/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 228 (67 1998)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 228 (67 1998)

(Газета Завтра — 228)

завтра_98 copy

ЕЛЬЦИН — ЗЮГАНОВ: ЛОБОВАЯ АТАКА

В 45-м, в Берлине, потеряв цвет армии, немцы призывали детей из “Гитлерюгенд”, давали им “фаустпатроны”, посылали на русские танки. Ельцин призвал Кириенко, погладил его по головке, обвешал гранатами и послал на Зюганова.

Зюганов, после проигрыша в 96-м, долго лавировал, отступал, уходил от прямых столкновений. Утверждал Черномырдина. Поддержи-вал дутый бюджет. Занимался “столоверчением” с Ельциным. Но, увидев, как в дурном сне, Кириенко в роли премьера, услышав за спиной жаркое дыхание товарищей, принял вызов.

Так два истребителя, два аса летают в огромном небе. Уходят один от другого ,падают в штопор, ложатся в виражи, совершают “мертвые петли”, стараясь зайти противнику в хвост. Но вдруг, вписанные в таинственные кривые и эллипсы, оказываются на встречных курсах. Идут в лобовую атаку в грохоте изношенных двигателей, в ненависти, сближаясь, направляя в противника стволы пулеметов и пушек. Кто первый отвернет, тот погиб. Очереди скорострельных орудий искрошат фюзеляж, раздробят кабину, сожгут моторы, направят к земле неудачника.

Ельцин — герой “люфтваффе”. Сбил Горбачева. Расстрелял ГКЧП. Пролетел над разгромленным, в дымах и пожарах, Советским Союзом. Протаранил Руцкого и Хасбулатова. На бреющем уничтожил Чечню. Без единого выстрела, одним мановением крыла, посадил на грунт тучный бомбовоз Черномырдина, фанерный штурмовик Куликова. И вот теперь, утомленный, весь в “железных крестах“ и шунтах, летит по прямой на Зюганова, на последних каплях горючего, с остатком боекомплекта.

“Як” Зюганова с красной звездой, старой довоенной конструкции. Вооружение легкое, скорость средняя, потолок невелик, мотор изношен, бортовины залатаны. Но пилот искусен. В воздушных боях, среди падающих эскадрилий, ни разу не подставил машину под удар “мессершмидта”. Пролетел сквозь огонь зениток в дни жестокого августа. Взмыл свечой над пламенем Дома Советов. В передышках между боями подготовил в летных школах когорту “зюгановских соколов”. Обзавелся запасными аэродромами в тридцати “красных регионах”. Так бы и летать над жнивьем, тарахтя негромким мотором, пропуская над собой свирепого “мессера”. Но тайная логика войны свела их на встречных курсах. Народ оккупированной Родины кричит с земли: ”Бей гада!” Боевые товарищи вторят: “Бей по шунтам!” И вот они летят по сверкающей пунктирной прямой, в блеске моторов, съедая разделяющее их небо. Кто отвернет, тот погиб.

“Борьба вокруг Кириенко”, помимо козней Березовского, угрюмой обиды Черномырдина, несметных богатств Газпрома, “американской агентурности” Чубайса, волчьих аппетитов губернаторов, имеет личностное, психологическое измерение, смертельное и окончательное.

Век Ельцина завершается. Крах правления очевиден. Народ его ненавидит. Прежние друзья обратились в смертельных врагов. Коль и Клинтон оскорблены отставкой Черномырдина. Неплатежи сметут экономику. Злодейское истребление СССР, убийства на Краснопресненской набережной, крематорий Грозного, геноцид русских взывают о возмездии. Жалко до слез энергичную политизированную Таню и беспомощную, как клушу, Наину Иосифовну. Огромно досье в руках ненавистников, где значатся счета в банке “Барклай” и участки земли под Ниццей. В ночных кошмарах являются Нюрнбергский процесс, виселица Власова, тюремный костюм Ро Дэ У. Отступать невозможно. Необходим роспуск ненавистной Думы. Да еще какой-нибудь лжепереворотик в духе ГКЧП, чтобы смести оппозицию и установить пожизненную и наследственную монархию. И Ельцин сидит в кабине, без парашюта, прикованный к пулеметам, без шасси, и, коверкая имя подкидыша, с криком: ”Даешь Хереенко!” летит на Зюганова.

“Красный генсек” исчерпал ресурс компромисса. “Системная оппозиция” вступила в тайный блуд с Черномырдиным, и при ярком свете голую парочку вытряхнули из постели. Мрущий, не видящий просвета народ звереет. Больше невозможно крушить режим, сотрясая мегафонами воздух, и утверждать его мягким голосованием в Думе. Невозможно днем возглавлять народные колонны протеста, а вечером пить шампанское на юбилейных торжествах Черномырдина. Народ подозревает обман. Все больше наивных учителей и врачей обращается к “принципиальному кузнечику” из фракции “Яблоко”. Все больше измученных работяг и оскорбленных силовиков льнет к “чугунной бабе с глазками”, вывалянной в лебединых перьях. Зюганов не может не чувствовать — еще немного, и вся непрочная ткань оппозиции начнет трещать, расползаться. И в дырах возникнет иная материя, иная стихия, с иными лидерами катастрофы. Отвергнуть трижды извлеченного из медицинской пробирки Кириенко, как наказывал Зюганову пленум, пойти на перевыборы Думы, захватив в свой “красный бредень” новый протестный улов, вернуться в Думу с победой, очистив себя от шлака и окалины компромисса, продемонстрировать нации свое превосходство в канун президентских выборов — ослепительный шанс для генсека.

И Зюганов сжался в своем “Ястребке”, слушает оглушительный вой мотора, щупает гашетку, столь не похожую на кнопку для голосования, и, отыскивая прибор, на котором значится: “лимит на революции не исчерпан”, с криком: “Временное правительство Кириенского в отставку!”- метит в лоб Ельцину.

Еще два раза будет вбрасывать Ельцин несчастного надувного Сержа на утверждение в Думу. Еще два раза Зюганову предстоит доказать, что он лидер униженных и оскорбленных, и отпихнуть нестрашного надувного крокодильчика.

Беспощадная лобовая атака. Нацелены каналы стволов. Враг в перекрестье прицела. Внизу Россия. Кто отвернул, тот погиб.

“Мочи его, Гена!”

Александр ПРОХАНОВ

Рис. Геннадия ЖИВОТОВА Балтийский фашизм

Священник Дм. ДУДКО, духовник газеты “ЗАВТРА” ПАСХАЛЬНОЕ СЛОВО

Не всегда мне удается как духовнику обратиться с пасхальным словом к читателям газеты “Завтра”, а вместе с тем, и ко всей России, хотя этим я должен очень дорожить; в этом же году очень затревожило сердце, и я, собрав свои старческие силы, решился.

Сразу же: — Христос воскресе! — обращаюсь ко всем, Пасха в неурочное время в страдающей России наступила, по слову преподобного Серафима, особенного русского святого.

Тут же мне слышится душу раздирающий стон: какая Пасха, когда Россия гибнет?

Пасха! — говорю я, — Христос воскресе, дорогие измученные граждане. То, что мы видим, — все творится на поверхности, глубины оно не касается и коснуться не может, Россия становится на ноги, никакие силы ее становления изменить не могут.

У Христа, воскресшего из мертвых, были не меньшие страдания, хотя Он и Бог, но страдал как человек. Так и мы страдаем, страданья обязательно кончатся воскресением из мертвых. Это будет не только в том, но еще и в этом мире.

Христос воскрес из мертвых, тем предварил и наше Воскресение. Но пока у нас продолжается Страстная седмица, неделя страданий, хотя уже и в пасхальное время. Всем желаю пасхальной благодати для ожидания собственного Воскресения.

Зюганов, лидер коммунистической партии, в прошлом отвергающей Христа, сказал: “Россию без православия вывести из кризиса невозможно”,- такое высказывание представителя коммунистической партии — уже само по себе чудо, я же как священник Русской православной церкви, немного подкорректирую: “Россию без веры в Христа вывести из кризиса невозможно, и это нас должно ободрить и вдохновить, потому что Богу невозможного нет, и апостол Павел говорит: и я все могу в укрепляющем меня Боге”.

Пусть пока враги христианства и православия глумятся над Россией, изыскивая все новые и новые средства для этого, пусть они с злорадной ухмылкой даже делают вид торжества, пусть раскалывают наши ряды, посевая смятение и непонимание друг друга. Как для Христа наступил Свой час Воскресения, так и для России он наступит, мы же должны осознать смысл Пасхи: “Радостию друг друга обымем, простив вся воскресением”.

Да, невозможно не разгневаться и даже чтобы не вспыхнула ненависть от того, что творится у нас, но силою христианской воли мы должны подавить это в себе, потому что только любовь имеет значение, их злоба их же самих и сожжет, но об этом мы не должны злорадствовать, а жалеть: не мы несчастны, а они, прости им Господи.

Кроме прямого глумления, есть еще более тонкое: внутри нас подорвать веру, внутренний враг, как говорится, самый страшный, вот здесь может помочь только любовь.

Любовь не слепа, она видит все извивы ухищрения, поэтому любовь — это не значит гладить по головке: ах, какие вы хорошие, продолжайте, мол, свое разрушительное дело. Любовь воинственна, она не терпит никакого зла, но на дело она вызывает самые добрые чувства.

Обращаюсь ко всем, и беспартийным, и партийным, и патриотам, и близким к нам, и православным, и неправославным, собирайте добрые силы, пусть Христос, пострадавший за все человечество, объединит нас.

Мир разделился не на несколько, а на две части: “Запад (Америка и Европа) и Россия, — это мой трезвый взгляд, то, что у нас творится, этого не было даже в безбожное время, значит, Россия в самом деле богоносная страна, как говорят старцы и Достоевский, пророк и провидец, от России зависит судьба и всего мира.

Помните же это все, любящие Россию, давайте себе отчет, какая миссия выпала на нашу долю.

Не унывайте! Подспудные воды идут в другом направлении, поверхностные это наносные и именно оттуда, и уйдут они туда, откуда пришли, дай Бог, терпения и радости в наши измученные сердца, и не думайте, что невозможно ничего сделать.

Да, конечно, нам невозможно, Богу же все возможно. Христос воскресе из мертвых смертию смерть поправ (не только страдания, а и нашу смерть!), и нам, загнанным в гроба, живот даровал. То есть жизнь. Если мы страдаем — значит, живем. Если над нами глумятся — значит, будут друзья во всем мире. Если мы боремся со злом — значит, будет победа! Христу невозможного нет. Ему дана всякая власть на небе и на земле, в этом мире и в том.

С радостью Вас! Ободритесь! Страдания временны, радость вечна.

Пасха Христова 1998 года

ТАБЛО

l Как сообщает источник из обслуживающего персонала семьи Ельцина, после просмотра передачи “Итоги” с участием руководителей фракций у президента случился припадок, который был с трудом купирован медперсоналом и домочадцами. В ходе приступа главковерх сначала “кричал угрозы”, преимущественно в адрес Явлинского, а потом сорвался в плач, упрекая Черномырдина и Шохина в “предательстве”. Бессонная ночь в семье Ельциных окончилась приездом одного из крупных банкиров, который уверял, что “компромисс” будет выколочен из думцев, если “дед” выставит кандидатуру Рыбкина или Булгака, а там “мы их все равно переиграем”. Ожидают, что в ближайшие дни ельцинские домочадцы будут “уговаривать” его пойти на мировую и предложить угодного банкирам человека…

l Согласно источнику из Вашингтона, на последних встречах Гора с представителями законодательных органов РФ американский вице-президент усиленно агитировал за скорейшее утверждение кандидатуры Кириенко, поскольку иначе наступит “неконтролируемая дестабилизация политического процесса в России”. Эта установка была выдана для Гора в управлении по аналитической работе и разведке Госдепартамента США, где после “шока от неожиданного удаления ЧВС” пришли к выводу, что в стране с ядерными объектами необходим “внешний контроль” за вертикалью силовых структур…

l В банковских кругах Нью-Йорка и на Уолл-стрите все активнее обсуждают технику массированного вывода капиталов с российского рынка гособлигаций и корпоративных бумаг. Предполагается, что для фиксации прибыли такой процесс должен быть растянут минимум на два месяца, после чего возможен и массированный “сброс” по типу мексиканского или южно-корейского. Согласно этому сценарию, после ухода иностранного капитала следует “вынудить государственные органы РФ запросить стабилизационный кредит, сопоставимый с аналогичным займом Южной Кореи”. Этот процесс требует присутствия в кресле премьера именно Кириенко, который продемонстрировал свои концессионные таланты уже в кресле премьера и может “передать в залог под массированную валютную инъекцию контрольного пакета акций Газпрома и РАО ЕЭС”. По прикидкам заокеанских аналитиков, это позволит разрубить складывающийся альянс между Рур-Газом и Газпромом. Дальнейшая “реструктуризация Газпрома” будет делом техники…

l В ряде аналитических служб финансовых корпораций, по данным из Нью-Йорка, продолжают анализировать позиции Ельцина в случае инициирования Госдумой “процесса импичмента”, для чего необходимо 150 голосов депутатов. Здесь высказывают предположения, что в нынешних условиях противостояния это предложение в Госдуме может набрать и более 330 голосов, после чего президент утратит легитимную возможность ее роспуска — во всяком случае, до зимы 1998 года. Эксперты приходят к выводу, что силовая компонента у президентской вертикали отсутствует, а “звонки с угрозами о заминированном здании” будет трудно использовать для конституционного переворота. Депутатский корпус легко может собраться в другом здании Москвы или на территории одной из областей. Юридическая утрата статуса может привести Ельцина к сдаче им международных позиций и к невозможности участия во встречах “семерки”, что “будет незамедлительно сказываться на поддерживающих бюджет иностранных кредитах”…

l Несогласованность в заявлениях относительно величины внешнего долга РФ, публично сделанных и.о. премьер-министра Кириенко и и.о. министра финансов Задорновым (бывш. фракция “Яблоко”) служит симптомом “сдачи” всего политического курса Ельцина-Черномырдина — информирует нас источник с Ильинки…

l В АБД поступает все больше данных относительно встречи, проведенной Масхадовым и Басаевым в Грозном, где приняли участие главы субъектов РФ Южной России совместно с представителями Азербайджана и Грузии. Показательно, что здесь замечены ведущие резиденты Великобритании и Саудовской Аравии, которые выдвинули ряд предложений о создании “совместных анти-конфликтных механизмов (военно-политическое сотрудничество без Федерального центра)”, а также предложили учредить на “независимые” финансовые средства совместные (преимущественно торговца оружием Хашогги и лидера фундаменталистов миллиардера Беландина) банковские и политико-идеологические структуры. Важнейшей особенностью стала попытка вовлечения Осетии в союз с режимом Шевардназдзе, а Дагестана — с Азербайджаном. На встрече Басаев якобы неоднократно отмечал, что “крушение федерального Центра и Ельцина должно состояться под давлением республик и областей в ближайший год”. Все пункты повестки дня обсуждались в строжайшей тайне от Кремля. Внешне договоренности оформлены как шаги по созданию “общекавказского дома”…

l Согласно данным из Моздока, в Грозный с официальным визитом 11 апреля прибыл “радетель интересов русских в Прибалтике” губернатор Ярославля Лисицин как “глава центрально-российского объединения регионов”. В ходе визита Лисицин заявил, что центральные регионы будут сотрудничать с ичкерийцами “будь или не будь на то воля федерального Центра”. Лисицин обещал ичкерийцам содействие в обустраивании “чеченских переселенцев” в Ярославле и подключение их к охране ярославского нефте-перегонного завода. В ответ он ожидает получения из “горного рабства” четырех военнослужащих из своей области…

l В рамках выезда на “хадж”, передают из столицы Саудовской Аравии, прошел ряд закрытых консультаций элит “мусульманских” субъектов РФ. В частности, обсуждались вопросы согласования политических акций в отношении Крыма и Дагестана, а также массированного заезда боевиков на территорию Осетии…

l По наблюдениям аналитиков, в последние недели приобрели новое качество консультации между Шаймиевым, Рахмоновым и Назарбаевым, в ходе последнего визита в Москву 9-10 апреля, давшего установку на “переформирование и дифференциацию стран СНГ” с ее практическим роспуском. Эта схема была предварительно отработана Рыбкиным под эгидой Березовского, который выдвинул в марте концепцию конституционного пересмотра РФ с “передачей от центра регионами полномочий”. Назарбаев также сумел добиться от Ельцина “полного понимания казахских интересов на нефтеносном шельфе Каспия”, после чего Назарбаев совместно с Алиевым могут беспрепятственно делить нефтяные участки и продавать их американским корпорациям…

l Объявление по ОРТ Доренко относительно нервного недуга генерала Лебедя (непроизвольное мочеиспускание и множественные экземы), сведения о чем были получены штабом губернатора Зубова при помощи своих связей в Москве и в Приднестровье, сделано, по оценкам экспертов, с целью максимально ослабить избирательный эффект этой информацией. Воспрепятствовать “диффамации” Лебедя, по всей видимости, решили Березовский с Гусинским, резко изменившие позицию относительно генерала как будущего губернатора Красноярска. С его помощью планируется осуществить передачу норильских владений ОНЭКСИМ-банка под контроль “олигархов”. Лебедь завоевал их поддержку также сотрудничеством с чеченцами и приверженностью к идеологии децентрализации (рас-членения) России…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Жена Кириенко застала мужа пролезающим сквозь игольное ушко.

« Шмакодявка из Независимых профсозов сорвала “День протеста”.

« На дне рождения Черномырдина Горячева танцевала с последним вальс-бостон.

« Губернатор Лисицын, осудив русофобов Латвии, полетел к русоедам Чечни.

« Обилие цветов на рождении Черномырдина напоминало похороны президента.

« По пятницам Дума утверждает Кириенко, который уже получил прозвище “Пятница”.

ЧЕСТЬ

Отказ академика Трофимука принять из рук президента Ельцина новоизобретенный орден “За заслуги перед Отечеством” II степени — редкое по нынешним временам проявление личного достоинства и мужества. Телевидение, радио и печать всем прожужжали уши, что политика — дело грязное, забывая старую русскую поговорку: “Не место красит человека, а человек — место”. Какие политики — такая и политика.

Старый ученый, открывший добрую половину запасов советской нефти и газа, нашел в себе силы сделать то, что оказалось невозможным для сотен бравых генералов и громких политиков: бросил в лицо антинародной власти ее лживые регалии! А чтобы это не выглядело причудой старого человека, подробно объяснил на страницах прессы причины своей брезгливости к такому “вниманию” властей.

Поступок академика, одного из отцов-основателей сибирского Академгородка, продолжил пока еще очень короткий ряд людей чести и достоинства. Теперь в нем три человека: Юрий Васильевич Бондарев, писатель; Валентин Иванович Варенников, генерал; Андрей Алексеевич Трофимук, академик. Другой ряд можно продолжать до бесконечности. И каждый, принявший из рук Ельцина забрызганные кровью жертв октябрьского расстрела и чеченской войны ордена,- пусть спросит себя: чем и как искуплены эти жертвы, чем и как искуплен развал Советского Союза, чем и как искуплен развал отечественной экономики и превращение ее в колониально-сырьевой придаток Америки и Западной Европы? И пусть он, награжденный, помнит, что истинная цена его награды — смерть тысяч и тысяч соотечественников, погибших в результате ельцинского геноцида. И пусть он носит эту свою иудину награду отдельно от настоящих орденов и медалей, если такие у него есть.

В. В.

ЛЕСТЬ

ВОПРОС ЧИТАТЕЛЕЙ “ЗАВТРА” лидерам оппозиции Н. РЫЖКОВУ, Н. ХАРИТОНОВУ, С. ГОРЯЧЕВОЙ

Уважаемые товарищи, на телевидении были показаны кадры вашего визита на юбилей к Черномырдину. Мы понимаем, лидеры оппозиции, наделенные парламентским статусом, обязаны присутствовать на официальных государственных мероприятиях. Ясно, что в таких случаях контакты с руководством ельцинского режима являются производственной необходимостью. Но 60-летие отставного премьера, несколько лет громившего вместе с Ельциным и демократами Россию, создававшего государство бандитского капитализма и геноцида, прямого душителя и палача патриотической оппозиции, с руками, обагренными кровью жертв “Белого дома”, — этот юбилей официальным мероприятием не является. Что же заставило вас толкаться в прихожей этого деятеля с миллиардным состоянием? Не считаете ли вы, что подобным поступком вы прямо оскорбили нас, ваших избирателей?

АКЦИЯ — ШМАКЦИЯ

При всем различии взглядов на наше недавнее прошлое — и те, кому оно дорого, и те, кто его хулит, наверняка солидарны в одном житейском воспоминании. Если на некое дело — мероприятие, акцию, почин, движение и т. д. — людей подвигала партия, то оно, это дело, хоть добровольно, хоть принудительно, все-таки исполнялось. Если бразды правления брал на себя комсомол — могло быть много неразберихи, шума и суеты, но все же в итоге тоже хоть что-то происходило. Когда же “организатором и вдохновителем” славных дел случалось стать профсоюзам — никто как бы ничего особого и не ждал от этой организации, и лишь аккуратный вычет профвзносов из наших зарплат не позволял забывать о загадочной сей структуре…

Теперь говорят: профсоюзы ведь были тогда зависимы. Другое дело — сегодня: есть даже целая Федерация совсем независимых профсоюзов! Не уточняется лишь, из каких зарплат вычитаются ныне взносы.

Похоже, ни из каких: зарплата при новом режиме вошла в разряд привилегий, а с ними Ельцин всегда боролся. Но есть, оказалось, управа и на него — это главный защитник всех членов всех профсоюзов господин Шмаков. Тот самый главнокомандующий “весенним наступлением трудящихся”, который 9 апреля донаступался аж до порога и.о. премьера правительства, вослед за чем, ублаженный таким вниманием, тут же и отступил под бодрую околесицу насчет каких-то мнимых “договоренностей” и “взаимных решений”. При этом лидер полумифического ополчения успел оболгать реальную оппозицию, которая-де примазывается к его боевым успехам…

На деле же было все по-другому. Удачная или нет, но у Зюганова, у Анпилова, у Лимонова была акция противостояния, а у Шмакова — противостояние акции. Не выдвигая антинародной власти никаких обвинений в развале России, в уничтожении нации, прикормленный этой властью профдеятель профанировал всю идею Дня гнева, увел пошедших за ним людей с площадей восстания в тупики покорности и поспешно свернул свои блеклые флаги. Может, и он торопился на юбилей к Черномырдину, где сыто чавкающая публика прожирала и пропивала именно в этот день именно те зарплаты именно тех голодных людей, что вышли на улицы городов и сел…

Впрочем, с буржуазией все ясно, со шмаковской провокацией тоже. Неясно, как дальше действовать силам сопротивления, безуспешно опробовавшим уже любые виды протеста — разве что кроме самого крайнего… Власть обладает устойчивым иммунитетом на все наши прежние способы борьбы — выходит, пора искать новые? Менять тактику, схему действий, арсенал средств, выдвигать иных лидеров. Есть ли на это воля, идеи, резервы сил? Если нет — какой смысл в беззубом протесте?

Но страна, разоренная и униженная, все-таки ждет избавления от страданий, с надеждой выходит на улицы. По данным оппозиции, 9 апреля в колонны гнева встали 15 миллионов человек, по подсчету официоза — конечно же, в десять раз меньше. Но скорее, увы, уже по привычке, чем из боязни, как это было раньше, скрывает власть и ее обслуга истинное количество протестующих. Хотя и страх присутствует тоже: чего стоит одно такое “нововведение” в и без того сверхусиленных милицейских рядах, как припрятанные за кустами “специально обученные” — чему? — отборнейшие овчарки…

Пожалуй, со времен филатовско-бурбулисовской готовности душить депутатов неугодного Верховного Совета отравляющим газом ни о чем подобном слышать не приходилось. Да, потом был расстрел Парламента танками — но это орудия войны, это откровенные, хоть и неправые, боевые действия, а клыкастые волкодавы — уже атрибуты концлагеря, знак оккупации и геноцида против народа! И все равно, это был лишь животный страх у режима-тирана перед возможным стихийным бунтом — но никакая не робость перед обязанностью исполнить требования людей. Об этом никто вообще не думает, плевать им на все заявления и петиции, исходящие хоть от митингов , хоть от Думы. “Как я решу — так и будет!”- звучит по адресу “дорогих россиян” все более зычно, грозно и тупо. И похоже, увы, что впрямь — так и будет, пока вожди оппозиции “встраиваются во власть”, пока радикалы сильны только в роли ораторов, пока терпеливый народ сжимает в руках лишь древко плаката, а независимым профсоюзом правит зависимый соглашатель…

Евгений НЕФЕДОВ

КТО ЗА КУКЛОЙ КИРИЕНКО?

Спектакль в Думе с Кириенко в главной роли был публике интересен. Интересен потому, что она не знала ни цели представления, ни его авторов.

За три дня до постановки в Думе вопроса об утверждении Кириенко председателем правительства Ельцин на "круглом столе" с вождями парламента обмолвился: мы обсуждали кандидатуру Строева, мы обсуждали кандидатуру Булгака, мы обсуждали кандидатуры Аяцкова и Лужкова, но по сумме разных баллов остановились на Кириенко.

Мы — это кто? Мы с Наиной Иосифовной и Татьяной Борисовной? Мы с господами Юмашевым и Ястржембским? Мы с господином Березовским?

Когда в декабре 92-го Ельцин предлагал Съезду народных депутатов РФ утвердить главой юного журналиста-экономиста Гайдара, то проблемы не существовало. Гайдар с его лозунгом "шоковой терапии": "Все разрешено!" и планом халявной приватизации по Чубайсу в придачу был выгоден всей массе созданных Горбачевым "новых русских", которые жаждали растащить госфинансы и общенародную собственность. Ныне же, когда почти все места под солнцем уже заняты, а новые хозяева жизни разделились на кланы, юная кукла в роли премьера не может устраивать всех. Кириенко, являющийся мистером Никто из ниоткуда, выдвинут через Ельцина каким-то одним кланом. Но каким?

От Думы, по сути дела, требовалось не утвердить нового главу правительства, а присвоить этому мистеру Никто титул главы правительства. То есть узаконить право распоряжаться бюджетом и остатками госимущества некоему финансово-промышленному клану, который стоит за Кириенко.

Соискатель титула имена своих кукловодов не открыл, и это создало невиданную еще в стенах Думы интригу.

В своем программном заявлении перед депутатами соискатель доложил о его приверженности нынешнему социально-экономическому курсу. Курсу на сказочное богатство меньшинства и нищету большинства. Курсу на удушение наукоемкого производства и агропромышленного комплекса, на истребление денежного обращения и замену его бартером. Но при этом пообещал значительно улучшить жизнь в стране в целом за счет сбора налогов с казино, лотерей и такси, за счет повышения управляемости госсобственостью и ужесточения дисциплины во внешней торговле, за счет упорядочения бюджетных расходов. Другими словами, он пообещал достичь благополучия в разваливающемся доме российской экономики путем косметического ремонта. При всем том его не могли поддержать оппозиционные фракции, которые видят выход из кризиса в смене курса, то есть в капитальном ремонте всего режима власти. Анонимность же кукловодов Кириенко лишила его поддержки тех депутатов, которых и нынешний курс, и режим в общем устраивают. Лидер фракции "Наш дом — Россия" в качестве безоговорочного условия голосования попросил ясности в подходе к формированию правительства, лидер "Яблока" Явлинский пожелал знать наказ Ельцина новому кабинету министров. Другими словами, у соискателя Кириенко вообще не нашлось в Думе опоры в виде организованной депутатской группы-силы. Полученные им 143 голоса "за" дали отдельные "добровольцы" из прорежимных фракций и фракция Жириновского, которая, наловчившись обменивать симпатии избирателей на деньги, теперь пытается обменять их на кусочек власти, сторговавшись с соискателем премьерского титула.

Во втором акте спектакля по утверждению главой правительства мистера Никто он, вероятно, не наберет и сотни депутатских "за", ибо голосование, как настаивает Зюганов, будет открытым. В акте третьем Дума, дабы не попасть под роспуск и не дать простор "указному праву", вполне возможно, сломается, Кириенко получит от нее добро, и тогда мы, наконец, узнаем: кем он выдвинут на соискание титула премьера и кто будет водить за ниточку наделенным властью пером.

Николай АНИСИН

ЮБИЛЯР ВТОРОЙ СТЕПЕНИ

Случаются в мире странные сближения. Скажем, шарят наугад по небу прожекторы. И вдруг — сошлись, а в перекрестьи их лучей — вражеский бомбардировщик. Или еще: выглянуло солнце, блеснули "зайчиками" в чьих-то руках зеркала — и, ослепленный, полетел под откос на крутом вираже лихой мотоциклист.

А случается и наоборот: всё вроде бы просчитали, предусмотрели, спланировали, подготовили — так нет же, вылезет какая-нибудь нелепая пустяковина, которой на этом месте и быть не могло никогда, перевернет все расчеты и планы.

В событиях 9 апреля, похоже, совместилось и то, и другое. Профсоюзно-коммунистические акции протеста в этот день наверняка планировались в аккурат к 60-летнему юбилею премьер-министра (президент — он или болеет, и тогда его положено жалеть, или из танков палит куда ни попадя, и тогда положено от него разбегаться,- просто не подступись).

А Черномырдин — не такой. Ему и поросенка можно презентовать под видом того, что свинью подложили (или наоборот),- авось, расстроится до слез, да и отвалит какие ни есть дивиденды держателям акций протеста. Были ведь прецеденты. В Буденновске, например. И в Москве были.

Но если такое случится, то ведь сразу видно будет, кто в руководстве страны идет навстречу пожеланиям трудящихся, а кто лишь танит-потанит, да вытанить не может. Заодно и подчеркнуть плодотворность "системной оппозиции".

Однако пришел (в себя) президент Ельцин, и всё опошлил. Черномырдина — в отставку. Правительство — долой. В результате Виктору Степановичу ко дню рождения все акции протеста оказались, что называется, по барабану — он уже за другие дела отвечает, он уже не глава правительства, а так себе, лидер политической партии. Правда, с немалыми деньгами (которые, что бы ни толковали про Газпром, не пахнут), да тут же еще реальный авторитет в СНГ и Европе.

И вот у такого человека — юбилей.

А у оппозиции — акция протеста.

Но дивидендов по ней уже не будет, платить некому: Черномырдин — в отставке, Кириенко — бедный и молодой.

Возникает проблема.

То ли не ходить на юбилей. То ли не ходить на акцию протеста. То ли сначала сходить на юбилей, а потом — на акцию протеста. То ли, наоборот, отметиться на акции — и сразу бежать на юбилей. То ли вообще никуда не ходить, сидеть дома на досадной, по словам Лескова, укушетке и проклинать коварные березы да елки со всей политикой заодно, будь она неладна.

Плохому танцору мешает известно что — отсутствие печки. А что мешает вождям оппозиции? Ну, ладно, куда конь с копытом — туда и рак с клешней. Как решили для себя эту проблему Рыжков, Купцов, Горячева и ряд их соратников — все уже знают. Решили побывать и поздравить юбиляра — видимо, за все то, против чего протестовал их “электорат” пять с лишним лет черномырдинского премьерства, включая октябрь 93-го и Чечню.

Не могу сказать, что их присутствие кого-то там удивило. Букеты, подарки, телеграммы со всего мира, орден "За заслуги" II степени, президент лично, сорок тысяч одних курьеров, две полосы интервью с главным подберезовиком самой независимой газеты — бал Воланда на Воробьевых горах удался на славу.

Скоро пойдут другие торжества, на которых власть предержащие будут награждать и одаривать друг друга под ананасы в шампанском и рябчики (о них писали поэты Северянин и, кажется, Маяковский). А школы и больницы будут все так же закрываться, русские женщины — бояться рожать детей, вавилонская башня государственного долга — расти до небес, производство — разваливаться, поля — зарастать сорняком и кустарником в ожидании "стратегического зарубежного инвестора", народ — вымирать не медленно, но верно…

Разве что сменщик Черномырдина Кириенко, на следующий после юбилея экс-премьера день заявивший Думе о необходимости “увеличивать доходы и оптимизировать расходы бюджета”, умолчал о главном способе достижения этих своих целей. А он, похоже — в распродаже русских земель и недр по дешевке согласно законам о разделе продукции, да еще в превращении России во всемирную свалку. На вырученные доллары можно выдать всем пособия по безработице. “Системная оппозиция” этот план наверняка поддержит. Так что 60-летний юбилей Сергея Владиленовича, уверен, будет еще праздничней и краше, чем у Виктора Степановича. Если, конечно, русский народ не подпортит ему праздник.

Владимир ВИННИКОВ

СРОЧНО ТРЕБУЮТСЯ “ЭКСТРЕМИСТЫ”…

Недавно по московским ведомственным коридорам и страницам-телеканалам СМИ пронеслась с гиканьем и уханьем лихая ватага охотников на ведьм, вооруженных дудками и хлопушками: демократы в России фашистов искали.

Как они это делали? Для начала в конце марта самые отважные журналисты передовых демгазет совершили массовый подвиг: в спешном порядке они повытаскивали из подвалов рьяных (дремучих, пещерных — нужное вставить) баркашовцев и вервольфовцев, после чего, по своей любимой привычке, "тщательно вымыли руки" и бесстрашно поведали всей стране о жутком плане десятка юношей установить фашистское государство в отдельно взятом Терлецком парке города Москвы.

Затем, 27 марта, прошло совещание в Генпрокуратуре, на котором умнейшие головы современности — Скуратов, Ковалев, Степашин и др. — вырабатывали стратегию и тактику борьбы с подлыми (гнусными, мерзкими) экстремистами. Сидели сутки, "сформулировали предложения" и выработали "конкретные меры", направленные "на повышение эффективности". Наверное, отыскали в словаре статью про "фашизм". Правда, там все больше про Италию с Германией было, но это пустяки: заменить Мусоллини и Гитлера на Лимонова и Анпилова — и все шито-крыто.

Вскоре, 30 марта, состоялось назначение "пожарника" Степашина на пост министра МВД. В тот же вечер по всем ТВ-программам прошли отчетные видеоряды о борьбе с фашизмом. Бесстрастные видеокамеры в руках смельчаков-операторов зафиксировали сборища подозрительных старушек с авоськами, в явно террористических целях распространявших у метро зловредную (красно-коричневую, скандально известную…) газетенку "Завтра".

Но апофеозом грандиозной акции по искоренению фашизма на россиянской земле стала конференция "Политический экстремизм в России", прошедшая в День дураков в Академии госслужбы. Все было поставлено на высшем уровне: участники, стыдливо пряча друг от друга порядком замызганные ксерокопии статей из "Московских новостей" конца 80-х годов, говорили много и красиво. Они даже разделились на две секции (прямо, как ученые!): законодательную и методологическую. Первая, ясное дело, законы против экстремистов придумывала, а вторая тем временем пыталась определить, что же это все-таки такое — политический экстремизм. И хотя определения она так и не сотворила, в целом конференция оказалась на редкость плодотворной.

Так, например, охотнички на ведьм "подстрелили" губернатора Кондратенко, который — вы слыхали?! — позволяет себе дерзкие выпады против одной маленькой, но гордой нации. Ну чем не экстремист? Здесь, правда, немного подпортили картину всеобщего согласия депутаты от фракции КПРФ, невесть как проникшие на демократический сходняк. Они вдруг зачем-то вспомнили о двух других губернаторах — Аушеве и Аяцкове: первый хочет отменить в Ингушетии русские законы, а второй распродает русскую землю. Ну и подумаешь, какая ерунда! Зато оба — крепкие хозяйственники и примерные семьянины.

Что же удалось выяснить устроителям "суперантиэкстремистской" кампании? Прежде всего, оказалось, что фашизм пустил в России глубочайшие корни: под смертоносное влияние этой идеологии подпало — вы не поверите — целых двадцать человек, включая юношей и старушек. Во-вторых, с новым главой МВД наши славные милиционеры, (видимо, полностью покончив с преступностью), будут теперь заниматься своими прямыми обязанностями: обезвреживанием фашистов, националистов, короче — антисемитов всех мастей. И наконец, неутешительный вывод устроителей: народ в этой стране туп и неблагодарен: ну никак не желает он признавать патриотов фашистами, и почему-то упорно называет этим поганым словцом старых добрых латвийских фронтовиков, прошедших недавно в колоннах СС по улицам Риги…

К большому сожалению Антифашистского центра, эта акция не могла продолжаться вечно. Бесстрастные счетчики зафиксировали, что всякий раз, когда по ТВ начиналась очередная передача, громящая "коммуно-фашистов", по всей стране отчего-то резко падало потребление электричества; а распространители демгазет вдруг стали возвращать нераспроданные по непонятным причинам номера с обличительными статьями о "русских террористах" на первой странице. В итоге, гневно отбубнив по бумажке нужные слова и три раза яростно продудев в дуду, демократические СМИ выдохлись и отказались далее мусолить надуманную тему.

Последним писком этой истерии стало совсем уж издевательское заявление Министерства юстиции накануне всероссийской акции протеста. Желая "противодействовать разжиганию расовой, национальной и классовой (?!) розни, любым проявлениям фашизма и иных форм политического экстремизма", Минюст призвал лидеров демонстрантов проявлять зрелость и ответственность, "чтобы не допустить дестабилизации и неоправданного накаления обстановки"… Вот кто, оказывается, в России в ответе за дестабилизацию — народ! Делает он это, вероятно, так: сначала, назло властям, месяцами не берет зарплату, затем, исключительно от природного безделья, в массовом порядке уволняется с фабрик и заводов, а под конец, совсем распоясавшись, вываливает на улицы и кричит: "Долой! Долой! ДОЛОЙ!!!"

Денис ТУКМАКОВ

ФИГИ ИЗ РИГИ

Святое дело подавления латышского эсэсовского правительства испорчено репутацией подавителя: от рижских "санкций" Ельцина дохнуло смрадом чеченской войны. Картина происходящего окровавилась. В сознание наплыли воспоминания об избиении ельцинскими омоновцами русских стариков в мае и сентябре 1993 года, исполненном в том же эсэсовском стиле. Но и стиль измельчал: Гитлер, по крайней мере, не лицемерил, нигде и никогда не защищал права еврееязычных.

Прошло восемь лет с тех пор, как русские были сданы в плен латышам. Вволю натешился "угнетенный" малый народ, изощренно, культурно мстя простоватым и грубоватым арбайтерам с востока, всем этим нашим дядям Васям и тетям Нюрам. Многотысячными тиражами были выпущены русско-латышские разговорники. Бесплатно разнесены по почтовым ящикам всем русским, как Новый завет. Латышам было строго наказано не отвечать по-русски, не читать, не думать. От русских потребовали учить латышский. Ходить по Риге с даровым разговорником и при каждом "контакте" с представителем титульной нации панически листать это новое эсэсовское евангелие.

Русский, учи латышский! Иначе — капут. Сначала дубинкой по голове, потом бомбой у посольства.

Но никакой язык невозможно выучить из-под палки. Насильное обучение латышскому приводит к обратному результату. Один русский в Риге рассказывал мне: "Я говорю по-латышски только с полицейскими, из страха. Ну и, конечно, с чиновниками госаппарата". То есть латышский язык стал языком бюрократического общения, мертвым, канцелярским.

Кавказцы, прибалты, чукчи говорили по-русски задолго до СССР, и не перестанут, пока жива Россия. Хотя нам порой этого и не хотелось бы.

Одни выпускают закон о языке — другие объявляют "санкции". Более глубокого интереса к "вопросу о языкознании" не проявляют ни в рижской элите, ни в окружении Ельцина. Теми и другими вполне освоены только самые примитивные политические формы: марш эсэсовцев как апофеоз национального духа, и разгон правительства как высшая государственная мудрость…

Если бы Ельцин мог отправить в отставку Лужкова, слетел бы и тот вместе с Черномырдиным. Но Лужков говорит резкости у латвийского посольства и плотнее застегивает свой мэрский мундир. Он неприкасаем. И он, выходит, — главный воинствующий патриот — от Севастополя до Риги. А ельцинские "санкции" оказываются лишь жалким эхом его грубоватых реплик в адрес фашистов…

Может показаться, что неуклюжая, во многом фальшивая и бездарная "волна русского гнева" все-таки поколебала Ригу. Расколото правительство. Торопливо обещано гражданство всем, родившимся после 1991 года. Но ложный патриотический замах логично оказался, по сути, безрезультатным: никто из эсэсовского правительства в Риге не явился в мемориальный концлагерь Саласпилс на ежегодное поклонение жертвам латышского и немецкого фашизма. Это — очередной вызов в адрес России от природных нацистов, видящих слабость в неискренности наших сановников, лицемерно объясняющихся в любви к "соотечественникам за рубежом": ярославский губернатор Лисицын, первым публично отказавшийся от латышских шпрот, на следующий же день поехал к геноссе Масхадову с предложением выкупа пленных русских солдат в виде помощи в восстановлении экономики республики…

В этой маленькой русско-латышской войне, наверное, можно было бы дожать прибалтов до полной капитуляции. Но даже она не принесла бы нам радости. Ибо достигнута она стала бы не благодаря выверенному курсу правительства, личному мужеству и выстраданным убеждениям главы государства, а всему этому вопреки.

Александр ЛЫСКОВ

НЕСТРАШНЫЙ СУД

На прошлой неделе Конституционный cуд РФ вынес решение, обязывающее Ельцина подписать федеральный закон “О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории РФ”.

Означенный закон (подготовленный в недрах Комитета по культуре Госдумы России и фактически перечеркивающий ярко выраженные реституционные устремления исполнительной власти в отношении культурных ценностей, вывезенных из Германии) вот уж год, как “завис”, так сказать, в правовом пространстве. Этот нормативный акт, преодолев вето президента, еще в мае был одобрен верхней и нижней палатами Федерального собрания, однако Ельцин отказался подписывать документ, сославшись на якобы имевшие место нарушения во время процедуры принятия закона Государственной думой РФ.

Казалось бы, одержана победа над произволом, третья власть в России наконец проявила свою независимость и самостоятельность, постановив, что глава государства “не вправе не подписать отклоненный им ранее закон после повторного его одобрения Государственной думой и Советом Федерации… и обязан обнародовать этот закон”.

Однако: откуда что берется?

С чего бы это вдруг Конституционный суд, ставший после девяносто третьего года “шестеркой” ельцинского паханата, превратившись впоследствии в “редуцированный орган российской государственности”, теперь вдруг проявляет чудеса гражданского мужества?

Быть может, дело все же связано с грядущим обсуждением в Конституционном суде вопроса о так называемом “третьем сроке” Бориса Ельцина? Ведь разрекламированная “принципиальность” и “самостоятельность” Конституционного суда, который в вопросе о реституции “дал заушину” самому президенту, будет хорошим подспорьем для “независимого” и “правового” решения, позволяющего Ельцину, вопреки Конституции, третий раз выдвигаться на пост главы государства. Не так ли?

Интересно, куда отлучалась принципиальность людей в мантиях во время Чеченской войны? Чай пить ходила?

Именно трусливость и ангажированность конституционных судей позволили Ельцину незаконно вести крупномасштабную войну под маркой каких-то “мероприятий по восстановлению конституционной законности и правопорядка… “. Именно такая формулировка сковала действия армии (поставленной фактически вне закона), блокировала всякие попытки введения режима чрезвычайного положения на территории Чечни, а в дальнейшем дала предпосылки к хасавюртовским соглашениям и формированию бандитского анклава на территории РФ. История Конституционного суда России, сдавшего Зорькина и признавшего переворот 1993 года, не осудившего массовые расстрелы в центре столицы, эта история как нельзя лучше иллюстрирует ситуацию, когда одно беззаконие порождает следующие, создавая ситуацию дурной бесконечности, уводящей государство в бездну правового хаоса и феодального произвола.

“Смена вех” — следующий политический период — не за горами. Кто бы ни пришел после Ельцина, новым правителям России все равно придется разбираться с подоплекой событий октября 93-го и декабря 1994-го. И тогда людям в мантиях, черных и тяжелых от крови мирных жителей Москвы и Грозного,- этим людям придется отвечать за катастрофы и кровавые “сбои“ демократии по-ельцински.

Уверен, Родина не забудет и кавалера ордена “За заслуги перед Отечеством III степени” Туманова Владимира Александровича 1926 года рождения, служившего в известный период председателем Конституционного суда РФ, а ныне пребывающего в постоянной командировке за пределами России…

Андрей ФЕФЕЛОВ

Иона Андронов КРЕМЛЕВСКИЕ САМУРАИ

Продажа русских Курил Японии — предрешена. Президентская “встреча без галстуков” определит лишь сроки преступного акта. Это подтверждает вся предыстория предательства…

Начало публикации -

в “Завтра” N 14

ЛЕТОМ 1992 ГОДА,накануне запланированного визита Ельцина в Японию, я разгласил в прессе засекреченный кремлевский проект передачи японцам наших Южно-Курильских островов. Ответное заявление опубликовал тогдашний заместитель министра иностранных дел России японист Георгий Кунадзе, прозванный сослуживцами “самураем”. Он разразился в “Независимой газете” гневной тирадой:

“Иона Андронов, видимо, в лучшем случае, извините, просто психически нестабильный человек, а в худшем — он совершил должностное преступление. Думаю, компетентные органы, прокуратура и руководство Верховного Совета разберутся в этом вопросе и воздадут по заслугам. Противники правительства у нас все чаще не останавливаются перед разглашением государственных документов. Иона Андронов как работник Комитета по международным делам Верховного Совета не имеет права использовать служебную информацию в открытой полемике. Даже если бы у МИДа все было заранее расписано, мы не стали бы об этом рассказывать”.

Вспыльчивый Кунадзе, стращая меня “компетентными органами”, прокурорами и психбольницей, сгоряча выпалил самое важное — подтвердил мою улику кремлевского сговора с японцами о Южных Курилах. Мой ответ я передал журналистам:

— Считаю законным депутатским долгом разглашать любые предательские покушения высших властей на наши пограничные территории.

Парламентская неприкосновенность депутата была моим щитом. Но его бесшумно продырявили. По подсказке Кунадзе кто-то из обласканных японцами руководителей Верховного Совета дал исподтишка согласие министерству госбезопасности России начать слежку за мной и розыск моих осведомителей о кремлевских секретах.

Однако слежка была мне уже не страшна: со мной объединились пятьдесят депутатов Верховного Совета. И мы могли легко удвоить нашу численность.

Между тем мой парламентский противник и начальник Лукин, распрощавшись с нами, получил от Ельцина заморскую синекуру — пост российского посла в Соединенных Штатах. Это позволило мне без Лукина устроить заседание комитета по международным делам и опубликовать его резолюцию 25 июля:

“Комитет полагает, что в сегодняшних условиях крайне опасно признание суверенитета Японии в любой форме над какой-либо частью территории России”.

Кроме того, я предупредил через прессу нашего президента:

— Если Борис Ельцин во время визита в Токио признает права Японии хотя бы на часть Южных Курил, то это будет аннулировано российским парламентом и вызовет требования отстранить президента от его должности.

В ответ не прозвучало ни отповеди, ни новых угроз. Вместо визгливого Кунадзе хозяин Кремля за месяц до своего вояжа в Токио привлек к японским делам самого сокрушительного врага Верховного Совета — Михаила Полторанина, вице-премьера правительства и министра печати. Он, закадычный друг и собутыльник президента, издевательски называл “лилипутами” российских депутатов, от которых , как он говорил, его “тошнит”. А японцам гарантировал Полторанин первоочередную передачу курильских островов Хабомаи и Шикотан. 2 августа он отправился в Токио и заявил категорично перед отлетом:

— Позиция президента по территориальному вопросу давно ясна. Этой же позиции должен придерживаться Верховный Совет.

В Токио кремлевский вице-премьер заверил главу правительства и министра иностранных дел Японии в том, что его другу Ельцину не помешает сопротивление парламента России санкционировать передачу японцам наших островов.

Полторанин настолько зарвался, что обсуждал с японцами вопрос о переселении с островов российских граждан. В сообщениях об этом из Токио был упомянут также загадочный факт: Полторанин находился там с группой его помощников по приглашению японского правительства, но все расходы гостей — не менее 20 тысяч долларов — оплатила связанная с местными властями газета “Асахи”. Что же случилось? Неужели опять вульгарная взятка?

Шеф московского корпункта “Асахи” Харухито Сумикава, которого я посетил, подтвердил возникшую догадку. Он рассказал мне детально о японском финансировании переговоров Полторанина в Токио. 6 августа в Москве “Советская Россия” напечатала мое заявление депутата Верховного Совета:

“Сколько стоят Южные Курилы? Этот вопрос может, к сожалению, возникнуть в связи с шестидневным пребыванием в Японии российского вице-премьера Михаила Полторанина. Он командирован туда для подготовки сентябрьского визита президента России. Но почему официальному посланцу нашего правительства предложено сейчас в Токио содержание за счет японцев?

Вчера авторитетный японский представитель откровенно признал, что правительство Японии конфиденциально договорилось с газетным концерном “Асахи” оплатить русскому вице-премьеру дорогостоящий авиаперелет Москва-Токио-Москва и суперкомфортное проживание в токийском фешенебельном отеле “Империал”. Оплатят японцы и транспортные услуги гостю в Токио и других пунктах, а также угощения и курортное пребывание на Окинаве.

Таким образом Полторанин мог оказаться в личном долгу у Токио. Но его персональные долги и субъективные рассуждения за рубежом несовместимы с внешнеполитическими делами нашей державы”.

В истинно демократическом государстве подобный Полторанину, подкупленный иностранцами министр, сразу лишился бы своего поста и угодил бы на скамью подсудимых. Однако у нас все шиворот-навыворот. Вместо алчного друга президента пострадал в Москве безвинный журналист Борис Геннадьевич Лапшин, директор редакции оперативной информации Российского информационного агентства (РИА). Он был уволен 6 августа министерскими сослуживцами Полторанина только за то, что разослал по телетайпам РИА в редакции газет мое депутатское заявление о японской подачке вице-премьеру. Заявление не появилось, кроме “Советской России”, в остальных напуганных газетах.

И все же Полторанин, опозорившись в Токио за 20 тысяч долларов, был отстранен Ельциным от дальнейшей подготовки президентского визита в Японию. А против самого визита развернулось вне парламента шумное общественное движение. Начались уличные митинги в защиту Южных Курил. Демонстранты задорно скандировали:

— Как бы Борька не дурил,

Нет России без Курил!

В конце августа и начале сентября сотни москвичей неоднократно устраивали манифестации в трех местах столицы: перед посольством Японии в Калашниковом переулке, у парадного подъезда МИДа на Смоленской площади и возле центрального парка рядом с Крымским постом. Везде был единый лозунг на плакатах: “Курилы — наши!”. И день за днем все чаще из толпы выкрикивали проклятья Ельцину.

— Возьмите у нас Ельцина взамен Южных Курил! — кричали пикетчики перед японским посольством при появлении токийских дипломатов.

26 августа пятитысячная толпа собралась у Крымского моста вокруг поднятого на шесте чучела Ельцина. На его фанерном туловище была надпись: “враг народа”. Митинг хором голосил: “Ельцина на рельсы!”. Под свист и аплодисменты чучело президента сожгли.

В Москве возник Всероссийский комитет в защиту Курил. Комитет объявил 10 сентября “Днем народной защиты российских Курил”. Активисты комитета разъехались по 26 городам для организации там к 10 сентября митингов протеста. Крупные манифестации готовились в Брянске, Ульяновске, Волгограде, Рязани, Барнауле, Самаре, Красноярске, Южносахалинске, Петропавловске-Камчатском. С той же целью я отправился к своим избирателям во Владимир.

Однако 9 сентября, за трое суток до отлета Ельцина в Токио, президент внезапно отменил свой японский визит. Его пресс-служба фактически скрыла причину сенсационного события, сославшись невнятно лишь на “учет комплекса обстоятельств и обмен мнениями с руководством правительства, Верховного Совета и Совета безопасности”.

Подлинную причину сообщил из Москвы в тот же день, 9 сентября, корреспондент американского агентства Ассошиэйтед пресс:

“Российские сторонники жесткой линии угрожали, что будут добиваться процедуры отстранения Ельцина от власти, если он отдаст Курилы”.

Спустя неделю московский еженедельник “Столица”, горячий приверженец Ельцина, подытожил курильский промах своего любимца:

“Ельцин, конечно, проиграл — показал слабину. И все-таки он нашел лучшее решение из всех худших. Если бы он поехал и “сдал” острова — ему бы самому надо было бежать на эти острова из Москвы”.

Курильский переполох постепенно стих и растворился в других треволнениях столичной жизни. А потом осенние дожди сменились зимними снегопадами, и год уже был на исходе, когда в декабре позвонил мне в “Белый дом” полковник Осин из министерства госбезопасности. Полковник сказал, что он по приказу его министра Виктора Баранникова завершает розыск виновников огласки служебной документации правительства и посему рассчитывает на мои показания.

— Что же вас интересует? — спросил я.

— Желательно поговорить о скопированном вами письме президенту от министра иностранных дел Козырева и депутата Лукина.

— Поздновато спохватились. Какие еще вопросы?

— Быть может, вы припомните имя человека, который передал вам документ?

— Считаете меня доносчиком и болваном?

— Ничего подобного! Вы уважаемый депутат, а значит, должны быть законопослушным гражданином.

— Разве не знаете, что по закону вам запрещено допрашивать депутатов?

— Все знаю. Иначе вызвал бы вас к себе повесткой. Но вместо того законно прошу лишь побеседовать со мною.

— Понимаете, что я вправе отказаться?

— Да. Но повторяю просьбу. Очень вежливо.

— Ну раз так, то можете прийти в “Белый дом” ко мне под конец рабочего дня. Скажем, 8 декабря. Я закажу вам пропуск.

— Большое спасибо. До встречи!

До встречи с ним осталось четыре дня — вполне достаточно, чтобы спланировать по моему предстоящее свидание и попытаться, если получится, околпачить контрразведку. Ради этого я попросил помочь мне свою приятельницу — миловидную и миниатюрную блондинку с лучисто-васильковыми глазками. Их безмятежное простодушие было мнимым.

Моя помощница по-деловому пунктуально появилась у меня в кабинете за четверть часа до того, как туда же вошел моложавый и симпатичный с виду Осин в штатском сером костюме. Здороваясь, контрразведчик приветливо улыбался. Любезно обратился к даме:

— Надеюсь, вы извините меня за необходимость побеседовать с Ионой Ионовичем наедине о служебных проблемах.

— Нет, полковник, — возразил я. — Мой друг Надежда будет присутствовать при нашем разговоре.

— Зачем?

— Для моей страховки. Ведь после нашей беседы вы напишите рапорт своему начальству. Что сочините — этого я не узнаю. Поэтому мне нужен свидетель ваших расспросов и моих ответов. Только это зафиксирует Надежда. Вмешиваться в разговор не будет.

— Все равно так не положено проводить дознание по вопросам засекреченного делопроизводства.

— У вас свои порядки, а тут у меня — мои. Если не нравится, то можем расстаться.

— Вынужден уступить вам, депутату, хотя вы поступаете неправильно.

— Вам тоже я уступил, согласившись на эту встречу. Кстати, будет правильно показать нам ваше служебное удостоверение.

Мандат чекиста Михаила Ивановича Осина не вызвал никаких сомнений. Я сказал:

— Теперь можете задавать вопросы.

— Прошу показать, — молвил полковник, — вашу копию письма президенту от Козырева и Лукина о Курильских островах.

— А вам известно, что существование этого письма опровергло министерство Козырева?

— Да, известно. Тем не менее, прошу дать копию документа.

— Какого документа? Который не существует?

— Прошу вас не шутить.

— В таком случае я и прошу вас всерьез предъявить доказательство моего проступка. Покажите оригинал документа, чтобы я смог определить — имею ли его копию.

— У меня нет оригинала данного документа, — проворчал полковник.

— Тогда покажите фотокопию.

— Ее тоже нет.

— Предъявите мне хотя бы выписанные цитаты из прочтенного вами документа.

— Не читал я и не видел этот документ, — скис окончательно Осин.

— Феноменально! — изумился я. — Полковник контрразведки пришел к депутату и просит его, как в детской сказке: “Принеси мне то, не знаю что”. Это крайне несерьезно, Михаил Иванович, для руководящего деятеля следственного управления министерства госбезопасности.

— К вам я пришел не самовольно, а по заданию моего руководства.

— Тем более несерьезно.

— Сейчас дойдем и до серьезного. В ходе дознания вы обладаете правом ознакомиться с некоторыми документальными материалами касающегося вас расследования. Можете прочесть и сделать краткие выписки.

Он открыл принесенную папку и вынул из нее четыре бумажных листа. Их прочли мы с Надеждой и законспектировали в две руки. На первых двух листах было напечатано в июле 1992 года донесение заместителя министра иностранных дел Кунадзе его начальнику Козыреву и Руслану Хасбулатову, председателю Верховного Совета России. Полковник Осин продемонстрировал экземпляр депеши в адрес Хасбулатова. Воспроизвожу текст:

Председателю

Верховного Совета РФ

Р. И. Хасбулатову

(только лично)

Руслан Имранович,

На днях газета “Советская Россия” опубликовала открытое письмо 52 депутатов Верховного Совета Российской Федерации в адрес Б. Н. Ельцина. В этом письме делается ссылка на докладную записку о возможных развязках по территориальному вопросу с Японией, представленную нами президенту России в декабре 1991 года по согласованию с руководством Верховного Совета. В открытом письме фигурирует и резолюция президента. Как бы в развитие этого возмутительного эпизода японская газета “Нихон Кэйдзай” опубликовала 15 июля интервью заместителя председателя комитета по международным делам Верховного Совета И. Андронова, в котором он практически дословно изложил содержание упомянутой докладной записки.

Считаю необходимым подчеркнуть, что указанная записка по-прежнему находится в стадии рассмотрения президентом Российской Федерации и может стать основой наших переговорных позиций с Японией.

Сказанное, по-видимому, означает, что И. Андронов, используя служебное положение, получил доступ к секретной информации и сделал ее достоянием гласности. Говоря прямо, это должностное преступление.

Г. Кунадзе

На донесении Кунадзе была рукописная резолюция председателя Верховного Совета для одного из его заместителей: “Воронину Ю. М. Разберитесь с этим вопросом. Р. Хасбулатов”. После этого, как сказал мне полковник Осин, донесение Кунадзе поступило к министру госбезопасности Баранникову, который приказал провести расследование.

Среди опрошенных контрразведкой был в министерстве Козырева и Кунадзе заместитель начальника 2-го управления департамента Азиатско-Тихоокеанского региона А. М, Ефимов. Он дал письменные показания 30 октября 1992 года:

В следственное управление

Министерства безопасности

Российской Федерации

Объяснение

Интересующий следственное управление документ о Южно-Курильских островах был подготовлен в нашем управлении МИД. Готовый документ, насколько мне известно, был предоставлен министру иностранных дел Российской Федерации А. В. Козыреву. Потом заместитель министра Г. Ф. Кунадзе отвез документ председателю Комитета по международным делам Верховного Совета В. П. Лукину. О дальнейшем хождении этой записки доподлинно не знаю, но по обрывочным сведениям полагаю, что данный документ за двумя подписями, А. В. Козырева и В. П. Лукина, и с визой председателя Верховного Совета был направлен из канцелярии Комитета по международным делам в аппарат президента Российской Федерации.

А. Ефимов,

заместитель начальника 2-го

упавления Департамента АТР МИД РФ

На последнем листке из папки полковника Осина была справка его коллег об итоге расследования внутри Министерства иностранных дел:

О факте разглашения закрытых сведений проведены беседы с заместителем начальника Управления комплексной безопасности МИД РФ Тюриным С. Н. и заместителем начальника 2-го Управления Департамента АТР МИД Ефимовым А. М.

Установлено, что разглашенный документ был передан в декабре 1991 года из МИДа в Верховный Совет РФ.

18 декабря 1991 года документ возвратился в несекретную канцелярию отдела документации Исполнительного секретариата МИДа. На документе была виза председателя Комитета по международным делам Верховного Совета В. П. Лукина и резолюция президента Российской Федерации.

21 января 1992 года документ был получен Ефимовым А. М.

18 августа 1992 года Ефимов А. М. сообщил, что документ утрачен.

Начальник 4-го отдела службы N 1 УЭБ Министерства безопасности РФ полковник В. М. Гладышев

Заместитель начальника УЭБ

Министерства безопасности РФ

полковник М. Г. Дерюхин

— Итак, — сказал мне полковник Осин, — теперь вы уяснили — вокруг какого документа ведется расследование.

— Да, очень многое прояснилось

— Тогда вернемся к вашей копии разглашенного документа.

— С какой целью?

— Это я уже вам объяснял.

— Повторите, пожалуйста, еще раз.

— Мне поручено моим руководством обнаружить первоначальный источник разглашения закрытой документации правительства.

— Для наказания виновника?

— Да, конечно.

— Но вы уже обнаружили более крупных злоумышленников. То, что вы мне показали, инкриминирует Козыреву, Лукину, Кунадзе измену Родине по статье 64 Уголовного кодекса России. Возьметесь вы за такое следственное дело против них, если получите копию нужного вам документа?

— Нет, я не полномочен возбуждать такое следствие.

— Кому же вы служите, полковник? Ваше ведомство ныне именуется Министерством безопасности России. Но вы ловите не нарушителей безопасности страны, а их разоблачителей. Изменники науськивают вас, как охотничьих псов, выслеживать и хватать российских патриотов. Кто вы на деле, Михаил Иванович?

— Русский офицер, верный служебному долгу.

— Если это хоть частично верно, то ясно — почему в МИДе солгали вам, что там будто бы утрачен курильский меморандум Козырева и Лукина. Обличающий их документ спрятали от вас или вовсе уничтожили. Что же касается вашего министра Баранникова, то прошу передать ему, что и впредь любой предательский документ, который мне попадется, я буду разглашать и срывать замыслы его авторов.

— Очень интересный разговор! — прощебетала молчавшая до этого Надежда. — Но я не успеваю записывать беседу. Можно я достану из сумочки магнитофон?

— Магнитофон? — всполошился контрразведчик. — Свидетельница с магнитофоном! Прошу уточнить: кто такая.

— Ее зовут нежным именем Надежда, — улыбнулся я.

— А фамилия? — настаивал полковник.

— Гарифуллина, — произнесла Надежда.

— Надежда Гарифуллина! — воскликнул Осин. — Я часто вижу ваши статьи в “Советской России”. Вот ради чего, Иона Ионович, вы согласились на встречу со мною?

— Вы гениально догадливы.

— Будет газетный репортаж обо мне?

— О вас и ваших хозяевах.

Полковник встал, сухо попрощался и ушел. Через несколько дней изложение беседы с ним опубликовала в “Советской России” Надежда Гарифуллина, грациозная блондинка с острым пером и неразлучным магнитофоном в дамской сумочке.

Однако, как известно, хорошо смеется тот, кто смеется последним. Спустя год кремлевские “самураи” отпраздновали свой реванш. 11 октября 1993 года Ельцин прилетел в Токио. За неделю до этого в Москве бронетанковая гвардия президента расстреляла и спалила парламентский “Белый дом”. Уничтоженный Верховный Совет больше не угрожал Ельцину судебной карой за предательские шашни с японцами. 13 октября Ельцин и японский премьер-министр подписали Токийскую декларацию о “законности и справедливости” территориального диспута “по вопросу о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи”.

Оценку Токийской декларации Ельцина дал видный российский профессор-востоковед Вячеслав Зиланов на страницах “Независимой газеты”:

“В Токийской декларации Япония укрепила свою надежду на получение желанных островов. Декларация, по существу, означает подыгрывание Японии в обосновании ее притязаний на Южные Курилы”.

Ельцин не решился тогда открыто преподнести японцам наши острова только потому, что знал наперед: даже покорный ему и безвластный новый псевдо-парламент, названный Государственной думой, не ратифицирует акт отторжения части России.

Токийская декларация имела неопубликованный довесок — потайную договоренность Ельцина с японцами об эвакуации с Южных Курил наших воинских частей. По секретному распоряжению президента Южные Курилы покинули стрелковая дивизия, артиллеристы и полк истребительной авиации ВВС. Их уход, создав брешь в обороне границы, подорвал еще хуже мирную экономику островов: армия обслуживала там гражданские аэродромы, обеспечивала морскую связь населения с материком, строила и ремонтировала дороги и мосты, восстанавливала разрушенные дома после тайфунов, землетрясений, цунами. Без солдатской помощи островитяне почти уподобились Робинзону Крузо.

Вслед за визитом Ельцина в Токио сразу же иссякли государственные поставки на Южные Курилы транспортного горючего, дизельного топлива для местных электростанций, продовольствия и медикаментов. Остановились рыбоконсервные фабрики. Началась массовая безработица и голодуха. Тысячи беженцев откочевали с островов. Оставшихся берут до сих пор на измор, вынуждая тоже уехать неведомо куда или молить японцев о спасении и опеке под властью Токио.

Сбылся мрачный прогноз сахалинского губернатора Федорова осенью 1991 года: московское полуотречение от Южных Курил вызвало цепную реакцию территориальных претензий к нам многих соседей — Китая, Соединенных Штатов, Норвегии, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Украины, Грузии.

Больше всех урвал у нас Китай. После кровавой расправы с Верховным Советом кремлевский властелин приказал демаркировать российско-китайскую границу таким образом, что на пограничных реках Амур и Уссури китайцы завладели дюжиной островов. Один из них — Даманский. Защищая его от нападения маоистов в марте 1969 года, погибли там 58 советских пограничников. Их командир старший лейтенант Стрельников и его солдаты были заколоты насмерть китайскими штыками. Сгинули, выходит, зазря?

Даманский переименован теперь в Чженьбаодао. Оттуда вывезли китайцы в Пекин подбитый наш танк Т-62 и установили его в столичном музее своих военно-геройских трофеев.

В ноябре 1997 года Ельцин приехал в Пекин и согласился демаркировать в пользу китайцев еще три участка их границы с российским Приморьем. Мы утратили 1500 гектаров земель близ озера Ханка, на берегу Уссури и возле озера Хасан, где 60 лет назад погибли в боях восемьсот красноармейцев, отражая вторжение захвативших Китай японцев. Ныне у нас отобран стратегический плацдарм на стыке границ России с Китаем и Кореей.

Но все эти подарки ничуть не умиротворили китайцев. Они периодически обстреливают наших пограничников — и уже угробили двоих. Пекинские власти сейчас требуют отдать им пригородные районы Хабаровска и остров Большой на реке Аргунь в Читинской области. Китайская пресса предъявляет территориальные претензии на весь Хабаровск, а также на Владивосток, Благовещенск, Уссурийск, Нерчинск, Николаевск-на-Амуре. В общем, аппетит, как обычно, приходит во время еды.

Пиратствуют сегодня и американцы на морских границах нашего Дальнего Востока. 15 августа 1997 года в Беринговом море военный корабль США взял на абордаж российский траулер “Черняево” и отконвоировал его со всем экипажем на Аляску. Точно так же захватили ранее янки еще несколько наших рыболовных судов. Плененные рыбаки находились в российских водах вне экономической зоны американцев в Беринговом море.

Эта зона произвольно учреждена в 1990 году по незаконному сговору вашингтонских дипломатов с советским министром Шеварднадзе без ратификации у нас пограничной сделки Верховным Советом и его наследницей Государственной думой. В итоге американцы изъяли у России в Беринговом море 80 тысяч квадратных километров рыболовного пространства и газо-нефтеносного шельфа. Грабеж опротестован в Москве депутатами Государственной думы, а в ответ Вашингтон мстит нам похищением российских траулеров.

Вдобавок Государственный департамент США шантажирует нас публичными напоминаниями о том, что причислил с конца прошлого века к американским владениям заполярный остров Врангеля и еще четыре близлежащие острова. Хотя они давно наши, но ими предлагают компенсировать российские потери в Беринговом море!

Шантаж удвоил весной 1998 года московский посол США Джеймс Коллинз. Он заявил, что Южные Курилы безоговорочно принадлежат Японии. Столь же нагло высказывался в России предшествующий посол США Томас Пикеринг. За подобные выходки послов изгоняют во всех странах. И только здесь расхитителям наших земель обеспечена безнаказанность и покровительство из Кремля.

Неспроста теперь даже слабосильная Норвегия нахраписто требует от Москвы отдать в Баренцевом море 155 тысяч квадратных километров нашего водного пространства. Там обнаружены недавно восемь поддонных месторождений нефти и газа.

В Финляндии местная пресса и политики-националисты настойчиво призывают отобрать у России три ее региона: Печенгу в Мурманской области, западную часть Карелии и группу островов в Финском заливе — Мощный, Большой, Гогланд.

Власти Эстонии, обретя независимость, зарятся с 1992 года на обширные земли России в Ленинградской и Псковской областях. Эстонцы вознамерились отнять у нас Ивангород с его окрестностями, где наши предки обосновались со времен князя Александра Невского. Таллинские рвачи объявили также своим район вокруг знаменитого Псково-Печерского монастыря, заложенного русскими монахами еще в XV веке. А рядом пытаются заодно присвоить наш тысячелетний город Избарск, старинную русскую крепость. В целом покушаются на 2300 квадратных километров российской территории. Там на границе вооруженные эстонцы уже дважды атаковали мирных псковичей и наших пограничников.

Тревожно и на границе с Латвией, чей парламент два года назад потребовал забрать у нас два псковских района — Пыталковский и Палкинский.

В Литве издают уже пять лет географические карты, на которых Калининградская область названа по-литовски “Караляучюсским краем”. Заместитель спикера литовского сейма Рамуальдас Озолас недавно изрек:

— Караляучюс — это уже не Россия.

Так же высказывается спикер сейма Витаутас Ландсбергис:

— Эта область — классическая колония, которую завоевали Советы.

Избранный в январе 1998 года президентом Литвы гражданин США Валдас Адамкус заявил, что Калининградская область находится под московским управлением якобы “только временно”.

Литовское посольство в США попросило вашингтонских конгрессменов помочь Литве заполучить Калининградскую область. В конгрессе уже обсуждается проект резолюции о передаче власти в Калининграде некоему “международному органу”. Между тем Ельцин, как всегда в таких ситуациях, согласился под давлением американцев сделать в Калининградской области территориальные уступки на границе с Литвой.

Уступчивость Кремля от Балтики до Тихого океана подтолкнула, очевидно, правительство Украины предъявить нам свои права на Керченский пролив из Азовского моря в Черное. Если и тут мы капитулируем, то отдадим под чужой контроль взаимодействие наших азовских и черноморских флотилий.

Тбилисский друг Ельцина президент Шеварднадзе тоже выпросил уступку в горах Кавказа: на дороге в Дарьяльском ущелье отдана грузинам погранзастава Верхний Ларс. Она поперек горла грузинским спиртовозам. А кроме того, блокирует транспортный путь от мятежной Чечни к Черноморским портам и далее к берегам Турции.

Все зарубежные хапуги на границах России активизируются всякий раз, когда Ельцин возобновляет торг с японцами о Южных Курилах. За последние полгода он устроил две так называемые “встречи без галстуков” с японским премьер-министром Рютаро Хасимото. Показушная “неформальность” таких переговоров избавляет Ельцина от публикаций итоговых коммюнике с оглаской будущей участи Южных Курил. Эта тема пока засекречена настолько, что Ельцин и Хасимото допускают к их устному торгу только четверых самых неболтливых помощников: с каждой стороны — переводчик и консультант.

Первая сходка “без галстуков” произошла в ноябре 1997 года на берегу Енисея под Красноярском в курортном пансионате бывшего крайкома КПСС. Виллы и парк пансионата “Сосны” окружены высоченным железным забором. Внутрь допустили кучку журналистов лишь на один час, чтобы сфотографировать рекламное объятие Ельцина с Хасимото, их прогулку по парку к речному берегу и отъезд на катере. Оба объявили на следующий день, что решили подписать мирный договор между Японией и Россией к 2000 году. К этому сроку, как выяснили японские журналисты от своих дипломатов, Москва обязана передать Токио суверенитет над Южными Курилами.

Сделка названа “планом Ельцина — Хасимото”. Токио отблагодарил Москву кредитом в полтора миллиарда долларов. За что — уже известно.

Впервые Кремль разрешил японцам заниматься рыболовством у Южных Курил внутри нашей пограничной 12-мильной зоны. Ранее там российские пограничники на сторожевых судах ловили и арестовывали японских браконьеров. Им даровано отныне полное раздолье. А в Токио правительство сочло своей первой победой фактическую отмену вокруг Южных Курил морской границы России.

Японское правительство получило также согласие Ельцина на создание в школах населенных пунктов Южных Курил учебных курсов японского языка. Его усвоить предложено не только школьникам, но и взрослым островитянам. Догадываетесь зачем?

6 февраля в московской Государственной думе полномочный представитель нашего правительства Андрей Себенцов от имени Ельцина опротестовал подготовленный депутатами законопроект “Об обеспечении территориальной целостности Российской Федерации”. Президент требует, как сказал Себенцов, изъять из законопроекта статью о том, что территория России является неделимой, неприкосновенной и любая ее часть не может передаваться иностранному государству.

Так подготовился Ельцин к своей второй “встрече без галстуков” 18 апреля с токийским премьером, которого именует нынче “мой друг Рютаро”, и общается с ним на “ты”. Друзья заново будут секретничать на японском курорте Кавана. И опять секретничали двое суток. Ожидается, что вскоре на Южных Курилах не будет существовать для японцев нашей сухопутной границы. Им позволят, вероятно, скупать земли островов.

В цепочке скалистых Южных Курил есть меж ними пролив с пророческим названием — пролив Измены.

ОТ РЕДАКЦИИ

26 апреля в Красноярском крае — выборы губернатора. О трех главных претендентах на этот пост, о жизни огромного сибирского региона мы рассказываем читателям в материалах этого разворота

Александр Проханов СЛОВО О ПЕТРЕ РОМАНОВЕ

Красноярску выбирать губернатора. Владыку, отца родного. Наместника и управителя, повелевающего континентом, несметными богатствами, дюжим неповторимым народом, построившим от ледового океана до пустынь Центральной Азии свою красноярскую, сибирскую цивилизацию. Не все равно России, кто сядет на Енисее. Не все равно Сибири, кто протянет свою длань над самым мощным ее ломтем. Не все равно красноярцам, кто станет вершить дела у них дома, либо привнося в этот дом разумный лад, трудолюбие и устроение, либо умножая сумбур, безобразия и раздоры.

Нынешний губернатор Зубов искусал край так, что долго еще жители будут находить у себя в боках его обломанные резцы и клыки. Зубов — это "старожил демократии". Его время испарилось, как хлороформ из разбитой склянки, а он еще тут, зажился. Он — политическая родня Севрюгину, который с тульского губернаторства — да прямо в тюрьму за решетку. Он — духовный брат Собчака, вместе они " реформировали" цветущую Родину, загоняя ее в тесовый гроб. Да вот только Собчаку не дали заколотить в Питер последний гвоздь, убежал " демократ" в Париж. Куда убежит Зубов? Есть много городов на земле. Теперь, когда рухнул, как старый диван без ножек, покровитель Зубова Черномырдин, получивший в народе кличку "Витька Геноцид" — за истребляющую русский народ экономическую политику, кто защитит бедолагу? Кончились для него безнаказные сладкие времена, когда пылал в Москве расстрелянный из танков Парламент, валялись на баррикадах окровавленные трупы безоружных патриотов, а Зубов радостно одобрял президента. Сибиряк, хочешь поддержать тот кровавый расстрел? Хочешь, чтоб на твоей домашней божнице стояли не Спас и Богородица, а портреты братьев Черных? Чтоб твое электричество, никель, самолеты и лазеры принадлежали еврейским аптекарям, а Ермак Тимофеевич подавал пальто посетителям чеченского казино? Тогда голосуй, брат, за Зубова!

Другое дело — генерал Лебедь. Как в добрые времена, подхватив ухватом, сажали в русские печи чугунки с кашей, так, подцепив ухват цепкими волосатыми ручками, Березовский, Гусинский, Шамиль Басаев, Роберт Кочарян, американцы, японцы, Баба Яга, Кащей Бессмертный, Змей Горыныч заталкивают генерала в Красноярск, полагая, видно, что нету у красноярцев своих мужиков, повывелись в Сибири головастые и сметливые. Нет хуже временщиков, нет опаснее залеток, нет зловреднее властолюбцев, кто ради власти над людьми зарежет и мать родную, Родину-Мать. Ее, великую советскую Родину, вместе с Ельциным "резал" в 91-году генерал Лебедь, тайно от Язова прибегал к "демократам", присягая на верность. Так же он, Секретарь безопасности, " резал" Россию, вступив с чеченцами в " хасавюртовский сговор", положив начало отпадению Чечни и Кавказа Не случайно "яйцеголовые" политологи связывают с Лебедем распад России, раскол ее на восемьдесят маленьких царств.

Хотите, чтобы Красноярский край стал первым обломком России? Чтоб Тель-Авив был роднее Москвы? Чтоб Енисей впадал в Мертвое море? Чтобы все, кто поверил Лебедю, разделили судьбу приднестровцев, на которых доносил генерал? Чтобы "честь и порядок" прикрывали вероломство, предательство дальних и ближних, разгул "братвы", вальяжное невежество, когда казарменная шутка заменяет глубинные знания, когда заплевана армия, а в картонных коробках евстафьевы и чубайсы уносят миллионы долларов? Если все это мило вашему сердцу, если вы пропили мозги или ваш папа — абиссинский павиан, тогда голосуйте за Лебедя, за этот " танк в перьях", и окажетесь, непременно, в гробу!

Теперь о Петре Романове. Уговаривать вас бесполезно, вы и сами все знаете. Он лежит у вас на ладони, как енисейский камушек. Рассматривайте его со всех сторон, хоть на зуб пробуйте, хоть в соляную кислоту опускайте. Попробуем поговорить о его достоинствах. А недостатки его узнаете из предвыборных афишек Зубова и Лебедя, оплаченных то ли чеченцами, то ли "Мост-банком".

Романов свой, красноярский, сибиряк, для которого Сибирь — это матушка, а Енисей — батюшка. Он тут родился, тут и помирать будет. Все, к чему прикасается: завод ли, речной осетр, слиток алюминия или крестьянская песня,- все это кровное, добыто в трудах, для блага, украшает и исцеляет. Не может быть ограблено, затоптано, отнято у трудового люда. Он — обладатель, как и многие из вас, сибирской философии, где удаль, труд, разумение складываются в особое исповедование Добра. И это Добро ведет сибиряка в бой, в творчество, в строительство невиданной сибирской цивилизации, остановленной на время "демократическими" лиходеями и ворами.

Романов — не краснобай, не вития, не партийный демагог, забалтывающий любую "честь и порядок". Он — работник. В древности такие день и ночь что-то шлифовали, тесали, а потом с гордостью показывали родному племени каменный топор. В более поздние времена такие мужики держали водяные мельницы, перевозы, ставили кузни. Ну а в наше время ракет, компьютеров, теории взрыва, национальных интересов и ВПК — Романов руководил заводом, создававшим начинку для таких заостренных болванок, которые, пока был в Советском Союзе хозяин, держали поодаль американские МХ и подводные "Трайдент". Завод Романова — воплощение русского ума, трудолюбия и могущества, служит украшением Красноярска, школой управленцев любого размаха: хоть губернаторов, хоть президентов. Умному Кучме, бывшему директору украинского "Южмаша", еще бы и совесть в придачу, он бы стал "гарним" президентом.

Романову не надо себя выпячивать, выпускать майки со своим портретом, чтобы люди о нем услыхали. Это нового премьера, который, как козлик рожками, ударил в живот Черномырдина, Ельцин еще долго будет водить на веревочке, знакомя с политиками, а те, любезно улыбаясь, все будут переспрашивать, как его фамилия, и что он будет делать, когда станет большой. Романова знает страна, соединяя с ним образ Красноярского края. Он дружен со многими матерыми губернаторами как недавний член Совета Федерации. Он и с националистом, неистовым Наздратенко в добрых друзьях, и с коммунистическим "гэкачепистом" Стародубцевым добрый товарищ, и с Аманом Тулеевым, любимцем народа, в братских отношениях. Вот только с Собчаком дружбы не вышло. Говорят, как увидит Собчак Романова, становится похожим на пуделя и начинает говорить по-французски.

Романов — политик умный, забирает широким бреднем, и вокруг него плавает множество рыбин. Он закадычный с оппозицией, с "красными", с коммунистами, с зюгановцами. Он любим националистами, русскими патриотами, призывавшими его на свои общенародные съезды, вскипающие время от времени от верхней до нижней Волги. Русский предприниматель, купец — любимый собеседник Романова. Подойдет под благословение к митрополиту, и владыка Иоанн, Царство ему Небесное, что-то тихо ему шепнет. На писательских съездах видели его сидящим с Бондаревым и Распутиным. Видели, как в одиночестве, без экскурсовода, прогуливается по выставкам Глазунова и Шилова. А в думском его кабинете висит чудесный натюрморт несравненного красноярца Поздеева. И в этом не всеядность Романова, не желание подружиться с любым. Когда кончатся лихие времена на Руси, когда перестанут нас ссорить и мучить, когда в рассеченной, разрубленной на части России настанет пора мириться, соединяться для великих трудов и свершений, Романов и будет тем, кто помирит " левого" и " правого", купца и рабочего, священника и технократа. Не много у нас таких на Руси, а Романов таков.

Хорошо сидит на сухощавом Романове гражданский костюм, а на нем — Золотая звезда Героя Соцтруда. Великий Советский Союз отметил своего сына за великие заслуги. Но тот, кто сиживал с Романовым в баньке или купался в студеной речке, видел, что на груди его золотеет крест, и этим крестом Романов соединен с православной Россией. Человек коренной, народный, он стал первым среди первых в стране. Но великая страна рухнула, не выдержав груза проблем, предательств и благоглупостей. И сегодня Романов ищет, как выбраться из-под глыб. Изучает финансы, рынки, внешнюю торговлю, технотронную революцию, новое глобальное общество, где информация сильнее любого оружия, финансовые потоки могущественнее Енисея, а суверенность России, величие русской культуры и духа требуют своего подтверждения новым мощным рывком в грядущее. В Петре Романове сочетаются три России. Стародавняя — с крестами и образами. Советская, с ракетодромами и заводами-гигантами. И будущая — с "Интернетом" и генной инженерией, но все та же Россия.

Предвыборная кампания — время агитации. Ей Богу, не поленился, взял бы плакат, написал на нем краской: "Если голова — не тыква, а сердце — не огурец, голосуй за Петра Романова!" Нацепил бы этот плакат на грудь и пошел пешком по Красноярску, по Ачинску, по Норильску. Зашел бы к обездоленным атомщикам в "Красноярк-26", дотопал бы до Дудинки, где так и не дождались "горючки". Не поленился бы зайти и в зону к зэкам, где половина отсиживает по вине московских воров-банкиров. Забрел бы и к "братве": не верьте Лебедю, сдаст вас, как Чечню. Пересадит с "джипов" на "запорожцы."

А когда бы истоптал подошвы, пошел бы к Петру Романову и сказал: "Слышь, Василич, устал, пить охота!" И сели бы мы с ним на берегу Енисея, где потише, выпили бы холодного кваску, и наш добрый товарищ писатель Буйлов, кидая камушки в воду, рассказал бы нам, как ловил в уссурийской тайге тигров, и не так уж страшен этот зверь, как его малюют на предвыборных плакатиках Лебедя.

Николай Михаилов ПОСЛЕДНИЙ ИЗ “СОБЧАКОВ”

ПОЧЕМУ СОЛНЦЕ над Красноярском до сих пор восходит? Потому что краем управляет губернатор Зубов. Почему Енисей-батюшка еще несет свои воды в Карское море? Потому что краем управляет губернатор Зубов.

Всем несогласным с прописными этими истинами рекомендуется изучить повествования о губернаторе в абсолютно независимой от народа красноярской прессе.

“Прошло пять лет, — эпохально кидает в даль времен взгляд “Московский комсомолец” — в Красноярске”. — Другим стал Зубов, другим стал край, другими стали люди и проблемы, которыми эти люди озабочены. И мы уже позабыли о том, что стояли в очередях, отоваривая талоны, что инфляция доходила до 900 процентов в год и ценники в магазинах меняли по два раза в неделю…”

Бедный Гайдар! Несчастный Чубайс! Их клянут за изъятие денег у граждан и предприятий, а они, прославленные наши реформаторы, оказывается, тут совсем ни при чем. Это же Зубов: скромный, тихий, неизвестный стране красноярский губернатор,- истребил инфляцию и стабилизировал цены.

Читаем “Московский комсомолец” дальше: “Красноярск, слава Богу, так и не увидел баррикад и голодных бунтов. И во многом потому, что руководители края не митинговали, а занимались повседневной, невидимой стороннему наблюдателю работой”.

Итоги этой работы в подполье, работы, скрытой от глаз нормального избирателя, теперь оценить может каждый. В продмагах Красноярска — никаких очередей. То есть почти не видать покупателей. А продуктов из Европы, США и Израиля — черт на печку не вскинет.

Потомки индейцев не любят вспоминать, что их предки за разноцветные тряпки сбывали конкистадорам бриллианты. Потомки сибиряков тоже, возможно, не одобрят кропотливых трудов губернатора Зубова по обмену красноярских драгметаллов, угля и леса на импортные харчи. Но современникам — как ими не восхититься?

Герой “Московского комсомольца” не родился благодетелем края и до 40 лет даже не подозревал, что именно ему выпадет историческая миссия — не допустить в Красноярске баррикад и голодных бунтов.

Из официальной биографии Зубова Валерия Михайловича в справочнике “Политическая Россия”: “В юности работал в геологических партиях, служил в рядах Советской Армии. Доктор экономических наук. Работал деканом экономического факультета Красноярского госуниверситета, проходил стажировку в США. В последние годы был одним из основателей биржи “Тройка” в Красноярске.

Указом президента РФ от 28 января 1993 года была удовлетворена просьба об отставке по состоянию здоровья предыдущего главы администрации А. Ф. Вепрева. Исполняющим обязанности главы администрации временно был назначен В. М. Зубов”.

Вхождение Зубова во власть случилось столь же стремительно, как и у его коллеги, доктора наук Егора Гайдара. Егор Тимурович был директором НИИ, стал и. о. председателя правительства Российской Федерации. Валерий Михайлович был деканом факультета и основателем биржи, стал и.о. главы администрации края, который по территории в два раза превосходит Великобританию, Германию и Францию вместе взятые.

По темпам приближения к власти Зубов не уступал Гайдару, а по чудесности ее обретения превзошел его.

Егор Тимурович был известен Ельцину со товарищи по публикациям в журнале “Коммунист” и газете “Правда”. Публикаций же Валерия Михайловича в Кремле не знал никто.

Егор Тимурович сотворил под диктовку МВФ программу перехода от социализма к капитализму и был поставлен во главе правительства РФ для того, чтобы ее осуществлять. У Валерия Михайловича имелась только программа по повышению доходов биржи “Тройка”. Но тем не менее администрация Ельцина вверила ему руководство краем. Почему именно ему, а не какому-то другому красноярскому декану? Другие деканы не проходили стажировку в США и не обладали идейной подготовкой к внедрению высоких замыслов реформ Гайдара-Чубайса.

Наделяя Зубова мандатом на власть, Кремль принял во внимание и любовь народа к идейным ученым-теоретикам. Москвичи и ленинградцы чуть раньше избрали мэрами докторов наук: Попова и Собчака, а красноярцы — чем хуже жителей двух столиц? И в апреле 93-го доктор наук Зубов из и.о. губернатора превратился в избранного губернатора.

Гавриил Попов за два года разочаровался в служении делу реформ и добровольно покинул пост мэра Москвы. Анатолия Собчака лишили браздов правления в Питере неблагодарные избиратели. Зубов же не потерял ни рвения к руководству, ни надежд на признательность обитателей своего обширного края, ибо ни один управленец-профессионал, ранее в нем властвовавший, не оставил на скрижалях красноярской истории таких следов, какие оставил он — управленец-любитель.

В дозубовские времена все руководители края сводили свой полет мысли только к скучному строительству жилых домов и объектов соцкультбыта. При Зубове же возведение жилья за пятилетку сократилось в 2,3 раза, больниц — в 2,4 раза, школ — в 4,2 раза, детсадов — в 10,9 раза. Но зато при нем же был запущен волнующий кровь миллионам проект строительства Красноярского метрополитена.

Неважно, что у этого проекта не было достаточных геологических и технических обоснований. Неважно, что деньги в фонд метро притекали и утекали по неизвестным направлениям. Неважно, что строительство практически свернуто. А важно то, что всем известно: Зубов решил одарить красноярцев метрополитеном.

Кто сегодня помнит имена руководителей края, при которых вымахали могучие красноярские ГРЭС и гигантские заводы с комбинатами и осваивались всевозможные месторождения? Да почти никто не помнит. Но опять-таки всем известно, что раздел огромного индустриального комплекса на части и переход отдельных предприятий в частные руки произошел при Зубове.

Валерий Михайлович, правда, особого личного вклада в план проведения приватизации в крае не внес. Он, как правило, только следовал установкам Чубайса. Но однажды все-таки блеснул своим умом ученого и в сием славном деле, что было замечено и так вот описано в правительственной “Российской газете”: “В начале 1997 года красноярского губернатора Валерия Зубова обуяли благие намерения: начать новую промышленную политику и организовать финасово-промышленную группу “Танако”… Губернатор решил сделать “Танако” совладельцем Красноярской ГРЭС. 51 процент этого гиганта принадлежал государству и был вложен им в устав “Красэнерго” — дочерней компании РАО “Единая энергосистема России”. Из этого пакета вздумали “танаковцы” заполучить себе 23 процента — в обход правительства страны и всех прочих высших инстанций. Равно как и всех законов… И 23 процента драгоценных акций были проданы в феврале 1997 года “Танако” за 17,5 миллиардов рублей. А в сентябре 1997 года за тот же пакет акций можно было уже выручить 452 миллиарда рублей”.

То, что в правлении Зубова все достояние края продавалось, — факт истории. Но свидетельствует история и о другом: кое-что при нем и приобреталось. Например, администрация края выдала гарантию американскому банку, а он выделил кредит американской же фирме, которая закупила для Красноярского металлического завода прокатный стан стоимостью в 130 миллионов долларов. Если бы в кресле губернатора сидел не идейный доктор экономических наук, а какой-нибудь занудный промышленник, то он прежде чем гарантировать за счет бюджета возврат кредита — вдарился бы в дрязги. То есть собрал бы спецов и заставил их представить расчеты по параметрам закупаемого прокатного стана и условиям его запуска. Промышленник верит цифрам и собственному нюху. Ученый-теоретик Зубов поверил стройным логичным умозаключениям и подмахнул гарантию. Стан американцы доставили. Но площади на метзаводе оказались для него недостаточными. Американскому банку 130 миллионов долларов возвернули, край — ничего не получил взамен. Но разве это важно? Важно то, что губернатор Зубов внес свою лепту в техническое вооружение вверенной ему территории и оставил свой след в ее истории в виде ржавеющего на КраМЗе прокатного стана.

Собственным опытом в ведении финансово-хозяйственных дел Валерий Михайлович до губернаторства не обладал. Но, будучи человеком проницательным, догадывался: кто двигает денежными потоками и материальными ресурсами, тот имеет шанс воровать. И поэтому, став в роли губернатора распорядителем огромного краевого бюджета и немалой собственности, он постановил: ни больших, ни малых финансовых злоупотреблений в подчиненной ему администрации быть не должно.

Чиновники на службе от всенародно избранного губернатора зависимы так же, как студенты на экзамене зависимы от преподавателя. Но чиновники, когда дело касается их сугубо личных интересов, мыслят более творчески, чем студенты: раз губернатор требует не допускать больших и малых злоупотреблений, то так оно и должно быть. Но при этом могут ведь быть злоупотребления средние.

За всю зубовскую пятилетку крупных чиновничьих афер в крае не случилось. О мелких также никому почти не ведомо. Но об аферах средних слухи гуляют вовсю.

Под строгим губернаторским бденьем хитроумные чиновники разработали и воплотили в жизнь две остроумные схемы по приватизации денег из краевого бюджета.

Схема первая. Администрация берет займы у отечественных и иностранных банков и так расписывает их использование, что средние по размерам суммы растворяются в финансовых лабиринтах. Некоторые депутаты недавно избранного Законодательного собрания края проявили любознательность и установили: в рублях администрация произвела займов на 251 миллиард, в долларах — на 250 миллионов. Но даже самым пытливым депутатам пока не удалось разобраться: в каких лабиринтах и по какому поводу кусочки от миллиардов рублей и миллионов долларов осели.

Схема вторая. Администрация сама выдает займы, то бишь кредиты из краевого бюджета отдельным возлюбленным фирмам под благородные умыслы — под закупку зерна, под проведение завоза товаров на Север, под организацию экспедиции на Эверест, под развитие жизнеобеспечивающих служб. А далее начинает действовать правило: пока я прошу у тебя взаймы, то я от тебя зависим, когда ты мне дал в долг, то уже ты от меня зависишь. Как востребовать обратно кредит, если возлюбленная фирма вдруг обанкротилась или вообще исчезла?

Доктор наук Зубов был деканом, а не ректором. То есть до 40 лет никогда самостоятельно не управлял даже университетской казной. И обвинять его, человека абсолютно несведующего в финансовых кознях, в массовой приватизации бюджетных денег — не гуманно. Ему надо сочувствовать: доля кабинетных ученых во власти — тяжкая доля. Доктор наук Попов так за два года надорвался на управлении Москвой, что исчез с экранов телевизора. Доктор наук Собчак, покинув мэрию в Смольном, через год оказался в питерском госпитале и теперь все лечится и лечится в парижских клиниках. Доктор наук Зубов после губернаторской пятилетки также имеет вид далеко не крутого здоровяка. Валерию Михайловичу хорошо бы опять оказаться в деканате, попасть в окружение юных студенческих лиц и погрузиться в проблемы расписания лекций и научных дискуссий. То есть заняться привычным делом, где он был неслабым специалистом. Но что-то его не отпускает из коридоров власти…

Понятно, почему переизбрания Зубова на второй срок желает целый ряд банкиров, налившихся денежными соками под мягкой профессорской рукой губернатора. Совершенно ясно, почему чиновники, поднаторевшие в приватизации краевого бюджета, хотят сохранить над собой ту же мягкую руку. Но почему сам не блещущий здоровьем Валерий Михайлович опять намерен надеть на себя явно неподъемный для него губернаторский хомут? Что движет им: страсть оставить свои новые следы в красноярской истории, или боязнь повторить судьбу отрешенного от власти коллеги Собчака, который спасается в Париже не только от болезней сердца, но и от следственной бригады Прокуратуры Российской Федерации?

Виктор Петров ПРИЕМНЫЙ СЫН ВЛАСОВА

НЕДАВНЕЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ генерала Лебедя в конгрессе США надо читать и перечитывать. Никаких иллюзий после Хасав-юрта я не питал, но допускал, что А.Ципко несколько преувеличил, утверждая, что капитулировал там Лебедь не перед чеченскими бандитами, осуществлявшими геноцид русских, а напрямую предлагал себя тем, кто и сегодня считает Россию “империей зла”.

Оказывается, “генералом Сашей” действительно было сказано: Вьетнам, Афганистан и Чечня доказывают, что “региональные войны выиграть невозможно”, а “Россия тем самым получила прививку от имперских амбиций”. Очень интересно оценил кандидат в русскоязычные президенты и все, что случилось с его Родиной в последние годы: “Россия лишь выиграла от краха прогнившего режима и воспользовалась возможностью вступить в семью цивилизованных стран. Это — победа сил демократии и наша общая победа. Поэтому я считаю, что к России надо относиться не как к побежденной стране, а как к освободившейся стране”.

Как и Власов в свое время, пытаясь заслужить полное доверие новых хозяев, он рубит сплеча: “Россия не стоит сейчас перед лицом серьезных угроз ее безопасности и не имеет сил и желания кому-либо угрожать”. Если со второй половиной фразы можно согласиться, то первую генерал дальше дезавуирует сам: “Существует желание еще более ослабить Россию, вызвать крах Федерации и отгородиться от остатков санитарным кордоном.

Но такая политика, если она будет проводиться… только сыграет на руку тем, кто выступает против демократической эволюции России. Успех такого рода политики обернется десятками новых вооруженных конфликтов на территории бывшего Советского Союза, и проблемы Югославии и Ирака покажутся по сравнению с этим мелочью. Стоит ли говорить о том, что выигравших в этой ситуации не будет. Не думаю, чтобы США хотели иметь дело с озлобленной, ощетинившейся Россией”. Власов тоже долго убеждал Гитлера и Гиммлера, что без него им войны со сталинским СССР не выдержать — надо противопоставить для дезориентации русского населения и достижения “совместной победы”, перспективу создания “новой свободной России” в союзе с Германией-освободительницей.

В выступлении генерала в Конгрессе и “тему русских полицаев” Александр Иванович затронул абсолютно в том же контексте — доказывая очередной расе господ, что она не всесильна и русские “шабесгои” для грязной работы еще могут и пригодиться: “Ни одна страна мира, в том числе и США, не может в одностороннем порядке брать на себя роль арбитра в региональных мелких местных драках. Но судья в них нужен”. Господа могут не беспокоиться и лично не марать руки убийствами — достаточно принимать решения, осуждающие целые народы.

Самое интересное в том, что Власова Александр Иванович, скорее всего, не читал и может даже искренне негодовать на подобные параллели: но оказывается, что в поведении номенклатурных честолюбцев в генеральских погонах бывает много общего в разные исторические эпохи. Власов как военный даже будет поталантливее: он до “своего Хасав-юрта” на Волхове все-таки реально выигрывал сражения в битве под Москвой зимой 1941 года…

Но вернемся к кандидату в губернаторы и президенты: видимо, решив, что уже достаточно напугал и в чем-то главном убедил насчет собственной полезности-незаменимости своих потенциальных хозяев — господ “нового миропорядка” — генерал Саша берет быка за рога по известному принципу: “ты признайся, че те надо, че те надо — может, дам, может, дам, что ты хошь”: “Хотя я вступил в борьбу за пост губернатора Красноярского края, крупнейшего края России, и критикую недостаточную региональную политику федерального центра, я по-прежнему твердо выступаю за единство России и сделаю все возможное для того, чтобы предотвратить ее распад на “европейскую”, “сибирскую” и “дальневосточную” части. Россия — центр Евразии, красноярский край — центр России; именно там должен возникнуть новый центр силы, откуда начнется реконструкция России”. В общем все очень откровенно: опять “один народ, один рейх и один фюрер”; Андрею Власову “реконструировать” при помощи тех, кому он сдался, “мощную демократическую Россию, полагающуюся на рыночную экономику и уважающую международные законы” тогда не удалось — Красная Армия помешала. Теперь этого препятствия больше нет, и Александр Иванович хвастливо обещает Конгрессу США: “Я надеюсь, что вскоре эти силы смогут заявить о решающей победе. Естественными союзниками этой новой России являются страны… с западной культурой, к которой Россия принадлежит”. Абсолютно в том же самом убеждал Власов Гитлера — только требовал в духе времени возможности сформировать армию, а не финансовой помощи: одним словом, “и тот, и этот”… оба генералы, понимаишь”…

К сожалению, из всего богатства идей “генерала Саши” в Конгрессе отечественные СМИ затронули только тему “баксов”: у кого что болит, тот о том и говорит… Как Власов говорил много горькой правды про сталинский режим и не стеснялся с генеральской прямотой на грани хамства дерзить новым хозяевам, ни хрена не понимавшим в России, так и Лебедь рубит сплеча: “Я сидел и с грустью думал о том, что сначала разворовали американскую гуманитарную помощь, сегодня то же самое происходит с американскими деньгами, как и с немецкими, и французскими. В нашей стране ничего не изменилось. У нас в стране у власти старая партийная номенклатура, второпях перекрасившаяся в демократические цвета. Они по-другому просто не могут. Они привлекают деньги под демократические лозунги — и тут же их воруют. Деньги возвращаются на Запад как собственность полукриминальных структур”. Все это — чистая протокольная правда, и не сказано ничего, кроме правды, но остается один маленький вопросик: а сам “генерал Саша”-то кто? Исключение из этого общего гнусного правила или тоже часть той же самой разложившейся номенклатуры, только дошедшей в своем бесстыдстве до того, что предлагает себя в гауляйтеры сначала Красноярска, а потом России — напрямую Конгрессу США?!

Я не обязан верить во все, что рассказывают про его проделки с оружием в Приднестровье, про немецкие, французские и американские деньги на его финансирование (возможно, список именно этих стран — не случайный набор, а оговорка-признание), но главный тезис ясен: не давайте другим, верьте только “мне, любимому”. “Прекратите финансировать людей, которые являются непорядочными и воруют ваши деньги. Прекратите финансировать тех людей — и вы поможете России стать цивилизованным государством”. И цивилизатор тоже уже в наличии, “такой человек есть, и ты его знаешь”; “Хватит верить проходимцам!”

Новые хозяева “совковых” генералов им всегда не верят. Не позволил Гитлер сформировать настоящую, серьезную, самостоятельную Русскую освободительную армию Андрею Власову, не позволил до Сталинграда потому, что рассчитывал и без нее победить, потом было страшно, “создав русского медведя”, выпустить его из-под контроля, а под конец стало уже поздно. Судя по раздражению Александра Ивановича, ничего существенного не принес и его “мужской стриптиз” в США; как ни доказывал он, в частности, что евреев очень любит и прямо-таки жить без них не может, а Борис Абрамыча Березовского так просто обожает — и тут облом. Дело не только в том, что генеральская любовь к евреям многих из них своим напором перепугала как нечто “противоестественное”. Березовский уже “кинул” серьезные еврейские финансовые круги в США на миллиарды, и, когда те убедились, что генерал не хвастает и действительно пользуется поддержкой Бориса Абрамовича, то ничего, кроме раздражения и замалчивания, его визит не вызвал. Республиканцы же США в эпоху после Рейгана-Буша, к которым “генерал Саша” ездил, чем дальше, тем больше превращаются во что-то очень похожее на наших жириновцев по степени крикливости и реального влияния: национализма в Америке не бывает по причине отсутствия “американской нации”. Точно так же не существует “россиян” (кроме как в передаче “Куклы”), но, слава Богу, еще есть русские…

Хотя конгрессмены и порадовались зрелищем “империи зла на коленях” в лице говорливого перебежчика с большими звездами на погонах, но председатель комитета Курт Уэлдон (республиканец от штата Пенсильвания) призвал собравшихся оценить тот факт, что “Александр Лебедь стал первым российским генералом, выступающим на слушаниях в конгрессе США” (за исключение маршала Ахромеева).

Американцам зловещий характер этого исключения, возможно, и не понятен: искренне проводивший горбачевский курс на разоружение Ахромеев повесился в Кремле в двадцатых числах августа, когда понял, куда с его помощью зашла страна после краха ГКЧП. Судя по всему, Сергей Ахромеев посчитал себя настолько страшно виновным перед СССР-Россией, что даже не удостоил себя офицерской смерти от пули. Александру Ивановичу, судя по его поведению после Хасав-юрта, душевные муки Иуды не грозят — для этого надо все-таки иметь в наличии душу, и желательно русскую… Что до печальной судьбы Андрея Власова, то перед неотвратимым концом весной 1945 года он страдал (судя по воспоминаниям) только об одном — проиграл из-за недоверия новых хозяев к предателю, а ведь мог и выиграть! По его мнению, если бы “Вашингтон с Джефферсоном потерпели поражение, их бы тоже не только повесили, но и на весь мир ославили как изменников и предателей”. Власов свое время явно опередил, Лебедь с нынешней московской и мировой атмосферой вполне гармонирует — ни возмущения, ни особого интереса его вашингтонские откровения пока нигде не вызвали. Однако он понял, что из столицы “Москву семибанкирщины” в лоб не взять, и в ситуации “холодной оккупации” России поехал искать свой “Нижний” и своего “Минина” на Енисей: наш “Лебедь-Пожарский наоборот” искренне собрался въехать в Кремль — на иноземные деньги, причем полетел за ними абсолютно открыто!

Интересно, что выберут в данной ситуации красноярцы, дошли ли они уже до той стадии разложения-отупения, на которой “граждане” Подмосковья, которые в Туле избрали себе сначала Лебедя, а потом и ельцинского холуя Коржакова, по очереди взбунтовавшихся на коленях против “пахана”? В 1941 году сибиряки не пустили в Москву Гитлера, а потом пришли с Красной Армией в Берлин, по дороге вздернув Власова, который тогда не преуспел в создании “свободной демократической России” с опорой на “новый мировой порядок”. В апреле-мае 1998 года судьбы России во многом решать опять им: изберут ли они себе в “воеводы” генерала-Иуду.

Виктор Игумнов ПОД ПЯТОЙ ЛЕБЕДЯ-МЛАДШЕГО

Норильск — на север от Красноярска. На юг — Абакан. И хотя теперь там Республика Хакасия, все равно это — юг края, часть его, всего лишь переименованная. Именно там увенчался успехом первый опыт русского сибирского сепаратизма. Россель со своей Уральской республикой оплошал: протрезвонил и заглох. Под шумок о национальном само- определении десятипроцентного населения хакасов местная элита сумела отколоться от края. Тут, конечно же, просматривается лебедевский фамильный стиль. Лебедь первый, хакасский — тоже великий отделитель. Нынче время такое — брат за брата. Вспомним: братья Мавроди, братья Черные, братья Овечкины — “семь симеонов”-террористов… Братья Лебеди — из той же породы дубликатов. С большой долей уверенности можно сказать, что Лебедь-первый, хакасский — это модель Лебедя-второго, чеченского. Или наоборот. А Хакассия — полигон лебедизма. И заглянуть в Абакан — все равно, что заглянуть в будущее всего Красноярского края в случае победы на выборах Александра Лебедя.

ЗАЛЕТНЫЕ ПРАВИТЕЛИ

Вместе с Лебедем-первым приехала в город Сорск управлять делами “Молибдена” команда Кичаева. Недавно итоги ее деятельности подвели около тысячи рабочих этого предприятия — таково число подписей под петицией протеста. Энергии новой, лебедевской, волны спасителей “Молибдена” хватило лишь на шум и пену.

В октябре прошлого года Кичаев и его заместитель по экономике мадам Гусева (эту птичью фамилию тоже запомним) на главной площади города Сорска дали рабочим десять обещаний. Теперь люди припомнили их, сверили с действительностью и вышли на ту же площадь, чтобы заявить правителям об их несостоятельности.

“Вы обещали обеспечить бесперебойную работу производства и сбыта”,- говорили рабочие на стихийном митинге: “а фабрика стоит по десять дней в месяц.

Давали слово регулярно выплачивать зарплату, даже назначили день. Много рассуждали про погашение задолженностей. Мы не поверили. Тогда вы подписали с нами соглашение, в котором говорилось, что каждый месяц будет погашаться 800 миллионов вашего долга коллективу. А соглашение оказалось сорванным. Долг вырос.

Мы требовали снизить социальную напряженность в Сорске, усилить борьбу с криминалитетом. Но вы сами оказались замешанными в уголовном преступлении — избиении рабочих. По сути, вы ввели лагерный режим с привлечением боевиков из своей мафии. Стали прослушивать и записывать разговоры на так называемом “телефоне доверия”.

Обещали продавать молибденовый концентрат по высоким ценам и только за наличные деньги, без бартера. А вышло так, что за четыре месяца вашего “умелого руководства” склады забиты концентратом. Продукция продается по низкой цене. Выручки, конечно, хватает, чтобы безбедно жить вам, “руководителям”. А нам вы вместо денег выдаете талоны на продукты.

Одним из наших условий было ваше невмешательство в дела акционеров “Руды”. А вы пошли на то, что стали выселять из жилых домов активистов “Руды”. Устроили настоящие гонения на акционеров. В ответ мы вынуждены были пригрозить вам изгнанием из города. Дело дошло до вызова милицейского наряда.

Вы, господин Кичаев, прилюдно отрицали свою скрытую связь — финансовую и организационную — с алюминиевым заводом, администрация которого путем махинаций грабит наш коллектив. На деле вы оказались человеком СаАЗа — вся ваша команда сформирована из бывших сотрудников СаАЗа. И наша финансовая свобода по-прежнему блокируется этим предприятием.

Невозможно стало отдыхать в нашем санатории-профилактории. Вы со своей командой заняли весь этаж и ведете себя, как постояльцы третьеразрядной гостиницы. До обеда не появляется на рабочем месте финансовый директор Гусева, и все остальные работники вашей команды приходят “в присутствие” только вечером.

Благодаря полицейскому режиму, установленному в городе и на предприятии, мы лишены возможности созвать общее собрание, а с началом сбора подписей под требованием о вашем отзыве вы начали “охоту на ведьм”: уволили активиста Лотоцкого, запугиваете нас увольнениями. Ваши диктаторские замашки нам ненавистны, и мы не прекратим борьбы до вашего изгнания…

КРУТАЯ ДАМА

Из показаний потерпевшего Зенченко: “В эту ночь мы находились в гараже вдвоем со сторожем. Я как дежурный водитель коммунальной службы Сорска стоял по графику “на вызове” с нуля часов и до восьми утра. В 2 часа 10 минут позвонила какая-то женщина, назвалась Гусевой (та самая, финансист “Молибдена”) и сказала, что у нее потерялись две машины — “жигули” и “волга”. Я ответил, что таких автомобилей у нас нет, разъяснил, что уже две недели, как гараж передан в муниципальную собственность и теперь не имеет никакого отношения к “Молибдену”. Она попросила не класть трубку. Я ждал с трубкой у уха довольно долго, а потом опустил. Через некоторое время раздался новый звонок и тот же голос стал злобно выговаривать мне за “неподчинение”. Затем она стала спрашивать мою фамилию. Я сказал, что это не допрос, чтобы она больше меня не беспокоила и положил трубку”. Дальнейший ход событий передаем со слов журналистки Тамары Кириченко, которая занималась расследованием этого скандала.

Даму на том конце провода это сильно обидело. С подобным непризнанием своего высокого должностного статуса в горняцком поселке Гусева, похоже, столкнулась впервые. Не секрет, что фактически сегодня “правит бал” на молибденовом комбинате именно Гусева, а не арбитражный управляющий Кичаев. И очень многие уже успели почувствовать на себе ее железную хватку. Известно также, что на правах полновластной “собственницы” и “хозяйки” Гусева позволяет вести себя с подчиненными по-барски. Хотя проживает она в Сорске не так уж много времени — с сентября 1997 года, а прописана в Чехове Московской области.

После описанного выше телефонного разговора с “дерзким” водителем, оскорбленная в своих лучших чувствах, эта высокая руководительница тут же отправилась в “боевой поход” на строптивца! Причем не одна, с целой командой. В служебном микроавтобусе подъехали к гаражу муниципального предприятия ЖКО “Комплекс”.

Из показаний сторожа Бессонова: “Примерно в 3 часа ночи к гаражу подъехала машина и стала сигналить. Потом раздался стук в двери. Только я открыл, как получил удар кулаком по левой скуле. Кто ударил, я не увидел. В помещение быстро зашли и окружили меня пятеро незнакомых мужчин, а следом за ними женщина. Четверо мужчин сразу побежали в диспетчерскую. Оттуда я услышал звуки ударов и стоны Зенченко. Потом тот закричал от боли. Избивали молча. Когда все закончилось, четверо незнакомцев возвратились из диспетчерской и вместе с женщиной ушли из гаража. Я заглянул в диспетчерскую — Зенченко лежал весь в крови…”

“Я только прилег на раскладушке, задремал немножко,- с дрожью в голосе вспоминает пережитое Иван Федорович Зенченко,- как влетают четверо незнакомых мужчин. Один — высокий, черный, с проседью в волосах, без слов начинает меня избивать. А трое других, такие же здоровые, крепкие, как на подбор, встают вокруг стола и молча наблюдают. Удары сыпались один за другим — по голове, по лицу… Я буквально захлебывался кровью, кровь хлестала по стенам. “За что вы меня убиваете, за что?!.”- спросил я. И услышал в ответ: “Научишься по телефону разговаривать!..”

Незнакомец стал пинать меня в живот. От боли я согнулся, но он приподнял меня и снова продолжил избиение. И тогда в дверях диспетчерской показалась какая-то женщина и скомандовала: “Хватит с него!..” Побои прекратились. Уходя, незнакомец вытер о мою одежду свою окровавленную руку и напоследок со всей силы ударил ногой в бок, сломал ребро…”

Наведя таким образом “порядок”, всесильная Гусева отбыла на отдых в свою нынешнюю резиденцию — профилакторий “Горняк”. А члены ее молодецкой “бригады”, одержавшие столь “доблестную” победу над двумя безропотными пожилыми людьми, проявили к тому же редкую дальновидность — в ту же ночь скрылись из Сорска.

До наступления утра, по “горячим следам”, Гусева была доставлена в городской отдел внутренних дел. На сей раз она обиделась уже на всю сорскую милицию и направила в соответствующие инстанции заявления — с изложением того, какие бяки эти местные стражи правопорядка.

Уже на следующий день после случившегося вся “команда” во главе с арбитражным управляющим “Молибдена” Кичаевым предприняла энергичные попытки “замять дело”. В ход пошли подарки и угрозы, давление и подкуп. Пока потерпевший Зенченко лежал в больнице с диагнозом “сотрясение мозга” и многочисленными травмами и ушибами, его семью осаждали всевозможные “ходоки” и “доброжелатели”, убеждавшие его жену забрать из милиции заявление об избиении.

8 марта супругам даже пришлось вызывать милицию на дом, чтобы отделаться от роскошного букета роз и бутылки водки с коробкой фирмы “Тефаль”, которые настойчивые посетители — на сей раз вежливо — уговаривали принять от “чистого сердца”.

Вскоре неуступчивость Зенченко обернулась увольнением его сына с ТЭЦ-комбината. А в республиканской газете “Хакасия” появилась заказная статья, в которой автор свалил вину на самого потерпевшего!

В сложившейся ситуации сорской милиции не позавидуешь. Она оказалась как бы между “молотом и наковальней”. С одной стороны — “новые хозяева жизни” с “Молибдена” с их финансами и претензиями на неограниченную власть. С другой — население Сорска, ежедневно пожинающее плоды этой власти и требующее от милиции соблюдения законности и справедливости.

Порой новые хозяева жизни Сорска кажутся неуязвимыми.

Вскоре после описываемых событий в местную больницу по причине дорожно-транспортного происшествия попали двое из них. Вот что вспоминают медсестры: “Вели они себя очень вольготно. Режим не соблюдали и постоянно с персоналом пререкались. Независимо — день ли, ночь — к ним в палату шли посетители. Посторонние женщины делали “массаж”. В ответ на замечания медики слышали: “Это не ваше дело! Мы здесь хозяева! Когда я захочу — тогда она и уйдет!..”

Виктор Худеков ВЫМЕРЗАНИЕ

ГОРОД НОРИЛЬСК СТАНОВИТСЯ вахтовым поселком. Хотя еще острят углы бетонные девятиэтажки микрорайонов, во многих из них, пускай в полнакала, но светятся окна. Дымят две из двенадцати труб комбината, и по ночам горит красная лампочка на макушке телебашни, но ощущение города испарилось. Интересы людей рассыпались на мелкие части забот о выживании семьи, каждого в отдельности. Панические настроения, в большей или меньшей степени, испытывает каждый. Богатый, вороватый панически огребает последнее. Бедный, совестливый панически размышляет о побеге из проклятых мест. Уверенно как рыба в воде чувствует себя в Норильске, пожалуй, только похоронная команда города, называющаяся ассоциацией "Север — на юг". Эти бойкие люди принадлежат к друзьям Чубайса, имя которого мы не забудем до самого момента прочтения над ним приговора уголовного суда, и к друзьям губернатора Зубова, о котором не вспомним после 26 апреля.

Если судить по вывеске "Север — на юг", то грешным делом можно подумать, что за ней кроются великие романтики, наподобие тех, кто еще лет десять назад предлагал поворотить северные реки на юг. Но нынешние поворотчики — пигмеи в сравнении даже с организаторами “МММ”. Хотя по природе — весьма близки. Очередной пирамидой выглядит и вся эта эвакуационная организация. Что стоит хотя бы откровение директора "Север — на юг" Евгения Добрянского: "Вопрос будущего Норильска, так сказать, вне нашего сознания".

Зато в поле пристального внимания директора — финансирование программы переселения. Задача — выбить как можно больше. "Нам потребуется 1,2 миллиарда долларов,- заявляет он.- Это — для переселения 40 тысяч норильчан”. Но не успевают радостные металлурги подсчитать, сколько получится на каждого (по 30 тысяч долларов), как численность "ссыльных" увеличивается в ведомстве Добрянского втрое, и выходит, что каждому на руки выплачиваться будет втрое меньше. Не будем вспоминать про ходячий сюжет из "Мертвых душ". Скажем лишь, что с этими подъемными не сунешься за пределы хотя и полумертвого, но все-таки обжитого заполярного города.

Впрочем, мало кто из желающих уехать рассчитывает подержать в руках положенные ему на переселение доллары. Как жили в последние годы по заборным карточкам в продуктовых ларьках, не видя зарплаты, так и дальше будут жить по векселям. Скорее всего, многих вывезут из Норильска в самом деле — как возят новобранцев или уголовников по этапу. И поселят в каком-нибудь бараке, поставят в очередь по безработице, все остальное возместят свободой. А рахитичным детям в школах будут обличать пороки сталинского толитаризма.

Спокойствие ликвидаторов из "Север — на юг" передается и генеральному директору Норильского комбината Хагажееву. Он тоже более всего заинтересован не сохранением производственных мощностей и рабочих мест, а расчетом "оптимального количества работающих". В нем говорит и холодный технократ, и дикий рыночник. В принципе он бы, наверное, согласился сократить коллектив до сотни своих особо приближенных и охранников. Но пока что он говорит так: "При нынешних технологиях нам хватит и ста тысяч работников. Урезать будем по мере совершенствования технологии. Да, вполне допускаю, что в недалеком будущем можно будет организовать работу по вахтам".

И Добрянский, и Хагажеев — люди богатые, сытые и внутренне уравновешенные, люди одной команды, к которой принадлежит и губернатор Зубов,- из похоронной команды России.

В похоронных командах не бывает ни поэтов, ни подвижников, ни героев. Их не волнуют высокие материи и вещи мистические. Более того, они склонны посмеиваться, издеваться над людьми крупных созидательных порывов. А если и сожалеют о потере былого величия державы, то без боли, походя. Подумаешь, единственный в мире город-сад на вечной мерзлоте. Подумаешь, национальная гордость и столп русской цивилизации! Был и сплыл. Да, в собственности каждого норильчанина находится отличная квартира. Но цена ей — грош. За трехкомнатную дают не больше пятнадцати миллионов. На такую сумму в Красноярске не купишь и комнаты.

Конечно, даже губернатор Зубов и директор Хагажеев — это всего лишь шакалы дурной демократии. Растерзал-то Норильск матерый волчище по кличке "ОНЭКСИМ". Напали, как водится, из засады, тишком. Сделавшись хозяевами, лицемерно "сосредоточились на производстве". Сбросили с себя, как говорится, бремя социальных расходов. То есть перестали ремонтировать водопровод, канализа- цию, теплотрассы жилых кварталов. А потом уже Андрей Яковлев из "ОНЭКСИМа" открыто заявил: "Норильск в таком виде права на существование не имеет". Тут уж нельзя не вспомнить слова главного охранителя ценнейшего производства Хагажеева о том, что хватит с нас на месте Норильска и вахтового поселка.

Поистине, мы живем во время мелких людей и ничтожных дел. К таковым относятся даже самые крутые наши банкиры, проворачивающие самые крупные сделки. Тот же Потанин, победивший на залоговом конкурсе "Норильского никеля" и предложивший предприятию кредит аж в 170 миллионов долларов. Каков жест! Если учесть, что реальная стоимость пакета акций составляла 3 миллиарда долларов. Вскоре с помощью Чубайса и Альфреда Коха "ОНЭКСИМ" подминает под себя "Норильский никель". Битва "гигантов" продолжалась, а предприятие, если судить по бухгалтерским документам, проседало, долгов было выше головы. Странные происходили вещи! В прошлом году под патронажем "ОНЭКСИМА" Норильский комбинат заработал 10 триллионов рублей. Этого хватило бы на погашение всех долгов и на ремонт всех трубопроводов в городе. Но получил всего лишь сто миллиардов. Такой расклад начался еще с 1995 года. И лишь одну коробку с норильскими деньгами удалось обнаружить генералу Коржакову. Ту самую, которую вынесли из "Белого дома" на поддержку предвыборной кампании Ельцина. Остальные разлетелись по швейцарским банкам.

Георгий Семенов УДАВКА

ПО МЕРКАМ РОССИЙСКОЙ глубинки — культурный Красноярск грандиозен. Чего стоит один Театр оперы и балета, воздвигнутый высоко над Енисеем, как храм и вершина духа! Есть много театров. Много писателей, художников. Но сама культура выдута и высушена за годы реформ. Люди искусства нищенствуют: еще не на городских улицах с протянутой рукой, еще во вполне приличных формах, но все равно молят о помощи, как юродивые, только не Христа ради, а — искусства.

В картинной галерее "Дар", что в самом начале проспекта Мира, в уютном, обжитом, наполненном красотой уголке насквозь коммерческого Красноярска я рассматривал картины местных пейзажистов. Невольно слышал, как беседовали один из основателей салона, местный писатель, и худощавый человек лет сорока с необычайно одухотворенным лицом. Позже я узнал, что он — отец семерых детей. И родятся они у него с женой по убеждению, что грех не рожать, коли Господь дает. Разговор шел негромкий, но я понемногу все-таки понял, о чем они толкуют. У этого заслуженного отца одному мальчику Бог талант дал, голос сильный и красивый. Он в детском хоре запевала. И хор этот собирается куда-то в Европу на гастроли. И с каждого требуется миллион взноса.

К сожалению, торговля картинами шла в последние дни вяло, выручки в кассе было мало, и галерейщик, как человек более сведущий в денежных делах, стал усиленно соображать, где найти требуемую сумму: стриженые наголо люди в длинных пальто иногда захаживали сюда, кое-какое знакомство имелось. Проситель робко улыбался замаячившей надежде, а я вспомнил, как губернатор Зубов, кичась своим увлечением филателией и, считая это талантом и искусством, учил жить пришедших к нему писателей: "А что это такое вообще, Союз писателей? Что это — фабрика? Коммерческая структура? Вот я — член общества филателистов. Так я же не прошу субсидий и помощи. Писательство — такое же хобби. Ваше личное дело…”

Тогда я понял, почему красноярские писатели так яростно настроены против кандидатуры Зубова. "За кого угодно, но только не за него!" Уверен, что этот самовлюбленный демократический филателист и поющего мальчика погладит по головке со словами: "Занялся бы ты лучше коллекционированием марок".

Устройство сердечной отзывчивости у любого демократа напрочь отсутствует. Не дай Бог, они снова придут к власти! Тогда построенный в высмеянные ими застойные годы красноярский Театр оперы останется без голосов, там, в лучшем случае, устроят толкучку. Уже сейчас распадается тот самый знаменитый детский хор "Каприччио", глохнут в нем замечательные детские голоса. Преподаватели пения, хормейстеры несколько раз обращались в комитет по делам искусств. И получали один и тот же ответ: "Зачем нужен этот ваш хор? Это ваше личное дело. Хотите хор — ищите деньги сами". И вот педагоги, подключив родителей, робко и неумело клянчат подачки, взывают к душам богатеньких, все равно, что в пустоту. И мальчики перестают петь, умолкают. Эта пустота заполняется животными криками шоу-бизнеса.

Больших препятствий для воплощения своих эстетических устремлений не испытывают в Красноярске, пожалуй, только два человека — упомянутый выше губернатор Зубов, ввиду специфичности своего увлечения и должности, и знаменитый писатель Виктор Петрович Астафьев.

Право, не хотелось бы поминать всуе имя действительно замечательного русского прозаика, если бы он сам им дорожил, блюл в политической чистоте. Но Астафьев по-прежнему в своих выступлениях и поступках остается властительным демократом, хотя уже и не диким, гайдаровско-чубайсовским, а цивилизованным. Вот взял и учредил фонд своего имени. Благо, нашлись в Красноярске денежные люди, попавшие под обаяние прозы писателя. Отстегнули немало. И Астафьев, подобно Горби, встал во главе этого фонда. Ежегодно одному художнику, артисту, журналисту присуждается премия в тысячу долларов. Конечно же, лауреатами становятся только деятели с демократическим уклоном. Премии политизированные. Никуда от этого не деться. И писателям-почвенникам, коим слыл в советские времена сам Астафьев, этой премии не видать.

Конечно, тысяча долларов — сумма немалая. Получивший ее хоть досыта покормит свое семейство месяца два-три. Но сотням других, не менее талантливых и нуждающихся, от этой премии ни холодно, ни жарко. И выходит, как ни парадоксально, что эта премия больше всего нужна самому учредителю, держателю фонда.

Тяжко живется красноярским деятелям искусства под властью демократов. Но протестуют, в основном, только некоторые писатели-публицисты в своих немногочисленных независимых печатных органах. Остальные, кажется, всеми силами стремятся лишь приспособиться и выжить. Глянешь в афишу Драмтеатра — тоже увидишь набор спектаклей вполне нейтральный. Но вдруг мелькнет название "Марина". И это, оказывается, не о Мнишек, а о Цветаевой. С подзаголовком "Повесть о жизни"…

Что-то толкнуло меня, озадаченного пассивностью местных творцов, посмотреть именно этот спектакль автора и единственной исполнительницы Светланы Сорокиной.

Женщину, загнанную жизнью в тупик, в петлю, играла артистка на малой сцене. Это был вызов всему окружающему хаосу. Пьеса скомпонована и сыграна по всем канонам моноспектакля, с обыгрываниями различных предметов на сцене, с зонгами и горящими свечами. И на сцене по приметам текста, по биографии героини вроде бы воссоздавалась первая половина века. Но по внутреннему состоянию актеров и зрителей, по подтексту — пьеса получалась актуальнейшая, сопротивленческая, протестная. Сколько таких женщин в Красноярске, на которых теперь пала забота о семье, о детях — по причине повальной безработицы мужчин. На которых обрушились болезни и смерти детей, предательство государства, войны, попрание человеческого, материнского достоинства. И множится число тех, кто повторяет исход Цветаевой,- через петлю. Совсем по-цветаевски покончила счеты с жизнью жительница Красноярска Ирина Алексеевна Савкина, оставив такую записку: "…Осенью 1977 года мой единственный сын Георгий был призван в Советскую армию. В 1978 году получил в армии черепно-мозговую травму при исполнении служебных обязанностей. И вот он умер от этой травмы, промучившись на свете долгие годы. Я осталась одна. Получаю за него 104 рубля. И никто не вспомнил нынче в День Советской армии… Нет, не жизнь стала беднее. И раньше, при Советской власти, тоже не все в достатке жили. Но тогда больше было человечности, сердечности. А теперь только я одна и вспоминаю о своем сыночке: "За что же ты отдал свою молодую жизнь?!"

Финал спектакля "Марина" ярко, потрясающе проиллюстрировал мне трагический конец несчастной матери, оставив надежду на то, что придет время — и красноярские авторы создадут спектакли, книги, песни — возмездия бесчеловечному режиму лжедемократов.

Александр Синцов МОЛИТСЯ РОССИЯ НА СИБИРЬ

ОДНОЙ НОЧЬЮ МЕНЬШЕ в вашей жизни, одним днем больше, когда летите в Сибирь. В полночь здесь восходит солнце. Кажется, только поднялись из московского мрака, только набрали высоту, самое время вздремнуть, а иллюминаторы уже малиновые.

Сибирь прибавляет жизни.

Красноярский скромняга-лихач гонит свой "жигуль" так, что не жаль и удвоить запрошенную сотню за проезд от аэропорта. Дорога серпантинится по каменистым, голым холмам. Русского равнинного человека настораживают эти кипящие горизонты. Молодостью земной, недавним сотворением веет со всех сторон. И незамерзающий Енисей своими густыми тягучими водами, перевивами глубинных струй, донных течений напоминает о нутряном геологическом жаре этих земель.

Стоящий на скалах Красноярск, разросшийся из казацкого острожка, поразит вас грубоватым величием архитектуры, скальным стилем, мостами, уходящими в енисейскую дымку. Напитанный жизнями многих поколений русских людей, яро вознесся город над Сибирью. Энергетические токи города двигают поезда с вокзала, выталкивают самолеты из аэропорта, заставляют быстрее двигаться. Энергия дивной, небывалой цивилизации пока не вычерпана разрушительными реформами. Придет день — и Сибирь пробьет грозовым разрядом новой эпохи, новой цивилизации, построенной на бетонных фундаментах двадцатого века.

Синеет над Сибирью купол голубых весенних небес брачным чертогом, в котором русский человек навек благословенно прилепился к здешним землям, пришел к ним со своими талантами, терпеньем и трудолюбием. Уже удалой казак семнадцатого века не одной лишь пищалью и порохом заставлял потесниться племена аборигенов — он приманивал их своими песнями, устройством жилищ и очагов. Именно он внес в азиатскую первобытность крупицу европейского опыта и православную мягкость нравов, хозяйскую затейливость в мужчинах и смелость, раскрепощенность в женщинах. Он принес сюда соху, водяную мельницу и русскую печь, из чего вскоре явились Красноярская ГЭС, ядерный центр и бескрайние поля пшеницы на унавоженном эпохой кочевников черноземе.

С тех пор прошло всего каких-то двести лет.Переменилось всего восемь-девять поколений в коренных сибирских родах русских людей. До половины в семейную глубь, до прапрадедов, еще можно достичь одной лишь прилежной памятью. Так молода Сибирь! Иные деревянные дома на окраинах Красноярска или в его мемориальном центре помнят еще указы Екатерины, а в новых жилых башнях уже толкуют о пассионарности и космизме.

Сколько наработано, наворочено в Сибири! Какие шоссе, какие железные дороги пробиты в скалистых Саянах. Вы скажете — техника, экскаваторы, направленные взрывы, не кайлом же пробивали. Да хоть и с гидравликой, а все равно, что называется, рвали жилы. За дорогу, за трассу жизнь клали. И, умирая, уходя к Богу, вспоминали эти рукотворные памятники как искупление своего временного бытия. А если доводилось погибать в мгновенье ока, когда не до подведения итогов, то и тогда не захлебывались вечной горечью бессмысленности,- как бы предусмотрительно часть души оставив в арматуре и бетоне — на пользование живым, среди живых — живой. Так — через любовь к жизни бренной подступали к Богу.

Русский равнинный человек, взрастающий в колыбели славянских земель и обычаев где-нибудь в Тамбове или Вологде, в Смоленске или Вятке, внутренним зрением своим всегда целил за околицу, набирался сил и смелости для броска по сибирским пространствам, мечтал хотя бы просто проехаться от Урала на Восток, до упора. И эта ориентация на Сибирь, пристрелка, прикидка души на Сибирь — сама суть национального характера. Достигнув Красноярска,- рвануть и дальше на все три стороны.

И вот вы уже глазеете сквозь желтоватое вагонное стекло на придорожные виды трассы Абакан-Тайшет. Звук этих слов — как шлягер шестидесятых годов. С каждым часом горы становятся все явственней, мощней и круче.А вот и первый тоннель.Совсем как в московском метро, мелькают во тьме сигнальные огни, виснут кабели на штырях. Вдруг вагон обливает солнце, но вы жмуритесь не от его яркого света, а от того, что не видите земли под окном. С ужасом обнаруживаете себя высоко над ущельем с бурной рекой — поезд лепится на узком карнизе вертикального склона и летит, не сбавляя скорости, забирается все выше и выше до следующего тоннеля, из которого попадает в другое ущелье, на хребет, на перевал.

Попутчик в купе, сорокалетний, резкий человек со шрамом на скуле, чистит помповую "ижовку". Рассказывает о своей жизни в картинках: о трех командировках на афганскую войну, о проходке БАМа, о золотых приисках, о зимовье на берегу дикой реки Сисим, откуда он едет навестить семью, снабдить деньгами и разобраться с хозяином насчет запоздавшего вертолета.

Перед вами — типичный неистребимый сибирский человек, внушающий дерзкое спокойствие перед накатом любых жизненных передряг.

Вы прощаетесь с ним в Минусинске, едете дальше, и потом, уже дома, в Москве, часто вспоминаете его, мысленно желая здоровья на долгие годы, понимая, что пока есть такие люди, Россия жива.

Россия молится на Сибирь. Уповает на ее несгибаемость и русскость, на ее пространства и города, заводы и электростанции, на ее свежесть чувств и твердость духа.

БАЛТИЙСКИЙ ФАШИЗМ ( исповедь экс-террориста )

Владимир СМИРНОВ и его соратники в редакции “Дня”, сентябрь 1993 г.

КОРРЕСПОНДЕНТ. Владимир Олегович, я знаю, что до ареста вы работали редактором газет, знаю, что вас осудили за сопротивление полиции, но не могу взять в толк, почему? Какой резон человеку, главному редактору газеты оказывать сопротивление латышской полиции? В самом деле, для чего, если он не совершал никаких преступлений, и ему, стало быть, нечего опасаться полиции? Нелогично как-то, неувязка получается, чувствуется, что концы с концами тут не сходятся…

Владимир СМИРНОВ. Вы правы. И дело здесь в том, что я не оказывал сопротивления полиции. Я дал отпор насильникам, вступился за честь и достоинство своей жены. Меня, по сути, вынудили взяться за топор. Это была банальная провокация. Но мне не хочется вспомнить об этом.

Корр. Я вижу, что вам нелегко, хорошо вижу, и все-таки расскажите, пожалуйста, что же все-таки произошло, пусть читатели газеты сами судят обо всем.

В.С. Все это произошло еще в июне 1995 года. Поздно вечером ко мне домой пришли полицейские. Они были в гражданской одежде, нетрезвые. В подъезде на лестничной площадке на втором этаже (а я жил на третьем) они встретили мою жену. Жена в домашнем халате и в тапочках домашних возвращалась с улицы, где, как обычно, кормила возле подъезда бездомных кошек. Она в них души не чаяла и каждый вечер выносила им корм, и кошки всегда поджидали ее загодя… Полицейские предъявили жене удостоверения и потребовали, чтобы она впустила их в квартиру, так как, мол, они пришли за мной. Жену это насторожило, она знала, что грехов по части полиции за мной нет, подумала, что время позднее, мало ли чего, и предложила этим трем недобрым молодцам вместе с ней зайти к соседям, чтобы она от них могла бы позвонить в полицию и убедиться, что перед ней настоящие, а не мнимые полицейские. Ясно, что опасения женщины были обоснованными и надо было, вероятно, пойти ей навстречу, но не тут-то было. Задача, видимо, у них была иной. Эти “крутые” парни стали выкручивать ей руки, насильно достали у нее из кармана ключи от квартиры, а когда жена, испугавшись, стала вырываться, то на нее тут же одели наручники и пристегнули этими наручниками к лестничным перилам, как собачонку какую-то. Жена стала кричать. Я в это время находился дома, спокойно готовил к выходу очередной номер газеты, когда услышал испуганные крики жены: “Что вы делаете? Мне больно!” Тогда я, недолго думая, схватил топор и с какими-то угрожающими криками выскочил на лестничную площадку. Конечно, в тот момент я мог и готов был убить любого, кто подвернется мне под руку. Эти “герои”, мастера заплечных дел, видно, почувствовали мое состояние и резво разбежались кто куда. Я их никого уже в глаза не видел, слышал только шаги, топот ног убегающих по лестнице людей. Зато я увидел свою жену, она стояла полуэтажом выше. Бледная, испуганная, с оторванными на халате пуговицами. Одна ее рука была прикована наручниками к лестничным перилам, а в другой, свободной, она держала пустую пластмассовую посудину, в которой выносила корм для своих подопечных. Контраст был разительным: тихая, безответная, добрая женщина — и эти наручники. Я не знаю, что со мной стало, я заорал, чтобы немедленно освободили мою жену, иначе я взорву весь дом вместе с ними. Конечно, я никого в глаза не видел, их всех, как ветром сдуло, но я чувствовал, что они затаились где-то на верхних и нижних этажах — кто куда успел удрать. Жена мне подсказывала, что у них есть автоматы, но мне было все равно, я хоть и был с топором против них, но не чувствовал себя с голыми руками: мне казалось, что если в меня начнут сейчас стрелять, то пули будут от меня отскакивать, как резиновые. И то, что взрывать их было нечем — меня не смущало. Я откровенно блефовал, но ярость придавала мне убедительности, я сам был, как бомба. Эти жалкие трусы даже не подошли, чтобы освободить жену; они бросили вниз к ногам жены ключи от наручников, завернув их во что-то, чтобы не отскочили. Жена, освободившись с горем пополам, спустилась ко мне и рассказала, что произошло, сказала, что они нетрезвы, что от них разит перегаром. Тут и они, эти насильники, очухавшись, стали кричать наперебой, что они из полиции, чтоб я сдавался. Я им не верил. Отчасти и потому, что не знал за собой вины. Позвонил в квартиру соседа напротив. Там проживал начальник полиции безопасности, по старым меркам, это что-то вроде начальника городского отдела КГБ. Когда сосед вышел, то я спросил у него: это полиция или бандиты? Он ответил, что полиция. И я опять, было, взъярился поначалу, спросил, почему они тогда действуют как бандиты, потребовал у него пистолет, сказал, что застрелю тех, кто надругался над женой. Он испугался, стал меня успокаивать. Снизу тоже кричали, чтобы я сдавался. Меня всего колотило, но я понимал, что неприятности мне не нужны, незачем их себе создавать, и хотя жгла обида за жену, но я как-то пересилил себя, взял себя в руки и, скрепя сердце, через не могу согласился сдаться. Я попросил у них только время, двадцать минут, чтобы успокоиться, прийти в себя. Они согласились.

Вслед за тем наступила тишина, похожая на затишье. Я искренне не понимал, зачем они пришли, да притом на ночь глядя, да еще с автоматами на изготовку. Предполагал, что это может быть политика, что-то связанное с деятельностью ассоциации российских граждан, которую я когда-то создал в Латвии и одно время возглавлял, я стал сжигать на газовой плите списки российских граждан — жена мне помогала. Потом выпил бутылку пива. Так, видно, прошло 20 минут. Потому что раздался телефонный звонок и мне грубо сказали, что время вышло, чтобы я сдавался и выходил на улицу с поднятыми руками. Эта грубость меня покоробила: мало того, что пришли без повода в неурочный час, надругались над женой, так еще и спектакль устраивают вместо того, чтобы хоть формально извиниться. Я ответил им, что я не фельдмаршал Паулюс, чтобы выходить с поднятыми руками, что пусть они сначала дадут мне гарантии моей безопасности и гарантируют, что будут наказаны в законном порядке те люди (или нелюди), которые надругались над моей женой… Конечно, я без обиняков высказал им все, что о них думаю, потому что до сих пор, спустя уже три года, не могу понять, кем надо быть для того, чтобы на женщину надевать наручники,- видимо, подонком, каких свет не видел. Вероятно, полицейские обиделись, потому что отключили мне телефон. Тогда я опять позвонил в дверь своего соседа, начальника полиции безопасности, и сказал ему, что хочу сдаться, но со мной даже не разговаривают — вот парадокс-то. Тогда сосед самолично созвонился с коллегами, о чем-то долго говорил с ними, а потом сказал мне, что они не хотят меня брать, так как я очень сильно возбужден и они опасаются, что я нападу на них. Они вызвали из Риги спецгруппу со снайпером. Я действительно был доведен до белого каления, но ведь они сами меня вынудили. И потом, я намеревался сдаться, и можно было погасить конфликт вначале, но они упорно нагнетали страсти…

Все это походило на провокацию. Получив от соседа информацию о выезде из Риги спецгруппы со снайпером, я понял окончательно, что меня просто хотят убить, так как живой я им не нужен. А зачем? Предъявить мне нечего, уголовных преступлений за мной нет. Зато на мертвого можно будет потом повесить всех собак (все равно не оправдается), да еще награды получить, чины. Кому-то ведь не привыкать идти по трупам вверх. И удивляться нечего: в их жилах течет кровь НКВД. Это наследственная болезнь. Кстати, потом в суде выяснилось, что сам министр внутренних дел Латвии Адамсонс отдал приказ о моем уничтожении, так что дело было практически решенным.

Естественно, я не стал дожидаться своих убийц. Я попросил своего соседа, чтобы он помог мне бежать. Дом к тому времени был уже полностью оцеплен, вызвали даже пожарные машины. Сосед должен был мне 6000 долларов. Я пообещал, что если он поможет мне бежать, то прощу весь долг. Он был падким на деньги. Поколебавшись, согласился. Мы решили, что он притворится моим заложником, и, надо сказать, он блестяще сыграл свою роль. Сам вел по телефону все переговоры, требовал, чтобы нам предоставили машину и разрешили беспрепятственный выезд. Это было мое условие.

Понятно, что он был человеком не последним в полиции, и в конце концов, после трех-четырех часов переговоров мы добились своего. Нам предоставили машину и мы выехали за кольцо оцепления. И случилось это буквально за пять минут до того, как в город прибыла вызванная из Риги спецгруппа. Должно быть, меня хранил Бог. И хранил во весь тот вечер. И собственно, это все, что произошло. Как на духу рассказал.

Корр. А что было потом?

В.С. На следующий день меня на всю Латвию объявили террористом, а город Лиепаю наводнили полицией и войсками. Все переворачивали вверх дном, в поисках меня сбились с ног. И кошмар этот продолжался примерно с неделю, день и ночь, круглосуточно. Масс-медиа нагнетали страсти. Ну а под шумок, под сурдинку обчистили мою квартиру, разгромили и разграбили редакцию газеты “Телескоп”. Я в это время прятался у разных людей. Мир не без добрых людей. Потом мне удалось отправить в Ригу, в республиканскую газету “Си”, надежного человека с письмом. Люди-то не понимали, что произошло, а истерия вокруг моего имени была невообразимой. Через письмо, которое тут же опубликовали, я разъяснил, как пришли поздно вечером и надругались над женой, как потом отказывались меня брать, хотя я хотел сдаться им, как и теперь готовится мое убийство, и отдан приказ, чтобы меня, по возможности, живым не брать. Больше того, в письме я изъявил готовность добровольно выйти из подполья, если мне будет гарантировано объективное разбирательство. Это факты. Что написано пером — не вырубишь топором. Письмо мое произвело фурор. Общественное мнение склонилось на мою сторону. Тогда войска и дополнительные силы полиции убрали из города, все затихло. Я, конечно, расслабился, меня вычислили благодаря этому и на следующий день арестовали, избили, первым делом. Причем, после того, как одели на меня наручники — не по-мужски это совсем, но мне тогда было безразлично все. Суд дал мне три года за сопротивление полиции. Внаглую.

Корр. Владимир Олегович, лично у меня язык не повернется попрекнуть вас. Каждый человек обязан защищать свой дом, своих родных. Это долг мужчины. Но почему, как вы полагаете, против вас была предпринята такая грубая провокация.

В.С. Все объясняется достаточно просто, до примитивности просто… Я создал в Латвии ассоциацию российских граждан. Это произошло еще в 1991 году. Тогда я объездил всю Латвию, проводя учредительные собрания на местах. Информационную поддержку мне оказывала крупнейшая русская газета Латвии — “Си”.

Об ассоциации вообще много писали и тогда, и потом. Латышская пресса представляла нашу организацию как крайне враждебную Латвии. Отношение властей было, конечно, негативным, хотя винить они должны были только себя. В конце концов, в 1993 году, вскоре после событий вокруг “Белого дома” в Москве, ассоциацию российских граждан запретили. Но к тому времени российское гражданство приняли уже тысячи человек, в том числе и я, а теперь российских граждан в Латвии порядка 60 тысяч человек, чем мудрое правительство, если бы оно было в России, уже давно бы благополучно воспользовалось.

Корр. А вы давали им когда-нибудь повод для обвинения вас в шовинизме? Как вообще вы относитесь к национализму?

В.С. Никогда ни малейшего повода я не давал. Во-первых, я сам-то русский только по отцу, а мать у меня абхазских кровей. Правда, я другого языка, кроме русского, не знаю и сам себя ощущаю русским, но это не главное. Национализм любой мне против органически, потому что Бог на всех один, как и солнце одно на всех. Я не пойду против Бога. Богу не важно, какой ты национальности, ему важно, что ты за человек и чему служишь на этой земле: добру или злу. И потом сама жизнь нас учит уму-разуму. Кто, например, глумился над моей женой, кто одевал на женщину наручники? Латыши? Нет, наш брат славянин: Антонов Сергей и Андрей Ткаченко. Холуи всегда больше хозяев стараются. Кто устраивал против меня провокации в лиепайской тюрьме? Кто попил моей крови? Начальник оперчасти с самой, что ни на есть русской фамилией — Иванов.

И к латышскому народу я отношусь прекрасно. Народ не повинен. В Нюрнберге ведь не судили германский народ. И латыши в массе своей — это хорошие и добрые люди, но, увы, оболванить можно кого угодно… В национализме всегда повинно политическое руководство.

Национализм нужен тем, кто с помощью его пришел к власти, или хочет у власти удержаться. Но добром это не кончится. Времени не будет помириться, как писал Булат Окуджава. И потом, у латышей нет ни морального, ни юридического права изгонять русских из Латвии. Там у людей могилы родителей, там родились их дети, там сами они прожили лучшие годы своей жизни. Там, наконец, в городах Латвии, православных храмов больше, чем лютеранских или католических церквей. Да и Геродот еще упоминал о славянах, живущих на берегу Балтийского моря. Добром все это не кончится. Определенно. Латвия рухнет под тяжестью проклятий, которые обрушиваются на нее из уст тысяч и тысяч людей, причем ежедневно. И кстати сказать, я думаю, что не случайно Господь хранит Латвию от собственной государственности на протяжении тысячелетий — бодливой корове Бог рог не дает.

Корр. Судя по всему, Владимир Олегович, ваше дело в Латвии получило большую огласку, где-то даже произвело фурор. Однако оно практически осталось незамеченным в России, хотя вы редактор газеты, а не разбойник с большой дороги. Почему? Как вы думаете? И почему в случае с Павлом Шереметом журналисты проявили вдруг такую солидарность?

В.С. В отношении Шеремета, мне кажется, что его поддерживали больше по команде, по принуждению, что ли. Это была кампания не столько за Шеремета, сколько против Лукашенко. А что касается “поддержки” газет, то в Латвии пресса меня травила, особенно латышская. Это были не газеты, а боевые листки полиции, но, как видите, я жив остался, ничего со мной не случилось, без поддержки коллег, конечно. Правда, одна газета меня все-таки поддержала. Эта газета “Си”. Единственная из всех.

Корр. Вы освободились по амнистии из псковской тюрьмы, пробыв больше двух лет в заключении. У меня язык не повернется назвать вас виноватым, но было ли у вас чувство вины, пока вы были в тюрьме? И как вы, собственно, попали в псковскую тюрьму?

В.С. Вины я за собой никогда не чувствовал. Напротив, я чувствовал себя потерпевшим, было ощущение унижения, как будто об меня вытерли ноги. Сначала надругались над женой, а потом и надо мной — тем, что посадили. Так получается.

Полицейские издевались над женщиной, превысили свои права, им объявили по выговору. Я реализовал свое право на защиту чести и достоинства, вступился за свою жену, мне дали три года тюрьмы. А походя еще разворовали квартиру, ограбили и разгромили редакцию газеты. Это власть называется? Это банда, самая настоящая, коррумпированная, связанная круговой порукой банда — подлая, жестокая, трусливая донельзя.

В Латвии полиции дозволено все. И все им сходит с рук. И происходит потому, что политическая власть им потакает, во всем потакает. Политическая власть в Латвии делает на полицейскую силу ставку. Им важно держать народ в страхе, потому что недовольства в народе хоть отбавляй. Поэтому политическая власть не только не замечает полицейского беспредела, она его негласно поощряет, надеется на него. Хотя, конечно, это глупо, ибо полицейское государство не может быть сколь-нибудь долговечным. Да что там говорить, в Латвии вообще недееспособны в вопросах управления государством. Такое у меня сложилось впечатление. Вот вам красноречивая деталь: с приходом независимости в Латвии отменили празднование дня 8 марта. Чем он им мешал — не знаю, но праздник отменили. Женоненавистники, что ли? Но ведь отсюда уже один шаг до того, чтобы на женские руки одевать наручники. Я это не могу понять, хоть убей меня.

Да, а в псковскую тюрьму попал в декабре 97-го года. Написал из Латвии заявление в Генпрокуратуру России, заявление о переводе. Мотивировал его тем, что являюсь российским гражданином, что осудили незаконно. Долго, почти 7 месяцев все это мурыжили, но потом спецэтапом доставили на латвийско-российскую границу, передали российскому конвою, и оказался я на земле обетованной — русской. Правда, в тюрьме. Ну и спустя три месяца я вышел на свободу из псковской тюрьмы. По амнистии. И мытарства мои закончились. А может, только начались — как знать.

Человек предполагает, а Бог располагает, как говорится. Пока я у разбитого корыта, но страх во мне не посеяли, руки, ноги целы, духом не упал — это главное, наверное.

Беседу вел Александр СИНЦОВ

МИКРОБ БЕРЕЗОВЩИНЫ

Немалую роль в отставке правительства Черномырдина-Чубайса сыграл Борис Березовский. Однако ключевые кадровые решения принимал все же не он, а сам президент. Так, не удалось Борису Абрамовичу протолкнуть на премьерское кресло Ивана Рыбкина, хотя попытка была: утром 23 марта Рыбкин был вызван в Кремль, но симпатии Ельцина склонились к Сергею Кириенко. Неудача не выбила олигарха из колеи. Коль скоро не получилось войти в дверь, “виртуоз системного подхода” полез в окно, коим явилась должность главы аппарата правительства, пока занимаемая Владимиром Бабичевым. Встретившись с Кириенко, Березовский предложил ему две кандидатуры: главного кремлевского кадровика Савостьянова и в качестве основного кандидата одного из лидеров союзной магнату группы “Менатеп”-”Роспром” Василия Шахновского. Шахновский известен как “демократ” первой волны, ранее работавший управляющим делами мэрии Москвы. В 1997 году между ним и Лужковым пробежала черная кошка, после чего перешел в стан политических противников Юрия Михайловича, забрав с собой ряд высокопоставленных сотрудников аппарата городской власти. В частности, главу аппарата Мосгордумы Михаила Трушина и замглавы аппарата, пресс-секретаря Думы Елену Тарасову.

Полагают, что возможное назначение Шахновского на пост шефа аппарата “Белого дома” позволит олигарху не только контролировать текущую деятельность правительства, но и более активно задействовать сохраняющиеся связи своего протеже в московских структурах в интригах против Лужкова. А связи эти довольно крепки. Достаточно сказать, что после ухода Трушина аппарат Мосгордумы возглавил еще один близкий соратник Шахновского Петр Шарыкин.

Егор ФЕДОРОВ

СЕМЬ БЕД — ОДИН “ШИН-БЕТ”

В конце 1994 года в группе “Мост”, которая пользовалась услугами американских фирм “Kroll Association” и “Parvus-Jerico” при выполнении поручений, связанных с вопросами безопасности за границей, разочаровались в заокеанских партнерах. В поисках альтернативы банкиры вышли на менеджера израильской компании “International Security Consultancy” Марка Мейерсона. Тот охотно пошел на сотрудничество, приняв участие в организации “активной оперативной разработки” лиц, представлявших в свое время интерес для “Моста”. Среди этих лиц могли быть Борис Березовский, Александр Смоленский и Олег Сосковец. Помимо этого, Мейерсон содействовал поездкам в Израиль главы “Моста” Владимира Гусинского, в ходе которых установил с банкиром хорошие личные отношения. Регулярно посещая Москву, израильтянин сыграл немалую роль во внедрении технической системы безопасности нового здания “Мост-банка” на Крестьянской площади. А в январе 1996 года принял участие в создании возглавленного Гусинским “Российского еврейского конгресса”. Два года назад Мейерсону было предложено официально перейти на работу в “Мост”. Вскоре он возглавил компанию “Most Invest Limited”, офис которой расположен в высотном здании в центре Тель-Авива. В этом качестве в июне 1997 года Мейерсон организовал вещание в Израиле телеканала НТВ.

Кто же такой Марк Мейерсон? Этот 55-летний человек, говорящий на иврите, русском, арабском и английском языках, проживает в фешенебельной квартире в пригороде Тель-Авива Кфар Шабе. Родился он под Минском, но в 11-летнем возрасте выехал с родителями в Израиль. Участвовал в войне 1967 года на Голанских высотах, был ранен. После окончания войны Мейерсон был принят в израильскую спецслужбу “Шин-бет”, где работал по арабской линии, а затем переквалифицировался на советское направление. В конце 80-х под “дипломатической крышей” он был направлен в СССР, где участвовал в открытии посольства Израиля в Москве.

Любопытные личности работают с Гусинским, опекают НТВ.

Антон СУРИКОВ

ПОДАЙТЕ ПРЕЗИДЕНТУ НА ТРЕТИЙ СРОК!.. ( Узаконена бесконтрольная продажа госценностей для новых выборов Ельцина )

Когда антинародная власть чувствует, что народ ищет кол, она устраивает какой-нибудь отвлекающий маневр. Один из последних финтов — косноязычное заявление В. Черномырдина. Как всегда, путаясь в собственных словах, он брякнул нечто такое, что можно было понять как выдвижение своей кандидатуры на следующие президентские выборы. Тут сразу все загомонили, начали по-разному толковать Цицерона от Газпрома, а этого только и надо было ельцинским людям. Они-то знают: чем раньше высунется кандидатская голова, тем прицельней огонь политических снайперов. А значит, пока разберутся, на кого работала подставленная голова, можно хорошо подготовить к выходу на третий срок голову правящую.

ТРУДНЫЕ РОДЫ — НЕ ЗНАЧИТ УДАЧНЫЕ

Уверенность в том, что черного кобеля не отмоешь добела, родилась задолго до нынешних способов охмурять человека с помощью телевизионно-печатного наркоза. Сегодня специалисты изощренного выверта запросто черного сделают белым, горбатого — стройным, а политического импотента — единственным спасителем Отечества. Были бы деньги! А лучше — много.

Зная об этом по опыту прежней избирательной кампании, ельцинское окружение уже сегодня старается найти как можно больше денег для 2000 года. Старается, надо заметить, небезуспешно. Недавно найден еще один способ. Вполне законный. А самое главное — с помощью обеих палат российского парламента, которые приняли закон “О драгоценных металлах и драгоценных камнях”.

Конечно, его принятие, в определенной мере — парламентский подвиг. История закона настолько драматична, уходит в столь далекое прошлое, что без некоторого удовлетворения встретить это событие нельзя.

Другое дело, нормально ли радоваться тому, что при цивилизованной власти является обычной нормотворческой рутиной? Сопротивление законам есть везде. И принимаются какие-то из них подолгу. Вот только цена задержки вряд ли где такая, какой она оказалась у нас.

Первые попытки создать закон о драгметаллах и драгкамнях начались в Верховном Совете РСФСР в 1991 году. Но борьба с ГКЧП, развал Союза, “парад суверенитетов”, затем противостояние Ельцина с парламентом, что в конце концов привело к расстрелу Верховного Совета, отбросили и этот закон, и многое другое в черную неопределенность.

Следующий заход сделали депутаты первой Госдумы (называемой еще рыбкинской). Попытка была более удачной: текст удалось довести почти до третьего чтения. Но одновременно стала проясняться любопытная закономерность. Как только работа над очередным этапом подходила к концу и требовалось делать следующий шаг, поднимали голос молчавшие до того люди. Они набрасывали в текст поправки, замечания — и проект закона вновь уходил на очередную доработку. В итоге второй парламент тоже не сумел принять его.

Сегодняшняя Госдума сразу включила закон о драгметаллах и драгкамнях в число первоочередных. Не только потому, что он был почти готов. До многих депутатов стали доходить истинные причины противодействия закону. Пока его не было, в закромах с драгоценностями страны шарили как в своем кармане. Только свой карман при этом не опустошали, а из государственного российского тащили и везли, словно контрибуцию из разгромленной державы.

ОХРАНА ОТ… ГОХРАНА

Об этом немало писано, в том числе нашей газетой, и нам еще не раз придется напоминать людям, как шло разграбление России. Через шлюзы Комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням (Роскомдрагмет), созданного Ельциным для спасения своего режима. Через десятки совместных предприятий по огранке алмазов, созданных председателем Роскомдрагмета Е. Бычковым, которые, как потом выяснилось, были не гранильными, а грабильными. Через воровскую фирму “Голден АДА”, которой тот же Бычков, в чьем ведении находился Гохран, отдал бесплатно, за просто так (но это для страны!) 5 с лишним килограммов бриллиантов, 415 килограммов бытового серебра, 5 тонн(!) золотых монет и много чего другого на сумму в 180 млн. долларов. Поистине от такого государственного хранителя (”гохрана”) нужна была своя охрана.

Обо всем этом сегодня широко известно. А судя по интересу прессы к президенту фирмы “Голден АДА” А. Козленку, ожидающему в Греции выдачи российской прокуратуре, вскоре известно станет еще больше.

Наша задача скромней. Поблагодарить отечественный парламент за помощь ельцинистам в материальном обеспечении очередных президентских выборов их шефа. На прошлых они обошлись без участия парламента. Каналы мощной валютной подпитки президентской власти были созданы заранее самим Ельциным. При этом надо подчеркнуть: каналы негласные, скрытые от общественности и даже от законодателей. О чем речь?

ВАЛЮТНЫЙ УКАЗ ПРО ЗАПАС

14 января 1993 года Ельцин издал секретный Указ N 46, по которому вся валютная выручка от продажи за рубежом драгоценных металлов и драгоценных камней, взятых из Госфонда России, должна поступать на специальный, опять-таки тайный счет Минфина. Зачем? Якобы для решения важнейших народно-хозяйственных задач.

В других странах исполнительная власть тоже имеет средства для оперативных целей. Стихийное бедствие, социальный или политический катаклизм могут потребовать немедленного вмешательства власти и непредусмотренных бюджетом трат. Для этого создаются резервные фонды.

Но от чего никакие катаклизмы не позволят отступить — это от контролируемого расходования таких средств представительной властью. За каждый цент, фунт, франк, марку или иену глава исполнительной власти должен отчитаться, и не дай Бог, законодатели не увидят какой-то суммы. Что бывает т а м в таких случаях, мы теперь хорошо знаем. А вот как обстоят дела з д е с ь, давайте посмотрим.

Если на 1995 год правительство Черномырдина показало поступления средств в бюджет от продажи драгметаллов и драгкамней из Гохрана, то уже на следующий год оно этого не сделало. Почему? Детский вопрос. То был год президентских выборов, и встревоженная низким рейтингом Ельцина его группировка начала заранее готовить заначки для подкупа избирателей и танцующе-агитирующей челяди.

Вот тут и пригодился скрытый от законодателей Спецсчет. В течение 1995 и первого квартала 1996 года от продажи за границей драгоценных камней, драгметаллов, ювелирных изделий из Госфонда России на Спецсчет Минфина был перечислен 1 млрд. 750 млн. долларов США. При этом особенно обвальной, по оценкам экспертов, стала распродажа драгоценностей в первом полугодии 1996 года, когда избирательная кампания Ельцина вступила в решающую стадию. Их продали на 11,9 трлн. рублей.

Естественно, встает вопрос: куда же делись эти колоссальные средства в долларовом и рублевом исчислении? Аудиторы Счетной палаты Российской Федерации дали ответ: на выплату долгов правительства по зарплате и пенсиям, на снижение благодаря этому накала забастовочного движения и на проведение президентской выборной кампании. Теперь-то понятно, откуда появились пятьсот с лишним тысяч долларов в злополучной “коробке из-под ксерокса”, с которыми поймали двух активистом ельцинской “группы поддержки” и принадлежность коих трусоватый генпрокурор до сих пор не может определить.

ЗАКОН-КАСТРАТ ПОЕТ ФАЛЬЦЕТОМ

Однако мы несколько ушли от недавно принятого закона. А он ведь имеет непосредственное отношение к недалекой уже кампании. Но прежде, чем сказать о дне сегодняшнем, коротко о последнем периоде в трудной судьбе закона. В самый разгар прошлой президентской кампании — 24 мая 1996 года — Госдума принимает его почти единогласно. Вскоре, 26 июня, его утверждает Совет Федерации. Остается последняя инстанция: президент. По Конституции, ему даются две недели на то, чтобы отклонить закон или подписать. В большинстве случаев решение появляется сразу. Но тут Ельцин выжидает. Вернее, не он. Поставившие на него люди. Ведь в законе заложена бомба. Статьи 24 и 27 обязывают правительство, а это, считай, президента, ежегодно показывать в бюджете скрупулезно расписанные цифры доходов от продажи государственных драгоценностей. Доходов, а значит, и расходов.

В случае ельцинского проигрыша такое положение закона лишает нового президента (а им тогда оказался бы Г. Зюганов) возможности использовать громадные деньги бесконтрольно. Это только на руку ельцинистам всех мастей. В случае же ельцинской победы у него остается несколько дней, чтобы принять решение.

Ельцин — правдами или неправдами — выиграл. И теперь ему абсолютно не нужны такие ограничения закона. Наоборот, надо расчистить путь к негласному накоплению средств для будущих выборов. Кто пойдет на них от правящего режима, тогда еще было неясно. Одно знали точно: кем бы ни был ставленник ельцинизма, денег на его отмывку потребуется очень много. Выходит, закон о драгметаллах и драгкамнях в принятом обеими палатами виде появиться не должен.

Остановить его могло только вето президента. Но для этого должны быть хоть какие-то веские основания. Их не было, а время уходило. И тогда в команде Ельцина плюнули на все. В самый последний миг, 11 июля 1996 года, в Госдуму сообщили: закон отклонен президентом, подробные объяснения будут даны позднее.

Разумеется, никаких разъяснений тогдашний глава ельцинской администрации Чубайс и его заместитель — начальник Главного правового управления президента Р. Орехов — не дали ни через неделю, ни через месяц. Целый год (!) люди Ельцина мурыжили депутатов Госдумы, не обращая никакого внимания на их запросы. А те, вместо того, чтобы заставить уважать себя немедленным и жестким преодолением вето президента, продолжали униженно клянчить ответ. Наконец, разъяснения пришли. Не считая предложений убрать из текста упоминание о Роскомдрагмете (чисто техническая работа максимум на два часа), других серьезных замечаний у ельцинских юристов не оказалось. Зато подробно расписывалось, почему неприемлемы положения о строгом контроле за расходованием средств от продажи государственных драгоценностей. Приведем их и мы. “В статьях 24 и 27 Федерального закона предлагается ежегодно устанавливать в федеральном бюджете общие объемы отпуска ценностей из государственного фонда драгоценных металлов и драгоценных камней Российской Федерации и конкретные объемы их продажи на внешнем рынке и Банку России, что является неоправданным вмешательством в деятельность федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих оперативные управления страны (так пишет главный ельцинский юрист Р. Орехов). Указанные положения предлагается исключить из статьи.

Предлагаемый Федеральным законом механизм продажи драгоценных металлов и драгоценных камней из Государственного фонда существенно ограничивает возможности федеральных органов исполнительной власти, осуществляющих оперативное целевое выделение средств на решение неотложных экономических задач, в том числе средств, не учтенных в федеральном бюджете”.

Семь месяцев работала согласительная комиссия. Уступая в чем-то другом, в этом пункте ельцинские правовые поводыри стояли насмерть. Это и понятно. Без денег невозможно будет сохранить режим. А без режима — будущее у многих президентских подручных мрачное.

В конце концов, депутаты Госдумы, а с ними и члены Совета Федерации перестали дергаться и сдались. Принимая закон, парламентарии согласились с тем, что правильно “исключены положения, предлагавшие ежегодно устанавливать в федеральном бюджете общие объемы отпуска ценностей из Государственного фонда”, что это “являлось неоправданным вмешательством в деятельность федеральных органов исполнительной власти” и т. д. (читай выше предложения президентской стороны).

Так что теперь руки у ельцинских людей развязаны. Им не придется просить “Подайте президенту на третий срок!” Но тем, кто развязал руки, а заодно российские мешки с драгоценностями, надо бы задуматься: на кого сработали, дяди? Поэтому пока не окаменели чернила подписантов, надо готовить поправку. Тем более, что текст давно готов.

Георгий БЕРЕЗИН

Геннадий Иванов ПАСХАЛЬНЫЙ ТРИЛИСТНИК

1

ЛАЗАРЕВА СУББОТА

Когда я в детстве по деревьям лазил,

Играл и бегал по полям родным,

Я слышал это имя — Лазарь,

Но знать не знал, что связывалось с ним.

Да и потом не отдавал отчета -

Зачем смердящий Лазарь воскрешен,

Зачем Господь — для Божьего почета? -

Сказал у гроба: “Лазарь! Иди вон”.

Я жил и жил — все углубляясь в чащу.

Блуждая в ней, я и теперь живу.

Зато теперь, когда я сам смердящий,

Я вижу Лазаря как будто наяву…

2

СТРАСТНАЯ НЕДЕЛЯ

Началась неделя Страстная,

Неделя страданий Христа.

Апрель. Дорога лесная.

Еще нет ни одного листа.

Вот Христос пронесет свой крест тяжелый

На место казни, на кресте умрет,

А потом воскреснет — и лес веселой

Жизнью наполнится, оживет.

И все в России наполнится светом,

Верой в доброе торжество.

Повеет победой, повеет летом,

И Господь не забудет никого.

Только надо пройти эту неделю Страстную,

Пройти, прося прощения у Бога.

На Пасху мы все сидим у Господа одесную

Это потом будет грозно и строго.

3

* * *

Завтра Пасха, завтра Воскресенье,

Завтра радость мира без границ.

А сегодня, значит, освященье

Куличей да крашеных яиц.

Завтра православное веселье,

Я его со всеми разделю.

А теперь в московском подземелье

Еду в храм, который я люблю.

Собрала пасхальную поклажу

Мне жена — и осторожно с ней

Еду я. И под землею даже

Радостно душе моей.

ПО ЦАРСКОЙ ТРОПЕ

По Царской тропе мы идем.

Я царь, ты царица.

Под нами, сверкая огнем,

Черное море искрится!

Воздушно и солнечно тут,

Внизу реют птицы.

Навстречу нам тоже идут

Цари да царицы.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Немало печалей в судьбе

И горя в Отчизне.

И все же, по царской тропе

Проходим -

По Жизни!

* * *

На что вы дни!..

Е. Баратынский

На что вы дни? На то, чтоб оторваться

И отойти от всех своих грехов.

На то, чтоб измениться попытаться, -

Хоть, кажется, не хватит и веков…

На то, чтоб измениться попытаться

И лучше стать, хотя б на склоне лет.

На что вы дни? На то, чтобы собраться

В далекий путь — и там держать ответ.

ПАМЯТИ Г. В. СВИРИДОВА

Смерть — это корень прекрасного слова

Б е с с м е р т и е.

Слушаю музыку, слушаю музыку я

И понимаю, что перед гробом

Больше сказать, чем она, невозможно.

В ней уже все говорится — о жизни, о счастье,

О смерти…

И о бессмертии ангелы ясно поют.

* * *

Огонь лампадки — тихий, милосердный,

Спасительной надежды огонек.

В молитвах и постах я не усердный,

Усердный лишь в записыванье строк.

Как говорится, нас не приучали

К религии, и не втянулись мы…

Не слово было все-таки в начале,

Как повторяют гордые умы.

В начале был, конечно, Бог и будет

Всегда в начале, ну а мы, а мы

Всегда пребудем грешные мы люди,

На огонек глядящие из тьмы.

* * *

Есть реки, которые вдруг пропадают из виду,

Уходят под землю и долго текут под землей.

Россия — такая река, и теперь ее ищут.

А где она выйдет, об этом не знает никто.

Плывут пароходы и яхты плывут с катерами,

Рыбацкие лодки плывут по реке да баржи -

И все пропадает под землю,

плывет под горами…

Плывут города и деревни, и солнце во ржи…

* * *

Помолчи, не говори, довольно.

Душу мне не надо бередить.

О России даже думать больно,

А не то что говорить.

За окном ликует день весенний,

Лучше о весне поговорим.

Неоткуда ждать пока спасенья.

Что без боя завтра отдадим?

* * *

На тонком стебле молнии

Качнулись небеса —

И вдруг загрохотала,

Заискрилась гроза.

Как будто в шторм попали мы.

Москва плывет. Куда?

Балкон залит, как палуба, —

Сверканье, треск, вода…

Куда ж нам плыть?..

Понятно ведь,

Что надо к Богу плыть.

А нас несет на скалы.

И не остановить?

КОНЕЦ АПРЕЛЯ

Растворяется лед в бочажине

Под весенним горячим огнем.

И березы стоят в крепдешине,

Изумрудно-прозрачном таком…

Начинаются чудных полгода -

Без морозов и грузных снегов.

И легка, и воздушна природа!

И — лебяжий полет облаков!

Леонид Бородин КОГДА ПРИДЕТ ДЕРЗКИЙ

ИЗВЕСТНОМУ РУССКОМУ ПИСАТЕЛЮ, ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ ЖУРНАЛА “МОСКВА” ЛЕОНИДУ БОРОДИНУ — 60 ЛЕТ. ПОЗДРАВЛЯЕМ!

Юбиляр среди друзей.

Николай ПЕНЬКОВ,

Владимир ЛИЧУТИН,

Леонид БОРОДИН,

Владимир БОНДАРЕНКО,

Александр ПРОХАНОВ

СЕГОДНЯ НЕСОМНЕННЫМ кажется факт, что “российский корабль” прекратил погружение в бездну, что весьма оптимистически оценивается правящими политиками и экономистами, хотя, скорее всего, погружение прекращено по причине достижения дна, впереди еще долгий, медленный и безболезненный процесс засасывания в ил, обрастание паразитами и тление…

Даже для самых непосвященных более нет секретов в умах и портфелях правителей: ОНИ НЕ МОГУТ И НЕ ЗНАЮТ, КАК…

На сей день не оправдалось расхожее мнение, что Россия — страна чудес, что в ней, дескать, все возможно, вопреки обстоятельствам и предпосылкам. Чудес не произошло, если не принимать во внимание факты молниеносного распада государства и столь же сверхскоростной переориентации российского сообщества от социалистической (хотя бы по букве) в демонстративно антисоциалистическую по существу. Если Советский Союз и был колоссом на глиняных ногах (а как иначе понять молниеносность его крушения), то глина его ног была убедительно закамуфлирована. Глиняные же ходунки новой “независимой” России — объект потехи и презрения для “всего прогрессивного человечества”. Только присутствие на территории России ядерного оружия удерживает Запад от вовсю беспощадного к нам отношения, то есть того отношения, какового заслуживает всякий заявлявший о себе, но заявлений не оправдывающий.

Капитуляция в Чечне и развал армии — не последняя, но весьма весомая оплеуха всем, обижающимся за державу. Последние не правы. Обижаться надо не за державу, а за отсутствие ее. Державы нет, есть некое пространство, над которым московские выдвиженцы пытаются установить хотя бы мало-мальский контроль.

Всем ясно уже, что единственное достижение власти — обуздание инфляции — отнюдь не шаг вперед, но отчаянное топтание на месте, елозание по дну пропасти, ибо необъятные окрестности бывшего государства стонут от отсутствия денег, а их нет и быть не может, возможно лишь перманентное латание дыр. Чтобы всем заплатить, надо запускать печатный станок — а это взрыв инфляции. Госбанк накопил кое-что, но брать из него нельзя, доллар взовьется под небеса, и — взрыв инфляции. Займы и капиталовложения Запада оговорены, отечественное производство роста в ближайшие времена не обещает — внутренний рынок переполнен импортом, не оставляющим нашим устаревшим технологиям никакого шанса.

Но, как всегда, кому-то плохо, а кому-то хорошо. Без излишней детализации попробуем прикинуть.

Плохо:

рабочим, инженерам и служащим бюджетных структур — платят мало и нерегулярно; рабочим, инженерам и служащим приватизированных производственных объединений и предприятий — задержка зарплат разоряет; работникам культуры — они в нищете; культуре — она в опале и развале; Дальнему Востоку и Крайнему Северу — брошены на произвол судьбы; бывшим и нынешним колхозникам, которым теперь не всегда даже есть где украсть, не то что заработать; творческим работникам, за исключением некоторых непотопляемых; военным… но об этом уже говорилось.

Хорошо:

справедливости ради следует сказать, что хорошо нынче тем немногим, кто обнаружил в себе положительные деловые качества и сумел хоть что-то сотворить на общую пользу, не обидев при этом и себя; но по-настоящему хорошо в наши времена, прежде всего, руководителям государства, министерств и ведомств, депутатам и чиновникам высших категорий, генералам и маршалам по причине принципиальной неответственности за содеянное и несодеянное, насладиться же и упаковаться успевают весьма; работникам средств массовой информации, этим не просто хорошо, им превосходно… (слыхивал об окладах ведущих телепрограмм, но умолчу, дабы не спровоцировать очередной штурм “Останкино”); специалистам по воздуху (появилась такая профессия — добывать из него, нечистого, якобы чистые деньги); хорошо проституткам и их сутенерам, гомосексуалистам и прочим сексменьшинствам; специалистам по тамтаму — их нынче время (сравните, как отмечался юбилей Лепешинской и приезд Джексона; после Чечни русский офицерский мундир можно напяливать и на дергунка Джексона, и на Мадонну, и на какую-нибудь звезду стриптиза — на всех хорошо смотрится русский офицерский мундир!); хорошо ворам в законе и вне закона, что сегодня одно и то же; цеху юмористов хорошо — вся Россия гогочет над ихними хохмами о самих себе…

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ назад, полные предчувствий краха системы, своим предчувствиям мы верили лишь наполовину, или уж во всяком случае полагали, что крах сей не близок, и у нас полно времени, чтобы самоопределиться и этим самоопределением задать тон национальной интеллигенции, сфор-мировать должное национально-государственное ядро по перехвату политической инициативы. Сегодня едва ли кто помнит, что именно тогда, в середине семидесятых, А. Солженицын высказывал предположение, что России в случае краха коммунистической идеологии необходимо будет пребывать некоторое время в авторитарном режиме — то есть было же опасение за судьбу ребенка в умывальном тазике…

Чувствующие несвободу, страдающие от нее, к свободе — как идеалу бытия — мы. тем не менее, относились крайне подозрительно и настороженно, за что и обвиняемы были нововзрастаемыми либералами и демократами в русопятстве, то есть в поклонении “традиционно русскому тоталитаризму, который со времен Ивана Грозного…” и так далее. В “равнодушии масс” к недостаткам и преступлениям режима мы усматривали не просто атрофию гражданского чувства, но в гораздо большей степени — таинственно огромный заряд “энтропии”, способный при определенных обстоятельствах пустить в распыл саму российскую государственность как таковую. Один из молодых “русопятов” конца шестидесятых писал тогда:

… Но вдруг однажды воскреси я

Всему причину и цену,

Мою смятенную страну

В какую бездну страсти кину?!

Я сам… я сын… На мне печать…

Добра и зла наполовину -

Боюсь молчать и не молчать…

Коварство нынешней ситуации в том, что на крайних идеологических полюсах оказались сегодня люди, в прошлом с равной добросовестностью подпиравшие гниющий режим. И те, и другие пребывают теперь в реабилитационной экзальтации, только одни реабилитируются отрекаясь, а другие — из кожи вон лезут, доказывая, как они были правы, что подпирали режим. Ни тем, ни другим не может быть ни веры, ни доверия хотя бы потому, что руководимые личными комплексами эти люди прежде всего политически и социально бесплодны и способны лишь мутить воду, разжигать страсти и пакостить друг другу. Возможно даже, что именно этому “заинтересованному” противостоянию вчерашних охранителей и теоретиков павшего режима обязаны мы кричащей и вопиющей безнадежностью ситуации…

А что она безнадежна — неужто кто-нибудь еще сомневается в том?

Народа в традиционно-историческом понимании этого слова на территории усеченной России сегодня нет. Есть население, до предела раздраженное неустроенностью и б е с п о р я д к о м! И жажда п о р я д к а л ю б о й ц е н о й, все больше овладевающая сердцами (не умами), из проблемы социальной готова перерасти в проблему гражданскую, когда жесточайшая диктатура видится населению как последняя возможность снова стать народом.

Не решусь оспаривать моральность этого, не раз проявлявшегося в истории коллективного инстинкта, но зато рискну утверждать, что уже сегодня значительная часть населения России именно м о р а л ь н о готова, созрела для диктатуры, и более того — жаждет ее как последнего средства, как спасительного взмаха “македонского” меча, как Божьей кары на всех, бесстыдно высунувшихся из общей массы, “не знающих, как”, но возомнивших, что сумеют, на всех зарвавшихся в азарте “прихвата” благ, на всех распоясавшихся в бесстыдстве — ведь сколько ни талдычь о неизбежности проституции и правах сексуальных меньшинств, инстинкт масс справедливо подсказывает им, что подобное философствование не просто аморально, но онкологично, то есть смертоносно, не только для народа, но даже и для населения.

Практически уже не срабатывают отвлекающие маневры-сенсации: беспоследственные разоблачения мздоимцев, скандальные разборки “высунувшихся” между собой, смакование бедствий и катастроф — на всю эту “информацию” обыватель хмурится и угрозливо прищуривается: дескать, мели, Емеля — ужо конец недели! Как прокурор, подшивающий в дело улики, рядовой житель России накапливает в сердце факты и фактики, аккумулирует их, преобразуя в ярость: вот офицерики российские подрабатывают на жизнь разгрузкой картошки, а вот миллионодолларовые особняки генералов и маршалов, проигравших войны; вот всемирно известный ученый объявляет голодовку по причине нищеты личной и ведомственной, а вот какой-то телевизионный кривляка бахвалится, что специально ездит в Монте-Карло в Висбаден проиграть в казино тыщонку-другую “зелененьких”; таксист-работяга, в час ночи вернувшийся со смены, треплет за уши одиннадцатилетнего сынка, смотрящего по НТВ порнуху, а вот “говорильщик” с НТВ получает в Израиле всемирную премию за супероперативность своего канала…

В отличие от голосистых коммунистов, беспартийный гражданин “независимой России” никакими революциями более не грезит, партиям не доверяет, от посулов и прогнозов отмахивается — он ждет по-настоящему сердитого хозяина, который скоро, вот-вот, объявится, стукнет кулаком по столу-игралищу так, что не только карты, но и игроки-шалопаи взлетят и перемешаются в кучу, и скажет коротко и весомо: “Все! Хватит! Наигрались!”

Из множественности услышанных или подслушанных грез уставших от “демократии” и возмущающихся “бардаком” жителей России, в особенности — провинциальной России, с достаточной ясностью вырисовывается тот стратегический план, с каковым объявится на Руси новый хозяин.

Даже самый “экономически не подкованный” человек сегодня знает, что первейшая причина всех бед — падение производства и благодетельная для Запада и губительная для нас импортная агрессия. Потому первейший поступок, по которому новый хозяин узнается народом, — гулкий стук упавшего наижелезнейшего занавеса, чтоб не только оттуда, но и туда ни-ни всяким пакостникам, ворюгам, шаромыжникам, агентам влияния и агентам на ставках. Второе, и немедленное, — это изъятие из российской жизни самого главного агента Запада — доллара…

Русский человек убежден, и в том его не раз уверяли политики, что Россия, даже в ее нынешнем состоянии, способна прокормить себя, а невостребованность возможностей сельского хозяйства очевидна всякому, живущему за пределами московской кольцевой. Таким образом, временный полнейший изоляционизм видится первейшей мерой по спасению России. Сперва порядок, а потом диалоги. У России долги? Подождут. Куда денутся? Воевать не посмеют. Атомный бронепоезд хотя и на запасном и подзапущенном пути, но под парами!

У Запада нет иного инструмента давления на Россию, кроме того, который внутри нее, но с этим фактором мы разберемся…

Новый хозяин обязан сформулировать состояние страны как катастрофическое, приравнять его к военному положению со всеми вытекающими отсюда последствиями. Отмахиваясь от всяких капитализмостроительных концепций, русский человек так приблизительно понимает происходящее: в процессе “перестройки” все то, что именовалось общенародным, и пусть даже фактически было ничейным, все оно было пущено на “прихват”, и в итоге одна часть населения, очень меньшая, внаглую ограбила большую часть и свершила сие исключительно в личных, то есть корыстных, то есть преступных, целях, ибо хваленое первоначальное накопление никак не отразилось на положении государства в целом, зато наглядно выявилось в демонстративном процветании “активистов-прихватчиков”; потому жестокая разборка команды нового хозяина с хищниками, при дружной поддержке ограбленных и обманутых народных масс, будет вершением объективной справедливости.

Русский человек также уверен, и в том его тоже убедили постоянно реорганизующиеся спецслужбы, что на каждого “хищника”, будь то рядовой “новый русский”, “думчанин” или человек президентской команды, — на каждого из них имеется в соответствующем месте полнокровное досье, которое нынче никак не может быть пущено в ход — по причине теснейшей взаимоповязанности “хищников”. О том же свидетельствуют уже приевшиеся беспоследственные взаиморазоблачения и обличения, эксклюзивные интервью и пресс-конференции…

Неумехи, но говоруны, реформаторы в глазах человека народа лишь имитируют деятельность, не имея ни чести, ни мужества признаться в том, что обречены на долговременное и бесперспективное латание “тришкиного кафтана”, озабоченные одним только: как можно дольше продержаться “наверху” и успеть обеспечить себе “достойное” существование после неизбежного, но безболезненного ухода со сцены. В рамках правил игры, которые они сами для себя установили, выход из катастрофы невозможен, они это понимают, знают, и уже тем преступны, что продолжают играть.

ДЛЯ ВОССТАНОВЛЕНИЯ державы в ее инстинктивном народном понимании первей прочего необходимы два дорогостоящих действа: реорганизация армии до державной кондиции и должное обустройство новых, навязанных судьбою государственных границ. Эти действа не могут быть отложены до лучших времен, ибо они понимаются как необходимые условия для дальнейших восстановительных работ. Потому армия, доведенная до нынешнего ее существования, видится первым и самым надежным союзником-исполнителем планов грядущего российского хозяина. Пополненная крутыми и мужественными парнями, что бродят “делово” по улицам российских городов без пользы для державы, и не крутыми, но шустрыми, вроде тех, что, опять же без всякой пользы для державы, отчаянно дрыгают конечностями на эстрадах за спинами хрипучих и визгливых эстрадных див, а также срочно отозванными с инкурортов, из инвузов и инофирм сынами министров, депутатов, бизнесменов, шоуменов и телемагнатов, она, новая, призванная к возрождению Российская армия, в единстве с пострадавшей частью российского населения вполне способна обеспечить установление в стране жесточайшего режима экономии за счет временного введения всеобщей карточно-талонной системы, изъятия “очевидных” излишков у шустрых, деловых, но антигосударственных элементов, каковые, утратив за годы “халявы” бдительность, так или иначе попытаются оказать сопротивление, и тем самым в итоге воссоздадут необходимый для непроизводительных работ по устройству границ контингент рабсилы. Умный хозяин (а он непременно будет умным — новый российский хозяин) сумеет должным образом оценить тех из нынешних деловых и “богатеньких буратинов”, кто правильно просчитает ситуацию и вовремя озаботится державным радением, освятится скромностью личного быта и воспылает жаждой благотворительности. Суровый телезритель всякий вечер будет оттаивать лицом, переключая каналы ТВ, где вместо рекламы сникерсов и тампаксов будут сплошные торжества добровольных вручений особняков, вилл и дворцов детприютам, детсадам, инвалидам и ветеранам. Не будет проблемы и с капиталами, вывезенными за рубеж. Наделенный обратной силой закон о преступности вывоза поставит в прямую зависимость сроки “отбывания” со сроками возвращения капитала.

Взятый под жесткий государственный контроль экспорт сырья обеспечит стратегически планируемую закупку новейших технологий — и ничего более! Не до жиру!

Если под всю эту “музыку порядка” с западной стороны объявится инвестиционная инициатива (а не исключено, что тогда-то, именно при “порядке”, она и объявится) — добро пожаловать в сферу производства и на условиях корректного процента прибыли, и никак иначе!

Предполагается, что “явление хозяина”, его зычный и властный призыв к возрождению державы всколыхнут прежде всего русское население страны, вдохнет в него утраченную пассионарность, и первые решающие свершения произойдут с преобладающим участием русских, что положит начало воссозданию исторически традиционного Русского государства, каковым его знал весь прочий мир до начала двадцатого века. Русские должны доказать, что продолжают быть “системообразующим народом”, должны явить малым народам России историческую волю, способную обеспечить достойное существование в своих границах иным культурам и религиям.

По широко распространенному народному мнению, преображение русских — дело не сложное, хотя и болезненное. Державная идея перво-наперво должна объявить пьянство скрытой формой национального предательства. Только такая формула, по мнению многих, ныне пьянствующих, способна подвигнуть их к трезвости или хотя бы к умеренности в питии. Было б ради чего не пить — говаривают. Ради державы да под угрозой остракизма — стоит попробовать. К тому же если при “горячем” деле, так, пожалуй, и не до того будет…

С прочими народными язвами — проституцией, наркоманией, сексуальными извращениями и даже с воровством в его простейших формах — управиться легче, хотя без перегибов не обойтись. Поскольку возрождение державы видится делом, не менее тяжким, чем, положим, победа в прошлой Отечественной войне, то “сурово брови мы насупим”, как пелось в песне предвоенных лет, и будем “без сантиментов” чистить себя под хозяина, а страну от нечисти.

Следующая проблема после первых успехов внутреннего оздоровления (именно следующая, а не одновременная) — активное государственное попечение над территориями так называемого ближнего зарубежья с преобладающим русским населением, денонсация, хотя бы и в одностороннем порядке, Беловежских соглашений; долговременная программа воссоединения волюнтаристски отторгнутых территорий всеми средствами, каковыми способна располагать вновь ставшая великой русская держава.

А за всеми вышеперечисленными действиями и намерениями, за всеми прочими, не названными по причине их множества, как опорная стена, должно присутствовать в каждом всерьез рассердившемся русском уверенность в том, что нет такой силы в мире, какая могла бы помешать ему возрождать свое государство. Экономически самодостаточному, не страшны ему никакие бойкоты, а наличие ядерного оружия — гарантия от агрессии “всего прогрессивного человечества”, понимающего, что никаких “малых войн” с нами быть не может, может быть только одна “большая” и без победителей.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ о “хозяине”. Редчайше и с большой долей сомнения и неуверенности в этой роли видят царя. Чаще “военного”, а последнее время некоего, еще вообще не знаемого. В дни последнего “предвыборья” возникало имя А. Лебедя, явившего народу суровую немногословность и таинственную многообещаемость. В. Жириновский в кампании растерял своих воздыхателей, потому что отчего-то надумал доказывать, что он “не верблюд”, что хороший семьянин и вообще — как все. Но таковой-то он как раз никому и не нужен. Ранее расхожие исторические аналогии практически исчезли с уст: Пиночет, Франко, де Голль — нет, сегодня они ниже той планки, которую воображает народное сознание для будущего спасателя земли русской. О Православии говорится лишь как о сопутствующем факторе — по-другому и не может быть в стране преобладающего атеизма. Коммунистов же в роли спасателей видят только коммунисты.

Народ ждет, и потому фактически безмолвствует.

ПОСЛЕДНЯЯ ФРАЗА заведомо не точна, ибо никакое, даже суперпрофессиональное социологическое исследование, не способно определить, какая часть народонаселения России мыслит сегодня таким образом, каковой я старался добросовестно изложить. Уверен в одном: что часть эта будет возрастать в геометрической прогрессии по мере дальнейшей демонстрации властью своего бессилия.

Не знающий КАК и пребывающий в отчаянии от собственного бессилия, сам я с типичным интеллигентским трепетом предчувствую миг, когда скажу себе тихо, но в унисон с массами: да будет так! Пусть придет дерзкий и возьмет за шиворот…

Владимир Бондаренко НОВОЕ РУССКОЕ КИНО

КАК ИЗВЕСТНО, ПЕРЕСТРОЙКА у нас началась с Дома кино, этого оплота радикальной демократии. Как известно, на Съезде кинематографистов освистали нашего величайшего кинорежиссера Сергея Бондарчука, а заодно и других крупнейших лидеров советского кино. Досталось даже Никите Михалкову за его поддержку Бондарчука…

Началось десятилетнее царство крутой чернухи, порнухи и оголтелых антисоветских агиток. Все эти “Маленькие Веры”, все эти “Такси-блюз”, все эти Мамины и Соловьевы очень быстро надоели нашему зрителю. Кинотеатры катастрофически опустели еще и потому, что отечественное кино, кроме аллергии, ничего не вызывало. Вдруг оказалось, что пляска на гробах своей истории не интересует никого и на Западе. Советское кино было одним из уважаемых в мире. Несмотря на все идеологические противостояния, на всех крупнейших кинофестивалях принимали участие советские мастера кино. Несмотря на весь свой оголтелый мазохистский антисоветизм, перестроечное кино не допускалось ни на один международный кинофестиваль. Вместо создания киноработ Элем Климов, Сергей Соловьев и прочие кинореволюционеры совместно с Юлием Гусманом и Марком Рудинштейном занялись производством кинофестивалей: сочинских, ялтинских и других… Если не пускают в Канны, погуляем хотя бы в Сочах — вот лозунг провалившегося кинодесятилетия. Пожалуй, один Никита Михалков и представлял на международном уровне современное отечественное кино. Это было воистину — время Михалкова. Никакой серьезной конкуренции. После Бондарчука он и стал следующим обладателем российского “Оскара”. Тогда же в этой пустоте и чернушной вакханалии серьезно заявил о себе фестиваль славянских и православных фильмов, который организовал Николай Бурляев… На просторах “Мосфильма” и “Ленфильма” гулял ветер. Многие кинорежиссеры просто замолчали, не зная, что делать, зачем делать? Отечественное кино оказалось “бывшим”. Или, как верно подметил герой фильма Владимира Бортко “Цирк сгорел, и клоуны разбежались” замолчавший кинорежиссер Николай Худокормов, которого играет Николай Караченцев, все они — бывшие кинодраматурги, кинорежиссеры, бывшие артисты, клоуны, писатели — оказались “за чертой”. За чертой новой жизни. Это как целые социальные слои оказались ненужными и бывшими в семнадцатом году, так и ныне — те же самые слои интеллигенции оказались невостребованными. Самое парадоксальное в том, что произошел обвал прежде всего той интеллигенции, которая готовила и воспевала перестройку. Еще никто не анализировал состав пострадавших и “опущенных” за годы перестройки. Это не партноменклатура, которая легко пересела с “чаек” и черных “волг” на “мерседесы” и “вольво”, вывески обкомов и горкомов сменила на вывески губернаторов и мэров. Это не асы из КГБ и не директора заводов… даже рабочие и крестьяне, потерявшие состояние стабильности, не потеряли свои руки и живут в полуфеодальном состоянии натуральным хозяйством… Это не чиновники и бюрократы, лишь усилившие свою власть. Все потеряла прежде всего интеллигенция, жившая за счет государства. Кончилось государственное меценатство, кончились субсидии на культуру, на кино и музеи, на журналы и библиотеки… Бывшие властители дум размазывают сопли и мечтают о новом хозяине… Но наш цирк сгорел, и клоуны разбежались кто куда. Старое кино тоже оказалось “за чертой”.

Символичным оказался недавний съезд кинематографистов, когда все эти “бывшие”, когда-то дружно освиставшие Бондарчука и Михалкова, призвали на трон того же Никиту Михалкова, униженно принимая все его ультиматумы…

Тем временем менялось и отношение к советскому кино. Везде замелькали рубрики: “старое кино”, “старые фильмы”, “старые песни о главном”… От “Веселых ребят” до “Белого солнца пустыни”, от “Десяти негритят” до “Тени исчезают в полдень” — все стало приниматься на “ура”. Вдруг по-новому зазвучала фраза “советское — значит, отличное”… Пудовкин, Панфилов, Параджанов, Тарковский, Бондарчук, Александров, Пырьев, Шукшин — обрели новое качество. “Бывшими” оказались именно перестройщики с вечной фигой в кармане. На мастеров советского кино стали смотреть, прежде всего, как на блестящих художников, обозначивших целую эпоху в мировом кино… Постепенно, отодвигая чернушную пустоту, учась именно у мастеров старой школы, стали появляться новые киноработы. Большинство новых имен, но кто-то уцелел из среднего поколения, изрядно переболев и нигилизмом, и гласностью… За этот период страна уже, к счастью, объелась американским кино и с интересом присматривалась к новым отечественным фильмам…

Первыми ласточками “нового русского кино” оказались, на мой взгляд, фильмы “Кавказский пленник” и “Особенности национальной охоты”. Взошла звезда актера Олега Меньшикова, заговорили о режиссуре Владимира Хотиненко и Сергея Бодрова-старшего. Оказался откровением для многих “Брат” Валерия Балабанова. Новый киноязык, новые актеры, новые сюжеты.

Новую волну определяют новые тридцатипяти-сорокалетние режиссеры. От Эльдара Рязанова или Сергея Соловьева уже никто ничего не ждет. Скорее, всматриваются в еще более молодых… Мне нравится, что прошла мода на болтовню, на эти бессмысленные кинофестивали, на клипы и кинорекламу. Вперед выходят трудяги, умеющие и любящие работать. Снять богатый пятиминутный клип, а потом месяцами оттягиваться на кинотусовках, изображая из себя мастеров жанра, — это уходящий стиль. Это уже явление массовой культуры, неприличное для серьезных художников. Споры ведут уже те, кто доказал свое право. Только за последний год на экраны вышли такие разные и такие значимые фильмы, как “Сирота казанская” Владимира Машкова, “Вор” Павла Чухрая, “Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь” Ильи Макарова, “Мытарь” Олега Фомина, “Мама, не горюй” Максима Пежемского, “Странное время” Натальи Пьянковой, “Время танцора” Вадима Абдрашитова и “День полнолуния” Карена Шахназарова… Это — не считая нашумевшей “Страны глухих” Валерия Тодоровского. Не считая уже названного мною фильма Владимира Бортко “Цирк сгорел, и клоуны разбежались”. Фильмы разные, фильмы странные: от комедии до триллера, от мелодрамы до трагедии. Это и городской фольклор, городской карнавал, криминальный фарс в веселом фильме “Мама, не горюй”, где высмеиваются и мафия, и милиция, и вруны-тележурналисты, и криминальные авторитеты, а все во имя простого морячка, которому так надо попасть вовремя на рейс и которому так некстати подвернулся под горячую руку хозяин городского питерского округа. Вот и бегают в поисках морячка братва и уголовный розыск, повязанные ныне одной цепью и одним хозяином. Хоть время-то у нас нынче плохое, но люди-то у нас хорошие, так думает сценарист Константин Мурзенко, он же автор еще одной веселой питерской криминальной комедии “Тело будет предано земле, а старший мичман будет петь”, так думают и актеры Иван Охлобыстин, Валерий Приемыхов, Сергей Колтаков. Максим Пежемский искренне считает, потому и живем до сих пор, что ко всему злу с юмором относимся. Злые исполнители порой оказываются добрее закулисных мастеров. И в наше постперестроечное время мы стараемся найти место добру. С той же иронией относятся к нависающему над нами злу и актеры Александр Лазарев, Евгения Игумнова, Андрей Барило вместе со своим режиссером Ильей Макаровым в фильме “Тело будет предано земле…” Само название странно-иронично. В фильмах как бы и нет настоящих злодеев, они у нас в жизни. Там, в кино, мы их легко побиваем, и из-под пуль вылезаем, и в огне не сгораем, и в воде не тонем. Так что не горюй, мама, морячок в свой рейс отплывет, и мичман будет петь, и бензопила не распилит хорошего актера Александра Лазарева… Новое русское кино смотрится с удовольствием, в нем зло побеждаемо. А если и нет, то есть надежда на будущее, и есть сладкая ностальгия по хорошему прошлому… Через весь фильм Карена Шахназарова “День полнолуния” проходит лишь одна сквозная сцена, объединяющая чуть ли не всех героев, это сцена в ресторане сталинских лет, где встречается бравый офицер с обворожительной женщиной в фиолетовом, этакой блоковской незнакомкой, красавицей, так странно-очаровательно бросающей на пол фужер с вином и с улыбкой уходящей от своего боевого спутника… Эта красота жеста, красота поведения, красота исчезания запомнились мальчику, сидящему в том же ресторане с родителями, и официанту, и юноше, заказывающему пломбир. Символ всеобщей ностальгии посреди сегодняшних киллеров и банкиров, охранников и ди-джеев. Все мы повязаны друг на друга, на наше прошлое и наше будущее — убеждает “День полнолуния”. До девяносто актеров, и очень известных, среди них Коренева, Приемыхов, Ильин — на каждого не более трех минут экранного времени, а далее эстафета, перекличка идет в прошлое, идет вширь, по всей земле… Очаровательная Анна Герм, молодая талантливая выпускница ГИТИСа, всех заворожила, как сладкоголосая птица вечной юности, как память о простом и величавом прошлом, которое мы все несем в себе, память о родителях, о времени радостного детства… Ретро в исполнении прелестной юной актрисы явно удалось. Дай Бог, тебе, Анна Герм, и дальше счастливой актерской карьеры… Это фильм, так же, как и фильм “Цирк сгорел, и клоуны разбежались”, тоже напоминает о тех, кто оказался за страшной чертой жизни, кто оказался “бывшим” в новой жизни. Одним из лучших эпизодов, мастерски снятых Шахназаровым, стал эпизод с умирающей собакой. Это тоже как бы “бывшая собака”, выпавшая за черту нынешней жизни. Она лежит в куче мусора, среди гниющих объедков и помойных отбросов, она тоже выкинута в эту мусорную кучу. Она вспоминает о былой жизни. Охота на уток, благодарность хозяина, верная служба — все в прошлом. А сейчас мимо проходят “новые русские”, киллеры, влюбленные. Собака провожает их равнодушным взглядом… Кстати, и в этом, и в других фильмах мы видим новых персонажей в мире кино. Ди-джей в “Дне полнолуния”, ди-джей в фильме “Тело будет предано земле…”, у Невзорова в фильме “Чистилище” главаря чеченов играет популярный питерский ди-джей Дмитрий Нагиев. Популярны и киллеры — в “Цирк сгорел…”, в “Дне полнолуния”, в комедиях и в драмах. Впрочем, и главный герой фильма “Брат” — наемный киллер. Киллерство — как тяжелая и занудная работа, как часть жизни нашего общества, как неизбежность. Ты кем работаешь? — челноком. А ты? — киллером… Правила нынешней игры. Опять же войны как неизбежность новой жизни. С войны вернулся герой “Брата”, чеченской войной заканчивается “Вор” Чухрая. О войне на Кавказе “Кавказский пленник” — первая ласточка нового русского кино. Да и как к нему ни относись, но художественный фильм Александра Невзорова “Чистилище” весь о той же чеченской войне… И в нем тоже тоска по “бывшему”, по стабильной стране…

Конечно, наиболее раскручены из всего нового кино сегодня “Вор” Павла Чухрая и “Страна глухих” Валерия Тодоровского. Они уже обросли прессой, славой, международными фестивалями, премиями. Думаю, будет иметь большую известность и фильм Владимира Бортко “Цирк сгорел, и клоуны разбежались”. Здесь и неожиданный для Николая Караченцева образ героя, оставшегося “за чертой”… Все поколение пятидесятилетних уже оказывается за чертой новой постперестроечной жизни. Герою фильма только пятьдесят, а все уже в прошлом. Сгорело все то, чем он жил, а новое ему откровенно неприятно. Бывшая звезда, бывшая популярность, банкир ему предлагает идти на выборы в Думу и изображать демократа, и выполнять политику банка. Спонсоры дают деньги на кино только на неприемлемых условиях, дети живут непонятной жизнью со своими компьютерными играми, любовниками, дискотеками. Друзья предают… Верной оказывается только смерть, которая убеждает героя отступить от тщетной борьбы и уйти из бренного мира. Может, на самом деле наш цирк сгорел? Или все же “мы еще побултыхаемся!” — как считает режиссер фильма.

В фильме “Вор” действие происходит в 1952 году. Молодая женщина (актриса Екатерина Редникова) и ее шестилетний сынок Санька (его сыграл просто великолепно Миша Филипчук, получивший за свою роль специальный приз при вручении “Оскаров” этого года) встречают в поезде красавца-офицера (Владимир Машков), так начинается счастливая поначалу жизнь троих людей. Но офицер оказывается профессиональным вором, мать гибнет от подпольного аборта, и предстоит Саньке далеко не легкая жизнь. Впрочем, уроки временного отца Толяна пригодились будущему полковнику спецназа, так же, как пригодился и его пистолет. Фильм как бы не о современности, но есть общая атмосфера для всех новых фильмов — нет ненависти ни к стране, ни к ее истории, ни к героям. При всей условности — это гораздо больший реализм, чем атмосфера чернухи проигранного отечественным кино десятилетия. Ведь и Толян показывается нам во всей жесткости поступков, но без ненависти. Страна не хочет ненавидеть свое прошлое. Есть трагедии, есть гибель, но нет ненависти. А значит, есть надежда на будущее.

Я обратил внимание на слова Валерия Тодоровского: “Как бы то ни было, людям необходимо смотреть кино на своем родном языке… Я тут поймал себя на том, что смотрю по телевидению плохие картины, но наши. Они чем-то для меня притягательны. И здесь, мне кажется, очень мощный пример подала нашему кинематографу российская попса, потому что она открыла в народе колоссальную потребность слушать музыку на своем родном языке…”

Младший Тодоровский сам прошел период оголтелой политизации, считал себя радикальным демократом. Жизнь научила. Его “Страна глухих” уже стала новейшим отечественным кинохитом. И вполне заслуженно. Молодые актрисы Дина Корзуе и Чулпан Хаматова мгновенно стали популярны. Очень интересно играет Максим Суханов. Оригинальный музыкальный фон к фильму написал молодой композитор Алексей Айги. Продюсер — Сергей Ливнев. Молодые сделали кассовый фильм о молодых. Два одиноких человека, две девушки защищают себя от злого мира. К тому же одна из них — глухая, со странным именем Яя. Она мечтает о неведомой стране глухих, где все друг другу желают добра, где царит любовь. Она зовет туда и свою подругу. А их окружают торговцы наркотиками, сутенеры, сомнительные дельцы. По-своему это два очень сильных человека, может быть, поэтому они и побеждают…Нашлись сразу критики, прочитавшие фильм как манифест лесбиянок. Но это — их дело, искореженных людей. Скорее, женская дружба Яи и Риты держится на женской сопротивляемости миру зла. Там, где мужчина предает и сдается, женщина выживает и ведет за собой.

Они, несмотря на свою молодость, тоже оказались “за чертой” нынешней жизни. Как и миллионы нынешних беспризорников, безработных, проституток. Они так же, как и многие их прототипы в жизни, приехали в Москву из других городов. Нет ни прописки, ни работы, куда им? Идти на панель? Идти воровать? Да и другие герои — глухой владелец ресторана по кличке Свинья, возлюбленный Риты Алеша — тоже не врожденные злодеи, а жертвы этой новой жизни. Их сопротивление, их предательства, их преступления — это попытка удержаться у черты, доказать свою вживаемость в жесткое время… Получается, что молодые герои новых фильмов — тоже, еще и не пожив, выбрасываются за черту, тоже становятся “бывшими”… И их цирк тоже сгорел… Получается, что и молодые герои тоскуют по богатству минувшей жизни.

Общее у всей новой волны русского кино — ностальгия по полноценной жизни, нежелание остаться “за чертой”, утверждение своего права на жизнь. Большинство бывших людей — ученых, писателей, военных, бомжей, инженеров, учителей — отрицают право избранных руководить настоящим и определять будущее. Они тоже хотят участвовать в жизни. По сути, они и есть полноценные люди, все эти “бывшие”, отрицающие одномерность нынешнего состояния…

Уверен, меня начнут упрекать, что же я не нашел никаких отрицательных сторон в новом русском кино? Что же, там нет моих оппонентов? Сколько угодно. Но если я прав, и новое русское кино прежде всего отрицает былую отрицаловку нашего прошлого, нашего языка, нашей культуры, то чего же мне играть в их отрицаловку и отрицать иные их жесты, их драматургию, их киноязык?

Да, в новом кино чересчур много наркоты, вместо былых пьянок герои то и дело что-то курят, чем-то колются. В “Брате” и в “Стране глухих”, в “Тело будет предано…” и в “Мама, не горюй”… Балуются наркотой милиционеры и молодые девушки, криминальная братва и предприниматели, студенты и ди-джеи… В американских фильмах положительным героям не позволят колоться, на то и их политическая корректность. Я вроде бы эту политкорректность, то бишь цензуру — осуждаю, но тем не менее, по-моему, это звучит как неосознанная реклама наркотиков.

Да, у молодых актеров, как бы они ни были привлекательны, еще не хватает мастерства, в сценариях есть неувязки.. Но в конце концов, как правило, эти фильмы принадлежат к “малобюджетному кино”, к бедному кино. Нет ни лишней пленки, ни лишней аппаратуры. Сама идея молодого директора киностудии Горького Сергея Ливнева — делать на первых порах малобюджетное кино, чтобы позже, завоевав успех и популярность, прийти к любым дорогостоящим постановкам, — уже доказала свою жизненность. Когда былые звезды плакались в жилетку на многочисленных, никому не нужных кинофестивалях, нашлись ребята, которые предпочли не плакать, а работать. Они верят и в себя, и в свой народ. Они не издеваются над ним, как былые мастера чернухи перестроечной, а любят его и дают ему надежду.

Я в этой статье никого не хочу критиковать. Это чудесно, что появилось новое русское кино. Работайте, ребята! Бог вам в помощь!

ТИТ О “ТИТАНИКЕ”

Мне одному из первых в Москве удалось посмотреть на большом экране “Титаник” Камерона. Фильм, что называется, “понравился”. То есть на меня произвели впечатление те дорогие и отчасти виртуозные трюки, которыми насыщено трехчасовое действо. Можно сказать и так: я получил удовольствие от лицезрения картины гибели суперлайнера и двух третей его пассажиров. Говоря об “удовольствии”, я не собираюсь тут же ханжески раскаяться и начать морализаторствовать… Создатель фильма Джеймс Камерон демонстративно отказался от некоторой части вознаграждения за ленту и во время церемонии награждения Оскорами заставил жухлую киношную публику почтить минутой молчания память людей, погибших в результате гибели “Титаника” в апреле 1912 года. Но все эти трогательные подробности вряд ли заслонят грубую подоплеку: реальное историческое событие, отмеченное массовой гибелью людей, превратилось в дорогой товар, кристаллизовавшись в новый миф масс-культуры. С момента гибели реального “Титаника” этот миф воспроизводится западным Агитпропом с упорством сосисочной машины, и так будет вплоть до разрушения Голливуда как такового. В этом контексте можно вспомнить следующий факт: первый художественный фильм о судьбе “Титаника” был снят уже в июне 1912 года, то есть через два месяца (sic!) после самой катастрофы. Видимо, полноценный миф о “Титанике” был отлит с помощью прессы буквально в течение нескольких недель, и в последующие 86 лет претерпевал необходимые трансформации, приобретая более законченный и более совершенный вид.

В дни, когда я смотрел “Титаник”, в российской прессе стихийная кампания по раскрутке нового голливудского хита была в разгаре, и честно говоря, не хотелось со своим гаснущим баритоном встраиваться в басистый хор впавших в патетический раж либеральных кинокритиков. Механизм раскрутки очередного “эпохального” фильма мне, наивному человеку, до сих пор представляется загадочным. Разумеется, я понимаю, что мировая, а вслед за ней и отечественная пресса, как голодный птенец, требует информационных поводов, различных тем и сюжетов, а потому с удовольствием жрет и переваривает все, что связано, например, с Голливудом. Но меня почему-то не оставляет ощущение, что публикации в российских газетах и журналах, посвященные “Титанику”, есть отголоски тривиальной коммерческой рекламы (Таня открыла для себя “Титаник”), всерьез развернутой на Западе. Забавно видеть, как умачи-обозреватели, воспитанные, видите ли, на Тарковском, презрительно кивают на “голливудскую поделку”, по ходу дела, как бы невзначай, выбалтывая подробности биографий актеров, всякий раз сообщая информацию о стоимости проекта и “кассовых сборах”. Но если вы, уважаемые критики, заговорили о коммерции, то извольте забросить ваш искусствоведческий инвентарь и перейти на социальный психоанализ…

Но черт с ними. Не с критиками, а с кассовыми сборами. Пусть это будет единственная статья о фильме “Титаник”, где не говорится о самом, казалось бы, главном — о том, сколько и где этот фильм собрал денег.

Когда пронеслась буря отзывов и рецензий и все улеглось, я как “последняя тучка рассеянной бури” и как “человек из зала” не воздержусь от высказываний в адрес самого модного в этом году фильма.

Разумеется, впечатлил масштаб съемок и обилие общих планов. Меня, признаюсь, увлекли несколько удивительных фокусов: в начале фильма зритель видит динамическую компьютерную модель катастрофы, а потом все это разыгрывается, так сказать, в лицах. Хотя далеко не факт, что погружение настоящего “Титаника” происходило подобным образом, “Титаник” Камерона кажется более реальным, чем далекий призрак, затонувший во тьме ровно восемьдесят шесть лет назад.

Сцена ухода кормовой части в бездну (эффект лифта) — наверное, самый “крутой” здесь аттракцион. С другой стороны, почти библейские сцены копошения тысячи тел среди бушующих волн поражают вображение и каким-то образом напоминают холсты Айвазовского.

Удачно подобрана актриса на главную лирическую роль. Хорошо, что Кейт Винслет не очень красива и немножечко косолапа. Это придает какую-то натуральность, к тому же “очарованную странницу” становится в конце-то концов жаль. До слез в партере…

Наконец, картина не лишена духа мистицизма. Здесь работает тема граненого драгоценного камня “Сердце океана” (таинственный талисман сверкает фиолетовыми гранями и напоминает о студеных безднах Северной Атлантики). А образ главной героини, спустя 85 лет вернувшейся на “Титаник”, приоткрывает печальную тему мимолетности жизни и странности бытия. Данные направления, хоть и не разработаны, однако заметно усложняют конструкцию плоского повествования сработанного в ритме катастрофы-милодрамы. Вероятно, на мистику работают “чистые эмоции” создателя картины. Известно, что Камерон при помощи советских глубоководных аппаратов “Мир” лично погружался на глубину в 4 000 метров и производил съемки палубы и внутренних помещений настоящего “Титаника”. Столкновение с реальностью не могло не потрясти человека, связанного с искусством.

Приятно поражает не характерная для Голливуда сдержанность в некоторых эпизодах изображаемой катастрофы. Камерон будто стесняется “усугубить впечатление”. Сложно сделать вывод, чего здесь больше — человеческого такта или коммерческого конформизма…

Дико, конечно, раздражают голливудские уши, торчащие из всех пробоин тонущего лайнера. Рэмбовский бег от набегающей по коридору волны и вскрытие роковой калитки в самое последнее погранично-томительное мгновение — все это оставляют впечатление некамуфлированной, приторной пошлости. Заметно, что Камерон исправно платит дань специфическому жанру, который называют фильмом-катастрофой.

По моим личным ощущениям, настоящий биологический страх вызывает лишь один эпизод: коридор наполняется водой, свет начинает гаснуть и мерцать, и в лучах стробоскопа герои начинают панически биться и метаться, уже не думая о том, куда бежать… На мой взгляд, во время просмотра именно этой сцены у зрителя есть шанс почувствовать себя пассажиром гибнущего “Титаника”. Но в этом, скорее, сознательно дозированное допущение ужаса. Камерон отлично понимает, что передозировка пронзительных сцен разрушает структуру самого жанра (в том-то и смысл коммерческого кино: чтобы не напугать зрителя, но лишь пощекотать ему нервы).

Скверно, что ряд сцен впустую дразнят намеками на возможность появления здесь масштабных киносимволов. Идеи сверкают кремневыми искрами, не превращаясь в полноценное пламя художественных метафор. Это касается и плохо прочерченной мистической линии, и ряда других эпизодов (например с людьми, которые в миг погружения тщетно тянутся к священнику, но из-за крена палубы срываются вниз — чем не Страшный Суд?). Хотя если принять во внимание тот факт, что фильм был рассчитан на шесть часов, но по настоянию каких-то сучьих продюсеров был урезан почти вдвое, то многие вышеназванные огрехи объясняются дефицитом времени.

Не трудно догадаться, что мифология “Титаника” связана с прамифом о бунте против богов, за который бунтаря ждет неменуемая кара. Античные титаны восстали против Зевса и были наказаны. “Титаник” — заявка на господство человека над Океаном. Зарвавшееся человечество гордо объявляет о создании великого непотопляемого судна и тут же получает урок от Провидения. Если воспринимать “Титаник” как закамуфлированную под пароход Вавилонскую башню, то здесь четко проступает и библейская схема.

Все конструкции, строящиеся по архетипу Вавилонской башни, в принципе ожидает одна и та же участь, однако чисто американская специфика мифа о “Титанике” ясна как Божий день. Реальный “Титаник” плыл из Белфаста в Нью-Йорк. Мифологический “Титаник” плыл из дряхлой ветхой Европы к новой земле и новому небу свободной Америки. До великой Американской мечты доплыла малая часть пассажиров — большинство из них богатеи, путешествующие 1-м классом. А вот парни с нижней палубы не доплыли — захлебнулись к такой-то матери…

Есть в мифологии “Титаника” чисто американский аспект, связанный и с темой внезапной гибели цивилизации. Слишком хорошо жили Соединенные Штаты последние сто тридцать лет, и слишком самоуверенно они себя чувствуют сегодня — иллюминаторы сияют, палуба блестит, поршни бешено скачут, в роскошных залах играет веселая музыка. Но где-то в подсознании таится страх…

Есть, впрочем, другой, социально-политический аспект, связанный с грандиозной премьерой фильма Камерона. Похоже, что Голливуд постепенно превращается в идиальную машину времени.

Конечно, машина времени есть вещь невозможная, поскольку времени во вселенной не существует, а есть только постоянно движимое пространство. Для того, чтобы попасть в прошлую минуту, требуется каждую молекулу вселенной вернуть на то место, которая она занимала минуту назад. Требуется повернуть все галактики, туманности и млечные пути; развернуть вспять волны всех океанов мира, а также остановить скольжение всех ветров, облаков и лучей в универсуме. Ясно, что такое сделать под силу лишь Всевышнему Творцу. Однако сымитировать на каком-то локальном участке ситуацию прошлого — дело хоть и хлопотное, но вполне осуществимое…

В условиях нарастающей культурно-информационной компоненты нашей цивилизации тема массовой культуры упирается в тему власти. Проблема создания машины времени, способной “изменять” прошлое, меняя тем самым настоящее, — эта проблема стояла перед любым видом Агитпропа: будь он советский, нацистский или голливудский.

Если вчера советскому Агитпропу удавалось “подружить” Александра Суворова и Емельяна Пугачева, но так сказать, лишь заочно, то сегодня Диснею, например, превратить старца Григория Распутина в Микки Мауса никакого труда не представляет (см. мультфильм “Анастасия”).

Режиссер Валерий Усков рассказывал мне, как американцы предложили доснять его фильм “Ермак”, но с условием обязательного “хеппи-энда”. То есть Ермак, по замыслу голливудских продюсеров, должен был всем на радость выплыть живым из бурных вод Иртыша…

Вскоре мир увидит грандиозный голливудский киноспектакль о жизни и смерти Адольфа Гитлера, причем там не будет места ерничеству и пасквилю. Я не сомневаюсь, что Голливуд родит пафосный фильм о Гитлере. Маленький бесноватый кривляка с усиками устал служить Америке? Теперь Америке будет служить трагический герой, воплотивший в себе мечту и гений нации (“Эвита” — это только первые отдаленные раскаты будущей пропагандистской грозы).

Печальный смысл сегодняшнего мирового триумфа “Титаника” раскрывается в осознании того факта, что самая совершенная на сегодняшний день машина времени оказалась в руках у американцев.

Что встанет на дороге голливудского монстра, в экстренном порядке прерабатывающего саму историю? Может быть, заросшие мхом развалины “Мосфильма” или кабалистика чопорных кумиров элитарного искусства?

Как говорил фольклорный персонаж советского кинематографа солдат Сухов: “Это — вряд ли…”

М. Титов “У КРАЯ ЯДЕРНОЙ БЕЗДНЫ”

Это книга о Карибском кризисе 1962 года, когда мир оказался на грани атомной войны, о причинах и возможных последствиях этой ситуации, об операции Вооруженных Сил СССР под кодовым названием “Анадырь”, защитившей от агрессора свободную Кубу.

Книгу подготовил авторский коллектив генералов и офицеров Советской Армии, непосредственных участников этой операции, проходившей под руководством генерала армии Грибкова, в ту пору начальника оперативного управления Генштаба.

По объему собранных в книге материалов и документов, долгие годы совершенно секретных, она не имеет аналогов в отечественной и зарубежной литературе. Книга вышла в издательстве “Грегори-Пейдж” небольшим тиражом, и заказать ее можно по телефону: 146-10-14.

Генерал-лейтенант М. ТИТОВ

Елена Антонова (опера)

Широко распространенное мнение, что Россия славна басами (также, как икрой и водкой), вновь подтвердилось последним выступлением молодых вокалистов. Такого парада великолепных молодых голосов самого низкого певческого диапазона, различающихся тембром, окраской звука, манерой исполнения, но при этом сохраняющих эмоциональную насыщенность русского стиля пения, мы уже давно не видали. А начало этому параду положили февральские концерты, приуроченные к стодвадцатипятилетию со дня рождения великого русского певца Федора Ивановича Шаляпина и организованные в гостиной его московского дома-музея Ириной Константиновной Архиповой. За два вечера мы услышали выступления Аскара Абдразакова, молодого, но уже довольно известного по исполнению ряда басовых партий в Мариинском и Большом театрах певца из Башкирии, имеющего звучный, красивый, но несколько холодноватый и отстраненный голос, его младшего брата, учащегося консерватории, Ильзара Абдразакова, обладателя густого, сочного, богато интонированного баса, Владимира Кудашева, солиста Пермского театра оперы и балета, пение которого покоряет мягкостью и проникновенностью звучания, и Дмитрия Степановича, солиста Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, выпускника Московской консерватории этого года, равно изумляющего и неповторимыми природными данными и ищущим творческим воображением, в результате чего рождается не всегда бесспорный, но всегда захватывающий своей искренностью образ музыкального произведения.

Все эти певцы — лауреаты конкурсов вокалистов, и каждый из них при должной работе над голосом и репертуаром и при благоприятных обстоятельствах может стать крупным. А то и выдающимся артистом. И так хочется, чтобы им действительно повело с театром, и с творческим коллективом. Как повезло когда-то молодому Шаляпину в Русской частной опере Саввы Ивановича Мамонтова, где певец нашел дружескую поддержку и участие в лице самого Мамонтова, где любовно пестовали и шлифовали его талант такие выдающиеся деятели русской культуры, как Рахманинов, Врубель, Серов, Коровин, где он смог за три сезона (!) спеть и сыграть на сцене 20 (!) басовых партий, из которых 16 (!) были роли русского репертуара. Как следствие этого и возник феномен Шаляпина, несравненного певца, артиста, художника, труженика и романтика сцены, который, давая волю своему воображению, основанному на точном знании, использовал для создания образа все мыслимые актерские средства: голос, пластику, костюм и грим.

А как обстоят дела с оперными театрами сейчас? Способны ли они помочь молодым талантам. Приходящим к ним работать, развиться в самобытных крупных артистов? Из доступных обозрению театров с этой точки зрения хочется выделить лишь два — Мариинский в Петербурге, руководимый Валерием Гергиевым. И «Новая опера» в Москве, ведомый Евгением Колобовым. Оба театра каждый год ставят по несколько новых оперных спектаклей, оба постоянно готовят для концертного исполнения новые программы симфонической, хоровой и камерной музыки, оба вплотную работают и с солистами, и с хором, и с оркестром, в обоих всегда царит Ее Величество Музыка. Остальные театры либо почивают на лаврах прежней громкой славы, либо заняты модными постановочными новациями, несовместимыми ни с музыкой, ни с содержанием опер, либо в погоне за сиюминутным успехом занижают сознательно музыкальную и драматическую составляющие спектакля. Чему в таких театрах может научиться молодой артист? Какие ценности в искусстве он будет исповедывать, какие критерии успеха предпочтет?

Рассмотрим с этих позиций оперный спектаклю «Руслан и Людмила» Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, состоявшийся в последний день февраля, который был отмечен сразу тремя дебютами: Руслана впервые пел Дмитрий Степанович, Бояна — Роман Муравицкий, Гориславу — Вероника Сафронова. Казалось бы, что для достижения высот оперного искусства, познания его тайн трудно найти лучшую оперу, чем сказка о Руслане и Людмиле, в создании которой участвовали два гения, два основоположника и русской словесности, и русской музыки — Пушкин и Глинка. Однако на деле все оказалось иначе.

Новая постановка оперы, осуществленная в 1993 году Александром Тителем, сократившая музыку Глинки почти на треть и убравшая все балетные сцены, настолько далека от сказочной, светлой, радостной сути пушкинско-глинковского оригинала, что постоянно чувствуешь противоречие между видимым на сцене действом и слышимыми пушкинскими словами вместе с сопряженной с ними музыкой Глинки. Из древней Киевской Руси действие перенесено в XIX век, так что сказитель Боян оказывается гусаром с ментиком за плечами, гитарой в руках и неизменной бутылкой рядом, «князь славный» Руслан — армейский полковником вроде Скалозуба, а отец Людмилы, киевский князь Светозар, — штатским генералом, этаким действительным тайным советником с голубой Андреевской лентой через плечо и холодными рыбьими глазами, тип которого так блестяще описал Андрей Белый в «Петербурге».

Многие зрители — папы, мамы, бабушки с детьми, пришедшие приобщить своих чад к прекрасному, не выдерживали надругательства над любимыми с детства образами и, несмотря на музыку и исполнителей, потихоньку уходили со спектакля. А зря. Впереди их ожидали еще более захватывающие «открытия»: злой, завистливый и старый карла Черномор превращен волею постановщика в высокого, стройного и молодого казачьего атамана в белой бекеше и с длинным белым шарфом, символизирующим волшебную бороду, а свита карлы — в казаков. Понятно, что в 1993 году патриотически настроенные казаки были для многих робких интеллигентов персонифицированным злом, но при чем же здесь сказка Пушкина и опера Глинки?

При такой приземленной постановке «зависают» почти все события сказки: и завязка сюжета — волшебное похищение Людмилы после брачного пира, да и вся последующая фантастическая небывальщина. Как можно волноваться при встрече Руслана с Головой богатыря, младшего брата Черномора, которая явно из чувства противоречия пушкинской поэме имеет отталкивающих вид старого еврея-ростовщика с покатым морщинистым лбом, горбатым квислым носом и вздутым, не умещающимся во рту языком? Как без иронии следить за воздушным боем атамана Черномора и Руслана, в результате которого последний должен был бы срезать волшебную бороду злого волшебника, а в спектакле просто сдергивает с шеи статного злодея длинный шарф? Как, наконец, поверить, что Людмила, столько времени находящаяся в замке-логове молодого и жестокого атамана, осталась чиста и верна Руслану?

А теперь представим, что в таком спектакле должен чувствовать молодой исполнитель, недавно пришедший в театр и воспитанный на классике. Как он будет сопрягать пушкинские стихи и глинковскую музыку с тем образом, который ему навязал постановщик? О каком изучении эпохи, быта и нравов здесь может идти речь, о каком внутреннем постижении и какого образа? Вот и оказываются молодые артисты перед неразрешимой дилеммой: исполнять партию, да еще ведущую — престижно, желанно, просто необходимо для последующей карьеры, а как быть с раскрытием образа — не понятно. Заканчивая разговор о конкретном спектакле, скажу, что все исполнители-дебютанты достаточно умело справились с трудной задачей: они хорошо спели свои партии, как если бы это было в концерте и порадовали слушателей своими голосами. Другого, т.е. создания убедительных характеров в данном случае и быть не могло. А жаль, ибо исполнение трудной партии Руслана Дмитрием Степановичем в вокальном плане было весьма интересным: он уже с первого раза сумел проявить в музыкальной характеристике роли многие привлекательные стороны своего глубокого, мягкого, бархатистого баса.

Да, земля наша не скудеет красивыми и звучными басами. Это еще раз убедительно показал вокальный вечер доцента Московской консерватории, солиста Большого театра Петра Сергеевича Глубокого — «Учитель и его ученики», прошедший в конце марта в Рахманиновском Зале консерватории. Из выступивших на вечере учеников Глубокого, только один, прошлогодний выпускник консерватории Валентин Дубовской — тенор. Остальные студенты: Юрий баранов (II курс), Игорь Данилов (V курс), Анатолий Григорьев (IV курс) и Дмитрий Степанович (V курс) имеют разные по звучанию и тембру голоса басового диапазона. Учеников класса Глубокого интересно слушать: каждого помимо весьма хорошей школы отличает желание донести до публики свои чувства и мысли, свое видение исполняемого музыкального произведения. И в этом отношении первым среди учеников Глубокого следует снова назвать Дмитрия Степановича. Его пение, говоря словами Шаляпина, «проникает куда-то глубже уха», заставляя затаивать дыхание и сильнее биться сердце. Так была исполнена на вечере ария Собакина из оперы Римского-Корсакова «Царская невеста», ария отца, горюющего по заболевшей дочери, которую певец окончил чуть ли не сдавленным всхлипом. Таким же внутренне насыщенным чувствами было исполнение песни Шуберта «К музыке», которая прозвучала как заклинание, как молитва, обращенная к единственно вечной страсти композитора — музыке. Каждое произведение, исполняемое Степановичем, — это открытие, иногда неожиданное для слушателя, иногда противоречащее его взглядам и потому отвергаемое, но — всегда поиск, всегда творчество. Именно это происходящее на наших глазах творчество и есть одновременно и самая сильная, и самая уязвимая стороны исполнительского мастерства Степановича.

То, что П.С. Глубокий, несмотря на зримые различия в мировосприятии, исполнительском стиле и характерах своего и учеников, сумел воспитать в них самостоятельность мышления и творчества, сделавших концерт класса увлекательным и интересным музыкальным действом. Высоко поднимает его талант учителя. Наличие же среди учеников класса таких неординарных личностей, как Дмитрий Степанович, со всеми его достоинствами и недостатками, со всеми сложностями его характера, характеризует Петра Сергеевича Глубокого как широкую личность и указывает на его несомненный педагогический дар. Исполненные самим Глубоким во втором отделении арии и романсы русских и зарубежных композиторов явились достойным завершением вокального вечера.

Закончить же заметки о русских молодых басах хочется словами Ф.И. Шаляпина: «Есть интонация вздоха, — как написать эту интонацию? Таких букв нет».

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

ВЫШЕЛ ИЗ ПЕЧАТИ N 4(10)

ГАЗЕТЫ “ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ”.

На его страницах — размышления Анатолия ЛАНЩИКОВА о масонской символике в архитектуре Москвы; острая публицистика Николая КОНЯЕВА, Льва ИГОШЕВА, Юрия ЛОЩИЦА; стихи Александра БОБРОВА, Юрия КУБЛАНОВСКОГО, Василя СТУСА, Бориса СПОРОВА.

Впервые публикуются письма Варлама ШАЛАМОВА к Борису ПАСТЕРНАКУ; прозу Владимира НАБОКОВА анализирует Андрей ВОРОНЦОВ, современную поэзию — Лев АННИНСКИЙ, журнальные новинки — Николай ПЕРЕЯСЛОВ.

60-летию Леонида БОРОДИНА посвящена полоса “Читальный зал”; в номере — новые произведения Юрия БОНДАРЕВА, Алеся КОЖЕДУБА, пародии Евгения НЕФЕДОВА.

Главный редактор газеты — Владимир БОНДАРЕНКО. Спрашивайте “День литературы” у распространителей “Завтра” и в редакции. Тел.: 245-96-26.

разное

Союз писателей России,

журнал “Москва”

и газета “День литературы” проводят

ТВОРЧЕСКИЙ ВЕЧЕР,

посвященный 60-летию

Леонида БОРОДИНА.

В вечере участвуют нар. арт. СССР Ирина Архипова, нар. арт. СССР Георгий Жженов, академик Игорь ШафаревиЧ, Илья Глазунов, Владимир Крупин, Станислав КунЯев, Виктор Липатов, Валерий ГаниЧев, Татьяна Петрова, Владимир Бондаренко, Владимир ОСИПОВ и другие. Вечер состоится 19 апреля в 18.00 в Большом зале ЦДЛ. Билеты продаются в ЦДЛ, в редакциях журнала “Москва” (тел.: 291-71-10), газеты “Завтра” (тел.: 247-13-37) и в Бюро пропаганды СП России (ул.Рождественка, 5/7, тел. 925-00-50).

Вечер памяти поэта Владимира КОТОВА

Участвуют Михаил АЛЕКСЕЕВ, Егор ИСАЕВ, Сергей ВИКУЛОВ, Игорь ЛЯПИН, Владимир ФИРСОВ. Ведущий — Валентин СОРОКИН.

Вечер пройдет в Центральном доме медика (ул. Б.Никитская, 19, м.”Пушкинская”, трол. 1, 15, 31). Справки о билетах — по тел.: 310-17-70, 925-00-50

“Синяя тетрадь с бронзовой застежкой” — так назвала свой роман в письмах писательница Валентина БОРОВИЦКАЯ.

Предлагаемая книга — открытие неизвестных пластов русской истории. И, конечно, любовь. Любовь и смерть адмирала Колчака…

Книгу можно приобрести по адресу: Комсомольский проспект, дом 13, комната 1.

Тел для справок: 247-13-37.

Суперкнига “Это я, боренька!” продается в магазинах Москвы: “Сытина”, Пятницкая, 73; “Дом Книги на Остоженке”, 3/14; “Гилея”, Большая садовая, 4; “Библио- глобус”, Мясницкая, 6; “Палея”, Комсомольский пр., 13.