/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 754

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 754

Александр Проханов РОССИЯ: ОТ РАСПЯТИЯ К ВОСКРЕШЕНИЮ

В эти пасхальные дни особенно людно в церквях. По-особому сияют лица. Цветут любовью глаза. Обмениваются поцелуями едва знакомые люди. Дарят друг другу расписные яйца. Церквей всё больше. Среди «пятиэтажек» вдруг вырастет деревянный шатровый храмик. На центральной площади, среди супермаркетов и чиновничьих зданий, заблещут величественные купола. На окраине, среди закопченных заводских корпусов, заиграют, зазвонят колокола. В заброшенном сельце, среди темных елей сочно, смоляными венцами, загорится часовня. Встают из руин белые, словно лебеди, церкви. Расцветают пустовавшие чуть не целый век обители. Священник - обычное явление в уличной толпе, на телевизионном экране, на общественном форуме. Духовенство вышло за пределы церковной ограды, появляется в школьных классах, военных гарнизонах, всё теснее общается с властью, с культурой. И по мере усиления церковной среды, расширения церковной проповеди усиливаются нападки на церковь: критика иерархов, неприятие духовных, направленных на светское общество деяний. Эта критика исходит в основном из среды либеральной интеллигенции, которая одержима «бесом реформирования». Готова без устали реформировать государство, армию, промышленность, образование, медицину - до полного их исчезновения. До воцарения в наших домах и школах, государственных учреждениях и трудовых коллективах торжествующего неверия, нигилизма, бессилия, которыми воспользуется враг Рода Человеческого, он же и враг России.

Смысл сегодняшней русской церкви в том, чтобы противостоять реформам. Смирять реформаторов, терзающих русское общество последние двадцать лет, превращая его в пепел и пыль. Смирять неуемные атеистические потуги реформировать саму церковь, в мнимых стремлениях приблизить её к другим конфессиям, или к «падшему» миру, или «социализировать» её, или предостеречь от чрезмерно близкого приближения к власти. В среде верующих идет напряженная духовная дискуссия по всем этим вопросам, гораздо более острая, чем в либеральных салонах и светских полугламурных изданиях. Церковный мир, испытавший небывалые гонения, невиданные страдания, выстоял среди катастроф двадцатого века, в бурях которого погибли самые неистовые гонители и самые прогрессивные реформаторы. Церковь обладает соборным разумом, позволившим ей устоять, возродиться, просиять среди черного пепла и зловещего сатанинского блеска. Церковь найдет ту меру, которая сохранит её как «церковь бедных». Отмерит то расстояние, что отделяет её от власти, - расстояние между Успенским Собором и Кремлевской башней. Обнаружит в себе богооткровенных старцев, которые окормляют народ, предостерегают владык, сияют, как бриллианты, в церковных монастырях и обителях.

Сегодня Православная церковь, быть может, - единственное прибежище русскости. Русский дух исчез из либеральной экономики. Пропал из культуры, «играющей в бисер» постмодернизма. Из телевизионных программ, которые изгнали всё, что питает «русскую идею», - русскую музыку, русскую мысль, само слово «русский». Церковь собирает в свои стены русский народ, окружая его мистической русской красотой, богоносными энергиями, спасавшими Русь во времена Бориса и Глеба, преподобного Сергия Радонежского, Серафима Саровского, русских новомучеников. Как во времена нашествий монастыри принимали в свои стены погорельцев, прятали священные книги, целили раны воинов, так и теперь церковь принимает в себя гонимых русских, вдохновляет их, вооружает непобедимым оружием веры, готовит из них воинство, которое выходит на бой за пределы церковной ограды.

Церковь - это таинственное, существующее среди человечества образование, обладающее «ключами от неба». Молитвенными практиками, духовным стяжанием, искусством самоочищения церковь возвышает человека над грешным, порченым, двухмерным миром и возносит его в небесную бесконечность, где таятся объяснения всех земных загадок, кроются причины всех земных свершений, витают неисчерпаемые энергии и светозарные силы. Храмы и монастыри добывают эту небесную энергию, низводят на землю, распределяют среди земных институтов. Эта энергия незримо омывает парламенты и министерства, заводы и гарнизоны, университеты и лаборатории. Эта энергия питает страну в час беды, орошает увядшие души, ведет к одолению социальных болезней и немощей, вдохновляет художников и политиков. Страна стоит, пока этой энергии вдоволь. И начинает шататься и падать, когда над ней захлопываются небеса, когда народ теряет «ключи от неба».

Сегодня человеческой душой, обремененной пороками и грехами, не занимается государство, о ней не радеет школа, от нее отвернулась культура, она не интересна политическим партиям. Семья, распадаясь, плодит сирот, неблагополучных подростков, будущих злодеев и нигилистов. Только священник занимается душой человека. Он может не справляться с этой задачей, может уклоняться от нее, но само его призвание требует общения с человеческой грешной душой. Во время исповеди священник узнает такие бездны грешной души, берет на себя такие человеческие бремена и пороки, что сам умирает под их тяжестью. Он подобен врачу, входящему в чумной барак. Донору, отдающему свой здоровый орган смертельно больному пациенту. Подобен Христу, который, восходя на крест, взял на себя все чудовищные злодеяния человечества, все смертные его грехи, весь ужас материального, бездуховного мира, вернув человечеству праведность, продлив его существование на земле. Церковь - это мистическое очистное сооружение, фильтрующее, делающее прозрачными мутные воды истории.

Пасхальная идея - это идея России, которая умирает в страшных мучениях, проваливается в «черную дыру истории» и вновь воскресает, как Христос. Выходит из ада, как лучезарный Спаситель. Христос - истинный Правитель России, ее Полководец и Устроитель. С Ним, с Его пасхальным, из века в век возвращением, мы связываем русское победное Будущее.

«Я в гроб сойду и в третий день восстану,

И как справляют по реке плоты,

Ко мне на суд, как баржи каравана,

Столетья поплывут из темноты».

ТАБЛО

l Демонстрация полной согласованности и гармонии в отношениях между действующим и избранным, но не вступившим в должность, президентами РФ достигла пика на пасхальном богослужении в храме Христа Спасителя, где присутствовали Владимир и Людмила Путины, а также Дмитрий и Светлана Медведевы. Вместе с тем "наверху" "властной вертикали" продолжают углубляться конфронтационные процессы, связанные прежде всего с распределением полномочий в новых составах администрации президента и правительства, включая сферы влияния в крупном бизнесе, причем на них откровенно пытаются повлиять определенные силы из-за рубежа (в широчайшем диапазоне от дезинформации по "разводу Путина" до ударов по "Газпрому" со стороны Сербии и ТНК-ВР), отмечают эксперты СБД. Ситуацию усугубляет растущая социально-экономическая напряженность внутри России (рост цен на потребительском рынке, особенно в продовольственном секторе, низкий уровень доходов подавляющего большинства населения с угрозой массовых акций протеста, включая забастовки - как на Ярославском отделении Московской железной дороги, и т.д.). В этих условиях приоритетной задачей становится не только сохранение консенсуса "властных верхов", но и выработка эффективного взаимодействия между институтами власти и российским обществом, прежде всего на местах. При этом роль "третьей силы", а именно крупного бизнеса, всё сильнее завязанного (через кредиты, зарубежную недвижимость, банковские счета, оффшоры и т.д.) на интересы Запада, выглядит всё более деструктивной: и по влиянию на "властную вертикаль", и по усилиям максимизировать прибыль в условиях растущего кризиса, и по выводу капиталов из страны. Исходя из вышеизложенного, вероятность очередных "великих потрясений" в Российской Федерации, к сожалению, только растёт…

l Открытие "памятника печени Ельцина", состоявшееся в годовщину его смерти, 23 апреля, с участием президента Путина следует рассматривать как своеобразный "сигнал Западу" о том, что "общечеловеческие демократические ценности" продолжают оставаться идеологическим фундаментом действующей российской власти. Однако весьма символично, что слова признательности Путина своему предшественнику, попавшие во все ленты новостей, на кладбище были заглушены грохотом проходящего мимо поезда - видимо, всё-таки не специально запущенного главой РАО РЖД Владимиром Якуниным, а шедшего по расписанию. В то же время "антискинхедовское" выступление митрополита Кирилла, а также "юбилейно-катковская" передача Константина Семина по телеканалу "Россия" несут совершенно противоположный антизападный импульс, вполне укладывающийся в концепцию "суверенной демократии", такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона…

l Обсуждение перспектив "мирного договора" с Японией вплоть до передачи Стране Восходящего Солнца двух из четырех "спорных" островов, которое состоялось в ходе переговоров Дмитрия Медведева и Владимира Путина с премьер-министром Японии Ясуо Фукудой, будет продолжено в рамках предстоящего саммита "большой восьмерки" на Хоккайдо, сообщают инсайдерские источники…

l Продажа принадлежавшего ОНЭКСИМу Михаила Прохорова блокирующего (25% + 1 акция) пакета акций "Норникеля" "Русалу" Олега Дерипаски является крупным успехом "семейной" финансово-политической группы, которая близка к тому, чтобы "заставить уйти из этого бизнеса" и Владимира Потанина, передают из Филадельфии. При этом структуры близкого к "Газпрому" Алишера Усманова, которые якобы также высказывали заинтересованность в приобретении "прохоровского" пакета акций, выполнили "отвлекающий маневр", а три четверти необходимых "Русалу" для закрытия сделки средств (4,5 из 6 млрд. долл.) предоставил тот же международный банковский пул, на помощь которого рассчитывал и Владимир Потанин…

l Неудавшееся покушение на Хамида Карзая во время военного парада 27 апреля в Кабуле вызывает четкие аналогии с убийством Анвара Садата, после которого к власти в Египте пришел Хосни Мубарак. На этот раз "первое лицо" не пострадало, однако инцидент продемонстрировал полную несостоятельность США и Великобритании в Афганистане, такая информация поступила из Тегерана…

l Согласие официального Пекина на переговоры с тибетским Далай-ламой XIV Тэнцзином Гьямцхо выражает стремление китайских властей максимально сгладить начатую Западом конфронтационную кампанию по бойкоту Олимпиады-2008. Вместе с тем такое решение, скорее всего, будет воспринято как проявление слабости и сигнал для новых крупномасштабных провокаций - не исключено, что на этот раз они выйдут за границы Тибетского автономного района, сообщили из Парижа…

l Под флагом переговоров по судьбе компании "УкрТатНафта" (УТН) премьер-министры России и Украины могут обсудить возможные сценарии взаимодействия по "устранению неэффективной президентской формы правления", то есть по отстранению от власти близкой к американским демократам "команды" Виктора Ющенко, такие слухи циркулируют в дипломатическом корпусе российской столицы. При этом не исключается, что реальная координация действий Блока Юлии Тимошенко и Партии Регионов с согласия Кремля будет осуществляться через посольство США в Киеве…

l Закрытие сверхглубокой Кольской скважины (12262 м) в Печенгском районе Мурманской области с продажей уникального оборудования "на металлолом" аналогично затоплению орбитальной станции "Мир". И в том, и в другом случае передовые проекты советской эпохи, имеющие всемирное значение и реализованные с громадным "запасом прочности", ликвидируются под предлогом неких "финансовых трудностей", хотя правительство и Минфин отчитываются о триллионах рублей оставшихся неиспользованными доходов госбюджета, сообщают источники в околоправительственных кругах…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ - 7

Продолжение. Начало - в NN 12-17

ПЕРЕДЕЛАТЬ ЖИВОТНОЕ «ЗАЯЦ» в животное «еж» может либо эволюция, либо генная инженерия. А не само животное. Но человек-то ведь не животное… В каком смысле?

Теперь уже неопровержимо доказано (Конрадом Лоренцем и другими), что животные способны на солидарность, сострадание, взаимоподдержку и даже любовь. Так столь ли принципиально их отличие от человека?

Волк может съесть зайчика, но не может съесть камень. Человек может синтезировать пищевые продукты из неорганических материалов. Для волка граница между съедобным (зайчик) и несъедобным (камень) фатальна и непреодолима. Суть человека - в отрицании любой фатальности и в попытках перешагнуть любые границы. Человеку дано это стремление к трансцендентному и эта способность. Он платит за нее огромную цену. (Животное, например, не знает, что оно смертно, а человек - знает).

Если человек потеряет эту способность к самотрансцендентации, отделяющую его от всего остального, - ему конец. Он или превратится в «больного зверя», или потеряет живую жизнь и станет «антропокуклой» (машиной, роботом).

Компьютеры - и те уже скоро превратятся в саморазвивающиеся системы. А человек все топчется у порога… В простейшем случае - у порога своих же собственных «резервных возможностей». Топчется, побаивается и… лишь в исключительных (экстремальных, катастрофических) ситуациях кое-кто из представителей рода человеческого рискует обратиться к своим резервам. Но ведь эти резервы есть у всех!

«Поднимайся в небесную высь,

Опускайся в глубины земные…»

Спору нет, дело важное. Но есть и территория этих самых резервных возможностей. Научитесь регулярно и осмысленно посещать ее - и потенциал человечества увеличится многократно. Так ведь нет - «в час по чайной ложке». Ах, мобильный телефон… Ох, интернет… Боится человек, топчется у этого самого «порога резервности».

А ведь есть и более сложные пороги! В их числе - порог самотрансцендентации.

У вас есть разного рода «заданности». Но вы - личность, и вам дано преодолевать оные. Воспользуйтесь!

Вас «просчитали»… Определили эти самые заданности и «загоняют в угол»… Но если вы вышли за границы заданностей, то все просчеты - псу под хвост, и вы победили.

Человек, смирившийся со своими заданностями, - это антропос.

Человек, преодолевающий заданности, - это Человек с большой буквы. Иначе - настоящий человек. «Повесть о настоящем человеке» - отнюдь не тривиальна. Маресьев преодолел заданности и вернулся в строй. Сотни столь же героически, как и он, воевавших людей, - кончали свой земной век в артели для инвалидов.

«Хомо политикус» - он ведь еще и «Хомо». Если он только «Хомо политикус», тогда «пиши пропало». Тогда не пытайтесь преобразовывать «зайчиков» в «ежиков». Хотите иметь вместо «партии зайчиков» «партию ежиков» - переберите людишек… Наберите «ежиков», уберите «зайчиков», научитесь выявлять этих «зайчиков» раньше, чем они вас сдадут. А они на то и «зайчики», чтобы сдавать.

Это простейший и наиболее адекватный путь.

Но в принципе есть и другая, проблематичная, но возможность.

Она, возможность эта, и впрямь проблематична до химеричности. Как говорил один мой знакомый: «Я не нанимался переделывать пятидесятилетнего матерого элитария, прошедшего сложнейший жизненный путь».

Я, возражая, напомнил о превращении Савла в Павла. Знакомый мой мгновенно отреагировал: «Вот-вот! Пусть это делают те инстанции, которые задействованы в Вашем примере. А я, извиняюсь, только человек».

Он был, конечно, прав. Но не до конца. Ибо между его констатацией принципиальной невозможности переделывания личностей и социальных систем, и превращением Савла в Павла, - есть нечто и фундаментальное, и собственно человеческое.

Внутри этого «нечто» человек способен на рукотворное чудо.

Неудачник превращается в победителя, раб - в борца, трус - в героя, растерянная толпа - в армию-освободительницу.

Это и называется «перейти из царства необходимости в царство свободы».

ВНУТРИ КАЖДОГО ЧЕЛОВЕКА есть оба этих царства. И он сам может перейти из одного в другое. А раз это может человек, то может и человечество. Это «может» и увлекло за собой Россию в 1917 году.

«Может» ли? А если не «может», то какой смысл говорить о свободе воли?

Есть точка зрения, согласно которой кто-то «может», а кто-то нет. Мол, люди антропологически, онтологически, даже метафизически неравны друг другу. Причем ФУНДАМЕНТАЛЬНО неравны. Есть звероподобные антропосы (гилики). Есть антропосы чуть более сложные (психики). А есть подлинные люди (пневматики).

Эта точка зрения никак не сводится к гностической ереси. Она древнее канонического гностицизма и гораздо разнообразнее. Говорить об истоках тут весьма трудно. След тянется в глубочайшую древность. Есть потаенное подполье, хранящее этот «черный огонь». И время от времени огонь этот вырывается на поверхность.

Последний раз он вырвался в 1933 году. Речь шла буквально об этом самом фундаментальном неравенстве. Никак не сводимом к расовому. Орденский фашизм был намного сложнее. «Это» удалось изгнать и «опечатать» с помощью советского воинства и советской альтернативной проектности.

Потом спасителя приравняли к погубителю. И «исключили из истории». А затем встал вопрос о «конце истории». И «это» - в новом обличье - стало заигрывать с потерявшим память и погруженным в сладкий кайф человечеством. На сей раз «это» стало называть себя «глобализацией».

Глобализация… «Зайчикам», преобразующимся в «ежиков», нужно было обнаружить в себе амбиции (державные и прочие разные) и отнестись к данному непростому феномену.

Один из участников дискуссии на форуме «Стратегия 2020» заявил: «Спорить с глобализацией все равно, что спорить с законами всемирного тяготения. Глобализация объективна. Она является неснимаемым контекстом для всех… В глобализации нет никакой благости. Кто-то прорвется в высшие лиги, а перед кем-то двери закроются навсегда. И именно навсегда. При этом кого-то не просто оставят за дверью… А жестко отрегулируют».

Оставят за дверью… Н-да… А если у них амбиции?

«Стояли звери

Около двери.

В них стреляли -

Они умирали».

Амбиции… Секция форума «Стратегия 2020», в работе которой я участвовал, называлась «Глобальный мир: АМБИЦИИ суверенной России».

Так в чем амбиции? Один участник обсуждения предъявляет некий неумолимый рок в качестве контекста амбиций, другой - не без внутреннего трагизма возражает ему: «Я не хочу самоопределяться в рамках такого контекста, заданного в качестве фатума! Я не хочу жить в мире, где ЭТО будет происходить!»

Сказавший так заявил некий масштаб амбиций.

А его оппонент, улыбнувшись в ответ на данное восклицание, эти амбиции… Ну, как бы это помягче сказать… Проигнорировал… В самом деле, если «это», названное глобализацией, объективно, то при чем тут амбиции? Кого интересует это твое «не хочу»? Ну, не хоти!

История, однако, свидетельствует в пользу амбиций. В Древнем Риме нашлась одна амбициозная группа, сказавшая «так я жить не хочу». «Христиане» называлась. Потом эта группа - и «грохнула» Древний Рим, и одновременно парадоксальным образом спасла его, предложив человечеству другой мировой проект. А разве большевики не сделали то же самое?

Человек и фатум (он же «необходимость»)… Не в пространстве ли между этими двумя противоположностями размещена вообще проблема «амбиций» (она же «из зайчиков - в ежиков», и так далее)? И как, не обсудив проблему амбиций вообще, обсуждать амбиции России?

Предположим, что глобализация - объективная необходимость… Но несовместимая с жизнью России. В чем тогда амбиции России? Согласитесь, вопрос не лишен актуальности! Ответ же на него очень зависит от того, каков в принципе статус амбиций как таковых. Как они соотносятся с необходимостью?

В той мере, в какой человек не антропос только, а Человек, он никогда не капитулирует НИ ПЕРЕД КАКОЙ НЕОБХОДИМОСТЬЮ. Не в этом ли глубинный смысл гегелевской фразы, повторенной Марксом: «Свобода есть познанная необходимость»?

Из сути творчества Маркса ясно, что смысл отнюдь не в том, что, мол, «познали и успокоились». Нет, познали - и преодолели необходимость. Победили ее. В каком-то смысле - изгнали… В каком смысле? Тут опять надо размышлять об амбициях. Я уже предлагал в этом плане подумать о нетривиальности утверждения: «Философы лишь различными способами объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы его изменить». А ведь стоит соотнести эту нетривиальность с утверждением о «познанной необходимости», которая вдруг оказывается свободой. А также с односмысленным к этому «из царства необходимости в царство свободы»…

Нет, не признает Человек никакого рока, в том числе и рока необходимости (то бишь этих самых «объективных законов»). Да, он будет эти законы познавать. Но лишь для того, чтобы преодолевать.

«Что? Вселенная сначала расширяется, а потом начнет схлопываться и все кончится? А у нас амбиции! Мы за оставшиеся миллиарды лет найдем способ этому помешать! Что? Температура во Вселенной должна выравниваться? Второй закон термодинамики, энтропия? Все остынет, жизнь прекратится? А у нас амбиции. Мы сознательно будем разогревать Вселенную, взрывая звездные системы! Что? Наше Солнце скоро погаснет? А у нас амбиции! Мы зажжем новое Солнце!»

Человек фундаментально амбициозен… А мир?

Уже не только так называемые «паранормальщики», а серьезные ученые говорят об амбициозности и странности мира. О том, что царство энтропии (оно же - царство статистических закономерностей, а значит, между прочим, и рынка), конечно же, существует, но… В общем, не одно оно существует. Есть отклонения от пресловутого статистического «нормального закона». Они связаны с фактором воли. События, модулированные волевой амбициозностью, случаются чаще, чем положено по этому самому нормальному закону, царствующему на территории энтропии. А значит, есть территории так называемой «странности». Астрофизики говорят о «щелях странности».

Человек - высшее выражение амбициозности Формы. Это она, будучи когда-то ничем, хочет стать всем. Религиозные люди называют мир форм - Творением. Амбиция Творения - это амбиция Формы (самосовершенствование структур, контрэнтропия).

Человек венчает Творение лишь постольку, поскольку является экстремумом подобной амбициозности. А также экстремумом Формы. Разум - самая сложная из структур. И самая амбициозная.

Уберите амбициозность (причем не амбициозность вообще, а именно экстремальную) - и что останется?

Глобализации плевать на ваши амбиции, потому что она столь же объективна (то есть необходима), как и законы гравитации?

Объективна ли она - это отдельный вопрос. И между прочим, очень серьезный. Но предположим, что она так же объективна, как законы гравитации - и что?

Человек познал законы гравитации как необходимость - и эту необходимость преодолел. Для того и познал, чтобы преодолеть. Суть человека в амбициозности. А суть амбициозности именно в этом: познать и преодолеть. Сначала человек бился в эту необходимость, как бабочка в стекло. Падал, смотрел на птицу. Не понимал, почему она летать может, а он нет. Сочинял миф об Икаре. Потом разобрался, что к чему (неумолимый закон гравитации). А потом открыл законы аэродинамики, то есть нашел «щели» в его неумолимости. И полетел.

Человек открывает законы затем, чтобы себя раздразнить. Закон говорит: «Ну, теперь-то ты понял, что этого, этого и этого нельзя сделать по таким-то объективным причинам?» Человек отвечает: «Понял!» И тут же начинает думать о том, как превратить «нельзя» в «можно».

Так они и «бодаются»… Человек и Объективный Закон.

Достоевский очень точно это описал, рассказав о фортепьянной клавише. В рассказе этом русское начало открывает что-то человечеству о своей сути (ну, не фортепьянная клавиша человек… ну, не даст он на себе играть этим самым законам природы… не даст, и все тут). Сказав что-то всечеловечески значимое, русское начало только через это и открывает само себя. И не абы как, а именно как амбициозный экстрим.

Объективность есть. Возражать против этого глупо и смешно. Недаром романтизм так густо настоян на инфантильности. Нет, возражать можно только против АБСОЛЮТИЗАЦИИ объективности. Да и то примерно так, как это делал Василий Иванович Чапаев: «Психическая, говоришь? Хрен с ней, давай психическую!»

«Объективная глобализация, говоришь? Хрен с ней…» Даже если и объективная, то все равно «хрен с ней».

Но ты еще докажи, что не врешь. Что она и впрямь объективная. Ты нас объективностью в любом случае не стращай - это первое. И ты вообще-то не стращай, а доказывай - это второе. Доказывай, откуда берется фатум необратимой глобализационной дифференциации, согласно которому кто-то пройдет в какие-то двери, а кто-то нет. А потом эти двери раз и навсегда захлопнутся… Почему это они так захлопнутся?

Проект Модерн такого захлопывания КАТЕГОРИЧЕСКИ не предполагал. Так значит, глобализация - это уже не модерн? А что это? Другой проект? Назови - какой. А заодно признай, что если это проект, то об объективности (безусловном выполнении неких закономерностей) говорить не приходится. Гравитация - это не проект. А вот фашизм - проект.

Если глобализация - это проект, то надо разобраться, чем подлинное отличается от семантического прикрытия.

Ведь уже часто и откровенно говорят о том, что нет «глобализации», а есть «глокализация» (то есть соединение наднациональных интеграций с дроблением наций на этносы, субэтносы и племена). Но и «глокализация» не окончательное имя. Что под этими масками?

ПОД НИМИ - ОЧЕНЬ ЗНАКОМАЯ и, мягко говоря, отвратительная харя так называемого «многоэтажного человечества». Причем человечество должно быть не просто многоэтажным (кто-то живет в квартире-люкс на пятом этаже, а кто-то в грязном подвале). На этот раз допуск с одного этажа на другой должен быть закрыт окончательно. И именно НЕПРЕОДОЛИМЫМ образом.

А те, кому не нравится, что двери заперты раз и навсегда? Им что-то надо объяснить? Что? Что они не люди, а звери. И потому стоят у двери. А если начнут ломиться, куда не положено, и «возникать», то их будут убивать. Причем именно как зверей («Почти как люди», - сказал когда-то Клиффорд Саймак, описывая нечто, похожее на управляемый регресс, запущенный на нашей территории и названный «реформами»).

Подобное объяснение называется легитимацией фундаментального человеческого неравенства. Как его легитимировать - известно. И вряд ли тут будет изобретено что-нибудь новое. «Гилики, психики, пневматики»…

А если и возникнут другие слова, то они окажутся лишь семантическими прикрытиями, то бишь масками. И очень скоро маски будут сняты. А то, что за ними, обнажит свою - именно фундаментально фашистскую - суть. А какую же другую? У фашизма был его - в глубь веков уходящий - гностический и прагностический предок. Теперь появляется потомок. Но линия-то одна.

Человечество может быть единым (и в этом смысле антифашистским) лишь до тех пор, пока у него есть определенный градус амбиций. Называйте этот градус амбиций «общим делом» или как-то иначе - суть от этого не меняется. То, что нужно свершить, согласно амбициозности замысла, не под силу отдельному человеку или малым человеческим группам. Это не под силу даже отдельным нациям и странам, которые могут обозначить замысел и возглавить процесс, но не могут осуществить его в одиночку. Нет, нужен потенциал всего рода человеческого. И этот потенциал надо наращивать. Ибо амбиции! Да еще какие - ПРЕДЕЛЬНЫЕ!

Как только такие предельные амбиции исчезают (а это не раз бывало в истории), возникают все классические фашистские вопросы: «А зачем так много людей? Зачем их всех развивать, в том числе помимо их воли? Будет ли им лучше в условиях развитости? Заслуживают ли они этого? Почему во имя этого развития надо создавать новую социальную структуру общества? Прежняя не справляется? А зачем вообще развитие, если нет амбиций? В чем наше единство с плебеями? Зачем им надо больше платить? Зачем их учить и лечить? Зачем им вообще коптить небо, если они плебеи?»

Либо - проект «амбициозное человечество», либо - проект «многоэтажное человечество». Третьего и впрямь не дано.

Причем градус амбициозности поднять не просто. Человечество еще должно зажечься этими самыми предельными амбициями. Если не зажжется - рассуждай об амбициозности в башне из слоновой кости. Ты будешь сам по себе, человечество - само по себе.

Последний раз огонь гуманистических амбиций удалось зажечь с помощью коммунистического проекта. А в противовес такому (красному) огню и был зажжен огонь черный (то есть фашистский).

Победа коммунизма над фашизмом не была окончательной. Можно ли вообще победить окончательно силы, стремящиеся погасить огонь амбициозности в человечестве - это отдельный вопрос. Но то, что в 1945 году враг отступил весьма организованным образом и вскоре начал контрнаступление, вряд ли требует развернутых доказательств.

Для реванша врагу нужно было (а) свернуть амбиции внутри коммунистического проекта (подмена коммунизма социализмом и так далее) и, (б) погасив коммунизм как источник амбиций, начать нашептывать остывшему человечеству все заезженные фашистские вопрошания. Они же - глобализация (или Четвертый рейх).

Тут главное было - погасить предельные гуманистические амбиции.

Кто-то скажет, что у тех, кто прочит себя в пневматики, есть свои амбиции. Да еще какие! Я не согласен. И утверждаю, что предельных амбиций у пневматиков нет. А раз нет предельных, значит, нет никаких.

В самом деле, какие у них амбиции?

Отделиться от всего остального человечества? И что дальше? Они соединятся с какой-то, проблематичной по качеству, надчеловеческой сущностью? Но это не амбиции! Это желание быть привилегированным слугой этой сущности.

Они уничтожат мир? Это более серьезно. Но тоже никак нельзя назвать амбициями высшего разряда. Потому что потом они во что-то вольются. И ясно, что в весьма неамбициозной роли каких-то там «искр» в каком-то там «высшем».

Предельная амбиция может заключаться только в том, чтобы преодолеть любую заданность, любой рок и любую необходимость… «…Духом окрепнем в борьбе, в царство свободы дорогу…»

А что, не так? Докажите! Но только без обычного юродства - «совок», репрессии, пустые прилавки… Коммунизм зажег огонь предельных амбиций? Да или нет? Этот огонь победил фашизм? Да или нет? И опять же, пожалуйста, без юродства вокруг темы второго фронта и лендлиза…

Но если так, то в чем метаисторический смысл? Коммунизм и фашизм - исторически обусловленные феномены. Каков конфликт предельных сущностей, имеющих метаисторический смысл? И что это за сущности?

Одна из них - конечно же, гуманизм. Поскольку это имя «зализано» и опорочено одновременно, то тут нужны какие-то прилагательные. Ведь у нас уже и некоторые церковные лидеры стали крайне пренебрежительно говорить о гуманизме…

Сила гуманизма в том, что он может быть и светским, и религиозным. Он может иметь разные религиозные выражения и оставаться собой. Вы можете сказать, что «Человек - это звучит гордо!», рассказать «О настоящем Человеке», - или сказать о человеке как венце Творения. Суть - в амбициях.

Однако гуманизм в ХХ веке (и особенно во второй его половине) очень сильно девальвирован. Подменен жалостливыми сюсюканьями, разменян на частности. Поэтому, видимо, нелишним будет добавить к слову «гуманизм» еще один атрибут, который в принципе от него неотделим. И говорить не о гуманизме вообще, а об АМБИЦИОЗНОМ ГУМАНИЗМЕ.

Коммунизм и был историческим проявлением данной метаисторической сущности. Он спасал ее в момент, когда огонь классического Модерна начал угрожающе угасать. Уловить катастрофичность этого угасания можно, прочитав подряд два романа Золя - «Дамское счастье» и «Жерминаль». И сопоставив прочитанное с нашей действительностью.

Итак, по одну сторону баррикад был амбициозный гуманизм в его исторически обусловленном качестве. А по другую сторону?

По другую сторону был фундаментальный антигуманизм. Фашизм - это лишь исторически обусловленная ипостась данной метаисторической сущности, проникнутой глубочайшим презрением ко всем человеческим амбициям (возможностям и готовностям). А также презрением к чему-то большему («Творенье не годится никуда», - сказал Мефистофель).

С незапамятных времен и до тех пор, пока человечество, сохраняя амбициозность, остается Человечеством с большой буквы, будет продолжаться вечный бой между теми, кто несет через все разочарования и тяготы огонь собственных амбиций, и теми, кто этот огонь хочет погасить. И враг знает: главное - погасить этот самый огонь. И все будет «тип-топ». Сразу появятся и фюрер, и рейх, и вся прочая ДЕГУМАНИЗАЦИОННАЯ МЕРЗОСТЬ.

Проект «многоэтажное человечество»… Ахи и охи по поводу объективности глобализации как триумфа неравенства… Что в самой сердцевине этой «психической», к которой так точно отнесся Василий Иванович Чапаев? В сердцевине - проект фундаментальной и необратимой ДЕГУМАНИЗАЦИИ этого самого человечества. Это, и только это.

Нельзя разделить человечество непреодолимыми перегородками фундаментального неравенства, - и не дегуманизировать его. И нельзя дегуманизировать человечество, не создав коллизии фундаментального непреодолимого неравенства, легитимированного всем, чем угодно - онтологией, антропологией, метафизикой, наконец.

В ответ на специфическое воспевание глобализации на форуме «Стратегия 2020» было сказано: «Я не хочу жить в таком мире!» Оставалось добавить - в каком. В МИРЕ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ ДЕГУМАНИЗАЦИИ.

Этот мир предопределен? Он объективен, как законы Ньютона? А почему это? В силу каких новых знаний о человеке? Но даже если вы считаете этот мир объективным - назовите подлинное имя: ДЕГУМАНИЗАЦИЯ. Назовите это имя, а не сюсюкайте! И тогда многое встанет на свои места.

ВОЗНИКНЕТ СЕРЬЕЗНЫЙ РАЗГОВОР о судьбе гуманизма в XXI столетии. Чуть-чуть яснее станет, почему ДАЖЕ СЕЙЧАС, после краха СССР и всего остального, что было связано с коммунизмом как проявлением гуманистических амбиций в ХХ столетии, так яростно борются с тем, что может об этих амбициях напомнить.

Яснее станет и то, что такая борьба в ее предельном выражении всегда носит гностический (или, если хотите, парагностический) характер. Что суть ее в том, чтобы дискредитировать любые предельные амбиции гуманизма, в каком бы историческом обличье они ни предстали.

Яснее станет и «общий знаменатель» разных форм борьбы с коммунизмом как проявлением амбициозного гуманизма. Потому что различия этих форм являются лишь способом сокрытия этого самого «общего знаменателя». Пробейтесь от видимости, с ее кажущимся многообразием, к сути - и многое станет ясно.

С амбициозным гуманизмом боролись, говоря, что коммунизм и фашизм - это одна и та же гнусность под названием «тоталитаризм».

С ним боролись, выворачивая данное лживое уравнение наизнанку и утверждая, что коммунизм и фашизм - это два «благих» брата-близнеца.

Да мало ли еще как воевали гностики, стремящиеся девальвировать человеческие амбиции (и развитие как их порождение), с коммунистами, стремившимися ревальвировать эти самые предельные человеческие амбиции!

Главный же метод борьбы - замутнение всего и вся. Нет в сегодняшнем общественном сознании ясной картины, в которой «либо-либо». Либо новый огонь предельных амбиций - либо Четвертый рейх. Либо ревальвация гуманизма - либо его девальвация. И в этом замутнении наиболее циничные провокаторы доходят до отождествления коммунизма с гностической ересью.

«Психическая, говоришь?»…

Антигностический пафос коммунистов - СЛИШКОМ ОЧЕВИДЕН.

Антикоммунистический пафос гностиков - тоже.

Неоднократно говорилось о том, что «Мастер и Маргарита» Булгакова - величайший гностический роман ХХ века. Согласитесь, отрицать гностический дух данного романа, мягко говоря, некорректно. Но если все обстоит так, то понятно, откуда взялись «Роковые яйца» и «Собачье сердце». Писатель сам называл себя «черным сатириком».

Черная сатира всегда была средством разрушить то, на что она направлена. Сейчас это назвали бы «черным пиаром». На что была направлена та черная сатира, тоже понятно. На метафизический коммунизм. На Богданова с его «Тектологией» и богостроительством. На концепцию нового человека и нового гуманизма. На Пролеткульт с его индустриальной метафизикой, призванной выдвинуть концепцию форсированного развития, альтернативную классическому модерну.

Чем это закончилось, тоже знаем. Это закончилось погаными словечками «совок» и «шариков». Словечки эти взяла на вооружение перестройка. В изящном виде слово «совок» было модифицировано Зиновьевым и превращено в «homo soveticus». В конечном счете все это атаковало уже не только коммунизм и его метафизические (небезусловные, кто спорит) модификации, но и просто русского человека, принявшего мерзкую (понятно чью) «красную веру». Это его назвали «шариковым», то есть недочеловеком.

Когда орды (Третий рейх, например), желающие уничтожить русского метафизического геополитического конкурента, говорят о «русской свинье» или «унтерменше», о «народе рабов» или «славянском неандертальце», то это понятно. Мерзость от этого не уменьшается, но понятность есть - люди воюют на уничтожение.

А когда то же самое было сделано и продолжает делаться силами, которые называют себя русскими, то мерзость возводится в квадрат и при этом помножается на злобное «антисмыслие». Одни делают понятно зачем (в их действиях смысл есть). А другие - просто так? Чтобы подживиться да поучаствовать?

Это все явным образом соотносится с нынешними экстазами по поводу самых разных сил, шедших вместе с Гитлером под якобы русским знаменем. Ни под каким русским знаменем идти вместе с Гитлером было нельзя. Потому что Гитлер явно и недвусмысленно говорил об уничтожении русских. Не коммунизма только, а русских.

Прибалты в принципе могли идти с Гитлером в едином строю. Это было ничуть не менее омерзительно (любой фашизм омерзителен). Но тут мерзость приобретала какие-то легитимационные обертона. Потому что Прибалтика могла остаться на карте победившего Третьего рейха. В виде порабощенной территории, но могла. А Россия - не могла. И Русь не могла - при любой уменьшительности. Прибалты получали «антропологическую квоту» и социальные позиции в Третьем рейхе. Русские - нет.

И что же это за русские, которые, тем не менее, шли вместе с Гитлером?

История показала, что вопрос - идти или не идти вместе с Гитлером на Москву - расколол людей, одинаково не симпатизирующих коммунизму. Деникин заявил, что он не может соучаствовать в уничтожении своего народа, которое явно замыслил Гитлер. А Краснов сказал, что пойдет за Гитлером. Но оговорил, что пойдет потому, что он (Краснов) не русский, а казак, а Гитлер может соорудить Казакию. Но почему тогда Краснов - русский патриот?

Казалось бы, старый спор. Однако он не утерял, как мы видим, историософской и политической актуальности.

Восславить Краснова и даже оправдать его можно при трех условиях:

а) При беспредельной ненависти к коммунизму и готовности заключать в объятия всех его врагов.

б) При глубокой симпатии к фашизму. Причем такой глубокой, которая не может сводиться к принципу «люблю всех, кто воевал с красными, - вплоть до Гитлера». Нет, надо любить Гитлера и другой любовью, пусть не абсолютно фашистской, но сходной. Гностической, например.

в) При огромном внутреннем отвращении к русскому народу, который, как считал Краснов, принял внутрь себя «страшный антропологический вирус коммунизма», и потому должен быть истреблен в назидание человечеству и в недопущение новой вирусной эпидемии.

Вопрос на засыпку: совместимы ли эти А, Б и В с амбициями суверенной России? Амбиции невозможны в силу В. Суверенность - в силу всего остального (Казакия, Идель-Урал и так далее).

Любителям всеядности напоминаю, что Казакия и Идель-Урал - отнюдь не химеры Гитлера, ушедшие в небытие вместе с ним. Это не потерявшие актуальности планы по отделению от России ее Юга (Казакия) и Поволжья (Идель-Урал). Они перешли из гитлеровской доктрины в Декларацию о порабощенных народах, принятую Эйзенхауэром в 1959 году и не отмененную до сих пор.

Жена Ющенко - курировала в Белом доме элитных антирусских антикоммунистических украинцев. В точности тех, которым все мы обязаны этой самой Декларацией о порабощенных народах.

Вокруг России - неостывающая ненависть к тому, без чего у России нет и не может быть никаких амбиций. «Красновщина» и многое другое нужны нашим врагам для окончательного уничтожения источников нашей амбициозности.

А мы-то сами что делаем?

Евгений Ростиков НА СВЯЗИ МИНСК

Похоже, стремление окружения Лукашенко как можно с большей выгодой для себя продать его Западу приобретает все более зловещие и одновременно комичные формы.

Недавно Минск посетил лорд Тимоти Белл. Если верить поклонникам этого английского Тимоти, то среди сильных мира сего он не менее популярен, чем российская поп-звезда с таким же именем среди эсэнгэшной пацанвы.

В администрации белорусского президента утверждают, что этот лорд - известнейший специалист в области политической рекламы, пиара и маркетинга. И если его заарканить, то уже в ближайшее время имидж Беларуси, а главное ее президента, враз взлетит на недосягаемую высоту. Мол, без этого пиарщика Маргарет Тэтчер никогда бы не стала премьер-министром. Администрацию даже не смутило то, что славный Тимоти оказывал услуги Виктору Ющенко во время "оранжевой революции" и занимался пропагандой "усилий американской администрации в Ираке по установлению демократии в этой стране". Как отмечены успехи английского пиарщика на фронте, неизвестно, но сколько гробов получат из Ирака США и их ближайшая союзница Великобритания, думаю, со временем будет подсчитано, и всем зачинщикам и вдохновителям войны по заслугам воздастся.

Но главное, что привлекло нашу беспринципную местечковую администрацию в английском дельце, это то, что, будучи личным пиарщиком и другом Бориса Березовского, Тимоти Белл сначала организовал шумную кампанию по защите "деловой репутации" беглого олигарха, а затем по его просьбе раскрутил "дело Литвиненко", которое вылилось в настоящую пропагандистскую войну не столько против Путина, сколько против России и ее народа.

Прибыв в Минск с "частным визитом", английский Тимоти сразу же был принят белорусским президентом. Последний, отдавая дань заслугам Белла и его кампании на ниве пиара, глубокомысленно повторил бред своих помощников: "Сегодня мир развивается таким образом, что без того ремесла, которым вы занимаетесь, невозможно представить ту или иную страну". То есть сама страна, ее народ, его жизнь и свершения уже ничего не значат, главное, как их "представит" какой-нибудь залетный лорд или подобные ему щелкоперы. А Лукашенко, видно, вдохновленый открывающимися невиданными ранее горизонтами, с пафосом продолжал: "Прежде чем вы станете убежденным сторонником нашей страны, вы удостоверитесь, что Беларусь - европейское государство… Думаю, вам будет приятно работать с той властью, которая существует в Беларуси". А какая другая может быть еще власть в Беларуси?! И лорд это понял. Но его "приятность", конечно же, будет зависеть от того, какой прейскурант эта власть утвердит. Сам он уже убежден, что на белорусском контракте его "кампания заработает миллионы долларов за следующие несколько лет". Лукашенко хотя и понимает, что предоставлением бесплатного номера в гостинице или награждением какой-нибудь почетной грамотой здесь не отделаешься (хотя "послом доброй воли" этого Тимоти он все-таки объявил), тем не менее, раскошеливаться, как всегда, спешить не стал.

Любая власть заинтересована в том, чтобы донести правду о своей стране, подать ее в лучшем виде, или хотя бы дать свою версию происходящих в ней событий. И Лукашенко здесь не исключение. Еще в 1996 г., накануне референдума об изменении Конституции Беларуси, которая значительно расширила власть президента, достоянием гласности стала т.н. Программа его внешнеполитического обеспечения, разработанная сотрудниками администрации и МИДа. Вот лишь несколько анекдотично-вселенских пассажей:

"Для одного из академически-политологических журналов типа "Славик ревью" (Великобритания) подготовить размышления президента о путях и методах сохранения социальной стабильности", "организовать" публикацию статей в американском "Форин афферс", "Форчун" и британском "Экономист", и конечно же, подготовить три видеосюжета. Предлагались и темы: "Президент в различных ситуациях (руководство исполнительной властью, обязательно - рабочие контакты с парламентом), встречи с людьми (возможно - в роли главнокомандующего) и в частной жизни (но не увлекаться ею)".

В конце прилагался скромненький счет: "С учетом того, что сумма гонораров известных зарубежных журналистов (особенно ТВ) может достигать 400-500 тыс. долл. в год; одна минута телевизионного времени стоит 10 тыс. долл., одна полоса в газете - до 200 тыс. долл., выделить на обеспечение внешнеполитической программы 1 млн. долл. и 500 млн. рублей".

Лукашенко тогда отверг эту программу. И дело не в том, что 1 минута показа белорусского президента "в роли главнокомандующего" даже на заштатном западном ТВ-канале стоит намного дороже, просто президент тогда верил в правоту своего дела, в поддержку народа и не нуждался в западной рекламе.

Говорят, что Лукашенко озаботился отношением к нему Запада после прихода к власти Путина и высказанного им делового предложения отделить "мух от котлет". Но еще в 1999 году в беседе с журналистами немецкого еженедельника "Die Woche" белорусский президент решительно заявил: "Мы слишком зациклились на Востоке… От России мы не собираемся отгораживаться, а вот с Западом мы постараемся установить в 10 раз более открытые отношения".

После этого отношения с Западом не в десять, а в десятки раз ухудшились. А так как 12 условий-ультиматумов, на выполнение которых жестко настаивает Запад, для Лукашенко смерти подобно, то в его Администрации решили "выправить положение за счет… России. Отсюда и явление этого английского лорда. Сейчас, чтобы отвлечь внимание, утверждают, что он приезжал в республику, чтоб "отбить" некие активы покойника Патаркацишвили, в которых заинтересован его друг Березовский…

Но все проще. Беларусь уже открыто встраивают в смысловой информационно-идеологический "черноморско-балтийский" кордон. По сути, березовая дуга против России уже создана: на Юге - наследники бандеровцев, на Севере - "лесных братьев", а посерёдке - всем заправляющие в Администрации белорусского президента местечковые русофобы.

P.S. На днях выпестованного в этом же гнезде и подсаженного к Батьке в качестве помощника и начальника главного идеологического управления Администрации президента Республики Беларусь 32-летнего птенчика журналисты спросили: "Так кто же все-таки будет работать над пиаром (Лукашенко), вы или Тимоти Белл?". "Все вместе!" - был ответ. Круг замкнулся.

Михаил Дмитриев РЕФОРМИРОВАТЬ «РЕФОРМЫ»

С февраля этого года российские СМИ обсуждают ход работы над новой "Концепцией развития здравоохранения до 2020 года". Наиболее часто задаваемый вопрос: сохранится ли в России бесплатная медицина?

Конечно, создатели концепции заявляют о социальной направленности реформы и доступности для всех слоев населения высококачественной медицинской помощи. Однако в принятом правительством бюджете на 2008-2010 гг. расходы на здравоохранение сохраняются в размере 3,3%. Это - при том, что Всемирная организация здравоохранения требует направлять на данные цели не менее 5% бюджета, а реально России нужно, по оценкам экспертов и с учетом "ахового" состояния отрасли, не менее 7%. И о какой доступности тогда может идти речь?

Концепция отрицает политику продолжения реформ 90-х годов, заявляет о "кардинальной смене" их идеологии и предлагает реформировать систему Обязательного медицинского страхования (ОМС). Вопрос - в каком направлении? В направлении возврата к стандартам общедоступности медицины или, напротив, в направлении усиления ее коммерческой составляющей (что и было главным в предыдущей системе ОМС)?

Наконец, особо подчеркивается наличие "госгарантий по оказанию медицинских услуг в государственном секторе". Но тут же говорится, что государство не может позволить себе выделять больше средств на здравоохранение, и что ни о каком возврате к "советской модели" речь не идет.

Такая противоречивость и двусмысленность в заявлениях авторов реформ заставляет с тревогой ожидать момента обнародования документа.

А ведь советская система здравоохранения, от которой разработчики "концепции" старательно открещиваются, имела под собой очень серьезные основания и не потеряла актуальности до сих пор.

Между прочим, ее прототип ("система Семашко") строился на передовых идеях организации медицины начала XX века. В частности, был использован опыт немецкой модели общедоступного государственного здравоохранения, которая к 1917 году действовала не только в Германии, но и в ряде других стран Европы. Не был забыт и опыт Великобритании, где с 1911 года эффективно работала своя государственная система здравоохранения, охватывающая более трети населения страны (в общих чертах она сохранилась до настоящего времени). Да и в самой России накануне 1917 года количество общественных клиник было сопоставимо с количеством клиник частных, и среди врачей ширилась популярность идеи организации поликлиник.

Архитекторы советского здравоохранения учли и российский, и международный опыт. И создали такую систему, при которой любой советский гражданин гарантированно получал бесплатную медицинскую помощь в полном объеме. На высочайшем уровне работала целостная система профилактики, лечения и реабилитации, уровень квалификации советских врачей в целом превышал среднеевропейский.

При этом советская система здравоохранения, будучи гораздо дешевле любых западных, вовсе не уступала им по эффективности. Средняя продолжительность жизни в СССР только за 1926-1972 гг. увеличилась на 26 лет. Были ликвидированы многие, в том числе особо опасные, инфекционные заболевания. И речь идет не о каком-то самовосхвалении: советская медицина получала высокие оценки западных экспертов. В частности, известно, что в конце 40-х - начале 50-х годов не только новые страны соцлагеря, но и один из "первопроходцев" в сфере массового здравоохранения, Великобритания, - настойчиво перенимали советский опыт.

Конечно, нельзя не признать, что в эпоху "застоя" советская система здравоохранения начала деградировать. Неуклонно сокращалось бюджетное финансирование (к концу 80-х годов недофинансирование здравоохранения достигло 40%). Росли очереди в поликлиники, старела материальная база, деградировало качество лечения в стационарах. Превратились в норму "подношения" врачам и медсестрам. И, конечно же, эти негативные процессы были напрямую связаны с общей "позднесоветской" деградацией. Необходимость реформ в сфере здравоохранения понимали все - и государственная власть, медицинские работники, и пациенты.

Однако "реформы 90-х" начались не с осмысления проблем и накопленного опыта, а "с разрушения до основанья" советской системы здравоохранения.

Еще в июне 1991 года был принят закон "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации". По замыслу "реформаторов", страховое финансирование должно было заменить систему бюджетного финансирования лечебных учреждений. По сути, государство просто отказывалось от обязательств перед населением и принципа общедоступности лечения. Говорят, на замечание высокого медицинского чиновника о том, что ОМС погубит российское здравоохранение, один из главных "реформаторов" цинично ответил: кто сможет, поедет лечиться за границу.

Сейчас нередко приходится слышать, что система ОМС (а вовсе не накопленный за советские десятилетия потенциал) позволила российскому здравоохранению удержаться от полного развала. Но почти не обсуждается тот несомненный факт, что система ОМС очень быстро превратилась в механизм перераспределения и хищения и без того скудных бюджетных средств. Значительная часть "нерасхищенных" средств уходила в ведомственные сети и обеспечивала медицинские льготы узким группам населения. А районным поликлиникам и больницам, которые должны обеспечивать медицинскую помощь большинству населения, - доставались жалкие "крохи".

Сейчас уже многие не помнят, как в начале-середине 90-х годов хирурги некоторых районных больниц для экономии больничного бюджета нередко использовали при операциях бритвенные лезвия вместо скальпелей. Стала почти обыденной практика, когда клиники принимали пациентов лишь в том случае, если они приносили свои лекарства.

Многие врачи, чтобы выжить, "рекрутировались" в дилеры различных "фирмочек" и предлагали пациентам (увы, часто забывая о "клятве Гиппократа") дорогие препараты и биодобавки сомнительного качества. А те, кто в дилеры не пошли и о "клятве" не забыли, влачили полунищенское существование. И каждый день оказывались перед трудным выбором: прописать пациенту жизненно необходимый, но дорогой препарат - или же менее эффективный, но доступный для пациента по цене.

Система ОМС изначально не предусматривала обеспечение пациента высокотехнологической медицинской помощью. Короткий список медицинских услуг по ОМС постоянно сокращался. Платежеспособные пациенты толпами переходили для лечения в частные клиники. Российская медицина быстро распалась на два чуждых друг другу мира: на мир коммерческой медицины - и мир бюджетной медицины для малоимущих. Элитную (VIP) медицину в расчет не берем - это с советских времен была "параллельная реальность".

Между тем в сознание населения настойчиво "вбивалась" мысль о том, что "платное" всегда лучше "бесплатного", что приятнее, когда тебя называют не пациентом (и уж, тем более, не больным), а "клиентом центра по предоставлению медицинских услуг". Что хорошо, когда есть выбор посредников в виде страховых компаний, и что все это вместе называется "здоровая конкуренция за клиента". Однако часто для самого "клиента" такая "здоровая конкуренция" оборачивалась банальным "разводом на бабки".

Я вовсе не хочу сказать, что коммерческая медицина изначально порочна. Там трудится много честных и профессиональных врачей, озабоченных здоровьем пациента, а не прибылью работодателя. Когда моему другу понадобилась срочная медицинская помощь, мы привезли его в одну из элитных клиник Москвы. Доктор, молодой парень (дай бог ему здоровья и профессионального успеха!), вдруг говорит: "Зачем вам платить 350 баксов за койко-день? Да и хирургов своих, тем более хороших, у нас нет - все приглашенные. Поезжайте-ка в такую-то горбольницу". Дал адрес и телефон. И хирурги той больницы, ребята с "золотыми руками", прооперировали моего друга бесплатно и блестяще. И это, я знаю, случай не единичный.

Речь сейчас идет не о том, чтобы скорбеть о безвозвратно утерянной "советской медицине" или в очередной раз проклинать "реформаторов" 90-х. Но хотелось бы понять, что же готовы предъявить стране разработчики новой "концепции"? "Точечное" возведение суперсовременных медицинских центров, адресная помощь некоторым тяжело больным детям в рамках нацпроекта "Здоровье", а также победные реляции по поводу снижения смертности и роста рождаемости - не в счет. Во-первых, статистика - штука не всегда надежная. Во-вторых, все перечисленное общих проблем российского здравоохранения - никак не решает.

Глава Минздравсоцразвития Т.Голикова заявила, что непременным условием "рождения концепции" должны стать жаркие споры. Конечно, в спорах иногда рождается истина. Но ведь она может и полностью затеряться в дискуссиях о том, что лучше: централизованная или децентрализованная медицина…

Тема децентрализации медицины на сегодняшний день весьма актуальна, и не только для России. К концу XX века в ряде стран Западной Европы, где роль государства в здравоохранении всегда была ведущей, наметились тенденции к децентрализации. Но какой децентрализации идет речь? Там ведь говорится о перераспределении финансирования системы медстрахования между государством, работодателями и работниками, но при обязательном сохранении за государством жесткого контроля качества медицинских услуг и распределения и расходования средств.

Так, в Германии в 2007 году правительство А.Меркель приняло закон о создании Единого фонда здравоохранения, средства которого распределяются по страхователям. Ключевую роль в этой модели стали играть предприниматели, выплачивающие обязательные взносы в страховые фонды.

В Великобритании реформа здравоохранения 80-90-х годов коснулась, в первую очередь, самих врачей общей практики. Были приняты законы, предписывающие врачам - именно для эффективного государственного контроля - объединяться в "трасты" с правом на частную практику. В результате Великобритания, при сопоставимом качестве медицинского обслуживания, расходует на пациента в 1,5-2 раза меньше средств по сравнению с другими западными странами.

Французская модель (по итогам 2004 года она признана одной из лучших в мире) предусматривает единый порядок страхования, который (что зафиксировано законодательством) охватывает более 80% населения страны. Система из нескольких десятков страховых компаний (или "касс") контролируется государством и финансируется за счет страховых налогов. Кроме обязательного госстрахования, существует сеть дополнительного страхования и местные фонды социальной помощи неимущим.

Система здравоохранения в США принципиально другая. Там нет единой национальной системы медицинского страхования. Большинство американцев (около 70% населения) имеет частную страховку - либо от работодателя, либо индивидуальную, причем ее наличие - одно из обязательных условий приема на работу. Но одновременно в США действуют две правительственные программы: "Медикэр" (медицинской помощи людям старше 65 лет) и "Медикейд" - для безработных, неимущих и инвалидов (хотя пользуются этой программой 40-45% американцев с низкими доходами). И, кроме того, в 2004 году в США введена система медицинских накопительных фондов, которая, как утверждается, помогла остановить рост цен в секторе амбулаторных услуг.

Но при всем этом разнообразии, как признают сами американцы, главная проблема - фактическая недоступность качественных медицинских услуг для людей с низким уровнем доходов. По данным статистики, 13-17% американцев хотя бы в течение года не имеют медицинской страховки. Продолжительность жизни американцев меньше (в том числе, и по этой причине), чем у граждан большинства "развитых" стран Европы. А по уровню ряда онкологических заболеваний, ожирению, психическим расстройствам США занимают одно из первых мест в мире. И потому не случайно многие американские специалисты считают необходимым переход к централизованной "социальной" системе здравоохранения, как во Франции или Германии.

Летом 2007 года в США вышел фильм известного кинорежиссера М.Мура "SiCKO", который впервые остро поднимает тему кризиса американской системы здравоохранения. А в качестве альтернативы в фильме рассматривается кубинская (!) модель. Случайно ли?

Давно известно, что у неизмеримо более бедной по сравнению с США социалистической Кубы - одна из лучших в мире систем здравоохранения. С 1958 года средняя продолжительность жизни на Кубе выросла с 59 до 76 лет. Количество врачей на 10 тысяч жителей одно из самых высоких в мире - 591 (в США - 549, в России - 417). В некоторых областях медицины (микрохирургия глаза, лечение кожных заболеваний) Куба занимает ведущие мировые позиции. Особое внимание на Кубе уделяется профилактике заболеваний, пропаганде здорового образа жизни, ранней диагностике и лечению. Причем квалифицированная медицинская помощь является бесплатной и доступной для любого гражданина страны.

А что мы пока что слышим от разработчиков концепции развития здравоохранения в России? В качестве "панацеи" предлагается повсеместно ввести систему добровольного медицинского страхования (ДМС). Но при этом умалчивается, что попытки реализовать систему ДМС при М.Зурабове - фактически провалились из-за неплатежеспособности большей части населения, и что ситуация с доходами населения никак не улучшается.

В России еще не до конца утрачен опыт советской системы здравоохранения. Есть богатый мировой опыт активного участия государства в охране здоровья населения. Есть ратифицированные Россией конвенции, которые фиксируют обязанность государства обеспечивать право граждан на здоровье. Есть, наконец, множество международных документов подтверждающих, что без эффективной системы здравоохранения невозможно высокое качество того самого "человеческого капитала", который только и обеспечивает в современном мире успешное развитие.

Однако все эти документы и декларации - пустой звук, если медицина озабочена "метаниями в поисках платежеспособного клиента". Да, нужно строить высокотехнологичные медицинские центры, и нужно оказывать "адресную помощь". Но первоочередные задачи, которые требуется решать России - возрождение практически погибшей профилактической медицины и форсированное развитие качественной системы первичной квалифицированной и общедоступной медицинской помощи.

А для этого необходимо, прежде всего, остановить непродуманное и поспешное "реформирование" системы здравоохранения, когда "реформаторы" исходят не из проблем самого здравоохранения, а из соображений "экономического обеспечения и финансового регулирования" сферы медицинских услуг. Ведь принцип "болезнь легче предотвратить, чем лечить", относится не только к пациентам, но и к самой системе здравоохранения.

Юрий Бардахчиев ПРОЦЕССЫ И ИНТЕРЕСЫ

Апрельский саммит НАТО в Бухаресте показал, что альянс сознательно перешагнул некий символический рубеж, после которого России, хочешь - не хочешь, но надо реагировать. Стало ясно, что США сделают все возможное для приема (причем как можно более скорого) Украины и Грузии в альянс.

2-4 апреля этого не произошло лишь потому, что эта идея встретила жесткое сопротивление в самом НАТО. "Старая Европа" прекрасно понимает, что прием Украины и Грузии направлен не только против России, но и против нее самой. Что "санитарный кордон" вокруг России, выстраиваемый из стран "Новой Европы", чреват тем, что в один - далеко не прекрасный - день "Старая Европа" окажется в энергосырьевой блокаде.

Вероятно, поэтому канцлер Германии А.Меркель вполне корректно, ссылаясь на устав альянса, заявила о неготовности альянса предоставить ПДЧ (План действий по членству в НАТО) - Грузии потому, что у нее имеются внутренние конфликты, а Украине из-за нежелания большинства ее населения вступать в НАТО. И эту позицию Германии поддержали Франция, Испания, Италия, Португалия, Нидерланды, Бельгия и Люксембург.

Несмотря на жесткое давление США, даже в Великобритании поддержка приема Украины и Грузии в НАТО далеко не безусловна. Например, влиятельный британский консерватор Д.Хорам заявил, что стремление США форсировать присоединение Украины к НАТО является провокацией: "Мы должны понимать, что русские считают Украину частью русской идентичности. Киевская Русь - колыбель русской нации, и поэтому мы должны аккуратнее подходить к решению этого вопроса".

И все же В.Ющенко и М.Саакашвили, несмотря на такой "афронт" (растерянность от которого они не сумели скрыть), уверены в том, что свои страны в НАТО "втолкнут". Эту уверенность в них поддерживают США, утверждающие, что американская политика в отношении НАТО не изменится, кто бы ни пришел в Белый дом.

Продвижение альянса к границам России началось сразу после распада СССР. Сначала он захватывал зоны влияния бывшей советской империи на дальних подступах (в Азии, в Африке - так называемые национальные демократии, "освободившиеся страны"). Затем, вопреки всем обещаниям о "нерасширении", двинулся в Восточную Европу, включая в свой состав страны бывшего соцлагеря и Варшавского договора. Это продвижение альянса в "либерально-реформационной" ельцинской России старались как бы не замечать, а МИД той поры даже вежливо объявлял НАТО "неантагонистической организацией". И хотя порой сам Ельцин "взбрыкивал" при особо наглом поведении НАТОвцев (вспомним рейд российских десантников на аэродром Приштины в 1999 году), в целом ельцинская элита, рассчитывавшая сама "войти в Запад", безропотно соглашалась с потерей бывших советских зон влияния.

Первый "момент истины" наступил в 2001 году. Тогда, после беспрецедентной поддержки Путиным США после терактов 11 сентября, Тони Блэр предложил принять в НАТО Россию. Однако основные члена альянса (прежде всего, США) ответили категорическим "нет". А вторым "моментом истины" стала решительная поддержка НАТОвцами отделения Косова от Сербии, вопреки действующим резолюциям ООН. Тогда стало окончательно ясно, что альянс готов игнорировать существующую систему международного права и де-факто присваивает себе ключевые функции ООН по "праву сильного". А сразу после отделения Косова последовало приглашение Украины и Грузии в НАТО. Тут даже истовым отечественным "западникам" стало понятно, что это "право сильного" скоро начнут использовать против России.

Стало понятно, что в ближайшее время в Грузии могут появиться натовские военные аэродромы, с которых авиация блока начнет облеты границ России. Что скоро можно ожидать усиления разведывательной и подрывной деятельности альянса против РФ на Северном Кавказе.

Стало понятно, что из Севастополя скоро начнут, наплевав на всякие там "Большие договоры", форсированно "выдавливать" Черноморский флот, а НАТОвские базы на Украине начнут перекрывать для России Черное море.

Стало, наконец, понятно, что Россию, в известном смысле, "проверяют на вшивость", оценивая, готова ли она смириться с таким катастрофическим геостратегическим умалением.

Это понимание взбудоражило российскую политическую элиту. Первым отреагировал президент В.Путин. Еще в феврале в беседе с Ющенко Путин допустил, что прием Украины в НАТО приведет к размещению на ее территории элементов американской ПРО, и заявил, что ему "страшно даже подумать, что Россия в ответ на подобное возможное размещение… нацелит на Украину свои ударные ракетные системы".

Действительно ли Путин на встрече совета Россия-НАТО дал понять, что Украина, в случае вступления в альянс, может прекратить существование как единое государство, - вопрос открытый. Вправду ли Путин заявил Бушу, что Украина - это "даже не государство" - мы вряд ли скоро узнаем. Но как передают представители российской делегации, Путин прямо заявил представителям альянса: "Появление на наших границах мощного военного блока, действия членов которого регулируются, в том числе и статьей 5 Вашингтонского договора, будет воспринято в России, как прямая угроза безопасности нашей страны… НАТО своим же топором будет рубить сук собственной безопасности и рушить пока еще стеклянный дом общеевропейской безопасности".

Не менее бурно на итоги бухарестского саммита реагируют МИД, депутаты Госдумы, военные аналитики. Резкое заявление сделал глава МИД С.Лавров, сказавший, что Россия "будет делать все, чтобы не допустить принятия Украины и Грузии в НАТО". А в ответ официальный представитель НАТО Д.Аппатурай поинтересовался (то ли с угрозой, то ли с издевкой), какие именно меры намерена предпринять Россия по этому поводу. Мол, ну и что вы, собственно говоря, можете сделать?

Между тем, слов о том, что могла бы сделать Россия, сказано более чем достаточно. Были заявления С.Лаврова о возможности пересмотра отношений с Тбилиси, если Грузия решит присоединиться к НАТО. Были предложения депутатов Госдумы выйти из Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между РФ и Украиной и вернуться к вопросу о государственной принадлежности Крыма и Севастополя. Были даже намеки высоких чинов Генштаба на возможность нацеливания на объекты в Грузии и Украине части российских стратегических ядерных сил.

Однако, например, вопрос о статусе Крыма - уже далеко не политический, а, увы, военный. И предполагает готовность России к вооруженной конфронтации с альянсом, который, конечно же, встанет на защиту "государственной целостности Украины" (это ведь не Сербия!). Такая готовность у России есть?

Нацеливание ракет предполагает возможность нанесения ядерного удара по людям в соседних республиках, связанным с Россией миллионами дружеских, родственных, культурных, исторических уз. Если же нацеленные ракеты никогда не предполагается запустить - то это не более чем "сильный жест слабого человека".

Похоже, вся эта ситуация с вовлечением в НАТО совсем уж "коренных" постсоветских республик, имеющих стратегическое приграничное значение для России, застала нашу политическую элиту врасплох. А потому не мешало бы задуматься о том, что же такое НАТО и чем оно может стать в перспективе.

Это консолидированный инструмент "противодействия советской экспансии", каким он был в эпоху "борьбы двух систем"? Это гигантская "неразумная амеба", которая реализует инстинкты "обволакивания" и "переваривания" всего, что попадает в зону ее досягаемости? Похоже, ни то, ни другое. А вот что именно - можно понять по тому, каковы принципы отбора новых членов НАТО.

Один из них, который активно "продавливают" США, как сказано выше, направлен на вовлечение в альянс государств, способных создать проамериканский "санитарный кордон" между Россией и "Старой Европой". Именно этот принцип предопределил спешное принятие в альянс стран Прибалтики, Польши, Румынии, Чехии, Болгарии и других. По этому же принципу сейчас форсируется принятие Украины и Грузии.

Второй, сопряженный с первым, принцип, также американский. Так, принятие в НАТО Албании резко обостряет наркотическую и в целом криминальную ситуацию в Европе, о чем прямо говорят европейские эксперты и СМИ.

А вместе эти принципы, организуя конфликты между "старой" и "новой" Европой и регулируя их направление и остроту, предопределяют способность США решать несколько стратегических задач:

- обеспечивать возможность военно-политической и экономической изоляции России;

- шантажировать Европу угрозами затруднения или даже разрыва российско-европейских хозяйственных (прежде всего, нефтегазовых) связей;

- управлять системой внутриевропейских конфликтов и, тем самым, блокировать создание "Объединенной Европы" как консолидированного экономического и военно-политического субъекта, способного конкурировать с США за мировое лидерство в XXI веке.

В основном те же цели преследуют и положения устава НАТО. "Стандарты" альянса, формируемые опять-таки США, означают не только унификацию систем оружия и военной техники, организации управления войсками и подготовки кадров, но также следование общей стратегии. Они означают, что не только оборонная, но и в целом внешняя политика членов НАТО, ввиду безусловного доминирования США в альянсе, оказывается в значительной мере политикой американской. Подчеркну, что именно это обстоятельство было решающим для де Голля, когда он вывел Францию из военной структуры НАТО. Не случайно французы несколько десятилетий несут в себе стойкий антиамериканизм. И не исключено, что его градус возрастет, если президент Саркози, как он обещал, до конца года попытается вернуть Францию в лоно военной организации альянса.

Понимают ли все это наши европейские партнеры? Безусловно, понимают. Но одновременно и не хотят (не могут) открыто ссориться с могучими США, и довольны тем, что Америка несет в НАТО основные военные расходы, позволяя Европе направлять больше средств в гражданские отрасли хозяйства, и опасаются вдруг оказаться "лицом к лицу" с сильной в военном и экономическом отношении и такой "непредсказуемой" Россией.

Что мы можем делать в сложившейся ситуации? А ведь делать надо срочно и с учетом того, что навязанная нам "проверка на вшивость" - предопределит стратегические позиции России в глобальном мире на длительную перспективу! И заодно задаст приоритеты развития страны во всех его аспектах - от экономических до военных, от социальных до научно-технологических.

Пока что "на слуху" данное Путиным 16 апреля поручение правительству "наладить взаимодействие с непризнанными республиками Абхазией и Южной Осетией и оказать предметную поддержку проживающим там российским гражданам". А также последовавшее вслед за этим поручением заявление главы Генштаба Ю.Балуевского о том, что военные меры России будут заключаться в "…обеспечении своих интересов вблизи государственных границ".

Отметим, что уже эти шаги России крайне взбудоражили не только Саакашвили, но и администрацию США. Официальный представитель Госдепа Шон Маккормак заявил, что США "глубоко озабочены поручениями президента РФ от 16 апреля по укреплению контактов российского правительства с сепаратистскими режимами в Абхазии и Южной Осетии, предпринятыми без одобрения властей Грузии", и призвал Москву "отменить эти инструкции".

Еще один способ реагирования России на ситуацию назвал генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Н.Бордюжа. Он сказал, что "вхождение двух стран СНГ в иной военно-политический блок повлечет за собой кардинальное изменение всей структуры безопасности на постсоветском пространстве". Но ОДКБ, хотя его порой пышно именуют "нашим антиНАТО", в основном финансируется и вооружается Россией и явно не имеет сопоставимой с НАТО военной мощи. Если же Бордюжа говорит о возможной милитаризации ШОС (Шанхайской организации сотрудничества), имеющей с ОДКБ договоренность о сотрудничестве, то сначала нужно добиться на это согласия Китая, который играет в ШОС не меньшую (если не большую) роль, чем Россия. И вряд ли согласится вступать в конфронтацию с НАТО.

Все перечисленное - немаловажные, но локальные попытки ответа на стратегическую угрозу "влезания" НАТО в зону приоритетных российских интересов. И локальный масштаб этих ответов вполне объясним: нынешняя Россия и военно-политически, и концептуально-стратегически НЕ ГОТОВА отвечать на такой вызов. Прежде всего, она не готова к тому - абсолютно необходимому - МОБИЛИЗАЦИОННОМУ РАЗВИТИЮ, которое не только позволит отвечать на вызовы такого уровня, но и должно гарантировать от любых чужих попыток подобные вызовы нам предъявить.

Так что делать?

Если по большому счету, то переходить к мобилизационному развитию.

А что делать, если еще не перешли?

Прежде всего, найти возможности "по полной программе" использовать тот потенциал совпадения тактических интересов с Россией, который сейчас демонстрирует "Старая Европа". Причем использовать срочно. Ведь, как представляется, эта самая "Старая Европа" настолько осмелела лишь в результате глубокого американского финансово-экономического кризиса и в условиях, когда президент Буш является "хромой уткой". А после президентских выборов в США эта Европа вполне может "присмиреть"…

Кроме того, Россия должна заявить, что геостратегическая война против России ведется неконвенциональными методами. Что и НАТО, и США, и Украина с Грузией решительно "плюют" и на собственные уставные принципы и законодательные акты, и на нормы международного права. А потому и Россия имеет право на неконвенциональные ответы…

И все-таки сначала, конечно, необходимо выжать все, что возможно, из конвенциональных способов реагирования. И, прежде всего, продемонстрировать твердую решимость реагировать, и реагировать жестко. Иначе нынешняя "проверка на вшивость" приведет к тому, что очень скоро в НАТО предложат принять Чечню, Татарстан или Калмыкию.

Сергей Глазьев: «10 ШАГОВ К ОБУЗДАНИЮ КРИЗИСА» Беседа с Александром Нагорным

Александр НАГОРНЫЙ. Сергей Юрьевич, вы, а также ряд известных в стране и в мире экономистов, в том числе Ларуш и Тененбаум в США, Григорьев, Кобяков, Хазин в России, неоднократно писали о неизбежном крахе глобальной финансовой пирамиды, построенной на эмиссии долговых обязательств США. Но, как известно, нет пророка в своем Отечестве…

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Да, происходящий обвал мирового финансового рынка не является неожиданностью для специалистов. Но российские денежные власти на многочисленные предупреждения экспертов о чрезмерном риске накопления национальных сбережений в долговых обязательствах меланхолично отвечали: "Весь мир держит резервы в долларах. Мы что, умнее других?". К сожалению, из-за упорного нежелания наших денежных властей быть умнее других Россия лишилась около 30 млрд. долл. только на падении курса национальной валюты. Если бы руководители Центрального банка и правительства прислушались к рекомендациям парламентских слушаний, которые мы проводили 7 лет назад, этих потерь можно было бы избежать.

Более того, можно было бы неплохо заработать, своевременно переведя активы из долларовых инструментов в евро, как мы тогда советовали. Но безответственные чиновники отмахнулись от рекомендаций российских ученых, привычно следуя наставлениям МВФ и американского казначейства. Перевод части валютных резервов из доллара в евро и фунт начался слишком поздно, когда доллар обесценился в полтора раза, а рост других валют прекратился.

А.Н. Вы пишете, что Финансовая пирамида долговых обязательств США вступила в фазу саморазрушения. Не могли бы пояснить для наших читателей, почему это финансовая пирамида и почему она должна развалиться?

С.Г. Удивительно, что до сих пор руководители ЦБ и Минфина не могут понять неизбежность дальнейшего саморазрушения долларовой финансовой пирамиды. Механизм эмиссии долговых обязательств США мало чем отличается от действовавшего в России в период сооружения пирамиды ГКО. Ежегодно американское казначейство при составлении проекта бюджета определяет объем денег, необходимый для покрытия его дефицита и погашения ранее взятых долговых обязательств. Затем соответствующая Комиссия принимает решение об эмиссии соответствующего количества государственных облигаций. После этого правление Федеральной резервной системы, которое наполовину состоит из тех же принимающих решения лиц, определяет объем денежной эмиссии, необходимый для приобретения этих облигаций. Коммерческие банки под залог этих обязательств получают эмитируемые ФРС деньги под минимальный процент. Ключевым элементом этого механизма является процедура рефинансирования коммерческих банков под залог государственных ценных бумаг, которая и формирует основной канал эмиссии долларов. Таким образом, ФРС эмитирует деньги в целях финансирования государственного долга США. По этой технологии выпущено в обращение более 2#92;3 долларовой массы. Ее обеспеченность золотовалютными резервами не превышает сегодня 4%.

Как не трудно догадаться, описанный выше механизм денежной эмиссии является типичной финансовой пирамидой. ФРС печатает деньги под долги американского правительства. Последнее занимает деньги для обслуживания и погашения ранее взятых долговых обязательств. Поскольку государственные расходы США растут быстрее доходов и бюджет сводится с хроническим дефицитом, объем долга нарастает. Соответственно нарастает и денежная эмиссия. Это процесс с ускорением, напоминающий движение снежной лавины. Он начался с 1971 года, после того, как руководство США отказало Франции в обмене долларов на золото и тем самым разрушило действовавшую до того времени мировую систему валютно-финансовых отношений, основанную на золотом стандарте, ограничивавшем денежную эмиссию свободно конвертируемых валют ведущих капиталистических стран. С тех пор США навязали своим союзникам по НАТО использование доллара вместо золота в качестве резервной валюты и начали печатать деньги, исходя из своих нужд по финансированию государственных расходов. Тем самым они сделали все другие страны своими бесплатными кредиторами, получая сеньораж (эмиссионный доход) в глобальном масштабе. Учитывая, что более половины эмитируемых ФРС долларов обращаются за пределами США, последние живут в долг у всей планеты.

А.Н. Каков прогноз развертывания финансового кризиса?

С.Г. Маховик эмиссии долларов раскручивается все быстрее под давлением нарастающего национального долга США. Для его обслуживания, по имеющимся данным, приходится печатать более 2 млрд. долл. ежедневно. В отдельные периоды, которые происходят все чаще, эта величина увеличивается многократно. При этом в последние годы государственная финансовая система США регулярно оказывается в состоянии технического дефолта, и денежным властям приходится корректировать величину государственных займов и, соответственно, эмиссии долларов в сторону повышения. Таким образом, нарастает предложение долларов, объем которого определяется потребностями американского государства в новых займах для обслуживания и погашения ранее взятых долгов.

В свою очередь спрос на доллары определяется потребностями мирового рынка в этой валюте, которая стала выполнять функции мировых денег. Этот спрос зависит от предпочтений инвесторов и объема операций, совершаемых в долларах. До недавнего времени он в решающей степени определялся американскими банками и корпорациями, наводнявшими долларами мировую экономику. Но по мере экономического роста развивающихся стран и падения экономического веса США спрос на доллары все в меньшей степени зависит от деловой активности американских корпораций. Разрыв между нарастающим предложением долларов и ограниченным спросом на них все время нарастает. Соответственно падает курс американской валюты. Инвесторы, использующие долларовые инструменты, теряют свои накопления. Падает доверие к доллару, и он вытесняется другими валютными инструментами. Соответственно сокращается спрос на доллары, и разрыв между ним и предложением долларов еще более увеличивается. Это вызывает дальнейшее падение курса доллара. С определенного момента у инвесторов начинается паника и происходит бегство от доллара. Его падение ускоряется, и построенная американскими денежными властями финансовая пирамида вступает в фазу саморазрушения.

Эмиссия долларов в целях финансирования дефицита бюджета - основной, но не единственный канал денежного предложения ФРС. Последняя печатает деньги и для поддержания ликвидности банковской системы, и для кредитования сезонных расходов, и для рефинансирования государственных кредитных институтов, включая ипотечные фонды. Последний канал денежной эмиссии играл исключительно важную роль в поддержании экономического роста в США в последнее десятилетие. Жилищное строительство, финансируемое ипотечными кредитными институтами, было важнейшим локомотивом роста американской экономики, который вытащил ее после финансового краха новой экономики десятилетие назад. После банкротства ряда таких институтов, ставшего "спусковым крючком" нынешнего витка валютно-финансового кризиса, этот локомотив остановился. Оптимисты надеются, что появятся новые локомотивы экономического роста, способные вытащить американскую экономику из рецессии и стабилизировать за счет этого курс доллара.

Но по наблюдаемым сегодня признакам долларовая финансовая пирамида вошла в фазу саморазрушения. В этой фазе процесс ее саморазрушения предотвратить уже невозможно, так как экономические агенты теряют тем больше денег, чем дольше они используют долларовые инструменты. Меньше проигрывает тот, кто быстрее выходит из падающей пирамиды. Частные игроки это уже поняли и бегут от доллара. Способные принимать самостоятельные решения руководители денежных властей все большего числа стран быстро снижают долю доллара в своих валютных резервах. Они начинают понимать, что чем дольше они будут держать резервы в долларах, тем больше будут потери. В долларовой зависимости пока еще остаются загипнотизированные американским казначейством денежные власти зависимых от США стран. По какой-то причине среди них остается и Россия, поддерживающая валютной выручкой от экспорта своих углеводородов в Европу падающий доллар и беря на себя изрядную долю финансирования американских военных расходов.

А.Н. Вы считаете эти меры не спасут долларовую финансовую систему от краха?

С.Г. В действительности антикризисные меры, предпринимаемые американскими денежными властями, ограничены в основном поддержкой ликвидности банковской системы и дать должного эффекта не могут. Во всяком случае, величина генерируемого ими импульса экономического роста многократно меньше мощности ипотечной кредитной системы, аккумулировавшей более шести триллионов долларов инвестиций при поддержке государства. Осуществляемая сегодня кредитная накачка американской экономики компенсирует не более одной пятой этой величины. При этом дальнейшее увеличение денежного предложения чревато тяжелыми инфляционными последствиями, способными дезорганизовать американскую экономику. До сих пор инфляция затрагивала лишь наиболее монополизированные рынки, включая рынки нефти, газа, металлов, а также рынок недвижимости. Ее перетекание на потребительский рынок сдерживалось быстрым наращиванием предложения дешевых китайских товаров. Но к сегодняшнему дню демпфирующие возможности этих сегментов мирового рынка близки к исчерпанию, о чем свидетельствует распространение инфляционной волны на продовольственный рынок.

Американские власти надеются на то, что девальвация доллара стимулирует подъем промышленного производства, ценовая конкурентоспособность которого растет пропорционально падению курса доллара. Но в постиндустриальной Америке доля промышленности в ВВП не превышает четверти, при этом значительная ее часть сосредоточена в высокотехнологических отраслях, потенциал расширения которых невелик. Чтобы связать лавинообразно нарастающую эмиссию долларов в росте предложения американских товаров, их производство, по экспертным оценкам, должно увеличиваться не менее чем на 20-30% в год, что нереально.

В свою очередь против доллара будут действовать факторы, обуславливающие снижение спроса на долларовые инструменты. Во-первых, глобальные финансовые спекулянты уже приступили к сбрасыванию долларовых активов. Во-вторых, все независимые от США страны снижают долю доллара в структуре своих валютных резервов. В-третьих, ряд крупных нефтедобывающих стран (Иран, Венесуэла) заявили о намерении отказаться от номинирования контрактов в долларах и перейти на расчеты в других валютах.

Таким образом, факторы, работающие на падение доллара, заметно перевешивают те, которые работают на его укрепление. Для стабилизации ситуации США нужно сократить госрасходы не менее, чем на треть, что невозможно в год президентских выборов и едва ли политически возможно в будущем. Из этого следует, что падение доллара будет продолжаться. В силу огромного размера долларовой пирамиды и высокой инерционности глобальной финансовой системы это падение не будет таким резким, как в России и ряде государств Юго-Восточной Азии на предыдущем этапе кризиса глобальной валютно-финансовой системы. В то же время обесценение американских долговых обязательств лишает доллар привлекательности в качестве мировой резервной валюты, что влечет резкое снижение спроса на доллар со стороны денежных властей независимых от США стран. Это может вызвать скачкообразное снижение курса доллара в ближайшие несколько лет.

А.Н. Означает ли это разрушение глобальной валютно-финансовой системы?

С.Г. Разумеется, страны ядра мировой экономической системы будут стремится стабилизировать валютно-финансовую систему, поддерживая доллар всеми доступными средствами. Европейский союз и Япония жестко привязаны к доллару своими валютными резервами и торгово-экономическими отношениями. Неконтролируемая девальвация доллара несет для них значительные экономические потери и тянет вниз их национальные валюты. В сложном положении находится Китай, вынужденно выполняющий функции главного кредитора США в обмен на массированный импорт ими китайских товаров. Как и Япония с ЕС, Китай не заинтересован в обвальном падении доллара и будет продолжать вкладывать свои экспортные доходы в его поддержку до тех пор, пока будет расти китайский экспорт в США.

Теоретически нынешняя валютно-финансовая система может существовать бесконечно долго. США, ЕС и Япония могут взаимно корректировать курсы своих национальных валют для поддержания ее в равновесном состоянии. Но это возможно лишь до тех пор, пока эти страны сохраняют доминирующее положение в мировом торгово-экономическом обмене. Оно размывается опережающим ростом веса развивающихся стран, а также восстановлением постсоциалистических экономик. Последние полтора десятилетия для удержания этих стран в долларовой зависимости США применяли жесткие меры политического и военного давления.

А.Н. В том числе и в отношении России?

С.Г. В свое время, шантажируя Россию экономическими санкциями за неуплату внешнего долга СССР, руками МВФ США навязали российскому руководству политику Вашингтонского консенсуса, стержневым элементом которой стала привязка российской денежной системы к поддержке доллара. До сих пор, несмотря на освобождение России от долговой зависимости, российские денежные власти жестко привязывают эмиссию рублей к приобретению долларов и связанных с ним евро и фунта. При этом значительная часть валютной выручки от экспорта российских энергоносителей в Европу направляется на приобретение долговых обязательств США и стран ЕС, то есть на поддержку долларовой финансовой пирамиды. То же вынуждены делать арабские страны, экспортирующие нефть за доллары и накапливающие валютную выручку на счетах американских и европейских банков. Оккупация американцами Ирака стала для них наглядным уроком наказания за неподчинение этому правилу. По имеющимся данным, намерения руководства Саудовской Аравии диверсифицировать свои валютные резервы были жестко остановлены угрозами в отношении правящей семьи, приватизировавшей полуостров при покровительстве США.

Удерживая контроль за валютно-денежной политикой России, арабских стран-экспортеров нефти, навязывая использование доллара в качестве резервной валюты своим союзникам по НАТО, а также Китаю и другим государствам Юго-Восточной Азии, США имеют возможность наращивания долларовой эмиссии. Но эта возможность не безгранична. Если бы не распад СССР и обусловленная "шоковой терапией" долларизация постсоветского пространства с вывозом более триллиона долларов нашего национального дохода за рубеж, то долларовая финансовая пирамида едва ли просуществовала бы до конца прошлого столетия.

К настоящему времени возможности политического шантажа в отношении России исчерпаны. После американских военных авантюр в Югославии, Афганистане и Ираке исчерпан и потенциал силового давления на держателей долларовых активов. Рост антиамериканских настроений в развивающихся странах помогает осознать их элитам свои национальные интересы и влечет дедолларизацию их экономик. Иран бросил вызов долларовой гегемонии в торговле нефтью, заявив о намерении перейти на торговлю нефтью в других валютах. Венесуэла и другие государства Латинской Америки открыто декларируют освобождение от диктатуры Вашингтона в экономической политике. Формируются зоны регионального сотрудничества крупнейших латиноамериканских государств (Меркосур), постсоветских государств (ЕвразЭС), государств Юго-Восточной Азии, элементом которых становится использование национальных валют во взаимных расчетах и, в перспективе, создание региональных валютно-финансовых систем. Важнейшее значение в этом процессе дает пример ЕС, успешно реализовавшего введение единой валюты, несмотря на попытки США дестабилизировать европейскую экономико-политическую систему войной против Югославии.

А.Н. Вопрос. Американцы попробуют найти новые аргументы и сделать нам новые предложения, от которых российское руководство не сможет отказаться …

С.Г. Конечно, они попытаются это сделать. Военно-политическая гегемония США во многом держится за счет эмиссии доллара в качестве мировой резервной валюты и присвоения глобального сеньоража, размер которого составляет около триллиона долларов в год и позволяет им легко финансировать свои военных расходы за счет остального мира. В той мере, в которой другие страны используют доллар и долларовые финансовые инструменты, они безвозмездно кредитуют американские государственные расходы. По своей экономической сути использование американской валюты какой-либо страной эквивалентно налогу в пользу США, величина которого пропорциональна ставке рефинансирования национального центрального банка и обесценению доллара. К примеру, для России величина такого налога составляет от 15 до 30 млрд.долл. в год, что означает соответствующие потери для национальной финансовой системы. Рост антиамериканских настроений подталкивает властвующую элиту национальных государств к осознанию несправедливости такого добровольного налогообложения в пользу США. Это создает дополнительный стимул к освобождению от долларовой зависимости и поиску путей конструирования альтернативных валютно-финансовых систем.

Но возможности США привязывать другие государства к поддержке доллара военно-политическими методами близки к исчерпанию. Напротив, претензии США на мировое господство встречают нарастающее сопротивление, которое создает дополнительный стимул отказа недовольных американской политикой стран от использования американской валюты в качестве резервной. Растет понимание того, что именно это является основным источником финансирования американских военных авантюр. Китай, страны Латинской Америки, Иран ищут пути диверсификации своих валютных активов, пытаясь снять с себя избыточные валютные риски и освободиться от американской зависимости. Из этого следует прекращение роста спроса на доллар со стороны развивающихся стран.

Негосударственные инвесторы уже несколько лет ориентируются на снижение доллара, избавляясь от долларовых активов. Глобальные финансовые спекулянты сбрасывают долларовые активы, о чем свидетельствуют неоднократные высказывания на этот счет Сороса. Рушатся последние несущие опоры долларовой финансовой пирамиды - прекращается рост долларовой торговли нефтью и недвижимостью. Зона и масштабы использования доллара начинают сужаться.

А.Н. Понимают ли российские денежные власти особенности нынешней ситуации. Сумеют ли ои выполнить поручение президента о создании в России самостоятельного финансового центра?

С.Г. Позиция российских денежных властей, упорно продолжающих инвестировать доходы от экспорта нефти и газа в обесценивающиеся долговые обязательства США и других стран НАТО, вызывает недоумение. Помимо прямых экономических потерь вследствие девальвации доллара, которые превысили за последнюю пятилетку 30 млрд.долл., эта политика влечет намного большую упущенную выгоду из-за замораживания национальных сбережений. Они могли бы инвестироваться в развитие российской экономики, остро нуждающейся в обновлении более чем наполовину изношенной материально-технологической базы. По имеющимся оценкам, российская экономика теряет более половины инвестиционного потенциала из-за вывоза капитала за рубеж, основную роль в котором играют денежные власти.

Политика привязки эмиссии рублей к приобретению долларов и связанных с ним евро и фунта, упорно продолжаемая российскими денежными властями, исключает создание полноценной национальной денежной системы, и тем более превращение российского финансового рынка в один из ведущих центров глобальной финансовой системы. Вследствие этой политики более половины российской денежной массы сегодня формируется под приток иностранных кредитов и инвестиций. Иностранные игроки доминируют на российском рынке ценных бумаг. Крупнейшие российские предприятия кредитуются за рубежом. В результате развитие российской экономики направляется внешними интересами - развиваются лишь те виды деятельности, в которых заинтересованы зарубежные инвесторы и импортеры. Такой макроэкономической политикой, навязываемой США, ЕС и МВФ, Россия обрекается на роль сырьевой периферии ЕС и финансового донора США.

Чтобы придать российской финансовой системе роль одного из центров глобальной финансовой системы, необходимо, для начала, освободить предложение рублей от привязки к приобретению долларов и связанных с ним валют. Эмиссия рублей должна направляться спросом на рубли со стороны российских экономических агентов, включая государство. Соответственно, основным каналом этой эмиссии должно стать рефинансирование российских коммерческих банков под залог средне- и долгосрочных обязательств как государства, так и платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях развития национальной экономики. Вместе с переходом к экспорту российских углеводородов и других сырьевых товаров за рубли это откроет возможности быстрого роста российских кредитных и финансовых институтов, в том числе в глобальном масштабе.

Падение доллара и связанных с ним валют открывает уникальную возможность для превращения российской валюты в мировую, что позволяет многократно увеличить мощность российской финансовой системы и вернуть соответствующую часть глобального сеньоража. Но для этого нужно отвязать эмиссию российской валюты от приобретения иностранной и отказаться от замораживания государственных доходов в иностранных долговых обязательствах, так же, как от волюнтаристского административного планирования денежной массы. Российская финансовая система может стать одним из глобальных центров только как самостоятельно функционирующая рублевая зона, а не как придаток американской ФРС или европейского рынка. И для этого сегодня есть все необходимые предпосылки: устойчивое высокое положительное сальдо платежного баланса, значительные, даже избыточные валютные резервы, нереализованный потенциал экономического роста в перспективных направлениях развития нового технологического уклада в глобальном масштабе.

Россия, в отличие от государств НАТО и Японии, политически независима от США. Мы не зависим от США и экономически - удельный вес торгово-экономического оборота с ними не превышает 10%. Но почему-то наши денежные власти ведут себя как филиал американского казначейства, поддерживая доллар всей мощью российской экономики в ущерб национальным интересам. Они настолько прониклись этой миссией, что даже не обращают внимания на многократные заявления главы государства о необходимости перехода на внешнеторговые расчеты в рублях и придания рублю функций международной валюты. Между тем именно сейчас открылась уникальная возможность это сделать - с разрушением долларовой финансовой пирамиды возникает спрос на другие валюты, среди которых рубль является одной из наиболее конкурентоспособных. Вместе с китайским юанем и индийской рупией рубль мог бы взять на себя обслуживание значительной части евразийского финансового и торгового пространства и стать одной из резервных валют. Россия могла инициировать создание евразийской валютной системы, в основе которой лежало бы согласованное использование национальных валют ведущих евразийских стран - евро, юаня, йены, рупии и рубля со своими региональными зонами доминирования.

А.Н. Что, по-вашему, необходимо сделать, чтобы избежать потерь и использовать кризис глобальной валютной-финансовой системы в наших национальных интересах?

С.Г. Нужна система сбалансированных мер, которые нужно предпринять одновременно в ближайшее время.

1. Изменить технологию денежного предложения, прекратив его привязку к приобретению долларов и связанных с ним евро и фунта. Эмиссию рублей следует вести не под покупку иностранной валюты, а под спрос на рубли со стороны российских хозяйствующих субъектов.

2. Перевести экспорт нефти, газа, других сырьевых товаров, а также военной техники на рубли. Последнее крайне важно для обеспечения национальной безопасности, так как все долларовые операция проходят через американские банки и легко контролируются спецслужбами США.

3. Заместить инвалютные займы государственных кампаний рублевыми кредитами через государственные коммерческие банки.

4. Выделить кредитные линии государствам СНГ на формирование рублевых валютных резервов.

5. Создать все необходимые технические условия для ведения рублевых счетов иностранными лицами, включая открытие корсчетов в рублях иностранными банками в российских коммерческих банках.

6. Сделать использование рублей более предпочтительным по отношению к инвалютным операциям, повысив резервные требования к российским банкам по инвалютным активам, которые должны быть выше, чем по рублевым.

7. Активизировать работу государственных институтов развития по кредитованию долгосрочных инвестиций в перспективных направлениях экономического роста.

8. Расширить число рублевых инструментов, принимаемых в залог под рефинансирование коммерческих банков, включив в них векселя платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях формирования нового технологического уклада.

9. Форсировать завершение формирование Таможенного союза ЕвразЭС, дополнив его элементами платежного союза.

10. Перейти на торговлю с государствами СНГ, ЕС, Китаем, Индией, арабскими странами в национальных валютах.

Предприняв эти действия, российское руководство могло бы выступить с инициативой перехода к новой архитектуре глобальных валютно-финансовых отношений, в которой определяющую роль должны играть валюты государств с положительным сальдо платежного баланса.

В результате этих действий мы бы не только ушли от потерь, обусловленных глобальным валютно-финансовым кризисом, но и выиграли бы от него стратегически. Многократно подняли бы свои финансовые возможности, вернули бы значительную часть глобального сеньоража, усилили бы политическое влияние.

Нашим денежным властям пора очнуться от долларового гипноза и выполнить, наконец, президентские решения в отношении перевода рубля в разряд мировых валют.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

Меняет ли ислам людей к лучшему? Можно легко предвидеть, что этот вопрос у одних вызовет недоумение, а у кое-кого - раздражение и даже возмущение. Должен признаться, что у меня лично на него нет ответа. Конечно, понаписаны горы книг о том, как, например, благотворно повлиял ислам на арабов, на их развитие, историю и культуру. Однако, как известно, книги - книгами, а жизнь - жизнью…

Вряд ли ошибусь, если скажу, что те, кто изучал ислам лишь по возвышенным трудам, созданным его идеалистическими и прекраснодушными адептами, бывали нередко весьма неприятно поражены, когда сталкивались с самими мусульманами в реальной жизни. Так, один европейский интеллектуал, принявший ислам, после совершения хаджа, где он впервые увидел в Мекке необузданную толпу мусульман, бесцеремонно расталкивающих друг друга, по свидетельству шейха Кардави, заметил: "Слава Аллаху, что я принял ислам прежде, чем познакомился с мусульманами".

Бесспорно, Коран - возвышен и благороден, и, пожалуй, нет ни одного другого священного послания, в котором бы столь сильно ощущался подлинный и неискаженный Дух Божий. Но почему его учение не сумело сделать мусульман теми, кем они должны быть: лучшей общиной среди людей? Этот и подобные вопросы наверняка возникают у многих из тех, кому сегодня приходится сталкиваться с мусульманами на улицах больших городов Европы и Америки. Почему люди, причисляющие себя к исламу и вроде бы совершающие все положенные обряды, подчас столь грубы и невежественны? Почему они бесконечно "качают" свои права и нагло лезут "со своим уставом в чужой монастырь"? Почему, пребывая в странах иной религии и иной культуры, они слишком часто ведут себя как оккупанты и агрессоры? Неужели, по их мнению, именно таким образом нужно осуществлять даават /призыв к исламу/?! Должен заметить, что, наблюдая за поведением некоторых мусульман, можно вполне понять те эмоции, которые они вызывают у скинхедов да и не только у них. И известный вздох "понаехали тут" нисколько не удивляет. Очевидно, скорее следует удивляться тому, что пока все ограничивается лишь подобными вздохами…

Да и в самих так называемых исламских странах - от Египта до Эмиратов, глядя на мусульман, наглядно убеждаешься, как в своем большинстве эти люди далеки от идеалов ислама и всего того, к чему призывал последний пророк. Грязь и порок, кичащееся богатство и неимоверная нищета, дикое невежество и отвратительное ханжество встречаются и идут в обнимку в этих самых странах буквально на каждом шагу. О каком братстве может идти речь между, скажем, самодовольным и напыщенным толстозадым "заливным" владельцем нефтекачалок и нищим, вечно полуголодным бангладешцем, радующимся перепадающим ему объедкам?! Действительно, система закята - взимания налога с богатых в пользу бедных теоретически служит социальной справедливости и выравниванию имущественного положения. Но в реальности в так называемом исламском мире миллионы тратятся на золотые унитазы и прочие прихоти богатеев, и лишь жалкие копейки идут в закятные фонды, которые, к тому же, не всегда доходят до тех, для кого они предназначены. /О том, как глупо и поистине впустую расходуют свои несметные богатства "заливные" господа, якобы приверженные исламским ценностям, ходит множество легенд. Приведем здесь в качестве иллюстрации лишь недавнее сообщение РИА Новости: "Рекордную сумму заплатил за автомобильный номер 25-летний житель эмирата Абу-Даби. Предприниматель Саид аль-Хури не пожалел 52,2 млн. дирхамов /более 14 млн. долларов/ за металлический номерной знак с единственной цифрой "1". Табличка была выставлена накануне на аукционе автомобильных номеров в гостинице "Эмиратский дворец" в Абу-Даби с начальной стоимостью 100 тысяч дирхамов /более 27 тысяч долл./. С самого начала счет пошел на миллионы дирхамов. После того как стоимость лота достигла 47 млн. дирхамов /около 13 млн. долларов/, за уникальный номер боролись только два претендента. Соперничавший с аль-Хури дубайский бизнесмен сдался, когда предприниматель из Абу-Даби разменял шестой десяток в дирхамах. Обладатель самого дорогого в мире автомобильного номера сказал, что "не имел намерений отступать и купил бы желанную номерную табличку за любую цену". В семье аль-Хури уже есть дорогие автомобильные номера с цифрами "5" и "7". Двоюродный брат Саида Талал заплатил за эти знаки более 36 млн. дирхамов /10 млн. долл./…"/.

В то время как "эмиратчики" выбрасывают громадные деньги на автомобильные номерные знаки, миллионы мусульман в разных странах мира ложатся спать голодными. Можно предположить, что предки Саида аль-Хури долгими веками исповедовали ислам, но он сам, если судить по его безумной страсти к обладанию престижными номерами, - в глубине души самый настоящий язычник, даже если и совершает ежедневный намаз. И сколько же лицемеров подобных ему в странах Залива! Как мне сказал как-то один арабский журналист: "Эти люди могут миллионы заплатить за парижскую блондинку или за бутылку шампанского, но никогда не дадут ни копейки нуждающемуся и страждущему мусульманину". Зная все это и многое другое о людях, чьи предки приняли ислам еще свыше 1400 лет тому назад и которые сами живут в непосредственной близи от исламских святынь, тоже невольно нельзя не задаться вопросом: "А меняет ли вообще ислам людей к лучшему?"

Владислав Шурыгин ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ - ОПОРА ПРОЧНАЯ?

РОССИЯ ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ - это целая вселенная. Здесь другое солнце - высокое, жгучее. Здесь другой воздух - терпкий, таёжный. Здесь другие расстояния, где полтысячи километров - это "рядом"…

Здесь другие люди. Спокойные, основательные, крепкие. Дальневосточники.

Здесь, на Дальнем Востоке, притяжение Москвы совсем иное. Это уже не мегаполис, в который едут за заработками или развлечениями. Это далёкая Столица, Центр, который решает судьбу страны. И Дальний Восток, как никто другой, на себе чувствует его государственную мудрость или бессмысленную пустоту.

…На окраине Хабаровска дорога после резкого поворота выводит нас к заводскому КПП. На вывеске надпись "12 авиаремонтный завод". Одно из старейших авиацонных предприятий Хабаровска. Да и не только Хабаровска, а всей России. Первые цеха здесь были построены ещё в далёком 1934 году.

Когда-то на этом заводе ремонтировали стратегические бомбардировщики Ту-16 и Ту-22. Со всех концов Союза слетались сюда эти мощные, стремительные, похожие на оперённые стрелы машины. Здесь трудом сотен рук рабочих и инженеров уникального заводского коллектива они получали вторую и даже "третью" жизнь. Здесь проводили их обследование, ремонт и даже модернизацию. Отсюда, со взлётной полосы завода, они взлетали на испытания и потом уходили в разные концы страны - к месту дальнейшей службы. Кроме бомбардировщиков, завод ремонтировал и тяжёлые транспортные вертолёты Ми-6. Но после 1991 года судьба завода круто изменилась. И его судьба - это почти типичная судьба большинства дальневосточных предприятий. Государственное финансирование было фактически прекращено. С каждым годом сюда прилетало всё меньше и меньше крылатых гигантов, и являющийся государственной собственностью завод к 1997 году остался фактически без заказов и денег. Даже за уже сделанную работу с заводом не спешили рассчитываться. Если в 1990 году здесь работало 1500 человек, то к 1996 году здесь осталось лишь 500. Зима 1997 стала фактически бедственной. Из-за хронического отсутствия финансирования завод не смог даже просто в полном объёме закупить мазут для котельной, и большая часть завода была выведена из эксплуатации и заморожена.

Надежда появилась лишь весной, когда в главном штабе ВВС вспомнили о заводе, прониклись его нуждами и ему было поручено срочно перестроиться на ремонт вертолётов Ми-8 и Ми-24. Для этого заводу передавалось оборудование уже закрытого к этому времени Варфоломеевского вертолётного ремонтного завода. Всего за несколько месяцев из оборудования двух заводов был сформирован один, и уже в начале ноября 1997 года из заводского цеха вышел первый отремонтированный вертолёт Ми-8…

С этого времени началась реанимация завода. Очень много для этого сделал его тогдашний директор полковник Леонид Ильинский.

С 1999 года заводом руководит Евгений Кондратьев. Тоже бывший офицер, авиационный инженер. При нём завод встал с колен, вышел на пусть и небольшую, но прибыль. Люди стали получать стабильную зарплату, ожили цеха. В некоторые годы через завод проходило до 40 вертолётов разных структур и авиапредприятий.

Но не всё так радужно, как бы хотелось. И проблемы сегодня стоят перед заводом очень непростые. Главная из них - полная неопределённость в будущем…

МНОГО ЛЕТ ДЫХАНИЕ Москвы было ледяным, высушивающим, умертвляющим. Обрезались финансовые артерии, десятилетиями питавшие дальневосточные промышленные центры. Обрывались экономические связи. Распадались корпорации и производства. Закрывались заводы, шахты, НИИ. За бесценок распродавались пароходства и рыболовные флотилии. Умирали порты. Брошенный на произвол судьбы умирал русский Север, оставшийся без завоза.

Фактически тогда была запущена новая государственная программа. Программа Ельцина - Гайдара, которую потом продолжили Черномырдин и Касьянов и которая до сих пор не остановлена. Программа умерщвления русского Дальнего Востока.

Сначала были оборваны почти все экономические связи с Дальним Востоком. Взметнувшиеся до небес тарифы на транспорт сделали продукцию дальневосточных заводов нерентабельной. И дальневосточники стали одним за другим выпадать из технологических цепочек. На это наложилось общее падение промышленного производства. Дальний Восток традиционно развивался как промышленный регион, где доля предприятий ВПК, наукоёмкого сектора была очень высока. И с падением госзаказа экономика Дальнего Востока рухнула. За 1993 - 2001 годы разорилось и закрылось больше половины всех заводов, НПО и НИИ. Например, в советские времена на авиационном заводе Комсомольска-на-Амуре работало 24 тысячи человек, сейчас - меньше 12 тысяч. На судостроительном заводе работало 17 тысяч человек, сейчас - около 4 тысяч. Оставшиеся производства фактически просто выживали, сократившись в объёмах производства на 50-70 процентов. Без работы остались миллионы людей.

Вторым ударом по Дальнему Востоку стали акционирование и приватизация морского флота. Имевший в 1991 году самый большой в мире рыболовный и транспортный флот, Дальний Восток уже к 1999 году остался без одного и без второго. Сотни транспортных судов были уведены из-под российского флага, многократно перепроданы, и теперь принадлежат иностранным компаниям, принося прибыль кому угодно, только не России.

Рыболовецкий флот постигла ещё более печальная участь. Большая часть судов растащена по частным компаниям и работает на иностранных хозяев, вырабатывая остатки ресурса и постепенно превращаясь в свалку металлолома. Десятки судов за это время просто ушли на дно. К новости о том, что на Дальнем Востоке затонули очередной сейнер или траулер, все почти уже привыкли. Сотни проданы на металл.

Отсутствие государственной политики в отрасли по обновлению рыбопромыслового флота привело к катастрофическому ухудшению его состояния. Списание флота отрасли за период с 1990 по 2000 годы составило 1363 единицы (35 % от общего количества судов), в том числе крупнотоннажного - 275 единиц (41 %), среднетоннажного - 282 (42 %), малотоннажного - 116 (17 %) и другие суда - 690 единиц. За этот же период пополнение флота составили 1243 единицы. Однако из приобретенных судов только 578 единиц (47 %) составлял новый флот. Остальные, как правило, были суда старой постройки перекуплены у других бассейнов, предприятий России, а также дальнего и ближнего зарубежья.

Согласно данным Госкомрыболовства России, в отрасли с 1991 года без работы осталось 195 тысяч человек - 42 процента!

К 2000 году производственные мощности флота по выпуску продукции сократились в сравнении с 1991 годом по мороженой продукции в 2,2 раза, консервам - в 6,9 раза, рыбной муки - в 3,2 раза. В то же время использование оставшихся производственных мощностей в 2000 году составило: по мороженой рыбе - 41,2 %, по консервам - 38,5 %, по муке рыбной - 28,3 процента. И главная причина низкой эффективности использования флота является то, что он выведен из государственной сферы. Только 170 судов, или 4,3 %, являются государственными. Большая часть пойманной рыбы и морепродуктов уходит сегодня на рынки Японии, Кореи и Китая. Из первой в мире страны по объёмам добываемых морских ресурсов Россия откатилась на задворки.

Если в 1989 году Советский Союз занимал первое-второе место в мире с общим уловом 11 миллионов 100 тысяч тонн, то теперь мы упали на 10-е место в мире. Сегодня соседний Китай добывает почти 40 миллионов тонн рыбы и морепродуктов в год.

А ведь рыба, рыбопродукты и морепродукты являются не только источником поступления белков животного происхождения на внутренний рынок, но и обеспечивают поступление в бюджеты иностранной валюты для развития рыбного хозяйства. Рыба и морепродукты занимают более значительное место в международной торговле продовольствием, чем другие продовольственные товары. Экспорт рыбопродукции из развивающихся стран в развитые, по данным ФАО, в 2007 г. превысил 16 млрд. долл. США, что намного больше, чем экспорт кофе, бананов, чая, мяса и риса. Такие страны, как Исландия, Норвегия, Канада и другие, ежегодно экспортируют рыбной продукции на миллиарды долларов. И это при насыщении своего внутреннего рынка продукцией собственного производства.

В результате уровень потребления рыбной продукции в передовых странах составляет от 30 до 60 килограммов на душу населения в год. И давно научно доказано, что продолжительность жизни напрямую связана с процентом рыбы в рационе. В России же это уровень сегодня составляет всего 16 килограммов на человека в год, что почти на четверть ниже научно обоснованной нормы в 23 килограммов на человека. В советское время мы добывали рыбы 36 килограммов на человека в год.

Третьим ударом по Дальнему Востоку стало почти полное сворачивание всех социальных программ, реформа ЖКХ и прекращение дотационного финансирования Севера.

В условиях безработицы, нищенских зарплат и полного социального коллапса региона начался его распад. Чукотский АО потерял в течение 1990-х более половины своего населения; Магаданская область - 40%, Камчатская - 18%, Сахалинская - 16%, Саха-Якутия - 10%, Еврейская АО - 45%. В 1991 году в городе Комсомольск-на-Амуре проживало 319 тысяч жителей, теперь только 268 тысяч. Фактически начался русский исход с Дальнего Востока. Впервые за всю многовековую историю освоения этого региона численность населения начала сокращаться. За семнадцать лет население Дальнего Востока сократилось почти на 2 миллиона - на четверть от того, что было в 1991 году. Безработные, голодные люди бросали своих холодные полуразрушенные жилища и уезжали на Запад. Опустели целые города. С карт исчезли сотни сёл и посёлков.

ГЛАВНОЕ, ЧТО СЕГОДНЯ не даёт нормально работать 12 авиаремонтному заводу, это полная неопределённость его статуса. С одной стороны, он был и остаётся государственной собственностью. Им распоряжается и управляет Федеральное агентство по управлению государственным имуществом. Но на этом факте всё "управление" заканчивается. Ни помощи, ни заказов от ФАУГИ, естественно, не дождёшься. Только непрерывные проверки, инспекции и комиссии. До недавнего времени 12-й завод, как и двадцать три других авиаремонтных предприятия, входил в одну из армейских структур - управление капитально-восстановительного ремонта, которое распределяло заказы на ремонт авиатехники и загружало заводы. Но теперь ВВС фактически от всех этих заводов отказалось. Все заказы теперь выставляются на конкурсы и должны "завоёвываться" в конкурентной борьбе. Но чтобы полноценно участвовать в этих комплексах, заводу нужна экономическая свобода, которой он как госпредприятие фактически лишён. В итоге из-под носа завода 12 корейских вертолётов повезли ремонтировать в Ростов, а 4 китайских ещё дальше - в прибалтийский Калининград…

К тому же российские "конкурсы" имеют свою специфику. Например, в этом году конкурсы прошли только в феврале, а утверждение контрактов состоялось только в конце марта. Тогда же в части ушло распоряжение отправлять вертолёты на ремонт. В итоге после всех обязательных процедур вертолёты появятся на заводе лишь к началу июня - через полгода! И завод, наконец, получит право начать расходовать средства, полученные на этот ремонт. Но всё это время заводчанам нужно платить зарплату, оплачивать коммунальные услуги, закупать запчасти и ремкомплекты, а главное - исправно платить налоги. Только вот один вопрос: где для этого взять деньги, если бюджет прошлого года уже давно закрыт, а в новом денег ещё нет? Вот и трясут завод всякого рада проверки комиссии

Вторая проблема - это постоянный рост цен на запчасти и ГСМ. Ещё четыре года назад тонна мазута стоила 2 800 рублей, а сейчас уже почти 10 000 рублей. Если год назад комплект лопастей для хвостового винта на Ми-8 стоил 250 000 рублей, то с теперь уже 620 000. Немногие оставшиеся производства фактически стали монополистами и могут выставлять любые цены, понимая, что альтернативы им просто нет. А наше вроде как прямое начальство - командование ВВС, которое регулярно присылает на завод свои директивы и приказы, только руками разводит. Мол, нам до этого дела нет. Это дела ваши, коммерческие. Мы будем ремонтироваться у того, у кого дешевле. Такая вот "экономическая реформа"…

Всё это идёт от того, что вертолётная авиация для ВВС просто бедная падчерица. Если до её перевода в составе ВВС существовала стройная система обеспечения, и Сухопутные войска, в которые она входила организационно все заявки выполняли с энтузиазмом, ценя вклад вертолётчиков в боевые успехи войск, то теперь уже в приказах главкома ВВС не стесняются писать: "командирам авиационных и вертолётных полков…" То есть вертолётчики для ВВС это уже не авиация.

СЕГОДНЯ ХАБАРОВСК чем-то похож на птенца лебедя, который меняет серый невзрачный пух на ослепительно белое оперение. Двухэтажные деревянные бараки - типичная массовая застройка сороковых-пятидесятых годов, уступают место современным домам, архитектурным ансаблям. И странно наблюдать в центре города соседство изящного, сияющего стеклом и керамикой особняка с полуразрушенной хибарой, к которой приткнулась покосившаяся будка туалета. Хабаровск переживает строительный бум.

Над городом лес кранов. Идёт масштабное строительство. Каждый свободный клочок земли огорожен строительным забором. Но тех, кто тут живёт, не может обмануть эта иллюзия внешнего благополучия. На самом деле жизнь дальневосточников была и остаётся чрезвычайно тяжёлой. И если в самом Хабаровске работу ещё с грехом пополам можно найти, то уже в часе езды от него начинается зона бедствия. Посёлки, где кроме пенсионеров и милиционеров деньги не получает никто, сёла, живущие натуральным хозяйством. Тотальная безработица, нищета, пьянство, безнадёга…

Да и в самом Хабаровске хорошо живётся только очень узкой прослойке сегодняшних хозяев жизни. При средней зарплате в 12-15 тысяч рублей здесь очень мало, кто может себе позволить купить квартиру в новостройке. Однокомнатная квартира на окраине стоит больше двух миллионов рублей. И даже тем, у кого жильё есть, приходится нелегко. Цены на жилищно-коммунальные услуги здесь дадут фору московским. Чего говорить, если расценки услуг интернет-провайдеров здесь в три раза выше московских.

На самом деле Дальний Восток просто выживает. За семнадцать лет "реформ" люди просто адаптировались к ситуации и пытаются по мере сил выживать и улучшать свой очень скромный уровень жизни. Здесь нет московских фешенебельных ресторанов и казино. Всё куда скромнее и проще. В расчёте на средний достаток.

В том же Комсомольске-на-Амуре, втором по величине городе Хабаровского края, уже не увидишь ни частокола строительных кранов, ни новостроек, ни других примет бурного экономического роста. В газетах, как о достижении пишут, о возведении обычного пятиэтажного жилого дома на 64 квартиры. При этом старожилы помнят, что фундамент этого дома был заложен еще в 1990 году.

И всё же регион живёт, регион хоть и медленно, но развивается. Экономика укрепляется, появляется стабильность, у людей впервые за многие годы стала возникать уверенность в будущем. И это развитие многие связывают с деятельностью хабаровского губернатора Виктора Ишаева. Его экономическая программа сводится к нескольким пунктам: создание равных условий социально-экономического развития региона, протекционистская тарифная политика для дальневосточников, структурная перестройка экономики региона. И, безусловно, улучшение демографической ситуации в регионе. Известна также его недвусмысленная позиция в отношении Китая. Именно при Ишаеве на границе был наведёт порядок с миграцией китайцев в регион. При Ишаеве темпы развития края превзошли показатели соседних регионов.

Но успехи Хабаровского края были бы ещё существеннее, если бы в полном масштабе работали программы развития Дальнего Востока.

На бумаге они, разумеется, существуют. Последний такой документ принят в 2002 году, накануне думских выборов. Но вот выполняется она со скрипом. И создаётся впечатление, что программы в современной России принимаются вовсе не для того, чтобы быть выполненными, а для отчёта и "пиара".

По крайней мере, никто из дальневосточников пока никаких ощутимых результатов этой программы не увидел. Впрочем, народ здесь крепкий, терпением и волей их бог не обидел. Вот пообещал недавно Сергей Иванов сделать доступными для простого народа тарифы авиаперевозчиков - теперь все ждут, когда же наступит это время? Может быть, при жизни нынешнего поколения, а может, и при следующем. Подождём…

НУ И КОНЕЧНО, НЕ МОГУТ НЕ ЗАБОТИТЬ заводчан перспективы завода. Что ждёт его завтра?

И этот взгляд в будущее далеко не радужный. Статус завода всё также не определён. Цены растут. Но главное, что беспокоит заводчан - это продолжающееся сползание российской авиации в пропасть. С каждым годом количество вертолётов в регионе не растёт, а уменьшается. Если в начале 90-х здесь летало больше двух тысяч вертолётов разных моделей, разных ведомств, то сегодня на весь Дальний Восток едва ли наскребёшь больше 600 машин. А ведь завод ремонтный. И если ремонтировать ему будет нечего, он просто закроется. Уже года три как завод с трудом набирает заказов на ремонт 25-30 машин в год. И это всех ведомств от ВВС до МЧС, МВД и всякого рода коммерческих организаций. Пока этот пакет ещё кое-как покрывает расходы завода и приносит хоть и минимальную, но прибыль, но в недалёком будущем, при существующем росте цен, он может просто разорится. Начинает сказываться и технологическое старение завода. При существующем объёме заказов он не в состоянии провести модернизацию производства и вынужден работать на оборудовании 50-70 годов. Не хватает денег на ремонт цехов, и по-прежнему на зиму приходится часть завода размораживать…

Есть рядом ещё Китай, где летают сотни наших вертолётов, Корея, Вьетнам и ещё целый список стран, имеющих в своём авиапарке Ми-8 и Ми-24. Но к этим заказам завод не пропускает Рособоронэкспорт, предпочитая услуги хоть и далёких от региона, но своих постоянных партнёров.

Без возрождения отечественной авиации перспектив у завода нет.

Вторая проблема, которая сегодня встала в полный рост перед всеми авиапредприятиями региона, от ремонтников до авиакомпаний и аэропортов, это резкий дефицит квалифицированных кадров. После всех "реформ" в регионе не осталось ни одного техникума, ПТУ или высшего учебного заведения, которое готовило бы кадры для авиации. Здесь есть с десяток юридических факультетов, бесчисленное количество всякого рода "менеджерских" и экономических, но ни одного, который бы готовил инженеров по эксплуатации летательных аппаратов или техников по обслуживанию реактивных двигателей. Раньше эту проблему хоть немного, но решало распределение сюда выпускников военных училищ, многие из которых после увольнения в запас оставались здесь жить. Но теперь на Дальнем Востоке остаются единицы. Поэтому средний возраст авиационного специалиста в региона давно перевалил за сорок лет. И все они на перечёт. Доходит до абсурда. Даже нарушитель дисциплины, пьющий техник или механик сегодня может выбирать себе место работы. Его везде возьмут. Потому что других нет. И заманить сюда специалистов из европейской части России просто нечем. Ни жилья, ни высоких зарплат региональные авиапредприятия предложить не могут. На том же 12-м авиазаводе средняя зарплата рабочего - 13-15 тысяч рублей. Вот и ходят такие "монополисты" по кругу с завода в аэропорт, из аэропорта в авиакомпанию.

Такие вот не самые весёлые дела у старейшего на Дальнем Востоке авиазавода…

ПРИ ЭТОМ ЗА наглядным примером того, как надо проводить реформы, далеко ходить не надо. Стоит, например, в пограничном Благовещенске просто выйти на берег Амура и взглянуть на китайский берег. Там в утренней дымке сверкают изумрудом стекла и полыхают неоново-алыми гирляндами реклам небоскрёбы китайского пограничного города Хэйхэ. Ещё семнадцать лет назад это был забытый богом медвежий угол Поднебесной, где покосившиеся бараки считались роскошью, а землянки массовой застройкой. Теперь от этого периода не осталось даже воспоминания. Сотни небоскрёбов рванули ввысь, а одних налогов город собирает больше, чем весь бюджет российского Дальнего Востока.

И это понятно. Через пограничный пункт в Поднебесную ежедневно следуют сотни трейлеров с лесом, металлом, промышленным оборудованием, редкими природными ресурсами, а обратно отсюда по всему Дальнему Востоку расползаются китайский ширпотреб, дешёвые фрукты и овощи, электроника.

Незаметно для нас Китай стал вторым в мире по производству автомобилей, занял ведущие позиции в микроэлектронике, разработке нанотехнологий, вышел в космос и строит ракетно-ядерный флот. Каждый год только в одной провинции …. вводится в строй десяток крупных и мелких заводов.

Пока Китай спокойно и дружелюбно смотрит на Россию. В сегодняшней его доктрине мы названы союзниками. У Пекина есть нерешённый тайваньский вопрос, беспокоит ситуация на Тибете, нарастает противостояние с США, и добрососедские отношения с Россией - одно из ключевых условий грядущих стратегических планов Поднебесной. Но что будет, если политика Китая изменится? И традиционный исторический вектор расширения Поднебесной на Восток и Юг сменится натиском на Север?

Чем ответим мы?

Всей мощью пивных заводов - единственных современных производств, которые были здесь построены в последние годы? Или сталкеровскими укрепрайонами необитаемых деревень и посёлков, которые после ухода отсюда жителей даже переоборудовать не надо - настолько они нежилые и непроходимые. Или, как предлагают нынешние горе-реформаторы, после всех сокращений "в случае чего", будем перебрасывать сюда из европейской части войска? Отдельными ротами на гражданских лайнерах и за большие деньги. Из расчёта одна рота против одной китайской дивизии. Правда, боюсь, что если нормативы переброски останутся такими же, как они были на учениях, то больше пары рот мы сюда перевезти просто не успеем…

СЕГОДНЯ ЕСТЬ ТОЛЬКО ОДИН путь реанимации Дальнего Востока. Это настоящая, а не на словах, национальная программа восстановления Дальнего Востока. С одной стороны, нужны инвестиции в промышленность, которые позволили бы восстановить заводы и НПО, обновить их оборудование и загрузить производства. Нужна программа восстановления торгового и рыболовного флотов. Нужны серьёзные налоговые преференции этим восстановленным производствам, чтобы они могли набрать мощь, встать на ноги.

Нужны программы создания рабочих мест и, конечно, нужно привлекать сюда людей. Из тех регионов России, где сегодня существует переизбыток рабочей силы. Но не только из них. Сегодня за границами России оказались десятки миллионов русских, и далеко не все из них чувствуют там себя спокойно и комфортно.

Многие были бы рады вернуться в Россию, но не имеют финансовых возможностей и российского гражданства. Есть миллионы украинцев, белорусов и жителей других бывших советских республик, кто хотел бы связать свою судьбу с Россией. Этим людям, тем, кто отвечает необходимым требованям, мы могли бы предоставлять льготные кредиты на переезд и жильё здесь, на Дальнем Востоке, с правом получения гражданства через определённый срок жизни здесь.

Дальний Восток - это удивительная и уникальная жемчужина в короне России, и потерять её - значит лишиться ресурсов для жизни будущих поколений. Здесь, на земле Дальнего Востока, в его недрах, в глубинах дальневосточных морей, лежат сотни "стабилизационных фондов", которые могут обеспечить России ещё столетия богатства и процветания. Но России нужен настоящий лидер, подвижник, который сможет эту землю возродить и освоить. Сделать её и неприступной русской крепостью, и хлебосольным русским домом.

Роман Нестеренко МЕГАМАШИНА

2 декабря 2007 года командующий боевым авиационным командованием ВВС США генерал Джон Корли объявил о переводе истребителя F-22A Raptor в состояние полной боеготовности (Full Operational Capability, FOC). Это, в частности, означает завершение процессов слаживания, летной и тактической подготовки и оснащения. Отныне истребители F-22A могут быть развернуты на любом ТВД на Земном шаре и применяться в комплексе с другими комплексами ВВС и родами войск.

Итак, закончилась почти тридцатилетняя эпопея - первый истребитель пятого поколения таки был разработан, запущен в серию и принят на вооружение. На радостях ВВС США намерены резко - более чем в два раза - увеличить масштабы закупок истребителей F-22A. Дескать, прежние планы закупки 183 F-22A оказались "ошибочными". Ошибку необходимо исправить, закупив вместо 183 машин как минимум 380.

Беспокойство заокеанских военных вполне понятно - пока первая эскадрилья Рапторов становилась на боевое дежурство, ВВС США лишились куда как большего количества основных самолётов истребительной авиации - в ноябре 2007 года 442 единицы истребителей F-15 модификаций A-D были поставленны на прикол, после того, как одна из этих машин просто разрушилась в воздухе при выполнении обычного тренировочного полёта. Причиной разрушения истребителя называется износ силовых элементов планера самолёта, в частности - лонжеронов. По состоянию на 10 декабря 2007 года, задолго до завершения всех проверочных работ, выявлено уже 8 машин с треснутыми лонжеронами. И хотя официальный запрет на полёты F-15 модификаций A-D уже снят, де-факто эти самолёты ещё долго не поднимутся в воздух.

Проблемы c F-15 будут иметь далеко идущие проблемы для ВВС США, полагают эксперты. Пентагон как раз собирался продлить срок эксплуатации машин F-15 и F-16 до 2025 года. Это позволило бы "закрыть" уже ставшую очевидной брешь в ВВС, вызванную постоянным смещением сроков укомплектования истребительных частей самолетами пятого поколения F-35 Lightning II.

В частности, в рамках программы Golden Eagle предполагалось 179 машин F-15, находящихся в наиболее "сносном" состоянии, модернизировать и оставить в строю до 2025 года. Этим планам, вероятно, не суждено сбыться - уже ясно, что столько они не выдержат.

Надо сказать, что подобная ситуация в течение длительного времени. Сперва триумфально провалилась программа создания истребителей "Стелтс" - то есть пресловутых F-117 и F-118. Нет, бюджет был разумеется,освоен, некоторая часть машин - построена и принята на воружение, но уже во время войны в Югославии стало ясно, что боевая ценность этих самолётов стремится к нулю. Радары их не видели, ага, - но только радары, произведённые в США. А в реальной жизни оказалось, что радары кроме США, разрабатывают ещё как минимум 10 стран. Лишённый же "невидимости", F-117 представляет из себя корявого уродца, медленный неманевренный самолёт с плохим аэродинамическим качеством.

F-22 Raptor, первоначально задуманный как истребитель завоевания господства в воздухе и предназначенный для противостояния советским истребителям, лишившись явного врага, так же стал головной болью для американского правительства. Чтобы хоть как-то оправдать понесенные затраты, в 2002 г. командование ВВС США приняло решение о расширении боевых возможностей самолета с возложением на него ударных функций, что потребовало дополнительных работ по изменению конструкции. Предлагался даже вариант его использования в качестве бомбардировщика. Программа отстала от графика и серьезно превысила бюджет. В середине 2004 г. американцы подтвердили, что общие затраты достигли $28,7 млрд вместо $19,5 млрд, запрашиваемых первоначально в 1991 г. В связи с этим первоначальный заказ на F-22 был сначала уменьшен с более чем 700 до 277 самолетов, а в декабре 2004 г. сокращен до 181 единиц.

Теперь, после истории с разрушением F-15 в воздухе, заказ пришлось срочно увеличивать, несмотря на то, что финансирование подобной программы проблематично - цена за один F-22 уже достигла 140 млн. долларов, и это ещё не предел.

И чтобы понять, насколько "всё не очень отлично" в ВВС США, процитирую сообщение, которое лично меня потрясло до глубины души:

"Компания Boeing обвинила субподрядчика, компанию Alcoa, в поставке бракованных узлов и элементов конструкций из титана. Бракованные титановые детали установлены на истребителях пятого поколения ВВС США F-22A Raptor.

Как сообщает F-16 со ссылкой на Seattle Times, эксперты ВВС США приняли решение оставить бракованные детали на самолетах - слишком дорогостоящей окажется их замена. Решено вместо замены брака увеличить частоту техосмотров самолета. По мнению специалистов Boeing, самолеты с бракованными деталями могут выполнять боевые задачи при условии скрупулезного соблюдения графика техосмотров.

Наложены ли какие-либо ограничения на пилотаж самолетов с бракованными деталями, не сообщается."

Как говориться - ноу комментс. А ведь есть ещё ужасное слово "бафтинг" и ещё один, не менее пафосный и дорогой "долгострой" - F-35 Lightning II…

г. Мельбурн

Егор Холмогоров «СТРАШНЫЙ СУД» ПАВЛА РЫЖЕНКО

Господь судил мне оказаться на выставке Павла Рыженко, проходящей в Манеже в рамках выставки «Московская семья: традиции и современность». Узнал я о ней за неделю до того в Свято-Даниловом монастыре, где можно приобрести репродукции многих картин этого замечательного художника. И надеялся «вживую» увидеть его «Куликовский» и «Царский» циклы, портреты Иоанна Грозного и Алексея Михайловича и великолепную картину-икону «Выбор Веры. Мученичество святого Георгия» и его легендарный первый шедевр - «Битва на Калке»…

Но то, что я увидел, меня совершенно потрясло. Я знал о Рыженко как о мастере портрета, исторической и духовной картины, но не о Рыженко как об идеологическом иконописце. "Страшный Суд" Рыженко - это настоящий переворот в русском искусстве. Он потряс и тем, что художник выразил и мои мысли о Боге и России, и тем, как мастерски и смело это сделано.

"Страшный Суд" - это роспись западной стены для кафедрального собора Якутска, написанная по благословению епископа Якутского и Ленского Зосимы. Рыженко рассказывает, что сразу предупредил: он не сможет написать "каноническую", в смысле воспроизведения древних образцов, работу. Но владыка ответил, что современному человеку важнее увидеть икону в актуальных формах - главное сохранить сам святоотеческий дух. Радостно слышать сегодня о таких архиереях, которые избирают путь подлинного, актуального консерватизма - совмещения консерватизма и патриотизма в духе со смелостью формы, способа донесения до людей Истины.

И Рыженко блестяще исполнил с благословением, хотя и пережил немало искушений, в том числе и едва не унесшую его в могилу болезнь. Диаволу было против чего воевать - неверию, русофобии во всех ее формах, от либеральной до гитлеристской, теплохладности, и «христианству широкого профиля» нанесен страшный удар. «Страшный Суд» - картина в традиции таких произведений русской иконописи, как "Церковь Воинствующая" - вечное содержание, облеченное в злободневную форму, которая именно благодаря этому становится не просто политической. В этой иконе прекрасная формула, как-то встретившаяся мне в Интернете: "проведение Страшного Суда в интересах русского народа" отлилась в великолепный иконический образ.

Господь и апостолы судят мiр. Перед Господом умоляют Его о милости Божия Матерь и Иоанн Креститель. Слева от Христа - легионы Константина, древние мученики и древнерусские витязи. Справа - Христолюбивое Воинство России, где нашлось место и солдатам Первой мировой и десантникам второй Чеченской. В центре композиции - грешник, в образе которого Рыженко изобразил себя. Он в ужасе смотрит на весы в руках ангела, на которых чаша бесовская явно перевешивает чашу ангельскую, бесы крючьями тянут её вниз. Но он не видит, что над его головой ангел поднимает свой свиток, который может всё перевесить.

Одесную Господа (то есть слева от зрителя), происходит всеобщее воскресение мертвых, торжествует Святая Русь, осеняемая шатровой церковью. Из могил встают русские люди разных эпох и радостно приветствуют друг друга - большим потоком они направляются в рай, предводительствуемые Царственными Мучениками и батюшкой Серафимом; в этом потоке можно увидеть и Суворова, и молодого моряка с "Курска". А чуть ниже - ребенок молится у могилы со звездой… могилой не атеиста и безбожника, но воина погибшего за Родину в Великой Отечественной войне, поднимает свой крест мученик Евгений Родионов, на его горле следы убийства его врагами Божьми. А рядом из могилы встает, осеняя себя крестным знамением, заслуженный ветеран, имеющий некоторые черты сходства с И.В.Курчатовым, "отцом" русской атомной бомбы.

Ошую Господа (то есть справа от нас) - туда спускается древний змий (канонический для православной иконографии Страшного Суда - вообще, канон в смысле наличия обязательных образов и фигур Рыженко соблюдает достаточно точно), там полыхают развалины нового Вавилона - небоскребы Америки, вместе с её Статуей Свободы, её Арлингтонским кладбищем и вертолетом "Апач", который бессильно пытается сопротивляться Ангелу с Монограммой Христовой на щите. Внизу воскресают только для того, чтобы оказаться в Геенне, ренессансный алхимик, горделивый фарисей, самоубийца, гламурный педераст с баксами на груди, другие разные враги Божии. Если Одесную люди встают из могил с крестом, то ошую, из разных "светских" могил. Особенно потрясающий образ блудницы, грудь которой вымазана в крови от прикосновений убитых ею во чреве детей. Тут художник нашел тонкую деталь (Рыденко мастер очень глубокой детали), чтобы выразить не просто абстрактную идею блуда, а идею предельно актуальную - блудница одета в деловой костюм и на груди у нее бейджик, то есть это карьеристка, делавшая аборты, чтобы дети не мешали её преуспеянию…

Рыженко - ученик Глазунова, но идет дальше учителя в синтезе блестящей живописной техники и глубокого истинно русского содержания. Тут строго выверенная, целостная, согласованная композиция, подчиненная одной общей идее, каждая часть исполнена с присущим Рыженко фантастическим живописным мастерством, но все вместе они "собираются", не распадаются на обрывки. В этом смысле "Страшный Суд" Рыженко прочитывается нашим современником как целое даже лучше, чем древние иконы, язык которых большинству непонятен. Рыженко умеет делать непонятное понятным, не роняя уровня и не теряя глубины.

«БОГ ВЕДЁТ!» Беседа с настоятелем храмов Сошествия Святого Духа и Преподобного Сергия Радонежского в Бибиреве

"ЗАВТРА". Отец Сергий, вы - устроитель жизни, храмоздатель. Вашими трудами и молитвами возводится огромный храм в честь Собора Московских святых на севере столицы. Понимаю, что архитектурный проект храма создавался с учетом всех ограничений, финансовых и структурных. Но все же, каков, на ваш взгляд, должен быть современный православный храм в таком мегаполисе, как Москва? Ведь наверняка его размер и вид будут сильно отличаться от милых и привычных форм русской церковной архитектуры.

О.СЕРГИЙ. К сожалению, взгляд многих православных людей обращен исключительно в прошлое. Сейчас, занимаясь строительством храма в Бибиреве, я всё более убеждаюсь в необходимости применения в храмовом строительстве современных материалов, в выработке новых, согласных с нынешними условиями, архитектурных форм. Храмы прошлого рассчитаны на небольшие приходы. Церкви Пскова, Новгорода, старой Москвы очень уютны и человечны, но в них помещается от силы сто человек. Ведь когда-то на каждой улочке был свой храм. Сейчас ситуация совершенно другая. Мегаполис имеет свою специфику. В нём живут миллионы. Среди них далеко не все верующие, но тем не менее, нужда в церковном окормлении жителей Москвы очень и очень велика. Современный приход в Москве - это в среднем более тысячи человек. С учетом этих реалий надо находить формы, материалы и технологии строительства современного храма. Я совсем не экуменист, но зарубежный опыт храмостроительства может быть нам сегодня полезен. Ведь сейчас нужен, скорее, стадион под куполом. Думаю, в храмовой архитектуре можно соединить компоненты традиционной православной эстетики и насущные потребности церкви. Возможно, за счет создания каких-то многоуровневых конструкций…

Кстати, современные методы озвучивания, с использованием микрофонов, динамиков не требуют той акустики в храме, которая необходима была в прошлом.

"ЗАВТРА". Эти соображения легли в основу проекта нового храма в Бибиреве?

О.СЕРГИЙ. Когда я начинал, ситуация была такая: денег нет, спонсора нет, опыта нет, людей нет. А задача - построить храм. Потому что в районе 150 тысяч жителей, а имеющийся храм рассчитан на 150 человек. А рядом еще один район. Там 250 тысяч жителей, и храма вообще нет.

В целом же на северо-востоке Москвы, где проживает несколько миллионов человек, стоит 15 храмов. В основном, это бывшие деревенские церкви. В праздники люди стоят на улице. Поэтому я заложил под храм столько места, сколько позволяли коммуникации. Была бы возможность, я бы еще больше фундамент сделал. Хотя и так он совпал с основанием храма Христа Спасителя.

Было десять тысяч долларов. Вот с этой суммой мы и начали, помолясь. Вырыли котлован, всю зиму чистили его лопатами, чтобы водой не залило, а с весны начали строить. Несколько проектов рассмотрели и отвергли, пока не появился Виктор Захаров, главный архитектор Минатома. Он предложил нам свой проект. До этого все проекты были достаточно примитивные. Потому что мне и нужно было как можно дешевле храм построить. А значит, максимально просто. Я рассуждал так: храм должен быть простой и вместительный. В нем должно быть много воздуха, чтобы люди не падали в обморок. Поскольку спонсоров у нас нет, деньги зарабатываем через издательство, мы хотели как можно больше сэкономить на декоре.

В то же время наш уважаемый архитектор задумал нечто в византийском стиле, что, конечно, влетает в копеечку. Он хочет сделать как можно более изящно, а я хочу сделать как можно более дешево. В этом суть противоречий между художником и заказчиком.

Как только мы построили подвальную часть, сразу же освятили придел во имя святителя Николая Японского, отделили его гипсокартоном и начали службы. Первую совершили на Рождество почти под открытым небом. Позже стали служить регулярно по всем выходным и праздникам.

Очень скоро народу стало приходить столько, что стало тесно. Пришлось приращивать пространство за счет соседнего придела. В праздники служим по два всенощных бдения и три литургии. Специально считал: на вторую всенощную шестьсот человек помазалось, а на раннюю - четыреста с чем-то. Раньше приходило до полутора тысяч. А сейчас вообще какой-то наплыв.

Совет для тех, кто строит храмы: как только что-то возведено, там надо сразу же начинать служить. Имеет смысл обустроить подвал и там начинать как можно быстрее служить литургию. Служить хоть на пеньке, как говорится.

Потому что, если начать служить, то Господь всё управит как надо. У нас так и вышло. Уже в этом году хочу закончить храм в камне. А к Троице залить один из верхних пределов, отделить его досками и отслужить там. Потому что вижу: народ в "нижнем храме" уже не помещается.

"ЗАВТРА". Скажите, отец Сергий, вот такой мегахрам не приведет ли к упрощению, унификации церковной жизни? Не превратит ли дом Божий в конвейер?

О.СЕРГИЙ. Что касается богослужения, любые упрощения и новшества здесь непозволительны. У нас, например, исповедь только частная. Никакой так называемой "общей исповеди" мы не признаём. Наш храм, еще недостроенный, живет полноценной, полнокровной церковной жизнью. Правда, поскольку к 2015 году застроят высотными домами линию ЛЭП, и в районе поселятся еще 150 тысяч жителей, то в нашем храме станет явно тесно. Надо будет строить еще один такой храм.

"ЗАВТРА". А сама специфика "спального района": контингент, городские власти? Считаете ли вы своим прихожанином того, кто заходит в храм раз в год свечку поставить, и то лишь тогда, когда совсем уж "прижмёт"?

О. СЕРГИЙ. Что касается власти, то вы, наверное, знаете: самая лучшая помощь со стороны власть имущих, когда они не мешают. Впрочем, руководство управы нам сочувствует, никогда не отказывает в помощи. Но что оно может? Прислать грузовик мусор убрать…

А люди, посещающие храм изредка, - тоже наша паства. Это постепенно воцерковляющиеся люди. И народу к нам в церковь из года в год приходит всё больше и больше. Это видно невооруженным глазом.

Я больше с молодежью общаюсь и вижу: у молодых людей Православие вызывает очень большой интерес. Правда, у них - особенно у тех, кто учится, - не всегда есть время жить церковной жизнью. Но интерес и уважение к нам - огромны.

"ЗАВТРА". Но большой город - не самое лучшее место для спасения. Не так ли?

О.СЕРГИЙ. Человек - везде человек. В нём находится духовная сущность, и пока она не найдёт Бога, человек не найдёт себя. И где бы человек ни жил и кем бы он ни был, душа его - в поиске. В России процесс осознания этого факта как-то очень быстро происходит. Сейчас удивительное время, когда родители через своих детей к Богу приходят. А родителям, между прочим, тяжеловато. Кто в советское время Бога не нашел, им сложно. Тем более великое разочарование их постигло. Полный крах, материальный и идейный…

А среди молодежи нередки ищущие души, которых не устраивает только жизнь материальная. Эти люди находятся в живом поиске, и рано или поздно они войдут в двери православного храма.

"ЗАВТРА". А досаждают ли вам заморские секты? Их ведь в Москве достаточно. Вообще, насколько сейчас сильно противостояние православной церкви с сектами?

О.Сергий. Когда в 90-х годах открылось окно в Европу, оттуда подул ветер и поднял пыль. Ясно, что когда ветер утихнет, - пыль осядет. Так и вышло с сектами. Приезжают из разных городов и говорят: "Батюшка, смойте с меня это сектантское крещение. Я полезла, дура, потому что Библию обещали дать…"

Но так вот же она, Библия, в церковной лавке у нас. 50 рублей стоит!

Вообще, среди сектантов очень большой процент самоубийств. Особенно среди молодежи. Этому есть объяснения. Люди приходят, отдают себя полностью, а потом разочаровываются. Чувствуют - не то. Тем более, там такая система: когда приходишь, тебя окружают любовью и заботой, а потом, когда уже втянулся, внимание ослабевает. Не все психологически это выдерживают. Помню, когда семнадцать лет мне было, адвентисты ловили меня на улице и говорили: "Приходите к нам. У нас есть девушки молодые…"

Приходят ко мне муниципальные начальники советоваться по поводу одной секты: "Мол, появились такие-то, хотят гуманитарную помощь району предоставить. Стоит ли связываться?" Я отвечаю: "Смотрите сами, но только к детям их не пускайте. Пусть лучше к зекам ходят. Зеки разберутся…"

"ЗАВТРА". Отец Сергий, часть церкви - это касается как мирян, так и клира - живут в эсхатологических предчувствиях… Но ожидание близкого скончания мира входит в известное противоречие с попыткой наладить нормальную церковную жизнь, отстроить храм, организовать издательство и так далее?..

О.СЕРГИЙ. Как говорил Иоанн Крестьянкин: "К смерти готовься, а пшеничку сей". Да, когда-то мы все умрем, когда-то наступит и конец света. Но всё это - в руках Божьих, и мы не знаем времена и сроки. И в этом есть особый смысл. О Страшном суде мы должны помнить, но наша деятельность не должна быть парализована. Господь дал нам время жизни на созидательный труд.

Человек должен быть созидателем, соработником Богу. Священники должны строить храмы, воскресные школы, проповедовать Евангелие. А миряне - трудиться во славу Божью и на пользу Отечества. Всякий должен честно делать своё дело, а не ждать конца истории человечества.

Тем более, сейчас, когда уровень воцерковления в России высок, надо думать не о конце света, а о возрождении нашей страны, надо начать проповедь в тех странах Востока, которые не знали Слова Божия, и в тех странах Запада, которые отступили от Него.

Посмотрите: Америка, Австралия - новые миры, возникшие относительно недавно. Это огромное поле для проповеди Православия. Не надо забывать, что цивилизация США создана простодушным американским работягой, а не дельцом с биржи, любителем половить рыбку в мутной воде. Китай, Япония, Африка - там можно обратить в Православие миллионы! И только Россия способна выполнить эту миссию. Надо думать не о конце света, но о глобальном потеплении. К примеру, о том, что наша Западносибирская равнина станет тогда самым привлекательным и безопасным местом на планете… А если человечество приступит наконец к освоению космических пространств, то, надо думать, православные храмы придется строить и на Марсе. Зачем-то ведь Бог создал планеты. Не для нас ли?

"ЗАВТРА". Марсианская епархия - интересно звучит…

О.СЕРГИЙ. Почему нет? Всё в руках Божьих! Ведь всего-то пятьдесят лет прошло, как Юрий Алексеевич немного приподнялся над землей.

"ЗАВТРА". Есть у нас священники, выкованные жизнью из мирян. Это люди с большим бытийным и духовным опытом, сделавшие свой выбор уже в зрелом возрасте. А есть выпускники семинарий - еще очень молодые люди, которые с семинарской скамьи сразу попадают на приход, погружаются во всю нашу действительность непростую. Как эти типы духовенства влияют на церковь?

О.СЕРГИЙ. Надо сказать, что сам я семинарию заочно кончал уже в зрелом возрасте, и учился в ней без усердия. В юности, когда я хотел пойти учиться в семинарию, духовник отсоветовал. И я ему за это очень благодарен. Ибо сохранил некое независимое мышление, которое мне в семинарии точно не удалось бы сберечь. Как правило, семинариста назначают на далекий приход, где ему надо пахать и пахать: причащать, соборовать, крестить, отпевать. Несколько моих духовных чад пошли служить в деревню. Построили храмы на голом месте. В процессе служения они обрели необходимый жизненный опыт, стали реально смотреть на жизнь. У них появилась добродетель, которая называется терпением.

Надо понимать, что священство сейчас не даёт человеку ни покоя, ни достатка. Бывает, по всем человеческим законам всё должно рассыпаться. Однако жизнь идёт и ничего не разваливается…

Есть другая проблема. Это люди, попавшие в клир из интеллигенции. Особенно в первые годы служения они привносят в церковь свое мудрование, начинают перекраивать под себя вековые порядки и обычаи. У них свой личный взгляд на церковь, и от этого возникает желание всё реформи- ровать: как они думают, улучшить и исправить. Потом, правда, многие начинают понимать, что не реформируют они, а эксперименты на людях ставят.

Почти все московские священники - с высшим образованием. Много университетских, даже с различными научными степенями. Это, в основном, люди оснащенные, подготовленные. Они ни в какие тяжкие эксперименты не впадают. Да и семинаристы, как правило, хоть и приходят совсем молодыми, им хватает рассудительности подучиться год-два и не "старчествовать".

У меня на приходе служит священник, бывший подполковник космических войск. Он рукоположился уже зрелым и мудрым человеком, с пятнадцатилетним стажем церковной жизни. Он понимал, на что шёл. Знал, что оставлял. Этот вариант кажется мне предпочтительным. Но всё, в конечном итоге, зависит от человека. Правильно говорят: каков поп, таков и приход. Встречаются очень разные настоятели. Но главное: есть храм, идёт служба. Уже это благотворно влияет на окружающий мир, даже если священник не очень ревностный или не совсем правильный человек. Как говорил Иоанн Кронштадтский, если храм стоит, то обязательно на приходе есть хотя бы один праведник.

Хотя вот владыка Даниил Сахалинский буквально пешком ходит, проповедует. Горящий человек. Когда его туда назначили семь лет назад -пятнадцать приходов было. Сейчас уже пятьдесят. Он живет лишь проповедью и приезжает к нам, в Европу, "зафрахтовывать" себе батюшек. Самая большая проблема у него - найти священников, желающих служить на Сахалине.

"ЗАВТРА". А в Москве, отец Сергий, какая самая большая проблема? Может быть, в помощниках священников?

О.Сергий. Чтобы построить любое здание в Москве, нужно пройти сто двадцать инстанций и получить пять согласований на каждом этапе их прохождения. Но и саму землю, даже в спальных районах столицы, очень сложно получить под храм. Поэтому в Подмосковье дело обстоит лучше. Там около семисот храмов, а в Москве всего четыреста, при двухстах пятидесяти приходах.

Выход есть, конечно. Следует пойти по пути православных братьев, оказавшихся на Западе. Надо и квартиры снимать, и в гаражах служить. Нужна модель странствующего храма, мобильного. Но проще так: квартиру купил и - служи… А помощники найдутся. Есть такой тип верующего - мужчина лет сорока, полный мудрой жизненной силы. Это люди разных профессий, готовые всё свободное время проводить в храме. И семья при них, как правило. Причем для детей это самое лучшее воспитание.

"ЗАВТРА". Надеюсь, очень скоро среди новостроек возникнет задуманный вами величественный храм, подобный ковчегу. Но уже сейчас, как я знаю, вы влияете на район.

О.СЕРГИЙ. Да, храм - это плацдарм, с которого можно и нужно вести самую активную деятельность. С самого начала я выставил на улице стол с книгами и сказал: "Продавайте книги по любой цене. Если у людей нет денег, отдавайте книги бесплатно". Так мы год занимались раздачей книг. Потом газетку начали выпускать в муниципалитете, выкупили у них разворот. Сегодня тираж муниципальных газет, где мы присутствуем, - под триста тысяч. Распространяются они бесплатно по всему северо-востоку Москвы. Плюс «Экспресс-газета» полколонки нам выделяет. Наше приложение называется «Прощеное воскресение», мы размещаем там материалы в основном просветительского и апологетического характера. Ведь когда строительство храма у нас началось, по району пошли слухи: "Попы строят торговый центр…" Пришлось активно разъяснять нашу позицию. На прессу мы тратим около трех тысяч долларов в месяц. Такая работа эффективна, хотя обходится в копеечку.

У нас действует воскресная школа на сто человек. Она полностью содержится за счет прихода. Дети там занимаются не только на выходных, а три-четыре раза в неделю, почти каждый день. Изостудия у нас работает и военно-спортивный клуб «Доброволец». Последний сейчас очень популярен. Начинался с пяти человек, а сейчас там уже под сто. Кстати, никто их не тянет специально в церковь. Они спокойно тренируются, изучают историю России, военное дело, русский рукопашный бой, ездят в походы, участвуют в соревнованиях, и им страшно всё это нравится. Батюшка туда ходит раз в неделю, проводит беседу. Символика вокруг православная. А разве этого мало? Один здесь, а во дворе у него двадцать друзей, он же им всё расскажет. Молодежь церковь уважать начинает. Это ведь главное.

Поселились у нас и те, что делают себе латы, мечами машутся - их откуда-то выперли, а мы их приютили. Вот и Союз православных хоругвеносцев переехал ко мне. Теперь они украшают собой наши крестные ходы.

Но главное, можно сказать, достижение - это Просветительский центр имени Ксении Петербуржской для неформальной молодежи. А по сути, это "рок-клуб". Сто групп и более тысячи молодых людей регулярно к нам приходят. Это и панки, и скинхеды, и металлисты и все. Я в них уже запутался. Причем оние тихо-мирно сосуществуют.

Пустил их всех в бывшую воскресную школу, в небольшое пространство. Они сами себе инструменты купили. И если сначала эта инициатива требовала некоторых вложений, то теперь они сами себя окупают.

Даже говорят мне: "Мы сами будем храму помогать…" На базе этого клуба панки создали движение "Доброе сердце". Собирают старую одежду, еду и возят это на своем горбу в несколько многодетных семей и в несколько детских домов. Это они сами придумали, я их не направлял. Мне даже в голову не приходило, что этим панки могут заниматься. Есть для членов клуба установленные мной три простых правила: не сквернословить и не богохульствовать ни в жизни, ни в песнях, пиво пить умеренно. Ну и художникам - чтобы не вывешивали обнаженную натуру. Кстати, от пива они сами со временем отказались. И все эти течения, вроде бы враждующие между собой, у нас как-то сдружились. Скинхеды и антифа нашли общий язык, вместе даже играют. Молодежная преступность на Северо-востоке упала в два раза! Это официальные данные МВД.

Корреспонденты к нам ходят и спрашивают ребят: "Как вы тут, при храме?" А ребята отвечают: "Мы были очень удивлены, что нас пустили. Батюшка ничего с нас не требует, не прессует, молиться не заставляет. Нас отовсюду выгнали, а здесь нам дали возможность заниматься любимым делом. И как мы можем относиться к церкви? Только с благодарностью". Я за ними наблюдаю, я там иногда сижу, чай пью: и тексты у них меняются - другие стали тексты… И профессионально выросли многие за три года. Их начали приглашать по разным местам. Местная управа поняла, что полезно с ними сотрудничать. Просит на Татьянин день сыграть в ДК, ведь другой самодеятельности в районе нет - одни мы.

Вся молодежь за нас. Помаленьку они и в храм заходят и свечки ставят. На праздники они устраивают концерты. Просят меня выступить и я чего-нибудь им расскажу. Кроме меня, ходят к ним и другие священники. Ко мне относятся очень уважительно и серьезно. Коротко говоря, был бы храм, а вокруг него дела найдутся для всех…

Беседу вёл Андрей Фефелов

Иван Новицкий НЕУЧТЁННЫЕ

Помните ли вы подростка, отважившегося совершившить дальний перелет по России в крыле "Боинга"?

Что заставило несчастного беглеца решиться на столь рискованное путешествие, остается лишь гадать.

Ключ к разгадке, по-моему, следует искать в чувстве самостоятельности, самости, пробудившемся у парня, вдруг осознавшего себя взрослым. Инициация перехода от состояния детской инфантильности во взрослость совершается резко, в периоды материального и морального кризиса, переживаемого семьей. Подросток пытается взвалить заботу на себя. Он или она берется за любое "дело", чтобы взять под личную опеку младших братьев и сестер, обеспечить им сносное существование. Но вот вопрос: благоприятствует ли этому природная и социальная система жизнеобеспечения?

Кто не видел подростка в благополучной Москве, подкарауливающего иномарку? Не дожидаясь согласия, он приступает к делу: наводит косметику с помощью моющих средств. Наперед знает, что "отстег" в форме вознаграждения сработает безотказно!

В мегаполисах масштаб для проявления инициативных действий практически неограничен. Умные подростки не понаслышке знакомы с "хайтеком". Они легко путешествуют по просторам Интернета. Эти не станут драить "тачки" у богатеньких. Пусть этим занимаются "негры", "белые рабы"! Амбиции личного преуспевания порой зашкаливают. Они смело называют себя "программистами", элитой по части ремонта компьютеров и бытовой техники. Микроэкономика развивается вширь и вглубь. Роботы частенько дают сбой, и взрослые тети и дяди обращаются к услугам всезнающего подростка: почистить вирусы, отыскать "точку" для восстановления функций у "захворавшего" аппарата… Такой подросток не решится на побег, на разрыв с любимым делом, с клиентурой и наработанными связями. Такое ему, делающему "бизнес", практически используя компьютерную грамотность, и в страшном сне не привидится.

Не решится на побег и тот подросток, который еще не расстался со щетками и моющими средствами, который спозаранку приторговывает бензином, затаившись на углу улицы или у перекрестка дорог. Свою "выручку" он принесет домой.

Но на какие "халявые бабки" может рассчитывать подросток, проживающий за пределами "кольцевой", окружной дороги, в каком-нибудь захолустном поселке или районном городке? Там ему точно ничего не светит! Однажды я прогулялся по ярмарке народных промыслов России, что вблизи станции Партизанская. Чего там только нет! От многообразия рябит в глазах. Было бы желание - и в натуре узреешь подкованную блоху…

Прочесывал не все подряд, а только отдельные ряды. Вот один из них, самый тучный, богатый, где выставлены на продажу изделия из мельхиора, латуни, керамики, фарфора, янтаря. Завел разговор с продавцом, изготавливающим высокохудожественные композиции из хрусталя. "Что-то подростков не видать в вашем бизнесе. Не доверяете, или они сами не хотят?" - спрашиваю. "И доверяю, и не отказались бы поучаствовать, - откровенно делится со мной мастер. - Моя мастерская в Подмосковье. Нанимаю. Четверо взрослых, по договору. Знаю, много подростков, желающих научиться нашему ремеслу. Хрусталь! Это завораживает". "Так в чем же проблема?". "В деньгах! Не дают кредитования для расширения моего предприятия. Я бы набрал не один десяток праздношатающихся молодых людей…"

Пропускаю антикварный ряд, самый загадочный и утонченный по своим художественным образцам. Неожиданно попадается на глаза подросток, торгующий бижутерией, упакованной в большие картонные коробки. Сам товар привозят из Крыма и Закарпатья, объясняет парень, а он из "местных", учащийся, в выходные дни подрабатывает.

Пройдя все "купеческие" ряды, я попал в мир простонародья, где полно всякой всячины, в основном кустарного производства - шкатулки, игрушки, свирельки, брошки и даже миниатюрная крылатая мельница… Изготовители всей этой продукции, в основном, из глубинки: из-под Суздаля, Гусь-Хрустального, Иванова, Владимира, Ярославля, Ржева. Один пожилой торговец прямо так и заявил, что их дети и внуки презирают "традиционный" способ зарабатывания денег. Такой семейный бизнес их не устраивает. Это, по их мнению, не престижно и позорно. Вот менеджер это, мол, клево! В слове "менеджер", будто в матрешке, помещается все остальное, заманчиво манящее амбициозного провинциала: и собственная иномарка, и отдельная квартира, и гламурная мебель. Отправляются за своим "коньком-горбунком" не куда-нибудь, а в Москву! Одни в ней застревают, учатся в колледжах, другие какую-то работу выполняют, наличные деньги имеют, бахвалятся "баксами", третьих возвращают под домашний надзор, а иных ждут места не столь отдаленные.

Интерес к традиционным ремеслам и промыслам у молодежи падает. Непрестижно быть учителем трудового обучения сельских школ. Не стало мастеров производственного обучения в связи с закрытием профтехучилищ. Некому прививать культуру наследования ремесла как семейной традиции в городах, поселках, деревнях.

На грани исчезновения такие древние, по своей значимости уникальные виды ремесла, как плетение из лозы, изготовление цветов из ткани, плетение кружев на коклюшках, флористика, древнерусская вышивка на ткани цветными нитками, вышивка по сетке, прядение, переработка волокон, вырезывание из бумаги. Нет учителей по гончарному или бондарскому делу. Преемственность прервалась.

При отделах народного образования отсутствует служба занятости по разысканию носителей народных ремесел среди старейших жителей, которые в индивидуальном порядке могли бы обучать безработных, тех же подростков, валянию валенок, плетению лукошек, изготовлению изделий из майолики (красной глины), кладке печей или профессии трубочиста - самой древней из профессий на Руси. В результате сформировался тип подростка, не помнящего своего родства, не знающего своего происхождения. Вымахал в полный рост "потребитель", с особенной, неизвестной нам ранее психологией, со своими претензиями на "клевую" жизнь и с соответствующими жизненными установками.

Не доверяя расхожему мнению, будто подростки, оторванные от своей семьи, от родных корней, сплошь агрессивны и социально опасны, что они замкнуты и неконтактны, я попытался развеять этот вымысел, убедиться в противоположном. С этой целью отправился в Вязьму, Смоленской области, где, по моим воспоминаниям, находится приемник-распределитель, сортирующий задержанных подростков.

В оные времена, поди, с полсотни лет тому назад, я сам "нечаянно" оказался клиентом сего спецзаведения. В незнаемый, сказочный мир всегда манит некий личный мотив… Если подросток решился оставить родной дом, бежать из него, то уже никто и ничто его не удержит.

Лично мною завладела тогда идея как можно скорее выучиться на краснодеревщика! И не где-нибудь, а в Москве! В те годы особенно сладко лилась по просторам СССР мелодия "Дорогая моя столица, золотая моя Москва!" Для меня это, к слову сказать, был песенно-озвученный призыв решительно порывать с деревней и становиться москвичом, предварительно зарекомендовав себя примерным и послушным лимитчиком. Где еще, как ни в самой столице, можно приобрести желанную профессию!

Биография подростка начинается с нуля. Семья, где я воспитывался и рос, испытывала крайнюю нужду, едва сводила концы с концами. Мать из "гнилушек" вознамерилась построить дом и двор для скотины. Старалась из последних сил. Сама ходила в разбитых, дырявых штиблетах, считай, босая. Ранила ноги, натыкаясь на ржавые гвозди. Мое сердце разрывалось от жалости. И чем больше я ее жалел, тем больше замыкался в себе: пытался найти выход из материального кризиса.

В деревне, где мы жили, текла речушка, сплошь покрытая густыми зарослями ивняка. Под его корнями, в глубоких норах, водилось великое множество раков. Мы, подростки, шарили под корягами, варили раков в чугуне. Угощали близких и родных деликатесом. Постепенно усовершенствовав технологию, мы этих раков выманивали из нор на поджаренную "живность". Ранним утром вытаскивали их из воды, повисших гроздьями на приманке. И так как улов становился все более обильным, то спонтанно вызрел замысел: сбывать свою добычу на рынке! Мы отправлялись с нею на знаменитую Комаровку в Минск… Всю жизнь помню, как с первой выручки я купил для своей матери новые штиблеты.

Такой способ заработка мне быстро наскучил, так как был он малопродуктивным. Идея выучиться на "краснодеревщика" (слово уж больно красивое и ласкало слух) обмысливалась мною с разных сторон. Итак, сперва я осуществлю мечту матери: построю дом! А уж после… я стану богатым, и мне будут завидовать мои сверстники!

"Зерно" в мое сознание заронила мать своими рассказами про своего отца Степана Ивановича Новицкого. Жил он тогда на Усяже с моей бабушкой. Ни одна книжка, никакой учитель не могли так сильно подействовать на меня, как рассказы матери о своем отце, известном на всю округу плотнике и столяре. Я видел набор его плотницких инструментов: один к одному все финские и американские! Проживая в Пермском крае на положении раскулаченного, сосланного вместе с семьей с хутора Охрана, что под Смолевичами, старик обменивал пайку хлеба и фляжку молока, свой дневной рацион, на фуганок или сверло, сбываемое каким-нибудь ссыльным.

Там прославился мой дед умением шить хомуты, сбруи, столярничать. Мастерил сундуки, клепал колеса для телег, сбивал бочки для солений… Построил он и ветряную мельницу. Раньше там вручную, каменными жерновами перемалывали зерно. Пермяки, недоверчивые, суровые от природы, зауважали "белоруса" и не скупились на подарки из своих сусеков.

Все эти образы, навеянные матерью, словно прожекторы, осветили мне выход из тупиковой ситуации. К побегу морально я был подготовлен. Но, замыслив побег, я не озаботился о дне грядущем. Я не знал, что беглецы на дорогах спонтанно сбиваются в "стаю", видимо, срабатывает инстинкт выживания. "Чужака" и "свояка" распознают безошибочно. Если исходить из принципа материального благосостояния, то не сразу отличишь, кто здесь из "благополучной", а кто из "неблагополучной" семьи. Товарищ, с которым я совершил побег, был из хорошей - в материальном отношении, "полной" семьи. Но что здесь любопытно: когда мы обсуждали план побега, то каждый отстаивал свой "блицкриг". Он почему-то грезил Украиной, где, мол, всегда тепло и много винограда. Я настаивал на Москве! Оказавшись в стае, мы оба по-разному, каждый для себя, исполнили библейскую заповедь: "Богу богово - кесарю кесарево". Я не был принят "стаей" и стал "изгоем". Мой попутчик, напротив, сразу в нее вписался и поэтому был неуязвим. На первый взгляд это нелогично: ведь я был из самой что ни на есть бедной и неполной семьи… Точно таким же, как и те, которые оккупировали тот вокзал, железнодорожную ветку…

Подростки нервами и кожей ощущают классовую солидарность. Но тут было все наоборот. Причина, думается, в том, что "идейные" в их среде не приживаются. А у меня ведь была идея: выучиться на "краснодеревщика"! Я прекрасно сознавал, ради чего бежал. И эта моя решимость, моя внутренняя собранность и соответствующая реакция на поведение "стаи" выдавали во мне чужака…

Это было так давно. И вот я снова в Вязьме, в том самом приемнике-распределителе. Он теперь называется "Центр временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей". Тот, кто все это когда-нибудь "проходил", сразу поймет коренную разницу. Она в названии. Сейчас ты здесь уже априори - правонарушитель. А тогда было все открыто: огорожено только низким забором из штакетника, и вход был свободный, через калитку. Теперь все по-другому: высокий и глухой забор с протянутой поверх колючей проволокой, металлические ворота для въезда машин и дверца для прохода с железным запором изнутри. Первое, о чем я подумал, держа путь в здание "Центра": "Если подростку негде работать, он автоматически превращается в преступника».

Мои размышления были прерваны строгим окриком охранника. Он велел следовать за ним на второй этаж, где меня приняла женщина в чине капитана. Я представился и чистосердечно признался в совершенном когда-то мною "правонарушении". Она пообещала отыскать мою фамилию в картотеке за тот год.

«Центр» оборудован камерами слежения. Женщина уловила мой интерес к изображению на экране и с нескрываемым удовольствием комментировала происходящее на экранах: "Это спальная комната. Видите? Мальчик смотрит в окно… А это комната для девочек. А вот комната первичного приема, проще, карантинная". Стрелка замерла на одинокой фигуре пацана, сидевшего на узкой кровати, покрытой темной материей. Вид у "правонарушителя" был испуганный и растерянный. "Давно он у вас?" - поинтересовался я. "Скоро сутки… До выяснения обстоятельств некоторые содержатся до месяца. Это крайний случай,когда правонарушитель направляется в колонию через суд… Обычнов течение суток мы производим дознание и возвращаем нарушителя туда, откуда он сбежал…"

Вдруг на экране возникла машина, чем-то напоминающая "воронок": без оконных прорезей, с обтекаемым кузовом и с дверью позади. Машина встала у ворот. Капитан продолжала: «Мы выезжаем на вызов. Выделяем транспорт - беглеца привозим с сопровождающим его сотрудником… Что называется, из рук в руки! Таким же способом отправляем обратно". Слушая женщину, я не спускал глаз с экрана. "Сегодня поступлений не должно быть, - перехватила она мой взгляд. - Предварительно мы получаем информацию по факсу или телефону". "Как часто вас информируют? Что-то не густо их у вас…". "За месяц более ста детей". "Неужели перестали убегать? Или их не отлавливают, как это бывало прежде? - допытывался я. "Существуют две категории подростков: учтенные и неучтенные. Первые видны как на ладони. Они, в основном, убегают из интернатов домой. Скучают по своим родителям, которые на самом деле по закону лишены родительских прав. Да и с питанием там неважно. И есть неучтенные. Они могут годами бродяжничать на свободе».

Я попросил «кликнуть» карцер, ту самую "комнату временного содержания", которая, словно рентген, просвечивает нетолько душу подростка, но и его прошлое, настоящее и будущее. Помню, было нас пятеро, задержанных на вокзале Смоленска. Всех доставили в этот "детприемник" и поместили в карцер. Мы быстро перезнакомились, искренно поведав друг другу о приключениях на дорогах.

Среди нас оказался странный тип, которого мы назвали "шкетом". Сбежал он из какой-то колонии. После, когда нас перевели в палату, предварительно помыв и накормив, он пообещал каждого, по отдельности, во сне прикончить табуреткой по "черепку"…

Вспоминая все эти "картины", я едва улавливал то, о чем повествовала моя собеседница. Меня интересовал карцер.

"Карцер? Что вы! Это не гуманно. Защищаем права ребенка! Теперь у нас там склад. Но если хотите - покажу».

Мы спустились на первый этаж и молча уставились на сдвоенные решетки, навечно врезанные в стену из кирпича. Разглядывая их, я вдруг проникся к ним симпатией, чувством благодарности. Что было бы со всеми нами, не окажись тогда этих решеток? Мы пробовали их разогнуть, выдернуть с "мясом"… Такое было желание вырваться на свободу! И в итоге превратиться в "неучтенных подростков", сгинуть в каких-нибудь "сизо", в колониях строгого режима или быть "размазанными" в столкновениях с себе подобными…

Посреди карцера, помню, стоял большой круглый стол, с вырезанными текстами тюремного фольклора. Вошел мужчина в звании майора и, тыча пальцем в стол, разразился на нас бранью: "Чья это работа? Признавайтесь! Я спрашиваю вас!".

Эдакая психическая атака, обезоруживающая и бьющая по нервам.

Он вызывал на допрос каждого отдельно. В соседнюю комнату. Майор три раза отправлял меня обратно "подумать". Подросток, замкнувшийся на своей "фикс-идее", не признается, не назовет ни своего имени, ни своего дома, ни причины, вынудившей его на побег. Начальник был хорошим психологом и выжимал всего тебя до последней капли. Он, должно быть, коллекционировал характеры. В очередной вызов приказал руки держать "по швам", а сам выдернул рубашку , приподнял и гневно спросил: «Из детдома, говоришь? А где клеймо детдомовское? Я все знаю, откуда ты. Мы уже телеграфировали. Скоро приедут за тобой. Хочешь знать, кто заложил тебя? Твой дружок! Он сразу раскололся. Друзей тоже надо уметь выбирать. Понятно? А теперь марш в ванную и в столовую."

После этот "строгий" начальник играл с нами в шахматы. Беседовал, воспитывал… В моей памяти он остался как добрый гений, упредивший наше, может быть, бесследное исчезновение в пучине бескрайней страны.

…Женщина в чине капитана говорила о том, что газ подведен к «Центру», что правонарушителей кормят здесь сытно. Имеется свой психолог.

А я думал, что подростки убегали и будут убегать. Их манит "заря" иной жизни, иных миров. И по-прежнему устремляются почему-то в Москву, где теперь уже нет ни "ремесленных", ни "фабрично-заводских училищ". Зато есть масса колледжей, лицеев, гимназий. В какой из них мечтал поступить паренек, спрятавшийся в крыле "Боинга"? Неважно. Главное, чтобы таких «не сдуло», чтобы они не пропали вез вести, не перешли в категорию неучтенных.

Виктор Волков ПЕВЦЫ ПОДЗЕМЕЛЬЯ

В переходе метро слышу прекрасное женское пение. Вот и она! Скромно одетая солистка, с простым открытым лицом и несколько печальными глазами, перебирающая дрожащими от волнения руками свой блеклый, аккуратно повязанный на шее платок. На гранитном полу у её ног целлофановый пакет. Внес и я свою малую лепту. Стою, наслаждаюсь живыми и такими родными каждому славянину звуками! Голос певицы, превозмогая шум сотен шаркающих ног, широко и пленительно разносился под сводами. Соседка-слушательница шепчет: А вы знаете, что этих певцов и музыкантов не пускают в метро, на них открыта настоящая охота всех ведомственных служб, и просто так они не выступают, приходится из заработанных крох делиться со служивыми метро, да ещё оплачивать очерёдность! Завтра здесь будет играть скрипач. Приходите послушать. Тоже талант! И знаете, одновременно в Государственном Кремлёвском дворце начнется юбилейный концерт для сотрудников Газпрома. И говорят, Тине Тернер "газпромовцы" отстегнут 2,5 миллиона долларов. Этой суммы с лихвой хватило бы оплатить выступления нескольких тысяч самодеятельных артистов России, в том числе и подрабатывающих себе на жизнь в метро и пешеходных переходах"…

В поезде метро я думал, как грустно и обидно осознавать, что за последнее время всё меньше остаётся места в программах центрального телевидения для народных талантов. Солистов, певцов, танцоров, и композиторов из народа, других талантливых людей вовсе не выпускают на телеэкраны, радио. Позор, да и только! В многонациональном нашем государстве люди месяцами не имеют возможности соприкоснуться с народным искусством.

Правда, иногда по воскресеньям утром, Первый канал транслирует программу "Играй гармонь". Передача по своей сути хорошая, но в последнее время она слабо и неубедительно преподносит истинную красоту и глубинную привлекательность самодеятельного народного творчества, всё, что мы видим порою, больше походит на уличный балаган. Посмотрит какой-нибудь не оперившийся юнец на беготню и свару вокруг отдельных, порою талантливых выступающих певунов, или музыкантов, терзающих на холоде гармошку или балалайку, и у него сразу же отпадёт желание встречаться с этим творчеством вновь.

На просторах нашей державы должны вольготно чувствовать себя народная песня, танцы, художественное и литературное слово, объединённые в российские литературно-песенные праздники, многотысячные торжества и народные гуляния. О таких значимых событиях должны вещать все каналы телевидения, радио, пресса. Организаторы подобных мероприятий должны иметь достойную финансовую поддержку государства, муниципальных образований, меценатов и спонсоров.

Телевизионные же кукловоды лишь изредка и дозированно пропускают на телеэкраны певицу Кадышеву, или Бабкину, которая так старается угодить заказчикам, что совсем скоро от русских народных песен в её исполнении останутся лишь одни названия. Безудержно размываются национальные традиции в ношении народного костюма, головного убора, обуви. Сцены заполнили полуфабрикаты, явно смешавшие понятие исторически сложившегося

А ведь в нашем государстве очень много самобытных талантов,сохранивших привлекательность и особенность народного фольклора: танцев, музыки, песни, художественного слова, костюмов, народных промыслов. Особенно много этих, наделённых богом талантами людей, всё ещё живёт в российской глубинке в окраинных территориях нашей Родины. По причине раскола в руководстве нашей многонациональной культурой, стремительно угасает столетиями сформировавшееся уникальное и самобытное народное творчество, временем проверенная на прочность песенная талантливость людей.

Вот скажите, с ходу кто-либо сможет назвать артистов, имеющих звание народного из когорты: баянистов, гармонистов, балалаечников, гитаристов, домристов, цимбалистов, танцоров, певцов, чтецов, скульпторов, чеканщиков, вышивальщиц, вязальщиц, гончаров, резчиков по дереву, кузнецов и так далее? Есть абсолютная уверенность, что из тысяч опрошенных таких людей назовут лишь единицы!

Складывается твёрдое убеждение, что современным идеологам в верхних эшелонах власти поставлена свыше и реализуется на практике задача - как можно скорее вытравить, словно соляной кислотой, из сознания людей умение исполнять народные песни и танцы. Эти хитромудрые мужи, наделённые реальной властью, умело исключают даже малую возможность видеть и слышать любимых миллионами зрителей и слушателей народных артистов, олицетворяющих многонациональную и богатейшую культуру нашей Державы!

В памяти и сознании современников должны оставаться не только рассуждения Познера и ему подобных, нравоучения Швыдкого, телеразвлекаловки Петросяна и Галкина, но и изумительно исполняемые произведения Пятницким, Кубанским, Донским и им.Александрова хорами, уже почти позабытыми современниками, песенными ансамблями "Сябры" и "Песняры". Мы хотели бы по-прежнему слушать голоса Лидии Руслановой, Екатерины Мордасовой, Людмилы Зыкиной, Ольги Воронец, Татьяны Петровой, Людмилы Рюминой, Муслима Магомаева, Рината Ибрагимова, Владимира Трошина, Георга Отcа, Валентины Толкуновой. Любоваться танцевальными спектаклями ансамблей "Берёзка", Игоря Моисеева, молдавского "Жок", других коллективов Украины, Белоруссии, Поволжья, Крайнего Севера, Западной Сибири, Дальнего Востока, Камчатки, Горного Алтая, Северного Кавказа, Закавказья и Средней Азии. Слышать и чаще видеть, в том числе и молодые таланты, пока ещё мало кому известных наших писателей и поэтов, российских композиторов, танцоров и певцов, ознакомиться с самобытным самодеятельным и профессиональным творчеством и достижениями доморощенных архитекторов и строителей, скульпторов, дизайнеров, оформителей, художников, и, конечно же, не только московских и петербургских.

Да и московскому метрополитену, руководству железной дороги страны, обладающему огромнейшими финансовыми возможностями, пора бы подумать о создании нормальных, цивилизованных условий для граждан, умеющих и желающих поделиться своим творчеством с многомиллионной армией пассажиров. Можно и нужно здесь возвести концертные площадки, выделить помещения со сценами, где имеющие возможность и личную смелость смогли бы преподнести пассажирам песни, стихи, литературные произведения, танцы, показать свои картины, плетение, вязание, вышивку, чеканку, скульптуры.

А что мы видим сейчас? Станции метро и вагоны превращены в низкопробную рекламную площадку. Куда не посмотришь: нижнее бельё, полуобнажённые женские и мужские торсы, слащавые улыбки, зазывающие в магазины, бутылки, колбасы, окорока, сумки и обувь, пуговицы и ремни, и все это в основном иностранного производства…

Некоторое время спустя после той памятной поездки в метро я сидел за столом в одной компании и рассказал о певице подземелья. "Слушай, так эти тётки все ещё там выступают, - с усмешкой удивился один из моих самодовольных собеседников. - Я общественным транспортом уже лет двадцать не езжу!"

В эту минуту мне так захотелось дать ему по физиономии. С немалым усилием пришлось сдержаться, уж слишком важная в этот раз была компания, а я находился в благожелательном, оптимистическом настроении по причине того, что получил приглашение принять участие в работе авторитетного жюри на фестивале "Семья и творчество", которое взялся провести комитет межрегиональной политики связей города Москвы. А совсем недавно участвовал в очередном Всемирном Русском Народном Соборе, на котором были широко представлены достижения молодых.

Все это вселяло в меня уверенность, что дело поправимо.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Я скоро умру, - мама сказала это незадолго до своей смерти. Очень незадолго. Почти накануне. Откуда она это знала? Предчувствие? Но плохо чувствовала она себя уже давно. Первой стадией продолжительной болезни было то, что она долгое время не выходила из дома: передвигалась только по квартире. Потом слегла и совершенно не могла обходиться без нашей помощи. Однако о близкой смерти не говорила. Строила недалекие планы.

И вот однажды, когда мы привезли ее из больницы, где ей успешно сделали операцию, она, насколько возможно в ее возрасте и состоянии, оправившаяся, попросила меня подсесть к ней на диван и сказала спокойно: "Я скоро умру"

- Мама! - в возмущенном отчаянии воскликнула я. - Ну что ты говоришь! - Я вскочила с дивана. - Ты же знаешь, что это не так! Врачи сказали, что ты в прекрасном состоянии, -говоря это, я вдруг поняла, что это все звучит как-то казенно - "врачи сказали". И в бессилии добавила - Ну хоть пожалей меня, не говори так!

Мама сидела, опустив голову и закрыв глаза. В последнее время, многие месяцы, ее мучили постоянные немыслимые боли, и она часто сидела именно так: опустив голову и закрыв глаза. Видимо, так было немного легче.

Она подняла голову, посмотрела на меня с выражением такого сострадания, такой жалости, что мне и сейчас непереносимо, невозможно без слез вспоминать эту запечатлившуюся в моей памяти сцену жалости матери к своим оставляемым детям:

- Я вас очень жалею, - в глазах мамы не было редких для нее, наверное, выплаканных за жизнь, полную горя и страданий, слез: совсем молодым скончался мой папа, трагически погибла моя сестра-подросток. - Я вас очень жалею, - повторила она тихо, поскольку за время болезни ослабла и она сама, и ее красивый грудной голос.

Я вышла из комнаты, чтобы мама не видела моих хлынувших градом слез. Мы очень боялись показать ей свою слабость или уныние. "Мамочка, тебе уже гораздо лучше, врачи говорят", "Мамунюшка, твое состояние значительно улучшилось"…

Мама или действительно верила, или делала вид, чтобы успокоить нас, единственной заботой которых стало ее самочувствие: любое улучшение - запредельная радость, любое ухудшение - запредельное отчаяние.

Да, мама сильно болела длительное время. У нее была масса заболеваний: она, родив и воспитав девятерых детей, в прямом и переносном смысле пожертвовала своей жизнью ради наших. Из ее молодого красивого здорового организма формировались мы, высасывая соки и физически, и затем немало - морально. Она была так больна, что врачи реанимации, куда она попала, глядя на ее историю болезни, переспрашивали: действительно ли ей уже столько лет? - "Да, но это не такой уж преклонный возраст!" - отчаивались мы, поскольку вопрос как бы подразумевал- "пожила уж достаточно". - Для ее заболеваний она прожила долго. Даже одного из них достаточно, чтобы уйти из жизни гораздо раньше. - Затем сказали нам: "Это благодаря вашему уходу и заботам она прожила так долго." И эти слова, пусть слабое, но утешение в горестных терзаниях, естественных для всех людей, потерявших близких: недоделал, недолюбил, недоласкал, не всегда был внимателен, порой дерзил, не слушал, а ведь это все подкашивало.

И хотя она сильно болела, мама никогда не говорила о смерти, о предчувствии ее. И вдруг: "Я скоро умру". Это невыносимо слышать от самого любимого, самого дорогого человека! И невыносимо собственное бессилие. Все слова и крики "что ты говоришь!" "это не так!" "да ты в прекрасном состоянии!" только демонстрируют твое бессилие и отчаяние, никого ни в чем не убеждают.

Только пережила сказанное ею, через пару дней: "Подойди, сядь ко мне". Сажусь на кровать. Она прижимает меня к себе, чего не делала никогда раньше, наклоняет мою голову, целует в поседевшие за время ее болезни волосы и говорит: "Как мне жалко вас! Как мне жалко вас оставлять!"

- Мамочка! Ну пожалей же ты меня! Как ты можешь так говорить!

- А я жалею. Я вас очень жалею. Как вы тут без меня?

Мама… Она, предчувствуя смертный час, переживает за своих детей, не просто взрослых, но уже и седых. Как они без нее? Нам без тебя очень плохо, мамочка.

Через пару дней мама попала в больницу. У нее уже отнялась речь, били судороги, но она оставалась заботливой мамой.

…В больничной палате для посетителей только стул. Мы с сестрой сидим то на нем, то на краешке маминой кровати. Поим с ложечки, протираем влажной тряпочкой губы.. Она рукой, падающей плетью, если поднимешь, все-таки немного двигающейся, показывает: сами тоже пейте. Пытается говорить. Мы удивительным образом, как только мамы понимают лепечущих что-то несвязное, на посторонний взгляд, детей, понимаем ее. Для точности иногда переспрашиваем. Она кивает

Поздно. Ночь. Мама рукой пытается хлопать по матрасу - зовет лечь рядом поспать. Она всегда переживает, если нам что-то неудобно. Поэтому, чтобы успокоить ее, лезу, устраиваюсь под бочок. Она, с отнявшейся речью, недвижимая, старается подвинуться, чтобы мне было удобнее. Я легла, беру ее за руку. Она слабо сжимает мою…

Если бы знать, что это последние минуты нашего общения, когда она все слышала, все понимала, все чувствовала, и лишь не все могла сказать, мы бы без конца целовали ей руки и говорили, как виноваты перед ней и как любим ее, как жалеем, раскаиваемся, что не всегда были образцовыми детьми. Любящими были всегда, а вот образцовыми - нет.

Буквально через несколько минут мамино самочувствие ухудшилось, ее перевели в реанимацию, где она, усыпляемая, лишь один раз открыла глаза. И отошла. Перед Пасхой, в Великий четверг. В день её похорон вечером на пасхальной службе мы пели "Христос воскрес из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробэх живот доровав". А всего за несколько дней до этого она сказала: "Я скоро умру". И потом: "Как вы тут без меня?"

Нам без тебя очень плохо, мамочка. Очень плохо.

Но как хорошо, что все "у Бога живы".

Савва Ямщиков ВОЗВРАЩЕНИЕ В ОБИТЕЛЬ Слово от Саввы

В моей трудовой книжке, отразившей этапы полувекового рабочего стажа, всего три записи: грузчик-такелажник шестого разряда завода внутришлифовальных станков; художник-реставратор высшей категории Всероссийского реставрационного центра, а затем заведующий отделом и ведущий научный сотрудник ГосНИИреставрации. Большая часть службы - восемь месяцев в каждом году - командировки в древнерусские города и работа в тамошних музеях.

Начиналось же моё посвящение в реставраторы - профессию, которую считаю одной из самых интересных областей созидания и познания истории Отечества - в стенах Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке. Читавший спецкурс по реставрации живописи на искусствоведческом отделении МГУ Виктор Васильевич Филатов, сам не знаю почему, предложил мне, студенту-вечернику, освоить вторую профессию во Всероссийском реставрационном центре. Выслушав возражения, сводившиеся к отсутствию художественного опыта, молодой, прошедший войну и сохранивший на всю жизнь офицерскую выправку учитель заверил меня, что прилежание и любовь к древнерусскому искусству - главные составляющие в деятельности реставратора. "Художественные амбиции иногда даже мешают возрождению подлинных творений старых мастеров".

В алтаре Покровского храма - любимого детища Св. княгини Елизаветы, основавшей Марфо-Мариинскую обитель, тогдашние руководители центра - директор С.П.Сидоров, один из специалистов, спасавших сокровища Дрезденской галереи и учёный секретарь Ю.Э.Осмоловский подписали моё заявление о приёме на работу, отнесясь ко мне по-отечески. В этом же алтаре позднее Комиссия по аттестации присвоит мне высшую реставрационную категорию. В.В.Филатов, заведовавший отделом темперной (древнерусской) живописи, вверил меня заботливым рукам Е.М.Кристи. О таком учителе можно было только мечтать. Высокий профессионализм сочетался у Евгении Михайловны с необычайным тщанием при общении с бесценными шедеврами иконописи и чисто женским терпением при воспитании и обучении такого непростого субъекта, каким был ваш покорный слуга.

Четверть века, проведённая в Марфо-Мариинской обители, - лучшая часть моей жизни. Любимая работа, замечательные люди, трудившиеся рядом, сочетались с монастырским прошлым, словно растворённым в самом воздухе обители. Тихая пешеходная Ордынка, утопавшая в густой зелени лип; почти первозданно сохранившееся Замоскворечье, по которому на велосипеде добирался я с Павелецкой набережной в альма-матер, вспоминаются нынче всё чаще и чаще, являясь в сказочных снах. Рядом Третьяковская галерея, где одна из главных знатоков иконописи, дочь владельца самых крупных дореволюционных иконописных магазинов Е.И.Силина - Н.Е.Мнёва проводила с нами занятия по атрибуции древних иконных образов. Нередко водила она нас и в мастерскую П.Д.Корина, что рядом с Новодевичьим монастырём, знакомиться с уникальными иконами из его собрания. Потом, получив благословение мэтра, долгие вечерние часы проводил я в тишине уютного дома, описывая наиболее ценные экспонаты коринской коллекции.

В отделе иконописи работали в основном преданные реставрации подвижники - от потомственных семей, уроженцев Палеха и Мстёры, до выпускников художественных институтов, профессионально-технических училищ и начинающих искусствоведов. Со многими из них я сошёлся близко, разделяя не только рабочие заботы, но и подружившись по-настоящему. К сожалению, их остаётся всё меньше и меньше. Годы и болезни берут своё. Были на Ордынке и люди, считавшие, что не они должны делу возрождения древней иконописи, а сами памятники обязаны им своим существованием. В любом раю найдётся Вельзевул, способный и саму святость обратить в средство к самовозвеличению, ведущему зачастую к гибели доверенных ему шедевров.

Не везло нам с директорами. Все они были чиновники и пустобрёхи с партбилетами, заменившими совесть и любовь к порученному делу. Целую книгу можно написать об их деяниях и поверьте, она не уступит по остроте рассказов о мрачных нравах горе-начальников щедринскому "Городу Глупову". Один из таких "мудрецов" заставил дворника к 50-летию Октября спилить двуглавых орлов с ручек Покровского храма, а на следующий день вышел том истории русского декоративного искусства, где эти орлы красовались на репродукциях. Сей же "муж злой и глупый" уволил с работы художественного руководителя центра П.Д.Корина за нерегулярное появление на служебном посту. Другой шустрячок, начав свою карьеру с главного хранителя, при котором пропало немало икон, вывезенных северными экспедициями, дослужился до директора, потом пересел в кресло начальника главка в Министерстве культуры РФ, и затем вместе со своим покровителем вице-премьером России В. Кочемасовым уехал работать в Дом культуры (ГДР). Всплыл "курилка" после перестройки в качестве руководителя курсов, за несколько месяцев обучавших всех желающих профессии знатоков-антикваров, превративших нынешний художественный рынок в барахолку, где за огромные деньги можно прикупить фальшачок пятой свежести.

Ушел я из милого Покровского храма на Ордынке во Всесоюзный институт реставрации из-за таких вот вельзевулов и глуповцев, поддерживаемых тогдашним министром культуры - сероватым квасным патриотом Ю.С. Мелентьевым. Все у меня на новом месте сложилось прекрасно: одна Всесоюзная выставка реставрации, которую я курировал, вошла в историю отечественного искусства как явление знаковое. Но скучал я все время по монастырскому двору, рабочему отделу, где столы были расположены в трапезной, украшенной блестящей картиной М.В. Нестерова "Путь ко Христу". Тянуло меня к родному гнезду. Хотелось не просто заглянуть сюда на минутку, а придти по делу и снова почувствовать поддержку стен, так мастерски выложенных А.В.Щусевым и расписанных М.В.Нестеровым. И Господь услышал мою просьбу.

В нынешнем году исполняется 100 лет со дня закладки Св. княгиней Елизаветой Марфо-Мариинской обители. Ведутся грандиозные работы по воссозданию ее первозданного облика. Владыка Алексий, наместник Новоспасского монастыря и настоятельница (начальница) обители Наталия Молибога пригласили моего учителя В.В. Филатова и меня проконсультировать реставрационные процессы восстановления живописного ее убранства, которые, кстати, ведутся под руководством сына Виктора Васильевича - Сергея Филатова.

Войдя в Покровский храм, я увидел вместо рабочих наших клетушек торжественное пространство "Дома молитвы" и почувствовал присутствие в нем души Св. Елизаветы, к мощам которой мне посчастливилось приложиться двадцать лет назад в Гефсиманском саду Иерусалима. Осматривая ордынскую усыпальницу, которую Св. княгиня готовила для своего вечного покоя и поручила расписать П.Д. и А.Д. Кориным, я проникался уверенностью, что завещание устроительницы сбудется и Святые мощи ее вернутся в родные стены.

А минувшим воскресеньем, в четвертую седмицу Великого поста сподобился я исповедоваться и причаститься Святых Тайн в любимом своем храме. Это было ни с чем несравнимое состояние. Когда я вышел на улицу и увидел, как преображается воскресающая святыня, то вспомнил день открытия памятника Св. Княгини Елизаветы, с тонким вкусом и изяществом исполненного В. Клыковым, и еще раз убедился в непреложности Божественного провидения. Было ведь принято решение поставить в монастырском дворе бюст И.Э.Грабаря - знатока древнерусской живописи, но и сотрудничавшего с супругой Троцкого Седовой, помогавшей спекулянту Хаммеру грабить наши святыни. То был светлый праздник, ознаменовавший начало Воскресения Святыни, возвращение в обитель ее основательницы и окормительницы.

Тит ТАК!

В, увы, запечатанном от российского народа здании Государственной Думы России, среди сановных кабинетов, депутатских массажных кресел, круглых и квадратных и эллипсовидных столов проходит ценная художественная выставка, приуроченная ко Дню Победы. Здесь талантливая живопись солдата Великой Отечественной, бодрого старца Николая АНТОНОВА, острые постеры мастера советского киноплаката Геннадия КОМОЛЬЦЕВА и знакомые читателям "Завтра» графические листы «художника всея оппозиции" нашего блистательного Геннадия ЖИВОТОВА.

Данная экспозиция состоялась благодаря фракции КПРФ и явно вопреки моде на тотальный политический и эстетический гламур, столь милый сердцу классу "победившей" буржуазии.

Татьяна Мусатова ДОСТОИН ПАМЯТИ!

Еще недавно Россия отмечала 150-летие Константина Эдуардовича Циолковского - великого русского ученого, основоположника российской космонавтики. А сегодня я хочу вспомнить его земляка, ученика и близкого знакомого из Калуги, несправедливо забытого скульптора-монументалиста - Анатолия Николаевича Реброва (1900-1972гг.).

Шел тревожный 1941 год. Страшные и непредсказуемые события начали накатывать огромной волной, сокрушая и подминая жизнь вокруг. Во время оккупации Калуги Ребров, рискуя собственной жизнью, спасает тысячу единиц так называемой "политической скульптуры" и сорок тонн первоклассного гипса со скульптурной фабрики, которую сам же и организовывал в Калуге в 1937-ом.

Подозреваемый немцами в антифашистской деятельности, он был арестован и приговорен к расстрелу. Если бы не жена скульптора, прекрасно владеющая немецким языком Вера Степановна Реброва-Филимонова, приговор был бы приведен в исполнение. Ей удалось уговорить начальника комендатуры сохранить жизнь мужу.

Позже за проявленное личное мужество Художественный Фонд СССР выразил благодарность Реброву в специальной телеграмме.

После освобождения города Анатолий Николаевич преподавал, работал над созданием воинских памятников, а также заниматься лепными работами для общественных зданий.

Понимая свой долг гражданина не только в самоотверженном труде, Ребров в июле 1944 года передал все имеющиеся в семье деньги на постройку авиазвена.

МОСХ выдвинул Реброва на соискание Сталинской премии. Но тут случилось непредвиденное - удар ниже пояса. Скульптора Реброва оговорили! Снова арест. На этот раз органами НКВД. Когда при вынесении приговора прозвучала 58-ая статья, захлестнула обида - жизнь потеряла всякий смысл. Превозмочь эту несправедливость не было сил! От летального исхода спасли врачи.

С какой целью невиновного художника подводили под статью, остается только догадываться. А впрочем, определенные цели проглядываются. Слишком талантливым и заметным был Ребров. Впрочем, вскоре дело в отношении него было прекращено - за недоказанностью обвинения.

В 1953-м году Ребров участвовал в конкурсе памятников величайшему своему земляку, учителю и старшему другу - Константину Эдуардовичу Циолковскому. Ребров учился у Константина Эдуардовича в Высшем начальном училище и в Единой трудовой советской школе II ступени в течение четырёх лет. Потом завязались уважительно-доверительные отношения, которые переросли в глубокую дружескую привязанность ученика к неординарно одаренному учителю.

В конкурсном обсуждении участвовал Сергей Павлович Королёв и именно им был одобрен проект Реброва. Но воплотить проект в жизнь Реброву так и не удалось.

Кстати, Циолковского Ребров лепил три раза, бюст 1934 года, выполненный по просьбе Марии Константиновны Циолковской-Костиной, находившийся дома в семье, был передан в калужскую гимназию N 9. Эта гимназия - бывшее Епархиальное женское училище, где Циолковский проработал почти двадцать лет учителем физики и математики.

Это единственный, выполненный еще при жизни бюст великого ученого, дошедший до наших дней. Калужским Государственным музеем истории космонавтики сейчас ведутся переговоры о передаче этого скульптурного изображения в экспозиционные фонды музея.

Сегодня мало кто помнит о том, что скульптор Ребров участвовал в создании знаменитой скульптурной группы фасада здания Калужского драматического театра им. А.В. Луначарского. Здание театра 1956 года постройки - архитектурная гордость Калуги.

В арсенале Реброва три десятка крупных работ, в том числе скульптуры и бюсты на постаментах, фонтаны, скульптурное оформление зданий, барельефы, планировки сквериков и площадей.

Идея почтить память Реброва была встречена калужской администрацией в штыки. А ведь за скульптора ратовали такие организации, как Союз архитекторов, Союз художников, Областной краеведческий музей, Государственный музей истории космонавтики, Московский Союз художников и архив Российской Академии наук. Ответ чиновников всегда одинаков: "Вклад в развитие города должен быть шире достижений в своей профессиональной деятельности. В соответствии с изложенным, комиссия не находит возможным, установить памятный знак в честь А.Н. Реброва".

Интересно, чем же еще надо было отличиться скульптору-монументалисту, чтобы удостоиться чести в установлении памятной доски в родном городе? Остается надеяться, что справедливость восторжествует и доска будет висеть. Ведь культурный пласт России, состоит из множества громких и тихих имен. Беречь и помнить эти имена - долг и счастье образованного русского человека.

Владимир Бондаренко АПОСТРОФ

Захар Прилепин. "Грех". Сборник рассказов. М. Вагриус. 2008

Мне у Захара Прилепина нравится всё. В том числе и стихи, которые многие не желают воспринимать. А там - душа его. Его личные переживания, которые в прозу не помещаются. И о любви, и об Империи нашей. В прозе ему как бы стыдно говорить напрямую о любви к Родине. Вот он и пишет в стихах:

Для вас Империя смердит, а мы есть смерды

Империи, мы прах её и дым,

Мы соль её, и каждые два метра

Её Величества собою освятим.

Поразительно, самая жесткая проза, почти на грани чернухи, и при этом на каждом метре пространства освящение её, Родины своей, дома своего, друзей и близких своих. Грешный поневоле, а святой как бы изначально. Может, из таких, как Захар Прилепин, в давние времена и уходили в монастыри - Соловецкий, Валаамский, Трифоно-Печенгский, Аляскинский, на самые рубежи нашей Родины, и молясь и воюя за земли её. Сильный русский человек на грешной земле.

Я думаю, Захар Прилепин еще в самом начале пути, хотя иные из его сверстников уже и закончили свое литературное восхождение. Но кому многое дано, с того многое и спросится.

Он уже прожил жизнь воина, оставив за собой прекрасную фронтовую прозу. Он уже прошел путь революционера, и его "Санькя"еще долго будет поражать молодых писателей разных стран, вдохновляя их на подвиги.

Сейчас настала пора рассказов. Пусть и названа его последняя книга "Грех"романом в рассказах, это уже скорее дань нынешней тенденции. Кстати, для литературы вредной. Рассказчиков у нас талантливых гораздо меньше, чем романистов. После смерти Вячеслава Дёгтева почти и назвать некого. Разве что Эдуарда Лимонова, так ему обычно не до рассказов, пока в новую тюрьму не угодит, до рассказов руки не дойдут.

И потому обращение Захара Прилепина к рассказам и маленьким повестям , таким как "Сержант", "Шесть сигарет и так далее", "Грех"считаю проявлением высшей зрелости художника. Обратите внимание, как плавно и органично переходит он от темы детства к теме войны, от описания деревенской жизни того же жизнерадостного парня Славчука к уголовщине и беспределу девяностых годов, и далее к будням чеченской войны.

Казалось бы его герой погружается в самую жуть, работает могильщиком, вышибалой в ночном клубе, привычно нажимает на спусковой крючок, но живет в этом герое-беспредельшике всё тот же наивный деревенский парнишка, обожающий свою бабушку, и упивающийся сочным арбузом. Недаром читатели "Дня литературы", где был опубликован его чудный рассказ "Бабушка, осы и арбуз", напрямую связывали Захара Прилепина с русской классической традицией.

Он везде, в самых трагических ситуациях, не забывает о чуде жизни, о радости от самого ощущения жизни. Он любит сильного героя, потому что и сам принадлежит к породе сильных людей, но нет в нем ни ницшеанства, ни излишнего нарциссизма, в чем Прилепина уже успели обвинить. Да и о себе ли пишет автор? Хоть и зовут героя иных его рассказов Захарка, хоть и повторяют некоторые жизненные коллизии его собственные, но, думаю, характер его творчества совсем иной, чем у того же Эдуарда Лимонова, сначала творящего свою жизнь, а потом грубыми резкими красками описывающего её. Нет, скорее я вспомню "Севастопольские рассказы"Льва Толстого, или же фронтовую прозу раннего Василя Быкова. Да и в деревенском детстве героев прилепинских рассказов явно видны скорее солоухинско-беловские нежели аксеновские интонации. В этом тоже заметно и мужество его героев, и мужество самого автора , как ни кидай его судьба, как ни доказывай силу зла, а вера не покидает героев ни в детстве, ни в зрелости, и добро по-прежнему торжествует.

Вот почему не замеченная либеральными критиками тема Родины, как важнейшего и всеобъемлющего понятия, всегда важна для самого писателя и его героев. Эта тема и ведет его в политику, взывает к радикальным решениям. Не потому, что он такой уж экстремал, а потому, что нельзя терпеть свою любимую Родину в нынешнем растерзанном виде. "Я ведь тоже люблю Родину, - думает Сержант, глядя в темноту и спотыкаясь. - Я страшно люблю свою землю. Я жутко и безнравственно её люблю, ничего… не жалея… Унижаясь и унижая… Но то, что расползается у меня под ногами, - разве моя земля? Родина моя? Куда дели её, вы…"

Сразу вспоминается летовская песня о Родине, я его в свое время неплохо знал, и вижу, они в чем-то похожи. Экстремалы и радикалы, современные лидеры, говорящие языком сегодняшнего, а то и завтрашнего дня. И при этом безнадежные романтики, преданные своей Родине - России.

Думаю, не случайно, при сложном выборе лауреатов знаменитой толстовской премии "Ясная поляна"победу одержал явный лидер молодой русской прозы, такой же неуправляемый, как и великий владелец "Ясной поляны", кстати, также рано и ярко заявивший о себе "Севастопольскими рассказами", Захар Прилепин.

Он уже сейчас обрастает слухами и легендами, мифами и небылицами, он не боится никакого труда, он - верный семьянин , окруженный детьми, любящий свою Родину и свое государство талантливейший мастер русского слова. Уверен, его не сломает и слава, и из всех своих Америк и Франций, он возвращается даже не в Москву, а в нижегородскую глушь, дабы продолжать кропотливо писать и описывать нашу русскую действительность, а даст Бог, наш православный Бог, в которого Захар верит, сумеет своим словом и своим делом повлиять на наше общество.

Которое уже ждет своих новых литературных наставников.

Захар Прилепин - верный Смерд Русской Империи, и не стыдится этого. Как не стыдились, к примеру, японские самураи своего служения. Как не стыдились своей присяги царю русские дворяне. Как не стыдился своего служения русскому народу Лев Николаевич Толстой.

НЕ ТРЕТЬЕГО, А ТРИНАДЦАТОГО!

13 мая, в 18.30, в Большой зал ЦДЛ -

РУССКИЕ ПЕСНИ. ХХI ВЕК.

Вечер литературно-музыкальной студии А.Н.Васина-Макарова.

В программе: русские народные песни; русские песни советского периода; песни участников студии.

Поют: Александр Васин-Макаров, Ирина и Валентин Белецкие, Лауреаты Московских конкурсов песни: Трио "МАРТ" в составе Марии Копыловой, Андрея Земскова, Романа Васина, Александр БарЧенков и др. участники студии.

Билеты продаются в кассе ЦДЛ. Информация о билетах по тел.: 368-34-16, 8-906-044-50-55, 8-499-135-65-98.

Москва, м."Баррикадная", ул. Большая Никитская д.53.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

- Христос воскресе! - светлый день весенний явленьем чуда озарился вновь. - Воистину воскресе! - как спасенье, откликнулись надежда и любовь,

И вера в то, во что нельзя не верить: в людское счастье, в мир и красоту, когда душа готова в полной мере в дела благие воплотить мечту!

Но не в чести деяния благие, где столько лет над нами мрак висит… - Христос воскресе! - верует Россия. Но кто саму Россию - воскресит?

Кто, наконец, по городам и весям, как в сказке, утолит печаль её: "Ты вновь воскресе! Твой народ - воскресе! Воскресе всё величие твоё!

Воскресе мир - меж теми, кто в забвенье отрёкся вдруг от братьев и сестёр, лукавому поддавшись искушенью, чтоб мучиться и каяться с тех пор…

Воскресе труд - свободный, вдохновенный, не тот, что ради брюха и мошны, а тот, что лишь одну имеет цену - достоинство народа и страны.

Воскресе долг - когда на первом месте не те, кто мастера "купить-продать", а кто по зову совести и чести способен жизнь Отечеству отдать.

Воскресе правда - и убогий "лидер", из танков повелевший бить в людей, не восхвалён на пышной панихиде, а проклят и развенчан как злодей.

Воскресе память - верная, родная, не "общечеловеческих" корней, а где огнём зари Победы Знамя сияет миру до скончанья дней.

Воскресе свет любви - и в нём поспешно пороки расточились, как чума, а возродились преданность и нежность, и жизнь сама, и молодость сама…

Воскресе жизнь - обычная, простая, не та, где лишь в политику игра, а где взлетает к солнцу птичья стая - звонкоголосым вестником добра".

…И просветлеет ликом поднебесье, и мы воскликнем под пасхальный звон:

- Всевышний! Наша Родина - воскресе!

- Воистину воскресе! - молвит Он…