/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 276 (11 1999)

Газета Завтра


Александр Проханов ГРАНИЦА НАТО ПРОХОДИТ ЧЕРЕЗ НТВ

В цивилизации люди общаются через информационное поле — друг с другом, с властью, с культурой, с историческим прошлым. Информация — воздух цивилизации, которым дышат, в котором летают, сквозь который смотрят. Если кто-то захватил информационное поле, как, скажем, НТВ, он захватил воздух. Может его перекрыть, и тогда все живущее в нем задыхается, чахнет, как русская культура, о которой годами не слышно на телевидении, и тогда любимым русским поэтом становится не Есенин, а Бродский. Можно в воздух добавлять “веселящий газ”, идиотические игры “Угадай мелодию”, “Поле чудес”, и вы, опухнув от голода, забыв похоронить умершую мать, ржете с утра до вечера над скабрезностями Жванецкого. Можно подпустить жирную струю сероводорода, чернуху, где люди то и дело взрывают друг друга, четвертуют, поедают своих детей, где нет места доброму поступку и слову, и тогда вся русская жизнь предстает сплошным адом и вам хочется уехать в Америку. Можно впрыснуть нервно-паралитический газ, истребляющий политического лидера или партию, и тогда вы видите, как месяцами травят Маслюкова, требуют запретить компартию, и один Явлинский, он же Жириновский, с пенкой у рта шлифует экран языком. А можно, как это делает программа “Про это” с ведущей негритянкой, вбросить в информационный воздух ампулу с газом “циклон”, которым немцы удушали евреев, и тогда ваши дети смотрят про половые извращения, дипломированные профессора учат их правильно мастурбировать.

Группа телевизионных наймитов, засевших на всех четырех программах, собирается вместе и договаривается кого-нибудь убить сообща. На жертву направляют четыре электронных ствола, стреляют залпом, и от жертвы остаются одни разрозненные молекулы. И это называют священной “свободой слова”. За эту свободу в вымирающей стране платят двадцать тысяч долларов в месяц, награждают эмблемой “тэффи”, похожей на личинку гадюки, а ведущая передачи “Геморрой дня” нетерпеливо играет ножками с очередным посетителем. Эта управляемая банкирами “свобода слова” натравила танки на окровавленный Парламент, выбрала на второй президентский срок неизлечимого калеку, а сейчас готовит срез правительства, диктатуру бриллиантовых воров и чмокающих людоедов. Депутаты, требующие контроль над телевидением, хотят отнять воздух у захватчиков и передать его обратно людям. Вам страшен Сванидзе? Вы кричите: “Мама”? Не бойтесь. Отнимите у него телевидение в “год Пушкина”, и он будет не опаснее Черномора, у которого побрили бороду.

В то время, когда Ельцин, Скуратов, Бордюжа, а также кремлевский хозяйственник Бородин с конституционным судьей Баглаем сбежали от трудностей жизни в ЦКБ, — “цекабеженцы” — страной в их отсутствие правит НТВ. Не надо горевать по поводу вступления в НАТО Польши и Чехии — Горбачев для этого сделал все. Не удивимся вступлению в НАТО Украины — здесь на славу поработал Ельцин. Но изумимся до оторопи тому, как Киселев, подобно генералу НАТО, попирает в центре Москвы национальные интересы России. Словно кадровый натовец, выступает против союза сербов и русских. Будто цэрэушник, тонко одобряет бомбардировки Ирака. Подобно лютому врагу, подталкивает МВФ не давать Примакову кредиты без выполнения последним политических условий.

Блок НАТО вместе с Киселевым пришел в русский дом. Теперь на каждой русской печке сидит американский морской пехотинец.

Гражданин России, русский и татарин, еврей и калмык, если тебе дорога дружба народов, если ты не хочешь распада Родины, если тебе невыносимы интервью Масюк с Басаевым и Радуевым, если тебе отвратительны голливудские фильмы, где сотнями убивают российских солдат, если ты не хочешь видеть Березовского президентом России, если ты добр, трудолюбив, склонен к познанию и творчеству, добивайся контроля над телевидением со стороны общества! Иначе ты превратишься в дохлого, посыпанного дустом жука!

Александр ПРОХАНОВ

АГЕНТСТВО "ДНЯ"

« Президенты СНГ угрожают Березовскому своей отставкой.

« Элита раскололась на тех, кто в ЦКБ, и на тех, кто ворует.

« Похищение Шпигуна проходит по разряду карманных краж.

« Палач французского народа Барбье и его дочь кукла Барби.

Студия тайского массажа предлагает спа процедуры 1 и массаж класса люкс.

ТАБЛО

l Заставить Ельцина сделать первый шаг в начале правительственного кризиса" — такую задачу обсуждали в прошедшие выходные высшие офицеры одной из российских спецслужб. Только это может положить реальный конец убийственному для российской государственности периоду неопределенности и стагнации. Последующая за этим актом череда политических событий должна привести к окончательному демонтажу как "семьи", так и олигархо-демократических подсистем. В предложенном сценарии важнейшее место занимал вывод ельцинской группы "за пределы конституционного пространства", после чего появится возможность осуществить "политическую зачистку" правящей группировки. При этом предлагалось проявить максимум "компромиссности" в отношении высших бюрократических фигур нынешнего режима...

l Согласно информации, поступившей из Нью-Йорка, на закрытых встречах исследовалась возможность "зачистки" кабинета Примакова и последующего конституционного переворота с запретом компартии. Такая позиция рассматривалась в двух вероятных сценариях — в ближайшие недели, по результатам переговоров Примакова с МВФ, либо же после осеннего финансово-экономического кризиса. Последний вариант признан американцами предпочтительным, поскольку для них очевидна неготовность представителей "российской демократии" к резким действиям. К осени же, по анализу американцев, сложатся предпосылки для "двухкратной девальвации" рубля и соответствующего повышения цен. Вдобавок к середине августа предполагается оформить "необходимые материалы" для работы спецкомиссии по Маслюкову и компартии с выводом Явлинского в лидеры избирательной кампании. Такой разворот, согласно американской версии, позволяет избежать и "тотального политического кризиса с силовыми вариантами", что явно повредит шансам Гора на президентских выборах в США...

l Источники из Киева сообщают, что группировка Кучмы сумела с помощью американцев добиться от Газпрома и РАО ЕЭС стабилизации цен на экспорт энергоресурсов, что является важнейшим козырем Кучмы в его борьбе с "левым блоком". Считается, что без ратификации Госдумой договора между РФ и Украиной, подобное развитие событий оказалось бы невозможным...

l Согласно данным, поступившим от наших информаторов в финансовых кругах Вашингтона, здесь прошел ряд секретных совещаний в высшем политическом руководстве США (Клинтон, Гор, Рубин) совместно с тремя ведущими владельцами сверхкрупных финансовых объединений (предположительно "Голдмен энд Закс", "Соломон Бразерс", "Мерилл-Линч"). На совещании рассматривался план введения долларовой зоны в Северной и Южной Америке. При этом центральным элементом плана явилось решение о выведении циркулирующей наличной денежной массы долларов из Европы, Африки, Азии и СНГ. Реализация данного плана должна сбалансировать последствия введения "евро" и создать ситуацию тотального финансового хаоса в ряде государств. Такой поворот рассматривался в двух вариантах (до и после выборов 2000 г.)...

l Администрация Клинтона выдвинет перед Примаковым жесточайшее требование ратифицировать СНВ-2 и принять ряд решений в системе "Атомэнерго", позволяющих американцам поставить под контроль ядерные объекты РФ. Как сообщили нам из Лос-Анджелеса, американская агентура в левых фракциях и, прежде всего в КПРФ, уже получила указание "обеспечить ратификацию" во что бы то ни стало. Главными аргументами этой кампании будут "сохранение внутриполитической стабильности, участие представителей оппозиции в кабинете министров и проведение своевременных выборов". Между тем, наиболее радикальная часть американского руководства выступает за тотальный запрет компартии именно после данного акта, который расколет оппозицию и не позволит оппозиционным силам в регионах "дать силовой ответ" на подобные действия...

l Старт думской избирательной кампании, фактически заявленный в прямом эфире НТВ 14 марта, обозначил основные направления по дискредитации народно-патриотической оппозиции в "либеральных СМИ" с двух сторон: "идеальных демократов" "Яблока", к которым должны примкнуть "правые" Немцова-Гайдара-Чубайса, и "идеальных патриотов" "Отечества", к которым должны примкнуть остатки НДР и, возможно, партия Жириновского, как "не имеющие электоральных перспектив". Так оценили киселевскую "пристрелку" эксперты СБД...

l В ближайшее время должно состояться показательное освобождение генерала Шпигуна из чеченского плена, информируют источники из Грозного. Здесь уже имеется договоренность с представителями российского МВД относительно "тайного обмена" и выделение "финансовых средств обычным методом", когда происходит сбор средств среди российских предпринимателей с "разделением финансовых средств между чеченскими и российскими переговорщиками"...

l Согласно данным из Лондонской нефтяной биржи, в ближайшие недели должно произойти значительное падение цен на энергоносители (ниже 9 долларов за баррель), что приведет к падению курса российской валюты до 45 рублей за доллар...

l Источники из Женевы (Швейцария) утверждают, что визит генерального прокурора Швейцарии в Москву связан с передачей данных по незаконным финансовым переводам в швейцарские банки лично высших сановников ельцинской администрации и "олигархов", а также членов их семей. Данный визит переводит вопрос об отставке Скуратова в новое политическое измерение...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

ЛУЖКОВ: ИЗ МЭРИИ В КРЕМЛЬ?

Мы помним: генерал Рохлин пришел в политику с партией власти — движением "Наш дом — Россия". Но затем решительно порвал с НДР и оказался среди лидеров патриотической оппозиции.

Панихиду по убиенному прошлым летом генералу проигнорировали все высокопоставленные представители власти. Все, кроме одного, — Юрия Лужкова. Явление московского мэра перед тысячами собравшихся на панихиду противников режима Ельцина, с одной стороны, вызвало удивление, с другой — предположение о том, что Лужков может повторить кульбит Рохлина и присоединиться к патриотическому лагерю. Многие при всем том вспомнили, что мэр Москвы ранее уже не раз демонстрировал патриотизм и в спорах о Севастополе, и в отношении прав русских в Прибалтике, и в плане поддержки отечественных товаропроизводителей. И с лета 97-го аналитики из оппозиции стали рассматривать варианты союза Лужкова и Зюганова. Но пришла зима, и московский мэр целым рядом действий и заявлений ясно дал понять, что в борьбе за власть ни о каком его альянсе с патриотами речи быть не может. Сегодня от союза с ними он уклоняется решительно. Но бесповоротно ли? И что будет завтра? Какая группа может составить опору Лужкова как кандидата в президенты? В чем его сила и слабость как претендента на высшую власть в стране?

Читайте стр. 4–5 2

КОНЕЦ “ХАСАВЮРТА”

Что такое Чечня на карте России? Ее всю можно закрыть копейкой. Сорок минут лета на вертолете из конца в конец. Но почему сегодня Чечня — это адрес русской беды? Почему сегодня Россия лицом к лицу встречается здесь со средневековым прошлым, которое давно похоронено и поросло быльем? Почему вновь по горным дорогам в багажниках и кузовах, как раньше через седло, в Чечню гонят русских рабов? Почему русские села и казачьи станицы, как и столетия назад, превращаются в крепости и форты. Почему на кладбищах могил молодых стало больше, чем стариков?

Чечня — это приговор Ельцину и его режиму. Именно он и его клевреты выпустили из железного склепа страшного беса кавказского сепаратизма. Он и его банкиры вскормили, вооружили и натравили на Россию Дудаева, Басаева, Радуева. Он и его генералы разоружили русскую армию и бросили неподготовленные полки под гранатометы боевиков. Он и его демократы остановили войну, оболгали и предали армию, отдали дудаевскому зверью победу. Мы знаем имена виновников этой огромной русской драмы. Ельцин, Черномырдин, Грачев, Савостьянов, Степашин, Ерин, Лебедь, Березовский, Гусинский, Ковалев... Список этот длинен, но настанет день, когда всех их соберут в зале суда и каждому будет воздано по заслугам.

Сегодня Чечня — это адрес русской беды.

(О том, что происходит в Чечне и вокруг нее читайте на стр. 2)

ВЕЛИКОМУ БОНДАРЕВУ — 75!

Юрию Васильевичу Бондареву исполняется 75 лет. Фронтовое поколение входит в возраст мудрецов. Но свою мудрость Юрий Васильевич доказал всему миру уже давным-давно. Вспомним хотя бы блестящую пророческую метафору о нашей перестройке,как о самолете, который взлетел, но не знает, куда лететь, куда приземляться. Лучшего образа нашему гибельному времени с той поры не придумал никто.

Не надо никому доказывать и огромный талант великого Бондарева. Уже стали классикой ХХ века и "Горячий снег", и "Батальоны просят огня", и "Тишина". Но фронтовое поколение и ныне не сдает своих позиций. Юрий Бондарев первым, по-офицерски мужественно, отказался получать орден от ельцинского режима. Юрий Бондарев по-офицерски сильно ответил на всю кампанию дегероизации, на всю антиармейскую возню новым романом "Непротивление". И сегодня на писательском столе крупнейшего русского писателя лежит рукопись нового, еще не завершенного романа.

Удачи Вам, Юрий Васильевич!

Счастья, любви, верных друзей и соратников в борьбе! Новых книг. И главное — выдюжить и победить — нам всем в своем главном сражении за Россию, за великую русскую литературу, за великий русский народ!

Редакция "Завтра",

авторы и читатели газеты

общероссийское политическое движение "в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки"

"Открыт счет Фонда имени Л. Я. Рохлина"

Фонд объявляет сбор пожертвований на создание памятника патриоту России депутату Государственной думы, основателю Общероссийского политического движения "В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки".

Счет для перечисления пожертвований:

Региональный благотворительный общественный фонд социальной поддержки семей военнослужащих имени генерал-лейтенанта Л.Я.Рохлина.

Р/с 40703810700000000265 в КБ "СИНКО-банк". Корр. счет банка 30101810800000000320, БИК 044583320.

В перечислении обязательно указывать: "На памятник Л. Я. Рохлину".

Председатель ДПА В. И. ИЛЮХИН

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

ВЫШЕЛ ТРЕТИЙ

МАРТОВСКИЙ НОМЕР

Читатели познакомятся с рассказом о Пушкине Андрея ВОРОНЦОВА, юбилею великого русского поэта посвящены также статьи Владимира БУШИНА, Валентина КУРБАТОВА, Юрия ПУТРИНА. Продолжаем печатать мемуары Станислава КУНЯЕВА. На этот раз — об обманутом журнале "Знамя" и китайском плаче Чупринина. Публикуются полемические статьи Сергея КАРА-МУРЗЫ о гибели культуры, Владимира КРУПИНА о подвижнике Фатее Шипунове, Льва АННИНСКОГО о русской поэзии и Сергея ФЕДЯКИНА о современной прозе.

Памяти русского гения Николая Тряпкина публикуются стихи о нем, последние стихи самого поэта и статья Владимира БОНДАРЕНКО.

По итогам поездки в Англию выходит разворот "День в Англии", включающий в себя беседу с настоятелем Лондонского храма отцом Вадимом, статью пушкиниста Людмилы МЭТЬЮЗ, стихи Лидии ГРИГОРЬЕВОЙ и прозу Равиля БУХАРАЕВА. Как всегда, обзор журналов Николая ПЕРЕЯСЛОВА и пародии Евгения НЕФЁДОВА.

На газету "День литературы" можно подписаться во всех отделениях связи по объединенному каталогу "Газеты и журналы России". Индекс: 26260.

Покупайте газету "День литературы" у всех распространителей "Завтра" и в редакции газеты.

Наш телефон: 245-96-26.

Владислав Шурыгин КАВКАЗСКИЙ МЮНХЕН

Дерзкое похищение Шпигуна оказалось последним гвоздем в гроб политики "умиротворения" Чечни, задуманной и рожденной ельцинскими "либералами" и так называемыми "олигархами". Ее "авторы": Березовский, Черномырдин, Лебедь, Рыбкин, Чубайс, стремясь ослабить и уничтожить своих политических противников, вероломно договорились за спиной воюющей армии с дудаевцами, парализовали ее бессмысленными перемириями, открыли боевикам дорогу на Грозный. Под аплодисменты юшенковых, старовойтовых и гусинских загнали армию в ханкалинские казармы, отдав Грозный на растерзание боевикам, навязали России унизительный мир и ритуально провозгласили победу Чечни над Россией. Над всем этим предательством маячила тень огромной нефтяной трубы, миллиардных гонораров за прокачку "черного золота" из Каспия в Европу.

Еще в августе - сентябре 1996 года мы подробно писали в "Завтра" о том, во что обойдется России политика Лебедя - Рыбкина - Березовского. Доказывали, что с выводом российских войск и признанием нашего поражения в Чечне быстро сложится криминально-бандитский режим, который, обнаглев от безнаказанности, начнет расползаться по окружающим его регионам, убивая, грабя, захватывая в рабство. Что власть Масхадова-Басаева по своей сути не способна к созиданию, мирному строительству и добрососедству. Что Чечня теперь становится незаживающим нарывом на теле России. Нам затыкали рот, улюлюкали в спину. И что же теперь?

За два с половиной года, прошедших после войны, на границе с Чечней в стычках с боевиками, засадах и налетах погибло больше двухсот солдат и милиционеров, больше тысячи человек прошло через чеченское рабство. Почти столько же сейчас томится в неволе, ожидая выкупа. А сколько людей было украдено, увезено в Чечню и теперь находится там в положении рабочего скота без малейшей надежды на освобождение.

Приграничные районы стали пустыней, "дикой степью", где, как столетия назад, передвижение по дорогам возможно лишь охраняемыми караванами, где каждый аул, поселок или станица, как во времена Хаджи Мурата, вновь превращены в крепости. Поля заброшены, сады дичают, виноградники зарастают полынью.

За два с половиной года, прошедших после войны, в Чечню угнано больше полутора тысяч автомашин, тракторов и грузовиков, больше десяти тысяч голов скота.

Это вы называете "миром", господа Лебедь, Рыбкин, Березовский?

К вящему позору российских "либералов" в конце второго тысячелетия на территории России с их подачи сложилась позорная система работорговли, в которую вовлечены сотни людей отнюдь не низкого ранга. Ни для кого не секрет, через каких депутатов, губернаторов и президентов автономий обычно осуществляются поиск и выкуп заложников, кто из власть предержащих вовлечен в эти постыдные схемы. В приемных некоторых северокавказских автономий уже впору вывешивать официальные прейскуранты с расценками на письма и передачи для заложников в Чечне. На выкупы, в зависимости от профессии и материального состояния. Компетентные источники утверждают, что за эти два с половиной года в карманы боевиков перекочевало более шестисот миллионов долларов "выкупов". Без малого годовой бюджет российского здравоохранения…

Это итог "умиротворения" и "исторического примирения России и Чечни", господин Рыбкин? Это и есть ее "отложенный статус", господин Лебедь? Это "эффективное воздействие экономических факторов на сознание чеченских лидеров", ребе Березовский?

Москва сегодня в тупике. Что дальше? Для правительства Примакова Чечня — это такой же драматический вызов, как и разразившийся финансовый кризис. И история со Шпигуном в этих обстоятельствах весьма неприятный и несвоевременный подарок.

Похищение Шпигуна сдетонировало давно взведенную бомбу. Это похищение и суета вокруг него лишь предельно четко высветили полный крах и несостоятельность проводимой все эти годы политики поддержки режима Масхадова, заигрывания и уступок обнаглевшему бандитскому образованию.

Поэтому речь сегодня может идти только о полном изменении российской политики на Северном Кавказе. А это, в свою очередь, вызовет бешеный всплеск оголтелой критики — как откровенно западническо-либеральных СМИ и политиков, так и просто прочеченских, сепаратистских кругов в России. Уже сегодня на НТВ, в ряде либеральных публикаций и комментариях телеведущих зазвучали сентенции об "опасности новой войны на Кавказе", "угрозе реванша милитаристов". Вновь началось запугивание обывателя призраками "чеченского террора", "ударов боевиков по России". Юшенковы и Ко уже требуют разрешения кризиса вокруг Шпигуна только мирным путем, из перхотных щелей вновь на свет божий полезли различного рода картавые "миротворцы" и "посредники".

К тому же в спину Примакову готовы выстрелить те, кто собственно и формировал этот преступный режим, кто клопом присосался к нефтяной трубе и совсем не желает "дразнить" Чечню и уж тем более ее "усмирять".

"Неуязвимость" и "воинственность" Чечни — лишь декларация, блатные "понты" распоясавшегося уголовника. На самом деле Чечня сегодня, как никогда раньше, зависима от России, в которую впилась клещом. Мертвая промышленность, заброшенное сельское хозяйство, мертвая социальная сфера сделали из республики огромную криминальную зону, которая способна существовать лишь за счет набегов на соседей, поборов и воровства, вывоза из России денег, продуктов, товаров. И ничто так не ударит по этому криминальному режиму, как его изоляция, перекрытие границ и блокада. Именно этого требуют сегодня измученные бандитскими набегами десятки тысяч жителей приграничных районов Ставрополья и Дагестана. Этого требуют военные и милиционеры. Этого требует элементарный здравый смысл.

Готов ли сегодня к этому вызову Примаков? Вопрос не праздный. Ведь если все вновь сведется к абстрактным призывам, переговорам с боевиками и бесконечной торговле, то тем самым Примаков резко потеряет авторитет и доверие, признав свою слабость перед лицом чеченского сепаратизма.

Сегодня всем ясно, что вызволение из плена крупного военного чина — это вопрос престижа. Поэтому телетайпы приносят сообщения об усилении границы новыми войсками, готовности авиации нанести авиудары по базам боевиков, ультиматумах. Но что после этого случая реально изменится в отношении к существующей системе торговли "живым товаром"? И изменится ли что-нибудь вообще? Ведь Шпигун далеко не первый и, к сожалению, увы, не последний, кого похитят и угонят в чеченское рабство. Более того, демонстративное освобождение Шпигуна, если таковое и состоится, едва ли изменит что-либо в этом порочном круге без полного изменения политики России на Кавказе.

Владислав ШУРЫГИН

обучение на Мальте 3 английскому языку

Александр Юрьев МЫ — НЕ РАБЫ

Работорговля для Северного Кавказа — явление традиционное, имеющее многовековую кровавую историю. Закрепившиеся в этой естественной крепости остатки реликтовых этносов, вытесненных с плодородных равнин более мощными конкурентами, и впрямь не имели иных способов жизнеобеспечения, кроме набегов, самой ценной частью которых, как правило, были невольники. Поэтому культура многих кавказских народов, унаследованные от предков поведенческие стереотипы позволяют рассматривать любого иноплеменника как потенциальную добычу.

Можно с уверенностью сказать, что рабовладение и работорговля не прекращались на Кавказе даже в самые спокойные и стабильные советские времена. Автор был очевидцем того, как федеральные войска, проходящие по горным чеченским аулам, освобождали из неволи рабов, попавших в полон еще в середине восьмидесятых годов. Характерно, что жители чеченского села (кажется, Гехи) не соглашались отпускать одного такого "Васю", объясняя, что: "он здесь уже шестнадцать лет живет — как родной нам" (на ноге у "Васи", больше похожего на "йети", чем на человека, болталась веревка). Впрочем, опыт показывает, что промышлять работорговлей кавказцы продолжают и вдали от родного природного ландшафта — даже в современном северном Казахстане возникло несколько громких уголовных дел, основанных на вопиющих фактах работорговли в местах компактного расселения "вайнахов" — чеченцев и ингушей (конкретно н.п. Макиновка).

Но ничто так не способствует расцвету работорговли, как война. За последние годы этот вид "бизнеса", вместе с торговлей оружием и наркотиками, стал основой экономики не только Чечни, но и других, еще считающихся законопослушными регионов, например, Дагестана и Ингушетии. Еще до начала активных боевых действий тысячи славян из числа местных жителей были рабами надменных чеченских хозяев. Невольники уже тогда работали на стратегических объектах "независимой Ичкерии", строили дорогу, ведущую к грузинской границе. Уже тогда юные и привлекательные славянки попадали через Чечню в гаремы ближневосточных богачей.

Война пополнила армию рабов пленными русскими солдатами и офицерами. Изощренные зверства, учиненные над многими из них, заставляют померкнуть даже механические ужасы Дахау и Освенцима. Боевые действия способствовали не только расширению рынка рабов, но и его "диверсификации". Озверевшие боевики-исламисты стали массово похищать не только русских, но и представителей других кавказских этносов, даже чеченцев и ингушей из соседних тейпов — родовых общин. Рабов начали использовать не только как рабочую силу или объект выкупа, но и как донорский материал — "пускать на органы" (вспомним печальную историю госпиталя "Врачей без границ" в старых Атагах).

Помпезный хасавюртовский мир только усугубил положение. "Прозрачная" для бандитов всех мастей административная граница с Чечней принесла им желанную "свободу" — свободу от российского уголовного кодекса. Поток рабов и заложников из Дагестана, Ставрополья, Краснодарского края не только не уменьшился, но значительно возрос. К их числу прибавились люди, захваченные почувствовавшими вкус победы кавказскими преступными группировками в отдаленных от Кавказа крупных городах — Москве, Питере, Новосибирске … Конечно, из такого далека людей еще пока не угоняют в Чечню, как скот — большими партиями, но тщательно подбирают штучный товар, тех, за кого можно получить не какие-то "гроши", а "настоящие деньги". В сложных схемах переправки пленников на огромные расстояния, судя по многим данным, бывают задействованы работники правоохранительных органов. Кстати, любопытно, почему главный милиционер страны Сергей Степашин после своих последних широковещательных заявлений так и не посягнул ни на одну из многих кавказских преступных групп, "работающих" в Москве, Питере или Волгограде?

У страшного явления, называемого "работорговля в России", есть еще один важнейший аспект. Это аспект политический. За последние несколько лет в нашей стране сформировался уникальный, не имеющий аналогов социальный институт профессиональных "откупщиков" похищенных людей. Пленников, за исключением редчайших случаев, не освобождают, а выкупают через посредников за деньги.

Более того, многие из этих "посредников" на своей грязной деятельности, очевидно, способствующей развитию терроризма, делают немалый политический гешефт. Самый прославленный из них, конечно, ставший в последнее время притчей во языцех "миротворец" Борис Абрамович Березовский, бывший исполнительный секретарь СНГ.

Благодаря его "усилиям" по "освобождению" заложников в руки чеченских полевых командиров перекочевали десятки миллионов долларов. На что будут потрачены эти деньги? Ответ очевиден — на покупку оружия и снаряжение, на формирование новых бандформирований, на захват новых заложников, на непрекращавшуюся ни на минуту войну против российского государства и русского народа.

Сейчас мы уже знаем, что за "профессиональную заложницу" Лену Масюк, постоянно ухитряющуюся попадать в плен к своим лучшим знакомым, было заплачено 2,5 миллиона долларов, а за полномочного представителя президента РФ в Чечне Власова аж 3,5 миллиона. Эти суммы настолько велики, что более всего похожи на прямые инвестиции в развитие кавказского сепаратизма.

Многие наблюдатели уже давно подмечают, что кавказские полевые командиры подконтрольны не только турецким, арабским или американским спецслужбам, но и некоторым политическим махинаторам в Москве. Недаром такие авторитетные специалисты, как председатель КНК Юрий Сосланбеков или исламский идеолог Гейдар Джемаль, однозначно указали, что похищение генерала Шпигуна было совершено по указанию “пресловутого олигарха”, стремящегося дестабилизировать ситуацию в стране.

Александр ЮРЬЕВ

Купить надежный клапан электромагнитный 4 недорого.

Александр Бородай, Игорь Стрелков “КАЗУС ШПИГУН”

Прошедшая неделя ознаменовалась очередной жестокой атакой лишившихся безраздельной власти над страной радикал-демократов на правительство Примакова- Маслюкова. Эта атака, в отличие от двух предыдущих, началась не с публичных апелляций к находящемуся в анабиозе президенту и не с голословных обвинений в коррупции, а с малозаметных перемещений бумажек в недрах силовых ведомств, аппарата Совета безопасности и других госучреждений. Суть многочисленных докладных записок, предложений и т. д. сводилась к тому, что "обострилась обстановка на Северном Кавказе", "необходимо дополнительно укрепить границу с Чечней" и даже "подготовить операцию по силовому решению проблемы "карамахинского узла".

Как по заказу, электронные и прочие либеральные СМИ прозрели и обратили самое пристальное внимание на действительно нетерпимое положение славянского населения приграничных с Чечней районов Ставрополья, на разгул бандитизма в регионе. Одновременно в подконтрольных Борису Березовскому изданиях, например, в "НГ" от 4 марта, появились многочисленные материалы, восхваляющие министра внутренних дел Сергея Степашина и рассматривающие его как основного претендента на место Примакова, которому якобы не избежать опалы и изгнания.

Поэтому для многих экспертов не было таким уж неожиданным грянувшее как гром среди ясного неба известие о "покраже" генерала Шпигуна. Не стало сюрпризом и необычайно воинственное заявление Сергея Степашина в вечернем эфире НТВ. Министр метал громы и молнии, обещая Чечне "адекватные силовые меры" и чуть ли не ракетно-бомбовые удары. При этом он имел такой вид, как будто сам смертельно перепуган собственными же грозными речами.

Напомним, что до этого случая Степашин с поразительным миролюбием воспринимал сообщения о непорядках во вверенной его заботам и охране державе. Ежедневно угоняют скот и захватывают заложников на Ставрополье, в Дагестане и Осетии? — как-нибудь утрясется, главное — "наладить взаимодействие с чеченской стороной"; в Дагестане ваххабитами вооруженным путем захвачена власть в нескольких селах? — но ведь в их действиях "не найдено никакого экстремизма"; похитили полномочного представителя президента в Чеченской республике Валентина Власова, чей статус значительно выше, чем статус злополучного генерала Шпигуна? — ну, это еще не повод для конфликта, добьемся освобождения "исключительно мирными средствами"...

Все вопиющие факты северокавказского произвола, бандитизма, захвата заложников комментировались министром исключительно с точки зрения "развития процесса мирного урегулирования". И вдруг, буквально в один момент "голубь", превращается в хищного ястреба, готового "применить все без исключения средства" вплоть до самых…"оперативных".

Вот она где пресловутая кастовая солидарность! Своих в обиду не дадим! "Вызов брошен полуторамиллионам сотрудников МВД!" Каково?!

Начнем с того, что подразумевает Степашин под загадочным термином "оперативные". Даже в приступе гнева природное миролюбие министра-демократа является строгим цензором для его языка. Так и появляются на свет Божий загадочные термины, над которыми ломают голову военные исполнители.

Поскольку паче чаяний уговоры на бандитов не действуют и "перевоспитываться" они упорно не желают, единственным способом борьбы с ними является вооруженное насилие. А в случае с Чечней, когда бандформирования насчитывают многие сотни, а то и тысячи до зубов вооруженных и обладающих опытом партизанской войны боевиков, остановить их возможно только масштабным применением войсковых сил и средств. Поставить блокпосты на основных дорогах оказалось явно недостаточным — необходимо надежно перекрыть ВСЮ границу с мятежной республикой по образцу границы СССР, оборудовав ее всеми необходимыми инженерными сооружениями и прикрыв достаточным количеством войск. Кроме того, необходимо, не ограничиваясь пассивной обороной, наносить упреждающие удары по выявленным на территории противника базам террористов, их складам и учебным центрам.

А что же "противник"? Будет пассивно сопротивляться и взывать к "мировому сообществу"? Очевидно, что перед лицом "российской военной угрозы" всякие противоречия между правительством Масхадова и "объединенной оппозицией" мгновенно исчезают. Больше того, лучшего подарка Аслану Масхадову нельзя и пожелать. Он, балансируя на грани войны с многочисленными противниками, постоянно идя на уступки их требованиям, мог только мечтать о том моменте, когда снова сможет выступить в качестве "вождя" в борьбе против "агрессоров". Тем более, что вопреки поддерживаемому московскими властями мнению, президент Ичкерии с завидным постоянством разражается резкими обвинениями в адрес России и в публичных выступлениях призывает своих оппонентов "нести исламский джихад" куда-нибудь по соседству, обещая Радуеву, Басаеву и другим "героям" полную поддержку в этом "благом деле".

С явной радостью встретила известие о "внешней угрозе" и "объединенная оппозиция", которая также не решалась на открытый бой с собственным президентом, но теперь может, не теряя лица, приступить к давно подготавливаемой экспансии в соседний Дагестан.

Как только хотя бы часть угроз Степашина будет осуществлена — то есть граница с ЧРИ будет полностью заблокирована для автотранспорта, а любая финансово-экономическая помощь прекращена — остатки инфраструктуры Чечни бесповоротно рухнут. В республике, основным доходом населения которой и без того давно стал криминальный, не останется уже никаких занятий, способных прокормить честного человека.

Естественно, бандформирования получат солидный приток готовой на все ради прокормления семей молодежи. И атаки на новоявленный пограничный кордон приобретут характер полномасштабных наступлений с применением артиллерии, танков и, вероятно, даже авиации. Все это есть не только у "официальных" вооруженых сил, подконтрольных Масхадову, но и "незаконных вооруженных формирований" Басаева, Радуева, Хаттаба и других полевых командиров. А кто, спрашивается, их будет отражать? И какими средствами? "Оперативными"?

В отличие от министра внутренних дел, чеченские формирования целенаправленно готовились именно к такому развитию событий. Запасы вооружения и боеприпасов, продовольствия и униформы, авто- и бронетехники тщательно и непрерывно пополнялись и уже вполне сравнимы, а в отношении средств ПВО и ПТО превышают возможности армии Джохара Дудаева. Выучка же несравненно выше. Кроме того, на территории Дагестана уже существует и постоянно растет "пятая колонна" в лице столь обласканных некогда все тем же Степашиным ваххабитов. Сами они утверждают, что способны поставить под ружье не менее 2000 боевиков. Их отряды подчиняются жесткой дисциплине и отлично вооружены. В наиболее острые моменты вооруженного противостояния между Масхадовым и "оппозицией" именно ваххабиты, объединенные в "исламский полк особого назначения" под командованием генерала Бараева, наиболее решительно и бескомпромиссно выступали против робких попыток ичкерийских силовых структур поставить под контроль занятые противниками населенные пункты. Вызвано это прежде всего тем, что последователи данного учения полностью игнорируют традиционную племенную (или тейповую) структуру кавказского общества и строят свои отношения только на принципах "исламского братства". И, следовательно, не боятся последствий такого фактора, как кровная месть. Можно смело утверждать, что дагестанские ваххабиты немедленно ударят в спину российским войскам при любой вспышке боевых действий на границе. Плацдарм у них уже есть — села Карамахи, Чабанмахи, Ванашимахи и Кадар Буйнакского района РД, стыдливо именуемые в официальных документах "неуправляемыми территориями".

Впрочем, для непосредственного взаимодействия потенциальными "спасителями дагестанских народов от российской тирании" уже прибран к рукам и соответствующим образом обработан беглый лидер "лакского национального движения "Кази-Кумух", бывший депутат Государственной думы Надиршах Хачилаев. Совместно со своим покровителем — Шамилем Басаевым, он сформировал и вооружил в Чечне собственный отряд приверженцев. Ничтоже сумняшеся Хачилаев заявляет, что "отныне целью всей его жизни является борьба за освобождение Кавказа от кафиров".

Какими же силами располагает Российская Федерация для успешного осуществления мер "оперативного" характера, намеченных ее многомудрым министром? Для сколько-нибудь надежного перекрытия границы требуется как минимум 4-5 дивизий полного состава. Северокавказские округа Министерства обороны и внутренних войск располагают подобными войсковыми единицами. Но средств для их полного комплектования и "переселения" с мест постоянной дислокации в голую степь или в горы нет и не будет. Даже временная оперативная группировка внутренних войск (которая, собственно, и осуществляет на данный момент прикрытие границы) комплектуется сводными батальонами и ротами из различных соединений на сменной основе, задыхается от нехватки буквально всего — от техники, хлеба и горючего до офицеров низшего и среднего звена.

Солдат тоже недостаточно. А ведь численность ВОГ в несколько раз ниже, чем минимально необходимый контингент для полного блокирования границы. По самым скромным расчетам, для обеспечения "оперативных" мер потребуются десятки миллионов "условных единиц" единовременно, не считая постоянных расходов на поддержание боеготовности и жизнеобеспечения. Если же (что неизбежно) противник начнет "прорываться", расходы вырастут на порядок и будут оцениваться уже в сотни миллионов "у.е." Дешевле начать новую полномасштабную войну до "полного умиротворения", чем годами "блокировать границу", отражая атаки с фронта и тыла.

Все это, по идее, должен прекрасно понимать главный милиционер страны. В чем же все-таки причина столь неожиданно яростного выступления Анатолия Степашина? Только ли в "оскорблении", нанесенном чести милицейского мундира? Или недавно врученный "орден Мужества" подвигнул министра на новые подвиги? Полноте! И не такие "мелочи" спокойно проходили мимо глаз и ушей "ветерана силовых структур". За свою умопомрачительную карьеру (преподаватель Академии внутренних войск, начальник Управления ФСК по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, директор ФСК, министр юстиции, министр внутренних дел) он неоднократно демонстрировал поразительную “живучесть".

Похоже, "воинственный пыл" Степашина возбудился именно в тот момент, когда окончательно выявилась расстановка сил на "самом верху", когда группировка, поддерживающая премьер-министра Евгения Примакова, одержала столь убедительную победу над интригующими против нее радикал-либеральными политиканами. Любому здравомыслящему человеку ясно, что и сам премьер, и поддерживающие его ориентированные на национальный капитал деловые круги и даже "страшные коммунисты" прямо заинтересованы в сохранении хоть какой-то политической и экономической стабильности.

От нее прямо зависят буквально все начинания кабинета; на ней покоится робкая надежда на экономический подъем к осени текущего года; весь урезанный до безобразия бюджет со скрипом и стонами принят законодателями только в ожидании экономического "чуда", которое совсем уж невозможно при любых внешне- или внутриполитических потрясениях.

Сама возможность "нелиберального" развития до смерти напугала ту часть истеблишмента, которая уверенной рукой довела страну до ее нынешнего катастрофического состояния. В глазах личностей, подобных Чубайсу, Гайдару или Явлинскому, сама мысль об отходе от курса на “полную приватизацию” и “либерализацию экономики” представляется престулением перед “мировым сообществом”.

Впрочем, многие из либеральных политиков чувствуют, что дальнейшее существование правительства Примакова-Маслюкова чревато серьезными угрозами их личной безопасности (недаром премьер требовал освободить места на нарах для тех, кого будут сажать за экономические преступления). Особено заинтересован в крахе бюджета и правительства "сам" Борис Абрамович, которого с треском вышибли с последнего официального поста буквально накануне грозного заявления Степашина. Очень уж подозрительно совпало удаление исполнительного секретаря СНГ с похищением милицейского генерала и резким демаршем МВД. "Доверительные" отношения Березовского с чеченской вооруженной оппозицией уже ни для кого не секрет, и, быть может, в заявлениях чеченских СМИ об "очередной провокации российских спецслужб" не так уж мало истины (напомним, что первый зам. Степашина, генерал МВД Владимир Рушайло, считается “главным силовиком” Березовского).

Надо отдать должное правительству, мгновенно нашедшему оптимальный выход из сложившегося положения. Заседание Совета безопасности, на котором должен решаться вопрос о войне, оказывается сорванным из-за неожиданной болезни Бордюжи, а на следующий день проводится лишь ничего не значащее заседание, после которого Примаков четко заявляет прессе войны не будет.

Похоже, правительство снова обыграло Березовского и К, на сей раз отведя от страны опасность широкомасштабной войны на южном фронте.

Но относительное спокойствие наступило ненадолго. С Кавказа снова приходят сообщения о новых, имеющих политический подтекст, похищениях. В Гудермесе неизвестными захвачены жена и дочь прославившегося своей свирепостью полевого командира иорданца Хаттаба. Что предпримет разгневанный бандит? Возможно, он решит, что столкнулся с “адекватным” ответом спецслужб и, движимый жаждой мести, бросит своих “волков” на мирные села Дагестана или Ставрополья. Или пошлет террористов взорвать одну-две высотки в Москве?

Как бы там ни было, всем нам известны имена тех, кто, спасая свои состояния или карьры, в тиши московских кабинетов планирует втравить полумертвую Россию в очередную кавказскую войну. Нам ясно, что любое истинно патриотическое правительство должно начинать борьбу за спасение страны не с ударов по Басаеву или Радуеву, а с “зачистки” их вельможных московских покровителей.

Александр БОРОДАЙ,

Игорь СТРЕЛКОВ

Владимир Смоленцев КАК УСМИРИТЬ

Самое смешное, что этот план усмирения Чечни знает любой лейтенант, провоевавший здесь хотя бы полгода. Эта старинная формулировка, помноженная на технику второго тысячелетия, и составляет "жесткий" план усмирения Чечни. Для начала, в отличие от "популистов" в генеральских лампасах, надо признать, что проблема Чечни — это не дело месяца или даже года, а многолетняя политическая программа, к которой страна должна готовиться. Как решает десятилетиями аналогичную проблему с басками Испания, с Ирландией Англия, с Каледонией Франция. Это нормально — стремиться сохранить свою государственность и давить сепаратизм. Это не делает нас "зверьми", "оккупантами", "агрессорами", как бы это ни нравилось кому-то за океаном или, предположим, на канале НТВ. Первой фазой плана действительно является содание на границе выгодных нам в военно-стратегическом плане плацдармов, которые легко прикрывать и с которых легко воздействовать по всем направлениям.

Укомплектовать армию и части МВД, ведущие здесь боевые действия, на сто процентов контрактниками, лишая всякого рода правозащитников возможности фарисействовать о "бедных русских мальчиках"и вести борьбу против любых выступлений боевиков их же методами, насыщая Чечню разведывательно-диверсионными группами, безжалостно уничтожая продудаевскую администрацию, минируя дороги и мосты, взрывая административные и военные объекты. Было бы весьма удобно для этого использовать отряды, формируемые из чеченцев, враждебных дудаевцам тейпов, которые в этой ситуации получили бы весьма широкие права и возможности. Надо было использовать боевую авиацию, не стесняя себя размышлениями о морали и нравственности, чего, кстати, не делали американцы ни в Ираке, ни в Ливии, ни в Сербии. Кстати, авиаудары по административным центрам боевиков — отличное средство от террора в России.

А далее — неустанные усилия по развалу и разложению масхадовско-яндарбиевского режима. Используя экономику, финансы, террор, диверсии, агитацию и подкуп, "откалывать" от свободной Ичкерии район за районом, "переваривать" его, т. е. разоружать, переводить на мирные рельсы, обустраивать и передавать под управление пророссийской чеченской администрации. Финансирование Чечни в этом случае должно идти только в те районы, где власть перешла в руки пророссийской администрации, создавая здесь тем самым весьма высокий, по сравнению с "сепаратистскими" районами, уровень жизни.

Такой путь занял бы от пяти до семи лет, но вызвал бы куда меньше наших потерь и, главное, оказывая постоянное давление, натиск на сепаратистов не дал бы расползтись этому злу по всему Северному Кавказу.

В более мягком варианте этот план возможно осуществить и без серьезной блокады Чечни и широкого применения войск. Упор в этом случае делается на внутричеченские противоречия и разжигание непримеримой войны между различными группировками, в ходе которой произойдет их взаимное ослабление и анигиляция. В этом варианте особая роль отводится спецслужбам, которые должны отработать эффективный механизм воздействия на Чечню и вмешательства в происходящие там процессы. Так же эффективно должно работать МВД, своевременно присекая любые попытки экспорта нестабильности в Россию.

Владимир СМОЛЕНЦЕВ

письмо

Здравствуйте, уважаемая редакция!

Единственная газета, которую читаем, — ваша. Но что поделаешь, даже она не спасет русский народ от геноцида, который сейчас над ним проводится. Мы еще пока живем в Грозном, пока, потому что еще живы, ведь дня нет, чтобы кого-то не убили, грабить уже некого (чечены сейчас грабят своих), здесь нас, русскоязычных, осталось мало, да и те, которым уже совсем некуда деться, да и не за что. Зато чечены, которые начиная с 57-го года талдычат о геноциде и которых якобы в 91-м году хотели уничтожить аж 70 %, сейчас эти 70 % великолепно живут в "поганой" России по своей воле, а мы вынуждены довольствоваться тем, что слушать и читать в местной прессе, как еженедельно уходит состав с "больными" на лечение в Москву, как "несчастные" чеченские дети едут на море, за границу, а мы сидим и ждем, когда нас придут и прибьют или выгонят с квартиры — это сейчас считается для нас лучшим вариантом, и никакой защиты, и никакой помощи со стороны России нам, оставшимся здесь, тем, кто выехал и живет за пределами Чечни, и выехали во время военных действий, они имеют право на компенсацию, а мы нет, мы — изгои, заложники и смертники. А не дай Бог, где-то обидят чеченца, какой они подымают вой в своей прессе, если бы хоть одну чеченскую семью в России выгнали бы из квартиры, то ООН бы вмешалось, а Москва — это уже давно филиал Грозного, они себя чувствуют в Москве как рыба в воде. А теперь об одном интересном случае:

Недавно прочитала в газете "Завтра" № 23 статью А. Проханова, где есть такие слова: "вступили в действие не человечьи, но Божьи законы, лежащие в основе галактик", ведь он прав, если вспомнить один случай: в дом к одной женщине (она врач-терапевт) ночью ворвалась группа вооруженных бандитов в масках, мужа у нее убили еще в 92-м году, живет она с двумя детьми, бандиты стали требовать документы на дом, они ее били, душили, гладили утюгом, на ее глазах грозили убить детей, но, слава Богу, услышали соседи шум, бандиты убежали, но это, конечно, ненадолго. И вот эта отчаявшаяся женщина пошла за справедливостью в Российское представительство к "известному" правозащитнику Власову, как она туда прошла, это разговор отдельный, он ее выслушал, и знаете, что он ей сказал, что ничем ей помочь не может, и еще добавил: "А что вы вообще здесь живете, если недовольны этим народом". Вот так-то, через неделю его "этот народ" похитил, разве это не Божий закон в действии.

Уважаемая редакция, хоть подскажите, к кому можно обратиться, чтобы вырваться отсюда. Мне 62 года, матери 85, но я вот только 1,5 года, как не работаю, а так работала в военкомате и ушла оттуда не по своей воле, нас разогнали в декабре 96-го года, а первый раз в ноябре 93-го. Я согласна в любом городе мыть все общественные туалеты, если бы дали только крышу над головой.

Хотелось бы сообщить свой адрес, да страшно, хочется умереть своей смертью. Напишите пару слов в газете, я ее читаю.

С уважением, Валентина Ивановна

В перечень услуг компании входит разработка котлованов 5 по низким ценам.

Андрей Николаев: ДЕЛО В КРИЗИСЕ ВЛАСТИ ( На вопросы нашего корреспондента Александра Брежнева отвечает лидер движения “Союз народовластия и труда” генерал-полковник Андрей Николаев )

Корр. Андрей Иванович, мы на пороге третьего тысячелетия от Рождества Христова. Россия, недавно находившаяся в авангарде мирового прогресса, торившая человечеству путь в будущее, как-то вдруг оказалась на его обочине. Что, по вашему мнению, случилось со страной?

Андрей НИКОЛАЕВ. Действительно случилось: за последнее десятилетие передовая космическая и ядерная держава, государство с мощной и достаточно динамичной экономикой, производившее более 20% от мирового объема промышленной продукции, при ежегодных темпах прироста не менее 4%, с колоссальным научным потенциалом и уникальной системой образования, с богатейшей культурой и передовой моралью, стремительно теряя все это, скатывается в разряд стран "третьего мира".

Как можно объяснить то, что единственная в мире самодостаточная для интенсивного социально-экономического развития страна, обладающая 35% запасов мировых ресурсов и более чем половиной стратегического сырья, мощной производственной базой, высоким интеллектуальным потенциалом и высококвалифицированной рабочей силой, по уровню жизни скатилась в седьмой десяток стран и пребывает, по показателю дохода на душу населения, позади таких развивающихся стран, как Намибия, Перу и острова Фиджи. А ведь по суммарным оценкам наших возможностей, каждый россиянин должен быть в среднем в 3-5 раз богаче американца и в 10-15 раз — любого европейца.

Почему это произошло? Почему государство, еще недавно оказывавшее решающее влияние на ход мировых процессов, обладающее такими богатствами, поддерживающее своей экономической и военной мощью чуть ли не четверть государств планеты, теперь с протянутой рукой униженно выпрашивает подачки у мирового сообщества.

Я отвечу достаточно просто, и Советскому Союзу, особенно в последний период его существования, и тем более постсоветской России, прежде всего катастрофически недоставало и недостает умной, дальновидной, дееспособной и патриотичной государственной власти. Так что сегодня дело не в экономическом или финансовом кризисе, на который постоянно ссылаются представители власти, а в кризисе самой власти.

Тот кризис, который сегодня поразил все системы государства, — есть порождение всеобъемлющего кризиса власти. А безответственная, порой откровенно антинародная и антигосударственная политика правящего последние десять лет режима, поставившая под угрозу само существование государства с тысячелетней историей, не могла не привести к кризису доверия большинства населения ко всем ветвям власти. Власть при отсутствии такого доверия стала похожа на перевернутую пирамиду, которая пытается опереться на свою вершину. Такое сооружение не может быть устойчивым. Вот и нынешняя власть поэтому не может быть предсказуемой, стабильной и по-настоящему дееспособной в интересах народа.

И тем не менее, мы с вами не имеем права пребывать в растерянности, у нас на это нет времени. Сегодня вопрос "быть или не быть России" перестал быть риторическим. Он встал ребром. Посмотрите сами — средняя продолжительность жизни за последние 10 лет у российских мужчин снизилась с 64 до 57 лет, рождаемость упала на 12%, а ежегодная убыль населения превышает полтора миллиона, то есть активно идет процесс депопуляции. Если дело пойдет так и дальше, то в 2020 году на территории России будут жить 80-90 миллионов человек.

Корр. Неужели Россия обречена всегда быть заложницей неразумной, алчной и антинародной власти, которая, пользуясь бесконечным терпением народа, проводит над ним беспощадные эксперименты. Главной загадкой является именно это народное терпение. Может, мы просто смирились с полурабской жизнью, привыкли стоять на коленях и потеряли историческую волю к устройству нормальной жизни, потеряли то, что Л. Гумилев называет "пассионарностью"?

А. Н. Категорически с вами не согласен. Историческая пассионарность русского народа может вызывать только восхищение. Ведь мало кто задумывается над тем, что всего за 150 лет он прошел через феодализм, капитализм, военный коммунизм, НЭП, государственно-бюрократический социализм и, наконец, радикальный либерально-криминальный капитализм. А сколько у нас сменилось за это время типов государственного устройства: самодержавие, конституционная монархия, буржуазная парламентская республика, советская власть, олигархическая президентская республика. Какой колоссальный цивилизационный опыт. Вопрос только в том, что сделанные нашим народом через громадные жертвы социальные открытия стали достоянием всего мира, ими успешно воспользовались и до сих пор пользуются, в первую очередь, страны Запада. Мы же всякий раз начинаем сначала — все до этого созданное разрушаем и вновь начинаем с нуля.

А то, что вы называете долготерпением, я считаю здравым смыслом нашего народа, его мудрым пониманием того, что накопила историческая память: хватит социальных катаклизмов, хватит деления на наших и не наших, хватит крови и жертв. Просто народ усваивает исторические уроки гораздо лучше, чем так называемая политическая элита. Но политикам, строящим расчеты на бесконечности народного терпения, не следует забывать историю русского бунта, уроки русских революций.

Корр. Что же, по вашему мнению, следует делать в этой ситуации, как можно вернуть доверие к власти? Да и возможно ли это по отношению к тем, кто под лозунгом реформ и демократизации совершил, по сути, контрреволюцию, приведшую к регрессу, отбросившую страну на десятилетия назад, тем, кто совершал грандиозные махинации вроде приватизации?

А. Н. Скажу сразу, что по отношению к тем ультралибералам во власти, а по сути компрадорам, служившим отнюдь не российским политическим и экономическим интересам, к тем, кто вверг страну в нынешнее состояние, доверие вернуть уже невозможно. Более того, несмотря на усиленно и небезуспешно насаждаемый ими режим полной безответственности власти, им рано или поздно придется отвечать за свои дела. В Кремле, кстати, тоже понимают, что наступил крах радикальных либеральных реформ, и попытки возобновить их в прежнем виде совершенно бесперспективны. С этим связан приход правительства Евгения Примакова. И именно поэтому нынешнее правительство уже дало ясно понять, что возврата к прошлому не будет.

Однако если правительство ограничится косметическими мерами, не меняя сути власти, если оно не расширит социальную базу своей поддержки, то ситуация вряд ли изменится. Под силу ли это нынешнему правительству — покажет ближайшее будущее, но одно очевидно — наступило время, когда к власти должны прийти не разрушители, а созидатели. Нужны политики, способные превратить протестную энергию масс, переполнившую общество, в энергию созидания новой России, которая и в XXI веке сможет быть лидером мирового прогресса.

Главное, что необходимо России — это устойчивая, саморегулирующаяся политическая система, в которой чрезмерная персонификация политики играла бы минимальную роль. Не отрицая роли личности в политике, считаю, что такого положения, когда Конституция писалась бы под того или иного президента, просто не должно быть. Нельзя допускать, чтобы интеллектуальное и физическое состояние высшего руководителя страны влекло за собой катастрофические последствия. Так, например, у Рейгана, еще в период пребывания президентом США, уже проявлялись симптомы болезни Альцхаймера, провалы в памяти, в частности. Да и сам он был далеко не выдающимся политическим деятелем, оставшись, по сути, средним голливудским актером. Тем не менее, в условиях стабильной самострахующейся политической системы, он стал одним из тех президентов, которых в Америке по результатам правления считают великими.

Вот почему необходимы принципиально иные подходы, иные политические силы, способные реализовать эти подходы. Это особенно важно сейчас, когда надо выходить из острейшего кризиса. И такие силы есть.

Наше политическое движение "Союз народовластия и труда", движение центристской направленности, за непродолжительное время своего существования доказало, что оно по праву находится в авангарде тех сил, которые намерены решительно повернуть стрелку политического барометра на "ясно". Мы в этом уверены потому, что выражаем интересы большинства народа, практически всех трудящихся социальных слоев общества: от рабочего и крестьянина до госслужащего и предпринимателя.

Есть у нас и четкое понимание того, что надо делать для возвращения доверия к власти, как это сделать конституционным путем. Именно поэтому я и мои единомышленники, вопреки распространенному мнению, считаем, что решающее значение должны иметь не президентские, а парламентские выборы 1999 года.

Мы предлагаем такую логику построения власти:

— общество на выборах оказывает доверие определенным политическим силам, а это, судя по электоральным ожиданиям, будут, скорее всего, центристские силы, которые в блоке с другими общественными объединениями формируют Государственную думу;

— Госдума, опираясь на доверие народа, формирует правительство и поддерживает консолидированную кандидатуру президента России;

— избранный президент лично и непосредственно возглавляет исполнительную власть, не правит страной, а работает на нее;

— сформулированная программа выхода из кризиса выносится на всенародный референдум и после ее одобрения принимается к исполнению всем обществом.

Должен реально действовать механизм подконтрольности власти обществу, который поэтому так важно создать. В случае несоблюдения интересов большинства населения заработают механизмы отзыва депутатов, отставки правительства и президента, то есть когда будет создана система ясной и полной подотчетности власти перед народом — теми, кто ее нанял. Тогда к власти придут действительно достойные люди, истинные строители российской государственности. То, что мы предлагаем, — это, пожалуй, единственный путь возвращения доверия к власти. Если же разумно распределить властные полномочия между центром и регионами, превратить в реальность местное самоуправление, тогда можно будет говорить о настоящем народовластии.

Корр. Что ж, Андрей Иванович, все сказанное вами создает достаточно полное представление о вашей позиции и позиции движения "Союз народовластия и труда" по отношению к политической власти. Есть ли у вас такие же четкие представления о том, по какому пути выводить из кризиса экономику, о том, какой ей быть в новой России?

А. Н. Экономическая программа движения — это предмет нашего особого внимания. Над ней работают серьезные экономисты. Мы также разделяем взгляды прогрессивных ученых, таких, как С. Глазьев, И. Гундарев и др. Мы исходим из того, что все происходящее в последнее время с экономикой страны беспрецедентно. Такое бывало только после разрушительных мировых войн. А здесь, в мирное время, самый настоящий обвал. Посмотрите, объем промышленного производства в прошлом году по сравнению даже с не самым благополучным 1990 годом упал на 60%. Российский валовый внутренний продукт ниже швейцарского, и это при том, что у нас численность населения в 20 раз больше. Разрушение экономики продолжается. Что это — результат экономического дилетантства, или плоды злонамеренных усилий? Когда-нибудь выяснится.

Наиболее конструктивные экономические идеи содержит наш исторический опыт. Ведь та же ленинская новая экономическая политика есть ничто иное, как конвергентный путь, основанный на соединении положительных черт либерализма и социализма, при минимизации их отрицательных свойств.

Эффект НЭПа был поразителен. За считанные месяцы страна начала выходить из кризиса, глубина которого несопоставимо превышала нынешний. В 1920 году объем производства составлял всего 13% от уровня 1913 года. Темпы прироста в промышленности с 1921 по 1926 год составили, подумайте только, 44%, а в сельском хозяйстве — 18%. Во Франции, приблизительно, в период с 1919 по 1929 год, объем промышленного производства увеличился в 2,4 раза, в Германии в 3 раза, а в Советской России в 11,4 раза.

Вот яркий пример того, каким путем двигаться. Естественно, с учетом нынешних реалий. Ведь в зависимости от той базы, на которой осуществляется гармонизация социальных противоположностей, возможно формирование либо социализма с добавлениями рынка, либо капитализма с добавлениями государства.

Самое обидное, что этот опыт был успешно реализован в "новом" курсе Рузвельта, которого даже обвиняли в советизации Америки. В рамках системы конвергентного капитализма или рыночного социализма успешно действуют экономики Швеции, Швейцарии, Канады (заметьте, страны с самим высоким стандартом жизни), Германии и Японии, а нам предлагают станцевать очередное "аргентинское танго".

Корр. Андрей Иванович, вы сейчас публичный политик, но ведь все равно остаетесь военным человеком. Хочу попросить вас хотя бы вкратце оценить геополитическое положение и состояние безопасности России. Тем более в глазах общественного мнения вы сейчас являетесь авторитетным экспертом в этой области.

А. Н. Не буду подробно анализировать нынешнюю весьма печальную ситуацию. Приведу только один факт — боеспособность Российской армии, по сравнению с советской, по некоторым даже осторожным оценкам упала примерно наполовину, а может быть, и более. На флоте остался всего один авианесущий корабль. И дело здесь не в том, что армия и флот сократились. Речь идет об их готовности и способности выполнять боевые задачи. Положение с вооружением и техникой, особенно с их новыми образцами, совершенно удручающее, да и личный состав, солдаты и офицеры, деморализованы. Чеченский позор показал на практике, до чего довели армию горе- реформаторы. Иные из них заявляют, что нам не с кем воевать. Позвольте спросить у них, зачем вооруженные силы США и НАТО наращивают военные мускулы, почему они вплотную приблизились к нашим границам, под видом совместных учений активно изучают театры военных действий?

Что же касается геополитического положения России, то я затрону лишь один аспект. Мы должны понять, что уникальное "евразийское" положение России, являющейся своеобразным мостом между Европой и Азией, дает нам громадные преимущества. Именно здесь заложены огромные возможности для реализации наших национальных интересов во всех сферах жизни. Почему бы нашему государству, объективно занимающему "центристскую" геополитическую позицию, не занять такую же позицию в своих отношениях как с Западом, так и с Востоком. Это помогло бы нам избежать тех крайностей и "перехлестов", которыми так грешит наша внешняя политика.

Корр. Спасибо вам, Андрей Иванович, за искренний разговор. Хочу пожелать вам и вашему движению удачи в борьбе за счастливое будущее России.

А. Н. В свою очередь хочу пожелать успехов газете "Завтра" и победы наших общих патриотических сил в деле возрождения великой Российской государственности.

На снимке: генерал А.НИКОЛАЕВ и Патриарх Всея Руси Алексий II

Сергей Кара-Мурза РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ ГИБЕЛЬ

ОДИН ИЗ ВОПРОСОВ, который многие переживают как внутренний конфликт оппозиции, — отношение к революции. Допустима ли она вообще как средство решения главных социальных проблем? Если да, то в каких условиях? Могут ли такие условия возникнуть в России? Имеют ли право патриоты, желающие охранить свой народ от страданий, ответить на революцию воровского антинационального меньшинства, перехватившего власть КПСС, “симметричным” способом? Или они должны, как мать в древней притче, отдать дитя коварной и жадной женщине, но не причинить ему вреда? И что надо понимать под революцией, каковы ее отличительные признаки? По всем этим вопросам у нас после истмата каша в голове.

Мы отличаем революцию от реформ, хотя граница размыта. Революция — это быстрое и глубокое изменение главных устоев политического, социального и культурного порядка, произведенное с преодолением сопротивления целых общественных групп. Это — разрыв с прошлым, слом траектории развития, сопряженный с неизбежным страданием части общества, которую подавляет революция. Реформа — изменение бережное, производимое через диалог и поиск общественного согласия, без разрыва с прошлым и без разжигания конфликта, которым революционеры пользуются для того, чтобы оставить недовольных без компенсации.

Те, кто принципиально отвергает революцию, ссылаются на то, что якобы насилие (в пределе — гражданская война) есть обязательный инструмент революции. Но революция и гражданская война — явления, лежащие в разных плоскостях. Могут совпадать, а могут и не совпадать. Только за последние 20 лет в мире произошло множество разрушительных войн без всякого намека на революцию. Мы можем назвать условия возникновения таких войн, но среди необходимых условий вовсе не фигурирует революционный проект.

Рассмотрим теперь обратный тезис. Нам могут сказать: да, бывают гражданские войны без революции, но нет революции без гражданской войны. Это неверно.

Известно, что в истории были глубокие революции без гражданских войн и насилия (например, буржуазная революция 60-х годов прошлого века в Японии). Это настолько тривиально, что нечего об этом и спорить. Без насилия была совершена буржуазно-демократическая революция в Испании после смерти Франко в конце 70-х годов, совсем недавно.

Тезис о том, что революция, если хорошо подготовлена и правильно выполняется, обходится без насилия и гражданской войны, доказан и нашим собственным опытом последних 15 лет. Что произошло в СССР и России? Антисоциалистическое течение в номенклатуре, осознав себя как потенциальных собственников национального достояния, получило поддержку Запада и приступило к длительной идеологической и кадровой подготовке антисоветской революции. Были подготовлены и союзники — утопически мыслящая интеллигенция и заинтересованный крупным кушем преступный мир. Сегодня интеллигенция отброшена, как отработавшая ступень ракеты (не будем употреблять обидное сравнение с ненужной грязной тряпкой), а из бандитов формируется новая элита российского общества, вплоть до меценатов. На наших глазах группировки Горбачева и Ельцина (название условное, но понятное) совершили ряд этапов революции огромных масштабов практически без насилия. Даже та кровь, которая уже пролита, не была реально необходима, а служила политическим спектаклем. Чтобы создать в обществе культурный шок, парализующий сознание.

Социал-демократы Запада отрицают революционный способ изменения их стабильного, находящегося в равновесии общества, отказываются вести в нем подрывную работу. И правильно делают. Но в реальной ситуации нынешней России отрицать революционный подход — это совершенно иное дело. У нас речь идет о революционном восстановлении жизненно необходимых устоев общества. Можно даже сказать, о восстановлении самого общества, минимума условий его существования. О том, например, чтобы силой власти, то есть революционным путем, прекратить насильственное растление детей специально созданной для этого продукцией телевидения. Сегодня овладение СМИ — вопрос именно революции, не в меньшей степени, чем было овладение банками в 1917 г. Ведь ясно, что никакими “рыночными” средствами власть над СМИ установить невозможно, ибо это вопрос не экономики, а политики.

По сути, отказ от революции означает согласие оппозиции признать законность произошедшего в СССР переворота, пойти на “нулевой вариант” — и с нынешнего момента начать “эволюционное” соревнование разных форм собственности и различных форм жизнеустройства. На мой взгляд, это иллюзии. Уповать на “эволюционное” восстановление после катастрофы — это все равно, что после взрыва на химкомбинате сказать: ну вот, теперь пусть его структуры возрождаются естественным путем.

Рассмотрим подробнее. Выбор между эволюционным и революционным изменением нынешнего положения сводится к вопросу: возможно ли в реальных условиях России восстановление народного хозяйства и приемлемого уровня жизни граждан при нынешних отношениях собственности, характере распределения дохода, финансовой системе, доступу к информации и системе власти? Те, кто отрицает революцию, неявно утверждают, что это возможно. Но утверждают это именно неявно, потому что никаких возможностей для этого не видно — не только проверенных на практике, но даже воображаемых. В том коридоре, в который реформаторы загнали Россию (строгое выполнение программы МВФ и вступление во Всемирную организацию торговли с отменой таможенных барьеров и дотаций отечественным производствам), все серьезные аналитики на Западе прогнозируют быстрое сокращение населения России и уход русских с Севера и из Сибири. В этом нет никакой злой воли — расчеты “Римского клуба” не предписывают нам вымирание, они отражают реальные, проверенные десятком лет тенденции.

Прибыльными у нас сейчас остаются лишь производство газа, нефти и металлов. Но частный капитал убыточное производство вести не может, следовательно, все отрасли, оставляемые частниками, просто будут свернуты. То есть хозяйство как система будет уничтожено. И если государство не изменится, то и национализация мало что даст.

Мы имеем сегодня прекрасный эксперимент: полгода действует правительство Е.М.Примакова, поддержанное оппозицией. Весь экономический блок координирует коммунист Ю.Д.Маслюков. Можно считать, что принципиального улучшения состава этого правительства не было бы даже после победы оппозиции на выборах. Заметных помех деятельности правительства администрация президента не создает. Каковы же реальные результаты такой “эволюционной” смены правительства без изменения главных черт общественного строя? Реальных результатов практически нет. Те рычаги воздействия на хозяйство, которыми располагает правительство, положения изменить не могут. Это видно из бюджета 1999 года. Да и три года деятельности “красных губернаторов” почти в половине областей России дали, скорее, психологический эффект. Он очень важен как условие восстановления страны, но условие недостаточное.

Общество сегодняшней России расколото, в нем созрел конфликт и интересов, и ценностей. Пока что все дело сводится к пьянству или болезни Ельцина, некомпетентности его команды или вороватости чиновников. Фактически оппозиция отрицает наличие фундаментального противостояния социальных групп. Если бы мы признали наличие этого конфликта, можно было бы составить “карту” расстановки социальных сил, выяснить направление их интересов и ресурсы, которыми они обладают. Тогда было бы видно, какое сопротивление могут оказать “реформаторы” при попытке мягкого изменения курса. Я, например, исходя из приблизительной, доступной мне оценки, считаю, что у “реформаторов и олигархов” нет реальной возможности противостоять революции.

Отказ от революции ошибочен и потому, что даже сами новые “собственники” еще вовсе не считают свою собственность законной и воевать за нее не собираются. Они будут счастливы удрать с тем, что удалось урвать — это и так составляет баснословные богатства. О такой установке говорит множество фактов: и непрерывный поток капиталов за рубеж, и распродажа основных фондов, и скупка за рубежом домов уже не поштучно, а целыми кварталами и поселками. Конечно, какая-то часть предприимчивых людей пустила незаконно полученную собственность в дело: отремонтировали магазины, мастерские и даже заводы, занялись извозом на грузовиках и автобусах и т. д. Так им надо сказать только спасибо, и “революция” оппозиции должна их поддержать. Нет у нас идиотов, которые бы стали уничтожать производительный частный сектор.

На что же может надеяться оппозиция при отказе от революции в самом благоприятном случае — в случае победы на выборах? По сути, ни на что существенное оппозиция у власти надеяться не может, если за этим не последует мирная законная революция при наличии политической власти. Отвергнув революционное возвращение обществу незаконно изъятой собственности, оппозиция, даже получив видимость политической власти, станет охранителем реальной власти нынешнего режима — ибо реальная власть у тех, у кого собственность и средства информации. Попытка Сальвадора Альенде в гораздо более благоприятных, чем сегодня в России, условиях — была надежным экспериментом. Ведь дело не в Пиночете — он лишь поставил точку, завершил то дело, которое сделали собственники Чили и спецслужбы США экономическими и информационными средствами. Главное — не стрельба Пиночета, а тот факт, что никто не вышел на защиту Альенде.

Значит, оппозиция, став властью, вынуждена будет защищать социальный порядок, который большинство народа не принимает. В мягком варианте мы наблюдаем это в Польше и особенно Венгрии (не говоря уже об Италии, где премьер-министром стал убежденный коммунист). Поляки и венгры проголосовали за экс-коммунистов в надежде на восстановление основных структур социалистического порядка, пусть при сосуществовании с капитализмом. Но экс-коммунисты, будучи всей душой за это, вынуждены проводить ту же неолиберальную политику, что и их крайне правые предшественники. Вынуждены и дальше сокращать социальные программы, ибо приняли схему МВФ. А до этого мы то же самое видели на Западе при власти социал-демократов. Они отказались принять главные принципы рыночной экономики — и свернули “социальное государство”, отняли многие завоевания рабочих. Сделали то, что правым было бы сделать не под силу.

К чему же это может повести в России, где основные идеалы и привычки населения являются несравненно более уравнительными, чем в Польше, Венгрии? И где хозяйство разрушено Гайдаром и Черномырдиным в несравненно большей степени, чем это сделал Бальцерович в Польше (перед ним МВФ не ставил такую задачу). Это поведет к тому, что возникнет реальная опасность полной утраты веры в демократический, ненасильственный способ решения социального конфликта. При этом произойдет потеря авторитета главными организациями оппозиции. Станет неизбежным резкий поворот большой массы людей к радикализму при полном отсутствии структур, способных возглавить революцию ненасильственную. И это может произойти обвальным, самоускоряющимся способом. Вряд ли власть удержится на краю пропасти и не прибегнет к насилию, которое будет детонатором. Получается, что отказ от революции создает в России угрозу бунта — вещи несравненно более страшной, нежели организованная революция. Результат будет плачевным: правительство коммунистов или будет вынуждено направлять ОМОН против забастовщиков, или честно уйдет в отставку, признав свою неспособность ответить на исторический вызов.

Надежды на то, что события не пойдут по такому пути, очень малы. Если криминальная революция ельцинистов будет признана оппозицией как свершившийся и узаконенный факт, как сразу сместится линия фронта в общественном конфликте и неизбежно, пусть и постепенно, возникнет радикальное сопротивление, которое не остановится перед насилием. Это будет следствием не идеологии, а инстинкта самосохранения людей.

Из этого не следует, что, например, КПРФ следовало бы изменить свою предвыборную платформу, которая исходит из отрицания революционного подхода. КПРФ необходимо пройти по этому пути до полной ясности — иллюзии возможности “переваривания” режима должны быть не отброшены, а испиты до конца. В июне 1906 года кадеты первой Госдумы сказали очень важную вещь: “Наша цель — исчерпать все мирные средства, во-первых, потому, что если мирный исход возможен, то мы не должны его упустить, а во-вторых, если он невозможен, то в этом надо вполне и до конца убеждать народ до самого последнего мужика”. Сегодня речь не об исчерпании мирных средств, а эволюционных средств.

Мышление советских людей было настолько неконфронтационным, что даже уволить негодного работника для любого начальника стало невыносимой пыткой — легче стало увольнять “через повышение”. Даже сегодня, после десяти лет разрушения нашей культуры, в нас сильна инерция уважения к человеку — очень трудно идти на прямую конфронтацию. Когда смотришь парламентские дебаты на Западе, кажется невероятным, как у них совести хватает говорить друг другу такие гадости — пусть вежливые, но для нас совершенно немыслимые. То, что пишет западная пресса о Ельцине, у Зюганова никогда язык не повернется сказать. Ринуться в революцию Горбачева-Ельцина действительно могли лишь люди особой породы, непохожие на основную массу. Они и получили имя “новых русских” — нового, неизвестного народа-мутанта. Пожалуй, и те, кто подталкивал первые русские революции, не были типичным продуктом русской культуры, а тоже были, в известном смысле, “новыми русскими”, носителями западного духа. Они разожгли, не зная, что творят, русский бунт, в котором сами и сгорели.

Можно поэтому предположить, что отказ от революции, который декларирует оппозиция, связан не столько с рациональным политическим расчетом, сколько с инстинктивным отвращением к этому грубому, разрушительному способу — так отложилась революция в исторической памяти советского человека. Его натура государственника запрещает подрывать даже людоедское государство Ельцина-Чубайса. И возникает глубокое противоречие. Отказываясь от революции, наши лидеры исходят из тайной надежды, что весь этот ужас, навязанный нам властью чубайсов, как-то рассосется. Как-то их Россия переварит, переделает, переманит — как переварила татарское иго. Хотелось бы верить, и надо этому способствовать. Но уповать на это нет оснований. Похоже, ядро новой власти составляет такой тип людей, которые с основной массой народа культурно несоединимы и перевариванию не подлежат — ни Кочубеями, ни Карамзиными они не станут. С ними можно успешно и продуктивно жить, только если они не у власти.

Людмила Викентьева “ОХОТА НА ВЕДЬМ” В НАРВЕ

У меня, Викентьевой Людмилы Павловны, 1957 г. рождения, проживающей в г. Нарве с 1987 года по постоянной прописке, эстонские власти отняли арендное имущество, где распространялась российская печатная продукция, жилье и право жить в моем городе.

5 марта в 10 часов повесткой на эстонском языке я была вызвана в полицию безопасности г. Нарвы как свидетельница по делу жителя Таллина Андрея Андреевича Байраша, на которого за распространение патриотической прессы заведено уголовное дело. В процессе допроса мне фактически было предъявлено обвинение в уголовном преступлении — разжигании межнациональной розни в Эстонской республике.

С 93-го и по настоящее время благодаря содействию председателя союза российских граждан (СРГ) г. Нарвы Ю.А.Мишина и усилиями активистов СРГ население может регулярно получать желаемую прессу. Отмечу, что именно с этого года меня стали избивать, взламывать жилище и обворовывать. При этом входная дверь и окна первого этажа не носили следов взлома, а похищенное моё имущество появлялось время от времени в обиходе у соседей по дому, которые проживают на первом этаже. Полиция г. Нарвы составляла очередной протокол о краже, о ссорах между соседями, и только.

В августе прошлого года я оказалась в городской больнице с диагнозом “сотрясение мозга”, 22 дня лечилась стационарно и более месяца амбулаторно. В городской больнице суточная стоимость койко-места стоит 265 крон и плюс лечение. Амбулаторное лечение тоже стоит немалых денег. Почему горбольница не предъявила счет для оплаты моего лечения? Почему ни разу за 22 дня меня не посетил дознаватель, хотя сведения обо мне были отосланы из больницы в полицию 24 августа и были зарегистрированы констеблем Пикалевым?

Ответ на этот вопрос дают три ветви правоохранительных органов Эстонской республики. Председатель нарвского суда И.Кульпер в своем Определении от 26.10.1998 г. на мое заявление постановил, что “данное заявление... не является делом частного обвинения. Истица вправе обратиться в префектуру нарвской полиции”. Полицейским же чиновникам очень не понравились приведенные факты насчет предшествующего изгнания истицы (т.е. меня) из своего жилища, указания на кражи со взломом, совершенные с молчаливого согласия руководства полиции г. Нарвы. Состоялся сговор суда и префектуры полиции. Этот сговор подтвержден молчанием ида-вирумааского окружного суда г. Йыхви и прокурора г. Нарвы. В Эстонии “охота на ведьм” пошла с местными особенностями, и сумасшествие по искоренению “русских оккупантов” перешло на уголовный уровень. Министерство юстиции ЭР тоже что-то проглотило вместе с языком, то есть попросту молчит. Эти русские не достойны ответов эстонских вельмож, не говоря о том, что имущество и права у викентьевых, мишиных, морозовых, рожков, байрашей, шаумянов и тому подобной публики можно и нужно отбирать вне судебных разбирательств.

Скоро меня ждет очередной вызов в полицию безопасности и ждет полная безысходность. Их обструкцию можно пробить только через прессу.

Как вы, наверное, догадались из моего материала, непосредственно организую всю работу по распространению прессы я, В. Людмила, и этим объясняются перечисленные злоключения.

Людмила ВИКЕНТЬЕВА

Срочно заказать такси внуково 6 недорого

ПОБЕДИМ! ( Президент Республики Беларусь Александр ЛУКАШЕНКО отвечает на вопросы Александра КАЗИНЦЕВА )

Александр КАЗИНЦЕВ. Уважаемый Александр Григорьевич! Последний раз мы беседовали в тревожные дни осени 1996 года накануне референдума, когда решался вопрос о форме власти, а фактически о судьбе Беларуси. Немногочисленные, но шумные демонстрации на площади Незалежнасцi, напряжение, искусно нагнетаемое мировыми СМИ, приезд “пожарной команды” из Москвы во главе с Черномырдиным, заявлявшим, что его задача — пригасить страсти. На референдуме вы одержали решительную победу, и время подтвердило правоту народного выбора. В Республике — гражданский мир, белорусское государство сегодня одно из самых устойчивых в СНГ и Восточной Европе. И в то же время наиболее динамично развивающееся: экономический рост в 11 процентов — результат великолепный! Вы удовлетворены достижениями последних трех лет?

Александр ЛУКАШЕНКО. Александр Иванович, отвечу искренне: не удовлетворен. Во-первых, таков я по характеру: если вижу, что можно сделать лучше, то принять более слабую работу, посредственный результат не позволяет моя совесть.

Труженики Беларуси, конечно, немало потрудились в истекшем году. Я бы даже сказал, доблестно потрудились, стараясь выйти из прорыва. Но сейчас так говорить немодно, считают, что люди трудятся только ради своего кармана. А это не совсем так. Для нашей культуры, для нашего человека в целом характерно восприятие труда как красоты, силы, мудрости, полноты жизни. Наш человек радуется прекрасно сделанной вещи или хорошо организованному процессу — это у него в крови. Хотя в постсоветские времена в нас разрушали это качество, этот характер.

Не могу не сказать, что августовский валютно-финансовый обвал в России — обвал не спонтанный, а прицельный — нанес ущерб и белорусской экономике, особенно аграрному сектору, и без того пострадавшему из-за сложных погодных условий.

Вот это — вторая причина моей неудовлетворенности. Нас еще раз попытались столкнуть в пропасть, чтобы окончательно разбились. А мы не разбились. Так в ответ на это, очевидно, нужно было бы, извлекая урок, объединить в конце концов, не мешкая, наши усилия. Вместе Беларусь и Россия могут создать приемлемые условия для общей стабилизации, отрегулировать кредитно-финансовую систему, укрепить единое государство, оздоровить его основы.

Подписанные в Москве в канун нового года президентами обеих стран документы знаменовали собой новый этап в единении народов-братьев. И нам сегодня надо сделать все для того, чтобы единство из декларации превратить в реальной единство, наполнить эти документы жизнью. Должна быть динамика, должны быть конкретные практические действия. Сегодня работают группы двух президентов по воплощению совместной декларации в реальность. Но если в России политики и на сей раз активно не подключатся к этому делу, то белорусская сторона, наверное, уже просто не сможет впредь предлагать России свои инициативы. А ситуация сейчас, к великому сожалению, такова, что при всем желании я не могу обнаружить у отдельных российских государственных мужей особого усердия поработать на благо белорусско-российского единения. Видно, не могут устоять перед давлением криминальных кланов...

Так что мой окончательный ответ такой: думаю, что за три истекших года Беларусь сделала немало. Но могла бы сделать гораздо больше, если бы развивалась в полноценной кооперации с Российской Федерацией. И россияне бы это почувствовали, покупая сравнительно дешевую и качественную продукцию из Беларуси.

Но есть еще одно обстоятельство: мы никогда не будем удовлетворены своей ситуацией, если наши друзья будут испытывать сложности, будь то экономические, политические, социальные или духовные. У нас всегда болит душа за тех, кого мы считаем друзьями.

Предпосылки для того, чтобы нам объединиться перед вызовом новых угроз и новой нестабильности, сегодня налицо. Их надо только реализовать. А что противодействуют, так это понятно.

“Демократы” уверены, что обойдутся без народов, используют их в роли статистов в очередной раз. Но так не будет. И в эпоху глобализма и противоправных репрессий против “инакомыслящих государств” решающее слово все-таки за народами.

Мы с вами совместно должны утверждать эту философию, помня, что вокруг нас море дезинформации. Здесь, в Беларуси, те же оппоненты, что и в России — люди безмерного тщеславия, выполняющие волю “доброжелателей” из-за рубежа.

А. К. К сожалению, не всех в России радуют успехи братского народа. Московские СМИ не упускают случая мазнуть черной краской происходящее в Беларуси. В “Московском комсомольце” — рупоре демпрессы — некто Будберг не так давно писал: “...В Белоруссии, по статистике, все вроде бы растет, а на самом деле предприятия тупо работают на склад. Их продукция никому не нужна. И рухнет все в один момент — когда Россия потребует плату за газ и перекроет свои границы для ввоза белорусского продовольствия по демпинговым ценам”. Довольно странные ожидания (хотя и характерны для радикальных российских демократов): перекрыть границу для дешевого белорусского продовольствия в тот момент, когда Россия испытывает его нехватку. Или для Будберга предпочтительнее импорт дорогих западных продуктов? И уж откровенно поражает рецепт, предписанный демжурналистом ослабленной российской экономике: “...Необходимо производство сначала сделать эффективным. То есть уволить половину рабочих, отдать всю социальную сферу городу. После этого обанкротить предприятия... Все эти мерзости, типа массовых увольнений, есть необходимая цена за то, чтобы эти заводы работали, приносили прибыль и себе, и стране...” Может быть, все-таки русским людям не стоит прибегать к “мерзостям” по Будбергу, а взять на вооружение белорусский рецепт динамичного экономического развития? Ведь в вашей республике обошлись без массовых увольнений. И социальную сферу не бросили на произвол судьбы.

А. Л. Цену демагогии будбергов и им подобных мы с вами хорошо знаем. В результате яростной психологической агрессии и разбоя в духовной сфере этой компании удалось околпачить многих людей. Итоги “по будбергам” известны: миллионы нищих по всей стране, беспризорные дети, развал социальной сферы, обороны, образования и т. п.

Что касается Беларуси, я еще раз назову цифры, чтобы вы хорошо запомнили цену этим “специалистам по всем наукам”. Во времена СССР Беларусь, занимая в союзной пашне чуть более 2 процентов, давала более 6 процентов сельхозпродукции по Союзу. В целом республика ежегодно вносила в союзную копилку 3 млрд. долларов прибыли. 3 млрд. долларов! А ныне весь российский бюджет — 20 млрд. долларов.

Тем политическим силам, которым нужно полное разрушение России, полный паралич ее духовного потенциала, необходимы “эксперименты” по Гайдару или по Явлинскому, что в принципе одно и то же.

Если же всерьез думать о будущем России как великой державы и как оплоте истинной демократии, то есть демократии для трудового народа, следует шире использовать государственные методы регулирования, поскольку с культурой у “супердемократов” как-то туго: они не стыдятся есть бананы и смотреть, как вчерашний инженер, сломленный жестоким бытом, роется в мусорной куче.

Это не русская культура, не башкирская культура, не татарская, не марийская, не ингушская, не осетинская культура, это, вообще говоря, бескультурье, которое не имеет исторических шансов. На Западе это когда-нибудь поймут, но не будет ли запоздалым для самого Запада это понимание?

А.К. Опросы общественного мнения в России показывают, что потенциальные избиратели нередко вписывают ваше имя в списки политиков, которых хотели бы видеть на посту президента России. Люди устали от безвольной, вялой, обезличенной власти. Они хотели бы видеть во главе страны политика авторитетного, деятельного, справедливого, в меру жестокого и не в последнюю очередь — обладающего яркой индивидуальностью. Человека с огоньком, с “куражом” — качеством, которым обделены сегодня российские политики, да и не только политики — экономисты, производственники, даже спортсмены. Александр Григорьевич, как вы относитесь к стремлению избирателей “перевести” вас из Минска в Москву? Можно ли реализовать эти планы?

А.Л. Простите, Александр Иванович, в нынешних условиях ваш безвинный, в общем-то, вопрос, звучит почти провокационно. Сегодня в России немало политиков, которые боятся этого, кажется, больше всего на свете: конкурировать с Лукашенко. Но я их успокаиваю в который раз: чего вы боитесь? Нет сегодня таких конституционных положений, которые бы давали Лукашенко право сойтись на экране с господином имярек и растолковать ему различие между диссертационной статьей и реальным экономическим курсом государства, между теоретическими соображениями о правах личности и реальным обеспечением нормальных условий для жизни миллионов людей. Я, правда, предлагал дать такое право и белорусам в России, и россиянам в Белоруссии, но, видимо, кто-то этого панически боится.

Я уже говорил десятки раз: мне мономашья шапка не нужна. Беларусь — это, по европейским масштабам, среднее государство, страна бесконечно интересная, моя родная страна, так что работы мне хватит и в Беларуси.

А вот россиянам на сей раз, действительно, нужно будет очень серьезно отнестись к выборам и Думы, и президента. Если вновь главную скрипку будут играть те, у кого главные капиталы за рубежом, то Россия может исчезнуть как геополитическое понятие. Все это очень серьезно. А между тем я вижу среди претендентов очень легкомысленных и нечистых на руку деятелей. Эти “рыночники”, по-моему, готовы продать все, особенно то, что им не принадлежит...

Так что я буду наблюдать в надежде, что выбор российского народа на сей раз окажется очень ответственным. Если все будет нормально, если к власти придут люди чести и ответственности, патриоты России, то я буду удовлетворен в высшей степени, потому что в таком случае дело, начатое Б.Ельциным и А.Лукашенко, восторжествует — к большой пользе народов России и народа Беларуси.

Боюсь, что состязание будет крайне тревожным. Уже сегодня я вижу, какой интерес к будущему России проявляет Запад, который, как известно, ни перед чем не остановится, если ему покажется, что он чего-то хочет, а ему не дают.

Запад сделался совсем непредсказуемым, и в этих условиях всю систему ООН будет лихорадить. Возможно, она и захиреет, если и в дальнейшем будет так безразлично относиться к интересам своих членов.

А.К. Опытные политологи в России до сих пор осторожно оценивают шансы на проведение президентских выборов — до срока или в срок. Парламентские — будут, уверенно заявляют они, а президентские — еще посмотрим. Действительно, череда заказных политических убийств, пропагандистских кампаний, провокаций, лихорадившая страну минувшей осенью, заставляет задуматься: кому и зачем это нужно? Как вам видится ситуация в России накануне предвыборных баталий?

А.Л. Я понимаю и глубоко к сердцу принимаю ваши волнения. Но скажу одно. Все эти “опытные политологи”, за немногими исключениями, сегодня несут, как бы это помягче сказать, нечто странное. Есть группы, которые не предсказывают, а программируют и формируют завтрашнюю политику. Но они все торопятся, даже если им очень широко улыбаются заокеанские коллеги. Прошу вас, не сбрасывайте со счетов Бориса Николаевича Ельцина! Если он завершит драматически сложный и противоречивый этап истории России созданием Союзного государства, в которое потянутся и другие страны, желающие стабильности и процветания, мы многое пересмотрим в наших оценках. Думаю, что эту точку зрения разделяет и такой крупнейший политик современной России, как Евгений Максимович Примаков. Важно, чтобы никто не помешал святому делу.

А.К. Содружество независимых государств переживает не лучшие времена. Все явственнее обозначается изоляция России и активизация линии на объединение помимо Москвы, и если говорить прямо — в ущерб ей. На этом фоне состоявшаяся осенью прошлого года встреча парламентариев России и Беларуси в Ярославле воспринимается как долгожданный импульс интеграции. Особое оживление внесло присутствие представителя Югославии в качестве возможного участника славянского союза. Кстати, я был в Ярославле вскоре после этого события на фестивале искусств “Мы — славяне” и смог почувствовать тот радостный настрой, те смелые ожидания, которые породила в городе демонстрация политического единения славян. Впрочем, на этом пути было столько разочарований... Реален ли “Союз трех” и какие перспективы у союза Беларуси и России, трехлетие которого мы будем отмечать в апреле 1999 года?

А.Л. Когда президент Ельцин и я обсуждали проблемы белорусско-российского единения, мы, безусловно, касались перспектив СНГ. Боюсь, что политиканы заморозят и свернут эту организацию. А жаль, у нее есть перспектива. Правда, совсем не та, с которой носятся иные “перестройщики”.

В мире все реально. Кто-то из писателей сказал: “То, что создается руками человека, то и разрушается руками человека”. Вопрос сейчас не в идее, а в реальных политиках, которые служили бы своим народам. Будет у них политическая воля — нужный нам в равной степени союз будет возможен.

А.К. Русские патриоты с восхищением следят за вашим противостоянием западному диктату. Сначала выдворение фонда Сороса из Минска — великолепный жест! Затем история с западными послами, которым показалось было, что в Беларуси они не гости, а подлинные хозяева. И снова вы вышли из ситуации с честью, как победитель. Наблюдатели утверждают, что у Запада нет рычагов давления на вас, так как Беларусь — в отличие от подавляющего большинства государств — не увязла в долгах, не продала свой суверенитет за кредиты.

А.Л. Да, нам не могут простить нашего стремления к независимости и нашу национальную честь. Причем используют любой мельчайший повод, чтобы прижать нас к ногтю. Безуспешно!

Я не разделяю той точки зрения, что США имеют право на неограниченный диктат во всем мире. Однополярность мира оборачивается перманентной политической агрессией и нарастающим кризисом существующей системы коллективной безопасности. Казалось бы, давно следовало признать ту истину, что нет государств-учителей и государств-учеников, но эта психология высокомерия и избранности продолжает заражать удачливые ныне политические группы.

Мы вовремя осознали, что означают “дары данайцев”. Многие страны опутаны паутиной долгов и совершенно беспомощны. Союзное государство Беларуси и России, если бы оно было построено на тех основах, которые давали бы ему развиваться, конечно, изменило бы сам подход к глобальной финансовой политике. Сейчас же это прежде всего орудие вмешательства и разрушения.

Вы должны великолепно понимать, что на прежних основах братский союз народов уже невозможен, все это — пройденный этап, и в этом смысле мудрость построения нового союзного государства, в котором сохранялись бы все возможности для народов на самостоятельную культуру и общее влияние — допустим, через совет народов или через совет старейшин союзных народов, — имела бы принципиальное значение для всех государств, желающих сохранить свою национально-культурную идентичность.

Никакого вызова США или Европе в этом нет: Европа сама объединяется, да и США, видимо, вскоре придется кое-чем поступиться ради умиротворения народов западного полушария. Мы готовы иметь самые добрые отношения с Западом. Это зависит только от них. Имперские амбиции должны уйти в прошлое повсюду в мире.

А.К. В последние годы Запад все активнее присваивает себе право всесветного истца, судьи и палача по совместительству: военные акции в Ираке и бывшей Югославии, обстрелы территорий Афганистана и Судана, попытки предать международному суду лидеров Республики Сербской. Как в этой связи вы оцениваете арест бывшего президента Чили А.Пиночета? Можно ли — вслед за мировыми СМИ — считать его торжеством справедливости? Или следует говорить об опаснейшем прецеденте, распространяющем юрисдикцию судебных властей развитых западных государств на более слабые (экономически, политически, информационно) государства?

А.Л. В принципе ваши рассуждения близки истине. Но я бы не ограничивался лишь вопросами юрисдикции. Политика глобализма, которая сегодня проводится, пронизывает самые разные сферы жизни. Она предполагает не сообщество равноправных народов, а нечто совершенно иное, когда отдельные государства занимают гегемонистскую позицию, присваивают себе право подменять международные организации.

И я вновь обращаюсь к проблеме интеграции. Слабые страны в одиночку противостояния с гегемонистами не выдержат. Трагедия Югославии, бомбардировки некоторых других стран доказывают, что с государствами, ослабленными внутренними раздорами, с одиночками, не пользующимися мощной поддержкой союзников, в этом мире никто не считается.

А.К. Александр Григорьевич, что бы вы хотели сказать русским патриотам в канун третьей годовщины подписания союзного договора между Россией и Беларусью?

А.Л. Патриотизм сегодня — это прежде всего осознание реалий и готовность к личному гражданскому мужеству.

Догоняя, не нацелуешься, как говорит народ. Мы не можем постоянно предлагать свою дружбу, получая лишь формальное одобрение. Если подписанные в минувшем декабре документы не получат своей реализации, Беларусь будет вынуждена как-то отреагировать на это. Понятно, что шансы тех, кто душой болеет за общие интересы народов, в обоих государствах резко сократятся. Чтобы этого не случилось, нужна активность, нужно решительное противодействие тем, кто привык за эти годы разворовывать народное достояние и раскладывать по карманам так называемую “западную помощь”.

В объединенном государстве подобным махинаторам места не будет. Вся наша стратегия должна вытекать из этого.

Я думаю, что мы не имеем права на пессимизм. На оболванивание общественного мнения повсюду затрачиваются колоссальные средства. И все-таки человек желает знать правду. Он имеет право на нее как на основную ценность своего бытия, без которой даже жизнь теряет свой смысл.

Правда все равно восторжествует!

Желаю вашим читателям того, чего желаю всем народам России, народам СНГ и моему белорусскому народу: стойкости и терпения. Победа будет за нами, потому что наши оппоненты творят неправое дело.

Надеюсь, 1999 год многое решит в дальнейших судьбах мира и России. Поэтому прожить этот год мы обязаны особенно достойно, памятуя прежде всего о наших общих национальных интересах. Не защитим себя — никто не защитит нас.

Полностью беседа будет опубликована в журнале “Наш современник” № 4.

Надёжный самосвальный полуприцеп 7 СЗАП-95171, вы будете довольны покупкой.

Борис Александров ОРУЖИЕ СПАСЕТ РОССИЮ

У разоренной "реформами" и "приватизациями" России не хватает денег на продовольствие и лекарства. Скукожившийся до областных масштабов бюджет огромной страны грозит лопнуть, как воздушный шарик из детской сказки. Стратегические запасы металлов: от урана до алюминия — распроданы ловкими дельцами и демократическими политиками, нефть, доходы от которой не раз выручали страну в трудную минуту, катастрофически упала в цене.

Что же еще может предложить изглоданная либералами держава прихотливому, вступившему в полосу перепроизводства внешнему рынку? Как это ни парадоксально — продукцию с начала перестройки ставшего притчей во языцех ВПК, так проклинавшегося многочисленными гайдарами и явлинскими.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что пролетевшие над страной вихри тотальной деструкции все же не сумели превратить в скелетные остовы все гиганты отечественной оборонной промышленности.

Например, выжил и продолжает стремительно развиваться один из десяти крупнейших машиностроительных заводов России ОАО "Ижмаш". Входящий в его состав знаменитый "Ижевский оружейный завод", производивший свои первые ружья еще для русских солдат, бившихся с полчищами Наполеона, заслуженно получил статус Федерального центра стрелкового оружия. Именно здесь производят автомат Калашникова, по праву причисляемый к наиболее выдающимся достижениям XX столетия. Этот автомат, поднявший славу русского оружия на недосягаемую высоту, находится на вооружении армий 55 стран, 13 из которых наладили его лицензионное производство. Сейчас в арсеналах всего мира находится более 70 миллионов автоматов этой марки.

На сегодняшний день замечательный русский гений Михаил Калашников продолжает трудиться над новыми разработками. "Ижевский оружейный завод", несмотря на стремительное сокращение оборонного заказа, рухнувшего в 50 раз по сравнению с 1990 годом, и громадные задолженности со стороны государства, только в 1998 году составившие почти 20 млрд. деноминированных рублей, наладил производство оружия нового поколения: автоматов "Абакан", модификаций снайперской винтовки Драгунова, пистолетов-пулеметов "Бизон-2", "Клин", "Кедр", пистолета "Дрель". Широкой популярностью пользуются ижевские охотничьи карабины "Соболь", "Лось" и "Тигр". Не забывает "Ижмаш" и о более тяжелом вооружении, выпуская авиационные пушки ГШ-30, используемые на МиГах и Су. Эти пушки намного превосходят их американские аналоги — хваленые "Вулканы". Создают на "Ижмаше" и высокоточное оружие — снаряд лазерного наведения "Краснополь", 122 мм управляемую мину "Китолов".

Выдающиеся, на общем фоне, успехи ОАО "Ижмаш" многие объясняют удачной структурной перестройкой, предпринятой генеральным директором завода Владимиром Городецким, занявшим этот пост в 1996 году и успевшим оптимизировать производство с помощью выделения так называемых "центров прибыли" ( наиболее перспективных с экономической точки зрения направлений деятельности).

Уже в 1997 году руководство огромного предприятия приняло решение о создании вертикально интегрированной промышленной компании с единой акцией. Такая структура имеет реальные возможности привлечь значительные инвестиции, добиться сокращения затрат на энергосырьевую составляющую, расширить производство новой конкурентно способной продукции, эффективно решить неотложные социальные проблемы.

Получив в феврале 1996 года лицензию на внешнеторговую деятельность, "Ижмаш" сумел самостоятельно вступить в успешную конкуренцию с мировыми производителями оружия, заключив контракты на 8 млн. долларов и подготовив к подписанию на 124 млн.

Однако уже полгода, как все выходы российских оружейников на внешний рынок замкнуты на Россвооружение, которое, по мнению экспертов, не торопится заниматься такой "мелочью", как продажа десятков тысяч единиц стрелкового оружия.

Однако пока блестящие стволы АК и иных российских моделей занимают почетное место на стендах крупнейших международных выставок, пока в далеком Ижевске живы традиции русских оружейников, мы можем надеяться — державе быть.

Борис Александров

Александр Проханов ВЕЛИКОМУ БОНДАРЕВУ — 75!

Бондарев блистателен. Всегда победен — в мыслях, в поступках, в прозе. Даже в моменты усталости или хвори. Он аристократичен в своей интеллектуальности, в этике, в манере общения. Он пишет свои романы как непрерывное свидетельство своего времени, как огромный непрерывный репортаж о своей собственной жизни и смерти, двигаясь в Истории вместе со своим народом. Описывает эту Историю, чтобы она не исчезла в забвении. Ставит перед ней огромные, подчас неразрешимые вопросы.

Бондарев — это сопротивление. Я чувствую, как сопротивляется его слог, вырывая образы из неодушевленного, неозвученного мира неназванных, а значит, мертвых явлений. Я чувствую, как сопротивляется его мысль, давая постоянный, ежесекундный отпор пошлости, глупости, все упрощающей бездарности. Там, где в искусстве кончается сопротивление, перестают затрачиваться усилия для воссоздания каждый раз нового, неповторимого, там совершается отступление и предательство. Бондарев воплощает контрсилу. Во Вселенной такая сила противодействует энтропии и не позволяет угаснуть светилам. Бондарев в 91-м в Доме писателей возглавил сопротивление горстки русских литераторов. Тогда, в страшные дни августа, мы затворились в нашем дворце, как старообрядцы, заложили входы диванами и мебелью и три дня отбивались от "демократов", от сбесившейся, присягнувшей сатане Москвы. Вместе с Бондаревым мы пели песни, читали молитвы, пили горькую, смеялись и плакали. С тех молитв и песен повелось все нынешнее русское сопротивление.

Бондарев написал пьесу о событиях 93-го года. Мы видели его на балконе Дома Советов, по которому через несколько дней стреляли танки. Бондарев знает, как стреляют в русских людей прямой наводкой фашистские танки.

В дни, когда произнесение имени “Сталин“ приравнивалось к преступлению, Бондарев назвал себя сталинцем. На последнем вечере газеты "Завтра" он выступил с блистательным словом о Сталине. Бондарев — интеллектуал. Его держит в этой жизни острая недремлющая даже мысль и чувство красоты. Рядом с Бондаревым нельзя быть глупым, нельзя быть пошлым, нельзя быть неряшливо и скверно одетым. Его присутствие мобилизует.

Я его люблю, почитаю, побаиваюсь. Очень дорожу его присутствием в сегодняшней литературе и в моей жизни. Однажды поздно вечером позвонил Бондареву на дачу. Его супруга, милая Валентина Никитична, сказала:

— Он вышел посмотреть на звезды.

Бондарев всю жизнь смотрит на звезды. Он смотрел на них из окопа Второй мировой. Он смотрит на них посреди нынешней русской беды. Однажды, после своих созерцаний, он сказал мне:

— Звезды описывать очень трудно. Сегодня я увидел большую сияющую звезду. И она была, как раздавленный алмаз.

В дни семидесятипятилетия Бондарева кланяюсь ему и надеюсь, что мне повезет. Стоя на последних тающих весенних снегах, мы с ним будем вместе смотреть на звезды.

Александр ПРОХАНОВ

Анатолий АФАНАСЬЕВ УЖАС В ГОРОДЕ ( Фрагмент романа )

ИЗВЕСТНЫЙ ЖУРНАЛИСТ Геня Спиридонов поехал в Федулинск по наводке корешана с телевидения, Осика Вахрушина, автора и ведущего популярной передачи “Лицом к рынку”. Смысл передачи заключался в том, что все ее участники так или иначе что-то покупали и продавали, и при этом никто не оставался в убытке. Самый главный везунчик, как во всех подобных шоу, получал какой-нибудь необыкновенный, заветный приз. В последней субботней передаче девушка из провинции выиграла целый вагон гигиенических прокладок “тампакс”, которые можно было использовать также в качестве контрацептивов. Ее партнеру, пожилому, седовласому шахтеру, прибывшему на передачу прямиком из пикета, повезло еще больше: счастливчик стал обладателем бесплатного пропуска во все стриптиз-базы Москвы, включая знаменитый “Элегант-отель” на Рублевском шоссе, где развлекались исключительно члены правительства, банкиры, депутаты Государственной Думы и лидеры мафиозных кланов. К сожалению, пропуск действовал лишь в течение одной ночи. На многозначительно-сочувственный намек ведущего, дескать, не надорвется ли пупок, — победитель солидно ответил: “Придется попотеть, но в забое бывало покруче”, — чем вызвал бурю восторга в публике.

С Осиком они попили пивка в Доме журналистов, потом, как водится, перешли в ресторан, и там закосевший Спиридонов пожаловался другу, что ему до зарезу нужно состряпать какую-нибудь сенсацию, но не туфту, а чтобы действительно зацепила читателя за живое. Дело в том, что знаменитый “Демократический вестник”, славящийся своей независимостью, в очередной раз переходил из рук в руки: на днях межнациональный банк “Москоу-корпорейшн” перекупил его у прежнего хозяина, холдингового концерна “Сидоров, Шмуц и Ко”. В газете ожидалась крупная перетряска — новая метла, известно, чисто метет. Спиридонов собирался подстраховаться, хотя ему лично увольнение вроде бы не грозило. Он был известен своей неподкупной лояльностью к режиму, но ведь никогда не угадаешь, в какую сторону подует ветер. Лучший способ страховки для журналиста — напомнить читателю о себе каким-нибудь крупным разоблачением, но ничего путного, как на грех, не подворачивалось.

Осик откликнулся с пониманием.

— Не там ищешь, коллега, — заметил он снисходительно, нагребая столовой ложкой черную икру на ноздреватую свежую булку. На самом деле все эти заказные убийства, разборки, взрывы, растление младенцев и вообще всякая катастрофика давно навязли у людей в зубах. Их перекормили этим до блевотины.

— Любопытно, — иронически буркнул Спиридонов. — И что же, по-твоему, читатель жаждет получить взамен?

— Сказку... Да, да, красивую социальную сказку. Ты покажи быдлу кусочек благодати, посули, что у него, у быдла, есть шанс приобщиться, — и оно тебя мгновенно возлюбит. Памятник поставит при жизни. Классик не шутил, когда сказал: тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман. Скажи придурку правду — он тебя возненавидит, наври с три короба — прославит, как благодетеля. Так мир устроен, Генюшка, не нам его менять. На этот психологический феномен опирается, как каменный столб, любая идеология, от капиталистической до неохристианской.

— Конкретно, — Спиридонов, нервничая, опрокинул стопку “абсолюта”. Он не любил нравоучений. — Что ты предлагаешь конкретно?

Осик не заметил раздражения друга.

— У моей передачи рейтинг все время растет, а ей уже шестой год. В чем секрет? Объясняю популярно. Чем человек бомжистее, тем больше ему хочется схавать чего-нибудь на халяву. Я даю ему такую возможность. В моем шоу никто никогда не проигрывает, понимаешь? В сущности, это земная модель рая. Вся задача только в том, чтобы туда попасть. А уж если попал... Знаешь, когда меня эта идея озарила, я начал себя уважать. Вот он и есть — возвышенный обман, можешь потрогать руками.

Спиридонов, слушая похвальбу приятеля, совсем закручинился и в забытьи осушил очередную стопку. Самое обидное, что проклятый телевизионный кукушонок, по всей вероятности, абсолютно прав. Пора, пора менять амплуа неистового разоблачителя, борца за справедливость на роль доброго дядюшки-дарителя. Но как? Газета — не экран, и слова, напечатанные на бумаге, не сунешь читателю в зубы, как “сникерс”.

— Теперь возьмем твою проблему, — будто подслушав его мысли продолжал Осик. — Недавно у нас побывала забавная девчушка из Федулинска. Такой заштатный подмосковный городишко, гнилой и никому не нужный. Население что-то около ста тысяч. В основном — ученая братия, бывшие оборонщики, а уж это, сам знаешь, совки из совков, ржавые гвозди. Публика совершенно никчемная, их уже не переделаешь. Девчушка мне, однако, понравилась, и я ее сперва, как положено, оприходовал в кабинете на предмет невинности. И вот между делом она рассказала кое-что любопытное про этот Федулинск. Якобы там до того разумно устроена жизнь, что нет никаких волнений, беспорядков, голодовок и даже преступлений. То есть тишь и гладь, и божья благодать. Все довольны всем, каждый день, как праздник.

— Такого не может быть!

— Допустим, не может, — согласился Осик. — Допустим, это плод больного девичьего воображения. Тем более, она мне показалась какой-то немного заторможенной. И раздевалась как-то медленно. Никаких вопросов не задавала. Зато уж как начала щебетать, еле остановил... Хорошо, пусть бред, но что тебе мешает съездить и посмотреть? Я дам ее адрес. Потолкуешь с ней, оглядишься. Если хоть сотая доля ее фантазий правда, то ведь это и есть суперсенсация. Что-то приукрасишь, отретушируешь... Генушка, это же клад!..

Утром на похмельную голову Геня Спиридонов вяло перебрал два-три сюжета, которые мог бы предложить в номер: четырнадцатилетняя спидоносица, заразившая за вечер десятерых мужчин; депутат, застреленный в объятиях чернокожего любовника; взрыв на Сущевке, снесший половину девятиэтажного дома — двадцать трупов и сколько-то раненых; авария на окружном шоссе, пьяный водитель “мерседеса” врезался в автобусную остановку, четыре покойника, а на виновнике происшествия ни царапины — и прочее такое, рутина — действительно скулы сводит от скуки, притом товарец, разумеется, не первой свежести, за вечерними теленовостями не угонишься.

И тут всплыл в памяти вчерашний разговор с Осиком: собственно, почему бы и нет?

Недолго думая, Геня позвонил в редакцию и предупредил, что уезжает в срочную командировку, вернется поздно вечером. Заодно узнал у всеведущей секретарши “главного” новости: кадровая чистка не началась, но в редакции тихо, как на кладбище, слухи самые ужасные, сотрудники не вылезают из кабинетов, и на всякий случай никто ни с кем не здоровается.

Через час Спиридонов сел в электричку на Ярославском вокзале, еще через полтора часа ступил на дощатую платформу горда Федулинска. День будничный, электричка шла полупустая, и Геня в дороге немного подремал, хотя поминутно отрывали от сна крикливые, настырные поездные торгаши, подсовывающие под нос всякую дрянь, от залежалых, никому не нужных бульварных романов, до ситцевых трусов китайского производства. И все за смешную цену.

В Федулинске его приятно поразило отсутствие кислых запахов и нелепой сутолоки, присущей всем подмосковным станциям, а также то, что все надписи, указатели и даже рекламные щиты были сделаны почему-то на русском языке. И воздух здесь был такой, словно, отъехав на шестьдесят километров от Москвы, он очутился на морском побережье.

У стенда с расписанием Спиридонов выяснил, что последняя электричка на Москву уходила в первом часу, и здесь же познакомился с первым федулинским аборигеном, красномордым алконавтом лет шестидесяти в брезентовой робе, который мирно сидел на скамеечке, и, держа в одной руке красный гладиолус, сосал пластиковую бутылку “пепси”. Для наметанного взгляда Спиридонова сцена совершенно противоестественная, он подошел поближе:

— Привет, землячок! Зачем лакаешь такую гадость? Не лучше ли пивком оттянуться, а? Я бы и сам не прочь.

Мужчина понюхал гладиолус и обратил на него какой-то странный, болезненно-невинный взор.

— Что вы, господин! Раньше десяти никак нельзя.

Спиридонов поглядел на часы: без пятнадцати час.

— А почему раньше нельзя?

В глазах аборигена ответное удивление.

— Как почему? Медицина, брат. Кто рано пить начинает, долго не живет.

— А гладиолус зачем?

— Как зачем? Для красоты, для чего же еще...

В задумчивости Спиридонов вышел на привокзальную площадь.

Федулинск, как и другие подобные города, наспех обустроенные в 50-е-60-е годы для нужд огромными темпами развивающейся промышленности, являл собой самый несуразный тип градостроительства. Огромные площади, занятые суперсовременными производственными сооружениями, и хаотичные жилые комплексы, где рядом с двухэтажными бараками, слепленными из фанеры и клея, уживались штампованные шлакоблочные девяти- и двенадцатиэтажные здания, вдобавок — чудесным образом втиснувшаяся в центр деревенька Федулка, по которой тоскливо бродили привидения недоенных коров и где голосисто орали несуществующие петухи. Высокая водонапорная башня неподалеку от центрального универмага напоминала почему-то перерезанную пуповину невесть куда отвалившегося бетонного младенца. В таком городе бесполезно искать намека на стройную архитектурную мысль, и человека с развитым чувством гармонии вся эта немыслимая чехарда могла запросто свести с ума, но только не Геню Спиридонова.

С первых шагов по тенистым улочкам его охватило смутное томление, словно после долгих странствий он вернулся туда, где бывал и раньше, — в снах ли, в иных воплощениях?

Люди, попадавшиеся навстречу, хотя и неброско одетые, оставляли приятное впечатление, будто все разом вышли на прогулку, и большинство из них, и молодые, и пожилые, окидывали его приветливыми взглядами и улыбались, как бы ожидая, что он непременно с ними заговорит. На улицах, как и в Москве, полно иномарок, откуда выглядывали дурашливые рожи молодняка с подстриженными затылками, торговали многочисленные шопики, дважды интеллигентные молодые люди попытались всучить ему блестящую коробку с импортным утюгом, настырно убеждая, что ему повезло, и товар он получит в виде приза — то есть, повсюду текла обычная коммерческая жизнь, но все же было в привычном круговороте что-то фальшивое, напоминающее опять же какое-то давно забытое сновидение. Некая несообразность витала в воздухе и отдельные штрихи не складывались в понятную, цельную картину. Алкаш с гладиолусом на станции, похмеляющийся “пепси”; девушка в шопике, у которой он купил пачку “кэмела”, а она догнала его с кассовым чеком в руке; два явно обкуренных бычка, с которыми он, зазевавшись, столкнулся на тротуаре, а они, вместо того, чтобы пихнуть его посильнее, смущенно пробормотали: “извините, сударь!”; “жигуленок”, пропустивший его на переходе, — что все сие означает? Где он очутился? В Париже, в Ницце, или в занюханном, закопченном, нищем подмосковном городе?

Одна деталь особенно его поразила. Он остановился у газетного развала, чтобы купить утренний номер “Демократического вестника” со своей статьей, и вдруг среди пачек газет разглядел детский трупик. Протер глаза, не померещилось ли? Нет, действительно голый трупик, пухлые ножки неестественно вывернуты, ко лбу прилипла белая прядка и глазки прикрыты потемневшими веками.

— Это что такое?! — спросил Спиридонов, ткнув пальцем, еле ворочая языком от ужаса. Продавец, молоденький мужчина с одухотворенным лицом педика, поспешно прикрыл трупик картонной коробкой.

— Извините, господин, перевозка где-то запропастилась.

Не взяв сдачу и еле доплетясь до ближайшей скамейки, Спиридонов жадно закурил. Рядом расположилась тощая, пожилая дама в нарядном летнем платье с одним полуоторванным рукавом. Не успел он отдышаться, как дама завела с ним разговор.

— Простите великодушно, юноша, — похоже, в Федулинске было принято любой разговор начинать с извинений.

— Не сочтите за хамство, не выбрасывайте, пожалуйста, чинарик.

— Вы хотите курить?

— Честно говоря, очень хочу. Поиздержалась, знаете ли, а до пенсии еще одиннадцать дней. Да ее и не платят седьмой месяц.

Спиридонов охотно угостил ее сигаретой. Пораженная его щедростью, дама залепетала слова благодарности, он ее прервал довольно грубо.

— Ладно, ладно, чего там... Скажите лучше, вы местная?

— Даже не сомневайтесь. Мы все тут местные. У нас приезжих не бывает, — рискуя обжечься, дама обгородила сигарету ладошками, чтобы не упустить ни капли дыма.

— Как же не бывает? Я сам только полчаса назад приехал.

Дама ответила ему взглядом, в котором он различил то же самое болезненно-просветленное, пустоватое выражение, как у алкаша и у девушки, догнавшей его с чеком.

— Полчаса, господин, где они? Фьить — и нету. Теперь вы наш земляк, коренной федулинец. По-другому не бывает. По-другому нельзя.

Сумасшедшая, догадался Спиридонов. Они все тут немного чокнутые. Но как такое может быть? Первый холодок страха нежно коснулся его лопаток.

Он поинтересовался, как пройти на улицу Энгельса, где проживала Люся Ларина, чей адрес записал ему Осик на ресторанной салфетке. Дама подробно объяснила:

— Пойдете прямо до водонапорной башни, потом налево, по улице Хруничева, потом опять налево, до Центра реабилитации. Вы сразу его узнаете, такое красивое здание из красного кирпича. Дальше все время прямо и прямо, пока не упретесь в проезд Урицкого. Там Энгельса рядом, только она уже не Энгельса, а вторая Худяковская. Ее недавно переименовали. Все, как говорится, возвращается.

— Что за Центр реабилитации? — профессионально уточнил Спиридонов. — Больница, что ли?

Дама хитро улыбнулась.

— Сами увидите. Вы сегодня туда обязательно попадете.

— Вы полагаете?

— Тут и полагать нечего. По-другому не бывает.

Стараясь не оглядываться на газетный развал, Спиридонов бодро зашагал в указанном направлении. За минувшее десятилетие, пока Россия отвоевывала независимость у бывших союзных республик, а позже у собственных окраин, матерый журналист Спиридонов нагляделся всякого, вряд ли его мог напугать мертвый младенец. Смутило вопиющее противоречие нелепостей, обрушившихся со всех сторон. Нелепые разговоры, нелепая поза трупика, неадекватное поведение аборигенов — не мираж ли все это? Или хуже того, грозные симптомы умственного сбоя, расщепление сознания, профессионального заболевания независимых журналистов, многих из них преждевременно сведшего в могилу. Да что далеко ходить. Не далее как месяц назад Гордей Баклушев, начальник отдела информации в “Демократическом вестнике”, начинавший свою блистательную карьеру еще при Яковлеве, несгибаемый защитник прав человека, личный советник президента, вдруг явился на работу в одних трусах, с начисто выскобленным, как у кришнаита, черепом, с серебряным амулетом на груди, и объявил ошарашенной секретарше и сожительнице Лизе, что у него ночью было прозрение и что он создан для счастья, как птица для полета. Едва бедная секретарша набрала номер “скорой помощи”, как Гордей подскочил к раскрытому окну и с радостным воплем: “До встречи на Брайтон-бич, дорогая!” — выпрыгнул с десятого этажа.

Вот еще одна странность, которую мимоходом отметил Спиридонов: на улице не видно милиционеров, хотя при демократии их развелось как собак нерезаных, и умнейшие из нынешних идеологов рассматривали этот факт как бесспорный признак духовного оздоровления общества, о чем и Спиридонов не раз писал в своих статьях. Добродушный облик могучего мента с каучуковой дубинкой и автоматом стал как бы одним из символов всеобщего преуспеяния и свободы. Но за целый час блуждания по городу он не встретил ни одного. Как это понимать?

До улицы Энгельса-Худяковской он добрался без всяких приключений. Поднялся на третий этаж блочного дома и позвонил в дверь квартиры, обитой коричневым дермантином. Отворила, не спрося кто пришел, худенькая девушка с милой, заспанной мордашкой — и молча на него уставилась. Зная нравы провинциальной молодежи, Спиридонов строго спросил:

— Одна дома?

— Ага.

— Родители где?

— Ушли на прививку, а вы кто?

Спиридонов прошел в квартиру, отодвинув девушку локтем. Улыбнулся ей таинственно-призывной улыбкой, от которой московские балдели, как кошки от валерьянки.

— Принимай гостя, Люся. Из Москвы я, от Осика Вахрушина. Не забыла про такого?

— Ой! — девушка радостно всплеснула руками. — Да что вы говорите? Проходите же в комнату, чего мы тут стоим.

В горнице ему понравилось: чисто, уютно, много подушек и ковриков, добротная мебель шестидесятых годов. Девушка поспешно расстегнула халатик, но Спиридонов ее остановил:

— Погоди, Люся, не суетись. Я не за этим приехал.

— Не за этим? — девушка смутилась. — А за чем же?

Любуясь ее нежным, смышленым личиком, как у лисенка, Спиридонов рассказал, что он журналист и хочет написать статью про Федулинск. Люсю, по совету Осика, он выбрал в свои, говоря по-русски, гиды и чичеронне. План такой: прогулка по городу, осмотр достопримечательностей, затем обед в ресторане за его счет, а дальше видно будет.

Девушка слушала внимательно, головку склонила на бочок, но что-то ее беспокоило.

— Сперва ведь надо зарегистрироваться, Геннадий Викторович... Я позвоню, да? — и потянулась к телефону.

— Что значит зарегистрироваться? Куда ты собираешься звонить?

— В префектуру, куда же еще.

— Зачем?

Поглядела на него удивленно.

— Иначе нельзя... Накажут. Да и какая разница? Вас же все равно на станции сфотографировали.

Спиридонов задумался, машинально закурив. Несуразности накапливались, и ему это не нравилось. Мелькнула догадка, что на суверенном федулинском пространстве некая сила организовала свободную зону со своей системой управления и контроля, но как это возможно осуществить под самым носом у бдительной столицы? Люся замерла на стуле в позе смиренного ожидания.

— Говоришь, родители на прививку ушли? — спросил Спиридонов. — Что еще за прививка?

— Еженедельная профилактика, — девушка смотрела на него со все возрастающим недоумением. — Сегодня четверг, верно? Прививают возрастную группу от сорока до пятидесяти.

— Делают уколы?

— Иногда уколы, иногда собеседования с врачом. Извините, Геннадий Викторович, вы словно с луны свалились.

— И где это происходит? В больнице?

— Зачем в больнице? В пунктах оздоровления.

— Ты тоже туда ходишь?

— Позавчера была, — девушка с гордостью продемонстрировала ему руку, испещренную синими точками, как бывает у наркоманов.

Спиридонов почувствовал желание выпить.

— У тебя водка есть?

Люся метнулась на кухню и через минуту вернулась с початой бутылкой и двумя чашками. Глазенки возбужденно блестели.

Выпив вместе с девушкой, Спиридонов продолжил расспросы.

— Родители у тебя работают?

— Раньше работали, пока завод не закрыли.

— На что же вы живете?

— Как на что? Талоны же нам дают. А водки вообще сколько хочешь. Мы хорошо живем. Раньше плохо жили, когда Масюта правил, коммуняка проклятый. Чуть голодом всех не уморил. Правильно сделали, что его укокошили.

— А теперь кто у вас голова?

Нежное личико Люсино осветилось вдохновенной улыбкой.

— Как кто? Монастырский Герасим Андреевич, благодетель наш. Спаси его Христос. Уж он-то в два счета навел порядок... Может, мне все же раздеться? Предки скоро явятся.

У Спиридонова в башке клинило, как при высоком давлении. Пришлось еще принять чарку. Люся от него не отставала.

— Скажи, дитя, ты со мной не шутишь? Не вешаешь дяденьке лапшу на уши?

— В каком смысле?

Чистый, ясный взгляд без всякого намека на интеллект. У кошки бывают такие глаза, особенно перед грозой.

— Регистрироваться я должен где?

— Как где? В центральном бюро эмигрантов. Там вам сразу сделают прививку.

— В Москву я могу от тебя позвонить?

— Конечно, можете, — хитрая, всезнающая гримаска. — Только вас не соединят.

— Почему?

— Как почему? В Москву звонят по спецдопуску, откуда он у меня.

— Значит, получается, звонить нельзя, а поехать на телепередачу можно? Что-то тут не вяжется.

— Можно поехать куда угодно, — терпеливо растолковала Люся. — У нас свободный город. Как вы не понимаете, Геннадий Викторович? У нас никто ничего не запрещает, потому что права человека превыше всего, — в ее голосе неожиданно зазвучали стальные нотки, хотя взгляд по-прежнему безмятежно лучился. — Вам любой ребенок объяснит. Ехай куда хочешь, звони хоть в Нью-Йорк, но, конечно, после особой прививки. Это для нашей же пользы, чтобы не заболеть. Некоторые боятся ее делать, а я рискнула. Теперь не жалею ничуточки. Знаете, что мне подарили на передаче?

— Что?

— Заговорщически улыбаясь, достала из шкафа пластиковую коробочку, украшенную живописными сценками из мультиков о Микки-Маусе.

— Вот, нажмите кнопочку.

Спиридонов послушался, крышка коробочки отскочила — и оттуда вылетел огромный, коричневый член со всеми полагающимися причиндалами. Эффект был потрясающий, Геня испуганно отшатнулся. Девушка залилась звонким, мелодичным смехом.

— Чудо, да?! Настоящее чудо!

— Неплохая вещица, — пробормотал Спиридонов, чувствуя легкое недомогание в области печени. — А что это за особая прививка?

— Ну, когда надолго засыпаешь...

Окончание в № 12

нанотехнологии компании 8 России

Владислав Шурыгин ПОХОД НА МОСКВУ

СОВРЕМЕННОЕ российское кино переживает далеко не лучшие свои годы. Позднесоветская волна откровенной "чернухи" сменилась почти полным коллапсом и остановкой производства. Если в СССР снималось в год более двухсот картин и кинопрокат являлся одной из самых прибыльных отраслей, то теперь в России в год снимается меньше двадцати картин, а кинопрокат развален и влачит жалкое существование.

Чаще всего новое российское кино лишь условно можно назвать "новым". Обычно на американские "спонсорские" деньги или под крышей неких совместных кинопроектов снимаются убогие антисоветские, антисталинские агитки, где Россия представлена исключительно "кубарями" и револьверами НКВД, "зэками", картавыми диссидентами и вечной мечтой о жизни в великой свободной Америке. От этого убожества давно тошнит, но ничего иного режиссеры и продюсеры с двойным гражданством для России предложить не могут по определению. Именно такой они видят нашу Родину, нашу историю, наш народ.

На фоне всей этой беспомощности и юродства особенно ценны для зрителя те редкие образцы подлинно народного кино, которые, несмотря на упадок и запустение, продолжают создавать русские режиссеры. Откровением для зрителей стал фильм Алексея Балабанова "Брат", глубокая, серьезная работа Владимира Бортко "Цирк сгорел, и клоуны разбежались", яркие потешные комедии Александра Васильева и Александра Рогожкина "Особенности национальной охоты" и "Особенности национальной рыбалки". Среди телевизионных премьер, безусловно, сериалы "Петербургские тайны" и "Менты". Русское кино — живет, оно продолжает сниматься и радовать зрителя.

О НОВОМ ФИЛЬМЕ Михаила Евдокимова "Не послать ли нам… гонца?" писалось и говорилось лишь во время его съемок. Но сразу после премьеры пресса и реклама словно забыли о его существовании. Возникла некая фигура умолчания, плавно перешедшая в информационную блокаду.

Для многих зрителей Михаил Евдокимов долгие годы ассоциировался лишь с его сценическим образом деревенского увальня, гуляки, в котором артист выступал во многих своих репризах. Первой его крупной самостоятельной работой в кино стал фильм "Не валяй дурака, Америка!" Работа, не лишенная оригинальности, жанровых удач, но спорная и несколько вторичная. Жанр "пьяной комедии" давно и прочно отработан в нашем кино, и создать что-то новое в нем очень сложно. К тому же некоторые ходы и идеи фильма пришлись явно не по вкусу большинству зрителей. В частности, сюжетная линия вокруг американской подводной лодки и образов американских пехотинцев. Увы, но нынешняя политика США, ее неприкрытая агрессия, хамство, высокомерие не вызывают какого-либо сочувствия или расположения к американским персонажам. А все идеи "похожести" России и Америки, некого "союза сверхдержав" были похоронены еще в начале девяностых, причем не без огромных усилий со стороны самих США, откровенно вмешивающихся в наши внутренние дела и претендующих на мировое господство.

И все же, несмотря на некоторые недостатки, фильм "Не валяй дурака, Америка!" нашел своего зрителя.

И вот в прокате появилась новая работа продюсера Михаила Евдокимова и режиссера Валерия Чикова. Вокруг нее действительно сложился какой-то заговор молчания и информационной блокады. Лишь невнятно, окольно просачиваются сообщения о некоей "обиде президента" на этот фильм, о том, что картина "демонизирует" нашу действительность, клевещет на "демократические завоевания".

СКАЖУ СРАЗУ: новый фильм Михаила Евдокимова —эта огромная удача режиссера. Фильм небывалой мощности и пронзительности. Истинно русский фильм.

Сюжет его прост и безыскусен. Главный герой фермер Иван (Михаил Евдокимов), разоренный грабительскими банковскими процентами, едет в Москву к президенту "искать правду". Идея правдоискательства в русской культуре так же вечна, как вера в доброго царя и поиск "рая на земле". Как когда-то некрасовские герои-странники, Иван едет через Россию, наглядно видя ответ на вопрос "кому живется весело, вольготно на Руси?" В дороге его сопровождает деревенский дурачок Яков (Лев Дуров), потерявший рассудок после смерти в Афганистане обоих сыновей.

Пересказывать сюжет — дело неблагодарное. Скажу лишь, что действо захватывает с первых минут и до самых конечных титров. Непросто определить и жанр картины — пожалуй, это трагикомедия. Но в своей кульминации фильм поднимается до настоящей эпичности, философской драмы: сцены с подростками, моющими в Москве автомобили, с солдатом-кавказцем, возвращения Ивана домой, диалога падшей женщины и Якова. И вместе с тем сквозь ткань картины то и дело светятся беззлобный юмор, иногда даже сарказм — диалог в психиатрической лечебнице вокруг "квадрата Малевича", разговор с сумасшедшим двойником Ельцина и многие другие. Фильм подкупает своей искренностью, правдой и каким-то особым русским взглядом. В нем нет злобности, жестокости. Несмотря на весь ужас сегодняшней России, с которым сталкиваются главные герои — киллеры, продажные милиционеры, воры, чинуши, нищие, калеки — в них не иссякает запас доброты, жалости, стремления помочь. Иван жалеет кавказца-дезертира, девушка которого выходит замуж за другого. Кстати, в этой сцене, как когда-то в "Брате" Балабанова, мастерски показана драма национального раскола, свершенного "реформаторами", когда мать невесты встает на пути солдата Заура (ему, кстати, помогают добраться до поселка русские — сначала его сослуживец, а потом Иван). Страшен в своей убедительности и правдивости диалог матери невесты и солдата:

— Зачем ты пришел? Себя и нас позоришь. Не отдам ее в аул. Мало вы наших ребят в Чечне погубили?

— Кто погубил? Я погубил?

— Уходи!..

Спасает Иван и "нового русского", на которого совершено было покушение. Кстати, нет в фильме и столь нынче популярного и выигрышного ерничества в их адрес. "Новый русский" искренне пытается помочь Ивану, но режиссером мастерски показана пропасть между ними и невозможность ее преодоления. Все блага, которыми пытается осыпать "новый русский" Ивана: сотовый телефон, роскошный номер, вечер в ресторане со стриптизом, девочки по вызову и даже аудиенция у президента, пробитая им,— все далеко и чуждо Ивану. Его мир — другой, и общего между ними почти ничего нет. Поэтому единственное, чем может отплатить Ивану "новый русский",— это спасением того из "психушки", куда его отправили за попытку прорваться в Кремль…

…В ФИЛЬМЕ Михаила Евдокимова есть удивительное предвидение, предчувствие будущего. Снятый летом 1998 года, он фактически предсказывает будущую историю с другим Иваном — Иваном Орловым, который осенью того же года взорвал свой "москвич" на Красной площади.

— А если не пустят?— спрашивает Ивана его друг.

— Пойду на таран,— отвечает Иван.

— Как летчик Гастелло, что ли?…

И так же, как Иван из фильма, Иван Орлов был брошен в психушку. Только, в отличие от героя фильма, у Орлова не было "нового русского друга", и живым оттуда он уже не вышел…

В фильме нет роли президента. Главный герой, проехав тысячу километров по России, уже не нуждается во встрече с ним. Безжалостно и точно определена в нем сегодняшняя наша действительность. Фильм начинается с напутствия друга, провожающего Ивана в Москву: "…А если в самом деле доберешься, пошли его от меня на хер, персонально!" И почти в конце нынешняя власть определяется великолепным по своему юмору и меткости, но не оставляющим никакого сомнения в убежденности героя, диалогом:

— С президентом говорил?

— Говорил.

— Ну и как он?

— Дурак дураком.

— Я так и знал…

— Чего ты знал? Я в психушке с дураком разговаривал.

— В психушке? А я думал, в Кремле. Он что — в психушке лежит, что ли?..

НО ВСЕ ЖЕ на истинно художественную высоту фильм поднимает ответ его авторов на вечные для России вопросы: что же делать, как спасти нашу землю, как поднять Россию? Главный герой фильма возвращается домой с бездомным мальчишкой, подобранным им в Москве. И сцена эта потрясающа по своему воздействию, выстроенности и искренности. Герой фильма Иван — созидатель, Иван — хранитель. Россия держится на таких Иванах.

Я не сомневаюсь, что новый фильм Михаила Евдокимова пробьется к зрителю и займет достойное место в созвездии великолепного, бессмертного русского кино. Такие ленты — гордость нашего кинематографа.

Владислав ШУРЫГИН

Андрей Геннадьев БЕСПЛОДИЕ ДЕЗЕРТИРОВ

Когда говорят о кризисе в культуре, сразу представляю себе художника, который уж неделю как не может ничего нарисовать. Нервничает, портит холсты, пьет горькую, бегает в парк "набираться вдохновения" — но ни черта не выходит. Иными словами — судороги творчества.

Натуральный стопор охватил русское искусство. Слова "открытие", "прорыв", "любовь", "потрясение" давно исчезли из лексикона критиков. Последним ничего не остается делать, как только, взяв нарочито менторский тон, презрительно подбирать нужные слова и рассудочно распределять по течениям и направлениям пресловутый творческий процесс, хотя совершенно очевидно, что никаких "направлений", в сущности, не осталось. "Пробуксовка" — вот подходящее слово. Культурный процесс буксует, нигде не видно движения, становления.

Роскошные полотна на библейские сюжеты, созданные выпускниками некой престижной академии, эти полотна напоминают замороженных синюшных слонов, погибших во времена ледникового периода (на них страшно смотреть). Произведения "авангардного" жулья, написанные сухим (разведенным на клею) навозом и инкрустированные битым стеклом, вызывают приступ зевоты (зевота эта столь тотальна и неодолима, что может плавно перетечь и в сердечный приступ с летальным исходом).

Всюду смерть. Почему?

Здесь великая тайна. Но вряд ли сегодня, на излете русского тысячелетия, ответ на один достаточно частный вопрос, который касается искусства, откроет тайну Большого русского взрыва.

Но я, скромный художник, со своей ничтожной колокольни наблюдая за происходящим, не могу удержаться и не закричать в лицо тем, кто составляет большинство нашей творческой интеллигенции:

— Дезертиры!!! Вы сбежали с поля боя в битве за русский народ.

Эта самая интеллигенция, как только распустили гаремы разнообразных творческих союзов, смело пошла на панель. Их учили: “Искусство принадлежит народу”. Но они понимали эту фразу превратно. Видели в ней покушение на свой творческий суверенитет. Не хватало такта, ума и способности любить, чтобы понять ее как-то иначе. Теперь, спустя много лет, анализируя ситуацию в художественной среде в 70-е годы, я дохожу до мысли, что постсталинский киселеобразный Союз художников СССР был не нужен ни нации, ни государству. Он превратился в фабрику "халявы" для "творческих работников" (дома отдыха, командировки, госзаказы). Щепетильные чиновники, занятые в области культурной политики, робко приглашали столичных снобов послужить народу (к примеру, по разнарядке поездить в провинцию, порисовать сталеваров, доярок и учителей). А надо было брать за холку и грубо, не спросясь, окунать прямо физиономией в сырую тяжелую нашу землю. Пинками выгонять из прокуренных вонючих мастерских и извращенческих тусовок — прямо на простор России. Может быть, тогда не случилось бы того, что мы видим сейчас.

Каюсь. Сам ленился присматриваться к народной жизни. Тяготился своим провинциальным прошлым, смотрел на Запад, как на лакомство. К тому же в Москве отлично платили по госзаказам. Однако каждый раз, оказываясь в потоках настоящей русской жизни, испытывал прилив творческой силы. Представляете: тысячи ржавых рыжих бочек, бесцеремонно брошенных размашистой дланью советской цивилизацией прямо на мшистые лбы окаменелой тундры. Представляете: лица колхозников — дорогие русские лица... До сих пор помню, как писал портрет деревенского учителя на рязанской земле (Героя Соцтруда). У него лицо было сухое и чистое — как у святого. Он стеснялся очень, а когда я закончил, набилось полдеревни смотреть на мою работу. Люди заинтересованно обсуждали мое творение. Помню, я с ужасом подумал: "А ведь мог и не приехать сюда, "заболеть", отказаться. Предать этих заинтересованных мною людей".

Действительно, зачем нужны художники, жующие крестьянский хлеб, но таскающие свою "клозетную" живопись в иностранные посольства, в то время как огромная ледяная страна прозябает без опеки, без обращенного к ней искреннего чувства. Лишенная элиты, поэтому непонятая, неназванная, неосмысленная, она брошена на ледяное распятье азимутов Европы и Азии.

А ведь море разливанное благ для художников оплачивалось за счет народа?

По-видимому, по сталинскому плану творческую интеллигенцию готовили в качестве солдат культурного фронта, формируя целые полки и батальоны (ни в одной стране мира нет такого количества людей творческого труда). Сталинская культурная политика имела в виду задачи культурного освоения (обустройства) России и привела к созданию армии интеллигенции. Интеллигенцию учили, кормили, берегли, конечно, не для того, чтобы она блядовала сначала с дипломатическим корпусом, а потом с кем попало. Нет. Была миссия — было задание. Творческая интеллигенция, по советскому проекту, должна была парашютным десантом опуститься на беспризорные континентальные нивы империи.

В далекие 70-е иные художники предпочитали заниматься столичной фарцой (общение с дипломатами и получение "дипзаказа"), иные превратились в батраков -ремесленников, работающих на государство.

Первые, наклеившие на себя ярлык "неофициальных", как только представилась возможность рванули за границу (серьезный социальный заказ Запада, который был отменен только с распадом СССР, обеспечил на некоторое время относительное процветание единичным персонажам из когорты "нонконформистов")...

Вторые стали молча и тупо наблюдать, как рушится кормившая их инфраструктура, и сама Родина идет под откос.

Да, было время. Подобно тому, как из плоских ноздреватых коровьих лепешек в погожий летний день слетали маленькие изумрудные мушки, так из Москвы и Ленинграда стали отлетать на Запад художники-диссиденты. Теперь мы наблюдаем бегство наполеоновской армии — назад, в Россию, унылое возвращение русских художников, ставших вдруг лишними и на Западе. Глезер у нас патриот, а Кудряшов, кажется, готовится стать патриотом. На подмосковной земле похоронили любимца певицы Мадонны Пурыгина, а по улице Вавилова уже носится чернобородый Сундуков с неподъемным, как надгробие, каталогом... Максим Кантор, рухнувший на головы москвичей со ступеней Капитолия, начал с ностальгической мечты, что к его экспозиции в Пушкинском музее "не зарастет народная тропа", и пойдут туда не сноб-искусствовед, не завистник-художник, а инженер и библиотекарь. Нет, не пошел. Как говорил солдат Сухов: "Умер Петруха, зарезал его Абдулла". Даже канторовское "Убийство коммерсанта" не стало долгожданной психологической компенсацией для библиотекаря и крестьянина, чьи дети питаются комбикормом (это не публицистика — это жизнь в русской глубинке).

Актер Михаил Козаков (его считали народным актером), наговорив всякой мерзости о будущих погромах и русских фашистах, уехал на постоянное место жительство в Израиль, а теперь как побитая собака вернулся в оплеванную им Россию.

Немец Базейлиц в разговорах с коллегами удивлялся, почему молодые "продвинутые" русские мыслители относятся с такой ненавистью к эмигрантам кабаковым, канторам, рабинам и другим “героям” с Большой Черкизовской и Малой Арнаутской. Немудрено. Как еще относиться к людям, чья творческая несостоятельность стала очевидна после того, как иссяк живительный дождь публикаций о них в западной прессе.

Впрочем, добровольный побег на дальний Запад (или Ближний Восток) — это самый наглядный пример бесплодности предательства. Гораздо более тонко и более страшно "сдают" здесь. И свои. Чего стоит ситуация, когда менторы отечественной художественной традиции, академики живописи, ваяния и зодчества единогласно присягают на верность Церетели. Ни один не возразил против его назначения. Все знают, что есть Церетели, и признать его главой Российской академии художеств означало "опустить" всех, начиная от Ильи Репина и заканчивая Александром Герасимовым (которого, ей-Богу, есть за что уважать). И все это происходит как-то само собой. Никто не виноват. Так получилось. Дело в том, что русской нации плевать на пенсионы, которые Церетели определил ивановым, петровым и сидоровым. Нация не видит роскошных мантий и шапочек, подаренных Зурабом господам академикам. Нация знает одно: теперь символ Российской академии художеств — смальтовая черепаха в Пицунде.

На одной богатой тусовке, устроенной австралийским миллионером, приехавшим в Москву, на моих глазах дважды Краснознаменный ордена Красной Звезды академический ансамбль песни и пляски Российской армии имени А. В. Александрова исполнял "Хава Нагилу". Дело было в разгар чеченской войны. У меня потемнело в глазах. Я не военный. Я не офицер. Но почему-то увидел капельмейстера вверх ногами...

Из разговоров с выпускниками студии имени Грекова я узнал, что большинство мэтров-баталистов, писавших патетические полотна на тему бессмертного подвига Красной Армии, нынче занялись иконописью. Хорошее дело — расписывать Храм Христа Спасителя, но что же с армией? Пусть подыхает? Пусть комиксами довольствуется?.. Ни одного грековца в Чечне не было. Ни один грековец не попытался творчески отозваться на "мочиловку" (т. е. войну) в центре Москвы в 1993 году (хотя все это они наблюдали непосредственно). Где картины, батальные сцены, осмысление пережитого? Ни черта нету. Почему? Потому что для того, чтобы картину написать, надо гореть любовью. К Родине в том числе. Дезертиры не могут творить (и иконы не получатся у тех, кто Бога не любит).

Я понимаю — деньги нужны. Но ведь не в деньгах причина "проседания". Причина в том, что большинство художников, актеров, писателей заняты собой исключительно и, кроме себя любимого, ничего вокруг не видят.

За эти годы мы же увидели все "неофициальное" и все "современное". Это — обыкновенная помойка. Искусство, в которое индивидуумы сбрасывают свои комплексы. А в лучшем случае — форма игры, попытка острить.

Видели все "традиционное" и "академическое" — сплошные эрзацы и поделки, неспособность видеть своими глазами окружающий мир.

Поймите, искусство принадлежит народу в веках. А то, что народу не принадлежит, — это не искусство, а дрянь.

Когда жизнь спокойна, как воды Рейна, художник может позволить себе закатывать истерики и дергаться в конвульсиях на глазах публики, или угрюмо пить водку в мастерской. Степенный буржуа платит художнику за его сумасшествие... Рачительный чиновник дает художнику мзду за бычью покорность.

Сартр, со своим "дорефлексивным когито” — спрячься! В современной России “бросок в ничто” осуществляется в государственном масштабе. Российский президент впадает в непрерывное экзистирование, он у нас и кусач, и щипач, и стрелок, и дирижер оркестра — в одном флаконе. Но настоящее "искусство прямого действия" творит даже не выживший из ума президент, но сама История.

Великий, почти забытый скульптор ХХ века Дмитрий Филиппович Цаплин совмещал в своем творчестве индивидуальную энергию подлинного авангарда и глубинные автохтонные силы земли и населяющих ее людей.

Искусство принадлежит народу. Кто знает, быть может, время Цаплиных наступит завтра?

Андрей ГЕННАДЬЕВ

ТИТ РЕЦЕНЗИЯ ТУХЛЫМИ ЯЙЦАМИ

На прошлой неделе Никиту Михалкова закидали яйцами. Признаться, я ждал того момента, когда самодовольного автора "Сибирского цирюльника" обкидают яйцами (или, на худой конец, тухлыми помидорами). Но никак не ожидал реакции Михалкова. Судя по его реакции, маэстро вжился в роль не государя императора, а полицейского пристава, привыкшего где ни попадя распускать руки.

Но начнем по порядку. По рассказам очевидцев, дело было так. Михалков проводит семинар в Доме кино, вальяжно раскинувшись в кресле, отвечает на наивные вопросы студентов-первокурсников ВГИКа, хвастается тем, что во время съемок своего последнего фильма создал 10 тысяч рабочих мест ("Да мне памятник надо ставить!"). Тут происходит нечто невероятное: белоснежный шарик, сделав восхитительную параболу, приближается по воздуху к Никите Сергеевичу и... Ах! За первым шариком следует второй.

И вот господин Михалков выгребает из своего дорогого костюма яичную слизь и скорлупу.

Тут, конечно, начался гвалт.

— Взять их, — закричал Михалков голосом комдива.

"Террористов" (их было двое) повалили на пол. Потом подняли, потом снова повалили. А далее, как рассказывают, произошло нечто чудовищное.

К одному из "преступников" приблизился Никита Сергеевич (паренька к тому времени уже крепко держали за руки восемь человек) и ударил его наотмашь по лицу.

Неважно, что было потом. Какие-то интервью. Обзывание Лимонова ничтожеством (швыряли яйца, как выяснилось, представители НБП). Требования законного разбирательства... Все это неважно.

Маэстро бил мальчишку за то, что тот выразил неблагоприятное отношение к его, Михалкова, творчеству. Ведь это была рецензия сырыми яйцами — и ничего больше.

Все великие актеры имели подобный опыт. Но, будучи по недоразумению обкиданными апельсиновыми корками, карамелью, шишками или горохом, они смиренно кланялись публике, только грустно улыбались ее "подаркам".

Но режиссер Михалков повел себя, как держиморда.

Все наносное барство сошло с его лица, из-под личины показалась физиономия денщика. На глазах у всех появился на свет наглый денщик Микитка.

Что же касается рецензентов, которым так не понравился "Сибирский цирюльник", то ими оказались Дмитрий Бахур и Егор Горшков. Сейчас они находятся в изоляторе временного содержания. Обвиняются по статье 213 УК РФ, каждому грозит до пяти лет исправительной колонии.

История чем-то схожа с той, которую рассказал режиссер Михалков в своем последнем фильме.

ТИТ

P. S. Все же есть надежда на то, что любимец публики, роскошный Никита Михалков, сдав костюм в химчистку, пустит в ход свое влияние среди нынешнего истеблишмента и великодушно вытащит парней из-под следствия.

КОММЕНТАРИЙ

ЭДУАРДА ЛИМОНОВА

13 марта наших товарищей Диму Бахура и Егора Горшкова отправили в следственный изолятор Бутырской тюрьмы. Формально их “преступление” состоит в том, что 10 марта в помещении Дома кино они забросали тухлыми яйцами VIP-кинорежиссера Никиту Михалкова. Но первым вопросом, заданным им следствием в присутствии адвоката С. В. Беляка, был вопрос: “Состоите ли вы членом национал-большевистской партии?”.

Если у кого-то из вас еще оставались сомнения, в каком государстве мы живем, вдруг вы забыли кровавую баню 3 и 4 октября 1993 года, то после 13 марта всем нацболам должно стать ясно, что мы живем в мафиозно-полицейском государстве гораздо хуже какой-нибудь Колумбии или Боливии. В государстве, где чванливый и наглый VIP, видя, что его разоблачают, может запросто заказать у министра внутренних дел (или у кого он нас заказал?) политическую партию. Наказать нацболов (за распространение 20 марта листовок, где разоблачалась роль Михалкова в выборах палача русских — Назарбаева в Казахстане), подбросив ящик с бутылками с зажигательной смесью и совершив налет на наше помещение, Михалкову не удалось. (Смотрите подробно “Лимонку” №112.) И вот он отомстил нашим товарищам, пришедшим в Дом кино, чтобы сказать ему еще раз, что он лжет, что он не патриот, а продал русских Казахстана, что он предатель русского народа. Вопреки мнению следователя И. Б. Лебедева, вопреки мнению зампрокурора Краснопресненской прокуратуры с высот власти нажали дружки г-на VIP и ребята отправились в тюрьму. А Михалков 13 марта отправился играть в теннис. Даже если возбуждено уголовное дело по статье 213-й, “хулиганство”, есть в этом необходимость — гноить ребят в Бутырках? Нет. Речь идет о брошенных в пиджак этого типа яйцах.

Зато понятно, что дикое озлобление буржуев, таких, как Михалков, свидетельствует о том, что не за горами гражданская война. В их ненависти мы убедились 30 января, когда десяток нацболов, ведомых охраной, шли через зал кино-концертного комплекса Измайлово, через тысячу делегатов-демократов съезда Демократического выбора России, уподобившихся стаду диких свиней. 10 марта такое же стадо диких свиней ответило на вызов наших товарищей Бахура и Горшкова. Ладно охрана Михалкова, от них что ожидать, но и сам “патриот” приложился “высочайшей туфлей” по ребрам и головам русских ребят.

Мы никогда не верили в правосудие РФ. Если вдруг милиционеры, прокуроры, судьи не продажны, то они трусливы. Мы знали, что если будем оказывать сопротивление, бить морды, то наших посадят и дадут на всю катушку, а им, гайдаровцам, михалковцам, ничего не будет. Потому наши не ввязывались в таких случаях в потасовки. Однако в мафиозном государстве, как видим, не спасает и это.

Никита Михалков устроил даже пресс-конференцию. Он понимает, что с него сорвали маску барина от искусства, маску, прельщающую пожилых домохозяек. Многим стало ясно, что он ушлый, хитрый хищник с клыками. Достаточно посмотреть газеты: ясно, что он “положил” на все народы мира, ничей он не патриот, он патриот семьи Михалковых. На пресс-конференции этот тип говорил обо мне лично всякие низости. Давай, давай, опустись еще ниже, г-н VIP! Мне нечего о нем сказать, мне безразлично, талантлив он или бесталанен. Мне надо, чтобы мой народ знал, что деньги на производство своих клюквенных шедевров этот человек берет (о, верх цинизма!) у палачей русского народа, таких, как Назарбаев. Мне надо, чтобы русских народ знал, что Михалков беспринципный, мстительный, злобный и тотально аморальный человек (узнай я, предположим, что ребята, бросавшие в меня яйца, попали в Бутырку, я бы поехал к генпрокурору и вымолил бы, чтобы их освободили). И чтобы народ знал, что без помощи руководителей силовых структур нападение сотрудников уголовного розыска на наше помещение состояться не могло. Мне важно, чтобы народ знал, что Михалков и те, кто ему помог, хотят изнасиловать закон. А уж сподобится ли кто-нибудь наказать его и того, кто включил машину подавления против нас, на это я не рассчитываю. Мы никогда не верили в правосудие РФ.

У нас появились первые герои, смело выступившие против системы. Димка и Егор. Мы вытащим наших товарищей из Бутырки. Борьба продолжается. Впереди будет еще немало зла, противостоящего нам. И речи быть не может, чтобы оставить это зло хозяйничать на русской земле. Потому все под знамя НБП!

А о том, что ничто не будет забыто, и говорить не приходится. Не будет забыто.

нижнее белье оптом 9