/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 277 (12 1999)

Газета Завтра


Александр Проханов ВИЙ ПРИШЕЛ ЗА ДУШОЙ ЕЛЬЦИНА

Маразмом веет из Кремля. Будто там лежит и тухнет мертвая рыба. Лицо Сысуева, когда он приходит от Ельцина, похоже на пролежень. Продолжается кадровая политика под кодовым названием "Взашей!" Смиренного Бордюжу отправили в колумбарий, заменив на какого-то Галошина. Совет безопасности напоминает "бистро", куда забегают, чтобы скорее удрать. Взрываются на Кавказе вокзалы и рынки, горят ярким пламенем русские города. На экранах телевидения копошатся слизистые разноцветные черви. Швыдкой за показ порноленты требует себе "Оскара". С каждым терактом Степашин все матереет, и в его заявлениях звучат сталинские железные нотки. Жириновский похож на самосожженца — так горит изношенный, кинутый на свалку носок. Лужков все ближе, все отважней приближается к мертвой рыбе — вот-вот клюнет в глаз. И только Киселев, светский, набриолиненный, с легкими полипами в носу, ждет, когда Югославию посыпят бомбами и у Явлинского пройдет тик на почве недостижимого президентства.

Отдадим должное мужеству прокурора Скуратова. Мерзкая пленка, орудие политического убийства, не сокрушила его, и он с ножом в спине продолжает доискиваться, куда ушли уворованные миллиарды, и какая в этом доля и роль березовских, чубайсов, немцовых. Женевская дама-прокурор, спешащая в Москву с информацией о швейцарских счетах, расскажет, чего стоили вымирающему народу ремонт президентского кабинета, золото и малахит, омытые русскими слезами и кровью.

Отдадим должное мужеству Совета Федерации, взявшего сторону Скуратова против Ельцина. Губернаторы впервые действовали как коллективный властный ум России, видящий в кремлевском пациенте источник государственной катастрофы. Только Лебедь, унылый пасынок Березовского, поддержал августейшего борца за нравственность, видимо, забыв, кто помочился прилюдно на шасси американского самолета, кто вдребезину пьяный упал с моста, кто в алкогольном угаре повелел кинуть в реку несчастного Костикова.

Отдадим должное Думе, которая, безоружная, беззащитная, наполненная провокаторами и предателями, выдержала страшный удар пропаганды, не сдала Макашова, провела подготовку к импичменту, сохранила правительство, является голосом истребляемого народа.

Поклонимся народу, светлому, доброму, великому и непобедимому, который без оружия в руках, без хлеба на столе, без копейки в кармане ведет небывалую страшную битву, теряя в год полтора миллиона ратников. Выдавливает со своей священной земли страшные полчища, чья природа связана с преисподней, о чем свидетельствует образ Сванидзе.

Кто шантажировал Скуратова? Конечно, Швыдкой. А еще? Конечно, те люди, что показывали пленку Строеву и сенаторам. А кто за ними стоит? Быть может, Бордюжа. А за ним? Уж не сам ли Ельцин со своей Танюшкой-квакушкой? Если так, то это прямое препятствие правосудию, за что следует немедленный импичмент и скамья подсудимых. Скамью уже делают патриотически настроенные плотники с Вологодского деревообрабатывающего комбината.

Власть в России находится в руках санитара ЦКБ. Ее геральдика — не Двуглавый Орел, не Держава и Скипетр, а фарфоровая больничная утка и капельница. Власть — как яичко, забытое на столе. Мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось.

Ночью, под туманной луной, подмосковные жители видят огромного, на талых снегах, Ангела с золотым копьем. Стоит босыми ногами на сверкающем насте, нацелил острие из неба в Кремлевский Дворец, готовит удар. А сзади, в черном лесу, путаясь в ветках, как огромная мохнатая обезьяна, ждет Вельзевул — схватит душу несчастного грешника, равного которому не видала земля, и утащит в ад, обгладывая на ходу длинными, как кривые сабли, зубами.

В Московском храме "Никола в Пыжах", что у Третьяковки, заплакала вдруг икона, отекая прозрачными благовонными каплями. Кто истолкует знамение? К радости или к скорбям? Скорбей нам не занимать, а Радость и Пасха впереди неизбежны.

Александр Проханов

А. Проханов, В. Чикин ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО

Сконструированный Ельциным уродливый режим, противоречащий природе и историческому опыту России, завершает свое существование в страшных корчах больной и необузданной личности. В православной и социалистической стране, где равенство является высшим смыслом, он создал на народных слезах и разорении горстку властвующих миллиардеров. В народе, где каждый крестьянский сын сызмальства является государственником, где ценность родных пространств священна, как Икона Божьей Матери, он запустил механизм разушения, стоивший нам целостности СССР, отпадения Чечни, нарастающего распада России. В государстве с традицией беззаветного служения, славного именами великих сынов Отечества, он призвал к управлению временщиков и стяжателей, хулителей русских и проходимцев с двойным гражданством, осквернивших Кремль своими интригами, разворовавших алмазный фонд русской государственности. В России и СССР, где братсво народов было религией, вело к процветанию и могуществу Родины, он перессорил все народы, натравил друг на друга "все языцы", поставил во главе просвещенной, сильной духом державы горстку безродных агрессивных невежд, язвительных русофобов, перекрывших животворные соки народной жизни.

Смертельная болезнь власти в последние месяцы проявлялась чередой сменявших друг друга политических инсультов и бредов. Истерика по поводу "русского фашизма", которая должна была подавить растущее самосознание русских, срезать компартию, запретить "антисемитскую" Думу. Бессовестная травля Маслюкова, имевшая целью смести "красное" правительство Примакова, посеять экономический и политический хаос и вернуть во власть "радикально-либеральную группку", выразительницу интересов Израиля и Америки, десять лет топившую народ в слезах и крови. Грязная пленка, подготовленная разбойниками в ближайшем окружении Ельцина, над которыми нависли расследования Генпрокуратуры, и чьи счета в швейцарских банках, недвижимость на Лазурном берегу и в Австрии вот-вот всплывут на страницах газет. Страшные теракты и взрывы на Кавказе, неистовая работорговля, когда в рабов превращают уже русских генералов,— результат "хасавюртовского мира", заключенного Лебедем и Рыбкиным за спиной окровавленной армии.

Все эти страшные толчки, разрушающие русскую государственность, исходят из единого центра — из воспаленного бесконтрольного сознания Ельцина. Преградой надвигающейся катастрофе служат растущая консолидация Государственной думы и Совета Федерации, неподкупная и бесстрашная деятельность прокуратуры и силовых структур, единство народно-патриотических сил, призывающих народ к предель- ной бдительности. К готовности в час возможного государственного переворота, затеваемого "радикал-либералами", выйти на улицы родных городов и селений всеми миллионами оскорбленного люда и схватить "переворотчиков" за руку. И пусть у Жириновского, последнего ельциниста и "политика по вызову", не просыхает на губах бешеная пенка антикоммунизма.

Главный редактор "Завтра" А.Проханов,

главный редактор "Советской России" В.Чикин

МИТИНГ в защиту свободы слова

28 марта, в 12.00

на Суворовской площади

у театра Российской армии —

МИТИНГ

в защиту свободы слова.

Ярмарка патриотической литературы.

Проезд: метро "Новослободская",

далее 10 мин. пешком.

Высший совет русских патриотических сил.

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« В России прошел показ второй серии остросюжетного фильма "Юристы".

« Жириновского цапнула бешеная сучка антикоммунизма.

« В России предложено обьявить День Траура на время пребывания Ельцина у власти.

« С каждым инсультом Ельцина Лужков все храбрее.

ТАБЛО

l Ситуация в Москве оценивается дипломатическими представительствами ряда стран "семерки" как близкая к путчу. Попытки околоельцинской группы (Т.Дьяченко, Березовский, Бородин и др.) путем шантажа и политического давления снять генпрокурора Скуратова провалились. По мнению аналитиков, действия этой группы характеризуются целым рядом ошибок, не оставляющих надежды на "мирное" решение кризиса. Среди этих ошибок особо выделяется конфронтация с региональными лидерами, откровенное навязывание "силовым" структурам своих назначенцев, не имеющих опоры внутри данных ведомств, а также замену Бордюжи на Волошина, имеющего репутацию "человека Березовского". Возможное начало "властного переворота" прогнозируется в сроки до двух недель. Он должен начаться отставкой правительства по инициативе Ельцина, а завершиться разгоном Госдумы с последующим запретом компартии. Именно этот сценарий озвучивает Жириновский. "Фактором риска" для околоельцинской группы, согласно той же информации, служат подготовленные разоблачения по деятельности Бородина и Т.Дьяченко, которые могут вызвать "обвал" при голосовании по импичменту. Часть из них якобы должна быть основана на материалах прокурора Швейцарии, чей визит активно тормозится данной группой. Особые опасения Березовского связаны с возможными разоблачениями со стороны Масхадова о роли "последнего олигарха" в нагнетании обстановки на Северном Кавказе (похищение Шпигуна, взрывы в Грозном и на владикавказском рынке). Целью этих провокаций называют введение в России чрезвычайного (военного) положения с отменой парламентских и президентских выборов. Одним из важнейших условий для переворота обозначен срыв переговоров Примакова в Вашингтоне и следующее (4 апреля) заседание Совета Федерации. Вместе с тем, указывают аналитики, данная попытка, несмотря на бурную активность "трио", имеет минимальные шансы на успех...

l В ночь с 21 на 22 марта (весеннее равноденствие), как передают источники из обслуживающего персонала президентской семьи, после просмотра программы "Итоги" (НТВ Гусинского, главы Российского еврейского конгресса) у Ельцина дважды произошли истерические припадки, в ходе которых он имитировал попытку самоубийства и грозил "показать себя" всем и прежде всего — "проклятому олигарху". Только профессиональное вмешательство медицинской бригады успокоило "объект"...

l Сенсационное заявление министра финансов США Д.Рубина о "нецелевом использовании" июльского (1998 года) кредитного транша на сумму 4,5 млрд. долл. правительством Кириенко-Чубайса в преддверии визита российского премьер-министра расценено в деловых и политических кругах Америки как "сдача" либерально-монетаристской группировки в российском руководстве, верой и правдой служившей интересам Запада. Следующим шагом информатор в Нью-Йорке называет снятие главы МВФ М.Камдессю и ряда высших чиновников этого института, что станет окончательным признаком "ставки на премьера"...

l Как сообщают из Франкфурта-на-Майне, недавняя отставка министра финансов ФРГ О.Лафонтена из правительства Г.Шредера связана с "жестким давлением Вашингтона". Лафонтен был известен как последовательный сторонник "большой валютной змеи" (евро-доллар-иена). Реализация его позиции в Евросоюзе могла привести к "гигантскому оттоку долларов с мировых рынков в США" и концу финансовой гегемонии Америки. Соответственно, в Вашингтоне старались сделать все, чтобы предотвратить крах своей глобальной финансовой империи и не допустить развития европейской интеграции. Именно с этой целью были вброшены материалы, компрометирую щие европейскую экономическую комиссию, инициирована отставка Лафонтена и активно готовятся удары по Югославии, призванные обострить противоречия между европейскими странами...

l По мнению экспертов СБД, демарш Лужкова против смены главы президентской администрации может послужить "руководством к действию" для Скуратова и Бордюжи. В частности, предположение московского мэра, что снятие Бордюжи связано с его недостаточным прессингом на генпрокурора, позволяет последнему открыто заявить о том, что его "банное дело" было подготовлено и велось по личному указанию Ельцина. Как результат, "вся президентская рать" может быть выведена за рамки конституционного поля...

l Источники в московских криминальных структурах сообщают о том, что люди "одного олигарха" "заказали прокурора" чеченцам. С этой целью в Москву уже прибыла группа басаевских боевиков, уже на месте оснащенная необходимыми спецсредствами. Варианты покушения зависят от конкретной обстановки и варьируются от взрыва автомобиля и гранатометной атаки до снайперских выстрелов...

l Из кругов, близких к Березовскому, стало известно, что здесь рассматриваются планы дальнейшей дискредитации Скуратова. В качестве вариантов называются открытие счета на имя генпрокурора в одном из "дружественных" ино- странных банков с закачкой туда крупной суммы валюты и фальсификацией подписи (модель Якубовского против Руцкого), фальсификация документов на "незаконное" получение Скуратовым квартиры и дачи от президентской администрации, а также подготовка публичного выступления одной или нескольких "сексуальных партнерш" прокурора на канале ОРТ (особенно привлекательным считается вариант "соблазнения несовершеннолетней") и т.п. Все эти атаки должны скомпенсировать "информационный удар" Скуратова по "семье" и Березовскому. В этой связи эксперты СБД считают "оборонительное молчание" самоубийственным для Скуратова...

l Результаты внеочередной сессии межпарламентского собрания Союза России и Белоруссии, прошедшей в Москве, были окружены “заговором молчания” росийских средств массовой информации, подконтрольных “олигархам”. Это объясняется тем, что принятые решения по экономическому, политическому и оборонному сотрудничеству двух братских государств могут связываться с отставкой Березовского и резко укрепить позиции Примакова, а также Лужкова, возлагавшего серьезные предвыборные надежды на активизацию работы Союза...

l Ключевой фигурой в антискуратовской кампании, по частной информации, поступившей из одного российского спецведомства, является генерал Зорин, бывший начальник антитеррористического центра, ближайший сподвижник Березовского и Черномырдина, теперь работающий началь- ником управления спецобъектов администрации президента...

l Визит главы Израиля в СНГ и Россию, как сообщает наш источник из Хайфы, связан с "выработкой общей позиции" еврейской общины по вопросу наследования власти в Кремле. Избирательные интересы самого Нетаньяху, зависящего от поддержки лидеров "российских евреев" Кедми и Щаранского, названы вторичными...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

Внимание, акция! Сейчас при покупке бензовоза на базе МАЗ 1 Вы получаете бесплатный комплект резины.

Александр Брежнев ПОЧЕМУ МОЛЧИТ СТЕПАШИН?

Весь шум, возникший вокруг Юрия Скуратова, происходит на фоне гробового молчания силовых структур. Руководители МВД и ФСБ, используя обострение обстановки на Северном Кавказе, делают вид, что полностью заняты Владикавказом и Чечней. Тем не менее долго отмалчиваться силовикам не удасться. МВД обязано будет провести расследование в отношении тех, кто осуществлял незаконную съемку частной жизни гражданина, организовал тиражирование записи и ее трансляцию. Учитывая, что преступная съемка велась в отношении представителя высших эшелонов власти страны, к расследованию обязано подключиться и ФСБ.

Можно предположить, что съемка и трансляция были невозможны без санкции или даже указания кого- то близкого к реальному управлению страной. Версия, предполагающая, что авторами пленки могли быть представители какой бы то ни было коммерческой структуры, обиженной Генпрокуратурой, кажется малоубедительной. В частности, по мнению ряда бывших работников КГБ, стиль неизвестных авторов фильма напоминает классический стиль израильской разведки "Моссад" и одного из ее отделов, специализировавшихся на секретной съемке, и, по некоторым данным, причастного к скандалу вокруг Билла Клинтона и Моники.

Все это может прояснить причину молчания силовиков. Видимо, "покровители" утечки настолько сильны (ведь они дали команду ВГТРК показать пленку в эфире), что МВД и ФСБ боятся с ними связываться. При этом надо понимать, что если некие силы так легко ведут слежку за руководством страны, то, вероятно, что следили не за одним лишь Юрием Скуратовым. Вероятно они же владеют компроматом и на других представителей российской политической элиты, в том числе и на руководителей МВД и ФСБ. Возможно, что эти материалы и заставляют молчать силовиков лучше всякого кляпа.

Александр БРЕЖНЕВ

Владислав Шурыгин И ГЕББЕЛЬСУ НЕ СНИЛОСЬ...

Известно, что до последних дней третьего рейха одной из немногих бесперебойно работавших структур фашистской Германии было министерство пропаганды Йозефа Геббельса, которое умудрялось бодро рапортовать о несуществующих победах и пугать людей мифическим "оружием возмездия", даже когда красные дивизии уже штурмовали рейхсканцелярию. Нынешние либеральные журналисты весьма напоминают сотрудников доктора Геббельса тем, что тоже дерутся до последнего — понимают, что приближающийся "забой" олигархов станет для многих из них не только последним рабочим днем, оплаченным в СКВ, но просто концом медиа карьеры.

Именно поэтому практически с первых часов скандала телеканалы ОРТ и РТР заняли четкую антипримаковскую и антикоммунистическую позицию. В комментариях навязчиво проталкивалась мысль о том, что кабинет Примакова-де "погряз в коррупции", что сам премьер "ангажирован" коммунистами, что правительство неспособно справиться с кризисом и полностью исчерпало кредит доверия как в самой России, так и за рубежом. Апофеозом всего стал ночной показ в программе "Вести" РТР видеозаписи, компрометирующей генпрокурора Скуратова.

В любом уважающем себя государстве ГОСУДАРСТВЕННОЕ СМИ никогда не посмеет выпускать в эфир столь сомнительный материал, полученный к тому же антизаконным путем. Но в России все иначе. Материал, компрометирующий крупнейшего государственного чиновника, был показан именно по государственному телеканалу!

Помимо этого по тем же телеканалам с завидной регулярностью в эфир выбрасываются откровенные "дезы" и "активки". Так в последние дни были озвучены откровенно ложные данные о якобы "повторном рапорте Скуратова на увольнение", информация о том, что генеральный прокурор Швейцарии дель Понте якобы "отказалась от поездки в Москву"...

Все это позволяет сделать однозначный вывод о вовлеченности либерального блока СМИ в заговор, фактически оформившийся в ближайшем окружении Ельцина против правительства Примакова.

Не секрет, что весьма многих "олигархов" и "олигарчиков" еще полгода назад "напрягли" слова Примакова о том, что "лагеря будут освобождаться для крупных воров и расхитителей". А когда в Генпрокуратуре был дан ход делам против известных банкиров, "бизнесменов" и бывших правительственных чиновников, то приговор Примакову был подписан. Журналистам "карманных" телеканалов и газет была дана команда "валить" правительство.

Это канал ОРТ, чья зависимость от Березовского давно стала "притчей во языцех". Именно ОРТ выплеснуло в эфир большинство критических нападок, комментариев и фальшивок в адрес кабинета Примакова.

Наконец, это РТР, официально являющийся государственным каналом, но, по сути, давно находящийся в руках нескольких крупных олигархов и членов семьи президента. Задумаемся на мгновение над тем, кто мог санкционировать показ по этому каналу скандальной порновидеозаписи. Уж никак не сам Швыдкой и даже не Бордюжа…

При этом достаточно легко определить основные информационные и идеологические проекты этого заговора.

Прежде всего это попытка придать правительству Примакова статус "коммунистического" и перенести на него вину за финансовый и экономический кризис, спровоцированный ультралибералами Кириенко, Черномырдиным, Гайдаром.

Другой проект рассчитан на провоцирование конфликта между Ельциным и Примаковым. Телекомментарии и статьи внушают Ельцину мысль о союзе Примакова с коммунистами, о его стремлении сместить президента руками Государственной думы и Совета Федерации.

Еще один элемент этой пропагандистской кампании — внедрение в общественное сознание мысли о том, что кабинет Примакова неспособен получить международное признание и наладить диалог с международными финансовыми институтами. Для "организации" подтверждения этого тезиса в октябре-феврале "либеральные" экономисты типа Кириенко, Черномырдина, Коха и ряд других совершили целую серию вояжей на Запад.

И, наконец, введена привычная информационная блокада оппонентов. Эфир полностью отдан основным "бойцам" с правительством — Явлинскому, Черномырдину, Немцову. При этом Примакову и его министрам отводится роль в лучшем случае жалко оправдывающихся школяров. А оправдание, как известно, всегда свидетельствует о вине… В общем — полный набор типичной пропагандистской диффамационной кампании.

Но сегодня, пожалуй, впервые за многие годы "убойный" проект либеральных СМИ грозит закончиться для них самих катастрофой. Антипримаковская кампания проводилась столь нагло, беспардонно и тенденциозно, а заказчики ее столь засвечены и дискредитированы, что все это переполнило чашу терпения даже столь далеких от проблем СМИ людей, как губернаторы. Федеральное собрание почти единогласно проголосовало за принятый Госдумой Закон "О защите нравственности на телевидении", который вполне может стать мощным оружием против коррумпированности и продажности российского телевидения.

P.S. В последние дни в ряд оппозиционных газет и телепрограмм поступили видеоматериалы, на которых целая плеяда людей, похожих на известных либеральных политиков, журналистов и бывших чиновников, занимается всяким непотребством. Так, человек, похожий на ведущего корреспондента НТВ Павла Лобкова, "развлекается" с неким юношей, в объятиях юноши сладострастничает и человек, похожий на лидера ЛДПР Жириновского, в уютной обстановке с дамой проводит время усатый голыш, напоминающий телеведущего НТВ Киселева. Война продолжается, господа?

Владислав ШУРЫГИН

Александр Синцов ИЗЫДИ!

При всей живучести Ельцина, при всем его суперменстве обыкновенная старость неуклонно подступает.

В русском народном ее образе и подобии человек мужского пола должен на завалинке сидеть, внукам дудки делать, свистки и остерегать молодых от грехов. Готовиться исподволь к переходу в вечность. Сановники — не исключение. Немало русских царей тоже в старости отходили от властной суеты.

Ельцин из тех, кто и в гробу ногой дрыгнет. Большевистская старость его предполагает яростное безбожие и пребывание в страстях до последнего дыхания. Ему так нравится. И если бы его старость была его личным делом, никто бы не посмел упрекнуть его. Но так как каждый его зубовный скрежет терзает наши души, мучает нас, унижает и убивает, то мы шлем проклятия такой старости. Тоже впадаем в грех непочтения, тоже срываемся в мстительность, и давно уже не гоним прочь мысль: "Когда же черт возьмет тебя?"

Только по природной доброте нашей мы не проявляем в себе это чувство усталости от Ельцина, а наоборот — стараемся в будничной борьбе за выживание не расходовать остатки энергии на проклятия. Но изжитость его сознает всякий. Даже тот, кто его когда-то любил, или по крайней мере голосовал за него.

Быть проклятому в глубокой старости, еще будучи на земле, и знать об этом — незавидная, страшная участь для человека. Да хоть если и один лишь кто-нибудь желает кому-нибудь погибели, разве это не ужасно? А тут стоном стонет Россия от края и до края — изыди!

А он Бордюжу увольняет, чего-то бурчит под нос.

Тяжело смотреть на него, как на ветхого бомжа, подъедающего корки, брошенные уткам на берегу Яузы. Таким же беспросветным одиночеством веет с экрана, хотя антураж кремлевский.

Об инвалидной, интернатской бесприютности напоминает и эта рука его трехпалая. Хотя он ее словно специально заострил в юности для руководящей работы, два пальца в жертву отдал, как отдают душу дьяволу, чтобы помог влезть на русский трон. Он по-прежнему прячет ее, охватывает пальцами другой, целой руки. Кокетничает...

Или вдруг неожиданно, истерично взрывается, беря на себя вину за взрыв во Владикавказе. Днем его мучают руководящие инстинкты, а ночью — откровения Скуратова между лицами непримиримой оппозиции. Да, теперь он мучается.

Александр СИНЦОВ

Николай Коньков ХИМЕРОЛОГИЯ

Нынешний кабинет Примакова, если описывать его в терминах биологии, представляет собой подобие организма-химеры, генетической мозаики из разнородных "либералов", "государственников" и прочих — всякой твари по паре. Подобные мутации обычно свидетельствуют о внешней катастрофе, в условиях которой необходимо выжить. И то, что столь разношерстно-разноклювая компания набилась в примаковский ковчег — само по себе признак потопа: если не всемирного, то всероссийского. Вопрос в том, доплывет ли этот ковчег до заветной горы Арарат, окажется правительственная химера жизнеспособной, или же рассыплется при первом серьезном испытании?

После катастрофы 17 августа, собственно, и вызвавшей к жизни это правительство, когда пришлось "дяде Жене", скрепя сердце, отвлечься от серьезных дел и затыкать своим авторитетом дырки во внутреннем хозяйстве "эрэфии", — ничего серьезного не происходило. Ну зиму пережили (за счет чего — тоже вопрос). Ну доллар "стабилизировали". Все хорошо, только Березовского забыли.

Он-то и начал, как сорок тысяч лобковых, примаковскую химеру покусывать. Так завязалась первая российско-березовская война, война химеры с паразитами, где последние обречены на гибель независимо от исхода. Дело в том, что наши "олигархи" — типично внутреннее явление, эдакие Бени Крики нечерноземной полосы, которые в условиях "мирового рынка" никому не нужны. Там им паразитировать попросту негде: сплошная дезинсекция и стерилизация. Ну разве что в мафиози податься: проституция, наркотики, игорный бизнес и прочий "черный нал". Грубо, бесперспективно. Поэтому Березовский, бывший квазигражданин Израиля, видимо, не лукавит, когда говорит, что помимо России нигде себя не мыслит. Вопрос в том, кем он мыслит себя в России.

Березовский — существо, достаточно специализированное, без поддержки главы президентской администрации и правоохранительных органов чувствует себя весьма неуютно, а потому всеми силами и способами пытается эту поддержку, в случае утраты, восстановить.

А помогает ему, конечно, случайное стечение обстоятельств. Тут и генпрокурор под прицелом все той же "скрытой камеры". О чем едва ли не первой сообщает газета, выходящая в Грузии, где правит друг Бориса Абрамовича, приватно обещавший оставить за ним пост исполнительного секретаря СНГ. Тут и футбольная сборная великой Андорры вдруг боится лететь во Владикавказ на матч со сборной России — так боится, что сам министр внутренних дел Степашин должен публично гарантировать безопасность. Сразу — совершенно случайно — на владикавказском рынке взрывается пуд тротила, 62 жертвы. Скандал — на всю Европу, и вот уже на пост главы администрации президента приходит Юмашев-2 по фамилии Волошин, а Рушайло следом за "Самарой" записывает в секретную книжечку слово "Владикавказ". Есть еще и "коррупционер" Маслюков, "проваливающий" переговоры с МВФ, так что газета "Сегодня" проводит блиц-опрос на тему: "По-вашему, России следует выплатить долги, как это делают развитые страны, или согласиться на списание долга и статус страны третьего мира?" "Статус страны третьего мира" — это ратификация договора СНВ-2, между прочим, это статус Югославии и Ирака, которые в любой момент можно "вбомбить в каменный век".

Сфинкс Примаков, олицетворение правительственной химеры, пока молчит. Неужто Березовский, подобно Эдипу, разгадал его загадку? И российско-березовская война, как русско-японская война 1905 года, окончится странным поражением России?

Николай КОНЬКОВ

Алексей Фарфоров ШВЫДКОЙ У СКВАЖИНЫ ЗАМОЧНОЙ

Сколько уже было и будет газетных спекуляций на тему скандала, разгоревшегося вокруг Юрия Скуратова. Скажут про то, что один прокурор хороший человек, да и тот... Про то, что потомок опричника Малюты заключил союз с боярами против царя. И так далее.

Однако Юрий Ильич Скуратов, несмотря на реляции явно ангажированных СМИ (занятых весьма избирательно борьбой с коррупцией и очень выборочно борьбой за нравственность), держится весьма достойно.

Ситуация свободного выбора преследует каждого человека ежедневно в течение всей его жизни. Но маленькие выборы незаметны стороннему наблюдателю, и, кажется, что человек "плывет по течению". Однако бывает так, что приходится делать выбор по-крупному, ставя на кон и собственную судьбу, и судьбы многих.

Рассматривая Скуратова как тихого карьериста, упорно, шаг за шагом восходящего по службе, можно предположить, какая огромная дилемма возникла перед крупным госчиновником, которого известные силы заставляли "не раскручивать" некие уголовные дела, грозя в противном случае уничтожить профессиональную репутацию и семейный очаг. И Скуратов готов был сдаться, ибо для людей такого сорта "потеря лица" означает конец не только карьеры, но и места в системе профессиональных и общественных связей.

По всей видимости, Скуратов готов был поддаться на шантаж. Но что-то его остановило. То есть как раз сработало знание нравственного закона, в нарушении которого обвиняют Скуратова "чистые в помыслах" демжурналисты. И действительно, поддайся Скуратов на шантаж — профессионального краха и позорной памяти прокурору было бы не избегнуть.

Народ оценит поступок прокурора, ибо люди наши не так глупы, как кажется ведущим телевизионных аналитических программ. Народная поддержка Скуратову обеспечена. Люди простят ему десять тысяч подружек, посади он в Бутырку хотя бы двух вельможных мздоимцев и губителей Родины, коих так много нынче скопилось у президентского кресла.

P. S. Бывший театральный критик Михаил Швыдкой с куражом завзятого порнографа отдал распоряжение прогнать по общенациональному каналу скандальные кадры. Однако и здесь "человек, похожий на Скуратова" не выглядел развратником и извращенцем. Отказавшись от предлагавшейся "групповухи" и осведомившись у девушки, какой она национальности, герой видеокомпромата не вышел за пределы так называемого "европейского секса". По сравнению с назойливыми в своих извращенных фантазиях участниками телепередачи "Про это", а также известным должностным лицом Соединенных Штатов Америки, герой "скуратовской" пленки выглядел действительно "истинным арийцем и прекрасным семьянином".

Кстати, по мнению социологов, сам факт гетеросексуальной ориентации человека с пленки говорит в пользу "прокурора". Слишком уж много слухов блуждает в народе о вольных нравах и "неправильных" привычках, царящих в российской политической элите. Чего стоят откровения жены заместителя мэра Москвы Владимира Ресина. В передаче "Герой дня без галстука" выяснилось, что в свободное от работы время шестидесятилетний строитель Ресин румянится, натягивает на себя колготки, балетную пачку и в обществе одетых таким же образом приятелей танцует канкан...

Алексей ФАРФОРОВ

Сейчас таможенное оформление экспорта 2 осуществляется по более выгодным ценам.

Иван Ленцев ЦАРЬ И ПСАРЬ

Очередной кризис власти, кульминацией которого явилось голосование Совета Федерации против отставки Скуратова, следует рассматривать как агонию "олигархизма" и доживающего свой век радикального либерализма. В центре сегодняшней интриги находится стремительно теряющий силы "исчадие АVVы" Березовский, ведущий борьбу за выживание. В случае безвременного ухода президента и необеспечения устраивающей олигархию и семью преемственности власти, Березовского, как и многих других, весьма вероятно, ждет дорога на скамью подсудимых. В предчувствии этого вокруг Березовского сомкнули ряды не только его давние союзники — кремлевское окружение недееспособного президента (Дьяченко, Сысуев, Бородин), но и проявляющие небывалую активность через СМИ члены бывшего правительства (Черномырдин, Кириенко, Немцов, Чубайс, Гайдар).

Обе разновидности либеральной идеологии, воплощенные в Березовском и Чубайсе, перед лицом смертельной опасности сошлись воедино. Два одномоментных события подтверждают, что ситуация очень скоро может разрядиться сразу несколькими громкими судебными процессами. Это, во-первых, демарш Скуратова, с трибуны СФ поведавшего о, мягко говоря, незаконной деятельности компаний, связанных с Березовским ("Аэрофлот", "АвтоВАЗ", "Атолл") и кремлевской администрацией ("Мабетекс"). А во-вторых, последующий за этим выступлением отчет комиссии по событиям 17 августа, глава которой однозначно назвала виновными в летнем экономическом кризисе тогдашнее правительство и конкретно Кириенко, Чубайса, Немцова.

В сложившейся ситуации единственное спасение олигархии — отставка Примакова. Накат на Скуратова посредством компромата от Березовского стал звеном в этой цепи, поскольку кресло генпрокурора жизненно необходимо олигархам-либералам в случае развития насильственного сценария перехвата власти у Примакова.

В драку с нынешним правительством активно включились и бывшие министры-либералы. Практически каждый день в последние недели на экранах ТВ мелькали физиономии то Черномырдина, то Кириенко, то примкнувшего к ним Явлинского и "пристегнутого" Жириновского, озвучивавших одну за другой кремлевские схемы развития ситуации.

Ответные шаги Примакова не заставили себя ждать. Удар по Березовскому, фактически слетевшему с кресла исполнительного секретаря СНГ, стал в их чреде, пожалуй, самым заметным. Ну а сегодняшнее раскручивание прокурорской машины по делам олигархов и либерального правительства вообще является убойным козырем в руках Примакова. Вкупе с постановлением Думы, вводящей попечительские советы на телевидении, главной опоре олигархов, и явной поддержкой Примакова со стороны губернаторов можно говорить о такой расстановке сил, которая резко ослабляет Кремль и не дает ни единого шанса на возвращение либеральных политиков во власть.

Однако Березовский и либералы сдаваться явно не собираются. Они по-прежнему обладают весомым оружием — контролем над Ельциным; хотя до последнего времени это частично компенсировалось фигурой Бордюжи, главы президентской администрации. После провала отставки Скуратова именно на Бордюжу, формально обвиненного в топорной работе, обрушился удар Березовского и Ко: Бордюжа был тут же смещен, а место главы администрации занял Волошин, которого после совместного с Березовским участия в скандально провалившемся проекте "народного автомобиля" называют "Сашей-Фольксвагеном". Однако в последнее время каждый шаг полуподпольного олиграха встречает все более сильное противодействие. Но эта маленькая победа Березовского грозит обернуться пирровой. В конце концов если уж Скуратов, припертый к стенке компроматом, вдруг проявил чудеса храбрости и запустил расследование кремлевских махинаций, то неужели же смолчит Бордюжа, назначенный Кремлем на роль козла отпущения? Думаем, он заговорит, и очень скоро.

Что остается делать Березовскому и Ко? Их сегодняшняя ставка — на "зачистку" Примакова и введение на его место своего человека, пока у Ельцина рука в состоянии выводить подпись. Это может произойти в результате искусственной дестабилизации ситуации, например, в случае провала переговоров с Америкой и МВФ. Если же Примаков сумеет удержаться в кресле в течение двух недель, то рискуем предположить, что следующим шагом премьера будет арест Березовского.

Иван ЛЕНЦЕВ

Николай Михайлов СЕНАТСКАЯ ПЛОЩАДЬ

В большинстве своем начальники областей, краев и республик ни тогда, когда их назначали в Кремле, ни тогда, когда поголовно избрали в регионах, ни разу не бунтовали против президента. По мелочам — случалось. Но вот за одобренную Ельциным отставку генпрокурора высказываются только шесть членов СФ, а против — 142. То есть поддержку президенту по коренному вопросу власти выказало только ничтожное меньшинство региональных начальников. А абсолютное их большинство влепило ему пощечину. Как и почему такое стало возможно?

Против решения Ельцина 17 марта голосовали гэкачепист Стародубцев и один из организаторов подавления ГКЧП Лужков, руку не подчинившегося президентскому окружению Скуратова пожимали вечный неприятель Ельцина, брянский губернатор Лодкин и областные вожди, никогда с кремлевским владыкой не конфликтовавшие. Что объединило совершенно разных по идейно-политическим убеждением начальников и что подвигло их воспротивиться желанной для Ельцина отставки генпрокурора?

На официальную зарплату ни один региональный лидер содержать свою семью не может и, стало быть, не может не иметь не шибко чистых дополнительных доходов. Но в нищей провинции трудно воровать и скрывать сверхдоходы. И всех губернаторов и председателей законодательных собраний, в том числе и не гнушающихся взяток, не могли не возмущать масштабы воровства в прежних правительствах и президентском окружении. И именно возмущение придворным суперворовством, на которое замахнулся Скуратов, соединило местных начальников в едином антиельцинском порыве. Но не исключено, что к такому порыву их толкнуло и желание получить большую свободу рук от центральной власти: Ельцин все больше впадает в маразм, администрация его теряет авторитет в обществе, правительство демонстрирует беспомощность, так почему же при всем при том не защитить от президента генпрокурора и не добиться тем самым его благодарности, чтобы потом, не опасаясь надзирателей закона, творить в регионах все, что вздумается?

Какая из версий антипрезидентского бунта местных начальников является более убедительной — покажет время. Сейчас же очевидно лишь то, миролюбивое существование Совета Федерации с Ельциным и облепившим его жульем приказало долго жить. Стало быть, до следующего заседания верхней палаты должны сломать Скуратова и нанести по губернаторам контрудар, который заставит их набрать воды в рот. Если это не удастся, если Совет Федерации не дрогнет и бунт на сенаторской площади продолжится, то вопрос о конце самовластия царя Бориса, как и вопрос о символическом эшафоте для его сановников, с повестки дня уже нельзя будет снять.

Николай МИХАЙЛОВ

красивый мягкий инвентарь 3 для дома

Валентин БОРИСОВ ВЕЛИКИЙ БЛЕФ АМЕРИКИ ( Или на кого работают Сергеев и Примаков )

В КОНЦЕ ЯНВАРЯ в Санкт-Петербурге в 12 часов дня не выстрелила пушка у Адмиралтейства. Отсырел порох. Такого позора Россия не знала никогда со времён Петра Великого. Русское время остановилось…

Список военных потерь ельцинской России огромен. Стоят и ржавеют на стапелях недостроенные корабли, ВВС не могут закупить новые самолёты, практически полностью утрачена стратегическая бомбардировочная авиация, развален военный космос. Количество современной военной техники в войсках сократилось до 20% (по официальным данным, а на сколько реально, не знает никто). Продан на металлолом гордость русского флота "Варяг", гниют на рейдах атомные ракетные подводные лодки. Развалена вся оборонная промышленность. В России больше нет электронной промышленности, в упадке приборостроение. Куда дальше?

В этих условиях президент США в очередной раз объявил о продолжении работ по созданию системы ПРО Америки и потребовал от России ратификации договора СНВ-2. Организованы "утечки" информации о неком "прогрессе" США в разработке ПРО и их готовности выйти из договора по ПРО 1972 года. В нашей демпрессе в очередной раз поднята кампания за немедленную ратификацию СНВ-2, как-де единственное средство "умиротворения" США. На ратификацию брошены такие "верные" кадры, как Жириновский и маршал Сергеев, чья преданность трону не обсуждаема. Комдессю и МВФ просто давят Примакова — деньги в обмен на СНВ-2.

Что же на самом деле стоит за американским натиском? Насколько серьезны их угрозы?

Как специалист в этой области отвечу коротко — все это огромный блеф! Без ратификации Россией договора СНВ-2 и уничтожения ею своих тяжелых ракет, США в течение 15–20 лет не способны создать более-менее эффективную систему ПРО!

НАМ ХОРОШО ИЗВЕСТНО, что основу разрабатываемой американской системы ПРО должны составлять космические лазерные станции, лучи которых могли бы "достать" любую запущенную ракету, где бы ни был произведен её пуск. Как резервный вариант разрабатывались кинетические ракетные перехватчики, которые должны были размещаться в космосе на специальных станциях или автономно, а также на земле. На разработку системы были выделены огромные средства — в течение 5 лет было израсходовано около 15 миллиардов долларов. В итоге пятилетних разработок выяснилось, что "непроницаемый щит" на основе лазерных станций обойдётся США в сумму, превышающую 500 миллиардов долларов, и в 15-20 лет интенсивных разработок. При этом его эффективность не превышает 56%. Поэтому параллельно с ним должен был быть развернут эшелон кинетических ракетных перехватчиков, число которых, по самым скромным расчётам, должно было быть около 100 тысяч штук при стоимости каждого около 2 миллионов долларов.

Подобные расходы были не по карману даже США. Поэтому результат первых лет разработки системы оказался неутешительным — система не получалась. Идея СОИ "мумифицировалась" до лучших времен.

Потом был Горбачёв и развал СССР, "сокращения" вооружений, разгон союзников по Варшавскому Пакту.

Соглашение СНВ-1 уже вносило диспаритет в соотношение стратегических вооружений СССР и США и было выгодно преимущественно США, но оно ещё не создавало непосредственной опасности для СССР, так как сохранявшиеся вооружения были вполне достаточны, например, для нанесения удара возмездия по любому противнику, не исключая США.

Но почти сразу началось наступление на российский военный космос. Поводов для этого каких только не выдвигалось. Сегодня самый ходовой тот, что США-де прекратили большинство работ по программе СОИ и заявили о том, что они не намерены создавать сегодня систему ПРО с элементами космического базирования и не разрабатывают космические перехватчики со скоростью перехвата более 5,5 км/с. Переводя на понятный всем язык, поясню, что скорость спутника перехватчика прямо связана с шириной спектра перехвата баллистической ракеты. Если на скоростях 2-2,5 км/с на гарантированный перехват ракеты необходимо три перехватчика, то на скоростях свыше 5,5 км/с точность наведения возрастает на порядок, так как резко увеличивается время на обработку цели. И вероятность перехвата приближается к величине 0,9 — 1. Однако заявления заявлениями, а реальность несколько иная. И хотя финансирование этих программ действительно сократилось с 250 млн. долларов в 1991 году до 20 млн. в 1992 году. Но уже в 1996 году на эти работы было выделено 88 млн. долларов, а в нынешнем — 91 млн. То есть на самом деле работы по созданию орбитального перехватчика идут полным темпом. Тем более, что еще в 1991 году США провели летные испытания одной из систем. У нас же, за исключением устаревшей морально и физически модели перехватчика, предложенной НПО "Салют", никаких других разработок нет и идет полное свертывание этой тематики. Американцы давно занимаются малогабаритными перехватчиками "ВР" — "бриллиантовые камешки", где вес перехватчика уменьшен до 37,5 кг. Наш же салютовский "истребитель" должен был иметь вес свыше тонны. И значит, наш носитель "Протон" выводил на орбиту всего шесть спутников, а американская баллистическая ракета — десять боеголовок весом всего 130 — 140 кг. Несложно подсчитать, что с учетом расчета даже два перехватчика на одну головную часть мы попросту разорялись до нитки на одной доставке на орбиту достаточного количества перехватчиков. Ведь на 1300 кг. американской РГЧ нам надо было вывести на орбиту минимум 26 тон перехватчиков. Кстати, один килограмм забрасываемого на орбиту груза нам обходится в 1 000 долларов.(Американцам — 4500долларов) Совокупный же залп американских СЯС порядка 1100 тон…

САМЫЙ СТРАШНЫЙ УДАР обороноспособности России нанес Ельцин. Сначала он сделал всё возможное для развала СССР, при котором большая часть советских баллистических ракет, и почти вся стратегическая авиация остались за рубежом. Там же осталась и значительная часть средств, обеспечивавших управление стратегическими вооружениями, прежде всего радиолокационные станции ПРО, пункты слежения за космосом и т.п. Под патронажем Ельцина было заключено и самоубйственное соглашение о сокращении стратегических наземных вооружений "СНВ-2". Ужас этого соглашения заключается даже не в том, что Россия будет иметь существенно меньше ядерных средств. Ради Бога, пусть их будет меньше, но достаточно для того, чтобы нас не трогали. Самое страшное заключается в том, что при реализации этого соглашения ракетно-ядерные вооружения России в своем количественном и качественном отношении приближаются к самой грани опасного порога ядерного противостояния, при котором система ПРО США становится технически реализуемой, имея приемлемые эффективность и стоимость. По мере совершенствования средств ПРО США допустимая высота этого порога будет непрерывно повышаться и неминуемо окажется выше, чем уровень стратегических вооружений, установленный для России соглашением СНВ-2. Именно поэтому сегодня США вспомнили о СОИ. И вот почему.

Главный удар соглашение СНВ-2 наносит по российским межконтинентальным ракетам с разделяющимися головными частями, получившими на Западе название "Сатана". Эти ракеты, несущие по 10 боевых блоков, необходимо перехватывать до разделения их головных частей на блоки. В противном случае потребуется перехватывать вместо одной цели десяток, да ещё и искать эту цель среди множества ложных целей, которые выбрасываются вместе с боевыми блоками по завершении активного участка траектории ракеты.

Но после ликвидации этих ракет, при отсутствии у России системы ПРО, создать которую современная Россия не может в силу своего бедственного экономического положения, постепенно становится возможной победоносная для США ядерная война. Выиграв такую войну, можно получить в награду мировое господство. Поэтому возня господ демократов вокруг этого соглашения носит ярко выраженный предательский антирусский характер, то есть является изменой Родине с вытекающими отсюда юридическими последствиями.

СЕГОДНЯ ДЛЯ АТАКИ РАКЕТЫ до разделения головной части, средства перехвата должны быть размещены недалеко от точки старта (не более 2-2,5 тысяч км). Единственно возможным местом такого размещения средств перехвата является космическое пространство. Причём эти средства должны быть расположены достаточно плотно с тем, чтобы хотя бы одно из них за время существования факела двигателя ракеты, составляющее всего 3-5 минут, было способно до неё долететь при приемлемом значении требующейся для этого скорости. Если же одновременно из ограниченной области земной поверхности стартуют несколько ракет, то необходимо соответственно и большее число перехватчиков, причем, поскольку момент старта неизвестен, эти перехватчики должны быть равномерно распределены вокруг всей земли. Сосредоточить их над точками предполагаемых стартов, используя классический военный приём сосредоточения сил на главном направлении удара, невозможно. Что делает систему ПРО неэффективной.

Замена же многозарядной "Сатаны" моноблочным "Тополем" приводит к тому, что средствам ПРО становится принципиально безразлично, на каком участке траектории они будут осуществлять перехват, и поэтому они могут быть установлены в непосредственной близости от защищаемых объектов. Требования к радиусу действия перехватчиков при этом существенно снижаются. В результате соответственно уменьшается и стоимость перехватчиков, и системы в целом.

Аргументы сторонников замены существующих ракет на ракеты "Тополь" опираются на способность последних к защитному манёвру. Но это преимущество существенно снижается вследствие того, что разрабатываемые за рубежом перехватчики также обладают высокими маневренными возможностями и наводятся на цели из космоса, откуда регистрируются все маневры атакующей ракеты. А с вводом в строй лазерных средств перехвата, например, размещённых на самолётах (вводятся в строй в 2007 году), это преимущество будет сведено к нулю. В этих усло-виях наиболее эффективным способом борьбы со средствами ПРО является их перегрузка за счёт одновременного пуска большого числа ракет или, что дешевле, пуска многозарядных ракет и ложных целей. Каждый из боевых блоков такой многозарядной ракеты при отсутствии у противника космических средств перехвата эквивалентен ракете "Тополь". Что касается защитного манёвра боевых блоков — то вот обширное поле для модернизации существующих ракет.

Поэтому, в случае ратификации соглашения СНВ-2 Государственной думой России, закрепляющей отказ России от использования ракет с разделяющимися головными частями, американцы при создании системы ПРО, очевидно, сделают акцент на разработку наземных средств перехвата. Которые только из-за невыведения на орбиту стоят примерно в 7-10 раз дешевле, чем средства, размещаемые в космическом пространстве. Теряет смысл и создание наиболее дорогостоящего компонента системы — космических лазерных станций с радиусом действия в несколько тысяч км. Достаточной становится дальность действия в несколько сот км, уже достигнутая в настоящее время в экспериментальных установках. Стои-мость же лазерной станции при таком уменьшении дальности снижается, по меньшей мере, раз в 10. Тем более, что сроки создания космических лазерных станций с большой дальностью действия в настоящее время вряд ли могут быть названы достаточно точно, так как требуется создание и внедрение принципиально новых уникальных технологий, которые находятся за пределами современных возможностей США. Кроме того, сама космическая техника, которая должна много лет работать в космосе без обслуживания, стоит значительно дороже, чем наземная.

Расчёты показывают, что если соглашение СНВ-2 не будет ратифицировано и "Сатана" останется на боевом дежурстве, США для обеспечения необходимой эффективности системы ПРО должны будут создавать космический эшелон этой системы, стоимость которого, по самым оптимистическим прогнозам, составит не менее 500 миллиардов долларов, что надолго задержит её развёртывание. Кроме того, на этом пути США ожидает серьёзное препятствие в виде Договора по ПРО 1972 года, запрещающего размещение в космосе элементов системы ПРО (статья V, п.I).

Более того, военные аналитики считают, что ракетно-ядерные вооружения в их сегодняшнем виде доживают свой век. Им на смену должно придти высокоточное неядерное оружие или ядерное, но с очень низкими тротиловыми эквивалентами (не более 1-10 килотонн). Доставка этого оружия к цели потребует применения принципиально других средств, чем ныне существующие ракеты. Кстати, до сего дня мы лидируем в разработке и создании крылатых ракет большого радиуса, которые вообще не поражаются космическими средствами. Именно поэтому США в настоящее время не ведут разработок новых межконтинентальных баллистических ракет, способных нести головные части массой в несколько сот кг, справедливо считая, что до момента начала широкомасштабного внедрения высокоточного оружия они проживут и на существующих баллистических ракетах. Ведутся лишь работы по модернизации этих ракет. Определённые надежды возлагаются на космические бомбардировщики, разработка которых начата ещё в 80-х годах. Их появления в космосе можно ожидать в период между 2010 и 2020 годами. Вполне вероятно, что они, как средства, обладающие гораздо более широкими возможностями, например, маневренностью, многоразовостью применения и т.п., постепенно заменят межконтинентальные баллистические ракеты.

Россия также могла бы прожить этот период, не производя замены всего парка ракет. По крайней мере, тех ракет, которые в России уже существуют, до 2007-2010 года хватило бы. К тому же, сохранив их, мы могли бы втянуть США (как в середине семидесятых годов они нас), в изматывающую и, главное, бессмысленную процедуру вбухивания денег в пресловутую СОИ.

ЕСЛИ У РОССИИ СОХРАНЯТСЯ баллистические ракеты с РГЧ, то США необходимо вывести на орбиту около 100 000 своих перехватчиков, что делает ПРО нежизнеспособной по причине чрезвычайной громоздкости. Но если удастся заставить сократить Россию свои ракеты с РГЧ, то задача на порядок упрощается. Количество перехватчиков снизится с 100 000 до 5 000, а если еще и вывести на орбиту спутники со скоростью, превышающей 5,5 км/с, то и вообще до 1500 — 2000 перехватчиков весом до тридцати килограммов каждый. Такую компактную систему уже вполне реально развернуть даже при современном уровне технологий.

Именно этим сегодня США и заняты. Всячески настаивая на ратификации СНВ-2, они продолжают работы над созданием нового космического перехватчика. И когда эти работы будут закончены (а это где-то 2003 — 2005 гг.) США легко в течение двух-трех лет развернут эту систему, имея возможность вывода на орбиту в год порядка 470 тонн груза, даже не прерывая других космических программ. У России же к этому моменту не будет ни собственных эффективных перехватчиков, ни ракет с РГЧ, чтобы компенсировать американскую ПРО, ни, что самое главное, — научно-технического потенциала для их создания и запаса времени для этого. Тогда США будут с нами говорить совсем по-другому…

Но у наших ракетных генералов прорезался зуд — всё порезать, но "Тополь", ракету относительно слабую, которую никак нельзя назвать ракетой XXI века, внедрить как средство основное и единственное. Вот и тщатся они, и доказывают, что "Тополь" — панацея от всех бед и что он один должен заменить всё существующее. В результате уничтожаются ракеты, которые ещё долго могли бы находиться на боевом дежурстве, а все средства, отводимые бюджетом на оборону, перекачиваются на изготовление ракет "Тополь", оставляя тем самым без финансирования важнейшие элементы обеспечения обороноспособности страны.

Стыдно должно быть и министру обороны — ведь он считает себя доктором наук.

Особенно стыдно должно быть нашим генералам от науки, обосновавшим это позорище, пропагандирующим СНВ-2 в прессе и с экранов телевизоров, затыкающим рот тем, кто пытался сказать правду об этом соглашении гражданам России.

Генерал-лейтенант Валентин БОРИСОВ,

Воздушно-космические силы России

колпаки 4 компания "Каскад кровля"

Договор СНВ-2 комментирует депутат государственной Думы генерал-полковник Альберт Макашов

— Ратификация СНВ-2 противоречит национальным интересам России. Все разговоры о “старости” наших ракет и готовности США к разворачиванию новых типов оружия в космосе и новых ракет являются блефом, рассчитанным разве что на обывателя или на некоторых не очень компетентных депутатов.

Мне понятна логика Примакова и Сергеева, пробивающих СНВ-2 через Думу. Существование кабинета Примакова во многом зависит от того, даст ли МВФ новый транш или нет. А это в свою очередь увязано Америкой с ратификацией СНВ-2. Поэтому корпоративная солидарность госчиновников Сергеева, Примакова и иже с ними ставится превыше интересов России.

Я совсем недавно встречался и разговаривал с ракетчиками тех комплексов, которые попадают под СНВ-2. Они утверждают, что даже при минимальной модернизации эти ракеты способны пробыть на вооружении еще минимум 10-15 лет. А сохранение этих ракет на вооружении наших РВСН делает бессмысленными попытки США создать эффективную систему ПРО в течение всего этого времени.

Договор СНВ-2 комментирует депутат государственной Думы генерал армии Валентин Варенников

— Этот договор неприемлем для России ни в экономическом, ни в военно-техническом, ни в политическом смысле. Он лишает нас возможности и права осуществить защиту России в случае любого обострения международной обстановки и фактически фиксирует наше государство как страну третьего мира. Такую, как Индия или Пакистан, для которых обладание ядерным оружием есть лишь вопрос престижа, но никак не право влиять на глобальные мировые процессы. За США же такое право СНВ-2 оставляет, сохраняя фактически всю их ударную ядерную мощь.

Экономически этот договор разорителен, так как вынуждает нас начать работы по разворачиванию как уже имеющихся, но недостаточных по количеству средств, таких, как комплекс "Тополь", так и разворачивать не характерный для геостратегического положения России вид Стратегических ядерных сил (СЯС) дальнюю бомбардировочную авиацию. На что у России просто нет денег.

Все аргументы защитников СНВ-2 сводятся к тому, что наши шахтные СЯС устарели и к 2005 году окончательно выходят все сроки. Но для разрешения этой проблемы совсем необязательно подписывать кабальный для России договор. Есть и иной путь. 17 марта мы приняли закон о преимущественном финансировании российских СЯС. Дешевле и эффективнее тратить деньги на модернизацию уже существующих СЯС, чем втягиваться в огромные затраты на их ликвидацию и разворачивание безумно дорогих проектов.

Владимир Смоленцев ЧЕМ РИСКУЮТ КОММУНИСТЫ?

Конгресс США почти единогласно принял постановление о развертывании над территорией Америки новой системы противоракетной обороны. Невнятные комментарии по этому поводу туманно ссылались на некие новые "опасности", которые якобы грозят США со стороны неких "международных террористов", под которыми подразумеваются не то Северная Корея, не от Иран, имеющие якобы баллистическое оружие. О том, что эта инициатива де-факто разрывает договор о ПРО 1972 года, что ихние, что наши "отечественные" комментаторы предпочли умолчать. Но не удалось обойти другую, не менее интересную, деталь этого документа. В постановлении черным по белому записано, что отныне проблема подписания Россией договора СНВ-2 объявляется приоритетной задачей американской дипломатии и напрямую увязывается с новой системой ПРО.

Договор СНВ-2 — плод угарного демократического безумия Ельцина и Ко, рожденный в эпоху тотального сокрушения всего советского. Тогда, с подачи Козырева, под аплодисменты американских дирижеров был состряпан договор, по которому Россия в одностороннем порядке должна была уничтожить большую часть своего ядерного арсенала. И, в частности, все баллистические ракеты с разделяющимися боеголовками. США же просто снимали со своих ракет разделяющиеся головные части и заменяли их моноблоками даже без уничтожения первых. Взамен уничтожаемой мощи разваленной, экономически умерщвленной России разрешалось развернуть строительство новых бомбардировщиков и подводных ракетоносцев, каждый из которых должен был обходиться казне в половину военного бюджета.

Понятно, что такой антирусский, антигосударственный договор не мог пройти через российский парламент. Больше десяти раз проамериканское лобби в правительстве и Думе пыталось протащить его утверждение, сначала через Верховный Совет, а затем и через Думу, но все эти разы откатывалось ни с чем. И вот теперь в Думу вновь вброшен этот договор. На этот раз его сторонники подготовились основательно. Агитировать за него отряжены премьер Примаков и коммунистический вице-премьер Маслюков, министр обороны Сергеев и главком РВСН Яковлев. Новые валютные транжи МВФ напрямую увязаны с его подписанием. В прессе и на ТВ развернута огромная пропагандистская программа в его пользу. В сознание обывателя вдалбливается мысль о "выгодности" СНВ-2 России, о том, что-де наши тяжелые ракеты устарели и являются металломом, что СНВ-2 "свяжет" Америку. В общем почва для протаскивания через Думу договора подготовлена. Готова ли сама Дума сдаться и "лечь" под американцев? Ну говорить о друзьях зарубежных путан и главных думских "сексологах" типа Жириновского не приходится. От своих подруг в сфере порнобизнеса Вольфович перенял привычку безропотно ложиться под любую команду из Кремля. Не вызывает сомнений преданность западным ценностям Явлинского. Для Гриши самое лучшее российское оружие это пистолет. С ним "демократу" Явлинскому так удобно вламываться в квартиры коммунистов…

Нет иллюзий и насчет НДР. Кремль сказал: "Надо!" НДР ответил: "Есть!"

Но все же не они определяют позицию Думы. Основные же фракции, коммунисты и "аграрии", все же имеют привычку громко называться "оппозицией". По крайней мере таковыми они себя называли, идя на выборы. Правда, после этого "оппозиция", будучи большинством в двух Думах, безропотно и угодливо приняла шесть антинародных бюджетов, дважды утверждала на премьерстве Черномырдина, "легла" под Кириенко. "Оппозиционная" Дума "прославилась" сдачей Севастополя и Крыма, и вот теперь в нее вброшен СНВ-2.

Некоторые лидеры КПРФ уже начали разглагольствовать о некой политической "игре", о необходимости "размена" СНВ-2 на усиление кабинета Примакова-Маслюкова, который якобы почти "союзен" нынешней думской "оппозиции". В оппозиционных фракциях уже вовсю идет агитация за договор и уже готовят оправдание его ратификации: мол, для нас важнее удержать нынешний баланс сил в правительстве, чем ставить под удар все "завоеванное".

Вся эта возня на самом деле имеет только одну цель — прикрыть очевидный факт перехода некоторых якобы "оппозиционных" лидеров на открытое сотрудничество с нынешней властью и встраивание в нее.

И ассоциировать с кабинетом оппозицию — значит обрекать себя на политическую смерть и безвестие. Народ не простит такого обмана.

Уже в конце этой недели натовские самолеты в сербском небе покажут, как должна проголосовать Дума, а сербские руины наглядно продемонстрируют "миролюбие" США и НАТО.

Сегодня в Думу вновь вброшен капитулянтский, позорный СНВ-2. Запятнает ли Дума себя новым позорным актом предательства России и капитуляции перед новым мировым порядком? И если да, то можем ли мы дальше оказывать поддержку этой "оппозиции"?

Владимир СМОЛЕНЦЕВ

Денис Тукмаков АЛХИМИЯ НА КОСТЯХ

Были времена — и мы были счастливы. Камни наших домов прочно врастали в землю, жизни наших родов слагались в историю страны. Прошлое было возделано: расчищены буераки, скрыты от глаз заповедники — на этом фундаменте мы могли строить будущее. Как наследники минувших просторов мы писали биографии своих фамилий на полях целого государства. Карта истории была проста и понятна, наш курс был ясен, ибо мы знали, откуда исходим. Настоящее неразрывно перетекало из явного вчера в несомненное завтра, и оттого мы купались в вечности. Мы жили в предвкушении Золотого века…

Десяток лет назад это оборвалось — как отрубили конечность: питающие нас ткани изодрались в месиво оголенного мяса, и из лопнувших сосудов на нас хлынула кровь предков. История пресеклась; ныне ее останки переписываются заново, и отточенные перья борзописцев скрывают в пыли веков последние следы наших героев, праздников, достижений.

Была эпоха, когда мы ощущали право творить собственные идеалы. Они нужны были, чтобы окрылять нас. Как бастионы устрашают врага, как руны на мече отгоняют злые чары, как мешки с песком ограждают реку, так же идеалы наши служили защитой от хаоса. Мы писали образы, как иконы, и окружали ими себя: героями песен и кадрами кинофильмов, лозунгами демонстраций и орнаментами станций метро, планами новых городов и силуэтами новых самолетов. "Александр Невский" бился с немцами в наших рядах. Фотоулыбка Юрия Гагарина вселяла гордость за то, что он жил на нашей земле. Золотой бросок Александра Белова вздымал нас куда выше баскетбольного кольца. Глеб Жеглов стрелял в преступников, прикрывая нашу спину. Кадры прощания с олимпийским Мишкой приводили к очищению души. Образы идеалов были столь реальны, что обрастали плотью, вживаясь в нас. Мы вкладывали в них избыток жизни и мощь побед, на их примерах мы растили детей, и образы эти становились частью нас, вплетаясь узорами в гладь нашей истории…

Но идеалы не сберегли нас, и сегодня враги выдирают их с мясом, выкрадывая тысячи привязанных к ним человеческих сердец — так нежные цветы рвут с корнями и теплыми комьями чернозема. Стоит стереть образ — как истончаются сросшиеся с ним целые жизненные пласты, запечатленные в памяти миллионов соотечественников. Будто выдергивают закладной камень — и все здание обрекается на гибель.

Славные символы прошлого больше не принадлежат нам. Теперь над ними колдуют алхимики электронной Хазарии. "Старая квартира" и "Как это было", "Русский век" и "Загадки истории", "Намедни" и "Старый телевизор", "Старые песни о главном" и "Новейшая история" — на каждом канале трудятся могильщики идеалов, втаптывающие их в грязь, захламляющие мишурой. Советские легенды безжалостно просеиваются сквозь костомолку их "мозговых штурмов"; гордые образы, которыми дышала вся страна, загоняются в смрадные перегонные кубы телевизоров и переплавляются в новые идеологии ТВ-проектов.

Враги сильны и коварны. Одни бьют наотмашь, бесстыдным враньем стирают людскую память, новейшими технологиями подавляют сопротивление, заставляют уверовать в ложь, небылицы, навязывают нам чужих отцов и матерей, обращая символы прошлого в небытие. Другие, как термиты, исподволь вгрызаются в основания остывающих идеалов, мало-помалу перетирая в пыль их твердь, оставляя в целости лишь контуры, и казавшийся незыблемым символ деформируется, превращается в абстрактный миф, приобретает гротескные черты и начинает работать против своих создателей, уродливо и ущербно.

Дорвавшиеся до легенд алхимики истории обволакивают их слизью фальши, покрывают проказой похабщины и суеты: в их передачах "Невского" заново снимают на пенопластовом льду; и Гагарин взлетает от Земли не первым, а двадцатым; и идеалом спортсмена становится перебежчик; и Жеглов вдруг меняется местами с вором; и олимпийский Мишка лежит сдутый в каком-то сарае... Это, как с иконы содрать краску, заляпать ее козлиной кровью и заставить молиться на идола.

Сегодня более, чем когда-либо, становится ясно: история — это знание о завтрашнем мире, и тот, кто владеет прошлым, — владеет будущим. Магические пляски на костях наших предков нужны алхимикам для покорения нас, ныне живущих. Оседлав еще одну легенду, вскарабкавшись еще на один монумент прошлой эпохи, они прибирают к рукам ключики от наших содранных сердец, насыщаются последними флюидами моей любви к легенде, твоим тускнеющим взглядом в высь монумента. Боги умирают — мы содрогаемся и плачем, скорбно склоняя головы.

Денис Тукмаков

Владислав Смоленцев ОПАРЫШИ

Интересно, что на современном российском ТВ программы, так или иначе "перемонтирующие" прошлое, являются одними из самых значимых и регулярных проектов. Здесь и "Как это было?" на ОРТ, "Старая квартира" на РТР. На НТВ одно время параллельно шли сразу два проекта "Год 19…" Парфенова и сохраняющийся по сей день "Старый телевизор" Диброва. Почти все они построены по одному и тому же принципу "управляемых ток-шоу". Разница только в количестве участников (у Диброва обычно один–два собеседника, у остальных — целые студии) и в антураже самой студии. Содержание же до убогости похоже. Ведущий объявляет тему — какое-то событие из нашего прошлого — и начинается долгое "разминание" его в заказанной хозяевами ТВ форме. Именно так построена передача РТР "Старая квартира". В зале собираются зрители, среди которых, как в хорошем цирке, рассажены "подставные" — заранее подобранные и соответствующе проинструктированные "герои". Обычно это всякого рода диссиденты, "сидельцы", антисоветчики и прочая шваль, единственная задача которой — по сигналу встать и вывалить на тот или иной обсуждаемый факт хорошее ведро помоев. После чего передача тщательно монтируется, препарируется и подчищается. Манипулирует всем этим действом некто Гурвич, внешностью и лоском весьма напоминающий тучного кошерного мясника. Из зала ему ассистирует бывший профюморист журнала "Юность" Славкин. Всем продюсирует господин Малкин, который, кстати, курирует еще несколько сомнительной славы проектов, например, "Человек в маске" Познера… "Старая квартира" наполнена псевдоисторизмами, которые по замыслу создателей должны подчеркнуть ее "объективность" и "точность". Здесь и телефоны времен первых пятилеток, патефоны и кушетки, платья в стиле "ретро", прически под "бобрик". На экране то и дело запускаются кадры кинохроники. И все это под рассказы и споры сидящих в зале современников тех событий, о которых идет речь. В общем полный исторический антураж.

Наверное, на недалекого обывателя или молодого человека, не жившего в ту или иную эпоху, подобная "историчность" может произвести впечатление. Но любому думающему человеку, тем более тому, кто являлся современником или даже участником тех или иных событий, почти сразу в глаза бросаются ложь и убогость всего действа. Препарированные кинохроники, срежиссированные выступления, умолчания, передергивание фактов. Претенциозно заявленная как некая историко-публицистическая передача, она лишена главного — объективности и понимании духа той истории, о которой пытается судить. Вместо него зрителю проталкиваются перхотно — местечковые, кухонно — диссидентские сентенции и до рвоты надоевшие представления о новейшей русской истории. Бесконечные темы ГУЛАГа, репрессий, НКВД, КГБ, "шарашек", самиздата и "пражских весен" никого уже, кроме самих авторов не трогают. Более того, глядя на всю нынешнюю жирующую, ворующую власть, на всех этих чубайсов, кохов, уринсонов, березовских, гусинских, смоленских, гайдаров, у нормального русского человека возникает странная и сладкая ностальгия по временам ВЧК-НКВД, по "железным наркомам" и "отцу народов Сталину", когда таких пачками стреляли по чекистским подвалам. Самым таинственным образом Ельцин и Бурбулис, Станкевич и Собчак героизировали и романтизировали сталинизм. Мои современники жаждут мести и воздаяния за все, что учинили с державой "демократы".

Гурвич, Славкин и Ко не способны понять, что сами безнадежно устарели. Поэтому проект "Старая квартира" обречен на безвестие и крах. Старые ветхие хибары сносят, господа. От эпох потомкам обычно остаются дворцы, крепости, ядерные центры и сталинские "высотки"…

По этим же лекалам сварганен и "Старый телевизор". Только стиль несколько иной: кухонный "междусобойчик" ведущего — кучерявого, участливого, как бердичевский зубной протезист, Диброва — и его гостя. А дальше все "по плану" — советская история, состоящая из все тех же ГУЛАГов, преследований инакомыслящих, волюнтаризма "партноменклатуры", диссидентов, "невозвращенцев", КГБ и прочей дребедени. А чтобы зритель все это выслушал — "на закуску" какой-нибудь старый советский фильм.

И вот что интересно, все телевизионные "прозекторы" советской истории сами никакого отношения ни к диссидентам, ни к антисоветчикам в былые года не имели. Это кто-то сидел за свои убеждения в лагерях и психушках, удирал за рубеж, печатал на машинке самиздатовские листовки. А господа Дибров, Гурвич, Славкин, Малкин и прочие в это время благополучно получали от "сталинско-бериевского" режима всевозможные блага. Кто редактором отдела респектабельной "Юности" (Славкин), кто корреспондентом "Комсомольской правды" (Дибров). Безбедно окормлялись от СССР и Малкин с Гурвичем. Теперь они быстренько переродились в опарышных червей и вновь жиреют, но уже на ранах великой державы.

Владислав Смоленцев

Георгий Судовцев “ЗОНА” ДЕМОКРАТИИ

Давний сериал Станислава Говорухина "Место встречи изменить нельзя", снятый по роману братьев Вайнеров "Эра милосердия", запомнился зрителям не только жесткой, стилизованной под документальное кино режиссурой маэстро, не только блестящим ансамблем исполнителей, но и — прежде всего — выигрышным ракурсом темы, классической для русской культуры со времен "Медного всадника" и "Шинели": темы границ в отношениях государства и человека.

Профессионал уголовного сыска Глеб Жеглов и демобилизованный в "органы" фронтовой офицер-разведчик Владимир Шарапов обезвредили в послевоенной Москве банду "Черная кошка". Конфликт, возникший между этими героями, был связан с отношением к людям, оступившимся или готовым оступиться за черту закона. Для Жеглова, "государственника" и "сталиниста", все было просто и ясно: вор, а тем более убийца, — "должен сидеть". Шарапов же, "человечный" и "душевный", прежде считал необходимым разглядеть: действительно ли перед ним убийца или вор.

Важнейшим отличием фильма от романа была судьба возлюбленной Шарапова, девушки-милиционера Вари Синичкиной, чей портрет, по сюжету, благодаря догадливому Жеглову спас жизнь "внедренному" в банду товарищу. В книге она погибла во время дежурства от рук таких же уголовников, как "черные кошки", в кино — встретила героя едва ли не с младенцем на руках. Были в сериале Говорухина и другие "черточки-червоточинки", проделанные в угоду тогдашней конъюнктуре и не позволившие фильму, несмотря на достоинства литературной основы, несмотря на блестящую игру Высоцкого и Конкина,— подняться до уровня всенародно любимых "Семнадцати мгновений весны".

Но сегодня, через двадцать с лишним лет после съемок, эту телевизионную работу, как и многие другие символы советской эпохи, компания НТВ, входящая в группу "Медиа-МОСТ" президента Российского Еврейского конгресса, банкира-театрала В.Гусинского, попыталась активно переработать в угодном ей (или ему) направлении. При помощи, разумеется, самого режиссера Говорухина и ряда актеров, снимавшихся в фильме.

Обескураженным зрителям сообщалось — и не кем-нибудь, а "самим" романистом-сценаристом — что Советский Союз при Сталине представлял собой одну сплошную "зону" (по Солженицыну, "Архипелаг ГУЛАГ"), где одни сидели, а другие за ними вдобавок еще и надзирали. Потом, во время войны, часть сидельцев "зоны" пошла на фронт и ценой гигантских жертв победила фашистскую Германию, а вторая, "честные" зэки, руководимые "ворами в законе" и окормляемые "народом закона", доблестно продолжала сидеть в ГУЛАГе, не желая помогать проклятой сталинско-советской власти. Те же, кто дощел до Берлина, по лагерным “понятиям" стали "суками" и, вернувшись в "зону" после войны, начали наводить там свои, принесенные с бесчеловечной войны, "сучьи” порядки. В "зоне" началась "сучья война", а на войне — как на войне: все средства хороши. Много погибло "воров в законе", но нравственная победа осталась за ними, что и привело Россию в конце концов к торжеству демократии.

Такую вот версию новейшей отечественной истории вышил Л.Парфенов по идейной канве Е.Киселева. Вышил, надо сказать, профессиональными стежками, но совершенно белыми нитками. Раз нельзя дальше скрывать уголовно-политические корни отечественной демократии, всю Россию превратившей в одну “зону”, то, значит, надо их воспеть, порассуждать о дальнейшей уголовной карьере героев сериала. Недавние "телеборцы с фашизмом" своими домыслами плюнули в лицо всем ветеранам войны, всем погибшим на фронтах Великой Отечественной, всем, кто на деле победил коричневую заразу и водрузил над рейхстагом Красное знамя Победы — красное, а вовсе не власовский триколор, который вместе с другими нацистскими стягами бросили победители к подножию Мавзолея В.И.Ленина. Они плюнули в лицо всем нам, детям и внукам той войны. Не за такие ли плевки НТВ уже полностью освободили от платы за телесигнал?

Так вот как проявляется государственная политика в сфере информации! Вот где свобода так свобода! Подыхайте, бюджетники, без зарплаты, ветераны — без пенсий, зато Киселеву с Парфеновым теперь будут платить не тридцать сребреников платить, а, скажем, сорок — за счет экономии отчислений НТВ в бюджет. За что?

Да все за те же телеверсии-инверсии-диверсии, рассчитанные на иванов, родства не помнящих, на тех самых "совков", якобы против которых, а на самом деле, за которых борются записные "демократы". Лишить народ хотя бы части его исторической памяти — это и значит уничтожить народ, превратить его в скопище отдельных "свободных личностей", связанных между собой только шкурными, животными интересами и инстинктами.

Что и говорить, в советское время кое-что, и немалое кое-что, в этом отношении было достигнуто, в основном, между прочим,— отцами и дедами нынешних "демократов", изображавшими тогда "р-революционеров" левее некуда. Миф о России, как "тюрьме народов", а о русском народе — как надсмотрщика в этой "тюрьме" заполонил в 20-е-начале 30-х годов все информационное поле Страны Советов. А под шумок продолжали действовать концентрационные лагеря для всякой "контры". И это было правильно, это было хорошо. Как сегодня хороши маленькие, но очень гордые сепаратисты, обвиняющие русских во всех смертных грехах. Хотя русские, по делу, виноваты только в одном: что безропотно исполняли все приказы своего нынешнего “российско-березовского” руководства. Но оно-то за разбомбленный Грозный, за непрестанную резню на “постсоветском” пространстве, конечно, отвечать не собирается

Зато когда в те же лагеря пошли, помимо прочих, их создатели-основатели — это стало очень вредно и неправильно, это уже "37-й год" и "тоталитаризм". Равно как и признание ценностей русской традиции, русской истории. В результате, скажем, и Суворов, и Пугачев оказались историческими героями, а о том, что именно первый разгромил воинство второго, а самого "вора Емельку" засадил в железную клетку и привез в Первопрестольную на казнь — умалчивалось. И это умолчание, как множество других,— было великой победой, одержанной предшественниками нынешних "демократов", ибо подводило под советскую культуру исторический подкоп, куда, в общем-то, и рухнуло здание советской цивилизации, выстроенное во многом на песке подобной лжи и умолчаний.

В нужное время оказалось достаточным пустить волну "разоблачений" — и она смыла официальную советскую историю вместе с идеологией. Подавленные открывшейся ложью "честные советские люди" были просто парализованы натиском внезапной для них активности "правдолюбцев от демократии". Но длиться вечно этот искусственный параличвеликого народа не будет. И пробуждение может оказаться неожиданным для парализаторов.

Сегоднячко и времечко позволяют кумам лузгать семечко дальше. "Исторические версии" Киселева, Радзинского и К° напрямую продолжают дело "красных пропагандистов" Ярославского-Губельмана и Рейснер. Эйфория свободы и безнаказанности позволяет им заново засевать информационное поле России плевелами и плевками. Что-то еще взойдет? Какой 1937 год?

Георгий СУДОВЦЕВ

ТИТ ПОТЕРЯВШИЕ ЛИЦО

Актер в СССР профессия была не жалкая. Актер в Советской России был больше, чем актер. Особенно если речь шла о культовых советских фильмах, закладывавших архетипы всего уклада, базисные ценности общества. Не кумиры толпы, не идолы наивного подрастающего поколения, но собеседники нации, символы государства, знаковые фигуры эпохи.

В этом смысле актеры становились заложниками своих ролей, на них было “навешено” столько упований, смыслов в контексте советского уклада, что социальная ответственность, лежащая на них, порой превращалась в тяжелую ношу. И многие несли ее, как могли.

Однако наступили в России времена, которых, как было сказано, “не было подлей”... И народные любимцы, игравшие вождей, председателей, маршалов и героев уходящей эпохи, стали потихоньку “сдавать” советские ценности, использовать возникшие к ним любовь и доверие в своих целях, не забывая поглумиться над славным прошлым державы.

Представляете, какой психологической травмой, каким шоком для миллионов советских людей обернулось, например, перерождение актера Михаила Ульянова. Только сквозь слезы можно было наблюдать, как несгибаемый Маршал Жуков устами Ульянова вдруг стал “гнать” на советскую страну, обзывая ее чуть ли не “империей зла”, как героический Председатель напористо стал отстаивать право частной собственности на землю.

Ни взбесившаяся перестроечная пресса, ни яковлевские пропагандистские ленты не сделали того, что сделали актеры, предавшие своих героев.

Так получилось, что большинство простых людей воспринимало актеров через призму сыгранных ими ролей. Да и сами актеры свыклись с таким положением вещей, нередко эксплуатируя магию созданного ими сценического образа.

Когда Вячеслав Тихонов с серьезностью Штирлица занялся апологией новоявленных нефтегазовых королей, Нонна Мордюкова с залихватским народным прононсом вдруг запела осанну “дорогому Борису Николаевичу”, а Кирилл Лавров, характерно грассируя и по-ленински выкидывая вперед руку, стал упоенно проповедовать ценности либерализма и свободного рынка, тогда в одночасье были сожжены и уничтожены пласты представлений в сознании людей, девальвировались все ценности, на которые десятилетия “пахал” великий советский кинематограф.

Генерал Власов сдал врагу свою армию, а “перековавшиеся” актеры сдавали человеческие сердца, бессовестно торгуя любовью народа к их высоким героям, осуществляя страшный ритуал “опускания” советских смыслов.

Публично выступая со своими мелкими комплексами и пошлыми идейками, они наводили тень на народный идеал, таким образом оказавшись недостойными своих ролей.

Были и есть исключения. Например, Олег Басилашвили, требовавший крови в 93-м, всю жизнь так и играл негодяев. С другой стороны, Георгий Юматов, Василий Лановой, Николай Губенко и многие, многие другие не предали ни страну, ни профессию.

Мощный русский талант, до конца оставшийся верным себе, — режиссер Алексей Салтыков открыл актера Михаила Ульянова, предложив ему главную роль в фильме “Председатель”. И что же? “Прогрессивный” Ульянов даже не пришел проститься с режиссером-“консерватором”, давшим ему старт в кинематографе... Но предательство не проходит даром. На задворках Большой Бронной улицы бродит старик с искаженным от злобы лицом. И нет в его облике ничего от благородных черт Маршала Жукова...

ТИТ

Владимир Бондаренко РУССКИЙ МИФ ПРОРАСТАЕТ

Любой народ, любая религия живы, пока живы мифы, их организующие. Есть немецкий миф, поколебленный в послевоенный период, но, судя по выступлениям таких знаменитых писателей, как Гюнтер Грасс, крепнущий в нынешней восстановленной Германии. Есть католический миф, тоже здорово расшатанный агрессивными либералами, но, судя по последней энциклике Римского Папы, предостерегающей католицизм от малейшего влияния иудаизма и мусульманства, тоже крепнущий к двухтысячелетию христианства. Есть еврейский миф, торжествующий сегодня в западном мире, но как всегда излишне торопливо сообщающий о своих победах, благодаря чему победы могут и не состояться. Есть мусульманский миф, в отличие от иудаизма без лишних слов и телевизионной истерики, подминающий под себя новые страны и регионы, готовящийся к победному тигриному прыжку в логово либерализма — в США, где его ждет уже миллионный отряд черных исламистов неистово-очаровательного Фаррахана...

Либеральное космополитическое общество, готовящееся к концу истории по Фукуяме, ускоряющее победу антихриста и его приход в наш мир, отрицает любые мифы, в том числе и еврейский.

Россия в ее нынешнем ослабленном виде стала подлинным полигоном для проверки всех новейших технологий по уничтожению национальных мифов.

Сегодня идет проверка на прочность самых фундаментальных основ русского народа. Вот, скажем, в последнем номере "Совершенно секретно" сатанистская команда Боровиков публикует статью некоего Эрика Шура о некоей "Подлинной истории подлинной "Молодой гвардии"... Откуда на нашу голову берутся все эти Эрики Шуры? Ведь сказано было еще русским гением Михаилом Лермонтовым: "И что за диво, издалека, подобно сотням беглецов на ловлю счастья и чинов прибыл сюда по воле рока... Не мог понять он нашей славы..."

Сколько же всевозможных Дантесов и Николаев Соломоновичей Мартыновых пируют сегодня на российском телевидении и во всех массовых изданиях? Торжество хама. Пушкин — сатанист, Чайковский — педераст, Маршал Жуков — палач, Есенин — бездарь и так далее. Что вам надо от русских, Эрики Шуры? Что вы лезете грязными руками в трагическую русскую историю? И ведь сам же признает, как зверски пытали и забивали "молодогвардейцев", и сам же принижает их подвиги. Да сама мученическая гибель возводит их в сан святых. Я бы тех, кто пускает слух о "голубизне" Олега Кошевого, об уголовнике Александре Матросове, о фанатичке Зое Космодемьянской, собирал командами и отправлял бы, как подарок, к людоедскому столу Шамиля Басаева и Салмана Радуева. Пусть делают с этими эриками шурами все, что угодно. Мусульмане в этом плане — молодцы. Они за свои мифы борются беспощадно. И Салмана Рушди ждет еще заслуженный приговор. Мы — не боремся. Когда последовательно за эти годы читаю я в "Правде" разоблачения панфиловцев, в "Известиях" — о мнимом подвиге Гастелло, по телевидению слышу бесконечные принижения всех национальных мифов, начиная с Ильи Муромца и Поля Куликова, заканчивая мнимыми авторами "Тихого Дона", отчетливо понимаю, что журналистам дела нет до конкретных фактов. Спрашивается, чем для просионистски настроенной Томашевской крутой антисемит, казачий офицер Федор Крюков привлекательнее, нежели достаточно интеллигентный ученик московской гимназии Михаил Шолохов? Нет ей до авторства никакого дела. Лишь бы опорочить великий русский миф...

От русской интеллигенции отпора почти не видно. Никто не громит пока еще студии НТВ. И тем не менее я все более уверен в победе русского мифа. Как говорится: "А Васька слушает, да ест...". Вот и наш русский мужик, пропустив сквозь свои уши километры словесной лжи, спокойно идет навстречу привычным русским идеалам. Вот убедительный пример: Василий Иванович Чапаев... Все злые, сочиненные эрокошурами и жванецкими, пародии на народного любимца народ же сам и переварил в свой народный фольклор, превратив Чапаева уже в былинный образ. Интересно, что и нашумевший роман Виктора Пелевина "Чапаев и Пустота" написан под влиянием не злых космополитических анекдотов, а доброго народного фольклора. Надо отдать должное молодому русскому писателю, его Чапаев — это героико-лирическое продолжение русского национального мифа, а не пасквиль, подобно книгам Войновича или "Куклам" Шендеровича...

Но так же, как и Чапаев, остается неуязвимым для либеральных стрел и Маршал Жуков — вот уж на кого вывалены тонны грязи, а народ как бы в ответ на это скоро будет уже и канонизации добиваться, подобно князю Дмитрию Донскому. Трава русской мифологии прорастает сквозь перестроечный асфальт.

И понемногу русифицируются все политики. Это не случайно. Я пишу не о том, насколько искренен тот или иной политик, пишу о том, как главенствующая в обществе мифологическая русская тенденция подминает под себя политиков разных рангов и убеждений. И здесь нам все сгодится, от просевастопольской риторики Юрия Лужкова до недавнего крещения в православной церкви самого Бориса Абрамовича Березовского. О том, что "жид крещеный — что вор прощеный", не мной, а народом сказано, и великим русским датчанином Далем закреплено. Но не наступает ли в обществе тот великий момент, когда и на самом деле "патриотизм становится прибежищем негодяев"?

Ведь именно в таком смысле высказывались наши и мировые классики. Что когда уж совсем негодяй тонет в своем дерьме, то как за спасительный канат хватается он за самое священное чувство любого народа — за патриотизм...

Надо же, пресса вся в руках разрушителей, телевидение насквозь "цветное", а из глубин народных, из подземной Руси поднимаются Святогоры и Микулы Селяниновичи, Садко и Василии Буслаевы, Ермаки и Стеньки Разины, и начинается поединок "Ильи Муромца с жидовином поганым"...

Сегодняшние властители спешно перелицовывают свои одежды на русский манер. Учреждают ордена Андрея Первозванного и находят новую родину для дедушки Мороза где-то на глубинном русском Севере, отказываясь от презренных заморских санта клаусов... Что это за новоприобретенный русский шовинизм? А мне и это радостно. Не исчезают русские герои, не налипает на них энтэвэшная грязь. Творцы советской Победы становятся в единый ряд с творцами побед на Бородинском Поле и на Поле Куликовом. Русский миф неистребим!

Владимир БОНДАРЕНКО

Николай Кондратенко ВЕРУЮ

Мы, русские, по природе своей склонны к братству и никогда себя от других коренных народов России межой не отделяли. Когда я теперь слышу, что в советское время в нашей стране не было дружбы народов, мне криком кричать хочется: это — ложь! Была у нас великая дружба и было великое доверие между людьми. В пору моей молодости ни в армии, ни в институте не возникало вопроса: “А какой ты национальности?” И кто придавал значение — русский ты, адыгеец, черкес или кабардинец? Мы все жили в связке и ценили друг друга по личным достоинствам, а не по национальной принадлежности.

Я начал работать в сельском хозяйстве незадолго до знаменитого мартовского Пленума ЦК 1965 года. Этот пленум дал сильный толчок развитию села, особенно у нас на Кубани. И если бы взятые тогда темпы в аграрном секторе и промышленности страна сохранила, то и национальных проблем в многонациональной нашей стране сегодня бы не существовало.

В экономический тупик нас завели. Завели умышленно и целенаправленно. Я успел подержать вожжи управленческие при старой системе власти на районном и краевом уровнях, хорошо знал достоинства и недостатки той системы и ясно видел: в партии и государстве действует некая сила, интересы которой не имеют ничего общего с интересами коренных народов страны. И именно во времена застоя я прочувствовал, что я русский, что судьба Отечества мне важнее, чем политические лозунги дня, и что у меня нет прав безразлично относиться к тому, что происходит вокруг.

Я нисколько не сомневаюсь: система власти в 70-е и 80-е годы давала сбои потому, что ей осознанно вставляли палки в колеса советники-мудрецы, водившие за ниточки престарелых генсеков. Но вот пришел полный сил Горбачев. И что же? Вместо наведения элементарного экономического порядка он вдруг предложил нам “новое мышление”. Слыша трепологию Горбачева про общечеловеческие ценности, я на встречах с людьми тогда спрашивал: “Вы по ночам не спите, просыпаетесь от того, что в Мозамбике воюют и в Ирландии стреляют?” “Нет, — отвечают мне, — спим нормально”. “В таком случае, почему мы должны думать, что когда нам с Запада шлют так называемую гуманитарную помощь, то там руководствуются гуманизмом по отношению к нам, а не неким политическим расчетом?”

Увы, блесну с общечеловеческими ценностями многие из них заглотнули и по сию пору нам не дают от нее избавиться. В США и Европе патриотизм накачивается на каждом шагу. Американцы не стесняются отстаивать свои национальные интересы по всему свету и не гнушаются при этом убивать детей и стариков. А нам, русским, нельзя не только всего того, что можно им. Нам нельзя вообще говорить, что мы любим свою землю и хотим жить на ней, не оглядываясь на МВФ и Мишеля Камдессю, нам нельзя даже на словах поддерживать те страны и народы, которые не по нраву госпоже Олбрайт. Любого русского, заявляющего о национальных интересах Отечества, захватившая власть в России сила немедленно объявляет фашистом. Где еще такое возможно?

Навязав нам общечеловеческие ценности, враги внутренние и внешние подорвали наш экономический потенциал и ослабили потенциал военный. Но не добили его. И это дает нам шанс на спасение.

Я был в Югославии, видел разрушенный город Вуковар, разговаривал с сербскими беженцами — с матерями, потерявшими сыновей, и с детьми, лишившимися родителей. Творцы нового мирового порядка устроили побоище сербов в Боснии и теперь угрожают бомбардировками Югославии по той лишь причине, что сербы пытались и пытаются отстоять свои национальные интересы, которые расходятся с национальными интересами развитых стран Запада. Суверенная Россия для этих стран куда опаснее, чем суверенная Сербия. И русских, как и сербов, они также щадить не будут. Но у нас еще ядерные ракеты целы и радары ржа не съела, и, стало быть, мы можем, не опасаясь бомбежек своих городов, вырваться из того капкана, в который нас затащили Гайдар с Чубайсом.

Мне не раз приходилось уже говорить, что я поддерживаю правительство Примакова. Почему поддерживаю? Потому, что от него исходят правильные оценки ситуации. Но только оценки. Реальных шагов по созданию условий для экономического развития правительства за полгода не создало. Вся его деятельность, по сути, свелась к замораживанию разрухи в экономике. Мы топчемся у разбитого корыта и долго еще будем так топтаться, пока не выйдем из нынешней системы экономических координат.

Семерка развитых капстран создала механизм ограбления мира через политику цен на мировом рынке. Реформаторы встроили Россию в эту политику и тем самым пустили нашу экономику в распыл. Что значат для нас мировые цены на энергоносители? По расчетам теплотехников, в России на поддержание микроклимата в жилом здании требуется энергии в 8 раз больше, чем в США. Затраты на обработку земли, на горючее, семена у нас и в Америке почти одинаковые, но у них благодаря более благоприятным климатическим условиям урожай намного выше. Так как же при одинаковой цене на энергоносители мы сможем конкурировать с американскими товаропроизводителями?

Отказаться от нынешнего экономического курса, угодного мировому сообществу, и ввести новый курс, нужный народам России, нельзя без скандала с сильными мира сего. Любое правительство, которое решится на корректировку курса, неизбежно встретит огромное сопротивление как извне, так и изнутри, и чтобы устоять перед напором мировых финансовых центров и их пятой колонны в России правительство национальных интересов должно иметь солидную опору в стране. Создать такую опору можно только через объединение всех патриотических сил. Все те, кому дорого Отечество, должны сегодня простить друг другу ошибки и взяться за руки, отбросить все раздирающие нас противоречия. Спасать нам надо не социалистическую и не капиталистическую Россию, а Россию свободную и независимую.

Выберемся мы из пут мирового рынка, выработаем стимулы, побуждающие людей к труду, вот тогда спокойно всенародным голосованием и решим — какой должен быть у нас строй и какая над ним должна быть политическая и идеологическая надстройка.

Почему я верю, что объединение патриотов России реально, почему я считаю, что нынешние междоусобицы в патриотическом лагере явление преходящее? Все народы России долгое время жили под флагом интернационализма. Но малые народы при этом лучше сохранили национальное самосознание. Наши соседи — абхазы, например, сегодня выступают как нация-монолит, в которой все сплочены на национальных приоритетах и в которой каждый знает, что он хочет — от ребенка до старика.

Нас русских много. Мы разбросаны на необъятных просторах. И нам трудно избавиться от интернационалистических привычек, трудно найти общий язык между собой и трудно сплотиться на единых целях под единым руководством.

Короче говоря, сегодня есть русские, но нет русской нации. Но не было русской нации и в 1941 году. Но грянул гром, и русская нация явилась миру, позвала за собой все другие нации России и они за ней пошли. Есть русские сейчас, будет в час смертельной для страны опасности и великая единая русская нация.

Николай КОНДРАТЕНКО,

губернатор Краснодарского края

Записал Николай АНИСИН

РУССКИЙ ПУТНИК ( Беседа Александра ПРОХАНОВА и секретаря Ленинградского обкома КПРФ Юрия БЕЛОВА )

Александр ПРОХАНОВ. Юрий Павлович, вы коммунист, один из тех, кто впервые осознал, сформулировал национальную компоненту русского коммунистического движения и, по существу, являетесь разработчиком концепции русского социализма, концепции, которая уже стала объектом дискуссии и которая еще нуждается в глубинной разработке. Мне интересно знать, когда вы, ленинградский интеллектуал, лидер ленинградских коммунистов остро и сознательно ощутили себя русским человеком, пережили мгновения своей русскости.

Юрий БЕЛОВ. Русским почувствовал себя в армии, в Группе советских войск в Германии, потом в августе девяносто первого. Тогда я стал поглощать литературу наших мыслителей, о которых и раньше знал, но не занимался регулярно с карандашом, с выписками. Стал читать Ильина, Бердяева. Перечитал несколько раз знаменитый сборник “Из глубины”. Так что к моменту восстановления партии я для себя твердо решил, что она может быть восстановлена только в том случае, если получит национальную окраску, вберет в себя национально-патриотический спектр. Помню, с Геннадием Адреевичем тогда у нас разговор был очень долгий. Надо было выходить на широкую перспективу осознания роли России в мировой истории, понимания, что у нас социализм был не случайно, и что в сталинский период у нас уже начал формироваться русский социализм.

Да, я русский, но убежденный неверующий. Так уж сложилась судьба, и я себя не ломаю. Хотя я крестился. Произошло это летом в моем избирательном округе. Познакомился с отцом Александром, беседовали, а потом внутри родилось у меня: я должен еще пройти обряд посвящения русского, так, чтобы все было завершено, закончено в душе. Подошел к отцу Александру и спросил: “Можете вы меня такого окрестить? Если можете, буду очень благодарен”.

И стал крещеным.

А.П. Ваша история с крещением — поразительный факт. По всем нам прошлись эти страшные косилки истории, срезавшие маковки с наших советских башен и куполов. Мы стали пограничными людьми с пограничной судьбой, в которой сочетается и очень острый классический советский фактор, и новый русский ренессанс, зародившийся на стыке двух формаций. Возникают загадки, странности. Вот и в вас, в классическом коммунисте, зазвучала русская тема.

Ю.Б. Опять я вспоминаю август 91-го года... После смерти Ивана Васильева, нашего публициста, опубликовали его дневники. Там была одна фраза: “Август 91-го. Русские в скорби”. Я очень хорошо запомнил ее. Она пронзительно в меня вошла и не давала покоя. Тогда же я осознал, что беду для русских навлекло также и правление воинствующих атеистов. Ведь культура наша национальная — она же православная. Ну убейте православие, уберите его из Пушкина, Толстого Достоевского, там же ничего не останется.

Другая непреходящая ценность — это наше государство, возникшее еще до разделения общества на классы, на границе IV-V веков. Я познакомился со школой доклассового формирования государства, которую представляет Игорь Яковлевич Фроянов, декан кафедры русской истории. Он потратил пять лет на то, чтобы в нашем классическом Санкт-Петербургском университете именно так была названа кафедра. И добился. И стал один из основателей школы формирования древнерусского государства. Я внимательно прочел его труды и очень ему благодарен. Меня с ним свел другой человек поразительной русской культуры — Сергей Борисович Лавров, президент Русского Географического общества.

Возвращаясь к теме древнерусского государства, надо сказать, что оно возникло в силу местоположения тогда еще не России, а славянских племен, и наша особенность заключается в том, что государство, которое объединило столь много народов, всегда было централизованным. Это есть великая естественная историческая форма.

Мы — многонациональная страна на громадном пространстве, с разными климатическими условиями, с разными верованиями, страна абсолютно уникальная. Наш народ никогда не был народом-колонизатором, мы никогда не были империей, наподобие британской. У нас не было монополий и колоний, мессианская роль русского народа как раз в том и заключается, что он на своих плечах нес и ратное дело по защите вообще всей многонациональной общности, не имел никогда никаких преимуществ по сравнению с иными народами, больше всех на себя брал, и только благодаря этому вокруг него объединялись, шли под власть русского царя. Затем самодержавие было в форме Советов, и все эти 75 лет продолжалась великая культурная историческая традиция.

А.П. Юрий Павлович, нельзя чувствовать себя русским, не подтверждая это самоощущение делами. Я русский, я люблю Россию любовью ближнего в заповедях Бога и служу ей. Да и все мы смертные, ординарные люди, так или иначе кладем голову на алтарь служения России. Как вы служите России? Что вы сделали для России?

Ю.Б. Я горд тем, что я служил в армии. Это моя самая большая гордость, потому что я формировался в условиях субкультуры города. Ну, конечно же, война в моей памяти что-то оставила. Смутно, но я вспоминаю, где мы жили, вспоминаю, как матушка при бомбежке была ранена, потерялась, а через год нас нашла... Осталось в сознании возвращение в Ленинград. Но все это со временем ушло куда-то в подкорковое сознание. А когда я стал служить в Германии — вышло на поверхность. Я там увидел Россию, я там увидел людей разных вероисповеданий, людей разных культур. За эти три года в Германии понял, что Россия, Союз — великие понятия. Я горд тем, что служил под командованием министра обороны Георгия Константиновича Жукова. Я понимал трагедию в армии, во времена “хрущевского сокращения”. На моих глазах весь основной комсостав, все прошедшие войну люди разгонялись. После армии я познал, что такое учитель. Двадцать лет преподавал в школе и ПТУ.

А последний этап в моей жизни связан с судьбой партии. С большой неожиданностью для себя я стал секретарем смольнинского райкома, потом через два месяца секретарем обкома, пережил горбачевское предательство. Быстро понял, что это предательство всей страны. Помню, когда прочитал “Слово к народу”, был готов на все. В это сложное время в моем ведении находился идеологический отдел. Ко мне приходили молодые люди, готовые защищать Смольный. Могу просто сказать о себе, что я выполнил нравственный долг перед партийным товариществом. И на партию смотрю как на нравственное соединение людей, обязанных друг другу и стране. Потому что если не будет нравственного образа жизни у партии, именно как у товарищества, то все другие надстройки — политические, идеологические — ровным счетом ничего не будут стоить.

Так сложилась ситуация, что нужно было мне в эти годы, включая участие в конституционном суде, до восстановления партии собирать вокруг себя людей. Я исколесил всю область, убедился в том, что патриотические силы живы, клокочут, стоит только отъехать километров сто от города. Необходимо только собрать всех.

Затем я обрел вторую профессию — публициста. Начал писать с 90-го года, как только вошел в Смольный. Первая моя статья называлась “Отрезвление”. Случайно оказался в “Советской России”, и благодарю судьбу, что я попал в руки такого мастера, как В.В.Чикин, который меня совершенствовал в публицистике. Я стал служить России пером.

А.П. Юрий Павлович, мы говорим о русской беде. Россия начинает с этой бедой воевать, бессознательно и сознательно. Что такое беда, кто враг сегодняшнего государства российского, как его сформулировать наиболее точно? Идет борьба или война? Духовное и земное сражение предполагают четкое ощущение противника. Кто виновен в нашей сегодняшней драме?

Ю.Б. Это самый трудный вопрос, потому что за всяким понятием стоит реальность, люди, иначе понятие ничего не стоит. Я все-таки начну издалека. Судьба нашего народа сложилась таким образом, что внешний враг всегда существовал. И всегда будет существовать. Местоположение России — это мост между Европой и Азией, постоянные нашествия, что, кстати, определило и необходимость в централизованном государстве. Вторая культурно-историческая особенность тоже связана с этим: необходимость сильной армии, которая не может быть на уровне только достаточной для обороны. Она должна всегда быть на уровне достаточном для поражения потенциального врага. Разрушение армии — второй удар по нашей великой культурно-исторической традиции. Внешние враги были и остались. На сегодняшний день, давайте прямо говорить, главным потенциальным противником, готовым нанести прямые удары по России, организовать интервенцию, являются Соединенные Штаты Америки. Ну, конечно, речь нужно вести и о внутренних врагах. Наш народ, постоянно окруженный внешними врагами, выработал к ним уникальную чувствительность. Отсюда истоки русского патриотизма. Опасность извне всегда объединяла народ. Но последние беды принесли враги внутренние. Вряд ли я дам более точнее определение многообразным формам внутреннего врага, чем известное определением пятой колонны.

К этому нужно добавить, что внешнее только тогда воздействует на внутреннее, когда для этого есть питательная почва. Разрушительная доктрина Даллеса уже стала хрестоматийной в этом смысле. В те времена появилась новая генерация внутри правящей партии. Эта генерация не сразу заявила о себе как о враждебной России. Заявление состоялось только после разрушения России. Пресекалась культурно-историческая традиция нашей государственности с ядром в центре. Традиция, глубоко понятая Сталиным, предполагала обязательно сильный государственный сектор и связывалась с мощной обороноспособностью. Сюда же входила защита русского языка, русской культуры как общенациональной, а не узконациональной, потому что понятие русский вообще не может быть узконациональным. Наш народ велик. Он, можно сказать, обнял другие народы. Защита русской культуры, русского языка тоже сопоставима к общенациональным явлениям, это тоже величайшая культурно-историческая традиция. Веротерпимость — еще одна великая традиция. Нам все конфессии родные. Но есть и понимание того, что православная религия должна иметь приоритет, потому что она лежит в основании русской культуры. Удивительно бережно относился ко всему этому Сталин. А разрушил все Хрущев.

А. П. Сталин врага понимал! Это к вопросу о стратегическом противнике сегодняшнем.

Ю. Б. Да, вот эта прозападная генерация, продолжу свою мысль, стала формироваться в партии с хрущевского периода. Пресекалась культурно-историческая традиция в социалистическом развитии. Пользуясь современной терминологией, можно сказать, что уже тогда у социализма была русская окраска. Сталин не пользовался этим термином. Но он написал работу “Марксизм и вопросы языкознания”. Это вызывало удивление. Побудительным мотивом для Сталина была защита русского языка. Он выступил против школы академика Мара, который переносил классовый подход на язык. Сталин доказал, что язык — вне классового подхода не имеет классовой сущности. Не может быть языка буржуазии и языка пролетариата. Язык — это явление национальное. Он, защищая язык, по сути дела, вносил в социализм русскую национальную составляющую. В 39-м году было же постановление о том, чтобы отказаться от воинствующего атеизма. Потом в войну были восстановлены церковные приходы, стали бережно относиться к духовности... Но в 80-х годах вызрела горбачевщина — генерация космополитического толка.

А. П. Кто ее создал, какая влага и какая среда, какой гумус?

Ю. Б. Ну что же, надо обратиться к истории партии. Не случайно в программе КПРФ, которая обретает облик партии на национальной основе, заявлено, что всегда в одной партии будут две партии. И было так. Борьба большевиков и меньшевиков — не случайна. Не случайна линия Троцкого и борьба с ним Сталина. Почему? Потому что Троцкий проводил политику абстрактного интернационализма, который с неизбежностью сталкивался с патриотической постановкой вопроса. Как он писал, Отечество пролетариата в чем-то должно быть похожим на Соединенные Штаты Европы. Это было написано за месяц до октября 17-го года. А Россия, по его теории перманентной революции, должна быть принесена в жертву. Вспомним период Брестского мира, Бухарина. И в конце 80-х стала возрождаться без объявления о том линия Троцкого-Бухарина. Никто не забил тревогу. И партия постепенно стала перерождаться. Но что забылось внутри страны, то не забылось внешними силами. Они очень внимательно следили за этими процессами. И можно сказать, влили свой яд, поднесли идеологический огонь, заговорили об общечеловеческих ценностях, об общеевропейском доме. И в этом “общее-общее-общее” стало размывать Россию, которая именовалась тогда Советским Союзом.

Новая генерация в партии строилась на карьеризме, на стремлении к обладанию властью, на низменных человеческих чувствах. В то время как в сталинский период требовалась яростная отдача в работе, исполнение долга, можно назвать много имен выдающихся деятелей того времени — все это были люди крутого нрава, сильной воли. Взамен их пришли те, кто достигал успеха в искусстве, словопрениях, интригах, карьеризме и кто отказался от нашей культурно-исторической традиции служения Отечеству. Так сформировалась пятая колонна. И я считаю врагом России каждого, в независимости от национальности, кто поступает вопреки нашей величайшей традиции служения Отечеству, кто не думает сейчас о России, отвергает саму идею сильного государства. Таких потенциальных врагов России было немало. Они и послужили питательной почвой для воздействия внешних сил. Одним словом, я убежден, что если видеть все зло только в сионизме, то это унижает наш народ. Если мы не преодолеем страшного равнодушия к судьбе страны, если не вдохновим людей на служение Отечеству, то проложим дорогу предательству дальше. Мы говорим: ты еще не стал предателем, но уже потворствуешь этому. Ты не имеешь права не осознать трагедию, которая разыгралась, и ты должен определить место и степень своего участия в ней.

А. П. Сегодня русская идея становится рыночным товаром, ее вбросили на политический рынок, и все, кто вчера ненавидел Россию, сегодня рядятся в кокошники, в сапоги бутылками. Что должны делать русские лидеры, русские политики в условиях, когда каждый год исчезает полтора миллиона русских, когда в день, я подсчитывал, исчезает 4 тысячи русских людей, два полка. Что должны делать анпиловы, зюгановы, лимоновы, баркашовы, илюхины, макашовы, митрополиты, философы? Что должна делать русская нация, разделенная на десятки, может, сотни политических потоков?

Ю. Б. Ну прежде всего я хотел бы высказать свои размышления по поводу того, что сейчас русская идея стала товаром. Это потому, что она объективна, за нее схватились. Никакой политик, претендующий на заметную роль, не может сейчас отправляться в плавание без заявки своего отношения к русской идее. Это понимают все. Обратите внимание, что даже Григорий Явлинский вдруг заговорил о прочности таможенной политики на границе. Что это вдруг? Это уже первый намек на то, что скоро и он объявит себя патриотом России.

Никто сейчас в свободное плавание не отправится без русской идеи. Русская идея — это государственническая идея. Русская идея, если ее брать как понятие, она — отражение особенности государства Российского, отражение его истории. Суть ее в централизации сильной обороноспособности, в сильном государственном секторе при многоукладной экономике. Причем если в заявлениях, в обещаниях того или иного деятеля мы не увидим положения об особенностях развития государства Российского, извините, русская идея для такого действительно только товар. Я не вижу, например, понимания особенностей российской цивилизации у Жириновского. Он просто занимается политическим кликушеством. Кстати говоря, вот это кликушество, эта эпатажность — первый признак нерусскости. Но это — к слову. Главное заключается в том, что есть лишь одна идеология, которую нельзя не признавать сегодня. Это идеология государственного патриотизма.

В нашей партии эта тема с трудом пробивала себе дорогу. Да, нелегко было убедить коммунистов снять лозунг: “Пролетарии всех стран, объединяйтесь!” Самое время вроде бы взывать к пролетарской солидарности всех обнищавших, всех, кто относится к классу наемных работников. Но этой солидарности просто нет. Сегодня мы находимся в других конкретных исторических условиях, когда на смену “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” выходит лозунг: “Патриоты России, соединяйтесь!”

Мы видим, что трагедия России не вызвала никаких вспышек гнева ни в Чикаго, ни в Бостоне, ни в Берлине, нигде. Мы видим относительно благополучный Запад, относительно благополучный, но это опять же — особая тема, если говорить об исторической перспективе. Спасение институтов Российской государственности должно происходить на нескольких направлениях: спасение армии, спасение производства. Сегодня спасти производство, спасти человека труда — это и значит спасти Отечество. Когда я выступаю в партийной аудитории, то говорю совершенно откровенно: вопрос стоит не о капитализме и социализме, вопрос стоит быть или не быть российской цивилизации, русскому народу в первую очередь — как ядру населения России. Считаю, что КПРФ благодаря Зюганову осуществила прорыв в будущее, она внесла, о чем мало пишется, поправку в программу на последнем съезде, одну лишь поправку — о необходимости сочетания социальной классовой борьбы с национально-освободительной. Но это очень важно.

КПРФ торит дорогу в будущее. Не вполне ясны еще формы, способы существования народа, самого государства. Вполне ясна лишь идеология государственного патриотизма, которая может объединить различные социальные группы и положительно решить главный вопрос: быть России или не быть.

Социализм в России возник не случайно. И не случайно социализм западного варианта преобразовался в сталинский период в русский социализм. Такие процессы наблюдались и раньше. Петр I тоже брал на службу иностранцев и делал из них русских. И в том, что Россия переварила западный вариант, нет вины Маркса. Другого нам просто не дано по истории. У нас политика всегда шла впереди экономики. Это уникальность нашей цивилизации. У нас не экономика диктовала условия политике, а наоборот: русский крестьянин составлял большинство России, и он воспринял диктатуру пролетариата и Советы.

Другая величайшая культурно-историческая традиция в России — это саморазвитие, иначе называемое социальным творчеством снизу. Ведь Совет придумал русский крестьянин, а не русский рабочий. Крестьянин, ставший рабочим. В смутные времена централизм, соединенный с самоорганизацией, саморазвитием, всегда спасал Россию. Так было в 1612 году, в Великую Отечественную: во всех зонах партизанского движения устанавливалась Советская власть.

А. П. И последний вопрос. Вы крестились, не будучи верующим, но вы крестились потому, что за этим предчувствуется какая-то огромная русская тайна, значение. В чем вы, простой смертный, теряющий близких, верующий в бессмертие Родины, видите мистику России, чудо ее спасения при тотальном, казалось бы, поражении, при окружении нас тьмой врагов?

Ю. Б. Я бы обратил внимание в первую очередь на то, о чем я только что говорил, на великую традицию самоорганизации, саморазвития, опоры на внутренние силы. Сколько можно привести примеров, когда хоронили эти силы, а они восстанавливались. Вот это чудо! Вот это мистика!

Я совершенно убежден, что никакие экономические коллапсы не уничтожат нашу страну. Финансовый обвал потряс Бразилию, потряс Южную Корею! Нам тоже будет тяжко, но мы не рухнем на колени перед держателями долларов, потому что имеем силы внутреннего саморазвития, самоорганизации. У нас есть отечественное предпринимательство. Очень надеюсь, что у нас начинает формироваться уже и русский национальный капитал. Впереди переходный период. Затем, я убежден, наступит период социалистического преобразования. На этот раз без революции. Убежден, что восстановится государственный сектор. Проведу параллель с временами Рузвельта, когда Америка тоже была на грани распада. Великая депрессия тоже вызвала там суверенизацию штатов. И Рузвельт тогда смотрел не на Запад, а на Восток. На сталинскую Россию. Гопкенс приезжал к нам и увез идею государственной гарантии социального минимумма, которая там до сих пор в ходу.

Я вижу трудное будущее у КПРФ, потому что она пробивает дорогу к великому синтезу общественной жизни. Синтез всегда труднее анализа. Разложить на части, заявить, как все страшно плохо, — проще. Нам же требуется собрать, соединять Россию на основе национальной культуры и веры. Если ты в церкви ставишь Богу свечку пудовую, а не веришь в Россию, то ты не русский человек. Наша духовная культура, накопленная более чем тысячелетней историей, — это культура непоколебимой и неистребимой веры. Один верит — ему достаточно войти в храм. Другой верит — он знает историю различных политических движений, течений, знает, что мы особая цивилизация.

Компания «НИИ КМ» предлагает купить азот 5 по низким ценам

“ЯБЛОКО” С ДЕРЕВА США?

"Интернет" стал поставщиком уникальной политической информации. Сайты типа "Коготь" вносят заметное оживление в информационную войну. Публикуемое сообщение снято с сайта агентства "Слуховое окно". ( www.rumours.ru 6 ) 10.02.99 г. В какой степени можно доверять этому сообщению?

Счетная палата завершила негласную проверку источников финансирования движения и думской фракции "Яблоко". По данным палаты, основными спонсорами движения в настоящее время являются группа "Мост", нефтяная компания "ЛУКойл" и акционерная финансовая корпорация (АФК) "Система". Ревизоры имеют также основания полагать, что "Яблоко" пользуется поддержкой кругов, близких к Демократической партии США.

Эксперты Счетной палаты полагают, что устроенные в последнее время "Яблоком" громкие общественные скандалы связаны с экономическими интересами спонсоров движения. В частности, письмо трех депутатов — членов фракции — Евгению Примакову по поводу коррупции в аппарате вице-премьеров (осень 1998 г.) во многом обусловлено конкурентной борьбой между компанией сотовой связи МТС (дочерняя структура АФК "Система") и ее основным рыночным соперником компанией "Би Лайн". (Соратники Григория Явлинского настаивали на неправомерности предоставления "Би Лайн" лицензии на работу в определенном сотовом стандарте). Война "Яблока" с Кирсаном Илюмжиновым мотивирована стремлением "ЛУКойла" как можно быстрее и на максимально выгодных для себя условиях преодолеть сопротивление президента Калмыкии в вопросах доступа к нефтяным запасам калмыцкого участка каспийского шельфа. Этим же вызваны нападки депутатов-"яблочников" на нынешнего вице-премьера, в прошлом — депутата Госдумы РФ от Калмыкии Геннадия Кулика.

В Счетной палате изучением экономических интересов и мотивации "Яблока" занимается аудитор Юрий Болдырев, который некогда был одним из руководителей движения (в 1993-95 гг. движение называлось "Явлинский-Болдырев-Лукин"). В 1995 г. Болдырев вышел из "Яблока" и с тех пор является жестким политическим противником Григория Явлинского.

Анатолий Афанасьев УЖАС В ГОРОДЕ ( Фрагмент романа )

Окончание. Начало в №11

На прием к мэру Спиридонов попал без особых затруднений. Более того, у него сложилось впечатление, что его ждали.

По дороге в мэрию девушке так и не удалось заманить его ни в один из пунктов прививки, как уж она ни старалась.

— Как вы не понимаете, Геннадий Викторович! Для вас же будет лучше.

— Нет, — твердо отрезал Спиридонов. — Пусть мне будет хуже.

Кстати, эти самые пункты в городе были натыканы на каждом углу — невзрачные, серые вагончики с красной полосой поперек, он сперва решил, что это платные туалеты, и порадовался за федулинцев, имеющих возможность облегчаться в любую минуту.

По широким коридорам мэрии, устланным коврами, как и в любом учреждении подобного рода, сновали туда-сюда клерки с деланно озабоченными лицами, из-за массивных дверей, как из черных дыр, не доносилось ни звука, зато приятно сквозило ароматом свежезаваренного кофе. В просторной приемной навстречу Спиридонову поднялась пожилая женщина, по-спортивному подтянутая, в темном, в обтяжку, шерстяном костюме. Он привычно отметил, что, несмотря на возраст, она еще ничего себе: шерстяная ткань выгодно подчеркивала тугие формы.

— Проходите, пожалуйста, Герасим Андреевич ждет.

Как вор чует вора, так опытный газетчик всегда с одного взгляда определяет в большом начальнике единомышленника, с которым можно не стесняться, либо противника, которого следует разоблачать. Про Монастырского Спиридонов сразу решил: свой. Огромный, улыбчивый, с умным коварным взглядом, с крепким рукопожатием, обтекаемый, как мыло, и непробиваемый, как танк, притом ровесник, притом на шее крест, чего уж там, как поется в песне: милую узнаю по походке.

Ну и, разумеется, первая фраза, которая всегда — пароль.

— Искренне рад, искренне, — Монастырский увлек посетителя к низенькому журнальному столику. — Вы знаете, дорого... э-э-э...

— Геннадий, просто Геннадий...

— Знаете, Гена, ваша газета для нас каждое утро, как глоток кислорода.

Спиридонов присел в указанное кресло успокоенный. Ответно улыбнулся:

— Не совсем понятные у вас порядки, Герасим Андреевич. Зачем-то охранник у входа засветил мою пленку. Что за дела, ей-Богу?

— Дуболомы, — сокрушенно-доверительно отозвался Монастырский. — Где их теперь нет. Одного заменишь, на его месте два новых... Но с вашей лейкой — это моя вина. Не успел предупредить. Ничего, я сейчас разберусь.

С гневным лицом нажал какую-то кнопку, Спиридонов удивился: неужели действительно начнет разбираться с охранником? Влетела пожилая секретарша.

— Леонора Марковна, кофейку нам, пожалуйста, ну и все остальное. Ко мне — никого!

Женщина поклонилась и молча вышла.

— Как вы сказали ваша фамилия?

— Спиридонов.

— Ну как же, читал, читал... Перо отменное, поздравляю. И знаете, Спиридонов, я только в этом кресле по-настоящему ощутил, что такое для новой России пресса. И раньше, конечно, понимал, но когда окунулся... во все эти конюшни... Не только пятая власть, я бы сказал. Поводырь в царстве слепых, не меньше. Народ наш, будем откровенны, дик, суеверен и впечатлителен без печатного слова... Вы надолго к нам в Федулинск?

Спиридонов стряхнул с себя оцепенение, накатившее, как облако на ясный день. Он не ожидал, что этот явный ловкач и пройдоха вдруг заговорит с ним, как с недоумком. Это его немного задело.

— На денек, не больше.

— По какому заданию, если не секрет?

— Хочу статью написать о вашем городе.

— Вообще статью? Или о чем-то конкретном?

— Еще не решил... Скорее всего некий социологический очерк. Бывший город оборонщиков в условиях рынка. Социальная адаптация, система ориентиров — и все такое. Тема, конечно, не новая, но читатель кушает с удовольствием. Если добавить перчика.

— Перчика?.. Хотите совет?

— За тем и пришел. Кому, как не вам...

Беседу прервала секретарша, вкатившая сервировочный столик на колесиках: кофейник, графинчик с чем-то желтым, тарелочки с легкими закусками, сладости.

— Ступай, милая, ступай, — добродушно пробасил Монастырский, — мы уж сами как-нибудь похозяйничаем... — Когда ушла, продолжил: — Так вот совет. У нас выходит газетка "Свободный Федулинск". Не чета вашему "вестнику", но там есть толковые ребята. А главное, архив. От и до. Исторические справки, новейшие исследования. Результаты самых последних предвыборных опросов. Думаю, это облегчит вашу задачу.

— Еще как облегчит, — согласился Спиридонов, принимая из рук мэра рюмку. — Но редакция заинтересована в свежачке. Хотелось бы поднести что-нибудь такое, чтобы с ног валило. Конкуренция огромная, читатель капризный, пресыщенный, вот мы и стараемся.. Про вас слава идет, Герасим Андреевич. Говорят, у вас даже зарплату иногда выплачивают. И пенсионеры, я поглядел, не шатаются стадом возле помоек.

— Действительно, — взгляд мэра внезапно опустел и просветлел. — Даром хлеб налогоплательщиков не едим... Что касается помоек, мы их вообще ликвидировали. Как позорное явление.

— И чем же заменили? Реформа все-таки...

— Разумное распределение, уважаемый, разумное распределение излишков. Оказывается, если сильно захотеть, и при нашем скудном бюджете можно выкроить какие-то средства для бедноты, для неимущих. У нас с голода никто не помирает, как в иных местах. Не жируют, естественно, но и не помирают... Отведайте печенья, не побрезгуйте. Местного производства. Сколотили артель из бывших так называемых оборонщиков, подкинули им мучицы, дрожжец, так они такую фабрику развернули, вашему "Красному Октябрю" не угнаться. Люди у нас работящие, головастые, им только направление дать... Я всегда повторяю, из любого положения можно найти выход, если не заниматься маниловщиной. Мой предшественник никак этого не мог понять, потому и кончил печально.

— А что с ним случилось?

Монастырский игриво хихикнул.

— Анекдотическая история, право. Как раз в ночь после выборов я видел свои несчастные восемь процентов, с горя решил попариться в баньке, да там прямо на полке и угорел. Некоторые грешили на самоубийство, но я не верю. Какие причины? Полнокровный человек, ему шестидесяти не было, нет, не верю.

Спиридонов, ощутив вторую волну странного, мозгового оцепенения, осушил рюмку коньяка.

— Все это, конечно, прекрасно, Герасим Андреевич, и дочка, и кондитерская артель из оборонщиков, но, скажу откровенно, меня удивили некоторые аспекты федулинской жизни. Непонятные прививки, регистрации... Объясните, пожалуйста, что все это значит на самом деле?

Если он ожидал какой-то особой реакции, то ошибся. Монастырский поглядел на него с сочувствием.

— Уже наябедничали? Ах как у нас не умеют держать язык за зубами... Не берите в голову, дорогой мой. Чистая формальность, продиктованная необходимостью. У нас в прошлом году, при опять же явном попустительстве покойного Масюты, произошли неприятные события. Может, помните, средства информации оповещали. Фашистский путч, уличные беспорядки, короче, взрывоопасная ситуация.

— Как же, как же, — обрадовался Спиридонов. — Еще бы не помнить. Я был на похоронах Алихман-бека на Троекуровском кладбище. Внушительное зрелище. Серебряный катафалк, десять тысяч конной милиции. Телеграмма от президента. Убедительная имитация национальной трагедии. Вы, вероятно, хорошо знали покойного?

— Великий был человек, без сомнения. Сердобольный, совестливый, без всяких предрассудков, даром что горец по происхождению. На нем весь наш город стоял. Спонсор высшей пробы.

На лице мэра Спиридонов не заметил и тени иронии.

— Кажется, убийцу так и не нашли?

— Пока нет. Но найдем. Вопрос времени. Скорее всего маньяк-одиночка. У нас есть конкретные подозреваемые.

Спиридонов, испрося разрешения, закурил. Пить и закусывать больше не хотелось. Даже кофе почему-то не лез в глотку. В голове постепенно укрепилась заполошная мысль: бежать! Да, надо поскорее покинуть этот город, и уж потом, из Москвы... Инстинкт никогда не обманывал Спиридонова: вокруг смердило паленым. У него осталось несколько вопросов, в том числе и о трупике младенца в газетном развале, но он уже понял, что с этим лощеным, приторно сладкоречивым верховным представителем федулинской элиты толковать бесполезно. И все же не удержался.

— Герасим Андреевич, простите мою назойливость, но я хочу вернуться к этой регистрации. Нельзя ли как-то ее избежать. Ведь в сущности, я в городе проездом, на несколько часов...

Монастырский поднял на него глаза, в которых сверкнул ледок.

— Никак невозможно. Да и далась вам эта регистрация. Перед вашим приходом я связался с Рашидовым, он все устроит по Гамбургскому счету. Заполните парочку бланков — и никаких хлопот.

— А прививка? Зачем мне прививка?

— Прививку тоже придется сделать. Понимаете ли, тут вопрос этики. Я сам делаю прививку раз в неделю. Любая поблажка, любое нарушение принципа неминуемо влияют на нравственный климат в обществе. Не хочется повторять прописные истины, вы их знаете не хуже меня. Массу убеждают не слова, как бы правильно они ни звучали, а личный пример руководителя. Я ничего не скрываю от народа, и он отвечает слепой любовью. Проблема — народ и власть — извечна. Возьмите того же покойного Масюту. Не скажу, чтобы он был законченным мерзавцем, нет, но частенько позволял себе то, что запрещалось другим. И его в конце концов раскусили. Какой бы ни был безумный народ, его нельзя обманывать слишком долго. И наоборот. Вы улавливаете мою мысль?

— Но принудительная прививка, — слабо возразил Спиридонов, — в каком-то смысле вступает в противоречие с конституцией, разве не так?

— Кто вам сказал, что принудительная?! В том-то и штука, что у нас никто никого ни к чему не принуждает. Не хватало нам тридцать седьмого года. Да пообщайтесь с людьми, они все сами расскажут. Свободный выбор масс — вот основной постулат демократии. А вы говорите принудительная! Озадачили вы меня, голубчик...

Озадаченный, он нажал кнопку, глядя на Спиридонова с какой-то просветленной, детской обидой. Стремительно влетела секретарша.

— Проводите господина журналиста, Леонора Марковна, — обратился к ней Монастырский. — Не сложился у нас разговор.

— Почему же не сложился, — возразил Спиридонов, со страхом вглядываясь в окончательно, как по волшебству, остекленевшее лицо мэра. — Вы мне очень помогли, спасибо.

— Не с добрым сердцем вы к нам завернули, голубчик. Камень прячете за пазухой, а зря. У нас секретов нету. Уведи его, Лера!

Секретарша потянула Спиридонова за рукав, что-то прошептала на ухо: он не понял. Завороженный поплелся за ней, от двери оглянулся. Монастырский стоял посреди кабинета, задумчиво чесал пятерней за пазухой.

В приемной секретарша ему попеняла:

— Расстроили вы Герасима Андреевича, нехорошо это, не по-божески.

— Но чем, чем?!

— Вам виднее... К нам всякие наезжают. Да все норовят с подковыркой, с претензиями. А вы лучше подумали бы, какой он человек. В одиночку какой воз на себе тянет. Нет бы просто посочувствовать, уважение оказать. Куда там! У каждого своя гордыня. Вот и рвут ему, сердечному, душу на куски.

Спиридонов еле выбрался в коридор, беспомощно огляделся. Тихо, просторно, ковры и закрытые плотно двери.

Он уже знал, что делать. На лифте опустился до второго этажа и прошел по коридору, пока не уперся в туалет. Вошел внутрь: мрамор и инкрустация. Кабинки со шторками. Розово-снежные унитазы, как гвардейцы в строю. И высокое окно — о, удача! — с полураспахнутой рамой.

Выглянул — можно спуститься, хотя есть риск поуродоваться. Но выбора не было. Он был уверен, что на выходе из здания его обязательно перехватят. Откуда взялась уверенность, объяснить бы не с мог: опять действовала безошибочная интуиция журналиста, которую можно сравнить разве что с чутьем висельника.

Преодолевая робость, растянулся на подоконнике, как черепаха, достал правой рукой до перекладины пожарной лестницы, оттолкнулся, повис, ударясь коленкой о железную стойку. Потом еще боком приложился. Но это все мелочи. Откуда и ловкость взялась. Через минуту твердо стоял на асфальте. Вздохнул с облегчением, но, оказывается, рано.

Из-за угла дома показались двое мужчин среднего роста и неприятной наружности. Род их занятий выдавали походка и скошенные затылки, а также проникновенно светящиеся глаза.

— Ишь какой прыткий, — восхитился один. — Прямо акробат.

— С утра рыщет по городу, — сказал второй, — а мы за ним, за пидором, гоняйся.

— Господа, тут какое-то недоразумение, — попытался отговориться Спиридонов. — Наверное, вы меня с кем-то спутали.

— Обезьяна московская, — удивились оба сразу, — а разговаривает.

После этого он получил удар поддых, который поставил его на колени. Били его недолго и как-то нехотя. Пока он приходил в себя после очередного пинка, покуривали и обменивались репликами.

— Тучка подозрительная, — говорил один. — Как бы дождик не натянуло к вечеру.

— Вряд ли, — отвечал другой. — По радио передавали — без осадков.

Потом кто-нибудь небрежно осаживал его пару раз ботинком по почкам. Спиридонова, как каждого уважающего себя репортера, били в жизни часто, и он отлично понимал, что ему делают профилактическое внушение, а вовсе не хотят убить.

Рашидов оказал ему честь, снял лично показания. Он был громоздок, улыбчив, с белыми, яркими зубами, с луноликим, смуглым лицом, вместо глаз плавали вокруг массивного носяры два непроницаемых нефтяных озерка. Людей с такой убедительной внешностью Спиридонов раньше не встречал, но по-прежнему лелеял в себе план побега и спасения. Живучесть россиянских независимых журналистов поразительна, и, кажется, Рашидов об этом догадывался.

— Что же ты, вошик поганый, — спросил он с многообещающей ухмылкой, — Родину не любишь?

— Почему не люблю? — Спиридонова, перед тем как доставить в кабинет, ополоснули в душе и почистили. — И Родину люблю, и всегда был законопослушен. Справки навести легче легкого. Пожалуйста, вот все мои телефоны. Позвоните в газету. Или вот, если угодно, сотрудник ФСБ. Или вот, прокурора. А вот администрация президента. Уверен, вы получите самые надежные рекомендации, и наше маленькое недоразумение разъяснится к обоюдному удовольствию.

— Недоразумением было, — сказал наставительно Рашидов, — когда ты полез, вонючка, к нам в город с бомбой в кармане.

Спиридонов понял, что маразм крепчает, и затих, бессильно поникнув на стуле.

В комнату вбежал худенький невзрачный господинчик с кожаным чемоданом и за три минуты ловко снял у него отпечатки пальцев. Даже протер ему подушечки ваткой со спиртом. Кивнул Рашидову — и исчез, как тень.

— Знаешь, кто я? — спросил Рашидов.

— Полагаю, что представляете местную безопасность? Зовут вас Георгий Иванович, я на табличке прочитал.

— Глазастый... А тебя как зовут? Не по фальшивой ксиве, а в натуре. Как тебя мать с отцом звали. Или у тебя их не было?

— Почему не было? Они и сейчас есть. Вот, пожалуйста, телефончик...

— Да ты что же, сучонок, — психанул Рашидов, но видно было, что понарошку, — дразнишь меня, что ли? Что ты с этими телефончиками меня достаешь?

Неужто думаешь, я на всякую газетную шваль буду тратить драгоценное время? Да ты сам скоро так запоешь, как на страшном суде не поют. Значит, решил в свою вонючую газетку компромат подобрать?

— Никоим образом, Георгий Иванович, никоим образом. Приехал исключительно за позитивным материалом. С целью восславить, распространить, так сказать, передовой опыт рыночных реформ.

Рашидов долго смотрел на него молча, как бы прикидывая, в какое место пнуть: в нефтяных глазах-озерках затеплились желтые огоньки.

— Похоже, гаденыш, ты до сих пор не понял, в какую историю влип.

— Действительно, я в некотором недоумении. Какая-то зловещая чехарда, в которой нет логики. Но я...

— Кто тебя послал, тварь? — рявкнул Рашидов. — Или тебе очную ставку сделать?

— Какую очную ставку? — Спиридонов старался вести нормальный разговор, но каждая мясинка в нем трепетала от ужаса.

— Ах, какую! — Рашидов нагнулся над селектором. — Приведите Гребанюка!

— Ну ничего, падаль, — сказал Спиридонову, — сейчас завертишься.

Двое прислужников ввели в комнату странное челочекоподобное существо: лохматое, сгорбленное, тяжело передвигающееся на кривых ногах, с толстыми ручищами почти до пола, с лицом, до бровей поросшим рыжеватой шерстью, сквозь которую ехидно проблескивали два глазных буравчика. Установясь посреди кабинета, поддерживаемое с боков, существо описало своими глазками, как фонариками, несколько кругов, пока не уперлось взглядом в Рашидова.

— Хорош красавец, а! — с искренним восхищением воскликнул Рашидов и, подойдя к существу, ощупал его плечи, кулаком постучал по горбатой спине, словно по деревянной бочке. — Мышцы, как у орангутанга. Сталь. Знаешь, кто это, писатель?

— Не имею чести, — дрогнувшим голосом ответил Спиридонов. — Первый раз вижу.

— Наглядишься, когда вместе в камеру посадим. Это наш местный маньяк и вампир Гребанюк. За ним ровно сорок жертв, в основном, представь себе, молодые девушки. Но и мальчиками, вроде тебя, он не брезгует. Намаялись с ним, пока отловили. Любишь человеченку, Витя?

Существо утробно заурчало, но слов Спиридонов не разобрал.

— Не гляди, что с виду дикий, — повернулся к нему Рашидов. — Мы экспертизу делали, у него умишко как раз на уровне столичного писаки. Сейчас сам увидишь... Скажи-ка, Витюша, вот этого хорька, который на стуле, узнаешь?

— Ага, — просипело существо, даже не взглянув в сторону Спиридонова.

— Вместе девок потрошили?

— Ага! — еще радостнее отозвалось существо.

— Так-то, вошик столичный, — Рашидов удовлетворенно улыбался. — Как видишь, стопроцентный свидетель. Мечта прокурора, и у нас таких сколько хочешь. Но это все юридические тонкости для соблюдения закона. Никакого суда, конечно, не потребуется. Витя тебя за один вечер схрумкает и косточек не оставит. Чрезвычайно некрасивая, унизительная смерть. Ты сам-то хоть это понимаешь?

— Что вы от меня хотите?! — у Спиридонова на лбу проступила испарина. Волосатик произвел на него неизгладимое впечатление. — Объясните толком? Я же не против сотрудничества.

— Кому нужно твое сотрудничество, ничтожество.

— Что же вам нужно?

Рашидов оценивающе на него посмотрел, огоньки в нефтяных озерцах потухли.

— Пожалуй, уже ничего. Ты и вправду пустой. У тебя, увы, нечего взять. Обыкновенная залетная пташка. Коготки подкарнаем — и лети на волю.

...Внутри вагончика, как в отсеке тифозного барака. Услужливая память почему-то подсказала Спиридонову именно эту прихотливую ассоциацию. Кадры старинной кинохроники: полуголые люди вповалку на соломе, бредят, помирают, водицы просят. Здесь: замызганный лежак, металлический столик, привинченный к полу, и здоровенная, хмурая бабища в кожаном фартуке. Бьющий в ноздри острый ацетоновый запах.

Бабка пробасила:

— Садись, страдалец, анкетку заполним.

Окошко зарешеченное, не выпрыгнешь, да и на улице стерегут два бугая. Спиридонов чувствовал, что шансов остаться в нормальной реальности, а не в той, которая творилась в Федулинске, у него все меньше. Машинально отвечая на вопросы полупьяной бабки, мучительно размышлял, что еще можно предпринять для собственного спасения. Как выскользнуть из разверзшейся перед ним трясины безумия? Похоже, что никак.

— Вес?

— Восемьдесят килограмм.

— Какая по счету инъекция?

— Первая.

— Скоко за день выпиваешь спиртного?

— Когда как.

Бабка медленно, высунув язык, скрипела пером по разграфленной бумажке. Спиридонова озарило.

— Хозяюшка, давай договоримся. Я тебе соточку подкину, а ты пустышку влепишь. Зачем мне прививка, я же здоровый. А тебе денежки пригодятся. Гостинцев накупишь.

Бабкины глаза алчно сверкнули.

— Это можно. Почему нет? Пустышку так пустышку. Токо ты не проговоришь никому. Давай денежки.

Протянул ей сотенную купюру с портретом американского президента, бабка приняла ее с поклоном и сунула под фартук.

— Ну чего, теперь ложися вон туда.

Спиридонов прилег на грязный лежак, задрал рукав, бабка покачала головой.

— Не-е, светик мой, так не пойдет. Шприц большой, в руку не попаду. Заголяй жопочку.

С трепетом он следил, как бабка трясущимися руками набрала розоватой жидкости из литровой банки. По виду — вроде марганцовка.

— Пустышка? — уточнил он.

— Не сомневайся. Самая она и есть.

Вонзила иглу, как штык в землю. Он неожиданности Спиридонов взвизгнул, но буквально через минуту, под ласковые пришептывания бабки, по телу потекли горячие токи и голова сладко закружилась.

— Ну вот, — успокаивающе текло в уши, — было бы чего бояться. Для твоей же пользы, сынок. Не ты первый, не ты последний. Пустышка — она и есть пустышка...

Очухался в светлой городской комнате на диване. Ноги прикрыты клетчатым шотландским пледом, у окна с вязанием в руках девица Люська. Не подавая знака, что очнулся, Спиридонов прислушался к себе. Нигде ничего не болело, на душе — тишина. Состояние просветленное, можно сказать, радужное. Память в полном порядке, весь чудной сегодняшний день, со всеми деталями, стоит перед глазами, но строй мыслей поразительно изменился. С удивлением он осознал, что беспричинно улыбается, как младенец поутру. Таких безмятежных пробуждений с ним не случалось уж, наверное, целый век.

— Люсенька, — окликнул девушку. — Мы у тебя дома?

Девушка ему улыбнулась, но вязание не отложила.

— Ага. Где же еще?

— Кто там за стенкой шебуршится?

— Папаня с маманей чай пьют.

— Чего-то голоса громкие. Ругаются, что ли?

Люся хихикнула.

— Ну ты даешь, Геннадий Викторович. Да они песню разучивают. Им завтра на митинге выступать.

— Вот оно что, — Спиридонов потянулся под пледом, понежился. — А что за митинг?

— Какая разница. Они же общественники... Выспался?

— Еще как!.. Кстати, как я здесь очутился? Чего-то у меня тут маленький провал.

— Пришел, позвонил, как все приходят, — девушка перестала вязать. — Сказал, поживешь немного... Ты не голодный?

— Подожди... Я сказал, поживу у тебя? А родители не возражают?

— Чего им возражать. Ты же прикомандированный. За тебя дополнительный паек пойдет... Побаловаться не хочешь?

— Пока нет... А чайку бы, пожалуй, попил.

— Тогда вставай.

Вышли в соседнюю комнату, и Люся познакомила его с родителями, которые очень Спиридонову понравились. От них, как и от Люси, тянуло каким-то необъяснимым умиротворением. Отец, крепкий еще мужчина с невыразительным лицом научного работника, пожал ему руку, спросил:

— Куревом не богат?

Спиридонов достал из пиджака смятую пачку "кэмела", где еще осталось с пяток сигарет.

— О-о, — удивился отец. — Солидно. Давай одну пока подымим, чтобы на вечер хватило.

Люсина матушка, цветущая женщина средних лет, с черными, чрезмерно выразительными на бледном лице бровями и с безмятежными глазами-незабудками, пригласила за стол, налила Спиридонову в чашку кипятку без заварки. Объяснила смущенно:

— Извините, Гена, и сахарку нету. Нынче талоны не отоваривали.

— Врет она все, — вступил отец. — Были талоны, да мы их на четушку выменяли. А четушку уже выпили, не знали, что гость придет. Я тебе, Гена, оставил бы глоточек. Я нынешнюю молодежь уважаю и приветствую. И знаешь, за что?

— Хотелось бы знать.

— Посуди сам. Мы оборонку строили, американцам пыль в глаза пускали, и ничего у нас не было, кроме худой обувки. А вы, молодежь, ничего не строили, нигде не работали, зато все у вас есть, чего душа пожелает. Причем наилучшего образца. Как же за это не уважать. Верно, мать?

Женщина испуганно покосились на окно, но тут же заулыбалась, расцвела. Махнула рукой на мужа.

— А-а, кто тебя только слушает пустобреха, — покопалась в фартуке и положила на блюдце рядом со Спиридоновым белую сушку в маковой росе. — Покушай, Гена, сушка свежая, бабаевская. Для внучонка берегла, да когда-то он еще явится.

— Когда Люська родит, тогда и явится, — ликующе прогрохотал папаня.

У Спиридонова слезы выступили на глаза от умиления. Давно ему не было так хорошо и покойно. Милые, незамысловатые, беззлобные люди. Синий абажур. Прелестная девушка. На всех лицах одинаковое выражение нездешней мудрости и доброты. "Господи милостивый, — подумал Спиридонов. — Какое же счастье подвалило. И за какие заслуги".

В незатейливой болтовне скоротали незаметно часок, потом Люся вдруг заспешила:

— Пойдем, Гена, пойдем скорее, а то корчму закроют.

Он не стал расспрашивать, какую корчму закроют и почему им надо туда спешить, молча потянулся за ней на улицу. Там было полно народу, будто весь город совершал моцион. Прелестны подмосковные летние вечера, окутанные сиреневой дымкой заката. Есть в них волшебная нота, заставляющая разом забыть о тяготах минувшего дня. И опять у Спиридонова возникло ощущение, что он вернулся в очаровательные времена полузабытого детства. Все встреченные улыбались, и в этом не было ничего необычного, Спиридонов тоже улыбался в ответ, ему казалось, некоторые лица он узнает. Вон та старушка с голубоглазой внучкой в сером балахончике, вот тот милый юноша с гитарой... На мгновение мелькнула мысль, что надо бы все же позвонить в редакцию, сообщить, что задерживается на неопределенный срок, но это, конечно, не к спеху...

Из дверей двухэтажного особняка вытягивалась на улицу гомонящая очередь. Спиридонов с Люсей пристроились в конце. На фасаде две вывески, на одной кумачовый лозунг: "Только свобода делает человека сытым", на другой название заведения: корчма "У Максима".

Люся осведомилась у пожилого господина в очках на нитяных дужках:

— Чем сегодня кормят, приятель?

Господин плотоядно облизнулся.

— Гороховый суп с телячьими ножками. Чувствуете, какой аромат?

Спиридонов готовно принюхался: вонь ядреная, густая, как из подожженной помойки. Его качнуло набок, и то — с утра, кроме белой сушки, во рту ничего не держал. Люся заботливо подхватила его под руку, шепнула в ухо:

— На раздаче скажешь, что новенький. Может, косточку положат.

— Хорошо бы! — глупо ухмыльнулся Спиридонов.

В ближайшее время роман выйдет в издательстве “Мартин”.

Олег Бородкин ПОДЗАТЫЛЬНИК

выпитое пару часов назад

и в землю ушедшее пиво.

ложная беременность соседской суки,

повторяющаяся ежегодно.

скученность населения больших городов,

а также квартирная теснота,

от которой всю жизнь нет спасенья.

весьма подозрительные буроватые пятна

на простынях и подушке.

находящаяся в анабиозе

и помещенная мной в холодильник жаба.

варенье из вишни,

к сожалению, закончившееся вчера.

друг, пострадавший

от злоупотребления алкоголем

и впавший от этого в раж.

деньги, которых в Москве

никогда ни на что не хватает.

бесчувственный молодой человек,

валяющийся у входа в метро.

поросшая жестковатой шерстью

все еще свежая кожа.

проглоченный в детстве шарик ртути

из разбитого градусника.

перенасыщенное разнообразным жульем

пространство.

чуткая совесть лучшей

из здесь пребывающих наций.

камень, лежащий

на приготовленной для шашлыка свинине.

моя неизвестно откуда взявшаяся

приязнь к языкам угро-финской группы.

М. А. Булгаков, игравший с В. В. Маяковским

в бильярд.

одновременно намазанный

красной и черной икрой кусок хлеба.

банка, наполненная

средней величины глазами.

паспорт, расческа, мыло,

зубная щетка и смена белья.

сыростью внутренних слез

пропитанный организм.

вяло поющий со сцены о вечной любви

педераст.

рюмка теплой, дешевой, сделанной

из контрабандного спирта водки.

старые лыжи,

снесенные за ненадобностью на помойку.

бомж в почти целых лыжных ботинках.

не имеющий

определенного места жительства

автор неизданного романа.

склонность местных мужчин

к ненормативной лексике

и потрепанным жизнью красоткам.

несовершенство стихов и прозы

наших русскоязычных собратьев.

переходящий из века в век

русский сюрреализм.

Пушкин, переведенный Набоковым

на иврит.

некоторые не верящие в капитализм

маньяки.

постгепатитная печень постмодерниста.

лекарь, разбитый параличом.

роющаяся в мусорном баке

спившаяся балерина.

мертвое море,

посыпанное человеческим пеплом.

сказочный гражданин, грызущий

репчатый лук словно яблоки.

выстрелившее из-под кровати

сушеным горохом кривое ружье.

плавающая в монастырском пруду

откормленная русалка.

хитросплетения голых,

слизью покрытых тел на телеэкране.

повар, впервые отведавший

трупного яду.

ангел, чихнувший

во время полета над зоопарком.

крах, облегчение приносящий.

череп, на Запад глядящий затылком.

сладкое ожидание будущих катаклизмов.

зимняя эзотерическая поездка в деревню

с выпивкою, чужою женой и закуской.

культурная и социальная деградация

москвичей.

случившаяся в стране эпидемия

каннибализма.

внутренности консервативного революционера,

съеденные банкирской семьею сырыми.

несколько зверски избитых фашистами антисемитов.

старость, грозящая нам неизбежным

летальным исходом.

жуткая смерть нераскаявшегося атеиста.

снежная королева, выплюнувшая сосульку.

годы страданий, сомнений и крепкого мата.

несуществующее в природе лекарство.

впавшие в творческую прострацию

гипербореи.

вечный, как кризис семьи,

поцелуй Иуды.

танк, изготовленный из нержавейки.

бывший горбун, избавившийся

от своего горба.

слово, рожденное в нравственных муках.

бездарь, предпочитающий славе

глухое подполье.

в бой подгоняемые пинками солдаты.

гадость, сорвавшаяся с языка.

постановление прекратить лысеть.

свойственная данному индивидууму ухмылка.

неординарно устроенные мозги.

твердый отказ превращаться

в системный навоз.

плач изнасилованного некрофила.

выданный самому себе подзатыльник.

февраль 1999 г.

Александр Брежнев ТЕРТЫЙ КАЛАЧ

Каравай хлеба, сдобный русский калач — символы благополучия нашего земного бытования. Обязательный атрибут торжества. Недаром таинство изготовления хлеба связано с огнем — древнейшим божеством. Мука, зерно, хлебная нива — фундаментальные ценности русской национальной жизни.

Любая пекущая хлеб женщина приобщается к высокому таинству. В каждом ее шаге вокруг квашни, в каждом взмахе рук и присловье — просматривается вековое обрядное действо.

Пока из печи будут доставать свежие хлебы — мы будем живы.

Она подливала мне из самовара чайку, и я пил, не забывая про калачи.

Матвеевна с улыбкой наблюдала за мной.

— Этот калач, который вы едите, называется тертым. Прежде чем его вылепить, я тесто больше часа тру. Руки устанут, поясница заломит, но зато уж калач получается, как огонь, горяч и в еде легок. — И тут же как-то торопливо и настороженно Матвеевна посмотрела в чан с тестом. Нюхнув раз-другой воздух, сказала: — Порядочек, тесто покудова не занимается. Видно, показалось мне, — и вновь продолжила: — Калач из отмятого и оттертого теста самым лучшим считается. Он во рту, точно снежок, тает, а если в чай или в молоко его окунешь, он крепость свою держит и никогда не рассыпается, так что есть его — одно удовольствие. Я в молодости, бывало, за один раз по пять тертых калачей съедала. А вот обварной калач совсем другой — один или два съешь и не более. Внешне он, если его на праздник какой-нибудь испечь, очень красив, животик у него, как у нашего поселкового настоятеля, толстый и крутой, а ручки и губки, как у девки негуленой, махонькие и упругие. Тесто, чтобы его получить, нужно готовить крутым. Раньше одним отварным калачом целый взвод солдат кормили. В чае он так быстро разбухает, что и в рот не влезает. В дальнюю дорогу его тоже брать нежелательно: чуть подчерствеет, тут и рассыпается. Зато эти калачи почему-то туляки любят. Максимыч, например, сам родом из-под Тулы, так он может целый месяц им питаться. А еще он любит простые калачи — смесной и крупитчатый. Смесной калач легко печется: смешал пшеничную и ржаную муку, два яичных белка добавил, и он готов. А крупитчатый раньше только барыни ели. Его приготовляют из белой пшеничной муки тонкого помола и едят с молоком или медом. Раньше, когда у нас с мукой были перебои, я пекла муромский калач, это тот же самый тертый, но только на отрубях. Он хоть и пахучим получается, но очень груб, раньше его косари и солдаты любили, он жажду утолял и желудок надолго сытым делал, — вздохнув, Матвеевна посмотрела на свои гладкие, белые руки. Чуть шевельнула пальцами, и они нервно задрожали. Быстро прижала одну ладошку другой и сказала: — Хлебная работа — дело не барское. Чтобы тесто послушно стало, потрудиться надо и свое настроеньице ему передать. Хочешь есть калачи, не сиди на печи. Ой, люди бегут... — глянув в окошко, произнесла она и поправила косынку на голове.

В комнате к Матвеевне поочередно стали заходить старухи и старики и прочий трудовой люд. И все они с благодарностью принимали у нее свежеиспеченный хлеб и калачи.

Наконец опять мы с Матвеевной остались одни.

— Выходит, эта ваша печь весь поселок хлебом снабжает?

— Да, я на пенсии. Сын в тюрьме. И чтобы вину с него снять, людям добро делаю. Почти всю жизнь прожила я с этой печкой. Посмотрели бы вы в прошлый год, как она обветшала, но, слава Богу, все обошлось. Наши сельчане, только я попросила, сразу же ее отремонтировали. И теперь она ох как пыхает. Дрова, какие я захочу, такие мне и подбирают. Привезут, да сами и разгрузят. На другой день переколют, в поленницы сложат, и печь, можно сказать, на весь год едой обеспечена... Пойдемте, доктор, я вам тесто покажу.

Недалеко от печи на четырех деревянных подставках стоит огромный деревянный чан, накрытый фанерной крышкой, поверх которой уложены три одеяла. Матвеевна живо их стаскивает. Я помогаю ей сдвинуть крышку. Только сняли ее, как пахучее тесто зафыркало и заворошилось. Через минуту стало пузыриться.

— Вовремя подоспела, — произнесла Матвеевна и, закатав рукава халата до локтей, быстро посыпала его мукой и начала ладно и ритмично похлопывать ладошками.

— Это я поглаживаю его... — сказала она. — А как запузырится, бить начну.

Точно завороженный стоял я у чана. Кисловатый запах дурманил. Не обращая внимания на меня, Матвеевна медленно двигалась вокруг чана, подбивала и отстукивала ладонями тесто. Руки ее ритмично и безостановочно плясали. И в такт им вздрагивали грудь и плечи.

— Ишь, как тянется, точно баба на сносях, — улыбнулась она и пуще прежнего захлопала по тесту.

Я смотрел, как она лихо ребрила его, и мне казалось, что через несколько минут из-под ее рук появится не взбухший хлебный ком, а ребеночек, страстно и горячо приветствующий своими криками жизнь. А еще мне казалось, что Матвеевна не просто похлопывает тесто, а кует его. Каждый шлепок-удар ее поставлен, он легок и нежен, и не зная промаха, строго предназначен определенной цели — подбить, подбодрить.

— Как только пожелтеет, так и запузырится, — сказала Матвеевна и заработала руками еще быстрее. Минут через пять тесто пожелтело, а затем начало точно брага пузыриться.

— А в три часа ночи я встану и для страховочки еще разик подобью. И утром оно ложится в формы, как я только пожелаю. Любой узор вяжу, и он лежит себе и не распадается. Детишкам птичек, коней леплю, а людям постарше звездочки и обручальные колечки в паре. В подбивке весь мой секрет. Подбитое тесто не шалит и в жару не ломается, только знай себе розовеет. Хлеб руки любит и тепло. Тесто никогда не поднимается, если в доме холодно. Чтобы тепло подольше сохранилось, я чан двумя теплыми одеялами накрываю. И в печи постоянно огонь поддерживаю, каменьям лежака остыть не даю. Я по воздуху чувствую, если печь начинает охолаживаться. Когда тесто замешиваю, дверь на замок закрываю, чтобы холодный воздух ни в коем случае в чан не попал. Печь протапливаю до тех пор, покудова тепло стоймя начинает стоять. При тепле муку водой или молоком заливаю, так она точно сахар растворяется и к пальцам не липнет, сама к себе собирается и запах сохраняет. Если мучную пахучесть при замешивании не растеряешь, то хлеб, даже если и зачерствеет, все равно будет ароматным. Я ванилином, как некоторые бабы, никогда не пользуюсь, хлеб должен сам за себя говорить. Когда ты его ножичком режешь, он всеми ноздрями своими так и пышет, солнечной пшеничкой пахнет да корочкой поджаренной хмельком обдает. Удачно испеченный хлеб под ножом не крошится. А если руку на него положишь, а потом отнимешь, он сам выпрямляется. Прошлым летом я пекарей, двух молоденьких, целую неделю уму-разуму учила, а у них то подгорит, то скомкается, после выпечки не то что ножом, топором не расколешь. Непостоянные они какие-то оказались, мало того, что в работе грубы, и все куда-то спешат.

Я помог Матвеевне накрыть чан фанерным листом и тремя одеялами. В душе завидовал ее мастерству. Неожиданно мне тоже вдруг захотелось стать пекарем. Наверное, самое доброе и мирное дело на земле — это печь хлеб. Русский хлеб с желтовато-коричневой пахучей корочкой наверху, с веснушчатыми крапинками по бокам и кое-где масляными пятнами по нижним краям.

Открыв печь, кочергой Матвеевна стала пошевеливать горящие сиреневым светом березовые угольки. Печной зев был красив. Огненные блики бегали по стенам, ярко освещая шероховатости и неровности. Сухая свежесть печи коснулась меня, и я чуть не задохнулся от волнения...

За окном был вечер. И на темно-синем небе уже вспыхивали звезды. Торжественно и царственно стояла у печи Матвеевна. В сумрачном домашнем свете ее нежное лицо было полно доброты. Раскрасневшиеся руки чуть вздрагивали. В задумчивости смотря перед собой, она щурила полные какой-то своей потайной заботы глаза. Напротив ее окна в домах горел свет. И из печных труб тоже курился дымок.

Я смотрел на эти светящиеся домики и думал, что многие люди, собравшись сейчас ужинать, разрезают свежеиспеченный хлеб Матвеевны, ощущая его теплоту и аромат.

Дрова в печи догорали, и мягкий жар, пахнущий хлебом, румянил лоб и щеки. Лицо Матвеевны сияло. Она опять подошла к чану с тестом. Опустилась на колени. прислушалась.

— Слава Богу, от рук не отбилось, шуметь начало, — и перекрестилась.

Концерт-шоу «The Fire Of Anatolia». 7

Александр Синцов ГРУБЫЙ ПОМОЛ

В бизнесе нет слабых. Деятельный человек, склонный к размеренной жизни без риска, скорее станет делать карьеру госслужащего, или, наконец, пойдет в помощники к тому же отчаянному бизнесмену. Но заправлять предприятием непременно должна личность выдающаяся. И таких немало выделилось на Руси в последнее время. Другой разговор, что свой талант и мужество многие русские предприниматели направляют лишь на собственное обогащение. Срывают куш с мимолетной коммерции, спекулируют на биржах и «прокручивают» деньги. Однако есть и по-настоящему сильные, красивые в щедрости. Они несут свое богатство тем, кто не смог добыть его.

— Мельницы — они везде мельницы. Шаровые, молотковые, кольцевые. До этого я двадцать лет перемалывал щепу в древесную массу на Сегежском целлюлозно-бумажном комбинате. Дело знакомое. А с зерном намного легче оказалось. Культурнее. И пахнет хлебом. Не сравнишь с метилмеркаптаном. Потом карельской березой торговал — в Испанию гнали на мебельное производство. Откололся от компании законно, без стрельбы. Шестьсот тысяч у меня было на счету. Солить их, что ли? Поехал в родной Борисоглебск. Там друг работал в совхозе. Через знакомых, можно сказать, подарил он мне помещение. Я в Польше купил мукомольный комплекс. Прошлым летом запустились. Если все пойдет так, как шло до сих пор, то к следующему лету затраты окупятся. Накопления пойдут. Начнем расширяться. Куплю еще линию тонкого помола. В другие отрасли дергаться пока не стоит. С хлебом дело иметь теперь выгодно. Чем беднее в стране, тем больше хлеба потребляется. У нас заказов полно. Работаем качественнее, чем на некоторых московских мелькомбинатах. Около меня восемнадцать человек из местных, моих земляков, кормится. Заработок от полутора до трех тысяч — в зависимости от квалификации...

Вот такой гимн освобожденному труду спел мне Владимир Павлович Сабашкин в своем кабинете, за стеной которого зудели мельницы. Был «начальник» в белом халате. И я всовывал руки в рукава такой же стерильной спецодежды.

Владимир Павлович — седой, пятидесятилетний в темных очках с золотой оправой, рассказывая мне о своем производстве, доводил до ума какие-то вычисления на компьютере, наносил последние тычки по кейборду. Вот, наконец, на мониторе появилась красочная заставка — «лабиринт», и мы пошли осматривать цех.

Над головой — переплетения ярких пластмассовых труб. Конусы циклонов над мельницами. Рукоятки рычагов и вентили тонкой настройки — много нержавеющего и пластмассового блеска. Двое рабочих за пультом тоже в белых халатах. Ну прямо диспетчеры атомной станции, чисто выбритые, трезвые. Хотя на лицах нельзя не обнаружить жесткие черты наших русских народных наркотических пристрастий.

А двое других на лесенке у бункера — совсем молодые. Вот у этих — лица свежие, крестьянские, с избыточной здоровой розоватостью на щеках.

Пользуясь завесой гула, мне на ухо Владимир Павлович рассказывает об одном из этих парней. Недавно у него в семье произошла трагедия — повесился отец. И не от беспробудной пьянки. Нет, вполне приличный мужик был. Работал шофером на молоковозе. Однажды, выезжая с проселка на трассу, сшиб иномарку. «Пострадавший» сначала съездил ему по уху. А потом подал в суд. Долларов восемьсот присудили выплатить. Мужику два года надо было работать на аварию. Это при условии регулярной выплаты зарплаты в совхозе. Реально — все пять лет. В общем, беспросветно. Этот «пострадавший» в Костроме какой-то бизнес имел. Мужик к нему ездил прощения просить — он его подальше послал. Ну мужик приехал домой и в сарае повесился. В предсмертной записке написал, чтобы выполнили его последнюю просьбу: определили бы его сына на «освободившуюся» должность молоковоза. Сын за отца, как говорится, не ответчик. И хоть мизерный заработок, а пошел бы в дом. Из таких вот соображений мужик отправился на тот свет.

Ну, посадили парня на молоковоз. Он был неплохим шофером, в армии рулил полтора года. А на этом молоковозе просто не смог ездить. Чисто психологически. Страхом его сковало. Так, наверно, можно объяснить.

— Они живут за шесть километров отсюда. Автобус ходит нерегулярно. Иногда он здесь ночует, — рассказывает Владимир Павлович. — Как работник он, конечно, не ахти, сачкануть непротив, но в данном случае это для меня не главное. Конечно, когда макаронку гоним, я его в очистное отделение перевожу, а когда дунст — то он и за машиниста может.

И далее Владимир Павлович хотел углубиться в технологию, начал говорить об эндосперме зерна, влажности и стекловидности, но я, задетый за живое судьбой сына самоубийцы, перевел разговор, как говорится, на личности. Попросил рассказать о людях, которые помогают ему накапливать капитал — о рабочих.

Оказалось, что это самая главная болевая проблема теперешнего предпринимателя, который занялся не коммерцией, а производством.

Владимир Павлович ругал «хомо-советикус» на чем свет стоит. Меня не коробило такое отношение к нашему прошлому только потому, что сам хозяин этого мукомольного заводика много лет возился с рабочим классом на целлюлозно-бумажных социалистических предприятиях. Если бы какой-нибудь немец или голландец стал бочку катить на нашего работягу, во мне бы восстал дух противоречия и кровного родства. Но Владимир Павлович как бы право имел.

— Мы после пуска уже восемь месяцев крутимся безостановочно. С первого состава только один человек остался. Всех остальных выгнал. Месяц проработают, с первой зарплаты одуреют, увидав такие бабки на руках, и — гулять. В семьях конфет бабы и дети месяцами не видали, а эти — водяру жрать. Выгонял безжалостно, хотя грозились сжечь цех. Убить грозились. С ними я все эти наши русские застолья просто возненавидел. Раньше сам любил посидеть, выпить, песни попеть, а теперь — ненавижу. Выродились эти застолья в черную, скучную пьянь.

Но других-то рабочих нету. Хочешь не хочешь, пришлось терпеть, воспитывать, так сказать, кадры. Идти на какой- то компромисс. Вон, видишь, мужика — пробу для анализа берет из бункера? Я на сто процентов знаю, что он за обедом вмазал граммов двести. Видишь, жует не переставая. Это он полпачки чивина в пасть себе засунул. Чтобы не пахло. Ну, этот вроде головы не теряет, и я, значит, терплю. Потому что бороться — себе в убыток.

А тот, который у него мерник взял — тоже пришел ко мне такой несчастный, чуть на коленях передо мной не стоял: возьмите, Владимир Павлович, хоть мешки зашивать, хоть за десятку в день. Взял. Работать стал яростно. И месяц и второй. Я его в ученики перевел. Затем на бункер и — к агрегату. Стал платить ему по максимуму. Бригадиром назначил. Думал, костяк коллектива на нем буду наращивать. А однажды приезжаю часа в четыре утра, гляжу — он в свой «жигуль» мешок муки из цеха тащит. Потом опять в ногах валялся. В общем, как в совхозе они себя вели, так и со мной, капиталистом. Знаешь, как я скучаю по советским временам. Тогда бы они у меня давно в тюряге за хищение сидели или в лечебно-трудовом профилактории. А теперь, коли вся власть у меня и все деньги, то мне, видишь ли, совестно пинка дать. Простил до первого проступка.

Слава богу, массовых запоев не было уже месяца три. Тьфу! Как бы не сглазить. А чтобы не воровали, пришлось нанять профессиональных охранников...

В белой шапочке, в халате, похожий на профессора, Владимир Павлович Сабашкин провел меня через лабораторию. Оказалось, что в мукомольном деле самое главное — не расплодить жучков. Их, мукоедов, насчитывается около полусотни разных видов. В лаборатории, естественно, работали женщины. На этих жалоб у хозяина не было.

— Надежный контингент.

Следующая дверь — в склад готовой продукции. Мешки складируются на металлических сетчатых стеллажах, в недосягаемости от мышей. Вдобавок к человеческому коллективу здесь содержат двух кошек. Это и профессиональная традиция мельников, и простая житейская расчетливость. Чем химикатами с мышами бороться, лучше маленького хищника кормить.

Мы вышли на улицу. Блеск мартовского снега до слез резал глаза. Даже на взгорках еще не было ни одной проталины. Поля, плотно упакованные поздними снегами, еще представляли из себя мертвые пустыни. Но они, сделавшиеся от долгой невостребованности целинными, нынче уже обречены родить пшеницу. Хозяин здешней мельницы заключил договор с местной сельхозартелью на приобретение всего урожая на корню. Если все получится, то к восемнадцати сытым, занятым хорошим делом русским мужикам и бабам на мельнице Сабашкина прибавятся еще около двадцати артельных человек.

Александр Астафьев ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА!

Мы как-то в одночасье “реформ” все стали инвалидами, уродами, неполноценными — в сравнении с горсткой неимоверно разбогатевших. Во времена общественного благополучия так же себя чувствовали относительно немногие люди с физическими недостатками. Вот уж, кажется, кому теперь гибель. Но приглядишься, поймешь, что у безруких, хромых, увечных есть большое преимущество перед нами, “полноценными”, — опыт.

Опыт борьбы с обстоятельствами, опыт обретения духовной крепости и светлого, смелого взгляда на жизнь, какая бы она ни была.

— Инна Аркадьевна, когда вас последний раз называли уродкой?

— Ой, очень давно! В полуторагодовалом возрасте я заболела полиомиелитом и утратила способность передвигаться самостоятельно, без чьей-либо помощи. И вот пришла пора поступать в первый класс. Школа благо во дворе. Но директриса уперлась: “Не нужна нам ваша уродка!” Моя мама вступила в борьбу. Все пороги слезами облила, дошла до министра просвещения. Министр оказался человеком добрым: “Что это вы здесь плачете? Больную дочку в школу не берут? И это в нашей, советской, стране!” — тут же начертал резолюцию: “Принять немедленно!” Бумажку эту, решившую мою судьбу, храню до сих пор. Впрочем, бумажка бумажкой, но для того, чтобы хоть как-то одолеть болезнь и почувствовать, что я тоже человек и что-то могу, я перенесла кучу операций.

— Куча — это сколько?

— Порядка 13— 14-ти. Точнее не скажу. Причем 11 операций мне сделали, когда я училась в 9-10 классах. Тем и запомнилась мне та романтическая пора, что меня все время резали и резали. И при этом еще сумела получить аттестат! И пошла (на костылях) поступать в Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. На дневное отделение меня все-таки не приняли — по состоянию здоровья. Со скрипом, но зачислили на вечернее. Приезжала я на занятия три раза в неделю. На такси. Мой папа — кадровый военный — оплачивал дорогу туда и обратно. Тогда это было недорого.

— Дороже, наверно, стоило чувство ущемленности, неполноценности...

— Нет. Я росла без комплексов и зажимов. Более того, в школе старшеклассники носили меня на руках. Буквально. Ну кто еще может этим похвалиться? А в институте прыгала на костылях через ступеньки. Вприпрыжку жила! Однажды гардеробщица мне говорит: “Ничего не могу понять! Здоровые девки ходят так, как будто убиты горем, словно повязаны навек каким-то несчастьем. А вы в таком положении — и все улыбаетесь... Такая счастливая... Всегда радостная...” А радуюсь я всегда потому, что жизнь — интересная штука. Даже сейчас. Пришла я на днях в райсобес, разговорилась со знакомой женщиной — инспектором отдела. Она спрашивает: “Как у вас дела? Где были? Что видели?” И я начинаю рассказывать: “В Америку съездила. Были там-то, там-то и там-то... Она сидит, слушает завороженно, а потом говорит: “Как же я вам завидую! А я — приду с работы, попью чайку... и спать. Скука!” Человек здоровый завидует больному, еле приползшему к нему... Смешно!

— Ничего смешного! Такой оптимистке, как вы, любой позавидует. У оптимисток, наверное, и личных драм не бывает...

— Ну-ну. Мне пришлось пережить целую лавину. Папа погиб в автокатастрофе, муж ушел к другой — и на фоне этих драм всякие разные несчастья и неудачи...

— Расскажите, пожалуйста, о вашем замужестве, если это не секрет.

— Это не секрет. Познакомилась я с будущим супругом на улице. Звучит банально, но на самом деле — оригинально. Я ехала на “москвиче”, который папа купил для меня, а навстречу — грузовик. Шофер вдруг высунулся из окна, кричит: “Девушка, вашей маме зять не нужен?” “Не нужен”, — отвечаю ему максимально гордо. “А бензин вашей машине?” “Нужен”. Тогда многие шоферы казенный бензин продавали налево. Остановились. Разговорились. Он меня пригласил в кафе. И... сделал предложение. “Ты же видишь, что я — инвалид, на костылях. Зачем тебе такая жена?” “Да ты красивее всех, кто на своих ногах ходит...” Он и потом часто повторял, что инвалидом меня не считает. Поженились. Родился сын Алеша... Кстати, мой бывший муж живет по соседству, через два дома, и иногда заглядывает на чашку чая...

— И вас никто не ревнует?

— Тонкий намек. К вашему сведению, я никогда не испытывала недостатка в поклонниках, или... как их назвать...

— Но пока не встретили свой идеал? Может, у вас завышенные требования?

— Вот уж нет! Мой идеал — просто мужчина. То есть человек, на которого можно положиться, который поддержит в трудную минуту, подставит свое плечо.

— Завышенные требования по нашим временам.. И, тем не менее, вы и в одиночку добились того, что достойно восхищения. Вам, должно быть, везет?

— Где везет, где сама везу. После института все складывалось очень тяжело. Да, специалистка, и неплохая (училась — не ленилась), а никуда не берут. С огромнейшим трудом удалось, наконец, пристроиться переводчицей во Всесоюзный центр переводов. А в 1988 году вызвали меня в собес: “У нас организуется общество инвалидов. Нужны руководители — молодые, энергичные. Не хотите?” Почему не хочу? Вошла в правление Общества инвалидов Октябрьского района. И жизнь закрутилась, как кадры в кино. Вечера, экскурсии, поездки, встречи... Сегодня я — председатель гагаринского муниципального отделения Всероссийского общества инвалидов. Многократно представляла его интересы за рубежом, на международных форумах.

— И возглавляете фирму “РЕИН”. Кстати, что за загадочное название?

— “Реабилитация инвалидов” — вот и вся загадка. Пошивочный кооператив.

— А хобби у вас есть?

— Занимаюсь спортом. Я — участница всевозможных ралли, член Московского автомобильного клуба инвалидов.

— Гм... Значит, вы и тут — профессионал. А я-то думаю, как вам не страшно гонять по нынешним дорогам, где властвуют амбалы...

— Еще как страшно! Пугала — они для всех пугала. Я вот недавно задела у “ауди” задний подфарник. Отвлеклась на дороге, размечталась о чем-то. Вылезает огромный парень, смотрит на образовавшийся скол, потом на меня: “В-вылазь, т-тетка, п-п-пог-говорим”. — “Н-не могу... Я б-без ног”. У него заикание от рождения, у меня — от испуга. Заикаюсь, ничего не могу с собой сделать, а сама еще больше от этого дрожу: еще решит, что передразниваю... Он достает сотовый телефон: “Па-ацаны, п-приезжайте, н-надо разоб-браться. Д-да. Жен-нщина за-а рулем. И-ин-нвалидка. В-вылезти с-с-сама н-не может”. Я: “Н-не надо. З-заплачу”. Он: “Д-давай д-две тыс-сячи”. Я: “Т-только тысяча. Б-больше нет”. Он: “Л-ладно”. Я дала, он взял. “Х-хорошо бы расписку”. “Об ч-чем б-базар? Если я в-взял, з-значит, мы в расчете...” Я: “С-спасибо”. П-поговорили.

— По белу свету, небось, безопаснее ездить, чем по Москве... Я знаю, что вы объехали чуть не весь мир.

— Неоднократно была в Америке, Канаде, Дании, Германии, Чехии, Польше, Греции, Египте, Китае, Румынии, Израиле. В 1996 году по приглашению Международного женского клуба отправилась в турне на своем “жигуленке” четвертой модели по Европе. На обратном пути подвернулся дешевенький “форд-эскорт”. Купила. Продала свой “жигуль”. И пригнала “форд” домой. Из Германии...

— Но вернемся на нашу грешную землю. Поскольку в России всяк, если он не у “большого пирога”, не живет, а выживает, то и инвалидам никто не делает исключения. Как вы справляетесь с бытом? С покупкой тех же продуктов, например?

— Это делала моя мама, пока была жива. После ее смерти ко мне прикрепили соцработника. Он приносит картошку, морковку. Но я обожаю сама покупать продукты. Люблю их выбирать, пробовать. Покупаю все на оптовом рынке, куда приезжаю на машине. Продавцы меня знают и выносят товар из палаток. А народ проходящий дико злобится: “Ты бы еще туда внутрь въехала, в палатку”.

— Гладите, стираете тоже сами?

— Конечно.

— Гостей принимаете?

— У меня дверь в дом почти не закрывается. На день рождения собирается каждый год 20-30 человек. Причем я пробовала разные варианты: приглашать, не приглашать. Все равно приходят. Тогда я поняла, что лучше всех приглашать. Чтобы все — в одно время.

— Кто ваши друзья?

— Одни — со школьной скамьи, с другими долгие месяцы провела в больничных палатах, коллеги по работе, товарищи по международному инвалидному движению...

— Где одеваетесь?

— Это огромная проблема. Размер у меня очень приличный. Солидный размер. Одно время я даже состояла в клубе толстяков “Робин-Бобин”. Честно говоря, одежду покупаю за границей. Потому что здесь в обычных магазинах моего размера нет. А в специализированных такие цены, что не подступишься.

— Какой стиль предпочитаете?

— Всю жизнь ношу брюки, джинсы. Блузки красивые.

— Инна Аркадьевна, не буду скрывать: вы меня покорили! По-моему, нет в этой жизни никаких трудностей, которые вы не могли бы преодолеть. Вы — “железная леди”?

— Вот я вам расскажу, как выходила недавно с сыном из родного подъезда. Скользко было, гололед. Я вцепилась в него обеими руками. Он: “Мам, ты чего дрожишь?” “От страха”. Когда мы спустились с крыльца, он давай меня целовать: “Мамочка, миленькая! От страха!” Он был потрясен. Вот какова она изнутри, “железная леди”.

— Я понял. Что же вам помогает все превозмогать?

— Я говорю про себя: “Господи! Дай мне душевные силы преодолеть то, что я могу преодолеть. И дай мне терпение перед тем, что я не в силах преодолеть”...