/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 769 (33 2008)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 769 (33 2008)

(Газета Завтра — 769)

Александр Проханов «ЗА НАШУ РОДИНУ — ОГОНЬ, ОГОНЬ!»

Грузия развязала тотальную войну, бросив в сражение весь свой военный, политический и моральный ресурс. Всеобщая мобилизация. Тезис: "Война до победного конца". Использование новейшей техники, тяжелой артиллерии и авиации. Уничтожение не просто осетинской армии, но испепеление городов, сжигание сел, убийство тысяч мирных людей. Огонь по больницам, детским садам, университетам. Добивание пленных. Изгнание с мест исторического обитания целого народа, подобно тому, как действовали древние евреи, завоевывая "обетованную землю", и евреи современные, "зачищая" от палестинцев "жизненное пространство". У этой войны есть множество аспектов, множество явных и неявных смыслов, и их число ежедневно растёт.

Это война Грузии с Южной Осетией, как результат "либерального" расчленения СССР с дроблением великих пространств, этнических общностей, культурных и религиозных связей. Вместо кристалла империи — жидкий кисель мнимых государств, агрессивных вождей, тлеющих войн, готовых брызнуть кровью по всем границам нынешней обрубленной России.

Это война Грузии и России, в которой Родина впервые после 91-го года отстаивает свои национальные интересы в зонах традиционного влияния, в данном случае — на Кавказе, куда устремились вековечные враги русских: Англия, Америка, Турция. Кровавая, учиненная Грузией бойня дает понять, во что превратится Грузии в случае её вступления в НАТО. Какой беспощадный и лютый враг появится на границе с Россией.

Это война России с Америкой, которая, как заградотряд, маячит за спиной атакующей грузинской армии. Америка поставила грузинским президентом своего агента Саакашвили. Америка вооружила и организовала грузинскую армию, научив её тактике "выжженной земли", проверенной во Вьетнаме, Афганистане, Ираке. Америка толкнула в войну Грузию, нанося удар по всей хрупкой архитектуре русского Северного Кавказа, провоцируя Россию на жесткий ответ, после которого пропагандистская мегамашина штатов объявит Россию новой "империей зла".

Это война Саакашвили и Путина, двух лидеров, двух антиподов. Война, окрашенная их психологиями, репутациями, централистским характером их правлений. "Фактор Путина" объединяет Россию, обеспечивает её целостность, загоняет в подполье множество внутрироссийских противоречий. Если Путин проиграет, то повалится вся Россия, вылезут на поверхность все черви сепаратизма, вся "агентура влияния". "Фактор Саакашвили" питает униженное грузинское сознание мечтой о восстановленном величии, о реванше, о Великой Грузии. Проигрыш Саакашвили, гробы с грузинскими танкистами и пехотинцами будут стоить ему президентского кресла, а Грузии — её остаточной целостности. Вслед за Абхазией и Южной Осетией начнут откалываться Сванетия, Мингрелия, армянские анклавы, превращая Грузию в костную муку.

Эта война имеет тенденцию разрастаться, накрывая огнём соседние земли, детонируя взрывы во все окрестные регионы, и дальше, по всей "дуге нестабильности", опоясывающей планету. Уже воюет Абхазия. Украина щелкает затворами, посылает свои корабли в Поти, под бомбы русских штурмовиков. Черноморский флот России блокирует побережье Грузии, грозя пушками конвоям с вооружениями, будь то украинские или турецкие судна. Напрягся русский Крым, угрюмо смотрит левобережная Украина. Прибалтийские эмиссары устремились в Тбилиси. Америка, добившись хаоса на Кавказе, ближе, чем когда бы то ни было, к войне с Ираном. Война приближается к нефтяным полям Ближнего Востока, затрагивая стратегические интересы Китая и Европы. Дипломаты и стратеги просчитывают превращение грузино-осетинского конфликта в Третью мировую.

Эта война проверяет прочность всех российских институтов: армии, Генштаба, оборонного комплекса, экономических возможностей. Она проверяет на политическую и психологическую зрелость Президента Медведева, ибо Путин стал реальным, а не "подсадным" Президентом, только после победы во Второй Чеченской войне. И, конечно же, эта война проверяет идеологические, информационные, смысловые возможности российского государства.

Слава Богу, не повторяется кошмар Первой Чеченской, когда кинескопы, находящиеся в руках либералов, с тыла громили изможденную Российскую армию, обеспечив победу Масхадова, омерзительный для России "Мир Хасавюрта". Сегодня электронные СМИ находятся в руках государства, и талантливые журналисты владеют теорией "информационных операций". Лишь отдельные очаги либерализма дают трибуну закоренелым врагам русского Государства — Ковалеву и Боннэр, ненавистникам СССР, проверенным адептам Америки.

"Пятая колонна" сегодня — это олигархический капитализм, связывающий свою судьбу с Западом. Там — деньги олигархов, рынки сбыта русского сырья, дворцы и яхты, весь глобалистский уклад, с которым связали себя российские миллиардеры. Недаром "иерихонская труба олигархов" Юлия Латынина прожигает своими "кумулятивными речами" броню наступающих русских танков.

Эта война — первая война Пятой Империи за свою целостность, за суверенное место в мире, которое стремится отнять Америка. Эта война утвердит в русском сознании идею мобилизации, без которой невозможно Развитие, ибо оно, Развитие, станет протекать среди врагов и противников Государства Российского.

Не надо говорить, что мы проиграли Западу в "холодной войне". Мы не проиграли, ибо "холодная война" продолжается. Мы потеряли гигантские территории, но отстояли Москву. Отсюда началось контрнаступление, которое требует от Политического руководства, от идеологов государства, от всего народа России медвежьей силы, соболиной гибкости, соколиной отваги, лебединой жертвенности, пчелиного трудолюбия, — всех уникальных способностей русских государственников, спасавших страну в самые страшные времена, выводившие ее на вершины величия и славы.

Поступила информация, что в составе грузинской армии действует батальон спецназа имени А.И.Солженицына. Батальон разгромлен.

Да здравствуют независимые Абхазия и Южная Осетия!

Слава танкистам и артиллеристам, летчикам и пехотинцам, генералам, офицерам, солдатам доблестной Российской армии! Да здравствует мир во всем мире! За нашу Родину — огонь, огонь!

ТАБЛО

* Грандиозная в технологическом и человеческом отношениях церемония открытия Олимпиады-2008 8 августа выполнила свою сверхзадачу, продемонстрировав миру если не "первородство" китайской цивилизации, то как минимум её "равнозначность" цивилизации Запада, подтвердив претензии КНР на роль глобального лидера XXI века, а приезд в Пекин Джорджа Буша-младшего лишний раз подчеркнул провал идеи бойкотировать Игры, с которой выступали некоторые сателлиты США, отмечают эксперты СБД…

* Падение российского фондового рынка в связи с "делом МЕЧЕЛа" и южноосетинским конфликтом, а также резкий рост рублевого курса доллара не являются результатом "стихийной игры рыночных и политических сил", а представляют собой систему взаимосвязанных мер, направленных на новый передел собственности внутри России с формированием государственных корпораций по типу корейских "чеболей", такое предположение высказано в аналитической записке, поступившей из Лондона…

* Освещение событий "осетинской войны" в российской прессе весьма показательно с точки зрения не формальной, а реальной управляемости отечественного медиа-пространства. И если антироссийская позиция таких изданий, как "Ведомости", принадлежащие англоамериканским издательским группам, или "Новой газеты", принадлежащей Михаилу Горбачеву и Александру Лебедеву, никаких вопросов не вызывает, то присутствие на той же стороне информационных баррикад "Независимой газеты" близкого к Чубайсу Константина Ремчукова или "Коммерсанта" Алишера Усманова, тесно сотрудничающего с "Газпромом", ставит под сомнение лояльность к Кремлю со стороны крупного частного капитала, указывают источники в околоправительственных кругах…

* Относительно слабая поддержка действий Михаила Саакашвили со стороны официального Вашингтона и других стран Запада может объясняться не только тем, что вторжение грузинских войск в Южную Осетию не было согласовано на высшем уровне и представляло собой, по сути, частную инициативу неоконсервативного крыла республиканской администрации во главе с вице-президентом Диком Чейни, дополнительно спровоцированную визитом в Тбилиси госсекретаря США Кондолизы Райс, передают из Филадельфии. Не исключается возможность того, что действующий президент Грузии был "разменян" Джорджем Бушем в Пекине на нейтралитет России в случае агрессии против Ирана, о чем также свидетельствует выдвижение в район Персидского залива дополнительных военно-морских сил США, Великобритании и Франции. При этом жесткая позиция, занятая Тегераном в отношении реализации собственной ядерной программы, активизировала давление американских ястребов на Израиль с требованием нанести первый удар по Ирану…

* Пересечение американскими военными частями афгано-пакистанской границы, поданное как необходимость продолжить очередную операцию против талибов, имеет своей целью поддержку "демократической оппозиции" и нейтрализацию любых усилий Первеза Мушаррафа по сохранению власти в своих руках, такая информация поступила из Душанбе. Как утверждается, представители американской стороны уверены в том, что лидер Пакистана "ведёт двойную игру" и в большей степени сориентирован на Пекин, чем на Вашингтон, а это является недопустимым со стратегической точки зрения и требует серьёзной чистки в рядах пакистанской армии и спецслужб, которую лучше всего провести руками местных "демократов"…

* Заявление премьер-министра Турции Раджепа Эрдогана о необходимости создания союза кавказских государств с участием Турции и России можно рассматривать как первое геополитическое последствие южно-осетинского конфликта, сообщают инсайдерские источники. Однако турецкое предложение вряд ли можно назвать безусловно приемлемым, поскольку оно не учитывает интересов Ирана и направлено прежде всего на максимальное укрепление позиций Анкары в данном геополитическом регионе…

* Как сообщают из Бейрута, новые взрывы в Турции, Ираке и Алжире, а также очередной государственный переворот в Мавритании подтверждают, что исламский "Большой Ближний Восток" продолжает оставаться весьма конфликтным регионом, "управляемый хаос" в котором позволяет Америке поддерживать свое реноме "глобального лидера" — в том числе при помощи манипуляций мировыми ценами на нефть…

* Итоги референдума в Боливии, на котором действующий президент-социалист Эво Моралес получил поддержку более чем 60% избирателей, указывают на растущую популярность "боливарианских" идей Уго Чавеса, который пользуется поддержкой Гаваны и Пекина, и постепенный выход Латинской Америки из-под тотального контроля США. Однако понятно, что этот процесс не будет гладким и безболезненным, поскольку "компрадорские" социальные круги латиноамериканских государств, привыкшие ориентироваться на Вашингтон, достаточно многочисленны и влиятельны, а собственный финансово-экономический и технологический потенциал "боливарианцев", несмотря на богатые сырьевые ресурсы, практически не позволяет им проводить независимую политику, такая информация поступила из Филадельфии…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Александр Нагорный ПОНУЖДЕНИЕ К МИРУ

Удар грузинской армии по Южной Осетии, на растущую вероятность которого, начиная с мая, постоянно указывали эксперты газеты "Завтра", в ночь на 8 августа, к сожалению, стал реальностью. Причем реальностью не локальной, не внутренним делом Грузии или даже проблемой российско-грузинских отношений, а реальностью, очень жёстко вписанной в глобальный геополитический контекст современности. Без выяснения этого контекста, в котором следует выделить фундаментальную и ситуативную составляющую, очень многое в развитии событий окажется или неверно понятым, или непонятым вообще, что может привести российскую "вертикаль власти" к движению по вектору ошибки. Чего в настоящее время допускать ни в коем случае нельзя. Даже в виде какой-то исчезающе малой возможности.

Фундаментальная составляющая этого "южно-осетинского" конфликта достаточно хорошо представлена в книге Збигнева Бжезинского "Великая шахматная доска", где предлагалось основной геополитический конфликт XXI века, конфликт между США и КНР, временно решить за счет раздела России. Ясно, что осуществить подобный раздел силовым способом, при сохранении нашей страной хотя бы минимально адекватного ракетно-ядерного потенциала, невозможно. Однако тем соблазнительнее было применить к России отработанную еще на СССР методологию дискредитации центральной власти с уничтожением государственной идентичности населения.

Приход к власти в Вашингтоне республиканской администрации во главе с Джорджем Бушем-младшим сильно сместил акценты американской внешней политики. Главным врагом США с помощью событий 11 сентября 2001 года был выбран "международный исламский терроризм", а направлением главного удара — богатый нефтью, газом и опиатами "Большой Ближний Восток", от Афганистана до Мавритании. Россия же в этой концепции рассматривалась как потенциальный младший партнер и союзник, который должен помочь созданию "антикитайского кольца" по периметру границ Поднебесной, включая Центральную Азию, отрезать растущую экономику КНР от энергетических ресурсов и тем самым помочь Америке сохранить её глобальное лидерство в XXI веке.

Однако при этом вашингтонские стратеги вовсе не отказывались от параллельной политики открытого оттеснения России с Запада на Восток, выражением чего стало не только расширение блока НАТО, но и "цветные революции" на постсоветском пространстве. И если в Грузии рубежа 2003-2004 годов Кремль ещё способствовал "революции роз", приходу к власти и укреплению Михаила Саакашвили, то уже после случившейся год спустя аналогичной "оранжевой революции" на Украине это направление геополитического сотрудничества двух стран было почти полностью заморожено.

Более того, когда всему миру стало ясно, что в Афганистане и Ираке Соединенные Штаты заходят в тупик, чрезвычайно напоминающий Вьетнам 60-х годов прошлого века, у Америки начались давно ожидаемые неприятности с долларом. В этих условиях шансы республиканцев третий раз подряд выиграть президентские выборы устремились к нулю, а единственной практической возможностью протолкнуть в Белый дом Джона Маккейна стала выглядеть "маленькая победоносная война".

Первоначально "неоконсервативное" крыло республиканской элиты во главе с вице-президентом Ричардом Чейни явно планировало в роли мишени такой войны Иран с его "незаконной" ядерной программой. Однако по целому ряду причин — включая серьезный военный потенциал "страны исламской революции" и её международную поддержку, в том числе со стороны России, — эти планы всё время срывались.

Здесь завершается фундаментальная составляющая нынешнего южноосетинского конфликта и начинается ситуативная. Она связана прежде всего с тем, что "неоконы" не просто утрачивают свое влияние в "команде Буша", а всё отчетливее осознают, что вот-вот могут стать "козлами отпущения", на которых спишут все ошибки республиканской администрации 2001-2008 годов. И, соответственно, пошли на риск, самостоятельно дав отмашку своей тбилисской креатуре в лице Михаила Саакашвили. Расчет здесь был и на то, что новости с фронта "перебьют" в глобальном информационном пространстве феноменальную церемонию открытия пекинской Олимпиады (так оно и случилось), но — главное! — на то, что Кремль будет вынужден среагировать на вторжение уже натасканной американскими инструкторами грузинской армии в Южную Осетию с запозданием; Саакашвили запросит Вашингтон о помощи в отражении "российской агрессии"; Буш, поставленный перед фактом, даст команду на переброску в Грузию "миротворцев" из сил быстрого реагирования, после чего Москве волей-неволей придется сесть за стол переговоров с Тбилиси при США в роли третейского судьи и арбитра. Всё: демократические ценности восторжествуют, авторитет федеральной власти в России окажется подорван, что придаст новый импульс конфликтам и на Северном Кавказе, и в других регионах РФ, а миротворческие преференции как экономического, так и стратегического характера, полученные Америкой на Кавказе (например, в виде постоянных военных баз на той же грузинской территории), обозначат грандиозный геополитический успех Чейни и Ко: победителей не судят.

Однако развитие ситуации пошло совсем по иному сценарию. Взять Цхинвал с ходу грузинской армии не удалось из-за героического сопротивления осетин, а помощь Российской армии пришла абсолютно своевременно: в том смысле, что Грузия уже проявила себя как агрессор, но еще не успела поднять свой флаг над столицей Южной Осетии.

Это был вопрос буквально нескольких часов — и российские бронетанковые колонны идеально вписались в этот временной интервал, полностью сорвав грузинский "блицкриг". А опережающая "работа" российских самолетов по военным складам, аэродромам и портам Грузии показала, что в Кремле прекрасно понимают, с кем имеют дело, — о переброске каких-то серьезных военных контингентов третьих стран речи уже идти не могло. Говоря словами Дмитрия Медведева, Россия продемонстрировала urbi et orbi весьма убедительное "понуждение к миру".

Которое может оказаться еще более убедительным после того, как части 58-й армии 11 апреля перешли границу Южной Осетии и провели ряд операций уже на грузинской территории. Конечно, в неизбежно предстоящих дипломатических баталиях на всех фронтах, от Совета Безопасности ООН до ОБСЕ, наши геополитические "партнеры" не преминут использовать данный факт для диффамации российской политики на Кавказе. Но это, судя по всему, будет уже совсем другая история…

Пока же нам остается зафиксировать безусловно позитивный для России результат первых дней южноосетинского конфликта и надеяться на то, что его удастся закрепить в дальнейшем и более того — создать условия для коренного поворота во внутренней политике и экономике с полным отказом от заокеанского "либерализма".

Георгий Судовцев НА КОМ КРОВЬ?

Очень трудно сохранять спокойствие, видя растерзанные человеческие тела, разрушенные жилые дома, горящие хлебные поля и другие приметы настоящей, большой войны. Еще труднее знать, что всё это происходит не где-то за тридевять земель, а в твоей родной стране, с твоими родными людьми. Вернее, с бывшими родными…

Согласитесь, каких-нибудь двадцать лет назад, году в 1988-м, представить, что русские будут по какой-то причине воевать с грузинами, было совершенно невозможно. Не было такого прецедента в истории двух наших народов. Даже во время гражданской войны и установления советской власти на Кавказе воевали красные и белые, разделения по национальному признаку не существовало вообще.

То, что происходит сегодня — безусловная историческая трагедия, даже катастрофа. Но эта катастрофа — вовсе не какое-то стихийное бедствие. Она была запрограммирована "прорабами перестройки" и их зарубежными покровителями. Создание на территории бывших союзных республик этнократических "независимых" государств началось еще при Горбачеве. При нем случились Сумгаит и Фергана, начались бои в Нагорном Карабахе, а "русских оккупантов" стали всеми правдами и неправдами вытеснять из "национальных окраин" Большой России.

Потом, уже при Ельцине, подписавшем преступные Беловежские соглашения и окончательно разорвавшем единое государственное пространство, начались гражданская война в Таджикистане и резня русских в Чечне, которая затем переросла в две чеченские кампании и практически стерла с лица земли город Грозный с его некогда полумиллионным населением (даже сегодня, после "кадыровского" восстановления, в столице Чечни чуть более 200 тысяч жителей). Можно вспомнить и события "черного октября" 1993 года, когда в центре российской столицы погибли полторы тысячи человек. Ради чего? Ради проведения "рыночных реформ" по лекалам МВФ, ради обогащения кучки олигархов и "новых русских", ради беспрепятственной деградации некогда великой страны — деградации, которая далеко не закончилась с десятилетней давности "дефолтом имени Кириенко"…

Без уничтожения СССР, к которому приложили руку не только номенклатурные политики типа Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе, но также интеллектуалы типа Солженицына и Сахарова, не произошли бы и другие современные трагедии, уже за пределами нашей страны — наверняка не случилось бы ни вторжения в Ирак и Афганистан, ни бомбежек Сербии, ни гражданской войны в Югославии…

За Саакашвили стояли те же самые силы, которые уничтожали Советский Союз и насаждали новый мировой порядок. "Демократическая Грузия" тратила на свою армию почти половину государственного бюджета — благодаря зарубежной помощи. Её финансировали, поставляли ей военную технику, обучали её солдат — США и их союзники, от Израиля и Турции до Украины и Польши.

Кровь Цхинвала и осетинских сел, где обученные по стандартам НАТО грузинские солдаты убивали безоружных стариков, женщин и детей, уничтожали православные церкви и школы, — дополнила бездонно кровавую чашу "демократических ценностей". Но она, эта кровь, оказалась пролитой не напрасно.

Михаил Саакашвили, явно выполняя приказ своих заокеанских благодетелей, должен был вторжением в Южную Осетию запустить процесс распада Российской Федерации. И если бы мы оставили своих сограждан в беде, не ответили ударом на удар, Северный Кавказ можно было считать окончательно потерянным для России. Выбор, стоявший перед президентом и правительством, был прост: или превратить всю нашу страну в сплошной кровавый Цхинвал, или пойти по пути силового удержания государственного единства и предотвращения новой катастрофы.

И выбор был очевидно сделан в пользу второго пути. Да, он чреват многими издержками и проблемами. Но только на этом пути мы можем выйти из матрицы окончательного распада и гибели России, восстановить нашу изначально многоэтничную имперскую русскую цивилизацию во всей её "цветущей сложности". Да будет так!

Владислав Смоленцев ВКУС ПОБЕДЫ

Сегодня мы уже можем говорить о стратегическом успехе России в этом кризисе.

Россия приняла вызов Грузии. Впервые за последние десятилетия Россия открыто и недвусмысленно показала, что она не только способна эффективно подавлять терроризм на своей территории, но и защищать своих граждан и свои национальные интересы за границами России.

Российская армия оказалась полностью готова к началу войны. Менее чем через 8 часов войска пересекли границу Грузии и России и через 16 часов уже вышли к пригородам Цхинвала. В ходе этого марша были отбиты все попытки грузинских войск противодействовать этому продвижению.

Это значит, что как минимум несколько месяцев существовал план действий на случай этой агрессии, и согласно этому плану командование 58 армии провело целый ряд мероприятий по подготовке войск. Была сформирована боевая группа, подготовлено вооружение, техника заправлена и снаряжена всем необходимым. Была осуществлена разведка маршрутов, проведены учебные марши и боевое слаживание. Разведка обеспечила безопасность продвижения колон.

Всё это говорит, как минимум, о наличии реальной политической воли у российского руководства и его умении действовать решительно и дальновидно.

Очевиден военный провал грузин. Главная задача операции — быстрое взятие под контроль Цхинвала и демонстрация над ним грузинского флага как символа восстановления территориальной целостности Грузии — не выполнена. Вместо этого мир видит горящие грузинские танки и сбитые грузинские штурмовики. Это серьёзное морально-политическое поражение Грузии. "Блицкриг", на который сделал ставку Саакашвили и ради которого он пошёл на откровенную ложь, заявив за четыре часа до начала войны, что выступает только за мирные переговоры, — провалился. Быстрой победы не будет. И вообще победы не будет. В лучшем случае Грузия сможет добиться возвращения сторон на позиции, где они располагались до начала конфликта.

Ещё одна очевидная победа России — информационная. США и Запад готовились к тому, что Россия окажется втянутой в войну и подготовили информационную атаку, цель которой — обвинить Россию в агрессии против "независимой" и "суверенной" Грузии, развязать против неё массированную идеологическую и дипломатическую кампанию с целью изолировать и дискредитировать Россию, ослабить её внешнеполитическое значение и окончательно вытеснить с места "модератора" постсоветского пространства.

Заметим, что все основные контролируемые США и Англией информационные агентства буквально "не заметили" шестнадцати часов агрессии Грузии против Южной Осетии и как по команде начали отсчёт конфликта и трансляцию сюжетов с ввода российских войск в Южную Осетию. Более того, заголовки и основные ключевые звуковые блоки комментариев были выстроены так, словно именно Россия развязала войну в регионе. "Грузия под атакой!", "Русские ворвались в Грузию!", "Русские танки идут на Тбилиси". И это не случайно. На самом деле руководство агентств и их кураторы из Госдепа и закрытых политических клубов просто не успели перестроить информационные заготовки. И здесь мы подходим к ключевой ошибке Саакашвили.

Саакашвили подвела его патологическая истеричность. Вместо того, чтобы терпеливо выжидать удобного повода и начать войну только под надёжным прикрытием овечьей шкурки "жертвы агрессии", тем самым выполнив главное задание своих кураторов — дать возможность выставить Россию агрессором, Саакашвили самым тупым и вероломным способом начал войну. Этим он фактически поломал все стратегические планы своих союзников. Старательно выстроенный, подготовленный и замаскированный американцами капкан для России был буквально растоптан боевой лезгинкой "Мишико".

Удивительно было наблюдать за профессиональной работой "бойцов информационного фронта" российских государственных телеканалов. Тщательный подбор терминологии, акцентированные репортажи, толковые пресс-конференции наших военных, "отработка" двойных стандартов лицемерного Запада, внятная телекартинка с горящими неприятельскими танками, с осетинскими детьми и стариками, с вопящими грузинскими "солдатскими матерями", — все это свидетельствовало о высокой подготовке России и к информационной войне.

И, наконец, мы увидели блестящую работу наших дипломатов, достойных наследников Горчакова и Молотова. Блестящие выступления представителя России при ООН Чуркина, комментарии Лаврова, чёткая, уверенная позиция при обсуждениях и голосованиях позволила блокировать все усилия американцев и их союзников представить Россию агрессором и выстроить против неё интернациональный фронт своих "шестёрок".

Россия поднялась с колен и отряхнула сонный морок. Россия снова становится Империей, и этого уже никто не может отрицать…

Иван Ленцев ТРИУМФ ДУУМВИРАТА

Геостратегическая операция России в Южной Осетии с очевидностью опровергла главный либеральный миф последнего времени, согласно которому между президентом Медведевым и премьер-министром Путиным с каждым днем нарастают непреодолимые разногласия, и распоротое надвое древо российской государственной системы всё больше подвергается гибельным столкновениям своих ветвей. Эта военная неделя доказала: в кризисных условиях, требующих мужества и выдержки лидеров, Медведев и Путин блестяще дополняют друг друга, Кремль и Дом правительства действуют в унисон, власть консолидирована, и гипотетические противоречия старого и нового лидеров России отходят на второй план, когда дело касается наших национальных интересов.

На протяжении последних месяцев президентства Владимира Путина, когда стала проясняться его дальнейшая судьба как нового премьер-министра России, патриотически мыслящие аналитики высказывали опасения о том, что между "не до конца ушедшим" Путиным и новым президентом неминуемо возникнут статусные разногласия. Логика возможной "войны двух кресел" была заложена не только ельцинской суперпрезидентской конституцией 1993 года, но и всей русской традицией "самодержавной" власти, не терпящей двух центров силы. Во многом на этих опасениях была основана идеологема "Третьего путинского срока".

Сразу после того, как Путина на посту президента сменил его соратник Дмитрий Медведев, национально мыслящие идеологические центры определили "формулу успеха" новой конфигурации власти в России. По этой формуле всё, что работает на сохранение изначального непротиворечивого единства президента и премьера, работает и на благо России. И наоборот, те силы, которые попытаются столкнуть законодательную и исполнительную ветви и расстроить "симфонию властей", фактически ведут к ослаблению не только отдельно президента или премьера, но и всей российской государственности в целом.

За прошедшие несколько месяцев "пятой колонной" была предпринята не одна попытка вбить клин между Медведевым и Путиным. Однако с началом войны стало ясно, что властный организм России работает в концептуальном и организационном единстве.

За эти дни мы увидели, как великолепно дополняют друг друга президент и премьер в идеологической апелляции к народу через СМИ, в отношениях с ключевыми международными инстанциями, в рабочем процессе встреч и переговоров и даже в использовании общего оценочного вокабуляра при характеристике происходящих событий.

В первый же день войны Медведев и Путин, разнесенные в пространстве на многие тысячи километров, отрабатывали каждый свой собственный "фронт действий". В то время, как Путин обеспечивал внешнеполитическое сопровождение операции, встречаясь с лидерами США, Китая и Казахстана, Медведев демонстрировал свой президентский арсенал, выдавая сверхчеткие формулировки о необходимости защиты граждан России, фактически давая отмашку началу всей военно-политической кампании. Затем Путин, совершив стремительный вояж по маршруту Пекин-Москва-Владикавказ, исполняя поручение президента, "наводил порядок" на месте, в то время как Медведев из Москвы "отбивал удары" канцлера Меркель и президента Саркози. Путин на месте выслушивал перед телекамерами страшные рассказы беженцев о геноциде и этнических чистках, проводимых грузинами в отношении мирного осетинского населения, и затем тут же, в пол-четвертого утра, пересказывал их подробности в Горках, на встрече с Медведевым. Президент и премьер действовали совершенно синхронно, говорили на одном и том же языке, вели общую партию и совместно отражали любые атаки на действия России со стороны западной иерархии.

Но помимо подобной слаженности дуумвирата, в эти военные дни происходит не менее важное преображение. Дмитрий Медведев из "преемника", из "формально-бумажного", "элитно-консенсусного" президента РФ превращается в подлинного политического тяжеловеса, в реального лидера нации, вставая вровень с Владимиром Путиным. Как Путина переплавила из "ельцинской тени" в хозяина страны победа во Второй Чеченской войне, так и фигура нынешнего президента, прежде весьма блеклая и "просвечивающая", на глазах наливается красной политической кровью с каждым новым днем победоносной южноосетинской кампании.

Всё это напоминает чудо. Многие ли в стране верили в то, что в первый же день войны российское политическое руководство проявит столь удивительную твердость? Что вместо новой унизительной сдачи мы, наконец, столь явно увидим от власти защиту национальных интересов России?

Два защитника русских интересов, действующих сообща, — это всегда лучше, чем одинокий русский герой.

Александр Синцов «РФ»-ОФИС

Когда говорят пушки, олигархи молчат. Говорят подконтрольные им СМИ. И как же истолковывают либеральные журналисты события в Осетии? Ничего нового. Они выражают интересы крупного капитала, который кровным, долларовым, банковским и политическим родством связан с Западом.

Благодаря отсутствию на телевидении сколько-нибудь сильного олигархического канала (вспомним НТВ времен чеченских войн) нас, к счастью, нынче не терзают враждебные информаторы, не вгоняют в ступор картинки геббельсовской (на этот раз грузинской) пропаганды. Но голос "общечеловеков" и "высоких моралистов" типа Сергея Ковалева в годы чеченской войны всё-таки можно услышать со страниц некоторых газет.

Они как всегда — над схваткой. На вершине мудрости. В подручных, как им кажется, самого Господа. Патриотизм им, естественно, — даже в момент кровавой схватки — прибежище негодяев. Войну как фактор жизни человека на Земле они в упор не признают. Брезгуют. Поражение от победы "не в силах отличить". И вот вам, пожалуйста, — требуют трибунала, международного Гаагского, для всех сразу — и для осетин, и для грузин, и для русских. Они, конечно, по примеру своих старших либеральных товарищей последних лет прошлого тысячелетия, и хотели бы учредить в Гааге суд над одной России, но уж это теперь не проходит. Теперь, чтобы не оказаться в смешном положении и быть услышанным, Россию вписывают лишь в число подельников.

Под трибунал! На расправу! За решётку! Вот где они хотели бы видеть лидеров России. Они публикуют обращение к Парламентской ассамблее Совета Европы, Европарламенту, Еврокомиссии, ОБСЕ. "Уважаемые господа! Призываем вас как можно скорее провести слушанья, собрать экстренное заседание, провести расследование, посадить на скамью подсудимых…" И рядом с кем хотели бы они видеть на этой скамье Путина и Медведева? С диктаторами Руанды, боевиками Сьерра-Леоне, террористами Ливана, Камбоджи, Ирака?

Впрочем, вместе с такими запредельными либеральными высказываниями можно услышать и вроде бы взвешенные. Но так же враждебные российскому государству. В средствах массовой пропаганды "пятой колонны" наносится удар по СНГ. Саакашвили видится в СНГ не уродом в семье, а участником с самой высокой политической меркой. Отсюда делается вывод, что СНГ в южноосетинских событиях показал себя конченой структурой. Якобы все участники СНГ — на стороне Грузии. Молчание истолковывают как знак несогласия.

Кажется, совсем разочаровались в "либеральности" Медведева. Вот, хотелось бы им, чтобы президент Медведев, прежде чем давать команду спецназу, обратился к нации, поинтересовался бы "мнением народа". Вот если бы президентом был кто-нибудь из них!..

Да ведь и был уже. Вспомним Ельцина с его проамериканизмом, половинчатостью, отсутствием реальной политической воли, так называемой демократичностью. Именно такие факторы привели к затяжке чеченского конфликта на десять лет. Им бы хотелось, чтобы и в Цхинвал мы вошли в сопровождении "общечеловеков" и журналистов, работающих на грузин.

Они сравнивают вторжение в Южную Осетию с началом первой мировой войны 1914 года!.. Они, такие знатоки кавказских народов, вдруг становятся проводниками неприязни, едва ли не стравливают кавказские народы. Едко бросают: "Хотелось бы посмотреть, как вайнахи будут защищать осетин!" В то время как две роты чеченцев уже вовсю воевали под Цхинвалом.

Крайне уничижительно отзываются об осетинских воинах. С досадой о русских. Зато о Саакашвили — с полным пониманием и сочувствием: "Если он удержит Цхинвали — победа оправдает многое. Если он его оставит и окажется, что город сравняли с землей просто так, что трупы валяются по улицам просто так — то это…"

Что бы, вы думали, предлагается Саакашивили за это? Гаагу? Отнюдь. Просто это будет для него — проигрыш.

Вот такой разброс вердиктов — тюрьма в Гааге для Медведева и Путина и сочувствие проигравшему для Саакашвили.

Ну и, конечно же, особое смакование "реакции Запада". Все страшилки от Буша — на первых полосах в подробностях. Тут и там разговоры об ухудшении отношений с Западом. Это-то как раз очень искренне. Ведь патроны, хозяева этих работников СМИ, — по сути люди западные: и по денежным вложениям, и по убеждениям, и по жизни. Россия для них — офис, не более.

Андрей Фефелов РОССИЯ БЕЗ КОМПЛЕКСОВ

Только в ночь с пятницы на субботу стало ясно: демократия в России и вправду может быть суверенной. Ведь удары российской авиации по военным объектам на территории Грузии — в данной конкретной ситуации совершенно необходимые, не имеют прецедента в постсоветский период.

Почему естественный в таких ситуациях выход миротворческой операции за границы непосредственного противостояния грузинской и осетинской сторон воспринимается российским обществом как своего рода прорыв?

Видимо, отбомбившись по вышкам в районе Поти, российская власть продемонстрировала свободу от разного рода комплексов, которые на протяжении многих лет упорно навязывались русскому народу. Так, попытка защитить своих граждан в перестроечном словаре приравнивалась к преступлению против человечности. Желание отстоять свои интересы считалась видом помешательства. "У России нет национальных интересов", — вещал в начале 90-х либерал Радзиховский. Навязанный России и русским комплекс вины перед всеми народами СССР, да и перед всем человечеством мешал смотреть на вещи здраво, мешал своевременно укорачивать зарвавшихся царьков. Синдром проигрыша в "холодной войне" заставлял власть имущих падать в обморок при мысли, что можно напрямую действовать вопреки воле всемогущих Соединенных Штатов. Вбитые в эпоху горбачевщины представления о примате общечеловеческих ценностей позволили не только в свое время разграбить Россию, но и постоянно связывали руки во внешней политике.

По сути, стратегия России по отношению к розовой Грузии есть возвращение от всяких сомнительных абстракций к естеству. Как сказал бы поэт Киплинг — к Богам Азбучных истин. Такое естественное понимание истории и геополитики в России означает возвращение к имперской модели поведения.

Понимаю, для кого-то эти слова звучат как приговор. "Страшный рецидив прошлого! Тоталитарный реванш!.." Но большинство жителей России восприняли эту новость с великим облегчением.

К концу восьмидесятых годов прошлого века многие, за счет усилий отцов и дедов имея бесплатное образование, жилье, хлеб, мирное небо над головой, увлеклись погоней за призраками. Экспортированные извне политические, цивилизационные, бытовые установки определили жизнь целого поколения. При этом были попраны земные, простые, элементарные принципы жизни любой страны. Перестройка ознаменовала разрыв с реальностью, уход в придуманный мир. Постепенно Россия возвращается в мир настоящий — сложный, жестокий и противоречивый. В мир, где у России есть только один шанс сохраниться — стать мощным защитным куполом для народов и культур центра евразийского материка.

Россия до сей поры была похожа на больного, подключенного к аппарату искусственного дыхания. Три дня назад она вздохнула полной грудью. И дело не в милитаризме, не в демонстрации возможностей или в экспансионистских инстинктах. Дело именно в принципах. Россия повела себя правильно. То есть так, как должно.

В этом контексте любые либеральные рефлексии: заламывание рук, посыпание головы пеплом, призывы покаяться за всё сразу оптом — выглядят как мерзкие, но уже не опасные кривляния. Этим призывам народ знает цену.

Сегодня Россия не на словах, а на деле вступила в имперский контекст. В ходе грузино-осетинского конфликта действия России определялись только её национальными интересами, а не системой комплексов и компромиссов, навязанных извне. Премьер Путин, комментируя происходящее, не произнес слово "империя", но он четко заявил, что у России были, есть и будут интересы в кавказском регионе.

То, что мы наблюдаем сегодня, есть первая война нарождающейся Пятой империи.

Наша страна демонстрирует поведение с позиции собственной силы. Силы идеологической, силы политической, силы военной.

Россия ответственна за порядок на Кавказе. Это, надеюсь, скоро станет ясно всем. А следующего порядка Азбучные истины звучат примерно так:

— Самые верные союзники России — ее армия, флот и ракетные войска!

— Красота спасет мир!

— Севастополь — русский город!

Николай Коньков ЧТО ДАЛЬШЕ

Древняя, проверенная веками, мудрость гласит — выиграть мир куда труднее, чем выиграть войну. И продолжение военной операции Российской армии, её перенос на территорию собственно Грузии — это как раз попытка выиграть мир. Потому что с Михаилом Саакашвили ни о чем договариваться нельзя. Говоря так о всё еще действующем президенте этой республики, надо понимать, что речь идет вовсе не о нем лично. На президентское место может прийти любой из сотни маленьких саакашвили, любовно выпестованных американскими спецслужбами. Ни с кем из них разговаривать не имеет смысла. Потому что их вообще не существует как реальности — реальностью являются только стоящие за ними кураторы и кураторы кураторов.

Так что отказ президента Дмитрия Медведева от общения со своим грузинским вроде бы коллегой с этой точки зрения не просто оправдан, но и был правильно воспринят самим Михаилом Саакашвили как смертельный приговор — пока политический.

России больше не нужна покоренная и присоединенная Грузия — России нужна Грузия не враждебная, Грузия дружественная. При президенте Саакашвили она такой не может быть по определению — потому что её действия, её симпатии и антипатии определяются далеко за пределами грузинской территории. И Россия перестала делать вид, что не понимает этого, перестала признавать созданные глобализмом симулякры в качестве реальных объектов.

Конечно, всё это выглядит весьма неполиткорректно, но альтернатив такой неполиткорректности у нас сегодня нет. Может показаться, что Россия просто копирует действия США против Сербии в 1999 году, как бы претендуя на роль второго Юпитера, а не рядового быка, но это далеко не так, ибо копия всегда хуже оригинала. Нет, Россия своими "неадекватными" и неполиткорректными действиями возвращает мировой политике утраченное ею измерение реального баланса сил.

Вдруг оказалось, что поддержка США не является абсолютной гарантией от любых неприятностей на международной арене, а слова Госдепа — безотказно действующей магической формулой, устраняющей любое сопротивление "глобальному лидерству" Америки. Вдруг оказалось, что Америка в современном мире далеко не всесильна. Это открытие имеет всемирный аспект, который еще скажется на всем ходе мировой истории. Но оно имеет и региональный аспект — в плане межгосударственного сотрудничества в рамках СНГ и ШОС, где Россия продемонстрировала не только готовность, но и способность выступать в качестве реального центра силы, в перспективе формируя ось Пекин-Москва-Берлин как противовес англосаксонскому "атлантизму". Наконец, оно имеет и внутренний аспект, поскольку подобная роль означает для нашей страны не только силовое удержание собственного единства, но и Развитие. Что, в свою очередь, потребует максимально быстрого и полного очищения всех государственных и общественных структур от иностранных агентов влияния, а следовательно — выработки адекватной национальной идеологии и системы ценностей, способных в современных условиях противостоять идеалам "потребительской демократии".

С этой точки зрения какие-то конкретные международные договоренности по дальнейшей судьбе Грузии, приемлемые для нашей страны, могут варьироваться в максимально широком диапазоне. Куда важнее именно фиксация Российской Федерации в этом её новом-старом качестве мировой субъектности, подразумевающем комплекс весьма определенных прав и обязанностей, чрезвычайно отличных и от советской "сверхдержавности", и от горбачевско-ельцинской "антидержавности".

Нам не нужно бросаться в крайности. Не нужно выигрывать войну против Грузии. Да и не с Грузией мы там, в Грузии, честное слово, воюем. Важны ведь не видимости, типа того же Саакашвили, а сущности. Вот мир у этих сущностей нам, России, выиграть жизненно необходимо. Чтобы мнимая победа над симулякрами не обернулась нашим реальным поражением.

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ — 22 Продолжение. Начало — в NN 12-32.

КАК Я УЖЕ УКАЗАЛ РАНЕЕ, Тальберг входил в некие прогерманские (точнее было бы сказать, остзейские) элитные группы. А также в разного рода организации отнюдь не сионистского, а диаметрально противоположного характера. Часть моих дальних родственников имела причастность к остзейской аристократии и знала её изнутри. А другая часть родственников ненавидяще шептала, называя остзейские фамилии (Унгерн, Будберг, Тальберг и другие): "Помни, помни эти фамилии. Помни, как только подобная нечисть создает "Союз русского народа", империя кончается".

Шептавшие никак не были комиссарами. Они были глубоко воцерковленными людьми с весьма специфическим отношением ко всему советскому. А также людьми, весьма далекими от любого интернационализма. А также людьми, вполне нечуждыми определенным фобиям, которые я никак не разделяю. Но это были вполне адекватные и вполне компетентные люди. Мир праху их. А также праху тех, кто ими назван. Не будем будить злых духов истории. Всё, что я хотел сказать и сказал по этому поводу, продиктовано желанием уберечь нынешнее российское думающее меньшинство от ненужной поспешности, которую оно уже проявило двадцать лет тому назад. Уберечь это меньшинство от духовного и интеллектуального Танатоса "перестройки".

ВОПРОС О ТОМ, НА КОМ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЛЕЖИТ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ГИБЕЛЬ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ — КРАЙНЕ НЕПРОСТ. СВОДИТЬ ЕГО К ОБЫЧНОЙ АНТИСЕМИТСКОЙ ПРОПИСИ ГЛУПО, ПОШЛО И НЕДОСТОЙНО.

МЫ ХОТИМ ГЛУБОКОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА? Если хотим — не избежать вопросов весьма болезненных. Болезненных не для народа, хотя и для него тоже, а для тех семей, которые так или иначе позиционировали себя по отношению к династии Романовых в целом и её отдельным представителям в частности. И нам понадобятся мудрость, сдержанность, терпение — чтобы, проведя такое разбирательство до конца, не взорвать общество. Не породить нечаянно новую распрю, которая воспроизведет не только старую, советскую, но и совсем-совсем старую.

Что абсолютно неприемлемо в таких разбирательствах — так это примитивизм и пошлость. А также желание что-то задеть походя по принципу "слышал звон, да не знает, где он".

Александр Сергеевич Ципко, думаю, абсолютно не понимает, где тот звон, который он когда-то "зарегистрировал". А это не надтреснутое позванивание семейного колокольчика — это набат истории. Это вопрос о том, почему переходили белые к красным (частный пример — тот самый мой дальний родственник Бонч-Бруевич, который так волнует некие умы). Это не вопрос о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. Это вопрос об исторической и метафизической правде. В этом смысле — прямое продолжение вопроса о том, кто кого предал. А также, что важнее — Романовы или Россия? И какой сакральности надо быть верным в первую очередь — династической или исторической, то есть народной? Конечно, хочется быть верным и тому, и другому. А если нельзя?

Что-то тут я знаю по семейным преданиям. И, как говорится, многие знания умножают скорбь.

Глубоко чуждым всему большевистскому царским офицерам и генералам было ясно, что красным, для каких-то их целей, сильная Россия и сильная армия всё же нужны. Им было ясно также, что сильная Россия и сильная армия никогда не будут функциональным придатком к этим "всемирным" целям. Что заработает, так сказать, положительная обратная связь. Им было ясно также, что династии и тому элитному политическому субъекту, который реально возглавил антибольшевистское дело, сильная Россия и сильная армия нужны лишь на риторическом уровне.

Ленин подписывал Брестский мир? А Краснов, конечно, ничего не подписывал с теми же немцами… И не грезил об отдельной Казакии… И не говорил сторонникам Добровольческой армии, которые назвали его "немецкой проституткой": "А кто в таком случае вы, если живете у нас на содержании?"

Я не говорю, что в белой среде не было настоящих патриотов. Их там было много. Я говорю о том, что в этой среде, и особенно в её высших стратах, гнездилось историческое предательство. Вполне конкретное и документально оформленное. Нынешние белые патриоты любят говорить о Брестском мире. А об этом говорить не хотят. Но так нельзя — нечестно и бесперспективно.

Белая элита (прошу не путать с Белым движением) сначала предала царскую семью. Потом она (с остатками династии) предала Россию, руководствуясь и мстительным чувством (любой ценой наказать "быдло"), и корыстными интересами (лишь бы вернуть собственность, всё остальное вторично), и так называемым комплексом проигравших (мол, Россию мы уже не подымем, нужно опираться на иноземные силы, нужно быть им полезными, а раз им нужно расчленение страны, то что поделаешь…)

Увы, этот путь (во многом с трагической неизбежностью) был продолжен русской эмиграцией в эпоху так называемой "холодной войны". В противном случае как можно было идти рука об руку с силами, соорудившими Декларацию о порабощенных народах? Вроде как и отмежевываться от них, но продолжать общую игру под руководством общих кураторов.

Так кто предал? Красные (не поздние функционеры ЦК, а те, что верили) в итоге державу сохранили, а в каком-то смысле и возвеличили. А белые помогли тем, кто её в конечном счете разрушил! И почему так патриотично примыкать к этому стану, имея в качестве результата его действий разрушение своей державы?

Мне — и как личности, и как представителю семьи — это совершенно непонятно. Между тем, абсолютная очевидность в этом вопросе возникла не в 2008 году, а в 1918-м.

Ленин, видите ли, кому-то хотел продать Крым… А что и кому продала та сторона? Какие договоры она подписала по принципу "власть за территории"? И не является ли наблюдаемое нами сейчас — прологом к выполнению тех давних секретных договоренностей?

Так элита для элиты — или элита для народа и государства?

Зачем этой элите нужно государство? Чтобы взять реванш? А то и "попилить" напоследок? У них есть миссия? Есть чувство долга перед народом? Или народ для них — "иуда"? А ну, если так?!

Не будет народа без сильного государства российского. Но и государство само по себе — не фетиш. Без народа как субъекта истории (а не будучи субъектом истории, крупный народ распадается на племена и субплеменные региональные группы) нет государства. Поди-тка еще собери такой народ, не имея подлинного исторического драйва! Ну, так и где этот самый драйв?

Государство — это не аппарат насилия и не средство согласования интересов. Но это средство. И каждый, кто увидит в нем цель, фундаментальным образом ошибется.

ГОСУДАРСТВО — ЭТО СРЕДСТВО, С ПОМОЩЬЮ КОТОРОГО НАРОД ДЛИТ И РАЗВИВАЕТ СВОЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ.

Спросят: "А как же малые государства?" Но я ведь не о власти над миром говорю, а об историческом предназначении. И тут в принципе — что малые, что большие. Израиль — малое государство. Но за свое предназначение (как в религиозном, так и в светском смысле) он очень держится. И если бы этого накаленного ощущения предназначенности к чему-то (еще раз — не обязательно к завоеванию мира) не было — не построили бы Израиль. Но и Палестина держится за предназначение. Думаю, что все в каком-то смысле держатся. Но даже если не все…

Назвался груздем — полезай в кузов. Назвался великим государством — плати. Не бывает приобретений без издержек. Кто-то скажет: "Надоело, не хотим быть великим государством и платить по этим счетам. Хотим жить обычной жизнью, быть обычным государством, а не приносить жертвы на алтарь какого-то там величия".

Что ответить? Что поздно спохватились и не там родились. Отменить историю России невозможно, даже если очень хочется. Умение быть обычным государством достигается отнюдь не сразу. Обычности этой учатся столетиями. Сейчас уже поздно. Идет стремительная концентрация геополитического капитала, параллельная концентрации капитала производственного и финансового. В XXI веке обычные государства будут — прямо или косвенно — поглощены великими.

Да Россия и в принципе не может быть обычным государством. Своими размерами, местоположением, всемирно-исторической ролью, своими подвигами (а если кому-то хочется так оценить, то и преступлениями) она это величие соединила неразрывными связями с каждой клеточкой своего социокультурного тела. Если теперь по этим "проводкам" опять начнут поступать мессиджи по части исторической неполноценности, то она не из величия в обычность перейдет. Она исчезнет, обрушится в бездну такого самоотрицания, из которого уже никогда не выберется.

Так что не говорите нам про нормальную, обычную Россию как альтернативу "патологическому" величию. Для России величие и есть норма. А эта самая "обычность" — патология. И очень скоро призывы стать обычными превратятся в призывы распасться на части во имя желанной "обычности". Но и распавшаяся на части Россия не превратится в совокупность обычных государств. Каждая из частей будет нести в себе свой Танатос…

И что я должен делать? Доказывать, что каждому из осколков "не светят" позитивные перспективы? Что их безжалостно и унизительно подомнут не только восточные, но и западные соседи?.. Но что можно доказать людям, которые готовы отказаться от своего государства? И стоит ли им что-то доказывать? В любом случае, это другая тема.

Моя же тема — связь между развитием и пониманием своего исторического прошлого.

Сотни раз я говорил оппонентам, что даже если они готовы принять омерзительную для меня версию о равноценности нацизма и коммунизма, им следует прикинуть, в чем элементарная количественная разница между двенадцатью годами нацизма и семидесятью двумя (в конце горбачевского правления говорить о коммунизме смешно) годами коммунистической власти. Это не просто шестикратное увеличение временного срока. Это совсем другое временное качество. А значит, и качество вообще.

Парню, которому до прихода Гитлера было 20 лет, после разгрома Гитлера было 32 года. У этого парня был донацистский социально-культурный опыт. И у него была постнацистская социально-культурная перспектива. Историческую расселину в 12 лет можно было попытаться перепрыгнуть. Опыт показал, что это практически невозможно, что восстановление государственной полноценности (простое воссоединение Германии) немедленно порождает желание спеть "Дойчланд, Дойчланд, юбер алес!" даже у таких осторожных и тотально денацифицированных политиков, как Гельмут Коль. И, тем не менее, можно было надеяться перепрыгнуть узкую, длиной всего-то в 12 лет, историческую расселину.

ЧЕРЧИЛЛЬ ГОВОРИЛ о Хрущеве как о политике, который хочет перепрыгнуть пропасть в два прыжка. Наши дебольшевизаторы — это люди, которые возжелали перепрыгнуть пропасть в шесть прыжков. То есть это либо крайне неумные люди. Либо люди — опять же крайне — двусмысленные.

У нынешнего поколения граждан России нет никакой естественной связи с так называемым белым (шире — дореволюционным) опытом. Эту связь, конечно, можно отчасти восполнить песнями, фильмами и разного рода "возрожденческими" начинаниями. Но я всё время вижу нынешние "институты благородных девиц" и "дворянские собрания" глазами своей бабушки. Я даже толком не могу изложить свое видение на бумаге (для этого нужно не статьи писать, а фильмы снимать). Твардовский написал по другому поводу:

Смогли б ли мы, оставив их вдали,

Прожить без них в своем отдельном счастье,

Глазами их не видеть их земли,

И слухом их не слышать мир отчасти?

Он писал о погибших в Великой Отечественной войне и нашей трансцендентальной ответственности перед ними. Но разве нет такой же трансцендентальной ответственности перед дворянами, которые ОТТУДА должны видеть дворню, кривляющуюся под дворян? Где черпают легитимность устроители этих унизительных маскарадов, этих криминальных пародий на тогдашнюю жизнь? Этих плясок на костях нашего бытия и нашей истории?

Монархия, говорите? Какая? Хотите, я вам расскажу, что получится? Прежде всего, учтите, что никто активно сопротивляться не будет. В сегодняшней России вообще активно не сопротивляется никто. Будут ухмыляться. По большей части подлизываться, по меньшей части — отстраняться.

Затем понадобится установить, что за монархия. Конституционная или абсолютная… Если конституционная, то это вообще смех на палочке. Если абсолютная, то неизбежно кровавая. Тогда нужно будет найти системный актив для пролития крови. Чьей — это отдельный вопрос. Но он не так уж существенен. Актив этот можно найти в стране и за рубежом. Если его искать за рубежом, то это понятно как называется. Это называется иностранная интервенция и полная потеря суверенитета. Потому что "та" элита, конечно, "не замаралась" в коммунизме (и только она и не замаралась). Но она в другом "замаралась", причем не слабо.

Если же речь будет идти об отечественном активе, то он — бел по форме и криминально-черен по содержанию. Маску Деникина наденет на себя резко ухудшенный батька Махно. Потому что исторический батька Махно был не лишен идеологических пристрастий. А нео-Махно будет их лишен полностью.

Разборка же по поводу того, кто "замаран" в коммунизме, а кто "не замаран", будет идти по принципу самораскручивающейся спирали. При этом окажется, что замараны все. Чекисты — безусловно. И если кому-то из них кажется, что они достаточно системно "перековались" и превратились в безудержно православных людей, то им быстро напомнят прошлое. Напомнят и их детям и внукам, кто были отцы и дедушки. РПЦ? Ей припомнят всё. И Сталина, и Хрущева, и Брежнева. И сотрудничество с КГБ — как подлинное, так и мнимое.

Начнет она такую самораскрутку — вскоре окажется, что "была у зайца избушка лубяная, а у лисы ледяная"… Что это ей, РПЦ, мнилось, что она поглотит "зарубежников". И при "путинизме" так бы и было. Но в условиях "белой перестройки-2" окажется, что "зарубежники" поглотили её. Ибо она "замарана", а они — белые и пушистые. Выиграет часть амбициозной церковной молодежи, которая хочет завалить "стариков" (это просто на лицах крупными буквами написано). А также те, кто встроились в ряды РПЦ, ожидая, когда можно будет начать разборку по части "преступлений сергианства" и прочих аппетитных вещей.

Действие всегда порождает противодействие. Зачистка всех "замаранных в коммунизме" где-то пойдет легче, а где-то труднее. Центробежные тенденции будут нарастать. Поскольку системного неворующего актива нет, то и воровство будет нарастать.

Наиболее яркие представители криминальной и криминализованной элиты будут получать титулы. Мольеровский "Мещанин во дворянстве"? Его "новотитулованный" герой покажется образцом респектабельного интегрирования в элиту на фоне того гламурно-уголовного фарса, который начнет исполнять так называемая "белая Россия XXI века".

Очень скоро бойкие интеллектуалы, пристроившиеся к этому шабашу, станут обсуждать необходимость нового крепостного права. Пресловутый анекдот, в котором высокое должностное лицо, воспитывая зарвавшихся олигархов, говорит: "Пора и о людях подумать", а олигархи отвечают: "Да-да, душ по двести не мешало бы", — воплотится в жизнь. Продлится это всё от полугода до пяти лет. Рухнет по причине тотального саморазложения. Исторический позор будет беспрецедентным. А поскольку всё это будет сопровождаться больными амбициями (для здоровых места уже не останется), а разворачиваться — в ядерной стране, то мало никому не покажется.

В любом случае, такой разворот событий потребует абсолютного демонтажа существующей системы. Ровно такого же, какой был осуществлен при дебольшевизации-1 в период "перестройки-1". Теперь понадобится демонтаж путинской системы, которую кто-то называет "чекистской".

Её собрались использовать для целей развития подобно тому, как хотели использовать советскую систему в начале периода перемен? Ну, так надо учиться на горьком опыте! Тогда это называлось ускорение ("ускорение-1"). Теперь, если верить словам о развитии, нужно "ускорение-2". Но если в эту песню так активно вплетается "белый мотив", то какое ускорение? Чего? "Чекистского ужаса"? Какая мобилизация возможностей системы на цели развития? "Ужасная система не мобилизуема! Это анти-система! Хуже, чем та, административная! Надо спасаться! Разрушать систему! Скорей!"

Так было сорвано "ускорение-1" за счет истерической десталинизации, переходящей в такую же дебольшевизацию. Так будет сорвано "ускорение-2" за счет истерик по поводу царской семьи и других сюжетов. Ленина-то вытащат из Мавзолея, звезды снимут (много ума не надо). И даже, может быть, монарха ввезут. Только вдруг окажется, что Россия еще через двадцать лет если и сохранится (а с чего бы это?), то в лаптях. Кто-то скажет: "И слава богу! Каков народ — такова и обувка".

Может быть, теперь скептическому читателю становится яснее, чего ради я стал так придирчиво разбирать откровения Александра Сергеевича Ципко… Может быть, теперь он уловит трупный запах "белой перестройки", этого готовящегося Танатоса-2.

ТРУПЫ… ТРУПЫ… В центре очередной "покаянной" темы — политическое некрофильство самого разного рода.

С одной стороны, некрофильство по отношению к красным: взять эти тела и выкинуть туда-то… а эти тела — туда-то… выкопать!.. выкинуть!..

С другой стороны, как я уже говорил, речь идет и о некрофильстве белом (те ли это косточки… те… не те…) Где Танатос, там и особое мироощущение с его прикованностью к буквальности разлагающейся человеческой плоти.

Этот тип мироощущения хорошо разобран в мировой литературе. Он был непревзойденно художественно оформлен в уже упоминавшемся мною фильме "Покаяние". Хочу оговорить, что автор фильма Тенгиз Абуладзе — очень талантливый человек. Но он согласился работать по выверенным политическим лекалам. И отработал. А после этого — уже не мог снять ничего. И в этой неспособности есть нечто от метафизического возмездия. Нечто такое, к чему стоило бы приглядеться внимательнее. Однако не хотят приглядеться. Ну, не хотят, и всё тут.

Итак, "перестройка" и её мистерия — фильм "Покаяние". Ничего нельзя понять в метафизике явления, не анализируя его мистерию.

Первая ключевая особенность данной мистерии, она же фильм, — особая зацикленность на трупе. И не просто на трупе — на трупе отца. Труп выкапывают, хоронят, снова выкапывают, так много раз, и, наконец, выбрасывают на свалку. Абуладзе в трагифарсовой манере работает с темой, которую человечество затабуировало. С незапамятных времен оно запретило себе фарсы по этому поводу. По поводу смерти — пожалуйста. Идет старуха с косой, ей кто-то даёт под зад…. Были такие средневековые жанры. Но чтобы выкапывать… Обнюхивать, ощупывать, закапывать, снова выкапывать…

А как вы думаете, зачем человечество это всё затабуировало? Почему так отчуждены от социума какие-нибудь индийские секты, осуществляющие таинства с мертвыми телами на кладбищах? Вы считаете, что у человечества не было к этому фундаментальных оснований? Секты, нарушающие эти основания (табу), — выведены из социума… А нация? Нация, которая вдруг занялась растабуированием в духе "Покаяния", не рискует быть выведенной из человечества?

Не сейчас, по прошествии двадцати лет, а тогда же, по горячим следам игры, затеянной Абуладзе (когда рафинированный танатический фильм был рекомендован к кинопрокату по всем колхозам, включая колхозы на кавказских и среднеазиатских окраинах), я спрашивал себя и других: "При чем тут Запад с его ценностями? Истоки западной культуры — в античной Греции. Её гении преподали уроки, которые и легли в основание моральных табу. Великая трагедия Софокла "Антигона" учит тому, что труп (труп Полиника) должен быть похоронен. ПОХОРОНЕН, а не выброшен на свалку".

Вторая ключевая особенность той же мистерии (а значит, и политической метафизики так называемого покаяния) касается уже не "дионисийского" (разнузданная игра с трупом), а, так сказать, "аполлонического" начала. Это начало олицетворяется храмом, к которому приводит дорога покаяния. Выкинул труп отца, отдал его на поругание — и пришел к храму.

Спросят: "А что плохого в храме?" Ничего плохого в храме нет. Можно ли туда прийти после того, как совершил надругательство над трупом отца — отдельный вопрос. Но главное не в этом. А в том, что храм предстает зрителю (то бишь социуму, жаждущему пути) в виде… торта. Кто не верит — пусть проверит. Посмотрит внимательно финал фильма.

В финале вы должны лицезреть Храм — как Торт. Как очень жирный, сладкий, сусальный, бюргерский торт. Вы не должны лицезреть не Реймский собор, не Шартрский собор, не церковь Покрова на Нерли, не кафедральный собор Свети-Цховели. Вы должны лицезреть этот паскудный, жирный, сладкий кремовый храм. И это для режиссера (и курировавшего его "сценариста") — невероятно важно.

Совершив своеобразное эксгумационное покаяние, вы можете прийти только в эксгумационный же анти-храм. В антихрам потребления. Он знаменует собой эксгумационизм наизнанку. Тот же Тананос, но вид сбоку. Кондитерский крем отдает трупом, лжепричащенье — некро-каннибализмом.

Лохи, соблазненные дьяволом, надевшим покаянную маску, приходят в оргиастический вертеп особого, сошедшего с ума потребления. А тот, кто привел их туда, хохочет. Разве не это дано нам в нашем сегодня в наказание за наше вчера — за "перестройку-1"? Тошнотворный потребительский крем вместо смысла жизни.

Недавно показывали документальный фильм об Ингмаре Бергмане. Очень интересный фильм. Бергман жил один на острове, в небольшом доме. В этом доме было все необходимое, включая маленький кинозал. Из этого дома можно было влиять на ход мировой истории больше, чем из гиперроскошных вилл на Антибах… Расскажите об этом взбесившемуся "новому русскому", гордящемуся, что он пьет вино по тридцать тысяч евро бутылка. Он вам скажет, что Бергман… Да что говорить… Сами знаете, что он скажет.

Визги-то по поводу Красного проекта почему начались? О маленьком человеке так хотят позаботиться? О том, чтобы его не обобрали "новые комиссары"? Но его уже обобрали борцы с комиссарами — Гайдар в 1992 году, творцы дефлота в 1998-м. Ему в виде компенсации подбрасывают жалкие подачки. Такие подачки могут его удовлетворить только в одном случае — если он посажен на иглу "Икеи", как наркоман на героиновую иглу. Он о душе думать не должен. Он не должен развиваться культурно, социально или как-то еще. Он должен хватать потребительский кредит, покупать улучшенный телик и, пялясь в него, видеть себе подобного. А также — "старшего брата по потреблению". "Тебе "Икеа", ему — Мальдивы, а мне — самый дорогой дворец в Лондоне. Жалко, Букингемский не продают!"

Так заботятся? Так берут в подельники, так повязывают кровью… И о чем хлопочут-то? Вдруг оказывается, что чуть ли не о душе!

Материалистичность советского человека? Да, было мещанство, которое в конечном счете и продало первородство за чечевичную похлебку. Но даже это мещанство стереглось разнузданности, которая сегодня выходит за все пределы. Даже оно стеснялось сказать, что надо только потреблять, и что в этом "только" — высшая правда жизни.

А теперь об этом говорят без тени стеснения! День и ночь, по всем каналам радио и телевидения. В какой стране мира об этом говорят так много и в такой разнузданной интонации? О да, конечно, вы заботитесь о душе! Со времен "Покаяния" и "Интердевочки" вы лишь о ней заботитесь неустанно! И неустанно же её спасаете от "красного зверя".

Маленький человек…

ПОСЕТИТЕЛЮ "ИКЕИ" внушают, что хозяева дворцов — его братья по потребительской вере. Эти гламурные братья смотрят на маленького человека как на лоха и шваль. Они относятся к нему с презрением, которое не снилось никаким Вандербильтам и Морганам.

Это они вдруг спохватились и стали защищать "брата меньшого" от "мясорубок красных проектантов"? Враньё! Они и их информационно-пропагандистский сервис обеспокоены по сути лишь тем, чтобы ничто и никогда не прервало оргии в кремовом "храме имени Потребления". "И дольше века длится жор…"

Дворец… "Икеа"… Маленький человек… VIP-человек… А собственно, почему человек-то? Кремовый храм нужен для того, чтобы расчеловечить существо, именуемое человеком, чтобы уничтожить его амбиции. "По образу и подобию, говоришь? Щас как кремом накормим — и проверим, по какому он подобию, хе-хе-хе…"

"Человек — это звучит гордо" (Горький).

"Я человек с крупными запросами… Я зеркальным шкафом интересуюсь" (Маяковский).

А вот еще из того же произведения: "Он победивший класс, и он сметет всё на своем пути, как лава, и брюки у товарища Скрипкина должны быть полной чашей".

"Клоп" Маяковского оказался не фарсом, а кошмарным метафизическим пророчеством. Этот клоп начал расти, раздуваться до чудовищных, чуть ли не космических размеров. Он не может насосаться, потому что он — существо с укрупняющимися запросами, и брюки у него должны быть соответствующими. Иерархия потребностей сломана. Остался один — невероятно раздутый — нижний уровень этих самых потребностей. Но любой ученик Маслоу, любой психолог вообще скажет вам, что когда остается ТОЛЬКО этот нижний уровень (чье значение в иерархии никто не оспаривает), то человека нет, есть ЭТО. ЭТО во дворце… ЭТО в "Икее"…

Для того, чтобы уничтожить ЭТО, — не нужен никакой 1917 год. ЭТО само себя уничтожит. Существо, имеющее лишь одну мотивацию, — пересесть из "мерседеса" в "бентли", из "бентли" в "ролс-ройс", а из "ролс-ройса" неизвестно куда, — может только сожрать всё на свете. И окружающих, и себя.

1917… 1937… Всё это не имеет никакого отношения к тому, что составляет содержание сегодняшнего процесса. "Перестройке" удалось запустить регресс. Борьба с регрессом — это не классовая борьба, не хилиастическое восстание, не национально-освободительная борьба и не буржуазная революция. От регресса отстраняются, как от скверны. От него уходят в социальные и культурные катакомбы. Его кремовому храму противопоставляют не мускулистую руку (какая рука, если регресс подорвал всё на свете — устойчивые формации, классовую структуру?). Его храму противопоставляют свою альтернативную социальную и культурную метафизику — метафизику развития.

Иногда продуманный альтернативизм спасает цивилизации, поддавшиеся регрессу. Иногда, но не всегда. Надо говорить правду. Не всегда удавалось решить данную задачу цивилизациям, с которыми случилось такое несчастье. Но если мы не ужаснемся масштабу вызова, если подменим правду о негарантированности спасения криками о национальном возрождении, — мы лишимся даже имеющихся шансов на выход из ситуации. Не для того ли, чтобы мы не ужаснулись реальному вызову, нас пытаются ужаснуть вампуками на исторические темы?

Лобное место. На нем стоит Россия и хлещет себя бичами морального самоистязания. "Ах, зачем я, негодная, так расправилась с несчастной царской семьей!" Рядом стоят бывшие работники ЦК КПСС и других активов "перестройки". И хлещут, хлещут страну теми же бичами. Мир, изумляясь, на это смотрит. Весь мир дивится этому диву. А уж как Китай дивится, так дальше некуда. Он уже двадцать лет изучает нашу "перестройку". Не как позитивный опыт, а как то, чего ни в коем случае нельзя допустить. Сторонится этого опыта — и развивается. Развивается — и еще более сторонится.

Рядом с Лобным местом стоит глашатай, странно похожий лицом на Александра Сергеевича Ципко. И читает (цитирую): "Парадокс состоит в том, что наш бывший президент Путин, говоривший, что лежащие в основе "красного проекта" коммунистические идеалы были "пустыми идеалами", что на самом деле эти идеалы были чудовищами, которые уничтожили миллионы, причем самых талантливых, самых одаренных, самых независимых представителей российской нации, никем не услышан".

Вы всё поняли? Путин никем не услышан, кроме Ципко! С одной стороны, это правильно. Ведь Ципко — это Аппарат. А Аппарат — он ведь еще и слуховой аппарат. Хотя и не только. С другой стороны — что значит "никем не услышан"? Понятно, что мною не услышан и мне подобными. А начальники? Начальник всегда слышит лучше, чем подчиненный. Лучше всех генсека слышит секретарь по идеологии. Чуть хуже — завотделом ЦК. Еще чуть хуже — консультант международного отдела ЦК. Консультант международного отдела ЦК всегда слышит лучше, чем Кургинян, тут спору нет. Но он слышит хуже, чем завотделом. Неужели завотделом не услышал Путина? И тот, кто над ним, не услышал Путина? Определенно, аппаратный сбой (читай "В исправительной колонии" Кафки).

Путин — не оракул, не жрец. Он политический лидер со своими заслугами перед обществом. Как граждане страны, мы должны уважать лидера, который, во-первых, действительно решил какие-то из проблем государства и, во-вторых, активно поддерживается большинством населения. Но читать Путина, как Маркса- Энгельса-Ленина, руководствоваться его словами, как велениями партии, которая "ум, честь и совесть нашей эпохи", мы не только не должны. Мы на это в нынешней ситуации не имеем права, если мы — исследователи. Исследователи, несущие равную ответственность перед всеми, от Путина до рязанского мужика, только за одно. За правду о ситуации.

Что касается Путина, то он много разного сказал. О том, что распад СССР — геополитическая катастрофа, он тоже сказал. И о развитии он тоже кое-что сказал. Как и Медведев.

Оценка прошлого, конечно, важна для понимания будущего. Но я не помню, чтобы Путин где-то сказал, что советские идеалы были чудовищами. И кстати, если бы он это сказал, то с чего бы МИД РФ стал так отчитывать Буша?

Впрочем, Ципко виднее. Но я бы предложил для начала обсудить — самостоятельно, без оглядки на высокие политические авторитеты и без псевдоморальной антибольшевистской психопатии, — качества советской действительности. Не идеалов даже, взятых в отрыве от этой действительности. Их тоже надо обсуждать, но на следующем этапе анализа. И не в их "прописном" варианте, а на уровне, отвечающем современным глобальным вызовам. А также нашей нынешней, высокой как никогда, ответственности за понимание смысла своей истории.

Но прежде, чем заняться этим, надо обсудить ту советскую действительность, в зеркале которой мы только и можем увидеть действительность постсоветскую.

Продолжение следует

«МЫ ОТВЕТИМ НА ЛЮБОЙ ВЫЗОВ…» Беседа заместителя главного редактора газеты «Завтра» Владислава Шурыгина с начальником Военной академии Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого генерал-полковником Юрием Кирилловым

Владислав Шурыгин. Юрий Фёдорович, начну с самого обсуждаемого вопроса. Сейчас много говорят о выводе академии из Москвы. О том, что такое решение принято, и оно приведёт к её деградации и распаду. Каково истинное положение дел? Что ждёт академию завтра? Какова ваша позиция по этому вопросу?

Юрий Кириллов. Я благодарю редакцию газеты за предоставленную возможность высказать свою точку зрения.

Не хотелось бы вступать в дискуссию с А.М.Ващенко, автором предыдущих статей на эту тему. С его инсинуациями я намерен разбираться в суде.

Отвечу по существу вопроса.

Сокращение ВС РФ к 2013 году до 1 млн. человек предусматривает 150-тысячную численность офицерского состава. Эту численность ежегодно надо будет восполнять примерно в пятипроцентном объёме, т.е. 7,5-8 тыс. человек в год.

Сегодня 65 высших военных учебных заведений (ВВУЗов) выпускают примерно 20 000 офицеров в год. Значительная часть из них выпускает всего 200-300 человек в год.

Ясно, что для обеспечения кадрового заказа к 2013 году содержание такого количества ВВУЗов избыточно.

Второй вопрос: а сколько ВВУЗов необходимо и что они собой должны представлять?

В МО РФ разработана концепция реформирования военного образования.

Её суть заключается в создании нескольких крупных высших военно-учебных заведений федерального уровня по типу федеральных государственных университетов, как, например, Южный и Сибирский ФГУ. Эти военные академии (или университеты) должны быть многопрофильными, системообразующими, с развитой современной учебно-научной базой и инфраструктурой, с высокой степенью социальной защиты военного и гражданского персонала как постоянного, так и переменного.

Очень важно не отрывать их от ведущих учебных и научных центров, предприятий ВПК по профилю их подготовки, исторических, культурных, социальных и т.д. центров. Кроме того, должны быть учтены и потребности регионов.

Надо иметь в виду, что любые действия по резкому изменению мест дислокации военных академий и университетов, которые составят основу новых ВВУЗов приведут к утрате профессорско-преподавательского состава и научных школ, на создание которых вновь уйдут годы и годы, а также весьма существенные финансовые средства.

В этой связи истинное положение дел по ВА РВСН имени Петра Великого состоит в следующем.

18 декабря 2007 года министр обороны Российской Федерации издал директиву, в которой потребовал в целях оптимизации сети военных образовательных учреждений профессионального образования МО РФ создать рабочую группу по организации и обеспечению передислокации ВА РВСН. Руководителем рабочей группы был назначен командующий РВСН.

В течение месяца рабочая группа проработала несколько вариантов и доложила их министру обороны РФ.

Необходимо отметить, что в ноябре 2007 года при личном изучении министром обороны положения дел в академии, я доложил ему своё мнение по этому вопросу. Оно заключалось в следующем.

— Заниматься надо оптимизацией всей сети ВВУЗов МО РФ, а не отдельно взятыми учреждениями.

— Переменный офицерский состав и курсантов ВА РВСН наукоемких специальностей целесообразно обучать в Москве.

— Возможным местом передислокации ВА РВСН может быть Тропарёвский парк на Западе и Юго-Западе Москвы вблизи Военной академии Генерального штаба ВС РФ.

На этом месте построить мощный учебно-научный комплекс, и после полного завершения его строительства и обустройства передислоцировать на него некоторые видовые и родовые академии и университеты, дислоцированные в Москве, тем самым обеспечив преемственность оперативно-тактической (академии и университеты) и оперативно-стратегической подготовки (ВА ГШ) в ВС РФ. Тем более, что опыт такой передислокации имеется. В 1987 году ВА ГШ была передислоцирована из центра Москвы на проспект Вернадского N 100 и приобрела новое современное качество. Окончательное решение о передислокации ВА РВСН по результатам работы рабочей группы не было принято. Не принято оно и по сей день.

На вопрос "что ждёт академию завтра", может ответить только Правительство РФ, которое является учредителем ВВУЗов МО РФ.

От мудрости такого решения без преувеличения будет зависеть судьба всего военного образования в стране. Понятно, что в основу любого подобного решения должен быть положен критерий »"эффективность — стоимость". Если стоимость просчитать относительно просто, то с оценкой эффективности принятого решения дело будет обстоять гораздо сложнее. Яблоки падали и будут падать, а оценить это смог только Ньютон. Существует опасность, что не все последствия оптимизации ВВУЗов могут быть учтены. Особенно когда это касается подготовки тех специалистов, которых готовит академия. Я имею в виду не только специалистов для решения задач ядерного сдерживания, но и ядерной и информационной безопасности, развития ракетного и специального вооружения, систем автоматизированного боевого управления и связи и др.

Очень хотелось, чтобы те персоналии, которые примут окончательное решение, за него действительно отвечали.

В.Ш. Военная академия РВСН прошла через трудный период кризисных лет. С какими трудностями пришлось столкнуться? Что было достигнуто? Что помогло академии преодолеть трудности?

Ю.К. Системный кризис, в котором оказались наше государство и Вооружённые Силы на рубеже 20 и 21 веков, не обошёл стороной военные вузы, в том числе и академию. Более того, наиболее болезненным он оказался именно для относительно благополучных старейших и в хорошем смысле консервативных вузов. Отлаженная система комплектования на основе серьёзного конкурсного отбора, стабильное состояние научно-педагогического состава, системы всестороннего обеспечения и взаимодействия с войсками — все эти определяющие компоненты нормальной жизнедеятельности вуза оказались разрушенными в результате поспешных и не во всём продуманных реформ. Падение престижа военной службы, граничащее с шельмованием людей ратного труда, особенно офицеров, многомесячные задержки денежного довольствия и заработной платы, которые к тому же резко обесценились. Практически полное прекращение всех необходимых поставок, в том числе жилья для офицеров. Дезинтеграция сложившейся военной организации государства и военного профессионального образования, обусловившая интенсивное развитие новых силовых структур на фоне деградации Вооружённых Сил. По существу, неконтролируемое и непропорциональное разрастание сети гражданских вузов, в том числе её коммерческого компонента.

Существенным для развития академии моментом явилось также намеченное сокращение боевого состава и численности группировки РВСН с выделением в самостоятельный род Космических войск. Из этого, естественно, следовало сокращение для академии госзаказа на подготовку офицеров и урезание её собственного штата.

Как это ни парадоксально, ситуацию усугубляли ещё два обстоятельства. С одной стороны, демократизация порядка прохождения службы офицерами, позволяющая им оставлять службу по окончании контракта. С другой стороны — отсутствие ответственности слушателей и курсантов за досрочное прекращение учёбы после получения по-прежнему весьма приличной базовой академической подготовки с целью увольнения и последующего перехода в гражданские вузы.

Именно в таких, мягко говоря, непростых условиях академии пришлось буквально бороться за выживание.

Девяностые годы ознаменовались для академии снижением конкурса среди поступающих на учёбу, в докторантуру и адъюнктуру, сокращением притока перспективных офицеров из войск и гражданских специалистов на должности преподавателей, научного и инженерно-технического состава.

У офицеров постоянного состава и гражданского персонала академии наметилось очевидное снижение интереса к творческому росту.

Интеллектуальная основа военного вуза — количество офицеров — докторов и кандидатов наук сократилось с 414 в 1990 году до 381 в 1994-м. Причём сокращение шло главным образом за счёт наиболее востребованных на гражданском поприще дипломированных учёных в возрасте до 40-45 лет. Таким образом, научный потенциал академии стал устойчиво стареть.

Над рядом традиционных для академии научных школ, таких, как баллистика, техническая кибернетика, ракетных двигателей, нависла реальная угроза исчезновения. В отсутствие возможностей для развития стала отставать от современных потребностей учебно-материальная база. В содержании проводимых научных исследований заметно снизилась роль физического эксперимента. Всё это, естественно, не способствовало поддержанию в коллективе академии нормального делового настроя и должной ответственности в служебной деятельности. Десятки офицеров, на законном основании принявших решение о прекращении службы, но не обеспеченных жильём, продолжали годами формально занимать свои должности, при том, что их обязанности за счёт некомпенсируемой сверхнормативной нагрузки приходилось выполнять другим. Конечно, это не могло отрицательным образом не сказаться на общем качестве деятельности академии.

Сегодня я бы не стал утверждать, что все сложности академией преодолены, и положение в ней полностью нормализовалось. Тем не менее, совершенно очевидно, что самый трудный период кризисного развития пройден.

Укомплектованность как постоянным, так и переменным составом поддерживается на уровне установленных требований. Государственный заказ на подготовку офицеров выполнен в этом году практически на 100%. При этом качество подготовки по итогам выпускной аттестации не намного, но всё-таки повысилось. Обозначилась тенденция к возрастанию конкурса среди абитуриентов (особенно среди девушек: в этом году он составляет 4 человека на место) и кандидатов на зачисление в адъюнктуру. После длительного перерыва среди учёных высшей квалификации появились доктора наук в возрасте до 40 лет.

В самом внешнем облике академии, в появлении новых объектов инфраструктуры таких, например, как современный плавательный бассейн, видны положительные сдвиги в материальном и финансовом обеспечении. Сохранены и постоянно пополняются все наши основные научно-педагогические школы. Это позволило нам в прошлом году, в отличие от многих других организаций, успешно провести реорганизацию и сохранить при академии все 6 докторских диссертационных советов ВАК, часть из которых, по существу, играет роль региональных.

В обучении и научных исследованиях просматривается возрастание роли инженерной составляющей. В апреле этого года на юбилейном 10-м Московском Международном салоне промышленной собственности "Архимед-2008" академии удалось завоевать главный приз за достижения в изобретательской работе. Несколько ранее, в 2006 году, академия удостоена и главного приза Московского Международного форума "Высокие технологии 21 века" за подготовку высококвалифицированных специалистов для оборонного комплекса России.

Позитивные изменения в состоянии академии обусловлены прежде всего общим оздоровлением ситуации в стране и конкретными мерами, принимаемыми в последнее время Президентом и Правительством Российской Федерации по укреплению Вооружённых Сил. Они, конечно, далеко не исчерпывающие, но положительные тенденции налицо. Взять хотя бы жилищную проблему: только реализация в 2007-2008 годах программы обеспечения жильём военнослужащих ("15+15") позволила в академии практически закрыть списки внеочередников.

Должен отметить исключительно важную роль в обеспечении нормальной жизнедеятельности академии Военного совета и командования Ракетных войск стратегического назначения.

Третьим важным фактором стабилизации академии я бы назвал сложившиеся в ней за почти 2-вековую историю традиции. Их квинтэссенция состоит в том, чтобы в любых условиях стремиться к лидерству, оберегать и укреплять престиж академии, пуще всего остального беречь людей.

Ну и, конечно, ни на какое улучшение дел нельзя было бы рассчитывать без каждодневной с высочайшей самоотдачей работы всего личного состава академии. В этом плане считаю своим долгом ещё раз отметить исключительно важную роль ветеранов-ракетчиков в жизнедеятельности академии и выразить им искреннюю признательность. Именно через них мы поддерживаем традиции академии, да и её научно-педагогический потенциал. Ради этого мы взяли курс на закрепление в академии увольняемых офицеров, имеющих учёные степени и звания, не утративших вкуса к работе и способных выполнять её по состоянию здоровья. Следует отметить, что академия располагает внушительным потенциалом опытнейших педагогов. В их числе около двух десятков высших офицеров запаса, имеющих опыт работы на должностях — от командира ракетной дивизии до заместителя главнокомандующего РВСН.

В.Ш. К каким конфликтам и войнам готовятся выпускники академии? Каково состояние учебной базы, профессорско-преподавательского состава, слушателей.

Ю.К. Анализ опыта войн и вооруженных конфликтов последних десятилетий позволяет выделить ряд важнейших тенденций изменения характера вооруженной борьбы в XXI веке. Назову лишь некоторые из них: всё более широкое применение оружия, созданного на основе "искусственного интеллекта", нанотехнологий, оружия на новых физических принципах; существенное возрастание удельного веса войск, сил и средств, действующих в воздушно-космической сфере и через неё; значительное увеличение пространственных характеристик вооруженной борьбы, что предъявляет повышенные требования к защищенности стратегически важных объектов, их живучести; всё большее значение придается информационной составляющей вооруженной борьбы. Достижение информационного превосходства над противником становится одним из основных условий победы в войне. Данные тенденции особенно актуальны для СЯС, в т.ч. и РВСН, поскольку от того, насколько эффективно они способны выполнить свои задачи по предназначению, зависит в большей степени безопасность Российской Федерации в целом.

Таким образом, облик войн и вооруженных конфликтов XXI века можно охарактеризовать как объемно-многомерные, где электронное, силовое и информационное воздействие будут осуществляться с нарастающей интенсивностью во времени и пространстве, что будет способствовать достижению решительных результатов в кратчайшие сроки, лишать противника инициативы и свободы маневра. Сам характер вооруженной борьбы предопределяет в качестве приоритетной именно инженерную подготовку выпускников, чему в академии, являющейся многопрофильным учебным заведением, уделяется должное внимание.

Изменение характера и содержания вооруженной борьбы, приближение НАТО к границам России, развертывание США третьего позиционного района ПРО на территории стран Восточной Европы и другие реалии современного мира обязывают нас своевременно вносить корректировки в обучение, в комплекс информационного обеспечения учебных занятий. Такой механизм в академии отлажен и выражается включением в учебные дисциплины теоретических положений и практических вопросов управления ракетными соединениями и частями в обычной и ядерной войне.

Что касается самого учебного процесса: отмечу, подготовка слушателей не сводится только к изучению теоретических положений. На опыте войн и вооруженных конфликтов слушатели прежде всего приобретают навыки самостоятельного выявления тенденций изменения характера вооруженной борьбы, осуществляя практическое закрепление изученных вопросов при прохождении практических курсов в ходе отработки комплексных оперативных и тактических задач, командно-штабных военных игр с использованием новых геоинформационных систем. Мы учим правильно оценивать обстановку и принимать рациональные решения в условиях дефицита времени, качественно организовывать всестороннее обеспечение боевых действий и управление войсками в сложившейся обстановке. Именно эти направления определяют степень готовности наших выпускников к исполнению должностных обязанностей по предназначению. Офицер — ракетчик — это особая каста. Не каждому дано право своими действиями влиять на судьбу человечества.

Решение основных задач академии обеспечивается ее мощным научно-педагогическим потенциалом, который в настоящее время составляет: 102 доктора и 459 кандидата наук, 96 профессоров и 244 доцента, 9 лауреатов Государственной премии РФ, 28 заслуженных деятеля науки и техники РФ, 20 заслуженных работников высшей школы РФ, 42 академика и член-корреспондента национальных и международных академий. Большая часть ученых, а именно 80% докторов и кандидатов наук, сосредоточена в основных подразделениях академии — на кафедрах. Это позволяет академии по уровню укомплектованности должностей профессорско-преподавательского состава лицами с учеными степенями и званиями (86,6%) занимать ведущее место среди вузов Министерства обороны Российской Федерации.

Конечно, качественное решение задач обучения зависит не только от уровня подготовки профессорско-преподавательского состава, но и от целого ряда других условий, к одному из которых относится соответствие учебно-материальной базы решаемым задачам. Скажу честно, состояние учебно-материальной базы оставляет желать лучшего; на сегодняшний день в академии недостаточно современных учебных образцов вооружения и военной техники, основной поток которых направлен в войска. В учебных аудиториях и классах хотелось бы видеть больше современных средств обучения, основанных на новых информационных технологиях, однако и существующая база хотя и, в некоторой степени, морально устарела, но в целом отвечает аккредитационным требованиям и позволяет решать задачи подготовки выпускников академии.

В.Ш. Юрий Фёдорович, известно, что США взяли курс на разработку системы ПРО. Как вы оцениваете ее эффективность и каковы пути ее нейтрализации?

Ю.К. С подписанием 8 июля 2008 года в Праге между США и Чехией на уровне внешнеполитических ведомств соглашения по ПРО к 2011-2012 годам в поселке Брды (90 километров от Праги) будет размещена радиолокационная станция EMR. Пентагон рассматривает Литву "как достойную альтернативу" Польше, если переговоры с Варшавой о размещении компонентов ПРО зайдут в тупик. Итак, американская идея ПРО в Европе начинает приобретать конкретные черты.

Поэтому, отвечая на поставленный вопрос, хотелось бы несколько шире в концептуальном плане осветить эту мировую злободневную проблему.

Первое. Известно, что США создают противоракетную оборону шестое десятилетие и в шестой раз, начиная с 13 декабря 2001 года с объявления о выходе США из договора о ПРО 1972 года, возвратились к идее разработки системы абсолютного оружия даже после краха пресловутой программы СОИ.

Но ни один проект до сих пор не увенчался полным успехом.

Второе. Представляется, что причины нереализованности проектов противоракетной обороны прошлого столетия и, прежде всего, самого масштабного их них — программы СОИ, связаны с неразработанностью в окончательном виде идеологии создания системы ПРО, недостаточной проработанностью вопросов сопряжения ударных средств с информационно-управляющими системами и недостаточной аргументацией перед мировой общественностью необходимости создания систем ПРО.

Третье. Критический учет приведенных причин, последние научно-технические достижения, основанные на решении проблемы повышения эффективности существующих средств поражения посредством их сопряжения с информационными системами, в том числе и космическими, позволили США не только вернуться к идее создания широкомасштабной ПРО, но и пересмотреть замысел ее создания. Ее новым замыслом предусматривается решение двух взаимосвязанных задач:

1) эффективного слежения и последующего поражения всего спектра носителей тактических, оперативно-тактических и стратегических баллистических средств ведения вооруженной борьбы до проведения ими пусков;

2) поражения стартовавших баллистических средств, ушедших из-под удара, на всех участках полета к цели.

Это кардинально видоизменяет взгляды на систему ПРО как чисто оборонительную систему. Противоракетная оборона, по существу, стала и не противоракетной обороной, а мощным контрсиловым средством, направленным, в том числе, и против ракетно-ядерного потенциала РФ!

А на эту особенность системы стратегической ПРО США, несущей поистине реальную угрозу, обращается достаточно мало внимания.

Четвертое. Системная взаимоувязка рассмотренных задач производится при формировании нового контрсилового потенциала США.

Его основой должны стать новая стратегическая триада ВС США, системы вооружений передового базирования, космические системы разведки, связи и ретрансляции данных, навигационного обеспечения, формирующие глобальное информационно-управляющее поле, и система стратегической ПРО.

В связи с этим представляется, что основная угроза для баллистических стратегических средств РФ, да и для СЯС в целом, исходит от нового контрсилового потенциала США.

В отличие от программы СОИ, предусматривающей развертывание средств перехвата ГЧ (ББ) в космосе, в новой системе стратегической ПРО основной крен сделан на наземные, морские и воздушные средства перехвата.

Дополнительные возможности при этом реализуются при максимальном приближении наземной структуры ПРО к району старта МКР. В идеале может быть обеспечено и слежение за частью активного участка, и, что самое опасное, за участком разведения многозарядной ГЧ.

Представляется, что на достижение этой возможности и направлены в настоящее время основные усилия военно-политических кругов США.

Пятое. В целом, не вдаваясь в подробности, следует отметить, что проведенные выкладки подтверждают всю серьезность складывающейся ситуации вокруг американской ПРО для России. Она определяется следующим:

— впервые у границ РФ будет размещен стратегический объект вооруженных сил США, действующий в тесном взаимодействии с мощными группировками передового базирования. С учетом имеющихся планов расширения географии данной системы в страны Дальнего и Ближнего Востока (в Израиль, Саудовскую Аравию, Грузию, Индию, Пакистан, Монголию, Японию, Австралию) вокруг России может быть создано замкнутое противоракетное кольцо со всеми вытекающими из этого последствиями;

— размещение элементов стратегической ПРО США в Восточной Европе обеспечит ускорение процесса создания эффективной системы противоракетной обороны, которая должна обладать способностью пройти порог сдерживания. Это приводит одну их сторон к уверенности в своих безграничных возможностях и искушению ударить по противнику первой.

Шестое. Данная система впитала самые последние инновации как в плане технологий, так и в плане учета передовой военной мысли.

Развертывание работ по созданию широкомасштабной системы ПРО фактически знаменует всецелый переход к формированию принципиально новой материальной базы для ведения войн нового — шестого поколения, которая будет базироваться теперь уже не на чисто ударной, а на информационно-ударной техносфере и составлять совокупность информационно-ударных систем оружия (ИУСО) "прецизионного наведения".

Это позволяет представить систему ПРО как "систему систем" оружия, включающую объединенную информационно-космическую подсистему и совокупность информационно-ударных систем оружия стратегического, оперативного и тактического уровней, решающих разноплановые группы задач.

Седьмое. Проведенная декомпозиция системы стратегической ПРО с позиций нового научного направления — системологии, позволяет высказать и ряд суждений об ее эффективности.

С одной стороны, построение системы стратегической ПРО, которая будет представлять собой совокупность иерархически связанных ИУСО, позволяет говорить гипотетически о стремлении достичь ее высокой эффективности.

А с другой стороны, не зная конкретной конфигурации системы ПРО, когда ее базовые элементы или находятся в стадии разработки, или в стадии испытаний, говорить о ее реальной эффективности преждевременно. Однако средства первого эшелона, которые созданы, развернуты и прошли натурные испытания в ходе локальных войн и конфликтов уже в настоящее время составляют значительную угрозу.

И последнее, самое главное. При использовании асимметричного подхода к парированию возникающих угроз возникает задача интегрирования в контур боевого управления ракетно-ядерным оружием информации об угрозе не только ракетно-космического, но и воздушного нападения противника; разведывательной информации о состоянии группировок ВС США передового базирования, передовых отрядов ПРО и других данных. Надо полагать, что ряд из этих задач были бы успешно решены в случае сохранения интегрированных РВСН, созданных в 1997 году.

Таким образом, новые исторические вызовы очередной раз ставят необходимость коренного преобразования РВСН при решении задач сдерживания. Но при этом необходимо учесть, что новому контрсиловому потенциалу США, системе стратегической ПРО, выдвигаемым в качестве абсолютного оружия, может быть противопоставлена отечественная интегрированная ракетно-космическая система оружия или их совокупность.

В.Ш. Роль РВСН в обеспечении безопасности России была и остается ключевой. В каком состоянии вошли РВСН в 21 век? Количественном, качественном? Каковы перспективы РВСН? Какими будут РВСН завтра? Новые комплексы, новые возможности, новые структуры?

Ю.К. Ракетные войска стратегического назначения всегда занимали особую роль в триаде стратегических ядерных сил. В силу своего геополитического положения Советский Союз, а затем и Россия основной упор в развитии своих стратегических ядерных сил традиционно делали на наземную составляющую. Благодаря высокой готовности к пуску ракет и возможностям системы боевого управления по непосредственному управлению оружием с центральных командных пунктов Генерального штаба ВС РФ группировка РВСН сегодня способна обеспечить решение большей части задач СЯС.

Особая роль РВСН обусловлена объективными особенностями систем оружия, определяющими незначительную длительность и стоимость их создания и ввода в боевой состав, показателями военно-экономического анализа эффективности боевого применения, эксплуатационно-технических характеристик и показателей безопасности эксплуатации. Особая роль ракетных войск не давала покоя США прежде, не дает покоя и сейчас. США в ходе переговоров по СНВ всегда стремились в первую очередь ограничить боевые возможности РВСН.

В этой связи, в каком же состоянии РВСН вошли в 21 век. Официально закончена реализация Договора СНВ-1. В соответствии с этим Договором РВСН были сокращены практически вдвое по числу носителей (с 1398 МБР до 717) и по числу боевых блоков (с 5849 до 3001). В целом более 80% всех ограничений Договора относились к МБР РВСН. Договором СНВ-2, который так и не вступил в силу, также основные ограничения накладывались на, наземную группировку СЯС, главным образом на МБР с РГЧ.

Крайне важно, что Договором о СНП установлен лишь суммарный предел ядерных боезарядов сторон в количестве 1700-2200 единиц, который должен быть достигнут к 2012 году. Что касается структуры стратегических наступательных вооружений, количественного соотношения между компонентами триады, то их определяет каждая сторона сама. Экспертные оценки показывают, что даже при реализации принятых решений по перспективному развитию морского и авиационного компонентов СЯС России, в рамках предусмотренных СНП пределов доля РВСН может составить примерно 700-900 боезарядов.

Таким образом, Ракетные войска стратегического назначения — это та сила в государстве, которая является гарантом безопасности России и сдерживания, совместно с другими компонентами ядерных сил, потенциального противника.

Какими они будут завтра? На ближайшую и обозримую перспективу РВСН становятся основным гарантом обеспечения военной безопасности России. Поэтому их развитие должно быть сосредоточено на поддержании боевых возможностей на уровне, обеспечивающем гарантированное решение поставленных задач в любых условиях обстановки.

Именно поэтому в составе Ракетных войск находятся, наряду с ракетами тяжелого и среднего класса прежнего поколения, современные ракетные комплексы "Тополь — М" стационарного и мобильного базирования. Эти комплексы не имеют аналогов в мире. Мобильные ракетные комплексы, обладающие высокой маневренностью и живучестью, вносят основной вклад в решение задач в ответных действиях не только Ракетных войск, но и СЯС в целом. Поэтому сохранение мобильного компонента в боевом составе РВСН имеет принципиальное значение для поддержания примерного равенства потенциалов сдерживания между СЯС РФ и СНС США.

Поддержание российского потенциала ядерного сдерживания на достаточном уровне позволит и в дальнейшем сделать угрозу прямой военной агрессии против Российской Федерации маловероятной.

Екатерина Глушик ИННОВАЦИОННЫЙ ПУТЬ

Во времена жестокой конкуренции, когда на планете распределено все: природные ресурсы, включая воду и воздух, территории, рынки сбыта, перед странами стоят задачи поиска новых путей для своего развития. Создавать дополнительные возможности приходится в основном за счет внутренних резервов. Особенно нелегко в этих ситуациях странам, небогатым полезными ископаемыми. И особую актуальность в таких случаях приобретает развитие инновационной деятельности, которое предусматривает прежде всего создание и реализацию нового или усовершенствованного продукта или технологического процесса, используемого в производстве, повышение производительности труда.

К числу стран, небогатых природными ресурсами, относится Белоруссия. Потому здесь вопрос внедрения инноваций, выпуска большего количества продукции при меньших затратах — вопрос самого существования: или инновационное развитие — или сомнут. А то, что мнущие не щадят и не пощадят, мы знаем ой как хорошо. Знают это и белорусы.

Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко, выступая в 2006 году с ежегодным посланием белорусскому народу и Национальному собранию, заявил о необходимости инновационного развития экономики, наращивания экспортного потенциала, возрождения села. Вскоре была принята Государственная программа инновационного развития на 2007-2010 гг, поставлена задача формирования Национальной инновационной системы.

В России тоже на высших уровнях говорят о необходимости инноваций, строят планы, обсуждают прожекты. А в Белоруссии уже готовы продемонстрировать достигнутое на этом пути за прошедшие с начала работы годы, чему свидетельство- тема очередного пресс-тура для представителей белорусских и российских СМИ на тему "Инновационное развитие Республики Беларусь".

В плане мероприЯтий — посещение крупных промышленных предприятий, перестроить работу на которых — труд огромный, ведь цеха завязаны не только на взаимной работе, но и поставщиков-смежников, которые тоже должны перестраивать работу, быть достаточно мобильными.

Знакомство началось с гомельских предприятий. Гомельская область — один из самых промышленно развитых регионов страны: здесь работает свыше 300 промышленных предприятий, доля которых в объеме промышленного производства республики составляет более 20%. На Гомельщине сосредоточена вся нефтедобыча страны, здесь производится весь готовый прокат черных металлов, выпускаются все кормоуборочные самоходные комбайны.

Встреча в Гомельском исполнительном комитете. Ведет ее зампредседателя облисполкома Болеслав Казимирович Пирштук. Все, с кем довелось общаться в Белоруссии, будь то региональные власти или руководители промышленных, или научных предприятий и организаций, подчеркивали, что главный деловой, торговый, научный партнер страны — Россия. Она — основной поставщик сырья, технологий, комплектующих, она же — и основной покупатель белорусской продукции. Отношение к нашей стране в Белоруссии, несмотря ни на что, попросту братское. О том, как заинтересованы предприятия страны, а значит, и граждане, в сотрудничестве, подчеркивают все, отмечая то, что с россиянами всегда складываются не только партнерские, но и дружеские, товарищеские отношения. Белорусы не делят наши народы на украинцев, русских, белорусов, попросту говоря "мы".

Забегая вперед, скажу, что на Белорусском металлургическом заводе, где с нулевого цикла всего за два года было построено и пущено в эксплуатацию производство бесшовных горячекатных труб, подчеркнули, что специалисты из России дневали и ночевали на заводе в период установки оборудования и запуске производства. Металлургия — новое направление промышленности для Белоруссии, и все технологии были взяты в России, российские специалисты обучали белорусских коллег, делились опытом. И дело было даже не в должностной обязанности, а именно в дружеских отношениях, желании помочь братскому народу запустить новое производство, которое должно значительно снизить импортозависимость страны.

Широко, по словам Пирштука, на предприятиях области используются возможности российского ВПК, где сильные грамотные кадры, технологии.

Высокие темпы развития промышленности РБ (по прогнозам специалистов, прирост промышленного производства и в 2008 году должен составить 8-9%) привел к пока не очень острой, но уже ощущаемой кадровой проблеме в нефтяной промышленности, чувствуется нехватка высококвалифицированных кадров строителей, программистов со знанием языков. Доходы этих специалистов относительно доходов других категорий внутри республики высоки, но зарубежные компании, в том числе российские, могут им предложить зарплаты на порядок выше, и специалисты переходят к ним. В стране решают вопрос повышения доходов как для всех категорий граждан, так и индивидуально для тех категорий, которые особо востребованы, чтобы избежать катастрофической утечки и мозгов, и рук. А уровень безработицы в республике не превышает 1%.

ГОМЕЛЬСКИЙ ЗАВОД СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОГО МАШИНОСТРОЕНИЯ «ГОМСЕЛЬМАШ»

После встречи в исполкоме едем на постоянно действующую выставку сельскохозяйственной техники, выпускаемой РУП "Гомсельмаш". Более 25 видов машин и оборудования выпускается на предприятии, и это даже не отдельные виды техники для сельского хозяйства, а целые модельные ряды различного назначения, что позволяет обеспечить техникой от одного производителя все основные технологические процессы растениеводства: от комплексной обработки почвы и посева, до уборки урожая.

Первый заместитель генерального директора Иван Иванович Протуро водит нас от машины к машине, показывает, рассказывает, отвечает на все вопросы. Вообще все руководители — от области и объединения до цеха — компетентны, деловиты, энергичны, конкретны в ответах.

Продукцию завод поставляет в 22 страны, основной поток идет в страны СНГ, в Россию. В свое время (а завод известен с 1930 годов) предприятие строили для выпуска сельхозмашин для Советского Союза, у предприятия было много заводов-смежников, поставщиков. Да и ныне он получает комплектующие с 250 предприятий.

У завода есть свои ноу-хау. В 90-е годы, когда резко уменьшились возможности сельхозпроизводителей приобретать технику, на заводе решили сделать машину, которая сможет делать на поле все. Разделили машину на движущую и обрабатывающую части. В результате можно менять присадки, таким образом машина эксплуатируется 8 месяцев в году: и пашет, и сеет, и убирает, тогда как простая уборочная техника работает месяц в году в период уборки урожая.

Все машины предприятия выпускаются под маркой "Полесье". Комбайны "Полесье-10К" с пропускной способностью 10 кг хлебной массы в секунду особенно востребованы и в Белоруссии, и России. В 2007 году на поля вышел зерноуборочный комбайн "Полесье-1218" с пропускной способностью хлебной массы 12 кг/с. Такие комбайны уже поставлены в 20 регионов России. Выбор российским потребителем техники в пользу "Полесье" объясняется не только ее высоким качеством, но и тем, что машины могут быть приобретены по кредитным схемам "Россельбанка" и лизинговых компаний у дилеров компании "Гомсельмаш". А их у компании — 58 только в России, всего же — 120. Вся техника сертифицирована по евростандарту, поступает в Чехию, Польшу, Румынию, Испанию, Иран, Аргентину. Есть планы наладить в Латинской Америке свое производство по сборке. Всего в дальнее зарубежье продается 10% продукции.

65% комплектующих покупается в России. Например, двигатели поставляет Ярославский машиностроительный завод.

Технологический ряд включает комбайны и комплексы для уборки зерновых, кормовых культур, сахарной свеклы, картофеля, косилки, машины для комплексной обработки почвы. Мощностной ряд составляют самоходные комбайны и комплексы от 225 до 360 л.с., прицепные и навесные машины энергоемкостью от 50 до 250 л.с.

Для обеспечения оперативного реагирования на запросы рынка созданы и находятся в постоянном совершенствовании "гибкие" производственные комплексы, участки.

Высокий уровень конструкторской разработки машин обеспечивает Головное специализированное конструкторское бюро по зерноуборочной и кормоуборочной технике (ГСКБ). Новые виды техники разрабатываются совместно с Россией.

На пресс-конференции генеральный директор "Гомсельмаш" Валерий Алексеевич Жмайлик напомнил, что в 1930-е годы выпускали простые косилки по американской лицензии, в годы войны завод был демонтирован в Курган, после войны его восстановили с помощью всего СССР. В объединении на 6 заводах работает около 18 тысяч человек, занимающихся выпуском сельскохозяйственной техники, металлообработкой, торговой деятельностью. Есть филиал по обработке земли.

Растет в связи с увеличивающимися объемами производства численность работающих, но не существенно. Производительность повышается в основном за счет модернизации. В модернизацию предприятие вкладывает собственные средства. Есть планы в 2008 году довести инвестиции на техпереворужение до 50 миллионов. За последние 5 лет утроили объем производства, чтобы увеличить доходы рабочих, чтобы они не уезжали работать в другие страны. В течение 5 лет планируется еще в 3 раза увеличить объемы производства: уже 3 из 5 производств перевооружили под этот рост. А для этого нужно еще вложить около 100 миллионов долларов.

В мире продается 30 тысяч единиц такой техники, доля “Госмсельмаша” в этом рынке — около 50%. Продается продукция на уровне 50-60% от мировых цен.

Больно ударил по производству рост цен на металл (40% за полгода). Поднимать цену на продукцию предприятие не может по соображениям конкуренции. Поэтому на предприятиях — жесточайшая экономия.

Энергосбережение в стране — на контроле всех уровней власти. Работа над снижением энергоемкости позволяет ежегодно снижать ее на 7-8%. Например, только после того, как температура опускается ниже 0 градусов, включают отопление в цехах. Честно говоря, слушать такое было больно и стыдно: это мы задираем цены, чтобы российские спонсоры английского футбола могли прикупить себе ещё пару особняков.

Слушая Валерия Алексеевича, думаешь невольно: разговоры о том, что государство не может быть эффективным собственником, государственное — значит ничье — опровергается предприятиями Белоруссии, их руководителями. Если бы были вот такие "красные директора", не дали бы растащить собственность Советского Союза. Нельзя поверить, чтобы эти люди так, насколько возможно по-мужски, проникновенно говорящие о рабочих — основе производства, поступили бы, как некоторые директора, разорившие заводы-гиганты, продавшие станки на металл, пустившие по миру рабочих своих предприятий.

ЦЕНТРОЛИТ

На РУП "Гомельский литейный завод "Центролит" планировалось знакомство с реализацией инновационного проекта "Модернизация цеха мелкого литья". 2 тысячи рабочих занято на предприятии многопрофильного литья. Более 60 предприятий пользуются продукцией завода. 38% продукции поставляется в Россию.

На заводе 20 цехов, из них 4 — литейных. В 1963 году завод был построен для производства литейной продукции в основном станкостроительного назначения. Таких предприятий в СССР было более 10, они входили в систему Минстанкопрома СССР. После распада СССР только гомельский Центролит сохранил свою инфраструктуру производства и все литейные технологии. Основное направление завода — литье для машиностроения, станкостроения, метростроя, автомобилестроения, транспорта, газодобывающей промышленности. Помимо основных литейных производств — действует цех по выпуску товаров народного потребления и литья из алюминия, цеха и участки вспомогательного производства: деревомодельный цех, металломодельный участок, цех для черновой и механической обработки, цех шихтовых материалов, цех нестандартного оборудования, энергоцех.

Завод ежегодно изготавливает до 3 тысяч наименований продукции различного назначения, активно работает с 400 предприятиями Беларуси и 70 — России, поставляет изделия во Францию, Италию, Англию, Венгрию, Швецию.

Предприятие заняло нишу на выпуске элементов градостроения, делая по индивидуальным заказам декоративные решетки, ограды, фонарные столбы. 360 фонарных столбов Невского проспекта изготовлены на белорусском Центролите.

На предприятии разработан долгосрочный, до 2015 года, инвестиционный план технического перевооружения, по которому намечено уже к 2010 году реконструировать основное производство, превратив его в конкурентоспособное литейное предприятие европейского уровня. Сейчас износ активов- 60%. Нужно снизить износ основных фондов до 40%. Стоит задача снизить электропотребление, потребление воды, усовершенствовать технологии. В этом году 2,5 миллионов долларов собственных средств будет вложено в развитие производства.

Своими силами на предприятии внедрены мероприятия, резко повысившие уровень производства, что позволило улучшить качество и наращивать объемы выпуска литья. Внедрены новые плавильные среднечастотные печи ИТПЭ-0,4 для отливок, изготовляемых методом оболочкового литья, плавильные индукционные печи средней частоты, печь для термообработки литья с автоматической системой контроля режимов отжига. Эти и другие модернизации позволили снизать потребление всех видов энергии на изготовление тонны отливок на 9,8%.

В уютном помещении конференц-зала, где проходит общение руководства предприятия с журналистами, стены увешаны производственными графиками, высказываниями Макиавелли, Конфуция, Ромена Ролана.

На что невозможно не обратить внимания — территории всех предприятий Белоруссии прекрасно обустроены: чистота, зеленые насаждения, клумбы, стоят скамейки, скульптуры, много наглядной агитации, подчеркивающей, что труд красит человека, что рабочий вправе гордиться своей профессией и своим заводом. Много молодежи. Рабочие в республике в почете: во всех новостях освещаются результаты труда рабочих специальностей.

Приятно удивили начальники двух цехов на БМЗ, где мы побывали: молодые, чуть за 30 лет. Один из них начинал свою трудовую деятельность в своем цехе рабочим. Далее — Белорусский политехнический институт. На заводах тем, кто решил учиться, предоставляют такую возможность.

БЕЛОРУССКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД

Свой существенный вклад в инновационное развитие страны вносит Республиканское унитарное предприятие "Белорусский металлургический завод", где в июле 2007 года в рамках Государственной программы инновационного развития Беларуси введены производственные мощности по выпуску бесшовных горячекатаных труб.

На заводе отмечают, что сроки, которые дал президент для введения в строй трубопрокатного производства, были очень сжатыми. В октябре 2004 года Лукашенко посетив завод, заявил: "Необходимо выпускать не полуфабрикат, а готовую продукцию". Было принято решение об открытии нового производства.

В мае 2005 года состоялось открытие строительной площадки нового производства. Это стало одним из важнейших объектов государственного значения. В стране был создан государственный штаб по строительству, оно велось параллельно с проектированием. На открытие нового производства приезжал президент А.Г. Лукашенко.

Сегодня трубная продукция РУП "БМЗ" поставляется не только на внутренний рынок, но и отгружается на экспорт (Италия, Австрия, Эстония, Великобритания, Латвия, Литва, Германия, Франция, Чехия, Польша, Норвегия, Испания, США), а также в Россию и на Украину.

Основным технологическим оборудованием трубопрокатного цеха является трубопрокатный агрегат с непрерывным станом новой конструкции PQF. Новый цех выпускает продукцию широкого сортамента: трубы для машиностроительной промышленности, котельные трубы, нефтегазопроводные трубы (без резьбы).

Экскурсия по цеху, где изготовляются бесшовные трубы, впечатлила. Говорят, можно бесконечно смотреть на воду и огонь. Как завороженный смотришь и на раскаленный металл: на твоих глазах из круглой заготовки на прошивном стане поперечно-винтовой прокатки при помощи двух валков и оправки формируется полость в заготовке, затем происходит раскатка гильзы в черновую трубу на раскатном стане. И вот уже круглая болванка превратилась в трубу.

В настоящее время развитие металлургической науки на РУП "БМЗ" непосредственно связано с концепцией перехода на выпуск наукоемких, импортозамещающих видов металлопродукции. Рынок диктует свои условия развития.

Одной из наиболее значимых инноваций, внедренных за последнее время, является разработка и промышленная реализация комплексной технологии производства высокоуглеродистой катанки на стане 150.

На современном этапе шинная промышленность идет по пути увеличения срока эксплуатации шин и гарантии полной безопасности движения транспортных средств на скоростных автострадах при снижении их металлоемкости за счет повышения прочности армирующих материалов. С этой целью крупнейшими мировыми компаниями-производителями шин ведутся широкомасштабные работы по внедрению новых моделей шин с использованием перспективных конструкций металлокорда. Это диктует повышение требований к исходному продукту — высокоуглеродистой катанке.

С целью обеспечения современных требований мирового рынка к высокоуглеродистой катанке и высокопрочному металлокорду специалистами “БМЗ” была разработана и внедрена концепция комплексного технологического процесса всего металлургического передела, включая химические составы и структуры стали, ее выплавку, внепечную обработку, разливку и прокатку с термомеханической обработкой.

Концепция в дальнейшем реализовалась в проведении реконструкции прокатного передела, которая включила в себя разработку новых идей по разделению стана 320/150 на два отдельных современных прокатных стана 320 и 150, с внедрением на последнем инновационных процессов высокоскоростной прокатки и термомеханической обработки.

Для новой продукции на введенных производственных мощностях проведено коренное улучшение всей технологической схемы производства высокоуглеродистого металла: "дуговая сталеплавильная печь — установка печь-ковш — вакууматор — машина непрерывного литья заготовок — обжимной прокатный стан 850 — высокоскоростной проволочный стан 150". Разработка и внедрение комплексной технологии были ускоренно освоены заводскими специалистами собственными силами, так как аналогичные задачи на металлургических предприятиях в мире еще никем не решались.

500 тысяч тонн арматурного проката в год — такова проектная мощность предприятия, введенного в строй в 1984 году. Благодаря модернизации в настоящее время предприятие выпускает 1 миллион тонн. При этом новые виды продукции составляют 30% от числа выпускаемой.

Открытие производства бесшовных горячекатаных труб увеличило экспортные возможности предприятия на 20%. Сырьем является металлолом: 40% его идет из Белоруссии, 60% — из России.

Тесно сотрудничает завод с Московским институтом стали и сплавов (МИСИС), который выполняет заказы предприятия. Именно сотрудники МИСИСа, о чем сказано чуть раньше, сутками занимались подготовкой персонала для работы на трубопокатном производстве.

На базе заводе создана и действует Металлургическая школа для подготовки и переподготовки персонала: на предприятии заботятся о развитии и расширении производства.

БОБРУЙСКИЙ ЗАВОД ТРАКТОРНЫХ ДЕТАЛЕЙ И АГРЕГАТОВ

На Бобруйском тракторном заводе, входящем в состав производственного объединения "Минский тракторный завод", выпускают трактор МТЗ-320, разработанный на предприятии. Это небольшая машина в 35 лошадиных сил, применяемая и в коммунальном хозяйстве, и очень практичная в небольших фермерских хозяйствах. Стоимость в 13 тысяч долларов делает ее доступной небогатым сельхозпроизводителям. Набор присадок делает ее многофункциональной.

Трактора запустили в производство в прошлом году: было сделано 300 штук. В этом году уже 1200 экземпляров будет выпущено, в следующем — 2,5 тысячи, а к 2015 году выпуск будет доведен до 15 тысяч.

На предприятии есть свой энергоцех с мощными установками по выработке электроэнергии из газа, где вырабатывается 70% потребляемой энергии. По территории и цехам нас водит директор Александр Георгиевич Агранович, рассказывая о текущей работе, планах и перспективах.

ДЕЛУ ВЕНЕЦ

В завершение журналистского тура состоялась пресс-конференция с участием Первого заместителя премьер-министра РБ В.И. Семашко, Председателя Государственного комитета по науке и технологиям РБ В.Е. Матюшкова, председателя Президиума Национальной академии наук Беларуси Г.Б.Свидерского, Е.П.Сапелкина.

Приведенные цифры впечатляют: в период 1997-2007 годов рост макроэкономических показателей составил 447%; инвестиции в основной капитал- 321%; реальные денежные доходы населения- 304%.

Многие предприятия, простаивавшие в 90-е годы, сейчас работают на 100% своих мощностей, заложенных при строительстве в советское время, и этих мощностей уже не хватает. Производство нужно расширять, модернизировать. Вот почему столь необходимы инвестиции. А наращивать производство нужно, чтобы люди получали больше, достойно и комфортно жили. Стратегическая цель программы инновационного развития — создание конкурентоспособного производства товаров и услуг.

В соответствии с планом реализации программы инновационного развития предусмотрено осуществление 957 проектов, в том числе 194 проекта первого уровня, 322 — второго уровня, 441- третьего.

1 уровень — это строительство новых заводов, 2 уровень — создание на заводах, в том числе уже имеющихся, новых производств, 3 уровень — расшивка узких мест на имеющихся производствах.

Общий объем финансирования проектов составит 15,8 триллионов белорусских рублей.

При этом государственными заказчиками предусматривается выполнение 65% проектов на основе внедрения отечественных технологий и 35% проектов на основе зарубежных.

В стране ежегодно создается около 400 новых производственных технологий. В их разработке участвуют более 140 различных организаций. Финансирование научной, научно-технической и инновационной деятельности осуществляется в соответствии с Законом РБ "О бюджете РБ на 2008 год". Общий объем ассигнований на науку за счет средств республиканского бюджета составляет 434 миллиарда белорусских рублей.

При выполнении государственных научно-технических программ (ГНТП) достигнут такой уровень, когда практически все разработки внедряются, срок окупаемости бюджетных затрат на выполнение НИОК(Т)Р по этим программам за прошлое пятилетие составил до 1,5 лет, а по итогам 2006-2007 годов — менее 1 года.

Беларусь сохраняет одно их лидирующих мест среди стран СНГ по расходам на науку, а уровень оплаты труда работников научной сферы на 30% выше, чем в среднем по экономике и на 26% выше, чем в промышленности.

Основными направлениями деятельности по переводу экономики на инновационный путь развития станут повышение научных исследований и разработок по части вклада в развитие реального сектора экономики; решение вопросов коммерциализации исследований и разработок, позволяющих решить вопросы стимулирования труда ученых и разработчиков, укрепление материально-технической базы науки, разработка приоритетных направлений научной и научно-технической деятельности на ближайшую пятилетку, развитие международного научно-технического сотрудничества.

В прошлом году один инвестор, владеющий шинным производствами в России и на Украине, хотел купить Белшину за 50 миллионов долларов. Сегодня мы ее и за миллиард не продадим, говорят в стране: производство дает рост в 20-30% в год.

В Белоруссии, добывающей 2 миллиона тонн нефти в год при потребности 10 миллионов тонн, поставлена задача довести глубину переработки до 90%, и ежегодно в государство вкладывает в НПЗ 10 миллионов долларов.

Промышленность Белоруссии, вставшей на инновационный путь, нуждается в инвестициях. И они идут в страну, привлекательную для инвесторов стабильной политической и экономической ситуацией, квалифицированными кадрами, высокой динамикой экономического роста, выгодным географическим положением, доступностью к рынкам ЕС и СНГ. (К примеру, доля России в иностранных инвестициях в экономику РБ составляет 22,8%, Англии — 17,8%). Создан консультативный совет по иностранным инвестициям (КСИИ), возглавляемый премьер-министром РБ.

Запланированные цифры по инвестициям находятся в постоянной корректировке.

Программа инновационного развития четко и детально проработана. В плане реализации расписаны все мероприятия.

Много говорят о начинающемся в Белоруссии акционировании государственных объектов: 519 предприятий госсобственности подготовлено к приватизации.

Руководство страны старается учесть как положительный опыт стран, проходивших этот путь, так и отрицательный.

При акционировании предприятия должны соблюдаться три принципа: 1) у приобретателя должны быть средства не только на покупку, но и на развитие предприятия на 10 лет вперед (финансы), 2) инвестор должен иметь сырье, чтобы обеспечить загрузку (ресурсы), 3) имеющиеся рынки сбыта (сбыт). Только при наличии этих возможностей у покупателя рассматривается продажа ему объекта.

Отношение к предстоящему акционированию государственных предприятий в стране неоднозначное. Средства для жизненно необходимой модернизации остро нужны, это признают все. Но к чему приведет приватизация, не получатся ли ее результаты похожими на наши, — вот вопрос.

Конечно, такой хозяин, как президент Белоруссии, не допустит чтобы приватизация превратилась в прихватизацию, обогатив одних и ввергнув в нищету других.

Хочется надеяться, что печальный опыт нашей страны будет учтен белорусами, уже добившимися реальных впечатляющих успехов на инновационном пути, на котором нам предстоит их догонять.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Демократы — люди поверхностные! Копают неглубоко! Плохое знание истории человечества или нежелание знать нежелаемое не дают им ответить на вопрос "кто виноват?" во всей научной полноте. Как только им надо виноватого найти в любом деле: вода там по изношенным трубам не течёт (то есть в кране нет воды), или не туда вытекает (опять-таки, в кране нет воды), или пробки на дорогах, экономика не работает, оборудование устарело, беспризорники на улицах, — тут же демократия слаженным хором вопиет: "Ленин, Сталин, революция!" Это не в смысле "Сталин! Берия! Гулаг!", а в том, что виновата советская власть. И начинается рисование райских кущ, каковые, кабы бы не революция и не Ленин-Сталин, давно бы нас окружали.

Ну, не секретари обкомов Ельцин и Горбачев, не члены партии Гайдар, Путин, Морозов, Шаймиев, Слизка, Матвиенко, виноваты в том, что в кранах не было воды, а на полках — продуктов, а Сталин, Ленин. Что, лицом к лицу виноватого лица не увидать? Вот странный принцип: чем далее в глубь веков, тем исторические персонажи виноватее. Ведь у желающих "разобраться" со Сталиным, Лениным, кроме как на могилах поплясать, ничего не получится, уж и не стребуешь ни с кого из обвиняемых демократией.

А с этих-то красавцев, тогдашних секретарей обкомов, нынешних председателей губкомов, можно по полной спросить. Один ушел от суда людского, и теперь вкусил, думается, что есть божий суд на наперстников разврата.

Так вот, коли чем далее, тем виноватее, то копайте глубже! Что вы всё по вершкам истории? Корешки вытягивайте! С кого всё началось? С Адама и Евы. Вот уж действительно подложили нам свининищу! Тут уж кто спорить станет, что кабы бы не они, мы бы точно в райских кущах пребывали: на всём готовом, все в белом. Песнопения, хороводы, амброзия, аки-паки, иже херувимы. Но вот согрешили они, а мучаемся мы, невинные. Так что искать первопричины не надо, известные они! Ответственно заявляю, что в репрессиях виноваты Адам и Ева!

Но никто их не винит! Ни демократы, ни правозащитники, ни блюстители нравственности. Нигде никакой оговорки: мол, вот если бы не они, голубчики, ого-го жили бы, парили бы!

Заговорили о борьбе с коррупцией. Разговорами, ясна весна, всё и ограничится. Всё, что обществу необходимо, забалтывается, переводится в плоскость дискуссий, обсуждений, поисков решений, путей достижения. И как только путь найдут, так его и заблокируют. Кабы кто другой по этому найденному пути не двинулся да их и не победил, коррупционеров-то. Ведь способы есть, и весьма действенные. Некоторые из них очень похожи — почти один в один — на методы борьбы с перхотью. Действует, знаете ли: пару человек излечат таким эффективно-показательным образом, так все, у кого есть голова на плечах, поймут: всё-таки это — великое дело! А когда головы там раз и нету, то что тебе счёт в банке, или вилла в 50 миллионов фунтов не изюму? Чтобы твоя половинка там утешалась во вдовьей доле? Нет, голова-то, она лучше хоть для простого смертного, хоть для городского головы.

Уничтожение коррупции властью — это же акт самоубийства. Можно ли на это рассчитывать? Можно, но не нужно. Спасение утопающих — не дело рук утопающих. Борьба с коррупцией — не личное дело коррупционеров!

Демократ резник в ходе одного телетолковища на тему "чтобы у нас, демократов, всё было, и нам бы за это ничего не было" сообщил, что коррупция не вчера родилась. И даже назвал дату: родилась она во времена Сталина, после 1917 года.

Конечно, до революции никакой коррупции ни в каком виде не существовало! И Меньшиков зря в Березове горе мыкал, его дворцы построены на честные трудовые деньги, как на хрустальной чистоты деньги построены замки нынешних власть имущих. И заявления историков о том, что коррумпированность и казнокрадство интендантов разных уровней явились одной из причин поражения русской армии в первой мировой войне — это коммуняцкие домыслы. Не говоря о Карамзине с его "Воруют!" и щедро иллюстрированной на эту тему "Историей государства Российского"… Быть такого не могло, потому что к тому времени коррупция еще не породилась коммуняками как явление.

Оно с упреками-то как-то очень избирательно при ковровой демократии. Вот Ватикану никаких попреков за крестовые походы демократы не предъявляют, волосы ни на ком не рвут, не стенают: мол, всего лишь за убеждения и желание молиться своим богам погибали люди мученической смертью по вине этих самых пап. Никакие жириновские не бегут в Страсбург и не требуют запретить католичество как преступную идеологию, не борются с символикой, требуя запрета-непущения.

Если на религиозную тему, то уж сыновья-то юристов некоторые книжки могли бы оценить с правовой точки зрения. Почитаешь такую религиозную литературу, скотина-гой, подумаешь: "Да… Не скоты даже писали такое". И ничего, печатают, распространяют. А как гойская общественность возмутится: мол, что за человеконенавистничество? (ох уж, наверное, потешаются сыновья юристов: мол, еще и людьми себя считают, гои?!), так прокуратура немедленно заводит уголовные дела против недоумевающей общественности, чтобы неповадно было скотам за людей себя держать. А на прямые цитаты, не оставляющие сомнения в человеконенавистничестве и разжигании, следуют объяснения: эти книги писались в иные исторические времена, плюс еще неточности перевода.

Но чего не оставите тексты иных исторических времен историкам, а печатаете массовыми тиражами? И кто-таки вам, тетя Софа, неточно перевел? Может, японцы или индейцы племени сиу-сиу? Да уж, всиу у демократов кто-то виноват.

Александр Проханов ПОСЛЕДНИЙ СОВЕТСКИЙ КЛАССИК

Был ли Солженицын кумиром народа, духовным лидером России, идеологом "русского мира"? Или — одиноким творцом, разочаровавшимся героем, несостоявшимся пророком?

В сегодняшнем российском сознании присутствуют три идеологии, три огромных фрагмента, которые, как льдины, сталкиваются между собой, дробятся, слипаются в причудливые образования, наполняя русскую жизнь звоном и скрежетом. "Советская идея", никуда не ушедшая за пятнадцать либеральных лет, — её носители видят Сталина первым лицом России. "Либеральная идея", поклонники которой ищут образцы политического и духовного устройства на Западе, стремятся превратить Россию в сколок с Америки. "Имперско-монархическая идея", вдохновляемая образами романовской империи и последнего Царя Святомученика.

Связан ли Солженицын с этими тремя составляющими?

Он был глубинный антисоветчик, религиозно ненавидел сталинский строй. Сражался с ним героически, пройдя сквозь сталинские батальоны и "тройки", тюремные бараки и раковые корпуса, выдержав единоборство с КГБ и изгнание из "советского рая". Он изготовил снаряд чудовищной силы — "Архипелаг ГУЛАГ", несущий в себе ядерную взрывчатку. Этот снаряд был выпущен по СССР из американской пушки. Либеральная идеология Запада, американская стратегия "холодной войны" использовала Солженицына для сокрушения СССР. Ибо красная империя проиграла не в танковых сражениях или ракетных дуэлях, а в состязании смыслов, и в этом состязании победил "Архипелаг ГУЛАГ", а не "Молодая Гвардия" и "Как закалялась сталь".

В своей ослепляющей ненависти к коммунизму Солженицын в сердцах призывал американцев сбросить на проклятых "красных" ядерную бомбу. Был ли он, в конце концов, удовлетворен тем, что, начиная войну с "красной империей" величиной в шестую часть суши, где проживало 300 миллионов, он вернулся в либеральную Россию, потерявшую треть территории и половину своего населения? Искупалась ли эта трата Нобелевской премией, которую либеральный Запад присуждает своим адептам?

Он возвращался в Россию, как триумфатор, через Сибирь, принимая ключи от покоренных городов. Москва встречала его, как пророка, как духовное знамя новой России. Ему дали эфир в неограниченном количестве, и он начал свою нескончаемую проповедь, от которой всё больше хмурились лица "молодых реформаторов", багровели носы отцов-основателей либеральной России. Его отключили от телевизора, стерли его изображение с экрана. Лишь иногда появлялся его бородатый лик со шрамом на лбу и непрерывно говорящими "глухонемыми" губами. Его отправили в ссылку, на этот раз не в Вермонт, а в Троицко-Лыково, — место второй опалы.

Солженицын не остался в долгу перед либералами и опубликовал свою книгу "200 лет вместе", после которой в либеральном стане его назвали "антисемитом", и он, обведя себя "чертой оседлости", навсегда потерял свою либеральную репутацию. Он так и не осудил расстрел Ельциным Парламента — действо, несравнимое с разгоном Учредительного собрания. Лишь сквозь зубы, наблюдая кошмар ельцинизма, процедил, что Россия "утратила тот разбег, что в свое время придал ей Сталин". В устах Солженицына это прозвучало, как апологетика сталинизма.

Для "имперцев" Солженицын всегда оставался чужим — с его предложением отказаться от Средней Азии и Кавказа, с его странным призывом двигаться в сторону северо-востока, то есть на северный Урал, в мерзлоту, где в свое время раскинулся основной массив Архипелага.

Его заслуги перед литературой велики — перед советской литературой. "Матрёнин двор" — рассказ, из которого вышла вся великая деревенская проза, огромный пласт духовной красоты и подвижничества. "Один день Ивана Денисовича" породил мощную "лагерную прозу", мученическую исповедь репрессированных. Но и то, и другое было частью советской культуры, работало в системе советских координат. Как только эти координаты исчезли, размытые либеральной политикой и постмодернистской культурой, весь эффект этих двух направлений исчез. Как и эффект культуры в целом, которая либералами была отправлена на выселки и заменена шоу-бизнесом. И это не могло не причинять Солженицыну страдания.

В минувшее десятилетие он был одиночкой, последним советским классиком, вокруг которого плескалось чернильное море либерализма. Он взывал, но его не слышали. Иногда его навещал Президент, чтобы посидеть с ним "под камеру", откушать с ним чай и забыть о нем. Он не был нужен "сильным мира сего". Батурина скупила земли, где когда-то находился "матрёнин двор", и русский крестьянин в этой действительности остался "без кола, без двора". Рудники и заводы, на которых вкалывали "зэки", достались по дешевке Потанину и Абрамовичу, и на безвестных "зэковских" кладбищах стоят стеклянные офисы олигархов.

Его похоронили пышно, под речи состарившихся диссидентов и мертвенные соболезнования официоза. О нем не будут помнить еще долгие годы, покуда три враждующих фрагмента русской идеологии не образуют синтез. Но если это все-таки случится, если произойдет невозможное, — с новой, ослепительной силой вспыхнет имя Солженицына, который с огромным опозданием, как это часто бывает, будет признан провидцем.

Владимир Бондаренко СМЕРТЬ ПРОРОКА

На свете не так уж много великих людей. А тем более, великих писателей. Пророков еще меньше. Их часто не любят и даже ненавидят. Их боятся и им завидуют. А у них своя тяжелая, но полная свершений жизнь. Мы простились с одним из них. Это был Александр Исаевич Солженицын. Он всего полгода не дожил до своего девяностолетия. Это много по любым человеческим меркам. Значит, кто-то там наверху отмерил ему свой долгий срок. Значит, ему не суждено было погибнуть до срока. Ему дано было высказаться свыше. Пронес свой крест через войну, лагеря, раковую болезнь, изгнание с родины. Пронес его через две большие мужские любви, через триумф возвращения, через медные трубы, литературную славу, Нобелевскую премию. Он мог много раз погибнуть, сломаться, растаять в лаврах, утонуть в нищете или роскоши. Его могли не заметить, растоптать, не печатать ни у нас в России, ни на Западе. Не он первым открыл ГУЛАГ, Борис Башилов или Иван Солоневич гораздо более страшные вещи печатали задолго до него, но мир был глух. Он пришел в своё время. Он сам признаётся, что его вела какая-то высшая сила.

Как и всякого великого, его обвиняют во многом. В отечестве всегда не замечают своих пророков. Обвиняют в том, что на фронте попал в звуковую батарею, а не прямо на передовую, как будто молодой офицер сам определял место своей службы. Почти все уцелевшие писатели-фронтовики — из артиллеристов или связистов, моряков или летчиков. Из пехоты, кроме Виктора Астафьева, и назвать некого. Да и тот после первых боев был ранен, далее ходил в нестроевых. Одновременно Александра Солженицына обвиняют, часто одни и те же люди, что он письма полемические с фронта писал, упреки в адрес режима, чтобы попасть в лагерь и там спокойно перенести войну. Но если он и так был в тыловой звуковой батарее, чего ему перед самым концом войны бояться на фронте гибели и рваться в лагерь?

Его обвиняли сами же органы КГБ в том, что он был стукачом в советских лагерях. Хотя выдавать сексотов и по сей день в наших правоохранительных органах не принято. Что же не сообщили, к примеру, кто был сексотом из числа писателей? А вот Солженицына единственного не пожалели. Поэтому и не верится в эти россказни. Спустя годы его обвинят чуть ли не в американском шпионаже. Обвинят в том, что он желал разбомбить Советский Союз атомными бомбами. Пожалуй, со времен Древнего Рима привычно слова одного из художественных героев приписывать автору. Спросить бы обвинителей, где они такого начитались? В романе "В круге первом?" Может быть, и Пушкин виноват, что убил Ленского?

Его обвиняют даже в вермонтском американском уединении, будто это он сам себя выслал с родины. Его обвиняют даже в том, что он и в Россию вернулся необычным образом: через Колыму, через всю Сибирь. А он, несмотря ни на что, никогда не злился ни на кого и мечтал о счастье своего народа.

Казалось бы, издали многомиллионным тиражом его размышления об обустройстве России. И не захотели всерьёз вникнуть в эти размышления. Позвали в Думу на выступление — и высмеяли, не пожелав выслушать. Александр Солженицын писал всю жизнь о нравственности и праведности русского человека. Может быть, боятся и власти, и все его противники — не самого Солженицына, а прихода в жизни России нравственного человека? Испугались его Матрёны и Ивана Денисовича?

А я всегда поражался мужеству и стойкости этого необычайного человека. Горжусь своим знакомством с ним. Я одним из первых написал о нем в нашей отечественной прессе, в "Литературной России", стал переписываться с ним, еще когда он жил в Вермонте. Когда Александр Исаевич вернулся, то пригласил меня к себе и долго расспрашивал о России. Встречались позже неоднократно. Иногда он звонил мне домой (пугая своими звонками жену — всё равно, что Гоголь или Пушкин позвонил бы), спрашивал что-то о том или ином писателе. Он всегда любил точность во всём. Со временем я заметил в нём и дар удивительного литературного критика — думаю, со временем выйдет отдельно книга его статей, обзоров и рецензий: о Василии Белове, о Леониде Бородине, об Иосифе Бродском. Даже не принимая чужой ему мир писателя, он всегда точно его анализирует. Помню, в разговоре со мной он высказался о моих друзьях: "У Владимира Личутина удивительное чувство слова, такого нет ни у кого, а у Александра Проханова — природный метафоризм. Его метафоры не надуманы, не искусственны, они органичны, природны". Коротко и ёмко.

По сути, он был счастливым человеком, он сделал всё, что задумал, в истории, в литературе, в жизни. От него остались великие книги, после него осталась иная Россия, у него выросли прекрасные дети. На похоронах Александра Исаевича в Донском монастыре я разговорился с Натальей Дмитриевной, его верным деятельным помощником и организатором. Рядом с ней стояли все три их сына, три крепыша, три русских богатыря…

Может быть, и неприятие Солженицыным своего земляка Шолохова — не столько политическое, сколько соперническое, напоминающее осознанное "незнакомство" друг с другом Толстого и Достоевского.

Я бы, не стесняясь, сравнил его судьбу с судьбой Льва Толстого. Не будем рассуждать о художественных высотах, время покажет. Но если и сейчас Владимир Крупин боится "толстовской ереси", то можно понять, как относилось к писателю ортодоксальное православное общество тех времен, что писали о нём официальные и православные критики. Это было похлеще антисолженицынской кампании брежневских времен. Но оба выстояли. Оба доказали свою правоту.

Думаю, для крушения царского режима Лев Толстой сделал не меньше, а то и больше, чем Александр Солженицын для крушения советской власти. И оба делали свое дело не ради выгод интеллигенции, тем более не ради собственной выгоды или честолюбия, а ради своего народа. Оба предпочитали идее государства идею народа, были не державниками, а народниками и ставили народ гораздо выше, чем тот или иной господствующий режим. Не случайно и народные герои их перекликаются друг с другом: Платон Каратаев и Иван Денисович. В этом и есть коренное расхождение Александра Солженицына со столь же искренними патриотами-государственниками. Мы вечно забываем о существенной разнице между интересами народа и интересами государства, которые никогда не сливаются воедино, разве что в дни трагедий и великих войн.

Александр Исаевич Солженицын имел великое мужество замахнуться на невозможное. Когда он написал на эстонском хуторе свой "Архипелаг ГУЛАГ", писатель каждый день готовился к смерти, всё могло случиться. Хватило бы и одной такой махины, чтобы остаться в истории навсегда. Это был первый поединок теленка с дубом. Затем он создал свое "Красное колесо", равновеликое отечественной истории ХХ века.

Прошло время, писатель оброс премиями и всемирной славой, семьей и детьми, пора бы и успокоиться?! Опять взялся за невозможное: поднял всерьез русско-еврейский вопрос в книге "Двести лет вместе". Этот вопрос боялись обсуждать самые толковые исследователи и знатоки любого из литературных направлений, боялись последующих обвинений или в сионизме, или в антисемитизме. После книги "Двести лет вместе" стал возможен разумный диалог этих двух великих народов. Это был второй поединок теленка с дубом.

Помню, мне первая его супруга Наталья Алексеевна Решетовская, с которой я хорошо был знаком, дала экземпляр ранней рукописи Александра Солженицына "Евреи в России и в СССР". Она попросила меня опубликовать по возможности этот текст уже после смерти и своей, и Александра Исаевича. Написала свое предисловие. К сожалению, еще при жизни её это исследование было опубликовано неряшливо и с нелепыми добавками одним из бывших политзаключенных. Само время написания материала — 1968 год, говорит о том, что Солженицын давно интересовался этим важным для своего народа вопросом, и из небольшого исследования 1968 года получилась прекрасная книга "Двести лет вместе".

Иногда я искренне сожалел, что Солженицын ради общественных и национальных интересов то и дело надолго отбрасывал в сторону литературу: мол, и хотелось бы позаниматься мелкими рассказиками для души, да времени нет. Но эти "мелкие рассказики для души" сразу же после написания превращались в русскую классику: "Матрёнин двор", "Один день Ивана Денисовича", "На изломах". Он был великий рассказчик, что дано не каждому писателю. И художественная правда его рассказов иной раз становилась объёмнее и объективнее его личных политических высказываний. Для меня до сих пор загадка, как после "Архипелага…" он пришел к рассказу "На изломах", оправдывающему величие сталинского разбега в будущее. Я бы это рассказ вместе с "Матрёниным двором" и поставил первым же делом в школьные и вузовские программы.

Защищая свой народ, этот великий народник сражался не только с давящим тоталитарным режимом, но и с равнодушной к народу, а то и презирающей его либеральной интеллигенцией, вспомним разящих "Наших плюралистов". Так постепенно от него отворачивались потоки его либеральных поклонников и защитников. Один поток отвернулся после "Наших плюралистов", второй поток — после вдумчивого смертельного анализа западной демократии и американского высокомерия. Оказалось, что он не только не либерал, но и не западник вовсе.

Он копал в глубь истории, а значит — и в глубь истины. И докопался, что истоки зла лежали всё-таки не в октябре 1917 года, а в феврале, в разрушительном Временном правительстве, и последующий октябрь был лишь неизбежным следствием февральского переворота.

Кто за народ — тот его союзник и друг. Великий народник ХХ века уже в последние свои годы выразился: "Сбережение народа — высшая из всех наших государственных задач". Сбережем ли?

Лауреат Нобелевской и многих других международных премий, писатель Солженицын вернулся в Россию не за последним триумфом; еще не сойдя с дальневосточного поезда, он стал упрекать ельцинские власти за разор отчизны, за бедность народа. Вскоре его отлучили от телевизионного экрана, в прессе ему отводили роль забытого старца, который лопочет сам не зная что.

Долгое время после приезда в Россию отказывался от отечественных наград — мол, не то время, когда народ бедствует, получать из рук того же Ельцина ордена или премии. Но в последние годы к писателю пришла надежда, что с путинскими переменами воспрянет и сама Россия. В этом развороте от резкой оппозиции к осторожной поддержке путинского правления Александр Солженицын оказался близок Александру Проханову. Не нужны им ни награды, ни премии, ни личное благополучие — они поверили в саму возможность нового обустройства государства российского.

Александр Солженицын никогда не льстил никаким властям, отказывался от встреч с президентами США и других стран, что ему еще один очередной правитель? Но если за этим правителем забрезжило спасение и возрождение его народа, тогда он готов встречаться и долго беседовать с новым президентом, несмотря на свои годы и немощи.

Его постоянные противники увидели в этом гармонию с новой властью, а гармония была та же, что и все десятилетия, — со своим народом.

Прощались мы с ним в здании Академии наук, похороны состоялись в среду в Донском монастыре, который он очень любил. Огромной толпы не было ни в Академии наук, ни в Донском монастыре. Да и не надо было — не дива телевизионная. За гробом Пушкина тоже совсем немного друзей шло. Со временем по-человечески мы поймём, кого потеряли и какое ёмкое, спасительное для жизни народа наследие обрели.

Александр Исаевич очень ценил время. Часто повторял: "Надо каждый день поступком отпечатываться в жизненный путь". Его поступки, его отпечатки на жизненном пути пролегли через всю планету. Национальный русский писатель давно уже стал планетарным писателем, чья фамилия во всех участках земного шара перекликается с именем Россия. Мир праху его.

Владимир Бушин «КОГДА ПОГРЕБАЮТ ЭПОХУ…»

Случилось так, что моя жизненная стезя не раз соприкасалась и даже пересекалась со стезёй новопреставленного. Ещё в январе 1945 года мы были недалеко друг от друга: 48-я армия 1-го Белорусского фронта, в которой служил он, вторглась в Восточную Пруссия из района Цеханув с юга, а моя 50-я 2-го Белорусского — из района Августов-Осовец с юго-востока. И с тех пор до дней нынешних… Мой путь на дачу — как раз через Троице-Лыково, еду и всегда думаю: здесь за воротами дома 2/2 по 1-й Лыковской улице на пяти гектарах лесисто-болотистой местности, окруженных спиралью Бруно, обитает Апостол…

Когда он в 1962 году появился в "Новом мире" со своим "Одним днём Ивана Денисовича", его по-доброму, даже восторженно встретили многие известные писатели. Помимо главного редактора журнала Твардовского, одобрительно писали о повести Симонов в "Известиях", потом — Маршак в "Правде", Бакланов — в "Литгазете"… А Шолохов даже просил Твардовского поцеловать от его имени успешного дебютанта. И я со статьёй в ленинградской "Неве" оказался в этом ряду. Позднее уже не только об "Одном дне", а обо всём, что к тому времени Апостол напечатал в "НМ", вышла моя статья в воронежском "Подъёме". С этого завязалась переписка.

Вроде бы ничто не предвещало того, что разразилось позже. В самом деле, судите сами, если 22 марта 1963 года В.Лебедев докладывал своему шефу Хрущёву: "После встречи руководителей партии и правительства с творческой интеллигенцией в Кремле (7-8 марта) и после Вашей речи, Никита Сергеевич, мне позвонил по телефону писатель А.И.Солженицын и сказал следующее (судя по всему, это было записано на ленту. — В.Б.):

— Я глубоко взволнован речью Никиты Сергеевича и приношу ему глубокую благодарность за исключительно доброе отношение к нам, писателям, и ко мне лично, за высокую оценку моего скромного труда. Мой звонок Вам объясняется следующим: Никита Сергеевич сказал, что если наши литераторы и деятели искусства будут увлекаться лагерной тематикой, то это даст материал для наших недругов, и на такие материалы, как на падаль, полетят огромные, жирные мухи.

Пользуясь знакомством с Вами, я прошу у Вас доброго совета, товарищеского совета коммуниста. Девять лет тому назад я написал пьесу "Олень и шалашовка"… Мой "литературный отец" А.Т. Твардовский не рекомендует передавать её театру. Однако мы с ним несколько разошлись во мнениях. И я дал её для прочтения в театр-студию "Современник" О.Н.Ефремову, главному режиссёру.

Теперь меня мучают сомнения, учитывая то особое внимание и предупреждение, которое было высказано Никитой Сергеевичем в его речи, и, сознавая всю свою ответственность, я хотел бы по советоваться с Вами — стоит ли мне и театру дальше работать над этой пьесой.

Я хочу ещё раз проверить себя: прав ли я или Александр Трифонович. Если Вы скажете то же, что А.Т.Твардовский, я немедленно забираю пьесу из театра… Мне будет очень больно, если я в чем-либо поступлю не так, как этого требуют от нас, литераторов, партия и очень дорогой для меня Никита Сергеевич".

И Лебедев заключал: "Прочитав пьесу, я сообщил тов.Солженицыну, что по моему глубокому убеждению пьеса в теперешнем виде для постановки не подходит. Автор пьесы и режиссёр согласились и сказали, что не будут готовить пьесу к постановке" (Кремлёвский самосуд. М. 1994. С.5-7).

Вот и подумайте, какого бунта можно было ожидать от писателя, который, ну, просто мысленно лобзает Генсека за отеческую заботу и божится, что ему будет очень больно, он терзается при мысли, что вдруг не оправдает доверие партии. А главное, ещё и мнение хрущёвского секретаря о художественном произведении в его глазах решительно перевешивало мнение большого писателя и даже "литературного отца"! И в письмах его ко мне — никакой "падали" и "жирных мух". Наоборот! Апостол писал: "Нам необходимо учиться видеть красоту обыденного". Какого "обыденного"? Да, конечно же, советского, иного не было.

Но вот произошли два события: из Кремля намахали Хрущёва и Комитет по Ленинским премиям прокатил на вороных Солженицына, уже проткнувшего дырочку в пиджаке для драгоценной медали… В своё время кто-то сказал: если бы в надлежащий час генералу Дудаеву нацепили на погоны к одной звезде вторую, то никакой чеченской войны не было бы. Не знаю… Но Солженицын с его уверенность в себе как в "мече Божьем" забыть и простить такой конфуз просто был не способен. Во всяком случае именно с той поры всё и началось и переменилось…

16 ноября 1966 года на обсуждении в Союзе писателей "Ракового корпуса" мы познакомились лично. Встречались и позже, когда Апостол уже ходил в дефицитной пыжиковой шапке и отливавших перламутром штанах. А в мае 1967 года он прислал мне с назидательной припиской, что неслед, мол, отсиживаться, и свою известную экстремальную цидулку Четвертому съезду писателей СССР. Дня за два до съезда ко мне в "Дружбу народов", где я тогда работал, как шестикрылый серафим, явился, словно только что кем-то помятый, Наум Коржавин. Он предложил подписать коллективное письмо членов Союза писателей с просьбой к съезду дать слово жертве культа. Почему не дать жертве? Я всегда был демократ. Подписал.

Да, встретили Исаича, не подозревая, что это Апостол и есть, с распростёртыми объятьями. Но время шло, и многие вчерашние хвалители — учитывая момент, скажем так, — отшатнулись, отвернулись от него. Не только Симонов, решительно отвергший роман "В круге первом" ("слепая злоба"), а потом и его вздорный вымысел о Фёдоре Крюкове как об авторе "Тихого Дона"; не только Г.Бакланов и я, но и Владимир Лакшин, особенно нахваливавший и защищавший питомца "Нового мира". Теперь он писал, в частности: "В христианство его я не верю, потому что нельзя быть христианином с такой мизантропической наклонностью ума и таким самообожанием". И сам Твардовский бросал ему в глаза: "Если бы печатание "Ракового корпуса зависело только от меня, я бы не напечатал"… "Если бы "Олень и шалашовка" была напечатана, я написал бы против неё статью. Да и запретил бы даже"… "У вас нет ничего святого"… Как раньше особенно бурно приветствовал, так теперь резче всех и отвернулся Шолохов: "Болезненное бесстыдство!".

Потом стало известно, что давно отвернулись от Солженицына даже школьные друзья: Николац Виткевич, Кирилл Симонян, его жена Лидия Ежерец (она у нас в Литинституте читала курс по современной западной литературе), которых он во время следствия по его делу назвал своими единомышленниками-антисоветчиками. О Наталье Решетовской, первой жене, я уж не говорю. Он сам "отвернулся" от неё на пороге старости. Отвернулись даже те, кто вместе с ним сидел, а это тот же Виткевич, Лев Копелев, Сергей Никифоров — прототип Роди из "Круга". Прототип напечатал в "Нашем современнике" беспощадные воспоминания "Каким ты был, таким ты и остался". Нельзя забыть и Ольгу Карлайл, внучку Леонида Андреева. В 1965 году её отец Вадим Андреев тайно вывез на Запад микрофильм романа "В круге первом" (а мы уже после этого обсуждали его в ЦДЛ!), в 1968 году её брат Александр вывез "Архипелаг ГУЛАГ". (Вот оно, всезнающее и всемогущее КГБ! Вот он, колпак, под которым задыхался Апостол!), а сама Ольга с мужем по просьбе романиста почти пять лет возились с переводом и с организацией издания этих книг на Западе. И что же? Оказавшись там, Солженицын обвинил супругов Карлайл в намерении нажиться на издании его книг. Они вынуждены были защищаться. В 1978 году в США и во Франции вышла книга О.Карлайл "Солженицын и тайный круг". Теперь она издана и у нас. Книга кончается так: "Не одни мы стали жертвами солженицынской ненависти. Вадим Борисов, Иван Морозов из издательства ИМКА-пресс тоже изведали её в полной мере" (с.174). Как видно, Ольга Вадимовна не знала, что совсем не старый Борисов умер, как не знала и о других жертвах.

Примечательно вот что. Ведь "отвернулись" от Солженицына не только советские патриоты по идейным и литературным соображениям как от антисоветчика с апостольскими задатками (Шолохов, Симонов, Симонян и др.), но и люди очень близкие ему по антисоветским убеждениям (супруги Копелевы, супруги Карлайл, Бакланов — друг Рейгана и Сороса и др.), — тут уж оказалась непереносима просто его человеческая суть.

Странное дело, немало умников, которые всеми доступными им способами и средствами поносят, гвоздят и проклинают Советскую власть, советское время и тех, кто это время олицетворял, страшно обижаются, когда их называют антисоветчиками. Между тем, теперь это просто определение, как шофер, футболист, алкоголик, шизофреник, наркоман… Но попробуйте так назвать, допустим, критика Б. или историка С. Сожрут! А потом сами лопнут от злости. Возьмите хотя бы этого С. Произошла антисоветская, антикоммунистическая контрреволюция. Власть идеализирует царское прошлое, самих царей, особенно последнего, превозносит политиков и вельмож того времени, глумится над Лениным, Сталиным, Дзержинским, над героями советской жизни и литературы, кино… Всем этим рьяно занимается и С. Он с режимом расходится только в двух пунктах — Сталин и евреи. Как же не антисоветчик!

Так вот, Солженицын был самым последовательным, всеохватным, круглосуточным, бессонным, короче говоря, самым "лютым антисоветчиком, сыгравшим огромную роль в крушении СССР", как сказал в "Комсомольской правде" Александр Проханов при печальной вести о скоропостижной кончине классика. Называли его и литературным власовцем. Кажется, первым назвал в "ЛГ" Александр Рекемчук. И что тут несправедливого? Власовцы боролись против Красной Армии и Советской власти оружием, а Солжениным против того же самого — пером, словом. Так его и называют "литературным".

Но не родился же он антисоветчиком и власовцем, а стал таким со временем. Как? Почему? Тут в дело вступают коммунистические аналитики. Владимир Вишняков пишет в "Правде": "Ушёл из жизни, пожалуй(!), самый радикальный(!!) критик(!!!) советского периода истории, особенно — роли в ней И.В.Сталина". Ну как деликатно: "радикальный критик"?! Дальше уже просто оправдание: "Основания обижаться на Советскую власть у него, прямо скажем, были. Детство проходило в крайней бедности и терзаниях. Над ним посмеивались за нательный крестик и нежелание вступать в пионеры". ЁТМ! Вы, правдисты, этому верите?

Если спросить Вишнякова, откуда он это взял, мыслитель наверняка сошлётся на книгу Людмилы Сараскиной о Солженицыне, вышедшую недавно в серии ЖЗЛ, — жаль, что не под одной обложкой с изданным там же житием Ивашки Мазепы. Та пишет: "Весной 1931 года Саня был рекрутирован в пионеры". Верить? Ему шёл уже тринадцатый год, а т.к. поступил в 1927 году сразу во второй класс, то теперь учился в пятом — в эту пору школьники готовились уже вступать в комсомол, что наш Саня вскоре и сделал. А в комсомол едва бы приняли мальчишку, не желавшего быть пионером. Но Сараскина продолжает: "Теперь (после рекрутирования) за ним приглядывали особенно зорко… И был случай, когда силой сорвали с пионера крестик". С крестиком приняли в пионеры, да ещё и старостой класса избрали?!

"Детство в крайней бедности и терзаниях…" Да ведь это 20-30-е годы. Многие ли жили тогда в достатке? Но Саня-то как раз благоденствовал. Не в книге, не в интервью для публики, а в письме жене 23 апреля 1944 года он писал о своей работящей и любящей его матери: "Иногда я был непростительно равнодушен к ней, иногда груб. А ведь она не вышла второй раз замуж — из-за меня. Просидела много ночей за сверхурочными работами на машинке — из-за меня… Трясло, ломало — имея бюллетень, шла на работу, чтобы только заработать что-нибудь ещё для сына.

Она соткала мне счастливое детство, которое сейчас приятно вспомнить. Она создала все материальные условия для моего духовного развития". Все!.. И впрямь, когда многие его сверстники старались в летние каникулы как-то подзаработать для дальнейшей учёбы, наш Саня отправлялся путешествовать: то пешком — по Украине, то на лодке — по Волге, то на велосипеде — по Крыму… На велосипеде! Это как ныне "мерседес". Нет, больше! По себе знаю. После смерти в 1936 году моего отца я завладел его велосипедом. Так он был предметом восхищения и зависти всех окрестных мальчишек в Измайлове.

Когда Апостол жил в Америке, я написал о нём немало статей в разных газетах — от "Омского времени" до "Завтра" и "Дуэли". А после того, как он вернулся, издал непереваримую для его почитателей книгу "Гений первого плевка", она выходила трижды…

А похоронили Апостола на кладбище Донского монастыря рядом с могилой знаменитого историка Ключевского. Разве мог Василий Осипович ожидать такого соседа. Надо было — рядом с Деникиным. Как литературного Шкуро.

Александр Агеев — Александр Проханов БОЛЬШЕ СВЕТА! Президент Академии прогнозирования беседует с главным редактором газеты «Завтра»

Александр ПРОХАНОВ. Скажите, Александр, чем занимается ваша академия, в чем её смысл? Что такое современная футурология?

Александр АГЕЕВ. Люди задумываются о будущем издавна. Весь Ветхий Завет полон пророчеств и откровений. Но первая причина предреканий будущего — желание человека преодолеть страх перед стихиями природы. Вторая — надежда избавиться от посюстороннего страха перед потусторонним Страшным судом… Футурология сегодняшнего дня принципиально другая — даже по сравнению с тем, что было в XX веке. Двадцатый век — это доминирование утопической футурологии и ответов на нее. Сегодня, однако, футурологические концепции отражают тот крах детерминизма, который случился в науке в 60-х годах с открытием квантов, нелинейности, хаоса, сложности мира. Рухнули представления о мире как о системе, в которой можно все расставить по полочкам, в которой есть иерархия и упорядоченность, явная причинность. Мозаичная, нелинейная, сложная картина мира появилась сначала в науке, в некотором смысле как результат ядерного и космических проектов века, а затем и в жизни — в виде, например, Майской революции во Франции, в проектах Пол Пота, в китайской культурной революции. Торжеством неопознанной сложности стал, между прочим, и крах Советского Союза.

Что это означает для современной жизни? То, что сама философия отношения к будущему вобрала в себя понимание принципиальной сложности и хаотичности бытия. Тургеневский Базаров с его надменно-конструктивным и жестко-причинным отношением к природе и миру вообще превратился в атавизм. Известная шутка о том, что социальные науки сложнее физики, сегодня не считается шуткой даже среди физиков. Братья Стругацкие, в те же 60-е годы уловившие дух времени, zeitgeist, четко выразились: "апостериори все попытки представить будущее в деталях выглядят смехотворными, если не сказать жалкими". Ведь пока мы занимаемся предсказанием, сам объект предсказания изменяет свою скорость, направление движения и т.д. Пока мы производим прогноз, объект становится если не принципиально иным, то настолько меняется, что ценность прогнозной информации утрачивается молниеносно. Разумеется, я утрирую, чтобы острее поставить проблему. Эпоха детерминизма — краткий, хотя и захвативший три-четыре века, миг в истории, хотя именно нам повезло жить в условиях агонии социального экспериментаторства. Генеалогия интерпретаций темы будущего восходит к первым страницам книги Бытия — человеку от сотворения мира дана свобода выбора, что фундаментально исключает директивность прогноза! Между прочим, в российском фольклоре о РВСН эта мысль закрепилась в образе сержанта, по понятной причине не исполнившего приказ о нашем ядерном разоружении. Копнув далее в письменных анналах человечества, мы найдем ту же стартовую ситуацию: мир, контролируемый языческими богами и демонами органически полон сюрпризов и непредсказуемости.

Современный инструментарий футурологии олицетворяется прежде всего "технологическим прогнозированием" и "форсайтом". Первый метод предполагает фиксацию проблем в том виде, каковы они сейчас, и ответ на вопрос, что с ними будет, как они разовьются, если их: а) решать, б) не решать, с) не замечать или решать неправильно. Отсюда — разработка "веера сценариев". У "форсайта", ставшего в последнее время популярным, свои плюсы и минусы. Но в любом случае качественный прогноз опирается для надежности на несколько дополняющих методов. Точность предвидения зависит как от методологической "породистости" исследования, так и от фантазийности, талантливости, эвристической креативности того, кто занимается прогнозированием. Здесь приходит на ум футурологический конгресс, состоявшийся в Китае в конце 80-х годов, где одной из тем было моделирование будущего Советского Союза. Наименее вероятным был признан сценарий распада. Но сбываются отнюдь не только самые вероятные предсказания. Нелинейность мира, особенно в нынешнем статусе его сложности, дарит массу нелинейных исходов будущего.

Возвращаясь к тому, что такое современная футурология на практике… Это, во-первых, системное, сложное, динамическое представление рассматриваемой проблематики. В нем самое сокровенное — поиск точек уязвимости систем как для целей их защиты, так и наоборот, в зависимости от субъекта поиска. Помимо этого, есть и моменты времени, когда системы "открываются" для эффективного воздействия на них. Как это выразил политический классик: "сегодня рано, завтра поздно". Во-вторых, учет "антропогенного" аспекта прогноза, то есть знание предпочтений, ценностей, мотиваций, социальных связей того, кому прогноз предназначен, равно как и социо-культурной матрицы самих экспертов. У одних эта матрица заложена образованием многодесятилетней давности, и они невосприимчивы к языку современной науки. У других матрица искажена личным опытом, субъективными предпочтениями и различными привязанностями — групповыми, клубными и т. д… Как следствие — замутненность диагноза настоящего и картины будущего. Методологическая культура и в России, и во всем мире до сих пор испытывает на себе влияние утопичности, архаичности методологии, групповщины и эгоизма. А если потребитель прогноза опирается на ложную картину мира, со случайным или заказанным отклонением от коридора возможных траекторий, то прогноз становится опасным, в том числе для самого заказчика. В-третьих, сейчас прогнозирование практически смыкается с проектированием будущего. Строго говоря, времени и ресурсов на пустое генерирование образа будущего не находит ни один субъект. Будущее проектируется, как правило, в увязке с интересами заказчика, не всегда, разумеется, афишируемыми. Увидев "веер сценариев", заказчик сразу спрашивает о наиболее приемлемом для себя. Это ни хорошо, ни плохо, это — реальность. Но серьезные игроки могут и должны позволить существовать и развиваться инфраструктуре футурологии, некоторому постоянно существующему экспертному сообществу, которое непрерывно производит знание о будущем в независимом от заказчиков статусе, как накопленное общественное благо. Такова, например, гиперпрогностическая сетевая система в США. Нужно различать здесь и три уровня футуристического мира: 1) сфера искусства, включая киноиндустрию и литературу о будущем; 2) прагматический анализ будущего, включая, например, маркетинговые или политологические исследования; 3) наука и будущем, которая системно и непрерывно занимается методологией познания нового, вырабатывает гипотезы о будущем всевозможных миров, включая мир человека и общества, создает среду, в которой вырастают кадры, вооруженные футурологической методологией.

Ужесточим, однако, условия задачи и добавим злободневности. Начать с того, что традиционных энергоресурсов в мире все меньше и меньше, продовольствие снова становится критически важным, границы между странами размываются, распределение ресурсов все тревожнее. Мировая торговля все очевиднее несправедлива. Плюс ко всему, валюты, обслуживающие глобальные потребности обмена, платежа, накопления, настолько оторвались от базовых потребностей и образовали свою тревожную икебану, что риск новых финансово-политических катаклизмов давно указывает на красный цвет.

Вся эта картина означает, что стремительно в наши дни нарастают глобальная неопределенность и сложность процессов. А способность управляющих подсистем воспринимать реальность адекватно явно недостаточна. За дефектами же восприятия неизбежно проглядывают дефекты решений и действий по их исполнению. Добавим еще неоднозначности от действий других игроков, которые тоже отнюдь не адекватно воспринимают и реагируют на ваши слова и действия! Вот вам и спектакль, где зрители и актеры перепутали свои роли, а вместо бутафории оперируют далеко не игрушечными мечами. Словно бы это фантастический "футбол", в котором 22 игрока играют каждый в свою игру, своим мячом и со своими правилами. Но при этом предполагается, будто бы действуют и даже соблюдаются некие общие правила.

Таким образом, главное, что необходимо подчеркнуть, это то, что современная футурология несет на себе отпечаток новейших достижений современной естественной науки. Речь о физике, дошедшей до частиц с размером в 10 в минус 18-й степени метра и дальше. Речь и о современной математике, которая исследует пространства, которые даже трудно вообразить. Можно даже сказать, что футурология в последние 30 лет стала продуктом конверсии разработок в области физико-математических и биологических наук в социальные поля.

Вот в каком контексте существует современная футурология. Поэтому главное ее предназначение сейчас, научное, социально-экономическое, геополитическое или даже мистическое — это вычертить траектории будущего мира, имея в виду не столько конфигурацию карты мира, маршруты углеводородов, продвижения танковых колонн или систем ПРО, сколько по стилистике жизни, ее фундаментальных основ. Это называется цивилизационной идентичностью. Именно в этих тонких полях, где тихо спят или бушуют архетипы, кристаллизуется наше завтра.

Правильное понимание человека и современных цивилизационных процессов позволяет достаточно четко осознать, что мир сейчас взрывоопасно насыщен людьми с крайне негармонизированными мотивационными структурами. Одни из них чрезвычайно активны, многие в весьма примитивных полях вроде коммерческой лихорадки. Другие, лелея надежды на стабильность, сами не замечают, что придерживается культуры 50-летней давности. Кто говорит только про хаос, застрял на рубеже веков. А кто задумался о роли совести в сложном мире — тот манифестирует намек на очень важные темы из будущего. Наш мир перенасыщен такими взаимовлияющими энергетическими полями, они делают из людей марионеток, если они не сохранили верность себе в высшем смысле. Какой вспыхнет у такого зависимого человека мотив — даже трудно вообразить. Какие в нем всплывут детерминанты, архетипы, когда появится ситуация "или-или", — никто не скажет точно.

Таким образом, современная футурология не только "офизичена", "оматематичена", наполнена психологическими веяниями, но она и в некотором смысле мистична.

Каков российский футурологический потенциал сегодня? В первую очередь, существует официозная футурология. Она может называться "нацпроектами", "федеральными целевыми программами", "стратегиями развития той или иной отрасли или региона", "стратегическим проектированием" или "бизнес-планированием", но по сути это прикладная футурология. В ней представления о будущем зачастую линейны. Выстраиваются тренды — три сценария: хороший, плохой и средний. Это довольно примитивно, но имеет право на жизнь и в любом случае — это лучше, чем полное отсутствие какого-либо взгляда вперед. Кроме того, есть очень активно разрабатываемый сейчас в России пласт художественной футурологии — здесь можно назвать и ваши произведения, и, например, работы у Юрия Козлова. Есть огромный пласт авторов, которые моделируют будущее — тут масса примеров вплоть до "проекта Россия". Важное место в отечественной футурологии занимает И.В.Бестужев-Лада. Свою футурологическую судьбу он начинал тогда, когда господствовала официальная доктрина коммунистического грядущего с прицелом на 1980-й год, с наивным материалистическим описанием надвигающегося счастья, выраженного в квадратных метрах и тоннах зерна и стали на душу населения. Гражданское мужество одних критиков режима сейчас широко рекламируется, а многие а забвении. Формирование методологии, школы, репутации науки о будущем — это был гражданский и научный подвиг профессионала. Исключительную роль как хранитель закваски футурологической среды Игорь Васильевич сыграл в 90-е годы, когда слова стратегия, проектирование, взгляд в будущее были ругательными.

А.П. Вы сказали о проектировании будущего. Значит ли это, что футурология сама является инструментарием, воздействующим на будущее, направляющее исторические процессы?

А.А. Да, конечно.

А.П. Но в таком случае футурология не может оставаться в чистом виде наукой, она должна взаимодействовать с властью, с ее ресурсом. То есть футурология является слугой политического субъекта?

А.А. Это зависит от того, как выстроены отношения между экспертным сообществом и властью.

Можно привести три примера. Первый — Соединенные Штаты. Каким образом обеспечивается инновационный дух в этой стране? Оказывается, люди, принимающие большие решения в США, каким-то образом хорошо разбираются в футурологических прогнозах и технологиях. Огромный поток американских чиновников проходит стажировку, например, в агентстве по передовым технологиям внутри министерства обороны США. Именно оно отвечает за разработку базисных инноваций в стране. Этот дух, однажды закаленный в подобной атмосфере, чиновники сохраняют и дальше. В США есть система, гарантирующая футурологии надлежащий социальный статус через науку, СМИ, Голливуд. Существует механизм отбраковки представлений, не отвечающих жизненно важным интересам страны. Конечно, в США применяются разными игроками все более изощренные средства манипулирования общественным мнением. Но в любом случае американскому истеблишменту показывается более широкий пласт возможных сценариев того, что будет, "если". Это один принцип отношений, хотя не нужно питать иллюзий: мнение экспертов, в том числе и в недрах спецслужб, учитывается далеко не всегда — достаточно взять в пример вторжение в Афганистан и Ирак.

Второй тип — Япония и Китай, где мнения экспертов в процессе взаимодействия с государственными и партийными инстанциями тщательно и с развитой обратной связью обрабатываются, превращаясь в итоге в позицию, в решения, в стратегию.

И наш пример — совершенно фантастический. Казалось бы, есть Академия наук, с институтами, признанными научно предсказывать, обосновывать и предупреждать, а впоследствии и помогать разрешать проблемы. Но после слома Союза произошло фактическое отстранение науки от механизмов принятия решений, возникло множество "контрафактных" экспертных сообществ. Между тем, само понятие экспертизы в идеале предполагает ответственность эксперта за суждения — не только моральную, но вплоть до финансовой и уголовной. Такой системы в России не существует, её необходимо создать, начиная с законов. Президент, однако, дал целый ряд поручений в этой области. Власть как система на интуитивном уровне прекрасно понимает необходимость экспертизы и прогнозирования.

Однако проблема в том, что даже нынешняя инфраструктура власти генетически восходит к власти большевистской, которая в конспирологическом плане несет следы происхождения из мира "демонов", то есть из подполья, из конспирации, из тайны, из случая. Чтобы такая власть могла действовать, справлять свои функции, ей нужно по определению быть беспредметно репрессивной с сокрытием в неком подполье источника репрессий. Каждый гражданин как бы должен ощущать, что и его может достать карающий меч вне зависимости от состава преступления. Только в этих условиях гражданин будет лоялен. А личных добродетелей правителя здесь мало. Родовые черты "подпольной власти" несут сами госинституты и их кадры. Вспомним, как непросто Путину приходилось заниматься судебной системой, да и президент Медведев не случайно акцентирует право и закон как первостепенную предпосылку развития.

Такая власть противостоит власти сакрализованной, восходящей к высшему, божественному, космическому началу. Каким образом можно социально оправдать власть? Либо династическим "бэкграундом". Либо демократическими выборами. Либо харизматическим началом. Либо мистической победой. При этом ресурса демократического санкционирования или преемства мало.

С 91-го года власть пытается утвердиться как открытая, демократическая, социально-ответственная, но получается многое по В.Павлову — "хотели как лучше". Не включается мощнейшие сакральные пласты человеческого бытия, глубинные ресурсы российского общества. Они, кстати, не все однозначно позитивные. Словом, это все серьезно, на диалог власти и экспертного сообщества реально давят осколки старой, коммунистической политической культуры — подпольность, боязнь открытости, боязнь независимости экспертов.

А.П. Но с другой стороны, власть ошибается, она чувствует, что нуждается в помощниках. Она ведь должна привлекать своих футурологов, свое жреческое сословие?

А.А. Власть привлекает их, но делает это как-то избирательно-неразборчиво вместо того, чтобы создавать инфраструктуру настоящего экспертного сообщества. Можно, конечно, попросить экспертов этаким бульдозерным наскоком сделать прогноз лет на тридцать вперед. Академия наук напряжется, даст свои оценки… Но вот что, к примеру, существует в тех же США? Существуют прогнозные системы, более тысячи экспертных сайтов, за каждым из которых стоит экспертная группа. Открыт доступ к этому огромному потоку информации, с возможностью получения из него нетривиальных выводов. И Россия пока выглядит на этом фоне, как варвары перед Римом. Вооруженные не самой худшей методологией, однако. Ведь мы всегда побеждаем, как бы плохи ни были начальные условия, — это стало уже нашей тысячелетней родовой памятью, что ли.

Вызов, который стоит перед современной властью, — выйти за пределы местечковости, клановости, которая сложилась в современной науке, создать открытую, независимую среду для дискуссий, для распространения мнений, для экспертных выводов, для накопления знаний. И тогда будет возможность получать куда более качественный и не авральный результат. Монополизация каналов экспертизы, в том числе прогнозно-стратегической, и забвение необходимости поддержания "пороха сухим", то есть развития самой научной среды, везде оборачивается загниванием. Необходима и конкуренция мнений, и только борьба талантов позволяют поддерживать нормальные отношения с будущим.

В советские времена система экспертного сопровождения решений власти, безусловно, работала. Все это было на весьма приличном уровне компетентности по принципу — лаконично, по сути, и без идеологических шор. Но государственные решения часто принимались, не сообразуясь с мнением экспертов. Хотя исторический промысел находит себя через массу возможностей, глупостей, неожиданностей. Проблема была и в том, что система сильно зависела от субъективных особенностей персонажей во власти. Сейчас власть, в какой-то степени, десубъективизировалась. Есть институциональные интересы, то есть интересы групп, имеющих свои собственные сценарии развития. В чем-то это напоминает "феодальные" корпорации. В отличие от нефтяных и банковских, экспертная корпорация находится на племенной фазе эволюции. Но отношения власти с этой будущей корпорацией должны выйти из формата ситуативных толчков "поди-принеси" чуть-чуть науки. Стране нужен коллективный и отнюдь не только искусственный мозг.

А.П. Путин и Медведев упорно говорят о Развитии. По существу, оно заявлено как политическая и идеологическая тенденция. Если это блеф, это будет катастрофа евразийского масштаба. Если же это не блеф, то сама задача Развития, конечно же, требует гигантских футурологических усилий и обеспечений. Вы чувствуете, что наряду с этими "Стратегиями-2020" с не прописанными технологиями, с непрерывными мантрами о развитии, — что власть будет делать заказ на футурологов, будет их плодить и обучать, вводить их в свою игру?

А.А. Да, мы можем зафиксировать признаки подобной востребованности. Но я был бы более корректен в оценке. В начале 90-х фактически нам привили аллергию на подобные запросы власти. Но создание Центра стратегических разработок в 2000-м — неважно, блеф это или нет, — сослужило свою службу. Этот центр смог привлечь мнения изголодавшихся экспертных коллективов. И пусть, по большому счету, гора родила мышь — но это пробило брешь безвременья предыдущего периода, с абсолютным табу на футурологию. В 1992 году сумасшедшими казались все, кто думает, скажем, о 1999 годе.

В 2001 году у меня был разговор с М.Фрадковым, он был тогда секретарем Совбеза. Я предложил ему от имени экспертов разработать прогноз на сто лет. Речь не шла о том, чтобы обрисовать в цифрах размер ВВП в 2100 году. Российская империя в таких оценках не гнушалась, у нее были и Ломоносов, и Менделеев. В таких постановках важен сам факт метафизической устремленности государства к идеалу, здесь важен постоянный мониторинг и приоритетизация проблем, мобилизация ресурсов для их решения. В 90-е у нас даже первый этап этого процесса, отслеживания, не работал. В основном конъюнктурная беготня. Чем кончился тот разговор? Нас попросили делать короткие ситуативные задачи, дальше дело не пошло. Но спустя несколько лет, в 2005 году, Путин сказал, что мы уже можем думать на десятилетие вперед. Частично потому, что повезло — с нефтью, частично потому, что, видимо, у власти вызрела некая новая ментальность.

А.П. Если проект Развития не блеф, то он предполагает, по крайней мере, две дефиниции. Необходимо определение состояния того, где мы сейчас находимся, "пункта А". Этого до сих пор не было сделано в стране. Нет картины мира, реальность не зафиксирована. И второе, нет образа будущего, "пункта Б", представлений о той реальности, куда предстоит передвинуть страну. Это еще более сложная задача. Если Развитие — не спекуляция и не предвыборная риторика, то конечно, у власти появляется гигантский запас, сравнимый и с Лос-Аламосом, и с космическим проектом.

А.А. Возможно, в вашем вопросе есть некое преувеличение роли власти. Есть еще миллионы людей со своими страстями и мотивациями — то, что называется нацией. В 90-е годы, например, влияние руководителя отраслевого министра на события в отрасли не превышало 10%. На излете советской эпохи роль отдельных министров вообще не просматривалась. И сегодня, если взять статистику исполнений решений президента Путина, то и она не превышает десятой части. Самоорганизация страны везде и всегда имеет место. Она порождает массу неожиданных, непросчитанных ходов, некоторые из которых спасительны. Из этого получается исторический прогресс, а иногда и катастрофы.

Но, конечно, власть, обладая даже 10% влияния на массив принятия решений, может потратить этот ресурс самоорганизации бездарно, а может сверхэффективно. Поэтому вопрос состоит не в том, за Развитие ли власть, или же не за Развитие, а лишь за стабильность. Весь мир сейчас не знает, что будет дальше. Столь велик масштаб вызовов.

Под Развитием, опять же, можно понимать несколько крупных проектов. Соорудить мост через реку. Или построить вторую или третью колею на всех железных дорогах. Но это понимание не стратегическое. Интересы отдельной корпорации — это не всегда интересы страны. Можно построить несколько десятков ГЭС — но это будет линейным развитием. А ведь ГЭС могут и не понадобиться. Какой толк строить их, если через десяток лет ценность будет совершенно в другом?

Власть боится не того, что средства разворуют. Она боится неизвестности впереди. Есть и вторая ловушка — власть хочет Развития, но чтобы оно шло под контролем. Но на одной поляне с нами ведут свою игру другие игроки, которые играют совершенно по-другому. А мы выходим на такие игры либо с романтизмом 90-х, либо с прожженным административным патернализмом

А.П. С помощью высоколобых ученых, которые концентрируются в западных школах, во многом западный мир вошел в нынешнее катастрофическое состояние. Каждая их победа странным образом оборачивается поражением. В этом есть какая-то космическая загадка. Хочется вырваться из этой воронки, чтобы не участвовать в мировом самопоедании. Может быть, русский проект представляет эту альтернативу Западу? И русское Развитие — это в первую очередь развитие русской альтернативы?

А.А. Русская наука, как органическая и весьма достойная часть мировой культуры, действительно стоит как-то обособленно. Хотя посчитайте, сколько россиян сейчас в ведущих научных центрах и фирмах Запада занимается наукой. То, что на Западе не удержали под контролем многие процессы, — это как раз понятно. Как можно удержать, если вся эта система, по сути, колониальна, если вся она зависит от перераспределения ресурсов? Но помимо этого, мир сейчас стал фантастически сложен сам по себе. И возможности человека влиять на него в мировом масштабе всегда наталкиваются на то, что в мире вдруг появляется какой-нибудь "непросчитываемый" ХАМАС. Идет рост катастрофичности. Все системы бытия социума стали сложнее. Технические системы усложнились. Все человечество проходит фазовый переход. Управлять таким миром предельно сложно. У миллиардов людей — собственная воля, мотивация, представления о справедливости. Как мины, в этом мире заложены желания мести не только в "провалившихся территориях", но и в тех, кто проиграл в мировых войнах. Час расплаты может для каждого прийти по-своему. И, наконец, как может человек управлять чем-то большим, пока он в себе всё не исправит?

А.П. Не может ли здесь на первый план выйти категория чуда как способа влияния на исторический процесс без знаний рациональных технологий?

А.А. Технология чуда уже давно введена в оборот. Это стратегия "один в поле воин", когда один разведчик мог своей информацией влиять на передвижение дивизий. Это логика асимметричных ответов. Это технологии непрямых действий. Всё это активно разрабатывается, в том числе в футурологии.

А.П. Но это и технология молитв. Упование на чудо совершается всем народом и может привести в действие скрытые механизмы управления миром, не связанных с рациональным постижением.

А.А. Совершенно верно. Принцип неопределенности Гейзенберга свидетельствует примерно о том же. Мы всего не знаем никогда. Всегда приходится "действовать по обстоятельствам", как говорится в армии. А чтобы не ошибиться, требуются внутренний настрой, внутренняя гармония в человеке, принимающем решение. Либо он входит в резонанс с системами, наполняет себя большими началами. Либо он проигрывает.

Русская национальная идея связана с чудом. В русском народе господствует безусловная солидарность с тем, кто верит в чудо на архетипическом уровне. Если вы уверены, что идете на благое дело, твердо веруя, что Господь благословил, то у вас нет преград. Это доказала вся история России, вплоть до Великой Отечественной войны. Кто выбивается из подобного архетипа, становится изгоем. Архетипической фигурой здесь является "товарищ Сухов". Это пример смирения, неназойливости, невылезания на рожон и при этом профессионального отношения к делу, когда приказ выполняется до конца. И в итоге Сухов побеждает. А Петька и Верещагин представляют другие линии поведения — и они погибают.

А.П. В связи с царственными днями я общался с разными священниками. Есть ощущение, что надвигающаяся безысходность, катастрофичность мира и России, вызывает в людях ожидание Спасителя. Ожидание возвращения Царя, прошедшего через страшную гекатомбу. Люди выкликают этого умудренного опытом воскресшего царя, который прошел и казни, и войны, и вернулся бы сюда спасать свой народ.

А.А. Боюсь, это не проявляется массово в русском народе. К судьбе Николая Второго в обществе сложное отношение, общество расколото. Но, безусловно, наше общество нуждается в Высшем начале, Отце, о чем мы чуть ранее говорили. Требуется на духовном уровне смягчить дисгармоничность мира с помощью этого трагического сюжета, вызвать очистительный катарсис. Но еще большая проблема — это появление героя. Герой — тот, кто совершает необычные поступки в необычных условиях. Заменить красных героев белыми не получится. Но важна неистеричная память и о героях, и о геростратах. Хотя единый пантеон создать тоже тяжело. Но низвергая одних героев и возвышая других, мы впадаем в дикость. В любом случае нам нужно больше света. С этого света и надо начинать. А свет — это преображение.

Тит СОЛНЦЕ В ОСКОЛКАХ РАЗБИТЫХ КУЛЬТУР «Футуризм. Радикальная революция. Италия — Россия»

Выставка приурочена к грядущему столетнему юбилею одной публикации в парижской "Фигаро". Речь идет о первом манифесте Филиппо Томазо Маринетти — с чего, собственно, и пошел плясать по странам и весям его величество кофеин-футуризм.

Несмотря на очевидное мировое поветрие, только в Италии и в России возникли школы футуристов, причем способные русские ученики, как водится, через короткое время взялись учить уму-разуму своих римских наставников.

Между итальянским и русским кружками происходили даже встречи, диспуты, столкновения. Встревоженный Маринетти мчался в Петроград. Возбужденный Бурлюк снаряжался в Рим. ТУМММ-ТУУУМ-ТУМБу противостоял ДЫР-БУР-ЧЕЛ. Всё это, как известно, привело сначала к Первой, а потом уже и ко Второй мировым войнам. На снежных равнинах столкнулись два футуристских направления.

Я понимаю: теперь, разглядывая экспозицию в Пушкинском музее, вам хочется панически закричать: "Мама, а что это было?!!"

"Ихние" Маринетти, Боччони, Балла, Руссоло, д»Аннунцио; "наши" Бурлюк, Хлебников, Маяковский, Каменский, Крученых — счастливые пахари затвердевших почв, взрывающие футуристским плугом спрессованные неродящие культуры. Плуг, пашня, перевернутые слои, пожираемая утренним солнцем свобода, двадцатиногая городская лошадь, слои, выпущенные из колодок слов буквы — суть универсальные вибрации футуристской темы. Необыкновенная терпкость, острота происходящего — ощущается и сегодня, сто лет спустя.

Эстетизация политики или политизация эстетики? Все эти вопросы — для исследователей мумий, которыми настоящий футурист не прочь накормить свирепую топку паровоза.

Однако связь футуризма с итальянским фашизмом, а также с русским коммунизмом нарочито игнорирована устроителями и организаторами итало-российской выставки. Как будто бы напор, резвость, чувственность и свирепость русских и итальянских футуристов пропали зря? Как будто все эти гениальные выкрики, брызги и кляксы попали в один большой презерватив, а потом угодливо разлились перед глазами вялой московской публики начала ХХI века? Нет, всё было иначе. Политические судьбы Маринетти и Маяковского неуловимо схожи, и все футуристы, вплоть до конца тридцатых годов, жили и творили в напряженном диалоге с эпохой.

Когда лет десять назад джазовый Сергей Летов со своим саксофоном приехал в Италию, то на одном из вечеров он поспешил заявить: "Я — авангардист…" Организаторы концерта, да и публика были смущены. Слово "авангардист" в Италии до сих пор синоним слова "фашист".

Но, опять же, в бесчисленных социальных и политических контекстах — не вся правда о футуризме. Футуризм — катарсис, освобождение от узких одежд вчерашней культуры. Именно на примере поэтов и художников видно, с каким дионисийским напором из хитиновой куколки вылуплялся настоящий Двадцатый век.

Когда смотришь на эти столетние фотографии, то видишь — в черных глазах прыгают зайчики революции. И становится совершенно непонятно, как можно жить так, как живем мы. Среди завалов сломанных эпох, словно на кладбище старых автомобилей.

Футуризм — это фабрика манифестов, динамика и синхронность цветоформ, живая заумь фонетических оргий. Футуризм симпатично расположился на костях словесности проклиная бездушие старого синтаксиса. Проповедь Беспроволочного воображения, героизация ритмической будничности.

О, они умели комбинировать грохот трамвая и стук своих сердец, демонстрировали волю в аморфном пространстве искусства, танцевали на лезвии бритвы в кровавом зареве Европы!

И прошу не путать футуристов с футурологами. Последние видят будущее, как раскаленную лепешку за печной заслонкой. Думают — как бы к ней подобраться…

Вторые сами презентуют будущее, возбуждая в своих душах солнечную стихию вечного утра. И сама история для них — только подпевала колотящихся сердец.

Кстати, простите за банальный вопрос… А вы-то сами ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?

Необъятная гордость переполняла наши груди, так как мы чувствовали, что стоим совершенно одни, точно маяки или выдвинувшиеся вперед часовые, лицом к лицу с армией враждебных звезд, расположившихся лагерем на своих небесных бивуаках. Одни с механиками в адских топках огромных кораблей, одни с черными призраками, копошащимися в красном брюхе обезумевших локомотивов, одни с пьяницами, которые бьются крыльями о стену.

И вот мы внезапно развлечены гулом громадных двухъярусных трамваев, которые проходят мимо, подскакивая испещренными огоньками, точно деревушки под праздник, которые разлившийся По внезапно потрясает и срывает, увлекая их в каскадах и потоках наводнения в море.

Затем безмолвие стало еще глубже. Пока мы прислушивались к ослабевающей мольбе старого канала и треску костей умирающих дворцов, обросших бородою зелени, под нашими окнами внезапно закраснелись жадные автомобили.

— Идём, друзья мои, — сказал я! — В путь! Наконец-то Мифология и мистический Идеал превзойдены. Мы будем присутствовать при рождении Центавра и скоро увидим полет первых Ангелов! — Надо потрясти врата жизни, чтобы испытать их петли и задвижки!.. Идем! Вот первое солнце, поднимающееся над землею!.. Ничто не поравняется с великолепием его красной шпаги, впервые сверкающей в наших тысячелетних потемках.

Мы приближаемся к трем фыркающим машинам, чтобы поласкать их грудь. Я растянулся на своей, как труп в гробу, но внезапно отпрянул от маховика — ножа гильотины — грозившего моему желудку.

Великая метла безумия оторвала нас от самих себя и погнала по крытым и глубоким, как русла пересохших потоков, улицам. Там и сям жалкие лампы в окнах учили нас презирать наши математические глаза.

— Чутье, — крикнул я, — хищным зверям достаточно чутья!

И мы гнали, как юные львы, смерть в черной шкуре, испещренной бледными крестами, которая бежала перед нами по широкому, сизому, осязаемому и живому небу.

Ф.Т. Маринетти, из Первого манифеста футуризма, 1909 г.

На кратерах Везувия и Этны бросившие в мировой шар язык кощунства старых реликвий, вы, которые плюнули на алтарь вчерашних святынь искусства, и солнце в ваших руках превратилось в медный чищеный таз, в дно которого удары пальцев футуризма заставили лопнуть ухо системы Бетховена, Вагнера, Шопена!

Вы, вывернувшие наизнанку череп святейшего Рима, показали кладбище рытвин разума, мещанской логики искусства маэстров.

Топот бегущего старого дня был заглушён футуризмом, мгновенным лязгом колес экспресса образован ритм нового музыкального уха, которое вмещает тысячи оркестров движущихся шумов вещей.

Зов ваш заставил лечь на обе лопатки старый день, и новое утро осветилось тазом новой мудрости.

Теперь воткнуты провода токов в лоб земли и вырастают дуги футуристической скорости. Всюду утверждены знамена бунта, и мы, как и вы, звали, зовем вас поднять новую вспышку знамен искусства.

Трубите в горла Везувия и Этны, кричите с вышки радиотелеграфов, шлите железобетонные слова и прожектором и цветными лучами бороздите подкладку неба. Пусть распылится скрежет зубов старых челюстей — в нашем свисте и вихре, победном мировом танце.

Мы, ваши северные друзья, среди снегов и сверкающих в морозе звезд, с шумом и ревом заводов восстановили мировую цитадель творчества и знамя международных сил утвердили. Ждем, что вы в зной юга воздвигните международную базу для мировых экспрессов творчества и знамя наших идей водрузите в горле Везувия и Этны.

Казимир Малевич, из Воззвания к передовым художникам Италии, 1919

Роман Нестеренко АПОСТРОФ

Глеб Бобров. "Эпоха мертворожденных". — М.: Яуза, Эксмо, 2008 г., 384 с.

"Друзья! Перед вами — плод трехлетних размышлений, полутора годов кропотливой работы и одного обширного инфаркта. Роман о реальном настоящем и возможном будущем… Сразу хочу обратиться к любителям кидаться мокрыми шароварами и порванными на груди рубахами: Панове! Властью данной мне Господом — способностью творить — я свою часть общей работы сделал: смоделировал крайний сценарий развития событий. Это вам ходули, стремянка — дабы вы смогли заглянуть в открывающуюся бездну грядущего. Теперь ваш черед — сделайте так, чтобы описанное будущее не стало реальностью. Praemonitus, praemunitus!" — с такого обращения автора к читателю начинается роман, который уже снискал славу скандального произведения.

Люди постарше наверняка помнят антиутопию Александра Кабакова "Невозвращенец", которой зачитывалась в конце 80-х еще читающая и еще единая страна. Читали, содрогались — но никто не верил, что практически всё, описанное у Кабакова, через три-четыре года будет происходить в реальности и станет таким же привычным, каким стал "Секс с Анфисой Чеховой" по нашему самому свободному в мире телевидению. Роман Глеба Боброва — тоже антиутопия, и её события тоже могут стать реальностью уже завтра, хотя могли быть реализованы и вчера: достаточно было одной автоматной очереди во время противостояния на Майдане.

Повествование ведется от первого лица, от лица главного героя романа — Кирилла Аркадьевича Деркулова, человека, с "завышенным параметром порога справедливости", который даёт показания военному прокурору, перед тем как отправиться на "гуманитарное судилище в Нюрнберг". Деркулов вспоминает эпизоды своей жизни, посвященные борьбе за Восточную Конфедерацию — русские республики, возникшие на востоке Украины, после распада последней на Республику Галицию, Центрально-Украинскую Республику (ЦУР) и Конфедерацию. Деркулов проходит путь от кабинета пиарщика-пропагандиста до логова авторитетного полевого командира, которому руководство Востока ставит боевые задачи, мягко говоря, нерешаемые в обычных условиях. Деркулов их решает.

Однако, поскольку Деркулов воюет против ЦУР, Сил оперативного развертывания (СОР) Евросоюза и прибалтийско-галицийских наёмников, он автоматом становится "военным преступником"…

Картина военного противостояния, усугублённого подавляющим техническим превосходством СОР и ЦУР, а также "старыми добрыми" двойными стандартами оценки происходящего мировым сообществом, воистину ужасна. Тем более, что Бобров, сам прошедший по огненным дорогам афганской войны со снайперской винтовкой в руках, воспроизвёл в романе живой, аутентичный язык и психологию войны.

Но, несмотря на то, что многие "свiдомi українцi" восприняли роман как личное оскорбление и как гимн милитаристским устремлениям "клятих москалiв", антивоенный пафос роман очевиден.

Любая война, где бы, кем бы и во имя каких бы идеалов она ни велась, — это всегда грязь, кровь невинных, насилие, произвол и ужас. Какой бы невыносимой ни казалась мирная жизнь, война всегда на несколько порядков хуже. Отдавать под трибунал надо не тех, кто в условиях боевых действий, в условиях, когда выбор один: или ты — или тебя, нарушает законы, написанные в уютных кабинетах пухлыми ручками людей, ни разу не попадавших в грязную реальность войны. Отдавать под трибунал надо тех, кто довел ситуацию до предела, до необходимости переступить этот предел, отделяющий мир от войны.

Роман Глеба Боброва "Эпоха мертворождённых" еще и об этом. В нем не упоминаются ни Буданов, ни Ульман, ни Худяков, ни Аракчеев, но стоило бы вменить в обязанность читать этот роман и юристам, разрабатывающим нормы права, и депутатам, голосующим за то, чтобы эти нормы стали законом, а также судьям и прокурорам, ведущим процессы по преступлениям, совершенным солдатами и офицерами во время боевых действий.

Но хочется верить, что прямо сейчас, под Цхинвалом 58-я армия делает невозможной эпоху мёртворождённых.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

"Задумчивый голос Монтана…" — пластинка крутилась давно… И вот у каштанов, парижских каштанов стою, словно это в кино…

Когда вокруг тебя Париж — ты поначалу просто смотришь и молчишь. И понимаешь только то, что ты — в музее, когда вокруг тебя Париж.

Конечно, его "экспонаты" известны давно на весь свет. И вот, наконец, оглядеть бы их надо — да только предела им нет…

Нотр Дам и Лувр, и Монпарнас, Монмартр, Орсэ и Тюильри чаруют вас. Зовут Версаль, Булонский лес, Дом Инвалидов и Фонтенбло — хотя б на час.

…С останками Наполеона невиданный гроб водружён. Пред ним проходили людей миллионы — история Франции он.

Но не кричит никто навзрыд, чтоб он в земле "по-христиански" был зарыт!.. И даже если кто покойника не любит — спокойно зрит и не хитрит…

Вся летопись Франции — это борьба без пощады за власть. Покруче российских тут были сюжеты, и кровь не по капле лилась…

Будь ты борец, будь сам король — не разбирала гильотина твою роль… Но не трезвонят о "репрессиях" французы, на рану-боль не сыплют соль…

Мне скажут: они ж легковесны, им только бы петь-танцевать… Ну что же, за ними такое известно — но грех и другое скрывать.

Они воздать умеют честь всему, в чём слава, героизм и подвиг есть. В Париже площадь Сталинград жива доныне! Но мне вдвойне печально здесь…

Ведь новые власти России, забыв о Советской поре, великих героев её отразили ну разве что в интер-игре…

Не своему ль забвенью вслед — имеем мы от настоящего привет? На всех наречьях говорит Париж с гостями — а нам такой поблажки нет…

И это тем более странно при взгляде с иной стороны: ведь первые лица в восьми главных странах — друг дружке вполне братаны…

Но это так — строка в блокнот… А я Парижем всё брожу, открывши рот. Хотя и видел до него края другие, где много есть любых красот.

Париж позабудешь едва ли, с ним как-то по-детски легко. Париж не глобален — и так же реален, как солнце в бокале "Клико".

Да, мир непрост. Но ты, Париж, душой раскованной задумчиво паришь над суетой, что только ночью чуть стихает, хоть скоротечна эта тишь…

На башне Эйфеля, с которой обзор и далёк и пригож, стою и смотрю на немыслимый город, что вправду на праздник похож.

И нелегко найти слова, к такому чуду прикоснувшись лишь едва. Но подо мною так знакомо плещет Сена, как будто там — река Москва…