/ Language: Русский / Genre:prose_classic / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 773 (37 2008)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 773 (37 2008)

(Газета Завтра — 773)

Александр Проханов «ВЕЛИКОМОТОРНЫЙ ШОВИНИЗМ»

Турбореактивный двигатель АЛ-31 ФП. Масса — 1530 кг. Диаметр — 910 мм. Длина — 4950 мм. Тяга — 12500 кгс. Удельный расход топлива — 1,96 кг/кгс.ч.

МЕТАЛЛИЧЕСКОЕ ДИВО, от которого невозможно отвести глаз. Таинственные переливы металла. Драгоценные вспышки и отсветы. Легчайшее голубое сияние, словно металл излучает волшебный свет. Громада окружена золотистым дышащим нимбом, будто источает благодатную святость. Изделие рук человеческих, достигших предельного совершенство, за которым неживая материя вот-вот обретет свойства жизни. Смотришь на эту сложность, не имеющую подобия, и кажется, перед тобой инопланетное существо, явившееся в земную реальность.

Двигатель — как сосуд, в котором заключена загадочная субстанция. Реторта, в которой накоплена гигантская дремлющая энергия. Животворящая матка, перевитая венами и артериями, нервными волокнами и тончайшими оболочками, из которой родится небывалый младенец, — будущий повелитель мира. В этом стальном объеме соединены огонь и чудовищное давление, энергия взрыва и вихри вращения, слепящая плазма и свистящая буря. Но ревущая мощь и взрывная непомерная сила пронизаны божественной музыкой замысла, математикой хрустальных теорий, восхищением победившего гения.

В этом двигателе — непрерывная эволюция человеческих изобретений, с момента покорения огня и создания колеса, когда каждое из бесчисленных поколений, открывая тайны магнетизма и тяготения, молекулярной физики и теории вихрей, напыляло слой за слоем знания о земле и небе, усиливая могущество интеллекта. В этом изделии, сложность которого превосходит ядерный реактор, таятся реликтовые приемы построения пирамид и лазерная резка металлов, дыхание, звучащее в тростниковой флейте, и способы управления плазмой.

Добиваясь совершенства конструкции, рассчитывая на компьютере каждый плавный изгиб, каждый микрон, каждую горсть молекул, творцы машины превратили её в шедевр ХХI века, эталон красоты, созвучный с храмом "Покрова на Нерли" или романсом "Я помню чудное мгновенье". Слиток металла, из которого удалено всё лишнее, что мешает самолету лететь с тройной скоростью звука или застывать неподвижно в небе, — этот металлический слиток превращается в турбореактивный двигатель, непревзойденный по красоте.

Двигатель — как напряженный бицепс, созданный для глобальной борьбы. В этой великолепной и грозной машине таятся его предтечи. Они толкали бипланы над полями Первой мировой. Подымали в небо гигантские птеродактили Сикорского. Переносили через Северный полюс самолёт Чкалова. Рассекали ночное небо Мадрида. Схватывались в неравных боях с фашистами в раскалённых небесах 41-го. Кидались из-за туч на рейхстаг. Защищали подступы к Пхеньяну и Каиру, отбивая атаки "летающих крепостей". Пикировали на афганское ущелье Панджшер и стреляющие чеченские скалы. В недавней кавказской войне громили ПВО грузин, разбивали вдребезги пирсы и аэродромы противника.

В этом стальном аппарате, как в древесных кольцах, запечатлелась история Родины, великая и трагичная. Русские женщины в платках и лаптях, строившие на волжском берегу завод Рено. Комиссары в чёрных кожанках, отправлявшие на фронты гражданской войны автомобили с пулемётами. Сталинская пятилетка, преобразившая завод, подымавшая в небо эскадрильи "красной империи". "Красные директора" первой волны, одни их которых были расстреляны, другие награждены орденами и звездами. Эвакуация завода по Волге, когда баржи со станками вмерзли в лед, и люди на руках тащили на берег драгоценную поклажу, падая, харкая кровью. Гигантский взлет советской авиации, когда небо Родины заполонили невиданные скоростные машины, пассажирские и транспортные громады, тяжеловесные бомбовозы, стремительные, как молнии, истребители. И жуткая "черная дыра" русской истории, когда "красная империя" пала, и враги, как коршуны, вились над опустевшими цехами, остановленными заводами, выклевывая секреты и разгоняя коллективы, терзая беззащитную индустрию и уничтожая несметные богатства страны, добытые в жертвах и подвигах. Таинственное, необъяснимое логически, возрождение, словно дряхлые корпуса, ржавые станки, обезлюдевшие цеха окропили "живой водой". На пепелище, среди разгрома и запустения, стала стремительно взрастать новая русская цивилизация, в небывалой красоте и энергии, одухотворенная и дерзкая, оснащенная верой и знаниями, отвагой и стоицизмом.

Её дивное детище — огромный, как стальной цветок, драгоценный, как волшебная брошь, турбореактивный двигатель для истребителя Пятого поколения. Грозное оружие ХХI века, гарант безопасности нового Государства российского, "Пятой Империи" русских.

Научно-производственное объединение "Сатурн". Город Рыбинск. Наследник знаменитого завода "Рыбинские моторы".

ВСЁ ВЕЛИКОЕ НАЧИНАЕТСЯ с крохотного, едва ощутимого вихря. Из этого вихря раскручиваются галактики, расширяются империи, взрастают вероучения, сотворяются отрасли знаний. Здесь, в Рыбинске, в "проклятые девяностые", среди какофонии и безумства, бандитских "стрелок" и стариковских самоубийств, гульбы и отчаяния — возник вихрь. Среди распадающегося народа, обреченного общества, торжествующей энтропии появилась крохотная воронка, завертевшая мир в обратную сторону. Малый завиток, обративший вспять процессы распада. Воля, противодействующая энтропии. Этим вихрем был молодой человек Юрий Васильевич Ласточкин, экономист и предприниматель, мечтатель и умница, сметливый глаз и оборотистый ум. Упрямый потомок волжских купцов, уроженец бурлацкой Волги, наследник русской породы, рождавшей на берегах великой реки бунтарей и героев, художников и праведников. Как и все, он упал за борт взорванного ковчега, именуемого государством, в кипящее море "рынка": мелкотоварного и бандитского, "челночного" и пивного, тупого и мелкотравчатого. Он занимался бизнесом, кооперировался, разорялся, рисковал. Нащупывал связи. "Учился торговать" среди свиста пуль. Учился на сверхскоростях проскакивать опасные участки, на которых разбивались другие. Учился новому типу общения, в котором тебя не спасет протекция секретаря обкома или генерала КГБ, а только собственная воля, обаяние, понимание интересов, своих собственных и партнера. Вокруг создавались быстрые шальные состояния — на обороте алкоголя, спекуляции недвижимостью, на "нефтянке", а также на наркотиках, торговле "волосатым золотом" и человеческими органами. Вихрь, который возник в сознании Ласточкина, обратил его взор на берег Волги, где на огромных территориях лежал мертвый, никому не нужный завод, подобный выбросившемуся на берег киту, и мелкие хищники догрызали его сгнившую плоть. Это был мертвый кит великой советской индустрии. Образ сбитой американцами авиационной промышленности России. Символ поверженной империи, которой не суждено возродиться. Поруганные деяния отцов, их оскверненные могилы и выброшенные из склепов кости.

Русский мистик Николай Федоров создал учение о священном деле сынов, воскрешающих мертвых отцов. О великом сыновнем долге воскресить отцов, даровавших жизнь сыновьям. Это учение о русской Пасхе, о русском возрождении, о бессмертии России. Вряд ли Ласточкин знал об этом учении, но явился его носителем, сыном, не забывшим отцов, русским, не бросившим Россию в беде.

Купить эту громадную, не имевшую будущего свалку было сущим безумием с точки зрения "экономики первичного рынка", представлений рвача и стяжателя, распылявшего свои "бешеные", даровые деньги в гульбе, в приобретении вилл и яхт, в безумном потреблении. Ласточкин, накопив сбережения, купил завод, стал владельцем контрольного пакета акций, получив контроль над кладбищем. Там же, на этом кладбище отцов, он дал себе слово превратить завод в лучшее предприятие России, сделать российское моторостроение лучшей отраслью мира, возродить авиацию Родины.

Только такая сверхзадача, непостижимая для пошлого здравого смысла, безумная с точки зрения тривиальной логики, религиозная и прекрасная по своей глубине и размаху, ведет к победе в безнадежных, как смерть, условиях. Только этот богатырский, связанный с высшими ценностями возглас может разбудить сонных людей, обессиленных творцов, изнуренных работников. Этот зов был услышан. Так в древности князь среди посеченного войска ставит свой стяг, и к этому стягу стремятся оставшиеся в живых, не сдавшиеся, выстраивают новый строй.

Ласточкин стал собирать команду. Здесь, в Рыбинске, на других КБ и заводах среди оскорбленных, но не сдавшихся, не продавших секреты родины ЦРУ, впроголодь работающих за пульманами, получающих зарплату ржаным хлебом и китайским ширпотребом. Конструкторы, инженеры. Специалисты по маркетингу, финансисты, кадровики. Так набирают команду космонавтов перед высадкой на Луну. И такая высадка состоялась. Среди лунного пейзажа разгромленного завода, среди кратеров и пыльных вмятин стали возникать цеха невиданного дизайна, корпуса кристаллической красоты, люди с волевыми ясными лицами, которых Андрей Платонов называл "одухотворенными людьми". Ласточкин собирал свое воинство, как мастер по кусочкам драгоценной смальты создает неповторимую мозаику. Добивался кредитов в банках. Покупал за границей самое лучшее, невиданное в России оборудование. Расширял свою "империю", присоединяя к ней другие заводы и конструкторские бюро, испытательные стенды и лаборатории. Подбирал брошенное на землю. Вдыхал жизнь в омертвелое. Судьба свела Ласточкина с Михаилом Аслановичем Погосяном, главой фирмы "Сухой", почти единственной уцелевшей от погрома авиаиндустрии СССР, с потухшими звездами "Ту", "Ил" и "Миг". Два романтика и подвижника, организатора и блистательных практика — нашли друг друга. Замыслили создать гражданский самолет мирового класса "Суперджет" и истребитель пятого поколения Су-35. Их замыслы близки к реализации. "Суперджет" летает, собирая покупателей на мировом рынке. Су-35 имеет построенный двигатель и ждет, когда Министерство обороны "спустит" производственникам долгожданный "оборонный заказ".

Чудо произошло. Обычное Русское чудо, выносящее Россию из "черной дыры" истории, возводящее на руинах прежней империи империю новую. На руинах сталинской Четвертой империи — Пятую — империю русских. Ласточкин — русский пассионарий, провозвестник русского будущего. Ласточка русской цивилизации.

ЗАВОДСКИЕ КОРПУСА — гранёные кубы, параллелепипеды и цилиндры, с кристаллической точностью расставленные на берегу Волги. Цеха своим простором, чистотой, организованным, мягко освещенным пространством похожи на залы музея: малолюдные, нешумные, с таинственным свечением драгоценных экспонатов. Станки ничем не напоминают своих предшественников — потный металл, маслянистая ветошь, рев и скрежет, вихри горячих стружек, суровый фрезеровщик в фартуке металлической щеткой чистит верстак. Станки, просторно и красиво расставленные, сродни застекленным шкафам, дорогим буфетам, в которых сквозь стекла что-то драгоценно мерцает, беззвучно искрится, чуть слышно звенит. Прошедшие обработку детали выглядят, как музейные экспонаты, — сияющие сосуды и узорные чаши, ожерелья и броши, экзотическое оружие и части доспехов, то ли рыцарских, то ли солдат из киноэпопеи "Звёздные войны". Каждый станок: французский, немецкий, японский — стоимостью в несколько миллионов долларов. Орудие производства, основанное на новых физических принципах, небывалых технологиях, совмещенное с быстродействующими компьютерами, способное создавать совершенные изделия, из которых складывается цивилизация ХХI века. Здесь на паритетных началах с французами строятся двигатели для пассажирского лайнера "Суперджет-100", который начнет курсировать на авиалиниях средней дальности в России, Европе, Америке, по всему миру. Этот двигатель соответствует самым высоким европейским стандартам, прошел самые придирчивые проверки зарубежных экспертов: пониженный уровень шума, минимальный расход горючего, сведенные к минимуму вредные выбросы, и при этом — надежность, долговечность, компактность, придающие самолету скорость и мощь. Только создав наукоёмкое производство, оснащенное сверхсовременными станками и линиями, мы сможем конкурировать с индустриальными странами, стать частью мировой индустрии. Только стремительным рывком, преодолев двадцатилетнее отставание, опережающим, а не догоняющим броском, мы можем встать в строй передовых пост-индустриальных держав. Цех — как новый, исполненный здоровья и силы орган, пересаженный в больное тело изнуренной русской промышленности. Прижился, наполнил одряхлелое тело биениями, молодыми импульсами, силой и свежестью, оживляя и омолаживая уставший организм. Это и есть модернизация. Это и есть Развитие. Использование инновационных технологий, где каждое нововведение меняет не просто цех и завод, а всю русскую цивилизацию.

Станок, окруженный электронным мерцанием индикаторов. В стеклянном футляре происходит резание металла с космическими скоростями, заменяющими работу пятнадцати обычных станков. В три смены, круглосуточно, семь дней в неделю станок отрабатывает свою дороговизну, обеспечивая небывалую производительность труда.

Отливка, похожая на диск для метания, привезенная из Америки, ибо только в Штатах есть технологии такого литья. Здесь же, в России, в диске с помощью лазера прожигаются пазы и отверстия, куда будут вставлены лопатки турбины. Раскалённый луч прожигает металл с молекулярной точностью, без допусков на ошибку, достигая такого сопряжения деталей, что в клубке огня, среди вибраций и вихрей, двигатель обретает КПД в 90%: еще немного — и "перпетуум мобиле".

Другой станок, где механическая обработка металла происходит на основе электроэрозии, без режущего инструмента, без контакта с деталью. Разряд тока в электролите — и еще одно микронное отверстие. В гальванической ванной сталь турбинной лопатки покрывается жаростойким слоем — стерильная чистота, отсутствие едких запахов, прозрачные, с золотистым раствором ванны, где сонно мерцает деталь. Аквариум с хрустальной водой, и дремлющая серебряная рыба.

Такая точность недоступна человеку. Подверженный настроению, нервическим импульсам, моментально возникшей эмоции, человек допустит сбой, микронную ошибку, обесценит трудоемкую деталь. Человек по возможности исключается из процесса производства и контроля, заменяется компьютером, бесстрастным и умным измерительным прибором. Вот один из них — под стеклянным колпаком лежит деталь с прихотливыми контурами, изысканными отверстиями. Измерительный аппарат, похожий на хрупкий клювик, движется с легким попискиванием, не прикасаясь к детали, скрупулезно передавая в компьютер данные о размерах, сверяя их с чертежом. Загадочная электронная птица с рубиновым глазком и монотонно-печальным голосом.

Самодостаточность России — сладкий миф, питающий патриотов-староверов. Советский Союз не был самодостаточен, стремился в "третий мир", торговал с Западом, посылал разведчиков в Америку добывать экономические и технические секреты. Соединенные Штаты не самодостаточны, включены в сложнейшую структуру мировых финансов, производства и потребления, в разделение мирового труда, переносят производство в страны Азии, открывают свой рынок товарам Японии и Китая. Современная Россия встроена в мировой рынок, ищет в нем достойное место, стремится создавать изделия высшей пробы, побивая конкурентов в авиастроении, космической технике, современном вооружении. Пятнадцать "демократических" лет опустошили Россию, стерли с русской земли целые отрасли, научные школы, высокие технологии, выбили поколение ученых и умелых рабочих. Сегодня Россия начинает титаническую борьбу за восстановления своей науки и индустрии, уходит из тупика, куда её замуровали "реформаторы". Здесь, на "Сатурне", видна кибернетика вхождения России в мировое пространство. Авиалайнер "Суперджет-100" — это русский замысел, русская авиастроительная философия, которая реализуется с привлечением навыков, технологий, гигантского опыта самых передовых стран мира. Станки, на которых создается двигатель, — как визитные карточки участников авиапроекта. Германия, Франция, Италия, Япония, Америка — все "чудеса света" собраны в русском Рыбинске, служат возрождению "русской цивилизации" в новом, постиндустриальном обличии. Как здесь не вспомнить Достоевского, воспевшего "всемирность русской души", открытой германскому гению, английской предприимчивости, французской живости?! Как не вспомнить русское, восторженное восклицание Пушкина: "Все флаги в гости будут к нам, и запируем на просторе"?!

ОСОБОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ производят люди в этих цехах. Их немного, их почти не видно. Каждый станок заменяет десятки наладчиков и контролеров, рабочих и бригадиров. Неторопливы, движения спокойные, гибкие. В чистых комбинезонах и белых рубашках. Молодые, свежие, умные лица с особым осмысленным, светлым выражением глаз, с открытыми лбами, с осторожными точными движениями рук. Они чем-то напоминают спортсменов единой, слаженной, натренированной команды. Чем-то напоминают музыкантов симфонического оркестра, исполняющего классику.

Эти рабочие — драгоценное достояние завода. Их сотворяют параллельно с созданием двигателя. Их строят из исходного, взятого с улиц материала, где столько пропащего, гиблого и больного, изуродованного десятилетием "великого простоя", "великой гульбы", "великого падения в пропасть". Этих рабочих и техников учат, переучивают, снова учат. Посылают за границу стажироваться в иностранные фирмы. Обучают иностранным языкам. Показывают мировые салоны и выставки. Проводят по мировым лабораториям. Сажают в аудиториях самых известных университетов. Прививают не просто трудовые навыки, а чувство своей уникальности, причастности к высшим проявлениям человеческой деятельности. У них особая трудовая этика, особое чувство красоты, особое чувство достоинства, делающие их рабочей аристократией, для которых стерта грань между умственным и физическим трудом. Для которых потребление и алчность уступают место познанию, стремлению к совершенству. Восемь тысяч вновь созданных рабочих — "племя молодое, незнакомое". Их имя уже не "рабочий", а "оператор" — дрессировщик уникальных роботов с электронными мозгами и лазерными резцами.

Развитие, о котором говорят политики, явлено здесь коллекцией небывалых технологий и новым классом людей, которые неуклонно распространяют свои качества на весь окрестный мир, одолевая гибельную энтропию, распад и бездействие. Пример Русского Возрождения, перечеркивающий пессимистические суждения о будущем России.

Я смотрю на лопатку турбины, прошедшей многократную обработку всеми видами открытой человеком энергии. Лопатка — пример совершенства, к которому стремились античные художники и которое достигается лишь самой природой. Должно быть, так выглядит крыло ангела, пересекающего лучистый Космос, влетающего, словно буря огня, в земную реальность. Лопатка, вращаясь в глубине ревущего двигателя, среди белого пламени, дующей струи раскаленного газа, подверженная вибрации и ударным воздействиям, толкает в небе гигантский самолет с дремлющими пассажирами, лениво перелистывающими глянцевый журнал или попивающими сладкий коктейль. Чтобы вычислить на компьютере эту переливающуюся форму, потребовалось несколько докторских диссертаций по математике. И столько же — по металловедению. И столько же — по сопротивлению материалов. В этой лопатке — сгусток открытий, одно из которых — сам завод. Чудо его создания. Соединение тысяч людей в единую творческую артель, вершащую Общее Дело, не заводское, а общерусское, создающее двигатель русской цивилизации.

ПРИ ЗАВОДЕ — КБ, самое большое в двигателестроении, где рождаются новые типы двигателей, витают новые идеи, взращиваются новые гении, продолжающие славную плеяду русских изобретателей. Гляжу на КБ глазами конструктора Юрия Васильевича Шмотина.

Больше тысячи молодых конструкторов работают в помещении, напоминающем корпус нейрохирургии: стерильная чистота, озонированный воздух, оборудованные компьютерами рабочие места. Канули в лету допотопные пульманы, рейсшины, миллиметровки, на которых изнурительно вычерчивался образ детали. Старинные КБ напоминали скопление саранчи, шевелящей своими перепонками и конечностями. Сегодня у каждого конструктора — изолированное рабочее место с экраном, напоминающим окно в батискафе. Из глубины океана, выхваченные прожектором, возникают фантастические существа, волшебные цветы, сплетение водорослей, кружева кораллов. Переливы цвета, биение и пульсации, волшебные потоки. Так выглядят детали двигателя, живущие в объеме, — вращаются вокруг своей оси, удаляются и приближаются, меняют очертания. На этих компьютерах моделируются процессы в работающих двигателях, на компьютере видны точки перенапряжений, уязвимые места, зоны опасности. Раньше, перед запуском в серию, приходилось губить тридцать опытных образцов, которые в процессе испытаний взрывались, "клинились", тупо умолкали. Загубленный образец — это огромные траты денег, времени, психической энергии конструктора, для которого каждая поломка или взрыв создают очередной стресс — укорачивают жизнь. Сегодня расход опытных образцов сокращен до трех-четырех. Компьютерное моделирование позволяет в этих красивых строгих кабинетах понять, как ведет себя двигатель, если в его сопло попадёт камень или птица, или если на взлёте самолет обстреляют из стрелкового оружия. Академия, работающая при заводе, поставляет в КБ "молодые мозги", талантливую молодежь Ярославля и Рыбинска. Других собирают со всей страны, отыскивая поштучно, заманивая, перекупая у конкурентов, осуществляя "утечку мозгов" из других, депрессивных КБ. Это цвет новой технической интеллигенции, надежда инновационного развития России.

Среди заводских корпусов — стенд для испытания двигателей. Бетонный бокс, где размещен опытный образец. К нему, как к сердцу, извлеченному из грудной клетки, подведены сосуды с питанием — топливо, смазка, электричество, системы охлаждения. Множество датчиков окружают его. Двигатель изолирован от внешней среды. Ни на заводе, ни в городе не слышно, как ревет и грохочет сталь, сотрясаются взрывы плазмы. Всё, что производит взлетающий самолет, гасится, тонет в изоляционных оболочках, каждая из которых — особое чудо техники… По другую сторону бетонной стены, окруженные экранами, испытатели. Подобно пилотам в кабине, они задают двигателю режимы — взлета и посадки, "свечи" и штопора, крутого виража и резкого сброса скорости. Все данные, с каждой детали, с каждого участка поверхности, поступают на компьютеры, систематизируются, создают "портрет" мотора. По тем же принципам снимаются данные с ядерного заряда, взорванного в недрах горы, благо эта технология разработана совместно "Сатурном" и Российским ядерным центром. И уже слышны за стеной нарастающий шум и свист, уже скачут по экранам синусоиды и импульсы. Через спутник, в режиме реального времени, данные перегоняются в Париж, где французские партнеры в эти минуты следят за экспериментом, пользуются его результатами.

Еще один стенд для натурных испытаний вынесен далеко за черту города, в леса и болота, где двигатель проверяется в естественных условиях, в том числе, в условиях жесткого внешнего воздействия. Во Франции, как и во всей густонаселенной Европе, нет места для таких полигонов. В Америке они вынесены в пустыню Невада и безлюдные пространства Юты. Здесь же, под Рыбинском, в безлюдных пространствах, есть место для таких испытаний.

При компьютерном моделировании идет борьба за каждый грамм веса, за каждый сантиметр размера. Известно, что шасси российского истребителя вдвое тяжелее и больше, чем у истребителя американского. Ибо плиты американских аэродромов стыкуются с миллиметровой точностью. А плиты наших взлетных полос создают перепады в несколько сантиметров. Это требует более крупных колес и массивных стоек, что увеличивает вес самолета, а значит, и мощность двигателя. Из таких мелочей складывается победа в конкурентной борьбе, победа в небе во время воздушного боя.

А вот и венец кибернетической культуры завода. Таинственное божество, дышащее в лунном свечении зала. Электронный бог, окруженный жрецами и служителями. Суперкомпьютер, собранный из полутора тысяч обычных компьютеров, соединенных особым, сверхвиртуозным способом. В нем играют миллиарды данных, пульсируют десятки программ, вспыхивают бессчетные образы, аттестующие работу мотора: его жизнь и угасание, болезнь и смерть, долговечность и победное продвижение к самолету. Поклониться божеству пришли руководители "Сатурна", представители зарубежных фирм, губернатор области, инженерная элита. Благоговейно, как волхвы, прислушиваются к космическому шелесту, таинственным мерцаниям. Таких компьютеров нет в стране. Его приобретение и установка — громадное достижение завода. Падает перерезанная ленточка. Ликование людей выглядит, как хор похвал божеству, которое знает все об этом грозном мире, где летят боевые самолеты, мчатся крылатые ракеты, разоряются банки и финансовые рынки, политики пытаются удержать в узде рассыпающийся мир, и Россия в своих упорных трудах подымается из руин. И вот уже суперкомпьютер занимает свое место в пантеоне русских богов, обретает мистическое имя — "АЛ-100". Имя великого конструктора моторов Архипа Люльки, которому сегодня исполнилось бы 100 лет.

Рыбинск — Москва

ТАБЛО

* Итоги очередного саммита Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), прошедшего в Москве, а также выступление Дмитрия Медведева на Госсовете перед руководителями российских регионов демонстрируют готовность Кремля к ужесточению своей позиции накануне очередного раунда переговоров с Евросоюзом, от которых во многом зависит дальнейшая судьба вопроса о расширении НАТО за счет Украины и Грузии, такая информация циркулирует в околоправительственных кругах…

* Итоги поездки вице-президента США и лидера неоконсерваторов Дика Чейни по странам предполагаемого антироссийского "санитарного кордона" (Азербайджан, Грузия и Украина) продемонстрировали резкое снижение доверия к гарантиям американской помощи со стороны элит данного региона и их нежелание открытой конфронтации с Россией. Еще более ярким свидетельством данной тенденции стал визит в Ереван президента Турции Абдуллы Гюля, который, по мнению источников из Филадельфии, должен положить начало не только снижению напряженности в отношениях этих двух стран и придать новый импульс решению карабахского конфликта, но и способствовать созданию региональной системы безопасности в формате "кавказской пятерки" (Азербайджан, Армения, Грузия, Россия, Турция) на которой настаивает Анкара, заинтересованная в "отбрасывании" Тегерана…

* Решение министерства финансов США взять под государственную опеку крупнейшие ипотечные компании "Fannie Mae" и "Freddie Mac", которые контролируют рынок ипотечных кредитов на 5,3 трлн. долл., вызвано катастрофическим ростом текущих неплатежей по этим кредитам и понятным желанием республиканской администрации не допустить обвала этих структур накануне президентских выборов 4 ноября. Теперь обязательства "Fannie Mae" и "Freddie Mac" будут напрямую финансироваться Минфином и, соответственно, Федеральной резервной системой США, а их акционеры могут забыть о дивидендах как минимум до конца 2009 года. При этом реальная "цена вопроса" на порядок будет превышать официально заявленные 25 млрд. долл., сообщают из Лондона. Согласно полученному прогнозу, политика "сильного доллара" является экономически неоправданной и будет прекращена сразу после избрания нового президента США…

* Съезд республиканцев в Сент-Поле (штат Минессота), утвердивший Джона Маккейна и Сару Пейлин в качестве официальных партийных кандидатов соответственно на пост президента и вице-президента США, весьма символично прошёл под знаком ураганов, передают из Нью-Йорка. Продолжение неоимперского и шовинистического "курса Буша", которого ждут от этого политического тандема, грозит американской экономике и государственности потрясениями, которые по своим последствиям могут превзойти самые катастрофические стихийные бедствия…

* Процессы текущего передела собственности в России активизируются и за последннюю неделю затронули такие заметные бизнес-структуры, как "AirUnion" и "Евросеть". Но если переход "AirUnion" под управление "Ростехнологий" обсуждался и, по сути, стал главной причиной того, что действующие собственники начали полностью изымать выручку компании — с образованием миллиардного долга и задержками авиарейсов по всей стране, то дело, возбужденное против "Евросети", в значительной мере напоминает некоторые фрагменты "дела ЮКОСа" и может быть связано с интересом к этой компании со стороны МТС, входящей в близкий к столичному мэру холдинг "Система", отмечают эксперты СБД…

* Избрание президентом Пакистана лидера Народной партии этой страны Асифа Зардари, супруга убитой Беназир Бхутто, может вызвать очень острую реакцию со стороны генералитета — вплоть до попыток государственного переворота, сообщают из Дели, указывая на факт всё более тесного китайско-пакистанского сотрудничества в оборонной сфере за последние годы…

* Официальное признание независимости Южной Осетии и Абхазии со стороны Никарагуа открывает дорогу другим странам мира, такая информация поступила из Мехико. Не исключено, что в ближайшее время примеру Даниэля Ортеги последуют другие латиноамериканские лидеры, прежде всего из стран "Боливарианской инициативы", во многом опирающейся на негласную поддержку Пекина. При этом указывается, что отправка российских боевых кораблей к берегам Венесуэлы для участия в совместных военно-морских маневрах способна вызвать в Вашингтоне реакцию, близкую временам "Карибского кризиса" 1962 года…

* На празднование очередного Дня города в российской столице было собрано свыше 200 млн. долл. "спонсорских" денег, из которых непосредственно "по назначению" использовали не более 2-3%, утверждают инсайдерские источники. Остальным средствам якобы было найдено "более эффективное в политическом смысле применение"…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Александр Нагорный В ПОИСКАХ РЕВАНША Ещё раз о возможности государственного переворота на Украине

В полдень 5 сентября 2008 года по киевскому Крещатику торжественно пронеслась кавалькада громадных чёрных джипов, на которых развевались звездно-полосатые флажки. Таксист, который вёз нас, небольшую группу российских экспертов, прибывших в тот же день и час в Киев на международный семинар "Украина-Россия: оценки совместной истории", усмехнулся: "О, хозяин Ющенка поехал!" И действительно: на всех углах города, мобилизованного мэром Черновецким, висели те же американские флажки и браво маршировали украинские омоновцы, призванные обеспечить "спокойствие и безопасность американского гостя". Официальное телевидение и пресса были заполнены радостными ожиданиями. Визит Дика Чейни был обычным, рабочим, но это действительно приехал хозяин, так что реакция Виктора Ющенко ожидалась именно такой. Тем более, что встреча главы украинского государства с американским лидером "неоконсерваторов" очень многое решала в их политической и личной судьбе.

Годы, проведенные в президентском кресле после Майдана и "оранжевой революции", не принесли Виктору Андреевичу ни всеобщего признания украинского общества, ни даже сколько-нибудь ощутимого роста политической поддержки. Идеалы построения новой демократической Украины, свободной от коррупции, криминала и межнациональной розни, были им забыты сразу после прихода к власти. Ныне стремительно приближаются новые выборы, на которых Ющенко с десятком процентов твердых избирателей делать просто нечего… И добро бы только ему — но вокруг действующего украинского президента за эти годы сложился узкий круг приближенных, которые широко и беззастенчиво пользовались всеми выгодами власти своего патрона. Вот им в случае поражения Виктора Андреевича грозит перспектива не политической эмиграции, а многотомных уголовных дел с многолетними сроками. А президента, как и короля, играет свита — поэтому окружение Ющенко для сохранения своих привилегий готово пойти на любые действия — вплоть до открытого государственного переворота.

Поэтому южноосетинский конфликт и российская операция по "принуждению к миру" любимого друга и коллеги Виктора Ющенко Михаила Саакашвили были восприняты вороватыми олигархами западенского розлива и спецслужбистами как уникальный шанс заручиться поддержкой Вашингтона и на волне антироссийских и антирусских провокаций удержаться у власти.

Разумеется, сохранить эти замыслы в тайне не удалось, а сценарий, который предлагался для достижения этих целей американским кураторам, уже неоднократно и подробно описывался как в украинской, так и в российской печати. В общих чертах "запалом" переворота должны были послужить действия властей и боевиков националистических организаций против Черноморского флота России, затем в пространство конфликта предполагалось втянуть Крымскую автономию, распустить Верховную Раду, обвинив оппозиционные президенту силы в "предательстве национальных интересов", объявить чрезвычайное положение как в Крыму, так и на всей Украине с автоматической отменой выборов и отставкой Юлии Тимошенко с поста премьер-министра. На этом этапе планировалось прямое военно-политическое вмешательство "вашингтонского обкома", которое не позволило бы России вмешаться в ситуацию на Украине "по южноосетинскому сценарию".

Предварительные консультации в посольстве США прошли в явно обнадеживающем ключе, однако требовалась политическая санкция на данный сценарий, которую, как ожидалось, и должен был дать вице-президент США в ходе своего визита. Однако этого не случилось. Скорее всего потому, что Дик Чейни был проинформирован о чрезвычайной степени риска в связи с явной неспособностью "команды Ющенко" осуществить задуманное и навязать свою волю сорокамиллионному народу Украины. Особенно — на фоне заседания Верховной Рады 2 сентября, где президентская партия НУНС ("Наша Украина-Народная самооборона") оказалась в явном меньшинстве перед лицом ситуативного блока Партии регионов с Блоком Юлии Тимошенко и коммунистами, не смогла воспрепятствовать принятию целого ряда законопроектов, существенно урезающих полномочия президента, и была вынуждена заявить о своем выходе из "оранжевой коалиции", поставив страну на грань очередного парламентского кризиса.

Президент против парламента и правительства — это вовсе не тот же самый внутриполитический расклад, что президент и правительство против парламента, как было в России 1993 года. Поэтому, взвесив все "за" и "против", Чейни санкции Ющенко не дал и отправился на беседу с Тимошенко.

Эта встреЧа вместо запланированных сорока минут продолжалась два с лишним часа, причем не "королева Майдана" стремилась понравиться 67-летнему американскому политику, а наоборот, он всячески обхаживал 47-летнюю красавицу, уговаривая её "взять на себя полную ответственность" за ситуацию на Украине. Иными словами, вице-президент понял, что с Ющенко каши не сваришь и ставку надо делать на альтернативную политическую фигуру.

Нельзя сказать, чтобы Юлия Владимировна была застигнута врасплох подобным лестным предложением. Наоборот, она всячески подчеркивала уважение, расположение и признательность своему собеседнику, соглашалась, что Украина должна идти по пути демократических реформ, не сворачивая с него и как можно дальше от России, но объясняла, что в предвыборных целях ей придется апеллировать к куда более широкому электорату, чем ультранационалистический электорат Виктора Ющенко, а следовательно — провозглашать лозунги, сильно расходящиеся с вешками демократического пути, обозначенного Вашингтоном. И только после победы она, Тимошенко, может от слов перейти к делу.

Судя по всему, такой сугубо прагматический подход нашёл полное понимание у вице-президента США, и высокие договаривающиеся стороны, что называется, ударили по рукам. В этом свете вполне логично недавнее выступление Юлии Владимировны, где она заявила, что Виктору Андреевичу не стоит выдвигать свою кандидатуру на второй президентский срок, а провокации против Черноморского флота России недопустимы и самоубийственны для украинской демократии.

Это заявление, на мой взгляд, следует рассматривать как скрытый старт пока еще не объявленной президентской кампании, которое имеет смысл только в контексте досрочных выборов главы украинского государства. В свою очередь, возможных только при досрочном прекращении президентских полномочий Виктора Ющенко: или вследствие его собственного решения, или вследствие парламентского импичмента, который теперь может проходить по упрощенной процедуре.

Иными словами, "окно" для государственного переворота на Украине за последние дни хотя и не исчезло окончательно, но резко сузилось, а поиски американскими неоконсерваторами реванша за поражение в Южной Осетии (и украинскими неонацистами — реванша за поражение во Втоой мировой войне), судя по всему, будут перенесены с украинской территории в какие-то иные, более подходящие для этого места.

В этом отношении весьма показательной стала и наша историческая конференция, которую президентские структуры очень хотели сорвать — вплоть до того, что запретили въезд на территорию Украины одному из главных инициаторов этой встречи депутата Госдумы РФ Сергею Маркову. Представители спецслужб лично разъезжали по гостиницам и конференц-залам, чтобы не допустить расселения участников конференции и лишить их необходимых условий работы. Особенно бесило наследников Бандеры, что в конференции предполагалось активное участие представителей еврейских организаций различных стран мира, включая Украину и Россию, которые жестко осудили "эсесовские" подходы "команды Ющенко" к различным проблемам истории и современности.

Тем не менее, конференция состоялась, и на ней возникла очень острая и плодотворная научно-политическая дискуссия. Запомнилось, в частности, выступление украинского историка, академика Национальной академии наук, директора института археологии Петра Толочко, который подверг фундаментальной аргументированной критике совместный российско-украинский труд по истории, изданный под общей редакцией известного российского историка, директора Института всеобщей истории РАН академика Александра Чубарьяна. За то, что там последовательно проводится идея о варяжско-тюркском генезисе древнерусского государства, дающая множество "научных аргументов" о раздельности исторического пути Украины и России в руки украинских ультранационалистов.

Общим выводом конференции стало признание необходимости согласовать подходы исторической науки двух стран к проблемам российско-украинских отношений, восстановления их в максимальной полноте и объективности, без односторонне-националистических трактовок. Выполнение этой программы, на мой взгляд, в значительной мере выбьет почву из-под ног тех, кто хочет погреть руки, раздувая пламя вражды между нашими братскими народами.

Впрочем, усилий одних ученых мало: нужен поворот президента и правительства России к новому типу взаимоотношений с Украиной, составной частью которых может стать проведение в кратчайшие сроки Форума двух народов с участием видных политических и государственных деятелей двух стран, а также решение нефтегазовых проблем с отказом от повышения цен для российского и украинского потребителя, а также укрепление сотрудничества в сфере высоких технологий, включая "оборонку". Всё у нас для этого есть. Нужна только политическая воля.

Александр Проханов «ВЕЛИКОМОТОРНЫЙ ШОВИНИЗМ»

Турбореактивный двигатель АЛ-31 ФП. Масса — 1530 кг. Диаметр — 910 мм. Длина — 4950 мм. Тяга — 12500 кгс. Удельный расход топлива — 1,96 кг/кгс.ч.

МЕТАЛЛИЧЕСКОЕ ДИВО, от которого невозможно отвести глаз. Таинственные переливы металла. Драгоценные вспышки и отсветы. Легчайшее голубое сияние, словно металл излучает волшебный свет. Громада окружена золотистым дышащим нимбом, будто источает благодатную святость. Изделие рук человеческих, достигших предельного совершенство, за которым неживая материя вот-вот обретет свойства жизни. Смотришь на эту сложность, не имеющую подобия, и кажется, перед тобой инопланетное существо, явившееся в земную реальность.

Двигатель — как сосуд, в котором заключена загадочная субстанция. Реторта, в которой накоплена гигантская дремлющая энергия. Животворящая матка, перевитая венами и артериями, нервными волокнами и тончайшими оболочками, из которой родится небывалый младенец, — будущий повелитель мира. В этом стальном объеме соединены огонь и чудовищное давление, энергия взрыва и вихри вращения, слепящая плазма и свистящая буря. Но ревущая мощь и взрывная непомерная сила пронизаны божественной музыкой замысла, математикой хрустальных теорий, восхищением победившего гения.

В этом двигателе — непрерывная эволюция человеческих изобретений, с момента покорения огня и создания колеса, когда каждое из бесчисленных поколений, открывая тайны магнетизма и тяготения, молекулярной физики и теории вихрей, напыляло слой за слоем знания о земле и небе, усиливая могущество интеллекта. В этом изделии, сложность которого превосходит ядерный реактор, таятся реликтовые приемы построения пирамид и лазерная резка металлов, дыхание, звучащее в тростниковой флейте, и способы управления плазмой.

Добиваясь совершенства конструкции, рассчитывая на компьютере каждый плавный изгиб, каждый микрон, каждую горсть молекул, творцы машины превратили её в шедевр ХХI века, эталон красоты, созвучный с храмом "Покрова на Нерли" или романсом "Я помню чудное мгновенье". Слиток металла, из которого удалено всё лишнее, что мешает самолету лететь с тройной скоростью звука или застывать неподвижно в небе, — этот металлический слиток превращается в турбореактивный двигатель, непревзойденный по красоте.

Двигатель — как напряженный бицепс, созданный для глобальной борьбы. В этой великолепной и грозной машине таятся его предтечи. Они толкали бипланы над полями Первой мировой. Подымали в небо гигантские птеродактили Сикорского. Переносили через Северный полюс самолёт Чкалова. Рассекали ночное небо Мадрида. Схватывались в неравных боях с фашистами в раскалённых небесах 41-го. Кидались из-за туч на рейхстаг. Защищали подступы к Пхеньяну и Каиру, отбивая атаки "летающих крепостей". Пикировали на афганское ущелье Панджшер и стреляющие чеченские скалы. В недавней кавказской войне громили ПВО грузин, разбивали вдребезги пирсы и аэродромы противника.

В этом стальном аппарате, как в древесных кольцах, запечатлелась история Родины, великая и трагичная. Русские женщины в платках и лаптях, строившие на волжском берегу завод Рено. Комиссары в чёрных кожанках, отправлявшие на фронты гражданской войны автомобили с пулемётами. Сталинская пятилетка, преобразившая завод, подымавшая в небо эскадрильи "красной империи". "Красные директора" первой волны, одни их которых были расстреляны, другие награждены орденами и звездами. Эвакуация завода по Волге, когда баржи со станками вмерзли в лед, и люди на руках тащили на берег драгоценную поклажу, падая, харкая кровью. Гигантский взлет советской авиации, когда небо Родины заполонили невиданные скоростные машины, пассажирские и транспортные громады, тяжеловесные бомбовозы, стремительные, как молнии, истребители. И жуткая "черная дыра" русской истории, когда "красная империя" пала, и враги, как коршуны, вились над опустевшими цехами, остановленными заводами, выклевывая секреты и разгоняя коллективы, терзая беззащитную индустрию и уничтожая несметные богатства страны, добытые в жертвах и подвигах. Таинственное, необъяснимое логически, возрождение, словно дряхлые корпуса, ржавые станки, обезлюдевшие цеха окропили "живой водой". На пепелище, среди разгрома и запустения, стала стремительно взрастать новая русская цивилизация, в небывалой красоте и энергии, одухотворенная и дерзкая, оснащенная верой и знаниями, отвагой и стоицизмом.

Её дивное детище — огромный, как стальной цветок, драгоценный, как волшебная брошь, турбореактивный двигатель для истребителя Пятого поколения. Грозное оружие ХХI века, гарант безопасности нового Государства российского, "Пятой Империи" русских.

Научно-производственное объединение "Сатурн". Город Рыбинск. Наследник знаменитого завода "Рыбинские моторы".

ВСЁ ВЕЛИКОЕ НАЧИНАЕТСЯ с крохотного, едва ощутимого вихря. Из этого вихря раскручиваются галактики, расширяются империи, взрастают вероучения, сотворяются отрасли знаний. Здесь, в Рыбинске, в "проклятые девяностые", среди какофонии и безумства, бандитских "стрелок" и стариковских самоубийств, гульбы и отчаяния — возник вихрь. Среди распадающегося народа, обреченного общества, торжествующей энтропии появилась крохотная воронка, завертевшая мир в обратную сторону. Малый завиток, обративший вспять процессы распада. Воля, противодействующая энтропии. Этим вихрем был молодой человек Юрий Васильевич Ласточкин, экономист и предприниматель, мечтатель и умница, сметливый глаз и оборотистый ум. Упрямый потомок волжских купцов, уроженец бурлацкой Волги, наследник русской породы, рождавшей на берегах великой реки бунтарей и героев, художников и праведников. Как и все, он упал за борт взорванного ковчега, именуемого государством, в кипящее море "рынка": мелкотоварного и бандитского, "челночного" и пивного, тупого и мелкотравчатого. Он занимался бизнесом, кооперировался, разорялся, рисковал. Нащупывал связи. "Учился торговать" среди свиста пуль. Учился на сверхскоростях проскакивать опасные участки, на которых разбивались другие. Учился новому типу общения, в котором тебя не спасет протекция секретаря обкома или генерала КГБ, а только собственная воля, обаяние, понимание интересов, своих собственных и партнера. Вокруг создавались быстрые шальные состояния — на обороте алкоголя, спекуляции недвижимостью, на "нефтянке", а также на наркотиках, торговле "волосатым золотом" и человеческими органами. Вихрь, который возник в сознании Ласточкина, обратил его взор на берег Волги, где на огромных территориях лежал мертвый, никому не нужный завод, подобный выбросившемуся на берег киту, и мелкие хищники догрызали его сгнившую плоть. Это был мертвый кит великой советской индустрии. Образ сбитой американцами авиационной промышленности России. Символ поверженной империи, которой не суждено возродиться. Поруганные деяния отцов, их оскверненные могилы и выброшенные из склепов кости.

Русский мистик Николай Федоров создал учение о священном деле сынов, воскрешающих мертвых отцов. О великом сыновнем долге воскресить отцов, даровавших жизнь сыновьям. Это учение о русской Пасхе, о русском возрождении, о бессмертии России. Вряд ли Ласточкин знал об этом учении, но явился его носителем, сыном, не забывшим отцов, русским, не бросившим Россию в беде.

Купить эту громадную, не имевшую будущего свалку было сущим безумием с точки зрения "экономики первичного рынка", представлений рвача и стяжателя, распылявшего свои "бешеные", даровые деньги в гульбе, в приобретении вилл и яхт, в безумном потреблении. Ласточкин, накопив сбережения, купил завод, стал владельцем контрольного пакета акций, получив контроль над кладбищем. Там же, на этом кладбище отцов, он дал себе слово превратить завод в лучшее предприятие России, сделать российское моторостроение лучшей отраслью мира, возродить авиацию Родины.

Только такая сверхзадача, непостижимая для пошлого здравого смысла, безумная с точки зрения тривиальной логики, религиозная и прекрасная по своей глубине и размаху, ведет к победе в безнадежных, как смерть, условиях. Только этот богатырский, связанный с высшими ценностями возглас может разбудить сонных людей, обессиленных творцов, изнуренных работников. Этот зов был услышан. Так в древности князь среди посеченного войска ставит свой стяг, и к этому стягу стремятся оставшиеся в живых, не сдавшиеся, выстраивают новый строй.

Ласточкин стал собирать команду. Здесь, в Рыбинске, на других КБ и заводах среди оскорбленных, но не сдавшихся, не продавших секреты родины ЦРУ, впроголодь работающих за пульманами, получающих зарплату ржаным хлебом и китайским ширпотребом. Конструкторы, инженеры. Специалисты по маркетингу, финансисты, кадровики. Так набирают команду космонавтов перед высадкой на Луну. И такая высадка состоялась. Среди лунного пейзажа разгромленного завода, среди кратеров и пыльных вмятин стали возникать цеха невиданного дизайна, корпуса кристаллической красоты, люди с волевыми ясными лицами, которых Андрей Платонов называл "одухотворенными людьми". Ласточкин собирал свое воинство, как мастер по кусочкам драгоценной смальты создает неповторимую мозаику. Добивался кредитов в банках. Покупал за границей самое лучшее, невиданное в России оборудование. Расширял свою "империю", присоединяя к ней другие заводы и конструкторские бюро, испытательные стенды и лаборатории. Подбирал брошенное на землю. Вдыхал жизнь в омертвелое. Судьба свела Ласточкина с Михаилом Аслановичем Погосяном, главой фирмы "Сухой", почти единственной уцелевшей от погрома авиаиндустрии СССР, с потухшими звездами "Ту", "Ил" и "Миг". Два романтика и подвижника, организатора и блистательных практика — нашли друг друга. Замыслили создать гражданский самолет мирового класса "Суперджет" и истребитель пятого поколения Су-35. Их замыслы близки к реализации. "Суперджет" летает, собирая покупателей на мировом рынке. Су-35 имеет построенный двигатель и ждет, когда Министерство обороны "спустит" производственникам долгожданный "оборонный заказ".

Чудо произошло. Обычное Русское чудо, выносящее Россию из "черной дыры" истории, возводящее на руинах прежней империи империю новую. На руинах сталинской Четвертой империи — Пятую — империю русских. Ласточкин — русский пассионарий, провозвестник русского будущего. Ласточка русской цивилизации.

ЗАВОДСКИЕ КОРПУСА — гранёные кубы, параллелепипеды и цилиндры, с кристаллической точностью расставленные на берегу Волги. Цеха своим простором, чистотой, организованным, мягко освещенным пространством похожи на залы музея: малолюдные, нешумные, с таинственным свечением драгоценных экспонатов. Станки ничем не напоминают своих предшественников — потный металл, маслянистая ветошь, рев и скрежет, вихри горячих стружек, суровый фрезеровщик в фартуке металлической щеткой чистит верстак. Станки, просторно и красиво расставленные, сродни застекленным шкафам, дорогим буфетам, в которых сквозь стекла что-то драгоценно мерцает, беззвучно искрится, чуть слышно звенит. Прошедшие обработку детали выглядят, как музейные экспонаты, — сияющие сосуды и узорные чаши, ожерелья и броши, экзотическое оружие и части доспехов, то ли рыцарских, то ли солдат из киноэпопеи "Звёздные войны". Каждый станок: французский, немецкий, японский — стоимостью в несколько миллионов долларов. Орудие производства, основанное на новых физических принципах, небывалых технологиях, совмещенное с быстродействующими компьютерами, способное создавать совершенные изделия, из которых складывается цивилизация ХХI века. Здесь на паритетных началах с французами строятся двигатели для пассажирского лайнера "Суперджет-100", который начнет курсировать на авиалиниях средней дальности в России, Европе, Америке, по всему миру. Этот двигатель соответствует самым высоким европейским стандартам, прошел самые придирчивые проверки зарубежных экспертов: пониженный уровень шума, минимальный расход горючего, сведенные к минимуму вредные выбросы, и при этом — надежность, долговечность, компактность, придающие самолету скорость и мощь. Только создав наукоёмкое производство, оснащенное сверхсовременными станками и линиями, мы сможем конкурировать с индустриальными странами, стать частью мировой индустрии. Только стремительным рывком, преодолев двадцатилетнее отставание, опережающим, а не догоняющим броском, мы можем встать в строй передовых пост-индустриальных держав. Цех — как новый, исполненный здоровья и силы орган, пересаженный в больное тело изнуренной русской промышленности. Прижился, наполнил одряхлелое тело биениями, молодыми импульсами, силой и свежестью, оживляя и омолаживая уставший организм. Это и есть модернизация. Это и есть Развитие. Использование инновационных технологий, где каждое нововведение меняет не просто цех и завод, а всю русскую цивилизацию.

Станок, окруженный электронным мерцанием индикаторов. В стеклянном футляре происходит резание металла с космическими скоростями, заменяющими работу пятнадцати обычных станков. В три смены, круглосуточно, семь дней в неделю станок отрабатывает свою дороговизну, обеспечивая небывалую производительность труда.

Отливка, похожая на диск для метания, привезенная из Америки, ибо только в Штатах есть технологии такого литья. Здесь же, в России, в диске с помощью лазера прожигаются пазы и отверстия, куда будут вставлены лопатки турбины. Раскалённый луч прожигает металл с молекулярной точностью, без допусков на ошибку, достигая такого сопряжения деталей, что в клубке огня, среди вибраций и вихрей, двигатель обретает КПД в 90%: еще немного — и "перпетуум мобиле".

Другой станок, где механическая обработка металла происходит на основе электроэрозии, без режущего инструмента, без контакта с деталью. Разряд тока в электролите — и еще одно микронное отверстие. В гальванической ванной сталь турбинной лопатки покрывается жаростойким слоем — стерильная чистота, отсутствие едких запахов, прозрачные, с золотистым раствором ванны, где сонно мерцает деталь. Аквариум с хрустальной водой, и дремлющая серебряная рыба.

Такая точность недоступна человеку. Подверженный настроению, нервическим импульсам, моментально возникшей эмоции, человек допустит сбой, микронную ошибку, обесценит трудоемкую деталь. Человек по возможности исключается из процесса производства и контроля, заменяется компьютером, бесстрастным и умным измерительным прибором. Вот один из них — под стеклянным колпаком лежит деталь с прихотливыми контурами, изысканными отверстиями. Измерительный аппарат, похожий на хрупкий клювик, движется с легким попискиванием, не прикасаясь к детали, скрупулезно передавая в компьютер данные о размерах, сверяя их с чертежом. Загадочная электронная птица с рубиновым глазком и монотонно-печальным голосом.

Самодостаточность России — сладкий миф, питающий патриотов-староверов. Советский Союз не был самодостаточен, стремился в "третий мир", торговал с Западом, посылал разведчиков в Америку добывать экономические и технические секреты. Соединенные Штаты не самодостаточны, включены в сложнейшую структуру мировых финансов, производства и потребления, в разделение мирового труда, переносят производство в страны Азии, открывают свой рынок товарам Японии и Китая. Современная Россия встроена в мировой рынок, ищет в нем достойное место, стремится создавать изделия высшей пробы, побивая конкурентов в авиастроении, космической технике, современном вооружении. Пятнадцать "демократических" лет опустошили Россию, стерли с русской земли целые отрасли, научные школы, высокие технологии, выбили поколение ученых и умелых рабочих. Сегодня Россия начинает титаническую борьбу за восстановления своей науки и индустрии, уходит из тупика, куда её замуровали "реформаторы". Здесь, на "Сатурне", видна кибернетика вхождения России в мировое пространство. Авиалайнер "Суперджет-100" — это русский замысел, русская авиастроительная философия, которая реализуется с привлечением навыков, технологий, гигантского опыта самых передовых стран мира. Станки, на которых создается двигатель, — как визитные карточки участников авиапроекта. Германия, Франция, Италия, Япония, Америка — все "чудеса света" собраны в русском Рыбинске, служат возрождению "русской цивилизации" в новом, постиндустриальном обличии. Как здесь не вспомнить Достоевского, воспевшего "всемирность русской души", открытой германскому гению, английской предприимчивости, французской живости?! Как не вспомнить русское, восторженное восклицание Пушкина: "Все флаги в гости будут к нам, и запируем на просторе"?!

ОСОБОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ производят люди в этих цехах. Их немного, их почти не видно. Каждый станок заменяет десятки наладчиков и контролеров, рабочих и бригадиров. Неторопливы, движения спокойные, гибкие. В чистых комбинезонах и белых рубашках. Молодые, свежие, умные лица с особым осмысленным, светлым выражением глаз, с открытыми лбами, с осторожными точными движениями рук. Они чем-то напоминают спортсменов единой, слаженной, натренированной команды. Чем-то напоминают музыкантов симфонического оркестра, исполняющего классику.

Эти рабочие — драгоценное достояние завода. Их сотворяют параллельно с созданием двигателя. Их строят из исходного, взятого с улиц материала, где столько пропащего, гиблого и больного, изуродованного десятилетием "великого простоя", "великой гульбы", "великого падения в пропасть". Этих рабочих и техников учат, переучивают, снова учат. Посылают за границу стажироваться в иностранные фирмы. Обучают иностранным языкам. Показывают мировые салоны и выставки. Проводят по мировым лабораториям. Сажают в аудиториях самых известных университетов. Прививают не просто трудовые навыки, а чувство своей уникальности, причастности к высшим проявлениям человеческой деятельности. У них особая трудовая этика, особое чувство красоты, особое чувство достоинства, делающие их рабочей аристократией, для которых стерта грань между умственным и физическим трудом. Для которых потребление и алчность уступают место познанию, стремлению к совершенству. Восемь тысяч вновь созданных рабочих — "племя молодое, незнакомое". Их имя уже не "рабочий", а "оператор" — дрессировщик уникальных роботов с электронными мозгами и лазерными резцами.

Развитие, о котором говорят политики, явлено здесь коллекцией небывалых технологий и новым классом людей, которые неуклонно распространяют свои качества на весь окрестный мир, одолевая гибельную энтропию, распад и бездействие. Пример Русского Возрождения, перечеркивающий пессимистические суждения о будущем России.

Я смотрю на лопатку турбины, прошедшей многократную обработку всеми видами открытой человеком энергии. Лопатка — пример совершенства, к которому стремились античные художники и которое достигается лишь самой природой. Должно быть, так выглядит крыло ангела, пересекающего лучистый Космос, влетающего, словно буря огня, в земную реальность. Лопатка, вращаясь в глубине ревущего двигателя, среди белого пламени, дующей струи раскаленного газа, подверженная вибрации и ударным воздействиям, толкает в небе гигантский самолет с дремлющими пассажирами, лениво перелистывающими глянцевый журнал или попивающими сладкий коктейль. Чтобы вычислить на компьютере эту переливающуюся форму, потребовалось несколько докторских диссертаций по математике. И столько же — по металловедению. И столько же — по сопротивлению материалов. В этой лопатке — сгусток открытий, одно из которых — сам завод. Чудо его создания. Соединение тысяч людей в единую творческую артель, вершащую Общее Дело, не заводское, а общерусское, создающее двигатель русской цивилизации.

ПРИ ЗАВОДЕ — КБ, самое большое в двигателестроении, где рождаются новые типы двигателей, витают новые идеи, взращиваются новые гении, продолжающие славную плеяду русских изобретателей. Гляжу на КБ глазами конструктора Юрия Васильевича Шмотина.

Больше тысячи молодых конструкторов работают в помещении, напоминающем корпус нейрохирургии: стерильная чистота, озонированный воздух, оборудованные компьютерами рабочие места. Канули в лету допотопные пульманы, рейсшины, миллиметровки, на которых изнурительно вычерчивался образ детали. Старинные КБ напоминали скопление саранчи, шевелящей своими перепонками и конечностями. Сегодня у каждого конструктора — изолированное рабочее место с экраном, напоминающим окно в батискафе. Из глубины океана, выхваченные прожектором, возникают фантастические существа, волшебные цветы, сплетение водорослей, кружева кораллов. Переливы цвета, биение и пульсации, волшебные потоки. Так выглядят детали двигателя, живущие в объеме, — вращаются вокруг своей оси, удаляются и приближаются, меняют очертания. На этих компьютерах моделируются процессы в работающих двигателях, на компьютере видны точки перенапряжений, уязвимые места, зоны опасности. Раньше, перед запуском в серию, приходилось губить тридцать опытных образцов, которые в процессе испытаний взрывались, "клинились", тупо умолкали. Загубленный образец — это огромные траты денег, времени, психической энергии конструктора, для которого каждая поломка или взрыв создают очередной стресс — укорачивают жизнь. Сегодня расход опытных образцов сокращен до трех-четырех. Компьютерное моделирование позволяет в этих красивых строгих кабинетах понять, как ведет себя двигатель, если в его сопло попадёт камень или птица, или если на взлёте самолет обстреляют из стрелкового оружия. Академия, работающая при заводе, поставляет в КБ "молодые мозги", талантливую молодежь Ярославля и Рыбинска. Других собирают со всей страны, отыскивая поштучно, заманивая, перекупая у конкурентов, осуществляя "утечку мозгов" из других, депрессивных КБ. Это цвет новой технической интеллигенции, надежда инновационного развития России.

Среди заводских корпусов — стенд для испытания двигателей. Бетонный бокс, где размещен опытный образец. К нему, как к сердцу, извлеченному из грудной клетки, подведены сосуды с питанием — топливо, смазка, электричество, системы охлаждения. Множество датчиков окружают его. Двигатель изолирован от внешней среды. Ни на заводе, ни в городе не слышно, как ревет и грохочет сталь, сотрясаются взрывы плазмы. Всё, что производит взлетающий самолет, гасится, тонет в изоляционных оболочках, каждая из которых — особое чудо техники… По другую сторону бетонной стены, окруженные экранами, испытатели. Подобно пилотам в кабине, они задают двигателю режимы — взлета и посадки, "свечи" и штопора, крутого виража и резкого сброса скорости. Все данные, с каждой детали, с каждого участка поверхности, поступают на компьютеры, систематизируются, создают "портрет" мотора. По тем же принципам снимаются данные с ядерного заряда, взорванного в недрах горы, благо эта технология разработана совместно "Сатурном" и Российским ядерным центром. И уже слышны за стеной нарастающий шум и свист, уже скачут по экранам синусоиды и импульсы. Через спутник, в режиме реального времени, данные перегоняются в Париж, где французские партнеры в эти минуты следят за экспериментом, пользуются его результатами.

Еще один стенд для натурных испытаний вынесен далеко за черту города, в леса и болота, где двигатель проверяется в естественных условиях, в том числе, в условиях жесткого внешнего воздействия. Во Франции, как и во всей густонаселенной Европе, нет места для таких полигонов. В Америке они вынесены в пустыню Невада и безлюдные пространства Юты. Здесь же, под Рыбинском, в безлюдных пространствах, есть место для таких испытаний.

При компьютерном моделировании идет борьба за каждый грамм веса, за каждый сантиметр размера. Известно, что шасси российского истребителя вдвое тяжелее и больше, чем у истребителя американского. Ибо плиты американских аэродромов стыкуются с миллиметровой точностью. А плиты наших взлетных полос создают перепады в несколько сантиметров. Это требует более крупных колес и массивных стоек, что увеличивает вес самолета, а значит, и мощность двигателя. Из таких мелочей складывается победа в конкурентной борьбе, победа в небе во время воздушного боя.

А вот и венец кибернетической культуры завода. Таинственное божество, дышащее в лунном свечении зала. Электронный бог, окруженный жрецами и служителями. Суперкомпьютер, собранный из полутора тысяч обычных компьютеров, соединенных особым, сверхвиртуозным способом. В нем играют миллиарды данных, пульсируют десятки программ, вспыхивают бессчетные образы, аттестующие работу мотора: его жизнь и угасание, болезнь и смерть, долговечность и победное продвижение к самолету. Поклониться божеству пришли руководители "Сатурна", представители зарубежных фирм, губернатор области, инженерная элита. Благоговейно, как волхвы, прислушиваются к космическому шелесту, таинственным мерцаниям. Таких компьютеров нет в стране. Его приобретение и установка — громадное достижение завода. Падает перерезанная ленточка. Ликование людей выглядит, как хор похвал божеству, которое знает все об этом грозном мире, где летят боевые самолеты, мчатся крылатые ракеты, разоряются банки и финансовые рынки, политики пытаются удержать в узде рассыпающийся мир, и Россия в своих упорных трудах подымается из руин. И вот уже суперкомпьютер занимает свое место в пантеоне русских богов, обретает мистическое имя — "АЛ-100". Имя великого конструктора моторов Архипа Люльки, которому сегодня исполнилось бы 100 лет.

Рыбинск — Москва

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ — 25 Продолжение. Начало — в NN 12-33, 35-36

Вы призываете всё общество и всю элиту отбросить идеологические разночтения и поддержать, казалось бы, очевидную в своей позитивности и безальтернативности идею развития, а вам говорят: "А откуда вы взяли, что эта идея очевидна? Тем более, безальтернативна и позитивна? У нас, например, совершенно другая точка зрения. И вы своей плетью национально-государственнической аргументации наш духовный обух не перешибете. Вам надо какое-то там развитие во имя победы в противостоянии с врагом государства. Мы тоже хотим противостоять врагу государства. Но мы знаем, что есть еще враг человеческий, и что выше задачи спасения государства стоит задача спасения души. И вы нам это самое развитие не подбрасывайте! Ишь ты, "позитивное", "безальтернативное", "консенсусное". Что нам ваши мирские приоритеты? У нас есть приоритеты совсем иного порядка!"

А тут из-за спины этой — в принципе АБСОЛЮТНО НОРМАЛЬНОЙ И ВНЯТНОЙ — аргументации слышится второй, собственно политический, так сказать, голос: "Хватит, хватит… Доразвивались при Михаиле Сергеевиче…" И опять-таки — что скажешь? И впрямь, доразвивались.

Поскольку я убежден, что оба эти голоса — духовный и политический — есть одно целое, то возникает крайне сложная ситуация. Ну и слава богу, что она крайне сложная! Иначе нам пришлось бы избыточно политизировать обсуждение развития и слишком разбавлять это обсуждение собственно политической проблематикой… Разрушительность дебольшевизации… Рамки политической рациональности в вопросе об убийстве царской семьи… Все это, конечно, важно. Но только вкупе с настоящей теоретической проблематикой.

Наличие такого внятного оппонирования развитию, которое заявлено отцом А.Лоргусом, позволяет нам сделать шаг вперед и начать обсуждать развитие как таковое, переходя от прикладной — к общей политической метафизике.

Внимательно ознакомившись с работой А.Лоргуса "Методологические проблемы идеи развития", я обратил внимание на некоторые моменты, которые М.Мироновой, в силу ее профессиональной ориентированности, не показались особо существенными. Мне же представляется, что без рассмотрения этих моментов беседа о метафизических pro и contra в вопросах развития рискует погрязнуть в частностях. Очень интересных, в том числе и для меня, но в политическом отношении не имеющих решающего значения.

Прежде всего, речь идет о построении работы А.Лоргуса. Он делает свой доклад (ставший основой рассматриваемой статьи) в связи с дискуссией о дарвиновской теории эволюции, развернувшейся в определенных религиозных кругах и породившей совещание Отдела религиозного образования и катехизации Московского Патриархата на тему "Преподавание в православных школах вопросов творения мира, жизни и человека". В теории Дарвина есть ряд моментов, болезненных для христианского сознания. Причем именно для сознания не слишком, так сказать, усложненного. И при этом обремененного всеми сомнительными приобретениями нынешней российской эпохи, к числу которых, конечно, относится абсолютное пренебрежение ко всему, что сформировало на настоящий момент человечество.

Такое современное российское сознание (к сожалению, его приходится объективно оценивать как регрессивное), взяв на вооружение что угодно — от радикального демократизма до своеобразно понимаемой религиозности ("а почему бы нет, могу выбрать и такой прикид"), — категорически отметает все остальное: "А чё такое? У меня новые ценности, а тут лезут с каким-то Дарвином, получается, что я от обезьяны произошла, а мне при моих новых ценностях это ну никак не подходит".

По сути именно это, как мне помнится, заявила одна школьница, подав вместе с отцом судебный иск с требованием, чтобы школа прекратила навязывать учащимся, имеющим религиозные ценности, какого-то Дарвина. Позиция школьницы и ее отца не случайно оказалась в фокусе внимания ряда телевизионных каналов. Все это явным образом отдавало пиаром с политической окраской.

Беспокойство вызывает не сама эта позиция, а способ ее обсуждения. Ведь российская школьница и ее отец — не первооткрыватели в данном вопросе. Таких исков в мире было множество, особенно в конце XIX — начале ХХ века. Вызов дарвинизма мучительно осваивался христианством. Одним способом этот вызов осваивал Ватикан, другим — Российская империя и Русская Православная Церковь. И в том, и в другом случае существовала церковная иерархия, чей вердикт был обязателен для верующих. И тут надо говорить не о способе, а о способах принятия вызова, который и впрямь был достаточно болезнен для религиозного сознания.

У протестантов иерархии, способной вынести окончательный вердикт, не было. Именно поэтому наиболее яростно против Дарвина ополчились некоторые течения в протестантизме, особенно американском. И вели бои против Дарвина очень долго. А некоторые ведут до сих пор, хотя большинство вполне религиозного американского общества воспринимает их как мракобесие. Но за то время, пока шли эти бои против дарвинизма, "воюющими сторонами" было столько сказано, что, казалось бы, навеки усвоено — такие бои не нужны никому. Ни науке, ни церкви.

Что касается Ватикана, то он, в свойственной ему гибкой манере, очень быстро справился с вызовом. Конечно, всегда ("всегда" — это до второй половины ХХ века) сохранялись радикальные клерикальные круги, которые отрицали Дарвина. Но это уже не было мнением всего церковного Института.

Скажут: "Ватикан нам не указ". И я полностью соглашусь. Хотя… На уровне МЕТОДОВ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РАБОТЫ — почему бы и не поучиться (сохраняя при этом и систему ценностей, и аутентичность православной позиции)? Но и впрямь ведь не указ. Заемным опытом сыт не будешь. Однако есть же и свой опыт! Он для нас тоже не указ?

Граф Алексей Константинович Толстой никогда не был отлучен от православной церкви, в отличие от графа Льва Николаевича Толстого. Кроме того, Алексей Константинович Толстой никогда не был либералом и очень сдержанно (мягко говоря) относился к революционным демократам, в отличие от графа Алексея Николаевича Толстого.

В стихотворении, которое я приведу ниже, это выражено напрямую в его оценке нигилистов (то есть революционных элементов Российской империи). Эта его экстремально-негативная оценка, весьма тогда "немодная", никак не добавила ему популярности ни в либерально-буржуазных, ни в фрондирующих аристократических салонах России. Но он дал эту оценку потому, что таково было его мировоззрение. И он не хотел им поступаться — ни в угоду либеральной моде, ни в угоду странным течениям противоположного рода. Дал он ее по одному частному поводу.

М.Лонгинов — начальник Главного управления по делам печати в 1871 — 1875 годах, поддавшись давлению неких крайних (как сейчас сказали бы, контрмодернистских) группировок, всего лишь попытался запретить одно из произведений Дарвина. Повторяю — всего лишь попытался! Пошли слухи (разумеется, обоснованные, но слухи), что он это сделает. И граф Алексей Константинович Толстой на эти слухи откликнулся своим известным стихотворением "Послание к М.Н.Лонгинову о дарвинисме".

Это "Послание" советский агитпроп тоже не любил, поскольку слишком уж сильно граф "приложил" нигилистов, то есть революционных демократов, то есть предтеч большевиков (по каноническому определению Ленина — "декабристы разбудили Герцена" и так далее). Но стихотворение стало суперпопулярным уже в момент его написания и оставалось таковым весь ХХ век.

Это стихотворение убило все попытки перенести на российскую почву протестантские (или католические в их радикально-инквизиторском исполнении) методы борьбы с Дарвином. Мне казалось, что стихотворение знает каждый образованный человек. В общем-то, так и было лет 30 назад. Кто-то цитировал наизусть, кто-то кусками. В школах стихотворение изучали. Не учили наизусть "от и до", как "Песню о Буревестнике", но изучали. А наиболее яркие фрагменты стихотворения вошли в быт достаточно широких кругов… ну, примерно так, как цитаты из Ильфа и Петрова вошли в быт несколько более широких кругов…

А.Лоргус не знает это стихотворение? Его бэкграунд хочет в очередной раз "по полной программе наступить на те же грабли"? Кто-то готов так же прямолинейно, как М.Лонгинов, начать работать с наукой вообще и теорией эволюции в частности, по прошествии конкретно 136 лет? Уже не в XIX и не в XX, а в XXI столетии?

А зачем? Нет, вы мне объясните, зачем? В чем какая-то политическая целесообразность? Если даже речь идет о том, чтобы установить в стране абсолютно жесткий теократический режим, то это все равно не так делается! Россия не Иран, но и в Иране это не так делается! Главное, что будет этот теократический режим делать? Гоняться за сторонниками Дарвина и ждать, пока очередные научно-технические революции создадут такие виды оружия, против которых стареющий потенциал, унаследованный от СССР, будет бессилен? Соединять работу а-ля М.Лонгинов с развитием нанотехнологий?

Но главное все-таки метафизика… Поскольку я хочу СРАЗУ обсуждать и ее, и политику, я все-таки приведу дословно метафизически небессмысленное стихотворение А.К.Толстого. Тем более, что оно столь же небесмысленно с политически-прикладной точки зрения.

Я враг всех так называемых вопросов.

Один из членов Государственного совета.

Если у тебя есть фонтан, заткни его.

Козьма Прутков.

Правда ль это, что я слышу?

Молвят овамо и семо:

Огорчает очень Мишу

Будто Дарвина система?

Полно, Миша! Ты не сетуй!

Без хвоста твоя ведь ….,

Так тебе обиды нету

В том, что было до потопа.

Всход наук не в нашей власти,

Мы их зерна только сеем;

И Коперник ведь отчасти

Разошелся с Моисеем.

Ты ж, еврейское преданье

С видом нянюшки лелея,

Ты б уж должен в заседанье

Запретить и Галилея.

Если ж ты допустишь здраво,

Что вольны в науке мненья —

Твой контроль с какого права?

Был ли ты при сотворенье?

Отчего б не понемногу

Введены во бытиё мы?

Иль не хочешь ли уж Богу

Ты предписывать приёмы?

Способ, как творил Создатель,

Что считал он боле кстати —

Знать не может председатель

Комитета о печати.

Ограничивать так смело

Всесторонность Божьей власти —

Ведь такое, Миша, дело

Пахнет ересью отчасти!

Ведь подобные примеры

Подавать — неосторожно,

И тебя за скудость веры

В Соловки сослать бы можно!

Да и в прошлом нет причины

Нам искать большого ранга,

И, по мне, шматина глины

Не знатней орангутанга.

Но на миг положим даже:

Дарвин глупость порет просто —

Ведь твое гоненье гаже

Всяких глупостей раз во сто!

Нигилистов, что ли, знамя

Видишь ты в его системе?

Но святая сила с нами!

Что меж Дарвином и теми?

От скотов нас Дарвин хочет

До людской возвесть средины —

Нигилисты же хлопочут,

Чтоб мы сделались скотины.

В них не знамя, а прямое

Подтвержденье дарвинисма,

И сквозят в их диком строе

Все симптомы атависма:

Грязны, неучи, бесстыдны,

Самомнительны и едки,

Эти люди очевидно

Норовят в свои же предки.

А что в Дарвина идеи

Оба пола разубраны —

Это бармы архирея

Вздели те же обезьяны.

Чем же Дарвин тут виновен?

Верь мне: гнев в себе утиша,

Из-за взбалмошных поповен

Не гони его ты, Миша!

И еще тебе одно я

Здесь прибавлю, многочтимый:

Не китайскою стеною

От людей отделены мы;

С Ломоносовым наука

Положив у нас зачаток,

Проникает к нам без стука

Мимо всех твоих рогаток,

Льет на мир потоки света

И, следя, как в тьме лазурной

Ходят Божии планеты

Без инструкции ценсурной,

Кажет нам, как та же сила,

Всё в иную плоть одета,

В область разума вступила,

Не спросясь у Комитета.

Брось же, Миша, устрашенья,

У науки нрав не робкий,

Не заткнешь её теченья

Ты своей дрянною пробкой!

Конец 1872 г.

А.Лоргус в своем докладе, который М.Миронова считает столь индикативным (и я с нею абсолютно согласен), апеллирует к методологии как науке, которая, начиная с 40-х годов ХХ века, стала оказывать влияние на отношение к научной теории вообще и рассматриваемым им конкретным теориям, в частности.

Методология — интересное и в целом очень позитивное направление. Другое дело, что методология породила не только очень умные и правильные идеи, методы, приемы работы — но и параллельную субкультуру со всеми ее составляющими. В то время, как ведущие методологи (особенно — глубоко уважаемый мною Г.П.Щедровицкий) категорически настаивали на необходимости изучения традиции мышления, требовали, чтобы определенные канонические философские произведения заучивались чуть ли не наизусть, — субкультура культивировала пренебрежение ко всему, что не есть методология. Было очень соблазнительно отказаться от изучения философской традиции и от апелляции к ней, и на все смотреть "с методологического высока". Это порождало дилетантов.

Я никоим образом не отношу к ним А.Лоргуса, окончившего психологический факультет МГУ в 1982 году и Московскую духовную семинарию в 1992 году. Я просто обращаю внимание — и его, и других интеллектуалов со сходной точкой зрения, — что такой соблазн в принципе существует.

Но коль скоро А.Лоргус апеллирует к методологии, то я хочу обратить его внимание на то, что граф А.К.Толстой, не зная о существовании методологии, которая, по мнению А.Лоргуса, начала развиваться с конца 40-х годов ХХ века (а как же Джон Ди и его последователи?), построил стихотворный текст блистательно именно с методологической точки зрения. Да и с политической, кстати, тоже. То, что мы и в XIX веке не были за китайскою стеною… Согласитесь, граф угадал правильно. Кто-то хочет, чтобы мы оказались за нею в XXI столетии?

Так вот, насчет православной методологии… Граф А.К.Толстой никогда не рвал связи с каноническим православием. Что же до разных его масонских шалостей, то кто из искренне верующих христиан (православных, в том числе), принадлежащих к высшему классу, не баловался чем-то подобным в XIX веке? Не только в России, но и в Германии, и во Франции, и т.д.?

Граф шутливо и одновременно всерьез спрашивает о том, кто, относя себя к Твари, может осуществлять дескрипцию интенций Творца по поводу им творимого? Как это в принципе возможно? Не построено ли в религии все и всегда на неисповедимости путей Господних?

Но если эти пути неисповедимы, то почему надо считать, что Ньютон или кто-то еще (тот же Дарвин) не раскрывали нечто в этих путях (конечно, не до конца и несовершенным образом), а клеветали на Божий Промысел? Каким должно быть научное открытие, чтобы его нельзя было интегрировать в Божий Промысел, который — по методологическим основаниям, применяемым в гиперпрограмме под названием "вера"! — всегда абсолютно эластичен?

Атеисты пели частушки: "Всю Вселенную прошли — нигде бога не нашли". Все понимали, что это чушь. Что прошли не всю Вселенную. Что понятие "нигде" для Бога вообще не существует. Что Вселенной все не исчерпывается. Наука никогда в этом смысле не посягала на Бога, если это была серьезная наука. Если отдельные "жрецы науки" это делали, то на свой страх и риск и в силу исторической ограниченности. Эйнштейн говорил о том, что со стороны Бога некрасиво бросать кости каждый раз, нечто определяя. Но он почему это говорил? Потому что считал, что Бог и не бросает эти кости. Ибо Он — единство истины, справедливости и красоты. Он не говорил, что Бог в принципе, если ему захочется, не может и кости побросать. Все он может. Ибо неисповедимы пути, и так далее.

Вульгарнейший атеизм, действуя с определенными целями, мог подбрасывать слабо образованным людям: "Вам говорили, что бог на облаке? А там самолеты летают, а бога нет". Может быть, Лоргус хочет подобную чушь выдать за позицию науки?

Борис Викторович Раушенбах — крупный ученый и вполне верующий человек. С его статьей "Четырехмерное пространство", опубликованной в сборнике "Пристрастие" (издательство "Аграф", 2000 год), каждый может ознакомиться самостоятельно.

Вначале Раушенбах вводит четырехмерность просто как существование, наряду с обычными тремя пространственными измерениями, четвертого. И оговаривает, что когда теория относительности только появилась, за это новое четвертое измерение принимали время.

Далее Раушенбах пишет о том, что есть "значительно более сложное четырехмерное пространство, где четвертой координатой является не время (что себе легко представить), а тоже пространственная координата (что представить себе немыслимо)". И указывает, что методы изображения этой немыслимой ситуации (если есть четвертое пространственное измерение, то любая мистика допустима) давно были выработаны в русской иконописной школе.

Раушенбах размышляет о последствиях возрожденческого отказа от свойственных средневековому искусству приемов. О том, что художники Возрождения "границу между миром видимым и невидимым стали показывать изображением облаков". Но ведь Раушенбах понимает, что "границу между миром видимым и невидимым" просто стали показывать по-другому. То есть, что "облака" в искусстве Возрождения — это все то же введение немыслимой пространственной четырехмерности. Он считает эту инновацию неудачной… Не будем спорить. Подчеркнем лишь, что обсуждение УДАЧНОСТИ и НЕУДАЧНОСТИ методов показа пространственной немыслимой четырехмерности лишь подтверждает, что речь идет ИМЕННО О ПОКАЗЕ ЭТОЙ НЕМЫСЛИМОЙ ЧЕТЫРЕХМЕРНОСТИ, а не о чем-то другом.

Но наука на своем языке осваивает пространства с немыслимой четырехмерностью, а также большим количеством собственно пространственных измерений, что совсем немыслимо. При этом речь идет — и это особо важно — не об абстрактных математических n-мерных пространствах, а о пространствах физических (квантовых и космологических, прежде всего).

Наука и религия конкурируют друг с другом в том, что касается понимания сверхсложности подобной реальности. Такая конкуренция не носит антагонистический характер. Как поведет себя религия в этой ситуации? Любая ее попытка отказаться от конкуренции (и кооперации) с наукой в вопросе о сложности и сверхсложности — приведет к тому, что пальма первенства перейдет к науке. Религии же останется — пропись, элементарщина. Но в этом случае религия проиграет.

Так что такое атака церкви на науку? Граф А.К.Толстой, как православный методолог XIX столетия, показывает, что это ересь. Это посягательство на Бога. На его прерогативы, на всевозможности Вседержителя. В чем изъян его методологических построений? И есть ли этот изъян?

Православный методолог XXI века А.Лоргус прекрасно понимает, что, с методологической точки зрения, изъяна нет. Существует Система (религиозная или иная). Существует Информация, отвечающая критериям достоверности ("данные опыта" это называется, "верификация" и так далее). Как может Система не интегрировать в себя Информацию: данные науки, любые другие данные о мире, имеющие статус достоверности (притом, что достоверность всегда относительна)? Если Система этого не может, то одно из двух: или Система плохо построена, или… Или на самом деле она-то может, но ей мешают, чтобы развалить ее, соорудив на пустом месте пустой и бесперспективный конфликт между Системой и Информацией.

Но А.Лоргус — не М.Лонгинов. Он и живет, согласитесь, несколько позже. И замахивается на нечто большее. Если бы он замахивался только на теорию эволюции, я не стал бы столь подробно это обсуждать. Но он замахивается на теорию развития вообще. А поскольку ему мало замахиваться на теорию с позиций чистой веры (он слишком хорошо понимает, чем это чревато), то он берет в союзники (чуть не сказал "в подельники") методологию и теорию систем. Мол, теория развития была хороша, пока не возникла теория систем.

Это классический игровой прием. Он же — политический "заход". Управляемый конфликт, так сказать. Манипуляция, она же — разводка. Вы хотите атаковать науку. Вы её делите на "своих" (методологов и системщиков) и "чужих" (сторонников теории развития). Потом "свои" должны съесть "чужих". А вы — стоять, уперши руки в боки, и похихикивать. Чужими руками жар загребать.

Конфликт теории систем и теории развития? Не понял. Ну, гадом буду, — не понял. Я не выпускник психфака МГУ. Я кандидат физико-математических наук. Защищался в советскую эпоху, когда это кое-что значило. Защищался как раз по уравнениям, описывающим устойчивость систем, и сходным вопросам. У меня есть работы и по теории систем, и по распознаванию образов, и по обратным задачам. Я в политологии непрерывно применяю теорию систем.

Ну, так вот… Я не знаю ни одного профессионала, который осмелится сказать, что теория систем опровергает теорию развития. А у А.Лоргуса сказано именно это. Я не по реферативным выжимкам, данным М.Мироновой, сужу. Я А.Лоргуса сам внимательно прочитал. И мне его методологический приём ясен. Берем некие научные дисциплины (например, дисциплину X и дисциплинуY), сталкиваем их с научной же дисциплиной Z, потом организуем проигрыш дисциплины Z дисциплинам X и Y, а потом "подчищаем" всё с помощью религии.

А.Лоргус делает буквально это. Дисциплина Х — методология. Дисциплина Y (основной союзник А.Лоргуса) — теория систем. А дисциплина Z, которую надо разгромить, — теория развития. Вся теория развития целиком, понимаете?

Осуществляя такой методологический приём, надо ждать методологического же ответа. И не только от графа А.К.Толстого. В ожидании методологического ответа надо ознакомиться с теорией систем. Я не знаю, в какой мере А.Лоргус является специалистом по методологии. Судя по тому, как он ею пользуется, тут есть вопросы. Но он психолог, методология близка психологии мышления… Всё может быть. В конце концов, методология — это сфера гуманитарного знания. И в силу специфики знаний у нее есть свое, достаточно размытое, представление о строгости.

Но с теорией-то систем все иначе! Это математическая дисциплина. Там есть иное представление о строгости. Есть алгоритмы и аппарат. Есть круг авторитетов. Этот круг вполне обозрим. И я твердо говорю, что сталкивать теорию развития и теорию систем может только человек, который в теории систем не понимает НИЧЕГО. То есть ничего вообще — за пределами модных сегодня ужимок: "я, мол, системщик". Теория развития и теория систем не могут противостоять друг другу в принципе — с методологической, опять-таки, точки зрения.

Теория систем — это "что". Что развивается? Система. Любая динамическая система имеет траекторию (в обычном пространстве, если речь идет о механической системе, или в пространстве фазовых переменных, если речь идет о системе более сложной). Траектория определенного типа — это траектория развития.

Как отличить траектории, не являющиеся траекториями развития, от траекторий, являющихся траекториями развития? Как выявить типы траекторий развития, увязать эти типы с классами систем, решить обратную задачу восстановления системы по траектории? Этим всем должна заниматься теория развития.

И что значит противопоставить их друг другу? Примерно то же самое, что противопоставить слово "солёный" слову "огурец". Это логический, а значит и методологический, нонсенс.

Но что подобный казус знаменует собой в плане идеологическом (так и хочется сказать — схоластическом)? Что религия в том виде, в каком ее понимает Лоргус, не хочет бороться с наукой, оставаясь только на своей территории. Как достигается такая победа — понятно.

Говорится, что есть мистический опыт, опровергающий нечто (например, развитие).

Оппонент спрашивает: "Что за опыт?"

Ему отвечают: "Вам не понять. Наш опыт внутри системы, а вы — вне нее".

Оппонент указывает на мистический опыт других людей, находящихся внутри системы. Опыт, утверждающий, а не опровергающий нечто (например, развитие).

Ему отвечают: "Мы между собой разберемся, а вы тут лишний".

Ну, хорошо, я готов признать себя лишним.

Как быть с культурологией, историей религий, религиоведением — отдельный вопрос. Есть мнение, что всем этим можно заниматься, только находясь "внутри". Принимаю, но с одной оговоркой. А сравнительным религиоведением должен заниматься кто? Экуменист? Немного чудно.

Но в принципе, я готов рассмотреть всё сразу — и отказ от развития с апелляцией к мистическому опыту, и разделение на тех, кто "внутри", и тех, кто "не внутри". Однако тогда религия не должна никогда апеллировать ни к какой науке. Она должна апеллировать только к религиозному опыту и создавать такие формы его осмысления, которые будут свободны от научного искуса.

Такой подход к религии существовал. Говорили ведь о "греческом соблазне", имея в виду увлечение античными философствованиями. Но это очень быстро было отметено. Стало ясно, что подобный подход носит абсолютно тупиковый характер. Религии пришлось пойти на компромисс, взять внутрь себя и научный метод, и научные данные. Не сделай она этого — ей бы быстро пришел конец.

Ведь речь идет ни много, ни мало о вопросе соотношения между Разумом и Верой. И "оскоромились разумом" люди веры — не в XIX и не в ХХ столетии, а примерно тогда, когда Блаженный Августин заявил во всеуслышание, что без чтения греческих философов он пребывал бы во тьме. Он же не заявил при этом, что для него наука выше божественного! Он трактовал Платона и Аристотеля очень тонко и абсолютно своеобразно. И именно вокруг этих (и других, вкушающих от разума) трактовок сложилась хрупкая система христианского "вероразума". Начните изымать из этого сплава разум — система рухнет.

ПРОВОЦИРОВАНИЕ РЕЛИГИОЗНОЙ СИСТЕМЫ НА РАЗРЫВ С РАЗУМОМ КАК ТАКОВЫМ — ЭТО ПОДРЫВНАЯ ОПЕРАЦИЯ. Говорю как специалист. Это точь-в-точь запуск Танатоса — но не по отношению к нации с определенным идеологическим опытом, а по отношению к конфессии.

Отношения между Разумом и Верой никогда не были гладкими и сусальными. На что опять-таки указывает А.К.Толстой, но и не только он, по этому поводу тысячи томов написаны. Да, они НЕ БЫЛИ гладкими. Но они БЫЛИ — были всегда! Кто-то говорил, что Разум подчинен Вере. Кто-то — что Вера подчинена Разуму. Кто-то предлагал тот или иной паритет в отношениях между Верой и Разумом. Кто-то особым образом трактовал Разум в его отношениях с Верой.

Возразят, что были и те, кто говорили: "Верую, ибо нелепо". Согласен. Без такой позиции религия мертва. Но такая позиция отдельных очень ярких личностей, позиция мистиков, духовидцев, отстраняющихся от разумного во имя ясности духовного зрения, всегда была интегрирована в институт под названием "церковь". И если бы эта позиция не была интегрирована в институт и отчасти растворена в нем, то религии бы не было. Была бы секта духовидцев… Потом оказалось бы, что у одних — одни духовные видения, а у других — другие. Дать оценку статусу духовных видений невозможно: то ли мистическое откровение, то ли соблазн… И все стало бы рассыпаться.

Чтобы не рассыпалось, как раз и нужен институт. Институт, а не отдельные, сколь угодно яркие, личности с их видениями, чурающиеся разума как препятствия и соблазна. Личности-то, может быть, и чурались. А Институт с разумом никогда не порывал! Потому что понимал, что это бессмысленно. Что нельзя построить здание без веры, но и на одной вере его не построишь.

Номиналисты, реалисты и концептуалисты — по-разному строили отношения между Знанием и Верой. Но они все и всегда эти отношения строили. В Средние века строили. Потом — тем более. Что такое Ренессанс? Это не безбожие, это иное давление античного Знания на христианскую Веру. Вера — выдержала.

Так они и жили… Этак полторы тысячи лет…

А потом наступило нечто, ради чего, в сущности, я так подробно все это обсуждаю. Нечто называлось "проект Модерн". Модернисты — не безбожники. Есть католические, протестантские и православные модернисты. Не разрывая с Верой, они приняли вызов Нового времени. Времени, породившего стремительный взлет науки и техники. А в силу этого — иное отношение к Разуму. Модернисты поняли, что теперь отношения с Разумом и Наукой надо строить по-новому. Или же уходить в глубочайшие катакомбы.

В эти катакомбы ушли так называемые контрмодернисты. Модернисты и контрмодернисты разошлись отнюдь не только в вопросе о внутрицерковных реформах. Да, и о них спорили. Но главным все же был спор об отношении к Разуму. Религиозный модерн согласился принять Разум в дом Веры на совершенно других основаниях, нежели это происходило ранее. А контрмодернисты на это не согласились.

Без религиозного модерна нет проекта Модерн как такового. А без этого проекта Модерн — о каком развитии можно говорить с политической и стратегической точки зрения?

Многие путают Просвещение и Модерн. Эта путаница — от лукавого. Для меня лично и Просвещение — это великая эпоха с великими достижениями, со своими гениями, своими мучениками. Но вряд ли кто-то не согласится с тем, что Модерн намного шире Просвещения. Что в его основе — поиск новых внутрирелигиозных подходов к вопросу о Разуме и Развитии.

Прежде всего, речь пошла о соотношении Развития и Свободы Воли. Если Бог даровал Свободу Воли, то он сделал это зачем-то. Человек имеет право выбрать путь. И идти этим путем до конца. Он может идти к свету или к тьме. Кто-то говорил, что еще и к свету через тьму. Но это отдельный и очень сложный вопрос. В ходе этого движения человек меняется. Меняется, ибо борется. Меняется, ибо само приближение к чему-то может осуществить в нем фантастические перемены.

Являются ли эти перемены актуализацией того, что заложено, или возникновением чего-то совсем нового? Сложный вопрос. Понятно, что в примере, который приводит А.Лоргус (куколка, превратившаяся в бабочку), реализуется не индивидуальная, а внутривидовая программа. Куколке предписано стать бабочкой. И потому куколка не свободна. Но в примере с куколкой и бабочкой речь идет о природе. И о природном же роке. Куколка не человек. Она не может менять программы, написанные программистом под названием "природа". Куколка, как и бабочка, безраздельно принадлежат природному.

А человек? Разве уже культура не является вызовом господству природы? А вторая реальность — реальность сознания? И доколе простирается человеческая свобода? И есть ли у нее пределы, если она дарована Богом?

Впрочем, даже и в плане соотношения Развития и Природы… Что такое, например, мутация? Животное или зародыш облучили жестким радиационным излучением. Возник… ну, например, монстр… Имеем ли мы право сказать, что радиационное излучение актуализировало заданные траектории динамической системы под названием "животное"? Если цыпленок вылупился из яйца или куколка превратилась в бабочку, то ясно, что речь идет о заданных (и реализованных) траекториях. Но если из яйца вылупился мутант, а из куколки вместо бабочки выпорхнуло нечто другое — то это тоже заданная траектория?

Но тогда все на свете предзадано, и говорить просто не о чем. На самом же деле уже приведенный пример, — касающийся животного или растения, которые качественно менее свободны от диктата природы, чем человек, — доказывает, что возможно то, что не задано изначально. И это-то и называется прорыв.

На сверхсложную систему, способную выйти за рамки автоматизированных программ поведения, оказано абсолютно нетривиальное воздействие. Система в существующем виде на это воздействие ответить не может. Но она хочет жить. И она представлена миллионами, а то и миллиардами, экземпляров с разной жизнеспособностью. Одни из них сверхнормативная нагрузка уничтожит, а другие преобразует ("тяжкий млат, дробя стекло, кует булат").

Развитие — это ответ системы на испытание, задающее нагрузки, превышающие пределы прочности системы. Механическая или любая просто сложная система ответит на нагрузки, превышающие пределы ее прочности, одним-единственным способом: она разрушится. А вот сверхсложная система… Может быть, разрушится, а может быть и нет. И в этом "может быть, нет" — механизм развития. Нет этого "может быть" — нет развития. И почему же это Творец не мог заложить такой механизм в Творение? Уже скоро компьютерщик сможет, а Творец нет? Странное отношение к Творцу (смотри А.К.Толстого). Странное — и, видимо, неслучайное.

Продолжение следует

Сергей Батчиков СЛОВО И ДЕЛО

"Я освобождаю вас от химеры, именуемой совестью…"

Известный западноевропейский политик XX века

"И мы для них чужие навсегда…"

А.Вертинский

РОССИЯ И ЗАПАД: НЕМНОГО ИСТОРИИ

Сегодня надо, наконец, признать тот очевидный факт, что отношение правящих кругов Запада к России не зависит от цвета российского флага, официальной идеологии и политического строя. Еще в ХVI веке было сказано, что "русский — это варвар на пороге". С тех пор "дружили" с Россией только в те моменты, когда она показывала силу "цивилизаторам". Силу Запад уважает, её побаивается. Любое ослабление России неизменно вело к очередной агрессии в том или ином виде, под тем или иным предлогом.

Меньше чем через год после Победы Советского Союза над фашизмом США и Великобритания начали холодную войну против вчерашнего союзника, против "нации вдов и инвалидов" (по их собственному выражению). Власть имущие США, тогда монополиста в обладании атомным оружием, требовали сбросить атомные бомбы "немедленно и без колебаний". Под этой установкой — выношенная веками философская основа, поняв которую, будет легче просчитать намерения этой своеобразной цивилизации.

Вся история Запада — это история "крестовых походов" против "чужих". Еще в Риме было сказано: "Республика — это война". Республика означает "общее дело". Нынешние философы, изучающие эту сторону западной культуры, говорят: "Война — душа Запада". Посмотришь на историю — так и есть. Воевали по любому поводу и без повода, потом загоняли полмира в свои империи. Обратившись в христианство, стали очищать землю от язычников, считая таковыми любой неугодный народ, потом захватили военной силой и обманом земли Америки, Африки, Азии и Австралии, обращая людей в рабство и выкашивая население и культуру целых континентов. Потом развязали две мировые войны, перед которыми меркнут жестокости Тамерлана. Теперь началось насаждение "демократии".

История России — это история защиты от всех этих нашествий, но каждый раз мы готовимся к "прошлой войне". А сегодня другие войны и другие технологии. Не понимать этого — значит провоцировать Запад на новый "крестовый поход". Сегодня нас ждет война за контроль над сознанием, и нужно быть готовым к совершенно новым средствам и методам ее ведения. Впрочем, это не означает, что не будет использоваться в полном объеме и весь наработанный ранее арсенал средств — от окружения поясом враждебных государств, изматывания провокациями, локальными войнами и террористическими рейдами, до информационно-психологической войны и более "мягких" методов (так убедительно описанных в книгах Джона Перкинса "Исповедь экономического убийцы" и "Тайная история американской империи"), таких как навязывание экономических реформ и установление международной юрисдикции над природными ресурсами

Конфликт в Южной Осетии — это очередной элемент в объявленных и необъявленных войнах Запада против России (о чем не устает повторять и чем так гордится Саакашвили), в непримиримой войне двух мировоззрений, двух разных образов будущего. Запад всегда пытался насаждать свои ценности, выдавая их за универсальные, стремился переформатировать весь мир по своим лекалам и стандартам, ликвидировать вопреки Промыслу Божьему всё цветущее разнообразие культур и народов. Сначала это были ценности цивилизации против варварства, потом ценности западноевропейского христианства, да так ловко поданные, что ради них оказалось возможным разграбить христианскую Византию и попытаться захватить земли православных славян, потом громили и жгли еретиков и ведьм (конфискуя их собственность), потом понесли по свету ценности "Просвещения", а также "свободы, равенства и братства", концентрированным выражением которых явились гильотина и ядерный гриб над Хиросимой. Теперь — блага "демократии" и "общечеловеческих ценностей". А за колоннами этих "подвижников" — дымы пожарищ, руины Вьетнама и Ирака, сегодняшний разрушенный до основания Цхинвал, десятки миллионов оборванных жизней.

В новое время западноевропейское христианство возвело наживу в культ, представив ее как форму служения Богу. В искривленной системе ценностей стало возможно поклоняться Богу и Мамоне одновременно! Протестантская доктрина деления человечества на избранных и отверженных наделила Запад особой свободой — "свободой" от совести и сострадания, а главное ощущением Безнаказанности. Вот откуда такая нутряная ненависть Чубайса к Достоевскому, предрекавшему неизбежность Наказания ("…есть Божий Суд") за Преступление. В какой-то момент Запад вообразил, что купил у Бога универсальную индульгенцию, а потом убил Бога в себе.

ИСТОКИ ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Какие события привели нас в сегодняшнюю критическую точку противостояния с Западом?

Сейчас уже совершенно ясно, что на постсоветском пространстве Запад планировал сконструировать вокруг России множество "демократических" республик с внешним управлением, лишив её естественных исторических союзников. В таком окружении истощились бы силы любой страны. За 90-е годы для этой цели были прекрасно отработаны эффективные технологии "оранжевых революций".

Прошедшие через эти революции Грузия и Украина поверили в альтернативу "не с Россией, а с Европой". Одни рады, другие нет, но альтернативу стали считать возможной. За ней — поддержка Запада. Но можем ли мы обижаться на них, если уже двадцать лет российская элита всеми правдами и неправдами стремится на Запад, если она уже не только говорит, но и думает на коммерческом английском новоязе, если она исповедует западные ценности и едва ли не каждый мечтает стать хотя бы очень маленьким, но принятым на Западе Абрамовичем, попасть в круг "избранных" ("виннеров", как они себя называют). Вспомним, как вопреки проведенному референдуму и высказанной воле народов, были подписаны беловежские соглашения и уничтожен СССР. Сейчас Украина и Грузия представляются недружественными России государствами потому, что они намереваются вступить в НАТО. При этом в России продолжает прославляться Ельцин, отношение которого к НАТО ничем не отличалось от позиции Ющенко и Саакашвили. В первом же своем послании Совету НАТО 20 декабря 1991 г. Ельцин заявил: "Сегодня мы ставим вопрос о вступлении России в НАТО, однако готовы рассматривать это как долговременную политическую цель".

После успехов "оранжевых революций" на Украине и в Грузии Запад планировал сделать очередной шаг в направлении к втягиванию России в глобальные процессы, к установлению прямого контроля над российскими ресурсами, а главное к переформатированию ее системы ценностей. И вдруг совершенно неожиданно для себя наткнулся на сопротивление команды Путина. Почему это произошло, почему "ни с того, ни с сего" Путин заартачился? Почему не согласился быть наёмным менеджером у западных собственников? Вполне вероятно, что он и сам сегодня не ответит на этот вопрос. Но это произошло, а потом взаимоотношения начали работать как система с отрицательными обратными связями — чем больше на президента давили, тем сильнее он сопротивлялся. Пытаясь загнать Путина в угол, довели дело до того, что вынудили его не только сказать несколько фраз полуоткрытым текстом, но и задуматься о восстановлении хотя бы минимальной независимости России. Видимо, поэтому родилась концепция суверенной демократии. По сути, это был первый внятный сигнал Западу о том, что Россия "по свистку" не собирается "строиться в шеренгу", что у неё есть свои представления о справедливом мироустройстве и она не хочет быть втянутой в процесс глобализации под эгидой США. Именно это совсем недавно подтвердил на пресс-конференции Д.Медведев, когда говорил о пяти принципах российской внешней политики. Он заявил, что однополярность — неприемлема, доминирование — недопустимо. "Мы не можем принять такое мироустройство, в котором все решения принимаются одной страной."

Из концепции суверенной демократии следовало, что Россия еще не готова к прямой конфронтации с Западом, поэтому пока вынужденно играет по его правилам и заявляет, что она демократическое, но при этом суверенное государство. Это означало, что Россия не собирается отказываться от суверенитета над ресурсами в рамках концепции, озвученной западными странами еще на берлинской конференции для решения спорных вопросов по колонизации тропической Африки 1885 года. На ней впервые прозвучала заявление о том, что если страна не может эффективно использовать свои природные ресурсы, то они должны быть переданы под международную юрисдикцию. С тех пор Запад неизменно руководствовался в своей политике по отношению к колонизируемым странам этим принципом. Отсюда и известное высказывание Мадлен Олбрайт о том, что "это несправедливо, что у России так много ресурсов". Здесь можно вспомнить высказывания другого западноевропейского "мыслителя": "Я горжусь тем, что не знаю, что такое справедливость."

Уже к началу 2007 г. стало совершенно ясно, по какому сценарию будут развиваться события. В десятом номере газеты "Завтра" за 2007 г. в статье "Инструменты и ценности" я попытался проанализировать декларации российской власти и их последствия. Статья имела подзаголовок "Сказав "А", придётся говорить и всё остальное".

"А" БЫЛО СКАЗАНО. ЧТО ДАЛЬШЕ?

В начале 2007 г. В.Путин высказал два принципиальных положения. В "мюнхенской" речи он объявил о разрыве с тем курсом США на построение "нового мирового порядка", в фарватере которого РФ шла, начиная с 1992 г. Это было сделано в столь резких выражениях, что западная пресса заговорила о возобновлении "холодной войны".Это заявление означало разрыв с самой философией мироустройства согласно доктрине "глобализации под эгидой США".

Это был почти необратимый шаг — в фундаментальном противоречии мировой политики Россия переходила из лагеря стран-сателлитов США в число оппонентов или даже противников. США сигнал прекрасно поняли, но решили, "замяв" вопрос, использовать время для подготовки массированного удара. А Россия, успокоенная отсутствием жесткой реакции, продолжала, как это часто бывает, действовать не спеша.

Второе принципиальное положение В.В.Путин высказал на заседании президиума Госсовета РФ в Волгограде 19 февраля 2007 г., и оно было прямо связано с "мюнхенской" речью. Он объявил о курсе на "диверсификацию экономики за счет подъема перерабатывающих отраслей". Это — явный отход от линии на превращение России в "энергетическую державу", снабжающую Запад нефтью и газом. Более того, подъем перерабатывающих отраслей, подразумевающий переориентацию потока энергоносителей на внутренний рынок, на обеспечение сидящего на голодном пайке отечественного хозяйства, — это прямой вызов Западу. Он в своей реальной политике последовательно использует тезис Маргарет Тэтчер о том, что российское население слишком велико, для добычи и транспортировки имеющихся ресурсов будет вполне достаточно 15 млн. человек.

Как сообщил В.В.Путин на заседании Президиума Госсовета, он дал поручение Правительству подготовить федеральный закон "О государственном прогнозировании и социально-экономическом развитии Российской Федерации". Это означало официальный отказ от представления России как "пространства", лишенного своего вектора развития и полностью подчиненного воле "экономических операторов мирового рынка". Государство возвращало себе функцию целеполагания в социально-экономическом развитии. Это было важным изменением, ведь закон о прогнозировании уже был принят предыдущей Думой и даже одобрен Советом Федерации, но тогда по рекомендации Грефа В.В.Путин наложил на него вето. Видимо, к 2007 г. ситуация изменилась.

Наконец, В.В.Путин фактически объявил об отказе от ограничений, которые накладывают нормы ВТО: "Необходимо разработать систему мер, направленных на увеличение доли обрабатывающих производств с высокой степенью добавленной стоимости, … предусмотрев субсидирование процентных ставок по кредитам, предоставляемым на расширение выпуска высокотехнологичной продукции". И государственное субсидирование кредитов промышленным предприятиям, и любые льготы отдельным отраслям промышленности — все это меры государственной поддержки, запрещенные нормами ВТО. В качестве отраслей, которым в первую очередь будет оказана такая поддержка, В.В.Путин назвал авиацию и судостроение. Было открыто заявлено, что авиастроение России будет возрождаться не "в рамках условий ВТО", а под эгидой государства и с помощью государственных инвестиций и субсидий.

Стоит вспомнить, что Россию пытались втянуть в ВТО еще в 2003 г., когда это было "смерти подобно". Но тогда группе ученых и специалистов, которые встретились с В.Путиным, удалось в ходе откровенной продолжительной беседы объяснить, какими катастрофическими последствиями грозит такой шаг России. Удалось с цифрами и фактами в руках показать, как Запад, лицемерно убеждая нас пойти на уступки, на самом деле сам крайне заинтересован в том, чтобы всеми правдами и неправдами как можно скорее втянуть Россию в ВТО, обслуживающую вопреки декларациям исключительно интересы развитых экономик и ТНК. Причем оказалось, что ни Касьянов, ни Илларионов, ни Греф даже не проинформировали президента о главном направлении переговоров — приведении всей системы хозяйствования к нормам ВТО, что означало в первую очередь установление мировых цен на газ и электроэнергию для национальных потребителей. Президент тогда без всяких громких деклараций на эту тему отменил свое же решение о форсированном вступлении в ВТО уже в 2003 г. А недавно сенатор С.Лисовский, тот самый, который выносил "коробку из-под ксерокса" из Белого дома, назвал Максима Медведкова, главного переговорщика по вопросам вступления России в ВТО, врагом народа, правда, не уточнив, какого.

Заявления президента 2007 г. обозначили тот порог, за которым возникла необратимость. Они отражали состояние массового сознания, которое не приемлет ни навязанного России неолиберального курса Гайдара-Чубайса-Кудрина, ни глобализации "под эгидой США". Это неприятие населением курса реформ консолидировалось настолько, что превратилось в политическую силу, которая предопределила эволюцию Путина. Тогда, быть может, он еще не почувствовал, что переступил порог. Но "А" было сказано.

Дальнейшие события развивались в пространстве смыслов произнесенных слов. Оказалось, что слова могут материализовываться. Появилось стремление к восстановлению субъектности России в международной политике, к восстановлению свернутого сотрудничества со своими естественными союзниками, появился план Путина, а потом заявление Медведева на заседании восьмерки на о.Хоккайдо о намерении России перейти к торговле энергоресурсами за рубли. Ранее подобные заявления позволили себе сделать председатель Совета министров СССР В.Павлов и президент Ирака С.Хуссейн, судьба которых хорошо известна. Последним заявлением Медведев фактически поставил под сомнение право США потреблять 40% мирового ВВП, производя менее 20% за счет присвоения сеньоража при эмитировании доллара как мировых денег. Такое не забывается и не прощается.. Далее речь пошла и о приостановке процесса вступления в ВТО, и о подготовке новой концепции деятельности СМИ и т.д. и т.п. За этим могут последовать слова и о газовом ОПЕК, и об общем рынке с Китаем, а главное — о социально-культурной самобытности России, а также многое другое, что сама власть не могла себе представить каких-нибудь три-четыре года тому назад.

Тогда, в 2007 г. ряд аналитиков сошлись на том, что выдержать кампанию "новой холодной войны", которая будет вестись на полное уничтожение ценностно-смыслового пространства России совершенно новым оружием, России будет очень трудно без глубокого преобразования государства и социальной сферы. Слишком велика "пятая колонна", слишком большие интересы поставлены на кон, слишком устал и деморализован "личный состав" России. Чтобы обеспечить оборону в такой войне, первое и главное условие — новый "общественный договор" между властью и обществом. Необходимо привести коллективное бессознательное власти в соответствие с коллективным бессознательным народа. В той своей статье я писал, что для консолидации общества в преддверии испытаний нужен "реальный поворот в экономической и социальной политике, который требует обновления политической системы — ее идеологии, языка, структур, процедур и людей". Сказав "А", уже нельзя прикусить язык и замолчать…

НАЗАД ДОРОГИ НЕТ

Тот ответ, который дала власть России на разведку боем нового "сукина сына" США, еще раз подтверждает, что Рубикон перейден, назад дороги нет, это будет верная гибель, да еще с огромными издержками для будущих поколений. Последние полтора года были использованы Россией не самым эффективным образом, должная подготовка к неизбежному усилению давления, отработка средств противодействия не проведена. Делать эту работу надо срочно. Запаса прочности нет. Масса людей, особенно молодежи, ждут внятных слов и плана действий. Но главное, ждут такого изменения в самой власти, которое будет принято как ее преображение. Без этого не возникнет новая система общих ценностей, не появится новый язык и не пройдет невидимый национальный плебисцит, в котором и сложится новый формат "общего дела" и приемлемый для большинства образ будущего.

Одновременно нужно сформулировать послание людям всего мира, предложить идею, которая обеспечит авторитет и поддержку творческой и думающей части населения всех стран.

Когда мы говорим "Запад", то речь, конечно, идет о правящей верхушке западных стран. И в Европе и в Америке много людей, которые еще не освободились от "химеры совести", и трезво оценивают проводимую Западом политику. На мобилизацию поддержки этих людей должны быть направлены специальные усилия, это огромный неиспользуемый ресурс. Мы не используем в должной мере даже помощь тех, кто сам протягивает руку. Еще в 1996 г. вышла в свет книга "Реформы глазами российских и американских ученых", в которой американские ученые, лауреаты нобелевской премии по экономике объясняли "ошибки" российских реформаторов и неизбежные последствия проводимых "реформ", пытались предостеречь от дальнейших преступных действий, но их голоса услышаны не были. Тогда Чубайс при помощи своего друга министра финансов США Саммерса блокировал все попытки довести их мнение до широкой российской и американской общественности.

Но всё же главная, решающая точка приложения мысли, слова и дела власти — не в Брюсселе или Нью-Йорке, пусть там свое дело делают В.Чуркин и его коллеги. Она — здесь, в России. Сегодня в мире действует право сильного, а государство Россия в лице его правящей продажной верхушки в 90-е годы последовательно уничтожало все, что давало ему силу. Оно разрушило промышленность и сельское хозяйство, науку и образование, ополовинило численность вооруженных сил, отказалось от своей Правды и Справедливости, которые обеспечивали активную поддержку не только собственного населения, но и уважение большинства человечества, включая противников.

Никакой стратегической доктрины дальнейших действий не выработать, если мы не разберемся с тем историческим выбором, который загнал нас в коридор безумия, в котором грузины громят Цхинвал, а русские танки громят грузин. Чтобы прервать дальнейшее движение по этому коридору, нужно проанализировать и дать оценку всем шагам последних двадцати лет.

ОТМЕНИТЬ НЕОБРАТИМОСТЬ

В сегодняшнем конфликте с Грузией ни к чему проводить аналогии с Косово и обсуждать проблему "территориальной целостности". Они лишь искажают суть. При разрушении СССР каждый народ оказался перед выбором — с какой из расходящихся частей он желает жить. Это был момент самоопределения народов, и оно вовсе не закончено — это процесс. Желание осетин и абхазов сблизиться с Россией вызвано желанием быть частью большой исторической нации России, а Грузия от этой нации отказывается и дрейфует на Запад. Это фундаментальный выбор обоих народов. Но чтобы так сформулировать проблему, российская власть должна объявить сам способ роспуска СССР преступным, отмежеваться от Горбачева, Ельцина и их пособников, зафиксировать тот факт, что процесс разделения СССР не завершен и должен перейти от "революционного хаоса" 90-х годов к "законному разводу".

А пока власть в России чествует Ельцина и называет его именем университеты и библиотеки, она сидит на двух стульях. Без восстановления активной и ответственной поддержки власти большинством населения, череда частных конфликтов, начатая в Грузии, не остановится. Запад возьмет измором и принудит к капитуляции нашу осмелевшую было правящую верхушку. Не может быть прочного тыла, если народ отчужден от государства.

В своем интервью агентству АРД 29 августа В.В.Путин был резок: "Мы что, не можем защитить жизни своих граждан? А если мы защищаем свои жизни, то у нас отберут колбасу? У нас выбор какой — между колбасой и жизнью? Мы выбираем жизнь, г-н Рот".

Сказано прекрасно, и подавляющее большинство граждан России поддержат эти слова всей душой. Но ведь это подавляющее большинство не имеет в России ни власти, ни собственности, ни голоса. А те, кто имеют власть, собственность и голос, могут думать совсем иначе. Они именно ради своей "колбасы" — виллы в Лондоне, яхты, каникул в Куршевеле, и т.д. — создали такой социальный порядок, при котором население России по "неестественным причинам" каждый год уменьшается более чем на 700 тыс. человек, а общие потери населения за годы "реформ" составили около 20 млн. человек. Все помнят, как в разгар катастройки, в "зоологический" (по определению В.Ю.Суркова) период Чубайс говорил, что если вымрет 30 миллионов человек — не беда, значит, они не вписались в рынок. Даже печи Бухенвальда не были рассчитаны на такую "производительность"! Но сегодня право на жизнь, о котором сказал В.В.Путин, всё еще зависит от того же Чубайса и его подельников, которые всё отобрали у российского народа и поделили между своими.

Г-н Рот не имел задания провоцировать В.В.Путина на полную определенность формулировок, иначе он мог бы сказать: "От чьего имени Вы говорите, г-н Премьер? Кто такие эти "Мы"? Чубайс и Зурабов? Дьяченко и Юмашев? Абрамович и Дерипаска? Они — граждане мира, им обеспечены и жизнь, и "колбаса". А остальные — "не вписавшиеся в рынок". Им выбора никто не предоставляет. И вы, бросая вызов Западу, рискуете лишить их не "колбасы", а именно жизни. Ибо их "силу народную" изъяли Горбачев с Ельциным, а Вы объявили этот результат дела Горбачева-Ельцина необратимым".

Вот эту необратимость и надо отменить. Это и будет принято как преображение государства. Был Савл, а стал Павел!

А пока этого нет, накопления сил не происходит, душевный подъем последних дней понемногу иссякнет. Все видят бесконечный пир во время чумы, закупку на Западе немыслимого количества "колбасы" — дворцов, вилл, яхт, дорогих автомобилей. На какие ресурсы рассчитывает В.В.Путин, чтобы заставить "эту колбасную элиту" отказаться от своего "гламура" ради жизни остальных миллионов россиян? С разрешения (!) властей продолжается лихорадочное набирание долгов под ответственность государства и вложение государственных денег в заведомо провальные финансовые махинации западных банков. Это не накопление сил, а дешевая распродажа последнего.

Где хоть какие-то признаки того, что жизни миллионов теперь для власти ценнее, чем гламур элиты? Разве верховная власть России не в силах остановить лавинообразный вывоз государственных денег и убрать министров, которые открыто действуют в России как менеджеры внешнего управления? Прекрасно знает власть отношение подавляющего большинства населения к деятелям типа Чубайса или Кудрина, но продолжает держать их на высоких публичных постах, ничего не объясняя населению. В этой пятой колонне до бесконечности тасуется одна и та же колода крапленых карт — опутанных коррупционными и родственными связями чиновников, находящихся на "подпитке" западных структур или их младших российских бизнес-партнеров. Они создали свои высшие учебные заведения для воспроизводства прозападной молодежи, где обучают на английском языке и вручают по два диплома — российскому и британскому, они опутали всю систему принятия решений в стране. Они переводят для "этой" страны законы с английского языка и легко проводят их через органы законодательной власти, они проповедуют западные ценности через СМИ, их дети живут и учатся в Лондоне и Америке. В тяжелые 30-е годы Сталин, чтобы получить поддержку народа, был вынужден физически уничтожить часть революционной элиты, исповедовавшей космополитизм и "общечеловеческие ценности". И сегодня власти придется признать, что не отстранив одиозные фигуры от рычагов управления, не ликвидировав пятую колонну в органах власти, нельзя получить доверие людей.

На какую реальную поддержку населения может рассчитывать государство, по два раза меняющее состав присяжных, чтобы засудить офицеров, которые выполняли приказы этого самого государства? Разве населению объяснили, зачем было 8 лет держать в тюрьме офицеров, обвиненных в убийстве Холодова? А зачем вообще было вводить суд присяжных, если любой приговор, не удовлетворяющий прозападную закулису, отменяется без всяких объяснений? Присяжные не нашли веских доказательств вины Квачкова. Они были подкуплены? Их выбрали из числа невменяемых людей? Нет, они наверняка поступили в соответствии с разумом и совестью. Отмена их решения подрывает единственную реальную опору государства — надежду на него основной массы граждан. Будет массовая поддержка внутри страны — будет авторитет силы и правды и в других частях света.

"ЭЛИТА" И "ЧЁРНАЯ КОСТЬ"

Как же может быть восстановлено единение государства и общества, которое одно лишь дает стране силу, причем сразу ощущаемую в мире? Во время "второго срока Путина" затеплилась надежда на то, что власть осмелится пойти на диалог и предложит компромиссный проект приемлемого устройства страны. Сейчас эти надежды пошли на спад, прекратились разговоры не только о проекте будущего, но даже о симулякрах конъюнктурных проектов (приоритетных, национальных и пр.). Забыли о "доступном жилье", о "газификации села" и о "борьбе с бедностью", об "инновационном развитии". Даже миф о магической силе ипотеки как-то завял.

Что осталось как инструмент консолидации? Спектакль единения через символы, в основном в форме похорон и перезахоронений, наименований и перенаименований улиц. А что творится не на сцене, а на улице? Та же вялотекущая холодная гражданская война, которую на время ослабила надежда на "проект Путина". Тот же Чубайс, добивший наконец-то РАО ЕЭС и брошенный на нанотехнологии, тот же Кудрин, стерилизующий деньги России в западных ипотечных банках, то же продолжение унылого банкета элитных котов и культурно-биологическая и интеллектуальная деградация членов "Единой либерально-коммунистической" партии России. И тот же, что раньше, абсолютный отказ власти от подведения итогов всей этой "реформы" и ясного изложения своих стратегических намерений.

Это молчание углубляет раскол. Все видят, что в мире опять начинается "перестройка", чреватая глубокими изменениями в финансовой системе, в распределении богатства, в системе права и нормах поведения в международных отношениях. Какими плавсредствами располагает Россия в ожидании этого шторма, кого возьмут на спасательную шлюпку, а кого выкинут за борт? Собирается ли государство восстанавливать нацию как отношения "горизонтальной солидарности" — или продолжится ее разделение на касты и сословия, на "элиту" и "черную кость"? Такого глухого молчания власти относительно образа будущего как сейчас, не было ни при царях, ни при советах.

Восстановить Россию как сильную страну, пока более половины населения осознает себя народом, живущим в духовной оккупации, нереально. Никогда эта половина не примирится с бездомностью стариков и беспризорностью детей, с сытым хамством и вседозволенностью Рублевки и кривлянием телевизионных русофобов, с наглостью Чубайса и ухмылкой "всезнающего" и "освобожденного от всяких химер" Познера. Власть, которая все это организует и охраняет, никогда не получит активной творческой поддержки, а на лояльности далеко не уедешь. Более того, и в мире творческая и работящая часть человечества будет встречать даже справедливые действия российской власти, как сейчас в Грузии, с подозрением — а не стоят ли за этим интересы нефтяного бизнеса и российской клептократии? Эти опасения подтверждает сама российская власть, признающая, что коррупция стала системным элементом жизни государства.

За 20 лет российское государство взрастило такую "пятую колонну", которой наверное не было за всю историю ни у одного народа. Вот, в прессе прошла справка: по данным налоговых органов Великобритании, только в Лондоне более 300 тыс. граждан России приобрели недвижимость стоимостью от 1 млн. фунтов стерлингов и выше. А ведь все это люди, которые занимают ключевые места в государственном аппарате, бизнесе, СМИ, которые готовят и принимают решения, определяющие судьбу страны. На чьей стороне будут в усиливающемся противостоянии с Западом обладатели маленьких и больших домиков в "лондонской деревне",? Как поведут они себя в критической ситуации? Кто для них Друг, а кто Враг???

Команда Путина в своем противостоянии с Западом перешла Рубикон, и очевидно, что впереди — нелегкие времена. Теперь уже ни обещания Кудрина министру финансов США продолжать спасать грозящую обрушиться долларовую пирамиду за счет стабилизационного фонда, ни клятвы "все отдать" из недр России, не изменят ситуацию. Система отношений России с Западом вошла в режим с обострением.

В конфликте с Грузией население поддержало власть в первую очередь потому, что за словом последовало дело, между ними не было расхождения. Но разбить армию наемников жующей галстук американской марионетки гораздо проще, чем справиться с внутренним врагом. Победить трусливого противника легче, чем убить в себе самом труса. А этот внутренний враг — фактически порвавшая с родной почвой и отвергающая любую "свежую кровь" российская "элита", заинтересован в сохранении "курса реформ неизменным". Нынешняя "элита" свой "проект" уже реализовала, "не вписавшиеся в рынок" ее не волнуют, а "преображение" ей не нужно. Без решимости и воли одолеть этого внутреннего врага власть никогда не получит реальную поддержку миллионов своих граждан, а чтобы получить ее, нужно вновь и вновь демонстрировать единство Слова и Дела.

Иначе есть опасность остаться на берегу реки Рубикон в одиночестве у догорающего моста. Что может быть страшнее такой судьбы…

P.S. Одним из первых подготовку к будущим сражениям Новой Войны, наступательной, а не оборонительной для Русского Мира, начал Фидель Кастро. Команданте преобразил центр радиоэлектронной разведки (РЭЦ) в Лурдесе в Университет и воздвиг Православный Храм в Гаване. Фидель прекрасно понял, что исход решающей битвы Метафизической Войны будет определяться не лошадиными силами танковых моторов и не мощностью информационных потоков в битах, а ясностью и глубиной Молитвы.

Михаил Делягин НОВЫЕ ВЛАСОВЦЫ

Нападение грузинских фашистов на Южную Осетию поставило перед Россией два простых вопроса: признает ли она право иных стран убивать своих граждан, и признает ли она их право делать это безнаказанно?

Введя войска в Южную Осетию и защитив её жителей, российское руководство дало хотя и запоздалый, но четкий отрицательный ответ на первый вопрос. Поразительно, что, прекратив огонь (по сути дела в одностороннем порядке) и отказавшись от наказания инициаторов попытки геноцида, на второй вопрос оно дало ответ положительный.

Получилась нелепость: мол, мы не признаем права уничтожать наших граждан, но если последний кинто, возомнивший себя наследником Чхеидзе и Гегечкори, а то и Давида Строителя, попытается их истребить, и даже многих убьёт, мы не будем всерьёз пытаться его наказать!

ПОЧЕМУ БЕССИЛЬНА КЛЕПТОКРАТИЯ

Причина такой нелепости — глубочайшая зависимость российской коррумпированной бюрократии, давно превратившейся в клептократию, от Запада, контролирующего ее через личные активы в развитых странах. В последние годы этот контроль дополнился контролем через колоссальные активы государства (129,7 млрд. долл. Резервного фонда, 32,7 млрд. долл. Фонда будущих поколений, 595,9 млрд.долл. международных резервов Банка России — всего 758,3 млрд.долл.), под разными предлогами выведенные на Запад.

С чисто экономической точки зрения это преступление. Россия задыхается от нехватки инвестиций, в первую очередь в разрушающуюся инфраструктуру. Бизнес её реанимировать не будет: денег надо слишком много и слишком надолго, а государство намерено не модернизировать инфраструктуру, а повышать тарифы, то есть ограничивать доступ к инфраструктуре, разрушая страну!

Средства налогоплательщиков не просто "замораживаются" — они вкладываются в наших стратегических конкурентов, которые, опираясь на них, давят российских же налогоплательщиков. Массированный вывод денег государства делает уплату налогов не просто бессмысленным, но и вредным для налогоплательщика делом.

Выведенные из страны средства "горят синим пламенем" из-за укрепления рубля: вызванные этим убытки в 2007 году составили 61,1 млрд. руб. (для сравнения: за 2006 год — только 0,2 млрд.руб.), а в январе-июле 2008 года — уже 71,9 млрд.. Эти потери с лихвой съедают процентные доходы, которыми бахвалится Минфин.

Уровень этих доходов ничтожно низок. Кудрин похваляется, что сверхрискованные инвестиции в облигации балансирующих на грани банкротства ипотечных брокеров США принесли аж 3-4% годовых (что мало даже по сравнению с казначейскими обязательствами США) — а российский бизнес, искусственно обескровленный государством, вынужден из-за этого брать кредиты по ставке в несколько раз выше. Даже "Газпром" размещает 30-летние облигации под 7,28%! — а средняя ставка краткосрочных кредитов российским предприятиям, по данным Банка России, выше 11%. Если же исключить крупнейшие корпорации, мы увидим: те самые деньги, которые кудрины отдают развитым странам под 3-4% годовых, возвращаются российскому бизнесу под 13-14%, а то и выше.

Эта политика наносит России прямой ущерб в десятки миллиардов долларов ежегодно, которые становятся прибылью банковских систем развитых стран, которые в конечном счете и кредитуют российский бизнес — из денег российского же государства, но втридорога. Вероятно, они щедро делятся своими сверхприбылями с российскими коррупционерами, создавшими эту схему по аналогии со "схемами" лихих 90-х. Тогда клептократы размещали деньги бюджета в олигархических банках, которые из этих даровых денег с баснословной выгодой для себя кредитовали российский же бюджет.

Понятно, что Банк России и Минфин должны возглавляться честными профессионалами, не склонными к грабежу и стремящимися к развитию своей страны, а не её стратегических конкурентов, но такое пожелание выглядит непристойной издевкой над нынешними российскими чиновниками.

Клептократы объективно — предатели своей страны. Клептократия кладет объективный предел российской государственности необходимостью защиты своих активов, находящихся на Западе.

Она нуждается в сохранении государственности лишь как гарантии своей собственности (в том числе за границей). Отказ от защиты своих граждан, их передача на растерзание Саакашвили показали бы, что в России нет государства, — и счета нашей клептократии некому защищать. Именно этого не понял ни Саакашвили, ни те, кто давал ему гарантии невмешательства России.

Но верно и другое: клептократия, используя государственность лишь как инструмент защиты своих активов на Западе, не может, тем не менее, сознательно идти на сколь-нибудь значимый конфликт с ним — это опять-таки ставит под удар ее активы!

Сталкиваясь в связи с этим с прямым противоречием между интересами России и Запада, она в конечном счете, как показало одностороннее прекращение огня, обернувшееся беспрецедентным поощрением нового Гитлера, забывает об интересах государственности ради сохранения своей собственности.

ПРИЗНАНИЕ АБХАЗИИ И ЮЖНОЙ ОСЕТИИ — УДАР ПО КЛЕПТОКРАТАМ

В этой ситуации признание Абхазии и Южной Осетии Медведевым стало беспрецедентным явлением. Впервые чуть ли не за все время существования этого поста президент России выступил в защиту её граждан, не просто пренебрегая, но и осознанно ущемляя интересы правящей клептократии, подставляя её под гнев западных хозяев.

Конечно, это лишь первый шаг, за которым может последовать и капитуляция.

Конечно, его можно интерпретировать как элемент межклановой борьбы, как шаг, подставляющий под удар Запада представителей враждебного клана.

Но подлинная истерика западных профессионалов, привыкших считать, что они правят Россией при помощи "пятой колонны" новых власовцев — российских клептократов — показала, что Медведев ударил Запад по самому больному месту.

Причем ударил осознанно: варясь в этой "тусовке" всю жизнь, он не мог не понимать, что его декларация о признании независимости Абхазии и Южной Осетии на самом деле была декларацией независимости России от гнета воров, спрятавших украденное на Западе и поэтому ставших его заложниками (и через вывод государственных денег, пытающихся сделать заложниками Запада и всех нас).

Из этого напряженно ерзающего перед телекамерой профессорского сына может выйти очень большой толк для России.

Беда в том, что время потеряно, а надежды растоптаны. Огромная часть общества уже не верит ничему, исходящему от российского государства. Ненависть к клептократии заглушает у неё все остальные чувства и мысли — и обрекает её, как и в конце 80-х и начале 90-х, целясь в продажных бюрократов, попадать по России.

БОЛЕЗНИ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ

Многие либералы верят: все, что говорит власть, — ложь просто потому, что она это говорит. (Забавно бы увидеть их реакцию на официальное изложение таблицы умножения). А любое слово конкурентов России автоматически признается правдой.

Из того, что в Южной Осетии, вероятно, разворовывались российские деньги, делается молчаливый вывод о том, что живущих там граждан России можно убивать. Это же "ненастоящие" граждане — "люди второго сорта", и поборникам прав человека и фанатам США плевать, что в тех же США "гринкарту" разыгрывают в лотерею!

Российские либералы движутся к провозглашению того, что грузины вообще не стреляли по Цхинвали, который разрушен-де российскими мародерами, а в Гори, Поти и даже Тбилиси погибло на порядок больше мирных жителей, чем в Цхинвали. Уже через неделю после начала войны мы услышали от них характеристику России как агрессора и аналогии по поводу Южной Осетии и Чечни. При этом сознательно игнорировались отличия: чеченская война была и защитой от оргпреступности (чего стоят одни "чеченские авизо"), никто не ставил задачей и не осуществлял геноцид чеченского народа (удар по Грозному в 1995 году был ударом прежде всего по его русскому населению), а вот русское (да и все невайнахское) население Чечни было лишено всех прав и истреблялось либо превращалось в рабов.

Точно так же с упоением ссылаются на Human rights watch, представители которого сразу заявили о преувеличении числа беженцев, а затем по телефону насчитали в Цхинвали только 44 погибшего. Это прогресс для организации, в свое время не заметившей геноцида невайнахского населения (в основном русских) в опекаемой ею Чечне. Сейчас её поклонники сознательно игнорируют, что на жаре людей побыстрее хоронят, а не тащат по простреливаемому городу в морг; что при взрыве снаряда оставшееся не всегда можно квалифицировать как "тело", и что бюрократы, даже правозащитные, учитывают лишь опознанные трупы.

Но либералы просто разумны на фоне многих левых интеллектуалов, воспринявших принципы "всегда желать поражения своему правительству" и "превратим войну империалистическую в войну гражданскую". Радикальное отличие ситуации от Первой мировой этих догматиков не смущает, как и солидарность с фашистами и организаторами геноцида. О том же, что поражение национальной буржуазии в современной глобальной конкуренции замещает её тысячекратно более жестоким гнетом глобальных корпораций, они просто не знают.

Утешение — официальные пропагандисты, походя признавшие неспособность правящей клептократии принимать какие бы то ни было не мотивированные коррупцией решения вообще.

ЛОГИКА ВЛАСОВА ЖИВА

Позиция многих из "образованщины" до ужаса близка позиции идейных власовцев: раз Сталин плох, любой его враг по определению хорош. То, что Гитлер напал на Сталина, само по себе доказывало им правоту Гитлера и то, что его надо поддерживать, — и неважно, что он собирается делать с народом.

Эта логика жива: раз Путин плох, значит, любой противник Путина по определению хорош, и надо его поддерживать.

Саакашвили противник? — значит, будем цитировать грузинскую пропаганду как истину в последней инстанции.

Россия участвует в глобальной конкуренции, противостоя США, принципы которых убедительно показаны в Ираке и Косово? — прекрасно, будем считать любое слово российского чиновника, не совпадающее с оценкой CNN или госдепартамента, наглой ложью, тем более, что наши клептократы действительно лгут грубее и потому прокалываются чаще.

В этом нет ничего нового: подход "чем хуже режиму, тем лучше интеллигенции" реализовывался, например, в конце 80-х, начале 90-х, когда многие московские и питерские интеллигенты приложили все силы для разжигания межнациональных конфликтов на том же Кавказе — просто потому, что те ослабляли Советскую власть.

Я знаю немало людей, и во власти, и в оппозиции, которые уважают власовцев и верят, что те сражались за правое дело и служили фашистам в интересах нашей страны и нашего народа.

Чтобы сегодня не становиться новыми власовцами, надо твердо помнить о глобальной конкуренции и о том, что Россией всё еще, несмотря на первый шаг Медведева, правит клептократия.

Клептократ не может защищать интересы страны, потому что он вор, и наши стратегические конкуренты крепко держат его "за карман" — за счета и недвижимость за границей. И разоблачать надо не те редкие случаи, когда он вдруг почему-то защищает эти интересы, а ту массовую и повседневную практику, когда он их предает.

В данном случае надо обрушиваться на государство не когда оно спасает граждан России от истребления (неэффективно, но спасает), а когда оно под прикрытием разговоров о своем миролюбии отказывается наказывать инициаторов попытки геноцида, и этим обрекает нас на ее повторение года через три, когда НАТО сделает грузинскую армию сильнейшей на Кавказе. Так генералы Милошевича отказывались атаковать базы, с которых их бомбили, в 1999 году: "Ми смо не агрессоры".

Да, Саакашвили — грузинский Гитлер. Что, кому-то в Москве не терпится стать российским Даладье, умиротворявшим агрессора до полного краха своей страны?

Сергей Загатин БУШ ХУЖЕ ГИТЛЕРА?

Несколько последних недель пикейные жилеты из российского сектора Интернета и "профессиональные" "военные" "оборзеватели" с непроизносимыми фамилиями изучают вопрос о столкновении двух сферических флотов в вакууме. Ещё бы — подвернулся повод от души пнуть ненавистную "Рашку"! Да к тому же пора, пора отрабатывать кровавые тугрики…

Итак, наши неуважаемые оппоненты утверждают примерно следующее: героический эсминец ВМС США "Макфол" и приданные ему другие кораблики блока НАТО, если потребуется, потопят набор ржавых корыт, которые пропагандисты Кровавой Гебни называют Черноморским Флотом России, без особых сложностей.

Ещё бы — ведь у натовских кораблей на вооружении "Томагавки", "Гарпуны", "Стандарты" и магическая система ИДЖИС, а у совдеповского старья — всякая несуразица 20-летней давности. Ну, и кроме того — в Средиземном море есть ещё 6-й флот США, а в Турции — американская авиабаза в Инжерлике.

Два номера назад ("Завтра", 2008, N 35) я позволил усомниться в этих прописных для настоящего российского либерала истинах, и в разных местах Интернета был подвергнут обструкции за непрофессионализм и шапкозакидательские настроения.

Ну что же, продолжим разговор — не ради этих "профессионалов", которым всё, кроме долларов, — божья роса, а, что назвается, в интересах истины.

Да, я по-прежнему утверждаю: если вынести за скобки ядерное оружие, группировка кораблей НАТО, в случае прямого столкновения, будет безвариантно уничтожена Черноморским Флотом и приданной ему морской авиацией в самое короткое время. Поскольку боевой устойчивости в Чёрном море никакой западный флот не может иметь по определению.

Первый фактор, определяющий подобное развитие событий, — это небольшие размеры предполагаемого ТВД и наличие в наших руках изрядного куска побережья, оснащенного средствами РЭБ и РЛС, батареями ПКР и аэродромами морской авиации.

Второй фактор — качественное превосходство противокорабельных и зенитных ракетных систем, состоящих на вооружении ЧФ. Дозвуковой "Томагавк", в противокорабельных модификациях B/E, состоящий на вооружении эсминца "Макфол", летит на 550 км со средней скоростью 880 км/ч. Сверхзвуковой "Базальт" с крейсера "Москва" летел бы на те же 550 километров, но со средней скоростью 2300 км/ч. Однако в 1998 году крейсер "Москва" вышел из ремонта уже с ракетами "Вулкан" дальностью 700 км с той же умопомрачительной скоростью и модифицированной системой наведения, бороться с которой системе управления ПВО ИДЖИС не по силам. ЗРК С-300Ф "Форт", которым оснащён крейсер "Москва", напротив, вполне может справиться с отражением предполагаемого удара "Томагавков" и "Гарпунов". И это только один аспект — мы не будем тут детально обсуждать КВП "Бора" и "Самум", но отметим, что у бедняги “Макфола” против них нет никаких методов — его крылатые ракеты не рассчитаны на борьбу с высокоманевренными целями, имеющими ход в 50 узлов (90 км/ч), которые, к тому же, отстреливаются сверхзвуковыми "Москитами".

Про то, что будет с флотом НАТО, когда прилетят флотские Ту-22M3, оснащённые сверхзвуковыми же "Яхонтами" и "Москитами", лучше вообще не упоминать — мозг либерала может не выдержать печального зрелища, а мы не душегубы какие-нибудь.

Так что упования сотрудников фирмы "Пятая колонна и Со" на то, что пациент скорее мёртв, чем жив, беспочвенны. Остаётся только удивляться тому, какой запас прочности был заложен в советское время в оборону родимой державы.

Так что не обольщайтесь, господа хорошие. А то получится, как с вашим кумиром. Брякнете ненароком что-нибудь такое, как Ираклий Окруашвили: "Россия обречена на поражение в случае войны с Грузией. Наша обороноспособность как никогда высока, и мы готовы идти в бой хоть завтра…" — а Мишико опять придётся галстук в прямом эфире жевать.

Конечно, есть вопрос: если флот НАТО в Чёрном море не представляет из себя серьёзной военной угрозы для России, то к чему прагматичные янки затеяли этот военно-морской парад? Только для демонстрации своей поддержки потерпевшему поражение режиму Саакашвили и ободрения "оранжевой" Украины?

Очень похоже, что нет: расчёт скорее был не на то, чтобы сражаться с российским флотом в открытую или "давить" его одним фактором своего присутствия в черноморской акватории, а на то, чтобы "в случае чего" поддержать атаку украинских "неправительственных организаций", на стоящие у пирсов российские корабли. Вот это — единственный по-настоящему возможный сценарий нейтрализации Черноморского флота РФ. О том, что он готовился всерьёз, свидетельствуют не мои личные домыслы, а факт нарушения США и Турцией конвенции Монтрё о статусе Черноморских проливов, подписанной 20 июля 1936 года.

Согласно этой конвенции, общий тоннаж военных судов нечерноморских государств (а США, несомненно, относится к их числу) в мирное время не должен превышать 45 тысяч тонн со сроком пребывания не более трёх недель. Трудно предположить, что те, кто направил (и пропустил) в Черное море через Босфор и Дарданеллы флагман ВМС США "Маунт Уитни" водоизмещением 18500 тонн, не умеют читать или считать.

А ведь при этом были нарушены ограничения не только по общему тоннажу одновременного пребывания в Черном море, но и по классу судов, и по общему тоннажу в момент прохода (15000 тонн). Единственным исключением из данных правил может быть либо пребывание Турции в состоянии войны, либо непосредственная угроза войны для неё. Однако никаких официальных заявлений на этот счёт Анкара пока не делала. Спрашивается, почему в таком случае молчит российская дипломатия? Ведь налицо вопиющее нарушение международного права.

Я не шучу, давая такую характеристику. Даже Гитлер, который, в общем-то, плевать хотел на любые соглашения, во время Второй мировой войны конвенцию Монтрё нарушить не решился, и подводные лодки Кригсмарине в Чёрное море доставлялись через Дунай. Потому что фюреру была куда выгоднее союзная, но формально нейтральная и открыто не участвующая в боевых действиях Турция. У Джорджа Буша-младшего, судя по всему, диаметрально противоположное мнение. Или же вы думаете, что коварные турки банальным образом "подставляют" своего старшего союзника дядю Сэма, на которого "держат зуб" еще со времен вторжения в Ирак за "нерешение" курдской проблемы? Посмотрим. Уже очень скоро американский флот должен будет покинуть черноморскую акваторию. А вот если он этого не сделает, то США, согласно всем нормам международного права, могут рассматриваться как агрессор. Что, в общем-то, и требовалось доказать. Или уже и не нужно доказывать?

Игорь Острецов САМИ СЕБЯ ВЫСЕКЛИ

Как расценивать заявление госдепартамента США о временном прекращении сотрудничества с Россией в области мирного атома? Полагаю, это абсолютно предвыборный пиар-ход, призванный продемонстрировать избирателям "сильную руку" республиканской администрации Белого Дома. Постараюсь продемонстрировать это лишь на одном-единственном аспекте данного сотрудничества, к которому имею непосредственное отношение.

После событий 11 сентября важнейшей задачей для США была задача борьбы с международным ядерным терроризмом. Наибольшую угрозу представляет ядерный терроризм.

Как показали инцидент с Литвиненко и ядерная программа Ирана, мир находится на пороге ядерного терроризма, который может быть предотвращён, в первую очередь за счёт контроля за несанкционированной транспортировкой ядерных материалов. Это обстоятельство вынудило США искать методы такого контроля. Достаточно эффективным может быть только контроль, который может быть осуществлён мобильным средством в любой точке земного шара.

Анализ, выполненный в России по заданию ЦРУ США в рамках работ по ядерным релятивистским технологиям (ЯРТ), разрабатываемым группой российских учёных (группа Острецова И.Н.), показал, что задача может быть успешно решена только при использовании протонного ускорителя на обратной волне российского учёного Богомолова А.С., установленного на самолёте АН-124 (Руслан). Этот самолёт может поднять до 120 тонн груза. Диаметр его фюзеляжа равен примерно 6,5 м. Этот самолёт является единственным в мире, на котором может быть решена задача инспекции. Сроки и стоимость создания подобной машины являются очень большими. Данное обстоятельство и предопределило неизбежность обращения США к российским специалистам.

Разработчиком самолёта в советское время было ОКБ Антонова в Киеве. Изготовителем большей части самолётов являются Ульяновские авиационные заводы. Формально сегодня собственником самолёта выступает Киев. Однако изготовление самолётов на украинских заводах сегодня маловероятно. Кроме того, вся физическая часть программы принадлежит России. Поскольку эффективная кооперация между Москвой и Киевом в настоящее время практически невозможна, то в ближайшее время следует ожидать нажима со стороны США на российское Правительство с целью передачи прав на самолёт Москве с целью изготовления всего комплекса в России. Это может быть оформлено в виде модификации самолёта. Фактически какие-либо серьёзные изменения в конструкции невозможны. Поэтому всё, скорее всего, сведётся к замене двигателей.

Так что сотрудничество в ядерной области США и России будет продолжаться. Слишком важна для США эта тема. После президентских выборов, то есть уже через два месяца, стоит ожидать соответствующих шагов от Белого Дома и госдепартамента США.

Иван Ленцев МОЛЕКУЛА

Со дней народного восстания октября 93-го прошло 15 лет. Целая эпоха прошла. Всё изменилось; неизменной осталась лишь память. Теперь только и остается — помнить, что было, и вспоминать тех, кто погиб.

Память об умерших — штука ленивая. Очень легко помнить "в уме", никак не проявляя в мире эту память. На могилу деда не ходить: и так, мол, помню. Павшим героям памятники не ставить — о них и без того все, дескать, знают. А уж когда память эта сопряжена с трудностями, житейской морокой, боданием с чиновниками — тут уж почти любой отступится. Любой, да не каждый.

В России существует общественная организация "Вахта памяти". На добровольных началах, за свой счет, мотая нервы бесконечным боданием с властями, ее члены, как могли, все эти годы чтили память погибших в Останкино и у "Белого дома" в тот злосчастный октябрь. Создали известный Мемориал на Красной Пресне, ухаживали за Памятным Крестом у телецентра…

С крестом этим и возникла странная неурядица.

Он был поставлен в Останкино через короткое время после тех страшных событий отцом замученной Наташи Петуховой, Юрием. Поставлен самовольно, на скорую руку — власти тогда даже помешать не успели. За полтора десятилетия это импровизированное место паломничества успело стать знаменитым, намоленным: в октябрьские дни идут к нему люди, снимают шапки, служат панихиду.

Однако хоть "Вахта Памяти" и ухаживала за крестом, и укрепляла его, постепенно он стал приходить в негодность. Весь облупился, выглядит страшно, требует замены на новый.

Теперь, однако, времена совсем иные. В Москве — каждый квадратный метр золотой, просто так не пойдешь и не поставишь на нем, чего вздумается. У всякой столичной земли нынче хозяин имеется: хочешь что-то на ней устроить — без начальственного дозволения не выйдет. А уж палатка там или крест — разницы для чиновника немного.

Несколько последних месяцев "Вахта Памяти" добивается от телецентра "Останкино" разрешения на замену креста на новый. Операция — элементарная. Новый крест уже готов, ждет своего часа. Транспорт и работяги — найдутся. От телецентра практически ничего не требуется. Все что нужно — простая бумажка с парой начальственных фраз. Охрана телецентра — за, хозяйственные службы — за. Руководство — против.

Казалось бы, что проще — взять и разрешить заменить крест? Но в мае этого года гендиректор телецентра Михаил Шубин в ответ на просьбу "Вахты памяти" ответил фактическим отказом: "Администрация предприятия понимает необходимость и значимость данного мероприятия, однако в настоящее время нами ведется интенсивная работа по модернизации производственно-технологической базы с одновременной проработкой масштабной реконструкции всего предприятия, и место расположения памятного знака попадает в зону строительства. Предлагаем вернуться к рассмотрению этого вопроса после завершения реконструкции и определить место установки Памятного Знака, удобное для проведения массовых мероприятий, в соответствии с постановлением Правительства Москвы от 05.01.99 г."

Переводя на русский: не только новый крест поставить не дадим, но и старый — при "модернизации и реконструкции" — снесем. Очень по-московски.

После долгих мытарств, нигде не найдя поддержки, "Вахта Памяти" вынуждена была — только представь себе, оппозиция! — обращаться в "Белый Дом", к его нынешнему хозяину:

"Председателю Правительства РФ Путину В. В.

Уважаемый Владимир Владимирович,

Мы вынуждены обратиться к Вам в связи со следующими обстоятельствами. После событий, имевших место в г. Москве в октябре 1993 г., родственниками погибших был установлен Памятный Крест на месте гибели последних в Останкино, у которого в течение 15 лет ежегодно 3 октября по согласованию с Патриархией официально служится панихида по погибшим гражданам.

В связи с годовщиной указанных событий было принято решение о замене Памятного Креста из-за ненадлежащего внешнего вида последнего. В настоящее время новый Крест изготовлен и находится в г. Москве.

Поскольку Памятный Крест размещается на территории ФГУП ТТЦ "Останкино", в адрес руководства ФГУП ТТЦ "Останкино" было отправлено письмо с просьбой обеспечить доступ для лиц, осуществляющих замену Памятного Креста, на вышеуказанную территорию, в чем нам было отказано по формальным основаниям Шубиным М. М., Генеральным директором ФГУП ТТЦ "Останкино". Считаем, что память о этих драматических событиях не должна являться поводом для очередного раскола российского общества, в связи с чем представляется разумным и гуманным разрешить замену существующего Памятного Креста на новый.

На основании вышеизложенного убедительно просим Вас оказать содействие в мероприятиях по замене Креста.

С уважением,

Зам. председателя Общественной организации "Общество содействия сохранению памяти погибших во время событий у Белого Дома в октябре 1993 г." "Вахта Памяти" Петрова М. В."

Коммунисты! Патриоты! Депутаты-оппозиционеры, все эти годы безбедно протиравшие штаны в Думе! Вы-то где? Почему ничего не слышно о вашей поддержке этого благого дела? Почему сидите, как воды в рот набравши? Вы ведь по гроб жизни обязаны тем именно, кто в октябре 93-го погибал от пуль снайперов, от танковых разрывов, от выстрелов расстрельных команд.

Займитесь реальным делом! Денег не потребуется ни копейки. Нужна лишь решимость, организационная выучка да умение звонить по телефонам.

ВОЙНА ТОЛЬКО НАЧАЛАСЬ Российские эксперты об итогах конфликта в Южной Осетии

Издательский дом "Комсомольская правда" выступил инициатором и организатором "круглого стола": "Война в Южной Осетии: что дальше? Влияние произошедших событий на ситуацию в других зонах замороженных конфликтов". Предлагаем вниманию наших читателей некоторые наиболее интересные моменты из выступлений участников (по расшифровке аудиозаписи).

СЕРГЕЙ МАРКОВ, ДЕПУТАТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ РФ.

Мне представляется, что механизм развития конфликта был двойным. Прежде всего — это действия Саакашвили, попытки силой присоединить себе Южную Осетию. Второй механизм — здесь решали свои задачи Соединенные Штаты Америки. Еще точнее сказать — не США, а нынешняя администрация. Еще точнее сказать, группировка внутри администрации, известная, как неоконсерваторы, "неоконы", которые рассчитывают пересесть из администрации Джорджа Буша-младшего прямиком в администрацию Джона Маккейна. Для того, чтобы взорвать президентскую избирательную кампанию, ими и была предложена такая модель имитации новой "холодной войны" с Россией. Реакция России показала, во-первых, что существует "красная линия", за которую Россия не готова уходить. Эту "красную линию" четко обозначил Владимир Путин: мы не позволим убивать российских граждан. Кроме того, были проявлены политическая воля и готовность к конфликту. До этого Россия много говорила о суверенной демократии. Но здесь она впервые действовала как суверенная демократия. И тем самым стала новым фактором мировой политики, с которым все будут вынуждены считаться. Именно об этом и говорил Евросоюз вчера. Вы думаете, он про санкции говорил? Да всем ясно было, что эти санкции невозможны. Он говорил о том, что представляет собой новая геополитическая реальность.

Конечно, на этом фоне просто поразительна поддержка Западом военного преступника Саакашвили, которая до сих пор осуществляется на наших глазах. Евросоюзу нужно было обсуждать не санкции против России, а санкции против военного преступника Саакашвили. Он должен быть арестован немедленно и направлен под суд. Международный суд. Ничего этого не произошло. Налицо тотальная информационная война, прямая ложь, фальсификации. Западные СМИ ведут себя так, как будто их страны уже объявили России войну. Поэтому никакие апелляции к Западу в России на протяжении еще долгого времени не будут работать. Потому что Запад потерял не только моральное лидерство, но и моральный авторитет для России, а также для многих постсоветских (и не только постсоветских) государств. Этот конфликт показал, что пока внешнюю политику Вашингтона определяет группировка "неоконов" во главе с Диком Чейни, США постоянно путают интересы мировой безопасности, которые они должны отстаивать, как глобальный лидер мира, со своими собственными эгоистическими интересами. В результате мы видим США очень своеобразным лидером, который вот-вот может стать главным изгоем мировой политики. С одной стороны, у Америки сегодня — огромное количество союзников, а с другой — она в полной изоляции. Вот Турция считается твердым союзником США. Но турецкий антиамериканизм — самый сильный в мире. И во всех странах так: правительства говорят о союзнических отношениях с Вашингтоном, а среди населения антиамериканизм просто зашкаливает. В результате получается очень неустойчивое и ненадежное лидерство. Евросоюз расколот между "европейской" старой Европой и "американской" новой Европой. И по причине этого раскола, а также потому, что отвык, находясь полвека под американским зонтиком, от самостоятельности, не готов ни к каким действиям.

Но этот кризис показал, что никакого мирового порядка в мире нет и не будет, а роль силы, "права силы" будет только возрастать. После того, как нынешняя волна эмоций схлынет, конечно, нужно будет проводить предложенную президентом России Дмитрием Медведевым общеевропейскую, а еще лучше — всемирную конференцию по вопросам безопасности. Чтобы хоть какие-то шаги сделать по направлению к мировому порядку. Потому что угрозы "холодной войны", о которой сейчас много говорят, на мой взгляд, не существует, поскольку для неё нет никакой объективной основы. Нет двух мощных противостоящих блоков, нет разницы идеологий, и в Кремле сидят, скорее, миллиардеры, чем коммунисты. И у России нет претензий на мировую гегемонию. Поэтому платформы для какого-то большого столкновения нет. Ситуация напоминает 1913-1914 годы прошлого века, когда, напомню, никто не хотел мировой войны, однако она случилась из-за того, что великие державы не смогли поделить свои сферы интересов в маленьких регионах — прежде всего, на Балканах.

И вот такая угроза нового регионального конфликта, чреватого перерастанием в большую войну, существует. Прежде всего, это, конечно, Украина. Там два базовых противоречия. Первое — страна расколота между западом, на котором проживает примерно треть населения, с одной стороны, и югом-востоком, на котором проживает две трети населения, с другой стороны. Кроме того, как и везде, существует огромное разделение между проамериканской политикой властей, особенно президента Украины, и антиамериканской позицией подавляющего большинства населения. По таким ключевым вопросам, как НАТО, единое экономическое пространство с Россией, статус русского языка как второго официального, отношения с Россией. По большому счету, народ Украины считает, что Россия — это друг и брат, а президент Украины считает, что Россия — главный враг. И такое базовое противоречие может взорвать страну в любой момент. Уже сегодня там налицо очень серьезная дестабилизация.

Мы, например, давно запланировали провести в Киеве конференцию для обсуждения ряда исторических проблем, существующих в российско-украинских отношениях. Она должна состояться в эту пятницу. Так дело дошло до того, что президент Украины лично дал службе безопасности Украины указание сорвать эту конференцию, обвиняя её участников в сотрудничестве с российской разведкой. А у нас главный докладчик — Рой Медведев. Это диссидент, очень пожилой человек, живой классик современной исторической науки. Но заместитель главы секретариата президента чуть ли не лично звонил в гостиницы, чтобы нашим участникам не давали возможности поселиться. Это что, сюрреализм какой-то? Нет, это показатель того, что вся Украина сегодня стоит на пороге нового масштабного политического кризиса.

И если он состоится, вот тогда возможен настоящий конфликт между Россией и Западом. Сегодня из-за Грузии и Южной Осетии никто ссориться не будет. Потому что независимость Абхазии и Южной Осетии, конечно, никаким коренным интересам Запада не угрожает. Что их волнует? Их волнует, чтобы Россия не становилась милитаризованной страной. А здесь наше руководство посылает четкий сигнал, что этого не состоится. И второе — их волнует, что Россия не действовала на всем постсоветском пространстве по южноосетинской модели. И мы можем дать гарантию, что ни Приднестровье, ни Крым, ни Закарпатскую Русь никто "откалывать" от Молдавии или Украины не будет.

Но провокационные действия нынешнего украинского или грузинского руководства вполне могут привести к вспышке "горячей войны". Мы знаем, что сейчас проигрываются сценарии такого типа: что произойдет, если грузинская ракета потопит российский военный корабль, чья радиолокационная система в это время будет подавлена системой "Авакс" или другими натовскими кораблями, которые находятся в регионе. С одной стороны, вроде грузинская ракета потопит, а с другой стороны, подавление навигационных систем обнаружения — это прямое участие в боевых действиях. Такого рода провокации крайне нужны "неоконам" для того, чтобы выиграть президентские выборы в США, поскольку Маккейн уступает Обаме по всем пунктам, кроме одного: кто будет лучшим главнокомандующим вооруженными силами. Здесь Маккейн выигрывает у Обамы со счетом 55% на 24%. То есть интерес "неоконов" — поджигать здесь маленькие конфликты и имитировать "холодную войну" с Россией. А интерес европейской Европы — мир и сотрудничество на европейском континенте, и это общий с Россией интерес.

АЛЕКСАНДР ДУГИН, ФИЛОСОФ, ЛИДЕР МЕЖДУНАРОДНОГО ЕВРАЗИЙСКОГО ДВИЖЕНИЯ.

Я хотел бы рассмотреть ситуацию с несколько иных позиций.

Первый тезис: война не закончена. Те люди, которые разожгли эту войну, еще находятся у власти, они не смещены и не переданы международному трибуналу. Международное общественное мнение демонстрирует двойные стандарты. Пока Саакашвили, который несет ответственность за геноцид мирного населения, за убийства российских миротворцев, жив-здоров, свободен и возглавляет грузинское государство, война не закончена. Тем более, в нее втягиваются силы НАТО. И поэтому всех, кто решил уже перевести дыхание и спокойно отпраздновать победу, к сожалению, должен огорчить: рано, война только начинается.

Россия не сдаст назад. Потому что и в руководстве, и в народе есть абсолютная моральная уверенность в нашей правоте. И Америка тоже не сдаст назад, поскольку в Южной Осетии мы дали пощечину её претензиям на мировое господство. Соответственно, ситуация будет накаляться и в самой Грузии, где наши войска, давайте называть вещи своими именами, контролируют не только Южную Осетию и Абхазию, а гораздо более широкое пространство. И, конечно, нам попытаются дать ответ через Украину, где уже не раз проходили попытки Ющенко отключить электричество на базе Черноморского флота. А это означает фактически вступление в военные действия против Россией уже со стороны Киева. И мы сейчас видим асимметричный ответ на Северном Кавказе. То, что сейчас происходит в Ингушетии. В Нальчике были несколько дней назад серьезные столкновения с джамаатами, которые чуть ли не пытались захватить этот город. То есть мы видим, что Америка, по своей логике ведения "сетевых" войн, перебрасывает проблему за границы Грузии, с Южного Кавказа на Северный. И совершенно очевидно, что всё это так просто не рассосется. Эскалация будет нарастать — как минимум, до президентских выборов в США, а может быть, и после них. Мы знаем, что Маккейн уже заговорил о признании Чечни. Выглядит смешно, но за этим может последовать включение всех сетевых структур, которые Америка планомерно развертывала на Северном Кавказе: через гуманитарные фонды, через мониторинг конфликтов, через другие системы. И эта сетевая война будет развертываться против нас — в том числе, и на нашей территории. Ко всему этому надо быть готовым.

Тезис второй. Двухполярный мир распался, и в 1991 году американцы стали строить однополярный мир. Мы уходили — они приходили. И не обращали никакого внимания на разговоры о необходимости многополярного мира. Потому что эти слова не были подкреплены делом. 8 августа 2008 года, после решения нашего руководства ввести войска в Южную Осетию, а затем и в Грузию, ситуация принципиально изменилась. Возникла уже реальная, а не потенциальная, не виртуальная модель двух мировых клубов. В одном из них — сторонники однополярного мира, которые будут продолжать настаивать на своем. Это, кстати, не только неоконсерваторы, но и представители более "мягких" структур. Мы знаем, что советник Обамы по России — Збигнев Бжезинский. Его сверхзадача — расчленить Россию, чего он даже не скрывает. Это один из самых яростных русофобов. Так что не надо строить иллюзий относительно демократической партии США. И демократы, и республиканцы будут проводить стратегию строительства однополярного мира — пусть даже разными средствами. И если мы не сорвем строительство однополярного мира, он будет строиться и дальше — за наш счет.

Как сказал некогда Карл Шмидт, политика становится возможной там, где есть друзья и враги. После 8 августа Россия получила настоящего открытого врага в лице США и их союзников. То есть настоящие враги у нас есть, а настоящих друзей пока нет. Всё, что мы делали на постсоветском пространстве, все разговоры о Союзном государстве с Белоруссией, о ЕврАзЭС, ШОС с Китаем, с ОДКБ, — всё это в критический момент не сработало. Но не надо бросать эту вещь — напротив, сейчас нам надо активно искать и создавать себе друзей.

Ведь Европа и весь мир вовсе не так поддержали Америку, как хотелось бы Америке. И значит, предпосылки создания "многополярного клуба" как противовеса "однополярному" существуют. И самая главная задача для России, на мой взгляд, — реально формировать этот "многополярный клуб", вовлекая в него великие и малые державы, которые не приемлют американской однополярности. И признание независимости Южной Осетии и Абхазии — самый простой "входной билет" в этот клуб.

То есть налицо противостояние уже не двух сверхдержав: США и СССР, уже не двух сверхидеологий: либеральной демократии и социализма, а двух реальных моделей мироустройства: "однополярности" и "многополярности".

Поэтому хватит причитать о недопустимости "двойных стандартов" — они теперь станут повсеместной практикой. Все разговоры о том, что кончилась эпоха интересов и началась эпоха ценностей, можно просто выбросить в корзину. Сейчас будут работать два главных "двойных стандарта". Первый — стандарт "однополярного мира", в котором Америка и ее друзья всегда будут добром, а все их враги — злом. И второй — стандарт "многополярного мира", в котором всё будет ровно наоборот. И давайте — на войне как на войне — называть вещи своими именами.

Это касается и таких основополагающих принципов, как принцип территориальной целостности государств и права наций на самоопределение. Теперь связанные с этим геополитические проблемы по всему миру будут рассматриваться только так. Самоопределение Косово в ущерб Сербии — выгодно американцам, а мы будем против. Самоопределение Южной Осетии и Абхазии в ущерб Грузии выгодно нам, зато американцы будут против. И так далее.

Но самое главное — внутриполитический аспект этого перехода. Теперь должны пойти процессы маргинализации той прослойки, которая служила в России проводником американских ценностей и интересов, выдаваемых за "общечеловеческие". Они сейчас попали между молотом и наковальней. Им придется или переприсягнуть новой России — с угрозой лишиться тех активов и недвижимости, которые находятся на Западе, или демонстрировать лояльность Западу, бросив вызов нашему президенту, премьеру, нашей стране и всему народу. Я думаю, в последнем случае их судьба будет незавидна. И свободной камерой рядом с Ходорковским дело может не ограничиться. Так что, образно говоря, тому же Михаилу Прохорову надо не королевские виллы на Лазурном берегу покупать, а надевать защитную форму и начинать разбирать развалины Цхинвала.

ДМИТРИЙ СТАРОСТИН, ЖУРНАЛИСТ.

Должен сказать, что многие грузинские политики — даже из числа противников Саакашвили — тоже были сторонниками силового сценария в отношении Абхазии и Южной Осетии. То есть с точки зрения любого грузинского патриота эти территории нужно было забирать обратно. Ведь та же Южная Осетия находится менее чем в 100 километрах от столицы Грузии. Поэтому по телеканалу "Сакартвела", который фактически принадлежит министерству обороны Грузии, его можно принимать в любом грузинском доме, — постоянно шли ролики с военной техникой, с полицейскими машинами даже почему-то, с марширующими куда-то войсками. Ролики с Михаилом Саакашвили, принимающим военный парад. Очень трогательный ролик был с песней о возвращении грузин в Абхазию, о восстановлении грузинского суверенитета над Абхазией, его крутили постоянно по всем каналам. Это к вопросу о том, какую цену иногда приходится платить, может быть, за изначально искренние патриотические порывы.

Теперь о Западе. Там далеко не все были загипнотизированы версией, что Россия — агрессор, а Грузия — малое демократическое государство, жертва этой агрессии. Если вы помните ролик с осетинской девочкой и её тётей, которые оказались в Цхинвале во время войны, то он вошел в первую пятерку по просмотрам в США, где существует достаточно большой, на мой взгляд, сегмент населения, который с подозрением относится к собственным же масс-медиа, считает их ангажированными. Поэтому наша информация не впустую, не на каменистую почву падала. Концерт Гергиева, например. Это фигура колоссальной известности на Западе. А Россия сделала много для того, чтобы узнали об этом. Но можно было, конечно, работать эффективнее. Это тоже поднимает вопрос о том, насколько удался такой проект, как "Раша тудей", насколько вообще России удается эффективно и профессионально представлять Западу свою точку зрения.

ВАЛЕРИЙ КАБОЛОВ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ МОСКОВСКОЙ ОБЩИНЫ ОСЕТИН.

Осетины с грузинами очень близки: и по духу, и по экономике, и в культуре, и на бытовом уровне. Есть 42 тысячи, по-моему, смешанных осетино-грузинских семей. Но пока Южная Осетия находилась в составе грузинского государства, всегда сохранялась опасность того, что осетины будут рано или поздно уничтожена как нация. Не только путем физического истребления людей, но и путем перемены языка, фамилии, национальности в паспорте. Сегодня множество носителей грузинских фамилий уже и не помнят, что они когда-то были осетинами.

Но были и этнические чистки. Ведь что такое две тысячи убитых для нашего маленького народа, как не этническая чистка? Но попытка свести всю проблему к личности грузинского президента — очень упрощенный подход. История взаимоотношений наших народов насчитывает уже трех таких Саакашвили. Первым был господин Жвания, который проводил этнические чистки в 1921 году, вторым — Звиад Гамсахурдиа — в 1989-1992 годах, а нынешний президент Грузии — уже третий в этом ряду. Причем сегодня следствие показывает, что цель военной операции была не подавление огневых точек, вооруженных формирований, а именно уничтожение осетин: женщин, детей, стариков, — по национальному признаку.

Должен сказать, что вопрос этот не закроется до тех пор, пока все виновные в этом: от Саакашвили и Дика Чейни до тех бандитов, которые непосредственно нажимали на курок, — не понесут заслуженного наказания.

И для этого есть не только современные судебные механизмы. Вы помните Виталия Калоева. Человек целый год ходил по швейцарским судам, искал справедливости. Ждал, когда признают вину, когда назовут виновных, когда их накажут. Ничего этого не случилось. И когда он понял, что справедливости ему не найти, он решил вопрос по-своему. Он вспомнил свои традиции, которые передавались на Кавказе от отца к сыну. Не только в Осетии. У него другого выхода не оставалось. Это культурный, образованный человек. С хорошим достатком. Но он был вынужден поехать в Швейцарию и убить, может быть, "стрелочника".

Сколько кровников теперь у Саакашвили? Минимум две тысячи человек. Думаю, у него нет никаких шансов избежать кровной мести. И он это знает. Пусть это знают и все остальные.

Теперь о независимости. Что интереснее и ближе народу Южной Осетии — вхождение в состав России или независимое государство? Я думаю, что народ Южной Осетии не выбирал в этом вопросе. Мы никогда не ставили задачу создавать собственное государство. Но сегодня так случилось, что Южная Осетия обрела независимость. Россия не захотела или, наверное, не смогла принять нас в состав своего государства. Видимо, те международные механизмы и правовые нормы, которые существуют сегодня, не позволили России это сделать. Нам сказали: извините, мы признаем, что вы суверенны, но не можем вас принять к себе. Поэтому, если независимость, то, я думаю, на этом и нужно остановиться. Но сегодня надо признать, что Россия спасла народ Южной Осетии от истребления. И мы, осетины, никогда этого не забудем, что бы ни случилось.

АЛЕКСАНДР БОРОДАЙ, ПОЛИТОЛОГ.

События, развернувшиеся после 8 августа демонстрируют, как неожиданно жёстко Россия отреагировала на провокацию, организованную США и господином Саакашвилли, который, не будучи вменяемым политиком, видимо, повёлся на разговоры о том, что Россия не сможет адекватно среагировать на резкие силовые шаги Грузии в отношении Южной Осетии и Абазии. Учитывая предшествующую политику России, это звучало довольно правдоподобно. Но в действительности вышло совсем иначе — авантюра провалилась. Его режим потерпел военное и политическое поражение, которое, впрочем, пока не дало своих плодов. Ибо сегодня официальная пропаганда Саакашвили празднует "победу" над Россией, чьи войска якобы были остановлены доблестной грузинской армии на подступах к Тбилиси. К тому же, обещанная и уже предоставленная американцами военная помощь способствует уверенности президента Грузии, что уже через год Цхинвал снова будет в его руках. Конечно, думая так, Саакашвили совершает большую ошибку. Уже сейчас ясно одно: ни США, ни Европа, ни блок НАТО, который является огромной бюрократической машиной, из-за грузин с Россией напрямую воевать не будут.

Второй момент. Сегодня, как никогда, ребром стал вопрос о легитимности и правомерности границ бывших советских союзных республик. Эти границы отвечали свому назначению в качестве административных границ единого унитарного государства, каковым, по сути, являлся, СССР. Однако они не выдерживают критики как границы национальных государств. На примере той же Грузии можно видеть, что районы населенные по преимуществу армянами и азербайджанцами, явно тяготеют к своим национальным государствам. И Аджария, которая традиционно тяготеет к Турции, в свое время была передана в состав России именно как отдельное государство.

Определенной исторической проблемой является вопрос: а что есть Грузия без России? Ведь Грузия присоединялась к России не как единое государство, но как конгломерат княжеств, объединенных общей верой и общей бедой. Эти княжества, зажатые между Персией и Турцией, существовали под жесточайшем прессингом мусульманских соседей. Даже высокий прирост населения не восполнял чудовищные людские потери — слишком многих убивали и слишком многих уводили в рабство. Христианским народам, населяющим эти княжества, грозило полное уничтожение. Именно в этих условиях Россия приняла под свою защиту пустеющие земли сегодняшней Грузии. Об этом надо помнить.

Третье. Как мы видим, в связи с демаршем России Запад и США находятся в состоянии некоторой растерянности. Успешные действия России в Грузии показали всему миру, что американские марионетки не могут быть тотально и качественно защищены. Естественно, США в бешенстве и, будучи мировой сверхдержавой, они подогнали туда свой флот, что является не просто демонстрацией силы, но и потенциальной угрозой для нашей страны. Однако пребывание в Черном море будет сопряжено для США с большими неудобствами. Ибо в силу международных соглашений государства, не относящиеся к черноморскому бассейну, не могут держать там свои военные корабли водоизмещением больше 30 тыс. тонн и дольше трех недель. Таким образом, будет необходима постоянная ротация этих штатовских небольших кораблей.

Сегодня очевидно, что попытка США и Великобритании организовать тотальный "накат" на Россию — провалилась. Главным образом потому, что Евросоюз не хочет терять нашу страну как экономического партнера и боится потерять её как партнера политического. Ведь, по сути, признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии четко очертило зону наших интересов и сигнализировало мировому сообществу о том, что блицкрига в Закавказье и на Южный Кавказ не будет. Кстати, согласно всем международным договоренностям, Россия является гарантом мира на Кавказе. Об этом помнят в Европе. Не следует забывать об этом и нам.

Евросоюз — довольно рыхлая структура. В нем нет единства по самым разным вопросам, и уж тем более — в вопросе исполнения воли американцев любой ценой. Разумеется, сейчас никто официального решения о санкциях принимать не будет. Другое дело, что негласные санкции уже начали действовать. Тот же уход западных инвесторов с российских рынков во многом спровоцирован общественным мнением Запада и антироссийскими заявлениями западных политиков. Мотивированные такими разговорами институциональные инвесторы уводят из РФ свои капиталы, несмотря на то, что здесь могли получить гораздо больше прибыли, чем на Западе.

Причем пока западные деньги от нас уходят, отечественные к нам не возвращаются, по-прежнему кредитуя американских граждан, американскую экономику, американскую финансовую систему. И в этом видна политика, увы, наших же собственных финансовых властей.

В результате вся экономика России живет на кредитных деньгах. Компании с государственным участием и без оного набрали огромное количество внешних кредитов. Корпоративный долг России составляет сегодня более 400 млрд. долл. В силу сложившейся финансовой и политической конъюнктуры финансовые структуры Запада могут отказать нашим компаниям в перекредитовании, что серьёзно ударит по внутриэкономической ситуации в России и вызовет серию экономических и финансовых кризисов. Как только эта реальность коснется широких масс активного населения, которое привыкло жить в некоторой эйфории, следует ожидать нового подъёма оппозиционной волны — особенно в крупных городах России, и прежде всего в столице, многие жители которой сейчас, мягко говоря, пересытились деньгами. А если учитывать, что благоприятная финансовая ситуация прошлых лет не была использована правительством для модернизации отечественной экономики и создания эффективной инфраструктуры, то цена победы может оказаться очень и очень высока.

Главный драматизм ситуации заключается в том, что вроде бы локальная ситуация вокруг Южной Осетии фиксирует "точку невозврата", и теперь у России есть лишь один путь, связанный с возвратом себе статуса великой мировой державы не на словах, а на деле. В противном случае нас ожидают перманентный кризис и дальнейшая деструкция.

Материал подготовил Андрей Фефелов

Савва Ямщиков — Евгений Нефёдов И ТЁРКИН, И ШВЕЙК, И «ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ»…

Самые тяжкие для страны и народа 90-е годы, с их кровавым и страшным расстрелом сотен невинных людей у Дома Советов, совпали у меня еще и с тяжелой болезнью. Десять лет я не выходил из дома, мало с кем общался. Было, правда, три таких человека, три Валентина, которым я отвечал на звонки, а порой они приходили ко мне домой. Это Валентин Курбатов, псковский мой друг, Валентин Распутин и Валентин Лазуткин, которого я считаю одним из основоположников нашего телевидения. А так — моим миром были газеты и телевизор. И среди изданий, которые меня поддерживали, конечно, была газета "Завтра". Потому что "День" я застал, будучи еще здоровым. И даже успел в четвертом номере напечататься с полосой о художнике Ефиме Чеснякове. И вот теперь я ждал каждый номер газеты "Завтра", потому что там была правда о том, что вокруг происходит. К тому же, я прекрасно знал Александра Проханова. Мы с ним — "псковичи": молодость наша прошла во Пскове. Моя — реставрационная, его — писательская. И сейчас страницы в книгах Проханова, посвященные Пскову, — для меня самые дорогие, потому что Изборск, Малы — это наши места любимые. И вообще, эти страницы я считаю классикой русской литературы. А когда я выполз, с Божьей помощью, из своей болезни, первое, что я сделал, — пошел в газету, к Проханову. Мне тоже хотелось сказать свое слово о том, что происходит в России. Мне понравилось, как Проханов тогда сказал: ну что, Илья Муромец, отлежал свое — теперь пора работать, сражаться… И с того дня в 2000-м году до сей поры я с "Завтра" накрепко связан. У меня здесь много друзей, и среди них — два самых близких человека: Саша Проханов — не потому, что он главный редактор, а потому, что жизнь нас объединила, и — Женя, Евгений Нефёдов, повстречавшись с которым, я как-то сразу понял, что это за человек: я ведь тоже журналист с сорокалетним с лишним стажем. Я увидел тогда, что это человек, на котором газета во многом держится. Я ведь про него слышал еще и в те годы, когда он в "Комсомолке" работал, поскольку и сам сотрудничал с "Комсомолкой", были у меня там Ярослав Голованов и другие ребята. И я читал его репортажи из Чехословакии, а они все говорили: ну, наш Швейк плохо не напишет!.. А Женя там несколько лет был собкором. И вот уже в "Завтра" я сразу понял, что поддерживать меня будет именно он. Так оно и вышло. С ним я "сверял часы" по всем своим материалам, прислушивался к его замечаниям, ко многим моим публикациям он придумывал прекрасные заголовки. А потом я еще почитал и поэзию Евгения Нефёдова, особенно его эпиграммы-пародии! Читали их вместе с дочкой, она говорит: пап, два друга у тебя, которые выше крыши в эпиграммах. Я с ней согласился: действительно, по моему мнению, рядом с Гафтом в этом жанре может стоять только Нефёдов, хотя они, конечно, очень разные люди. А колонка его — "Евгений о неких"! Это ведь не просто стихи, это поэтический рассказ о нашем времени, причем социально заостренный. Это то, что я в "Завтра" всегда ценю.

И вот мы встретились с Евгением Нефёдовым для беседы.

Савва Ямщиков

Савва Ямщиков. Женя, все мои встречи, все мои беседы с созидающими сводятся к двум обычным вопросам. И первый я тебе сейчас задам. Мы почти одногодки, ты уже отметил своё, как говорится, круглолетие, мне это тоже через несколько месяцев предстоит. Что в своей жизни ты считаешь главным? Что ты сделал, как ты прожил эти годы? Чем они для тебя стали?

Евгений Нефёдов. Дорогой Савва, спасибо, прежде всего, что пригласил меня в собеседники. Я не так часто в подобной роли бываю. Больше сам всю жизнь кого-то расспрашиваю и о ком-то пишу. Что касается вопроса: что было главным в жизни? — ты и сам уже как бы начал на него отвечать, если не прямо, то косвенно — вспомнив в своей преамбуле о нашей работе, жизни в эти "окаянные годы". И сам я, когда обо всём этом думаю, вспоминаю, перечитываю публикации, книги, перебираю в памяти тех, кто остались моими друзьями в эти десятилетия и кто перестал ими быть, — я понимаю одну очень важную вещь. Я ощущаю, я смею считать, что мне удалось — как уж, с чьей помощью: Божьей, внутренних каких-то сил, любимых моих людей, друзей, работы ли, окружения, — удалось остаться собой. Ведь очень-очень многие собой не остались в эти времена испытаний, и я это наблюдал, поражаясь: как человек может на глазах отречься от себя прежнего… У меня в той же "Комсомолке" тоже масса друзей была, да и сейчас есть — из числа ветеранов… Но 20-го или 21-го августа 91-го года я зашел в редакцию: как, мол, ребята вы тут освещаете ГКЧП, с кем вы, мои коллеги недавние? Смотрю — а они уже ликуют, уже "Долой коммуняк!" "Да здравствует свобода!", "Позор ГКЧП!" и так далее. Я как-то аж поежился. Это кричали люди, которые вчера были моими парторгами, комсоргами, звали меня к светлому будущему, упрекали, когда я в стихах позволил себе какой-то лирический момент относительно флага над телебашней. Ну, там моя жена говорит: как хорошо бы его постирать и погладить, ему там холодно, оно истрепалось на ветру… А мне объясняли: старик, так о знамени страны нельзя говорить, это фамильярно по отношению к святыне. А сами они в одну ночь эту святыню содрали, на лоскуты порезали, перекроили, подшили сверху-снизу другие цвета — и живут себе и не тужат, кстати сказать, по сей день. Не знаю, конечно, каково им внутри. Хотя, если честно, о ком-то что-то и знаю. Кто-то и хотел бы не думать о том, что с ним это случилось, хоть он и сыт, и нос в табаке, и все хорошо — но ведь за счет предательства же! Некоторые, почестнее, даже порой, за рюмкой, сами такой разговор заводили. Дескать, знаешь, старина, что-то все-таки иногда гложет… Вот ты — как засыпаешь? Да нормально, говорю, засыпаю. Устаю, ухандокиваюсь на работе. И потом, несмотря на недуги, несмотря на боли и физические, и душевные, все эти годы совесть-то меня не изводит, не мучит. Я не отказался от того, чем жил: от отца-матери, от Родины, я остался самим собой. Впрочем, некоторые из них склонны, наверное, тоже думать, что они пытались остаться или впрямь остались в душе теми же, кем и были. Тут все непросто. Но сколько таких, кто легко расстался со всем, что было, наплевал на все, оплевал, опорочил! И сегодня не хочет помнить, что эта вся оплеванная им система его рождала, его учила, его берегла, хранила, подлечивала, подучивала… Ах да, колбасы ему мало давала, вот в чем трагедия!.. Теперь вот наелся, а сколько людей рядом сгинуло за эти проклятые годы! Тут я уже не шучу, тут во мне говорит нормальный мой, красный дух, отцовский-фронтовиковский стержень. Но иногда я задумываюсь: что, если б я и сам тогда дрогнул? Ведь мне же шли звонки: "Евгений Андреевич, зачем тебе эта газета, ты же знаешь, ее скоро закроют. Ельцин назвал её фашистской. Ты же классик газетного дела, умеешь делать буквально всё. И есть газеты, где тебя ждут хорошие деньги, перспективы. Что тебя заставляет отказываться от этого?" И какой-то там чёртик сидел за плечом, пока я не поплевал в его сторону, и нашептывал: а может, правда? Впереди ведь только тяжелый, тернистый путь. А здесь будет всё нормально. И будет нормально всё и с детьми, и с внуками — ты понимаешь?..

Я всё хорошо понимал и сейчас понимаю, и совершенно серьезно считаю, что способность остаться тем, кем ты был изначально, — вот это то, что, может быть, человеку и дано в жизни единожды проявить. Решить: остаться или не остаться таким, каким он на свет Божий пришёл и каким он по этому миру идёт. Ну что тебе объяснять, дорогой Савва, разве у тебя не так? То же самое. Ведь сколько ты наблюдаешь вокруг себя таких, которые раньше и кланялись, и расшаркивались, а сейчас во-о-он куда иные попрорывались, и всё по той же причине: они легко отказались от всего, от чего не отказались мы.

Вот такой ответ, вроде бы и конкретный, и несколько образный, что ли. Если же брать детали, то, конечно, мне здорово повезло, что встретился с Прохановым. Просто повезло. Я и в "Комсомолке" нормально отработал много лет, начинал еще корреспондентом по Украине, в родном Донецке своем. Да и до этого работал редактором в областной молодежной газете, а еще раньше — в районной газете в родном своем городе Красном Лимане, где теперь я уже Почетный гражданин, чем искренне горжусь… А в Москву попал вот как. Когда у меня вышли в Донецке первые книжки, меня приняли в Союз писателей СССР. И мне из "Комсомольской правды" домой позвонил главный редактор Валерий Николаевич Ганичев: "Что же ты — член Союза, а сидишь у нас там собкором на периферии? Ну-ка, приезжай в редакцию, возглавляй отдел литературы". Я, конечно, обалдел. В Москве, в "Комсомолке" — отдел литературы! Я и в ЦДЛ-то с робостью входил, хотя уже и с писательским билетом в кармане… Но, тем не менее, приехал. Правда, пока шли всякие там собеседования, процедуры, в газете поменялся главный редактор, пришёл Геннадий Селезнев. Мы уже были знакомы: он работал редактором "молодёжки" в Ленинграде, а я — в Донецке. Он говорит: старик, литература никуда от тебя не уйдет, а я тебя очень прошу возглавить рабочий отдел. У нас в газете должны найти место Уренгой-Ужгород, КамАЗ, "Атоммаш", БАМ… Ты знаешь металл, уголь, стройки, работяг, ты же всё-таки донбасовец. Уговорил. Заведовал я рабочим отделом, потом стал обозревателем. Там было тоже оробел — ведь рядом "золотые перья": Ярослав Голованов, Гек Бочаров, Василий Михайлович Песков… Но ничего, прижился. Ездил по стране, печатался широко. Потом работал в Чехословакии. Там я не доработал свой срок: не выполнил задание редакции по прославлению Вацлава Гавела. Сказали: напишите о нем очерк, потому что он будет президентом. Я как-то не смог в это поверить, потому что Гавела знал, поскольку был вхож в пражскую "богему" конца 80-х. Нормальный диссидент, драматург неплохой. Но президентом он мне как-то не виделся. И я ответил, что у меня есть сомнения. А были уже у руля "Комсомолки" ребята молодые, "перестроечные". Позже они возглавили демгазеты. И меня тогда в Москву отозвали. Остался, по существу, без работы. И тут позвонил Проханов, предложил работать в новой газете Союза писателей, параллельной "Литгазете", которую тогда отторг себе Бурлацкий. И эта газета называлась — "День". Заявление — номер один! — в эту газету я и написал. И он меня принял. И вот по сей день — "День", потом "Завтра". Между "Днем" и "Завтра" был перерыв, когда "День" Ельцин разгромил, прислал штурмовиков, и те на Цветном бульваре всё у нас потоптали, помяли, порвали и уничтожили. И с нами готовы были то же самое сделать. Но нашлись добрые люди, в ночь на 4 октября позвонили, сказали: ты, ты и ты — в очень нехорошем списке. И вам не надо быть в Москве, в Доме Советов, в редакции. Иначе ничего нельзя гарантировать… И мы были с Прохановым и Бондаренко у Володи Личутина в Рязанской области, в глухой деревеньке, в подполье. После снятия "чрезвычайки" вернулись. Проханов сказал: ребята, никого не держу, времена будут ещё тяжелее. Но газету выпускать надо, дух поднимать народу надо. Что будем делать? Решили, что надо продолжать выпускать газету. Назвали её "Завтра", зарегистрировали как какую-то футурологическую. Хотя нормальные люди и в Минпечати, конечно, видели: раз главный редактор Проханов, какая там футурология-биология, это будет тот же "День"! И так оно и вышло, и так продолжается. Вот это всё можно считать главным куском моей жизни, главным её периодом. Я повторяю, и до этого была работа нормальная: "Комсомольская правда", районка моя — это святое место, где я из мальчишек, из школьников, из деповских рабочих учился писать, параллельно "осваивая" журфак МГУ. Всё это было становлением, но закалка моих убеждений, абсолютно неколебимых, произошла здесь. И я счастлив, что и семья моя их разделяет. Трудновато бывало, конечно, когда в подъезде какой-нибудь доброхот вывешивал на доске объявлений статейку, где писалось, что Нефедов — гэкачепист, прохановец и прочее… Каково было моей семье? А я в ней — один мужик. И когда ребята защищали от громил в 91-м наше здание Союза писателей на Комсомольском, конечно, жалею, что не был там тоже, как бы вне этой славной истории оказался, но я ночью должен был находиться дома, а днем — в редакции, "держал" номер. Ко мне приходили всякие корреспонденты — "Коммерсант", "Московские новости", ещё кто-то: где Проханов? Я за него. Какой будет газета, куда вы повернете? Вы с ГКЧП? Отвечаю: вот выйдет номер — увидите. И увидели. И сейчас видят и знают, что такое "Завтра".

Еще я, конечно, благодарен газете за то, что она оставила мне возможность и право быть поэтом. Это ведь тоже — из главных для меня дел в жизни. Моя вторая работа. А может быть, она и первая, может быть, они вообще не разделяются. Но все эти годы, конечно, поэзия тоже для меня не пустячное дело. Я начинал писать стихи мальчишкой, печатался еще в "Пионерской правде". В отрочестве, в юности сформировался как лирик, мои первые сборники — почти сплошь о любви. Это потом я уже как публицист сделался газетным поэтом, трибуном, даже пародистом. Я ведь чего-то веселого не был чужд никогда. Играл Теркина в капустниках "Комсомольской правды", в Праге меня звали "русским Швейком". Теперь я — "Евгений о неких", который недавно уже и отдельной книжкой вышел. Книги — это тоже составляющая моей жизни. Они у меня самые разные — и публицистика, и поэзия, и сатира, и переводы. Особенно люблю переводить с украинского Бориса Олейника, я же Бориса Ильича знаю давно, это мой учитель и друг. А какой поэт! Живой классик. Несколько лет назад за книгу "Тайная вечеря", вышедшую в Москве в моем переводе, он получила Шолоховскую премию. Это очень важно на сегодняшнем кризисном фоне отношений между Украиной и Россией. Ведь те, кто сеет раздор, уже Гоголя у нас отбирают. Но как его можно делить? Классик принадлежит миру и вечности. Противостояние провокаторам — это тоже моменты моей жизни, для меня не второстепенные. Видишь, сколько всего "главного"…

С.Я. Женя, ты сейчас вспомнил о Борисе Олейнике. Сегодня, наблюдая чудовищные, инспирированные США события, происходящие не только в Грузии, но и на Украине, я тоже часто вспоминаю Бориса, с которым мы были членами Президиума Советского фонда культуры и как-то сразу нашли друг друга. Я думаю о тебе, о других людях с Украины, с которыми я общался и общаюсь. Неужели же достаточно горстки негодяев, всех этих Ющенко, Тимошенко, чтобы сломать то, что веками нарабатывалось? Как можно? Я понимаю, что это подготовлено не только госдепом. Это началось с Хрущева, когда он откинул туда Крым. Но Хрущев мог сделать все, что угодно. Он в свое время писал столько расстрельных списков, что и Берии не снилось. И это он — обвинитель Сталина?!..

Ну ладно, теперь, как говорится, перейдем к прекрасному. Я опять о твоих пародиях. Есть просто фантастические. Не так давно отмечали юбилей Вознесенского, а я вспоминал твою пародию на него…

Е.Н. Да, Андрей Андреевич сделал однажды совершенно жуткую вещь, на мой взгляд. Так нельзя относиться к русской культуре, представителем которой он себя заявляет. Стихи, которые я пародировал, — не просто не поэзия, это какая-то похабщина, ибо речь идет вроде о совершенно святой для всех нас вещи — открытии памятника 1000-летию Руси в Новгороде, но что там за слова! Он не смог обойтись без своих этих штучек-дрючек ниже пояса, излюбленных ныне не только им везде и всюду. В книгах, в телевизоре, в интернете — у них весь юмор ниже пояса. Но тут же вроде не юмор! Вот отрывок, цитата из его стихотворения об открытии в Новгороде памятника 1000-летию Руси:

Спадает простынь, как трусы.

Бунтарь, мастеровой, холуй

К 1000-летию Руси

Отлил в металле слово "икс".

Понятно, какая подразумевается буква, какая подразумевается рифма. Что это за издевательство над славянской 1000-летней святыней? Моя пародия называется — "Иксуальное":

С чем русский памятник сравнить?

Не пирамида же, не сфинкс.

В трусы спадает мысли нить,

А там словцо на букву "икс" .

Меня сей образ обаял,

Я ж сам — и зодчий, и пиит.

Вон, на Тишинке наваял

Свой "икс". Пускай хоть он стоит…

Стою и я, бунтарь в трусах,

За кои дергает Прусак:

"Ты генитально нас воспел.

Совсем, поэт, "оиксуел"!..

Как видишь, это тоже игра звуков, игра слов, но — в его же манере, так что пусть не обижается…

С.Я. А мы не должны обижаться на его лживость? Они сейчас — борцы с прошлым, но он же сам кричал: уберите Ленина с денег, не трогайте этот образ!.. И такие вот они все флюгеры. Но по сей день друг друга возносят. А настоящему русскому поэту за ними не пробиться, даже после кончины. Вот Татьяна Глушкова, поистине гениальная поэтесса, которая, безусловно, может стоять рядом с Цветаевой и Ахматовой. Поэтесса, которая еще в 58-м году, совсем молодая, написала цикл "София Киевская". Я тогда там работал, изучал фрески и мозаики. Я об этом не знал, уже потом Валя Курбатов познакомил меня с ее творчеством. Прочтите же ныне ее циклы по телевизору, по радио, прочтите цикл грибоедовский, некрасовский, блоковский, пушкинский! Вспомните хоть после ухода. Нет, они ей не могут простить 93-й год, когда она выступила с циклом стихотворений под общей рубрикой "Когда не стало Родины моей". Мы живем в эпоху, когда все доброе, настоящее умалчивается намеренно.

Е.Н. Она когда-то напутствовала мою первую книжку. Самую первую. Ей посылало издательство "Донбасс" в Москву, на закрытую рецензию, мою рукопись. Она ее изругала в пух и прах на полях. Я сидел, читал, чуть не плакал, мне было 20 лет. Ей-то, я не знал, самой еще не было тридцати. Но она уже имела имя. И в конце, когда я уже отложил рецензию, не дочитав, решив, что все, никогда никаких стихов писать я не буду — по инерции прочел последний абзац: "Рукопись рекомендую издать. Татьяна Глушкова". Так что она моя крестная матушка в поэзии. Хотя потом уже — добрая сестра. Мы в Москве подружились. Я храню о ней самую чистую память… А эти, которых ты помянул, все равно лишь себя считают "гениями", никаких Кузнецовых или Рубцовых не признают. В последние годы, правда, они как будто поутихли. У нас ведь вожди стали о патриотизме говорить, начали употреблять слова "народ", "Родина", "Победа"… А сейчас среди либералов опять какой-то взлёт русофобии. Мне попадает в руки иногда журнал "Огонек". И там в каждом номере главный редактор по фамилии Лошак пишет передовички. В одной из них Лошак пишет: мол, попалась мне газета "Завтра", и там донос на министерство культуры, подписанный Беловым, Распутиным, Ямщиковым и так далее. Эти люди раньше что-то умели, раньше что-то создавали, что-то писали, что-то делали. В кого они превратились? Они превратились в авторов доносов… Но этим Лошак не заканчивает. Он возмущается: они пишут, что надо возвращать, подниматься до уровня нашего прекрасного прошлого. Вот уж не надо! Представляешь, это он нам с тобой — на все наши старания возродить Родину, Россию здесь же, у нас дома, отвечает: вот уж нет, ребята! Каково? Я думаю: погодите, ребята, история ведь по синусоиде развивается. И кто кому скажет: вот уж нет! — еще поглядим…

С.Я. Лев Николаевич Гумилев эти синусоиды очень хорошо вычертил: как, куда, откуда, что есть пасионарность… А с Лошаком и другими и так все ясно. Их много, конечно, но нас все же больше. И не может быть, чтобы мы не отстояли русскую культуру. Эту задачу и будем считать ответом на мой второй вопрос: что главное для тебя на грядущие годы?

Е.Н. Согласен. Именно это я определяю для себя главным делом "на всю оставшуюся жизнь". Нельзя, чтобы чужаки царили в нашей культуре, в нашем родном и прекрасном доме. Будем работать…

«КТО К НАМ С МЕЧОМ ПРИДЁТ — ОТ МЕЧА И ПОГИБНЕТ…»

МЕДВЕДЕВУ Д.А., ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,

ПУТИНУ В.В., ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Уважаемый Владимир Владимирович!

Выражаем искреннюю поддержку решению о признании Российской Федерацией независимости Южной Осетии и независимости Абхазии. Считаем, что в сложившейся политической ситуации на Кавказе это верное и справедливое решение.

В начале августа исполнилось 225 лет заключению Георгиевского трактата о добровольном переходе Грузии под покровительство России. Тогда русские штыки спасли грузинскую нацию от полного истребления. И именно в эти дни грузинские войска, вооружённые и натасканные покровителями из-за океана, вероломно напали на спящий Цхинвал. В итоге — около двух тысяч погибших мирных жителей. И если бы не решительные действия со стороны России число погибших было бы значительно больше. Не зря же грузинские генералы назвали свою операцию "чистое поле". Чистое — от кого?..

Теперь западные политики твердят о "неоправданно чрезмерном, непропорциональном применении силы", грозятся наказать Россию. Особенно после признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии. Пусть им! Мы прекрасно помним, как США вторглись в Ирак (более 100 тыс. убитых местных жителей), как отделяли Косово от Югославии… Как говорится, с больной головы на здоровую. Грузинское руководство, избравшее геноцид средством решения межнациональных вопросов и перечеркнувшее все надежды на мир, не оставило России других вариантов действий. Тем более, что осетинский и абхазский народы уже давно и однозначно высказались на этот счёт.

Вся эта западная "антирусская" кампания ничего, кроме горечи, не вызывает. И в какие бы крайности не впадали отдельные политики, заявляющие, что противостояние Запада и России может перейти в стадию "горячей" войны, мы отвечаем: Россия ни с кем воевать не собирается. Но ни у кого не должно быть сомнений в наших силах и решительности. Как сказал в своё время Александр Невский: "Кто к нам с мечом придёт — от меча и погибнет".

СТОЛПОВСКИХ В.С., промышленник, учредитель и председатель жюри литературной премии им. Александра Невского "России верные сыны". Лауреаты премии: БОНДАРЕВ Ю.В., писатель, Герой Социалистического Труда; БОНДАРЕНКО В.Г., критик, главный редактор газеты "День литературы"; БОРОДИН Л.И., писатель, главный редактор журнала "Москва"; ГАЛАКТИОНОВА В.Г., писатель; ГОЛУБИЦКИЙ Ю.А., писатель, драматург; ДЕМЕНТЬЕВ А.Д., поэт; ДУДАРЕВ В.Ф., поэт, главный редактор журнала "Юность"; ЕРЁМЕНКО В.В., писатель; ЕСИН С.Н., писатель, профессор Литературного института; ЗАЙЦЕВ Г.Н., генерал-майор, Герой Советского Союза; КАРГАШИН С.А., поэт; КАРПОВ В.В., писатель, Герой Советского Союза; КОЗЛОВ Ю.В., писатель, главный редактор "Роман-газеты"; КУНЯЕВ С.Ю., поэт, главный редактор журнала "Наш современник"; ЛИННИК В.А., публицист, главный редактор газеты "Слово"; ЛИЧУТИН В.В., писатель; ПОЛЯКОВ Ю.М., писатель, главный редактор "Литературной газеты"; ПРИЛЕПИН Захар, писатель, журналист; РАСПУТИН В.Г., писатель, Герой Социалистического Труда; ЮШИН Е.Ю., поэт, главный редактор журнала "Молодая гвардия"; ШАЦКОВ А.В., поэт; ЩЕРБАКОВ Ю.Н., поэт, прозаик, главный редактор газеты "Родное слово"

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Что нужно, дабы в отдельно взятой стране царили мир, согласие и дружба между гражданами и подзадержавшимися гостями? Надо, чтобы никто из них не проявлял неудовольствия чем бы то ни было. Особенно материальным положением. Ведь чаще всего столкновения, войны идут по причине перераспределения ресурсов. А если все будут довольны своим положением, то не станут выступать: мол, что это такое, доколе, мол? Мир да лад обеспечен любой державе. Все конфликты не будут выходить за рамки квартир. А подубасят друг друга супруги. Что за беда? Милые бранятся — только тешатся. И вообще в споре уступает более умный. Это не я сказала, это кое-кто Большой и умный (?) сказал.

Если кто вопрос поставит: мол, пачему, дарагой, твой кошелёк в твоем кармане лежит, хотя я бы хотел, чтобы в моём? Ну и глупый человек, русский Ваня какой-нибудь- вмиг конфликт устроит: мол, я своим горбом заработал, мол — моё, потому у меня и лежит. Да ведь человек и не говорил, что его, а говорил, что хочет, чтобы стало его. Так будет лучше. И никто не доказал, что будет хуже.

Ну и конфликт! А будь Ваня умён? То сразу: мол, нате вам кошелёк, я — умный, я — уступаю, зачем конфликтовать? И никакого конфликта! Исчерпан, не начавшись. Надо со всем и во всём так поступать. Приехали люди, спустились откуда-нибудь за спичками, и к вам в квартиру: тук-тук. Мол, хотим тут жить у вас без вас, а Ванька- дурачок: мол, на каком основании? И в дискуссии бесплодные, как у них, у дураков, водится. А от дискуссии до конфликта — дистанция отнюдь не огромного размера. Кто виноват в конфликте? Тот, кто вежливо попросил или кто отказал, пусть даже вежливо? А будь Иван не дурак, так и уступил бы, как умный делает.

Рабочие места- то же самое. Пришёл человек в правительство столицы, что-то говорит — понять невозможно. Но в правительстве столицы сидят умные люди. Они вникли, тем более, человек по-русски говорит, просто с акцентом. Если очень захотеть — понять можно. И можно даже понять, чего он хочет. А хотел он пустячок — всеми валютными потоками российской столицы (раньше, до политкорректных времён и законов о разжигании национальной розни, её можно было русской называть) управлять. Будь в столичном правительстве дураки или конфликтные люди, они бы этому просителю: мол, что это ты, сбрендил? И без тебя обойдемся. А он бы разве обрадовался такому ответу? До конфликта недалеко! Зачем его устраивать? Ну и ему умники по-умному ответили: да управляй, рули, разруливай, коль хочешь, лишь бы не было конфликта. А то ведь он как минимум на межнациональную вражду потянет.

Так что и этот, который финансами рулит, доволен, не конфликтует. И те, которые спустились вслед за ним с тех же гор и всё получили, довольны. Недовольны только те, у кого просят (правда, в форме "гони на бочку!") их деньги, квартиры, рабочие места. Вещизм проклятый! Это ещё совковое наследие! Шовинизм! С ним надо бороться, чтобы избежать в будущем всех возможных конфликтов! Надо убеждать аборигенов, а если не понимают, во имя будущего согласия, вбивать в головы всеми доступными демократии способами и средствами, из которых самое эффективное — дубина, что необходимо довольствоваться тем, что есть. Если ничего нету, этим тоже довольствоваться. Мол, на то, стало быть, воля божья. Зато мы, мол, в рай не через угольные ушка полезем (пустой номер!), а в райские врата торжественно войдём.

Думается, именно тренинги и беседы на эти темы будут вестись в центре толерантности и социальной адаптации мигрантов, открытого в Кондопоге на месте ресторана "Чайка", того самого, где русские парни были убиты торгово-наркотическими мигрантами. В этом центре убийцам будут рассказывать, какими хорошими людьми были убитые, а те будут раскаиваться. До следующего убийства. Для таджикских девочек и чеченских мальчиков будут открывать новые центры толерантного времяпрепровождения, а для русских девочек и мальчиков будут копать новые могилы.

Если здраво порассуждать? Хорошо жить, ни в чём себе не отказывая, могут процентов 10-15 от населения страны, а оставшиеся 85 — не так, чтобы очень… Одним словом так, как жить нельзя.

И надо же так счастливо совпасть, что 85% населения страны — русские! А оставшиеся проценты — не совсем. Ну и прекрасно: пусть те малые, у которых ныне все права, за соблюдением каковых блюдёт весь цивилизованный мир, все правозащитные организации и российское правительство, живут хорошо, достойно, ни в чём себе не отказывая. Для чего и нужна-то сущая безделица — чтобы от всего, даже малого, отказались 85% русских! Не хотят по-умному отказываться. Уступать — силой отлучим. Во имя мира и толерантности. И все проблемы решены, все конфликты улажены, не начавшись! Переселить эти 85% населения в бараки, общежития в Капотне, в прочие подходящие для Ванек места, что есть для них в заначке у каждого губернатора. Дать лопату в руки, кайло, поставить к оставшемуся станку, вывести на поля, впрячь в плуги — альтернативу исчезнувшим с полей тракторам. А в их квартиры переселить оставшиеся проценты малых народов с большими правами и нулевыми обязанностями.

Что, разве станет Али конфликтовать: мол, хочу физически потрудиться, а не только шашлыки кушать и в нарды играть? Да и Резо не закричит: мол, хочу райской жизни — это когда в шалаше! Прекрасный, простой способ обретения мира и согласия, которого, несмотря на официальную вменённость это праздновать, так и нет. Весь цивилизованный мир поддержит такие действия (начинаниями их назвать нельзя, потому что начались-то они давненько). А внутренних несогласных объявлять террористами- экстремистами, и даже в тюрьмы не сажать. Так сказать, пленных не брать, а решать вопрос на месте.

Кто "за"? Вы не "за"?! К стенке!

Савва Ямщиков ПРОЗРЕНИЕ? Слово от Саввы

Вторую половину августа я всякий год провожу в деревне Еренево, что насупротив Кижей, где полвека назад подружился с великим русским плотником Борисом Елуповым. Беззаботно отдохнуть и насладиться красотами Заонежья в наше смутное время удается, как говорится, местами. Здесь я просидел неделю у телевизора, с ужасом и слезами на глазах наблюдая за кровавой трагедией Беслана; тут видел самодовольное лицо господина Познера, назвавшего творческой удачей свой американский репортаж о гибели "Курска". А в нынешний приезд под звуки шквального, штормового северного ветра поражался цинизму Кондолизы Райс и других "хозяев империи зла", которые вместе с британскими "родственниками" оплевывают Россию, вступившуюся за подвергшуюся геноциду братскую Южную Осетию и предотвратившую уничтожение Абхазии воинами бесноватого Саакашвили и их американскими инструкторами. Не скрою, с удивлением и восхищением слушал я официальное заявление и интервью президента и премьер-министра России, впервые заявивших о конце ельцинско-горбачевской эпохи и о плане нашей страны решать судьбоносные вопросы своего существования без оглядки на Маргарет Тэтчер, Рейгана, "друга Билла", кровожадную тетушку Олбрайт и агрессивного до глупости Буша-младшего.

Воскресный же выпуск "Вестей" словно перенес меня в начало 1945 года, когда мальчишкой вместе с мамой и бабушкой слушал я по радио-тарелке победные сводки с фронтов Второй мировой. Все выступающие — от президента и премьера до Валентина Фалина и корреспондентов — говорили о России, как о нашей единственной Родине, а не об "этой стране". Но особенно потряс меня постскриптум Дмитрия Киселева о русофобии. Сколько писал я об этом чудовищном составляющем российской жизни последних двадцати лет в газетах "Завтра" и "Слово", говорил на "Народном радио". И вдруг вижу на экранах постоянного героя своих очерков "Давайте одумаемся" Ф.И. Тютчева. Если коротичевские, егорояковлевские и гусевские "демократические" рупоры утопили дорвавшегося до вседозволенности обывателя в словословиях бухариным, тухачевским, якирам, литвиновым, луначарским и прочим троцкистским подельникам, то наши очаги сопротивления пытались противопоставить этим русофобам имена и дела Тютчева, семьи Аксаковых, Достоевского (которого Чубайс грозился в клочья порвать), Леонтьева, Меньшикова, Суворина и других славянофилов интернационального толка, всячески противостоящих русофобии. И вот, наконец, государственный канал услышал наш многолетний призыв "Россия! Встань и поднимайся". В связи с этим, поистине воскресным событием, я хочу конспективно напомнить об очагах русофобии, которым посвящены только что вышедшие и представленные на международной ярмарке мои книги "Бремя русских" и "Прости им, ибо не ведают, что творят".

Только патологической русофобией могу я объяснить упорную попытку чиновников и демократов сорвать празднование 200-летнего юбилея Н.В. Гоголя в будущем году. Членам "Фонда Гоголя" пришлось дважды напрямую обращаться сначала к Президенту Путину, а потом к Путину-Премьеру, чтобы противостоять этой антигоголевской русофобии, особенно пакостной, когда украинские "оранжисты" используют имя Гоголя в грязной противорусской истерии. Только законченный русофоб — некий гражданин Пентковский, всячески поддерживаемый господином Швыдким, назначившим его директором "Абрамцева", мог уничтожить аксаковско-мамонтовский очаг русской культуры, дав понять сотрудникам, что духа мракобеса Гоголя в "Абрамцеве" не потерпит.

Только русофобская культурная политика сначала шоу-министра, а потом главы ФАККа Швыдкого довела древний Псков до состояния куда более страшного, чем это сделали в июле 1944 года нацисты. Тратя миллионы государственных валютных средств на грязнейшие художественные биеннале, где демонстрируются сосульки из мочи, композиции гениталий и прочие совершенства "швыдковской камарильи"; субсидируя русофобские фильмы, подобные "Сволочам"; возводя в гении вместе с господином Пиотровским законченного русофоба, певца коммунальных сортиров Кабакова; давая деньги на постановки "голых пионерок", "детей Розенталя"; позволяя сегодняшним "мейерхольдам" типа коменданта ЖЭКа Фокина или презирающего Россию г-на Лунгина вкупе с ельцинским лизоблюдом Захаровым издеваться над русской классикой, он постарался уничтожить отечественную школу реставрации — одну из лучших в мире, ликвидировав 60 лет существовавшую Комиссию по аттестации реставраторов.

Только русофобски настроенные руководители телеканала "Культура" могут годами предоставлять эфир Витечке Ерофееву, на весь мир заявившему о ничтожестве всех почти русских литературных классиков XIX — XX веков. И в своем самодеятельном, скучнейшем "Апокрифе" он проводит ту же русофобскую линию, что и господин Швыдкой в "Культурной революции". Один только лозунг "Русский фашизм страшнее немецкого", проболтанный Швыдким и поддержанный дамочками образца Гербер, Боннэр или Альбац, тянет на серьезное юридическое вмешательство.

Только русофобы, презирающие православие, могут устраивать в Сахаровском музее выставки "Осторожно, религия!", оскорбляющие духовные чувства миллионов верующих. Добро на устройство чудовищных экспозиций получено из-за океана от той же Боннэр-кукловодши и наследницы борца за права человечества, одарившего его мегабомбой.

Только в нашей стране могут хозяйничать в СМИ такие закоренелые русофобские корпорации, руководимые кондолизами райс, как "Эхо Москвы", "НТВ", "Первый канал", где главный определитель внешней политики России Познер — гражданин США.

Только в нашей стране журналисты, подобные г-ну Росту, со страниц русофобской "Новой газеты" могут кричать, что они — грузины и ненавидят эту страну и её Президента. Это такие, как он, подарили нам Шеварднадзе, Гамсахурдиа, а теперь параноидального Саакашвили, которого так любит выхоленный Россией певец Кикабидзе, отказавшийся от чести быть награжденным президентом России и перешедшим под творческую юрисдикцию к русофобу Ющенко. Ну не цирк ли это?

Я мог бы долго продолжать список русофобов и вспомнить, как г-н Церетели рядом с храмом Христа Спасителя и пямятником лютому врагу России Энгельсу воздвигает Петра Колумбовича; превращает Российскую Академию художеств в галерею портретов своих дружков и шашлычную, а рядом со святая святых России — Могилой Неизвестного Солдата и Кремлевской стеной высаживает убогий зверинец, уместный разве что в захудалом окраинном дворике.

Считаю, если вспомнили о Тютчеве и русских традициях, значит пора снять эмбарго с освещения ежегодных "Аксаковских праздников", проводимых в Уфе замечательным писателем Михаилом Чвановым, и начать рассказывать о распутинских фестивалях "Сияние России", каждую осень проходящие на иркутской земле. Пора слушать правду о мировой русофобии не от "извертевшихся на пупе" телеведущих, а предоставить слово ученому, дипломату и общественному деятелю Валентину Фалину. Пусть чаще люди видят и слышат таких просветителей, как Н. Лисовой, отец Александр (Шаргунов), Юрий Болдырев, как геополитик и потомственный генерал Леонид Ивашов, выдающийся лингвист Андрей Зализняк, писатель и критик Игорь Золотусский, журналист-международник Виктор Линник и другие борцы с русофобией.

Пока же 11 процентов россиян, поддерживающих Саакашвили в кровавом конфликте-геноциде, держат в своих руках деньги и власть (кудрины, кириенки, грефы и им подобные), пока Абрамович пришвартовывает свою миллионную яхту рядом с "Авророй", пока Чубайс "дербанит" миллиарды народных денег, пока имена Ельцина присваиваются библиотекам и улицам, когда все порядочные политики и экономисты считают его вместе с Горбачевым главным виновником Будённовска, Беслана, Цхинвала и вымирания России, с русофобией бороться не только трудно, но и невозможно.

д. Еренево Кижской округи

Георгий Костин К СТРАНЕ МАСТЕРОВ

Потерпев катастрофическое поражение на выборах в последнюю Государственную Думу, отечественные либералы снова стали называть русских людей рабами. Де, только рабы могут отказываться от свободы. И, чтобы оправдать этот тезис, поскольку Россия, в отличие от любимой либералами Америки, не знала рабовладения, — ссылаются на крепостное право. По умолчанию приравнивая крепостного крестьянина к рабу.

Но русский крестьянин — не раб и никогда рабом не был. Даже во времена пресловутого крепостного права. Ибо крепостное право существовало как одно из составляющих традиционного русского государственного уклада со сверхвысокой мобилизационной нагрузкой на население. Разумеется, это в значительной мере ограничивало или даже упраздняло многие проявления СВОБОДЫ, которые вытекали из европейского городского (читай — либерального) уклада. Но это вовсе не отменяло других проявлений СВОБОДЫ, вытекавших из русского государственного уклада и совершенно непредставимых для либерального уклада.

Российское крепостное право, безусловно, устаревало. Но вовсе не потому, что оно угнетало русского крестьянина. Русское крепостное право устаревало по другой исторической причине. Нарождающемуся и в России научно-техническому прогрессу нужны были работники, много работников. Этими работниками могли быть только бывшие крепостные крестьяне. Но чтобы крепостной крестьянин мог свободно стать работником научно-технического прогресса, его следовало раскрепостить. Крепостное право стало тормозом на пути развития России. Этот тормоз был, естественно, ликвидирован. Крепостное право, и вместе с ним одно из основных составляющих крестьянского уклада, было принесено в жертву научно-техническому прогрессу.

Безусловно, это была историческая необходимость. Но эта необходимость в свою очередь образовала самую главную, самую страшную, не разрешимую и поныне, а наоборот, только усугубляющуюся русскую национальную проблему. Русский крестьянин покинул привычный крестьянский уклад и оказался… вне вообще какого-либо уклада. Жизнь русского человека вне уклада — и есть Царица Проблем. Вставшая перед русскими людьми и перед русским бытием во весь свой угрожающих рост. Перед европейскими народами эта проблема не вставала так страшно. Урбанизация там проходила плавно и долго — в течение столетий. Европейский крестьянин, оставляя уклад крестьянский, переходил жить в городской уклад. Это было, конечно же, болезненно, но не до такой степени, как в России. Более того, в России не было даже своего городского (буржуазно-пролетарского) уклада. А был только главным образом уклад дворянский, куда бывших крестьян и на порог не допускали. Русские крестьяне, в отличие от крестьян европейских, расставаясь с крестьянским укладом, уходили по сути дела жить в НИЧЕГО. Отмена крепостного права стала оборачиваться для русского крестьянина отменой его индивидуальной человеческой жизни. Жил русский крестьянин при крепостном праве — был человеком; обрел свободу от крепостного права — перестал быть человеком… Но когда за свободу расплачиваются жизнью, свобода превращается в фикцию, потому как становится некому свободой пользоваться …

Выпавший из уклада человек во все времена и у всех народов становится подобным брошенному домашнему животному. Он уже в принципе не может жить по законам дикого природного мира, а жить в культурном человеческом мире у него нет возможности. Люди, утратившие уклад, — вроде бездомных городских собак, которым ничего не остается, кроме как сбиваться в стаи. Или в стада. Но даже те, кто влачит свою "бездомную" жизнь в одиночестве, относится к другим людям исключительно, как к животным, в упор не замечая и не желая замечать в них хоть какие-нибудь человеческие качества. Для людей безукладных человеческая жизнь — это жизнь животных, можно сказать, модернизированных животных. Животных, у которых вместо шерсти — одежда, и которые вместо сырой пищи едят пищу, приготовленную на огне. Животных, которые пристроились к так называемой человеческой жизни: одни более благополучно, другие менее… У одних — более разнообразная и обильная пища; у других её едва хватает, чтобы утолить голод. У одних — жилище-дворец, где не счесть комнат, украшенных дорогими вещами; у других — конура-коммуналка. Но между теми и другими нет принципиальной разницы. Те и другие живут исключительно для того, чтобы добывать или приумножать пищу и жилище. А разговоры о человеческих идеалах, которые те или другие ведут-таки, — для отвода глаз.

Конечно же, и Россия тоже, отменяя крепостное право, дабы пополнять крестьянами стремительно разрастающийся городской мастеровитый люд, старалась не допустить появления в городе людей неприкаянных, встроить их в городской уклад. Но, похоже, делала она это недостаточно успешно, а скорее всего, просто-напросто объективно не смогла справиться с огромнейшим, можно даже сказать фантастически огромнейшим количеством неустроенных людей. Поскольку русские (российские) крестьяне несколько раз подряд громадными беспорядочными стаями срывались с насиженных сельских мест и перелетали жить в города. В ничтожно короткий исторический срок Россия из преимущественно сельской страны превратилась в страну преимущественно городскую. Обустроить в городах более 60 миллионов крестьян за двадцать лет (а именно такое количество сельского населения перебралось жить в города с 1955 по 1975 годы) не под силу ни одной великой стране мира. Что толку, если некоторые из этих крестьян даже получили высшее образование и, став дипломированными специалистами, заняли и расширили нишу так называемой интеллигенции, ежели они не влились в городской уклад?

Но было бы неверно считать, что у России не было успешного опыта массовой урбанизации, когда огромное количество крестьян превращалось в городских мастеров или в подмастерьев. Такой успешный опыт был. Правда, русские (российские) либералы не желают даже рассматривать его. Ибо опыт этот связан с именем Иосифа Сталина. Да, только во время правления Сталина в России практически не было предпосылок превращения всякого оставившего село крестьянина в человека неприкаянного. И не было по простой и очевидной причине: весь русский (российский) люд представлял тогда собой одну гигантскую строительную артель. Вся Россия тогда созидала самою себя. Вся Россия тогда остро нуждалась в мастерах. И все мастера были задействованы Россией. А кто по ряду причин не дотягивался талантом до мастера, были подмастерьями. Руководил этой, можно сказать без преувеличения великой артелью, — Великий Мастер. Сталин был Великим Мастером, потому что совершал великую работу — созидал Россию. А выше созидания Отечества нет более ничего. И великая творческая артель Россия сотворила-таки сама себя. Она совершила фантастический рывок от "сохи к атомной бомбе" и от едва ли не поголовной неграмотности к "самому читающему народу в мире".

У Сталина была сверхсложная творческая задача — сотворить новую, соответствующую самым современным требованиям Россию (СССР) в ничтожно короткий исторический срок. Как бы пробежать исторически марафонскую дистанцию со спринтерской скоростью. Для этого нужны были нечеловеческие силы и, можно сказать, нечеловеческое мастерство. У Сталина было и то и другое. Остальные советские люди, и особенно члены аппарата (партийные функционеры), были подмастерьями в его бригаде. Но подмастерье — это ступень на пути к мастеру. Всякий подмастерье рано или поздно должен стать мастером. Иначе он не станет никем: провалится в никчемность и неприкаянность. То есть станет новым господином, относящимся к своим подчиненным, как к рабам: рабочему скоту или неодушевленным вещам. Такое отношение принципиально несовместимо с творчеством. Тем более с таким великим творчеством, которое было запущено тогда Сталиным.

Но, увы, это следующая русская трагедия: Сталин был одинок. Рядом с ним так и не возникло равного ему Мастера, которому он мог бы передать свое творческое дело, которое по праву можно назвать историческим, даже эпохальным. В реальном времени сталинский эксперимент оказался столь краткосрочным, что не успел превратиться в традицию… И тогда великая русская трагедия, страшная трагедия, но трагедия вынужденная и оправданная, — обратилась в фарс. К власти после смерти Сталина пришел Хрущев и поставил крест на творчестве, во имя которого и ради которого было принесено столько жертв. Хрущев — сталинский подмастерье, так и не сумевший стать Мастером. Но он, захватив единоличную власть, стремительно превратился в нового русского господина. Так же стремительно стал превращаться в новых русских господ и весь обезглавленный после смерти Мастера сталинский аппарат.

Никита Хрущев сделал самое страшное, что только можно сделать с Советской Россией: он низвел понятие советского человека как "строителя коммунизма" до уровня человека-скота. Выдвинув подхваченный постсталинским аппаратом лозунг "догоним и перегоним Америку по производству мяса, молока и яиц", — Хрущев поставил животные потребности превыше потребностей собственно человеческих, потребностей идеальных. И тем самым "трехмерного" советского человека, каковым тот был в Сталинское время, превратил в "двухмерного", выдернув из него сверхсознание. Именно Хрущев превратил СССР в фабрику производства человеко-зверей, людей без идеалов, людей не творцов, а — безответственных потребителей. Даже заявив, что "нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме", Хрущев понимал коммунизм, как время, когда сытно кушается и сладко спится… То есть это время рая на земле, но рая — для скота. Но такое время не могло наступить в принципе, ибо Человек-Зверь не ведает сытости (еды, одежды, жилища и, главное, денег — мало не бывает). Он стал относиться к Советской Системе (Советскому Союзу), как к среде, к которой нужно пристроиться и урывать от неё лакомые куски. Советский Союз был сожран до костей такими Человеко-Зверьми, получившими во время перестройки меткое прозвище — "совки". Главный принцип "совка" — поменьше работать и побольше получать. "Совки" хвастались друг перед другом: "у меня шикарная работа: ничего не делаю, а получаю прилично…" Так что отказ Хрущева от репрессий обернулся и отказом от человеческой жизни в пользу жизни звериной. Оттепель оказалось теплом тления, теплом от начавшегося тотального загнивания.

Во время так называемого застоя (эпоху развитого социализма) от сталинской творческой артели России, созидающей самою себя, практически ничего не осталось. Она распалась, а вместе с нею распался и народ. Русский этнос перестал существовать. Стремительно дичая, он стал распадаться, превращаясь в отдельные стада и стаи. В огромную стаю превратился и бывший (обезглавленный) сталинский аппарат, именуемый номенклатурой. Внутренние взаимоотношения в нём стали напоминать отношения в прайде с ярко выраженной иерархией. Партийная верхушка КПСС выродилась в новых господ со спецпривилегиями. Ради этих привилегий власти и, главное, возможности сделать карьеру, в КПСС ринулись люди двухмерные. Коммунистическая идея (построение "светлого будущего") была для них уже изначально фикцией, чем-то вроде форменной одежды. Поскольку никакое животное не живет будущем, а исключительно настоящим. И главное (что обернулось трагедией для СССР и русского этноса) — не преобразовывает настоящее, а приспосабливается к нему, чтобы урывать лакомые куски именно сегодня…

То, что Россия выкарабкалась из "проклятых 90-х", — это вообще чудо. Господь дал нам еще один шанс (похоже, последний) — создать, наконец, в России уклад мастеров. Более благоприятной ситуации для этого в России, пожалуй, не было никогда за всю историю. Ядерный щит — надежная защита от внешнего вторжения. Да и никому невыгодно сейчас разрушать создавшееся геополитическое равновесие. И внутрироссийская ситуация — благоприятная. Люди хотят творчества. За восемь "стабильных" лет они оправились от хаоса 90-х, накопили творческую энергию и теперь жаждут потратить её по назначению.

Но чтобы одним разом сотворить в России необходимое количество мастеров и одновременно вывести русских людей из состояния атомизированности, дабы вновь спаять их в единый народ — необходим ПОРЫВ. ОБЩЕЕДИНЫЙ ТВОРЧЕСКИЙ ПОРЫВ. Порыв, в котором сольются все: народ и власть, верхи и низы, бедные и богатые. Все неприкаянные (не нашедшие лада с самим собой и миром) люди, независимо от того: купающиеся ли они в роскоши олигархи, или едва сводящие концы с концами бедные люди, — ХОТЯТ БЫТЬ МАСТЕРАМИ. Поскольку только МАСТЕРСТВО (абсолютно в любой общественно полезной сфере жизнедеятельности) способно наполнить их индивидуальное существование Высочайшим Смыслом. И Порыв этот должен стать Проектом. Таким же Великим Проектом, каковым был проект сталинский.

Этот Великий Проект Развития должен зиждиться на этике. Сначала — этика, а потом экономика. Ибо современная конкурентноспособная экономика может быть только нравственной. Современная европейская рыночная экономика зиждется главным образом на протестантской этике. Японская экономика — на этике древних японских традиций. Советская экономика загнила и рухнула только потому, что загнила и перестала существовать этика советская, благодаря которой только и был осуществлен сталинский прорыв. И нынешний прорыв Развития может быть успешно осуществлен только в том случае, если он будет зиждиться на этике. В безнравственном обществе, каковым ныне является Россия, — этику нужно создавать заново. И вряд ли это вновь будет коммунистическая этика. Скорее всего, это будет синтетическая этика. Но в любом случае это должна быть этика мастерства, этика созидания. И она должна быть сформулирована чётко.

Россия ныне беременна Великим Творчеством. Но если немедленно (в самое ближайшее время) всем миром не начать созидать Россию, то накопившаяся в душах людей творческая энергия начнет закисать. И будет обращаться в свою противоположность — энергию разрушительную. Нынешняя ситуация похожа на ситуацию в России перед Первой мировой войной. Уже тогда Россия должна была стать страной мастеров. Но ей пришлось пройти через две войны, и с великими жертвами. Которых вполне можно было бы избежать, если Развитие началось бы своевременно. Все современные государства мира ныне представляют собою страны мастеров. И не только западные, так называемые демократии, но и восточные, так называемые деспотии: Япония, Южная Корея. Даже коммунистический Китай стремительно превращается в страну мастеров. И вот теперь то же самое обязана сделать Россия.

Собственно, у России и нет нынче иного выбора: или развитие в Страну Мастеров, или России не будет вообще. И так уж складывается, что и теперь этот выбор должна будет сделать Власть. Она, власть — начнет, а народ — подхватит. В Стране Мастеров в первую очередь сама власть должна быть Мастером. И не суть важно, будет ли это единоличный новый Сталин или Сталин коллективный. Главное, чтобы русский (российский) народ почувствовал, наконец, вожделенную управляющую руку Вдохновенного Мастера. И тогда серые будни неприкаянных (хоть и материально богатых) людей сменятся на блистательные дни вдохновенного творчества. И тогда, наконец, окаянная Русская Околица превратится в сиятельный Город.

Печатается в газетном варианте

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

В родном Донбассе был на Дне шахтёра. Тепло встречали старые друзья. Вся Украина — ссоры и раздоры, а здесь всегда — единая семья. Тут все, конечно, тоже патриоты, но говорят по-русски в основном. И судят о Москве — "без перевода", и думают порой не так, как кто-то сегодня за Днепром и за бугром. Они — потомки тех, кто шёл когда-то из Белгорода, Курска иль Орла сюда кайлом работать и лопатой, чтоб в Диком поле вишня зацвела…

Родной мой край! Потомственный трудяга, далёкий свет, не меркнущий в судьбе. Какой огонь ты высекал из мрака, какие люди пели о тебе! Один из них сумел своё творенье вложить нам в душу прочно и давно: "Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!" Я сохраняю в сердце строки эти, горящие, как в топке антрацит, — и слышен мне в немеркнущем завете вопрос, что шлют из прошлого отцы:

"Ну как он там, Донбасс, не сданный нами? Звенят ли песни на семи ветрах, полощется ли в небе наше знамя, горят ли наши звёзды на копрах?" Что им ответить? Что нам, брат, поведать про звёзды и про знамя им сейчас? Ответа нет… Но поиски ответа — да не покинут в этой жизни нас. Пусть в испытаньях веры и терпенья отогревает душу лишь одно: "Донбасс никто не ставил на колени, и никому поставить не дано!"

Держись, Донбасс! Иллюзии проходят, любая суета идёт на слом, но вечен человек труда в природе, и вечна наша память о былом. И с нами та великая Держава, где живы, всем забвеньям вопреки, Стаханова немеркнущая слава, стахановцев ударные полки. И песни — с нами, старые, родные, летящие на крыльях птичьих стай. А если песни живы и доныне — жить и тебе, мой славный отчий край.

Жить и тебе, родная Украина, — не загнанной бандерами в их строй, а в завтрашней гармонии единой с Россией, твоей вечною сестрой; не казачком у натовского босса, что по-фашистски смотрит на славян… Оно ведь и у нас не всё так просто: кто чуть не раб, а кто — вельможный пан. Но если вместе обретём прозренье — любым врагам докажем всё равно, что нас никто не ставил на колени — и никому поставить не дано!