/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 798 (62 2009)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 798 (62 2009)

(Газета Завтра — 798)

Александр Проханов ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ я много езжу по заводам, строящим вагоны и танки, подводные лодки и авиационные двигатели. Всех их накрыл черный зонтик кризиса. Директора производств, конструкторы, стратеги производства делились со мной этой внезапной бедой, напоминавшей солнечное затмение. Сколько времени продлится затмение? Как долго может существовать растительность без солнечного света? Не останутся ли от нее обугленные стволы? Мысли производственников я суммировал в своих несколько беспорядочных записях, которые привожу как пример общего состояния умов.

Многие полагают, что среди всех отраслей больше всего от кризиса пострадает обрабатывающая промышленность, военно-промышленный комплекс, которому грозит полное уничтожение. Технократы считают, что кризис носит космический, неуправляемый характер, но в нем есть управляемые сегменты, и это управление направлено на истребление остатков русского ВПК. В оборонном отношении Россия может остаться "голой".

На протяжении последних пятнадцати лет власть не обращала внимания на оборонную промышленность, не модернизировала ее, позволяла ей деградировать. Во главе этой отрасли оказались люди, чуждые ей ментально, идейно и профессионально. Одним своим присутствием они дискредитируют отрасль. Сейчас, когда к проблемам спасения отрасли подключился верхний уровень руководства, Президент и Премьер, появилась некоторая надежда. Но оба так погружены в социальные, военные, политические, сырьевые проблемы, каждая из которых напоминает сходящий оползень, что им не до отдельных заводов.

В чем часто выражается поддержка государством пошатнувшихся производств? Им заменили дешевые и долгие зарубежные кредиты на отечественные, что в два раза дороже, с процентной ставкой 18-20%, — то есть на "короткие" и "дорогие" деньги. Финансовый блок в правительстве представлен людьми, которые, по меткому выражению Владислава Суркова, являются "стерилизаторами". Они "стерилизуют" не просто денежную массу в стране, а оскопляют всю отечественную промышленность. Весь мир идет в сторону "дешевых" и "долгих" денег, предоставляя промышленности продолжительные и дешевые кредиты, весь мир заливает деньгами пошатнувшуюся экономику, а в России исповедуют "гайдаровские идеалы", которые и до кризиса душили Россию.

На заводах понимают, что эти государственные кредиты вернуть нельзя. Предприятия с длительным технологическим циклом — такие, как, например, моторостроение, — не успеют окупить эти кредиты. Они разорятся, объявят дефолт, и если они находятся в частных руках, государство приберет их себе, а если они государственные, то им спишут эти долги, как списывали колхозам. Высокотехнологичное оборонное производство превращается в колхозы, где коров, чтоб они не упали от голода, подвешивали под брюхо веревками.

"Оборонщиков" спрашивают: "Почему у вас такие дорогие ракеты и бомбы?". Но когда у предприятия государство приобретает всего пять ракет и сто бомб, или оборонный заказ авиации равен трем самолетам, изделия не могут быть дешевыми. Они становятся золотыми и платиновыми, ибо только крупные серии окупают издержки дорогого, основанного на дорогих технологиях производства, как создание ракеты или самолета.

Станки в России не менялись двадцать лет, устарели на целую эру, но теперь, при нынешнем курсе кризисной "бивалютной корзины", придуманной нашими финансистами, цена оборудования за рубежом стала такой, что невозможно купить ни одного станка — они в два раза дороже, чем до кризиса. Стало быть, сокращение производства неизбежно. Люди будут выброшены на улицу. После кризиса новый набор рабочих будет крайне затруднен. Эта сфера не стала привлекательной для молодежи. К тому же, "демографическая яма" не рожденных в 90-е годы людей абсолютно оголит производство. Наложение друг на друга множества негативных проблем породит своеобразный "мультипликатор", итогом которого будет полное уничтожение обрабатывающей промышленности.

Этот рынок займут другие страны, в частности Китай, который уже двинулся в Россию с китайскими легковыми автомобилями, китайскими грузовиками, китайскими кранами. Меры, которые сегодня принимает наше правительство, — пожарные, асистемные, часто панические. Например, правительство предлагает: "Давайте мы будем субсидировать процентные ставки. Сначала их "задерем", а потом будем субсидировать". Ставки "задрали", но субсидировать забыли. Например, до кризиса предприятие платило банкам по процентам сто миллионов в месяц. Сегодня оно должно платить триста миллионов рублей в месяц. Где-то нужно взять эти добавочные двести миллионов рублей. Откуда? Обрабатывающая промышленность превращается в придаток банков, весьма не эффективных, с отвратительным банковским обслуживанием, с произвольной кредитной политикой.

Когда в 91-м году к власти пришли так называемые реформаторы, они объявили, что во всех бедах СССР виноват ВПК. Якобы он сжирал всё, не оставляя денег на колбасу, ботинки, видеомагнитофоны. Теперь есть колбаса, ботинки, видеомагнитофоны, но ВПК сжался до размеров грецкого ореха. Он почти ничего не может. Сегодня самая главная угроза для России та, что мы голые, безоружные, у нас нет армии, нет военной промышленности.

НЕДАВНЯЯ ВОЙНА В ЗАКАВКАЗЬЕ — Россия её фактически проиграла. Мы не применяли там высокоточного оружия, хотя это азы современной военной кампании. За первый день боев мы потеряли семь самолётов и тринадцать вертолетов, включая тяжёлый самолёт. Бронированные самолеты Су-24 сбивались, как воробьи. Не было связи между войсками, 50% техники не вышло из расположения. Только потом валом пошли танки и масса пехоты, задавив противника количеством. После первых недопустимых потерь в авиации начали искать ракеты "Воздух — РЛС", поражающие радары зенитных ракет противника. Этих ракет не было. Их подвезли только через два дня, пока сбивали нашу несчастную авиацию. А если бы это была не Грузия, а Турция? А, не дай Бог, Китай?

В чем сейчас новая смертельная угроза? Американцы предлагают России: "Давайте сократим наши ядерные боеголовки до тысячи штук". Страшно, что наши недалекие, склонные к компромиссам стратеги пойдут на это соглашение. Почему американцы выступили с этой инициативой? Потому что они создали новое поколение оружия, которое в состоянии решать те же задачи, что и ядерное, но без ядерного заряда. Точность, сверхскорость, специальные проникающие головки, которые за счет огромной кинетической энергии могут поражать любое закрытое убежище, — ракетную шахту, штаб, центр управления. Все это они испытали в Югославии, Ираке и Афганистане. Эти страны были для американцев огромными даровыми полигонами. Не надо было строить искусственные полигоны миллиардной стоимостью, причем на этих войнах они утилизировали огромное количество старого оружия.

В современных войнах 80% задач решает авиация с опорой на высокоточное оружие. У нас останавливаются МиГи, потому что у них стали расслаиваться корпуса от старости. "Сушки" стоят, потому что не хватает двигателей, нет ресурса. Обычной армии нет. Десантники на броне — это смех и слезы. Их уничтожат управляемыми бомбами с высоты 20 тысяч метров. Такая территория, как Россия, осталась без прикрытия средств ПВО. Сохранилась у нас только "ядерная дубина". Но и с ней не всё в порядке. "Булава" как падала, так и падает. И самое интересное, что за эти падения никто не отвечает. Такое было трудно представить во времена Брежнева, Хрущева или Сталина. Сейчас ни один руководитель не лишился поста. Если ты вице-премьер, руководишь оборонной промышленностью и армией, под тобой министры, главки, научные институты, ты ведь должен отвечать за провалы? Что ты киваешь на какого-то конструктора или руководителя института. Ты — ответственен, с тебя спрос. Ничего подобного — Президент молчит. Ответственный за провалы, улыбающийся нарцисс перед телекамерой. Один пиар.

И если такое творится в стратегической отрасли, что же делается в остальной промышленности? Народу морочат голову. Телевизор вещает: всё хорошо, всё отлично. То парад проведут — пролетят самолёты пятидесятилетней давности. То стариков провезут на грузовичках по площади, ветеранов минувшей войны, а в чем для них радость на старых грузовиках кататься? То пройдут курсанты в форме Юдашкина. Почему ж не покрасоваться с павлиньим пером на голове? Вместо этой формы можно было бы закупить нормальную обувь для армии. Ведь что основное для пехоты? Это обувь, связь и оружие. В этой же Осетии за две недели боевых действий у солдат вся обувь развалилась. Они себе обувь добывали на трофейных грузинских складах, захватывая натовские комплекты. Связи не было никакой. Только оружие, еще советское, сорокалетней давности, кое-как служило. Никому в голову не приходит обеспечить армию нормальной обувью. Все бесконечные выставки снаряжения, на которых появляются под телекамеры тучные генералы-тыловики, это одна показуха. Но где хорошая обувь для армии? Даже видя образцовые горные бригады, которые показывают по телевизору — человек, который разбирается в военном деле, тихо похохатывает. Все это отстает лет на двадцать от того, что есть на Западе.

Но речь, разумеется, не об обуви, а о том, что в военном отношении Россия совершенно безоружна. Сразу же после кризиса, в первую фазу подъема, начнется сырьевой передел мира. Цена и значение сырья резко вырастут. Это и руды, и углеводороды, и пресная вода. В оружии следующего поколения очень важны будут сплавы на основе рения, никеля, хрома, титана. Эти сплавы обеспечат два показателя оружия — скорость и точность. Скорость позволяет достичь результатов без применения ядерного оружия. При ускорениях в несколько "махов", во время разгона самолет нагревается до четырехсот градусов, двигатель — выше двух тысяч градусов на форсажном режиме. Еще один показатель — это вес. Нужно уменьшить вес, чтоб увеличить запас топлива и дальность действия. Воевать будут за источники энергии, за уран, за редкоземельные металлы. Учитывая, что у нас сосредоточены огромные запасы этих ресурсов, надеяться на то, что нас не тронут, абсурдно. Неизвестно, как это будет происходить, — через прямое вторжение или через шантаж. Может быть, нам просто покажут оружие, перед которым мы бессильны, и наши политики уступят сопернику часть территории, или пустят их к месторождениям.

Последний конфликт в Закавказье подвергся тщательному изучению во всем мире. Его проанализировали Китай, Америка, Турция, Иран. Специалисты по системам вооружения Израиля проанализировали и сказали: "Мы поняли, что у России нет армии". Там потирают руки: у русских нет армии и нет военной промышленности, если они воюют таким образом. Народ говорит: "Молодец Медведев, принял решение отразить агрессию Грузии и победил". Но ведь это "пиррова победа". К войне не были готовы, никто ничего не знал. Где была агентурная разведка? Где был Космос? Где обещанный Сергеем Ивановым ГЛОНАСС? Где военное руководство, планирующее операцию? Рассказывают, что один из замов начальника Генштаба во время событий находился в отпуске и, узнав о начале войны, обратился к шефу с просьбой не прерывать отпуск и продолжить отдых. За саму постановку вопроса нужно срывать погоны.

Сейчас существует колоссальная угроза суверенитету и территориальной целостности России, потому что мы голые. Что бы нам ни показывали — какую-нибудь костромскую ракетную дивизию, куда раз в полгода ездят оба президента. Мы грозим НАТО "Искандерами", а если их еще нет? Если они — макеты, опытные образцы, что тогда? Угроза поражения в будущей войне с каждым месяцем всё реальней.

Есть головное оборонное предприятие, а есть смежники второго, третьего, пятого уровней. Скажем, если раньше на металлургическом заводе головному предприятию откатывали кольцо для двигателя за месяц, то теперь, в условиях кризиса, им нужно четыре месяца. У них уже нет непрерывного процесса, огромное количество печей остановлено, прокат остановлен. Им нужно купить руду первого передела, всё это привезти, прокатать. Это целый цикл. И цикл создания любого оружия в условиях кризиса увеличился в разы. "Головник" создает изделие, а в этом изделии есть разные блоки, системы, подсистемы. Их изготовляют узкоспециализированные компании, у которых нет иных покупателей, кроме "головного". Они уже находятся в состоянии полураспада. Потому что количество агрегатов, которые у них покупают, столь мало, что они не способны существовать. Они умрут, а вместе с ними умрет головное предприятие. Этот трагический процесс невидим для широкой общественности, потому что общественность созерцает на экране ракету, самолёт, танк, а составные элементы изделия скрыты от глаз.

Особенно смешно, когда на авиационных салонах показывают наших летчиков-акробатов, пускающих цветные дымы. Штопор, свечки, бочки, "мертвые петли", "колокола". Все, что они показывают, никакого отношения не имеет ни к военной выучке, ни к возможностям самолетного строя, ни к воздушному бою. С самолета сдирается все, на нем нет оружия, микроскопический запас топлива, и начинается весь этот балаган в небе. Современная война не предполагает никакой акробатики. Акробата обнаружат за несколько сотен километров. Все кнопки на западных самолетах устроены по принципу: "пустил-забыл". Его захватывают, пуск. И дальше об этом самолете никто не думает, он на сто процентов будет уничтожен, и уже занимаются другим его коллегой. Это в детских фильмах он делает противоракетный маневр и уходит. В боевых условиях никуда он не уйдет и будет сбит. Мы заметим врага за двести километров, а он нас за четыреста. Пускает ракету, отворачивает, и его больше никто никогда не найдет.

Масштаб производства определяет всё: себестоимость изделия, скорость изготовления, технологическую компетенцию, возможность сфокусировать добавленную стоимость, которая позволит привлечь специализированных компетентных людей, создать вокруг производства социальную среду. Если предприятие продает много двигателей, самолётов, управляемых бомб и ракет, оно может построить поликлинику, отремонтировать бассейн, профинансировать вуз. Если продает мало, то ничего не заработает и ничего не сможет сделать. Будет наблюдать, как всё погружается в разруху. Создание крупномасштабного производства является сверхцелью всех правительств мира. Если сегодня американцы делают истребитель пятого поколения, они объявляют: "Мы покупаем для ВМФ и ВВС США 3000 самолетов и еще 2000 купят наши сателлиты". Это позволяет фирме, которая выиграла тендер на производство, строить под эту сумасшедшую серию новые лаборатории, новые испытательные центры, новые полигоны, новые сборочные корпуса. Размещать заказы у субподрядчиков, которые тоже под этот гигантский заказ модернизируются, им дают кредиты, они выпускают акции. Рынку понятно, что фирма, выигравшая тендер, на тридцать лет обеспечена работой, стабильна, надежна и акции её будут расти. У нас же не только не объявляется масштаб производства для себя — у нас ничего не делается, чтобы привлечь какого-нибудь сильного партнера, чтобы мы вместе потащили бы этот заказ. Пресса пишет, что Индия будет участвовать в строительстве российского истребителя пятого поколения, но Индия не участвует — она не заплатила ни рупии, ни доллара. Пресса пишет, Индия будет участвовать в строительстве транспортного самолета, но за пять лет не выпустили даже комплект чертежей. Идёт профанирование всего, что только возможно. При этом никто ни за что не ответил. И нигде нет примера масштабного производства.

На фирме "Сухого" Погосян создает самолёт "Суперджет", с привлечением зарубежных фирм, отвечающий всем мировым требованиям, предназначенный для мирового рынка. Русский рынок очень мал. Россия — не летающая страна. У нас до кризиса летало 38 миллионов человек. Если вычесть чиновников, бизнесменов и праздношатающихся людей, то остается максимум 15 миллионов человек. В Советском Союзе летало 120 миллионов. Америка специально выращивала "летающую культуру" мобильного перемещения в течение полувека, понимая, что если дать возможность людям массово летать, то под этой летающей массой внизу создастся огромная аэрокосмическая индустрия, которая будет цивилизационным локомотивом страны. Мы уже не имеем этой аэрокосмической промышленности, мы не летающая страна, мы не участвуем в мировом рынке, у нас всего один процент рынка. Этот процент нам уступили, чтобы за нами присматривать: не научимся ли мы чему-нибудь стоящему в гражданской сфере, а значит, и в военной? Им страшно, что мы можем соорудить "асимметричный ответ", но, к сожалению, ни воли, ни ума у нас пока не хватает. И погосяновский "Суперджет" может зависнуть, потому что пока еще не объявлен заказ на этот магистральный самолет, мы не понимаем масштаба будущего производства. Но ведь другие страны также строят самолеты подобного класса, грозя нам вытеснением с рынка.

Например, в подобном проекте участвует Бразилия с Европой. На такой же проект навалился Китай со всей его мощью. И, наконец, Япония. Когда-то, до войны, Япония была крупнейшей авиационной державой, именно её самолеты разгромили американский флот в Перл-Харборе. После войны американцы их "стерилизовали", вырезали всю авиационную промышленность. Впрочем, как и в Германии. Сейчас Япония возвращается к гражданским проектам. Она является мировым лидером по композитным материалам. У них есть шанс сделать первый в мире композитный самолет, что сэкономит им тридцать процентов веса. А это экономия топлива, дополнительная дальность полета, продление ресурса. В Японии проект выполняют "Мицубиси" и "Тойота" — "Мицубисиджет". А у нас этот проект делается на уровне КБ "Сухого", хотя в Бразилии, когда затевался подобный проект, он был национальным.

Бразильцы захотели создать у себя авиационную индустрию. Выписали к себе огромное количество инженеров, которые работали на "Аэробасе" и на "Боинге", привлекли европейский капитал, взяли небольшую фирму "Эмбрайер" и практически с нуля раскрутили новую отрасль. И сегодня "Эмбрайер" стал лучшим самолетом размерности от сорока до ста пассажиров. То, что не интересно крупным "Боингу" и "Аэробасу", взяли на себя бразильский "Эмбрайер" и канадский "Бомбардье". Это очень быстро растущий сегмент авиации, до 20 % в год. Эти самолеты возят пассажиров из региональных центров в крупные аэропорты, откуда совершаются трансконтинентальные рейсы.

У нас закончились Ту-134, отлетали по тридцать-сорок лет, заканчиваются Ту-154. У нас исчезают региональные самолеты. Нам остаётся или покупать "Эмбрайер" и "Бомбардье", или научиться делать собственный магистральный самолет.

Китайцы запускают проект "Аэрджи" — китайский региональный самолет. Они сразу же принимают решение — 300 самолетов Китай покупает для своего рынка, гарантированная покупка. Они в Шанхае построили завод именно под этот проект. Новую взлетно-посадочную полосу. Вокруг завода построили рабочий квартал на 100 тысяч жителей, как наше Митино или Куркино. Они ничего нового не выдумали, всё это было в Советском Союзе. В рыночных условиях они применяют технологии, которые были в Советском Союзе. У нас в России — ничего подобного. Фирма "Сухой" стремится конкурировать с национальными проектами крупнейших стран мира. Погосян совершает подвиг. Когда ему помогут заказом?

Как удержать рабочих, участвующих в российских стратегических проектах? Каждому заводу, который выполняет работу для государства, надо выделять по сто квартир в год. Эти квартиры даются для людей до 30 лет. Таких заводов в стране сегодня не больше пятидесяти. По сто квартир, это пять тысяч квартир, вполне по силам стране. Эти заводы распределены по территории России. Страна должна быть нормально заселена, а не только одно Подмосковье. Вместо этого всех тянут в Москву. В сумасшедшие коробки, по обе стороны МКАДА. Всю Россию свозят в Москву, где уже жить невозможно. Словно уже готовятся сократить территорию России до размеров Тверского княжества. Дать квартиры в Пермь, в Самару, в Комсомольск-на-Амуре, в Мурманск, в Северодвинск. Раздавать по сто тысяч квартир в год. Но об этом никто не хочет слышать. Говорят, с этим обращались к Зубкову, когда он был премьер-министром. "Правильно. Вы подготовьте списки". Зубков ушел, а списки не подготовили. Теперь он занимается сельским хозяйством: козами, курами, корнеплодами…

Всех технократов-государственников волнует одно: угроза для безоружной страны. Россия — пустая гигантская территория с запасами сырья. Вянущая индустрия. Слабеющий ВПК. И постоянно реформируемая армия.

ВСЕ ПОНИМАЮТ, что следующая война будет сверхтехнологическая. Надеяться, что Россия выиграет её ополченцами, абсурдно. Готовятся к производству новые самолеты Су -35, пятое поколение. Там одна электроника, цифровая система управления, наведения, боя. Сегодня техник самолёта — капитан, человек с высшим образованием. Реформа, сокращая численность ВВС с 87 тысяч человек до 35 тысяч, предполагает, что техником самолёта становится сержант. У него не будет высшего образования, как он сможет обслужить "электронный" самолет пятого поколения? Снять все характеристики, обработать, сделать диагностику, загрузить программами? Это просто бред. Те, кто пишут эти реформы, враги. Они готовят поражение Родины.

У американцев есть крупные военно-воздушные базы. И мы, по примеру американцев, собираемся создавать крупные военно-воздушные базы, но почему-то вокруг крупных городов-миллионников. А ведь летчики из этих городов сквозь пробки до своих самолётов никогда не доедут. Ведь смысл подобных баз в том, что они находятся в безлюдных местах, среди компактно проживающего персонала, и летчики на собственных машинах до своих самолётов могут за десять минут доехать. Наши умники возражают, что в этих отдалённых местах женам летчиков и прапорщиков негде работать, а в миллионниках есть где работать. Но это же бред. В основу боеготовности летного соединения ставится не быстрота оснащения и взлёта, а самочувствие жены прапорщика. Разве так войны выигрываются? Если вы не можете создать цивилизованную жизнь в этих отдаленных гарнизонах, так не беритесь за это. Такую жизнь создать элементарно. Не много нужно. Бассейн, хороший детский сад, школа, кинотеатр, пара ресторанов. Ведь все это было при СССР, и никто не жаловался. Компенсируйте отдаленность высокой зарплатой. Летчик не летает до шестидесяти лет, а только до тридцати пяти. Платите ему это время нормальные деньги. У американцев летчик в двадцать лет садится на самолет, а в тридцать два года уходит на гражданку, подполковник, в соку, вся жизнь впереди, поезжай куда хочешь. Его с удовольствием берут на работу в любую корпорацию. Буш-старший и Буш-младший — оба были летчиками, оба дослужились до президентов.

Это все не объяснишь никому, никому это не надо. Можно допустить, что человек прекрасно торговал мебелью, а потом стал министром обороны. Если он выдающийся человек, организатор, способен собрать вокруг себя творцов-реформаторов. Но то, что происходит с армией, вызывает даже не смех, а чувство горя. Не омерзение, а горе. Как если бы у тебя умер друг или близкий родственник. Так умирает армия. У военных профессионалов глаза на лоб лезут. Они говорят: "Надо немедленно увольняться и бежать, потому что ничего хорошего нас не ждет. У нас есть опыт, есть компетенция. Нас никто не спросил, а просто прислали пакетик документиков, написанный какими-то жалкими людьми. Кто это писал? Кто автор этого бреда?"

Роль ВВС возрастает в современной войне, а по этим реформам ВВС сокращается втрое. Этот вид войск выращивался в страшных муках. Каждый год в Советском Союзе билось по сто летчиков. Все это изучалось, записывалось, под это формировались военные училища, писались инструкции. Теперь — всё под нож. Сокращение военных учебных заведений, где создавались целые школы, целые военные культуры — это преступление. Когда вникаешь в эти процессы, напрашивается мысль, что совершается сознательное уничтожение способности страны к сопротивлению. Промышленность положить на бок. Армию раскассировать под шум дождя, под разговоры о реформе, о каких-то квартирах для военнослужащих, которых никто не видал. Говорят одно, а с величайшей степенью цинизма делается другое. И это происходит везде. Или существует и реализуется какой-то вражеский план. Или глупость и некомпетентность достигли критически масштабов. Существует поговорка: "В армии дураков немного, но они расставлены так умело, что всё время на них натыкаешься".

Сегодня, на новом витке, повторяется тот же беспредел, какой существовал в девяностых годах, но теперь более цинично и изощренно. Всем этим руководит элита, по сравнению с которой Бурбулис или Шахрай, или Шумейко — неразумные дети. Изощренные, циничные, цепкие, беспощадные, они научились вывозить из страны богатства, которые так пригодились бы России в период кризиса. При этом кто мы, народ? Такое ощущение, что всех нас держат за быдло. И пьяницу у ларька, и бизнесмена, и директора завода, и почтенного профессора, даже губернаторы и те — быдло. Все, кто за пределами Садового кольца или Рублевки, — все быдло. Нельзя утверждать, что у этого зла есть центр, но такое ощущение, что он существует. Возможно, нечто подобное происходит и в других обществах. Какой-то невидимый, надличностный разум, стремящийся разрушить стройные человеческие системы. Но другие общества противостоят этому злу. Например, японское или китайское общества противостоят. Мы же выходим навстречу этому злу, как древляне: без оружия, в лаптях, в белых рубахах, и, расчесывая бороды, стоим и молимся.

Японцев "опустили", когда они стали технологически обгонять весь остальной мир. Но они отрезали себе от мирового пирога куски компетенции, в которых никто не может их преуспеть. Их не трогают, пользуясь их уникальными достижениями в этих отраслях: японские станки, японские телевизоры, японские машины. Наверное, если бы у них снова появились авианосцы, их бы опустили вторично.

Недавно американцы собрали конференцию по России, в отечественной прессе были невнятные отзвуки этой конференции. Они собрали советологов или русологов со всего мира и постарались ответить, что будет с Россией после кризиса, исходя из того, что она несет ядерную компоненту и является кладовой ценного сырья. Демографы, экономисты, культурологи, антропологи, специалисты по национальным отношениям, специалисты по системам вооружения и так далее. Их выводы таковы. Возможна полная смена строя. Уничтожение обрабатывающих отраслей промышленности. В России будет демографическая дыра.

В Башкирии, одном из самых рожающих регионов, где рождаемость превышает смертность, с момента кризиса в 27 раз увеличилось количество абортов. Это в республике, где половина мусульман. Что же происходит в русских регионах?

ИЗ ЛЮБОГО ПОЛОЖЕНИЯ есть выход. Но сужаются ворота возможностей. С каждым месяцем, с каждой неделей. Выход из катастрофы становится всё уже. Нужно, чтобы власть поменяла приоритеты. Но как? Один академик написал статью, где объяснил всё про нашу власть, которая свои деньги, свои личные блага получает за счет сырья. Сырьевая власть и элита. И пока они сырьевые, наши нанотехнологии и хайтеки ей не нужны. В Индии президент — ракетчик, он реально делал ракеты. Наш Президент — юрист, он правовед, он способен создать правовое государство, его интересует положение заключенных, уровень судов. Всё что угодно, но не ракеты. Чтобы страна оснастила себя оборонными системами, нужна другая система власти. Иногда начинает казаться: выход в том, чтобы власть ощутила свою личную зависимость, свое личное выживание от того, будут ли у России сверхточное оружие и ракеты. Что судьба их детей, их домов, их состояний зависит от того, будет ли за их спиной могучая великая держава, способная отбить любые поползновения на их благополучие. Но потом понимаешь, что это ложное представление. Если мотивацией лидеров страны является их личное выживание, то страна обречена вдвойне. Когда человек становится президентом, у него через некоторое время должны наступить органические изменения. Кремль должен преобразить их психологию, этику, волю, всю шкалу ценностей. Он не может думать ни про себя, ни про свою жену и детей. Он должен думать только о стране.

Странное дело, я разговариваю с технократами, рационалистами и прагматиками, но многие из них уповают на чудо небесное, на Русское Чудо, которое всегда спасало Россию.

В чем разница американского и русского лидера? Вот Буш. Он может подавиться булкой, до сорока лет он квасил, что в Техасе обычное дело, он может перепутать названия какой-нибудь страны, выступить где-то посмешищем. Но для Америки это абсолютно не страшно, потому что вокруг Буша находится элита американского общества: профессионалы, безупречные патриоты, которые не позволят Президенту совершить непростительную глупость. У нас вместо элиты — двор. Царедворцы. Их карьеры — карьера столоначальников. Кадровый резерв столоначальников. У них за спиной нет ни одного серьёзного проекта, они не запускали звездолёты, не осваивали Арктику, не выигрывали войны, не переводили Россию на другой цивилизационный уровень. Они всю жизнь командовали "столами".

Например, кто такой Сергей Борисович Иванов, от качеств которого во многом зависит оборона России? Он все лучшие годы просидел в Африке. Какие у нас были интересы в Африке? Он просто встречал тех людей, которые туда приезжали, был с ними любезен и мил. Потом он вернулся из Африки в Петербург, сидел на Литейном и командовал отделом из двенадцати человек. Дослужился до генерала. Потом столоначальник, командовавший двенадцатью подчиненными, вдруг получает в руки систему в два с половиной миллиона человек, армию и военную промышленность. Сколько пришлось заплатить обществу за такое перемещение? И сейчас мы продолжаем платить за этот его карьерный скачок. Всё, что у нас падает и разбивается, всё, чего у нас нет и до сих пор не появилось, — разве не он за это в ответе?

Кто такой в советское время председатель военно-промышленной комиссии? Это секретарь ЦК, отвечающий за оборонную промышленность. Это Устинов. Это сверхчеловек. Тогда Устинов в условиях неограниченных ресурсов мог решать любую военно-техническую проблему, а сегодня в условиях ограниченных ресурсов у Иванова была задача решить насущнейшие оборонные задачи страны. Но он ведь с этим не справился. Ни с чем.

После жутких девяностых годов Россия в невероятных усилиях собралась в государство, сохранилась как государство, чтобы в последующие годы сгнить до основания в руках взяточников, воров, дураков. Только Русское Чудо спасет нас. Оно приведет к трансформации лидеров, приведет к смене команд.

Лидер страны приглашает к себе крупнейшего конструктора и спрашивает, что нужно, чтобы продвинуть его уникальное изделие. Конструктор подробно, системно объясняет, что нужно сделать, какие проблемы решить, на какие затраты пойти. Лидер все выслушивает, все понимает, но с тех пор ничего не предпринимается, ничего. Лидер слетал на Ту-160 и приглашает к себе на дачу в Сочи экипаж этого дальнего бомбардировщика. Самолет вел командир дивизии. Наверное, если я лидер страны, я должен не просто устроить товарищеский ужин с пилотами, справиться, как дела, как здоровье, а должен вызвать командующего авиации и узнать о главных проблемах этого неблагополучного вида авиации, чтобы дальняя авиация хотя бы осталась в стране. А она не останется, ибо все эти полеты к Уго Чавесу вызывали только смех у американцев. Кондолиза Райс просто хохотала: "Кончайте летать на нафталиновых самолетах!" Какой итог посиделок в Сочи? Итог обеда какой? Никакого. Зачем это всё — для телекамер, что ли? Бесконечный пиар, показуха? Естественно, народу нужно показывать, что в стране есть ракеты, самолеты, что Президент отважный человек, в хорошей физической форме, что он набожный. За всем этим должна стоять какая-то суть, но ведь сути нет.

Кто-то надеется на силовиков, на сохранившуюся в них волю к власти и модернизации. Но можно ли верить в силовиков? МВД гнилое. Часть ФСБ полностью деструктивна. Военная разведка скукожилась. СВР "задвинута" на окраину всех процессов. Когда Президент привел в СВР Фрадкова и представил коллективу, один полковник с задних рядов выкрикнул: "Спасибо, товарищ Президент!" "Не понял, за что мне спасибо". "Спасибо, что прислали к нам Фрадкова. А ведь могли и Нарусову". С этого момента полковник вошел в историю внешней разведки.

Кризис пришел на заводы, производство вошло в его первую, очень сложную фазу. Доступ к кредитам почти полностью исключен. Кредиты дорогие и короткие. Некоторые заводы национализированы, но иностранцы после национализации заводов отказывают им в поставке станков: "Вы теперь государственные предприятия и станете изготовлять Бог весть какую военную продукцию". Когда на заводы приезжал Путин, вся его свита щелкала каблуками: мол, завалим заказами, обеспечим производство деньгами. Уехали — и ничего, полный ноль. Никаких заказов. Это был спектакль, разыгранный для одного человека.

Некоторые дальновидные директора надеются на зарубежные заработки: Китай, Алжир, Индия… Например, моторостроительные заводы в состоянии строить газовые турбины для энергетики, но им нужно построить большое производство для больших турбин. Нужны портальные станки большой мощности. Один станок стоит пять миллионов долларов. А их нужно десять или двадцать. Цикл производства станка в Японии — 22 месяца. Четыре месяца везти и собирать его. Но он заменяет десятки существующих станков. В масштабе государства — это абсолютно окупаемая акция, ибо появится серийное производство таких машин, которые позволят поднять производительность в два раза. У нас сегодня энергоемкость валового продукта в четыре раза больше, чем в мире. Сейчас Медведев издал указ по снижению энергоёмкости, но есть опасения, что он не будет выполнен. Ничего не делается. Если мы действительно хотим сократить затраты энергии, мы должны строить десятки новых заводов: газовые турбины, паровые турбины, трансформаторы, системы распределения, системы учета электроэнергии. Финансировать энергетические институты, чтобы оттуда выходили специалисты высокой квалификации. Не сделаем мы этого — указ Президента останется на бумаге. Всё равно, что издать указ, предписывающий 330 солнечных дней в году. Указ-то правильный… Кто-то ему посоветовал: дескать, давайте снижать энергозатраты, иначе нам крах. Американская цивилизация поставила подобную задачу, причем на уровне Президента США, — в два раза поднять энергоэффективность американской экономики. Значит, мы будем в восемь раз отставать от них по этому параметру. А цена энергии резко возрастает. Современный сверхскоростной станок потребляет энергии в разы больше, чем его недавние предшественники.

Почему наша автомобильная промышленность умрет? У нас обработка деталей автомобильного двигателя — 2 тысячи оборотов в минуту. У американцев универсальный станок режет со скоростью 20 тысяч в минуту. Производительность выше в десять раз. Цена труда в десять раз дешевле. А есть обрабатывающие центры, которые работают сразу же двадцатью фрезами. Там скорость — 300 тысяч оборотов в минуту. В 150 раз выше производительность труда, чем у нас. Вся наша технологическая база в стране никакого отношения к современной цивилизации не имеет, и мы ограничиваемся только лозунгами: "давайте лучше работать". Если мы не создадим эту цивилизацию, мы обречены.

Чтобы создавать оружие нового поколения, нужна коренная модернизация России, та модернизация, к которой до сих пор не приступили. Нужно резко расширить производственные возможности. Купить новые печи, новые станки, новые технологии. Купить новые измерительные машины. Модернизировать стенды. Нужны деньги. А их нет. Сегодня, в период кризиса, резко сократилась платежеспособность заказчиков. Рынок сжимается. Есть сложности у авиакомпаний, приобретающих самолеты. У железнодорожников, приобретающих локомотивы и вагоны. Нефтяные компании, которые шли в геологоразведку, покупали установки для выработки электроэнергии на месторождениях, сегодня свернули эти проекты. Газпром сокращает свои программы. Впрочем, он всегда их сокращает: то Роснефть покупает, то футбольные клубы, то по диким долгам расплачивается. У него всегда не хватает денег, и это несмотря на то, что каждая старуха платит сумасшедшие деньги за тепло, и на русский газ установлены запредельные цены во Франции, в Германии. К тому же — можно ли этому верить? — там разворовывается огромное количество денег. Это, в частности, утверждают поставщики оборудования. Газпром покупает ежегодно на четыре миллиарда долларов оборудования. Например, продается турбина для закачки газа в подземные хранилища. За четыре миллиона долларов. Будто бы с четырех миллионов один миллион забирают чиновники Газпрома. Не хочешь платить, пошел вон. Поставь эту турбину себе дома и качай газ. Двадцать пять процентов с каждого поставляемого в Газпром оборудования расходится по карманам чиновников, так это или не так? Рассказывают, что крупный лидер Татарстана, — именно там производятся подобные турбины, — обратился к менеджерам Газпрома: "Ребята, не берите эти двадцать процентов с нас, татар. Денег у нас немного. Поступите по-христиански". Ему отвечают: да, татары такие хорошие люди, денег у них немного, не будем с них брать. После этого за пять лет у них не купили ни одной турбины. И татары приползли на коленях: "Берите не двадцать, а тридцать процентов, только купите хоть что-нибудь".

Сегодня потери в рабочей силе, в связи с кризисом, на хорошо отлаженных машиностроительных заводах достигают предположительно 5-10 %. Речь идет о надстройке. Не нужны экономисты, управленцы, маркетологи, бухгалтеры. От них безжалостно избавляются. Но один мудрый человек придумал формулу: "Условия, в которых мы сейчас находимся, являются идеальными по сравнению с тем, что нас ожидает". А что ожидает, никто не знает.

Ведь за то, что происходит, кто-то должен ответить. Во всем мире за такие провалы всегда несли ответственность. Уходили в отставку. Садились в тюрьму. В Германии в 45-году стрелялись, потому что проиграли проект "Великая Германия". Кто и за что у нас ответит? Когда на телевидении разыгрывался проект "Россия", Зюганов спросил Черномырдина: " У вас было 500 миллиардов долларов. У вас было десять благополучных лет. Вы могли построить 500 заводов высшей цивилизационной пробы. За миллиард строится суперзавод. Вы же ни одного завода не построили. Сегодня у вас нет заводов, нет денег, вы приговорены". Кстати, существует мнение, что истинно первое место в этом телепроекте занял не Александр Невский, а Сталин. В условиях кризиса у народа Сталин выглядит как спаситель страны.

Конечно, телевидение создает радужную картину. Из телевидения не узнать истинное положение вещей. Но если почитать западную прессу, без купюр, ведь им-то все понятно, они над нами издеваются. То, что здесь выдается за грандиозные победы политики и экономики, там вызывает гомерический смех. Как сейчас врут, не врали даже при коммунистах. Мы имеем дело с огромным блефом, но там-то видят, что это блеф.

И КИТАЙ, И ЕВРОПА, И АМЕРИКА тоже борются с кризисом. Меры, которые они предпринимают, позволят им вылезти оттуда. Вот западное общество — у них рухнул сегмент финансовый, пострадал банковский сегмент, пострадала ипотека, а реальный-то сектор их великой индустрии остался цел. Они сейчас загрузят его военными заказами, организуют в мире две-три войны, и выкрутятся. А у нас-то все по-другому. У нас не пострадает Кудрин, а все остальное исчезнет.

Выступает один известный губернатор перед главами муниципальных образований: "Знаете, какая ваша главная задача? Не допустить голода в этом году. Вся реальная экономика края сворачивается. Налоги не поступают. Мы потеряли 60% отгрузки по железной дороге. Ваши бюджеты ничтожны, а количество чиновников огромно. Вы будете выбирать: платить ли чиновникам, или врачам, учителям. Если вы не заплатите врачам и учителям, заметят все. Это будет серьезный кризис в вашем околотке. Поэтому вы сейчас должны увольнять чиновников, сберегая свои малые бюджеты для учителей и врачей".

Представьте, рушится бюджет. Из чего платить зарплату? Почти во всех субъектах Федерации начались кассовые разрывы. Начинаются скандалы, перекрытия дорог, митинги, на рельсы какие-нибудь деревья повалят. Туда сразу кинут деньги, заткнут дыру. Но стройкомплекс в городах встал, мелкий бизнес встал. Это резко повышает уровень криминогенности. Уже есть трагический опыт 90-х годов. В день выдачи зарплаты рабочие подвергались массовому нападению, и у них отбирали деньги. Грабили ночную смену. Орудовали банды, которые нападали на человека, выходящего с завода, если он был прилично одет, — белая рубаха, чемодан, галстук. Думали, что это начальник, не понимая, что начальники ездят на машинах. Выходит человек с кейсом, где у него документы на тендер, ему дают по голове. Завтра тендер, а кейс с бумагами отобран. Потом находили эти бумаги на помойке. Были уникальные виды преступности. Совершались ограбления, а отпечатки пальцев отсутствовали во всех картотеках. Это значит, что люди раньше не занимались никаким разбоем. Уволенные инженеры, техники, рабочие собирались в неорганизованные кучи: сегодня в одну, завтра в другую, и начинали заниматься разбоем.

Сейчас опять возобновится "крышевание", поднимут голову бандиты. Надо немедленно строить автостоянки, ибо все машины украдут или сожгут. Надо собирать людей для общественных работ. Нет, ничего не делают. У нас в России инфраструктура на уровне 1918 года. Не делают, потому что боятся, что все деньги на развитие дорог украдут. Договорились до того, что готовы пригласить иностранцев с их техникой и им поручить строительство дорог. У нас нет ни дорог, ни мостов, ни аэропортов. У нас главный аэропорт страны хуже, чем на Кубе, не говоря уже о Гонконге, Париже, Мюнхене.

Обсуждаемые нами вопросы имеют два типа решений, простые, как строительство дорог, требующие воли и компетентных людей. А есть сложные вещи, такие, как будущее надводного или подводного флота. Потому что сегодня у нас нет индустрии, нет портов, нет рабочих, нет флотоводцев. То же касается судьбы стратегических бомбардировщиков или сверхточного оружия. Или судьбы "асимметричного ответа". Все это очень сложно. Наше спасение в том, что сохранились лекала, по которым эти вопросы можно решить. Сохранились лекала, по которым создавался советский Космос. Надо найти Королева, дать ему денег и заставить работать по этим лекалам. Сказать: "Напиши список, что тебе надо, все дадим, но не сделаешь, расстреляем". Как Берия. Когда он собирал ученых на атомный проект, запирая их в закрытые зоны, он дал им бумагу и сказал: "Пишите, чего вам нужно". Физики были скромные, один написал, что нужен коньячок с лимоном, другой — какие-то книги, третий — душ, белье чистое. Берия прочитал, засмеялся: "Мы же вас на годы закрываем, как же вам без баб обходиться?" И своей рукой дописал: "Бабы".

Возможно, нас ждет система, подобная сталинизму. Цивилизованный сталинизм. Из этой ситуации по-мягкому не выйти. Это должна быть жесткая система, может быть, китайский вариант, может быть, жестче. Нам нужно решить множество проблем, которые накопились в поры бездействия. Для этого нужен жесткий период, без всяких расстрелов, кровавых чисток. Должна быть подавлена только преступность, причем жесточайшим образом. Может быть, это будет авторитарный сталинизм в соединении с церковью, которая ограничивала бы власть в ее стремлении к репрессиям.

Понятно, что современные госкорпорации — это не выход из положения. Ничего, кроме разграбления бюджета, они не несут. Они обречены на низкую эффективность. Деньги государственные, а руководители компаний живут, как олигархи. Правительству не подчиняются, назначаются Президентом, общественного контроля нет. Имеют корпоративные самолеты, сумасшедшие бонусы. Многие были ошарашены, узнав, сколько получали люди, руководившие после Каданникова "Автовазом". Прежнее руководство вместе с Березовским крали понемногу машины, не более того. А новые выписывали себе зарплату 50 миллионов долларов в год. Были и выше, до 100 миллионов в год. Но если мы возьмем мировую автомобильную промышленность, то 50 миллионов долларов у первого лица нет нигде: ни в Форде, ни в Крайслере, ни в Тойоте, ни в БМВ. Там зарплаты 5 миллионов, максимум. А у нас — 50. При этом зарплата рабочего на "Автовазе" — 250 долларов в месяц. Это даже олигархам не снилось. Олигархи эти суммы воровали, а эти официально получают от лица государства. А завод остался в яме. За что они получали деньги? Они ничего нового не привнесли. Они не создали новых машин. Не поставили новый конвейер. Дожевывают, что сделал Каданников. Причем этот беспредел вершится на глазах изумленной публики. Людям безразлично, чей завод — Каданникова, Березовского или Чемезова. Но там не произошло изменений, а одно легальное воровство. Поэтому нас может спасти цивилизованный сталинизм, а кризис лишь ускорит его воплощение. Понятно ли нашим правителям, что близится время войн и революций?

Так думают многие технократы, которые сражаются с кризисом, не бросая свои производства, как капитаны не бросают попавшие в шторм корабли.

ТАБЛО

* Объявленное ВЦИОМ падение рейтинга доверия к национальному лидеру ниже отметки в 50%, а также дополнительный набор сотрудников в органы прокуратуры и ФСБ для "нейтрализации возможных социальных волнений" свидетельствуют о том, что реальное "кризисное" управление Россией будет осуществляться в жёстком силовом режиме и может быть передано в руки "самого либерального из патриотов", министра МЧС Сергея Шойгу и "самого патриотичного из либералов" Анатолия Чубайса. Именно этот тандем, по мнению экспертов СБД, в настоящее время готовится сменить Путина "до лучших времен". Доклад Андрея Илларионова в комитете по иностранным делам конгресса США, в котором бывший советник президента РФ по экономическим вопросам сравнил кремлевскую "властную вертикаль" с режимом Гитлера, а также массированное возвращение на отечественные телеэкраны различных "экстрасенсов", астрологов и прочей "нечистой силы" во главе с Кашпировским свидетельствуют о том, что "внешние центры управления" намерены повторить в отношении России "перестроечный" сценарий с зомбированием общества, двадцать лет назад успешно осуществленный применительно к Советскому Союзу…

* По мнению наших информаторов в околоправительственных кругах, заявление Александра Хлопонина на Красноярском экономическом форуме о том, что "запаса прочности" даже у самых благополучных регионов РФ хватит не более чем на месяц, по сути, является скрытым ультиматумом о необходимости дополнительного финансирования из федерального Центра и, наряду с требованием снизить учетную ставку Центробанка, отражает нарастающий конфликт в кремлевских верхах между "силовиками" и "либералами", которым неизбежно предстоит привлекать на свою сторону различные региональные элиты, в условиях кризиса настроенные как можно дороже продать свою лояльность — причем не обязательно отечественным "покупателям"…

* Итоги "единого выборного дня" 1 марта, как и ожидалось, принесли повсеместную победу "Единой России" — за исключением города Твери, где большинство избирателей проголосовали за КПРФ. Учитывая статус данного областного центра, его размеры и близость к обеим российским столицам, Москве и Санкт-Петербургу, этот результат следует считать не каким-то "исключением, специально подтверждающим правила суверенной демократии", а "первым звонком", свидетельствующим о переходе кризиса в политическую плоскость, такая информация содержится в аналитической записке, поступившей из Лондона…

* Убийство в Москве "отставного" генерал-майора ФСБ Александра Рогачева, бывшего вице-президента АФК "Система" и бывшего зятя ныне отставного губернатора Орловской области Егора Строева, по мнению источников в силовых структурах, было вызвано начатым "сверху" очередным переделом власти и собственности "на местах", идущим под прикрытием "кризиса" и с участием "новых уполномоченных банков", фактически монополизировавших весь финансовый рынок страны и искусственно устроивших "денежный голод"…

* Заявленное размещение американских ракетно-зенитных комплексов "Пэтриот" на территории Польши должно стать симметричным ответом США на аналогичные планы размещения российских комплексов "Искандер" на территории Калининградской области, а также на создание единой системы ПВО РФ и Республики Беларусь, сообщили из Вашингтона. При этом развертывание третьего региона ПРО США в Восточной Европе и четвертого — в Японии вряд ли будет осуществлено по финансовым причинам, однако должно побудить Кремль начать переговоры о более тесном сотрудничестве с блоком НАТО, что способно усилить антироссийские настроения в Пекине. Практически той же цели, но уже по линии "сближения католической и православной церквей", должна послужить передача РПЦ бывшего русского церковного подворья в Бари…

* Отказ государств "старой Европы" финансировать единым списком находящиеся под политическим патронатом США восточноевропейские страны "социалистического лагеря", о чем было заявлено по итогам экстренного саммита ЕС в Брюсселе, способен уже в ближайшей перспективе привести к развалу этой надгосударственной политической структуры и "зоны евро", сообщают из Страсбурга. Такое развитие событий, означающее, что для спасения доллара придется пожертвовать интересами европейских союзников и "атлантической солидарностью", не исключается как "последний довод короля" в рамках традиционной для Вашингтона концепции "кризисного управления"…

* Неожиданное новое "объединение" дотоле находившихся в жестком конфликте президента и премьер-министра Украины вызвано ожиданием второго транша МВФ в размере 2 млрд. долл., который прогарантировали Виктору Ющенко его вашингтонские кураторы в случае, если ему удастся "договориться" с Юлией Тимошенко. Как утверждают наши источники в Киеве, бывшая "королева Майдана" потребовала себе у президентской команды "по-честному" контроль над половиной этой суммы, и только после соответствующего согласия Ющенко и главы Нацбанка Владимира Стельмаха временно сменила гнев на милость. Между тем в Херсоне бастующие рабочие машиностроительного завода уже захватили здание областной администрации, на что пока не последовало никакой реакции со стороны местных силовых структур…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Александр Нагорный, Николай Коньков А ПОУТРУ ОНИ ПРОСНУТСЯ… Новые тенденции внутри «глобального треугольника»

Судьбы современного мира решаются не в Европе, не в Японии, не в исламском мире, не в Латинской Америке и не в Индии. Судьбы современного мира решаются в пределах "глобального треугольника XXI века" США-КНР-РФ. Если Соединенные Штаты являются признанным информационно-финансовым, научно-технологическим и военно-политическим "центром мира", а Китай — самым населенным государством (свыше 1,3 млрд. человек) и "мастерской мира", то Россия часто рассматривается в качестве "кладовой мира", поскольку на её территории (включая шельфы морей и океанов) расположено, по разным оценкам, от четверти до трети запасов полезных ископаемых Земли. Но, помимо этого и несмотря на все демографические потери, количественные и качественные, именно Россия остаётся единственно возможным источником цивилизационной трансформации человечества, далеким и от Pax Americana с его "концом истории", и от китайского идеала Поднебесной. Это ноосферное значение России сегодня почти не принимается во внимание, однако оно является куда более важным, чем все месторождения нефти, газа и металлов, вместе взятые.

Финансово-экономический кризис, словно шторм, срывает всю внешнюю мишуру, все и всяческие маски, открывая истинное положение дел в мире в целом и в "глобальном треугольнике" в частности.

Принятие Конгрессом США "плана Обамы" общей стоимостью 2,25 трлн. долл. означает, что разгоревшийся в её доме пожар американская элита намерена и дальше "тушить долларовым керосином", думая, что привычно перенаправляет огонь (инфляцию) за пределы национальной экономики. Однако, судя по всему, готовность мира расплачиваться за американские долги уже подошла к критическому пределу, а запланированные на 2009 год рекордный бюджетный дефицит объёмом 1,43 трлн. долл. (более 10% номинального и около 20% реального ВВП США) и рост государственного долга до 14 трлн. долл. — ничуть её не поднимут. При этом власти США упорно не идут на национализацию своей банковской системы, ограничиваясь странными полумерами наподобие увеличения доли в "Citigroup" до 36%, или последнего по времени выделения финансовому монстру AIG дополнительных 150 млрд. долл. "Городу и миру" (читай — "для дураков") такая политика объясняется необходимостью сохранять доверие к финансовой системе США, а на деле речь идёт о монополизации всего "долларового рынка" единственной "уцелевшей" посреди кризиса корпорацией "Goldman Sachs", которая после президентских выборов 2008 года фактически приватизировала и Федеральную резервную систему, и новую демократическую администрацию Белого дома.

Если следовать логике "Если звёзды (кризис) зажигают, значит, это кому-нибудь нужно?", или, в более лапидарном латинском варианте "Qui prodest?" ("Кому выгодно?"), — необходимо признать, что в финансовом отношении нынешний кризис оказался чрезвычайно выгоден "голдманам". Будем считать, что они лучше всех подготовились к кризису — или что они лучше всех подготовили его, и теперь собирают дань с Америки и со всего остального мира, включая Россию?

При этом не следует думать, "что хорошо для Goldman Sachs" — хорошо и для Соединенных Штатов". В частности, основа американской индустрии, автомобильная промышленность, находится буквально на грани краха, который может произойти в любую минуту, и тогда под угрозой потерять работу и доходы окажутся свыше 20 млн. человек, так или иначе связанных с "большой тройкой" в составе "General Motors", "Ford" и "Crysler". Кажется невероятным, однако к сходному положению всё ближе и американский ВПК, привыкший к щедрому бюджетному финансированию и теперь активно выступающий против сокращения ассигнований на нужды Пентагона…

"Куда конь с копытом — туда и рак с клешней". Российская "властная вертикаль" с упорством, достойным лучшего применения, пытается копировать американские рецепты противостояния кризису, не обладая сопоставимыми с США ресурсами: ни финансовыми, ни производственными, ни военными, ни информационными, ни организационными. В результате кризисные явления в отечественной экономике уже сегодня значительно превосходят таковые где угодно — возможно, за исключением Украины и беднейших стран Африки: падение реального производства на 16% в январе 2009 года выглядит катастрофическим даже по сравнению с 6,2%-м сокращением ВВП США в IV квартале прошлого года.

Заводы останавливаются один за другим, выдача кредитов реальному сектору блокирована высокими процентными ставками, золотвалютные запасы "проедаются" (и разворовываются) настолько стремительно, что уже к апрелю иностранные эксперты обещают начало свободного падения рубля, а к осени — полный социально-экономический хаос в России. Утверждать при этом, что вот, мол, опять хотели как лучше, а получилось как всегда, — уже не выйдет. Нет, именно, что хотели — то и получили, несмотря на все предупреждения со стороны более-менее объективных и неангажированных отечественных, да и зарубежных экономистов.

При этом более чем позитивный опыт Китая, недавно устами генерального секретаря ЦК КПК Ху Цзиньтао заявившего о реализации курса на расширение внутреннего спроса с целью антикризисного стимулирования роста национальной экономики на уровне 5-6% в год вместо недавних 9-10% и успешном возвращении на село почти 200-миллионной армии "рабочих-крестьян", переориентировав ее с производства экспортных товаров на производство продовольствия, практически игнорируется как "неприемлемый" для российских условий. Сказали бы еще — "неперспективный", в отличие от американского…

Но ведь "неперспективный" Китай не просит в долг у "перспективной" Америки — наоборот, это госсекретарь Хиллари Клинтон просит у руководства КНР продолжать покупку государственных казначейских обязательств и других ценных бумаг США. На что пекинские товарищи отвечают внешним согласием, а на деле не только прекращают соответствующие закупки, но и во всеуслышание объявляют о формировании "зоны юаня" в Юго-Восточной Азии, чем фактически дезавуируют достигнутые ранее соглашения о создании "азиатской валютной единицы" и ставят Японию с Южной Кореей перед однозначным и непростым выбором: или по-прежнему оставаться под финансовой (и военной) оккупацией США, или окончательно переходить на союзнические отношения с "красным драконом".

Тем самым КНР продемонстрировала свою полную незаинтересованность в открыто предложенном официальным Вашингтоном "плане Бжезинского", согласно которому американские долги перед Китаем должны погашаться за счет передачи ему значительной части российских территорий за Уралом — только "взять" их Поднебесной предстоит самостоятельно, подвергаясь риску неприемлемого (пока?) военного ущерба и оставляя США известную роль "мудрой обезьяны, с горы наблюдающей за схваткой двух тигров". Помните слова Трумэна времен Второй мировой войны: "И пусть немцы с русскими как можно больше убивают друг друга"?

Но надо понимать, что такая, относительно благоприятная для нашей страны, внешнеполитическая конъюнктура может очень быстро и непоправимо измениться, если управляемость страной со стороны федерального Центра будет утрачена или существенно ослаблена, что представляется весьма вероятным при сохранении нынешнего социально-экономического курса Кремля.

Сегодня национальным приоритетом России ни в коей мере не могут оставаться интересы компрадорской прозападной и проамериканской сырьевой и финансовой олигархии. Но на практике, тем не менее, происходит именно это. Происходит, похоже, не стихийно, а вполне осознанно и целенаправленно.

Речь ведь идёт о том, чтобы любой ценой (но желательно — за чужой счёт) максимально долго сохранять нынешний статус-кво, в рамках которого мировой "финансовый интернационал" получал, получает и намерен получать сверхприбыли. Не удастся "содрать вторую шкуру" с России — в дело могут пойти исламские монархии, не удастся завладеть их ресурсами — на заклание будет обречена "старая" Европа, не выйдет с Европой — на очереди Китай, в крайнем случае можно будет пожертвовать и самими Соединенными Штатами: ведь капитал, как известно, не имеет Отечества, ему "где хорошо — там и Родина".

Мы же, несмотря на все внутренние нестроения, явные и скрытые, не можем, не имеем права отказаться от другого принципа: "Где Родина — там и хорошо". Мы должны понимать, что сильная Россия — гарантия и нашего собственного выживания, и достойного будущего наших детей и внуков. Это вовсе не значит, будто мы должны покорно сносить все издевательства и провокации со стороны проамериканской "агентуры влияния", терпеть голод, холод, безработицу и ущемления своих человеческих и гражданских прав.

Напротив, мы обязаны пресекать подобные и любые иные действия, объективно направленные на дальнейшее ослабление нашей страны, делающие её желанной и безопасной добычей для "мировых хищников".

Но остались ли, существуют ли в современном российском обществе силы, способные оформить такую программу действий политически и организационно? Уже понятно, что "сверху" её оформлять никто не будет: приоритеты нашей "властной вертикали" в Центре и на местах сформированы давно, прочно и никакому изменению не подлежат. "Сбоку", со стороны любой из политических партий, являющихся так или иначе частью той же самой "властной вертикали", ждать подобной инициативы тоже практически бесполезно: если что-то подобное и будет предпринято, то исключительно ради "встречного пала", с целью возглавить движение и увести его в сторону от цели, как это уже было в 1991 и 1993 годах.

Значит, единственно возможным путем остаётся оформление "снизу", через не существующие пока или находящиеся в зачаточном состоянии "общественные структуры". Вне кризисных условий они бы так и пребывали в анабиозе неопределенно долгое время. Но когда в темя начнет клевать жареный петух, они могут неожиданно проснуться.

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ IV О грозящей катастрофе

Продолжение. Начало — в NN 7-9

20 ФЕВРАЛЯ 2009 ГОДА состоялся закрытый обед в нью-йоркском Колумбийском университете. На него съехались ведущие финансисты, экономисты и аналитики мира. Встреча, как говорят, длилась около 11 часов. Мероприятие было посвящено мировому экономическому кризису и приурочено к ежегодной конференции Центра капитализма и общества при Колумбийском университете. Был поставлен вопрос о том, что угроза глобального коммунизма вновь появилась на горизонте. Что возможно глобальное полевение. Что Маркс — прав…

До какой степени прав? По этому поводу развернулась дискуссия.

"Глупости, коммунизма не будет", — возразил утверждающим это коллегам один нобелевский лауреат. Кому он возражал? Другим экспертам высшей категории, присутствовавшим на обеде и сделавшим прогноз, который он назвал глупостью. Вот до чего дошло!

Пол Волкер на обеденной церемонии прямо сказал, что мировая финансовая система никогда не восстановится в прежнем ее состоянии. Что новый капитализм будет другим.

Лауреат Нобелевской премии в области экономики Эдмунд Фелпс заявил, что только национализация крупных банков может восстановить доверие к банковской системе.

Главный экономист ЕБРР Виллем Байтер сказал: "Лучше перерегулировать, но быстро, чем недорегулировать и затянуть. Больше нельзя полагаться на "невидимую руку рынка".

А на что полагаться-то? На госрегулирование? Но может ли оно осуществляться в условиях уже сформированной структуры мирового хозяйства, поспешно названной "глобализационной"? Национальное государство может регулировать свой национальный рынок. Да и то с трудом. Но как оно должно регулировать то, что стало ультра-транснациональным ("глобализационным")?

Так на что полагаться? На международные институты (МВФ и так далее)? Они уже показали свою беспомощность перед лицом обрушившейся на мир ситуации.

Куда идем? К формированию мирового правительства, как сразу стали предполагать многие, включая нашего известного экономиста Е.Ясина? Поди его еще сформируй. США всем все продиктуют? Так видим, как диктуют. В том-то и дело, что сформирован ультра-транснациональный пласт мирового хозяйства, которому ничто из того, что есть, ничего продиктовать не может.

Кейнсианство — штука хорошая. Но для ситуации "национальное государство — национальный рынок". Или для ситуации "мировое государство — мировой рынок".

А когда рынок в существенной своей части ультра-транс… и так далее, а государство — национальное… Какое кейнсианство, помилуйте? В том-то и суть ситуации, что не работают "оба два" — ни либеральное, ни консервативное, ни Фридман, ни Кейнс. А для того, чтобы Кейнс заработал, надо демонтировать все ультра-транснациональное хозяйство, которое с упоением выстраивали в течение последних десятилетий. А как вы его демонтируете? Скорее, оно вас демонтирует. Как говорится, быстренько и со вкусом.

Нет, ситуация и впрямь слишком неординарна. И не зря кое-кто заговорил о Марксе. Он ведь и не Фридман, и не Кейнс. Как говорил герой Достоевского, "хоть и ретроградно, а все же лучше, чем ничего".

Тем более, что перед Карлом Марксом раскланиваются и высокие католические фигуры (архиепископ Райнхард Маркс, например). И Далай-лама. Да мало ли еще кто. Только на родине победившего некогда марксизма-ленинизма занимаются прямо противоположным.

Но об этой родине, она же — наше с вами Отечество — чуть позже. Давайте завершим рассмотрение закрытого нью-йоркского обеда, на котором представители мирового капитала и связанные с этим капиталом интеллектуалы рассуждали о происходящем. А также зачитали вслух нижеследующее:

"Владельцы капитала будут стимулировать рабочий класс покупать все больше и больше дорогих товаров, зданий и техники, толкая их тем самым брать все более дорогие кредиты, до тех пор, пока кредиты не станут невыплачиваемыми. Невыплачиваемые кредиты приведут к банкротству банков, которые будут национализированы государством, что в итоге и приведет к возникновению коммунизма".

"Дас Капитал", — сказал озвучивший этот тезис европейский корифей, пообещавший перед этим познакомить публику с высказыванием "футуролога", сумевшего предсказать кризис. Публика, которой это зачитали, хлопала и смеялась. Джордж Сорос среди прочих.

О Соросе. Главным событием в рамках обсуждаемого мероприятия следует все же считать выступление Джорджа Сороса. Который прямо заявил, что (цитата) "рыночный фундаментализм, вера в то, что рынок может сам себя корректировать, привели к дерегуляции глобального рынка… Банкротство Lehman Brothers стало коллапсом финансовой системы, которую подключили к искусственным аппаратам поддержания жизни, на которых она держится и сейчас. 15 сентября 2008 года (день банкротства Lehman Brothers — С.К.) стало началом падения экономики, и нет никакого сигнала, когда она достигнет дна".

Итак, к числу тех, кто стал называть происходящее не кризисом, а чем-то другим — в данном случае "коллапсом", — добавился Джордж Сорос. Обращу внимание читателя на то, что весьма осведомленный и изощренный Сорос, чьим оценкам в сфере глобальных тенденций можно доверять больше, чем оценкам многих других, не просто говорит о коллапсе, но и называет дату начала коллапса — 15 сентября 2008 года. И связывает начало коллапса именно с банкротством Lehman Brothers. Сорос не детализирует эту свою оценку. Но если мы хотим разобраться в происходящем не на уровне общих фраз и абстрактных философствований, нам придется подробнее заниматься именно Lehman Brothers. Но — позже.

Сейчас же я предложу читателю еще одну цитату из того же выступления Джорджа Сороса: "Этот финансовый кризис во многом напоминает коллапс советской системы, свидетелем которого я был. И тогда, и сейчас люди не понимали, что происходит".

ИТАК, ДЖОРДЖ СОРОС не только называет происходящее "коллапсом", но и устанавливает соответствие (изоморфизм, как сказали бы математики) между коллапсом, который мы наблюдаем, и коллапсом советской системы, иначе именуемым "перестройкой".

Фактически, речь идет о том, что происходящее (начиная с состоявшегося 15 сентября 2008 года краха Lehman Brothers) — это глобальная перестройка. Не зря, видимо, М.С.Горбачев говорил, что США нужна перестройка, аналогичная советской. А поскольку США давно сделали весь мир своим заложником, то перестройка в США — это и перестройки в других, зависимых от США, регионах. Регионов этих слишком много. Слишком многие поверили в блеф глобализации. Таким образом, перестройка в США автоматически становится всемирной перестройкой. И одновременно "перестройкой-2" у нас. У нас, уже переживших один раз перестройку как катастрофу инверсии (то есть замены прогресса регрессом), и катастрофу деструкции (конкретно — государственного распада).

Теперь мир пытаются перестроить через всемирную катастрофу сходного типа. Катастрофу, раскрученную по определенной спирали и призванную разным образом повлиять на разные точки земного шара.

Вообразите себе спираль, которая начала раскручиваться из США, затем стала, сложным образом разветвляясь, бить по разным точкам земного шара, а в итоге должна стянуться где-то в финальный узел.

И представьте себе, что этот финальный узел кто-то планирует затянуть у нас на шее. А почему бы нет? Тем более, что мы из последних сил цепляемся за уже отмененные почти всеми благоглупости по поводу кризиса. Наша элита не хочет признавать того, что признают ее кумиры, обсуждающие происходящее на конференциях и закрытых обедах, подобных вышеописанному. Почему? Возникает какое-то ощущение, что мы на этих обедах — предмет политико-экономического и иного кулинарного творчества. Своего рода гусь в яблоках…

Описывая определенным образом мировой процесс, Джордж Сорос очень специфически анализирует Россию и все, что в ней происходит. Нельзя сказать, что его оценки полностью высосаны из пальца. Или даже супертенденциозны. Оценки как оценки. Но если всмотреться в нюансы этих оценок и их интонацию, то ощущение, что обедают не с нами, а нами, укрепляется. Речь не о художественных метафорах и не о конспирологии. А о вполне корректной и давно математизированной теории "слабого звена".

Упорное нежелание элиты этого самого "слабого звена" вводить в рассмотрение по отношению к происходящему другие понятия, нежели "кризис", приобретает специфический характер. Гусь разгуливает, важничает, гогочет, воображает себя огнедышащим драконом. Но его уже представляют в виде аппетитного блюда, с поджаристой корочкой. И обсуждают, как подавать.

"Перестройка-2" в моем многострадальном Отечестве — это и есть изготовление гуся в яблоках и его подача на глобальный стол. С выносом "а ля рюс". С подачей к гусю соответствующего набора закусок, приправ, спиртного.

27 февраля 2009 года премьер-министр РФ Владимир Путин на встрече с руководством партии "Единая Россия" заявил следующее: "Мы вынуждены констатировать, что кризис далек от завершения и даже не достиг своего пика. Предпринимаемые правительствами наиболее развитых экономик мира меры пока видимых результатов не приносят. А это значит, что такое состояние может сохраниться на достаточно долгое время".

Премьер России дает совершенно верную оценку ситуации. А после этого сразу говорит: "Ситуация непростая… год будет трудным, но катастрофы никакой не произойдет".

Путин — не Гайдар. Он не имеет права сказать, что в стране произойдет катастрофа. Как только он об этом скажет, начнется паника. Кроме того, адресаты Путина — не интеллектуалы Арнольд и Том, а население России, для которого катастрофа — это нечто, происходящее в очень короткий временной промежуток и имеющее абсолютно сокрушительный характер. Обращаясь к населению и той партии, за которую большинство этого населения проголосовало, Путин говорит: "Мы в состоянии удержать ситуацию, и мы ее точно удержим".

А что еще может сказать премьер-министр и лидер правящей партии? Что он НЕ удержит ситуацию?

Вроде бы все абсолютно правильно. Меньше всего я агитирую за то, чтобы высочайшие должностные лица, обращаясь к народу, порождали своими сокрушительными констатациями панику. Но сообщество, которое кто-то называет "экспертным", кто-то "интеллектуальным", а кто-то аж "национальной интеллигенцией", не имеет права вторить констатациям политического VIP, обусловленным тем, что называется noblesse oblige ("положение обязывает").

У сообщества, о котором я говорю (и к которому себя причисляю), совсем другое положение, и оно совсем к другому обязывает. Тем более, что плюсов без минусов не бывает, и внутри констатации Путина — "катастрофы никакой не произойдет", "мы в состоянии удержать ситуацию, и мы ее точно удержим" — есть не очень заметные на сегодняшний день, но достаточно серьезные минусы.

Любое общество, наше в том числе, делится на людей, которых легко успокоить начальственным заверением о том, что ситуация под контролем, — и других людей, которых подобные заверения либо не успокаивают, либо даже, наоборот, настораживают.

Как именно называть легко и трудно успокаиваемых? "Инфантильными" и "взрослыми"… "Покорными" и "строптивыми"… В конце концов, неважно. Важно, что в любом обществе есть достаточно много людей, которым мало сказать, что ситуация под контролем. Им надо еще объяснить, в чем суть ситуации и за счет чего она окажется под контролем. Обычно таких людей принято называть "социальным активом". Конечно, это меньшинство населения. Но в определенных ситуациях это меньшинство ведет за собой большинство.

На вас летит крупный астероид. Вы знаете, что его столкновение с Землей вызовет глобальную катастрофу. Вы обращаетесь к человечеству и говорите: "Люди Земли, на нас летит астероид. Ситуация тяжелейшая, но мы в состоянии ее удержать и точно удержим". Как отреагируют люди Земли?

Одни (покладистые) скажут: "Слава богу, начальству виднее". А другие ("социальный актив")? Они не обязательно начнут паниковать. Они всего лишь поинтересуются массой астероида и его траекторией. Если они поймут, что астероид просто расколет Землю, и все погибнут, — то они одним способом распорядятся оставшимся временем. Кто-то изольет на ближних свою любовь, кто-то будет молиться богу, а кто-то нажрется или уколется. И что? Это их право. Ибо это их время.

Если же они узнают, что астероид вызовет всего лишь тот или иной масштаб проблем, совместимых с выживанием, — то постараются обеспечить свое выживание в рамках имеющихся у них возможностей. И это тоже их право.

Но главное — как только вы им скажете об астероиде, они сразу же обязательно начнут интересоваться его параметрами. То есть в нашем случае — попросят вас добавить к констатации того, что вы можете удержать ситуацию, внятное описание вами как содержания этой самой ситуации, так и средств, с помощью которых вы будете удерживать ее под контролем.

Если вы не опишете содержания ситуации, то они поинтересуются у других. А другие, рассказав им о содержании ситуации, заодно расскажут и о том, кто виноват в приобретении этой ситуацией именно данного содержания. И эти другие — совсем не обязательно будут объективны. Например, они могут рассказать, что вы могли бы расстрелять астероид ракетами и разбить его на куски, но вместо этого занялись чем-то другим. Рассказав нечто подобное, они натравят на вас население. Это — обязательный в ситуациях такого рода тип политической деятельности противников власти. Осуждать этих противников за необъективность и такую деятельность, конечно, можно. Но это все равно, что сетовать на то, что идет дождь. Чем сетовать — лучше обзавестись зонтиком.

Так с какой ситуацией мы имеем дело? Удержит ее власть или нет, за счет чего удержит… Согласитесь, что анализировать это можно только после того, как будет определен масштаб ситуации. Масштаб же ситуации определяется как самими событиями, так и их осмыслением. Осмыслением занимаются те, кто располагает и аппаратом (средствами изучения проблемы), и сведениями о состоянии дел.

Джордж Сорос располагает, безусловно, и тем, и другим. Да и остальные участники нью-йоркского закрытого обеда — тоже. Сорос, адресуясь еще просто к самим событиям, а не к их пониманию, фокусирует внимание прежде всего на одном событии. На произошедшем 15 сентября 2008 года крахе Lehman Brothers. То, как он фокусирует внимание именно на Lehman Brothers, побуждает меня провести параллель между 15 сентября 2008 года, когда грохнулись эти самые "Brothers", и 11 сентября 2001 года, когда грохнулись не "Brothers", а "Twins". Можно сказать, что рухнувший Lehman Brothers — это в каком-то смысле аналог рухнувших "близнецов". С той лишь разницей, что этот, несравненно более могущественный и важный, чем "близнецы", объект был атакован не самолетами, а иными средствами. Средствами с принципиально более высокой сложностью и столь же более высокой поражающей способностью.

Итак, аналогия между 15 сентября 2008 года и 11 сентября 2001 года правомочна. Но с одной оговоркой. 15 сентября 2008 года — это аналог 11 сентября 2001 года, имеющий гигантский повышающий коэффициент. Может быть, этот коэффициент равен 1000, а может быть — 100000. Но в любом случае, 15 сентября 2008 года — это супер-, гипер-, мегааналог 11 сентября 2001 года.

Тротил разорвет ваше тело на куски. А жесткое рентгеновское излучение убьет каждую клетку вашего тела, и поначалу вы этого не заметите. На что похожа мировая экономика после 15 сентября 2008 года? Вы помните знаменитую фотографию отравленного полонием Литвиненко, обошедшую все газеты? Представьте себе, что в постели лежит не конкретный Литвиненко, а вся эта мировая экономика.

ТАКОВА СИТУАЦИЯ. Премьер-министр РФ Владимир Путин называет эту ситуацию "непростой" и выражает уверенность в том, что она будет удержана. А Сорос и другие, собравшись на обеде в Колумбийском университете, называют ситуацию "коллапсом" и проводят аналогию между этой ситуацией и нашей "перестройкой-1", то есть катастрофой регресса и рассыпания.

Ситуация, о которой говорит Путин, и ситуация, о которой говорят Сорос и другие, — это одна и та же ситуация! С той лишь разницей, что Путин говорит о ситуации в сегменте мирового хозяйства, именуемом Российская Федерация, а Сорос и другие говорят о ситуации во всем мировом хозяйстве, рассматриваемом как целое.

Так как же эта ситуация во всем мировом хозяйстве может быть коллапсом, катастрофой регресса и распада (глобальной перестройкой, напоминающей коллапс СССР), а ситуация в отдельном сегменте этого хозяйства в то же время может быть всего лишь "непростой"? Как может быть, чтобы целое падало вниз, и дна не было видно, а часть этого целого испытывала определенные трудности, и не более того?

Это может быть только в случае, если часть отделится от целого, отгородится от него разного рода экономическими стенами. Однако ни о чем подобном речь не идет. Наши реформаторы продолжают гордиться тем, что они очень прочно вписали российскую экономику в глобальную экономику. Но прочное вписывание — означает изоморфизм процессов, происходящих в части и целом. У целого коллапс (коллапс — это специальная, особо опасная разновидность катастрофы) — и у части, прочно вписанной в это целое, будет тот же коллапс. А как иначе-то?

27 февраля 2009 года премьер-министр Владимир Путин выступает перед "Единой Россией" и говорит о непростой ситуации, которую мы в состоянии удержать, и о том, что катастрофы не будет.

А 25 февраля 2009 года министр финансов Алексей Кудрин заявляет, что доходы бюджета-2009 упадут на 42% по сравнению с прошлым годом. Что эти доходы составят всего 6,3 триллиона рублей. А расходы должны достичь 9,3-9,5 триллиона рублей. Таким образом, дефицит бюджета составит 8% ВВП (более 3,2 триллионов рублей). Что-нибудь в районе 80 миллиардов долларов… Чем будет покрываться этот дефицит? Сокращением расходов бюджета? За счет чего и кого? Кредитами? Кто их даст и на каких условиях?

26 февраля (то есть за день до выступления премьера В.Путина перед "Единой Россией") министр финансов А.Кудрин, выступая на коллегии Федеральной налоговой службы, сказал также о ценах на нефть: "Даже если цена пойдет вверх и будет не 41 доллар за баррель, а 44 доллара за баррель или даже 50-55 долларов за баррель, то ВВП всё равно будет падать".

Кудрин сказал также, что нового "нефтяного дождя" в ближайшие годы ожидать не следует: "Таких цен и такого спроса на нефть в ближайшие 3-5 лет не будет".

Правительственный прогноз падения ВВП на 2,2% при условии цены на нефть 41 доллар за баррель (примерная нынешняя цена) тем самым закрепляется в качестве долгосрочного прогноза (прогноза на 3-5 лет, если верить Кудрину). Каково же в этом случае будет совокупное падение ВВП Российской Федерации?

Во-первых, для его оценки недостаточно просто перемножить 2,2% годового падения на 3 или 5 лет. Падение вследствие уменьшения абсолютного значения ВВП будет возрастать, и за 5 лет может составить не 11%, а процентов 15-16.

А во-вторых, кто сказал, что в условиях коллапса (и определенных международных манипуляций, которые я описал в предыдущей статье этого цикла) цена на нефть не составит 25 или даже 20 долларов за баррель? А ведь мировая конъюнктура знавала и более низкие цены. Насколько в этом случае упадет ВВП? И чем является его падение за пятилетку на 25% — непростой ситуацией или катастрофой? Насколько ВВП должен упасть для того, чтобы ситуация называлась катастрофической? А ведь дело, как мы понимаем, не сводится к одному лишь падению ВВП.

Алексей Кудрин — холодный, рациональный человек, не склонный к драматизации. Он министр финансов в правительстве Владимира Путина. И он — одна из ключевых фигур в команде Путина. Кудрин никогда не выходит за рамки своих прерогатив. Но в рамках этих прерогатив он способен отстаивать свою позицию, пользуясь особым, исключительным доверием премьера. Возможна ли его отдельная от Путина политическая игра?

В принципе, ситуация столь экстраординарна, что возможно многое. Но вероятность такой отдельной игры Кудрина крайне низка! Так что же? Кудрин называет некие вполне экстремальные параметры нынешней ситуации, а Путин называет эту ситуацию "непростой" и "удерживаемой". А как ее удерживать при таких параметрах? Известны две возможности — внешние заимствования и коллективное "затягивание поясов".

Но чтобы эти "пояса" начать затягивать коллективно, нужно очень и очень многое. Нужно глубокое и показательное самоограничение со стороны богатых (имевшее, кстати сказать, место при Рузвельте, предложившем такое лекарство от катастрофы того времени в США).

Нужен политический язык, на котором можно говорить с бедными. На каком языке говорили Рузвельт в эпоху экономической катастрофы в США или Сталин в эпоху военной катастрофы 1941 года — известно. Это был один и тот же, почти евангельский, язык глубочайшего уважения к тем, кому наиболее тяжело. Никто им не рекомендовал выживать по принципу "спасение утопающих — дело рук самих утопающих". Как бы жестоко с ними ни обращался Сталин — у них была конкретная карточка, позволяющая в подавляющем большинстве случаев хотя бы не умереть с голоду. И Рузвельт в тяжелые годы поступал сходным образом в том, что касалось материального обеспечения неимущих.

Что же до морального и иного "обеспечения", то тех, от кого ждали стойкости перед лицом особых лишений, называли братьями и сестрами. На каком сейчас языке к ним будут обращаться теперь? "Неуспешные и никчемные, к вам обращаюсь я, лузеры мои!"?

Ситуация-2009 пока что абсолютно неэластична. Богатые требуют от власти разнообразного покрытия своих разнообразных издержек. Бедные, видя это, никак не хотят санкционировать снижение своего нынешнего, уже предельно низкого, социального статуса. Ведь дальнейшее снижение этого статуса и впрямь граничит с чем-то наподобие "царя-голода", описанного Леонидом Андреевым. И, кроме того, нестерпимый вообще царь-голод становится абсолютно нестерпимым в существующем климате, при котором нет ни самоограничения богатых (что, конечно же, самое главное), ни адекватного политического языка для бедных (что тоже крайне немаловажно).

Так что же тогда делать? Как раз для этих ситуаций и создан так называемый долговой капкан.

Долговой капкан принципиально отличается от обычного кредитования. Обычный кредитор не ставит никаких политических условий, не пытается определять курс страны, не требует двусмысленных политических реформ. Он вообще ничего не требует, кроме того, чтобы ему выплачивали оговоренный годовой процент с данной им в кредит суммы. Подобный обычный режим кредитования характерен для ситуации бурного экономического роста, избытка кредитных ресурсов, которые куда-то надо, что называется, "распихать". Так кредиты "распихивались" до 15 сентября 2008 года.

Теперь все это позади. А значит, любой кредит, исчисляемый суммами в десятки, а то и сотни миллиардов долларов, будет в чем-то кредитом политическим, то есть этим самым долговым капканом.

Кроме того, одно дело брать кредит для того, чтобы вложить его высокорентабельным образом, а получив сверхприбыль за счет высокой рентабельности вложений, рассчитаться с кредитором из этой сверхприбыли, да еще и самим подзаработать. А другое дело — из взятых в кредит средств гасить расходы бюджета, зная точно, что кредитные обязательства только накапливаются.

Так залезали в капкан в ходе "перестройки-1". Так же хотят залезать и сейчас? Хотят ли?

В том же своем выступлении 26 февраля 2009 года Алексей Кудрин заявил, что средств Резервного фонда хватит на 2,5 года. Но ведь он же сказал о том, что падение ВВП и прочие неприятности могут продлиться до 5 лет! И что делать после того, как средства Резервного фонда иссякнут?

Читатель может возразить, что сейчас важно не то, что произойдет через 2,5 года, а то, что произойдет через 2,5 месяца. И он абсолютно прав. Но когда определенный способ решения проблем растабуирован (пусть и с оговоркой, что табу будет снято в 2011, а не 2009 году), то факт растабуирования этого способа решения проблем — намного важнее, чем называние сроков, в которые данный способ может быть реализован.

На сайте самого Минфина сказано о том, что в ходе совещания 26 февраля 2009 года, "говоря о дальнейшей сбалансированности федерального бюджета после 2011 г., глава Минфина отметил, что придется, возможно, снижать некоторые расходы, а в противном случае увеличивать налоги или балансировать бюджет за счет заимствований".

ЭТО Я И НАЗЫВАЮ "растабуированием темы". Тема балансирования бюджета за счет заимствований — растабуирована. Выясняется, что балансировать бюджет за счет заимствований можно. Конечно, это придется делать не сейчас, но придется делать! Потому что неблагоприятный период долог, и средств на весь этот период не хватит.

При обсуждении финансовых вопросов приходится пользоваться разъяснительными метафорами, поскольку в противном случае все будет растворено в технологических деталях и недомолвках.

Предположим, что вы воспитали девушку в строгих правилах. И наложили табу на так называемое "легкое поведение" вообще и его коммерческий вариант, именуемый "проституцией". Потом вы подзываете девушку и говорите ей: "Знаешь, милая, ситуация очень тяжелая. И возможно — только возможно, не более того — тебе когда-нибудь придется коммерциализовать свою сексуальную жизнь. Вот ведь уже две твои подруги как удачно ее коммерциализовали! Только ты не думай, что это произойдет сейчас. Возможно, этого вообще не будет… Но ситуация, поверь, очень тяжелая. Да и вообще, не в XIX веке живем… Вот тебе книжки на эту тему, можешь почитать… Но это так — впрок и на крайний случай".

Что вы сделали с девушкой? Вы ее предупредили о каких-то маловероятных и несиюминутных сценариях? Ничуть не бывало! Вы растабуировали коммерциализацию сексуальных отношений, то бишь проституцию.

Через какое-то время вы опять зовете девушку и говорите: "Знаешь, ситуация развивается еще более неблагоприятным образом, чем все думали… Ну, и… Ты книжки-то почитала, которые я тебе давал?" А девушка уже почитала.

24 декабря 2008 года. Помощник президента РФ Аркадий Дворкович признал, что в 2009 году федеральный бюджет станет дефицитным. Что покрывать его станут из Резервного фонда. Дворкович затруднился назвать точную цифру дефицита бюджета. Помощник президента также не исключил, что России придется прибегнуть к внешним рыночным заимствованиям для преодоления последствий глобального финансового кризиса. Однако заверил, что речь не идет о заимствованиях у МВФ и других подобных организаций. "Россия считается хорошим заемщиком; если необходимо, это будет сделано", — добавил Дворкович.

20 января 2009 года Алексей Кудрин заявил о том, что Россия не намерена обращаться за кредитами на Запад. По словам Кудрина, Россия выдает кредиты, а не просит их, и в ближайшее время ситуация не изменится.

А не в ближайшее? Неужели этот вопрос возникает только у меня? А у тебя, читатель? "В течение двух-трех лет мы будем заимствовать на выгодных для себя условиях, но не у МВФ, а у мирового рынка, и не в этом году", — сказал Кудрин.

Значит, в следующем году все-таки будем заимствовать? А что значит "на выгодных для себя условиях"? Внешние заимствования для покрытия дефицита бюджета не могут быть выгодными. Читатель, ты сам-то как думаешь? Если ты взял кредит, купил грузовик, занялся выгодными грузоперевозками и из прибыли отдаешь кредит, то понятно, чем выгодный кредит отличается от невыгодного. А если ты взял кредит, съездил отдохнуть за границу, погулял в ресторанах и не знаешь, как отдавать… Конечно, важно — надо тебе отдать сумму кредита плюс 10% или сумму плюс 20%. Но ты не можешь отдать и сумму без процентов, потому что ты кредит проел!

А почему ты проел? Например, потому, что твоя жена, которую ты ужасно любишь, от тебя уйдет, если ты ее не сводишь в театр, в ресторан, не прокатишь за границу. В этом случае твои чувства к любимой женщине и свойства её характера (доминирование в нем потребительской мотивации) делают твой бюджет неэластичным. И всё, что тебе остается для того, чтобы отсрочить жизненную катастрофу (уход любимой женщины), — это брать кредиты и проедать, и снова брать, и снова проедать.

Продолжение следует

Олег Щукин МЕГАМАШИНА

Неладно что-то в Датском королевстве… Продажная цена нефти болтается вокруг отметки 40 долларов за баррель, реальный сектор экономики сокращается, как шагреневая кожа, цены и безработица бегут вверх наперегонки, кто быстрее, выделенные уполномоченным банкам рублёвые кредиты не идут на предприятия, а играют на обменных операциях с иностранными валютами, прежде всего долларом и евро, курсы которых послушно растут вот уже пятый месяц, новый Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл получает для Русской Православной Церкви огромные права собственности в России и за рубежом, а известный политтехнолог Глеб Павловский в "Московском комсомольце" рассуждает о возможном заговоре против правительства и "социальном взрыве" в одном из оставшихся без работы "моногородов" России. На Красноярском экономическом форуме Аркадий Дворкович, начальник экспертного управления Президента России, заявляет о необходимости замены нынешней "бюрократической" элиты новой, "более открытой для общества". Хорошо бы, наверное, да только где её взять, такую светлую — не из числа же "президентской сотни", честное слово?!

Но "палочки должны быть попиндикулярны", а власть — вертикальна. То есть, говоря одно, хитроумные властители наши могут подразумевать совсем другое — не "переворот", а "контрпереворот". Скажем, "монархический проект", реализация которого в современной России попросту невозможна без согласия и, более того, активного участия в нём Православной Церкви?

В некоторых ситуациях нет ничего опаснее "здравого смысла" — это всё равно, как на большой высоте (или глубине) по-прежнему стараться "дышать полной грудью" без всяких специальных приборов. У России сегодня — как раз такая ситуация. Путин дает сто процентов, что мы "вытянем", Павловский — девяносто, Чубайс — пятьдесят, кто меньше? Меньше — это западные "партнеры", страстно заинтересованные в слабой и расчлененной на мелкие государства России, не способной воспрепятствовать свободе их доступа к своим минеральным и прочим ресурсам.

За последние два года, если верить данным Банка международных расчетов, на каждый доллар произведенного в мире валового продукта (товаров и услуг) эмитировалось 40 долларов номинальных денег, теперь их масса почти в 17 раз превосходит мировой ВВП. Как вы думаете, если шанс превратить эти зеленые и прочие бумажки в нечто реальное составляет примерно 1:16 и с каждым месяцем работы Федеральной резервной системы США, МВФ и Всемирного Банка всё уменьшается и уменьшается, как будет происходить конвертация фиктивной собственности в реальную? Путем равномерной и всеобщей девальвации бумажек — или "по силе" их обладателей, в том числе проявленной и военным путём?

"План Обамы" по переброске американских войск из Ирака в Афганистан уже получил негласное название "Наркотики важнее нефти". Американский контроль за маковыми плантациями и производством опиатов в Афганистане уже привел к тому, что эта "экономическая отрасль" за годы оккупации выросла там в 44 раза, а численность занятых в данной "индустрии смерти" превысила отметку в 2 миллиона человек (каждый седьмой трудоспособный житель страны). По экспертным оценкам УНП ООН, сегодня в этой стране производится до 18 тысяч тонн опиатов в пересчете на героин, или 93% от мирового производства. Поскольку героин в среднем стоит в 12-12,5 раз дороже золота, объем "мирового рынка" этого вещества оценивается минимум в 500 млрд. долл. ежегодно (в 1989 году — 70 млрд. долл.). Из них примерно 95% достается разного рода посредникам, и только 5% — самим работникам маковых плантаций. За такие деньги можно (или нужно) было придумать десяток Усам бин Ладенов и разрушить сотню небоскрёбов. Или не так?

Мы ведь не говорим о моральности или аморальности бизнеса, мы говорим о его денежной эффективности. Так вот, есть ли у России хотя бы одно производство, по номинальной прибыльности сопоставимое с эмиссией долларов и наркоторговлей? Конечно, нет. Мы-то, получается, ничего слаще моркови не едали, нам и нефть по 100 долларов за баррель (728 долларов за тонну) казалась незаслуженным счастьем — так что отдавать или не отдавать половину из них обратно доброму дяде Сэму, даже вопроса не стояло. В лучший для себя с финансовой точки зрения 2008 год наша "нефтянка" дала объём экспорта в 151 млрд. долл., плюс газовики добавили 72 млрд. долл. — в сумме получается почти вдвое меньше, чем Америка "стрижёт" с одного только маленького Афганистана. "Великая энергетическая держава", говоришь? Правильно, уже никто ничего не говорит, таких разговоров после начала кризиса вообще не слышно.

А что — кроме и помимо того? Ну, конечно, теперь мы будем бороться с кризисом, вероломно, без объявления войны сразу со всех сторон вторгшимся на территорию России… Мол, кризис — как война, он всё спишет. И Стабфонд, и золотовалютные резервы Центробанка, и переходящие остатки денежных средств на счетах Минфина, и много-много еще чего. А вот о том, что начнется потом, когда это занятие себя исчерпает, — не хочется даже и думать.

Хотя набор эффективных антидотов из "антикризисной аптечки первой помощи" для современной России крайне прост и понятен почти каждому: восстановление смертной казни, в том числе по коррупционным делам, восстановление монополии внешней торговли и отмена внутренней конвертируемости иностранных валют, — он никогда не будет реализован, поскольку этому мешают иностранные собственники приватизированных российский предприятий, а итоги приватизации 90-х годов давно и прочно объявлены не подлежащими пересмотру… Такая вот у нас налицо смертельная "связь времён", напоминающая колючую проволоку, на которой, без всякой надежды разорвать её, продолжают гибнуть наши соотечественники. В 2009 году в России ожидается новый — уже "кризисный" — обвал рождаемости и взлёт смертности.

Иван Миронов ЗАМУРОВАННЫЕ Продолжение. Начало — в NN 5-6, 8

БАСМАННЫЙ

Моим соседом по "стакану" в подвале Басманного суда оказался "особо опасный" контрабандист и активный участник организованной преступной группировки — так, по крайней мере, значилось в предъявленном ему обвинении. После её разгона мощный канал поставки дешевого китайского барахла на Черкизовский рынок ушел в небытие (или перешёл под другую правоохранительную юрисдикцию).

Зэка зовут Мишей, ему тридцать четыре, два месяца уже отстрадал на общей "Матроске", его, как и меня, привезли на продление срока содержания под стражей. Ничего криминального в обличье, типичный "белый воротничок", жизнь его только-только вышла на прямую дорогу коммерческого счастья. Миша, образцовый представитель среднего класса, — кирпичик в фундаменте пресловутой стабильности. За плечами факультет международной экономики МГИМО, деловая суета московских офисов и венец карьеры — право первой подписи. С год как расплатился по ипотеке, с полгода как стал отцом. По пятницам — пиво с коллегами, по воскресеньям — сноуборд в "Волене", законный отпуск с женой на Канарах. Сейчас он спит в третью смену, по ночам тянет "дорогу" и с азартом рассказывает, как сидельцы выгоняют самогон.

Тюрьма сегодня неизбежно становится частью корпоративной культуры. Менеджерам вместе с искусством хорошего тона, умением всегда и всем улыбаться, подбирать башмаки и галстуки под цвет и фасон костюма теперь надо осваивать внутрикамерный этикет и правила внутреннего распорядка. Серость среднего класса на тюрьме приобретает новый, яркий, подчас аляповатый и пошлый колор — на беду себе и на радость обществу. Нынешние репрессии похожи на хрущевские аграрные новации, когда в землю, доселе не знавшую ничего, кроме хлеба и клевера, стали сажать кукурузу в масштабах страны. Одним смешно, другим — жутко. Весело наблюдать, страшно участвовать.

Тюрьма — те же "казаки-разбойники", тот же пейнтболл или экстремальный туризм. Но здесь острота ощущений достигается подлинной реальностью и непредсказуемостью происходящего с тобой. Здесь хороший коллектив дорогого стоит. Чем круче статья, тем интереснее компания. Тупо набьешь морду или отнимешь телефон, — хочешь не хочешь, будешь на тюрьме изучать чухонские наречия. Правда, прежде чем освоить таджикско-казахский диалект, забудешь свой родной, коряво-сленговый, и начнешь мычать. Зато, заехав по третьим-четвертым частям особо тяжких статей, предусматривающих от червонца до старости, можно быть уверенным в новых, как говаривал банкир Алексей Френкель, качественных приключениях. Может быть, кто-то, читая эти строки, недоверчиво ухмыльнется, зевнет, потянется в пухлом кресле и подумает: "Во гонит! Сорвался с прожарки и тележит на свободе!". Эх, если бы так оно и было! Наверное, на воле таких тюремных восторгов из себя не выдавишь…

Тормоза открылись, меня подняли в зал, где судья в очередной раз решил продлить мне срок содержания под стражей. Зато из клетки повидался с родными, увидел только что вышедшую книгу "Роковая сделка: как продавали Аляску" под своим авторством. Аж, пробирает от гордости. Адвокаты ходатайствовали о приобщении книги к делу. Забавляются защитнички!

Когда везли в суд, прямо надо мной потолок в автозаке вдавливала крышка люка. Из надписи "аварийный выход" путем отрываний и перестановок пассажиры-сидельцы собрали короткое "В РАЙ". Как все просто, близко и верно — кусок жести между преисподней и раем. Только люк этот оказался заварен…

Но вернемся в "стакан" Басманного суда. Сюда за девять месяцев я попадаю в третий раз. Надписи на стенах — крик арестантских душ — исполнены в духе "здесь был Вася", только к "Васе" непременно приписка статьи и срока. Например, "Минск 228 ч.3 Толя" (наркота в особо крупном, группой лиц), или "Вано из Челябинской обл. г. Сатка, дали 4 года ст.162 ч.2" (групповой разбой)… "Тамбов! Стоять насмерть! За вами Ленинград!" (судя по всему — отклик на арест Кумарина), чуть ниже уже другой рукой карандашом нацарапано "Выстоим!", "N-банк не сдается и не признается" (рука менеджера банка "Нефтяной"), "Смерть козлам! Свободу хохлам!" (недобрая ирония над памятью почившего в бозе первого зампреда ЦБ). Одним словом, утром — в газете, вечером — в куплете.

"Стакан", в котором я сижу, похож на келью своим угловым сводом. Площадью полтора на полтора, высотою чуть за два метра, с узкой железной дверью. Напротив дверных "тормозов", деревянный приступок вдоль стены длиной соответственно полтора метра, шириной сантиметров тридцать. Можно даже изловчиться полежать, боком скрутившись и закинув ноги на стену. Пол бетонный, бордово-грязный. Стены в серо-зеленой шубе, зашпаклеванной хабариками. Ход времени здесь теряется, подсчет его весьма относителен: в 9.00 вывели из хаты, где-то к одиннадцати привезли в суд, через пару часов подняли в зал, измывались над правосудием еще полтора часа. Значит, сейчас где-то в районе трех, а конура приедет не раньше восьми. Итого: чистых семь-восемь часов маяты в этой вонючей кладовке.

На обратном пути воронок забили до отказа. На общем фоне своей анатомической громоздкостью и громким матом выделялись четверо подельников: бычьи лбы, тяжелый вязкий взгляд, трактороподобные фигуры, здоровенные ломовые руки.

— Сейчас Каху посадят и поедем, — объявил на весь воронок самый породистый бык.

— Кто сказал моё имя? — рявкнуло снаружи.

— Это я, — нерешительно прогнусавил бык.

— Кто такой? — снаружи потребовали уточнений.

— Андрейка, — застенчиво пролепетала глыба.

— Кто такой? Откуда?

— Андрейка, с общего, с "Матроски", — голос стал походить на щенячье повизгиванье.

— Что ты сказал?

— Эта… Что дождемся Каху-жулика и поедем…

— По коням! — раздалось мусорское-залихватское, оборвавшее диалог.

— Кавалеристы хреновы, — буркнул кто-то злобно.

Застучало железо, зарычал дизель, медленно набирая обороты. Попрятав головы в плечи, банда тяжеловесов за всю дорогу больше не проронила ни слова.

СОЛДАТ

Пожитки перетащил на шестой этаж, составив возле 607-й хаты. В камере тускло и накурено. За последние полгода я почти отвык от этого запаха, который моментально сдавил виски, обострив тревогу и апатию. За столом сидели двое, кидали кости и курили. Один — нерусский, худой, маленького росточка, походил на сжатую пружину силы и нервов. Другой напоминал пингвина, со злобно-обиженным выражением лица, с подкожной улыбкой, перетянутой, словно обивка вековой тахты, с уксусно-желчными глазами, отражавшими яд души и гнилость тела. Я затащил баулы в хату. На мое "здрасьте" лишь кивнули, не отрываясь от игры.

— Помочь? — лениво раздалось из глубины камеры.

— Справлюсь, — ответил я, разглядев в тюремном полумраке крепкого парня, одетого в дорогой спортивный костюм и с книжкой в руках: густые черные волосы, интеллигентные, правильные черты лица, осмысленный, радушный взгляд и широкая, скорее дежурная, чем искренняя улыбка. На первый взгляд ему нельзя было дать больше тридцати.

Закинув в хату багаж и бросив матрас на шконку, я рассмотрел "номер" и познакомился с новой компанией. В камере жило пятеро. Пингвина звали Паша Гурин, маленького шустрого молдаванина — Олег Гуцу, черноволосого — Алексей Шерстобитов. Кроме них арестантское ярмо тащили здесь рейдер Бадри Шенгелия и таможенник Вадим Андреев.

Бадри всего сорок два, но возраст для него стал чистой формальностью сопровождающих документов: бледное лицо, отливающее трупной желтизной, еле тлеющие зрачки в едко-фиолетовых окаемках глазниц, дыхание с удушливым хрипом. Замызганный свитер хозяина заводов и пароходов оттягивала непропорциональная фигуре здоровенная торба с требухой.

Вадим похож на удивленного дога: взгляд грустный, недоверчивый, смиренно принимающий клетчатую реальность, но отказывающийся к ней привыкать. Лысый, сутулый, с оттопыренным кадыком, резко похудевший в тюрьме, с добродушно растерянным лицом, он располагал к себе. Андреев — хозяин таможенного терминала — был уличен в контрабанде и после месячной "прожарки" в наркоманских и завшивленных хатах общей "Матроски" уже полгода "отдыхал" на "девятке".

Молдаванин со своей бандой специализировался на грабеже крутых квартир и особняков. Получить меньше "червонца" он не мечтал, и, особо не тяготясь, коротал время за игрой в кости и разгадыванием нехитрых кроссвордов.

Паша Гурин казался пассажиром странным. Проходил, с его слов, по делу кражи антиквариата из Третьяковки. Странность заключалась в том, что на "девятке" он был недавно и перевели его сюда с детскими, по здешним меркам, статьями. Объяснить сию причуду следствия он толком не мог, лишь нагонял блатных понтов и тумана. Как-то Паша упомянул, что на следственных действиях его держат в клетке. Какую угрозу следаку мог представлять желеобразный, физически безвредный крадун со своей травоядной статьей, оставалось загадкой.

Хата впечатляла количеством еды и литературы.

Два холодильника набиты бастурмой, дорогими колбасами, изысканными сырами и вареной бараниной. Все шкафчики ломились от хлебобулочных и шоколадных деликатесов, пол вдоль стены в беспорядке завален овощами и фруктами. Запасы не успевали съедать. Сыр зеленел, хлеб черствел, фрукты гнили. Чистота и порядок в хате никого не заботили: кругом пыль, грязь и плесень. Даже зеркало на дальняке покрыто жирной пленкой. Пол под слоем пыли потерял свой естественный цвет, а "дубок" — алтарь арестантского бытия, обильно замаран засохшими подтеками.

Две верхние шконки, одна — над грузином, другая — над молдаванином, заставлены стопками книг и журналов. Круг интересов сокамерников поражал редкостным разнообразием. Рядом с жирным мужским глянцем соседствовали журналы "Вокруг света", "Вопросы истории", "Родина". Чернели потертые корешки казенных исторических романов и монографий, чуть поодаль россыпью валялись свежие "Эксперт", "Деньги", "Профиль"…

Заварили чай, зэки неспешно стали подтягиваться к столу. Паша-пингвин достал из холодильника полпалки докторской колбасы. Наверное, я бы меньше удивился мобильнику, чем вареной колбасе.

— Откуда такая роскошь?

— Мне по диете заходит, — скривил рот Бадри.

— У нас еще вареной баранины килограмм пять, — похвастался Паша.

— Неужели в сорок кило укладываешься?

— Еще центнер дополнительно разрешили, — пояснил грузин.

Диет на централе несколько. Формально они утверждаются начальником изолятора по представлению начмеда. Однако единственная диета, которая предписывалась по состоянию здоровья, сводилась к получению раз в неделю вареного яйца и шленки риса или манки. Диета N2 разрешала получать в передачах некоторые разносолы — от вареной телятины до жареной картошки с грибами. Диета N3, помимо неограниченного ассортимента, допускала неограниченный вес в две, а то и в три нормы. Чтобы получать вторую диету, необходимо совпадение следующих звезд: подорванное здоровье, прекрасные отношения с администрацией и отсутствие противодействия по этому вопросу со стороны следствия. Третья диета называлась "сучьей", поскольку предписывалась в качестве особого поощрения за сотрудничество с органами. Чтобы ее получить, подробного покаяния было недостаточно, в лучшем случае надо загрузить подельников, в худшем — подписаться на оговор и лжесвидетельство. Баранинка выходила с душком предательства и подлости, стоила чьей-то кровушки и волюшки.

— Иван, у тебя есть что почитать? — прервал мои раздумья Алексей Шерстобитов.

— Полный баул. Архив русской революции, потом…

— Это который в двенадцати томах?

— Да, — удивленно протянул я. Подкованность нового собеседника произвела впечатление. — Еще трехтомник Троцкого "История русской революции", ну, и всякого разного по мелочам.

— Ух, ты! — обрадовался Шерстобитов, потирая руки. — Если позволишь, начну с Троцкого.

— Конечно. Так это твоя библиотека? — кивнул я на залежи научно-популярной периодики.

— Моя. Но книги с воли больше не пускают, а здешнюю литературу всю проштудировал. Единственное, что осталось, — подписные журналы.

— Что за беда?- спросил я.

— В основном 105-я и 210-я, остальные — мелочевка.

— На сколько рассчитываешь?

— У меня явка с повинной. По первому суду, думаю, больше десяти не дадут. По второму, — Алексей осекся, прищурился и вздохнул, — короче, за все про все надеюсь в четырнадцать уложиться.

— Постой, так это ты Леша Солдат? — выпалил я, до конца не веря, что передо мной самый легендарный киллер в России, началом громкой карьеры которого стало убийство Отари Квантришвили.

— Ну, да, — Алексей как-то неуверенно кивнул и застенчиво улыбнулся.

Однако застенчивость и улыбчивость отражали лишь полный контроль над эмоциями, идеальные нервы, но никак не распространялись на характер. Его лицо, движения, манеры, словно обмотка высоковольтных проводов, скрывающая разряд от взгляда и соприкосновения. О характере его можно лишь догадываться, примеряя к портрету Солдата отрывочно известные штрихи боевой биографии. Игра? Фальшь? Пожалуй, легче сфальшивить "Собачий вальс" "Лунной сонатой", чем изображать интеллект, эрудицию и воспитание при их отсутствии. Игру или фальшь могли бы выдать глаза. Но у Солдата исключительно прозрачный взгляд без лживой щербинки, без взбаламученной мути или сальности.

— Судить будут присяжные? — спросить в этот момент больше ничего не пришло на ум.

— Да, подельники попросили.

— А сам?

— Мне в принципе без разницы. Я в полных раскладах, явка с повинной.

— Неужели сам пришел?

— Нет, приняли. За явку с повинной гараж с арсеналом сдал. Хотя, по правде сказать, устал я бегать. Живешь, словно за ноги подвешенный. Только в тюрьме нервы на место встали. Спокойнее как-то здесь. Никуда из нее не денешься и ничего от тебя не зависит. Спи. Читай. Восполняй пробелы образования.

— Мне рассказывали, как ты Гусятинского завалил.

— Гришу… Думал разом решить все проблемы, не вышло, — Алексей вздохнул, заливая чай подоспевшим кипятком. — Гриша Гусятинский стал во главе ореховских, я подчинялся непосредственно ему. Выбора у меня не было. Наши главшпаны людей и друг друга убивали за грубо сказанное слово, за косой взгляд. Эта бессмысленная кровавая баня была не по мне. Я тогда прямо сказал Грише, что хочу отскочить. Он рассмеялся, сказал, что это невозможно, надо работать дальше, иначе семью пустят под молотки. Гусятинский в 95-м в Киеве базировался, охрана человек двадцать, как ни крути, желающих его замочить — очередь. Ну, я вручил тестю семью на сохранение, чтоб увез подальше, а сам в Киев с винтовкой. Снять Гришу можно было только из соседнего дома, под очень неудобным углом, почти вертикально, через стеклопакет. В общем, справился.

— Из чего стрелял?

— Из мелкашки.

— Слушай, — я вспомнил покушение на отца тринадцатилетней давности. Дырка в оконном стекле до сих пор оставалась памятью о том дне. — А от чего зависит размер пулевого отверстия в стекле?

— От мощности пули. Чем меньше мощность, тем больше дырка. Если отверстие с пятак, значит, пуля шла на излете.

— Квантришвили — тоже из мелкашки?

— Из мелкашки, двумя выстрелами на излете, расстояние было приличное.

— Ну, завалил ты Гусятинского, почему не соскочил?

— Соскочишь там. После Гриши группировку подмяли под себя братья Пылевы. Они меня прижали уже и семьей, и Гусятинским. Чертов круг…

— Работа-то сдельной была?

— Хе-хе, — Шерстобитов почесал затылок. — Зарплата 70 тысяч долларов в месяц. Плюс премиальные за.., но обычно не больше оклада.

— Не слабо, да еще в девяностые. Сейчас за что будут судить?

— За взрыв в кафе со случайными жертвами, за подрыв автосервиса и покушение на Таранцева.

— Кафешку-то с сервисом зачем?

— 97-й год, заказов не было, а зарплата шла. Вот и пришлось изображать суету, чтобы деньги оправдать. В кафе на Щелковском шоссе хотели измайловских потрепать, была информация, что сходка там будет. Заложили под столиком устройство с таймером.

— Ну, и?

— Под раздачу гражданские попали, — Алексей прикусил губу. — Одну девчонку убило, другой глаз выбило и официантку посекло.

— А в сервисе?

— Обошлось, просто стенку обрушило.

— Таранцев позже был?

— Ага, два года спустя. Двадцать второго июня девяносто девятого…

Тома уголовного дела — чтиво сокровенное, обычно его стараются оберегать от посторонних глаз, ведь там изнанка биографии, обильно замаранная местами где кровью, где подлостью, где жадностью, где прочей человеческой гнилью. Шерстобитов и здесь удивил, без стеснения предложив почитать его собрание сочинений. Десятки имен, погремух, эпизоды бандитских девяностых… Здесь же вскользь упоминалось офицерское прошлое Шерстобитова с награждением орденом Мужества.

— Слышь, Алексей, ты Афган застал?

— В смысле? — насторожился Солдат.

— Орден-то за что дали?

— А, орден, — протянул Шерстобитов. — Да, было дело…

Солдат оказался приятным собеседником, азартным рассказчиком. На тюрьме откровенничать не принято, любопытство не в почете, на лишние вопросы обычно отвечают косыми взглядами. Душа, как роза — от паразитов спасается шипами. Алексей же с охотой предавался воспоминаниям, с равнодушием патологоанатома, без намека на сожаление и бахвальство. Его откровенность не сопровождалась даже тенью сожаления, надгробные плиты, из которых были вымощены его девяностые, он не цементировал цинизмом. Между ними живым изумрудом сочной кладбищенской травы сверкала семья Солдата. Алексей писал домой каждый день и почти каждый день получал письмо или открытку от жены. Как-то Леша с гордостью показал домашние фотографии. Дочь трех лет, сын — шестнадцати. Больше всего было снимков супруги — красивой, породисто яркой, с открытым, выразительным, но уставшим лицом, что однако лишь подчеркивало ее обворожительность.

— Сколько ей? — спросил я, любуясь фотографией.

— Тридцать два.

— А тебе?

— Сорок.

— Чем занимается?

— Журналистикой.

— Как держится?

— Молодцом. Она умница, — что-то дрогнуло в лице Солдата.

— А это что за пейзаж? — ткнул я в фотографию с одинокой почерневшей банькой на фоне мачтового сосняка и бирюзовой заводи.

— Я местечко это незадолго до посадки купил. Не успел построиться.

— Далеко?

— Триста от Москвы, на Волге, — в глазах Алексея впервые блеснула надежда — путеводная звезда предстоящего длинного тернистого пути.

Жена, дети да банька в разливе — призрачное, жгучее, желанное счастье Лёши Солдата…

Продолжение следует

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Волк взывал: "Овцы, мы с вами млекопитающие! Из мяса из костей, но не похожи на людей! С молоком матери мы впитали уважение к таким же млекопитающим, как и мы".

Задравши овцу, подошедшую поцеловаться по-братски в день единения, волк каялся: "Разве я виноват? Я ее, родимую, взасос! Люблю я овечек — страсть! Ну и засосал. Она же между зубов — юрк! И разве моя вина, что сглотнул? Как же вы хотите постановить не подпускать меня к обширным отарам и тучным стадам? А право на передвижение? А любовь? А постулат: не согрешишь, не раскаешься?"

Медведь трепал по холке буренку: "Чего нам с тобой, золотое вымечко, делить? Мы с тобой спокон жили на одной территории. Это злые совки придумали да и разделили нас огораживанием, якобы хищники и плотоядные не могут сосуществовать, якобы хищники жрут плотоядных. Совки отгораживали тебя, моя сладкая, от меня, не пускали меня ни на пастбище, ни в коровник. А ноне — демократия! Когда доступ медведям к дойным коровам обеспечен беспрепятственный! Ах, как я тебя люблю! Я с детства говядинку уважаю. Уважаю! Это же высокие чувства! Дай-ко я тебе покажу, как люблю. Ноне праздный день — единения! В честь праздничка-то, холмогорушка, поди-ко, милая, сюды! Мы обнимемси, да поцелуемси!" Хрясь! — хребет буренке переломил в жарких объятиях. Но разве можно осуждать за любовь? Ну а тушу не выбрасывать жо! Оприходовал.

Коршун взывал, обращаясь к перепелке: "Давно я тебя не видел, пестрая моя! Детки подрастают? Что ты их от меня скрываешь, сама бегаешь по кустам да высоким травам? Чай, все мы — птицы. Пусть ты и не высокого полета. Но я не чураюсь, готов спуститься на землю, чтобы встретиться с тобой клюв к клюву. Ты ж моя, ты ж моя, перепелочка".

Акулы, мурены, пираньи, открывали рыбы рот, и другие в водеплавающие "слышали", что та или другая поет. "Караси, селедки, скумбрии и камбалы! Не мы ли- Единая стихия? Не наш ли дом- водоем? Не мы ли дружно плаваем в ем? У нас с вами издревле одна среда обитания. Именно из воды- туды и сюды повылазили всякие земноводные. Нечего вам залазить под коряги и в ил! На чистую воду, друзья! К нам! К нам! Ам! Ам!"

…Общество защиты прав животных вынесло на законодательный уровень инициативу о запрете сеяния межвидовой розни среди животных. Все- просто животные. Несть ни волка, ни агнца. Запрещено вообще указывать или даже намекать на различие внешнее и поведенческое. Потому волка запрещается называть волком. "Шакал" трактуется как оскорбление со всеми вытекающими.

Мол, медведь или тигр, доведись с ним встреча может сожрать? И вы маленьких детей пугаете или попросту предупреждаете, что надо опасаться, стороной обходить как места возможной встречи так и самих шакалов? Говорить детям, чтобы они остерегались, преступно. А может и не сожрать! Зачем до совершения подобного действия, оскорблять домыслами? Отряд парнокопытных? Что за сеяние межвидовой розни? Отряд хищников? Да это же оскорбление! Спрашиваете, чем питаются хищники? Что вы в рот заглядываете? Это неприлично. Ах, питаются вами? Но вы же живы! Значит, не питаются. Черед не дошел до вас? Вот дойдет, тогда и разговор. Уже поздно будет? Ну так и вопрос решен!

Мам-зайчих, которые зайчат учат удирать, как только завидели или почуяли лису, строжайше наказывать за сеяние межвидовой розни. Кур-наседок, которые крыла раскрывают над цыплятами и в курятник их гонят, завидев коршуна, учить толерантности, не бояться себе подобных: коршун — он тоже птица.

Каким только образом ни изощряются ксенофобы всякие! Вот сообщают, что в реки Подгоренка и Непрядва неведомым образом пробрались пираньи. Куда как лучше! Разнообразие видов! Но удивительным образом данное великое переселение несвойственных видов привело не к разнообразию, а к его противоположности — однообразию. Плюс один вид к имеющимся дал результат — минус все остальные. Такая вот арифметика. Поскольку "сами не местные" пираньи сожрали всех обитавших в русских реках рыб, которые и без того страдали от плохого обращения и экологии, плохо размножались. А пираньи как только на Русь-то попали, сразу на русских (рыб имею виду) напали, сожрали, и быстро за этот счет размножились.

Вот еще Евроньюс, телеканал, тоже за дурачков держат нас. (А еще говорят, что все ТВ в руках космополитов! Да в руках ксенофобов оно, вот что я вам скажу!) Рассказывают, якобы английские биологи обеспокоены изменением фауны на британских островах. Изменение вызвано расселением нетрадиционных для этих мест видов животных. Пришлые, по утверждениям ученых, демонстрируют более агрессивный тип поведения в завоевании среды обитания, вытесняют традиционные виды. Это приводит к нарушению устоявшегося биологического баланса, складывавшегося тысячелетиями.

В пример приводятся серые и рыжие белки. Серые белки, некогда завезенные на острова (сами по воде, яко по суху, не обучены) в качестве домашних животных, расселились по острову, интенсивно размножаясь (да и в охотку, надо полагаю, этому делу никто их не неволит). Их количество за короткий срок сильно увеличилось и превысило количество коренных рыжих, среда обитания которых с каждым годом уменьшается — по мере распространения серых — пришлых. А ведь прибыли серыми-пушистыми.

(Лирическое отступление. Сижу в метро, обдумываю этот только что увиденный по евроньюс сюжет. С одной стороны садится кто-то, смотрю — серая белка. Ага, думаю, британские ученые еще в России не были, не зафиксировали. Тут же с другой стороны — вообще темно-серая белка — некоренной вид для данной территории вид — подсела. Тоже быстро размножаются, и в охотку.)

Какая разница, какого цвета и окраса будут белки? Что, вы против естественного отбора? Выживает сильнейший, значит, более приспособленный. Стало быть, серые — лучше. Сэр Дарвин с его дарвинизмом, чай, ваша гордость. Чего вы его и себя посрамляете? Ему разве вы таким поведением даете повод вами, такими ненаучными, гордиться?

Загнут же ученые! Но мы-то видим через завесу научности, о ком речь! Это же Эзоп еще придумал, дедушка Крылов когда о животных якобы…

Да эти ученые- ксенофобы обыкновенные. Прикрыли им рты кляпом политкорректности и законами о разжигании, вот они белчьими шкурками и прикрываются. А ну как интеранималисты действительно введут закон о разжигании межвидовой розни? Ужо вам, ученые!

Александр Лысков УЗЛЫ

Новые русские забастовки начались еще во времена Горбачева. Тогда их погасили выборами директоров, начальников цехов. Антиельцинские забастовки уже были яростны и беспощадны: грохот касок в центре Москвы, перекрытие железнодорожных магистралей, погромы зданий администраций. Два своих срока Путин блокировал социальные напряжения с помощью чеченской войны и высокой мировой цены на нефть. Медведеву досталась пустая казна. И единственное орудие для борьбы с народным недовольством — вертикаль власти. Лично преданные губернаторы в самом деле стараются. Высший брянский чиновник, например, приехав к объявившим голодовку рабочим 111-го завода, предложил их семьям разовые продовольственные пайки в обмен на прекращение акции. В пайках было много разной "вкуснятины". На животные инстинкты рассчитывал. Голодному псу кинуть кость, и он будет твоим. А голодающие ведь не "жрать" просили, а — работы! Не рыбку, а удочку, чтобы самим, как и положено человеку, выловить эту рыбку.

А директор того самого завода N111, тоже не последнее звено "вертикали", непрошеным гостем являлся в семьи голодающих, к детям и старикам, предлагал "повлиять" на неразумных мам и пап, а иначе, мол, он их вовсе уволит с завода за "нехорошее поведение".

А заведующий заводским клубом, где разместились участники голодовки, тоже какая-никакая часть "вертикали", забрал у забастовщиков "казенные" матрасы, принудил их лежать на голом полу. Ну, и самый последний, какой-то ничтожный сателлит, всю ночь дежурил под окнами "комнаты голодающих" в надежде высмотреть, как втихаря им подкидывают что-то съестное и таким образом скомпрометировать борцов за выживание. Почему-то уверена была брянская "вертикаль", что рабочие затеяли показуху. В то время как люди за день глотали только по шесть витаминных таблеток и запивали водой.

Корреспонденту местной газеты позволили поговорить с забастовщиками только через дверь. Батюшка местный пришел с духовным окормлением страждущих — и его тормознули. Батюшка недоумевал: "Меня даже в тюрьму без проблем пускают".

Отменная, надо сказать, вертикаль! Голодающих — под стражу. И в тот же день губернатор выступил с речью перед депутатами областной Думы: "Сегодня уже никто не спорит о том, что на Брянщине темпы развития намного выше, чем в среднем по России…"

В ходу на "процветающей" Брянщине такие термины как патриот области, патриот завода, патриот цеха, патриот бригады и так далее. Если ты восемь месяцев не получаешь зарплаты, митингуешь и уходишь в бессрочную голодовку — ты не патриот. А если ты еще и лидер этих акций — тогда вообще "враг народа". И тебе мстят. Прокурор выносит постановление о возбуждении против лидера дела "об организации несанкционированного публичного мероприятия". А руководство завода — не выплачивает ей денег, завоеванных в борьбе с риском для жизни. Всем выплатили, а ей — нет.

Люди "вертикали", "истинные патриоты", никакими методами не гнушаются. Они даже мертвых — этой самой вертикалью по голове. За те месяцы, когда на заводе не выплачивали зарплату, умерли двое рабочих. Их вычеркнули из списков на получение наконец-то пришедших денег. Заработали на семьях умерших? Ну, по крайней мере, сэкономили.

В результате голодовки по семьдесят тысяч выплатили каждому. Выдавали и приговаривали: "Вот вы какие теперь богачи!". Будто не знали, что люди долгов набрали за время безденежья и теперь полученные суммы надо просто отдать кредиторам. И опять жить впроголодь. На кашах да на куриной требухе. Потому что представители "вертикали", эти избранные и посвященные, сократили рабочий день на заводе до одного часа. В девять ноль-ноль ты должен явится в цех, а в десять — уже гудок. Выметайся. И зарплату начислят лишь за этот час.

Не только на 111-м, но на всех тридцати крупных предприятиях Брянской области сокращена рабочая неделя и соответственно заработок. "Брянский арсенал" дымит три дня в неделю. Автозавод — четыре. Вагоностроительный за три последние месяца сократил объем производства в шесть раз! А за горячую воду в квартирах рабочих плата повысилась в два раза. Скоро последует отключение воды, затем — отопления. А впереди еще "марток — надевай семеро порток". Молча замерзать, страдать от недоедания люди, конечно, не станут. Генетическая память выплеснет опыт Брянского леса и славных дедов-партизан. То-то же будет работы для "вертикали". Легким междусобойчиком покажутся события во Владивостоке. Вызовут улыбку страсти вокруг повышения зарплаты на питерском заводе "Форда"…

Лента новостей пестрит сообщениями о социальных напряжениях. Уральские заводы увольняют рабочих партиями. Суды Тюменской области завалены делами о взысканиях невыплаченной зарплаты. С металургических предприятий Волгоградской области в вынужденный отпуск отправлены 3600 рабочих. Златоустовский комбинат готовится к распродаже имущества. Объявлена голодовка рабочих в городе Зверево. В Саратове задержаны милицией трое активистов " Антикризисного народного сопротивления"…

Узлы на горизонтали, которые не разрубить одним взмахом "вертикали".

Александр Проханов ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ я много езжу по заводам, строящим вагоны и танки, подводные лодки и авиационные двигатели. Всех их накрыл черный зонтик кризиса. Директора производств, конструкторы, стратеги производства делились со мной этой внезапной бедой, напоминавшей солнечное затмение. Сколько времени продлится затмение? Как долго может существовать растительность без солнечного света? Не останутся ли от нее обугленные стволы? Мысли производственников я суммировал в своих несколько беспорядочных записях, которые привожу как пример общего состояния умов.

Многие полагают, что среди всех отраслей больше всего от кризиса пострадает обрабатывающая промышленность, военно-промышленный комплекс, которому грозит полное уничтожение. Технократы считают, что кризис носит космический, неуправляемый характер, но в нем есть управляемые сегменты, и это управление направлено на истребление остатков русского ВПК. В оборонном отношении Россия может остаться "голой".

На протяжении последних пятнадцати лет власть не обращала внимания на оборонную промышленность, не модернизировала ее, позволяла ей деградировать. Во главе этой отрасли оказались люди, чуждые ей ментально, идейно и профессионально. Одним своим присутствием они дискредитируют отрасль. Сейчас, когда к проблемам спасения отрасли подключился верхний уровень руководства, Президент и Премьер, появилась некоторая надежда. Но оба так погружены в социальные, военные, политические, сырьевые проблемы, каждая из которых напоминает сходящий оползень, что им не до отдельных заводов.

В чем часто выражается поддержка государством пошатнувшихся производств? Им заменили дешевые и долгие зарубежные кредиты на отечественные, что в два раза дороже, с процентной ставкой 18-20%, — то есть на "короткие" и "дорогие" деньги. Финансовый блок в правительстве представлен людьми, которые, по меткому выражению Владислава Суркова, являются "стерилизаторами". Они "стерилизуют" не просто денежную массу в стране, а оскопляют всю отечественную промышленность. Весь мир идет в сторону "дешевых" и "долгих" денег, предоставляя промышленности продолжительные и дешевые кредиты, весь мир заливает деньгами пошатнувшуюся экономику, а в России исповедуют "гайдаровские идеалы", которые и до кризиса душили Россию.

На заводах понимают, что эти государственные кредиты вернуть нельзя. Предприятия с длительным технологическим циклом — такие, как, например, моторостроение, — не успеют окупить эти кредиты. Они разорятся, объявят дефолт, и если они находятся в частных руках, государство приберет их себе, а если они государственные, то им спишут эти долги, как списывали колхозам. Высокотехнологичное оборонное производство превращается в колхозы, где коров, чтоб они не упали от голода, подвешивали под брюхо веревками.

"Оборонщиков" спрашивают: "Почему у вас такие дорогие ракеты и бомбы?". Но когда у предприятия государство приобретает всего пять ракет и сто бомб, или оборонный заказ авиации равен трем самолетам, изделия не могут быть дешевыми. Они становятся золотыми и платиновыми, ибо только крупные серии окупают издержки дорогого, основанного на дорогих технологиях производства, как создание ракеты или самолета.

Станки в России не менялись двадцать лет, устарели на целую эру, но теперь, при нынешнем курсе кризисной "бивалютной корзины", придуманной нашими финансистами, цена оборудования за рубежом стала такой, что невозможно купить ни одного станка — они в два раза дороже, чем до кризиса. Стало быть, сокращение производства неизбежно. Люди будут выброшены на улицу. После кризиса новый набор рабочих будет крайне затруднен. Эта сфера не стала привлекательной для молодежи. К тому же, "демографическая яма" не рожденных в 90-е годы людей абсолютно оголит производство. Наложение друг на друга множества негативных проблем породит своеобразный "мультипликатор", итогом которого будет полное уничтожение обрабатывающей промышленности.

Этот рынок займут другие страны, в частности Китай, который уже двинулся в Россию с китайскими легковыми автомобилями, китайскими грузовиками, китайскими кранами. Меры, которые сегодня принимает наше правительство, — пожарные, асистемные, часто панические. Например, правительство предлагает: "Давайте мы будем субсидировать процентные ставки. Сначала их "задерем", а потом будем субсидировать". Ставки "задрали", но субсидировать забыли. Например, до кризиса предприятие платило банкам по процентам сто миллионов в месяц. Сегодня оно должно платить триста миллионов рублей в месяц. Где-то нужно взять эти добавочные двести миллионов рублей. Откуда? Обрабатывающая промышленность превращается в придаток банков, весьма не эффективных, с отвратительным банковским обслуживанием, с произвольной кредитной политикой.

Когда в 91-м году к власти пришли так называемые реформаторы, они объявили, что во всех бедах СССР виноват ВПК. Якобы он сжирал всё, не оставляя денег на колбасу, ботинки, видеомагнитофоны. Теперь есть колбаса, ботинки, видеомагнитофоны, но ВПК сжался до размеров грецкого ореха. Он почти ничего не может. Сегодня самая главная угроза для России та, что мы голые, безоружные, у нас нет армии, нет военной промышленности.

НЕДАВНЯЯ ВОЙНА В ЗАКАВКАЗЬЕ — Россия её фактически проиграла. Мы не применяли там высокоточного оружия, хотя это азы современной военной кампании. За первый день боев мы потеряли семь самолётов и тринадцать вертолетов, включая тяжёлый самолёт. Бронированные самолеты Су-24 сбивались, как воробьи. Не было связи между войсками, 50% техники не вышло из расположения. Только потом валом пошли танки и масса пехоты, задавив противника количеством. После первых недопустимых потерь в авиации начали искать ракеты "Воздух — РЛС", поражающие радары зенитных ракет противника. Этих ракет не было. Их подвезли только через два дня, пока сбивали нашу несчастную авиацию. А если бы это была не Грузия, а Турция? А, не дай Бог, Китай?

В чем сейчас новая смертельная угроза? Американцы предлагают России: "Давайте сократим наши ядерные боеголовки до тысячи штук". Страшно, что наши недалекие, склонные к компромиссам стратеги пойдут на это соглашение. Почему американцы выступили с этой инициативой? Потому что они создали новое поколение оружия, которое в состоянии решать те же задачи, что и ядерное, но без ядерного заряда. Точность, сверхскорость, специальные проникающие головки, которые за счет огромной кинетической энергии могут поражать любое закрытое убежище, — ракетную шахту, штаб, центр управления. Все это они испытали в Югославии, Ираке и Афганистане. Эти страны были для американцев огромными даровыми полигонами. Не надо было строить искусственные полигоны миллиардной стоимостью, причем на этих войнах они утилизировали огромное количество старого оружия.

В современных войнах 80% задач решает авиация с опорой на высокоточное оружие. У нас останавливаются МиГи, потому что у них стали расслаиваться корпуса от старости. "Сушки" стоят, потому что не хватает двигателей, нет ресурса. Обычной армии нет. Десантники на броне — это смех и слезы. Их уничтожат управляемыми бомбами с высоты 20 тысяч метров. Такая территория, как Россия, осталась без прикрытия средств ПВО. Сохранилась у нас только "ядерная дубина". Но и с ней не всё в порядке. "Булава" как падала, так и падает. И самое интересное, что за эти падения никто не отвечает. Такое было трудно представить во времена Брежнева, Хрущева или Сталина. Сейчас ни один руководитель не лишился поста. Если ты вице-премьер, руководишь оборонной промышленностью и армией, под тобой министры, главки, научные институты, ты ведь должен отвечать за провалы? Что ты киваешь на какого-то конструктора или руководителя института. Ты — ответственен, с тебя спрос. Ничего подобного — Президент молчит. Ответственный за провалы, улыбающийся нарцисс перед телекамерой. Один пиар.

И если такое творится в стратегической отрасли, что же делается в остальной промышленности? Народу морочат голову. Телевизор вещает: всё хорошо, всё отлично. То парад проведут — пролетят самолёты пятидесятилетней давности. То стариков провезут на грузовичках по площади, ветеранов минувшей войны, а в чем для них радость на старых грузовиках кататься? То пройдут курсанты в форме Юдашкина. Почему ж не покрасоваться с павлиньим пером на голове? Вместо этой формы можно было бы закупить нормальную обувь для армии. Ведь что основное для пехоты? Это обувь, связь и оружие. В этой же Осетии за две недели боевых действий у солдат вся обувь развалилась. Они себе обувь добывали на трофейных грузинских складах, захватывая натовские комплекты. Связи не было никакой. Только оружие, еще советское, сорокалетней давности, кое-как служило. Никому в голову не приходит обеспечить армию нормальной обувью. Все бесконечные выставки снаряжения, на которых появляются под телекамеры тучные генералы-тыловики, это одна показуха. Но где хорошая обувь для армии? Даже видя образцовые горные бригады, которые показывают по телевизору — человек, который разбирается в военном деле, тихо похохатывает. Все это отстает лет на двадцать от того, что есть на Западе.

Но речь, разумеется, не об обуви, а о том, что в военном отношении Россия совершенно безоружна. Сразу же после кризиса, в первую фазу подъема, начнется сырьевой передел мира. Цена и значение сырья резко вырастут. Это и руды, и углеводороды, и пресная вода. В оружии следующего поколения очень важны будут сплавы на основе рения, никеля, хрома, титана. Эти сплавы обеспечат два показателя оружия — скорость и точность. Скорость позволяет достичь результатов без применения ядерного оружия. При ускорениях в несколько "махов", во время разгона самолет нагревается до четырехсот градусов, двигатель — выше двух тысяч градусов на форсажном режиме. Еще один показатель — это вес. Нужно уменьшить вес, чтоб увеличить запас топлива и дальность действия. Воевать будут за источники энергии, за уран, за редкоземельные металлы. Учитывая, что у нас сосредоточены огромные запасы этих ресурсов, надеяться на то, что нас не тронут, абсурдно. Неизвестно, как это будет происходить, — через прямое вторжение или через шантаж. Может быть, нам просто покажут оружие, перед которым мы бессильны, и наши политики уступят сопернику часть территории, или пустят их к месторождениям.

Последний конфликт в Закавказье подвергся тщательному изучению во всем мире. Его проанализировали Китай, Америка, Турция, Иран. Специалисты по системам вооружения Израиля проанализировали и сказали: "Мы поняли, что у России нет армии". Там потирают руки: у русских нет армии и нет военной промышленности, если они воюют таким образом. Народ говорит: "Молодец Медведев, принял решение отразить агрессию Грузии и победил". Но ведь это "пиррова победа". К войне не были готовы, никто ничего не знал. Где была агентурная разведка? Где был Космос? Где обещанный Сергеем Ивановым ГЛОНАСС? Где военное руководство, планирующее операцию? Рассказывают, что один из замов начальника Генштаба во время событий находился в отпуске и, узнав о начале войны, обратился к шефу с просьбой не прерывать отпуск и продолжить отдых. За саму постановку вопроса нужно срывать погоны.

Сейчас существует колоссальная угроза суверенитету и территориальной целостности России, потому что мы голые. Что бы нам ни показывали — какую-нибудь костромскую ракетную дивизию, куда раз в полгода ездят оба президента. Мы грозим НАТО "Искандерами", а если их еще нет? Если они — макеты, опытные образцы, что тогда? Угроза поражения в будущей войне с каждым месяцем всё реальней.

Есть головное оборонное предприятие, а есть смежники второго, третьего, пятого уровней. Скажем, если раньше на металлургическом заводе головному предприятию откатывали кольцо для двигателя за месяц, то теперь, в условиях кризиса, им нужно четыре месяца. У них уже нет непрерывного процесса, огромное количество печей остановлено, прокат остановлен. Им нужно купить руду первого передела, всё это привезти, прокатать. Это целый цикл. И цикл создания любого оружия в условиях кризиса увеличился в разы. "Головник" создает изделие, а в этом изделии есть разные блоки, системы, подсистемы. Их изготовляют узкоспециализированные компании, у которых нет иных покупателей, кроме "головного". Они уже находятся в состоянии полураспада. Потому что количество агрегатов, которые у них покупают, столь мало, что они не способны существовать. Они умрут, а вместе с ними умрет головное предприятие. Этот трагический процесс невидим для широкой общественности, потому что общественность созерцает на экране ракету, самолёт, танк, а составные элементы изделия скрыты от глаз.

Особенно смешно, когда на авиационных салонах показывают наших летчиков-акробатов, пускающих цветные дымы. Штопор, свечки, бочки, "мертвые петли", "колокола". Все, что они показывают, никакого отношения не имеет ни к военной выучке, ни к возможностям самолетного строя, ни к воздушному бою. С самолета сдирается все, на нем нет оружия, микроскопический запас топлива, и начинается весь этот балаган в небе. Современная война не предполагает никакой акробатики. Акробата обнаружат за несколько сотен километров. Все кнопки на западных самолетах устроены по принципу: "пустил-забыл". Его захватывают, пуск. И дальше об этом самолете никто не думает, он на сто процентов будет уничтожен, и уже занимаются другим его коллегой. Это в детских фильмах он делает противоракетный маневр и уходит. В боевых условиях никуда он не уйдет и будет сбит. Мы заметим врага за двести километров, а он нас за четыреста. Пускает ракету, отворачивает, и его больше никто никогда не найдет.

Масштаб производства определяет всё: себестоимость изделия, скорость изготовления, технологическую компетенцию, возможность сфокусировать добавленную стоимость, которая позволит привлечь специализированных компетентных людей, создать вокруг производства социальную среду. Если предприятие продает много двигателей, самолётов, управляемых бомб и ракет, оно может построить поликлинику, отремонтировать бассейн, профинансировать вуз. Если продает мало, то ничего не заработает и ничего не сможет сделать. Будет наблюдать, как всё погружается в разруху. Создание крупномасштабного производства является сверхцелью всех правительств мира. Если сегодня американцы делают истребитель пятого поколения, они объявляют: "Мы покупаем для ВМФ и ВВС США 3000 самолетов и еще 2000 купят наши сателлиты". Это позволяет фирме, которая выиграла тендер на производство, строить под эту сумасшедшую серию новые лаборатории, новые испытательные центры, новые полигоны, новые сборочные корпуса. Размещать заказы у субподрядчиков, которые тоже под этот гигантский заказ модернизируются, им дают кредиты, они выпускают акции. Рынку понятно, что фирма, выигравшая тендер, на тридцать лет обеспечена работой, стабильна, надежна и акции её будут расти. У нас же не только не объявляется масштаб производства для себя — у нас ничего не делается, чтобы привлечь какого-нибудь сильного партнера, чтобы мы вместе потащили бы этот заказ. Пресса пишет, что Индия будет участвовать в строительстве российского истребителя пятого поколения, но Индия не участвует — она не заплатила ни рупии, ни доллара. Пресса пишет, Индия будет участвовать в строительстве транспортного самолета, но за пять лет не выпустили даже комплект чертежей. Идёт профанирование всего, что только возможно. При этом никто ни за что не ответил. И нигде нет примера масштабного производства.

На фирме "Сухого" Погосян создает самолёт "Суперджет", с привлечением зарубежных фирм, отвечающий всем мировым требованиям, предназначенный для мирового рынка. Русский рынок очень мал. Россия — не летающая страна. У нас до кризиса летало 38 миллионов человек. Если вычесть чиновников, бизнесменов и праздношатающихся людей, то остается максимум 15 миллионов человек. В Советском Союзе летало 120 миллионов. Америка специально выращивала "летающую культуру" мобильного перемещения в течение полувека, понимая, что если дать возможность людям массово летать, то под этой летающей массой внизу создастся огромная аэрокосмическая индустрия, которая будет цивилизационным локомотивом страны. Мы уже не имеем этой аэрокосмической промышленности, мы не летающая страна, мы не участвуем в мировом рынке, у нас всего один процент рынка. Этот процент нам уступили, чтобы за нами присматривать: не научимся ли мы чему-нибудь стоящему в гражданской сфере, а значит, и в военной? Им страшно, что мы можем соорудить "асимметричный ответ", но, к сожалению, ни воли, ни ума у нас пока не хватает. И погосяновский "Суперджет" может зависнуть, потому что пока еще не объявлен заказ на этот магистральный самолет, мы не понимаем масштаба будущего производства. Но ведь другие страны также строят самолеты подобного класса, грозя нам вытеснением с рынка.

Например, в подобном проекте участвует Бразилия с Европой. На такой же проект навалился Китай со всей его мощью. И, наконец, Япония. Когда-то, до войны, Япония была крупнейшей авиационной державой, именно её самолеты разгромили американский флот в Перл-Харборе. После войны американцы их "стерилизовали", вырезали всю авиационную промышленность. Впрочем, как и в Германии. Сейчас Япония возвращается к гражданским проектам. Она является мировым лидером по композитным материалам. У них есть шанс сделать первый в мире композитный самолет, что сэкономит им тридцать процентов веса. А это экономия топлива, дополнительная дальность полета, продление ресурса. В Японии проект выполняют "Мицубиси" и "Тойота" — "Мицубисиджет". А у нас этот проект делается на уровне КБ "Сухого", хотя в Бразилии, когда затевался подобный проект, он был национальным.

Бразильцы захотели создать у себя авиационную индустрию. Выписали к себе огромное количество инженеров, которые работали на "Аэробасе" и на "Боинге", привлекли европейский капитал, взяли небольшую фирму "Эмбрайер" и практически с нуля раскрутили новую отрасль. И сегодня "Эмбрайер" стал лучшим самолетом размерности от сорока до ста пассажиров. То, что не интересно крупным "Боингу" и "Аэробасу", взяли на себя бразильский "Эмбрайер" и канадский "Бомбардье". Это очень быстро растущий сегмент авиации, до 20 % в год. Эти самолеты возят пассажиров из региональных центров в крупные аэропорты, откуда совершаются трансконтинентальные рейсы.

У нас закончились Ту-134, отлетали по тридцать-сорок лет, заканчиваются Ту-154. У нас исчезают региональные самолеты. Нам остаётся или покупать "Эмбрайер" и "Бомбардье", или научиться делать собственный магистральный самолет.

Китайцы запускают проект "Аэрджи" — китайский региональный самолет. Они сразу же принимают решение — 300 самолетов Китай покупает для своего рынка, гарантированная покупка. Они в Шанхае построили завод именно под этот проект. Новую взлетно-посадочную полосу. Вокруг завода построили рабочий квартал на 100 тысяч жителей, как наше Митино или Куркино. Они ничего нового не выдумали, всё это было в Советском Союзе. В рыночных условиях они применяют технологии, которые были в Советском Союзе. У нас в России — ничего подобного. Фирма "Сухой" стремится конкурировать с национальными проектами крупнейших стран мира. Погосян совершает подвиг. Когда ему помогут заказом?

Как удержать рабочих, участвующих в российских стратегических проектах? Каждому заводу, который выполняет работу для государства, надо выделять по сто квартир в год. Эти квартиры даются для людей до 30 лет. Таких заводов в стране сегодня не больше пятидесяти. По сто квартир, это пять тысяч квартир, вполне по силам стране. Эти заводы распределены по территории России. Страна должна быть нормально заселена, а не только одно Подмосковье. Вместо этого всех тянут в Москву. В сумасшедшие коробки, по обе стороны МКАДА. Всю Россию свозят в Москву, где уже жить невозможно. Словно уже готовятся сократить территорию России до размеров Тверского княжества. Дать квартиры в Пермь, в Самару, в Комсомольск-на-Амуре, в Мурманск, в Северодвинск. Раздавать по сто тысяч квартир в год. Но об этом никто не хочет слышать. Говорят, с этим обращались к Зубкову, когда он был премьер-министром. "Правильно. Вы подготовьте списки". Зубков ушел, а списки не подготовили. Теперь он занимается сельским хозяйством: козами, курами, корнеплодами…

Всех технократов-государственников волнует одно: угроза для безоружной страны. Россия — пустая гигантская территория с запасами сырья. Вянущая индустрия. Слабеющий ВПК. И постоянно реформируемая армия.

ВСЕ ПОНИМАЮТ, что следующая война будет сверхтехнологическая. Надеяться, что Россия выиграет её ополченцами, абсурдно. Готовятся к производству новые самолеты Су -35, пятое поколение. Там одна электроника, цифровая система управления, наведения, боя. Сегодня техник самолёта — капитан, человек с высшим образованием. Реформа, сокращая численность ВВС с 87 тысяч человек до 35 тысяч, предполагает, что техником самолёта становится сержант. У него не будет высшего образования, как он сможет обслужить "электронный" самолет пятого поколения? Снять все характеристики, обработать, сделать диагностику, загрузить программами? Это просто бред. Те, кто пишут эти реформы, враги. Они готовят поражение Родины.

У американцев есть крупные военно-воздушные базы. И мы, по примеру американцев, собираемся создавать крупные военно-воздушные базы, но почему-то вокруг крупных городов-миллионников. А ведь летчики из этих городов сквозь пробки до своих самолётов никогда не доедут. Ведь смысл подобных баз в том, что они находятся в безлюдных местах, среди компактно проживающего персонала, и летчики на собственных машинах до своих самолётов могут за десять минут доехать. Наши умники возражают, что в этих отдалённых местах женам летчиков и прапорщиков негде работать, а в миллионниках есть где работать. Но это же бред. В основу боеготовности летного соединения ставится не быстрота оснащения и взлёта, а самочувствие жены прапорщика. Разве так войны выигрываются? Если вы не можете создать цивилизованную жизнь в этих отдаленных гарнизонах, так не беритесь за это. Такую жизнь создать элементарно. Не много нужно. Бассейн, хороший детский сад, школа, кинотеатр, пара ресторанов. Ведь все это было при СССР, и никто не жаловался. Компенсируйте отдаленность высокой зарплатой. Летчик не летает до шестидесяти лет, а только до тридцати пяти. Платите ему это время нормальные деньги. У американцев летчик в двадцать лет садится на самолет, а в тридцать два года уходит на гражданку, подполковник, в соку, вся жизнь впереди, поезжай куда хочешь. Его с удовольствием берут на работу в любую корпорацию. Буш-старший и Буш-младший — оба были летчиками, оба дослужились до президентов.

Это все не объяснишь никому, никому это не надо. Можно допустить, что человек прекрасно торговал мебелью, а потом стал министром обороны. Если он выдающийся человек, организатор, способен собрать вокруг себя творцов-реформаторов. Но то, что происходит с армией, вызывает даже не смех, а чувство горя. Не омерзение, а горе. Как если бы у тебя умер друг или близкий родственник. Так умирает армия. У военных профессионалов глаза на лоб лезут. Они говорят: "Надо немедленно увольняться и бежать, потому что ничего хорошего нас не ждет. У нас есть опыт, есть компетенция. Нас никто не спросил, а просто прислали пакетик документиков, написанный какими-то жалкими людьми. Кто это писал? Кто автор этого бреда?"

Роль ВВС возрастает в современной войне, а по этим реформам ВВС сокращается втрое. Этот вид войск выращивался в страшных муках. Каждый год в Советском Союзе билось по сто летчиков. Все это изучалось, записывалось, под это формировались военные училища, писались инструкции. Теперь — всё под нож. Сокращение военных учебных заведений, где создавались целые школы, целые военные культуры — это преступление. Когда вникаешь в эти процессы, напрашивается мысль, что совершается сознательное уничтожение способности страны к сопротивлению. Промышленность положить на бок. Армию раскассировать под шум дождя, под разговоры о реформе, о каких-то квартирах для военнослужащих, которых никто не видал. Говорят одно, а с величайшей степенью цинизма делается другое. И это происходит везде. Или существует и реализуется какой-то вражеский план. Или глупость и некомпетентность достигли критически масштабов. Существует поговорка: "В армии дураков немного, но они расставлены так умело, что всё время на них натыкаешься".

Сегодня, на новом витке, повторяется тот же беспредел, какой существовал в девяностых годах, но теперь более цинично и изощренно. Всем этим руководит элита, по сравнению с которой Бурбулис или Шахрай, или Шумейко — неразумные дети. Изощренные, циничные, цепкие, беспощадные, они научились вывозить из страны богатства, которые так пригодились бы России в период кризиса. При этом кто мы, народ? Такое ощущение, что всех нас держат за быдло. И пьяницу у ларька, и бизнесмена, и директора завода, и почтенного профессора, даже губернаторы и те — быдло. Все, кто за пределами Садового кольца или Рублевки, — все быдло. Нельзя утверждать, что у этого зла есть центр, но такое ощущение, что он существует. Возможно, нечто подобное происходит и в других обществах. Какой-то невидимый, надличностный разум, стремящийся разрушить стройные человеческие системы. Но другие общества противостоят этому злу. Например, японское или китайское общества противостоят. Мы же выходим навстречу этому злу, как древляне: без оружия, в лаптях, в белых рубахах, и, расчесывая бороды, стоим и молимся.

Японцев "опустили", когда они стали технологически обгонять весь остальной мир. Но они отрезали себе от мирового пирога куски компетенции, в которых никто не может их преуспеть. Их не трогают, пользуясь их уникальными достижениями в этих отраслях: японские станки, японские телевизоры, японские машины. Наверное, если бы у них снова появились авианосцы, их бы опустили вторично.

Недавно американцы собрали конференцию по России, в отечественной прессе были невнятные отзвуки этой конференции. Они собрали советологов или русологов со всего мира и постарались ответить, что будет с Россией после кризиса, исходя из того, что она несет ядерную компоненту и является кладовой ценного сырья. Демографы, экономисты, культурологи, антропологи, специалисты по национальным отношениям, специалисты по системам вооружения и так далее. Их выводы таковы. Возможна полная смена строя. Уничтожение обрабатывающих отраслей промышленности. В России будет демографическая дыра.

В Башкирии, одном из самых рожающих регионов, где рождаемость превышает смертность, с момента кризиса в 27 раз увеличилось количество абортов. Это в республике, где половина мусульман. Что же происходит в русских регионах?

ИЗ ЛЮБОГО ПОЛОЖЕНИЯ есть выход. Но сужаются ворота возможностей. С каждым месяцем, с каждой неделей. Выход из катастрофы становится всё уже. Нужно, чтобы власть поменяла приоритеты. Но как? Один академик написал статью, где объяснил всё про нашу власть, которая свои деньги, свои личные блага получает за счет сырья. Сырьевая власть и элита. И пока они сырьевые, наши нанотехнологии и хайтеки ей не нужны. В Индии президент — ракетчик, он реально делал ракеты. Наш Президент — юрист, он правовед, он способен создать правовое государство, его интересует положение заключенных, уровень судов. Всё что угодно, но не ракеты. Чтобы страна оснастила себя оборонными системами, нужна другая система власти. Иногда начинает казаться: выход в том, чтобы власть ощутила свою личную зависимость, свое личное выживание от того, будут ли у России сверхточное оружие и ракеты. Что судьба их детей, их домов, их состояний зависит от того, будет ли за их спиной могучая великая держава, способная отбить любые поползновения на их благополучие. Но потом понимаешь, что это ложное представление. Если мотивацией лидеров страны является их личное выживание, то страна обречена вдвойне. Когда человек становится президентом, у него через некоторое время должны наступить органические изменения. Кремль должен преобразить их психологию, этику, волю, всю шкалу ценностей. Он не может думать ни про себя, ни про свою жену и детей. Он должен думать только о стране.

Странное дело, я разговариваю с технократами, рационалистами и прагматиками, но многие из них уповают на чудо небесное, на Русское Чудо, которое всегда спасало Россию.

В чем разница американского и русского лидера? Вот Буш. Он может подавиться булкой, до сорока лет он квасил, что в Техасе обычное дело, он может перепутать названия какой-нибудь страны, выступить где-то посмешищем. Но для Америки это абсолютно не страшно, потому что вокруг Буша находится элита американского общества: профессионалы, безупречные патриоты, которые не позволят Президенту совершить непростительную глупость. У нас вместо элиты — двор. Царедворцы. Их карьеры — карьера столоначальников. Кадровый резерв столоначальников. У них за спиной нет ни одного серьёзного проекта, они не запускали звездолёты, не осваивали Арктику, не выигрывали войны, не переводили Россию на другой цивилизационный уровень. Они всю жизнь командовали "столами".

Например, кто такой Сергей Борисович Иванов, от качеств которого во многом зависит оборона России? Он все лучшие годы просидел в Африке. Какие у нас были интересы в Африке? Он просто встречал тех людей, которые туда приезжали, был с ними любезен и мил. Потом он вернулся из Африки в Петербург, сидел на Литейном и командовал отделом из двенадцати человек. Дослужился до генерала. Потом столоначальник, командовавший двенадцатью подчиненными, вдруг получает в руки систему в два с половиной миллиона человек, армию и военную промышленность. Сколько пришлось заплатить обществу за такое перемещение? И сейчас мы продолжаем платить за этот его карьерный скачок. Всё, что у нас падает и разбивается, всё, чего у нас нет и до сих пор не появилось, — разве не он за это в ответе?

Кто такой в советское время председатель военно-промышленной комиссии? Это секретарь ЦК, отвечающий за оборонную промышленность. Это Устинов. Это сверхчеловек. Тогда Устинов в условиях неограниченных ресурсов мог решать любую военно-техническую проблему, а сегодня в условиях ограниченных ресурсов у Иванова была задача решить насущнейшие оборонные задачи страны. Но он ведь с этим не справился. Ни с чем.

После жутких девяностых годов Россия в невероятных усилиях собралась в государство, сохранилась как государство, чтобы в последующие годы сгнить до основания в руках взяточников, воров, дураков. Только Русское Чудо спасет нас. Оно приведет к трансформации лидеров, приведет к смене команд.

Лидер страны приглашает к себе крупнейшего конструктора и спрашивает, что нужно, чтобы продвинуть его уникальное изделие. Конструктор подробно, системно объясняет, что нужно сделать, какие проблемы решить, на какие затраты пойти. Лидер все выслушивает, все понимает, но с тех пор ничего не предпринимается, ничего. Лидер слетал на Ту-160 и приглашает к себе на дачу в Сочи экипаж этого дальнего бомбардировщика. Самолет вел командир дивизии. Наверное, если я лидер страны, я должен не просто устроить товарищеский ужин с пилотами, справиться, как дела, как здоровье, а должен вызвать командующего авиации и узнать о главных проблемах этого неблагополучного вида авиации, чтобы дальняя авиация хотя бы осталась в стране. А она не останется, ибо все эти полеты к Уго Чавесу вызывали только смех у американцев. Кондолиза Райс просто хохотала: "Кончайте летать на нафталиновых самолетах!" Какой итог посиделок в Сочи? Итог обеда какой? Никакого. Зачем это всё — для телекамер, что ли? Бесконечный пиар, показуха? Естественно, народу нужно показывать, что в стране есть ракеты, самолеты, что Президент отважный человек, в хорошей физической форме, что он набожный. За всем этим должна стоять какая-то суть, но ведь сути нет.

Кто-то надеется на силовиков, на сохранившуюся в них волю к власти и модернизации. Но можно ли верить в силовиков? МВД гнилое. Часть ФСБ полностью деструктивна. Военная разведка скукожилась. СВР "задвинута" на окраину всех процессов. Когда Президент привел в СВР Фрадкова и представил коллективу, один полковник с задних рядов выкрикнул: "Спасибо, товарищ Президент!" "Не понял, за что мне спасибо". "Спасибо, что прислали к нам Фрадкова. А ведь могли и Нарусову". С этого момента полковник вошел в историю внешней разведки.

Кризис пришел на заводы, производство вошло в его первую, очень сложную фазу. Доступ к кредитам почти полностью исключен. Кредиты дорогие и короткие. Некоторые заводы национализированы, но иностранцы после национализации заводов отказывают им в поставке станков: "Вы теперь государственные предприятия и станете изготовлять Бог весть какую военную продукцию". Когда на заводы приезжал Путин, вся его свита щелкала каблуками: мол, завалим заказами, обеспечим производство деньгами. Уехали — и ничего, полный ноль. Никаких заказов. Это был спектакль, разыгранный для одного человека.

Некоторые дальновидные директора надеются на зарубежные заработки: Китай, Алжир, Индия… Например, моторостроительные заводы в состоянии строить газовые турбины для энергетики, но им нужно построить большое производство для больших турбин. Нужны портальные станки большой мощности. Один станок стоит пять миллионов долларов. А их нужно десять или двадцать. Цикл производства станка в Японии — 22 месяца. Четыре месяца везти и собирать его. Но он заменяет десятки существующих станков. В масштабе государства — это абсолютно окупаемая акция, ибо появится серийное производство таких машин, которые позволят поднять производительность в два раза. У нас сегодня энергоемкость валового продукта в четыре раза больше, чем в мире. Сейчас Медведев издал указ по снижению энергоёмкости, но есть опасения, что он не будет выполнен. Ничего не делается. Если мы действительно хотим сократить затраты энергии, мы должны строить десятки новых заводов: газовые турбины, паровые турбины, трансформаторы, системы распределения, системы учета электроэнергии. Финансировать энергетические институты, чтобы оттуда выходили специалисты высокой квалификации. Не сделаем мы этого — указ Президента останется на бумаге. Всё равно, что издать указ, предписывающий 330 солнечных дней в году. Указ-то правильный… Кто-то ему посоветовал: дескать, давайте снижать энергозатраты, иначе нам крах. Американская цивилизация поставила подобную задачу, причем на уровне Президента США, — в два раза поднять энергоэффективность американской экономики. Значит, мы будем в восемь раз отставать от них по этому параметру. А цена энергии резко возрастает. Современный сверхскоростной станок потребляет энергии в разы больше, чем его недавние предшественники.

Почему наша автомобильная промышленность умрет? У нас обработка деталей автомобильного двигателя — 2 тысячи оборотов в минуту. У американцев универсальный станок режет со скоростью 20 тысяч в минуту. Производительность выше в десять раз. Цена труда в десять раз дешевле. А есть обрабатывающие центры, которые работают сразу же двадцатью фрезами. Там скорость — 300 тысяч оборотов в минуту. В 150 раз выше производительность труда, чем у нас. Вся наша технологическая база в стране никакого отношения к современной цивилизации не имеет, и мы ограничиваемся только лозунгами: "давайте лучше работать". Если мы не создадим эту цивилизацию, мы обречены.

Чтобы создавать оружие нового поколения, нужна коренная модернизация России, та модернизация, к которой до сих пор не приступили. Нужно резко расширить производственные возможности. Купить новые печи, новые станки, новые технологии. Купить новые измерительные машины. Модернизировать стенды. Нужны деньги. А их нет. Сегодня, в период кризиса, резко сократилась платежеспособность заказчиков. Рынок сжимается. Есть сложности у авиакомпаний, приобретающих самолеты. У железнодорожников, приобретающих локомотивы и вагоны. Нефтяные компании, которые шли в геологоразведку, покупали установки для выработки электроэнергии на месторождениях, сегодня свернули эти проекты. Газпром сокращает свои программы. Впрочем, он всегда их сокращает: то Роснефть покупает, то футбольные клубы, то по диким долгам расплачивается. У него всегда не хватает денег, и это несмотря на то, что каждая старуха платит сумасшедшие деньги за тепло, и на русский газ установлены запредельные цены во Франции, в Германии. К тому же — можно ли этому верить? — там разворовывается огромное количество денег. Это, в частности, утверждают поставщики оборудования. Газпром покупает ежегодно на четыре миллиарда долларов оборудования. Например, продается турбина для закачки газа в подземные хранилища. За четыре миллиона долларов. Будто бы с четырех миллионов один миллион забирают чиновники Газпрома. Не хочешь платить, пошел вон. Поставь эту турбину себе дома и качай газ. Двадцать пять процентов с каждого поставляемого в Газпром оборудования расходится по карманам чиновников, так это или не так? Рассказывают, что крупный лидер Татарстана, — именно там производятся подобные турбины, — обратился к менеджерам Газпрома: "Ребята, не берите эти двадцать процентов с нас, татар. Денег у нас немного. Поступите по-христиански". Ему отвечают: да, татары такие хорошие люди, денег у них немного, не будем с них брать. После этого за пять лет у них не купили ни одной турбины. И татары приползли на коленях: "Берите не двадцать, а тридцать процентов, только купите хоть что-нибудь".

Сегодня потери в рабочей силе, в связи с кризисом, на хорошо отлаженных машиностроительных заводах достигают предположительно 5-10 %. Речь идет о надстройке. Не нужны экономисты, управленцы, маркетологи, бухгалтеры. От них безжалостно избавляются. Но один мудрый человек придумал формулу: "Условия, в которых мы сейчас находимся, являются идеальными по сравнению с тем, что нас ожидает". А что ожидает, никто не знает.

Ведь за то, что происходит, кто-то должен ответить. Во всем мире за такие провалы всегда несли ответственность. Уходили в отставку. Садились в тюрьму. В Германии в 45-году стрелялись, потому что проиграли проект "Великая Германия". Кто и за что у нас ответит? Когда на телевидении разыгрывался проект "Россия", Зюганов спросил Черномырдина: " У вас было 500 миллиардов долларов. У вас было десять благополучных лет. Вы могли построить 500 заводов высшей цивилизационной пробы. За миллиард строится суперзавод. Вы же ни одного завода не построили. Сегодня у вас нет заводов, нет денег, вы приговорены". Кстати, существует мнение, что истинно первое место в этом телепроекте занял не Александр Невский, а Сталин. В условиях кризиса у народа Сталин выглядит как спаситель страны.

Конечно, телевидение создает радужную картину. Из телевидения не узнать истинное положение вещей. Но если почитать западную прессу, без купюр, ведь им-то все понятно, они над нами издеваются. То, что здесь выдается за грандиозные победы политики и экономики, там вызывает гомерический смех. Как сейчас врут, не врали даже при коммунистах. Мы имеем дело с огромным блефом, но там-то видят, что это блеф.

И КИТАЙ, И ЕВРОПА, И АМЕРИКА тоже борются с кризисом. Меры, которые они предпринимают, позволят им вылезти оттуда. Вот западное общество — у них рухнул сегмент финансовый, пострадал банковский сегмент, пострадала ипотека, а реальный-то сектор их великой индустрии остался цел. Они сейчас загрузят его военными заказами, организуют в мире две-три войны, и выкрутятся. А у нас-то все по-другому. У нас не пострадает Кудрин, а все остальное исчезнет.

Выступает один известный губернатор перед главами муниципальных образований: "Знаете, какая ваша главная задача? Не допустить голода в этом году. Вся реальная экономика края сворачивается. Налоги не поступают. Мы потеряли 60% отгрузки по железной дороге. Ваши бюджеты ничтожны, а количество чиновников огромно. Вы будете выбирать: платить ли чиновникам, или врачам, учителям. Если вы не заплатите врачам и учителям, заметят все. Это будет серьезный кризис в вашем околотке. Поэтому вы сейчас должны увольнять чиновников, сберегая свои малые бюджеты для учителей и врачей".

Представьте, рушится бюджет. Из чего платить зарплату? Почти во всех субъектах Федерации начались кассовые разрывы. Начинаются скандалы, перекрытия дорог, митинги, на рельсы какие-нибудь деревья повалят. Туда сразу кинут деньги, заткнут дыру. Но стройкомплекс в городах встал, мелкий бизнес встал. Это резко повышает уровень криминогенности. Уже есть трагический опыт 90-х годов. В день выдачи зарплаты рабочие подвергались массовому нападению, и у них отбирали деньги. Грабили ночную смену. Орудовали банды, которые нападали на человека, выходящего с завода, если он был прилично одет, — белая рубаха, чемодан, галстук. Думали, что это начальник, не понимая, что начальники ездят на машинах. Выходит человек с кейсом, где у него документы на тендер, ему дают по голове. Завтра тендер, а кейс с бумагами отобран. Потом находили эти бумаги на помойке. Были уникальные виды преступности. Совершались ограбления, а отпечатки пальцев отсутствовали во всех картотеках. Это значит, что люди раньше не занимались никаким разбоем. Уволенные инженеры, техники, рабочие собирались в неорганизованные кучи: сегодня в одну, завтра в другую, и начинали заниматься разбоем.

Сейчас опять возобновится "крышевание", поднимут голову бандиты. Надо немедленно строить автостоянки, ибо все машины украдут или сожгут. Надо собирать людей для общественных работ. Нет, ничего не делают. У нас в России инфраструктура на уровне 1918 года. Не делают, потому что боятся, что все деньги на развитие дорог украдут. Договорились до того, что готовы пригласить иностранцев с их техникой и им поручить строительство дорог. У нас нет ни дорог, ни мостов, ни аэропортов. У нас главный аэропорт страны хуже, чем на Кубе, не говоря уже о Гонконге, Париже, Мюнхене.

Обсуждаемые нами вопросы имеют два типа решений, простые, как строительство дорог, требующие воли и компетентных людей. А есть сложные вещи, такие, как будущее надводного или подводного флота. Потому что сегодня у нас нет индустрии, нет портов, нет рабочих, нет флотоводцев. То же касается судьбы стратегических бомбардировщиков или сверхточного оружия. Или судьбы "асимметричного ответа". Все это очень сложно. Наше спасение в том, что сохранились лекала, по которым эти вопросы можно решить. Сохранились лекала, по которым создавался советский Космос. Надо найти Королева, дать ему денег и заставить работать по этим лекалам. Сказать: "Напиши список, что тебе надо, все дадим, но не сделаешь, расстреляем". Как Берия. Когда он собирал ученых на атомный проект, запирая их в закрытые зоны, он дал им бумагу и сказал: "Пишите, чего вам нужно". Физики были скромные, один написал, что нужен коньячок с лимоном, другой — какие-то книги, третий — душ, белье чистое. Берия прочитал, засмеялся: "Мы же вас на годы закрываем, как же вам без баб обходиться?" И своей рукой дописал: "Бабы".

Возможно, нас ждет система, подобная сталинизму. Цивилизованный сталинизм. Из этой ситуации по-мягкому не выйти. Это должна быть жесткая система, может быть, китайский вариант, может быть, жестче. Нам нужно решить множество проблем, которые накопились в поры бездействия. Для этого нужен жесткий период, без всяких расстрелов, кровавых чисток. Должна быть подавлена только преступность, причем жесточайшим образом. Может быть, это будет авторитарный сталинизм в соединении с церковью, которая ограничивала бы власть в ее стремлении к репрессиям.

Понятно, что современные госкорпорации — это не выход из положения. Ничего, кроме разграбления бюджета, они не несут. Они обречены на низкую эффективность. Деньги государственные, а руководители компаний живут, как олигархи. Правительству не подчиняются, назначаются Президентом, общественного контроля нет. Имеют корпоративные самолеты, сумасшедшие бонусы. Многие были ошарашены, узнав, сколько получали люди, руководившие после Каданникова "Автовазом". Прежнее руководство вместе с Березовским крали понемногу машины, не более того. А новые выписывали себе зарплату 50 миллионов долларов в год. Были и выше, до 100 миллионов в год. Но если мы возьмем мировую автомобильную промышленность, то 50 миллионов долларов у первого лица нет нигде: ни в Форде, ни в Крайслере, ни в Тойоте, ни в БМВ. Там зарплаты 5 миллионов, максимум. А у нас — 50. При этом зарплата рабочего на "Автовазе" — 250 долларов в месяц. Это даже олигархам не снилось. Олигархи эти суммы воровали, а эти официально получают от лица государства. А завод остался в яме. За что они получали деньги? Они ничего нового не привнесли. Они не создали новых машин. Не поставили новый конвейер. Дожевывают, что сделал Каданников. Причем этот беспредел вершится на глазах изумленной публики. Людям безразлично, чей завод — Каданникова, Березовского или Чемезова. Но там не произошло изменений, а одно легальное воровство. Поэтому нас может спасти цивилизованный сталинизм, а кризис лишь ускорит его воплощение. Понятно ли нашим правителям, что близится время войн и революций?

Так думают многие технократы, которые сражаются с кризисом, не бросая свои производства, как капитаны не бросают попавшие в шторм корабли.

Александр Проханов ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ я много езжу по заводам, строящим вагоны и танки, подводные лодки и авиационные двигатели. Всех их накрыл черный зонтик кризиса. Директора производств, конструкторы, стратеги производства делились со мной этой внезапной бедой, напоминавшей солнечное затмение. Сколько времени продлится затмение? Как долго может существовать растительность без солнечного света? Не останутся ли от нее обугленные стволы? Мысли производственников я суммировал в своих несколько беспорядочных записях, которые привожу как пример общего состояния умов.

Многие полагают, что среди всех отраслей больше всего от кризиса пострадает обрабатывающая промышленность, военно-промышленный комплекс, которому грозит полное уничтожение. Технократы считают, что кризис носит космический, неуправляемый характер, но в нем есть управляемые сегменты, и это управление направлено на истребление остатков русского ВПК. В оборонном отношении Россия может остаться "голой".

На протяжении последних пятнадцати лет власть не обращала внимания на оборонную промышленность, не модернизировала ее, позволяла ей деградировать. Во главе этой отрасли оказались люди, чуждые ей ментально, идейно и профессионально. Одним своим присутствием они дискредитируют отрасль. Сейчас, когда к проблемам спасения отрасли подключился верхний уровень руководства, Президент и Премьер, появилась некоторая надежда. Но оба так погружены в социальные, военные, политические, сырьевые проблемы, каждая из которых напоминает сходящий оползень, что им не до отдельных заводов.

В чем часто выражается поддержка государством пошатнувшихся производств? Им заменили дешевые и долгие зарубежные кредиты на отечественные, что в два раза дороже, с процентной ставкой 18-20%, — то есть на "короткие" и "дорогие" деньги. Финансовый блок в правительстве представлен людьми, которые, по меткому выражению Владислава Суркова, являются "стерилизаторами". Они "стерилизуют" не просто денежную массу в стране, а оскопляют всю отечественную промышленность. Весь мир идет в сторону "дешевых" и "долгих" денег, предоставляя промышленности продолжительные и дешевые кредиты, весь мир заливает деньгами пошатнувшуюся экономику, а в России исповедуют "гайдаровские идеалы", которые и до кризиса душили Россию.

На заводах понимают, что эти государственные кредиты вернуть нельзя. Предприятия с длительным технологическим циклом — такие, как, например, моторостроение, — не успеют окупить эти кредиты. Они разорятся, объявят дефолт, и если они находятся в частных руках, государство приберет их себе, а если они государственные, то им спишут эти долги, как списывали колхозам. Высокотехнологичное оборонное производство превращается в колхозы, где коров, чтоб они не упали от голода, подвешивали под брюхо веревками.

"Оборонщиков" спрашивают: "Почему у вас такие дорогие ракеты и бомбы?". Но когда у предприятия государство приобретает всего пять ракет и сто бомб, или оборонный заказ авиации равен трем самолетам, изделия не могут быть дешевыми. Они становятся золотыми и платиновыми, ибо только крупные серии окупают издержки дорогого, основанного на дорогих технологиях производства, как создание ракеты или самолета.

Станки в России не менялись двадцать лет, устарели на целую эру, но теперь, при нынешнем курсе кризисной "бивалютной корзины", придуманной нашими финансистами, цена оборудования за рубежом стала такой, что невозможно купить ни одного станка — они в два раза дороже, чем до кризиса. Стало быть, сокращение производства неизбежно. Люди будут выброшены на улицу. После кризиса новый набор рабочих будет крайне затруднен. Эта сфера не стала привлекательной для молодежи. К тому же, "демографическая яма" не рожденных в 90-е годы людей абсолютно оголит производство. Наложение друг на друга множества негативных проблем породит своеобразный "мультипликатор", итогом которого будет полное уничтожение обрабатывающей промышленности.

Этот рынок займут другие страны, в частности Китай, который уже двинулся в Россию с китайскими легковыми автомобилями, китайскими грузовиками, китайскими кранами. Меры, которые сегодня принимает наше правительство, — пожарные, асистемные, часто панические. Например, правительство предлагает: "Давайте мы будем субсидировать процентные ставки. Сначала их "задерем", а потом будем субсидировать". Ставки "задрали", но субсидировать забыли. Например, до кризиса предприятие платило банкам по процентам сто миллионов в месяц. Сегодня оно должно платить триста миллионов рублей в месяц. Где-то нужно взять эти добавочные двести миллионов рублей. Откуда? Обрабатывающая промышленность превращается в придаток банков, весьма не эффективных, с отвратительным банковским обслуживанием, с произвольной кредитной политикой.

Когда в 91-м году к власти пришли так называемые реформаторы, они объявили, что во всех бедах СССР виноват ВПК. Якобы он сжирал всё, не оставляя денег на колбасу, ботинки, видеомагнитофоны. Теперь есть колбаса, ботинки, видеомагнитофоны, но ВПК сжался до размеров грецкого ореха. Он почти ничего не может. Сегодня самая главная угроза для России та, что мы голые, безоружные, у нас нет армии, нет военной промышленности.

НЕДАВНЯЯ ВОЙНА В ЗАКАВКАЗЬЕ — Россия её фактически проиграла. Мы не применяли там высокоточного оружия, хотя это азы современной военной кампании. За первый день боев мы потеряли семь самолётов и тринадцать вертолетов, включая тяжёлый самолёт. Бронированные самолеты Су-24 сбивались, как воробьи. Не было связи между войсками, 50% техники не вышло из расположения. Только потом валом пошли танки и масса пехоты, задавив противника количеством. После первых недопустимых потерь в авиации начали искать ракеты "Воздух — РЛС", поражающие радары зенитных ракет противника. Этих ракет не было. Их подвезли только через два дня, пока сбивали нашу несчастную авиацию. А если бы это была не Грузия, а Турция? А, не дай Бог, Китай?

В чем сейчас новая смертельная угроза? Американцы предлагают России: "Давайте сократим наши ядерные боеголовки до тысячи штук". Страшно, что наши недалекие, склонные к компромиссам стратеги пойдут на это соглашение. Почему американцы выступили с этой инициативой? Потому что они создали новое поколение оружия, которое в состоянии решать те же задачи, что и ядерное, но без ядерного заряда. Точность, сверхскорость, специальные проникающие головки, которые за счет огромной кинетической энергии могут поражать любое закрытое убежище, — ракетную шахту, штаб, центр управления. Все это они испытали в Югославии, Ираке и Афганистане. Эти страны были для американцев огромными даровыми полигонами. Не надо было строить искусственные полигоны миллиардной стоимостью, причем на этих войнах они утилизировали огромное количество старого оружия.

В современных войнах 80% задач решает авиация с опорой на высокоточное оружие. У нас останавливаются МиГи, потому что у них стали расслаиваться корпуса от старости. "Сушки" стоят, потому что не хватает двигателей, нет ресурса. Обычной армии нет. Десантники на броне — это смех и слезы. Их уничтожат управляемыми бомбами с высоты 20 тысяч метров. Такая территория, как Россия, осталась без прикрытия средств ПВО. Сохранилась у нас только "ядерная дубина". Но и с ней не всё в порядке. "Булава" как падала, так и падает. И самое интересное, что за эти падения никто не отвечает. Такое было трудно представить во времена Брежнева, Хрущева или Сталина. Сейчас ни один руководитель не лишился поста. Если ты вице-премьер, руководишь оборонной промышленностью и армией, под тобой министры, главки, научные институты, ты ведь должен отвечать за провалы? Что ты киваешь на какого-то конструктора или руководителя института. Ты — ответственен, с тебя спрос. Ничего подобного — Президент молчит. Ответственный за провалы, улыбающийся нарцисс перед телекамерой. Один пиар.

И если такое творится в стратегической отрасли, что же делается в остальной промышленности? Народу морочат голову. Телевизор вещает: всё хорошо, всё отлично. То парад проведут — пролетят самолёты пятидесятилетней давности. То стариков провезут на грузовичках по площади, ветеранов минувшей войны, а в чем для них радость на старых грузовиках кататься? То пройдут курсанты в форме Юдашкина. Почему ж не покрасоваться с павлиньим пером на голове? Вместо этой формы можно было бы закупить нормальную обувь для армии. Ведь что основное для пехоты? Это обувь, связь и оружие. В этой же Осетии за две недели боевых действий у солдат вся обувь развалилась. Они себе обувь добывали на трофейных грузинских складах, захватывая натовские комплекты. Связи не было никакой. Только оружие, еще советское, сорокалетней давности, кое-как служило. Никому в голову не приходит обеспечить армию нормальной обувью. Все бесконечные выставки снаряжения, на которых появляются под телекамеры тучные генералы-тыловики, это одна показуха. Но где хорошая обувь для армии? Даже видя образцовые горные бригады, которые показывают по телевизору — человек, который разбирается в военном деле, тихо похохатывает. Все это отстает лет на двадцать от того, что есть на Западе.

Но речь, разумеется, не об обуви, а о том, что в военном отношении Россия совершенно безоружна. Сразу же после кризиса, в первую фазу подъема, начнется сырьевой передел мира. Цена и значение сырья резко вырастут. Это и руды, и углеводороды, и пресная вода. В оружии следующего поколения очень важны будут сплавы на основе рения, никеля, хрома, титана. Эти сплавы обеспечат два показателя оружия — скорость и точность. Скорость позволяет достичь результатов без применения ядерного оружия. При ускорениях в несколько "махов", во время разгона самолет нагревается до четырехсот градусов, двигатель — выше двух тысяч градусов на форсажном режиме. Еще один показатель — это вес. Нужно уменьшить вес, чтоб увеличить запас топлива и дальность действия. Воевать будут за источники энергии, за уран, за редкоземельные металлы. Учитывая, что у нас сосредоточены огромные запасы этих ресурсов, надеяться на то, что нас не тронут, абсурдно. Неизвестно, как это будет происходить, — через прямое вторжение или через шантаж. Может быть, нам просто покажут оружие, перед которым мы бессильны, и наши политики уступят сопернику часть территории, или пустят их к месторождениям.

Последний конфликт в Закавказье подвергся тщательному изучению во всем мире. Его проанализировали Китай, Америка, Турция, Иран. Специалисты по системам вооружения Израиля проанализировали и сказали: "Мы поняли, что у России нет армии". Там потирают руки: у русских нет армии и нет военной промышленности, если они воюют таким образом. Народ говорит: "Молодец Медведев, принял решение отразить агрессию Грузии и победил". Но ведь это "пиррова победа". К войне не были готовы, никто ничего не знал. Где была агентурная разведка? Где был Космос? Где обещанный Сергеем Ивановым ГЛОНАСС? Где военное руководство, планирующее операцию? Рассказывают, что один из замов начальника Генштаба во время событий находился в отпуске и, узнав о начале войны, обратился к шефу с просьбой не прерывать отпуск и продолжить отдых. За саму постановку вопроса нужно срывать погоны.

Сейчас существует колоссальная угроза суверенитету и территориальной целостности России, потому что мы голые. Что бы нам ни показывали — какую-нибудь костромскую ракетную дивизию, куда раз в полгода ездят оба президента. Мы грозим НАТО "Искандерами", а если их еще нет? Если они — макеты, опытные образцы, что тогда? Угроза поражения в будущей войне с каждым месяцем всё реальней.

Есть головное оборонное предприятие, а есть смежники второго, третьего, пятого уровней. Скажем, если раньше на металлургическом заводе головному предприятию откатывали кольцо для двигателя за месяц, то теперь, в условиях кризиса, им нужно четыре месяца. У них уже нет непрерывного процесса, огромное количество печей остановлено, прокат остановлен. Им нужно купить руду первого передела, всё это привезти, прокатать. Это целый цикл. И цикл создания любого оружия в условиях кризиса увеличился в разы. "Головник" создает изделие, а в этом изделии есть разные блоки, системы, подсистемы. Их изготовляют узкоспециализированные компании, у которых нет иных покупателей, кроме "головного". Они уже находятся в состоянии полураспада. Потому что количество агрегатов, которые у них покупают, столь мало, что они не способны существовать. Они умрут, а вместе с ними умрет головное предприятие. Этот трагический процесс невидим для широкой общественности, потому что общественность созерцает на экране ракету, самолёт, танк, а составные элементы изделия скрыты от глаз.

Особенно смешно, когда на авиационных салонах показывают наших летчиков-акробатов, пускающих цветные дымы. Штопор, свечки, бочки, "мертвые петли", "колокола". Все, что они показывают, никакого отношения не имеет ни к военной выучке, ни к возможностям самолетного строя, ни к воздушному бою. С самолета сдирается все, на нем нет оружия, микроскопический запас топлива, и начинается весь этот балаган в небе. Современная война не предполагает никакой акробатики. Акробата обнаружат за несколько сотен километров. Все кнопки на западных самолетах устроены по принципу: "пустил-забыл". Его захватывают, пуск. И дальше об этом самолете никто не думает, он на сто процентов будет уничтожен, и уже занимаются другим его коллегой. Это в детских фильмах он делает противоракетный маневр и уходит. В боевых условиях никуда он не уйдет и будет сбит. Мы заметим врага за двести километров, а он нас за четыреста. Пускает ракету, отворачивает, и его больше никто никогда не найдет.

Масштаб производства определяет всё: себестоимость изделия, скорость изготовления, технологическую компетенцию, возможность сфокусировать добавленную стоимость, которая позволит привлечь специализированных компетентных людей, создать вокруг производства социальную среду. Если предприятие продает много двигателей, самолётов, управляемых бомб и ракет, оно может построить поликлинику, отремонтировать бассейн, профинансировать вуз. Если продает мало, то ничего не заработает и ничего не сможет сделать. Будет наблюдать, как всё погружается в разруху. Создание крупномасштабного производства является сверхцелью всех правительств мира. Если сегодня американцы делают истребитель пятого поколения, они объявляют: "Мы покупаем для ВМФ и ВВС США 3000 самолетов и еще 2000 купят наши сателлиты". Это позволяет фирме, которая выиграла тендер на производство, строить под эту сумасшедшую серию новые лаборатории, новые испытательные центры, новые полигоны, новые сборочные корпуса. Размещать заказы у субподрядчиков, которые тоже под этот гигантский заказ модернизируются, им дают кредиты, они выпускают акции. Рынку понятно, что фирма, выигравшая тендер, на тридцать лет обеспечена работой, стабильна, надежна и акции её будут расти. У нас же не только не объявляется масштаб производства для себя — у нас ничего не делается, чтобы привлечь какого-нибудь сильного партнера, чтобы мы вместе потащили бы этот заказ. Пресса пишет, что Индия будет участвовать в строительстве российского истребителя пятого поколения, но Индия не участвует — она не заплатила ни рупии, ни доллара. Пресса пишет, Индия будет участвовать в строительстве транспортного самолета, но за пять лет не выпустили даже комплект чертежей. Идёт профанирование всего, что только возможно. При этом никто ни за что не ответил. И нигде нет примера масштабного производства.

На фирме "Сухого" Погосян создает самолёт "Суперджет", с привлечением зарубежных фирм, отвечающий всем мировым требованиям, предназначенный для мирового рынка. Русский рынок очень мал. Россия — не летающая страна. У нас до кризиса летало 38 миллионов человек. Если вычесть чиновников, бизнесменов и праздношатающихся людей, то остается максимум 15 миллионов человек. В Советском Союзе летало 120 миллионов. Америка специально выращивала "летающую культуру" мобильного перемещения в течение полувека, понимая, что если дать возможность людям массово летать, то под этой летающей массой внизу создастся огромная аэрокосмическая индустрия, которая будет цивилизационным локомотивом страны. Мы уже не имеем этой аэрокосмической промышленности, мы не летающая страна, мы не участвуем в мировом рынке, у нас всего один процент рынка. Этот процент нам уступили, чтобы за нами присматривать: не научимся ли мы чему-нибудь стоящему в гражданской сфере, а значит, и в военной? Им страшно, что мы можем соорудить "асимметричный ответ", но, к сожалению, ни воли, ни ума у нас пока не хватает. И погосяновский "Суперджет" может зависнуть, потому что пока еще не объявлен заказ на этот магистральный самолет, мы не понимаем масштаба будущего производства. Но ведь другие страны также строят самолеты подобного класса, грозя нам вытеснением с рынка.

Например, в подобном проекте участвует Бразилия с Европой. На такой же проект навалился Китай со всей его мощью. И, наконец, Япония. Когда-то, до войны, Япония была крупнейшей авиационной державой, именно её самолеты разгромили американский флот в Перл-Харборе. После войны американцы их "стерилизовали", вырезали всю авиационную промышленность. Впрочем, как и в Германии. Сейчас Япония возвращается к гражданским проектам. Она является мировым лидером по композитным материалам. У них есть шанс сделать первый в мире композитный самолет, что сэкономит им тридцать процентов веса. А это экономия топлива, дополнительная дальность полета, продление ресурса. В Японии проект выполняют "Мицубиси" и "Тойота" — "Мицубисиджет". А у нас этот проект делается на уровне КБ "Сухого", хотя в Бразилии, когда затевался подобный проект, он был национальным.

Бразильцы захотели создать у себя авиационную индустрию. Выписали к себе огромное количество инженеров, которые работали на "Аэробасе" и на "Боинге", привлекли европейский капитал, взяли небольшую фирму "Эмбрайер" и практически с нуля раскрутили новую отрасль. И сегодня "Эмбрайер" стал лучшим самолетом размерности от сорока до ста пассажиров. То, что не интересно крупным "Боингу" и "Аэробасу", взяли на себя бразильский "Эмбрайер" и канадский "Бомбардье". Это очень быстро растущий сегмент авиации, до 20 % в год. Эти самолеты возят пассажиров из региональных центров в крупные аэропорты, откуда совершаются трансконтинентальные рейсы.

У нас закончились Ту-134, отлетали по тридцать-сорок лет, заканчиваются Ту-154. У нас исчезают региональные самолеты. Нам остаётся или покупать "Эмбрайер" и "Бомбардье", или научиться делать собственный магистральный самолет.

Китайцы запускают проект "Аэрджи" — китайский региональный самолет. Они сразу же принимают решение — 300 самолетов Китай покупает для своего рынка, гарантированная покупка. Они в Шанхае построили завод именно под этот проект. Новую взлетно-посадочную полосу. Вокруг завода построили рабочий квартал на 100 тысяч жителей, как наше Митино или Куркино. Они ничего нового не выдумали, всё это было в Советском Союзе. В рыночных условиях они применяют технологии, которые были в Советском Союзе. У нас в России — ничего подобного. Фирма "Сухой" стремится конкурировать с национальными проектами крупнейших стран мира. Погосян совершает подвиг. Когда ему помогут заказом?

Как удержать рабочих, участвующих в российских стратегических проектах? Каждому заводу, который выполняет работу для государства, надо выделять по сто квартир в год. Эти квартиры даются для людей до 30 лет. Таких заводов в стране сегодня не больше пятидесяти. По сто квартир, это пять тысяч квартир, вполне по силам стране. Эти заводы распределены по территории России. Страна должна быть нормально заселена, а не только одно Подмосковье. Вместо этого всех тянут в Москву. В сумасшедшие коробки, по обе стороны МКАДА. Всю Россию свозят в Москву, где уже жить невозможно. Словно уже готовятся сократить территорию России до размеров Тверского княжества. Дать квартиры в Пермь, в Самару, в Комсомольск-на-Амуре, в Мурманск, в Северодвинск. Раздавать по сто тысяч квартир в год. Но об этом никто не хочет слышать. Говорят, с этим обращались к Зубкову, когда он был премьер-министром. "Правильно. Вы подготовьте списки". Зубков ушел, а списки не подготовили. Теперь он занимается сельским хозяйством: козами, курами, корнеплодами…

Всех технократов-государственников волнует одно: угроза для безоружной страны. Россия — пустая гигантская территория с запасами сырья. Вянущая индустрия. Слабеющий ВПК. И постоянно реформируемая армия.

ВСЕ ПОНИМАЮТ, что следующая война будет сверхтехнологическая. Надеяться, что Россия выиграет её ополченцами, абсурдно. Готовятся к производству новые самолеты Су -35, пятое поколение. Там одна электроника, цифровая система управления, наведения, боя. Сегодня техник самолёта — капитан, человек с высшим образованием. Реформа, сокращая численность ВВС с 87 тысяч человек до 35 тысяч, предполагает, что техником самолёта становится сержант. У него не будет высшего образования, как он сможет обслужить "электронный" самолет пятого поколения? Снять все характеристики, обработать, сделать диагностику, загрузить программами? Это просто бред. Те, кто пишут эти реформы, враги. Они готовят поражение Родины.

У американцев есть крупные военно-воздушные базы. И мы, по примеру американцев, собираемся создавать крупные военно-воздушные базы, но почему-то вокруг крупных городов-миллионников. А ведь летчики из этих городов сквозь пробки до своих самолётов никогда не доедут. Ведь смысл подобных баз в том, что они находятся в безлюдных местах, среди компактно проживающего персонала, и летчики на собственных машинах до своих самолётов могут за десять минут доехать. Наши умники возражают, что в этих отдалённых местах женам летчиков и прапорщиков негде работать, а в миллионниках есть где работать. Но это же бред. В основу боеготовности летного соединения ставится не быстрота оснащения и взлёта, а самочувствие жены прапорщика. Разве так войны выигрываются? Если вы не можете создать цивилизованную жизнь в этих отдаленных гарнизонах, так не беритесь за это. Такую жизнь создать элементарно. Не много нужно. Бассейн, хороший детский сад, школа, кинотеатр, пара ресторанов. Ведь все это было при СССР, и никто не жаловался. Компенсируйте отдаленность высокой зарплатой. Летчик не летает до шестидесяти лет, а только до тридцати пяти. Платите ему это время нормальные деньги. У американцев летчик в двадцать лет садится на самолет, а в тридцать два года уходит на гражданку, подполковник, в соку, вся жизнь впереди, поезжай куда хочешь. Его с удовольствием берут на работу в любую корпорацию. Буш-старший и Буш-младший — оба были летчиками, оба дослужились до президентов.

Это все не объяснишь никому, никому это не надо. Можно допустить, что человек прекрасно торговал мебелью, а потом стал министром обороны. Если он выдающийся человек, организатор, способен собрать вокруг себя творцов-реформаторов. Но то, что происходит с армией, вызывает даже не смех, а чувство горя. Не омерзение, а горе. Как если бы у тебя умер друг или близкий родственник. Так умирает армия. У военных профессионалов глаза на лоб лезут. Они говорят: "Надо немедленно увольняться и бежать, потому что ничего хорошего нас не ждет. У нас есть опыт, есть компетенция. Нас никто не спросил, а просто прислали пакетик документиков, написанный какими-то жалкими людьми. Кто это писал? Кто автор этого бреда?"

Роль ВВС возрастает в современной войне, а по этим реформам ВВС сокращается втрое. Этот вид войск выращивался в страшных муках. Каждый год в Советском Союзе билось по сто летчиков. Все это изучалось, записывалось, под это формировались военные училища, писались инструкции. Теперь — всё под нож. Сокращение военных учебных заведений, где создавались целые школы, целые военные культуры — это преступление. Когда вникаешь в эти процессы, напрашивается мысль, что совершается сознательное уничтожение способности страны к сопротивлению. Промышленность положить на бок. Армию раскассировать под шум дождя, под разговоры о реформе, о каких-то квартирах для военнослужащих, которых никто не видал. Говорят одно, а с величайшей степенью цинизма делается другое. И это происходит везде. Или существует и реализуется какой-то вражеский план. Или глупость и некомпетентность достигли критически масштабов. Существует поговорка: "В армии дураков немного, но они расставлены так умело, что всё время на них натыкаешься".

Сегодня, на новом витке, повторяется тот же беспредел, какой существовал в девяностых годах, но теперь более цинично и изощренно. Всем этим руководит элита, по сравнению с которой Бурбулис или Шахрай, или Шумейко — неразумные дети. Изощренные, циничные, цепкие, беспощадные, они научились вывозить из страны богатства, которые так пригодились бы России в период кризиса. При этом кто мы, народ? Такое ощущение, что всех нас держат за быдло. И пьяницу у ларька, и бизнесмена, и директора завода, и почтенного профессора, даже губернаторы и те — быдло. Все, кто за пределами Садового кольца или Рублевки, — все быдло. Нельзя утверждать, что у этого зла есть центр, но такое ощущение, что он существует. Возможно, нечто подобное происходит и в других обществах. Какой-то невидимый, надличностный разум, стремящийся разрушить стройные человеческие системы. Но другие общества противостоят этому злу. Например, японское или китайское общества противостоят. Мы же выходим навстречу этому злу, как древляне: без оружия, в лаптях, в белых рубахах, и, расчесывая бороды, стоим и молимся.

Японцев "опустили", когда они стали технологически обгонять весь остальной мир. Но они отрезали себе от мирового пирога куски компетенции, в которых никто не может их преуспеть. Их не трогают, пользуясь их уникальными достижениями в этих отраслях: японские станки, японские телевизоры, японские машины. Наверное, если бы у них снова появились авианосцы, их бы опустили вторично.

Недавно американцы собрали конференцию по России, в отечественной прессе были невнятные отзвуки этой конференции. Они собрали советологов или русологов со всего мира и постарались ответить, что будет с Россией после кризиса, исходя из того, что она несет ядерную компоненту и является кладовой ценного сырья. Демографы, экономисты, культурологи, антропологи, специалисты по национальным отношениям, специалисты по системам вооружения и так далее. Их выводы таковы. Возможна полная смена строя. Уничтожение обрабатывающих отраслей промышленности. В России будет демографическая дыра.

В Башкирии, одном из самых рожающих регионов, где рождаемость превышает смертность, с момента кризиса в 27 раз увеличилось количество абортов. Это в республике, где половина мусульман. Что же происходит в русских регионах?

ИЗ ЛЮБОГО ПОЛОЖЕНИЯ есть выход. Но сужаются ворота возможностей. С каждым месяцем, с каждой неделей. Выход из катастрофы становится всё уже. Нужно, чтобы власть поменяла приоритеты. Но как? Один академик написал статью, где объяснил всё про нашу власть, которая свои деньги, свои личные блага получает за счет сырья. Сырьевая власть и элита. И пока они сырьевые, наши нанотехнологии и хайтеки ей не нужны. В Индии президент — ракетчик, он реально делал ракеты. Наш Президент — юрист, он правовед, он способен создать правовое государство, его интересует положение заключенных, уровень судов. Всё что угодно, но не ракеты. Чтобы страна оснастила себя оборонными системами, нужна другая система власти. Иногда начинает казаться: выход в том, чтобы власть ощутила свою личную зависимость, свое личное выживание от того, будут ли у России сверхточное оружие и ракеты. Что судьба их детей, их домов, их состояний зависит от того, будет ли за их спиной могучая великая держава, способная отбить любые поползновения на их благополучие. Но потом понимаешь, что это ложное представление. Если мотивацией лидеров страны является их личное выживание, то страна обречена вдвойне. Когда человек становится президентом, у него через некоторое время должны наступить органические изменения. Кремль должен преобразить их психологию, этику, волю, всю шкалу ценностей. Он не может думать ни про себя, ни про свою жену и детей. Он должен думать только о стране.

Странное дело, я разговариваю с технократами, рационалистами и прагматиками, но многие из них уповают на чудо небесное, на Русское Чудо, которое всегда спасало Россию.

В чем разница американского и русского лидера? Вот Буш. Он может подавиться булкой, до сорока лет он квасил, что в Техасе обычное дело, он может перепутать названия какой-нибудь страны, выступить где-то посмешищем. Но для Америки это абсолютно не страшно, потому что вокруг Буша находится элита американского общества: профессионалы, безупречные патриоты, которые не позволят Президенту совершить непростительную глупость. У нас вместо элиты — двор. Царедворцы. Их карьеры — карьера столоначальников. Кадровый резерв столоначальников. У них за спиной нет ни одного серьёзного проекта, они не запускали звездолёты, не осваивали Арктику, не выигрывали войны, не переводили Россию на другой цивилизационный уровень. Они всю жизнь командовали "столами".

Например, кто такой Сергей Борисович Иванов, от качеств которого во многом зависит оборона России? Он все лучшие годы просидел в Африке. Какие у нас были интересы в Африке? Он просто встречал тех людей, которые туда приезжали, был с ними любезен и мил. Потом он вернулся из Африки в Петербург, сидел на Литейном и командовал отделом из двенадцати человек. Дослужился до генерала. Потом столоначальник, командовавший двенадцатью подчиненными, вдруг получает в руки систему в два с половиной миллиона человек, армию и военную промышленность. Сколько пришлось заплатить обществу за такое перемещение? И сейчас мы продолжаем платить за этот его карьерный скачок. Всё, что у нас падает и разбивается, всё, чего у нас нет и до сих пор не появилось, — разве не он за это в ответе?

Кто такой в советское время председатель военно-промышленной комиссии? Это секретарь ЦК, отвечающий за оборонную промышленность. Это Устинов. Это сверхчеловек. Тогда Устинов в условиях неограниченных ресурсов мог решать любую военно-техническую проблему, а сегодня в условиях ограниченных ресурсов у Иванова была задача решить насущнейшие оборонные задачи страны. Но он ведь с этим не справился. Ни с чем.

После жутких девяностых годов Россия в невероятных усилиях собралась в государство, сохранилась как государство, чтобы в последующие годы сгнить до основания в руках взяточников, воров, дураков. Только Русское Чудо спасет нас. Оно приведет к трансформации лидеров, приведет к смене команд.

Лидер страны приглашает к себе крупнейшего конструктора и спрашивает, что нужно, чтобы продвинуть его уникальное изделие. Конструктор подробно, системно объясняет, что нужно сделать, какие проблемы решить, на какие затраты пойти. Лидер все выслушивает, все понимает, но с тех пор ничего не предпринимается, ничего. Лидер слетал на Ту-160 и приглашает к себе на дачу в Сочи экипаж этого дальнего бомбардировщика. Самолет вел командир дивизии. Наверное, если я лидер страны, я должен не просто устроить товарищеский ужин с пилотами, справиться, как дела, как здоровье, а должен вызвать командующего авиации и узнать о главных проблемах этого неблагополучного вида авиации, чтобы дальняя авиация хотя бы осталась в стране. А она не останется, ибо все эти полеты к Уго Чавесу вызывали только смех у американцев. Кондолиза Райс просто хохотала: "Кончайте летать на нафталиновых самолетах!" Какой итог посиделок в Сочи? Итог обеда какой? Никакого. Зачем это всё — для телекамер, что ли? Бесконечный пиар, показуха? Естественно, народу нужно показывать, что в стране есть ракеты, самолеты, что Президент отважный человек, в хорошей физической форме, что он набожный. За всем этим должна стоять какая-то суть, но ведь сути нет.

Кто-то надеется на силовиков, на сохранившуюся в них волю к власти и модернизации. Но можно ли верить в силовиков? МВД гнилое. Часть ФСБ полностью деструктивна. Военная разведка скукожилась. СВР "задвинута" на окраину всех процессов. Когда Президент привел в СВР Фрадкова и представил коллективу, один полковник с задних рядов выкрикнул: "Спасибо, товарищ Президент!" "Не понял, за что мне спасибо". "Спасибо, что прислали к нам Фрадкова. А ведь могли и Нарусову". С этого момента полковник вошел в историю внешней разведки.

Кризис пришел на заводы, производство вошло в его первую, очень сложную фазу. Доступ к кредитам почти полностью исключен. Кредиты дорогие и короткие. Некоторые заводы национализированы, но иностранцы после национализации заводов отказывают им в поставке станков: "Вы теперь государственные предприятия и станете изготовлять Бог весть какую военную продукцию". Когда на заводы приезжал Путин, вся его свита щелкала каблуками: мол, завалим заказами, обеспечим производство деньгами. Уехали — и ничего, полный ноль. Никаких заказов. Это был спектакль, разыгранный для одного человека.

Некоторые дальновидные директора надеются на зарубежные заработки: Китай, Алжир, Индия… Например, моторостроительные заводы в состоянии строить газовые турбины для энергетики, но им нужно построить большое производство для больших турбин. Нужны портальные станки большой мощности. Один станок стоит пять миллионов долларов. А их нужно десять или двадцать. Цикл производства станка в Японии — 22 месяца. Четыре месяца везти и собирать его. Но он заменяет десятки существующих станков. В масштабе государства — это абсолютно окупаемая акция, ибо появится серийное производство таких машин, которые позволят поднять производительность в два раза. У нас сегодня энергоемкость валового продукта в четыре раза больше, чем в мире. Сейчас Медведев издал указ по снижению энергоёмкости, но есть опасения, что он не будет выполнен. Ничего не делается. Если мы действительно хотим сократить затраты энергии, мы должны строить десятки новых заводов: газовые турбины, паровые турбины, трансформаторы, системы распределения, системы учета электроэнергии. Финансировать энергетические институты, чтобы оттуда выходили специалисты высокой квалификации. Не сделаем мы этого — указ Президента останется на бумаге. Всё равно, что издать указ, предписывающий 330 солнечных дней в году. Указ-то правильный… Кто-то ему посоветовал: дескать, давайте снижать энергозатраты, иначе нам крах. Американская цивилизация поставила подобную задачу, причем на уровне Президента США, — в два раза поднять энергоэффективность американской экономики. Значит, мы будем в восемь раз отставать от них по этому параметру. А цена энергии резко возрастает. Современный сверхскоростной станок потребляет энергии в разы больше, чем его недавние предшественники.

Почему наша автомобильная промышленность умрет? У нас обработка деталей автомобильного двигателя — 2 тысячи оборотов в минуту. У американцев универсальный станок режет со скоростью 20 тысяч в минуту. Производительность выше в десять раз. Цена труда в десять раз дешевле. А есть обрабатывающие центры, которые работают сразу же двадцатью фрезами. Там скорость — 300 тысяч оборотов в минуту. В 150 раз выше производительность труда, чем у нас. Вся наша технологическая база в стране никакого отношения к современной цивилизации не имеет, и мы ограничиваемся только лозунгами: "давайте лучше работать". Если мы не создадим эту цивилизацию, мы обречены.

Чтобы создавать оружие нового поколения, нужна коренная модернизация России, та модернизация, к которой до сих пор не приступили. Нужно резко расширить производственные возможности. Купить новые печи, новые станки, новые технологии. Купить новые измерительные машины. Модернизировать стенды. Нужны деньги. А их нет. Сегодня, в период кризиса, резко сократилась платежеспособность заказчиков. Рынок сжимается. Есть сложности у авиакомпаний, приобретающих самолеты. У железнодорожников, приобретающих локомотивы и вагоны. Нефтяные компании, которые шли в геологоразведку, покупали установки для выработки электроэнергии на месторождениях, сегодня свернули эти проекты. Газпром сокращает свои программы. Впрочем, он всегда их сокращает: то Роснефть покупает, то футбольные клубы, то по диким долгам расплачивается. У него всегда не хватает денег, и это несмотря на то, что каждая старуха платит сумасшедшие деньги за тепло, и на русский газ установлены запредельные цены во Франции, в Германии. К тому же — можно ли этому верить? — там разворовывается огромное количество денег. Это, в частности, утверждают поставщики оборудования. Газпром покупает ежегодно на четыре миллиарда долларов оборудования. Например, продается турбина для закачки газа в подземные хранилища. За четыре миллиона долларов. Будто бы с четырех миллионов один миллион забирают чиновники Газпрома. Не хочешь платить, пошел вон. Поставь эту турбину себе дома и качай газ. Двадцать пять процентов с каждого поставляемого в Газпром оборудования расходится по карманам чиновников, так это или не так? Рассказывают, что крупный лидер Татарстана, — именно там производятся подобные турбины, — обратился к менеджерам Газпрома: "Ребята, не берите эти двадцать процентов с нас, татар. Денег у нас немного. Поступите по-христиански". Ему отвечают: да, татары такие хорошие люди, денег у них немного, не будем с них брать. После этого за пять лет у них не купили ни одной турбины. И татары приползли на коленях: "Берите не двадцать, а тридцать процентов, только купите хоть что-нибудь".

Сегодня потери в рабочей силе, в связи с кризисом, на хорошо отлаженных машиностроительных заводах достигают предположительно 5-10 %. Речь идет о надстройке. Не нужны экономисты, управленцы, маркетологи, бухгалтеры. От них безжалостно избавляются. Но один мудрый человек придумал формулу: "Условия, в которых мы сейчас находимся, являются идеальными по сравнению с тем, что нас ожидает". А что ожидает, никто не знает.

Ведь за то, что происходит, кто-то должен ответить. Во всем мире за такие провалы всегда несли ответственность. Уходили в отставку. Садились в тюрьму. В Германии в 45-году стрелялись, потому что проиграли проект "Великая Германия". Кто и за что у нас ответит? Когда на телевидении разыгрывался проект "Россия", Зюганов спросил Черномырдина: " У вас было 500 миллиардов долларов. У вас было десять благополучных лет. Вы могли построить 500 заводов высшей цивилизационной пробы. За миллиард строится суперзавод. Вы же ни одного завода не построили. Сегодня у вас нет заводов, нет денег, вы приговорены". Кстати, существует мнение, что истинно первое место в этом телепроекте занял не Александр Невский, а Сталин. В условиях кризиса у народа Сталин выглядит как спаситель страны.

Конечно, телевидение создает радужную картину. Из телевидения не узнать истинное положение вещей. Но если почитать западную прессу, без купюр, ведь им-то все понятно, они над нами издеваются. То, что здесь выдается за грандиозные победы политики и экономики, там вызывает гомерический смех. Как сейчас врут, не врали даже при коммунистах. Мы имеем дело с огромным блефом, но там-то видят, что это блеф.

И КИТАЙ, И ЕВРОПА, И АМЕРИКА тоже борются с кризисом. Меры, которые они предпринимают, позволят им вылезти оттуда. Вот западное общество — у них рухнул сегмент финансовый, пострадал банковский сегмент, пострадала ипотека, а реальный-то сектор их великой индустрии остался цел. Они сейчас загрузят его военными заказами, организуют в мире две-три войны, и выкрутятся. А у нас-то все по-другому. У нас не пострадает Кудрин, а все остальное исчезнет.

Выступает один известный губернатор перед главами муниципальных образований: "Знаете, какая ваша главная задача? Не допустить голода в этом году. Вся реальная экономика края сворачивается. Налоги не поступают. Мы потеряли 60% отгрузки по железной дороге. Ваши бюджеты ничтожны, а количество чиновников огромно. Вы будете выбирать: платить ли чиновникам, или врачам, учителям. Если вы не заплатите врачам и учителям, заметят все. Это будет серьезный кризис в вашем околотке. Поэтому вы сейчас должны увольнять чиновников, сберегая свои малые бюджеты для учителей и врачей".

Представьте, рушится бюджет. Из чего платить зарплату? Почти во всех субъектах Федерации начались кассовые разрывы. Начинаются скандалы, перекрытия дорог, митинги, на рельсы какие-нибудь деревья повалят. Туда сразу кинут деньги, заткнут дыру. Но стройкомплекс в городах встал, мелкий бизнес встал. Это резко повышает уровень криминогенности. Уже есть трагический опыт 90-х годов. В день выдачи зарплаты рабочие подвергались массовому нападению, и у них отбирали деньги. Грабили ночную смену. Орудовали банды, которые нападали на человека, выходящего с завода, если он был прилично одет, — белая рубаха, чемодан, галстук. Думали, что это начальник, не понимая, что начальники ездят на машинах. Выходит человек с кейсом, где у него документы на тендер, ему дают по голове. Завтра тендер, а кейс с бумагами отобран. Потом находили эти бумаги на помойке. Были уникальные виды преступности. Совершались ограбления, а отпечатки пальцев отсутствовали во всех картотеках. Это значит, что люди раньше не занимались никаким разбоем. Уволенные инженеры, техники, рабочие собирались в неорганизованные кучи: сегодня в одну, завтра в другую, и начинали заниматься разбоем.

Сейчас опять возобновится "крышевание", поднимут голову бандиты. Надо немедленно строить автостоянки, ибо все машины украдут или сожгут. Надо собирать людей для общественных работ. Нет, ничего не делают. У нас в России инфраструктура на уровне 1918 года. Не делают, потому что боятся, что все деньги на развитие дорог украдут. Договорились до того, что готовы пригласить иностранцев с их техникой и им поручить строительство дорог. У нас нет ни дорог, ни мостов, ни аэропортов. У нас главный аэропорт страны хуже, чем на Кубе, не говоря уже о Гонконге, Париже, Мюнхене.

Обсуждаемые нами вопросы имеют два типа решений, простые, как строительство дорог, требующие воли и компетентных людей. А есть сложные вещи, такие, как будущее надводного или подводного флота. Потому что сегодня у нас нет индустрии, нет портов, нет рабочих, нет флотоводцев. То же касается судьбы стратегических бомбардировщиков или сверхточного оружия. Или судьбы "асимметричного ответа". Все это очень сложно. Наше спасение в том, что сохранились лекала, по которым эти вопросы можно решить. Сохранились лекала, по которым создавался советский Космос. Надо найти Королева, дать ему денег и заставить работать по этим лекалам. Сказать: "Напиши список, что тебе надо, все дадим, но не сделаешь, расстреляем". Как Берия. Когда он собирал ученых на атомный проект, запирая их в закрытые зоны, он дал им бумагу и сказал: "Пишите, чего вам нужно". Физики были скромные, один написал, что нужен коньячок с лимоном, другой — какие-то книги, третий — душ, белье чистое. Берия прочитал, засмеялся: "Мы же вас на годы закрываем, как же вам без баб обходиться?" И своей рукой дописал: "Бабы".

Возможно, нас ждет система, подобная сталинизму. Цивилизованный сталинизм. Из этой ситуации по-мягкому не выйти. Это должна быть жесткая система, может быть, китайский вариант, может быть, жестче. Нам нужно решить множество проблем, которые накопились в поры бездействия. Для этого нужен жесткий период, без всяких расстрелов, кровавых чисток. Должна быть подавлена только преступность, причем жесточайшим образом. Может быть, это будет авторитарный сталинизм в соединении с церковью, которая ограничивала бы власть в ее стремлении к репрессиям.

Понятно, что современные госкорпорации — это не выход из положения. Ничего, кроме разграбления бюджета, они не несут. Они обречены на низкую эффективность. Деньги государственные, а руководители компаний живут, как олигархи. Правительству не подчиняются, назначаются Президентом, общественного контроля нет. Имеют корпоративные самолеты, сумасшедшие бонусы. Многие были ошарашены, узнав, сколько получали люди, руководившие после Каданникова "Автовазом". Прежнее руководство вместе с Березовским крали понемногу машины, не более того. А новые выписывали себе зарплату 50 миллионов долларов в год. Были и выше, до 100 миллионов в год. Но если мы возьмем мировую автомобильную промышленность, то 50 миллионов долларов у первого лица нет нигде: ни в Форде, ни в Крайслере, ни в Тойоте, ни в БМВ. Там зарплаты 5 миллионов, максимум. А у нас — 50. При этом зарплата рабочего на "Автовазе" — 250 долларов в месяц. Это даже олигархам не снилось. Олигархи эти суммы воровали, а эти официально получают от лица государства. А завод остался в яме. За что они получали деньги? Они ничего нового не привнесли. Они не создали новых машин. Не поставили новый конвейер. Дожевывают, что сделал Каданников. Причем этот беспредел вершится на глазах изумленной публики. Людям безразлично, чей завод — Каданникова, Березовского или Чемезова. Но там не произошло изменений, а одно легальное воровство. Поэтому нас может спасти цивилизованный сталинизм, а кризис лишь ускорит его воплощение. Понятно ли нашим правителям, что близится время войн и революций?

Так думают многие технократы, которые сражаются с кризисом, не бросая свои производства, как капитаны не бросают попавшие в шторм корабли.

Андрей Фефелов НИ В ГОРОДЕ БОГДАН, НИ В СЕЛЕ СЕЛИФАН Продолжение. Начало — в N 6, 16 за 2008 год

Некогда, публикуя первую часть этих ненавязчивых заметок, я начал таким образом: "В преддверии мирового финансового кризиса, в начале схлопывания глобальной информационно-финансовой утопии хочется задуматься…", и так далее и тому подобное… Далее прозвучала нехитрая мысль, что кризис, при определенных условиях, может послужить и на благо.

Минуло тринадцать месяцев. И вот уже мои скромные записи превращаются в "заметки на полях кризиса".

Оптимисты из числа экономистов называют конкретные сроки выравнивания кривой падения мировой экономики, явно имея в виду, что кризисные явления носят цикличный и прогнозированный характер. Но налицо не только кризис финансов и производства. Очевидно, что один кризис наслаивается на другой, как карты пиковой масти. В России, в которой кризис перманентно продолжался в течение двадцатилетия, этот веер кризисов видится особенно явственно.

Перекосы российской жизни, вопиющие противоречия, такие, как соотношение бедных и богатых, контраст Москвы с провинцией, несоответствие системы власти огромным размерам страны, примат сырьевого сектора в экономике и прочее — все это карты черной масти из одной и той же кризисной колоды.

Не могу в полной мере оценить антикризисные меры, заявленные властью, но все это очень напоминает поспешное латание дыр, которое сопровождается замазыванием информационной жвачкой ушей и глаз сограждан. А между тем, России нужна революция. Желательно сверху. Желательно бескровная. Но революция!

Необходимо резкое изменение уклада, типов производства и потребления, методов управления, создание иной, жизнеспособной культуры на обломках "общества потребления" и "общества спектакля". Уверен, если означенные высокие цели в самое ближайшее время не будут заявлены, разработаны, обоснованы и конкретизированы властью, то они заявят себя сами, реализуясь в ходе затратных, хаотичных и неравномерных процессов саморегуляции. Но есть ли у России, у русского народа историческая возможность пережить бурю и ждать, пока все "устаканится"?

Громоздкий и совершенно не газетный заголовок данных растянутых во времени публикаций, тем не менее, является продолжением некоей путаной традиции.

Перестроечный Агитпроп очень любил демонстрировать кадры хроники, на которых Иосиф Сталин, выступая перед депутатами в 1937 году, промыслительно рисует тип управленца, отчего-то очень знакомый нам по нынешним временам:

"…О таких людях неопределенного типа, о людях, которые напоминают скорее политических обывателей, чем политических деятелей, о людях такого неопределённого, неоформленного типа довольно метко сказал великий русский писатель Гегель… нет, Гоголь. Великий русский писатель Гоголь… Люди, говорит, неопределённые, ни то ни сё, не поймешь, что за люди, ни в городе Богдан, ни в селе Селифан. О таких неопределенных людях и деятелях также довольно метко говорится у нас в народе — так себе человек, ни рыба, ни мясо, ни богу свечка, ни черту кочерга…".

Оговорка, на которую примитивно напирали прорабы Яковлева, имеет, на мой взгляд, глубокий смысл. Россия, словно зависшая между городом и деревней, существующая в пространстве перехода от рационального к поэтическому, живущая по законам научной теории и, одновременно народного мифа, волшебной сказки, она, призванная — по словам Максимилиана Волошина — сторожить Запад и Восток, зависла между Гегелем и Гоголем. И в этой вечной нашей маргинальности, двойственности не только особый путь, но и главное сокровище, способное при определенных усилиях обеспечить нам то, за что действительно стоит изо всех сил бороться, — cветлое будущее.

Кризис большого города о котором так много уже сказано, проявляется, прежде всего в изживании, распылении собственно городской культуры. Город, распухая, наполняясь пестрым человеческим материалом, превращается в чудовищный торг, лишается своей интимности и оседлости. Любимые места истоптаны или застроены, традиции извращены или пущены на продажу. Дух места покидает копошащиеся пространства, отдавая их на откуп цветных толп и анонимных строительных корпораций. Улицы никто не переименовывает, но их древние названия никому ни о чем уже не шепчут. Культурный слой съеживается, деформируется, а невидимая рука рынка тянется и крушит заповедные зоны в сокровенной центральной части, уничтожая родные силуэты и драгоценный ландшафт.

Но перманентный системный кризис мегаполиса, то, к чему мы все более или менее привыкли — скученность, страшнейшие пробки, социальный сумрак, отравленный воздух — это обыденность, завязанная на необходимость. Другое дело — и об этом почему-то никто не говорит — возможное наложение кризисов… То есть когда к изначально мрачным условиям обыденности подключаются обстоятельства чрезвычайные. Ведь современный так называемый город находится на искусственной подпитке. Это огромный инкубатор, подключенный к различным источникам искусственного питания. По множеству параметров он не имеет запаса прочности и в принципе не способен существовать в автономном режиме. Такой город, как перегретый реактор, предельно уязвим ко всем видам катастроф. Мегаполис — это колоссальный спутник, летящий по неустойчивой орбите.

Остановись зимой любая ТЭЦ — и близлежащие панельные дома моментально превращаются в холодильные камеры, лифты вмерзают в шахты. Канализация и водоснабжение исчезают.

И если сталинские и дореволюционные постройки, в чем-то напоминающие крепкие крестьянские избы, снабжены толстенными стенами и способны стать для их жильцов временным прибежищем, то перед микрорайонами, в определенных кризисных обстоятельствах, маячит призрак мгновенной гуманитарной катастрофы. Ведь речь идет даже не о сотнях тысяч замерзающих людей — опасности подвергаются миллионы.

Те же самые факторы касаются возможных проблем снабжения продовольствием. Даже самый небольшой сбой может иметь удручающие последствия. Эпидемия слухов легко перерастает в панику, воспламеняя активность и без того активных жителей мегаполиса.

Пятнадцать миллионов сидящих друг у друга на головах горожан не склонны к взаимопомощи, но воспитаны в духе взаимной конкуренции. Иногда эти люди вообще разговаривают на разных языках. И здесь всплывает еще один комплекс проблем, национальных и социальных. Мегаполис — слоеный пирог, состоящий из культурных и этнических анклавов, порой очень и очень обособленных. В условиях ослабления государственной власти город, напичканный имущественными, культурными и национальными противоречиями, станет одной большой ареной гладиаторских боев.

Обо всём об этом можно говорить еще очень и очень долго, но главный вывод таков: современный мегаполис не только вредная, но и крайне опасная игрушка цивилизации. Но где же выход?

В России прорастает с разных сторон, набирает ход, осмысливается идея Трансполиса — так называемого линейного города. Мегаполис словно разматывается вдоль трассы, создавая шкалу, состоящую из чередующихся небольших центров и пригородов.

В 70-х годах ХХ века советские архитекторы-футурологи Константин Пчельников и Илья Лежава независимо друг от друга приходят к осмыслению феномена Транссиба как структурного стержня переустройства России и мира.

"Транссиб, — пишет Пчельников, — есть глобальная широтная коммуникация от Атлантики до Атлантики (Лиссабон-Париж-Москва-Берингоград-Нью-Йорк) вместе с меридианными "подвесками" до южных периферий всех материковых континентов будет становым хребтом созидательной деятельности планетарной человеческой цивилизации".

Покойный Пчельников, которого французский историк экспериментальной архитектуры Мишель Рагон некогда назвал одним из ярких теоретиков "городов будущего", последние годы был увлечен идеей Великого стального пути, трассированного еще неолитическим человеком. Пчельников шел к формулированию глобальной транспортной, техногенной и социальной утопии, в основе которой лежал Транссиб.

Недавние разработки Ильи Лежавы в тандеме с архитекторами Михаилом Хазановым и Михаилом Шубенковым аттестуются так: "Это проект линейного города через всю Россию от океана до океана. Он подразумевает наращивание городской ткани на бесконечный энергетический хребет, к которому подтягиваются основные транспортные и обслуживающие коммуникации. От хребта отходят отростки с самостоятельными жилыми или производственными образованиями.… Данная концепция — из разряда революционных. Она позволяет рационально, экономично и удобно организовать жизнь на всей территории страны — без транспортных и энергетических коллапсов, с удобными связями и отлаженной логистикой взаимодействия между всеми элементами этой многослойной структуры."

Илья Лежава страстно декларировал проект непрерывного Транссибирского города: "Одним из важнейших событий начала прошлого века было проведение Транссибирской магистрали. С ее появлением произошел качественный скачок в развитии российского государства. Необходимо продолжить это начинание и совершить такой же скачок в развитии страны в ближайшие сто лет.

Современный город, многомиллионный, вроде Москвы, обречен. Мы решаем проблему радикально и утверждаем, что город XXI века в России — это линейный город. От акватории Балтийского моря до акватории Тихого океана.

При новых скоростях 600-700 км/ч (а уже сейчас существуют поезда на магнитной подушке, разгоняющиеся до 500 км/ч) через сто лет перекрывать расстояние до Владивостока мы сможем за 12 часов. Можно сесть на поезд и через два часа быть уже где-то за Уралом, а через три — на Байкале. А по дороге — города, заповедники, научные центры… Линейная структура решит не только транспортные вопросы. Размеры линейного города обладают огромными земельными потенциалами. Можно строить, не снося старое.

Линейный город станет экономической артерией нашей страны. Она будет состоять не только из структуры "восток-запад", но и из семи поперечных структур. Получится мощный скелет России, собирающий и стягивающий её бандаж. Это и будет новый качественный скачок в развитии не только градостроительства, но и государства.

Каждая из предложенных нами линий абсолютно реалистична. Продольная ось базируется на Транссибирской магистрали, поперечные также нанизаны на конкретные города и трассы. Например, вторая поперечная магистраль уже существует от Архангельска до Астрахани.

Ширина линейной структуры — 10-15 км. Состоять она будет из нескольких слоев. В центре расположится техническая зона, где будут основные энергетические и транспортные артерии, промышленность. Дальше — зона интенсивного освоения природы и место жизни человека. Потом — щадящая природу зона, с полями и угодьями, а далее — зона нетронутой природы. Конечно, это только схема, слои будут пересекаться и переплетаться в сложнейшие узлы.

Мы считаем, что основное население должно сосредоточиться вокруг этих линейных городов. Им там будет удобно, легко и выгодно жить. А остальная территория останется природе, которую надо восстанавливать. Конечно, многие исторические и культурные центры окажутся вне структуры. Москва, например. Они будут жить своей жизнью, но с экологической точки зрения это будут чистые культурно-исторические города-музеи.

Тема таких городов требовала более подробной разработки. Мы считаем, что воплощение нашего проекта абсолютно реалистично. Транссибирская магистраль уже есть. Строить вдоль нее можно, грузы везти можно. Технических проблем не будет уже к 2025 году. Источников энергии — масса. Так что линейные города в России обязательно построят. За ними будущее!"

Трансполисы Сибирский, Балтийский, Черноморский, Беломорский способны не просто "выпить" разбухшую Москву… Это и есть план обустройства России, обещающий новое социальное время, бросающий нас в иное технологическое и цивилизационное измерение.

Небольшие муниципальные единицы стелются вдоль федеральной трассы — чем это не готовая политическая модель с "правильным" балансом централистских и региональных потенциалов?

Российская Трансполия, возможно, и есть Пятая Империя, принципы устройства которой не были до конца проговорены.

Вероятно, трансполис может возникать не только вдоль исключительно железной дороги. Понятие Трассы способно включать в себя все виды колесных дорог, нитки ЛЭП, трубопроводы, фрагменты водных путей, телевизионные и радиотелефонные вышки, аэродромы, контролирующие спутники на околоземной орбите, линии Интернета, различные структуры самообслуживания и охраны. Ведь Трасса — это высокотехнологическая система, завод по передвижению людей и грузов, способный, в случае Транссиба, приносить баснословные прибыли.

Трансполисы могут быть и небольшие, и совсем скромные, напоминающие обычные деревни, тянущиеся в отдалении параллельно Трассе — главное соблюдение при их строительстве единых принципов и закладывание на будущее определенных параметров, необходимых для развития горизонтального города.

Идея трансполиса, Трансполии возрождает, уже на новом ветке, сотни раз охаянный, осмеянный поселок городского типа, придает ему горизонтальную динамику, столичный стандарт.

В Трансполии понятия центра и периферии изменяются. Центр превращается в ось, или ствол, растекаясь по веткам единого великого древа.

Трансполия — это надежда в массовом порядке вернуть, возродить, воссоздать полноценный русский дом, частный двухэтажный дом, рассчитанный на одну или две семьи, вросший в землю, обладающий огромным запасом прочности. Даже остановка, обесточивание Трассы в системе Трансполии не приведет жителей прибрежных поселений к катастрофе.

Для меня социальный и духовный смысл Трансполии — даже не в ее имперском геополитическом размахе и не в ее блистательном технологическом и коммерческом потенциалах. Трансполисы — это единственный шанс вернуть, на новом уровне, погибшую русскую деревню. Соединить городскую цивилизацию с сельским укладом. Притянуть нацию к земле и природе. Для русского народа, который испытал на себе последствия форсированной урбанизации, который во многом стал жертвой ускоренного развития, такая модель является спасительной и желанной. Строительство Трансполии — это революция, которую придется рано или поздно осуществлять. Это война без крови и жертв.

Возможна ли мобилизация российской кризисной экономики под этот крупнейший проект, претендующий на звание проекта века? Пусть власть хотя бы осмыслит необходимость выводить из столицы безработных гастарбайтеров, создавая из них трудовые армии…

На сегодня появление экспериментального проекта средней протяженности трансполиса с привязкой к местности — необходимое условие развития революционной идеи.

Спонтанное строительство и так ведется вдоль трасс, хаотично расширяя зону города. Агломерации растут метастазно и экстенсивно. В Подмосковье "элитное" многоэтажное жилье нелепо чередуется с гаражными "шанхаями".

Энергия стихийных процессов должна быть направлена в контролируемое русло, она не должна впустую растрачиваться и растранжириваться. Ведь эта энергия — золото истории.

Продолжение следует

Эрнест Султанов УРОКИ ГАЗЫ

Палестина является одним из ключевых геополитических узлов в современном мире. Поэтому конфликт в Газе не ограничивается непосредственно противоборствующими сторонами или даже государствами региона. Так или иначе, все игроки, желающие закрепить собственное присутствие и значимость на Ближнем Востоке, вынуждены считаться с результатами войны и порожденными ею тенденциями.

ИЗРАИЛЬ. Ряд экспертов, в частности, бывший советник по национальной безопасности Израиля Гиора Эйланд, отмечает отсутствие четкой декларации Тель-Авивом целей очередной военной операции. Это, конечно, вовсе не значит, что израильское правительство не ставило перед собой совсем никаких целей. Приоритетной с точки зрения стратегических интересов Израиля задачей последней военной операции можно было бы назвать смену режима в Газе. Тель-Авиву по ряду причин (опыт взаимодействия, наличие инструментов давления, коррупция) гораздо выгоднее иметь в качестве "противника на ринге" режим Махмуда Аббаса и подконтрольное ему на сегодняшний день движение "Фатх", чем "Хамас". Для смены режима в Газе Израилю требовалось прежде всего обеспечить выполнение двух условий: с одной стороны, деморализовать "Хамас", а с другой — спровоцировать массовый поток беженцев к египетской границе. Затем при поддержке Египта и Израиля сторонники Аббаса могли рассчитывать на то, чтобы взять под контроль сначала образовавшиеся лагеря беженцев на границе, а затем постепенно и весь Сектор Газа. При этом предполагалось, что "Хамас" в ходе боестолкновений с израильской армией будет слишком ослаблен для нового силового противостояния со свежими и хорошо оснащенными подразделениями, контролируемыми лидером "Фатх". Однако этого не произошло, что с тактической точки зрения привело к увеличению неопределенности относительно истинных и конечных целей самой операции.

Отказавшись от намерений сменить режим в Газе, израильское руководство сосредоточилось на принуждении "Хамаса" к подписанию перемирия на своих условиях. Уходящему правительству Израиля необходимо было продемонстрировать избирателям "имидж успеха". При этом продолжение войны могло вызвать множество вопросов, не говоря уже о значительных рисках. Объявив одностороннее перемирие, возглавлявшая правящую коалицию "Кадима" доложила о своей победе правильно настроенному избирателю, тем самым реабилитировавшись за поражение в Ливане в 2006 году. В свою очередь это позволило ей обогнать по результатам выборов партию "Ликуд", лидировавшую в течение всей избирательной кампании.

На фоне неявных целей военной операции в Газе Израиль с большой степенью вероятности ставил задачу победы в информационной войне. Был остановлен доступ иностранных журналистов в Газу. Взамен израильское правительство создало специализированные сайты, блоги и целую армию прес-секретарей, которые должны были помогать иностранным корреспондентам освещать конфликт. За рубежом произраильские организации призваны были распространять направленную информацию и комментарии в журналистской и политической среде.

Однако, как оказалось, основное воздействие на зрителя оказали не комментарии, а картинки с места конфликта: даже не имея телекамер в Газе, работающие в условиях конкуренции западные каналы вынуждены были транслировать материалы Аль-Джазиры. В этой "войне картинок" Израиль (к счастью для израильского населения), не мог победить, поскольку ему нечего было противопоставить кадрам разрушений и жертв, особенно среди детей, в Газе, в "лучшем случае", — это были поврежденные в результате палестинского обстрела крыши домов и небольшие автомобили.

Несмотря на явный перевес в средствах ведения информационной войны, Израиль так и не представил новых креативных идей. Лозунг "борьбы с терроризмом" после войны за "освобождение Ирака" вызывает отторжение даже у западного телезрителя. Тем более, что "Хамас" в этот раз вел себя именно как "образцовое" движение сопротивления, не прибегая к акциям возмездия на израильской территории. Тезис о диктаторском характере "Хамаса" не вяжется с существованием значительного числа партий и движений на территории Газы, включая "Фатх", представители которого открыто дают интервью прессе. Показательно также, что вооруженное крыло "Фатха" — "Бригады мучеников Аль-Аксы" — поддержало "Движение исламского сопротивления" в войне против Израиля. Объяснение значительного колличества жертв тем, что "Хамас" использует гражданское население в качестве "живого щита", окончательно потеряло достоверный характер после бомбежек ооновских объектов.

В результате конфликта барометр общественного мнения начал смещаться не в пользу Израиля даже в странах, традиционно симпатизирующих Израилю. Даже в США еще в начале конфликта в Газе, то есть до наиболее трагических (с точки зрения жертв среди мирного населения) моментов, рейтинг поддержки Израиля не только не вырос, что является нормой для периодов обострения на Ближнем Востоке, но даже снизился.

ЕВРОПА как всегда громко и невнятно заявила о своей позиции по конфликту. При этом, несмотря на мощнейшее лобби, у Тель-Авива и здесь начали возникать неожиданные проблемы. Даже в произраильских заповедниках — таких, как нынешняя Италия, — прошли массовые митинги протеста "против агрессии". В Испании были возбуждены экстерриториальные уголовные дела в отношении израильских политиков и военных. Причем "туристическая" проблема для израильской элиты может еще более обостриться: Высокий комиссар ООН по правам человека Нави Пилэй заявила о наличии в действиях армии Израиля "состава военных преступлений". Греция запретила использовать свои порты для перевозки военного снаряжения в Израиль. В Норвегии крупнейшие профсоюзы призвали к бойкоту израильских товаров и компаний.

Впервые с начала 90-х годов ХХ века началось отступление Израиля на международном направлении: Мавритания и Катар заявили о закрытии торговых представительств Израиля, а Венесуэла и Боливия объявили о разрыве дипотношений. Негативно на действия Израиля отреагировала и католическая церковь. Показательно, что сразу же после окончания военной операции Израиля в Газе Папа Бенедикт XVI утвердил отмену отлучения от церкви для членов Братства Святого Пия Х, членом которого является отрицающий Холокост епископ Вильямсон.

Еще одним не до конца оцененным результатом войны стало снижение доверия к Израилю как стабильному, предсказуемому международному игроку. Дело в том, что, ввязавшись в войну, Тель-Авив фактически перечеркнул позитивные результаты переговоров с Сирией по Голанским высотам и "Хамасом" по обмену пленными, проводившихся при посредничестве Турции. В том числе и с этим связана жесткая реакция турецкого премьера на саммите в Давосе. Показательно, что бывший премьер Великобритании Тони Блэр заявил о "понимании" позиции Реджепа Таипа Эрдогана. При этом новое правительство Израиля из-за своей фрагментарности оказывается столь же ненадежным в рамках ближневосточного мирного процесса. В этом плане показательно, что один из ведущих колумнистов Financial Times Гидеон Рачман говорит о необходимости "помочь Израилю" даже против его воли.

"ХАМАС". "Движение исламского сопротивления" не может быть названо в качестве тактического победителя из-за слишком больших потерь — людских и экономических (по разным оценкам, свыше двух миллиардов долларов), невозможности добиться от Израиля поставленной при прекращении перемирия цели — снятия блокады.

Главным стратегическим результатом для "Движения исламского сопротивления" стало "выживание" в полноценном конфликте с одной из самых современных и боеспособных армий в мире. Достаточно сказать, что численность "Сил Обороны Израиля" как минимум в десять раз превышает численность военных подразделений "Хамаса", при том, что по другим традиционным критериям сравнения военно-технических потенциалов их противопоставление невозможно из-за отсутствия у "Хамаса" флота, авиации и военной техники. И если в 1967 г. Израилю потребовалось 6 дней, чтобы разгромить армии 4 арабских стран, то в этот раз "Хамас" без внешней помощи успешно продержался в течение 3 недель: фронт вокруг основных населенных пунктов был удержан, запуски "кассамов" продолжались до самого окончания конфликта, в городах, несмотря на бомбежки, обеспечивался порядок.

На международном направлении (прежде всего в рамках Лиги Арабских Государств) против "Хамаса" был фактически открыт второй фронт. Саудовская Аравия и Египет вместе с Израилем называют "Хамас" частью созданной Тегераном "Оси зла". Однако суннитский характер "Хамаса" не позволяет Эр-Рияду и Каиру раскручивать лозунг борьбы против "шиитского заговора". Еще более важно, что "Хамас" представляет опасную альтернативу большинству коррумпированных и недемократичных арабских режимов. "Хамас" получил поддержку на признанных мировым сообществом демократических выборах, а обвинить движение в "финансовой нечистоплотности" не позволили себе даже израильтяне. Поэтому саудовский и египетский режим сделали все, чтобы руками "сионистского врага" ликвидировать опасность. Египет фактически поддержал израильскую блокаду (в том числе, для гуманитарных грузов) на своей части границы. Лига арабских государств, возглавляемая кадровым египетским дипломатом Амром Мусой, затягивала с проведением направленных на поддержку Газы мероприятий. Так, постоянно откладывавшийся официальный саммит глав государств в Кувейте состоялся уже после окончания войны.

Если "Хамас" в Газе сумел продержаться, то заграничное бюро не допустило изоляции Газы на международном и, прежде всего, арабо-мусульманском фронте. В данном случае во многом свою роль сыграл мобилизационный потенциал трансграничных "Братьев мусульман", с которыми идеологически связан "Хамас". Поддержка, оказанная "Хамасу" арабской улицей, в основном обеспечила ему как минимум "официальную" поддержку большинства стран членов ЛАГ. Дело в том, что даже несмотря на известную недемократичность арабских режимов, они не могут полностью противопоставлять себя общественному мнению, рискуя в противном случае окончательно подорвать свою легитимность. В этом плане показательно, что иорданский король Абдалла II, несмотря на очень тесные отношения с Тель-Авивом, вынужден был выслать израильского посла из страны. А на чрезвычайном саммите в Дохе вопреки "предостережениям" Каира и Эр-Рияда присутствовало большинство лидеров ЛАГ.

Война усилила и внутриполитические позиции "Хамас". Дело в том, что лидеры "Хамаса" не ушли в "подполье" и наравне со всеми рисковали и проливали кровь: премьер-министр Хания потерял сына, погиб палестинский министр внутренних дел. В свою очередь, Махмуд Аббас не только не возглавил новую интифаду, но даже запретил демонстрации на подконтрольной "Фатху" территории Западного берега. В результате, согласно опросам общественного мнения, проводившимся после завершения конфликта, "Хамас" по популярности опережает "Фатх" даже на Западном берегу.

Целый ряд факторов делает политические перспективы Махмуда Аббаса и его сторонников весьма неясными. Во-первых, усиливаются противоречия внутри "большого Фатха", особенно между "политической элитой" и военным крылом, "Бригадами мучеников Аль-Аксы". Во-вторых, существенно выросло недоверие к нему в арабском мире. Накануне саммита ЛАГ половина депутатов кувейтского парламента поддержала резолюцию, призывающую не впускать Махмуда Аббаса в страну. В-третьих, продолжающиеся коррупционные скандалы в руководстве "Фатх" вряд ли способны повысить уровень доверия (как внутренний, так и внешний) к Махмуду Аббасу. В-четвертых, есть ряд симптомов (назначение "неангажированного" Джорджа Митчела спецпредставителем по ближневосточному урегулированию, заявления внешнеполитической элиты), свидетельствующих о том, что новая американская администрация может пойти на признание "Хамаса", лишив лидера "Фатха" преимущества единственного партнера.

ЕГИПЕТ. Для египетского режима эта война была важной с точки зрения и внутриполитического процесса, и отношений с новой администрацией США. Ликвидация фактора "Хамас" была бы сигналом Вашингтону, что ситуация на Ближнем Востоке находится под контролем и отсутствует необходимость договариваться с вменяемыми оппозиционными президенту Мубараку силами. Кроме того, это был бы психологический удар по организации "Братьев-мусульман", одним из главных символов которых является "Хамас". Ради достижения этого результата режим в Каире пошел на фактическую поддержку Израиля в войне: полное закрытие границы, затягивание с проведением мероприятий ЛАГ, дипломатическая лояльность в отношении Тель-Авива.

Основная цель (смена власти в Газе) официального Каира так и не была достигнута, при том, что позиции режима значительно ухудшились. Во-первых, режиму не удалось остановить мобилизацию улицы под лозунгами "Братьев мусульман". Во-вторых, аресты (более восьмисот человек) активистов "Братьев-мусульман" и подавление, там где это было возможно, демонстраций лишь обострило ситуацию в стране. При этом надо учитывать, что нынешние выступления проходят на фоне экономического кризиса, отмены социальных льгот, а также самых массовых за послевоенный период антиправительственных профсоюзных выступлений. В-третьих, силовой аппарат как инструмент контроля над обществом начинает давать сбои. Так, за последнее время из-за морально-политических причин из полиции уволилось около двух тысяч человек. В-четвертых, позиция каирского режима во время войны в Газе стала дополнительным ударом по его легитимности. Дело в том, что несмотря на мертвый характер лозунгов о поддержке Палестины, их никто не отменял. В этом плане показательно, что "арабская" и шире "мусульманская улица" назвала президента Мубарака одним из виновников трагедии в Газе, а в Иране студенческие организации объявили даже премию за его "голову".

В свою очередь новая американская администрация демонстрирует стремление не допустить "пакистанизации Ближнего Востока": маргинализация "вменяемой" оппозиции приводит к появлению талибов и потере контроля над системой. Таким образом, на фоне подготовки к смене восьмидесятилетнего президента Мубарака Вашингтон вряд ли будет закрывать глаза на происходящее в Египте. В этом плане показательно, что последней попыткой не допустить диалога новой американской администрации с "Братьями-мусульманами" стало замирение с либеральной, прозападной оппозицией (в частности, был выпущен из тюрьмы бывший кандидат в президенты от прозападной партии "Аль-Гад").

ТУРЦИЯ. Наиболее эффективно с точки зрения наличия долгосрочной стратегии во время кризиса проявила себя Анкара. Премьер Турции (Давосская речь) — фактически единственный из общепризнанных мировых лидеров, кто четко высказался по поводу войны в Газе. Тем самым Реджеп Таип Эрдоган показал себя как лидер страны, готовой нести ответственность за будущее региона. В этом плане у современной Турции есть значительные преимущества по сравнению с другими игроками. Прежде всего это отношения со всеми, даже наиболее враждующими участниками ближневосточного конфликта. Не случайно турецкий контингент устраивает и израильтян, и "Хамас". Именно через Анкару проходит значительная часть неафишируемых переговоров на Ближнем Востоке, в частности, между сирийцами, палестинцами, ливанцами и израильтянами. Кроме того, общественное мнение в мусульманском мире крайне позитивно относится к Анкаре: например, впервые с 1918 года на прошедших в арабских странах демонстрациях реяли турецкие флаги. Таким образом, Турция обладает значительным потенциалом для того, чтобы стать лидером региона в послевоенный период. Для этого у нее есть и стратегия, и максимальный коалиционный потенциал для ее реализации.

В войне в Газе во многом определялись контуры будущего Ближнего Востока. Присутствие и участие в этом процессе внешних игроков будет зависеть от понимания происходящих трендов. В этом плане показательно, что в Вашингтоне на интеллектуально-экспертном уровне активно обсуждается изменение внешней политики в регионе. У России в этом контексте еще есть определенные преимущества, в частности, наработанные позитивные каналы (аналогично Турции) связи со всеми даже наиболее враждующими игроками. От того, сможет ли Москва оценить изменения в регионе и предложить свой большой проект, зависят перспективы ее возвращения на Ближний Восток.

Исраэль Шамир «ОТКРЫТЫМ ТЕКСТОМ…»

Россия снова на крутом повороте. Те силы, которые однажды развалили Советский Союз и пировали в лихолетье девяностых, ожили. Они выходят из подполья, готовые продолжить свою миссию по развалу России. С их новым явлением на арене мы столкнулись на днях в приморском городке Герцлии, к северу от Тель-Авива.

Герцлия — место, где ежегодно проводится одна из важных политических конференций, место слета крайне правых сионистов-"ликудников" со всего света. Там обычно выступает прошлый и, видимо, будущий премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, "ястреб", планировавший войну с террором (читай: с непокоренными странами), а сейчас мечтающий о войне с Ираном. Джон Болтон, бывший американский посол в ООН, для которого интересы Израиля всегда были важнее интересов Америки, призывал здесь к нападению на Ливан.

Здесь руководители Пентагона Пол Вулфовиц, Ричард Перл и Даглас Фейт обнародовали свой план региональной гегемонии Израиля при американской поддержке, известный под названием Clean Break ("С Новой страницы"). Здесь они планировали нападение на Ирак, реализованное впоследствии президентом Бушем. Тут как дома Кристол и Каган, руководители проекта "Новый американский век" с его доктриной всемирного господства Америки и Израиля. Макс Бут здесь призвал нанести удар по Сирии еще до того, как он назвал путинскую Россию "рычащей вошью". Леонид Радзиховский рассказал о связке евреев и американцев в области финансов, а Герцлия — это их связка в области агрессивной внешней политики.

В этом году, когда в Америке "ликудники" потерпели частичное поражение на выборах, для посетителей конференции (большая часть ее заседаний открыта для прессы) был уготован утешительный сюрприз.

К войне с Ираном — этой голубой мечте ликудников — призвал не израильский экстремист и не член еврейского лобби в США, но российский генерал и влиятельный военный эксперт Владимир Зиновьевич Дворкин. Бывший начальник ЦНИИ N 4 МО СССР, кавалер многих орденов, ныне ведущий научный сотрудник ПИР-центра, специализирующийся на проблематике ядерного нераспространения, а ранее, при Горбачеве, занимавшийся разоружением СССР, Дворкин должен был делать доклад о нераспространении ядерного оружия на Ближнем Востоке. Но он и словом не обмолвился о единственной ядерной державе в регионе — Израиле.

Вместо этого, как завзятый неокон, он заявил, что "Иран отказывается выполнять резолюции СБ ООН, касающиеся его ядерной программы, ведет работу по наращиванию количества центрифуг. Иран до сих пор не ратифицировал дополнительный протокол к ДНЯО, предусматривающий контроль со стороны инспекторов МАГАТЭ незаявленных ядерных объектов". Израиль не подписал ни дополнительного протокола, ни самого Договора о нераспространении, но этого Дворкин не упомянул. "Иран угрожает уничтожить Израиль, и это ставит Иран вне рамок международного права", — сказал он, не заметив, что израильские лидеры угрожают Ирану нападением почти ежедневно, а нынешний госсекретарь США г-жа Клинтон угрожала стереть Иран с лица земли.

Похоже, Дворкин оказался в большей степени сионистским ястребом, чем даже американские спецслужбы. Хотя американское разведсообщество еще в 2003г. сообщило о свертывании иранцами их военных разработок в ядерной сфере, Дворкин утверждал на докладе в Герцлии, что Тегеран всех обманул, и уже к 2003г. вполне мог закончить техническую разработку ядерного оружия.

Перейдя к чистой фантастике, он сказал, что Иран мог купить на "черном" (Рижском?) рынке 15-16 кг оружейного плутония для производства ядерного боезаряда, и использовать ракеты типа "Шахаб-3" для доставки ядерной боеголовки. В распоряжении Израиля — десятки ракет, способных обрушить реальные ядерные заряды на Москву и Петербург, Берлин и Париж, Тегеран и Мекку — но это не заботило генерал-майора Дворкина.

Зачастивший к своим израильским родственникам генерал сказал, что вводить блокаду Ирана уже поздно, и "силовое решение", то есть нападение на Иран, предпочтительнее, нежели ядерный Иран. Не удивительно, что израильский "ястреб", председатель оргкомитета Герцлийской конференции профессор Узи Арад, которому даже перекрыли американскую въездную визу в связи с нашумевшим делом об израильском "кроте" в Пентагоне, восхитился речами Дворкина.

Но, пожалуй, хуже всего была откровенная "деза", которую слил Дворкин. Он утверждал, что между США и Россией якобы достигнуто взаимопонимание, что развертывание элементов американской ПРО в Европе направлено исключительно против Ирана. Взамен Россия получает свободу действий на постсоветском пространстве и весомую роль в процессе БВУ (участие в разработке всех стратегических документов по вопросам урегулирования на Ближнем Востоке), сказал он.

Во-первых, это ложь, призванная поссорить Россию и Иран. Никакого взаимопонимания такого рода достигнуто не было. На сайте МИД России было опубликовано интервью Директора Второго департамента Азии МИД России А.Г.Марьясова иранскому агентству "ИРНА" от 9 февраля 2009 г, в котором Марьясов сказал: "Мы удовлетворены нынешним высоким уровнем отношений с нашим добрым соседом и важным региональным партнером — Исламской Республикой Иран. В последнее время они вышли на высший уровень — в октябре 2007 года В.В.Путин посетил с рабочим визитом Тегеран, а в августе 2008 года диалог на высшем уровне продолжился между Президентами России и Ирана Д.А.Медведевым и М.Ахмадинежадом в Душанбе.

Марьясов подчеркнул готовность российской стороны довести до конца строительство АЭС в Бушере в установленные сроки. "Россия и Иран выступают с единой позиции относительно необходимости поиска путей разрешения кризисов в "горячих точках" исключительно политическими средствами. Наши страны объединяет приверженность концепции многополярного мироустройства, Россия и Иран выступают за главенствующую роль ООН в международных делах" — сказал этот представитель МИД России.

Как официальное заявление МИД согласуется со словами Дворкина? А никак. Зато слова Дворкина на конференции ястребов в Герцлии прекрасно согласуются с его же выступлением на финансируемом ЦРУ США радио "Свобода". Беседу вел Виктор Шендерович, недавно оправдавший бойню в Газе ("они голосовали за Хамас") и преступление в Беслане ("они голосовали за Путина").

Дворкин полностью стал на американскую позицию по вопросу о размещении ПРО в Польше и Чехии: "Я вам, как эксперт, совершенно ответственно заявляю, что никакой угрозы этот район ПРО в Восточной Европе не несет для потенциала ядерного сдерживания российских ракет". Америка и НАТО совершенно не угрожают России, а вот "решение о размещении ракетного комплекса "Искандер" в Калининградской области имеет исключительно политический характер. Потому что с военной точки зрения, любой сценарий использования этого комплекса представляется абсурдным".

Зато опасным является Иран. И в этой радиобеседе Дворкин повторил свои тезисы: американская разведка, мол, вводит в заблуждение, говоря, что Иран не занимается военными разработками. Нужно "силовое воздействие". "Последствия по всему мусульманскому миру, по противостоянию будут очень значительными, — соглашается Дворкин, но "надо делать выбор между тем, что хуже, эти последствия или ядерный Иран". Виктор Шендерович расшифровывает Дворкина: Иран угрожает Израилю, значит, Иран должен быть уничтожен.

То, что Шендерович входит в сионистское российское лобби, было ясно и раньше, но то, что в этом лобби в Москве есть и такие люди, как (по биографической справке) "заслуженный деятель науки и техники РФ, доктор технических наук, профессор, действительный член Российской академии ракетных и артиллерийских наук, Академии военных наук, Российской инженерной академии, Международной инженерной академии, Академии космонавтики, генерал-майор" Дворкин, не может не беспокоить. Беспокоит и то, что Дворкин больше не считает нужным маскировать свои взгляды, а открыто фальсифицирует позицию России и толкает Москву на конфликт с Тегераном и на капитуляцию перед "совершенно безобидным" НАТО.

Значит, сионистское лобби, которое стремится установить всемирную гегемонию США и региональную гегемонию Израиля путем войн и контролируемого хаоса, считает, что для них настало время действовать открыто и в России.

Это сулит немалыми опасностями Ближнему Востоку. Будущий (вероятно) премьер Израиля, Нетаньяху давно угрожает ударить по Ирану, и он может понять речи Дворкина как "зеленый свет" Москвы. Для палестинцев эта угроза еще более страшна. Если после ликвидации Ирака будет разбит и Иран, ужасы Газы могут побледнеть на фоне следующего нападения уже ничем не сдерживаемого Израиля. Можно будет позабыть и о мирном процессе, и о мире вообще — война и хаос станут кошмарными буднями как для Израиля, так и для его соседей.

Это сулит страшные опасности и России. Недаром Дворкин занимался разоружением СССР, и (по биографической справке) "участвовал в подготовке договоров ОСВ-2, РСМД, СНВ-1, СНВ-2, внес значительный вклад в формирование позиции СССР и России на переговорах об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений".

Вспомним, что США нанесли удар по Ираку только после того, как он был разоружен. Сейчас США призывают Россию разоружиться до уровня тысячи боеголовок, и Дворкин считает, что до уровня двух тысяч Россия дойдет уже через два года. Максим Шевченко пишет: "тот, кто сегодня предлагает России разоружиться до тысячи боеголовок… — это скрытый враг, скрытый агент западного влияния и крыса, которая в итоге приведет к уничтожению нашей страны, к распаду ее территории и к уничтожению ее государственности". Он ошибается в одном — агенты западного влияния больше не считают нужным скрываться.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

В связи с отмечаемым ныне 30-летием Исламской революции в Иране, очевидно, будет нелишним напомнить об идеях аятоллы Хомейни, вдохновивших иранский народ на ее свершение.

Образование всемирного теократического государства — таковой была прокламированная конечная цель вождя Исламской революции 1979 г. аятоллы Рухаллы Хомейни.

Еще в 1940 году он опубликовал трактат "Раскрытие тайн", в котором утверждал право факихов (знатоков мусульманского права) управлять всеми делами общины. Аятолла Хомейни писал, что светские правители обязаны подчиняться суждениям улемов, которым официально должна принадлежать вся полнота власти. А шаха Ирана Резу Пехлеви, стремившегося ослабить позиции шиитского духовенства, он называл узурпатором.

Свои главные идеи об устройстве идеального государства Хомейни выразил в книге "Исламское правление", написанной на основе лекций, прочитанных им в иракском городе Неджефе в 1971 г., где с 1966 г. он находился в эмиграции.

Строго придерживаясь идеи единобожия (таухида), Хомейни объявил излишними все законы и установления, кроме шариата, который, по его мнению, полностью соответствует потребностям людей и способен обеспечить их счастье. Он хотел перестройки на этой основе личного и общественного сознания мусульман, чтобы выработать у них чувство исламского самосознания. Идея таухида заложена и в основу хомейнистской концепции государственно-правового регулирования, образцом которого Хомейни считал функциональную структуру общины времен Пророка. Он опирался на те священные тексты, согласно которым правоверный обязан поклоняться одному только Богу, отбрасывая в сторону все прочие, в которых эта мысль выражена недостаточно четко.

Признавая абсолютное совершенство ислама, Хомейни утверждал, что подлинная справедливость присуща лишь истинно мусульманскому лидеру, в то время как всем светским правителям свойственна несправедливость. Поэтому подлинные правители "государства ислама", по Хомейни, — толкователи воли Пророка и имамов, пока "сокрытый имам" не явится людям. Факихи не только толкуют Божий закон, но и осуществляют надзор за всеми светскими институтами, руководствуясь шариатом, будучи как бы рупором "сокрытого имама". Вся полнота власти должна быть сосредоточена в руках образцового богослова, обладающего высокими личными качествами: беспристрастного, отличающегося совершенным знанием хадисов-ахбаров — шиитских преданий о пророке Мухаммаде, его сподвижниках и последователях. Он является высшей богословской инстанцией, он — муджтахид, которого признают все, в отличие от других, за которыми следуют только их приверженцы.

Учение Хомейни получило отражение в исламской конституции, закрепившей абсолютную власть улемов и высший авторитет духовного лидера страны, а в качестве цели провозгласившей создание исламского общества. Революция в Иране и исламизация всех сторон иранского общества, как считали Хомейни и его сторонники, — это шаг к всемирной общине мусульман на почве общей идеологии, источником которой является Коран, не знающий неравенства ни социального, ни экономического, ни национального, это шаг к всемирному государству непогрешимого махди. В Конституции Исламской Республики Иран сказано о необходимости "расчистить путь к созданию единой всемирной исламской общины" и провозглашается политика союза и согласия между мусульманскими народами, идея политического, экономического и культурного сплочения мусульманского мира.

Наталья Максина ВСПОМИНАЯ ОТЦА Памяти Вячеслава Максина

Мой папа — мастер книги и шрифта.

Гроза врагу и роза другу.

Мой папа — мастер книги и шрифта.

Он — гражданин Советского Союза.

Он умер на 79-м году жизни в Москве рано утром во сне. Похоронен рядом с могилой матери, Марии Яковлевны Максиной, на кладбище в Островцах Подмосковья. Мы, дети: сын Андрей и я — дочь Наталья, установили ему в 2008 году памятник простой: горизонтальная черная гранитная плита без фотографии, с подписью его авторским шрифтом, "гротеск". Памятник матери сделан по проекту моего отца, кладбище большое, всё в цветах, кустах и деревьях. Красивое место.

Родился и вырос Вячеслав Владимирович в городе Ртищево Саратовской области в семье служащего. Отец был счастливым и состоявшимся человеком: любил женщину, посадил деревья, имел детей — мальчика Андрюшу и девочку Наташу, самозабвенно работал. В Америке про таких людей говорят: "Сделал себя сам". Почти всю жизнь он работал с заказами, которые поступали из издательств. Отец оформлял русскую, советскую и зарубежную прозу и поэзию. Он делал книжное оформление, шрифты, наборные шрифты, книжную графику, печатные комплекты для выставок, логотипы, макеты. Сотрудничал с московскими и периферийными издательствами с 1955 года.

Занимаясь всю жизнь книгой, он четко осознавал государственную значимость своей профессии. Так, в 1978 году у Вячеслава Владимировича Максина проходила персональная выставка в ЦДЛ, приуроченная к его пятидесятилетию и двадцатипятилетию его творческой деятельности.

Некогда он написал такие строки: "До настоящего времени у нас нет специальной организации, своеобразного шрифтового центра… Книга по этой причине несет потери, и этические, и экономические. К этому следует добавить, что удобочитаемый, профессионально выполненный наборный шрифт имеет очень большое значение. Так, при чтении или написании печатных либо компьютерных текстов, каким образом шрифт воздействует на мозг человека, может иметь позитивное либо негативное влияние на восприятие и здоровье человека".

Отец был редкостным, как говорят, трудоголиком. Он выкладывался весь, на все сто, а то и двести процентов. Всегда доводил работу до желаемого результата. Отец был гражданским человеком. Его религией была его профессия. К работе он относился как к чему-то святому. Из-за этого был часто серьёзен.

Он никогда не искал работу и подработки. Ему звонили из издательств с предложениями, но от многих заказов он просто отказывался, так как не терпел халтуры, каждый проект был его детищем.

Его деятельность не всегда ограничивалась рамками его профессии: участвовал в строительстве дачи, затеял в трёхкомнатной квартире на юго-западе евроремонт, поработал и "проработал" и дизайнером.

Родители мои познакомились в Московском полиграфическом институте. Отец влюбился в маму "по уши", три года за ней ухаживал, носил цветы, кульки с ее любимыми конфетами на свидания. Время-то было еще послевоенное, растолкал всех остальных женихов — мама была красавицей, занималась в институте художественной гимнастикой, с отличной фигурой, на нее приходили смотреть. Папа в молодости тоже был хорош собой. Оба небольшого роста, темноволосые. Красивая пара. После окончания института, 5 мая 1951 года, они поженились. После распределения в Ленинград некоторое время жили и работали там, потом вернулись в Москву. Десять лет жили в съемном жилье. В этот период родился сын Андрей, в 1955 году. С 1960 года по 1979-й семья жила уже в своей комнате, в моей любимой коммуналке. Квартира была большая в старом, еще дореволюционном "доходном" доме на Новокузнецкой улице. В 1962 году там родилась я. Комнату потом сдали государству, когда мы оттуда выезжали в кооперативный дом, в трехкомнатную квартиру, в четырнадцатиэтажной, кирпичной "брежневской" башне на юго-западе. Мой отец как-то сказал: "Я всю жизнь строил", имея в виду, что жилья хватило бы на всю семью и гостей в придачу. Всю семейную недвижимость, и вообще все остальное, мы покупали на свои, заработанные тяжелым трудом деньги, исключая коммунальную квартиру.

Но как же весело мы там жили! Дом в выходные был полон гостей. Мама была прекрасной хозяйкой, радушной и очень вкусно готовила, это сохранилось и до сих пор. Тогда же фирменным блюдом были пироги и пирожки с капустой и яблоками.

В коридоре была "тёмная комната", где отец с Андреем печатали фотографии; папа делал отличные, профессиональные снимки, у него были дорогие, хорошие фотоаппараты. Старший брат Юрий подарил ему "Цейс" и был еще "Зенит-3". Этот фотоаппарат отец получил в придачу к золотой медали ВДНХ, где участвовал в выставке. Он очень часто фотографировал семью, сохранилось много фотоальбомов того времени. Мне было очень интересно сидеть в этой комнатке при "красном цвете" и смотреть, как в ванночке с раствором таинственно проявляется фотография. Телевизора у нас не было, он появился уже в трехкомнатной квартире. Зато был аквариум с рыбками, магнитофон "Днепр-10" с большими кассетами и магнитной лентой, которая периодически рвалась при прослушивании. Мы с братом слушали "Битлз", а отец — итальянскую эстраду пятидесятых годов. Очень любил слушать знаменитого Робертино Лоретти.

Много лет — двадцать три года — родители любили друг друга и любили детей.

Позже, уже во взрослой жизни, именно эта, впитанная с детства любовь и радость, помогла мне все преодолеть, все пройти, сохранив себя, свое жизнелюбие, свою жизнерадостность, свою тягу к долголетию, быть счастливым человеком.

У отца было много друзей. В 1964 году он вступил в члены МОСХ. Он дружил с Н.Н. Жуковым, народным художником СССР, графиком Д.С. Бисти, народным художником РСФСР, действительным членом Академии художеств СССР, лауреатом Государственной премии СССР, А.И. Зыковым, действительным членом Российской академии художеств, заслуженным художником РСФСР Л. Рабичевым, графиком, живописцем, писателем, поэтом, членом Союза писателей Москвы и его супругой В. Шумилиной; графиком и живописцем В. Суриковым, скульптором М.Б. Смирновым, заслуженным художником Казахской ССР, графиком Е.А. Ганушкиным, чиновником В.В. Переверзевым, художником В. Кульковым; графиками И. Жихаревым, В.А. Носковым, Ю.Г. Клодтом, художником театра В.Н. Архиповым, художником по металлу Н.Л. Гаттенбергер, заслуженным художником России, живописцем А.А. Кирилло, живописцем В.М. Гедикяном и многими другими известными и менее известными художниками разных направлений. Были также многочисленные друзья семьи "нехудожественных" профессий. Кроме друзей, из-за его прямого взрывного "драчливого" характера у отца были и враги. Мог он по каким-то причинам навсегда рассориться с человеком, хотя был и осторожным, и добрым, и любящим, и мудрым, и рассудительным, и хитрым, "как лис", редкого терпения и выдержки человек. Скрытность также была ему свойственна. В нем была непоколебимая настойчивость доводить дело до конца, он владел даром убеждать словом, был очень организованным и пунктуальным человеком. Таким он оставался практически до самой смерти.

Да, крепкий, непростой был "орешек", мой "стойкий оловянный солдатик"! Смелый и решительный, отец умел быть мягким и добрым. Повышенные требования предъявлял в основном к себе. Широка и щедра была его натура, хотя он хорошо знал жизнь, и жизнь никогда не баловала его, а порой и жестоко била. Это он радовал людей своим высоким искусством.

В последний, постперестроечный, период он был практически безработным. Жил на пенсию и сдавал в аренду свою часть дачи. Деньги, накопленные на старость, он как добропорядочный гражданин когда-то держал в Сбербанке, где они и пропали.

Как-то он сказал: "Единственное, без чего я страдаю, так это работа". В газете "Завтра" отец сделал своеобразную рекламу своей профессии, написав отличную статью "Художник и заказчик" (1997). Это об истории развития наборного шрифта в нашей стране, о художниках этого направления, но заказов так и не последовало.

Последние годы он подчинил свою жизнь "железному" режиму, бросил курить, общался с друзьями больше по телефону. В этот период он был особенно близок с В.М. Гедикяном, врачом В.А.Дуляпиным, с Г.В. Животовым, А.А. Прохановым.

Кстати, уникальные логотипы газет "День" и "Завтра", шрифт для их рубрик — это тоже его исскуство.

Именно тогда он прочитал много книг, которые стояли на полках у него в доме. Сделал для себя много "открытий". Ведь в "рабочий" период у него не было времени просто почитать, и он читал книги только по работе.

В.В. Максин участвовал во многих художественных Всесоюзного и республиканского значений выставках. Последняя групповая выставка, на которой были выставлена работы моего отца, проходила в ЦДХ. На этой выставке его работы экспонировались среди работ еще двух лучших художников-оформителей Москвы.

В "Википедии" в статье о художнике Максине можно прочитать следующее: "Особым пристрастием В.В. Максина было создание своего рисунка шрифта, он занимал лидирующее положение в этой области изобразительного искусства".

Борис Белокуров ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ САНТИМЕНТОВ

"Загадочная история Бенджамина Баттона" (The Curious Case of Benjamin Button, США, 2008, режиссёр — Дэвид Финчер, в ролях: Брэд Питт, Кейт Бланшетт, Тараджи Хенсон, Джулия Ормонд, Махершалалхазбаз Али, Джаред Харрис, Тильда Суинтон).

Откуда вообще взялась эта напасть, что за новая мода такая: загонять титры фильма (включая его название) в самый конец? Если раньше, сразу после брачного крика льва Лео, на экране под бравурную музыку витиеватые вензеля чертили "Кларк Гейбл" (или "Джон Уэйн", или "Ава Гарднер"), то публика уже знала себя причастной к ритуалу. Ныне, если сидишь в кино, то, презрев поп-корн, ёрзаешь на кресле до самого занавеса; если смотришь новинку дома, то сразу лихорадочно перематываешь её к финалу, не в силах понять: кто же — поимённо! — сотворил такое с прежде любимой "десятой музой"? Всё это на первый взгляд не имеет отношения к новой работе Финчера.

Небольшое перемещение во времени.

В день окончания Первой мировой в семье Тома Баттона рождается старичок: весь сморщенный, наполовину парализованный. Разочарованный родитель вышвыривает свёрток с уродцем на улицу, где его подбирают сердобольные негры. Согбенный старый мальчик (old boy?) растёт в их семье, постепенно крепнет, встаёт на ноги, молодеет день ото дня и мало-помалу начинает орудовать, как новый. Существование "вспять" неловким образом напоминает тривиальную жизнь "морального большинства": Бенджамина ожидает и первая в жизни выпивка, и потеря невинности, и устройство на работу (что в годы Депрессии архиважно!), корабли и моря, и служба в войсках, и заново обретённый отец, и любовь к танцовщице балетной труппы, угасающая по мере её старения и впадения Бенджамина в детство. Была у меня подруга, которая, когда была мала, слыхом не слыхав о Фицджеральде, полагала, что все люди живут, как Баттон. Впоследствии она впала в этический релятивизм, что не кончилось добром, как и история горемыки Вениамина.

Опять временной скачок.

Фантастика никогда не была для Фрэнсиса Скотта Фицджеральда родным жанром; в океане чистого вымысла его плавники двигались не столь величаво. Ряд новелл, ныне почитаемых за классику ("Алмаз величиной с отель "Риц", например), публиковался в еженедельниках "для отдыха" и писался, чего уж греха таить, ради заработка. Так же прагматично ФСФ подходил и к презренному ярму Голливуда. Конечно, мастерство не пропьёшь, и там, где иной, вдохновенный и пылкий, лишь пополнил бы залежи макулатуры, трезвая — ой уж? — коммерческая хватка Скотта рождала шедевры. Самого же писателя больше манили грустные сказки "века джаза", эпохи, где гедонизм заменил утраченные иллюзии. Смерть Фицджеральда захлопнула ставни этой эры. А гибель Натаниэля Уэста, разбившегося в день предания тела Скотта земле, и вовсе заперла саму память о "веке джаза" на висячий замок снаружи. Всех пережил гораздо менее даровитый Хемингуэй, по желчному определению Набокова — "Гемингвей, современный Майн Рид". В 60-е годы любой советский житель, мнящий себя интеллектуалом, обязан был держать дома на видном месте портрет бородатого дядьки. Скотта Фицджеральда знали меньше, он был для истинных понимателей.

Именно тогда культовое издательство "Мир" издало сборник "Гости страны Фантазии", где познакомило читателей с нетипичными раритетами Джека Лондона, Ивэна Хантера (он же — Эд Макбейн) и даже — понятие "магический реализм" тогда было совсем не в ходу — Дино Буццати. Из этой подборки, взорвавшей рейтинги книгообменов, мы впервые и узнали о судьбе Бенджамина Баттона, персоны, столь же известной на Западе, как и Рип Ван Винкль. И из этого-то коротенького куска прозы Дэвид Финчер, неплохой режиссёр, известный прежде всего важным для адептов жанра триллером "Семь" и "Бойцовским клубом", мигом заменившим молодёжи давно издохшую "контркультуру", соткал киногобелен размером с индийский боевик средней длины. И это тоже не кончилось добром.

Ежу понятно, что первоисточник уместился бы и в 20 минут экранного времени. Следовательно, перед нами попытка масштабной вариации на тему драмы человека, живущего "наоборот". Имея воображение, здесь можно хорошо развернуться. Можно рассматривать жизнь Баттона в ключе социальном, даже экзистенциальном — Бенджамин не похож на других, общество обязано считать его парией, изгоем. Ничего подобного в фильме нет. Можно затронуть психосексуальные аспекты омоложения героя; фабула допускает и такой подход. Нет и этого. И, наконец, самый сложный и интересный путь, восходящий ещё к "Маленькому Большому человеку" (1970) Артура Пенна: долгая биография на фоне перелома времён. Тоску стодвадцатилетнего долгожителя Джона Крэбба, героя ленты Пенна, по ушедшим светлым дням "индейского" лета легко мог бы подхватить и бедняга Баттон и, кстати, Форрест Гамп: его успех Финчер учёл со всей тщательностью. Но нашумевшая картина Земекиса — в пароксизме безумия Тарантино и вовсе сравнил её с "Бешеными псами" — трогает нас и сегодня, хотя и нафарширована яблоками политкорректности не хуже доброго рождественского гуся. "Гусь, гусь, приклеюсь, как возьмусь". "Проклятое кино, — говаривал Холден Колфилд, — вот что оно делает с человеком!" К "Бенджамину Баттону" (при всех его неоспоримых достоинствах) "приклеиться" пока что не получилось.

Поначалу фильм Финчера вызывает приязнь и симпатию, удивляет необычным для современности богатством киноязыка. Уверенный темп событий, титанический (хотя он вместе с тем и сизифов!) труд гримёров, обыгрывающих возрастные метаморфозы, отличные съёмки в стиле туманного ретро — всё это позволяет верить, что перед нами — кино, а не какая-то там бретелька от бюстгальтера. Но уже к середине история Баттона тонет в болоте сентиментальной разжиженности чувств. Счёт словесным спойлерам идёт на десятки. Становится душно от количества "Попробуй начать всё сначала", "Я беременна", "Прожить жизнь, которой можно гордиться" (откуда они взяли, что это вообще хорошо — гордиться?) и, разумеется, сакрального "We can trust each other". "Trust no one!" — хочется прикрикнуть на создателей фильма голосом федерального агента Малдера.

Увы, в наступившей мгле ФБР, издавна проявлявшее интерес к работниками кино, как-то потеряло их из виду. Иначе чем объяснить все эти бесконечные прогулки по побережью, многозначительные взгляды в камеру (технический брак)? Если любовное томление, то непременно под снегопадом, если книга — то, конечно, "Алиса в стране чудес" (аналог использования песенки Джуди Гарленд в "Австралии"). Тем временем тело и разум Баттона, чуть ли не по-кроненберговски трансформируясь, развиваются в обратной перспективе. К тому дню, когда он доживёт до истошной битловской "Twist and Shout", вчерашнего старика уже можно назвать молокососом. "Слезятся маленькие глазки у крокодильчика без ласки", но жизнь, даже такая наизнанку вывернутая, коротка, и, превратившись в младенца, наш герой растворяется в волнах Леты. Зрительный зал, в котором никто не читал Фицджеральда и ни разу не плакал, испускает вздох облегчения. Непонятная тягомотина подошла к концу.

Внезапно выясняется, что мы посмотрели долгий кинороман о людях, которые не примечательны вовсе. Протагонист художественного произведения — будь он ментом, забулдыгой, олигархом или почтмейстером, или хоть трижды обывателем — может вызывать восторг, отвращение, гнев, но уж никак не оцепенелую дрёму. Бенджамин не цепляет внимание ничем, кроме излома своего жизненного цикла — сюжет, повторюсь, для небольшой новеллы в воскресной газете; и Фицджеральд это понимал. Не случайны и разночтения в названии. Вместо прокатного нонсенса "Загадочная история" — у авторов "Курьёзный случай": прикололись и благополучно забыли. Единственное интересное, что, по сути, произошло с Баттоном — общение в Мурманске (!) с Тильдой Суинтон (!), таким житейским опытом может похвастаться далеко не каждый. Всё остальное так или иначе всем нам знакомо. И где же здесь, чёрт возьми, загадка? Тоже мне, я не знаю, какие Сименоны!

Киношники — и это общая тенденция, касающаяся не только "Баттона" — наглухо не учитывают то, что людям нужен герой. Не просто как синоним понятия "персонаж", но как активное действующее начало. Герой должен искриться и плавиться, обладать и принадлежать, жить по полной луне и поминутно дёргать смерть за усы. Он должен бить зрителя электрическим током. Короче говоря, "дайте нам Сталина, дайте Пол Пота" или ещё кого хорошего. Кого угодно, но уж никак не Баттона… впрочем, с ним мы уже разобрались. Под стать Бенджамину и балерина Дэйзи, его унылая пассия. Она отличается лишь тем, что всю дорогу попадает в разные неприятности: то сваливается под колёса такси, то жутко переживает, что родит от Баттона ещё одного старичка. Конечно же, всё как-то утрясается. Готовя трагедию, люди Финчера явно переборщили с патокой; соевый соус, скажем, чувствуется гораздо меньше.

Легче лёгкого было бы списать все проколы на скверную игру актёров, но и этого сделать нельзя. В рекламе Питт и Бланшетт не нуждаются, ибо все их знают и так, а ругать артистов тоже особо не за что. Они просто честно отрабатывают то, что прописано в сценарии. Этот дьявольский манускрипт всему и виной: играть-то можно хоть в лапту, хоть в бирюльки, хоть в "дочки-матери" на деньги. Понятно, на что замахнулся его автор

— Эрик Рот. На новые "Цветы для Элджернона" Дэниела Киза (экранизированные дважды, оба раза сравнительно удачно). Но до великого романа Киза ему — как Фицджеральду до того блистающего мира роскоши, который всю жизнь так манил и пугал писателя: "Богатые — особые люди. Они не такие, как мы". Если заменить слово "богатые" на слово "умные", то для создателей фильма была бы готова отличная речь, уместная и на церемонии вручения "Оскара" — самокритичная и по существу. А так им пришлось изрекать банальности, и потому (несмотря на 13 номинаций!) все центральные статуэтки уплыли к "Миллионеру из собачьих трущоб", о котором мы скоро напишем подробно.

А наши герои ушли в небытие. И остался от них лишь резной сундучок с артефактами-фетишами: открыточки, письма, рожки да ножки. Боюсь, что и об экранизации Финчера два года спустя будут помнить лишь самые оголтелые маньяки-специалисты. Так устроен свет, не прощающий поражений. "Когда-нибудь в старости я буду совсем молодым", — оптимистично заявляет актюбинский автор песен протеста Коля Вдовиченко (не в курсе, читал ли он про Баттона). — И когда-нибудь после смерти я стану совсем живым!" Пафос борца с системой понятен, да только вряд ли это на самом деле произойдёт. И теперь — для этого не нужно быть мистером Холмсом — ясно, почему создатели фильма поместили свои имена в финальные титры, на которые всё равно никто не смотрит. Чтобы хоть как-то сокрыть факт немотивированного убийства!

"Скотина Хэм свёл в могилу несчастного Скотти", — шептались на похоронах Фицджеральда те, кто ценил в искусстве хрупкость и изыск, предпочитал тонкость чувств нахрапистому наскоку. Талантливому Дэвиду Финчеру, чей фильм, безусловно, является произведением искусства, удалось осуществить это злодеяние ещё один раз.

Сергей Яшин АПОСТРОФ

Ханс Фрайер. Революция справа (Пер. с нем. Коринца Ю. Ю.). — М.: Праксис, 2008. — 144 с.

Глобальный кризис выдвигает на историческую арену как раз те силы, о коих провиденциально писал еще в 1931 году видный немецкий философ и социолог. То, что в начале ХХ века выступало как намёк, в настоящее время заявляет о себе достаточно однозначно. А как еще понимать слова Ханса Фрайера о том, что "буржуазное общество с самого начала было предрасположено к краху. Оно содержало столь много взрывчатого материала, что можно было, несомненно, рассчитывать на его взрыв. Если только правильно проанализировать закон движения этого общества, каждый шаг его развития раскрывался бы как шаг к гибели". Действительно, пафос книги предельно антибуржуазен. Беспощадная критика капиталистического общества даже привела к обвинениям Фрайера в марксизме. Хотя близость к раннему Марксу у автора, безусловно, прослеживается. В частности, в утверждении подлинной революции, служащей не частному, а всеобщему интересу. Впрочем, сия близость в плане социального универсализма объясняется не столько политической направленностью, сколько общими корнями, восходящими к философии Гегеля.

"Все прежние революции, — пишет Фрайер, — были революциями слева". То есть все баррикады минувшего, отчаянные штурмы основы основ, и знамена, развевающиеся над головами победителей, и знамена, выпадавшие из рук сраженных героев, соотносимы только с левым дискурсом? С эгоистическими интересами, пусть даже неосознаваемых, лучшими представителями сих революционных движений? С точки зрения Х. Фрайера сие бесспорно. И более того, исторически доказуемо. Отдадим должное автору — он не бросает камни в героев минувшего. "На деле история справедливости в огромной части определялась этим почетным бойцом, скромным эгоистом. Где было бы человечество, если бы надежный механизм классовой борьбы вновь и вновь не впрягал рабов в триумфальную колесницу свободы"?

"Везде, — констатирует Х Фрайер, — где наследственное пастырство народов приходило в упадок, — а какое пастырство в течение веков не пришло в запустение — терпеливая паства превращалась в воинствующую чернь. Везде, где господство вырождалось, загнивало или черствело, а какое господствующее сословие могло противостоять сладостному яду декаданса дольше, чем на протяжении пары дюжин поколений? — революционные энергии скапливались в массах, и честолюбивые бастарды готовы были способствовать их взрыву". Когда же история вторглась в индустриальное общество (оценка индустриального общества Х. Фрайером чрезвычайно важна и далеко не потеряла своей актуальности), бастарды в сие общество благополучно встроились, став декорумом современного государства, политики, парламентаризма, и добавим от себя, неотъемлемой частью современного мира. Кстати, здесь идеи Х. Фрайера сопоставимы с тем, что утверждал итальянский традиционалист Юлиус Эвола, констатируя кастовую деградацию.

Так на историческую арену выходит то, что, по словам Х. Фрайера, "уже не является ни обществом, ни классом, ни интересом, т. е. чем-то уравновешивающим, но напротив, глубоко революционным: народ. Именно крушение революции слева открывает путь революции справа". Отметим, что здесь немецкий мыслитель подчеркивает вполне конкретную характеристику народа, лишенную какой-либо абстракции. "Народ из смутной идеи превращается в историческую реальность, из утешения — в опасность, из спокойного порядка — в субъект революции". Уточняет Фрайер и понятие "правое", весьма размытое в современном мире и ошельмованное либеральными брехунами. Сие понятие у немецкого мыслителя обретает, скажем, экзистенциальный характер, выступая в роли политического, а подспудно и метаисторического характера. "Предпосылки бытия политического субъекта, — утверждает автор, — состоят в том, что он свободен в своем жизненном пространстве и что силы этого пространства — силы субъекта: лишь тогда он становится способным принимать исторические решения". Здесь вполне уместен логический вывод, что правая идея всегда ориентирована на морально-политический универсализм народа, свободного от потребительского эгоизма и утверждающего себя в духе присущей ему Традиции. Именно этот субъект осуществляет революцию справа, в ходе которой происходит "эмансипация государства".

Конечно, нам могут возразить, что мы живем в постиндустриальную эпоху, и выводы Фрайера устарели. Однако еще в 60-е годы минувшего тысячелетия концепция постиндустриального общества была подвергнута разгромной критике со стороны "новых левых", кои распознали в ней не новую стадию общественного развития, а идеализированный вариант капиталистического общества. Так что относительно актуальности книги Фрайера просим не беспокоиться. Более того, выражаем уверенность, что немецкий мыслитель прозревал вдаль, поверх исторических катастроф ХХ века, а его выводы о "революционном субъекте" обретают ныне весьма явственные очертания.

Илья Глазунов: «ЖИТЬ В РОССИИ» Из цикла «Встреча для вас»

В Москве, в Доме книги на Новом Арбате, состоялось представление четырехтомного собрания сочинений "Россия распятая" знаменитого русского художника Ильи Сергеевича Глазунова (издательство "Голос-Пресс", 2008). Ранее отрывки из его воспоминаний печатались в журнале "Наш современник", "Роман-газете" и вызвали большой интерес у читателей. Толпа людей ждала кумира с нетерпением. Завезенных в магазин книг не хватило на всех. Администрация явно перестраховалась: редко случаются ныне подобные конфузы. Но ведь это Глазунов! И можно было бы предположить, что книги будут пользоваться большим спросом. По сути, весь второй этаж магазина был заполонен почитателями великого художника. Илья Сергеевич долго отвечал на вопросы, а потом целый час подписывал тома тем, кто успел их приобрести. Издание действительно заслуживает серьезного внимания, поскольку воспоминания художника — это сама история России XX-начала XXI веков.

Мне посчастливилось познакомиться с Глазуновым еще в 1978 году. Помню его квартиру и мастерскую в башенке верхнего этажа в Калашном переулке. У него всегда было много гостей. Пока Илья Сергеевич с кем-то беседовал, я пил чай в одной из комнат, где стояли шкафы с шикарными альбомами русских и зарубежных художников. С замиранием сердца листал странички книг: "Древнерусская иконопись", "Новгородская икона", "Феофан Грек", "Мастера старой живописи", "Борис Кустодиев", "Василий Суриков", "Из истории реализма русской живописи", "Репин: жизнь и творчество"… А потом мы долго говорили с художником не только о живописи, но вообще о жизни. В то время Глазунов дружил с писателем Владимиром Алексеевичем Солоухиным и много рассказывал о совместных поездках по древним монастырям серединной России. Мне было очень интересно слушать это, так как сам немало колесил по стране и писал о проблемах сохранения памятников старины. Тоже находился в дружеских отношениях с Солоухиным, бывал у него дома, на даче. Это нас сблизило. Вообще-то, круг единомышленников был весьма широкий.

Что поражало в Глазунове? Необычайная работоспособность, умение сосредотачиваться на главном, искренность, доброжелательность, глубокая порядочность. Он не раз "обжигался", но тем не менее всегда оставался самим собой. Приходилось бывать в стенах созданной им Российской академии живописи, ваяния и зодчества на Мясницкой, в мастерской — особняке на задах Новинского бульвара. Несмотря на занятость, всегда находил время для общения. На Рождество встретил Илью Сергеевича в храме Воскресения Славущего, что в Брюсовом переулке. Он стоял перед иконой Божией Матери "Взыскание погибших" и истово молился. Поздравил меня с великим праздником и пригласил к себе посмотреть новую картину о трагедии раскулачивания крестьян в тридцатые годы прошлого века.

— Приходите, очень интересно узнать ваше мнение, — сказал он. — Ведь вы столько лет занимаетесь крестьянской темой…

Картина еще не закончена. Художник не торопится выставлять ее на суд зрителей. В этом суть характера Глазунова: быть правдивым и честным до конца.

В прологе к четырехтомнику он скажет: "Я не мог не написать эту книгу… Мне иногда кажется, что я прожил сто жизней, но все они, и счастливые, и кошмарно-трагические, объединены одним понятием: моя жизнь в жестоком XX веке… За 450 последних лет мир видел три главные революции, каждая из которых была разрушительнее предыдущих. Эти три революции: английская, французская и русская, — очень близки друг другу, как ступени одной и той же лестницы, ведущей к мировой революции. В начале каждой революции всегда говорилось, что она направлена против угнетателей — "королей, царей и помещиков". А в наши дни, когда власть царей и попов кончилась, а революция в новых формах и под новыми лозунгами продолжается бесконечно, для многих стало ясно, что всё это имело целью обмануть народы. Истинное предназначение революции — это разрушение во имя мирового господства избранного меньшинства…"

Глазунов очень бережно относится ко всему тому, что связано с родовыми корнями. В его воспоминаниях и квартира на Плуталовой улице в Ленинграде, куда его привезли из роддома, и угол Матвеевской и Большого проспекта, где жили позднее, и дача под Лугой, и детская школа искусств на берегу Невки — в бывшей вилле графа Витте…

"Итак, кто мои предки? Скажу откровенно: со стороны отца русские крестьяне села Новопетровского Московской губернии, у дороги, ведущей к Ростову Великому. Мой дед, Федор Павлович Глазунов, управляющий директор Петербургского филиала шоколадной фабрики Джорджа Бормана, был удостоен звания Почетного гражданина Царского Села, имел там свой дом по соседству с Чистяковым, Гумилевым и другими именитыми петербуржцами. Знаю, что его брат был иконописцем, без вести пропавшим в годы революции. Дед умер задолго до моего рождения, а бабушка — Феодосья Федоровна Глазунова, родом из небогатой купеческой семьи, — оставшись молодой вдовой, воспитывала пятерых детей… Со стороны матери — мой род древний, дворянский, и по семейному преданию восходящий к легендарной славянской королеве Любуше, жившей в VII веке и основавшей город Прагу… Вырвавшись из объятий неминуемой смерти во время Ленинградской блокады, слушая внутренний голос, будучи двенадцатилетним подростком, записал всё, что знал о своем роде…"

Интересно становление живописца как личности. В шестнадцать лет он ученик средней художественной школы при Институте имени Репина Академии художеств СССР. Однажды преподаватель живописи Мария Яковлевна Перепелкина сказала: "По академии и СХШ объявлен конкурс на лучшую работу, посвященную Иосифу Виссарионовичу Сталину. Дело ответственное и сложное. Мне не хотелось бы, чтобы вы скатывались в официальщину: каждый из вас должен подойти к решению темы индивидуально, дать свой образ товарища Сталина. Завтра я посмотрю ваши первые наброски"…

Среди выставленных эскизов особо была выделена работа Глазунова: Сталин — один в рабочем кабинете, за окном брезжит рассвет; он работал всю ночь, перед ним на столе карта. Интересная деталь: наполовину выпитый стакан чая с долькой лимона. Преподаватель похвалила Илью за композицию, световое решение, правильную тональность. В конце каждого полугодия из Москвы в институт приезжали академики — от Грабаря до Лактионова. Смотрели работы студентов, в том числе и те самые эскизы на сталинскую тему. Каково же было удивление ребят, когда спустя некоторое время они увидели в одном из журналов репродукцию очередного сталинского лауреата, напоминавшую памятный эскиз Глазунова…

"Я счастлив тем, что Бог судил мне учиться в этом здании долгих 13 лет — вначале в средней художественной школе, а с 1951 по 1957 годы — в самой академии — институте имени Ильи Репина Академии художеств СССР. Мои друзья, преподаватели и я горели любовью к искусству!"

Известно, посредственности не любят, когда кто-то из их среды начинает выделяться. Так было и с Глазуновым. Он "копал" очень глубоко, вникая в тайны истории России. А это не всем нравилось. Еще будучи учеником художественной школы, приезжал в Киево-Печерскую Лавру с желанием поступить в монастырь, но отец Тихон благословил его на мирскую жизнь православного художника. Потом были увлекательные поездки в древний Углич, Плёс, Нижний Новгород, Жигули… Сотни чудесных этюдов, набросков, рисунков!

Первая персональная выставка Глазунова состоялась в начале февраля 1957 года в Москве — в Центральном доме работников искусств. Сколько шума она наделала! В зале было развешено 80 работ — живопись и графика. Достоевский, блокада Ленинграда, портреты. Все газеты мира писали о дерзком таланте, не согласном с догмами соцреализма. В день обсуждения итогов выставки для наведения порядка была даже вызвана конная милиция. Море людей. Все хотели посмотреть на картины 26-летнего ленинградского художника.

"Я был счастлив почувствовать, что мои впервые выставленные работы, мои мысли-образы затрагивают многочисленных зрителей, которые думают так же, как и я. Я осознал в полной мере, что искусство художника может объединять, а не разъединять людей, быть понятным, а потому любимым многими, но ощутил я тогда впервые непримиримую ненависть врагов, которые не могли мне простить, что я нарушил многие идеологические табу социалистического реализма".

Далее последовали "разборки" в МГК и ЦК КПСС. Руководители Союза художников и Академии художеств СССР были возмущены: как это студенту позволили провести персональную выставку? На "ковер" вызвали мэтра соцреализма Бориса Иогансона, в мастерской которого учился Глазунов. Учитель отмежевался от своего ученика. Началась травля молодого живописца. В течение многих лет ему отказывали в приеме в Союз художников. Он был вынужден уехать из Ленинграда. Жил с женой в Москве у знакомых, снимал квартиры. Совершенно без заказов, а значит, и денег.

В те трудные годы Глазунову помог в буквальном смысле выжить известный поэт Сергей Владимирович Михалков. "Пробил" ему сначала московскую прописку, потом квартиру. Ввел в круг многочисленных знакомых. Жены иностранных дипломатов мечтали, чтобы их портреты непременно нарисовал молодой художник. Появилось немало публикаций о его творчестве на Западе. Главный редактор журнала "Огонёк" Анатолий Софронов предложил Глазунову проиллюстрировать шеститомное собрание сочинений Андрея Мельникова-Печерского. Как вспоминал заместитель главного редактора Борис Иванов: "И здесь художник снова продемонстрировал свою индивидуальность и в трактовке образов, и в стиле исполнения. Не было подобного до него. Дело не только в особом прочтении произведений. Илья Глазунов почувствовал героев, их смятенные души, посмотрел на мир их глазами, да так пристально и глубоко, что зритель и сам интуитивно ощутил тот порыв, словно его нервы на какое-то мгновение соединились с нервами Фленушки и Манефы, Самоквасова и Дуни Смолокуровой. Ощутил и оставил в памяти навсегда".

В 1963 году по приглашению ряда деятелей итальянской культуры Глазунов едет в Рим. Известный критик Паоло Риччи написал о нем книгу, и многие знаменитости — Лукино Висконти, Эннио де Кончини, Альберто Фиоретти, Джинна Лоллобриджида — искали с ним встречи. На торжественном приеме на вилле великой актрисы Илья Сергеевич знакомится с кинорежиссером Федерико Феллини, его женой Джульеттой Мазини, Моникой Витти, Микеланджело Антониони, Витторио Гассманом. В течение короткого времени он создает портреты многих "звезд". Восхищению заказчиков нет конца! Кстати, позднее ему будут позировать президент Италии Алессандро Пертини и Папа Римский Иоанн Павел II. Слава о русском художнике докатится и до Парижа. В 1968 году он приедет сюда, чтобы нарисовать портрет президента Франции Шарля де Голля. В это время здесь началась студенческая революция, строились баррикады, вдребезги разлетались витрины. "Сидя ночью в одном из знаменитых парижских кафе неподалеку от Сорбонны, я на спичечном коробке сделал эскиз будущей картины. Правда, она получилась потом гораздо больших размеров, 3 на 6 метров. Итальянский журнал "Оджи" написал о "Мистерии": "Картина, которую никогда не увидят русские!" Но все-таки увидели! Правда, только через 10 лет: когда начались перестройка и так называемая гласность! Жизнь моя сложилась так, что весь столикий мир открыл мне свое бытие, столь не похожее на наше. Я побывал во многих странах Европы, Азии, американского континента. Остались в памяти образы прекрасной Италии, изысканные королевские дворцы Франции, мистический Толедо в Испании, священный мрамор Парфенона и синий простор Эгейского моря, самурайский дух одетых в бетон ультрасовременных зданий Японии, могучая коричневая водная стихия Меконга в буддийском Лаосе, непроницаемые ночные джунгли, озаренные огнем войны, во Вьетнаме и Никарагуа, человеческий муравейник громадного Нью-Йорка, небоскребы которого осеняет статуя Свободы — символ господства Америки над миром с ее "новым мировым порядком" — глобальной демократией по-американски. Считаю нужным подчеркнуть: почти в каждой из стран Запада, где я бывал только по самым высоким приглашениям, меня уговаривали остаться, предлагая выбрать "свободу". Учитывая гонения, которым я тогда повергался в СССР, любая их этих стран могла бы стать моей второй родиной. Но я всегда знал умом и чувствовал сердцем, что такое страна пребывания, а что есть Отечество. Я могу жить только в моей России."

Скажу откровенно: мне приходилось выслушивать о Глазунове прямо противоположные мнения. Казалось бы, он весь на виду, но что-то вызывало вопросы. Четыре тома его воспоминаний (скорее всего, они будут продолжены) всколыхнули душу: сильно написано! Безусловно, это событие национального масштаба. Не обошел художник и личную трагедию: самоубийство жены Нины Александровны Виноградовой-Бенуа 24 мая 1986 года.

Вспомнилась встреча в храме Воскресения Словущего. Оказывается, вовсе не случайно художник бывает здесь: "Икона Матери Божией "Взыскание погибших", перед которой молились моя жена, напоминает моей скорбящей душе о тайне жизни и смерти, что та, которую я любил, навсегда ушла с лика Земли. Неугасимо живет во мне память ушедших навсегда лет моего счастья с Ниной, нашей общей яростной борьбы за Россию"…

Материал подготовил Александр Арцибашев

Мария Карпова ТАК!

Андрей Волков — русский художник-урбанист. На "Винзаводе" картины и фотографии города 70-х годов ХХ века, объединённые названием "Никаких новостей". Мир замер, глубоко вдохнув, и всё остановилось, в ожидании, но ничего не происходит. Ни лист не шелохнется, ни кирпич не сорвется на железный лист. Да и люди куда-то все запропали, как будто город — это место совсем не для них. Безлюдный город Солнца Кампанеллы, утопия безвременья.

Стоят лишь плотно на земле, задевая головой светлый небосвод, дома. Без особого украшения, с чёткими геометрическими линиями, пропорциями, этакие спокойные прямоугольники, с большим количеством крошечных глаз светлых окон.

Окно, крыша, крыши, на окне — радио. Новенький советский радиоприёмник, антенна его выдвинута вверх, может быть, там играет какая-то современная мелодия, а может быть, колонки шумят ускользающей волной, но звуков не слышно. Тишина. Каждый может принять эту тишину по-своему: "мгновенье ты прекрасно — повремени" или же как "затишье перед страшной бурей". В любом случае посещает какое-то душевное смятение, как будто ты не должен там быть, как будто подглядел в чьё-то окно, застал в минуту личного откровения. Но на картине нет человека; единственный из людей, кому позволено заглянуть в этот мир, ты, стоящий по эту сторону полотна. Это "Музыка над городом" 1978 год.

Никаких новостей, ничего не происходит — день сменяется днём, но все как один похожи. Выходить утром на работу и знать, что всё пройдёт по уже известному плану, день закончится, а завтра снова… "Утро. Троллейбус. 1978". Здесь впервые не подразумевается, а есть человек. Он стоит в очереди на посадку, пасмурно, лампочка внутри салона еле горит, от этого становится тускло. Его лицо не то чтобы говорит о печали, но на нём читаются напряжённость, усталость и какое-то смирение. Вот она философия созданного человеком мира: серый пустынный город, серые высокие дома, серый асфальт, растёкшийся, как море, серая пыль застилает глаза и, теперь уже, лицо человека сливается в общую массу, приобретая серый цвет. Утро. Картина "Проходная". Это завод, но людей нет. Абсолютное спокойствие. Неужели все уже прошли?

Что можно сказать о крышах, изображению которых как будто уделялось особое внимание? Вся красота видна с крыши, и вся красота в крыше. В окно видно, как они соединяются, сливаются с верхними этажами зданий. Ностальгия. У каждого горожанина было такое окно в жизни. Ты смотришь сверху, и тебе всё видно: все просветы и изъяны этого мира. Окно — место для размышления, крыши — объект восхищения и то, что заставляет заглянуть под эти крыши, а затем в привычной задумчивости столкнуться с самим собой, увидеть себя со стороны, увидеть себя на фоне безлюдного города.

К довершению картины времен, как раскадровка, горизонтальным рядом висят фотографии, старые, того же 70-го, отпечатанные, по-видимому, в "домашней лаборатории". Они не идеальны, некоторые нехороши качеством, да и сюжет на них незамысловат, всё то, что окружало людей: кирпичные дома, улица, старые вывески, человек приближается, на следующем снимке он ещё ближе, через секунду он сделает шаг, и фотограф больше никогда не увидит его. Но вот в чём особенность всего, что представлено в экспозиции: совершенно не складывается впечатления, что время быстротечно, что это всё просто миг. Наоборот, как будто молчаливо будет всегда, как будто кто-то нажал на паузу, и остановившийся мир остался без новостей.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Весны прихода солнечное действо — и жизни хмарь, что давит всех сейчас, поистине, как гений и злодейство, есть вещи несовместные для нас.

Тут — Женский день, любимых чародейство! А тут — постылый кризисный бардак… Одно с другим, как гений со злодейством, и впрямь не совмещаются никак!

О, Женщина! Очаг любви, семейства… А в мире всюду — взорванный покой. И в самом деле, гений и злодейство — несовместимы в голове людской…

Восьмое марта — словно лик невесты! Другие дни — уныния полны. Вот это время! Гений и злодейство хоть несовместны, но — совмещены…

Плевать хотело чьё-то лиходейство на чистоту и помыслов, и дел. В одной упряжке гений и злодейство — вот их мечтаний пакостный удел.

Там фарисейство и его плебейство, взаимную поруку обретя, уже готовы гений и злодейство в одном лице представить не шутя.

Такая связь — сродни прелюбодейству, и всюду, где она проявит прыть, народ и власть — как гений и злодейство, чью несовместность невозможно скрыть…

Как пышно процветает лицедейство! Но все слова успели обветшать. Что гений созидал — теперь злодейство привыкло "обличать" и разрушать.

День памяти Вождя — почту хоть здесь-то… В официозе, как всегда, хула… Вот тут уж точно: гений и злодейство — вовеки несовместные дела!

…Региональных выборов лакейство. "Единороссов" липовый отрыв. Тут ни причем — ни гений, ни злодейство. Банальный блеф "напёрсточной игры".

Сплошь прохиндейство. Куплено судейство. Но только не купить того Суда, который знает: гений и злодейство на свете несовместны навсегда!

Как навсегда, сквозь времена и власти, весна зиме даёт победный бой. И Женщина идёт как вечный праздник — даря надежду, веру и любовь!