/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 242 (81 1998)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 242 (81 1998)

(Газета Завтра - 242)

ЕЛЬЦИНУ НА КРЮЧОК ПОПАЛСЯ ВАХХАБИТ

“Государственники” в Кремле, которые только и шастают, как погорельцы, по миру в поисках денег, да вечно хоронят чьи-нибудь останки, могут себя, наконец, поздравить, - Чечня отделена от России. На ее территории не действует ни один федеральный закон и орган власти. Туда не сунется ни один федеральный судья, прокурор или сборщик налогов. Чеченская армия и спецназ готовятся к походу на Дагестан, открыто угрожая России агрессией. Чеченский МИД устанавливает дипотношения с другими странами. Спецслужбы Турции, Пакистана, Аравии свили в Чечне диверсионное и разведывательное гнездо. Чеченские “ловцы человеков” создали в Чечне зоопарк, где держат в клетках ворованных русских, показывают туристам клетку с Власовым, незадачливым представителем Ельцина. Экономика Чечни, как набрякший клещ, впилась в Россию, пьет русские деньги, нефть, кровь, и среди развалин чеченских городов и селений растут дворцы имамов и падишахов.

Становлению антирусского чеченского государства содействовали: Лебедь, отнявший победу у русской армии, погнавший ее вон из Чечни; Рыбкин, велеречиво краснобайствующий, не позволявший говорить открыто об отделении Чечни, давший Масхадову время для формирования сепаратистских структур; Березовский, “насадивший“ Чечню на нефтяную трубу и сделавший Россию заложницей чеченского “маршрута”; Черномырдин, пресекавший любые успехи русских военных, дважды останавливавший продвижение войск в горные районы, запретивший спецназу уничтожить террористов в Буденновске, что развязало безнаказанный чеченский террор по всей территории России.

Два года под носом у Кремля крепла и вооружалась Чечня, открыто угрожая Кавказской войной. Два года открыто разоружалась Россия, палец о палец не ударив для создания кавказской группировки, ориентированной на победу в Чечне. Сергеев стал маршалом на костях уничтожаемой русской армии.

Степашин уводит из Дагестана последние федеральные силы. А смоляная борода Хаттаба все чаще появляется под Махачкалой, и ваххабитов скоро увидят в мечетях Москвы.

Рохлина убили накануне его заявления в Думе - о крупномасштабных хищениях сибирской нефти, которая превращалась в “живые деньги”, и на эти деньги азербайджанские и грузинские структуры закупали русское оружие, переправляли его в Чечню, готовя арсенал для новой войны на Кавказе. Такие махинации с нефтью и оружием невозможны без участия самого Кремля. В заявлении Рохлина содержался список московских персон, что, по-видимому, и послужило причиной его смерти.

Кавказский взрыв неизбежен. Снова пойдут в Махачкалу безымянные танкисты, подготовленные друзьями Савостьянова, и их сожгут из гранатометов на улицах. Снова двинут из российской глубинки неподготовленный, необстрелянный контингент, и его положат костьми, а потом авиация сотрет с лица земли непокорный город. Снова в штабы “отважных боевиков” полезет героиня Масюк, и мы услышим благородные речи “воинов Аллаха”, и увидим пленных русских солдатиков и морги, набитые трупами, и солдатские матери, на деньги московских пацифистов, пойдут бродить по дагестанским селениям, отыскивая обгорелые тела сыновей. А потом генерал Лебедь обязательно остановит войну, а миротворствующий Рыбкин станет говорить о неопределенном статусе Дагестана, а прорусского руководителя республики отправят послом куда-нибудь на Берег слоновой кости. И русские кости убелят ущелья и долины Кавказа, а царские кости все будут исследовать на подлинность, а мерзавцы и предатели Родины будут греть свои кости в московских саунах, подсчитывая барыши от очередной Кавказской войны. Но России к тому времени уже может не быть, а останется бессмысленная груда земель, управляемых скудоумными правителями, на горе великому народу.

Депутаты, объявляя импичмент Ельцину, внесите в него пункт о нарушении ныне действующей Конституции. Ельцин развязал крупномасштабную войну против части Российской Федерации - Чечни, а потом вывел ее из состава России, нарушив территориальную целостность страны, подготовив тем самым отделение Кавказа.

В Чечне - предвоенная мобилизация резервистов. Суд в Ставрополе испугался судить двух террористок-чеченок. Шамиль Басаев - генералиссимус Ичкерии. Во время рыбалки на Шуйской Чупе Ельцину на крючок попался вах-хабит.

Александр ПРОХАНОВ

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Ельцин благочестиво отсидел молебен в Петропавловском соборе.

« Деньги МВФ к Чубайсу поступят в картонных коробках.

« Планируется выход Батурина в открытый космос без скафандра.

« Агрария Харитонова ласково прозвали - “костерок”.

« Самый красивый букет Кириенко подарил Светлане Горячевой.

ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО

По сообщениям из кругов, близких к администрации президента, заместитель Главы администрации Савостьянов, славный своими провалами на начальных стадиях чеченской войны, а также неусыпной борьбой с “политическим экстремизмом”, - инициирует закрытие оппозиционных “Советской России” и “Завтра”. “Советскую Россию” уже вызывали на “правеж” в печально известную неконституционную “Палату по информационным спорам”, а редакции “Завтра” прислали два “предупреждения” из Министерства печати, дающие последнему право начать процедуру закрытия. По замыслу Савостьянова, следить за процедурами подавления поручено департаменту Министерства юстиции, ведающему общественными организациями, а собирать “компромат” на газеты обязаны работники ФСБ, которые, тем не менее, дважды составляли записки, не рекомендующие закрытие общероссийских оппозиционных газет.

Однако преследования продолжаются и входят в общий проект установления в России так называемой “либеральной диктатуры”, с помощью которой власть намерена подавить нарастающее сопротивление народа, сломить оппозиционный протест. Уже начато уголовное преследование шахтеров, пикетирующих железные дороги. Убит генерал Рохлин, один из самых последовательных противников режима. Подписан секретный указ Ельцина об учреждении в рамках ФСБ управления по “защите конституционного строя”, чья структура в точности копирует 5-е управление КГБ и нацелена на борьбу с инакомыслием. Теперь черед за оппозиционной прессой, выражающей мнения восьмидесяти процентов населения.

Источником экстремизма, в котором обвиняются “Советская Россия” и “Завтра”, является на деле политика режима, обогатившая горстку рвачей и мздоимцев, уносящая каждый год по полтора миллиона русского населения, подавляющая любые проявления русского самосознания, открыто сеющая классовую, религиозную и национальную рознь. Экстремистом является сам Савостьянов, руками которого была развязана кровавая бойня на Кавказе, что привело к истреблению сотен тысяч людей, разрушению городов и, в конечном итоге, к фактическому неконституционному отделению Чечни от России.

Редакции “Советской России” и “Завтра”, неоднократно в 91-м и в 93-м годах переживавшие прямой произвол и закрытия, заверяют своих читателей, что и впредь неустрашимо будут отстаивать идеалы сражающегося народа, останутся печатными органами национально-освободительной борьбы, которая ширится на просторах России.

Главный редактор “Советской России” В. ЧИКИН,

Главный редактор “Завтра” А. ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Согласно источнику из информационно-консалтинговых фирм, близких к спецведомствам США, спасение режима Ельцина и сохранение “монитаристской линии” правительства на ближайшие два-три месяца стали реальностью после решения Госдумы по “конструктивному голосованию” относительно пакета “стабилизационных мер”. Принятие законов по расширению доходной базы, а также одобрение Налогового и Бюджетного кодексов было непреложным условием выделения “спасательного круга” для Б.Н. в объеме 14.8 млрд. долл. на 1998-99 финансовые годы. Эти акты требовались также и для того, чтобы правительство США и лично Клинтон могли убедить контролируемый республиканцами Конгресс одобрить выделение дополнительных целевых фондов МВФ для Москвы. В этой связи огромную роль сыграл прошлый “внезапный визит” Чубайса в США, когда сразу с самолета он был доставлен в Минфин США и совместно с министром Рубиным разработал финансовую схему “поворота ситуации”. Она сводилась к тому, чтобы под прикрытием выделения дополнительных финансовых программ “срочно спасти деньги корпорации “Голдмен энд Закс” (прежнее место работы Рубина). Совокупные вложения “Голдмена” и ряда других финансовых корпораций США в российские ГКО - как по легальным, так и нелегальным каналам, составляют порядка 20 млрд. долл. На встречах Чубайса с руководством администрации Клинтона (в частности, на даче у первого замминистра Саммерса, где проходила встреча в “джинсах”) было решено, что вся схема должна быть выстроена с целью конвертации внутреннего долга РФ во внешний с повышенным процентом сравнительно с общепринятыми параметрами. Цена операции оценивается источником в 15-17 млрд. долл. при погашении сроком от 7 до 30 лет из расчета 12-14% годовых, что дает комиссионные участникам и “гарантам” сделки около 300 млн. долл. разово с пролонгацией на текущий период. Именно финансовые корпорации США сумели “сломать сопротивление республиканцев и поддерживавших их нефтяных гигантов”. В этом контексте важнейшим условием являлась легитимизация “отношений между правительством и законодательными органами РФ”, что должно было отразиться в соответствующих голосованиях Госдумы и Совета Федерации. Затем Чубайсу были предложены разные варианты для “управления ситуацией по обстоятельствам, вплоть до разгона нижней палаты”. Внешний долг России достигнет при нынешней комбинации порядка 200 млрд. долл…

l Один из аналитиков иностранного посольства в Москве обратил наше внимание на тот факт, что принятие “стабилизационного пакета” оказалось беспрецедентным по всем мировым правилам парламентской практики. Верхняя палата (Совет Федерации) голосовал за пакет законов “с голоса”, не видя самих текстов. Одновременно Госдума приняла их без предварительной проработки согласно соответствующей процедуре. Такая практика показывает “тотальный” контроль группы Чубайса над законодательными органами через их спикеров - Строева и Селезнева, которые точно и в сжатые сроки провели все установки Чубайса, которые были даны последнему его американскими партнерами…

l Согласно информации из Управления делами по обслуживанию дипкорпуса в Москве, здесь ведется подготовка к расширению деятельности представительства американской финансовой корпорации “Голдмен энд Закс”, которой будут предоставлены дополнительные помещения. Расширение деятельности фирмы объясняют “специфическими контактами” с Чубайсом. Ранее ее руководство неоднократно заявляла Ельцину о необходимости “сохранить Чубайса”. На “Голдмэн энд Закс” сегодня якобы возлагается роль координатора по управлению внешним долгом РФ, а также разработкой финансовой и банковской политики РФ…

l Как сообщают нам из московских банковских кругов, сложившаяся ситуация в российских верхах в результате выделения США программы финансовой помощи режиму Ельцина-Чубайса привела к серьезному поражению прогерманских группировок в российском истэблишменте. Вскоре возникнет сужение зоны влияния группы олигархов во главе с Березовским. В этой связи в ближайшие дни на Лазурном берегу предстоит ряд встреч олигархов для выявления новых “резервов” и альтернатив их деятельности в целях восстановления своего влияния на правительство. В частности, Березовский отбыл туда для “отдыха”…

l По данным источника с Уолл-Стрита, скупка русских акций и других ценных бумаг РФ началась ночью в четверг 16 июля после соответствующих голосований в Госдуме. Итоги торгов в четверг-пятницу дали повышение уровня стоимости акций РАО ЕЭС, нефтяных российских компаний в среднем на 10-14%. Гособлигации РФ стали пользоваться повышенным спросом…

l Аналитическое исследование экспертов АБД показывает, что выдвижение Кириенко “нового атакующего предложения в отношении Думы” с передачей законодательных функций правительству по типу закона, принятого Верховным Советом в 1992 г., является прямым следствием сделанных Думой уступок. В демштабах сложилось мнение, что “левых надо добивать”. Сопутствующая трактовка масс-медиа деятельности Госдумы по принятию “антикризисных” законов как “недостаточной” для выхода из кризиса (не приняты пока самые драконовские законы: по НДС на производителя и отмене льгот для малоимущих) указывает, что в группе Чубайса принят к исполнению план “дальнейшей дискредитации Думы и фракции КПРФ”. Этот план состоит в выдвижении еще ряда “запредельных” предложений, на которые Госдума не может согласиться без полной потери своего лица. Принятие данных законодательных предложений подведет к тотальному поражению левого блока и ухода “избирателя” к контролируемому Лебедю. С другой стороны, отказ их одобрить будет означать “досрочные выборы”, как и указывал Чубайс на съезде гайдаровской партии. При этом досрочные выборы должны быть максимально видоизменены на основе конституционного переустройства в пользу субъектов РФ с “плавной регионализацией и конфедерализацией”…

l Похороны “царских останков” и возвращение к “тотальной конфронтации с коммунистической идеологией”, как сообщает источник из руководства одного информационного “холдинга”, являются составной частью плана по “устранению нынешнего конституционного строя и введения нового режима правления”. По этой версии, активнейшее участие в разработке “нового этапа” принимают деятели типа А.Н.Яковлева и других “последовательных демократов”. Этим следующим этапом станет кампания по “выдворению тела В.И.Ленина из Мавзолея” с перезахоронением деятелей Октябрьской революции и советского периода из Кремлевской стены…

l Согласно данным, полученным из Женевы, тайные протоколы МВФ и группы Чубайса включают в себя плавное разделение и приватизацию энергосистемы РФ с передачей в иностранные руки “дочек” РАО ЕЭС как первый шаг к такой же плавной реструктуризации Газпрома и других естественных монополий. Другим аспектом секретных договоренностей является интернационализация внутреннего долга РФ в виде ГКО, при котором внешняя задолженность вырастает на целый порядок с повышенной (до 15% годовых) ставкой. В таком режиме госбюджет будет вынужден ежегодно выплачивать, начиная с 2004 г., порядка 20 млрд. только по процентам, что предполагает “полную утрату финансового и экономического суверенитета”…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

УБИЙЦЫ РОХЛИНА ЗАМЕТАЮТ СЛЕДЫ

Генеральный прокурор РФ Ю.И.Скуратов в телепрограмме “Подробности” по РТР 15.07.98 г. коснулся моего участия как свидетеля в следствии по делу об убийстве Л.Я.Рохлина, заявив, что Морозов не привнес-де никакой новой информации, способной повлиять на ход расследования.

Похоже, подчиненные уважаемого блюстителя законности либо другие лица дали ему неверные сведения, опираясь на которые он делает - добровольно или вынужденно - необоснованные заявления.

Фальсификация данных, их подгонка под заранее заданную версию “бытового убийства”, на которой настаивали председатель Комитета по международным делам Госдумы В.Лукин, зам. начальника ЦОС ФСБ Б.Неучев, министр внутренних дел С.Степашин и президент Б.Ельцин, - идут полным ходом. Так, зам. Емельянова В.Соловьев, известный участием в деле по идентификации останков “семьи Николая II”, проводя пресс-конференцию 16.07.98 заявил о том, что “мы продолжаем делать экспертизы, есть вопросы, поскольку на пистолете обнаружили следы моющих веществ”. Уже сегодня есть достоверная информация, что на наградном ПСМ генерала не обнаружили ничьих отпечатков пальцев вообще. Тогда что за отпечатки демонстрировало ТВ сразу после убийства Рохлина, и с какой целью?

Есть основания полагать, что позиция генерала в Государственной думе, его письмо к лидеру республиканского большинства в Конгрессе США с призывом прекратить американскую помощь якобы России, а на деле - режиму Ельцина, сделали его неудобным для слишком многих “авторитетных” деятелей как внутри страны, так и за рубежом.

Вся хронология и последовательность событий, приведших к гибели Рохлина, рано или поздно будет установлена. Хочу заявить, что любое насилие или уже прозвучавшие анонимно угрозы насилия в адрес лиц, которые пытаются установить правду, а также членов их семей, камня на камне не оставляют от версии “бытового убийства”. Похоже, что кто-то усиленно пытается замести следы, в том числе с помощью Генпрокуратуры РФ. Кто бы ни был этот могущественный инкогнито, он представляет опасность для жизни каждого из нас, для будущего всей России, а потому должен быть разоблачен и подвергнут наказанию по всей строгости закона.

Александр МОРОЗОВ

О том, кто и почему мог убить генерала Рохлина -

в следующем номере “Завтра”

Виктор ИЛЮХИН: “ВСЕМУ ЕСТЬ ПРЕДЕЛ!” ( Диалог с Александром Прохановым )

Александр ПРОХАНОВ. Виктор Иванович, не стало Льва Яковлевича Рохлина. Вы заступили на его место. Я знаю, что в последние месяцы вы очень с ним сблизились. Вас часто видели вместе, от вас шли общие политические инициативы - радикальные, интересные. И мне бы хотелось узнать ваше мнение о генерале. Что это был за человек, какова была его психология, его манера действовать? Что-то в нем было нетривиальное, отличавшее его и от известных нам политиков, и от известных нам военных. Какая-то в нем, наверное, была внутренняя драма. Попробуйте ее описать не политическими категориями, а может быть, личностными. Потому что, видит Бог, вы знали его очень близко в самые грозные для него времена.

Виктор ИЛЮХИН. Должен сказать, что гибель Рохлина, которая нас потрясла, которая нас выбила, как гибель, может быть, самого близкого человека,- а для меня он и был самым близким человеком в Государственной думе,- создала совершенно новую ситуацию и в политике, и в обществе. Для меня это большая личная потеря. Не стало человека - не буду говорить: политика большого ранга,- но просто человека, с которым можно было делиться, с которым можно говорить, с которым можно обсуждать любые вопросы, и - самое главное - человека, которому можно было доверять самое сокровенное, самые, может быть, последние тайны, какие есть. Если говорить о близости, то наше с ним общение было близким не только в последние три месяца.

Получилось так, что мы одновременно получили назначения председателями комитетов. Лев Яковлевич - по обороне от фракции НДР, я - по безопасности от фракции коммунистов. И уже на второй день после назначения он зашел ко мне, что называется, по-соседски: кабинеты в одном крыле старого здания, на смежных этажах. Помню, дверь с шумом распахивается, заходит Рохлин, так его всего кажется сразу много, кабинет наполнился шумом, и тут говорит: “Брат мой, давай так договоримся, что будем все проблемы решать вместе. Ты знаешь, я тебя немножко знаю, я тебя отслеживал, мне твоя позиция нравится. Есть в тебе бескомпромиссность, есть в тебе бесшабашность, и, самое главное,- наши мысли совпадают: Россию надо защищать!” Это он еще не порвал с НДР: “Россию надо защищать!”. Я ответил так, что раз вы ко мне, Лев Яковлевич, с такими лозунгами, с такими принципами врываетесь, то вот вам моя рука и давайте работать вместе. хОтя вас я, в общем-то, плохо знаю, но знаю, что вы командовали в Чечне и были на передовой, и за спины солдат не прятались. Он говорит: “Ты знаешь, я законов никогда не писал и не знаю, что это такое”. Я отвечаю: “Проблема не в этом. У вас есть аппарат, и что нужно сделать - давайте делать вместе”. На том и решили. Вот такой была первая встреча, такое личное знакомство. Я могу сказать, он многое пытался сделать для пресловутой военной реформы, о которой много говорили, но никто ничего не делал, особенно Юшенков, предыдущий председатель комитета по обороне. А Рохлин с первых дней стал вносить предложения - пусть они коряво были оформлены, плохо отшлифованы в законодательном плане, но предложения шли, и предложения реальные. С Юшенковым все было иначе: бузотерство, и, по сути дела, одна хула наших вОоруженных сИл. Лев, наоборот, в критику не ударялся никогда: да, в армии сегодня плохо, но надо ее поднимать, надо восстанавливать - такая была позиция.

Я должен сказать, что в большую политику он действительно ворвался неожиданно - вот как ко мне в кабинет. Сразу о себе заявил как о человеке жестком, достаточно твердом, и, можно сказать, со своим собственным “я”. Если этого нет, то нет и политика, потому что тогда налицо приспособленец или простой исполнитель, который будет обслуживать другую личность. Ко Льву это совершенно не относилось. Вот это его собственное “я”, какая-то бескомпромиссность и прямота была не по душе многим лидерам. У Рохлина не было никакой дипломатии, это надо откровенно сказать. Он всегда пытался заставить собеседника или оппонента слушать себя. Не было опыта, политического опыта. Он не знал нравов политической элиты, не знал, что такое политические интриги.

Он ворвался, считая, что здесь - большое поле для его войны, а сегодня, будем так говорить, все политические ниши заняты. И ему, вольно или невольно, приходилось кого-то расталкивать, чтобы занять место на передовой. Это не было каким-то эгоизмом или властолюбием, а именно стремлением прорваться на передовую и там, как говорится, свой штаб построить, как в Чечне: вот здесь я на месте и отсюда буду руководить наступлением. Здесь ему пришлось, конечно, со многими столкнуться, конечно, и конфликты были. Его затирали в Комитете, пошли трения и с руководством, в том числе со спикером Госдумы. Геннадий Селезнев Рохлина вообще не понимал: “Вот есть регламент, вот эта позиция, и вот надо так оформить, так завернуть”.

Наверное, все это так, но у Рохлина не было времени на регламент, он его толком никогда и не знал, потому что главным считал одно - действие. Именно эти качества и выделяли Рохлина на фоне всех остальных. Надо сказать, что благодаря им он на передовую прорвался и на передовой погиб. Это был внутренне честный и порядочный человек,- человек, которому можно доверять, и в этом плане с ним легко было общаться. Личность была очень своеобразная, и своеобразие заключается в том, что Лев - человек из той, советской эпохи, в которой он достаточно натерпелся. И Афганистан был, и горел, и били, и стреляли, и унижали, если говорить по большому счету. И к правительственным наградам представляли, к самым высочайшим, а потом решения отменялись. Потом - Кавказ, Закавказье. Там, могу сказать, мы где-то и рядышком ходили, когда я оперативно-следственную группу возглавлял, а он командовал дивизией и прочими воинскими соединениями. Тоже - не сахар. Трагедия с сыном, который тяжело заболел. Потом - Чечня. Потом уже целая эпоха при новом правительстве. И опять - та же круговерть, та же война, те же мучения, те же страдания, те же неурядицы. Рохлин, может быть, больше, чем кто-либо ощущал вот эти неурядицы, трагедию нашего народа.

Сделаю отступление. Меня часто спрашивают: как ты осмелился возбудить дело на Горбачева? Да если бы я не видел эти горы трупов, если бы я не видел этой трагедии в Абхазии, в Дубоссарах, и в Фергане,- я бы, может, тоже не решился. Это тоже своего рода школа, тем более, когда задаешься вопросом: а кто виноват в этих трагедиях? И когда проходишь этот курс… Так и он, наверное. Он по-своему, через бои, через военные действия все это пережил. И вот - Чечня. Новый слой правителей, новый режим, как говорится, демократический,- а ситуация еще более тупиковая, абсолютно безысходная. Ведь военные не только воюют или водку пьют, как пытаются иногда их представить,- они ведь еще и думают, рассуждают, сравнивают. Даже когда пьют,- может быть, еще откровеннее в суждениях. И Рохлин, наверное, пришел к выводу, что мы опять ступили не на ту стезю, не те поводыри нас ведут. Здесь, как говорится, человек набивал шишки, человек все испытал через себя. И совестливый человек, а Лев был именно таким, иначе поступать не мог.

А.П. Виктор Иванович, это прекрасная характеристика Льва Рохлина. Насколько я его знал, в последнее время возникало тягостное ощущение его политического одиночества - при всей его активности, при всей окруженности и тяготении к нему самых разных людей. В политике Рохлин действительно шел по своей траектории, он вырвался на эту линию отстрела, где и погиб. Я не говорю о следствии, о киллерах, о пуле,- есть еще метафизическая смерть. оН был настолько вне контекста современной политики, что подставился под действие каких-то роковых и сокрушительных сил. И во время этого метафизического удара, который кончился для него смертью, с ним не оказалось близких людей, ему никто не помог, никто его не спас. Вот вы сейчас пришли на место руководителя ДПА, откуда вырвали Рохлина. Вас в это седло бросили на полном скаку, и конь продолжает нестись. ВЫ - на том же самом трагическом коне, и он, похоже, несет вас в ту же погибель, что и Льва Яковлевича. Кто следующий, в кого ударит эта молния? Не в вас ли, не в меня ли? Есть ощущение - вы его можете подтвердить или опровергнуть,- что теперь, когда Рохлин сделал главную, самую, может быть, грозную, черновую, опасную работу, вместе с тобой и с другими, конечно,- вы, сменив его на этом посту, внесете какие-то коррективы во всю политическую линию движения. Вы - коммунист, не порывали и не порываете с компартией. У вас своя, большая и серьезная работа в комитете Госдумы по безопасности. А конфликт Рохлина с руководством КПРФ был очевиден. И я бы хотел услышать, как вы планируете свой новый статус, свое многомерное политическое проявление: и чисто красное, коммунистическое, и то, абсолютно специфическое направление, которое вы ведете в дУме, и вот эту новую свою роль? Что это значит для вас, в чем суть вашей новой политики?

В.И. Наверное, это закономерно. То, что Лев прорвался на передовую, пошел в наступление и погиб,- это выбор солдата, воина, человека чести. У него ведь сколько угодно было вариантов, когда ему говорили: “Ну, пройди ты в избирательную кампанию за президентом сзади в метрах десяти - генерал-полковника получишь, замминистра и прочее, тебе все будет”. Отказался. Этот человек отказался от звезды Героя России, потому что героев на гражданской не бывает и т.д. Отстреливают, действительно, тех, кто находится впереди, тех, кто наступает. Он наступал. И здесь произошло то, что всегда может произойти в этой жестокой, озверелой борьбе, которая действительно сегодня недетская, и тот клан, который стоит у власти, очевидно, пойдет на все что угодно: на любую кровь и на самые серьезные жертвы. И вы совершенно правы, Рохлин оказался в одиночестве, потому что пришел в большую политику, когда, я еще раз повторюсь, на политическом поле все фигуры были расставлены. Он пытался их раздвинуть… Вот что мне, может быть, окажется тяжело: создалась его харизма, харизма Рохлина, и под нее работало все Движение в поддержку армии и оборонной промышленности. У него была своя метода, своя политика, своя тактика была работы с людьми и свой круг единомышленников, соратников. Могу сказать, что Рохлин довольно многое замкнул на себя лично. В его работе доверять многим тоже было нельзя. Если ты работаешь в таком движении, если ты работаешь с армией, если ты работаешь со спецструктурами, то выходят на тебя лично, контактируют с тобой лично и лично тебе доверяют, конечно. В этом смысле сегодня мне будет сложно. Мне придется восстанавливать то, что с ним было, и то, что с ним, возможно, навсегда ушло. Но я хочу сказать, что все-таки пришел не на пустое место. Хотя организационные вопросы, как и в любом деле, вновь появляются, и приходится их решать. Надо решать сегодня вопросы помещений, вопросы финансового обеспечения, укреплять региональные организации, потому что они еще не развились ни вглубь, ни вширь. А с другой стороны, мне в какой-то степени и легко. нЕ только потому, что мы долго работали вместе со Львом Яковлевичем, так что в Государственной думе голоса комитета по обороне и комитета по безопасности звучали достаточно слаженно и достаточно весомо. Вот почему, как мне поясняли, моя кандидатура была более приемлема, чем все остальные. В этом смысле есть определенная преемственность, не нужно времени на раскачку, на вхождение в курс дела. Это один момент. Второй момент, наверное, в том, что у меня есть определенный вес в партии. Может быть, меня в какой-то мере больше, чем Рохлина, знали и в других движениях. Знали мои слабые и сильные стороны. В современной политической борьбе я уже добрый десяток лет, поэтому мне проще, допустим, разбираться в людях, тем более в тех политиках, которые сегодня действуют или уже ушли, но которые, скажем, выглядывают из-за забора, прикидывая, как снова выскочить на политический большак.

Я откровенно скажу, что когда мы вместе создавали штаб по координации и правовой защите участников протестных действий и когда меня избрали руководителем штаба, я так и сказал, что полностью замыкаю ряд направлений на генерала Рохлина. Сегодня Льва Яковлевича нет, заменить его тоже некем, и я, конечно, не могу в нужной степени сам тянуть все эти дела в силу того, что приходится буквально на четыре части раздираться: в Комитете по безопасности, в ДПА, в штабе по протестному движению плюс партийные обязанности. Но, еще раз подчеркиваю, у меня есть определенный вес на местах, есть вес и в партии. Могу выйти на любого секретаря обкома с любым вопросом. Может быть, кто-то скажет: “Ну, теперь движение будет придатком КПРФ”. Нет, не будет оно ничьим придатком. У ДПА - свое лицо, это не партийная структура, здесь - не членство, а участие, и участие не только физических, но и юридических лиц, здесь ассоциированные члены и прочее. У нас общая цель: помочь армии, помочь ВПК, помочь военной науке, а по сути дела - помочь России. Мы все - патриоты, все - государственники. Но тем не менее у движения есть свое имя, и я не хочу это имя сегодня разменивать на партийные интересы. Оно будет укрепляться, и я скажу так, может, это и кощунственно звучит, но сам трагический факт гибели Льва дал какой-то толчок. Я могу отметить, что сегодня есть уже 5 заявлений от крупных общественных объединений с просьбой войти в наше движение. И надо сказать, что с мест после избрания идут подтверждения: “Виктор Иванович, готовы оказывать любое содействие”.

А.П. Я все время пытаюсь понять, чего в нашем общем патриотическом фронте не было в последнее время и что, может быть, отчасти, будет исправлено вами в нынешней ситуации. Ведь в оппозиции - огромный вал людей, направлений, темпераментов, возрастов, идеологий, тенденций и представлений о формах борьбы. Есть крайний, скажем, радикальный слой, действующий в основном на социальной мотивировке,- это “красный” слой. еСть крайний правый, национальный, тоже радикальный слой. И есть очень большой центральный массив, который просто помнит методы советских времен. Вот Геннадий Андреевич Зюганов - он центрист по своей роли, по своему характеру, по своей психологии, по своему опыту философски-политическому, а вокруг него, как вокруг пчелиной матки, роятся центристски настроенные наши товарищи-патриоты. У нас не было сильного левого фланга, и многие люди на левом фланге все время раздражались этой центристской доминантой - вплоть до угроз разрыва, ухода в сторону. и наши национал-патриоты тоже не находили соответствия своим надеждам в этой центристской политике. Правый национальный фланг до сих пор остается пустым. Никого из лидеров здесь не видно, а с потенциальными фигурами - такими, как Кондратенко, например, мы плохо работаем или совсем не работаем. И вот на радикальном фланге, с вашим, Виктор Иванович, появлением, мне кажется, положение резко меняется. Вы, оставаясь партнером и соратником Зюганова, оставаясь членом партии, частью партийной элиты,- вы в силу своего опыта, своего характера и системы ценностей гораздо радикальнее многих товарищей не только по фракции, но и по КПРФ в целом. И вот радикализм Рохлина, из-за которого он вместе со своим ДПА не слишком хорошо вписывался в контекст нашего движения, но терпел эти муки, эти конфликты на почве целей и методов их достижения, в том числе и конфликты с Зюгановым,- этот радикализм с вашим, Виктор Иванович, появлением, похоже, будет сохранен, но удастся и снять то непонимание, которое существовало. Тем самым вы заполните пустующую часть палитры патриотической оппозиции. Так ли это?

В.И. Дай-то Бог, Александр Андреевич, если все произойдет, как вы сказали, если мне удастся этого достичь. Вот вы никогда не задумывались, почему, допустим, Анпилову не удаются до конца его мероприятия? Они ведь, по сути, правильные, и цели им провозглашаются правильные. Почему не удаются мероприятия тех же казаков, которые к Анпилову не идут и никогда не пойдут, наверное? Потому что все они замыкаются в собственной скорлупе. И если Анпилов начинает митинг, скажем, в среду, то казаки считают, что нужно начинать в субботу. Если Анпилов - в субботу, то все остальные - в четверг. И получается разнобой. Этот разнобой даже в протестном движении очень сильно ощущается. Почему мы с Рохлиным и создали штаб по координации протестного движения. Предыдущие попытки создать протестное движение потерпели неудачу, на мой взгляд, по одной главной причине: они не были скоординированы. Давайте откровенно скажем: Зюганов ушел от этой черновой, очень грязной, я бы даже сказал, неблагодарной работы. Потому что при этом надо каждый день общаться с шахтерами, с рабочими, с учителями, надо каждый день выслушивать претензии: там нет хлеба, там - денег, там еще чего-то… нУ, зачем политику, стратегу все это слушать? Можно сидеть в кабинете или проводить президиумы, говорить о законодательных актах, говорить о большой идеологии, ходить на “круглые столы”, рассуждать о той же философии. А здесь живые люди, каждый - со своей болью, и все вопросы надо уметь решать каждый день. Вот посмотрите: Приморье по-своему решает, Кузбасс по-своему, Воркута по-своему, казаки в Ростове по-своему. И движение, действительно, оказалось не объединенным.

Вот, что сегодня у нас происходит? Надо поставить цели и определить время подготовки. Как тебе из всех регионов сообщат о результатах и скажут “готово!” - вот тогда и определяй час “Ч” и все вместе пошли! Вот эту работу сегодня и хотелось бы сделать, чтобы показать Ельцину и его камарилье, какая мощь поднялась. Потому что сегодня он справится с учителями, завтра справится с врачами, потом с шахтерами и т.д. и т.д. Вот если удастся все это собрать в один кулак,- я буду просто счастлив. А та мощь, которая сегодня поднимается,- это еще разрозненная мощь. И вот Рохлин, наверное, первым увидел, что надо объединяться, что надо усилия армии, усилия всех остальных людей соединить. Здесь есть еще один момент. Я не случайно сказал о Геннадии Андреевиче, то же могу сказать и о других лидерах. Мы до дна исчерпали одну форму протестных действий. Все эти петиции, обращения, законопроекты,- то, что мы и делали в Думе, заявления, отдельные манифестации и прочее-прочее. Где-то они дали эффект, результат, где-то не дали и не могли дать. Сегодня надо переходить к огромному пласту протестных действий второго этапа. Я бы сказал, жестких, очень резких протестных действий на грани фола, выражаясь языком хоккея. Вот где, по сути дела, выходишь на большой конфликт с нынешней властью. И здесь, как говорится, или они тебя или ты - их. Вот многие наши лидеры, судя по всему, не готовы к этому жесткому противостоянию. Надо прямо сказать, Геннадий Андреевич не готов к этому. Сергей Бабурин, может быть, ближе подошел. Что касается Жириновского, то это вечный политический флюгер, непорядочный человек, чтобы не сказать больше, и он никогда к этому не будет готов. Анпилов, допустим, готов, но он одного не может понять, что сегодня прежде чем призывать на последний и решительный бой, надо его хорошо подготовить. Почему я все время говорю: не 23 июля! С 23-го начнем широкую активную подготовку. Когда увидим, то скажем: “Готово! Ребята, вот новая волна, новый ультиматум и прочее”. Но это не значит, что сегодня надо прекращать все забастовки шахтеров. Пусть вялотекущая, но эта форма протеста идет: митинги и прочее. Тем не менее, мы не всколыхнули еще основную массу, которая должна была бы пойти на протест.

Я не говорю, что большая часть населения должна заняться политикой. Нет, в политику идет и должна войти небольшая когорта людей. Классик говорил: “Самая передовая часть рабочего класса, та, которая не только осознала необходимость идти на протест, но и готова ради этого протеста, ради достижения цели идти на самопожертвование”. Вот до тех пор, пока у наших лидеров или большинства, стоящих в том оппозиционном движении, не будет осознания и готовности идти на самопожертвование, все старания - впустую, потому что самого последнего, решительного боя некому принять. Или, как говорится, в некоторые уступки выльется со стороны правительства, чего-то добьемся. У Рохлина такое армейское, военное осознание политики было. Как и в том, что нужно соединиться, осознание. Ему, возможно, не хватало навыков организационной работы вне армии для того, чтобы соединить все и вся.

Лично я ни на что не претендую, я уже пенсионер, мягко говоря, но ради России, ради того, чтобы ее вытащить, спасти,- готов работать, работать и работать: где нужно и как нужно. Вот вчера почти полдня штаб протеста заседал, решали вопросы со своим штабом ДПА. Это черновая работа. Но я привык и к такой, независимо от того, какие на плечах звезды. В прокуратуре, будучи генералом, я говорил, что способен так же, как и майор, ползать по земле, осматривать и допрашивать. И слова свои подтверждал делом. Этих качеств я, надеюсь, еще не потерял - в отличие от некоторых, способных лишь давать указания и даже не контролировать, как они выполняются. И если остальные лидеры меня поймут, если у всех нас будет осознание того, что пора забыть об амбициях, чтобы объединиться и вместе победить, если мне скажут: “Вот, Илюхин, бери черновую работу, а когда время придет, мы все встанем на свои места”,- я это буду делать. А там - у меня дача есть, пойду огородом заниматься, розы выращивать с осознанием того, что я свою миссию, работу свою главную выполнил. Вот это самое главное. Дай-то Бог, чтобы удалось нам это реализовать. Ведь то, что мы сегодня обсуждали на штабе, а именно создание в регионах, в субъектах федерации, в краях, областях аналогичных штабов,- это уже, как говорится, результат, но эту работу надо было делать еще год-полтора назад. То есть опаздываем катастрофически в организационном плане…

А.П. Виктор Иванович, вы только что с заседания Думы. По существу, еще три недели назад было понятно, что режим пал, у него нет никаких резервов. И Ельцин со своей очень узкой группировкой оказался изолированным и от элиты практически всей, и от народных масс и даже от мира. Он доживал последнее. И в который уже раз, с поддержкой определенных международных структур, с поддержкой определенной части патриотов в Думе,- он выкарабкивается из этой ямы. Опять созданы им и его окружением некие доктрины лукавые, которые отождествляют судьбу его, Ельцина и судьбу России, опять нашим патриотическим депутатам предлагается вариант спасения якобы не Ельцина, а Родины в целом. И, может быть, я ошибаюсь, но мне кажется, что вот сегодняшние процессы в Думе, хотя они еще не завершились, являются достаточно компромиссными. Мы не подставили режиму ногу вот за эти две недели - мы подставили ему плечо. Опять сочли момент неблагоприятным, перенесли все опять на осень, а там до весны, до бесконечности… Не кажется ли вам, что уже в который раз такой осторожной, пластичной, не очень уверенной позицией мы все больше и больше связываем свою судьбу с режимом и вместе с ним начинаем проседать, а народ будет уходить от нас в сторону радикалов и лжерадикалов, в сторону Лебедя.

В.И. Я думаю, доля истины в этих ваших рассуждениях, Александр Андреевич, есть, и даже большая доля. Но в то же время я все-таки вижу и новые черты, новые моменты. И руководству партии уже много сложнее маневрировать и говорить, что вот теперь давайте шестого октября и прочее,- очень сложно. Я откровенно говорил и сейчас могу еще раз заявить: еще один такой большой маневр - и руководство останется без партии, просто на песке, на пустом месте. Я не хочу говорить, что надо спешить… Поспешность так же вредна, как и отставание. В политике, как в классической драме, должно быть единство места, времени и действия. Но ведь этого нет - а значит, нет и политики. тО, что мы сегодня начали создавать, вот эти штабы протестного движения,- их действительно давно надо было сделать. Давно надо было заявить о своем правительстве, чтобы каждый министр уже работал и говорил: “Кириенко то-то произносит, а я свои данные и свою программу несу”. Мы давно должны были обнародовать свой проект конституции, мы давно должны были в каждой области иметь резерв на 10-12 человек, ведь все может случиться. Одна власть ушла, другая пришла, но пустого места не должно быть и проседания никакого не должно быть. Мы должны иметь программу, хотя бы на полугодие. И сегодня я эту программу пишу - на шесть месяцев. Вот придем мы к власти, а что дальше делать? Нам времени не будет отпущено: ни года, ни двух. Нам времени отпущено будет месяц: или мы себя скомпрометируем, или покажем народу, как мы пошли, как выводим страну из кризиса, что у нас получается. Так вот, эти вопросы надо было давно решать.

Удивительно верно вы подметили, что Ельцин как бы зависает сегодня. Но есть две стороны, которые стоят и смотрят друг на друга. Это все-таки его, ельцинская, элита, его окружение. Это те, кто награбил, кто сегодня является абсолютным собственником в России. И вот другая сторона - протестное движение. И тем, и другим Ельцин уже не нужен. Для “своих” он все сделал хорошо, но дальше не позволяет им двигаться, и они видят беспомощность Ельцина, потому что он не может эффективно их защищать, отстаивать их интересы. А для других он ничего не сделал и не сделает никогда. Но есть опасность и у той и у другой стороны столкнуться в лоб, как на поле Куликовом. И вот сегодня, я бы сказал, наблюдается затишье действительно перед какой-то большой бурей. Или попытка решить эту проблему чисто дворцовыми переворотами.

Представьте себе, что Ельцин уехал отдыхать. А оттуда приходит телеграмма или приезжает Татьяна, дочь его, и говорит: “Вот заявление папы, он сказал, что не может больше, он тяжело болен”. И вот указ, он предлагает исполнение всех обязанностей возложить на Кириенко. Что, нереально? Более чем реально. То есть появляется новая ситуация, и что будет оппозиция говорить: “Ну, давайте разберемся, как мы будем действовать, давайте присмотримся, давайте искать компромисс”? Вот это самое страшное для нас, оппозиционеров. Самое страшное. Я, к примеру, никак не мог понять, почему оппозиционные лидеры пошли на встречу с Ельциным? Причем пошли, уже инициировав начало импичмента. Неужели они не знали, что все встречи заканчиваются пропагандистским шоу: какой президент могучий, какой он мудрый, какой он дальновидный, как он ловко разлагает Думу, где-то получается, где-то больше не получается? Народу-то преподносят все именно так, и в народе, действительно, Дума теряет свое лицо. Вот нужной бескомпромиссности на данном этапе нам очень не хватает.

Логика и диалектика событий сегодня таковы, что Ельцин неизбежно уйдет, и уйдет до истечения своего второго срока. Но я сегодня боюсь - даже себе - дать ответ на один вопрос: “А кто будет вместо него? Или действительно будет сделана новая рокировка теми силами, которые вознесли свердловского секретаря обкома на этот трон, которые создавали ему имидж борца за свободу и демократию, а он потом расплачивался с ними, отдавая общенародную собственность? Неужели эти силы выдвинут другую фигуру, и Россия так и будет катиться от “всенародноизбранного” до “всенародноизбранного”? Или все-таки оппозиция успеет, это главная сегодня задача - отмобилизовать свои отряды. И я еще раз хочу подчеркнуть, что лидеры многих партий не осознают ситуации и не хотят этого делать. Они очень ревностно друг за другом смотрят: как бы кто в лидеры не выбился, как бы кто другой не стал в будущем главой государства. Но, друзья мои, сегодня самая главная идеология в том, что страну надо спасать. Надо спасать ее от этой камарильи, которая сейчас, как говорится, заправляет всем и вся. Такого единства не получается пока. Но я все же думаю, что ситуация уже несколько иная, чем была раньше. Сегодня протестует, по сути, вся Россия. Хочешь не хочешь, а лидеров даже пинками народ будет подгонять, и если ты считаешь себя лидером, то пойдешь вперед.

Второй момент: процедура импичмента, она начата. Я ей отвожу исключительно важную роль. Представьте себе ситуацию: комиссия, которая сегодня работает в Государственной думе - это конституционная комиссия, ее существование предусмотрено конституцией. И вот она признает: “Да, мы считаем, что президент виновен в совершении тяжкого преступления”. Дальше материалы должны пойти Конституционный суд, в Верховный суд, который должен подтвердить или доказательно опровергнуть данные и выводы комиссии. Но я считаю, что это вопрос уже второй. Это уже правовые закорючки. Главное - оценка представителей власти: “президент совершил преступление”.

И можно спросить у кого угодно, у любого лидера, но в первую очередь - у нации: “Ребята, как же можно этому человеку подчиняться?” Ведь работает не комиссия, допустим, “красных“ или комиссия “белых”, или еще какая-то партийная, частная структура. Нет, работает комиссия единственного учреждения, носящего в РФ имя, а значит, и выступающего от имени, государства, и эта разношерстная комиссия приходит к выводу: “Есть тяжкое преступление. Неужто мы будем терпеть?” И как посмотрит армия, если ее главнокомандующий - преступник? Есть у вас совесть, есть у вас чувство гордости, или “Честь имею!” - только слова, а на самом деле есть бесчестное служение преступнику?

Я полагаю, что в результате работы комиссии ситуация станет совершенно иной, чем, допустим, раньше, хотя попытки сгладить ее, попытки вывести Ельцина из-под удара под неизменный припев: “ах, не допустить гражданскую войну!”, “ах, давайте законным путем как-то разрешим!..”- конечно, будут.

Да не получится уже законным путем! Еще ни один вор от ворованного не отказывался. Еще ни один убийца убитого не воскресил. А у нас все крупные собственники возникли именно на расхищении, едва прикрытом “ваучерами”, народного добра и не отдадут его. Они на нем умереть готовы - это психология такая. Может быть, классовая психология. И все последующие выборы будут сфальсифицированы. А как это делается, примеров достаточно: и президентские выборы, и 95-й год…

А.П. Вот эта властная рокировка, о которой вы, Виктор Иванович, говорите,- она, конечно, планируется, но несет, на мой взгляд, еще более грозный смысл: подмены одного свердловско-кремлевского монстра на другого, допустим, красноярского. При этом произойдет распад территории, и за, может быть, три дня или три часа, как во время ГКЧП, Россия превратится в рыхлую конфедерацию. И я себя психологически ловлю на почти неразрешимом противоречии. Я этот строй, этот режим ненавижу, как и все, как и вы, я его ненавижу уже просто даже не морально, не политически, и не физически, а как-то религиозно ненавижу. Но, желая ему зла, погибели и конца, я понимаю, что можно вместе с уничтожением чубайсовско-ельцинского режима уничтожить остатки Родины, уничтожить остатки территории, уничтожить остатки того, что мы сохранили после 1991 года. Вот в этот краткий, повторяю, период, когда один центр, кремлевский, будет меняться на квазицентр, допустим, сибирский, красноярский,- сможем ли мы успеть создать свой центр, который бы саккумулировал в себе все оставшиеся в стране централистские тенденции и идеи? Компартия, наследница КПСС, с ее централизмом, пускай уже как бы затоптанным; православная церковь, которая не может дробиться по своей вселенской и всерусской идее, группа губернаторов наших, которые еще не превратились в сепаратистов, стяжателей и не смотрят: один - в Китай, другой - в Германию, третий - в Турцию… Есть монополии, возглавляемые, скажем, тем же Черномырдиным, который, как бы ни был несимпатичен, может, даже ужасен, но представляет именно надрегиональную, всероссийскую структуру. Может, Лужков тот же самый, который сидит в Москве, на мистических “семи холмах”, которого уже бьют за централизм,- сумеем ли мы создать хотя бы рыхлый альянс, чтобы при перехвате власти от одного монстра другим не дать распасться Родине?

В.И. Я все-таки склоняюсь к мысли, что такие надежды и опасения несколько иллюзорны… Дальше распадаться России уже не на что. Это один момент. Второй момент, о котором тоже необходимо сказать,- это опыт распада СССР. Мы все убедились, к каким последствиям такие распады приводят. Не стало Советского Союза - не стало экономики в любой из бывших союзных республик, а новой мы не создали и не можеи создать, и никто нам ее создать не даст. И еще в связи с этим третий существует момент - юридическая проблема раздела территорий России на самостоятельные государства.

Лебедь, конечно, есть Лебедь. Я бы сказал, что это второе издание Ельцина, но более коварное, более циничное. И все-таки, даже он не пойдет на отделение Красноярского края от России. Не получится. Поверьте мне, через год лЕбедя будут так же ненавидеть, как и Ельцина. Что касается других региональных руководителей, то большинство из них сегодня ничего не хочет, потому что у них есть власть, они бесконтрольны в этой власти, они попросту зажрались и демонстрируют свое “я”. Но когда будет крепкая федеральная власть, ни Аяцков и никто другой не сможет выступить против того, что произойдет здесь. Против прихода новых сил. Потому что народ в основе своей: и у Аяцкова в Саратове, и в Самаре, и во Владимире, Ярославле, Пензе - ненавидит этот режим. И если они захотят хоть что-нибудь сохранить из богатства неправедного, из нынешней жизни своей,- они вынуждены будут сказать: “Да, мы с вами”. Я сегодня их хочу по-человечески предупредить: “Вы несете такую же ответственность за свою беззубую политику, за свою поддержку прогнившего столпа, который вот-вот должен рухнуть, и, не дай Бог, еще привалит часть России. Вы виновны в гибели России в такой же степени, как и все остальные”. И еще такие моменты, правовые или территориальные, как угодно. Нельзя построить границу между кРасноярским краем и прочим, мы уж слишком перемешались. И вооруженные силы не пойдут на это, и пограничников не будет на это, нельзя Рязань отделять от пензенской земли, с которой она граничит, от Тамбова, от Москвы. Ничего этого не получится. Единственное, чего я - не то, чтобы боюсь, но всем сердцем своим не желаю,- это тупости власть предержащих, которые не захотят понять: любое их сопротивление вызовет только дополнительную и ненужную ни нам, ни им кровь. Вот этого не хотелось бы. Их режим уже отработал свое, он не может дальше существовать. Ну, всему есть предел: и физический, и умственный. Такой предел наступает даже в “беспределе”, о котором так любят все говорить. И этот предел наступил. И не пытайтесь, господа хорошие, удержаться на грани силой и ложью. Вам не удержаться. Это пустая трата времени. Вы энергию тратите не на то.

А.П. Хорошо, Виктор Иванович, спасибо. Как говорится, идите своим путем, мы вас благословляем, вы - не один, все мы рядом. Вы - опытный, закаленный боец, у вас много друзей, товарищей, и рассчитывайте на поддержку и левых, и правых, делайте свое святое и тяжкое дело.

ПРОЕКТ “ЛАВИНА ЧАСТОТЫ”

Американские спецслужбы, действующие в России, перешли на качественно новый уровень активности. Они создают из реальных российских политиков, политологов и отраслевых специалистов расширенные референтные группы и с их помощью, оплачивая их деятельность из многочисленных, действующих в России американских фондов, создают глубокие аналитические материалы, описывающие состояние российской экономики и политики, что было бы невозможно сделать средствами традиционной разведки. Полученные разработки используются для прямого, чаще всего разрушительного воздействия на Россию.

Предлагаемый материал, по нашему мнению, принадлежит к такого рода “бумагам”, доставлен в редакцию анонимом и публикуется нами, чтобы оповестить русских людей о действиях “стратегического врага” и обратить внимание Федеральной службы безопасности на вопиющий факт подрывной активности.

Редакция газеты “Завтра”

1. УЗЛОВЫЕ ТОЧКИ,

ВЛИЯЮЩИЕ НА ПРОЦЕССЫ В ЕВРОПЕ

Можно констатировать лидерство Германии в Европе, которое в ближайшее время никто из европейских политиков не станет оспаривать. Как только определится такой лидер, процессы образования единой Европы начинают развиваться форсированными темпами. Европейцев более не волнует, “кто главный”, их волнуют геополитические вопросы. С этим связаны форсированные усилия по вводу “евро”.

Происходит также резкое сближение дипломатических и политических позиций между Европой и странами Азии. Здесь лидерами выступают Германия и Япония, тесное и удачное сотрудничество которых имеет яркие примеры в прошлом. Существенно тревожным фактором являются также декларации Китая о заинтересованности трансформации своего валютного запаса в “евро”, а не в доллар, как это есть сейчас.

Результатом развития этих процессов станет выход объединенной Европы фактически на второй полюс мира. Далее последует возврат “Старого света” к приоритету, а еще далее к безусловному диктату на геополитическом уровне.

Но решать эти и целый ряд других задач Европа может только в условиях отсутствия дефицита энергоресурсов. Именно решение проблемы дефицита энергоресурсов позволяет европейским промышленникам планировать выход на принципиально новые технологии уже в 2003 году. К сожалению, следует отметить, что ряд этих технологий существенно, на 10-15 лет, опережает аналогичные североамериканские разработки.

Дефицит энергоресурсов в Европе преодолен путем установления тесных контактов и сотрудничества с сырьевыми отраслями России. Даже ряд осложнений из-за замены Черномырдина на Кириенко не изменил положения.

Главным энергоресурсом, поставляемым из России в Европу, сейчас является газ.

Так, например, практически во всех европейских странах, где существует атомная энергетика, рассматриваются вопросы о постепенном переходе с устаревших и потенциально опасных АЭС на газовое топливо. А в скандинавских странах (Норвегия) в самое ближайшее время уже приступают к выводу из рабочего режима атомного реактора на АЭС, ориентируясь при этом на российский газ, хотя Норвегия и сама претендует на роль газового поставщика.

На очереди - российская электроэнергия. В ряде европейских энергетических компаний на уровне проектов рассматриваются возможности закупки российской электроэнергии и последующее объединение энергосетей, что приведет в общеевропейских масштабах к существенному снижению ее себестоимости. Как считает ряд экспертов, начальной базой для подобного проекта могла бы служить, при определенных изменениях и дополнениях, бывшая энергосистема Советского Союза и СЭВ, однако эти проекты пока не одобрены из-за сложного положения в энергосистеме России.

Российская электроэнергия также вырабатывается на основе российского газа. Около 80% установленной мощности российской энергосистемы - тепловая. Значительная часть агрегатов уже питается российским же газом, остальные будут на него переводиться, особенно в условиях нерентабельности угольной отрасли.

Таким образом, вопрос выхода или невыхода Европы на второй полюс мира - и соответственно, вопрос потери или сохранения Соединенными Штатами Америки мирового лидерства по меньшей мере на ближайшие 10-15 лет - зависит от бесперебойности и достаточности поставок российского газа в Европу, то есть от состояния Газпрома.

В свою очередь состояние Газпрома в критической степени зависит от наличия в нем Вяхирева, а это на настоящий момент зависит от позиции Ельцина.

2. НЕОБХОДИМОСТЬ РЕШИТЕЛЬНОСТИ

ДЛЯ ПЕРЕЛОМА СТРАТЕГИЧЕСКИХ ТЕНДЕНЦИЙ В ЕВРОПЕ

Имеющиеся прогнозы показывают, что после удаления Вяхирева и замены его на ставленника этого правительства (а именно так будет восприниматься любой преемник Вяхирева, даже если он будет из газпромовских) события примут необратимый характер. Общий ход событий ясен из аналогии с Россией - что произойдет, если Ельцина внезапно поменять на Кириенко. По Газпрому имеются основания предполагать, что директора дочерних предприятий не захотят подчиняться правительственным мальчикам и начнут уводить свои компании в разные стороны. Им на помощь придут российские “олигархи”, каждый из которых постарается вырвать себе из Газпрома кусок пожирнее. Мальчики станут предпринимать ответные шаги в меру своих умственных способностей. В результате прогнозируется хаос, который парализует деятельность газовой отрасли внутри России. Последствия на международном уровне очевидны.

Однако указанные прогнозы не учитывают следующих факторов. Основными источниками дохода всех компаний-осколков будут оставаться экспортные поступления. Газотранспортная сеть бывшего Газпрома будет продолжать некоторое время функционировать, выполняя заключенные еще Вяхиревым контракты. Европа в любом случае имеет время подготовиться и смягчить удар, хотя бы форсированной разработкой норвежских месторождений. Самое же главное, что если ограничиться одним отстранением Вяхирева, европейцы имеют сильный ответный ход. В отличие от Анкл Бенса с его киндерсюрпризами, в Европе понимают последствия и немедленно потребуют возврата кредитов. Газпром из своей кассы их не вернет гарантированно. Суммы настолько велики, что и государство этого не сделает. МВФ не сможет оказать помощи по целому ряду очевидных причин. Поэтому европейцы начнут процедуру международного банкротства Газпрома, и не исключено, что Вяхирев, уже от их лица, будет назначен управляющим компании на период банкротства и далее. Вероятность увеличивается при сговоре между Вяхиревым и его европейскими партнерами.

В результате получим того же Вяхирева во главе обновленного и уже полноценно европейского Газпрома, очищенного от влияния из российского правительства. Такой итоговый результат всех усилий по устранению Вяхирева вряд ли является желательным.

Их результатом должно стать физическое прекращение поступления российского газа в Европу на неопределенное время. Требуемую быстроту в решении столь сложной задачи могут обеспечить только достаточно решительные действия. Наиболее логичный, а потому перспективный вариант, приводится ниже.

3. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ПЕРЕЛОМ ТЕНДЕНЦИЙ В ЕВРОПЕ

ЧЕРЕЗ ВОЗДЕЙСТВИЯ В РОССИИ: ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ ДЕЙСТВИЙ

Задача: в минимальные сроки обеспечить физическое прекращение поступлений российского газа в Европу на неопределенное время. Исходные условия: устранение Вяхирева. Необходимые условия: управляемость нового председателя правления Газпрома по вопросу отключений неплательщиков; наличие доступа на объекты энергосистемы России; подготовленные группы для действий на газотранспортной системе Газпрома. Сроки начала: возможно скорее после устранения Вяхирева. Длительность: одна-две недели.

Поставленная задача решается следующей последовательностью действий.

Вариант 1 - без Ельцина.

В максимально краткие сроки после отстранения Вяхирева решить проблему Ельцина любым способом. Обязанности президента, согласно конституции, три месяца будет выполнять Кириенко. Этот период необходимо использовать с максимальной эффективностью.

Целесообразно рекомендовать Кириенко на данные три месяца назначить и.о. премьера Б.Федорова, на которого есть надежный подход через дело Козленка. Немцова, как минимум, оставить в прежней должности, а как максимум -свести, по крайней мере, на формальное понижение. Это позволит внести раскол в нижегородскую группировку и подстраховать ее управляемость.

Получив неограниченную власть, нижегородские мальчики испытывают неодолимую тягу к решительным действиям. Нетрудно будет инициировать, под прикрытием “наведения порядка в экономике”, отключение “за долги энергетиков” подачи газа на несколько крупных электростанций.

Вариант 2 - при Ельцине.

Решение проблемы Ельцина оставляется на несколько более поздний срок. Точнее, она решается попутно в ходе дальнейших событий. Но при этом во главе Газпрома критически важно наличие фигуры, которая в нужный момент на совершенно законных основаниях отдает распоряжение о внезапном отключении газа нескольким крупным электростанциям-неплательщикам.

Смыкание вариантов - выход на критическую точку - массовые отключения электроэнергии

Отключение нескольких электростанций-должников выглядит относительно безобидным шагом. Однако технические особенности энергосистемы таковы, что этот шаг, при соответствующем обеспечении, способен буквально в течение 10-15 минут привести к остановке практически всех электростанций страны в результате так называемого “эффекта лавины частоты”. Непроизвольное возникновение лавины произошло в 1964 году, когда в результате технической ошибки диспетчера Восточное побережье США на несколько суток осталось без света (“великое затемнение”). Для намеренного инициирования эффекта необходимо внезапно остановить всего несколько крупных энергоблоков и не отключать в этот момент потребителей.

Первая задача решается внезапным прекращением подачи газа на выбранные станции. Для второй критичен доступ специалистов к центральному диспетчерскому пульту РАО ЕЭС и пультам региональных энергосистем, что по очевидным причинам сложностей не представляет.

Необходимо отметить, что управленческий контроль только над РАО ЕЭС не дает возможности организовать эффект “лавины частоты”. Персонал электростанций и энергосетей хорошо осведомлен о такой возможности и при обычной остановке генераторов выполняет соответствующие предохранительные инструкции. Поэтому бессмысленно просто дать указание остановить несколько станций. “Лавины” не возникнет.

“Лавина частоты” может показаться чрезмерно радикальным средством. Однако позволим себе обратить внимание, что на другой чаше весов лежит вопрос обеспечения стратегического приоритета нашей страны (США.- прим. ред.) в мировом масштабе, по крайней мере, на ближайшие 10-15 лет. По нашему мнению, никакие действия по отношению к иному государству не могут быть слишком радикальными, если они позволяют обеспечить национальные интересы и национальную безопасность.

Необходимо отметить, что “лавина частоты” является в предлагаемой последовательности действий только средством быстро обеспечить одновременные и массовые отключения электроэнергии. Такие отключения являются, на наш взгляд, едва ли не единственным способом вызвать необходимую для дальнейших действий активность населения. Если в 1989 году достаточно было призыва на митинг, то в 1991-м понадобилась угроза стрельбы, а в 1993-м - фактическая стрельба. В настоящее время апатия населения такова, что только очень сильнодействующие средства обеспечат нужную активность. Подтверждением степени апатии является реакция населения на задержки зарплаты в общегосударственном масштабе. В любой другой стране задержки на месяц хватило бы для стихийных массовых демонстраций, а на два - для революции. В России же при задержках на год-полтора отмечаются только локальные и весьма вялые события.

Помимо “лавины частоты”, соответствующей активности населения теоретически можно добиться и обычными массовыми отключениями на законных основаниях за неуплату. Однако возможность эта только кажущаяся. При Ельцине отключить десяток-другой регионов не удастся, а если это сделать, то последует приказ включить обратно, невзирая ни на какие долги. Следовательно, потребуется затратить определенное время для решения проблемы Ельцина с заменой его на Кириенко (т.е. применять только вариант 1). Даже когда это будет сделано, в ходе отключений начнутся столкновения с региональными руководителями, что при Кириенко-президенте приведет к хорошо предсказуемым последствиям. За время всех этих событий европейцы успеют начать и, возможно, даже завершить соответствующие ответные меры (см. выше), что приводит к описанным выше результатам.

Остановка предприятий и транспорта при отключении электроэнергии происходит автоматически. В социальном плане отсутствие электроэнергии приведет к тому, что люди, оставшиеся без света и возможности готовить себе пищу, начнут выходить на улицы и жечь костры (опыт Приморья). Таким образом достигается создание очагов напряженности на каждой улице в населенных пунктах в масштабах страны. Напряжение будет усиливаться еще и тем, что, ввиду отсутствия электричества, просмотр “общих новостей” по ТВ будет невозможен. Соответственно, основным информационным средством станет радио. К подбору комментаторов и, в принципе, коллективов для радиовещания в такой обста- новке следует готовиться уже заранее.

Практически неизбежно мародерство и другие противоправные деяния. По всей видимости, деморализованные таким резким и внезапным развитием событий правоохранительные органы не смогут препятствовать разгулу преступности, а их сотрудники будут обеспокоены прежде всего обеспечением безопасности своих семей. Во всяком случае, именно так обстояло дело на практике во время “великого затемнения” (см. выше).

В создавшейся обстановке контроль над ситуацией потеряет не только федеральное правительство, но и региональные власти. Это делает возможным доведение ситуации до массовых, а при необходимости и управляемо вооруженных акций протеста (албанский вариант).

Возникший хаос является прикрытием для решения основной задачи - прекращения функционирования газотранспортной сети Газпрома. Степень ее надежности такова, что даже в этой ситуации при отсутствии дополнительного вмешательства она будет продолжать функционировать, так как имеет автономное энергопитание. В связи с этим необходимо предусмотреть соответствующие меры для физической остановки транспортировки газа с соответствующим физическим разрушением оборудования. При всеобщем хаосе противодействовать таким мерам будет некому.

В результате достигается физическое прекращение экспорта российского газа в Европу на неопределенное время.

Обвальное прекращение поступления российского газа в Европу вызовет в Европе энергетический кризис, переходящий в общеэкономический. В создавшейся ситуации европейским странам будет не до геополитических планов, будет стоять вопрос об их физическом выживании.

Таким образом достигается перелом в тенденциях стратегических процессов по Европе.

Что касается России, то дальнейшие события в этой стране интереса не представляют. Необходимо только принять соответствующие меры по исключению возникновения опасности от российских ядерных предприятий и вооружений.

4. ИСХОДНОЕ СОСТОЯНИЕ

НА 4 ИЮЛЯ 1998 Г.

Первым шагом по линии Газпрома было и остается устранение Вяхирева. Некоторое время назад казалось, что все благоприятные предпосылки для успеха подготовлены. Заботами собственного государства Газпром поставлен в условия хронического недостатка финансов. На внутреннем рынке России и СНГ возникла беспрецедентная для рыночной экономики ситуация, когда компания не просто не получает выручки от продаж, а наоборот - фактически сама доплачивает за бесплатно отпускаемую продукцию (потребители за отпущенный газ не платят, а по крайней мере часть налогов за него начисляется и реально уплачивается). Такое положение существенно усугубилось бы после принятия порядка уплаты акцизов на газ по факту отгрузки, что планировалось.

Вырваться из данной ситуации Газпром не мог. Естественные для любой компании действия: отключение неплательщиков или перенос регистрации в страну с более благоприятным налоговым климатом - для Газпрома были невозможны по политическим соображениям.

В этой ситуации могло показаться, что проблему Газпрома и дальнейший выход на перелом по Европе удастся решить одним сильным и неожиданным ходом. Возможно, по этим соображениям была предпринята акция 2 июля. Однако мы уже указывали ранее, и со всеми основаниями продолжаем настаивать теперь, что считаем сроки ее проведения ошибочными. С нашей точки зрения, следовало предварительно довести до конца акцизы по факту отгрузки, базируясь на уже принятом указе Ельцина. Тем более, что он сам вспомнил о нем 3 июля (“Новости” ОРТ, 03.07.98,15:00) “Был мой указ. Независимо от того, малое предприятие, среднее или большое, или монополия - платить полностью, вне зависимости от того, что тебе заплатили”. Но из-за преждевременности акция 2 июля провалилась. Конечно, ситуация после 2 июля имеет некоторые положительные моменты. Первый - операция окупилась и принесла прибыль. Второй - Газпром потерял ореол неприкасаемости. Но отрицательных последствий больше.

По итогам акции 2 июля воздействие закреплено впрямую как на Немцова, так и на Кириенко. По некоторым данным, последний, получив информацию задним числом о конкретных суммах, причитающихся в результате игры на понижение, впал в короткую по времени истерику, смысл которой сводился к тому, что “нельзя подставлять втемную”. Однако, будучи весьма быстро принимающим решения человеком, взял себя в руки, и, по некоторым данным, проводит сейчас ряд мероприятий, позволяющих в самое короткое время получить в свое распоряжение необходимый для самостоятельной игры компрометирующий материал на Немцова и ряд других известных лиц.

Однако Кириенко не представляет себе, против кого ему в действительности надо искать компромат, и потому ищет его не против тех лиц, против которых нужно. Далее, материала, достаточного для дальнейшей самостоятельности, в ближайшие месяц-полтора Кириенко получить практически не сможет ввиду отсутствия у него необходимых структур. Соответственно, данная активность Кириенко особой угрозы не представляет.

В этой связи следует отметить необходимость обеспечения гарантированного молчания как минимум Климентьева и Козленка, вплоть до возможного применения самых крайних мер. Также необходимо обратить внимание на очистку соответствующих фирм.

5. БЛИЖАЙШИЕ ДЕЙСТВИЯ

ПО ГАЗПРОМУ

Как уже говорилось, по линии Газпрома первой задачей является отставка Вяхирева. В свою очередь, для этого критически важна позиция Ельцина, которую удается изменять через Кириенко. Представляется целесообразным следующее.

Сформировать у Ельцина мнение, что функционирование Газпрома не зависит от персоналии его руководителя, и об отсутствии отрицательных последствий от смены Вяхирева для России лично Ельцина (“был один, будет другой, понимаешь”).

Исключить формирование у Ельцина аналогий между собой и Вяхиревым, типа “Вяхирев в Газпроме - как Ельцин в России”.

Предотвратить осознание Ельциным факта, что его собственная судьба напрямую связана с Вяхиревым и что после устранения Вяхирева потеря самим Ельциным президентского кресла неминуема.

Формировать у Ельцина представление о Газпроме только как плательщике налогов, не допуская осознания ключевого значения фигуры Вяхирева в европейских и мировых процессах. Отсекать Ельцина от информации о поддержке Вяхирева из Европы.

Через Кириенко попытаться в ускоренном порядке протолкнуть решение Ельцина об отстранении Вяхирева. Последний может подаваться как “чересчур усилившийся”, “чересчур независимый”, “посмевший поставить себя вровень с правительством”, “если его не укоротить, скоро он и президента ни в грош не будет ставить” и т. п. Таким образом удается использовать в своих интересах отмеченный выше неблагоприятный факт постановки Газпрома на один уровень с правительством.

Постараться не допустить расторжения трастового договора по инициативе самого Вяхирева, так как договор является последним барьером, налагающим на Вяхирева какие-то обязательства перед правительством и удерживающим его от активных ответных действий.

Параллельно подводить Ельцина к решению удалить Вяхирева за неуплату Газпромом налогов. Давать ему основания для реализации этого решения. Для этого:

- с одной стороны, максимально затруднить Газпрому уплату налогов. Продолжить, несмотря на официальные заявления, работу с дочерними структурами Газпрома и афиллированными банками по аресту счетов и имущества. Для особо крупных и значимых компаний и банков (“Межрегионгаз”, “Газэкспорт”, Промстройбанк, НРБ и т. д.) возможно физическое занятие зданий и опечатывание помещений офисов силами налоговой полиции по технологии работы с чеково-инвестиционными фондами в 1994 году;

- с другой стороны, указать Федорову подавать Ельцину сведения о постоянной неуплате Газпромом налогов, вне зависимости от реальности. При оспаривании Ельцин встанет на сторону “своих структур”, то есть Федорова (“не решится же госналогслужба открыто обманывать своего президента, понимаешь”), и будет верить данным Федорова, а данные Газпрома будет воспринимать как неуклюжую и наглую попытку “втереть очки” и “платить поменьше”, с соответствующей реакцией против Вяхирева.

Одновременно закреплять образ Газпрома как государственной компании, полная власть над которой по праву принадлежит государству. Замалчивать факт, что Газпром - частная акционерная компания, а государство имеет только 40 % и потому не вправе претендовать на исключительный контроль. В стране с 70-летней историей госсобственности внедрять такое мнение будет легко.

В то же время руководству дочерних компаний и банков целесообразно в неформальной обстановке, пользуясь их растерянностью, внушать мысль либо о срочном выходе из Газпрома, и тогда их оставят в покое и дадут спокойно работать, либо об уговорах Вяхирева во имя спасения Газпрома добровольно уйти в отставку в данной конкретной обстановке.

Такие же мотивировки через ближайшее окружение Вяхирева возможно вбрасывать и ему - уходя от своего поста, он спасет Газпром, а следовательно, и Россию. Учитывая высокую степень патриотизма Вяхирева, а также возникающую растерянность, это даст дополнительный подкрепляющий эффект.

Учитывая роль, которую сыграла Дума 2 июля, следует добиться, чтобы она перестала быть сколь-либо значимым органом власти. Для этого обеспечить достаточно быстрое принятие пакета правительственных предложений, всемерно препятствовать реализации призывов отдельных депутатов работать без каникул, минимизировать контакты Думы с социально недовольными слоями населения (шахтеры у Дома правительства и т. д.). Далее через доступные СМИ обеспечить формирование мнения о том, что Дума неработоспособна, депутаты противоречат сами себе, высказывая, с одной стороны, критику в адрес правительства, а с другой - спешно принимая все его законопроекты.

Провести меры по подготовке начала действий по устранению Дубинина с поста руководителя ЦБ. Обоснование для Ельцина: Дубинин - человек Черномырдина, как и Вяхирев, они действуют фактически заодно. Более мотивированных обоснований не требуется, но частоту повторений негатива относительно Дубинина следует усилить. Линия Дубинина не очень критична при проведении отстранения Вяхирева по форсированному варианту, но может и добиться в дальнейшем в случае затяжки.

Крайние меры против Вяхирева не представляют сложности, однако они задачи не решат. Имеется риск изготовить национального героя и только укрепить Газпром.

6. ПРОБЛЕМА ЕЛЬЦИНА

Гарантировать окончательное решение проблемы Газпрома все же нельзя до тех пор, пока существует опасность нерасчетного поведения Ельцина. Особенную остроту это обстоятельство приобретет, если не удастся добиться форсированного отстранения Вяхирева.

Во время акции 2 июля Ельцин сыграл крайне негативную роль. Именно его поведение сорвало всю комбинацию. Самое главное, что анализ поступков и заявлений Ельцина 2-3 июля подтвердил весьма тревожную тенденцию.

Ельцин демонстрирует такую степень непредсказуемости, когда его поведенческие и управленческие реакции перестают поддаваться расчету с приемлемой степенью точности.

В нынешнем состоянии Ельцин способен в любой момент принять нерасчетные (и нерассчитываемые в принципе именно из-за непредсказуемости) решения в складывающейся ситуации. В конечном итоге это приведет к нерасчетным последствиям, что с учетом стоимости мероприятий крайне нежелательно.

Поведение Ельцина 2-3 июля хорошо коррелирует с информацией некоторых источников. Согласно этим источникам, при лечении Ельцина применяется комбинация новых, не опробованных сильнодействующих препаратов российской разработки, даже еще не имеющих государственного сертификата, что беспрецедентно по отношению к президенту любой страны.

Отметим, что данные препараты не относятся к психотропикам, а составляют обычный курс реабилитации и поддержания пациента подобного возраста после операции на сердце (повышение работоспособности, улучшение работы сердечно-сосудистой системы и др.).

Однако неизученные побочные эффекты новых не опробованных препаратов дают чередование у Ельцина с непредсказуемой периодичностью двух взаимоисключающих состояний. В одном из них Ельцин с трудом узнает самых ближайших ему людей, и только семья удерживает его от активности и попыток принятия решений. В другом - умственные способности обостряются до предела, называемого одним из источников “близким к гениальности”. В такие периоды Ельцин ведет некую свою игру, недоступную рациональному пониманию и расчету.

Дальнейшее пребывание непредсказуемого Ельцина на посту президента, по российской конституции обладающего практически неограниченной властью, ставит под угрозу срыва все усилия повернуть события в Европе и во всем мире к благоприятному стратегическому развитию.

Как известно, по российскому законодательству процедура импичмента достаточно громоздка и практически неработоспособна. Его следует держать как отвлекающее мероприятие, чтобы Ельцин не видел реальной угрозы своего отстранения и не проявлял активности.

Естественное течение событий зависит от существования пары Ельцин-Кириенко. При ее наличии прогноз благоприятен. При отсутствии - непредсказуем.

Судьба Ельцина находится в руках Кириенко. Кириенко это начинает осознавать и скоро станет этим пользоваться. Ельцин боится позволить себе об этом думать.

Дурацкие выходки этого мальчика неизбежно будут повторяться, тем более что их несложно инициировать. Они - не случайность и не следствие малого опыта, а результат ведения Кириенко своей игры и преследования собственных целей на доступном его разумению уровне.

В связке с Кириенко Ельцин находится в почти безвыходном положении.

Каждый раз при очередном казусе с Кириенко перед Ельциным будет возникать дилемма.

Он может немедленно удалить Кириенко (вариант см. далее). Однако в понимании Ельцина это равносильно публичному признанию собственной ошибки при выдвижении Кириенко и собственной ответственности за ее последствия. Решиться на такой шаг для Ельцина трудно.

Он может сделать вид, что Кириенко “в целом прав”, и во всяком случае не выражать публичного недовольства. Расчет у Ельцина может быть на то, что через некоторое время расклад карт сам по себе как-то изменится и можно будет выйти из ситауции без угрозы для себя.

Именно эту реакцию Ельцин продемонстрировал 2-3 июля и скорее всего будет проявлять дальше. Ельцину свойственна общая черта партаппаратчиков советской школы - тянуть с решительными шагами, пока события не вынудят их сделать. Политиков советской формации на этом неоднократно и успешно обыгрывали в прошлом, должно сработать и теперь. Ельцин не видит фигуры, однозначно соответствующей посту премьера. С Кириенко он уже ошибся и теперь смертельно боится ошибиться второй раз подряд. Ельцин имеет преувеличенное представление о собственном авторитете. Прорвавшаяся во время “рельсовой войны” информация несколько поколебала это мнение, но истинного отношения к себе Ельцин не представляет. Он не может поверить, что недовольство каким-то Кириенко способно хоть как-то отразиться на нем, великом и могучем. Сильным дополнительным фактором работают личностные характеристики обоих фигурантов и распределение поведенческих ролей в паре Ельцин- Кириенко, весьма комфортное для Ельцина.

В результате сейчас Ельцину практически невозможно решиться удалить Кириенко. Все факторы против - как разумные, так и подсознательные. Чем дальше, тем больше ошибок наделает Кириенко, тем труднее Ельцину будет его убрать, не подставляя себя.

Можно прогнозировать, что Кириенко в конце концов окончательно утянет за собой Ельцина. Об этой парочке сформируется прочное мнение “что один, что другой, понимаешь”. Когда это случится, уход Ельцина неминуем. Самый поздний срок - выборы 2000 года. При сохранении нынешних тенденций Ельцин наберет голосов на уровне Брынцалова в 1996-м. Такая же судьба ждет официально объявленного им “наследника”. Возможны более ранние катаклизмы.

Однако на естественный ход событий требуется много времени. К тому же нет гарантий его устойчивости.

Проведенная деловая игра показала, что у Ельцина пока еще (в срок не позднее 1 августа) имеется возможность удалить Кириенко как минимум без ущерба для себя, а при точном поведении и с приобретением.

Заявление Кириенко о готовности уйти в отставку “в обмен” на принятие антикризисного пакета Думой свидетельствует, что он уже подумывает о комбинации, позволяющей ему соскочить с поста премьера без потери лица и дальнейших карьерных перспектив на достаточном для него уровне. Если Ельцин сейчас дает Кириенко негласное указание уйти “добровольно”, то Кириенко воспользуется каким-нибудь неизбежным осложнением в думском голосовании и сам подаст прошение об отставке с мотивацией невозможности работать с “такой Думой”. Ельцин это прошение удовлетворит, переведя все стрелы на Думу. Последуют очередные угрозы о роспуске. Большинство думских партий не удосужилось вовремя перерегистрироваться, и в случае досрочных выборов не сможет принять в них участия. В результате Ельцин до конца думского срока получит в свое распоряжение еще более послушную Думу, чем сейчас.

Что касается кандидатуры нового премьера, то у Ельцина есть ход с возвратом Черномырдина. Подача со стороны Ельцина: “Вы шесть лет требовали его отставки, я вам дал попробовать другого, убедились, что Черномырдин лучше всех?” Деловая игра показала достаточно трудные переговоры Ельцина с Черномырдиным, которые, однако, заканчиваются соглашением.

Исходные позиции сторон. Ельцин - уговорить Черномырдина, не связывая себя какими-либо существенными обязательствами, прежде всего обязательством не выдвигаться в 2000 году и объявить Черномырдина официальным преемником. Черномырдин - добиться возврата на пост премьера для резкого усиления позиций к выборам.

Окончательные позиции сторон. Ельцин - получает согласие Черномырдина под обязательство минимально вмешиваться в управление государством, но не связывая себя обязательствами по выборам. Черномырдин - получает пост премьера под обязательство не регистрировать свою кандидатуру без согласия Ельцина, но без обязательства заблаговременного публичного объявления об отказе в участии.

Из-за непредсказуемости поведения Ельцина нельзя исключить с его стороны и каких-либо других “сильных рокировочек”.

7. НЕОБХОДИМОСТЬ РЕШЕНИЯ

ПРОБЛЕМЫ ЕЛЬЦИНА ПО ВАРИАНТАМ

Если сейчас удается дожать Вяхирева через воздействие Кириенко на Ельцина, последний становится не нужен и со своей непредсказуемостью будет представлять из себя только помеху дальнейшей работе.

Если дожать Вяхирева в ближайшее время не удается, непредсказуемый Ельцин будет представлять из себя прямую угрозу стратегическим интересам.

Необходимость решения проблемы Ельцина возникает в любом случае, вне зависимости от того, как и когда будет решена проблема Вяхирева. Поэтому ситуацию с Ельциным имеет смысл форсировать вне зависимости от хода решения проблемы Вяхирева.

Разница в том, что в случае устранения Вяхирева Ельциным дальнейшее решение вопроса с самим Ельциным представляется чисто технической второстепенной задачей и решается попутно с более значимыми мероприятиями; в случае удержания Вяхиревым своего поста устранение Ельцина превращается в первоочередную линию, успех на которой критичен для решения проблемы Вяхирева, действий по Газпрому и дальнейших операций по европейскому направлению.

Хотя крайние меры в отношении непосредственно Ельцина в принципе реализуемы, однако пока считаем их преждевременными. Существует более надежный и простой путь с использованием возможностей, предоставляемых наличием у Ельцина взрослого внука в комбинации с недавно принятым законом об отрешении президента от должности по состоянию здоровья.

Операцию должны проводить соответствующие специалисты.

8. ФАКТОР КИРИЕНКО

Предлагаемое развитие событий по России позволит добиться перелома тенденций на основном европейском направлении.

Энергетический кризис в Европе после событий в России практически гарантирован. В ряде стран он приведет к досрочным выборам, когда можно решать проблему закрепления выгодных для стратегических инициатив персоналий в новых европейских правительствах.

Далее, данный кризис сделает, с одной стороны, крайне затруднительным введение “евро” в ближайшее время, а с другой, после окончательного установления контроля над энергетическими ресурсами российской территории позволит ввести Европу в окончательную и жестокую привязку с позиций силы экономического и энергетического диктата.

Подставка администрации президента в связи с китайским визитом плюс его подвязка к добрым отношениям с Ельциным позволят увеличить шансы на резкое увеличение мест в Конгрессе на промежуточных выборах и сделают практически невозможной победу демпартии на выборах в 2000 году.

Наличие жестко контролируемой российской территории позволит в дальнейшем вести политику с позиций силы не только с Европой, но и со странами Азии, в особенности с Китаем.

В стратегическом плане предлагаемые действия и их последствия позволят сохранить непререкаемо лидирующие позиции в мире как минимум на ближайшие пятнадцать лет.

Ролевое распределение в паре Ельцин-Кириенко.

Заключения психологов сводятся к следующему.

Ролевое распределение в паре Ельцин-Кириенко соответствует модели “отец-сын”. Сыновей не бросают и прикрывают, даже если они делают глупости. До последнего надеются, что сын наберется опыта и перестанет совершать ошибки.

Это распределение вызвано тем, что Ельцин - отец двух дочерей. Он подсознательно испытывает потребность иметь сына, в том числе как продолжателя своего дела. На сознательный уровень это желание у Ельцина не выходит. В свое время он неосознанно искал “квазисына” в Немцове и не нашел. Зато нашел в Кириенко.

Немцов не понял предлагавшуюся ему ролевую игру. Его поведение не соответствовало подсознательным ожиданиям Ельцина. Результат известен.

Кириенко, наоборот, на разумном уровне заметил подсознательные ожидания Ельцина и принял роль почтительного сына. Внешние проявления этой актерской игры можно было наблюдать в первый период премьерства, когда Кириенко не успевал выйти из роли и на заседаниях правительства складывал на столе руки, как отличник за партой. В результате Кириенко уже сейчас удается в определенной мере управлять Ельциным. Для этого мальчик сознательно использует приемы добиваться своего, отработанные в общении со своим собственным отцом. Ельцину, у которого никогда не было сыновей, эти приемы не знакомы, поэтому он их не замечает, и они на него эффективно действуют.

Беспокоиться по поводу образования “квазисемейных” взаимоотношений между Ельциным и Кириенко не следует. Известный факт из биографии последнего во взаимоотношениях с собственным отцом однозначно свидетельствует, что Кириенко свойственно достаточно распространенное среди честолюбивых юношей 60-х годов рождения цинично-потребительское отношение к “предкам”. Можно с высокой долей уверенности предсказать, что, как и в известном случае со своим отцом, Кириенко будет изображать из себя образцово воспитанного ребенка до тех пор, пока до конца не выдоит столь перспективного “предка”. Далее он с облегчением перестанет притворяться и без душевных волнений и переживаний отбросит Ельцина как не способного более приносить пользу.

Ельцин такое отношение к себе со стороны Кириенко не замечает. С комсомольскими юношами-карьеристами поколения Кириенко он практически не соприкасался, тем более близко. Ельцин не может себе представить, что у этой генерации практически полностью отсутствуют непререкаемые для Ельцина моральные нормы и устои.

УНЕСЕННЫЕ РЫНКОМ ( открытое письмо председателю правительства РФ С. В. Кириенко )

Господин премьер!

Ассоциация по защите прав беженцев и вынужденных переселенцев “Адепт” подготовила ПРОГРАММУ ИНТЕГРАЦИИ ВЫНУЖДЕННЫХ МИГРАНТОВ В РЫНОЧНУЮ ЭКОНОМИКУ РОССИИ. В документе учтены рекомендации федеральных ведомств, российских регионов, науки. Разработана система, которая увязывает обустройство всех недобровольно перемещающихся лиц с социально-экономическими преобразованиями на местах, предложены пути выхода из нынешней тупиковой ситуации.

Для внедрения этой системы Центру, правда, предстоит поделиться ответственностью с субъектами Федерации.

Концепция программы в 1997 году трижды направлялась вице-премьерам правительства РФ, но всякий раз ее отвергала Федеральная миграционная служба (ФМС) России. Будто речь идет не о конкретных механизмах включения огромного потенциала в рыночные преобразования, а о стиле и характере работы этого ведомства, которое, по его же мнению, не нуждается ни в каких переменах.

По-другому отреагировали руководители субъектов Федерации, которые ознакомились с новыми подходами. Там согласились и одобрили реалистичные пути разрешения сложной проблемы, а в части внедрения обозначились две позиции: кто-то предпочитает подождать решения Москвы, другие - выразили готовность приступить и уже приступают к реализации Программы на своих территориях. Это подтверждает особую важность темы, поэтому, передавая вам в апреле с. г. материалы (как “Программу организованной миграции в России”, теперь уточнено ее название), мы надеялись на внимание нового правительства.

На сей раз нам отписал зам. министра Минэкономики России. Вновь ни слова по делу, полное игнорирование регионального фактора. Ссылаются на наличие Федеральной миграционной программы и “Комплексный план” мероприятий, демонстрируя непоколебимую уверенность, что ничего иного России не требуется.

Сергей Владиленович, так ли это?

Мы разделяем вашу убежденность, что экономику делают в регионах. Это в полной мере совпало с ведущей идеей наших комплексных предложений, и они могут вписаться в заявленные правительством преобразования по выводу страны из кризиса.

Прежде всего следует уточнить, почему к миграционной составляющей представленной системы необходимы новые подходы.

Официальным инструментом проводимой политики в России является “Федеральная миграционная программа на 1998-2000 гг.”, утвержденная в конце прошлого года председателем правительства РФ.

Программа относится к весьма ограниченной группе мигрантов, а ее реализация зависит только от объемов выделяемых бюджетных средств (их получает ФМС России, а потом делит между регионами), что исключает инициативы расширять ограниченные финансовые рамки, но стимулирует синдром ожидания. В программе нет и намека на выработку механизмов включения и использования трудового и культурного потенциала вынужденных мигрантов, напротив, укрепляется отношение к ним как к обузе для государства и общества.

Напомним, проблемы отнесенных к этой службе мигрантов - беженцев и вынужденных переселенцев из нового зарубежья - в последнее время неоднократно рассматривались в парламенте России, на заседании правительства РФ, на межведомственной комиссии Совета безопасности. Было признано, что, занимаясь решением локальных оперативных вопросов, ФМС России не контролирует общероссийские миграционные события, нерешенные проблемы нарастают, работа службы оценена как не соответствующая миграционной ситуации в стране.

Вам, конечно, известно, насколько критичнее выводы общественности и самих переселенцев этой категории. Другие вынужденные мигранты, а их большинство, вне Федеральной миграционной программы. Схема понятна - в зависимости от причины вынужденной миграции переселенцы жестко распределены по отдельным ведомствам, в заявках на бюджетное финансирование у государства запрашиваются астрономические суммы (их не было и нет), а потом все провалы списываются на “недостаточное бюджетное финансирование”.

Упомянутый документ, естественно, не станет основой проведения полезной для России политики, будучи откровенно ограниченным узкими ведомственными рамками, возможностями и интересами.

Между тем миграции затронули всю страну: в движение приведены мощные пласты населения, тяжело идет адаптация людей в новой среде обитания, уже крайне негативны и далее непредсказуемы экономические и социальные последствия массовых переселений. Увязывая миграции с социально-экономическими преобразованиями на местах, ПРОГРАММА ИНТЕГРАЦИИ предлагает конкретные механизмы реализации, инструменты управления, порядок и последовательность действий.

Новые подходы к решению проблемы опираются на то, что руководство субъекта РФ знает потенциал своего региона; оно может обеспечить реальную организационную, правовую, социальную основы как для оперативных действий, так и в долгосрочном планировании; только оно способно аккумулировать выделяемые государством средства и вовлечь местные резервы.

Но при сложившихся системах управления и финансирования миграций регионы пассивны, хотя несут фактически полную ответственность. Эту ответственность надо просто легализовать, прежде всего закреплением за субъектами Федерации реальных рычагов управления.

Не имея возможности обстоятельно рассмотреть в письме все аспекты комплексных предложений, выделим три наиболее существенных.

Во-первых. В течение последних нескольких лет миграции связаны не столько с притоком в Россию переселенцев из стран нового зарубежья, сколько с массовыми вынужденными переселениями внутри страны и с обустройством уже находящихся на местах людей. При этом проблемы: военных отставников, которые ютятся в заброшенных коровниках; турок-месхитинцев, которым открыто угрожают физической расправой; “мертвых” северных поселков и целых городов и многие другие - как бы не являются миграционной темой, и прямого ответственного на федеральном уровне не существует даже номинально.

Для местных же властей не имеет абсолютно никакого значения причина миграции - отставники это или северяне, переселенцы из Казахстана или из зон экологических катастроф и т. д. Всем попавшим в тяжелое положение надо содействовать в обеспечении работой, гарантировать перспективы на постоянное жилье, предоставить социальную защищенность и контролировать социальную стабильность в обществе.

Установленное на бюрократическом уровне искусственное разграничение вынужденных переселенцев из-за причин миграции не только не способствует решению их проблем, но создает неразбериху, резко осложняет работу местной власти.

Во-вторых. ПРОГРАММА ИНТЕГРАЦИИ позволяет определить границы прав и реальных интересов вынужденных мигрантов, включить механизмы их реализации; устанавливает сферы ответственности и полномочий органов управления разных уровней; создает объективные предпосылки для формирования федеральной и региональной инфраструктуры.

В составе концепции впервые:

- представлена миграционная специфика российских регионов - реципиенты, доноры, имеющие внутренние противоречия, неблагоприятные для повторного расселения, перспективные для проведения активной иммиграционной политики. На этой основе дана классификация субъектов РФ, а с учетом особенностей - указаны основные направления действий;

- учтены все категории вынужденных мигрантов, предложены схемы их делового и организационного взаимодействия с местной властью, хозяйственными структурами и между собой;

- исходя из реально выделяемых объемов, обосновано использование средств федерального бюджета на создание стартовых условий для становления мигрантов и их объединений в качестве полноправных субъектов хозяйствования.

Реализация новых подходов требует уточнения управленческих функций на федеральном (законодательном и исполнительном), региональном и местном уровнях. Такие предложения представлены.

Далее. Каждому региону необходима программа с ясными приоритетами, порядком и последовательностью действий. Поэтому основной раздел работы включает:

- структуру и содержание регионального ЗАКОНА с перечнем прав, обязанностей и “правил игры” всех заинтересованных сторон на данной территории. Это оперативно обеспечит правовую основу, которой нет на федеральном уровне и ее принятие в обозримом будущем не предвидится. Впрочем, пока нет и сколько-нибудь внятных императивов универсального миграционного Закона для самого большого государства мира;

- (на примере региона-реципиента) состав и порядок подготовки ПРОЕКТА по выявлению миграционного потенциала и ресурсов субъекта РФ, которые могут быть задействованы с участием вынужденных мигрантов, конкретные адреса их размещения, сферы деловой и трудовой активности. Люди смогут получать достоверную информацию, осознанно и ответственно выбирать;

- МЕХАНИЗМЫ внедрения и реализации, основные из которых относятся к адаптации вынужденных мигрантов в новой среде обитания, управлению и финансированию.

Как видно, эти подходы не совпадают с официальной программой, однако обеспечивают профилактику повсеместных массовых нарушений прав переселенцев, содействуют их вовлечению в процессы социально-экономических преобразований.

В-третьих. При рассмотрении ПРОГРАММЫ ИНТЕГРАЦИИ у ФМС России вызвал повышенную озабоченность вопрос прямого финансирования регионов. Но он излишне драматизирован, ибо региону предстоит принять свою комплексную программу, и только после этого руководство решит, какая форма скромного бюджетного финансирования его устроит - выделенная целевая строка в Законе о бюджете субъекта РФ или действующая схема (через посредника).

На местах, и только там, определят, как обеспечивать интеграцию мигрантов на своей территории. Владея подготовленной информацией и опираясь на региональный закон, управляющая структура будет не столько “сортировать” переселенцев и выполнять связанные с этим формальности (что делается теперь), сколько помогать остро заинтересованным в ее услугах. А это: предприятия системы Госкомсевера РФ (которым известны их ближайшие и отдаленные перспективы); Минобороны РФ (сертификации жилья для отставников - это ведь далеко не полное решение проблемы их обустройства на новом месте); переселенцы из нового зарубежья, экологические и этнические мигранты. То есть все, кому сегодня некуда обращаться за получением элементарной исходной информации.

Пока же люди продолжают скитаться по России, их спонтанное обустройство никто не сопровождает, а это приводит к человеческим трагедиям.

Следовательно, предлагается с и с т е м а обустройства значительной части граждан России, определенное регулирование распределения производительных сил страны на переходном этапе. Вынужденные мигранты - их наибольшая по численности социально активная часть - хотят, могут и должны стать мощным движителем социально-экономического развития.

Они не обуза, а серьезный экономический ресурс. Руководители отдельных регионов это уже признали и приступают к практическим действиям по привлечению этого ресурса. Однако для ш и р о к о г о включения мигрантов в активную деятельность важно понимание, поддержка и четкая позиция руководства страны. ПРОГРАММА ИНТЕГРАЦИИ ни в коей мере не разрушает ранее сделанного, надо лишь обратить внимание на этот сектор, и тогда без труда можно преодолеть сопротивление небольшой группы чиновников от миграции.

Да, меняются приоритеты. Но это необходимо для утверждения России в качестве государства с рыночной экономикой, а перемены укладываются в рамки развития системы государственного строительства и перераспределения функций управления между Центром и субъектами Федерации.

Такой расклад выгоден всем, и прежде всего самой федеральной власти.

Господин премьер! Почему мы настойчиво привлекаем к проблеме внимание руководства страны и не можем удовлетвориться заключениями отдельных федеральных ведомств?

Потому что предложенная система инициирует решение важных задач.

1. Пострадавшие не по своей воле работоспособные люди смогут успешно обустраиваться на новом месте, когда включатся в процессы экономических преобразований, займут достойное место в обществе. Тогда можно рассчитывать на улучшение условий жизни и социально незащищенных мигрантов. Альтернативы этому не видно. Видимо, шести лет отношения к вынужденным переселенцам, как к обузе, достаточно, чтобы понять, наконец, порочность такого подхода и к судьбам миллионов людей, и в части неполученной государством экономической выгоды.

2. Конечно, вынужденные мигранты России не могут объединяться в профсоюзы, перекрывать железные дороги, оказывать давление на правительство, как шахтеры или учителя, врачи или банкиры. Но и не будучи мигрантами, граждане понимают неизбежность структурных преобразований, связанное с этим закрытие многих предприятий и вытекающие из этого последствия. Поэтому они должны иметь возможности какого-то выбора, знать, куда можно переехать и чем там заниматься. Подготовка и внедрение описанных р е г и о н а л ь н ы х программ наиболее действенная и доступная форма. Это не панацея, но реальный шаг на пути выхода из кризиса. Этот шаг не на словах, а на деле позволяет стимулировать активность провинции, смягчать социальное напряжение в обществе.

3. Обреченность нынешней миграционной политики доказана жизнью.

Вместе с тем субъекты Федерации часто опережают Центр, принимая прогрессивные законы в интересах людей и страны. Поэтому есть основания предполагать, что на местах скорее возникнут предпосылки для отказа от устойчивых управленческих догм - “запретить”, “отказать”, “распределить” и т. д. - в пользу принципа создавать условия для широкой самодеятельности на основе обеспечения правовых гарантий, поддержки инициатив, оказания помощи, организации систем эффективного контроля.

Если же идея регионального приоритета (действенного, конечно, а не в форме упоминаний субъектов РФ в разных “Планах мероприятий” следом за длинным списком министерств) не принимается, если решение вопросов включения мигрантов в процессы социально-экономических преобразований на местах Центр оставляет за собой, правительство РФ может четко заявить об этом обществу, как и о конкретных механизмах действий на нынешнем этапе. Это прерогатива его, правительства, а не отдельного федерального ведомства.

С уважением -

М. КАЦНЕР,

научный руководитель программы,

Л. МИГУНОВА,

вице-президент Ассоциации “Адепт”

ЩИТ МЭРА ЧЕРЕПКОВА

Мэр Владивостока, он же - целитель 6-го разряда, он же - знаменитый экстрасенс, общающийся под столом с силами Космоса, он же - член исполкома гайдаровско-чубайсовского “Дем. выбора России”, Виктор Черепков попал в 98-м под такую же почти волну неприятностей, как и в 94-м.

Тогда в правоохранительные органы Приморья начали поступать сигналы: чудаковатому мэру-демократу ничто человеческое не чуждо. Ему была предложена взятка, и он от нее не отказался. Родилось уголовное дело, и Черепков по указу Ельцина был отлучен от должности мэра.

Но весной 95-го дело о взятках во владивостокской мэрии вдруг превратилось в дело “о фабрикации группой сотрудников Приморского УВД доказательств получения взятки”. Четверо милиционеров оказались в Лефортовской тюрьме в Москве. Указ же Ельцина был опротестован в суде, и он его отменил, хотя вина арестованных милиционеров не была доказана.

Возвращение Черепкова к власти во Владивостоке состоялось в пору начала борьбы окружения Ельцина с руководством Приморского края.

Губернатор края Евгений Наздратенко не принял приватизацию по Чубайсу и помешал санкционированному Кремлем отъему Китаем части российской территории. Чтобы поставить его на место, ему было решено предъявить обвинение в незаконном аресте блаженного целителя-демократа Черепкова. Но выбить у милиционеров показания против Наздратенко не удалось. Тем не менее окружение Ельцина пост мэра Черепкову возвратило. Возвратило с расчетом на то, что он своими чудачествами создаст проблемы во Владивостоке и тем самым ударит по хозяйственной репутации губернатора.

Возложенные на него надежды Черепков оправдал целиком и полностью. Он отказался возвратить долги мусорщикам, и Владивосток летом минувшего года был завален горами бытовых отходов. Он не рассчитался с энергетиками, и в городе периодически отключали свет. Он не платил зарплату врачам, и во владивостокских больницах разразились забастовки.

Черепков создавал проблемы, а у Наздратенко отбирали его законные полномочия, назначая ему регента в лице представителя президента с особыми полномочиями. Но когда выяснилось, что Наздратенко поддерживают и Совет Федерации, и большинство населения края и что отстранить его от должности не удастся, то стало ясно и другое: Чубайс и Ко использовали Черепкова для борьбы с Наздратенко, Черепков же использовал покровительство Чубайса для своей собственной игры.

До апреля 98-го Черепков отбивался от всех ревизий финансово-хозяйственной деятельности мэрии, и ему это сходило с рук, ибо он был нужен Чубайсу. Как только нужда в нем отпала, ревизия состоялась. В мае в нашей газете (“Завтра”, N 20) приводились четыре цитаты из акта данной ревизии, из которых следовало, что 80 миллионов новых рублей или 80 миллиардов рублей старых были изъяты из казны города и направлены на нужды, известные только мэру Черепкову. Сомнительных же эпизодов использования городских денег в акте ревизии было не четыре, а в несколько раз больше.

К настоящему времени по этому акту прокуратура возбудила уже пятое уголовное дело. Тучи над головой выдающегося экстрасенса и демократа заходили хмуро, как и в 94-м. Но гром и молния из них на сей раз могут и не грянуть.

Среди имущих власть в Москве сегодня нет желающих спасать Черепкова по политическим мотивам. Но среди них наверняка есть те, кто готов оказать ему помощь из интересов сугубо экономических.

В свое время владивостокский мэр заключил договор на поставку мазута с московским ЗАО “Гранд-Н” и перечислил ему стопроцентную предоплату в размере 2,8 миллиарда рублей. Мазута во Владивосток до сих пор не поступило, но и шума по поводу возврата денег от “Гранд-Н” мэр не поднял. Он как будто забыл про эти миллиарды.

Но про них вряд ли забыли те, к чьим рукам они прилипли, и, стало быть, невостребованная оплата за непоставленный мазут вполне может явиться оплатой за поддержку Черепкова в столичных коридорах власти. А миллиарды из казны Владивостока оседали в Москве не только при липовой купле мазута.

По тем же экономическим интересам отводить громы и молнии от Черепкова проявляют готовность и влиятельные люди в Приморье.

Вот выдержки из трех документов.

Документ первый - распоряжение представителя президента РФ в Приморском крае В.Е.Кондратова от 4 августа 1997 года: “Поручить аппарату Главного контролера-ревизора по Приморскому краю (Сличной В.М.) провести комплексную ревизию мэрии г. Владивостока”.

Документ второй - письмо зама Сличного - О.М.Кузнецовой на имя Кондратова от 8 сентября 1997 года: “Уважаемый Виктор Евгеньевич! Мэр г. Владивостока Черепков В.И. 2 сентября 1997 г. при встрече в приемной с проверяющими сказал, что не допустит наших специалистов к ревизии, пока не переговорит с Вами. Просим оказать содействие в проведении ревизии в мэрии г. Владивостока”.

Документ третий - распоряжение В.Е.Кондартова от 11 сентября 1997 года: “В связи с организацией проверки мэрии г. Владивостока общественной комиссией распоряжение представителя президента от 4 августа 1997 года о комплексной ревизии мэрии г. Владивостока отозвать”.

Кондратов в Приморье исполняет сразу две роли - представителя президента и начальника краевого управления ФСБ. В первой роли он мог не знать о финансовых нарушениях в мэрии, во второй - знать о них был обязан. Поэтому 4 августа 1997 года начальник Приморского УФСБ Кондратов продиктовал представителю президента в Приморье Кондратову распоряжение о ревизии мэрии. Мэр Черепков его распоряжение отказывается исполнять до переговоров с ним. Переговоры состоялись, и Кондратов отменяет собственное распоряжение. Почему? Потому что тревожить Черепкова не велел Чубайс и его люди из окружения Ельцина?

В сентябре 1997 года Черепков был нужен Чубайсу для того, чтобы свалить Наздратенко, и этим вполне можно объяснить задний ход Кондратова. В июле же 1998 года надобность в Черепкове у Чубайса, Савостьянова и у других ельцинских бояр напрочь отпала. Но при всем том стоило приморскому контрольно-ревизионному управлению поставить вопрос о дополнительной проверке использования мэрией бюджетных средств, как Кондратов 1 июля 1998 года строчит главному контролеру-ревизору письмо: “Прошу информировать меня о цели, причинах и основаниях повторной проверки финансово-хозяйственной деятельности мэрии г. Владивостока вашим аппаратом”.

И как представитель президента, и как руководитель местного ФСБ Кондратов явно озабочен: чего еще копать там в мэрии - раз проверили и хватит.

Политических причин в сохранении Черепкову покоя у Кондратова нет. Значит есть причины экономические. Какие именно?

Газета “Владивосток” недавно опубликовала снимок строящейся дачи генерала Кондратова, и те, кто увидел этот снимок, не могли не задаться вопросом: как на скромную зарплату чиновника можно развернуть возведение столь огромного особняка, и не является ли сей особняк платой за покой озорующего с бюджетными деньгами Черепкова?

Было время, нашкодившие градоначальники прикрывались, как щитом, от меча закона борзыми щенками. Теперь в ходу не живой товар, а недвижимость, и не хотелось бы ничего крамольного видеть в особняке генерала от ФСБ. Но как не видеть?

Николай АНИСИН

БОЛЬ СЕРДЦА МОЕГО

С развалом СССР мы потеряли не только свою страну, но и близких друзей - арабские страны. Долгих шесть лет русским патриотам приходилось мучиться, искать ходы, чтобы восстановить хотя бы часть наших старых связей, возродить наше сотрудничество с ближневосточным миром в политике, экономике, культуре. В результате в феврале 1997 года был создан фонд "Дружбы с народами арабских стран". В первую очередь мы связали свою деятельность с помощью Ираку - ему сейчас тяжелее всего.

В начале 1998 года США еще раз решили показать свою силу, подмять под себя Ирак, по-жандармски подчинить себе волю непокоренной республики. Сложилась тяжелейшая ситуация. В начале февраля в Багдад ездила российская делегация, но без толку: все видели, что там вытворял Жириновский. Почти в это же время мне поступило приглашение от революционного командования, чтобы я тоже посетил Ирак. Я понял, что как бы тяжело там ни было, я должен быть там, рядом с ними. Мои друзья были в беде, как я мог отказать?!

Официально бомбардировка была назначена на 22 февраля. 21 февраля я вылетел в столицу Иордании Амман, чтобы оттуда на машине добраться до Багдада, - такой путь должен проделать всякий, кто хочет попасть в эту осажденную страну. Встретившие меня в аэропорту палестинцы настаивали на том, что необходимо подождать, что в дороге могут бомбить, но я их не стал слушать и потребовал машину. К полчетвертого утра 22 февраля, проехав тысячу километров по пустыне, я уже был в Багдаде. Иракские друзья, приехавшие ко мне в гостиницу, страшно удивились: "Как же так, российская делегация уехала, все иностранцы убежали, Багдад пустой, а вы приехали! Мы ждали вас, но не в такое время".

Утром я был принят первым вице-президентом Ирака Тахи Ясиром Рамаданом. Вместо получаса мы говорили два с лишним часа: о ситуации, о том, что американцы нападут сегодня, о готовности иракцев отстаивать свою страну. Мой приезд его очень вдохновил, в его глазах я прочитал радость, что на свете есть не одни только враги да перевертыши, но и друзья.

Сразу после Рамадана меня ждала встреча с премьер-министром Тариком Азизом, моим хорошим товарищем. Те же самые вопросы, то же удивление: ведь все, кто называл себя друзьями, - коммерсанты, политики - все сбежали, ко дню бомбардировки никто не остался.

На следующий день, пока налеты откладывались, начались поездки: я встречался с политиками, военными, студентами, простыми жителями, чтобы узнать настроение иракцев. Я понял: этот народ - слишком патриотический. Они слишком любят свою страну, свой народ, своего лидера Саддама Хусейна. Они будут воевать до последней капли крови, потому что тверды в самом главном: или победа, или смерть.

В Ираке все готовы сражаться за свою Родину: и взрослые, и дети. Семи-восьмилетние дети уже знают, как стрелять из автомата, как оказать первую помощь. И с таким вдохновением, с такой ответственностью они говорят: "Мы не сдадим свою Родину!" - что даже сейчас, когда я это вспоминаю, у меня комок в горле стоит. Это было не наигранно, потому что слова эти я слышал везде, куда только ни приезжал.

Из-за блокады в стране нет лекарств, нет питания. В таком огромном городе, как Багдад, всего две машины скорой помощи. Люди гибнут, дети от голода пухнут - и это в самом центре столицы. И я не мог понять, откуда в маленьких иракских детях такая сила воли: сидят холодные, голодные, но - "За Родину!".

Даже когда выяснилось, что 22-го бомбардировки не будет, напряжение не спало. Пока американская армада в Персидском заливе, каждый день для иракцев - испытание. Но на колени перед Америкой они не встают и никогда не встанут.

Я встречался с палестинским руководством, с имамом Ирака, удалось мне повидаться и с Саддамом Хусейном. Это очень великодушный, мужественный, высокообразованный человек, он по-настоящему любит свою страну. Несмотря на самые тяжелые условия, в которых пребывает Ирак, он пользуется огромной поддержкой своего народа. О нем очень много разглагольствуют, особенно те, кто его ни разу не видел. Я же во время той встречи увидел твердого, сосредоточенного человека, без капли страха или неуверенности, благородного мужчину, настоящего лидера. Он обладает полной информацией о стране, знает, что происходит в каждом городе, чем дышит народ, и прекрасно осведомлен о международной ситуации: когда мы говорили об обстановке в России, мне нечего было ему возразить.

Саддам Хусейн, как и любой иракец, очень благодарен русскому народу за поддержку Ирака, пусть хотя бы моральную, пусть в обход преступной "официальной позиции Кремля". В Ираке я почувствовал такое глубокое уважение к русскому народу, что не мог не удивиться. На улице любого города если только люди услышат русскую речь, увидят русского, они готовы все для него сделать, отдать последнее, готовы молиться на него. Сейчас иракцы сочувствуют нам, говорят, что Россия стала американской колонией, но при этом они четко знают, кто в России это сделал, помнят, как мы помогали им в советские времена, видят, что русский - это их настоящий друг, и берегут эту дружбу.

Мне выделили телевизионную группу, которая везде сопровождала меня, и каждый день мои встречи транслировались по иракскому телевидению. Меня узнавали, хлопали мне на улицах, а некоторые женщины даже снимали чадру, становились на колени, начинали молиться и все повторяли: русский, русский, - я это вспоминаю сейчас и плачу… Люди чувствовали поддержку из России, и я надеюсь, это им очень помогло.

Когда я увидел, что обстановка немного нормализуется, после ооновских слушаний по Ираку и назначения очередной комиссии по проверке "химобъектов", я понял, что главная угроза миновала, пора возвращаться домой. Восьмого марта рано утром я выехал в Амман, по дороге уже в Иордании встретился со своими палестинскими друзьями. Они обрадовались, что я жив-здоров, сообщили в Москву, что я вылетаю сегодня, мы уже подъезжали к амманскому аэропорту, как вдруг на полпути со мной стало плохо.

Я почувствовал, что задыхаюсь, расстегиваю воротник, открываю окно, но все хуже и хуже. Мои попутчики останавливают машину, тут же звонят в палестинское посольство, сообщают о необходимости срочной госпитализации, выходят на Ясира Арафата, докладывают ему, что со мной случилось. Ясир Арафат связывается с иорданским королем Хусейном, с руководством Ирака.

Меня привозят в амманский госпиталь, там аппаратура показывает, что все нормально, а я умираю. За это время отыскали самого знаменитого в мире иорданского хирурга Омара, который на следующий день должен был лететь на Филиппины. Он отменяет все поездки, прибывает ко мне и готовится к операции. Русский врач Оксана, которую специально нашли для перевода, говорит мне, что у меня очень плохое положение: закупорены все сердечные каналы, кроме одного, самого маленького, который вот-вот лопнет. Я уже подписываю все необходимые для операции бумаги, как слышу шум в коридоре: это палестинское руководство прислало ко мне нескольких врачей и охранников из военного корпуса ООП - присутствовать на операции от начала до конца и следить, чтобы волос не упал с моей головы.

Потом мне сказали, что это - от перенапряжения, что нужно было поберечь себя. Что же мне беречься, это Ирак надо сберечь, защитить от американских бомб и пушек.

Операция длилась семь с половиной часов, мне сделали шесть шунтов. Операция была настолько сложной, что даже у доктора Омара она оказалась лишь второй в жизни, причем первой успешной. Я проснулся только через трое суток, и врачи уже не думали, что я приду в себя.

И когда я открыл глаза, я увидел море цветов в палате, кругом были розы, а среди них на полу сидели две девушки и возносили молитвы Аллаху. Оказалось, эти девушки лет семнадцати, из Иордании и Ирака, когда узнали, что я приехал к иракцам на помощь, пришли в госпиталь и трое суток ни на секунду не отходили от меня, ухаживали за мной, а теперь плакали и славили Аллаха за то, что ради спасения их народов он позволил мне остаться живым.

Шестнадцать дней я провел в госпитале, и каждый день ко мне шли люди, которых я совершенно не знал, и дарили мне цветы; приходили старушки, женщины, целовали руки, и все столь истово молились за меня, что мне этого никогда не забыть!

Палестинское и иракское руководства вместе оплатили мою операцию, дорогие лекарства, и сделали все, чтобы я излечился. Простые люди заботились обо мне и неподдельно радовались моему выздоровлению. Я понял, что такое настоящая дружба. Я и мои дети бесконечно благодарны им.

Акиф БАГЕМСКИЙ

БРОШЕНЫ И ЗАБЫТЫ

Я КАК-ТО ЛЕТОМ ПОЕХАЛ ЗА МЕДОМ в деревню к знакомому пчеловоду-старику Матвеичу. Разговорились о жизни нынешней. Года два я его не встречал. До этой встречи я знал его верующим. Никогда я его не видел пьяным. Верить в Бога он стал с приходом перестройки, когда смута, словоблудие, хаос захлестнули страну. И вот новая встреча. С первых слов я почувствовал перемены в нем. Тоже жаловаться стал на жизнь, на власть. Но, кроме этого, из него стала выплескиваться и злоба. Я спросил его: “Дед! А что же Бог тебе не помогает, твоим нищим детям? Ведь ты всегда мне говорил, что он всемогущ, видит все, знает все. Что же он тебе, верному слуге, не помог?” Дед Матвеич всегда усердно молился, ходил в соседнюю деревню в церковь и мне советовал служить Богу, верить в Бога. И вдруг я услышал от старика-верующего: “Глупости все это человеческие. Люди, как дети. Любят сказки. Особенно, когда им становится тяжко жить от всеобщего воровства, “свободы”, словоблудия. Вот и поверили снова… Я же когда увидел жадность местного попа, а потом хоромы и роскошь московского владыки, когда вокруг столько плодится нищеты, несправедливости - как-то сразу охладел к религии.

Бывает, оказывается, и на старости такое. Вот и возродилась ныне на Руси снова народная поговорка: “До Бога высоко, а до царя - далеко”…

Я же вернусь к тому, что я увидел, почувствовал и пережил в эту поездку в деревню. За водой старикам приходится ходить к колонкам или к роднику, до которых метров триста, пятьсот. А ноженьки болят, спину ломит! Хоть криком кричи! Но никто ныне старикам в деревнях не поможет. Так ведь у колонки еще и ледяной бугор. Того и гляди: поскользнешься и упадешь.

С утра надо еще и печь истопить, что-то сварить не только себе, но и скотине. Впрочем, редко кто уже из стариков держит скот. Разве что курей, да и тех у них воруют. Баню зимой старики не топят (у которых она еще не развалилась). Ведь принести ведро воды для пожилого - это проблема из проблем, а тут надо минимум ведер шесть-восемь для бака в бане. Вот и не моются они неделями. Иногда повезет: пригласят в баню соседи помоложе или родственники, знакомые.

Газу чаще нет. А если и привозят, то в драку. Кто сильнее, наглее, тот и с газом. Часто воруют и газовые баллоны. Местная власть практически ныне уже никак не защищает, ничем не помогает старикам. Да и старики ее и не знают. И знать не хотят. Мол, жулики они все. Потому и воров не вылавливают. Воровство! Вот основная беда для стариков.

Другая беда: каждый пожилой человек в деревне ныне лечится сам, пьет таблетки те, которые ему в аптеке подскажут (как обычно, придя домой, он все рекомендации забывает) или полуграмотный фельдшер, к которому тоже надо топать (да и не в каждой деревне он есть), а чаще старики сами выбирают: какие таблетки пить и сколько при том или ином недуге. А тут еще одна напасть: деноминация денег. Слово это они, конечно, слышали, но выговорить не могут. Вред же для стариков эта денежная реформа огромный наносит. Никто из них (с кем я общался) не может разобраться в соответствии старых денег к новым или наоборот. А это и на руку прежде всего торгашам, молодым родственникам.

Я привез по заказу стариков им лекарства, кое-что из утвари. Спросили они меня: “Сколько это все стоит?” Я по привычке назвал сумму в старых деньгах, а потом в новых. Так они мне принесли кучку бумажных, металлических денег и проговорили: “Набирай-ка, милок, столько, сколько нужно за товар”. А я и говорю им: “Так сами отсчитайте?” “Не понимаем мы в новых деньгах ничего”, - ответили мне старики.

Страшное явление и другое в деревне: сыновья и дочери буквально грабят своих пенсионеров-родителей. Приезжают и забирают (бывает и силком, угрожая) почти всю пенсию. На хлеб только оставляют. И некому пожаловаться. Да и как жаловаться на свое кровное дитя?! К тому же понимают старики: такую жизнь их детям устроили нынешние правители.

В деревню я езжу теперь все реже и реже. Безработным стал. В эту поездку остановился у моей третьей мамы. Живет она одна в своем разваливающемся домике. Подъехал я в аккурат к обеду. Обрадовалась она, как всегда, моему приезду. Для стариков гость, общение - это самый лучший подарок. Пахучие щи прямо из печки меня быстро согрели. Разговорились. Правда, я, как всегда, слушал в основном, а Надежда Михайловна мне рассказывала, рассказывала о жизни села. Невеселые новости услышал я и в этот раз, порой даже жуткие. Домик ее у дороги. И все чаще она, глядя в окно, видит, как по этой дороге на кладбище в последний путь провожают умершего (а нередко уже и убитого или самоубийцу, отравленного, замерзшего, погибшего от нужды). “Так за последние два месяца, - говорит Надежда Михайловна, - покойников двадцать пронесли”. И начала мне перечислять пофамильно. Мол, помнишь такую-то или такого-то?.. Некоторых я вспоминал, других хорошо знал. Сердце заныло от боли. “Как мухи, дохнут люди”, - добавила она.

С детьми ей повезло: трудяги, смекалистые. Не занимаются вымогательством у нее денег. Сама им отдает, накопив немного. Да и как не помочь, когда дети за свой тяжкий труд не получают зарплату из-за местного криминального начальства. Зять, хоть и фермер, и дела у него неплохо идут, а тоже постоянно без денег. Вырастил в прошлом году хороший урожай зерновых, гречихи. Выгоднее было продать этот урожай в других областях, республиках. Ох, как деньги нужны были в хозяйстве! Да вот беда: запрещают местные власти вывозить фермерам свою продукцию, велят продавать ее на нужды области. Естественно, и цены сами диктуют. А они разорительные. И все-таки пришлось продать своим. Куда деваться? Так беда еще и в том, что вместо денег за урожай дали товар, который и продать-то почти невозможно. Вот так местные чиновники-грабители и добивают “неоперившихся” фермеров. Глядя и слыша о мытарствах детей своих (а у них свои дети), Надежда Михайловна порой последние свои денежные крохи отдает детям, внукам. Ведь нередко у них нет денег даже и на хлеб.

Побыв часа три у Надежды Михайловны, я подался к другим знакомым старикам снести и им гостинцы.

К старикам сейчас редко кто приезжает, заходит. Бывает, что человек умирает оттого, что не смог затопить печь, а значит, остался без горячей пищи, чая. Или не оказалось под рукой нужного лекарства. А то от головокружения упал прямо дома, зашибся, да так и пролежал, умирая, несколько дней на полу. Если бы кто-то оказался в эту минуту рядом, помог, то отступила бы смерть еще на несколько лет. Пишу эти строки, а перед глазами мелькают наши русские убогие деревни. И в этот момент умирают от одиночества, горьких переживаний и разочарований, от безысходности, некормленые, немытые, бессильные наши старики.

Леонид БОБРОВ

Ульяновская область

КОЗЬЯ МОРДА

НА СЕВЕРЕ ОБЛАСТИ, В ЛЕСАХ жила старуха, запущенная, ветхая, давно не мытая. У нее была коза.

А в соседней деревне у сорокалетнего мужика Макарова было четверо голодных детей.

Однажды он “поймал козу за бороду, чтобы не кричала, взял подмышку и пошел домой”.

Бабка со странной для этих мест фамилией Гримашевич - неопрятная, презренная, старая, заметила и принялась вопить: “Вор ты, Макаров! Не тобой рощена коза - отдай!”

Самолюбие мужика не выдержало таких оскорблений. Он в сердцах бросил козу и поднял с земли палку.

Козу бы зарезал - детей накормил. Бабку палкой убил - тринадцать лет получил.

…А денек был зимний, морозный - чудесный денек.

Старуха лежала у своего дома мертвая. Коза блеяла в безопасном отдалении от похитителя, а сам он, пьяный и страшно злой на вековуху, поскрипывая резиновыми сапогами по снегу, уходил в сторону своего жилища.

Ночью бабку Гримашевич слегка поглодали крысы. Назавтра ее обнаружили и заявили в милицию, а козу застали соседи в хлеву.

Бабка Гримашевич родилась аж в 1906 году. И прошедшим летом выглядела по описаниям любознательной корреспондентки “Кировской искры” так:

“…Передо мной большой в четыре окна деревянный дом. Я стою возле него в нерешительности и раздумье: может ли быть в нем кто живой? Уж очень похож на заброшенный, каких сотни в окрестных деревнях. На крыше зияют дыры, окна заложены тряпьем. Наконец отваживаюсь войти в эту халупу.

На гнилых ступенях крыльца пасутся три цыпленка. От дверей не осталось и помина. Сенцы приспособлены под хлев для козы.

Не без страха я потянула тяжелую дверь и вошла в избу. Громко поздоровалась. На мой голос из кучи тряпья, лежащего грудой на железной кровати, с трудом выбралась старая женщина. По всему чувствовалось, что она очень давно не мылась. Это была Федора Степановна Гримашевич.

На улице стояла жара, а в доме темно и сыро. Свет едва проникал сквозь стекла, густо засиженные мухами, которые носились по дому роем.

Печь посредине, дощатый стол - вот и вся обстановка. Через худую крышу и провалившуюся потолочину видно небо. Соседи рассказывали, что когда идет дождь, то он “идет” и в доме бабки Федоры. И она, чтобы укрыться от сырости, залезает под стол.

Стены дома голы. Пазы усижены клопами. С потолка грязными гирляндами свисают обои. На полу прямо у меня под ногами лежит дохлая мышь, а желтая кошка лениво перекатывает ее с места на место.

Мало кто помнит сейчас в Петрушине, когда и откуда прибилась в деревню эта женщина. Говорят, что пришла пешком еще в 30-е годы. Держала скотину, огород. Никого знать не желала. Жила сама по себе, без семьи. Лишь на 88-м году жизни, когда совсем занемогла, администрация стала давать ей пенсию”…

Немногим отличалось от бытия отшельницы и жилище ее убийцы, “акт о состоянии” которого был составлен вскоре для передачи его детей в детдом.

“Отопление - печное. Печь находится в аварийном состоянии. Основная дымовая труба разрушена, - читаем в акте. - А дополнительная металлическая выведена в форточку. Температура воздуха в помещении 9 градусов. Дети спят на общей кровати в верхней одежде… Рацион питания семьи состоит из картошки и перловой крупы с добавлением комбикорма… Двое детей из четырех - инвалиды детства”.

Вот в этот “дом” и вернулся Макаров после убийства. Жена тоже заорала - он и ее пригрозился убить. Лег спать и проснулся уже в наручниках, что защелкнул на нем молодой лейтенант, который исполнял должность чуть больше года, и ему не наскучило еще тщательно собирать свидетельские показания. Для обвинения Макарова в “покушении на тайное хищение чужого имущества (кражу козы) и умышленном убийстве с целью сокрытия данного преступления” достаточно было и показаний ближайших соседей Гримашевич. Но лейтенант зашел еще к местному фермеру-богатею (по меркам современной деревни). Подозреваемый Макаров летом батрачил на этого кулака, и Киреев (так звали фермера) до сих пор с ним не расплатился. Оправдывался неурожаем, хотя совсем недавно получил приличную ссуду в Агробанке.

Затем следователь зашел к артельному крестьянину Фомину, вместе с которым два дня назад подозреваемый ловил рыбу. Полведра окуней унес тогда Макаров, и в течение суток его семейство было сыто. Он бы и чаще рыбачил, да не имел снастей. А в собственном подворье у него даже собаки не водилось.

Он есть самая настоящая беднота деревенская, заморочная и безнадежная. Дурной, беспутный человек. И в тюрьме ему - шестерить и опускаться до скончания долгого срока.

А единственное наследство убитой старухи, то самое “имущество”, на которое покусился Макаров, до сих пор жует сено в хлеву соседей.

Андрей БОВИН

Кировская область

ГОРИТЕ ВЫ ОГНЕМ!

Крутые в деревне и городе разные. Да и сама мокруха - тоже. В деревне убивают простой палкой, называемой батогом. Или ночью поджигают дом - пускают петуха, как водится со времен приручения огня. Никаких тебе динамитов или пистолетов с глушителями. Обильно льется кровушка в селах “на почве семейных отношений”.

…Над деревней Егово на Рождество сияли звезды. Дома стояли в синем свете глубокой ночи. Уже отгуляла деревня и спала. И лишь Сергей Белозеров легкой тенью скользнул между сугробов прочь от дома отчима и спрятался за амбаром.

Сквозь щели между досок просвечивало странно яркое освещение сеней, внутри сруба раскалялось, как в ядерном реакторе. Вдруг словно кровлю приподняло легким бесшумным взрывом, из-под застрехи дунуло дымом, белыми в ночи струями и клубами, как из-под крышки кастрюли с кипящим борщом. Огонь быстро проел тонкие доски обшивки над дверями. Доски сначала сделались розовыми, потом раскалились углеподобно, и струя огня кинулась к снегу на крыши. Было видно, как за минуту толстый слой снега просел. Проталины зачернели, и шифер стал стрелять оглушительно, на всю деревню.

Вокруг дома сделалось неестественно светло, как на съемочной площадке. Одну оконную раму в передке вышибло тоже, могло показаться, распирающим жаром, если бы вслед за ней не выскочила по инерции голая нога: раму выбили изнутри. И затем из этого пробоя показалась голая задница. Баба неуклюже сползала, и, только встав на цоколь, оправила сорочку перед тем, как прыгнуть в сугроб. Охватила себя руками то ли от ужаса, то ли от мороза, затряслась и завыла.

Прятавшийся за амбаром Белозеров злорадно наслаждался происходящим, будто подглядывал в туалете, торопливо, жадно курил и сплевывал.

Вслед за бабой из окна в трусах и пиджаке на голое тело, вылез мужик и, видимо, поранил ногу стеклом, запрыгал на одной.

Это зрелище Белозерова восхитило, он тонко, похотливо заржал в своем укрытии.

Голые мужик с бабой топтались возле горящего дома, о чем-то спорили. Наконец баба убежала по скользкой дороге к соседним домам, а мужик, обогнув дом, приблизился к огню так, чтобы согреться.

Дым валил уже и из разбитого окна - видать, прогорела и бревенчатая стена в сенях.

Стали набегать соседи из темного конца деревни. Толпились, махали руками, кричали, ужасались.

Как безумный, радовался только Белозеров в своей засаде.

Радовался собственноручно сотворенному позору своей матери, той самой бабы, нагишом спасавшейся из горящего дома. Радовался “утрате имущества” отчима, согревающегося у грандиозного костра.

Этой ночью он сотворил возмездие над неверной матерью и сделал нищим отчима.

Еще несколько часов назад он пытался высказать им свое презрение, доказать их неправоту. Сидел за столом с ними в этом доме, пил и наливался яростью мщения за родного отца, который год перед тем лежал парализованный, а мать уже тогда бегала к этому… Она предала отца еще живого и немощного. А потом “расписалась” с этим… через неделю после похорон любимого им бати. Сука.

Сидя у них в гостях, он видел, как она раскраснелась и похорошела, как ласково поглядывала на нового мужа. И вдруг, ни слова не говоря, с размаху ударил в бесстыжее лицо матери своим увесистым кулаком.

Мать свалилась со стула, завопила: “Не тронь его, Вася!” - схватила нового мужа, повисла на его ногах, и содеявший сие непотребие парень удалился нетронутый. Отчим лишь обозвал его говнюком и наказал больше у него не появляться.

Белозеров прогулялся до кладбища, до могилки незабвенного бати, опять вскипятил там себя мщением и вернулся в дом отчима. И опять приложился к позорной материнской “харе”. А женщина снова гирей повисла на втором своем муже, не позволила отплатить за обиду единственному сыночку. А зря. Врезать бы пару раз борцу за “отцовскую честь”, глядишь, отрезвел бы “Сереженька”, не побежал домой за канистрой бензина, не облил бы сени, не поджег. Хотя, конечно, кончил бы свой век все равно плохо.

…От разгоревшегося пожара он уполз между амбаром и бань незамеченный. Сморенный усталостью, заснул в осиротевшем родном, нетопленом доме.

Утром пришел с повинной к участковому. Оформили ему “явку”. Обещали “за активную помощь следствию” дать минимум. Но на суде он опять сорвался - плюнул в мать, подбежавшую к решетке.

Не плюнул бы - тремя годами отделался. Плюнул - получил семь.

И - “не жди меня, мама, хорошего сына”…

Вадим КОРНЕЕВ

Архангельская область

ЛЕГЧЕ ОТРАВИТЬ…

У МЕНЯ ДВА ГОДА НАЗАД умерла жена. Живем теперь мы вдвоем с сыном в трехкомнатной квартире. Я - вдовец, да сын разведенный. С ним, с пьяницей, кто жить станет? На три комнаты у нас один стол на кухне, три расшатанных стула, две железные кровати, платяной шкаф без дверцы, да барахла чуть. Все-все пропил сын! Пока жена моя была жива, следила за вещами, а я-то не услежу.

Я - инвалид второй группы Отечественной войны. Лежу на кровати, слышу шум. Пока подымусь, протез пристегну, выйду - уже швейной машинки нет! Потом - телевизор, потом и вся мебель. Телефон пропил, я новый купил. Он и этот пропил. Тогда я опять купил, и Надьке, соседке, отнес. Надо, беру его и звоню.

Я под миллион пенсию получаю. Как получу, сын отымет, пропьет. Потом я стал закапывать часть. Переложу в баночку с крышкой, закрою ее и закопаю где-нибудь по пути домой. Так все равно догадался, выследил, потом идет после меня, выкапывает.

Я на фронте воевал, на мину наступил, ногу по колено оторвало. Верите, ни одной слезинки не капнуло из глаз. Пятьдесят лет не плакал! А сейчас научился. Сижу или стою, или домой иду - плачу, слезы одна другую догоняют, остановиться не могу, хоть и стыдно перед людьми.

Еще заразной болезнью заболел, легкими. Подолгу лечиться приходится, лежать в больнице. Отпрошусь домой помыться, приду, а там сын всегда пьяный, угрожает мне. Бывает, в дверь войду, а он вместо “здравствуй” говорит:

- А, явился! Опять бутылку один выпил? Я тебя, старикан, насквозь вижу!

Я не отказываюсь, что сам грешу по этой части. Курить не курю, откуда и болезнь взялась? А сын курит, но не болеет. А вот выпить иной раз выпью. Фронт вспоминаю, молодость, Шуру, жену мою, как потом его, Борьку, родили, как праздники праздновали вместе - жизнь была! И для чего я жену пережил?.. Сижу, вспоминаю, плачу…

Ну вот, теперь о том, что рассказать хотел. Жил я так с ним, мучился два года. А потом, слышь, как кол в голову вонзили: сам не помираю, мучаясь, живу, а тут еще Борька житья не дает, хоть голову в петлю - и конец! Дай, думаю, я сам его отравлю. Таблетки от болезни нам очень сильные дают, сам видел, как собака от нескольких таблеток сдохла.

И стал действовать: наэкономил этих таблеток, домой отпросился, как обычно, на выходные. Приехал, купил бутылку водки. Помылся, говорю сыну:

- Не буду ждать понедельника, что-то плохо чувствую себя, уеду сегодня обратно.

- Ну, давай, поезжай, - говорит.

Вот я эту бутылку открыл в туалете, половину сам выпил, а в оставшиеся полбутылки высыпал все таблетки, что в кармане были. Потряс несколько раз для верности и на кухне поставил ее незаметно за ситцевой занавеской на подоконнике. Стол рядом с окном стоит. Вижу - эту бутылку через занавеску на свет видно, даже видно, сколько водки в ней осталось. “Ну, - думаю, - эту бутылку пополам с тобой, Борька, выпьем. Я свою половину принял, а это - тебе!”

Верите, нет: перекрестился на красный угол несколько раз:

- Прости меня, Господи, что родному сыну отраву даю, нет ни житья с ним, ни сладу. Господи, прости меня, грешного!

И вышел вон, поехал в больницу.

Вот снова неделя прошла, от него звонков не было. Пятница подходит. У меня всю неделю холод внутри сидел. Врач говорит:

- Что-то ты, Тимофеич, бледный какой-то. Может, не пускать тебя домой?

- Нет, - говорю, уж вы меня обязательно пустите, что-то сын всю неделю не звонил, не случилось ли чего?

- Ну, тогда поезжай, проверь!

Подхожу к дому, а в квартиру заходить боюсь. Иду к Надьке.

- Надь, - говорю, - что-то ноет мое сердце, боюсь сегодня в дом заходить - уж не случилось ли чего с Борькой.

- Да, - отвечает, - я его тоже несколько дней не видела. А что может случиться?

- Да мало ли! На тебе ключ, иди открой.

Она пошла, я сзади. Отпирает дверь: тихо! Я принюхался: вдруг пахнет уже? Но нет, только куревом прет несвежим.

Надька - в комнату, я - за ней.

- Вона, лежит, - говорит она, - пьяный небось!

- Борька, проснись!

Не шевельнулся. У меня внутри все дрожит, и вся грудь в холоде: надо же, сына отравил! И лежит так, как когда маленький был, всегда лежал: на правом боку, колени к животу прижал.

Надька дальше пошла, а я не могу, в дверях как приклеился.

- Борис, вставай!

У самой голос дрожит, заволновалась. Потрогала:

- Батюшки, лоб холодный!

У меня холод под колени сполз, еле держусь, вот-вот грохнусь.

- Боря, сынок, вставай, - шепчу шепотом.

Вдруг как сядет быстро.

- А, батя, это ты? Надюха, а ты чего такая белая? Да что вы на меня уставились? Трезвый я, трезвый! Всю неделю не пил. Не на что, да и неохота чего-то! Отсыпался. Потому и тебе не звонил.

Я скорее на кухню. Гляжу: батюшки мои светы, вон она стоит, как стояла, я ее с порога увидел, через занавеску даже видно, что не пустая. Я скорей схватил ее - и в раковину! Руки дрожат, сам думаю: как же так, не увидел всю неделю, пока меня не было. Она же видна была - как нарисованная - через занавеску. Где только он мои початые бутылки не находил, а тут на самом виду не увидел! Может, думаю, что помолился за неправедное дело?

Не ведаю, не знаю я ничего про это, но пережил немало! Сын-то пить продолжает, что с него! А я иной раз посмотрю на него - вдруг как волной обдаст: будто это я спас его. Верите, нет, вроде хотел его отравить, убить, а кажется, что будто от смерти спас.

Что ж, думаю, знать, доля моя такая: жить - мучиться, и умирать - мучиться!

Записал Виктор РЫБАЛКО

г. Боровск

ЖИЗНЬ ЗА РОССИЮ

3 июля трагически оборвалась жизнь мужественного патриота генерала Рохлина.

Официальная версия гибели, жалкая, как сам режим, и беспомощная, как кириенковские реформы, едва ли способна убедить.

Остановилось сердце героя, но не остановить клокочущей ненависти и нарастающей волны народного гнева.

Слово отважного генерала пробудило во многих волю к сопротивлению, вокруг его имени и движения стали объединяться те, кто не намерен больше мириться с политикой разрушения и геноцидом русского народа. И режим испугался. Испугался решительности, а главное, его бескомпромиссности, чем, увы, неоднократно запятнала себя “системная оппозиция”. Рохлин не пошел на компромиссы: ибо режим Ельцина - режим национальной измены, а всякий компромисс с предательством - тоже предательство.

Герой нескольких войн, он погиб на самой важной, самой страшной и самой ответственной войне - войне за Россию, которую ведет против нас руками нынешних правителей вся мировая закулиса.

Все зло мира против нас, мы в меньшинстве и пока терпим поражение. Но с нами Бог - и мы выстоим.

Кончится лихолетье, сгинет проклятый режим, сойдут на самое дно преисподней его мерзкие сатрапы во главе с Ельциным принять муку вечную за неисчислимые страдания, принесенные великому народу и великой стране. Травой забвения зарастут их презренные могилы, а имя героя, бросившего вызов этим апокалипсическим чудовищам, останется как пример чести и доблести, как пример до конца выполненного долга.

Герои не умирают, они вдохновляют, они зовут на подвиг.

Вечная память тебе, генерал, и вечная слава!

Протоиерей Александр КУЗЯЕВ

Ярославская обл., село Высоцкое

Храм Воскресения Христова

НАШ СУВОРОВ

В Евангелии от Луки говорится о том, как к проповеднику Покаяния Иоанну Крестителю приходят воины и спрашивают: “… а нам что делать? И сказал он им - никого не обижайте, не клевещите и довольствуйтесь своим жалованьем”. Удивительная картина - воины, с огнем и мечом прошедшие полмира, на краю владений Империи вопрошают Предтечу Христа и получают такое странное напутствие. Он не говорит: “бросьте службу, не убивайте людей”, а говорит - надо довольствоваться жалованьем, стало быть, не посягать на большее. По Толковой Библии, слово в греческом тексте Евангелия “клевещите”, скорее, ближе к русскому “не доносите друг на друга”. Для военной жизни это не совсем уж чуждая болезнь, разъедающая сплоченность воинов перед лицом общего врага. Недаром грех доносительства и поныне в среде военных училищ считается самым позорным делом. И наконец, “никого не обижайте”. Как может человек, несущий смерть и разрушения, никого не обидеть? Было ли в истории человеческой такое хоть раз?

Александр Васильевич Суворов сказал как-то о своем воинском пути: “Крови пролито много, но мухи не обидел”. Всякий воин, поднимающий меч, знает, что он может от меча и погибнуть. Это закон бытия. За это никто ни на кого обиды держать не может. Но мародерство, издевательства над пленными и мирным населением - все это имеет законное основание для обид. Суворов для этого никогда никому повода не давал, независимо от того, кто был его противник: поляк ли при взятии Варшавы, буйные горцы ли при службе на Кубанской линии. И делал он это не из практических соображений, а потому что своей военной жизнью он исповедовал Христа и от подчиненных своих требовал того же. В его реляциях и наставлениях солдату Господь всегда занимал главное место, он и смысл воинского служения видел в служении Богу. “Солдату надлежит быть здорову, храбру, тверду, решиму, правдиву, благочестиву! Молись Богу! От Него победа! Чудо-богатыри! Бог нас водит, Он нам генерал”. Саму Россию он понимал как Дом Пресвятой Богородицы. Такого явления, как суворовские чудо-богатыри, история не помнила от времен первых крестовых походов, смысл и участники которых были оболганы впоследствии. Суворовский солдат уходил в битву, помолившись и очистив душу. В бою помнил наставления своего полководца: “Вали на месте! Гони, коли - остальным давать пощаду! Грех напрасно убивать! Они такие же люди”.

Сама присяга русского солдата была присягой Богу. И та необычайно сильная Вера воинов творила на полях сражений чудеса, которые в таком изобилии в столь короткий период времени не повторялись более в истории нашей армии.

“Безверное войско учить - что перегорелое железо точить” - это еще одни пророческие слова генералиссимуса. Ибо с падением Веры в русских падали воинский дух и ратное мастерство. Чувствуя приближение кончины, Суворов готовился к принятию монашества. При всей своей славе для него, как и для русского средневекового князя, наивысшим идеалом человеческого служения было иночество. Но Государь направил его в Альпийский поход.

Александр Васильевич - наиболее близкий нам пример христианского воина. Он явил пример служения Богу на поприще, не считающемся благодатным. Почти все боевые действия он вел на территории противника. “Захватнические войны”, - лукаво скажет иной. Наиболее показательный пример службы Суворова - на Кубанской линии. Он имел противником перед собой воинственных горцев и нагайцев. Эти народы отличала варварская манера ведения войны, где хватало и коварства, и крови. Но солдаты Суворова себе этого не позволяли. Вооруженные отряды горцев уничтожались и разгонялись, но аулов никто не разорял и мирное население не уничтожал. Эти суворовские традиции войны на Кавказе продержались довольно долго, вплоть до появления там Ермолова. Вот этот генерал воевал иными, европейскими методами, использовавшими в отношении туземцев двойной стандарт. Тут уже не было суворовского - “они такие же люди!”, зато была тактика выжженной земли. Чуть ли не впервые русские войска были использованы Ермоловым в карательных операциях. И становится понятно, почему эти войны пришлось вести по сорок лет. Появились мюриды, начался газават. Но войну пришлось кончать не по-ермоловски, а по-христиански: победив, но не обидев. Этот принцип был соблюден в отношении Шамиля и его потомков.

Суворов освящал воинские награды в церковном алтаре и в Храме же награждал офицеров, свои награды любил принимать из рук священника. Ермолов врал, что на Бородинском поле швырял Георгиевские кресты на вражеский редут, дабы вызвать у солдат рвение, - за такое могли и на штыки поднять. Общество в то время уже начало отходить от Бога, и потому, как и сейчас, Ермолов снискал к себе отношение как к герою. Но это не свидетельство об исторической правде, а свидетельство упадка христианского духа общества.

Суворову от мертвенного духа своего времени приходилось отгораживаться чудачествами, а иной раз и юродством. На том месте, где Господь ссудил ему находиться, он исповедовал Христа тем, чем, казалось, это невозможно сделать, - воинской службой. Это пример для подражания каждому из нас.

Г. ПАНТЕЛЕЕВ

P.S. В одном из номеров “Завтра” было опубликовано интервью А. Проханова с Н. Хачилаевым. Позиция магометанина, старающегося мерить сегодняшнюю жизнь вечными категориями, вызывает уважение. В сравнении с его взглядом все предлагаемые геополитические и национальные схемы выглядели зыбко, как-то по-детски. Упаси нас Бог, в сегодняшнем нашем духовном состоянии столкнуться с этим миром, с этим мировоззрением. Когда-то на поставленный временем вопрос: “Кто находится под Божией десницей?” - отвечали Суворов и его христианские чудо-богатыри. Чтобы доказать, с кем Бог, всякие словеса бессильны. Доказательство может быть только фактическим - нужно стяжать Бога в душе своей. Дело не столько в военных победах, хотя в войнах творится суд над народами, сколько в победах моральных и духовных. То, о чем Святой Благоверный Князь Александр Невский говорит: “Бог не с сильными, Бог с правыми”. Только это доказательство принимается историей. Именно оно было предъявлено полководцем Суворовым.

К ОЧИЩЕНИЮ ДУШИ

ПРИШЕСТВИЕ ИИСУСА ХРИСТА, согласно Евангелию, предваряет проповедь Иоанна Крестителя. Миру, готовящемуся принять Господа, Иоанн проповедует покаяние, дабы тот был предуготовлен к явлению Спасителя.

Когда исполнилась мера времени и в Отечестве нашем были прекращены гонения на Веру, для многих впервые прозвучало из каких-то духовных глубин слово о покаянии России. Откуда оно исходило: от немногих сохранившихся старцев, от Святых отцов наших, оставивших нам свои пророческие писания, от сознания народного, выраженного немногими писателями и художниками. Много времени прошло уже, но вопрос о нашем покаянии так и не решен. Совсем недавно я опять услышал от своего духовного отца слова о том, что если бы Россия покаялась, Господь явил бы немедленное чудо спасения Отечества.

Что есть это русское покаяние - начавшееся и не совершившееся?

В то время, когда прозвучали слова о покаянии для широкой части общества, они не оказались не замеченными мироправителями тьмы века сего. Замолчать их было уже невозможно, но исказить удалось. Сыны погибели буквально выплеснули на головы просыпающихся от семидесятилетней безблагодатной спячки людей целые потоки покаянных тем - коммунизм, сталинизм, экспорт революции, тоталитаризм, угнетение малых народов, империализм, терроризм и пр. Дошло даже до попыток покаяться во всем историческом пути народа от Рюрика до Горбачева. Но, несмотря на всю абсурдность этого потока, он был воспринят большинством наших сограждан. И свершившееся лжепокаяние родило разрушительный по воздействию на дух человеческий комплекс национальной неполноценности. Вместо покаяния очищающего, дарующего Божественную свободу, это “политпокаяние” привело к порабощению духа наших соотечественников, предуготовившему их материальное закабаление. Но эта готовность, с которой было совершено “политпокаяние”, объясняется тем, что потребность в исповеди души, загроможденной грехом, есть вещь объективная: в человеке, с Крещением ли его или, вполне возможно, по другим причинам, начинает просыпаться душа, и она тянется к покаянию. Но вместо хлеба был получен камень, и держава стала скатываться в бездну. Заботу об этом взяла на себя армия промывателей мозгов, имеющая в своем распоряжении все средства массовой информации, и о том, что 7000 человек, составляющих на 1991 год все наше духовенство, смогут оказать какое-либо влияние на двухсотмиллионную страну, никто из них всерьез даже не думал.

В Священном Писании или Святоотеческих преданиях нет даже намека на вышеуказанные покаянные темы. Исповедь всегда личностна, человек разгребает в своей душе греховные завалы, не дающие ему видеть Свет Божьей Правды. Но смотреть в сторону грехов собрата своего тоже считается грехом, и если человек начинает исповедь не со своего личного греха, а с исповедания “политических грехов” своего народа, то он не раскаивается на деле, а просто осуждает своих соотечественников и таким образом отяжеляет свою душу еще одним грехом. И только через постоянную работу по исповеданию своих личных грехов, человек начинает видеть происходящие в душе его изменения (в греческом слово “каюсь” - буквально “меняюсь”). Он получает видение своего прежнего безблагодатного, богооставленного жития, в котором он пребывал до начала этой работы. Теперь через свою личную боль он начинает сопереживать и своим соотечественникам, пребывающим и поныне в омертвелом состоянии, в котором находился недавно и сам. И так рождается Народное Покаяние.

Исповедь человек произносит не перед женой, не перед друзьями за выпивкой, не перед телевизором, на экране которого вещает “бесстрашный тележурналист”, а перед Богом, в присутствии Православного священника, имеющего по благодати священства власть от Господа разрешать человека от исповеданных грехов. Именно в этом таинстве являются чудеса, ибо человек, стоящий на грани самоубийства с истерзанной содеянными делами душой, исповедовавшись и получив разрешение грехов от священника - человека, ему незнакомого, не вызывающего прежде доверия, уходит плачущий, умиленный, исцеленный. При этом никакой душеспасительной беседы могло и не быть. Был только выслушанный грех, разрешительная молитва и Чудо.

Беда в том, что мы вначале не ведаем своих грехов и даже не интересуемся ими, а ведь до тех пор, пока не будут исповеданы смертные грехи, путь в наши души Богу закрыт. Мы можем читать Евангелие и не разуметь, что там написано. Поэтому вначале надо исповедаться в деяниях, которые отнесены Церковью к наиболее тяжелым и не оставляющим место в душе человека для Бога, сообщающим человеку как бы проклятое состояние.

СМЕРТНЫЕ ГРЕХИ

Гордость (во всех проявлениях и доходящая до самообожания).

Сребролюбие (Иудина жадность к деньгам).

Блуд, распутная жизнь (жизнь в невенчанном браке).

Зависть.

Чревоугодие, не знающее постов, соединенное со страстной привязанностью к увеселениям.

Гнев (по примеру Ирода, избившего вифлеемских младенцев).

Леность души, беспечность, нерадение о покаянии.

ГРЕХИ ХУЛЫ НА ДУХА СВЯТОГО

Продолжение тяжкогреховной жизни в надежде на милосердие Божие.

Отчаяние, отрицающее в Боге отеческую благость и доводящее до мысли о самоубийстве.

Упорное неверие, не убеждаемое никакими доказательствами Истины, отвергающее саму Истину.

ГРЕХИ, ВОПИЮЩИЕ К НЕБУ

ОБ ОТМЩЕНИИ ЗА НИХ

Умышленное человекоубийство (аборты, братоубйиство, цареубийство).

СОДОМСКИЕ ГРЕХИ.

Напрасное притеснение человека убогого, беззащитной вдовы и малолетних сирот.

Удержание у убогого работника вполне заслуженной им платы.

Отнятие у человека в крайнем его положении последнего куска хлеба, который потом и кровью добыт им.

Огорчения и обиды родителям до дерзких побоев.

От всего вышеперечисленного мы должны очистить наши души исповедью, исповедуя порой один и тот же грех по многу раз, пока Господь не даст сил победить порок. Почти все вышеуказанное составляет окружающую нас жизнь. От этого не спасены ни бедные, ни богатые. Именно такой бесовский миропорядок, где любой человек на каждом своем шагу буквально атакуется грехом, является сам по себе самым веским доводом к его разрушению, а не россказни о том, что при Брежневе жить было лучше.

Только разрушение этих оков нужно начинать изнутри себя. Освободившийся сам дает свободу ближнему своему. Без самой настоящей войны с этим невозможны никакие чудеса ни внутри нас, ни вокруг нас. Это требует больших духовных усилий. Именно это является задачей русского покаяния, а не покаяние в наших мнимых грехах перед “поляками и чехословаками”.

Мы должны поверять жизнь свою вечным ценностям не от мира сего, в свете которых нет грехов коммунизма и сталинизма, но есть конкретные грехи конкретных людей. Если будем искать Царствия небесного, Бог даст сил уладить дела в царствии земном. Если наоборот - лишимся и того, и другого, как иудеи, не принявшие Спасителя. А войну эту вовсе не обязательно вести в затворничестве. Можно и нужно вести ее, находясь на своем месте в Мире сем, - стоя у станка, занимаясь бизнесом, держа в руках автомат или издавая газету. Делай, по словам апостола, свое дело честно на всяком месте, как перед лицом Бога.

Юрий ЮРЬЕВ

КАК ПРИ ИРОДЕ…

Одной из важных примет нашего времени является ожидание. Мы все находимся в этом состоянии. Одни ждут коллапса и окончательного крушения нашей жизни, другие - восстания против ненавистного режима, православные ждут Воскресения России. В подобном состоянии Мир уже находился однажды: накануне Пришествия Спасителя. Ожидание было вполне определенным символом той эпохи. Но это не единственное сходство. Безбожная часть общества тогда находилась в состоянии духовного кризиса. Если обратить взгляд к народу, в среде которого был явлен Спаситель Мира, то можно без труда обнаружить детали, как будто выхваченные из сегодняшнего времени. Какие настроения господствовали в умах людей, какие партии составляли общество? По свидетельству Иосифа Флавия, наибольшим духовным влиянием среди иудеев пользовались фарисеи и книжники. Они детально знали Закон, Священное писание, учили народ. Они веровали в Воскресение душ и Жизнь вечную. Ожидали пришествия Мессии как Великого иудейского царя, который избавит народ Божий от власти нечестивых язычников-римлян и покорит им иные народы. Спаситель так говорит народу и ученикам своим о фарисеях: “Вся убо, елика аще рекут вам блюсти, соблюдайте и творите: по делам же их не творите, глаголют бо, и не творят”. Богатые “теорией” фарисеи были скудны Верой в то, что они проповедовали, и это позволяло им лицемерить и творить противное Закону. Но и в среде фарисеев нашлись последователи Христа, люди вновь обретшие Веру: Иосиф Аримафейский, Никодим и величайший из апостолов Павел.

Еще одной частью иудейского общества были Зилоты - ревнители, борцы против римского владычества, превыше всего ценившие свою национальную свободу. Они готовили восстания против римлян и своих компрадорских правителей. Это что-то напоминает, не правда ли? Но из их среды вышел ученик Христа Симон Зилот.

Реальная же власть в Иудее принадлежала Саддукеям. Эта партия во всем ориентировалась на римлян, господствовавших в Средиземноморском мире, охотно перенимала их обычаи и нравы, активно распространяла их влияние на свой народ. Саддукеи были практичны, не верили в Воскресение и загробную жизнь, а из Священного Писания признавали лишь пятикнижие Моисеево. Несмотря на такую секуляризацию Завета и предательство национальных интересов, именно из этой партии избирали Первосвященников, из них был и Каиафа. Ни один из саддукеев не последовал Господу Иисусу Христу. Нам как будто знакома эта партия с устремленным в заморскую сторону взглядом.

Кто был правителем этой страны в момент рождения Спасителя? Вот одна из характеристик Ирода, данная ему соотечественниками, о которой свидетельствует Иосиф Флавий: “… позволил себе тиранические деяния, направленные к гибели иудеев, и не отступал перед самовольным введением различных новшеств. Существовало множество людей, которых он загубил дотоле неизвестным по своей жестокости в истории способом, а еще хуже - страдания оставшихся в живых, так как он стеснял их не только лично, но и угрожал отнять у них все их имущество. Окрестные города, населенные иноземцами, он не уставал украшать за счет гибели и разорения своих собственных подданных; народ он вверг в безвыходную нищету, тогда как он застал его, за немногими исключениями, в положении благосостояния”. Ирод был разбит страшными недугами, и длительный период времени перед его смертью все общество находилось в надежде на скорую Иродову кончину, но всякий раз, когда эти упования почти уже сбывались, он, движимый ненавистью, оживал и жестоко расправлялся с ожидающими. Он не пощадил ни сына, ни жены. Он ненавидел своих возможных преемников. Его жизнь продлевалась лишь вспышками жестокости и ненависти. В политическом же смысле он выполнял волю Рима и был ему покорен.

Вот в такой мир приходит Спаситель. Иудеи думали, что главная их беда - нечестивые правители и власть языческого Рима, что главный выход для них - победоносное восстание. Победоносным оно должно было быть потому, что с ними Бог. Но власть Рима - это не первопричина, а следствие. Христос приходит к ним не с проповедью восстания против римлян, но призывая к восстанию душ человеческих: “Иерусалиме, Иерусалиме избивый пророки и камением побиваяй посланные, к нему, колькраты восхотех собрати чада твоя якоже собирает какош птенцы своя под криле, и не восхотесте! Се оставляется вам дом ваш пуст. Глаголю бо Вам, иако не имате менее видете отселе, дондеже речете: благословен грядый во имя Господе” (Мтф, гл. 22, ст. 37-39).

Таков трагический итог призыва “званных на пир”. Иудеи же после сего совершили свое желанное восстание. И были разгромлены и изгнаны из своей страны римлянами, Иерусалим разрушен и засеян солью. Греховный же Рим был повержен через три столетия теми, кто последовал за Господом. Кроткие унаследовали землю. И возопил этот языческий Рим устами своего последнего безбожного императора: “Ты победил меня, Галилеянин”.

Никита ФРОЛОВ

ИДИТЕ ПО ВСЕМУ МИРУ…

Так, по Писанию (Марк, 16, 15), заповедал апостолам Господь наш Иисус Христос. “Мир” в языке русском имел и до сей поры имеет троическое значение: мир как Вселенная, мир как состояние, противоположное войне, и, наконец, мир (мiр) как общность людей.

В нынешнем мире-Вселенной мы не знаем ни мира, ни мiра - русские люди разобщены и ежечасно воюют между собой, враги же приходят на землю нашу с победами, как это было сказано и предсказано в “Слове о полку Игореве”.

Только любовью и единением в Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви может быть прекращена пагубная рознь и себялюбие, погибельная ложь о себе и мире, которая разливается из нас по всей России: от Калининграда до Курил.

Символическому воссоединению русских людей и русских земель должен служить Всероссийский Крестный Ход, начатый по инициативе Фонда Святого Всехвального Апостола Андрея Первозванного и по благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II 25 мая 1998 года от Р.Х.

Участники Хода пешком пройдут от Владивостока до Москвы (основной маршрут), чуть позже на встречу с ними в столичный град пойдут люди из других областей нашей страны, а еще, возможно, из Украины, Молдавии, Белоруссии. По пути Хода служатся литургии и молебны, устанавливаются поклонные Кресты, закладываются часовни и храмы, возрождаются монастыри.

Первый этап Крестного Хода, от Владивостока до Хабаровска, мы прошли за полтора месяца. Многие жители Приморья и Хабаровского края сопровождали нас от своего места жительства: кто по нескольку километров, кто до самого Хабаровска, кто идет с нами и поныне, как 15-летний Виталий Андрющенко, по благословению родителей присоединившийся к нам в Лучегорске.

Этого порыва русских православных людей не понимает и предпочитает не замечать большинство средств массовой информации, Даже участие в ходе Чернозатонского, которого успели окрестить “приморским Мавроди”, трактуется с целью поставить под сомнение искренность всех участников Крестного Хода.

Но, как бы ни усердствовали зложелатели, Ход уже не остановить. С его началом в пораженном засухой Приморье, наконец-то, пошли дожди. “Вы принесли нам дождь”, - сказали представители Лермонтовского района), когда встречали участников Крестного Хода на границе Приморья и Хабаровского края. Полтора месяца мы шли в кольце дождей, но над нашими иконами и хоругвями все это время светило солнце. Возможно, это - случайность. Возможно - чудо.

Благословенная Патриархом икона Спаса Нерукотворного и благословенная приморским владыкой Вениамином икона Тихвинской Божьей Матери, по свидетельству десятков человек - самые благодатные из наших икон. У первой случилось и прозрение пенсионерки-богомолицы в Шмаковке. У второй иеродиакон Софроний и другая богомолица свидетельствовали слезотечение во время нашего пребывания в Лучегорске.

Божьей Матери было отчего плакать: запустение в местах, по которым мы шли,- невиданное. В Спасске-Дальнем стоят все 28 заводов, в том числе единственный в стране завод по ремонту цементного оборудования. Опустевшие и разрушенные армейские городки, нищие и голодные люди, заброшенные поля, отсутствие всякой работы,- все это невозможно забыть.

Мертво тело без духа. Но и ложным духом оживить его невозможно. На место былого атеизма в Приморье усиленно внедряется проповедь протестантов, особенно иеговистов. Многие вообще не верят ни во что. И для этих отчаявшихся, сбитых с пути людей наш Крестный Ход стал необходимым шагом в обретении себя и снискании Жизни Вечной.

В той же Шмаковке, в восстановленном монастыре, основанном более века назад валаамскими монахами, остался для служения один из участников хода. В часовне монастыря был армейский клуб, а до того ее дважды пытались взорвать, расстрелять из орудий - все тщетно. Здание выстояло и дождалось своих насельников. Верим, что так же устоит в веках и здание единой России, ожидающее истинных насельников своих.

Впереди, за Байкалом, Уралом и Волгой - Москва.

Леонид БЕЛЯЕВ

«ОРДЕН СТАЛИНА»

Завершился закрытый конкурс проектов на изготовление “Ордена Сталина”. На этот конкурс было прислано несколько десятков проектов, часть из которых здесь представлена.

Комиссия экспертов, состоящая из художников, геральдистов, политиков, произвела тщательный отбор и остановила свой выбор на варианте, помещенном крупно слева.

Художественная концепция ордена пронизана высоким духом традиций национальной русской геральдики с присущими ей чертами строгости, суровости, отсутствием излишеств и ложного украшательства. Выбранные укрупненные и цельные формы, четкость и контрастность рельефа призваны подчеркнуть в образе И.В.Сталина главное - масштаб личности, целеустремленность, аскетизм в жизни, отказ от личного во имя служения Державе.

Композиционную основу знака составляет Богородичная звезда - как символ покровительства России. Богородичную звезду в ордене образуют две четырехугольные звезды, положенные одна поверх другой.

Нижняя звезда, подчеркнуто простой и жесткой формы, символизирует твердое основание, правое дело. На ее плоских гранях расположены бриллианты - символ неисчислимого богатства идей служения Отечеству. Верхняя, расположенная вертикально звезда,- многолучевая, отражает всесторонность, многонаправленность борьбы за интересы отчизны в области экономики, политики, идеологии и культуры.

В центре круга, накладываемого на верхнюю звезду, помещено рельефное изображение Сталина. Рельефу приданы черты сходства с реальным человеком. Сталин изображен в мундире генералиссимуса с “Золотой” и маршальской звездами, что одновременно придает его образу монументальную мощь. По краю круга вокруг портрета на красном фоне размещены слова: “СТАЛИН. ДЕРЖАВА. ВЕРА. ПОБЕДА.”, раскрывающие суть высокой награды.

В ближайшие месяцы будут изготовлены несколько первых орденов.

Владимир Бондаренко ФУТБОЛ КАК СПОСОБ НАЦИОНАЛЬНОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

МИЛЛИОНЫ ЛЮДЕЙ на всем протяжении чемпионата мира по футболу не отходили от своих телевизоров. Среди них лишь тысячная часть принадлежала к заядлым болельщикам, знатокам футбола. Что же тянуло к экранам телевизоров всех остальных? Азарт борьбы? Красота летящего мяча? Мужественность и стойкость этих гладиаторов ХХ века?

И то, и другое, и третье, и четвертое, и пятое…

И все же я бы выделил главенствующее качество футбольных матчей на чемпионате мира. Национальное качество… Наперекор всем моделям “мировых порядков”, наперекор либерально-космопо- литической идеологии, господствующей в западном мире, футбольные матчи становятся центром традиционализма, формой консолидации народов. Футбольные матчи вместо рыцарских походов, футбольные матчи вместо национально-освободительных войн, футбольные матчи как протест против американизации и стандартизации.

Все как прежде. Как в период героических средневековых саг, просыпаются какие-то атавистические, первобытные племенные инстинкты у всех граждан страны, и они за свой флаг, за свои национальные цвета, за свою команду готовы отдать свою жизнь. Посмотрите, как ликовал президент Франции Ширак, когда его команда обыграла бразильцев, он весь чуть ли не завернулся в национальные цвета французской сборной. Посмотрите, как переживал немецкий канцлер Коль, когда его команда проиграла хорватам… Вот уж, поистине, национальное безумство охватывает всех - от президентов и королей до карманных воришек и проституток.

Ничто не забывается. Англичане, как и триста лет назад, точат зуб на французов. Немцам по-прежнему не нравятся поляки… Вся политкорректность исчезает во время чемпионатов мира по футболу. Не стал исключением и этот.

Англичане вели с Аргентиной борьбу на чемпионате, будто обе сборные оказались на Фолклендских островах во время вооруженного противостояния. Победа сборной Ирана над сборной США была приравнена в Иране к крупнейшим военным победам за прошлое столетие. Африканские команды Нигерии, Марокко, Туниса и Камеруна вихрем пронеслись по Франции. И хотя не удержались и были снесены европейскими и латиноамериканскими профессионалами на дальних подступах к финальному матчу, но заставили о себе заговорить как о будущих лидерах “черного” футбола. Особенно если учитывать всех нынешних черных легионеров в сборных Голландии, Франции, не говоря о латиноамериканских сборных.

Хорваты не случайно надели форму из цветов своей армии Второй мировой войны. За этот “профашизм” их немало критиковали в либеральной печати, но на их стороне был президент Туджман, и они заняли свое третье место в мире…

И вот что характерно. Многие члены национальных сборных и Бразилии, и Франции, и Голландии, и Хорватии играют в клубах самых разных стран - от Италии до Англии, от Америки до Германии, но, во-первых, считают за честь попасть в члены национальной сборной своей страны и, во-вторых, играют за Престиж своей нации… Перед поездкой на чемпионат мира во Францию итальянской команды Дино Дзофф, бывший капитан сборной 1982 года, обратился к нынешним игрокам с таким напутствием: “Каждый из вас вместе со своим клубом одержал немало побед и знает, что такое момент торжества. Но сборная - это нечто иное, это команда, которая представляет всю нацию. Помните - для спортсмена нет ничего выше майки сборной”…

За победу сборной Ирана над сборной США тренер Джалал Талиби объявлен в стране человеком года. Даже спокойные, хладнокровные заполярные норвежцы после победы своей сборной над Бразилией по возвращении в Осло несли тренера Эгиля Ульсена из здания аэропорта на руках… Как утверждают многие мировые философы, нынешняя цивилизация подходит к своему концу и на смену ей опять вырвутся лидеры с “первобытным” сознанием. Мир не переваривает любой идеи единого мирового господства, будь то господство Чингисхана или Александра Македонского, Наполеона или Гитлера. Или нынешней еврейско-американской либеральной модели мира… И футбольные страсти на чемпионате мира тому подтверждение… Штурмовыми отрядами этого нового первобытного сознания, несомненно, являются толпы разгоряченных фанатов, будь то итальянские тиффози или печально знаменитые английские болельщики, занимающие французские города… Конечно, они демонстрируют крайнюю степень национального безумия, но в той или иной степени этот национальный менталитет просыпается во время футбольных противостояний у всех без исключения французов, немцев, бразильцев, корейцев, иранцев и других народов, не находящихся в дремучем зомбированном состоянии.

Вспомним, что сербско-хорватская война началась после кровавой массовой потасовки весной 1990 года, когда на загребском стадионе встретились сербская “Красная звезда” и хорватское “Динамо”. Футбольные фаны - активные болельщики - после этой встречи толпами записывались в группы боевиков. В конце концов и матч киевского “Динамо” с гитлеровскими футболистами, закончившийся победой киевлян, а позднее и их расстрелом - тоже один из ярчайших примеров национального сопротивления…

Что же происходит в нашей российской сборной? Почему мы все последние годы так позорно проигрываем и на футбольных полях, и на хоккейных? Не является ли это состояние перманентного поражения отнюдь не признаком футбольного неблагополучия, а признаком нашего русского национального неблагополучия?

Можно беззастенчиво врать, как это постоянно делает наш президент, о единстве России, о выходе из кризиса, но какой-нибудь футбольный матч разбивает всю ельцинскую ложь гораздо более убедительно, чем все заявления прикормленной оппозиции. Не верите мне, русскому патриоту и националисту, так послушайте других - знатоков футбола и ярых приверженцев ельцинского режима. Знаменитый Константин Бесков, заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер СССР, считает, что “сегодняшние “конструкторы” лучших национальных сборных - тренеры Франции, Голландии, Хорватии, Аргентины, Италии - предъявляют высокие требования не только к индивидуальному мастерству своих подопечных, но и к их умению вести командную игру… Сила воли, проявленная французами, стала своего рода 12-м игроком в их команде…” Он же не видит этой национальной силы воли у наших футболистов: “Сомневаюсь, что новому руководителю нашей сборной удастся за короткий срок создать новую боеспособную команду с таким же волевым настроем, как у французов.”

Все футбольные специалисты, как один, признают неплохие индивидуальные качества игры у наших футболистов, многие из них за большие деньги играют в видных европейских клубах. Ну и что?

Удивительно почти националистическое признание одного из самых яростных апологетов демократии и режима Ельцина артиста Олега Басилашвили. Его давняя любовь к футболу в какой-то миг перевесила его же либерально-космополитические убеждения: “Посмотрите, с каким тонким чутьем выстраивал линии своей сборной француз Эме Жаке. Он сделал ставку на тех игроков, которые были наиболее значимы для укрепления командного духа. На поле доминировала монолитная команда - французы. Думаю, это связано и с тем, как воспринимают сами спортсмены свою игру, для них футбол - крупнейшее национальное зрелище. Это не просто спорт, это общественное и, если хотите, политическое явление.

К сожалению, россиянам, когда-то отличавшимся командным духом, сегодня не хватает понимания этой большой идеи - борьбы за престиж нации. Когда мы читаем в прессе бесконечные разговоры о том, что кому-то не выдали премию, кому-то заплатили меньше, чем обещали, становится ясно, что тут не до высоких материй. И даже самые гениальные построения тренеров, их тактические открытия остаются лишь на бумаге, они не воплощаются в жизнь. Самое главное, на мой взгляд, - не только научить юношу метко бить по воротам, но в первую очередь воспитать в нем чувство гражданина”… По сути, Басилашвили выдал программу русского патриота, приложимую ко всем сферам национальной жизни.

Тем более надо учитывать и наши национальные особенности. Мы всегда считались соборным, коллективистским народом. Так оно и было. Русский по отдельности легко ассимилирует и теряет свои национальные качества. Посмотрите, как быстро распадается русская эмиграция, как легко она ассимилирует в другие народы. Так что наша всечеловечность имеет и обратную сторону…

Еврей - он и в одиночку чувствует себя евреем, и будет жить с этим ощущением столетиями. То же самое - немец. Ирландцы под английским диктатом уже семьсот лет лишены родного языка, в поисках лучшей жизни расселились по всему миру, но сегодня нет более пассионарной нации, чем ирландцы. Ирландское лобби в США перевешивает даже всемогущее еврейское лобби…

Вот и в футболе та же история. Бразилец или немец могут годами играть в итальянских или испанских клубах, но по первому зову будут играть за свою национальную сборную, не теряя своего национального духа в коммерческих странствиях по клубным командам. Русские легионеры даже из занюханных третьестепенных европейских команд уже давно забыли про Россию. Им - плевать на Россию. Они борются с тренерами сборной за каждый доллар. И в игре демонстрируют лишь свои личные игровые качества. Им важен свой гол. А забит ли он при общем поражении нашей сборной 1:2, или при победе 1:0 - этим продажным игрокам не важно. Поэтому я лично всегда против приглашения русских легионеров из самых известных мировых команд. Толку не будет.

Повторюсь, я не против легионерства как такового. Но у каждой нации есть свои особенности. Бразилец - он и в Африке бразилец. Тот же Марио Загалло несколько лет проработал с африканскими командами, и его национальный дух не угас. Его и выгоняли с позором, очевидно, и сейчас выгонят, но он никогда не станет антибразильским диссидентом. Он вновь пойдет защищать сборную, если призовут. Так в сталинское время прямо из лагерей шли командармы Рокоссовские защищать Родину, а Туполевы и Королевы - строить ракеты и самолеты. Принцип тот же - Родина вне подозрений.

Но русский легионер, потерявший русскость, - вреден для команды. Приведу пример из истории последних хоккейных чемпионатов мира. На один из них приехала российская сборная, состоящая практически из одних легионеров, получающих высшие гонорары в лучших канадских и американских командах. И они позорно провалились, с трудом отвоевав себе четвертое или пятое место. На будущий год тренер сборной, переругавшись с теми же знатными легионерами из-за недостаточных, по их мнению, гонораров, привез на чемпионат, по сути, дворовую команду, набрав пацанов из русских клубов. Не имея того мастерства, которым, несомненно, владели знатные легионеры, эти ребята на одном командном национальном духе заняли то же самое место на чемпионате мира. Увы, не первое и не второе. Но мне оно дороже. К сожалению, позже тренеры сборной вернулись к той же практике рекрутирования легионеров за бешеные для нынешней России деньги. Россия не может платить сегодня сверхгонорары. Малы они для легионеров? Не хотят играть в национальной сборной? Так надо заклеймить позором… Чтобы и канадские болельщики, суперпатриоты своей страны, высмеивали наших продажных мастеров. Много ли нам принесли медалей за последние годы все эти хваленые Буре и Могильные? Но беда в том, что дух легионерства живет уже в самой России. Наши футболисты не заинтересованы побеждать в сборной. В них напрочь отсутствует национальный дух. Им, собственно, плевать - за кого они играют. Было бы возможно играть за израильскую или американскую сборную - играли бы даже лучше. Россию-то эти деятели откровенно презирают. Себя русскими не ощущают. Деградация страны сегодня привела к деградации народа. И где те лидеры, которые разбудят столь желаемый для новоявленного русского националиста Олега Басилашвили национальный гражданский дух? Или нас напрочь покинуло сакральное мистическое биополе? Русская аура?

Чем еще, кроме этого таинственного качества родных стен, можно объяснить победу французов и столь чрезмерное поражение бразильцев?

Бразильцам победу на финальном матче предвещали все. Кстати, так же, как победу голландцам в матче за третье место с хорватами… И вдруг такое необъяснимое поражение, 0:3! В нашей насквозь проворовавшейся стране, где министрами ходят люди, которых в других странах ждала бы тюрьма, первое же объяснение было - бразильцы продались. Кстати, столь массовое повторение этого тезиса говорит опять же о готовности, увы, многих из наших соотечественников продаваться направо и налево. О том же нашем национальном надломе. Бразильцы, во-первых, сами почти все миллионеры, но и это несущественно. И это объяснение - для готовых продаться. Во-вторых, бразильцы ради своей победы не поступились бы ничем. Сами отдали бы все свои состояния в тот миг, чтобы переломить встречу. Где их мастерство? Где их атаки? Где Роналдо?

Над стадионом царил дух того первобытного мистического состояния, такая плотная французская аура, такое командное, коллективное биополе, которое парализовало великолепнейших мастеров, королей футбола. Я восхищаюсь бразильцами, лучше их на самом деле никто не играет в футбол. Для них это -почти естественное состояние жизни. Но в тот день я болел за французов. Ибо истинная тайна победы заключалась в том, что играла вся Франция. Не случайно после победы над бразильцами на улицы вышло столько же народу, сколько в день победы над Германией во Второй мировой войне.

Футбол как способ национального сопротивления единому мировому порядку прежде всего важен для европейских стран, уже почти подчинившихся диктату единой либеральной цивилизации. В Иране, и даже в Бразилии, национальный дух и без футбола силен. А вот Франция или ожесточившаяся после спорного поражения от аргентинцев Англия футболом спасает свое национальное существование, разом отбрасывая все наднациональные принуждения.

О многом говорят и последовательные победы хорватов над лучшими мировыми командами. Немцами, голландцами. Может быть, даже более необъяснимые, чем победа сборной Франции. Не так ли, увы, они одержали победу над сербами в Сербской Краине? И почему так беспомощна одна из лучших по своим боевым качествам и огневой силе югославская армия?

Что происходит с православной цивилизацией? В силу чего такой откат? От футбола и хоккея до сражений в Чечне и Боснии? От спада экономики до развала армии?

Когда и над нашим небом воцарится общенациональная русская аура, коллективное биополе, которое с уверенностью “нас от победы к победе ведет”?

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Вышел N 7 “Дня литературы”. Читайте на его страницах: размышления Валентина Распутина о судьбах России; полемику Петра Проскурина и Владимира Бондаренко; новые стихи Юрия Кузнецова; Борис ПРИМЕРОВ - из неопубликованного; проникновенный лирический рассказ Тимура Зульфикарова.

Что есть русская идея, каковы сегодня русские? Об этом пишут Сергей Небольсин и Лев Игошев. Новинки русской поэзии, сборники стихов Елены Сойни и Татьяны Кузовлевой анализирует Лев Аннинский. Обзор журналов подготовил Николай ПереЯслов. Вячеслав КуприЯнов спорит с Александром Дугиным. Валентин Курбатов и Виктор Топоров, самые острые и лучшие критические перья России - пишут о тревожном настоящем русской литературы.

В этом номере вы прочтете статьи о творчестве Евгения Попова, Сергея Есина и Анатолия Афанасьева. “Слово о полку Игореве” стало предметом исследования Юрия Сбитнева. В конце номера, как всегда, пародии Евгения Нефедова.

Главный редактор - Владимир Бондаренко.

Сообщаем также, что “День литературы” вошел в каталог АПР, и уже с сентября все читатели могут подписаться на нашу газету. Индекс: 26260.

А пока - покупайте “День литературы” у распространителей газеты “Завтра” и в редакции газеты. Мы ищем и своих распространителей. Тел.: (095) 245-96-26.