/ Language: Русский / Genre:computers / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 768 (32 2008)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 768 (32 2008)

Александр Проханов «ВСЕ ОНИ УБИЙЦЫ ИЛИ ВОРЫ…»

Колония строго режима в городке Середка под Псковом. Снаружи тусклая, с заляпанным бетоном стена, унылые вышки с охраной. Проходишь тесными вратами, сквозь засовы, железные двери, окошечки с зоркими стражами. Оказываешься по ту сторону стены. И слепнешь от обилия солнечного серебра. Всё блестит, переливается, сыпет лучи. Поднятая высоко, в два, в три ряда колючая спираль Бруно — сияющее серебро. Высокие, в три человеческих роста клети выкрашены серебряной краской, какой красят оградки на кладбищах, посеребренные запоры. И среди солнечного белого блеска — черные, как вар, сгустки, спрессованные, отделенные один от другого посеребренным железом. Загоны, где на вытоптанной, без травинки земле, топчутся люди в черных бушлатах. Топчутся восемь, десять, двенадцать лет, неся наказание за убийства и грабеж, насилия и изуверскую жестокость. Каждый загон — "отряд", разделительная между ними черта — "рубеж". Казарменное жилище сплошь уставлено двухэтажными кроватями, создающими впечатление зверофермы, на которой выращивают куниц или норок. Множество зорких, тревожных, измученных глаз смотрят на тебя, гадая, что сулит твое появление: пользу, корм, послабление или вред, утеснение, утонченную муку. Кирпичное здание карцера — длинный коридор со множеством одинаковых, уродливо-железных дверей с амбарными засовами. Открой любую — из темноты поднимется десяток бритоголовых насупленных людей: землистые лица, запавшие глаза, татуировки на руках, на груди, на шее. Сидят за дерзость начальству, за потасовку, за попытку сделать себе еще одну наколку в виде дракона или обнаженной красавицы. Промышленное производство колонии, когда-то прибыльное, служившее заключенным отдушиной в однообразном течении лет, рухнуло. "Зэки" обречены на изнурительное безделье, на бесконечную тоску, на бессмысленное общение друг с другом, что ужаснее карцера, и является тем наказанием, что влечет за собой несвобода. Правда, раз в несколько лет за примерное поведение заключенного отводят в крохотную комнатушку с двуспальной кроватью, куда на день или три приедет жена, и он ест не из общего котла, а домашнюю, приготовленную женою еду. И еще — ожидание "условно-досрочного освобождения". Отбыл половину или две трети срока. Не отмечен нарушением режима. Послушен начальству. Участвуешь в художественной самодеятельности. Пишешь в стенгазету. Умеешь прятать смертельную тоску и приступы ненависти. И тебе светит ослепительная надежда оказаться на воле, где леса, восхитительные города, прекрасные женщины, свободные, идущие, куда вздумается, люди. И ты — один из них.

Не гнушайся "зэков". Не смотри на них, как на исчадия ада. Признай в них не воров, убийц и мошенников, а своих братьев, единоверцев, оступившихся современников, детей одного с тобой народа, одного с тобой корня. Россия — страна острогов и тюрем. Треть из нас отсидела в тюрьме, другая сидит, еще одна когда-нибудь сядет. Не зарекайся от тюрьмы-матушки. В ней побывали и цари, и вожди, и великие писатели, и богооткровенные пророки. Ты сейчас гордец, владеешь нефтяной компанией, или правишь губернией, а завтра ты "зэк" под номером 5876/72, четвертого отряда, в посеребренной клетке.

Есть на Псковщине Священный Холм, сложенный из разноцветных валунов, увенчанный деревянным распятием, которое, словно лопасть, вращает вокруг себя небеса и синие дали. В этот Холм насыпаны земли из священных мест русской истории. Тут княгиня Ольга, первая на Руси христианка, и её внук Владимир Красное Солнышко, креститель Руси. Тут и битва с тевтонами на Чудском льду, и Матросов, упавший грудью на вражеский пулемет. Подвиг Шестой парашютно-десантной роты в Аргунском ущелье, и атака штрафных батальонов, отбивших у фашистов Ступинские высоты. Здесь великий Пушкин и последний Царь-Мученик. Прозорливец старец Филофей и безвестный ратник, кому явилась на псковских стенах Пресвятая Богородица. Здесь богооткровенные старцы Иоанн Крестьянкин и Николай Гурьянов. Сюда же насыпаны земли от Иордана, где крестился Иисус Христос. С парижского кладбище Сен-Женевьев де Буа, где покоятся белые генералы и поэты серебряного века. Тут земля со дна океана из-под Северного Полюса, где полярники на подводной вершине водрузили российский флаг. Горсть с Мамаева кургана, твердыни Сталинграда.

Пусть к этому Священному Холму с божественными русскими землями "зэки" принесут из мест своего заключения горсти горькой земли, в которой слезы и кровь, грех и порок, ненависть и отчаяние. Пусть кинут в холм эти прогорклые земли, и Холм своей лучезарной святостью преобразит их. Вернет им плодоносящую силу, духовную красоту, божественную сущность. Так Иисус на кресте преобразил убийцу — разбойника. Явившись в гибнущий мир, спас его от погибели.

Заключенный, приносящий к холму землю из своей колонии или зоны, будет тот, кто удостоен условно-досрочного освобождения. Освобождение он получит из рук тюремного начальства прямо здесь, на Холме. Священник наденет ему нательный крест, в память о Священном Холме. Главы районов, тут же, у Святого Распятия, предложат ему место работы, чтобы он не мыкался, не обивал пороги мастерских и фабрик, гаражей и пекарен. И пусть он уйдет от Священного Холма, осеняемый великими деяниями предков, божественным светом России, многострадальной, мудрой и вечной. Пусть в новой жизни этот русский свет будет ему поводырем и спасением.

Не чурайтесь "зэков", братьев своих, как не чурался их русский поэт Есенин. "Все они убийцы или воры, так судил им рок. Полюбил я грустные их взоры с впадинами щек".

ТАБЛО

* Как уже неоднократно сообщали различные информаторы, план американских "неоконсерваторов" по переносу предвыборной "маленькой победоносной войны" с Ирана на Кавказ не только существует, но и получает всё большие импульсы к реализации. "Пусковым механизмом", исходя из развития текущих событий, должны стать грузинские удары по Южной Осетии. Данное направление выбрано американскими кураторами Саакашвили не только потому, что в стратегическом отношении Цхинвал выглядит значительно слабее и уязвимее Сухуми (перекрытие водопровода демонстрирует это со всей очевидностью), но — главное — из-за гарантированного втягивания России в этот конфликт на осетинской стороне. Антироссийские заявления Мэттью Брайзы, американского сопредседателя Минской группы по Нагорному Карабаху и помощника заместителя госсекретаря, а также назначение послом США в Ереване известной специалистки по "цветным революциям" Мари Йованович свидетельствуют о том, что вот-вот "час Х" может наступить не только в Южной Осетии, но и практически на всем Кавказе, не исключая его российскую часть, такую оценку дают эксперты СБД…

* Как передали из Бейрута, очередное заявление Махмуда Ахмадинежада о продолжении иранской атомной программы, сделанное им после встречи с президентом Сирии Башаром Асадом, может свидетельствовать о достижении Тегераном и Дамаском определенных договоренностей на случай вероятной агрессии Израиля против одной из сторон, — достаточно четкий ответ на заявление Тель-Авива об отработке авиационных ударов по ядерным объектам Ирана…

* Визит вице-премьера Игоря Сечина на "остров Свободы" может привести не только к заметному улучшению российско-кубинских экономических отношений, но и к возобновлению работы РЛС в Лурдесе, а также к предоставлению российским стратегическим бомбардировщикам возможности наземной дозаправки в ходе их "кругосветного" патрулирования, сообщают из Гаваны…

* Новый всплеск разногласий между ОАО "Газпром" и официальным Минском по вопросу о текущей цене поставок российского "голубого золота" по-прежнему связан с неопределенностью статуса Союзного Государства Беларуси и России. Судя по всему, для "естественной монополии" это коммерческие экспортные поставки со всеми вытекающими отсюда последствиями, в то время как Беларусь ориентируется на внутрироссийские цены энергоносителей, рассматривая это как своего рода "плату" за политический союз и ссылаясь на пример Армении, которая получает газ по более низкой цене, чем "республика, находящаяся в союзных отношениях с Россией". Такая ситуация требует исключительно политического решения, которое должно состояться в течение ближайших двух лет, подчеркивают наши источники в околоправительственных кругах…

* Наводнение в Западной Украине, Приднестровье и Молдавии наносит социально-экономической сфере соответствующих государств такой ущерб, который они не могут преодолеть самостоятельно. В частности, Украина за счет повышения налогов сможет обеспечить только половину необходимых расходов, составляющих, по расчетам правительства Юлии Тимошенко, около миллиарда долларов. В этой связи распоряжение премьер-министра РФ Владимира Путина о срочной гуманитарной помощи по линии МЧС и МИДа, скорее всего, будет дополнено какими-то финансовыми и нефтегазовыми договоренностями, которые могут сыграть свою роль в грядущей президентской кампании, отмечается в аналитической записке, поступившей из Лондона…

* Публикация белградской прессой текста американских (за подписью Ричарда Холбрука) гарантий Радовану Караджичу в обмен на его уход с поста президента Сербской Краины раскрывает как методы работы американской дипломатии с оппонентами (включая неизменные составляющие шантажа и подкупа), так и готовность самих оппонентов работать с американской дипломатией как "надежными партнерами". Однако "прописанность" конкретных сумм, которые Караджич якобы получил за сдачу своих позиций (600 тысяч долл.), по мнению наших источников в Гааге, заставляет предположить, что текст данных гарантий не полностью аутентичен — тем более, что весь личный архив бывшего лидера боснийских сербов был изъят сотрудниками американских спецслужб и только после этого Борису Тадичу было разрешено сообщить об аресте Караджича…

* Арест мэра Элисты Радия Бурулова, который продвигался одной из кремлевских "башен" в качестве альтернативы Кирсану Илюмжинову, во многом обусловлен тем, что действующий президент Калмыкии нашел общий язык с некими "китайскими инвесторами", которых данный субъект Федерации интересует прежде всего как геостратегический плацдарм для продвижения своего вляния как в России, так и во всем Прикаспийском регионе, утверждают инсайдерские источники. По их мнению, тем самым из Москвы в Пекин накануне приезда Путина подан еще один положительный сигнал. В связи с этим также не исключается пересмотр дела арестованного сенатора от Калмыкии Левона Чахмахчяна…

* Неожиданный "допинг-скандал", который сократил число членов олимпийской сборной России на семь потенциальных медалистов, подтверждает, что идея бойкота пекинской Олимпиады-2008 в связи с событиями в Тибете изжила себя, зато крупнейшие спортивные старты четырехлетия могут быть использованы для диффамации Китая и России с использованием международных спортивных функционеров. В связи с этим не исключаются соответстветствующие провокации, скандалы и даже террористические акты, "первой ласточкой" которых стало нападение на полицейский участок в Синьцзянь-Уйгурском автономном районе, такая информация поступила из Шанхая…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Александр Нагорный, Николай Коньков КРЕМЛЬ: В ЧЕТЫРЕ РУКИ Властные игры над пропастью

Внутренний информационный поток о якобы нарастающих противоречиях и даже некоем конфликте между действующими президентом и премьер-министром России становится всё "полноводнее". Дошло даже до вопросов во влиятельнейшей "Файненшл Таймс" Однако глобальные масс-медиа, фиксируя возникновение и развитие этой темы, не торопятся самостоятельно подтверждать, а тем более — поддерживать её.

Дело, видимо, в том, что соответствующие "вбросы" а) не слишком хорошо коррелируют с реальностью (и это несомненный плюс для России в целом); б) не полностью пока совпадают с "мэйнстримом" текущих интересов Запада и в) имеют чересчур "прозрачное" происхождение: о "конфликте" говорят прежде всего те издания и лица, которые каким-то образом аффилированы с так называемыми "старономенклатурными" кругами, некогда объединенными в политический блок "Отечество — Вся Россия" (ОВР), а впоследствии ставшими частью "Единой России" в рамках "путинского консенсуса". Между тем и в вашингтонском обкоме существуют влиятельные, но пока не доминирующие силы, которые выступают за "разъединение и чистку" наподобие "перестройки конца 80-х годов" в Москве и Московском княжестве.

В этом разрезе совершенно очевидно, что избрание Дмитрия Медведева новым президентом РФ и переход Владимира Путина на премьерскую позицию закрепили некое критическое ослабление их влияния на всю отечественную "властную вертикаль" — ослабление, которое произошло, судя по всему, еще при создании кабинета Виктора Зубкова, то есть в сентябре прошлого года. Однако тогда данный момент никаких ощутимых последствий не вызвал и, судя по всему, стал значимым почему-то именно сейчас.

Гипотеза о том, что наши старономенклатурные "динозавры" обладают настолько замедленной политической реакцией, конечно, имеет право на существование, но вряд ли соответствует действительности — даже судя по такой замечательной фигуре, как мэр Москвы Юрий Лужков, с этим-то как раз всё в порядке. Значит, изменились какие-то внешние обстоятельства, которые и потребовали столь экзотических: и по времени, и по характеру, — действий.

Осмелимся предположить, что виной тому — развитие глобального финансово-экономического кризиса, в ходе которого внешние активы данной группы и их глобальных партнеров (при желании их можно назвать "золотом партии") естественным образом стали объектом определенного и нарастающего давления со стороны конкурентных "центров силы". И это, в свою очередь, потребовало повышенной демонстрации "российского суверенного ресурса", привычное обращение к которому, видимо, показало, что его или не хватает, или, что вернее, вот-вот может не хватить. Если это действительно так, то позиция западных масс-медиа выглядит не только понятной, но и логичной: зачем способствовать запуску тех процессов, которые могут привести к реальному усилению и без того "зарвавшейся" России?

Однако нашим "хранителям золота партии" действительно не позавидуешь. Спрашивается, что делать, если бензин "на нуле", заправиться негде, а ехать дальше позарез надо? Правильно, тормозить "попутку" и просить помочь с горючкой. Что, собственно говоря, и происходит. Но оказывается, до этих странных проблем действующей "властной вертикали" внешне по крайней мере дела нет, у неё и так "всё в шоколаде". Президент на теплоходе "Россия" плывёт вдоль по матушке по Волге, разъезжает по областям Центральной России, встречаясь с трудовыми массами народа и партхозактивом, рассказывая о том, что надо давать больше экономической свободы, защищать средний и мелкий бизнес, развивать туризм и инновационные технологии. Хорошо, хоть не советует утолять голод пирожными, как некая королева XVIII века. Народ любуется своим избранником, партхозактив аплодирует и конспектирует.

Конечно, не обходится и без дежурного возмутителя спокойствия в лице местного предпринимателя, который "от сохи" вдруг врезает, что все экономические проблемы страны — от естественных и неестественных монополий, которые задирают свои тарифы, съедая всю прибыль, заставляя увеличивать цены для населения и разгонять инфляцию. Тут над залом повисает гнетущая тишина, которую действующий президент — надо отдать ему должное — быстро разряжает словами о борьбе с коррупцией и "прозрачности" любого бизнеса. "Опрозрачим экономические отношения!" — подхватывает министр экономического развития Набиуллина. Партхозактив аплодирует и конспектирует. Ощущение дежавю для тех, кто помнит времена "перестройки, ускорения и гласности", — стопроцентное.

Разумеется, и тогда были люди, которые руководствовались девизом: "Куй железо, пока Горбачев!" Недавнее выступление Путина насчёт корпорации "Мечел" и её главы Игоря Зюзина дало повод говорить о "кремлевском рейдерстве": мол, на таком инсайде только "биржевой планктон" играет с акциями, а "серьёзные люди" — с контрольными пакетами акций. Впечатление усугубило "ответное" заявление Медведева — и даже не столько его содержание, сколько использованное президентом слово "кошмарить", явно заимствованное из лексикона отечественных рейдеров ("ёжиков кошмарить" — всеми способами давить на собственников объекта рейдерской атаки). В принципе, создание единой частно-государственной корпорации, что в сфере черной металлургии и угледобычи, что в сфере производства зерна, или где угодно еще, с нашей точки зрения, можно только приветствовать. Равно как "иконоборческую" борьбу ТНК с влиятельнейшей "Бритиш Петролеум", или расширяющийся конфликт "Лукойла" с "Конако".Но замыкаться на проектах такого уровня, когда миру реально грозит финансовый коллапс, а России — не только обвальное повышение цен, но и жёсткий геополитический конфликт на Кавказе, — смерти подобно.

И если согласиться с известным политологом Станиславом Белковским, что Кремль "проглядел" резкий рост стоимости угольных и металлургических активов, а теперь пытается наверстать упущенное, то, по ясной аналогии из этой "фрейдистской оговорочки", хранители "золота партии" "проглядели" резкий рост стоимости активов суверенности на нынешней мировой арене — и еще неизвестно, что хуже. Но главный вопрос момента — уже не "кто виноват?", а "что делать?" Впрочем, что делать — ясно. И даже как делать — тоже. Проблема совсем в другом: эти "что" и "как" вообще нельзя делать при нынешней "разновекторности" интересов внутри конгломерата существующих российских "элит" и, прежде всего, в кремлевском и околокремлевском истеблишменте. Разновекторность означает и отсутствие политической воли в нарастающих политических и экономических конфликтов. Но, может быть, эта воля проявится после поездки премьера в Пекин на Олимпиаду, где, не исключено, все-таки состоятся некие стратегические договоренности с китайскими товарищами?

Действительно, имеется острейшая потребность общего знаменателя в противодействии единственному глобальному лидеру современного мира, США — иначе в условиях всеобщего кризиса и обостряющейся схватки "всех против всех" не выжить ни "элитам", ни самой России. В период Первой мировой наши дворянские и буржуазные "элиты" оказались на удивление беспомощны, что и стало главным пусковым механизмом сначала революции, а потом, при участии иностранных держав, и гражданской войны. А что сегодня? Кто в состоянии проделать такую работу? Есть такой лидер — национальный или нет, неважно? Есть такая партия? В этих условиях тезис, будто президент и премьер-министр занимаются только тем, что "в четыре руки" играют на поле передела собственности "над пропастью во ржи", — очень опасный и вредный тезис, который желательно опровергнуть как можно быстрее — и не на словах, а делом.

УМЕР СОЛЖЕНИЦЫН

Умер Солженицын.

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ — 21 Продолжение. Начало — в NN 12-31.

А МОЖЕТ БЫТЬ, мы слишком большое значение придаем второстепенным вопросам? Так ли важно, в конце концов, какова будет оценка роли личности Николая II в истории России? "Дела давно минувших дней…" Почему бы не пойти тут на определенные уступки? Кому-то хочется, чтобы эта роль была оценена позитивно. А нам-то, по большому счету, не всё ли равно?

Продолжая такую — глубоко порочную по сути, но авторитетную — линию рассуждений, можно сказать: "А так ли важно, где будет лежать Ленин? Какие символы будут находиться над кремлевскими башнями, как будут называться те или иные улицы, где будут захоронены те, кто сейчас покоится у Кремлевской стены? Там ведь разные личности упокоены — как заслуживающие безусловного уважения всех наших сограждан, так и проблематичные для многих из них".

Общие дискуссии по поводу того, важно это или не слишком, могут длиться бесконечно. Поскольку в эти дискуссии вмонтированы ценности, тут вообще проблематично какое бы то ни было достижение договоренностей. В российском обществе нет реального идеологического консенсуса ни по одной стратегической проблеме. И уж тем более, по поводу собственной истории. Так может ли в этом вопросе быть какая-то "точка схода"? Может ли быть предъявлена такая политическая очевидность, которая преодолеет идеологические противоречия, тонкие различия в подходах к истории, вкусовые предпочтения, принадлежность к тем или иным "внутренним партиям" и многое другое?

Мне кажется, что подобная очевидность наглядно предъявлена всем нам. И не сегодня. Я уже говорил об этой очевидности. Она называется "Декларация о порабощенных народах". Этот вопиющий по своей зловещей омерзительности документ был принят Конгрессом США в 1959 году, утвержден президентом Эйзенхауэром и превращен в главный инструмент подрыва территориальной целостности СССР. А также в нечто большее. В инструмент такого же подрыва территориальной целостности нынешней Российской Федерации. Поскольку в Декларации говорится об "освобождении от порабощения" Казакии и Идель-Урала (то есть поволжских народов).

Обо всём этом я уже говорил, но вскользь, стремясь не уходить от проблемы развития слишком далеко. А также считая, что речь идет о многократно обсуждённой теме. Декларация о порабощенных народах до сих пор не отменена. В ней есть еще одна позиция, которая превосходит по своей подлости и разрушительности все остальное. Дело в том, что русский народ вообще не входит в число народов, "порабощенных коммунизмом". Ну, не входит, и всё! Из чего следует сразу несколько совершенно конкретных и беспощадных политических максим.

Во-первых, уже упоминание Казакии, Идель-Урала и прочего лишает русских права на какое-либо вменяемое государство, выходящее за пределы скромного куска Восточно-Европейской равнины. Кстати, о том, что русские и не имеют права на другое государство, постоянно поговаривают в частных беседах весьма высокие представители нынешнего американского политического истеблишмента.

Во-вторых, неупоминание русского народа в числе народов, "порабощенных коммунизмом", означает, что русский народ, в отличие от прочих, не был порабощен коммунизмом, а сам породил это "чудовище", впитал его в каждую пору своего национального тела. И в этом смысле неисправим.

В-третьих, отсутствие русских в числе "порабощенных" означает, что они и являются поработителями. Они, а не какой-то там коммунизм! Коммунизм сам по себе — дух (для авторов документа злой, конечно, но дух). Но этот дух нуждается в теле, причем в таком, из которого злой дух изгнать невозможно. Из других национальных тел можно, а из этого — нет.

Соединение этих трех максим означает, что хороший русский — это мертвый русский. И что настоящий враг — конечно, всё-таки именно русский народ, а не коммунизм.

Скажут, что я преувеличиваю, возвожу напраслину, стращаю. Но я убежден, что сказать так на самом деле могут только те, кто (а) не читал внимательно эту самую Декларацию и (б) совсем не в курсе того, кто конкретно её сооружал.

Между тем, тут есть полная историческая ясность. Это не тайна за семью печатями. Сооружали данный документ конкретные представители специфических украинских сил. Тех самых сил, которые обобщенно именуются бандеровцами. Доказать это не составляет никакого труда. Фамилии — известны. Люди, соорудившие Декларацию, гордятся тем, что они её соорудили. Излагать тут детали мне бы не хотелось. Это действительно уведет в сторону. Но я отвечаю за каждое своё слово. Возможно, тема станет настолько острой, что придется посвящать ей отдельное исследование. Но в рамках данного исследования — я ограничусь этим минимумом.

Почему для меня так важно установить обобщённо-бандеровский генезис данного документа? Украинский народ, безусловно, является одним из самых близких к русскому, и братство этих народов никогда не может быть поставлено под сомнение. Но веками осуществлялась определенная работа, направленная на создание внутри братского украинского народа такой русофобской субкультуры, рядом с которой любые другие виды русофобии меркнут. В этой субкультуре "москаль" (то есть русский) — это недочеловек. Степень сочности, с которой описывается, НАСКОЛЬКО "москаль" недочеловек, однозначно говорит о том, ради чего нужны подобные описания. Они нужны не только для того, чтобы освободиться от "гнёта русских" (весьма проблематичного, по моему мнению), которые якобы погубили Украину. В конце концов, мнения могут быть разными. А исторический счет к русским самодержцам у Украины есть. Как есть и обратный счет. Реальная история не предполагает идиллий.

Но то, что за несколько веков взрастили на украинской почве конфессиональные конкуренты православия, — это не идеологическая система, призванная обеспечить национально-освободительную борьбу или конфессиональный прозелитизм. Это нечто совсем другое! Это оружие уничтожения и русских как народа, и русской государственности в любой её исторически приемлемой ипостаси.

Конфессиональные конкуренты православия, начиная с гения по имени Игнатий Лойола, специализировались на взращивании "крыс, убивающих крыс". И если кому-то кажется, что речь идет только о рецептуре по созданию евреев-антисемитов, то этот "кто-то" глубоко заблуждается. Речь шла о том, чтобы разжигать вражду между самыми близкими этническими родственниками (в том числе, славянскими). При этом считалось, что именно такая вражда будет главным — смертельным и окончательным — оружием.

Декларация о порабощённых народах — смертный приговор русскому народу в его коммунистическом или любом другом обличье. Именно таким образом восприняли эту Декларацию отнюдь не только в Кремле. Таким образом её восприняли и в широчайших слоях русской белогвардейской эмиграции.

Русские, давно работавшие с ЦРУ по широкому кругу вопросов (и, конечно, по вопросу борьбы с коммунизмом), стали криком кричать по поводу Декларации, хорошо понимая, кто, почему и как её сварганил. Они кричали, что эта Декларация по своим целям абсолютно тождественна нацистскому "окончательному решению русского вопроса", и что они, как русские люди, бок о бок с теми, кто выдвинул Декларацию, работать не могут. В итоге они, конечно, работали. А как иначе, если Декларация стала стратегическим ориентиром американской политики, а люди, о которых идёт речь, были и остаются вписаны в эту политику так, что дальше некуда.

И, тем не менее, отношение к Декларации о порабощенных народах было всегда хоть какой-то, пусть и очень лукавой, демаркационной линией. По одну сторону стояли те, кто хотя бы на словах как-то связывал себя с каким-то — конечно же, глубоко дебольшевизированным — русским вектором. Предполагающим и сохранение дебольшевизированного народа, и существование русского государства. А по другую сторону — стояли другие.

Эта — давно очень больная — тема стала еще болезненнее после распада СССР и предъявления миру ельцинской России, отмежевавшейся от коммунизма. В ответ на это (а также на поднимаемый Козыревым платок госсекретаря США, на гарвардских советников Гайдара и Чубайса, на "друга Билла" и "друга Бориса" и т.д.), казалось бы, надо было отменить Декларацию о порабощенных народах. Но её не отменили! Разговор об этом заходил многократно. И каждый раз, холодно глядя в глаза своим — не до конца чуждым русофильству — консультантам, их американские хозяева твердо говорили, что этого не будет. А консультанты понимали, почему этого не будет.

А теперь — о неких важных хронологических нюансах.

Декларация о порабощенных народах, принятая Конгрессом США в 1959 году, обязывает американских президентов ежегодно подписывать специальную "прокламацию о порабощённых народах" и провозглашать третью неделю июля "Неделей порабощённых народов".

На практике президент США обращается к народу с соответствующей прокламацией в конце третьей недели июля, и объявляет следующую неделю (в этом году — 20-26 июля) "Неделей порабощённых народов".

То есть было заранее ясно, что 18 июля, перед началом "недели порабощенных народов", Буш озвучит нечто в духе приравнивания коммунизма к нацизму (или как минимум в духе категорического осуждения коммунизма). И было столь же ясно, что в России максимальный накал страстей в связи с 90-летием убийства царской семьи придётся на дату убийства, 17 июля.

А значит, если в России превратят поминовение последних Романовых в антикоммунистическое радение, то подыграют Бушу, который именно на следующий день переймет эстафету. Ни российские политики (предположим, что и антикоммунистические, почему бы нет?), ни те, кто отвечают за наполнение телепрограмм, ни Русская Православная Церковь это обстоятельство не могли не понимать.

Повторяю, "обращение" Буша "о порабощенных народах" 18 июля 2008 года было абсолютно предсказуемым. Ничего сверхординарного в этом "обращении" не было. Коль скоро американский президент обязан каждый год подписывать такое "обращение", а народы, согласно Декларации, порабощены коммунизмом, то Буш должен что-то сказать об этой порабощённости.

Экстраординарно не "обращение" Буша, а всё в совокупности. Вокруг России действительно сжимается какое-то кольцо… Дебольшевизаторская мировая истерика, явно увязываемая с косвенным, но очень напористым "отмыванием" фашизма, — наличествует. И мало ли что еще наличествует!

В любом случае, к "обращению" надо было быть готовым. И либо отвечать на него, либо "умываться".

Буш заявил, что "в ХХ веке зло советского коммунизма и германского фашизма было побеждено, и свобода распространилась по миру с появлением новых демократий".

ЧЕМ ПО СУТИ ЭТО ЗАЯВЛЕНИЕ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ НАШИХ ВНУТРЕННИХ АНТИКОММУНИСТИЧЕСКИХ ДЕМАРШЕЙ? И от того антикоммунистического крещендо, которое закатила РПЦ именно в те самые дни, когда в Америке готовились отметить, как я показал выше, вовсе не избавление от коммунизма, а будущую зачистку и нашего государства, и народа, и церкви.

26 июля (с задержкой на восемь дней) последовало заявление МИДа России, в котором "обращение" Буша оценивается как подпитка "усилий тех, кто в политических, корыстных целях стремится сфальсифицировать факты и переписать историю заново. Все это происходит на фоне удивительной толерантности, проявляемой в Соединенных Штатах к тем, кто в ряде европейских стран пытается обелить "своих" приспешников нацистов".

Далее МИД заявляет: "Осуждая злоупотребления властью и неоправданную суровость внутриполитического курса советского режима того времени, мы, тем не менее, не можем равнодушно отнестись к попыткам уравнять коммунизм с нацизмом и согласиться с тем, что они были движимы одними и теми же помыслами и устремлениями… Исторические факты непреложно свидетельствуют, что именно СССР внёс решающий вклад в победу над германским фашизмом. Именно благодаря Советскому Союзу, ратному и трудовому подвигу советских людей Европа была спасена от нацистской оккупации и порабощения. Память об этом навсегда сохранится в сердцах благодарных потомков".

Я ПОЛНОСТЬЮ поддерживаю каждое слово в этом заявлении. И считаю его очень крупным и позитивным событием последнего времени. Но возникает естественный вопрос. Если МИД, а значит, и государство, заявляют на весь мир такую позицию в том, что касается не только роли СССР в войне, но и принципиального неравенства двух идеологий — нацистской и коммунистической (которые движимы, согласно заявлению МИДа, разными помыслами и устремлениями), — тогда что значит всё, что нам пришлось разбирать в последние недели? Включая вопли по поводу "красных проектов"…

Уж что-что, а графики у нас составлять не разучились. А из графика следовало, что "как только, так сразу". Как только (просто по графику событий) достигнут апогея антибольшевистские радения по поводу 90-летия убийства царской семьи, так сразу настанет время Бушу подхватывать тему и говорить нечто о так называемых поработительских ужасах коммунизма.

"Обращение" Буша резко и правильно осуждено нашим государством. Но и наша церковь, и отдельные представители нашей творческой интеллигенции, которым так хочется взять власть в подельники по очередной дебольшевизации народа, — в каком они оказываются положении? Откуда ПО СУТИ (об остальном и думать не хочется) управляется информационная кампания, которую я вынужден разбирать?

Официальная позиция государства и все, что говорится дебольшевизаторами, расходятся…

Официальная позиция Буша и всё, что говорится дебольшевизаторами, сходятся…

Государство официально оппонирует позиции Буша.

ТЕМ САМЫМ, НАШИ ДЕБОЛЬШЕВИЗАТОРЫ ФАКТИЧЕСКИ ОБЪЕДИНЯЮТСЯ С БУШЕМ ПРОТИВ СВОЕГО ГОСУДАРСТВА, ПОДЫГРЫВАЮТ БУШУ, РАЗМИНАЮТ ДЛЯ НЕГО ТЕМУ.

А теперь рассмотрим, чем это оборачивается в сфере воздействия на общественное сознание.

Время, когда считалось, что в армии вообще не надо заниматься пропагандистско-воспитательной работой, — позади. Теперь уже все понимают, что этой работой надо заниматься, и занимаются. И как прикажете ею заниматься (а это ведь один из частных, но важных вопросов), если пропагандист должен проводить линию государства, но есть отдельная от этой линии линия церкви? А эта церковь тоже работает в войсках.

И что происходит в сознании у воина-христианина? Он должен руководствоваться идеологемой, согласно которой параллели между коммунизмом и фашизмом оскверняют его Родину и историю? Или он должен руководствоваться идеологемой, согласно которой "что коммунизм, что фашизм", и дебольшевизировать свою душу?

Соединить эти две идеологемы в своем сознании он не может. То есть может, но это знаменитая "сшибка по Камерону"! На ней основаны американские инструкции по ведению психологической войны и организации хаоса в сознании солдат противника. На ней были основаны деструктивные действия в рамках "перестройки-1". Церковь в виде нового диссидента и идеологического конкурента государства?! Не слабо!

На месте белых патриотов я хотя бы объяснил другим и себе, чем их позиция отличается от позиции Буша, а также многих иже с ним, с кем они вряд ли хотят находиться по одну сторону баррикад (бандеровцев, прибалтийских фашистов etc).

Мне возразят, что государство — не оракул, и его противоречивые вердикты — не истина в последней инстанции. Я с этим абсолютно согласен. И меньше всего хотел бы выступать в роли цензора, который ловит за руку всех, кто отошел от очень извилистой и не всегда легко обнаруживаемой "государственной линии".

Церковь должна говорить народу правду. Это долг всех, кто занимается общественным сознанием. В том числе, и церкви. Неся свою правду в массы, она может не сверять эту правду не только с позицией власти, но и с интересами государства. Ибо нет ничего выше правды.

Двусмысленность начинается только тогда, когда, с одной стороны, сама церковь хочет выступать в роли, сходной с той, которую исполнял секретарь по идеологии ЦК КПСС. А с другой стороны, хочет говорить нечто, не сверяясь ни с интересами государства, ни с позицией других членов Политбюро и Генерального секретаря ЦК КПСС.

Тут — либо-либо. Либо мнение церкви — это одно из мнений. В этом-то её счастье отделённости от государства. Её и общества. Церковь может учительствовать без оглядки на что-либо. А общество — внимать и вырабатывать свою нравственную позицию с учетом мнения авторитетного института, имеющего тысячелетнюю традицию.

Либо — нет отделенности от государства. А ведь сейчас сама церковь осознанно движется в этом направлении. Но, двигаясь в этом направлении, она не имеет права нечто говорить без оглядки на государственные интересы. А также на международную политику, идеологическую игру и прочее.

Единственное, чего не может быть в природе, — это чтобы одной стороне доставались все плюсы, а другой ничего. Чтобы одна сторона всем всё диктовала так, как будто бы она является рупором идеократического государства, и одновременно могла позволить себе свободу от всякой государственной ответственности.

Впрочем, когда я говорю, что этого не может быть в природе, я вывожу из "могущего быть в природе" одно явление — перестройку. Когда идеологический отдел партии, сосредоточивший в себе всю ответственность за государство и монопольные возможности влияния на сознание граждан, решил разгромить, пользуясь этими возможностями, и сознание, и государство.

Так неужели кто-то хочет воспроизвести эту "внеприродную аномалию"? Но если кто-то хочет этого, то кто-то другой может хотеть и обратного. И этот другой не должен подчинять правду интересам государства. Государство, взявшее на вооружение ложь, обречено.

Хотела ли "внеприродная аномалия" двадцатилетней давности подлинной правды? Теперь мы точно знаем, что она этого не хотела. Есть, например, цифры жертв сталинских репрессий, подтвержденные самыми авторитетными международными инстанциями. Это ужасные цифры, но это совсем не те цифры, которыми приводили в шок советское общество перестройщики, взрывая общественное сознание. Так чем они занимались? Манипуляцией или раскрытием правды?

И ЧЕМ ЗАНИМАЮТСЯ сегодня те, кто настаивает (причем весьма и весьма активно) на том, что отречение царя Николая II — это ГРЕХ РОССИИ, за который она теперь должна каяться (надеясь на возможность прощения, и не более того)? Это правда — или манипуляция?

РАЗВЕ — СПРАШИВАЮ СНОВА И СНОВА — ГРЕХ ОТРЕЧЕНИЯ МОЖЕТ БЫТЬ ЧЬИМ-ЛИБО ГРЕХОМ, КРОМЕ ГРЕХА САМОГО ЦАРЯ НИКОЛАЯ II?

Разве нет священной обязанности монарха-помазанника держать до конца власть, которую легитимным путем и отдать-то невозможно, ибо она сакральна? Держать власть и пасть в борьбе, если на власть посягнули?

У Павла I хватило на это силы духа. Он смог сказать: "Вы можете меня убить, но я умру вашим императором".

В случае Николая II произошло нечто другое.

Мы не должны тревожить тени мертвых и муссировать, что именно произошло. Но мы же не можем делать вид, что этого не произошло. Мы притворимся — нас разбудят другие политики, которые начнут на это указывать.

Нам предлагают обсудить конспирологию убийства царской семьи? Мол, евреи, ритуалы и прочее. Уклоняться? Апеллировать к хорошему тону?

Да, есть сторонники запрещения подобного рода тем. Я с ними КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ СОГЛАСЕН. Всё, на чем я настаиваю, — это серьёзность обсуждения. Тиражируемые легковесные мифы ничего общего с серьёзным обсуждением не имеют. Мы обязаны знать правду о своей трагической истории. Но правду, а не эрзац. Правда же требует интеллектуального усилия. Если хотите — разбирательства фундаментального.

Я никоим образом не претендую на то, чтобы осуществить это разбирательство в данном тексте. Но я занимался темой ничуть не менее тех, кто сейчас выносит скороспелые вердикты. У меня есть по этому поводу как открытая, так и закрытая аналитика. Под аналитикой открытой я имею в виду полное и лишенное некритических экстазов осмысление имеющихся опубликованных материалов. Таких материалов много. Их надо собрать. Освоить. Осмыслить. Я эту работу проводил вместе со своими единомышленниками и готов поделиться результатами.

Есть и другие материалы — не опубликованные, находящиеся в разного рода архивах, включая семейные. Тут нужны такт и, опять же, научная осмотрительность. Потому что определенные данные задевают круг вопросов, не лишенных политической актуальности. Отвечать на эти вопросы в полном объёме — надо. Но нельзя сделать это без апелляции и к таким неопубликованным данным, и к данным, которые еще более эксклюзивны.

Ответить в полном объеме — не значит вынести вердикт. В таких осмыслениях никогда не может быть сделано никаких окончательных выводов. Все, что можно, — это резко продвинуться вперед по отношению к сегодняшним беспомощным претензиям на "раскрытие тайн". Тему надо освобождать от подобного мусора. Но очень осторожно — так, чтобы не выплеснуть с водой ребенка.

ИМЕЮЩИЕСЯ ДАННЫЕ позволяют утверждать с достаточной уверенностью, что нынешняя публичная трескотня по поводу тайн убийства царской семьи представляет собой НАБОР АБСОЛЮТНО НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫХ МИФОВ, ПРЕТЕНДУЮЩИХ НА НЕКУЮ БЕСКОМПРОМИССНУЮ ПРАВДУ.

Всё в этой "правде" — ложь. Всё — агитационная подтасовка. Подтасовка грубая, нарочито лубочная. И — высказываю робкую надежду — если мы хоть чему-то научились за последние двадцать лет, то с сегодняшним обществом этот номер не пройдёт. Ну, если не с обществом, то хотя бы с его мыслящим меньшинством… Может быть, хоть оно не купится на совсем дешёвый лубок, приняв его за окончательную правду о своей трагической (и крайне сложной, как всё трагическое) истории.

Кому-то больше всего не нравится, что данный лубок (мол, "ритуальное убийство" и прочее) не может не быть антисемитским — лукаво-деликатным или же "по полной программе". А мне больше всего не нравится, что это — лубок. Лубок унижает нацию. Он превращает её в "коллективного лоха". Дело не в том, что этот лубок кому-то удобен, а кому-то неудобен. Дело в том, что он замарает всех — и тех, кому он кажется неудобным, и тех, кому он кажется удобным. Шла ведь игра с лубками вокруг Сталина. Доигрались?

Я хотел бы, чтобы думающая часть российского общества попыталась получить ответы на некоторые вопросы. И постараюсь сформулировать эти вопросы. Я не превращаю свои вопросы в скрытые ответы. Ничего никому не навязываю. Просто спрашиваю и искренне надеюсь получить вменяемые ответы. Ответы, а не истерический вой, в котором тонет любое позитивное содержание.

Я задаю эти вопросы не только российской, но и зарубежной аудитории. В том числе и той, которая очевидным образом подпитывает нынешнюю истерику с её лубками. Неужели этой аудитории не хочется знать правду? Касающуюся, в том числе, и не чужих для неё людей с их и впрямь трагической участью? Или эта аудитория знает правду, а распространяет лубки? Это было бы слишком нечестно, я не хочу в это верить.

Прежде всего я хочу понять степень достоверности нетривиальных материалов следователя Николая Алексеевича Соколова. Мне достаточно ясно, что он — человек честный, последовательный, абсолютной белый по своим убеждениям, очень компетентный, смелый и в хорошем смысле слова дотошный. Я абсолютно уверен, что он и впрямь нечто запротоколировал. Однако внутри того, что он запротоколировал, есть как очевидные эпизоды, не требующие особой расшифровки, так и эпизоды, которые надо расшифровывать с применением всего арсенала современных аналитических методов. В том числе и методов контекстуального анализа. Ибо сегодня мы располагаем совсем не тем контекстом, которым располагал Соколов.

К сожалению, такой аналитики пока нет. Её место занимает конспирология. Однако российская аудитория и с сомнительной конспирологической продукцией знакома лишь выборочно. Она питается выжимками из этой продукции. В результате трагедия превращается в трагифарс, а трагифарс самым оскорбительным для жертв трагедии образом переходит чуть ли не в анекдот, очень напоминающий пресловутое "ереванское радио": "Правда ли, что Бабаян выиграл сорок тысяч в лотерею?" — "Правда. Но только не Бабаян, а Карапетян, не сорок тысяч, а сорок рублей, не в лотерею, а в преферанс. И не выиграл, а проиграл".

Вообще омерзительно, когда историю твоей страны препарируют, превращая в подобный анекдот. Политически бесконечно опасно, что такой анекдот уже озвучивается гостелевидением и может заполонить его. Что нечто, вызывающее сарказм в международной компетентной аудитории, в России начинают с пафосом тиражировать (мол, и мы доросли до понимания подлинных тайн). Это унижает и нацию, и элиту, и власть. И вызывает крайнее беспокойство. В связи с чем я продолжаю начатое аналитическое вопрошание.

ИТАК, БЫЛА ЛИ среди вещей императрицы икона с её собственноручной надписью "S.I.M.P. Thе green Dragon. You were absolutely right"? Не только вызывающие сомнения конспирологические изыскания, но и куда более серьезные данные говорят о том, что икона была. Но что означает эта надпись?

Сегодня все уже понимают, что "green Dragon" — это не сообщество мифических сионских мудрецов, а совсем другая организация. Достаточно конкретная и подробно описанная.

Так что царица пишет? Что этот самый "green Dragon" спроектировал её и её семьи трагическую судьбу? А также судьбы многих и многих семей (в том числе моих родственников, например, моего деда, погибшего в 1937 году)? В целом — судьбу нашей страны?

Если она пишет это, и если ей можно верить (а она, с одной стороны, — лицо, обладающее высокой компетенцией, но с другой стороны — женщина, не лишенная экзальтации и находящаяся в отчаянной ситуации), то при чем тут коммунисты, Юровский и его компания, Ленин, Свердлов и кто-либо еще?

Вы хотите знать, что такое "green Dragon"? Вызовите на собеседование дух Карла Хаусхофера. Можно порекомендовать и более легко реализуемые технологии, в рамках которых вы можете побеседовать с некими конкретными лицами. Но давать такие рекомендации я лично буду только в частных беседах, если сочту нужным.

Следующий вопрос касается инициалов. Что такое "S.I.M.P."? Справедлива ли имеющаяся расшифровка, согласно которой это означает: "Superior Inconnu Maitre Philip"? Соглашался ли с такой расшифровкой Соколов? По моим данным, да. Но в таком вопросе нет и не бывает окончательной достоверности. Или совместными усилиями всё-таки можно вывести этот вопрос за рамки банальной конспирологии? Ведь методы, позволяющие осуществить выход из слишком уж одиозной сферы, в XXI веке имеются. Почему их не хотят применить?

Следующий вопрос. Если фраза действительно адресована мэтру Филиппу, то это мессидж царицы ЕЁ учителю-мартинисту (уже умершему). О чем предупреждал царицу при жизни мэтр Филипп? О том, что она доверилась некоему очень опасному кругу людей (включающему Распутина, но не сводимому, естественно, к данной неэлитной личности)? И что этот ЭЛИТНЫЙ круг её погубит? Но об этом же, кстати, предупреждал царицу и ученик мэтра Филиппа Папюс, который дольше наблюдал в действии тот самый элитный круг, чью гибельную функцию угадал мэтр Филипп.

Итак, что означает "You were absolutely right" ("Вы были абсолютно правы")? Абсолютно правы В ЧЁМ? В том, что за спиной Распутина стоят весьма серьёзные международные элитные группы, а также центры иностранной резидентуры (как японской, так и германской), желающие гибели и царской семьи, и России? И что эти группы погубят царицу? Перед смертью царица признала правоту этого утверждения по поводу губительности данных элитных групп?

Но эти элитные группы уж никак нельзя отождествить с коммунистами. Как нельзя в 2008 году пробавляться шушуканьями о Симановиче. В стране достаточно специалистов, понимающих, что группы, о которых идет речь в версии Филиппа и Папюса, имели (в виде высоких титулов и древних дворянских грамот) стопроцентное алиби от обвинений в причастности к "злым инородческим силам". Ну, так мы будем обсуждать эти "автохтонные" элитные силы, будем анализировать такой бэкграунд? Ведь это важно не только для понимания прошлого России, но и для ответа на вопрос о ее будущем. Ибо люди приходят и уходят, а элитные бэкграунды остаются.

Позволю себе еще один вопрос. Не из конспирологических сплетен, а совсем из других источников я знаю о конфликте Николая Алексеевича Соколова и Николая Дмитриевича Тальберга, белого офицера, мешавшего расследованию Соколова как при Колчаке, так и позже. Должны ли мы разобраться в этом конфликте? Ибо если Соколову и впрямь мешали Тальберг и стоявшие за ним люди, то единственным внятным мотивом для их противодействия были приведенные выше нетривиальные материалы, полученные Соколовым.

Но тогда речь идет о сопричастности Тальберга и тех, кто стоял за ним (а это весьма влиятельные международные аристократические круги, преимущественно немецкие, но и не только), тому, что царица (видимо, не без влияния Филиппа и Папюса) назвала "green Dragon". Подворотня с двумя извилинами может трактовать фамилию Тальберг как еврейскую. Но если у подворотни количество извилин превышает две, то и она уже не может этого делать. А если речь идет вообще не о подворотне, тогда…

Понимаем ли мы, что тогда трагедия, которую поспешно пытаются превратить в истерический лубок, и впрямь оскверняется анекдотом: "Не в лотерею, а в преферанс, и не выиграл, а проиграл"? Ибо место привычных фигур из антисемитских комиксов займут люди с совсем иной "расовой спецификой" и диаметрально противоположной идеологической ориентацией.

Речь идет о конкретных людях, конкретных структурах, конкретном элитном генезисе. Хотим ли мы разобраться в этом серьёзно? Если хотим, то разберемся. Может быть, нам понадобится для этого пять лет, а может быть, десять — какая разница? Это история нашей страны, это наша национальная трагедия, и мы обязаны разобраться. Но разобраться! А не шутовски кривляться на глазах ухмыляющейся международной элиты.

Я могу задать еще много подобных вопросов. Но достаточно и тех, которые задал. Задаю их потому, что меня эти сюжеты действительно волнуют. А волнуют ли они тех, кто разыгрывает сегодняшний трагифарс, оскверняющий всё на свете? И реальные судьбы, и историю страны, и государство? Да-да, наше нынешнее российское государство.

А теперь — совсем немного о тех моих семейных сюжетах, которые почему-то тревожат воображение Александра Сергеевича Ципко.

Продолжение следует

Юрий Бялый МЕЛОЧНОСТЬ

Президент, правительство, Госдума, Совет Федерации спешно решают проблему форсированного развития в России малого бизнеса. Поставлена задача к 2020 году довести его долю в валовом внутреннем продукте страны (ВВП) с нынешних примерно 12% как минимум до 60%.

Зачем это вдруг? У нас острейший дефицит его услуг? Где? В торговле? В общепите? В парикмахерских, прачечных, обувных мастерских, автосервисе, пошивочных ателье, пассажирских и грузовых перевозках? Вроде бы в тех регионах, где у населения есть платежеспособный спрос, малого бизнеса вполне достаточно; более того, между малыми предприятиями идет острая конкуренция. А в депрессивных регионах такого бизнеса мало (несмотря опять-таки на острую конкуренцию) потому, что некому и нечем платить за его услуги.

Наверное, в сфере услуг у нас все в порядке, а вот в производственной сфере — беда? Не хватает потребительских товаров, которые может производить только малый бизнес? Негде взять сырье и комплектующие изделия для крупных промышленных предприятий, которые опять-таки может производить этот самый малый бизнес? Но вроде бы никто из "крупняка" на этот счет особенно не плачет. И даже в случае, когда отечественное малое предприятие и производит что-то в этом роде, "крупняк" чаще всего предпочитает это делать сам или покупать за рубежом. Как выразился один из бизнесменов, "так оно, конечно, дороже, но надежнее".

Так зачем вдруг небывалый "форсаж" развития малых предприятий? Оказывается, для создания в стране массового среднего класса — опоры стабильного демократического общества и современной экономики. А средний класс якобы только и возникает в таком количестве и качестве, если доля малых предприятий в занятости населения и в ВВП переваливает за 50-60%. Так, мол, и в США, и в Европе, и в Индии, и в Китае. Кроме того якобы именно малый бизнес, способный, в отличие от крупных предприятий, быстро и гибко приспосабливаться к потребностям рынков, является во всем мире "мотором инновационного развития".

А нам ведь очень требуется и стабильное демократическое общество, и современная экономика, и инновационное развитие, не правда ли? Так что давайте будем равняться на мировой опыт и срочно догонять!

Открою секрет, известный любому грамотному экономисту: малый бизнес "сам собой" возникает и удерживает рыночные позиции там — и только там, — где крупному бизнесу работать невыгодно.

Почему? Потому, что чем больше объем производства услуги или товара, тем меньше доля разного рода "накладных расходов" в себестоимости. Потому, что только крупные предприятия могут вкладывать большие деньги в разработку и внедрение новых технологий, современное оборудование, рекламу, маркетинг, логистику и т.д. И в результате в тех рыночных нишах, где размещаются крупные компании, малые предприятия, за редкими исключениями, с "крупняком" конкурировать не могут.

А где они все-таки конкурировать могут? Где их "нормальные" и успешные рыночные ниши?

Во-первых, там, где масштабы бизнеса изначально малы. Если через перекресток местных дорог в сутки проезжает сотня машин, крупная торговая сеть здесь свой супермаркет не построит. И здесь вполне есть место для малого магазинчика с кафе, автозаправкой и простым автосервисом. Как есть для них место и в отдаленном поселке с двумя сотнями жителей, и на окраинной улочке большого города.

Во-вторых, малые предприятия могут быть успешны в работе по субподрядам крупных компаний. Если, например, большому заводу для какого-то изделия нужно много нестандартных гаек, то делать эти гайки вполне может малое предприятие. Но уже производство интегральных схем для телевизора — малому предприятию никто не поручает.

В-третьих, значительная часть малого (в том числе индивидуального) бизнеса успешно предоставляет "эксклюзивные" услуги узкому кругу заинтересованных потребителей. Это могут быть портной, автослесарь, парикмахер, юрист или дизайнер, к которым постоянно обращается довольная их работой клиентура. Это может быть архитектурная мастерская, разрабатывающая проекты жилья по индивидуальным заказам, или буровая бригада, делающая хорошие "дачные" скважины и колодцы, или бригада строителей, быстро и качественно возводящая "малоэтажные" дома, и т.д. Это может быть кафе, куда каждый день вечером заходят посидеть за чашкой чая или бокалом вина жители квартала — точно так же, как именно в это кафе когда-то заходили по вечерам их родители, бабушки и дедушки.

Наконец, во всем мире, как в странах развитых, так и в странах развивающихся, — значительная часть малого бизнеса работает в сельскохозяйственном производстве и переработке сельхозпродукции.

Однако в развитых странах "малый фермерский бизнес", который дает более 80% товарного сельскохозяйственного производства, — это агрофабрики. В США, например, у такого "фермера" в среднем до сотни наемных работников, около 500 га земли или 500 коров, а также полный комплект механизации сельхозработ и переработки продукции. И те мелкие фермеры, которые упрямо держатся за "дедовский" участок в полгектара, не выдерживают конкуренции и массово разоряются.

И в тех же развитых странах мелкие магазинчики и кафе массово разоряются и неуклонно вытесняются с рынков сверхкрупными торговыми сетями и разного рода "макдональдсами".

Однако, тем не менее, во всем мире малые предприятия успешно работают. И действительно обеспечивают высокую долю в трудовой занятости и ВВП. Почему?

Причины разные. Но главная — в том, что государству нужно обеспечить трудовую занятость собственного населения. А крупный современный бизнес — хоть частный, хоть государственный, — слишком высокопроизводительный, слишком быстро механизируется и автоматизируется. И ликвидирует — не снижая, а повышая объемы производства товаров и услуг — рабочие места.

В развитых странах есть и еще одна важная причина, которую некоторые эксперты назвали "выводящей постиндустриализацией". Все мы в голливудских фильмах видели бандитские "разборки" в антураже "скелетов" огромных мертвых заводов. Так эти заводы и появились в США в результате массированного вывода "грязных", энергоемких и трудоемких производств за пределы страны — в Латинскую Америку, Азию, Восточную Европу, даже Африку. А заодно в США резко улучшилась экология и снизилась энергоемкость ВВП. А заодно исчезло огромное количество "индустриальных" рабочих мест. И возникла необходимость как-то трудоустраивать растущее (в отличие от России!) население. Но то же самое происходит и во многих регионах Европы. С теми же последствиями и проблемами.

Заодно оказалось, что свои "кадры", включая молодежь, не слишком охотно идут на "непрестижные" места мусорщиков, подсобных рабочих, неквалифицированных строителей, горничных и т.п. И потому приходится на эти рабочие места ввозить гастарбайтеров, готовых на любую работу, а для "своих" придумывать и создавать другие "возможности".

Для молодежи это, во-первых, возможность как можно дольше не работать, а получать (отчасти за государственный счет) высшее образование. И если в США великовозрастные студенты, получающие диплом третьего по счету колледжа, все же редкость, то во Франции, Германии, Италии таких очень много.

А кроме этого, конечно, действительно обеспечиваются возможности заниматься малым бизнесом.

Каким образом?

За счет создания — государственными органами, муниципалитетами, университетами — специальных консультаций, в которых "начинающему бизнесмену" помогут разобраться и в законодательстве о малых предприятиях, и в тех потенциально перспективных "рыночных нишах", где есть спрос, и в системе прав и обязательств, которые связаны с принимаемой им на себя ролью.

За счет дешевого (в том числе беззалогового) кредитования начинающих предпринимателей. Во многих странах государственный инвестиционный фонд не только берет на себя выплату процентов по кредиту, но и "бесплатно" предоставляет до половины кредитной суммы.

За счет щадящего налогового режима (например, "налоговые каникулы" на первые 2-3 года "раскрутки" новосозданного малого предприятия, как в Японии и ряде европейских стран).

За счет законодательных мер, ограничивающих экспансию крупного бизнеса в сферу деятельности малого и среднего бизнеса. Например, путем ограничения создания филиалов крупных торговых сетей в небольших городах и поселках или запрета на торговлю гипермаркетов в выходные дни и в вечерние и ночные часы (как в Германии, Бельгии или Испании).

Еще более активно помогают своему малому бизнесу в развивающихся странах. Например, в Индии особым законом перечислено более 800 товаров и услуг, в производство которых крупным и средним компаниям просто запрещено "соваться". Потому что если они сунутся, миллионы малых предприятий, не выдержав конкуренции, разорятся, и на улице окажутся новые десятки миллионов нищих и голодных людей.

А в Южной Корее, Японии, ряде других стран, помимо множества государственных льгот для малого бизнеса, еще есть и писаные и неписаные законы, запрещающие крупным предприятиям консолидировать более 50% капитала малых и средних фирм (то есть их поглощать), а также льготы крупным концернам за закупки товаров и услуг у малых предприятий. И там действительно малый бизнес производит — в качестве субподрядчика крупных предприятий и при их поддержке — значительную часть ВВП.

Но вот насчет малого бизнеса как "мотора инновационного развития" мировой опыт, скорее, малоуспешный. Если, конечно, не подразумевать под инновацией новую форму и цвет крышки для унитаза.

Относительно успешен этот опыт лишь там, где (за много лет или даже за века) государством и крупным бизнесом уже создана — вокруг университетов, колледжей, национальных лабораторий, научных подразделений крупных корпораций — инновационная среда. И где, помимо этого, госвласть постоянно и настойчиво ищет (и иногда находит) адресные законодательные меры, направленные на поиск потенциальных инноваторов и помощь их превращению в инноваторов реальных. Но и в таких случаях почти все действительные инновации создаются в государственных лабораториях и крупнейших корпорациях. Хотя "коммерческую обкатку" инновационных идей нередко доверяют малым предприятиям.

А там, где всего этого нет, попытки превратить малый бизнес в "мотор инновационного развития" с треском проваливаются. Как в Южной Корее, где бюджетные вливания 10 млрд. долл. в соответствующую программу не принесли ни новых технологий, ни нового "хайтековского" качества малого бизнеса.

Есть, правда, пример экономики, производящей высокотехнологичную продукцию на мировой рынок и почти полностью представленной малыми и средними предприятиями — Тайвань. Но строило такую экономику на Тайване государство, причем целенаправленно и упорно.

Тайваньская власть сначала учреждала и финансировала госкомпании, которые создавали в стране инфраструктуру современного производства — дороги, системы энергоснабжения, водопровода, канализации, заводские корпуса и т.д. И одновременно учреждала госкомпании с долевым участием иностранного капитала, которые ввозили в страну современное оборудование и технологии и открывали сборочные производства бытовой и электронной техники из импортных комплектующих.

А затем — под руководством государственных чиновников — начался бум малых предприятий. Активный китаец, желающий открыть собственный бизнес, приходил к государственному чиновнику. И чиновник ему объяснял: вот есть у нас завод стиральных машин. Но все детали для них ввозят из-за границы, и получается дорого. Хочешь выпускать электромоторы для этих машин?

Ты где живешь? Тогда вот тебе недалеко от твоего дома место для мастерской за очень небольшую арендную плату. Иди в такой-то госбанк, я позвоню, получишь дешевый кредит. Потом иди в информационный госцентр — там тебе дадут все нужные чертежи и спецификации и расскажут, какое и в какой стране заказать оборудование. Когда будешь заказывать, позвони, я скажу, что с тебя не надо брать импортную пошлину. Когда будешь устанавливать оборудование, обратишься туда-то, его настроят и обучат тебя на нем работать. А когда будешь готов работать, приходи, я тебя сведу с менеджером завода, и вы договоритесь об объемах и сроках поставки твоих моторов. И заодно определим, какие и до какого времени ты будешь получать налоговые льготы.

Так хочешь делать эти моторы? Хочешь? — договорились. А когда твой бизнес подрастет — приходи, вместе подумаем, куда можно экспортировать твои моторы, и не пора ли тебе расширяться и заняться чем-то другим. Вон сейчас в мире транзисторы все больше в цене.

Не хочешь? Действуй на свой страх и риск. Но только тогда никакой госпомощи и никаких льгот.

Если я и утрирую, то совсем чуть-чуть. Тайваньская экономика малых предприятий выросла на таком вот государственном подходе, под патронажем госпредприятий и при таком — причем массовом — государственном чиновнике. И теперь эта экономика (уже давно переросшая свой "малый" этап и в основном приватизированная) ведет активную экспансию в континентальный Китай и насаждает там примерно такую же технологию развития малого бизнеса.

Но вернемся на нашу грешную землю, где явно нет подобных чиновников, и попробуем разобраться в некоторых цифрах.

Что означает постановка задачи "до 2020 г. довести долю малого и среднего бизнеса в ВВП до 60%"? Если наш крупный бизнес будет расти скромными темпами 6% в год, объем производимого им ВВП за эти годы удвоится. Но тогда простой расчет показывает, что малый и средний бизнес, с его нынешней долей в ВВП около 12%, в это же время должен расти темпами 20% в год и вырасти в 10 раз. Мировая "рыночная" статистика показывает, что так не бывает. А добиться этого можно двумя вовсе не рыночными способами: либо старательно тормозить развитие национального крупного бизнеса, либо дробить этот бизнес на мелкие куски. Обрушивая таким дроблением отечественную экономику так же, как ее обрушили в начале-середине 90-х годов.

Далее, что значит "60% активного населения страны должны стать предпринимателями"? Убежден, что это была оговорка, поскольку так практически нигде не бывает. Хотя бы потому, что, как выяснили экономисты и социальные психологи, во всем мире к предпринимательской деятельности в среднем способно только 5-12% активного населения.

60% предпринимателей не бывает в глубокой Африке, где нет промышленности и все население занято в мелком крестьянском хозяйстве. Поскольку там принимает решения и владеет землей, скотом и урожаем лишь глава большой семьи из 15-20 человек.

60% предпринимателей не бывает и в развитых странах. Доказательства легко найти, например, в ежегодных справочниках Всемирного банка. Там написано, что на 2004 год в Германии все бизнесмены скопом — и крупные, и средние, и малые, и индивидуалы, объединенные под общей графой "работодатели и самостоятельно занятые", составляли около 11%, а 89% трудоспособного населения попало в графу "наемные работники". В Великобритании в том же году "бизнесменов" было 13%, наемных работников — 87%. В США "бизнесменов" было менее 8%, а наемных работников — более 92%.

Примерно те же цифры обнаруживаются и в справочниках нашего Росстата. Для России на тот же 2004 год там написано: "бизнесменов" 6,8%, работающих по найму 93,2%. То есть, как в США!

Но где в мире все-таки есть много "бизнесменов"? Оказывается, в Бангладеш (83,6%), Тайланде (56,2%), Киргизии (59,2%) и т.п. Там "малый бизнес" действительно производит больше половины ВВП. Однако каждый, кто бывал в этих странах и встречался в них со спецификой "малого бизнеса", знает, насколько он далек от современной и, тем более, "инновационной" экономики. Нам предлагают равняться на них?!

Надеюсь, что нет. Но и там, где имеется вполне современный малый и средний бизнес, его успешность вовсе не предопределена. В отличие от крупных корпораций с многолетней историей, в сфере малого и среднего бизнеса ежегодно возникают и ежегодно банкротятся сотни тысяч предприятий. Люди, которые их создают снова и снова, во-первых, точно понимают, что их бизнес-порывы могут получить кредитную, налоговую, консультативную, страховую и т.д. поддержку и, во-вторых, заряжены привычной для своего общества, создававшейся многими десятилетиями и даже веками, психологией предпринимательского успеха. Как сказал один британский предприниматель: "мой отец разорялся шесть раз и открывал новое дело семь раз. И потому я живу на хорошей вилле".

Возможна ли в России такая поддержка начинающего малого предпринимателя? А ведь без нее неоткуда взяться "психологии успеха", позволяющей шесть раз разоряться и семь раз открывать новое дело…

Но и это не всё. Психология успеха, как социальное явление, не может возникнуть без широкого общественного доверия к качеству услуг и товаров, предоставляемых бизнесом. И это особенно относится к малому бизнесу, не имеющему мощной рекламной поддержки и именитого бренда. А доверие такое завоевывается лишь качеством товара или услуги. И контролем этого качества — и со стороны госорганов, и со стороны отраслевых и региональных предпринимательских гильдий, и со стороны объединений потребителей.

Почему? Потому, что именно малый бизнес практически везде является сферой наибольшего развития "теневой экономики", коррупции и связанного с ними криминалитета. По данным Всемирного банка, доля теневой экономики в ВВП составляет от 12-14% в США и странах ЕС, до 40-50% в странах Латинской Америки и 70% в странах Африки, причем большинство этих процентов относится именно к сфере малого бизнеса. В России, по тем же данным, доля теневой экономики в ВВП около 50%.

А потому именно для контроля малого бизнеса везде в мире государство содержит основную массу чиновников, прежде всего налоговиков и юристов. И именно малый бизнес обслуживает большинство разных экспертов и консультантов — кредитных, налоговых, юридических и т.д.

Меня спросят: так что, не нужно освобождать российский малый бизнес от чиновных коррупционных поборов? Конечно, нужно. Надо ли создавать условия для того, чтобы любой предприимчивый человек, имеющий идеи и драйв для этого занятия, мог себя реализовать в сфере малого предпринимательства? Безусловно, надо.

Только вот там, где малый бизнес успешен, все эти условия СИСТЕМНО создает государство. И вовсе не только принятием хороших законов, а еще и огромными инвестициями в инфраструктуру малого бизнеса, и созданием для него развитых средств информирования и консультирования, и целевой поддержкой именно того бизнеса, и именно в таких объемах, которые требуются обществу и экономике.

И потому — несколько коротких констатаций.

В России, как подчеркивает Росстат, нет избыточных трудовых ресурсов, которые во всем мире пополняют армию малого предпринимательства. Население страны сокращается на 700 тыс. человек в год. Работников не хватает почти повсеместно. Именно поэтому, чтобы их набрать и удержать, предприятия России — и государственные, и частные, — вынуждены повышать зарплату гораздо быстрее, чем растет производительность труда. И тем самым повышать себестоимость продукции и разгонять инфляцию. Если власть вправду сумеет вытеснить много работников в малый бизнес, это лишь дестабилизирует имеющиеся производственные комплексы и экономику в целом. То есть в России малый бизнес в масштабах, заявленных нынешней российской властью, попросту не нужен и невозможен.

Форсированное освобождение малого бизнеса от государственного контроля, в отсутствие выстроенной и эффективно функционирующей "машины" такого контроля со стороны дорожащих своей репутацией гильдий производителей и активных обществ потребителей, — обязательно приведет к ухудшению качества и безопасности продукции на российском рынке. И никакое страхование рисков и возмещение ущерба задним числом — этот процесс не остановит.

Это же "освобождение от контроля" приведет к ускоренной криминализации малого бизнеса, как это происходит везде в мире, где такой контроль слаб. И где наиболее "успешны" такие малые предприятия, которые контролируются криминальными группами и превращены в "прачечные для криминальных денег", а также "фиктивные" малые предприятия, создаваемые крупными производителями для вывода части прибыли от налогообложения. Как минимум значительная часть оборота малых предприятий уйдет в "тень", сократив налоговые отчисления в бюджеты и социальные фонды. А их работники лишатся тех минимальных социальных и пенсионных выплат, которые хоть как-то обеспечиваются на крупных частных и государственных предприятиях.

Наконец, неизбежное обострение конкуренции на рынках, занимаемых малыми предприятиями, приведет к скачкообразному увеличению числа их банкротств и выталкиванию "на улицу" их наемных работников. В нынешнем российском обществе, где никто не привык шесть раз разоряться и семь раз начинать сначала, это вызовет далеко не благостные процессы социального и политического характера.

И под конец основной вопрос: это такой мы будем формировать "средний класс"? И такую "современную" структуру производства основной части ВВП? Так, может, весь сыр-бор ради того, чтобы понимающие все перечисленное "ушлые" ребята "распилили" часть бюджетных денег, выделенных на соответствующий "национальный проект"?

Но тогда при чем здесь инноватика и развитие?

Анна Кудинова ИГРА В «ЭКЗОРЦИЗМ»

В августе 2006 года по радио Ватикана выступил священник Габриеле Аморт, главный экзорцист при Папе Бенедикте XVI. В католической традиции экзорцизм — это публичный акт изгнания дьявола из человека, животного или вещи. По словам Аморта, он изгонял дьявола более 50 тысяч раз.

Священник со столь богатым опытом заявил, что дьявол может "завладеть душой не только одного отдельного человека, но даже группы людей или целого народа", и выразил убеждение в том, что все нацисты были одержимы дьяволом. А далее Аморт предположил, что дьяволом был одержим не только Гитлер, но и Сталин — "об этом можно судить… по ужасам, которые они творили, и… которые делались по их приказаниям".

Логика Аморта диктует вывод, что одержимый дьяволом Сталин тоже "заразил" весь советский народ. Но если Германия, прошедшая через горнило осуждения нацизма, очистилась от скверны, то Россия так и пребывает в скверне. И потому ее надо подвергнуть экзорцизму — осудить, наконец, преступления коммунизма. Например, как регулярно требуют прибалтийские политики, устроить для России "новый Нюрнберг".

Заметим, что прозвучавшее 18 июля заявление Д.Буша о коммунизме и фашизме как "едином зле" XX века, вызвавшее резкую реакцию российского МИДа, — не первое проявление его "экзорцистского" рвения. Еще в сентябре 2006 года — через несколько дней после ватиканского выступления Аморта — президент США фактически уравнял Ленина и Гитлера, как своеобразных предтеч бен Ладена, назвав их "злыми и амбициозными людьми", поставившими мир на грань катастрофы.

Но у Аморта и Буша есть солидные предшественники. Первая "экзорцистская" попытка уравнивания "коммунизма и фашизма как двух тоталитаризмов" была предпринята К.Поппером и Ф.фон Хайеком еще до окончания Второй мировой войны. Позже эстафету "осуждения двух равномерзких тоталитаризмов" передавали (от Ханны Арендт к Збигневу Бжезинскому и далее) многие западные политики и интеллектуалы. Причем не просто передавали, а постепенно трансформировали из формулы "советский тоталитаризм ничуть не лучше фашистского" в формулу "советский тоталитаризм хуже фашистского"…

А потом эту формулу активно эксплуатировали "отцы перестройки". Например, А.Н.Яковлев, который заявлял, что "родоначальником и основоположником фашизма" является Ленин, и призывал Россию "очиститься" — "встать на путь всесторонней дебольшевизации жизни". И эту же формулу в России всё более активно "раскручивают" в течение нескольких последних лет. Причем в "союзном диалоге" с зарубежными последователями Хайека и Бжезинского.

В 2003 году официально осудить "преступления тоталитарных режимов" предложил делегат ПАСЕ из Нидерландов Ван дер Линден. А в 2005 году, когда он возглавил ПАСЕ, швед Йоран Линдблад представил доклад "Необходимость осуждения международным сообществом преступлений коммунизма". Российская делегация в ПАСЕ напомнила, что объявление коммунистического режима СССР нелегитимным неизбежно потребует пересмотра всех международных документов с его участием, включая подпись СССР под уставом ООН.

Резолюция по этому докладу через ПАСЕ не прошла. Но в январе 2006 года сессия ПАСЕ приняла другую резолюцию, призывающую "все коммунистические и посткоммунистические партии в государствах-членах пересмотреть историю коммунизма и свое собственное прошлое, четко дистанцироваться от преступлений, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами, и однозначно осудить их, если до сих пор это не было сделано".

При этом на звание главных "антикоммунистических экзорцистов" претендуют прежде всего прибалтийские политики. Например, премьер Литвы Гедиминас Киркилас, который неоднократно заявлял: Литва добивается, чтобы нацистские и коммунистические преступления оценивались одинаково. В марте 2008 года по его инициативе в Брюсселе прошла "дискуссия по вопросам преступлений тоталитарных режимов" с участием Швеции, Польши, Чехии, Латвии, Литвы, Германии, а также Европарламента, Еврокомиссии и Украины. На встрече была учреждена неформальная инициативная "группа осуждения преступлений тоталитарных режимов", а также предложено создать "Европейский фонд тоталитарных преступлений" и дополнить программы школ стран ЕС "информацией о преступлениях коммунизма".

В апреле по инициативе Латвии в том же Брюсселе прошла конференция "Преступления, совершенные тоталитарными режимами". Конференция предложила Еврокомиссии "сформулировать общую позицию в отношении к преступлениям тоталитарных режимов, в том числе к преступлениям тоталитарного коммунизма". А также "провозгласить 23 августа — день подписания пакта Молотова-Риббентропа — Днем памяти жертв тоталитарных режимов в Европе, и начать его отмечать в европейском масштабе".

Бывший министр иностранных дел Латвии С.Калниете не раз заявляла: "Наши страны часто подозревают в мести. Но это — не месть, а историческая справедливость…"

Видимо, именно из "чувства исторической справедливости" в Латвии День Победы вообще не празднуют — ни 8, ни 9 мая. А вместо него пиарщики Министерства окружающей среды решили объявить 8 мая "днем победы Цукменса над пластиковыми пакетами". Цукменс — это человек-свинья, местный пиар-персонаж, борющийся с мусором и защищающий окружающую среду. То есть попытались День Победы заменить на "день победы Свиньи над Мусором"… Справедливости ради отметим, что это вызвало массовое возмущение не только у русскоязычного населения, и в итоге Цукменс боролся с пластиковыми пакетами в другой день.

7 июня в сейме Латвии прошла международная конференция "Падение Берлинской стены: от Будапешта до Вильнюса". Основной лейтмотив конференции: Западу, которому не пришлось столкнуться с советской жестокостью в полной мере, сложно приравнять коммунистов к нацистам; для осуждения преступлений коммунизма необходима политическая воля, но — увы! — Запад демонстрирует её отсутствие…

И страны Прибалтики начали настойчиво пробуждать эту самую "волю".

12 июня — в День независимости России — в центре Вашингтона отметили первую годовщину закладки "мемориала жертв коммунизма во всем мире". Венки к монументу возложили представители посольств 20 бывших коммунистических стран и члены конгресса. На памятнике, который строит некий "Объединенный балтийско-американский комитет", будет выбито: "Более чем ста миллионам жертв коммунизма и всем, кто любит свободу".

17 июня сейм Литвы принял закон, запрещающий публично использовать нацистскую и советскую символику…

5 июля в Эстонии прошел слет солдат и офицеров, воевавших на стороне нацистской Германии и объединившихся в… "Союз борцов за Свободу". Участники потребовали, чтобы парламент официально признал их освободителями. А через три недели в Эстонии же прошел традиционный слет ветеранов 20-й дивизии СС, участников которого приветствовали депутаты парламента и представители местной власти…

Эту "экзорцистскую эстафету" уже давно подхватили и на Украине.

Президент Ющенко требует законодательно оформить ликвидацию в государстве символов тоталитарного и коммунистического режимов. Кроме того, именно он внес в Раду законопроекты, приравнивающие "борцов за независимость Украины 30-60-х годов" к воинам Красной Армии, а также устанавливающие уголовную ответственность за отрицание Голодомора: "Украина должна раз и навсегда отмежеваться от советского прошлого, осудить коммунистический режим".

В конце мая в Ивано-Франковске отпраздновали 65-летие дивизии СС "Галичина", и в это же время Львовский облсовет предложил президенту вместо празднования Дня Победы 9 мая "беречь казацкие традиции и славить их последователей — воинов УПА".

Примеры можно множить до бесконечности. Но и перечисленное показывает, что и западным, и прибалтийским, и украинским политикам очень хочется исполнить в отношении России обряд экзорцизма. Однако по канону к свершению такого обряда допускается лишь тот, кто набожен и наделен "благоразумием и непорочным образом жизни". Это прибалтийские эсэсовцы и "герои УПА"? Это Буш, в очередной раз "пнувший" коммунизм и Россию по поводу "Декларации о порабощенных народах"? Это Маккейн, заявивший, что Россия не очистилась от коммунизма, и призвавший выдворить ее из "восьмерки"?

Накануне принятия резолюции ПАСЕ, призывающей "посткоммунистические" страны "дистанцироваться от преступлений, совершенных тоталитарными коммунистическими режимами", греческий композитор Микис Теодоракис заявил в коммюнике, обращенному к ПАСЕ: "Во имя погибших коммунистических товарищей, тех, кто прошел гестапо, лагеря смерти и эшафоты ради уничтожения нацизма и торжества свободы, я могу сказать этим господам лишь одно слово: позор!.. Совет Европы решил изменить историю, фальсифицировать её, приравняв жертв к палачам, героев к преступникам, освободителей к оккупантам, коммунистов к нацистам!"

Теодоракиса не услышали. Не удивительно, если в самой России, пролившей в борьбе с нацизмом (под знаменем коммунизма!) столько крови, все громче и настойчивее звучат голоса наших собственных "экзорцистов"…

Ким Батыров НАДУВНЫЕ ОЛИГАРХИ

На дворе был 1987 год — самый разгар перестроечных новшеств и веяний. Однажды мне, главному инженеру и первому заместителя генерального директора объединения "Интернефтегазстрой", доверенный человек передал деловое предложение от некоего Ходорковского. Он обитал в офисе на задворках Павелецкого вокзала — среди пакгаузов в неприметном вагончике. В таковом вагончике и произошло мое знакомство с предпринимателем кооперативного закваса Михаилом Ходорковским. Тогда в советском законодательстве еще не был отменен запрет на частное предпринимательство и спекуляцию. А кооператоры уже получили "вольную". Идея высвободить инициативу и ответственность трудовых коллективов и их руководителей от пут косной бюрократии ведомств, местничества партийных бонз в областях и республиках нам, технократам, конечно же, была не чужда. Самофинансирование и самоокупаемость — заветные слова, появившиеся в документах последнего съезда КПСС, вселяли надежду, что с так называемым застоем мы справимся. Экономика обретет новые стимулы роста. Но настораживал и заронял недобрые предчувствия "радикальный", но несуразный Закон о кооперативах. Экономического смысла в такой вымороченной кооперации не было и на грош. Создание ростков предпринимательства в высокоразвитой индустриальной и технологической базе Советского Союза, сопоставимой по мощи с американской, подменялось сомнительным потворством убогой стихии мелкого "частника", примостившегося где-то на задворках масштабной плановой экономики. Это выглядело странно и несерьезно.

"Архитекторы перестройки" громыхали ленинской фразой 20-х годов: "социализм — строй цивилизованных кооператоров". Но данное определение относилось ко временам, когда тягловой силой в деревне была лошадь, а в городе в разруху 20-х годов безработному улыбалась удача скорее наняться на кустарную артель бондарей, чем на железоделательный завод. Ни с того ни с сего в сверхдержаве, которая давно переросла фазу индустриализации, запускала на орбиту космические станции и построила Океанский флот, мелкий выжига и кустарь-"кооператор" был объявлен "мотором" подъема экономики из мифического застоя. Ведущей силой преобразования всего хозяйственного и экономического уклада. Сказать по правде, никто из моего круга руководителей индустрии тогда не мог взять в толк, на кой Горбачев и Яковлев якшаются с этими мелкотравчатыми "кооператорами", как черт с младенцем… Всё прояснилось лишь в августе 91-го года.

С самого начала "перестройщики"-антикоммунисты лишь притворно возлагали на кооперативы некие созидательные задачи. На поверку это напоминало возврат вспять, к угару нэпа. "Крупный нэпман кормится главным образом вокруг трестов и других органов государственного управления. Он скупает государственную продукцию и сбывает ее мелкому собственнику. Живет в мире взяточников и казнокрадов", — писал в 20-е годы XX века Георгий Федотов о подозрительном, похожем на баловней горбачевской "перестройки" персонаже. Эту подмену, идеологическое ловкачество общественное мнение не распознало в перестроечном хмелю. Жулики-лжекооператоры, на которых порой клейма негде было ставить, пользовались высоким покровительством и витийствовали на всю страну в телешоу "Взгляд". По-моему, лжекооперативное движение было не без умысла посеяно, словно чертополох, на социалистической хозяйственной ниве. Оно стало орудием развала экономической системы "тоталитарного" СССР. Все эти новоявленные корейки не прятали свои сокровища по сундукам, а "честно" платили партвзносы с сумасшедших барышей, да еще бахвалились своей неподсудностью. Получили они и неограниченную свободу рук перекачивать безналичные оборотные средства в наличные. По мере раскручивания оборотов этого подобия "денежного станка" в кооперативном секторе, расстраивалось и рушилось равновесие спроса и предложения на товарных рынках. Это и породило чуму "дефицитов" и мороку очередей, тогда как в натуральных показателях оборот торговой сети даже возрос, — при пресловутых "пустых прилавках".

Правда, тогда, в 87-м году, куда всё это заведет, представлялось смутно. Многие люди моего круга, возглавлявшие крупные индустриальные комплексы, в глубине души надеялись, что "кооперативная" блажь высокого начальства схлынет. И тогда с чистого листа реформой экономики займутся без дураков, на зрелой, здравой научной основе… Но так явно не думал некто Ходорковский, с которым я 11 лет назад все-таки встретился в вагончике у Павелецкого вокзала. Михаил Ходорковский при первом знакомстве нисколько не походил на мелкотравчатого пронырливого "кооператора" из ненасытной породы, кому всегда не хватает десяти рублей до тысячи. В нем чувствовались масштаб и сильная деловая хватка. Он напомнил мне годы молодые, когда в моем поколении выделялся неугомонный тип "комсомольского авангардиста", за которым, по мнению старших, нужен глаз да глаз. Каково же оказалось деловое предложение Ходорковского? Он звал нас, объединение "Интернефтегазстрой", войти в соучредители коммерческого банка. Впоследствии он стал знаменит под названием "Менатеп" (межотраслевой центр научно-технических программ). Это был один из первых возникших в "перестроечном" чаду, на пустом месте коммерческих банков. Рядом со Стройбанком СССР, где наши предприятия Миннефтегазстроя кредитовались, "Менатеп" должен был выглядеть, как мышь рядом со слоном. Ходорковский открыто и толково разъяснил, в чем деловые выгоды учредителей нового банка в той небывалой, исключительной ситуации, когда кредит перестает быть исключительной монополией государства.

Похоже, отчасти правота его была в том, что никакой предосудительной подоплеки в задуманном предприятии не было. Уж коли ЦК партии дал установку, что кооперативное движение следует всемерно поддерживать. А в закон о кооперативах закралась строчка, что они вправе учреждать свои банки. Государственным предприятиям не заказано впредь идти на смычку с новым предпринимательским укладом.

Для нашего "Интернефтегазстроя", который был ведущим подрядчиком на строительстве нефтегазовых объектов Совета Экономической Взаимопомощи в Сибири, на Украине, по всему СССР, будущий "Менатеп" выглядел, конечно, мальцом. У нас одних иностранных рабочих занято было 60 тысяч человек, а бюджет исчислялся миллиардами рублей. Накоплены были у нас и свободные средства, в том числе и в переводных рублях… Ходорковский неспроста набивался к нам в деловые партнеры. Да и взнос учредительский в капитал нового банка для нас был невелик — 500 тысяч рублей. И эта сумма была равна четвертой доли уставного капитала будущего "Менатепа"…

КЛОНДАЙК НА МАРОСЕЙКЕ

С неделю я размышлял над этим необычным, в духе новых времен, деловым предложением. По должности первого заместителя генерального директора "Интернефтегазстроя" у меня были полномочия распорядителя кредитов, а начальник объединения, как правило, соглашался с моими решениями. В Миннефтегазстрое согласовывать не требовалось. К тому времени права хозяйственной самостоятельности производителей были уже достаточно широки. Опять же, сумма вложений более чем скромная… И все-таки, хоть с виду комар носа не подточит, дело без подвоха и риска, но душа противилась. И не в "консерватизме" была загвоздка, не в перестраховке. И не то, чтобы личность будущего партнера не приглянулась, вовсе нет. Отвращала сама подспудная мировоззренческая подкладка затеваемого дела. Моим убеждениям коммуниста, сына фронтовика, прошедшего школу руководителя — от рядового механика на трассе до заместителя начальника "сэвовского" главка, чужд был сам прозрачный замысел "Менатепа": стяжание сверхприбылей на стыке планового и спекулятивного секторов экономики, которая претерпевала метаморфозу с неясными последствиями. Я заподозрил здесь точку противостояния миров, друг другу чуждых и даже, как выяснилось гораздо позже, враждебных. Ведь в год, когда грянул дефолт, "Менатеп", ставший к тому времени одним из крупнейших банков, под шумок "кинул" своих вкладчиков и увел активы в укромные убежища. Об этом в открытую тогда писали в прессе, но банкиры-"банкроты" чувствовали себя неуязвимыми под крылом ельцинской камарильи…

Мой отказ Ходорковский воспринял с огорчением, но расстались мы вполне дружески… Видно, не суждено было мне — заядлому трассовику, жизнь посвятившему строительству нефтегазовых магистралей, угодить, как кур в ощип, в эту олигархическую бражку. За что я на судьбу нисколько не в обиде. И все-таки то, что приключилось в годы последующие: крушение Миннефтегазстроя и растаскивание по "частникам" его индустриальных активов, возвышение "Менатепа" и ЮКОСа, прихвативших почти задаром тюменские нефтепромыслы, которые наш брат-строитель десятилетия поднимал среди болот и топей, и печальный финал самого первого сверхбогача страны, — всё будто вчера случилось, так остра память. Есть над чем поразмыслить… И вот нечаянно новый повод, толчок непростым размышлениям о прожитом, в том числе о том памятном разговоре в вагончике у Павелецкого и его подноготной, дало мне недавно прочтение только что вышедшей в русском переводе эпической "саги" о 90-х годах в России Дэвида Хоффмана, одного из ведущих обозревателей "Вашингтон пост". В середине 90-х он работал корреспондентом в Москве. Хоффман описывает события и факты, совпадающие по контексту с фабулой несостоявшегося моего партнерства со "структурами" Ходорковского. Неплохо осведомленный американец как бы с другой, противной стороны, которая была от меня и большинства скрыта, проливает новый свет на уже известные, казалось бы, факты.

"Хоффман блестяще демонстрирует, как на первый взгляд случайные и незначительные поступки и обстоятельства привели, в конце концов, к колоссальному перевороту в обществе", — написано в аннотации на суперобложке. Пожалуй, в свете тех фактов и событий у истоков "Менатепа", которыми я был сторонним свидетелем, сказанное не выглядит чрезмерным преувеличением. Но вот другая сентенция, из лондонской "Санди таймс", отдает типичным западным цинизмом: "Если бы эти люди не сделали свое дело, Россия бы по-прежнему чахла в условиях безнадежно неэффективной административно-командной системы". Лжет британская ханжа! Если даже представить себе, что никаких горбачевских подкопов под социализм не произошло, и дело обошлось без профанических экономических реформ, не подверглись бы погрому производительные силы общества, а неизбежные структурные преобразования развились бы на основе плановой экономики, по "китайской модели", — страна бы, не колеблясь утверждаю, процветала. А "чахнет" она как раз на наших глазах, когда от ресурсного, технологического и инновационного потенциала СССР осталась едва треть.

"Но это, с одной стороны, — оговаривается, не очень конфузясь, "Санди таймс", а с другой, эти люди отстаивали исключительно собственные интересы и совершили самую крупную кражу в истории. Успех увлекательной повести, написанной Хоффманом, в том, что в итоге обе эти точки зрения оказываются убедительными". Здесь какая-то фарисейская несуразица! "Крупнейшая кража в истории" — она же и неслыханное благодеяние для ограбленной страны! Ни в какие ворота не лезет… А попросту опус в 600 с лишним страниц со скрупулезным перечислением автором более ста имен истцов-свидетелей событий из московской либеральной тусовки, поделившихся с Хоффманом откровениями об антисоветской интриге 90-х годов, — рьяная апологетика. Главенствующий, насквозь ложный антиисторический тезис автора: олигархический капитализм в России — "неизбежный" этап на пути страны к либеральной рыночной системе. И шестеро демиургов истории 90-х — героев книги — Ходорковский, Лужков, Чубайс, Березовский, Гусинский, Смоленский — якобы возглавили этот "грандиозный переход".

Непременно найдутся и "продвинутые" начетчики либерализма, которые восхитятся писаниями Хоффмана, подобно персонажу Салтыкова-Щедрина, "западнику Тебенькову", для которого "всё равно, что Восток, что Запад, по пословице — была бы каша заварена, а там хоть черт родись!"

Книга Хоффмана, на мой взгляд, дрянная и написана как бы в отместку и в назидание нынешнему путинскому режиму, который отступился от эпических свершений ельцинизма 90-х годов… И все-таки мне крайне любопытно было узнать подробности, сопутствовавшие нашему незадавшемуся деловому партнерству с "комсомольским" выдвиженцем Ходорковским, которого Хоффман на полном серьезе величает "одним из первых титанов новой эры предпринимательства" и "выдающимся финансистом". Чисто по Драйзеру: "Титан" и "Финансист"! Чем же заслужил Ходорковский прозвище "титана"? Он якобы придумал первым, как превращать безналичные средства в наличные деньги. И это тоже неправда. Фокус известен был задолго до него, и многие проворовавшиеся хозяйственные руководители, погорев на этом, отправились в места не столь отдаленные.

Вот куда Ходорковский в самом деле поспел первым, так это на "Клондайк" на Маросейке. Хоффман подтверждает, что "титан предпринимательства", оказывается, имел официальную "крышу" ЦК ВЛКСМ, который разрешил для своих организаций "некие новые правила финансовой деятельности". Этим ЦНТТМ (центрам научно-технического творчества молодежи) комсомольское начальство дозволило получать ссуды и расходовать деньги по своему усмотрению. Хоффман почему-то вообразил, что это баловство "созвучно идее самофинансирования". Безналичные средства на счетах предприятий он почему-то путает с государственными субсидиями. Словно это деньги не заработанные, "не настоящие". И эти, дескать, "бесполезные" безналичные деньги ходорковские наловчились превращать в наличные. Если контора Остапа Бендера понарошку заготавливала рога и копыта для нужд легкой промышленности, то так называемые центры научно-технического творчества молодежи подряжались оказывать псевдонаучные прикладные услуги заказчикам из госпредприятий и всем, кто только под руку подвернётся… На что же уповали высокопоставленные "благодетели"?

Это ведь всё равно, что проделать дырку в плотине и ожидать, какой прок из этого можно извлечь. Вот Ходорковский и воспользовался дармовщиной и потворством, предлагая услуги по перекачке безналичных денег со счетов предприятий в наличные. Вот и весь фокус "титана" и "гиганта мысли". Навалом пошли фиктивные договора на оказание "услуг". Зачастую это была обыкновенная макулатура, которую выдавали за научные штудии. Сам Ходорковский откровенничал: "Мы (ЦНТТМ — К.Б.) играли роль посредников. Бизнеса не было — ничего не продавалось и не покупалось…"

Из книги Хоффмана я узнал еще некоторые любопытные подробности, о которых Ходорковский, понятное дело, умолчал, когда мы вели с ним переговоры. Он страсть как был заинтересован, чтобы "Интернефтегазстрой" вошёл в число учредителей будущего банка "Менатеп". Теперь выясняется, что первоначальный капитал Ходорковский с компаньонами нажили не "научным творчеством", а махинациями с ввозом поддельного коньяка "Наполеон" и липовой шведской водки "Абсолют". Но более всего денег они нажили на спекуляциях импортными компьютерами, которые приносили десятикратный барыш. Помнится, все в нашем кругу тогда чертыхались: почему Внешторг, словно у чиновников руки отсохли и разум помутился, не сподобится сам поставлять в государственную торговую сеть оптовые партии компьютеров, которые были ходовым и доступным товаром на Западе? А Ходорковский, словно коробейник, сбывал импортные компьютеры с рук, поштучно, провозя их правдами и неправдами через таможню. Хоффману "титан мысли" сознался, что правоохранительные органы не беспокоили его два года после звонка некоего высокопоставленного покровителя из Госкомитета по науке и технике. Еще один "зачарованный" — директор Института высоких температур Александр Шиндлин, который, по свидетельству Хоффана, имел связи с "влиятельными людьми за рубежом, что обеспечивало ему источники финансирования". Ходорковский давно положил глаз на "богатый институт". И вот из саги Хоффмана о чудесном вознесении мелкого дельца в олигархи проясняется, что, получив отказ "Интергазнефтестроя" войти в соучредители "Менатепа", Михаил Борисович недолго горевал. Забросил удочку в дирекцию Института высоких температур, занимавшегося, к слову сказать, закрытой тематикой в области ракетных двигателей и лазерных технологий…

ЖУЛИЧИКИ-СТРАСТОТЕРПЦЫ

"Они были энергичными людьми, — оправдывал впоследствии свое доброхотство академик Шиндлин, — известными комсомольскими деятелями. Культурными людьми с незапятнанной репутацией, а не мелкими жуликами". Ходорковский года за два до событий уже "стрельнул" из кассы этого академического института "немного денег" на развитие. На этот раз он поведал Шиндлину, что задумал основать банк и нуждается во "влиятельном и статусном соучредителе". "Парни, вы молодцы!" — воскликнул академик, который души не чаял в застрельщиках "первоначального накопления". "Шиндлин согласился войти в правление нового банка "Менатеп", — повествует далее Хоффман. А "ребята" уже открывали оффшорные счета и переправляли за бугор твердую валюту…

Неужто многомудрый академик Шиндлин не почувствовал подвоха, позволив вовлечь институт, далекий от банковского дела, в авантюру "Менатепа"? Когда автор этих строк ответил отказом Ходорковскому войти в дело, никаких сведений и даже догадок о криминальной подоплеке его деятельности не было. Мы не поладили, скорее, по причине несовместимости наших взглядов на сущее. Ходорковский в моих глазах воплощал дух мамоны, хотя и косил под пылкого комсомольского энтузиаста. Позже, гораздо позже, в 91-м году, он откровенно выразил свое кредо менялы в книге "Человек с рублем", передразнивая название известной погодинской пьесы. "Мы защищаем равное право на богатство", — возглашал основатель "Менатепа". И это была еще одна неправда, фарисейство, лапша на уши… Как раз теперь, весной 2008 года, в суде слушается громкое уголовное дело его подельника Невзлина, обвиняемого отнюдь не только в финансовых прегрешениях перед законом. В обвинительном заключении недвусмысленно прописано, как хлопоты владельцев ЮКОСа о "равном праве на богатство" на поверку обернулись настоящей уголовщиной и беспределом…

Дэвид Хоффман, впрочем, и не пытается нас уверить, что новорусский делец "пушист до чрезвычайности". Он откровенен: "Новые российские магнаты многое позаимствовали из богатой истории американской и европейской плутократии… Методы баронов-разбойников". Этот резкий пассаж вдруг прорывается сквозь эпический тон "саги о шести олигархах". Жулики или же страстотерпцы — "борцы за идею" — его персонажи? Автор склоняется ко второму: "Они унаследовали (права наследования уж не в нотариальной ли конторе Сороса им заверили?- К.Б.) страну, в которой простейшие инстинкты частной собственности подавлялись и оставались только в теневой экономике". При Советской власти за бедолагами по пятам следовали ищейки ОБХСС. Им приходилось оттачивать свои хватательные инстинкты на примитивной фарцовке, "усушке-утруске" или, к примеру, жульнических трюках вроде сбыта на толкучке в фирменной упаковке джинсов, состоящих из одной штанины вместо двух… И вот этот слой мелкого жулья и "теневиков"-кустарей и сдюжил дело "капиталистической революции"? Свежо предание… Нет, теневые силы, которые "рекрутировали" ходорковских, действовали в недрах и потёмках высшей номенклатуры… Хоффман и не оспаривает, что дело нечисто. "Снова и снова поднимается вопрос о сделках, заключенных этими людьми. Были ли они законными, были ли они преступными?" — риторически заводит карася за камень Хоффман. Во искупление грехов: "Не оправдывая заказные убийства, неприкрытое воровство и алчные амбиции,.. следует сказать, что всё это проходило в условиях свободного падения, в "зоне неведомого". Так, может быть, Ходорковский и вовсе "сталкер", по Стругацким, храбро проникший в опасную "зону неведомого", разведывая пути, по которому общество за ним, первопроходцем, последует в кущи рыночной экономики? Всем этим низким словоблудием Хоффман выгораживает будущих олигархов. Не жалея пафоса, живописует вероломство "перестройщиков" и воцарение ублюдочного порождения горбачевской контрреволюции — самого допотопного, компрадорского капитализма в бывшем СССР. Той самой стране, которая являлась грозным и неодолимым стратегическим соперником Соединенных Штатов со времен Фултонской речи и до злосчастной, предательской Мальтийской декларации, подписанной малодушным отступником Горбачевым.

Между Ялтой и Мальтой простиралась великая эпоха, которая не канула в Лету, потому что новь мирового сообщества оказалась никчемной, удручающей, не имеющей под собой твердой опоры. И все-таки опус Хоффмана, своего рода жития шести "невольных" грешников-олигархов, стоит нашего пристального внимания. "Дэвид Хоффман создал монументальный труд. "Олигархи", видимо, последняя книга на эту тему. Трудно представить себе, чтобы кто-нибудь пытался еще это повторить, не говоря о том, чтобы это превзойти", — рассыпается в похвалах Майкл Макфол, политолог, профессор Стэндфордского университета и еще один — похоже, знатный — русофоб. До небес возносит заслуги Хоффмана — лукавого историографа либеральной реформации, которая у нас прослыла Великой Криминальной революцией. Что труд Хоффмана "последний" — сильно сказано… Намек в том, что это венец, конечная идеологическая инстанция, канон, которому надлежит следовать в "приличном" обществе. Эта ложь принудительная. Монументальный опус Хоффмана, уверен, рассчитан не на читателя-янки, который и к своей-то истории не любопытен, а на нашего российского читателя. И тираж его немал — 10 тысяч экземпляров. Ныне ведь либеральные масс-медиа и "медиаторы" на телеканалах, кто открыто, кто исподволь, обиняками восславляет "лихие 90-е". Словно получили негласную, неведомо откуда, "указивку" — вопреки новейшей путинской идеологической доктрине восславить бесчинства ельцинизма, незамоленные грехи 90-х годов. Хотя все приобретения грабительской приватизации, либеральные святцы в экономической политике, социальный дарвинизм в распределении национального дохода — кому вершки, а кому корешки — остаются неизменными. Это чисто риторическое, пиаровское распрощание власть предержащих с ельцинизмом непоследовательно и опасливо. Как бы не перегнуть палку! На мой взгляд, эти двойственность и лукавство отражают внутренний разлом, двоемыслие и неуверенность российской олигархии, на которые наложились и подвохи двоецарствия.

Чубайсы и кудрины, которые всё еще держат коммуникации путинского режима с Америкой, с западным финансовым и политическим истеблишментом, спят и видят "ретро" 90-х годов. И вовсю раздувают "кадило" вокруг попранных "демократических завоеваний" ельцинского правления. Не в пример, дескать, теперешней авторитарной "суверенной демократии". Вброшен в оборот новейший тезис, что реформация ("вестернизация") России вполне, дескать, удалась на экономическом поприще. Олигархический капитализм отстроен и будто бы незыблем. Но — дело не задалось на поприще демократических реформ. Тут всё пошло на попятную, и это, мол, прискорбно. В этот бубен шаманский молотят все либеральные масс-медиа, а также "казачки" от компрадоров и внутри медведевско-путинского дуумвирата. Если без околичностей рассудить, к какому берегу нас вынесли злоключения "либеральных реформ", то Россия, разбогатевшая на десятикратном повышении мировых цен на нефть, теперь стала финансовой, а не только сырьевой колонией Запада. Но вот незадача — Россия, по счастью, выбралась из-под пяты "Вашингтонского консенсуса". Посланцев дядю Сэма всё холодней привечают на Москве. Правда, в Бочаровом Ручье какой-никакой пустопорожний стратегический меморандум на будущее стороны сочинили, но про былое великодушие уступок, овечье послушание, "в лепешку", как при "демократическом" и почтительном к американскому диктату ельцинском режиме, осталось лишь воспоминание. И это, дескать, "печально". Однако вернуть старое, как замыслили "друзья" России на Западе, все еще сохраняется некоторый шанс. Особенно приободрила их коллизия междуцарствия Кремля и Краснопресненской.

Особый издательский изыск: на алой суперобложке хоффмановского тома, толщиной с кирпич, в круглых вырезанных окошках — лики шести главных олигархов, героев повествования, а под глянцевой оберткой, на твердом корешке еще дюжины две "фоток", совсем без ретуши, политиков, дельцов, демагогов — демиургов "лихих 90-х". И вся вместе картина производит ошеломляющее, мрачное и гнетущее впечатление. И впрямь "говорящие портреты", на которых вся подноготная и запечатлелась. Иные из "избранников судьбы" теперь далече. Другие поменялись местами в списке "Форбса". Третьи замечены на теневых ролях при затеваемой новой ротации во власти после президентских выборов. Но возьмем на заметку, никто из них не выдворен из российской политики и большого бизнеса. Из этого вывод прост: мы все, общество, от окаянных 90х годов совсем недалеко ушли. Преображение олигархического режима — лишь видимость. Неизменен и способ его существования — распродажа несметного советского наследия. И не только нефть сырцом и газ валом — на продажу, как повелось. Появились бизнес-планы позамысловатее и покруче, чем у "старосемейных". Произошла смена времен и персонажей. Самый именитый из олигархов первого призыва, начав свой путь из вагончика у Павелецкого вокзала и возвысившийся до роли российского Ротшильда, ныне коротает дни в читинском остроге. Словно в старину при Романовых опальный вельможа — в своей деревеньке захудалой, всеми забытый… Но, глядишь, прискачет нарочный с известием об августейшей милости… Все оставшиеся при деле старые и новые олигархи утроили свои состояния. Даже иные беглые — не в накладе!

Хоффман не соврал: "Построенная ими (олигархами) разновидность дикого капитализма выдержала испытания. Рёв драконов не уничтожил её". Игра сделана, и ставок больше нет. "Ревущие драконы", по смыслу метафоры, — это все мы вместе, большинство народа, противники грабежа, безвременья, тирании менял. Мы, построившие великую страну, наполнившие её житницы доверху, "воспламенившие Сибирь", Мангазею Златокипящую "черного золота", но не уберегшие от ворога наше общее достояние.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Момента выхода на пенсию Антон Юсупович ждал давно, ждал с нетерпением. Не только потому, что любимая ранее работа инженера-конструктора в НИИ превратилась в повинность исполнительного директора при молодом прощелыге, скупившем за ваучеры оборонное предприятие и устроившем в секретных цехах выпуск контрафактной минеральной воды, видео, дисков. Антон Юсупович был у того на побегушках, что и входило в обязанности столь громкой должности исполнительного директора — исполняй, что начальство велело: открой, принеси, подпиши, подвези, проконтролируй. Пленившись поначалу образом перестройки и светлого рыночного будущего, в котором каждый будет по достоинству оценен и вознагражден, Антон Юсупович довольно быстро понял, что достоин гораздо большего, чем пересчитывать ящики с контрафактными порнофильмами и выслеживать, не сбывают ли рабочие под видом брака контрафакт налево, то есть не воруют ли мелкие воры у крупного вора.

Раньше на работу А. Ю. шёл с удовольствием: коллектив технической интеллигенции, разговоры о новом спектакле, яркой публикации в "Литературке", застолья, походы. Правда, постепенно, когда жить становилось всё лучше, стало нарастать непонятное недовольство: дескать, прозябаем, дескать, глушат, не дают развернуться, не позволяют посмотреть красоту женской обнаженки (проще говоря — порно), как будто мы — не взрослые люди, а ведь кому-то эти сцены помогут разнообразить семейную жизнь и укрепить узы брака, которые не только — социальные отношения. Годами жди очереди на покупку авто, сиди опять-таки на дурацких профсобраниях, слушай, сколько мест в детсадах, сколько путевок, решай, кому выделить очередь на квартиру… Отпуск в прошлом году дали осенью, да и оплатили только 50% путевки, а не 70%, как обычно… Основания для недовольства были, одним словом. Как-то вдруг эти разговоры пошли: не от внутреннего желания, а запущена кем-то тема, и не вспомнишь, — и пошли поддакивать. Тем более, чувствовать себя достойным большего приятно, и всегда к тому у интеллигенции есть основания.

Сейчас — ни профсобраний, ни путёвок, ни мест в детсадах, ни оплачиваемого отпуска в 24 рабочих дня. Только порно сверх всякой меры, но счастья, в том числе в личной жизни, оно не принесло. Выхода на пенсию ждал и потому, что дорога до работы превратилась с ежедневное испытание: купленная в пору НИИвствования машина дожила свой век, да и стоять в пробках счастливых вольных обладателей авто стало пыткой. К тому же, не хватало денег на бензин. А езда в метро со штурмом вагона, стоянием на одной ноге, сдавленном потными телами — тест на человеческий облик.

Но выход на пенсию сулил не только освобождение от езды, унизительного помыкания ничтожеством в виде прощелыги, но и осуществление мечты: выразить свою гражданскую позицию. А сунься-ка до пенсии — вылетишь с работы, и в предпенсионном возрасте шиш работу найдешь…

Оформив пенсию, А.Ю. пошел всё сказать властям. Сейчас можно, сейчас не уволят. Всю правду о них, бандитах, компрадорах, Наболело! По дороге встретил соседа: куда идешь? Туда. Поторопись, там пенсионерам выдают по бутылке масла.

Хорошо, что авоська с собой. Пришёл, получил. Понятно, некстати такой прямой разговор, когда вот маслица дали. Ну, ничего, столько лет ждал, терпел, еще подожду — паузу выжду, приду и скажу. Этими жалкими подачками рот навсегда не заткнут.

Пошел в другой раз, настрой — решительнее некуда. Тем более, гайки-то закручивают так, что терпежу нету, просто удавка на шее честного человека: и цены, и выборы фальсифицированные, и такую систему придумали, что никак не спросишь со слуг-то своих, с народных, а уж о министрах и говорить нечего. Сейчас меня вашим маслом не подмаслите, народогубители окаянные! Себе дворцы роскошнее королевских за 50 миллионов фунтов стерлингов, а нам за фунт — масла бутылку! Нет, брат, ищите дураков продажных в другом месте!

Сосед навстречу. Куда? Туда? Правильно торопишься, не медли, темп не сбавляй: оформляют добавку к пенсии. Но не всем. Мало того, что ворох бумаг надо представить, документально подтвердить, что в августе 91-го и в октябре 93-го был на стороне демократии и всячески её приближал (будь она неладна, проклятая!), но и характеристику от ЖЭКа, что активист, в том смысле, что лоялен. Жалкие подачки! Но не оставлять же их этим компрадорам! Всё-таки уже не бутылка масла. Вот оформит, получит, а потом, со временем, всё скажет!

Пошёл в третий раз. По дороге сосед. Куда? Туда. Как ты чувствуешь, когда идти? Просто нюх политический. Ведь выдают путевки на катерный круиз по местному пруду, пока всё не разобрали, припусти. Припустил, получил, аж зубами скрипел: да раньше я на свою пенсию мог в полноценный круиз отправиться, тем более, профсоюз 70% оплачивал. А сейчас по луже прокатят и кланяйся им за это, бандитская власть! Черт побери этого соседа: никак не даст акт неповиновения совершить! Сам на подачки покупается, и думает — все такие. Нет, не все! Но не гнушаться же тем, что тебе полагается. Ничего, всё получите у меня, придёт срок! Надо приличествующую паузу выждать — всё-таки интеллигентные люди — да и рубануть правду-матку!

Пошёл в четвертый раз. Навстречу, пропади он пропадом… Ну, ничего, дождутся у меня…

Жене, уже на одре, завещал: пойди, скажи, мое письмо им унеси. Пошла говорить, письмо понесла. Мол, покойный вам тут… А субсидию на похороны оформляют. Но не всем, на усмотрение этих самых адресатов письма мужниного, требующих к тому же характеристику на покойного и хоронящих. Что тут скажешь? Как письмо отдашь?

Если жил — молчал, то коль умер…

Марина Тимонина МОНГОЛИЯ ПРИ СВЕТЕ МОЛНИЙ Восток — дело тонкое

В первые дни июля 2008 года в Монголии прошли погромы, внешняя цель которых — ослабить позиции правящей МНРП, набравшей большинство мест на выборах в Великий Государственный Хурал Монголии. Глубинная цель — расшатать власть Монголии с дальнейшим переделом государственной и частной собственности. А в результате — прицел на геополитический передел одного из важнейших перекрестков мира.

1 ИЮЛЯ 2008 ГОДА в Улан-Баторе был осуществлен погром офиса правящей партии МНРП, сожжены дотла многие культурные ценности и национальный фонд картин — в духе начальной фазы госпереворота. Органы правопорядка арестовали сотни людей, сотни пострадали в стычках (почти половина — полицейские). Есть погибшие и раненые. Атакующим подвозили камни, заранее заготовленные самодельные зажигательные бомбы и даже красную краску в баллонах (для имитации крови на погромщиках). История доказала: во главе всех революций и переворотов всегда стоят провокаторы и предатели своего народа. Эту роль в июле-2008 взяла на себя "оппозиция" во главе с "демократами". Впереди толпы шла пьяная, разгоряченная молодежь. Ими дирижировали другие группы людей. Все манипуляции запечатлены в телекадрах на оппозиционных монгольских сайтах в режиме on-line. Эти кадры — лучший материал для гособвинения.

Как мотивацию поджигатели выдвинули надуманный предлог — якобы МНРП забрала голоса на выборах. Хотя логичней было бы требовать документы, а не сжигать их! Отсюда вывод: "оппозиционеры" проиграли выборы, но заметают следы своего провала. Погромщики сами разоблачают себя. Один из поддерживающих их телесайтов, "Eagle Television", как заставку, использует картинку: голова орла между флагами Монголии и США. Учтем, что самым раскрученным торговым знаком США является марка "American Eagle". "Оппозиция", как повод к погромам, выдвигает аргумент, что с помощью США (или Китая, как считает одна из группировок) Монголия будет более успешно использовать свои природно-сырьевые ресурсы, и от такого "совместного" бизнеса якобы улучшится жизнь рядовых граждан. Это — ложь. Понятно, что энергоресурсы Монголии нужны США и Китаю. Но, возможно, США и Китаю нужны не только энергоресурсы сами по себе — ведь в их разработку и затем перевозку (включая транспортные магистрали) нужно вкладывать астрономические суммы. Может быть, нужны сами территории как таковые? Для некоторых стратегических целей Монголия — крайне удобная страна: огромная территория и почти нет народа! Которого станет еще меньше, если начнется "цветная" революция…

К сожалению, в контексте Монголии отвратительно вели себя многие российские СМИ. Они давно уже занижали магистральную тему сотрудничества России и Монголии и сводили на нет огромную многолетнюю работу руководства России, персонально президента (сегодня премьер-министра) РФ В.В.Путина и правительства в целом. С начала 2008 года Владимир Путин (как Президент и затем председатель правительства) и Президент РФ Дмитрий Медведев еще более энергично продолжали укрепление сотрудничества с Монголией и провели ряд конструктивных встреч с ее первыми руководителями — Президентом Энхбаяром Намбарыном и премьер-министром Санжийном Баяром. Были обозначены главные направления работы, в том числе по совместному освоению и использованию энергетических ресурсов Монголии, по обеспечению обороноспособности, продовольственной (зерно) и топливной (нефть и горючее) безопасности, по железной дороге и др.

Подтверждением правильности взятого руководством Монголии курса явилась поддержка на выборах со стороны населения правящей партии МНРП. Монгольским "демократам" и другим оппозиционным группировкам было нечего противопоставить комплексной программе президента и правительства, которые смогли преодолеть известные разногласия и выйти к позитивным решениям на благо Монголии. Поэтому "оппозиция" перешла к другой тактике — силового передела власти.

Сегодня чисто партийное, тенденциозное мышление всё чаще работает против интересов государств и их коренных народов.

Есть важная формула выживания отдельных народов при всё более усиливающейся тенденции со стороны третьих, закулисных сил к уничтожению коренных народов как владельцев территорий, вмещающих запасы энергетических ресурсов и стратегические запасы питьевой воды. Это — понимание, что политические партии, как и социально-экономические системы и уклады, уходят и приходят. Народы же и их отдельные представители выживают при одном условии — сохранении своего географического национально-природного пространства как главного ресурса существования. Геополитика и даже геоэкономика — это лишь надстройка над краеугольным географическим базисом с его природно-сырьевой доминантой.

Американские политологи давно говорят о Монголии как о стране, чьи ресурсы они уже считают своими. США пользуются любым случаем, чтобы пропиарить внимание к долгосрочным проблемам Монголии, выбирая для себя наименее затратные программы. В сухом остатке участие США в современной монгольской жизни — это мощная агитация и пропаганда в адрес монголов с постоянным подталкиванием их к смене руководства страны. В этой пропаганде США достигли огромных успехов. А то, что реальный вклад в экономику Монголии со стороны США весьма скромен, говорят сами же американцы. "За последние семь лет США выделили Монголии более 100 млн. долларов — в основном в виде технической помощи и подготовки кадров для программы реформ в стране" (т.е. на подкуп части населения с целью перехвата власти).

Помощь России в сторону Монголии в финансовом выражении во много раз выше. Мы идем навстречу Монголии и по магистральным направлениям, включая решение проблем по зерну, топливу и т.д., и по локальным (открытие госграниц России для спасения монгольских антилоп, погибающих от засухи). Однако наши СМИ плохо освещают эти темы: наша машина пропаганды "разучилась" работать. Мы еле-еле бормочем даже о том, что фундаментом монгольской экономики являются совместные с Россией предприятия: комбинат "Эрдэнэт" (медь), объединение "Монросцветмет" и АО "Улан-Баторская железная дорога", которые обеспечивают львиную долю от общего объема монгольского экспорта и от промышленной продукции в ВВП.

А вот американская машина пропаганды, как только руководство Монголии стало высказывать ясные намерения о восстановлении сотрудничества с Россией, сразу перешла к утроенному натиску. Успешные визиты Э.Намбарына и С. Баяра в Москву весной 2008 года еще более накалили обстановку. В ход пошли открыте угрозы: "Руководство США напоминает своим монгольским друзьям, что они опасно близки к превращению в "ресурсных националистов", — эти слова А.Коэна крайне напоминают наглые угрозы М.Олбрайт и К.Райс о том, что энергоресурсы России не принадлежат народам, живущим на территории нашей страны многие тысячи лет! М. Ослин, напоминая, что в 2008 г. товарооборот между Монголией и Россией превысит отметку в 1 млрд долларов, пишет: "В 2007 году общий товарооборот США с Монголией составил примерно 120 млн. долларов". То есть американцы сами признают, что успешность российско-монгольских отношений в экономическом аспекте в 7-8 раз превышает американо-монгольскую!

В американских материалах превалирует агрессивный, высокомерный, часто презрительный подтекст. Если не замыкаться на теплых телеграммах Президента Дж.Буша, мы увидим, что Монголия в СМИ США позиционируется как "недоразвитая страна", "беднейшая из демократических стран", государство третьего сорта.

Отношение государств к своим партнерам на "человечески-эмоциональном" уровне — это важный критерий. При всей неуклюжести российских СМИ, они настроены крайне доброжелательно в адрес Монголии, видя в ней не просто независимое и самодостаточное государство. Монголия была и остается для нас одним из величайших государств мира! При всех издержках экономического развития она достигла главного — того, о чем не могут и мечтать многие "сытые" и "жирные", лоснящиеся от накоплений государства и их население. У Монголии — колоссальные территории и стратегические запасы энергоресурсов, а сами монголы — самый свободный народ мира по своей исторической харизме, идущей от Чингисхана.

Монголия сохранила свое территориальное пространство (главный итог двух последних десятилетий!), незыблемость границ и укрепила международный авторитет. Является одним из ведущих геополитических субъектов в одном самых перспективных геоэкономических центров общемирового масштаба.

ВОТ САМАЯ КРАТКАЯ формула, которая подводит промежуточные итоги работы руководителей Монголии за последнее десятилетие и персонально г-на Энхбаяра Намбарына — сегодня Президента Монголии, а до этого премьер-министра и руководителя МНРП: в условиях происходившего в течение 20 лет нового передела мира Монголия сохранила и укрепила свое устойчивое место и государственные границы на карте мира, в масштабах общепланетарного геоэкономического пространства.

Монголия уцелела потому, что народ и власть в решающий момент — по традиции — стоят вместе. Именно народ в целом — вместе со своим руководством — смог удержать и укрепить доставшиеся от предков колоссальные территориальные и природно-сырьевые ресурсы.

Назовите мне другой народ, который за последнее тысячелетие смог уцелеть как самобытное целое — насчитывая менее трех миллионов людей на колоссальное географическое пространство — сохранив свой национальный характер, язык, вероисповедание, культуру, темп и образ жизни! Этот народ живет в тяжелейших природно-географических условиях! Резко-континентальный климат и высокогорье многократно усложняют обычные проблемы.

Политиканы же всех мастей, обслуживающие бизнес всех разновидностей, все эти годы только мутили воду. Сегодня они открыто перешли к испытанию огнем (погромы в Улан-Баторе). Власть Монголии должна выстоять перед этим испытанием. Колоссальная работа, которую последовательно и целенаправленно проводил в течение последних лет Энхбаяр Намбарын и его единомышленники, осуществлялась ради одной цели — сохранения и укрепления Монголии как незыблемого, монолитного современного государства.

Монголы как великий народ формировались Чингисханом под знаменем крайне жизнеспособной идеологии. Одни из основ которой — сплоченность, единство, беспрекословное подчинение снизу вверх (от нукера к нойону и выше) и безусловная ответственность сверху вниз. Абсолютная преданность своему знамени. Такие явления, как предательство и отступничество, карались беспощадно: позорной смертью.

Монголы должны вернуться на свою историческую линию. Справиться с тяжелой, затяжной болезнью — выборной лихорадкой. Преодолеть опасную грань раскола общества. Один из величайших в мировой истории народов — монголы — должны сохранить свое знамя.

Президент Энхбаяр Намбарын и премьер-министр Санжийн Баяр имеют все личностные и властные ресурсы для того, чтобы прекратить тенденции раскола общества.

МЕНЯ, ГРАЖДАНИНА РОССИИ, волнует и тревожит судьба Монголии как великой соседней страны, неразрывно связанной с нами. Русские и монголы — народы прорыва, авангарда, которые возвели идею пути и дороги в такой абсолют, что умудрились окаменеть в этом своем традиционализме.

Те и другие до такой степени открыты миру — что уже не способны слышать от него грозных предостережений.

И все-таки должны помнить главное. Затвердить как формулу. Как десять заповедей.

— Мы живем в одном геополитическом пространстве.

— Вместе мы — центр великого геоэкономического перекрестка!

— У нас одна земля и одно небо над головой — вдоль более трех с половиной тысяч километров общей границы.

— Монголия и Россия — узловая часть величайших транспортных магистралей мира. Великий Чайный путь в прошлом. Транссиб + Монгольские железнодорожные линии + Дороги Тысячелетия в настоящем и будущем. (Таможенные пошлины за транзит станут колоссальным вкладом в национальные бюджеты).

— Россия и Монголия — это крупнейшие в мире резервуары чистой питьевой воды (Байкал, реки и источники находятся также здесь, на нашем общем перекрестке). Как вчера денежным эквивалентом было золото, а сегодня энергоресурсы, выраженные в киловатт-часах — так завтра всемирным денежным эквивалентом будет питьевая вода.

— На этом перекрестке находятся мощнейшие природно-сырьевые и энергетические месторождения. Главные энергоносители близкого будущего — уран и традиционный уголь, залежи которого в общемировом масштабе во много раз превосходят стремительно истощающиеся запасы нефти и природного газа… Уголь — это разрезы, на бортах которых можно строить ЛЭП, осуществляя перетоки электроэнергии заинтересованным потребителям.

— Важнейший аспект — государственное религиозное вероисповедание. Православие России и ламаизм Монголии — не противостоят друг к другу. (Со времен русских Императоров и монгольских Богдо-Гэгэнов развивались уникальные отношения, позволявшие при абсолютной самоидентификации, при полном отсутствии даже намеков на какие-либо "экуменизмы", поддерживать государственное строительство и государственные институты).

— Вывод о необходимости сосредоточения государственного внимания обеих сторон на заданном направлении сделан не сегодня — он является всего лишь слабым отблеском величайших геоэкономических прогнозов, сделанных крупнейшими политологами и идеологами Германии, России, Монголии и Тибета еще сто лет назад.

— Для России важнейшие геостратегические долгосрочные интересы должны быть сосредоточены именно в контексте развития отношений с Монголией.

— Монголия должна помнить: при всех сложностях экономического и финансового сотрудничества с Россией, при неприятии отдельных планов, проектов или при наличии негативных личностных факторов (включая непонимание между административно-чиновничьим аппаратом или неприемлемое поведение представителей бизнеса и т.д.) — Россия не имеет территориальных интересов в Монголии! Россия не раз помогала Монголии защищать любые территориальные притязания третьих сторон.

Всё это — очевидные причины для того, чтобы и монголы, и русские имели полное право говорить друг с другом на любые темы. Это право заслужено местоположением на земле. А местоположение странам, как мы знаем, избрано Господом Богом.

Израэль Шамир ИЮЛЬСКИЙ ГРОМ

Последнее время внешнеполитический курс России был окружен туманом. Одни надеялись, а другие опасались, что новый президент займет соглашательскую позицию по отношению к Западу, и сдаст рубежи, занятые его неукротимым предшественником. За мельчайшими подвижками следили в сто глаз (среди них и мои): ведь ориентация России вызывает не теоретический интерес; это вопрос жизни и смерти. Только Россия удерживает Америку и Израиль от нападения на Иран.

Но сейчас сомнения отступили. Российско-китайское вето в Совете Безопасности, наложенное на американский проект резолюции против Зимбабве, грянуло, как июльский гром. "Историческое поражение Запада", — так охарактеризовала вето лондонская газета "Таймс". Стало ясно, что Россия Медведева-Путина взяла четкую линию на укрепление своего суверенитета.

Особо важна смычка с Китаем. Ведь в отличие от России, у КНР есть серьезные интересы в Зимбабве — но Пекин не посмел бы применить вето без поддержки Москвы. Сейчас можно полагать, что Китай поддержит Россию в тот момент, когда это будет нужно Кремлю.

Вето не было "одиночным выстрелом". Вслед за ним последовала речь Дмитрия Медведева на съезде российских послов в МИДе — эта речь, по мнению западных обозревателей, окончательно похоронила надежды Запада на то, что Медведев займет другую линию. "Мягко стелет, но жестко спать", — сделали вывод на Западе.

И не только слова, но и дела обновленного российского руководства указывают на укрепление независимого курса. Важной победой России стал подписанный с Туркменией газовый договор, продолжающий и развивающий прошлогодний успех Путина. Тем самым удалось сорвать план противника перекачивать прикаспийский газ в обход России. Если удастся развить этот успех и реализовать договоренности с Азербайджаном, западный проект "Набукко" будет похоронен окончательно.

Этому решительному шагу предшествовало требование России распустить Международный Трибунал в Гааге, этот реликт югославской трагедии. В ответ на это Трибунал быстро "нашел" Караджича и таким образом обеспечил себя новым занятием до 2010 года. Но требование было верным и глубоко символическим. В Югославии происходили чудовищные преступления против человечности и военные преступления, но они не совершались сербами, хорватами и босняками. За годы работы трибунала не удалось найти никаких подтверждений фантастическим рассказам о миллионах братских могил и о холокосте албанцев. Преступлением была проведенная Евросоюзом балканизация, расчленение Югославии, преступлением была интервенция НАТО, преступлением были англо-американские бомбежки Белграда. Эти преступления произошли потому, что Россия временно исчезла с мировой арены.

У России всегда было меньше денег для подкупа и куда меньше веры в собственное право править миром, чем у США. Но каковы цели Америки в несчастном (несмотря на полную победу рынка над планом) Третьем мире? Отец структуральной лингвистики профессор МИТ Ноам Хомски, левый радикал, выступавший против вторжений в Чехословакию и Эль Сальвадор, в Афганистан и Вьетнам, так охарактеризовал американскую внешнюю политику в Третьем мире: "Когда Франклин Д. Рузвельт провозгласил Четыре Свободы, за которые США и их союзники будут бороться с фашизмом (свободу слова, свободу совести, свободу от нужды и свободу от страха) он забыл упомянуть Пятую Свободу, которую грубо, но довольно точно можно определить, как свободу (для США) грабить, эксплуатировать и господствовать. Когда Четыре Свободы не согласуются с Пятой, ими легко жертвуют во имя ее".

Югославская война, как и первая иракская война президента Буша-отца, были возможны только в мире без России. Казалось, мир вернулся в конец 19-го века, когда колонизаторы могли делать все, что им заблагорассудится. Но народ России снова, как в 1941 году, показал свой талант Ваньки-встаньки. Отрезвленная бомбежками Белграда от угара проамериканских сантиментов, Россия снова заняла свое почетное место в мире. Она не поддержала англо-американскую агрессию против Ирака, Афганистана и теперь Ирана. Она поставляет оружие свободной Венесуэле и независимой Малайзии. Российские лидеры регулярно встречаются с Хамасом, законно избранным правительством Палестины. В дружбе с Китаем, Россия еще может спасти мир — в частности, сорвав планы Израиля и Америки покорить Иран.

В одной части света девяностые годы задержались: в Африке. Черный континент в ужасающем состоянии, и предложенная США резолюция по Зимбабве могла только ухудшить положение. Тому был прецедент: в 2007 году США пробили в Совбезе резолюцию по Сомали, в которой положение в этой стране определялось как "угроза миру и безопасности в всем мире", хотя как раз в это время положение в стране, разрушенной предыдущим американским вторжением под эгидой ООН стало стабилизироваться, система исламских советов (или судов) стала эффективным правительством. И тут под прикрытием американской резолюции в Совбезе произошло эфиопское вторжение, разрушившее страну до основания. Теперь в Сомали господствует голод, и сотни тысяч беженцев разбежались по свету от Швеции до Южной Африки. Этого не было бы, если б не американская резолюция.

Салим Лоне (Salim Lone), бывший пресс-атташе ООН в Ираке и колумнист кенийской газеты Daily Nation, писал: "США пробили резолюцию по Сомали в декабре 2007 года и дали зеленый свет эфиопскому вторжению. Та резолюция почти не отличалась по языку, стилю и содержанию от той резолюции по Зимбабве, которую администрация Буша пыталась навязать Совбезу на днях. К несчастью для Сомали, тогда Россия и Китай не вмешались, не смогли защитить эту страну, и в результате миллионы сомалийцев лишились крова."

На этот раз Россия и Китай объединились и наложили вето на проект резолюции, поддержав мнение всех стран Азии и Африки, включая Южную Африку, основного соседа Зимбабве.

Не надо быть специалистом по Африке, чтобы благословить это вето. Хватит неоколониальных интервенций, хватит Югославии, Ирака, Панамы, Сомали, Эритреи, Конго… Хорошо, что неоколониализму поставили предел, хорошо, что поддержали принцип суверенитета и невмешательства. Иначе, сегодня они хотят вторгнуться в Зимбабве, завтра — в Иран, а послезавтра — в Москву и Пекин. И хорошо то, что Россия вспомнила о своем праве вето — его нужно применять чаще и срывать все попытки колониалистов задушить Иран или Бирму. Правом вето регулярно пользуется США, чтобы поддержать Израиль и защитить сионистов от справедливой критики. Сейчас они пышут гневом против России и Китая, использовавших это право. Ничего, пущай гневаются и — осознают, что мир снова изменился, что свобода безнаказанных действий, которая была у них с начала девяностых, ушла и больше не вернется.

Что же происходит в Зимбабве? Там была сорвана очередная оранжевая революция, вроде тех, которые США и Англия провели на Украине и в Грузии и пытались провести в Бирме и Монголии. Прозападные силы пытались сместить президента Мугабе. Когда им не удалось победить на выборах, кандидат прозападной оппозиции снял свою кандидатуру во втором туре, чтобы подорвать репрезентативность власти. США и Англия провозгласили выборы нелегитимными, как они поступают всегда, если побеждает неугодный им кандидат. С этим столкнулись и Милошевич в Югославии, и Лукашенко в Беларуси, и Хание в Палестине. В любом случае, легитимность или нелегитимность выборов не должна служить основанием для американской интервенции.

Стивен Гоуанс (Stephen Gowans) писал: "В сердцевине конфликта — противостояние прав белых поселенцев пользоваться нечестно нажитой землей, и права местных первоначальных владельцев возвратить себе украденную землю." Однако он не прав. В Зимбабве, как и повсюду, империалисты используют местные меньшинства для подрыва нежелательного им режима. Это не война белых против черных. Белые фермеры могут быть полезным и важным фактором местной экономики, но некоторые из них сделали неверный выбор. Им не следует заключать союз с империалистическими силами. Их проблемы, и прочие местные проблемы могут быть решены только местными усилиями, с помощью и советом Южной Африки и африканских межгосударственных организаций.

Наш южно-африканский друг Джо Доминго объяснил ситуацию так: "белые фермеры могли бы применить свой опыт и стать неотъемлемой частью африканского общества, но многие из них предпочли соединить свою судьбу с крупной сельскохозяйственной промышленностью. Повторяя избирательные кампании в Беларуси, Украине, Киргизии и Венесуэле, международная пресса сообщает о нарушениях в ходе избирательной кампании: "На оппозицию нападают, их митинги срывают, эти выборы незаконные". В это время прогрессивные элементы оплакивают свою судьбу — почему они всегда вынуждены поддерживать монстров, а не святых. Но они должны задать себе другой вопрос — почему противники единственной сверхдержавы всегда изображаются как монстры — Мугабе, Саддам, Милошевич, Аристид, Кастро, Путин…

Голосованием в Совбезе Россия сделала свой исторический выбор — она встала на сторону народов против мирового империализма.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

Если при советской власти наша страна была "впереди планеты всей" в космосе и "в области балета", то в последние годы работники российской юстиции делают всё, что в их силах, чтобы прославить (точнее, ославить!) её совсем в ином плане. Так, благодаря их неустанным усилиям постоянно увеличивается список запрещенных исламских книг. Недавно стало известно, например, что под запрет подпало и "Завещание" аятоллы Хомейни…

Начало же подобным бесславным делам служителей российской Фемиды несколько лет назад положил Савеловский районный суд Москвы, который принял поистине сенсационное решение: в нашей стране был запрещен к изданию и распространению богословский трактат "Книга единобожия", написанный еще в восемнадцатом веке Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом ат-Тамими. По мнению суда, этот труд исламского ученого, жившего свыше двухсот лет тому назад, подпадает под ст. 282, ч. 1 нынешнего УК РФ ("возбуждение ненависти либо вражды") и "относится к экстремистской литературе".

Что же такого "ужасного" написал в песках Аравии тот, кого сегодня больше знают просто под именем аль-Ваххаба, что российской юстиции пришлось обратить на него "самое пристальное внимание"? Давайте попытаемся разобраться, тем более что феномен запрета богословского труда, написанного в столь давние времена, — явление экстраординарное не только для отечественной, но и для мировой юриспруденции.

Вопреки тому, что говорили и говорят его недоброжелатели и противники, Ваххаб не создал собственного религиозного учения и не стремился к этому. Он лишь призывал верующих мусульман вернуться к первоначальному исламу пророка Мухаммада и его ближайших сподвижников. Его проповедь была направлена против всякого рода "новшеств" и пережитков языческих культов, всевозможных суеверий и предрассудков. Например, в то время, когда жил ат-Тамими, многие люди полагали, что могилы, камни, деревья способны принести пользу и отдалить вред, что надо просить их о помощи и давать им обеты, однако аль-Ваххаб не уставал разъяснять, что это — явное заблуждение и что следует отказаться от таких представлений, но строго придерживаться таухида (единобожия). Именно об этом и говорится в "Книге единобожия". О взглядах ат-Тамими, понятно, можно спорить, с ними можно соглашаться или отвергать их, но запрещать его трактат и объявлять опасным в начале ХХI века?! Это, конечно, полный нонсенс. Так можно и Библию запретить.

В первых пяти книгах Ветхого завета (Торе) основная идея — избранничество евреев и их превосходство над всеми остальными народами. Цитирую: "Ты (Израиль) народ святый у Господа, Бога твоего: тебя избрал Господь, Бог твой, чтобы ты был собственным Его народом из всех народов, которые на земле… Не страшись их, ибо Господь, Бог твой, среди тебя, Бог великий и страшный. И будет Господь, Бог твой, изгонять пред тобою народы сии мало-помалу…; предаст их тебе Господь, Бог твой, и приведет их в великое смятение, так что они погибнут; и предаст царей их в руки твои, и ты истребишь имя их из поднебесной; не устоит никто против тебя, доколе не искоренишь их". (Пятая книга Моисеева. 7. 6, 21-24).

Представьте себе, что эти слова принадлежат Гитлеру и речь идет о немцах. Несомненно, почти все возопили бы, что это расизм. Так почему, когда те же слова произносит Моисей о евреях — это не расизм? Ветхозаветное, иудаистское деление людей на "избранных" и всех прочих стоило жизни десяткам миллионов лучших людей России-СССР, а многим народам, окружавшим евреев в ветхозаветные времена, — и самого существования, поскольку они были подвергнуты беспощадному геноциду и уничтожены поголовно.

Ни один фашистский идеолог никогда не доходил до того, чтобы называть всех не "избранных" — "слюной" и "пылью", как это делает библейская книга Ездры. (Справедливости ради следует сказать, что и Новый завет далеко не свободен от мест, которым бы вполне могли позавидовать Гитлер и иже с ним. Так, когда женщина-хананеянка молила Иисуса вылечить ее дочь, он ответил ей: "не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам" /Евангелие от Матфея, гл. 15-26/. Понятно, что дети — это евреи, а псы — все остальные).

Так что же, нужно добиваться запрета Библии? Твердо скажем: нет, и еще раз нет, ибо всегда необходимо учитывать, прежде всего, в какой исторической ситуации и при каких обстоятельствах была написана та или иная книга, в особенности религиозного характера. А самое главное, что уже давно полагалось бы крепко-накрепко усвоить: нелепо и просто глупо подходить к каким-либо религиозным текстам с мерками уголовного кодекса. Иначе, очень легко оказаться в дураках, докатиться до полнейшего абсурда и стать посмешищем в глазах всего человечества.

Нельзя замахиваться на Коран, Библию или, скажем, на Тору, как бы кому-то из нас не нравилось сказанное в них, но также не нужно подавлять посредством государственного авторитета какие-либо религиозные труды. Они принадлежат лишь Божьему суду, но никак не человеческому.

На мой взгляд, то же касается и "Книги единобожия", и "Завещания" аятоллы Хомейни — религиозные и исторические документы никакие суды не могут запретить. И уж совершенно точно: книги эти сохранятся и тогда, когда никакого Савеловского суда и в помине не будет!

Николай Кирьянов НЕ ТОЛЬКО «КРЫША МИРА» Наброски к сакральной географии Памира

Предыдущая моя работа, посвященная сакральной географии русского Приморья ("Край неведомый", "Завтра", 2008, N 2), вызвала множество читательских откликов, за каждый из которых, включая критические, я искренне признателен, — и пожеланий продолжить начатую тему. Прежде чем сделать это и обозначить тему сакральной географии Памира, хотелось бы еще раз пояснить само понятие "сакральной географии". Дело в том, что любые географические объекты являются одновременно и объектами историческими: со своим прошлым, настоящим и будущим. Причем они не изолированы друг от друга, а находятся в непрерывном взаимодействии, создавая единую геоисторическую "большую систему", которую правильнее было бы назвать даже космогеоисторической, поскольку в ней постоянно участвуют и факторы космического масштаба: воздействие Солнца, Луны, планет, звезд и так далее. "Не всякая плоть такая же плоть; но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у рыб, иная у птиц. Есть тела небесные и тела земные; но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд; и звезда от звезды разнится в славе", — писал об этом апостол Павел (1 Кор 15:39-41). Под "славой" явно подразумевая не только понимание действий солнца, луны и звезд человеком, но и сами эти действия, и их значения.

То же самое касается географических объектов и систем: у каждого из них своя собственная "слава" и свое собственное воздействие на другие объекты и системы, включая человека и человеческие сообщества. Некоторые из них имеют (в том числе и приобретают благодаря воздействию человека) такую силу и "славу", что их вполне можно назвать сакральными — не в смысле собственно религиозной "священности", но в смысле сильнейшего и в прямом смысле этого слова сверхъестественного воздействия на соответствующие геоисторические системы — порой весьма удаленные в обычном, физическом пространстве и времени.

ПАМИР ДАВНО СЧИТАЕТСЯ одним из важнейших сакральных мест нашей планеты. Еще в "Махабхарате" можно найти упоминание о Упа-Меру, стране вокруг Меру, божественной горы древних индоарийцев. Причем если горы Тибета, как правило, рассматривались мистиками и посвященными в качестве некоего "духовного центра" человечества, то Памир выступал как относительно автономный центр управления оперативно-политическими процессами. Именно сюда, осознанно или бессознательно, стремились величайшие завоеватели мировой истории: Кир и Камбиз, Александр Македонский, Чингисхан, Тимур, Бабур, Наполеон, Гитлер… По преданиям, побывал там и библейский царь Соломон. Именно здесь, согласно легендам, Александр Македонский заточил во глубине гор библейские народы "гога и магога", которые должны вырваться на свободу накануне конца света. Политический контроль над Памиром дает возможность контролировать весь мир. Любой правитель, который захватит Памир, получает возможность повернуть руль мировой истории в свою сторону. Знал это Великий искандер Двурогий, знают это и современные конспирологи, которые заказывают геополитическую музыку, но, похоже, не знают наши современные правители. У которых одна боль — Кавказ, а там хоть конопля не расти. Однако я абсолютно уверен, что Россия в сакрально-географическом отношении может обойтись без Кавказа, но не может обойтись без Памира.

Хотя многие процессы идут здесь и "самопроизвольно". В качестве примера можно указать на Сарезское землетрясение 1911 года, которое привело к образованию Сарезского озера и которое многие специалисты по сакральной географии рассматривают как сигнал к началу эпохи мировых войн. Ныне это озеро переполнено, и величайший на Памире котлован воды, объемом в миллионы тонн, держит небольшая перемычка каменной плотины. Достаточно даже не теракта, а просто небольшого землетрясения, которые в горах не редкость, чтобы она рухнула, и море воды устремилось в равнину. По их мнению, с прорывом Сарезской плотины (что станет, несомненно, катастрофой для всей Средней Азии) геополитическая картина современного мира претерпит фундаментальные изменения, и ведущая роль перейдет от Соединенных Штатов к тому государству, которому тогда будет подвластен Памир. Другим примером проявления сакрально-географических закономерностей, уже из совсем недавнего прошлого, называют расстрел талибами в марте 2001 года "идолов Бамиана", которых иногда ошибочно именуют "буддами". Эти колоссальные каменные изваяния, которые обычно датируются I в. Н.э., на самом деле значительно древнее. Афганские предания, сообщающие, что Бамианские колоссы изображали трех сыновей Ноя: Сима, Яфета и Хама, давших миру три человеческие расы, — и были вытесаны в скальной породе по приказу библейского патриарха Сифа. Последним, кому удалось исследовать эти удивительные памятники, была экспедиция русской посольской миссии под руководством Столетова к афганскому эмиру в конце XIX века. Ученые экспедиции рассказывали, что за Бамианскими колоссами находились огромные храмы-пещеры неведомых древних культур Памира.

В одной из таких пещер, по словам исследователей, находилась некая запертая дверь, из-за которой просачивается свет. На стене у двери были нарисованы люди, которые стремятся войти в эту дверь, но что-то их туда не пускает. Во время советской "помощи" афганцы разместили в ближних пещерах Бамиана военный склад фуража. А на грани тысячелетий талибы, повинуясь некоей злобной силе, ракетами уничтожили одно из величайших чудес света. С какой целью они это сделали? Борьба с остатками язычества, о чем они заявили миру, уничтожив колоссов Бамиана, звучит не слишком убедительно. Ибо колоссы эти видели, но не тронули и куда более ортодоксальные мусульмане средневековья.

Еще более интересен вопрос о том, кто был действительным заказчиком этой варварской акции? Похоже, мы это не скоро узнаем, если узнаем вообще. Уничтожение этих статуй связывают с последовавшим буквально через полгода обрушением "башен-близнецов" Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. И с этой точки зрения вовсе не удивительно, что "ответный удар" Соединенные Штаты Америки изначально нанесли по Афганистану, что сегодня они пытаются взять под свой контроль весь Памир, который совсем недавно окончательно потеряла Россия.

Сегодня, после уничтожения Советского Союза, горы Памира оказались разделены между странами СНГ. Восточный достался Киргизии, западный — Таджикистану (который, вообще-то, желал и дальше оставаться в составе России), часть Алайских и Фанских гор находится в составе Узбекистана. Однако уже сейчас здесь идет почти открытая борьба двух колоссов: Америки и Китая, — за контроль над оставшимся временно "бесхозным" центром оперативно-политического управления миром.

В СВОЕ ВРЕМЯ меня несколько раз задерживали на советском Памире. Самое серьезное задержание случилось в 1987 году, в Шурабадском районе, когда мы с другом пытались посетить мазар Имом Аскар. Тогда нас отвезли на заставу Московского погранотряда и там поместили в камеру, где, как нам сообщил конвойный, до нас побывали афганцы-перебежчики, которых через восемь дней вывезли на вертолете. Каждые два часа нас вызывали к следователю на допрос, инкриминируя нарушение государственной границы, за что тогда "светило" до восьми лет. Но, как говорится, Бог миловал, и нас, таких "блаженных русских романтиков", которых тогда немало ходило в горах, всё-таки выпустили на свободу.

Да, Памир начиная с 60-х годов и даже раньше пользовался особенной популярностью у самодеятельных русских альпинистов. И дело здесь, по-моему, не только в особенных красотах здешних гор — здесь неосознанно работали механизмы генетической памяти. Многие историки-патриоты России утверждают, что именно Памир был в древности местом формирования не только арийской расы, но и славян (народа Рош-Рошь), откуда мужественные белокурые голубоглазые всадники на своих боевых колесницах около пяти тысяч лет назад устремились на полуостров Индостан. Например, по мнению известного русского ариолога Чайковского, одним из центров формирования нашего народа он считал район озера Иссык-Куль, где на острове располагался город Харакаити, ныне опустившийся под воду.

Судя по результатам археологических раскопок, которые проводили на Памире экспедиции Ауреля Стейна, Свен Гедина, Мушкетова и других исследователей, горы Средней Азии во 2-3 тысячелетии до нашей эры действительно были местом формирования арийских народов.

Как ни странно, от многих афганцев и памирцев можно услышать, что задолго до современных народностей в этих горах жили русские (народ Рош). Об этом говорят и топонимы региона: Рушан, Рустак, Рошкола, Рошвор, Рушиан и многие другие. Более того, под Файзабадом на севере Афганистана находится гигантская скала "Камень русских печатей" — "Санги-Тахти-Муср". Местные жители утверждают, что древние русы, уходя на юг, оставили там свои знаки-тамги — в знак владения этой землей, и обещали вернуться сюда. Некоторые очевидцы, побывавшие на этом камне-скале, видели нанесенные там знаки и утверждают, что они представляют собой рунические надписи, а по мнению некоторых — даже древнеславянскую азбуку. В этом свете, разумеется, совсем по-другому можно рассматривать афганскую войну Советского Союза и вообще продвижение России в Среднюю Азию. По моему личному мнению, они просто замыкали гигантский географический и исторический путь-кольцо древних русов, которые через Индостан, Иран, Малую Азию (Трою), Этрурию и Центральную Европу в начале нашей эры вышли к священному триречию Днепра, Дона и Волги-Ра. Впрочем, о сакральной географии Центральной России, надеюсь, будет место и время поговорить отдельно.

Важно, что здесь уже к IX веку было создано единое многоэтничное государство, известное историкам под именем Киевской Руси — которое через тысячелетие, пройдя несколько исторических метаморфоз, позволило нам, русским, снова вернуться к одной из своих исторических прародин. И нынешний отказ России от прав на Памир я считаю не просто преступлением, а трагической и очень трудно поправимой в обозримом будущем ошибкой. А заодно — и предательством памяти тех русских исследователей и солдат, которые на протяжении почти двух веков пролагали нам дорогу на Памир.

В 90-е годы XIX века в Ташкент к русскому генерал-губернатору Туркестанского края Кауфману было отправлено из Западного Памира несколько посольств от памирцев с просьбой защитить их от нападения афганцев и присоединить их земли к России. В 1895 году эта просьба была выполнена, и Памир вошел в состав России. Тогда же агличанин Дюран совместно с представителями русских властей провели границу на Памире, причем она проходила по другую сторону Пянджа, так что Россия на Памире граничила с Индией. И только при Советской власти, в 1919 году, Афганистану отдали эти территории, получившие название Афганского коридора. Впрочем, история военных конфликтов 20-х-30-х годов прошлого века вряд ли будет написана, а дело шло к тому, что Афганистан к концу 30-х годов мог стать еще одной советской республикой, но этому помешала Вторая мировая война.

ТРАДИЦИОННО СЛОВО "ПАМИР" переводится как Крыша мира. Действительно, это Крыша, под которой живут все народы мира, сакральная высота, которая, как и "сердце мира", Иерусалим, является для нас одним из центров нашей Вселенной. Но есть и другой перевод — "По-Ми-Ло" или "Па-Ми-Ло", Подножие смерти. Есть указания, что об этом значении слова Памир знал Александр Македонский. А известный китайский путешественник VII века Сюань-Цзан так описывал Па-ми-ло: "Длиной он от востока к западу около 1000 ли, а шириной от юга к северу — 100 ли. Он расположен между двумя снеговыми хребтами, почему царствует здесь страшная вьюга и дуют порывистые ветры. Снег идет и весной, и летом. Ветер не унимается ни днем, ни ночью. Почва пропитана солью и покрыта мелким камнем и песком. Ни зерновой хлеб, ни плоды произрастать здесь не могут. Деревья и другие растения встречаются редко. Всюду дикая пустыня без следа человеческих жилищ. Посредине долины Па-ми-ло лежит большое озеро драконов, от востока к западу оно будет 300 ли, а от юга к северу 50 ли. Лежит оно на огромной высоте. Воды в нем чисты и прозрачны как зеркало; глубина неизмерима. Цвет воды темно-синий; на вкус вода приятная и пресная. В глубине этих вод водятся акулы, драконы, крокодилы и черепахи; на поверхности их плавают утки, дикие гуси…" Большинство ученых считает, что китайский путешественник говорил об озере Зоркуль, откуда начинается река Амударья.

Если посмотреть на Памир с высоты птичьего полёта (а мне однажды удалось это сделать), он напоминает свастику со множеством лучей-горных хребтов, расходящихся на сотни и даже на тысячи километров во все стороны света. Возможно, центром этой свастики стоит считать Аличурскую долину. Её ущелья хранят множество тайн и загадок: не только памятников древних цивилизаций или удивительных форм флоры и фауны, но и проявлений "духов", или автономными энергетическими структурами, существование которых начисто отрицается современной академической наукой, хотя не вызывает никакого сомнения у аборигенов Памира.

К их числу относится прежде всего знаменитый "снежный человек", или гуль-алмасти. Стоит заметить, что это именно дух, а не реликтовый гоминоид, как считает большинство так называемых "криптозоологов" Днём его практически не встретишь, и лишь по ночам он обретает материальную форму и становится видимым человеку. Местные жители считают, что встретить его — к беде, ибо он наводит порчу и может даже привести к смерти. Существо это не только разумное, но и способно магическим образом воздействовать на душу человека, так что многочисленным экспедициям по поимке гуль-алмасти вряд ли позавидуешь.

Другим известным духом-оборотнем памирского фольклора является так называемый "жестармак" — медный коготь, который материализуется от старых кладов в виде юной красавицы или, наоборот, старушки-нищенки. Он незримо выпивает из человека жизненную энергию, и уничтожить его можно лишь одним способом: предварительно закрыв уши воском, внезапно вылить на оборотня расплавленное масло, после чего он с криком, услышав который умирает всё живое, снова превратится в слиток золота.

Удивительны также сильфиды, пэри или по-местному пари. Это девушки-феи с козлиными ногами, иногда их охотники берут в жены и у них рождаются дети. Но если человек обидит пари, а они не любят запаха собак и табака, они могут отомстить, прокляв охотника и умертвив общих детей.

На Памире верят и во множество духов незримых, которые могут пугать шорохом ветра, топотом табуна лошадей или душить по ночам. Есть множество и других, ведомых лишь зурным (сильным) местным мулло. Но все они опасны для человека.

Местные жители никогда не останутся на ночлег в одиночестве, даже чабаны будут вдвоем-втроем, при том с лошадьми, собаками и оружием.

Ночуя один в горах, я вокруг палатки рисовал защитный круг с крестами и читал вечерние молитвы, но дикий страх не оставлял меня на протяжении всей ночи. Чтобы испытать ужас памирской ночи, нужно всего лишь хоть раз переночевать там на открытом воздухе.

До сих пор в озерах Памира, возможно, живут "драконы", о которых больше тысячи лет назад упоминал Сюань-Цзан. Уже в XX веке ученому-памироведу Станишевскому местные жители сообщили, что часто наблюдали такого монстра в озере Баланкуль.

Легенды рассказывают, что именно здесь вплоть до средних веков, водился удивительный единорог, в конце концов истребленный человеком, а в древности — и раса золотоносные муравьев, которые ныне остались якобы только на Тибете. Золото и драгоценные камни Памира — тоже тема для отдельного разговора. Как писал Бируни, именно на Памирском Дарвазе был найден самый большой в мире золотой самородок весом в две с половиной тонны. Где-то здесь укрыт и таинственный золотой город бессмертных Джаль-Хайдар…

НО, КОНЕЧНО, главным достоянием Памира были и остаются его люди. Здесь обитает множество народов разных рас, культур и языков. Но всех их объединяет бесконечная любовь и доверие к миру и человеку. Это самые лучшие люди, которых я встречал в своей жизни. Они кажутся детьми, которые дошли к нам из Золотого века человечества. Но горе тем, кто обманет их доверие!

Среди народов Памира по-прежнему есть индоевропейцы арийской расы. Голубоглазые и светловолосые кафыры не только лицом походят на европейцев, но и употребляют запретное для мусульман вино. Более того, дома они сидят на стульях, знают винт и гайку, с незапамятных времен используют железо. Более того, неведомо кем и когда у них построены железные мосты и башни. Хотя кафыры говорят, что это дело дьявола-Гиша, но, судя по внешнему виду, это вполне рукотворные и древние сооружения.

Так же, как запорожские казаки, подражая древним русам, носили чубы-оселедцы, кафыры на темени носят харук — клок волос. Смею сделать предположение, что общего с казаками у них не только прическа, но и воинское сословие, ибо кафыры весьма воинственны, и мусульмане всегда боялись попадать в их страну.

Последним, кто застал цивилизацию кафыров еще неповрежденной, был английский разведчик капитан Робертсон. В своей знаменитой книге "Кафыры Гиндукуша" он писал: "Цивилизация кафыров, видимо, вначале весьма развитая, вдруг заснула на каком-то отрезке своего существования по неведомой причине"…

Скорее всего, не стоит, как делают некоторые исследователи, отождествлять этнос кафыров с остатками армии Александра Македонского, которые якобы задержались в благодатных горах Памира. Скорее, это остатки автохтонного русского населения Памира. Кстати, один из самых загадочных и влиятельных мистиков ХХ века Георгий Гурджиев утверждал, что свои знания он почерпнул из Кафыристана — вернее, из монастырей Сармунгского братства этой горной страны, где обучался в течение ряда лет. Большинство современных конспирологов считают Гуржиева одним из "посвященных", определивших политические судьбы ХХ века.

Стоит напомнить читателям, что наши братья таджики — тоже арийцы-иранцы, давшие миру самых великих поэтов, которыми равно восхищались Пушкин и Есенин: Фирдоуси, Саади, Омара Хайяма, а жители Памира издревле предпочитали духовную пищу материальной. Так, например в конце 80-х годов, будучи на базаре в Хороге, я не увидел там ни одного местного торговца — все искатели прибылей были приезжими. Видимо, выполняя завет Носыр Хусрава, что знание — сила, многие памирцы хранили древние рукописи, а по количеству учащихся в высшей школе занимали первое место если не во всем Советском Союзе, то в Средней Азии бесспорно.

Я надеюсь, что рано или поздно Памир вернется в великую Пятую империю русских, а памирцы и таджики станут такой же её неотъемлемой частью, как все бывшие народы Советского Союза, Российской империи, и все народы "Великого Русского Круга", протянувшегося через континенты и тысячелетия.

ПОЗДРАВЛЯЕМ ЮБИЛЯРА!

9 августа Владимиру Осипову, видному общественному и политическому деятелю России, патриоту-державнику, православному государственнику, публицисту, историку, бессменному главе "Союза Христианского Возрождения", бывшему политическому заключенному, исполняется 70 лет.

Вся его жизнь, включая пятнадцать лет советских лагерей (1962-1968 и 1975-1982), куда он попал за активную пропаганду национального русского возрождения, включая издание православно-патриотического журнала "Вече" (1971-1974), — наглядный пример того, что не в Силе Бог, а в Правде.

Мы от всей души поздравляем юбиляра, желаем ему несокрушимого здоровья и новых побед во славу России. На таких праведниках и подвижниках от века держалась и держится наша Святая Русь. Бог в помощь, Владимир Николаевич! Многая лета!

Валентин Распутин, Александр Проханов, Валерий Ганичев, Михаил Лобанов, Сергей Семанов, Владимир Личутин, Владимир Бондаренко, Николай Дорошенко, Виктор Пронин, Тимур Зульфикаров, Юрий Петухов и др.

Сергей Семанов РУССКИЙ ШТЫК

Любого человека, подумав, можно обозначить одним-единственным словом. К нестареющему русскому бойцу Володе Осипову самое подходящее слово — штык. Да, тот самый русский штык-молодец, природное наше оружие, равного которому не было ни у кого, наша слава и гордость, воспетая еще в старых солдатских песнях.

Штык можно сломать, приложив к тому немалые силы. Что из того? Сила есть — ума не надо. Вот танки, бронированные чудища, а крушат их теперь запросто. Но вот согнуть штык невозможно, гибкость его весьма ограничена. Гибкость именно русского штыка, уточним уж для полноты картины.

Владимира Николаевича Осипова за всю его долгую и боевую жизнь согнуть еще никому не удавалось, хотя пытались многие и не раз. Не из той стали кована его коренная русская порода. Несгибаемой оказалась и вся судьба его.

Двадцатилетним юношей, студентом исторического факультета Московского университета, он открыто выступил в защиту своего старшего товарища Анатолия Иванова, изгнанного с факультета по политическому делу. За это сам был исключен из комсомола и отчислен из МГУ. Боже правый, полвека назад это было! Огромный получается у Осипова "революционный стаж". Или тут было бы правильнее сказать — контрреволюционный? Не знаю уж, всё смешалось ныне в доме Российском…

Излагать жизненный путь Осипова нет смысла, он достаточно известен. Это и хорошо — слишком часто заслуженных русских деятелей начинают ценить только после окончания их земного пути. Но вот потомок северных русских крестьян, вопреки поговорке, стал истинным пророком в своем отечестве. Мы старые товарищи с Владимиром, но никакого преувеличения — никакого, подчеркиваю, в этих моих словах нет. Истинно так.

А что же сегодня, с чем и как встречает свой юбилей наш герой? Известно, что нет ничего скучнее на свете, чем речи юбилейные, я всегда чурался этого жанра, воздержимся и здесь, хотя повод в данном-то случае весьма почтенный. Ну что ж, помимо героической биографии, многократно изложенной не только товарищами и соратниками, но и заметными деятелями из числа наших врагов, набралось еще немало разного рода свершений и достижений. Воспоминания, которым уготовано стать ценнейшим историческим источником Русского Возрождения. Бессменный глава партии "Христианское возрождение России", однйо из самых боевых и действенных объединений русского национал-патриотического движения. Автор многих крутых публикаций и выступлений, даже член Союза писателей России, хотят, слава Богу, повестей и поэм не составляет, не отвлекается на эту старомодную мишуру.

Вот здоровье телесное, увы, стало подводить старого бойца. Понятно, марксистско-ленинская каторга и ссылка — это вам не при проклятом царском режиме сидеть! Но не с этим режимом боролся всю жизнь убеждённый монархист Владимир Осипов.

Борис Куприянов ИЗБИЕНИЕ КНИГИ Участник проекта «Фаланстер» отвечает на вопросы «Завтра»

Книги — не мертвые совершенно вещи, а существа, содержащие в себе семена жизни. В них — чистейшая энергия и экстракт того живого разума, который их произвёл. Убить хорошую книгу — значит почти то же самое, что убить человека: кто убивает человека, убивает разумное существо, подобие Божие; тот же, кто уничтожает хорошую книгу, убивает самый разум, убивает образ Божий как бы в зародыше. Хорошая книга — драгоценный жизненный сок творческого духа, набальзамированный и сохраненный как сокровище для грядущих поколений…", — писал поэт Мильтон.

Книги, несомненно, входят в сферу национальных интересов. Проблемы, тенденции книжного мира становятся достоянием страны, даже если общественность в массе своей этого не замечает. Привычный пафос "самой читающей страны в мире" пару лет назад был поколеблен шокирующей статистикой социологического опроса. Оказалось, что 52% наших сограждан не покупают книг, а около 40% вообще не читают.

Что происходит сегодня с книгой в России, причины и последствия такого положения? В качестве эксперта выступает один из создателей легендарного магазина "Фаланстер" Борис Куприянов. Беседа о книжном мире переросла в непростой разговор о культурной ситуации в нашей стране.

Борис КУПРИЯНОВ. Книгоиздание, книготорговля, чтение тесно взаимосвязаны. Нельзя сказать, что люди у нас читающие, а книжные магазины плохие. Первое, что хотелось бы заявить, — чтение является вопросом культуры страны. Чтение на национальном языке, русской литературы или переводной, является вопросом культурной политики страны. И выживания как нации. Например, в Финляндии есть глобальная проблема — все студенты двуязычны и постепенно перестают читать по-фински, переходят на английский. Финны тратят гигантские деньги на переводы на финский язык, субсидируют издания финских книг, ставят массу таможенных преград для ввоза книг на иностранных языках и.т.д. Они прекрасно понимают, что язык позволяет сохранить национальную идентификацию в глобализированном мире.

Всё, что связано с чтением, с изданием, с книгопродажей, во многом связано с культурной политикой страны. Вынужден констатировать: в России сегодня не существует культурной политики.

У нас отсутствует заинтересованность в развитии чтения, какие бы пафосные акции вроде "года книги" ни устраивались. Конкретный пример: недавно в "Фаланстер" из столичного правительства пришла анкета на конкурс "Лучший книжный магазин Москвы". Изучив анкету, мы отказались от участия в конкурсе. Вопросы в анкете касались исключительно маркетинга: "продаёте ли вы канцелярские товары", "как вы расширяете спектр продаж", "есть ли у вас система скидок". Т.е. вопросы либо о коммерческой стороне вопроса, либо о существовании магазина как бизнеса. Ни одного вопроса непосредственно о книгах! Получается, что если будет проводиться конкурс на "лучший ресторан", то в этих вопросах книги просто поменяют на еду: "есть ли у вас суши", "какие дополнительные услуги, кроме питания, вы можете предложить" и.т.п.

"ЗАВТРА". Чем чревата подобная политика?

Б.К. Люди будут читать. Но кардинально изменится структура чтения. Если раньше люди читали книгу и видели текст, видели, извините за штамп, источник знаний, то сейчас чтение воспринимается исключительно как энтертейнмент, времяпрепровождение. И он может быть разного уровня. "Вечером, перед сном, после похода в дорогой французский ресторан почитал начало диалога Платона "Пир"". Или "на отдыхе полистал книгу популярной писательницы"… Зайдите в любой провинциальный книжный магазин — почти повсеместно: либо развлекательная литература, либо учебники. Две функции чтения, которые остались. Из сорока-пятидесяти функций, которые должны быть.

"ЗАВТРА". Ещё три века назад Георг Лихтенберг изрёк: "Многие люди читают, чтобы не думать". Может быть, мы придаём книжной проблеме слишком много внимания?

Б.К. Это так, но значительная часть людей не читает, чтобы не думать тоже. И таких больше. А Томас Манн сказал: "Для того, чтобы думать, надо много читать. Развратиться можно и без книг".

Есть мнение, что человек сам решит. Такой вариант тотального рынка. Племена в сельве Амазонки не пользуются антибиотиками? Они сами решили так поступать?! Нет, они просто не знают об их существовании. Мы можем смотреть в подзорную трубу и констатировать сей факт. Или же научить пользоваться? Вот индейцы начинают умирать от гриппа. Нужно ввести им пенициллин? Или нет, потому что они делают свой выбор, существуя без пенициллина. Аналогия достаточно длинная, но мы доживём до такого состояния, когда люди просто разучатся читать какие-то другие книги, кроме развлекательных или учебных. Таким образом, они "свой выбор", конечно, сделают.

Если мы говорим о суперлибертарианском государстве, то подобный подход логичен. Но тогда надо снять все ограничения, разрешить оружие, ввести право силы.

У литературы есть огромная педагогическая сторона, моральная. Литература — это якорь, который сохраняет идентичность нашей страны. У нас же сейчас происходит тотальное избиение всех функций чтения. Государство элементарно забывает обо всех плоскостях этой сферы, кроме коммерческой.

Посмотрим на мировую практику. Во всех европейских странах оказывается мощная поддержка чтению, книгоизданию, книгопродаже. Если мы берём страны старой Европы — издателям — большие налоговые льготы, книжным магазинам — арендные послабления. И в новой Европе то же самое. Не хочу называть Грузию новой Европой, но и там идёт серьёзная поддержка книгоиздания на национальном языке. Такая же ситуация в Латвии, на Украине. Понятно, что это делается, в том числе, в рамках кампаний против русского языка. Но что делает Россия, чтобы русский язык не забывали? Мы теряем единственную вещь, которая скрепляет пространство бывшего СССР, культуру языка. Мои друзья недавно были в Тбилиси. Несмотря на всю сложную политику, местные жители очень огорчены отсутствием там русских книг. Молодёжь уже не говорит по-русски, позиции завоёвывает английский. Свято место пусто не бывает. В Латвии нет ни одного приличного магазина, хотя там живёт огромное количество русского населения.

Известна политика Франции, Англии, Испании, пропагандирующих переводы своих авторов на иностранные языки. Выдают гранты, оплачивают издания, права. Активные действия Франции привели к тому, что многие вещи мы открываем во французском переложении. Известно огромное количество французских писателей, философов.

А что Россия? Поддерживает издание русских авторов за границей? Нет. Или поддерживает таких авторов, которых лучше бы вообще не издавали.

"ЗАВТРА". Можешь ли ты конкретизировать состояние нашего книжного мира в объёмах и масштабах?

Б.К. Пару лет назад я пытался подсчитать количество книжных в Москве, включая ларьки около метро — получилась чудовищно ничтожная цифра, меньше тысячи. Москва замыкает список европейских столиц по количеству книжных магазинов на душу населения. Белград раз в десять меньше, а книжных магазинов там больше. В Москве всего один магазин литературы на иностранном языке — "Панглосс". В центре Белграда есть магазин, торгующий по-французски, есть английский, испанский, греческий и русский магазины.

Не хотим Европу? Пожалуйста, другой пример — Иран. Большой древний народ со своей культурой, мало кто говорит на иностранных языках. В Тегеране также книжных магазинов на душу населения больше, чем в Москве. Переводится меньше, чем в России — хотя Ахматова на фарси не проблема — но издаётся огромное количество своих книг.

Например, у "Фаланстера" объективно не существует конкурентов. Пока маленьких магазинов, которые занимаются интеллектуальной литературой, в Москве не сорок штук, поле свободно. Их вообще можно пересчитать по пальцам. Весной закрылся старейший книжный салон "Ad Marginem". Такая ситуация фатальна. Чем меньше нас будет, тем меньше народу будет знать, что такие книги вообще существуют. А в целом по России — пустыня. В Петербурге подобных магазинов нет вообще. Единственный в Поволжье магазин интеллектуальной литературы, саратовский "Оксюморон", подвергся жутким репрессиям. Взяли, обвинили в фашизме за распространение книги Ильина о русском национализме. С одной стороны, у нас Ильин — главный философ, его торжественно перезахоронили, президент цитирует, а с другой, магазин чуть не закрыли из-за таких вещей. Слава Богу, после трёх судов коллеги "отбились".

Если магазинов мало, если они "странные", — значит, они плохие, надо препятствовать их деятельности? Всё это показывает культурную бездну в умах наших чиновников. Это трагедия страны, что вырастает огромное количество "эффективных менеджеров", которые считают прямой доступ к чтению преступлением.

А появились районные центры, где вообще нет книжных магазинов!

"ЗАВТРА". Куда же делись многотысячные советские собиратели "Литературных памятников" и "Философского наследия", миллионы читателей "Мастеров современной прозы"?

Б.К. Многие ушли своим естественным путём, у многих элементарно не хватает денег. При этом на помойках появилось очень много книг. За последние два года там я нашёл примерно шесть уникальных книг по архитектуре.

"ЗАВТРА". Вот тебе и самая читающая …

Б.К. СССР был самой читающей страной в мире по одной простой причине — тотальной грамотности населения. В детстве я часто бывал в Латвии. С друзьями бегал на соседний хутор, посмотреть на неграмотную бабушку, которая не умела читать и писать. В Латвии такое было возможно, юность этой бабушки проходила до 1939 года, пока "кровавая рука тоталитарного режима" не дотянулась до свободной балтийской республики.

Сейчас уровень грамотности в нашей стране резко падает. Есть дети, которые не ходят в школу, есть люди, которые не читают, потому что не умеют. У нас появился целый класс отверженных, которые не участвуют ни в каких социальных процессах, и он будет только увеличиваться.

Наша структура чтения отличается от европейской. В силу закрытости общества, наличия цензуры. Исторически сложилось, что у нас мало пользуются библиотеками. Принято иметь домашнюю библиотеку. Что, впрочем, тоже постепенно становится архаизмом. Много ли знаете людей, пользующихся библиотеками? Человек с улицы не может попасть в Ленинку, в ИНИОН, в Историческую библиотеку. Остаются районные библиотеки. Но и они закрываются. А в Питере в "Салтыковку" не попасть, потому что она находится у чёрта на рогах. Из центра города её выжили — видимо, объект не столь важен для "культурной столицы".

С другой стороны, фонды библиотек находятся в чудовищном состоянии, новые книги туда не попадают. "Мрачная фигура нашей истории", "шпион" Сорос сделал для культурного развития больше, чем всё ельцинское правительство. Он выкупал часть тиражей и рассылал по библиотекам. И только таким образом, например, в библиотеках Тюмени оказывались новые книги.

Другая глобальная проблема — цены на книги. Оставим в сторону Москву, хотя это и спорно, но в глубинке абсолютно точно доходы не европейские. А книги по цене "догнали и перегнали" Америку, до Европы пока не дотянулись, но тенденция идёт. А некоторые виды товара — например, альбомы по искусству — стоят дороже, чем в Западной Европе.

"ЗАВТРА". Не идёт ли здесь речь о формировании особой социальной среды потребителей литературы?

Б.К. Это я и назвал энтертейнментом другого порядка. Кто-то любит арбуз, а кто-то свиной хрящик. Для кого-то времяпрепровождение — рассматривание альбома Сезанна, а для кого-то — чтение бульварного романа. И в том, и в другом случае книга не является источником знания. Человек развлекается, его мозг отдыхает. На меня в детстве произвёл неизгладимое впечатление набор офортов Гойи, который был подарен моей матушке. Не обязательно, что купленный за пять тысяч такой альбом сегодня не станет предметом размышлений. Но почему-то мне кажется, что он вряд ли попадёт четырнадцатилетнему мальчику, который будет внимательно рассматривать офорты Гойи.

Или сейчас популярны такие издания как, допустим, "Евгений Онегин" с комментариями Лотмана в переплёте из свиной кожи. Кто это будет читать? Специалисты, школьники? Эти книги — не для чтения Пушкина и Лотмана. Это объект роскоши.

"ЗАВТРА". Но и простые книги становятся объектом роскоши, недоступным для целых категорий населения.

Б.К. Так как не существует никаких льготных режимов для предприятий книжной торговли, наценка на книги очень большая. В Германии она составляет в среднем 40%, а в России 100% — это обычная практика. А в провинции ещё увеличивается за счёт распространения через книжные сети.

Не существует нормальной системы распространения книг. Есть несколько крупных сетей распространения. Но маленькие издательства, выпускающие, например, пять наименований в год, с ними работать не могут, вынуждены думать о распространении сами.

Затем издательство сокращает тираж в расчёте на его так называемый лакшери-сегмент (от luxury-предмет роскоши). Книгу купят люди, которым она нужна по работе, либо исходя из товара категории роскоши. Если вы издаёте книгу по философии или искусствоведению, вы должны сократить тираж и взвинтить цену таким образом, чтобы окупить собственную систему распространения. Допустим, я не смогу продать три тысячи Розанова. Я ограничусь двумя тысячами и резко подниму цену. Пятьсот проданных экземпляров покроют затраты. Остальные пускай лежат.

Дальше. Так как магазины не имеют никакой поддержки, площади маленькие, то магазину невыгодно, чтобы там лежали старые книги. Понятно, что у книги, вышедшей два года назад, коммерческий потенциал ниже, чем у книги, выпущенной позавчера. И книга двухлетней давности занимает определённое место, которое можно использовать эффективно. А в нашей стране последнее время слово эффективность звучит как "Отче наш…" Соответственно, магазин отдаёт книгу в издательство и берёт книгу, которая лучше продаётся. Магазину выгоднее занять эту площадь бестселлером. Поэтому, скажем, современная поэзия, языкознание не попадают в крупные магазины: они экономически неэффективны. В итоге по складам блуждают значительные объемы книг, которые могли бы быть востребованы читателем.

"ЗАВТРА". Не является ли Интернет выходом из такой критической ситуации?

Б.К. Чтение — это способ коммуникации между людьми. Интернет не даёт такой возможности, в нём идут совершенно иные процессы взаимодействия. Интернет предлагает эрзац-коммуникацию вроде обсуждения какой-либо темы.

К тому же, найти в Сети можно немногое. И уже начинаются юридические разбирательства, борьба за авторские права, а дальше будет только хуже.

Изначально казалось, что это абсолютная зона свободы. Нет, Интернет формализуется значительно быстрее, чем любые другие сферы.

Потом, в Сети выкладывается только то, что издано. Если книга не переведена или не подготовлена к печати, то вряд ли она появится. Только на языке оригинала. А принципиальный момент для России — наша моноязычность, почему нам важно книгоиздание на русском языке. Европеец, как правило, читает на двух языках, в России таких ничтожно малый процент. Мы не можем рассчитывать на чтение на языке оригинала. Даже те, кто знают язык, зачастую не в состоянии читать в оригинале. Поэтому мы обязаны издавать книг значительно больше.

"ЗАВТРА". Довольно мрачная картина получается.

Б.К. Сам процесс чтения должен быть охраняем государством. Сегодня ситуация критическая. Единственный чиновник, который пытается поддерживать книгоиздание, — это Сеславинский. Он на каждом заседании правительства борется, чтобы книжный НДС оставался 10%, а не 18%, объясняет, что нельзя относиться к книгам просто как к растущему бизнесу.

Да, если мы воспринимаем чтение как бизнес, то всё вышесказанное абсолютно правильно и адекватно. Но чтение — это не проблема бизнеса, а проблема культуры нации. Возможно, когда одна бульварная писательница конкурирует с другой бульварной писательницей, нужно говорить в терминах рынка — растут продажи у писательницы М., падают у писательницы У. Но Платон с Аристотелем или Уайльд с Грибоедовым точно не конкурируют.

Повторюсь: отсутствует государственная культурная политика. Когда мы подаём себя за границей, то выпихиваем туда Диму Билана, Плющенко и Ансамбль песни и пляски Российской армии. Так мир должен представлять Россию?

"ЗАВТРА". Возможно, дело в том, что актуальна проблема идентичности. До сих пор не разобрались, кто мы, и соответственно, кто должен нас представлять.

Б.К. Надо подавать всех. Пока мы тут определяемся, время уходит. Есть в высшей степени заинтересованные в нас культуры, которые очень ждут и желают нашего проявления. И не надо бояться вывозить спорные вещи. Не факт, что французскому министру культуры нравится Батай. И, вывозя Селина, он не подписывается под его коллаборационизмом. Но для него есть факт французской культуры. А мы всё спорим. В итоге образ страны — никакой. В Болгарии проходил фестиваль русской культуры — нас представляли "Берёзка" и "На-на".

У нас есть огромные ценности, которые неизвестны в мире. "Повезло" Малевичу и Родченко, "повезло" Толстому и Достоевского. Сегодня вместо Достоевского мы предлагаем Бог знает что. Мы не понимаем, что наша культура является нашим достоянием, связывает всех русских между собой. В каком обществе мы хотим жить? В обществе "эффективных менеджеров" или в стране Достоевского и Толстого?

"ЗАВТРА". В прошлом году было объявлено о ежегодной российской философской премии. Возможно, постепенно возникают элементы формирования культурной политики?

Б.К. Это хорошо, но данная премия — пока единственный сигнал. На недавнем пикнике журнала "Афиша" состоялась лекция Валерия Подороги. Пришло много людей, слушали и задавали вопросы. Это показывает наличие гигантского культурного потенциала. Но мало кто в этом помогает. Не государство, а коммерческий журнал "Афиша" выполняет просветительскую функцию. А могли бы позвать Гришковца.

Недавно в Костроме я наблюдал из окна, как человек шёл под дождём и уткнулся в большую лужу. Он нашёл доску и положил её через лужу. Сам прошёл, и другие за ним пройдут. Простой человек в Костроме понимает, а государство не понимает, что надо проложить через лужу доску и помочь.

Сейчас фактически делается так, чтобы у этого пятидесятилетнего человека, положившего доску, сын, который пойдёт через лужу, доску не клал.

Гуманитарные вещи предельно связаны между собой. И возникающие провалы затянуть будет фантастически сложно. Сегодня жизненно необходимо навязывать культурные ценности. Культура — это положительная форма насилия.

Есть модная тема — выращивание новой элиты. Последние пятнадцать лет показали, что гуманитарно образованные люди очень сильно влияют на развитие всего мира. Если мы как-то заявляем государство со своей политикой, культурой, неким путём, то необходимы думающие люди. Не только и не столько способные просчитать больший доход. Но могущие думать на один, на два, на три шага вперёд. Смею утверждать, что до всего своим умом дойти невозможно. Существует опыт мира, который выражается, в том числе, и в книгах. Это огромный потенциал мирового развития, который прошло человечество, начиная от "Гильгамеша" и заканчивая чем угодно. Если мы признаём, что человечество накопило какие-то вещи, то стоит прислушиваться к скрытому знанию. Воспитывать людей, которые понимают, о чём идёт речь. Если же живём исключительно сегодняшним днём и есть куда более "серьёзные задачи", то можно ограничиться воспроизводством бухгалтеров.

В нашей истории всегда хватало персонажей, которые, не имея системного образования, доходили до всего своим умом. Но они много и активно читали. Возможно, возникнут новые люди, которые и без книг будут в состоянии изобретать велосипед. Но я в это не верю. Книга — один из атрибутов нашей культуры, и исчезновение книги будет концом российской цивилизации.

Беседовал Андрей Смирнов

Георгий Судовцев А ЩУКУ БРОСИЛИ В РЕЧКУ…

Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев назначил Михаила Ефимовича Швыдкого своим спецпредставителем по международному культурному сотрудничеству — как утверждается, в ранге посла по особым поручениям Министерства иностранных дел РФ и с отдельной строкой финансирования в федеральном бюджете. Так что бывший министр культуры и руководитель ФАККа, известный любитель реституции и "клубнички", ненавистник "русского фашизма", театрал и теле-шоумен, недолго оставался без ответственной государственной работы. Теперь он будет формировать культурное лицо нашей страны за рубежом, а также знакомить россиян с достижениями мировой культуры. Это всё равно, как если бы руководить вновь созданным федеральным агентством по делам СНГ поставили, скажем, Валерию Ильиничну Новодворскую…

Не знаю, хотя и догадываюсь, что могли бы сказать по этому поводу такие почитатели многочисленных швыдковских талантов, как Савва Ямщиков или Николай Губенко, однако это назначение лишний раз подтверждает как существование определенного круга новейшей "кремлевской номенклатуры", так и неизбывную причастность к этому кругу лично Михаила Ефимовича: видимо, за ту роль, которую он сыграл в "деле человека, похожего на генпрокурора Устинова", — деле, которое, судя по всему, окончательно остановило ельцинский выбор "преемника" на Владимире Владимировиче Путине.

А раз так, то соответствие деятельности Швыдкого национальным интересам России в чьих-то высоких кремлевских глазах имеет совершенно второстепенное значение по сравнению с его полным соответствием системе "свой-чужой". А "своими" разбрасываться нельзя нигде, никогда и ни при каких условиях. Пока они "свои". Максимум — перевести нашкодившего товарища с одного ответственного поста на другой. Правда, в ранней советской практике сегодня такой проверенный в классовых боях товарищ мог заведовать культурой, завтра — сельским хозяйством, а послезавтра — строительством, но постепенно пришло понимание, что профессиональная специализация всё-таки не менее важна, чем безупречная партийная анкета.

Вот и заядлого антисоветчика и русофоба Швыдкого наши власти — вполне в советской номенклатурной традиции — упрямо используют по его номинальной "специализации". Так что можно не сомневаться: достижения отечественной культуры за рубежом при президентском спецпредставителе Швыдком будут представлять всё те же "целующиеся милиционеры", "инсталляции" с использованием разнородных фекалий, неудобочитаемые постмодернисты и замшелые "шестидесятники", близкие к публичной порнографии театральные постановки, а также киношедевры на темы неизбывного "русского свинства". Я уже не говорю о "культурном обмене", в рамках которого шедевры мирового и русского искусства будут "реституированы" на Запад через постоянно и неизвестно где кочующие выставки. А также о том "эстетическом контенте", который будет за государственные деньги импортироваться к нам из-за рубежа и демонстрироваться по всем телеканалам.

Впрочем, о том, что "патриотическая" часть нашей культуры снова остаётся без должной поддержки со стороны "властной вертикали", я бы всё-таки не скорбел — это, по большому счету, проблема вовсе не культуры, а государства. Ведь чем, если задуматься, государство может поддержать культуру, если та опирается вовсе не на политику и власть, и — более того — не на экономику и деньги? Культура живёт, создавая и поддерживая особую систему смыслов и ценностей — ничуть не менее важную для жизни народной общности, чем система обычаев, норм и законов, которую создает и поддерживает государство. Впрочем, говоря о культуре в целом, нельзя сказать того же о людях, творящих культуру, — им-то поддержка подобного рода бывает просто необходима. Так что Швыдкой — нормальный вызов всем патриотам России. Как говорится, на то и щука в реке, чтоб карась не дремал. И всё-таки — щуку снова бросили в реку, опять пустили Швыдкого в наш культурный огород… Впрочем, довольно и того, что нынешняя речка для Михаила Ефимовича, похоже, помельче прежней будет, а новый огород, возможно, не так уж богат капустой…

Даниил Торопов АПОСТРОФ

Алексей ЦВЕТКОВ. Дневник городского партизана. — СПб.: Амфора, СТОГOFF Project, 2008. — 408 с.

Если верить Карлу Шмитту и его "Теории партизана", то городской партизан — это нонсенс. Ибо настоящий партизан должен быть укоренён в почве. Но что делать, если единственно возможная почва — это асфальт мирового города? На окраинах, в подполье зарождается нечто, которое, проникая в общественное пространство, способно его взорвать. Так проявляются современные партизаны.

Книга Алексея Цветкова — это автобиография, но фактически своеобразная история последнего двадцатилетия. Два десятка ярких текстов: баррикады августа-91 и чёрный октябрь-93, цветковские открытия мира — путешествия и антиглобалистские форумы, движение сопротивления, работа в рекламе и попытки вписаться в "актуальное искусство", литература и покойный соратник Кормильцев.

Одно перечисление регалий, ипостасей и проявлений Цветкова является увлекательной историей: политактивист со стажем, журналист, поэт, художник, издатель — в "Ультра.Культуре" курировал коллекцию современного левого радикализма, в издательстве "Гилея" окормлял серию, где выходили субкоманданте Маркос, Ульрика Майнхоф, Хаким Бей, Рауль Ванейгем. В середине 90-х — ответственный секретарь "Лимонки" и в значительной степени автор тогдашнего облика НБП. Редактировал сайт www.anarh.ru. Приложил руку (точнее, мозг и сердце) к появлению "Фаланстера". Наконец, Цветков — автор как минимум шести книг и нескольких тысяч статей — от проблем революционной теории и художественной критики до увлекательных сочинений для бульварных изданий. Показательна история, как Цветков, будучи студентом Литинститута, на спор накатал "неизвестное письмо Набокова", которое и по сей пор циркулирует в среде литературоведов в качестве источника.

Цветков никогда не окукливался и, чувствуя исчерпанность проекта, переходил к новым занятиям: "Существовать всё это может дальше сколь угодно долго и даже дров наломать нормальных, и даже играть роль в истории, но ничего нового, ни художественного, ни теоретического, ни метафизического уже не будет, а будет эксплуатация прежнего ресурса, его развитие. Я всегда в такой ситуации чувствую удушье, не могу развивать и эксплуатировать наработанное, предпочитая эти ресурсы для кого-то создавать".

В одной рецензии наткнулся на удачную аттестацию Алексея: "Цветков — классический персонаж Культуры Апокалипсиса. В хорошем, то есть смысле, а не как Григорий Грабовой — в том, что это один из тех немногих людей, которым удаётся совмещать социальный (анархия, коммунизм), религиозный (гностицизм, ислам) и художественный (авангардное искусство) радикализмы, придавать всему этому приятную оболочку и подрывать, поражая сознание "старшеклассников и студентов гуманитарных вузов".

Впрочем, читатели Цветкова — не просто студенты, это довольно объёмный и разнообразный конгресс в промежутке между гуманитариями, Гельманом, леваками и правыми радикалами. Разработки Цветкова, например, активно читают и почитают православные фундаменталисты из Опричного братства им. св. преп. Иосифа Волоцкого.

Цветков для меня — синоним современного русского анархизма. Не отожравшийся на просоюзных и депутатских харчах бывший анархо-синдикалист, ныне яростный "единоросс", не придурки-автономы, и тем паче не безвкусные и бездарные интернет-стукачи, а именно, этот многоликий и странный литератор, как любит себя аттестовать сам Цветков. Пожалуй, есть ещё Дмитрий Костенко, но тот сегодня, скорее, заслуженный леворадикал "вообще".

Цветковский сайт открывался максимой из Эрнста Юнгера: "Анархист, враг власти, всегда проигрывает в борьбе с ней после того, как причинит ей некоторые неприятности. "Анарх", со своей стороны, носит принцип власти в себе самом. Он является сувереном. Он ведет себя по отношению к государству и обществу как совершенно свободная от них сила". Посему как-то, отвечая на сакраментальный вопрос "кто виноват?", анарх Цветков ожидаемые инвективы в адрес "буржуев" или "глобалистов" оставил в стороне: "Наша пассивность, забвение собственного смысла и согласие с рыночным фарисейством".

Для Цветкова метафизическая сторона бытия всегда значила не меньше, чем социальная. В идеологических святцах у него писатель Чулков из Серебряного века с концепцией "мистического анархизма". Но метафизическое решение находится не в русле успокоительных интеллектуальных кроссвордов — сиречь в уловках сансары, а в ориентации на Откровение, способное преобразить адепта и реальность.

"Дневник городского партизана" легко читается. Автор постоянно оговаривается, что "не будет грузить". Но его книга заражает непокоем, непреодолимым желанием попасть в описываемый контекст. Цветков — этакий сталкер, вводящий в зону нестабильности, затягивающий в свою излюбленную "автономную зону". Человек — это слишком мало, человечество — безнадёжно много. Настоящая точка сопротивления — коммуна, сообщество, община.

В "Суперприсутствии" Цветков так охарактеризировал штиль своих текстов: "Спасительный и добровольный комизм — последняя и единственно возможная форма обнаружения человеком вертикального в самом себе. Партизан смеется над собственной ошибкой и, смеясь, усугубляет её, приподнимая этим смехом градус собственного угла относительно общей плоскости". Такой подход, конечно, осудят, но сравним для начала биографии судей с буднями городского партизана Цветкова.

Михаил Рябинин ДЕФРАГМЕНТАЦИЯ ЗАМЫСЛА

Нам пришлось жить в сложный исторический период крушения советской империи — первой в истории человечества полномасштабной войны информационных технологий. Пораженческий синдром, который переживает страна, подразумевает политическую, экономическую и смысловую зависимость от победителей — стран НАТО. И если в области преодоления политических и экономических проблем у нас достаточный опыт, то в области преодоления смыслового вакуума, благодаря бурному двадцатому веку, мы очень уязвимы. А то, что война была "холодной" и, несмотря на масштабы потерь, непонятной — как бы не совсем войной, — лишь усиливает эффект непонимания произошедшего. Для осознания требуется время, и это осознание обязательно придет, но действия по реабилитации разрушенного смыслового хозяйства, тем не менее, откладывать нельзя. Мы или вновь обретем смысл, или рассосемся в пространстве и времени как человеческая организация. Поэтому так востребована набирающая силу дискуссия о прикладных идеологиях. Ведь идеология, по сути, и есть — смысл. Чтобы понять, куда нам следует "откатиться" в поисках "точки восстановления системы", попробуем определить, в какой точке мы находимся сейчас.

Многие из людей, занимающих властные должности, увлечены древней теорией общественной кастовости. В эту обёртку упаковывается сегодня и неоязычество, и внутренний атеизм. Кстати, впервые о воинах и торговцах я услышал в середине девяностых от одного крупного преступного авторитета. Тогда криминалитет уже начал понимать, что тюремных "понятий" недостаточно для оправдания своей модели существования, и панически, в ситуации самоистребления, искал свой — локальный — смысл. Тем неприятнее слышать эти "телеги" от власть имущих, и обслуживающих их интеллектуалов. Связи, взаимодействия, внутри общественных сословий организованы намного сложнее. Но суть даже не в этом, — общество прошло сословно-классовую стадию организации и сегодня больше зависит от выдумок глобальных отраслевых и финансово-информационных союзов. "Газовики" сегодня влияют на Россию намного больше всех, вместе взятых, торговых трестов. Армия же маргинализирована — выдавлена на обочину общественно-политических процессов. Словесные манипуляции анахронизмами демонстрируют неадекватность большой и влиятельной части политической элиты. У парламентариев появилась мода на исполнение бездарных, инфантильных песенок, "патриотической" направленности. В чем цель — звездами стать? Повести за собой молодежь? Набрать имиджевых дивидендов? В любом случае, избранная методика не просто ошибочна. Это — системное легкомыслие, демонстрирующее тотальную, внутреннюю профнепригодность. И совсем не потому, что я или кто-то другой так думает. Нет, это — не субъективная оценка, а объективный, доказуемый вывод. Мелочь? Из таких мелочей все и складывается. Обнадеживает, правда, что исполнительная власть намного меньше заражена такого рода инфантилизмом.

Далее, российское общество существует сегодня по законам первобытного социал-дарвинизма — на выживание. По Марксу это один из признаков последней стадии капитализма — империализма. Но наш капитализм явно недоразвит. И конкуренция совсем несвободна. Итак: неоязычество, социал-дарвинизм и недоразвитый капитализм. И глубинный кадровый кризис, распространяющийся "сверху — вниз". Сочинители блатных песен и юркие пропагандисты той же Думе явно нужнее, чем бескомпромиссные эксперты. Таковы (плюс-минус) исходные позиции.

В поиске идеологий мы уже привычно опираемся на западную мысль. И пытаемся оттолкнуться от "трех китов" западного благополучия: просвещения, модерна и рационализма. Здесь пристального внимания требует модерн, который рассматривается как абсолютная ценность. Но именно в эпоху модерна произошла окончательная утрата целостности европейской цивилизацией — механизм дробления целого на автономные смыслы заработал на полную мощность, заведя в омут ощущений постмодерна. В реальности постмодерна единый замысел свелся к механическому объединению массы подсмыслов. Это экуменизм в религии, корпоративность в экономике, глобализм в политике, синтез и эклектика в искусстве и т.д. Хотя нет, истоки экуменизма глубже: у детей нет религиозных и национальных противоречий — они приобретаются с возрастом. Коммунистическая утопия вызрела в Европе, в системе модерна, как и другая утопия — теория индивидуализма.

Индивидуализм предлагает отталкиваться не от наличия сходств — они слишком очевидны, а от наличия различий. Но индивидуализм слишком зависим от такого "виртуального" понятия, как — удача. И заканчиваются все теории индивидуализма тогда, когда приходит настоящая беда. Гипертонический криз, автокатастрофа или почечная недостаточность, — и ты уже не "кузнец своего счастья", а зависимый от близких, немощный человек. Но речь сейчас не о буржуазном антагонизме "личность — масса".

Конечно, в той же Европе многого добились, но откуда у нас эти комплексы: "что о нас скажут на Западе", "в западной прессе появились публикации", "а вот в Европе уже давно"… Да какая разница кто, что, где и о ком говорит? Что это, — желание, чтобы похвалили, "по головке погладили", как мама? Как покончить с этим патологическим инфантилизмом, давно заразившем интеллектуальные силы страны? Ведь не зря же раскол Церкви на западную и восточную часть, произошел из-за теологической трактовки вопроса о Святом Духе. Ведь это Он примиряет людей и делает их равными — живет и дышит, где хочет. Католики решили "узурпировать" это понятие, — мол, не "где хочет", а только у нас. Отсюда их политика "большого брата" по отношению к человечеству, которая, чем дальше, тем больше, обнажает свое горделивое позерство и несостоятельность. Запад — не един, и самые прозорливые умы Европы весь двадцатый век, так или иначе, говорили о тупике, в который загнала человечество западная цивилизация. Все эти ковчеги "экзистенциализма", "авангардизма", "независимости", "одержимости", "созерцательности" — ни что иное, как внутреннее желание "спрятать голову в песок", самоустраниться от жестких вопросов бытия. Гуманитарии тоньше чувствуют безнадежность, — на гармоническом уровне, а знание, в отрыве от действительности, из силы легко превращается в слабость. Большая игра подразумевает полный контроль над ситуацией, но, в данном случае, это выше человеческих сил. Мир — не театр, а люди — не актеры. Мы не можем и дальше конструировать собственное мировоззрение выдумыванием новых "лозунгов", "кластеров" и "слоганов", — приятных для слуха идеологичных афоризмов-перевертышей. Лжи во благо не бывает. Все уже сказано — надо просто вспомнить. Но запретами тоже ничего не изменить. Должно спокойно и уверенно справиться с "букетом" вброшенных смысловых вирусов, насытить идейный, креативный вакуум нашего существования. Расшифровать "благодать" как антитезу одержимости и фанатизма, вспомнить об "умном делании" как противопоставлении мудрствованию и энтузиазму, о "преодолении" как противовесе экзистенции и фатализму. Вызвать к жизни спящие силы нашей истории, в общем. Для этого нужна государственная программа — устав информационной политики страны — которая будет проводиться в существующем информационном поле, руководствоваться его законами, и выражаться в принадлежащих государству СМИ на языке современности. В перспективе конкурентной межгосударственной борьбы Россия может занять место креативного центра, государства-выдумщика, страны-миротворца. Стать геополитическим ядром Коллективного Разума — землей, где уживаются и адаптируются самые разные человеческие идеи. Только, если не забудем, что помимо борьбы есть жизнь, пользоваться которой мы так и не научились.

ПАМЯТИ ДРУГА

Не стало Анатолия Ивановича Зыкова.

Народный художник России, человек широчайшего кругозора, по-настоящему влюблённый в русскую культуру, создатель удивительной графической пушкинианы, где "солнце русской поэзии" сияет всеми лучами своей ослепительной жизни, автор книги "Дорога к Пушкину", иллюстратор Гоголя и Шолохова, искренний и давний друг газеты "Завтра", он навсегда останется в нашей памяти примером высокого служения искусству и Родине.

Редакция

Андрей Смирнов ЛЮДИ, А НЕ БУКВЫ

"Комба БАКХ" — несомненный хит летнего сезона. Хотя слово "хит" совсем не подходит к этому незаурядному явлению. "Комба" восхищает, "Комба" удивляет, "Комба" ставит в тупик.

Журнал "Афиша" дал убедительный и хвалебный анонс, который проигнорировать было невозможно: "Сочиняют они массу всего — удивительной красоты инструментальную электронику с сэмплами из всего, начиная от Стравинского и заканчивая неведомым французским рэпом; сельское регги; кавер-версии на Боба Марли и Цоя, спетые чуть ли не монашеским каноном; белорусские песни о любви; духовный фолк — невероятно гармоничный, чистосердечный и искренний. Наконец, православный рэп, одновременно ироничный и абсолютно серьезный; и это только на слух смешно — а на деле дико мощно и как-то очень правильно".

"Комба БАКХ" — это сообщество молодых костромичей, за несколько лет сотворивших четыре десятка (!) альбомов, которые сами именуют выпусками. Собственная мифология разработана по полной — музыкантов зовут Аполлон, Потап, Квадрафилий и Бинпол. Помимо имён, разработан свой язык, имеются любопытные художественные и литературные опыты.

На концерте в культурном центре "Дом" в голову пришла ассоциация из книжки Троицкого "Рок в СССР" — первое впечатление от "Аквариума" на сцене: "На сцене толпилась группа просвещённых рок-фанов, и это было замечательно". Здесь больше. Музыкальная палитра комбовских проявлений в самом деле простиралась от классической музыки до трип-хопа. Фронтмен и флейтист устанавливали контакт с залом, вводили в курс дела, выступали за союз России и Белоруссии, хохмили.

В случае БГ, спустя тридцать с лишним лет так и не стало ясно, зачем это всё некогда было затеяно. "Комба" мыслит по-другому: "Ну да, мы слушали и "Аукцыон", и Wu-Tang Clan — но они не отвечают на самые главные вопросы; например — на хрена?" Последнее для костромичей принципиально. Свои произведения они именуют — "телеги". А "телега" без мессиджа не повезёт. "Комбовцы" обличали пороки мира сего, выдавали внятные антиглобалистские зонги, славили родную землю, её героев и пророков.

Самая главная проблема многих проектов, претендующих на "новую серьёзность", — честно, но уныло, вымученно и одноклеточно; либо же гладко подбито, но явно продуманно, расчётливо и тоже не работает.

У "Комбы" нет ни муки, ни искусственности. Чтобы телега "цепляла", работала, обязательна энергетика. На вооружении "Комбы" Рахманинов и Боб Марли, джангл и "Песняры". Масштабы записанного напоминают артистов лейбла World Serpent Distribution. Казалось, при таком объёме трудно избежать пустот, повторов. Но на тех выпусках, что я приобрёл после концерта или осваивал в интернете, всё на уровне — свежо и убедительно.

Некоторые выпуски правильно сравнить с радиопостановками — чёткая драматургия, вставки из старых фильмов и мультиков. 39-й выпуск предваряет и завершает "слово пастыря", архиепископа Костромского и Галичского, Александра. На ум приходит жариковский "Радиотеатром", этап в истории "ДК", когда техника звукового коллажа была представлена на высшем уровне.

После концерта я "достал" друзей, собиравшихся в Кострому — имейте в виду, достопримечательность. Город внезапно попал на личную карту страны. Доселе Кострома в формате современной музыке скорее ассоциировалась с песенкой "Ивана Купала" да альбомом "Аквариума". Собственно костромские группы вроде "Миссии" совершенно не вдохновляли.

А распевы и начитки "Комбы" постоянно всплывают в голове, выпуски регулярно переслушиваются.

"Комба БАКХ" — модернисты-почвенники. Точнее, да извинят меня костромичи, — даже почвенники-постмодернисты. Помимо множества отсылок в своих произведениях "Комба" снимает оппозицию высокого и низкого, для них реально все жанры хороши, кроме скучного. Но сопоставить их с признанными мэтрами постмодерна крайне сложно.

Есть знаменитая байка про писателя Сорокина. Когда его упрекнули в том, что он в своих произведениях издевается над людьми, Сорокин хмуро отпарировал: "Это не люди, а буквы". Вполне себе внятный выбор.

Для костромичей первостепенны — люди. "Если образом Божьим людей называем, то помним, что Бог не бывает поругаем…". "Комба" не боится говорить определённо. "Мы читаем не рэп, а морали". Но и жёсткие инвективы в первую очередь обращены и к себе.

При этом "Комба" не позволяет себе "реактивный" взгляд на мир. Они самые настоящие квасные (то есть православные) патриоты. Жизнь — дар и экзамен; трудности решаемы, если взяться сообща. "Мы русские, у нас внутри есть всё, капитулировать не будем!" Некоторые "геополитические" идеи группы меня скорее смущают, но разбирать явление сквозь социально-политические частности совершенно не хочется.

На "компиляцию" постмодерна "Комба БАКХ" отвечает типично русским универсализмом. Сергей Угольников предложил остроумные определения, подчёркивающие отличие: первое — объединение разнонаправленных нагрузок или разъединение единонаправленных с неярко выраженным результатом. Универсализм же — объединение единонаправленных усилий с получением дополнительного позитивного результата. Прекрасным примером универсализма из обыденной жизни является русская печь — одновременно лежанка, кухня, жар. Так в соратниках и вдохновителях "Комбы" все, утверждающие торжество духа. И "дополнительный позитивный результат" налицо.

Просканировал интернет, собирая впечатления. Показательное разноцветие получилось не хуже, чем музыка костромичей:

"Комба БАКХ" очень оригинальны и интересны. Я, конечно, понимаю, что это основа их концепции, но чересчур уж много затрагивали русскую идею, от этого порой уже тошно становилось".

"Шикарно выступили, это очень правильно — передавать вместе с музыкой message. После пикника убедился, что ничего интереснее Комбы на нашей сцене сейчас действительно нет".

"Скачал, слушаю, с ума схожу. Рекомендую присоединиться. Как комментировать прослушиваемое, пока не знаю".

"Я так понимаю, что это — суперхит недалёкого будущего (если ещё не настоящего). Поддамся искушению прорекламировать их, ведь действительно молодцы, хоть и мракобесы"

"Удивительно светлые люди. "Третий рейх обломал зубы о наш Третий Рим", хехе"

"Тоже подсел на "Комба БАКХ", играют чёрт знает как, тексты на грани ужаса, но жуть как весело, ничего не могу поделать, смеюсь и плачу, ребята просто молодцы, часть треков — просто шедевры стёба".

"Православные репера из Костромы — Комба БАКХ. Это зрелище! Какое, судить не берусь. Но у меня был шок и истерика, когда я их слушал. Это надо увидеть и услышать".

"Честно говоря, не вставило. Хотя местами очень складно и остроумно. Но слишком уж прямолинейно, не могу так, если не стёб".

Возникает проблема контекста. Она неизбежна для тех, кто работает с идеями, понятиями, темами, которые в обществе ассоциируется либо с бездумным официозом, либо с радикальным политическим сегментом. "Комба" уверенно двигается пройти по узкой дорожке между радикализмом зилотов, опричным пафосом и казённой мертвечиной.

И отрицание, неприятие вроде "новых колхозников" здесь куда осязаемее, чем формально положительная реакция через словечко "прикольно".

Такое сознание сложно задеть прямолинейным жестом, пронзить поэтическим изяществом. Прямое высказывание, наталкиваясь на ухмылку, теряется. На помощь приходит способность говорить о принципиальных вещах весело.

Товарищ услышал пару "телег", хмыкнул: мол, какой рэп, нормальное "юродство". У меня были ассоциации со скоморохами.

Слово снова становится реальным бытием, пусть пока ещё тонет в шуме, визге, трёпе. "Комба" — героическая попытка сказать простое, но важное. Ещё один парадокс нашего времени — многократно заклеймённый как "бездуховный" рэп в лице многих своих представителей активно претендует на внятное высказывание. Можно вспомнить Виса и "Многоточие", необузданные южнорусские группы, сборники "Русские для русских" и недавнее интернет-сообщество white_rap. Ровно пять лет назад Михаил Рябинин на страницах газеты анализировал возможность такого поворота в статье "Чеховское ружьё хип-хопа".

"Комба БАКХ" — безусловно, не стёб. И самоирония — неправильное слово. Скорее так: свои телеги костромичи гонят с юмором. Как говорится, бить надо правой и левой рукой поочередно. Меч веры и добрый смех — убедительный альянс.

P.S. Сайт группы — http://www.kombabakh.ru.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

"Он из Германии туманной привёз учёности плоды…" Строка великого романа припомнилась не без нужды. Я на Германию сегодня с утра до вечера гляжу. Плодов учёности тут вроде хватает впрямь, но о погоде — совсем иное вам скажу.

Жара — за тридцать! Нет спасенья который день, который час… Вот только к морю здесь — на север спешат, в отличие от нас. Но не лежу весь день на пляже: и там, и сям люблю бывать, а коль возможность есть, то даже — с народом местным толковать…

Для большинства их, скажем прямо, всего важней их быт и дом. Но и недавний гость Обама здесь обсуждается при том — кем с интересом, кем небрежно. Традиционных тем набор — Иран, Ирак… Китай, конечно. Олимпиада и футбол.

Их языка, считай, не знаю, но для страховки всякий раз — словарик, книжка записная в моём кармане про запас. Чем любопытна им Россия? — спросил у немцев между дел. О президенте расспросили. Ну, рассказал им… что сумел.

Про нефть и газ — вопросы тоже, про цены… Просят, объясни: миллиардеров столько всё же — у вас откуда? Кто они? И, не забывши нас, наверно, ещё по майскому броску(!), вдруг подзадорят откровено: возьмут ли русские — Москву?..

Возьмём!.. — заверить мне охота, при этом вид мой брав и лих. А сам задумываюсь что-то над непростым вопросом их… Да, нас за горло взял буквально шинкарский наш "капитализм", и понимаешь здесь реально: где рынок дикий — где нормальный, где зуд "реформ" — где просто жизнь.

…Шагаем с внуком по деревне — вполне обычной: автобан, антенн космических тарелки, отель, заправка да пивбар. Асфальт по взгорью, а не тропы, умытый вид и строгий лад. Короче, матушка Европа, спокойный бюргерский уклад…

Пройдёт какая-нибудь Марта, промчит ребячий шум и гам, проедет трактор (иномарка!) к своим игрушечным лугам — и снова тишь. Стою разиней, зато легко глядит вокруг мой внук Андрюшка, евразиец. Гляди ещё смелее, друг!

Стань продолжателем традиций, когда в душе хранят, любя, и те края,где ты родился, и те, где корни у тебя. Они с тобой навек остались, и не в обиду никому — скажу тебе лишь одному: Россия, внучек, юбер аллес!..