/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 779 (43 2008)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 779 (43 2008)

(Газета Завтра - 779)

Александр Проханов СПРАВЕДЛИВОСТЬ - ИПОСТАСЬ БОГА

Идёт революция. Не в одной отдельно взятой стране. Не на одном "пылающем континенте". Революция мировая, охватившая весь мир, сметающая рынки, финансовые системы, уклады, сам тип сложившейся на земле цивилизации, сам человеческий вид. Так было, когда на землю упал метеорит, и погибли тысячи видов, сместились полюса, в тропических лесах образовался лёд, и главенствующая ветвь развития увяла, давая ход другой, притаившейся, казавшейся тупиковой.

Революция происходит без революционеров, без армий повстанцев, без вождей. Она напоминает библейское наказание ужасно согрешившего человечества, на которое разгневанный Бог опрокидывает горы, насылает потопы, язвит невиданными болезнями.

Главный грешник земли - Америка. Она нарушила фундаментальный закон, на котором зиждется мироздание. Нарушила принцип справедливости, управляющий не только миром людей, но и миром животных и трав, миром камней и лучей, миром планет и галактик. Справедливость - универсальный закон природы, не меньший, чем закон сохранения энергии или закон всемирного тяготения. Бог создавал звёзды, цветы, человека по образу своему и подобию, положив в основание священный закон справедливости. Если закон нарушается -гаснут галактики и солнца, падают царства, исчезают цивилизации и культуры.

Америка нарушила справедливость. Она создала мировой порядок, где все раболепствуют перед ней, отдают ей последний кусок, работают на неё за гроши, оплачивают её прихоти и пороки, её войны и безграничную алчность, её непомерную гордыню и похотливость. Не ипотечный кризис обрушил рынки, не банкротство банков Уолл-Стрита породило крах финансовой системы, а, быть может, слеза иракского мальчика, у которого морской пехотинец застрелил отца, или однополый брак, зарегистрированный в штате Мэн.

Так великолепная хрустальная линза разбивается вдребезги ударом песчинки в таинственный центр, куда сходятся грани не видимого глазами кристалла.

Господь Бог продирает землю скребком. Чистит Америку, как гнилое яблоко. Снимает с неё прелую шкуру, на которой несправедливость оставила трупные пятна. Те старинные, что связаны с истреблением индейцев и рабством чернокожих. И еще не забытые, нанесенные взрывами атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки. И совсем недавние, связанные с "долларовым капканом", куда уловлено всё человечество.

Когда яблоко будет очищено, когда очистки упадут в мусорный ящик истории, человечеству будет дано восстановить справедливость. Возвести такой мировой порядок, где не будет стран-изгоев и стран-аристократов. Где земная природа не пожирается ненасытной индустрией. Где духовное не служит подстилкой для материального. Где великими учителями людей числятся не банкиры и директора корпораций, а писатели и художники, религиозные мудрецы и пророки.

Справедливость - драгоценное содержание всех мировых культур и религий. Христианство и иудаизм, буддизм и ислам проповедуют справедливость как божественную заповедь, ниспосланную для благоденствия рода людского. Все мировое искусство поет справедливость, отождествляя ее с абсолютной красотой, откровением разума, этическим подвигом.

Россия, среди остальных народов и стран, исполнена мечтой о справедливости. Весь кровавый ХХ век она желала установить справедливость в себе самой и в мире. И если скажут, что это ей не удалось, а, напротив, все обернулось насилием и кровью, на это можно заметить: сталинская победа над фашизмом в сорок пятом году - это великое торжество справедливости, спасение человечества от чудовищного искажения и греха, в которые оно погружалось под знаменами фашистской несправедливости. Русская Победа сорок пятого года соизмерима с Христовой жертвой, продлившей жизнь человечества на две тысячи лет вперед.

Россия важна человечеству не запасами нефти и пресной воды, а "ресурсом справедливости", что таится в каждой русской душе, в каждой народной песне, в каждом стихотворении русского поэта. В этом - вклад России в будущее мироустройство. В этом - "русское слово" миру. В этом - смысл "русской альтернативы" и "русского пути". Справедливость - вот что востребовано миром, который сбрасывает ржавую коросту несправедливой "американской мечты".

Сегодня Россия - одно из самых несправедливых государств мира. Неравенство, тлетворный олигархизм, обман бессовестной пропаганды, угнетение русских, жалкая роль финансового придатка Америки - всё это ставит Россию под удар мирового кризиса, который является "ударом возмездия".

Секира просвистит над Россией, срезая башенки рублевских замков, маковки ложных храмов, бриллиантовые диадемы телевизионных блудниц, сусальные нимбы над головами мнимых властителей.

Поднимитесь на небоскреб "Федерация" в районе Сити. Посмотрите на Запад. Там клубится громадная туча, застилая всё небо. В этой пепельной туче видны обломки небоскребов Манхеттена, оторванная башка статуи Свободы, скомканные авианосцы, заголенные звезды Голливуда, растерзанные банкиры, тысячи крутящихся вихрем клерков, стилистов, брокеров, шоуменов. Там летит лишенная тела голова Обамы и лишенное головы тело Маккейна. Из тучи раздается громоподобный голос, как во времена пророка Даниила. Кремлевские переводчики силятся перевести с арамейского таинственную грозную фразу: "МЕНЕ, МЕНЕ, ТЕКЕЛ, УПАРСИН".

ТАБЛО

* Заявление Збигнева Бжезинского, известного американского геостратега и одного из ближайших советников Барака Обамы, о том, что центром принятия решений мировой политики является не Тель-Авив, а Вашингтон, свидетельствует о нарастающем расхождении интересов между военно-политической элитой еврейского государства и информационно-финансовым истеблишментом Уолл-Стрита и США в целом, отмечают наши источники в Нью-Йорке. Не исключен вариант, что в случае победы на президентских выборах кандидата от партии демократов, "кризисное управление" будет осуществляться таким образом, что Соединенные Штаты сделают ставку на исламский мир как геостратегический инструмент, позволяющий создавать давление одновременно на Европу, Россию и Китай, а Израиль окажется "принесен в жертву"…

* Америку спасет практически от всех проблем "маленькая победоносная война с Россией" - как утверждают информаторы из Филадельфии, разговоры об этом всё чаще звучат в ближайшем окружении Джона Маккейна, особенно среди лиц, близких "неоконсерваторам". Там якобы считают, что российская "властная вертикаль" в случае одновременного мощного военного и финансового давления на неё будет склонна к значительным уступкам, в то время как против Ирана придётся "воевать всерьёз и до конца". Указывается, что с этой целью может быть задействована вся цепь "лимитрофных" проамериканских государств: от Эстонии до Грузии, хотя особая и главная роль в предполагаемом конфликте отводится Украине…

* Согласно сообщениям из Киева, представители президента Украины и Партии Регионов в неофициальном порядке обратились к российской стороне за стабилизационным кредитом в размере 20 млрд. долл., включая финансирование уже перенесенных на 14 декабря досрочных выборов в Верховную Раду. Однако шансы на успех подобной инициативы, учитывая вполне определенное личное отношение Владимира Путина к Виктору Ющенко, весьма невысоки - даже в обмен на допуск российских и аффилированных с ними инвесторов к самым привлекательным объектам украинской промышленности и инфраструктуры. Вместе с тем массовые увольнения рабочих металлургической и химической промышленности, а также стремительный рост цен до конца года создадут на Украине весьма взрывоопасную социально-экономическую обстановку и потребуют сильного правительства, способного кнутом и пряником предотвратить массовые протестные акции…

* Высказанное вице-премьером Сергеем Ивановым от имени России согласие вывести Черноморский флот из Севастополя после 2017 года в случае непродления соответствующего договора с Украиной призвано лишний раз продемонстрировать Западу стремление Кремля "договариваться по-хорошему" и "избегать ненужной конфронтации" со своими главными банкирами и кредиторами, сообщают источники в околоправительственных кругах…

* Аресты в корпорации "Siemens", обыск на испанской вилле депутата Госдумы Владислава Резника и ордер на его арест - продолжение операции "Тройка", направленной на обеспечение общеевропейских интересов по сотрудничеству с Россией в финансовой и энергетической сфере, такая информация поступила из Мадрида…

* Пророссийская позиция Сильвио Берлускони стала главной причиной массовой забастовки в Италии, организованной американской "агентурой влияния", передают из Рима. Кроме того, вновь получивший после внеочередных выборов полномочия премьер-министра националистически настроенный миллиардер и политик целым рядом законопроектов попытался поставить под вопрос практически бесконтрольную иммиграционную политику Евросоюза и Италии…

* Попытки отечественных либералов через телевидение и другие масс-медиа диффамировать фигуру Сталина с целью лишить протестные массы в кризисных условиях самого эффективного и понятного "знамени" - полностью провалились. Рост популярности "отца народов" и положительного отношения к нему сопряжен со всё большей готовностью населения к "силовым" методам выхода из кризиса, такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона…

* Отключения электроэнергии в Москве, Самаре и Липецкой области, пока не приведшие к серьёзным последствиям, тем не менее, являются внятным сигналом о повышенных рисках в этой сфере, которая на протяжении всего времени "рыночных реформ" работала практически на запасе прочности, оставленном еще с советских времён. Нынешней зимой, которая обещает быть куда более морозной, чем предыдущая, на пике потребления электроэнергии вся система, особенно в мегаполисах, просто начнет "сыпаться", отмечают эксперты СБД…

* Вполне предсказуемая победа Ильхама Алиева на президентских выборах в Азербайджане подтверждает прочность его властных позиций, однако падение мировых цен на нефть весьма негативно скажется на социально-политической обстановке в республике, что, скорее всего, в самое ближайшее время приведет к очередному обострению "карабахской проблемы", сообщают из Баку…

* Открытие в Грозном крупнейшей в Европе мечети "Сердце Чечни" имени Ахмата Кадырова, которая должна стать главным религиозным центром республики, а также начало приуроченного к этому торжественному поводу международного форума "Ислам - религия мира и созидания" с участием делегаций почти 50 стран мира является "витриной кремлевской политики по отношению к Чечне", нынешний особый статус которой, "завоеванный" еще в 90-е годы, сегодня не прочь тем же путём получить и другие республики Северного Кавказа, где стабильность сегодня буквально "висит на волоске", такая информация поступила из Анкары…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Сергей Кургинян МЕДВЕДЕВ И РАЗВИТИЕ - 31 Продолжение. Начало - в NN12-33, 35-42

ИЗ ВТОРОЙ ЧАСТИ СТАТЬИ В.Аверьянова и П.Мультатули "Другой царь и другой Сталин": "Сегодня мы каемся не за "мнимый грех", не за то, что наши предки убили Царскую Семью, а за то, что они позволили состояться этому лютому злодеянию, положившему начало трагедии всего народа, каемся потому, что и нам сегодня нужна метанойя - "перемена ума" - и пытливое переосмысление своего прошлого, а не повторение придуманных "старшими товарищами" агитационных клише".

А вы, наверное, читая первую часть их статьи, решили, что господа беспокоятся по поводу порабощенности вашего сознания ложными мифами? Покаяние - вот что им от вас нужно! Покаяние-2, -3, -4, -5 и так далее.

Я уже обсуждал тему покаяния. Сейчас вынужден к ней вернуться еще раз. И еще раз оговорить, что метафизическая обязательность покаяния отменяет любые политические и социальные целесообразности. Если историческая личность (народ) совершила нечто метафизически отрицательное (то есть пала), то она должна каяться - со всеми вытекающими, в том числе, и политическими, последствиями.

Но метафизическая обязательность покаяния может возникать лишь в двух случаях. Подчеркиваю - в двух, а не в трех, пяти и так далее.

Первый случай - когда историческая личность, отпав от Идеального (Верха, первородства), присягает материальному (Низу, чечевичной похлебке).

Второй случай - когда историческая личность, опять же отпав от Идеального, присягает анти-Идеальному (абсолютному злу).

Оба этих случая должны рассматриваться объективно, без ценностной предвзятости, при которой ваш идеал - это идеал, а любой другой идеал - это антиидеал или безидеальность. Извините, но объективные критерии существуют. И подсунуть вместо них пустопорожний треп о покаянии уже не удастся.

То, что произошло в феврале 1917 года, нам, благодаря демаршу Аверьянова и Мультатули, придется обсуждать подробнее. И потому я называю этот демарш мессиджем, ниспосланным мне Духом истории.

Но то, что произошло в октябре 1917 года, никак не может быть отнесено к первому случаю. Потому что в октябре 1917 года Россия очевиднейшим образом присягнула новому накаленному Идеальному, именуемому "коммунизм". Каждый имеет право оценивать это Идеальное по-своему. Это вопрос аксиологии (ценностей), но не метафизики. Отказать коммунизму в идеальности как таковой невозможно. А значит, октябрь 1917 года - не то, что я назвал первым случаем. Но, может быть, это второй случай? Я уже давал внятные разъяснения по этому поводу. Что ж, дам их еще раз.

Сталин красный проект не отменил. Он не разогнал ВКП (б), не выволок Ленина из мавзолея, не ввел частную собственность, не произвел реституции, не снял звезды с кремлевских башен, не растоптал красное знамя, не вернул белых из эмиграции и так далее. Он красный термидорианец, а не белый царь. Имейте совесть! Не позорьте себя и белое дело!

Раз так, то Сталин и красный проект - это единое целое. СССР, красная империя - победила Гитлера. А какие красная империя вносила коррективы в свою идеологию и политику при Сталине - это частности, ничего не меняющие в красном качестве данной империи. А значит, и в метафизическом качестве произошедшего.

Мы ведь о метафизике говорим? В том числе о метафизической войне третьего рейха (черной империи) и СССР (красной империи). Ну, так давайте определим метафизическое качество воюющих сторон. И договоримся, что мы все-таки не язычники. Что метафизическое зло - не Олимп, на котором расселась парочка равнозначных злых богов, один из которых опекает красную империю, а другой - черную. Люцифер опекал либо СССР, либо третий рейх. Если вы считаете, что Люцифер опекал СССР, то Россия должна каяться, а Германия должна быть оправдана. Но тогда, господа, вы - поклонники гитлеризма. Ибо, утверждая подобное, вы говорите, что Люцифер НЕ опекал третий рейх и Гитлера. Что они не причастны метафизическому абсолютному злу. Что империя абсолютного зла - это СССР, а не Третий рейх. Так идите к рейгановцам и болтайте с ними об этом, а не лгите о своем патриотизме, своей державности.

Идет шулерская игра на метафизическом поле. Игра с понятными уже для всех и весьма далеко идущими политическими последствиями.

Люди, говорящие всерьез о необходимости покаянии России за коммунизм, говорящие об этом как метафизики - отмывают Гитлера, Третий рейх и ставят крест на России. В годы войны такие люди были с Гитлером, требовали расчленения России. Позже солидаризировались с теми, кто называл ее империей абсолютного зла. Это люди принципа - наши страшные враги, но… Враги - это иногда не самое худшее. С ними хотя бы все понятно. А вот что такое контингент, пытающийся и о великодержавности поговорить, и о том, что "России - быть", и о покаянии за коммунизм? Контингент, впутывающий в метафизическую проблему (качество идеальности) обычные, хоть и трагические, исторические события. Что это за загадочный контингент? Отвечаю: это либо наипустейшие болтуны, либо… ревнители покаяния как спецпроекта. То есть "спецпокаянщики".

Доказательства? Неужели нужно называть конкретные имена высокостатусных работников западных спецслужб, разрабатывавших концепцию этого самого спецпокаяния? Неужели нужно обсуждать - где, когда, кто и зачем проводил тренинги, в которых Россия выводилась в качестве лица, кающегося перед восточноевропейцами, и не только? Неужели нужно описывать психотехнологии, призванные обеспечить сопряжение между этим спецпокаянием и расчленением России (буквально: "разделкой туши")? Надо будет - назовем, обсудим, опишем. Поверьте - не залежится!

Но, во-первых, это другая тема.

А во-вторых… Вам мало фильма "Покаяние"? Вам мало лицезрения освобожденных из-под нашего "ига" лимитрофов, занятых не своими государственными делами, а продажей готовности вцепиться нам в горло? Продажей этой готовности (и способности) не только в качестве геополитического товара, но и в качестве единственного смысла своего национально-исторического бытия?

ВАС ВСЁ ЕЩЕ НЕ ТОШНИТ, когда вы наблюдаете за тем, что делается с памятниками нашим героям, освободившим мир от фашизма? Вы не спрашиваете себя, надо ли было всех их освобождать - чехов, венгров, поляков и прочих - всех тех, кто сейчас так злобствует по нашему поводу?

"Хмелел солдат, слеза катилась,

Слеза несбывшихся надежд.

И на груди его светилась

Медаль за город Будапешт".

Вы не спрашиваете себя, зачем умерли наши парни, не родив детей, не увидев внуков, не вкусив обычного человеческого счастья? Ради того, чтобы… быть оплеванными в этом самом Будапеште? А также Праге, Варшаве et cetera. Чтобы их медалями на Арбате торговали? Ради этого?

Эта мерзость - чем порождена? Тем, что перерожденцы из ЦК КПСС (А.Н.Яковлев, его команда, вся элитная цэкистская "диссида"), имея монополию на СМИ, обрушили на общество это самое перестроечное "покаянчество" в виде беспрецедентных психологических репрессий. Объявив войну своей истории, то есть идентичности своего народа, соорудив социокультрный шок ("ломку хребта" и так далее). Именно выдвижение идеи покаяния историко-культурной личности (страны) и репрессивно-монопольное осуществление этой идеи привело к вышеописанному. Не правда ли? И вот мы слышим снова те же слова о покаянии - покаянии страны и народа. От кого? От тех, кто называет себя патриотами.

Полемизируя по острым вопросам, задевающим ценности, приходится оговаривать очевидное: религиозный человек должен каяться за свои грехи. Я лишь говорю, что покаяние, предписываемое стране и, как я уже показал, в случае России метафизически абсолютно необоснованное, - недопустимо.

Конечно, при подходе, отменяющем историчность, любая смена идеалов (то есть революция) может называться падением, за которое следует каяться. Но при таком подходе и Великая французская буржуазная революция, и другие революции, создавшие современное человечество - это падение. Тут можно договориться до страшных вещей.

И в любом случае, пусть тогда наши любители отменять свою историю - отменят историю как таковую. И потребуют всеобщего за нее покаяния. Это, во-первых. Во-вторых, отменив историю, пусть отменят развитие. Опять же для всех. А в-третьих… В-третьих, не антиисторичность правит бал во всем, что касается нынешних призывов к покаянию, как и призывов к покаянию в разгар перестройки. Никто покаяния от Франции не требовал и не собирается требовать. И это - тест, неопровержимо свидетельствующий, что мы являлись и являемся единственными жертвами спец- и именно спец-покаяния.

Кто-то хочет, теперь уже под белой маской, повторить спецпокаяние. Не выйдет! Лучше сами покайтесь перед народом, а не требуйте этого от него.

Либеральный диссидент из приснопамятного анекдота писал объявление в газету: "Пропала собака, сука… б…., как я ненавижу эту страну!". Правопреемник этого диссидента, прячущийся под белой маской, пишет в ту же метафорическую газету: "Купил поместье, борзую собаку, суку… б…., почему же эта сука не кается?"

Повторю еще раз то, что очень плохо заходит в определенные головы: государство - это средство, с помощью которого народ длит и развивает свое историческое предназначение. Поклонение государству как цели - путь к тлению государства. Спасти от тления может только огонь исторического предназначения. Огонь этот хранится в метафизических схронах. Не хотите тления - ищите огонь. К 1917 году у власти огня не было. Ситуацию спас красный огонь. Признайте это и думайте о будущем. А также о том, какую роль вы себе выбрали, встав в ряды "спецпокаянщиков-2008".

Думайте - а не кликушествуйте: "мы категорически не принимаем конспирологические теории, связывающие отмечание в этом году 90-летия убийства Царственных Мучеников с желанием подыграть США с их "неделей порабощенных народов".

Эти кликушествования не прогоняют, а усиливают скверную мысль по вашему поводу. "Не принимаем…" Вы аналитики или жеманные барышни? Вы не знали последовательности дат, не понимали политической логики своих и чужих мероприятий? У вас на руках политического календаря не было? Можно, конечно, и это предположить. Но тогда речь идет о такой дремучести, такой политической неадекватности - которые вряд ли предполагают учительскую позу, занятую Аверьяновым, Мультатули и их бэкграундом.

Но я-то убежден, что никакой дремучести и неадекватности не было. А был, прошу прощения, согласованный двухмодульный проект. Один модуль - Декларация о порабощенных народах, другой - покаяние на 90-летие убийства царской семьи. А между модулями - внятный, прекрасно прописанный иноземцами интерфейс.

Я уже показал, что исторической личности каяться не в чем.

Людям каяться тем более не в чем. Об этом говорит элементарный здравый смысл. А также тонкая структура исторической событийности, которой мы еще займемся.

Но "покаянщики" хотят, чтобы каялись. Причем по принципу - чем дальше от вины, тем больше надо каяться. Народ дальше всех от вины. Ему и предписывают покаяние. Элита российской империи ближе всех к вине. Её-то и отмывают.

Я обещал расширить список элитных изменников, который предложили Аверьянов и Мультатули, говоря о крахе монархии. Я обещал, далее, осмыслить этот расширенный список. Я обещал, наконец, дать политическое определение тем, кто подменяет реальный список - урезанным. Что ж, попытаюсь выполнить сразу все свои обещания.

Из дневника посла Франции в России Мориса Палеолога. Запись от 14 марта 1917 года (все даты у Палеолога даны по новому стилю, отречение императора Николая произошло 15 марта по новому стилю): "Великий Князь Кирилл Владимирович объявил себя за Думу. Он сделал больше. Забыв присягу в верности и звание флигель-адьютанта, которое он получил от императора, он пошел сегодня в 4 часа преклониться пред властью народа. Видели, как он в своей форме капитана 1-го ранга отвел в Таврический дворец гвардейские экипажи, коих шефом он состоит, и представил их в распоряжение мятежной власти". (Палеолог М. Царская Россия накануне революции, Москва, 1996, стр. 213).

Отчего-то в списке изменников, предложенном Аверьяновым и Мультатули, места главному изменнику не нашлось. Не потому ли, что он по совместительству является "царем в изгнании", прадедом нынешнего претендента на российский престол? Ведь игра в том, чтобы посадить нам на шею правнука обер-изменника, не так ли? Но для этого надо скрыть, что прадед не просто изменник, а обер-изменник. А также гипер-, мега-изменник и так далее. А как скроешь-то?

Дворцовый комендант В.Н.Воейков в своей книге воспоминаний цитирует слова Кирилла: "Я и вверенный мне Гвардейский экипаж вполне присоединились к новому правительству. Уверен, что и вы, и вся вверенная вам часть также присоединитесь к нам. Командир Гвардейского экипажа Свиты Его Величества контр-адмирал Кирилл". (Воейков В. С Царем и без Царя, Гельсингфорс, 1936, стр. 251).

Не называя Кирилла Владимировича, Аверьянов и Мультатули называют Керенского, Гучкова, Милюкова, Львова, Родзянко! Повторяю для совсем непонятливых: Гучков, Милюков, Львов, Родзянко могли изменить царю не в большей степени, чем Зюганов, Жириновский и, скажем так, Лимонов - Путину. Керенский сопоставим в подобном ряду разве что с Каспаровым. А вот изменившего Кирилла Владимировича в списке Аверьянова и Мультатули нет как нет! Об измене негодовать можем, а списочек-то расширить слабо. Надо сквозь зубы несколько имен назвать - и скорее к покаянию страны переходить, к покаянию народа, рязанского мужика (он, видите ли, предал!).

На самом деле - и прежде всего - предал Великий князь, командир Гвардейского экипажа Свиты Его Величества! У него в руках были войска. Он находился рядом. Он мог пасть в бою, отстаивая государя. Мог попытаться спасти государя (и члена своей семьи), вырвав его из рук тех, кто, арестовав монарха, повел его путем гибели. Он что сделал?

Вот свидетельство генерала П.А.Половцева, будущего главкома войск Петроградского военного округа в период премьерства Керенского: "Появление Великого князя под красным флагом было понято как отказ Императорской фамилии от борьбы за свои прерогативы и как признание факта революции. Защитники монархии приуныли. А неделю спустя это впечатление было еще усилено появлением в печати интервью с Великим князем Кириллом Владимировичем, начавшееся словами: мой дворник и я, мы одинаково видели, что со старым правительством Россия потеряет все. И кончавшееся заявлением, что Великий князь доволен быть свободным гражданином, и что над его дворцом развевается красный флаг". (Половцев П. Дни затмения, Париж, БГ, 1925, стр. 17-18).

Но, может быть, Половцев клевещет?

Вот аутентичный текст интервью, которое Великий князь Кирилл дал газете "Биржевые ведомости": "…даже я как великий князь, разве я не испытывал гнет старого режима?.. Разве я скрыл перед народом свои глубокие верования, разве я пошел против народа? Вместе с любимым мною гвардейским экипажем я пошел в Государственную Думу, этот храм народный… смею думать, что с падением старого режима удастся, наконец, вздохнуть свободно в свободной России и мне… Впереди я вижу лишь сияющие звезды народного счастья" ("Биржевые ведомости", 1917 год, N16127 (вечерний выпуск), 9 - 22 марта, стр. 1).

А вот еще одно интервью (интервью, а не воспоминания, которые могут быть позднейшими измышлениями), данное Кириллом "Петроградской газете" по весьма пикантному поводу. А именно - по поводу ареста царской семьи: "Исключительные обстоятельства требуют исключительных мероприятий. Вот почему лишение свободы Николая и его супруги оправдываются событиями…" ("Петроградская газета", 1917 год, N58, 9 марта).

ТЕМА ДОБРОВОЛЬНОГО или недобровольного отречения от власти императора Николая II - весьма болезненна для сознания части наших сограждан. Прежде всего, потому, что если критерием падения является неверность престолу в 1917 году (это не мой критерий, но я согласен его применить), то никто не пал в большей степени, чем семейство, которое теперь кое-кто хочет возводить на престол. И это очевидно. Оттого никакое достойное обсуждение данной темы вообще невозможно в нынешних монархических кругах. Там все покоится на лжи. На скелете в шкафу. Не надо никаких усилий, чтобы выволакивать скелет из шкафа. Его просто невозможно там сохранить. Он выпадает при первом прикосновении к этому самому шкафу. И тогда его назад запихивают - и лгут, лгут, лгут. Чего-то там причитая про чужой "цинизм".

И вот мы узнаем, что царь не отрекался, что документы поддельны, что мы в плену лживой версии Александра Блока.

А, может, это действительно так? Давайте вместе порассуждаем. И даже примем версию, согласно которой текст отречения, устроивший всех, включая монаршие дворы того времени, сомнителен. Почему об этом не говорили большевики, понятно. А белые? А эти самые европейские монархии, столь чувствительные к процедурам? Но главное, почему царь, пребывая под не слишком строгим надзором при Временном правительстве, да и впоследствии, не передал своим сторонникам документ, призывающий Россию не верить в его отречение и бороться за сохранение монархии?

И как нам относиться к дневникам Николая II? Будто бы нет записи в дневнике от 2 марта (здесь и далее - по старому стилю): "Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство без Думы будет бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в Ставку, а Алексеев - всем Главнокомандующим фронтов. К двум с половиной часам пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из Ставки прислали проект Манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена, и трусость, и обман".

Как много значит построение фразы. Одно дело сказать, что царь ОКРУЖЕН изменниками. И совсем другое, что он ОКРУЖИЛ себя изменниками. Он проводил кадровую политику? Он или нет? Что ахать-то! Истребляй измену! Гибни в неравном бою. Ишь ты - предали!

Все предали… Михаила Сергеевича Горбачева… Но он безупречен. Ах, как он безупречен - на фоне этого, по определению, им сооруженного изменничества. У него "тяжелое чувство"… Мне скажут, что Горбачев процветает, а Николай II принял мученическую смерть. Согласен. Но это вопрос о личной судьбе. Меня же интересует вопрос о державе, о судьбе ее граждан, об исторической миссии. А вас?

Телеграмма Николая II начальнику Штаба Верховного Главнокомандующего, генералу Михаилу Алексееву: "Во имя блага, спокойствия и спасения горячо любимой России я готов отречься от престола в пользу моего сына. Прошу всех служить ему верно и нелицемерно. Николай".

Запись, которую отрекшийся монарх сделал в дневнике 3 марта: "Спал долго и крепко. Проснулся далеко за Двинском. День стоял солнечный и морозный. Говорил со своими о вчерашнем дне. Читал много о Юлии Цезаре. В 8.20 прибыл в Могилев. Все чины Штаба были на платформе. Принял Алексеева в вагоне. В 9.15 перебрался в дом. Алексеев пришел с последними известиями от Родзянко. Оказывается, Миша (младший брат царя. - С.К.) отрекся. Его манифест кончается четыреххвосткой (так называли прямые, равные, всеобщие и тайные выборы. - С.К.) для выборов через шесть месяцев Учредительного Собрания. Бог знает, кто его надоумил подписать такую гадость! В Петрограде беспорядки прекратились - лишь бы так продолжалось дальше".

Никогда не собирался становиться узким специалистом по Николаю II и его отречению, поскольку не являюсь ревнителем белого дела. Но если люди - адепты монархизма, создают "Екатеринбургскую инициативу" и учат всех других, что такое добросовестность и что такое цинизм, то они должны знать, кому именно принадлежит та или иная фраза. Нужно быть очень странными людьми, чтобы автором фразы "отрекся, как будто эскадрон сдал" сделать Александра Блока. Эта фраза была крылатой, и повторяли ее многие. Блоку были хорошо известны и данная фраза, и её источник: генерал-майор Свиты Его Императорского Величества Д.Н.Дубенский. Сказанное Дубенским сразу после отречения звучало так: "Отказался от престола просто, как сдал эскадрон".

Люди начинают развеивать мифы и… путают Блока, повторившего чужую фразу, с первоисточником - Дубенским. А ведь понятно, почему таким неслучайным образом путают. Блок, как известно, "Двенадцать" написал, в его устах всё, что угодно, можно считать наветом. Другое дело Дубенский… Он по факту должности (генерал Свиты) видел, КАК царь отрекся. И его это несказанно впечатлило.

А что делать с известнейшим письмом царицы от 2 марта 1917 года: "А Ты один, не имея за собой армии, пойманный, как мышь, в западню, что Ты можешь сделать?" Как прикажете к этому письму отнестись, если у всех на памяти фраза императрицы Феодоры (жены Юстиниана), сказанная во время мятежа, по размаху ничуть не меньшего, чем в феврале 1917 года? Феодоре было доложено, что все готово для эвакуации императора из Константинополя, но Феодора сказала: "Порфира - это лучший саван". И она, и император остались. В итоге им удалось через своих посланцев внести неразбериху в среду повстанцев, и бунт был ликвидирован.

С одной стороны - "а Ты один… не имея армии… мышь в западне…".

С другой стороны - сухо и коротко: "Порфира - это лучший саван". И всё.

Высшее сословие царской России фразу про "лучший саван" знало наизусть. Она, фраза эта, была камертоном для тех, кто еще не истлел до конца и верил в монархию. А для нынешних лживо умствующих монархистов?

Профессионалы сверяют тексты отречения Николая II, анализируют зачеркнутые слова. Мол, сначала было сказано, "не имея сил руководить", потом "руководить" было зачеркнуто и написано "не имея сил вывести империю из тяжкой смуты", а еще было зачеркнуто "великие неудачи", а еще было сомнение - написать, "дана" ли "власть от Бога" или "вручена"…

Потом полный текст… "Почли Мы долгом совести облегчить народу Нашему тесное единение и сплочение всех сил народных". Это называется - отречение ради консолидации. Мол, я являюсь источником смуты, отрекусь - и будет консолидация. Он взрослый человек, он понимает, что когда он отречётся, начнется не консолидация, а офигительный бардак, на фоне которого апрельские тезисы Ленина - это заклятие хаоса. В апреле - словом, потом - и делом. Слова…

Отчаявшийся народ ждет слов, которые утолят отчаяние. В 1917 году это отчаяние утолили красные слова. Это факт, а не ценностно окрашенное суждение. Давайте вслушиваться в слова, если хотим что-то понять.

"Не желая расстаться с любимым сыном Нашим…" У этих слов свой вкус, цвет, запах, свой музыкальный лад.

"Я солдата на фельдмаршала не меняю". Фраза совсем другого звучания.

В ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ ЧАСТИ своей статьи Аверьянов и Мультатули предлагают сооружать оптику, в которой Николай II и Сталин окажутся совместимы. Пусть они попробуют эти две фразы совместить для начала! Исторический синтез - не попурри.

Слова - настоящие, живые, горячие. От кого хотел народ их получить в первую очередь? От церкви, конечно. Он их не получил.

Теперь страна, народ должны каяться… А церковь?

Мы что, совсем не знаем истории? Не знаем о призывах товарища обер-прокурора Н.Д.Жевахова к Синоду? Не знаем о телеграммах некоторых (только некоторых) отделений Союза русского народа, адресованных Синоду? И Жевахов, и эти самые немногочисленные отделения умоляли Синод найти слова для народа и этим поддержать рушащуюся монархию. Как же, поддержали!

Уже 2 марта члены Синода признали необходимым немедленно войти в сношения с Исполнительным комитетом Государственной Думы.

4 марта на заседании Синода архиереи не скрывали радости по поводу наступления новой эры в жизни Православной Церкви. В этот же день из зала заседаний Синода было вынесено царское кресло - как символизирующее порабощение Церкви государством.

За редким исключением архиереи воспользовались определением Св. Синода от 7 марта и вычеркнули имя Помазанника Божия из богослужебных книг. В соответствии с определением, вместо монарха стали поминать "благоверное Временное правительство".

7 марта всем епархиям был разослан текст присяги новой власти (само наличие этой присяги кощунственно по монархическим критериям).

И, наконец, в знаменитейшем (и позорнейшем, с позиций белой монархической нормативности) Обращении Св. Синода от 9 марта говорится: "Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни… доверьтесь Временному правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы. Святейший синод усердно молит Всемогущего Господа, да благословит Он труды и начинания Временного российского правительства".

Послание подписали ВСЕ члены Синода, включая митрополита Киевского Владимира и митрополита Московского Макария, которые считались крайними монархистами.

Такой призыв церкви парализовал монархическое движение абсолютно. Понимаете? Абсолютно! ВСЕ пребывали в шоке. Шок еще усилился к 12 июля 1917 года, когда Синод обратился с посланием к гражданам России, "сбросившей с себя сковывавшие ее политические цепи".

Господа Аверьянов и Мультатули понимают, о каких цепях идет речь? О цепях монархии! Синод благословляет то, что Россия "сбросила политические цепи" монархии, а народ… народ должен каяться за убийство Николая II!

Бердичевский портной на вопрос, что бы он делал, если бы был царем, сказал, что он бы жил даже лучше, чем царь, потому что он еще бы немножко шил. Те, кто призывает нас каяться, наверное, тоже хотят немножко шить… Красиво шить не запретишь.

Между прочим (так, к слову), когда в августе 1991 года Б.Н.Ельцину предлагали сдаться, то он сказал, что сдастся, если его благословит Патриарх. Патриарх через Руцкого передал, что он отнюдь не благословляет сдаваться, а, напротив, благословляет "стоять".

Работа Николая II над отречением (и над текстом, поскольку он не фальшивка, но если даже текст фальшивка, то над процедурой, которую, как мы опять же видим, отменить невозможно) вообще происходила без Церкви. Царя не интересовало получение от Церкви благословения на отречение или, упаси боже, на "стояние". Церковь миропомазала царя, но взять у нее благословение на уход ему даже в голову не пришло. Церковь сдавала царя, царь - церковь.

Правила, приличия, нормы уже никого не интересовали - ни одних, ни других. Но… и узы семейной, клановой солидарности были порваны с такой же беспощадностью - как истлевшие от "бобка" гнилые веревки.

Господа Аверьянов и Мультатули называют отдельных изменников. Очень странные господа! И странный список изменников. Николай Николаевич изменил? Рузский, Брусилов, Крымов, Корнилов?

Вы помните фильм "Операция "Ы" и другие приключения Шурика?" Там есть знаменитая фраза: "Огласите весь список". Ну, так я и оглашаю вместо Аверьянова и Мультатули.

Первое место в этом списке у не названного по понятным причинам Великого князя Кирилла Владимировича, чья семья особо усердствует по части необходимости общероссийского покаянства (так и хочется сказать "окаянства").

Но есть и другие, кому, вроде бы, надо каяться больше, чем рязанскому мужику. Это: Великие князья Борис Владимирович, Николай Михайлович, Александр Михайлович, Сергей Михайлович, принц Александр Ольденбургский. Кто не изменил Николаю II, кроме генерал-адьютанта Хана Нахичеванского и генерал-лейтенанта графа Ф.А.Келлера?

Кто не изменил, если изменили церковь, близкие родственники, двор, подавляющее большинство генералитета?

И спрашиваю незнамо в который раз подряд: КТО ОТВЕЧАЛ В СТРАНЕ ЗА КАДРОВУЮ ПОЛИТИКУ? Ась? Не слышу! Кто назначал этих генералов-изменников? Silentium…

Спор по поводу личности Николая II бесконечен. Да, был такой Михаил Кольцов, который восхвалял царя Николая II. Наверное, это был искренний и умный человек - допускаю. И на основании его свидетельства ваш покорный слуга, по мнению Аверьянова и Мультатули, должен устыдиться легковесности своих суждений о личности Николая II…

А если мне кажутся более адекватными нелицеприятные отзывы Витте, то это, конечно, значит, что я красный пропагандист. "Старший товарищ", придумывающий "агитационные клише". Наверное, даже сосед А.С.Ципко по ЦК КПСС…

Нет, я всего лишь сын историка, и я понимаю, чего стоят свидетельства Витте, прекрасно знакомого с императором (в отличие, заметим, от Мультатули, Аверьянова и всей "Екатеринбургской инициативы"), Витте - прекрасного психолога, администратора, государственного деятеля, одного из умнейших и независимейших людей своего времени. Я понимаю, что вымарывать свидетельства современников (Витте, Кони и десятков других людей, к большевизму никакого отношения не имевших) может только белый неумный цензор, он же - бывший красный неумный цензор. За счёт таких вымарываний нам предлагают "открытие собственной цивилизации", "восстановление социальной ткани Отечества"?

Почему-то вспоминается Галич - и не его политическая сатира, а сатира бытовая: "Вот на койке я сижу нагишом и орудую консервным ножом". И видится мне этот консервный нож новой белой цензуры, которым кромсают "социальную ткань Отечества", добиваясь открытия "собственной цивилизации" и выковыривая "агитационные клише", придуманные "старшими товарищами". Не знаю, добьются ли радеющие за монархию господа таким способом метанойи (перемены ума), но паранойя им обеспечена. Ладно бы только им!

Продолжение следует

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Поход на немецкое кладбище не был предумышленным: просто мы приехали в монастырь, где подойти к обители можно, лишь минуя кладбище. Слово "интересно" в данном случае, безусловно, не уместно, "любопытно"- тем более, но посмотреть на эту сторону жизни (как ни парадоксально звучит) общества, на эту часть обрядовой культуры - необходимо, когда знакомишься с какой-то страной и конфессией. И вот оказия. Едва ли бы пошла на кладбище, где никто у тебя не захоронен. А тут так получается - пошла. Ну что ж, покойтесь с миром.

Немецкие коллеги шли молча, а русская приятельница, влюбившаяся в Запад задолго до личного знакомства с ним, во всём западном находившая только "прелесть какую!" да "чудесность", негромко привычно восхищённо комментировала: "Какие ухоженные могилы! Какой порядок! Как просторно! Не то, что у нас на иных погостах! Нам такое и не снилось." Я сказала, что и слава богу, что не снилось. Чего хорошего, если по ночам будут сниться кладбища, какими бы ухоженными они ни были, да ещё чужие? Она насупленно замолчала, что позволило мне предаться размышлениям.

Было удивительно, что старое кладбище, и поныне действующее, так невелико. Монастырь располагается вблизи небольшого городка. На этом кладбище погребены не только люди духовного звания, но и миряне. Что ж так немного могил? Может, есть другое городское кладбище? Да, есть, подтвердили немцы. Но оно столь же невелико. А почему меня это удивляет, недоумевали они? Да потому, что не умирают у вас люди, что ли? Знаю, что продолжительность жизни в Германии несравнимо больше, чем у нас, смертность гораздо меньше. Но, какая-никакая, она всё-таки есть! Город старый, даже древний, и при этом так немного захоронений. Немцы не понимают моего удивления. Я не понимаю, как они не понимают, чему я удивляюсь.

Вдруг соображаю: немецкие (и не только) кладбища- это отнюдь не гарантия и надежда покойного на вечный покой. Это далеко не всегда его последнее пристанище. И зависит всё в этом вопросе от финансового состояния усопшего или родственников. Место на погосте там можно выкупить, что очень дорого и далеко не каждому по карману. Или могилы арендуются на какой-то срок. А если не вносится плата, то есть аренда не продлевается, то погребённый "выселяется" из своей обители за неуплату. Съезжает в крематорий, откуда - бог весть куда: либо в колумбарий, если кто-то позаботился насчёт материальной стороны, либо урна с прахом выдаётся на руки близким.

Наверное, многие видели западные фильмы, где фигурируют в домах и квартирах "цивилизованных общечеловеков" урны с прахом то дедушки, то бабушки, то родителей. Можно допустить, что часть граждан не захотела "расстаться" с близким человеком, попрала все религиозные нормы и обычаи, потому и держит покойного в таком вот виде у себя в жилище, где ему уж совсем не место, как нам нецивилизованно кажется. Но большинство таких хранителей праха ютится на одной площади с усопшими вынужденно, по причинам дороговизны погребения даже в урне.

Кстати, когда покойный из могилы за неуплату съезжает в более скромные апартаменты: в урне с прахом в колумбарий,- это напоминает переселение нищих россиян за неуплату же из их квартир в жильё, помпезно именуемое "социальным", а в действительности являющееся разбитыми бараками и общежитиями. Но за те тоже надо платить, а если не станешь этого делать, то куда тебя отправят нынешние человеколюбы? Каково следующее пристанище бедного россиянина? Домой к себе тебя живого, как урну с прахом, едва ли кто заберёт. Остаётся только "развеять над морем". Или просто из окна. А у нас на кладбищах покуда более-менее все равны. По крайней мере, и нищий может быть уверен, что будет спокойно лежать там, куда положили, - по крайней мере до вступления России вместе с покойниками в ВТО. А потом ВТО потребует цены на всё, а не только на горючее и электроэнергию, выровнять. Ну и уж когда придут китайцы или другие "дружественные народы", которых так активно зазывают наши власти, они и нас заменят на наших землях, и могилы наши вспашут. Им они на кой шут?

Впрочем, чтобы будущим хозяевам наших просторов было меньше хлопот с этим, многое делают и наши нынешние хозяева-власти. В одной области на бюджетные деньги построен крематорий - новшество для региона. Необходимость в нём была большая, так как не просто смертность возросла, но и количество бездомных мрущих граждан России стало угрожающе велико. Хоронить их в могилах - много чести и земли, это не хозяйский подход. А сжигать - милое дело. И вместо былой "бомжатской могилы" аккуратненько горшочки-урны ставят, не очень глубоко закапывая или просто пепел ссыпают - и милое для городских хозяев дело, и очень хозяйственно опять же.

Воспользоваться колумбарием могут все желающие. И пользуются, хотя хотели бы захоронить. Но хотя землю предоставляют бесплатно, не у каждого есть средства на гроб, памятник. А тут, если кремируешь, домовину дают напрокат. И памятник ставить на надо - в стенку замуруют, и дело с концом. И это замуровывание в стену - отнюдь не средневековые пытки и ужасы, а современное приобщение к цивилизации: когда урну с прахом культурно ставят на 5-й этаж покойницкого дома-стены.

Почему-то ревнители христианских обрядов, водящие хороводы вокруг мавзолея, озабоченные, что Ленин не предан земле, не возвышают свои голоса протеста против колумбариев, где покойные тоже "над поверхностью земли". Или для вас, демократические и либеральные приверженцы христианской обрядовости, не все равны даже на том свете, и об одних вы проявляете излишнюю навязчивую заботу, чего не делают даже их родственники, а до других вам и дела нет? А хорошо ли это! По-христиански ли?

Владислав Шурыгин ЯЙЦО СЕРДЮКОВА ВСМЯТКУ

Итак, наш господин министр обороны Сердюков нарушил режим молчания и, собрав у себя приближённых журналистов, объявил, наконец, нам о своих далеко идущих планах военной реформы.

Планы эти впечатляющие. Причём всё больше по части сокращений.

"Оптимизация", как говорится, на марше!

В Сухопутных войсках количество частей и соединений уменьшится в двенадцать раз, в ВВС-ПВО - почти в два раза, в ВМФ - тоже в два раза. РВСН сократят на треть, ВДВ на двадцать процентов!

О перевооружении и темпах поставки новой техники министр не проронил ни слова.

Поэтому всерьёз обсуждать его планы о переводе Вооружённых Сил с "четырёхступенчатой" системы управления на "трёхступенчатую" я не буду за отсутствием какой-либо внятной информации по этому поводу. Тем более, самые скромные подсчёты, во что обойдётся "реорганизация" армии по Сердюкову, выводят на такие цифры расходов, что все затраты правительства на нынешний финансовый кризис могут показаться лишь сиротским взносом. Замечу только, что существующая инфраструктура наших Вооружённых Сил позволяет лишь крайне ограниченно "экспериментировать" с бригадно-"оперативно-командным" устройством.

В военном бюджете нынешнего года на эту тему нет ни строки. Будущего бюджета тоже никто не видел. И говорить поэтому не о чем. А вот о других реорганизациях министра поговорить стоит.

Итак, наш министр решил ускоренными темпами, за три следующих года, "оптимизировать" офицерский корпус. Оказывается, есть какой-то "мировой опыт", на который опирается в определении численности офицерского корпуса наш министр. Правда, чей этот опыт и насколько он подходит нам - Сердюков не уточнил. Как не уточнил и то, кто же является автором этой реформы, на основании каких выкладок и моделей она создавалась и с кем обсуждалась. Но бодро доложил, что из 310 000 офицеров, числящихся сегодня в нашей армии, через три года останется 150 000. То есть уволен будет каждый ВТОРОЙ (!!! - В.Ш.) офицер. Дальше министр обороны пустился в лекцию по геометрии, из который мы узнали, что в армии должна быть некая "пирамида", а у нас сейчас, оказывается, какое-то "яйцо". И по этому поводу за следующие три года каждый второй офицер будет "оптимизирован". То есть - уволен.

Геометрия, пирамиды и круги - это, конечно, хорошо. Но в школе господин Сердюков учился, видимо, не очень, и потому обнаружил среди геометрических фигур какие-то "яйца", хотя это скорее из биологии или анатомии. В геометрии же есть эллипсы…

При этом, министр с азартом объяснил, что сначала уволят всех, кто достиг предельного возраста службы - 26 000 человек в этом году и 9 000 в следующем, а затем уволят 117 000 "остальных".

При этом, как заботливая мамаша, господин Сердюков уже, оказывается, встретился с "полпредами" Президента и обсудил с ними судьбу увольняемых. И они (полпреды) их (уволенных), оказывается, ждут-не дождутся с распростёртыми объятиями в "народном хозяйстве".

И как-то сразу представились полпреды по Сибири и Дальнему Востоку Квашнин с Исхаковым в ожидании марширующих в Магадан, Якутию и Тунгуску колонн уволенных офицеров. Тут, как говорится, император Павел I с его легендарным полком, отправленным в Сибирь, нервно курит в стороне…

А если серьёзно, то у всех, кто хоть в малейшей степени знает военное дело и положение в Российской армии, от выступления министра Сердюкова просто полезли глаза на лоб.

Подгонять армейскую организацию под геометрию - до этого не доходил ещё, пожалуй, никто! Но речь не о пирамидах и не о "яйцах" министра Сердюкова.

Поражает воистину вопиющая некомпетентность министра обороны Анатолия Сердюкова. Всерьёз выдавать ошибочные, а в некоторых случаях и откровенно вредительские решения за "революционные" и "реформаторские" можно только в том случае, когда вообще не представляешь, о чем же, собственно, вообще идёт речь.

Речь об армии. А точнее, о том, от кого же хочет избавиться как от "балласта", мешающего стройности "пирамиды", Сердюков? Чтобы понять это, надо сделать небольшой экскурс в историю.

1991 год был последним годом полноценной боевой учёбы российских Вооружённых Сил. После него настал фактический паралич. Уже к 1993 году финансирование боевой учёбы упало более чем в 10 раз. А к 1995 году она практически замерла даже на уровне индивидуальной подготовки солдата.

В тех же ВВС налёт в авиации упал до 10-15 часов в год, что не обеспечивало даже минимального уровня безопасности полетов. Летчик, поднимающийся в небо с таким налётом, ежеминутно рискует своей жизнью, как гонщик, вышедший на гонки "Формулы-1" без всякой предварительной подготовки и опыта вождения болида. Но даже этот "минимум" налёта был доступен далеко не всем. Так, например, из 1500 летчиков, выпущенных из училищ с 1995 по 2000 годы, 400 лётчиков вообще ни разу (!!!) за эти годы не поднялись в небо. Если в 80-х годах первый класс пилоты получали в 27-29 лет, то к середине 90-х этот возраст отодвинулся до 35-37 лет.

Не лучше были и дела на флоте. Если в 1991 году наплаванность надводных кораблей составляла в среднем 120 суток, а для кораблей, несущих боевую службу - более 200 суток, наплаванность АПЛ в среднем составляла 180 суток, а дизельных - 210 суток, то уже к 1994 году наплаванность для надводных кораблей упала до 10 суток, атомных подводных - до 15 суток, дизельных - до 12.

При этом научно обоснованный минимум для всех классов кораблей составляет 60 суток.

В Сухопутных Войсках столь очевидных для неискушённого в военных делах читателя критериев подготовки офицеров нет. Но и здесь уровень упал обвально! Если до 1991 года батальонные и полковые учения были обязательным элементов каждого периода обучения, и количество полноценно подготовленных комбатов и командиров полков мерялось сотнями, то уже к 1994 году даже батальонные учения перестали проводиться, не говоря уже о полковых и дивизионных, а количество командиров дивизий, командующих полноценными дивизиями вообще сократилось до пальцев одной руки.

Небольшой толчок росту уровня подготовки офицеров СухВо дала первая чеченская кампания, выдвинувшая несколько десятков талантливых генералов и командиров частей. Но это, опять же, были офицеры и генералы, выросшие как профессионалы ещё в Советской Армии. К тому же, большая часть из них вскоре после этой войны была уволена.

И лишь в 2004-2007 годах началась постепенная реанимация армии и восстановление полноценной боевой учёбы, которую ещё и до сего дня нельзя назвать полноценной.

Я напомнил эти цифры и факты для того, чтобы наглядно показать качественную разницу в уровне подготовки офицеров до и после 1991 года. Фактически сегодня офицерский корпус России по уровню своего образования и подготовки разделён на две неравные части. Это постепенно уменьшающаяся доля старших офицеров, успевших послужить в Советской Армии и получить там достаточно высокий уровень подготовки - и огромная масса молодых офицеров, пришедших в армию после 1991 года. Среди них немало профессионально подготовленных командиров, но общий уровень их подготовки, конечно, серьёзно уступает тому, которым обладают "советское" поколение офицеров. И это понятно - их становление пришлось на период, когда боевая подготовка войск была фактически свёрнута.

Одним из важнейших принципов нашей армии, её уникальной стороной являлась непрерывная учёба офицеров. Вопреки мнению дилетантов и обывателей, учёба офицера никогда не ограничивалась классическими ступенями "училище - академия - академия Генерального Штаба". Это были, скорее, карьерно-служебные ступени, определявшие карьерный рост офицера. Но как профессионал он складывался и рос в войсках, где действовал принцип "старший учит младшего". Командир роты обучал своих взводных и соответственно определял наиболее перспективных офицеров, комполка - комбатов, комдив - командиров полков и так вплоть до командующего округом. Такая вертикальная учёба позволяла все эти годы сохранять непрерывную преемственность офицерского корпуса и его высокий профессиональный уровень.

Но из-за сворачивания боевой учёбы, массовых сокращений эта система подготовки также стала терять свою эффективность. В войсках стали численно расти комбаты и командиры полков, не имеющие опыта реального боевого управления батальонами и полками, прошедшие чисто "административное" командование этими штатными единицами, многие из которых числились таковыми лишь на бумаге. Всё это привело к тому, что сегодня войска испытывают огромный дефицит полноценно подготовленных комбатов и командиров полков. Доходит до того, что обучением их приходится заниматься управлению армий и округов, где ещё сохраняется ядро офицеров, помнящих навыки такого командования.

И что же сегодня предлагает нам господин Сердюков? А сей господин из Ленмебельторга с компанией неких анонимов-"советников" предлагает "ускоренно" уволить всех офицеров, выслуживших максимальный срок службы. В этом году - 26 000, в следующем - 9 000.

То есть попросту "зачистить" тот костяк офицеров и генералов, который ещё способен полноценно управлять войсками, восстановить их боеспособность, организовать полноценное обучение армии. Напомню, что те, кто в советское время успел вырасти хотя бы до командира роты, сегодня имеют выслугу не меньше 23 лет. То есть под эти сокращения попадают почти все самые подготовленные и опытные профессионалы - от командиров дивизий и командармов, офицеров органов военного управления до преподавателей военных училищ и академии.

Уже ГОД (!!!) Сердюковым не подписываются никакие представления на продления сроков службы, но зато с механичностью деревообрабатывающего станка штампуются приказы на увольнения. Увольняются Герои СССР и России, профессионалы, прошедшие несколько войн, кандидаты и доктора наук, профессора. Доходит до абсурда - некоторые офицеры уже по году-полтора находятся на генеральских должностях, но не получают звания только потому, что, получив его, автоматом получат и продление предельного срока службы на 3-5 лет. А это не входит в планы господина Сердюкова, и по достижении предельного для полковников возраста их увольняют на пенсию.

Можно ли назвать иначе, чем погромом армии, этот волюнтаризм министра обороны?

Сохраняющиеся в армии советские профессионалы - это поистине "золотой фонд" армии. Её опора и костяк. И вместо сердюковских повальных сокращений и увольнений их необходимо, напротив - максимально удерживать на службе, пока не будут полноценно восстановлены утраченные за эти годы возможности армии и флота.

В тех же Военно-Воздушных Силах во всём мире идёт борьба за то, чтобы продлить срок службы военных лётчиков. В США существуют специальные программы, направленные на реабилитацию лётчиков и продление их лётной "жизни".

Цикл службы лётчика таков, что пика обученности лётчик достигает только через семь-десять лет после начала службы, получив квалификацию военного лётчика 1-го класса. И далее наращивает опыт, который выражается в часах налёта. При этом полной выслуги лётчик достигает уже к 33-35 годам - через 10-12 лет после училища, так как в реактивной авиации год службы приравнивается к двум. Фактически после этого, если лётчик не сделал карьеру (а далеко не каждый хороший лётчик способен стать хорошим авиационным командиром), каких-либо серьёзных стимулов служить у него уже нет. Кроме того, существуют и предельные сроки службы для младших офицеров. И в советское время, чтобы продлить срок службы лётчика, была введена специальная должность "старший лётчик"-ведущий пары, с капитанской категорией. Это позволяло сохранять опытных лётчиков в строю довольно долго - как минимум до сорока лет.

При этом штатная "пирамида" авиационного полка, о которой так любит вещать господин Сердюков, скорее напоминала "квадрат" или "прямоугольник" в терминах нашего министра. В советской трёхзвеньевой эскадрильи было по штату девять должностей младших офицеров и почти столько же старших. А в авиационном истребительном полку лётчиков в звании от майора до полковника иногда было в полтора раза больше, чем лейтенантов и старших лейтенантов. Такова специфика службы мирного времени, когда в отсутствие боевых потерь происходит "накопление" лётчиков и, соответственно, накопление старших офицеров. Но при этом содержать полностью готового опытного лётчика - даже в звании полковника - для страны экономически выгоднее, чем постоянно тратить миллионы рублей на подготовку нового лётчика до этого уровня.

В советское время, когда были совершенно другие подсчёты расходов, подготовка лётчика с курсантской скамьи до уровня 1-го класса обходилась примерно в миллион рублей.

Поэтому каждый "лишний" год службы лётчика после достижения им максимальной выслуги - это не только сохранение опытного бойца в строю, но и огромная экономия для страны.

В следующие четыре года предельные сроки службы по должности и выслуге закончатся у почти тысячи пятисот лётчиков. И всех их по приказу Сердюкова ждёт немедленное увольнение.

Можно ли назвать иначе, чем вредительством, эти планы господина бывшего директора Ленмебельторга?

А теперь ещё об одной стороне Сердюковской "реформы" - социальной.

Как о само собой разумеющейся мелочи Сердюков сообщил о готовности в следующие три года уволить 117 000 офицеров, которые по действующим законам об обороне имеют все права на дальнейшую службу. Не погружаясь в тему того, как будут определяться структуры, переводящиеся на гражданку, - это тема отдельной публикации, ибо "распогонивание" той же военной медицины приведёт к её краху как эффективной системы, стоит просто подсчитать, во что обойдётся стране столь "ускоренное" увольнение офицеров.

Каждый из них, в случае досрочного увольнения, должен быть обеспечен квартирой, ему должны быть компенсированы его материальные потери и предложено достойное трудоустройство.

Сердюкову и его советникам просто недосуг подумать: сколько тысяч судов ждёт Министерство обороны впереди? Какой социальный заряд ненависти обрушится на правительство и президента из-за этих необдуманных решений?

История повторяется. В конце восьмидесятых у нас уже был один министр. Правда, иностранных дел - Шеварднадзе, который напару с тогдашним президентом Горбачёвым подмахнул договор об "ускоренном" выводе наших группировок из Восточной Европы. Тогда эта авантюра обернулась громадной трагедией Советской Армии, когда сотни тысяч солдат и офицеров были вышвырнуты в голые пустые поля, в палатки, в никуда.

Сегодня Сердюков, похоже, собирается сделать то же самое.

Выкинуть на улицу 117 000 офицеров за три года - это как раз в духе незабвенных Шеварднадзе и Горбачёва. Осталось только узнать, готов ли примерить горбачёвские лавры Медведев?

При этом одновременно разворачивается федеральная целевая программа "СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ КОМПЛЕКТОВАНИЯ ДОЛЖНОСТЕЙ СЕРЖАНТОВ И СОЛДАТ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ, ПЕРЕВЕДЕННЫМИ НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ ПО КОНТРАКТУ", которая предусматривает выделение 243 437 640 000 рублей на перевод 107 720 штатных должностей на контрактную основу.

При пересчете на 1 штатную единицу - это 2 259 911 рублей, при курсе 26 руб. за доллар это 86 919$. То есть ввод 1 штатной должности контрактника стоит бюджету около 90 000$. Причем это только СОЗДАНИЕ ИНФРАСТРУКТУРЫ для контрактников, в этой сумме не учитывается увеличение денежного содержания и пенсионное обеспечение контрактников.

Замечу, что любой увольняемый по планам Сердюкова офицер обходится казне сегодня на порядок меньше, а его уровень подготовки как профессионала на порядок больше безвестного контрактника.

Какая-то странная у нас военная реформа вытанцовывается. Какое-то “яйцо” всмятку…

Исраэль Шамир ЦЕННОСТИ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ Доклад на Всемирном Форуме «Диалог Цивилизаций» (о.Родос, Греция)

СЕГОДНЯ РУШИТСЯ система гегемонии, которая так долго правила нашим миром. Рвутся сети, которыми мы были опутаны. Гибнет мировая финансовая система. Мы, как узники в темнице, видим, как забегали наши тюремщики. Некоторые пугаются: что будет с нашим обедом, что станет с теми небольшими льготами и благами, которые мы скопили на черный день. Сейчас не время для страхов и сомнений. У нас появился реальный шанс на свободу. Сейчас можно исправить многие исторические ошибки, и смести навязанные нам правила игры. Восток сможет вырваться из своей полуколониальной зависимости, стряхнуть западную культурную гегемонию. В этот момент, который внушает нам исторический оптимизм, Восток может взять на себя те институты, которыми окормляли нас западные банкиры. Свой международный суд, свои системы распространения информации, свободные от западного контроля. В новом мире понадобятся новое государственное устройство, новая система международных отношений, более равноправная, учитывающая интересы и ценности народов.

Наступает поворот в великом, многовековом споре Запада и Востока. А в нём особое, даже центральное место занимает вопрос о самоопределении народов.

Под ним понимают два разных понятия - столь же различные, как поле, в котором пашут, и поле векторов и тензоров. Самоопределение системное и самоопределение политическое.

Системное самоопределение известно человечеству с древних времен. Политическое самоопределение - относительно новое изобретение, зафиксированное в тезисах Вудро Вилсона во время первой мировой войны.

Системное самоопределение близко к понятию суверенитета. Это право народов и стран свободно выбирать свою политическую, экономическую, этическую систему и жить в соответствии со своей системой ценностей.

Политическое самоопределение - право народов, зачастую понимаемых как этнические единицы, на политическую независимость, на создание своего государства, на отделение или присоединение к другому государству.

Оба права отражены в Хартии ООН (статья 1, параграф 2 и статья 55, параграф 1). Но применяются они по-разному.

СНАЧАЛА ОБРАТИМСЯ к политическому самоопределению, то есть к реализации некоего, якобы естественного, права народов на отделение и создание политически независимых государств. Запад поддерживает политическое самоопределение применительно к Востоку и активно требует независимости Тибета, Кашмира, Чечни, Белуджистана, Вазиристана, Курдистана и других регионов. Полное выполнение этой программы привело бы к расчленению Востока на сотни мини-государств, причем все эти мини-государства придерживались бы западной либеральной системы ценностей. Так сказать, национальные по характеру, нео-либеральные по содержанию.

Теоретически политическое самоопределение могло бы быть обращено и против стран Запада, поскольку и они этнически неоднородны… Они удерживаются вместе с помощью единого национального мифа, по которому все жители Франции - французы, а все жители США - американцы. То есть применительно к себе, Запад считает народом или нацией политический конструкт, но применительно к Востоку обращается к его этническим и культурным компонентам.

Используя принцип политического самоопределения, Запад сумел расчленить Оттоманскую Империю на Грецию и Турцию, Балканы и Ближний Восток. Практически все самоопределившиеся с европейской помощью страны стали - по крайней мере, на некоторое время - британскими колониями, протекторатами или зависимыми территориями, а затем были встроены в Pax Americana. Реализация принципа политического самоопределения привела к массовой резне и массовым этническим чисткам, подобных которым мир ранее не знал. Смирна и Салоники, горькая судьба греков и турок, армян и курдов, а позднее - и сербов, и албанцев - были вызваны применением этого оружия массового уничтожения.

Даже там, где этот принцип был реализован без большого кровопролития - а именно, при распаде Советского Союза - он с неизбежностью привел к возникновению про-западных режимов, черпающих свою силу и легитимность извне, из ядра гегемонии.

Поэтому мы можем сказать, что принцип политического самоопределения есть мощное оружие идеологической войны, использованное Западом для подчинения Востока. В СССР этот принцип теоретически признавался в силу исторических причин. Он был унаследован от европейских марксистов как часть идеологической доктрины. И у тех он был направлен против Востока, и те отказывались его применять к территориям под западным управлением. Сергей Кара-Мурза показал в своей недавней книге "Маркс против русской революции", что западные марксисты отрицали право на самоопределение славян, живших под немецким контролем, и настаивали на самоопределении территорий Российской империи. Российские коммунисты-ленинцы сохранили этот принцип в теории, хотя на практике минимизировали его употребление. И всё же теоретически сохраненный принцип сработал, как мина замедленного действия, в 1991 году и разорвал Советский Союз, принеся огромный ущерб всем жителям страны. Начались потоки беженцев, насильственное изменение культур, искоренение языков, вспыхнули местные войны.

Настало время отвергнуть это фальшивое вымышленное "право" на словах и на деле. Словесная дань этому "праву" вызывает кровопролитие. Востоку (то есть всем странам к востоку от Западной Европы) лучше возвратиться к своим корням, или, что то же самое, использовать европейский опыт интеграции, и восстановить те крупные содружества народов, которые традиционно объединяли его население. Тут все страны Востока могут проявить единство. Рассмотрим коротко проблемы Китая, Индии, России.

Невозможно согласиться с идеей самоопределения Тибета, по которой два миллиона тибетцев, а точнее, их элиты, стали бы хозяевами гигантской территории в миллионы квадратных километров, а проживающие на этих территориях миллионы людей лишились бы прав, а то и жизни. Самоопределение Тибета привело бы к гигантской этнической чистке, подорвало бы Китай и Индию - поскольку части исторического Тибета включены в Индию - и создало бы еще одну базу Запада в самом сердце Евразии.

Неприемлемо и самоопределение Кашмира, поскольку самоопределившийся исламский Кашмир неизбежно утратил бы две трети своей территории - буддистский Ладах и индуистский Джамму. Потекли бы потоки беженцев-мусульман из Ладаха и Джамму, они бы выдавили индуистов и буддистов, и вся страна оказалась бы разрушена - даже если такой эксперимент не привел бы к большой войне между Индией и Пакистаном. Вместо этого в Индии могут подумать о большом интеграционном проекте воссоединения Индии и Пакистана, а также о преодолении Линии Дюрана (Durand Line).

Вряд ли политическое самоопределение частей бывшего Советского Союза и Российской империи задержится в нынешней фазе. Трагедией стала независимость Украины, где прозападный режим Ющенко ведет войну против культурных ценностей десятков миллионов граждан, запрещает им пользоваться родным языком и даже объявляет величайшего писателя Украины - Гоголя - иностранным автором. В интересах народов Украины и России снова воссоединиться.

Принципу политического самоопределения мы можем противопоставить более фундаментальные принципы человеческого общежития - запрещение дискриминации и избежание кровопролития. Создание новых государств на этнической, религиозной или языковой основе неизбежно приводит к кровопролитию и к дискриминации значительного числа граждан, не относящихся к титульной группе.

Так, создание независимых эстонского, латышского и грузинского государств привело к массовой дискриминации не-эстонцев, не-латышей и не-картвелов соответственно, составляющих почти половину населения этих стран. Уже при первой попытке создания этих государств после первой мировой войны их новые националистические элиты экспроприировали и изгнали местное немецкое население из Латвии и Эстонии, армян из Грузии. При второй попытке в 90-е годы их жертвами стали русские в Латвии и Эстонии, абхазы и осетины в Грузии. Защита абхазов и осетин породила, в свою очередь, проблему грузинских беженцев. Единственно правильным выходом была бы реинтеграция постсоветского пространства и других ареалов, возникших после распада крупных восточных содружеств ("империй").

Так, реинтеграция бывшей Византийской или Оттоманской империи могла бы стать проектом, прямо противоположным процессу фрагментации, который уже привел к возникновению десятка балканских государств, трех единиц на месте Ирака, привел к отторжению Ливана от Сирии, Косова от Сербии, грозит оторвать Курдистан от Турции. При прямом участии России и Турции, Греции и Сирии народы региона смогли бы запустить свой интеграционный проект, и тем самым остановить дискриминацию, обнищание, подчинение Западу.

Приоритет антидискриминационного принципа над политическим самоопределением может быть утвержден на Ближнем Востоке. Один из важных западных проектов в этом регионе - еврейское государство - является и рассадником дискриминации, и фактором, поощряющим сепаратистские настроения, и американской базой, и потенциальным источником агрессии, и нарушителем идеи нераспространения ядерного оружия. Поскольку не удалось реализовать резолюцию ООН о создании двух государств, арабского и еврейского - на территории Палестины, следует отказаться от этой идеи и приступить к интеграционному процессу. Превращение гегемонистского и дискриминирующего еврейского государства в государство всех его граждан - как того требуют многие еврейские, христианские и мусульманские жители страны - явится поворотным моментом на пути Востока от фрагментации к интеграции.

ТЕПЕРЬ ОБРАТИМСЯ к принципу самоопределения народов, их праву жить самостоятельно в соответствии с их собственными идеями, ценностями и представлениями. На пути системного самоопределения стоит западный гегемонизм.

Запад исторически стремился к гегемонии - не только материальной, отразившейся в завоевательных войнах и колонизации, но и духовной, нашедшей свое раннее отражение в претензиях папы римского на primacy, первенство и главенство над всеми патриархами и церквами. Это стремление к духовной гегемонии иногда определяют как "евроцентричность", хотя такое определение явно сужает проблему. Речь идет не о провинциальной ограниченности европейцев и североамериканцев, которые в первую очередь интересуются своими делами и поэтому всё меряют своим аршином, глядя со своей колокольни, таким образом греша против политической корректности. Это была бы евроцентричность, и в этом мы бы их не упрекнули. Но Западу свойственен гегемонизм, далеко выходящий за рамки евроцентризма. Этот гегемонизм стал особой новой силой, отдельной от общества, в котором он возник. Он, ранее обращенный вовне, сейчас обратился вовнутрь. Гегемонистическая либеральная парадигма Запада стала враждебной и по отношению к народам Запада. Временное перемирие, заключенное между гегемонистами и народами Запада, подошло к концу.

Гегемонизм отрицает право народов на самоопределение в первом и важнейшем смысле.

Гегемонисты отрицают:

- Право иранцев жить в соответствии с их религиозными нормами и под управлением религиозных лидеров.

- Право народа Северной Кореи и Кубы придерживаться коммунистической системы ценностей и формы управления

- Право палестинцев избрать религиозное, солидаристское правительство Хамаса,

- И даже право россиян и малайзийцев держать телевидение в основном под национальным контролем.

Гегемонисты отрицают право народов на политическую систему и на систему ценностей, отличные от их представлений. Как и в XIX веке, несмотря на столетие антиколониальной борьбы, несмотря на призывы к плюрализму и на диалог цивилизаций, западные гегемонисты и их сторонники утверждают явно или подразумевают, что есть только одна система ценностей - западная, либеральная, светская, цивилизованная, а все прочие системы являются ошибочными, преступными, порочными, неполноценными.

Восток стоит на другой позиции - есть разные системы ценностей, и цивилизации (не отдельные этнические группы) способны и вправе сами выбрать для себя свой путь, не навязывая его другим. Признавая за Западом право жить по его собственной мерке, Восток во всем своем многообразии утверждает такое же право и для себя. Именно это имел в виду президент России Дмитрий Медведев, провозглашая доктрину многополярности.

Многополярность не сводится к множественности силовых факторов, как это пытаются представить. Многополярность - это в первую очередь многоукладность мира, находящая свое отражение в праве народов на самоопределение-1, то есть право народов на выбор своей системы ценностей.

Теоретически соглашаясь с этим правом, зафиксированным в Уставе ООН, гегемонисты отрицают его по существу и ведут борьбу против любой другой системы ценностей, требуя покорности - если не политической и экономической, то ценностной и цивилизационной.

Холодная война была не войной двух равных политических систем, но войной за право стран Востока жить по своим меркам, по своим ценностям. Коммунистический Восток не стремился навязать или распространить свою систему ценностей на Западную Европу и на Северную Америку, то есть на сердцевину Запада, в то время как Запад отрицал право Востока жить по своим понятиям.

Сейчас, когда рушатся карточные дворцы, возведенные Мамоной, исчезают иллюзии насчет единственно верного, потому что единственно правильного пути рыночной цивилизации. Гегемонизму пора положить предел, и тогда цивилизации смогут относиться с уважением друг к другу, а слово "самоопределение" вновь обретет смысл. Нынешний момент дает нам надежду на осуществление этой мечты.

Публикуется в сокращении. Полностью - на сайте http://www.israelshamir.net/ru/Rhodes.htm

Ян Новак ГЕНШТАБ ГАЗЕТЫ «ЗАВТРА»

Всем, наверное, знакомо понятие "Мюнхенское соглашение", сразу вспоминаются старые кадры - толпы беженцев из западной Чехии, пешком и на подводах, мужчины, женщины, старики и дети понуро бредут на восток, на других кадрах довольно улыбаются вооружённые молодчики в гражданском и с повязками со свастикой на рукавах - судетонемецкий "Фрайкорпс". Все знают, что происходило в 1938 году в Судетах, но лишь немногие знают, что то же самое происходило и в Тешинской области, только вместо марширующих эсэсовцев в Карловых Варах, в Карвине и Тешине с транспарантами: "Мы 600 лет этого ждали" маршировали польские жолнежи. Польская армия вторглась не только в Чехию, они захватили четыре горных деревни в Словакии - Гладовку, Лесницу, Сухую Гору, Татранскую Яворину. Ровно через 11 месяцев в словацких газетах появятся фотографии - словацкий ас Франтишек Гановец на фоне сбитого польского бомбардировщика, словацкий солдат поджигает зажигалкой польский флаг, довольные словацкие солдаты из "Быстрой дивизии" фотографируются на фоне польских военнопленных, но пока Польша старается выглядеть как Третий рейх в миниатюре, Рыдз-Смиглы принимает парад и рассуждает о “крестовом походе” против СССР.

Тешинский край издавна принадлежал Чехии, хотя здесь всегда говорили на смешанном чешско-польском диалекте, который чешские лингвисты считали чешским диалектом, а польские - польским. Впрочем, определить его принадлежность так же нереально, как и провести точную границу между распространением русского и украинского языка. До середины XIX века местные жители свою национальность определяли просто - "местные". В XIX веке - веке "национального возрождения" ситуация стала меняться, "местные" стали дробиться на поляков, чехов и силезов. Никто из них не составлял в крае большинство, но в конце XIX века многочисленные польские эмигранты, которые приезжали сюда в поисках работы из Галиции переломили ситуацию, и в восточной Тешинской области поляки стали преобладать. В 1918 году поляки составляли 54 % населения, но преобладали лишь в восточной части. После распада Австро-Венгрии и небольшой семидневной войны между Польшей и Чехословакией, восточное Тешинско было присоединено к Польше, а западное, без преобладания польского меньшинства, осталось в Чехии. Победа чехословацкой армии поставила крест на надеждах Польши отхватить от Чехии и другие районы, вроде Кладска, где, кстати говоря, вообще не было поляков. Проблема, казалось, была исчерпана, но в 1935 году польская сторона снова заявила о своих претензиях. Дело приняло важный оборот - на территорию Чехословакии забрасывались отряды, которые проводили диверсии, взрывали железнодорожные пути, убивали полицейских и так далее. Диверсии проводились даже на территории тогда ещё чехословацкой Закарпатской Украины, которая никогда не была польской этнической территорией.

В начале 1938 года в Тешинской области возникает "Союз Поляков", который был организован по образцу фашистской Судетонемецкой партии Гейнлейна. Более того, из Варшавы поступает приказ координировать с Гейнлейном все свои действия. 21 сентября польское правительство выдвигает свои территориальные требования, которые Гитлер включает в свой Годерсбергский меморандум. 2 ноября 1938 года польская армия вступает в Тешинскую область. Первой самой "важной" реформой стал запрет чешских школ и чешского языка…

Чешский генерал Вехирек вспоминает: "Поляки немилосердно преследовали чехов, терроризировали увольнениями, выбрасывали из домов, конфисковали имущество. Всё, что было чешское, уничтожалось. Чешский язык и даже приветствия были запрещены. Приветствие "Наздар" штрафовалось 4 злотыми и так чехи начали приветствовать друг друга: "Четыре злотых!", чешские названия устранялись даже с могил, братская могила солдат была раскопана, и останки выброшены на помойку. Чехов избивали на улицах". В итоге из Тешинской области бежало 30 тысяч чехов и 5 тысяч немцев - поляки не церемонились и со своими союзниками. Не лучше была и ситуация в Словакии - в четырёх татранских деревнях, где жители в своё время проголосовали за присоединение к Словакии, творилось то же самое. Впрочем, эти деревни быстро вернулись в состав Словакии. Кстати, интересная деталь - в Польше до 1945 года жило 50-тысячное словацкое меньшинство, которое потом переселилось в Словакию. Современные польские историки объясняют сей факт просто - словакам, мол, просто захотелось переселиться. Словацкие очевидцы твердят совсем иное, они рассказывают о том, как банды "Армии Крайовой" терроризировали словацкие сёла и насилием выгоняли словаков. Особенно зверствовал бандит Юзеф Курас - памятник ему в 2007 году открывал лично президент Лех Качиньский. Открытие памятника вызвало волну гнева в Словакии и Израиле, но что же тут поделать - если полякам хочется иметь убийц и мародёров героями…

В следующем году исполнится 70 лет со дня начала Второй мировой войны. В Польше эта дата наверняка будет отмечаться. 70 лет участия в позорном Мюнхенском соглашении, наверное, там не заметит никто…

Шамиль Султанов MEMENTO MORI Запад как цивилизация распада

НА ВОСТОКЕ много мудрых и прекрасных в своей пленительности и изяществе поэтов. Возможно, из них самый известный для западного читателя - Омар Хайям. И это на первый взгляд странно, потому что в мусульманском мире его никогда не сравнивают с такими безусловными гениями поэзии, как Руми, Хафиз, Джами. В мусульманской среде Хайям гораздо больше известен как математик, астроном, суфий.

Наверное, устойчиво сохраняющаяся в Европе особая популярность Омара Хайяма объясняется тем, что наиболее пронзительная тема его рубайята в переводах на европейские языки - мучительный поиск человеком смысла своей личной жизни перед лицом неминуемой смерти. Человека, который одиноким приходит в этот мир, одиноким ветром проносится в нём, и без следа, одиноким, уходит из этого мира.

Возможно, особая притягательность Хайяма для европейского индивидуального мышления это обратная сторона подспудно разворачивающейся вселенской трагедии личности. Трагедии "точки невозврата" - когда вдруг все соединяется в один узел: неуклонная девальвация личностного смысла жизни, все более тотальный автоматизм социального поведения, все более прогрессирующая неспособность найти ответ на проклятые вопросы: "Почему я появился на этом свете, зачем я здесь, во имя чего, во имя каких целей и ценностей я живу? Что потом?".

Мерно и неуклонно надвигающийся кризис "общества прогресса", растущее число признаков некоего мерцающего сумрачного перелома, все более явственный запах приближающегося совершенно иного будущего… Всегда в эпицентре переломных эпох самым острым, самым мучительным становился вопрос о конечной ценности личностной жизни, о смысле индивидуальной жизни человека вообще.

Тревога вечная мне не дает вздохнуть,

От стонов горестных моя устала грудь,

Зачем пришел я в мир, раз - без меня, со мной ли -

Всё так же он вершит свой непонятный путь?

То, что формирует культуры, искусство, идеологии, в конечном счете грамматические структуры языков - огромное, привычное и комфортное панно, объясняющее индивидам: зачем нужно жить. Эту грандиозную картину из неисчислимого количества слов и символов постоянно берегут, обновляют, лелеют, чтобы обмануть, заретушировать, скрыть от личности эту поразительную пустоту, которая угрожающе таится за такими обычными словами "смерть всегда тебя ждет".

Один из величайших русских умов ХХ века П.Д.Успенский писал в своем "Tertium organum": "Очень многие люди думают, что основные вопросы жизни абсолютно неразрешимы, что человечество никогда не узнает, зачем и к чему оно стремится, для чего страдает, куда идет. Поднимать эти вопросы считается даже неприличным. Полагается жить "так", "просто жить". Люди отчаялись найти ответы на эти вопросы и махнули на них рукой.

В действительности эту безнадежность мы ощущаем только тогда, когда начинаем считать человека чем-то "конечным", законченным, не видим ничего дальше человека. В таком виде вопрос на самом деле безнадежен. От всех социальных теорий, обещающих нам неисчислимые блага на земле, веет холодом, и остается чувство неудовлетворенности и неприятный отвкус.

- Зачем? К чему всё это? Ну, все будут сыты. - Прекрасно. А дальше?

Конечно, пока человечество не освободится от голода и нужды, пока рядом с роскошными дворцами и комфортабельными домами будут вонючие и грязные трущобы, пока рядом с нами люди будут топиться и вешаться от голода и отчаяния, мы не имеем права говорить ни о культуре, ни о цивилизации.

Но допустим, что ничего этого больше нет…Никто больше не душит никого. Все могут жить и дышать. Ну а дальше?

Дальше несколько трескучих фраз о "невероятных горизонтах", открывающихся перед наукой. - "Сообщение с планетой Марс", "химическое приготовление протоплазмы", "утилизация вращения земли вокруг солнца", "сыворотки от всех болезней", "жизнь до ста лет", - дальше, может быть, "искусственное приготовление людей", - но дальше уже фантазия истощается. Можно еще прорыть насквозь земной шар. Но это уже будет совершенно бесполезно.

Вот тут и приходит ощущение неразрешимости и безнадежности.

В самом деле, ну прорыли земной шар, а дальше? В другом направлении рыть?".

Конвенциональная картина мира хранит и воспроизводит комбинации неких событий, неких фактов, неких идей и представлений, неких имен, не потому что это соответствует неведомой и непонятной истине, а потому что какая-то определенная группа (политиков, идеологов, ученых, религиозных деятелей и т.д.) так когда-то договорилась и так когда-то решила.

Главная, хитроумная, цель заключается в том, чтобы личность могла в переплетениях паутины этой странной картины найти смысл собственного индивидуального существования, не связывая его с феноменом неизбежной личностной смерти. Но очень часто это просто не получается, особенно в периоды катастроф, когда трескаются, рушатся вдребезги с пылью, взвизгами, стонами и обильной кровью идеологические небоскребы, культурные и мифологические космосы…

Сто лет тому назад страна, не осознавая этого, обреченно шла к своей Голгофе, а странный русский мыслитель В.В.Розанов искренне и сумрачно писал о своем, личном: "Вот и совсем прошла жизнь…Остались немногие хмурые годы, старые, тоскливые, ненужные… Как все становится не нужно. Это главное ощущение старости. Особенно - вещи, предметы: одежда, мебель, обстановка.

Каков же итог жизни? Ужасно мало смысла…".

НЫНЕШНЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО обладает весьма удивительной на первый взгляд особенностью. Оно пронизано, пропитано, переполнено каким-то навязчивым, всеохватывающим стремлением сбежать, отгородиться, отдалиться от образа ненавистной и страшной идеи личностной смерти. "Смерти я совершенно не могу перенести. Не странно ли прожить жизнь так, как бы ее и не существовало…Между тем я так относился к ней, как бы никто и ничто не должен был умереть. Как бы смерти не было…". Это опять В.В.Розанов.

Наука, культура, формы образования и стили мышления, политические и идеологические системы и т.д. словно бы сговорились в своем единодушном стремлении принизить, отвергнуть, опровергнуть, исказить смерть как совершенно особое явление, а точнее, смысл и значение смерти как феномена, предельно важного и особого для человека и человечества.

- Но ведь это совершенно не так, - отвечает Хуан Матус, герой Карлоса Кастанеды:

"Величайший недостаток, о котором я говорю, это нечто такое, о чем ты должен помнить каждую секунду своего существования…Мы - существа, направляющиеся к смерти. Мы не бессмертны. Но мы ведем себя так, как если бы были таковыми. Это недостаток, унижающий нас как личности, и когда-нибудь он унизит нас как вид…

Единственный способ ухватиться за ткань нашего мира и за то, что мы делаем в нем, - это полностью принять тот факт, что мы существа, которые находятся на пути к смерти. Без приятия этого обязательного условия наши жизни, поступки, да и сам мир, в котором мы живем, - все это будет безнадежным делом…Мысль о смерти является самой отрезвляющей мыслью в мире…Вести себя так, словно мы вовсе не собираемся умирать, - ребячья дерзость. Но самым вредоносным является то, что приходит с этим чувством бессмертия, - кажущаяся способность поглотить всю непостижимую Вселенную своим разумом".

Суть смерти в т.н. "экономически развитых социумах", там, где окончательно и бесповоротно преодолена и разгромлена традиция, словно напрочь отделена от смысла жизни. Куда ни глянешь, везде одна и та же бесконечная, скучная, однообразная картинка: на фоне помпезной, суетливой, постоянно куда-то спешащей, брызгающей разноцветным и несуразным оптимизмом жизни словно плоская, невзрачная, почти случайная смерть оказывается почти на задворках. Значение личностной смерти оказывается неважным, тривиальным, никому не нужным. Смерть постоянно, настойчиво, через миллионы и миллиарды образцов представляется как некая серая повседневность, банальность, заурядность. И даже если неожиданно смерти вдруг начинают уделять неожиданно сочные и необычайные краски, то только с одной целью - еще более выпукло, ярко, жирно, аппетитно выразить, продемонстрировать господствующий, безусловный приоритет жизни, которая словно бы победила, сокрушила, окончательно преодолела свой антипод. Современные люди должны торопиться жить, должны наслаждаться жизнью, запрограммированно отбрасывая всякие мысли о следующей, которая может оказаться последней, минуте, часе, дне.

Не одерживал смертный над небом побед,

Всех подряд пожирает земля-людоед.

Ты пока еще цел? И бахвалишься этим?

Погоди: попадешь муравьям на обед!

Т. Лобсанг Рампа, один из наиболее проникновенных тибетских мыслителей ХХ века, писал о постоянной, неразрывной и вдохновляющей взаимосвязи личностного осознания жизни и смерти:

"Люди настолько поглощены своими мелкими мыслями, что у них нет времени интересоваться Великой Жизнью. Они беспокоятся о повышении зарплаты, о стоимости жизни, о том, что думают соседи, о телепрограмме, у них нет времени на действительно дела. …Не забывайте, что вы ничего не унесете с собой в потусторонний мир, что "ни один саван не имеет карманов", но все люди в будущей жизни получат то, что заслужили в настоящей. Для этого мы находимся на земле. Живые существа приходят сюда учиться (не через книги или интернет, посредством испытаний и переживания жизни. - Ш.С.). Если бы им нечему было учиться, они попали бы в другие миры, в лучшие… И если вы хотите унести с собой после земной смерти ценные знания, то должны уже сегодня готовиться к этому…

Мы постоянно должны поддерживать свое внутреннее спокойствие и не забывать, что всякие пустяки не будут нам нужны, когда мы покинем этот мир… Следовательно, надо заниматься лишь тем, что не будет отнято, что нам действительно принадлежит, - знания…

Мы можем спрашивать: зачем мы приходим на эту Землю? Затем, чтобы здесь умереть, но смерть и страдание нас воспитывают. Никто не испытал большего страдания, чем нужно для его духовного улучшения…

К несчастью, в торговом мире ценность человека измеряется его счетом в банке и применением этих денег… Но вне этого мира ложных ценностей богатство ничего не значит, мы должны постоянно повторять это своему подсознанию, никто никогда не мог унести с собой ни монеты, ни булавки, ни сожженной спички по ту сторону Реки Смерти".

КТО-ТО СКАЗАЛ, что нынешнее человечество - цивилизация кали-юги?.. Черная юга - это угасающий танец хрупкой, обезумевшей жизни на утлом корабле, плывущем по мрачному вселенскому океану смерти. Смерть - это неотъемлемая и самая странная часть смысла жизни. А может быть, смерть глубинная суть жизни?.. А, возможно, все наоборот: жизнь - это всего лишь некий аспект смерти? Смерть - необычайный и непредсказуемый прыжок через пустоту как поразительную пропасть, а жизнь - всего лишь разбег, удачный или неудачный, перед этой попыткой?.. А, может быть, мы и проживаем свою жизнь, чтобы только для себя найти "как" умереть?.. Может быть, эта жизнь на земном плане нужна только для того, чтобы определить, найти, сформировать, развить некие свои личностные качества, некие особенности, которые необходимы, чтобы преодолеть эту пропасть?

Все предыдущие цивилизации, все великие религии исходили из того, что суть жизни, без раскрытия смысла смерти, всегда остается неразрешимой тайной. Вот почему более двух тысяч лет назад сумрачный даос Ян Чжу и говорил, вроде бы сомневаясь и одновременно не сомневаясь: ""Смерть и жизнь подобны возвращению и отправлению. Откуда мне знать, что, умерев в этом случае, не родишься в другом случае? Ведь я знаю только, что они, жизнь и смерть, не походят друг на друга. Откуда мне знать, не заблуждается ли тот, кто добивается жизни? Откуда мне также знать, не будет ли моя нынешняя смерть лучше, чем прошедшая жизнь?"

Мужи, чьей мудростью был этот мир пленен,

В которых светочей познанья видел он,

Дороги не нашли из этой ночи темной,

Посуесловили и погрузились в сон.

В нынешнем мире людей смерть присутствует в высоком и обычном искусстве, в бесконечных информационных потоках интернета и СМИ, белой, серой и черной пропаганде, культуре и контркультуре, официальной, неофициальной и подпольной идеологии. Но, в конечном счете, феномен смерти фиксируется, рассматривается, анализируется, обсуждается, учитывается как в общем что-то достаточно случайное, мелкое, малозначимое и в целом даже досадное на фоне "эволюции, постоянного прогресса, развития человечества, цивилизации, культуры, нации, государства, страны, идеологии, класса, этноса" и т.д.

"Хотя смерть и неизбежна, она, тем не менее, по сравнению с великой ценностью жизни, банальна, а потому и второстепенна", - вот каждодневный лозунг этого социума.

Но еще более трагично то, что смерть человека перестает быть, прежде всего, личностным феноменом, то есть тем, что ощущается как глубоко и закономерно присущее индивиду, встроенное в суть его жизни как неповторимой уникальности. Выражение "Попробуй, отними у меня мою жизнь" в современном обществе, с его развитой культурой насилия, не имеет никакого смысла. Но вызов "Попробуй, отними у меня мою смерть", в гораздо большей степени выражает действительную уникальность индивидуального сознания и для самой личности и для окружающего социума. И только потом, после этого и возможно осознание индивидуального потока жизни как развертывание личностной тотальности.

Важнейшим компонентом сознания действительно целостной личности является ясное и четкое переживание безусловной неизбежности собственной смерти. Именно неповторимость, уникальность осознания своей неизбежной индивидуальной смерти делает индивида по-настоящему уникальной личностью и, как это ни парадоксально, счастливой.

Теофраст Парацельс писал: "солдат, переевший и перепивший, должен почитаться такой же скотиной, как и свинья, ибо оба они не ведают часа смерти своей или же как скоро их убьют". А вспомните Льва Толстого: "Счастлив человек, который знает день своей смерти". Увидеть грандиозный и неповторимый закат, ощутить этот величайший день (а, если подумать, разве есть нечто более великое?) можно, если нет трусливой и ложной убежденности в тривиальности смерти, если человек в своем осознании не отчужден от своей неповторимой смерти, если смерть для личности всегда присутствует как вызов, испытание и возможность.

Нельзя быть трусом перед лицом неизбежности смерти, но необходимо испытывать великое, благоговейное уважение к личности собственной смерти. Ибо только смерть и есть переход к надличностной Неизвестности и даже к Непознаваемому.

Никогда смерть не являлась и не является для конкретного человека формальностью: абстрактной смерти просто нет. Вот опять Розанов. "Почему я так не могу перенести смерти?… Цари умирали. Умер Александр III. Почему же я не могу перенести? Не знаю. Но не могу перенести. "Я умру" - это вовсе не то, что "он умрет".

Смерть абсолютно конкретна, смерть - это воплощение, символ предельной конкретности. "Когда я умираю, именно я и только я в этот миг умираю со всем своим миром, со всей своей вселенной, со своим прошлым и будущим".

КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК, кем бы он ни был: богатым или бедным, умным или глупым, королем или прокаженным изгоем, верующим или язычником, - должен будет встретить свою смерть и умереть. Это безусловный, непреклонный, величайший закон, который никто и никогда не может отменить или изменить. И каждый обязательно встретит свою смерть и умрет. А потом пройдет какое-то время, и след пребывания человека полностью и окончательно сотрется с лица Земли. Это относится ко всем без исключения.

Я помню о своих дедушках и бабушках, я что-то знаю о некоторых своих прабабушках и прадедушках, других своих ушедших родственниках, но я практически ничего не помню или не знаю о своих предках, которые жили, например, всего лишь двести лет назад. И я ничего не знаю о тех своих далеких родственниках-землепашцах, которые жили триста лет назад. Даже следов их имен.

Но даже то, что, как представляется, я знаю о своих предшественниках, если подумать, всего лишь бессмыслица самомнения. На самом деле то, что мне кажется, я знаю о своих предках, это всего лишь отрывочные, сумбурные воспоминания о некоторых сохранившихся в моей памяти случайных событиях их жизни. Эти воспоминания скорее говорят не о моих ушедших навсегда родственниках, а обо мне, о качествах, особенностях моей памяти и моего характера. Я помню не о моих непосредственных родственниках, моих предках как таковых. В лучшем случае в моей памяти сохраняются только некоторые факты их жизни, чаще всего приукрашенные и связанные, прямо или опосредованно, со мной лично, с моим ощущением собственной важности.

То же самое будет и со мной. Непреклонный, железный закон на то и закон, что не знает никаких исключений. Я уйду навсегда с этого земного плана, когда повстречаюсь со своей смертью. Я уверен, что мои дети, возможно, будут помнить обо мне. Может быть, мои внуки и правнуки будут изредка вспоминать какие-то необычайные или курьезные факты моей жизни. Но это в лучшем случае. А потом все окончательно исчезнет.

Последний пророк человечества однажды сказал: "Абу Хурайра, хочешь, я покажу тебе земную жизнь?" Тот ответил: "Да, о Посланник Аллаха". Тогда он взял его за руку и пошел, пока не остановился у помойной ямы, где были головы людей, остатки гнилых костей и лохмотья, испачканные нечистотами. И он сказал: "О Абу Хурайра, эти человеческие головы, которые ты видишь, были, как ваши головы, полны стремлений и стараний в собирании благ земной жизни. И они молили о долгой жизни так же, как молите вы, и так же, как и вы, усердствовали в накоплении богатства и в строительстве земной жизни, а сегодня, как ты видишь, кости их сгнили и тела их истлели. А это - лохмотья одежд, которыми они украшали себя. Сегодня ветер швырнул их в нечистоты. А это - кости их животных, на спинах которых они ездили по странам земным. А эти помои - их вкусная еда, ради получения которой они ухищрялись, вырывая её друг у друга. Теперь её выкинули таким позорным образом, и никто не может оставаться рядом с ней из-за ее зловония. Это - итог дел земной жизни, как ты видишь".

Люди современной "высокоразвитой" цивилизации похожи на жестко запрограммированные автоматы, действующие в условиях тотальной регламентации всего и вся. Абсолютное большинство из них предсказуемы: их жизни, их поведение, мысли. И для этого не нужны выдающиеся способности. Одномерная жизнь одномерного человека одномерного человечества. Все просчитывается и все моделируется. Автоматизация производства, автоматизация потребления, автоматизация мышления, коммуникаций, личностного поведения, социальной и политической деятельности распространяется и на смерть.

"Каждый по-своему встречает свою смерть?!" - "Нет, - говорит эта цивилизация массового производства и массового потребления,- регламентированная, автоматизированная жизнь требует такой же регламентации и автоматизма смерти. Смерть, хотите вы или не хотите, это тоже системный компонент массового производства и массового потребления. Смерть не должна быть личностной тайной, не должна быть выбивающимся за рамки вызовом, не должна быть удивительной, страшной, чудесной, непредсказуемой. В нашем одномерном мире, где господствует плоская определенность, или, по крайней мере, постоянное стремление к определенности предметов и вещей смерть, не может и не должна быть символом иррационального страха перед неизвестным. Смерть в нашем мире должна быть тривиальной, предсказуемой, не страшной и, в общем, бессмысленной".

НЫНЕШНИЙ СОЦИУМ, где господствуют вещи, где и сами люди - всего лишь говорящие и потребляющие вещи, человек-автомат неизбежно должен безостановочно, постоянно, не останавливаясь, бежать от самой мысли о неминуемости и неизбежности личностной смерти.

Каждая материальная вещь, включая информационные образы, в принципе в этом обществе может стать и становится для кого-то божеством, кумиром. Этой вещи будут поклоняться, о ней будут постоянно думать, ее будут постоянно искать, лелеять и холить, она будет незримо или открыто господствовать в сознании и в мышлении.

Обладание вещью или неким множеством вещей, постоянное потребление вещей символизирует в этой цивилизации иллюзорную победу над временем. Новый автомобиль, новый компьютер, новый телефон - это все большая и большая скорость, это образ авангардного продукта, предназначенного только для продвинутых, это принадлежность к некой группе, которая обогнала других…

Иллюзорная победа над временем - это иллюзия победы над смертью. Новый, тотальный миф постоянно строится, конструируется и переформатируется, исходя из того, что мир вещей нескончаем и безграничен. А личностное обладание этими вещами означает вступление, интеграцию, погружение в бессмертный мир вещей.

Реальная, личностная смерть есть вечная загадка - вызов этому преходящему вещному миру, ибо смерть безжалостно взрывает иллюзию "бессмертия потребления". Человек умер в результате рака или инсульта, и все: вдруг сразу куда-то исчезли, пропали роскошные автомобили, дачи, заграничные дома, спрятанные где-то миллионы и миллиарды, бриллианты и картины… Смысл всего этого, ради чего были отданы годы единственной, неповторимой, уникальной жизни, вдруг испарился. Да, вдруг был, и внезапно совершенно исчез. Осталась только бессмысленная, давящая со всех сторон серость - тёмная, равнодушная, постепенно всё проглатывающая…

Для мира вещей личностная смерть - величайший и непреодолимый ужас, не потому, что со смертью все заканчивается, а потому что все заканчивается безвозвратно. Поэтому осознание неизбежности личностной смерти - это основной и конечный враг этого общества. Ведь именно смерть одинокого индивида спокойно и безупречно демонстрирует бессмысленность такой жизни - жизни вещи, потребляющей вещи.

Цивилизация массового производства и массового потребления, массового автоматического мышления и массового автоматического поведения, массовой определенности и массового однотипного бессознательного не приемлет непознаваемого, тайны, действительного религиозного сознания, Бога. Естественно, стандартизированная религия как массовый ритуал и массовая организация, как интегрированный в массовое общество институт управления массовым сознанием приветствуется и поощряется, но в строго отведенной ей нише. Основная цель и задача такой религии автоматического ритуала в любой стране массового потребления - имитировать рост так называемой духовности в массовых моделях мышления и поведения.

Нынешний мир людей-вещей - это еще и языческий культ т.н. рациональности, т.н. рационального или естественно-научного мышления, т.н. рационального поведения. Этот мир не может существовать без т.н. рациональной науки, потерявшей остатки каких-либо нравственных критериев и моральных оснований, культуры и идеологии, которые служат не обществу, а только лишь обслуживают экономический способ воспроизводства.

Если смысл нынешней жизни - бесконечное потребление вещей, то суть личностной смерти, отрицающей такое потребление, абсолютно противостоит такой иллюзорной жизни.

В мире временном, сущность которого - тлен,

Не сдавайся вещам несущественным в плен,

Сущим в мире считай только дух вездесущий,

Чуждый всяких вещественных перемен.

Естественно, что современное общество массового потребления и автоматизированного сознания является глубоко языческим. Причем языческое оно в гораздо большей степени, чем примитивные языческие культуры, обожествляющие ограниченное количество предметов. В современном же человеческом обществе каждый предмет, каждая вещь, предназначенная для потребления, может стать специфическим идолом, а, следовательно, превратиться в особый объект поклонения, то есть сознательно или бессознательно обожествляться.

Глубоко языческим является и сознание членов потребительской цивилизации. Для каждого индивида-потребителя одновременно существуют десятки, сотни, тысячи кумиров, идолов, божеств. Казалось бы, ну и что тут особого трагического, если человек заявляет, что он, тем не менее, верит в Бога? Однако потребительское многобожие драматическим образом раскалывает потенциальную целостность личности. Ибо только целостный индивид обладает потенциалом веры в Бога. Если человек только может утверждать, что он верит в Бога, то на самом деле он уже в принципе не обладает способностью верить во Всевышнего.

Окончание следует

Андрей Смирнов МЕГАМАШИНА

Австрийский политик, лидер партии "Союз за будущее Австрии" Йорг Хайдер погиб полторы недели назад, но всё это время его личность и подробности гибели являются предметом живейшего общественного интереса. В русском сегменте Живого Журнала обсуждение смерти Хайдера несколько дней было в топе. Либералы привычно хамили вослед погибшему, националисты выражали скорбь: "Когда в 2002 году я начал создавать ДПНИ, ушедший сегодня из мира людей Йорг Хайдер был для меня примером… Когда узнал - как будто старшего друга потерял…", - обмолвился один из отцов-основателей Движения против нелегальной иммиграции.

Хайдер погиб в результате дорожно-транспортной аварии, его служебный автомобиль вылетел с трассы и несколько раз перевернулся. Официально политик возвращался из ночного клуба в изрядном подпитии - содержание алкоголя в крови в три раза превышало норму.

Но такая версия откровенно не устроила как его сторонников в Австрии, так и симпатизантов по миру. Хайдер погибает после очередных успешных для себя выборов, на которых вновь активно заявляет о себе. И это после того, как его политическую карьеру неоднократно и с облегчением похоронили официозные СМИ. В любом случае Хайдер пополнил ряд странных автокатастроф, в которых гибли правые деятели - культ скинхедов Ян Стюарт, польский музыкант Мариуш Щерский, лидер сербского патриотического движения "Образ" Небойша Крстич.

Почему же политик небольшой европейской страны, пусть и добивающийся регулярных успехов, вызывал такой шквал комментариев?

Казалось, Хайдер был соткан из противоречий. Он одновременно мог выступить за присоединение Австрии к НАТО и против Евросоюза, "атаковал" иммигрантов - выходцев с юга и востока и высказывался в поддержку арабских стран.

Хайдер не боялся вынести на поверхность "неполиткорректное", сказать то, о чём думает большинство, но боится публично признаться. Так во Франции "в приличном обществе" не терпят Ле Пена. Да и в России есть немало граждан, что резко обличают националистов, при этом кулуарно позволяют себе такие высказывания, на фоне которых любые выступления того же ДПНИ выглядят инициативами центристов.

Хайдер подарил миру новый образ националистов. Оказалось, что апеллировать к национальным идеалам не обязательно в мундире, сурово взирая с плакатов или предвыборных роликов, таким политиком вполне может быть спортивный улыбчивый джентльмен в белом костюме и модном галстуке.

Хайдер стал видимой альтернативой системе. Пусть непоследовательным, и в значительной степени сражающимся со следствиями, а не с причинами проблем. Он умело собирал любой протестный электорат. Знаменитый прорыв рубежа веков ему обеспечили совсем не аутсайдеры и отщепенцы: 33% - предприниматели, а также лица свободных профессий - адвокаты, налоговые консультанты, архитекторы; 47% - промышленные рабочие, "аристократия" австрийской экономики.

Прекрасно суммировал заслуги Хайдера один русский наблюдатель:

"Все без исключения европейские лидеры после Черчилля были скучными серыми бюрократами, эдакими "молчалиными", чьи "умеренность и аккуратность" позволили им взобраться на верхушку партийной лестницы. Они обходили острые углы, как огня боялись критики со стороны "прогрессивной общественности" и все больше отдалялись от народа. Вавилонская башня в Брюсселе, называемая Европейским союзом, в которой народ вообще не имеет права голоса (последний пример с референдумом по Лиссабонскому договору это показал) именно их рук дело.

Хайдер был совершенно другим. Он был молод, задорен, не боялся делать провокационные заявления и злить тем самым всемирное сообщество "прогрессистов… Он смог канализировать недовольство самых избирателей текущим положением вещей - и преуспел. Результаты выборов 1999 года стали крушением австрийской "мертвой" политической системы, в которой - как бы не закончились выборы - правящими партиями всегда оставались создававшие "большую коалицию" консерваторы и социалисты.

Еще одним важнейшим достижением Хайдера стало то, что он смог сделать демократию оружием и повернуть ее против либерализма, выродившегося и превратившегося в несмешную пародию на самого себя. Брюссельские бюрократы пытались, конечно, объявить "неонацистской" Австрии бойкот, но вскоре признали свое поражение: пусть Хайдер и уехал из Вены обратно в Каринтию, но правительство осталось правым…

Ну и самое интересное во всей этой истории то, насколько быстро партии "мейнстрима" восприняли лозунги, которые они же сами раньше называли "ксенофобскими". Ну а это означало окончательную легализацию правого дискурса в политической жизни. И Йорг Хайдер сыграл в этом не последнюю роль" (n-subbotin.livejournal.com).

Хайдер продемонстрировал, что глобалистский капкан не абсолютен, параллельно политическому мейнстриму действуют силы, взгляды на мир которых далеки от привычных западных стереотипов. Зачастую именно они готовы к настоящему диалогу с Россией. Так позиция европейских ультраправых в отношении последнего конфликта на Кавказе войны в подавляющем большинстве откровенно оппонировала правительствам своих стран.

Нет, Европа ещё не сказала своего последнего слова…

Валерий Новицкий ПАЛОМНИК

Пустился я в это необычное для меня путешествие без попутчиков, на пригородной электричке, с рюкзаком за плечами.

Как только переступил порог паломнического корпуса в монастыре, услышал вразумление монаха-гостиничного: "Православному всегда должно помнить, что такое путешествие, как у тебя, не ознакомительное, что основная цель его - покаяние, молитва и причащение". От этих его слов я немного растерялся, так как поверхностно владел церковной терминологией и не улавливал глубинные её смыслы. Затем отец Федор благословил меня начать "покаяние" с ежедневного раннего подъёма, посещения храма и труда в поте лица своего.

Ровно в пять утра всех разбудил звонок и голос гостиничного: "Вы что, спать сюда приехали?!" Паломники тотчас вскакивали, словно от удара кнута. Перед завтраком совершался обряд чтения по молитвослову. Я не принимал участия в чтении. Мой сосед по трапезе настаивал, чтобы я приобрел в "лавке" молитвослов и совершал молебен, как того требует устав. Он не знал, какая борьба идет во мне: к искреннему чтению я не готов, а механическое исполнение обряда было мне противно. Я наблюдал за этим паломником в храме: как он истово крестится, как припадает к руке монаха, как опускается на колени перед Чудотворным Образом иконы Божией Матери "Неупиваемая чаша". Поведение остальных моих товарищей было не столь эмоциональным. А вот хоровое пение монахов, переходящее в речитатив, невольно, будто порыв ветра, призывало всех присутствующих осенять себя крестным знамением и совершать поклоны.

Только я оставался невозмутим и неподвижен, словно истукан. Меня смущал сам факт моего присутствия на литургиях. Положа руку на сердце, честно признаюсь, я не умел "по-настоящему" креститься, не мог постичь глубинный смысл молитвы и креста как символ веры. Если прежде мне случалось заглянуть в церковь, то я, чтобы не выглядеть чужаком, в подражание молящимся, также осенял себя крестным знамением. Но здесь почему-то рука не поднималась…

Перед сном в гостинице я решил поделиться с соседом, тем самым неистовым молельщиком перед "Неупиваемой чашей", теорией "условных рефлексов", которые, по моему мнению, объясняли ритуал молитвы с научной точки зрения. О моем "вольнодумстве" он тотчас доложил гостиничному. И утром отец Феодор громко изрек при виде меня: "Не хватало нам тут еще гастролеров!"

Затем, узнав, что я работал учителем, тот же ревностный почитатель Неупиваемой чаши стал, без всякого повода, задираться и приставать с вопросами: "Учитель! На кой тебе притворяться паломником? Ты презираешь нашу веру. Молиться не умеешь и не хочешь…"

Всё то время, пока мы, вцепившись в рукояти носилок, перетаскивали строительный материал, он, не переставая, "просвещал" и воспитывал меня. Я злился. Подметив неисправимый дефект в его школьном обучении, мысленно упрекал: "Сперва научись правильно говорить, страдалец!"

Потом, из бесед с моим коллегой по носилкам я узнал, что все эти "трудники", которых приютил монастырь, отягчены разными недугами. Тут было всех тварей по паре: и алкаши, и психи, и просто неудачники по жизни. Он их жалел, и обвинял во всём школу, учителей. Школа, мол, уродует личность ребенка! Я, говорит, сам через это прошел. Втемяшилось в его сознание, как учитель физики за компанию с учителем по биологии "вылакали" содержимое банки, в которой были заспиртованы лягушки. С той минуты, как он узнал об этом, его и начали одолевать бесы. Ни с того, ни с сего появилась тяга к спиртному. А ведь ни мать, ни отец в рот не брали… И если бы не этот монастырь, не молитвы пред "Неупиваемой чашей", то давно бы он сгорел…

Или вдруг он начал заводиться: "Ты что, учитель, святой? Безгрешный? Никакого чувства вины за искалеченные души детей у тебя нет? Или сам боишься в этом признаться? Отвечай: зачем ты здесь, с какой целью примотал в монастырь?"

Я молчал. Тогда он швырнул оземь носилки и зашагал прочь.

Я долго ждал горячего напарника. Искренне сочувствовал его недугу. Но не дождался. Некоторое время спустя мне сообщили, что он покинул обитель.

Остаток дня провел я в смятении. Неожиданное бегство паломника вызвало сперва чувство растерянности, сознание бессмысленности дальнейшего пребывания в монастыре. Мелькнула, было, мысль тоже тайно бежать вслед за напарником. Но паспорт мой, как и всей нашей паломнической братии, держал у себя гостиничный. Я стеснялся его осуждения, не хотелось выслушивать упреки по поводу моего слабодушия и уклонения от таинства причащения через труд, через страдания и молитвы.

Внешне всё оставалось без изменений. Паломники, будто пчелы, облепившие сердцевину цветка, возились на своих рабочих участках. Не тратили время на праздные разговоры. Это были воистину "трудники". Только я один неприкаянно слонялся по территории, изредка вслушиваясь в разговоры. Из их слов я заключил, что на этом месте еще недавно можно было увидеть обшарпанные стены, разрушенную кладку приземистых башен, возведенных в Средние века. Десятилетия здесь царили запустение и безлюдье. Чудесным образом сохранился лишь остов храма. Но благодаря подвижническому труду монахов и паломников обитель возродили, дух Православия оживил ее благодатной силой. Колокольный звон стал разноситься далеко окрест…

За время моего пребывания в этой обители я ни разу не видел курящих, не слышал бранных слов. И уже на второй день стал ловить себя на мысли, что здесь мне гораздо вольготней, нежели в мирской жизни, за пределами этих стен со сторожевыми башнями и бойницами. В то же время ощущение какой-то тревоги час за часом усиливалось и делало меня жалким, беспомощным перед самим собой. Стараясь избавиться от этого чувства, я усилием воли решительно пресек нытье, и тут ноги мои сами понесли меня по каменным ступеням в храм. Благо, он не был заперт, и, не колеблясь, я вошёл под его своды, будто на какой-то зов. На этот раз мне открылось всё благолепие внутреннего убранства: прекрасная роспись стен, иконостас, богатая церковная утварь. Чудотворная икона Божией Матери с укоризной смотрела на меня. Или мне это померещилось?

В оставшиеся мгновения уходящего дня ничего значительного со мной не случилось, кроме одного: я купил молитвослов! Поужинав и совершив молитвенный обряд, паломники, умаявшись за день, быстро уснули. А я бодрствовал: лежал с молитвословом в руке с открытыми глазами и пытался определить свое "место" в этом ряду "алкашей", "психов" и "неудачников". "Каждый со своей болью. А я к ним свысока!" - с горечью подумал я. "Если я здесь, то должно быть что-то общее у меня с ними. Но о какой своей боли я могу поведать им, смело отдавшим себя во власть абстрактного Бога и не смыслящим в тоже время глубинных речений в молитвослове? Разве можно доверить свое сердце этим горемыкам или тому же грубоватому отцу Феодору? Одна мысль об этом унижает меня, оскорбляет мое достоинство. Или я не прав?"

Я повернулся на бок, желая поскорее уснуть. Кровать, на которой еще прошлой ночью спал мой напарник по носилкам, была пуста, и я вдруг почему-то с теплотой подумал о несчастном человеке, измученном своим недугом. "А может, я такой же, как и он, как все они, давным-давно "странник"? - вдруг зацепила меня догадка. В школе, перед своими учениками, я кажусь себе чистым, безгрешным. Но как только остаюсь наедине с собой, то начинаю по-интеллигентски рефлексировать, изводить себя собственным несовершенством. Но это быстро проходит, потому что время не ждёт, и ты с головой погружаешься в поурочные планы, в работу… Но вот я здесь. Почему?"

Перебирая в уме звенья в цепи событий, некогда пережитых мной, я задержался на одном. После окончания института меня распределили в сельскую школу. В учительской то и дело слышалось слово "дозировка". На языке тамошних методистов это был принцип ведения урока, не позволявший расслабиться ни учителю, ни ученикам. Поурочный план должен быть расписан по минутам: от приветствия, стоя навытяжку, в момент появления учителя в классе, и до заключительной части урока. Записав домашнее задание, таким же манером, как и в начале урока, стоя навытяжку, ученики приветствовали его окончание. Учитель, сопровождаемый гробовым молчанием, с сознанием исполненного долга, покидал класс. Урок был разбит на "этапы", каждый из которых строго соблюдался учителем: ровно полторы минуты на приведение в "рабочий" порядок своего "места", ровно столько-то минут на опрос учащихся и на объяснение нового материала, пять минут на закрепление, две минуты на запись в дневники. Итого, сорок четыре минуты! И еще минута на ожидание учащимися звонка, сидя в позе сфинкса: выпрямив спину, положив руки на парту и не спуская с учителя глаз.

Такая система занятий курировалась не столько работниками отдела народного образования района, сколько самой администрацией школы. Особенно усердствовала директриса, женщина весьма энергичная, как говорили про нее, "с огоньком". Она еще более "углубила" метод "дозировки", требуя представлять ей лично на проверку планы ведения уроков - до их начала. Если учитель не соблюдал временных рамок "этапов", то он получал "строгача" с занесением в протокол заседания педсовета.

В школе был "некомплект" учителей. Меня сразу "догрузили"… Никого не волновало, что по другим предметам, кроме своего, я был абсолютный профан. Главное - составлять поурочные планы и блюсти "дозировку"!

И здесь, в монастыре, мне впервые в жизни стало нестерпимо стыдно за всё это.

А прошлое не отпускало.

Тогда в сельской школе меня поставили на квартиру к одинокой старушке, на самом краю деревни. Уходил я в школу рано, к первому звонку, и возвращался далеко за полдень, весь "выжатый", уставший от чехарды "дозировок". До полуночи я едва успевал набросать очередные поурочные планы. А тут еще повадились к хозяйке какие-то странники. Эти люди на пути в единственную на сотни километров церковь оставались у неё ночевать и шли дальше. Возвращаясь, опять ночью или рано утром, стучали в дверь либо в оконную раму. Попив чайку, громко разговаривали, забравшись на полати. Я не высыпался, и выхода из создавшейся ситуации не видел. На моё замечание по поводу бесцеремонного вторжения странников в избу, хозяйка, не подозревая ничего худого, просто, не отводя глаза, объяснила: "Изба-то крайняя: чуть что - стучатся". Для неё это было делом привычным, и по-другому быть не могло. А я решил бороться. Посадив напротив себя старушку и глядя на неё в упор, объяснил, дескать, я учитель! У-чи-тель!

Господи, как стыдно мне было сейчас, в монастыре, вспоминать об этом.

А тогда моя воспитательная беседа с хозяйкой возымела действие. Непрошеных гостей будто ветром сдуло. Старушка не роптала на мою строгость. Напротив, моя решимость и заявленное право на жилищные удобства она восприняла как непререкаемую волю "начальника". Я так и думал: "Моя учительская миссия важнее сумасбродства каких-то бродяг!". Хотя где-то в подсознании всё ощутимей скребла мысль: подыскать другое жилище. Что-то стало мешать мне жить там. И я бы, наверное, ушел, если бы не слова хозяйки: "Уйдешь - во всю печку буду реветь и помру!"

Теперь-то я понял, что меня удерживало в её домике. Единство веры. В этом же заключалась и причина моего стыда перед ней, пронесенного через всю жизнь и разгоревшегося здесь, в монастыре, с особой силой…

"Вот ведь куда меня занесло!" - раз за разом думал я, оглядывая двухъярусные кровати со спящими на них паломниками. Конечно же, все мы грешные. И я в своих грехах просто могу сбиться со счёта: "дозировки", "опорные сигналы", теории "погружения", "педагогического сотрудничества"…

Чем чернее становилась ночь за окнами монастыря, тем острее ощущал я свою никчемность, беспомощность как "сеятеля" доброго, разумного, вечного.

Вспомнился жуткий случай. Однажды в нашей школе выяснилось, что ученица седьмого класса не умеет читать. Как могло случиться, что за семь лет никто из учителей ни разу не спохватился, не научил ту девочку элементарным навыкам чтения? Вызвали подружек, и те, не таясь, признались, как им удавалось обманывать. Готовясь к урокам, одна вслух читала, а та, другая, - запоминала. "И вы столько лет нас за нос водили? - всполошились учительницы…

Вот вам и высоконаучные "дозировки".

К утру меня сморил сон. И кажется, в тот же миг раздался крик гостиничного отца Федора: "Спать сюда приехали?!" Мы вскочили с кроватей и бросились к умывальникам…

В это утро на службе монахи, казалось мне, пели чересчур грозно, сурово. В длинных черных рясах, бородатые, все, как один, были стройные и подтянутые. Голоса их разливались вширь и ввысь.

Словно завороженный, я не спускал глаз с иконы "Неупиваемая чаша". И как только смолкло хоровое пение, произошло чудо: на иконе начали проступать черты лица подростка, той самой ученицы, которую не научили чтению. Меня поразили ее глаза, печальные, с угасающим взором. И когда наши взгляды пересеклись, я, собрав пальцы в щепоть, широко, не спеша, с поклоном, без всякого усилия над собой в точности, как это делали паломники, осенил себя крестным знамением.

г. Серпухов, Высоцкий монастырь

Геннадий Сазонов ГОНЧАР

А еще - Горшеня, глинник, глинчар, скудельник. И самая высокая похвала - мастер глиняной посуды.

Мастер! Думаю, это больше всего и подходит к делу семьи Отгадовых. Когда видишь изделия Вячеслава Александровича, его сына Александра и дочери Оксаны, начиная от пасхальных яиц и детских свистулек и кончая сложными охотничьими композициями, трудно сдержать восхищение. Перед глазами - настоящее искусство. Такое, заметил мой знакомый, может создать только талант, только самородок!

Вячеслав Отгадов родился в глубинной грязовецкой деревеньке Степково, ныне в ней несколько домов. Здесь он с изначальной поры впитал нежность, суровость, многоцветность окружающей природы. Неосознанно вбирал в сердце и необъятный размах русского характера, коим примером служил ему и собственный дедушка Сергей. Высокого роста, жилистый, дед имел корни в деревне Улома под Череповцом, потом она оказалась на дне водохранилища. И фамилия у рода была чисто славянская - Дареничи. Прадеда раскулачили и выслали на поселение в грязовецкую глушь.

- Даже фамилию новая власть дала новую - Отгадовы, вот и всё. Так и стал я Отгадовым, - делился Вячеслав Александрович. - Дед на поселении не впал в уныние, ломил от зари до зари, мастер на все руки. В семье родилось шесть сынов и несколько дочерей. А сколько сказок знал дед! Помню до сих пор, правда, все с картинками, с новоротами, с матюгами… Однако без молитвы - ни шагу. Прожил более ста лет. Бывало, еще в 95, грохнет стопку самогона и сынам по выговору влепит…

В послевоенные годы, на них выпало детство Вячеслава, грязовецкая земля, как и вся тогдашняя русская деревня, еще сохраняла народную самобытность. В округе Пухить, в деревнях Черепана, Попово, где он жил с матерью Елизаветой Яковлевной, колхозной дояркой, славились плотники, печники, гончары, резчики по дереву, пчеловоды, умельцы плести корзины…

Думаю, прикосновение к творческой деревенской стихии, уникальному мастерству лучших людей из народа пробудило в пареньке тягу к рисованию. Еще в начальной школе он делал рисунки и акварели. Позже, уже взрослым, собрал их и послал в Московский заочный народный университет искусств. Приняли, учился без отрыва от производства, окончил университет, получил диплом.

С тех пор Вячеслав делил свою жизнь как бы на половины. Одна половина - текучка, добывание хлеба насущного с повседневными хлопотами, включая семейные. Другая - это творческие озарения, когда, забывая обо всем, можно часами стоять у подрамника, перенося на холст любимые виды грязовецкой природы; или - какие-то запомнившиеся лица, или памятники старины. С этюдником на плече, благо это рядом, он обходил остатки Корнелия-Комельского монастыря…

- Как вы занялись керамикой? От художественной живописи она отстоит все-таки далеко…

- Так, случайно. Прочел книгу по керамике. Думаю, попробую освоить…

Тогда, более двадцати лет назад, Вячеслав Александрович был связан с Грязовецким льнозаводом и жил в тамошнем поселке. На электросварке произошла травма - он потерял один глаз. Пришлось переменить специальность, выучился на лаборанта. По соседству с лабораторией была котельная, а в ней - небольшое свободное помещение, которое и заприметил Отгадов. Договорился, получил добро, стал в нем обустраивать мастерскую. На льнозаводе имелось токарное оборудование. Отгадов смастерил гончарный круг, сложил печь для обжига, изготовил прочую оснастку. Когда всё закончил, встал за гончарный круг, взял в пальцы сгусток глины…

Дело оказалось не столь простое, как ему виделось со стороны.

- И месяц кручу, и два - у меня одни кулебяки , - рассказывал он. - Но не отступаю. Кручу круг, стараюсь. Через полгода, смотрю, получилось что-то наподобие литрового горшочка. Ну, с того горшочка и пошло. Я работал как любитель, для души, а не на заказы. Так и работал, пока не достиг определенного мастерства: изделия стали объемные, красивые…

Отгадов ездил в Сокол, где производили гончарные изделия. Правда, там не было гончаров-ручников. Там - шликерное литье, он позаимствовал кое-что из технологии. На дворе стояло время распада, льнозавод лихорадило, и кто-то из начальства предложил раскрутить гончарный бизнес. Сложили три большие печи для обжига, наняли десять работников, всех обучал Отгадов. Глиняную посуду продавали в Грязовце, Вологде, других местах, имели успех. Эта гончарная мастерская была самой крупной в Вологодской области.

- Мне бы идти в предприниматели, - вспоминал Вячеслав Александрович. - Но я побоялся и не пошел. Лет пять там работали. Сперва шло неплохо, потом зарплаты перестали давать, все разбежались, мы с сыном остались последними из могикан. И хотя жалко начатое дело, я ни в чем не виню кого-либо, время было такое…

В итоге он остался без работы. Вспомнил о дипломе художника. В районном отделе народного образования, куда обратился, приняли с распростертыми объятьями. Три года Отгадов вел дополнительные уроки по лепке и рисунку в школе искусств в Грязовце. Его деятельный характер занятия в школе тяготили, и вскоре ушел - поднадоело. Собственно, больше идти куда-либо не хотел, а желал полностью отдать себя живописи. Вышло иначе.

Известный в Грязовце начальник ЛПУ МГ "Севергазпрома" (КС-17) Константин Павлович Симаков, зная способности Отгадова, предложил ему вернуться к гончарному делу, пообещал создать условия и сдержал слово.

- Все газовики в восторге, что у нас творят удивительные мастера, - говорил председатель профкома компрессорной станции Сергей Дейнеко. - Они воссоздали ручное гончарное ремесло. Сейчас мы привыкли ко всему заводскому, унифицированному, а это живое, народное, берет за душу. Со стороны вроде бы не понять: как так? Газовики, газ качать надо, а тут приютили гончаров. Считаю, правильно, надо поддерживать народные ремесла. Когда-то в районе целые артели корзины плели, лапти, валяли валенки, делали посуду из глины, заготавливали веники. Это все как-то ушло в небытие. Ну, хоть малое сохраним. Помещение им выделили, оборудование, добываем глину. Я не часто, но захожу, и вот посмотришь, как на твоих глазах крутится гончарный круг, как мастер придает форму сгустку глины, настроение поднимается…

Поначалу Отгадовы делали горшки, кружки, вазы, а теперь - и сложные композиции, их можно назвать сувенирными, - продолжал Дейнеко, когда мы шли в мастерскую. - На днях, по заказу, с фотографии, вылепили мужика на охоте, с ружьем и убитой уткой на поясе. Ему преподнесли, пришел в восторг: точная копия, не ожидал. Понравилось! Или вот главному инженеру станции Александру Коновалову на полувековой юбилей подарили композицию, где кабан в борьбе с охотничьей собакой. Так искусно сделали, душу вложили - поражаешься…

Признаюсь, с некоторым недоверием слушал собеседника. По фотографии из глины сделать портрет? Не преувеличивает ли? А когда переступил порог мастерской и увидел на стеллажах изделия Отгадовых, сомнения отпали. Дивное зрелище! Вот гном, с полметра ростом, нарядный, с лопатой в руках - ну, живой. Все детали костюма, выражение лица и глаз - трудно поверить, что вылеплено руками из глины. Охранник дачи. Причем у одного веселье на лице, у другого - грусть, а третий суровый.

- На Вологодчину приезжали финны. Руководители попросили сделать что-то для них на память, - припомнил Вячеслав Александрович. - На наше усмотрение. Ну, думаю, чего? Вылепили русского Деда Мороза и финского Санта-Клауса, в обнимку сидят на лавочке…

Расцвет гончарного ремесла семьи Отгадовых связан с раскрывшимися способностями сына Александра. Он пришел к отцу в старую мастерскую. Из пятнадцати человек, которые там трудились, один он поднялся до высот мастера. Почему у других не вышло?

- Не знаю, - сказал Вячеслав. - Или терпения не хватило, или еще чего-то. Одинаково всем передавал секреты, а не получилось. Все-таки, оказывается, гончарное дело - искусство.

- В чем оно заключается?

- А вот в чем? И не знаю, в чем! В первую очередь иметь большое терпение, старание. Ну, и талант. Без таланта будешь грязнулей, а не мастером…

Сам отец редко встает за круг, он определяет технологию, дает советы, а всё остальное Саша исполняет как мастер. Он учился не только у отца. Кое-что перенял у известной вологодской художницы-керамистки Татьяны Александровны Чистяковой, когда бывал в ее мастерской. Дочь Оксана хорошо владеет росписью, ей отведена роль дизайнера, хотя и она, когда желает, способна вылепить фигурки.

…Гончарный круг набирал обороты. Саша приложил сгусток глины - и быстро в его руках темная масса обрела форму. Он теперь вошел в глубины ремесла, осязает материал, как собственную плоть, чувствует себя способным сделать любой заказ, исполнить любое движение фантазии. И в том легко убедиться, взглянув на одну из последних композиций "Тигр с кабаном". Ушло около двух недель на изображение сцены борьбы зверей. Впечатление потрясающее, да и весит она изрядно - двадцать килограммов. Не отлита, а именно слеплена: сгусток - к сгустку …

- Я рад, дети почти всех грязовецких школ побывали в мастерской, - отметил Отгадов. - Что-то, да западет в юные души. Может, кто-то из них и потянется к гончарному делу…

- А сейчас живописью занимаетесь?

- Ездил в Сидоровское, восстанавливал в селе памятник солдату Великой Отечественной войны. В окрестностях увидал дали - такие свежие, запали в душу. Этюдника с собою не было. Я по памяти написал…

"Работа по памяти" - одна из особенностей художника, кстати, редкая. Внутренним зрением он как бы запечатлевает увиденное, а потом, пропуская через сердце, переносит на полотно. Впрочем, не чуждается и натуры. Здесь есть портрет жены Любови Владимировны, матери Елизаветы Яковлевны, автопортрет. Работы Отгадова разошлись по частным коллекциям, несколько картин представлены в музее Грязовца. В начале 90-х механик льнозавода, собираясь в командировку в Польшу, попросил картины, чтобы продать и тем поддержать художника. Была одна крупная работа на библейский сюжет: Иисус Христос беседует с грешницей. К ней пришлось писать много этюдов с деревенских мальчишек и девчонок. Доброхот вернулся и объявил, что его …обокрали.

- До слез жалко те работы! - вздохнул художник.

По его словам, среди канувших за рубеж было и полотно "Мечтательница", где изображена обнаженная у водоема. Над ней художник работал долго, любовно выписывал детали полуосеннего пейзажа. Вообще, запечатление возвышенного в окружающем мире - ведущий мотив живописного творчества Отгадова. "Человек - существо духовное, - полагает Вячеслав Александрович. - И он, обращаясь к картинам, хочет увидеть прекрасное…"

В мастерской для вдохновения свое дело и у Александра - резьба по дереву. Со стены смотрит морской царь - вырезан из одной осиновой доски. А вот чудный комнатный стол с резными ножками, рядом - голова оленя…

- Делаю для души, - просто пояснил Саша.

Вологодская область

Игорь Дьяков ПРИГОВОР

Вышедшая недавно в издательстве "Русский Дом" книга известного аналитика Николая Леонова "Закат или рассвет? Россия: 2000-2008" стала подлинным приговором тем, кто довел страну до ее нынешнего состояния и продолжает делать это и ныне. Надо сказать, что Николай Сергеевич Леонов - автор более чем квалифицированный и осведомлённый. Он 33 года, из которых 15 - за рубежом, проработал в разведке. Ушёл в отставку в 1991 году с поста начальника Аналитического управления КГБ СССР. Был депутатом Госдумы четвертого созыва (2003-2007). С 1996 года и вплоть до закрытия телепрограммы "Русский Дом" - её бессменный политический обозреватель.

Будучи "отстраненным" властью от телевидения, Леонов взялся за перо. Книги "Лихолетье" и "Крестный путь России" вызвали широчайший читательский интерес. Та же судьба, полагаю, ожидает и новую книгу автора.

Николай Леонов составляет свою картину действительности из глав-фрагментов. Получившееся в итоге мозаичное полотно напрочь избавляет от наивного благодушия, которым адепты режима сознательно заряжают сегодня население страны. Пролистаем эти страницы книги, кратко отметим некоторые из тем, очерченных в ней.

Об административных реформах. Создаются всё новые колонии чиновников. Возник самый нелепый Сенат в истории мирового парламентаризма, состоящий из "назначенцев", многие из которых просто покупали места в Совете Федерации. Создана Общественная палата - орган, не предусмотренный в Конституции, со странными функциями и обязанностями. А что творится в регионах? Кланы образуют нечто вроде полипов на теле того или иного субъекта Федерации. Но Кремль годами не трогал "заматеревших региональных набобов", - констатирует автор.

Одной из кузниц кадров "новой России" был и остается "Газпром", чей абсолютно непрозрачный бюджет в 90-е годы превышал бюджет всей России. Ведь "пуще самых важных государственных секретов в нынешней России хранятся в тайне реестры собственников крупных компаний".

Восточная Сибирь и Дальний Восток и до 2020 года не смогут добывать 80 млн. тонн нефти в год, а это минимум, который оправдал бы строительство нефтепроводов к Тихому океану и китайской границе.

Данные по количеству нефтеперегонных заводов: в США их 160, в Китае только новых 90, а в России всего 27, за последние 20 не построено ни одного нового. Шесть из них построены до Второй мировой войны, еще 6 - до 1950, еще 8 - до 1960 г. Власть озабочена только экспортом сырой нефти. Темпы годового прироста добычи при этом постоянно падают. Но если добыча и экспорт нефти - "любимое дитя" наших правителей, то к другим отраслям экономики с их стороны наблюдается полное безразличие. И в международном разделении труда России отводится лишь роль грязного цеха.

Напомним вслед за автором книги "Закат или рассвет…" еще о некоторых "достижениях" последних лет. Это ежегодное переосвидетельствование инвалидов. Издевательства с автогражданкой. Исчезновение из политической лексики слова "русские". 85% населения лишено права на самоидентификацию. Обещание "побороть бедность" повисло в воздухе, хотя за 2000-2007 годы от экспорта энергоносителей Россия получила 1 триллион(!) долларов.

Идет "наркотизация всей страны". Героин в Афганистане стоит 9-10 тысяч долларов за кг, в Таджикистане уже 25-30, а в Москве до 150 тысяч. Смертная казнь за провоз и торговлю наркотиками введена в Иране, Таиланде, Малайзии, Пакистане, других странах. Что нам мешает сделать то же самое?

Мы уверенно заняли первое место в мире по темпам распространения СПИДа. Душевнобольных только в Москве 160 тысяч. Только после дефолта свели счеты с жизнью 90 тысяч человек. Всего за годы реформ покончили собой более полумиллиона "дорогих россиян". У нас 2,5 тысячи детских самоубийств в год!

Многое еще можно и должно вспомнить - и "честные, справедливые выборы", и провал "нацпроектов", и людоедские Жилищный и Трудовой кодексы. Итог всех этих "достижений" - два рекорда: мировой рекорд роста числа долларовых миллиардеров и миллионеров и мировой рекорд по темпам вымирания коренного населения России. "Сырьевой экономике не нужно растущее численно население страны, олигархам не нужны просвещенные, образованные граждане", - с горечью пишет автор.

Есть ли выход из этого тупика? Ищите ответ в новой книге Николая Леонова.

Игумен Евстафий: «СТАЛИН БЫЛ ВЕРУЮЩИМ…»

Сталин теперь - в одной из церквей. В той, что за Стрельней, близ Петербурга. На иконе. В своей простой шинели, в какой его запомнили миллионы советских людей, смотрит на вас задумчивыми и глубокими глазами из-под густых бровей. Рядом с ним святая. Матрёна Московская с нимбом вокруг головы осеняет красного цезаря крёстным знамением.

"Блаженная Матрёна Московская благословляет вождя". На этом образе соединилась воедино разорванная в XX веке и кровоточащая нить русской истории. Сталин и церковь. Советская власть и русская традиция. Вера Христова в красной России. Наверное, такая икона нужна именно сейчас, когда враги, выжигающие саму память о советской стране, пытаются привлечь себе в помощники и церковь. Прочитав роман "Мать", Ленин назвал эту книгу нужной для дела революции. Так же и этот образ Блаженной Матрёны Московской, написанный Ильёй Пивником, - для православных он нужный.

Игумен Евстафий (в миру Жаков), настоятель храма Святой равноапостольной Великой княгини Ольги, в котором сейчас находится образ с изображением Сталина, очень уважаемый прихожанами священник. Ранее в церкви в Знаменке, настоятелем которой он был тогда, появилась икона Св.Евгения Родионова - русского солдата, убитого чеченцами в плену за отказ снять себя нательный крест и отречься от веры - один из первых образов этого новомученника в России. В апреле 2003 года, когда лидер запрещённой ныне НБП Эдуард Лимонов ожидал приговора в саратовской тюрьме, отец Евстафий собирал среди прихожан подписи в поддержку русского писателя. Многие петербургские национал-большевики потянулись в этот храм, в котором они были услышаны и поняты.

Мы встретились с игуменом Евстафием 4 октября. В 15-летнюю годовщину рокового расстрела Верховного Совета. Тогда, в тот ясный, но холодный московский день, на баррикадах на Горбатом мосту вместе плечом к плечу стояли все, кому была дорога Россия: коммунисты и монархисты, советские офицеры и казаки, священники и атеисты. И сквозь реющие на ветру красные и чёрно-золото-белые стяги проглядывали хоругви. В тот день были едины в своих жертвах и страданиях все честные русские люди.

Я верю, что главный день русского единения нам ещё предстоит встретить…

"ЗАВТРА". Отец Евстафий, а как вообще возникла идея создать такую икону?

о.ЕВСТАФИЙ. Вы знаете, у нас в России полководцы часто благословлялись монахами, блаженными, юродивыми. Вот, например, преподобный Сергий Радонежский благословил полководца Дмитрия Донского на битву. И битва была выиграна. То же самое произошло в Москве осенью 41-го года. Блаженная Матрёна приняла у себя очень озабоченного положением в Москве вождя Сталина. И успокоила его, сказала: “Ты один останешься в городе. Всех отправляй, город не сдавай. И не сдашь”. В этом нет ничего странного. Святые люди всегда благословляли воинов, вождей. На этом стояла, стоит и будет стоять Россия. Здесь нет никакой выдумки. На этой иконе отражение того святого пути, который прошла Матрёна Московская, в том числе и благословив вождя на победу.

"ЗАВТРА". Но ведь Сталин был атеистом.

о.ЕВСТАФИЙ. А откуда вы знаете?

"ЗАВТРА". Он возглавлял атеистическое государство.

о.ЕВСТАФИЙ. Мало ли кто что возглавлял. Я больше верю двум Патриархам - Сергию и Алексию I. Они считали совершенно определённо: Сталин был верующим человеком. Во всяком случае, я гораздо больше доверяю им, чем всем этим либералам и демократам.

"ЗАВТРА". Скажите, а как на появление такой иконы отреагировало руководство епархии?

о.ЕВСТАФИЙ. Вы знаете, у нас мудрое руководство епархии. Оно должным образом оттеняет тот факт, что эта не икона, прославляющая Сталина. Это образ святой Матрёны Московской. А Сталин - это один из тех людей, кого она благословила. Она благословляла многих. Были среди них и один известный архитектор, и известный композитор тех лет. И Сталин был. Так что в этом нет никакого криминала с точки зрения богословия.

"ЗАВТРА". Имя Сталина сейчас оболгано, предано анафеме. На него вылили ушаты грязи. Как вы считаете, историческая справедливость когда-нибудь восторжествует? Будет это имя у нас когда-нибудь официально оценено по достоинству?

о.ЕВСТАФИЙ. Вы знаете, вот когда издохнут все эти пигмеи и моськи, которые имеют свой заказ или интерес, тогда очиститься атмосфера. Да, так и напишите обязательно: именно издохнут! И вокруг Сталина, наконец, начнётся почитание. Речь не идёт о его канонизации. Речь идёт именно о почитании великого вождя и руководителя, спасителя страны. Но это будет ещё не очень скоро.

"ЗАВТРА". Сейчас в России строят церкви, по телевидению регулярно выступают священнослужители, а наше общество всё глубже и глубже проваливается в бездну пороков. Что это: парадокс?

о.ЕВСТАФИЙ. Это такой же парадокс, как и всякая борьба. Борьба всегда - парадокс. Потому что сталкиваются противоположные силы. Причём то одна, то другая одолевает. То одна, то другая становится сильнее. Но та сила, за которой стоит Господь, - эта сила в конечном счёте самая победоносная. И то, что мы наблюдаем сейчас, не более чем временно.

"ЗАВТРА". В советское время у нас была вроде бы атеистическая страна, но уровень нравственности и общественной морали был несравнимо выше, чем сейчас. Да, теперь религию никто официально не отменяет и не борется с ней. Но при этом духовное состояние народа всё хуже и хуже.

о.ЕВСТАФИЙ. Речь идёт о политической воле. А политическая воля то угодна Богу, то неугодна. Вот вы говорили о советской стране. Там была политическая воля. Может быть, она была в чём-то отрицательной. Но она сдерживала многие пороки. Например, тогда никто даже не слышал о добрачном сожительстве жениха и невесты…

"ЗАВТРА". А сейчас это бич современной русской молодёжи…

о.ЕВСТАФИЙ. Да. Тогда ещё педерастов сажали. Смертная казнь была, что очень хорошо. Это всё проявления политической воли. Кстати, это остатки. Остатки того, что сделал Сталин. Это его политическая воля, всё ослабевая в годах, тем ни менее, ещё имела силу. После того как ушла эта страна, ослабла эта политическая воля, началось безвременье. Но я ожидаю, что сейчас мы всё-таки сможем сейчас видеть рождение другой политической воли, которая будет во многом христианской, во многом православной. И в то же время сдерживающей так, как любая воля руководителя может сдержать отрицательные тенденции, возникающие в той или иной части нашей страны. Поэтому давайте ждать эту новую волю. А сейчас пока что безвременье, смутное время. Но оно заканчивается.

"ЗАВТРА". И закончится скоро?

о.ЕВСТАФИЙ. Нет, не скоро. Но тенденции к окончанию безвременья я просматриваю. Нельзя сделать всё сразу. Тем более, после того, что натворили эти выскочившие, как джины, из бутылки, антирусские, антипатриотические элементы. А им ведь удалось многое! Но настанет время, когда их влияние сойдёт на нет.

"ЗАВТРА". Ещё один острый вопрос, отец Евстафий. В советское время у нас, хоть и не все являлись членами КПСС, но почти все прошли через пионерию и комсомол, говорили, что они за Советскую власть, за коммунизм. А потом, в 90-е, множество людей начало надевать кресты, ходить в церкви. Что это: истинное обращение или дань моде? Или просто многие миллионы отчаявшихся людей искали себе какого-то спасения?

о.ЕВСТАФИЙ. Это всё. И протест, и дань моде, и своеобразная истерическая реакция, и, наконец, реакция людей, освобождённых от духовного гнёта. Те элементы были нежизнеспособными, и они отпали сами собой. А вот та молодёжь, которую я вижу в церквях сейчас, это другие люди. Это не бабушки и не дедушки - это просто другие люди. Те самые, которые уже православие воспринимают как что-то родное, как что-то своё. Хотя, может быть, они во многом очень далеки от истинной веры. Но тем не менее, интерес к православию и восприятие православия как родного и своего - это ведь тоже начало пути к истине.

"ЗАВТРА". Сейчас молодёжи обращается больше?

о.ЕВСТАФИЙ. Да, намного больше! Вы знаете, у молодёжи сейчас очень осмысленное отношение к церкви как к инструменту благосостояния страны, благосостояния семьи. Те, кто идут в церковь, чтобы венчаться, считают, что это то скрепление семейных уз, которое не достигается простой регистрацией брака.

"ЗАВТРА". Но многие из тех, кто приходят венчаться, делают это скорее формально, без глубинного осмысления таинства. Возможно, до венчания, они пару лет просто прожили вместе.

о.ЕВСТАФИЙ. Нам не важно, откуда ты пришёл. Нам важно, куда ты идёшь. Сожительствовали - и сожительствовали. А потом перестали сожительствовать и просто обвенчались. Мы все идём из тёмных областей, в которых греха немало. Но мы идём к свету.

"ЗАВТРА". А как, на ваш взгляд, современная Россия может ответить на глобальные вызовы XXI века? На глобализацию? На культ потребительства, который, расцветая в мегаполисах, поедает людские души? На духовное обнищание и оскудение многих наших сограждан? Вызовы очень серьёзны.

о.ЕВСТАФИЙ. Так Россия уже отвечает. Кто друзья России? Это армия и флот. Крепкая армия и крепкий флот - это уже ответ. Если мы видим, как хорошо устроена оборона страны, как великолепны корабли, если мы видим, как замечательно стреляют пушки новейших поколений, то люди гордятся этим. В такой гордости за свою страну, где постепенно строится мощная держава, и рождается этот ответ.

"ЗАВТРА". Вы всё же считаете, что у нас строится мощная держава?

о.ЕВСТАФИЙ. Да, строится. Не знаю, правда, насколько мощна она сейчас, но она строится. И в этом, опять-таки, я вижу политическую волю. Ведь можно было бы не защищать Южную Осетию, скажем. Но наши политические деятели - не просто волевые люди. Они порядочные люди. И их порядочность - тоже пример. Пример того, как не надо быть жалким, как не надо быть эгоистом. Очень много значит сила примера. Если армия и флот будут устроены здорово, то многое изменится в нашем обществе. И конечно, своё обычное место занимает церковь. Это не новое и не старое место. Это просто обычное место. Это такой живой родник, где можно многое почерпнуть и узнать, многое переоценить.

"ЗАВТРА". Церковь сейчас стремится занять то положение, которое она занимала в России до 1917 года.

о.ЕВСТАФИЙ. Ну и что же! Пусть стремится. Чем больше монастырей и церквей, тем лучше. Монастырь - это хозяйственная единица. Там работают люди, которые бы без монастыря могли бы и не выжить, спиться. А там им есть и работа, и место, где можно жить. Монастырь - это такая хозяйственная единица. И нужно, чтобы их было всё больше и больше.

"ЗАВТРА". Единство религии способно консолидировать православные народы? Пример Грузии, да и Молдавии тоже, даёт обратный пример.

о.ЕВСТАФИЙ. А вы не путайте церковь с оголтелой политикой. Потому что политика - это явление одного порядка. А церковь - это проникновенное, глубинное и вечное. Политики уходят, а церковь всегда остаётся. Я думаю, что на уровне церковном Грузия и Россия ни в коем случае не враги. Они друзья. Хотя политики пытаются поссорить православные народы.

"ЗАВТРА". Но ведь история Грузинской православной церкви в XX веке - это история её откола и отделения от Русской Православной Церкви. При Сталине ей удалось добиться автокефальности. Вряд ли такой шаг был направлен на достижение православного единства.

о.ЕВСТАФИЙ. А что плохого в автокефальности? Ничего плохого в этом нет. Автокефалия - это просто особенность административного управления. А единство - это Евангелие, это Господь, это устроение церковной жизни. Есть единство. Автокефалия и автономия - это скорее канцелярский, бюрократический феномен.

"ЗАВТРА". А были ли примеры того, чтобы кто-то из грузинских иерархов и священнослужителей в дни войны произнёс слово о том, что православные русские люди им не враги, что их с нами стравили политики?

о.ЕВСТАФИЙ. Уверен, что таких примеров было много. Но я просто не бывал там, где такие примеры можно наблюдать. У нас в Петербурге есть грузинская церковь. Там грузины были очень расстроены происходящим. Но, тем ни менее, они относились к русским людям с чувством неослабевающего братства и ни в чём не винили своих единоверцев.

"ЗАВТРА". Однако никто из известных представителей грузинской диаспоры с такими заявлениями не выступал. Напротив, Вахтанг Кикабидзе и Олег Басилашвили делали антироссийские заявления.

о.ЕВСТАФИЙ. Это артисты, а артисты нередко лжецы. Они держат нос по ветру. Зачем равняться на лжецов?! У них профессия - лгать, притворяться, играть роли. Вот, например, вам артистка скажет, что любит, а на самом деле она притворяется, играет роль, тренируясь на вас. Я, может, утрирую, но от этих людей не приходиться ждать правды. Их специальность - это удачно сыгранная ложь.

"ЗАВТРА". Раз уж мы заговорили о международных вызовах, о месте России в современном мире, то нельзя, наверное, обойти стороной и такой вопрос: крепнущий и активно наступающий мир ислама опирается не только и не столько собственно на религию, сколько на вполне конкретную политическую идеологию исламизма, на шариат. Есть мнение, что православие не имеет в себе подобной политической составляющей. И в этом отношении оно исламу проигрывает.

о.ЕВСТАФИЙ. Исторически православие всегда выигрывало. Образовать такую огромную страну, удержать её от распада…

"ЗАВТРА". А как же падение Византии?

о.ЕВСТАФИЙ. Это немного другой вопрос. Я говорю о тысячелетней истории православия в России. Вы знаете, удержать такую огромную землю, скрепить её воедино могла только Русская православная церковь. Ведь сколько было примеров, что русские князья воевали между собой, убивали друг друга. Но то общее, что могло их объединить и примирить - это был церковный голос. Может быть, он не всегда был слышен для них, но всегда имел звучание. Для такой огромной страны системообразующим фактором всегда являлась и является Русская Православная Церковь. Поэтому можно говорить лишь о способах достижения национальных целей. Наши способы, быть может, более тихие и менее наглядные, в них меньше жестокости. Но православная страна существует.

Что касается мусульман, то хочу сказать, что настоящие мусульмане - это очень мирные люди. И я это знаю сам, поскольку очень долго жил в Казани, среди татар.

"ЗАВТРА". Но эти мусульмане адаптированы к русской цивилизации пятью веками совместной жизни с нами в одном государстве. А вот мусульмане-чеченцы, например, в массе неадаптированы.

о.ЕВСТАФИЙ. Если приходят мусульмане неадаптированные, то им надо противопоставить силу закона. Вот взять, например, ситуацию в Кондопоге. Она вызвана тем, что милиция продалась, что она не осуществляла свои охранительные функции. И потому она позволила разгореться такой межнациональной распре. Но если бы милиция чётко стояла на страже закона: поправляла одних, помогала другим, пресекала деятельность третьих, то там бы ничего не было. То есть, опять-таки речь идёт о политической воле. Если её нет, то голову могут поднимать экстремисты и очень вредить всем нам.

"ЗАВТРА". Есть такие факты - скорее, печальные. Например, с начала 2000-х годов, по сообщениям СМИ, около сорока семинаристов отошли от христианства и приняли ислам. Были и священники-вероотступники. Имя Вячеслава Полосина, конечно, уже набило оскомину, но ведь, если не ошибаюсь, он не был единственным. А вот обратных примеров, с "другой стороны", я не знаю.

о.ЕВСТАФИЙ. Я тоже не знаю. Но хочу сказать, что Русская Православная Церковь очищается от таких людей. Это самоочищение. Ушли, и слава Богу. И хорошо, что ушли сейчас, а не предали потом. Это обычный процесс самоочищения от вредоносных элементов. Наша православная религия - она самая угодная Богу. Мы очень много отдаём времени богослужению. Мы чтим Бога, мы правильно его славим. Правильно - это значит долго, много. Если сравнить с другими религиями, то те просто превращаются в какие-то культурные мероприятия. В некоторых я вижу даже удовлетворение каких-то садистических тенденций. Трудности правильного прославления Бога таковы, что некоторые люди просто не выдерживают православия. Это для них очень трудно. Православие - это очень тяжёлая религия. Но она самая боговдохновенная, боговмещающая именно вследствие своей тяжести. Православный священник - это подвижник. Если он не такой, то он отсеется или будет проклят. Быть подвижниками могут не все. Даже очень немногие. Отсев - это положительное явление, его надо приветствовать. Только он должен проходить демонстративно. Чтобы все видели: вот ещё один нестойкий отсеялся. Теперь нам легче. Как говориться, баба с возу - кобыле легче. Пусть отсеиваются. Мы без них обойдёмся.

"ЗАВТРА". А католический священник, к примеру, не подвижник?

о.ЕВСТАФИЙ. Я не стал бы говорить о священниках, но хочу сказать, что служба Рождества Христова у нас длится часов пять. Служба Рождества Христова у католиков длится сорок минут. Как можно за сорок минут организовать связь с Богом?! Это просто несколько песнопений, несколько слов, несколько действий. И всё так легковесно, так неглубоко. Я ничего не хочу сказать о католических священниках. Но службы в католических храмах легковесны и неглубоки.

"ЗАВТРА". Но это уже неокатоличество. Насколько я знаю, решением одного из Ватиканских соборов во второй половине XX века было сокращено время литургии, отменены некоторые другие элементы службы. Католичество выхолостили. Грубо говоря, оно сейчас стало попсовым.

о.ЕВСТАФИЙ. Это кризис. Это их трагедия. Но мы говорим о факте. Решили облегчить жизнь священников. И облегчить за счёт богослужения, потому что жалеют себя.

"ЗАВТРА". Вот сейчас ни для кого не секрет, что царская Россия была православной страной с церковью чуть ли не в каждом селе, и народ в массе был верующим. Но тогда у нас народ был структурирован сословиями, социум выглядел монолитным. А современная Россия - это страна маргиналов и люмпенов, особенно это касается больших городов. Сейчас сословий нет, все социальные слои и классы давно размыты. Есть многомиллионные массы людей, находящихся в броуновском движении и не привязанных к корням. Сможет ли в таких условиях страна сохранить свою православную идентичность? Ведь действие социальных законов никто не отменял.

о.ЕВСТАФИЙ. Насчёт маргиналов, я вспомню пьесу Максима Горького “На дне”. И вот этих босяков, которых вы называете маргиналами, было очень много. Причём, некоторые из них выглядели как богомольцы, переходящие из монастыря в монастырь. А некоторые были просто обитателями дна. У нас есть один хранитель: чаша Господня, храм, иконы, священник, служба - вот что хранит. Это тот стержень, вокруг которого крутятся и маргиналы, и другие неустойчивые элементы. Мы для того и нужны, чтобы дать пример людям, дать некое вдохновение и утешение тем, кто нас услышал и увидел. Таких людей немало. Даже в нашем храме.

Беседовал Игорь Бойков

Георгий Алексин ЧИСТЫЙ «ГЛАС»

25 сентября в Русском Духовном театре "Глас" состоялась премьера, премьера неожиданная, требующая от зрителя большой выдержки и самообладания. Нигде в театральной Москве, с её огромными, роскошными сценами и зрительными залами, не найти такого маленького театрального пространства, на ваших глазах поднимающегося, вырастающего до размеров Родины, России. На крошечной сцене Русского Духовного театра шел спектакль Никиты Астахова и Татьяны Белевич "Великая Княгиня Елисавета Федоровна (Возвращение)". В белом строгом монашеском одеянии, с белоснежным апостольником, покрывающим голову, в белом плате, фигура главной героини, Преподобномученицы Елисаветы, на сцене завораживает, как пламя белой свечи во тьме. Только просветленный овал лица, только глаза и ровный, будто неземной голос, создают такое сильное впечатление, что продолжаешь видеть этот святой для русского православного человека образ и после окончания спектакля. Видеоряд спектакля, на сцене и на экране, доподлинный, яркий и страшный, кропотливо собранный, подвижническим трудом театра, создает странную реальность.

Великая княгиня Елисавета, дочь герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери английской королевы Виктории в 1884 году, вышла замуж за Великого князя Сергея Александровича, брата Российского Императора Александра III.

Историю ее жизни должен знать каждый русский. Историю жизни очаровательной молодой женщины, считавшейся одной из красавиц Европы.

Протестантка Елисавета крестится в Православие по собственному убеждению. В окровавленном снегу, на коленях, собирает останки тела своего венчанного мужа, разорванного бомбой террориста Каляева. Навсегда оставляет свет. На собственные деньги строит обитель для неимущих и обездоленных русских людей. Не каждая женщина способна пройти такой путь.

Елисавета приняла обряд крещения 13 апреля 1891 года, в Лазареву субботу. Через 20 лет, в 1910, на Ордынке в Москве будет открыта Марфо-Мариинская обитель, названная так в честь родных сестер воскрешенного Господом из мертвых Святого Лазаря, Марфы и Марии. В судьбе Великой Княгини всё было не случайно и трагично. Начало и середина пути. Ее образ, этот переход, от красавицы-женщины к подвижнице Веры, эти два плана сценического существования в спектакле театра присутствуют постоянно, и сливаются воедино только в финале, на фоне страшных кадров Алапаевской шахты, куда, заблудшие в коллективном остервенении и злобе, ведомые грассирующими, лукавыми бесами, русские люди сбросили Елисавету на верную смерть.

Сила, методично и планово рушившая великую страну, в спектакле Никиты Астахова решена очень просто, лаконично и точно. Рифмы и ритмы "Двенадцати" Александра Блока хлещут со сцены, как пульсация вскрытых вен, - Раз… Раз… Раз… Эх, Свобода без Креста… Раз… Раз… Раз… Хлещут наотмашь. Красный верх - белый низ… Раз… Раз… Раз… Белый верх - красный низ… Раз… Раз… Раз… А за спинами краснорубашечников, стайно, по-волчьему повязанных кровью тысяч невинноубиенных, таких же русских, как и они, людей, отбивающих страшный, неотвратимый ритм, - расстрелы священников, взорванные колокольни, и трупы, трупы, трупы…и запоздалые раскаяние и покаяние.

Сброшенные в алапаевскую шахту, еще долго пели Херувимскую песнь - сердце Божественной Литургии - Иже Херувимы тайно образующе и Животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение.

Спектакль театра "Глас" затрагивает громадные пласты нашей истории. Судьба Великой Княгини поднимается до судьбы страны. Красное и Белое. Кровавое и Святое. Русский Духовный театр "Глас" - сегодня единственное место в России, где русская театральная культура вновь соединяется с культурой православной, основой России, основой Страны, основой Державы.

Инок Косма ФАЛЬШИВАЯ НОТА

Меня слегка озадачила настойчивая просьба духовного отца (в схиме почившего игумена Гавриила) не читать (или не доверять им) "новейшие переводы неизвестных текстов" прп. Исаака Сирина. Намного позже, познакомившись с афонским иноком Дионисием (он координирует работу группы переводчиков, рассеянных по Европе), услышал о немалых проблемах перевода святоотеческих трудов и по сей день. Эти "новейшие" оказались в таком саркастическом поле его рассуждений, что я, хоть и поздно, но оценил своевременность и духовную корректность указаний духовника.

Моё маловерие вконец было повержено, когда я своими ушами услышал духовно-музыкальные опусы новейшего переводчика.

Большой зал консерватории, хор смешанный, хор мальчиков, солисты, симфонический оркестр, славные дирижеры. При большевиках такого не допустили бы: идеология не та. (Нет, всё же допустили запись Всенощной С.В.Рахманинова, хоть и в буржуйской Японии, но коллектив-то Свешникова).

Сегодня за деньги всё можно (аренда помещения под концерт, генрепетицию, репетиции отдельные, смешанные, зарплата исполнителям, обслуге, представительские расходы, гонорары…) Нельзя за деньги - можно за большие деньги. Наш случай явно не из сиротливых. Издание перевода Исаака Сирина обошлось в сумму, укладывающуюся в стоимость одной спевки смешанного хора - мелочь. Но здесь - размах, какой и Рахманинову не снился. "Рождественская Оратория". Мощь, солидно. И что же? Даже в Альма Матер - не слышат. Критики, чувствующие туфту, естественно, делают реверанс в сторону некоторой недоформулированности ценностных критериев сакральной мусикии. Ведь эту армаду затеял православный иерарх владыка Венский и Австрийский Иларион (Алфеев). С переводами - прокол, - свои же монахи отвергли. Надо бы в музыке покрапать. Если и правда, что владыка имел музыкальное образование, то наставника по композиции надо было бы дисквалифицировать, как педагога - никаких признаков наличия композиторских навыков. Перед нами беспомощное ползание по нотам на всех уровнях потуг слепить какую-то форму выживания звуковой ткани. Даже оркестровка - вы набрызгайте зубной щеткой на нотную бумагу, дайте подсохнуть, аккуратно подрисуйте ритмические группки, установите любой сложности метрическую структуру и пофантазируйте насчет нормальных и аномальных тембровых комбинаций - уверяю вас, не то что в родной Вене, не говоря о прикольном Амстердаме, - на Бродвее будут ладони отмачивать после "отрывного" хлопанья. Здесь же реплики инструментов, как брошенные кости; тромбонистам впору сквозь землю провалиться от стыда - и это уже увековечено на CD (наши критики несмело рекомендовали "большей смелости" по всем позициям звукового конструирования. Вежливые. Когда М. Таривердиев выдал свои "Семнадцать мгновений" - так его заклевали за одну лишь похожесть первой интонации на популярную "Feelings"). На концерте, где маэстро вынес на суд "понимающего зрителя" (на слушателя здесь не рассчитывали) свою Всенощную и Литургию, прозвучали духовные вещи Арво Пярта. Лишь человек, ориентирующийся в истинных ценностях музыки и трудящийся по милости Божией в храме, может догадаться из каких соображений Владыка дерзнул (если, конечно, осознавал это) поставить свои опусы рядом с … Для меня это было откровением. Самобытность Арво Пярта перестала анахоретствовать. Наш "мощный" пример православной сакральной музыки (полная репрезентация состояния нашей храмовой певческой культуры) как-то особливо выцветил удивительную свежесть музыкального мышления католика-композитора. Католическая культура породила мощную музыкальную традицию, оплодотворившую всю профессиональную музыкальную школу. Тем ценнее "голос" Арво Пярта - "свой голос". Но величие католической культуры - скорее, эстетическое, чем духовное. Мы узнаем католические песнопения по особому образному строю: громадный архитектурный ансамбль - мироздание, но… в этом доме нет ни людей, ни Бога, ни тепла ни любви, здесь только Кай мог бы любоваться своими бесконечными узорами льда и инея на стекле. Вершина нашей духовной культуры - строчное пение, утонула в грудах разношёрстного партеса. Но Россия и эту руду переварила, явив нам Всенощную. Рахманинова. Вроде бы после такого явления стыдно было бы плодить серость.

Что может быть уместней в храме, как не жажда совершенства. "Проклят работающий Богу с небрежением". И, если кто-то убежден, что в храме звучит безукоризненная музыкальная составляющая, то столкнется со странными вещами. Причина их - не только поголовное музыкальное невежество, но немалая толика демагогии, которая оправдывает разгул профанации сакрального пения. Люди, отвечающие за пение в храме, не слышат "що ж воны поють"! Не слышат в славных обителях. Не слышат в столичных, славных своим "профессионализмом", хорах, на приходах…

Картина удручающая. При нашем бездарном отношении к певческому искусству в храме на всех уровнях (певческое - означает не только и не столько вокальное - Боже, упаси! - сколько общемузыкальное - такая терминологическая невнятность) мы наблюдаем грустную картину профанации этой стороны Богослужения.

Простите, ради Христа.

Владимир Бондаренко ОСЕННЯЯ ПОРА

Осенняя пора. Очей очарованье… Пора урожая, в том числе и литературного. Начнём с нобелевского. На этот раз премию дали французскому писателю - 68-летнему Жан-Мари Гюставу Леклезио. В наше нелитературное время это имя почти ни о чём не говорит, хотя немало книг самого популярного француза выходили и в России. Запомнилась разве что "Диего и Фрида", любовная история двух знаменитых мексиканских художников Диего Ривьеры и Фриды Калло, приютивших в своё время у себя дома Льва Троцкого. Вроде бы 20 лет французам премии не давали, и вот заслужили. Но угнетает то, что сам писатель давно не верит ни в своё предназначение, ни в роль литературы в жизни человека и общества. Зачем тогда ему нужна эта премия? Для самолюбования? Премию присудили ему как "автору новых направлений, поэтических приключений и чувственного экстаза, исследователю сути человека за пределами господствующей цивилизации и внутри неё". Он и на самом деле ни в грош не ставит западную цивилизацию, создавая свои "мифы о благородном дикаре", жителе каких-либо южных островов, более свободном, чем все рабы общества потребления. Леклезио пишет:

"Мы больше не столь наивны, как в эпоху Сартра, чтобы считать, что роман может изменить жизнь. В наши дни писатели могут только констатировать своё политическое бессилие. Читая Сартра, Камю, Дос Пассоса или Стейнбека, видишь, что эти писатели верили в предназначение человека и во власть литературы. В наши дни мы больше не можем в это верить. Современная литература - литература безнадёжности".

Жаль только, что он чересчур обобщает. Во-первых, и в России, и в мире во времена Сартра, Стейнбека и Солженицына роман вполне существенно изменял жизнь. Писатели, которые верят в предназначение человека и во власть литературы, и достойны самых высоких премий. Зачем давать нобелевскую премию литературе полной безнадёжности?

У нас в России до этого ещё не дошли даже в Букере. В шорт-лист Букера попали сразу три наших автора: Илья Бояшов, Михаил Елизаров и Герман Садулаев. Уверен, что премия достанется кому-то из них. Это относительно молодые отечественные радикалы, привычно верящие и в человека, и в литературу.

Вот отрывок из интервью одного из журналистов с Германом Садулаевым: "Судя по рецензиям на "Таблетку", самой популярной цитатой из книги стало объяснение, почему формальная логика приводит к необходимости "уничтожения существующего строя". - "Вы хотите уничтожить существующий строй?" - "Да". - "Председатель жюри Евгений Сидоров сказал, что из современной литературы исчезает трагедия. Согласны?" - "В жизни и человека, и общества пропали историческая перспектива и эпическая глубина. Каждый живёт здесь и сейчас. А роман что? Роман - это зеркало, поставленное на большой дороге. И если в этом зеркале отражаются только рекламные ролики, люди и машины снуют туда-сюда без пути и цели, то такой получается и книга. Потому современный роман - это подборка клипов.

Но ничего, скоро всё изменится, скоро всё будет хорошо. Виртуальная экономика потерпит крах, весь этот офисный люд, заполнявший кинозалы и дискотеки, окажется на улице. И сначала по привычке ломанётся в торгово-развлекательный центр, потом пощупает в кармане - а там едва хватает на пиво "Балтика-9". Потом будут разочарование, и злость, и непонимание: как же так, куда всё делось, почему? А от вопроса "почему" уже всего шаг до возникновения интеллекта. И начнут думать, и книги хорошие читать, и вернутся к нам и трагедия, и эпос".

Не менее решительно настроены и Михаил Елизаров, нашумевший своим романом "Pasternak", и Илья Бояшов, о "Танкисте" которого я недавно писал. Боевая проза. И это на самом деле ведущие писатели сегодняшнего дня, как бы их ни хаяли в разных "Известиях" разные либералы. Рад, что и Букер от проповеди постмодернизма идёт к прозе прямого действия.

Как всегда решительна и по-толстовски действенна премия "Ясная Поляна". Первую премию в номинации "Современная классика" получил оренбургский писатель, прямой продолжатель традиционной классической русской прозы и опять же наш давний автор Пётр Краснов. Вторую премию в номинации "ХХI век" за "яркое произведение современной прозы" получила Людмила Сараскина за книгу о Солженицыне в серии "ЖЗЛ".

С позицией Петра Краснова читатель "Дня литературы" может ознакомиться в этом же номере газеты. Людмила Сараскина обещала нам дать свою острую статью о проблеме смертной казни в нынешней России.

Ничуть не обижая Людмилу Сараскину, хотел бы отметить необъективность телевизионного освещения премии "Ясная Поляна". После слов президента о величии Солженицына по телеканалам сообщили о присуждении премии "Ясная Поляна" Людмиле Сараскиной за книгу о Солженицыне. И ни слова о первой премии Петра Краснова. Будто его и не было. Не по нутру нашим телевизионщикам ни позиция русского патриота, ни его классическая требовательная проза.

Пётр Краснов как бы проторяет премиальный путь и для Захара Прилепина. Сначала вручение премии "России верные сыны" одному, а затем и другому писателю. Затем толстовская премия "Ясная Поляна". Хорошая традиция.

В этом году, насколько я знаю, премию "России верные сыны" по прозе получает ещё один наш давний автор - Александр Трапезников. По поэзии - Лариса Васильева. За вклад в русское развитие - наш замечательный художник Илья Глазунов. А по критике "верным сыном России" станет опять же наш постоянный автор, ведущий критик среднего поколения Юрий Павлов, с работами которого наш читатель знаком по многочисленным публикациям как в нашей газете, так и в журналах "Москва" и "Наш современник".

Появилась ещё одна замечательная литературная премия - имени Василия Белова. Замечательная, потому что, во-первых, выдаётся она в Вологде, привлекая внимание к русской провинции. Во-вторых, её лауреатами становятся в основном лучшие писатели русской провинции. И их проза ничем не уступает книгам известных столичных писателей. Среди лауреатов - Людмила Ашеко из Брянска, Станислав Олефир из Ленинградской области, Светлана Панкратова из Саратова, Елена Родченкова из Петербурга, Александр Ломковский из Вологды.

Награды лауреатам вручал председатель Совета Федерации России Сергей Миронов. Наконец-то ведущие политики России обратили внимание на современную литературу. Пусть это сближение политиков и литературы уже успел высмеять Огрызко в "Литературной России", собиратель сплетен везде видит только сплетни. Меня даже не интересует, почему партия "Справедливая Россия" стала одним из инициаторов Всероссийского конкурса современной прозы. Я был бы рад, если бы и все другие партии выступили со своими литературными инициативами. В результате - выигрывает русская литература. А она уж точно никому не прислуживает, никому не подчиняется. Она может только служить - народу своему…

Первую премию в Вологде вручили нашему выдающемуся писателю Владимиру Личутину. Поздравляя его, Сергей Миронов пообещал к 70-летию прозаика начать выпуск личутинского собрания сочинений. Давно пора…

Своё благословение лауреатам давал и присутствовавший в зале Василий Иванович Белов. Увы, со здоровьем у нашего знаменитого классика не всё благополучно, тем более ценно его отеческое напутствие новой литературной премии.

Я вспомнил, как когда-то также напутствовал премию "Хрустальная роза" прекрасный русский драматург Виктор Сергеевич Розов. И вручал первым лауреатам, в том числе и мне, памятные дипломы. Такое запоминается на всю жизнь.

Вот и вологодским лауреатам запомнится не столько встреча с Мироновым (сегодня он есть, завтра на его место придёт другой), сколько встреча с Василием Беловым. Да и Владимир Личутин как бы эстафету беловскую принял, как младший брат от старших - русских литературных богатырей.

А "Хрустальную розу Виктора Розова" в этом году присудили по прозе - Валерию Черкесову из Белгорода, по поэзии - замечательному краснодарскому поэту Николаю Зиновьеву, за театральное творчество - дирижёру Владимиру Янковскому, режиссёру Геннадию Чихачеву, композитору Александру Кулыгину (за постановку пьесы А.Островского на сцене московского музыкального детского театра), за музыкальное исполнительство - выдающемуся дирижёру Анатолию Полетаеву, руководителю академического оркестра "Боян", а за заслуги в развитии литературы - Валерию Ганичеву.

Думаю, пора утверждать и премию "Русская слава" и вручать её на Псковщине на Холме русской славы, под торжественные залпы десантников.

Уже утверждены где длинные, где короткие списки и других литературных премий разных направлений: Бунинской, премии "Дебют". Скоро наступит время подводить итоги и "Большой книге", где среди несомненных претендентов из короткого списка назову прежде всего Владимира Маканина с его чеченским романом "Асан" и всё того же питерца Илью Бояшова с "Танкистом". Две военные книги двух невоевавших людей, толково и искренне написанных. Что это - предчувствие новой войны? У "соловья Генштаба" Александра Проханова появляются конкуренты и в левом, и в правом стане, к штыку приравнивающие своё перо. Писатели предчувствуют мобилизационное настроение мира.

Насколько же наши русские писатели (так же, как восточные или латиноамериканские) глубже по замаху, по проникновению в судьбы мира, нежели усталые европейские мастера, воспевающие чувственную безнадёжность и расслабленное безверие. Поразительно, они вроде бы живут гораздо более благополучно, но они все уже за "концом мира" (по Френсису Фукуяме), а мы в своих страданиях и нищете готовы и дальше бороться.

Когда-нибудь и победим!

Вячеслав Ложко СЛОВО - ВЫЖИВЕТ! О «новом поэтическом символе» Коктебеля

Что помешает мне, смеясь, говорить правду?

Гораций

О статье в "Комсомольской правде" с интригующим названием "У Коктебеля появился новый поэтический символ" я узнал случайно. Мне всё не удавалось прочитать эту статью. И вот, наконец, мне достали ксерокопию.

Невооружённым глазом видно, что статья Инессы Поляковой заказная - написана для рекламы, и не скрытой.

Но главное - с каких это пор медведь стал поэтическим символом?!

Я обзвонил своих московских и киевских друзей-литераторов. И в ответ на свой вопрос услышал возмущённые восклицания… Очевидно, медведь стал новым поэтическим символом с той поры, как хозяин этой нелепой скульптуры, появившейся на набережной Коктебеля без всякого на то разрешения местных властей, достал из широкого кармана деньги и уплатил за создание этой пугающей всех фигуры, да ещё добавил тем, кто встал на защиту этого безобразия.

Итак, Инесса Полякова в "Комсомолке" утверждает, что "в самом посёлке создан прекрасный парк с аллеями вечнозелёных туй и кипарисов. Всё это создаёт особую атмосферу в курортном Коктебеле…"

Из статьи, по мнению автора, следует сделать вывод, что парк создал предприниматель из Харькова, он же соорудил и фигуру медведя. Всё это далеко не так. Вернее, совсем не так. Предприниматель уничтожил большую часть парка, который в своё время был заложен матерью Марка Волошина Еленой Оттобальдовной и впоследствии самим Волошиным. Предприниматель из Харькова в парке Дома творчества провёл вырубку многолетних здоровых деревьев, уничтожил спортплощадку, на которой собиралась и проводила тренировки местная молодёжь, разрушил теннисные корты, вырубил вдоль набережной и здания библиотеки вьющиеся розы и старинные глицинии, посаженные ещё Марком Волошиным. Это - уголовное преступление, ибо разрешение на вырубку парковых деревьев предпринимателю из Харькова никто не давал…

Известен факт: когда стройка только началась, уже вовсю шёл курортный сезон, и на голову отдыхающим, а также жителям поселка летели искры от сварки, сыпался строительный мусор, пыль. Люди не выдержали этого беспредела и обратились с письмом к председателю Верховного Совета Крыма А.П. Гриценко. Письмо подписали более пятидесяти человек. И только после вмешательства Верховного Совета Крыма предприниматель закрыл медведя и стройку защитной сеткой, но… работ не прекратил. Совсем странно в статье звучит заявление о том, что истинный символ Коктебеля "Золотые ворота" напоминают фигуру медведя, который убивает рыбу. Это какие же уши надо иметь, чтобы притянуть за них такое сравнение…

Полякова права лишь в том, что ТМ "Медведь" ведёт реконструкцию ещё одного исторического места - столовой и библиотеки писателей.

Всем известно: для того, чтобы проводить реконструкцию исторического здания, необходимо получить не только разрешение коктебельского поссовета, но и Комитета по охране памятников истории, архитектуры и культуры. Такого разрешения нет. По сути, уничтожена уникальная библиотека Союза писателей, создателем которой был Максимилиан Волошин со товарищи и которая собиралась многие десятки лет.

Знаменитые гости поэта оставляли свои книги для библиотеки. Эту традицию продолжило новое поколение писателей и поэтов. Где теперь эти уникальные книги? Куда они растеклись? По словам И.Поляковой, "историческое здание столовой с библиотекой было заброшено из-за отсутствия государственного финансирования и служило местом свалки".

Не подбирая деликатных слов, скажу: это враньё "чистой воды".

Долгое время шла борьба между Международным литературным фондом, находящимся в Москве, и Национальным Союзом писателей Украины за владение Домом творчества писателей "Коктебель", который был создан М.Волошиным и, согласно завещанию, передан Союзу писателей СССР. Победа в этой борьбе досталась НСПУ. Так что у таких хозяев не должно быть мусорной свалки в столовой и библиотеке Дома творчества, или как?

И вот тут Инесса Полякова приоткрывает планы предпринимателя из Харькова. Там, где была библиотека, столовая для писателей, зал, в котором проводились творческие встречи писателей и поэтов с читателями, будет ресторан с названием "Медведь". А у входа посетителей будет встречать нелепая фигура медведя, убивающего рыбу - как символ звериной деятельности по принципу: закон-тайга, медведь-хозяин. Прямо болезнь какая-то: как можно больше оставить следов, а вернее, наследить.

И болезнь эта называется - "медвежьей".

Могу поделиться таким наблюдением. В зале, где проходили творческие встречи, уже не однажды пытались открывать ресторан разные предприниматели. И ни разу ни у кого из них ничего не получилось, что бы они ни предпринимали. Стены здания, само место -хранят дух творчества, слова великих писателей, поэтов, деятелей культуры. И никакой "медведь" вместе со своим хозяином не в силах уничтожить дух Коктебеля.

Полностью публикуется в газете «День литературы», 2008, N 10

Пётр Краснов НЕ МОГУ МОЛЧАТЬ К столетию одноименной статьи Льва Толстого

Удивительны всё-таки в русской литературе сопряжения, переклички, споры и диалоги между писателями через многие десятилетья, а то и столетье, невзирая на разделяющую смертную грань, на переменчивые времена и нравы… Одна из таких поразительных "связок", на которую почему-то мало обращают внимание исследователи, - между Радищевым и Толстым. "Путешествие из Петербурга в Москву" - по сути, своего рода "не могу молчать" Александра Николаевича Радищева. Он - первый из известных писателей, в ком во весь голос и во всеуслышанье заговорила дворянская совесть: "Не оправдывайте себя здесь, притеснители, злодеи человечества, что сии ужасные узы суть порядок, требующий подчинённости!.."

Он, как и Лев Николаевич, прошёл путь нравственного и социального протеста до конца: приговор к смертной казни, шесть лет Илимского острога, помилование и работа в Комиссии составления законов (при Александре I, известном по Пушкину как "плешивый щёголь, враг труда"), где за составление антикрепостнических и уравнительных проектов законов ему грозила новая ссылка - и он, в знак протеста опять же, покончил жизнь самоубийством… "Не достойны разве признательности мужественные писатели, восстающие на губительство и всесилие, для того (потому. - П.К.), что не могли избавить человечество из оков и пленения?!"

Трижды достойны, конечно.

"Произведения Толстого стремятся к правде, - записал в дневнике М.Пришвин через 30 лет после исхода Льва Николаевича из неразрешимых противоречий этой самой правды земной. - Каждая строчка Толстого выражает уверенность, что правда живёт среди нас и может быть художественно найдена, как исследователем (т.е. геологом. - П.К.), например, железная руда…"

Но - какая правда? Правда "Воскресения", "Хаджи-Мурата", публичного учения его, созданного, мне кажется, больше по художественным, чем по идейным вероустроительным канонам и законам? Но как быть с дневниковыми записями, обращёнными к себе, к совести своей, к своему чувству справедливости? "Главное же, мучительное чувство бедности - не бедности, а унижения, забитости народа. Простительны жестокость и безумие революционеров…" Именно так: простительны!

Вряд ли кто будет спорить, что едва ли не всё и публицистическое, и художественное писательство Толстого последних двух десятилетий проникнуто, пропитано великим и непримиримым неприятием властвующего строя. Потомки до сих пор горячо обсуждают проблему "непротивления злу насилием" - и, похоже, обречены обсуждать её до скончания веков; а Лев Николаевич в очередной раз записывает: "Существующий строй до такой степени в основах своих противоречит сознанию общества, что он не может быть исправлен, если оставить его основы, так же, как нельзя исправить стены дома, в котором садится фундамент; нужно весь, с самого низу перестроить. Нельзя исправить существующий строй с безумным богатством и излишеством одних и бедностью и лишениями масс…"

Сверхактуально для нас, нынешних "россиян", не так ли? И справедливо потому именно, что - правда. А как "перестроить" без насилия? И опять Лев Николаевич не замедлит, пусть с дневниковой, но правдой, своей и народной: "Народы… хотят свободы, полной свободы. С тяжёлого воза надо сначала скидать столько, чтобы можно было опрокинуть его. Настало время уже не скидывать понемногу, а опрокинуть…"

Радикально? Ещё бы, и называется это, само собой, переворотом - воза ли, строя ли. То же самое, считай, писал о капитализме наш самый революционный поэт: "Его ни объехать, ни обойти, единственный выход - взорвать!.."

Ещё одна очевидность, которую никто в упор не хочет замечать и потому она тоже остается "тайной", - это жёсткая крайне правая социально-экономическая внутренняя политика (раньше её совершенно справедливо называли реакционной) и откровенно компрадорская - внешняя. Об этом впрямую свидетельствуют даже самые что ни есть официальные данные статистики, выводы крупнейших экономистов и политологов России и мира. И В.Сурков, идеолог режима, тоже признал это, говоря о "Единой России" ещё в 2005 году: "Кто бы что ни говорил, на сегодня это самая правая… из всех действующих политических сил". Самая правая!.. По итогам последних выборов в бездумную Думу (да и зачем думать этим заведомым ставленникам "жёлтого дьявола"?) официоз и всякие желтушные СМИ стали усердно твердить, внушать, а пресса оппозиционная, патриотическая подхватила, прямо-таки возликовала: "Правые начисто проиграли!.." На это Чубайс с Гайдаром наверняка лишь ухмылялись: с чем другим, а с оппозицией, порой весьма недалёкой, им явно повезло - вот она-то на самом деле проигралась до подштанников, скатившись по голосам до маргиналов Жириновского…

А крайне правая - это значит только в неукоснительную пользу, "навар" все того же ельцинского олигархата, разбухшей от коррупционного жира бюрократии, повязанной с криминалом и забугорными наставниками, рвачей-сырьевиков, монополистов и прочей "элиты". Уж не говорю о так называемой "приватизации" - невиданном в мировой истории грабеже национальной собственности, с которым можно сравнить лишь грабёж захваченной крестоносной сволочью Византийской империи. Вы наверняка слышали, знаете о динамике роста числа миллиардеров (в "зелёных"), переваливших за сотню, и миллионеров - и о динамике роста пенсий (в "деревянных") тех, кто создавал сверхдержаву, - сравните… Одному Абрамовичу правители отвалили за приватизированно-ворованную "Сибнефть" в два с лишним раза больше (13 с чем-то млрд. долларов), чем на все четыре так называемых "нацпроекта", на эту пиар-дешёвку. Например, суммы, выделенной в "нацпроекте" на год всему сельскому хозяйству страны (600 млн. долларов) хватит разве что для восстановления до уровня 1991 года сельского хозяйства одного Оренбуржья - а сколько у нас областей-регионов? Такая ж мизерная доля "отстегнута" этими пиар-акциями всем разгромленным "реформами" изгоям бюджета - здравоохранению, образованию, науке, армии и оборонке, жилкомхозу, а культуре даже и этого не досталось. И после этого правители заявляют, что созданный ими полубомжатник на 1/7 части суши - это "социальное государство", что-то вроде Швеции…

Полностью публикуется в газете «День литературы», 2008, N 10

Всеволод Емелин ПЕСНЯ О КРИЗИСЕ

Над лужковскою Москвою

Кто кружится с перепою?

Между тучами и крышей

Чей противный голос слышен?

Это злобный неудачник

Отомстить решил всем мачо.

Он долбит им прямо в темя:

"Вышло на хрен ваше время!

Много ждёт нас всех сюрпризов,

Пусть сильнее грянет кризис!"

Над однополярным миром,

Над замоченным сортиром,

Над застройкой элитарной,

Над кордоном санитарным

Из Эстоний, Латвий, Грузий

Грозно реет гордый лузер -

В телогрейке с пьяной мордой,

Чёрной молнии подобный,

Он кричит дрожащей слизи:

"Пусть сильнее грянет кризис!

Что, финансовые монстры,

Сдулись ваши Доу-Джонсы?

Ваши ценные бумаги,

РТСы и Насдаги?

Что, порадовались чуду?

А теперь бегите к пруду,

Наподобье бедной Лизы.

Пусть сильнее грянет кризис!"

Гордый люмпен грозно реет.

Олигархов и евреев

Он пугает громким криком,

Вместе радостным и диким:

"Скоро прыгать вам с карнизов,

Пусть сильнее грянет кризис!

Смоют индексов обвалы

Бл…ские телеканалы

И гламурные журналы,

Девелоперов румяных,

Креативщиков поганых

И пиарщиков вонючих.

Всех снесут волной могучей

Всех до кучи, всех до кучи!

Ты купил билет на выезд?

Пусть сильнее грянет кризис!"

Над крестами Божьих храмов,

Над наружною рекламой,

Над пустыней депозитов,

Как Великий Инквизитор,

Маргинал кружится мрачный

С грязной лексикой барачной.

Он орёт во мгле кромешной:

"Выходи, кто здесь успешный,

Да с вещами, вот вам вызов.

Пусть сильнее грянет кризис!"

Над хот-догом и поп-корном,

Над съ..авшимися в Лондон,

Над секс-звёзд собачьей свадьбой,

Над рублёвскою усадьбой

Вот он клюв беззубый скалит -

Всем он шлёт последний смайлик.

Шлёт его "Гражданской силе",

Шлёт "России голубой":

"Щас придёт товарищ Сталин -

Имя главное России.

Не поможет здесь рестайлинг,

Он вернётся за тобой.

Где ребрендинг ваш и лизинг,

Пусть сильнее грянет кризис!

Где был пир, там гроб хрустальный

Эксклюзивного дизайна

Вдруг в банкетном зале вылез.

Пусть сильнее грянет кризис!

Что-то страшное случилось -

Капитал пошёл на силос.

Поздно пить гастал и линекс.

До свиданья, частный бизнес.

Пусть сильнее грянет кризис!"

АНОНС «ДЛ» N10

Вышел из печати, поступает к подписчикам и в продажу октябрьский выпуск газеты "ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ" (N10, 2008). В номере - материалы с Волошинского фестиваля; Владимир БОНДАРЕНКО пишет о литературных премиях; Пётр КРАСНОВ - о статье Льва ТОЛСТОГО; Александр КАЗИНЦЕВ беседует с Юрием ПАВЛОВЫМ; проза Мастера ВЭНА, Германа САДУЛАЕВА и Сергея ШАРГУНОВА; стихи Всеволода ЕМЕЛИНА и Геннадия ШУЛЬГИНА; публицистика Георгия АБСАВЫ и Вячеслава ЛОЖКО; критические работы Аллы БОЛЬШАКОВОЙ, Михаила БОНДАРЕВА, Виктора КРЕЧЕТОВА и Юрия ПАВЛОВА. Как всегда, в номере - поэтическая пародия Евгения НЕФЁДОВА.

"ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ", ведущую литературную газету России, можно выписать во всех отделениях связи по объединённому каталогу "Газеты и Журналы России", индекс 26260. В Москве газету можно приобрести в редакции газет "День литературы" и "Завтра", а также в книжных лавках СП России (Комсомольский пр., 13), Литинститута (Тверской бульвар, 25), ЦДЛ (Б.Никитская, 53) и в редакции "Нашего современника" (Цветной бульвар, 32).

Наш телефон: (499) 246-00-54;

e-mail: denlit@rol.ru;

электронная версия: http://zavtra.ru/

Главный редактор - Владимир Бондаренко.

Савва Ямщиков НАС ПОРОДНИЛИ МУЗЫ И РОССИЯ…

Экспозиция картин из личной коллекции Саввы Ямщикова - не только замечательное послесловие к громкому юбилею Саввы Васильевича, но и редкий выставочный жанр. Эта небольшая выставка состоит примерно из ста работ, в разное время подаренных Ямщикову его друзьями-художниками. Среди таковых попадаются имена очень громкие.

Но выставка ценна не только палитрой имен, и не сама по себе, как собрание интересных работ. Она может быть интересна не только ценителям искусства, но и историкам культуры. Ведь здесь представлен определенный средовой срез, связанный как собственно с эпохой, так и с самим Саввой, человеком, в свое время, центровым в культурном сообществе позднего СССР. Кино, театр, наука, церковь, живопись, мир высокой моды - вот неполный перечень сред и направлений, в которых вращался в те годы Савва Ямщиков.

Очень важно, что жизненным пространством для Саввы Ямщикова были не только богемные сообщества Москвы и Ленинграда. В гравитационное поле Ямщикова попадали люди из Пскова, Новгорода, Костромы, Ярославля, что отразилось и на представленной коллекции.

Следует особо отметить: к этой выставке выпущен прекрасный каталог, который помимо качественных репродукций снабжен крошечными эссе владельца собрания. Живо и кратко Ямщиков характеризует представленных здесь авторов, с большинством из которых его связывают долгие годы близкого общения.

Нестерова Наталья Игоревна

Родилась в 1944 году, окончила Московский государственный художественный институт им. В.И. Сурикова.

Много уже лет дружу я с Наташей Нестеровой. Мы путешествовали вместе по старым русским городам, и о лучшем спутнике я и мечтать не мог. С Наташей общаться легко и комфортно. Она совсем не бывает в тягость и не манипулирует женскими привилегиями. Скорее поможет товарищу, чем воспользуется какой-нибудь выгодой для себя. Никогда не забуду наши совместные возвращения из очередных гостей в "сопровождении" бутылки сухого вина и двух бокалов. Нет, это не были пьяные загулы - просто нам хорошо говорилось на улицах и переулках родной Москвы.

Наташа - большой, и, я бы сказал, духовно нравственный художник. Она никого не поучает своим творчеством. Просто талантливо рассказывает об окружающем мире, а рассказать ей есть о чём, ибо она умеет заглянуть в самые сокровенные тайники этого мира.

Последнее время Наташа большую часть времени проводит в чужеземстве, где у неё есть постоянные заказчики и почитатели. Хорошо это или плохо, ей судить. Сам я не могу больше пары недель отсутствовать в России, но не берусь навязывать личные ностальгические симптомы своей подруге. Мне Наташи частенько не хватает в Москве, но я молюсь, чтобы ей хорошо жилось и работалось.

Однажды Наташа Нестерова подарила мне работу своего дедушки. Я очень дорожу этой небольшой вещью, исполненной в самых хороших традициях и добротной манере классического русского искусства. Понятно становится, когда внимательно рассматриваешь этот натюрморт, откуда начинается творческий путь самой Наташи, никогда не забывающей об истоках своего художественного делания.

Зверев Анатолий Тимофеевич

Родился в 1931 г., умер в 1986 г., учился (не окончил) в Московском художественном училище памяти 1905 года.

Скажу сразу, с Анатолием Зверевым я практически не общался. Случайные встречи на вернисажах, минутные разговоры в больших и, как правило, пьяных компаниях, ни к чему не обязывающие остановки на улицах заставляли меня поражаться, как этот неухоженный, болезненно возбуждённый, показным экстазом шокирующий собеседника человек виртуозен и мастеровит в своих произведениях, отдельные из которых, увиденные однажды, навсегда остаются в памяти. Меня отнюдь не раздражала зверевская манера держаться на людях и не шокировали его переходящие грань приличия выходки. Большой мастер имеет право жить своей жизнью, не стараясь кому-нибудь подражать, а тем паче подчиняться. Сколько их было, представителей тогдашнего андеграунда, пытавшихся идти в ногу со Зверевым, Харитоновым, Краснопевцевым, Свешниковым, Шварцманом или Немухиным! Один из таких попутчиков - некий Валентин Воробьёв - выпустил недавно толстенную книгу о "героях" неофициальной советской художественной тусовки. Этот фонтанирующий поток сознания, как ни странно, является энциклопедией никчёмности и пустопорожности раздутого донельзя художественного диссидентства. Правда, рядом с нынешним "постмудерном", сознательно оплёвывающим всё и вся, забавы мастеров того времени кажутся детскими и безобидными. Мой портрет Анатолий Зверев написал, когда мы ещё не общались лично. Запечатлел со слов приятеля и заставил удивиться почти документальному сходству с оригиналом. Зато дочь мою Марфу Зверев писал с натуры, и все, кто этот шедевр видел, восхищаются мастерством художника-виртуоза, сумевшего передать обаяние ребёнка с одной ему присущей тонкостью.

Маслов Владимир Владимирович

Родился в 1934 году, учился в изостудии при московском Центральном доме культуры железнодорожников.

О художнике Маслове я услышал от своего друга Лаврушки Лындина. Они земляки-волжане. Володя осел на всю жизнь в Белом городке, что недалеко от Кимр, а Лаврентий, став прожжённым москвичом, поддерживал связь с талантливым другом детства. Основным связующим была бутылка. Я диву давался, как этот драгоценный самородок всего за один "бутылёк" отдаёт налетавшим на него, словно саранча, алчным "маршанам" свои неповторимые работы. Он передавал мне приветы, однако к советам остепениться не прислушивался. Но Бог не дал погибнуть ему от пьянства, подарив знакомство с замечательной женщиной, разведённой тогда с чувашским поэтом Айги и воспитывающей двух сыновей. Быстро отвадила русская красавица Наташа любителей халявы, навсегда закрыв перед ними двери. Вместо рвачей появились истинные почитатели таланта Маслова: мой друг Володя Васильев, буквально влюблённый в своего тёзку; замечательный футболист Сергей Семак с женой-искусствоведом, директор "Банка на Красных Воротах" Александр Петров, коллекционер Александр Ващенко. Васильев устроил Маслову выставку в Большом театре, потом совместно с ним организовали мы масловские вернисажи в Москве и Санкт-Петербурге, а Наташа провела большую выставку в Дубне. Маслов считает себя гением, и мы не будем опровергать этой его искренней уверенности. Книга "Богомаз", которую написала Наташа по красочным рассказам мужа, являясь блестящим образцом художественной литературы, великолепно рисует образ белогородского мастера, не устающего радовать нас своими совершенными творениями.

Филатчев Олег Павлович

Родился в 1937 г., умер в 1997 г., окончил Московское высшее художественно-промышленное училище (бывш. Строгановское).

Идейным руководителем и вдохновителем, мозгом и сердцем "каретника" нашего "поливановского" двора, где разместились восемь двухэтажных мастерских, безусловно был Олег Филатчев. Выпускник и профессор Строгановки, оставшийся её верным сыном до конца, самый молодой академик обладал характером взрывным, оставаясь при этом серьёзным мыслителем и человеком основательным. Он мог поехать на остров Даманский, чтобы на месте воспеть подвиг защитников наших границ, а потом писать циклы работ, навеянные бесконечно обожаемым им искусством итальянского Возрождения. Я удивлялся, когда заходил к нему в мастерскую на следующий день после очередного широкого застолья, где он буквально с кулаками отстаивал свои художественные принципы или пел и плясал, заражая своей энергией окружающих, и видел друга, часами не отрывающегося от мольберта, а вечером спешащего на занятия к своим строгановским питомцам. Олег был человеком прямым, открытым, а главное, ценил тех, кого числил верными слугами искусства. Помню, как негодовал он после одного из заседаний Президиума Академии художеств СССР, где в ответ на его предложение о моём членстве в этой организации получил "отлуп". "Савва, дорогой, ну почему этот зажравшийся Салахов сказал, что такое возможно только через его труп? Как мне недоставало там "Калашникова"!" Трагическая смерть Олега, которую мы все по сей день переживаем, избавила его от необходимости использовать систему "Град" при виде нынешних "отцов" русской Академии.

ВЫСТАВКА ОТКРЫТА ПО БУДНЯМ В ЗАЛЕ ГОС. НИИ РЕСТАВРАЦИИ (Москва, Бурденко ул., 23), телефон для справок: (495) 248-32-68.

Владислав Смоленцев НЕГРОМКИЕ ИСТИНЫ

"В нашем "королевстве кривых зеркал" уважают должность, а не личность. Скорее всего, виною тому опять же перевес материального. Именно должность имеет материальный эквивалент, а личностные качества в государственных структурах ценятся весьма своеобразные вроде пробивной силы, угодливости, нахрапистости, умения подавить и подчинить любой ценой. Такие уж мы соорудили уродливые конструкции, что честность, благородство, неподкупность в них не приживаются. На человека, занимающего ту или иную высокую должность, смотрят через призму этой самой должности, преломляя на себя выгоду, которую можно из этого извлечь. И чем выше взбирается человек, тем больше начальственный мундир у него прирастает к коже, а сам он обрастает просителями, как бездомная собака блохами…"

Есть книги, жанр которых определить очень сложно. Не детектив, не приключения, не философский трактат.

Это просто заметки о жизни. Заметки человека, который многое видел, через многое прошёл, чей путь был непрост и испытаний в жизни выпало много. Но, может быть, потому и точны формулировки, остры наблюдения и философски глубоки размышления.

Людмила Фёдоровна Молтенская по образованию педагог, но судьба распорядилась так, что много лет назад она связала свою жизнь с молодым офицером, и с тех пор делит с ним трудности и радости нелёгкой жизни русского военного.

Дальние гарнизоны, бесконечные переезды, кочевой быт. А ещё тревоги, бессонные ночи и самое страшное испытание - война, на которую уходят мужья.

Только жена офицера и мать солдата знают истинную цену войне. Когда каждый день, каждая ночь становятся испытанием сердца на прочность, когда душа обретает какую-то удивительную способность чувствовать сквозь сотни километров родное сердце, хранить его молитвой и любовью.

Всё это было в жизни Людмилы Фёдоровны.

А ещё травма и многолетняя болезнь единственного сына. Очень часто такие потрясения разбивают семьи, деморализуют людей, делают их чужими. Но Молтенские только сильнее держались друг за друга. Выстояли, не сломались. И шаг за шагом отвоёвывают у недуга своего сына…

"Создавая семью, вряд ли кто-то намеревается конфликтовать. Когда пробегает эта трещина в отношениях? Ведь в начале семейного пути сверены взгляды на жизнь, выработаны общие позиции. Почему потом - стена непонимания?

Видимо, в процессе жизни меняются приоритеты, появляются новые авторитеты. Уже не хватает терпения объясниться. Да и зачем? Стоит один раз переступить черту корректности - и покатилось всё под уклон. На первых порах каждый проявляет лучшие качества своей души, а потом - зачем? Принимай меня таким, какой я есть, со всеми пороками и недостатками. Тем более, что повязана по рукам и ногам детьми и прочими "отягчающими обстоятельствами".

Когда люди перестают дорожить друг другом, когда уходят уважение, любовь, семья неизбежно распадается. Вопрос во времени. Вот только развяжутся все узелки, и закончатся последние запасы терпения…"

А ещё все эти годы Людмила Фёдоровна писала. Не дневники, не беллетристку, а небольшие заметки. Наблюдения, мысли по поводу, короткие замечания. И, не помышляя о публикации, они спустя годы вдруг сложились в небольшую книгу, которую Людмиле Фёдоровне помогли издать близкие.

"Негромкие истины" ценны именно пронзительной искренностью, предельной откровенностью. Они, безусловно, найдут своего читателя, который ценит жемчужины человеческого опыта и точное слово.

Приобрести книгу "Негромкие истины" можно в редакции газеты "Завтра". Телефон: 726-54-83, у Татьяны Филипповны Соловьёвой.

Наталья Савватеева ГДЕ ТОТ ГОРОД ЛЕДЕНЕЦ?

В Московском Государственном Академическом Детском Музыкальном театре имени Наталии Сац 25 и 26 октября - премьера. Это опера Николая Римского-Корсакова и Александра Пушкина «Сказка о царе Салтане».

В наше время бесконечных политических передряг, перемен и нестабильности в самый раз смотреть сказки. Причём делать это стоит не только детям, которые до определённого возраста вроде бы как в сказке и живут: что-то бесконечно придумывают, сочиняют, никак не попадая в скучно-деловой мир своих родителей и учителей. Но именно взрослым надо бы почаще ходить на сказочные спектакли, где можно не только насладиться красивыми декорациями, остроумными поэтическими текстами и потрясающей музыкой, как, например, в опере Римского-Корсакова и Пушкина «Сказка о царе Салтане», но и наткнуться на очень мудрые мысли. А они, как известно, дорогого стоят, потому что порой могут изменить ход жизни - и даже в лучшую сторону.

- Нас интересовало несколько тем в этом блистательном произведении, - признаётся постановщик спектакля, главный режиссёр театра Наталии Сац Виктор Рябов. - Это человеческая верность и то, как дети могут иногда способствовать единению своих родителей. А ещё и то, что любая подлость наказуема, и существует высшая справедливость в таинстве человеческой жизни, а наша душа бессмертна.

Вы только не подумайте, что всё так серьёзно в этом спектакле, и что эти философские размышления вываливаются на зрителей, как ушат холодной воды. Напротив. На сцене роскошествует яркое и очень динамичное зрелище. Лихо закрученный сюжет не даёт опомниться, подкидывая новые и самые удивительные чудеса: подводное царство, Русалок, Богатырей, Царевну-Лебедь, стремительного Шмеля. И все они танцуют, поют, играют и действуют, приближая спектакль к счастливой развязке. Но слишком хорош текст этой сказки и так много чувств заложено в музыке, что нам ничего не остаётся, как оставить этот спектакль в своём сердце, чтобы потом ещё и ещё раз переживать встречу с ним.

Георгий Судовцев АПОСТРОФ

Юрген Граф. Крах мирового порядка. - М.: Алгоритм, 2008, 496 с., 4000 экз.

Если бы автор этой книги "просто" изложил аргументы в пользу того, что Холокост в том виде, в котором его знает всё цивилизованное и прогрессивное человечество: организованное уничтожение нацистами шести миллионов евреев в годы Второй мировой войны, - просто не мог произойти, "если тогда действовали законы физики", он бы уже заслуживал самого серьёзного и пристального внимания.

Отрывок из протокола суда над Бруно Тешем и Карлом Вайхенбергом (Гамбург, 1946 год), подсудимые казнены на основании показаний свидетеля Карла Сигизмунда Бенделя.

"Курт Циппель, адвокат Теша: Можно ли запихнуть 1000 человек в помещение объемом 64 кубических метра (объем газовой камеры в Освенциме. - Г.С.)?

Бендель: Такой вопрос действительно надо себе задать. Это могло быть возможным только при немецких методах.

Циппель: Вы всерьёз утверждаете, что десять человек могут уместиться в половине кубического метра?

Бендель: Об этом свидетельствуют четыре миллиона евреев, убитых газом в Освенциме".

Автор всерьёз хочет нас уверить, что на основе только такого бреда и явного circulus in demonstrando в 1946 году выносились смертные приговоры нацистским преступникам? Очень похоже на то. Более того, он пытается уверить читателя, что никаких вещественных доказательств Холокоста вообще не существует, ссылаясь на цитату из статьи некоего "французского еврея Жана Даниэля", опубликованную в "Le Nouvel Observateur" 6 октября 1979 года: "Только Дьявол мог выдумать такое. Дьявол-технократ, сидящий на вершине сошедшей с ума науки… И не осталось ни малейших следов. Адский процесс, совершенное преступление".

Неужели действительно тут не обошлось без вмешательства сверхъестественных потусторонних сил, орудием которых был Гитлер? Но Юрген Граф пытается иронизировать там, где всякий нормальный человек склоняет голову перед памятью жертв: "Идея, что "ни малейших следов Холокоста не осталось, потому что его не было, конечно, не могла прийти Жану Даниэлю в голову". И далее: "Уменьшение числа жертв Освенцима на 2,9 миллиона (с 4 до 1,1 миллиона) не повлияло на сакраментальную цифру 6 миллионов. Согласно математике Холокоста, 6 - 2,9 = 6".

Или вот еще "информация" с претензией на объективность: "В ФРГ к пяти годам тюремного заключения был приговорен Эрнст Цюндель. Как сообщает "Berliner Tageszeitung" от 16 февраля 2007 года, "судья отклонил все ходатайства защиты о допущении доказательств, кратко обосновав своё решение тем, что суд считает несущественным, был ли Холокост или нет. Отрицание Холокоста в Германии запрещено в любом случае".

Но Юрген Граф устами своего вымышленного "героя", доктора Фридриха Брукнера, вдобавок еще имеет наглость утверждать, будто "религия Холокоста" или "индустрия Шоа" является основой человеконенавистнического “нового мирового порядка”, в котором миллиарды "безродных космополитов", лишенных отечества, веры, истории и семьи, якобы должны стать "добровольными рабами" истинных "аристократов духа" - мирового еврейства. Доказательство? Цитата из Эли Визеля, "одного из верховных жрецов этой религии": "Холокост - это священная мистерия, тайну которой знает только духовенство выживших". И еще одна цитата, из статьи директора по международным связям канадской секции ложи "Бнай-Брит" Яна Дж.Кадогана "Память о Холокосте - главное для нового мирового порядка" ("Toronto Star", 1991.11.26): "Увенчается ли наше стремление к “новому мировому порядку” успехом, зависит от того, выучили ли мы уроки Холокоста". Разумеется, на естественный после таких заявлений вопрос автор пытается отвечать тем, что он, дескать, никакой не антисемит, а "всего лишь" антисионист и антиталмудист. Но, спрашивается, кого могут обмануть эти жалкие увёртки?

Мало того, по Юргену Графу, осуществлению его "ревизионистских" и антисемитских планов должны помогать российские власти: "Представьте себе, что произошло бы на Западе, если бы российское правительство однажды сообщило, что лагеря уничтожения, газовые камеры и душегубки были обманом - и одновременно представило доказывающие это документы… Показательное разоблачение Холокоста как обмана знаменовало бы собой конец “нового мирового порядка”… Тогда мы были бы едины (как в 1939-1941 годах, что ли? - Г.С.)… Самое большое значение имеет Холокост для поляков… Крах лжи о Холокосте мог бы привести к тому, что в один прекрасный день снова зашел бы разговор о западных границах Польши…" Ну да, конечно, а там и до Четвертого Рейха недалеко…

Может быть, всё-таки лучше пусть то, что автор книги называет "чёрным солнцем Холокоста", вокруг которого якобы "вращается вся послевоенная история", остаётся как есть?

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Живёт моя отрада в провинции глухой - и пишет мне порою с печалью и тоской:

"Посмотришь телевизор - услышишь в "Новостях", что всё идёт успешно при нынешних властях.

Что, мол, растёт зарплата, что строится жильё, что всюду пресекают бандитов и жульё.

Что пенсии повысят, что цены укротят, что армии величье и славу возвратят.

Что были в девяностых ошибки у властей - теперь никто в обиду не даст простых людей.

Что сделают дороги, наладят интернет - и мы в своей глубинке увидим жизни свет!

Конечно, всем приятен посулов этих ряд. Но вот когда всё будет - о том не говорят…

Привыкнув к обещаньям - лишь ими и живём. О будущем мечтаем, о прошлом - слёзы льём.

Давно тут нет колхоза, и магазина нет, закрыли нашу школу, но вырос поссовет.

Живёт его начальство в высоком терему, да в терем тот высокий нет ходу никому.

Лишь "джипы" подъезжают с плечистой ребятнёй, она скупает землю и летом, и зимой…

И множатся усадьбы, заборы вокруг них, и лают псы оттуда на нас, как на чужих…

Там днями и ночами веселье, пир горой, и лица у "хозяев" нерусские порой…

Видать, к добыче денег большой у них талант. А дед наш вспоминает словечко "оккупант"…

А что в Москве, родимый? Скажи-ка там, в Кремле: совсем житья не стало нам на родной земле.

Всё отняли на свете - работу, землю, лес… Кормиться людям нечем - хоть ставь на жизни крест!.."

Прочту письмо отрады, возьму перо и сам… Но что я ей отвечу? Что всем отвечу нам?..

Мы жили - не тужили, случалось всё у нас… Но разве было хуже народу, чем сейчас?

Теперь совсем иные настали времена: богатым - вечный праздник, а бедным - ночь темна…

Отсюда делай вывод, с кем правда - примечай… А также телевизор - почаще выключай!