/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 789 (53 2009)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 789 (53 2009)

(Газета Завтра — 789)

Александр Проханов КРИЗИС — РЕЙХСТАГ, ОЖИДАЮЩИЙ РУССКИХ ЗНАМЕНОСЦЕВ

Кризис, как зубастый динозавр, набрасывается на регионы, рвёт на куски предприятия, выгрызает зияющие дыры в экономике, проглатывает хрупкие уклады, вонзает зубы в любую семью, в любую торговую палатку, в любое, самое малое предприятие. Среди изгрызенного железа и искусанного населения отбиваются от жуткого заморского чудища крупные предприятия, составляющие цвет российской промышленности. Те, что уцелели в гнусные "девяностые", не пустили к себе разбойников -приватизаторов, отогнали от своих секретных лабораторий и закрытых цехов пронырливых американских экспертов. Именно на этих заводах строятся истребители пятого поколения, закладываются лодки под ракетный комплекс "Булава", устанавливаются станки, обрабатывающие деталь с молекулярной точностью. Их разрушение и банкротство, потеря драгоценных коллективов, распродажа за копейки бесценного оборудования ставят крест на Русском Развитии, на русской безопасности, на том, что принято сегодня называть "русской цивилизацией". Отдают Россию в окончательное порабощение могучим цивилизациям мира.

Государство бросается на помощь — гасит долги, предоставляет кредиты, приобретает пакеты акций, отгоняет мародеров, чутких на чужую беду. Среди взбесившегося, эпилептического рынка государство становится единственным целителем проникшей в страну заразы.

В списке предприятий, спасаемых государством, — гигант советской индустрии Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле. Исполин, раскинувший свои цеха среди стальных дымов, циклопических труб, металлического, в зарницах и вспышках, города. Отсюда, в годы войны, нескончаемым потоком шли танки Т-34. Громили фашистов под Москвой, замыкали кольцо Сталинграда, спрямляли Курскую дугу, рассекали блокаду Ленинграда, штурмовали европейские столицы, сбивали статуи викингов с постаментов рейхстага. Завод в своей суровой красоте — есть памятник Победы, не меньший, чем Солдат в Трептов-парке или Родина-мать на Мамаевом кургане.

Когда кончается смена, из центральной проходной одновременно выходят тысячи рабочих и инженеров, молодых и седовласых, прелестных девушек и утомленных заботами женщин. Прекрасные лица людей, отдавшиx еще один день своей жизни осмысленному труду, который делает существование человека разумней, благополучней, добрей.

Страна, начиная освоение Северного Урала и Восточной Сибири, строит железные дороги, прорывается к месторождениям нефти и газа, железа и меди. Идея проложить железную дорогу по кромке Ледовитого океана, стянуть её с Транссибирской трассой параллельными, с юга на север идущими магистралями — превращается из утопии в реальность. Всё больше товарных вагонов, нефтяных цистерн, криогенных установок для сжиженного газа требуется стране. Завод днями и ночами без устали мнёт металл, раскаляет докрасна тяжкие шкворни, прокатывает оси, строит колесные пары, нагружает их сварными сверхпрочными коробами, гулкими цилиндрами нефтеналивных цистерн. Кажется, из завода вытягивается бесконечный состав, вливается в стальные желоба магистралей от Находки до Уренгоя. Не только многотысячный коллектив завода находит здесь работу и заработок. Конструкторские бюро, лаборатории сплавов, машинисты и строители дорог, горняки рудников и бурильщики нефтескважин. Миллионы деятельных, отважных людей, военных и гражданских, созидающих полярную цивилизацию русских. Можно себе представить, какое горе охватит всех этих людей, если встанет завод. Какой урон стране нанесёт кризис, если перегрызёт артерию, питающую завод кислородом и кровью. Поэтому правительство Путина внесло Уралвагонзавод в число тех, что берутся под опеку государства, — опеку военного времени.

Самые драгоценные и секретные цеха завода — те, где на поточных линиях собираются сверхсовременные танки. Ты шагаешь вдоль линии, среди запахов стали, лака, ружейной смазки, и видишь, как рождается танк, проходя все стадии эмбрионального развития. Как в полую коробку брони вживляются катки и наматываются гусеницы. Как в гулкое чрево загружается могучий двигатель. Как нахлобучивается плоская узколобая башня с громадной пушкой. Как сталь насыщается хрустальной оптикой, лазерной электроникой, системой космической связи. Танк, эта гора брони, — обладает изящной легкостью и хищной подвижностью. Может прыгать и летать через рвы. Уходит надолго под воду. Рассеивает перед собой облако аэрозоля, в котором сгорает выпущенная в него ракета. Лазерными лучами ослепляет и сжигает летящие с вертолетов снаряды. Но танк бессилен против кризиса, и государство оснащает танковый цех системой антикризисной защиты.

Завод — это не просто кузница, мастерская, место приложения физических и умственных усилий. Это шедевр, который в истории русской культуры значит не меньше, чем храм Покрова на Нерли. После Победы, в годы страшной разрухи и бедствий, невыплаканных слез и незажитых ран, Сталин подарил заводу Дворец Культуры — баснословной красоты здание, образец "Большого имперского стиля". Его сберегают, как жемчужину. Не устаешь любоваться инкрустациями стен и полов, резными капителями, драгоценными камнями колонн. Один и тот же художник создавал эскизы дворца, рисовал контуры танка, выкладывал цветной мозаикой на заводской стене ордена трудовой и боевой доблести. Этот художник — русский народ, творящий свою историю среди кромешных угроз, всегда, в самые чёрные времена, добиваясь Русской Победы.

В заводском храме, что построен в десяти шагах от проходной, есть удивительная, неканоническая фреска. Горит рейхстаг. В черном окопе валяются убитые фашисты. Из-за гор вылетают танки Т-34 и стреляют на ходу по рейхстагу. Их направляет в бой острокрылый ангел — Вестник Русской Победы.

Сегодня кризис — это рейхстаг, к которому сквозь свинцовую пургу пробиваются русские знаменосцы.

ТАБЛО

* Наши источники в околоправительственных кругах всё настойчивее говорят о "либеральном реванше" в Кремле. Очередные проявления этого процесса — президентское интервью представителям трех ведущих телевизионных каналов (ОРТ, "Россия", НТВ) и назначение Александра Волошина председателем совета директоров компании "Норильский никель". Что касается Дмитрия Медведева, то ключевой в его ответах признается фраза относительно решения по военным действиям против Грузии: "и посоветоваться-то не с кем", фактически напрямую отсылающая к аналогичной "странной" фразе Владимира Путина: "После смерти Махатмы и поговорить не с кем". По той же информации, сегодня все более-менее серьёзные кадровые решения федерального уровня, включая крупные корпорации, готовятся личным аппаратом вице-премьера Игоря Шувалова, поэтому очередной карьерный зигзаг бывшего руководителя президентской администрации (1999-2003) и члена совета директоров РАО "ЕЭС России" не мог произойти без участия связки Чубайс-Шувалов…

* Выступление вице-премьера и министра финансов РФ Алексея Кудрина относительно дефицита федерального бюджета 2009 года и девальвации рубля подтверждает взятый Кремлём курс на "латание финансовых дыр" и "поддержку крупного бизнеса" за счет средств бывшего Стабфонда. Как отмечают эксперты СБД, ресурс этой создававшейся восемь лет финансовой "подушки" может быть при грамотном руководстве исчерпан уже к марту-апрелю 2009 года, что способно вызвать масштабные социальные потрясения в стране…

* Переформатирование Форума стран-экспортеров газа (GECF) в подобие "газовой ОПЕК", которое фактически состоялось в Москве по инициативе России, вызвало сверхжесткую реакцию в американском финансово-экономическом и военно-политическом истеблишменте, передают из Вашингтона. Эту реакцию можно суммировать следующей фразой: "Россия пытается диктовать свои условия там, где должна молчаливо исполнять приказы". Отмечается, что флагом новой международной структуры Кремль намерен прежде всего прикрывать свои действия в Прикаспийском регионе, особенно — в постсоветских республиках Центральной Азии, от ресурсов которых во всё большей степени зависит газовый баланс российского монополиста "Газпрома". А вопрос о штаб-квартире GECF (Доха вместо Санкт-Петербурга) с этой точки зрения выглядит более чем второстепенным…

* Источники в Севастополе предупреждают, что "предрождественский" взрыв жилого дома в Евпатории в самое ближайшее время может получить антироссийскую трактовку ("гексогеновый след" и т.п.) с целью изменить отношение жителей Крыма (и всей Украины) к России в целом и к Черноморскому флоту РФ, в частности, представить их в роли "безусловного врага", что должно облегчить проведение уже ставшего достоянием гласности сценария масштабного российско-украинского конфликта. "Масла в огонь" должна подбавить и "прагматичная" позиция "Газпрома", заявившего о возможном ограничении и даже прекращении с 1 января 2009 года поставок "голубого золота" на Украину в связи с накопленным "нэзалэжной" долгом в размере 2 млрд. долл. за уже потребленные объёмы газа…

* Повлекшие за собой многочисленные человеческие жертвы израильские удары по сектору Газа, который сегодня в Тель-Авиве именуется не иначе, как "террористическое государство ХАМАС", по сути, являются крупномасштабной геостратегической провокацией, поскольку в этот военный конфликт планируется вовлечь "Хезбаллу", а "в идеале" — и Иран. Согласно информации, поступившей из Нью-Йорка, отмашка была дана по "горячей линии" через американские спецслужбы, контролируемые "неоконами". Впрочем, для реализации данного конфликтного сценария ключевое значение имеет позиция Египта, который способен перевести его в совершенно иное измерение, открыв свои границы с сектором Газа. Именно поэтому перед началом конфликта Ципи Ливни встречалась с Хосни Мубараком, который тем самым несёт свою долю ответственности за гибель тысяч палестинцев…

* Распространенные рядом глобальных масс-медиа сообщения о передислокации крупных военных сил Пакистана к границе с Индией не соответствуют действительности и ставят своей целью форсированное разжигание масштабного конфликта, поводом для которого стала атака "исламских террористов" на Мумбай (Бомбей) 26 ноября, передают из Исламабада. В рамках полученной версии, Индия при поддержке США намерена максимально воспользоваться нынешним благоприятным для себя балансом сил, чтобы не только "окончательно решить проблему Кашмира", но и подготовить почву для "подчинения Пакистана в целом" как естественного геополитического "моста" между КНР и Ираном…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Надежда Кеворкова ЗА ЧТО БЬЮТСЯ В АФИНАХ? Девять греческих «почему»

ПОЧЕМУ РОССИЙСКИМ ЛИБЕРАЛАМ НРАВЯТСЯ АВТОМОБИЛЬНЫЕ БУНТЫ, А АФИНСКИЙ ПРОТЕСТ НЕ НРАВИТСЯ

Российские либералы с восторгом следят за митингами автомобилистов, протестующих против повышения пошлин на ввозные автомобили. И с неприязнью — за тем, что происходит в Афинах.

Понятно, почему это происходит.

У нас на улицу выходит мелкобуржуазная публика — постоять за свои мелкобуржуазные интересы и заодно за интересы крупных фирм.

А в Афинах городская голытьба бьётся с закованной в пластик полицией, громит банки, берёт приступом тюрьмы и суды, швыряет камни в посольства стран, виновных в обнищании миллионов людей.

С точки зрения либерала, протестовать против пошлин — прогрессивно, а биться с полицией и жечь банки — некультурно.

Так думают многие сытые люди в России. В этих мыслях им помогает укрепиться ТВ. Не потому, что так журналистам велело начальство, а потому, что именно так видят мир сами журналисты, сытые и чистенькие. Бунт против банков и властей — бунт и против их собственного преуспевания.

Поэтому картинка о борьбе трудящихся и безработных будет такой, а не другой. Делать её, правда, трудно.

ПОЧЕМУ ГРЕЦИЮ ТРУДНО УЧИТЬ ИСТИННОЙ ДЕМОКРАТИИ

Трудно обзывать быдлом и анархистами восставший народ от 15 до 70 лет. И не где-то, а на родине демократии — в самом незамутненном смысле этого слова.

Именно в Афинах Аристотель написал свой труд "Политика", в котором рассказал о демократии. Именно в Афинах ему на эту тему возражал Платон. Впрочем, олигархия и плутократия родились здесь же.

Сегодняшний мир капитала клянётся именем демократии — как и в древних Афинах. Униженным и обездоленным он отвёл бессловесную роль. Греки пришли на телевидение и радио и сами взяли слово. Очень скупо — всякий раз по 20 секунд.

В Греции многие понимают, как глупо родине демократии указывать на то, какой она, демократия, должна быть с точки зрения либерала и журналиста, обывателя и обитателя ЖЖ.

ПОЧЕМУ ПРОТЕСТ ГРЕКОВ НЕ ПРОТИВ БОГА, А ЗА НЕГО

У греков есть еще одно преимущество по сравнению с европейцами, россиянами и всеми прочими. Они — православный народ без перерыва на революции и войны в течение последних 2 тысяч лет.

Православие здесь — образ мысли, образ жизни и религия такой силы, что государство подсуетилось объявить её государственной.

Православие преподается в школах — не как культура или традиция, а как вера. Священники здесь получают зарплату и пенсию.

Все революции, восстания и войны греки (даже коммунисты) вели как православные.

Ведь православный человек не подчинен Папе. У него только один начальник — Бог. Православный грек выжил только благодаря вере. Никогда православие в Греции не призывало греков к смирению перед властью. Ведь власть в Греции на протяжении почти всей её истории была выраженно чужой, вражьей, иноземной.

Православный грек нисколько не сомневается, что протест ему не просто разрешён. Протест грека угоден Богу.

Только в Греции есть монашеская республика, куда запрещен вход женщинам. И это — посреди либеральной Европы, стершей различия между полами, верой и неверием, духом и грехом.

Греки, несмотря на ежеминутное либеральное насилие над народом, в курсе христианских символов, им внятен язык Писания.

Восставшие греки действуют в подражание Христу, который сказал трёхдневному смердящему Лазарю: "Встань и иди!" На языке современного призыва это звучит так: "Хватит смотреть телевизор, выходи на улицу!"

Они дважды захватили ТВ и дважды — радио. И призвали смердящего Лазаря встать.

Как и 2 тысячи лет назад, Лазарь встал и пошёл. Греческий народ выключил телевизор и вышел на улицы.

Все греки знают, что Бог — на стороне гонимых, униженных и страдающих. Даже полицейские это знают. Ведь они — тоже греки, и тоже — православные.

ПОЧЕМУ НЕПОЛЕЗНО ЛГАТЬ О ГРЕЦИИ

Только при очень большой склонности ко лжи можно назвать греческий народ бандой анархистов.

У них за плечами более 3,5 тысяч лет непрерывной истории, Троянская война, Гомер, Эсхил, Еврипид, Геродот. Это они придумали философию, историю, математику, геометрию, политику и географию. Басню, трагедию, комедию, театр. Олимпийские игры. Богословие. Академию.

Это они назвали Европу и Азию, на их языке написаны Евангелия. Это они вместе с Александром дошли до Индии.

Самый великий солдатский подвиг совершил спартанский царь и его 300 бойцов. (Повторить его дано только русским. В расширительном понимании этого слова: русским, украинским, белорусским, грузинским, дагестанским, чеченским, казахским, таджикским, киргизским и т.д. Но только тогда, когда мы все — по одну сторону фронта).

Стараниями греков людям даны два способа строить жизнь: в пучине политических интриг — как в Афинах, или в блеске воинской строгости — как в Спарте.

Они восстали за свободу не раз и не два — из полной безнадежности, без всякой союзнической защиты и помощи. Они сражались с турками, с немцами, с собственной хунтой.

Только к ним на помощь стремились лорд Байрон и русские мальчики.

Я бы поостереглась этот народ обзывать бандой анархистов. И я бы предостерегла распространять о греках ерунду, что их история началась в 1974 году.

ПОЧЕМУ ЭТО ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВОССТАНИЕ, А НЕ «БУЗА»

Греческий протест тотален. Он долго зрел, и его трудно утолить.

Это мне сказал мой друг греческий журналист Афанасий Агиракис, который прошел все войны нашего времени и умеет отличать справедливость от несправедливости.

Многие не умеют — не отличают правого от левого, чёрного от белого. Вот им и кажется, что идёт какая-то глупая "буза". Какие-то бутылки с камнями летят в полицию, охраняющую целлулоидные елки. И всё это — вместо того, чтобы пить коктейли и шляться по рождественским распродажам…

Летят камни. В ответ полиция жарит слезоточивым газом по толпе внуков, а травит до полусмерти их дедов, сидящих в кафе в короткие передышки.

Какие нехорошие анархисты: разгромили модные магазины и 27 банков! Так вещает телевизор на всех языках.

Телевизору вовсе не нужно транслировать понимание того, почему восставший народ взял оружейные лавки и вооружился. Потом пошел и сжёг списки кредиторов. Ведь это очень жизненно, понятно и заразительно. А если так сделают все?

Да, сказал друг Афанасий, есть провокаторы, они не имеют ни идей, ни понимания. Их знают в лицо, они зря жгут машины, глупо бьют витрины, не туда и не вовремя палят.

А восставшие греки, сказал Афанасий, вовсе не совершают бессмысленные действия. Они весьма понятно, хоть и по-гречески, требуют уничтожения плутократии, ростовщической наживы и установления меритократии.

Что это такое? — спросила я Афанасия. По-русски — это возможность талантливым рулить, по-американски — быстрый социальный лифт.

Это политическое восстание, сказал Афанасий. Они начинают бой, и они его выигрывают.

ПОЧЕМУ НАДО БЫТЬ ПРОТИВ ХОДА ВЕЩЕЙ

СМИ придумали новое слово, которое, как им кажется, смешно описывает происходящее: капюшононосцы. Какие глупые — сожгли списки кредиторов банков. Ха-ха!

Их предок Солон убрал с полей сограждан долговые камни. Так и началась история демократии. И те, кто камни на поля своих должников положили 26 веков назад, тоже не в восторге были от солонова радикализма.

В нынешнем протесте есть несогласие с ходом вещей. В переводе на простой язык, людям надоело следовать от колыбели до могилы, выплачивая кредиты, гробя жизни и оставаясь ни с чем.

Греки не хотят долго и бессмысленно учиться, чтобы получить сомнительное право за большие деньги поступить в университет, а потом за 500 евро в месяц киснуть в офисе. 30% греческой молодежи до 25 лет — безработные. Теперь без работы и их родители, и их деды. Пенсии растаяли, долги приумножились.

Они — мусор кризиса. Они поодиночке должны быть отданы Минотавру, пожирающему человеков в глубине Лабиринта.

Но на всякого Минотавра находится Тесей.

ПОЧЕМУ ГРЕКАМ ОТВРАТИТЕЛЬНА БОЛОНСКАЯ СИСТЕМА

Восстание имеет мистические корни. И очень простые сиюминутные объяснения.

До 2006 года университеты были бесплатными. И они были вольницей студенческого братства, куда не смела ступить нога полицейского.

Теперь правительство навязало грекам болонскую систему, дороговизну, плату за обучение, ограничение студенческих прав и свобод. Полицейский дерзает перешагнуть незримую границу студенческой свободы. И после этого кто-то удивлен, что 20 тысяч греков от мала до велика идет по улицам Афин?

(В России болонская система, ЕГЭ и прочие новации прошли при абсолютном безразличии студентов. Против сражался разве что ректор МГУ Виктор Садовничий да пара коммунистов. Но нашего студента так просто не возьмёшь, на систему не подсадишь и законом не опутаешь).

ПОЧЕМУ НЕ НАДО БЕСПОКОИТЬСЯ ЗА ПАМЯТНИКИ

В Афинах очень удобно воевать с полицией.

Акрополю, скале Ареопага, тюрьме Сократа и другим живописным руинам ничто уже не может повредить. Самые безбашенные революционеры и самые безжалостные каратели бессильны испортить камни. Антики давно и окончательно разрушены.Самые забористые коктейли Молотова не потревожат их снов.

Лозунги хорошо смотрятся на фоне развалин Парфенона. Лучше, чем японский подъёмный кран реставраторов. А буржуазные кварталы не жалко даже их обитателям.

ПОЧЕМУ МНЕ НРАВЯТСЯ ЭТИ РЕБЯТА И НЕ НРАВЯТСЯ ТЕ, КТО ПРОТИВ ПОШЛИН

Мне довелось пройтись с бунтовавшей греческой молодежью в 2006, когда их протест только-только нарастал после затишья. Могу засвидетельствовать: это отличные бойцы. Они владеют всеми приемами городского боя с превосходящими силами противника. Они бесстрашны, артистичны, веселы и не боятся смерти.

Они долго не хотели разговаривать с прессой. Но когда узнали, что у нас в России нужно получать разрешение на проведение митинга, они в десять голосов принялись расспрашивать, как же мы дошли до жизни такой. Взяли надо мной шефство. Как православные над православной. Провели ликбез и повели на учебное восстание.

Их отцы победили черных полковников в 1974. Дети впитали навыки городской герильи с молоком матери. Они учатся этому мастерству за два дня.

В 1999 греки вышли на улицы выразить презрение Клинтону, решившему навестить Афины. Греки не простили ему разрушения Югославии, распаления балканского национализма, расчленения страны, бомбардировок Сербии, планомерного потворства уничтожению православно-исламского мира, который был возможен при коммунистах и вмиг взорвался при капиталистах.

Слишком просто? Но мир не очень сложен. И мирные способы борьбы за демократию в нём — фикция. А борьба против пошлин, за права обманутых дольщиков, за право больного на смерть и неродившегося на жизнь — просто способ отвлечь от главного.

Отец-основатель США, автор Декларации независимости и Конституции, Бенджамин Франклин в свое время сформулировал, что демократия — это договоренность вооруженных мужчин. (Если кто-то не может вспомнить сего Франклина, найдите его портрет на 100-долларовой бумажке).

Греки и без Франклина это помнят.

Автор — специальный корреспондент "Газеты"

Михаил Казаков ИСТИНЫ РАДИ

Телепередача "Последний герой" целенаправленно внедряет в массовое сознание необходимость добираться до жизненно-необходимой жратвы через непролазную грязь, не брезгуя объедками со стола людей богатых и благополучных. А телезритель гадает, почем нынче Родина, и ворчит "Опять козлы-банкиры всю капусту сожрали!"

Число порций стерляди в икорном соусе, еженедельно съедаемых завсегдатаями очень дорогих ресторанов на Тверском бульваре, меньше не стало. Вот только чтоб расплатиться за кредит, взятый для открытия нового ресторана, хозяин одной из самых "пафосных" харчевен на Тверском бульваре теперь экономит даже на туалетной бумаге и еде для персонала заведения.

Лелея надежду совершить привычный подвиг в процессе подготовки годового отчета и не попасть к следователю на "собеседование", кассиры и бухгалтеры готовятся сразу после новогодней пьянки и надлежащего закусона занять места в любимой народом клинике неврозов, расположенной у выхода из метро "Шаболовская".

За всей этой угрюмой обжираловкой и приготовлениями к оной остались почти незамеченным долгожданное завершение смертельно надоевшего всем судебного процесса над убийцами первого зампреда Центробанка Андрея Козлова.

Пребывающие в безутешной скорби газетно-журнальные дамы, всплакнули о красавце-банкире, который их всех "танцевал" на балах, традиционно завершающих ежегодный банковский конгресс.

И никто не вспомнил приложения к Постановлению Совета Федерации от 17 марта 1999 года N 113-СФ "Об итогах работы Временной комиссии Совета Федерации по расследованию причин, обстоятельств и последствий принятия решений Правительства Российской Федерации и Центрального банка Российской Федерации от 17 августа 1998 года о реструктуризации государственных краткосрочных обязательств, девальвации обменного курса рубля, введения моратория на осуществление валютных операций капитального характера".

В этом историческом документе подчеркнуто — Козлову впредь нежелательно доверять какую-либо государственную должность.

После того, как Козлов по подсказке умников из Американского Добровольческого корпуса по оказанию финансовых услуг до предела ослабил экономику "империи зла", он едва не разорил банк "Русский Стандарт" и умертвил туристическую компанию "Мир Аэрофлота". Но американцы его снова подобрали и поставили во главе московского представительства Корпуса по оказанию финансовых услуг… Как ни в чем ни бывало, он раздавал очаровательным газетчицам интервью. Рапортовал, как именно руководимые им "засланные казачки" "повышают общий уровень" финансовых услуг.

В оправдание несомненных уже грехов г-на Козлова как доказательство его "высочайшего профессионализма" мимоходом вспоминили, что премудрый Виктор Геращенко, приняв руководство Центральным банком сразу после дефолта, весь Совет директоров разогнал, а Козлова терпел еще верных полгода.

Может быть, это и в самом деле есть признание выдающихся способностей покойного?!

Я поинтересовался у Виктора Владимировича Геращенко — как было на самом деле. "Геракл" и не пытался ничего скрывать: "Я согласился вернуться в Центробанк лишь при условии, что подаст в отставку весь Совет директоров, единогласно проголосовавший за клиническую глупость — замораживание вкладов, превратившее тревогу в панику.

Как принимались катастрофические решения — мне никто ничего не мог объяснить. Даже "премьер" Кириенко, в рабочее время снимавший выпивкой нервное напряжение и обиду: с ним никто из авторитетов мировой банковской системы не хотел даже разговаривать…

И тут возвращается из Франции Козлов, три недели отдыхавший там с дамой сердца.

Парень уже в курсе, что я всех выгнал. И не скрывал надежд, что проведенная мною расчистка жизненного пространства от людей, с которыми он и без меня разлаялся, резко усилит его влияние в ЦБ. Ему уже стукнуло тридцать три года, но на Голгофу он не рвался!

Он и мой предшественник Дубинин в разгар дефолта позволили себе слегка отдохнуть. И за самую большую глупость они оба не голосовали… Так что вроде "отца дефолта" и выгонять не за что…И раз его "компетентные органы" за дефолт не покарали — должен ли я подменять собою суд?!

До января 1999 года мне удалось хотя бы выяснить, где какая бумага спрятана. А далее я его больше не задерживал!.."

Между прочим, та долговая петля, в которую наши банки и госкорпорации радостно влезли, получая на Западе в течение ряда лет "дешевые" кредиты и выдавая их соплеменникам под бешеные проценты — всего лишь очередная "пирамида". И она просто не могла не рухнуть!

Занятно, что в ходе марафонского судебного процесса над убийцами Козлова не был допрошен ни один сотрудник Добровольческого корпуса США по оказанию финансовых услуг, московское представительство которого погибший банкир возглавлял между изгнанием из Центробанка после "дефолта" и возвращением в Центробанк.

"Бойцы" из американского Корпуса (если верить болтающейся в Интернете справке о Корпусе!) не берут денег за свои "судьбоносные" рекомендации и шпаргалки с граждан опекаемых ими слаборазвитых стран. Что весьма подозрительно. Ибо всех нас давно приучили, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

В середине февраля прошлого года заместитель генерального прокурора Александр Буксман на слушаниях в Государственной Думе заявил: полторы тысячи сотрудников ЦБ владеют акциями коммерческих банков, за которыми сами же и надзирают.

А они вовсе не обязаны скромничать. Статья 90 Закона о ЦБ обязывает его служащих лишь информировать Совет директоров о приобретении ими акций!

У всех у них перед глазами впечатляющий пример полтора сотен высших чинов Минфина и ЦБ, "использовавших конфиденциальную информацию о предстоящем дефолте для личного обогащения." (из отчета заместителя Генерального прокурора Василия Колмогорова Совету Федерации)

Многоголового "Козлова" после дефолта оказалось невозможным судить даже за уклонение от уплаты налогов.

Доходы от операций с государственными ценными бумагами по Закону "О подоходном налоге с физических лиц" не подлежат включению в совокупный налогооблагаемый доход.

Кто же сочинил нам такие "законы" для скорейшего избавление страны от заработанных ею денег, а, в конечном счете, и от коренного населения?!

В разработке всех основных финансовых законов сегодняшней России: "О банках и банковской деятельности", "О Центральном банке" и др.принимали участие "эксперты" из американского Добровольческого корпуса по оказанию финансовых услуг.

Стараниями именно этих ребят Федеральная служба по финансовым рынкам, призванная быть единственным и беспристрастным регулятором российской финансовой системы, лишилась возможности контролировать банковский сектор. Зато такую возможность "благодаря" ими же самими разработанному закону "О банках и банковской деятельности" получили американцы..

Именно эти ребята подсказали Козлову идею пирамиды с ГКО. А когда он оказался никому не нужен после вынужденного ухода из Центробанка — сделали его шефом представительства Корпуса по России и всей Восточной Европе, а затем возвратили его на прежнюю должность в ЦБ.

Они оказались сильнее верхней палаты российского парламента, не рекомендовавшей более пускать чересчур талантливого воспитанника американцев на государственную службу.

Вряд ли его "кураторы" или "духовные отцы" — (кому какое определение больше нравится!) пребывали в неведении, что стараниями их "воспитанника" вся финансовая система России оказалась в шаге от полного и бесповоротного краха. Не вызывает ни малейших сомнений, что руководитель Федеральной резервной системы (аналог нашего Центробанка!),уличенный в обогащении с помощью мошенничества, вряд ли уже когда-нибудь вышел на свободу из комфортабельной американской тюрьмы.

Да за один только обмен рублевых ГКО на долларовые, проведенный Козловым в июле 1998 года (только для иностранцев!) ему полагался памятник при жизни где-нибудь на Уолл-Стрит.

Всю прошлую осень со страниц газеты "Ведомости" председатель Комитета банковского контроля России Г.Меликян рыдал о том, что кредитов набрали уже столько, что никакого Стабфонда не хватит, чтоб расплатиться.

Банкноты шелестели, словно знамена.

"Отличные парни отличной страны", командующие финансами, прилагали все усилия, чтобы кризис ни в коем случае не миновал многострадальное Отечество. И никто им не сказал: "Чтоб тебе жить на одну пенсию!.." Ни ФСБ, ни Генеральная прокуратура никак не могли найти времени провести с ними воспитательную работу, чтоб: "Мальчик радостный пошел, и решила кроха — буду делать хорошо и не буду плохо!"

Но никогда ведь не бывает так плохо, чтобы потом не было еще хуже!

Великому актеру Георгию Жженову приписывают афоризм "Для того, чтоб убедительно изображать опору власти — нужно эту власть очень ненавидеть!"

Владимир Пылаев ГРАНИЦЫ ДОЗВОЛЕННОГО Что стоит за уступкой российских территорий?

Желающие урвать "лакомые кусочки" нашей территории находились во все времена. Таковым был, к примеру, Черчилль, который мечтал иметь Крым. Говорят, в период Ялтинской конференции гулял такой анекдот:

Черчилль тет-а-тет шутя обратился к Сталину:

— Господин Сталин, у нас, англичан, есть обычай: гостю дарить подарки. Я бы очень хотел, чтобы вы подарили мне Крым. Тем более, что я сегодня юбиляр.

— У русских тоже есть такой обычай, — не спеша отвечал Сталин, — но прежде чем гостю что-либо подарить, он должен отгадать загадку.

— Ну что ж, я готов.

— Я вам, господин Черчилль, хочу загадать наипростейшую загадку.

— Зачем же наипростейшую? Вы меня обижаете…

— Именно наипростейшую. Вот вам, господин Черчилль, три пальца, — он приподнял руку и выставил вперед три пальца: средний, указательный и большой, — скажите, какой из них средний?

— Разумеется, этот! — Черчилль коснулся указательного пальца "вождя народов".

— Не отгадали, господин Черчилль! — назидательно произнес Сталин и из выставленных пальцев сделал фигуру, в которой средним оказался большой палец…

Увы, ныне в большой политике делать такие жесты не принято. Больше того, вершится она по законам малопонятным большинству населения. Именно так произошло и с островами на Амуре. Образно говоря, засыпая, хабаровчане знали, что Большой Уссурийский остров, раскинувшийся прямо напротив города, где находятся укрепрайон, дачи хабаровчан, сельхозугодья, — наш. А, проснувшись, с удивлением узнали, что половина острова теперь китайская. Больше того: Тарабаров остров отдан целиком. Для горожан, как и для руководства края, да и руководства силовых ведомств региона, это было сродни удару обухом по голове. Их мнения никто не спросил. С ними даже не посоветовались…

И вот минуло более трех лет с того момента, как в начале 2005 года вступило в силу соглашение о добровольной передаче Россией Китаю острова Тарабарова и части Большого Уссурийского острова, находящегося в непосредственной близости от столицы Дальневосточного Федерального округа — Хабаровска. Теперь российско-китайская граница оформлена на всем своем протяжении. До последней пяди. Это хороший повод вспомнить историю вопроса, подвести некоторые итоги и подумать о перспективах такого соседства.

По Пекинскому договору 1860 года все острова на пограничных реках Аргунь, Амур и Уссури объявлялись собственностью России. То есть к России отходили все острова на этих реках, независимо от того, по какую сторону тальвега (самой глубокой линии дна) и фарватера (главной судоходной линии) они находились, какая протока — китайская или российская — была шире и глубже.

История знает несколько подобных случаев проведения границы и даже полного отнесения пресноводной акватории к одному из граничащих государств. В каждом случае такое положение становилось источником продолжительных, часто кровопролитных конфликтов.

Вооруженный конфликт на советско-китайской границе в конце 1960-х — начале 70-х имел схожую причину. Фактическое владение СССР акваторией Аргуни, Амура и Уссури делало невозможным китайское судоходство на пограничных реках: многие острова находятся лишь в нескольких десятках метров от китайского берега и протоки здесь слишком мелкие. Одна из проток в сухой период полностью пересыхала, и российский остров превращался в китайский полуостров. Чтобы закрепить выгодный статус, китайцы подсыпали в протоку грунт. Мы продолжали называть этот клочок земли островом. Островом Даманский. Здесь в марте 1969 года и прозвучали первые выстрелы.

В 1991 году СССР признал границу по тальвегу. Китаю были переданы десятки островов и прилегающая к ним акватория общей площадью в несколько тысяч квадратных километров. За скобками соглашения, "для решения в будущем", была оставлена судьба острова Большой на Аргуни и двух островов в устье Уссури, наиболее важных как для Китая, так и для России в транспортном отношении. Для последней также — в стратегическом, поскольку один из островов — Большой Уссурийский — лежит, как уже говорилось, напротив Хабаровска — крупнейшего города российского Дальнего Востока. По мнению сторонников передачи островов, Россия имела меньше оснований владеть этими островами в устье Уссури, чем любым другим островом на пограничных реках. Дескать, эти участки суши, по сути, — не речные острова, а часть Маньчжурии, вытянутая оконечность амуро-уссурийского междуречья. Поэтому данные острова не должны были подпасть под действие договора 1860 года, так как не являются островами ни Амура, ни Уссури. Россия сумела настоять на их присоединении только потому, что здесь, на китайской территории, нашлись междуречные протоки, соединяющие Амур и Уссури. Китай имел право требовать их возвращения даже в том случае, если бы не оспаривал принадлежность к России всех островов на обеих реках. И то, что Россия, еще 17 лет назад признавшая прохождение границы по тальвегу, все же смогла теперь добиться раздела спорной территории, не "подарок Путина Китаю" и не поражение российской дипломатии, а несомненная победа.

"Острова Большой Уссурийский и Тарабаров, собственно, никогда российскими не были", — считает директор Института международных отношений ГУЭС Михаил Шинковский. "Стенания по поводу того, что во время визита в Китай президент России отдал китайцам "наши земли", можно объяснить тем, что многие не знают того факта, что заключенный в 1860 году Пекинский договор с самого начала был нарушен именно Россией, — заявил политолог. — Согласно тому договору, граница между Россией и Китаем проходила по фарватеру рек Уссури и Амур. Но первый губернатор Приморской области контр-адмирал Казакевич, не церемонясь с соседом, провел границу по западной протоке реки, вследствие чего эти два острова были отнесены к российской территории, а сама протока получила имя адмирала.

В расчете на то, что эта граница будет вечной, и развивалась деревня Хабаровка, превратившись в Хабаровск со своими нынешними притязаниями на эти острова.

Сейчас другие времена, и необходимость в добрососедских отношениях потребовала признать права нашего соседа на то, что ему принадлежит согласно международному договору. "Уступка" нашего президента продемонстрировала добрую волю России и добрую волю Китая, который согласился со сложившимися обстоятельствами и не претендует на ту часть острова Большой Уссурийский, который остался в России".

Однако есть и другой взгляд на случившееся. Георгий Лаподуш, в прошлом капитан Амурского речного пароходства и постоянный представитель Смешанной советско-китайской комиссии по судоходству на пограничных реках, в своей книге "Амурские дипломаты" пишет, что китайцы под предлогом решения вопроса "о беспрепятственном плавании китайских судов мимо Хабаровска" давно пытались доказать свое право на владение островами Тарабаров и Большой Уссурийский, и таким путем перекроить границу на участке от Фуюаня до Казакевичева. Однако оснований для этого у них не было никаких. Для обоснования претензий использовались различного рода ошибки в определении места впадения реки Уссури в Амур. Даже многие хабаровчане (и не только простые обыватели, но и некоторые ученые, а также писатели) ошибочно считают местом впадения реки Уссури в Амур район города Хабаровска. И это, в частности, тоже давало повод китайцам претендовать на эти острова. На самом же деле это представление ошибочно. Карты никак нельзя опровергнуть или истолковать двояко. А именно они были приложением к Айгуньскому договору 1858 года, подписанному от имени России генерал-губернатором Муравьевым, а от Китая — уполномоченным Великого Цинского государства Хэйлунцзянским главнокомандующим И Шанем. И договор этот определил границу по реке Амур. Хотя китайцы и пытаются представить его как навязанный им силой, он дает четкое понятие свободного волеизъявления: в его преамбуле указывается, что договор заключен по общему согласию, ради большой дружбы двух государств. В Китае он был утвержден указом богдыхана 2 июня 1858 года, а Россией ратифицирован 8 июля того же года. Есть еще Тяньцзиньский договор, коим предусматривалось изготовление карт и описаний, которые должны служить бесспорными документами о границах. Он был подписан в г. Тяньцзинь китайским полномочным Хуа Шанем и русским императорским комиссаром Путятиным 1 июня того же года. В соответствии с этими договорами 2 ноября 1860 года был заключен Пекинский договор, который закрепил прежние Айгуньские и Тяньцзиньские договоренности и определил прохождение границы по реке Уссури. В качестве составной части этого договора в 1861 году к нему был приложен протокол о размене картами и описаниями по прохождению линии границы в Уссурийском крае. Этот протокол был подписан 16 июня полномочными комиссарами Российского государства Будогонским и Казакевичем и полномочными комиссарами Дайцинского государства Цзин Чунем и Чен Ци, а подписи были скреплены печатями России и Китая. На картах, являющихся приложениями к договорам, линия границы проходит от китайского города Фуюань по правому рукаву Амура, ныне называемому протокой Казакевичева, и далее вверх по реке Уссури.

Естественно, эти документы не могли удовлетворить китайцев в их амбициях, поэтому они пытались представить названные договора несостоятельными, как якобы навязанные им силой. И — капля по капле — незыблемый прежде "камень" оказался подточен…

Кажется, неплохо, что теперь у России и Китая есть ясно определенная граница. Однако в нынешней ситуации для России, как считают многие авторитетные дальневосточные экономисты и политики, этот шаг отражает отнюдь не мудрость, а дефолт внешней политики страны. В политическом плане решение о границах, которое с помпой подается как историческая победа, является грандиозным провалом. Ведь если острова действительно были спорными, то не только Россия, но и Китай мог бы в целях прекращения спора сделать подарок: оставить нам эти острова или даже отдать еще что-нибудь. Поэтому справедлив вопрос: почему не Китай нам оставил острова, а мы их отдали? И второй вопрос. Почему верхняя палата парламента малюсенькой по сравнению с Российской Федерацией Киргизии в 2002 году отказалась ратифицировать дополнительное пограничное соглашение с Китаем на участке Узенги-Кууш, где речь шла о спорных землях площадью более 270 тысяч гектаров, заявив, что эти земли являются "исконно киргизскими", а мы изначально и не собирались произносить подобные слова?

Острова Большой Уссурийский и Тарабаров имеют, как уже говорилось, огромное стратегическое значение. Площадь только одного из них — Большого Уссурийского — сопоставима с территорией нынешнего Хабаровска. Они являлись зоной природного землепользования, сельскохозяйственного производства, а также, согласно генеральному плану развития г. Хабаровска, одним из будущих основных направлений территориального развития города. Не говоря уже о том, что здесь дислоцировался укрепрайон. После передачи островов граница прошла по прибрежной черте города, причем в самой развитой и населенной его части — в Индустриальном районе. По точному выражению советника дирекции Межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия "Дальний Восток и Забайкалье" экономиста Юрия Ефименко, теперь эти острова — "кинжал, приставленный к горлу Хабаровска" и поэтому, как опять же точно формулирует хабаровчанин, два этих острова являются в чистом виде "хабаровскими Курилами".

По убеждению дальневосточных экономистов, передача островов Большой Уссурийский и Тарабаров КНР в одночасье нанесла ущерб в 3-4 млрд долларов с учетом потери уже вложенных средств, а также обустройства границы на новых участках. (Однако, по мнению московских экономистов, после передачи островов перед Россией открылись возможности заключать с Китаем миллиардные сделки, так что возможные прибыли с лихвой покроют все убытки).

Острова имеют и большое рекреационное значение. Здесь расположено около 16 тыс. садово-огородных участков, которые посещают десятки тысяч жителей города.

Земли островов являлись российскими со времен похода Хабарова (1651 г.) и по Айгуньскому договору 1858 года, как уже говорилось, были закреплены за Россией. Бесспорно российскими острова оставались вплоть до 1991 года, когда Михаил Горбачев заключил с Дэн Сяопином пограничный договор, согласно которому границу отодвинули от китайского берега и провели ближе к нашему берегу, по фарватеру Амура. Спорными они стали благодаря длительным усилиям китайской стороны по изменению русла Амура, которое определяет линию госграницы. "За последние годы на своем берегу китайцы возвели около трехсот километров дамб, чтобы искусственно направить Амур в нужном для себя направлении, обмелить протоку Казакевичева, по фарватеру которой на этом участке определяется граница", — не раз говорил губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев. Но кто его услышал?..

От Горбачева китайцы получили в подарок половину водного пространства этой реки. А лет через десять "окончательно решенный" пограничный вопрос может вдруг опять появиться, так как оставшаяся пока у нас часть острова Большой Уссурийский окажется на китайской земле. Ведь фарватер, по которому и должна проходить граница, на могучем и капризном Амуре изменяем и может оказаться как раз между уже наполовину китайским островом Большой Уссурийский и Хабаровском.

Жители дальневосточного региона прореагировали на это великодушие федерального центра однозначно. Они понимают дело так: Китай Москве нужен, а вот Дальний Восток — нет, т.е. исконно русские земли в любой момент могут продать или отдать, даже не предупредив население, здесь проживающее. Никто в столице не обратил внимания и на акции протеста, прошедшие в Хабаровске. Участники митинга приняли резолюцию, в которой осудили передачу российских островов Китаю, однако Госдума, побурлив немного, все же ратифицировала "Дополнительное соглашение между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой о российско-китайской границе на ее Восточной части", подарив российские земли восточному соседу.

Факт остается фактом — Россия приняла китайское требование провести границу по северному рукаву Амура, отдав острова и превратив городскую набережную Хабаровска в приграничную территорию.

И это, как считают многие дальневосточники, было первым шагом подготовки россиян к потере Курил. Сегодня идея возврата островов настолько овладела национальным сознанием японцев, что ни одна администрация в Японии не может смягчить позицию по Курилам. Сразу же после принятия политического решения России о передаче Китаю островов вблизи Хабаровска отметился глава МИД Японии Нобутака Матимура, который выступил с соответствующим заявлением. По его мнению, Москва и Токио должны пойти на взаимные уступки в споре о Южных Курилах и выработке мирного договора. "Обе стороны могут быть удовлетворены только в том случае, если каждая из них в чем-то уступит, — заявил он в интервью газете "Нихон кэйдзай". Тогдашний премьер-министр Японии Дзюнитиро Коидзуми также в очередной раз высказался за скорейшее решение территориальных споров и заключение мирного договора с Россией. А следом даже промелькнуло заявление министра иностранных дел Сергея Лаврова о том, что Россия признает мирный договор с Японией от 1956 г. и готова передать ей два острова Курильской гряды — Хабомаи и Шикотан. И хотя В. Путин в ходе визита в Японию всё же никаких договоров о передаче островов не подписывал, заявив, что Курилы — российская земля, вкупе с описанными выше "территориальными" событиями картина получается достаточно тревожная.

Денис Тукмаков ECCE HOMO

Борхес насчитал всего четыре истории, о которых мир только и рассказывает тысячелетиями: об осаде укрепленного города, о возвращении, о поиске и о самоубийстве бога. С тех пор число это принято только сокращать; не останусь в стороне и я. По мне, так история всего одна — о герое и смерти.

Только это и интересно. Только две эти категории представляются важными. Потому что обе они — восторг перед героем и осознавание неизбежности смерти — отличают меня от скота. Вносят в эту скудную жизнь вертикальное измерение, понятия Неба и Ада, так что аж самому на цыпочки встать хочется.

Волос на руках щетинится, мурашки бегут по спине: это смерть дохнула в затылок, это герой пронесся где-то рядом. Куда он мчится? На смерть, разумеется, куда же еще? Потому-то история — всего одна.

В древности в разных культурах благородным господином считался тот, кто, в отличие от плебса, не страшится умереть и не видит в смерти стыда. Герой же повенчаться со смертью обязан, иначе он не герой. Смерть нужна ему для того, чтобы отличать черное от белого. Там, куда смерть внесла свой саван, ничто не остается прежним. Смерть вытесняет все наносное — и тут уже нужно уметь отрешаться от несущественного.

В наше время немного героев, но все они чем-то похожи: прежде всего, они уже умерли. Был один — полковник, франкист и упрямец. История знаменитая: в 1936-м полковник Москардо семьдесят дней удерживал в Толедо крепость Алькасар — и удержал-таки. Семьдесят дней он сам отпевал мертвых и крестил новорожденных — в крепости мужчины защищали свои семьи, а женщины танцевали фламенко для поднятия воинского духа мужей.

Пять дней с начала осады — телефонный звонок с "той стороны": у нас твой сын, полковник, сдавайся! Передают трубку: что случилось, сынок? — Ничего особенного, папа, меня собираются расстрелять, если ты не сдашь крепость. — Тогда крикни "Да здравствует Испания!" и умри патриотом. — Это я смогу. Прощай, папа. — Прощай, сын. Шестнадцатилетнего Луиса расстреливают где-то в городе.

Когда через два месяца франкистский генерал Варела, взяв город, устроил парад в честь героев крепости, полковник Москардо отрапортовал ему фразой "Sin novedad en el Alcazar".

"В Алькасаре ничего нового," — полковник сказал тогда истинную правду. Перед лицом смерти новым мало что становится. Вообще мало что остается стоящим духовного внимания.

Не остается богов: они слишком бедны верой, чтобы принять людей всерьез. Не остается друзей: они всегда живут вчерашними радостями. Не остается знания: тут все и так понятно. Нет и детей: это паралельные вселенные, на которые ты не можешь повлиять ни на йоту. Нет ни Родины, ни морали, ни эстетики: в их контекст летописцы впишут героя позднее — или не впишут. Герой не то, чтобы совсем не обращает на них внимания… Просто он знает, что они — это они, а он — это он. Герой предоставляет любви и тоске быть самим по себе.

Люди, история, идеи, — всё это лишь декорации для трех главных участников действа: одинокого (как каждый из нас, в сущности) героя, его подвига и его ухода. Что тут может быть "нового"? Время остановилось, событий не стало, и даже сам генерал Варела был уже какой-то иллюзией.

Если теперь всё это перевести на себя, то, по здравом размышлении, начинаешь расставлять приоритеты. Нужен ли мне этот новый телевизор Full HD с нехилой диагональю, если завтра — или хотя бы и через сто лет — мне предстоит последний разговор с сыном по телефону? А тебе? Стоит ли тебе горевать о сорвавшейся сделке и неоплаченном кредите, если ты сегодня уже крестил двух младенцев, а к вечеру отпоешь еще десяток кадетов? И какая малость, какая безделушка, возвещающая о Прекрасном, в нашей жизни станет "ритуальным нетронутым"? В Алькасаре, к примеру, таким был единственный племенной жеребец, которого миновала участь быть съеденным голодными осажденными, в отличие от остальных 176 лошадей. Его бы сохранили, будем уверены, даже если б полковнику пришлось бы жрать собственную ногу.

Вот ведь странно: эти герои, не от мира сего, сами уже почти и не люди, дают пример остальным, как нужно оставаться человеком. Ты живешь тихо и мелко, у тебя даже кризис проходит обыденно. Но так будет не всегда. Ты — умрешь, а значит, ты тоже можешь стать героем. Для этого нужен лишь подвиг.

Подвиг — это просто, на самом деле. Нужно смочь там, где твердо знаешь, что никогда не выдюжишь. Ты идешь вперед, тебя жмет к земле, ты уже падаешь, ты уже на карачках, в грязи и дерьме, ты почти сдался, ты и не веришь больше, и тут… — тут вдруг ты встаешь и идешь дальше. Обычно в этот момент умирают, но это не главное.

Ну, и кому это нужно? Да никому. Для появления героя нет ни единого основания. Здесь не работают даже такие двигатели, как страх или тщеславие. И любовь ничего не значит. И вера. Есть лишь какая-то внутренняя потребность в стойкости и почти неосознанная тяга к величию человеческого духа. То самое, что кто-то называет волей.

А кому нужна, эта колонка? Никому. Но она будет выходить, даже если в стране исчезнет бумага.

…Сейчас ночь. Все родные спят. Мы со смертью беседуем тихо и статно. В какой-то момент она наклоняется слишком близко, и я вздрагиваю всем телом, словно от звука захлопнутой сквозняком двери. Она спрашивает: "Что же ты делаешь, глупый?" А я отвечаю: "Я становлюсь человеком".

Михаил Делягин БЫК ПРЫГНУЛ Известный экономист отвечает на вопросы «Завтра»

"ЗАВТРА". Михаил Геннадиевич, что год грядущий нам готовит? Вопреки предсказаниям правительственных синоптиков, ураган глобального финансово-экономического кризиса, затронул и Россию. Затронул вовсе не "по касательной", а всерьёз и надолго. Что вы можете сказать о причинах и динамике происходящих событий?

Михаил ДЕЛЯГИН. Сейчас уже никто не примет всерьёз заявления государственых чиновников разной степени безответственности, которые еще совсем недавно агрессивно настаивали на том, что это "ипотечный американский", а не "глобальный финансовый" кризис, что в России никакого кризиса нет и не будет. Потом кризис пытались попросту замолчать, не допуская никакого упоминания о нём, а сегодня когда миллионы людей ощутили его грозное дыхание на собственной шкуре, пытаются возглавить "борьбу с кризисом", подразумевая под этим банальный "распил" государственных резервов.

Между тем, главная причина кризиса — фундаментальна. И она заключается в самой природе действующего мирового глобального капитализма с центром в Соединенных Штатах Америки. Высшая финансовая верхушка США всегда употребляла свойственные ей методы руководства мировой экономикой, искусственно завышая собственный параметры и занижая параметры и потенциал остальных участников мирового рынка. Образно говоря, для победы над "империей зла" шла искусственная накачка социального благосостояния собственного населения разными способами, в том числе и манипуляцией объемами денежной массы доллара и использования последнего как главной мировой резервной валюты в противовес остальному миру.

Диспропорции накапливались и росли, но США успели всё же осуществить разгром Советского Союза и его внешнего ареала — стран Варшавского Договора. Сделано это было изящно и искусно, с опорой на внутренние диссидентские группы и внутренние противоречия в экономике СССР, сложившиеся благодаря бездарному геронтократическому руководству, которое не сумело найти правильный путь в будущее. А он лежал у него под носом и был продемонстрирован Китаем.

После победы над нами в "холодной войне" и расчленения Советского Союза западные корпорации, т.н. глобальные ТНК, переустроили освоенные ими колоссальные территории (помимо нашей страны — почти весь "социалистический лагерь" и огромную часть "третьего мира", сориентированного на социалистический выбор) в соответствии со своими узкоэгоистическими интересами. Стремясь не допустить появления там конкурентов, Запад руками разномастных либеральных реформаторов лишил наши страны и народы возможности полноценного развития. Однако тем самым он существенно ограничил собственный рынок сбыта — и загнал свои монополии в классический кризис перепроизводства. Этот кризис наложился и на новый качественный уровень экономических и финансовых диспропорций, как в экономике, так и в госбюджете.

Определенное время при помощи различных паллиативных мер этот кризис удавалось оттягивать, но одним из последних паллиативов как раз и стало стимулирование спроса при помощи раздувания спекулятивного пузыря на рынке ипотечных кредитов — сначала рискованных, потом высокорискованных, а потом и откровенно безвозвратных. Однако, стремясь отсрочить наступление кризиса, развитые страны, и в первую очередь США, усугубляя некогда незначительные диспропорции, трансформировали не только свои финансовые сектора, но и все свои экономики.

В результате глобальный кризис уже перешел из финансовой сферы в реальную. Пока наиболее явный удар пришелся по автомобилестроению и всему, что связано со строительством, однако по технологическим цепочкам кризис распространяется практически на все отрасли. По сути, это уже не кризис, а депрессия, которая, судя по всему, продлится долго. По имеющимся оценкам, экономический спад начнется в 2009 году во всех без исключениях странах "большой семерки", а в Китае, во-многом по-прежнему ориентированном на их рынки, произойдет резкое и крайне болезненное для него замедление экономического роста.

Главное, что американскому руководству и его высшему финансовому звену — ФРС — непонятно, каким образом следует решать главную проблему: отсутствие спроса для возобновления экономического роста. Сейчас стратеги финансовых сверхмонополий, сосредоточенные в действующей и будущей админстрациях США, усиленно накачивают денежную массу. Теоретически это должно привести к восстановлению спроса, а затем — и к новому технологическому рывку, причем предполагается и крах старых глобальных монополий. Однако на этом пути возникает реальная угроза обесценения доллара и естественного отказа внешних партнеров от вливаний в США через покупку гособлигаций и вложений в другие ценные бумаги на американских биржах. Отсюда и текущие перенапряжения американской и мировой экономики, которые резко обостряют международные политические противоречия. Эта же стратегическая верхушка пока не показывает никакого понимания развертывающихся процессов, — а ведь уже скоро обрыв. Более того, даже известные сверхпроизводительные технологии блокируются глобальными монополиями весьма эффективно. С другой стороны, широкое применение этих технологий выбросит на рынок труда огромные массы работающих сегодня людей, последующая судьба которых, мягко говоря, неясна.

Так или иначе, выхода из депрессии, в которую мир входит, не видно.

"ЗАВТРА". Над США сгущаются тучи. А какова динамика российского сегмента? Где мы находимся на общем фоне?

М.Д. Российская экономика шла на двух ногах: экспортная выручка и внешние займы. Все остальные источники развития, существовавшие даже в 90-е годы, при Путине были раздавлены, их больше нет. А теперь глобальный кризис практически полностью уничтожил оба этих источника. И вина за это лежит, во-первых, на чудовищной финансово-экономической платформе монетаризма, принятой действующим правительством. А во-вторых — на катастрофической коррупции и воровстве всех уровней действующей власти.

Прекращение притока в Россию в виде внешних кредитов российских же денег, выведенных Кудриным, Игнатьевым и другими путинскими назначенцами из страны, стало первым витком сжатия спроса. Вторым витком, который мы переживаем сейчас, стало падение экспортной выручки.

Последствия уже сейчас выглядят ужасающе. В октябре, когда формально промышленный рост еще продолжался (хоть и составлял 0.6%), сокращение производства в Липецкой области составило 16%, в Нижегородской — 14%, в Челябинской и Вологодской — по 12%, в Ярославской — 10%, в Ленинграде — 9%, в Свердловской, Кемеровской, Калининградской и Владимирской областях — по 8%.

В ноябре промышленный спад составил 8,7%, на декабрь Минэкономразвития дало паническую цифру 19% (хотя реально будет 12-14%). В 2009 году спад ВВП, который так и не дожил до своего удвоения, составит (в зависимости от различных сценариев развития) от 5% до 15%.

Соответственно, растет безработица: 1 ноября она была выше прошлогоднего на 8,7%, 1 декабря — уже на 17,8%. Абсолютные цифры вроде бы невелики: число безработных за ноябрь выросло с 4,6 до 5,0 млн. чел., а их доля в экономически активном населении — с 6,1 до 6.6%. Но это объясняется лишь тем, что основная часть работодателей пока пытается сохранить работников, сокращая их рабочее время, переводя на полставки и отправляя в административные отпуска. После новогодних каникул, когда масштабы экономических проблем станут окончательно ясны, начнутся массовые увольнения, и к началу лета безработица вырастет как минимум до 9 млн.чел., а при неблагоприятном развитии событий — до 15 млн. (так как люди из-за тотальной коррупции и административного рэкета не смогут спасаться малым бизнесом, как в 1992-1994 годах).

Наиболее трагичной будет ситуация в моногородах и поселках при заводах, где живет более 20 млн. россиян. Без чрезвычайных государственных мер к следующей зиме они могут превратиться в подлинные "зоны смерти".

Поскольку Россия искусственно удерживается правящей клептократией в нищете, даже небольшое снижение зарплат может оказаться фатальным для людей. Ведь когда на конвейере АвтоВАЗа рабочий получал до забастовок 8-11 тысяч рублей, а после забастовок — 10-12 тысяч рублей в месяц за полноценную рабочую неделю при близких к московским ценах, то перевод даже на 4-дневную рабочую неделю сталкивает семьи за грань нищеты.

А впереди еще и бюджетный кризис. Уже в ноябре доходы в федеральный бюджет сократились на 30%, а расходы выросли почти на две трети. Результат — появление дефицита в 7,2% ВВП. Бюджет-2009, рассчитанный на основе цены на нефть в 95 долл. за баррель и заведомо нереалистичной инфляции в 8.5%, не учитывающий сокращения собираемости налогов и роста бартерных расчетов в условиях кризиса, будет секвестрирован уже в первом квартале.

При этом мало кто обращает внимание на резкое ухудшение ситуации с региональными бюджетами, а ведь даже по Москве две трети налоговых доходов дает налог на прибыль, которой просто не будет. Три четверти бюджета Вологодской области (в том числе 38% — своим налогом на прибыль) обеспечивает "Северсталь", уже вдвое сократившая производство. В доходах Алтайского края 49% — трансферты из федерального бюджета, а главный налогоплательщик, коксохимический комбинат, сократил производство почти в два раза.

В силу всего изложенного выше, осенью 2009, самое позднее — весной 2010 года (если "властная вертикаль" до того не сломается и не передерётся между собой) произойдёт обвал России в системный кризис.

Пока россияне в основном опасаются будущих изменений — но вот ощущения невыносимости повседневной жизни у них нет. Это ощущение начнет формироваться, когда они в условиях начала массовых увольнений осознают масштабы роста тарифов ЖКХ и стоимости проезда на городском транспорте с 1 января 2009 года.

Думаю, уже с весны следующего года сложится принципиально новая социальная обстановка, начнется переход власти в руки народа. Сначала это произойдёт в отдаленных поселках и малых городах — особенно там, где власть захватили откровенные бандиты или ничего ни в чем не смыслящие чинуши. Что будет вызывать истерическую реакцию правящей клептократии, но, как было сказано почти по этому поводу, "всех не перевешаете" и "ОМОНа на всех не хватит".

В условиях системного кризиса рано или поздно произойдёт оздоровление государства — и чем меньшую вменяемость продемонстрирует правящая клептократия, тем менее цивилизованные формы примет это оздоровление.

"ЗАВТРА". Итак, Запад во главе с США находится перед мрачной перспективой, однако у нас перспективы не лучше, если не хуже. Соревнование катастроф. Кто свалится первым?

М.Д. Это проблема, от решения которой зависит национальная судьба России. Мне представляется, что кризисные события развернутся сначала у нас, а затем произойдёт экономический крах в Америки, что качественно усугубит наши проблемы и создаст принципиально новый не только внешне-, но и внутриполитический контекст.

"ЗАВТРА". А как в этих условиях будут разворачиваться события в сфере мировых валют ?

М.Д. США накопили колоссальные долги — и продолжают их наращивать быстрее, чем мы можем себе вообразить. Эти долги нельзя выплатить — их можно только сжечь, аннулировать. Простейший способ — девальвация доллара, которая нанесет дополнительный и крайне болезненный удар по стратегическим конкурентам США — Евросоюзу, Китаю, Японии.

Однако допустимая для этих стран девальвация может оказаться недостаточной, чтобы обеспечить нужное Америке снижение долгового бремени. Поэтому могут быть применены разного рода специальные меры — например, стодолларовые купюры, находящиеся за пределами США, не будут приниматься к оплате как фальшивки — с обнародованием ранее секретных степеней защиты.

Наиболее радикальный шаг — введение пресловутого "амеро" с обменом на него долларов, находящихся у нерезидентов США, по произвольно заниженному курсу. Но это разовое сильнодействующее средство, последствия применения которого загонят Америку в угол. Столь откровенный обман подорвёт не только доверие к этой стране, но и надолго лишит её нынешнего всемирного кредита. В результате внутренняя стабильность США окажется под вопросом, и выбор для американского истеблишмента окажется до неприличия прост. Это будет выбор между двумя войнами: мировой и гражданской. Впрочем, это их дело, но Ирак и Пакистан, не говоря уже о развитии собственно американского ипотечного кризиса, который начался еще летом 2006 года, показывают ужасную деградацию некогда лучшей в мире системы стратегического прогнозирования США.

В конце концов, президентские выборы, на которых великая страна, глобальный лидер современности, была вынуждена выбирать между двумя заведомо недееспособными кандидатами — признак деградации не только управленческой системы, но и всего американского общества. "Американского Горбачева" Обаму выбрали, насколько можно понять, просто из интереса к жизни, — чтобы исчезновение их страны прошло не в формах унылой агрессии, носителем которых был МакКейн, а с афроамериканским весельем.

Я считаю затруднительным формирование единого государства из США, Канады и Мексики, о котором рассуждают некоторые наши горячие головы. Мексика — слишком специфическая страна, правительство которой не в силах даже контролировать всю её территорию.

Однако недавние события в Канаде, где для недопущения к власти победивших оппозиционеров исполнительная власть пошла на грубейшее нарушение фундаментальных законодательных норм, и это знаковое событие. Канада — не Россия, там общество имеет правовое сознание, и для него такое нарушение крайне болезненно; собственно, в развитых странах такого вообще не происходило никогда и нигде. Такая делегитимация собственного государства может быть рассматриваться теми или иными силами как элемент подготовки к переходу под контроль другого, более легитимного государства — в данном случае США.

Но даже если формирование "государства амеро" произойдёт, это будет лишь эпизодом в общей тенденции перехода от глобальной финансовой системы, основанной на долларе как мировой резервной и основной расчетной валюте, — к поливалютной системе, состоящей из ряда валютных зон, обладающих каждая своей резервной и расчетной валютой. Понятно, что отношения между этими валютными зонами будут, мягко говоря, непростыми.

Но путь к этой поливалютной системе будет пролегать через обвальное обесценение доллара и рубля уже в начале следующего года. За ними может проследовать и евро, поскольку в европейской зоне взрыв противоречий способен привести даже к восстановлению ряда национальных валют. Наиболее крепкими пока представляются азиатские валюты: юань и, в меньшей степени, иена. Там сейчас всё активнее готовятся к введению общеазиатской валюты, ACU. Более точный прогноз ситуации невозможен, так как мы слишком близки к хаосу.

"ЗАВТРА". Имеются ли у России сегодня возможности избежать катастрофического сценария?

М.Д. Теоретически, конечно, имеются. Рубль обеспечен природными ресурсами нашей страны, ценность ряда из которых: например, пахотной земли и пресной воды, — в обозримом будущем вырастет неимоверно, и это позволяет рассматривать как вполне реальную задачу превращение рубля в расчетную валюту для всей торговли на пространстве, условно говоря, от Варшавы до Пекина.

Однако реализовывать эти теоретические возможности пока некому. Нынешняя правящая клептократия демонстрирует маразм покрепче, нежели геронтократы из Политбюро ЦК КПСС образца 80-х годов. Она не способна выполнять даже простейшие функции, вроде введения финансового контроля.

Так, за 4 месяца после 8 августа 2008 года наши золотовалютные резервы сократились на 161,1 млрд. долл. Помимо выплат по внешнему долгу (а неэкспортный бизнес покупает валюту для этого в конечном счете у Центробанка) и колебаний валютных курсов, причина столь резкого падения — отсутствие финансового контроля за средствами, выделяемыми банкам и реальному сектору в качестве государственной поддержки.

Принцип такого контроля прост: банк или предприятие, получающие финансовую поддержку от государства, должны быть лишены права совершать любые спекулятивные операции вообще и, в частности, права покупать валюту иначе, чем для нужд импорта. А чтобы импортный контракт "случайно" не оказался фальшивым, весь топ-менеджмент соответствующих банков и предприятий должен класть загранпаспорта "на полку".

Однако государство категорически не хочет это делать. Пообещали, что расходование денег будут контролировать наши неподкупные силовики и прокуроры, но это же глупость! Во-первых, все очень хорошо знают, как они могут контролировать чужие деньги, а, во-вторых, силовые структуры, включая Генпрокуратуру, — это просто ненадлежащий инструмент для контроля денег, их могут контролировать лишь финансисты.

Причина нежелания правящей клептократии вводить финансовый контроль лежит на поверхности. Ведь такой контроль поневоле ограничит коррупцию, то есть доходы самой правящей клептократии. А без финансового контроля вынужденная государственная поддержка экономики будет направляться на валютный рынок, как в 1992-1994 годах и перед дефолтом 1998 года. Этот поток нельзя будет остановить плавным снижением курса рубля, который сейчас проводят либералы в правительстве Путина. Следовательно, международные резервы Банка России будут размываться и дальше, пока не упадут ниже уровня, являющегося минимально достаточным для сохранения валютной стабильности.

Введенный по итогам 1997-99 гг. "критерий Редди" требует иметь международные резервы не ниже, чем сумма трехмесячного импорта и годовых выплат по частному и государственному внешнему долгу, включая проценты. Для России назвать точный уровень минимального уровня золотвалютных резервов сложно, так как, с одной стороны, импорт будет снижаться (в частности, почти прекратится импорт инвестиционных товаров), а, с другой, значительная часть внешнего долга (не менее 120 млрд. долл.) не учитывается официальной статистикой, так как взята российскими олигархами на свои оффшорные структуры, но под залог пакетов акций стратегических предприятий, которые нельзя отдавать иностранным кредиторам.

Можно предположить, что минимально допустимый уровень международных резервов Банка России в следующем году будет составлять около 250 млрд. долл. При сохранении прежних темпов на его достижение уйдёт чуть больше полугода, и уже к концу июля (с учетом летнего затишья) даже наиболее альтернативно одаренные руководители нашей страны осознают свою неспособность поддерживать даже относительную стабильность рубля.

Выбор будет прост: либо жесткий финансовый контроль, либо девальвация, — и нет никаких сомнений, что власти предпочтут расплатиться за свои шалости из кармана народа, осуществив резкую девальвацию рубля — как минимум, в два раза.

В 1998 году девальвация стала источником роста для бизнеса, потому что почти весь внешний долг был сконцентрирован на государстве. В 2009 году ситуация будет совершенно другой, потому что основная часть внешнего долга — на бизнесе. И девальвация, усиливая бремя этого внешнего долга, раздавит им весьма существенную часть бизнеса, который не сможет обеспечить стране никакого развития.

Перед лицом такой перспективы приходится думать вовсе не о превращении рубля в резервную валюту. Правящая группировка, похоже, и думает — вероятно, в преддверии именно описанной ситуации у нас уже сейчас организаторы "массовых беспорядков" юридически приравнены к террористам (обе эти категории выводятся из-под юрисдикции суда присяжных), а критика начальства, которую раньше можно было подвести лишь под "экстремизм", начинает рассматриваться как "измена Родине".

"ЗАВТРА". Если предположить, что в нашей стране в силу тех или иных обстоятельств возникнет действительно ответственное перед народом правительство, — что оно должно сделать в первую очередь?

М.Д. Первоочередные меры будут зависеть от реальной глубины кризиса. Но при любом раскладе необходима безотлагательная замена в первую очередь финансового блока правительства и соответственно — смена модели монетаризма на модель управляемого рынка по китайскому опыту или по опыту Западной Европы 50-60-х годов.

При сохранении нынешней модели уже через полтора-два года вполне возможна полная дезорганизация экономической системы РФ, а тогда встанет во весь рост императив "мобилизационной экономики" в целях выживания страны. В этих условиях первоочередными мерами вполне могут оказаться организация массового бесплатного питания из армейских кухонь для голодающих, организация общественных огородов, раздача жителям городов печек-буржуек и брикетированного торфа, расстрел мародеров.

Мы не должны переоценивать инерцию путинской стабильности: она не выдержала первого же столкновения с реальностью. Сегодня, когда еще остаётся некоторый запас прочности, необходимо в первую очередь ограничить монополизм и коррупцию. Монополизм — при помощи прозрачного ценообразования и права государства возвращать на место резко изменившиеся цены. Коррупцию — введением правила, при котором дающий взятку бизнесмен или гражданин освобождается от ответственности в случае сотрудничества со следствием. Разумеется, это правило сработает только при честной и активной позиции самого руководства государства. Так, премьер Сингапура на вопрос о том, как он свёл коррупцию до минимума, ответил, что расстрелял двух своих близких друзей — и "все всё поняли".

Гражданам России должен быть гарантирован реальный прожиточный минимум, дифференцированный по регионам, начата модернизация инфраструктуры на новой технологической базе, в первую очередь — в части электроэнергетики (подорванной чубайсовской реформой), ЖКХ и автодорог. Для спасения людей в городах и поселках, где будут останавливаться градообразующие предприятия, необходима организация общественных работ с учетом специальности безработных. Пособие по безработице должно соответствовать прожиточному минимуму, но трудоспособный безработный не сможет получать его, если откажется от участия в общественных работах.

Тарифы естественных монополий должны быть заморожены или даже снижены на три ближайших года.

Выплаты по коммерческим кредитам россиян, потерявших работу или существенную часть своего заработка, должны приостанавливаться или сокращаться до улучшения их финансового положения. Нерыночно высокие на момент выдачи кредитов процентные ставки по ним надо пересматривать, а переплаченные заемщиками суммы — учитывать в счет выплат будущих периодов. Государство сможет ввести такие "кредитные каникулы", потому что банковская система существует за счет его помощи.

Пустующее коммерческое жилье надо выкупить у застройщиков по себестоимости или взять за налоговые долги и предоставить нуждающимся в качестве социального жилья.

Субсидируемая часть расходов семьи на жилье также должна быть снижена с 22% до 10%, что вместо бесправных и разрозненных граждан вытолкнет на переднюю линию борьбы с коммунальными монополиями всемогущий Минфин. После этого в течение года ЖКХ станет самой прозрачной и конкурентной средой в России, а тарифы упадут на треть.

Контроль за господдержкой экономики позволит оказывать её достаточно эффективно. Чтобы имело смысл что-то производить, необходимо усилить протекционизм хотя бы до европейского уровня, — но бизнес должен будет выполнять жесткие гостребования не только по числу рабочих мест и уровню зарплат, но и по модернизации производства, по переходу на новые технологии.

"ЗАВТРА". С тактикой понятно. А какие стратегические задачи следует поставить перед таким ответственным правительством?

М.Д. Для выживания нации и сохранения, а тем более развития экономики необходим принципиально новый для постсоветской России идеологический принцип — справедливость. В первую очередь внутри страны, но и во внешней политике тоже: мы должны принести, вернуть справедливость в лишенный её и истосковавшийся по ней мир.

Никто не отменял стоящую перед нами задачу комплексной и всесторонней модернизации российского общества.

Необходимо восстановление человеческого капитала — а это значит прежде всего восстановление отданных на поток и разграбление спекулянтам систем образования, здравоохранения и в целом человеческой мотивации.

Технологический прогресс в нашей стране искусственно остановлен 20 лет назад. Чтобы запустить его вновь, нужно восстановить науку и высшее образование, в корне изменить систему госуправления и правила бизнеса.

Всё это по-настоящему сложно и потребует нескольких лет работы.

"ЗАВТРА". Вы описали оптимальный путь выхода из кризиса для России. А что будет происходить в США, на какой сценарий выхода из кризиса ориентируется Америка?

М.Д. В конечном счете, на войну. Они объективно теряют влияние в мире, не могут больше регулировать все процессы, не могут контролировать новые "центры силы". Единственный для них способ сохранить свое доминирование — хаотизировать остальной мир, чтобы остаться в нем единственным островком порядка. Дело не в том, плохие они или хорошие, — у них действительно нет иного выхода.

"ЗАВТРА". Что более вероятно: серия региональных войн, о необходимости подготовки к которой уже заявило руководство США, или переход этой серии в новую мировую войну?

М.Д. Тотальная борьба между основными центрами силы — в первую очередь, между США и КНР, — будет обостряться. Но не надо воспринимать это примитивно: ракетно-ядерного столкновения между ними не будет. Тем более, с китайской точки зрения война — признак такого же провала во внешней политике, как и убийство партнёра в бизнесе или в браке. Американцы тоже привыкли вести многоуровневую "тихую" войну, используя как региональные конфликты, так и массированные идеологические "вторжения". Кроме того, они слишком чувствительны к людским потерям, а внутри США находится колоссальная "пятая колонна" китайцев, так что они скорее будут работать на разжигание нестабильности в КНР и по периметру её границ.

Однако серия региональных войн, а точнее, "конфликтов малой интенсивности" может вылиться не просто в хаотизацию огромных территорий, но и в хаотизацию значительных территорий внутри самих развитых стран. Да и в России этот процесс идёт в некоторых регионах Северного Кавказа.

Эта хаотизация территорий развитых стран будет не просто дестабилизировать эти страны, но и вовлекать в себя другие страны, так или иначе связанные с этими территориями. В результате серия "конфликтов малой интенсивности", разрастаясь, дестабилизирует развитые страны и будет способствовать принятию их руководителями скоропалительных, непродуманных решений, одно из которых может вызвать большую, а может быть, даже и мировую войну.

Излишне говорить, что Россию нынешнее руководство готовит не к войне, а к поражению и к наименее болезненной оккупации, причем оккупации кем угодно — хоть сомалийскими пиратами, если те дадут гарантии личным зарубежным активам ряда ключевых фигур.

Вот такая рисуется невеселая картина. Но, повторюсь, тем не менее, кризис дает России шанс для развития, не использовать который — смерти подобно.

Беседу вёл Александр Нагорный

Дмитрий Владыкин МЕГАМАШИНА

С нравственной точки зрения, современное российское бизнес-сообщество обладает негативным этосом. Негативный в данном контексте не означает запретительный: "того-то и того-то делать нельзя". Негативный в данном контексте означает отталкивающийся от какой-то позитивной нормы: "то-то и то-то делать нужно" — и отрицающий её.

В этом отношении подавляющее большинство российского бизнес-сообщества куда ближе к Обломову, чем к Штольцу: позитивное целеполагание у них отсутствует напрочь, причем (без детальной расшифровки) это касается самых фундаментальных принципов: оптимизации соотношения прибыли/риски, социальной ответственности бизнеса — и так далее, и тому подобное. В результате на практике бизнесом как таковым в современных российских условиях можно заниматься не более трех-пяти лет — дальше начинается или политика, или нерешаемые "проблемы" с "выше крышеванными конкурентами" и властями. А эти сроки, в свою очередь, формируют отношение к бизнесу как временному и не слишком привлекательному занятию, которое в самом лучшем случае может дать средства для какой-то иной, "настоящей" жизни — к тому же, обычно, не имеющей отношения к "этой стране".

Основной причиной тому является, на наш взгляд, постсоветский характер российского бизнеса. Отказ от внедряемых сверху административно-пропагандистским путём секулярных принципов советского этоса (в частности, выраженных в форме незабвенного "Морального кодекса строителя коммунизма", не имеющего ничего общего ни с классовым этосом основоположников марксизма-ленинизма, ни со сверхпрагматическим этосом "еврокоммунистов" Запада) перевёл все субъекты российских рыночных отношений в ситуацию полного нравственного вакуума: условно говоря, ни Бога, ни месткома. Религиозная санкция на бизнес как отсутствовала, так и отсутствует, а государственно-правовая вроде бы есть, но она насквозь фальшива.

Какие-то моменты (или обломки) этнических и конфессиональных этосов не могли и, разумеется, не смогли стать основой полноценного российского корпоративного этоса — в силу своей неадекватности его объективным интересам и задачам.

Единственно действенным нравственным регулятором в данной ситуации оказалось банальное насилие: как насилие "горизонтальное", внутри самого бизнес-сообщества (вспомним в этой связи печально знаменитые "войны олигархов"), так и насилие "вертикальное": "снизу", со стороны криминала, в том числе этнического, и "сверху", со стороны "властной вертикали". К началу "эры Путина" два последних вектора насилия окончательно возобладали и несколько уравновесили друг друга, задав более-менее универсальные "правила игры" и обеспечив временную, неустойчивую стабильность. Временную и неустойчивую — потому, что эта стабильность не являлась самодостаточной и требовала присутствия двух "встроенных" условий: постоянного притока "нефтедолларов" извне и постоянного передела приватизированной собственности внутри страны в пользу "властной вертикали".

И теперь, в условиях кризиса, когда годная к переделу собственность внутри страны закончилась, а приток "нефтедолларов" прекратился, проблема этоса российского бизнес-сообщества оказывается одной из ключевых для выживания российского общества в целом. А предоставленный ныне бизнес-сообществу относительно свободный выбор между эмиграцией и тюрьмой практически аналогичен тому выбору, которое советское общество предоставляло диссидентам и "врагам народа". Так что негативистский этос "российского капитала" по отношению к собственной стране преодолеть экономическим путем — например, снижением налогов и другими формами поддержки бизнеса со стороны государства — практически невозможно.

Следовательно, его нужно преодолевать путем идеологическим, что требует значительных усилий со стороны не только государственной власти, но и со стороны религиозных институтов — вернее, единственного религиозного института, сориентированного преимущественно на Россию: Русской Православной Церкви. Дело в том, что другие общественно значимые для нашей страны конфессии, обычно упоминаемые в качестве "традиционных": ислам, иудаизм и буддизм, — не имеют своих высших религиозных центров на территории Российской Федерации, либо имеют свои высшие религиозные центры за пределами Российской Федерации, что неизбежно делает их проводниками иностранного влияния на российское общество и государство.

В то же время необходимо заметить, что единственный исторически эффективный этос бизнес-сообщества в рамках русского православия был сформирован только представителями старообрядческих общин в условиях церковного раскола и "противостояния царству Антихриста на земле".

К тому же, он касался в основном не производственных инноваций, а деятельности в сфере торгово-кредитных операций, что для современных условий является совершенно недостаточным вариантом.

Поскольку результаты внедрения в Россию "протестантского этоса" как единственной нравственной платформы для деятельности бизнеса оказались весьма противоречивыми и в "петровском", и в "сталинском" варианте, возможно, стоит обратить внимание на достаточно успешный опыт восточных "модернизаций": японской, тайваньской и китайской, — позволивший не "внедрить" принципы "протестантского этоса" в соответственные национальные этосы, а трансформировать последние для решения задач инновационной модернизации общества.

Александр Арцыбашев БУДЬ ЗДОРОВ! Людей исцеляет и доброе слово

Деревенские жители отправляются в больницу, когда уж совсем невмоготу. Так было в прежние годы, так и теперь. По пустяку день терять? Прихватит ли спину, заноет зуб, остуда одолеет… Искони подправляли здоровье банькой, медком и отварами трав. Все под рукой. Роды принимали бабки-повитухи. Считалось обыденным в крестьянских семьях иметь десять — пятнадцать детей. Росли здоровыми, крепкими, выносливыми. Сама природа отсеивала слабых. Старики век добирали без остатку, ежели "замес" был добрым.

Не зря в народе говорят: "Что на роду написано — тому и быть!" Помню, в детстве дед рассказывал: "Зубных порошков раньше не имели — чистили зубы солью. Бывало, батяня после еды насыпет на палец щепотку и шорк туды-сюды. Ни одного резца не потерял до самой старости!.." А от бабушки усвоил другой рецепт: "Обрушил ли ногу, руку — помочись на рану… Вмиг затянется!" Так и поступали.

Однажды в потасовке с пацанами из соседнего села я выбил большой палец. Опух, посинел, не могу пошевелить им. Реву. Что делать? Бабушка уговорила сходить к местной знахарке. Звали её Устюжаниха. Пришли. Скособоченная избенка, в сенях — пучки каких-то кореньев, бодыльев, трав. Робко переступаю порог. В красном углу перед ликами святых угодников горит лампадка. Устюжаниха налила в таз чугунок горячей воды и говорит:

— Ну, бедовый, опускай руку. Перво-наперво распарим.

Подержал палец минут десять в тепле и эдак настороженно посматриваю на старушку: "Как будет вправлять?" Та взяла кусок мыла, намылила руку и резко — дерг! Сустав хрустнул.

— Теперь на месте! — прошамкала хозяйка и пошла во двор опорожнять тазик.

За лечение бабушка оставила знахарке не с десяток ли яиц? Денег Устюжаниха не брала. Да и откуда они у крестьян? Пенсии колхозникам тогда не полагались. Дед успел поработать несколько лет на железной дороге, и ему таки начислили восемнадцать рублей, а бабушка, гнувшая в колхозе спину в поле от зари до зари, так и померла без государственного вспоможения.

Чего не допускали в крестьянских семьях — так это оставить некрещеным дитя. От нашего таёжного уральского поселка до ближайшей церкви Казанской иконы Божьей Матери, что в Богословском заводе, было около сотни верст. Не знаю уж, зимой ли, летом, но и меня свозили в этот храм и окрестили. Возможно, в одно время с тезкой-одногодком из Карпинска Сашей Батылевым, с которым судьба сведёт много-много лет спустя.

Работая в Москве, обзавелся дачей. Посадил сад, разбил грядки. Вроде привычен к крестьянскому труду, а тяжко. Однажды, выкопав в одиночку картошку с шести соток, почувствовал боль в пояснице. Не разогнуть спины. Пошел в поликлинику. Рентген показал: сколиоз, смещение позвонков. Откуда? Припомнил, как в сенокос таскал вязанками мокрую траву с берега речки на сухое место. По полтора-два пуда. Лезешь, бывало, в гору с тяжелой ношей и клянёшь почем зря корову: "Не надо ни молока, ни мяса — только бы не кормить комарьё…" А весной легче? По снегу разносили с отцом носилками навоз. Ручки впиваются в ладони, но ведь не бросишь. Тоже нагрузка на позвоночник. Зимой заготовка дров. Поворочаешь кряжистые чурбаки — все мышцы ноют. Крестьянину с хозяйством круглый год не до отдыха. Хлеб, картошка, молочко даются превеликим потом. Кто бы это понимал!

…Врач прописала какие-то таблетки, растирки, но облегчения не почувствовал. Знакомый посоветовал обратиться к доктору Батылеву, занимавшемуся мануальной терапией. По-деревенски — костоправу. Сразу вспомнил бабку Устюжаниху: ведь полегчало… Почему сейчас не сходить?

Александр Григорьевич принимал больных в одной из ведомственных поликлиник. С первого взгляда проникся к нему уважением и доверием. Высокий, осанистый, с приветливым лицом. Посредине кабинета стояла кушетка. Рядом толпились местные врачи, наблюдая за работой коллеги. Батылев приехал тогда с Севера, где много лет лечил газовиков и нефтяников. Там о нем ходили легенды: ставил на ноги, казалось бы, совсем немощных… Минутный осмотр и точный диагноз. Затем сами процедуры.

— Многие болезни связаны с различными нарушениями позвоночника, — объяснял он. — Нередко жалуются: "Ударило в спину…" Не все так просто: ущемление нервного корешка приводит к спазму мышцы, а значит, отеку, нарушению питания органов. Что необходимо предпринять в первую очередь? Снять напряжение, улучшить иннервацию, кровообращение. Для этого надо хорошо знать анатомию, биологически активные точки. По профессии определяю, какие у того или иного человека болячки. Скажем, кузнец. Молот в его руках то вверх, то вниз… Смотрю грудные и поясничные позвонки. Или механизатор: весь день в сидячем положении, да еще тряска… Разве выдержит крестец? Доярки частенько простужаются. Остеохондроз лечат обезболивающими препаратами. А причину-то болезни не устраняют. Через месяц-другой — опять обострение.

На прием пришел мужчина средних лет. Походка утиная — вперевалочку. Батылев глянул на него и говорит:

— У вас перекошен таз! Левая нога короче правой.

— Как определили? — опешил пациент.

— Ремень-то на боку…

Мне сразу вспомнился земский врач из рассказа Антона Павловича Чехова: пока больной дошел от двери до стола, тот поведал ему обо всех его недугах. Оказывается, по внешнему виду — цвету лица, состоянию глазной склеры, речи — действительно можно предположить, что беспокоит того или иного человека. Вроде румянец на щеках, а проблемы с сердечком. Под глазами мешки — надо проверить почки. Бледно-синяя спинка носа — наверняка страдает поджелудочная железа…

Опыт к врачу приходит с годами. Разговорились с Батылевым и выяснилось: земляк! Бродили одними и теми же таежными тропками, рыбачили на Княсьпинском, Светлом, Диком озерах, любовались Денежкиным Камнем, Кумбой, Конжаком, купались в Сосьве, Турье, Какве… Нас было шестеро у родителей, а в их семье еще больше — семеро детей. Кто тогда воспитывал? Были предоставлены самим себе. А ведь ссыльный край: кулаки, вербованные, штрафники-военнопленные. Всякое случалось… Вспоминая прошлое, у Батылева навернулись на глаза слезы:

— Пятилетний брат, Игорешка, однажды набил консервную банку карбидом и бросил в лужу. Последовал мощнейший взрыв! Спасти малыша не удалось… А ели-то что? Картошку да молоко! Отец, Григорий Константинович, бывший моряк, работал электрослесарем на хлопкопрядильной фабрике, мать, Галина Александровна, — диспетчером в разрезе "Вахрушевуголь". Утром уйдут из дома и возвратятся с сумерками. Хватили лиха! Иной раз закрою глаза и вижу одну и ту же картину: отец и мать стоят в серых фуфаечках и сапогах. До нарядов ли было им? Все отдавали детям. Батяня умер рано, мать заболела астмой. Будучи еще мальчишкой, сказал ей: "Вот вырасту, стану доктором и вылечу тебя…" Детство промелькнуло быстро. После окончания школы забрали в армию. Служил в Германии. Однако про мечту не забыл. Удалось-таки поступить в Тюменский мединститут. Женился на землячке. Вскоре Люба родила сына. Жили где придется. Вечерами подрабатывал. Настолько был увлечен медициной, что интересовался буквально всеми современными методами лечения, в том числе и народными. Естественно, благодаря прекрасным преподавателям. Хорошо помню лекции профессора Николая Георгиевича Копейкина. Словно мальчишка, свистнет на всю аудиторию и спрашивает: "Какие мышцы задействованы?" Кто-то из студентов называет мышцы губ, языка, кто-то неба, щек… Доходит очередь до меня. "Ну а ты, Сашуленька, что скажешь?" — поворачивается Копейкин в мою сторону. (Меж нами были особо доверительные отношения.) Я добавляю: "Еще мышцы бровей и глаз!" "Молодец!" — хороший врач выйдет из тебя". Или сядет на стул, закинув ногу на ногу: "Какие мышцы напряжены?" Казалось бы, перечислят все, а я вспомню еще и про "портняжную"… В группе считался лидером. Не терпелось применить знания на деле. И вот четвертый курс. Практика в Сладковской районной больнице. Приехал туда: нищета! Врачи хорошие, но из медоборудования лишь старенькая рентгеновская установка. И, тем не менее, старались помочь больным, делали все, что могли. Принимал роды, ассистировал хирургам на операциях, зашивал раны. Обычно, как страда — везут механизаторов с травмами. Кто по неосторожности зашибся, кто по пьянке. Пропадали в поле, считай, сутками. Заснет иной комбайнер за рулем, и вывалится из кабины. Насмотрелся всякого. Что поражало — терпение сельских жителей! Ни нытья, ни жалоб не слышал. Примечал народные методы лечения. Скажем, распухнет щека — кусочек сала — к десне. Боль проходит. Задумался: что влияет? Оказывается, все просто: сало размягчает ткань и отсасывает микробы — навроде соле-гипертонического раствора. Если бессонница — заваривают мак или пьют на ночь молоко с медом. При простудах налегают на чай с липовым цветом. Ежели ослабило живот — верное средство сушеные ягоды черемухи. Редька — от бронхита, свекла — от язв, крапива — при малокровии. Кстати, почему ребятишек стегают крапивой? Тоже лечебное средство: улучшается микроциркуляция крови. А разве не кладезь здоровья кедровая мазь, камеди, живица? Сам в детстве жевал "смолку", ел дикую черемшу, цветки клевера. Не забыть удивительный случай. Как-то зимой фельдшер вез на санях из дальней деревеньки роженицу. До больницы оставалось всего ничего — километра два-три, и тут у женщины начались схватки. Фельдшер растерялся. А роженица давай подсказывать ему, что делать. Родила благополучно. У меня глаза на лоб вылезли, когда из морозных сеней внесли младенца! На рукаве шубы фельдшера — плацента с пуповиной. Мамашу сразу на операционный стол: наложили швы, остановили кровотечение. Все обошлось. Так по крупиночке и набирался уму-разуму.

В Сладкове надеялись, что Батылев вернется к ним после окончания института, но он остался в Тюмени. Специализировался на кафедрах урологии, госпитальной хирургии, рентгенологии. Одновременно работал во 2-й городской больнице. Увлекся еще и сосудистой ангиографией. Не пропускал ни одной научной конференции, сам выступал с докладами. Вскоре его послали в Новокузнецкий государственный институт усовершенствования врачей, где познакомился с новейшими достижениями в рентгенографии. Вернулся окрыленный, с массой идей. О молодом перспективном докторе заговорила вся Тюмень, больные хотели попасть на прием именно к нему. Понятно, не обошлось и без завистниковѕ

— Как-то прочитал в "Труде" статью про доктора Касьяна, — вспоминает Александр Григорьевич. — Мануальной терапией тогда мало кто занимался. А меня это захватило. Накупил книжек. Сижу вечерами и просматриваю рентгеновские снимки, мысленно представляю, как работают мышцы. Потом попробовал лечить так больных. Одному пациенту помог, второму, третьему. Поразительные результаты! Однако в медицинских кругах отнеслись к методу Касьяна скептически. Досталось на орехи и мне. Плюнул на всё и махнул с женой на Харосовей — в Карскую нефтегазоразведочную экспедицию. Хотелось романтики! Кругом белое безмолвие, ледяные торосы. Морозы — за пятьдесят градусов. Санчасть не пустовала: то с буровой кого-то привезут, то геологи вернутся из тундры обмороженными, местные жители придут. Со временем оборудовали операционную, стоматологический кабинет, грязелечебницу. Расстояния до тундровых поселков огромные, поэтому взялся обучать санинструкторов доврачебной помощи: делать уколы и перевязки, накладывать шины при переломах костей и другое. Это спасло много жизней. Однажды по рации вышли на связь с дальней буровой: "У одного из рабочих — аппендицит!" А на улице мороз, пурга, шквалистый ветер — разве вертолёт полетит? Спрашиваю в трубку: "Рыба мороженая есть?" — "Да, есть!" — отвечают. "Положите на живот больному, дайте антибиотики и ждите борт". Но вылететь удалось лишь через двое суток. Осмотрел больного. Предпринятые меры оказались не напрасными: не дали развиться перитониту. Пациента тут же отправили в Тюмень, где ему сделали операцию. Остался жив. Частенько обращались за помощью ханты и манси. Иной бросит аркан на шею оленя, да не рассчитает силы: животное рванёт и стянет всю кожу с кисти. Возись с ним! Кого-то на охоте медведь поломает, на другого рысь нападет. Сшивал сухожилия, вправлял вывихи, удалял зубы. Удивлялся: болячки на вогулах заживали в момент, как на собаках. Видимо, включались какие-то природные защитные силы. Был такой случай: молодой оленевод четверо суток тащился на нартах в Харосовей с беременной женой. В пути у бедняжки отошли воды, но никак не могла разродиться. Дело было под Новый год. На улице — колотун: носа нельзя высунуть. Когда добрались до больницы, казалось, все поселковые собаки повисли на их малицах, поскольку от одежды исходил невыносимый дух. В таких случаях делают кесарево сечение, а эта умудрилась родить сама! Через день отправили её вместе с ребенком в Салехард… Много было разных курьезных историй.

Ханты и манси прозвали Батылева "белым шаманом": доктор на их глазах творил прямо-таки чудеса! От работы на Севере у него остались добрые воспоминания: прибрел бесценный опыт. Но и грязи хватало: народ разномастный, условия жизни тяжелейшие! Приезжали-то зашибить большую деньгу, ни с чем не считались. Действовали "волчьи" законы. От воли начальника порой зависели судьбы тысяч людей. Не зря Владимир Высоцкий пел:

"Север — море надежды, страна без границ.

Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья.

Воронье нам не выклюет глаз из глазниц,

Потому что не водится здесь воронья".

После Харасавея Александр Григорьевич перебрался в Ухту — к газовикам. Возглавил отделение центра реабилитации. Известно, каждая профессия связана с определенными заболеваниями. Вот и старался помочь людям подправить здоровье. Завел обширные знакомства. Нередко высокие начальники вызывали в Москву. Еще бы! Классный специалист! В конце концов, переманили-таки в столицу. Но что интересно: и здесь нет отбоя от северян. Больные едут из Ухты, Тюмени, Екатеринбурга, других городов. Узнают место работы, номер телефона. Как откажешь в помощи?

Ну и я, нет-нет, да и наведаюсь к земляку. С годами болячек прибавляется. Батылев вроде семейного врача. Поправит позвоночник, поставит иголки. Глядишь, и полегчает. При мне пришел мужчина лет сорока. Москвич, но живет и работает в Китае. Разговорились.

— Стал неметь палец на правой руке, — рассказывал он. — Посоветовали обратиться к местным массажистам. В Китае ныне в моде клиники, где работают слепые, использующие древние методы мануальной терапии. Увы, ничем не помогли. Обошел с десяток других гуру: никакого эффекта. И тут прослышал про Батылева. Несколько сеансов массажа, и чувствую себя значительно лучше. Палец-то от чего стал неметь? От мышки компьютера! Целыми днями в одной и той же позе. Как не быть остеохондрозу? Действительно, доктор-кудесник.

Живет Батылев в деревне Горчаково Наро-Фоминского района. Река Десна, живописные леса, поля. Растут внук Саша и внучка Карина. В саду — яблони, груши, сливы, вишни. В доме достаток. Чего еще желать? Вроде судьба ничем не примечательна, а сколько сделал добра людям. Сожалеет об одном: "Некому передать опыт. Много разговоров о необходимости совершенствования медицинского обслуживания. Особенно в сельской местности. А на деле-то — всё хуже и хуже. Заболеет крестьянин — надо ехать в город. Под разными предлогами закрывают сельские больницы и фельдшерские пункты. Жалко народ".

Всякий раз на Казанскую звоню Батылеву и поздравляю с праздником. Оба под омофором Пресвятой Богородицы, которая свела нас в одном храме. Идти бы вот так по жизни бок о бок еще долго-долго.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

«На здоровье не экономят». Поучают те, которые ни на чём не экономят, ни в чем себя не ограничивают, тех, кто на всём экономит, во всем себя ограничивают. Сила сдерживания самая могучая — финансовая. Потом нас, вынужденных экономистов, попрекают: откуда мол, здоровье будет, если вы в него не вкладываетесь. Да, нету его. Печальный факт, признаем. Потому у многих и здоровья нету, что финансов нет, вкладывать нечего. Плохие из нас инвесторы в собственное самочувствие.

Экономия, насколько понимаю, это когда деньжата есть, а их поприжали. Вот тысчонка лежит, ты её измусолил в кармане: то достанешь, то обратно сунешь. Ну в итоге ты эту тысячу и сэкономишь. Больше того, что у тебя есть, ты не сэкономишь. Да и никто не сэкономит боле того, что у него имеется. А если ничего нету? Ни рубля, ни миллиона? Ну ты и не сэкономишь. Ни рубль, ни миллион. Да хоть бы и миллиард. "Я на здоровье не сэкономил миллиард". В этом смысле у нищих преимущество перед богатыми. Те живут широко. А вы? Широко неживёте, господа нищие!

Взывают не экономить на здоровии те, кто как раз очень даже экономят. На нашем здоровьице. И поскольку они на нашем здоровии экономят, отлучив нас от гарантированного конституцией бесплатного медицинского обслуживания, то нам и приходится раскошеливаться. Тут захочешь сэкономить, воспользовавшись правом на бесплатное (это когда деньги не платишь) медобслуживание, а тебе со всех рупоров: врешь, на здоровии не сэкономишь! Плати! Ну и куда ты денешься. Ведь если болит, то тут, брат, к сестре медицинской бегом побежишь, все отдашь, когда ай, болит. На наши ай, болит, рыночные Айболиты руки потирают: хорошо, что болит, славно, что не можется.

Древний врачебный принцип "не навреди" в современной российской медицине часто не действует, если не оплачен по достоинству. Больной должен заплатить врачу, чтобы он не навредил ему. Врач не отвечает за свою работу. Как лечат, чем лечат- никакой ответственности. Простой больной он как был простой, так и остался: умрёт так и так умрёт, а выживет, так и так выживет. Если врач не приложит некоторых усилий, чтобы не выжил. И чтобы этих усилий врач не прикладывал, надо его задобрить. "За так" врач не вредить не станет. Ещё чего! Откупайтесь, хворые-немощные.

"Богаты не от больших доходов, а от маленьких расходов, — вещают из разных рупоров новую российскую истину.- Состояния образуются не от больших доходов, а от маленьких расходов". А мы и не знали! Оказывается, недостаточно нам мало тратить, что мы делаем, а не надо тратить вообще! Хлеб? Пшенка? Пережитки! Прореха на вашем достатке. Хотите разбогатеть — не тратьтесь! Залог вашего богатства — ваши нетраты. На хлеб не тратились? Зажиточны! На отдых не ездили — олигархи! Мы же не расходуем ничего. Значит — богаты. Скоро именно таким образом будут определять уровень благосостояния граждан страны. Это ведь большая мудрость — вопрос сформулировать, поставить его ребром, а граждан — раком: да-да-нет-да. Вот вы и в раю. Так и будут спрашивать: тратитесь ли вы на крупные покупки? Нет. Состоятельны. Тратитесь ли вы вообще? Нет. Богаты! Так станут определять количество бедных и богатых в нашей стране. По опросам. Были у вас крупные траты? Да: пара футбольных клубов, пара кило бриллиантов, пара яхт по 90 м каждая. Значит, человек без состояния. Бедняк. Сколько сирых сих? Около 5% населения.

А у вас были крупные траты? Нет. Самая крупная — проездной билет на месяц. Ага. Сколько народу не транжили деньги, без трат обошлись? 95% населения. Это — богачи. Тут же увидим радостную сладкую парочку, они нам сообщат, что благодаря им в стране, по опросам, 95% состоятельных людей и лишь около 5% — бедных. Ура! Важно то, как посчитали. Приписывают свои местечковые афоризмы Сталину, а ноги-то растут…

Вот говорят мечтать не вредно. Смотря, кто мечтает. Абрамович советует: надо мечтать, и все сбудется. Но осуществление мечты Абрамовича о Челси похоронило мечту миллионов русских на квартиры, учебу, сносное образование. Так что мечтать Абрамовичу — вредно для нас.

Мол, в СССР была уравниловка. Сейчас ее, слава богу, нет. Как уравнено-то было? К благам общества: образованию, отдыху, медицинскому обеспечению, к одежде и еде — все имели равный доступ, и эти блага были этаким уровнем воды в море. Вот море, уровень воды покрывает всю страну, распределен равно. Чтобы поднять общий уровень благосостояния, нужно много усилий всех. Рос этот уровень стабильно, но не так скоро.

А сейчас выстроили на наши же деньги этакие стены непроницаемые, откачали нашу воду — уровень к себе в бассейны, и их уровень всего вырос неимоверно, а наш обмелел. Возводили эти высотные башни нуворишей нашими же руками. Закон сохранения не отменишь, если даже захочешь, так что чем они больше мощными насосами из нашего и без того обмелевшего уровня откачивают к себе, тем у нас меньше. Потому и получается: раньше в странах социализма было 14 миллионов людей, живших на чертой бедности, а сейчас на этот пространстве 160 миллионов таких бедняков, и одновременно появилась кучка, у которых их уровень поднялся запредельно. За счет чего? Не за счет чего, а за счет кого!

Спрашивают, как дела, не знаешь, что и ответить. Они — по-разному. Вроде, ничего не меняется по существу, а дела по-разному. То поприжмет, то облегчение, и даже как вроде совсем богач — богачом: все, что угодно можешь себе позволить. Даже то, что вообще-то тебе нынешние власти ну совсем не позволяют: еда, езда, лечение.

Это когда статистики и правители начинают твоими проблемами заниматься и проявляют к тебе внимание в виде разговоров о жизни граждан России, ну и оно как — никак, граждане-то и бомж. и олигарх — все в одном звании. Ну и когда начинают тебя бытоописать с бомжом или с пенсионером, подсчитывать в среднем ваше состояние и благосостояние, средне выходит, совсем невмоготу. Так вроде сам по себе жилы тянешь, так хоть сыт и одет. А как только к бомжу тебя прислоняют, то без ботинка останешься, поскольку вторым с бомжом поделился, отдал согласно законам статистики. Да и щи — жиже некуда.

А как начинают в среднем тебя и госчиновника считать, то жизнь сразу краше, жизнь веселей, вы- сладкая парочка с ним. Едите икру за госсчет, собственно за счет себя же самого, только не виртуального по статистическим данным и отчетам премьеров, а реального, то есть налогоплательщика, с которого шкуру дерут и заставляют для них икру метать.

А уж когда с олигархом среднят, то у тебя и жемчуга — не мелки! Очень приятно, когда твои дела идут вровень с олигархам, даже на двоих поделенные! Как начинают тебя с ними в среднем брать — сказка! Эта песня хороша- начинай сначала. Ах, как хороша песня олигарха! Но песнь олигарха — наша заупокойная.

Геннадий Соколов ЮПИТЕРЫ И БЫКИ

Недавно Йошкар-олинский городской суд приговорил к двум годам лишения свободы доцента Марийского государственного технического университета, кандидата технических наук Г. за незаконное получение им денежных средств от студентов.

В связи с этим вспоминается случай, когда в 2000 году за аналогичное преступление для доцента того же университета, кандидата технических наук Л. прокурор запросил 8 лет тюремного заключения с отбыванием в колонии строгого режима. Суд оказался более "милостивым" и ограничился приговором в 5 лет 2 месяца. Вменяемая в вину сумма составляла 300 долларов США.

Оба "уголовника" — молодые люди, у которых, как говорится, все было впереди. В свое время окончили аспирантуру в МВТУ им. Н.Э.Баумана, там же защитили диссертации. Можно утверждать, что по большому счету вуз потерял двух высококвалифицированных специалистов.

Доцент Л. на протяжении 10 лет был безупречным деканом, при котором факультет стал одним из лучших в университете. Инициативная группа коллег по работе сумела благодаря вмешательству Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации под председательством О.О. Миронова вызволить его из заключения по истечении одной третьей части срока наказания. В решении Верховного суда РФ значилось: "Выпустить немедленно".

Не так давно в Йошкар-Оле осудили сроком на 3 года за аналогичное преступление преподавателя другого вуза города, проживавшего из-за неимения квартиры семьей с двумя детьми в общежитии. В деле фигурировала сумма 1300 рублей.

Во всех случаях, что не может быть незамеченным, была наказана лишь одна сторона, и это противозаконно. Дающий взятку также является преступником и должен нести наказание.

Известен эпизод, произошедший в Саратове, когда доцент, попавший в аналогичную ситуацию, на стадии следствия покончил жизнь самоубийством.

Всё это свидетельствует о том, что сложилась порочная практика в отношении преподавателей вузов, людей культурных, образованных, интеллектуальных, когда они подвергаются чрезмерно жесткому наказанию за нарушения закона, объективно не относящиеся к разряду тяжких преступлений. Иначе как можно поставить перечисленные случаи в ряд с широко известными уголовными делами экс-министров России В.А. Ковалева, Е.О. Адамова, А. Вавилова и других, нанесших многомиллионный ущерб в долларовом выражении государству и избежавших тюремного заключения.

Разумеется, брать взятки со студентов недопустимо как со стороны морали (большой грех), так и в материальном отношении (не способ разбогатеть). Не все преподаватели это понимают, особенно молодые, которые, по недомыслию, допускают в своей работе элементы этакого "баловства". Нет оснований, да и незачем защищать это позорное явление, за которое нужно нести наказание.

Однако не от хорошей жизни все происходит. Подчас стыдно произнести вслух, что оклад профессора с 30-40-летним стажем по 17-му разряду ЕТС недавно составлял 4285 рублей, а доцента еще меньше. Если кто-то возразит, вспомнив о доплатах за ученую степень и должность, может себя успокоить решением простой арифметической задачи. Сколько баков бензина за месячную зарплату могут залить в личный автомобиль зарубежные преподаватели (американский, немецкий, финский и другие) и сколько наши, среди которых далеко не каждый из-за своей, прямо скажем, бедности этот автомобиль имеет?

Известно, что во избежание взяток в сложившейся практике чиновникам повышают жалованье. О преподавателях высшей школы речи не заходит. А ведь их работа, кроме всего прочего, связана с воспитанием молодежи, и такие вопросы должны решаться в первую очередь. Преподаватель не должен быть обременен заботами о хлебе насущном. Перед ним стоит повседневная, более важная задача сохранения и развития интеллектуального потенциала, накопленного кропотливым трудом в процессе получения образования и дальнейшей трудовой деятельности. Своим профессионализмом он должен служить достойным примером для молодого поколения.

Возможно, настала пора реализовать давно витающую в воздухе идею о придании преподавателям вузов статуса госслужащих. Их рабочий день не менее напряженный, на них лежит не меньшая ответственность при выполнении служебных обязанностей, присущ более творческий характер деятельности, чем у чиновников. К тому же, все чиновники в прошлом это учащиеся, получившие путевку в жизнь благодаря квалификации и стараниям профессорско-преподавательского состава. И с их стороны возражений на этот счет быть не должно, а, наоборот, они, бывшие студенты, должны принять за честь осуществление этого положения.

При надлежащем решении материальной обеспеченности преподавателя имеющаяся сейчас система наказаний, возможно, была бы оправданной. Сегодня же, на мой взгляд, достаточным явилось бы введение в практику "Суда чести", действующего в рамках коллектива и обладающего юридическим правом лишения преподавательской деятельности на определенный срок.

Ясно, что в существующей судебно-правовой системе в отношении представителей высшей школы имеются серьёзные недочеты, подлежащие пересмотру и исправлениям.

Йошкар-Ола

Автор — д-р техн. наук, профессор МарГТУ, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации

Юрий Екишев: «Я ВЫБРАЛ ЭТОТ ПУТЬ»

26 ноября 2008 года в небольшом посёлке Синдор, что в двухстах километрах от Сыктывкара в сторону Воркуты, был освобождён из-под стражи лидер организации Союз Национального возрождения и координатор ДПНИ в Республике Коми Юрий Екишев. "На краю географии" Юрия встречали русские патриоты во главе с неукротимым полковником Квачковым.

Юрий Екишев — человек необычной судьбы и несгибаемого характера. Этнический коми, практически единственный литератор, пишущий на языке своего народа, является убеждённым русским националистом, воцерковленным православным человеком.

Уголовное преследование Юрия Екишева началось ещё до прошумевшего на всю страну благодаря "Моменту Истины" Андрея Караулова инцидента в Сыктывкаре 22 июня 2006 года, когда за день до этого 15-летняя Валя Савельева, дочь священника РПЦЗ (в прошлом — сотрудника ОМОН, участника боевых действий в Чечне) едва не подверглась насилию со стороны одного из продавцов рынка, выходца из Азербайджана, и, во многом благодаря бездействию местных властей, чуть не случились "массовые беспорядки", подобные кондопожским.

С этим интересным и незаурядным человеком мы беседовали в нашей редакции в середине декабря.

"ЗАВТРА". Юрий, в Коми и за её пределами вы известны в первую очередь не как политик, а как писатель и публицист. Возможно, всё ещё изменится, но давайте начнём с литературы.

Юрий ЕКИШЕВ. Литература — часть моего жизненного пути. Литература у меня началась в 1989 году. Она началась с того, что я приехал домой и сказал своему папе: "Папа, всё, я завязываю с математикой".

Я же был когда-то преподавателем математики, у нас в университете, в Сыктывкаре. Стажировался в Санкт-Петербургском университете вместе с Гришей Перельманом, который сейчас Филдсовскую премию получил, вернее — не получил, а отказался получать. По похожим темам мы там работали.

"ЗАВТРА". Ваше образование?

Ю.Е. У меня с пятого класса пошли сплошные математические олимпиады. И я был победителем городских, республиканских, всесоюзных олимпиад. А на международной математической олимпиаде в 1981 году, в Америке, я занял второе место — серебряную медаль, короче, получил. Серебряную — потому что волновался и перепутал тангенс с котангенсом. После этого — без экзаменов поступил в МГУ, стал преподавателем математики, стажировался в Питере. В 1981 году я поступил в МГУ, потом перевёлся к себе в Сыктывкар. Мягко говоря — не люблю я Москву.

Параллельно с седьмого класса занимался в пресс-центре при молодёжной газете. Уже в таком возрасте меня привлекали журналистика, работа со словом, и, на самом деле, после окончания школы, передо мной стояла дилемма — куда пойти? Что ближе — математика или литература? Мне сказали: либо журфак — но сначала армия, либо без экзаменов — математика в МГУ. Я подумал, хоть и с сомнением — наверное, математика. Всё-таки она идёт очень легко, и без экзаменов в МГУ — нормально.

"ЗАВТРА". Можно сказать, что в конце концов, всё вернулось на круги своя?

Ю.Е. Я не жалею, что я математическое образование получил. Поскольку культура мышления — она у математиков очень чётко поставлена. Но в 1989 году, в Санкт-Петербурге, я посмотрел вокруг, — а ведь написал уже кандидатскую диссертацию, по топологии и мно-гообразии клеточных и малых размерностей, ну и так далее; но внутренне у меня созрело такое ощущение, что Слово, оно больше Цифры. Какие бы великолепные реалии цифра ни описывала, какое бы я ни получал удовольствие от того, как был создан Божий мир, созерцая эти формулы, я всё-таки внутренне пришёл к тому, что Слово — глубже. Цифра огромна, а слово бесконечно. Издали это, может, и незаметно, но вблизи… И я оставил стажировку в Санкт-Петербурге, поехал домой, в Сыктывкар. А там папа встретил меня с таким недоумением — ну что там случилось? Отвечаю, что всё, с математикой — развод, и я всё-таки буду писателем.

Я был воспитан в таком патриархальном, можно сказать, — в реликтовом сознании, что с родителями советоваться надо и в курс их ставить по поводу своей жизни.

В ответ папа рассказывает мне историю. Говорит — ну вот, если будешь писателем, то когда-нибудь напиши такую историю, как дед твой возвращался с войны — без руки, без ноги. Он попал тогда под Синявинскими высотами в мясорубку, тащил на себе шесть километров единственного парнишку, оставшегося от его батареи, на одной силе воли. А в медсанбате ему сразу отняли и часть руки, и ногу. И он послал телеграмму, что он едет домой в деревню. Про руки-ноги не написал, написал, что возвращается такой-то, Екишев Василий. А их там было двое Василиев Екишевых в деревне. И послали две подводы, и вся деревня на пригорке стояла — смотрели, как эти две подводы возвращаются, куда поедет пустая, а куда полная. И куда полная повернула, туда все побежали, а он там без руки, без ноги. И не знали, радоваться или горевать. Потом у деда моего была долгая, бурная жизнь, семеро детей, всех на ноги поставили, все высшее образование получили. Ну, ещё на стороне там, говорят, настрогал незаконнорожденных детей. Мужиков-то вернулось мало. Как говорят у нас, — упали на войне. И, в конце концов, получилась жизнь такая сложная, но проведённая в любви.

И первое, что я сделал, — просто написал сценарий, о своём деде Василии, под названием "Ангел Рода". Я уже не помню, на какие премии он выдвигался. Он есть и на коми, и на русском языке — то есть с русским подстрочником. Одна кинокомпания, "Эскомфильм", тогда ещё была жива, работала с Сокуровым, — она собиралась снять фильм. На какое-то время выкупила права, но так и не сняла из-за общего развала. Александр Николаевич Сокуров прочитал этот сценарий, написал предисловие, вот с этого и началась моя литературная жизнь.

Потом уже как-то я пьесы свои показал Сергею Юрьевичу Юрскому. Ему одна из них очень понравилась, мы хотели её поставить и на "Радио России" озвучить, но опять же — тяжёлые были времена. Тем не менее, он познакомил меня с Игорем Ивановичем Виноградовым, это редактор журнала "Континент". И они вдвоём, Сергей Юрьевич и Игорь Иванович, рекомендовали меня в Союз писателей Москвы, когда у меня уже повести были изданы, роман, и выдвинуты на всякие премии: "Малый Букер", премия Белкина, премия Толстого, и так далее… Вот такая короткая, но бурная литературная жизнь у меня была. Потом, кроме всего прочего, появилась ещё публицистика… Но это уже другой, отдельный разговор…

"ЗАВТРА". Но ведь были не только пьесы — был ещё и храм, построенный своими руками?

Ю.Е. Да. Но храм — он не сам собой возник. В 1993 году я тяжело заболел, как спичка, стал тонкий, еле ходил, за стенку держался… Врачи меня посмотрели и сказали: иди умирай домой, полипы в желудке, биопсия показывает, что третьей-четвёртой группы злокачественные клетки, не жилец ты. А года за два до этого я крестился, ещё так совпало, что у меня друг погиб в том же году, скажем так — ангельской доброты человек. И я подумал, что, во-первых, такая добрая жизнь не может вот так кончаться, каким-то непонятным жестом судьбы, а если я построю церковь в память о нём, туда зайдут женщины, свечечки зажгут — это будет уже ответ смерти, вот. Представил я себе всё это, взял в руки топор, про болезнь свою как-то забыл, даже выпал куда-то на полгода-год — может быть, вне времени находился — и вот, в 1994 году построил храм в своём селе. В конце концов, чуть позже там уже основался монастырь. Далее была довольно серьёзная история в конце 1998-начале 1999 года, когда, скажем так… У человека всегда бывают иллюзии. Я строил церковь, думал, что буду ходить туда хотя бы раз в неделю. Пришёл, помолился, умиротворился, и ушёл… А попал — на войну. На войну и со своими помыслами, на войну с тем вопросом русским — что есть Церковь вообще? В конце 1998 года, монастырь, который в нашей церкви служит, он вышел в никуда из МП РПЦ, и потом уже присоединился к РПЦЗ. Патриархия пыталась сначала силовым способом отобрать этот храм, но ничего не вышло, хотя там было довольно жёсткое противостояние. Когда узнали что наш храм будут отбирать, две деревни вышли навстречу захватчикам. А там приехали и районные власти, и силовики с автоматами, и куча таких, якобы паломников, — на самом деле, людей, которые хотели фактически силой занять храм. И их, скажем так, не пустили туда, прогнали. Это была довольно громкая даже по тем не тихим временам история.

Потом уже начались суды, но с судами — полегче. Потому что я церковь строил сам, землю выделяли мне лично. Так что с юридической точки зрения было всё просто: люди, которые там и пальцем не шевельнули, претендуют на какую-то собственность… И даже епархия МП РПЦ в Коми возникла только через год после того, как я церковь построил.

Параллельно я издал на коми языке, как редактор и как издатель, "Молитвослов" и "Евангелие". Вёл радиопередачу на коми языке.

"ЗАВТРА". Много профессиональных литераторов пишет на коми?

Ю.Е. Это единственный случай в истории коми, что человек принят в Союз писателей Москвы, и, тем не менее, пишет на коми языке. И издаётся, а кроме словесного служения, ещё и создал организацию по защите прав коренного населения своей земли — Союз Национального Возрождения (СНВ). К её созданию и развитию я приложил все усилия.

Коми по вере — православные. В 1996 году праздновалось 600-летие успения Стефана Пермского, а это был друг Сергия Радонежского и Дмитрия Донского, соответственно. Человек был очень образованный, и до сих пор в Троице-Сергиевой Лавре, когда за обедом звучит колокольчик, все встают, и читают молитву, которой ещё Сергий приветствовал Стефана. Вот проезжал тот мимо друга, не успевал заехать — вышел из возка, поклонился, Сергий поклонился в ответ… Веточки духовной жизни — они как дерево: всё сплетается. Где-то один росточек пошёл, где-то другой… Ну, и сейчас, наверное, то же самое…

Но вернёмся к Союзу Национального возрождения. Мы стали издавать газету "Стенограмма", которая, как ни странно, в конце концов, послужила поводом к тому, чтобы со мной расправиться. Мнения простых людей, их письма — водителей «Газелей», студентов, пенсионеров, дальнобойщиков, отставных военных — что может быть страшнее? Глас народа — глас Божий… Оказалось — это самое страшное для нынешнего режима не только в Коми, но даже и госдепартамента США, признавшего «Стенограмму», издававшуюся мизерными тиражами, одной из самых неудобных газет в современной России.

Дальше, если проследить вертикаль этого всего дела — а шёл уже 2005-2006 год, я потихонечку, как политик, начал местной власти мешать. Политическая площадка в Коми очень узкая: хоть и четыре Франции территория, но население меньше миллиона человек. Тем более, коренное население 320 тысяч было ещё недавно, сейчас — 280 тысяч.

"ЗАВТРА". Коренное население — это коми имеются в виду? То есть коми сегодня — это вымирающий этнос?

Ю.Е. Да-да, коми. До революции 1991 года это не был вымирающий этнос, а сейчас он уже потерял одну восьмую цветущей мужской части, скажем так. Сорок тысяч потеряно — это в основном трудоспособные мужчины детородного возраста. Их людоеды не ели, ничего такого экстраординарного не происходило: ни потопа, ни землетрясения — они просто все поумирали.

"ЗАВТРА". Так сказать, плоды рыночных реформ?

Ю.Е. Да, конкретно — реформ. Плоды уничтожения производства. Плоды химической атаки: "Рояль", "Троя", "Снежинка", "Льдинка" и так далее по списку спиртосодержащих жидкостей.

"ЗАВТРА". Бытует такое мнение, можно сказать — миф, что все народы угро-финской группы очень восприимчивы к алкоголю, и он для них особенно губителен?

Ю.Е. Это не миф, это, можно сказать так, — особенности генотипа. Ферментный состав другой. Угро-финские народы — это же не индо-европейцы, это другая ветвь. И фермента алкогольдегидрогеназы у них в крови гораздо меньше, поэтому алкоголь в организме расщепляется хуже, ущерба наносит больше. И, соответственно, алкоголизм гораздо легче наступает, это если пить.

А если не пить, то не наступает.

"ЗАВТРА". Получается, что фактически на наших глазах разворачивается трагедия исчезновения пусть и не самого многочисленного, но и не самого маленького народа России…

Ю.Е. Одного из угро-финских наролов. Дело в том, что у нас есть братья в Финляндии, в Эстонии, в Венгрии и так далее. Вот ещё по поясу вдоль Волги — Марий-Эл и далее… Угро-финский мир таким полумесяцем расположился…

И, конечно, были проблемы, которые я поднимал: уничтожение финно-угорского факультета, уничтожение образования на национальном языке, закрытие национальной радиопрограммы, свёртывание очень многих национальных проектов. В конечном итоге все это приводит не то, чтобы к деградации, но к ущемлению национального самосознания. Лев Гумилёв в одной из своих книг пишет, что есть вещи хуже холода, голода и нашествия, — это оскорбительное невнимание. Это вещь, которая ранит больнее всего остального. И, конечно, если всё обстоит так, то реакция власть предержащих, я бы сказал — режима, по отношению к человеку, который поднимает такие вопросы, вполне понятна.

Да, ты можешь говорить об абстрактных проблемах, о проблемах нефтегазовой отрасли, о проблемах, там, построения капитализма — тебя не тронут. Но как только ты заговоришь о том, что вот эти конкретные люди ответственны за то, что происходит, причём в совершенно конкретной форме ответственны, — тогда сразу начинаются РУБОП, МВД, отдел республиканской прокуратуры по особо важным делам. Десятки заведённых уголовных дел, постоянные вызовы на беседы, допросы и так далее… Это начинается в 2005 году — когда был создан наш Союз Национального Возрождения. У нас пошли митинги, на которых мы поднимали все вышеперечисленные проблемы, и сразу же началось давление силовых структур.

Дошло до того, что местные "Молодёжь Севера" и "Зырянская Жизнь" публикуют материалы Госсовета Коми, где председатель Госсовета, тогда — Марина Дмитриевна Истиховская, и депутаты распекают республиканского прокурора за то, что этот человек, то есть я, до сих пор не сидит.

"ЗАВТРА". Нынешняя власть, по крайней мере — декларативно, через свои молодёжные организации, через свои "говорящие головы" даёт понять, что больше всего она боится взрыва местечкового, регионального национализма, который просто разорвёт Россию на части. И что за этим стоят какие-то западные спецслужбы, которые якобы вскармливают и националистов во всех республиках, и скинхедов, готовят сепаратистов.

Ю.Е. Я — чистокровный коми. Екишев — это по-русски Окунев. Тем не менее, если мне сказать, что я — нерусский, буду возмущён. Почему? Потому, что я од-новременно и русский. Коми — это субэтнос, а русские — суперэтнос, то есть этнос, вбирающий в себя субэтносы и образующий уже государство. В этом смысле для меня нет никакого противоречия, нет никакого сепаратизма. Как мне отделяться от своего народа? Я по крови — коми, но по духу — русский, правильно? А меня "назначили" националистом и искали любую, малейшую зацепку: откуда деньги, откуда какая-то поддержка? Перерыли все счета, вызывали всё окружение и спрашивали: Березовский, может, там? Или ЦРУ, или что-то такое? Но так как ничего не было, то ничего и не нашли.

Я понимаю, что был такой заказ, был. Я думаю, что люди, которые исполняли это дело, — они ведь не могут сами инициировать такие вещи, они, конечно, получили инструкции свыше.

"ЗАВТРА".То есть они всё-таки искали признаки сепаратизма?

Ю.Е. Скорее, так: им выгоден такой национал-экстремизм, с которым они бы успешно боролись. Дескать, разминировали экстремистскую бомбу. В Коми уже после суда опубликовали статью, где глава республики и местный чин ФСБ так и говорили, что "разминировали" такую суперэкстремистскую литературную бомбу, какие-то листовки у кого-то нашли…

Конечно, всё это было связано, в первую очередь, с выборами: в Госсовет Республики Коми, в Госдуму РФ и так далее. Дело в том, что наша не очень большая организация уже проявила себя — практически без средств мы участвовали в местных выборах и, видимо, достаточно успешно. А тут выборы были на носу, и нужно было с дистанции нас снять. Тем более, что в тот момент шло образование ещё и "Великой России", так что перспективы у нас, конечно, были. Были резоны для такого беспредельного давления.

"ЗАВТРА". То есть СНВ — коми организация?

Ю.Е. Она действовала на территории республики, а по составу — в основном были русские. И есть русские. Всех, наверное, испугало, что я прихожанин РПЦЗ ещё к тому же. Да, тут можно усмотреть некую связь с заграницей, поскольку в своё время я ездил, общался с первой волной русской эммиграции, с людьми, уплывавшими из Севастополя в Константинополь…

"ЗАВТРА". Тем не менее, Юрий Екишев — "патентованный" русский националист, отмеченный печатью "русской" 282-й статьи УК РФ.

Ю.Е. Я им остаюсь. Я не жалею ни о чём. Более того — я сознательно шёл по этому пути, я знал, что это произойдёт. Я националист в том смысле, который вкладывал в это слово великий русский философ Ильин. И только утвердился в тюрьме и лагере в своей правоте. Кстати, и там я не оставил литературы.

"ЗАВТРА". Чтобы закрыть тему сепаратизма, скажи: цели и задачи СНВ предусматривали какой-то разрыв с русским народом, с российским государством?

Ю.Е. Наоборот. Вот на сайте ДПНИ есть снимочек с нашего митинга, где рядом с плакатом "Остановим оккупацию нашей земли!", второй плакат гласит "Русский и коми, помогите своим!" Мы никогда и нигде не разделяли коми и русский народ. Наоборот, я как образованный представитель своего народа, знаю некоторые особенности нашего психотипа и лингвистических особенностей. Коми всегда были билингвистичны, и имели высокий образовательный ценз. 90 процентов наборщиков в типографиях Петербурга были коми. При таком сосуществовании и культурном, и этническом, говорить о каких-то различиях невозможно. Наоборот — за шестьсот лет с момента крещения и присоединения к русской земле, из коми языка не пропала ни одна буква. Наш язык, наша культура -живы и неразрывно связаны с Россией. Письменность коми создана Стефаном Пермским, другом Сергия Радонежского.

Какой разрыв, какие разногласия у народов, объединенных общей целью — жила бы Россия?.. Их просто нет. Наши разногласия с теми, кто ее держит в неволе и пытается уничтожить…

"ЗАВТРА". Остаётся поздравить вас с освобождением и пожелать всего наилучшего. Спасибо за беседу.

Беседу вёл Сергей Загатин

Владимир Бондаренко ВРЕМЯ СНОВИДЕНИЙ

ВСЯ АВСТРАЛИЯ — это большой и древний многослойный миф. И о древних народах Гондваны, и об английском жестокосердии, и о русских переселенцах, как харбинских, так и из второй послевоенной эмиграции. Это сложный миф о далеком прошлом, о времени сновидений, когда все животные в Австралии умели говорить и дружно общались друг с другом, впрочем, тогда еще и Австралии не было, а существовал единый южный материк Гондвана, это миф о заселении и колонизации Австралии голландцами, французами и, конечно же, англичанами, которые хоть и появились в Австралии позднее всех, но сумели прибрать её к рукам, это миф о будущем уже совсем иной, небелой Австралии, активно заселяемой ныне восточными народами. Впрочем, китайцы и были первыми открывателями материка, но кроме торговых отношений с аборигенами, никаких иных поползновений у китайцев в ту пору не было.

Австралия — это прежде всего сказка природы, чудо из совсем иного животного мира. Для нас — это и на самом деле время сновидений. Как в детских снах. Африка, Азия, Европа — одни и те же львы, тигры, слоны и обезьяны. Первая животная глобализация мира. И вдруг нечто из совсем иной реальности — кенгуру, коалы, тасманийский дьявол, тасманийский тигр, совсем не похожий на своего собрата, страус эму. Даже заяц — и тот сумчатый. Сотни видов эвкалипта, фикусы, которые мы привыкли видеть в бочках, там размерами с пятиэтажный дом, да еще и корнями в воздух, как бы шагают по земле. Шагающие деревья у Толкиена, может быть, из австралийских сказаний?

И вдруг появляются европейцы, завозят всё своё: верблюдов из Афганистана для перевозки тяжестей по пустыне, овец, кроликов для развития сельского хозяйства, быков, лошадей, даже клопов. Я удивился, привыкнув к английскому газону, англичане и травку привозят готовую — из Европы. Австралийская трава совсем другая. Впрочем, в Австралии приживаются не все и не сразу. Кому как повезет. Животные, завезенные из Европы и Азии, оказались в мире, лишенном привычных врагов, привычной конкуренции. И вот уже австралийские верблюды оказываются самыми породистыми и чистыми в мире. В арабские страны их уже закупают для улучшения породы. В Австралии они разбрелись по пустыне и стали привычной даже для аборигенов реальностью. Из Алис-Спрингса до знаменитой сакральной красной горы Улуру уже аборигены возят экскурсии на афганских верблюдах. Овцы, опять же, расплодились во множестве без всякой охраны, бродят по пустыне тысячными стадами, и фермеры их отслеживают с вертолётов. Каждая ферма величиной с какую-нибудь Бельгию. Австралия со своими мериносами стала мировой производительницей самой чистой и качественной шерсти.

А вот зайцам и кроликам не повезло. Завезли их, как обычно, для фермерских хозяйств, на мясо, а в Австралии ни лис, ни волков, никакой опасности, никаких хищников, тасманийский тигр и тот уже выбит начисто европейцами, уже давно это диковинное животное никто не видел. Размножаться кролики и зайцы умеют и сами, не случайно стали мировым символом плодовитости. Разбежались по пустыне, прошло несколько лет, и миллионы кроликов стали поедать все продукты фермерской деятельности, никакие заборы не помогали. Завезли специально лис, но европейские лисы австралийских кроликов есть не стали, сами разбрелись по материку и стали дебоширить, как они это умеют. Привезли австралийцы еще одну проблему себе на шею. Ученые изобрели отраву, безжалостно отравили 70 процентов всех длинноухих, но 30 процентов к отраве привыкли и стали главными хозяевами Австралии. Ученые придумали другую, более мерзкую отраву, уничтожили практически всех мирных и любимых детворой животных, но, говорят, появились уже уцелевшие, какие-то тигрозайцы, которым никакая отрава не страшна. Их еще мало, но косые уверены — у них всё впереди.

Впрочем, кому из приезжих в Австралии интересны европейцы, европейские зайцы, европейские овцы, азиатские верблюды? Первые дня два после прилета в Мельбурн я постепенно лишь разочаровывался: лететь двое суток, с десятичасовой остановкой в Сайгоне, для того, чтобы увидеть провинциальное подобие Нью-Йорка или Чикаго? Но чем дальше, тем больше я видел; не только зайцы адаптировались и видоизменились, люди, эти бывшие европейцы, за пару столетий тоже видоизменились, превратились в некую новую нацию. Поразительно, нация бывших каторжан превратилась в нацию с самой малой преступностью в мире. Живут двести лет, никаких войн, никаких опасностей и национальных трагедий. Самая богатая в мире страна, у каждого свой дом, свое хозяйство, свой счет в банке. Не считать же, на самом деле, аборигенов за людей?

ВОТ НА ЭТОМ и остановлюсь чуть поподробнее. В силу разных причин за последние пять лет я объездил почти все бывшие английские колонии — от Цейлона до Китая, от Ирландии до Канады, от Египта до Ливии. Более страшной, жестокой и лицемерной нации в мире нет и, наверное, не будет. Что там немцы по сравнению с англосаксами? В Ирландии, чисто европейской стране, со времен Кромвеля, при подавлении ирландских восстаний вырезали до трети населения, в Индии индусов истребляли без всякой жалости, как мусор. В Китае стоит только опиумные войны вспомнить: цивилизованные европейцы выбивали целые города только за право привозить и продавать опиум. Вот уж кто был наркодилером мирового масштаба, так это английская королева. В Австралии когда-то жило порядка миллиона аборигенов, сейчас тысяч пятьдесят. Их стреляли, как тех же кроликов, — прямо из окна, чтобы не бродили, где не надо. В Тасмании отстрел аборигенов оплачивался, проверяли количество по сданным ушам. Поразительно, до 1967 года в самой Австралии её коренное население не считали за людей, дали местное гражданство лишь в 1967 году. До этого те считались кем-то вроде скота. Даже всемирно известный австралийский художник Намаджира — и тот не имел права приезжать в города, и того арестовали и посадили в тюрьму за нарушение правил белых колонизаторов. Оскорбленный художник перестал рисовать, а сегодня его работами гордятся все лучшие музеи мира. И до конца 80-х годов по австралийской конституции все права принадлежали белым. При этом нас те же англичане в это же время учили правам человека. Я подумал страшную и жуткую мысль: а если бы мы по английской методике перебили полностью всех чеченов, якутов, татар, чукчей, карел, оставив по горстке от каждого народа, потом взяли бы оставшихся на полное государственное обеспечение, стали бы издавать книги по их истории, по их культуре, никаких национальных волнений в стране не было бы. А мы на свою голову воспитывали национальную интеллигенцию, сохранили все без исключения малые народы, дабы сегодня получать упреки от этих народов, а заодно и от господ англичан. Я поговорил в Мельбурне с одним из лидеров племени аборигенов, колоритным художником Бодомирой, у которого купил две картины . Да, сегодня они, наконец-то, получили (в 1987 году) все права граждан в своей стране: права жить в городах, права на работу, но никакой опасности для белых австралов они уже давно не представляют. Их единицы, их не найдешь ни в Мельбурне, ни в Сиднее, ни тем более в Тасмании, где их поголовно уничтожили, готовя место для каторги. Разве что в пивнушке среди местных бомжей. Как индейцы в США, они уже являются туристической экзотикой, не более. Тем не менее, нынешним богатым австралам особенно не позавидуешь. Что их ждет впереди? Белый остров — это уже не сказка, а доживающая реальность. Впрочем, всё по порядку.

Мы приехали с женой в Австралию на три недели по приглашению русской общины для чтения лекций и проведения театрального тренинга. Мы были поражены увиденным. На самом деле, Австралия похожа на арбуз, плавающий меж двух океанов, Тихим и Индийским. Сверху — весь зеленый, и по зеленому побережью материка расселились все приезжие европейцы, внутри — весь красный, раскаленный, красная земля, красные горы, красная пыль, даже трава красная, кенгуру — и те красные, аборигены тоже красные. Едешь по дороге, пересекающей материк, видишь указатель — до следующего поселка 1000 километров. А вдоль дороги — сбитые машинами тела кенгуру, опоссумов, коал, страусов и других диковинных животных.

Мне показалось, Австралия по многим причинам удивительно похожа на Россию.

Во-первых, по территории Австралия примерно одинакова, раскинулась как от Петербурга до Красноярска, явно две трети России, можно сравнить. Территории одного порядка.

Во-вторых, как и в России, всё население сконцентрировалось на пригодных для жизни территориях. В Австралии 97 процентов живет вдоль побережья, в больших городах, на берегах двух океанов — Тихого и Индийского — и на удобных для овцеводства землях. Середина Австралии — тысячи километров выжженной пустыни, где вы не найдете ни единого человека. Так и в России: и в тундре, и в тайге — сотни и тысячи километров пустующих территорий.

В-третьих, Австралия, как и нынешняя Россия — исключительно сырьевая страна, на этом материке тоже есть почти все элементы таблицы Менделеева, и в немалом количестве, экономика Австралии, как и экономика России, держится на вывозе сырья: золота, угля, урана, опалов. Масса рудников. Только почему-то никакая Кондолиза Райс не призывает австралов делиться со всем миром, не предъявляет американские права на залежи природных ископаемых, не говорит, что в Австралии избыточная территория.

Разница между нашими странами лишь одна, но колоссальная. В Австралии живет около 20 миллионов человек, и армия примерно тысяч двадцать человек. Попасть в армию — дело почти немыслимое, сын моих знакомых занимался на спецкурсах, спортсмен, умный парень, но конкурс не прошёл.

Представьте на минуту, что в России живет лишь 20 миллионов человек, и со своими аборигенами мы в том же девятнадцатом веке расправились окончательно и бесповоротно, подобно белым австралам. Какая бы райская жизнь была бы у русских?

Только кто бы нам это позволил? С двадцатью миллионами русских на такой богатой территории мы давно уже были бы или под китайцами, или под муслимами, или под немцами, или под теми же англосаксами.

Австралию до поры до времени спасали её крайняя удаленность от всего мира и запрет на иммирацию небелого населения. Даже сейчас добраться до Австралии и срочно выбраться оттуда иногда невозможно за любые деньги. Сам попал в подобную ситуацию: тяжело заболела моя матушка, я был в Тасмании, только вернулся из поездки на катере вокруг острова, прервал поездку, кое-как, купив новые билеты, долетел до Сиднея, и… застрял. Никаких рейсов в Европу, старые билеты не действительны, а новые есть только через Токио за 4000 долларов, и то в результате я прилетел бы в Москву в тот же день, что и по своему старому билету. Почему-то наш прославленный "Аэрофлот" в Австралию не летает. Даже сингапурские рейсы из Москвы отменены. Мой друг, журналист русской службы SBS Володя Дубоссарский, рассказывал, что когда у него умерла мама, он тоже не смог во время вылететь. Не помогали никакие деньги. Тирания расстояний.

Эта крайняя удаленность от Европы и удручала, и одновременно спасала страну.

Теперь признаюсь в своем "расизме": я абсолютно понимаю неизбежность былого расового закона, отмененного в 1987 году. Пока в Австралию принимали только европейских иммигрантов, австралийская цивилизация успешно развивалась, приезжающие поляки, ирландцы, греки, евреи, русские легко впитывались молодой нацией, страна обретала свое национальное лицо. Я уважаю (и искренне, это знают все мои читатели), великую китайскую цивилизацию, японцев, корейцев, вьетнамцев. Но когда к 20 миллионам белых австралийцев добавится каких-нибудь сто миллионов китайцев, былой Австралии не останется, появится еще одна китайская провинция. Не примет же Китай себе добровольно миллиард индусов? Тогда исчезнет сам Китай.

На примере Австралии четко виден закат белой цивилизации вообще. Но сами белые австралы не так уж боятся китайцев и вьетнамцев, кое-кто из австралов искренне считает: пусть уж Австралия станет китайской провинцией, если так суждено. (Кстати, поэтому я не раз писал о мнимых страхах иных наших патриотов перед засилием китайцев в России, теплолюбивая нация, их в нашу тундру не тянет. Австралия китайцам уютнее и теплее, и столь же богата ресурсами). Белые австралы, как я выяснил в разговорах, все как один боятся не Китая, а соседней Индонезии и всего мусульманского Востока. Всего лишь пролив отделяет огромную и богатую, но малонаселенную Австралию от бедной и перенаселенной Индонезии с её исламским фундаментализмом. Что значат 20 миллионов австралов рядом с 180-миллионной мусульманской Индонезией, до которой рукой подать?

Увы, но весь нынешний иммигрантский поток в Австралию — это восточный поток. У них и партия легальная существует, наподобие нашей ДПНИ, антииммигрантская, и хотя в названии партии нет и намека ни на какую нацию, все понимают, о чем речь. Будущее Австралии — это восточное будущее. И хорошо, если китайское, а не индонезийское.

Как говорили мне старые австралы, резко меняется облик городов, уличная аура. По-прежнему ни в Мельбурне, ни в Сиднее аборигенов ты на улице не увидишь. И даже играющие на улицах на своих деревянных трубах якобы аборигены — сплошь перекрасившиеся поляки или индусы. Но квартал за кварталом Западный мир уступает восточному.

Этот пока еще пустующий австралийский континент в переполненном человеческом мире — последний территориальный резерв для новых полчищ Чингизхана.

ПО ПРИГЛАШЕНИЮ русского этнического общества я читал лекции по русской культуре и литературе в храмах и русских клубах, Лариса вела свой тренинг по голосу в Чеховской студии драматического искусства, которую организовал актер Дима Пронин. Русская община как всегда расколота и по поколениям, и по взглядам, и по месту своего былого пребывания. Православных храмов много и в Мельбурне, и в Сиднее, везде. Даже в Тасмании есть своя русская этническая группа и свой православный храм. В Мельбурне я встречался с отцом Игорем из московской Патриархии, большим любителем литературы, читателем нашей газеты, и с отцом Николаем из зарубежников. В Сиднее был в храме у отца Георгия, только что вернувшегося из поездки по России, и резко сменившего свою непримиримую позицию после увиденного торжества Православия в России. И хотя официально примирение и объединение церквей произошло, на деле и прихожане, и сами священники четко разделены, как и сама русская община.

Самая интересная встреча состоялась в Сиднее в недавно отстроенном огромном староверческом храме. Основу прихожан-древлеправославных составляли харбинцы из бывших забайкальских казаков, все богатыри как на подбор. Вот и храм своими руками выстроили. На встречу с настоятелем храма отцом Тимофеем мы пришли вместе с главным редактором газеты "Единение" Володей Кузьминым. Плотный, крепкий русский мужик, очень умный, крепко стоящий на своей вере. Они когда-то встречались в Москве на Рогожке с моим сыном Григорием, тоже старовером, передал привет, узнал о жизни русских староверов в Австралии. С никонианцами не воюют, но держатся отдельно, своим кругом, из их прихода вышло немало иерархов русского древлеправославия.

Когда-то, в девяностые годы я печатал в газете "День" поэтов из второй эмиграции Игоря Смолянинова и Анатолия Бора. Сам печатался в газете народно-трудового союза "Единение". Живы и сейчас кое-кто из, условно говоря, "власовской" волны послевоенной эмиграции. Они, как правило, сидели своим уголком на моих лекциях. В центре — сильная группа харбинских эмигрантов. В отличие от парижской или американской волны первой эмиграции, харбинцы с местным китайским населением не сливались, ассимиляции, подобно парижской или американской, не было, и поэтому в 1949 году, после массового переезда из коммунистического Китая в Австралию, уже дети первой дальневосточной эмиграции, уже второе поколение эмиграции были такими же русскими, как и их отцы. В Австралию приехала из Китая многочисленная чисто русская, одновременно антикоммунистическая, но и радикально патриотическая, если не сказать националистическая эмиграция. Тогда и были созданы ими русские журналы, та же газета "Единение", русские клубы, воскресные школы, построено множество храмов. Харбинская волна сильна в русской эмиграции до сих пор. На них держатся все русские общины, русские храмы, русские издательства и газеты. Изредка на дни юбилеев ездят и ныне в Харбин, в места своей юности.

Третья волна, русско-еврейская, была не так уж многочисленна. Все в тот период предпочитали саму Америку или Европу, чем далекую Австралию. И потому следующее сильное пополнение русская эмиграция получила уже после перестройки, когда в страну кенгуру хлынули молодые русские специалисты, охотно принимаемые австралийскими властями и до сих пор. Многие из них даже имеют двойное гражданство и изредка навещают свою родину: математики, физики, химики, биологи, программисты, — люди необходимых в Австралии профессий.

Но, окунувшись с головой в свою высокооплачиваемую работу, они охотно на досуге посещают русские клубы. В западной среде им слегка душновато и скучновато. В отличие от второй и третьей волны, они тоже не скрывают свою русскость. И, подобно харбинцам, не стремятся ассимилироваться.

Нина, один из руководителей мельбурнского русского клуба, в богатом поместье которой мы и остановились на время, находила отдохновение в устройстве вечеров, подобных моему.

Расскажу и о русском еврействе, в истинном патриотизме которого я был убежден еще со времен моего посещения Иерусалима и других святых библейских мест. Они, выехав из России, уже окончательно, до конца дней своих, останутся русскими. Пусть они по ряду причин держатся обособленно от харбинцев и власовцев, но своей русской стаей. Не стремясь влиться в австралийскую чуждую им среду. Открывают свои русско-еврейские издания, свои центры, свои театры. У Залмана Шмейлина клуб русской поэзии "Лукоморье", где мне тоже удалось выступить, и убедиться в их прекрасном знании и преклонении перед русской литературой.

Я выступал в прямом эфире крупнейшей австралийской радиостанции SBS и в Мельбурне у Симы, и в Сиднее у Володи Дубоссарского, отвечая на самые острые вопросы своих русско-еврейских слушателей. Лишний раз убедился — им явно не хватает России. Да и дома у них все разговоры о России, вокруг России, Путин или Медведев их интересуют гораздо больше, чем местные политики, они знают не только Валентина Распутина, но и Диму Быкова, зато не следят за австралийской литературой. У каждого русского австрала дома тарелка телевизионная, смотрят московские программы. Как и вся Австралия, живут в большинстве своем в небольших домах. Из миллионов сиднейцев или мельбурнцев лишь чуть больше сотни тысяч живут в многоэтажных зданиях, все остальные предпочитают свои дома. Если есть работа, берут кредит на 20 лет, покупают готовый домик и не спеша выплачивают.

Не менее приезжих туристов любят свою австралийскую природу. Встречаются со своими диковинными зверями не в зоопарках, а прямо в лесу. Как мы, к примеру: выехали на рыбалку на угрей, за 300 километров от Мельбурна, где-то посередине остановились в лесу перекусить — а нам навстречу вышла стая рослых кенгуру со своими детенышами. Бежать от нас не спешили, большинство настороженно, но внимательно следили издали, несколько взрослых кенгуру, очевидно уже и до нас прикормленных людьми, пошли знакомиться с нами, Хлебом мы запаслись заранее, ели кенгуру прямо с рук, как наши буренушки, не иначе, позволяли себя гладить, из сумок у мамаш смешно торчали головки детенышей. Потом нас кое-кто упрекал, кенгуру могли и рассердиться, у них мощные передние лапы. Но, думаю, и звери отличали злоумышленников от добросердечных или просто любознательных людей. Ведь отстрел кенгуру разрешен и даже поощряется (так же, как и отстрел коал, милых сонных ушастых медвежат) — якобы наносят вред сельскому хозяйству. Мешают овцеводству. Так сначала истребили аборигенов, затем сумчатых тасманийских тигров, гигантских трехметровых кенгуру, всё меньше становится и коал, миллионы их шкурок пошли на сувениры. Увы, придет время исчезновения и самих кенгуру, внесем в "красную книгу", тем более, что в неволе они не спешат размножаться. В поединке баранов и кенгуру победят бараны, они приносят бизнесу и экономике Австралии миллиардную прибыль.

Когда мы с семьей Димы Пронина и Залмана Шмейлина с малыми детьми приближались к кенгуру, тем было понятно, что идут не охотники. Очевидно, целый час мы общались с семействами кенгуру, остальная стая ждала в стороне. Потом все кенгуру резко, огромными прыжками устремились в буш (австралийский лес). После этой дружеской встречи с кенгуру, в ресторанах уже от кенгурятины мы с женой отказывались: будто своих знакомых поедаешь. Хотя, не скрываю, от подаренных шкурок кенгуру не отказался, даже Проханову привез, пусть уж простит меня их кенгуриный бог.

Так же неожиданно мы встретили в лесу прямо под ногами ехидну, которая, как ежик, от страха свернулась и стала стремительно рыть себе носом нору, еле успел достать фотоаппарат, а ехидны уже и нет, зарылась в землю. Коал приходилось ждать часами, едят они мало и редко, в основном спят на вершинах деревьев, выставив свои кругленькие попки. Повезло. Часа через два несколько коал спустились к земле, стали поедать с аппетитом листья эвкалипта. В этих листьях и запас воды, и наркотическое вещество, от которого их в сон бросает, и пища, всё сразу: с утра поел — и целый день свободен.

Что уж снится в наркотических видениях самым милым зверюшкам Австралии — сказать трудно. Может быть, время, когда и они были людьми, когда можно было в лесу никого не бояться. Жили же эти все милые зверюшки в мирной Австралии миллионы лет, почти никаких хищников, разве что пожары, когда горели все леса. И никакого вреда природе звери не наносили.

В Австралии всё наоборот: у нас зима, у них лето, у нас все боятся северного ветра, а в Мельбурне мы попали под южный ветер, пригодилось и пальто. Погода в Мельбурне и впрямь, как питерская, меняется в течение дня: выйдешь в шортах, потом напяливаешь свитер теплой вязки, и всё в течение одного дня. С юга, где недалеко Антарктида и Южный полюс, идет не только холод и пронизывающий ветер, добрались и пингвинчики, живут себе целой колонией под Мельбурном и каждый вечер выходят перед зрителями, как на парад.

Вот такой мир сновидений, в который мы попали: от семиметровых крокодилов и акул, которые каждый год поедают кого-нибудь на пляже, до неуклюжих пингвинов и тасманийских дьяволов, вообще-то напоминающих в жизни голодную кошку с оскалившимися зубами. А по утрам, так уж повелось, нас будил попугай какаду, который резко приветствовал, словно наш петух, приход каждого дня. А может, он лишь требовал завтрак, который в Мельбурне ему подавала Нина, а в Сиднее — Володя Дубоссарский.

Время сновидений — это и история каторжников. Пожалуй, Австралия единственная страна, где гордятся происхождением от каторжников-первопоселенцев. Но я побывал и в старой Мельбурнской тюрьме, и в Порт-Артуре, каторжном городке на самом краю Тасмании, где находились самые жуткие тюрьмы. Если не забывать, что большинство каторжан — это были не уголовники, а ирландские бунтари и прочий бедный люд, становится понятным, почему старые австралы своими английскими лордами гордятся меньше, чем бунтарями-каторжниками. О самом знаменитом из них — ирландце Неде Келли, сложено много народных песен и баллад, о нём пишут писатели и снимают фильмы лучшие кинорежиссеры. Читая его историю, вспоминаешь и историю ирландских восстаний. Недаром Нед Келли заявлял перед казнью, что он считает себя деятелем ирландской республиканской армии. Место его рождения, место ареста, место виселицы — всё сегодня стало национальными памятниками. Его сравнивают с благородным Робин Гудом, но я считаю, что он гораздо значимее, ибо, кроме защиты бедных, он еще и защищал национальные интересы своего народа. Нед Келли — это русский Стенька Разин, сегодня это самый популярный австралиец в мире.

Улетали с сожалением. Многое оставили на следующий раз. Нас ждали с выступлениями и в Аделаиде, и в столице Австралии Канберре, хочется посетить центр красной пустыни, обойти легендарную гору Улуру, погрузиться в воды у Большого кораллового рифа, приглашают выступить и русские из Новой Зеландии, ближайшей соседки Австралии. Надеюсь, всё впереди!

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

27 ДЕКАБРЯ 2008 ГОДА исполнился год со дня убийства бывшего премьер-министра Пакистана Беназир Бхутто, чье имя Беназир переводится с урду как "Несравненная". По мнению большинства экспертов, в Пакистане пока не появился политик, который мог бы сравниться с ней по популярности.

Нынешний президент этой страны, муж Беназир — Асиф Али Зардари, не смог справиться с проблемами, которые она обещала решить. Его положение является крайне неустойчивым. К тому же к сложной политической ситуации добавился и мировой финансовый кризис.

Экономика страны сегодня внушает серьёзные опасения: в производстве наблюдается спад, курс пакистанской рупии значительно снизился. Но мировую общественность, как известно, куда больше волнует волна терроризма, захлестнувшая Пакистан.

Что же дальше? Как отмечает пакистанская и западная пресса, страна встречает 2009 год с настороженностью. Политологи констатируют, что единственным стабильным институтом государства продолжает оставаться мощная армия. Нельзя не обратить внимания и на тот факт, что в списке 50 самых влиятельных людей мира американского журнала "Ньюсуик" за 2008 год на 20-м месте стоит главнокомандующий пакистанской армии Ашфак Первез Киани. Что же касается президента и премьер-министра Пакистана, то они там даже не упоминаются.

Неудивительно, что многие обозреватели предсказывают в 2009 году обычный пакистанский сценарий: очередной генерал свергнет слабый гражданский режим. А кое-кто даже считает возможным возвращение Первеза Мушаррафа… Очевидно, что Пакистан нуждается в новом поколении политических деятелей, но пока их нет или же они очень далеки от того, чтобы всерьез претендовать на власть.

КАК СООБЩАЕТ англоязычная саудовская газета "Араб ньюс", "движение "Талибан" заявило, что, несмотря на усиление своих войск, американцы потерпят "жестокое поражение". Юсуф Ахмади, представитель муллы Омара, возглавляющего "Талибан", сказал: "Теперь они хотят увеличить число военнослужащих. Русские в свое время делали то же самое и потерпели жестокое поражение… Чем больше в Афганистане будет американских военных, тем больше целей будет для талибов".

ПО МНЕНИЮ арабских журналистов, аккредитованных в Москве, лидер Палестинской Автономии Махмуд Аббас во время своего недавнего визита в Москву получил именно то, чего добивался: президент России Дмитрий Медведев поздравил его с избранием на пост президента Палестины. Тем самым, отмечают обозреватели, глава российского государства как бы дал свое добро на продление нынешних полномочий Аббаса, истекающих после 9 января 2009 года. Между тем, лидеры ХАМАСа, безусловно, против того, чтобы он продолжал оставаться на своем посту. В связи с этим понятно, что, хотя Аббаса поддерживает не только официальная Москва, но также США, весь Запад и Израиль, только один Аллах знает, что может произойти в Палестине после 9 января. Некоторые международные наблюдатели говорят о неизбежности кровавых столкновений между силами Палестинской автономии и ХАМАСом.

ПОСОЛ ИЗРАИЛЯ в ООН Габриэла Шалев уведомила генсека этой организации Пан Ги Муна, что её страна "не может бездействовать" на фоне ракетных обстрелов, ведущихся палестинцами из сектора Газа, которым, как известно, управляет ХАМАС. Она заявила, что Израиль "примет меры". Полагают, что заявление Шалев являлось частью масштабной PR-кампании по обоснованию операции в Газе. Примечательно, что одновременно дипломатические представители еврейского государства в Москве, Вашингтоне, Лондоне и других городах приступили к консультациям на эту тему с внешнеполитическими ведомствами стран аккредитации.

В то же время эксперты полагают, что Израиль, скорее всего, ограничится ударами по сектору Газа с воздуха. С одной стороны, это должно хотя бы отчасти удовлетворить израильтян, требующих решительных действий против ХАМАСа и других радикальных палестинских групп. С другой — позволит избежать жертв среди военнослужащих и обвинения министров в некомпетентности, что, в конечном итоге, может привести к поражению на парламентских выборах в Израиле 10 февраля партий правящей коалиции.

КАКИМИ ОКАЖУТСЯ отношения израильтян и палестинцев в 2009 году? Один из старейших российских востоковедов-арабистов Леонид Медведко, проведший многие годы на Ближнем Востоке, так отвечает на этот вопрос: "У евреев есть предновогодняя поговорка: "В следующем году в Иерусалиме". Если её одновременно произнесут иудей, мусульманин и христианин, то это и будет ключ к разрешению ближневосточной проблемы. Речь идет о федеративном государстве для евреев и арабов. Отвергнув его 60 лет назад, ООН совершила большую ошибку. Сейчас лидеры Израиля не готовы отказаться от идеи Иерусалима как единой и неделимой столицы еврейского государства. Но если бы в 1948 году удалось воплотить в жизнь международный статус Иерусалима, то в США не было бы терактов 11 сентября 2001 года, а человечеству эпохи глобализации не грозила бы в ХХI веке глобальная война с терроризмом".

Владимир Махнач: В КАНУН СОБОРА

"Завтра". Владимир Леонидович, у многих православных людей смерть Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II вызвала ощущение настоящего "конца эпохи", перехода нашего общества в какое-то новое историческое и духовное измерение. Насколько, на ваш взгляд, может быть оправданно такое ощущение, не является ли оно переносом вовне каких-то личных переживаний?

Владимир МАХНАЧ. Да, все мы понесли тягчайшую потерю. Прежде всего я должен сказать несколько слов о Патриархе Алексии как о человеке. Может быть, не все знают, что он — из очень хорошей и очень необычной семьи. Необычной потому, что Ридигеры — один из считанных по пальцам эстонских родов, который удостоился немецкого прибалтийского остзейского дворянства. Из этого рода вышел даже очень неплохой — на рубеже XIX-XX веков — военный министр Российской империи генерал Виер. Он не является прямым предком Святейшего, но это один из его близких родственников.

Владимир Карпец даже утверждал, что фамилия Ридигер встречается в "Песне о нибелунгах". Этого, положим, я не знаю, но то, что род этот древний и заслуженный — факт. Род эстский, эстонский, а эстонцы при немцах не только отродясь в дворянах не бывали — они и в ремесленники с трудом пробивались. Если в бывшем городе Ревеле, а ныне Таллине, и встречались эсты, то они испокон веков были слугами, а ремесленником: булочником, скорняком, сапожником и так далее — был немец или датчанин. Это немаловажно, потому что семейные традиции, родовая память — или отсутствие таковых — играют решающую роль в формировании личности.

Второй момент — конкретные обстоятельства места и времени. Святейший Патриарх Алексий прошёл, наверное, через все испытания, через которые мог пройти человек его поколения. Он родился в независимой Эстонии, пережил и присоединение Прибалтики к Советскому Союзу, и немецкую оккупацию, и послевоенное сталинское терпимое отношение к Церкви, и атеистический беспредел хрущевской "оттепели".

И не надо забывать, что в Синоде Московского Патриархата он был старшим по хиротонии — кажется, за исключением митрополита Харьковского и Богодуховского Никодима. Алексий был рукоположен в епископа Таллиннского раньше, чем получили панагию такие маститые архиереи, его сверстники, как митрополит Минский и Слуцкий Филарет, митрополит Киевский Владимир или митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Произошло это 3 сентября 1961 года — в разгар хрущевских гонений против Церкви. В декабре 1964 года он был назначен управляющим делами Московской Патриархии, и занимал этот пост до сентября 1986 года. Это тяжелейшая работа, потому что управляющий делами не только отвечает за всю материальную составляющую церковного бытия — он знает всё, что происходит в Церкви. А многие знания, как сказано еще царем Соломоном, означают и многие печали.

Будучи последовательно епископом, архиепископом и, наконец, митрополитом Таллинским, будущий Патриарх Алексий одновременно исполнял обязанности управляющего делами Патриархии. Ну, вообще-то, в епархии ты — епископ, а как управляющий делами ты — чиновник, и не более того. Да, необычайно влиятельный чиновник. Но еще и терроризируемый. Потому что кого больше всего дергает — не скажу безбожная, но нехристианская — власть? Управляющего делами Патриархии. С кем чаще всего общаются правительственные чиновники? С управляющими делами. Кого они давят в случае каких-то конфликтов? Управляющего делами. Так вот, будущий патриарх Алексий был очень хорошим управляющим. Но не только.

Я вам расскажу одну историю. Это было в конце 70-х годов. Жил в Киржаче во Владимирской области протоиерей Алексий. Его все любили. И он совершил страшное преступление, запрещенное указом Совнаркома от 1929 года, — он совершил чудо. Это вы можете проверить: все документы советской власти изданы, и только в конце правления Горбачева этот указ был упразднен. Там содержалось прямое предписание духовенству: "запрещается организация чудес". Вот если ты с прихожанами слишком сильно молился, и произошло исцеление, — ты нарушил закон, так как "организовал чудо". Следует наказание: ты отправляешься на зону, в лагерь, на лесоповал. И именно на основании этого указа и закона об отделении церкви от государства, который должен был читаться в противоположном смысле, но… отца Алексия начали тягать на следствия. Его бы обязательно посадили, а он девочку отмолил с прихожанами, тяжко больную девочку. И получилась такая неприятность: простая работница, мать девочки, до того послушно дававшая нужные показания, устыдилась, и на суде публично от них отказалась. Тогда отца Алексия отправили за штат. К сожалению, это сделали церковные власти, увы, епархиальный начальник. Но все дела о выходе на покой проходят через управляющего делами, и Высокопреосвященный владыка Алексий вызвал отца Алексия. Вот так встретились два Алексия: один — монах, другой — женатый священник, один Алексий в монашестве, другой — в крещении.

"Завтра". Святейший, кажется, и в крещении был Алексием?

В.М. Да, только другой святой у него был. Итак, отец Алексий приехал в Москву. Его пригласили в кабинет, вошел владыка Алексий и сказал: "Батюшка! У нас дело о вашем выходе на покой, в нем не хватает только одного документа — вашего прошения об этом. Судя по всему, вы вашему епархиальному начальнику не нужны. А мне — нужны!". Ну, вот так отец Алексий перестал был священником, принял монашество и уже в качестве архимандрита Гермогена исполнял служение духовника Пюхтицкой обители. Кто мне скажет, что это был некрасивый и недостойный архиерея поступок? Это не что иное, как явное чудесное проявление воли Божией. И ее исполнение Святейшим. Этот случай крайне малоизвестен. После смерти Святейшего его рассказать уже можно. Пусть знают.

"Завтра". А в какие годы это произошло?

В.М. Конец 70-х. Архимандрит Гермоген отошёл в мир иной в начале 90-х годов.

То есть я не могу ни упрекать, ни красить ослепительно золотыми красками почившего Патриарха. Потому что его мера ответственности заведомо превышает моё личное разумение. И я вижу, что при всех неизбежных каких-то чисто человеческих моментах слабости, Господь его оправдал. Прежде всего потому, что при Патриархе Алексии свершилось восстановление единства Русской Православной Церкви, и если бы не он, мы бы еще несколько десятилетий могли существовать раздельно с РПЦЗ. Это великое, историческое дело.

Не менее важный, хотя внешне и менее заметный итог его патриаршества, — умножение числа епархий. Сейчас у нас более полутора сотен православных архиереев. И это прекрасно. Хотя мне доводилось писать о том, что православных архиереев Русской Церкви должно быть около шестисот, из которых пятьсот должно приходиться на Российскую Федерацию. И то, что у нас их всю историю было так мало — это уродство. Я сравнивал нашу ситуацию не только с католиками, но и с православными. У греков — несколько сотен архиеерев. Даже в маленькой Грузии — полтора десятка епархий. Думаю, здесь еще непочатый край работы для нового руководства Церкви.

Бог дал Патриарху Алексию мудрость, и под его водительством вся наша Церковь была богомудрой. Большей похвалы для первоиерарха не было и нет. Да, он был епископом в советское время — а значит, жил в стакане с подстаканником. То есть его было видно со всех сторон, а он ни до кого докричаться не мог, потому что стекло не пропускает звук. Это неизгладимый отпечаток на всю жизнь. Он-то слишком хорошо знал, какова наша власть изнутри, чего от неё можно ожидать. С развалом Советского Союза тут ничего не изменилось. Только раньше ходили на партсобрания, а сейчас в храмы. Стоят "подсвечники", держат свечку в правой руке — и креститься им нечем, разве что хвостом…

Не надо изображать Патриарха Алексия ангелоподобным — ангелом он точно не был. Но он был лучшим из возможных первоиерархов нашей Церкви. Я так и сказал после его избрания в 1990 году: "Это не лучший из наших архиереев, но и не худший". Потом выяснилось, что, может быть, даже лучший. Нам ведь страшные вещи грозили, когда шли выборы Патриарха. И совершенно было непонятно, как поведет себя по отношению к Церкви государственная власть. Ведь одним из кандидатов на патриарший престол был ныне отлученный от Церкви митрополит Киевский Филарет (Денисенко), а он был любимцем тогдашнего КГБ и куда как удобен власти. Он — а отнюдь не Алексий Ридигер.

Но Господь указал на Алексия. Случайным этот выбор назвать нельзя. Да вспомним хотя бы 1993-й год. Тогда враждующие стороны получили предупреждение от Синода о том, что кто первым прольёт кровь в междоусобной брани, будет предан анафеме, отлучен от Церкви. Как на это среагировала, условно говоря, сторона Ельцина? Спровоцировала прорыв блокады сторонниками Верховного Совета, спровоцировала их атаку на мэрию и Останкино, устроила убийство милиционеров. И только потом приступила к расстрелу "Белого дома". То есть формально вышла из-под анафемы. Но Патриарх демонстративно не стал отпевать Ельцина, и это отметили все, хотя Ельцин всячески стремился показать своё особое расположение к Православной Церкви, приглашал Патриарха на поставление в президенты и так далее.

"Завтра". Путин в этом отношении, кажется, больше внимания уделял не внешней, а внутренней стороне вероисповедания. Он несколько раз пытался попасть на Афон, пока не добился своего, известен его православный духовник, Путин часто присутствует на богослужениях, но вот внешнее отношение государства к Церкви при нём стало куда менее аффектированным. Имеется в виду институт "традиционных религий", к числу которых, наряду с православием, отнесены ислам, иудаизм и буддизм. И новый президент Дмитрий Медведев, кажется, выдерживает ту же линию в отношениях с Православной Церковью. В связи с этим возникает вопрос о том, как будут развиваться эти отношения при наследнике Алексия II, кто станет новым Патриархом Московским и Всея Руси, как пройдёт назначенный на 27-29 января 2009 года Поместный Собор?

В.М. Хорошо, давайте перейдем к тому, что нас может ожидать. Мы потеряли очень хорошего и очень достойного иерарха. Он почил прекрасной смертью. Все когда-то умирают, за исключением пророка Илии, и, как говорят, Иоанна Богослова и короля Артура.

Святейший Патриарх был дважды при смерти, и один раз, год назад, уже просился на покой, но архиереи его не отпустили. Он имел на это право, но его не отпустили, и он смирился. Разве Всевышний его не вознаградил? Накануне кончины, меньше, чем за сутки, он в хорошей, как говорят, физической форме отслужил литургию на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. Во-первых, он только что причастился. Во-вторых, какая другая может быть радость у священника, когда он только что отслужил?

Не могу не сопоставить с нижней точкой падения. Когда-то еще не лишенного сана Глеба Якунина, ничего не имея в виду, спросили: "Отец, а вы сейчас не служите?" "Слава Богу, не служу", — ответил Якунин. Он, конечно, случайно обмолвился, но ведь, как говорится, что на уме, то b на языке…

Сейчас надлежит избирать нового Патриарха. У нас уже есть местоблюститель Патриаршего Престола — высокообразованный, умнейший митрополит Кирилл. Но местоблюститель — это не Патриарх, это человек, который временно встал во главе Церкви, чтобы организовать Собор и избрать Патриарха. В традиции Православных Церквей — вообще никого специально не избирать в местоблюстители. Просто старейший митрополит исполняет полтора-два месяца эту функцию. Это больше почетное и единственное его дело — собрать Собор. Больше ничего. Если кончено, нет никакой трагедии в поместной Церкви.

А такой случай с Русской Церковью был — двадцать лет, с 1700 по 1721 год боролся с Петром I местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Рязанский и Муромский Стефан Яворский — и проиграл. Несмотря на все его усилия, новый Патриарх не был избран, и Россия два следующих века провела без Патриаршества.

Мы — не католики, Патриарх — это не четвертый, высший сан, стоящий над епископами. Это всего лишь председатель в Соборе епископов. Но, как показывает многовековая практика, он абсолютно необходим. Без него — плохо и Церкви, и народу, и государству. Хотя иногда удавалось архиерею возвыситься на пост как бы фактически председательствующего без избрания патриархом. Это случай святителя Московского Филарета (Дроздова).

Всё это — не мои личные измышления, всё это было подтверждено Поместным Собором 1917-1918 гг. Там прямо прописано следующее: "Патриарх есть первый среди равных ему епископов". Это латинское "primus inter parens". Латынь — тоже священный язык, как и греческий, и старославянский…

Старейшим должен был быть — тем более, что он управляет Московской епархией, — митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков). Но он слишком преклонных лет, чтобы стать Патриархом.

Проблема заключается в другом. Для избрания Патриарха, а мне приходилось об этом писать, необходим полномасштабный Поместный Собор. Сам почивший в Бозе Патриарх сказал в середине 90-х гг.: "Мы сейчас стремимся возвратиться к нормам Поместного Собора 1917-1918 гг."

Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, нынешний местоблюститель Патриаршего Престола, тоже высказывался в пользу норм Поместного Собора 1917-1918 гг.

"Завтра". А что это за нормы? Что имеется в виду?

В.М. Каждая епархия была представлена одинаковым количеством участников Собора с правом решающего голоса. Это, естественно, епархиальный архиерей (которого не избирали, ибо он представляет и молится за всю свою епархию), два священнослужителя и три мирянина (священнослужителей и мирян избирали). Сначала избирали выборщиков на приходских собраниях. Затем — на собраниях благочиний. И только после этого — уже делегатов Собора на епархиальных собраниях.

Повторюсь, сейчас в нашей Церкви — более полутора сотен епископов. Но надо учесть — в отношении Поместного Собора речь может идти только о предстоятелях епархий. Викарные архиепископы или епископы не представляют никого. В 1917 году было установлено, что на Собор избираются двое священнослужителей от епархии, один из которых обязан быть священником, а второй может быть либо епископом — викарным, либо священником, либо диаконом, либо псаломщиком. И трое мирян.

Как видите, почивший Патриарх и нынешний местоблюститель одобряли этот род поведения. Вспомнят ли об этом сейчас?

Во-первых, у нас существует точное различие между двумя Соборами: Поместным и Архиерейским. На Архиерейском Соборе могут присутствовать советники, но они ничего не решают. Они могут быть и священниками, и мирянами, но без права решающего голоса. Так, кстати говоря, должно быть и в отношении епископов викарных.

А если собирается Поместный Собор, то никак нельзя, чтобы епископ назначал двух священников и трех мирян. Их должны избирать, потому что церковный народ имеет право голоса. Давайте обратимся к истории.

В 1312 году в городе Переяславль-Залесском (в память этого, между прочим, поставлена церковь во имя святителя Петра на старейшей Красной площади города) был собран Собор, так как святитель Петр был обвинен в симонии — продаже церковных должностей. Святитель блестяще оправдался. Кто его судил? Простые священники и миряне, потому что архиереи его судить никак не могли. Ведь одним архиереем был он сам, а другим — его обвинитель, Тверской владыка Феодор. Третий, архиерей Ростовский, будучи единственным нейтральным лицом, конечно, не мог собрать Собор из одного себя. Потому и собрались на собор мужики, бояре, диаконы, священники. Это вообще наша русская традиция. Она, конечно, завязана на то, что у нас были слишком большие епархии и слишком мало епископов (в просвещенный XVIII век мы вошли, имея на всю гигантскую империю только 20 архиереев). Уже при императора Николае I Александровиче мы имели 67 епископов, что все-таки побольше, и не на всю Сибирь один архиерей!

Для избрания Патриарха, конечно, надо собирать полный Поместный Собор. Пора. Это длительный процесс: надо избирать выборщиков, чтобы избрать выборщиков, чтобы избрать членов Поместного Собора от рядового духовенства и от мирян.

Хочу напомнить, что Собору 1917-18 гг. предшествовала и монашеская конференция в Троице-Сергиевой Лавре. И она тоже избрала от монахов 20 человек — членов Собора. Как видите, не епархиальным способом — был всероссийский Монашеский съезд.

Были и особое депутаты от военного духовенства, но нам сегодня это не грозит — военного духовенства у нас практически нет.

Вот что важно. В принципе то, что произносят уже некоторые имена (и более других — имя Высокопреосвященнейшего митрополита Кирилла), бывает всегда. Всегда есть особо уважаемые, просто популярные лица. Между прочим, святитель Тихон, в списке из трех, чьи кандидатуры были выбраны для жребия, не был на первом месте. И Патриарх Алексий был не первым. Так что бывает — Господь поправляет. Он как бы напоминает: а вы обратились к Моему последнему слову, ведь это Я — Глава Церкви.

Действительно, на Соборе 1917-18 гг. митрополит Антоний Храповицкий в тройку кандидатов уверенно прошёл первым. Вторым был очень ученый архиепископ Новгородский Арсений Стадницкий, и только третьим — Тихон Московский. Но Господь избрал Тихона.

Церковный народ не ошибается — в тройку попадут заведомо достойные архиереи. Но все-таки последним словом должно быть Божие.

Ничего этого пока не слышно: ни про избрание духовенства, ни про избрание мирян. Еще раз напомню — о доверии этой традиции говорил и Патриарх, и нынешний местоблюститель Патриаршего Престола. Дело не в каких-то симпатиях или антипатиях, а в том, чтобы церковная история продолжалась так, как должна продолжаться.

Например, мы привыкли к тому, что Патриархами становятся постоянные члены Священного Синода. А ведь канонического положения о Священном Синоде у нас нет. Поместный Собор 1917-18 гг. точно постановил, что в Синод, помимо Патриарха (это понятно), входит по положению митрополит Киевский (глава первопрестольной кафедры), пять архиереев избираются Собором раз в три года (потому что Поместный Собор должен собираться раз в три года — и тогда ведь ни самолетов, ни компьютеров, ни е-мейлов не было, а сейчас есть всё, не трудно собирать Собор!), остальные шесть ежегодно избираются жребием на череду. Половина приезжает, а пятеро являются постоянными членами.

Может быть, это уже не действующие правила, но ничего другого у нас нет. В Уставе 2000 года про то, как формируется Синод, ничего не сказано.

Беседу вёл Илья Бражников

Архиепископ Хризостом II: «ВСЕ МЫ — БРАТЬЯ ВО ХРИСТЕ…» На вопросы «Завтра» отвечает предстоятель Православной церкви Кипра

Архиепископ Кипра Хризостом II возглавляет ныне одну из древнейших православных Церквей, история которой начинается с 45-го года, когда апостолы Павел, Варнава и Марк высадились на Кипре и стали проповедовать христианскую веру. С тех пор жизнь кипрской Церкви неразрывно связана с жизнью народа острова и с его борьбой за свободу против многочисленных завоевателей.

"ЗАВТРА". Ваше Блаженство, получив возможность встретиться с вами, хочу спросить о том, что уже давно интересует меня. Православие, как всем известно, вселенская религия, но почему-то случилось так, что оно разошлось по национальным квартирам: существуют греческая, русская, украинская, сербская и множество других православных церквей. Создается впечатление, что национальный фактор перевешивает религиозный…

Архиепископ Хризостом II. Скажу откровенно: этот факт филетизма лично меня огорчает. Прискорбно, что мы дошли до того, что воспринимаем наши церкви в первую очередь как национальные, то есть мы прежде всего — греки, русские, болгары, румыны или арабы, а уж потом православные. Я стараюсь смотреть на вещи в контексте Православия, а не национальной принадлежности, которая подталкивала бы меня как грека ставить свои национальные проблемы выше религиозных. Напротив, превыше всего — священные каноны, и нами, православными церквами, и всем Православием должны править христианская любовь и солидарность. Православие выше наций.

"ЗАВТРА". На Кипре, помимо православных, проживают и турки, исповедующие ислам. Можно предположить, что у кипрской церкви имеется большой и многотрудный опыт сосуществования с мусульманским меньшинством. Что вы можете сказать об этом?

арх. ХРИЗОСТОМ. Нет, у нас нет никаких трудностей сосуществования. Нужно ясно понимать, что на Кипре дело вовсе не в религиозных или социальных аспектах. Суть кипрского вопроса заключается в турецком военном вторжении и последующей оккупации около 35% территории острова. Короче говоря, это проблема геополитическая, а отнюдь не религиозная. У нас никогда не было никаких религиозных столкновений с турецкой общиной. Мы жили вместе веками, включая 80 лет при английском господстве, и у нас не было разногласий. Только в последние полвека появились определенная порочная позиция и философия с турецкой стороны, доставившая немало неприятностей как нам, так и турецко-кипрской общине.

"ЗАВТРА". Насколько мне доводилось слышать, вы лично систематически занимаетесь вопросами разрешения кипрской проблемы. В чем вы видите суть этой проблемы, и каковы пути ее решения?

арх. ХРИЗОСТОМ. Как я уже говорил, суть кипрской проблемы лежит в сфере геополитики. Мы не видим никаких трудностей в отношениях между общинами греков-киприотов и турков-киприотов. Наша Церковь не устает разъяснять всему миру, что Турция стремится наложить свои руки на весь Кипр и контролировать его весь, а не только те 35% территории, удерживаемой с 1974 г. и по сей день её войсками. Международное сообщество обязано воспрепятствовать этому, а Евросоюз, в который мы входим с 2004 года, должен серьезно отнестись к оккупации Турцией значительной части нашей территории. Если Анкара действительно хочет стать членом ЕС, то необходимо принять меры для того, чтобы она соблюдала права человека как у себя дома, так и на Кипре.

"ЗАВТРА". Но Евросоюз и США довольно вяло реагируют на подобные нарушения. Вдобавок, как мы видим, сильные мира сего по своему произволу перекраивают карту мира и потворствуют сепаратистским настроениям. Посмотрите, например, что произошло в Косово.

арх. ХРИЗОСТОМ. Нельзя не согласиться с вами: сильные мира сего, увы, заинтересованы не столько в установлении справедливости, сколько в том, чтобы события развивались в соответствии с их интересами. В Косово сложилась неприемлемая ситуация, при которой подвергаются поруганию национальные и, прежде всего религиозные корни сербов. Нечто подобное стремится сделать и Турция на Кипре: она изменяет этнический состав, населяя оккупированные земли переселенцами, которые завтра потребуют прав и признания земель, на которых они живут, турецкой территорией. То же произошло и в Косово: туда переместились и укоренились инородцы, а в определенный час сильные мира сего поддержали пришельцев и осудили сербов, ведущих из этого края свой род.

"ЗАВТРА". В сентябре начались и поныне продолжаются переговоры между президентом Димитрисом Христофиасом и лидером турецкой общины Кипра Мехметом Али Талатом. Некоторые наблюдатели взирают на них с оптимизмом. Каково ваше отношение к этим переговорам?

арх. ХРИЗОСТОМ. Всё не так уж безоблачно. Я живу кипрским вопросом вот уже полвека и знаю, что мы имеем дело со страной, в поступках которой нет логики. Анкара постоянно говорит о двух государствах на Кипре — а ведь это именно то, чего не приемлет кипрский народ. Если они будут настаивать на этих позициях, мы точно не приблизимся к решению. Также очень болезнен вопрос переселенцев, перебравшихся на остров из Турции. Они должны вернуться на свою родину. Кроме того, на острове находятся десятки тысяч вооруженных до зубов турецких солдат. Они должны уйти отсюда. Если этого не произойдет, будет самообманом для кипрского народа надеяться достичь эффективного и жизнеспособного разрешения проблемы. На недавней встрече с президентом Христофиасом я сказал, что надо работать над изысканием именно такого решения. Ему не следует выходить за те рамки, в пределах которых оно находится. Со своей стороны я заявил, что если он будет действовать в этих рамках, Церковь будет вместе с ним и будет поддерживать его.

"ЗАВТРА". Вы справедливо отметили, что на Кипре находятся десятки тысяч турецких военнослужащих. Но ведь на острове расположены также военные базы Англии, а значит, есть и английские солдаты. Разве это нормально?

арх. ХРИЗОСТОМ. К сожалению, британский колониальный режим, уйдя в 1960 г., удержал за собой часть нашей территории, на которой до сих пор остаются военные базы Великобритании. Это, безусловно, является своего рода пережитком колониальных времен. Кипру они не нужны. Кипр — независимое государство, включенное в Евросоюз, и мы хотели бы стать демилитаризованной страной. Нам не нужны ни свои войска, ни британские, ни турецкие, ни ООНовские. Надо, в конце концов, оставить киприотов в покое, чтобы они могли счастливо жить на своей земле.

"ЗАВТРА". Создается впечатление, что якобы христианский Запад не слишком обеспокоен нахождением реального решения кипрской проблемы. Мне даже приходилось слышать мнение, что эта проблема специально создана для каких-то таинственных целей…

арх. ХРИЗОСТОМ. По моему глубокому убеждению, некоторые христианские конфессии, в особенности англикане и протестанты, далеко отошли от евангельского духа истинной веры. Европа безразлична к нашим проблемам, потому что воспринимает Турцию как крупный рынок, и выгода для неё стала важнее морали. Постылые экономические интересы затмевают для них этическую сторону дела. Они, к сожалению, уже усвоили такую модель поведения, и думаю, что эти христианские конфессии всё больше будут отходить от православия. Только истинная вера, которой, к счастью, обладаем мы, православные, будет поддерживать, укреплять и преумножать наши силы, в то время как другие конфессии не спасут ни их экономическая состоятельность, ни их напускная религиозность, ни их притворная обходительность, не имеющие под собой глубины. Поэтому мы должны твердо придерживаться нашей веры, и я убежден, что Бог даст нам радость освобождения.

"ЗАВТРА". Возможен ли вообще диалог православных с другими конфессиями и религиями?

арх. ХРИЗОСТОМ. Мы за встречи с представителями других религий, потому что наш век — это время встреч, переговоров и диалога. Люди должны договариваться, чтобы преодолевать возникающие трудности и проблемы. Диалог должен вестись постоянно, чтобы одни понимали других. При этом совершенно не нужно обращать других в свою веру, но диалог между православными христианами и другими религиями должен вестись.

"ЗАВТРА". В заключение позвольте задать вам вопрос, который, вероятно, задают все русские, с которыми вам доводилось встречаться: что означает для вас лично и для Кипра вообще связь с Россией и Русской Церковью?

арх. ХРИЗОСТОМ. У нас всегда были добрые отношения как с Русской Православной Церковью, так и с политическим руководством России. Когда в 2005 г. возник риск, что через Совет Безопасности ООН протащат план Аннана, я перед лицом опасности направил письмо Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II с просьбой обратиться к президенту Владимиру Путину с целью заручиться вето Российской Федерации, являющейся постоянным членом СБ ООН, для предотвращения распада Кипрской Республики. И Патриарх Алексий выполнил мою просьбу, за что я его неоднократно благодарил. Когда я встречался с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, он пообещал мне, что Россия всегда будет рядом с Кипром и поддержит переговорный процесс, стремясь к достижению такого результата, который будет устраивать весь кипрский народ.

Сегодня, как и в прошлом, я призываю всех наших русских друзей оставаться нашими неусыпными стражами, потому что мы малы и слабы и нуждаемся в такой великой православной стране, как Россия, ибо мы братья во Христе.

Беседу вёл Валерий Петров

Елена Антонова ПЕСНЯ РУССКАЯ, РОДНАЯ…

Знаю наверное, что и вам не раз доводилось спешить на какое-нибудь выступление деятелей культуры с тоскливым чувством зря потраченного времени. К счастью, бывает, что такой настрой по мере действа меняет свой знак, а наслаждение от увиденного и услышанного может подарить еще и радость — так неверное мнение вдруг превращается в нежданный подарок. Если же волею судеб тебе позволено посетить три таких вот внешне неброских и "непрестижных" концерта подряд, да еще под занавес уходящего года, то ты и впрямь начинаешь казаться себе счастливой. Губы тронуты улыбкой, лицо помолодело, походка стала упругой — а все оттого, что давние мечты о "светлом и справедливом" будущем те вечера неприметно в тебе укрепили. Согласитесь, что в век футурологического пессимизма такой сухой остаток очень даже весом. И, как бы для того, чтобы ты продолжала воспринимать всё происходящее глубже и сильнее, память, как фокусник из шляпы, вытаскивает чудные строки Пушкина: "Кто на снегах возрастил Феокритовы нежные розы? В веке железном, скажи, кто золотой угадал?".

Московский открытый фестиваль русской песни "Как на горушке стояла Москва…", прошедший в Большом зале ЦДРИ, — хронологически первый из тех трех упомянутых концертов. Как любой фестиваль, он должен иметь жюри, участников-артистов и участников-зрителей. Я не оговорилась, зрители тоже должны были принять активное участие в фестивале: одной из престижных наград считался Приз зрительских симпатий. Сразу замечу, что этого по большому счету не получилось: функции публики по части судейства в основном взял на себя заместитель председателя жюри. Зато все, что касалось самого пения, было на высоте.

Сейчас мы наблюдаем явный подъем интереса к фольклору, народной и авторской песне, что и отразили выступления Московского фестиваля. Свое искусство продемонстрировали 13 вокальных ансамблей, среди которых — 4 детских, а также более 15 "единоличников" народной и авторской песни. Из-за большого числа участников каждый смог спеть только по одной песне, что, конечно, осложнило задачу их оценки. Но для слушателей в зале концерт стал настоящим праздником песни.

Среди выступавших были и народные коллективы, и профессиональные исполнители, и студенты музыкальных училищ. Многих из них отличал не только высокий артистизм, но и неподдельное чувство. Отметить всех понравившихся возможности нет. Упомяну о Вере Астровой из Кемерова, спевшей под аккомпанемент на рояле свою песню "Кемеровский крест", слова и музыка которой отмечены ясной мыслью и мелодичностью, да о Евгении Карунине, авторе музыки и стихов хорошей песни "Инок Пересвет". Не могу не сказать также и о выступившем напоследок ансамбле "Измайловская слобода", составленном из взрослых и детей разного возраста, которые, пританцовывая, поют старинные игровые и обрядовые народные песни так, как это делали в деревнях наши предки, получая удовольствие в первую очередь для самих себя. И эта всамделишная жизнь песен вызывает такую ответную реакцию публики, так зажигает зал, что достичь этого любой, самой артистически-изощренной имитацией народного пения нет никакой возможности.

Три дня спустя я шла ранним вечером по Замоскворечью, направляясь в Храм Николая Чудотворца в Кузнецах, на территории которого должен был состояться концерт по случаю 180-летия со дня смерти Шуберта, куда меня пригласил мой давний знакомый, духовный ученик Бориса Чайковского, талантливый композитор и редкой скромности человек Владимир Довгань. Будучи более десяти лет доцентом Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, он задумал провести концерт памяти одного из величайших гениев музыки в конференц-зале Храма, обладающем весьма хорошей акустикой и неплохим роялем. Для этого концерта Довгань выбрал свою любимую сонату Шуберта — N4 ля мажор, 8 его знаменитых песен — Серенада, Дикая роза, Баркарола, Форель, список которых завершает написанная в последний год жизни композитора Ave Maria, и Дивертисмент опус 54, созданный для четырехручного исполнения на фортепиано и очень симфонически звучащий. В концерте, прообразом которого стали те музыкальные камерные вечера, что были привычны для моцарто-шубертовского окружения, приняли участие дочь Довганя Надежда, студентка РАМ имени Гнесиных; его жена — пианистка Татьяна Николаевна; хорошая, тонко чувствующая певица, доцент РАМ Ирина Погибенко и сам Владимир Борисович, сильный пианист школы Нейгауза. А украшением концерта, как в легендарные времена самого Шуберта, стала блестящая по форме, смыслу и исполнению импровизация Довганем вариаций на тут же предложенную ему тему, которой стала шубертовская Серенада. Все более и более воодушевляясь, Довгань импровизировал чуть ли не полчаса, и все не мог остановиться. Это творчество, проходящее на твоих глазах, заворожило, заставляя взволнованно биться твое сердце.

Третий концерт состоялся на следующий день на Таганке в камерном зале некоего учреждения. Был он также посвящен русской песне, но с более глубокой проработкой темы Родины и России.

Это — сольное выступление человека, сочиняющего слова и музыку песен, исполняющего их, об учащего молодых подвижническому к ним отношению и без остатка отдающего всему этому себя самого. О человеке этом, которого зовут Александр Николаевич Васин, я писала и раньше, потому что люди такого накала и темперамента притягивают, хотя находиться в их орбите, тем более, оппонировать им трудно, почти невозможно. Но слушать пение Васина, прислушиваться к его словам интересно (он в своих концертах всегда разговаривает с публикой), особенно когда он говорит о музыке поэтического слова, подчиняющей себе собственно музыкальное сопровождение. Главное, что придает его песням и пению непреходящую ценность, это то, что стихи, выпеваемые им под его музыку, становятся как бы более выпуклыми и весомыми, раскрывают их глубинный смысл, хотя здесь есть некая метафизика. И еще. Мало найдешь артистов, которые бы так же полно выкладывались в концертах, как это делает Васин. В последнем концерте он потряс меня своим проникновенным раскрытием лирических стихов Владимира Соколова, Анатолия Жигулина и Геннадия Шпаликова. Впрочем, так и должно быть. Ведь только неравнодушные могут ощутить и передать жизнь в полной мере.

Заканчивая, скажу, что все, о коих я здесь написала, это — те, кто не оставляет попыток растить розы и на снегах, чья жизнь выстроена так, что наперекор всему помогает верить в светлое будущее человечества.

Александр Туманов ИСКУССТВО ТРЕБУЮТ В ЖЕРТВУ

Освальд Шпенглер в последних главах книги "Закат Европы" пишет, что даже у эллина не хватало исторического мышления, чтобы сохранить золотую статую или обыкновенное ювелирное изделие, имевшее бы для потомков большую художественную ценность, — в разгар войны или голода.

Я бы даже сказал, войны и голода, поскольку они зачастую сопряжёны друг с другом, а есть еще периоды владычества алчных и беспощадных тиранов, далеко не всегда предпочитающих роскошь в любой исторической ситуации, даже когда страна находится на грани гибели. Правление Нерона и Гелиогабала запомнилось их современникам, как бы они ни относились к тирании и её представителям в частности, — титанических масштабов роскошью. Для античных тираний, как и для восточных, вплоть до наших дней, не было столь много значащей для нас фразы "жить не по средствам".

Нерон очень скоро обзавёлся штатом наёмных убийц, вырезающих семьи поголовно, — чтобы наследство доставалось государству. И мгновенно обращалось в "хлеб и зрелища". Гелиогабал, названый Антоненом Арто "коронованным анархистом", располагал регулярными войскам, за время его краткого правления приученными только к грабежам и мародёрству.

Основной мишенью проскрипций этих правителей была аристократия, — отнюдь не та, что известна по сочинениям художественной литературы. Античная аристократия, в большинстве своём, состояла из жестоких и беспощадных воинов, чья жизнь была кратка и нередко трагически завершалась.

Их культура, в известном смысле, уникальная, как полагают некоторые исследователи, сильно отличающаяся от культуры мирного времени, практически не сохранилась. За исключением так называемых памятников письменности, мы ничего не знаем, например, о культуре эпохи Александра Великого (Македонского). Учитель, что нехарактерно — Аристотель Стагирит, потеснил своего прославленного ученика в самой истории. Основанный в Египте Александром город очень скоро обратился в культурный центр, но уже мало что напоминающий о великом завоевателе, кроме имени.

Давайте подумаем, почему?

Потому что культурное наследство было для эллина, как позже — для латинянина, римского гражданина, неразделимо с имуществом. Имущество аристократии военного происхождения не часто оставалось наследуемым, более того, главы знатных родов не страшились смерти, и потомки старались во всём следовать им. И Эллада после македонского владычества, и республиканский Рим, как и Рим императорский, мало отличались в этом отношении друг от друга.

Передача имущества государству после смерти всех наследующих знатному роду нисколько не гарантировала сохранность предметов искусства, коими сенат и императоры распоряжались также легко, как душами (и телами) рабов. Здесь мы подводим читателя не столько к мысли о несправедливости античного общества, сколько к выводам об эстетике, основе любой культуры.

Современную цивилизацию винят в том, что она обращает эстетически содержательный объект в денежный эквивалент, независимо от его символического значения. Современную цивилизацию, создавшую "музейную культуру", с искусством, законсервированным в стеллажах, который суть лишь метафора банки с формалином. Немногим от этого отличаются художественные галереи, всё чаще, по настоянию реставраторов, помещающие свои "имущества" в прозрачные сейфы, как сказочные богатыри (в русском фольклоре) или гномы (в западном) — спящих красавиц.

Приятно сознавать, что эти "гробницы" никогда, впрочем, что значит, — никогда? — не сменят своих владельцев. Что бы ни произошло в сфере политики и экономике, внеположных искусству, мы можем ручаться за сохранение собственной культурной памяти. Посещение музея или художественной галереи — это только повод для платоновского анамнезиса: в произведениях изобразительных, и других, искусств раскрывается доступный восприимчивому и сознательному человеку мир идей.

В нашем случае пристало говорить о мире Русских идей. В отличие от западной культуры, русское искусство никогда не было, и, надеемся, не будет и впредь соподчинено экономии.

Для России кризис станет действительно катастрофическим, когда уже не частные коллекции, по свидетельствам, хорошо сохраняющиеся, — а уже государственные фонды будут вынуждены сбывать то, что стало достоянием Отечества.

И аналогии этому мы вновь находим в истории европейской, но — не русской цивилизации.

Периоды правления Луция Корнелия Суллы и Сервия Сульпиция Гальбы. Этим кратковременно занимавшим посты консулов, и не больше — императоров, деньги нужны были только на войну. Массовые проскрипции Суллы и Гражданская война 68-69 гг., за которую ответственен Гальба (никто иной, как наследник Нерона), подорвали экономику Римской империи так, как не разрушили бы её череда экспансий в Европу и на Ближний Восток, или несколько неурожаев подряд. Римские матроны, матери аристократических семейств, подавали петиции Сулле, упрашивая его не посылать своих сборщиков налогов с полномочиями палачей расхищать имущество вдов. Напомним, что к тому времени римская аристократия была единственным сословием с внутренней властной структурой, способное уберечь и государственность, и культуру от окончательного вырождения. Именно эту аристократию ликвидировали прото-абсолютисты, ставящие во главу всего только экономию.

Гальба был убит собственными преторианцами (элитные телохранители, в то время набираемые только из жителей италийского полуострова, фактически — из аристократических семей) за нарушение закона о неприкосновенности имущества вольнорождённых.

Конечно, в последующей истории Рима бывали императоры бережливые и миролюбивые, предпочитавшие вкладывать капиталы в историю, а не в сиюминутные капризы, или в непреходящую жажду мгновенной прибыли и славы. Публий Элий Траян Адриан и его приёмный сын Марк Аврелий Антонин. Адриан, император расчётливый и экономный, расщедрился на реставрацию храмов в Афинах и строительство социально значимых сооружений.

Именно эти постройки сохранились гораздо лучше помпезных "покоев" Нерона и Гелиогабала, чьё имущество в конечном итоге оказалось разграбленным и многократно перепроданным.

Завершая этот очерк, мы желаем нашим читателям задуматься о том, что эмоциональные переживания кризиса не так страшны по сравнению с участью, что постигла античную культуру в начале прошлого тысячелетия.

Владимир Винников АПОСТРОФ

Юрий Рябинин. Заговор лилипутов. Старые повести. — М.: Голос-Пресс, 2008, 352 с., 3000 экз.

Подальше, ДРУЗЬЯ! Подальше от этого неуютного мира, от кризисов начала XXI века по Рождеству Христову — только уж не совсем во тьму веков, а туда, "в Россию, которую мы потеряли", где царствовал Его Величество Государь Императоръ и Самодержецъ Всероссiйскiй, а правили лучшие люди из лучших фамилий, типа Петра Аркадьевича Столыпина, купцы богатели, крестьяне пахали землю, все молились Богу, "и три копейки стоил гусь"…

Кризис будущего, когда неясно, куда и зачем идти, всегда приводит к идеализации прошлого. Даже не прошлого, как такового, а различных образов прошлого: от легендарного языческого славянства до легендарной России советской. Тем более, варианты многочисленны и максимально адаптированы "под потребителя" — "plug and play", "включай и играй", короче. Тут главное — даже не "play", a "plug", то есть "включиться". То, как происходит личный свободный выбор между конкурентными моделями прошлого в каждом конкретном случае — "тайна сия велика есть", но для понимания самого процесса несущественна: часть электората голосует за демократов, часть — за республиканцев, а у власти в США остаются всё те же "30 семейств". Принцип "plug and play" относится к принципу "divide et impera", как частное к общему.

Властвовать среди разделенных и враждующих между собой куда проще и приятнее. Особенно — среди разделённых по отношению к собственной истории: они принципиально неспособны ни о чём договориться, поскольку их больше волнует прошлое, чем настоящее и будущее. Там, в придуманном прошлом, им хорошо, уютно и комфортно — и горе тому, кто посягнёт на этот истинный "дом сердца". Ты можешь почти безнаказанно лишить его собственного дома, выгнать на улицу, сделать "бомжем" — зато в сокровенном уголке души, отведенном "под рай", всегда тепло и светит вымышленное солнце…

"Путевку в литературу", а заодно — и "творческое удостоверение личности" Юрию Рябинину выписал лично Владимир Емельянович Максимов, он же Лев Алексеевич Самсонов, автор романа "Семь дней творенья" и — вместе с Александром Зиновьевым — соавтор знаменитой фразы "Мы метили в коммунизм, а попали в Россию". "В данном случае как бы сомкнулась прерванная было связь времён. Новое поколение русских мальчиков снова начинает с того самого места, где остановились их духовные отцы", — написал он в рецензии на повесть "Операция доктора Снегирёва".

Ну, что касается "связи времён" и её распада, описанного ещё Шекспиром в "Гамлете", то связывать разорванное советской эпохой путём вырезания из отечественной истории самой советской эпохи — такой вариант выглядит, по большому счёту, нелепо. Нравится это кому или нет, но теперь, стреляя в "коммунизм", неизбежно попадёшь в Россию.

Максимов этот факт признал как политик, открыто, а его "литературный крестник" Рябинин — по-писательски, тихо. В его маленькой повести "Заговор лилипутов", давшей название всему сборнику, уже не найдешь наигранного презрения к "хамскому быдлу", перевернувшему все устои общества. Наоборот — очень спокойно и жёстко показано, как дореволюционные "хозяева жизни" сознательно и целенаправленно уничтожали эту самую жизнь во имя своих не то что привилегий, а — прихотей. "Наповалов лишь улыбался в бороду, видя, как стараются уязвить его маленькие людишки. А пущай себе тешутся, убогие, думал он…" Но — все мы в этой жизни, даже самые что ни на есть её "хозяева", в конце концов, оказываемся не более чем лилипутами.

Илья Матисович ДОЛГИЙ ПУТЬ К ШЕДЕВРУ

Форма и движение выражают скорбь. Сильно вытянутый, вертикальный силуэт композиции, подобно занавесу, резко ниспадает вниз. Динамика ритмов, каждая деталь и объём — подчинены единому минорному звучание. Потрясающе точная пластическая находка, выражающая жизнь на пороге смерти — соединение вместе круглой скульптуры и рельефа.

Энергично склонённая женская фигура то ли защищает, то ли оплакивает умирающего бойца. Его тело как бы выскальзывает из её рук, и нижняя часть фигуры, стекая вниз прямо вдоль постамента, теряет материальность, превращаясь в бесплотный рельеф.

На выставке скульптора Валерия Евдокимова в Академии Художеств внимание привлекает… фотография. Фотография памятника "Подвиг. Милосердие", посвящённого памяти медсестёр Великой Отечественной. Подобно музыке, скульптурный образ средствами пластики решён настолько ёмко и пронзительно, что проникает прямо в душу зрителя и не требует малейших словесных комментариев.

К этой работе Мастер шёл всю свою жизнь. Долгое время вызывал недоумение кажущийся дуализм его искусства. С одной стороны — авангардные работы скульптора, усвоившего уроки классиков ХХ века: Бранкузи, Мура, Помодорро, Архипенко: "Гранатовый браслет" 1967, "Собор"1979, абстракция "Рождение" 1979, "Беседа" 1980.

И вдруг, одновременно, — мастерский, виртуозный неоклассицизм портретов и натурных этюдов фигур.

Но в этом-то и состоит цельность творческого пути Евдокимова — им неизменно движет магистральная пластическая идея. В авангардных вещах его задача — ёмкая и динамичная формулировка образа в пространстве — знак, в котором с предельной ясностью сконцентрирована главная эмоция произведения.

Образная глубина фигуративных, реалистических работ достигается не иллюзорностью, а напротив, архитектонической выстроенностью скульптурного объёма. Поэтому даже небольшая статуэтка несёт в себе вес и философскую значимость античного монумента. Неслучайно названия этих работ символичны и вызывают ассоциации с великим Майолем: "Сон" 1988, "Латона"1989, "Нарциссеса"1991, "Галатея"2000. В портретах ("Д.Галковский"1985, "Люба"1989) выражение личности происходит через наполненность и предельную точность объёма.

Заинтригованный мнимой дилеммой, внимательный зритель был вправе ожидать, что два, на первый взгляд, противоположных вектора наконец сойдутся, и произойдёт разряд.

Работа с мрамором и гранитом на международных симпозиумах в последние годы как будто ребром поставила перед художником монументальные задачи. Особенно мощно звучит гранитная "Память", выполненная огнём(!)Не только максимально динамичная разработка пространства при сконцентрированной цельности общего объёма, но и мастерски выявленная фактура камня остро выражают драматизм образа.

Трагические мотивы несения креста, "Пиеты", отныне доминируют в творчестве художника. И как закономерный результат — кульминация его творчества, памятник "Подвиг. Милосердие". Здесь в одной точке сошлись главные достоинства его дарования: умение тонко чувствовать трагедию человеческой жизни и способность выразить её максимально глубоко и ёмко средствами формы и пространства.

Памятник состраданию, безвременно погибшей юности. Собранный, сконцентрированный и одухотворённый.

Он и в жизни такой же, как в творчестве, — Валерий Андреевич Евдокимов, строгий интеллектуал, аскетичный знаток русской философии, преданный своему искусству. Находящийся именно сейчас на пике своей формы. Как жаль, что интеллигентность и пластический дар не подразумевают способность пробивать дорогу своим произведениям. Например, его блестящий проект памятника Достоевскому для Москвы не воплощён, и вместо него стоит другая работа. Но тот, кто умеет строить арт-бизнес лучше него, вероятно, не способен на главное — изваять "Милосердие".

КОСМИЧЕСКИЕ ЁЛКИ

Архитектор Семен Расторгуев, основатель портала cih.ru, придумал елку-мультисателлит (на рисунке справа): "С поверхности Луны выбрасывается конус из 60 тысяч искусственных спутников-рефлекторов, которые будут отражать солнечный свет зеленого спектра, — поясняет автор. — Это мог бы быть подарок всем жителям планеты". Но реализация подобной задумки, по подсчётам, обойдется в несколько миллиардов евро. Поэтому сейчас Расторгуев сооружает более простую в исполнении инсталляцию — "Елку Мандельбротта" (на рисунке слева), названную так по имени основателя фрактальной геометрии: "Разные по величине пластины из гибкого оргстекла с нанесенным фрактальным рисунком нанизываются на леску и закручиваются по часовой стрелке или хаотично раздвигаются".

Что же: элегантное и незатратное решение. Выдумка и остроумие — главные антикризисные меры перед Новым Годом.

Соб. инф.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

И Новый год для нас, и чудо-Рождество — всегда, как в первый раз. И все мы оттого — не так глядим вокруг, как всякий день с утра, а так, как будто вдруг пришли к нам лишь вчера — и неба синева, и звёздные огни, и вечные слова: "Спаси и сохрани!.."

Прекрасен этот час, пора надежд благих… Доверчиво припас сегодня каждый их! Лелея целый год их в сердце нехитро, надеется народ на счастье, на добро, на силу красоты, как было искони… О небо, те мечты — спаси и сохрани!..

А с ними — жизнь вокруг, покой и мир окрест. Злой изгони недуг навек из наших мест. Утихомирь вражду друживших много лет. Останови беду, границ которой нет. Дай выстоять в бою, дух предков нам верни. И Родину мою — спаси и сохрани!

Что сделала с людьми к тельцу златому страсть! С ней — ненадёжен мир, с ней — ненадёжна власть. С ней правда — не нужна, а кривда — на виду. Как выживет страна ещё в одном году? Лукавцев и лжецов к ответу притяни. А истинных бойцов — спаси и сохрани!

Я вижу, как сейчас меняется наш век. Как стать иудой враз способен человек. Душой не покривив, я для себя решил: в словах, делах, любви — остаться тем, кем был. А если отступлю — за это прокляни. Но ту, кого люблю, — спаси и сохрани!..

Какая благодать — дней новогодних свет… Как важно увидать не грусть в полёте лет, а их высокий смысл: мы этот путь прошли — чтоб дети вышли в жизнь, и внуки чтоб росли. Пусть от весны к весне — продолжат нас они… Всех тех, кто дорог мне, — спаси и сохрани!

…И Новый год для нас, и чудо-Рождество — всегда, как в первый раз. И это — оттого, что мы всегда их ждём, что рады им всерьёз, что украшаем дом, что поднимает тост, что чисто на Руси душе в такие дни… Что есть, Кого просить: "Спаси и сохрани!"