/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 799 (63 2009)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 799 (63 2009)

(Газета Завтра — 799)

Александр Проханов СТРАНА БЕЗ ХОЗЯИНА

Глеб Павловский, выглянув из-за кремлёвской стены, сообщил столпившемуся на площади народу: "Зреет заговор". В Евангелии сказано: где лежит труп, там появляются орлы. Орел Глеб Павловский совершил плавный круг над местом, где притаился заговор. Чей? Против кого?

Лужков и Гавриил Попов призывают к ответственности правительство за катастрофический курс, указывая министрам и их лидеру чуть ли не на скамью подсудимых. Николай Злобин, этот катетер, проведенный из американского мочевого пузыря в российскую политику, требует демонтировать "путинизм", как систему, затащившую Россию в тупик. Помощник Президента Дворкович в Красноярске взывает к смене элит. Пушков в своей программе "Post scriptum" говорит о скором срезе ведущих министров. Но при этом зам. главы Президентской Администрации Владислав Сурков утверждает, что российская элита прекрасна и монолитна, выведет нас из кризиса, и во власти нет никакого раскола. Так где же заговор? Где масоны? Кого хотят заговорщики ударить золотой табакеркой в висок, а потом задушить шелковым платком в тёмных переходах Кремля?

Трагичным для страны было решение Путина не идти на "третий срок". Неубедительны были его ссылки на "неизменяемость Конституции", которую сразу же после избрания Медведева стали кроить сапожным ножом под новые голенища. "Горе власти, разделившейся в себе самой", — предупреждает мудрость священных текстов. Как бы тесно ни прилегали друг к другу два одинаковых кирпича, всегда остаётся трещинка, в которую проникает вода, и морозы — "морозы кризиса" — превращая воду в лёд, разъединят кирпичи.

"Заговор", о котором обмолвился Глеб Павловский, — это естественный результат двух центров власти, в каждом из которых власть ослабляется присутствием соседнего центра. Появление рядом с "Основным центром", Горбачевым, — "Параллельного центра", Ельцина, привело к разрушению СССР. Ельцин вырвал Россию из Советского Союза, оставив по краям швы уродливых, противоестественных границ. Ложью являются утверждения демократов о неизбежности распада, о банкротстве СССР, о близком голоде. Ведь не распались же Украина Кравчука, Казахстан Назарбаева, Узбекистан Каримова. Не будь на то злой воли Ельцина и сознательного попустительства Горбачева, Советский Союз пережил бы временные затруднения и соперничал сегодня с Китаем, был бы первым по своей мощи и неодолимости. Советский Союз разрушила сознательная воля двух антисоветских лидеров, исполнивших геополитический проект по "сбросу нерусских окраин", — чудовищный антиимперский проект, который сегодня начинает воспроизводиться на остаточной территории России.

Кто заинтересован в распаде России? Где эти заговорщики? Почему так мучительно и горько распоряжается история несусветными трудами и нечеловеческими усилиями народа, которому досталась во владение суровая и богатая страна между трех океанов?

Триста лет рабским трудом, на крепостных романовских нивах, русские создавали богатейшую культуру дворян. Сокровища московских и петербургских дворцов, бриллиантовые диадемы цариц, золотые оклады икон. Поразительными казались рафинированный интеллектуализм русской философии и богооткровенность русской поэзии. Всё это схлынуло за границу в период революционной смуты: "царское золото", фамильные бриллианты, чудотворные иконы, "яйца Фаберже", конструкторы самолётов и геликоптеров, основатели философских и эстетических школ. Россия осталась голой и озверелой, среди дымящих развалин и ржавых паровозов, среди пепла библиотек и усадеб.

Семьдесят лет одетый в телогрейки и резиновые сапоги народ строил заново "красную цивилизацию" Советов. Возвёл невиданные города и заводы, создал первоклассные научные школы, добился великих открытий и изобретений. СССР имел первоклассный театр и литературу, лучших ученых и космонавтов, богатейшую казну и вторую по силе экономику. Во время смуты восьмидесятых и девяностых годов из России увезли богатств на триллионы долларов, несметные запасы золота, урана и цветных металлов, секреты и технологии, гениальных ученых и открывателей. Россию вновь ободрали, как липку, оставив ей ржавые заводы, полузатонувшие корабли, больной деморализованный народ, сыновья которого бессмысленно скитаются по миру, а дочери наполняют развратные притоны Европы и Азии.

"Челноки", побросав свои университеты и школы, надрываясь тюками с китайским барахлом, скопили денег. Фермеры засеяли поля, завезли племенной скот. Предприимчивый "средний класс" обзавёлся коттеджами, автомобилями, счетами в банках. Возмечтал о "крупном деле", о "купеческом замахе", о "респектабельном капитализме". Дефолт 98-го года слизнул языком все накопления, обогатив горстку "реформаторов" и несколько американских финансовых структур, оставив Россию голой.

И снова великие труды. "Имперский централизм" Газпрома. Путинская "цивилизация углеводородов". Гигантские накопления нефтедолларов, которые должны были пойти на модернизацию страны, на долгожданное Развитие. На строительство новых заводов и звездолётов. На оружие нового поколения. На восстановление научных школ. На излечение народа от пьянства и наркомании. На превращение России в цветущую цивилизацию двадцать первого века.

И что же? Все эти деньги почти истрачены, перекочевали в Америку, просверкнули в ловких пальцах банкиров и министров правительства. А русский народ, ошалевший от беды, толпится у запертых заводских проходных. Мусолит обесцененные рубли. Чавкает резиновыми сапогами по непролазным дорогам. Ютится в гнилых домах. Пьёт "из горла". Рыдает над телами замученных и изнасилованных детей. Вспоминает, как бабки пекли из лебеды лепешки. Полными слёз глазами смотрит телевизор, где трясут телесами и бриллиантами "звёздные дивы".

Распад России спишет в очередной раз все преступления, замусолит имена злодеев, зальёт красной горячей жижей следы несусветных зверств.

И есть ли сегодня хоть одна политическая партия, или политическая группа, или собрание моральных людей, которые скажут об этом вслух? Или так и будем, по настоянию Аллы Гербер, изучать в еще оставшихся школах "холокост", а на диспутах правозащитников призывать к десталинизации России?

Сталин грядет.

ТАБЛО

* Утверждения Кремля о единстве политической власти всё в меньшей степени соответствуют действительности. Вброс в российское информационное пространство целой серии диффамационных материалов ("бизнес-интересы Медведева", "дело сенатора Пугачева", "охота на архаров" и т.п.), должен инициировать раскол действующей "властной вертикали", отмечают эксперты СБД. При этом подготовка, размещение и оперативное прикрытие необходимого "надёжного компромата" осуществляются через сеть "международных неправительственных организаций", действующих на территории Российской Федерации…

* Рост цен на продовольствие в России весной текущего года окажется "весьма значительным" в связи с запланированным снижением обменного курса рубля до 40 и более рублей за доллар, а также резким повышением инфраструктурных тарифов экономики, такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона. Как следствие, прогнозируются попытки жесткого административного регулирования продовольственного рынка: от введения дополнительных продуктовых талонов только для малоимущих слоев населения до полного перехода на нормативное снабжение по карточкам…

* Как сообщают наши источники в Женеве, прошедшие здесь переговоры между Хиллари Клинтон и Сергеем Лавровым увенчались принципиальным согласием российской стороны сократить свои стратегические ядерные силы до 1000 боеголовок, что делает актуальным дальнейшее расширение американской ПРО и повышает вероятность "обычной", т.е. неядерной агрессии против РФ практически по всему периметру её границ. Такой "peregruzka" в отношениях с США российская "властная вертикаль" может, в конце концов, и не выдержать — тем более, что стратегия "локальных управляемых конфликтов" по типу косовского и чеченского, является фирменным стилем "демократической" внешней политики США, а глобальный кризис уже создал близкий к критическому конфликтный потенциал во многих регионах России, прежде всего "национальных", и их "взрывоопасность" в перспективе ближайших месяцев будет только усиливаться…

* Более чем трехкратное (до 116 млрд. долл.) увеличение российских вложений в низкодоходные американские казначейские обязательства по итогам 2008 года, приведшее к потере бюджетом РФ более чем 40 млрд. долл., не может рассматриваться американским истеблишментом как "смягчающее обстоятельство" в отношениях с кремлевскими контрагентами, поскольку "уже оказанная услуга ничего не стоит", а рассчитывать на дальнейшие вложения из России не приходится в связи с кризисом и падением мировых цен на углеводородное сырье. Поэтому в повестке дня стоит "мягкая конфронтация" с Кремлем, призванная, в конце концов, "уничтожить кредитора" по типу того, как это было проделано в 1917 году с Российской империей. Именно с данным обстоятельством связано недавнее публичное унижение министра финансов РФ Алексея Кудрина в Риме, такая информация поступила из Нью-Йорка…

* Визит высокопоставленных американских дипломатов Джеффри Фелтмана и Дэниела Шапиро в Сирию призван "продемонстрировать, что Америка не оставляет Израиль в одиночестве и будет настаивать на повышении степени лояльности официального Дамаска к еврейскому государству". С этой же целью в ходе визита будут обсуждаться возможные формы участия Сирии в урегулировании иракской ситуации после вывода американских войск, сообщили наши источники в Филадельфии…

* По мнению наших киевских информаторов, конфликт вокруг 11,5 млрд. кубометров газа в ПГХ Украины между подконтрольным Юлии Тимошенко "Нафтогазом" и компанией "RosUkrEnergo", в которой "учитываются интересы" Виктора Ющенко, достиг "точки кипения" и снова должен перейти в политическую плоскость (досрочные парламентские и президентские выборы, изменения коалиции в Верховной Раде и т.п.). Нынешний формат ситуации "является абсолютно тупиковым", МВФ фактически отказал в предоставлении Украине второго транша стабилизационного кредита, "маски-шоу", устроенные силами СБУ в головном офисе "Нафтогаза", не прибавили ни единой гривны на счетах RUE, а вроде бы уже прове-денные "коалиционные" назначения Валентина Наливайченко председателем СБУ и Бориса Тарасюка — министром иностранных дел так и "не состоялись до конца". Характерно, что бывшему главе внешнеполитического ведомства "нэзалэжной" Владимиру Огрызко пришлось уйти в отставку после "наезда" на российского посла Виктора Черномырдина — "газ превыше всего"…

* Прошедшая в Пекине очередная сессия китайского парламента, где были обнародованы контрольные цифры на текущий год (выше 8% роста ВВП), а также заявление Ху Цзиньтао о том, что глобальный кризис принесет не только трудности и испытания, но откроет новые возможности, свидетельствуют о рывке КНР к мировому финансово-экономическому лидерству. В свою очередь, это ставит на повестку дня экспансию КНР в богатые сырьем регионы мира — такие, как Африка, Австралия и Россия, где сегодня можно скупать месторождения и действующие компании по сверхнизким ценам. Одной из главных российских "целей" Пекина, согласно сообщению инсайдерских источников, является бизнес-империя Олега Дерипаски, за право контроля над которой китайские товарищи якобы готовы не только погасить все долги олигарха, но и предоставить дополнительные преференции Кремлю…

Агентурные донесения Службы безопасности «День»

Александр Маслов ЗВЁЗДЫ ЗАЖИГАЮТ…

Накануне дня 8 марта народная артистка СССР певица Алла Пугачева неожиданно проявила интернациональную, скажем так, женскую солидарность с премьер-министром Украины Юлией Тимошенко, заявив, что находится в полном восторге от этой "умницы и красавицы", у которой "большое будущее", и обязательно пригласит её на свой прощальный концерт в Киеве. Казалось бы, ничего особенного, но только накануне досрочных парламентских и президентских выборов в "нэзалэжной" (а они, судя по всему, теперь состоятся) налицо не какие-то "человеческие отношения", а очень своевременный и сильный политический ход, способный резко увеличить популярность бывшей "королевы Майдана" среди русскоязычных избирателей Востока и Юга Украины. Особенно среди тех, "кому за сорок" и кто рос на песнях "королевы советской эстрады". Напомню — до сих пор это были практически суверенные "электоральные территории" Партии Регионов. Не знаю, сколько процентов голосов "в граммах" отнимет у Януковича, Ахметова и Ко этот, пока неизвестно кем и как свинченный "королевский союз", но ясно, что отнимет и немало. "Так это делалось в Одессе", учитесь…

Но в Москве всё делается по-другому. Там готовятся к майскому конкурсу "Евровидение-2009". И представлять несостоявшуюся "энергетическую сверхдержаву" срочно доверили украинской "звёздочке" Анастасии Приходько с украинско-грузинско-эстонской песней "Мамо!" Так сказать, наш ответ Чемберлену, то есть диверсии тбилисских товарищей, решивших на всю Европу спеть в Первопрестольной песенку со странным названием "We don»t wanna put in" (непереводимая игра слов). Замысел понятен и даже по-своему изящен: вот, мол, мы какие на самом деле, толерантные и мультикультурные, никакого великодержавного шовинизма и агрессивности в нас нет. А вдобавок, на заднем плане, эдаким бэк-вокалом, подпустим еще аллюзию насчет того, что "Родина-Мать зовёт!" всех "своих" обратно: и украинцев, и грузин, и эстонцев, — красота, да и только!

Но "хотели как лучше, а получилось как всегда", то есть с точностью до наоборот. Ведь "на скорую руку" проекты такого уровня не делаются в принципе. А тут в пожарном порядке перевели два куплета украинской песни "бедной Насти" на русский язык, всеми правдами-неправдами протащили через национальный отборочный конкурс — и давай, девочка, "спасай Россию"! Про художественный уровень получившегося песенного мутанта сказать можно просто: напугать им попсовое "Евровидение" не удастся, а вот повеселить — вполне. Зато "задание партии и правительства" выполнено, объект сдали в срок. Можно получать премии, ордена и медали…

А если серьёзно, господа и товарищи, искусство в частности и культура в целом — это страшная сила, которая у нас, "на постсоветском пространстве", давно и прочно направлена на разрушение народной эстетики и нравственности. "Если звёзды зажигают — значит, это кому нибудь нужно?" Наверное, нет смысла говорить, кому и зачем…

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ V О грозящей катастрофе

Продолжение. Начало — в NN 7-10

ПРОДОЛЖИМ ВСМАТРИВАТЬСЯ и сопоставлять, сопоставлять и всматриваться. Всматриваться во что? В специфику так называемой "перестройки", являющейся, как я уже показал, катастрофой определенного типа. Всматриваться — это значит выявлять тонкую структуру "перестройки", выявлять то, что я называю ее факторами. Что же касается сопоставления, то сопоставлять я хочу перестройку двадцатилетней давности ("перестройку-1") и ту уже реально начатую "перестройку", которую сначала я, а теперь уже многие называют "перестройкой-2". Всматриваясь, мы нечто доуточняем. А сопоставляя — выявляем совершенно новый смысл того, во что сумели всмотреться.

Я уже описал шесть факторов так называемой "перестройки". Перехожу к седьмому.

Фактор N7 — неэластичность бюджета. Эта неэластичность вызвана разными причинами. Как причинами собственно политического характера, связанными с обещанным электорату процветанием (или хотя бы отсутствием изменений к худшему). Так и причинами, имеющими характер более сложный, мировоззренчески-элитный. Эти причины не позволяют ни ущемить интересы "сильных мира сего", ни перейти к диктатуре, подавляя голодные бунты, неизбежные при глубоком ущемлении интересов "слабых мира сего".

Почему невозможно ущемить интересы сильных — понятно. Действует круговая клановая порука. Каждый из "сильных мира сего", если его ущемить, способен подорвать политическую систему. Да и вообще, как говорил Фамусов, "ну как не порадеть родному человечку!".

Более сложный вопрос — почему нельзя перейти к диктатуре, подавляющей голодные бунты. Прежде всего, потому, что нет доверия к непосредственным исполнителям, которые должны эти бунты подавлять. А вдруг в критический момент они сами перейдут на сторону голодных?

К этому более или менее внятному обстоятельству добавляется обстоятельство несколько менее внятное, но еще более серьезное. Диктатура с подавлением голодных бунтов — это перераспределение власти в пользу подавителей этих бунтов. А сейчас налицо в лучшем случае паритет между теми, кто должен получать новые возможности в условиях диктатуры, и теми, кто в условиях диктатуры теряет возможности. Те, кто должны потерять возможности в условиях диктатуры, достаточно сильны для того, чтобы этой диктатуры не допустить. "И где гарантия ограничений? — спросят они у принимающих решение. — Начнется с того, что вы передадите "подавителям" отдельные позиции, а чем кончится? Тем, что "подавители" вас отстранят от власти?"

Итак, "ограничения сверху", "ограничения снизу"… Черная дыра кредитований, взятых не под получение сверхприбыли, а под банальное проедание… Все это уже проходили!

Фактор N8 "перестройки-1" (и, опять-таки, любой "перестройки") — взятие международных кредитов под политические обязательства. Например, под демократизацию. Или подо что-либо еще. Под то, что выгодно другим и невыгодно тебе.

Фактор N7 + фактор N8 = финансовой зависимости от внешних сил, всегда переплетающейся с зависимостью собственно политической. А это и называется — отказ от суверенитета де-факто.

В конце 80-х годов ХХ века объяснить гражданам СССР, что такое реальный неоколониализм, отработавший свои технологии на слаборазвитых странах, было невозможно. Господствовала наивная и абсолютно иррациональная вера в то, что Запад хочет обеспечить у нас процветание, что любые его происки — это выдумки коммунистов.

С тех пор прошло 20 лет. Кому-то хоть кол на голове теши. А кто-то так погрузился в теорию заговора, что его угроза неоколониальной зависимости, вполне реальная и сулящая ему много бед, — как бы и не интересует. А интересуют — фантасмагории, слагающие виртуальную реальность, подменившую реальность как таковую.

Но между этими двумя крайностями (пофигизмом и конспирологической шизой) формируется у нас на глазах и совсем иной контингент. Этот контингент состоит как из относительно благополучных продвинутых граждан, поживших на Западе и избывших в силу этого некоторые иллюзии по его поводу, так и из продвинутых граждан, которые совсем не благополучны, но вполне адекватны в плане понимания того, что именно на них надвигается.

Таких продвинутых граждан, обеспокоенно вглядывающихся в реальность, — отнюдь не мало. Им я и предлагаю рассмотреть нижеследующую модель обеспечения неоколониальной зависимости. Модель эта отработана до блеска. Никакого отношения к теории заговора она не имеет. Она абсолютно конкретна. Она очень, очень широко применяется с тем, чтобы затащить туземцев в особую ловушку. В эту ловушку можно затащить совсем примитивное племя. А можно — и страну, чьи габариты и возможности, история и культура в принципе никак не свидетельствуют о ее примитивности.

Как ни странно, этапы — одни и те же. Каковы же они?

На первом этапе туземный вождь или диктатор создает себе сам некие проблемы. А ему помогают в этом. Созданные проблемы не позволяют вождю или диктатору уйти с занимаемого им поста. Что это за проблемы? Например, вождь съедает своего конкурента, а также членов его семьи. Но не всех и не до конца. Соответственно, уйти он не может. Как только он уходит — его самого с семьей съедают члены недоеденных им кланов. Которые и зубы сохранили, и аппетит, и иные возможности для съедания.

На втором этапе этот туземный вождь, который чем-то должен для других мотивировать собственную незаменимость, сам заражается культом личности, и ему в этом опять же всячески помогают. Поначалу этот культ является для вождя всего лишь средством легитимации. Вождь объясняет племени, почему он должен остаться, исходя из высших соображений. Вождь, сохраняя трезвость, делает поначалу различие между своими реальными побуждениями и предлагаемым племени политическим мифом. Но лишь поначалу. Со временем и вождь начинает верить в миф, заражаясь культом личности, созданным им самим для других.

На третьем этапе туземный вождь, зараженный культом личности, начинает грезить о великих целях своего племени, связанных с его, вождя, личной миссией.

На четвертом этапе этот вождь затевает множественные конфликты, порожденные как его псевдоидеологическими грезами, так и сугубо прагматическими причинами. Одновременно с этим вождь втягивается в дорогостоящие проекты, связанные с подтверждением своих и племенных мессианских амбиций.

Эти четыре этапа слагают начальную фазу игры, ведущейся по неоколониальным правилам. Важно при этом, чтобы экономическая конъюнктура и менталитет туземного вождя в совокупности воспрепятствовали созданию мобилизационной идеологии, с помощью которой племя и впрямь может выйти на какие-то новые рубежи. Для того, чтобы этого не произошло, вождю надо внушать, что он просвещенный, добрый и мягкий диктатор, а мобилизационная диктатура неизбежно окажется жесткой, что нехорошо. Далее надо указывать на то, что народ ждет от доброго и мягкого вождя обеспечения долгожданной сытости, процветания. А потому большую часть средств, полученных от благоприятной конъюнктуры, надо тратить на это самое процветание, а также на амбициозные проекты и все прочее.

По завершении четвертого этапа ловушка захлопывается. Вождь становится заложником сразу многих обстоятельств. Каких именно?

Обстоятельство N1 — амбициозные проекты, от которых вождь уже не может отказаться по разным причинам как внутреннего, так и внешнего характера.

Обстоятельство N2 — множественные конфликты (опять-таки, как внутреннего, так и внешнего характера). Пока вождь у власти, этим конфликтам грош цена. Но как только он от власти откажется, те же конфликты обеспечат ему быструю неминуемую жизненную катастрофу. Если речь идет об африканском вожде — его буквально съедят. Если речь идет о вожде азиатском — то его повесят или расстреляют. Если речь идет о европейском "нарушителе" неких норм — его будут мариновать в Гааге. В любом случае, вождь это понимает и от власти отказаться не может.

Обстоятельство N3 — раскрученные самим вождем потребительские ожидания его соплеменников. Вождь мог бы сделать ставку на воодушевление соплеменников. К примеру, Мао Цзэдун сделал такую ставку и выиграл. Да и не он один. Но вождь уже построил свой культ на другом — на том, что он принес соплеменникам сытую жизнь. Вождь сам поверил, что в этом — благо. Соплеменники поверили. Средств, обеспечивающих крутой идеологический разворот, у вождя нет. Вождь уже движется по той колее, которая задана предыдущим временем и его ключевой идеологемой сытости. Сдвигаться в другую сторону вождь боится и брезгует.

Обстоятельство N4 — разогнанная до чудовищных объемов коррупция. Эта коррупция (могу привести многочисленные исторические примеры) сознательно поощряется извне. Но и без подобного поощрения она вспухает, как на дрожжах. И является "черной дырой", в которую все проваливается. Дырой, которую вождь уже не может зашить, ибо развлекается так его собственная опорная группа. Доходов становится меньше. Умерить аппетиты своей опорной группы вождь не может. Умерить аппетиты своего племени — тоже. Коридор сужается, в конце — стенка.

Обстоятельство N5 — невозможность "диктатуры развития" в связи с несоответствием между требованиями к кадрам подобной диктатуры и качествами существующего "опорного контингента". Невозможность смены этого контингента. Невозможность и нежелание обращаться к мобилизационной идеологии.

Обстоятельство N6 — невозможность даже грубой диктатуры. Поскольку грубая диктатура предполагает усиление "кровавых силовиков", опасных и для самого вождя, и для его ближайшего окружения.

Обстоятельство N7 — рост протестных настроений, вызванный ущемлением доминирующей потребительской мотивации племени. Мотивации, когда-то разогнанной самим вождем, но теперь приобретающей неподконтрольный ему характер.

Обстоятельство N8 — оформление протестных настроений в оппозиционное политическое движение.

Обстоятельство N9 — невозможность уступить этому оппозиционному движению, возглавляемому теми, кого вождь сильно задел, но не добил. И кто теперь сам хочет не только задеть, но и добить вождя.

Что делает вождь, загнанный в ловушку из этих девяти обстоятельств? Он, скажем, берет кредиты. Он их берет и берет. Как отдавать? Находятся отговорки. "Вот-вот наступит благоприятная конъюнктура, и отдадим". Да что там отговорки! Надо день прожить да ночь продержаться. Снизу подпирает, сбоку подпирает, сверху подпирает. Берешь кредит на любых условиях.

На пятой фазе этой — подчеркиваю, элементарной, неконспирологической, всюду ведущейся игры, — тебе кредиты дают.

И заодно готовят абсолютно послушную воле кредитора оппозицию. Ее идеологически обрабатывают. Тренируют. Пестуют. Проверяют в разного рода конфликтных ситуациях. Одновременно с этой проверкой сажают на компромат. И так далее.

На шестой фазе той же игры вождю кредиты уже не дают. Этим организуется одномоментный политический взрыв. Вождь и его команда беспощадно, показательно уничтожаются. Это уничтожение сопровождается информационной истерикой по поводу "жуткой ситуации, в которую вождь загнал страну". Отвечают за эту ситуацию только вождь и его присные.

Кровавое подавление группы вождя и постреволюционная усталость, наступающая сразу же за революционным взрывом, вызывают высочайшую пластичность племени. Победители грабят это племя, как хотят. Грабеж при вожде становится детским лепетом по отношению к новому грабежу. Новый грабеж происходит на паях с иноземцами, которые (а) выдали кредиты и требуют их возврата и (б) сформировали абсолютно им послушную оппозицию. Кроме того, иноземцы поддерживают состояние вялотекущей гражданской войны, пугая оппозицию тем, что недобитый трайб вождя может снова ожить и тогда уже вырезать всю оппозицию под корень.

В итоге оппозиция начинает грабить именно лихорадочно. Племя вымирает. Богатства вывозятся из страны резко активнее, чем прежде. Те, кто дали кредиты вождю, получают от оппозиции не возврат на условиях "ставка ЛИБОР плюс 2%", а многие сотни или даже тысячи процентов на каждый вложенный доллар. А зачем иначе они устраивали такую — хоть и примитивную, но дорогостоящую — спецоперацию?

ВОТ ЧТО ТАКОЕ "перестройка-2" с точки зрения так называемого "спецкредитования". О суверенитете в этой ситуации, коль скоро она возникнет, говорить, согласитесь, будет смешно. Но возникнет ли у нас нечто подобное?

Приглядимся к нашему "политикуму" под этим углом зрения.

В чем специфика наших либерально-западнических групп, готовящихся к двусмысленному политическому реваншу? В том, что никаких шансов выиграть в условиях свободной политической конкуренции у этих групп нет. А потому им нужны совершенно другие условия. Чем более суверенной будет страна, тем ниже их шансы на всё сразу — на власть, на участие в прибылях, на высокий социальный и политический статус.

А вот если начнется спецкредитование, то ситуация резко изменится. Вождь, который берет спецкредиты, начинает "приподнимать" те политические группы, на которые ему указывает спецкредитор. А это так называемые либерально-западнические группы. Как могут наши либералы-западники восстанавливать потерянные позиции, не имея поддержки внутри страны? Только сражаясь за ослабление страны и попадание ее в зависимость от симпатизирующего им спецкредитора. Это их неотменяемый, естественный, фундаментальный жизненный интерес! Есть зависимость страны от нужного им спецкредитора — будет и у них положение, статус, все остальное. Чем больше будет зависимость страны от спецкредитора — тем крепче будет их положение и тем выше будет их статус.

Но предположим, что спецкредитование осуществят в нынешней ситуации какие-нибудь неудобные для либералов незападные иноземные центры. И что? Они ведь тоже чего-нибудь потребуют, помимо элементарного возвращения кредитов. Любое такое требование — есть изменение траектории движения в сторону, отвечающее внешним интересам. Интересам страны, которая дала этот кредит. В принципе неважно, повторяю, кто его даст — Запад, Восток, Юг… Это важно для лоббистов. Западных прежде всего, потому что они верят в укрепление зависимости России именно от Запада и имеют к этому основания. Но о чем-то могут мечтать и другие лоббисты — восточные, южные.

Страна же… Ее в любом случае потянут за веревочку в ненужную для нее сторону. А уж если потянут сразу в несколько сторон, то… Впрочем, читатель не нуждается в длительных разъяснениях по поводу того, что бывает, если несколько сил (к примеру, лошадей) тянут человека в разные стороны…

Завершив рассмотрение спецкредитного фактора, одного из простейших и наиболее существенных, я могу заняться чуть более сложными вещами. И задать читателю вопрос: если утром гусь гогочет, а вечером им будут угощаться, то когда началась для гуся катастрофа? Ведь не тогда же, когда ему свернули шею? И не тогда, когда зажарили?

Вопрос мой имеет прямое отношение и к политической практике, и к теории катастроф. Для неспециалиста катастрофа — это момент. А для специалиста — это процесс. Но ведь неспециалист… он… ну, не знаю… как минимум он, наверное, читал сверхпопулярный в советское и постсоветское время роман Булгакова "Мастер и Маргарита".

Я апеллирую к этому роману именно потому, что он сверхпопулярен и в каком-то смысле достаточно прост. А также потому, что в нем действительно изложена теория катастроф, адаптированная к пониманию неспециалистом. Я не особый почитатель Булгакова вообще и этого его романа в частности. Но мне дозарезу нужно, чтобы и политики, и эксперты, и мои сколь-нибудь продвинутые сограждане не просто уяснили себе, что катастрофа — это не миг, а процесс со своими фазами, но и по-настоящему прониклись пониманием подобного обстоятельства. Пожалуйста, потратьте силы на то, чтобы проникнуться. Это очень пригодится! И с политической, и с бытовой точки зрения.

Итак, сюжет из Булгакова как одна из метафор, разъясняющих теорию катастроф…

Аннушка захотела купить масло. И в тот момент, когда она только захотела его купить, уже нечто началось… В любом случае, катастрофа началась не тогда, когда Берлиозу отрезало голову, а раньше. Воланд это всячески подчеркивает, указуя на то, что Аннушка-де, мол, "уже разлила масло", а значит, катастрофа началась… А начавшись, развертывается. Лекция Воланда вполне могла прозвучать на каком-нибудь нью-йоркском закрытом обеде. Не потому, что Нью-Йорк — это "город Желтого Дьявола", а Воланд — понятно, кто. А потому, что лекция Воланда — на тему о катастрофе. О том, что катастрофа — это нечто, разворачивающееся во времени.

В теории катастроф всегда есть место метафизике, эсхатологии и много еще чему. Не зря я назвал ее синтезом топологии и мифологии. Поверьте, это именно так.

ИТАК, ВОЛАНД в своей лекции о катастрофе, читаемой Берлиозу, всячески подчеркивает, что разлитое масло — есть часть катастрофы. Что когда вы идете к трамваю, а рядом с рельсами разлито масло, то это тоже определенная фаза катастрофы (в той же степени, в какой амбициозные проекты вождя в совокупности с отказом от мобилизационной идеологии являются фазой катастрофы). Воланд Берлиоза в этом убеждает — а Берлиоз Воланду не верит. Что ж, и гогочущий гусь не верит, что будет подан в соответствующем кулинарном исполнении на чей-то там "закрытый обед".

Что гогочущий гусь, что оптимистичный Берлиоз, что какая-нибудь вдруг лопнувшая огромная корпорация (та же Lehman Brothers, например… да и у нас есть на этот счет очень яркие примеры из прошлого). Что — политическое руководство, элита, класс в целом… Оптимистичность настоящего не означает, что оно не беременно катастрофой.

У Ленина была работа "Грозящая катастрофа и как с ней бороться". Если вы хотите бороться с катастрофой, то вам мало признать ее наличие в виде развертывающегося процесса (Аннушка вышла из дома, Аннушка идет покупать масло, Аннушка купила масло, Аннушка разлила масло и так далее). Это необходимо, но недостаточно. А что же достаточно? Вам, помимо признания того, что вы уже интегрированы в процесс под названием "катастрофа", надо выявить тонкую структуру именно той катастрофы, в которую вы вовлечены, — и начать игру. Катастрофа играет с вами, а вы с нею.

Нельзя играть с катастрофой — и уж тем более выигрывать у нее (а в принципе возможно и это) — не зная, "що це таке и з чим це йисты". Воланд мог, конечно, поговорить с Берлиозом на языке топологии или мифологии. Но он предпочел язык конкретного примера. Аналитиком он был, согласитесь, не худшим. И его рекомендациями по поводу необходимости использования в лекциях о катастрофе языка конкретных примеров пренебрегать негоже.

Так вот, примеры…

Вы, к примеру, переживаете скверный период в своей жизни. У вас возникли денежные неурядицы. Вы ими фрустрированы. Вам приходится отказываться от каких-то программ, с которыми вы связывали смысл жизни. У вас осложняются отношения с теми, кого вы в эти программы опрометчиво включили. А это могут быть и близкие, и друзья, и уважаемые вами единомышленники. Вы устали от всего этого… Вам тошно… У вас на почве этого еще и со здоровьем какие-то неприятности начались…

Что вам надо делать для того, чтобы преодолеть такое давление на вас совокупности разного рода тягостных обстоятельств? Притом, что обстоятельства пересекаются почему-то в одной точке и друг друга подпитывают (к вопросу об "идеальном шторме", к которому апеллировал в Давосе Владимир Путин).

Фраза "что мне делать?" состоит из трех слов.

Первое слово — "что".

Второе слово — "мне".

Третье слово — "делать".

Катастрофа начинается тогда, когда вы сводите эту фразу из трех слов к фразе из двух слов: "Что делать?".

Тогда исчезает субъект ("мне"). Действие обезличивается. У вас отнимают право на рефлексию: "А что такое "я"? Не должен ли я, чтобы начать нечто делать, стать другим? Существую ли я в виде субъекта действия? Не начинают ли по отношению ко мне, как к субъекту, осуществлять операцию под названием "диссоциация" (иначе — "распад субъекта", "потеря целостности")? Обладаю ли я бытием, достаточным для действия? Позволяет ли внутренняя структура моего "я" осуществить действие? А, может быть, мне и не нужно осуществлять никаких действий как волевых актов, направленных вовне? Может, мне всего лишь надо с кем-то посоветоваться? Не с психоаналитиком, так с философом? Или священником? А может, мне надо одному походить по лесной тропинке и подумать? Или книжку почитать? Или выспаться как следует?"

Что такое подобного рода вопросы, задаваемые самому себе? Это вовсе не уход от решения проблемы. Это другой подход к ее решению. Подход, основанный на аналитике себя как субъекта действия. На адекватности устройства себя как субъекта действия. На возможности преобразовать себя как субъект действия. То есть, на уходе от обезличивания действия. А значит, на отказе от технологического невроза. И на замене технологии как панацеи — субъектологией как необходимым компонентом решения проблемы.

Но поди ты у нас откажись от технологии как панацеи, от пантехнологизма, гипертехнологизма и так далее! Наше интеллектуальное сообщество, занятое "сопровождением принятия решений", сильно деформировано. В нем преобладают так называемые политтехнологи. То есть профессионалы по обезличенным действиям. Ибо технология — это и есть обезличенное действие. Это не "что МНЕ делать?", а "что делать?".

Технологу не важно, КТО будет что-то делать. Ему важно только спланировать и скомбинировать действия как таковые. Действия своего заказчика, которому он, технолог, и не может, и боится вменять что-то по части какой-то там, тудыть-растудыть, субъектности. Начнешь что-то такое вменять — так схлопочешь, что мало не покажется. Поэтому технолог всегда постулирует, что заказчик абсолютно субъектен — идеален и совершенен. А дело в том, что именно этот заказчик еще может учинить, кроме того, что он уже учинил. Какие каверзы, тонкие, знаете ли, приемчики… Заказчику это очень нравится. Это и безобидно, и практично, и конкретно. Что заказчику нравится, то и превалирует. А начав превалировать, диктует свои правила. Так жизнь устроена, что превалирующее не просто превалирует, а сжирает все, что не есть оно.

Я НЕ ХОЧУ СКОМПРОМЕТИРОВАТЬ профессию политического технолога. Слава богу, что в России появились политические технологи, способные спроектировать и осуществить достаточно нетривиальные и эффективные действия. Я всего лишь хочу сказать, что субъектология (рефлексия на субъектность, теория субъектности, проектирование субъектности) — это одна профессия. А технология — это СОВСЕМ другая профессия.

На одном давнишнем симпозиуме в Крыму один политический технолог гордо заявил: "Я занимался разными проектами, осуществлял разные технологии в соответствии с проектным заданием. В том числе, и технологии построения тайных обществ как орденского так и другого типа".

Я не смог удержать смех, а технолог очень обиделся. А смех я удержать не мог потому, что даже партийное строительство — это уже не технология, а субъектология. Кадровая политика — это уже не вполне технология. Технолог создать Орден тамплиеров или Орден иезуитов — не может. А тот Орден, который создаст технолог, — это барахло. На постмодернистском языке — "симулякр" (полная фикция) или "практикабль" (частичная фикция, бутафория, которую надо выдавать за натуральный предмет).

Бернар Клервоский — не был технологом. И Игнасий Лойола — тоже. Они субъектологи, у них другая профессия. Когда они субъект создавали, они его наделяли технологиями. Но сначала они его создавали. Конечно же, они, уже создавая субъект, ориентировались на то, какими технологиями будет наделено созданное. И все-таки создание субъекта — это одно. А его технологическое вооружение — это совсем другое.

Первая деформация в рамках совокупного российского сообщества политических интеллектуалов (иначе — экспертного сообщества) — гиперпреобладание технологов при гипердефиците субъектологов. И выведение сообществом за скобки — по причине такого преобладания и всего, что из него вытекает, — всей субъектологической тематики в целом.

Уже одной этой деформации достаточно для того, чтобы в условиях развертывающейся катастрофы (проснувшейся и решившей сходить в магазин Аннушки, так сказать) экспертиза была сама по себе, а реальность сама по себе. Между тем, обсужденная мною выше деформация, увы, не единственная.

Вторая деформация связана с аналитикой. Дело не в том, что аналитиков слишком мало, или они слишком плохие. Их, во-первых, хотя и меньше, чем политтехнологов, но довольно много. И они, во-вторых, не плохие, а своеобразные.

Поясню, опять-таки, на примере. У вас есть машина. Ну, я не знаю… "Вольво"… Кто такой технолог? Это человек, который учит вас водить машину. Технолог не будет размышлять о том, не заменить ли вам "Вольво" "Мерседесом" или "Хаммером". Но он научит вас водить "Вольво". Сначала он научит вас водить эту машину прилично, потом — хорошо, потом — отлично. Потом вы станете мастером спорта по езде на "Вольво". Потом вы начнете участвовать в гонках. Один на один с каким-нибудь конкурентом, которого сопровождает не только технолог, но и субъектолог. Вы понесетесь вдвоем по шоссе. Обгоните конкурента. Доедете до конца шоссе. И увидите, что шоссе уткнулось в озеро. Ваш конкурент, приехав чуть позже вас, пересядет со своего "Вольво" на глиссер и понесется по водной глади. А вы можете либо сидеть на берегу, либо раздеться и плыть. Результат будет примерно одинаковый.

Но это — о разделении труда между субъектологами и технологами. А я вроде бы пример-то привел с тем, чтобы дефекты аналитики обсудить. Однако, во-первых, если не разграничишь в рамках примера технологию и субъектологию, то не доберешься до аналитики. А во-вторых, и аналитике место в этом моем примере найдется. Как преобладающей, так сказать, нормальной, так и другой. Аналитика всегда занята средой, в которой разворачивается гонка. Но нормальный аналитик — занят нормальной же средой. И за ее пределы — ни-ни.

Нормальный аналитик правильно замерит метеоусловия на вашем гоночном маршруте. Он обсудит, что делать, если шоссе окажется скользким. Но организацией взрывов на шоссе, искусственных задымлений, выдаваемых за естественные, он заниматься не будет. Не будет он заниматься и экстремальным изменением качества среды, в которой вам предстоит на вашем "Вольво" (субъекте) двигаться (действовать по технологической схеме). Среда для нормального аналитика — нормальна или квазинормальна. Заниматься другими средами он не хочет.

Нормальный технолог, специализирующийся на гребле, разъяснит вам все по поводу того, как грести. Нормальный аналитик, специализирующийся на той же гребле, даст вам рекомендации по учету вариаций погодных условий. Нормальный аналитик и технолог сообща разъяснят вам, что делать при наличии ряби на поверхности той глади, по которой будет двигаться ваша лодка.

Но ни нормальный технолог, специализирующийся на гребле, ни нормальный аналитик, специализирующийся на том же, не будут готовить и сопровождать ваше прохождение речных порогов высшей категории сложности. И не надо их упрекать в этом. У них другая специальность.

Большинство наших аналитиков — это "специалисты по спортивной гребле", занятые малыми (например, электоральными) флюктуациями той нормальной среды, в которой вы должны нормальным образом конкурировать с другим нормальным "гребцом". Подчеркиваю — это специалисты по малым флюктуациям нормальной среды.

А что? Спортивная гребля осуществляется в маловозмущенном ламинарном потоке. Те, кто ее сопровождают (нормальные "аналитики гребли", так сказать) опишут "от и до" свойства нормального же потока (потока событий, разумеется) по которому вам предстоит плыть. Они опишут это четко, без чрезмерных умствований, сухо, без драматизаций, адекватно донельзя. Но как только поток станет турбулентным, а уж тем более приобретет совсем сложный характер, — они скиснут.

Продолжение следует

Владимир Винников АПОСТРОФ

Андрей Колесников. "Анатолий Чубайс. Биография". — М.: АСТ, 2008, 350 стр., 7000 экз.

Эта книжка попала мне в руки совершенно случайно — пришлось представлять нашу газету на радио "Свобода" в диалоге с её автором Андреем Колесниковым, который и передал экземпляр со словами: "для Проханова, здесь про него тоже кое-что написано".

Но в основном и главном — написано, конечно же, про Чубайса как "совестливого интеллигента с ощущением миссии в командировке в большую политику". И написано не просто талантливо — а, можно сказать, в самую точку, стопроцентное попадание. Книги такого уровня нужно не просто читать, а исследовать — автор, сам того, видимо, не желая или даже не понимая, проговаривает очень много "прикрытой" — уже или еще — информации.

Сначала о том, что "еще", т.е. о "злобе дня". В последнее время либеральные масс-медиа хором стали говорить о том, что в России нет политиков, что страной управляют не политики… Этот тезис потихоньку связывается с другим — что "неполитики" (они же "сииловики") довели страну до ручки, что они не справляются и не справятся с кризисом, что у них другое мышление, направленное прежде всего на личное и корпоративное обогащение (версия о 40-миллиардном личном состоянии Путина, фотографии золотых швейцарских часов у президента Медведева и его супруги и т.д.), а потому их неизбежно придется менять. Спрашивается, на кого?

Автор всем своим текстом утверждает, что Чубайс как раз: а) политик, б) бессребренник и в) самый эффективный антикризисный менеджер России. "А если задаться вопросом, мог ли Чубайс стать премьер-министром? И каким премьер-министром он был? Безусловно, мог бы,.. и премьером был бы не техническим, а политическим — мирового уровня. А если задуматься, мог бы он стать президентом? Соответствовал ли масштаб личности этому ответственному посту? И каков масштаб этой личности по сравнению с теми, кто когда-либо в России претендовал на главный кабинет в президентском корпусе Кремля? Вопросы — риторические…"

Конечно, конечно, риторические. Этакая помесь рассуждений поросенка Пятачка о Слонопотаме с вопросами Петьки к Василию Ивановичу Чапаеву. А в радиостудии милая ведущая на всю страну озвучивает следующие пассажи: "Медведев на самоубийцу явно не похож — то есть не отправит Путина в отставку". И вообще, рассуждения о том, что Медведев должен "отвязаться" от Путина, чтобы доказать (нужное добавить) вовсю набирают обороты и инерцию…

Медведев "снял испуг и сомнения. С таким президентом как будто не нужно бояться "бархатной реприватизации",.. не нужно строить планы отъезда за рубеж и обретения второго гражданства. Не нужно бояться за будущее своих детей",.. можно "одеваться за границей, обучать детей в частных школах" (в основном там же, за границей. — В.В.). Здесь ключевое слово — как будто. Медведев же всё-таки — не Чубайс. Он не находится в непрерывном режиме "он-лайн" с неизвестными контрагентами, как Анатолий Борисович, "неизменно раскрывающий перед собой маленький ноутбук". Злые, но знающие языки утверждают, что Чубайс никогда не расстается с этим ноутбуком — даже спит с ним, чтобы постоянно быть "на связи". Утверждают даже, что ему придется быть одним из первых, кто пройдет процедуру "чипизации" — чтобы эта особенность не так бросалась в глаза окружающим…

То есть виртуальная схема вырисовывается такая: сначала создается атмосфера, в которой Медведев сможет отправить в отставку Путина. А после этого будет уже не так трудно заменить самого Медведева на Чубайса: в случае необходимости, согласно Конституции РФ 1993 года, президента заменяет именно премьер. Но важно исподволь приучить людей к этой мысли, важно, как говорил М.С.Горбачёв, "начать", а дальше "процесс пойдёт".

Какой процесс имеется в виду? Конечно, "реструктуризации России". Ведь не зря американские друзья Чубайса (Хиллари Клинтон, Бжезинский, Киссинджер, Саммерс и другие) уже вовсю обсуждают возможность выплатить свои долги перед Китаем российскими активами. А для этого нужно её еще раз расчленить — как расчленили Советский Союз в начале 90-х годов. И как совсем недавно тот же Чубайс расчленил единую энергетическую систему России. Кстати, по причине нарастающей нехватки "инвестиций" в эту отрасль. Так что механизмы отработаны, и на этот раз, похоже, они будут очень экономическими.

Вы скажете — бредни? Посмотрим, посмотрим… Кстати, автор книги на полном серьёзе утверждает, что "залоговые аукционы" 1994-1996 годов спасли российский бюджет — как будто знать не знает, что деньги на приватизацию будущим "олигархам" выдавались в государственных банках. Да что говорить о таких высоких материях, если о самом себе биограф Анатолия Борисовича сообщает следующее: "Мой отец тоже был ортодоксальным, до исступления честным коммунистом, и двадцать лет проработал в отделе писем ЦК… И этот человек женился на еврейке, дочери врага народа… По тем временам это был подвиг". Это в конце пятидесятых-то? Не случайно ему лично везде мерещатся "соратники полковника" (Квачкова) и скинхеды с монтировками и "прочими предметами "национально-освободительной борьбы".

Впрочем, о том, как в ЦК отбирали будущих "молодых реформаторов", как выводили их на будущих контрагентов из "вашингтонского обкома", как "работают" с "врагами реформ" (в частности, чрезвычайно интересна история о том, как "ломали" президента Молдавии Воронина на "деле Пасата") и множество другой небезынтересной информации при желании можно почерпнуть из этой по-своему блестяще написанной книги.

Владимир Овчинский КРИМИНОЛОГИЯ КРИЗИСА Продолжение. Начало — в NN 5-7, 9

VI. КРИЗИС И ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ

В условиях галопирующего экономического спада, краха национальных финансовых систем такими же галопирующими темпами будут расти социальное неравенство, бедность, нищета. Из-за того, что сокращены объемы всех программ по оказанию международной помощи в борьбе с бедностью и голодом, катастрофические формы может принять нехватка продовольствия, пресной воды, медикаментов. На этой почве могут разрастаться внутригосударственные и межгосударственные конфликты.

Проблема торговли людьми и нелегальной миграции в условиях кризиса была ключевой на 5-й всемирной конференции глав национальных бюро Интерпола, которая состоялась 3-5 марта с.г. в Лионе.На этом форуме отмечалось, что бизнес на рабстве в ХХI веке стал третьим после наркотиков и торговли оружием, он приносит преступным организациям доходы в миллиарды долларов.

Кризис обрекает мир на миграцию невиданных масштабов, которая в подавляющем большинстве случаев будет иметь неконтролируемый, незаконный, криминальный характер, сопровождаться торговлей людьми с целью трудовой, социальной эксплуатации, а также торговлей человеческими органами и тканями.

В складывающейся ситуации как никогда необходимы прогностические расчеты криминальных последствий кризиса по каждому государству.

Прогностические расчеты особенно нужны для понимания того, каково в мире реальное количество людей, которые могут стать объектами торговли. К этому призвал 12 февраля т.г. в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке директор-исполнитель Управления ООН по наркотикам и преступности Антонио Мария Коста на представлении Всемирного доклада о торговле людьми. 79% жертв торговли людьми в мире — это жертвы сексуальной эксплуатации. Из них 20% — дети, которых продают их родители. Такое положение — результат безысходности существования, отсутствия минимальных средств для проживания и, тем более, содержания своей семьи. Речь даже не идет о бедности (это понятие относительное). Вопрос в том, что свыше одного миллиарда людей в мире вообще живет за пределами человеческого существования.

По данным Всемирного Банка, обнародованным в августе 2008 г., количество людей, которые живут менее чем на 1 долл. США в день, увеличилось за 20 лет (1985-2005 гг.) в 2 раза (с 600 млн. человек до 1 млрд. 200 млн. человек). 2,6 млрд. человек сейчас живут менее чем на 2 долл. США в день. Через 15 лет их будет уже 3,5 млрд. чел. (и это без учета последствий кризиса). Такие люди рассеяны по всему миру, но самое катастрофическое положение сложилось в Африке. Если к отсутствию денег добавить нехватку пресной воды, продовольствия, опустынивание, крупномасштабную межэтническую резню, то тогда понятно, почему мир ждет гипермиграционный взрыв, признаки которого наблюдаются уже сейчас и в Европе, и на постсоветском пространстве, и в США.

На нелегальных миграционных потоках всегда "верхом сидят" мафиозные структуры. Они и превращают незаконную миграцию в торговлю людьми. Эти процессы неразрывны. Хватит ли сил у правоохранительных органов мира сдержать в условиях кризиса предполагаемую атаку нелегальных мигрантов и "жертв" торговли в обозримом будущем?

Исключительно остро этот вопрос стоит и перед нашей страной. В России постоянно возрастает число выявленных фактов торговли людьми, преступлений, связанных с вовлечением и организацией занятием проституцией, фактов изготовления и оборота материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних. По данным НИИ Генпрокуратуры России, с 2004 по 2007 гг. в стране выявлено более 20 тысяч таких преступлений. К уголовной ответственности привлечено более 11 тысяч человек. Но эти показатели весьма условно отражают все правоохранительные усилия по борьбе с торговлей людьми. Здесь дополнительно надо учитывать уголовные дела по фактам подделки документов, коррупционные преступления, связанные с регистрацией мигрантов, факты организации незаконной миграции, насильственные преступления по отношению к жертвам торговли людьми.

Конвенции ООН, Совета Европы, соглашения и модельные законы СНГ, документы ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми включают в определение термина "торговля людьми" три основных вида эксплуатации: а) эксплуатацию проституции других лиц или другие формы сексуальной эксплуатации; б) принудительный труд или услуги, рабство или обычаи, сходные с рабством, подневольное состояние; в) извлечение органов и тканей.

Если относительно двух первых видов эксплуатации органами уголовной юстиции и безопасности различных государств мира уже наработана обширная и эффективная практика, то третий вид, связанный с незаконным оборотом человеческих органов и тканей, наиболее сложен для противодействия. Уголовных дел по преступлениям этой категории практически нет, в том числе и в России.

Первое упоминание об импорте человеческих органов в Западную Европу относится к 1987 г., когда правоохранительные органы Гватемалы обнаружили 30 детей, предназначенных для использования в этом бизнесе. Затем пошли сообщения из Бразилии, Аргентины, Мексики, Эквадора, Гондураса, Парагвая. Первым, кого арестовали за такую торговлю, стал в 1996 году египтянин: бедняки продавали ему почки по 12 тысяч долларов за штуку. Такое же случается и в Азии, особенно Индии.

За 20-летний период с момента первых упоминаний о торговле человеческими органами этот криминальный бизнес постоянно расширялся, но оставался в основном в латентной части преступности.

Особо изуверские и масштабные формы торговля человеческими органами приобретает в период различного рода вооруженных конфликтов.

В апреле 2008 г. бывший главный прокурор Гаагского трибунала Карла дель Понте на презентации своей книги "Охота" заявила, что от 100 до 300 сербов и нелояльных лидерам косовских сепаратистов албанцев в период после 12 июня 1999 г., когда в Косово вошли войска НАТО, были переброшены на территорию Албании. Там они содержались в городах Кукес и Тропоя, а затем часть пленников была перевезена в район городка Бурел, где подверглась варварским операциям по удалению внутренних органов.

В ноябре 2008 г. косовская полиция арестовала в Приштине уролога Лютви Дервиши по подозрению в нелегальной трансплантации почек. Как сообщало 5 ноября 2008 г. белградское издание "Блиц", имя этого "врача" назвал один из свидетелей по делу о торговле органами пленных сербов из Косово и Метохии в 1998-1999 гг.

Как полагают в сербской Прокуратуре по военным преступлениям, "операции" проводились с 1998 г. по март 2001 г. Жертвы в Бурел доставлялись из нескольких концлагерей и тюрем, располагавшихся у городов Тропоя, Кукес, Байрам Цури, Кольш и из тюрьмы в шахте Дева, расположенной в Косово, но тоннели из которой ведут в Албанию.

Прокуратура Сербии также обвинила Албанию в уничтожении доказательств по делу о массовых похищениях сербов в Косово в 1998-2001 гг. и насильственному удалению их внутренних органов для дальнейшей продажи в западные клиники (!). Премьер Албании Сали Бериша отдал распоряжение спецслужбам страны уничтожить все документы о массовых похищениях сербов в Косово и о торговле удаленными у них донорскими органами, так как сам был связан с организатором торговли человеческими органами лидером Арии освобождения Косово, нынешним руководителем Косово Хашимом Тачи.

С начала XXI века существует множество свидетельств о массовой торговле органами заключенных в Китае. В декабре 2008 г. международный информационный проект "The Epoch Times" сообщил, что согласно канадскому отчету по расследованию, последователям секты Фалуньгун в китайских лагерях смерти при жизни вырезают органы для прибыльной продажи, чаще всего иностранцам или же партийным боссам. По осторожным оценкам, число случаев насильственных трансплантаций в период с 2001 по 2005 гг. составляет 42 тыс. Официальный Китай всегда отрицал такую информацию. Но в ноябре 2008 г. агентство Reuters сообщило, что выступая на национальном медицинском академическом форуме, заместитель министра здравоохранения Китая Хуан Цзефу сообщил, что у трех больниц отозвали лицензии за незаконную продажу человеческих органов иностранцам.

Еще в 2003 г. Парламентская ассамблея Совета Европы в своей рекомендации 1611 (2003) констатировала, что международные преступные группы уже освоили прибыльный рынок незаконного оборота человеческих органов. Этот рынок базируется на огромной потребности в человеческих органах. В настоящее время в одной лишь Западной Европе на гемодиализной терапии находятся 120 тыс. больных-хроников, а очередь на трансплантацию печени составляет 56 тыс. человек. Из-за дефицита органов от 15 до 30 процентов больных умирают, не дождавшись операции. Ожидается, что к 2010 г. период ожидания операции, который сейчас составляет 3 года, увеличится почти до 10 лет.

В результате этого отмечается неуклонный рост потребности в органах живых доноров, что ведет к формированию прибыльного "черного" рынка органов человека. Помимо этого, в условиях отсутствия действенной правовой основы, регулирующей трансплантацию органов и донорство, растет опасность пересадки органов, зараженных инфекционными болезнями, вследствие неадекватной работы по отбору доноров.

Любопытно, что структуры Евросоюза ставят вопрос не об ужесточении борьбы с торговлей человеческими органами, а об "оптимизации доставки в медицинские центры ЕС органов для трансплантации". В декабре 2008 г. Еврокомиссия предложила проект по ускорению доставки органов из одного государства ЕС в другое, сократив время ожидания для десятков тысяч пациентов, которым нужна трансплантация.

Еврокомиссия предлагает странам блока выработать и освоить единую систему описания, маркирования и проверки пригодности для трансплантации органов. Таким образом, больницы разных государств не будут терять время на перепроверку или перевод данных, поступающих из-за рубежа. Кроме того, в каждом госпитале рекомендовано создать должность координатора по трансплантации и усилить проверку потенциальных доноров.

Еврокомиссия считает, что усиление контроля в этом секторе приведет к вытеснению с рынка "черных дилеров", нелегально поставляющих органы. Иными словами, рынок органов существует, но он, по мнению Еврокомиссии, должен быть не "черным", а "белым" (?!).

С начала этого года по всему миру через сеть Интернета активно пропагандируется исследование Университета Миннесоты (отчет об "исследовании" помещен в New England Journal of Medicine за январь т.г.). Суть этого исследования в том, что донорство почек — совершенно безобидное занятие. "Исследователи" доказывают, что человек может продать одну почку и спокойно жить с другой. Д-р Хасан Ибрагим, возглавлявший исследование, на сайтах в Интернете открыто призывает развивать донорское движение (!). Иными словами, призывает здоровых, но бедных людей уродовать себя за вознаграждение для спасения богатых, но больных. Кстати, в США в 2007 г. более трети из 16629 пересаженных почек были предоставлены живущими донорами (к вопросу о "черных" и "белых" рынках органов).

Технологический прогресс, особенно в области биотехнологии, обусловил не только спрос на донорские органы для пересадки больным, но и на органы, которые используются в научных целях фармацевтическими фирмами или научно-исследовательскими институтами.

Российские трансплантологи постоянно заявляют, что торговли человеческими органами в нашей стране не существует. Но так ли это? Достаточно набрать в любом поисковом окне Рунета слова "продаю органы" или "продаю почку" и появятся тысячи предложений о покупке и продаже. На сайте медико-информационной службы "Nedug.ru" существует даже "биржа донорских органов, крови" (покупка и продажа донорских органов и крови, поиск доноров по параметрам"). Здесь в основном предлагаются почки, костный мозг, яйцеклетки. На отдельных объявлениях — "куплю почку срочно, очень дорого" количество просмотров превышает 20 тыс.

Вряд ли такая активная сетевая торговля человеческими органами и тканями является мистификацией или сетевой "игрой". Российский теневой рынок органов и тканей реально существует. Но никакого противодействия ему практически не оказывается.

Биотехнологическая революция одновременно с новыми открытиями в медицине и возможностями в развитии трансплантологии может иметь и некоторые криминальные последствия. В 2008 г. британо-испанской группе медиков удалось провести первую в мире операцию по пересадке человеку внутреннего органа, выращенного из стволовых клеток. 30-летней испанке Клаудио Кастийо, которая болела туберкулезом, была пересажена трахея.

Выступая на пресс-конференции в Лондоне, созванной, чтобы объявить результаты, профессор Мартин Бирчелл, хирург, участвовавший в операции, отметил, что техника может быть применена к выращиванию других полых органов, таких, как кишечник, мочевой пузырь и половые пути, но в дальнейшем может распространиться и на замену таких плотных органов, как сердце, печень и почки. Каркасы для выращивания новых клеток уже имеются.

Автор этих строк (в книге "Криминология и биотехнологии", 2005 г.) уже прогнозировал ситуацию, что под видом продуктов биотехнологических экспериментов по выращиванию органов человека для их последующей трансплантации может возникнуть оборот реальных человеческих органов. Ведь ставить на конвейер убийство людей с целью извлечения органов весьма опасное и хлопотное дело для криминальных структур: нет легального прикрытия. Появление "выращенных органов" открывает для этого широкие возможности.

До недавнего времени развитие этой криминальной сферы затруднялось тем, что не существовало медицинских технологий по созданию банков замороженных органов для трансплантации. Но в 2008 г. и эта проблема решена. Израильские ученые впервые сумели успешно трансплантировать свинье печень, подвергшуюся заморозке — и это важный шаг на пути к осуществлению давней мечты трансплантологов о создании банка замороженных органов.

Иными словами, кризис совпал с научными открытиями, позволяющими торговлю человеческими органами ставить на поток.

В этой связи не может быть признана адекватной правовая ситуация, когда у нас в стране такое преступление, как принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации (ст. 120 УК РФ), не относится даже к числу тяжких. Такая "гуманность" к современным является абсурдной и противоречит мировой практике развития уголовного законодательства. В этой связи заслуживает поддержки законодательная инициатива депутатов Госдумы Павла Тараканова и Ильдара Гильмутдинова об ужесточении наказания за этот вид преступления до 10 лет лишения свободы. Правда, на эту инициативу сразу набросились наши трансплантологи, которые не желают никаких ограничений на свою деятельность, даже вопреки новейшим Руководящим принципам Всемирной Организации Здравоохранения по трансплантации человеческих клеток, тканей и органов, разработанным в ноябре 2008 г.

Удивительные у нас трансплантологи. Они отрицают черный рынок донорских органов, они пугают новым "делом врачей". А между тем трансплантологи других стран ведут себя совсем по-другому.

На совещании, проведенном в 2008 г. в Стамбуле, которое было организовано Трансплантационным обществом и Международным обществом нефрологии, более 150 представителей научных и медицинских органов из всех стран мира, должностные лица правительств, социологи и специалисты по вопросам этики дали определение растущему явлению "трансплантационного туризма" и незаконной торговли органами и заявили, что эти виды практики "нарушают принципы равноправия, справедливости и уважения человеческого достоинства и должны быть запрещены. Было отмечено, что в некоторых странах центры открыто используют Интернет и другие средства, чтобы пригласить пациентов совершить поездку за границу для получения трансплантата по льготным ценам с включением всех донорских расходов. Аналогичным образом торговля клетками, тканями и органами в коммерческих целях — и более того, незаконная торговля с использованием лиц, похищенных или привлеченных в другие страны обманным путем, где их насильственным образом заставляют стать "донорами", — продолжает оставаться серьезной проблемой, особенно в странах со значительным уровнем трансплантационного туризма.

Мировое сообщество трансплантологов требует от правительств жестких мер контроля, вырабатывает свои правила сотрудничества. А наши — все бьются за "честь мундира" (или белого халата).

Еще одна необъяснимая ситуация: Россия даже не участвовала в подписании Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми (от 16 мая 2005 г.) и Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и посягательств сексуального характера (от 12 июня 2007 г.).

Парадоксальной выглядит ситуация, когда по инициативе и активном участии России Межпарламентская Ассамблея государств — участников СНГ 3 апреля 2008 г. приняла Модельный закон "О противодействии торговле людьми" и Модельный закон "Об оказании помощи жертвам торговли людьми", но в самой России аналогичные федеральные законы не принимаются.

Ссылки некоторых чиновников, депутатов и ученых на то, что принятие таких федеральных законов потребует значительных финансовых ресурсов для их реализации, не выдерживают критики. Отсутствие правового регулирования многих важнейших аспектов противодействия торговле людьми обходится гораздо большими социальными и экономическими издержками. Особенно в условиях кризиса.

Окончание следует

Сергей Батчиков, Александр Нагорный СЛОВА И ДЕЛА 3

ЭТО НАДО БЫЛО ДЕЛАТЬ ВЧЕРА

Дискурс власти — "язык" в широком смысле слова — неадекватен сегодня вызовам кризиса. Выработан особый стиль представления проблем, который состоит в том, что высшие руководители обращаются в пространство с упреками в том, что не решены актуальные задачи, находящиеся в сфере именно их компетенции. В начале десятилетия это воспринималось как упреки в адрес прежнего режима. Кому сегодня адресуются упреки в том, что правительство не выполнило своих обязательств, — большая загадка.

Выступая в Совете Федерации 16 июля 2008 года, В.В.Путин сказал: "Мы сталкиваемся с совершенно уникальной ситуацией, когда определенный объем строительных, инженерных работ в России стоит в разы дороже, чем у наших соседей в Европе. Хотя у нас по многим параметрам составляющие этих работ являются более дешевыми. Я уже не говорю про рабочую силу, но и электроэнергия, и земля, и даже вода, и другие ресурсы… Все намного дешевле. А конечный результат получается дороже. Что это такое? Вот этому нужно положить конец".

Насколько абсурдная ситуация сложилась на рынке жилья, всем в России известно. Депутаты были вправе ожидать, что глава правительства объяснит им, почему оно безучастно наблюдало, как вызревала эта аномалия, и изложит выработанные правительством альтернативные подходы к ее исправлению. Вместо этого они услышали жалобы на устроенные неизвестными силами безобразия. При этом рассуждения власти о строительстве жилья опираются на данные из неизвестного источника. Так, 4 декабря 2008 г. в программе "Разговор с Владимиром Путиным" его попросили "пояснить проблему приобретения жилья по программе "Государственные жилищные сертификаты", в частности, вопрос о приведении сертификата в соответствие с рыночной стоимостью жилья.

В.В.Путин дал такой ответ: "Мы в первой половине года повысили стоимость этих сертификатов и сегодня это… для Москвы и Петербурга — примерно 34800 рублей… Средняя стоимость одного метра жилой площади по стране — 28 тыс. Так что сертификат, в принципе, наполнен реальными деньгами. Справедливости ради, должен сказать, что для Москвы и Петербурга — 34 тысячи, но реальная стоимость в Москве и Петербурге больше — это примерно 42-44 тысячи… Для Петербурга мы уже сегодня договорились практически с администрацией города о том, что разницу между 34 тыс., заложенными в сертификат, и 42-мя, а столько стоит в Петербурге в среднем 1 кв. метр жилья, администрация города будет гасить за свой счет".

В действительности, по данным Ассоциации Строителей России, средняя цена предложений на первичном рынке жилья в России в сентябре 2008 г. составила 45,7 тыс. руб. за 1 кв. м, на вторичном — 48,4 тыс. Стоимость жилья в Москве и Петербурге была не 42-44 тыс. руб., а намного больше. На 15 декабря 2008 года цена 1 кв. м на первичном рынке составляла в Москве 145,2 — 152,5 тыс., а в Петербурге 76,2 — 85,8 тыс. руб. Разница слишком велика, чтобы не обратить на нее внимания.

Выступая 20 ноября 2008 года на съезде партии "Единая Россия", В.В.Путин сказал: "Сейчас нужно вплотную заняться эффективностью экономики, улучшением её инфраструктуры". Почему сейчас? Сейчас надо пройти через кризис с наименьшими потерями, даже пожертвовав эффективностью экономики. А вот почему этим не занялись вплотную в спокойные и тучные 2000-2008 годы, следовало бы объяснить. Почему в эти годы шла деградация инфраструктуры и производственной базы, а в страну сплошным потоком шли трейлеры с дорогими иномарками? Ведь финансовые и материальные потоки — прямое следствие той экономической, социальной и культурной политики, которую проводило правительство.

Аналогично и следующее указание В.В.Путина: "Нам необходимо опережающее, инновационное развитие. Россия должна укрепить свою роль в качестве одной из крупнейших экономик мира". Лозунг о переходе к инновационному развитию был выдвинут в 2001 г., над его доктриной работали эксперты. Но за семь последующих лет для этого не было сделано абсолютно ничего, а деградация научно-технического потенциала шла в том же темпе, что и в 90-е годы. Никаких попыток разобраться в ситуации предпринято не было. Слова остались словами.

Вот еще одно утверждение В.В.Путина: "Финансовый и экономический мировой кризис нам в известной степени даже немного помогает. Почему? Потому что заставляет нас действовать более рационально, заставляет нас применять новые технологии, заставляет оптимизировать производство, повышать качество персонала, заниматься переподготовкой кадров". Как минимум странно слышать от главы правительства, что до кризиса у правительства не было мотивов "действовать рационально, применять новые технологии, оптимизировать производство, повышать качество персонала, заниматься переподготовкой кадров".

На съезде партии "Единая Россия" В.В.Путин сказал: "Сегодня нам необходимо решать вопрос кредитования отечественных компаний и предприятий — практически полностью за счёт собственных финансовых ресурсов. Все возможности для этого есть. Национальные сбережения в России находятся на достаточно высоком уровне. Отечественная экономика генерирует большой объем доходов".

Если это так, то почему вопрос кредитования отечественных предприятий за счёт собственных финансов назрел только "сегодня"? Почему все последние годы при избытке денег в казне им не давали кредитов в России, а отсылали к зарубежным банкам? Наши корпорации брали кредиты на Западе под 10-15 % годовых, а правительство размещало свои финансовые ресурсы за рубежом, в том числе в обанкротившихся ипотечных компаниях США, под 3-4% годовых. В результате к 1 июля 2008 г. внешний долг России составил 527,1 млрд. долларов, из них на банки и корпорации пришлось 492,4 млрд. Долги надо отдавать именно в тот момент, когда промышленность и финансовая система России переживают кризис.

Вспомним, как экономисты правительства и даже министры объясняли, почему деньги от продажи нефти надо хранить за границей и не вкладывать в отечественную экономику. "…Стабилизационный фонд нужно инвестировать вне пределов страны для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность внутри страны. Как это не парадоксально, инвестируя туда, мы больше на этом зарабатываем. Не в страну!", — говорил Г.Греф. Именно такой и была политика правительства. Что же мы слышим теперь?

13 октября 2008 г. В.В.Путин заявил: "Многие наши предприятия кредитовались за рубежом. Сейчас этот механизм практически не работает. А сроки исполнения обязательств по погашению задолженности наступают. Мы должны предложить нашим компаниям альтернативные — внутренние — источники рефинансирования ранее полученных иностранных займов. И тем самым защитить активы российских предприятий от распродажи по явно заниженным ценам".

Это полностью противоречит заявлениям Грефа. Получается, что правительство на словах меняет свой курс на 180°, никак не объяснив позиции своих министров и экспертов, которые определяли экономический курс страны все последние годы. При этом проводить "новый" курс призвана все та же команда либеральных фундаменталистов, ставивших, по образному выражению В.Суркова, "жалкую цель", и несущих прямую ответственность за упущенные возможности развития и неготовность России к кризису.

Стерилизация денег в иностранных банках, внешние заимствования и спекуляции валютой и ценными бумагами заставили государство расплачиваться за все эти игры. В результате накопленный за несколько лет золотовалютный резерв стал быстро таять. В начале августа 2008 г. он составлял 598 млрд. долларов, а 12 декабря 2008 г. — 435,4 млрд. К концу января 2009 г. истрачена треть резервов. Для сравнения надо сказать, что в Китае, где банки в основном остаются государственными и им запрещено спекулировать валютой, международные резервы выросли за 4-й квартал 2008 года на 45 млрд. долл.

Ситуация усугубляется тем, что "деньги российского Правительства", переданные банкам для срочного кредитования предприятий (5 трлн. руб.), до адресатов не дошли. Банки использовали их для валютных спекуляций. 31 октября 2008 года мы снова слышим от В.В.Путина суровые упреки: "Повторю — российские деньги должны работать в России. А любой ведомственный корпоративный экономический эгоизм должен жестко пресекаться. Должны жестко пресекаться попытки направить на валютный рынок и вывести из страны средства, которые мы выделяем на поддержку реального сектора российской экономики".

И опять возникает вопрос: почему валютные спекуляции деньгами, выделенными на поддержку реального сектора, "должны жестко пресекаться", но не пресекались? Кто должен нести за это ответственность? Валютные спекуляции, выведение средств из страны, корпоративный экономический эгоизм — все это следствие тех возможностей, которые предоставляла отстроенная либералами-реформаторами экономическая система.

Насколько безнаказанно чувствуют себя в России спекулянты, говорит такое сообщение прессы: "Вице-премьер Сергей Иванов недавно предупредил, что 800-миллиардный гособоронзаказ на 2008 год может быть сорван, поскольку предприятия оборонно-промышленного комплекса испытывают острую нехватку оборотных средств. Накачанные государственной ликвидностью банки подняли ставку по кредитам для оборонных предприятий до 18-20%, но затягивают рассмотрение заявок на получение денег даже под такие проценты, и выдают кредиты не более чем на месяц. Таким образом, получив немалые государственные средства, банки стали ими спекулировать, а высокие ставки и краткосрочность кредитов — это для того, чтобы больше средств использовать для закупок валюты".

У КРАСНОЙ ЧЕРТЫ

Выше говорилось о том, что руководство страны долго тянуло с признанием кризисных явлений в экономике России, упустив драгоценное время. Но и столкнувшись с очевидными проявлениями кризиса, оно продолжало недооценивать порождаемые им угрозы. В интервью телеканалу "Блумберг" В.В.Путин говорил о кризисе: "Это не ситуация 10-летней давности, когда мы оказались абсолютно обезоруженными и нищими. Это совершенно другая ситуация, хотя, конечно, трудности есть, и мы об этом прямо и честно говорим в стране".

Этот взгляд представляется как минимум спорным. Как ни тяжело было потрясение, вызванное финансовым кризисом 1998 г., Россия его сравнительно легко выдержала потому, что еще велики были резервы, унаследованные от СССР. Это прежде всего резервы квалифицированных кадров, производственных мощностей и вообще основных фондов. Сейчас эти резервы практически полностью исчерпаны. Динамика главных показателей, характеризующих кадровый и технический потенциал экономики, свидетельствует о крайней степени износа всех больших систем. Уже нет тех простаивающих мощностей и того контингента рабочих и инженеров старой школы, которые обеспечили быстрый выход из кризиса 1998 года. Не был тогда еще раскручен до такой степени и маховик потребительства, который разложил общество и резко снизил его мобилизационные возможности.

Кроме того, в 1998 году российская экономика не несла той нагрузки валютного долга, которая сегодня нейтрализует весь эффект девальвации рубля. В тот момент девальвация моментально привела к быстрому росту отечественного производства, а сегодня наблюдается его прогрессирующий спад. Трудно ожидать и массового импортозамещения, поскольку китайский ширпотреб все равно будет дешевле отечественного.

В.В.Путин с оптимизмом отвечает американскому репортеру: "Мы имеем возможность выполнять все наши социальные обязательства, взятые еще в прежних условиях, в условиях подъема экономики. Я имею в виду прежде всего, конечно, обязательства, связанные с пособиями, связанные с повышением заработных плат, прежде всего, конечно, в бюджетной сфере". А спустя очень короткое время вице-премьер И.Шувалов на инвестфоруме в Москве объявил о планах правительства сократить расходы бюджета.

С выполнением социальных обязательств трудности неизбежно возникнут. В принятом законе о бюджете на 2009 год был запланирован профицит в 1,9 трлн. руб., при этом бюджет был рассчитан, исходя из цены на нефть, на уровне 95 долл. за баррель. При падении цены нефти до 32 долл. доходы бюджета снизятся с 10,9 до 6,2 трлн. руб. Это огромная разница. Минфин уже уведомил министерства и ведомства, что лимиты их бюджетных обязательств по расходам на 2009 год сокращены на 15% от указанных в бюджете. Это значит, что неофициально уже проведен секвестр бюджета, причем без обсуждения в Госдуме.

В декабре 2008 г. Росстат уже зафиксировал существенное (на 11,6%) сокращение реальных располагаемых денежных доходов населения по сравнению с декабрем 2007 года. 29 декабря 2008 г. В.В.Путин сказал: "Мы рассчитываем на то, что в наступающем году принятые меры сработают, позволят не допустить резкого падения уровня жизни граждан и массовой безработицы, обеспечат устойчивую работу финансовой системы и промышленности".

На чем основаны эти расчеты? Какую безработицу правительство считает "массовой"? По данным Росстата, на начало декабря 2008 г. число безработных в России составило 5 млн. человек (6,6% экономически активного населения), увеличившись за ноябрь на 400 тыс. человек. В конце декабря оно достигло 5,8 млн. человек, или 7,7% экономически активного населения. О намерении в первые месяцы 2009 г. приступить к сокращению персонала заявили до 50% российских предприятий. Росстат сообщил, что промышленное производство в декабре 2008 г. составило 89,7% к декабрю 2007 года, а объем производства в обрабатывающей промышленности — 86,8%. Масштабы спада велики, и речь идет о тяжелом социальном потрясении.

4 декабря 2008 г. В.В.Путин заметил, что большие золотовалютные резервы "являются для нас "подушкой безопасности" и позволяют строить планы по мягкому выходу из кризиса для миллионов граждан страны". Возможно, нескольким миллионам эта "подушка" смягчит удар, но у нас в стране не миллионы, а почти полторы сотни миллионов граждан.

Меры, которые предлагает правительство (переподготовка работников, организация общественных работ и помощь в переезде в другие города и регионы), несоизмеримы с тяжестью проблемы. Для каких производств можно переподготовить 6 миллионов безработных, какие предприятия в них нуждаются? Как может человек прокормить семью, будучи принят сроком на 3 месяца на общественные работы с зарплатой 4300 руб.? Где те обетованные города и регионы, куда советуют людям мигрировать службы занятости?

На заседании Межгосударственного Совета ЕврАзЭС 12 декабря 2008 года В.В.Путин заявил: "В последнее время мы, конечно, сталкиваемся с замедлением роста объемов экономики". Но на деле речь идет не о замедлении роста, а о спаде, о сокращении объемов. В ряде важнейших отраслей спад уже является катастрофическим.

Так, в ноябре 2008 г. производство минеральных удобрений составило 48,4% по отношению к ноябрю 2007 г., а производство грузовых автомобилей 41,9%. Речь идет о товарах, остро необходимых отечественному сельскому хозяйству. Для их производства есть все ресурсы — сырье, энергия, рабочие руки и производственная база. Перед нами красноречивый пример абсурда хозяйственной системы, в которой разорваны все связи. А правительство не только ничего не делает, чтобы скорректировать, хотя бы на время кризиса, это разрушительное воздействие созданной в 90-е годы патологической системы, но даже не рассматривает его как фактор кризиса — как будто не замечает. В этом выражается фундаментальная неадекватность парадигмы, в которой действует правительство.

Ни правительство, ни его эксперты не видят, что кризис, в который втянулась Россия в 2008 г., вошел в резонанс с большой волной кризиса 90-х годов, который в главных своих элементах не преодолен. Этот факт делает кризис в России принципиально непохожим на то, что происходит в США и Западной Европе. К концу 2008 г. многие системы хозяйства и жизнеобеспечения России уже достигли критического уровня. Новый кризис может вызвать лавину аварий и отказов.

Доктрина преодоления кризиса, изложенная правительством, этого фактора совершенно не учитывает.

Окончание следует

Владимир Бушин ВЫЛАЗКА КОЛБАСНИКОВ И ПИВОВАРОВ

МУЖЕСТВО ПЕВЦА И УХМЫЛКИ ПИВОВАРА

Ухмылистый диктор программы новостей НТВ Алексей Пивоваров… Позвольте, сразу может сказать, допустим, FRANTZ из интернета: почему ухмылистый? Он такой элегантный, такой благопристойный, как академик Лихачёв в молодости… А потому, что он постоянно ухмыляется над всем советским — над временем и делами собственных родителей или бабушек-дедушек. Бросил ухмылку негодяя даже на бессмертный сталинский парад 7 ноября 1941 года, который празднуют даже и вчерашний главнокомандующий и нынешний, хотя и стыдливо, замаскированно, не упоминая бросающего их в дрожь имени Верховного главнокомандующего. Видели концерт, посвященный 65-летию разгрома ленинградской блокады? Там Иосиф Кобзон спел знаменитую песню на слова незабвенного Павла Шубина так, как она была написана и много лет пелась:

Выпьем за тех, кто командовал ротами,

Кто умирал на снегу,

Кто в Ленинград прорывался болотами,

Горло ломая врагу…

Выпьем за тех, кто лежит под Синявино,

Кто не сдавался живьём.

Выпьем за родину, выпьем за Сталина!

Выпьем и снова нальём!

И, как полагается, дважды во весь голос на всю державу певец повторил последние две строки. Я послал Кобзону по думскому адресу письмо, от души поблагодарил. Напомнил о подобном поступке кинорежиссёра Владимира Меньшова, отказавшегося огласить вручение премии гнусному фильму "Сволочи", состряпанному кучкой бездарных сволочей.

А ухмылистый вот как скосоротился на парад: "А вдруг налетели бы на Красную площадь немецкие самолёты — что тогда?" Только этот вариант великого дня его интересует. Могла ж быть такая сенсация для НТВ! Он думает, что тогда было, как нынче: всё начальство рты раззявило, ушами хлопает, о демократии лопочет, а тут — бесконечные катастрофы, аварии, пожары, убийства, разворовывание народного богатства и распродажа государственных секретов… Он не в силах вообразить, как это люди могут решиться пройти по лезвию бритвы и выйти победителями. Да это же совсем другие люди — советские!

Так вот, Пивоварову мало, что он ежедневно красуется на экране перед всей страной, вынужденной слушать его трёп. Захотелось ещё больше прославиться. А как? Надо смастачить фильм. А о чём? Конечно, о войне. Нет для этой публики ничего слаще, как поплясать на могилах своих спасителей.

И вот он начал. Пригласил несколько известных людей: писателя Владимира Карпова, Героя Советского Союза; подзабытую Елену Ржевскую, лауреата премии им. Сахарова; президента Академии военной истории генерала армии Махмута Гареева… Им хотя кому уже девяносто лет, а кому около этого, порой заговариваются, но всё же… Понять их я не могу: ведь ясно даже инфузории, что пригласили только для того, чтобы придать паскудству морально-политическую легитимность. Сидели бы себе на завалинке. Нет, позиционируют… Как не понимаю и похвал автора "Советской России", который уверяет: "Елена Моисеевна Ржевская и к 90 годам не потеряла ясности ума и правдивости изображения". По-моему, это не совсем так. Кое-что уважаемая Елена Моисеевна всё-таки, увы, потеряла и довольно давно. Кого интересует, могут прочитать главу "Кто дублировал Бабетту" в моей книге "За Родину! За Сталина!" Там показано, каких нелепостей, выждав 23 года до наступления ельцинского бардака, писательница наговорила от лица умершего Маршала Жукова, с которым однажды в 1965 году беседовала. Но дело не в этом.

ШИКЛЬГРУБЕР, СОВЕТСКИЙ АГЕНТ N1

Дело прежде всего в том, что Пивоваров и его главные подручные по антисоветскому и антирусскому злодейству Евгений Низовцев, Владимир Мельников, Евгений Морозов и другие — люди до ужаса дремучие именно в том деле, за которое взялись. Притом — всесторонне.

Начать хотя бы с такой частности, как должности и награды на фронте. Уверяют, что генерал Ефремов командовал Брянским фронтом. Чушь. Для меня это был первый фронт, на который попал. Или: "Конев в 1945 году стал Маршалом". (Сказать "…Советского Союза" не смеет, премии лишат). На самом деле — ещё в феврале 1944-го. И так далее.

Зато с каким увлечением и точными подробностями повествуют о талантах и прочих достоинствах немецких генералов, правда, кое-что умалчивая. Например, сообщатся, что "после провала наступления на Москву (точнее говоря, после разгрома. — В.Б.) командующий группой фон Бок отправлен в отставку". Воистину так, но почему ни слова о том, что заодно с Боком были сняты с постов и отправлены в фатерланд к жёнам ещё десятка три генералов? И даже сам Браухич, главнокомандующий сухопутными войсками, был отправлен к своей старушке. Так что победа тогда была двойная: Красная Армия разгромила под Москвой немецкие войска, а наш агент еврей Шикльгрубер — высший немецкий генералитет.

Затем: "Присылают(!) фон Клюге. Головокружительная карьера!". Прекрасно, хотя в армии — не "присылают" — неизвестно кто, а назначает вышестоящее лицо, в данном случае — Гитлер, ставший в те дни верховным главнокомандующим.

Интересно, а чем кончилась карьера Клюге? Молчок. Приходится просветить: 18 августа 1944 года бедняга застрелился после того, как Гитлер намахал его за провал и на Западе. А вот ещё Вальтер Модель, командующий той самой 9-й армией, которая удерживала Рижский выступ. Талант! Большой талант! Совершил блистательное отступление. Сообщается даже его армейское прозвище — "пожарник Гитлера", и то, что он был страстный охотник, и цитируется по-немецки какой-то его афоризм. А чем блистательный кончил-то? Опять ни слова. Да ведь тоже болезный 21 апреля 1945 года пустил пулю в свой гениальный лоб. Причем вовсе не был тяжело ранен, как наш генерал Ефремов. А просто войска, которыми он командовал уже во Франции, были разбиты, в плен сдались 325 тысяч солдат, офицеров и 30 генералов. Что оставалось делать?

Поскольку нам и дальше придётся говорить о самоубийствах, то полезно вспомнить, что один наш патриотический автор пустил гулять по свету байку о том, что в день капитуляции множество немецких генералов как по команде застрелились. И он видит в этом их высокую честь и благородство. А ведь самоубийство может быть и выражением трусости перед ответственностью за содеянное и фактом прямого дезертирства. И в данном конкретном случае автор, увы, ошибается, хотя самоубийств среди немецких генералов и всей нацистской верхушки действительно было немало. Кажется, первым ещё 15 ноября 1941 года, видя, что блицкриг не состоялся, и, понимая, что впереди — неминуемое поражение, застрелился генерал-полковник Эрнст Удет. То была первая ласточка. Вторая прилетела только в июле 1944 года, когда под ударами Маршала Рокоссовского вдребезги рушилась оборона немцев в Белоруссии: застрелился генерал-полковник Бек. 18 августа этого же года — помянутый генерал-фельдмаршал Клюге. 28 сентября 1944-го между генералами затесался Йозеф Бюркель, рейхскомиссар Австрии. 14 октября — знаменитый и непобедимый генерал-фельдмаршал Роммель. 21 апреля 1945 года, когда уже на всю Европу пахло жареным, присоединился к большинству известный нам ржевский триумфатор генерал-фельдмаршал Вальтер Модель. Ну а уж дальше посыпались как горох: 30 апреля вместе со своей несчастной Евой — сам Гитлер, которого наш остроумный патриарх называет "товарищем", 2 мая — Геббельс с женой Магдой, и прихватили с собой, изверги, шестерых детей. 21 мая — Гиммлер. В те же майские дни — чехословацкий гауляйтер Конрад Генлейн, главком флота адмирал Фрейдебург, министр культуры Бернхард Руст, начальник имперской канцелярии Филипп Бюлер, начальник всех лагерей смерти Одило Глобочник, рейхскомиссар Норвегии Иозеф…15 октября 1946 года их догнал Геринг.

А у нас? В самом начале войны застрелился начальник ВВС терпевшего страшное поражение Западного фронта генерал Копец. Вот ещё и тяжелораненный Ефремов в 1942 году. Других примеров за время войны среди военачальников, народных комиссаров, секретарей обкомов я не знаю, хотя, возможно, они и были. А ведь положение-то было порой отчаянное, как признал сам Сталин. И вот из таких фактов, таких соотношений иные авторы делают вывод о "моральном превосходстве" врага…

«ПОСЛЕДНЯЯ ПРИХОТЬ» ГИТЛЕРА

Однако обратимся к совсем иной области знаний о войне. Мы слышали с экрана: "2 марта 43 года отряд немецких сапёров во Ржеве протягивает к берегу реки телефонный кабель: выполняется последняя прихоть фюрера — он хочет услышать, как взорвётся мост за уходящим из города вермахтом". Господи, от таких, как этот Пивоваров, хочется защищать даже Гитлера. Ну, во-первых, уж если говорить о "последней прихоти" Гитлера, то уместнее сказать о его предсмертном венчании с Евой Браун. Во-вторых, изумляет и то, что творцы фильма думают, будто Гитлер был такой болван, что делать ему после Сталинградского побоища было нечего, как только развлекаться звуками взрывов на фронте по телефонному проводу. Наконец, если вы, Пивоваров, служили в военторге, или, как Алексей Баталов, — в театре, или даже вовсе не служили в армии, то и тогда могли бы при наличии шариков знать, что кабелем, телефонами занимаются не сапёры-связисты. А танкистов от лётчиков отличаете? А известно ли вам, какая разница между ППШ и ППЖ?

Кстати, о ППШ наш знаток говорит: "Перезарядить ППШ — целая история". Какая история? Нет ничего проще. Диски заряжались заранее, один ставился на место, другой, уже заряженный, был в запасе. Но потренироваться, как и со всяким оружием, конечно, приходилось. Это тебе не в микрофон вякать.

А ведь маэстро Пивоваров говорит, что у нас, мол, всё документально точно, мы советовались с крупнейшими специалистами, знатоками. Вот один из них — доктор исторических наук Светлана Герасимова. Она повествует: "В начале октября 42-го года бои на ржевском выступе затухают. Поставленную задачу так и не удалось достигнуть". Вообще-то говоря, доктор, задачи не достигают и даже не выполняют, как было сказано у вас дальше, а решают.

Затем Пивоваров присовокупил: "Сводка Совинформбюро не договаривала, что гибнут тысячи и тысячи не только немцев, но и с другой стороны" (сказать "с советской стороны" он опять же не смеет — от кормушки прогонят). Этот гуманист с НТВ убеждён, что мы должны были информировать немцев о своих потерях. И постоянно. И с предельной точностью. А коли не делали, значит пренебрегали великим принципом демократии — гласностью без берегов.

Но вот что слышим от докторицы ещё: "В Ржевско-Вяземской наступательной операции Красная Армия потеряла убитыми около 300 тысяч человек и более 500 тысяч ранеными". Мадам, не может быть такого соотношения. В подобных операциях раненых обычно бывает раза в три больше. Но позже от Пивоварова услышим и такое: "Согласно советской статистике, в четырёх операциях подо Ржевом погибли 433 тысячи красноармейцев. Число это занижено. В постсоветских источниках говорится о 800 и 900 тысячах. А общие потери, включая раненых, превышают 1,5 миллиона. Эта цифра тоже не окончательна, потому что убитых продолжают находить до сих пор". То есть человек уверен, что военные потери считают не по уменьшению личного состава частей, а по обнаруженным трупам: кто-то ходит с блокнотиком и карандашиком да считает, записывает, потом кому-то докладывает. Это, говорит, военная статистика..

Смотришь телевизор, слушаешь и думаешь: до чего жаль, что умер незабвенный академик Лихачев. Вот ещё и его бы завлечь в эту киношку! Он был очень оригинальный военный мыслитель. Например, вместе с известной Еленой Боннэр утверждал, что нам следовало изгнать немцев со своей земли и остановиться, и — штык в землю! — разойтись по домам. У академика был и веский литературный резон: Лев Толстой, говорил он, не стал же в "Войне и мире" описывать поход нашей армии на Париж. А мы, видите ли, в 1944-м попёрли освобождать Польшу, Румынию, Чехословакию и в 1945-м дошли до самого Берлина. Это, по мнению Лихачёва и Боннэр, была уже агрессия, омерзительная для них и Льва Толстого. А надо было, исходя из принципов гуманизма, дать Германии оправиться от ударов, передохнуть, глядишь, она и отказалась бы от своих нехороших планов.

Академик имел прямое отношение и к нашей теме. Однажды он заявил: "Подо Ржевом больше всего пострадало немцев и русских…" Странно: русский человек жалеет прежде всего страдальцев-оккупантов. Не тем ли и заслужил похвалу военного историка О.Кондратьева: "Сугубо штатский человек, филолог, историк, лучше профессиональных исследователей знает, что…". И так далее.

Но почему военного историка не заинтересовало, каким образом филологу удалось всю жизнь оставаться "сугубо штатским"? Ведь когда началась война, ему было 33 года, и он подлежал мобилизации по Указу Верховного Совета от 22 июня в первую очередь уже 23 июня. Ан, нет… Может, здоровьем был слаб? Да ведь дожил до ста лет.

ВРАГИ КАК ДРУЗЬЯ

Но вернёмся к вопросу о потерях. С.Герасимова сказала: "Ржевско-Вяземский выступ был ликвидирован, но занимавшие его войска немцам удалось сохранить". Как так — целиком и полностью? Да выходит. Ибо никаких оговорок нет, сказано категорично. Но какой-то неопознанный мною участник commedia dell»arte заявляет: "Точное число погибших немцев неизвестно. Но одна только 9-я армия Моделя потеряла не меньше 120 тысяч". Это одно. А другое — суперпатриотические власти Тверской области во главе с суперпатриотом Дм.Зелениным и, надо думать, с согласия московских суперов разрешили, как сказал Пивоваров, "по соседству с нашим кладбищем устроить немецкое, где хоронят бывших врагов". Вы подумайте: бывшие! Нет, сударь, там лежат вовсе не бывшие враги, а самые настоящие, с оружием в руках пришедшие уничтожить Россию, поработить наш народ и от защитников родины получившие по заслугам. Но откуда же они взялись, если, как уверяет Герасимова, всех удалось сохранить? Уж не привозят ли сюда умирающих ныне в Германии воевавших подо Ржевом бывших немецких солдат, которым тогда удалось улизнуть? Губернские патриоты могут и до этого додуматься. Словом, тут некоторая неясность. Уж надо бы вам, творцы, как-то договориться, увязать концы с концами. А ведь так — никакого доверия.

Едва ли зная, в чём разница между ППШ и ППЖ, Пивоваров, однако, претендует на роль большого стратега: "30 января 33 армию Ефремова отсекли от основных сил фронта, окружили. Он просит разрешения на прорыв. Комфронта Жуков приказывает продолжать операцию. Ефремов напрямую обращается к Сталину. Но и Ставка не разрешает: "Потерпите, мы вас не оставим. Жуков в ярости: подчиненный обратился через голову командующего". Естественное дело: армия живёт по субординации, но неадекватный адепт демократии понять этого в армии не может, хотя сам беспрекословно подчиняется какой-то гниде, стоящей над ним. А Жукова так же возмутил Рокоссовский, когда в ноябре 41-го решил отвести свою армию за Истру (где я сейчас пишу эти строки) и тоже обратился "через голову". И у него были очень веские соображения: "Я считал вопрос об отходе чрезвычайно важным. Мой долг командира и коммуниста не позволял мне безропотно согласиться с решением командующего фронтом, и я обратился к начальнику Генерального штаба маршалу Б.М.Шапошникову… Спустя несколько часов получил ответ. В нём было сказано, что предложение наше правильное, и он его санкционирует. Я был уверен, что ответ согласован с Верховным". И Рокоссовский отдал соответствующий приказ.

Но тотчас пришла телеграмма Жукова: "Войсками фронта командую я. Приказ об отводе войск отменяю. Приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать". Потом Рокоссовский вспоминал: "Что поделаешь! Приказ есть приказ. И мы, как солдаты, подчинились". Он был великим солдатом Родины.

А Пивоваров заявляет о положении армии Ефремова: "В этот момент её прорыв наверняка удался бы". Смотрите, Жуков не знал, Сталин не знал, Генштаб не знал, а Пивоваров знает: точно удался бы, клянусь гонораром за фильм!.. Вот так же за два месяца до этого, 23 ноября 42-го года, окружённый под Сталинградом Паулюс радировал Гитлеру: "Прошу свободы действий", то есть — на прорыв. Гитлер ответил: "Я сделаю всё, чтобы своевременно сокрушить красную блокаду". И бросил на выручку окруженным мощнейшую группировку Манштейна. Началась операция "Зимняя гроза". Ударная группировка Паулюса, конечно, рванулась навстречу Манштейну. Танковый молот осатанело бил снаружи кольца окружения и изнутри. Сперва, прорывая нашу оборону, они сблизились до 60 километров. Перевели дух и под девизом "Удар грома" ринулись опять. Манштейн дошел до реки Мышкова. Спросите, Пивоваров, у командира орудия Юрия Бондарева, что там было. Это уже 35 километров до окруженных. И что? На этом и "Гроза" и "Гром" испустили дух… Подумайте, чего это нам стоило. А Жуков тогда, возможно, и ошибся, не дав Ефремову разрешения на прорыв. Но пивоваровский-то щелкопёрский оптимизм чего стоит?

НТВ — НТС

Тут же приводится сомнительный текст телеграммы Жукова Ефремову, которая не была отправлена. Да где взял неотправленную? И мало ли что можно написать в неотправленном послании. Я, например, могу написать, что НТВ — мой любимый канал телевидения, а душка Пивоваров — любимый лицедей. Написать и выбросить в корзину. И что, вы достанете моё письмо из корзины и обнародуете? Слышал я, что вы, Пивоваров, написали дюжину любовных посланий Новодворской, но пока не решаетесь их отправить. Клянусь, если они попадут мне в руки, я не придам их гласности.

В этой телеграмме Жуков, говорит, писал Ефремову: "Вы и только вы виноваты в том, что противник перекрыл вам пути подвоза и эвакуации". Трудно представить, что во время самой операции кто-то шлёт такие телеграммы. Но важнее другое: а разве так не бывает, что именно ответственный за дело, в данном случае командующий, как раз и виноват в провале порученного дела? Кто закоперщик НТВ? В данном случае именно он прежде всего и главным образом виноват в том, что НТВ так похож на известный НТС — Народно-трудовой союз.

Но слушайте, что у него ещё в загашнике: "И годы спустя Жуков будет мрачнеть, слыша о Ефремове". А он, видите ли, считает, что маршал, вспоминая трагически погибшего генерала, должен был не мрачнеть, а улыбаться и ликом светлеть. Да, видимо, без улыбки Жуков писал: "Командарм М.Г.Ефремов, дравшийся как настоящий герой, был тяжело ранен и, не желая попасть в руки врага, застрелился. Так закончилась жизнь талантливого и храбрейшего военачальника, вместе с которым погибла и значительная часть героических воинов его группы.

Генерал-лейтенант М.Г.Ефремов вступил в командование 33-й армией 25 октября 1941 года, когда немцы рвались к Москве. В битве за Москву войска его армии дрались мужественно и не пропустили через свои рубежи противника. За боевую доблесть в битве под Москвой генерал Ефремов был награждён орденом Красного Знамени". Как, между прочим, и сам комфронта Жуков… Вы не помрачнели, стратег Пивоваров? Почему этих слов не было в фильме?

А у него ещё довесок неизвестного происхождения. Жуков-де сказал о боях подо Ржевом: "Там, собственно, и операции-то никакой не было. Взять на себя ответственность, чтобы показаться критичным — зачем это нужно? Надобности нет". Нам пытаются внушить, что Жуков не желал ни за что признавать ошибки, отвечать за них, брать на себя ответственность за неудачи. Но вот же слова Жукова именно об этих событиях: "Считаю, что нами была допущена ошибка в оценке обстановки в районе Вязьмы. Мы переоценили возможности своих войск и недооценили противника. Орешек оказался более крепким, чем мы рассчитывали".

По условиям газетной публикации я не могу опровергнуть вымысел достаточно широко. Тем, кто интересуется, могу предложить обратиться к главе "Под видом суровой правды" в моей уже упоминавшейся книге "За Родину! За Сталина!" А теперь выпишу только отдельные слова и фразы Жукова из его "Воспоминаний", относящиеся к разным обстоятельствам и операциям: "Накануне войны в работе Генштаба были недостатки"… "слишком канонизировали опыт Первой мировой войны"… "Характер удара во всём объеме нами не был предусмотрен"… "не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу войск"… "Мы допустили в этом вопросе ошибку"… "Ошибки, допущенные руководством"… "Главное командование исходило не из анализа реальной обстановки и обоснованных расчётов, а из интуиции"… "Можно было сделать значительно больше"… "Этого могло не быть при лучшей организации "… "я вовремя не поправил командование фронта"… "На подготовку Берлинской операции мы имели ограниченное время, но это не может служить оправданием. Вину за недоработку я должен взять прежде всего на себя…" И так далее. А за этими словами — разбор промахов, ошибок и неудач. Вы-то, Пивоваров, хоть в прощеное воскресенье, как сегодня, когда я пишу, признаётесь в ошибках, нечестности и верхоглядстве?

НЕМЦЫ КАК ЗАЩИТНИКИ РОДИНЫ

Авторы фильма часто секут самих себя, не соображая и не замечая этого. Вот, скажем, уверяют, что немцы "из русских перебежчиков" сформировали полк "Бранденбург". Может, там не только русские были? И что за странное название для русского полка? Не состоял ли он из русских белогвардейцев или эмигрантов первой волны, ветром времени занесённых в Бранденбург?

И вот слышим: "Одевшись в советскую форму, бойцы (!) "Бранденбурга" проникают в самую гущу(!) ефремовцев и уговаривают сдаться". Да, видно, никто изо всей шараги в армии не служил. А то было бы им известно, что в "гуще", т.е. во взводе, роте, а то и батальоне все друг друга знают, а уж тем более — в окружении. И внезапно появившегося чужака с такой агитацией сразу распознали бы. Тем более, что "ефремовцы верят своему генералу и готовы за ним в огонь и воду". Да почему же они слушают "бойцов", а не хватают как предателей и не расстреливают?

Тут пора сказать о языке этих эстетов. Видите, предателей они именуют "бойцами". Не говорят, что немцы вторглись на нашу землю или захватили какой-то город, — нет, они "пришли". Как долгожданные гости. Не отступили, а "ушли". Или: "Задача полицейских выявлять (!) подпольщиков и партизан". Выявили, видимо, куда-то доложили — и задача решена? А кого расстреливали, вешали — друг друга? Нет, вешали и советских людей, для чего немцам "пришлось(!) усовершенствовать виселицу". И на протяжении всего фильма ни разу не прозвучало слово "фашисты". Какие ещё фашисты? Это сталинская пропаганда. Обыкновенные солдаты, храбрые и честные. И даётся слово одному из них: "Русские были нашими врагами. Глупо говорить, будто не надо стрелять, потому что они люди, а мы человечны, гуманны. Мы выполняли свой долг как граждане Германии, как её солдаты. Мы защищали свою родину". Ну совершенно, как американцы защищали свою родину в Корее, обороняли её во Вьетнаме, отстаивали драгоценную в Сербии, спасали несчастную в Афгнистане, тащили беспомощную из пропасти в Ираке… А ныне, при Путине-Медведеве-Сердюкове, и под Ржевом появиться могут — с той же благородной патриотической целью спасения Америки.

МАРШАЛ И СТРЕКОЗЁЛ

Очень огорчает комедианта Пивоварова Верховный Главнокомандующий Красной Армии. В частности, тем, что на фронт он выезжал только один раз. Да не на фронт, поясняет он, а — "в сторону фронта". Вот если бы Верховный сидел в окопах, Пивоваров считал бы его своим достойным соратником и даже в пивной бар пригласил бы. Но есть возможность рассеять огорчение энтэвэсовца.

Во-первых, маршал Василевский, как и другие командующие, считал, что Верховному быть на фронте нет необходимости. Кому же верить — одному из крупнейших полководцев Второй мировой войны, или стрекозлу, для которого перезарядить автомат — "целая история", всё равно, что фильм состряпать?

Во-вторых, полоумно глумясь над всем, что происходило на их родине, пивоварцы никогда не интересуются: а как с этим обстояло в других царствах-государствах? И рисуют какие-то наши промахи, ошибки, недостатки как нечто небывалое в мировой истории, немыслимое в других странах. Так вот, допустим, что невыезд Сталина на фронт — это все-таки плохо. Но знаете ли вы, грохочущий, как пустая бочка из-под пива, сколько раз выезжал на фронт верховный главнокомандующий американской армии товарищ Рузвельт? Выясните и доложите зрителям НТВ.

В-третьих, да, Сталин выезжал только один раз, а Гитлер, как угорелый, мотался по фронтам, поучал, распекал, приказывал… И каков результат? Он давно рассекречен, мил-друг Алёша. Позвоните мне, я скажу…

Нельзя вам, товарищ Пивоваров, заниматься таким страшным делом, как война. Моя однокурсница Юлия Друнина писала:

Я только раз видала рукопашный.

Раз наяву. И тысячи — во сне!

Кто говорит, что на войне не страшно,

Тот ничего не знает о войне.

А что видели вы, кроме своей кучи сплетен, мерзостей и злобы? Потому вам и не страшно состряпать гнусный фильм о войне.

Окончание следует

Александр Твардовский Я УБИТ ПОДО РЖЕВОМ

Историю нашей страны берутся переписывать люди, в душе у которых нет ничего святого. Александр Пивоваров, рекламируя свой фильм, продолжает заявлять, что сражение подо Ржевом — «тайна» Великой Отечественной войны, правда о которой долгие годы тщательно скрывалась от народа. К сожалению, сегодня, когда Пивоваровы и Ко правят бал, приходится снова и снова напоминать соотечественникам, казалось бы, очевидные и бесспорные истины. Например, стихами великого русского поэта, до сих пор заслуженно входящими в школьную программу по русской литературе.

Я убит подо Ржевом,

В безыменном болоте,

В пятой роте, на левом,

При жестоком налете.

Я не слышал разрыва,

Я не видел той вспышки,-

Точно в пропасть с обрыва -

И ни дна ни покрышки.

И во всем этом мире,

До конца его дней,

Ни петлички, ни лычки

С гимнастерки моей.

Я — где корни слепые

Ищут корма во тьме;

Я — где с облачком пыли

Ходит рожь на холме;

Я — где крик петушиный

На заре по росе;

Я — где ваши машины

Воздух рвут на шоссе;

Где травинку к травинке

Речка травы прядет, -

Там, куда на поминки

Даже мать не придет.

Подсчитайте, живые,

Сколько сроку назад

Был на фронте впервые

Назван вдруг Сталинград.

Фронт горел, не стихая,

Как на теле рубец.

Я убит и не знаю,

Наш ли Ржев наконец?

Удержались ли наши

Там, на Среднем Дону?..

Этот месяц был страшен,

Было все на кону.

Неужели до осени

Был за ним уже Дон

И хотя бы колесами

К Волге вырвался он?

Нет, неправда. Задачи

Той не выиграл враг!

Нет же, нет! А иначе

Даже мертвому — как?

И у мертвых, безгласных,

Есть отрада одна:

Мы за родину пали,

Но она — спасена.

Наши очи померкли,

Пламень сердца погас,

На земле на поверке

Выкликают не нас.

Нам свои боевые

Не носить ордена.

Вам — все это, живые.

Нам — отрада одна:

Что недаром боролись

Мы за родину-мать.

Пусть не слышен наш голос, -

Вы должны его знать.

Вы должны были, братья,

Устоять, как стена,

Ибо мертвых проклятье -

Эта кара страшна.

Это грозное право

Нам навеки дано, -

И за нами оно -

Это горькое право.

Летом, в сорок втором,

Я зарыт без могилы.

Всем, что было потом,

Смерть меня обделила.

Всем, что, может, давно

Вам привычно и ясно,

Но да будет оно

С нашей верой согласно.

Братья, может быть, вы

И не Дон потеряли,

И в тылу у Москвы

За нее умирали.

И в заволжской дали

Спешно рыли окопы,

И с боями дошли

До предела Европы.

Нам достаточно знать,

Что была, несомненно,

Та последняя пядь

На дороге военной.

Та последняя пядь,

Что уж если оставить,

То шагнувшую вспять

Ногу некуда ставить.

Та черта глубины,

За которой вставало

Из-за вашей спины

Пламя кузниц Урала.

И врага обратили

Вы на запад, назад.

Может быть, побратимы,

И Смоленск уже взят?

И врага вы громите

На ином рубеже,

Может быть, вы к границе

Подступили уже!

Может быть… Да исполнится

Слово клятвы святой! -

Ведь Берлин, если помните,

Назван был под Москвой.

Братья, ныне поправшие

Крепость вражьей земли,

Если б мертвые, павшие

Хоть бы плакать могли!

Если б залпы победные

Нас, немых и глухих,

Нас, что вечности преданы,

Воскрешали на миг, -

О, товарищи верные,

Лишь тогда б на воине

Ваше счастье безмерное

Вы постигли вполне.

В нем, том счастье, бесспорная

Наша кровная часть,

Наша, смертью оборванная,

Вера, ненависть, страсть.

Наше все! Не слукавили

Мы в суровой борьбе,

Все отдав, не оставили

Ничего при себе.

Все на вас перечислено

Навсегда, не на срок.

И живым не в упрек

Этот голос ваш мыслимый.

Братья, в этой войне

Мы различья не знали:

Те, что живы, что пали, -

Были мы наравне.

И никто перед нами

Из живых не в долгу,

Кто из рук наших знамя

Подхватил на бегу,

Чтоб за дело святое,

За Советскую власть

Так же, может быть, точно

Шагом дальше упасть.

Я убит подо Ржевом,

Тот еще под Москвой.

Где-то, воины, где вы,

Кто остался живой?

В городах миллионных,

В селах, дома в семье?

В боевых гарнизонах

На не нашей земле?

Ах, своя ли. чужая,

Вся в цветах иль в снегу…

Я вам жизнь завещаю, -

Что я больше могу?

Завещаю в той жизни

Вам счастливыми быть

И родимой отчизне

С честью дальше служить.

Горевать — горделиво,

Не клонясь головой,

Ликовать — не хвастливо

В час победы самой.

И беречь ее свято,

Братья, счастье свое -

В память воина-брата,

Что погиб за нее.

1945-1946

Андрей Фурсов КРИЗИС-МАТРЁШКА Демонтаж капитализма и конец Эпохи Пирамид

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС, начавшийся в 2007 г. в США и сегодня охвативший по сути весь мир, часто сравнивают с кризисом 1929-1933 гг. Последний, в свою очередь, был финальной фазой затяжного кризиса 1873-1933 гг. Кстати, с этим длительным кризисом, эпоху которого голландский историк Я. Ромейн назвал "водоразделом", нередко сравнивают кризисную хронозону, начавшуюся в 1970-е, а ещё точнее — в 1973 г. и продолжающуюся до сих пор. Кризис "водораздела" 1873-1933 гг. был временем "пересдачи карт социальной игры" (Ф. Бродель), "пересдачи Карт Истории", и те, кто ухватил главные козыри, оказались "на коне" вплоть до новой пересдачи, начавшейся в 1970-е годы. Более того, у них неплохие шансы в новую эпоху добавить к старым козырям новые. Так сказать, "деньги к деньгам". Впрочем, может оказаться и "пепел к пеплу" — это как Бог бросит кости.

Значение кризиса 1873-1933 гг. неоспоримо. Именно тогда сформировались основные субъекты (игроки, агенты) ХХ века: финансовый капитал, его брат-враг революционное социалистическое движение, спецслужбы, организованная преступность; именно тогда сформировались основные противоречия, которые пришлось разрубать ХХ веку: британско-немецкие, американо-британские, немецко-русские; именно тогда была определена философская и научная повестка дня ХХ в., рухнули последние империи Старого Порядка, который буржуазия ломала с конца XVIII в., оформились государственно-монополистический капитализм (ГМК), коммунизм — системный антикапитализм, фашизм, национал-социализм и национально-освободительное движение. И, тем не менее, более правильным представляется сравнивать "водораздельный" кризис конца ХХ — начала XXI в. не с "ромейновским", а с кризисом 1490-1560-х годов, кризисом намного более масштабным, чем таковой 1870-1930-х годов, а главное — системным.

"Ромейновский" кризис был структурным, то был переход от одной структуры капсистемы к другой, тогда как в конце XV — начале XVI в. рождалась сама капсистема, возникали её базовые институты: рынок, государство, политика и др. Т.е. возникало то, что слабеет, тает и отмирает в условиях кризиса конца ХХ — начала XXI в., одним из эпизодов которого является финансово-экономический кризис, стартовавший в 2007 г. Выходит, "водораздельный" кризис конца ХХ — начала XXI в. — системный и знаменует кризис и конец капитализма как системы? Скажу сразу — да, это конец капсистемы, причём процесс этот происходит не только стихийно. Он также является результатом сознательных действий верхушки мирового капиталистического класса, нескольких сот (максимум тысячи — полутора) семей, "властелинов колец" капиталистического Мордора, которые демонтируют капитализм в своих собственных интересах — интересах сохранения власти, привилегий и богатств. Но прежде чем разбирать этот вопрос, взглянем на другие системные кризисы — это необходимо для лучшего понимания того кризиса, в котором мы живём и который, подобно водовороту, способен унести нас в Мальстрём Истории.

ХРОНОЛОГИЧЕСКИ БЛИЖАЙШИЙ к нам системный кризис — кризис феодализма и возникновения капитализма, кризис "длинного XVI века" (1453-1648 гг.), решающая фаза которого пришлась на 1490-1560 годы. Главная загадка этого кризиса — генезис капитализма.

Среди различных концепций генезиса капитализма есть две базовые — Карла Маркса и Макса Вебера. Веберовская концепция возникновения капитализма из духа протестантизма несостоятельна прежде всего эмпирически: она базируется на материале одной из германских земель, хронологически отражающем очень короткий период времени.

В марксовом объяснении проблема заключается в следующем. Согласно общей теории Маркса, переход от одной системы к другой — социальная революция — происходит тогда, когда производительные силы старой системы перерастают её производственные отношения, последние ломаются, и возникает новая система таких отношений, которые адекватны производительным силам-переросткам. Если бы Маркс был прав, то каждая новая социальная система ("формация") стартовала бы с уровня производительных сил, более высокого, чем тот, что был характерен для прежней. В исторической реальности всё наоборот. Феодализм достиг уровня производительных сил поздней Античности только в XI-XII вв., т.е. ранний феодализм по уровню развития производительных сил уступал поздней Античности; капитализм достиг уровня развития производительных сил позднего феодализма только в начале XVIII в., т.е. 300-400 лет он догонял прошлое. По-видимому, истоки кризиса как и корни генезиса капитализма надо искать — кстати, вполне в марксовом духе — в другом, а именно в классовых интересах основных, системообразующих субъектов/агентов системы. Исследования последних десятилетий показали, что именно классовый интерес феодалов (сеньоров) в сохранении власти и привилегий, борьба за это стали основой генезиса капитализма. Прав Гераклит — "борьба — отец всего". Как было дело?

В середине XIV в. в Европу пришла эпидемия чумы — Чёрная смерть, выкосившая 20 млн. из 60 млн. населения, т.е. треть. Крестьянских рук стало не хватать, сделочная социально-экономическая позиция крестьянина (а также арендатора и батрака) по отношению к сеньору улучшилась. Сеньоры попытались изменить ситуацию, ответом в 1378-1382 гг. стали сразу три восстания ("чомпи" во Флоренции, "белых колпаков" во Франции, под руководством Уота Тайлера в Англии), а по сути — народная антифеодальная революция, надломившая западноевропейскому (собственно, никакого другого в истории и не было) феодализму хребет.

С этого момента, как считают исследователи, наиболее вероятным вектором стало развитие западноевропейского социума в направлении "кулацкого рая" и "бюргерского рая", т.е. такого социального устройства, в котором сеньоры превращались просто в богатых землевладельцев или богатых бюргеров, утрачивая значительную часть привилегий и статуса. Сеньоры оказались перед выбором: утратить привилегии по отношению к массе населения или же поступиться ими по отношению к королевской власти. Да, они не любили королей, воевали с ними, но низы припёрли их к стенке, и сеньоры пошли на союз с короной.

Эта схема существенно отличается от либерально-марксистской, согласно которой союз и борьба короны и бюргеров (буржуазии) против сеньоров стали тем фундаментом, на котором "вырос" капитализм. Разумеется, и тот расклад социальных сил, о котором говорили либералы и марксисты, имел место. Но не он был главным, главным был путь превращения феодалов в капиталистов, подключения их к возникавшему в XVI в. мировому рынку. На обширном материале это хорошо показал Р. Лашмэн в работе "Капиталисты против своей воли" .

Первым же результатом союза короны и сеньоров стало появление так называемых "новых монархий" (Людовика XI во Франции, Генриха VII в Англии) — структур значительно более институциализированных, чем феодальные и намного более репрессивных, чем эти последние; король стал "непосредственным" сувереном по отношению ко всем подданным, а не только по отношению к своим вассалам; обязанности новой, по сути постфеодальной знати по отношению к короне стали более тяжёлыми, чем таковые вассалов эпохи феодализма . Для "новых монархий" не было термина, и он был изобретён. Это сделал Макиавелли, "запустивший" термин lo stato — государство. Государство стало мощнейшим оружием экс-феодалов против низов. Другим оружием стала армия нового типа.

В 1492 г. Колумб открыл Америку, и в XVI в. в Западную Европу хлынуло серебро и золото. Эти средства вкладывались прежде всего в военное дело. Результат — военная революция XVI в., возникновение новой формы военной организации, с которой низам было трудно справиться. Кроме того, открытие Америки, возникновение того, что К. Маркс назвал "мировым рынком", а И. Валлерстайн — "европейской мир-системой" и что по сути представляло собой систему нового международного — североатлантического — разделения труда, обеспечило верхам качественно новые возможности. Включившиеся в эту систему экс-феодалы и купцы резко улучшили свою сделочную социально-экономическую позицию по отношению к низам, поскольку теперь оперировали на более высоком уровне экономического пространства — макрорегиональном, чем низы, оставшиеся на локальном уровне, зависимом от макрорегионального.

В результате всех этих изменений к 1648 г. в Западной Европе у власти и на разных уровнях находилось 90% семей, правивших "полуостровом" в 1453 г. Таким образом, феодалы в своих классовых интересах демонтировали феодализм, чтобы сохранить власть, привилегии и богатство и в процессе этой борьбы создали новую систему. Капитализм, таким образом, есть побочный продукт борьбы феодалов за трансляцию себя в будущее в новом системном "обличье". Удивительно? Ничуть. Ведь писал же В.В. Крылов о том, что классовая борьба есть развитие производительных сил (прежде всего социальных) за пределами сферы производства.

Следующий кризис, о котором необходимо сказать — кризис поздней Античности, антично-рабовладельческой системы (IV-VI вв. н.э.). От позднефеодального этот кризис отличается многим. Отмечу главное. Во-первых, античное рабовладение было системой экстенсивной (экстенсивно-ориентированной), ей нужны были экспансия и наличие периферии. Интенсивно-ориентированный феодализм в этом не нуждался. Во-вторых, в ходе кризиса поздней Античности верхушка Западной Римской империи была уничтожена, рассеяна или поглощена верхушкой варварских племён. Между позднеантичными и раннефеодальными верхами отсутствует преемственность, а между концом Античности и началом феодализма — Тёмные века (VI-VIII вв. н.э.).

Позднеантичный кризис, в отличие от позднефеодального, — пример неудачных действий верхушки и краха системы вместе с этой верхушкой. Показательно также и то, что кризис феодализма, обернувшийся демонтажём, не уничтожил западную цивилизацию — капитализм стал (хотя и с нюансами) следующей стадией её развития, тогда как кризис антично-рабовладельческого общества стал крушением античной цивилизации, т.е. ещё и цивилизационным, в отличие от позднефеодального, кризисом (кризис "длинного XVI века" был внутрицивилизационным).

Третий кризис, о котором пойдёт речь (и третий тип кризиса) — верхнепалеолитический (25 тыс. — 10 тыс. лет до н.э.). Это, пожалуй, самый страшный — ресурсно-демографический (социобиосферный) — кризис. Он длился 15 тыс. лет, подвёл черту под несколькими сотнями тысяч лет палеолита и охватил почти всю планету, точнее, её населённую часть. Его результатом стало сокращение населения планеты на 80%, упадок и деградация общества и культуры. Выходом из кризиса верхнего палеолита стала так называемая "неолитическая революция" — возникновение земледелия, скотоводства, городов, классов и т.п., одним словом — Цивилизации.

Итак, перед нами три различных кризиса: системный формационный; системный формационно-цивилизационный (в узком, конкретном смысле термина "цивилизация") и системный социобиосферный, сменивший один тип "Игры Общества с Природой" (С. Лем) — Палеолит, на другой — Цивилизацию.

Ну а теперь, познакомившись с тремя системными кризисами, посмотрим, что происходит в современном мире, точнее, что происходило с 1970-х годов. По сути, на глазах исчезает, тает тот мир, который возник в 1870-1930 годы и который расцвёл в "славное тридцатилетие" (Ж. Фурастье) 1945-1975 гг.

СЛАБЕЕТ И ПРИХОДИТ в упадок нация-государство; ухудшается положение средних и рабочих слоёв даже ядра капсистемы, не говоря уже о её низах и о её периферии; скукоживается гражданское общество — и по возможности влиять на власть на национальном и тем более на глобальном уровне и по сути: многие западные социумы из обществ граждан превращаются в общества общин и меньшинств, т.е. становятся постзападными; политика всё больше превращается в комбинацию административной системы и шоу-бизнеса; рынок сменяется монополией; в упадок приходит рациональное знание, будь то прогрессистские идеологии марксизма и либерализма как элементы геокультуры Просвещения, или наука — появляются книги с символическими названиями "Конец прогресса", "Поминки по Просвещению"; стремительно деградируют наука об обществе (детеоретизация, мелкотемье) и образование; Болонская система подрывает университет как феномен эпохи Модерна; налицо упадок христианской морали и нравственности — по сути мы уже живём в постхристианском обществе; в мире растёт число мусорных/трущобных людей — "новых отверженных", в среде которых зреют гроздья гнева.

Почему это происходит? Отчасти процессы, о которых идёт речь, носят стихийный характер, отчасти — проектный, т.е. представляют собой результат сознательных действий. Чьих?

В 1975 г. увидел свет доклад "Кризис демократии", написанный по заказу Трехсторонней комиссии С. Хантингтоном, М. Крозье и Дз. Ватануки. В докладе чётко фиксируются угрозы положения правящему слою — прежде всего то, что против него начинают работать демократия и welfare state (государство всеобщего социального обеспечения), оформившиеся в послевоенный период. Под кризисом демократии имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое невыгодно верхушке.

В докладе утверждалось, что развитие демократии на Западе ведёт к уменьшению власти правительств, что различные группы, пользуясь демократией, начали борьбу за такие права и привилегии, на которые ранее никогда не претендовали, и эти "эксцессы демократии" являются вызовом существующей системе правления. Угроза демократическому правлению в США носит не внешний характер, писали авторы, её источник — "внутренняя динамика самой демократии в высокообразованном, мобильном обществе, характеризующимся высокой степенью (политического. — А.Ф.) участия". Вывод: необходимо способствовать росту невовлечённости (noninvolvement) масс в политику, развитию определённой апатии, умерить демократию, исходя из того, что она лишь способ организации власти, причём вовсе не универсальный: "Во многих случаях необходимость в экспертном знании, превосходстве в положении и ранге (seniority), опыте и особых способностях могут перевешивать притязания демократии как способа конституирования власти".

Ослабление демократии и среднего слоя предполагало ослабление базовых институтов капиталистического общества, по сути — их демонтаж. Речь идёт о нации-государстве, политике, гражданском обществе, рациональном знании. Иными словами, речь идёт о капитализме. Здесь необходимо отметить, что вопреки представлению многих, капитализм — это не просто торжество капитала, капитал существовал до капитализма и будет существовать после него.

Капитализм есть сложная институциональная система, ограничивающая капитал в его долгосрочных интересах и обеспечивающая (прежде всего с помощью государства) его экспансию в пространстве. Последнее имеет жизненно важное значение для капитализма в силу его экстенсивной ориентированности. Иным капитализм быть не может, он решает многие свои противоречия, вынося их за собственные рамки и прирастая пространством.

Как только мировая норма прибыли снижается, капитализм выхватывает, вырывает кусок из некапиталистической зоны и превращает его в капиталистическую периферию — источник дешёвой рабочей силы и рынок сбыта. И так до следующего серьёзного снижения прибыли; отсюда — колониализм, колониальная экспансия, которая происходила не постоянно, а рывками. Подчеркнём: для нормального функционирования капитализму необходима некапиталистическая зона, которую он превращает в капиталистическую периферию и без которой он тоже не может существовать — так же, как антично-рабовладельческая система без своей периферии. Помимо прочего, эксплуатация периферии помогает поддерживать социальный мир в центре ("ядре"), поддерживать определённый уровень жизни большей части его населения. Ну а ограничителями капитала в самом ядре являются, как уже говорилось, нация-государство, политика, гражданское общество и ряд других форм и институтов. И, как мы знаем, именно эти институты и связанные с ними социальные группы разрушаются/демонтируются с середины 1970-х годов. Демонтаж этих институтов означает по сути демонтаж капитализма как системы, который предпринимается наднациональной (мировой) верхушкой в интересах сохранения ею власти (мирового контроля), привилегий, богатства с 1970-х годов, который ускорился в 1990-е и, по-видимому, ещё более ускорится в 2010-е годы. В чём причины этого процесса?

ПЕРВАЯ ИЗ ПРИЧИН носит откровенно классовый характер. На рубеже 1960-1970-х годов верхушка буржуазии в ядре капсистемы в условиях роста экономического благосостояния и политического влияния среднего и рабочего классов, левых партий, увеличения "размеров" нации-государства в форме welfare state оказалась в положении, сходном с тем, в котором оказались феодалы в XV в. Ход был сделан аналогичный — демонтаж системы. Только если феодалы не понимали, что делают, а действовали, повинуясь социальному инстинкту, то буржуины, на которых работают тысячи "фабрик мысли" ("think tanks") затеяли демонтаж сознательно, хотя вполне возможно, что сначала думалось о демонтаже элементов, а не системы в целом. Однако вскоре системная перспектива стала очевидной.

Выявилось это с глобализацией, особенно после крушения главного бастиона "системного капитализма" — СССР. Глобализация (капиталов) — "дочка" НТР и "внучка" холодной войны — стала полной победой капитала, который превращается в электронный сигнал и преодолевает практически все ограничения (пространственные, социальные, политические); реальное не может контролировать виртуальное — разные уровни (а наоборот — возможно). Весь мир стал капиталистически-неолиберальным, включая СССР, Восточную Европу, Китай. Капитал(изм) везде! Победа! Однако как написал по другому поводу Н. Коржавин "Но их бедой была победа — / За ней открылась пустота". Исчезла некапиталистическая зона и теперь капитал(изм) уже не может решать свои проблемы, вынося их вовне — некуда. А войны типа 1914-1918 и 1939-1945 гг. тоже невозможны.

Куда ж бедному капитализму податься? Где искать источники для дальнейшего накопления? Только внутри самого себя. Но всё дело в том, что капитализм — это экстенсивно, а не интенсивно ориентированная система, он институционально "заточен" под экстенсив, и его переориентация, "перезагрузка Матрицы" требует демонтажа системообразующих элементов, т.е. самой системы и создания на её месте иной, которая типологически, эквивалентно-нишево будет похожа на феодализм, точнее, станет возвращением к принципам его организации на новом, более высоком витке "спирали развития" — с поправкой на то, что это будет уже не западный, не христианский и не локальный социум. Исчерпание земного пространства с глобализацией стало ещё одной, помимо классовой, причиной демонтажа капитализма.

Итак, демонтаж капитализма его верхушкой a la демонтаж феодализма в 1453-1648 гг. Но всё ли продумали властелины его колец и их интеллектуальная обслуга? У меня плохая новость для "демонтажников-высотников": с капитализмом не получится так, как вышло с феодализмом — у феодализма не было периферии, наличие которой существенно меняет и суть кризиса, и процесс демонтажа, и вектор их развития. Включив в свои процессы, в мировой рынок огромные массы населения, всю планету, капитализм демографически вырастил свою афро-азиатскую и латино-американскую периферию так, как население самих этих регионов никогда не выросло бы. И теперь эта капиталистическая периферия, по сути не нужная ядру так, как в "старые добрые капиталистические времена", просто так не отвяжется. Она давит на ядро, Юг проникает на Север, создаёт свои анклавы и подрывает его; то, что А.Дж. Тойнби-младший называл "союзом внутреннего и внешнего пролетариата", способствует периферизации ядра, его захвату периферией с прямой и явной угрозой если не смены, то существенной модификации элит, по крайней мере значительной их части. Таким образом, попытка демонтировать капитализм a la феодализм оборачивается кризисом не позднефеодального, а позднеантичного типа, а ещё точнее, комбинирует черты и качества обоих. Но это не всё. Есть ещё одна плоха новость.

Капитализм — глобальная, планетарная система, основанная на эксплуатации не только человека, но и природы. Включив в свои производственно-экономические процессы биосферу в целом, капитализм привёл её в состояние глобального экологического, а человечество — в состояние ресурсного кризиса. Типологически такого не было со времён верхнепалеолитического кризиса. При этом конечно, нынешний масштаб несопоставим с верхнепалеолитическим. Таким образом, демонтаж капитализма развивается на фоне глобального биосферно-ресурсного кризиса, а к его позднефеодальному и позднеантичному кризисным качествам добавляется намного более тяжёлое по своему содержанию и последствиям — верхнепалеолитическое. Мы получаем кризис-матрёшку, кризис-домино, где один кризис влечёт за собой другой, более масштабный и разрушительный.

Чертами трёх кризисов, о которых шла речь, нынешний кризис-демонтаж капитализма не исчерпывается. Его кризис автоматически означает ещё несколько кризисов. Во-первых, это кризис западной цивилизации в том виде, в каком она сформировалась за последние тысячу лет. Во-вторых, это кризис христианства в самых разных его аспектах: частном (кризис протестантского отношения к труду на фоне стремительно растущих тенденций к гедонизму, потреблению, более или менее активному ничегонеделанию как верхов, так и низов), общем (кризис христианского типа личности), проектном. О последнем стоит сказать особо, поскольку кризис капитализма конца ХХ — начала XXI в. это и кризис библейского проекта.

В течение двух тысячелетий верхушка (сначала средиземноморская, затем европейская, а в XIX-ХХ вв. — мировая), использовав и приспособив к своим нуждам протестно-эмансипаторский проект Иисуса Христа и одновременно приглушив его (идейно — с помощью прежде всего Ветхого Завета, организационно — с помощью христианской церкви), превратила его в библейский проект. Библейский проект как средство держать в узде "маленького человека" главным образом изнутри (интериоризация контроля) сменил древнеегипетский проект, последним персонификатором которого была Римская империя, с его акцентом на внешний контроль. Несмотря на то, что библейский проект дал немало сбоев (откол католицизма от православия — ортодоксии в политических целях; возникновение протестантизма как начало иудаизации христианства; возникновение пантеистического и атеистического Просвещения и его "отростков" — либерализма и особенно марксизма как не просто светской, а дехристианизированной версии библейского проекта), в течение почти двух тысяч лет в целом, пусть всё хуже, но он справлялся с задачами, для решения которых его создали. С последней трети ХХ в. библейский проект не работает. "Демонтажники" капитализма должны будут создать не только новую систему, но и новый проект. Глобофашизм "неоконов" — этих леваков, прошедших "правую школу" Лео Штрауса и начитавшихся Платона, вряд ли пройдёт.

В-третьих, кризис капитализма — это кризис Цивилизации, т.е. земной цивилизации в том виде, в каком он существует последние 10-12 тыс. лет (13653 года по индийской хронологии; 13542 года — по древнеегипетской и ассирийской; 10498-10499 по хронологии ольмеков и майя). Эпоху земной цивилизации я называю Эпохой (или Временем) Пирамид и Сфинкса: археологические данные последних десятилетий свидетельствуют, что возраст пирамид и особенно Сфинкса древнее, чем предполагалось, датируются эти сооружения 8-10 тысячелетиями до н.э. и построены по-видимому представителями цивилизации, предшествовавшей египетской.

Мир Пирамид подходит к концу вместе с капитализмом. Научно-техническая революция (НТР), благодаря которой информационные (вещественные) факторы начинают господствовать над вещественными ("материальными") — это не вторая промышленная революция, а нечто более серьёзное, сопоставимое по масштабу с неолитической.

Мир доживает последние относительно спокойные десятилетия перед кризисом-матрёшкой, аналогов которому не было и который, похоже, сметёт не только капитализм с его сторонниками и противниками, но всю посленеолитическую цивилизацию. И если человечеству удастся, пусть сократившись в численности до 0,5-1,0 млрд., пережить его, то новый социум скорее всего будет отличаться от Цивилизации (Мира Пирамид — в том смысле, что египетские пирамиды — главный символ всей посленеолитической эпохи) не меньше, чем она отличалась от Палеолита.

В-четвёртых, речь должна идти о кризисе белой расы, само существование которой экспансия капитализма, вызвавшая демографический взрыв на Юге и массовую миграцию его жителей на Север, поставила под угрозу — число белых в современном мире стремительно снижается.

В-пятых, на повестку дня может быть поставлен кризис Homo sapiens. Одно дело кризис биосферы 25 тыс. лет назад, и совсем другое — сегодня, на планете, напичканной атомными станциями, бактериологическим и иным оружием, с населением 6,6 млрд. человек (к 2030 г. будет 8 млрд.). Планетарная катастрофа может либо вообще выкосить население, либо оставить на нём такой отпечаток, что дальнейшее "развитие" окажется возможным лишь в одной форме — деградации.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, демонтаж капитализма открыл невиданный ящик невиданной Пандоры с невиданными последствиями. А ведь мы ничего не сказали ни об усилении в XXI в. (пик — XXII в.) геовулканической активности, ни о неизбежном изменении направления земной оси (происходит раз в 12-15 тыс. лет, последняя произошла 12-13 тыс. лет назад), ни о том, что заканчивается "долгое лето" — тёплый десятитысячный отрезок в каждом стотысячелетии — 90 тыс. лет приходятся на ледниковый период.

Разумеется, от всего этого можно отмахнуться как от нагнетания страхов, от "черновидения" (Ст. Лем). Однако лучше жить по принципу "кто предупреждён, тот вооружён", чем стать жертвой "синдрома Сидония Аполлинария", т.е. в упор не видеть уже нависшей над головой угрозы.

Каковы варианты посткризисного развития — разумеется, если удастся выйти из кризиса минимально катастрофичным образом? Теоретически вариантов несколько — от высокотехнологичной цивилизации того типа, что описывал Иван Ефремов в "Туманности Андромеды", до футуроархаических империй того типа, что Лукас изобразил в "Звёздных войнах": иными словами от Дара Ветера до Дарта Вейдера. Реально новая система скорее всего будет футуроархаической — мир сверхновых технологий будет соседствовать с миром неоархаических или даже неоварварских структур.

Как и в XIV-XVI вв., на планете будет мозаика различных форм социального, властного и экономического устройства. Это будет мир контрастов: рядом со сверхсовременными анклавами "регион-экономик" (Е. Омаэ) будут существовать демодернизирующиеся, архаичные и даже асоциальные зоны. Капиталистическая эпоха, особенно её модерновая фаза, будет казаться фантастическим временем, которое быстро мифологизируют. Темпы развития посткапиталистического, постцивилизационного мира будут заметно ниже, чем капсистемы, а возможно даже и Эпохи Пирамид в целом. Скорее всего, Цивилизация была краткой экспонентой между двумя асимптотами — Палеолитом, и тем, что идёт на смену Цивилизации. Грустно? Да. Но грустно с точки зрения Просвещения, библейского проекта и христианства, с которыми надо попрощаться, — vixerunt. Будущее — это не линейное продолжение эпохи капитализма и даже Эпохи Пирамид, это нечто другое, более сложное и более простое одновременно.

Развитие новой системы, а как и большинство социальных систем она просуществует 600, самое большее 1000 лет, будет протекать во всё менее благоприятных природных условиях, а потому вполне возможны, если не неизбежны дальнейшее нарастание варваризации и архаизации в разных частях планеты. В любом случае одной из важнейших задач людей этого неласкового будущего будет сохранение знаний и подготовка к природным катастрофам, прежде всего — к новому ледниковому периоду. Однако за это неласковое будущее XXIII-XXX (?) веков надо ещё будет побороться и в XXI — XXII вв., и сегодня.

Что можно сегодня противопоставить демонтажникам? Не так много, но и не так мало — волю и разум. Волю противопоставить их социал-дарвинистскому прогрессу этику брахманов и кшатриев, т.е. этике менял с их философией гешефта надо противопоставить этику воинов и жрецов (священников). Разум — это новое рациональное знание о мире. Новая этика и новое знание — вот щит и меч против цивилизации менял. Гарантирует ли это победу? Нет. Победа обретается в борьбе. Но это гарантирует волю к победе и достоинство как состояние ума и души. И надежду на то, что мы пройдём кризис, в который погружаются капитализм и западная цивилизация, что мы останемся на корабле, скользящем по волнам Океана Времени, в который погружается Эпоха Пирамид.

Сергей Загатин РУССКИЙ ДОЗОР

Надвигающийся на "цивилизованную" часть человечества кризис, похоже, по своей потенциальной разрушительной способности, природе происхождения и технологии прохождения, будет сравним только с канувшей в лету Великой Депрессией. Параллели не только допустимы, но и закономерны, поскольку доминирующий на планете способ хозяйствования, несмотря на все разглагольствования о так называемом постиндустриальном обществе, изменился мало. Следовательно, самые тяжёлые потрясения ждут нас впереди, и готовиться нужно к худшему. Если вам нужна более объёмная картинка грядущего — можете на досуге полистать незабвенные ремарковские "Три товарища" или же "Гроздья Гнева" товарища Стейнбека. Еще практичнее вместо чтения сажать картошку и запасаться соленьями.

Однако России и русским людям кризис даёт редкий шанс, который в XX веке выпал только униженной и растоптанной Версальским миром Германии. Понимаю, аналогии проводить здесь не очень уместно и даже опасно, поскольку Германия воспользовалась своим шансом хуже некуда, а проповедники теории "Веймарской России" льют воду на мельницу наших забугорных недоброжелателей, создавая необходимый информационный фон для всяких бзежинских-киссенджеров и прочих сторонников нового "Нюрнбергского процесса" — теперь уже над "нацистской Россией".

Но современное положение русских в России заметно хуже, чем немцев в веймарской Германии. Например — начнём с основ — русский народ вообще не существует как субъект государственного права, и об этом свидетельствует прежде всего Конституция РФ 1993 года. Там прописано, что практически все мало-мальски многочисленные народы Российской Федерации имеют свои национально-государственные образования: республику, край или автономную область, — пусть и в составе РФ, но с соответствующими конституциями и правовыми гарантиями для "титульной национальности". Практически все — кроме русского.

И с этой правовой неопределённости начинается ползучая этническая дискриминация русских в России. Дискриминация в экономической, политической и культурной сферах — дискриминация тем более опасная, что она постепенно, шаг за шагом, превращает Россию в настоящую пороховую бочку.

Вот возьмём среднестатистического жителя РФ, русского по национальности, который ещё со своих школьных времён знает, что русские выиграли самую лютую и беспощадную войну в истории человечества, первыми полетели в космос и вообще сделали немало такого, на что другие народы просто неспособны — по экономическим или психологическим причинам.

И вот такой Иван Денисович втридорога покупает на рынке тамбовскую картошку, скажем, у Эльнура Рафиковича, при этом, например, Гиви Вахтангович вынимает у него из кармана бумажник, а в отделении милиции, предположим, Аслан Джохарович отказывается принимать у него заявление о краже. В сердцах Иван Денисович звонит в газету, эмоционально выражает несогласие с текущим положением дел, а в ответ ему, например, Абрам Борисович, сообщает, что он, Иван Денисович, ксенофоб и без пяти минут русский фашист, да и вообще по нему 282-я статья давно плачет.

А потом Иван Денисович, пытаясь забыться и отвлечься от дурных мыслей, открывает книгу вроде бы русского автора, по фамилии, допустим, Ерофеев, и читает следующее:

"Русских надо бить палкой.

Русских надо расстреливать.

Русских надо размазывать по стене.

Иначе они перестанут быть русскими.

Кровавое воскресенье — национальный праздник."

Занавес.

И кто, как вы считаете, при таком повседневном "интернациональном воспитании толерантности" рано или поздно получится из нашего Ивана Денисовича? Санта Клаус? Карлсон, который живёт на крыше? Барак Обама?

А ведь таких Иван Денисовичей — миллионы. Миллионы молчащих, но уже всё понимающих отличников боевой и политической, которых кризис поставит на грань выживания.

И поэтому у русских общественных организаций есть все шансы сделать в 2009 году качественный скачок — национализм снизу может (и должен, на мой взгляд) стать тем локомотивом, который выведет русский народ и РФ в целом из тупика, в который загнали его либерал-монетаристы.

Замечу, что речь не обязательно идёт о смене конституционного строя. Крупнейшая русская организация — ДПНИ, принципиально остаётся в правовом поле, несмотря на то, что власть преследует лидеров и активистов Движения. И в исторической перспективе подобный подход следует признать правильным. Не террор -эмоционально, возможно, оправданный, но политически бессмысленный, — а построение ячеек гражданского общества, не оголтелый расизм — а просвещённый национализм, опыт ИНК — а не НСДАП. 80% населения РФ, то есть русский народ, не имеет политического субъекта. защищающего его интересы и права. Поэтому организации, последовательно защищающие права всех русских, должны не просто заполнять пустующую нишу в политическом пространстве, но со временем стать крупнейшей политической силой в стране.

Нам не нужны великие потрясения, нам нужна Россия, в которой слово "русский" не будет синонимом слова "бесправный".

Юрий Бондарев: «РАССУДИТ ВРЕМЯ…» К 85-летию писателя

Дорогой наш Юрий Васильевич! Когда на суровом изломе истории возникла газета "День" — очаг и организатор сопротивления губителям нашей Родины, одним из её первых авторов и горячих сторонников стали Вы, известный советский, русский писатель, славный солдат Победы, автор выдающихся книг о Великой Отечественной войне и о современной жизни и проблемах Отечества, авторитетный общественный деятель… Мы горды нашим творческим содружеством в течение долгих и трудных лет, дорожим Вашим высоким именем и правдивым словом на своих страницах. И сейчас, когда Вы отмечаете эту юбилейную дату, шлем Вам горячий боевой привет от всех наших журналистов, авторов и читателей. От души желаем Вам доброго здоровья, новых творческих достижений, долгого жизненного пути. Слава России!

Редакции газет «Завтра» и «День литературы»

О САМОМ СОКРОВЕННОМ мы говорим у ворот, когда расстаемся до следующего моего приезда в Ватутинки. Смотрю на Бондарева и восхищаюсь: мудрец с юношески горящими глазами!

— Не люблю сумрачные дни, — говорит он, поднимая взгляд к небу, — Всегда жду солнца, чтобы зарядиться энергией. Жаль, зимой лучи лишь слегка золотят верхушки елей и берез, однако и это радует.

Бондарев родился 15 марта 1924 года в Орске Оренбургской области. Всего на год младше моего отца. Казалось бы, какие могут быть меж нами откровения? Но вот уже много лет, возвращаясь с дачи по Калужскому шоссе, непременно заворачиваю к Юрию Васильевичу. Подолгу сидим в его рабочем кабинете на мансарде, где небольшой письменный стол, книжные полки, картины, и говорим, говорим, говорим. О жизни, литературе, искусстве. Бывает, спорим, расходимся во мнениях на тот или иной предмет, но едины в главном: человек не должен оскотиниваться, предаваться низменным страстям, лгать самому себе. Образец — Лев Николаевич Толстой, который до последних дней сомневался, искал истину, стремился к самосовершенствованию.

Увы, к старости круг общения сужается. Либо ты никому не нужен, либо у тебя нет желания встречаться с кем попало. Время отсеивает "шелуху". Но одиночество тоже невыносимо. Бондареву повезло, что рядом с ним хранительница семейного очага супруга Валентина Никитишна. Она сама вечно в хлопотах, и Юрию Васильевичу не дает засиживаться. Две дочери, внук, правнучка. То овощные грядки затеют, то в саду яблоки собирают, то сучья жгут, то дорожки от снега расчищают. А движение — это жизнь. Я тоже провожу каждое лето на огороде. По осени прихвачу гостинцев с огорода и мчусь в Ватутинки, чтобы поделиться с Бондаревыми радостью доброго урожая.

Близко познакомились в конце восьмидесятых годов прошлого века. Однажды, увидев меня в Центральном доме литераторов, Юрий Васильевич подошел и увлек в ресторан. В богемном дубовом зале все столики были заняты. Присели у бара. Он заказал водки, закуски. Завязался разговор. Не предполагал, что его столь сильно волнуют деревенские проблемы. К тому времени у меня вышло несколько книг на эту тему, мои очерки о крестьянах каждый год печатались в журналах "Наш современник" и "Москва". Наверняка что-то читал, иначе с какой стати остановился и заговорил? Конечно, было приятно. На нас с любопытством поглядывали проходившие мимо писатели. С тех пор и дружим.

Недавно позвонил мне и спрашивает:

— Сколько мы потеряли коров за годы войны?

Под рукой был статистический справочник. Заглянул в него и говорю:

— На начало 1941 года поголовье коров в СССР составляло 28 миллионов. К 1945 году осталось 22 миллиона. Значит, немцы уничтожили 6 миллионов буренок.

— А насколько поредело дойное стадо за период "демократических реформ"?

Тут уж мне не нужно было обращаться к справочнику, поскольку держу эти цифры постоянно в голове. Они просто убийственные!

— По сравнению с 1991 годом, поголовье коров в коллективных хозяйствах с 16 миллионов сократилось до 4 миллионов. То есть, в четыре раза! У частников их даже больше — 5 миллионов.

Бондарев тяжко вздохнул:

— Выходит, сами себе — враги?

— Получается так. "Живого" молока ребятишкам и по стакану не наберется. В основном молочная продукция — из сухого порошка, завозимого по импорту. Такая же история с сырами, животным маслом, мясом, многими другими продуктами. Только за 2008 год импорт продовольствия вырос на треть. Закупаем его за рубежом аж на 30 миллиардов долларов!

— Неужели в Кремле не понимают, что без деревни России не выжить? — воскликнул Юрий Васильевич. — Ведь если Запад прекратит поставки, то в момент может разразиться голод. Все силы сейчас надо бросить на восстановление сельского хозяйства. Подумать страшно: 40 миллионов гектаров пашни в запустении, зарастают березками и кустарником! Кому их корчевать? Это потребует огромных вложений. Зачем вообще затеяли всю эту вакханалию с куплей-продажей земли? Забыл вкус настоящей деревенской картошки! В магазине клубни какие-то черные, дубоватые, долго не развариваются, а вот те, что вы привозите, совершенно иные: белые, рассыпчатые, запашистые. Едим с удовольствием. Слышал, и картошку теперь закупаем в Польше, Турции, Египте, Израиле?

— Так и есть! — отвечаю. — Посевные площади "второго хлеба" в коллективных хозяйствах сокращены в десять раз. Вся надежда на частника, сажающего картошку под лопату.

— Боже мой, до чего ж докатились! — вконец расстроился Бондарев. — А что ж в правительстве морочат голову с нацпроектом "Развитие АПК"?

— За два последних года на восстановление экономического потенциала села направлены немалые средства. Строятся новые животноводческие фермы, молококомбинаты, комбикормовые заводы. Дошло наконец: никто нас вечно кормить не будет. Да и куда ниже-то падать? Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Самара, Тверь, Пермь, Томск, Иркутск, Хабаровск, Владивосток, другие крупные города — на 70-80% зависимы от импорта продовольствия. Такое немыслимо ни в США, ни в Китае, ни во Франции, ни в Германии, где сельское хозяйство на высоте.

— Действительно, столь невежественного отношения к земле, как в России, я не видел нигде, — заключил Юрий Васильевич. — Болит душа за нашу деревню, крестьян.

ВСЕГДА ПОРАЖАЛИ ВЫСТУПЛЕНИЯ Бондарева на писательских съездах, пленумах, секретариатах. Глубокие мысли, философские обобщения, твердая гражданская позиция. Другие не очень-то раскрывались, говорили витиевато, занудно, с осторожностью. Особенно проявились вранье, лицемерие, ханжество после государственного переворота в августе 1991 года. Но Бондарев остался верен себе. В числе других патриотов он подписал знаменитое "Слово к народу". Увы, к голосу разума не прислушались. Советский Союз рухнул, началось дикое разворовывание всего и вся. И что, много ныне счастливых? А ведь Юрий Васильевич еще на 19-й партконференции предупреждал генсека Горбачева: подняли в воздух самолет, а на какой аэродром сажать его, не знаете. Он участвовал в многочисленных митингах протеста, шагал в первых рядах демонстрантов, был осенью 1993 года у восставшего Дома Советов, наотрез отказался получать из рук президента России Бориса Ельцина орден, которым был награжден в связи с семидесятилетним юбилеем. Могу только догадываться, что творилось в его душе все эти годы.

Дорожу дружбой с этим великим писателем, мыслителем, воином. Биография его хорошо известна многим. Но все же повторюсь. За плечами Бондарева: пылающий Сталинград, битва на Курской дуге, форсирование Днепра, бои в Карпатах, Польше, Чехословакии. Два ранения, три контузии. Невероятно, как уцелел! У солдат на фронте самой высшей наградой считалась медаль "За отвагу". У Бондарева их две. Это как зарубки на совести: значит, не прятался за спины других, видел врага в лицо. Третью медаль "За отвагу" не получил из-за ранения. На руках осталась справка о награждении, но в военкомат не стал обращаться. А еще имеет орден Отечественной войны I степени, два ордена Ленина, медали "За оборону Сталинграда", "За Победу над Германией". Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий. Почетный гражданин Волгограда, пока так и не переименованного в Сталинград.

Произведения Бондарева — это классика современной русской литературы. Перечитал недавно романы "Тишина", "Горячий снег", "Берег", "Выбор", "Искушение", "Игра", "Непротивление", "Бермудский треугольник", "Без милосердия", повести "Юность командиров", "Батальоны просят огня", "Последние залпы", "Родственники" и содрогнулся: как все пережитое могло вместить в себя его сердце? В этих книгах много личного, а потому они читаются с волнением и болью.

Сравниваю нынешних шестнадцатилетних подростков со сверстниками предвоенной поры: огромная разница! Когда грянула война, Бондарев только-только закончил девять классов. В армию — рановато. Вместе с другими ребятами записался добровольцем рыть окопы. Направили под Смоленск.

— Место называлось Заячья Горка, — вспоминает Юрий Васильевич. — Разбили нас по взводам, расселили в крестьянских избах. Чуть свет — подъём и за работу. Никто не отлынивал, понимая, что враг где-то совсем близко. Дневная норма на каждого — три кубометра земли. Руки и ноги к вечеру — что чугунные. Оружия ни у кого, конечно, не было. И вот однажды тревога: немцы прорвали оборону севернее Рославля. Надо отходить. Еще денек, и оказались бы в окружении. В ближайшем лесу стоял под парами последний эшелон. Рванули к нему что было мочи. Заскакивали в вагоны на ходу. В дороге попали под бомбы немецких самолетов, но все-таки благополучно добрались до Москвы. С Киевского вокзала — скорей домой, но в квартире — ни души. Мать, бабушка, брат и сестренка эвакуировались. Отыскал их в далёком казахском городке Мартук. Там были угольные шахты. Чтобы поддержать семью, летом устроился в местный колхоз. В аккурат уборка хлебов. Мужицких рук не хватало. Работал на лобогрейке, которую тянули две лошадки. Меня поставили отгребать скошенную пшеницу. Ох, и тяжела работа! Вздохнуть свободно было некогда. На арбах возили снопы на зерноток, где их скирдовали, а потом молотили. По осени выдали четыре мешка пшеницы. Радости-то было! С хлебом — не пропадем. В марте 1942 года призвали на службу. Попал во 2-е Бердичевское пехотное училище, передислоцированное в Актюбинск. Прошел ускоренный курс обучения. Присвоили звание сержант — и под Сталинград. Эшелон наш разгружался где-то в тылу. До передовой шли маршем километров пятьдесят. Заняли позиции, окопались, а с рассветом — в бой! Вначале командовал минометным, затем артиллерийским отделением 76-миллиметровых пушек. То был сущий ад.

Донские морозные степи снятся ему и поныне. Здесь судьба испытывала на разрыв: "Наступали на Котельниково; звон орудийных колес по ледяной дороге, воспаленные лица солдат, едва видимые из примерзших к щекам подшлемников, деревянные, негнущиеся пальцы в продутых стужей рукавицах; и снова скрип шагов, и звон колес, и беспредельное сверкание шершавого пространстваѕ Хотелось пить — обдирая губы, ели крупчатый снег. Где же конец этой степи?" Это из романа "Тишина".

Бондарев прочувствовал кошмар битвы под Сталинградом, что называется, на собственной шкуре. Так же, как и Андрей Болконский в романе "Война и мир", долго лежал раненый на поле боя и смотрел в небо, дожидаясь помощи. Странно, что данный эпизод не вошел ни в одно из бондаревских произведений о войне. Рассказывает об этом как-то буднично:

— Помню, крепкий мороз. Из наспех перевязанной ноги сочится кровь. Кругом степь — ни души. В азарте наступления все ушли вперед, а меня подтащили к стоявшему в поле разбитому трактору и оставили одного, сказав, что скоро вернутся. Уже и сумерки — а никого нет. На мне телогрейка и шинель. Озяб. Достал фляжку со спиртом, подаренную наводчиком, сделал несколько глотков. Вроде согрелся. Не знал, что алкоголь только усиливает кровоток. Боли не чувствовал. Одна мысль в голове: "Не замерзнуть бы!" На небе высыпали крупные оледеневшие звезды. Стал впадать в забытье, перед глазами поплыли круги, какие-то видения. Всю ночь пролежал на снегу. Обморозил лицо, руки. Впоследствии кожа сходила пластами. Спасло, что был физически крепок. В юности довольно активно занимался гимнастикой, тяжелой атлетикой, бегом. Ну и просто хотелось жить.

— Юрий Васильевич, вся правда о войне сказана? — поинтересовался у Бондарева.

— Конечно, нет! — ответил он, не задумываясь. — Это невозможно. Через войну прошли миллионы. У каждого своя правда. Покойный Виктор Астафьев описал фронтовые годы только в черных красках. Так и ушел со злобцой… Ну да Бог ему судья! Война — не только жестокие бои и грязь. Люди любили, создавали семьи, мечтали о счастье. А как радовались Победе! И я видел много страшного. Конфликт на конфликте. Скажем, расстрел своих же. Однажды сам схватился с командиром, ударившим солдата. До трибунала не дошло, а ведь мог бы угодить под суд. И что, обо всем этом писать? В человеческих ли силах воспроизвести полную картину войны? Считаю военные и послевоенные годы лучшими в своей жизни. Почему? Народ был другой, помыслы иные. Не озлобился даже тогда, когда по навету арестовали и осудили на десять лет моего отца… Случилось это осенью 1949 года. Как известно, беда не приходит одна. Незадолго до этого трагически погиб младший брат — двенадцатилетний Женя. Играли в футбол, и мяч выкатился на мостовую. Мальчуган испугался, что раздавят машины, и хотел подобрать, но угодил под колеса. Гибель брата особенно пагубно отразилась на здоровье матери. Она умерла в 78 лет. Отец прожил 92 года. Вернулся из лагеря спустя пять лет — уже после смерти Сталина.

— Бывает, ловлю себя на мысли, что повторяю фразы отца, — признался Юрий Васильевич, когда мы гуляли с ним по саду — Не могу объяснить этого. Перед смертью отец выглядел как пророк: белое лицо, седые пряди, пронзительный взгляд печальных глаз. Мать не меньше вспоминаю. Все нити сходились к ней. Именно она подтолкнула меня к литературе, привила любовь к книгам. В детстве читала нам сказки, рассказы Бианки, Мамина-Сибиряка, других писателей. Отсюда и тяга к прекрасному.

ОНИ ЖИЛИ В ЗАМОСКВОРЕЧЬЕ — купеческом уголке: Ордынка, Большая и Малая Татарская, Зацепа, Балчуг, Лаврушинский переулок, Пятницкая, Павелецкий вокзал. Неслучайно все эти названия встречаются во многих произведениях Бондарева.

Не предполагал, что Юрий Васильевич в детстве был страстным голубятником. В его стае насчитывалось около трех десятков птиц. В довоенной Москве особенно соперничали меж собой голубятники Замоскворечья и Сокольников. И те, и другие старались переманить чужих воркунов. Ну разве несведущий в этом мог бы вывести столь блистательные строки: "Какое счастливое, щекочущее радостью ощущение возникало порой при виде гуляния по приполку нагульника голубей, то ли аккуратно чистящих перья, то ли, в любовной истоме надувая зоб, танцующих перед голубками, то ли с оглушительным треском крыльев белой вьюгой поднятых над двором в летнюю синеву. Стая, купаясь в теплом воздухе, ходила кругами, круто подымалась к зениту, затем плавно снижалась, затем из ее середины отрывался и акробатическими кувырками начинал падать, сверкая белизной, показывая свое смелое озорство, первый турман, потом второй, оба они почти одновременно заканчивали падение к земле, лодочками расправляли крылья, пронизанные солнцем, делали круг над двором и снова взмывали вверх, присоединялись к стае, чтобы продолжить озорную игру в синем солнечном пространстве"?

Когда заходит разговор о голубях, глаза у Юрия Васильевича загораются:

— Любил погонять "чиграшей", "рябых", "пегих". Завидовал тем, кто имел воркунов редких пород: "красных монахов", "дутышей", "курносых мраморных", "николаевских", "палевых". До сих пор помню свою голубятню. Какое это было счастливое время! Вообще люблю наблюдать за птицами. Повесил на деревьях кормушки. Зимой прилетают снегири, синицы, воробьи, весной и летом — скворцы, ласточки, трясогузки. Бывает, заглядывают в окна. Сразу догадываюсь: закончился корм… А еще прижились две вороны. Осенью стараюсь не пропустить косяки отлетающих на юг гусей. До войны часто ездил в Уфу, где жил дядя по материнской линии. Он был заядлым охотником и рыбаком! Вместе бродили по окрестным лесам, рыбачили на Белой. Ставили переметы, ловили удочками пескарей, на жерлицы сомов. Великолепная природа, яркие краски! Разве это забудешь? Между прочим, и на войне замечал красоту. Скажем, идем лесом. Тишина. Вдруг — впереди избушка, таинственный отблеск луны на стекле. Душа аж трепещет! Или увидишь по осени незнакомую деревеньку, изгиб реки с золотыми купинами лозняка. Защемит сердце. Другие не обращали внимания на окружавшую природу, а я был очень впечатлителен. У войны тоже есть свои охранные зоны, оберегающие психику. Может, потому и выжил?

— Видимо, Господь хранил для больших дел, — сорвалось у меня.

Бондарев на какое-то время задумался, потом продолжил:

— Знаете, на фронте бывали моменты, когда действительно просекало в сознании: "Спаси и сохрани!" Все меркло вокруг от огня и грохота! Вера — она ведь глубоко в душе. Как-то священник Дмитрий Дудко спросил меня: "Есть ли у вас духовник?" Ответил ему: "В церковь не хожу". Он ничего не сказал, но однажды пригласил к себе в храм, и мы долго беседовали. С годами пришло осознание, что все в этом мире не так-то просто. Недавно ездили с женой в церковь в селе Былово. Поставили свечки за упокой усопших родственников…

Конечно, Бондарева очень волнует состояние нынешней литературы. Ему присылают книги, просят отзывы. Но, по его мнению, ярких романов, повестей, рассказов встречается мало. Все как-то пресно.

— Перечитываю классику и открываю для себя много нового, — говорит он. — На днях вернулся к письмам Антона Павловича Чехова: какой был великий талант! Или дневники Ивана Сергеевича Тургенева: необычайное чтение! Потрясающие откровения у Льва Николаевича Толстого. Люблю Аксакова, Бунина, Шишкова, Чапыгина… Колоссальное впечатление произвел на меня роман "Тихий Дон" Михаила Александровича Шолохова. Хотелось бы перечитать Плутарха, Сенеку, Сервантеса, Джека Лондона, Свифта, Дефо.

Несмотря на почтенный возраст, он продолжает писать. К 85-летнему юбилею вышла новая книга "Мгновений". Поразительная работоспособность!

— Последняя страница не дописана, — смотрит на меня с улыбкой Юрий Васильевич. — Она еще чиста. Хочется еще что-то сказать о нашем непростом времени, где слишком много лжи, боли, неразрешенных конфликтов. Я реалист и следую правде жизни. Каждый мой роман познание какой-то тайны. Был ли я прав — рассудит время…

— РАНЬШЕ ПИСАТЕЛИ ЖАЛОВАЛИСЬ: мол, задавила цензура, "нетленные" рукописи пылятся в столах. В то же время вышли весьма жесткие романы "Касьян остудный" Ивана Акулова, "Драчуны" Михаила Алексеева, "Судьба" Петра Проскурина, "Тени исчезают в полдень" Анатолия Иванова и другие серьезные произведения. Ныне, казалось бы, полная свобода: вытаскивай "шедевры", пиши что хочешь. А где сильные книги?

— Графоманов тьма! — согласился Бондарев. — Кроме себя, никого не читают. Карманы набиты деньгами — только плати, и любую муру напечатают. К сожалению, государство совершенно безразлично к духовному состоянию общества. Что касается моих отношений с цензурой, то они были сложными. Радовался, когда удавалось договориться, прийти к обоюдному согласию. Но вот что настораживало: после выхода книг — в частности, повести "Батальоны просят огня" — вдруг обрушивалась яростная критика! Дескать, слишком обострено, так на войне не бывало. Особенно разносили вещи, в которых шла речь о потерях. Потом прошло время, и те же критики стали писать об этих книгах совершенно противоположное. Тогда я понял простую истину: если один и тот же роман подвергается и хвале, и хуле, значит, надо верить только самому себе.

— В романе "Горячий снег" — боль и страдание простого русского солдата, борьба за человека как символ самой жизни на земле. Благодаря тому, что роман был экранизирован и по нему поставили во многих театрах спектакли, я считаю, три поколения россиян сохранили в себе чувство патриотизма, и Россия продолжает придерживаться исконных национальных устоев.

— Спасибо за добрые слова, — смутился Юрий Васильевич. — По большому счету, мои книги — это дань памяти тем солдатам, которые погибли за Отечество и свободу. Жаль, что эти высокие понятия истрепали донельзя. Поражает, с какой легкостью ряд деятелей культуры отказались от прежних идеалов, взявшись проповедовать низменное, отвратное, пагубное. Видимо, на то были веские причины: и личного характера, и внешнего. Не хочется даже говорить о мерзостях! Это — как болезнь.

— Об этих "вывихах" вы довольно обстоятельно написали в романах "Тишина", "Берег", "Непротивление", где сплетены воедино злободневные и вечные вопросы бытия. Но идеал ведь так и не найден?

По лицу Бондарева пробежала легкая усмешка:

— Если бы идеал нашли, то тогда оказались бы бессмысленны и театр, и кино, и поэзия, и проза. Вообще — искусство. Вся жизнь — стремление к некой высшей цели. Можно назвать — идеалу. Хотя некоторые наши "революционеры" никогда не признавали и не признают слов "идея", "идеология", "идеал", не понимая, что сама жизнь — это и есть идея. Поэтому хвастать тем, что я, дескать, не служу никакой идее — означает, что не служу никому, даже себе. Сам человек — это есть Великая идея на этой земле.

— Может, вы излишне требовательны? — пытаюсь возразить собеседнику. — В тех же романах "Выбор", "Игра", "Искушение" показываете своих героев в обстоятельствах, будто они перед Высшим судом совести. Почему же в обыденной-то жизни забываем о Страшном суде?

— Простите, может быть, отвечу резко. — Бондарев весь напрягся, поднялся с кресла и заходил взволнованно взад и вперед по комнате. — Литература сама по себе изменить материальный мир не в состоянии! Она лишь способна повлиять на взгляды людей, отношение их к жизни. После того, что было написано и Шекспиром, и Сервантесом, и Толстым, и Достоевским, и Чеховым о проблемах этого мира, казалось бы, все пороки и страхи должны были исчезнуть, а они существуют. И всё же отношение к миру части читающей публики, конечно, изменилось. Особенно в России, поскольку у нас слово исторически играло и играет огромную роль. Это — фундамент всего. Если хотите, и Веры.

— В одной из своих миниатюр "Мгновения", вы пишете, что за один миг можно потерять себя как личность. Слишком много искушений ныне, и русскому человеку ничего не остается иного, как полагаться только на себя, собственные силы.

— Так было всегда. Да и в Библии сказано: "Спасись сам и спасутся тысячи вокруг тебя".

В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ БОНДАРЕВА проскальзывает одна и та же мысль: почему ложь часто заслоняет правду? И отчего порядочные люди проигрывают прохиндеям? Несколько лет назад возник конфликт в Международном сообществе писательских союзов. Сместили с поста председателя Сергея Михалкова и избрали на эту должность Юрия Бондарева. Не тут-то было! Начались какие-то проверки, наезды, провокации. Дошло до того, что "Дом Ростовых" взяли штурмом омоновцы. У парадного входа толпилась группа литераторов — в основном сторонников баснописца (поддерживали ОМОН). Хотя некоторые из них незадолго до этого клялись в верности Бондареву. На улице было зябко, неуютно. Спросил одного из стоявших:

— Кто в здании?

— Михалков и Бондарев, — ответил он. — Беседуют в окружении прокуроров и милиционеров…

Тускло светились в сумраке высокие окна. И подумалось: "Два патриарха русской литературы сидят друг против друга и спорят о суетном. А ведь вся эта заварушка не стоит и выеденного яйца".

Непостижимо: о существовании великого русского писателя-фронтовика власти вроде как забыли! Живет себе тихонько в уединении и пускай, мол, молча доживает век. Уж очень Бондарев неудобен: говорит жгучую правду, неподкупен. Липовые звезды меркнут перед талантом классика мировой литературы. Рядом-то некого поставить. Его книги переведены на 85 языков. На Западе прекрасно понимают, какой это мощный писатель. Но в шорт-листы Нобелевского комитета, отбирающего очередных лауреатов на премию в области литературы, фамилию Бондарева никогда не вносили. И вряд ли внесут.

Но не это печалит. Россия перестала быть читающей страной. Социологические опросы показывают: 95 процентов старшеклассников не способны воспринимать художественные тексты. Так низко пала наша культура! Дух нации подорван. В войну Сталин вернул народу великих полководцев Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова, Багратиона, учредив ордена их имени. Придет время, вернутся к читателям и великие книги Юрия Бондарева, очищающие души, несущие добро и свет.

И ВНОВЬ СТОИМ У ВОРОТ. В сухощавой, слегка сутулой фигуре Бондарева — что-то щемящее, грустное. Годы. Завожу разговор о прекрасных женских образах в его произведениях, и лицо Юрия Васильевича светлеет, в зрачках вспыхивают веселые искорки:

— Мужчина, потерявший интерес к женщине, теряет самого себя, — говорит он твердо, — меняется и характер и привычки — пропадает интерес ко всему. Героини моих романов очень разные. Господь создал женщину для любви, и это великая тайна, постичь которую способен далеко не каждый. Я чувствовал себя хорошо до семидесяти пяти лет. Даже до семидесяти шести! Но потом сдал. А в душе столько нерастраченных чувств! Вот опять весна. Всегда ждал конца февраля, когда небо станет синим, а воздух особенно будоражащим. К февралю завершал все свои романы и как-то преображался душой.

Он пожал мне руку, и мы расстались. Возвращаясь в Москву, всю дорогу думал о нашем разговоре. Вот ведь как бывает в жизни: простой москворецкий паренек и классик вселенской литературы. "Почему Бондарев поправился? Какая разница между семьюдесятью пятью и семьюдесятью шестью годами? Потом дошло: любовь мужчины — это ведь тоже величайшая тайна".

Материал подготовил Александр Арцибашев

Александр Лысков УЗЛЫ

Акции протеста, голодовки происходят ежедневно в крупных и мелких городах. Село безмолвствует. Последний всплеск деревенских бунтов пришелся на время развала колхозов. Период безысходности на земле закончился. И сейчас уже фермеры поднимают головы. Кризисные тревоги подпитываются весенним возбуждением. На сходках и съездах вольных земледельцев крик: "коммерсанты с асфальта", спасая от кризиса личные капиталы, бешено скупают паи у единоличников. Окольцовывают, блокируют своими мертвыми гектарами родящие земли крестьян. Более 200 фермеров на съезде в Алтайском аграрном университете выдвинули местным властям требование: не превращать землю в кубышку! Чуя беду, припадают к земле-матушке.

В Подмосковье межуют крупные площади, переключаются в распродажах с опта на розницу: активизировались владельцы "мелкого" капитала в 1-3 миллиона рублей. Спешат "инвестировать", а на самом деле спасаются от девальвации. Лет через пять перепродадут с выгодой или, по крайней мере, без потерь.

Такие времена настали, что земельный продукт на рынке становится востребованным уже не гектарами, даже не сотками, а квадратными метрами. В деревне Юрлово, что под Бронницами, тяжба между двумя соседями из-за 140 квадратных метров земли. Уже за колья хватаются. Как не вспомнить Дубровского. Там тоже разбой на большой дороге свое начало взял от неправого межевания.

Забастовщики в Балаково, вроде бы городские жители, рабочий класс, а и те, покричав у здания заводской администрации, расходятся по домам с мыслью: цветники, клумбы на дачном участке придется нынче перепахать под огород.

И в Химках в самом разгаре война за землю. Вознамерились власти прорубить просеку для дороги Москва- Питер по местной роще — восстал народ. Тоже, казалось бы, интеллигенции, рабочему классу какое дело до того, что произрастает из земли, а взбунтовались не на шутку. Причина, по-моему, еще и в том, что эта самая интеллигенция и рабочий класс только во втором поколении таковыми себя считают. А на 99% они люди деревенские, крестьяне. У них обостренное чувство земли. Это ведь сплошь и рядом случалось прежде. Общинные выпасы помещик оттяпает — бунт. Начнет рубить кедровую рощу — красного петуха ему под стреху. Крестьянин, он только до поры до времени смирный.

Вот и Юрий Лужков на обложку своей книги "Русские характеры" снимается в косоворотке и картузе. Так и представляешь его на многочисленных ярмарках выходного дня в Москве. Отданы мужикам обширные столичные пустыри, площадки, даже кое-где заставили освободить от машин автостоянки. Свободный въезд в столицу обеспечили. Скостили торговые налоги. Но ажиотажа эти ярмарки среди московских обывателей не вызвали. На соседней торговой базе, где в металлических контейнерах за прилавками "азеры", цены намного ниже. И московская тётка-патриотка идет туда.

Так же и с отечественными куроводами. Им "надо как-то кредиты отдавать". Для этого власти под предлогом избыточного хлорирования перекрыли поставки "ножек Буша". И русская курятина сразу поднялась в цене.

Или еще один "характер". Осенью мой знакомый фермер в Рязанской губернии, не желая продавать капусту по низкой цене, ссыпал две тракторные телеги в овраг. А тремя тоннами моркови замостил колеи перед домом.

И зерно прошлого урожая мужички тоже придерживают в элеваторах до сих пор. Ждут скачка цен на зерновом рынке. А для нас это — повышение цен на буханку хлеба. По своей природе фермер от олигарха недалеко ушел. Конечно, вряд ли теперь упрутся крестьяне до такой степени, чтобы как в 18 году, идти к ним за зерном с пулемётами, но тенденция налицо.

И "перегибы" тут как тут. Не хватает денег, чтобы закончить многие объекты на селе. Остановлено возведение школ, больниц, животноводческих помещений. Буквально три дня назад объявили забастовку строители гигантского свиноводческого комплекса в Свердловской области. Требуют зарплаты. Лозунг : "Жрать нечего". До кассы Стабфонда им ни в жизнь не дойти. Зато оттуда рекой потекли миллионы в пустующие цехи Ростсельмаша, где на деньги Стабфонда будут пытаться построить комбайн нового поколения. А чтобы его фермеры купили, уже сейчас резко повышаются пошлины на комбайны импортные. В том числе и подержанные. Как с автомобилями. Взявшему кредит на покупку такого комбайна еще и процентную ставку оплатят. Чтобы никаких тебе "связей с Западом". Никакого выбора. Жри, что дают. Мужики покряхтят, конечно, но подпишут все бумаги. Убирать урожай чем-то надо. Но осадок останется. Импортные тракторы и комбайны им очень нравились. Спросите у любого. Однако, как я уже замечал, потакать им опасно.

Под этот ростсельмашевский проект открыли вакансию на 800 рабочих мест. Желающих много. Начальники говорят, "ведем строгий отбор". "Места получат только лучшие из лучших". "Из кризиса мы должны выйти сильными". "Жизнь после кризиса будет гораздо более жесткой". И значит те, кто не прошел по метрикам — отбросы производства, второй сорт, лузеры. Им в руководство рекомендации Роспотребнадзора. Глава этой конторы Г.Онищенко, человек с самым постным, можно сказать, изнуренным лицом на нашем ТВ, выпустил в свет документ, по которому россиянам рекомендуется тратить на продукты не более 2700 рублей в месяц. В документе также говорится, что за последние восемь лет "масса каждого россиянина возросла на 2 килограмма".

Пора худеть!

Евгений Головин РЕМБО НЕИСТОВЫЙ

Переводить поэзию совершенно безнадежно: и легкую, и трудную. В легкой поэзии пропадает изящество и легкомыслие, свойственное поэту, чувствующему легкомыслие языка, в трудной поэзии трудность и глубина отечественного языка подменяется сложностью и непонятностью стихотворной фразы. В результате — запутанная головоломка, составленная из непонимания подлинника и незнания языка, потому что иностранный язык хорошо знать нельзя принципиально. Увиденные глазами двух иностранцев, дожди идут иначе, птицы летают иначе, бомбы взрываются иначе. Эти иностранцы к тому же индивидуально различны. Два непонимания, помноженные друг на друга, дадут полную неразбериху, вызовут удивление и переводчиков и поэта. Особенно касается сие современной поэзии, где автор сам желал бы какого-нибудь разъяснения, потому что, уступая инициативу словам, он хотел бы угадать, таят ли какой-либо смысл строки, что зачастую стоили столько труда. "Стихотворение имеет тот смысл, который ему дают", — сказал Поль Валери. Но автор стихотворения может с ним не согласиться: я чувствую некий смысл, но черт меня возьми, если я его понимаю.

"Я представлял из себя какой-то островок. На моих бортах

Ссорились, галдели, шипели, устраивали гвалт

злые птицы с желтыми глазами.

Я, между тем, плыл. И сквозь мои хрупкие ребра

Утопленники вплывали спать в мой трюм".

Речь идет о корабле. О "Пьяном корабле" Артюра Рембо. Но это когда-то было кораблем. Морская стихия истерзала его, превратила в источенное соленой водой бревно, в жалкий обломок, в игрушку ураганов, месяцами торчащую на рифах, либо запутанную в густой листве затерянной бухты:

"Теперь я — суденышко, потерянное под ветвями неведомой бухты,

Брошенное ураганом в эфир, куда не попадает ни одна птица,

Ни мониторы, ни ганзейские парусники

Не выловят из воды жалкий, пьяный каркас".

Почему корабль пьяный? Потому что нет экипажа, нет рулевого, он блуждает по прихоти волн? В данном случае это лишь начало опьянения. Он еще сохраняет форму, его еще можно узнать. Но морская стихия постепенно ломает его, разрушает, превращает в нечто невообразимое: то в плавучий островок, покрытый спутанным рангоутом, где еще угадывается судно, то в гнилой каркас — он всплывает на поверхность или погружается в глубину, не представляя никакой ценности для проходящих судов. Опьянение лишило его движения под ветром (паруса сорваны) и направленности (штурвал сломан), превратив в одно из видений морской пены:

"Свободный, словно клок дыма, поднятый фиолетовым туманом,

Я пронзил, точно стену, красноватое небо,

Я принес изысканный конфитюр хорошим поэтам -

Лишайники солнца и лазурную слизь".

Море и небо смешались грозовым водоворотом безумных стихий. "Пьяный корабль" ныряет в пропасть этого водоворота, потом вновь появляется на вершине бури:

"Нелепый кусок дерева, запятнанный электрическими лунами,

Я бежал, преследуемый черными морскими коньками,

Когда июли обрушивали на море

Пылающие провалы ультрамариновых небес!"

Опьянение, головокружение, безумие — так приблизительно можно назвать обломок вещи, сделанной когда-то человеческими руками и сохранившей воспоминания об этих руках. Но отражения человеческого конструктивного плана уже полностью искорежены. Чем интенсивней буря играет суденышком, тем безнадежней ломается конструкция, превращаясь в хаос разорванных впечатлений, в слуховое и зрительное месиво:

"Я дрожал, заслышав в пятидесяти лье,

Рёв бегемотов в течке или хрипы мальстремов".

…И только, когда корабль превращается "в прядильщика вечного голубых недвижностей", он вспоминает и сожалеет "о старых парапетах Европы". Море постепенно меняет его обличья, это уже не корабль, а галлюциноз корабля. И видения этого миража недоступны никакой трактовке:

"Я видел звездные архипелаги. Я видел одинокие острова,

Чьё сумасшедшее небо открыто мореплавателям,

В этих бездонных ночах ты ли, скрытая, спишь

Миллионом золотых птиц, о грядущая Сила?"

Мы попытались, вдохновленные энергией этого стихотворения, приблизительно передать его, вернее обнаружить наше ослепительное недоумение. Понимать "Пьяный корабль" как метафору поэта, чуть ли не как образную биографию — просто, нелепо и неверно. Это ничем не лучше дурацкого мнения: юный Рембо насмотрелся, мол, журналов с картинками и начитался морских романов. Резкий эпатаж стихотворения "Что говорят поэту касательно цветов" тоже, вероятно, заимствован из книжек по ботанике, где встречаются цветы, похожие на стулья, а искателю предлагается:

"Найди на опушке спящего леса

Цветы, подобные оскаленным мордам,

С них капает золотая помада

На мрачные волосы буйволов".

Рембо не то чтобы увлекался эстетикой безобразия. Слова некрасивые, дурно звучащие, намекающие на уродливые понятия, слова оборванные, с характерным скрежетом, придавали, на его взгляд, особую интонацию стихотворной фразе: шокирующие неопытного читателя, эти слова будировали, насмехались, утверждали свое законное место в языке поэзии и свою обязательность в проблемах колорита, Расширялся диапазон восприятия: если "цветы, подобные оскаленным мордам", не украшают флору, то "оскаленные морды, напоминающие цветы", вполне терпимы и оригинальны.

Слова, провоцирующие эпатаж, образы, намекающие на изначальную непонятность мира, загадочная субстанция мира вообще — любимые приемы и оригинальность взгляда Рембо. Понятность как инерция, понятность как школьная заученность — ненавистны поэту. Сочетать слова в странные фразы, странные фразы в немыслимые отрывки — это суть поэзии по Рембо. Женщина — странное слово, которое ничего не говорит поэту. Поместить это странное слово в климат полной отчужденности — задача поэта:

"Звезда плачет розовоцветно в сердце твоих ушей,

Белая бесконечность кружится от твоей шеи до бедер;

Море рыжевато жемчужится вокруг твоих румяных сосков,

И человек истекает черной кровью у твоего царственного лона".

Это нечто божественное, Афродита, мировая душа, женская субстанция вселенной. Звезды плачут от ее совершенства, золотистый свет жемчугов озаряет ее тело. Это не женщина в обычном понимании, это — Она, тайная возлюбленная сновидений. И т.д. Аллюзий, неожиданных догадок, смутных предположений может быть сколько угодно. Верность их более чем сомнительна. Возможно, это реминисценция слова "звезда" или неконтролируемое поведение слов на свободе? Одна строка формулирует мировую ось ("белая бесконечность кружится от твоей шеи до бёдер") двойной спиралью, другая — непонятная, диссонантная ("И человек истекает черной кровью…" ) либо намекает на невероятную трудность в постижении гармонии, либо утверждает независимость нездешней гармонии от здешней мучительной страсти. Но в принципе это домыслы, не более. Научиться читать слова, не привнося в них ни частицы идеологии, читать свободно и свободно забывать — вот первый шаг на пути познания поэзии.

Есть у Рембо стихотворение, рождающее бесконечные идеологические споры. Это знаменитый сонет "Гласные". То ли это личная шифровка поэта, то ли насмешка, то ли аллюзия на высшее алхимическое знание:

"А чёрное, Е белое, И красное, У зелёное, О синее: гласные,

Я хочу однажды рассказать ваши тайные рождения:

А, чёрный волосатый корсет ослепительных мух,

Которые жужжат вокруг жестокого зловония,

Бухта тьмы…"

Сжатое в начале, стихотворение обретает энергию восходяшего круга. И в начале этого круга — слово "ослепительный", относящееся к мухам. В их мерзости, в их страсти к зловонию таится золотая точка трансформации, способная изменить окружающее в сторону гласной "Е". Белое "Е" знакомит нас с пейзажем более светлым и прекрасным:

"Е, белизна облаков и тентов,

Копья гордых глетчеров, белые короли, дрожание цветов…"

Замедленность круга, зачарованность атмосферы, холод полярных стран, белое безмолвие. Недвижность нарушена лишь дрожанием цветов. Но поскольку нет упоминания о ветре, можно вообразить, что цветы дрожат в человеческой руке. При таком допущении, мы сразу входим в сугубо человеческую сферу гласной "И":

"И, пурпур, кровавый плевок, смех прекрасных губ

В гневе или искупительном опьянении…"

Первые два кватрена завершают круг чисто человеческий: от мух до прекрасных губ. Турбуленции инсектов, кровавые плевки, гнев или пьяное покаяние — всё позади.

Стихотворение идет по восходящему кругу. Этот круг расширяется, исчезает в безбрежности, взгляд, теряя точку зрения, постепенно расплывается в мирном горизонте:

"У, циклы, божественная вибрация зеленых морей,

Мир пастбищ, усеянных животными, мир морщин,

Которые алхимия кладет на высокие ученые лбы…"

До сих пор мы имели дело с миром земным. Но завершение, гласная "О", начинает новый, небесный цикл, доступный только алхимикам:

"О, высшая труба, звучащая пронзительными откровениями,

Молчание, пересеченное мирами и ангелами:

О — Омега, фиолетовая лучезарность Её Очей!"

В этом новом цикле глаза теряют ориентиры, пристальное внимание. Глаза обретают равнодушное спокойствие благодаря необычайной красочности мира, помня, что он неизбежно изменится, пропадет, замененный совершенно иной конфигурацией. Даже если аннигилировать мытарства, присущие миру сему, линии, нарисованные на крыльях его бабочки, напряженно исказятся, а затем застынут в конфигурации нелепых пятен или в сплошной белизне.

Этот мир, скользящий, блуждающий, неопределенный, — напоминает Алмею из стихотворения Рембо (Алмеей в Индии или Египте называют танцовщицу, скрытую от публики полупрозрачным занавесом, либо сновидение, пропадающее из открытых глаз). Алмеей равно называют душу. Так что многообразие трактовок очевидно и, как часто у Рембо, ни одна из них не имеет превалирующего смысла. Мы безвольно отдаемся стихотворению, плаваем в его непонятной красоте:

"Алмея ли она? В первые голубые часы

Сгорит ли она, словно огненные цветы…"

Исчезнет ли этот призрак, видение, женщина? В нашей памяти никогда, потому что нас пленяет неопределенная красота её имени, а не значение в энциклопедии. Мы не знаем ее внешности и не хотим знать. Преходящая внешность зависит от десятков внешних и внутренних причин — от возраста, одежды, окружения, настроения, атмосферы… Сфера её влияния очень невелика и во многом реагирует на наш темперамент. Тогда как имя в его бесконечных ассоциациях остается навсегда — то ли полузабытым воспоминанием, то ли яркой жизненной звездой, то ли дразняще неопределенным, но мучительным капризом. Судьба Алмеи не имеет значения:

"Сгорит ли она, словно огненные цветы?

Перед этой роскошной необъятностью, где чувствуется

Дыхание безмерно расцветающего города!"

Может, этот город имеет название, скорей всего, нет. Неудержимость амбиций Рембо часто перехлестывает это мир:

"Это слишком прекрасно! Это слишком прекрасно!"

Но здесь насущная необходимость в понимании поэта. Для кого, для чего? Необходимо для грешницы или песни корсара. И еще. Чтобы последние маски верили в праздники ночи на светлом море! Таково понимание необходимости в мировоззрении поэта. Явление Алмеи дает стройную композицию ирреальному и неведомому пейзажу.

Стихотворение непонятно, однако удивительно лирично для чуждого и враждебного Рембо. Вообще, лиризм для него — один из холодных стилистических приемов. Он не любит людей и, за редким исключением, чуждается какой бы то ни было близости. "Любовь надо изобрести заново", — одно из классических его выражений. Во фрагменте из "Озарений" под названием "Н" — один из примеров подобной любви ( "Н" — не произносимо по-французски ).

"Все формы монструозности терзают горькие жесты Ортанз. Ее одиночество — механическая эротика, ее утомление — динамическая любовь. Под охраной детства она была в многочисленные эпохи пылающей гигиеной рас. Ее дверь открыта нищете. Там мораль современных существ распадается в ее страсти или в ее акции. О ужасное дрожание новых любовников на окровавленной почве, затянутой белым водородом! Ищите Ортанз". Сказать, что это таинственно, загадочно, сверхнепонятно, мистериально — ничего не сказать. Подобная поэзия даже не для поэтов — неизвестно для кого.

Борис Белокуров ЦЕМЕНТНЫЙ САД

"Про мушкетёров смотрел серию? Ну, историю этого алмаза дурацкого? Там, короче, Д’Артаньян ради карьеры у Паскаля невесту увёл, потом шпагой его проткнул и весёлую песню спел. Тьфу ты! "Что за рыцарь без удачи?!"

Владимир Шинкарёв. "Папуас из Гондураса"

Рельсы взорваны, баталии прерваны. Дебатов на тему "Какой из кинофильмов достоин носить звание худшего?" больше не будет. Прежде досужие умы подходили к этой теме с пылким азартом, рубили с плеча, невзирая на жанры и лавры. Козлами отпущения объявлялись Эд Вуд (нормальная научная фантастика), бразилец Хосе Можика Маринш (по-бунюэлевски ехидные аллегории на тему грехопадения), Расс Мейер (невинная пляжная ерунда). Всех этих достойных людей обвиняли в дурновкусии, зауми, неумении правильно снимать. Ножницы голливудских монтажников-высотников отшинковали "Потерянный горизонт" (1938) Фрэнка Капры — дескать, фильм "непонятен" до такой степени, что и теперь никто не разберёт, в чём там дело. Множество лент наших соотечественников устало ложилось на полку под предлогом "технического брака", хотя они им и не являлись, ну и так далее. Всё это было давно.

И вот экраны заполонила картина, являющаяся золотым эталоном и дурновкусия, и брака, и бессвязного бреда. Так что просим почтенную публику больше не ломать понапрасну копья и прекратить обижать погорелую армию честных, хотя и не слишком талантливых киношников: хуже, чем Юнгвальд — язык сломаешь, пока выговоришь — Хилькевич, что-либо "создать" или "воплотить" не сможет никто. (Только если он сам переснимет свои "Опасные гастроли", взяв Никиту Джигурду на роль Высоцкого — а такой возможности нельзя исключить!)

"Герои Дюма жили славно, платили налоги исправно, стреляли из пыльных мушкетов и жили в цементном саду", — так подошёл к творчеству Дюма-отца Алексей Фомин, один из немногих оставшихся у нас внятных поэтов, в своём опусе "20 лет спустя". Когда я впервые услышал эти строчки, мне показалось, что в основном всё правильно — налоги платили, жили славно, но с "цементным садом" автор, конечно же, переборщил. Ну при чём здесь книга фаворита смазливой "Афиши" Иэна Макьюэна (её ещё экранизировал Эндрю Биркин, сын красивой певуньи Джейн) — роман о реальности томительной, затхлой, вязкой, как болото или тот же цемент? После просмотра "Сокровищ кардинала Мазарини" тайное стало явным.

Анна Австрийская (Фрейндлих), фамильярно — словно в волшебной сказке — названная в титрах словом "Королева", мечется по дворцу предтечею седой апоплексии. Тоном вздорной пенсионерки затевает скандал: "Кольбер (Ширвиндт), почему вы не оплатили мои счета?" В самом деле, почему? Да просто кардинал Мазарини (Равикович), взял да и похитил все (!) сокровища Франции. Теперь богатство хранится в шкатулке, "в Англии, в какой-то таверне, где хозяин — брат Мазарини". Дело плохо, и надо снова отправлять туда мушкетёров. Но королевские мушкетёры (Смехов, Смирнитский, Старыгин, Боярский) — как назло! — хоть и жили долго, взяли и умерли в один день. И теперь обретаются абы где.

Неприятное это место — что странно! — не похоже на распалённый ад Можики Маришна и на мейеровскую "долину Супермегер". Это просто подземный постоялый двор с повышенной реверберацией, он отделен от проезжей колеи жизни решёткой, вроде как в зоопарке. Именно так и выглядит цементный сад, о котором с такой силой художественного пророчества спел Фомин. Дождь там нейдёт, бургундское не катит, общаться приходится с некстати задушенным Мазарини, с мёртвым де Жюссаком (Балон). Нет слов, персонажи классика не были великими праведниками. Но всё-таки становится как-то обидно за их посмертную участь. А более всего — за судьбу актёров нашего детства, вполне живых, хотя и сильно поеденных молью: один Портос-Смирнитский сохранил былую мощь и стать загульного кашалота. Обидно за подлое время, заставившее всех их зарабатывать себе на корку чёрствого хлеба и бутылку дрянного виски столь нерыцарским способом. И за Александра Дюма.

Видеосалонов на том свете не держат, цирк не приезжает. Развлечение здесь одно: сиди и наблюдай сквозь мутное стекло за оставшейся позади земной жизнью. Впрочем, у мушкетёров к ней свой, не остывший интерес. Люди, повторюсь, грешные, они успели наплодить немало потомков, которые подросли и теперь знай себе скачут и прут напролом, поминутно рискуя присоединиться к отцам. Среди них наибольшего внимания заслуживает помешанная на ветчине монашка Ирина Пегова, толстуха Анжелика Дю Валлон — привет вам от Анн Голон! Но пристальнее всех щурится на Землю старый гасконец, маршал Франции. Он надеется разглядеть там свою дочь, Софи Марсо. Зря надеется, да супруг Жулавский и не отпустил бы ту сниматься у Хилькевича. Вместо Марсо перед нами мельтешит оголтелый "юноша" Жак (Грыу), она же — Жаклин д’Артаньян; в таком ключе ребёнка воспитал папа. Моральные приоритеты, которые почерпнул у родителя этот золотой сон человечества, заключаются в намерении при первой возможности отрезать кому-нибудь уши. Конечно, именно эта четвёрка, возглавляемая бешеным андрогином в парике, и поедет в Британию спасать достояние монархии.

До пункта назначения они доберутся; об этом нам поведают пояснительные титры "Англия" и "Опять Англия". Да и вообще, поначалу дела у молодого поколения пойдут неплохо, но уж когда дойдёт до ниндзя в чёрных кимоно, отцы поймут, что им пора брать "судьбы наших детей" на контроль. Д’Артаньян пропоёт молитву, от которой кровь стынет в жилах, все — включая де Жюссака равновесия ради — тут же восстанут из праха. И мы услышим много лязга и грохота, и скрежета зубовного, а слово "каналья" будет произноситься чаще, чем Джон Хинкли смотрел "Таксиста". Афоризмы из фильма, если исхитрится выучить их наизусть, могут послужить испытанием воли ваших близких. Отличным тренингом христианского смирения служат реплики: "Ведь у меня наверняка был отец, господин Кольбер, да?", "Я воскрес без документов, мне необходимо переплыть через Ла-Манш", "Государство — это я!" (фраза короля кажется до боли знакомой) или вот такой сильный диалог: "- Прощайте, господа! — Бог простит!" Цитатник можно продолжить, но зачем? Некоторые неверные читательницы, ради которых мы гибли под пулями ельцинских снайперов и жгли костры у "Белого Дома", уже и без того считают наши научно-аналитические материалы безумием.

Между тем, целью подобных публикаций (если она есть) как раз и является попытка предотвратить ужас воскресного хождения в кинотеатр. Прошли какие-никакие, но праздники, и не исключено, что простой человек, игнорируя тот факт, что "кризец в делах финансовых подкрался, словно кот", решил развлечься; более того — выбрал для этого отечественный продукт. И если с "Обитаемым островом" картина ясна: ужасная прокатная судьба первой части низвела дядю Фёдора (Бондарчука) со всеми его горе-меценатами до уровня церковных мышей, и теперь они просто боятся обнародовать остальное, то с "Мушкетёрами" как-то сложнее. И сюжет, и актёрский состав овеяны ностальгической славой. "Мушкетёрская" постановка 1979 года сегодня смотрится тоже диковато, но своего очарования у неё не отнять никогда. После этого трэш-режиссёр Юнгвальд-Хилькевич снимал продолжения, каждый раз всё менее удачные, и вот докатился до возвращения живых мертвецов.

Мы знаем серию фильмов испанца Армандо де Оссорио, локально волновавших мыслящую Европу в 70-е годы. Там он оживляет зверски убитых местным населением рыцарей-тамплиеров; при этом перед нами настоящее искусство — высокое, дерзкое, поэтичное. Но мертвяки-мушкетёры? Зомби с паранормальными способностями, показывающие нам пару нормальных явлений: искривление пространства и прохождение сквозь стены? Право же, это чудовищно! Кстати, тень тамплиеров мерещится и здесь. В картине фигурирует некое, не к ночи будет помянуто, светящееся (возможно, радиоактивное?) кольцо, некогда принадлежавшее зловещему братству, "жемчужина" коллекции Мазарини. "За саму мысль вставить в сценарий тамплиеров надо увольнять из профессии без выходного пособия", — пишет Михаил Трофименков, большой молодец и один из лучших наших критиков (фильма, к своему счастью, не видевший). Затем он призывает расстрелять без суда и следствия (вау!) Мориса Дрюона и замечает, что "если в кране нет воды, значит, выпили тамплиеры". Вот оно как! А мы-то думали…

Впрочем, если вспомнить "Фликер" Теодора Рошаха, именно тамплиеры-то и изобрели искусство движущихся картинок. Так что пусть сами пеняют на результат. Меня же больше взбеленили не замшелые масоны-храмовники (действительно, уже сидящие в печёнках), а ударения на первый слог в именах Леон, Рауль и Кольбер. Понятно, что киносъёмки представляли собой затянувшийся пьяный кутёж, но ведь и Богданович со Скорсезе ваяли свои шедевры не на трезвую голову. И что получается? К концу просмотра лишь утверждаешься в принятии аксиомы: "Старый фильм лучше новых двух!" Ведь как скакали и гарцевали, как дрались, черти! С какой мечтательной самовлюблённостью маячили на экране под разухабистый психодел ВИА "Коробейники"! И главный показатель успеха — шлягеры из той, прежней, версии сразу вошли в обиход и распевались в подворотнях задолго до премьеры картины — откуда только утечка произошла? И "Есть в графском парке чёрный пруд", и пресловутое "Опять скрипит потёртое седло" и, конечно, "Пуркуа Па?", немедленно переиначенное чуждым всего французского народом-богоносцем в таинственный "Пур клопа". О песнях из новой ленты в этом контексте сказать нечего. Петь в подворотнях их никто не будет, ибо они не запоминаются. А то, что против воли запоминается, наводит на сумрачные мысли.

"Мы команда, мы команда!" — с таким рефреном предпочитают разъезжать "по Гарвардской дороге" мушкетёрские дети. Слово взято явно не из аристократического лексикона. Сейчас таким вещам учат в детсадах и прочих сумасшедших домах. "У меня нет друзей, мы все — одна команда!", — заявляет ребёнок опешившим родителям, вернувшись из школы или с продлёнки. Так окончательно искореняется императив дружбы, и без того сошедший на нет. Где здесь "Один за всех, и все за одного"? Неудивительно, что и кинотипажи больше не несут в себе этики, а скорее могут сойти за синдикат киллеров. Недаром Юнгвальд-Хилькевич с гордостью заявляет, что его красавцы-актёры напоминают ему наёмных убийц.

"Мои мушкетёры!" — ласково обращался к своим полицаям из числа самых гнусных детей персонаж крапивинских "Всадников со станции Роса" — начальник пионерлагеря, стукач, садист и великий подлец. "Мушкетёрами" называла себя и банда отморозков в "Перестрелке" (1971) Генри Хатауэя. Те творили такие бесчинства, что герою Грегори Пека, уставшему от самого вида оружия пожилому человеку, только и оставалось, что пристрелить их. Так он и сделал. Все эти компашки объединяло с героями Дюма лишь то, что они осуществляли какие-то действия совместно. Любое совместное действие ведёт либо к моральному распаду, либо к провалу.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Американцы — великие прогрессивисты и просветители. Они приобщают народы, не достигшие их уровня цивилизации, к самым передовым своим достижениям науки и техники. И не теоретически, прочитав курс лекций, прислав книжку. Теория, она, если верить классику, мертва. Хочется подчеркнуть, что знакомство с лучшими образцами современной науки и техники регулярно прогрессивные американские власти напрямую проводят среди народов, не доросших до их уровня. Этот цивилизационный контакт сверхдержавы с отставшими от ее уровня развития народами мы наблюдем с какой-то сверхцивилизационной регулярностью.

Вот на каком уровне развития были вьетконговцы? Были у них напалмовые бомбы? Нет. И жили бы они в неведении о таком чуде науки и техники, если бы не американцы с их просветительским цивилизацонным проектом в отношении слабых и малых народов. А о снарядах "Шрайк" имели представление безграмотные вьетнамцы, мирно сеявшие и собиравшие рис? Нет! А благодаря кому то историческое знакомство состоялось?

Югославия — страна развитая. Но такой техники, как у американцев, у нее все-таки как не было, так и нет. Зная об этом, американцы доставляют на дом и в дом самые что ни на есть современные достижения военной науки и техники.

Ирак возьмите. Тоже маршировали там армия, форма пошита, а техника? Она отставала от американской, что ни говори. Как в свое время от винчестеров и артбалетов предков современных американцев отставали луки и копья индейцев, коренных жителей нынешних демократических просторов. Торжество демократии. Торжество на индейских вотчинах, однако, затянулось. А чего бы и не гулять? Есть на чужих землях, где гуманистам разгуляться! Так что просветительские практикумы американской демократии имеют давнюю историю.

Ну и от щедрот американской науки и промышленности, от всей мощи военно-промышленного комплекса доброй жменей — с неба посыпались подарки от Америки и ее саттелитов, тоже продвинутых, на Палестину. И все — достижения самые наипоследние, знакомство аборигенов с поделками американской промышленности — наипрямое. Еще то надо отметить, что американцы предпочитают проводить такие акты благотворительности в отношении именно менее технически оснащенных. Просветительство в чистом виде.

Пока Россия имеет в своем распоряжении современные или не окончательно устаревшие образцы подобной техники, американцы не будут спешить познакомить нас со своими образцами. А вот только стараниями наших демократов в правительственных, околоправительственных кругах, неправительственных организациях, мы скатимся на уровень луков и стрел, булыжника — орудия пролетариата и росссиянина эпохи россиянской, как тут же американцы поспешат познакомить нас со своим лучшими образцами, с последними достижениями.

Чем американцы во главе с Бушем метили в президента Ирака? Бомбами, ракетами высокоточными. А чем в Буша метил представитель Ирака? Ботинком 43-го размера. Буш прокомментировал, что ботинок 43-го размера ему не страшен, большой угрозы не представляет Да и оказался не высокоточным орудием- промахнулся человек, вооруженный 43-м размером.

Да, трудно не согласиться, что 43-й не так и страшен и эффективен. Вот если бы 38-й размер-калибр! Может, поэффективней было бы. Более высокоточное орудие. Ребята, у кого из вас есть — 38-й? Не жалко для хорошего-плохого парня?

Некогда наши предки исповедовали евангельский принцип: "Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!" Надо призвать Невского, пусть и заочно и заисторично, к ответу за экстремизм.

А сейчас пришедшим к нам с мечом (то есть в наш дом, на нашу территорию, которую мы в отличие от цивилизованных демократов по старинке неполиткорректно называем родиной) нужно устраивать максимально радушный прием. Почему с мечом придет? Все-таки XXI век на дворе! Может, у саакашвиллей нет средств модернизировать орудие нападения? Упрекнули же нас их покровители, что наш ответ был неадекватным их нападению. Конечно, израильский ответ "Литой свинец" на палестинские булыжники был адекватным. А вот наш ответ на грузинское нападение был неадекватным.

Если у нападающих на нас нет достаточно эффективного оружия — снабдить средствами! Создать бандитам и агрессорам равные условия борьбы, а то нечестно со стороны тех, на кого напали, получается.

А что это выражение "погибнет"! Почему это сразу — погибнет! Что за угрозы? Что за кровожадность и нетерпимость? Жизнь человеческая бесценна! Нет, жизнь аборигенов — грош цена, а вот нападающих и грабящих — бесценна! Надо сначала узнать у проклятой орды, почему они пришли убивать и порабощать. Может, есть на то причины. Может у них великая нужда? В ресурсах, просторах. Отдать! Да не оскудеет рука и закрома того, у кого отбирают.

Да и нет ли на вас какой исторической вины перед агрессорами? Вину нашу правозащитники всегда найдут. Да еще и свою вину на нас переложим. Мол, русская мафия в Америке вон что вытворяет. Русская мафия — это что ни на есть либерально-демократическая мафия. Поскольку преступность не имеет национальностей, давайте, мол, безнациональную преступность семенов могилевичей называть русской. Ты, русский, виноват уж тем, что хочется мне кушать.

Русские — не только разделенный народ. Русские — обделенный народ. Обделенный российским правительством. Русские — наделенный народ. Народ, щедро наделенный богом талантами, достоинствами, ресурсами. И ему надо четко осознать, что он и разделенный, и обделенный и наделенный. Осознать, кто его разделил, кто его обделил и кто его наделил. И действовать, сообразуясь со сложившимися условиями и обстоятельствами.

Геннадий Добров ЦХИНВАР

К сожалению, наша современная жизнь продолжает оставаться неиссякаемым источником новых сюжетов для художника Геннадия Доброва — мастера, который всегда старается быть там, где боль и трагедия. Некогда Добров пешком обошел погруженный в пучину гражданской войны, расколотый Афганистан. Был он и в Чечне. С планшетом и набором карандашей проходил через зоны, контролируемые боевиками. В "мирной жизни" Добров стремится запечатлеть скорбный, пронзительный быт больниц, хосписов, домов умалишенных. Сразу по следам осетинской трагедии двинулся в свой путь Геннадий Михайлович Добров. В сентябре прошлого года художник посетил разрушенный город Цхинвал, древнее название которого звучит — "Цхинвар"…

Я приехал в Цхинвал 16 сентября, когда самое страшное время ушло. Вместо подбитых танков кое-где в переулках лежали огромные искореженные груды железа. О недавнем нападении свидетельствовали пробитые снарядами калитки и ворота домов мирных жителей, обгорелые многоэтажные жилые здания, сожженные университет и здание парламента. И это только в центре.

Меня поселили в осетинском доме, где было 16 комнат. Еще был сад. Когда я вошел в дом, то увидел двух пожилых женщин — осетинку и грузинку. Они сидели за столом, крепко держась друг за друга старыми натруженными руками. Я узнал, что они дружат уже 40 лет. Они вместе сидели в глубоком подвале дома, когда по городу носились танки, расстреливая все живое.

Знакомя меня с домом, Валя, хозяйка, показала мне этот крошечный подвал, где они укрывались во время налетов и бомбежек. Я очень удивился тому, что здесь, в тесноте и темноте, не смея себя обнаружить, три дня пряталось несколько десятков испуганных соседей.

Я вышел в город. В Доме правительства мне подсказали, что самые большие разрушения произведены в еврейском квартале. Обещали дать легковую машину с шофером. Я вернулся домой. По дороге я увидел огромную яму. Здесь был дом. Я сел рисовать. Через некоторое время я почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Обернувшись, я увидел перед собой телевизионную группу. Вместе мы пошли к Вале. Старые женщины стали рассказывать о пережитом. Грузинка Мэри постоянно звонила в Тбилиси дочери. В Цхинвале она была в гостях и теперь могла уехать в Тбилиси только с помощью международного Красного Креста. Валя начала собирать ее в дорогу. Она одела и обула Мэри с ног до головы во все новое и на другое утро проводила ее на автостанцию. Старые женщины обнимались и плакали. Они думали, что больше никогда не увидятся.

Утром за мной зашел Гарик, и мы поехали в еврейский квартал. Я смотрел из машины по сторонам и видел не дома — целые кварталы пустых сожженных домов. Есть какое-то очарование в разрушенных домах — если смотреть на развалины замков в Европе или Азии, не думая о том, как когда-то страдали там люди. Но еврейский квартал в Цхинвале — это свежая боль, настывший крик о помощи, опаленные пламенем, черные от копоти, одинокие стены домой… Подвал бывшего облпотребсоюза, в темноте которого виден окровавленный матрац, где лежала в беспамятстве раненая женщина с ребенком на груди…

Рядом с длинной лестницей, замаскированной со стороны улицы пробитым железом, три дня лежал труп полуобнаженного мужчины. Он хотел принести воду жене и детям, которые прятались тут, в темноте, но был убит осколком пронесшейся над ним смертельной бури.

Я рисовал свой первый рисунок три дня. За это время немногочисленные жители окрестных домов окружали меня, сидели на лавочке, угощали виноградом, приносили сок из гуманитарной помощи, которую поставляла Россия…

Судьбе было угодно, чтобы я познакомился с взглядами людей на прошедшую агрессию не только с осетинской, но и с грузинской стороны. Через неделю моей жизни в осетинском доме меня переселили в большой грузинский дом — с выбитыми стеклами, частично сорванной крышей и пробитыми воротами (ну, ворота на общем фоне — даже не в счет). Белла Накашидзе, хозяйка дома, приютила беженку Цацу. Живет она здесь уже 8 лет, ее дом разбомбили еще в прошлые налеты. Цаца постоянно судилась, стремилась вернуть себе хоть какое-нибудь жилище, нервничала, звонила сыну в Тбилиси и, наконец, уехала неизвестно куда. Я спросил у Беллы: "Где же теперь Цаца будет жить?" — "Она очень нервная, — спокойно ответила Белла. — Уезжает не первый раз и всегда снова возвращается ко мне. Люди говорят: "Белла, зачем ты держишь ее столько лет?". А я думаю, почему же они не говорят: "Белла, какая ты хорошая, что держишь и кормишь ее столько лет".

По мере того как я жил в семье Беллы, я все больше и больше восхищался этой потомственной княжной. Однажды я рисовал разбитые ворота соседнего дома. Вдруг я увидел пришедшую посмотреть на мою работу Беллу. Она тихо сказала: "Я люблю вас". А я ответил: "Я люблю вас больше". Белла говорила мне: "Что мне делать? Мой отец своими руками построил этот большой красивый дом. Мой сын Очико 8 лет не может устроиться на работу. Граница закрыта. Я боюсь".

Я сказал об этом в правительстве Южной Осетии. "Передайте Белле, что ни один волос не упадет с ее головы. Пока она живет здесь, никто ее не тронет. Мы любим и уважаем ее, пусть живет спокойно", — ответили мне.

Белла поселила меня в свою комнату, там была большая двуспальная кровать. А ночью вдруг слышу — подъехала машина, и мужские голоса закричали: "Грузин, выходи!" Я весь сжался под одеялом, подумал, что приехали убить Очико… Но наутро он рассмеялся: "Да нет, это мои друзья, осетины, звали меня в гости, пить вино и играть в кости".

Браки здесь все смешанные. Осетинки, все, как одна, красавицы, скромные, тихие, гостеприимные. "Плохо стало, границу закрыли, — говорила мне Белла, когда мы поехали с ней на кладбище. — Грузины привозили свежие фрукты, а теперь… ничего нет". Пришли к склепу. Тут лежат её мать, отец, муж-армянин, и себе она оставила место. Всё, как у русских. Очень похоже.

Белла рассказала, что когда они сидели в подвале, подъехал танк с грузинскими солдатами, а один — с гранатой в руке — хотел бросить ее в толпу женщин. Но посмотрел в их испуганные глаза, и рука его дрогнула. "Ну, что ты там, — раздался голос командира, — кончай скорее". Солдат приложил палец к сомкнутым губам, давая знать женщинам, чтобы они не проронили ни звука, и громко ответил: "Да тут никого нет, жалко гранату зря тратить". Танк, рыча, умчался. "Вот так, художник, если бы не его жалость, не увидел бы ты меня никогда", — закончила свой рассказ Белла.

Всё, больше писать не могу. Слёзы душат. Простите.

P.S. Когда я уезжал, по распоряжению осетинского правительства моей грузинке, княжне Белле, привезли машину дров на зиму.

Надежда Кеворкова «НИ ВОЙНЫ, НИ МИРА…»

23 февраля… Каждый год в этот день я вспоминаю отставного товарища майора, который преподавал нам "военку" в школе.

Мы, сытые продвинутые московские дети, по секундомеру разбирали автомат Калашникова, надевали костюм химзащиты и противогазы. Мы ушивали по фигуре гимнастерки и срывали лекции по гражданской обороне. Мы мучили майора, требовали правды про власовцев и панфиловцев. Он шутил и ставил пятерки. Своими отмороженными на Севере пальцами он в сотый раз показывал нам, как устроена вся эта, как нам казалось, металлическая рухлядь. А когда от него, как от парторга школы, потребовали осудить и поставить на вид, он сказал: "Бросьте, кто стреляет лучше всех, всё поймет. Но позже".

В его лице мы ненавидели "советскую ложь", которая, как казалось, заслонила от нас прекрасную правду остального честного мира. На прощание он нам сказал, что мы счастливые дети, у нас есть Родина, которой можно гордиться, и доблестная армия и флот, которые не оставят в беде. Мы не верили ни слову.

В МГУ у нас была военная кафедра. Раз в неделю мы шли в подвал, получали секретные именные тетрадки с прошитыми страницами, и шесть часов подряд записывали в них тайну: как устроена армия США. В отличие от товарища майора, про армию и про Родину нам рассказывали уже все больше анекдоты.

Мы ездили стрелять из всех видов оружия в Гвардейскую орденоносную Таманскую дивизию. Лежа, стоя и с колена. Я стреляла лучше других только потому, что ненавистный товарищ майор учил нас этому лучше, чем другие.

Нам было весело. Наш протест не мешал нам ощущать себя защищенными.

Наши мальчики ездили на смешные школьные военные сборы. Потом они ездили на университетские сборы. Потом уезжали неизвестно куда, а возвращались с настоящей войны, которой не было. Приезжали опаленными неведомой правдой, которую не могли передать нам, все таким же сытым московским всезнайкам.

Мы жаждали жгучей правды разоблачений. Мы читали, обливаясь слезами, романтические стихи Цветаевой про лебединую Белую армию, которая всё проиграла. Нас манил трагизм поражения. Ведь мы жили в стране побед и победителей.

Учителя смешно рассказывали про Троцкого, который в феврале 1918 года предательски валял дурака и требовал от немцев всякой ерунды: ни мира, мол, ни войны, а армию распустить. Они уверяли, что в годовщину Февральской революции родилась непобедимая армия рабочих и крестьян.

Минула эпоха.

Вдруг все поверили, что 23 февраля — день пустоты, а не побед, что командармы — тираны, а не герои. И былое величие рассыпалось. Как в миг революции рассыпалось величие предыдущей эпохи.

Тем не менее, пока 23 февраля не стал выходным, какая-никакая стройность сохранялась — и армия, и защитники, и Отечество, и враги, и союзники.

А теперь куда ни глянь — пьянки не служивших в армии уклонистов на территории, неизвестно чем объединенной. Нет у них Отечества. Им не от кого защищаться — они везде дома. А военные и служивые стараются уйти в тень, неловко им, вроде в чем-то они виноваты.

Но не всё подвластно переоценке. Где-то там, на полях боев, плохо обутые, неказистые с виду, в мешковатых шинельках, росточку невысокого, не с теми песнями, не с теми клятвами, советские солдатики, прошагав полмира, уходят непобежденным и в историю и в Валгаллу преображенными.

Будем честны. На сегодня у нашей армии нет ни противника, ни стратегии, ни тактики. Мы не знаем, от кого она нас защищает. И наша Родина стала похожа на шагреневую кожу. Зато есть выходной. И множество крикливых женщин хотят узаконить дезертирство, требуют ни войны, ни мира, а армию — распустить. Ведь в ней, в армии, оказывается, умирают.

Кто стрелял лучше всех, товарищ майор, всё понял. Но поздно. Простите.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

…Ну а что тут говорить, что тут спрашивать? Вот стоит он перед нашей эпохою… Кто-то кризисом зовёт его, страшного… Кто-то верно окрестил катастрофою. Но откуда он пришёл? — власти маются. — Что за шутки, господа? Что за шалости? Так работаем, мол, все. Так стараемся, двадцать лет не спим ночей — и пожалуйста!..

Уж не нами ли, страдальцами бедными, начиналась та борьба за всё хорошее? Уж не мы ли власть Советскую, вредную, упразднили, как ужасное прошлое? Да ужель не помогали народу мы, принеся ему свободу, несчастному, заодно освободив и от Родины, и от знамени Победного Красного?..

Да не мы ли растащили, играючи, всё народное добро, дружа с "янками"? Да не мы ли: по две "Волги" — за ваучер?! Да не мы ли: по Парламенту — танками?! Ну, о чём тут говорить, что тут сказывать… Мы ж и далее старались — все видели — те "реформы-нацпроекты" навязывать, что вели не к возрожденью, а к гибели…

Но при этом всё равно — не робели мы. Проводили только честные выборы. Да Рублёвками или Куршавелями закрывались от людей, чтоб не видели… Ну, а если где и в чём — нарекания, пусть потешится народ митингующий. Мы на слёзы на его — ноль внимания. Рынок любит лишь "успешно" торгующих!..

Кто там власть, кто олигарх — дело пятое. Силовик ты, либерал — цель конкретная: нам от кризиса б слинять, от проклятого, да банкирам дать поддержку бюджетную. И пойдут буржуи вновь, как по облаку, и продолжат богатеть рука об руку. А Россия?.. Пусть глядит TV попсовое — за безмолвие своё образцовое!