/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 271 (6 1999)

Газета Завтра


Александр Проханов ЦЭКАБЕШЕНСТВО

В который раз из ЦКБ выбегает косматое яростное существо и, путаясь в капельницах, размахивая дубиной, бежит в Кремль, чтобы там, среди золота и малахита, раскроить голову очередному премьеру. Примакову подфартило управлять разгромленной, обобранной до нитки страной, у которой президент в отключке. Вздыхая, как утомленный кит, он вынужден принимать послов, заключать договоры, обеспечивать конституционный порядок, доставлять соляру на север, ожидая в любой момент, что в него из Кремля воткнут гарпун. Он этого не хочет. Потихоньку сквозь китовый ус засасывает все больше полномочий, становясь неизбранным президентом. Избранный, полуживой и ревнивый, язвой чувствует усиление Примакова, готовит ему острие.

Примаков понимает, что жизнь народа ему не улучшить, а только ухудшить, и тонкий знаток восточных блюд и специй, а также различных восточных пряностей решил немножко побороться с коррупцией. Нельзя всерьез бороться с солнечным затмением, с силой тяготения и с коррупцией в кремлевских верхах. Но можно кинуть через зубчатую стену осатанелому от несчастий народу всеми нелюбимого Березовского, смотреть сквозь бойницы, как раздирают его на клочки и тем утешаются среди голодухи и повышения цен. Обыски в “Аэрофлоте” и “Сибнефти” предвещают конец неугомонного олигарха, падкого на все блестящее, похожего на сороку, таскающую на хвосте в Барвиху интриги и сплетни, а оттуда указы и уложения.

“Семья”, обеспокоенная усилением Примакова, воспринимая обыски у Березовского, как обыски в своем туалетном столике, доставила в Кремль залеченного до полусмерти президента, и тот, крутой на расправу, отправил в отставку Скуратова. Медвежья болезнь — распространенный среди прокуроров недуг. Об этом, моясь в бутырской бане, сообщил бывший минюст Ковалев.

В мэрии, на крыше зеленого небоскреба, установлен наблюдательный пункт, и зоркий наблюдатель, повернув кепку козырьком назад, смотрит: не движутся ли где баркашовцы. Однажды, заметив подозрительное скопление людей, он послал ОМОН, но это оказались протестующие против погромов евреи, поющие на иврите псалом: “С чего начинается родина”, и омоновцы были вынуждены извиниться.

В Чечне вводится шариатское правление, в Конституцию России заворачивают отрубленные головы заложников, рыбкинский подход к кавказским проблемам обеспечил полное отпадение Чечни, а значит, слом конституционного строя, насильственное свержение власти, терроризм, экстремизм — весь набор, за который несет ответственность бездарный гарант. По какому же поводу ханжески собирается Совет безопасности, способный лишь на травлю Макашова, бессильный перед национальной и социальной катастрофой России?

Бордюжа, постарайся не потерять лицо. Степашин и Путин, постарайтесь не потерять эполеты. Лидеры патриотического движения, не “сдавайте” сионистам русских патриотов, будь они лимоновцы, баркашовцы или анпиловцы. Русский народ един, не делится на партии и движения. Измученный, в крови и слезах, он ведет смертельную борьбу с оккупантами, превыше всего ценит мужество, жертвенность, братское отношение друг к другу.

Александр ПРОХАНОВ

НАЦЕПИТ ЛИ ЛУЖКОВ МОГЕНДОВИД?

Лужков набросился на баркашовцев, которые мирно прошли по тротуарам к месту своего традиционного тренировочного сбора, пригрозил им запретными санкциями. Но вот в газете “Русский израильтянин” появилось интервью с Кобзоном, зеркально воспроизводящее “Марш баркашовцев”. Что скажет на это Лужков?

“— Они просто нацелены на уничтожение евреев... Меня удивляет совсем другая вещь. Звонит мне Гусинский: “Я восхищаюсь вами!” Я говорю: “Что вы по телефону восхищаетесь? У вас есть телевидение, есть пресса! Вот и восхищайтесь в прессе. Или наоборот — возмущайтесь”. —“Ну, это вы зря... Мы же тоже послали Скуратову запрос”. Ну что Скуратову?! Должны выйти все евреи. Я готов возглавить колонну, как Зюганов возглавляет колонну демонстрантов с красными флагами. Я готов пойти впереди этой колонны и чтобы у всех на груди были желтые шестиконечные звезды... И пройти так же, как коммунисты, по центральной улице.

...Так что, я думаю, в такой акции, в такой демонстрации есть необходимость. И я ее проведу. Сделаем шестиконечные звезды и пойдем по Тверской на Лубянку... Надеюсь, Юрий Михайлович даст разрешение.

— Ну, судя по выступлению Лужкова, он пойдет рядом с вами...”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Малюта Скуратов не одобряет отставку однофамильца.

« От Березовского пахнет сушеными сухарями.

« Работники Центробанка будут ходить в полосатом.

« Аганбегян не поместится на тюремной койке.

« В Бутырскую тюрьму — самолетами “Аэрофлота”!

« В “семье” не без урода.

« Есть зять, но как его взять?

ТАБЛО

l Резкое обострение внутриполитической ситуации в России, согласно информации, поступившей из Цюриха, было практически запрограммировано итогами Давосского форума, где Примакову удалось заручиться поддержкой ряда ведущих европейских стран, что равнозначно получению "ярлыка на княжение" в РФ. Одновременно представителям США в ходе контактов с премьер-министром и его окружением не удалось получить четких гарантий по ряду позиций, в том числе по ратификации СНВ-2, выходу из договора ПРО, сотрудничеству с рядом "нежелательных" государств и финансовой политике РФ (включая перевод денежных активов в евро). Все это обусловило мощное давление проамериканского лобби на кабинет Примакова в начале февраля: как прямое, через ужесточение позиции МВФ, так и косвенное, через информационные структуры Гусинского и Березовского...

l Неожиданная активизация Ельцина, по данным из его ближайшего окружения, связана с некоторой стабилизацией его физического состояния и опасностью полного ухода властных полномочий к премьер-министру. В частности, особое недовольство президента вызвали публикации записей частных бесед членов его семьи, что повлекло за собой отставку Скуратова, "не ловящего мышей". Теми же обстоятельствами обусловлен и блиц-визит Ельцина в Иорданию, где он, несмотря на трудности со здоровьем, провел беседы с Клинтоном и Шираком на предмет возможного изменения курса как в радикаль- но-либеральном, так и в социал-демократическом направлении, в том числе “прощупал” перспективы смены Примакова на посту премьера после Давоса…

l "Борьба с экстремизмом", во главе которой сегодня стоят московские городские структуры, как сообщил источник в окружении Лужкова, являлась одним из обязательных условий предоставления столичным властям через Гусинского значительных валютных ресурсов. Потребность в таких вливаниях обусловлена тем, что финансы Москвы после дефолта 17 августа оказались на пороге банкротства, а "федеральная поддержка" масштабных градостроительных и прочих проектов "лучшего мэра" была сведена к минимуму. Такая ситуация резко подрывала его авторитет в столице, что, в свою очередь, ставило крест на любых политических перспективах, не говоря уже о президентстве. Именно поэтому Лужков в обмен на предоставление внешних траншей (частично — через кредиты, частично — через инвестиции) пошел на изменение своих позиций по отношению к народно-патриотической оппозиции и на ряд "кадровых внедрений" в своем аппарате. Характеризуя последние, источник приводит слова одного из думских политиков: "Розовый период" в политическом творчестве мэра переходит, как у Пикассо, в "голубой". Общая "цена вопроса" определена в 1,2 млрд. долл…

l Принятие бюджета-99 Госдумой в третьем чтении продолжило линию на союз левых с кабинетом Примакова, раздавшего "всем думским сестрам по серьгам" и пошедшего на "тихий" конфликт с МВФ. Вместе с тем, полное встраивание НПСР и его думских фракций в линию Примакова-Маслюкова-Геращенко неизбежно ведет к образованию политического разрыва между "ответственной оппозицией" и ее избирателями, чей жизненный уровень за последние три месяца снизился минимум в 1,5 раза из-за роста внутренних цен и дальнейшего падения производства. В результате возрастает угроза как "право-либерального реванша", так и выхода политической ситуации в России к самым радикальным вариантам…

l Введение Масхадовым "главенства шариатских законов" в Чечне является не только попыткой перехвата лозунгов ваххабитской пропаганды, но и следствием сложной международной игры, связанной с изменением позиции Великобритании и ряда арабских государств по "каспийскому узлу" после форума в Давосе,— сообщает наш информатор из Аммана (Иордания). Выход Масхадова из внутричеченской политической изоляции и его сближение с рядом проарабски настроенных деятелей, по данной информации, будет сопровождаться нарастающей конфронтацией с протурецкими и проамериканскими элементами, духовным лидером которых называют З.Яндарбиева. Окончательное решение должно быть принято в ходе контактов представителей российских, британских и немецких спецслужб на похоронах короля Хусейна…

l Проблемы Клинтона не будут исчерпаны даже в результате последних сенатских слушаний,— передает источник из Вашингтона. Президент США в результате "дела Левински" почти полностью утратил морально-политические ресурсы, и следующий скандал, материалы для которого уже поступили в штаб республиканцев, станет для него последним, поскольку даже ряд конгрессменов и сенаторов-демократов считает необходимым дистанцироваться от "плей-Билла" с целью сохранить избирательные перспективы партии. "Стартовым сигналом", скорее всего, послужит первое серьезное внешнеполитическое или экономическое поражение Белого дома…

l Переговоры между правительством Югославии и албанскими сепаратистами в Рамбуйе, по сообщению из Парижа, могут зайти в тупик, поскольку ряд радикальных "исламистов", следуя инструкциям американских и турецких спецслужб, настаивают на неприемлемой для Белграда "полной суверенизации Косово". Они пытаются использовать переговорный процесс как этап дальнейшей дестабилизации обстановки на Балканах с конечной целью высадки американского военного контингента в Югославии. Это подтверждает и поступившая из Бухареста информация, что соглашение румынских шахтеров с правительством состоялось после того, как официальный Бухарест принял обязательство "закрыть Дунай" в случае введения международных санкций против единоверной Югославии…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО

Вновь резко обострилась политическая ситуация в России. Моральный и экономический крах ельцинизма грозит ему полным провалом на предстоящих парламентских выборах, приближает победу народно-патриотического блока. Желая помешать этой победе, кремлевская верхушка, состоящая из узкой группы придворных и домочадцев, увенчанная недееспособным президентом, готовит слом хрупкого общественного равновесия, реванш самых оголтелых “радикал-реформаторов”, чье правление стоило России неисчислимых смертей и слез.

Правительство Примакова, стремящееся преодолеть экономическую катастрофу, начинает борьбу с коррупционерами, гангстерами, неправедно нажитыми воровскими миллиардами, надеясь спасти истощенную казну, остатки национальной собственности. Последние инициативы Генпрокуратуры затронули вплотную интересы олигархов, главный из которых Березовский, приближенный к “семье”, хозяин “Сибнефти” и “Аэрофлота”, инициировал ответный удар, что привело к отставке генпрокурора Скуратова, угрожает “чисткой” правительства, вплоть до устранения Примакова. Если бы такое решение, подписанное слабой рукой президента, состоялось, это неминуемо привело бы к роспуску Думы, установлению режима чрезвычайного положения, к смене “силовиков”, возвращению во власть “гуппировки” Чубайса, поддержанной сибирским Пиночетом. Идеологической подстилкой подобного сценария является кампания по “борьбе с политическим экстремизмом”, где ординарные всплески общественного недовольства возводятся в ранг террористической деятельности, в которой стремятся обвинить оппозицию.

Авантюризм режима, проявившийся в беловежском преступлении, танковом расстреле Парламента, в чеченской бойне, в бесчисленных нарушениях законов и Конституции, дает все основания верить в реальность подобного хода событий.

В их преддверии Народно-патриотический союз России обращается ко всем входящим в него организациям, к дружественным движениям и партиям, к профсоюзам, к ответственным губернаторам, к патриотическим военным и разведчикам, к честным судьям и прокурорам — не допустим политической катастрофы России. Предотвратим ее распад и деградацию. Не позволим бесчестным авантюристам и душевнобольным властителям играть судьбами многострадальной России. “Нет” — государственному перевороту!

Главный редактор “Завтра” Александр ПРОХАНОВ,

главный редактор “Советской России” Валентин ЧИКИН

РЕПРЕССИИ ПРОТИВ “РАДИО-ЗАВТРА”

В прошлую пятницу руководство “Народного радио” получило телефонограмму, подписанную главным инженером ГЦУРС г-ном Иванчиным, в которой уведомлялось, что работа передатчика на частоте 1233 кГц с 19. 00 до 22.00 прекращается. Причины нововведения в послании г-на Иванчина не были указаны, однако ситуация становится прозрачной, если учесть тот факт, что именно в эти часы на волнах “Народного радио” вещало “Радио-Завтра”.

С самых первых дней выхода в эфир “Радио-Завтра” подвергалось нападкам и давлению со стороны федеральных структур РФ и антирусских режимов, утвердившихся в бывших республиках СССР. Чиновники Эдуарда Шеварднадзе направили жалобу на “Радио-Завтра” в адрес ФСТР, а неизвестные, звонившие в студию “Радио-Завтра”, представлялись “казахстанскими” патриотами и грозились расправиться с сотрудниками радиостанции.

Многочисленные радиослушатели, звонившие в редакцию “Радио-Завтра”, утверждали, что после семи часов вечера качество приема сигнала на частоте 1233 кГц резко ухудшалось. Это позволяет предполагать, что помехи в приеме передач “Радио-Завтра” носили искусственный характер.

Руководитель Федеральной службы телевидения и радиовещания Михаил Сеславинский грозился через суд лишить лицензии “Народное радио”, ссылаясь на “экстремистский” характер передач “Радио-Завтра”.

Но “Радио-Завтра” закрыли без всякого суда, “срезав” “Народному радио” три “экстремистских” часа — “демократы” в деле борьбы с инакомыслием, как всегда, последовательны и безаппеляционны.

Редакции газеты “Завтра” и “Радио-Завтра” выражают протест грубому попранию свободы информации и уверены в том, что, несмотря на сопротивление антирусских сил, “Радио-Завтра” возобновит вещание.

ОТ РЕДАКЦИИ

Аналитики отмечают, что активно стартовавшее политическое движение “Отечество” сейчас резко потеряло в общественной поддержке, и его рейтинги стремительно поползли вниз. Это прежде всего связано с позицией его лидера, московского мэра Ю. Лужкова, занятой им по отношению к русскому национально-патриотическому движению, на чьи голоса он пытается рассчитывать.

Его выпады и угрозы в адрес РНЕ и НБП были оценены патриотическим электоратом как откровенный переход на позиции российских сионистских кругов и Российского еврейского конгресса, чей лидер миллиардер Гусинский является одним из инициаторов кампании по дискредитации и уничтожению русских национально-патриотических движений.

Подтверждением этого являются свидетельства очевидцев последних событий вокруг РНЕ и НБП и письма читателей, подтверждающие выводы независимых аналитиков.

Может ли называться русским “патриотическим” движение, в котором состоят Ястржембский и Кобзон, Кокошин и Хазанов? Интересы какого отечества отстаивает “Отечество”, раскручиваемое Гусинским и НТВ?

Артем Таврический “Сталин, Берия, ГУЛАГ!” ( рассказ участника события )

Решение идти на это сборище гайдаровской демшизы возникло экспромтом. Услышали по радио, что в этот день будет их съезд. Мы были уверены, что там будет мощная охрана, которая вряд ли нас пропустит, тем более что мы были одеты в нашем радикальном молодежном стиле. Поэтому ничего конкретно не планировали. Так, погулять вышли.

Зашли во дворец "Измайлово", встали у дверей в зал, но скоро поняли, что в фойе делать особо нечего: все самое интересное ждало впереди. Решили просочиться в зал по одному. Из двенадцати человек трое, в том числе и я, аккредитовались от газеты "Лимонка" — это сняло их подозрения относительно нашего внешнего вида. Другие наши проходили под самыми разными предлогами: например, двое ребят внушительного телосложения робко так сказали, что они фермеры и, опасаясь коммунистического реванша, пришли сюда, чтобы поддержать своих защитников из ДВР — это сработало безошибочно. Другие назвались представителями из "демократических Луховиц", третьи проникли в зал как "дети советских политзаключенных". Действуя так, просочились все.

ДВР — это наши последовательные идеологические враги, которые принесли нашей стране огромный вред, с ними мы боремся и будем бороться. И когда начал выступать Гайдар, мы уже были готовы к тому, что нужно это дело сорвать, проскандировать лозунг — причинить как можно больше беспокойства. Все мы сели в один ряд, заранее был подготовлен отход. В зале засела кухонная интеллигенция, все эти старые пердуны, прогорланившие жизнь песнями окуджав-галичей, и педерастического вида невнятные юноши. Вели они себя по-идиотски, устраивая овации по случаю избрания счетной комиссии, например. Натуральная демшиза, всегда единственно правая, ненавидящая всех, готовая задавить любого несогласного, записавшая по ходу съезда в фашисты даже… Гришу Явлинского.

Гайдар как всегда нес околесицу про либеральные реформы и рыночную экономику. Очень неприятно смотрелся этот брызжащий слюной человек, угробивший пол-России. И когда он произнес свою гнусную фразу "Из-под красного знамени вылезает коричневая харя", мы не выдержали, встали, вскинули руки в ротфронтовском приветствии — кулак сжат — и начали скандировать: "Сталин, Берия, ГУЛАГ!"

Кричали мы очень громко, очень организованно. Мы умеем скандировать, на пикетах научились. У Гайдара аж лицо сплыло вниз, он осекся на полуслове и даже с перепугу чуть не влез под трибуну. Камеры — их там было около восьми — тут же все на нас. Но самым интересным было наблюдать, как заводится толпа — я в первый раз такое видел. Поначалу — всеобщее онемение, тишина. Потом вскочили единицы: они были в недоумении, пожимали плечами, стыдливо похихикивали: что это, дескать, за отщепенцы среди нас, интеллигентных демократов? Мол, посмеемся и забудем. Затем "интеллигенты" завелись: начали потихоньку скандировать "позор, позор", заводя друг дружку. Дальше больше, вся интеллигентность с них быстро обшелушилась, и из-под нее полезли ржавые рожи раскулаченных мещанок и местечковых мясников. Зал наполнился ревом: "Бей их!" Первой на нас бросилась какая-то тетка и начала хлестать нас газетой. Тут же, словно с цепи сорвавшись, на нас бросилась вся "демтусовка". Нам оставалось только пробиваться к выходу.

Со стороны, наверное, было странно видеть, как куча делегатов "самой интеллигентной партии России" набросилась на нас с кулаками. В зале было около тысячи человек, и все рвались набить нам морду. Конечно, у них это не получилось: тычки дистрофичных старикашек и обожравшихся гамбургерами теток не могли причинить нам вреда, и потому уходили мы с достоинством. Сложно было лишь в раздевалке: мы хотели взять свою одежду, а заведенная толпа ревела вокруг: "Окружайте их! Бейте их! Это фашисты, они понимают только силу!" Причем действовали они очень подло, скопом налетали. Единственное, что могло посмаковать телевидение, как одного парня удалось подножкой завалить в снег.

Почему мы не надавали им по физиономиям? Потому что мы — не погромщики, а члены Национал-большевистской партии, подчиняющиеся партийной дисциплине. Погромщики прятались за спинами охранников дворца, которые напирали на нас и отталкивали к выходу. А бить нанятых, но своих — это не круто.

Потом появилась милиция, и нас задержали, но через пятнадцать минут отпустили. Там ведь с нашей стороны не было никакого состава преступления: мы пришли осуществить наши гражданские права, мы выразили отношение к оскорбляющей нас провокации Гайдара, в ответ на что на нас набросилась озверевшая толпа демократов.

Только позже мы узнали, что Лужков, который в этот момент клал где-то не то бетон, не то на бетон, на визжание энтэвэшников "страшные фашисты избили бедных демократов! Что будете делать?!" пробасил: "Конечно, будем наказывать…" Все это ерунда, ничего у них не получится.

Лимонов, узнав о происшедшем, мудро объявил нам благодарность, но по партийной линии все получили выговоры: мол, от лица партии такие вещи делать нельзя.

Это выступление стало не первым и, надеемся, не последним. Были и акция против мировой обжираловки "Макдональдс", и мощное граффитти на американском доме во Владимире, когда нами почему-то заинтересовалась ФСБ, и водружение знамени НБП на крейсере "Аврора", и рок-концерты, и закидывание яйцами какого-то урода в трусах и буденовке, изображавшего Ленина на спектакле в демтеатре.

В эти же дни начались гонения на РНЕ. Вообще, к баркашовцам мы относимся дружелюбно, жаль лишь, что не видим того же от них. Я считаю, что организации НБП и РНЕ, которые сегодня ущемляются и давятся, должны сотрудничать.

Сегодня набирает ход "борьба с экстремизмом". В конце прошлого года нам уже отказали в общероссийской регистрации, хотя пять тысяч человек и все положенные документы были готовы. Они почему-то наивно думают, что если партию не признавать, то ее и не существует. Зарегистрировать нас Крашенинников был обязан, а экстремистская наша партия или нет — это дело не Минюста, а прокуратуры. И вообще, мы всегда говорили, что одно московское СИЗО в сутки совершает экстремистских действий больше, чем целая партия за год, и бороться нужно с бандитским и правовым беспределом.

Но теперь опять пошли наезды на нас. Мы пока не совершили ничего противозаконного, но должен сказать: если партию лишают легального существования, у нее всегда остаются подпольные методы борьбы. В любой партии всегда найдутся и химики, и физики, и бывшие спецназовцы. Просто режим боится нашего прихода в большую политику, поэтому его шавки и цепляются к нашей форме, приветствиям, стилю. Лимонова даже какой-то эфэсбэшник вызывал и на полном серьезе спрашивал, почему мы такие куртки носим. В КПРФ не носят таких курток, у них никого из молодежи и нет.

Теперь мы думаем: не потребовать ли от ДВР денег за рекламу их сборища: ведь их лишний раз показали по "ящику", хотя интереса к ним давно уже нет. Нам же этот инцидент оказался лишь на руку: он привлечет к нашей борьбе еще больше молодых людей.

Артем ТАВРИЧЕСКИЙ, член НБП

ГРЯЗЬ СХЛЫНЕТ, МЫ ОСТАНЕМСЯ! ( исповедь русского националиста )

Я не соратник РНЕ, пока я лишь сочувствующий: у нас строгий устав, и от лица партии я говорить не могу. Поэтому выскажу собственное мнение. Начну с недавнего инцидента, вокруг которого в прессе слишком много возни.

Да, я прошел с моими соратниками по московским улицам, отрицать этого не собираюсь. Но я гражданин России, я москвич, и в родном городе я хожу там, где мне вздумается. Что и кому не понравилось в нашем шествии? То, что мы шли не гурьбой, а построившись в колонну? Это наше право, марш в строю — это радует глаз. Или то, что одеты были не так, как наряжаются бандиты и банкиры? Пусть завидуют и кашляют в свои кашне — нет у них привилегии носить форму. Или, может быть, кому-то не понравилась наша эмблема на рукавах? Вот взгляните, это восьмиконечный богородичный крест, который каждый найдет на русских иконах, но не отыщет ни в одной кинохронике времен германского национал-социализма и итальянского фашизма. Свастикоподобные орнаменты бесчисленны, и один из них я видел недавно даже в заставке НТВ. Или же кого-то возмущает наше приветствие, когда рука от сердца вскидывается к солнцу, как у древних римлян?

Телевидение стонет от навалившегося страха: РНЕ готовится к погромам. Глупости. Устраивать какие-то эксцессы мы не собираемся. Экстремистские затеи — это для детей. Когда они наконец поймут: легальная партия экстремизмом не занимается. Хотели бы — давно бы уже официально самораспустились, разбежались по лесам и явкам и громили, взрывали, крушили.

Нам бросают в лицо: вы фашисты. У меня оба деда в войну погибли, да я за такие слова в морду даю! Какой я фашист? Я русский. Я хочу чувствовать себя русским, а не "россиянином", хочу изучать русскую историю, русский рукопашный бой, русскую мистику. Поэтому я пришел в РНЕ. И никто не смеет лишать меня права быть русским!

Когда я еду в метро в форме и с повязкой на рукаве, ко мне, бывает, подкрадываются люди и, давясь от ненависти, картаво шипят: ты антисемит, шовинист, расист, — они обвиняют меня лишь за мой внешний вид, не зная и не желая знать, что у меня в душе и в мыслях. Я с ними никогда не связываюсь, потому что я сильнее. Грязь схлынет, мы останемся.

Нас обвиняют в скрытности и военизированности. Ерунда. РНЕ открыто для всех. Мы не сектанты, прийти может любой. Конечно, сложно стать соратником. В отличие от большинства партий, где любой, были бы деньги, через неделю может стать бонзой, у нас кадры тщательно подбираются, и только действительно достойные люди могут стать соратниками. Даже я еще не стал им. А то, что от меня требуют дисциплины, подчас военной, — это нормально. Любая спортивная секция требует того же.

Нас называют оккупантами Терлецкого парка, не зная даже, где он находится. Да, мы охраняли парк, и там никогда не было ни хулиганов, ни пьяниц — до декабря, покуда нам это не запретили. Мы поддерживали порядок — лучше милиции и лужковских дружин, в которых животастые старики, выделывающиеся друг перед другом былыми научными заслугами, дерутся за подачки мэра, давно разворованные руководством. Мы занимаемся спортом, и тренеры не берут с нас ни копейки; на тренировках я вижу парней, которых лишь это сняло с иглы, уберегло от тюрьмы — почему же их за это называют фашистами?

Пресса называет нас бритоголовыми идиотами. Я пятнадцать лет ходил на подводных атомоходах, мой товарищ — кандидат технических наук, электронщик. Среди соратников — ученые, писатели и бизнесмены. Мне смешны подобные заявления прессы.

Возвращаясь ко всей этой истории, я скажу так: власти не очень понимают, для чего им нужно разогнать РНЕ и что это может за собой повлечь. Что хочет получить Лужков? Вместо легальной политической организации — боевиков запрещенного движения. "Хамаз", ИРА, "Красные бригады" или ООП так именно и возникли, после чего на одно возвращение этих организаций на путь корректной политической борьбы властям потребовались десятилетия. Не слишком ли дорогая цена за чьи-то предвыборные амбиции?

Современные правоохранительные органы бессильны перед произволом олигархов, бандитов, чеченских боевиков, коррумпированных чиновников… Неужели единственные, с кем они могут воевать, — это русские националисты? И то только потому, что они никуда не прячутся и не совершают ничего противоправного.

Мне тридцать семь лет, я бывший моряк-североморец и уже военный пенсионер, год за два. Я сам пришел в движение, потому что больше не вижу ни одной организации, которая боролась бы за права русских и плюс к этому могла бы реально противостоять преступности. Пока что я сочувствующий. И к тому же достаточно здравомыслящий и устроенный по жизни человек, не отморозок. Вместе с товарищами по службе мы открыли в Подмосковье фирму, торгуем металлом, я даже отковал подарочные кинжалы для героев 93-го. Кажется: живи не тужи. Но когда я вижу, как несправедливо и неадекватно московские власти наезжают на русских националистов, я хочу стать соратником РНЕ.

Александр Божков

ДА НЕ ТАМ ВЫ ИЩЕТЕ ФАШИСТОВ! ( мнение сотрудника милиции )

…История с проходом группы баркашовцев по улице все больше и больше заходит в тупик идиотизма. Любому, даже не самому сведущему в законах рядовому патрульно-постовому милиционеру ясно, что проход группы одинаково одетых людей по улице, причем не по проезжей ее части, без каких-либо лозунгов, плакатов и призывов никак не тянет на 166-ю статью Кодекса об административных правонарушениях, где обозначено наказание за нарушение закона о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетах.

А разгром, учиненный министром МВД нашим милицейским начальникам за то, что они лично не возглавили борьбу и не легли костьми на пути правонарушения, тянущего в лучшем случае на штраф в пять минимальных окладов, очень напоминает историю о самозабвенной унтер-офицерской вдове, которая, как известно, сама себя высекла.

Никто не снимал милицейских генералов, когда хасиды штурмом брали библиотеку имени Ленина. Никто не выгонял полковников и генералов за прорыв Басаева в Буденновск и побоище, устроенное там. Никто никого не снимает с должностей за бесчинства футбольных болельщиков, за ежегодные сборища десантников, пограничников и прочих “дембелей”, которые регулярно сопровождаются пьянками и мордобоями. Все усидели на своих местах и после взрывов в московском метро, после громких убийств и бандитских сходок. МВД равнодушно взирало на то, как по общероссийскому телевидению официально демонстрировали убийство и расчленение свиньи с надписью “Россия” на ребрах, или показывали корову, у которой на заднице дыра и это обозвано “взглядом внутрь России”. Слушали радиооткровения Коха, поливавшего грязью Россию…

И вдруг – на тебе! МВД проснулось. За то, что на улице появились люди из официально зарегистрированной политической организации, которые не били стекол, не вытаскивали из “мерседесов” и евроофисов евреев, не громили по рынкам “хачей”, удушивших народ ценами, не поджигали синагог и мечетей и даже не призывали никого ни к чему — вдруг полетели с должностей милицейские начальники, а в самом МВД раздался грозный рык в адрес некоего “политического экстремизма”.

Всех нас, обычных милиционеров, удивила, прежде всего, неадекватность реакции МВД.

Понятна реакция Лужкова. Его информационная империя умирает. ТВ-Центр уже три месяца сидит без зарплаты, лужковские газеты тоже “на подсосе”, а выборы на носу. И потому Лужков вновь слился в экстазе со своим старым другом и главным российским евреем Гусинским. Патриотизм скоренько обменян на поддержку проеврейских СМИ. Теперь Лужков, как и в приснопамятные времена, вновь главный борец с русским национализмом. С чем его и поздравляем. Боюсь, что русского электората ему теперь не видать, как новой прически.

Но МВД-то зачем лезть в политику? Мы и так с огромным трудом очистились от трупных пятен 93-го года. От обвинений в политических репрессиях и преследованиях. И что, все заново?

Позволю себе выразить мнение большинства простых милиционеров — не наше это дело лезть в политику и пытаться определять, кто “экстремист”, а кто нет. Для этого есть целая ФСБ с огромным, специально натасканным аппаратом. Пусть работает. А наше дело — ловить преступников: убийц, воров, коррупционеров. Следить за порядком на улицах. И если он нарушен, неважно кем — хасидами или баркашовцами, то вмешиваться и восстанавливать. Но если по улице идут цыгане с песнями, спартаковцы с речевками, хасиды с псалмами, правозащитники с портретами политзаключенных или баркашовцы строем, но не нарушая общественного порядка, то при чем здесь милиция?

Во-вторых, зачем так глупо подставляться? Ведь и ежу понятно, что все возбужденные прокуратурой дела против промаршировавших баркашовцев лопнут, не дойдя до суда. Нет состава преступления. А если попадутся ушлые адвокаты, то проблемы будут у нас. Ведь РНЕ действительно официально зарегистрированная легальная организация. Значит, все преследования их до запрета движения незаконны. Плюс абсолютно не оправданный отрыв личного состава сил и средств на заранее проигрышные дела. Общественный резонанс. Критика с обеих сторон, удары по престижу органов.

И к тому же, извините, я, как и многие мои сослуживцы, не верю в “русский фашизм”. То, что мы видим сегодня в России, это как раз наоборот — фашизм по отношению к русским. И кто воет сегодня о “русском фашизме”? Еврейские банкиры, ограбившие Россию до нитки. Их карманные журналисты, сколотившие состояния на оправдании этого неслыханного грабежа. Или бородатые чинуши из Кремля и Минюста, которым с реальной преступностью бороться страшно и утомительно, а оправдать свое существование надо. Поэтому почему бы не попугать страну экстремизмом и “русским фашизмом”?

Я, как и большинство моих товарищей, не испытываю никаких симпатий к РНЕ. Для меня это просто объединение заигравшихся в солдатики великовозрастных дядей. Но заставить меня поверить, что угроза России исходит от них, а не от гусинских, березовских, кохов, чубайсов, гайдаров, не получится.

Поэтому не ждите, что мы будем с рвением и энергией давить “русский фашизм”. Лучше снимите статус политической неприкосновенности с упомянутых выше господ и дайте нам взяться за них по-настоящему. Это уж точно поможет России.

Майор Т.,

старший оперуполномоченный уголовного розыска СКМ

ЖДИТЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРА! ( комсомолец — о друге-”террористе” )

Совсем недавно в центре Москвы состоялся суд, увенчавший полуторагодичное следствие над Андреем Соколовым, подорвавшим кусок царской мемориальной плиты. Молодому комсомольцу дали четыре года за терроризм. Суд этот был окутан мраком таких нелепиц, лжи и лицемерия, что сам требует отдельного разбирательства.

Начать с того, что весь суд над Соколовым, в отличие от суда над чеченскими террористами и даже процессов тридцатых годов, оказался закрытым. Чтобы оградить суд от внимания общественности, в материалы дела были внесены посторонние документы, якобы содержащие государственную тайну. На самом суде эти документы даже не фигурировали, но зато процесс стал закрытым от публики.

На этом суде роль защиты оказалась сведенной к нулю: неоднократные протесты адвоката С. Маркелова судьей попросту не рассматривались. Решение суда было предрешено. К статье “терроризм” заурядный акт вандализма был притянут только потому, что в 250 м от памятника свежей краской было написано: “Зарплату — рабочим!” и изображен серп и молот.

К четырем годам добавилась и сумма в 45 тысяч рублей, которые Соколов обязан возместить за ремонт плиты, хотя работникам кладбища потребовалось на это... 186 рублей. В довершение ко всему Соколова обязали к унизительной процедуре: раз в месяц обследоваться у тюремного психиатра.

Совершенно ясно, что притянутое за уши дело по “терроризму” потребовалось режиму исключительно для прецедента. Суд над Соколовым превратился в акцию устрашения оппозиционных движений: вот, дескать, что мы делаем с партизанами! Сейчас под следствием по обвинению в “терроризме” томятся еще 10 человек — анархисты и члены РВС. Если в России за подрыв плиты дают 4 года, сколько получат эти ребята, обвиняемые в “подготовке к свержению конституционного строя”?

Соколову осталось 2,5 года: остальное он уже отсидел по ходу следствия. Я думаю, что тем, кто бросил его в тюрьму, не стоит сомневаться: в 2001 году в России появится стойкий, закаленный опытом революционер, истосковавшийся по своему делу.

КАМО

ЭТО БЫЛА ПРОВОКАЦИЯ! ( к вопросу о “бомбистах” )

В редакцию “Завтра” поступила информация от оставшегося анонимным сотрудника управления ФСБ по Москве и Московской области, проливающая свет на дело А. Губкина и его товарищей, обвиняемых в попытке взрыва памятника Петру I в Москве. Согласно этой информации, вся “террористическая операция” изначально инициировалась и контролировалась московским управлением ФСБ. По информации нашего источника, в группу Губкина в самом начале ее существования был внедрен информатор. Он постоянно сообщал о всех планах губкинцев, и эта информация тут же ложилась в заведенное по этому поводу дело оперативной разработки. Но дальше планов у губкинцев дело не шло. Тогда, по утверждению нашего источника, органы ФСБ через внедренного агента сами начали провоцировать губкинцев к активным действиям.

Именно так в качестве “объекта терроризма” был выбран церетелиевский памятник. Всю операцию по его минированию контролировало московское управление ФСБ: об этом свидетельствуют аудио- и видеозапись происшедшего и многочисленные записи телефонных разговоров губкинцев, которые источник продемонстрировал нам при встрече. Кроме того, сразу после ареста “террористов” на даче у Губкина была мгновенно найдена и изъята как улика часть деревянного автомобильного кузова, из которого были вырезаны подложки для взрывчатки, — подобная оперативность, по словам источника, объясняется тем, что все явки и вещдоки давно были известны ФСБ.

В связи с этим у редакции возникает ряд вопросов к ФСБ. Зачем органам понадобилось хладнокровно провоцировать молодых людей на совершение теракта — не для того ли, чтобы торжественно раскрыть прокоммунистическую “террористическую организацию” и тем самым оправдать будущие репрессии против КПРФ и оппозиции? Как могли сотрудники ФСБ хладнокровно наблюдать за тем, как дилетанты собирают в центре Москвы бомбу и перевозят ее с места на место, подвергая риску жизни тысяч москвичей? Наконец, кем же является московское управление ФСБ — гарантом безопасности граждан или организацией, фактически провоцирующей терроризм?

По данным источника, всю операцию против губкинцев якобы возглавлял начальник следственной службы московского управления ФСБ подполковник Ю. Лисицын, получивший последнюю звездочку за разработку дела по взрыву в кабинете депутата Лысенко. Этот же Лисицын, по утверждению нашего источника, курирует оперативно-следственные дела против сотрудников редакции газеты “Завтра”: главного редактора А. Проханова и журналистов Н. Анисина и В. Шурыгина. Мы хотели бы узнать от управления ФСБ по Москве и области, насколько соответствует действительности полученная редакцией информация.

СЛУЖБА БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

Сергей Погорельский РУССКИЕ И ЕВРЕИ: ШАНС ДИАЛОГА ( мысли русского интеллигента )

ПОД ГИПНОЗОМ СТАРЫХ МИФОВ

Начиная диалог с радикальными представителями еврейства, мы должны сначала осмыслить их первые заявления о России. Не будем трогать гротескные фигуры вроде Новодворской или Борового. Возьмем сугубо академическое издание — книгу “Русская идея и евреи” (1994), выпущенную небывалым для издательства “Наука” тиражом в 15 тыс.экземпляров.

Первое, что бросается в глаза, это как раз уход от всякого диалога. В этой книге все оригинальные работы собраны в раздел “Христианство после Освенцима и ГУЛАГа”. Здесь много говорится о Православии, но не дано слова ни одному православному священнику или писателю. Авторы — польский ксендз, еврейский богослов, историк Талмуда (христианин неизвестной конфессии), писательница из диссидентов и историк западной науки XVI века. Возможно, православных и приглашали, но те, прочитав, что написано их соавторами, отказались. Итак, каковы же главные мысли?

Первая из них в том, что христианство по сути своей есть антисемитизм и юдофобия. Корень зла — в христианстве.

Эта мысль настолько непреклонна, что христианство представлено почти как непосредственная причина Холокоста (уничтожение евреев нацистами). Вот что мы читаем:

“Христианские теологи впервые задумываются над темой “антииудаизм в Новом Завете”. Они обнаруживают юдофобский потенциал Нового Завета — потенциал, который сполна реализовался в истории Церкви”.

“В евангелии Матфея мы находим... пароль христианского антисемитизма: “Весь народ сказал: пусть кровь Его будет на нас и на детях наших” (27:25). Что же касается евангелия Иоанна, то в нем есть текст, ставший ключевым для христианского варианта идеи жидо-масонского заговора”.

“Сегодня Освенцим надвигается на нас, как суд над самим христианством... Не будь юдофобии в самом христианстве, Освенцим был бы невозможен в сердце христианской Европы... Неспособность христиан противостоять нацистской юдофобии была обусловлена юдофобией целого ряда христианских святых, в том числе Иоанна Златоуста, Августина, Фомы Аквинского и Мартина Лютера”.

Не будучи религиозным человеком, я все же скажу, что подобная прямая увязка социальных процессов ХХ века с Новым Заветом или Иоанном Златоустом — невиданная профанация религии. Тем более когда речь идет о Западной Европе, где, как давным-давно сказал Ницше, “Бог умер”. И потом, почему же христиане Европы виновны, что не пошли на смерть, защищая евреев, если сами евреи не стали защищать ни друг друга, ни даже свои семьи? Ведь нацистам не стоило ни капли крови собрать и уничтожить, как говорят, 6 миллионов евреев. Это было бы невозможно, если бы среди них возникла хоть какая-то воля к сопротивлению. Восстание в Варшавском гетто — единичный и в масштабах мировой бойни небольшой эпизод.

Более того, Э.Фромм в своей известной книге “Анатомия человеческой деструктивности”, подробно цитируя исследование Б.Беттельхайма о поведении разных групп людей в нацистских концлагерях, говорит о том, что именно “аполитичные заключенные из среднего класса (особенно евреи)” вели себя несолидарно и были пособниками СС: “Они принимали все слова и действия СС как совершенно законные и возражали только против того, что они сами стали жертвами; а преследования других они считали вполне справедливыми”.

Но все же книга посвящена русской идее. При чем здесь христианство Запада? Отделяющие евреев от христиан постановления Латеранского собора (1215 г.), которые не раз поминаются в книге, были приняты после полного разрыва Запада с Православием, даже после разграбления Византии крестоносцами. Но по контексту книги выходит, что все равно русские виноваты. А ведь православные христиане и их сыновья дали отпор Гитлеру, спасли значительную часть евреев от Холокоста, освободили Освенцим. Как это ни поразительно, в книге об этом ни слова!

В целом Православие в книге представлено как бы не христианским, почти языческим, национальным (а уж его поддержка российской государственности в советский период трактуется как “сотрудничество с палачами”): “Я думаю, что наше православное христианство утратило характер Евангелия... Взамен этого оно стало “стержнем русской культуры”... Принеся некогда проповедь Евангелия в жертву национальной идее, Русская православная церковь по-прежнему остается верой нерассуждающих крестьян и людей, чье сознание связано с общинным менталитетом... Не уверен, что РПЦ станет той церковью, которая приблизит русский народ к пониманию христианских ценностей демократии”.

Давайте остановимся на этих тезисах. Ведь они составляют идейное ядро классической западной русофобии (понятие о которой авторы книги, видимо, по незнанию, связывают с Шафаревичем). Историк-эмигрант Н.И.Ульянов пишет:

“С давних пор отшлифовался взгляд на сомнительность русского христианства, на варварство и богопротивность его обрядов, на отступничество русских, подлость их натуры, их раболепие и деспотизм, татарщину, азиатчину, и на последнее место, которое занимает в человеческом роде презренный народ московитов. На начало 30-х годов XIX в. падает небывалый взрыв русофобии в Европе, растущий с тех пор крещендо до самой эпохи франко-русского союза”.

Упреки в том, что Православная церковь (видимо, в отличие от западной) не ведет нас к “ценностям демократии” — вообще поразительный рецидив инфантильного евроцентризма — либеральной галерки прошлого века (она, по выражению Н.И.Ульянова, была уверена, что “на Западе и полиция добрее, и церковь прогрессивнее”). Связывать церковь, стоящую на догматах почти двухтысячелетней давности, с современной западной демократией, возникшей пару веков назад, просто глупо. Даже странно — где же здесь хваленая еврейская логика?

Итак, куда ни кинь, везде клин. На Западе христианство истинно, следует Новому Завету и потому оно — антисемитизм. Россия встала против Гитлера, но это потому, что Православие, будучи неистинным, сплотило народ языческой державной идеей, отказавшись от Евангелия. Здесь антисемитизм вытекает из христианства потому, что оно неистинно (“национально”). То есть, в 1994 г. повторяется формула, которой В.Гроссман определил Отечественную войну.

Что-то во всем этом есть ненормальное. Какой-то болезненный духовный надлом.

Перейдем от христианства к русской идее в ее более широком смысле, к идее России. В упомянутой книге евреи видят мир через призму Холокоста. Что же видят авторы, которые претендуют быть выразителями еврейства?

Трудно писать такие вещи, но в общем у них получается, что Холокост — порождение именно России. Если бы я не знал лично и довольно близко некоторых из этих авторов, я бы подумал, что это пишут люди, свихнувшиеся из-за невыносимого, иррационального страха — как Лютер, которому мерещился черт. Россия, в которую собралось более половины евреев всего мира, гонимых из Западной Европы, теперь объявлена именно главной и практически единственной губительницей евреев!

Такую общую установку дал один из основателей и президент научно-просветительского центра “Холокост” историк М.Я.Гефтер в своей книге “Эхо Холокоста и русский еврейский вопрос” (1995). Звучит она так: “Холокост, взятый в своем философско-историческом и в экзистенциальном объеме, — это русская тема, это русский вопрос”.

Итак, хотя евреев уничтожали в 40-х годах ХХ века немцы, а 3-4 века до этого все другие страны Запада, в “философско-историческом” плане виновна в этом Россия. При этом “дело Бейлиса” 1913 г. и “дело врачей” 1953 г. (оба дела без единой жертвы со стороны евреев) ставятся совершенно на одну доску с уничтожением 6 млн. евреев нацистами. Таковы гири и весы, которыми взвешивает “вину России” еврейская Фемида.

Какова логика “философско-исторических” обвинений Гефтера? На мой взгляд, логики нет никакой, а есть просто как “установка сверху” утверждение о якобы генетической связи между проявлениями антисемитизма в России и делами нацистов. С точки зрения науки это подлог, поскольку фашизм есть очень необычное порождение Запада и только Запада. Никакой генетической связи с внешне похожими явлениями в России, Индии, Китае и т.д. он не имеет. Вся эта “философская история” — идеология чистой воды. Даже на Западе фашизм был разрывом непрерывности, болезненным припадком, который вовсе не “вытекал” из предыдущих состояний культуры. Известно, что антисемитизм нацистов совершенно не связан с антисемитизмом Веймарской республики. Нет, нам настойчиво предлагают версию закономерности Холокоста, причем исходящей из России. Читаем:

“Историческая судьба евреев, на которую их обрекли христианские народы, в Бабьем Яре просто продолжалась. Гитлеровцы были не первыми, кто устроил массовое уничтожение евреев на Украине. Их предшественником был Богдан Хмельницкий — один из самых страшных злодеев в исторической памяти еврейского народа... Коренное население оккупированных нацистами территорий СССР активно участвовало в уничтожении евреев”.

Фразеология этих рассуждений такова, что следующим шагом будет просто изъятие всяких упоминаний о гитлеровцах. Уже сейчас молодой неискушенный читатель может воспринять нацистов как второстепенных и пассивных участников уничтожения евреев в ХХ веке. А ведь с такой логикой можно сказать, что “евреи активно участвовали в уничтожении евреев” — в гораздо большей степени, чем русские и белорусы.

Недавно в стремлении вбить клин между русскими и евреями пресса раздула совсем уж неприличную кампанию вокруг посредственного фильма Спилберга “Список Шиндлера” (в философском смысле фильм просто убогий). Смысл кампании был в том, чтобы вытеснить из нашей исторической памяти тех советских людей, которые прятали в подполе евреев и шли за это на виселицу (или Василь Быков уже сжег, как партбилет, свои рассказы о таких людях?). Фигурой спасителя сделан не белорусский колхозник, а Шиндлер, сколотивший на труде евреев крупный капитал и живший среди заключенных евреек, как петух в курятнике.

Напор, с которым подавался этот фильм во всем мире, перешел все границы, и в западной прессе было сделано уточнение (на основании книги воспоминаний его жены): Шиндлер был агентом гестапо и все делал в рамках согласованной акции. Так что не он спас сотню евреев, а гестапо. Бежать на Запад ему пришлось от Советских войск, ввиду неминуемого наказания за его акции в концлагерях.

Чтобы представить Россию виновницей Холокоста, идеологи вынуждены создавать два почти взаимоисключающих мифа — о глубинном антисемитизме царской России и одновременно о государственном антисемитизме в СССР. То есть подвести читателя к выводу, что антисемитизм — присуще России сущностное качество. В.Рывкина в книге “Евреи в постсоветской России: кто они?” (1996) так и пишет: “Антисемитизм в России (речь идет об антисемитизме политических группировок) инвариантен всем ее политическим режимам: он сохраняется независимо от того, какая именно власть устанавливается в стране”.

Вновь откроем книгу “Русская идея и евреи”. Здесь такая связь времен: “В недра мира было брошено семя злодейства. Ненависть к евреям, нарастающая в предреволюционной России, подожгла Германию, а затем и Россию. Мир — единое целое. Россия заплатила за жажду расправы над евреями ГУЛАГом”.

Итак, именно в России — семя зла, Россия “подожгла Германию”. И вывод: ГУЛАГ — справедливое наказание России. Поскольку “жажда расправы над евреями” якобы вечно присуща России (инвариантна), то какое следующее, после ГУЛАГа, наказание нам готовится? Ведь этот вопрос просто напрашивается.

Вот образ русских в книге: “Из недр “христианнейшего” народа слышится только: “Ж-ж-ид прок-ля-тый!”...”

Этот “Ж-ж-ид прок-ля-тый!” взят у В.В.Розанова, но это ложь. Никогда он не говорил, что “из недр” слышится только это. Это исходило из очень немногих уст в момент слома всей жизни. Зачем же врать так банально?

Странная, кстати, логика: слово “христианнейший” взято в издевательские кавычки, но ведь чуть выше доказывалось, что корень антисемитизма как раз в христианстве. Впрочем, с логикой неважно во всей книге в целом, цель ее — загипнотизировать читателя, а не пробудить. Интереснее другое: своим тоталитарным обвинением авторы книги заявляют, что они исторгли себя из “недр” русского народа, противопоставили себя ему полностью и непримиримо.

Приписывать большому народу (на деле, множеству народов России) и большой культуре инвариантную, генетическую склонность к злодейству, “жажду расправы” — значит, выходить не только за рамки науки, но и вообще рационального мышления. Это как раз и есть расизм, но даже расизм всегда пытается как-то объяснить истоки вражды. Здесь же во всей книге нет никаких попыток найти возможные причины предполагаемого патологического антисемитизма русских. С точки зрения обоснованности, и даже просто добросовестности, у нынешних идеологов антирусского еврейства произошел потрясающий откат по сравнению с еврейскими историками и деятелями сионизма первой половины века.

Снова подчеркну, что я выбрал не хлесткие газетные слова. Это мысли, изложенные в академическом издании и отражающие весь контекст книги. А ведь она претендует на отражение диалога (“рокового спора”). Какой там диалог! Я прочел ее несколько раз и не нашел следа противоположной точки зрения, хотя бы в изложении. Светлым пятном в России представлены лишь “свеча Б.Пастернака, светившая и в этой ночи, отщепенство и дезертирство со всех фронтов Юрия Живаго”. Чтобы заслужить одобрение, надо быть отщепенцем русского народа и “дезертиром со всех фронтов”.

Даже оговорка о том, что “свое слово миру Россия сказала своей литературой”, противоречит всему контексту, поскольку, выходит, эта литература в самой России была услышана и понята лишь отщепенцами:

“Сын еврейского коммерсанта из Киева, автор “Апофеоза беспочвенности”, философ библейского экзистенциализма Лев Шестов как никто другой усвоил философский смысл хранимого русской литературой опыта... Кто, кроме еврея, “филолога” милостью и заповедью Божией, может испытывать всепоглощающую любовь к русскому слову, русской речи и литературе?”.

Это какая-то фантасмагория. Иной раз думаешь: нет ли тут скрытого издевательства над евреями. Когда читаешь всех почитателей Льва Шестова и Спинозы “в одном пакете”, удивляет их неспособность взглянуть на свои тексты со стороны. Как будто их подмывает сказать нечто прямо противоположное здравому смыслу.

Кстати, благосклонное упоминание о русской литературе (как будто она “вырвалась” не из тех же недр) — не более чем прием “доброго следователя”. Тут же в элитарном академическом журнале “Общественные науки и современность” некто Аб Мише, взяв Гоголя в качестве всемирного эталона антисемитизма, пишет: “Гоголь бессмертен. И вездесущ. Глаголом антисемитским жегшие сердца людей, вот они, гоголи, каждому народу свои”, — и перечисляет главных гоголей разных народов, в том числе: “в России — вождь декабризма Пестель, ничтожный Булгарин и великий Пушкин, Достоевский, И.Аксаков”... и т.д. Так что и русская литература, по указу Аб Мише, должна нашить себе звезду антисемита.

И главное, ненависть направлена не на какой-то неверный образ России, в ней нет ошибки. Если выписать все выдвинутые в книге обвинения в адрес русских и очистить их от злобных оценок, отражающих темперамент и воспитание авторов, то видно, что суть подмечена верно. Ядро России, русские, соединены державным мышлением и общинным духом (это называется “тоталитаризм” — в качестве ругательства). Отсюда — несовместимость с индивидуализмом и демократией западного типа, трудности в создании гражданского общества. Все так. Это вы и ненавидите? Но ведь эти свойства в гораздо большей степени, нежели русским, присущи самим евреям!

Да это и очевидно: впусти евреи в свою среду разъединяющую силу демократии и гражданского общества, они бы растворились в больших нациях без следа. Весь механизм соединения евреев тысячелетними традициями и праздниками, ритуалами и запретами (даже в пище) охраняется самым тщательным образом. До недавнего времени этот механизм доходил именно до крайнего тоталитаризма (это у меня не ругательство). Виднейший деятель сионизма В.Е.Жаботинский писал в 1936 г.: “Я тут разочарую наивного читателя, который всегда верил, что в гетто нас силой запер какой-то злой папа или злой курфюрст... Гетто образовали мы сами, добровольно, по той же причине, почему европейцы в Шанхае селятся в отдельном квартале”.

В.В.Розанов как раз в тех своих записках, где он идеализирует евреев, представляет еврейский кагал высшим образцом общинной жизни, доходит до его апологетики: “естественное качество кагала — не давать отделяться от себя, вражда к тому, кто отделился (судьба Спинозы в Амстердаме и “херема” над ним)... Херем и был совершенно справедлив, потому что “община” важнее личности, пусть даже эта личность будет Сократ или Спиноза... Но и вообще, и в частности, без отношения к Христу и отношения к еврееям, — “кагал” есть естественно-социальная форма жизни всех людей”.

Другое дело, что вне своей среды евреи в Новое время были разъединяющей, рыночной (и демократизирующей, то есть выступающей против и аристократии, и крестьянства, — “общины”) силой, что и вызывало упреки, конфликты и катастрофы, подобные изгнанию из Испании. Но это — особая большая проблема, которой авторы книги, возможно, и понять не могут. Как раз из-за своей ненависти к общине.

Противопоставляя евреев “русской идее”, эти авторы умалчивают о том показательном факте, что евреи вовлечены даже в русскую общинность сильнее русских (самый русский пьяница в пивной — еврей). Даже в российскую державность вовлечены. Причем не ассимилируясь с русскими, а именно в силу своего еврейства:

Вечно и нисколько не старея,

всюду и в любое время года

длится, где сойдутся два еврея,

спор о судьбах русского народа.

Вот эта глухота радикальных интеллектуалов еврейства к важным чертам и России, и российских евреев прискорбна. Это даже нельзя назвать тенденциозностью, от этого веет ненавистью, желанием разрыва, войны, мщения. Разрыва не только с Россией, но и внутри самого еврейства. Не об авторах, которые уже стали винтиками в идеологической машине стравливания граждан России, я говорю. Прискорбно, что никто из евреев их не остановит и даже не бросит им слова упрека. С кем же вести диалог?

Но пытаться вести его надо.

lorinser санкт-петербург 1 тюнинг-ателье "АВАНГАРД-НЕВА"

ВЛАСТЬ ДЛЯ ДЕЛОВОЙ РОССИИ ( Встреча Альберта Макашова с представителями малого и среднего бизнеса )

Режим КПСС рухнул не от всенародных волнений, а от недовольства им самой активной части общества. Партноменклатура с прокисшими мозгами хотела сохранить все как есть, а башковитые, энергичные люди из разных сфер деятельности не желали годами ждать повышения в должности и грошовой прибавки к жалованию. Они поставили на того, кто обещал скорые и крутые перемены в стране, — на Ельцина. Они обеспечили ему пост президента РСФСР, помогли задушить ГКЧП и воцариться в Кремле.

Ельцин оправдал надежды активного меньшинства. С началом его реформ все хваткие и энергичные через свободу частного предпринимательства получили шансы на быстрое обогащение. Но получили их не в равной степени, ибо главным для успеха в бизнесе при новом режиме была близость к власти, а не способности и умение организовать дело. И чем дальше шли реформы, тем отчетливее проявлялся блат в характере режима.

К середине 93-го Ельцин уже не имел поддержки всего активного меньшинства. На его стороне целиком и полностью остался лишь крупный, то есть вскормленный исполненной властью капитал. Капитал же средний и мелкий оплачивал выпуск враждебных режиму газет и книг, финансировал съезды патриотических и коммунистических организаций и обращал свои взоры к воевавшему с президентом парламенту. Конфликт между двумя ветвями власти являлся вместе с тем и конфликтом между двумя разными группами капитала. И расстреливая Дом Советов, Ельцин не только расправлялся с возмущением обездоленных реформами, но и уничтожал политический центр сопротивления мелкого и среднего бизнеса.

За два последующих года режим завершил построение блатного олигархического уклада, при котором две трети собственности и денег оказались в руках кучки приближенных к власти. То, что делалось в стране в 94-м и 95-м, делалось в основном во имя и во благо только этой кучки, никоем образом не заинтересованной в развитии отечественной экономики. Но поскольку не все от распродажи природных ресурсов и иностранных кредитов заглатывалось финансистами-олигархами, рынок товаров и услуг не исчез. То есть благодаря тому, что страна жила в долг, проедая достояние потомков и возлагая на них обязанности расплачиваться по займам, условия для существования мелкого и среднего бизнеса сохранились. А это в свою очередь предопределило то, что массовое предпринимательство сохранило нейтралитет к режиму Ельцина и в ходе президентских выборов 96-го никак себя не проявило, а лишь молча наблюдало, как олигархи околпачивали обывателя: или Ельцин, или гражданская война!

Массовое предпринимательство — это палатки и магазины, ремонтные мастерские, парикмахерские и прачечные, фирмы по перевозке грузов, строительству и производству продуктов. За каждым из множества их владельцев стоят десятки людей. И если владелец скажет, что вот эта власть приведет фирму к разорению, а та — к процветанию, то это не может не повлиять на политические симпатии привязанных к его бизнесу избирателей.

В 96-м мелкие и средние предприниматели в большинстве своем в роли агитаторов не выступали. А как будет теперь, когда цены на энергоносители на мировом рынке падают, когда в кредитах России отказывают и когда спрос на товары и услуги в стране резко сокращается? Так какой же будет политическая позиция армии предпринимателей на грядущих парламентских выборах? Нейтральной или заинтересованной? Если заинтересованной, то в пользу какой политической группы-силы?

Чтобы получить хотя бы приблизительные ответы на эти вопросы, мы пригласили в редакцию неангажированных ни одной партий предпринимателей из разных сфер малого и среднего бизнеса и предложили им обменяться мнениями с известным политиком, депутатом Госдумы, генерал-полковником Альбертом Макашовым. И сегодня публикуем запись беседы на этой встрече, организованной заместителем главного редактора газеты "Завтра" Николаем АнИСИНЫМ.

Николай АНИСИН. Наша встреча не могла бы состояться, если бы присутствующим здесь предпринимателям не был интересен политик и генерал Макашов и если бы у политика и генерала Макашова не было никакого интереса к предпринимателям. В чем заключается этот взаимный интерес?

Альберт МАКАШОВ. Летом 91-го офицерский корпус вытолкнул меня кандидатом в президенты РСФСР. Я говорю, что был именно вытолкнут, потому как мне, командующему военным округом, тогда идти в политику было все равно что на эшафот. Но собратья по службе сказали: надо! И я согласился.

За три дня мои товарищи собрали 146 тысяч подписей, я написал свою предвыборную программу. В ней были такие строки: виды собственности, которые должны быть в России, — государственная, кооперативная и трудовая частная. Когда программа попала в прессу, мне передали, что в Главпуре рвут и мечут: как Макашов, советский генерал, коммунист, смеет заявлять о необходимости частной собственности.

То, что я говорил умникам из Главпура девять лет назад, могу повторить и сейчас: государственная машина по природе своей не предназначена к удовлетворению всех потребностей и запросов гражданина. Она не может с этим справиться и не должна к этому стремиться. Почему мастерская по ремонту обуви обязана быть в собственности государства? Зачем нужно, чтобы над ней стояли районное, городское и областное управления бытового обслуживания, а над ними — Минбыт? Что сапожники сами ниток не в состоянии купить?

Индивидуальное частное и коллективное производство товаров и услуг существовало в России до 1917 года и сохранялось при Сталине. Хрущев все перевернул с ног на голову. Брежнев всеобщее огосударствление законсервировал. Горбачев вместо создания условий для возрождения мелкотоварного частного бизнеса наплодил кооперативов-паразитов, которые, используя разницу в ценах, высасывали соки из госпредприятий.

В 91-м году у нашего государства имелся огромный экономический потенциал и ему необходимо было постепенно и обдуманно поделиться им с отдельными гражданами и коллективами. Но в Кремль пришел Ельцин и привел в правительство Гайдара с Чубайсом. Первый отнял у населения деньги, второй самую прибыльную собственность раздал жуликам и иностранцам. В результате мы получили не расширение рынка для частной инициативы, а падение потребительского спроса, рост цен на сырье и энергоносители и свертывание производства везде и всюду. От нашего былого экономического потенциала остались ножки да рожки. Не восстановим мы его — погибнем. Но ставя перед собой цель ликвидировать сотворенные реформаторами безобразия, мы не должны вместе с плевелами выбрасывать зерна. Созданный за последние годы и работающий не благодаря, а вопреки политике реформаторов частный производительный бизнес, необходимо не только сохранять, но и развивать. Нам, гражданам России, нужно, чтобы стратегические отрасли экономики были возвращены под контроль государства, нам нужно, чтобы доходы от торговли природными ресурсами доставались всему народу, а не олигархам с двойным гражданством. Но нужно нам и то, чтобы у нас действовала гибкая, оперативно реагирующая на спрос и разветвленная система мелкотоварного производства и сервиса. Поэтому я и мои товарищи из нового избирательного блока, который сейчас создается, видим в предпринимателях конструктивную созидательную силу. В случае нашего успеха на выборах мы вместе с вами рассчитываем изменить условия для частного бизнеса, если, конечно, вас не устраивает ваше нынешнее положение.

Александр ИОНОВ, гендиректор АОЗТ "Ространс". Ни одного честного предпринимателя его нынешнее положение не устраивает и устроить не может. Это говорю я — человек, которому сейчас приходится драться за спасение своей фирмы. Но то же самое утверждают и независимые, в том числе иностранные эксперты. Вот передо мной книга немецкого бизнесмена, члена Римского клуба Клауса Штайльмана. В ней четкая констатация: в России никакого капитализма в ходе реформ не построено. В ней есть только сплошное воровство. Простор для воровства создан по двум причинам. Во-первых, МВФ не изучал реальную ситуацию в нашей стране, прежде чем продиктовать ей курс реформ. Во-вторых, он лоббировал в России интересы производителей США, Западной Европы и Японии и плевать хотел на наших производителей товаров и услуг. Власть же в России покорно исполняла и исполняет все установки МВФ. Именно поэтому положение малого и среднего бизнеса у нас отчаянное. Он, по сути, сходит на нет.

Александр КОПЫЛОВ, исполнительный директор многопрофильной фирмы. С последним утверждением я не соглашусь. Пока бизнес у нас на нет не сходит. Пока он существует. Но его добивают. Еще чуть-чуть и добьют. Реформаторы привязали нас к импорту, потом в результате игр в финансовые пирамиды, на которых олигархи озолотились, уронили рубль. И что теперь? В нашей фирме оборот в отечественной валюте остался таким же, как и был. А прибыль из-за падения рубля уменьшилась втрое. Плюс возросли арендная плата и накладные расходы. Таким образом, лично я стал беднее в пять раз. Но кто за это понес хоть какое-то наказание? Кто нажился на финансовых госпирамидах, тот для власти свой. Своих надо покрывать. Покрывать даже в том случае, если они нас окончательно удавят. И у нас не будет перспективы до тех пор, пока к власти не придут люди, которые готовы служить нам, а не олигархам, и которые не мыслят свое будущее без развития отечественного производства.

Андрей ПОЛЯКОВ, заведующий колбасным производством. Я захватил с собой картонку от упаковки из-под импортного мяса. Смотрите, на ней этикетка с надписью на английском: "Экспорт. Только для России". Мне неизвестно, почему это мясо не предназначено для папуасов и эфиопов и почему им можно кормить только русских. Но я знаю, что наши станции стандартизации выдают сертификаты на продукты, которые являются просто бумажкой. Качество того же мяса ветеринары не могут определить, не выезжая на место его производства. Само собой, что наши ветеринары никуда не ездят. И, стало быть, мы никак не защищены от того, чтобы нас медленно и уверенно травили. Так если власть пальцем о палец не ударит, чтобы спасти здоровье граждан, то станет ли спасать отечественное производство?

Михаил ФИРСОВ, руководитель группы частных предпринимателей. Я занимаюсь бизнесом, который в народе зовется "челночным", пять лет. Начал в 93-м, когда закончил институт электронной техники и получил прекрасное техническое образование. Но работу по специальности не нашел. Наша электронная промышленность, как и промышленность любая другая, уже шла под откос и молодые специалисты ей не требовались. Пришлось переквалифицироваться в челноки. Я стал возить из Турции дубленки и кожаные куртки. Продавал на московских рынках. Там 10 процентов цены за место у прилавка надо официально отдавать в рублях, а 90 процентов — в долларах налом. Кому попадает нал и куда он идет — думаю, объяснять излишне. Но тут ничего не поделаешь. В принципе у меня и моих компаньонов дела шли неплохо. И мы уже подумывали о том, чтобы открыть свое производство дубленок. Руки у русских заточены лучше, чем у турок. Кожсырья у нас достаточно, технологию выделки можно подтянуть, нитки и фурнитуру можно заказать на русских предприятиях. Я делал расчеты и уверен: наши дубленки не уступали бы импортным. Подчеркиваю: мы близко подошли к тому, чтобы заняться производством. Но грянул кризис 17 августа и все мысли о собственных изделиях, не привязанных к доллару, пришлось оставить. Челночный бизнес стал неокупаем. Многие мои знакомые сворачивают дела. И не только из-за падения рубля. Русских с рынков вытесняют вьетнамцы и китайцы. За ними, во-первых, сила организованной массы, во-вторых, поддержка их государств. Русские же торговцы ни от федеральных, ни от московских властей поддержки не получают никакой.

Валерий ЕРЕМЕЕВ, председатель калужского колхоза "Маяк" . Мне в свое время дорогу в бизнес закрыла большая политика. Я в начале 90-х зарегистрировал предприятие, получил в кредит 200 тысяч долларов и перевел их в Молдавию на закупку оборудования. Но распался Советский Союз — и мои поставщики из сделавшейся суверенной республики отказались от обязательств. То есть не отправили оплаченное оборудование и не вернули денег. Чем мне помогло мое родное государство? Абсолютно ничем. Хочешь заниматься бизнесом в России — надейся только на самого себя. С этим убеждением, рассчитавшись с долгами за кредит, я пошел в председатели колхоза, с этим убеждением и работаю пять лет.

Наше хозяйство, в отличие от многих других, благодаря ряду объективных и субъективных факторов за годы реформ не уменьшило производство молока и мяса, а производство картофеля увеличило. Падение рубля и сокращение импорта на нас сказалось благодатно. Нам стало легче сбывать свою продукцию — и на счету колхоза впервые стали появляться деньги. Сейчас у нас нет долгов ни по налогам, ни по зарплате, хотя она и невысока. Но таких хозяйств, как наше, в стране осталось 30 процентов. Остальные 70 либо разорены, либо влачат жалкое существование. Жизни нашего колхозника тоже особенно не позавидуешь. Дома он семью содержать может, но отправлять ребенка учиться в город, ему уже не по карману, съездить в гости к родственникам в другую область для него — роскошь непозволительная. И если все в стране останется как есть, то выбраться из своей, пусть относительной, но нищеты — мы вряд ли сумеем.

Николай АнИСИН. Насколько я уразумел, ни бывшие правительства, ни правительство нынешнее никого из вас, наших гостей-предпринимателей, не устраивает. А есть ли действующие ныне политики, которые в случае прихода к власти могут создать нужное вам правительство?

Александр ИоНОВ. Я знаю, как проходили реформы в разных странах в разные времена. И везде, и всегда кризисы преодолевались под националистическими лозунгами. То есть под лозунгами, которые сплачивают нацию, вызывают у нее гордость за свое прошлое и вселяют уверенность в будущем.

Сталин, когда над страной нависла угроза уничтожения, обратился к многонациональному народу СССР по русскому православному обычаю: "Братья и сестры!" Сталин вернул Советской Армии погоны старой русской армии и учредил ордена в честь великих русских полководцев прошлого. Сталин провозгласил: "Наше дело правое и победа будет за нами".

Короче говоря, не обижая другие нации, Сталин выступил как чистый русский националист, обратился к чувствам самого большого народа страны и этот народ добыл Победу, создал атомную бомбу, вырвался в космос.

Кто сегодня в России способен уподобиться Сталину? Претендентов на роль лидера русской нации я пока не вижу. Но считаю, что на эту роль мог бы себя заявить Альберт Михайлович Макашов, ибо только он во всеуслышание сказал об унижении и ограблении русской нации, только он доказал, что у великороссов есть собственная гордость, не дрогнув перед травлей, с которой обрушились на него все телепсы, все чины и знаменитости. Альберту Михайловичу надо, как мне кажется, думать о формировании команды себе подобных, надо выбросить мысли о пролетарском интернационализме и звать русскую нацию на великие дела.

Александр КоПЫЛОВ. На мой взгляд, команда русских национальных лидеров уже есть. Это — Макашов, Кондратенко, Илюхин. Если к ним присоединится Бабурин — милое дело. Ну а если их блок поддержит хотя бы на словах Лукашенко — будет вообще замечательно. И я согласен с Александром Ионовым в том, что Альберту Михайловичу надо дистанцироваться от компартии, ибо ее авторитеты сами указали и ему на дверь, отмежевавшись от его высказываний по национальному вопросу.

Андрей ПоЛЯКОВ. Названные Сашей Копыловым лидеры меня лично подкупают тем, что они, во-первых, честны и бескорыстны, а, во-вторых, умеют отстаивать свои принципы.

Альберт МаКАШОВ. Когда Николай Михайлович Анисин приглашал меня на эту встречу, то сказал: будут рядовые предприниматели. А я в вашем лице увидел молодую, сильную деловую Россию. Причем Россию национально и патриотически мыслящую. Мне хотелось бы иметь вас в качестве союзников. И если бы я был Жириновским, то немедленно бы подстроился под вас и пообещал выполнить все ваши пожелания. Но я человек упертый и не могу не быть по-солдатски правдивым.

Согласен с вами: для выхода России из нынешней разрухи мало только чисто экономических мер. Нужна еще объединяющая всех национальная идея. А какой она должна быть — зависит от цели, которую мы перед собой поставим. То есть будем ли мы строить республику Русь или возрождать могучую Российскую империю?

Меня воспитала интернациональная Советская Армия. Армия, состоящая из представителей разных, но коренных народов. И это была единая, монолитная армия, способная выполнить любые задачи во имя единой Родины. И я в силу своего воспитания считаю, что Россия должна остаться Родиной для всех ее коренных народов. Нам не следует забывать, что нас, русских, в нынешней России 82 процента. Но надо нам помнить и о том, что мы в трудную минуту всегда объединялись не только на чисто национальных, но и на государственнических началах. Появились у нас в Великую Отечественную ордена Суворова и Кутузова. Но была и операция "Багратион". Далее. Вы рекомендуете мне отдалиться от компартии. Но почему я, русский генерал, должен отдалятся от партии, в которой состояли генералиссимус Сталин и Маршал Жуков. Пусть от нее отдаляются горбачевцы.

Партия — это инструмент. Китайцы через свою компартию весь базис общества с потрохами перепахали. А мы чем хуже?

И, наконец, последнее — о лидерах. Вы называли фамилии и высказывали отношение к ним. Что я могу добавить? Национального лидера невозможно ни сотворить, ни раскрутить. Он сам рождается. Рождается в сражении.

Россия сейчас находится накануне страшной рубки. Те, кто довел ее до разорения, не чувствуют — чуют, какой гнев может на них обрушиться. И нет такого преступления, на которое бы они ни пошли, чтобы избежать возмездия, чтобы заткнуть нам рты и загнать в стойло. Самый достойный в сопротивлении ворам и негодяем и будет нашим национальным лидером.

У меня и моих товарищей нет жажды чинов и денег. Мы идем на выборы не ради того, чтобы потешить свои амбиции. Мы идем бороться за ту власть, которая служить станет не кагалу паразитов, а людям труда и созидания. И вы — представители деловой России, в случае нашего успеха будете иметь в лице государства партнера и покровителя.

Александр ИоНОВ. Мне бы не хотелось, чтобы первая наша встреча с Альбертом Михайловичем Макашовым оказалась последней. Наши взгляды с ним близки, наши цели схожи. Нам можно и нужно сотрудничать с его избирательным блоком. И не только нам, но и многим другим предпринимателям. Начальным шагом к сотрудничеству, на мой взгляд, могло бы явиться создание при газете "Завтра" Делового клуба, открытого для любого предпринимателя, который читает "Завтра". Появление такого клуба позволило бы нам установить прочные контакты и между собой, и с интересными для нас политиками. Нам нет резона оставаться в стороне от предвыборной борьбы.

От редакции: предприниматели, желающие участвовать в работе Делового клуба, могут позвонить по телефону: 247-13-37 (Соловьева Татьяна Филипповна) или оставить свои координаты в редакции в понедельник и четверг с 13.00 до 15.00.

Фото В.АЛЕКСАНДРОВА

Л. ЗВЕРЕВ ОТ БООСА — ГОЛЫ И БОСЫ

Не прошло и пары дней с момента обнародования постыдного предложения министра Калашникова о том, что в целях экономии средств всем пенсионерам следовало бы выплачивать одинаковую пенсию в 350 рублей, как разразился новый скандал. В прессе появились сообщения, что в недрах налогового ведомства родилась новая инициатива по поводу самой бедной части нашего населения. Теперь, по мысли Георгия Бооса, пенсионные отчисления будут проводиться через налоговую службу и поступать в государственный бюджет и только после этого распределяться по счетам пенсионных фондов. О последних тоже известно немало "хорошего", но то, что предлагает бывший "осветитель Москвы" и отец крестной дочери московского мэра, вообще переходит всякие границы приличия. Фактически предлагается пополнить бюджет за счет денег пенсионеров. Опомнитесь, господа! Мало вам украденных “реформами” у народа нефти, угля, газа, наших сберегательных книжек? Когда же вы угомонитесь, когда пресытитесь? Когда перестанете шарить по карманам, в которых и так уже по вашей милости гуляет ветер? Неужели чувство стыда вам совершенно незнакомо? Бюджет трещит по швам — в нем денег ровно на то, чтобы государство окончательно не прекратило своего существования. Мы уже смирились с мыслью, что у нас практически нет армии, здравоохранения, промышленности и культуры. Но вы хотите не позволить нам даже просто выжить! Не много ли на себя берете?

Сейчас Россия стоит на "задних лапках" перед Западом — ждет от него денег. Сытый Запад то покажет нам обглоданную кость, то снова спрячет ее за спину. Мы же то скулим, то пытаемся лаять, забыв, что первое никого не разжалобит, а второе — не испугает. Из-за пары жалких чужих миллиардов мы готовы окончательно потерять достоинство, в то время как у нас самих ежемесячно крадут в несколько раз больше. Только по нефтяной части из страны уплывает, по разным оценкам, от 18 до 20 миллиардов долларов ежегодно.

Теперь они добрались и до пенсий. Если их можно задерживать, то стоит рискнуть не платить их вовсе.

Боос, конечно же, не будет нести ответственности за свою инициативу. Он подставит правительство Примакова, и в этом, очевидно, одна из его целей.

Однако главная, как нам стало известно, — заработать себе на этом указе репутацию идеального мытаря, поскольку благодаря притоку пенсионных средств показатель собираемости увеличится для его ведомства более, чем в два раза, а это даст ему шанс трубить о своих успехах на каждом углу. Этот сытый мужчина в дорогом костюме и не менее дорогом галстуке, едва сходящемся на его упитанной шее, решил сделать карьеру за счет тех, кто ходит в обносках и кого носит ветром от голода. Не правда ли — похоже на обычную практику господ демократических экономистов, из всех средств излечения экономики предпочитающих шоковую терапию и "лечебное" голодание? Но ведь Боос даже и не экономист! Он всего лишь креатура одного из будущих кандидатов в президенты, всегда расставляющего на нужные посты людей по принципу личной преданности.

Самое возмутительное во всей этой истории, что за сбор пенсионных денег налоговое ведомство требует 0,5% от этих средств. Нетрудно подсчитать их "навар". Если сегодня средний размер пенсии по стране 420 рублей, а общее количество пенсионеров — около 36 миллионов, то с помощью простого умножения получаем 15 миллиардов 120 миллионов рублей. Полпроцента от этой суммы — неплохая прибавка?

Интересны и методы, которыми Боос добивается принятия вожделенного указа. Во время поездки Примакова в Хабаровск в ноябре прошлого года ему показали роскошное новое здание, отделанное дорогим мрамором, сияющее тонированными стеклами и построенное по "хорошей" нашей традиции турками или югославами. Вот, сказали премьер-министру, как живет пенсионный фонд в то время, как пенсии выплачиваются не вовремя. Примаков искренне возмутился и по возвращении в Москву сразу потребовал разобраться с соцстрахом. На нескольких пресс-конференциях он неоднократно упомянул хабаровский "дворец" в негативном контексте, а потом его же слова цитировал и Бордюжа, выступая на НТВ. Каково же было нам узнать, что пресловутое здание пенсионного фонда на самом деле принадлежит... областной налоговой инспекции, а представительство пенсионного фонда ютится на первом этаже общежития "Дальспецстроя", где нет спасения от мышей, тараканов и другой ползучей и грызущей нечисти!

Боос ни разу не поправил председателя правительства, даже не попытался хоть как-то скорректировать дезинформацию! Это говорит только об одном — она родилась именно в его ведомстве.

Примаков и его правительство просто обязаны разобраться в том, насколько авантюрно и корыстно предложение министра налогов и сборов, иначе они рискуют своими портфелями. Предел народного терпения близок, и если продолжать испытывать это терпение, то такой эксперимент неизбежно закончится взрывом той дьявольской лаборатории, в которую превратили Россию ее враги. Жаль только, что погибнут не только сами господа экспериментаторы, но и большинство из нас, позволявших так долго ставить на себе опыт под названием "либеральные реформы".

Остановитесь, господа! Вы покушаетесь на жизни стариков и инвалидов. Такого вам не простят ни в этой, ни, тем более, в следующей жизни. Если, конечно, Бог не окончательно отвернулся от России и не махнул рукой на народ, который сам не в состоянии за себя постоять.

Л. ЗВЕРЕВ,

пенсионер-экономист

Валерий Лунев “ПРИ ЛУЖКЕ, ЛУЖКЕ. ЛУЖКЕ...”

Сегодня даже невнимательному наблюдателю заметно охлаждение между КПРФ и Лужковым, хотя еще вчера идеологи партии числили московского мэра едва ли не союзником и компаньоном в борьбе с антинародным режимом. Один из соратников Лужкова, Константин Затулин, даже до последнего времени входил в НПСР.

Сегодня энциклики против Макашова и Илюхина сыплются из уст Лужкова чаще, чем из НТВ, ОРТ и ДВР вместе взятых, а трагедия Севастополя, начиная с хрущевского “дарения”, по Юрию Михайловичу — едва ли не целиком на совести фракции КПРФ в Думе. В свою очередь Геннадий Зюганов фактически выдавил из НПСР Затулина, а ранее объявил лужковское “Отечество” главным конкурентом на предстоящих выборах.

Однако еще в период взаимной приязни между оппозицией и столичной мэрией наметился странный узел взаимоотношений. С одной стороны, Гусинский, продолжающий играть в московской закулисе важную роль, примерно два года назад сблизился с Березовским, находящимся в крайне враждебных отношениях с Лужковым. Но Березовский в большой политической игре все время ставит на Лебедя, которого, тем не менее, еще в период приднестровского сидения генерала, “открыл” и поднял на щит ни кто иной, как Гусинский и его НТВ. Но сам Гусинский официально поддерживает и спонсирует Явлинского, которого, несмотря на полную политическую несостоятельность и странные вкусы, о коих информирует пресса, упорно прочат не то в президенты, не то в премьеры. А личный друг и соратник Гусинского по Российскому еврейскому конгрессу Александр Минкин продолжает нахваливать Лебедя...

С другой стороны, после августовского кризиса Лужков вдруг начинает спасать “Мост-банк”, переведя в этот более чем проблемный финансовый институт счета столичного ГУВД и ГИБДД. Тогда же вокруг Лужкова формируется штаб по “раскручиванию” его политического имиджа, в который входят главным образом люди “Моста”, в том числе Минкин. Спустя короткое время обществу демонстрируется расхождение между “Отечеством” и КПРФ, явное сближение Явлинского с Лужковым и реверансы в адрес Российского еврейского конгресса и даже Демократического выбора России, где, помимо исполнительного директора РЕК Александра Осовцова, заседает Гайдар — вроде бы личный недруг Лужкова. И вот уже телевидение смакует, как рослый Осовцов, в прошлом неплохой игрок в регби, прессует кулачищем мальчишек из лимоновской партии, а московская милиция их же и задерживает. То есть еврейско-демократическая общественность толпой избивает нескольких радикалов и еще гордится своим “подвигом”, и еще сетует, что избитых не привлекли к административной ответственности. Разве это не “подставка”?

Со всей очевидностью “политические имиджмейкеры” Лужкова наносят по его президентской кампании крепкий удар: рассорившись с КПРФ и НПСР, московский мэр лишается голосов протестного электората в глубинке, без которых на одних Москве и Петербурге выиграть нельзя. Связь с Явлинским, вполне политически предосудительная, может даже лишить мэра известного процента “его” голосов в обеих столицах — стоит лишь вспомнить недавний провал “Яблока” в Петербурге. Небольшой, но весомый в российском масштабе процент сторонников оппозиции в столицах тоже отшатнется от “Отечества”, увидав, как хвалят его Гайдар, Немцов и Адольф Шаевич.

Безусловно, удар наносится и по левопатриотической оппозиции, которая лишается в решающий момент голосов столичных жителей. Кто же выигрывает? Конечно, Лебедь, который и на прошлых думских выборах собрал в столице немало голосов радикальной части населения, а в провинции, как показали выборы в Красноярске, способен убалтывать даже таких сильных коммунистических лидеров, как Петр Романов. Тогда и обнаружится, что лидер Российского еврейского конгресса Гусинский и верный друг Лебедя Березовский не только не расходились по разным полюсам, но и вообще действовали заодно, провалив президентские потуги Лужкова и в очередной раз “нагнув” левопатриотическую оппозицию.

Валерий ЛУНЕВ

ИНТРИГА “ВТС”

Насколько можно судить по отрывочной информации из “Белого дома”, конфронтация между правительством Примакова-Маслюкова с одной стороны, и группой Березовского-Дьяченко — с другой, вступает в новую, более острую фазу.

25 января 1999 года Ельцин подписал Указ № 111 об отмене постановления правительства от 22 октября прошедшего года о создании правительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству (ВТС). Казалось бы, ничего необычного в этом нет. Но, во-первых, как говорят правительственные чиновники, в их практике такого еще не было, чтобы постановление правительства отменялось таким образом. Мотивация отмены постановления, мягко говоря, не выносит никакой критики, так как этот документ был выпущен на основании положений закона о правительстве. Во-вторых, источники в правительстве утверждают, что это является второй попыткой некоторых высокопоставленных чиновников администрации указать правительству его место. А первой попыткой оказался Указ президента от 7 декабря 1998 года № 1488 “Вопросы ВТС РФ с иностранными государствами”, который не только не учел предложений, подготовленных девятью министерствами, но и не был согласован даже с председателем правительства.

Как нам известно, правительство не стало выносить этот факт на уровень президента, а попыталось решить вопрос путем переговоров с ответственными лицами. Однако особая позиция начальника ГГПУ президента Руслана Орехова помешала это осуществить. Более того, комиссией президента по вопросам ВТС под председательством Примакова (членом которой является и Орехов) было принято решение в трехдневный срок представить на подпись президенту два срочных документа: об утверждении состава указанной выше комиссии и об определении судьбы предприятий, подпадающих в соответствии с законом о ВТС под статью о лишении их права на внешнеэкономическую деятельность в сфере ВТС.

Здесь требуется пояснение: правительство предлагает продолжить выполнение своих обязательств тем предприятиям, которые подписали контракты. Судя же по тому, что эти документы пролежали в ГГПУ президента около месяца без движения, можно сделать вывод, что некоторых представителей администрации не устраивает конструктивная позиция правительства, и, возможно, предпринимаются попытки “столкнуть лбами” руководителей высокого ранга.

М. Д.

Абдулла Оджалан: “МОЯ БОРЬБА — ДО ПОБЕДЫ!”

Сегодня его преследуют спецслужбы Турции, США, Израиля. Ему угрожают судом и смертной казнью. Но создатель и лидер Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдулла Оджалан и не ждал снисхождения от врагов своего народа. Его судьба словно повторяет судьбу других героев национально-освободительных революций второй половины ХХ века: Хо Ши Мина, Патриса Лумумбы, Че Гевары... Человек, при жизни ставший легендой, согласился встретиться с главным редактором “Завтра”. Публикуем их беседу.

Александр ПРОХАНОВ. Товарищ Оджалан, русские патриоты с глубокой симпатией относятся к вам и вашему делу. Наши общие враги угрожают вам, хотят заключить в тюрьму, объявляют вас террористом. А ваши сподвижники, желая привлечь внимание мира к трагедии курдского народа, идут на самосожжение. Как вы в таких условиях чувствуете себя морально и физически?

Абдулла ОДЖАЛАН. С октября 1998 года Турция при поддержке США и Израиля планировала обстрел крылатыми ракетами территории, на которой я находился (по иракскому сценарию), угрожая свергнуть нынешнее правительство Сирии. Чтобы сорвать эти планы, я обратился к стране, где мог найти принципиальную поддержку, — к России, и прибыл в Москву. Однако наши предложения не нашли понимания в высших инстанциях власти, за исключением Государственной думы. Мы оказались в сложном положении, и мне пришлось отправиться в Рим.

Я благодарен властям и народу Италии, но мои обращения к Евросоюзу также не дали желаемых результатов. Кроме того, США и Турция резко требовали моей выдачи и незамедлительного наказания "курдских террористов". Это походило на гнусный фарс: палачи моего народа пытались выступить в роли невинных жертв. Они продолжали наращивать давление на Италию, открыто шантажировали ее. Евросоюз приостановил начатые с нами контакты, и было решено выслать меня за пределы Европы. Кроме того, турецкие власти готовили физическую расправу надо мной как лидером курдского национально-освободительного движения, о чем почти ежедневно говорили президент и премьер-министр Турции. Пришлось мобилизовать все наши силы и возможности, чтобы не допустить исполнения их угроз. Но мне дали четко понять: в этом мире сегодня нет места, где я мог бы чувствовать себя в гарантированной безопасности. Намекали, что создавшаяся для курдов историческая ситуация будет сохраняться и впредь. Однако курдская проблема должна быть решена, и она будет решена в пользу моего народа. За это я буду бороться неотступно и до конца.

А.П. В чем идея создания единого курдского государства, в чем идеология курдов — великого народа, разделенного на четыре части и пока лишенного своей государственности? Как вы видите свою роль в этой многовековой национально-освободительной борьбе?

А.О. Курдский народ, как бы слаб и раздроблен он ни был, стремится к свободе и самоопределению. Идеал нашей свободы включает в себя и политическую независимость. Курдов лишили права иметь свое государство, что стало величайшей исторической несправедливостью, я бы сказал — настоящей диверсией, открывшей путь к уничтожению курдского народа, всех его духовных, идейных принципов.

Главная моя цель — обретение курдами международного признания. Не только дипломатического, но и культурного, идеологического, нравственного, в конце концов. В самом начале моей деятельности Курдистан был расчленен территориально, раздроблен политически и ослаблен нравственно. Народ, в силу его рабского положения, практически растерял традиционные духовные ценности. Не оставалось даже надежды на возрождение общенациональной идеологии. Однако это не испугало меня. Я встал на путь борьбы со словами: "Необходимо и освободительное движение, необходима и страна". Свое место, свою историческую роль я вижу в том, чтобы положить конец порочному кругу событий, когда за кратковременными вспышками народного гнева следуют ужасающие репрессии против курдов. Мои возможности на начальном этапе борьбы можно было бы сравнить с рытьем колодца иголкой. Но я верил. Я искал и боролся, вдохновляясь идеями социализма и набирающего силу мирового освободительного движения. С другой стороны, я опирался на исторический путь моего народа, критически осознав факт отсутствия у него более или менее целостной идеологии. Иначе, понял я, не могло случиться, что такой древний народ, как курдский, мог оказаться в столь незавидном положении, какого нет ни у одного другого народа в мире.

Сегодня мою правоту подтверждают героические акты курдских патриотов, что демонстрирует нашу политическую сплоченность и силу. Когда я покидал Москву, двое наших соратников совершили самосожжения. За время моего пребывания в Риме еще 64 молодых патриота последовали их примеру. Все это воочию показало миру, что мы отстаиваем и как отстаиваем.

А.П. Товарищ Оджалан, создание государства имеет множество аспектов. Это и боевые действия, и создание полной международной поддержки, и создание идеологии Сопротивления. Как сегодня проходит военная, религиозная, культурная борьба курдов?

А.О. В основе национально-освободительной борьбы курдов лежит наша тысячелетняя культура. Но необходимо дать ей направление, духовную силу. Это — суть идеологической работы нашей партии, ставшей той непреодолимой преградой, которая не позволяет турецкому фашиствующему государству уничтожить нас, несмотря на военную мощь Турции, поддержанную всей мировой реакцией. Курдское движение — не классическое национально-освободительное движение. Оно сосредоточено не только на политике, но охватывает все стороны жизни нашего народа. Это и широкая идеологическая деятельность, это и конкретная, практическая работа РПК по защите человека и человечности, это и активная, наступательная, вооруженная борьба, создание несгибаемой армии, достойно противостоящей вооруженным до зубов турецким агрессорам. Это и целенаправленные шаги по возрождению богатейшей культуры нашего народа, история которого насчитывает более 6 тысячелетий. Все это вместе взятое и дало нам возможность для поступательного развития. Я верю: если наша активная деятельность будет продолжена в этом направлении, то мы добьемся и военно-политической, и дипломатической победы.

Однако надо смотреть правде в глаза. На этом пути у нас еще не все гладко. Скажем, имеются достаточно серьезные проблемы в подборе, воспитании и расстановке кадров. Сейчас, передвигаясь по разным регионам мира, я стремлюсь решать и эти вопросы. Положительные сдвиги есть, но я не тороплюсь оценивать их как удовлетворительные. Несомненно, нам необходимы внешняя международная поддержка, солидарность друзей, но в первую очередь мы думаем об укреплении собственной структуры. Деятельность нашей партии завершится успехом только благодаря творчески мыслящим людям. Это общеизвестная истина. И я не сомневаюсь, что мы создадим корпус высокопрофессиональных, преданных нашим идеям, кадров.

А.П. Турция — стратегический враг России. Сегодня, когда Россия ослаблена, когда наша государственность подорвана, Турция активизировалась на Кавказе и в Средней Азии. В этих условиях курдский фактор рассматривается русскими геополитиками как жизненно важное для России явление. Как происходит курдское сопротивление в Турции?

А.О. Действительно, на фоне ослабления вашей страны Турция, являясь ее стратегическим врагом, проводит от Кавказа до Средней Азии целенаправленную подрывную работу против России. Внедряя своих агентов влияния, турки делают все для дальнейшей дестабилизации ситуации. Они не скрывают своих планов создать некое "туранское государство" на юге бывшего СССР. И это неудивительно. Удивительно, что некоторые официальные круги и отдельные политики России способствуют турецкой экспансии. Экономическую мощь, которую турки не смогли обрести в Европе, они обрели в России. Эта неожиданная для самой Турции помощь из Москвы была направлена в первую очередь против курдского народа, что еще более усугубило и ухудшило наше положение. Но пользы для России от поддержки Турции нет, не будет и не может быть. Истина состоит в том, что Турция усиливает и активизирует действия по возрождению османского империализма. Мнения и оценки российских политиков на этот счет известны. Но дело не в оценках — нужны решительные меры для предотвращения турецкой экспансии. Курдское национальное движение, может быть, самое надежное оружие в борьбе против нее. Непонятно, почему Россия остается безучастной к дружественному ей движению целого народа, предпочитая строить сомнительные отношения с Турцией. Прежде Россия оказывала поддержку практически всем национально-освободительным движениям мира. Сегодня же она сама нуждается в помощи, и мы готовы доказать свою истинную дружбу с Россией, быть ее опорой в ближневосточном регионе. Мое посещение Москвы выявило реальное положение дел. И задержание в Италии, несомненно, стало результатом трудностей в нашем диалоге. Но я не держу зла на Россию, буду и впредь обращать к ней свои надежды. Я по-прежнему готов сделать необходимые шаги навстречу.

А.П. Борьба, которую вы ведете, выявляет в народе скрытые до того силы и возможности, создает своих героев и мучеников. Расскажите о них.

А.О. Да, у курдов, самого слабого и угнетенного народа мира, сегодня налицо массовое самопожертвование, неповторимые примеры героизма. Такого нет ни у одного другого народа. Бойцы Рабочей партии Курдистана, с таким мужеством и отвагой противостоящие одной из самых сильных армий мира, несомненно, герои. Голодовки со смертельным исходом впервые имели место в тюрьмах Диярбакыра — столице Северного Курдистана. И самые преданные бойцы РПК погибли при этом. Они стали героями, которых не сломили тюремные застенки. В настоящее время десятки тысяч патриотов продолжают голодовки в турецких тюрьмах. Сотни курдских юношей и девушек публично подрывали себя гранатами. Об актах самосожжения мы уже говорили.

Но очень горько осознавать, что такие действия не ведут к желаемому результату; а мы несем невосполнимые, непростительные потери. Потому что проявить такой героизм и не достигнуть цели — очень горько для нас. Можно было малой кровью достигнуть большего. Но те завоевания, которых мы обязательно добьемся в результате героических усилий наших людей, станут достоянием всего человечества. Эти жертвы не напрасны. Нас вдохновляет также то, что героизм борцов за свободу не только войдет ярчайшей страницей в историю курдского народа, но и станет предметом нашей гордости на сотни лет. Наша победа в результате борьбы и самопожертвования курдских героев даст мне новые силы, источники вдохновения и удовлетворения от той мысли, что я жил и боролся не напрасно.

А.П. Любая народно-освободительная война, особенно та, которая ведется годами и десятилетиями, рождает свою культуру сопротивления, культуру освободительной войны. Кто среди современных курдов слагает стихи и песни курдского сопротивления, есть ли поэмы и пьесы?

А.О. Это очень важный и актуальный вопрос. Но творчески сильных литераторов у нас пока нет. И появление их в нынешних ужасающих условиях практически невозможно. Такова, к сожалению, реальность, связанная еще и со сложностями курдского языка. Однако историческое наследие нашего народа, летопись нашей национальной борьбы — очень богаты и со временем дадут ростки. Я могу сказать, что если писатели нашего сопротивления переживут эту героическую эпоху и создадут литературные и другие художественные образы, то наша культура станет достоянием не только курдского народа, но и всего мира. Собственно, она может получить сейчас новое развитие благодаря богатому курдскому фольклору. Это настоящая кладовая нашей культуры, надо лишь приоткрыть двери и досконально все исследовать. Я обращаюсь ко всем писателям и художникам: "Обследуйте эту богатейшую сокровищницу, воспользуйтесь ее умом и душой и создавайте замечательные произведения! Поднимите пласты несметного богатства народного творчества — и вы сами встанете во весь рост!"

А.П. Товарищ Оджалан, мы с некоторым недоумением узнали из вашего заявления о том, что, быть может, уступая давлению и угрозам, вы решили изменить тактику сопротивления и отказаться от радикальных форм борьбы. Не есть ли это проявление слабости, не породит ли это разочарование среди ваших друзей и союзников?

А.О. Прежде всего, заявление было связано с провокационным известием о моем отходе от РПК и ФНОК. Это — ложь с самого начала. И дело не в отказе от радикальных методов борьбы. Дело в том, что нынешняя политическая линия РПК должна быть признана всеми как созидательная и позитивная линия. Руководство РПК и я сам — несем ответственность за то, что с самого начала не сделали этого. Я заявил, что не приемлю расслабления в работе кадров. Это касается и ФНОК, и армии. У нас очень много героических борцов, но в партизанской войне необходимо позитивное обновление. Мелкие дела командиров, учет ими только своих интересов — наносят большой вред нашей борьбе. Для устранения этого я уже давно мобилизовал все необходимые силы. Непонимание политической действительности отдельными командирами, их отказ перейти к поискам новых методов борьбы является одной из острых проблем нашего движения. Но я не теряю надежды. У РПК есть ценное ядро самоотверженных и преданных руководителей, но то, что они не всегда действуют творчески, — очень горько. Последнее мое выступление связано именно с этим. Возможности для перемен очень большие, и надо вовремя воспользоваться ими. Это — не проявление слабости, а необходимый шаг против проявлений благодушия, послаблений, бесконтрольности, наконец. Нашим друзьям не надо бояться. Мы не отказываемся от борьбы, но надо быть реалистами. Друзья курдского народа должны сделать все от них зависящее, чтобы помочь нашему движению — форпосту сил мира и безопасности на Ближнем Востоке.

И в заключение. Мы вступили в 1999 год, и я хочу надеяться, что он станет годом укрепления наших отношений с великим русским народом, а наша дружба перерастет в политическое сотрудничество. Я верю, что в ближайшее время мы сделаем совместные обоюдовыгодные шаги. Желаю всем патриотам России в Новом году исполнения их сокровенных желаний, любви, мира и согласия, чтобы Великая Россия вновь заговорила во весь голос.

билеты на концерт песня года 2

Титале Афо ПЛАМЯ ГОР

Мировая, в том числе и российская, пресса постоянно муссирует курдскую проблему, особенно события, связанные с личностью лидера Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана. Как уже знают читатели "Завтра", осенью прошлого года турки выдвинули жесткий ультиматум, не оставлявший альтернативы: или Сирия немедленно ликвидирует базы РПК на своей территории, или турецкие войска начинают против Сирии широкомасштабные боевые действия. Турки объявили, что уже через два часа после начала войны они захватят Дамаск.

40-миллионный курдский народ не поддался на угрозы и бряцание оружия турецких "ястребов". Он решительно встал на защиту завоеваний, приобретенных в ходе ведущейся вот уже 15 лет национально-освободительной войны. Армия освобождения народов Курдистана объявила повышенную боеготовность и вывела из строя крупную нефтеперегонную станцию в г.Батмане, тем самым проявив готовность перенести свои боевые операции в глубь турецкой территории. Это несколько умерило пыл турецких военных, но товарищу Апо (партийный псевдоним Оджалана) пришлось все-таки покинуть дружественную Сирию.

Лидер РПК официально попросил предоставить ему политическое убежище в России, и Госдума РФ практически единогласно поддержала его просьбу ("за" проголосовало свыше трехсот депутатов при одном воздержавшемся). К сожалению, исполнительная власть России до сих пор не вынесла положительного решения. Оджалан был вынужден выехать в Рим, где и был задержан. Турция предприняла все усилия, чтобы заполучить курдского лидера и расправиться с ним. Но правительство Итальянской Республики решительно отвергло все турецкие притязания. Премьер-министр Массимо Д`Аллемо был категоричен: "Людей нельзя сдавать с рук на руки, как свертки".

В ответ началась настоящая вакханалия жаждущих крови "серых" и прочих "волков": погромы, поджоги, убийства. Турция объявила бойкот всему итальянскому (до этого подобные угрозы звучали и в адрес России). Председатель Еврокомиссии Жак Сантер даже обратился к Анкаре с призывом "прекратить торговую войну в отношении Рима". В противном случае, ЕС будет вынуждено применить ответные меры, пояснил он. В свою очередь, федеральный канцлер Австрии Виктор Клима, председательствующий в Евросоюзе, выразил солидарность с позицией Италии по "делу Оджалана". "Угрозы Анкары неприемлемы ни для одного участника ЕС", — подчеркнул глава Австрии. Президент Франции Жак Ширак отметил, что Париж намерен и в дальнейшем "поддерживать позицию, занятую итальянскими властями в отношении Оджалана". Подчеркнуто спокойной и выдержанной была также позиция ФРГ.

После задержания главы РПК в Риме Ахмед Йылдырим (товарищ Тайхан) и Ремзи Аккуш (товарищ Жеат) совершили 17 ноября в Москве перед зданием Государственной думы РФ акт самосожжения. Своим поступком оба героя хотели обратить внимание мирового сообщества на геноцид курдского народа и выразить протест против травли национального лидера курдов, организованной Турцией при поддержке США и Израиля. Повсеместно в мире прошли демонстрации, митинги, пикеты, голодовки, в которых приняли участие сотни тысяч человек, в том числе друзья курдского народа в разных странах мира.

Что же двигало всеми этими людьми, что помогало им выстоять перед шквалом ненависти, лжи, угроз и прямого насилия? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к географии и истории Курдистана.

Наша страна — историческая родина курдского народа, где проживает его подавляющее большинство, свыше 36 миллионов человек. При всей условности нынешних границ Курдистана, курды составляют здесь подавляющее большинство населения. В зависимости от района и оценок, их здесь от 72% до 93%. Курдистан занимает территорию на юго-западе азиатского материка, в самом центре западно-азиатского региона, простираясь с запада на восток приблизительно на 1000 км, а с севера на юг — от 500 до 670 км (общая площадь примерно 528 тыс. кв. км). Из них свыше 240 тыс. кв. км (северная часть) находится на территории современной Турции (где проживает около 20 млн. курдов); 180 тыс. кв. км (восточная часть) — Ирана (9 млн. курдов); 75 тыс. кв. км (южная часть) — Ирака (более 6 млн. курдов); наконец, сирийская, юго-западная часть Курдистана — это примерно 30-35 тыс. кв. км территории с выходом к Средиземному морю и с населением около 2 млн. курдов. Еще 3—3,5 миллиона наших соотечественников прихотливо разбросаны по миру.

Курдистан — горный край. Наиболее крупными массивами являются горная цепь Тавра, а также массив Загроса. Высота их величественных, покрытых снегами вершин достигает 4700 м. Через Курдистан протекают самые большие и полноводные реки Ближнего Востока, Тигр и Евфрат. В стране много озер, крупнейшее из них — соленое озеро Урмие.Сотни тысяч ключевых источников пресной воды могли бы обеспечить влагой все засушливые районы Ближнего Востока. Курдистан богат полезными ископаемыми, среди которых первое место занимает, конечно, нефть. Мировое значение имеют нефтяные месторождения южного (иракского) и восточного (иранского) Курдистана. Добывается нефть и в северном (турецком) Курдистане, и в курдских районах Сирии. Страна также богата запасами угля, железной руды, бокситов, золота, серебра, меди, урана, мрамора и других полезных ископаемых.

Основная часть населения занята в сельском хозяйстве. В стране выращивают зерновые, овощи, фрукты, технические культуры. Развито и животноводство, особенно разведение крупного рогатого скота. Но, как говорил известный курдский писатель, поэт и общественный деятель, лауреат Сталинской премии Джагархун: "Хлопок-то наш, да все мы ходим голые". Причиной тому была и остается политика государств, хозяйничающих на нашей территории. Они умышленно препятствуют развитию экономики страны, изымают почти весь прибавочный продукт, тормозят становление инфраструктуры и промышленности.

Исторически курды являются потомками мидян. После падения Мидийского государства (VI в. до н.э.) Курдистан надолго стал ареной нескончаемых войн (греков и персов, Рима и Парфянского царства, Византии и Арабского халифата, Османской империи и Ирана). Своего могущества курды достигли при великом полководце Саладине — курде из Эрбиля. Он создал в XII веке Аюбитское государство, преемниками которого стали государства Шедадидов и Хасанавендов. После Чалдыранской битвы 1514 года Курдистан оказался разделен между Персией и Османской империей. Однако на деле до середины XIX века курды сохраняли полунезависимое положение. В результате присоединения Закавказья к России небольшая часть курдов оказалась и на ее территории. Эта ситуация сохранялась вплоть до распада Оттоманской империи.

В ходе Первой мировой войны державами Антанты (куда входила и Российская империя) впервые был поставлен вопрос об автономии Курдистана, которая впоследствии была гарантирована Севрским мирным договором от 10 августа 1920 года. Однако победа иудаизированных кемалистов в Турции перечеркнула этот договор (при молчаливом согласии "великих" держав) и, в соответствии с Лозаннским договором 1923 года, Курдистан оказался разделен между четырьмя государствами: Турцией, Ираном, британским Ираком и французской Сирией.

С этого момента начался новейший этап борьбы курдского народа за независимость. Яркими вехами его стали восстание Шейха Саида в Турции (30-е годы), почти год существования (1946) Мехабадской республики в восточном (иранском) Курдистане и, наконец, послевоенное движение в южном (иракском) Курдистане под руководством Мустафы Барзани. Оно завершилось созданием курдской автономии, ликвидированной в 1975 году.

Наконец, в ноябре 1978 года Абдулла Оджалан создал Рабочую партию Курдистана, которой удалось воссоединить всю энергию народного гнева, создать силы самообороны и повести за собой весь курдский народ. История РПК заслуживает отдельного материала, но даже из сказанного можно понять, насколько ее существование мешает Турции, Израилю и США осуществлять безраздельное господство над Ближним Востоком.

Титале АФО, курдский журналист

РЕВОЛЮЦИЯ — ДЛЯ НАРОДА ( Беседа Александра ПРОХАНОВА с чрезвычайным и полномочным послом исламской республики Иран господином Мехди САФАРИ )

Александр ПРОХАНОВ. Господин посол, мы рады посетить посольство в дни Вашего национального торжества. Ныне весь Иран, все сочувствующие Ирану фундаменталисты, будь они мусульмане или православные — отмечают праздник 20-летия исламской революции, и в Вашем лице мы приветствуем соседний великий Иран — склоняем голову перед памятью великого имама Хомейни.

Мехди САФАРИ. В первую очередь я выражаю вам признательность за возможность в преддверии победы 20-летия исламской революции разговаривать с российским народом. Действительно, для народа Ирана праздник победы исламской революции очень важнен. Сечас наша страна вступает в третье революционное десятилетие, так что третья декада победы исламской революции продолжится уже в ХХI веке.

А.П. Мне бы хотелось сначала задать Вам несколько вопросов общего мировоззренческого характера. В Иране произошла духовная, религиозная революция в тот момент, когда на земном шаре господствовала приземленная цивилизация, ориентированная на материальные блага, на сиюминутность. И казалось, что эта революция переводит устремления Ирана и иранского общества от земли к небесам, от материальных задач к задачам высшего порядка. И тем не менее мы увидели, что, совершив духовные, религиозные преобразования, иранское общество стало стремительно развиваться в параметрах именно материальных. Какая связь между духовными, религиозными достижениями Вашего народа и успехами вашего общества в земных делах: в строительстве городов, в технологиях, науке, просвещении?

М.С. Это очень интересный вопрос. Когда возникает тема религии, многие вспоминают об отречении от земных благ. Но как можно жить с человеком в одной комнате и не иметь с ним никакого общения? Божественная религия проповедует праведную жизнь в этом мире, то есть совершение людьми благих действий, за которые, в свою очередь, человек получает вознаграждение на том свете. Но надо обратить внимание на то, что многие божественные заповеди касаются отношения человека к другим людям. Когда человек помогает своему соседу, это имеет благое воздействие на все общество и на самого человека. Что касается земледелия, то занятия сельским хозяйством не только помогают обеспечить человека продовольствием в земной жизни, но и вознаграждаются Богом на том свете. То же касается любого созидания, строительства дорог, городов. Другими словами, Божественная религия всегда поощряет труд, стремление к лучшей жизни. И поэтому, когда мы говорим о религии, это не значит, что надо отречься от всего земного. Наш Пророк завещал, что от колыбели до гроба надо учиться, надо получать знания. По логике ислама этот мир — начало загробного мира. И мы можем обеспечить хорошую жизнь на том свете, живя здесь правильно. Таким образом, мы создаем земное общество на основе Божественных указаний и предписаний. Есть два критерия: право Бога и право людей. Бог может научить нас своему праву, но он не может научить нас праву человеческому. Например, Бог подарил кому-то способность математически мыслить, но только общество может развить эту способность. Страна тратит большие деньги на учебу этого человека в университете, и его долг — если он стал инженером-строителем — качественно, последовательно строить здания, дороги, учитывая при этом сейсмические и прочие условия. Если землетрясение разрушит это здание — общество потерпит ущерб. Здесь действует право людей. Таким образом, если все будут выполнять предписания Бога, то исчезнут коррупция и воровство и другие отрицательные аспекты — люди станут жить лучше. Наша революция стоит именно на таких основах.

А.П. Победа исламской революции в Иране вызвала ужас и злобу всего бездуховного сатанинского мира, и мы помним, как этот сатанинский мир пытался уничтожить исламскую революцию в Иране. Мы помним, как была совершена попытка высадить десантников в пустыне. Мы помним страшную кампанию по диффамации всех ценностей Ирана. И мы помним почти мистические случаи, когда мощные военные машины стали падать на землю, стали сбивать друг друга, а в пустыне поднялась песчаная буря, как будто сам Аллах спасал верную Ему страну от вражеского вторжения. Каковы сегодня формы конфронтации между духовным, мистическим, революционным Ираном и враждебным, атеистическим миром?

М.С. Наша революция не отвечала интересам многих могущественных государств мира. Известно, что свергнутый шах был полностью ориентирован на США. Вполне понятно, что когда они потеряли богатую страну с такими ресурсами и таким геополитическим значением, то, держа в своих руках средства массовой информации, они нашли ядовитые слова в адрес Ирана. К сожалению, большинство людей черпают свои знания о мире только из СМИ.

Имам назвал нашу революцию взрывом света. Народ совершил религиозную революцию, ибо религия дает благоденствие обществу. Мы верим в то, что если кто-то построил дом, автомобиль, самолет или еще что нибудь сделал для людей, если политик что-то сделал для увеличения благосостояния своего народа,- они получат вознаграждение на том свете. Но, чтобы остановить нашу революцию, нам навязали восьмилетнюю войну. Это было вопреки нашей политике, мы всегда исходили из идей разрядки, мирного существования, невмешательства во внутренние дела других стран, а также признания прав других государств. Но наших соседей пугали "исламской экспансией". Не будем называть стран и правителей, но Аллах уже достаточно наказал их за неверие своему народу. А наша революция была народной и была базирована на настоящих основах ислама. И поэтому мы должны осуществить исламские указания в обществе. Все те лозунги, которые вы слышите из наших уст, — основаны на принципах нашей религии. То, что мы говорим о политике, это исламская политика: невмешательство во внутренние дела других государств, сохранение территориальной целостности всех стран, братство и взаимная помощь. Такова наша политика с первых дней исламской революции. Но твой дом ты доложен защищать от нападения, это уже обязанность любого мусульманина, защищать свою семью, свой дом. В течение многих лет, когда на нас нападали с разных сторон, мы защищали свою Родину без всякой заграничной помощи. То есть после революции прошло 20 лет, а у нас была возможность работать, улучшать свое благосостояние только восемь лет. Еще восемь лет у нас была война, неразбериха после революции. Но когда произошла революция, население Ирана насчитывало 37 миллионов, сейчас — 60. До 2000 года у нас будет 90, если, конечно, прирост населения останется на том же уровне. У нас 30 миллионов молодых людей только, у нас 18 миллионов школьников, полтора миллиона студентов и миллион ежегодно поступает в первый класс. Когда произошла революция, мы производили полтора миллиона тонн пшеницы, сейчас 10 миллионов тонн, несмотря на войны, а в этом году собрали 12 миллионов тонн. Вы знаете, у нас сухая земля, и если дважды выпадет снег зимой в Тегеране, то для нас это праздник. Производство мяса было 140 тысяч тонн, сейчас производим 750 тысяч. 60% нашего населения живет в городах, 40% — в деревне. Сейчас 37 тысяч деревень имеют электричество, воду. Туда уже поступает электроэнергия; телефон, коммуникации и дороги уже строятся. Мы создали 15 тысяч пунктов здравоохранения. В начале революции привозили врачей из других стран, сейчас уже находимся на уровне самообеспечения. Это происходит, несмотря на то, что ущерб от войны составил 200 миллиардов долларов, что мы тратим огромные средства на другие цели. В настоящее время у нас 2 миллиона беженцев только из Ирака. Вы знаете, содержать 2 миллиона, причем очень хороший подход к ним, — требует больших расходов. Даже многие европейские страны плохо относятся к беженцам по этой причине. У нас же самое большое количество беженцев.

Мы создали свое автостроение, выпускаем 9 моделей грузовиков, пикапов и т.д. До революции у нас только 300 миллионов долларов были не связаны с нефтью — это ковры, фрукты, а сейчас получаем уже три с половиной миллиарда долларов. Причем 2 миллиарда — это промышленная продукция. И мы хотим довести эти поступления к 2017 году до 20 миллиардов долларов. Это уже основа, чтобы не зависеть от экспорта нефти. Мы исходим из того, что Бог нам поможет, но надо двигаться и самим, надо работать. И тогда Бог даст нам благодать. Вы знаете, в ракетных технологиях у нас большой прогресс, это имеет только оборонительный характер, развивается нефтехимия, сейчас мы уже экспортируем металлы...

А.П. Господин посол, мы иногда говорим об исламе и об исламском мировом сообществе как о чем-то едином и нераздельном. На деле, по-видимому, существует множество самых разных оттенков и векторов исламской политики. Как бы вы объяснили эти оттенки: от талибов, которые сейчас столь активны в Афганистане, до проамериканской Турции; от джамахирии Каддафи до кавказских ваххабитов? Какое место во всем этом сложном мире занимает сугубо иранский ислам?

М.С. Ислам един, у нас только один Пророк, у нас одна единая Книга — Коран, и наш Бог един со всеми другими Божественными религиями. Это касается и христианства, и иудаизма. Вы, наверное, думали о том, почему три ветви в христианстве? И причем каждое течение говорит, что более правильно? Ислам един, но истолкование ислама каждое течение дает по-своему. Мы верим в подлинный ислам, то есть не агрессивный, оборонительный, признаем права всех государств и народов, выступаем за установление мира и спокойствия во всем мире. Мы говорим, что мы — фундаменталисты. А фундаменталист — тот, кто верит в свои духовные основы и следует им. Я, например, убежден в том, что в исламе женщина занимает самое престижное, самое достойное место, которое не занимает в других религиях. Это касается и многоженства. Вы можете иметь несколько жен, но не сказано, что надо иметь несколько жен. Вы можете иметь несколько жен лишь при соблюдении полной справедливости, а это очень трудно. И поэтому лучше не иметь много жен, и в Коране сказано, что лучше все-таки не иметь. Это очень деликатный вопрос. Ведь мужчина тянется к самой молодой, самой красивой жене, и это несправедливо. В исламе женщина может принимать участие во всех общественных сферах, но надо соблюсти опять те критерии, которые определены. Другой вопрос — это женские права.

А.П. Несколько международных вопросов, господин посол.

М.С. Вы знаете нашу внешнюю политику, которую определил наш духовный лидер Хомейни: пока враги ведут сатанинские действия, мы не должны иметь с ними никаких связей. Я считаю, что это правильно. И в интервью, которые давал наш президент, он никогда не говорил об установлении отношений с Америкой, которая ведет постоянную враждебную политику по всем аспектам в отношении Ирана.

А.П. Отношения между Советским Союзом и Ираном времен имама Хомейни, мягко говоря, были прохладными. Хомейни называл Советский Союз наряду с Америкой в числе главных мировых зол. Как эволюционировали отношения Ирана и России после прекращения советского периода, в каком направлении они движутся теперь, что такое, например, каспийский нефтяной проект в контексте отношений наших двух стран, что такое совместные ядерные проекты, как взаимодействуют наши два оборонных комплекса?

М.С. Мы сразу после победы революции говорили: ни Восток, ни Запад. Причиной тому было вторжение Советских войск в Афганистан, а также поддержка Советским Союзом Ирака, которому все восемь лет войны поставлялось оружие. После вывода Советских войск из Афганистана наши отношения изменились, лидер исламской революции направил свое послание господину Горбачеву. Поездку председателя парламента Ирана в СССР мы считали новой вехой в наших отношениях, и уже тогда решили глобальные вопросы экономического, военно-технического характера, были заключены крупные контракты. После распада Советского Союза с Россией у нас установлены очень хорошие отношения, особенно за последние 4 года, и можно сказать, что они носят долгосрочный стратегический характер. Сейчас мы работаем и по проекту теплоэлектростанции, и по АЭС, наши контракты составляют порядка 5-6 миллиардов долларов. Есть и проектный портфель, который оценивается в несколько десятков миллиардов долларов. Там и подземное водохранилище, и южный нефтяной терминал в Персидском заливе, и ряд других проектов с участием России. У нас будет очень хороший рынок для российского оборудования и товаров. Уже сейчас у нас 60 миллионов населения. У вас тоже большое население — 140 миллионов человек, и я полагаю, что Иран и Россия могут взаимно дополнять друг друга. У нас прекрасная транспортная артерия, уже начало действовать паромное сообщение через Астрахань. Пять лет тому назад наш товарооборот составлял 120 миллионов долларов, а сейчас — 800 миллионов долларов, причем перспективы еще больше: реально довести его до нескольких миллиардов долларов. Укрепляются и другие, кроме экономического, аспекты нашего сотрудничества, причем на взаимовыгодной основе и без вмешательства третьих сил. Это очень важно и ценно для нас.

А.П. Вот об этих силах. Русские люди были возмущены санкциями Вашингтона по отношению к нашим научным и промышленным фирмам, обвиненным в содействии иранским ядерным и космическим проектам. Как иранское общество отнеслось к этому грубому и вульгарному нажиму американцев на русских партнеров?

М.С. Иранская общественность тоже была возмущена бесцеремонным вмешательством американцев в дела двух независимых государств. Россия — это сверхдержава, Иран тоже региональная мощная страна, какое право они имеют вмешиваться в наши отношения? Иран никогда не стремился, не стремится и не будет стремиться создать ядерное оружие. Но именно нам почему-то предъявляют претензии в то самое время, когда другие страны, которые как раз преследуют такие цели и достигают их, остаются друзьями США. Это типичный двойной стандарт, и я могу назвать американские университеты, которые имеют свои филиалы в этих странах.

А.П. И последний вопрос, господин посол. В основе любой культуры лежит глубинная религиозная идея. Различие культур — это отражение различия религий. Как вы осмысливаете возможность взаимодействия русско-православной и ирано-мусульманской культур? Что мы, представители этих двух направлений, можем сделать для развития такого взаимодействия?

М.С. Как я уже отметил, мы исходим из политики мирного сосуществования и взаимного уважения к территориальной целостности государств. Это — основа нашей политики. Россия исходит из тех же принципов по отношению к Ирану. Мы также считаем, что Божественные религии не отрицают друг друга. В нашем государстве живут представители других религиозных течений: армяне, иудаисты, — и вы знаете, что в парламенте Ирана у них есть свои депутаты. Между министерствами юстиции Ирана и России уже подписано соглашение о правовой взаимопомощи нашим гражданам. Да, у нас разные культуры, разные религиозные основы, но мы находим пути соприкосновения.

А.П. Благодарю вас, господин посол, за беседу и надеюсь, что наши встречи будут время от времени повторяться.

Купить блузы Walter Voulaz 3 в Москве.

Владимир Гнеушев “...ПРОСЫПАЮСЬ В ЧУЖОЙ СТРАНЕ”

ПИСЬМО ДРУГУ

В АМЕРИКУ

“Просыпаюсь в чужой стране...”

Наум Коржавин, Бостон

Я проснусь, но глаза не открою.

Пусть протянется в полусне

ощущенье, как жизнь, дорогое,

что живу я в родной стране.

Но уходит минута... другая...

Понимаю, что надо вставать.

И встаю, пробужденье ругая,

не желая его принимать.

Телевизор включу. И в душу

лезет мерзость, тоску неся.

Если песни —

нельзя их слушать,

если речи — понять нельзя.

А недобрые эти присловья

так и кружатся вороньем:

не полюбим —

“займемся любовью”,

не родим, а “детей заведем”.

И заводят. Как кислое тесто.

Сам я видел: в просветах листвы

словно ведьма, плясала невеста

в платье, вскинутом до головы.

И звучит не усмешкой увечной,

а позорной чертой бытия:

“Кто еще

не поспал с подвенечной?”

И жених откликается: “Я!”

Паб, Макдоналдс отныне святы,

риверз-дайджест и авеню.

Боже мой!

От ушей до пяток

я не голый уже, а ню.

На помойках дрожат собаки

от беспомощной, злой тоски

наблюдая, как лезут в баки

молчаливые старики.

И на улицах дело в том же:

под скамейками на траве,

словно оползни, преют бомжи,

чуть почесывая в голове.

Да, живу я как будто дома,

но все явственней

чудится мне:

это я, дорогой мой Нема,

просыпаюсь в чужой стране.

НА РАЗВАЛИНАХ

РОССИИ

Этот дом, назначенный на слом,

где недавно рухнули заборы,

поджигают недруги кругом

и разносят в клочья мародеры.

Да, пора, наверное, признать,

что сыны земли своей родные,

разучившись дело понимать,

плохо мы служили для России.

Оттого и мучимся теперь

у несберегаемого крова,

что на сердце глухо от потерь,

пусто от засилия чужого.

И уже, едва-едва дыша,

все еще владеющая нами,

прячется

и плачется душа,

словно опозоренное знамя.

ПОЛОТЕРЫ

В заначки тискают свои

подачки, взятки и презенты,

вчера — генсека холуи,

сегодня — наши президенты.

И на свои народы злы,

они, спеша умножить сборы,

в чужих приемных трут полы.

Не президенты. Полотеры.

А мы? Забыв, как строить дом,

закуску шевеля на блюде,

ругаем власть да водку пьем.

Когда же мы очнемся, люди?

У ОВРАГА

Памяти Ивана Кашпурова

От былой

бойцовской славы

что в итоге остается?

Августовские отавы,

да журавлик у колодца.

Я — как он.

Судьбе в угоду,

хоть скрипя, но все же бодро,

из глубин прохладных воду

достаю в чужие ведра.

Но зато, кузнечик словно,

жадным недругам на зависть,

только ветру бью поклоны,

только небу улыбаюсь.

Да, вот здесь,

в степи былинной,

у глубокого оврага,

что пылает мокрой глиной,

умерла моя отвага.

Был я жестким и жестоким,

но смиренней стал с годами.

Ухожу от всякой склоки,

не посмею сесть при даме.

Не толкну и не озлоблюсь.

За рублем не поспевая,

пропущу людей в автобус,

сам пешочком пошагаю.

Вы когда-нибудь поймете,

что в житейской

глупой сваре

я, как пуля на излете —

не убью, а лишь ударю.

Чтобы вы,

очнувшись еле,

распознав, что все не так,

ощутили силу в теле

и шагнули за овраг.

В НИЩЕТЕ,

ДОСТУПНОЙ МНЕ...

Став заикой от успехов,

от российских слов и дел,

я во Францию поехал.

А вернее — полетел.

Города, мансарды, бары,

лимузинов яркий лак.

Магазины и базары,

где любой предмет и злак.

Юбки, бантики и броши,

помидоры, сельдерей.

Постаревшие гавроши

у гостиничных дверей.

Рок, симфония и блюзы,

чайки, берег, океан.

И везде, представь,

французы

среди негров и цыган.

Я от этих гугенотов

не привез тебе, жена,

ни помады, ни колготок,

ни бургундского вина.

Ибо милая отчизна,

где по совести я жил,

о валюте с укоризной

изрекла: “Не заслужил...”

Но привез я в тихих звонах,

в нищете, доступной мне,

три стаканчика граненых —

их, как прежде, нет в стране.

С тем подарком сел я в лужу:

ты сказала мне со зла,

что всего ждала от мужа,

а такого не ждала.

Обозвала истуканом

и велела выйти вон...

Выйдя вон еще не пьяным,

я, друзьям моим вдогон,

из французского стакана

пью российский самогон.

ГОРЛИЦА ПЛАЧЕТ...

Горлица плачет:

“Детишки... Детишки...”

Слушаю молча под кроной ветвей,

как непонятной печали излишки

льются из нежного горла у ней.

В мире,

где так неизбежны печали,

где лишь в пустыне

прекрасен рассвет,

нет непонятности чистой в начале,

как при кончине иллюзии нет.

Мы понимаем теперь

постепенно,

через видения — лета теплей,

что под ногами

не мыльная пена,

а бело-розовый ветер полей.

Делаем, кажется,

все для спасенья,

но, не спасенные, снова грешим.

Ждем все прекрасней

от горлицы пенья,

чтоб насладиться до горлышка им.

Шорох листвы,

виноградные кисти,

двое собак, перезвон петухов...

Господи!

Что еще нужно для мысли,

нас отделившей от наших грехов?

Ждем.

Только слабо надежда дымится,

непостижимо туманен рассвет.

Горлица плачет.

Прекрасная птица.

В ней ни хулы,

ни предательства нет.

Для своего дорого сынишки

нет этой птицы верней и святей.

Что ж она плачет:

“Детишки... Детишки...”

Может, ей страшно

за наших детей?

* * *

Когда пора ослепнуть — прозреваем.

В ночной глуши, под панцирями век.

Вот молодость проходит гулевая,

Вот старостью отмечен человек.

Вот кружится дороженька лесная,

Вот дуб стоит, омелою повит.

Шагает лошадь, о цветах не зная,

А пыль, как ландыш,

бьет из-под копыт.

Любая на пути видна преграда!

И понимаешь ты, что не суметь

Остановить цветенья и распада,

Свирепости судьбы не одолеть.

Прекрасная и вечная природа

Во всем являет

смысла торжество.

Зачем же человеку год от года

Страшнее ощущение его?

Зачем душа предчувствует жестоко,

Что в темной человеческой судьбе

Давно перешагнул ты век пророка,

А не дано пророчества тебе.

Зачем же эта ясность золотая,

Лесных цветов

могущественный свет.

И запах камня. И тропа крутая

Туда, где ни цветов, ни света нет.

За радостью, работою и ленью,

За выпивкою, Господи, прости,

Зачем ты посещаешь нас,

прозренье,

Перед началом дальнего пути...

Александр Росляков ПРО ЗОЛОТУЮ РЫБКУ ( СКАЗКА )

ЕЩЕ В ТЕ ДАВНИЕ ГОДА — как пишет Коржаков в своих воспоминаниях — не тех, известных, а других, секретных, проданных им Ельцину за миллион долларов, — в ту, значит, пору, когда Ельцин еще возглавлял московский горком партии, случилось ему как-то на Валдае отдыхать.

Ловил он с лодки-казанки в мутной партноменклатурной воде озера рыбешку — а Коржаков все из куста, где нес охрану, наблюдал. И вдруг выуживает — мать честная! — рыбку не простую, а как есть всю золотую. А Коржаков в своей аппаратуре прибавляет звук — и слышит:

— Не жарь меня, мил человек, в сметане лютой, — золотая рыбка говорит. — А лучше отпусти на волю, все твои желания, вплоть до интимных — досуг, сауна (их Ельцин потом своему юстиц-минситру Ковалеву подарил), — исполню.

Но Ельцин, уже тогда не верить никому ученый, ей:

— Знаю я, значит, эти сказки! Когда за жабры схватишь, обещать все здоровы. А только палец отпусти — без пальца и останешься. А у меня пленум на носу, ни об каком интиме не стоит, болтанка под самим такая. Сожру хоть тебя с горя — ишь, чем уже зарыбливают, сволочи, номенклатурные пруды! А золотишко Наине Иосифовне на коронки обдеру, она мне — чай не Клинтон! — вся и сауна, и баня, и досуг.

Но рыбка гласом негневливым, хоть и слегка сдавленным крутым ногтем, обратно молвит:

— А ты поверь, рискни. Сожрать — дело нехитрое, иной раз умней и попоститься, после больше слопаешь. Да и какая во мне корысть? Одна экзотика, а самого мясца — тьфу, тебе на один зуб не будет.

И тут, как пишет добросовестный охранник, над природной жадностью патрона взяла верх его природная же склонность к авантюре. Подумал он: а вдруг и впрямь не врет? Помилую ее — авось и меня как-нибудь на пленуме кривая пощадит. И, смахнув слезу, невольно набежавшую от одной мысли отжать ноготь, говорит:

— Ну так и быть, поверю, добрая моя душа. Ступай! — и в воду ее кинул.

Думал, конечно, процентов так на сто, что поминай как звали, ибо по себе судил. Но смотрит — рыбка бултыхнулась, кровку с губки, острием крючка пробитой, облизала — и ему:

— Проси!

Тут недоверчивое сердце рыбака и точно дрогнуло. А так как все его мысли в ту пору, как, впрочем, и во всякую другую, были только об одном, он ей, не долго думая, и открывается:

— Чтобы, значит, не пал я низко под интригами врагов, а еще выше прежнего, наоборот, поднялся!

Потерла плавником подраненную губку золотая рыбка:

— Нелегкое твое желание! Нет бы — досуг, сауна... Да не гневись, кормилец, я к чему. Народ-то теперь умный стал, уже ни в сон, ни в чох — а только в демократию одну и верит. А демократия — не коридорная интрига: двоих-троих провел — и в дамки. Всю, стало быть, страну, чтобы твоя взяла, вводить в обман придется. Ну да что делать, слово мое золотое, подрывать нельзя. Только изволь уж обещанного по всем правилам три года ждать.

Эх, про себя подумал Ельцин, вот, собака, и надула! А вслух сказал:

— Ты что, смеешься надо мной! Партийный все-таки работник, не шахтер! Уж я тебе поверил, тебя выручил — а ты мне лапшу на уши! Да за три года либо ты издохнешь, либо я, — сердце давно уже шунта просит, либо вся страна — над чем тогда и подниматься? — И как бы ненароком чиркнул краем глаза по подсачеку.

Но рыбка, тоже словно невзначай сдав чуть назад, ему:

— Ты на подсачек-то, мил человек, не зарься. Мудер ты, но тут, говорю тебе, не прав, ужо увидишь! — и нырк в воду, оставив в замешательстве немалом рыбака.

Но тут уже Наина Иосифовна позвала к обеду, смотал Ельцин свои снасти, Коржаков — свои, и пошли кушать. Да так накушались, что по пути домой у Николиной Горы хотел рыбак каких-то рыбок разглядеть с моста — и рухнул в воду. Попользовал его еще против простуды верный Коржаков — и назавтра он уже не помнил ничего.

НО ВОТ ТРИ ГОДА МИНУЛО — и все по-рыбьему сбывается! На пленуме разбитый, с Москвы и высших льгот и привилегий снятый и прочие обиды понеся, Ельцин возносится первым лицом уже всея России. Правда, еще вторым в Союзе — но и то!

Тогда-то он и вспомнил чудо-рыбку: не слукавила, выходит, золотая! И точно: не успели с ней ударить по рукам, рухнул пьяный в воду — а в глазах передовых людей, сваливших все на козни КГБ, святым страдальцем за народ поднялся. Опять же пьяного в Америке засняли, показали всем — а все: воистину святой! Нарочно кривой камерой снимали! И что бы дальше не случилось — лишь на его чудо-мельницу, позднее арендованную у него мошенником Мавроди, льет.

Даже такая уже вовсе небылица разошлась. Еще в бытность главой свердловского обкома Ельцин для себя и присных выстроил известный на всю область ихний дом на набережной. Такой форсистый, мраморный дворец на берегу реки Исети. Но так как жадность в теле, по свидетельству его хранителя, всегда была несметна, форс-дворец по смете провели общежитием при областном Доме колхозника с копеечной квартплатой. Но рыбьи чары и этот факт в передовой молве перевернули в сказочный. Будто крохобор до того не от мира сей номенклатуры, что, став главой обкома, из былых хором (на самом деле бывших) перекочевал в общагу в три гроша за койко-место. И уже самым ярым скептикам крыть нечем. Было? Было!

И Решил Ельцин — а на дворе как раз кончалось лето 91-го — снова рыбку посетить. Взял мотыля отборного, мух самых жирных, кооперативных — и на валдайский плес.

Там Коржакову место указал в кусте, а сам на старой лодке, на казанке, выгреб к омуту. Посыпал в воду мушек, мотыля — и рыбка, не заставив себя долго ждать, является.

О чем у них на сей раз шел негромкий разговор — Коржаков уже подробно не расслышал. Лишь вот какие фразы босса до мембраны донеслись: “Не выше, значит, прежнего, а выше всех!.. Мне без расчета, на одной пятой или на одной шестой... Да хоть бриллиантового тебе намою мотыля!..”

Затем все быстро сели по машинам — и домой, где уже и нарезались в тот вечер. И когда Коржаков раздевал Ельцина и клал в кровать, тот в пьяном, как еще подумалось слуге, бреду все что-то нес про танки и броневики, пытаясь выбросить ладонь вперед — но вылетал кулак, и все бедному мемуаристу в морду.

А на другое утро, 19 августа, и оказалось, что был тот бред не бред. Три дня затем, вместо уже трех лет, как всем известно, голыми руками против танков воевали, на четвертый победило волшебство. Одну пятую скостили до одной шестой — и Ельцин на ней полным властелином стал.

И рыбка уж ему бессменно служит, выручает всюду. Какая-нибудь там Чечня или расстрел парламента, или иная кровь, типа хмельной мочи, случится — вся пресса уже извопится: амба, неминуемый провал! Ан нет — всегда в итоге триумф ельциновской демократии! И вроде делает все мимо, не туда — но словно само пространство искривляется и в точку бьет. Уже кровищи больше всех тиранов прошлого пролил, уже и та одна шестая эпидемиями, голодом, разбоем тает на глазах — а все ему альтернативы нет!

Но уж и он ту рыбку, свет-валдайку, холит, как зеницу ока бережет, не щадя ни казны, ни чего прочего. Ей на пирах кумиры публики хвалы поют; в ее честь храмы возрождаются, спеша наперебой золотом маковок, как встарь досрочной посевной, откозырять. И если с редкого уж самолета, что долетит до середины страны без аварии, смотреть — вся Русь покрылась этой золотой, среди дырявых хижин, чешуей.

А уж охрану по Валдаю навели — никаким тоже тиранам прошлого не снилось. Головорезы из элитных сплошь подразделений — и чуть не впритирку по периметру стоят. Ради чего пришлось, конечно, армию и погранслужбу оголить. Но коль уж рыбка завелась в пределах внутренних — нет смысла на каких-то дальних и все больше спорных шельфах сторожить.

Хотел из ревности на это что-то вякнуть Коржаков — окруженный уже новой свитой Ельцин и согнал его враз со двора. Но так как старые связи — неистребимые, как сама русская душа, у экс-слуги все же остались, вот что он смог дальше разузнать.

ПРИПЛЫВАЕТ, ЗНАЧИТ, КАК-ТО Ельцин к рыбке, а та ему и говорит: “Вот, кстати, тут одна платежка для тебя”, — и хлюсть ее на борт казанки плавником. Ельцин как глянул — у него глаза на лоб и вылезли: “Ты охренела? Кто ж тебе такую, понимаешь, контрибуцию заплатит?” А та: “Не говори! Охочих много, мало избранных. А выборы, ить демократия, они всегда, как танки, на носу. Смекаешь?”.

Повесил тут рыбак, уже другого рыбака предчувствуя издалека, свой сизый нос. Все понял он — и молвит: “Не я, выходит, тебя приловил, а вовсе ты меня на золотой крючок поймала!” А та еще с такой издевкой, как передает не без злорадства Коржаков: “Да ты не дергайся, нутро побереги, чай, не казенное!”

И вот пошла в стране такая пьянка, что зарезали и съели с голода последний огурец. А что против поганых чар поделаешь? Да ничего! Уже и детям комбикорма нету — а все соки только выжимают в мотыля да в мотыля! И стал этот мотыль, который рыбка, не переводя дыхания, все жрет и жрет, всему кумир и голова. Кто присосался к нему — еще и дышит; вокруг него и мастера культуры, и все криминальные разборки, горы трупов — в общем, сама жизнь. И гонят его, бриллиантовый, рубиновый, кровь так и сочится, через всю страну до разожравшейся уже до какого-то лохнесского чудовища валдайской гидры.

Не думал Ельцин, все же нет-нет мня себя спасителем Отечества от еще худшего прохвоста, что до того дойдет — уже не он, когда захочет, едет к ней, а она, когда заблагорассудится, его к себе зовет. И он сидит в кусте, указанном когда-то Коржакову, день, другой, удильник взяв, чтобы от свиты не так стыдно было, ждет приема. А кликнет его это чудо, оказавшееся, как неподдельно сокрушается сказитель, настоящим юдом, — по матери все и в порядке приказном: “Назначь такого-то на пост такой-то, твою мать!” Так он же, только заикнется Ельцин, гражданин совсем другой страны, Израиля, к примеру. А та: “Молчать! Не рассуждать, а исполнять, твою мать!” И он страдает про себя, конечно, страшно, а куда деваться — исполняет.

Втайне надеялся еще, что либо эта тварь уже нажрется наконец, либо вовсе с пережору лопнет. Но та через свое жерло, ставшее ужасом и черной дырой каждого бюджета, давай добычу обращать в недвижимость — и все больше по окрестностям Рублевского шоссе. Где у нее на подставные рыла и родню поперли, как грибы из-под земли, дворцы — куда там старый Ельцин на берегу Исети! И едешь трассой, панорама открывается: бюджет налево — за тот год; бюджет направо — за другой.

Ну и режим там тоже будь здоров. Шакалы в масках — то ли люди, то ли нет, вдоль всей дороги: шаг в сторону — стреляют сразу, динамитом разрывают на куски. И журналистов любопытных, правоохранителей, не взявших сразу в толк, там жутко полегло — пока, наконец, в толк не взяли.

И ВОТ, ЗНАЧИТ, терпел Ельцин, терпел все это долго — но и его могучему терпению пришел конец. Взыграл в нем старый, еще партноменклатурный, гордый дух — и он затаил его до очередного вызова с Валдая.

Клич поступает, прихватил он кой-чего с собой — и туда. Засел в кусте, даже удильником махать не стал, только своей минуты ждет. И вот — зовут. Достал он перво-наперво из-под полы чекушку, опрокинул для отваги — и за весла. Доплыл до рыбины — а она, как свинья в ванной, разлеглась через весь плес, куражится, очередную пакость вымышляет. Но не успела раскрыть пасть — Ельцин восстал во весь свой богатырский рост, да как заорет: “Молчать! Не верещать! Я тебе покажу, ротан поганый, кузькину мать!”

Все замерло окрест — вот настоящий-то прорезался кормилец наконец! А он из-под другой полы выхватывает боевой заряд — родная оборонка, все же не добитая вконец, снабдила. И прежде, чем рвануть чеку, еще на всякий случай осенил себя по-православному крестом, глядит — а гидры-то и нет. Что за мираж? И вдруг под самым бортом лодки замечает что-то. Нагнулся — а то рыбка, мигом обратясь в свое былое, тьфу, кверх брюхом плавает и уже даже чуть пованивает. Пес знает, то ли ее с голосища гидравлический удар хватил, то ли крестное знамение свое сделало, то ли со страха просто окочурилась. Только уже не нужен оказался и боеприпас.

Тут Ельцин с радости, еще и не закусывал, пустился прямо по дну казанки в пляс. Да посудинка-то старая, давно не чиненная, все судоверфи уж кой год стоят. Днище сейчас под ним и треснуло — и он, больше не защищенный рыбьей чарой, ушел прямо на дно.

Зато народ, узнав о двойном сразу избавлении, ликовал страшно — и как ни пинали утопшего газетчики и мастера культуры, ибо таков их хлеб — все ему, по русскому обычаю, ради Христа простил. А Наине Иосифовне, чтобы не горюнилась, всем миром поднесли корыто золотое — стирай себе внучатам, сносу нет.

Но это все, конечно, — сказка. А на самом деле Ельцин только хотел отважно поступить. Но возраст, организм, дух уже не тот — и не поступил. И по сей день у окаянной рыбки на посылках пресмыкается и шестерит.

самый быстрый перевод 4 в москве

Иван Лощилин КАНАТ

ИХ СОБРАЛИ В ОГРОМНОМ ЗАЛЕ. Казалось, что у этого зала нет ни стен, ни потолка, только до зеркальности отполированный паркет пола...

Их было много. Тысячи. Каждый с подозрением поглядывал на других, и где-то в самой чужбине их душ зарождалась ненависть к своим соседям. Ненависть была непонятной им самим, она подхлестывалась страхом, который тоже начинал появляться в них. И так, переплетаясь, подгоняя друг друга, эти два чувства постепенно обволакивали людей. А люди были разные: старые и молодые, сильные и слабые, красавцы и уроды, мужчины и женщины, старики и совсем дети.

Всех их одели в черные фраки, белые перчатки и манишки отражали неведомо откуда струящийся свет. Но ноги были босы. И люди неуверенно переступали ими по холодящему ступни паркету.

Все ждали. Отчетливо застучал хронометр. Стук этот словно подстегнул всех. Люди напряглись, устремили взгляды в центр зала, где свисал с невидимого потолка до самого пола толстый канат.

Стук хронометра нарастал. Он бил отчетливо и громко, заставляя дрожать каждую жилку тела. Кто-то не выдержал напряжения — упал без чувств. Потом еще несколько человек. И еще. Их не убрали, они остались лежать прямо здесь, на холодном полу.

Раздался свисток. Густая толпа исторгла единый тысячеустый вопль и, злобясь, бросилась к канату. Люди бежали по телам упавших, толкаясь, отбиваясь кулаками от соседей.

У каната образовалась свалка. Люди кусали друг друга, царапали, били, визжали, лезли по головам.

И наконец одному удалось уцепиться за канат. Он торопливо заперебирал руками, стремясь как можно быстрее продвинуться хотя бы немного вверх, оторваться от других.

Едва он запрыгнул на канат, как людское стадо перестало драться и, недовольно ворча, отошло назад, снова плотно столпившись в центре зала. Взирали, как счастливчик взбирается по канату.

А он, поняв, что соперничество ему уже не грозит, перестал спешить. Поначалу он еще смотрел вниз и лукаво усмехался, видя несчастливых соперников. Но чем выше он взбирался, тем реже глядел на толпу, потому что лица людей сливались, рябило в глазах и кружилась голова. Не смотрел он и вверх. Потолка по-прежнему не было видно. И он решил просто перебирать руками и думать. Мысли рождались разные, обрывистые, словно сны. Они не сливались в единую цепь и не рождали общей картины... А иногда он пел. Но пел мысленно: когда он попробовал запеть вслух, дыхание перехватило и сделалось трудно дышать.

...Иногда он переставал карабкаться и просто прижимался к канату — отдыхал.

Немного передохнув, лез дальше. До верха надо было добраться обязательно. Время не играло роли, оно не было ограничено, но силы уходили. И все чаще он вынужден был отдыхать... Одежда мешала, стесняла движение, делалась тяжелой и тянула вниз. Первыми он снял перчатки, затем фрак... манжеты... манишку... И вот он лезет уже совершенно голый. Канат обжигал тело, и кожа больно саднила. Сначала это было очень неприятно, нестерпимо, но постепенно он слился с болью и вскоре перестал чувствовать ее.

...А потолка все не было видно. И неизвестно, где кончается канат. Где тот финиш, а с ним и — победа. А с победой... Но об этом он старался не думать. От этих мыслей перехватывает дыхание, и он боялся упасть.

...Он снова отдыхал. Он заметил, что отдыхает теперь слишком часто, но иначе уже не мог — силы ушли. Он посмотрел вниз. Там было сплошное серое пятно, слегка подкрашенное разноцветными бликами. Ни единого человека не различить. Он посмотрел вверх. Но и там разглядеть ничего не смог — только сумеречный полумрак. Он не знал, сколько времени прошло. Мысли в голове путались, переплетались, рвались. Он снова посмотрел вниз. В глазах рябило. И это темное пятно внизу, он знал, что это толпа, что это люди — его соперники, но сейчас ему вдруг захотелось быть с ними, пусть и неудачником, но — с людьми. И он подумал, что если разжать руки, то он будет с теми, кто внизу. И тогда он отпустил канат. И стремительно полетел вниз. Все быстрее и быстрее. И пока он падал, в голове пронеслись знакомые, родные и совершенно чужие, которых он и не видел никогда, лица... Какие-то видения. И все это слилось в одну картину. И в этой картине отразилась вся жизнь его. И последнее, что он увидел, — лето. И река. И он сам, мальчишка, в этой реке. И яркое-яркое солнце. Оно ослепило. Свет сделался таким ярким, что погрузил все вокруг в темноту. И последним словом его, вырвавшимся из самой глубины груди, нет, из души, звериным воем, было короткое слово: мама!

Он не знал, что внизу, над полом, под самым канатом, растянута сеть. И под громкий облегченный хохот толпы врезался в эту сеть. Но он не поднялся — он был уже неживой. Он умер в падении: сердце не выдержало полета.

...В зале пусто. Толпа разошлась. Только в центре зала свисает равнодушный канат. Завтра будет все сначала. И если неудача — то и послезавтра. До тех пор, пока кто-то не доберется до вершины. И каждый тешит себя мыслью, что этим счастливчиком будет — он.

Олег Кузнецов ОТ ЗЕМЛИ К НЕБУ

В Международном Славянском центре, что в Черниговском переулке, до 20 февраля работает выставка Сергея Михайловича Харламова, православного художника-графика.

Строгановка в свое время взрастила художника; по его признанию, и он, и его друзья были “западниками” — старательно изучали западную культуру, рылись в журналах вроде “Домуса” или “Гебраус график”, а русское искусство знали поверхностно. Любили творчество Сальвадора Дали, Де Кирико, Пикассо. В сюрреалистическом виделось тогда нечто загадочное и романтическое. Закончив Строгановку, художник по инерции продолжал работать в этом направлении. Он изучал З. Фрейда, собрал почти полное собрание (восьмитомник) его сочинений. “Психоаналитические этюды”, сознательное и бессознательное, символика сновидений — все это тогда очень интересовало художника, но сейчас он рад тому, что “все это закончилось тогда”.

— Поехал я однажды в Борисоглеб, в Горицкий монастырь, по дороге вдруг увидел затопленный храм. Для моего сюрреалистического мировоззрения это было страшно интересно, напоминало фильмы Феллини, и все это казалось мне тогда неким сюрреалистическим сюжетом (прости, Господи!). Приехал в мастерскую, стал работать и создал вот этого “Пловца”. Фигура плывущего мимо затопленного храма — фигура “духа воды” с лицом мошенника — безусловно, языческий персонаж. Много было затоплено “бесперспективного”: Макарьев, Калязин и т. д...

Я любил выезжать на Север и, естественно, под это подыскивал и поэтов себе: В. Хлебников, “Венера и шаман”, например. От православия я был в то время далек. Это был мир, в котором я жил тогда, я от него не отказываюсь, потому что глубоко убежден, что путь художника от земли к небу.

Вот Перов, например, с каких картин начинал? С “Крестного хода”, где икона вниз головой, священник пьян, или “Чаепитие в Мытищах”, где сидит располневший батюшка, а перед ним — инвалид войны 1812 года; картина “Трапеза”. Случайное он возводил в типическое, в символ. А последняя работа — “Христос в Гефсиманском саду”, где отчетливо видно раскаяние художника за прошлые грехи. Удивительно, что и у Куинджи последняя работа тоже “Христос в Гефсиманском саду”. Если художник настоящий, живет в ладу с миром и Богом, думает о народе — происходит преображение, покаяние.

Ранние вещи Есенина — апология святости России, а потом... поддался чарам революционной демагогии, предал царскую семью. (Ведь государыня берегла поэта, в санитарный поезд служить определила). Начались богохульные стихи. Я, когда читал “Град Инонию”, то просто кинул книгу в угол, прочтя богохульные строки. Долгое время читать его не мог, но потом все же читал те вещи, где нет богохульства, а есть чистый народный дух.

Когда я делал работу “Гордыня”, то уже проникался духом православия. Казалось бы, этот графический лист не о православии, но он уже проникнут православным мировоззрением. Вавилонская башня — символ чудовищной гордыни, и Икар — то же самое. Я, когда задумался, решил две человеческие гордыни совместить в одном листе. Американцы — Икары, и все они любят строить Вавилонские башни, а еще хуже, что сейчас и в России они пытаются построить Вавилонскую башню, не обладая ни культурой и искусством, подобным нашим, ни подлинными духовными знаниями.

На выставке экспонируется серия работ художника об Отечественной войне 1812 года, которую он начал создавать в 1984 году. Сергей Михайлович состоял тогда в “Обществе охраны памятников”. Патриотическая интеллигенция тогда противостояла Посохину, осуществлявшему в Москве планы Корбюзье, поломавшему Арбат ради возведения на нем “пятикнижия”, но “пятая книга” то ли не уместилась на проспекте, то ли руководство страны вняло патриотам... Но позже “пятая книга” все же появилась — ею стало здание СЭВ, которое хорошо видно с Нового Арбата. Разгром старого Арбата сублимировался у художника в серию о Москве, разгромленной Наполеоном, но не побежденной.

Перед зрителем — Большой лист: Наполеон перед Кремлем, величественным, красивым; другой лист: его воинство покидает Москву и разрушенный Кремль, где символически высится Иван Великий, треснувший, но устоявший. В толпе наполеоновского воинства видны кое-где фригийские колпачки, похожие на шутовские. Вскоре после создания этих работ нашлось и издательство, которое взяло на себя труд опубликовать серию.

Наверное, многим помнится по учебнику истории иллюстрация с горящей Москвой, треснувшей башней и отодвигающимся черным воинством Наполеона. На выставке поражает мало кем виденная картина, изображающая ландшафт после Бородинской битвы, — русское поле, до горизонта усеянное трупами, с двумя фигурами на нем, словно развертка на плоскости скалистого Дантова ада с фигурами Данте и Вергилия. По словам художника, ветераны-фронтовики очень одобряли эту работу.

— Давайте поговорим о работах, созданных вами в последние годы. Похоже, вы отказались от дуализма “язычество — христианство” и стали полностью “правым”, православным художником?

— Цветные линогравюры, напоминающие иконы, занимают значительную часть экспозиции. Эта серия называется “Святые, в земле российской просиявшие”. От Андрея Первозванного до Патриарха Всея Руси Тихона. Техника гравюры (а я гравер) мне показалась недостаточной, и потребовалось ее усложнить, внести какую-то мягкость; я специально обрабатывал бумагу золотом, усложнял изображение при помощи шрифтов летописей.

— Может ли быть социальная функция у такой работы, которую можно издавать небольшими тиражами? Можно ли назвать это “Православным плакатом”?

— Сейчас графики “мельчат” свои работы, а мне, из чувства противоречия, вдруг захотелось сделать своих “Кирилла и Мефодия” наибольшего размера, который только возможно напечатать на офортном станке. Я сделал, что хотел; может, найдется и заказчик: издатель или церковный приход.

Сергей Михайлович неоднократно бывал в Сербии? начиная с 1993 года.

— Я и трое моих друзей-художников, в 1993 году устроили выставку в Белграде, целью которой было поддержать наших братьев-сербов во время международной блокады. Тогда я понял, что нет ближе нам народа: между Россией и Сербией существует даже мистическая связь; например, когда на Москву шел Тамерлан, под Ельцом ему было видение Богородицы c сонмом святых, и Она приказала завоевателям уходить с Руси. И он пошел. Но куда? Незадолго до этого была битва на Косовом поле, в Сербии. Победителем был Баязет, сын турецкого султана. И Тамерлан почему-то пошел именно туда и разгромил Баязета, усилив этим позиции славян в Европе.

В то время, когда российская либеральная интеллигенция жаждала “поражения собственного правительства” в войне 1905 года, в Сербии формировались отряды помощи русской армии.

Мало кто знает, что война, начавшаяся в 1941 году , была отодвинута на месяц сербами, которые объявили Гитлеру войну раньше, чем тот вторгся в пределы СССР, приняли на себя часть удара. Не будь этого, возможно, немцы взяли бы Москву еще до морозов.

А сейчас, в отличие от 1993 года, мои сербские друзья с горечью говорят: “Э, русские издали (сдали) Сербию”. Но они понимают, конечно, что русские, собственно, здесь ни при чем, а “сдали” Сербию “россияне”, засевшие в Кремле.

Был художник и в Палестине, много работал там, видел своими глазами нисхождение Небесного огня на Пасху в русском приделе Храма Гроба Господня. От сполохов Святого огня православный священник зажигал свечи. Три свечи, опаленные этим огнем, художник бережно хранит у себя дома.

Если вы оторветесь от домашних забот, то еще успеете побывать на выставке художника-подвижника, прошедшего в жизни путь от язычества до ортодоксального православия, создавшего на пересечении этих миров коллекцию великолепных произведений, блещущих красотой индивидуального дара и глубиной традиции национального искусства.

Елена Антонова __ ...И ВСЕГДА ТАЙНА ( три вечера с музыкой Джузеппе Верди )

"В музыке есть нечто большее,

чем мелодия. Это — сама музыка."

Верди

Джузеппе Фортунино Франческо Верди. Гений оперной музыки. Суровый, сдержанный в проявлении чувств, даже как будто холодноватый внешне человек. И кипящий страстями, одаренный пониманием законов драматургии композитор, в своих операх переживший все сильнейшие человеческие эмоции и чувства. Сын бедного трактирщика из селения Ле Ронколе, что в Ломбардии, вблизи границы с Францией, с детства познавший нужду и потому с пиететом относящийся к собственности: земле, недвижимости, деньгам и, вместе с тем, немало средств отдающий конкретной благотворительности, причем так, чтобы об этом не узнали не только публика, но и те, кому эта помощь предназначена. Недоверчивый к светскому обществу крестьянин, не получивший из-за недостатка денег ни классического музыкального, ни хорошего гуманитарного образования, и тонко ощущающий красоту просвещенный человек, всю жизнь боготворивший Шекспира и Мандзони, читающий Цицерона, Плиния, Данте, Паскаля, Монтеня, Казанову, а еще Байрона, Шиллера, Гюго, не говоря о современных ему писателях. К годовщине смерти Алессандро Мандзони, одного из известных деятелей Рисорджименто, автора знаменитой тогда книги — "Обрученные", несговорчивый "великий старец" Верди не только по собственному почину, без вознаграждения взялся сочинять мессу Реквием для солистов, хора и оркестра, это огромное хоровое симфоническое полотно, более похожее на драму, чем на молитву, но и оплатил переписывание партий, сам дирижировал на репетициях и на первом исполнении. Только при работе над Реквиемом, музыкой, создаваемой не по заказу, чувство собственного достоинства Верди наконец-то полностью удовлетворено, и он перестает считать себя "клоуном", вынужденным угождать публике. В этой мессе нет места умиротворению, здесь шестидесятилетний Верди с присущей ему искренностью и страстью почти кричит, изливая свое потрясение смертью человека, которого любил, вместе с которым ушла заключенная в нем тайна.

Жизнь человека, заканчивающаяся смертью, которая необратимо уносит с собой все его чувства и мысли, все надежды и стремления, — это для Верди всегда трагедия и всегда тайна. Приближение к этой тайне, поиск силы человеческого духа перед лицом Рока, перед слепой мощью судьбы составляют квинтэссенцию его творчества. Отсюда — магическое воздействие опер Верди, сумевшего выразить в музыке всю силу и всю слабость человека у "бездны мрачной на краю", воспевшего его величие и его низость, его любовь, веру и его отчаяние, его борьбу и его покорность. С творениями Верди как-то глубинно перекликается бесстрашная в своей обнаженности мысль Пушкина: "Все, все, что гибелью грозит, Для сердца смертного таит Неизъяснимы наслажденья — Бессмертья, может быть, залог! И счастлив тот, кто средь волненья Их обретать и ведать мог."

Мне повезло в течение одной недели января послушать и посмотреть три оперных шедевра Верди, относящиеся к разным периодам его творчества, которые были исполнены тремя коллективами музыкальных театров Петербурга и Москвы. Это — "Аида", последняя премьера петербургского Мариинского театра, осуществленная под руководством Валерия Гергиева, которая была сочинена 57-летним композитором, находящимся на вершине славы, творческой мощи и эмоционального подъема, за неполных пять месяцев. Это — "Риголетто", представленный на сцене театра "Эрмитаж" коллективом камерного театра "Санктъ-Петербургъ опера" в постановке его художественного руководителя Юрия Александрова. Опера была создана 37-летним маэстро менее чем за сорок дней на сюжет, действительно имевший место при короле Франции Франциске I, события, рассказанного Виктором Гюго в драме "Король забавляется", которое гений Верди из частного случая превратил в общечеловеческую трагедию. Наконец, последняя из услышанных мною опер Верди — "Бал-маскарад" в постановке Большого театра 1979 года, была исполнена по случаю 25-летия деятельности в этом театре народного артиста СССР Зураба Соткилавы. Партитура этой оперы, написанная 44-летним автором также в удивительно короткий срок — меньше чем за два месяца, поражает тонкостью музыкального разрешения жизненных коллизий, певучестью, обилием ансамблей и какой-то неуловимой элегичностью, не свойственной обычно порывистому и страстному в творчестве Верди.

То, что Валерий Гергиев решил вновь обратиться к "Аиде", удивления не вызывает. Гергиев тяготеет к операм, где оркестр играет одну из первостепенных ролей, и "Аида" — это именно такая опера. Здесь впервые Верди так много внимания уделил инструментовке, а также гармонической и драматической точности оркестрового сопровождения. Это сближает "Аиду" с операми Вагнера, хотя только у Верди достигается такое безупречное слияние действия, слова и музыки. Редкое чувство театра, неистощимая музыкальная фантазия, умение так выстраивать сцены и использовать воздействие человеческого голоса, что арии, ансамбли и хоры "Аиды" передают малейшее движение человеческой души, привели к тому, что эта опера, написанная на ориентальный, далекий от реальной жизни сюжет, продолжает волновать любого неравнодушного слушателя. Новая постановка "Аиды" в Мариинском театре не умалила великого творения Верди. Это обусловлено и мастерством Гергиева — дирижера, и великолепной сценографией П.А. Шильдкнехта, которая сохранена еще со времени постановки 1922 года, и работой хормейстеров Леонида Теплякова, Сергея Инькова и балетмейстера Игоря Бельского и, конечно же, пением и игрой ведущих солистов: Ларисы Шевченко — Аида, Ларисы Дьяченко — Амнерис, Владимира Галузина — Радамес и Виктора Черноморцева — Амонасро. Роли эти, как всегда у Верди, предполагают наличие не только незаурядных вокальных данных и мастерского владения голосом, но и яркого актерского темперамента. Исходя из этого, хочется особо отметить работу Владимира Галузина, продемонстрировавшего изумительный по силе, красоте и мягкости звучания тенор и к тому же весьма неплохо смотрящегося в трудной для артиста роли слишком уж положительного Радамеса. Особенно сильное впечатление оставили сцена триумфа египетских войск на площади в Фивах с ее знаменитым маршем и хорами, а также финальная сцена оперы, заканчивающаяся светлым, лирическим дуэтом прощания с жизнью Аиды и Радамеса. Этот дуэт в исполнении Шевченко и Галузина прозвучал так тепло и задушевно, как это ощущал при сочинении музыки Верди, сам в это время целиком захваченный чувством к певице Терезе Штольц, ориентируясь на вокальные данные которой он и писал партию Аиды. А вот Ларисе Дьяченко, обладающей сильным меццо-сопрано, еще предстоит, на мой взгляд, поработать над ролью Амнерис, чтобы она стала более живой и женственной.

"Риголетто" в интерпретации театра "Санктъ-Петербургъ опера" в первую очередь привлекает своей постановкой и драматургическим решением. Во-первых, эта постановка — результат совместной работы Театра и Государственного Эрмитажа. И, вероятно, оттого, несмотря на несменяемые декорации, изобретательно решенные в виде длинного изогнутого перехода с многочисленными дверями в его стенах, конец которого теряется из вида, в каждой мизансцене ощущаешь подлинность жизни и эпохи галантного и распутного времени французского абсолютизма. Этому помогают и художественно выполненные костюмы, головные уборы, карнавальные маски, как будто сошедшие с полотен маньеристов, и пластика движения артистов, решенная в стиле XVII-XVIII в., и мастерски поставленные массовые сцены во дворце герцога Мантуанского. Во-вторых, интересна предложенная Юрием Александровым версия, по которой придворный шут Риголетто вовсе не старик-горбун, а язвительный, умный, злой человек лет около сорока пяти (как изменилась в наше время оценка возраста!), только при дворе герцога носящий костюм горбуна и вдоволь, искупая свое унижение, издевающийся над всем и всеми. В этом случае оказываются логически оправданными все чувства и действия Риголетто: и его мучительная, полная страха и тревоги любовь к дочери, и неуправляемое разумом желание мести, обуявшее его. Получает более веское обоснование и безусловно главенствующее положение Риголетто как в драматургии оперы, так и в ее музыке. Верди сразу же, начиная с первых тактов увертюры, вводит тему Рока, переходящую в скорбную мелодию, в которой слышится трагедия жизни неординарного человека, вынужденного все терпеливо сносить. Безысходность судьбы подчеркивается тем, что почти все события оперы совершаются ночью, под знаком которой и написана эта удивительно цельная, гениальная по простоте и экономии оркестровых средств музыка. И тем не менее, несмотря на трагический финал, опера эта пробуждает в человеке его лучшие качества, несет ему свет и надежду. Хорош в роли Риголетто Эдем Умеров. Трогательна молодая Людмила Шихова — Джильда, хотя хотелось бы пожелать ей большей свободы владения голосом. В то же время Игорь Лосеев в роли герцога Мантуанского разочаровал и своим пением, нередко срывающимся в крик, и маловыразительной игрой. А ведь история исполнения этой партии помнит таких артистов, как Энрико Карузо, Леонид Собинов, Иван Козловский, Сергей Лемешев.

Обратимся теперь к третьей опере Верди — "Бал-маскарад", с последней постановки которого в Большом театре прошло двадцать лет, срок немалый в наше быстротекущее время. Ключом этой постановки, ее откровением стали декорации специально приезжавшего из Италии художника Николая Бенуа, сына "мирискусника" Александра Бенуа, решенные в атмосфере придворного быта Европы XVIII века с его великолепными гобеленами, с его праздниками, карнавалами, с его куртуазными привычками, с его интригами и заговорами. Эта сторона постановки и сейчас, спустя двадцать лет, восхищает, как и прежде. Так же жива и волнующа музыка Верди, которой на сей раз дирижировал А.М. Степанов. Остальное постепенно покрывается патиной времени, даже исполнение, которое в этом юбилейном спектакле было доверено маститым титулованным артистам. Зураб Соткилава спел партию Ричарда, Юрий Мазурок — Ренато, Маквала Касрашвили — Амелию, Татьяна Ерастова — Ульрику, Петр Глубокий — Самуэля. Если голос Соткилавы еще способен трогать мягкостью и тонкостью нюансировки, хотя, конечно, звучит значительно слабее, чем прежде, то исполнитель партии Ренато Мазурок совсем неузнаваем. Становится обидно и за певца, и за музыку: в конечном счете проигрывают все, включая и слушателей. Только Касрашвили продолжает радовать своим чистым и теплым сопрано. Если так пойдет дальше, то на оперу в Большой, кроме иностранцев и новичков, желающих познакомиться со знаменитым интерьером театра, и ходить будет некому.

И последнее. Желание не отстать от времени и исполнять оперы на языке оригинала весьма похвально. Но ведь опера, играемая в театре, а не в концертном исполнении, — это еще и драматический спектакль, который предполагает сопереживание слушателя и зрителя, главная цель которого донести до публики свой нравственный заряд. Это придумано не нами, это всегда отстаивал, за это всеми силами боролся великий Верди. Но как же можно сопереживать героям, если даже при хорошем знании либретто не понимаешь слов, в данный момент выпеваемых артистом? Валерий Гергиев, оставаясь приверженцем принципа исполнения опер на родном языке и в то же время заботясь о развитии драматургии действия, всегда, и в стенах Мариинского театра, и на гастролях, сопровождает свои спектакли синхронными титрами на русском языке. Это, конечно, не заменяет полностью воздействия звучащего под музыку слова, но все же кое-что дает. В других же наших музыкальных театрах, в том числе и в Большом, этого нет и в помине, а, значит, все потуги постановщиков, связанные с усилением драматической компоненты оперных спектаклей, особенно таких, как оперы Верди, так и остаются вещью в себе. Это становится явным при сравнении оперных спектаклей, шедших ранее на русском, а теперь — на итальянском языке.

Джузеппе Верди. Париж. Работа художника Бальзини

Илья Харламов МАСС-МЕДИУМЫ

Я мысленно возвращаюсь к той наглой и циничной “акции”, которая произошла в начале декабря, в день православного праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, в московском Манеже. Некий “художник” открыто и прилюдно надругался над русскими святынями — православными иконами Божией Матери и Спасителя. Его остановил только подзатыльник одного из посетителей, после которого охальник трусливо ретировался. Однако же восемь икон были выкуплены ревнителями свободного искусства и порублены топором в мелкую крошку. Эта гнусная акция носила недвусмысленное название “Вперед”.

Знаковый характер здесь носит все. Во-первых, Манеж — главный выставочный центр страны. И он в руках дельцов, готовых в любой момент сдать секции центра на откуп каким угодно любителям “потусторонности” и “морально-этической незакомплексованности”, лишь бы была своевременная проплата. Во-вторых, надругание над самыми дорогими русскому сердцу духовными ценностями совершилось в непосредственной близости от Кремля, от главного в России Успенского собора.

Скверная история получила неожиданное и опять-таки символичное продолжение. В галерее М.Гельмана открылась очередная выставка под названием “Правда о евреях”. Видимо, и сам М.Гельман заинтересован в разговоре на эту щепетильную тему. Наболело. Но для того, чтобы понять смысл этого показа и логику в подборе экспонатов, необходимо услышать внутреннюю интонацию ее автора, Вадима Кругликова. Что же здесь выставлено? Средство для отравления колодцев, усыпанный драгоценными камнями стульчак банкира, бутыль с христианской кровью, модель бочки с гвоздями для ритуальных жертвоприношений и т.п. Но пусть наивный читатель не думает, что все эти экспонаты следует воспринимать всерьез. Наоборот, автор выставки со своими единомышленниками как бы намекает: “разве современный образованный человек может поверить во всю эту галиматью и мифологию”? Действительно, какие примитивные выдумки “злобных антисемитов”! Букве этого мероприятия следует и журнал “Итоги”, ядовитое детище известной телеимперии. Там помещена заметка Н.Молока и Ф.Ромера, посвященная тенденциозной выставке, под заголовком: “Про евреев и козлов”. Авторы пишут: “На выставке материализовались все мифы о евреях — не только как о потребителях крови христианских младенцев, но и как об изобретателях шестигранных гаек”. Ну, это избитый прием — смешивать Божий дар с яичницей. А “гвоздем программы” стали те самые православные иконы, оскверненные в Манеже. Вот как это преподносят язвящие журналисты из “Итогов”: “Кстати, одним из экспонатов гельмановского “антисемитского музея” стали иконы XIX века, будто бы оскверненные злокозненными евреями”. И далее: “Пресловутый проект “Поп-арт” — богохульство в кавычках, всего лишь учебная работа начинающих радикалов”. Трудно что-либо добавить. Во всей этой истории есть элемент провокационности со стороны доморощенных “авангардистов”. Патриотов поддевают и ждут ответной реакции. Можно промолчать, если тебя назвали дураком. Но если оскорбили твоих родителей или, пуще того, твоего Бога — надо ответить.

Есть такая умная мысль, гласящая, что дьявол вселился в печатную краску. В наши дни он уже освоил нотную грамоту, поселился в кончиках кистей, овладел новейшими электронными технологиями. Тому можно найти огромное количество примеров. К слову, многие тексты таких титанов западной масскультуры, как AC/DC, KISS, представляли собой акростихи с заключенным в них восхвалением Люцифера, или требовали обратного прочтения, когда выяснялось, что в безобидных с виду словах заключен тайный смысл, от которого волосы шевелятся на голове. Но все же это было искусство — сложное, тайное, нередко запрещаемое даже в цитадели всяческих свобод Америке. Ныне все это вышло на поверхность, о полиции нравов или этической цензуре не ведется и речи. В России стало модно запрещать только правду. Зато возьмите в руки сборник текстов популярных исполнителей современной России и почитайте. Особенно это касается таких корифеев зауми, как БГ — читать его сочинения порой почти невозможно: так невнятен смысл.

Смачно “живописует” жизнь коллектив с лирическим названием “Крематорий”. Вот образец: “А ее тучный муж вонзил свой взгляд в телевизор, Он только ест или спит, или смотрит в окно. И жиром забрызган его теплый свитер, А взгляд безразличьем охвачен давно”. Никакого соучастия, никакой трагедийности, только злоба и презрение. Приговор этой славной команды: “Мы живем для того, чтобы завтра сдохнуть”. И опять программные слова: “Великий храм рухнул, остались лишь камни, Но есть еще время для танцев и веселья во славу пепла”. Чувствуете созвучие? Танцы, рухнувший храм (христианство?), огонь, пепел. Как это похоже на поэтическую черную мессу. Куда же влечет эта музыка? Пусть тысячи поклонников ответят на этот вопрос сами.

В ночь на 25 декабря телепрограмму “Времечко” посетил замечательный питерский композитор и певец Юрий Шевчук. Ведущий первым делом вынудил гостя выпить за Рождество. Причем так естественно и непринужденно, будто в России и впрямь рождественский сочельник. Среди вопросов ведущего был и такой: “Вы верующий?” Шевчук ответил, что он православный. Затем рассказал о своей поездке на Святую землю, в Палестину. В завершение он произнес: “Когда мы с ребятами остановились на огромном поле, на котором, по Апокалипсису, должен произойти последний бой между силами добра и зла, Армагеддон, то я посмотрел на бездонное небо. И не смог дать себе твердый ответ, на чьей же стороне буду я во время этого последнего сражения” (цитирую по памяти). Певец сказал мудро, и рано или поздно он даст ответ на этот вопрос. Но давайте и мы спросим себя, на чьей же стороне будут наши души во время последнего ристалища Армагеддона?

Самые дешевые запчасти на Газель в Москве 5 предлагаем Вам мы.