/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 219 (58 1998)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 219 (58 1998)

(Газета Завтра — 219)

КОМПРОМИСС — В МУСОРОПРОВОД, ПРАВИТЕЛЬСТВО — НА СВАЛКУ!

Кастрюля компромисса вычерпана до дна. Тот, кто все эти месяцы совал туда ложку, хлебал постные щи соглашательства, теперь скребет по дну. И этот невыносимый для уха скрежет слышит вся патриотическая оппозиция. “Правительство национальных интересов”, ради которого затевалась сомнительная игра с поддержкой Черномырдина, принятием бюджета, с “круглыми столами” и “круглыми дураками”, обернулось стариковским гриппозным чихом в розовые лица соглашателей.

“Два молодца из одного сельца”, Чубайс и Немцов, высочайшим повелением остаются в правительстве до 2000 года, и страна, подавившаяся этими рыбьими костями, будет по-прежнему харкать кровью.

Принимаемый бюджет, сшитый из подштанников Чубайса, безнадежный и дутый, принесет плановую смерть народу и неизбежный позор принимающим его депутатам. Одна Чечня, которую Рыбкин выращивает, как склапендру в банке, сожрет весь куцый бюджет, направит его Радуеву, вооруженному до стальных зубов, а тот ударит по Кавказу, истребляя все русское, сберегая все березовское.

И не надо печально твердить, что народ спит и безмолвствует, не готов к сопротивлению. Не надо мазохистки браниться, называя народ быдлом. Народ кипит праведной ненавистью. Урчание в голодных желудках ста пятидесяти миллионов людей похоже на движение танковых армий. Народ захватывает заводы, держит в заложниках вороватых директоров, перекрывает улицы, мосты, магистрали, создает комитеты общественного спасения. И если будет воля политического ядра оппозиции, если из этого ядра уйдут утомленные кафедралы и унылые аппаратчики, народ обретет направляющую и руководящую силу и пойдет путями Ганди, Кинга, Насера, де Голя, а если сильно припрет, то и путями Ленина-Сталина.

“Работа с молодежью”, о которой намерен говорить предстоящий Пленум КПРФ, должна проводиться не седовласыми старцами, придерживающими катетер, а молодыми мужчинами, знающими Интернет, автомат Калашникова и метафизику национального сопротивления. Политическая воля — есть возрастной биологический фактор, и он слабо выражен у пожилых функционеров, окуклившихся в оранжереях власти. Завидную политическую волю продемонстрировали армяне, сбросив президента-соглашателя, а также евреи, застрелив премьера-отступника. Недостаток политической воли в русской оппозиции — явление драматическое, но преодолимое. Кризис думской группы “Народовластие” — есть признак исчерпанности компромисса. Неизбежные баталии на скором Пленуме КПРФ имеют ту же природу.

Невозможно атомной энергией народного негодования питать карманные телефоны сотовой связи, верещащие, как сверчки, в руках думских оппозиционеров. Эта энергия должна питать турбины и роторы народно-освободительной борьбы, первым шагом в которой будет объявление недоверия “правительству геноцида”, общенациональный суд над преступниками, спускающими под землю ежегодно полтора миллиона русского населения. Только это вернет симпатии народа, вне зависимости от его классового состава, к лидерам и вождям, которые слишком увлеклись “столоверчением”. Только это построит народ в колонны, поведет их на штурм Бастилии, в которую Ельцин, Черномырдин, Чубайс, по чертежам Березовского, превратили Россию.

Александр Проханов

ТАБЛО

l Как сообщает источник из Джорджтаунского университета, здесь завершена разработка модели удержания исполнительной власти в руках нынешнего российского истеблишмента с расчетом на парламентские и президентские выборы. Работа выполнена по заказу госдепартамента США. Использовались социологические данные опросов агентства Гэллопа и ряда американских университетских центров, проводившихся в РФ летом-осенью 1997 г. После математической обработки вариантов наиболее оптимальным сценарием было признано повторение модели 1996 г. с продвижением представителя КПРФ во второй тур, где он будет побежден кандидатом от партии власти. В этой связи в документе рекомендуется “партии власти” косвенными средствами удерживать единство коммунистического электората под нынешним руководством. С этой целью считается целесообразным максимально подавлять любые радикальные оппозиционные группировки и лидеров, способных расколоть 20-процентный левый спектр. В выводах исследований в качестве гарантированных победителей второго тура предлагается работать либо с самим Ельциным, либо с Черномырдиным. В варианте дробления левых сил радикально-оппозиционное крыло, как считают авторы исследований, в состоянии собрать до 12 процентов голосов и полностью вычеркнуть Зюганова из электоральной ситуации президентских выборов…

l Высказывания Ельцина в пользу сохранения Чубайса и Немцова в правительстве “вплоть до 2000 г.” стали результатом ремарки Клинтона в ходе телефонного разговора с Б. Н. относительно того, что крупные американские капиталы нервно реагируют на ужатие полномочий первых вице-премьеров и могут полностью уйти с рынка ГКО в случае их снятия. Об этом сообщает источник из Кремля. Ельцину сразу же объяснили, что такой поворот будет равнозначен слому валютного резерва РФ с непрогнозируемыми последствиями. В итоге Б.Н. и сделал свои, якобы “спонтанные”, замечания, которые в очередной раз показали “слабость” руководства КПРФ, проголосовавшего за бюджет на следующий день. Наблюдатели в иностранных посольствах отмечают, что создавшееся положение в точности повторяет “январский ультиматум” Зюганова в 11 пунктов, где он требовал “зачистки” Чубайса и выплат пенсий и зарплат, задержанных правительством. Последующее молчаливое снятие требований неизменно раскачивает социальную поддержку КПРФ и ведет к укреплению нынешнего режима…

l Как информируют источники из “демлагеря”, Гайдару прошел звонок из Вашингтона, который подтвердил выдвинутое Клинтоном требование “сохранить Чубайса”. В результате все руководство демрадикалов собиралось в субботу на одной из правительственных дач отпраздновать “еще одну победу над старой номенклатурой”…

l Кампания относительно ударов по Ираку в администрации Клинтона носит прежде всего внутриполитический характер, передают из Вашингтона. Сам же удар не может выйти за рамки локальной бомбардировки, которая принесет выгоды прежде всего самому Хусейну при одновременной реализации потенциала антиамериканских настроений в Европе и на Ближнем Востоке, накопленного за годы доминирования США на международной арене. Параллельно окажется провальной вся стратегия США по формированию санитарного экономического кордона вокруг РФ с выводом энергопотоков из Средней Азии на Турцию и Иран. Ожидают также, что в результате поднимутся цены на нефть, ослабится валютное давление США на Москву. При существовании значительных контрпродуктивных следствий для интересов США Вашингтон будет ограничиваться политическим маневрированием и стремлением наладить диалог с Ираном на антииракской почве с целью дальнейшего втягивания Ирана в антироссийскую мусульманскую коалицию…

l Источник из правительственных кругов Саудовской Аравии передает, что здесь не только принято решение о соответствующем приказе ваххабитам Кавказа поднять восстание в Дагестане, но и разработан план “молниеносного удара” сил Грозного по районам, прилегающим к Каспийскому морю, с захватом всех потенциально важных путей. Масхадову и Басаеву уже отправлена серьезная финансовая помощь, а также проведены консультации с американскими сторонниками чеченской независимости и развала нынешнего геополитического пространства на Кавказе и в Закавказье. При этом в саудовской разработке особенно важное внимание уделено развертыванию антиармейской истерии ОРТ и НТВ (Березовский и Гусинский), которая должна “сломить дух российской армии”. Предлагается также максимально усилить активность и финансирование таких антиармейских организаций, как “Движение солдатских матерей”…

l Бескровное удаление демократического президента Армении Тер-Петросяна оценивается в политическом руководстве США как огромнейший просчет разведсообщества США, срывающий практически всю кампанию против России на Кавказе. Об этом сообщает источник из Вашингтона. Здесь выдавливание Тер-Петросяна и его демпартии расценивается как “удар, практически полностью срывающий всю кавказскую игру с интернационализацией пространства на Кавказе при помощи миротворческого корпуса по боснийской модели”. Предполагают, что спецструктуры РФ поддержали выступление армянской элиты вопреки Ельцину и демкругам в Москве. Между тем, и в этих условиях моделируется возможность инициирования конфликта и ввода американских и проамериканских войск на Кавказ. Однако возможность боевых действий и потерь свыше 100 американцев считается неприемлемым уровнем для США…

l Ультиматум из 5 пунктов, выдвинутый Масхадовым в адрес Москвы, был инициирован предложением со стороны саудитов “усилить давление” и более объемно задействовать Рыбкина, Абдулатипова и Березовского в уступках Москвы на Кавказе. По замыслу, это будет демонстрировать кавказским народам позицию слабости российской стороны с последующим летним ударом и проведением операции “Ураган” по захвату Дагестана. Она начнется с инсценировки убийства местных жителей русскими солдатами, беспорядками и повторением демократической модели 1991 г., когда толпы окружали воинские городки и разоружали части. В дальнейшем планируется зачистка аварской элиты, контролирующей ныне власть в Махачкале, с территориальным перераспределением вплоть до формирования отдельного лезгинского государства, которое войдет в федерацию “Кавказский дом” во главе с Шеварднадзе, с опорой на боевиков Грозного. Еще одно поражение на Кавказе, которое будет декларировано НТВ, ОРТ и рядом демштабов, а также неплатежами Минфина армии, позволит, наконец, подойти вплотную к реализации формулы 80 независимых государств на территории РФ (формула Сахарова и Г. Попова). Это оценивается в ряде крупнейших финансовых корпораций США как выход на уровень полного демонтажа структуры собственности и зачистки формирующихся в РФ сверхкрупных систем — Газпром, РАО ЕС. Лукойл, ЮКСИ и других. Переход собственности в руки нынешних губернаторов даст полную возможность контролировать ресурсы России…

l Выступление Ельцина с ремаркой о “Третьей мировой войне” было воспринято в Белом доме как очередное “кривляние кремлевского клоуна”. Здесь, согласно источникам, удовлетворены растущей умственной “неадекватностью“ Б.Н., что позволит США эффективнее разворачивать различные политические сценарии в СНГ и на территории РФ в ближайший год. Вопрос о его преемнике трактуется с точки зрения многовариантности при упоре на подготовку схемы по “конфедерализации России”…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

ПЕРЕД ВОССТАНИЕМ

Жизнь в стране в новом году идет сама по себе, политическая борьба в Москве — сама по себе.

Оппозиция в Думе в первую неделю февраля успешно боролась за совершенствование экономической политики режима и приняла бюджет в третьем чтении.

Тысячи трудовых коллективов по всей России в те же первые февральские дни вели борьбу за спасение от этой освященной думской оппозицией политики.

В Самаре работники завода им. Масленникова с 3 по 6 февраля остановили движение транспорта на второй по значимости магистрали города — Новосадовой улице.

В Астрахани 4 февраля около полутысячи человек с пяти предприятий вышли блокировать мост федерального значения. Их встретили несколько сотен омоновцев с овчарками. Брать мост штурмом пикетчики не решились, но не разошлись, а выстроились в колонну и, развернув красные флаги, промаршировали по всему городу к мэрии.

В Тюмени 3 февраля было перекрыто движение по Тобольскому тракту. Сделали это речники из судоходной компании "Обьиртышфлот".

В тот же день в Перми отказались выехать из парка водители 18 автобусных маршрутов. В Екатеринбурге так же отказались приступить к работе свыше тысячи метростроителей. Объявили забастовку 3000 работников на тракторном заводе в Челябинске.

Помимо перекрытия дорог, забастовок и митингов, у зданий органов власти в первую неделю февраля получила развитие и новая форма борьбы трудящихся — захват ими предприятий. Рабочие крупнейшего на Алтае строительного треста "Стройгаз" не допустили в кабинет гендиректора, отобрали у него печать и опечатали двери в бухгалтерию. По сути, то же самое произошло в Выборге Ленинградской области — на целлюлозно-бумажном комбинате. Его работа приостановлена решением стачкома. Приостановлена до создания комиссии по пересмотру приватизации комбината, на котором теперь администрация шага не делает без разрешения стачкома.

Февральский бунт в трудовых коллективах страны оппозиция в Думе вообще не заметила. Ни в Самару, ни в Астрахань, ни в Тюмень, ни в Пермь, ни в Челябинск, ни в Барнаул, ни в Выборг, ни в десятки других российских городов, где состоялись акции протеста, от лица лидеров думской оппозиции не было направлено даже телеграммы со словами поддержки. В то самое время, когда доведенные до отчаяния голодом люди в разных концах страны перекрывали дороги и изгоняли с предприятий воров-начальников, думская оппозиция в целом занята была одобрением бюджета, в котором предусмотрено расширение масштабов голода.

Вопрос о голоде в трудовых коллективах и о помощи им в борьбе за выплату заработанных денег не поставлен и в повестку дня очередного Пленума ЦК КПРФ, назначенного на 13 февраля. Партии коммунистов, считающей себя партией трудящихся, по всей видимости, не очень приятно обращать внимание на голодных трудящихся. А раз неприятно, то можно их не замечать и посвятить Пленум проблемам молодежи и теории межнациональных отношений.

Примечательно, что в организации упомянутых выше акций протеста никак не проявили себя активисты КПРФ. В многодневной блокаде центра Самары самую заметную роль играл лидер партии "Диктатура пролетариата" Григорий Исаев, манифестацию в Астрахани возглавил беспартийный Олег Шеин, ответственность за перекрытие Тобольского тракта взял на себя член ЦК Российской коммунистической рабочей партии, депутат Тюменской облдумы Александр Черепанов. КПРФ, надо полагать, развернет свои лозунги перед трудовыми коллективами накануне новых выборов в Госдуму. Но признают ли они ее тогда партией трудящихся или партией чубайсовского бюджета — большой вопрос.

Николай АНИСИН

БОЕЦ ЗА РОДИНУ — В ЗАСТЕНКАХ

Редакция "Завтра" получила тревожное известие: 4 февраля в Москве был арестован Павел Яковлевич Поповских. Для каждого, кто хоть немного связан с идущими в последние годы на территории бывшего Союза вооруженными конфликтами и локальными войнами, это не просто знакомое имя, а настоящий символ героизма, жертвенности и верности присяге. Именно начальник разведки воздушно-десантных войск полковник Поповских остановил и удушил войну в Приднестровье. Его спецназовцы встали на пути молдово-румынских банд и разгромили их, после чего Молдова села за стол переговоров. Именно Поповских был одной из ключевых фигур в процессе установления мира в Абхазии. Огромен его вклад в разблокирование кризисов в Северной и Южной Осетии. Но по-настоящему легендарным стал он после чеченской войны. Именно Поповских и его полк "спецназа" смогли переломить сопротивление дудаевцев в Грозном. Он лично и его "спецы" взяли ключевые объекты боевиков. Именно он — и сегодня уже можно и нужно сказать об этом — выдавил дудаевцев из президентского дворца и взял его без единого выстрела. Ему обязаны жизнью тысячи солдат и офицеров, которые остались живы благодаря его воинскому таланту и мастерству. В любой нормальной стране люди, подобные полковнику Поповских, являются ее "золотым фондом", их берегут, о них заботятся, ибо они — гордость нации, ее цвет. А у нас… полковник Поповских арестован по абсурдному, чудовищному обвинению в организации убийства некоего молодого журналиста. При этом нынешний "спортивный" командующий ВДВ уволил Поповских в запас и спокойно умыл руки: благо, ни в Чечне, ни в Приднестровье, ни в Абхазии он не был рядом с этим отважным и благородным человеком…

Дело, собранное из доносов, сплетен, намеков и домыслов, затянуло в свои сети воина, перед которым каждый истинный патриот России благодарно склоняет голову.

"Демократы" требуют от властей нахождения виновников гибели Листьева, Меня, Холодова, и под их прессом разваливающаяся судебно-правовая машина готова обвинить кого угодно — лишь бы угодить "заступникам". Их покойники — священны, только здесь следователи неутомимы. Но когда речь заходит о патриотах, об оппозиции — следователи и прокуроры теряют весь пыл. Где убийца Игоря Талькова? Спокойно отсиживается в Израиле. Как погиб в тюрьме Осташвили? Раскрыто ли хоть одно дело о нападениях на журналистов из русских изданий, выступающих против антинародного режима? Полное молчание…

Мы считаем, что фабрикация уголовного дела против начальника разведки воздушно-десантных войск полковника Павла Поповских носит политический характер. Наша газета не оставит легендарного боевого офицера в беде и будет внимательно наблюдать за развитием событий. Надеемся, что вместе с нами к судьбе героя не останутся равнодушными все истинные патриоты.

Свободу Павлу Поповских!

РЕДАКЦИЯ "ЗАВТРА"

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

ВАША РЕКЛАМА — В НАШЕЙ ГАЗЕТЕ

Редакция “Завтра” публикует рекламу на своих страницах. По всем вопросам, связанным с ее размещением, звоните по телефону:

(095) 291-64-63

ДОРОГОЙ ПРЕЗИДЕНТ ( РОССИЯ )

3 февраля — На встрече с Чубайсом Б.Ельцин подтвердил основные позиции экономической политики “молодых реформаторов”.

5 февраля — Ельцин заявил, что Чубайс и Немцов будут работать в правительстве до 2000г. и назвал инициаторов кампании против первых вице-премьеров “недругами”.

— Конституционный суд РФ принял к рассмотрению запрос Госдумы о толковании положений Конституции, относящихся к возможности выдвижения кандидатуры Ельцина на президентских выборах 2000г.

8 февраля — В интервью итальянской “Стампа” Ельцин заявил, что попытки США добиться мировой гегемонии нереалистичны и опасны.

Заявление Ельцина по поводу Чубайса и Немцова оценивается большинством аналитиков в духе “уступка шантажу реальных хозяев Давосского форума”. Они, мол (впрямую — Дж.Сорос и Б.Йордан) предупредили, что ответят на попытку удаления Чубайса из кабмина, а затем “для непонятливых” продемонстрировали свои возможности раскручиванием нового витка российского финансового кризиса. ЦБ предпринял “пожарные” меры, резко ухудшившие перспективы реализации бюджета-98, Ельцин “понял намек” и “отработал назад”.

Гипотеза небезосновательная, но, думается, все же неполная.

Прежде всего не следует переоценивать жесткую связь целей инициаторов финансового кризиса с сохранением или смещением тех или иных фигур в российском правительстве. Играющие в подобные игры международные субъекты всегда работают на нескольких уровнях: и на описанном “среднем” (источник прибыли — “свои люди” Чубайс, Немцов и т.п., а средство отстаивания — макроэкономический шантаж), и на более мелком (источник прибыли — спекуляции, а механизм — маржа от управления курсами ценных бумаг в политическом скандале), и на более крупном (источник сверхприбыли — устранение геополитических конкурентов финансовыми инструментами). В приведенную логику “среднего уровня” подобный шантаж, явно подставляющий “молодых реформаторов” (то есть источник прибылей!) под заведомый провал их курса и обещаний, вряд ли вписывается.

По указанным причинам стоит рассмотреть вопрос о “рыжих и кудрявых” в других ракурсах.

Думская оппозиция здесь уже давно и достаточно последовательно “клеймит” первых вице-, призывая президента убрать их как можно скорее и подальше. А в контексте этих призывов неизменно возникает требование участия оппозиции во власти. Мы, мол, делаем множество уступок, стали “ужас какими конструктивными”, за нами широкие народные массы — возьмите в кабмин.

Знаменательна новая тенденция последних месяцев — отчетливое оформление “античубайскости” как согласованной политики уже не отдельных лиц, а крупных корпоративных групп. Если “во власти” до недавних пор отчетливым носителем данной тенденции была лишь группа Лужкова (заметим, что именно Лужков в последних рейтингах влияния российских политиков вытеснил Чубайса с третьей позиции после Ельцина и Черномырдина), то сегодня к ней добавились, с одной стороны, “молодые банкиры” во главе с Березовским, а с другой — “старая номенклатура” в лице премьера и влиятельных сенаторов.

Но еще более знаменательно — то, что большинство указанных групп устами подконтрольных СМИ уже недвусмысленно разворачивают свои притязания отнюдь не в направлении “молодых реформаторов”, а в направлении самого Ельцина. Судьба “реформаторов” в этом опосредованном “выяснении отношений” прежде всего (хотя, разумеется, не только) симптом. В данном случае — симптом готовности (или неготовности) Ельцина уступать давлению, его готовности “сдавать своих” как ПРИЗНАКА ВЛАСТНОЙ СЛАБОСТИ.

Когда Березовский говорит, что “уже сейчас мы всерьез обсуждаем, что будет на следующих президентских выборах… крупный капитал не имеет права уходить от политической… и социальной ответственности” — Ельцин, разумеется, прислушивается. Когда затем в родственной Березовскому “Независимой газете” прямо заявляется, что “победить банкиров Ельцин, конечно, может, но обойдется такая победа не дешевле, чем выборы-96, а стране сейчас нужен “гораздо более дешевый” президент”, — Ельцин делает свои выводы.

Когда Клинтон после демаршей России в отношении Иракского кризиса и обещаний российских политиков в случае развязывания войны “не ратифицировать договор СНВ-2” сообщает в Лос-Аламосе, что “США единственные в мире имеют виртуальную ядерную бомбу в виде программ моделирования ядерных взрывов на супер-ЭВМ” — Ельцин понимает, что это сообщение адресовано не в последнюю очередь именно ему.

Когда Попцов в “Литгазете” на фоне общих рассуждений о семье президента резюмирует, что “молодые реформаторы не справились… президент устал и хочет лишь покоя… а покой и гарантии безопасности ему и семье могут гарантировать лишь две-три фигуры из проверенных старых кадров…”; когда Коль в Давосе называет другом Черномырдина; когда в СМИ появляется все больше рассуждений о том, что президенту пора задуматься, в каком качестве он войдет в историю (то бишь, на пенсию), — Ельцин понимает, что номенклатурные бояре, имеющие солидную международную поддержку, предлагают ему откреститься от “опричнины” и прийти к ним с повинной.

Ельцин, с его нюхом на угрозы собственной власти, во всех этих случаях прекрасно “чувствует” главный смысл адресованных ему посланий, и отвечает сразу по нескольким направлениям.

Он резко заявляет, что “рыжий и кудрявый” будут работать в правительстве до 2000г., хотя и с важной оговоркой — если сами удержатся (от чего?). Он демонстрирует решительную поддержку главных начинаний “молодых реформаторов” — от налогового кодекса до наращивания темпов приватизации с участием нерезидентов. Он возобновляет начатую Чубайсом атаку на прерогативы глав регионов через механизм укрепления полномочий местного самоуправления.

Он, наконец, делает крупные международные жесты: предупреждает, что Клинтон с его бряцанием оружием в Ираке “может нарваться на мировую войну”, вновь публично подчеркивает, что “европейская безопасность — дело самих европейцев” и констатирует, что “стремление США к мировой гегемонии нереалистично и опасно”.

Всем этим Ельцин дает знать, что на пенсию не собирается, и начинает решать задачу власти так, как понимает: разъединением соперников, то есть ослаблением управления страной как целым. Ему заявляют, что это плохо, и взамен предлагают “жить дружно”, а именно создать широкую правящую коалицию. По сути, объединить крупнейшие группы антипрезидентской фронды в некоем “соглашении о разделе властной продукции”. Но это — бред ничуть не меньший! Коалиционность имеет смысл и дает результат (о чем говорит богатейший мировой опыт) лишь в том случае, когда есть консенсус по вопросу “ЧТО ДЕЛАТЬ”, и обсуждается лишь следующая проблема — “КАК ДЕЛАТЬ”. Если же первый — и главный — вопрос не решен, коалиционность (чему, опять-таки, свидетельством и мировой — Италия, и отечественный — Временное правительство 1917г — опыт) приводит к вовсе не благостным результатам.

Насколько удачно Ельцин сумеет на этот раз стравить и “взаимно скомпенсировать” ополчившиеся на него крылья политических и экономических властно-оппозиционных кланов — вопрос его физической формы и недалекого будущего. Видимо, он это привычное дело сделает “как полагается”. Представляется также, что запрос Думы по поводу возможного третьего президентского срока будет лежать в “долгих ящиках” до нужного момента, и будет решен “как надо”.

Но всеми этими наработанными способами — не решить проблему международной слабости России. Ими не решить проблему финансового кризиса и неизбежного секвестра бюджета. Ими не снять проблему нарастающего массового протеста, невыплат зарплат и пенсий, проблему горящей Чечни и тлеющего Дагестана.

У нас действительно очень дорогой президент. Однако разве те, кто непрерывно навязывает ему либо конфронтацию, либо коалицию, — не взвинчивают эту цену?

Россия всегда дорого платила за свою власть. И готова платить дальше. Но — за ВЛАСТЬ-ДЛЯ-ГОСУДАРСТВА, а не ради “чистой власти”. За ВЛАСТЬ — Россия сдюжит, заплатит. А за остальное — пусть платят свою “львиную долю” кланы, вот уже сколько лет раскручивающие свару. И лично дорогой господин президент.

Ю.БЯЛЫЙ

ОПАСНЫЕ РАЗМЫШЛНИЯ ( РОССИЯ И МИР )

20 января — В Вашингтоне состоялась встреча Б.Клинтона и Б.Нетаньяху.

21 января — Газета “Вашингтон пост” и телекомпания АВС огласили сведения о сексуальной связи М.Левински и Б.Клинтона.

17 февраля — США готовятся осуществить военный удар по Ираку.

27 мая — Назначен суд по делу “Пола Джонс против У.Клинтона”.

Годами длится скандал вокруг нарушения президентом США норм морального поведения по отношению к некой Поле Джонс, бывшей служащей администрации штата в эпоху, когда Клинтон еще был губернатором Арканзаса. Даже простая хроника этого скандала занимает целые тома, наполненные разоблачениями, опровержениями, новыми разоблачениями и т.п. Сотрудница бывшего арканзасского губернатора якобы подверглась в те далекие времена его сексуальным притязаниям. Они наложили отпечаток на ее психосферу, коя в момент предложения Клинтона о “сексуальном сотрудничестве особого типа” специфически вибрировала перед тем, как приказать травмированному “я” данной “тихой американки” отвергнуть гнусное предложение, даже исходящее от столь высокопоставленного лица.

Рядовая представительница профессии, в которой печатание текстов или телефонные переговоры нередко переходит в подаваемую усталому боссу чашку кофе, а эта чашка нередко часто дополняется виски или мартини, а виски и мартини, да плюс усталость, да на диване в комнате отдыха… Словом, поверить в то, что госпожа Пола Джонс отказалась от осуждаемых нынешней феминизированной Америкой, но слишком часто присовокупляемых к “ядру” секретарской профессии “особых услуг”, о которых просил блестящий молодой губернатор — довольно трудно. Тем более, что госпожа Джонс в молодости, в частности, позировала в для малопристойных журналов.

Но поверим, что молодой Клинтон когда-то сделал дамочке “гнусное предложение”, а она, слегка помучившись (ох уж эти вибрации психосферы и психоаналитики американские, делающие на этих вибрациях буквально миллиардный гешефт!), послала высокопоставленного парня “куда подальше”. Парень сразу же отвалил. И каждый занялся своим делом. Пола Джонс — трудовой жатвой на ниве добродетельного секретарства, а Клинтон — политикой. Прошло время. Пола Джонс увидела достигшего высот домогателя. Стала переживать и вибрировать — то ли по поводу того, что отказала, то ли наоборот, — на тему о моральном облике строителя американского гегемонизма. А эти вибрации попали в психосферу, где уже хранились другие вибрации “эпохи орального домогательства”.

Вибрации сложились. Возник вибрационный сгусток, который начал давить на психику. А такое давление на психику — попробуй сними! Бесплатно, по крайней мере, ни в жисть не снимешь! Вот Пола Джонс и решила продать вибрационный сгусток Клинтону, как у нас сейчас говорят — “за два лимона в гринах”, а по возможности, и дороже. Именно во столько оценила вибрационный сгусток Пола Джонс, готовясь к суду, который должен состояться 27 мая 1998 года. Даже для нынешней России, где деньги обесценены, 2 миллиона долларов очень солидная сумма! А в США — так уж и подавно.

Говорят, что каждый товар стоит столько, за сколько его можно продать. Но дело в том, что продажа подобного товара по подобной цене требует соответствующего маркетинга. Никто ведь не может представить такой сюжет: пришла барышня с улицы, изложила жалостную историю о гнусном предложении труженице секретарского фронта и отказе без последствий. Показала вибрационный сгусток в своей психосфере и заявила: “Два лимона и ни бакса меньше. И деньги на бочку”. Посмеялись бы над ней и направили добродетельно секретарствовать. Ан нет! Создан “Фонд Полы Джонс” в ее поддержку! Поступают миллионы долларов. Пола поменяла имидж — с секретарского на солидно-предпринимательский. Вот что значит сгусток вибраций! И кто же дарит Поле Джонс такие солидные суммы? Кто ее готовит? Кто занимается в числе прочего и этим самым имиджем?

Говорят, что это дело рук неких отдельных феминисток и феминистических обществ. Свежо предание, но верится с трудом! Дать на это тысячу баксов какая-нибудь феминистская группа может. Хотя, конечно, и с этим не так просто — у групп есть свои обиженные, свои программы, свои наблюдательные советы. Но отвалить на Полу Джонс миллионы — могут только враги Клинтона, или поставившие на эту карту, или… эту “карту” сделавшие, отшлифовавшие, насытившие ресурсами, окружившие заботой и сопровождением. При этом речь может идти и о прямых врагах, и о силах, желающих шантажировать Клинтона и управлять его политикой. Для полноты картины добавим, что в Интернете есть сделанный опекунами Полы Джонс раздел, предназначенный для сексуальных жертв президента США. Пишите письма, грузите апельсины бочками, читайте, завидуйте! Добавим, что сам Клинтон пробовал создать фонд в свою защиту от Полы Джонс и ей подобных. Но прогорел. Зато уже выложил адвокатам за эту трагифарсовую историю… три миллиона долларов!

Но Пола Джонс, появившаяся “для затравки”, еще “цветочки”. Дальше — в нужный момент — возникли “ягодки”. И какие! Можно сказать — “клубничка” с астраханский арбуз. Описанием ягодок, догадками по поводу того, какой Мичурин создал подобный супергибрид, и уточнением событийной почвы, на которой произросли подобные урожаи, мы и займемся, надеясь при этом выйти на иной уровень понимания нового расклада сил, формирующегося в преддверии американских выборов 2000 года.

20 января в Вашингтоне состоялись переговоры Клинтона и Нетаньяху по мирному урегулированию ближневосточной проблемы. Переговоры оказались безрезультатными. Оценка американских СМИ со ссылкой на официальных лиц такова: Клинтон, утомленный нежеланием израильского премьера выполнять взятые на себя обязательства, стал относиться к нему “откровенно пренебрежительно”. Нетаньяху не предоставили резиденцию для почетных гостей Блэйр-хаус, он не был приглашен Клинтоном на традиционный ужин, и лидеры не выступили на совместной пресс-конференции по итогам встречи.

Подобные “жесты отрицания” по отношению к руководителю Израиля еще не позволял себе ни один президент США. Между тем, как высокие представители мировых центров сил, так и те реальные субъекты, которые формируют и реализуют волю этих сил, весьма чувствительны к политическим жестам и символам. Только у нас сейчас (вследствие отсутствия субъектности соответствующего уровня) бытует унизительная поговорка по поводу пресловутой “божьей росы”.

Там же, где есть субъектность — знаки и все, что с ними связано, котируется дороже миллиардных инвестиций. И это правильно, поскольку просчеты по части знаковой нюансировки в межсубъектном диалоге оплачиваются и многомиллиардными потерями, и неприятностями еще более крупными — мировыми войнами, например. Причем не теми, которыми грозят с экрана, развалив армию, а настоящими, не виртуальными. Президент США мог так или иначе решать палестинский вопрос. Он мог с той или иной резкостью критиковать Нетаньяху. Но проявлять невежливость, вызывающе организовывать размещение, ущемлять коллективное самолюбие такого масштаба невыполнением обязательных элементов дипломатического протокола (да еще планируемым заранее — до приезда Нетаньяху в Вашингтон) значило сознательно нарываться на очень крупные неприятности.

Клинтон (или кто-то еще?) тем самым просто планировал ответ на совершенно продуманный и выходящий за почти любые прецедентные рамки вызов. Причем вызов, осуществляемый на особо формализованном поле политической семантики. Не видеть, что этот вызов был принят, причем мгновенно, фактически невозможно. На следующий же день после встречи Клинтона и Нетаньяху, то есть, 21 января, газета “Вашингтон пост” и телекомпания АВС начали подъем волны компромата о связи Клинтона с М.Левински.

Тем, кто считает, что подобная моментальность реакции невозможна, напомним, что о недопустимых нарушениях политической семантики Нетаньяху был предупрежден заблаговременно. Он только, как говорят в таких случаях, “отыгрывал обязаловку”. Дожимал, доводил до логического конца, проверял, решатся ли в Вашингтоне его так сильно задеть или просто “берут на испуг”. Кроме того, моментальность реакции — совершенно необходимая составляющая ответа на семантические вызовы. Если твой партнер выстраивает против тебя закрытую комбинацию, то можно выжидать годами. А если тебе плюют в лицо, то бить наотмашь надо не на следующий день, а в ту же минуту. Что и было сделано.

Волна обвинений была беспрецедентно сильна и массирована. Ненадолго было показано, что примерно способна сделать отвечающая на подобный вызов сторона, если она … Не то чтобы мобилизует все возможности, а в какой-то степени напряжется. Клинтон был опрокинут в ту роковую для него неделю с 21 по 28 января. От него начали отпрыгивать, как от зачумленного. Последовали панические заявления боссов его партии. Сам президент ушел в глухую защиту.

Если бы не мужество Хиллари Клинтон и не ее способность очень четко и конкретно ориентироваться в нюансах и деталях, внутренней структуре исследуемых нами силовых центров и иных далеко не женских вопросах, сопряженных зачастую с экстремальными рисками — мы бы уже имели нечто наподобие “Уотергейта”. Но Хиллари сумела сыграть свою игру на том же поле. Здесь наиболее важно понять, что она играла не “где-то на стороне”. Такая игра могла только усугубить положение ее мужа. Хиллари нашла способ тонкой регулировки. Но, что наиболее важно, — она не смогла бы найти этот способ, если бы не существовало системы тонких, но острых противоречий, чувствительной к подобным регулировкам.

Фирменная регулировка Хиллари очень быстро дала свои результаты. К 31 января — 1 февраля пресса начала отыгрывать назад, уже не нападая, а иронизируя. Поразительно, но адвокат М.Левински сам заявил о неточности показаний клиентки, “склонной к преувеличениям”, а ей самой было отказано в судебном иммунитете. И… как раз в эти дни госсекретарь США М.Олбрайт отправилась в поездку по странам Ближнего Востока в том числе, в Израиль.

Между тем, еще до поездки Олбрайт (25 января) “Сирия таймс” возложила ответственность за скандал вокруг Клинтона на еврейское лобби в США, шантажирующее американского президента и его команду с целью повлиять на принятие решений по основным проблемам внутренней и внешней политики.

“Сирия таймс” огрубила происходящее. Делая подобное утверждение, мы не пытаемся обойти молчанием произошедшее, подобно российской либеральной респектабельной печати. И вообще — либеральной и респектабельной печати мира. Уровень глобальной конфликтности, кроющийся за дурно пахнущими историями о сексуальных домогательствах, столь велик, что обсуждать произошедшее, по существу, совершенно необходимо. Но это надо обсуждать без примитивизации, без внесения в сложный авангардистский сюжет элементов того, что принято называть “эстетикой арабских фильмов”. И речь не о смягчениях и деликатных реверансах, а напротив, о большей определенности. Договаривая за “Сирия таймс”, скажу, что если бы указанное ею лобби нанесло консолидированный удар по Клинтону, то никакая Хиллари ничему бы не помогла. Произошедшее обладает более тонкой структурой. И без понимания этой структуры возможны грубейшие ошибки в мировой и внутрироссийской политике. Так сказать, “глобальный миссандестендинг”.

Но сначала — о конкретике, без которой трудно разобраться в существе очередной шквальной секс-атаки на Клинтона.

Есть Моника Левински. Очередная торговка своими вибрациями на почве клинтоновской сексуальности. Отец — известный онколог. Мать — специалист по личной жизни знаменитостей (в том числе политических). Отец и мать в разводе. Помешанная на поверхностно понимаемой “спецэтнополитологии” печать (не только в Сирии, между прочим) всячески муссирует еврейское происхождение данной особы. Между тем, придавать этому фактору решающее значение (и даже какое-либо значение вообще) наивно. При трактовках в духе “Сирия таймс” подобный “фактор происхождения” просто вреден. Это понимает любой серьезный специалист по элитным конфликтам указанного формата, компрометационным войнам и пр.

Есть далее множество аудиокассет, в которых Левински повествует в духе Полы Джонс о связи с Клинтоном в Белом доме. Картина неизгладимо болезненных отпечатков на психосфере данной особы осложняется обвинениями, которые метят уже не только в моральный облик президента США, но и в его соответствие далеко не безобидной правовой проблематике — принуждение к даче ложных показаний. Проще — ему намекают не только на импичмент, но и на последующие неприятности, способные нарушить мирное течение жизни и после ухода с президентского поста.

Есть еще и некая Линда Трипп, сослуживица Моники, которая в два раза ее старше и которой Моника зачем-то десятки раз исповедовалась под скрытую аудиозапись (в кафе в частном разговоре, без указания на запись, с проведением записи с помощью соответствующих устройств).

Есть и Люсьен Голдберг, давняя сторонница республиканской партии. Именно она посоветовала Трипп записать на пленку рассказ Левински о связи последней с американским президентом. Еще раз подчеркнем — именно кассеты с записью и являются главном источником и уликой данного сексуального скандала.

Отсюда — “ищите выгоду”! Зарубежные и отечественные СМИ в раздувании крупнейшего за последние годы скандала вокруг Клинтона прослеживают прежде всего участие противников демократической партии — республиканцев. Факт причастности Л.Голдберг к данной партии слишком уж бросается в глаза. Да и вообще — политическая подоплека в данном “секс-эпизоде” еще ярче, чем в случае с Полой Джонс. А значит?.. Однако не будем торопиться с выводами. Займемся сбором конкретных свидетельств.

Во-первых, юристы Клинтона утверждают, что за спиной Полы Джонс стоят экстремисты из консервативного института Рутерфорда, которые метят в президента за то, что он выражает публичную терпимость к сексуальным меньшинствам. Этот же институт оплачивает новую команду юристов из Техаса, возглавляемую Донаваном Кэмболлом, для защиты “потерпевшей”.

Во-вторых, полно данных о частных республиканских фигурах, играющих против Клинтона на поле компрометационных компаний. Здесь и республиканские пристрастия вышеуказанной Л.Трипп, и идентичные пристрастия Л.Голдберг, и республиканские пристрастия независимого прокурора К.Старра, проведшего уже шесть безрезультатных дел против Клинтона по сходным сценариям. Перечисления можно продолжать. Иллюстрированные американские журналы печатают графы из десятков и десятков пунктов, показывающие, что речь идет о банальном “заговоре республиканцев”. Да и Хиллари утверждает, что весь этот скандал есть, по сути, масштабная “политическая вендетта” со стороны правоконсервативных кругов, и называет имена, в том числе — сенатора Джесси Хелмса. Заговор этот якобы нацелен на лишение Билла его поста накануне крайне важного события — ежегодного президентского выступления в Конгрессе о положении в стране.

Между тем, 27 января, во время выступления Клинтона в Конгрессе, республиканское большинство демонстрировало уважение к президенту, аплодируя и даже иногда вставая вместе с демократами (которые вставали 40 раз). А по отношению к самому скандалу республиканцы вообще как рот воды набрали. Так что же означают указания столь осведомленного и мужественного политика, как Хиллари Клинтон? Чем она занята? Указанием действительного субъекта атаки или заметанием следов? Скорее, все же вторым, чем первым.

Об этом же свидетельствует и ряд важных экспертных оценок. Так, “съевший зубы” на американской политике академик Арбатов совершенно справедливо недоумевает по поводу неверного выбора республиканцами времени для раздувания скандала — к выборам 1996 года скандал опоздал, а в 2000 году Клинтон не может быть избран по конституции. Значит, утверждает академик, вопрос следует рассматривать в плане борьбы партий. Но, если даже и произойдет маловероятный импичмент, то президентом автоматически становится А.Гор, который, получив два года на укрепление позиций, к выборам 2000 г. имел бы почти гарантированную победу — личную и демократов. Неувязка получается, — недоумевает Арбатов. В данном случае он совершенно прав. Но это означает лишь то, что вступившие в конфликт субъекты к классической коллизии между республиканцами и демократами имеют в лучшем случае весьма и весьма косвенное отношение. Поэтому продолжим поиск в ином ряду.

В-третьих, конечно же, показательна демонстративная поддержка Клинтона Тони Блэром. Английский премьер здесь не просто соблюдал протокол. Он нечто подчеркивал, расставлял ударные и неслучайные политические акценты. А это означает, что в атаке на Клинтона он ощутил некие угрозы себе. Что, в свою очередь, означает, что дующий против Клинтона ветер может иметь отношение и к собственно английским “бореям” — в том числе и размещенным где-нибудь “в окрестности тэтчеризма”.

В-четвертых, небессмысленным является указание на переход Левински из Белого дома в Пентагон и на принадлежность записавшей ее откровения Л.Трипп к тому же ведомству (умелая “раскрутка” Моники косвенно адресует к спецаспекту данного ведомства).

В-пятых, мы не можем игнорировать вышеуказанного синхрона по линии Клинтон-Натаньяху. Вновь подчеркнем — то, что первые скандальные ласточки прилетели в Интернет 18 января, а визит состоялся 20 января, ни о чем не говорит. О политико-семантических вызовах израильская сторона была предупреждена заблаговременно. Поэтому Интернет был удобен, корректно и продуманно превентивен. Это вам не тарарам в какой-нибудь “Нью-Йорк таймс”! Удалось бы что-то нормализовать — остался бы болтаться файл в Интернете, и никто бы на него особого внимания не обратил. Возник вызов — “спящая возможность” была актуализирована. И Хиллари Клинтон достаточно умна и образована для того, чтобы, проявляя бешеную регулятивную активность на этом фронте, не то что словом, но и жестом не обозначить американо-израильского аспекта.

В-шестых, напряжения на израильско-американском направлении связаны с политикой Олбрайт и других фигур, близких к Бжезинскому. Именно эти фигуры, образно говоря, “разводят” Израиль и США, Нетаньяху и Клинтона. И здесь есть в числе прочих “русский аспект”. Для группы “а-ля Бжезинский” — и Клинтон, и Нетаньяху нежелательны. И вдвойне нежелателен их союз. Нетаньяху ориентирован резко антиисламски и, в особенности, антиирански. А Бжезинский и его люди давно заявили о том, что нужно задействовать нагретый ислам против России. В том числе и Иран (весьма небессмысленно на днях разыгравший российско-иракские объятия на том же политико-семантическом уровне, сигнализируя США о некой своей готовности рассмотреть совместную игру в духе Бжезинского).

Дело не в том, что Нетаньяху как-то особенно заботится о России, против которой Бжезинский хочет бросить нагретый ислам. Израильский премьер вообще не хочет нагрева ислама. И даже, возможно, размышляет о схемах сдерживания подобного нагрева с задействованием “русского фактора”. Что уже крамола для Бжезинского, ибо означает сохранение данного ненавистного “фактора”. Что же касается Клинтона, то он пошел на колоссальные уступки группам, чьим рупором является Бжезинский (достаточно, например, назначения Олбрайт). Но он сохраняет Тэлботта и (хотя бы условно) резервирует для себя некое (неравноправное, конечно) союзничество с Россией, двигающейся в “обобщенно чубайсовском” направлении (что заведомо ущербно, но даже в этой ущербности для “людей Бжезинского” неприемлемо). Ну и?..

В достаточно широких кругах осведомленного экспертного сообщества обсуждается причастность Олбрайт к последней попытке снятия Нетаньяху. Это обсуждается до деталей. Какие были указания. Кому. Что и почему сорвалось. Олбрайт же ставит одну подножку за другой Нетаньяху во всем, что касается израильско-палестинских отношений. Олбрайт же является если не субъектом, то очень существенным фактором во всем, что определяет тот курс Клинтона на Ближнем Востоке, который неизбежно будет обострять и впредь отношения между нынешними американским и израильским лидерами.

Боже упаси сводить все к фигуре Олбрайт или Бжезинского! Это лишь некий размытый индикатор вектора изумившей нас всех конфликтности. Вектора, который делает весьма комичными в каком-то смысле и не совсем беспочвенные, но, повторю, огрубленные до абсурда гипотезы в духе “Сирия таймс”. Именно тонкие и острые конфликты раздирают американский истеблишмент. И именно тонкость этих конфликтов позволила Хиллари Клинтон пока что сгладить их остроту. Называя Хэлмса, которого называть можно и должно, перечисляя “пешки от республиканизма”, осторожная Хиллари не назвала ни одного из тех серьезных парней (в том числе и на высших этажах американской представительной власти), которые лихо играют против ее супруга по ряду ключевых направлений. Никаких оснований считать, что эти парни не замкнуты фактически “накоротко” на ключевых лиц администрации Клинтона, у нас нет. А противоположные основания есть. И что толочь воду в ступе: “Республиканцы! Демократы!” Толстой писал: “Дело не в блуждающей почке, а в жизни и смерти”. Увы, это и в данном случае вполне справедливо.

Нам надо учитывать реальную ситуацию во всей ее полноте и неоднозначности. Нам надо точно и холодно накладывать схему этих конфликтов на карту наших основных интересов. Пусть эмоции остаются уделом “попсовой политики”. Мы такой роскоши позволить себе не можем. В этом пафос данного аналитического разбора.

К сказанному добавлю — антиклинтоновские скандалы каким-то непростым образом подверстаны к сегодняшнему кризису вокруг Ирака.

Сравнение нынешней ситуации с контекстом войны в Персидском заливе 1991 года связано не только с угрозой нового удара США по Ираку, но и с тем, что в 1991 году США, воспользовавшись войной в Персидском заливе, убедили арабские государства, Израиль и палестинскую делегацию начать прямые переговоры по комплексу мер для урегулирования мира на Ближнем Востоке (переговоры начались в Мадриде 30.10.91 года). Так что же — шантаж конфликтностью для резкого смягчения израильско-палестинских противоречий? А потом, на фоне этого смягчения и при ином лидере в Израиле, подогрев исламского фактора и его ориентация на северное направление? Лично я исключить подобную версию не могу. Поэтому и обозначаю ее (сознательно расплывчато и на уровне предположения) в качестве одной из допустимых при экспертной рефлексии возможностей.

В чем различие ситуаций 1991 и 1998 гг?

В войне 1991 года в роли агрессора выступал Ирак, вторгшийся в Кувейт. Сегодня Ирак в роли жертвы экономического эмбарго, а роль агрессора переходит к США. На стороне США тогда были страны Европы, Азии, Африки, Ближнего Востока и 12 резолюций СБ ООН, и в том числе одобряющая использование войск СБ ООН в Ираке. Сейчас сторонников меньше (взбудораженный Израиль выведем за скобки, но кто не напряжется, когда говорят о стирании твоей столицы с лица земли) — Великобритания, ряд постепенно уламываемых европейских стран. Но против — СБ ООН, еще не “уболтанные” до конца страны Европы, бегущая впереди паровоза Россия и пока солидарный с Ираком арабский мир.

Как уже указывалось выше, в прошлом США, воспользовавшись войной в Персидском заливе, добились начала прямых арабо-израильских переговоров по комплексу проблем мира на Ближнем Востоке. Сейчас весьма вероятен новый формат израильско-палестинского урегули-рования, сопровождаемый разменом “политических ферзей” в американско-израильской шахматной игре, подачками исламскому миру и выводом всей мировой политики в тот режим, который для России чреват, подчеркну, тем же, чем предыдущий кризис и его разрешение были чреваты для СССР. Невпопад шла наша игра тогда — и столь же невпопад, по столь же запрограммированным, постулирующим тупость нашей политики схемам, “нас играют” сейчас.

Всмотримся — нет ли в иракской эпопее некоего тщательно скрываемого намерения намекнуть несговорчивому Израилю на фундаментальные угрозы жизни страны (бактериологическое, химическое оружие), которые можно ведь и положить на стол в качестве карт стратегического переговорного процесса?! Упаси Бог от явных связей с этим ужасным Хусейном! Хусейн — не Арафат! В этот час беды мы вместе с израильскими братьями! Но и братья, черт возьми, должны же оценить степень проявленного Вашингтоном рвения! И стать уступчивее! Понять, в какой тупик заводит их политика этого Нетаньяху. А Россия? Разве все ее варварство, весь звериный оскал не выявился? Разве этот Ельцин не зарычал, как медведь, по поводу Третьей мировой войны? Но кто-то еще слушает своих тэлботтов и с “рыжими бандитами” разводит всякие церемонии! А ведь смотрите: стоит “подзавести” Хусейна — и все становится ясно!

“Иракская игра” позволяет переструктурировать глобальную политику, проявить новые оси коммуникаций между странами, центрами сил, крупными элитными группировками. Опыт предыдущего иракского конфликта, синхронного с распадом СССР, нами до конца не осмыслен. Между тем, фигура Саддама Хусейна абсолютно непрозрачна. И в этом нужно отдавать себе отчет любому, кто в столь сложной ситуации занят не лоббизмом, не красивыми жестами, а отстаиванием действительных стратегических приоритетов нашей страны.

Не знаково ли прозвучали слова главы спецкомиссии ООН по разоружению Ирака Р.Батлера о том, что Багдад обладает достаточным количеством биологического оружия, чтобы “стереть с лица земли” (именно!) Тель-Авив? И как читаются эти знаки на фоне заявлений Олбрайт: ей, мол, смертельно надоели жалобы и демарши обеих сторон израильско-палестинского конфликта, и она обвиняет и тех, и других? Если это не призыв к действию, то как минимум — очевидный намек на возможность его осуществления! Назначена дата военного удара по Ираку — 17 февраля. И американцам удается переломить настрой Европы. Шведское правительство признало необходимость “решительных действий”. После встречи с Олбрайт МИД Франции (Ю.Ведрин) заявил, что “если дипломатия не принесет результатов, то применение оружия станет неизбежным”. Заметим: это было сказано спустя несколько часов после российско-французских переговоров, на которых Москва и Париж пообещали выступать единым фронтом против войны. Применение силы против Ирака уже считает возможным и Германия, которая хотя и выступает за “более приемлемое мирное урегулирование кризиса”, но держит “свой бронепоезд на запасном пути” и отчаянно торгуется с США за цену перевода этой штуки “на основные рельсы”. Так не попадем ли мы впросак в очередной раз? Еще и еще раз подчеркну — при абсолютной непрозрачности талантливого иракского лидера?

Между тем, мы и так за эти годы слишком много потеряли и слишком мало приобрели. Потерять последнее и ничего не получить взамен (кроме эффектных и бессмысленных поездок наших эмиссаров в Китай и игр на поле “европейской политики”, где нас обыгрывали всегда, начиная с XVIII века и ранее, и где сейчас нас продадут за медный грош, с кем бы и как бы Ельцин ни целовался на Урале) может только безумец или самоубийца.

В российской политике хватает и тех, и других. Но в ней не перевелись и разумные люди, способные “вводить в берега” чьи-то безумства и танатические порывы. Им и адресованы данные опасные размышления.

С.КУРГИНЯН

ОДНА ОППОЗИЦИЯ — ДВА ВЗГЛЯДА ( ДИАЛОГ АЛЕКСАНДРА ПРОХАНОВА И ГЕННАДИЯ ЗЮГАНОВА )

Александр ПРОХАНОВ. Геннадий Андреевич, не секрет, что в нашем патриотическом движении, в НПСР возникла некая напряженность, которая вылилась в открытую дискуссию, достаточно мучительную для всех нас. Но, полагаю, ситуация требует открытого разговора, и поэтому хотел бы задать вам несколько достаточно острых вопросов. Первый из них касается понятия "системной оппозиции", против которой восстала наша газета. Год или полтора назад оно было вброшено в наш политический лексикон и для многих означает сотрудничество с режимом, который еще вчера мы называли "оккупационным", на котором кровь наших соратников, на котором безвременная смерть миллионов соотечественников. Практика "системной оппозиции" приветствуется режимом, выгодна ему, поскольку блокирует патриотические идеи и лозунги, с которыми мы все эти годы обращались к народу, мобилизовали сопротивление. Что же такое "системная оппозиция" в контексте тотального неприятия народом нынешней власти?

Геннадий 3ЮГАНОВ. Александр Андреевич, я — реальный политик. Систему можно одолеть только более совершенной системой, а не эмоциональными всплесками и заклинаниями. При тотальном неприятии власти Ельцина уже давно весь народ был бы на улицах под нашими прежними лозунгами, о которых вы упомянули. К сожалению, ситуация сегодня другая. Информационно-психологическое оружие наших противников оказалось настолько мощным, что с его помощью продолжают подавлять волю и память, манипулировать общественным мнением. Объективности ради надо сказать, что на президентских выборах страну, по-сути, изнасиловали. Она как бы развалилась пополам. На юг от Москвы большинство голосовало за патриотов. А власть поддержали крупные и портовые города, сырьевые регионы, уголовный мир — те, кто сумел этот грабеж и массовое мародерство использовать к своей выгоде, хотя бы минимальной. За эту продажную и криминальную власть голосовала и интеллигенция, многие ученые, которые брошены на произвол судьбы, голосовали ныне бедствующие учителя и шахтеры, которые сегодня взрываются в шахтах. А тогда они стучали касками и кричали: "Даешь Ельцина и Гайдара!"

Особенности прошлого года я бы назвал: "Пять "П". Это прозрение, признание, поиск, провокации и протест. Прозрение в массе наступило, но не вылилось еще в организованный протест. Признание патриотических сил — вынужденное, власти вынуждены считаться и с Думой, и с НПСР, и с главами администраций, избранными от нашего движения. Вчера еще там стучали кулаками, говорили: "Дума — ноль", а сегодня создают тройственные комиссии, "большие четверки", идут на "круглые столы". Мы их заставили это сделать. Еще не хватает у нас силенок перейти в широкое наступление, но оборону держать научились. В прошлом году НПСР и компартия отбили четыре мощные волны провокаций, профессионально подготовленных кремлевскими старателями, которые сидели на госдачах в Во- лынском и других живописных местах. Сегодня готовится еще более мощная атака. Почему? Потому, что мы доказали свою способность конкурировать и с "партией власти", и с денежными мешками, и с закордонными технологами, и с кем угодно. Когда я учился на физмате, один из моих наставников, математик говорил: "Сложные интегралы берутся только по частям". Вот мы про- шлый год и брали по частям интеграл политической власти. Из 13 округов, довыборы в которых прошли в Думу, мы победили в 7-ми. Из 53 регионов, где были выборы глав администрации и губернаторов, мы победили в 39-ти. Во многих регионах у нас не было в законодательной власти своих представителей. Сегодня более трети в Приморье, половина в Хабаровском крае, отвоевали Новосибирскую, Красноярскую области. В 1997 году у НПСР появились эффективные молодежные структуры; появилось движение в поддержку культуры, которое возглавил писатель Розов, талантливый, мужественный и очень уважаемый человек; появилось движение деятелей науки и образования, которым руководит академик Марчук; мы завершаем подготовку конгресса товаропроизводителей, на участие в котором дали заявку более 70 движений и организаций. Можно говорить, что это ничего не дает, но мы создали все предпосылки, провели серьезную структурную подготовку к более решительному наступлению. А без нее ничего не получится. Вот Анпилову мы не раз говорили, что трудовые коллективы в массе своей не готовы к борьбе, что у нас еще нет нужного влияния в профсоюзах, что надо укрепляться там, и такая возможность есть. Вместо этого был организован "поход на Москву", который, кроме конфуза, ничего не дал. Посылка о постоянной революционности рабочих и трудящихся вообще — ложная посылка. Революционная ситуация должна вызреть. Мы, кстати, по осени проверили готовность масс к более широкому выступлению: собрали 10 миллионов подписей, провели акцию протеста крестьян, ВПК — массовый пикет в течение недели, акцию "антитеррор", приуроченную к 3-4 октября, трагическим событиям, "Женщины в защиту детей". Как показала практика, те, кто больше всего орут, оказались не в состоянии поднять ни одного вуза, ни одного крупного трудового коллектива, ни одного гарнизона. А это значит: если не вызрела ситуация — не ори о революции, а работай в трудовых коллективах, в организациях, особенно с молодежью, готовь для этого базу. Не создадите такую базу — не будет даже нормальных выборов, как случилось в Ростовской области, где мы доказали сто с лишним фактов уголовного нарушения в 42-х районах, это более половины районов области. И, хотя справедливости не нашли, уже более честно прошли выборы в Краснодарском крае, в Ставрополье, в Челябинской области, в Волгоградской. Там дали гражданам возможность бюллетенем выразить свою волю, не подтасовывали результаты и не запугивали избирательные комиссии.

А. П. Действительно, вывести всю нацию на улицы с булыжниками и с отбойными молотками не удается. Но народ кипит недовольством, катится вал забастовок. Властью недовольны не только наши сторонники. Властью недоволен мелкий бизнес, который душат налоги, челноки и торговцы, которых обирает рэкет. Властью недоволен средний бизнес, чьи заводы и фабрики разоряют кредиторы, недоволен крупный национальный бизнес, который видит, как компрадорская буржуазия сминает все предпосылки для развития отечественного капитала… Мне кажется, что в концепции "системной оппозиции", в концепции встраивания во власть происходит вольное или невольное отсечение так называемых "радикалов". Я говорю не о лидерах, не об Анпилове, Рохлине и Бабурине, даже не о себе — я говорю о тех слоях нашего патриотического движения, в которых кипит ненависть, кипит радикальный протест, драгоценный фермент националь- ного сопротивления. Я только что вернулся из Ярославской области, куда ездил по поручению НПСР. В Ярославле и увидел публикацию в "Советской России", где на первой странице даны фотография и репортажи о многотысячном движении рабочих тракторного завода в Липецке, а рядом опубликовано одно из самых спокойных, просветительских мест вашей геополитической работы. Возникло странное ощущение, что народ кипит, бунтует, выходит на свои марши протеста, а мы занимаемся мягкими, бархатными увещеваниями. Это несовпадение отмечено, и оно требует объяснений.

Г. З. Трагедия страны в том, что ее руководители не понимали сути происходящего. После Сталина в стране не было лидеров с геополитическим мышлением. Они умудрились даже прозевать научно-техническую революцию. Если мы сегодня не увидим те айсберги, на которые нас несет, катастрофа неизбежна. Надо понимать, что сильная Россия, будь она коммунистическая, псевдодемократическая или монархическая не нужна ни США, ни Западу. Это лишний конкурент для них. Мы находимся в состоянии третьей Отечественной войны, нас душат такими средствами, которые оказались эффективнее прежних нашествий. Россия сегодня в центре нового передела мира, она оккупирована информационно, финансово, организационно. Это уже не требует особых комментариев. Я в прошлом году 130 суток, каждый второй рабочий день, провел в командировках, посетил 32 ключевых региона страны: Дальний Восток, всю Сибирь, Волгу, Северный Кавказ, Черноземье… Был во многих трудовых коллективах: будь то в Реутово завод по производству спутников и крылатых ракет, или головное предприятие МАПО в Тушино по производству двигателей для МиГов, или одна из лучших верфей страны — Адмиралтейская в Ленинграде. Был и в Липецке, на этом тракторном заводе, объяснял, чем закончится "прихватизация". Но тогда рабочие не восприняли мои речи. Точно так же приехали недавно шахтеры из Воркуты с просьбой помочь организовать их съезд, объединить шахтерское движение. Раньше они в КПРФ не обращались. Когда я у них был в Воркуте и говорил, к чему приведет их поддержка "демократических реформ" — не верили, у них тогда были хорошие зарплаты. Сейчас приехали к нам. Недавно 350 тысяч учителей разом вышли и предъявили счет властям. Мы их поддержали, как и акцию протеста по невыплате пенсий, пособий и зарплат. К слову сказать, во всех “горячих точках”, будь то Приморье, Кузбасс и т.д. были наши депутаты, наши секретари, наши люди, и они сейчас очень плотно работают со всеми трудовыми коллективами.

Но, не осмыслив суть новой геополитической эпохи, невозможно выбрать правильный курс борьбы. У нас есть те, которые говорят: "Пойдем хоть с булыжником брать власть". Я им задаю вопрос: "А дальше? Назовите мне 20-30 человек, с кем вы осуществите свою программу, которую примут две трети населения, в противном случае будет гражданская война, будет бойня". Ответа на это нет. "Тогда,- говорю,- давайте, формируя массовое движение, одновременно взращивать своих лидеров". Сегодня у нас есть политики и губернаторы, на которых завтра спокойно можно делать ставку. Есть руководители думских комитетов, которые знают свое дело и готовы предложить целый пакет первоочередных законов. Есть предприниматели, освоившие новые формы хозяйствования. Есть целая плеяда международников, которые знают ситуацию в Европе и Америке, знают истоки "японского чуда" и китайских реформ, все нюансы мировой политики. Без этого знания мы будем толкаться у того же разбитого корыта, и никакого прорыва России в XXI век не будет.

Сегодня из двухполюсного мира вырастает многополюсный. США уже готовы бить по Ираку, по Боснии, по кому угодно, не считаясь ни с ООН, ни со своими союзниками. Поэтому объединяется Европа — могучий субъект, уже готовый не слушаться американского дядю, и очень важно ей помочь. Есть миллиардный Китай, который развивается невиданными темпами — это еще один центр силы. Рано списывать и Россию со счетов. Очень энергично развивается Япония. Вынужден будет объединять свои усилия арабский мир… И если Россия, патриотическая оппозиция не установят правильный тон и характер взаимоотношений внутри этой новой политической геометрии, мы будем выжаты на обочину истории и станем просто сырьевым донором. Я за прошлый год был на Ближнем Востоке, у Голанских высот, проехал вдоль "зеленой линии", разделяющей Кипр, и видел, как выращивался тот сценарий, который уже поставлен в Чечне и готовится для России. Если политик не видит и не знает этих реалий, он не найдет выхода из этой ситуации. Так что никакого противоречия между этими материалами "Советской России" я не вижу.

А. П. И все-таки, у нас есть свои международники, философы и даже богословы. Но где орговики, идущие в цеха и забои? Губительный уклад, в котором каждый год Россия не досчи- тывается полутора миллионов своих соотечественников, стал стремительно утверждаться с 93-го года, когда была принята куцая, омерзительная "конституция на крови". Эта конституция оставляет для оппозиции узкий зазор думского маневрирования. В этом тончайшем зазоре у нас есть практически один или два повода выразить свое отношение к исполнительной власти. Вся нынешняя распря внутри оппозиции имеет своим началом так называемый "вотум доверия" в Думе. Сначала мы везде и всюду заявляли, что скажем "нет!" Черномырдину, "нет!" правительству и режиму, "нет!" бюджету смерти. А когда пришло время для политического поступка, мы вдруг резко изменили курс, что вызвало непонимание и смешение в патриотических рядах. Объясните, почему необходимо было взаимодействовать с Черномырдиным, курс которого трижды провалился за эти годы и будет дальше проваливаться? Почему необходимо было идти на морально-политические издержки, которые, на мой взгляд, очень велики и могут быть еще больше? Идет понижение мировых цен на нефть, что резко снизит экспортные поступления, в серьезных инвестициях России в Давосе отказали, впереди девальвация рубля, отсутствие налогов и пустая казна. Бюджет провалится, народ будет вымирать, а ответственность за это разделит с Черномырдиным оппозиционная Дума.

Г.З. В результате переворота 1993 года за 40 дней стране было навязано такое конституционное устройство, какого не имеет ни одна страна в мире. По нашим данным, из 100 человек 95 не читали эту конституцию, но многие проголосовали за нее. А если бы люди прочитали хотя бы 43-ю главу, которая лишает их детей права на получение среднего образования, они никогда бы за такую конституцию не проголосовали. Точно так же многие забыли, что за первые три года реформ бюджета у России вообще не было. Когда надо было разворовывать, уничтожать, пропивать, им он не нужен был, бюджет — это форма контроля. Мы за него единственный раз голосовали, и не за тот, о котором говорят. Нам два года назад впервые представили к 1 сентября проект бюджета. Мы собрали лучших специалистов, и все они сказали: это продолжение политики Гайдара. Можно выбросить их проект, тогда разворуют 20-30 процентов, а можно попытаться сделать качественно иной бюджет, тогда потеряем 2-3 процента. И четыре месяца все сидели, не разгибаясь, но подготовили "бюджет развития", подготовили среднесрочную программу, которая дала бы возможность реализовать крупные проекты. В портфелях наших ученых лежат сотни гениальных открытий XXI века — хоть бы их поддержали… По нашему предложению приняли графики выплаты пенсий и пособий, хотя власти себе эту нашу инициативу присвоили. Мы голосовали в целом за бюджет. Чубайс, вся эта мерзость отреагировали сразу, убедили Ельцина доверить власть "молодым реформаторам", и первое, что сделали — выкину- ли наш бюджет на свалку. По закону, прокуратура должна была открыть уголовное дело, а Конституционный суд — заявить протест по поводу того, что главный экономический закон страны выбрасывают. Но этого не произошло. Вопреки всякой логике и закону, провели секвестр бюджета. Теперь вопрос о доверии и недоверии. Если бы дело было в Черномырдине — его бы Дума давно выгнала. Но он ведь пешка, а управляет иная команда, которая мало кому персонально известна. Она уже меняет третий состав правительства, но продолжает старую политику. И "приход молодых реформаторов" в публичную власть был частью целого сценария. Думали отправить так называемых "практиков" в отставку, на все силовые ведомства посадить, да вы, кстати, гра- мотно писали об этом, своих людей. Затем предполагалось спровоцировать разгон Думы, чтобы Чубайс все взял в свои руки, провел ликвидацию ракетно-ядерного потенциала и ратификацию СНВ-2, распродажу земли, электрических сетей, нефте- и газопроводов, железных дорог, повысил пенсионный возраст и квартирную плату. Мы своим маневром этот план сломали. "Молодые реформаторы" во власти стали не нужны, и у них отняли средства информации, финансы, энергетику. Теперь в повестку дня встал самый актуальный вопрос: "правительство национальных интересов". Власти сегодня так боятся этой идеи, что срочно ищут повода растащить патриотическое движение и не дать объединиться патриотическому движению с Думой, с Советом Федерации, с профсоюзами, национально ориентированным капиталом.

Выбор с вотумом был простой: или он, или полностью компрадорское правительство, которое будет действовать без элементарного контроля со стороны представительных органов, и разгон Думы. А это означало еще и полный паралич Совета Федерации, отсутствие всякой центральной поддержки тем главам администраций, которых мы недавно провели. Мы их всех собирали до единого, каждого опросили поименно, и все пришли тогда к единой точке зрения. Нам было сложно и тяжело, но я считаю, что в тактическом плане решение было правильным. Важно сейчас нарастить давление и заставить сформировать профессионально грамотное правительство. Ведь инфляция растет, рубль шатнулся так, что долларового запаса не хватает. А это означает, вы правы, что не будет никаких инвестиций, как их и не было, собственно говоря. В красный Китай капиталисты вложили 42 миллиарда, а в ельцинскую Россию — ничего. Этот состав правительства уже обанкротился, и для нас очень важно на этом фоне заставить пойти на формирование "правительства национальных интересов". У нас большинство в Думе и в Совете Федерации, и "реформаторы" вынуждены сейчас крутиться. Некоторые не понимают, что такое переходный период. Думают, все возьмут разом и в один день. Но даже во время Великого Октября такого не было, всегда учитывались настроения разных слоев общества. Отсюда и некоторые маневры наших глав администраций, которые тоже некоторым радикально настроенным товарищам не совсем бывают понятны. Но это — переходный период народно-освободительного, демократического выдавливания из России всей этой компрадорской, продажной клики, формирования качественно иной политики и управленческих структур. Эта тягучая, тяжкая работа, и она требует очень профессионального, грамотного разъяснения нашим сторонникам.

А.П. Однако не всегда эти разъяснения убедительны. Издержки этой неубедительности нарастают. Многим кажется странным наше поведение в Думе. До сих пор ко мне в редакцию приходят письма по докладу Рыжкова, связанному с законом о разделе продукции, где, по существу, Рыжков выглядел защитником этих антинациональных концессий. Для многих кажется непонятным стремление Селезнева и Горячевой во что бы то ни стало ратифицировать договор с Украиной, где идет страшное подавление всего русского, уничтожаются остатки русской автономии Крыма, и договор с Молдовой, по которому Приднестровье выдается молдовско-румынским сепаратистам. Говорят, что после ратификации этих договоров следующим станет договор СНВ-2, а дальше пойдет земля. Кстати, последний “круглый стол” по земле невнятно определил формулу относительно продажи земли в частные руки. Что мы делаем в Думе? Все ли у нас здесь выверено и правильно?

Г.З. Мы имеем в Думе около 180 голосов, а чтобы принять думское решение в первом чтении, надо 226. Чтобы преодолеть вето президента, это 300 голосов, надо взаимодействовать минимум с двумя-тремя фракциями. Отсюда и двойственная ситуация. Или мы примем решение, чтобы улучшить ситуацию, или отдаем все на откуп той же команде, которая издевается над страной последние годы. Я принадлежу к тем, кто считает, что если ты можешь что-то сделать для страны, для своего народа — ты обязан это сделать. Допустим, правительство предложило все разом распродать, почти все месторождения крупные и т.д. У него нет денег на поддержание шахт, изношенных на 60-80%. И если завтра вы даже возьмете власть, все равно оборудование не станет лучше. В этой ситуации появляется иная возможность. Вот Рыжков собрал лучших специалистов, и те из всего пакета, который предложило правительство, выделили семь проектов. Съездили на место, посмотрели. Это проекты, в которые можно втянуть западные фирмы и компании, заставить их осваивать эти месторождения, получая доход в пользу России — чем плохо? Конечно, и компании получат тоже. Но мы в данном случае законодательно определяем правила игры, оставляем за собой право что-то скорректировать, если вдруг что не так получается. И, вдобавок, накапливается опыт, без которого никак не обойтись. Я специально ездил в зону Пудан, вблизи Шанхая, изучал, как там работают 200 крупнейших иностранных фирм. Китайцы их не боятся, потому что не отдали им кадровую политику, четко определили правила поведения,- не на два месяца, ни одна солидная фирма не пойдет на такой срок работать,- а на пять лет вперед. Они определили уровень налогов, порядок дохода, которым западные инвесторы могут распоряжаться, и обеспечили личную безопасность. И лучшие фирмы работают там, приумножая богатства Китая, создавая мощную современную индустриальную базу. Ведь в 1930 году мы спасли страну, когда Сталин принял гениальное решение, втащив к нам немецкие фирмы, с которыми через 10 лет пришлось воевать. Не построй он тогда с их помощью Сталинградский тракторный, Челябинский и другие — мы бы войны не выиграли.

Теперь об Украине и Белоруссии. Демократы против Белоруссии, против связей и контактов с их производствами. А мы пошли другим путем: заключили прямые контракты с Краснодарским краем, с Волгоградом, с другими регионами, и эти контракты дали работу целым отраслям производства. У Белоруссии в 1997 году лучшие показатели в Европе по производству, прирост составил 10-12%, несмотря на всякие крики и т.д. А можно было сидеть и со стороны смотреть, какие провокации готовят с тем же Шереметом, чтобы не дать нашему союзу состояться. С Украиной то же самое. Вот сейчас некоторые радикалы не хотят подписывать договор. Да, там есть изъяны, он мог быть лучше. Но этот договор существенно сближает нас с братским народом Украины. Ведь там скоро выборы в Верховную Раду, и многие хотят затормозить ратификацию, чтобы на этой волне поднять истерику антирусскую, провести в Раду националистов, которые оголтело против нашего союза. В результате мы создадим благоприятные условия для укрепления антирусских сил. И я здесь поддерживаю точку зрения Светланы Горячевой, которая очень активно работает, что этот договор надо ратифицировать и идти дальше по линии развития связей.

Что касается земли, здесь наша позиция абсолютно жесткая. На "круглом столе" и Селезнев, и Зюганов, и Рыжков, и все мы в категорической форме сказали: "Никакой продажи сельхозугодий! Никто из нас за это не голосовал и никогда голосовать не будет". Мы объяснили гражданам, которые в последние годы получили в личное пользование 15 миллионов гектаров земли под домом, садом, гаражом, огородом и т.д. — они могут это перепродавать, передавать по наследству, интересы их тут защищены. Более того, я предложил: если надо, давайте добавим еще по 10 соток каждому бесплатно, пусть кто хочет, выращивает, это спасает многие семьи. Но не сельхозугодья! Купля-продажа земли — это потеря страны и большая гражданская война, особенно для Северного Кавказа, где все казачьи округа сказали "нет!", там всегда общинное землепользование было. Что касается Аяцкова в Саратове, то это политическая, правовая Чечня, потому что земельные отношения регулируются федеральным законодательством, а тут создан прецедент, который надо пресечь немедленно. Но и президент, и Конституционный суд поощряют этот сепаратизм, связанный с распродажей земли, и, говорят, сами науськивали Аяцкова. Мы сейчас пошли снизу, уже многие регионы приняли решение, а некоторые и референдумы провели у себя, такие, как Алтай,- что они не будут продавать. И пусть не надрываются Ельцин с Черномырдиным.

А.П. Началась предвыборная президентская кампания. Она будет в ближайшее время усиливаться, приобретать самые резкие и неожиданные контуры. Опыт прошлой президентской кампании таков: Зюганов выиграл, был первым, но в результате страшных манипуляций вынужден был отступить и оставить Ельцину власть. Этот опыт, с одной стороны, обнадеживающий, показывает, как можно с нашими средствами консолидировать огромные массы населения вокруг лидера. С другой стороны, он внушает ряд опасений. Не повторится ли та же история и на этот раз? Есть ли представление о "системе лидеров", с которыми мы будем выходить на выборы? Какова роль "красных губернаторов", которые должны будут обеспечить правильное, правовое отношение к избирательному процессу? Они сегодня вынуждены манев- рировать между "центром" Чубайса-Ельцина и социальным напряжением региона. Они не проявляют себя как наши сторонники, из "красных вождей" превратились в унылых и неярких хозяйственников. Есть ли на них надежда? Одним словом, в чем стратегия выборов 2000 года? Мы не выдержим вторичного поражения.

Г.З. Я не согласен с оценкой наших губернаторов. Там много ярких грамотных управленцев, но ситуация для работы у них, конечно, тяжелая. На выборах нам нужны лидеры и нужна очень сильная команда с четко определенными приоритетами. За последние два года мы сделали все, чтобы закрепить корневую систему, которая позволит привести к власти президента и правительство патриотов. Тогда можно было фальсифицировать результаты на местах. Сегодня иная ситуация. Ни Суриков на Алтае, ни Белоногов на Дальнем Востоке такого не позволят.

С другой стороны, мы в местные органы законодательной власти за прошлый год провели более 400 своих депутатов. Это иная возможность влиять на состав избирательной комиссии, а от них очень многое зависит. Также мы вносим закон о выборах, где ужесточаем все формы контроля и влияния на сам процесс. Теперь комбинаторика. Партия власти нервничает. Их покровители — тем более. Ельцин, хотя и говорят о его третьем сроке, превращая это в комедию, почти весь второй срок находится или на даче, или в больнице. В лучшем случае работает 2-3 часа. Встречи, которые им проводятся,- и те срежиссированы: короткая фраза на публику, а дальше закрытое совещание с переводом на русский язык Ястржембским. Срочно ищут выход из этой ситуации, ищут преемника. И сами заговорили об этом вслух. Преемников вообще-то немного. Денежные мешки, уголовники и "партия власти" начинают в этом отношении объединяться. Попытка Ельцина уничтожить партийные списки о многом говорит. К слову, этот материал опять готовил Шахрай, который еще не отмылся от Беловежья, и Конституционный суд, который опять занимается провокационной политикой. Мы не боимся отсутствия партийных списков, но вопрос в другом. Если в Думе сегодня, допустим, четыре фракции и три группы, то завтра будут мафии: мафия водочная, мафия нефтяная, мафия алюминиевая, кавказская, уральская, да и при организации выборов партию купить, тем более солидную,- сложно, а одного человека — это гораздо проще. Поэтому, на мой взгляд, налицо попытка окончательного разрушения страны. Что такое рейтинги НТВ, например? С одной стороны, это попытка программировать сознание людей, а с другой стороны, предупреждение властям. Наш блок и движение устойчиво имеют 20-25%, в зависимости от регионов. На этом фоне пытаются укрепить "партию власти". Сложилось ощущение, что повышаются акции Черномырдина. Впервые он сам лично, в отсутствие президента, распределил полномочия, отобрав у первых замов ключевые рычаги. Состоялась его закрытая ночная встреча с Колем, а господин Коль является не только патронажной сестрой при господине Ельцине, он влияет на расстановку сил в России. Эта встреча в Прибалтике и срочная поездка Черномырдина в Давос, хотя вначале он туда не собирался, есть признак передела власти. Но состояние экономики и беспомощность этого курса настолько очевидны, что позиции премьера не так прочны, как пытаются изобразить некоторые средства массовой информации.

На этом фоне есть еще два кандидата. Есть Лужков, но на столицу коренная Россия сейчас смотрит как на источник зла, разврата, разрушения и невиданной лжи. Столица не пользуется популярностью и поддержкой, несмотря на довольно хитрую политику "лучшего мэра". И есть Лебедь. Сейчас он пытается определиться. Если идти по Красноярскому краю, то в случае победы его позиции окрепнут, а в случае проигрыша — резко падают. На этом фоне ключевая задача противника — парализовать НПСР и внести в него раскол во что бы то ни стало. Если мы будем и дальше наращивать возможности, создавать структуры, получать широкую поддержку — победа наших лидеров неизбежна. Поэтому подготовлена программа разрушения организации изнутри. Некоторые наши люди, борясь за идеологическую внешнюю чистоплотность, забывают о том, что они работают в переходный период, пытаются отдельные стороны выпятить, и внести раскол в наше объединение.

На мой взгляд, сейчас исключительно ответственное время, и от того, как мы его пройдем, зависит очень многое. Если подыграем этим надправительственным специалистам, то сделаем совершенно непростительную ошибку. Недавно за кремлевскими стенами прошло закрытое совещание, там дали уже задания и центрам исследовательским, и газетам, которые должны готовить материалы, порочащие наше движение и снижающие его возможности. С другой стороны, пошли инструкции на места: ужесточить позицию в отношении наших организаций, вести слежку, перекрывать каналы связи, и такие попытки уже есть. В Чувашии, например, я был на выборах,- казалось бы, депутат Государственной думы, руководитель фракции,- но один из дворцов культуры в центре был демонстративно закрыт под предлогом пожарной безопасности, лишь бы сорвать встречу. Но она состоялась, и в два раза больше людей собралось.

А.П. Вы предпочли не говорить о “схеме выборов”. Но есть ли она? Что происходит в КПРФ? Никто не посмеет отрицать, что именно КПРФ, при всех ее слабостях, стала стержнем, вокруг которого развивается сегодняшняя патриотическая политика и идеология. Многие из патриотических движений, которые оказались не в состоянии создать крупномасштабные партии и идеологии,- нашли свой "приют" в НПСР, имеют возможность здесь пережить эту политическую зиму до весны, когда, может быть, выйдут на свой, самостоятельный путь. В этой связи хочу спросить, какова ситуация, каковы настроения в самой партии, потому что напряжение, которое возникло в самой партии, передается в другие патриотические организации и в прессу. Что происходит внутри КПРФ накануне пленума?

Г.З. В прошлом году мы провели три крупных кампании. У нас прошел съезд, который принял ряд очень важных резолюций, очень точно определил ситуацию и выработал стратегию. Мы провели 80-летие Великого Октября, общенародное мероприятие. Не было ни одного поселка, который бы не отметил этот праздник, даже исполнительная власть вынуждена была отмечать. Очень мощная демонстрация была 7 ноября, на треть уже помолодевшая, почти 300 тысяч участвовало. И отметили 75 лет образования союзного государства, что дало возможность скоординировать усилия всех наших братских партий в рамках союзной компартии. Сейчас готовим пленум, на котором будут рассмотрены два очень важных вопроса. Это, во-первых, национальная политика, ибо национальные противоречия и взорвали Союз. Ключевым тут является, конечно, русский вопрос, потому что без национального духовного возрождения русских выбраться из этой ямы будет практически невозможно. И молодежная политика. Выработана программа работы с молодежью, создано молодежное движение внутри партии. Одновременно группа членов ЦК предложила провести отчет партии по выполнению решений съезда. Мы приняли, на мой взгляд, разумное решение. У нас сейчас 540 тысяч коммунистов объединены в 24 тысячи "первичек", выпускаем почти три сотни газет и журналов. Все отчитаются перед своими "первичками" — вплоть до членов ЦК, до руководителей комиссий. Одновременно проведем целую серию зональных семинаров со своим партийным активом. Это бескорыстные люди, которые на общественных началах делают колоссальную работу, и я им искренне благодарен. А текущий пленум и семинар, которые состоятся 13-14 февраля, будут посвящены проблемам национальных отношений и молодежного движения.

Ключевое мероприятие февраля — это 80-летие Советской Армии. Планируется провести массовую манифестацию 22 февраля от Белорусского вокзала, поэтому всех приглашаем. Партия и НПСР приняли решение продемонстрировать солидарность с армией, с ВПК, с военной наукой, и тем самым сохранить важнейший стержень государства. Армия всегда для России была второй церковью. 28 февраля состоится пленум НПСР и конгресс товаропроизводителей. А на 28 марта сейчас прорабатываем вместе с профсоюзами возможную всероссийскую акцию протеста.

А.П. И последнее. Дискуссия в недрах оппозиции для нас, для нашей газеты совпала с весьма драматической ситуацией, которая обострила наш язык, лексику, угол атаки, под которым мы рассматриваем всю проблематику. Газета "День", газета "Завтра" — никто ее не может упрекнуть в малодушии, в ренегатстве. Она не раз ложилась костьми на баррикадах, на всех рубежах борьбы с этим режимом. Мы поддерживали всех патриотических лидеров, в том числе и вас, Геннадий Андреевич. Наш коллектив находится в состоянии крайнего перенапряжения, многие получали ранения на фронтах, у "Белого дома", на многих были совершены покушения. И мы были страшно задеты оскорбительным выступлением Селезнева в наш адрес. Газета "День", газета "Завтра" за все время бескорыстного служения нашему общему делу не получала никакой экономической или финансовой поддержки, зато получила теперь от Селезнева пощечину. Это было воспринято нами как свидетельство того, что в руководстве оппозиции существуют скрытые и фатальные для нас угрозы.

Г.З. Александр Андреевич, есть правило: среди товарищей некоторые проблемы, тем более в такое разгоряченное кризисное время,- выяснять, не вынося преждевременно на страницы печати. Да, накопилась усталость, произошел нервный срыв. У меня дома слева вырезки, где меня поддерживают, а справа — где критикуют. Я шучу, что если стопки равны — значит, пока курс верный. Я бы хотел, чтобы лидеры патриотической оппозиции нашли возможность снять эти наслоения, и очень сожалею, что это произошло. С другой стороны, ради справедливости, хочу сказать, что Селезнев сегодня находится на очень ответственном посту. Мы его выдвигали, поддерживали. На него идет давление со всех сторон. Если вы понаблюдаете, как идет процесс заседания Думы — это нагрузка огромная. Появляются некоторые срывы, неточности. Давайте их снимать, а не раздувать. Ничего хорошего нашему движению это не даст. У вас в газете работают грамотные, мужественные, талантливые люди, я газету с интересом читаю и выписываю, хотя мне от вас достается довольно часто.

А.П. Благодарю за откровенный разговор. Не все меня убедило, тревога за состояние оппозиции остается. Не давая окончательной оценки, остановлюсь на формуле: “Одна оппозиция — два взгляда!” Не сомневаюсь, что дискуссия будет продолжена.

Фото В.АЛЕКСАНДРОВА

НАЗВАТЬ ПОИМЕННО И ОТДАТЬ ПОД СУД ( кто должен отвечать за геноцид в россии )

Нам еще не раз придется возвращаться к отечественной истории ХХ века, к судьбам страны и народа, чтобы понять истоки российского могущества и причины развала великой державы. И цель данной статьи не в подведении исторических итогов, а в обнаружении проблемы, которая может трагически определить существование нации и государства уже в начале XXI века.

Семь лет Первой мировой войны и гражданской междоусобицы потрясли Российскую империю, привели к смене политико-экономического строя и одновременно унесли миллионы жизней, что болезненно сказалось на генофонде нации, ее социальной психологии, которые ценой огромных усилий удалось привести в равновесие к концу 30-х годов.

Великая Отечественная война 1941-45 гг., спасшая страну и человечество от коричневой чумы, повлекла гибель тридцати миллионов советских людей, и только героический труд народа и политическая воля позволили в 50-е годы восстановить экономику, науку, социальную сферу, нормальное воспроизводство населения.

И вот завершающая часть столетия. Политический и экономический эксперимент, сначала под названием “перестройка”, а потом — “радикальное реформирование”, вновь вызвал разрушение промышленного потенциала, деградацию сельского хозяйства, медицины и образования. Страна без внешнего вторжения несет человеческие, материальные и моральные потери, сравнимые с потерями от иностранной военной интервенции. Поэтому ради спасения Отечества мы обязаны дать точную характеристику и юридическую оценку происходящему, предложить меры по выводу страны из затяжного кризиса.

ТОТАЛЬНОЕ РАЗРУШЕНИЕ среды обитания населения Советского Союза и России было заявлено так называемыми Беловежскими соглашениями в декабре 1991 года, разорвавшими единое жизненное, политическое, экономическое и культурно-языковое пространство.

Появление новых государственных границ, таможенных барьеров на территории тысячелетнего государства грубо ущемило исторические права людей на межличностное общение, совместное производство средств существования и обмен необходимого товарами и продуктами, нарушило многовековые традиции уклада жизни и воспроизводства населения.

Разрушение союзного государства республиканские элиты использовали в целях установления своей неограниченной власти при полном забвении насущных интересов людей. Именно элиты с непомерными вождистскими амбициями остаются главным препятствием на пути естественного стремления народов к объединению и восстановлению нормальной среды обитания.

Устроители Беловежских соглашений осознавали, что промышленное и сельскохозяйственное производство бывшей Российской империи, а потом и Советского Союза формировались и развивались как единый организм. А потому любая попытка разорвать его могла стать смертельной как в целом для него, так и для любой части, оказавшейся в обособленном “суверенном” пространстве. К сожалению, худшие опасения стали сбываться. Экономика ни одной из полностью самостоятельных теперь республик ныне не может развиваться и поддерживать нормальный уровень жизни населения. В России последствия разрыва экономических связей усугубились резкой сменой форм собственности, отказом государства от разумного управления экономикой, сферой производства, необдуманным переходом к рыночной экономике через политику “шоковой терапии”.

По многим экономическим показателям Россия отброшена на десятки лет назад. За время реформ общий объем промышленной продукции в стране сократился более чем на 50 процентов, в отдельных отраслях экономики произошло обвальное катастрофическое падение валового внутреннего продукта. В частности, выпуск продукции в машиностроении сократился на 60 и более процентов, спад производства в легкой и текстильной промышленности составил свыше 80 %, на многих предприятиях отрасли объем ВВП сократился в 5 раз. Отдельные предприятия, в том числе градообразующие, практически прекратили производство, а их рабочие и инженерно-технический состав остались без средств существования.

Подорванным в своей основе оказалось сельское хозяйство. Валовая продукция в хозяйствах всех категорий уменьшилась на 35 %, на 40 % упал сбор зерновых, производство мяса снизилось наполовину, молока — более чем на 30 %. Поголовье крупного рогатого скота, овец и птицы уменьшилось в 2 и более раза. Для воспроизводства их на уровень 1990 года потребуются многие годы. Как и на восстановление пахотного российского поля, которое сократилось на 15 млн. га.

Еще в недалеком прошлом Россия была одним из лидеров мирового научно-технического прогресса, обладавшим наиболее крупным научным потенциалом. Сегодня она стремительно обретает статус государства колониального типа. Свыше 80 процентов разработок новой техники и новейших технологий остаются невостребованными. Сотни тысяч научных и технических работников уходят из науки. Теряя научный потенциал, страна теряет будущее и возможность построить достойную жизнь для своих граждан. Финансирование науки в России с каждым годом сокращается (0,5 % в ВВП). Да и эти мизерные суммы не доходят до нее.

Разрушение экономики и науки породило многомиллионную армию безработных, лишенных элементарных гарантий физического выживания. Их численность, по официальной статистике, достигла 7 млн. человек, или 10 % экономически активного населения, а фактически она составляет свыше 25 млн. человек. Из них лишь небольшая часть имеет возможность получать пособие по безработице, да и то нерегулярно.

В интересах узкой прослойки политический режим провел в России приватизацию общенародной, государственной собственности. В результате на долю относительно “благополучных” 20 % населения сегодня приходится более половины совокупного объема доходов. И из нее основная часть присваивается кланом (200-300 семей), узурпировавшим большую долю национальных богатств и государственную власть в стране.

Либерализация цен, начатая правительством Гайдара в начале 1992 года, повлекла полное обесценивание доходов и сбережений граждан. Она тоже проведена в угоду узкого клана, нажившего и пополнившего на либерализации свои богатства за счет обобранного абсолютного большинства населения.

В 1997 году почти 34 миллиона человек имели денежные доходы ниже прожиточного минимума. По этому показателю бедность в России по сравнению с 1990 годом (кануном реформ) увеличилась в 14-16 раз. С учетом же роста цен на продукты питания, коммунальные услуги, связь, проезд на транспорте не менее 70-80 миллионов россиян находятся у черты или за чертой бедности, а фактически на грани выживаемости.

Либерализация цен, обесценивание доходов и сбережений граждан осуществлены и проводятся правящей верхушкой вполне осознанно и целенаправленно. В качестве свидетельства тому сошлюсь на некоторые факты.

В 1995 году был принят и вступил в действие Закон “О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации”, по которому президент и правительство обязывались принять исчерпывающие меры по восстановлению покупательской способности вкладов граждан и возмещению им убытков.

Эту же обязанность государственной власти закрепил своим решением 31 мая 1993 года и Конституционный суд Российской Федерации. Однако ни президент, ни правительство до сих пор не приняли каких-либо серьезных мер по исполнению законодательных актов.

Широко используя рычаги пагубной макроэкономической политики, президент и правительство под предлогом борьбы с инфляцией сознательно пошли на уменьшение оборотной денежной массы. Это сразу же вызвало кризис платежей, блокирование производства, криминализацию экономики, резкое сокращение заработной платы, огромный внешний и внутренний государственный долг, который правительство опять-таки пытается погасить за счет сбережений граждан и невыплаты им заработной платы.

На полные обороты раскручена машина по выпуску облигаций, иных ценных бумаг и навязывания их россиянам вместо реальных денег.

Еще один мощный удар по населению страны нанесен системой постоянных сокращений социальных расходов, в первую очередь на образование, медицину, пенсии, различные пособия.

Исполнительной власти известно, что зарплата является основным источником поддержания жизни большинства людей. Несмотря на это, в интересах обогащения небольшого клана, ставшего социальной опорой политической власти, правящий режим осознанно пошел на длительную невыплату денег, пособий, фактически на умерщвление голодом сотен тысяч, миллионов своих сограждан.

Многим категориям работающих зарплата не выдается от нескольких месяцев до нескольких лет. От недоедания и голода люди падают в обморок, резко снизилась платежеспособность населения.

Потребление основных продуктов питания на душу населения составило соответственно в 1990 г. и в 1997 г. (кг в год): мясо и мясопродукты — 70 и 48; молоко и молочные продукты — 378 и 235; рыба и рыбопродукты — 15 и 9,6.

По оценкам специалистов, уже сегодня дефицит белка в питании россиян составляет 35-40 %, витаминов 50-60 %. Нормальная калорийная ценность среднесуточного рациона равна примерно 3000 килокалорий, однако она неудержимо приближается к критической черте и может уже в ближайшее время достигнуть 1700 ккал.

Если при такой ситуации смертность от голода составит хотя бы один случай на тысячу населения, то за год от недоедания умрет, примерно, 150 тысяч человек. К тому же надо учитывать, что страну вновь захлестывают туберкулез, холера, венерические и другие заболевания. Опасными темпами распространяется эпидемия СПИДа, число жертв которой только за 1996-97 годы увеличилось более чем в 7 раз и продолжает расти.

Население страны оказалось подверженным массовой алкоголизации и наркомании, духовному растлению, неудержимо разрушающих человеческий потенциал России, особенно молодое поколение. Более половины школьников из-за бедности и низкого материального обеспечения своих родителей имеют ослабленное здоровье. Почти половина юношей-призывников непригодны к несению воинской службы из-за физических и психических заболеваний. Одновременно катастрофически растет количество бездомных детей, абсолютно не вовлеченных в общеобразовательный процесс. Здесь ситуация конца ХХ века становится хуже, чем в период гражданской войны или в послевоенные годы.

Таким образом, главной жертвой политики радикальных реформаторов стало молодое поколение России, которое входит в ХХI век малообразованным и физически ущербным.

В конце ХХ века Россия вполне осязаемо столкнулась с депопуляцией и вырождением нации. Так, за последнюю пятилетку средняя продолжительность жизни для мужчин снизилась до 57 лет и женщин — ниже 70 лет.

Неудержимо сокращается население России. В настоящее время число умерших превышает в 1,5 -1,7 раза число родившихся. Уровень рождаемости в стране является одним из самых низких в Европе, и почти на 40 % ниже для простого замещения родителей их детьми.

Потери населения за 1992-97 годы составили почти 4 млн. человек. Общие же демографические потери России, с учетом умерших и не родившихся в силу неблагополучных социальных обстоятельств, превысили 8 млн. человек. Для сравнения отмечу, что за гражданскую войну 1918-20 гг. численность населения страны сократилась на 2,8 млн. человек.

К 2005 году население страны может уменьшиться еще на 9-10 млн. человек. Таковы некоторые последствия проводимой режимом политики. Она сродни технике депопуляции славянских народов, разработанной немецкими нацистами для расчистки экономического пространства СССР для расы арийских сверхчеловеков. Сейчас эта политика проводится в интересах нового класса собственников, который рассматривает население страны как обузу, препятствующую эксплуатации природных ресурсов России.

Резкое сокращение населения во многом обусловлено гибелью людей от промышленного травматизма, аварий, катастроф, стихийных бедствий и преступности.

По имеющимся оценкам, от насилия, несчастных случаев и прочих причин техногенного характера в России ежегодно гибнет более полумиллиона человек, из них только от убийств — свыше 45 тысяч и более 60 тысяч — от самоубийств. Эти цифры превышают аналогичные показатели Советского Союза.

ВСЕ, ЧТО ЗДЕСЬ было названо и перечислено, может и должно получить не только политическую, но и правовую оценку. А она такова, что сознательно выбранные и последовательно внедряемые радикальные реформы точно соответствуют понятию геноцида. Повторю: именно правовая формула “геноцид” дает адекватное объяснение всему происходящему в России в конце ХХ века.

Понятие “геноцид” раскрыто в Конвенции “О предупреждении преступления геноцида и наказания за него”, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1948 года. Напомню, что СССР присоединился к ней в 1954 году и потому ее действие распространяется на Российскую Федерацию как преемницу Советского Союза.

Статья 2 данной Конвенции определила геноцид как действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую, а именно:

а) убийство членов такой группы;

б) причинение серьезных телесных повреждений или умышленного членовредительства такой группы;

в) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

д) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Аналогичное определение геноцида содержится в статье 357 Уголовного Кодекса Российской Федерации, устанавливающей исключительную меру наказания за такие деяния.

При всей очевидности проявления геноцида в России все же могут возразить, что те издержки, которые несет наше общество, являются неизбежным следствием радикального обновления и развития страны, а не результатом чьих-то злоумышленных действий. Позвольте не согласиться с этим.

Во-первых, навязанный народу социально-экономический курс не имеет ничего общего с процессом созидания. Наоборот, он губителен и приведет страну к окончательному краху.

Во-вторых, о сути правящего режима надо судить не по декларациям и заявлениям его лидеров, а по конкретным действиям и результатам осуществляемой политики. А они таковы, что другой оценки, как геноцид, дать уже невозможно.

В связи с этим считаю необходимым напомнить, что Нюрнбергский трибунал судил фашистских преступников не за политическую идеологию, а за тягчайшие преступления, совершенные ими через человеконенавистническую политику.

В-третьих, даже и при наличии самой гуманной цели (если предположить, что она есть у президента и его команды) политический курс не имеет права на существование, коли сам процесс достижения цели вызывает огромные человеческие и материальные потери, кризис нации.

Об осознанном характере разрушения среды обитания, вызвавшего массовую гибель людей, свидетельствуют ранее приведенные факты. К ним можно добавить, что правовые акты президента Российской Федерации по ваучерной приватизации в своей сути изначально содержали обман народа и лишали его права на собственность.

Правящий режим осознанно разрушил существовавшую доселе отечественную индустрию питания, не создав взамен новой, и поставил тем самым страну в стратегическую зависимость от иностранных импортеров.

Ликвидировав государственную монополию на производство и реализацию алкогольной продукции, президент и правительство сознательно ввергли страну в крупномасштабную алкоголизацию, вызвавшую опасную деградацию всего населения, особенно в сельской местности, и его физическое уничтожение.

При лишении народа денег осознанно ведется уничтожение бесплатного здравоохранения, образования, ликвидируются дошкольные заведения.

Российское правительство виновно в массовой утечке отечественных капиталов за границу в размере 250-300 млрд. долларов США и их невозврате обратно.

Попытки Федерального собрания Российской Федерации, в частности Государственной думы, противостоять разрушению и спасти нацию от краха — встретили мощное сопротивление со стороны президента и его окружения.

Президент неоднократно отклонял законопроекты, направленные на улучшение благосостояния россиян, в том числе о повышении минимальных зарплат и пенсий. Им были отклонены проекты законов о продовольственной безопасности, о борьбе с коррупцией и организованной преступностью и другие.

Правительством не выполняются требования Закона “О ветеранах”. Оно отказалось выплачивать детские пособия, иные компенсационные выплаты населению страны.

Геноцид объявлен одним из тягчайших преступлений против человечества. Его воздействие с губительными последствиями обрушилось на российских граждан. Поэтому в целях спасения нации необходимо осуществить срочные меры по его пресечению.

Первым шагом в этом направлении должно стать определение лиц, виновных в политике геноцида, и решение вопроса об их ответственности.

Статья 4 Конвенции закрепляет норму, в соответствии с которой наказанию за геноцид подлежат лица “независимо от того, являются ли они ответственными по Конституции правителями, должностными или частными лицами…”

Исходя из здесь изложенных фактов, за геноцид русского и других народов России должны нести ответственность, в первую очередь, президент и председатель правительства или лица, исполняющие или исполнившие их обязанности, члены правительства, руководители экономических и финансовых министерств и ведомств.

Напомню, что статья 3 Конвенции определяет, что наказанию подлежат и лица, участвующие в геноциде и подстрекающие к его совершению.

Поэтому необходимо рассмотреть вопрос и об ответственности ряда партий, общественных организаций, ставших коллективным организатором и движущей силой геноцида в России.

Должен быть поставлен вопрос об ответственности теоретиков и идеологов геноцида, представителей средств массовой информации, деятелей культуры, восхваляю-щих и вдохновляющих нынешний политических режим, учинивший геноцид народа нашей страны.

Определение виновных в российской драме ставит закономерный вопрос о неизбежности устранения нынешней политической власти. Народы великой России поставлены этой властью в условия, по терминологии уголовного права, крайней необходимости, и вправе, в соответствии с международными правовыми актами, выбрать любую форму борьбы за свое существование и спасение, любые средства по устранению криминальной власти и последствий ее правления.

Виктор ИЛЮХИН, председатель комитета Госдумы РФ по безопасности

РУКИ ПРОЧЬ ОТ ИРАКА!

Обращение Фонда “Дружбы с народами арабских стран” к послам арабских государств в Российской Федерации:

ИРАК — Хассан Фахми ДЖУМА,

ЛИВАН — Салим ТАДМУРИ,

ИОРДАНИЯ — Халдун АЛЗЗАХЕР,

ЛИВИЯ — Салех Абдалла САЛЕХ,

МАРОККО — Ахмед БУРЗАИМ,

ПАЛЕСТИНА — Хайри Абдель ФАТТАХ,

ЙЕМЕН — Али Абдулла АЛЬ-БУГЕЙРИ,

ОМАН — Абулазиз АЛЬХИНАИ,

КАТАР — Бадер Омар АЛЬ-ДАФА,

ТУНИС — Мухамед Мульдт КЕФИ,

ЕГИПЕТ- Реда Ахмед ШЕХАТА,

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ — Фаузи ШОБОКШИ,

СИРИЯ — Гассан РАСЛАН,

АЛЖИР — Бурки ХАМЕД,

СУДАН — Иззельдин Химид ЭЛЬ-ХАССАН

Глубокоуважаемые господа!

Искусственно создаваемая американским империализмом и жандармерией угроза нанесения ядерно-бомбовых ударов по независимой Республике Ирак может привести к новой эскалации войны на Ближнем Востоке.

Надругательство над нормами международного права и суверенитетом государства, попрание прав человека на жизнь не составляют труда предположить, что в системе авантюристического политического курса президента Клинтона завтра могут подвергнуться бомбардировке Москва, Каир, Пекин или Париж, не согласившиеся с американскими претензиями на мировое господство и их имперскими амбициями.

Ваши Превосходительства, ответственность за трагизм нынешней ситуации, сложившейся вокруг Ирака и его народа, полностью ложится на политическое руководство Америки. Российская общественность не позволит отмыть им руки от крови иракского народа.

Мы призываем всех людей доброй воли, кому дорог мир на нашей планете, защитить его от опасных замыслов применения военной силы против Ирака, борющегося за свою свободу и независимость.

Мы верим, что солидарность арабских государств и народов способна предотвратить кризис и вернуть мир и стабильность в этот регион.

Примите уверения в искреннем уважении.

От имени членов правления попечительского совета Фонда -

Акиф БАГЕМСКИЙ, президент Фонда

ТАНЦУЮЩАЯ ХАКАМАДА И ЧЕРНЫЙ ХОТТАБ

Похоже, Чечня становится модным правительственным курортом вроде санатория в Барвихе. То ее посетит вице-премьер Абдулатипов, чтобы нежно почирикать с находящимся в федеральном розыске террористом Шамилем Басаевым, то под предводительством Рыбкина в Грозненском аэропорту высадится целый десант из представителей российского правящего истеблишмента. На переговоры с правительством бандитов, продолжающих уничтожать граждан России, зачем-то слетали вице-премьеры Олег Сысуев и Виктор Хлыстун. Слабый правительственный пол был представлен министром культуры Натальей Дементьевой и вертлявой Ириной Хакамадой, носящей невразумительный титул главы Госкомитета по поддержке и развитию малого предпринимательства.

Сысуев привез Басаеву план развития социальной сферы — нет еще у Чечни стратегических бомбардировщиков. Хлыстун — предложения по развитию сельского хозяйства. Что предложили террористу Наталья Дементьева и Ирина Хакамада — тайна, покрытая мраком.

Российские политиканы обещают Шамилю Басаеву и его присным обеспечить скорейшую перекачку в их карманы российских бюджетных денег (на Чечню предусмотрено в этом году израсходовать астрономическую сумму в пять триллионов рублей “старыми”). Одновременно они размазывают перед журналистами сладкие слюни о “необходимости поддержания хрупкого мира”, заодно выражая недовольство “милитаристскими заявлениями Куликова”. Рекорд слюноотделения побила, кажется, Хакамада, перед тысячами телезрителей танцуя под дудку “мужественных чеченцев” и советуя всем “побывать в Чечне”.

Спасибо за приглашение! Уже бывали — многие русские парни остались там на съедение собакам, другие были распяты на крестах, третьи вернулись калеками. Тысячи обколотых наркотиками русских рабов и сейчас выполняют черную работу за брезгливых чеченских бандитов. Множество славянских женщин продано чеченцами в азиатские бордели… Нам, русским, действительно придется рано или поздно вернуться в Чечню, хотя бы затем, чтобы отомстить за своих.

Очевидно, что словоблудие правительственных чинуш является лишь фиговым листком, прикрывающим очевидную истину: Ельцин, вопреки обещаниям, в Чечню не поедет. Похоже, он просто боится. Взамен нашему всенародному устроят в Кремле встречу с бутафорскими “старейшинами”. Может, на встречу прилетит и теряющий остатки влияния “президент” Масхадов. Он, наверное, пожалуется собрату по должности на злобных соплеменников, недавно растащивших с его личной виллы имущество на сотню с гаком тысяч долларов. И на того нахального шариатского судью, который осмелился напомнить “президенту” о том, что его родной чеченский народ нередко ест травку, пока он и его присные копят богатства в роскошных особняках-замках. Ельцин — добрый дедушка и наверняка посочувствует Масхадову. Не понаслышке он знает, как тяжела президентская доля.

А в это время полуголодные, плохо обутые и слабо вооруженные остатки того, что еще совсем недавно считалось одной из величайших армий мира, готовятся оборонять южные рубежи России от чеченского нашествия. По некоторым данным, на стык Дагестанской, Чеченской и Грузинской границ собираются перебросить усиленный батальон десантников. Но что может сделать один, даже самый “крутой” батальон, против тысячных орд бандитов. Побывавший в Дагестнае начальник Генерального штаба Анатолий Квашнин приказал подчиненным срыть у мест дислокации холмики и вырвать кустики, чтобы не создавать непростреливаемых пространств. Больше он, похоже, помочь ничем не мог. Денег ни на зарплаты, ни на оружие у Минобороны нет.

Боевики же продолжают время от времени обстреливать расположение доблестной 136-й Буйнакской мотострелковой бригады, после чего уходят безнаказанными. Более того, они “сперли” еще шестерых военнослужащих этой же многострадальной части. Всего же за последние полгода на границах с Чечней похищены 123 российских солдат и офицеров. Целая рота наших солдат стала пленниками в “мирное время”!

Как считают многие военные эксперты, реальное соотношение сил между чеченскими формированиями и нашими войсками уже достигло, на отдельных участках границы, пяти к одному в пользу бандитов. Как пригодились бы сейчас военным те миллиарды, что за первые недели этого года уже ушли прожорливым “братьям-вайнахам”!

К войне готовятся и по другую сторону границы с Дагестаном. В районе Сержень-юрта знаменитый Хоттаб срочно собирает под свои знамена всех сторонников. При большом стечении народа он провел торжественный смотр участников первого налета на Буйнакск. Каждый из бандитов получил наградное оружие и автомобиль “жигули”. Теперь все еще раз убедились — война против русских — дело выгодное.

По данным компетентных источников, учебные базы ваххабитского военачальника переполнены боевиками, там постоянно проходят стрельбы, широкомасштабные учения с использованием тяжелой техники. Похоже, маститый террорист готовится в ближайшее время к серьезным боевым действиям. Стоит припомнить, что Хоттаб и его приятель Радуев вовсе не какие-то “индейцы”, собирающие отряды на свой страх и риск, а высокопоставленные офицеры “ичкерийской армии”. И за все их действия в полной мере несут ответственность те, кого телеведущие называют чеченскими официальными лицами. А треп о неконтролируемых полевых командирах призван лишь скрыть полное банкротство политики Рыбкина-Березовского.

Однако некоторые наблюдатели считают ситуацию в Чечне не столь уж безнадежной для России. Их оптимизм вызван резким обострением религиозной розни на территории самого воинственного “субъекта федерации”. Дело в том, что целый ряд тейпов выступил с резкими заявлениями, требуя покончить с усиливающимся засильем ваххабитов.

Но вряд ли чеченцы будут драться друг с другом — межэтническая война — дело кровопролитное, а главное, невыгодное. Скорее всего, постреляв в воздух, они договорятся о разграничении сфер влияния и затем дружно пойдут в поход на соседний Дагестан. Недавние события в Буйнакске показали, что хорошо организованным отрядам боевиков не стоит всерьез опасаться частей федеральных войск.

Чеченцам даже нет необходимости брать штурмом Махачкалу или устраивать еще какие-то демонстративные акции, им достаточно получить контроль над нефтепромыслами — и с остатками российского влияния на Кавказе будет покончено. А события, которые неизбежно последуют за этим, окончательно загонят нашу Родину в разряд деградирующих стран “третьего мира”.

Александр БОРОДАЙ

ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ УДЕЛЬНЫХ КНЯЖЕСТВ

В то время, как в пределах московского Садового кольца правящие олигархи всецело отдаются интригам в борьбе за призрачную кремлевскую власть, в остальной России все активнее складываются предпосылки для местного сепаратизма. Причем после объявления “военной реформы” процесс регионализации, похоже, захватывает и силовые структуры.

Одной из важных составляющих “реформы” является реорганизация структуры Вооруженных Сил, которая по времени проведения совпала со сменой всех главкомов видов ВС. Следует напомнить, что бывшие главкомы Сергеев, Громов, Семенов, Дейнекин и Прудников сели в руководящие кресла в 1991-92 годах. Не касаясь их личных и служебных качеств, необходимо отметить, что к началу прошлого года они в основном контролировали ситуацию во вверенных структурах, хотя бы потому, что за предыдущие 5-6 лет смогли разобраться в ситуации и продвинуть свои кадры на командные должности.

Сейчас же ситуация иная. Взять вновь назначенного главкома ВМФ. За те несколько месяцев, прошедших с момента перевода с Тихоокеанского флота, ему чисто физически было невозможно овладеть ситуацией. Бурный служебный рост преследовал в последние годы нынешнего главу РВСН, основные достоинства которого — наличие родственной связи с министром Сергеевым и “симпатии” к его сыну — преуспевающему бизнесмену, “развернувшемуся” на объектах Ракетных войск. Новый главком объединенных ВВС и Войск ПВО — человек куда более опытный и авторитетный. Однако будучи выходцем из противовоздушной обороны, он вынужден учитывать фактор ревности со стороны летчиков, активно подогреваемый бывшими начальниками ВВС, которые во времена Дейнекина “неплохо поимели” благодаря использованию военно-транспортной авиации в коммерческих целях.

Наконец, Сухопутные войска, где вообще ликвидировали главкомат, передав его функции вновь образованным главкам и Генштабу. Однако ни там, ни там нет соответствующих кадров и того опыта управления войсками, какой был у главкомата. В итоге реально основные функции управления явочным порядком переходят на места, на уровень военных кругов. Параллельно, в рамках формирования оперативно-стратегических командований — ОСК, в округах намечается единое оперативное управление не только соединениями Сухопутных войск, но и частями ПВО, фронтовой авиацией ВВС и всем остальным, кроме Стратегических ядерных сил. Подобное уже реализовано в Калининградской области, где командуют моряки. Аналогичное намечается на Камчатке, Чукотке и в Сахалинской области. Затем должен прийти черед и более крупных территориальных образований.

Более того, согласно предложениям Генштаба, в рамках единого для всех силовых структур военно-административного деления страны предполагается создать общую систему подготовки кадров, материально-технического снабжения и тылового обеспечения армии, пограничников, внутренних войск МВД и других войск. Одновременно ведутся разговоры об оперативном подчинении всех воинских формирований Генштабу и, что более интересно, командующим ОСК. Иными словами, в скором времени командование всеми войсками, вне зависимости от их ведомственной принадлежности, которые, кстати, на 70-80 процентов комплектуются сегодня местными призывниками, возможно, сосредоточится в одних руках.

Плохо это или хорошо? С одной стороны, автора данной идеи, начальника Генштаба Анатолия Квашнина, можно понять. Командуя Северо-Кавказским округом во время войны в Чечне, он лучше других осознал тот вред, который несет в боевых условиях ведомственная разобщенность и конкуренция. На собственном опыте знает Квашнин о дезорганизующей роли в Чечне федерального центра, об отсутствии у руководства страны политической воли к защите государства и граждан, о пораженческой пропаганде “демократических” СМИ, да и о прямом предательстве московских чиновников, снабжавших дудаевскую разведку секретной информацией.

Вместе с тем, очевидна и негативная сторона рассматриваемой идеи. В условиях безденежья армии пока удается хоть как-то выживать лишь благодаря поддержке региональных администраторов и бизнесменов. Экономическая зависимость здесь чрезвычайно велика. В этих условиях стоит двум-трем авторитетным губернаторам договориться с военным начальником, и они, опираясь на силу, смогут диктовать Москве любые условия. А это — прямой путь к конфедерализации и последующему распаду России. Тем более, что федеральная власть демонстрирует полную беспомощность и неспособность защитить граждан от различных форм агрессии, как, например, на Северном Кавказе, где свирепствуют чеченские бандиты, или на дальнем Востоке, где свободно обосновались сотни тысяч китайцев и ожидаются новые миллионы. Подобная ситуация буквально провоцирует субъекты федерации взять свою судьбу в собственные руки.

Недавно автору этих строк в компании практически всего руководства одного из военных округов довелось смотреть телевизор. На экране мелькали кадры подписания соглашения о создании нефтяного холдинга ЮКСИ. Надо было видеть выражение ненависти и омерзения на лицах генералов и полковников, слышать отборный мат, которым сопровождалось появление на экране выразительных физиономий банкиров Березовского, Гусинского и Смоленского — столичных хозяев жизни! Раньше в присутствии представителей военной контрразведки ФСБ ничего подобного о президенте, о евреях и о Москве в целом от действующих военных столь высокого ранга мне слышать не приходилось. Похоже, психологический барьер, до сих пор не позволявший армии послать Москву куда подальше, безвозвратно пал.

Антон СУРИКОВ

Евгений АЛХИМИЯ ВЛАСТИ

"Завтра” наращивает свою корреспондентскую сеть. Недавно появился собкор в Кемерове, а вот теперь — в Минске. Евгений Ростиков — уроженец Белоруссии, закончил московский ВГИК и по сей день занимается документальным кино, снимая как сценарист и режиссер одну-две картины в год. Одновременно является обозревателем газеты "Рэспублiка", то есть хорошо знает культурную, общественную, а главное — политическую жизнь, полную внутренних противоречий и неожиданностей.

Мы предлагаем его первую публикацию в "Завтра", острополемичную, которая может изумить и даже травмировать часть наших читателей. Ибо предлагает нам картину жесткой борьбы в ближайшем окружении президента Лукашенко, предостерегает самого президента от явных и неявных угроз.

ЛУКАВЫЕ СОЦИОЛОГИ

На днях один из иностранных послов, аккредитованных в Минске, спросил меня, как, мол, вы относитесь к разговорам о том, что президент Белоруссии Александр Лукашенко "метит на российский престол". Имеет ли он шанс стать президентом России?

Я ответил в том смысле, что отношусь к этим разговорам более чем серьезно (хотя и понимаю их провокационную подоплеку), ибо Лукашенко, бесспорный лидер славян, пользуется огромной популярностью в России, но опасаюсь одного, что по прошествии определенного времени, то есть когда придет час выборов, Александр Лукашенко благодаря интригам в своем окружении может утратить контроль над ситуацией в самой Белоруссии.

В моем ответе не ищите противоречия, скептицизма — а острую озабоченность верного сторонника президента. Александр Лукашенко, являющийся сегодня бесспорным лидером в нашей стране (даже маломальскую альтернативу которому вот уже на протяжении нескольких лет ищут и не могу найти все "заинтересованные" в этом люди как в самой Белоруссии, так и на Западе), может быстро, при известных обстоятельствах, потерять имеющиеся у него преимущества. Нет, рейтинг его по-прежнему высок. Это подтверждают сегодня социологические службы, делающие свои заключения на основании "выборочных опросов", а чаще на опросах журналистов, которым недосуг вникать в суть задаваемых им вопросов. Кстати, об этих социологических службах, в развитии которых в Белоруссии особое усердие проявлял не только изгнанный ныне из страны фонд Сороса, но и другие западные организации подобного толка, широко действующие на территории республики. Не исключено, что сделанные по их заказу опросы, из месяца в месяц констатирующие бесспорный факт популярности Лукашенко, усыпляют его, заставляя верить в свою непогрешимость. В нужный момент, в некий час "Ч", как это было в России 96-м году, могут "неожиданно зафиксировать резкое падение популярности Александра Лукашенко", тем самым убедив людей, что "батька спекся", и вот он, "родился новый лидер". Такие попытки уже предпринимались. Так, несколько месяцев назад вторым после президента Белоруссии вдруг стал на пьедестал телепровокатор Паша Шеремет, до сих пор в политических рейтингах вообще не значащийся. Более того, было предпринято несколько попыток поддержать популярность этого "крупного политического деятеля", вплоть до организации митингов, на которых он выступал "с яркими", чуть ли не программными речами. Одна беда, митинги эти оказались малолюдными, и Паша ушел с опросных листов.

Сегодня на выступлении Александра Лукашенко народ собирается толпами. Хотя среди этого народа — все больше чиновников по "разнарядке". На этих собраниях батька, как правило, выступает с многочасовыми, яркими, зачастую импровизированными речами, давая хорошую взбучку и виноватым, и правым, попавшим под горячую руку. Иногда импровизации не совсем удаются, хотя бы его высказывание по поводу Гитлера. И тогда, чтоб замять неловкость, самые изворотливые умы в окружении президента вынуждены искать более-менее убедительные, как им кажется, объяснения. Но главное даже не в этих "проколах", от которых не уберегают его советники. Мне кажется, ему вредят бесчисленные мелкие разоблачения, нападки на журналистов, которые только подогревают последних "на новые подвиги", публичные "по селекторной связи" разборки с собственной "вертикалью", — все это, на мой взгляд, девальвирует президентское слово. Чиновников даже публичной поркой не проймешь. Многочасовые выступления и беседы президента, как правило, транслируют республиканское радио и телевидение, их же избыточно печатают государственные газеты, раздражая и поворачивая читателей к оппозиционной прессе и московским телеканалам, густо сдобренным антилукашенковскими, антибелорусскими телепередачами. Почему об этом молчат помощники президента? Почему льстиво поощряют его? Кто они, эти люди, работающие над образом "батьки"?

Эти же помощники, советники, имиджмейкеры бессознательно, но чаще все-таки сознательно выталкивая его по каждому пустяку на авансцену, со злорадством наблюдают любую его промашку. Чего они добиваются?

Чтоб понять это, надо, прежде всего, познакомиться с идеологической службой президента и, прежде всего, с Иваном Пашкевичем.

"ГЛАВНЫЙ ИДЕОЛОГ"

Прежде чем стать заместителем главы администрации президента, курирующим вопросы идеологии, Иван Пашкевич побывал в должности помощника первого секретаря ЦК ВЛКСМ Беларуси, потом пять лет работал помощником заместителя председателя Госагропрома Белоруссии. В последнее время возглавлял белорусское отделение межгосударственной телерадиокомпании "Мир". Тогда же был избран в парламент. Как парламентарий он ничем особым не выделялся, хотя попытки предпринимал для того неимоверные, и прославился разве тем, что один из лидеров оппозиции Геннадий Карпенко пытался согнать его с трибуны Верховного Совета. Цепкостью Иван Иванович обладает завидной. И не удивительно, что "звездного" часа своего он наконец дождался. Ярко "засветился" Иван Пашкевич на Всебелорусском народном собрании трудящихся, которое было собрано в поддержку объявленного Лукашенко Республиканского референдума. Пашкевич выступил на нем с яркой, прочувственной речью, которая, конечно же, не могла не понравиться президенту. Не самый блестящий оратор, но крепкий и многоопытный организатор и боец, Владимир Заметалин после убедительной победы на референдуме, без напутствий и благодарности, в один прекрасный день был отправлен в ссылку в комитет по печати, а его место занял "человек новой формации" Иван Пашкевич.

Уже в новой должности на первой своей пресс-конференции он заявил, что "время конфронтации с политическими партиями, средствами массовой информации минуло", тем самым поспешив самоустраниться от решения разразившегося тогда конфликта с корреспондентом НТВ Ступниковым, регулярно обливающим грязью республику. Но Ступников и сам отправился работать в Израиль, а стремящийся избежать какой-либо конфронтации Пашкевич вскоре стал одним из соучастников конфликта с ОРТ и ее корреспондентом Шереметом. Но пока отвечая на своей первой пресс-конференции о возможности доступа на белорусское телевидение оппозиционеров, Пашкевич. демонстрируя полное непонимание действий российских электронных СМИ, ответил: "Мы видим, по какому принципу действует российское телевидение. Там существуют десятки независимых студий, отстаивающих разные мнения, и они постоянно конкурируют между собой. Всем им предоставляется эфир. Я выступаю за то, чтобы такое положение было на белорусском телевидении, и несколько удивляюсь, почему такая форма работы не используется руководством Белтелерадиокомпании".

Белорусское телевидение, до сих пор, по сути, являющееся единственным безоговорочным помощником президента, естественно, стало поспешно меняться. "Отстаивание разных мнений" привело к тому, что сегодня наиболее убедительно, зачастую в лучшее время, звучит с телеэкрана мнение оппозиции.

Сразу же после назначения на новый пост особенно бурную деятельность развил главный идеолог республики по защите разного рода сект, а точнее, занялся продвижением в республике политики духовного разобщения народа, расчленения его на отдельные, враждующие между собой структуры, подчиненные зарубежному руководству. Белорусскому телевидению был дан приказ подробно освещать турне сектантов от религии, и только в положительном ключе. А в завершение вояжа Пола Мора Иван Пашкевич устроил ему встречу с президентом.

А вскоре, с подачи все того же главного идеолога, в Национальном собрании прошла встреча с участием представителей основных протестантско-сектантских группировок Беларуси. Неопротестанты не только изощрялись в саморекламе, рассказывая о своих небывалых достижениях, в том числе и по вербовке в республике "смиренных овец", но еще с большим удовольствием пинали традиционные конфессии, глумились над православными святыми. Весь этот "шабаш нечестивых" был тщательно запротоколирован и направлен в редакции с приказом срочно напечатать. К счастью, в администрации президента и редакциях существуют здравомыслящие люди, не позволившие выйти в свет этим позорным публикациям.

На всем протяжении своей, еще короткой, но бурной деятельности в президентской свите Пашкевич сулит президенту Лукашенко инвестиции от американских (разумеется, протестантских) коммерсантов, условием которых ставил создание в Беларуси режима наибольшего благоприятствования для разного рода сект. Подкреплялось это и тем аргументом, что у него в США проживает тетка, и он-де все знает, как говорится, из первых рук.

О том, какую роль сегодня играет в Белоруссии главный президентский идеолог, можно судить и по его последнему выступлению на совещании офицерского состава, организованного Министерством обороны РБ. После выступления главного идеолога республики офицеры были в полном смятении, они недоуменно спрашивали, когда начался отход от православия? И президентская ли это политика? Пашкевич ответил: "Во главу угла, во главу государственной идеологии должны стать христианские ценности и нравственность. Я подчеркиваю, не православные, а именно христианские. Для меня вообще неважно, в какую церковь будут заходить люди — в иудейскую, католическую, протестантскую или православную. Подходит любая, — вещал президентский идеолог, и продолжал. — Надо иметь в виду… Есть мнение, что православие не жизнеспособно. Наиболее активными и прогрессивными сейчас являются протестантизм и в какой-то степени католицизм… Цифрам, которые публикуют по распространению православия, я не верю. Протестанты — самые активные "штыки", и с ними нам надо работать. С этой категорией населения — с протестантами… Я категорически не приемлю определения баптистов как сектантов. Они христиане и истинно верующие".

Здесь надо учитывать то, что сам Пашкевич — баптист. Говорилось же ведь это не в баптистской общине, а на собрании, где подавляющее число офицеров православные. Но Пашкевич в последнее время любит идти ва-банк, считая, видно, что дело уже сделано, силы, которые за ним стоят, его при необходимости выручат. "Республика Беларусь, — говорит он, — должна быть многоконфессиональной. Нам не нужны такие поправки, как в Российской Федерации, когда подымается и выпячивается Православие. С этим нам надо бороться. Это нам не подходит… 2 октября 1997 года я был на крупном международном семинаре в США. Он был посвящен проблемам религии, ее месту в современном мире. Так вот, для американцев более важны сегодня не столько права человека, как свобода религии и экономическая выгода. Именно на этих условиях они готовы сотрудничать с нами".

Блокируя эти поправки, Пашкевич продолжает вводить в заблуждение Лукашенко, утверждая, что иначе, мол, бизнесмены-баптисты откажутся вкладывать свои капиталы в народное хозяйство республики.

БАПТИСТ У ВЛАСТИ

Пашкевич сменил такое наше понятие, как "православные нравственные ценности", на пресловутые "христианские". Да, можно связывать его "курс" с баптистской религией, которую он исповедует. Но истина здесь, мне кажется, в другом — в стремлении нанести решающий удар по православному президенту, выбить, разрушить, размыть ту почву, на которой он стоит, которая его держит. Цель у Пашкевича и его покровителей означена четко — это разрушение Союза Белоруссии и России, дружбы двух братских народов. То есть удар наносится по идее президента, которую поддерживает подавляющее число народа Беларуси, но никак не ее главный идеолог. Именно на это прежде всего направлены его усилия по вытеснению из республики Православия: "Я спрашиваю, какая разница, привезли нам Библию из Москвы за деньги или из Бельгии — бесплатно? — задает он сакраментальный вопрос, и тут же сам отвечает на него, конечно же, в духе времени. — Лучше, когда бесплатно… Православие, как и католицизм, управляется из зарубежного центра — из Москвы. Разве оно заинтересовано в укреплении подлинной независимости республики Беларусь?.. Я спрашиваю, почему на щит подняли славянскую идею и какую-то славянскую партию. Я поддерживаю любую религию. И неважно, с какой партией сотрудничать — с БНФ или с коммунистами. Сочувствовать вы можете кому угодно. Но высказывать в открытую свои симпатии в отношении религий и партий вы не должны. Ни в коем случае нельзя выпячивать какую-нибудь славянскую партию. Иначе белорусы никогда не оформятся как самостоятельная европейская нация. Нам необходимо вновь поднять значение белорусского языка, хотя он и не пользуется популярностью в обществе. Мы пошли на двуязычие, так как этого хотело большинство граждан Белоруссии. Но теперь пришло время исправить положение…

И еще я вам вот что скажу: мы без стеснения должны удержать власть. Мы должны проводить свою политику. И здесь хороши все методы. Мы сегодня у власти, и мы партия власти. Важно, чтобы при смене лидера сохранился аппарат. В общем, как на Западе: верх меняется, а аппарат остается".

СИЛА АППАРАТЧИКА

Я прошу прощения за столь длинное цитирование, но читатель должен четко уяснить, кто сегодня проник в ближайшее окружение Александра Лукашенко, кто главный идеолог, какой он видит республику Беларусь, в которой во что бы то ни стало намерен удержаться у власти. Я не буду подробно комментировать ни эти установки, которые он давал белорусским офицерам, ни одна из которых и близко не сходится с тем, что говорит и делает президент!

Пашкевич сдает одну государственную позицию за другой. Это касается прежде всего отношения к Православию, которое в Белоруссии исповедует большая часть населения. Поражает его благосклонное отношение к националистической, резко враждебной президенту и нынешней государственной политике, партии "Народного фронта", лидеры которой сейчас отсиживаются в США, получив "политическое убежище", и только ждут своего часа, чтобы взять власть. Это их сокровенная мечта, чтобы в республике, где сегодня равные права имеют белорусский и русский языки, ввести, как в соседних прибалтийских странах, одноязычие, тем самым расколов общество по языковому и национальному признаку. И Пашкевич, добиваясь религиозного раскола, готов благословить и языковый, считая, что "теперь пришло время" пойти против воли "большинства граждан Беларуси".

Но кто же тот лидер, то первое лицо, о смене которого так неожиданно прозрачно напоминает главный идеолог. В Белоруссии и козе понятно, что это Александр Лукашенко. Пашкевич пока не уточняет, кем он его хочет заменить и какого претендента на этот пост он хочет убедить в своей верноподданности. Хотя, что гадать, желающих здесь более чем предостаточно. И каждый из них найдет, за что оценить старания Пашкевича. Другое дело, каким способом убрать президента? Террористический акт? Да, и такие планы, по всему видать, отрабатываются. Не зря сообщения о них время от времени появляются в республике. О них в деталях рассказывают в Москве, в том числе и с трибуны Госдумы. Во время одной из бесед по этому поводу с Виктором Илюхиным на вопрос, откуда у него эти сведения, он назвал один из источников в США, информации которого полностью доверяет.

Осенью прошлого года СМИ Литвы как главную сенсацию подготовительного периода к встрече руководителей государств Центральной и Восточной Европы, которая должна была состояться в Вильнюсе, сообщили, что спецслужбы этой страны раскрыли заговор группы лиц из добровольческой армии охраны края (как известно, "добровольцем" N 1 является Витаутас Ландсбергис), которые готовились совершить покушение на президента соседней республики Александра Лукашенко. Было арестовано 6 человек, пять из которых штатные работники шяуляйского окружного штаба добровольцев. Всего в качестве причастных к этой группе заговорщиков было определено более 20 человек из различных региональных подразделений добровольцев. МВД Литвы и генеральная прокуратура по факту попытки совершить покушение возбудили уголовное дело. Была создана специально следственная группа, проведено служебное расследование. Но, как и предполагали, оно ничего не дало. "Советская Белоруссия" утешила своих читателей тем, что "вся эта история рождена не в недрах российского ГРУ, а является отражением внутренней борьбы в самой Литве". На этот раз все действительно обошлось. И хотя в Совете безопасности РБ категорически отвергают такой вариант развития событий и говорят о надежности предпринимаемых для охраны президента мер, но можно ли в чем-то сегодня быть заранее уверенным. Тем не менее, я думаю, что для смены президента будут подбирать другой "бескровный" вариант. Ведь есть же более "цивилизованные способы". Оппозиция сегодня снова носится со сбором подписей уже не среди депутатов, а "народа", для того, чтобы объявить импичмент президенту. Но "пятой колонной" в окружении президента ставку решено сделать все-таки на другое: на горбачевщину, на все более проявляющуюся неопределенность, размытость политики, и прежде всего кадровой, когда в кругу ближайших и влиятельнейших людей республики появляются такие, как "главный идеолог" и следующий за ним "главный редактор".

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

В 1995 году в Минске практически за один месяц были сменены редакторы всех ведущих государственных газет.

Поводом для нанесения удара по редактуре, "преподания ей урока", послужила так называемая история с "белыми пятнами", когда газеты, печатая очередной антикоррупционный доклад, в котором уже мелькали фамилии деятелей из президентского окружения, подчиняясь советам негласных цензоров, вынуждены были снять с полосы целые колонки, отказавшись заполнить их какой-либо другой информацией. Одним росчерком пера снимаются редакторы строптивых газет и на их место ставятся два зама самой злобной антипрезидентской "Народной газеты", которые, собственно, ее и делали.

Правда, один из его назначенцев, Николай Галко, пересев из замов в кабинет главного редактора "Народной газеты", попытался, было, вести прежнюю, откровенно антипрезидентскую политику, и через некоторое время, после очередного громкого скандала, вылетел с этого места. Второй бывший зам "Народной" Павел Якубович, чья принадлежность к самым оголтелым националистам, ненависть ко всему советскому и социалистическому ни у кого и никогда не вызывала сомнений, став главным редактором "Газеты администрации президента", или как он ее стал величать — президентской газеты "Советская Белоруссия", несмотря на все передряги, не только усидел в своем новом кресле, но стал, по сути, сегодня вторым после Пашкевича идеологом, да и проводником "новой политики президента".

Особую ненависть у редактора "президентской газеты" вызывают коллеги, которые с ним расходятся идейно, и на чьем фоне его газета, в лучшем случае, выглядит двусмысленной и лживой. Потому первой для расправы Паша избирает молодежную газету "Знамя юности", открыто защищающую славянские идеи, выступающую за воссоздание Союза славянских народов и пишущую об этом жестко и убедительно. Для того, чтобы вывести ее из политической борьбы, Паша использует методы ранее апробированные на других неугодных газетах. Служба контроля президента вдруг находит в "Знаменке" компромат, затевает уголовное дело. (Ни один факт не подтвердился, и уголовное дело сегодня уже закрыто.) Но тогда Паша, используя повод, разворачивает на страницах "Советской Белоруссии" кампанию травли неугодного ему редактора. К нему присоединяются так называемые "незалежные СМI".

Но здесь многоопытный Якубович и его разношерстная компания получают неожиданный и решительный отпор. Молодой редактор Игорь Гуковский помещает на страницах своей газеты материал под красноречивым названием "Грустная история о том, как бывший прапорщик конвойной службы Паша Моргунчик стал "авторитетом от журналистики", в котором, основываясь на документах, рассказывает предысторию Паши Якубовича. А она, действительно, показательна для того, чтобы понять, кто сегодня в ближайшем окружении президента Белоруссии пытается влиять на его политику.

…ПО КЛИЧКЕ "МОРГУНЧИК"

Собственно, сознательная биография будущего шефа "президентской газеты" действительно началась со службы в конвойной части внутренних войск, где, надзирая за уголовниками, он и получил кличку Паша Моргунчик. "Я очень жалел осужденных, и в итоге все привело к тому, что я им помогал, — разоткровенничался как-то Паша в интервью одной из республиканских "независимых" газет. — Я не преступал рамки закона, но в итоге, в 60-70-х годах, я стал известен в среде заключенных. Они меня называли Паша Моргунчик, так как у меня тогда один глаз дергался на нервной, наверное, почве". Рассказывая о помощи уголовникам, что в общем-то соответствует славянской традиции сострадания, Якубович, потеряв бдительность, проболтался журналистам, что при этом "одновременно был в тесной связи с оперативными органами". Оттрубив прапорщиком в войсках МВД десяток лет, Паша был зачислен литсотрудником тогда еще газеты ЦК ВЛКСМ Белоруссии "Знамя юности". В нее, конечно же, он принес нравы и интересы зоны. И прокололся… В том, как он пытался засадить в сумасшедший дом "неуступчивую" девушку, разбирался Комитет партийного контроля ЦК КПБ. В личном деле, хранящемся в ЦК ЛКСМБ, т. Якубович указал, что он является лейтенантом запаса, а в военкомате есть запись о том, что ему отказано в представлении к офицерскому званию в связи с отрицательной характеристикой. Еще в 1973 году т. Якубович сменил свое отчество Израилевич на Изотович".

Здесь весьма примечательны письменные объяснения "чудесного" превращения Израилевича в Изотовича: "В 1973 году (точно не помню) я обратился с просьбой к начальнику политотдела дивизии о разрешении изменения мне отчества с "Израильевича" на "Изотовича", ввиду нежелания иметь отчество, созвучное с чуждым мне агрессивным государством". Правда, это не помешало Паше, когда приболел, сделать в "агрессивном государстве" весьма дорогостоящую операцию. А ныне некоторые склонны утверждать, что после очередного прокола Моргунчика могут запросто назначить послом в это нелюбимое им государство. Тогда наверняка он покается перед памятью родителя и вернет себе "неблагозвучное" отчество. Но вернемся к фактам его биографии, так как она прослежена дотошными членами комиссии партконтроля.

Павел Изотович-Израилевич Якубович-Моргунчик, как и всякий флюгер, легко меняет не только отчество, но и идеологии. Когда пришли "новые времена", Моргунчик, недолго раздумывая, оставил свои фельетоны и футбольные репортажи, с которыми он выступал на страницах молодежной газеты, и, поразоблачив немного хорошо знакомых ему гостиничных проституток, с головой ринулся в большую политику. Для этого, естественно, пришлось перекреститься в "отчаянные демократы". Особенно Моргунчик развернулся в 1993 году, когда в центре Москвы и у Останкина были расстреляны сотни ни в чем не повинных людей. Казалось, земля тогда стонала от горя. Из далекого Парижа с гневом и болью осудили это преступление такие российские интеллигенты, как Владимир Максимов, Андрей Синявский. Из Мюнхена резко обличал расстрельщиков виднейший философ Александр Зиновьев.

А в это время в Белоруссии, наблюдая по телевизору за развернувшейся трагедией, подобно какому-нибудь местечковому Бокассо, Паша Якубович-Моргунчик ерничал и пускал пузыри от восторга на страницах "Народной газеты": "…По силам ли такой сюжет Шекспиру?.. Испуганный мир вздохнул с облегчением — свихнулась не вся Россия, свихнулась лишь горстка мерзавцев-мятежников… А с рассветом, напившись человеческой крови, эти упыри бесславно исчезли…"

Естественно, что, обладая таким неуемным воинственным запалом, Моргунчик не ограничивается статьями, расхваливающими августовские деяния "настоящей демократии". Он тут же оформляется пресс-атташе в так называемую "комиссию Пырха", по сути, объявившую в республике настоящую охоту на ведьм. Он пишет доносы не только на журналистов, политиков и депутатов, но и простых людей. Так были "изобличены" люди, участвовавшие в похоронах минчанина, погибшего у стен российского парламента.

В преддверии встречи руководителей стран-участников НАТО, где решался вопрос о приеме в этот военно-политический блок некоторых стран Восточных Европы ,"независимые" российские и белорусские СМИ развернули бешеную кампанию по созданию соответствующего имиджа.

Естественно, что включился в нее и Моргунчик.

Возмущение в республике вызвал ряд санкционированных им пронатовских публикаций, имевших своей целью, в частности, поставить под сомнение принципиальную позицию МИД Беларуси: "НАТО вполне удовлетворится Восточной Европой, как санитарным кордоном. Им больше не надо", — вещала "Советская Белоруссия". Дальше успокаивала: "Никакое НАТО не способно воевать в условиях российского Нечерноземья или на просторах Сибири".

"Советская Белоруссия" пестрела беспрецедентными перепечатками из российских прозападных СМИ. Здесь же, естественно, появилась и статья гражданина США Василия Аксенова из "Московских новостей", в которой тот самоуверенно рассуждал об исторической роли НАТО, призванной "защищать нашу развалившуюся Родину в исторически близком будущем".

МИНСКИЙ СЕКСОМОЛЕЦ

В период президентских выборов в России газеты администрации президента Беларуси, а точнее, Паша Моргунчик, на целую полосу перепечатывает из "Московского комсомольца" пасквиль на одного из кандидатов в российские президенты Зюганова. Ясно было, что это провокация — примитивная, грубая и дурно пахнущая. К счастью, в Москве уже знали, кто возглавляет "СБ", знали, что она имеет к политике Лукашенко весьма отдаленное отношение и поэтому, соответственно, отреагировали.

Но Моргунчик не успокаивается. Принимает президент представителей делегации парламентского большинства Госдумы России — а накануне встречи главный редактор опять печатает свою "колонку", в которой утверждает, что думское большинство требует инкорпорации Беларуси в состав России в виде шести белорусских областей. Ложь несусветная, и не удивительно, что лидеры народно-демократического союза расценили ее как далеко идущую провокацию. Именно тогда в Беларуси стало известно письмо одного из российских национальных лидеров, в котором были и такие строки:" В ходе своих поездок в республику Беларусь я почувствовал, что, на словах поддерживая курс своего президента, некоторые лица при должностях и званиях делают все от них зависящее, чтобы торпедировать сближение с Россией, видя в нем угрозу своим номенклатурным интересам. Хочу, как при игре в прятки, сказать: а мы вас видим, г-н Якубович!" Но Моргунчику все нипочем — отряхнулся и снова за свое.

Меня всегда поражало странное совпадение — бешеная антибелорусская, антипрезидентская кампания в "Известиях", на каналах российского телевидения и двусмысленные упражнения по близким вопросам на страницах "СБ".

"Знамя юности" в период этой разоблачительной полемики поместила более десятка полосных материалов, раскрывающих не только политический, но и моральный, нравственный облик главного редактора "президентской газеты" Паши Моргунчика. Со своими статьями, открытыми письмами выступали не только журналисты, ветераны (которых, как и водится у этой публики, Моргунчик называл ни больше ни меньше, как "красно-коричневые"), а еще депутаты, политические и общественные деятели, простые читатели.

Все это привело к тому, что над Моргунчиком снова стали сгущаться тучи. И тогда на помощь ему бросился "главный идеолог" — заместитель главы администрации президента Иван Пашкевич, а также бесцветный пресс-секретарь президента Валерий Толкачев. Цель их бесчисленных визитов в редакцию молодежной газеты была одна: заставить строптивого редактора прекратить публикации о Моргунчике, а в идеале и отстранить Игоря Гуковского от должности. Но ни намеки на то, что "вопрос о снятии Гуковского уже решен на самом верху", ни давление на спешно собранный по этому поводу коллектив молодежной редакции не помогли — коллеги единодушно выразили своему шефу полную поддержку.

Республиканская пресса задавалась вопросом: "Чьи интересы вы защищаете, г-н Пашкевич? Беларуси? Президента? Или человека, еще неполный документальный портрет которого изображен в "Грустной истории…" и который не может вызвать у нормальных людей ничего другого, кроме стыда и омерзения?"

Молчал Пашкевич, и Лукашенко же на одной из пресс-конференций публично одернул находившегося в зале главного редактора "своей" газеты", пообещав в скором времени во всем строго разобраться.

Многие принципиальные журналисты, которые на президентских выборах и в период двух референдумов решительно поддержали политику Лукашенко, сегодня активно вытесняются. Жестко блокирован один из его первых и самых последовательных сторонников, зам. председателя Гостелерадио Владимир Ядренцев, уволен высочайший профессионал и искренний человек Николай Реент, неоднократно "строго предупреждалась" за свои "панславянские материалы" такая известная журналистка, как Нина Чайка. В окружении президента делают вид, что ничего страшного не происходит, но в журналистских кругах поняли: сегодня уже открыто поддерживаются люди, настроенные антибелорусски, антироссийски, антиславянски. И многие известные журналисты-государственники заняли выжидательную позицию, что не осталось не замеченным для общественного мнения. Оно и понятно, нельзя безнаказанно вытаптывать в народе веру в торжество справедливости и здравого смысла.

Но как же Моргунчик? Тоже "лег на дно", зализывает раны? Не тут-то было. Не в его это характере, да и время сегодня не то. Теперь он ни на шаг не отступает от Лукашенко, публично клянется в любви и верности "товарищу президенту" и… по-прежнему гнет свое.

Месяца полтора назад он санкционирует операцию "Свинья", обеспечив ей на страницах своей газеты так называемую идеологическую поддержку. А цель этого "свинства" была одна — закрыть газету "Славянский набат" — пожалуй, единственную на сегодня в Беларуси газету, рассказывающую об истории и современных проблемах славян, об их духовном наследии и нравственных идеалах, прославляющую патриотизм и величие духа простого человека, открыто выступающую за единение белорусского и русского народа. Судьба "Славянского набата" висела на волоске. Если бы не взрыв общественного мнения, газета была бы закрыта.

А что дальше? А ничего хорошего. Паша Моргунчик выходит на международную арену. Недавно стало известно, что разговоры о создании единого информационного пространства Беларуси-России приобретают конкретные черты. Да еще какие! В Беларуси решено издавать "Московский комсомолец", а в Москве — газету "Советская Белоруссия". Причем речь идет не просто о распространении "МК" в Беларуси, как это делают "Известия", "Комсомольская правда", "Правда", "Труд" и другие бывшие центральные советские, а ныне российские газеты, а именно о создании в Минске самостоятельной редакции этого ярко-желтого издания. О том, как оно повествует о России, русских людях, читателям "Завтра", думаю, говорить не надо, но с еще большей "любовью" "комсомольцы" пишут о белорусах и президенте Беларуси. Один только их недавний материал Марка Дейча под названием "Свобода от Лукашенко" чего стоит! Не больше узнают россияне и о белорусах из газеты Паши Моргунчика. А какие не только пошлости, двусмысленности, а прежде всего русофобские, пронатовские чувства он будет изливать в своих редакторских колонках, выпущенных в Москве, тоже легко догадаться.

Понимает ли президент, какую паутину вокруг него сплели "главный идеолог" и "главный редактор"? Надеюсь, что да. Он не может не чувствовать, какая опасность нависла над его планами и идеями. Нагрузки, которые он выдерживает, колоссальны. СНГ превратился в клуб презирающих друг друга, не доверяющих один одному жадных президентов, которые пытаются управлять голодными, готовыми все смести на своем беспросветном пути простыми, отчаявшимися людьми. Союз Беларуси и России слабо наполняется реальными делами, и во многом остается просто красивой бумажкой. Запад жестко блокирует Лукашенко, фактически объявив ему не только политическую, информационную, но и экономическую войну. И некоторые советники президента предлагают ему как можно быстрее изменить свою политику, при которой так уверенно и открыто действуют сегодня в республике "главный идеолог" и "главный редактор". Они убеждены: будущее за ними, легко меняющими национальность, идеологии, президентов. Для них самое главное, "чтобы при смене лидера сохранился аппарат". То есть лично они, их власть.

Но они должны знать — они уже "засвечены", видны народу, готовому отстаивать своего президента.

БЫВШЕМУ ГЕРОЮ ( Из открытого письма бывшему офицеру МАКУТЫНОВИЧУ в связи с 7-й годовщиной январских событий в Вильнюсе )

Мы, непосредственные участники прибалтийских событий, в годы преследований, лишений и бесправия были вынуждены хранить своеобразный обет молчания. У нас разные судьбы, и участвовали мы, зачастую, в различных эпизодах и операциях. Это позволяет каждому из нас подписаться под каждым словом связанной с ним истории, а всем вместе, по законам боевого братства — под предлагаемым вашему вниманию свободным документом.

Не желая служить разменной монетой в политических играх как "демократов" всех мастей, так и некоторых наших бывших товарищей, научившихся паразитировать на подтасовке фактов, организации заказных провокаций и наших личных бедах, мы не собираемся больше замалчивать их действительную роль и потворствовать распространившимся политическим спекуляциям, лжи и профанации недавней истории.

В этой связи мы особо выделяем ни разу не побывавшего под пулями бывшего офицера, майора вильнюсского ОМОНа Болеслава Макутыновича. Хотели бы в первую очередь отмежеваться именно от него и не известно где подобранных им проходимцев, выдающих себя за нас и позоря тем самым вильнюсский ОМОН в России, а теперь еще и в Белоруссии у доверчивого президента Лукашенко.

Особое возмущение вызывает тот факт, что так называемый "герой январских событий Вильнюса 1991 года" умудрился превратить сами наши имена, легенду об отряде и трудные судьбы его бойцов в источник благополучия для себя и своих родственников, не брезгуя спекулировать в высоких коридорах власти на бедах и лишениях, выпавших на долю наших семей, личных боевых заслугах многих из нас в локальных войнах в Приднестровье, Осетии, Абхазии и Чечне и памяти погибших там товарищей, не способных более защитить свое имя.

Кощунственно, но Макутынович сегодня паразитирует даже на памяти защитников Верховного Совета в октябре 1993 года, к которым он не имеет никакого отношения. Более того, как раз против них тогда на деньги друга Собчака — мэра города Сестрорецка Козырицкого и его жены Мары — "втемную" за спиной бойцов отряда именно он собирался толкнуть нас в кровавый конфликт, предотвратить который в самый последний момент смог лишь наш категорический отказ выступить на стороне "демократов".

ВИЛЬНЮС

История его предательства проста. Сначала, в 1989 году, в только что созданном вильнюсском ОМОНе появился скромный гитарист-инструктор Октябрьского райкома коммунистической партии Литвы г. Вильнюса Макутынович с известными функциями начальника штаба капитана Б. Л. Макутыновича беспрекословно выполнял все задания националистических властей Литвы, несмотря на начавшееся размежевание личного состава на сторонников и противников Союза ССР.

Даже после начала известных событий руководство отряда продолжало поддерживать Ландсбергиса. Еще 8 января 1991 года в цепи, выставленной против рабочих и пенсионеров по приказу правительства Литовской республики, показывая пример, стоял сам начальник штаба отряда Макутынович, а в это время из-за их спин боевики департамента охраны края (доковцы) и "саюдисты" били рабочих железными прутьями, завернутыми в газеты, как Александра Кондрашова и других сторонников союзного государства.

Стоило же в Москве генеральному секретарю Горбачеву слегка подмигнуть государственникам, как чуткий к коридорным веяниям капитан тут же оказался в рядах сторонников Союза на базе ОМОНа в Валакампяй, выгадав в дальнейшем по дороге чин майора. Характерно, что здесь Макутынович в очередной раз начал метаться и продемонстрировал нам свою трусость. В результате из "Северного городка" в ответ на его панические призывы прислали разведроту с тремя бээмдэшками N-ского парашютно-десантного полка и… штатного психолога для поддержания в должном духе новоявленного командира ОМОНа. И хотя с 11 по 14 января 1991 года, когда проходил штурм вильнюсской телебашни, запаниковавший и растерявшийся Макутынович под слова "не надо крови" позорно отсиживался под охраной десантников на базе полицейской академии, сегодня он не стесняется в многочисленных интервью утверждать обратное, и, в частности то, что тогда… лично принимал активное участие в основных событиях (например, Б. Л. Макутынович: "…январские события, когда мы выполняли приказ. Стояли против толпы. И что бы эта толпа сделала тогда, не будь нас?.. Одному Богу ведомо. Тринадцать погибших" (газета "Криминальная хроника" N 8 за 1997 год).

Оставшиеся 7 месяцев до ГКЧП августа 1991 года Макутынович всячески, но в большинстве случаев безуспешно, пытался отговаривать нас от активных действий.

Из карьерных побуждений Макутынович пытался искусственно раздуть в четыре раза штатную численность отряда, и это, несмотря на наши неоднократные протесты и попытки блокировать прием в отряд непроверенных и попросту случайных людей.

Нередко, пытаясь оправдаться перед нами, Болеслав прикрывал даже выявленных среди его "новобранцев" и прихлебателей откровенных стукачей и жуликов, представляя их… как своих давних "тайных и заслуженных агентов" и т. п. К этому времени Макутынович стал явно опасаться и сторониться сильных и уважаемых офицеров отряда, предпочитая окружать себе откровенными подхалимами.

Даже после ГКЧП, в конце августа 1991 года, когда литовская полиция и департамент охраны края блокировали Комитет государственной безопасности со всеми его сотрудниками, и мы (в частности, офицеры Антоненко, Еременко, Разводов и другие) требовали всем отрядом немедленно выйти им на помощь на трех бэтээрах с задачей эвакуировать личный состав, вывезти секретные архивы и оружие, Макутынович отказывался и тянул до прихода пограничников.

Вскоре в угоду литовским националистам по приказу Шапошникова был снят непокорный командир "Северного городка" генерал-майор Усхопчик, и на его место был назначен услужливый полковник Фролов. При этом нам открыто объявили, что вскоре база ОМОНа будет взята штурмом частями "Северного городка". Ситуация стала еще больше нагнетаться.

В этот критический момент, когда необходимо было принимать решение и защитить семьи, Макутынович снова заметался и полностью устранился от командования.

В период очередного приступа паники, 22-23 августа, Макутынович, вместо того, чтобы отдать лично в руки, умудрился сжечь около сотни личных дел рядового и сержантского состава с их паспортами и удостоверениями личности, включая документы нескольких офицеров, что только добавило лишних трудностей бойцам, вынужденным долгое время скитаться без всяких документов, а Макутыновичу в дальнейшем позволило начать манипулировать беспаспортными и нелегализованными людьми.

ПИТЕР

В 1992-93 гг. под С.-Петербургом бывшие воины-"афганцы" оказали многим из нас реальную помощь — обеспечили жильем и работой. В это время к нам приехал одинокий и заметно поиздержавшийся Болеслав. По общему решению ему выделили квартиру. Вскоре под обещания о грядущем воссоздании отряда и восстановлении бойцов в рядах МВД России и, соответственно, их документов, он начал играть роль своеобразного "представителя для переговоров" как с официальными структурами, так и с коммерсантами. В числе последних оказалась весьма богатая семья Козырицких, владеющая сетью магазинов в Сестрорецке. Близкие друзья Собчака — бывший повар Козырицкий, ставший мэром пригорода С. -Петербурга, и его жена, коммерсант Мара Григорьевна, которая говорила, что "под нас" давались большие деньги Макутыновичу, о размере которых мы даже не догадывались.

В Питере все жили, едва сводя концы с концами, под сказки и непрерывные обещания Макутыновича восстановить личный состав в МВД, а сам майор с несколькими денщиками начал откровенно благоденствовать. По-видимому, открытый им способ обогащения работал, пока мы были зависимы от него, для чего и нужно было любой ценой сохранить состояние бесправия и нужды наших семей.

Первым терпение лопнуло у подполковника Разводова, награжденного в дальнейшем несколькими орденами за участие в боевых действиях в Чечне. Поводом послужило то, что под шумок была продана квартира, выделенная коллективным решением для обеспечения прописок и легализации людей, и вырученные деньги исчезли.

Боевой офицер не выдержал и публично выразил свое возмущение Макутыновичу, причем с помощью весьма убедительных и увесистых аргументов. Оказалось, что банальных оплеух было достаточно, чтобы перепугавшийся Макутынович снял очередной искусственный барьер. Не стоит говорить, что боевой подполковник с тех пор не имеет с ним никаких дел.

Однако это вовсе не мешает майору, получившему пощечины от Разводова, сегодня в различных интервью строить собственную рекламу на его же заслугах. Спекулирует и поныне на орденах того же Разводова, подробно описывая его поздние боевые заслуги, как, например, в интервью газете "Литовский курьер" N 9, март 1997 года, где около половины текста Макутынович посвятил описанию подвигов "своего подчиненного" подполковника Разводова! И традиционно заканчивающейся рекламой: "Судя по словам Б. Макутыновича, о его отряде мы еще узнаем". (Сейчас спекулирует еще и медалью "За отвагу!" В. Козловского.)

На совести Болека остаются и загадочные угоны у нас и "афганцев" двух новых "девяток", в имитации одного из которых через год признался приближенный Макутыновича Виктор Моисеевич Рощин. Сам Макутынович занял, но пока не вернул "афганцам" крупную сумму денег.

НЕУДАВШАЯСЯ ПРОВОКАЦИЯ

В один из дней наивысшего противостояния народа и "демократов", когда наши товарищи из рижского ОМОНа Марковский, Вжик и другие были окружены в здании Верховного Совета РФ наемниками Ельцина, а в С.-Петербурге все никак не удавалось спровоцировать жесткие столкновения милиции с народом, Болеслав Макутынович объявил, что утром мы проводим крайне важную и ответственную специальную операцию и лично отобрал ее будущих участников. Но утром вместо Макутыновича к нам приехал друг Собчака мэр г. Сестрорецка Козырицкий и заявил, что в милиции нас уже ждут и надо срочно выезжать на операцию. Ничего не подозревающий Козырицкий, слегка удивившись, что Макутынович слишком уж секретничает и зря еще вечером не раскрыл план операции, сам публично — и участники той беседы готовы подтвердить это в любом суде — рассказал план предстоящей провокации.

Сначала мы должны были поехать в милицию, где каждого из нас представят личному составу: важно, чтобы каждого из нас запомнили в лицо сотрудники собчаковского МВД, выставляемые против демонстрантов в оцепление у Смольного. После этого мы должны были внедриться в ряды демонстрантов. При этом в толпе, как сказали нам, "вы не одни будете, будут еще наши люди из коммерческих структур", которых мы должны узнавать по характерным внешним признакам. В нашу задачу входило спровоцировать драки и столкновения, а когда милицию начнут бить и забрасывать камнями, и она начнет в ответ крушить толпу, мы должны были "уйти за щиты", для чего ОМОН "сделает вам коридор". Затем мы должны выдвигаться в мэрию С.-Петербурга, там получить оружие и встать на защиту Смольного и Собчака. На наш вопрос, как же быть с разрешениями на ношение оружия, нам ответили, что "здесь вопросов нет, обо всем уже договорились".

После всего мы едем отмечать победу в баню, где кроме нас будет еще "прокурор города С.-Петербурга со своим заместителем, другие важные люди"; "отдохнем, посидим, обсудим все великие дела". Еще нам сказали, что там же после бани нам выдадут приличные деньги, не уточнив, какие.

Ответив, что нам нужно формальное подтверждение приказа от Макутыновича, мы поехали к последнему домой и, отловив невменяемого Болеслава, высказали ему все, что думаем. В первую очередь то, что его "операция" — есть провокация против наших же товарищей. Оправдания с его стороны звучали неубедительно.

После таких событий мы ушли по примеру Разводова.

Перед этим пришлось прогнать телевизионщиков из демократического "5 канала", приехавших снимать репортаж о том, что если в "Белом доме" плохие омоновцы — из Риги, то в С.-Петербурге — хорошие, из Вильнюса, ставшие на сторону демократов (в "Белом доме" действительно не было ни одного бойца Вильнюсского ОМОНа. Хотя желающие были, но Макутынович, как обычно, сдерживал и тянул время, обещая пойти вместе с нами в "Белый дом" в якобы организуемой второй партии). Мара Григорьевна пыталась удержать нас деньгами и соблазнительными предложениями. Но отказ от сотрудничества с ее охранной структурой сделал в дальнейшем невозможным наше пребывание в собчаковском Питере.

Заметим, что спустя продолжительное время Макутынович нередко обвинял нас в том, что, отказавшись участвовать в "формальной и безвредной" операции ФСК, мы сами виноваты в том, что "вылетели из Питера".

БЛЕФ У ЛУЖКОВА

Исчезнув на некоторое время, Макутынович вскоре всплыл в Москве. На этот раз он объявился в коридорах московской мэрии, ключом к которой послужили личные проблемы влиятельного чиновника — "казака" Сергея Евгеньевича Донцова.

Из фонда обязательного медицинского страхования (Ломакин-Румянцев) Макутыновичу на счет ООО "Охранное агентство "Форпост" стали ежемесячно поступать миллиардные суммы под программы фонда, которые почему-то не выполнялись генеральным директором данного охранного агентства.

И если первоначально под бойцов отряда рядились родственники самого Макутыновича и его приспешников, в большом количестве наехавшие из Белоруссии, то вскоре он вынужден был пригласить и выделить часть квартир настоящим бойцам прибалтийских отрядов. При этом несколько квартир он взял себе, не менее щедро одарил и многочисленную родню.

При этом в 1995-97 гг. он держал без прописок, на голодном пайке семьи приехавших к нему по его неоднократным приглашениям бойцов рижского и вильнюсского ОМОНов, объясняя, что все деньги, получаемые им на отряд, уходят на выкуп квартир.

В 1997 году за работу Макутынович перестал платить даже минимальную зарплату, и семьи начали голодать. Отсутствие прописок и легализации не позволяло многим из нас найти постоянную работу.

В эти годы Макутынович проявил стиль беспримерного политического вероломства, вступив во многие ведущие партии и движения одновременно, из которых мы можем, например, назвать партию А. Лебедя РНРП и компартию.

В конечном счете, как только он сам, а также его денщик, после письменного обращения к сторонникам А. Лебедя, несмотря на розыск по линии ИНТЕРПОЛА, были прописаны в городе N, и на очереди на прописку стояло еще 46 семей, потерявших уже всякую надежду, начались "чудеса".

Сначала Рощин устроил скандал и сознательно оскорбил офицеров милиции паспортного стола, затем буквально за двое суток до получения нами прописок ночью взорвали у нашего подъезда боевую гранату и пытались свалить все на заслуженного офицера отряда М. Войтеховича. По такому же странному стечению обстоятельств в эти же дни вышла очередная грязная заказная статья в "Криминальной хронике" (NN 6-7 1997 года) на несколько разворотов о том, как таинственный офицер вильнюсского ОМОНа воевал на стороне… чеченцев. Однако все эти попытки сохранить остатки отряда "на крючке" не удались, и люди получили регистрацию в Московской области.

Офицеры отряда порвали с Макутыновичем и начали сами восстанавливаться в органах МВД. По месту их приема стали раздаваться звонки, а сам Болеслав публично начал грозить, что никого не восстановят в МВД, и все все равно "прибегут" к нему. Поскольку в Москве его уже раскусили, сегодня Болеслав, с его слов, начал готовить "отход" в Белоруссию к Лукашенко, чтобы там в "третий раз начать все сначала".

Как только мы вытащили его на прямой разговор и высказали ему в лицо все, что мы о нем думаем, он в очередной раз публично в присутствии детей, жен, пенсионеров и бойцов покаялся и дал (но не сдержал!) слово офицера выполнить все взятые им обязательства. С этой секунды офицер Макутынович перестал для нас существовать.

Мы всегда отстаивали и в тюрьме, и в боях, и в "Белом доме", и в тяжелых испытаниях свое честное имя и не потерпим чьих бы то ни было спекуляций на имени отряда и событиях, в которых принимали непосредственное участие, даже если ими окажутся наши бывшие товарищи.

А. КОНДРАШОВ,

бывший политзаключенный, командир штаба рабочих дружин г. Вильнюса, депортированный за защиту прав русских;

офицеры вильнюсского ОМОНа:

И. ЕРЕМЕНКО, А. СТЕПАНЕНКО,

А. СТАНКЕВИЧ, М. ВОЙТЕХОВИЧ,

В. КОЗЛОВСКИЙ, В. ЯСИНЯВИЧУС,

В. БЕЛКИН, а также другие сотрудники рижского и вильнюсского ОМОНов.

СОПОСТАВЬТЕ, ПОДУМАЙТЕ, ВЗВЕСТЕ… ( ВОЗВРАЩАЯСЬ К ОПУБЛИКОВАННОМУ )

Моя статья о Павлике Морозове “Он все увидит, этот мальчик” в “Завтра” N 2 вызвала отклики читателей. Были телефонные звонки, даже междугородные, были письма. Хотя бы о двух откликах хочу рассказать.

Позвонил из Твери Андрей Васильевич Семенов и спросил: читал ли я давнюю статью Вадима Кожинова “Проблема искренних сталинистов”. Она, мол, имеет прямое отношение к теме моей публикации, имя Павлика Морозова там упоминается, но дело не только в этом. Я ответил, что знаю статью В. Кожинова и даже читал в 1989 году в “Юности” воспоминания, которые автор цитирует. Действительно, это имеет прямое отношение к тому, что я писал в статье “Он все увидит…” Я нашел статью В. Кожинова в книге “Сталин”, составленной Михаилом Лобановым, с интересом перечитал ее и, по совету А. В. Семенова, теперь хочу пересказать. Вот какое дело…

В 1929 году один молодой русский поэт, однажды переехав из деревни в областной город, записал в дневнике: “Я должен поехать на родину ( тут названа деревня, которую я пока опущу. — В. Б.), чтобы рассчитаться с ней навсегда. Я борюсь с природой (видимо, в смысле — со своей натурой. — В. Б.), делая это сознательно, как необходимое дело в плане моего самоусовершенствования. Я должен увидеть (деревню), чтобы охладеть к ней, а не то еще долго мне будут мерещиться и заполнять меня всяческие впечатления детства: береза, желтый песочек, мама и т. д.”

Мать, в противоположность отцу Павлика Морозова, ничего дурного в жизни не сделала. Наоборот, она, простая крестьянка, вскормила, вместе с мужем поставила на ноги семерых детей, и вот один из них, став горожанином и начинающим писателем, сознательно возжелал “в плане самоусовершенствования” охладеть не только к родной деревне, но даже и к ней, к родной матери.

Прошло недолгое время, и в марте 1931 года, может быть, в те самые дни, когда в уральской Герасимовке шел суд над Трофимом Морозовым и его однодельцами, семью молодого поэта, занятого самоусовершенствованием, раскулачили и сослали примерно в те же уральские края, где в это время разыгрывалась трагедия, о которой шла речь в моей статье, а самого поэта никто не тронул, он продолжал совершенствовать свою природу и поэтическое мастерство, даже издал уже в Москве книгу стихов “Путь к социализму”.

Всего через два месяца старшие братья Константин да Иван бежали из ссылки. В. Кожинов объясняет это тем, что они “были сильные и гордые люди”. Ну да, вестимо, несомненно. Однако тут невольно возникает вопрос и о том, какова же была охрана ссыльных. Тем более, что еще через месяц бежал и отец, человек, может быть, не менее гордый, но уже далеко не молодой и едва ли такой же сильный. Да и не один бежал Трифон, а с малолетним сыном, которого звали, представьте себе, тоже Павлом.

Через всю страну без документов (где же вездесущее и всеведающее НКВД?) отец с сыном добрались до областного центра, где жил и работал в газете родной им преуспевающий поэт. И вот брат поэта Иван, тот самый, что бежал с Константином, так передает рассказ отца о встрече с городским сыном в августе 1931 года, за год до убийства в Герасимовке:

“Стоим мы с Павлушей, ждем (у здания редакции, где работал сын. — В. Б.). А на душе неспокойно… Однако ж и по-другому думаю: родной сын! Может, Павлушу приютит. Мальчишка же чем провинился перед ним, родной ему братик? А он, Александр, выходит… Стоит и смотрит на нас молча. А потом не “Здравствуй, отец”, а — “Как вы здесь оказались?!”

— Шура! Сын мой! — говорю. — Гибель же нам там. Голод, болезни, произвол полный!

— Значит, бежали?.. Помочь могу только в том, чтобы бесплатно доставили вас туда, где были! — так точно и сказал.

Понял я тут, что ни просьбы, ни мольбы ничего уже не изменят…”

Вот такая история тех далеких времен. Где же она приключилась? В Смоленске. Как называлась деревенька, к которой поэт так настойчиво хотел охладеть и забыть ее? Загорье. Кто же, наконец, этот поэт, что достиг столь сияющих вершин самоусовершенствования? Страшно сказать… Александр Твардовский. Позже, в 1940 году, он напишет:

На хутор свой Загорье -

Второй у батьки сын -

На старое подворье

Приехал я один…

На хуторе Загорье

Росли мы у отца.

Зеленое подворье

У самого крыльца…

А где ж вы, братья, братцы,

Моя родная кровь?

Вам съехаться б, собраться

На старом месте вновь.

Значит, поэт скучал о братьях, хотел встретиться с ними. А они, родная кровь, и, в частности, Павел, Павлик, как относились ко второму у батьки сыну? Об этом яснее всего говорит тот факт, что брат Иван и через почти шестьдесят лет не остановился перед тем, чтобы поведать в многомиллионотиражном журнале о встрече бежавшего из ссылки отца с сыном, восходящей поэтической звездой. Правда, тогда, в начале тридцатых, отцу удалось все-таки вызволить из таежного поселения жену и всех еще остававшихся там детей, приехать в Нижний Тагил, устроиться работать кузнецом, а позже — перебраться в Вятскую область. Да, удалось, и все остались живы, устроились. “Но все же, все же, все же…”

Пересказав эту историю, В. Кожинов заметил в 1990 году: “Сейчас много пишут о Павлике Морозове, но встреча Твардовского с отцом, пожалуй, драматичнее, т. к. поэту было не четырнадцать лет, как Павлику, а уже двадцать два…” Но разве все дело в возрасте! Ведь надо учесть еще и то, что Твардовский-то ничего дурного от своего отца-труженика не видел — ни пьянства, ни побоев, ни ухода на глазах всей деревни из семьи к другой бабе. Поэт прямо признавал:

Мы были хуторяне. Отец нам не мешал…

Твардовский-то жил не в глухой таежной деревеньке, не в четвертый или пятый класс бегал, а учился в педагогическом институте и уже навострился поступить в знаменитый столичный МИФЛИ (Московский институт философии, литературы и истории), который потом и окончит. Твардовский-то — писатель, мыслитель, сердцевед… К тому же сопоставлять-то Твардовского надо не с Павликом, а с отцом Павлика, ибо они, взрослые люди, а не подросток предали свои семьи. Так почему ж правдолюбы и на сей раз молчат? А иные из них пытаются и оправдать поступок Твардовского, предавшего “родную кровь”. Так, новомирский критик Юрий Буртин уверяет, что в начале тридцатых годов это был “человек, терзаемый жестоким внутренним конфликтом”, а в апреле 1936 года, будто бы с большим трудом и многим рискуя, он добился перевода отца и всей семьи из Вятской области в Смоленск. В. Кожинов приводит стихи Твардовского, которые, увы, опровергают домысел о его внутренних страданиях. А что касается переезда семьи в Смоленск, то критик напоминает, что в 1934 году вышло Постановление ЦИК СССР “О порядке восстановления в гражданских правах бывших кулаков”, которое и дало возможность всей семье вскоре переехать в Смоленск. Так что же вы, правдолюбы, если не молчите, то врете? Да не потому ли, что Твардовский пригрел в своем “Новом мире” уж слишком много буртиных?..

И вот еще письмо, на этот раз пишет москвичка, служащая в храме.

“Уважаемый автор!

(Простите, что не называю вас полным именем. В газете не написано отчество, а без него обращаться к взрослому человеку на Руси не принято.)

Я вам очень благодарна за статью о Павлике Морозове и теперь в “Завтра”, и в 1992 году в “Советской России”. Спасибо, что вы для многих таких, как я, по неведению смущавшихся клеветой на него, открыли правду об этом чистом отроке, исповеднике и мученике за Истину — одном из самых ярких алмазов земли Российской, одном из самых славных ее святых.

Вот такие люди, как Павлик, как Зоя Космодемьянская, как Георгий Жуков, становятся ныне жертвами всяческих поношений от ненавистников России. И что больнее всего — они побуждают к тому же и многих, многих доверчивых наших соотечественников, которые впадают в грех хулы на угодников Божиих, чем вызывают еще большее нестроение гнев Создателя. И вы правы в своем негодовании, что в этот же грех впадают и те, кто считает себя защитниками чести родной страны — упомянутые в вашей статье и многие им подобные, зомбированные таким образом, что слова “коммунист” и “пионер” служат для них сигналом к злобному беснованию.

Особенно ярятся люди церковные, хотя им-то полагалось бы более взвешенно оценивать чужие поступки. Но, видно, по особому тяготению душ они выказывают свою “голубиную простоту” и “агнечью кротость” только в отношении егоров гайдаров. А уж “мудрости змиевой”, судя по последним годам (да что годам — столетиям!), они и вовсе предпочитают избегать.

К статье 92-го года была приложена фотография: удивительно светлое, святое лицо маленького мученика. К сожалению, памятник, изображение которого помещено в газете “Завтра”, не передает этих свойств. А сама статья очень хороша и своей документальностью, и образом, светлым и чистым, по особому промыслу Божию запечатленному даже в акте осмотра трупов. Участковый инспектор, составляющий акт, видимо, не мог не поразиться видом святого облика маленького мученика и написал это простыми словами, как мог*. А тело убитого брата Феди описано уже вполне протокольно, обыденно.

Имя отрока Павла, за Истину живот положившего, я поминаю в своих молитвах с 92-го года, еще с той вашей статьи, и пишу его в записках на Богослужении. Но рассказать о нем в своем приходе, даже сослуживцам по храму, не берусь. Не поймут. Даже о. настоятель не знает, за кого вынимает частички (?). **

Гражданская война не кончилась. Как мы предстанем на Страшный суд? Не понимающие друг друга, не примеренные, в отчаянии от неудачи с коммунистическим раем бросившиеся в капиталистический ад, топчущие Истину и при этом взывающие к Ней же: “Подай, Господи…”

Спаси вас Господи за Павлика Морозова, за Истину.

Раба Божья Надежда

17.01.98 г.”

Владимир БУШИН

** Видимо, имеются в виду записки, в которых значатся имена усопших для поминания их за упокой. (В. Б.)

Анатолий ГОРСТЬ ВРЕМЕНИ

Анатолию Пшеничному, нашему постоянному автору и давнему другу, лауреату премии Ленинского комсомола, прекрасному русскому поэту, написавшему много хороших стихов и песен, в эти дни исполняется 50 лет. С юбилеем тебя, дорогой Анатолий Григорьевич!

Редакция, авторы и читатели “Завтра”

* * *

Что происходит?

А то происходит -

Милая родина в землю уходит.

Едешь домой -

от версты до версты

Россыпью бревна,

зола да кресты…

Что происходит?

А то происходит…

Мэришка сонный

по кладбищу ходит:

— Что впереди?

Расширяем погост,

Ждем в этом деле

великий прирост…

Что происходит?

А то происходит -

Сеяли правду,

Да что-то не всходит…

Черные руки,

Испитые лица:

— Здравствуй, родимый,

Приехал проститься?..

п. Нейво-шайтанский, 1997

РОДНАЯ РЕЧЬ

Я не привык к чужому языку,

И сколько ни учил

и ни старался,

Как будто конь

о камни на скаку

Я о чужие слоги спотыкался…

А рядом были асы, знатоки!

Но холодело сердце мое снова,

Когда мои родные земляки

Вдруг русского

не находили слова…

Родная речь!

От Родины вдали,

Где в слове “Русь” -

значение крамолы,

Я опирался, как на костыли,

На чуждые скрипучие глаголы.

И как последних спичек

коробок

В таежном

промороженном зимовье

Я свой родной

уральский говорок

Оберегал

в трескучем чужесловье.

Спасибо, память,

стражница-сова,

Что ты очей

на службе не смыкала,

Не выпускала отчие слова

И без нужды

чужие не впускала.

Пусть я высот служебных

не достиг,

Хоть и постиг

земные перегрузки,

Но не усвоил русский мой язык

Нелепой фразы:

“Как это по-русски…”

* * *

Ты не дай обиде разгореться,

Пусть она горюча и остра.

Никому в округе не согреться

У такого зябкого костра.

Так вот -

возле насыпи бессонной

Выросший

на гибельном краю

Разве обижается подсолнух

На судьбу короткую свою?

Так вот -

когда скинувши рубашки

Косари выходят на луга,

Разве обижаются ромашки,

Вбитые безжалостно в стога?

Ты ведь не любил

ходить по кругу,

Будто бы привязан у столба,

Вот и поднесла тебе разлуку

Родина,

А значит — и судьба.

Просто ли

скитаться в одиночку,

Зная, что слетаясь, как в рои,

Жизнь свою

не прячут в оболочку

Сверстники веселые твои?

Зная,

что нещедрую кукушку

В недалеком выслушав лесу,

Где-то

о больничную подушку

Мама твоя вытерла слезу…

Но когда от гибельных морозов

Цепенеет в ужасе простор,

Разве обижаются березы,

Падая в спасающий костер?..

* * *

Когда спешите вы,

Рукою

Махнув приветственно,

То все ж

Спросите что-нибудь другое,

Не проходное:

“Как живешь?”

Спросите что-нибудь полегче,

Коль так пришлось,

накоротке, -

Про этот сад,

Про этот вечер,

Про эту дымку на реке…

Спросите все, что захотите,

Не провоцируя на ложь,

Ее вы вряд ли избежите,

Коль пробубните:

“Как живешь?”

Спросите что-нибудь другое, -

Я растолкую, как смогу.

А это — слишком дорогое,

Чтобы ответить

На бегу.

* * *

Затопила мама печь

Белыми поленьями.

Хорошо с дороги лечь -

К потолку коленями,

Будто вдаль

не унеслось

Зим четыре короба,

Будто вовсе я не гость

Из большого города…

От конца и до конца

Я поселок вымерю,

Возле звездочки отца

Сигаретку выкурю…

— Чей же будешь-то,

юнец? -

Кликнут

долгожители

И вдогонку:

— Молодец,

Не забыл родителей…

Стог соломы, как луна,

Встанет

над пригорками,

Настоится тишина

На березах с елками.

…Обронил заботы с плеч

Ветками оленьими…

Это мама топит печь

Белыми поленьями.

ГОРСТЬ ВРЕМЕНИ

Недели быстротечные

дробя,

Взлетает

и скрывается светило…

Да как же я

расходую тебя,

Горсть времени,

что жизнь мне отпустила?

Горсть времени…

Я в скрягах не ходил,

Но соглашаюсь

с выводом печальным:

Кого любил -

по зернышку дарил

И сыпал впрок

попутчикам

случайным.

А надо стать скупее,

наконец,

Быть строже

и к знакомствам,

и к маршрутам…

Рассказывали мне -

один мудрец

Всю жизнь свою

разметил по минутам…

Но снова ртуть

вскарабкалась на “плюс”,

Как верхолаз

по лесенке делений,

И я опять домой

не тороплюсь,

Обзаведясь

компанией весенней…

Горсть времени,

Ты таешь,

словно снег.

Не лучше ль мне

Под утренней

звездою

В родное поле

выйти раньше всех

И горсть разжать

Над свежей бороздою…

УБИТЫЕ ЗВЕРИ

Вдоль автострад -

убитое зверье.

Как простыня над ними -

ветер века.

Шальная скорость

сделала свое -

Не стой, зверье,

на тропах человека!

Давно ль и я не знал

про авторут,

Живя в дворнягах

и не веря сроду,

Что где-то там

медали раздают

Не за геройство —

Просто за породу!

Таких собак

не выпустят к шоссе,

Ну а дворняги -

Что в них за пропажа!

И два пятна

горят на колесе,

Как две звезды

на кромке фюзеляжа.

Ты не виновен,

слышишь, скорый век!

Я знаю путь

к причине и итогу:

Запомни, зверь,

Не любит человек

Тех, кто ему

Перебежал дорогу!

КОМУ ТЫ НУЖЕН?

Я как будто

занедужил,

Слышу шепот за спиной:

“Ну скажи,

кому ты нужен,

Кроме матери

родной!

Кто поймет

и не осудит,

Лист почтовый теребя,

Кто печаль мою

остудит

И поплачет за тебя?..”

Ну а если

нет спасенья -

Мир -

как жуткое кино:

Под кладбищенской

сиренью

Твоя матушка давно,

Если дом твой

перевьюжен,

Если окна

без огней.

Ты скажи,

кому ты нужен,

Кроме Родины

своей?

…Кто-то в гору,

кто-то — в нору.

И жена,

махнув с крыльца,

Сыщет новую опору,

Сменит пробу

у кольца,

Но на дальнем перегоне

Будут память

согревать

Две горячие ладони —

Это Родина

и мать.

Нет, не зря

опять и снова,

Будто вены на руке,

Два заветных

этих слова

Рядом

в русском языке.

Пусть сияют,

завлекая,

Чужедальние

края -

Там,

где матушка родная,

Там

и Родина твоя!

Роберт КЕПКА ВОЖДЯ ( РАССКАЗ НЕКУРЯЩЕГО )

В ДРЕВНЕМ РИМЕ — обществе рабов и рабовладельцев, отстоящем от нас на расстоянии полутора тысяч лет, был один замечательный обычай: человек, которому грозила опасность, мог искать защиты у статуи императора. Здесь он был неприкосновенен, и хотя бы он пробыл у статуи неделю или больше, никто не мог чем-либо повредить ему.

Такие мысли почему-то посетили меня, когда глухим зимним вечером я возвращался из института домой и проходил мимо памятника Ленину. Кто мало знаком с нашим городом, я должен сказать, что неподалеку от памятника находится ресторан, и как раз, когда я поравнялся с памятником, из ресторана вывалилась пьяная компания и, перемахнув через барьер, отделявший тротуар от проезжей части, направилась ко мне. Тревожное предчувствие охватило меня, я ускорил шаг.

— Стой! — крикнули мне вдогонку, но поскольку я стоять был не намерен, меня грубо схватили за плечо.

— Дай закурить, — потребовал пьяный, толстомордый, с противными усами парень. Я уже отмечал как-то в своих произведениях, что мне всегда казалось смешным, когда преступники перед тем, как грабить или избивать, просят у своей жертвы закурить. Однако в этот миг мне было не до смеха, и так как я не курю, я сказал это, сбросил руку со своего плеча и пошел дальше.

— Ах, он не курит, — сказали сзади и удар по голове чуть не свалил меня с ног. Я кинулся бежать, но не тут-то было, меня схватили и стали бить — по голове, по спине, пинать. Закричав от боли, стыда и ужаса — зачем же, почему эти чужие люди так злобно, зверски бьют меня? — я вырвался от них и побежал куда глаза глядят. А перед глазами неожиданно оказался памятник Ленину. Я взбежал на постамент, хулиганы ринулись за мной. Уж не знаю почему, но здесь они меня бить не стали: то ли постеснялись, то ли еще что, но в общем они потащили меня вниз, чтобы там продолжить избиение. Я, как мог, цеплялся за пьедестал, но пальцы скользили по гладкому мрамору, и я понимал, что уже ничто не может спасти меня.

Вдруг надо мной мелькнуло что-то темное, кто-то заорал, раздался глухой, тяжкий удар о мрамор, и по плите постамента разошлась паутина трещин. В тот же миг один из моих мучителей упал с разбитой головой, и кровь, хлынувшая из пробитого виска, застывала на матовой поверхности постамента. А темный предмет, расколовший плиту, отскочил от нее и треснул в лоб второго хулигана. Тот, не охнув, повалился навзничь. С безумными воплями все метнулись удирать в разные стороны, но темный предмет, прыгая по площади, как мяч, догнал одного из них и тюкнул его в затылок, четвертого шмякнул в поясницу, и он растянулся, корчась и визжа. Пятый убежал весьма далеко, но предмет настиг и его.

Вглядываясь, я с изумлением увидел, что этот темный предмет по форме напоминает кепку. Осененный догадкой, я поднял робеющий взгляд. Ленин стоял, как обычно, слегка наклонив голову, и с мудрым прищуром смотрел на происходящее. Кепки в его правой руке не было.

Схватив свой портфель, я пустился прочь с места побоища, но тут на площадь въехало сразу три желто-голубых “газика”, из них повыпрыгивали люди в милицейской форме… Даю вам слово — я бы убежал, бегаю я неплохо, тем более, что теперь-то я не был оглушен по голове, но когда вслед за мной спустили овчарку, я остановился и замер, как столб.

Вы, конечно, можете сказать, что все это — чушь, вздор, что скорее всего не те пятеро, а я вышел из ресторана пьяным. Но, во-первых, с какой стати мне врать; во-вторых, в ресторан в валенках, с портфелем, набитым учебниками и тетрадями с записями лекций, не пускают; и в-третьих, многие люди скажут вам обо мне как о человеке психически здоровом, не пьющем и давно изжившем в себе хулиганские побуждения.

Но тем не менее, я сейчас нахожусь под следствием, мне ставят в вину превышение мер самообороны, нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших за собой смертельный исход и нанесение ущерба памятнику. И следователь — пожилой, но физически крепкий лейтенант обещает мне, что выбьет из меня дурь и заставит признаваться, чем я убил пятерых несчастных пьянчуг.

Роберт МАЛЕНЬКИЙ ЗЕЛЕНЫЙ КРОКОДИЛ ( ЕГИПЕТСКАЯ ЛЕГЕНДА )

ЭТО СЛУЧИЛОСЬ ДАВНО, когда Осирис являлся на землю в образе человека, Нил разливался, как океан, а люди были могучи, как львы, и слабы, подобно былинке у подножия пирамид. Тогда еще само время было молодо.

Египтом правил могущественный Фараон — Солнце правителей, Владыка сияния, сын Ра, внук Пта, царь Верхнего и Нижнего Египта. Поистине не было ему равных в подлунном мире. Никто не решался противостоять могущественнейшему из Владык — ни держава хеттов, ни грозное Митанни, ни Вавилон. Не было врага ни в Нубии, ни в Сирии. Дом оружия был заперт, луки, палицы, боевые топоры и пращи мирно лежали в его кладовых. Воины могли беззаботно вытянуться на своих спинах, есть досыта и пить вволю: жены и дети были при них. Вельможи покоренных стран гнули спины рабами в амбарах Фараона. В столицу страны стекались несметные богатства: ароматы и ценное дерево из сказочной страны Пунт, серебро, медь, драгоценные камни. Золото было в Египте, что пыль.

Страна благоденствовала, наслаждаясь спокойной жизнью.

Благоденствовал и Фараон. Множество советников и придворных окружало его. Но любил он среди них одного, чати Рахотепа, мудрого верховного визиря, носильщика опахала по правую руку царя, начальника конницы его величества. Никакого государственного дела не начинал Фараон без совета с ним. Чати ведал царским дворцом, все канцелярии и управления столицы были подвластны ему, он заведовал землями и каналами, командовал крепостями, набирал войско и флот. Он построил стену от Асуана до Филэ, о которую, как волны о скалу, разбились набеги нубийских кочевников. Он присоединил к Египту медные рудники Синая. Он обнес стенами заболоченные места и осушил их. Количество полей было удвоено, житницы наполнены так, что они ломились. Он наводнил страну пищей и запасами: быками, телятами, гусями, хлебом, вином и плодами. Египет превратил он в цветущий сад.

Поистине, если бы судили боги родиться в этой жизни Фараоном, слава бы о нем пронеслась до отдаленных краев вселенной.

Завистники, которых и в те времена было немало, вливали в божественные уши Сына Неба клевету на Рахотепа. Шептали и злословили вслух, будто бы вьет он петлю измены, за личиной кротости и послушания таит вероломство.

Фараон отсылал злоречивых наушников в окраинные номы, чтобы там, в мрачных пустынях, в глухих горных ущельях, клевета сгинула вместе с ними.

Беспредельно умножил Фараон милости к своему слуге. Дворец, что подарил он Рахотепу, можно было бы назвать чудом света, если бы таким чудом не был сам царский дворец.

70 комнат и коридоров насчитывалось во дворце Рахотепа. Парадный зал, покои хозяина, оружейная, зверинец, библиотека, комнаты жены и детей. Стены и полы дворца расписали лучшие художники. Картины битв с врагами Фараона, охоты на Ниле на гиппопотамов, уборки урожая и молений богам украшали его.

В саду, что был позади дворца, в рощах акаций, финиковых пальм и сикомор резвились шаловливые обезьянки, порхали оранжевые хохластые удоды. На лужайках, среди цветов, распустив веером пышные, радужные хвосты, гуляли павлины, а ночью меж деревьев бесшумно, как тени, появлялись в свете луны и исчезали длинноногие, угольно-пятнистые сторожевые гепарды.

Посреди сада раскинулся великолепный пруд. В нем цвел лотос и лилии, плескались красногрудые гуси и крякали утки, вышагивали розовоногие фламинго, а в просторных садках бродила густыми стадами лакомая, отборная рыба. Пруд был так велик, что когда ночью богиня Нут надевала свой темный плащ, то ее дети-звезды все до единой отражались в нем.

Как чаша, была полна сокровищница Рахотепа. В ней багровели рубины и небесно сиял лазурит, рядом с ярким изумрудом темнел нефрит из далекого Китая, индийские алмазы затмевали своим блеском солнце.

Но сокровищем, которым больше всего на свете дорожил Рахотеп, были не слитки золота, не жемчуг, который доставали ныряльщики из пучин аравийских морей, не резные перстни из халцедона, яшмы и сердолика, дороже всех богатств была для него жена — прелестная Анхесенпаатон.

Волосы ее, как золотистые лучи восходящего солнца — так были прекрасны они. Глаза ее были подобны кротким глазам газели, мерцающим в сумерках опалам были подобны они. Ее голос струился, как хрустальный ручей в горах, как воркование голубки, как пение лютни звучал он.

Поистине не рождалась на земле женщина, которая превзошла бы красотой несравненную Анхесенпаатон.

Но как лев прыгает из засады на жертву и ударом могучей лапы сокрушает ей хребет, как гнев богов постигает людей, и тогда дрожит земля и колеблются незыблемые храмы, так настал тот черный день, когда Рахотеп узнал, что лишился своего сокровища, любовь его похищена.

Правитель сада донес ему, что во время его поездки на серебряные рудники Анхесенпаатон купалась в пруду со старшим писцом, оставленным за хозяина дома.

Не поверил этому Рахотеп. Этого не могло быть. Однако призванные свидетелями Начальник пруда, Учитель гепардов и Кормитель священных кошек удостоверили страшную правду.

Воспылав гневом, чати хотел кинуть старшего писца голодным гиенам, которым отдавали на расправу дерзких рабов, но, следуя мудрому правилу, отсрочил свой приговор до завтра.

Ночь он провел в горестных тяжких раздумьях. Почему так случилось? Почему жена — отрада и утешение его дней, мать его троих старших сыновей, командовавших отрядами царской гвардии, презрела его любовь, променяла ее на ласки писца, которого он мог смести с лица земли, как присохшее зернышко проса с хлебной лопаты? Как найти ответ на эти вопросы? Ведь любовь — это тайна, а тайны ведомы одним богам. Поэтому как решат боги, так и должно быть.

УТРОМ, ЛИШЬ ТОЛЬКО РА ВЫПЛЫЛ на солнечной барке на синее море неба, Рахотеп, не сомкнувший ночью глаз, направился к Верховному жрецу.

Выслушав чати, жрец сказал:

— Следуй за мной, господин.

Длинными сумрачными переходами, шествуя в прохладной тишине вдоль колоннад, как в лесу величественных, окаменевших стволов лотоса и папируса, они вступила в святилище богини Нейт — Великой Матери богов, крокодилов и людей. Богиня, восседавшая на возвышении в короне Верхнего и Нижнего Египта, кормила грудью двух младенцев-крокодилов.

Воскурив душистый фимиам перед статуей богини, жрец запел священные гимны. Это он проделал трижды, раз от разу увеличивая протяженность гимнов и заклинаний.

Завершив тайнодействие, жрец почтительно, двумя руками поднял какой-то предмет, лежавший между ног богини и, поклонившись, вручил его Рахотепу.

На ладони чати находился крошечный, величиной не более семи пальцев, крокодильчик. Изумрудная, влажно блестевшая зелень кожи на спине перетекала в коричнево-желтую, как Нил в половодье, рубчатую с черными крапинами кожу живота. Спина, уснащенная пятью рядами гребней, как пятью рядами пил, переходила в гибкий хвост. Коготки лап, поджатых к животу, кололи, как иглы, а в приоткрытой пасти виднелись белые, острые, как серпы жнеца, зубы. В глаза крокодильчика было жутко смотреть: казалось, вот-вот они моргнут.

— Ни одно преступление не может остаться безнаказанным, — сурово возвестил Верховный жрец. — Любовью боги создали мир. Предавший любовь не достоин жить. Пусти дитя Нейт в пруд, если нечестивцы вновь окажутся в нем. Ты увидишь, что будет.

Вернувшись домой, Рахотеп не находил себе покоя. Ведь от жреца он принес смерть для любимой жены. Вспоминая минувшие годы, первую встречу с Анхесенпаатон во дворце Сына Неба, он видел, что любовь по-прежнему жива в его сердце. Может, он чем-то виноват, что она разлюбила его? Как ткачиха перебирает нити в станке, так день за днем перебрал чати в воспоминаниях свою жизнь. Государственная служба, опасные военные походы — он надолго отлучался из дома, но всегда думал и помнил о ней.

Каждая встреча по возвращении была для него праздником.

А как сумеет объяснить случившееся сама Анхесенпаатон?

Она явилась к нему, умащенная благовониями. Золотые браслеты с голубыми скарабеями Хепри были на хрупких руках ее. Прозрачно-воздушный хитон облекал ее тонкое тело. Волосы, стянутые по лбу голубой повязкой с нашитыми на нее рубинами, ниспадали на плечи множеством струек-косичек, в каждой из которых блестела серебряная или золотая нить с бирюзовой подвеской на конце ее. Взгляд не мог насытиться, созерцая эту красоту.

Не дав мужу вымолвить слова, покрывая его руки, грудь и лицо поцелуями, Анхесенпаатон, ласкаясь, поведала ему свою обиду: Правитель сада домогался ее любви, но, получив гордый отказ, теперь порочит ее слухами, низко мстит ей.

— Но так говорит не один он, — угрюмо возразил Рахотеп.

— Зачем слушать злых людей, — с заблестевшими от слез глазами, говорила Анхесенпаатон, — когда я люблю тебя. Неужели ты не веришь мне?

Как ни было больно Рахотепу, он велел пытать Правителя сада, начальника пруда, Учителя гепардов и Кормителя священных кошек, долгие годы преданно служивших ему. А Учитель гепардов даже спас ему жизнь в битве под Мегиддо.

Любившие своего господина слуги не пожелали купить ложью избавление от мук. Претерпев жестокие пытки, никто из них не отрекся от своих слов, однако Правитель сада, должно быть, не вынеся позора, на другой день повесился на ветви акации в саду.

“Кому верить? — взволнованный его гибелью, терзался сомнениями Рахотеп. — Анхесенпаатон или слугам?”

Вскоре чати собрался в поход ко второму порогу Нила. Вечером его дворец засиял огнями, наполнился музыкой — чати давал прощальный пир. Проворные, ловкие танцовщицы услаждали гостей своим искусством. Мимы разыгрывали сцены из жизни богов. Прибывшие из Греции бродячие сказители пели о деяниях героев. Эти музыку и песни могли слышать Начальник пруда, Учитель гепардов и Кормитель священных кошек, томившиеся в грязной, кишевшей крысами и ядовитыми змеями подземной тюрьме. Им, оболгавшим супругу чати, жить оставалось до возвращения хозяина из похода.

На рассвете открылись дворцовые ворота. Под охраной боевых колесниц и отряда воинов тронулся в путь караван. Побрякивали бубенцы верблюдов, шагали отягощенные поклажей мулы. Шли воины, писцы, носильщики, повара. Все знали, что ночью хозяин внезапно занемог, но, покорный воле Фараона, не отложил похода. Его, больного, несли в плотно занавешенных ковровых носилках.

Стихая, смолк вдали шум каравана. Чати, находившийся в потайной комнате дворца, никем не замеченный, прокрался на берег пруда, укрывшись в зарослях тамариска.

Недолго пришлось ждать ему. Внутри дворца послышались напевы лютни, в переливчатое посвистывание свирели вплеталось ритмичное пощелкивание систра. Страстная мелодия нежных, чарующих звуков все слышней, ближе.

В гирляндах цветов, в сопровождении свиты служанок-рабынь Анхесенпаатон, накануне ласково прощавщаяся с ним, шла к пруду со старшим писцом. Опьяненный страстью, обезумев от мнимой безнаказанности, вор любви пел:

— Как сладки финики на высокой пальме,

Так сладки твои долгожданные губы.

Позади тревоги и страх. Мы одни.

Вкусим же радости чистой любви.

Враги наши повержены и далеко старый хозяин…

Рахотеп удержал закипевшую в груди ярость, хотя зрелище, которое он наблюдал, раздирало его сердце.

Уже сброшены легкие одежды. Беспечные любовники под пахучим дождем лепестков роз, которые из серебряных корзин сыпали на них рабыни, сошли в пруд. Звуки поцелуев, счастливый, восторженный смех стелились по водной глади.

Чати положил крокодильчика на воду. Малютка затонул и в один миг — скорее, чем человек успеет испугаться — вдруг произрос в громадного, семи локтей роста, крокодила. Страшным, мертвым бревном покоился он на дне. Но вот, закрутив на поверхности воды легкие вьюнки, шевельнулся грозный зубчатый хвост, моргнули выпуклые глаза, длинное гигантское тело затрепетало, оживая, наполняясь могучей, хищной силой.

Свирепая зеленая молния, рассекая воду, ринулась вперед, и крики Анхесенпаатон и старшего писца слились в захлебнувшийся вопль. Завизжали, разбегаясь, служанки, загомонили в ветвях пальм обезьяны…

Взбурлившаяся гладь пруда улеглась, снова стала, как зеркало, только в одном месте вода покраснела, словно со скользившей по пруду прогулочной папирусной лодки кто-то пролил в воду из разбившегося бесценного сосуда гранатового сока.

Георгий СВИРИДОВ: “РУССКАЯ МУЗЫКА — ЕСТЬ И БУДЕТ!”

13 ФЕВРАЛЯ —

40 ДНЕЙ,

КАК НЕ СТАЛО

ГЕОРГИЯ

ВАСИЛЬЕВИЧА

СВИРИДОВА

ВНАЧАЛЕ была Музыка. Реликвия чистого звука, ясных красивых гармоний, узнаваемой с двух нот интонации. Жила по всему свету. Шестьдесят с лишним лет жила…

Странное дело. Аннет Жоэль, менеджер швейцарской фирмы, пришла на концерт в Большой зал Консерватории. Увидев Свиридова, с детской непосредственностью воскликнула: "О, я знаю его! Я купила в Африке компакт-диск с его "Метелью" и всю дорогу слушала…"

Что тут скажешь? Когда ветер времени погребет нашу эпоху, как древнеегипетскую цивилизацию, какие монолиты будут напоминать о ней? Как пирамида Хеопса — музыка Свиридова.

И вот наступило это горестное и неумолимое — наше великое страданье и несчастье: Георгия Васильевича не стало. Скоро сорок дней тому, как опустела без него земля и как осиротели мы, шестьдесят с лишним лет гордившиеся своим со-бытием рядом с Гением. Именно так: наша жизнь в его присутствии была чудесным — от Бога — событием. И пока его душа, согласно нашим верованиям, не покинула земные пределы, мы тщимся, мы надеемся, мы не в силах расстаться с ним живым. Эта мука расставания, растянувшаяся на сорок дней, была бы непереносимой, если бы не Божественная предопределенность, подчинившая себе всю земную жизнь Георгия Васильевича — от рождения до смерти.

Он родился 16 декабря — в один день с великим Бетховеном, перед которым преклонялся с отрочества и до последних дней. Он ушел от нас в год двухсотлетия со дня рождения великого наследника Бетховена — Франца Шуберта, которого любил и сам наследовал ему. Среди великих композиторов наш Свиридов — один из немногих долгожителей, чудом уцелевших и сохранивших творческую мощь до последней черты. Это какой-то чудо-богатырь из неведомой миру былины, проживший не одну — а несколько жизней, отпущенных человеку. И как эти жизни прожиты: под какими наветами, запретами, с какими битвами и с какими молитвами… Воистину нам Бог послал этого святого Георгия — в душевную и духовную помощь.

Если знать, что изведал он за свои восемьдесят с лишним лет… Он как будто оберегал нас от своих невзгод, страданий, бедствий, поэтому до сего дня никаких мемуаров, дневниковых откровений, никаких интервью… Сколько "белых пятен" в истории нашей музыки мог бы прояснить Георгий Васильевич, какие захватывающие сюжеты мог бы поведать… Например, о том, как ему не давали быть композитором — таким, каким ему хотелось быть и каким он стал, несмотря на все преграды.

Ни слова, ни звука о том, как его травили в 1950 году за пресловутый "формализм" — мы узнали об этом из покаяния покойного Израиля Владимировича Нестьева, приложившего руку к "формалистам". А Свиридов в том же году, сам гонимый, едет в Москву и спасает своего учителя Шостаковича от подобных же гонений. И никакими просьбами невозможно было уговорить его на исповедь!

Наши невежественные журналисты бросились вещать о том, что Свиридов был любимым учеником Шостаковича. Неправда! Любимым учеником был другой великий русский композитор, младший современник Свиридова — Борис Александрович Чайковский (хорошо бы знать своих современников вкупе с историей своей страны, да ведь страна-то для иных чужая). Дмитрий Дмитриевич и Георгий Васильевич были друзьями, собеседниками, современниками, спутниками, но — на разных орбитах. Они шли к своей славе разными путями. Случалось, помогали друг другу, но распространяться об этом не любили.

Им крупно повезло: они успели пожить действительно при народной власти, которая отблагодарила их за свои достижения сполна. Сколько премий, званий, наград имели оба при Советской власти. А при нынешней… При нынешней русский Шостакович со дня своего 90-летия в 1996 году стал почему-то великим еврейским композитором (на этом особенно настаивал музыкальный обозреватель радиостанции "Эхо Москвы" Артем Варгафтик). Правда, Георгий Васильевич тоже удостоился награды — ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени. И — тоже к юбилею. Да, было. 16 декабря 1995 года Свиридов вышел на сцену Большого зала Консерватории и получил из рук Черномырдина тот самый орден и роскошную папку с ельцинско-черномырдинскими автографами, которую тут же на сцене и оставил. Навсегда. Добрая душа подобрала и два года уговаривала принять от нее царский подарок — не спешил. А теперь — по воле судьбы — не успел…

Жил, не жалуя властей, по-пушкински: ты сам себе царь… Он не жил — он царил и царствовал. Отсюда его королевское равнодушие ко всем критикам и клеветникам. А клеветали-клокотали всю его творческую жизнь. Какими ярлыками обклеивали! За "формализм", "консерватизм", "академизм", "антисемитизм", "национализм", "архаизм", а в 90-е годы устами покойного Эдисона Денисова, которого когда-то именно Свиридов защищал от нападок Родиона Щедрина — устами Эдисона Васильевича Георгий Васильевич был пригвождан публично к позорному столбу "примитивизма" и "дилетантизма". Какие "измы" на очереди? Скорее всего, "измов" больше не будет, потому что Свиридова как русского самородка постараются поглубже закопать — тенденция уже наметилась.

Композитор скончался в канун Православного Рождества. А в день Рождества Христова в Бетховенском зале Большого театра под патронажем Бориса Березовского вручалась самая большая, по нынешним меркам, премия, именуемая общенациональной, под названием "Триумф". За наивысшие достижения в области культуры. Среди членов жюри — Владимир Спиваков, Юрий Башмет, Владимир Васильев… Понятно, что Свиридову никогда не видать такой премии, ну хотя бы минутой молчания почтили усопшего накануне гения. "Триумф" транслировали на всю страну, и вся страна увидела, как наша “демократическая” элита демонстративно не заметила нашего горя.

Зато другая элита — увы, мы живем в расколотом мире — на второй день после погребения великого композитора посвятила ему свой фестиваль искусств "Россия Православная", организованный Общероссийским общественным движением "Россия Православная" и Русским музыкальным товариществом — под руководством народного артиста СССР Владимира Ивановича Федосеева. Фестиваль продолжался две недели, в переполненных залах. С участием выдающихся артистов: хоров Академии хорового искусства под управлением народного артиста СССР Виктора Попова, солистов Ирины Бикуловой, Софьи Аксеновой, Валерия Планкина, Максима Палия и даже солиста "Метрополитен-опера" (США) Александра Анисимова. И еще многих-многих прекрасных музыкантов. В одном из концертов прозвучало самое последнее произведение Георгия Васильевича — молитва, написанная им на свое успение. Ее исполнил Мужской хор Академии хорового искусства, которому и была заявлена воля покойного. Стихи, посвященные Свиридову, читала Татьяна Глушкова…

Может быть, это был самый грандиозный памятник нашему гению — эти недели, прожитые с его именем, с его музыкой и благодарной памятью о нем. Видел бы он этот восторг переполненных залов! Впрочем, видел — жизнь его этим не обделила.

Но будем помнить, что Свиридов — это сама Россия. Известный французский музыковед М. Гофман, горячий поклонник музыки Свиридова, писал: "Не просто Россия сегодняшнего дня поет в его музыке (и с какой неотразимой мощью!), но вся Россия — Россия Киева и Новгорода; Россия Москвы и Казани; Россия 1905 и 1917 годов; Россия этого года и ХХ столетия".

Ольга ГЕНКИНА

МЫ ПУБЛИКУЕМ РЕДКИЙ МАТЕРИАЛ: ТЕКСТ ПОСЛЕДНЕГО ВЫСТУПЛЕНИЯ МАСТЕРА, ЗАПИСАННЫЙ КОМПОЗИТОРОМ ИВАНОМ ВИШНЕВСКИМ В СТУДИИ “НАРОДНОГО РАДИО”

В 40-е годы я был объявлен формалистом, самым первым формалистом в Ленинграде, где я тогда жил. Я дожил до сорока лет — и имел только одно изданное сочинение, пушкинские романсы. То было очень трудное время. Я работал тогда тапером у Райкина в театре, музыкой ничего не зарабатывал.

Постановление Жданова было написано для всех, а не только для тех композиторов, кто были поименованы в нем. Названы были старшие мастера, их и подвергали критике. Но как раз они, между прочим, к новой конъюнктуре быстрее смогли приспособиться. А вот мое поколение и еще более молодое были очень сильно утемнены средой. Попали под строгую цензуру. И тем не менее, я не писал сочинений, славящих Сталина. Писал много прикладной музыки, театральной .

Вообще, с постановлением — вопрос сложный. Как раз те композиторы, которых критиковали,- они и писали «Славься, Сталин!». Шостакович написал «Песнь о лесах», прославляющую Сталина , Хачатурян — «Поэму о Сталине». Все почти писали. В самом постановлении написаны были прекрасные слова о художественности, о народности, о классичности. А по существу, получилось совсем другое. Стали поддерживать эпигонские, бесталанные, серые сочинения. Написано вроде бы правильно: стремиться к контакту с народом… А какой художник не стремится?

Музыка — это необъяснимый дар. Просто необъяснимо, почему один человек слабо чувствует музыку, другой чувствует ее глубоко, а третий не только переживает ее, но и сам сочиняет произведения, которые существуют уже независимо от этого человека. Чувство музыки, несомненно, есть дар божественный…

Весь мир наполнен звуками, он все время звучит: птицы поют, гром гремит, вода шумит, трава шелестит, человек говорит — объясняется в любви или бранится… Бог дал человеку возможность в этих звуках слышать тайную музыку. Дал возможность исследовать эти звуки, путем практики сводить их в систему.

Музыка — это мое существование. Я вне ее не могу существовать. Сколько я себя помню, музыку любил. А стал ею заниматься, не имея больших оснований: я не сын музыкантов. Но музыка своей силой неотразимой привлекла меня — я бросил все и пришел к ней.

Что такое музыка классическая? Это музыка, которая сохраняет долговременность воздействия. Мы знаем, что уже давным-давно создавались народные песни. Даже у диких народов песни существуют всю их историю. Но и у народов цивилизованных существуют песни, которые люди любят из поколения в поколение.

Кроме того, классическая музыка не теряет силы своей много лет. Шопен писал музыку давным-давно. Люди слушают и не задумываются, когда она была написана. Они думают, что это как бы существует вне времени — в воздухе.

Человек все-таки призван к высоким делам. Судьба ему дана от Бога. Человек требует уважения и должен быть достойным этого уважения.

Недостатки общества сказываются и в музыке. Современный мир оброс недостатками и пороками.

Распространилась музыка невысокого разбора. Это не музыка глубокого содержания, связанная с высокими помыслами. Это веселая, ритмичная музыка, с куцыми мелодиями, но в своем роде тоже выразительная.

Музыка современная имеет массу названий, а это говорит о том, что искусство нестойкое. Такое искусство мало обогащает людей, по сравнению с музыкой великих композиторов прошлого, но доступнее благодаря обилию своих средств пропаганды, более того, она сознательно, в силу ряда обстоятельств, насаждается.

Какие это обстоятельства? Наверное, это необходимость управлять людьми. Мне кажется, одурение музыкальными средствами помогает кому-то управлять…

Не всякая власть благотворна. Разная есть. Разные есть идеи, которыми организуют людей. И музыка дурного свойства является несомненным злом. Зла в мире стало так много, что не буду градус этого зла указывать. Меня радует, что русская музыка еще существует, а ведь многие уже потеряли себя. Россия имеет свой гений, свою музыку — Россия наша несчастная!

Фото Павла КРИВЦОВА

ТАК!

На прошлой неделе в Концертном зале "Россия" отзвучал концерт заслуженной артистки России, поистине народной певицы Татьяны Петровой, посвященный юбилею актрисы и двадцатилетию ее творческой деятельности. В нашей с вами действительности концерт, да еще итоговый, такой известной, знаковой певицы, как Татьяна Петрова, не мог не стать социально значимым явлением.

Но не все в концерте было равноценным. Русская песня, да и сама Татьяны Петрова в силу присущей им искренности и органичности, лучше воспринимаются в естественной, простой обстановке без так надоевших украшательских элементов (взятых из эстрадного шоу, но в данном случае в стиле "ля рюс"). Да и голос певицы в зале с чрезмерно громкой микрофонной акустикой не звучал так, как всегда. И тем не менее обаяние русского романса, да и самой Татьяны Петровой, превозмогли различные недочеты.

Сопровождаемое Национальным оркестром народных инструментов имени И. П. Осипова (под управлением н. а. России Николая Калинина) особо запомнилось исполнение солисткой совместно с Камерным хором (под руководством н. а. СССР Владимира Минина) русского духовного гимна "Душа моя". В гимне звонкий, высокий, чистый голос Татьяны Петровой под аккомпанемент строго звучащих мужских голосов раскрыл слушателям поразительный внутренний мир русского человека, который кается и укоряет себя тем больше, чем более сам он праведен и совестлив…

Во втором отделении Татьяна Петрова пела в сопровождении Центрального оркестра Министерства обороны Российской Федерации (дирижер Виктор Афанасьев). Началось отделение вальсом "На сопках Маньчжурии", а закончилось знаменитым маршем "Прощание славянки". Певица вместе с оркестром и хоровой группой Ансамбля песни и пляски Ракетных войск стратегического назначения "Красная звезда" (руководитель Николай Роговский) так исполнили этот организующий и пробуждающий честь, достоинство и патриотизм всех русских марш, что аудитория в едином порыве поднялась со своих мест и так, стоя, слушала его до конца.

Антон СЧАСТЛИВЫЙ

ПРИНОШЕНИЕ ЛЮБВИ ( О концертах сезона, посвященных памяти выдающихся музыкантов )

Отчего часто после очередных новостей нашей жизни приходит на ум отчаянная чеховская фраза: "Все полетело к черту верхним концом вниз"? Не оттого ли, что нынче в России взлетели наверх и закружили нас "бесы разны"? Мы же так заморочены ложью, наглостью и мельтешением этих "бесов", что, даже осознавая надвинувшиеся на нас беды, практически не пытаемся сопротивляться.

Взять, к примеру, хотя бы такие скорбно-торжественные церемонии, как последние прощания с почившими деятелями культуры России и дни памяти подвижников русской культуры, ранее покинувших нас, но продолжающих согревать нас своим искусством, своей жизнью. Именно эти мероприятия в наше время превращаются то в грандиозные (несравнимые с заслугами умершего) массовые "шоу", то, напротив, откровенно замалчиваются газетами и телевидением, несмотря на невосполнимость случившейся потери. Исключением стали недавние похороны Георгия Васильевича Свиридова и концерты его памяти.

10 января в Большом зале Консерватории состоялся концерт, посвященный светлой памяти композитора.

Вообще нынешний сезон богат концертами, которые посвящены светлой памяти выдающихся музыкантов нашего века. Эти концерты, каждый из которых — событие в музыкальной жизни Москвы, организованы по инициативе самих музыкантов, проходят часто на некоммерческой основе и собирают полные аудитории благодарных, но сейчас, увы, не слишком имущих слушателей.

Первым концертом подобного рода следует назвать "Музыкальное приношение Святославу Рихтеру", который состоялся в Концертном зале им. П. И. Чайковского. Главным вдохновителем действа выступил Международный союз музыкальных деятелей… Этот концерт так высоко поднял планку профессионализма, творческого благородства, скромности и нестяжательства, что остается только низко поклониться его организаторам и исполнителям. Высоко над сценой ярко освещенный сиял портрет молодого Рихтера, и, казалось, что он вместе с публикой наслаждается музыкой, наполнявшей зал в этот вечер. Московский камерный хор Владимира Минина, с которым солировала Ирина Архипова, несравненный ансамбль, составленный из блистательных музыкантов — Виктора Третьякова, Павла Верникова, Юрия Башмета, Натальи Гутман и Александра Любимова, мужской хор "Древнерусский распев", руководимый Анатолием Гринденко, симфонический оркестр Московского театра "Новая опера" под руководством Евгения Колобова, — вот имена коллективов, принявших участие в концерте.

На другой день в Большом зале Консерватории состоялся другой посвященный Рихтеру концерт, в котором камерные произведения Бетховена, Шуберта и Шостаковича для альта и фортепиано исполнили Юрий Башмет и Михаил Мунтян. Дуэту удалось сыграть так, что мастерство исполнения оставалось за порогом сознания — царила только музыка.

Еще один концерт памяти Рихтера состоялся в конце прошлого года в БЗК. Государственной академический симфонический оркестр под управлением Евгения Светланова играл музыку Петра Ильича Чайковского: увертюру-фантазию "Ромео и Джульетта", фантазию "Франческа да Римини" и симфонию N 5 ми-минор. В начале концерта, после минуты молчания, посвященной памяти Рихтера, прозвучало "Adagio" Альбинони в исполнении органа и оркестра. Траурная мелодия, в которой глубокая печаль остающихся соединена с бесконечно грустным прощанием уходящего, раскрыла сердца слушателей и объединила их, настроив на высокий лад. Каждый раз, слушая оркестр под управлением Светланова, не перестаешь удивляться, как свежо, молодо, с какой-то естественной мощью и силой звучат в его исполнении произведения различных жанров. При этом исполнение все больше приобретает черты монументальности, почти физической осязаемости драматургического замысла композитора. Две фантазии на тему любви по драматургической канве двух величайших поэтов мира — Шекспира и Данте. Музыка Чайковского в финале обеих фантазий звучит мощно, трагически, но тем не менее утвреждающе. Также утверждающе исполняется оркестром Светланова одна из величайших симфоний, повествующих о противостоянии Человека и Судьбы. Когда в финале после надежд и разочарований, после нескольких следующих одна за другой кульминаций приходит, наконец, настоящее торжество Человека, понявшего и принявшего:

"Как мелки с жизнью нашей споры,

Как крупно то, что против нас.

Когда б мы поддались напору

Стихии, ищущей простора,

Мы выросли бы во сто раз", -

Светланов опускает руки и какое-то время слушает музыку почти без движения. В этой его позе — все: и только что пережитое потрясение от сыгранного, и удовлетворение мастера, в который раз вместе с композитором сотворившего это совершенное здание симфонии.

Памятуя еще об одном замечательном музыканте нашего столетия — пианисте Льве Николаевиче Оборине, 90-летие со дня его рождения музыкальная общественность Москвы отметила Фестивалем его имени. Вспоминается открытие этого фестиваля в Малом зале Консерватории — некоммерческий концерт учеников Л. Н. Оборина (крупнейших пианистов России). Оборин — народный артист СССР, в 20 лет завоевавший Первую премию на Международном конкурсе пианистов имени Шопена в Варшаве, в 36 лет во время войны ставший лауреатом Сталинской премии вместе с Д. Ойстрахом и С. Кнушевицким, составлявший знаменитое трио, был также выдающимся педагогом. Ставший профессором Московской Консерватории в 28 лет, он вместе со своим талантливым ассистентом Борисом Землянским вырастил многих известных пианистов, развивающих традиции пианистической школы Игумнова. Концерт учеников Л. Н. Оборина превратился в парад звезд первой величины, каждая из которых сияет по-своему, но сохраняет присущую школе внутреннюю глубину постижения музыки при внешней сдержанности и скромности. В концерте приняли участие пианисты Тигран Алиханов, Александр Бахчиев, Михаил Воскресенский, Эдуард Миансаров, Дмитрий Сахаров, Аркадий Севидов, Пауль Хауг, а также Валерий Кастельский, Елена Сорокина и Сергей Гиршенко.

Вообще, легенда о чистоте и скромности Л. Н. Оборина, отраженная в его учениках и ставшая как бы камертоном концерта, служит своего рода противостоянием царящим сейчас лжи, бесчестию и протекционизму. Звучали любимые камерные произведения Льва Николаевича: Шопен, Скрябин, Бах, Глинка, Дворжак, Бетховен… Такую музыку, так первоклассно и самозабвенно исполненную таким количеством разных индивидуальностей, можно услышать только в подобного рода концертах.

Еще один концерт — "Элегия памяти М. В. Юдиной", посвященный замечательной пианистке, страстной проповеднице музыки, состоялся в декабре в Малом зале Консерватории. Автор-исполнитель этого концерта — пианист Алексей Любимов — составил программу, сообразуясь с музыкальными вкусами и пристрастиями Марии Вениаминовны Юдиной: прозвучали "Фантазии" и "Шесть пьес" Брамса и соната Шостаковича N 2 си-минор, созданная в годы войны (1942), но сейчас звучащая архисовременно. Ведь после неожиданно "легкого", блестящего начала (Allegretto) появляются мотивы колокольных перезвонов, и в них — отдаленная тревога, звучащая как предупреждение. А следом уже несется будоражащий, побуждающий к действию звон: "Вставай! Не время медлить! Равнодушие — гибельно!" Элегические раздумья второй части Largo скоро приводят к необходимости осмысления надвигающихся событий. Повторяющийся тревожный стук в басах в левой руке заклинает: "Не спи, не спи, художник, не предавайся сну!" Все это поведал нам Алексей Любимов своей игрой, скупой на внешние эффекты, но глубоко продуманной, эмоционально насыщенной. И аудитория, следуя за ним в его трактовке очередного произведения, каждый раз после окончания опустошенно молчит и лишь потом благодарно разрешается аплодисментами. "Бисировал" Любимов вновь пьесами Брамса. Две сыгранные им рапсодии, как маленькие готические соборы, — шедевры формы, где все — сталагмиты каменных игл, детали украшений, химеры — подчинено высоте, полету вверх: к Солнцу, Космосу, Богу. И уже оттуда — взгляд на землю, на траву, растущую из-под плит…

Да, последним концертом памяти стал упоминавшийся концерт Фестиваля искусств "Россия православная", составленный из музыки Г. В. Свиридова и посвященный его светлой памяти.

Прозвучали свиридовские "Метель" к одноименной повести Пушкина (1974 г.), три хора к драме А. Толстого "Царь Федор Иоаннович" (1973 г.), "Маленький триптих" для симфонического оркестра (1964 г.) и "Весенняя кантата" для хора и оркестра на слова Н. Некрасова (1972 г.), посвященная памяти Твардовского.

В "Маленьком триптихе" потрясает 3-я часть — Allegro moderato. Широко, высоко несется мелодия, как полет птиц в весеннем небе, вспугнутых праздничным перезвоном колоколов. И яркая зелень первой листвы, и трава, пробивающаяся сквозь мусор истоптанных дорог, и отдохнувшая за зиму оттаявшая земля, нетерпеливо ждущая оплодотворения. Все в движении, в ожидании, в пути…

Завершающий аккорд концерта — последняя песнь "Весенней кантаты" — Матушка Русь. Мощно, размеренно, торжественно звучат слова:

"Русь не шелохнется,

Русь — как убитая,

А загорелась в ней

Искра сокрытая…"

И forte весь хор и оркестр заканчивают:

"Ты и убогая,

Ты и обильная,

Ты и забитая,

Ты и всесильная,

Матушка Русь!"

Елена АНТОНОВА