/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 816 (80 2009)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 816 (80 2009)

(Газета Завтра - 816)

Андрей Фефелов РОССИЯ, ВСТАНЬ И ИДИ!

Говорят, что аквариумные рыбки каким-то образом заранее узнают о приближении цунами. На побережье дует легчайший бриз, мерцает сладостное море, привычно кричат чайки, а в большой фарфоровой вазе прозрачные вуалехвосты вдруг начинают бешено биться и метаться по кругу. Их чуткие мембраны на жаберных лепестках уже улавливают глубинные вибрации, чувствуют нарастающее напряжение искрящейся магмы, которая вот-вот пробьёт океанское дно, произведя ужасающей силы глубоководный взрыв.

Совсем иное - жизнь общества. Совсем не по рыбкам приходится судить о приближении фатальных сдвигов в политической системе.

Опасные вибрации, характерные звоночки и дребезжания слышны отовсюду. Однако их заглушает так называемый Большой трёп, который сам по себе есть признак беды. Вспомним многочасовые горбачевские тирады, произносимые накануне краха СССР. Это был изматывающий разговор ни о чем, изнурительное переливание из пустого в порожнее. Беспрерывное, бессмысленное словоблудие лидера ввело нацию в ступор, из которого она не может выйти до сих пор. Сегодня, когда на дворе кризис, Большой трёп не только не затихает, но приобретает какие-то космогонические, вселенские масштабы. Сталинская стратегия побеждать при помощи мобилизации всех сил и средств, заменена иной методой. Кризис пытаются коллективно заболтать. Причём в ходе этой болтовни беспрерывная, набившая оскомину маниловщина и хлестаковщина правителей постепенно заглушается всё явственнее звучащим вороньим граем могильщиков страны. Как в фантастическом сне, снова проплывают мимо нас типы "Веймарской России": прозаседавшиеся депутаты и проштрафившиеся министры, "обувшие" полстраны миллиардеры и изолгавшиеся от лап до хвоста деятели культуры. И возглавляет всю эту пурпурную процессию великий магистр нанотехнологий, реструктуризаций, приватизаций и инноваций, некоронованный король государственного блефа, вечный спутник исторического позора России, неизбывный и неизбежный, непобедимый, как свиной грипп, Анатолий Чубайс.

Куда движется эта процессия - совершенно ясно. И для создания картины ближайшего будущего не надо быть пророком или системным аналитиком.

В последние месяцы телевизор словно взбесился. Невесть откуда повылезали самые замшелые персонажи перестроечного спектакля и принялись чего-то каркать - совершенно в том же духе, что и двадцать лет назад. Это отвратительное карканье на страну, на историю становится всё громче и громче, что грозит перетечь в вакханалию, в пляску святого Витта, которая обычно происходит в финале драмы.

Пока гуру интеллигенции бьются в падучей, закатив глаза и с пеной на губах повторяя: "Гулаг, Гулаг, Гулаг!.." - годами дремавшие за кордоном клопы так же неожиданно активизировали свою деятельность. Подозрительно зашевелились на Востоке и на Западе!

Японский парламент принимает закон о так называемых "северных территориях", в котором нагло прописывает наши Южные Курилы как свои посконные земли. А ОБСЕ разражается резолюцией о "Воссоединении разделенной Европы", где чёрным по белому написано, что победа СССР в Великой Отечественной войне была страшной трагедией для европейских народов, и что впору учреждать общеевропейский день памяти "жертв сталинизма и нацизма". Европейские парламентарии настойчиво предлагают России отказаться от прославления советского прошлого - например, от парадов в честь Победы в Великой Отечественной войне.

Внутри страны позицию ОБСЕ озвучивает композитор и филолог, тонкий ценитель штруделей и штризелей, глава Отдела внешних сношений Московского Патриархата владыка Илларион, сделавший заявление, что "Сталин вполне сопоставим с Гитлером…"

На фоне царящей в официальной идеологии невнятицы и двусмысленности, на фоне чудовищного социального расслоения, на фоне повсеместного нарастания центробежных тенденций происходит открытая, явная попытка демонтировать последний объединяющий раздробленную нацию сегмент исторической памяти - Победу 1945 года!

Власть молчит или что-то мямлит устами депутатов. А между тем ОБСЕ совершила на суверенитет России мощный наезд, сопоставимый с демаршем японских парламентариев. И то, и другое напоминает подготовку к высадке армий на территорию России.

Заявление архиепископа о приравнивании Сталина к Гитлеру как-то связано с олигархическими оргиями, учиняемыми на крейсере "Аврора", и с тем, что каждый год в осиротевшей стране пропадает без вести около тридцати тысяч детей. И с тем, что подавляющее большинство молодых русских женщин курят табак и отказываются рожать. И с тем, что база "Манас" в Киргизии снова переходит под полный контроль американцев. И с тем, что Кавказ, как запечатанный ящик с динамитом, только и ждёт, когда прозвучит "последний звонок". И с тем, что в Самарканде был снесён памятник Юрию Гагарину. И с тем, что запуск операции "Огненное кольцо", предполагающий синхронный взрыв в мусульманских анклавах России, может стать хорошим подарком ко дню рождения Бжезинского. Не кажется ли вам, господа, что десталинизация зашла слишком далеко?

Вот уж пять лет, как ушёл от нас в иные веси наш светлый батюшка, духовник "Дня" и "Завтра" отец Дмитрий Дудко. Испытавший на себе гонения и притеснения, сидевший в советских тюрьмах в конце сороковых и в начале восьмидесятых, отец Дмитрий не ожесточился душой, а светлый ум не затмился личной местью. "Сталин Богоданный" - говорил он.

В самые тяжкие моменты, в мучительном ожидании смут и катастроф, всегда он был рядом с нами. Мог единым словом развеять мглу, в милосердной заботе своей придать нам силу и нежданное спокойствие. "Христос воскрес, и пусть измученные ваши сердца наполнит неизреченная вечная радость!" - говорил он, входя в редакцию.

Он был воистину пастырем любви, и сквозь его седые кудри и широкий лоб просвечивало сияние нежности и сострадания. Он любил и прощал даже врагов, грабителей и разрушителей Родины, ибо знал, что действуют они в помрачении духа и не ведают, какое зло совершают. Он примыкал к церкви бедных, не носил богато украшенных риз, не думал о быте, довольствовался малым - через его приземистую фигуру сквозила кроткая нищета святости. Батюшка, как нам тяжёло без тебя! Как нам не хватает твоих забот и доброты, и смирения, и уверенности в грядущем свете.

Россия почиет в великом сумраке, и не подаёт признаков жизни. Всё, что выдает себя за жизнь, - только игра теней на её затвердевшем челе, рябь бешено проносящихся по небу рваных рыхлых облаков. Так есть, но так будет не всегда. Уже звучит и в небе, и в прахе голос, власть имеющий, и разносятся слова, подобные ясному грому, порождая сверкающую волну, которая претворит тлен в цветение, смерть в жизнь:

"Встань и иди!"

ТАБЛО

* Проводимая американскими войсками на юге Афганистана против боевиков движения "Талибан" операция "Удар меча" не может привести к реальному изменению военно-политической обстановки в регионе и предпринята с целью продемонстрировать мощь и решимость нового американского руководства накануне итальянского саммита "Большой восьмёрки", такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона. При этом указывается, что данная операция, по сути, не является наземной - американцы по-прежнему предпочитают наносить удары с воздуха по "подозрительным", с их точки зрения, группам людей, а остальные действия сводятся в основном к позированию солдат в полной боевой амуниции перед теле- и фотооператорами, допущенными к освещению событий…

* Результаты парламентских выборов в Болгарии, на которых победило объединение "Герб" ("Граждане за европейское развитие Болгарии"), способны в ближайшее четырехлетие серьёзно повлиять на реализацию российского газопроводного проекта "Южный поток", поскольку правые не намерены подтверждать договоренности, которых "Газпром" достиг с правившими ранее социалистами, передают из Софии…

* Как сообщили из Филадельфии, нападение "Движения за освобождение дельты реки Нигер" на нефтепровод, принадлежащий компании Shell, следует расценивать как "асимметричный" ответ Пекина на инспирированные извне беспорядки в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР и сигнал крупнейшим западным ТНК о возможных осложнениях их деятельности в странах "третьего мира". В том же ключе интерпретируется и свержение военными президента Гондураса Мануэля Селайи, которое было спровоцировано "активками" о том, что этот политик готовится стать "вторым Чавесом" и активно противодействовать интересам США в центрально-американском регионе. В результате гондурасского переворота, фатктически предпринятого спецслужбами США в "горячем режиме" без согласования с Вашингтоном, произошел выход "Боливарианской инициативы" на качественно новый уровень с присоединением к этому геополитическому проекту таких важнейших стран Латинской Америки, как Бразилия и Аргентина…

* Покушение на начальника экспертно-криминалистического центра МВД Ингушетии Магомеда Гадаборшева источники в Ростове-на-Дону рассматривают как ответ местных кланов, противостоящих федеральным властям, на первое заявление президента республики Юнус-Бека Евкурова, сделанное им после тяжелого ранения, - о том, что порядок в регионе будет наведен самыми жесткими методами…

* Смерть двух сотрудников Госнаркоконтроля лейтенанта Павла Мазанова и старшего лейтенанта Константина Хрусталёва - якобы от передозировки наркотиков, при всей своей внешней абсурдности и анекдотичности, может являться предвестником куда более значимых изменений на самом верху российской "властной вертикали", поскольку напрямую затрагивает фигуру бывшего телохранителя Ельцина, а ныне депутата Государственной Думы Александра Коржакова, который являлся тестем Хрусталёва (настоящие имя и фамилия - Вахтанг Гвахария). Стоит напомнить, что именно Коржаков негласно считался "крестным отцом" всей кремлевской "партии силовиков" и потерял свой статус при Ельцине в результате конфликта с "группой Чубайса" в ходе президентских выборов 1996 года, отмечают эксперты СБД…

* Как сообщили из Нью-Йорка, закрытие в России казино и игорных клубов с 1 июля должно привести к значительному росту виртуального сектора азартных игр, который контролируется интернет-провайдерами, "завязанными" на соответствующие западные спецслужбы…

* Празднование Дня украинского флота в городе русской морской славы Севастополе и откровенно антироссийское выступление там президента Украины Виктора Ющенко, заявившего о том, что Черноморский флот РФ должен быть выведен из Крыма задолго до 2017 года, когда истекает срок действия соответствующего пункта Большого российско-украинского договора, свидетельствуют о том, что Россия практически не влияет на решения, которые принимаются в украинском политикуме, в то время как США продолжают наращивать свою "агентуру влияния", передают из Киева…

Агентурные донесения службы безопасности «День»

ЕЩЕ ОДНА ПОТЕРЯ…

На 81-м году жизни скончался прекрасный русский поэт

Олег Николаевич ШЕСТИНСКИЙ.

Школьником он пережил блокаду Ленинграда, тогда же начал писать стихи. Позже был удостоен премии Ленинского комсомола, являлся одним из секретарей Союза писателей СССР, много сил отдавал работе с молодыми литераторами. Мы сохраним о нём добрую, светлую память.

Читатели, друзья, ученики поэта

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ XXI Продолжение. Начало - в NN 7-27

ВИЗИТ В МОСКВУ президента США Барака Обамы начнется в понедельник, 6 июля 2009 года, и закончится в среду, 8 июля. Большинство читателей прочтут этот текст в четверг, 9 июля. То есть уже после того, как визит завершится. Пишу же я статью в момент, когда визит еще не начался. Но уже в ходе подготовки к проведению визита произошло очень и очень многое. И как-то к произошедшему отнестись надо.

Я не считаю, что произошедшее имеет для нашей страны принципиальное значение. В нынешнем её состоянии принципиальным значением обладает весьма немногое. Это немногое - новый Договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ) - уже обсуждено мною в предыдущей статье.

Мое подключение к этой теме вызвано не тем, что я не верю в способность российских специалистов-переговорщиков добиться нужных параметров новых договоренностей. Ничуть не хуже их я понимаю, что дело не в этих параметрах, а в характере протекающих в России процессов. И что если мы не остановим эти самые процессы (регресс, дерегуляцию и так далее), то порожденная самими процессами "естественная убыль" российского ядерного потенциала (он же "советское ядерное наследство") все равно окажется выше той, на которую наши вменяемые переговорщики выведут новый СНВ.

Но кто может гарантировать, что в нынешней ситуации править политический бал будут наши вменяемые переговорщики (которых, кстати, осталось совсем немного)? А что, если в дело вмешается какой-нибудь влиятельный "как-известник"? Что, если он изречет: "Да что там бодаться… 1700 единиц… 1500 единиц… КАК ИЗВЕСТНО, и 100 единиц достаточно. КАК ИЗВЕСТНО, американцы - люди здравомыслящие, любящие комфорт. КАК ИЗВЕСТНО, даже если несколько наших стратегических ядерных "изделий" достигнут их территории, это для них недопустимый урон"?

Мало ли что известно "как-известнику", заявляющему, что корабль надо для устойчивости в шторм от балласта освобождать. И мало ли какой вес случайно получит не этот, так другой "как-известник" в нашей нынешней, существенно разбалансированной политической системе.

В виде профилактики от "как-известничества", я, оговорив нечто в предыдущей статье, которая вышла до визита Обамы, нечто уточняю в этой статье, которая выйдет сразу после завершения визита. Потому что мы живем не от визита до визита. И работа по СНВ продолжается.

Итак, повторяю и развиваю - по пунктам.

1) Имеется концепция американского опережающего ядерного удара по РФ, изложенная публично и весьма детально в таком авторитетном американском органе, как "Форин Аффеарс".

2) Эта концепция существует не сама по себе, а в совокупности с наращиванием американцами потенциала противоракетной обороны (ПРО). Речь идет не о мини-ПРО (ПРО, предназначенной для размещения на отдельных ТВД - театрах военных действий), а о макси-ПРО. ПРО, которая способна гарантированно парализовать наш стратегический "удар возмездия" в случае нанесения США по России опережающего ядерного удара. А значит, позволить американцам ударить по нам - впервые в ядерную эпоху - БЕЗНАКАЗАННО.

3) Конечно, кроме удара возмездия, мы, в случае ядерной атаки из США, в принципе, должны нанести так называемый "ответно-встречный удар". То есть, получив оповещение системы раннего предупреждения о начале американской ядерной атаки, запустить свои ракеты до того, как большинство этих ракет будет уничтожено первым американским ударом. Но наша система раннего предупреждения, в силу имеющихся регрессивных тенденций, неуклонно разваливается. И, не исключено, может не обеспечить в нужный момент это самое "раннее предупреждение", прозевать первый американский удар.

4) Никто, кроме нас, за наши тенденции не отвечает. Хотелось бы эти тенденции переломить. Но их, в любом случае, надо учитывать.

5) С учетом этих тенденций и того, что они порождают, американцы могут через какое-то время свести все риски для себя, связанные с их первым ядерным ударом по РФ, - только к рискам нашего ответного удара, или "удара возмездия". То есть удара, который мы нанесем после того, как прозеваем их удар, и большинство наших ядерных средств будет разрушено.

6) Для американцев риски, порождаемые нашим ударом возмездия, определяются тем, какую часть нашего стратегического ядерного потенциала они уничтожат своим первым ударом (тем самым, о котором писал столь развернуто "Форин Аффеарс"), и какие стратегические ядерные средства у нас после этого останутся.

7) То, что у нас останется после первого ядерного удара США, примерно пропорционально количеству действующих носителей и боезарядов, которыми Россия будет располагать на момент нанесения этого первого удара. А также состоянию и боеготовности российского "ядерного щита", которые при сохранении нынешних тенденций будут ухудшаться.

Оставив в стороне это ухудшение, сосредоточимся на главном параметре - этой самой пропорциональности. Если взять в качестве коэффициента пропорциональности, например, 0,9, то есть предположить, что американцы в ходе первого удара уничтожат 9 наших "наступательных стратегических ядерных единиц" из 10-ти, то при наличии, скажем так, 2000 единиц у нас для удара возмездия может остаться 200 единиц. При наличии 1700 единиц - останется 170 единиц. При наличии 1500 единиц - 150 единиц. А при наличии 500 единиц - 50 единиц.

8) "Как-известник" повторит, аки попугай, что (а) и 50 единиц достаточно, чтобы США испугались, и (б) США вообще не хотят ядерной войны.

Отвечаю: на уровне "КАК ИЗВЕСТНО" все именно так и обстоит. 50 единиц действительно достаточно (как, впрочем, и 25). А США действительно не хотят ядерной войны, любят свой комфорт, являются пока более чем вменяемой державой, а не взбесившимся империалистическим хищником.

Но, во-первых, при определенном развитии ПРО (которую - поверьте - американские демократы будут тоже лелеять, хотя и иначе, чем республиканцы!) 50 единиц (еще раз подчеркну, что все мои цифры условны) американская ПРО, развитая до определенной степени, сможет перехватить. А 150, 170 или 200 - нет.

Во-вторых, то, что сегодняшние США не хотят ядерной войны, являясь и впрямь более чем влиятельной державой, а не взбесившейся "империей зла", ни о чем не говорит. Мы не знаем, какими будут США через пять-десять лет. И сами США об этом не знают. Природа наделила их нынешнего президента сверхвысокой способностью ловить мух на лету. Чему я, как человек, не любящий мух, но физически неловкий, завидую белой завистью. Она наделила его еще рядом способностей - ораторской, в первую очередь.

Но у меня есть самые серьезные основания полагать, что щедрость природы этим и ограничилась. И что глобальный стратегический вызов нынешней ситуации Обаме не по зубам. А это значит, что через пять, а уж тем более десять лет американское общество, оказавшись в ситуации социального стресса, может выбрать очень жесткого лидера. Как поведет себя этот лидер? Увы, здесь возможны разные варианты.

В-третьих, даже если допустить, что американцы и впредь будут оставаться расслабленными любителями комфорта (а по мне так они, как нация, никоим образом к расслабленности не сводятся), нельзя вообще (а особенно при наличии нынешних наших тенденций) исключать на нашей территории как органических эксцессов, так и стратегических провокаций.

И то, и другое может загнать ситуацию в тупик. Расслаблены американцы или нет - вопрос спорный. Я так считаю, что нет. Но "как-известникам", которые из США не вылезают, и впрямь виднее. А вот то, что американцы рациональны и берегут свой комфорт донельзя - это и они вряд ли будут отрицать. И нетрудно предсказать, что именно они сделают, узнав, например, что полувменяемый "русский фашист" (случайно сооруженный кем-то именно по голливудским стандартам) хочет нанести первым ядерный удар по США. В этом случае они, имея достаточно развитую систему ПРО, "сработают на опережение" именно по причине своей рациональности и вменяемости. А также любви к своему (своему ведь, а не чужому) комфорту. И впрямь - почему они должны чужой-то комфорт беречь?

9) Наша задача-максимум (которую никто за нас не решит) - переломить сегодняшний пагубный мегатренд (регресс, дерегуляцию и т.д.).

10) Но наша задача-минимум, если нам дорого наше Отечество и мы надеемся его когда-нибудь вылечить, - не подвергать американцев соблазнам. И, соответственно, спасти и себя, и мир от ядерной войны. А также от реализации модели однополярного ядерного мира. Прошу не путать с моделью однополярного мира. Обращаю внимание на то, что модель однополярного ядерного мира - в качестве основного лекарства от закона неравномерности развития при империализме - продолжает разрабатываться. На фоне участившихся разговоров о безальтернативности многополярного мира, об уходе США в глухую оборону и т.д.

11) Во исполнение задачи-минимум мы должны отказаться от любых сокращений стратегических наступательных вооружений. Коль скоро, конечно, американцы не предоставят нам стопроцентных гарантий своего отказа от построения системы ПРО в том виде, в каком она уже создана и продолжает наращиваться на Аляске и в Калифорнии, и будет создаваться где-нибудь еще. Между прочим, ясно, где. Там, где можно наиболее успешно перекрывать те траектории наших ракет, которые не перекрываются, например, с Аляски. Перекрыть эти траектории можно, создав еще один позиционный район ПРО на территории США - где-нибудь в Мичигане, поближе к границе с Канадой.

Готовность обсуждать отмену создания третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе - похвальна. Хотя пока это только готовность обсуждать. Но от того, что он переместится в США, нам легче не будет. А поскольку совершенно непонятно, с чего бы это американцам в условиях расползания по миру ядерного оружия отказываться от стратегической ПРО, то у нас есть один выход. Поумерить (а лучше бы отменить) слишком опасные именно для нас (в нынешнем нашем состоянии) разоруженческие экстазы.

Что значит поумерить?

Предлагаю читателю сначала ознакомиться с мнением помощника Обамы Майкла Макфола, курирующего отношения с Россией, приведенным в статье В.Соловьева "Наступательное разоружение" в "Коммерсанте" от 3 июля. Макфол заявил следующее: "Они (цифры сокращения ядерных боезарядов - С.К.) зависят от того, что именно мы считаем. Сейчас слишком рано говорить о 1500 или другом количестве боеголовок. Я знаю, что это будет ниже уровня в 1700-2200 боеголовок, определенного в подписанном в 2002 году соглашении".

В этой же статье В.Соловьев цитирует бывшего начальника Главного штаба ракетных войск стратегического назначения Виктора Есина: "Потолок в 1100 стратегических носителей, обозначенный американцами, - это почти все, что у них есть. А наш президент заявил о готовности сокращать носители в несколько раз и довести этот показатель до 500-600. Компромисса здесь нет, поскольку США столь сильно ужиматься не желают. Это одно из главных расхождений".

А почему бы не довести показатель до 50-60? Зафиксируем, что высокий военспец информирует общественность о якобы имеющем место желании Верховного Главнокомандующего взять на себя опережающие обязательства по сокращению стратегических носителей. Опережающие!

К счастью, оценка Есина - не единственная. Из той же статьи (и не только из нее) мы с удовлетворением узнаем о том, что посылаемые нами сигналы тревоги попадают не вполне в пустоту. Что "российские военные, во-первых, передумали сокращать боезаряды ниже уровня в 1700 единиц, а, во-вторых, Москва увязывает будущие договоренности по СНВ с планами США разместить в Европе элементы своей системы ПРО".

Так, представитель МИД РФ Андрей Нестеренко в преддверии саммита заявил, что Россия "ждет серьезного разговора по проблематике ПРО, которая тесно взаимосвязана с вопросами сокращения стратегических наступательных вооружений". Но это и есть именно то, к чему мы призывали и призываем!

К сожалению, не Андрей Нестеренко, не российские опамятовавшиеся военные, не другие высокие эксперты определят конечный результат. Его определит большая политика. Причем не большая политика вообще, а большая политика в том ее качестве, которое мы сегодня имеем. И которое во многом определяется все теми же тенденциями дерегуляции и регресса. В силу чего эти тенденции и надо рассматривать с максимальной тщательностью.

Качество нынешней большой политики до предела обнажили события, развернувшиеся в преддверии московского саммита. Как бы ни прошел сам саммит, эти события уже сформировали нечто сокрушительное. Что же именно?

Все мы наблюдаем ранние симптомы "перестройки-2". Демарши Юргенса в России и за рубежом, большие игры вокруг не очень большого Орешкина, поход Медведева в "Новую газету" и прочее. Памятуя ранние симптомы "перестройки-1", мы обязаны выявлять аналогии.

Если их выявлять трезво, не увлекаясь, то найдется место для многого. В том числе, для постоянно делаемой заявки на достижение в нашем обществе некоего "модернизационного консенсуса". Что плохого в консенсусе? Ничего. Беда в другом - в том, что консенсус якобы нужен именно модернизационный. И при этом - ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ СКАЗАНО О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ МОДЕРНИЗАЦИЯ. Точнее, сказана только дикая чушь о том, что модернизации без свободы не бывает. Причем, как мы помним, сказана эта чушь была не абы где, а в той самой "Новой газете", которую посетил Медведев.

Дело, конечно, не в том, что Медведев какую-то газету посетил, пусть и радикально-либерального толка. Дело в том, что посещение газеты является элементом загадочной политической программы, согласно которой надо вовлекать в российскую политическую систему некое меньшинство. Разговоры про модернизацию нужны для того, чтобы как-то легитимировать такое вовлечение. Я уже предположил в предыдущей статье, что заигрывание с этим меньшинством объясняется наличием у "питерского" властного трайба влечения к чужой микросоциальной регулятивности (иначе - сектантской сплоченности). По причине потери собственной микросоциальной регулятивности.

Какое место во всем этом занял приезд Обамы?

НЕ УВЛЕКАЯСЬ АНАЛОГИЯМИ, но и не забывая собственное горькое прошлое, вспомним о роли переговоров в Рейкьявике и на Мальте в реализации "перестройки-1". Вспомним и о роли в ней разоруженческой тематики вообще и темы ПРО в частности.

Вспомнив же обо всем этом, не позабудем и самое главное. То, как заявка на модернизацию (тогда это называлось "ускорение") плавно перешла в заявку на демократизацию, несовместимую ни с ускорением, ни с модернизацией, ни с любым форсированным развитием.

Демократизация-2? Смысл похода Медведева в "Новую газету" по-настоящему раскрывается только теперь. Но перед тем как обсудить этот смысл, завершим анализ странного желания нынешней власти вовлечь в политическую систему некое либерально-западническое меньшинство. Ведь именно это желание имеет в качестве одного из частных проявлений поход Медведева в "Новую".

"Вовлечь меньшинство! Немедленно! КАК ИЗВЕСТНО, мы не можем его не вовлечь, ибо…" Ибо что? Ибо без этого вовлечения, КАК ИЗВЕСТНО, модернизация невозможна.

КАК ИЗВЕСТНО, балласт надо сбрасывать для спасения корабля в шторм… КАК ИЗВЕСТНО, Голливуд расцвел в ходе Великой депрессии… КАК ИЗВЕСТНО, модернизации без свободы не бывает… КАК ИЗВЕСТНО, меньшинство вовлекать надо…

"КАК ИЗВЕСТНО" - это и есть ложные "мин" Конфуция. Выявляя ложность этих "мин" с помощью "ши", мы выполняем завет великого китайца и исправляем имена.

Займемся этим в очередной раз, задавая очередному "КАК ИЗВЕСТНО" ряд наипростейших вопросов, тестирующих степень его связанности с разного рода "ши".

Вопрос N1. Какое меньшинство надо вовлекать в политическую систему? Любое? Оказывается, что совсем не любое, а так называемое либерально-западническое. Убежден, что название не отражает сути (опять-таки, к вопросу о "мин" и "ши"). Но для начала соглашусь следовать логике подобного называния.

Вопрос N2. Зачем надо это меньшинство вовлекать в политическую систему? Только, пожалуйста, без "КАК ИЗВЕСТНО". Вам известно - растолкуйте нам, недоразвитым, недопросвещенным. Вы ведь понимаете, надеюсь, что всех вовлекать в политическую систему нельзя. Хотя бы потому, что тогда исчезнет гражданское общество. А также потому, что система потеряет дееспособность - к вопросу о неуправляемом росте членов КПСС в период застоя.

Оппозицию иногда и впрямь надо вовлекать в политическую систему. Но какую оппозицию? Опасную для системы с электоральной и иных точек зрения. Опасно ли либерально-западническое меньшинство с этих точек зрения? Оно собирает слишком много голосов? Оно выводит миллионные толпы на площади? В порядке заострения темы - почему надо не Квачкова вовлекать, а Немцова (называю условные имена)? Вопрос задаю не с точки зрения ценностей, а с точки зрения рациональности, эффективности, то есть того, что и составляет существо любой политики.

Вопрос N3. Разве это меньшинство уже не вовлечено в политическую систему? Чубайс не вовлечен? Юргенс не вовлечен? Каково соотношение позиций данного меньшинства во власти с позициями этого меньшинства в обществе? Согласитесь, что позиции во власти стократ превышают позиции в обществе. Теперь надо сделать, чтобы позиции во власти в тысячу раз превышали позиции в обществе? А зачем? И называется ли это "вовлекать"? Не имеем ли мы дело с еще одним ложным "мин"?

На самом деле, конечно, имеем. Сделанные мною прикидки вполне достаточны для того, чтобы это выявить. И констатировать, что речь идет не о том, чтобы ВОВЛЕЧЬ некое меньшинство. А о том, чтобы на него ОПЕРЕТЬСЯ.

Вопрос N4. Можно ли в демократической системе опереться на меньшинство, и можно ли тогда ее называть демократической?

Вопрос N5. Не потому ли на него надо опереться, что оно, в отличие от нынешнего трайба (который смог себя легитимировать выборами, патриотизмом и так далее), сохраняет внутреннюю саморегулятивность? Саморегулятивность некоей специфической секты.

Вопрос N6. Что это за секта?

Вопрос N7. Откуда она черпает ресурс сплоченности (саморегулятивности)?

Вопрос N8. Что делать, если этот психологический и социальный ресурс она черпает из источника под названием "антигосударственная страсть" (к вопросу об уже неоднократно цитировавшемся анекдоте: "Пропала собака… сука… как я ненавижу эту страну!!!")? Если в основе эта страсть, то секту все равно надо втягивать в систему? На нее все равно надо опереться? ОПЕРЕТЬСЯ В ЧЕМ?

Вопрос N9. Насколько эта секта совместима с модернизацией? Что, если удастся показать, что данная секта - фундаментально постмодернистская? И потому может только уничтожать модернизацию, а не осуществлять оную?

Вопрос N10. Можно ли опереться на эту секту и сохранить в стране политическую и иную стабильность?

Вопрос N11. Можно ли опереться на эту секту с сохранением государственности, легитимности власти, территориальной целостности, даже остаточного консенсуса (он же - путинское большинство)?

Вопрос N12. Если секта является постмодернистским (а не модернистским) социальным образованием, то как можно, опираясь на нее, осуществлять любое развитие? Не только модернистское, но и любое. Постмодернизм и развитие - две вещи несовместные. В следующих статьях я буду это подробно доказывать. Хотя по мне так речь идет о доказательстве того, что Волга впадает в Каспийское море. И всё же…

Вопрос N13. Почему власть хочет, имея горький опыт предшественников, сделать во второй раз в точности то, что является перестройкой, процессом, уже однажды приведшим к тому, что самою же властью названо "геополитической катастрофой"?

Вопрос N14. Почему власть хочет не только общество, но и себя обрушить?

Политическая система устойчива, говорите вы. Согласен. Но лишь с одной оговоркой. Такая устойчивость обеспечивается, как это ни парадоксально, двумя параллельными дерегуляциями. Макросоциальной - парализующей общество. И микросоциальной - парализующей властный трайб. Налицо двойная самоподдерживающаяся парализация. Она и порождает устойчивость ЭТОЙ политической системы. Когда говорится, что народ и партия едины, всегда надо уточнять - едины в чем?

Такая устойчивость мгновенно исчезает при вовлечении внутрь системы столь инородных образований, которые сейчас хотят вовлечь. Так их хотят вовлечь ради этого?

Не успел я на заседании одного из очень известных политических клубов задать те четырнадцать вопросов, которые я сейчас задаю читателю, как посыпались ответы. Но не от членов клуба, которые раздраженно затихли (хорошо знакомое мне по перестроечным временам раздражение), а от… Обамы.

Сначала, 1 июля 2009 года, испанское информагентство EFE сообщило, что во время своего первого официального визита в РФ президент США Барак Обама даст интервью "Новой газете". Параллельно РИА "Новости" процитировало слова все того же Майкла Макфола: "Президент даст интервью "Новой газете"… Мы все решили, что это будет хорошая идея".

ЧТО ЭТО ЗА ИДЕЯ - ясно до боли. Особенно если присмотреться к обрамляющей визит Обамы политической дискуссии в российских и зарубежных СМИ. Тут вам и статья в "Вашингтон пост" Льва Гудкова, Игоря Клямкина, Георгия Сатарова и Лилии Шевцовой. И полемические отклики на эту статью Алексея Пушкова, Андрея Пионтковского, Ирины Павловой, Дмитрия Саймса, Анатоля Ливена… И масса других статьей (Алексея Малашенко, к примеру). И, наконец, статья Александра Янова, одного из певцов и гуру "перестройки-1". Я называю очень разнокачественные материалы, каждый из которых вполне заслуживает отдельного комментария.

Но, как мне кажется, во всех этих материалах делается одна и та же принципиальная ошибка. В чем же она? В том, что рассматриваются только два варианта.

Первый - при котором США должны строить отношения с Россией, исходя из их представления о том, какой Россия ДОЛЖНА БЫТЬ с точки зрения США. Эта концепция называется концепцией политического идеализма, примата ценностей.

Второй - при котором США должны строить отношения с Россией исходя из того, КАКОВА ОНА ЕСТЬ (концепция политического реализма, примата интересов).

Первую концепцию и обсуждать стыдно. А вот вторую… По отношению к ней есть один вопрос. Всего один, но очень существенный.

А что значит "исходить из того, какова она есть"?

Любая страна - не данность, а совокупность процессов. В России протекают очень разнокачественные и болезненные процессы. Но это процессы. Отношение к России, сообразуемое с тем, какова она есть, предполагает ли учет этих процессов? Осуществляемые действия должны учитывать общественные тенденции?

Мне справедливо возразят, что не дело иноземцев подключаться к общественным тенденциям. И что реальность для них состоит в том, что общественные тенденции сформировали некую власть. А они, иноземцы, строят отношения с реальной властью как выразителем реальных тенденций.

Но тогда причем здесь заявленный поход Обамы в "Новую газету"? "Новая газета" - не власть. Она - выразитель одной из общественных тенденций. "Мы все решили, что это хорошая идея", - говорит Макфол. И его называют реалистом??? Если американская политика и впрямь желает быть реалистичной, строя отношения с Россией, то она (а) должна учитывать влиятельность той тенденции, которую выражает "Новая газета", и (б) должна просчитывать реальное воздействие визита Обамы в "Новую" на эту тенденцию.

Поясню. Предположим, что американцы хотят реалистично строить отношения с Кубой. Где преобладающая тенденция - всё еще поддержка Кастро и его линии, но где уже нет жестких репрессий. И американский президент может приехать, дать интервью любой кубинской газете. Но учтет ли американский президент, что, приехав и дав это интервью, он убьет газету как газету кубинскую?

Я не о Кубе. Я о "Новой газете". После посещения Медведева она фактически потеряла статус оппозиционной, не получив взамен иной социальной роли в нынешнем российской обществе. Но после посещения этой же газеты Обамой она потеряет статус не оппозиционный, а национальный. Два визита, и вместо живого СМИ - покойник. Которого роскошно хоронят. С оркестром, почетным караулом и пр.

Если американцам нужно влиять на общественные тенденции и поддерживать газету, которая выражает нужные им тенденции, то они сегодня, при нынешнем реальном российском обществе, должны "Новую газету" ругать. Посещая же ее, они газету "топят". А значит, они ориентируются не на ценности и не на интересы. А на что-то очень странное. То, что олицетворяет собой феномен Обамы.

"Мы думаем, это хорошая идея", - говорит Майкл Макфол…

"Дети, не мочите пальцы в воде, не становитесь в воду босыми ногами и не суйте после этого пальцы в розетку, находящуюся под током", - сказала мама, уходя из дома. "Это идея!" - сказали дети.

Реалисты? По отношению к чему?

Если бы американский президент дал интервью "Новой газете" в 1989 году - она бы стала самой читаемой газетой страны. Стала бы оказывать на общество большее влияние, и впрямь реально обеспечивая американские интересы.

Но если американский президент делает то же самое в 2009 году, то кто он? Политик-идеалист? Политик-реалист? Или же не политик, а блестящий охотник за мухами и великолепный исполнитель экзотических танцев?

Пока я мучался, отвечая самому себе на эти вопросы, Обаму посетила новая хорошая идея. Такая, что лучше некуда.

Как пишет в "Таймс" Кэтрин Филп, "президент Обама выбранил российского премьер-министра Владимира Путина за то, что тот никак не может перестать мыслить в категориях холодной войны". Речь идет об интервью Обамы агентству "Ассошиэйтед пресс", опубликованном в "Лос-Анджелес таймс" 2 июля. Том самом, в котором сказано, что Путин одной ногой стоит на старых позициях, в отличие от Медведева.

Тут ошалели все. Даже часть западников. Обама и их "развел" своей очередной "хорошей идеей". Михаил Ростовский - западник и либерал. Но у него есть чувство собственного достоинства. В статье "Обама всех построил. По мнению американского президента, у Путина слишком широко расставлены ноги" ("Московский комсомолец" от 04.07.2009.) он внятно выразил свое отношение западника к вызывающему и беспредельно идиотскому поведению главы иностранного государства, выкинувшего столь оскорбительный фортель.

Осуществление за два дня двух фортелей ("хороших идей") забивает осиновый кол во все, что касается американо-российского диалога. Будь то диалог на основе ценностей или диалог на основе интересов.

Это не значит, что диалог прекратят. Его будут вести - сусально, с помпой. Власть и так называемая элита (равно "как-известническая" и противоположная) сделают вид, что ничего не случилось. И станут увлеченно обсуждать детали судьбоносного саммита. Но для общества - все ясно. И эта беспощадная ясность сослужит очень плохую службу Дмитрию Медведеву. Да и всему большому мировому политическому процессу.

Отношения с Россией упорно хотят строить без учета протекающих в ней реальных процессов. Процессы сами по себе - отношения сами по себе. Что это за формат?

Предположим, что американцы хотят поддержать Д.Медведева и нанести вред В.Путину. Если это "перезагрузка", то что такое "разводка" и "политическая диверсия"? Но предположим, повторяю, что это так.

Понимают ли американцы, что с точки зрения общественных тенденций они делают прямо противоположное? Что их публичная пощечина Путину просто требует от каждого гражданина России, имеющего чувство собственного достоинства, поддержать Путина. Вне зависимости ни от чего. Ни от того, как поведет себя сам Путин. Ни от политической конъюнктуры. Ни от человеческих предпочтений.

Понимают ли американцы, далее, в какое положение они ставят не рядового гражданина России, а президента Медведева? Могут ли они представить себе нечто симметричное в ходе, например, вашингтонского саммита? Понимают ли, обсуждая, как вести "перезагрузку", что де-факто уже продемонстрировали невозможность оной?

Я пишу статью, не зная итогов саммита. Но я знаю, что он обнулен, не начавшись. Иллюзий у меня нет. Российское общество - не китайское, не иранское, не турецкое. В противном случае на следующий же день после выверта Обамы на улицах Москвы стояли бы миллионные толпы. Визит был бы отменен. В стране разразился бы политический кризис.

Ничего подобного не происходит и не произойдет. Все по той же причине: дерегуляция, регресс и так далее. Реакции притуплены, сведены к абсолютному минимуму. Но это не значит, что их нет. Реальное российское общество проиграно американскими реалистами.

Скажут: "Вы же сами показали, что в реальности этого общества нет".

Отвечаю: да, его нет. И отсутствие реакции на "хорошие идеи" это доказывает. Но люди-то есть. И настроения есть. И среды с разными настроениями что-то между собой объединяет. Меня вот с Михаилом Ростовским совсем немногое объединяет. Но ведь объединяет. Я надеюсь (шутка), что господин Обама породит еще много "хороших идей", столь же тонких, тактичных и глубоких, как эти две. И мы с Ростовским на основе этого сможем построить некий (пусть негативный, но все же!) консенсус. Как говорится, пустячок, а приятно.

Что же касается того, что общества нет, то, помнится, один крупный политик ХХ века, анализируя ситуацию в СССР, сказал, что классовых сил, противостоящих социализму, уже нет, "но остались живые люди".

Общества нет, а живые люди остались. Со своими чувствами, своей исторической (пусть и поломанной) обусловленностью. Вы хотите строить политику, не только игнорируя их наличие, но и смачно харкая им в лицо? Попробуйте.

Продолжение следует

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Достойный вклад внесли российские демократы в мировую демократию. Разве СССР со всей территорией, ископаемыми, учеными, которых, как и полагается обозначению полезных ископаемых, называют "мозгами", вклад недостойный? За внесенный вклад получили откат. Нефтяные вышки, регионы, северстали, леса-поля. Поскольку вклад в мировую демократию делали не из своих активов, то и не жалко - сдать СССР и получить за это кусочек Рублевки, Лазурки (Лазурного берега), глоток Шато Лафит.

Но демократия - дама прожорливая. Нажралась, даже отрыгнула кавказский штат Джорджию с штатным Держимордою, избежала тогда, в начале 90-х, когда назревал кризис, прорвавшийся сейчас, демократической дистрофии, финансового коллапса. Казалось бы, будь довольна. Но счастье не вечно. Вот СССР проедено, пропито. А животы общества потребления - вот они. Их подводит. А уж нет поры той светлой боле, как под каждым ей кустом… На каждом континенте то папуасы, которых голыми руками. Америка, которую тоже с Чингачгуками бери да накрывай оспяными одеялами. Нет уж боле Советского Союза с иудушкой горбачевым… Их-то нет. А ненасытная демократия - вот она! Опять подавай демократической прорве! Вклад в демократию - дело не одноразовое: внес страну - и порядок, навек получил членский билет золотого миллиардера.

Сейчас пришло время очередного вклада: очередной транш общечеловечеству ценностями будет уплачен Россией как таковой. Она тоже, как и СССР, не самими демократами обихожена, не сами надрывались - пахали, болота осушали, не отстаивали ценой собственной жизни от врагов, которые тоже были - большие демократы и даже становились во главе страны (как кое-где у них порой Адольф) в результате всенародного волеизъявления, путем демократической процедуры выборов).

Сейчас этот вклад, регулярный взнос в клуб "Демократия без границ", демократы вкладывают ядерными боеголовкам. Свинчивают - и вот вам вклад. Взносы мировые демократы берут как наличием (нефть, лес, алмазы), так и отсутствием (вооружения и армии). Как приумножением. Так и уничтожением. Вклад в демократию, закладные берут и живыми учеными, и мертвыми душами - умершими русскими.

Однако, прокормить демократию остатками России пока не получается, так, подкормить во время голодомора-кризиса. Потому что еще осталась по элегантному выражению министра табуреткойобороны "советская отрыжка"- офицеры, воспитанные в советских военных училищах. Они еще говорят, мол, как так, мол, как это вместо автоматов - бутоны роз, а вместо ракет дальнего действия - голуби? С той-то, дружеской стороны океана, не голуби, а ястребы. Вместо наших военных баз розарии и голубятни - это неправильно. Конечно, можно этих офицеров материть, увольнять, как и делает министр, оно потихоньку дело обороны и движется в избранном руководством страны направлении.

Но все это требует времени, а кризис демократии - вот он, когда финансы поют романсы на банковских папертях. Нынешним вкладом российских демократов в мировую демократию будет Россия. И тоже получат откат. Они - откат, и мы в откат - в пещеры. В границы Московии. В безграмотность, в лапти. И почвенники самоназывающиеся станут славить бога Ярило и воспевать "возвращение к корням".

Демократы, как посмотришь, сами не знают, чего хотят. Или знают? Того и хотят?

Прививают животные инстинкты детям и молодежи, низводят до скотов в собчачьих "Домах терпимости", а ожидают от воспитуемых высоких человеческих чувств, побуждений, порывов. Но не по отношению к обществу, а к себе, к демократам.

Пусть в отношении ближних будут скотами, а вот в отношении чужих - по внешности, менталитету- пусть будут наполнены чувствами добрыми сострадания, солидарности, желанием делиться последним. Но у животных, на уровень которых низводят, как оно водится? Если чужак - гони, бодай, на рога поддевай. У животных борьба за ресурсы, за территорию идет на смерть. Чужак прогоняется прочь всей стаей, и вожак - в первых рядах гонителей чужаков.

А у нас низводят народ до животного уровня, но при этом вожаки ожидают, что чужаков будут принимать по принципу наибольшего благоприятствования, уступать им все свое лучшее.

Изгоняют как раз себе подобных, но из другого прайда, стаи. Ежи не гонят белок, лоси не гонят филинов, а вот что касается себе подобных- гонят! И хоть сто Натанов Новодворских приди и лекции читай о сострадании, не обольстят, не сагитируют вести себя иначе и сдавать свои территории и ресурсы чужакам.

Впрочем, сами новодворские всех себе подобных тоже гонят с земель, которые считают своими. Хотя они себя считают бесподобными, и говорить "себе подобные" в отношении кого бы то ни было для них - нонсенс.

Куда-то ушли, ходили, бродили, явились. Тут уж новые люди на вполне законных основаниях живут. А им - убирайтесь!

Но если, к примеру, была цивилизация, предводитель которой всех посадил в звездолет и отправился бродить по вселенной. Те самые блуждания по пустыне, растянувшиеся во вселенной на тысячелетия. Возвращаются отбродившие и что видят? Места их прежнего проживания - земная часть суши - занята кем-то. Но репатрианты претендуют на исторические земли, на историческую родину, где хотят строить свое государство. В подмогу себе берут вселенских жандармов, оружие которых в сравнении с тем, чем обладают Америки разные с Франциями - камень, даже не обработанный в каменный топор. "Выселяйтесь с наших земель! - кричат Америке и Лазурному берегу, поигрывая вселенскими мускулами. - Мы тут жили, тут наша историческая родина!"

Куда? - спрашивают гонимые. "Не наше дело. Очистите наши исторические территории".

Бродяжничество - это дело не безопасное. Сохранились ли маршруты, по которым ходили водимые по земным твердям? А то вдруг окажется, что они ходили там, где нынче открыты месторождения нефти, газа и алмаза. И ведь начнут претендовать: мол, наше, мол, мы тут по праву, оно нам по наследству… Мол, во имя исторической справедливости. А что? Дождемся и таких историй с географиями.

Александр Нагорный, Николай Коньков ОБАМАСКИ-ШОУ В ожидании «новой Мальты»

В "сухом остатке" нынешних переговоров Дмитрия Медведева с Бараком Обамой значатся предварительные договоренности о сокращении стратегических наступательных вооружений; разрешение на транзит американских военных грузов и американских военнослужащих через территорию России в Афганистан по специально выделенным воздушным (а на перспективу - и железнодорожным) коридорам; создание по тринадцати (какое знаковое число! - авт.) приоритетным направлениям сотрудничества: ядерная энергетика и ядерная безопасность, контроль над вооружениями и международная безопасность, внешняя политика и борьба с терроризмом, противодействие незаконному обороту наркотиков, развитие деловых связей и торгово-экономические отношения, энергетика и окружающая среда, сельское хозяйство, наука и технологии, сотрудничество в космосе, здравоохранение, сотрудничество в области предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, развитие гражданского общества, образовательные и культурные обмены, - межправительственной комиссии, видимо, призванной продолжить и развить традиции известной комиссии "Гор-Черномырдин", подтверждение отрицательного отношения к распространению ядерного оружия, а также возобновление Россией импорта американского мяса (прежде всего - "окорочков Буша") на сумму 1,3 млрд. долл. в год.

Среди нерешенных вопросов названы развертывание третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе, территориальная целостность Грузии, а также вступление Украины и Грузии в НАТО.

Всё это было в принципе предсказуемо и ожидаемо. Несколько неожиданным оказался разве что тот ажиотаж, который продемонстрировали отечественные масс-медиа накануне визита 44-го президента США в Москву. В связи с этим гипотезы о системе "внешнего управления" нашим информационным пространством можно считать доказанным фактом. Обаму ждали даже не как барина, который приедет и всех рассудит, а как ангела или мессию, способного решить все прошлые, настоящие и будущие проблемы "чающих движения воды" в этой несчастной и забытой высшими силами стране, именуемой "Россия".

Судя по тому количеству восторгов, которые изливались записными российскими "демократами" - как властными, так и "оппозиционными" - в адрес Барака Обамы, от его московского визита они ждали "чего-то особенного". И не только они. При включении телевизора порой создавалось впечатление, что на дворе - не 2009, а 1989 год: всё те же лица, всё те же слова об этой стране. Только место былого "совка" заменила нынешняя "рашка", которую клеймили за все существующие и придуманные пороки. Даже писателю Василию Аксёнову, умершему в первый день визита Барака Обамы, - вот уж воистину, всякое лыко в строку! - уделили массу эфирного времени именно как убежденному "демократу" и русофобу. В первых рядах борцов за "демократию" и "peregruzka", конечно же, оказались радиостанция "Эхо Москвы" (видимо, эхо - от "Голоса Америки" - как же без неё?) и горбачевско-лебедевская "Новая газета", которой перешло право взять эксклюзивное интервью у действующего президента США (предыдущий президент-демократ, Билл Клинтон, помнится, осчастливил своим интервью Алексея Венедиктова, так что принцип ротации соблюдается здесь безукоризненно). Сразу же оживились и стали широко востребованы в масс-медиа многие "либеральные маргиналы", наподобие Каспарова, Немцова, Пионтковского etc.

Чем всё это было вызвано?

Ностальгическими воспоминаниями о "сладких" 90-х, когда в вашингтонском Белом Доме сидел любимый саксофонист Моники Левински, Каспаров был чемпионом мира по шахматам, Немцов - первым вице-премьером РФ и "преемником" Ельцина, а советское наследие, казалось, можно "пилить" и "пилить" бесконечно? Или надеждами на возвращение во власть, на "либеральный реванш", на месть пресловутым "питерским силовикам" во главе с Путиным?

Но советник руководителя Администрации Президента РФ Глеб Павловский, "либеральный имперец", который позиционирует себя в качестве одного из главных конструкторов ельцинской победы 1996 года и путинской - в 1999-2000 годах, точно так же называл современную Россию "ленивым карликом" и рекомендует ей побыстрее встроиться в кильватер американской политики, чтобы разделить с Соединенными Штатами "глобальную ответственность" на правах "младшего партнера". А Кремль, как сообщила Би-Би-Си, еще заранее, ко Дню Независимости 4 июля преподнёс Бараку Обаме небольшой подарок дав согласие на транспортировку американских военных в Афганистан через воздушное пространство РФ - до десяти (?! - авт.) авиарейсов ежедневно.

Всё правильно: "Drugs are most important than oil!" - "Наркотики важнее нефти!" Во всяком случае, для нынешних властителей Соединенных Штатов. А то, что американские транспортные самолёты, накатав дорожку в российском небе, в один прекрасный день могут не довезти своих солдат и военную технику до Афганистана, сбросив их где-нибудь возле Воронежа или Челябинска, - это, конечно, алармистские и ксенофобские бредни.

Ведь не кто-нибудь, а сам Анатолий Сердюков, министр обороны и зять бывшего премьер-министра Виктора Зубкова, утверждает, что у нашей страны сегодня нет "стратегических противников", и единственной угрозой для её безопасности являются "международные террористы" и "внутренние экстремисты" - поэтому российскую армию надо срочно переделать в некое подобие полицейских частей для более эффективной борьбы с этими врагами… Ему как будто невдомек, что страны мира наращивают свои вооружения, что в прошлом году был поставлен рекорд мировых "оборонных" расходов - 1,464 трлн. долл., причем на США пришлось 42% этой суммы - около 607 млрд. долл.; несмотря на кризис, почти столько же - 602 млрд. долл., Пентагон потратит и в текущем году. Честное слово, даже не знаешь, кто для России опаснее и страшнее: открытые проамериканские агенты влияния или вот такие "государственники" из клана "путинских силовиков".

Разница между ними сегодня состоит только в том, что первые хотят скорейшего развала Российской Федерации и создания на её месте "демократической конфедерации" с отчленением Кавказа, Поволжья, Дальнего Востока и Сибири, а вторые не против еще какое-то время попользоваться всеми благами нынешнего федерального Центра с допуском в Букингемский дворец и высшие сферы "мировой закулисы".

И такая ситуация практически один к одному повторяет "перестроечные" реалии 20-летней давности, когда Горбачев и Ельцин наперегонки ездили получать ярлыки на княжение у "вашингтонского обкома", хотя никто их к этому не понуждал.

Только те смотрели в рот Рейгану, Бушу-старшему и Клинтону, а эти ждут решения своей судьбы от Обамы. Тот, знали они, сначала будет встречаться с Медведевым, затем - с Путиным, а дальше у него запланирован банкет в посольстве с "демократической оппозицией": теми же Каспаровым, Касьяновым, Гозманом, Немцовым и прочей "агентурой влияния" во главе с бессменным Михаилом Сергеевичем Горбачевым.

Вся эта публика очень надеялась получить от 44-го президента США своего рода "охранную грамоту" - чтобы им не мешали свободно разрушать "властную вертикаль". И очень похоже на то, что нынешняя "властная вертикаль" - в отличие, например, от Ирана - такие "охранные грамоты", выданные Обамой, примет. Что, в конце концов, будет чревато очередной "цветной революцией", приуроченной к следующим выборам, президентским или парламентским. До последних, кстати, вообще рукой подать - они состоятся в конце 2011 года.

Точно так же Кремль неоднократно подавал высокому заокеанскому гостю завуалированные сигналы о готовности пойти на сокращение российского ракетно-ядерного арсенала до "приемлемого" для США порога, продолжать поддержку доллара, скупая американские "ценные бумаги", дать добро на вступление Украины и Грузии в НАТО, согласиться с американским военным присутствием на Кавказе и в Средней Азии, не выступать против развертывания новых районов ПРО, в том числе в Восточной Европе и даже предоставить собственные радиолокационные станции для нужд американских военных.

Но вот вопрос: а что хотели получить от "вашингтонского обкома" "за стеной"? Отмену поправки Джексона-Вэника образца 1974 года, которую тот же Глеб Павловский со знанием дела определил как "старый еврейский анекдот"? Так нынешней России высокие технологии и даром не нужны. Членство в ВТО? Так премьер-министр Путин месяц назад специально прервал процесс вступления РФ в эту международную структуру. И тоже правильно: что у нас, нет покупателей на нефть и газ, что ли?

Ведь почему-то перед Америкой Джорджа Буша-младшего "хозяевам Кремля" и в голову не приходило настолько "прогибаться". А перед Америкой Барака Обамы - пожалуйста, и без каких-либо весомых и даже просто видимых причин. Всё это выглядит более чем странно. Тем более, что совсем недавно в Екатеринбурге проходили саммиты Шанхайской организации сотрудничества и "четверки" БРИК, об итогах которых мы уже писали (см. "Завтра", 2009, N 26). И там принимались решения, вектор которых был явно противонаправлен тем сигналам, которые Кремль посылает Бараку Обаме. Правда, мотивы, по которым КНР, Индия, Бразилия и РФ заняли общую позицию по реформе мировой валютной (а точнее - долларовой) системы, были разными. КНР и Бразилия реально заинтересованы в новой международной валюте, Индия добивается новых экономических и стратегических преференций у США, а также четкого раздела "зон геостратегического влияния" с Китаем, а вот Россия… О ней разговор особый.

Но, самое главное, как можно согласовать между собой такие вводные?

Ключ к пониманию проблемы, возможно, лежит на виду, но не с российской стороны, - и это такая загадочная деталь, как отказ госсекретаря США Хиллари Клинтон приехать в Москву вместе с Бараком Обамой. Официальной причиной названо состояние здоровья бывшей "первой леди" Америки. Вечно у этих президентских родственников проблемы со здоровьем. Джордж Буш-младший, помнится, то с велосипеда падал, то давился солеными крендельками… А тут вот - травма локтя, полученная прямо на рабочем месте, в госдепартаменте США. "Шёл, поскользнулся, упал, очнулся - гипс". Правда, эта травма не помешает ей посетить в июле Индию и Таиланд. А вот посетить Россию - помешала. Наверное, не надо было требовать от Медведева немедленной отставки Путина… Или, наоборот, надо было Медведеву немедленно отправлять Путина в отставку по требованию госпожи Клинтон - тогда она, может, и сменила бы гнев на милость, удостоила обитателей Кремля чести лицезреть себя…

Как бы то ни было, но в центре всей интриги находится именно властный статус Путина, которого вместе с его "питерскими силовиками" (прежде всего, группой Сечина) и стремятся зачистить "либералы": как "кремлевские", так и "оппозиционные". И дело здесь не в каких-то непримиримых идеологических противоречиях, которых на деле нет, - дело прежде всего в том "куске" собственности, который за восемь лет путинского правления перешел под контроль государственных и полугосударственных структур, во главе которых стоят путинские выдвиженцы. Эта собственность привлекает внимание и других политических "кланов" внутри России, и, что куда более важно, транснациональных корпораций Запада и Востока. По её поводу наверняка существуют разные мнения не только у США с КНР, и даже не только у республиканцев с демократами и стоящих за ними финансовых структур в самих США, но и наверняка внутри "команды Обамы" (инцидент с Хиллари Клинтон не тянет на банальную игру "в доброго и злого следователя"). Кому-то сейчас там важнее не "Газпром" и не "Роснефть" с РЖД и "оборонкой", а вырывание у России "ядерных зубов", поддержка рухнувшего в свободное падение доллара или увеличение наркотраффика из Афганистана. Ясно лишь одно: пока Путин стоит у власти, эта собственность будет для всех прочих чем-то вроде шкуры неубитого медведя - разделить её как-то по-новому не получится, "чужие здесь не ходят".

И нынешний визит Обамы должен был оказаться решающим именно в этом плане: откроет ли после него "вашингтонский обком" "сезон охоты на Путина" или нет? И жесткая реакция предполагаемого "объекта охоты": "Мы враскоряку стоять не умеем… мы твердо стоим на своих ногах", - в ответ на слова Обамы о том, что действующий российский премьер "стоит одной ногой в прошлом, а другой в будущем", тоже была одним из элементов подготовки высоких договаривающихся сторон к этому визиту. Какие там ядерные ракеты, какие американские десантники под Москвой, какая Украина с Грузией, какое ВТО? О чём вы? Ведь главное заключается совсем в другом…

Вот на этом объективно существующем разрыве между национальными интересами России и частными интересами представителей российской "властной вертикали", собственно, и должен был сыграть Барак Обама. Он и сыграл. Как мог. А смог 44-й президент США достаточно многое, хотя и далеко не всё. Например, сокращение стратегических ядерных арсеналов двух стран не будет столь масштабным, как предлагалось Вашингтоном. Но диапазон "от 500 до 1100 носителей стратегических ядерных вооружений и от 1500 до 1675 боеголовок" всё-таки был задан, и вероятность того, что Америка окажется вблизи от верхнего порогового значения, а Россия - около нижнего, достаточно велика.

Но "волшебные" для Кремля слова от Обамы: "Президент Медведев и премьер-министр Путин работают очень эффективно, вместе… Мы заинтересованы работать в целом с российским правительством", - всё-таки прозвучали. Возможно (и скорее всего), эти слова так и останутся не более чем словами, возможно (и скорее всего), что "охота на Путина" всё-таки будет открыта, но одно дело, когда всё это происходит под сурдинку, тихо, а другое - когда наотмашь и в открытую. Американцы завязали Россию в переговорный процесс. Но этот процесс может длиться не месяц и не два, а время сегодня работает против Соединенных Штатов.

Тот факт, что за последние десять дней предложения Медведева по переформатированию финансовой архитектоники уже не на словах, а на деле поддержали КНР, Бразилия и Индия, говорит о многом. Прежде всего - о том, что европейские и азиатские финансовые круги добиваются от США реальных действий в плане пересмотра и перекройки международных финансовых институтов. Заявление нобелевского лауреата и бывшего высокопоставленного международного чиновника Стиглица, сделанное в преддверии нынешнего визита, указывает на наличие негласной связи Медведева с этими европейскими группами. Решение Пекина перейти в своей внешней торговле с доллара на расчеты в национальных валютах - это, говоря словами Сталина, вещь посильнее "Фауста" Гёте. Ведь стоит только начать, и лавина поползет сама собой. И именно такая ситуация "воленс-ноленс" выкристаллизовывается накануне саммита "Большой восьмёрки" в Италии, к участию в котором приглашены представители практически всех ведущих государств мира, включая страны БРИК. Вряд ли и там будут приняты какие-то кардинальные стратегические решения - слишком велики оказываются противоречия, слишком глубоки - проявления кризиса, слишком мощен - заложенный в нынешней мировой архитектонике конфликтный потенциал. Так что нынешний московский визит оказывается чем-то вроде политического маскарада, своего рода "оба-маски-шоу", в ходе которых стороны старательно исполняют взятые на себя роли.

Разумеется, Бараку Обаме видимый успех на российском направлении был нужен не меньше, чем представителям отечественной "властной вертикали" - "легитимация" из рук нового президента США. Сам Обама и его присные, видимо, всё-таки намерены выполнять наказ Бжезинского, опубликованный на страницах влиятельнейшей "Financial Times": всеми силами давить на Россию и заставить её согласиться на уход из "постсоветского пространства" - прежде всего, из Украины и Грузии, а там - и из Средней Азии. Стратегические цели США, что бы ни говорил Обама, неизбежно связаны с дальнейшим расчленением того, что было Советским Союзом, а теперь стало Российской Федерацией. Ведь даже увод потоков энергоносителей из Средней Азии на Запад через такие проекты, как Nabucco, будет означать, скажем, погружение наших уральских городов в зимние холод и тьму. Но всё это - не сейчас, чуть позже…

Именно этого самого "чуть" может и не хватить. Потому что какие бы хитроумные схемы для достижения этих целей ни выстраивали в Вашингтоне, повторим: время сегодня работает против Соединенных Штатах, и работает очень быстро. В этих условиях любая "передышка" объективно может получить жизненно важное значение для России - как жизненно важна была для Сталина передышка 1939-1941 годов.

И если всё это в Кремле хотя бы на минимальном уровне понимают, то последствия нынешнего "великого и ужасного" оба-маски-шоу для России вполне могут оказаться не столь печальными, как последствия Рейкъявика и Мальты - для Советского Союза.

ХОЖДЕНИЕ ПО КРУГУ Виктор Илюхин - о коррупции и инструкции

Недавно Госдума приняла президентский закон "Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных актов". Тем самым Д.Медведев решил нанести "удар" по коррупции через специальный анализ принимаемых законов.

Этой работой, по мнению президента, должны заниматься прокуратура, федеральные органы юстиции, а также те организации и должностные лица, которые имеют право готовить и издавать нормативные правовые акты. Так записано в президентском законе.

Предложение актуальное, по мнению депутатов-коммунистов. Каждый день в Госдуме принимаются оптом и в розницу законы, которые таят лазейки для любителей взяток. И, несмотря на то, что в палате есть своя комиссия по противодействию коррупции, которая могла бы проверять, анализировать законопроекты, комиссия эта во главе с единороссом М.Гришанковым бездействует уже который год.

Потому правовая база страны, по мнению президента, пестрит нормами "с необоснованно широкими пределами усмотрения для правоприменителя", "содержащими неопределённые, трудновыполнимые и обременительные требования к гражданам и организациям", что создаёт условия для коррупции. Первоочередной проверке на коррупционность подлежат законы, касающиеся прав и свобод граждан, государственной и муниципальной собственности, государственной и муниципальной службы, бюджетных, налоговых, таможенных, природоохранных вопросов, лицензирования, социальных гарантий граждан. К проверке законов могут также подключаться институты гражданского общества и даже отдельные граждане. Поводом для проверки закона в прокуратуре станут обращения граждан, общественных организаций на нарушения законов, предвзятое, нечестное отношение со стороны чиновников, работодателей. Звучит правильно, но есть сомнения, что на практике будет так, как формулируется в законе, и вряд ли принесёт желаемый результат.

Обоснованное недоверие к эффективности президентской инициативы выражает депутат Виктор Илюхин. Он не видит системного подхода в противодействии коррупции. Сейчас прокуратура наделяется правом проводить экспертизу нормативных актов на коррупционность, а ранее у нее было изъято право опротестования судебных незаконных решений, принятых следователями, что било по коррупции. Для чего совершается подмена одной нормы другой? Не для того ли, чтобы имитировать борьбу со мздоимством? Если уж, действительно, власть настроена искоренить это зло, то первым делом она должна нанести удар по чиновничьей продажности, считает коммунист, "в противном случае мы не реализуем ни одну социально-экономическую программу, ни один нацпроект".

Сомнения в эффективности закона вызывает и то, что обязательной экспертизе подлежат законопроекты исполнительной власти, депутатские - вынесли за скобки, хотя нередко правительственные законы, по сговору с "единороссами", подписываются депутатами-"медведями" и выдаются за их инициативу. Практика такая уже отлажена, и она позволит правительственным проектам улизнуть от анализа экспертов.

У фракции КПРФ создается впечатление, что "государство ходит кругами вокруг коррупции и боится затронуть ее глубинные масштабные причины". А коррупция под эти хороводы расцвела буйным цветом за последние десять лет, свободно гуляет по правительственным и президентским коридорам. И трагедия в том, что исполнение законов находится в руках этой чиновничьей камарильи. Потому и результат имеем отрицательный.

По мнению В.Илюхина, президентский закон - не выход. Без кадровой революции стране всё равно не обойтись, ибо "безнравственность, безответственность и вседозволенность стали сутью власти". Уже потрачены годы на разговоры об антикоррупционном законодательстве, о декларациях чиновников, но сдвига нет. Пошумев вокруг недавно обнародованных нескольких деклараций, СМИ внезапно стихли, как будто нет никакого предмета для размышлений и анализа. "Боюсь, что декларации тоже станут предметом коррупции", заметил В.Илюхин и напомнил, что "за время путинского правления количество чиновников разного уровня увеличилось в разы без всякой на то государственной необходимости, их рекрутировали в партию "Единая Россия", которую власть считает своей опорой и содержит её на бюджетные деньги". Способствовало ли это борьбе с коррупцией? Какие тут нужны специальные исследования?

Люди видят, что федеральная власть сформирована по принципу родства, кумовства, личной преданности, землячества, а не по принципу профессионализма, патриотизма и честности. Засилие "питерских" стало нетерпимым. Родственными связями пронизана власть и в регионах, особенно в правоохранительных и судебных структурах. А это - питательная среда для коррупции.

В. Илюхин считает уместным упразднение семи федеральных округов, что повысило бы ответственность губернаторов за дела в регионе. Он уверен, что российские спецслужбы, МИД страны докладывают президенту о собственности и зарубежных денежных вкладах высших чиновников власти. Но нет должного реагирования на эти сигналы. Так будет ли желаемая реакция на экспертные заключения прокуратуры на законы? Да и какие нужны экспертизы на уголовно-наказуемый запрет на взятки и казнокрадство?

Президенту и председателю правительства, утверждает В.Илюхин, известно, что в 2008 году следственные органы провели обыски в помещениях губернатора Приморского края Дарькина. Но тот собрал чемоданы, добрался до Дома правительства, после чего следствие захлебнулось. Вывод Илюхина: "У нас во власти огромное правовое развращение, грубое попрание законов, конституционных прав граждан. Болезнь, которую надо лечить в первую очередь не экспертными заключениями, а жестким спросом и ответственностью за произвол. К сожалению, в судах РФ, в органах прокуратуры понятие "целесообразность" довлеет над законностью. А, как известно, целесообразность у каждого может быть своя". Пример. До января 2009 года УПК РФ предусматривал право на возбуждение уголовных дел только тремя субъектами - органом дознания, дознавателем и следователем. В следственном управлении УВД по Курской области решили подправить это положение и через инструкцию наделили таким правом начальников следственного отдела. Те навозбуждали уголовных дел. Нарушение очевидное. Какую тут экспертизу проводить? Исправлять ошибки надо. Но "целесообразность" победила. Руководство следственного комитета при МВД России, суды встали на защиту нарушителей. И как тут бороться с беззаконием? Экспертизой?

Недавно Госдума приняла закон о досудебной сделке прокуроров с обвиняемыми и подозреваемыми. Его положения содержат огромные возможности для коррупции. Но вместо экспертизы Дума в спешном порядке принимает закон. И кто будет отвечать, если произойдет взрыв коррупции при отправлении правосудия? А он произойдет!

Ещё пример, отдающий коррупцией. В попытке преодолеть экономический кризис правительство выделило сотни миллиардов рублей российским банкам. Операция с самого начала была ущербной. Банкиры конвертировали полученные рубли в валюту и отправили за рубеж. Деньги не поступили к нашим отечественным товаропроизводителям, многие предприятия стали, вызвав огромную безработицу в стране.

Возникает вопрос: кто понес наказание за эту губительную операцию?

Никто.

"Мы так и не услышали от правительства ничего о мерах по фактам выплаты премиальных руководящим работникам госкорпораций и банковской системы по итогам работы за 2008 год. Выплаты, которые я квалифицирую как очевидное растаскивание денег, в том числе и бюджетных", - подчеркнул В.Илюхин. И кто ответит за эти нарушения? Прокурорская экспертиза?

Хватит ходить кругами вокруг коррупции. Вытравливать её из нашей жизни надо не имитацией борьбы с ней, а реальной борьбой и реальным наказанием - призывает Виктор Илюхин.

Подготовила Лидия Новикова

Владимир Гарматюк МЕГАМАШИНА

Говоря о кризисе, не буду тратить внимание и время читателей на критику властей - лично мне хватило их публичного признания, что причин кризиса они не знают и не понимают. Виноваты, однозначно: или А.С.Пушкин, или Америка.

Хотя даже в начальной школе по предмету "природоведение" проходят такую тему, как "круговорот воды в природе". Когда меньше воды испаряется, то меньше и дождя выпадает. Сходные процессы происходит и в экономике - всё тот же принцип круговорота, только круговорота финансового.

Если у населения в кармане пусто, то ничего оно купить, естественно, не сможет. Отсюда: никакого производства и производителя в принципе не будет - "усохнут". Появившаяся у некоторых высокопоставленных лиц, далеких от "земных" проблем, маниакальная идея, что бизнесу надо давать дешевые кредиты, в случае осуществления приведет к простой потере средств. Если даже кредиты предприятиям будут предлагать по ставке 0%, с условием выпускать продукцию - их не возьмут, поскольку все произведенное, в условиях отсутствия платежеспособного спроса населения, осядет неликвидами на складах. Умные хозяйственники это понимают. Ещё и прошлогоднее не продано, а ранее взятые кредиты уже надо возвращать. Сейчас такая ситуация на "АвтоВАЗе", долги которого составляют 25 миллиардов рублей, новая же продукция имеет завышенные, нерыночные цены. Всё опять упирается в отсутствие платёжеспособного спроса населения

Зато в Америке закон "круговорота денег в экономике" понимают отлично - говорят, на крайний случай даже держат в готовности специальные вертолеты, чтобы разбрасывать деньги с воздуха. Пока же такой необходимости внутри страны нет, поэтому они практикуют эти меры (печатать и разбрасывать - "продавать" - доллары) за пределами США, и тем самым поддерживают "на плаву" свою валюту и свою экономику в целом. Национальный долг США увеличивается со скоростью около 15% в год. За последние 8 месяцев его сумма на счетчике в Нью-Йорке выросла более чем на один триллион рублей и составила на сегодня 11,265 трлн. долларов. Эти деньги, переложенные на плечи других стран мира, уменьшают внутренний размер инфляции.

Где у этого долгового мешка дно, и что случится в мире, когда он лопнет, - отдельный вопрос, но вопрос не отдалённого, а самого ближайшего будущего.

Возвращаясь к национальным особенностям кризиса в России, можно сказать, что гребут деньги из кармана населения "две руки". Первая - это государственная политика бешеного роста внутренних тарифов на все энергоносители, как для населения, так и для промышленности. Вторая - полная бесконтрольность, распущенность и господство монополий во всех сферах. Так как эти обе тенденции остаются постоянными, можно сказать - правительственным курсом, то следует ожидать, говоря простым народным языком, что вся наша промышленность скоро "накроется медным тазом".

Вариант - разбрасывать деньги с вертолета, в России не пройдет, так как их у народа тут же отберут "по праву сильного", те же "две руки", а ситуация еще больше усугубится за счет нового инфляционного толчка.

Только что, в 2008-2009 гг., произведенное правительством "плановое снижение" курса отечественной валюты на 40%, понизило на этот же процент покупательную способность и обесценило средства населения.

Абрамович покупает самую дорогую яхту в мире, а платежеспособный спрос большинства граждан России все ближе к минимальному набору жизненно необходимых продуктов. Получился обратный эффект - обвал спроса. Это говорит только об одном: народ стоит у черты взрыва, способного смести всю государственную надстройку.

И что, спрашивается, делать в подобной ситуации?

Ответ прост - обеспечить платежеспособность населения.

Иное дело - как этого добиться. Для нынешней власти это вообще кажется ненужным, к диалогу с обществом она не готова, и в силу даже не своей некомпетентности, а в силу простого нежелания.

Пока не иссякнут изъятые из народного кармана государственные резервы, от "руля и весел" эту власть не оторвать.

Русские пословицы говорят: "Попавшая в яму коза волка братом называет", а ещё - "Когда болит мозоль - надевают старый лапоть". Надо дожидаться этого?

Пока минимальную уверенность власти придают накопленные за годы путинского "процветания" золотовалютные резервы. Но чуда не будет - США печатает деньги, до тех пор пока не лопнет долговой мешок, внутренние же наши резервы могут просто не успеть использовать. Есть и другая, оказывающая постоянное негативное влияние сторона ситуации - материальное положение нашего населения стремительно ухудшается. Это наглядно показали последние события в городе Пикалево Ленинградской области. Ситуацию внутри страны разогревают и преддефолтные положения экономик ближайших соседей, выбрасывающих в Россию миллионы собственных безработных.

Но, как свидетельствует исторический опыт, народ, которому не оставляют выбора, "запрограммирован" на восстание.

Чтобы дело не дошло до крайностей, нужен открытый диалог общества с властью, назрели и нужны реформы, финансовая (денежная и налоговая прежде всего).

г.Вологда

Леонид Ивашов РЕВИЗОР ИЗ ВАШИНГТОНА

Подписанный президентами России и США документ с причудливым названием: "Совместное понимание по вопросу о дальнейших сокращениях и ограничениях стратегических наступательных вооружений", согласно которому количество ядерных боезарядов должно быть снижено до 1500-1675 единиц, а их носителей - до 500-1100 единиц.шокирует любого военного эксперта двукратным разбросом цифр, поскольку его крайние значения меняют параметры будущего договора СНВ-3 принципиально. Кроме того, в подписанном документе нет ни строки, которая увязывала бы этот договор с проблемой разворачиваемой американской ПРО, с неконтролируемым ростом стратегического неядерного высокоточного оружия - крылатых ракет, стратегических ударных БПЛА, без учета которых любые соглашения об ограничении СНВ просто бессмысленны.

Очень похоже на то, что в ходе встречи на высшем уровне президенты двух стран так ни о чём и не договорились, подписав лишь весьма условный договор о намерениях…

В РОССИИ ЖДАЛИ ОБАМУ. Либерал-демократы - с надеждой, что американский президент-демократ поддержит их отвергнутый народом курс на дальнейшее разграбление России и возвращение во властные структуры. Олигархат надеялся на признание легитимными незаконно нажитых капиталов и на допуск к западным рынкам. В Кремле встречу с президентом США рассматривали как комплекс мер по одобрению внешней и внутренней политики российского президента и правительства, утверждению их властной легитимности, оправданию "объективности" кризиса и антикризисных мер правительства. Причем вышеуказанные субъекты не просто находились в режиме ожидания визита Обамы, но и серьезно к нему готовились.

Рассмотрим ту сферу подготовки визита, которая связана с проблемами национальной безопасности России. Вот последние события: Москва поддержала позицию США в СБ ООН по вопросу о северокорейском ядерном испытании; в новую Концепцию национальной безопасности (названную в угоду американскому президенту Стратегией) вписала положение о стремлении к всеобщему ядерному разоружению; осложнила союзнические отношения с Беларусью до состояния враждебных; на встрече министров иностранных дел России и стран НАТО без каких бы то ни было условий восстановила "полномасштабное сотрудничество" с альянсом, простив тем самым участие натовских стран в подготовке Грузии к агрессии в августе 2008 г., как и массовое убийство не только мирных граждан Южной Осетии, но и российских миротворцев; направила в Киев в качестве посла второго (после Чубайса) по непопулярности в России чиновника, что отчетливо свидетельствует о нежелании Кремля выстраивать дружественные отношения с братскими православными народами и поддерживать своих соотечественников. Таков далеко не полный перечень внешнеполитических "подарков" к приезду Б. Обамы.

Внутрироссийская подготовка визита была не менее щедра на презенты американскому лидеру. Несмотря ни на какие протесты военной (и не только) общественности, продолжается разрушение российской армии и остатков оборонно-промышленного комплекса. Т.н. министр обороны Сердюков, к слову, подозреваемый испанской полицией в тесных связях с арестованными лидерами малышевской преступной группировки, продолжает "реформы", уничтожающие Вооруженные силы как единую системную военную организацию. Ему во всем потакает начальник Генштаба генерал Макаров. Этот тандем ведет дело к тому, что к моменту принятия военной доктрины России (планируемый срок - конец 2009 г.) военная организация страны будет разрушена.

Хотя во всем мире, даже в т.н. нецивилизованных странах, все делается как раз с точностью до наоборот: готовятся концепция национальной безопасности, военная доктрина и только затем под угрозы и задачи по их нейтрализации или отражению формируется облик и состав вооруженных сил.

Что касается концепции, называемой отныне "Стратегией", то на прошедшей в начале июня с.г. научной конференции специалистами Академии геополитических проблем и Академии госслужбы при Президенте РФ были сделаны следующие выводы: с военной наукой нынешний вариант Стратегии ничего общего не имеет; написана она на уровне малограмотного прапорщика. А ведь именно на ее основе должна разрабатываться военная доктрина.

Пафос визита портит развернувшаяся при поддержке западных спецслужб и различных НПО террористическая война на Северном Кавказе, но это лишь фон, чтобы сделать российскую позицию по главным вопросам более сговорчивой. А главный вопрос, как нам представляется, это обсуждение проблемы дальнейших сокращений ракетно-ядерного потенциала России и США.

В. Путин, затем Д. Медведев клятвенно заявляли, что Стратегические ядерные силы (СЯС) - это гарантия безопасности России. Начальник Генштаба генерал Н. Макаров совсем недавно утверждал, что "стратегические ядерные силы для нас священный вопрос". И заверил: сокращения стратегического ядерного потенциала не будет, пока сохраняется неясность с расширением ПРО США. Хотелось бы верить в это, но непонятно, что несет в себе оговорка относительно "неясности с расширением ПРО США". Если бы Б. Обама в ходе визита объяснил, что программа ПРО будет несколько изменена из-за кризиса в сторону замедления темпов ее развертывания, для Генштаба, очевидно, наступила бы полная ясность, что можно соглашаться на радикальные сокращения СЯС. А если бы Соединенные Штаты отказались от размещения элементов ПРО в Европе, то российская сторона могла бы отмечать великую победу своей внешней политики, хотя двумя европейскими объектами глобальная система ПРО далеко не заканчивается. Это всего один из тысяч ее объектов.

Российское ядерное оружие выступает не только в качестве одного из элементов системы военной безопасности страны, хотя эта функция действительно является главной. Причем с каждым годом роль ЯО в общей системе обороны России возрастает, так как возрастает наше отставание от ведущих стран мира (о США говорить не приходится) в сфере сил общего назначения. Начальник Генштаба России, например, обеспокоен тем, что "грузинская армия вооружена сейчас лучше, чем во время августовской агрессии 2008 года". Да и Польша вкупе с прибалтийскими странами, тоже являют угрозу, поскольку, по словам начгенштаба, настойчиво требуют наказать Россию. Только вот беда: на каждый роток не накинешь ядерный платок. Стратегический и тактический компоненты российского ядерного потенциала выступают фактором сдерживания ядерного удара США или крупномасштабной агрессии одного мощного государства или группы государств, грозящей потерей суверенитета и территориальной целостности страны. Так что в случае с Грузией или прибалтами, как и с Японией, после занятия ею "северных территорий", ядерное оружие позволит нашему МИДу заявить очень серьезный протест и не более того, а "Единой России" и ЛДПР провести митинги у соответствующих посольств.

Но тем не менее, альтернативы ядерному оружию у России сегодня нет.

Во-первых, ядерное оружие вынуждает наших главных оппонентов кое-где и кое в чем считаться с российскими интересами, прежде всего в сфере безопасности;

во-вторых, именно ядерный потенциал определяет сегодня геополитический статус России, выводит ее на уровень трех мировых держав (США, Китай, Россия), оставляет за ней место постоянного члена СБ ООН;

в-третьих, ядерное оружие для России формирует "потенциал надежды", т.е. потенциальных партнеров и союзников, как в сфере безопасности, так и в политике, экономике, информационном пространстве и т.д. Помню, с какой надеждой вглядывались сербы в российскую ядерную мощь, ожидая четкой позиции Москвы, чтобы остановить натовские бомбардировки. Да и решение на бросок российских десантников в Приштину принималось с учетом примерного ядерного паритета между Россией и США;

в-четвертых, вынуждает американских президентов прилетать в Москву, изображать уважение к России и вести переговоры по мировым, региональным и двусторонним проблемам.

Да, у Российского государства наличествуют и другие факторы, влияющие на его геополитическое положение и безопасность. Это и масштабность территории, выгодное пространственно-географическое положение, остатки советской инфраструктуры и большие запасы природных ресурсов. Но эти факторы скорее являются объектами устремлений более сильных конкурентов, чем усилением безопасности и стабильного международного положения России.

Модель российской экономики и социальная структура общества выстроены таким образом, что огромность территории при малочисленном населении, обилие природных ресурсов и плодородных земель, высокий интеллект народа и редчайший опыт создания сверхсложных технических и социальных систем не способствуют развитию государства, укреплению его безопасности, улучшению материального и духовно-нравственного состояния его граждан. Властно-олигархические структуры, управляющие нынешней Россией, насквозь криминализированы, многие представители высших эшелонов власти находятся под постоянным надзором и в разработке правоохранительных органов и спецслужб иностранных государств и, естественно, не только не добавляют к геополитическому весу страны, но дискредитируют и ослабляют вышеприведенные факторы. Какую, например, укрепляющую статусное положение России роль играет углеводородное сырье, если все оно находится в руках частных лиц, выводящих доходы за рубеж, или в руках воровской шайки вертикали власти. Покупка на российские деньги самого дорогого футбольного клуба Европы, самого дорогого острова на планете, постройка самой дорогой яхты, сооружение на турецкой территории самого дорогого отеля - все это лишь повод для мирового сообщества лишний раз убедиться в недееспособности Российского государства, его полной подчиненности криминальному олигархату.

И только не приватизированный ядерный потенциал (приватизировать его для бизнеса нет смысла, потому что он не приносит прибыли, а чиновники торгуют лишь секретными ядерными технологиями), как витязь, держит геополитический стержень России. К тому же он находится в руках честных русских офицеров. И вокруг этого стержня мобилизуются державные силы Отечества, сохраняется какой-то уровень безопасности, теплится надежда на возрождение страны. Не будь ядерного оружия, по российским просторам давно бы гуляли натовские солдаты, как гуляют сегодня по русским городам и весям кавказские банды. И в этом также прочитывается великий исторический смысл русского ядерного потенциала.

ТАК ЗАЧЕМ ЖЕ в Москву прилетал старший начальник господин Обама? Ответы на это вопрос еще будут следовать, но предположения перед визитом были следующие. Прежде всего, в приватной беседе, сославшись на данные ФБР, намекнуть Д. Медведеву на плохое наследство, доставшееся Президенту РФ. Барак озвучил, что почти все руководство России имеет счета и золотые слитки в зарубежных банках и что некоторые американские конгрессмены требуют расследования афер российских чиновников. С восторгом рассказал, что олигархическому шулеру Б. Мэдоффу Федеральный суд США припаял 150 лет тюрьмы, и шепнул, что американский суд дал бы каждому российскому олигарху не менее 500 лет отсидки, а премьер-министров (кроме Е. Примакова) пропустил бы через электрический стул, причем Черномырдина - не менее четырех, а Кириенко - трех раз.

Возможно, Обама просветил российского коллегу и в том, что нет на планете более коррумпированной власти, чем российская. А на возражения Медведева, что он, мол, повел с коррупцией решительную борьбу и готов довести её до победного конца заметил: "Смотри, чтобы не остаться без своей администрации, без парламента и правительства".

И конечно, американский президент, как предполагалось, поблагодарил российское руководство за планомерный вывоз на территорию США 500 тонн подаренного Москвой за бесценок российского оружейного урана, за перевыполнение плана по сокращению СЯС, за "реформирование" армии по-сердюковски. А особую благодарность выскажет за передачу в руки ЦРУ США в 2009 году 1500 страниц совершенно секретных материалов по новейшим ядерным технологиям, разработанным российскими учеными. После чего предложит (конечно, во имя улучшения российско-американских отношений и личной президентской дружбы) кардинальное сокращение ядерных потенциалов сторон и движение в сторону всеобщего ядерного разоружения. При этом американец не преминет похвалить коллегу за полное совпадение взглядов по проблеме всеобщего уничтожения ядерного оружия, что прописано в новой российской стратегии национальной безопасности.

Что остается Д. Медведеву после столь откровенного "обмена" мнениями? Конечно, согласиться, попросив Обаму увязать вопрос сокращений с развертыванием американской ПРО. На что гость с обворожительной улыбкой ответит: "О ПРО мы скажем в отдельном меморандуме", Прозвучит взаимное "о»кей!".

На следующий день СМИ будут захлебываться от восторга: исторический прорыв, мудрое решение во имя мира и стратегической стабильности, образец равноправного сотрудничества и т.д.

И конечно, последует обращение ко всем ядерным и пороговым государствам двигаться в сторону "полного и всеобщего….". Пекин поприветствует такое решение с одной оговоркой: вы опускаетесь до нашего уровня, а там посмотрим. Остальные ядерные державы промолчат или поддержат китайский вариант.

Северной Корее американцы помогут остановить создание ракетно-ядерного оружия, иранскую ядерную программу закроет Израиль. Ведь "всеобщее и полное" согласовано с Москвой…

Но если серьезно, то настораживают несколько моментов идущих переговоров по главному элементу российских сил обороны и безопасности (к ниже приведенным выводам мы пришли совместно с группой ученых во главе с доктором техническим наук В.И. Яковлевым, имеющих более чем тридцатилетний опыт участия в подобных переговорных процессах).

Во-первых, переговоры идут под завесой секретности и почти не комментируются официальными лицами. Во-вторых, программой переговоров заданы исключительно короткие (нереальные) сроки для выработки договоренностей. Никогда ранее ни один из заключенных договоров серии ОСВ, СНВ и СНП не разрабатывался в таком темпе.

В-третьих, предварительное принципиальное согласие на американские предложения по сокращению ставит российских переговорщиков в позицию загнанного в угол: есть принципиальное решение высшего руководства, но нет времени для серьезного всестороннего анализа. Российская переговорная команда стоит перед дилеммой - срыв переговоров по ее вине или же политическая уступчивость ради любого результата, достигнутого в установленные сроки.

И еще один минус для нашей делегации. Это отсутствие на российской стороне опытных специалистов Генштаба, МИДа, РВСН, оборонной науки и ОПК, способных глубоко просчитывать последствия каждого абзаца будущего договора. Они зачищены, а ведущая переговорная структура - международно-договорное управление Минобороны - сметена реформами Сердюкова-Макарова. За американцев же выступает высокопрофессиональная команда специалистов из всех заинтересованных ведомств. К тому же свою переговорную позицию они обкатывали в течение нескольких месяцев или даже лет.

В результате, получив в новом договоре равное с США количество ядерных боезарядов (одна тысяча единиц) и даже носителей, мы попадаем в совершенно иную, чем американцы ситуацию:

- США на порядок оторвались от всех стран мира в развитии обычных средств поражения и информационных технологий;

- они активно разрабатывают систему комплексной ПРО, развитие которой даже для поддержания договорного "статус-кво" требует постоянного наращивания российских СЯС, что будет запрещено достигнутыми договоренностями. Плюс - наращивание ударных противоракетных возможностей американских крылатых ракет;

- Россия, втянувшись в систему американской военно-политической стратегии, сама формирует свое негативное будущее, которое однозначно приведет ее к утрате даже нынешнего геополитического статуса.

Ученые просчитали статусную модель России. При сокращении ядерных боезарядов ниже уровня в 1500 боеголовок к 2020 году Россия выпадает из тройки мировых держав и скатывается в геополитический "коридор", где находятся Франция, Германия, Япония и другие, со всеми вытекающими последствиями. Оппоненты скажут: ну, и хорошо, будем жить, как немцы. Нет, как немцы мы жить не будем, скорее, как афганцы. По ряду причин. Во-первых, этот статусный коридор будет для нас транзитным на пути к более низкому геополитическому уровню. Франция, Германия и Япония - страны с высокоразвитыми экономиками, развитым гражданским обществом. Нынешняя Россия - государство с сырьевой экономикой, криминализированной властью, отсутствием субъектности народа во внутрироссийских процессах, страна сплошной коррупции и политического разврата. Ракетно-ядерный потенциал дает нам надежду, что мы сможем выбраться из этой исторической ямы и возродиться как нормальная держава мирового уровня. Лишившись возможности сдерживать Америку через ядерное устрашение, Россия вынуждена будет конкурировать с ней в сфере обычных средств поражения, где мы - карлик по сравнению с США, и за нами навечно будет закреплен статус третьестепенной региональной сырьевой страны, даже если мы сохранимся в нынешнем территориально-целостном состоянии. Хотя последнее и весьма проблематично.

ВОЗВРАЩАЯСЬ к переговорной проблематике по сокращению ядерных вооружений, ставлю вопрос: чем вызвана такая спешка? Ведь живет Китай в ядерном мире, не ограничивая никакими договорными обязательствами развитие национальных ядерных сил, приспосабливая их конфигурацию к своим условиям, военной и геополитической доктринам, к своей экономике.

Либеральная тусовка, где подавляющее большинство ни дня не служило в армии, но прошло проамериканскую "школу", подгоняет Президента РФ страхами, что 5 декабря 2009 года заканчивается срок действия договора СНВ-1 и уже 6 декабря наступит Армагеддон. Но так ли это? Категорически не соглашусь по следующим причинам:

- либералы (в их числе есть пара генералов, имеющих тесные связи с США еще с начала 90-х гг. прошлого столетия) неизменно поддерживали все американские начинания в ракетно-ядерной сфере, включая выход США из договора 1972 г. по ПРО;

- договор СНВ-1 прекратил свое действие с выходом США из ПРО- 1972, поскольку последний является базовой основой сокращения СЯС;

- договор СНВ-1, решая задачи сокращения числа носителей и боезарядов (что в целом весьма положительный процесс), одновременно канализировал развитие российских ракетно-ядерных сил в невыгодном (с экономической и военно-стратегической т очки зрения) направлении;

- США, когда им было выгодно, легко нарушали положения договора и не реагировали на наши претензии;

- далеко не реализованы договоренности московского (2002 г.) договора о сокращении наступательных потенциалов (СНП).

По нашему убеждению, российская переговорная позиция, раз мы втянулись в процесс переговоров, должна базироваться на выводах российских ученых (А.И. Агеев, В.С. Курдюмов, Г.Г. Маленецкий, В.И. Яковлев) о наличии критического порога сокращений СЯС, после которого ядерное оружие превращается из гаранта стабильности и безопасности в свою противоположность.

Прежде, чем ставить подпись под новым договором, нужен серьезный, глубоко научный анализ проблемы сокращения, ибо от него во многом зависит судьба России, и не только ее одной.

Автор - генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем

Олег Щукин «АМЕРИКАНСКАЯ ДРУЖБА» На словах - одно, а на деле?

Не получилось в Тибете - получится в Синьцзяне? Беспорядки в этой северо-западной китайской провинции, которые вспыхнули якобы на почве межэтнической розни между ханьцами и уйгурами-мусульманами, практически один в один повторяют недавнее "восстание иранского народа против диктатуры мулл и Ахмадинежада", как их подавали западные масс-медиа.

При этом 44-й президент США Барак Обама с печальным лицом выражал скорбь о погибших "сторонниках демократии" и призывал власти Тегерана прекратить насилие, то есть силовые акции против участников антиправительственных выступлений. Тот самый Барак Обама, который незадолго до этого заявил о необходимости "открыть новую страницу во взаимоотношениях с исламским миром". Ведь он же хотел как лучше, правда? И не его же вина, что вот каким-то странным образом получилось то, что получилось, а искомая "новая страница" снова окрасилась человеческой кровью - как в Афганистане и Иране?

Но ничего странного и удивительного в этом для тех, кто знаком с американской стратегией "soft power", "мягкой силы", нет и быть не может. Как говорится, мягко стелят, да жёстко спать. Работа с агентурой, с неправительственными и международными организациями в спецслужбах США поставлена давно и прочно, технологии отработаны для всех случаев жизни, для любых условий: от полной нелегальщины до "своих людей" в руководстве страны, ставшей объектом применения этой самой "мягкой силы".

Впору по аналогии с хорошо известным понятием "американской помощи" вводить и понятие "американской дружбы" - когда новоявленный друг, расплываясь в обаятельной голливудской улыбке и говоря самые лучшие слова, готов как можно быстрее лишить тебя твоего имущества, а самого тебя сжить со свету, и делает для этого всё, что в его силах. А сил и денег у него даже более чем достаточно. "Не имей сто рублей, не имей сто друзей, а имей дружищу, который даст и тыщу" - это как будто специально про нынешнего "дядюшку Сэма" сказано. Казалось бы, с таким дружищей горы можно свернуть! Но сворачиваются почему-то исключительно шеи… Тех, кто принял эту "американскую дружбу"…

Впрочем, значимых успехов, подобных "цветным революциям" в Сербии, Грузии или на Украине, за последние годы добиться нигде не удалось. Ни в Киргизии, ни в Узбекистане, ни в Иране, ни в Китае, ни даже в Таиланде или Пакистане. Что-то не срабатывает у "тихих американцев", когда они приближаются к Великой китайской стене.

Скорее всего, та же судьба постигнет и нынешнее "уйгурское восстание". Если уж по собственному студенчеству товарищи из ЦК КПК в своё время, образно говоря, проехались гусеницами в самом центре Пекина, на площади Тяньаньмынь, если в годы "культурной революции" реальное число погибших исчисляется, судя по всему, десятками миллионов, то с какой стати к тибетцам или уйгурам будут применяться иные стандарты? И что такое на этом фоне и на фоне полуторамиллиардного населения КНР - полторы сотни или даже полторы тысячи убитых участников беспорядков (даже если это не обычная дезинформация западных масс-медиа, и те действительно были убиты)?

Нет, я прекрасно понимаю ценность любой и каждой человеческой жизни - но понимает ли её тот же Барак Обама, который сегодня является президентом, а следовательно - живым символом Соединенных Штатов Америки, чьи спецслужбы повсюду стремятся "управлять через хаос" и, как минимум, способствуют беспорядкам, а следовательно - и гибели в них людей. Я прекрасно помню слова о "слезинке ребёнка" - но помнит ли о них большой друг американских демократов Анатолий Чубайс, дававший "добро" на отключения электричества в российских роддомах и публично признававшийся в желании "разорвать" автора этих слов Достоевского?

У США с КНР (на словах и по документам) - стратегическое партнерство. Их торговый оборот в прошлом году достиг отметки в 333,74 млрд. долл. (профицит Китая - 170,85 млрд. долл.), доля китайских товаров и услуг в американском импорте составила 15,7%, Генри Киссинджер предлагает официальному Пекину начать совместно решать глобальные проблемы в рамках "Большой двойки" (G2). То есть взаимозависимость большей степени на таком уровне - а речь идет о двух сверхдержавах современного мира - трудно себе представить… Но одновременно - чьи-то анонимные эмиссары готовят сначала волнения в Тибете, а затем - в Синьцзян-Уйгурском автономном районе…

Да, именно такова она сегодня, "американская дружба", именно таковы угрозы, которые являются неизбежной, но нельзя сказать, что бесплатной, "нагрузкой" к ней. И очень важно, чтобы эта нагрузка не оказалась "перегрузкой". В первую очередь это касается, само собой, России, которая, в отличие от того же Китая, не может похвастаться ни сплоченностью элит, ни работающей социально-экономической моделью, ни наличием эффективного национального проекта. Поэтому то, что для Китая обошлось, условно говоря, небольшим насморком, для России может оказаться заболеванием со смертельным исходом.

Понимают ли это в Кремле? Или его обитателей сегодня заботят проблемы совершенно иного порядка? Ответ на эти вопросы мы практически уже получили.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

Американская внешняя политика постоянно испытывает на себе воздействие со стороны различных этнических и религиозных групп, пытающихся изменить ее в ту или иную сторону. Ни для кого не секрет, что в Вашингтоне вполне открыто и легально действуют сотни лоббистских группировок, включая и происламские и, прежде всего, проарабские, получающие финансирование на свою деятельность из богатых стран Залива.

Однако следует признать: несмотря на немалое число и разнообразие мусульманских организаций в Соединенных Штатах, их влияние на американский политический процесс пока не дало сколько-нибудь серьезных и видимых результатов, и не идет, к примеру, ни в какое сравнение с влиянием еврейского, произраильского лобби. Они преуспели всего лишь в нескольких случаях (например, в получении оружия некоторыми арабскими странами), но всё это сопровождалось определенными условиями, уменьшившими их "победу" в значительной мере. Относительно палестинской проблемы (а это, бесспорно, центральный вопрос в иностранной политике, беспокоящий проживающих в Штатах мусульман), они, может быть, и внесли свой вклад в понимание и признание недавней администрацией США (имеется в виду администрация Буша. - В.П.), что ее решение - два государства для двух народов. Можно обнаружить заметный прогресс, по сравнению с прежним безразличием, в настроениях рядовых американцев к чаяниям палестинцев иметь свою родину и свое суверенное государство, хотя, конечно, им еще не совсем ясно: как следует производить раздел земли, воды и ресурсов.

В то же время, надо прямо сказать: усилия американских мусульман повлиять на мирный процесс в направлении справедливости к палестинцам в значительной степени подорваны умением еврейских организаций энергично отстаивать свои цели и добиваться собственных выгод и интересов. Мусульманские организации не сумели добиться того, чтобы проводимая США политика учитывала трудное и иногда даже отчаянное положение палестинских беженцев, жестокость и незаконность строительства израильтянами разделительной стены, ужасную экономическую ситуацию и политические волнения на Западном берегу и в секторе Газа, а также ежедневные оскорбления, коллективные наказания или суровые лишения, которые приходится переносить многим палестинцам.

С другой стороны, Израиль, подчеркивая отсутствие безопасности для его граждан в контексте палестинского "терроризма", продолжает получать безоговорочную поддержку США, щедрую материальную помощь и политическое прикрытие. И шансы на изменение подобной политики представляются довольно отдаленными. Принимая во внимание всё это, очевидно, что мусульманские организации находятся в явно невыгодном положении: им противостоят громадные организационные, интеллектуальные, психологические и культурные ресурсы, находящиеся в распоряжении еврейских организаций.

Так же и в других вопросах внешней политики США - влияние американских мусульман (а их здесь, между прочим, примерно столько же, сколько и евреев - около 6 млн. - В.П.), весьма незначительно. По проблемам Кашмира, региона Дарфур в Судане, Чечни или Ливана; положения мусульманских меньшинств на Филиппинах, в Таиланде, Мьянме или Индии; по статусу узников в Гуантанамо; относительно войн в Афганистане и Ираке или угрозам таким странам как Сирия или Иран; в отношении гуманитарных кризисов в Пакистане или Индонезии - по всем этим проблемам мусульмане в США пока не предприняли ничего, что могло бы считаться реальным влиянием на Вашингтон. Тем не менее, они гордятся тем, что проводили пресс-конференции, встречались с членами конгресса, госдепартамента, ФБР и другими, пытаясь информировать, прояснить позиции и, несомненно, что сегодня они более заметны в стране, чем когда-либо в прошлом.

Недостаток особых достижений, несомненно, никоим образом не является виной мусульманских организаций в США. Ведь они всё еще находятся на стадии формирования, наращивания социального капитала, консолидации ресурсов и постепенного продвижения в том направлении, в котором они смогут оказывать больший эффект на американский политический процесс. Им также, разумеется, приходится преодолевать невероятные препятствия, вызванные исламофобскими предрассудками, постоянно обороняться и решать множество проблем местного значения. Действительность 9/11, продолжающаяся "война против террора", сектантские и внутренние конфликты в исламском мире, о которых красочно сообщает западная масс-медия, непрекращающаяся словесная и физическая нетерпимость со стороны некоторых мусульманских экстремистов в ряде стран в отношении Запада и его представителей (порой выраженная грубым и жестоким образом) - всё это накладывает огромную тень на действия и надежды мусульман в Америке. Однако важно не то, чего достигли мусульманские организации, а то, что они сумели выжить в столь недружественном окружении и готовятся к будущему. Несмотря на чудовищные препятствия на их пути, американские мусульмане, как замечает профессор из Университета Южной Дакоты Ахрар Ахмад, - всё же "движутся от относительной безвестности и прозябания на обочине по направлению к мэйнстриму американского политического процесса, и их голоса становятся всё более громкими и уверенными, превращаясь в неотъемлемую часть общенационального дискурса".

Александр Проханов ПРОЩАЙ, РАКЕТА! Отрывок из романа «Теплоход «Иосиф Бродский»

Переговоры Барака Обамы с Дмитрием Медведевым, которые проходят под флагом "перезагрузки", зеркально воспроизводят переговоры Буша-старшего с Горбачевым, проходившие под флагом "перестройки". И тогда мы видели братание двух президентов во время переговоров по стратегическим вооружениям. Чем закончилась "перестройка", известно: уничтожением великой красной державы, разгромом армии, резким ослаблением ракетно-ядерного щита страны. В сознании российской общественности сегодняшние переговоры Обамы и Медведева вызывают мучительный ряд воспоминаний и ассоциаций, порождают глубинные подозрения и страхи. В романе Александра Проханова "Теплоход "Иосиф Бродский", который выходит в издательстве "Алгоритм", есть эпизод, где в угоду американцам Россия прощается со своей последней ядерной ракетой. В какой степени фарс и жуткий сюрреализм сцены из этого романа пророчествуют о грядущем для России ядерном разоружении?

УТРОМ ШЁЛ ДОЖДЬ, теплый, шумный. Звенел по железу палубы, окутывал корабль пышным облаком брызг. Река кипела, шумела, покрытая рябью, растревоженная ветром, с серыми вмятинами, с затуманенными, неразличимыми берегами, мимо которых проносились длинные космы дождя. Тучу пронесло, ярко, слепяще брызнуло солнце. Ближние холмы и далекие рощи стеклянно засверкали, по лугам побежали ликующие, полные блеска волны. Вились на холмах дороги, пахло цветами, свежестью, молодой жизнью. Корабль, белоснежный, умытый, мощно и великолепно плыл среди сверканья, под высокой пылающей радугой, один конец которой окунался в Волгу, впитывал воду, превращая ее в сочное многоцветье, а другой высоко выгибался над чудесной далью. Корабль скользил под этим небесным великолепием, словно стремился в райскую страну, где нет болезней, печалей, а вечная благодать.

Пассажиры вставали поздно, истощенные ночными неистовствами. Не все выходили к завтраку. У многих были опухшие лица и набрякшие подглазья. Не всем удавалось с помощью пудры и грима скрыть ссадины, убрать разоблачительные синяки, замаскировать прикушенные губы, умягчить следы чьих-то зубов и когтей.

Американский посол Киршбоу держался за бок, и было видно, что ему трудно дышать. Под глазом у него наливался огромная слива, и на вопрос Есаула, что произошло с глазом господина посла, тот уклончиво ответил:

- Василий Федорович, в меня попал небольшой метеорит. Видно, мы проплывали зону метеорных дождей.

В это время мимо проходила молодая корабельная служительница, сияющая утренней свежестью и невинностью, вся в белом, с золотыми позументиками. Увидев посла, она сделала вежливый книксен, чем ужасно напугала Киршбоу, как если бы хотела ударить его под дых. Это не ускользнуло от внимания Есаула. Желая развлечь чем-то испуганного дипломата, он произнес:

- Взгляните, господин посол… Видите, вон там, вдалеке… - Он указывал на дальний, медленно приближавшийся луг, среди которого возвышалось нечто стройное, великолепное, сияющее, похожее на колокольню Ивана Великого.

- Что это? - спросил посол, опасливо глядя вслед стройной вежливой барышне.

- Если вам интересно, это последняя баллистическая ракета России, подготовленная к уничтожению. Сегодня русский народ прощается с ракетой, которую вы, американцы, нарекли "Сатаной". Если хотите, можете принять участие в праздничном действе. Думаю, в Госдепартаменте оценят ваше рвение, когда прочтут донесение о полном ракетном разоружении России. Видите, мы умеем держать слово, господин посол. Нам можно было верить во все эти годы, и мы бы продолжали держать слово, если бы Госдеп согласился с третьим президентским сроком.

- О третьем президентском сроке не может быть и речи, - строго отрезал посол. - Но на ракету готов взглянуть.

Теплоход бросил якорь посреди разлива, и стремительный катер понес Есаула, посла Киршбоу и министра обороны Дезодорантова к берегу, где в лугах возвышался белый бивень ракеты.

Посреди цветущего луга, у открытой шахты, окруженная колокольчиками, лютиками и ромашками, стояла ракета, гладкая, цвета слоновой кости, уходя в высоту, увенчанная конусом боеголовки. Вокруг было множество людей, участвующих в торжестве, явившихся из дальних и ближних мест, чтобы проститься с последней баллистической ракетой России. Вновь прибывших гостей усадили на почетное место, на простую деревенскую лавку, устланную цветастым половиком, на мягкие, расшитые шелками подушки.

- Ритуал прощания, господин посол, будет совершаться в древнерусской традиции, которая, после семидесяти лет безбожия и бездуховности, постепенно возвращается в души людей, благодаря, в том числе, стараниям режиссера Никиты Михалкова. - Есаул старался "окать", чтобы у Киршбоу, любителя всего русского, подлинного, с самого начала возникло ощущение славянского праздника. - Сама ракета побуждает людей, особенно крестьянок из соседних деревень, видеть в ней фаллический символ. Покуда она находилась в шахте, много бездетных женщин приходило потереться об нее животом, чтобы избавиться от бесплодия. В соседних хуторах и селах бегают белокурые ребятишки с заостренным темечком, напоминающим боеголовку.

- О какое место терлись животами женщины? - поинтересовался посол.

- В основном о титановые сопла и рули. Но некоторые - о разделяющиеся боевые части.

Посол внимательно слушал, что-то записывал в книжицу. Видимо, готовил записку в Госдепартамент.

На лугу, между тем, начинался праздник. Появился оркестр народных инструментов, состоящий из бывших офицеров ракетно-космических войск. Генералы, полковники, подполковники, все в домотканых холщовых рубашках с вышивками и красными ластовицами, заиграли на свирелях и тростниковых дудках, на деревянных ложках и коровьих рожках, на свистульках и сопелях. Их головы украшали веночки полевых цветов. Они были похожи на Лелей с лучистыми глазами сельских пастушков. Заливистыми тенорами выводили:

Во поле ракетушка стояла,

Во поле бесхозная стояла.

Люли, люли, стояла,

Люли, люли, стояла…

- Видите ли, мы разработали широкую программу ликвидации ракетно-ядерного потенциала России, - пояснял Есаул. - Теперь вы, американцы, можете спать спокойно. После сегодняшнего дня больше ни одна русская ракета не будет вам угрожать, и все ваши усилия могут быть направлены на борьбу с "Аль-Кайдой", которая переходит от использования "Боингов" к применению ракет средней дальности. Мы же окончательно превращаемся из ядерной державы в "страну березового ситца", как писал великий русский поэт Есенин.

На лугу появились конструкторы, испытатели, директора ракетных заводов, все в долгополых сарафанах, в кокошниках, некоторые накинули на плечи расписные платки и шали. Стали водить вокруг ракеты хоровод, увивали ее лентами, украшали свежими березовыми ветками. Их лица светились наивным счастьем. Высокими, нежными, как у девушек, голосами пели:

Некому ракету снаряжати,

Некому родную запущати.

Люли, люли, снаряжати,

Люли, люли, запущати…

- Мы приняли ряд законов, облегчающих трудоустройство бывших ракетчиков. - Есаул старался говорить медленно, чтобы посол успевал записывать. - Некоторые стали заниматься промыслами и ремеслами, вяжут туески и плетут корзины. Другие начали осваивать опустевшие ракетные шахты, выращивают там шампиньоны. Третьи, и их большинство, образуют фольклорные коллективы и ансамбли песни и пляски. Один из них выступает перед вами, господин посол. Можно было бы продумать программу обмена подобными коллективами между Россией и США. Мы охотно примем у себя ансамбль индейцев, исполняющих "танец орла".

- Среди этих фольклорных певцов только лишь конструкторы "Сатаны"? Или есть и другие ракетчики? - поинтересовался Киршбоу.

- Все без исключения. Видите, вон тот, с краю, в красном сарафане и кике? Это конструктор "Тополя-М". А рядом с ним в лапоточках, подпоясанный лыком, поёт так умильно, - это конструктор СС-18.

Киршбоу торопливо записывал.

На луг "змейкой", притоптывая лаптями, белея холщовыми портками, придерживая на боках лукошки, короба и сита, выходили ученые, академики, специалисты по баллистике, по твердым сплавам, по ракетному топливу. Все дружно переступали с мыска на пятку, "руки в боки". Хватали из лукошек пригоршни зерна, осыпали ракету. Зерно золотыми брызгами ударяло в титановый корпус, солнечными фонтанчиками стремилось к боеголовке. Академики подпевали:

Уж как мы ракету задолбаем,

Уж как мы родную заломаем.

Люли, люли, задолбаем,

Люли, люли, заломаем…

- Конечно, определенную трудность для нас составляет утилизация боеголовок и стратегических запасов обогащенного урана. - Есаул искренне делился с Киршбоу своими заботами. - Но ваш арест экс-министра атомной промышленности Адамова облегчает проблему. Он организует переправку в ваши арсеналы ненужных нам боевых компонентов, а также запаса урана и плутония, которые мы готовы передать вам по бартеру в обмен на куриные окорочка.

- Каковы, по-вашему, должны быть соотношения окорочков и урана? - насторожился посол, у которого были интересы в сфере "куриного бизнеса".

- Тонна на тонну, - ответил Есаул. - Но возможны варианты.

Киршбоу записал цифры, обведя их кружочком.

Между тем недалеко от ракеты проворные подростки, бывшие курсанты ракетных училищ, красавцы как на подбор, в сафьяновых сапожках, рубахи навыпуск, подпоясанные кушачками, стриженные под горшок, с волосами, блестевшими от лампадного масла, разложили костер. Огонь затрещал, пламя высоко взметнулось. Молодцы подтащили к костру плоское фанерное сооружение, украшенное берестой, еловыми шишками, смолистой хвоей. На фанере старославянскими буквами было начертано: "Ракетно-ядерный щит Родины". Его раскачали, метнули в огонь. Щит радостно вспыхнул, затрещал, береста стала скручиваться, смола текла и горела, искры летели к солнцу.

- Этим мы подводим черту под противостоянием двух наших стран, - сказал Есаул. - Заметьте, это была моя идея - изготовить щит из фанеры и использовать старославянский шрифт. Мы в России стремимся к нашим истокам, следуем рекомендациям Никиты Михалкова.

- Верно ли, что предки этого знаменитого режиссера служили при дворе и щекотали пятки царям, чтобы те поскорее заснули?

- Говорят, что отец режиссера Сергей Михалков щекотал пятки самому Иосифу Сталину. Он сочинил колыбельную песню, которую исполняли ежесуточно в двенадцать часов ночи, и под которую засыпала вся страна. Сам же Никита Михалков щекотал пятки Леониду Брежневу, Михаилу Горбачеву, Борису Ельцину и Президенту Порфирию. Все они страдали бессонницей.

Посол записывал, и некоторые из фраз энергично подчеркивал.

Настал момент, которого с нетерпением ждал министр обороны Дезодорантов, - военный парад обновленной российской армии. Дезодорантов выронил из глаза монокль, вскочил со скамьи, опираясь на трость, приложил ладонь к бровям, как Илья Муромец, озирающий богатырскую степь.

- Парад, марш! - пронзительно крикнул министр.

ПАРАД ЗНАМЕНОВАЛ СОБОЙ смену военных поколений, преемственность вооружений, переход от традиционного и уже устаревшего оружия, представленного ракетой "Сатана", к оружию нового поколения. Под звон бубнов, вой костяных рожков, стук деревянных ложек и истошные завывания жалеек двинулись полки.

Впереди вышагивала ударная сила обновленной российской армии - стрелецкий спецназ. Бородачи, в нарядных кафтанах, с кистенями, секирами, боевыми топориками, молодцевато прошагали мимо министра, выдыхая сквозь окладистые бороды:

- Дай Бог здоровья, батюшка министр!

На что Дезодорантов бодро, по-суворовски крикнул:

- Хорошо идете, молодцы!

Следом слитно, равняя шаг, прошествовали лучники, копейщики, пускатели дротиков, метатели пращи. Каждый в своей форме - в армяках, кафтанах, в заломленных шапках, в сапожках с лихо загнутыми мысами.

За ними, чуть приотстав, проползли "пластуны", ловкие, похожие на змей. Лихие разведчики, мастера маскировки со снопами на головах, кустами жимолости на спинах, иные в медвежьих шкурах, иные же обвязанные древесной корой и гнилыми корягами. Едва ли вражеский глаз уследил бы за ними среди скошенного жнивья или лесистых чащоб.

- Эка вас нарядили! - не удержался Дезодорантов.

В ответ разведчики прокричали кукушками, прокрякали утками и один, приподнявшись на задние лапы, проревел медведем.

Двигались части тяжелой артиллерии. Пушкари с банниками толкали деревянные пушки - точные копии той, что поражает воображение иностранцев в Кремле. Орудийная прислуга несла на плече ядра - по два арбуза каждый, иные ловко ими жонглировали. Следом прошествовали метатели "греческого огня", с глиняными кувшинами, наполненными сырой нефтью. Парад завершала гигантская стенобитная машина, своей высотой и размерами конкурирующая с ракетой, - сосновый сруб на деревянных колесах, в котором на цепях раскачивалось окованное железом бревно.

- Каково назначение этой машины? - поинтересовался посол. - Не представляет ли она угрозу безопасности США?

- Отнюдь. Наши конструкторы создали это оружие на случай войны с Китаем, для пробития брешей в Великой Китайской стене.

- В любом случае ваши новые вооружения не должны нарушить баланс сил в Центральной Европе. Пусть инспекторы ОБСЕ посетят оборонные заводы, занятые производством этих вооружений, а также ряд гарнизонов и мест дислокации.

Киршбоу записывал, и лицо его было то строгим, то торжествующим, то презрительно-недоверчивым.

Есаул понимал переживания посла. Киршбоу был тем, кто присутствовал при окончательном сломе стратегического соперника. Посол торжествовал победу, презирал в лице Есаула проигравшего врага. Но одновременно любил этого жалкого пораженца, доставившего ему радость победы, решившего устроить в честь победителя фольклорный праздник. Любовь к поверженному врагу была любовью хозяина к усмиренному рабу, готовому исполнять самые унизительные и черновые работы.

Именно этого и добивался Есаул, приглашая посла на праздник. Услужливым видом, подобострастными жестами не давал возможность Киршбоу разглядеть беспощадные искры, мелькавшие вдруг в его прищуренных темных глазах.

Парад завершился, и на луг повалил народ из окрестных селений. Бабы, мужики, малолетние дети. Иные женщины, страдающие от бесплодия, в последний раз получали возможность прикоснуться к целительной ракете истосковавшимися лобками. Приближались, задирали подолы, терлись бездетным тоскующим лоном о титановые сопла, сияющие обтекатели, графитовые, жаростойкие рули. Доходили до исступления, начинали кричать, валились без сил, после чего их уносили заботливые мужики, некоторых уже беременными. Откуда ни возьмись, появилось множество белокурых ребятишек с заостренным темечком. Подбегали к ракете с криками: "Тятя! Тятя!" - будто прощались с отцом родимым. Их матери, готовясь к вдовству, обнимали обреченную ракету, напоминали стрелецких жен в утро жестокой казни.

Посол, по природе своей человек не жестокий, не мог сдержать слез.

- Трогательно и по-русски искренне! Мы, американцы, не можем не сострадать чужому горю, - произнес Киршбоу, вытирая глаза платочком.

- Не всё так печально, господин посол, - утешал его Есаул, указывая на приближавшуюся живописную процессию. - Есть и отрадные стороны.

Из лугов, по проселкам, двигалась разношерстная жизнерадостная толпа. Крестьяне в домотканых одеждах, с холщовыми сумками на боках. Женщины в чеботах, с кульками на дрючках. Дети мал-мала меньше с трещотками и бубенцами. Одни опирались на страннические посохи. Другие бодро месили пыль босыми ногами. Третьи притоптывали лапоточками, распевая: "Уж я матушку-ракетушку разукрашу, распишу, я ей косу заплету, я ей ленту повяжу…" Впереди живописной группы вышагивал господин в бархатном сюртуке, широкополой шляпе, из-под которой ниспадали на плечи пышные, с сединой кудри. Это был известный арт-критик Федор Ромер, славный тем, что путешествовал по деревням и скупал крестьян, но без земли, а "на вывоз". Купленные им крестьянские семьи, включавшие глубоких старцев и грудных младенцев, содержались им в специальных ангарах, где крестьяне обучались ремеслам, учились лепить игрушки, расписывали матрешек, плели кружева, точили деревянные ложки, плели из соломки забавные сувениры. Нерадивых секли, старательных, наоборот, награждали. Теперь эта крепостная артель прибыла к ракете, расположилась вокруг белого столпа. Мастера извлекали из котомок и кульков орудия производства - кисти, краски, стамески, ножовки, готовились к творчеству.

- Видите ли, явления предстают перед нами такими, какими мы их созерцаем, а не такими, какими их сотворил Бог, - арт-критик Ромер, увидев в после Киршбоу благодарного слушателя, приступил к лекции. - Мы получили заказ от Министерства обороны и расписываем цветами и хохломскими узорами танки и гранатометы, что превращает их из оружия в артефакт. Не могли бы мы, господин посол, получить от Пентагона заказ на раскрашивание авианосца "Дуайт Эйзенхауэр" в стиле вятских игрушек? Мои люди справлялись с задачами и посложней.

В это время артель уже была готова к работе и затянула величальную песню: "То не кум, то не зять, то не сват, то не брат - то жених дорогой, он с невестой молодой…"

Бабы проворно покрывали ракету белилами. Подростки гвоздями делали прочерки, намечая контуры цветов и листьев. Крепостные художники, обучавшиеся у мастеров Федоскина, заполняли контуры алой, лазурной, золотой и зеленой краской. На глазах ракета покрывалась дивными узорами, зарослями роз, папоротников, спелых ягод. Это было чудо народного мастерства и умения. Все ликовали. Посол Киршбоу благодарил арт-критика Ромера, обещал похлопотать в Пентагоне и что-то энергично записывал.

Когда ракета от основания до вершины была покрыта цветами и напоминала огромную, стоящую среди полей хохломскую матрешку, явился сельский священник. Молоденький, рыжебородый, еще недавно атомный физик, теперь он служил Господу. В руках у батюшки было кропило и чаша со святой водой. Он стал ходить вокруг ракеты и брызгать на нее, пуская на солнце сверкающие водяные искры, приговаривая:

- Изыди, Сатана!.. Изыди, Сатана!..

Крестил ракету, изгоняя нечистую силу. В ответ из ракеты полетели населявшие ее нечистые духи. Первыми, взявшись за руки, вылетела троица - академики Келдыш, Курчатов и Королев. Все трое перебирали ногами, у Курчатова развевалась борода, а у Королева ветер задувал на спину помятый пиджак. Всех троих унесло в луга, где туманилась цветочная пыльца и кричали коростели. За ними вылетел первый отряд космонавтов во главе с Гагариным. Несмотря на печальный момент расставания, Гагарин лучезарно улыбнулся и сказал: "Поехали". Их всех унесло ветром, и они растаяли в луговом тумане. За ними вылетел Никита Хрущев, держа в руках туфлю, ту самую, которой колотил по трибуне ООН. Вслед за ним, изгоняемые батюшкой, улетали великие ученые, математики, металлурги, испытатели, каждый из которых был окружен математическими формулами, дифференциальными уравнениями, чертежами, схемами, начертаниями химических элементов. Все это кружилось, перевертывалось, улетало вдаль, навсегда пропадая среди цветущих трав.

Последним вылетал тощий, больной, с растрепанными волосами академик Кисунько - создатель противоракетной обороны Москвы. Изгнание сатаны завершилось. Удовлетворенный батюшка, внеся свою лепту в разрушение безбожного строя, удалился в родную деревеньку хлебать постные щи.

- Ну, как, господин посол, вы не устали? - любезно осведомился Есаул.

- Нисколько! - с воодушевлением воскликнул Киршбоу. - Я так люблю Россию! Хочу понять загадочную русскую душу! Но ведь "умом Россию не понять, аршином общим не измерить", не так ли?

Есаул не успел ответить. На луг с гиком выскочило трое мужиков - жилистые, кряжистые, смоляные бороды, красные рубахи. В руках топоры, зубы сверкают, сапоги в дегте. Заскакали вокруг ракеты - подпрыгивали, посвистывали, выдыхая жуткую разбойничью песню с припевом: "Эхма, Холмогоры-Хохлома!"

ЭТО БЫЛИ ПАЛАЧИ, призванные казнить ракету. Поплевали на руки, накинули на вершину веревку, поднатужились, натянули и с оханьем завалили огромную тушу. Налетели все трое, рубя топорами, сверкая сталью, гремя железом в шейных позвонках боеголовки. Голова отскочила, покатилась по лугу, ломая колокольчики и ромашки. Народ ахнул, увидев обезглавленное тулово. Палачи подбегали с разных сторон, врубались, кромсали плоть, хрустели костями, расчленяя, четвертуя, предавая мертвое тело страшной казни, как это делали их предшественники с Емельяном Пугачевым и Стенькой Разиным.

Скоро от ракеты осталась груда изувеченной материи, уродливые ребра, изломанные конечности. Палачи, потные, с мокрыми пятнами под мышками, вогнали топоры в колоду. Им подносили баклаги с пенной брагой, деревянные корытца с соленой капустой. Палачи жадно пили, проливая брагу на красные рубахи. Хватали щепотью кислую капусту, заедали, блестя зубами, стряхивая с черных бород соленье.

- Эхма, Холмогоры-Хохлома, - хмелея, произнес один, делая сапожками коленце.

И уже подбегали к обезглавленной расчлененной ракете мастера и ремесленники из артели Федора Ромера. Вырезали из обшивки веселые сувениры в виде шестиконечных звездочек, знаки зодиака, профили депутатов Государственной думы, поп-звезд и телеведущих. Потрошили боеголовку и из урана вытачивали скульптурки зверей, детские игрушки, бюстики именитых людей.

Начинался пир на весь мир.

Послу Киршбоу, как почетному гостю, поднесли деревянную братину с брагой. Он пил, нахваливал русский напиток. Давали отведать грибков, выращенных в ракетных шахтах. Салаты из морковки и свеклы величиной с небольшую избу, выросших на месте ракетных хранилищ и складов. Посол сначала отнекивался, а потом, захмелев, ел все подряд.

Когда пир завершился, и посол Киршбоу был готов спрятать книжицу с подробным описанием народных разносолов и яств, Есаул обратился к нему:

- Господин посол, вы могли убедиться, что вверенная мне Администрация держит свои обязательства перед старшим партнером США. Прошу вас, когда будете представлять записку в Госдепартамент, отметьте это обстоятельство и скажите, что мы готовы идти гораздо дальше. А именно - позволить американской морской пехоте установить контроль над российскими атомными станциями и другими объектами. Пусть госпожа Кондолиза Райе знает о моей лояльности. Мы бы смогли хорошо работать вместе.

- Я подумаю, Василий Федорович, - важно ответил посол. - Всё, что я сейчас видел, впечатляет.

В этот миг к послу подошла маленькая прелестная девочка в долгополом платье. Она была послана арт-критиком Федором Ромером, протягивала послу Киршбоу вырезанный из урана бюстик Джорджа Вашингтона.

- Нате на память. Дядечка Жора холесенький, добленький!

Посол Киршбоу извлек из кармана счетчик Гейгера, тронул безделушку. Прибор страшно затрещал и замигал.

- Спасибо, деточка. - Посол погладил дарительницу по русой головке. - Играй сама на здоровье.

Там, где лежали останки ракеты, вовсю орудовали крестьяне из соседних деревень. Разбирали титановую обшивку на корыта для гусей и свиней. Тащили обтекатели, чтобы крыть ими крыши дворов и сараев. Шпангоуты и опоры пригодятся на огородах, при сооружении заборов. Пора было возвращаться на корабль.

- Хочешь поехать с нами, милая девочка? - спросил Есаул, беря на руки маленькую крестьяночку. - На кораблике хорошо, интересно.

- Хотю, - согласилась малютка. - Колаблик холесенький, добленький.

Они возвращались на теплоход, усевшись в катер. Есаул держал девочку на коленях, загораживая от ветра, чтобы ее не продуло. На берегу, где еще недавно возвышался сияющий столп ракеты, теперь валялись бесформенные остатки с торчащими ребрами и позвонками. Словно на этом месте умер последний динозавр. Со всей округи с неистовым карканьем слетались вороньи стаи расклевывать падаль…

Даниил Торопов АПОСТРОФ

Юлиус Эвола. Лук и булава; пер. В.Ванюшкиной. - СПб.: Владимир Даль, 2009, 384 с.

Выход этой книги в конце шестидесятых для автора был ответом на многочисленные вопросы, которые вызвала его предыдущая работа "Оседлать тигра". В России публикация "Лука и булавы" вызвала не менее ожесточённую полемику, причём в лучших традициях отечественной интеллигенции. Барона на тот свет отправили "обвинение" в том, как он страшно далёк от народа, который знать не знает про горний мир, шамбалу и топор Парашурамы. Всё недовольство основывалось на убеждённости в тотальности сего мира. Однако его шатающиеся основы очевидны уже многим закоренелым сторонникам модерна.

Эссе, написанные ещё в тридцатые, книгой стали в 1968 году, получив новую редакцию, с добавлением актуальных тем. Это своеобразная картография "аномалий и извращений", современных Эволе. Разрушительные тенденции, явления и их истоки - от культа иррационализма и господства вульгарности до сексуальной революции. Как заметил автор обширного и компетентного предисловия Глеб Бутузов: "Генеральным направлением наступления выступает современная парадигма как таковая, и соответствующая ей цивилизация в противопоставлении миру Традиции и его основополагающим принципам".

В шутку и всерьёз говорилось, что весь корпус текстов Мишеля Фуко - подстрочный комментарий к работе Ницше "К генеалогии морали". По аналогии, можно сказать, что Юлиус Эвола - это комментарий к миру Традиции в столкновении с современностью.

Что, видимо, и вызывает раздражение: "шумим, братец, шумим", а тут - циклы, касты, Империя. Когда "освобождался" коллективный Маркузе, барон вопрошал - куда и зачем? Сегодняшний кризис новых левых - прекрасный показатель, что критика Эволы была более чем адекватна.

И почему энергичные усилия по "расколдованию мира" привели ко всё большему закабалению человека?

Но в отличие от многих авторов, заход которых направлен на "здесь и сейчас", но на выходе даёт умозрительный и неочевидный результат, Эвола при всей "высоте полёта" внимательно и аккуратно работает с конкретными предметами. И, несмотря на внешнюю категоричность, он скорее задаёт вопросы, формулирует недоумение. Прежде чем предлагать лекарства, крайне важно зафиксировать болезнь. Ибо то, что кажется естественным ходом вещей при внимательном рассмотрении предстаёт как извращение, выворачивание наизнанку подлинного смысла.

"Происходит особая подмена - "мифичность" приписывается древнему человечеству, якобы жившему и действовавшему, подчиняясь простым иррациональным и выдуманным комплексам, тогда как истина, напротив, заключается в том, что если подобное "мифическое" - в отрицательном смысле - человечество когда-либо и существовало, то это, безусловно, современное человечество. Именно все эти громкие слова с большой буквы - Народ, Прогресс, Гуманизм, Общество, Свобода и.т.п. оказали чудовищно возбуждающее воздействие на огромные массы и вызвали почти полный паралич способности к ясному критическому суждению у отдельного индивида, что имело поистине катастрофические последствия".

Один из глупейших наездов на тексты Эволы - "это не философия". Могу успокоить критиков: Юлиус Эвола никогда особо не претендовал на "звание" философа, как традиционалист относился к нему скорее скептически.

Эвола не задаёт читателю интеллектуальный кроссворд. Но при простоте и ясности изложения тексты Эволы требует внимательного прочтения, знания контекста. Многие критические выпады сегодня звучат привычно, но это не отменяет их ценности и значения мыслителя, в числе первых, углядевшего грядущие провалы.

Барон совершенно не стремится понравиться, обаять. Он ясен, но суров. Множество авторов антибуржуазного толка стремится завоевать обожание, заигрывая и подмигивая. Эвола строг даже со своими. Но притягателен для получившего порцию сомнения в основах окружающего мира. Возможно, для того, чтобы читать Эволу, надо быть уже немного эволаистом. Сам Эвола предупреждал, что всякие рассуждения о Традиции, выводы, параллели, оценки по-настоящему доступны только тем людям, которые обладают духовной интуицией.

Для Эволы современный человек фактически сродни Ихтиандру из популярного фильма, когда того запихнули в бочку с затхлой водой, и у человека-амфибии атрофировались лёгкие: "Мы отдаём себе отчёт в том, что для многих читателей будет довольно сложно понять вышесказанное, поскольку речь идёт о давно утраченных перспективах, чуждых текущей "культуре". Попробуй тут объяснить, что важнейший тезис традиционалистов - множественность состояний бытия: "из которых человеческое состояние является только одним из возможных. Однако следует также принимать во внимание то, что существуют не только высшие, но и низшие состояния, сравнительно с тем, которое определяет обычную, нормальную человеческую личность".

Есть ещё один важный момент. Бесполезно ожидать от чтения "Лука и булавы" какого-то "накопления" смысла. Эвола - большой эрудит, его исследования о традициях и учениях почти каноничны. Но как мыслитель-критик он не предлагает что-то приобрести, читая его, скорее избавляешься от наносного, налипшего, вменённого. Современность внутри тебя ревёт, сопротивляется, истерит. Юлиус Эвола продолжает наносить удары.

В ПОИСКАХ СВЯТОСТИ «Круглый стол» экспертов по роману Александра Проханова «Виртуоз»

Андрей ФУРСОВ, историк.

Недавно в стенах своего Экспериментального Творческого Центра Сергей Кургинян устроил обсуждение романа Александра Проханова "Виртуоз", взглянув на него через призму современной социально-политической реальности. Тогда у нас появилась ответная идея: рассмотреть русскую реальность сквозь призму романа "Виртуоз". Взглянуть на роман глазами политтехнолога, криминолога, политолога, социолога и историка. И попытаться понять, что же такое постсоветское общество в контексте русской истории, русской метаистории.

Александр ПРОХАНОВ, писатель.

Актуальная история, которая на наших глазах протекает в этом нашем двумерном пространстве, она дана нам в неполном виде. Конечно, существует масса исторических тайн, тот самый конспирологический фон, который так никогда и не будет вскрыт. Но дело в другом: история протекает далеко за пределами земного существования, в какой-то трансцендентной реальности, где вращается ее полный, не двумерный, объем. Художник, в отличие от историка, окруженного и ограниченного методологической культурой, благодаря своей фантазии может подняться в эти метафизические сферы, в сферы объемов, в эти консилиумы смыслов, и там попробовать обнаружить большую историческую полноту, а потом вернуться сюда с этими добытыми знаниями. Отсюда романная, метафизическая история, которая не совпадает с нашей двумерной историей. В романе, мне кажется, я нащупал метаисторическую формулу, где соединяются фигуры Сталина и Николая Второго. Все наши газетные "завтрашние" попытки соединения красного сталинского и белого романовского периодов заканчивались неудачей, поскольку мы брали не те точки отсчета. Мы брали две кромки смыслов, которые между собой не соединяются, отторгают друг друга. Грубо говоря, объединение Фрунзе с Врангелем могло закончиться только неудачей. Эти враждебные кромки по-прежнему пылали, не желая соединяться. А вот Николай Второй, чье окружение пестрело республиканцами, демократами, августейшими любителями носить красные банты, был, по сути, последним монархистом, он уходил, будучи последним адептом монархической идеи. Он ушел на свою Голгофу, и, в конце концов, был причислен к лику святых, обретя метафизическую полноту. А Сталин, по сути, был первым монархистом и первым новым монархом. И после 1945-го года он стал в каком-то смысле и помазанником, соединив воедино народ, освятив себя и страну Победой. И мне кажется, что метафизическое соединение - последнего и первого монархиста, последнего и первого монарха, освящение этого соединения святостью привело бы к интегральным результатам.

Александр НАГОРНЫЙ, политолог.

Для меня, как для политолога, важна политологическая и политическая составляющая этого романа. Мне представляется, что роман скользит хоть и близко к поверхности нашей действительности, но все равно в нем доминирует гротескная составляющая, что мешает нам разглядеть картину текущего момента и увидеть некие перспективы. Впрочем, на страницах романа мы можем встретить целый веер идеологических типажей, обнаружить набор тенденций, определяющих, на сегодняшний день, развитие российского общества. Лично мне в романе не хватало того, что мы обычно называем народностью. Фигура главного героя при всей своей посконности не отображает, на мой взгляд, типаж русского, постсоветского человека, весьма далекого от проблем монархии и православия. Ведь существует некая непознанная необходимость увидеть, почувствовать коллективное бессознательное народа. О народе можно было бы сказать более жестко и более комплексно. Ведь народ наш охотно воспринимает все отвратительное, что происходит в обществе, и, как говорил товарищ Пушкин: безмолвствует. Исследуемая в романе монархическая модель, и если ее прикладывать к будущему России, вполне может стать бомбой для нашего государственного организма. Для тех, кто работает на дальнейшее расчленение России, на распад государства ультранационалистическая идея в монархической оправе - это то, что нужно! Внедрение такой модели еще больше отвратило бы широкие слои населения от государства, и привело, в конечном счете, к гражданской войне.

С политологической точки зрения в романе очень выверено и точно изображается борьба в верхах, а вот трагедии народа, психологии народа, мне в романе этого недоставало.

Хотел бы добавить, что само название романа "Виртуоз" фонетически перекликается со словом "виртуал" и указывает на то, что наша власть занимается виртуальными играми. Присутствующий здесь Михаил Геннадьевич Делягин не раз был участником написания различных президентских посланий, и подтвердит, что для их создания берутся различные идиомы из разных газет, в том числе и из "Завтра", транслируются в народ, а потом благополучно забываются. В этом как раз и заключается виртуальность идеологии власти. Возникает своего рода дымовая завеса. Но, простите, кто "ответит за базар"? Возможно, все хорошие слова, сказанные властью, воздействует как-то позитивно на душу нашего народа и может быть, когда-нибудь они и дадут благие всходы. Но течение исторического процесса стремительно, скорость изменений на планете чудовищна. А Россия как будто замерла… Может быть, в этой отрешенности признак ее святости, но фактически это ведет к её уничтожению.

Елена ПОНОМАРЕВА, политолог.

Поскольку исследование было начато с политологической точки зрения, я позволю себе продолжить в том же ключе. Для начала хочу сказать, что прочитав "Виртуоз", я окончательно поняла, что романы Проханова читать мне тяжело, ибо неделю или две я оцениваю реальность, исходя из тех поступков, которые совершают его литературные герои. Действительно, смотреть на мир глазами художника, это чрезвычайно полезно, так как видишь явления, которые в обыденной жизни не замечаешь. Теперь, что касается политологической составляющей романа. Вспомним классика американской политологии Дэвида Истона, который в 50-е годы ввел в научный оборот из системотехники понятие "черный ящик", что должно было закрепить представление политологов о том, что политическая система, властные отношения - это черный ящик, и что происходит там - никому не ведомо. Однако этот ящик помещен в окружающую среду. Мы бы сказали, в общество. Ведь никакая система власти не может быть привнесенной извне. Все равно общество порождает эту систему, этот черный ящик. Но, по прочтении романа Александра Андреевича, мне даже показалось, что можно переиначить истоновскую концепцию черного ящика. Российская власть превратилась в своего рода чёрную дыру, и все общество она утягивает в бездну за собой. И благодаря Проханову мы начинаем понимать, что власть и политика это не просто грязное дело - это зло. И в это вот зло втягивается всё больше и больше людей. В метаниях прохановского Алеши по Москве, по этому страшному Вавилону прекрасно видно, что есть такое русский ад. Потом, когда у Алеши все выстраивается в жизни, он начинает воспринимать этот Вавилон совсем по-другому - в красочных брызгах движущейся Москвы. Это нормальная реакция человека, это следствие того, что ты уже находишься в этой черной дыре, в измененном пространстве. В романе прекрасно показана связка между первой, второй, третьей и четвертой властью. Показано то, как средства массовой коммуникации оперативно реагируют на приказы главы государства, вторят его желаниями и рекомендациям. И, наконец, в романе очень ярко отображено, как Виртуоз манипулирует сознанием людей через телевидение. Политико-системный подход позволяет увидеть в романе несколько пластов общественной жизни современной России. Мы, например, через роман можем увидеть, как формируется, как существует, или существует в кавычках, наша партийная система. Весьма красочно отображено заседание парламента в Государственной думе, где депутаты показаны как марионетки, которые не имеют представления не только об истории страны, но и о ее сегодняшнем дне. По отношению к ним даже не хочется употреблять понятие "политическая элита". К ним лучше подходит понятие "политический класс". Они сама алчность, они преследуют свои собственные интересы, что означает - партийной системы в России на самом деле не существует. Методы управления в регионах тоже прекрасно показаны через фигуру главного руководителя города на Неве. И дальше мы упираемся в вопрос преемственности политической элиты - а откуда взялась эта так называемая элита? И опять всплывает общество. Мы сами породили свою "элиту", хотя и являемся заложниками этого "черного ящика". Мне кажется, здесь есть много поводов к размышлению, к научным исследованиям. Единственное, с чем я не могу согласиться, так это с той наивной верой автора в святость представителей дома Романовых и возможность её передачи, так сказать, трансляции в сегодняшний мир.

И еще: в романе подспудно проводится мысль, что добро может победить, поставив себе на службу зло. На мой же взгляд, ко злу лучше вообще не прикасаться, тем более для решения каких-то благих дел. В этой связи меня потрясло недавнее сообщение о том, что представители РПЦ будут помогать судебным органам взимать с граждан долги. В этой связи я вспоминаю христианскую молитву "Отче наш", где говорится о прощении должников.. Получается, что мы все живем в каком-то перевернутом мире! В романе Александра Андреевича я не нашла ответа, победит ли добро?

Михаил ДЕЛЯГИН, экономист.

Действительно, можно сказать, что в романе нет народа как участника исторического процесса, хотя в культурном плане, конечно, определенные социальные типы представлены, - хотя бы даже в лице заключенных и психов.

Фигуры власти, представленные в романе, абсолютно освобождены от всякого влияния экономики. Думается, что это не случайно: именно такое освобождение создает ощущение, что наши властители мотивированны не деньгами, но мистическими энергиями, силами Стоглава и, тем самым, позволяет судить о них с точки зрения морали, говорить о них как о людях. О том, до какой степени "вынута" из них экономическая компонента их деятельности, то есть непосредственные пути достижения и удержания ими их положения, свидетельствует то, что заместитель главы администрации чувствует святость и, более того, желание помочь Родине. Это допущение, без преувеличения, потрясает.

Мне очень понравилось, как ненавязчиво и вместе с тем выпукло, однозначно показана стратегическая обреченность Путина. И почти так же показана в романе обреченность самой монархической идеи и идеи святости, - разумеется, не с моральной точки зрения, а с точки зрения политики, борьбы за власть. Получается, что, с одной стороны, святость - не более чем инструмент для решения определенных вопросов, а с другой, - что эта идея не от мира сего. Ярче всего это показано в самой светлой личности романа, Алексее, который перерождается в ходе романа, приобретает необыкновенный дар прозрения, беседует чуть ли не с Богом, встречается со Сталиным, - и, оказывается, вообще не понимает, что вокруг него происходит.

Он, оказывается, перерождается в святость не к благу общества, не к преображению мира или хотя бы России, а всего лишь к собственной лоботомии. Большего унижения для идеи святости - не говоря уже об идее монархии - представить себе я не могу.

И ведь ни один из его собеседников не раскрывает ему глаза, - а когда раскрывают на частные случаи, он не способен их оценить и увидеть за ними систему. Разве что только товарищ Сталин слегка проговаривается, но, учитывая его специфический юмор и отношение к людям, эту оговорку можно счесть и издевкой…

Роман прекрасно раскрывает идею справедливости, показывает, как она может преображать общества и созидать государства, - но то, что этот показ остается не более чем бесплодной и в конечном счете бесплотной мечтой, лишь усиливает ощущение парализующей безысходности.

Я не разделяю такой взгляд, но в романе безысходность показана очень правдоподобно. Вынужден признаться - у меня уже неделю болит голова после прочтения романа.

Вместе с тем важно сознавать, что роман описывает ситуацию в статике, а не в динамике, - это, вероятно, закон жанра. Поэтому экстраполирует в неопределенное будущее ситуацию момента написания романа, без ее развития, даже вполне прозрачного и неизбежного.

Именно этой статичностью подхода и обусловлено восприятие народа лишь как культурной и моральной среды, а также как набора социологических типажей, но отнюдь не как силы, которая может что-то менять и на которую скоро придется всерьёз опираться.

Теперь несколько частных замечаний - прежде всего о взаимоотношениях добра и зла. Действуя из плохих побуждений и плохими методами, люди часто творят зло. Но не следует закрывать глаза и на то, что почти так же часто жестокие методы и злые люди делают очень хорошие, полезные и правильные вещи. В конце концов, сам сатана - не более чем падший ангел, который категорически не хочет, но вынужден подчиняться Богу.

Далее: насчет виртуальности власти. Если мы будем рассматривать слова власти, постановления правительства и другие ритуальные, символические действия, то мы вынуждены будем согласиться с этим тезисом. Но не следует забывать, что по крайней мере одно реальное дело у нашей власти все-таки есть. Правда, поскольку публично признаваться в нем никак нельзя, оно существует неофициально, на правах порока.

Но оно существует и называется "личное обогащение". Нынешнее государство является инструментом для личного обогащения крайне ограниченного числа людей, и это - сущность данного государства. Мы привыкли считать, что кто-то где-то как-то подворовывает, как обычно в нашей истории. Отнюдь нет: в России создано государство нового типа, сутью и квинтэссенцией которого является воровство. И в этом смысле действующие лица романа абсолютно свободны от экономики хотя бы потому, что у них есть все. И, абстрагируясь от экономики, роман позволяет читателю закрыть глаза на то, каким путем это "все" им досталось и воспринимать их столь же романтично и адекватно, как воспринимал их несчастный Алексей. Сурков - это теперь государственный деятель, который думает о будущем. Путин занимался мутными делами в аппарате Собчака, а теперь распрямил плечи и, как былинный герой, стал служить Родине, и вот уже девятый год служит, а то и одиннадцатый…

Однако мы, отложив роман в сторону, не должны забывать, что наверх попали именно те люди, которые строили нынешнюю систему, причем вполне осознанно. Те же, кто не очень стремился к созиданию данной системы, кто стеснялся ее, кто думал о народе или морали, туда, насколько можно судить, не попали и не могли попасть.

И поэтому нынешнее российское государство отнюдь не виртуально, - оно конкретно и даже, более того, "чисто конкретно". Другое дело, что его идеологию, его цель и задачи объявить вслух нельзя: даже в нашем терпеливом обществе это будет не только моральное, но и политическое самоубийство. Поэтому публичные выступления власти так пространны, гладки, правильны - и при этом, как можно судить, лживы в своей основе.

Владимир ОВЧИНСКИЙ, криминолог.

Прежде всего, реплика по поводу выступления Александра Нагорного. Совершенно неверно связывать монархию и национализм. Российская монархия, если уж говорить цинично, всегда была интернациональна. Интернационализм - это и было типичное выражение русской монархии. Кто двор составлял? Кто окружал русскую императорскую династию? Это представители всех народностей России и не только. В этом и была суть великой русской Империи, что она всех объединяла. В ней жили немецкие ученые, еврейские банкиры, черкесские воины, грузинские полководцы, армянские министры, татарские купцы и бурятские лекари.

Теперь к роману. Главный вывод из романа для меня таков: властитель, добровольно отдающий власть в России, обречен на гибель. Из всего многообразия сюжетных линий в романе две, на мой взгляд, главные: Николай Второй и Виктор Викторович. Оба они добровольно отдают власть, и оба обрекают себя на гибель.

Конечно, это роман о борьбе добра и зла. Добро и зло - это суть такой науки, как криминология. Есть еще такое понятие, как философия преступления. Криминология это и есть философия преступления. И если рассмотреть роман с этой точки зрения, то это роман о череде преступлений против русского народа. И этот ракурс потрясает. Я многое читал, смотрел фильмов пор убийство царской семьи, но то, что Александр Андреевич описал, это потрясает, вызывает изумление, еще раз через себя это проносишь. Показана череда преступлений диких и во многом бессмысленных, которые совершают описанные властители России. Это касается убийства шутника-журналиста, который поднял всю историю цесаревича. Убийство Гагарина, убийство Кузнецова, убийство Алексея, а лоботомия это фактически убийство - все эти убийства бессмысленны, они совершены ради удовольствия. Люди, совершившие данные преступления, показаны как патологически криминальные личности. Это показано в главной сцене романа. А главной сценой романа я считаю скармливание лани уссурийскому тигру. Ничего, кроме омерзения и сгустка ужаса, эта сцена не вызывает. И с каким наслаждением на это смотрит один из главных персонажей. На этот раз я специально не начинал с конца романа, но, прочитав эту сцену в середине книги, я сразу понял, что в конце этот человек убьет всех. Этот эпизод вводит в сюжет коллективного Чикатило, доктора Менгеля, самых известных мировых преступников, которые испытывали наслаждение от уничтожения, от смерти. Если исходить из логики Нагорного, и искать то, чего нет в романе, то в романе, на мой взгляд, нет современной криминальной России. Нет экономики, нет и криминала, потому что у нас нет экономики без криминала. Нет русского народа, потому что русский народ переплетен с криминалом, если говорить о массовом явлении. Поэтому, когда герой генетически и морально является наследником дома Романовых, опять же не показано, какой народ он может возглавить. Показаны преступления власти, нет преступлений окружающей среды.

С момента развала Советского Союза у нас через тюрьмы, следственные изоляторы, изоляторы временного содержания, колонии, бомжатники и так далее, прошло около 25 миллионов человек. Это на наши 140 миллионов человек вместе с младенцами, лицами старшего возраста, и лицами, которые априори не могут совершить преступление. Такого удельного веса, такой категории людей, которые прошли через все это, нет ни в одной стране мира. На сегодняшний день в России 18 убийств на 100 000 населения, а в США 6 убийств на 100 000 населения. В странах Евросоюза 1 убийство на 100 000 человек. Таким образом у нас в 18 раз больше убийств происходит, чем в Европе, в 3 раза больше, чем в США, в этой криминальной стране, где каждый вооружен револьвером. Мы должны понимать, что это последствия разрушения СССР, уничтожения Царя и всего прочего.

Вспомним холодное лето 53-го года, когда Берия сознательно выпустил сотни тысяч уголовников, и они стали всех на улицах резать. Потом хрущевская "оттепель", когда он перестал сажать в тюрьмы опасных преступников, и они по улицам ходили, им только общественное взыскание выносили. Лишь при Брежневе до его первого инсульта было сравнительно спокойно. С того момента, когда необходимая для здорового человека рефлекторная структура у него пропала, начался опять разлад. По статистике можно посмотреть: с 67-го по 77-й год спад преступности, а потом опять скачок. Ведь в начале своего правления Брежнев был очень жесткий руководитель. И уж конечно, нас накрыло волной преступности в период перестройки, когда в 88-м году приняли закон о кооперативах, а бывший министр внутренних дел СССР Власов издал указание N 10, в котором запретил работникам милиции входить на территорию кооперативов и проверять их. Вот тогда и возникла современная организованная преступность, когда бандиты соединились с теневым бизнесом, стали одним конгломератом, и, по сути, хозяевами жизни. Хозяевами целых регионов, целых отраслей, целых направлений. И современное решение о непроверке малых предприятий - это аналогичная ситуация. Мы наступаем на те же грабли.

Андрей ФУРСОВ.

Я бы хотел высказать свое мнение относительно прохановского романа - вернее, просто изложить те три концепции, к обдумыванию которых он меня подтолкнул. Когда я читал "Виртуоза", я подумал: а почему, собственно, у нас такая сверхразложившаяся верхушка? В романе распад показан очень ярко. Я думаю, что сверхразложение нынешней постсоветской верхушки - это результат наложения нескольких процессов. Первый процесс - это логика разложения советской верхушки в 70-е годы, второе - это способ обретения богатства и власти в 90-е годы, а третий процесс - это то, что связано с нашей интеграцией в мировую систему. Я думаю, что в конце XX века мировая верхушка переживает вторую мутацию. Первая мутация была в конце XIX века сразу после смерти королевы Виктории, когда европейская аристократия, в результате нескольких переговорных встреч, приняла решение, что можно вступать в браки с представителями финансового капитала, даже если они евреи. И началось очень быстрое сращивание европейской аристократии и финансовой верхушки. Я думаю, что в конце ХХ века происходит очередная мутация, но только здесь уже идет сращение финансово-аристократического блока с криминальным. Процесс этот идет во всех странах мира. В этом отношении криминальный распад нашей верхушки идет по тому же сценарию, что и во всех странах мира. Интеграция позднего Советского Союза и постперестроечной России в мировую криминальную систему, безусловно, обогнала интеграцию в легальную систему. Есть еще один политэкономический процесс, который очень многое объясняет в нашей ситуации. Это соотношение двух скучных процессов - первоначальное накопление капиталов и капиталистическое производство. В Европе эти два процесса были диахронными, и первоначальное накопление капитала, то есть передел собственности, не имело к капитализму никакого отношения. Он создает для него фундамент, расчищает площадку. А на периферии, полупериферии и у нас в 90-е эти два процесса сосуществовали. Первоначальное накопление постоянно подсекает капиталистическое производство и блокирует его. То есть здесь не только капиталистическое общество не может нормально возникнуть, но здесь вообще не может возникнуть нормальное общество, нормальная система. Здесь существует процесс самовоспроизводящегося разложения. И образующий элемент как раз верхушка, с ее моральным разложением. Единственной организующей единицей подобной дезорганизации может быть клан. Социальное время распадается, нет единого времени. Эти люди живут вне времени. Вторая вещь частная, мне она показалась интересной. Роман подтолкнул меня к ней не на уровне понятий, а на уровне эмоций. "Нулевые" - это последняя самоотрицающая фаза коммунистического порядка. Это передел коммунистического порядка, это его отрицание. И в этом отношении "нулевые" очень похожи на пореформенную Россию, потому что пореформенная Россия - это была, безусловно, фаза самоотрицания самодержавия. Если внимательно прочесть одну из лучших книг ХХ века - это воспоминания старшего Врангеля, от отмены крепостного права до начала большевиков, то так, как он описывает Россию конца XIX начала XX века, он прямо там пишет - олигархизация власти. Власть становится совокупной с олигархами. И начинает вместе с буржуазией грабить население. Таких вообще случаев в русской истории было два. Это конец XIX-начало ХХ века, и конец ХХ-начало ХХI века. Во всех других случаях власть, то есть то, что мы называем государством, очень внимательно следило за аппетитом правящей верхушки. Не потому что она очень любила население, а потому что сверхэксплуатация нарушала порядок. И последнее, самое интересное для меня, - это метаистория. Когда я читал роман, я подумал, почему в русской истории так много метаистории, почему так много происходит вещей, которые в саму историю и не укладываются. Александр Андреевич говорил, что метаистория - это вещь внеземная. А я подумал, можно ли дать земное объяснение, социо-историческое - собственно метаистории в целом и метаистории отечественной в частности. Да, такое объяснение можно дать, если выйти за рамки социальных систем. Помимо систем, в истории есть субъекты. История - это взаимодействие субъекта и системы. Метаисторичность - это доминирование субъекта над системой. В каких ситуациях субъект выходит на первый план? Первое - это слом систем - революция. Здесь необходимость и случайность уравновешиваются, системы попадают в точку бифуркации. Второй момент - это когда в обществе слабо выражена системная характеристика. Когда нет или мало институтов - это как раз наш случай. Что такое русская власть? Это автосубъект, субъект сам по себе, который не пускает других субъектов. И эта власть плохо институализирована. Как только у этой власти возникают проблемы, она тотчас же собирает чрезвычайные комиссии. Опричнина, петровская гвардия, и так далее. Теперь, если посмотреть вообще на ход русской истории, то есть сравнивать самодержавие и коммунистический порядок, то там проигрываются несколько фаз (при коммунистическом режиме несколько быстрее): смута, демонархия (это Иван Грозный, Петр Первый, Сталин, это жесткая власть, практически не институализированная, с опорой на разные слои народа) и оттепель (Елизавета, Екатерина, Хрущев). Бывают попытки возврата (Павел, Андропов). Я понимаю, что подобные аналогии носят поверхностный характер, но они, как мне кажется, имеют определенный смысл. За оттепелью идет застой (Николай Первый, Брежнев), а затем начинается новая смута.

В 1880-е годы журналисты употребляли термин "смута" по отношению к тем временам. Смута действительно длилась с 1861 до 1929-го года. Смута и демонархия - это полный разгул субъектности. Если мы посмотрим на русскую историю, то треть или половину русской истории составляют, в отличие от западной и восточной истории, как раз разгул так называемой метаистории. Сталин в этом смысле совершенно фантастическая фигура. Почему историкам так сложно объяснить Сталина? Он воплощает в себе смуту, но не так, как Ленин и Троцкий. Он человек смуты и в то же время это человек демонархии, хотя я бы не сказал, что сталинский режим - это монархическое правление. Поскольку Советский Союз - это не нация или государство, а более сложное соединение, и то, что сделал Сталин - это нечто более сложное, чем монархия. Я сейчас не буду тонуть в терминах, я это объясню образно. Сталин - это человек, на которого приходится две фазы русской истории - это завершающаяся смута и разгул демонархии. Сталин - это человек, который укрощал смуту демонархией. По степени субъектности и метаисторичности Сталину не то что в русской - ему в мировой истории нет аналогов. Сталин - это сгусток метаисторичности, который попадает на первую половину ХХ века. Но метаисторичность бывает и другой. Это, как я уже сказал, ослабление системности. Это может происходить в государстве не только за счет сверхсубъектности, но и из-за того, что система рушится. И вместо нее ничего не приходит. Я думаю, как раз, что это та самая ситуация, с которой мы сейчас имеем дело. Оборотная сторона метаисторичности, это то, что зафиксировано в романе как русское подполье, преисподняя. Это обратная сторона метаисторичности, когда в обществе нет ни субъектов, ни системы. Герои романа - это элементы системы, взбесившиеся атомы. Это тот же Горбачев, у которого место ЦК занял "вашингтонский обком". Рядом с метаисторичностью всегда есть сверхнегатив. С середины XIX века этот негатив питается не только русской почвой или русской кровью, но и мировой. В этом отношении положение нынешней российской верхушки очень интересно. У этого процесса две ноги. Одна нога местная, а другая глобальная. Не международная, а именно глобальная. И если переходить на категории добра и зла, то криминализация мировой верхушки подпитывает и наш, русский процесс. Еще есть очень интересная тема в "Виртуозе" - это неблагополучие дома Романовых. Династия Романовых неблагополучна даже по своему возникновению. Вся эта мутная история с Лжедмитриями была выгодна только Романовым. Кто возвращает Филарета? Первый Лжедмитрий. У второго он становится Патриархом. И, в конечном счете, избирают не Пожарского-Рюриковича, а Михаила Романова. То есть с самого начала в этой династии присутствовал некий дребезжащий звук.

Владимир КАРПЕЦ, историк.

На мой взгляд, нельзя говорить, что в народном бессознательном отсутствует идея православия и идея монархии. Другое дело, что не нужно отождествлять православие и попсовые формы церковности. Не следует отождествлять то, что Александр Нагорный назвал монархической моделью, с её историческими формами, которые имели место быть после Раскола. Поэтому, на самом деле, в народе присутствует идеи и православия и монархии, только они оказываются несколько сдвинутыми по отношению к тем формам, которые нам преподносятся. Я согласен с Владимиром Семеновичем Овчинским, что монархия как тип правления - я употребляю понятие "тип" сознательно, а не "форма" - не предполагает никоим образом того, что принято называть ультранационализмом. Ибо монархия стоит над классовой, и даже над этнической силой. Наднациональная природа монархии является несомненной силой этого института. Поэтому я категорически не согласен с тем, что монархическая идея сама по себе несет разрушение.

Я не согласен и с тем, что народ или народное бессознательное отсутствует в романе "Виртуоз". Это неверно. Оно присутствует в двух замечательных образах. Причем один из них является экзистенциально рискованным для самого автора, но это уже дело самого автора. Это образы Юрия Гагарина и Юрия Кузнецова, которые записывают формулы народного рая и народной правды. Причем эти картины несут в себе удивительное древнее исконное православие, соприкасаясь с таким неоцененном замечательным памятником, как "Голубиная книга", которая, на самом деле, пронизывает все древнейшее русское сознание. Эти строки безусловно связаны с традицией русских духовных стихов, с плачами калик перехожих, с поэзией "Голубиной книги", и всего глубинного народного пласта, который на самом деле такой же народный, как и аристократический, что очень важно. Заключенные в тюрьме, при упоминании о праведнике, находящемся среди них, прячут глаза и не отвечают на вопросы. Вот это и называется - народ безмолвствует. Больные, сумасшедшие тоже не отвечают на этот вопрос и прячут глаза. Народ прячет глаза, когда звучит "Голубиная книга" . На мой взгляд, это замечательный художественный образ, который отражает то, что произошло с русским народом на протяжении не только ХХ века, но и на протяжении многих и многих столетий. Это очень серьезно. И святость последнего государя недооцененная, непонятая не только с точки зрения политологической, но и с точки зрения церковной традиции, формировавшейся на протяжении последних двух-трех веков. Святость и искупительная жертва уходят в очень-очень давние века, не будем даже уточнять. В романе есть четыре ключевых фигуры, формирующих народное сознания. Это Николай Второй, Иосиф Сталин, Юрий Гагарин и Юрий Кузнецов. Виртуоз, Марина, и два местоблюстителя власти оттеняются этими четырьмя метаисторическими фигурами, которые очень четко очерчены.

Александр ПРОХАНОВ.

Я думаю, что феноменология святости, также как и феноменология русского чуда - это внеисторические категории. Этими категориями не оперирует историк. Однако они есть в романе. Рассказ об этой святости, специфически изложенный и вплетенный в роман, является внутренним продолжением этой книги. И по существу является её первым, вторым, двенадцатым томом. Крах этой святости, в лице Алексея, только подтверждает, что государство без святости невозможно. История не является одной политтехнологией, история не является только конспирологией, или легитимным подтверждением власти. В истории существует загадочный таинственный элемент святости, в данном случае русской святости. Эта русская святость каждый раз вытаскивает Россию за волосы из кромешной дыры, из безвыходной ситуации. Я думаю, что тот последний абзац в романе, где после победы одного властителя над другим, а также победы политтехнологии над историей, над святостью, является ключевым.

В романе говорится, что из-за горизонта поднимается огромная, тёмная, кромешная волна, в которой крошатся небоскребы, переворачиваются подводные лодки, летят тысячи уничтожаемых людей. Это и есть возмездие за уничтожение праведника. В таком виде, в такой форме русская святость будет возвращена в русскую историю в виде кромешной, страшной волны, после которой, возможно, и наступит светоносное Второе Пришествие Иисуса Христа.

Владимир Винников В КИТАЙСКОМ ЗЕРКАЛЕ

"Говорящий не знает, знающий не говорит", - древняя китайская мудрость лишний раз подчеркивает глубочайшее различие между нашими цивилизациями. Да, китайский мудрец говорит мало или не говорит вообще - он, даже отвечая на почтительные вопросы учеников, расставляет облака на небе, создает жизненные ситуации, в крайнем случае - рисует некий иероглиф, который, помимо своего прямого, "словесного", "понятийного" значения будет нести, как минимум, еще один дополнительный смысл. Дающий - но лишь тому, кто внутренне уже достоин ответа, - тонкий намек на ответ. Скорее - зеркало, чем эхо другого иероглифа. Впрочем, таких "зеркал", отражающих исходные смыслы, может быть и десяток, и более того - на то есть искусство и наука каллиграфии. Разницы между "мертвой буквой" и "живым словом" в китайской традиции просто не существует - хотя бы по причине полного отсутствия самих букв и смыслового пребывания иероглифики исключительно в понятийной и графической, а не в звуковой сфере.

У нас - всё не так. Евангелие от Иоанна: "В начале бh Слово, и Слово бh у Бога, и Слово бh Бог". Слово как "логос" должно быть прежде всего сказанным, произнесенным - "лектос". На Западе, израненном католическим "filioque", это стало "диалогом", "диалектикой" и двоичной системой исчисления, заложенной в компьютеры Apple и IBM… Но и молчание православных исихастов суть внешнее проявление их непрерывной внутренней молитвы к Богу-Троице. Этот колокол звонит всегда - просто мы не все и не всегда способны его услышать. Господь и Спаситель наш Иисус Христос - это Бог именно звучащего Слова. Более того - Он и есть Слово, Бог-Слово, Бог Слова Живаго. Да, он совершает чудеса, животворит и изгоняет бесов. Но главное для Него - в другом. Он поучает народ, Он проповедует, Он говорит притчами. Евангелие от Матфея: "Аз есмь альфа и омега". Альфа и омега - это буквы греческого алфавита, первая и последняя… Но любые буквы, в отличие от иероглифов, передают на письме именно звучащее слово, и передают его почти "позвуково", - они суть отлитые в графику звуки, они вторичны по отношению к речи: "Аз буки веди. Глаголь добро есть…"

Для нас поэзия - прежде всего созвучие, сопряжение звучащих слов и - уже через них - веществ, существ, миров. Китайские поэты достигают той же цели совершенно иным путём - через сопряжение иероглифов, знаков. Именно так Джонатан Свифт изображал мудрецов Лапуты в "Путешествиях Гулливера". Поэтому китайская поэзия принципиально непереводима на семитские или индоарийские языки, в том числе русский. Она - род, скорее, не звукописи, но живописи. Это два совершенно разных искусства, называемые одним и тем же словом "поэзия" лишь по недоразумению, которое стало традицией. Китайские стихи нельзя читать вслух или про себя - их нужно воспринимать как целостную и движущуюся картину мира. По той же причине китайские стихи нужно не переводить, а скорее перерисовывать словами. Традиционные переводы китайской поэзии, даже лучшие из них - это некое подобие засушенной бабочки: форма вроде бы всё та же, те же крылышки, усики, лапки, но изначальной жизни, полёта там уже нет. "Однажды Лао Цзы приснилось, что он - бабочка и порхает среди цветов…" Собственно, всем переводчикам с китайского всегда снится один и тот же сон… Да если бы только переводчикам! Если бы только с китайского!

Читая стихи подавляющего большинства современных наших авторов, трудно избавиться от впечатления, что русский язык, на котором они вроде бы пишут вроде бы стихи, - на самом деле так же далёк и чужд им, как, скажем, язык китайский. Люди мучаются сами, а заодно мучают "великий и могучий", не получая от своих усилий никакой радости творческого бытия в Слове, которая бh - то есть всегда была, есть и будет, - единственным источником настоящей поэзии. Вернее сказать, даже так: пространство жизни и пространство творчества у этих авторов оказываются разделены, отгорожены друг от друга каким-то энергетическим барьером, так что сами они всегда находятся либо по ту, либо по другую сторону этого барьера - либо "там", либо "здесь", третьего не дано. Подобные свойства, в общем-то, присущи объектам даже не классической, а квантовой физики. Поэтому данный барьер, наверное, следует назвать Великой Квантовой стеной современной поэзии. Не знаю, будет ли эта виртуальная стена когда-нибудь названа и признана одной из Великих стен человеческой истории - наряду с Великой Китайской стеной, Стеной Плача, Кремлевской стеной и ныне разрушенной стеной Берлинской, - но убило себя об неё гораздо большее количество стихотворцев, чем обо все перечисленные выше: хоть поодиночке, хоть вместе взятые.

И тем удивительнее на этом фоне выглядит феномен Всеволода Емелина. Похоже, что отметившему в марте своё пятидесятилетие поэту каким-то чудесным образом удалось избавиться от этой стены внутри себя, восстановить - хотя бы на время! - поистине "пушкинскую" нераздельность жизни и творчества. Конечно, прежде всего это - "Баллада о сержанте Глухове" (февраль 2009 г.), насквозь пронизанная литературными и народно-мифологическими реминисценциями "русского Кавказа", переставшего быть и русским, и советским, но оставшегося - даже не в памяти, а в подсознании - чем-то вроде земного рая:

"Та страна, где пряник царит, а не кнут,

Где никто не жмется возле параши,

В той стране не сеют, не пашут, не жнут -

Там снимают кино, пьют вино и пляшут…"

Сержант Глухов у Емелина отправляется в этот рай самостоятельно, не дожидаясь всех остальных, даже достигает его - и находит там не более чем Дисней-ленд. "По-настоящему", оказывается, туда можно вернуться только всем вместе, а не поодиночке. Поэтому -

"Когда русская армия войдет в Тбилиси,

Он первым будет расстрелян".

Заметьте, кстати, немаловажную и можно сказать, знаковую деталь: "русская", а не "российская".

В этом отношении Емелин перестал "играть на понижение", буквально "с кровью" сорвал с себя, казалось, уже приросшую маску самородка-матерщинника с рабочей окраины, озабоченного только своими персональными проблемами, и сделал заявку ни много ни мало - на статус современного национального поэта. Возможность появления которого совсем недавно казалась равной нулю. А сегодня те, кто считает себя интеллектуальной элитой современной России, публично "представляют в лицах" емелинскую пьесу "Кризис. Пир во время сумы", те, кто считает себя олигархами и власть предержащими, в ходе печально знаменитой вечеринки на "Авроре" (думают, она больше стрелять не умеет?) - потешаются, читая емелинское "Пусть сильнее грянет кризис!" (тут же балерина в белой пачке изображает этот самый кризис как традиционного "умирающего лебедя"), а восторженные поклонницы уже начинают называть Всеволодами в его честь новорожденных сыновей…

Не знаю, справится ли с этой славой и этим новым для себя статусом человек Всеволод Емелин, но прочитать когда-нибудь его переводы китайской поэзии было бы крайне интересно. А на китайский его точно переведут. Если уже не сделали это…

Юрий Нерсесов ПРЕДАТЕЛИ И ГЕРОИ

Судя по выступлению заместителя секретаря политсовета ингушского регионального отделения "Единой России" Руслана Албагачиева, депутаты парламента Ингушетии решили временно отвлечься от экономического кризиса и разгула терроризма. Они желают срочно решить проблему с петербуржцем Игорем Пыхаловым, получившим известность благодаря книгам "Великая оболганная война" и "За что Сталин высылал народы?"

Гнев парламентариев вызвали приведённые в книгах архивные данные, согласно которым антиправительственные вооруженные формирования Чечено-Ингушской АССР по неполным данным потеряли в боях с советскими частями 4532 человека убитыми и пленными. В то время как безвозвратные потери вайнахов на фронте составили всего 2,3 тысячи, причём туда входят и погибшие в составе шести рот Восточных легионов Вермахта. Учитывая, что как минимум 16511 военнообязанных ингушей и чеченцев дезертировали, Пыхалов сделал вывод, что высылка населения республики в Казахстан вполне заслужена.

Разумеется, соотечественники депортированных придерживаются совершенно иного мнения. "У меня есть достаточно материалов по деятельности "историка" Пыхалова, - Сообщает Албагачиев. - Я поделился ими с коллегами из чеченского парламента. В Чечне тоже обратили внимание на его "изыскания", вопрос о них мы намерены поднять на ближайших заседаниях парламентов обеих республик. Я считаю, что следует привлечь к ответственности этого псевдоисторика". ("Кому нужна история по Злопыхалову?", "Совершенно секретно", 2009, N7).

Это уже третья попытка. Первый раз на Пыхалова настучал бывший министр здравоохранения Ингушетии Хамзат Цокиев, поддержанный Большим жюри Союза Журналистов во главе с экс-министром печати РФ Михаилом Федотовым. В качестве эксперта, помогавшего подвести Игоря Васильевича под статью о разжигании межнациональной розни, выступил специалист по социологии негритянских племён Николай Гиренко, но петербургская прокуратура не сочла его аргументы убедительными.

Следующим попытал счастья лидер ингушской правозащитной организации "Машр", соратник Анны Политковской и подопечный американского "Национального фонда за демократию" Магомед Муцульгов. Прокуратура города Карабулака приняла его донос, однако блюстители порядка из русскоязычных регионов проявили возмутительную нетолерантность и показательный процесс не состоялся.

Третьей атаке предшествовала длительная артиллерийская подготовка. В двух номерах "Совершенно секретно" уважаемые люди Ингушетии клеймили гнусного клеветника. Особую благодарность редакция выразила генеральному директору ОАО "Ингушэлектросвязь" Тимуру Марзиеву и главе ОАО "Ингушнефтегазпром" Руслану Коригову, которые, видимо, и решили все организационные вопросы.

Уверен, что ни одной казённой копейки не потрачено. Ведь финансовое состояние "Ингушнефтегазпрома" представляется далеко не блестящим. В декабре прошлого года долги компании по налогам приблизились к полутора миллиардам рублей, около 2 тысяч её работников не получали зарплату, задолженность по которой составила 18 миллионов рублей. Совсем недавно республиканская прокуратура возбудила семь административных дел, касающихся незаконного приказа об увольнении 730 работников, а господина Коригова оштрафовала на 5 тысяч рублей. Разве можно в такой ситуации тратить деньги на публикацию, в которой нет ни единого документа, опровергающего приведённые Пыхаловым цифры? Только бывший сотрудник Генеральной прокуратуры РФ Багаутдин Гарданов клянётся, что бумаги есть, поскольку о них говорил сам Александр Николаевич Яковлев!

Ну, как тут не поверить! Сперва будущий горбачёвский подельник честно вступал в партию большевиков, клянясь хранить верность делу Ленина-Сталина. Потом честно клеймил Сталина, агитируя за возврат к ленинским идеалам. В конце жизни признался, что в гробу видал обоих вождей, а партийную карьеру делал, чтобы подорвать КПСС изнутри. Такой человек врать не может!

Даже о реально воевавших соотечественниках авторы ухитряются писать так, что невольно ставят под сомнения их заслуги. "Единороссу" Албогачиеву мало, что среди погибших защитников Брестской крепости был и уроженец Ингушетии Уматгирей Барханоев. Он называет Барханоева последним защитником крепости и тоже ссылается на документы.

Действительно, в ингушском альманахе "Вопросы истории" опубликована статья про последнего защитника расположенной в окрестностях города Перемышля Брестской крепости, вышедшего из развалин на глазах у захватившей бастионы дивизии СС. Восхищённые мужеством ослепшего в подземельях героя, эсэсовцы отдают ему честь, а он стреляется у них на глазах.

Безымянная дивизия СС тут перепутана с конкретной 45-й пехотной дивизией вермахта. Крепость перемещена из Белоруссии к стоящему на польско-украинской границе Перемышлю. Последний защитник Бреста, по которому имеется точная информация, - крещёный татарин, капитан Пётр Гаврилов. Наконец, эпизод с отдачей чести ослепшему воину, словно переписан из повести Бориса Васильева "В списках не значится".

Неудивительно, что опирающиеся на столь достоверные материалы граждане, чтобы доказать свою правоту в исторической дискуссии вынуждены обращаться к парламентариям и прокурорам.

Евгений Головин АЙВЕНГО

Герой, созданный воображением Вальтера Скотта, может считаться мифическим героем в той же степени, как мистер Пиквик Диккенса или Шерлок Холмс Конан Дойла. Мифический герой - тот, кто обращен к нашей душе не в смысле воспитания, ибо душу воспитать нельзя, а в качестве парадигмы, то есть звезды животворного света. Небесная субстанция души (в отличие от субстанции рациональной, анимальной и вегетативной) пронизывается светом, который не теряется, не поглощается и не гаснет, но остается навсегда, независимо от жизненных условий, характера, локальных или глобальных катастроф. В этом смысле миф мифу рознь. Мифы о Геракле, Ахилле, Орфее, Язоне отдаленно сказочны, давным давно потеряли животворный свет и обрели общую занимательность для культурных людей. Мифический принцип перешел в высоко романтическую литературу типа Вальтера Скотта, Байрона, Гюго, Понсона дю Террайля, в новое время к Конан Дойлу и Рафаэлю Сабатини. Можно сравнить Айвенго с капитаном Бладом, но отнюдь не с Ахиллом или с Энеем. Мы в лучшем случае преклоняемся перед героями древности, они доходят до нас как блики крайне далеких и недостижимых звезд качественно иной вселенной, тогда как Айвенго или капитан Блад, несмотря на разделяющие их столетия, несравненно ближе нам, как парадигмы животворного света. Разные эпохи только формально переходят одна в другую, образуя общее течение человеческой истории, на самом деле они хаотичны, непоследовательны, сталкиваются и уничтожают друг друга, так что легче представить себе историю горностаев, нежели людей. Нас сближают общие понятия, но не смысл этих понятий. "Дама", "любовь", "джентльмен", "победа", "слава", "богатство", "бедность", "честь", "благородство", "великодушие" понимаются каждой эпохой настолько по-разному, что только живущий в ту или иную эпоху может уразуметь их временный смысл. Марк Твен заметил, что если бы леди Ровена и Айвенго заговорили бы привычным языком, то покраснел бы современный грузчик. Типично американское замечание человека, верующего в прогресс и школьное воспитание. В своем романе "Янки при дворе короля Артура" Марк Твен вообще умудрился сотворить из благородных рыцарей Круглого Стола какие-то сорняки позитивизма: его "рыцари" в полном вооружении разъезжают на велосипедах, (ибо лошади слишком дороги), обмениваются скабрезными анекдотами, устраивают забастовки и революции, пытаясь приблизить блаженное новое время.

Вальтер Скотт чужд позитивизму, ему скорее близка наивная патриархальность. Саксонские рабы всецело преданы своим хозяевам, полностью разделяют их убеждения, не задумываясь готовы отдать за них жизнь. Они не чужды солёным шуткам, вольным разговорам, простым нравам, дружеским потасовкам, но знают свое место и привержены старинным саксонским обычаям.

Англия, конец двенадцатого века. Король Ричард Плантагенет, известный по прозванью "Львиное Сердце", отправился в крестовый поход с лучшими сподвижниками: поначалу дела шли неплохо, была отнята у султана Саладина важная крепость Сен-Жан д»Акр, затем счастье изменило крестоносцам - они потерпели несколько крупных неудач, пришлось возвращаться на родину, кто как может, а сам король Ричард попал в плен к австрийскому эрцгерцогу.

Этим не преминул воспользоваться принц Джон (будущий король Иоанн Безземельный): с группой своих сторонников он решил захватить власть. Его поддерживали рыцари норманны, которые предпочли спокойную жизнь в Англии тяготам крестового похода, значительная часть духовенства, орден тамплиеров и недовольные Ричардом дворяне. Простой народ (в основном саксонцы - коренное население) в общем и целом стоял за Ричарда, законного короля. Саксонские дворяне (таны), не имея возможности восстановить свою династию, тоже склонялись к Ричарду, ибо принц Джон, корыстный честолюбец, был известным притеснителем саксонцев.

Такова историческая линия романа. Айвенго, сын знаменитого поборника саксонцев и ненавистника норманнов Седрика Сакса, тайно возвращается в дом родителя. Тайно, поскольку заслужил недовольство отца участием в крестовом походе, но главное - своей любовью к воспитаннице Седрика, леди Ровене, происходящей по прямой линии от саксонского короля Альфреда. Седрик мечтал выдать ее замуж за другого потомка Альфреда - Ательстана и, таким образом, возродить саксонскую династию. Но, увы, леди Ровена, благородная красавица, терпеть не могла увальня и обжору Ательстана и отдала свое сердце красивому и доблестному Айвенго. Главные герои - Ровена и Айвенго - набросаны поверхностно, изящно и элегантно: во-первых, к чему детализировать идеальные фигуры, во-вторых, не углубляясь в психологию, автор хочет представить нам благородство, самопожертвование, доброту, храбрость в напряженном действии, в рискованных ситуациях, оставив описательные подробности юмору, забавам, комическим положениям, нелепостям, промахам, персонажам второстепенным, "людям вообще".

Поэтому столь увлекательны оппозиции между безупречностью Айвенго и надменностью тамплиера Бриана де Буагильбера, жадностью богатого еврея Исаака и милосердием его дочери Ревекки; удалью и пьяной наглостью брата Тука и снисходительным дружелюбием короля Ричарда; уморительными выходками шута Вамбы и угрюмой серьезностью его друга свинопаса Гурта.

"Айвенго", прежде всего, рыцарский роман, хотя и заполненный массой комических, остроумных, двусмысленных пассажей. Герои не встречаются с драконами и великанами, но человеческие коллизии и междоусобицы зачастую ничуть не уступают напряженностью конфликтам легендарным или сказочным. Роскошный рыцарский турнир блистает мастерски сработанными доспехами, дорогими конями, пестрит драгоценными камнями и шелками, парчой и бархатом дворянских нарядов. Духовенство разодето не менее пышно.

Победителю дано право выбрать среди присутствующих дам "королеву красоты", потому поединки проходят страстно и порой жестоко. Здесь второй раз судьба сталкивает Айвенго и тамплиера Бриана де Буагильбера. Первый раз они встречались в Палестине на турнире, устроенном после взятия крепости Акра, когда сэр Бриан проиграл, по его словам, "случайно, по вине своей лошади". Такая же незадача постигла его во второй раз: в отчаянной схватке с Айвенго лопнула подпруга у боевого коня и сэр Бриан оказался на земле. "Мы еще встретимся", - злобно сказал он.

Причины вражды Буагильбера и Айвенго не объясняются в отличие от климата вражды норманнов и саксонцев, ненависти принца Джона к брату, общей неприязни к евреям, отрицательного отношения к тамплиерам и т.д. Роман полон негативами разного плана - личными, сословными, национальными, что Вальтер Скотт считает типичным для тогдашней эпохи. Алчность, честолюбие, сладострастие, лесть ради выгоды находят свои мишени так же точно, как стрелы Робин Гуда - свои. "То я поганый еврей, - жалуется Исаак, - то великодушный благодетель, который не оставит ближнего в беде."

Но вернемся к взаимной ненависти Буагильбера и Айвенго, поскольку она касается главного мифа романа и рыцарства вообще. Это миф о чести. Если Айвенго - воплощение чести, то Буагильбер, несмотря на свою храбрость и воинское искусство…

Честь отличает рыцаря от обычного воина или простолюдина. Честь тесно связана с традиционным четырехчастным разделением души на небесную, рациональную, животную и растительную. Честь присуща человеку изначально. Если человек смолоду проявит себя таковым, она символически подтверждается посвящением в рыцари и золотыми шпорами. Она означает не только наличие небесной части души (anima celestis), что необходимо каждому духовному лицу, но гармонию этой части с другими, гармонию, основанную на первичности и верховенстве неба над землей. Проще говоря: человек чести безусловно верен своему слову, своей даме, своему суверену; он ценит роскошь, но равнодушен к ее отсутствию; он любит хорошую еду, пригожих девиц и деньги, но знает, что его жареный фазан всегда может улететь с блюда, девица стать безобразной старой ведьмой, а деньгам ничего не стоит обернуться осенними листьями. Это пример гармонии небесной и рациональной души. Гармония сия (если это гармония, а не просто желание) распространяется на более низкие сферы души (анимальную и вегетативную), придавая человеку совершенную цельность. В отличие от монаха, рыцарь не презирает ни жизни, ни плодов земных. Презрение само по себе заслуживает презрения, полагает рыцарь - подобная максима освобождает от излишней привязанности и от аверсии, то есть отвращения к жизни. Когда Айвенго попадает в дом своего отца к изобильной вечерней трапезе, он замечает несчастного еврея, голодного, истерзанного грозой, которого даже слуги не пускают сесть за стол, умышленно раздвигая локти. "Садись старик, - говорит Айвенго, - моя одежда просохла, а ты устал и голоден". Айвенго, вероятно, разделяет предрассудки своей эпохи, но для него, прежде всего, важно помочь слабому и голодному старику. Когда сэр Бриан приказывает своей мусульманской челяди на рассвете схватить старика (это был богатый еврей Исаак ) и отвести в замок своего приятеля, барона Фрон де Бёфа, Айвенго спасает Исаака своевременным предупреждением. На протяжении всего романа Айвенго ведет себя, как человек высокой рыцарской чести. Когда раненый и бессильный он лежит в осажденном замке Фрон де Бёфа, то говорит ухаживающей за ним дочери Исаака, доброй и милосердной Ревекке, испуганной кровавой бойней: "Ты не христианка, милая Ревекка, не понимаешь, что рыцарские понятия учат нас ценить жизнь несравненно ниже чести. Рыцарь может быть убит, но над его останками, над развалинами его замка солнце чести никогда не погаснет".

Здесь упрек Айвенго вряд ли справедлив. Добрая, щедрая и отзывчивая Ревекка знает о чести побольше многих христиан - персонажей романа. Скупые и алчные, они готовы на всё ради благ земных: они поддерживают принца Джона только из личной выгоды, в ожидании богатых поместий и важных должностей в случае успеха заговора. Не похоже, чтобы барон Фрон де Бёф убил родного отца ради чести. Маловероятно, чтобы Морис де Браси собрал свою "вольную дружину" для помощи обездоленным и угнетенным. И совсем уж странно искать чувство чести в вероломном нападении на Седрика Сакса и леди Ровену и захвате их в плен тем же Морисом де Браси и Брианом де Буагильбером. Нападение и захват с целью получения выкупа и руки богатой саксонской наследницы более чем понятны.

Норманские рыцари в романе, за исключением короля Ричарда Львиное Сердце, сузили "кодекс рыцарской чести" до минимума: личной храбрости, мастерства владения оружием и мщения за оскорбление, по их мнению, вполне достаточно для славного рыцаря. Исторически это неверно, скорей всего. Но Вальтер Скотт отрицательно относился к норманскому завоеванию Англии и не мог думать иначе. Правда, для успешного развития интриги ему пришлось усложнить образ Бриана де Буагильбера. Это рыцарь храбрый, доблестный и честолюбивый, способный на невероятный для тамплиера поступок: влюбленность в еврейку Ревекку сразу ставит сэра Бриана выше группы его соратников. Способность к чувству истинной любви, неукротимое желание спасти Ревекку из горящего замка, преодолев все преграды на этом пути, свидетельствует о благородстве его натуры. ( Этот эпизод побудил художника Эжена Делакруа написать знаменитую, полную экспрессии картину "Спасение Ревекки"). Но Буагильбер, похоже, родился под черной звездой, которая привела его искать убежища в прецептории тамплиеров, где Ревекку немедленно обвиняют в колдовстве, ибо только так она могла соблазнить столь знаменитого рыцаря. Безвыходность ситуации усугубляется неожиданным прибытием короля Ричарда и Айвенго в прецепторию. Назначается "суд Божий". Буагильбера вынуждают выступить на стороне обвинения. Он умоляет Ревекку бежать. Напрасно. Последний раз восходит его черная звезда.

Защитником Ревекки выступает Айвенго. Поединок оказался роковым для Буагильбера. Он умер в момент легкого прикосновения копья Айвенго к его щиту или, по словам Вальтера Скотта, "пал жертвой собственных неуемных страстей".

Айвенго - идеальный рыцарь и к тому же саксонец. Писатель просто не мог допустить малейшей его неудачи или промаха. Он абсолютно предан своему суверену - королю Ричарду, абсолютно любит леди Ровену. Поскольку великодушная Ревекка вылечила его от ран, он считает долгом своей рыцарской чести спасти ее, будь она хоть сто раз еврейкой. Ослабевший от потери крови, не весьма готовый к поединку со столь серьезным противником, он пренебрегает подобными пустяками, ибо честь для него действительно превыше всего.

И все же немного жаль сэра Бриана де Буагильбера. Пал ли он "жертвой собственных неуемных страстей" или волей романической интриги - непонятно. С самого начала злые случайности преследуют его в поединках с Айвенго. Или же он проигрывает свою жизненную партию потому, что не отличается щепетильностью в вопросах чести? К дуализму Айвенго - Буагильбер недурно подходит строка Вергилия:

"Победители милы богам, побежденные - сердцу Катона".

ПАМЯТИ ДРУГА

Из жизни ушёл Игорь Иванович Драгушин, ему было всего сорок шесть лет. Основатель "Петрофлота", уникальной образовательной организации, воспроизводившей по старинным русским технологиям деревянные корабли, на которых взрослые и дети повторяли маршруты знаменитых русских открывателей и путешественников. Сам капитан поморской ладьи "Святитель Пётр", он совершил на ней немало походов, выдержал семибальный шторм в Баренцевом море, переправлял на Святую Гору Афон мощи Праведного воина адмирала Феодора (Ушакова). Человек широкой души, светлый и отзывчивый, он всегда созидал добро, помогал и поддерживал людей в их трудную минуту, был патриотом России, желал её процветания и внёс свой вклад в общее дело на благо нашей великой Родины.

Пусть земля ему будет пухом! Господи, упокой душу новопреставленного раба Твоего Игоря!

Родные, близкие и друзья усопшего

К ОПУБЛИКОВАННОМУ

Сообщаем, что автором статьи "Два дня в истории" ("Завтра", 2009, N 27) является историк Алексей ИСАЕВ, а в публикации Романа Алипова "Даль памяти" ("Завтра", 2009, N 26) последний абзац вследствие технической ошибки был изменен не соответствующим действительности образом. Братская могила на горе Хамар-Даба, где похоронены участники боев на Халхин-Голе, находится в Монголии и поддерживается властями этой страны в хорошем состоянии (что не отменяет проблемы недостаточного внимания российских властей к советским воинским захоронениям за рубежом). Приносим извинения авторам и читателям нашей газеты.

Секретариат редакции

ЗЛО ПОД СОЛНЦЕМ 31-й ММКФ: зеленее зелёного

Все неприятности начались с "Царя": царь оказался ненастоящий. Господин Лунгин может думать иначе и рассказывать прессе, что как только он впервые увидел Петра Мамонова, то сразу понял: перед ним живой самодержец. От возгласа "Иннокентий Смоктуновский!" его удержало лишь элементарное чувство вкуса, то самое, которого так не хватает самому опусу. Мы не способны на такой свободный полёт ассоциаций и скажем просто: много юродства и ереси, да и режиссёр далеко не Эйзенштейн. Об этой фильме вы прочтёте в самое ближайшее время.

Избранные зрители и прочие звёзды карабкались на Эверест безвкусицы по ковровой дорожке цвета столь же нестерпимо зелёного, как и лица тех несчастных, кому пришлось досмотреть изделие председателя жюри до конца. Цвет надежд - зелёный? А цвет одежд? Разодетые знаменитости смотрелись на "аляпистом", как выражается Рената Литвинова, фоне вполне чудовищно. Возможно, им и выдали гораздо лучший мех, но мексиканский тушкан был неотличим от шанхайского барса. И все усилия спецслужб светской хроники, наперебой перечислявших никому не известных кутюрье, оказались, как опять же выражается Рената Литвинова, "вотще". О, эта белокурая бестия! Иногда кажется, что ей и впрямь ведомы все тайны космоса и подводных глубин.

Одним из спонсоров фестиваля оказался интернетовский поисковик "Рамблер". Однако в пресс-центре, где сеть тормозила нещадно, никакого "Рамблера" нельзя было найти днём с огнём; не было и "Ворда". Метафора про день и огонь взята не с потолка: свет там тоже периодически исчезал, пугая малодушных и нервируя остальных. При таком отношении к зажиточным "меценатам" нетрудно представить себе, сколько горя на этом празднике кино хлебнули простые люди. Чего стоил один только внутренний дворик, предоставленный для удобства журналистов, которых изящные мордовороты в белых рубашечках туда таки немножечко не пускали! Бывшее название кинотеатра "Художественный" (а назывался он сладким словом "Свобода") выглядело бы здесь причудливым издевательским анахронизмом. И Лаура Антонелли не приехала. Хотя некоторые её очень ждали.

Итоги конкурса не выглядели странно. При таком составе арбитров, словно завернувших в киношку прямиком с Черкизовского рынка, другого никто и не ждал. Твердолобость, с которой призы всучивались исключительно русскоязычным лентам сомнительных достоинств, выше всяких похвал. Такой феерии ММКФ не знал даже в те времена, когда, как поют сионисты, "над Россией куражился Брежнев плохой", а фест ещё не стал ежегодным и не присвоил сам себе категорию "А". Одна страна - один фильм, честное состязание, шёлковый шарф на шлем. Теперь все эти принципы торжественно пошли на усушку, утруску и мышеед.

Единственной зарубежной лентой, удостоенной хоть какого-то внимания (приз за режиссуру), стала мексиканская "Пять дней без Норы", тусклая сага про еврейских старичков-хомячков в горах Сьерра-Мадре. Куда более внятные "Восемь дней Дильбер" о молодой турчанке в горах Курдистана, где так легко решить свои проблемы с помощью ружья, резонанса не возымели. Самурайский меч и игрушечный мишка, успешно решавшие исход Второй Мировой в милейшей русско-японской манге "Первый отряд", восхитили лишь газету "Коммерсантъ" (специальный приз), впрочем, её сотрудники увидели там не героику, а постмодерн.

Тему числительных удачно продолжила "Палата номер шесть" Карена Шахназарова, вздорная и неуклюжая интерпретация классической темы. Владимир Ильин, вопреки обыкновению не сыгравший ничего дельного, получил приз (лучшая мужская роль) именно за это. "Дуракам везёт!" - заявил он со сцены, радуясь этому прискорбному в других обстоятельствах факту. А самой передовой женщиной была признана… нет, не Рената Литвинова, а никому не ведомая девочка Лена Костюк ("Мелодия для шарманки"), прославившая себя в веках многократным повторением фразы: "Благодаря Кире Муратовой, которой сейчас с нами нет". За это преждевременное погребение она чуть было не получила от блондинки Литвиновой по зубам, а между тем, устами младенца говорила сама истина. Той Киры Муратовой, за творчеством которой было хотя бы интересно следить, больше не существует. Осталась игра на жалость, расчётливое выклянчивание эмоций. Но заполучить ей удалось лишь приз ФИПРЕССИ.

Заклеймив одного "тирана", Павел Лунгин не успокоился и припечатал той финтифлюшкой, которая все эти дни болталась на его могучей вые, другого, как выражаются студенты Истфака МГУ, "занимающего первое место по жестокости среди всех правителей России", если, конечно, вы ещё следите за ходом наших мыслей. А говоря по-русски, "Золотой Георгий" поразил антисталинскую картину Николая Досталя "Петя по дороге в царствие небесное". Лунгин и Досталь, былые противники в идеологических распрях, сошлись в творческом кураже: "неистовый потомок Виссариона" должен быть повержен. Стремление поведать зрителю о том, каким своеобразным парнем был Сталин, весьма ново и весьма похвально, но надо признать, что картина живого классика Досталя навевает сон.

Специальный приз жюри также достался туземной картине, "Чуду" Александра Прошкина. Чудо здесь состояло в том, что на её пресс-показе актуализировался бесноватый кинокритик, кричавший воистину нечеловеческим голосом. Вскоре приехала "скорая", укомплектованная столь же экзальтированным экзорцистом: обычный рабочий момент для данного Киносмотра. Те же, кому услуги такого рода не требуются, вместо "Чуда" спокойно отправились на "Чудесницу" (1936), триумф поэтического соцреализма, редкий и прославленный фильм Александра Медведкина. Солнечный сюжет о передовой доярке Зинке из колхоза "Заря победы" здорово примирял с действительностью. Причём не только нас, но и продвинутую молодёжь из рабочих кварталов в диапазоне от Франции до Алжира и Чили: эти ребята называли свою сеть киноклубов "Медведкино".

Не меньший восторг за рубежом вызывал и фильм Марка Донского "Дорогой ценой", экранизация не слишком известного у нас украинского прозаика Коцюбинского, произведение редкой художественной силы и мощи, оставляющее далеко позади нарочитые арабески Параджанова и впоследствии ставшее плацдармом для старта творчества Эмиля Лотяну. И странноватый мюзикл недооценённого киноведами, но ставшего культовым для целого поколения благодаря "Гостье из будущего" Павла Арсенова: сложные взаимоотношения пионеров, сопровождаемые не слишком детской музыкой Таривердиева. Короче, с социалистическим авангардом всё было в порядке.

Но всем, кому мечталось и алкалось вкусить изысков Каннской программы, оставалось лишь недоумённо хлопать ресницами. Изначально были обещаны и замечательный Джонни То, и не столь одарённый Цай Минлян, и нашумевший фильм Тарантино "Бесславные ублюдки", а в нашем переводе - привет Фёдору Бондарчуку! - "Девятка уродов". Ничего этого не было. Был очередной Ханеке (это такое пиво), Жак Одиар (редкий француз, доползший до середины Москвы), а также свежая провокация Ларса фон Триера, доказавшая, что "не всё прогнило в Датском королевстве". Больше всех "Антихристу" Триера обрадовались спекулянты. Билеты уходили минимум за две "тонны", и счастливые зрители, выложившие такую прорву денег, из жадности не могли даже убежать из зала, а вынуждены были терпеть этот психодел до конца. Лишь когда полуразложившаяся лисичка голосом самого Ларса внятно произнесла: "Хаос правит всем!", из зала произошёл локальный исход наиболее впечатлительных лиц. Они осознали, что чужие на этом празднике жизни. Что и требовалось доказать; современный киноязык не обязан напоминать эсперанто.

А вот "Азиатский экстрим" на этот раз был по-прежнему восточным, но не столь радикальным, как в прежние годы. При таком раскладе баланс остроты чувств и обыденности оказался выдержан, пожалуй, только в индонезийской "Слепой свинье, которая хочет летать" режиссёра Эдвина(!). Жесть нарратива, шоковые моменты и экзотический антураж не выстраивают барьеров, напротив - делают историю интернациональной. С таким же успехом этот диковинный фильм мог бы называться "Русская свинья, решившая стать американцем", "Польская свинья, захотевшая стать европейцем" или просто "Эдичка Лимонов в поисках утраченного ковчега".

Острые - но совсем иного рода - ощущения можно было получить и на другой ориентальной программе, посвящённой году Индии в России. Неизгладимое впечатление произвёл тамильский боевик "Билла". "Римейк Римейкович" двух популярных хитов Болливуда интересен, конечно же, не своим сюжетом (знатоки жанра помнят его наизусть), но самим "региональным" подходом к производству. Представьте себе, что где-нибудь на Свердловской киностудии переснимают "Адмирала" - а то и "Тараса Бульбу" - с тем же бюджетом, размахом, но с отсутствием звёзд. И всё потому, что свердловчане хотят видеть на экране только своих земляков, соседей по подъезду. Странно? А вот тамилы именно так и делают. Не требуется хождения за три моря, чтобы понять: Индия - удивительная страна.

Ещё один наш личный выбор - "Луна" Данкена Джонса, сына Дэвида Боуи. Камерная фантастика в стиле 70-х, косвенно отсылающая нас к незабвенному "Козерогу-1", не произвела впечатления на жюри конкурса "Перспективы". Ещё бы - там нет ни тиранов, ни узурпаторов, ни отсылок к нашему фатальному прошлому, а то и либеральному будущему. И тем более - к лучшему из возможных настоящих. Это просто внятное интересное кино, из тех фильмов, что раньше снимали вдоволь, а потом почему-то вдруг разучились. Ну а для Данкена космическая тема - дом родной; в том, что его папа - пришелец, не сомневается, кажется, уже никто.

Закрывался фестиваль несколько схематичной картиной Майкла Манна "Джонни Д", остроумно названной нашими прокатчиками в честь любимца публики Деппа, сыгравшего там. На самом деле это фильм "Враги общества", ещё одна история о человеке, совершающем преступления. И при этом ставшим народным любимцем. Речь идёт о Джоне Диллинджере, легендарном гангстере, застреленном при выходе из кинотеатра "Байограф" в 1934 году. С его смертью закончилась эпоха автоматов Томпсона, лихо заломленных фасонистых шляп, чёрных автомобилей "Форд-Т". И мифа о героических одиночках, выступающих против произвола банковской системы. Марко Феррери, чья ретроспектива уже не в первый раз мозолит глаза фестивальной публике, назвал одну из своих программных работ "Диллинджер мёртв". С каждым годом, посещая ММКФ, мы верим ему всё больше и больше.

Материал подготовили Анастасия и Борис Белокуровы, Сергей Угольников

Елена Антонова ДЖЕНТЛЬМЕНЫ НЕУДАЧИ

В МХТ имени А.П. Чехова - премьера. "Пиквикский клуб" по роману Чарльза Диккенса в инсценировке Натальи Венкстерн. Эта инсценировка уже шла в МХАТ. Поставленная Станицыным в 1934 году, она за более чем 20-летнюю сценическую жизнь выдержала 643 представления! Даже мысленное сравнение этих работ, чему немало помогла изложенная в программке нового спектакля история первой постановки с фотографиями наиболее характерных сцен и героев, настолько не в пользу премьеры, что, нехотя, загрустишь. Падение уровня режиссуры, сценографии, актерского мастерства в одном из самых именитых театров мира - налицо. И дело даже не в том, что тогда играли такие артисты, как Грибков (Пиквик), Кторов (Сэм Уэллер), Масальский (Джингль), Комиссаров (мистер Уордль), что декорации писал прекрасный художник Вильямс, что первая самостоятельная режиссерская работа Станицына состоялась в то легендарное время, когда Станиславский сам принимал новые спектакли. Главное, что привлекало в этой работе, - воссоздание атмосферы веселья и добра, органичной для молодого Диккенса. О приключениях Пиквика и его друзей, о несообразных ситуациях, в которых они оказывались из-за редкостного простодушия и благородства своего предводителя, спектакль рассказывал, не пережимая, памятуя о тонкости английского юмора и парадокса. И… великодушие наивного человека начинало казаться куда более действенным и желанным, чем рационализм бессердечного дельца, о чем не переставал мечтать фантазер и моралист Диккенс. Спектакль не только веселил, но возвышал, потому и получился истинно диккенсовским.

Погружаться в мир Диккенса - удовольствие. Реальный мир куда сложнее и жестче. А потому, воспользовавшись одной из присказок Сэма Уэллера, так же неразрывно связанного с Пиквиком как Санчо Панса с Дон-Кихотом: "Сперва дело, потом удовольствие", - поспешим обратиться к новой постановке.

Впервые спектакль был показан на Открытом фестивале искусств "Черешневый лес"; в театре его "прокатили" под занавес сезона; настоящие же премьеры пойдут осенью. Что же нового принес он не критикам и искусствоведам, а широкой публике? "Новаций" - немало, и среди них та, что сегодня весьма популярна, особенно у оперных режиссеров, - осовременивание действа. Достигнуто это просто: вместо дилижанса ввели двухпалубный автобус с транзистором, электробритвой и прочими современными мелочами заодно, а взамен получили массу удобств. Можно особо не напрягаться в костюмах и этикете, забыть, что для общества lady и gentleman слишком большая громкость - nonsense, можно для лучшего "паблисити" включать любые хиты, "Beatls", например.

Если все эти новшества ввести в современную инсценировку - куда ни шло. Указать - "по Чарльзу Диккенсу" - и дело с концом, а сетования о снижении вкуса игнорировать: о нем не спорят. Но текст Натальи Венкстерн приближен к языку Диккенса, языку Англии XIX в., и тут хочешь - не хочешь, а стране и веку соответствовать надо. Этого нет. Вдобавок спектакль насыщен пританцовками, трюками, стоп-кадровыми сценами, сработанными явно на зрителя, что сближает с show, причем не элегантным английским, а американским, рассчитанным явно на кассовый сбор. Да и остроты, которые в основном вложены в уста Сэма Уэллера, играющий его Михаил Трухин произносит чаще всего, обращаясь к залу, чем вызывает восторг публики, в большинстве, по-видимому, не искушенной знанием подлинника. Так не возвышают зрителя, а потакают ему.

Актеры, занятые в спектакле, - люди в основном молодые. У них хорошие лица, они легко двигаются и говорят. Но слово - диккенсовское слово - главным для них не является, они не проживают, не любят его. В основе игры - внешний рисунок, и почти ничего - изнутри. Даже известный артист Александр Феклистов, чей облик близок Пиквику, ничего сверх того к нему не добавляет. Ни наивной восторженности, ни горячего негодования, ни трогательного сочувствия. Трухин в роли Сэма Уэллера декларативен и публичен. Того шарма простого лондонского парня, веселого и находчивого, кого жизнь вышвырнула "вверх тормашками в мир поиграть в чехарду с его напастями", чье появление на страницах "Посмертных записок Пиквикского клуба" сразу сделало их одними из самых читаемых в мире, нет у Трухина и в помине. Но, может быть, в этом виновны не артисты, а постановщики спектакля - режиссер Евгений Писарев, художник Зиновий Марголин, художник-костюмер Леонид Алексеев, чьи догматы не дали возникнуть атмосфере радостного поиска, без чего немыслим органичный, яркий и в то же время психологически выверенный стиль игры такого спектакля?

Тем не менее, счастливые исключения имеются и здесь. И повинна в этом артистка Малого театра Евгения Дмитриева, сыгравшая Рейчел, сестру помещика Дингли-Делла мистера Уордля. Роль далеко не первой молодости леди с ее жаждой любить и быть любимой Дмитриева исполнила так, что добрый юмор Диккенса засверкал во всей красе, вызывая улыбку то веселую, то грустную, а то и сквозь слезы. В её Рейчел есть всё: наивно-трогательное желание нравиться, готовность к обману ("Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!"), женская гордость, ежеминутно терзаемая сомнениями. Эксцентричный, ломкий, в пастельных тонах рисунок ее игры показался чем-то схожим с манерой исполнения Ренатой Литвиновой Раневской в "Вишневом саде", поставленном Адольфом Шапиро, - лучшей, на мой взгляд, женской роли в театре за последние годы. Верю, что Дмитриева еще не раз порадует нас интересными работами.

Игра Юрия Чурсина и Павла Ворожцова в ролях аферистов - Джингля и его напарника Троттера, предтеч литературных и реальных "героев" нашего времени, также впечатляет. Но внешность и костюмы, выбранные для них, так несообразно эпатажны, что даже доверчивый Пиквик никогда бы не решился пригласить на ужин Джингля, и приключения закончились бы, не начавшись. Так постановщики ставят подножки себе и артистам, которые лишаются возможности вдумчиво работать над ролью. Пара эта - яркий пример человечности мира Диккенса, где и проходимцы могут в чем-то превзойти людей "респектабельных". Верность Троттера своему товарищу восхищает не только писателя, но даже не склонного к сантиментам Сэма Уэллера. В спектакле на это нет и намека. Зачем? - это же так несовременно!

Новое обращение МХТ имени А.П. Чехова к Диккенсу сделало явным то, о чем стремились не говорить: театр многое утратил. Не только дух и мастерство МХАТ времен Станиславского, но и времен Ефремова, который сумел-таки сохранить атмосферу общедоступности и сопричастности. Об утрате говорят не только чуждые этому духу новые спектакли МХТ, но его рыночная политика и грустные глаза, глядящие с портретов старшей плеяды народных артистов в фойе МХТ. Надежд на то, что они будут востребованы, и театр поставит спектакль, подобный ефремовскому "Соло для часов с боем", остается всё меньше.

Евлампий Малахов К БАРДАМ?

Среди бесконечных склок, конфликтов и противоречий в рок-сообществе изредка, но появляются некие компромиссные, всеми любимые, еще при жизни, фигуры. Для западной аудитории возможной территорией всеобщей радости и умиления является "The Doors", уважение к которым не уменьшилось даже после выхода в свет зевотного фильма Стоуна. В русской же независимой музыке, где отношение и к мертвому Летову, мягко говоря, неоднозначно, таким персонажем, одно время являлся Фёдор Чистяков (до своего трагического срыва и попадания в "желтый дом"). Сейчас эту нишу, которую невозможно занять специально, то есть искусственно, в какой-то мере заполняет собой группа "Палево".

Остаётся загадкой, каким образом разбитные ребятки без раскрутки и участия в массовых акциях собирает полные залы. Удивляет и разношёрстность аудитории - модные журналисты соседствуют здесь с драными хиппушками, а среди бритоголовых поклонников "Палева" могут оказаться и затесавшиеся сюда менеджеры звена, которое выше среднего. Мирное сосуществование животных собравшихся на водопой объясняется дефицитом воды в саванне. Единение на концерте "Палева" может быть объяснено только обаянием лидера группы Олега Суркова, которому чужды ложный эпатаж и синтезированный надрыв.

Казалось бы, куда уж дальше, использовать в композициях ближневосточные мотивы - от них и в обыденной-то жизни слегка подташнивает. Однако в интерпретации "Палева", лишённой многовековой скорби и экзальтации Стахана Рахимова, музыкальный ряд звучит весьма симпатично. Точнее он перестаёт иметь какое-либо значение. Потому что переживания лирического героя по имени Вячеслав, и драматические события, разворачивающиеся вокруг его шаровар, явственно переживаются отвыкшей чувствовать аудиторией.

Особо яркое впечатление производит песня "Поедем к бардам". Сразу хочется скинуть отсутствующий полушубок и поехать на санях в ночь, к этим, мать их, детям природы! Посмотреть, как живут чертяки, как ходят босиком по камушкам, не перегреваются ли на солнце, не отчебучат ли они какое новое коленце. Даже у не самого впечатлительного человека мотив и слова песни могут застрять в голове на пару-тройку месяцев, и любой призыв куда-либо поехать - вызывает невольное восклицание: "К бардам?!!"

Ближайший концерт - 10 июля 20.00, арт-кафе "Линии и формы" (м."Бауманская", ул. М. Почтовая, 2/2 (вход с Госпитального переулка).

Андрей Смирнов УМНОЕ СЕРДЦЕ

КАЛИНОВ МОСТ. "Сердце" ("Navigator Records""), 2009.

Альбом посвящён безвременно ушедшей супруге Дмитрия Ревякина Ольге. Выход пластинки фактически совпал с ещё одной трагедий - кончиной Владимира Ивановича Белоусова, легендарного участника ансамбля "Цветы", бывшего близким другом музыкантов "Калинова моста". Белоусов принимал заметное участие в создании, записи таких эпохальных пластинок Ревякина сотоварищи как "Пояс Ульчи", "Всё поле в цветах", "Обряд", "Оружие".

"Мы постарались и сделали весьма эстетский, зрелый альбом. По крайней мере, так говорят те, достаточно глубокие люди, которые его уже слышали. Песни там из разных периодов. Самая ранняя написана в 1991 году", - говорит Дмитрий Ревякин. Ни одна из песен прежде не издавалась, некоторые звучали на концертах. Нередкий случай для Ревякина, когда от появления текста до его воплощения в качестве композиции на альбоме проходит значительный период времени, в который умещается и приход в группу новых людей, и даже кардинальное изменение мировоззрения её лидера. Но всё равно это узнаваемый "Калинов мост".

Музыкально - это очень уверенный, чёткий, сильный альбом. Но не бесспорно-хитовый. Подобный потенциал, пожалуй, имеют "Так случилось" и "Неувяды лилий". И, несомненно, "Блеснёт", пополнившая коллекцию версий нетленной "House of Rising Sun". На пластинке хватает самоцитат, фирменный "мостовский" саунд доведён до совершенства, но отсюда несколько отчуждёно-холоден. В альбом придётся вслушиваться, по первому наскоку он может показаться довольно инертным, некоммуникативным. Что, памятуя об обстоятельствах его создания, оправдано.

"Сердце" - альбом-прощание, альбом-размышление. Но он не менее содержателен, чем предыдущие. После боевого "Ледяного похода" и сольной "Жатвы", где идейная эволюция предводителя "Моста" была недвусмысленно представлена в этаком историко-политическом контексте, "Сердце" передаёт новое состояние уже на метафизическом уровне.

Пару лет назад в интервью журналу "Fuzz" Ревякин формулировал: "Война - это составляющая часть любви. Любовь - это всё. Любовь поглощает войну. Это не страсть, о которой сейчас говорят по телевизору, пишут в газетах и глянцевых журналах. Война как составляющая любви очень даже имеет место в жизни каждого человека, который пишет песни".

И в нынешней фундаменталистско-христианской (пусть и неофициальной) присяге Ревякин остаётся оппозиционером по отношению к миру. Через противостояние пошлости, материальным ценностям, чувственным наслаждениям. "Всякий рождённый от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победа, победившая мир - вера наша" (1 Ин 5,4)

Сердце - ключевой христианский символ. "Достигший чистоты сердца не только может познать существо вещей низших и зависимых от Бога, но и Самого Бога созерцает", - говорит Максим Исповедник; Макарий Великий: "Сердце правит всем составом человека, и если благодать овладеет пажитями сердца, она царит над всеми помыслами и телесными членами; ведь ум и все помыслы души в сердце, и здесь надо смотреть, начертаны ли благодатью законы Духа".

Современность отбросила ведущую роль сердца. Надев галстуки, просвещённые люди дали понять, что теперь "отдельно существует совокупность знаний и совершенно отдельно, отделенное от него стеною, живет сердце, потерявшее свое великое значение, свою центральность, свое право быть фундаментом всего", - как писал Борис Вышеславцев.

Но благодать запечатляется "не на каменных скрижалях, а на плотяных скрижалях сердца" (2 Кор. 3, 3). "Калинов мост" это прекрасно понимает.

Голос яростный, радостный

ведает, солнцем могучий,

Ветер сильный в гнедых волосах

умывается снегом-негой:

Жажда небес,

неземные страдания будят тебя,

Полнят бездонное сердце рассветами.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Сегодня у меня в досье - одна известная контора, названье краткое которой на русский слух: ОБСЕ. Для добрых дел, для срочных мер её придумали когда-то, и даже сам СССР идеи этой был куратор. Для безопасности она, да и сотрудничества ради, существовать была должна в Европе, Штатах и Канаде.

Всё так и было двадцать лет, поднакопился некий опыт… Но вот Союза больше нет - и всё пошло там через пробу: а что, мол, если мы теперь не станем слушать этих рашен, а распахнём пошире дверь перед кумиром тайным нашим? "Порядок новый мировой" поддержим! Ясно, не задаром. А церемониться с Москвой - довольно нашим комиссарам!..

И, развернувшись круто вспять, все эти денди в пыльных шлемах пошли колонной номер пять крушить ту прежнюю систему, когда хоть как-то бытие держалось духом примиренья… Но вот нашла ОБСЕ себе другое примененье. Сорвавшись в диспутах на визг, тут сформулировали кратко, что гитлеризм и сталинизм - явленья общего порядка!..

Не углубляясь в Венский лес истории, в которой жили, обээсэсовцы решили поставить на Победе крест. И хоть их карты подло врут - поддержку шулеры имеют. Конечно, Польша тут как тут. Прибалты выгнуться умеют. Есть и другие, кто готов плевать в лицо моей Отчизны, в камлании "забыв" о том, кто спас их всех от гитлеризма!

И что ж Москва? Она молчит. А как она о чём-то скажет? У нас любой канал включи - везде, по сути, песня та же. Возьми сюжетцы в новостях, кино, и книгу, и статейку: на них, при нынешних властях, - такая ж гнусная наклейка. Да, есть комиссия, где бдят: фальсификатор, мол, - предатель!.. Но там они же и сидят. Что за комиссия, создатель?!.

И вот, куда ни посмотри - зажав нам рты, связав нам руки, хотят снаружи и внутри нас обложить обээсуки… Да только всё наоборот - как ни крути - выходит следом: взывает к Сталину народ и верит Знамени Победы! За это русских и хотят со света сжить, всего лишая, - уже который год подряд. Уже который век подряд!

Но Кто-то этому мешает…