/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 827 (91 2009)

Газета Завтра


Газета Завтра

Газета Завтра 827 (91 2009)

(Газета Завтра - 827)

Александр Проханов САЯНО-ШУШЕНСКАЯ ГЭС ИМЕНИ ОРБАКАЙТЕ

Президент Медведев выступил с манифестом "Вперед, Россия", юношеским и пылким, как возглас гардемарина. Он зовёт к обновлению страны, где появятся прекрасные дороги и космические корабли, чудесные города и дивные стадионы, где расцветет демократия и воцарится свобода, распустятся все цветы и станут дружить все сословия. Россия превратится в сказочное Беловодье, в земной рай, где овны спят в обнимку с волками, в кисельных берегах текут млечные реки, а власть напоминает прекрасную деву, заслоняющую народ благодатным покровом.

Давно мы не вкушали столько мёда, не нюхали такого вкусного одеколона, не слышали таких упоительных звуков.

Сегодня Россия напоминает Саяно-Шушенскую ГЭС, изуродованную страшным взрывом, с остановленными грандиозными машинами, умерщвлённым персоналом, окруженную ворами, лжецами и диверсантами. Теми, что "реформировали насмерть" энергетическую отрасль, а до этого "реформировали навзничь" Россию. Эта изувеченная станция из последних сил сдерживает жуткий, чёрный напор воды, трещит, выгибается, готова прорваться, давая свободу чудовищному смертоносному валу. Россия - воплощение катастрофы, чуть прикрытой фиговым листком президентского послания.

В политологических кругах ведется дискуссия, какими путями пойдёт модернизация страны. Близкие к Кремлю и олигархам политологи заявляют, что "модернизация по Петру и Сталину" невозможна. Мобилизационный проект невозможен. Россия пойдет путем эволюции, сохраняя яхты Абрамовича, бонусы Грефа, телевидение Ксении Собчак. Останутся незыблемы "армия" Сердюкова и "финансы" Кудрина, а также ежедневные назидательные выступления Президента. Занятый перепроизводством слов, он всё больше напоминает своего недавнего предшественника, за которым в народе закрепилось прозвище "граммофончик".

Нас информируют, что модернизация будет долгой и мучительной. То есть долго еще станут взрываться станции, рушиться самолеты, вымирать население, жировать олигархи, лгать пропаганда, а русские дороги каждую весну и осень будут превращаться в мутные промоины с трупами водителей и каркасами изувеченных автомобилей.

Только идиотам из "кавээнов", столь любимых Медведевым, и шутам из "Наша Раша" неведомо, что у России не осталось ресурса исторического времени. Враги усиливаются поминутно, мысленно делят обескровленные территории. Олигархи, облепившие кремлёвские стены, давят развитие в зародыше. Русские деньги по-прежнему уплывают за рубеж. Народ не верит ни единому слову власти и бежит, кто за рубеж, а кто в непробудное пьянство.

Эту страшную апатию народа, всепоглощающее воровство чиновников, неприкрытый грабеж олигархов невозможно преодолеть паточными посланиями, тупой фальсификацией выборов, безбрежно-весёлой похабщиной, царящей на телевидении. Только "мобилизационный проект", опирающийся на теорию модернизации, ещё может спасти страну. Не нужно пугать народ "дыбой Петра" и Гулагом Сталина. "Мобилизационный проект" использовался в послевоенных Германии и Японии, в Южной Корее и Сингапуре. Китай, рвущийся в мировые лидеры, использует "мобилизационный проект": централистскую роль государства, концентрацию ресурсов развития, подавление коррупционеров и диссидентов, идеологию Победы.

Кремль опирается на гедонистов и "западников", певцов либерализма и куртуазных стилистов, агентов влияния и геев. Отвергает диалог с патриотами и "государственниками", сторонниками реальной, а не мнимой модернизации. Нельзя с брезгливой миной отмахиваться от интеллектуалов и политиков, которые двадцать лет, среди предательства, глупости, "русофобии", жертвуя собой, служат идее великого Государства Российского. Нельзя столь небрежно и брезгливо кидать на стол листик с предложениями технократа и патриота Калашникова, в котором, быть может, больше интеллектуальной энергии, чем в десятке посланий.

Недавно продолжилось "всероссийское позорище". Семейство Пугачевых и Галкиных, Киркоровых и Орбакайте, скопище бабушек, дедушек, внебрачных детей и нянь, адвокатов и владельцев "казино" - эта чудовищная толпа вновь извергла на головы людям свои "интимные проблемы". Десятилетиями мучая страну своими брачными и внебрачными узами, косметическими подтяжками и скандалами, безголосым пением и перебитыми носами, готовые перед телекамерой венчаться, ложиться на брачное ложе, разводиться, убирать складки жира, эти люди олицетворяют сегодняшний строй, не способный на труд и на подвиг, на интеллектуальный порыв и светоносное творчество. В этом ядовитом гниении тонут города и села, электростанции и заводы. За их хрипом и клекотом не слышны стоны сирот, мольбы стариков, призывы патриотов.

Неужели нам, пережившим развал СССР, расстрел Дома Советов, две жуткие чеченские войны, - неужели нам суждено увидеть прорыв плотины? Сгинуть в бурлящих водах очередной русской катастрофы?

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ

По понедельникам в 21:00 на радиостанции «Русская служба новостей» (107,0 FM) в передаче «Солдат империи».

По средам в 19:00 на радиостанции «Эхо Москвы» (91,2 FM) в передаче «Особое мнение».

ТАБЛО

* "Отказ" США от размещения третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе (Польша и Чехия) с заменой его на систему ПРО морского базирования не должен рассматриваться как повод для каких-либо ответных "уступок" и "шагов навстречу" США со стороны России как по вопросу сокращения стратегических ядерных вооружений, так и по вопросу военно-технического сотрудничества с Ираном, расширения долларовой части золотовалютных запасов страны и т.д., такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона. В этом отношении столь же "виртуальный" отказ Кремля от размещения ракетных комплексов "Искандер" в Калининградской области сделает предстоящий российско-американский диалог куда более конструктивным…

* Государственный визит президента РФ Дмитрия Медведева в Швейцарию - как специально отмечается, первый за всю историю двух стран - отражает серьезные изменения позиционирования и фигурирования России в современном мире. Важнейшим результатом этого визита могут стать не второстепенные соглашения, заключенные в ходе его официальной части, а переориентация основной части зарубежных активов российской и в целом "постсоветской" элиты на "цюрихских гномов", что способно очень быстро запустить мощные внутриполитические процессы, отмечают эксперты СБД…

* Как сообщают из Франкфурта-на-Майне, официально объявленный показатель падения ВВП России - на 10,5% за первые восемь месяцев текущего года, не отвечает действительности, поскольку около трети предприятий страны фактически остановлены или работают в нештатном режиме. При этом российские власти фактически отказались от девальвации рубля, что без эффективной государственной программы поддержки реального сектора экономики должно привести к ощутимому росту импорта и дальнейшему "вымыванию" с внутреннего рынка отечественных производителей, росту безработицы и снижению демографического потенциала России…

* Перенос очередной Всероссийской переписи населения с 2010 на 2013 год вызван не официально заявленными экономическими (отсутствие финансирования вследствие кризиса), а чисто политическими причинами (нежелание Кремля "терять лицо" перед президентскими выборами 2012 года) - поскольку реальная демографическая ситуация в стране весьма далека от "прилизанной до неузнаваемости картинки, которую даёт Роскомстат", утверждают наши информаторы в околоправительственных кругах…

* Реакция Дмитрия Медведева на письмо Максима Калашникова (Владимира Кучеренко) и президентское поручение правительству "разобраться" с его предложениями по инновационной экономике, а равно и содержание интервью телекомпании CNN могут свидетельствовать о его попытке закрепить свой нынешний президентский статус и после 2012 года с опорой на те слои российского общества, которые не получают никаких дивидендов от нынешней "олигархической сырьевой экономики". Точно так же озвученные в масс-медиа планы "передачи части Владивостока в аренду китайцам" являются прежде всего не "пробным шаром" Пекина по вопросу готовности современной РФ окончательно смириться с ролью сырьевой колонии "передовых держав" современного мира, катастрофически не способной к самостоятельному развитию и адекватному использованию собственных природных богатств, а "тренировочной подачей", которую предстоит "отбить" именно Медведеву - с соответствующим повышением рейтинга его популярности…

* Заявление польского сейма по "пакту Молотова-Риббентропа" де-факто открывает путь к разделу Украины между Россией и Польшей, а также пересмотру государственных границ Белоруссии и Литвы, такая информация поступила из Киева. Как уже сообщалось ранее, претензии Польши распространяются на все "кресы всходни", т.е. территории, утраченные Речью Посполитой после 1 сентября 1939 года, - но, разумеется, без "симметричного" возврата полученных ею на западе после Второй мировой войны бывших немецких земель, что в полной мере отражает неадекватность нынешней официальной Варшавы…

* Покупка богатейшим российским олигархом Михаилом Прохоровым баскетбольного клуба НБА "Нью-Джерси Нетс" - типичное проявление "пира во время чумы" и вывода капиталов за рубеж в то время, как отечественная экономика "стоит" из-за нехватки инвестиций. Однако, судя по всему, Прохоров сегодня находится "на особом счету" в Кремле, и не стоит удивляться, если он в самое ближайшее время получит какую-либо ответственную должность в регионе или в федеральном Центре, сообщают инсайдерские источники…

* Объявленная Международным валютным фондом продажа очередных 403 тонн золота "для помощи беднейшим странам мира" на деле является бонусом, предоставленным США Пекину с целью предотвратить весьма вероятный сброс "китайскими товарищами" американских долларов и гособлигаций накануне нового финансового года, такая информация поступила из Брюсселя…

Агентурные донесения службы безопасности «День»

Александр Нагорный ПОДСЧИТАЮТ - ПРОСЛЕЗЯТСЯ…

23 сентября открывается саммит "Большой двадцатки" (G20) в Питтсбурге, США, где снова собираются всё те же мировые начальники для "совместной борьбы" с глобальным финансово-экономическим кризисом. Но эта гора опять ничего не родит. Даже мыши.

А вот убить может. Хотя бы, например, надежды на то, что эта самая "двадцатка" действительно хочет и способна совершить что-то реальное, а не призывать к "ограничению бонусов и зарплат высшим руководителям финансовых организаций и банков", или к "большей ответственности мировых рейтинговых агентств", или к "новой архитектонике мировых финансов".

Разумеется, официальные лидеры крупнейших национальных экономик современного мира далеко не идиоты и совсем не бездарные клоуны, чтобы такими репризами пытаться развеселить почтеннейшую публику. Тем более, недавно стало известно, что почти 400 млрд. долл., или пятая часть всех "антикризисных" бюджетных вливаний, сделанных Бушем-младшим и Обамой, были использованы как раз на разного рода выплаты управленцам банков и их владельцам. И после этого кто-то будет еще всерьёз говорить об отсутствии коррупции в США?

Но под прикрытием всей этой видимой клоунады, очень на то похоже, идёт ожесточённый торг о реальных "правилах игры" в ближайшем будущем. Торг, который может прекратиться в любой момент и по самым разным причинам.

Собственно, G20 и возникла в качестве площадки для подобного торга. А значит, с его прекращением "двадцатка" обречена на неизбежное исчезновение - как пресловутая Лига Наций после начала Второй мировой войны.

Кто и с кем ведёт торг? Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно посмотреть список тех, с кем Обама намерен специально встречаться на Генеральной Ассамблее ООН перед саммитом в Питтсбурге, - это главы КНР, Японии и России. Почему именно они? Да потому, что сегодня эти страны - крупнейшие кредиторы США. Китай держит только государственных американских обязательств более чем на 800 млрд. долл. (всего - на 1,3 трлн. долл.), Япония - на 740 млрд. долл. (всего - на 1,1 трлн. долл.), Россия - на 120 млрд. долл. (всего - почти на 600 млрд. долл.)

Обама будет договариваться с каждым из кредиторов по отдельности: прежде всего о новых "вложениях в американскую экономику", сулить кому кнут (вспомним недавний скандал вокруг импорта китайских шин), а кому пряник (отказ от размещения третьего позиционного района ПРО в Европе).

Но всё это мелочи по сравнению с главной проблемой современности: долг Америки, которая потребляет вдвое больше, чем производит, и компенсирует этот разрыв эмиссией своей валюты и ГКО, неоплатен, а следовательно, глобальная долларовая пирамида неизбежно рухнет - но когда и на кого? За чей счёт будут списаны безнадёжные долги США?

Принципиальных выходов из сложившейся ситуации ровно два: или банкротство Соединенных Штатов с полной и безоговорочной капитуляцией доллара, или их война против своих кредиторов (а в идеале - война кредиторов между собой). Бюджет Пентагона колоссален, в нынешнем финансовом году он составил 472,8 млрд долл. (без учета дополнительных расходов на войну в Ираке и Афганистане), в следующем - планируется на уровне 534 млрд. долл. То есть Америка всячески накачивает военные мускулы, демонстрируя свою готовность к силовым решениям - не только в Афганистане или Ираке, но и во всем мире.

Несомненно, "пушки - последний довод королей", и этот довод может быть использован только тогда, когда все остальные не принесут результата. Между тем весь мир за прошедшие три месяца практически отказался от покупок американских гособлигаций. Официальный Пекин обратился к населению и компаниям КНР с рекомендацией (установкой) максимально скупать золото и серебро. Пришедший к власти новый премьер Японии Юкио Хатаяма заговорил о "замене доллара на новую резервную валюту". Экономическая Комиссия при ООН также пришла к выводу о скорой кончине нынешней финансовой системы с долларом в качестве главной мировой валюты.

Так что шансы Обамы "по-хорошему" договориться с китайскими и японскими кредиторами (да и не только с ними) на питтсбургском саммите G20 практически равны нулю. И вовсе не исключен вариант, при котором кредиторы Америки в самое ближайшее будут вынуждены объединиться в некий пул наподобие Парижского и Лондонского клубов - чтобы хоть таким образом повысить собственный переговорный статус во взаимодействии с Вашингтоном.

Но нас интересует прежде всего наша страна, Россия, её позиция в этих сложных и небезопасных глобальных процессах. И кремлёвский ответ не заставил себя ждать - прежде всего в виде заявления Путина в Сочи о приверженности "либеральной модели", что, по его же словам, намеренно и осознанно привело к выкачке 100 млрд. долл. из финансовой системы России - ради чего? Ради того, чтобы доказать неким "участникам рынка" свою приверженность либерально-монетаристской модели? Иными словами, чтобы помочь олигархам и зарубежным ТНК вывести свои прибыли из страны. Надо полагать, что всё это было сделано по каким-то высшим соображениям (например, чтобы усилить доверие "стратегических инвесторов"), а не вследствие иррациональной любви к теориям "чикагских мальчиков" или банальной личной заинтересованности.

С другой стороны, на Ярославском форуме действующий президент России неожиданно перечеркнул один из главнейших постулатов "либерал-монетаризма" о демонтаже государственного вмешательства в экономику и, более того, заявил об "усилении роли государства". Но затем Медведев опять присягнул на верность "либерал-монетаризму", сказав, что РФ под его руководством будет двигаться в прежнем русле, с прежними финансовыми идеями и прежним составом руководящих кадров - читай, по-прежнему с Кудриным в башке и Чубайсом в руке. Фактически российское руководство расписалось в своей подконтрольности той самой проамериканской "агентуре влияния", которая в условиях кризиса сбросила 100 млрд. долл. на поддержку США, а чуть ранее направила такую же сумму на закупку американских гособлигаций, которые вот-вот потеряют всю свою стоимость.

Такого нет сегодня даже в оккупированной американскими войсками Японии, не говоря уже о коммунистическом Китае, который на фоне глобального кризиса демонстрирует вовсе не падение ВВП (в России за восемь месяцев текущего года составившее более 10%), а 8%-ный экономический рост с переориентацией от экспорта на "внутренние ударные проекты". Даже скромные антикризисные ростки в Евросоюзе и Японии идут за счет китайских заказов. Вы спросите: в чем же секрет Китая? Он прост. Все главные высоты национальной экономики: банковские ресурсы, сырьевые отрасли, тяжелая индустрия и ВПК, - находятся под полным и неослабным контролем государства. И оно во главе с правящей партией принимает стратегически выверенные решения. За малейшее проявление коррупции со стороны высшего управленческого состава следует расстрел или многолетнее тюремное заключение. Так было сделано в июле с президентом Национальной нефтяной компании Sinopec Чэнь Тунхаем, приговоренным к смертной казни (с отсрочкой исполнения на 2 года), а совсем недавно - с бывшим главой национальной ядерной госкорпорации CNNC и её партийным руководителем Кан Жисинем. Но главное - китайская финансовая система ориентирована на внутренний спрос с базовой учетной ставкой 5% и не зависит от доллара, что позволяет государству свободно и эффективно распоряжаться денежными средствами. Конечно, есть и другие маленькие "секреты", благодаря которым КНР выходит на лидирующие позиции в мировой экономике и претендует на создание совместно с Японией новой азиатской расчетной единицы ACU, которая после краха доллара станет претендентом N1 на роль всеобщей резервной валюты.

Где-то окажется тогда РФ с её нынешним "просвещённым либеральным руководством?" Не случится ли так, что все накопленные и скрытые этими высокопоставленными чиновниками зарубежные активы в американской и прочих валютах, вся их недвижимость и движимость на Западе в одночасье превратится в пыль, в труху, не имеющую и сотой доли прежней ценности? "Торговали - веселились, подсчитали - прослезились", - не про них ли эта старая народная присказка?

Но, когда они всё-таки подсчитают и прослезятся, это будут не более чем запоздалые "крокодиловы слёзы" по России. Или существуют варианты?

КАВКАЗ - СТРАТЕГИЧЕСКИЙ РУБЕЖ РОССИИ Беседуют Президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров и главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов

Александр ПРОХАНОВ. Рамзан Ахматович, я знаю, у вас сейчас отпуск. А вы работаете даже ночами. Вот и сейчас наша беседа проходит глубокой ночью. Чем отличается ваш отпуск от не отпуска?

Рамзан КАДЫРОВ. Как раз вчера, тоже ночью, обсуждая с силовиками проблему безопасности, я подумал: а чем мой рабочий день отличается от выходного дня? Я так же подписываю все деловые бумаги, согласовываю их с председателем правительства, который остался руководить республикой на время моего отпуска. Голова постоянно занята проблемами. Но появилась возможность уделять больше времени борьбе с бандитами, а также встречаться с простыми людьми, чтобы лучше понять их нужды. А также, слегка отстранившись, осмыслить происходящие в республике процессы, проанализировать их не в вечной суете кабинетов, а в одиночестве.

А.П. А что конкретно вас занимает в эти дни? Какие дела вас обступили? Что вас больше всего заботит?

Р.К. Самая большая забота, самое большое огорчение, когда не все люди из тех, к которым ты обращаешься, ради которых работаешь дни и ночи, служишь им, уповая на волю Всевышнего, когда эти люди тебя не слышат. Твои старания, твои лишения они не понимают и отвергают. От этого боль. И ты не можешь понять, как до них достучаться, как объяснить им, в чем благо Республики, в чем высшая цель моих деяний. Не хочу ничего другого, кроме того, чтобы в каждой семье были мир, почитание, достаток. Все наши проекты - духовно-нравственного воспитания, создания новых рабочих мест, меры по безопасности, - все это для людей, для народа. Семнадцатилетний подросток подорвал себя, или ушел в лес, пополнил ряды бандитов - это трагедия. Как сделать так, чтобы тебя слышали, вняли твоим словам. Об этом умоляю Всевышнего.

А.П. А чем конкретно сегодня вы занимались?

Р.К. Я сегодня встречался с командирами, которые ведут операции против бандитов. Встречался с духовенством. Встречался с мамой. Она руководит фондом, помогает нуждающимся. Она мне подсказывает, в чем нуждаются те или иные люди, и я выполняю ее советы и поручения. Мы готовимся через несколько дней провести в горах операцию. Встречался с силовиками, разрабатывал стратегию. А потом побывал в Центорое, Курчалое, где строятся мечети, говорил с имамами. А вечером снова побывал у мамы. И вот теперь, в двенадцать часов ночи, беседую с вами.

А.П. Я знаю, что мама играет в вашей жизни большую роль.

Р.К. Она очень добрая. Она испытала в жизни много горя, и теперь помогает людям. Если увидит по телевизору, что где-то страдают люди, сама направляется туда и меня заставляет там появляться.

А.П. Бывает так, что люди не могут до вас достучаться, то ли боятся, то ли их не допускают, и они обращаются к вашей маме, и она помогает их беде?

Р.К. Она возглавляет Фонд имени Ахмата-Хаджи Кадырова, и большинство народных писем приходит к ней. Боятся ли меня люди? Враги Республики, враги России распространяют обо мне ложные слухи, стараются представить меня свирепым, злым. Чтобы отпугнуть людей. Свалить на меня преступления, которые сами совершают. Помню, приехали ко мне зарубежные журналисты. Одна журналистка задала вопрос: "Правда ли, что вас все боятся?" Я ей ответил: " Поедем сейчас в Чир-Юрт, там открывается цементный завод. Я могу остановить машину в любом месте. И если народ не обступит меня, не обнимет, не поцелует, я сразу же, при вас, напишу заявление об уходе. Она так иронично усмехнулась. Мы поехали. Проезжаем мимо школы. Она говорит: "Давайте остановимся". Остановились, дети обступили меня, учителя обнимают, плачут, благодарят за новую школу, за прекрасное оборудование. Вышло так, будто все это было подстроено. Едем с ней по вечернему Грозному, люди гуляют. Я ей говорю: "Я останусь в машине, а вы ступайте, спросите этих людей, что они думают о Президенте". Она вышла, разговаривала. Через некоторое время вышел и я. Люди кинулись ко мне, стали обнимать. Потом эта журналистка извинялась передо мной: "Простите, что я задала вам тогда бестактный вопрос". Конечно, война, бомбардировки, беспредел, - этот страх глубоко в душе. Мы все виноваты в том, что допустили эту бойню. Виноваты мы, чеченцы, что из нашей среды вышли насильники, террористы, бандиты. Виновато кремлевское руководство тех лет - Ельцин, Березовский, что развязали войну. Не русский народ, а те, кто вершил политику, разваливал Советский Союз и хотел развалить Россию. Здесь общая наша беда и общая вина. Эта злая политика была придумана очень умными и очень лукавыми людьми, и народ не сразу понял ее губительность. Мы боремся с последствиями этой катастрофы. Если сами себе не поможем, никто не поможет. Благодаря Всевышнему нам многое удается.

А.П. Вам удалось очень многое. Вы восстановили из пепла города и селения. Вы соединили рассеченное чеченское общество. Именно с вами люди связывают свою надежду на развитие, на новый рывок. Вы - национальный лидер. Какая ваша стратегия на будущее? Если остановиться, результаты вашей деятельности начнут постепенно таять. Что в будущем?

Р.К. Над всем, что мы сделали, мы должны возвести духовный купол.

Первый Президент Ахмат-Хаджи заложил краеугольный камень. Он уже тогда делал акцент на культуру, науку, образование, здоровье, религию, традиции. Выстраивал с народом диалог. Будучи религиозным человеком, проповедовал духовность. Он говорил, что в трудные времена, в пору кризисов, не следует искать виновных, а нужно настраивать себя на терпение, мужественную работу, преодолеть этот мучительный кризисный момент. Мы верны его заветам. Духовно-нравственное воспитание молодежи - это наша основная программа. Когда я учился в школе, шла война. Мало сил отдавалось учению - война, война, война! Убийства, похищения, грабежи. Мне это будет сниться всю жизнь. Наше село в первую кампанию обстреливали со всех сторон пятнадцать дней. Не выпускали ни женщин, ни стариков, не спрашивали, кто живет в домах. Ахмат-Хаджи уже тогда убеждал народ, что не русские виноваты в страданиях чеченцев, а власть. Власть покоряла Кавказ и чинила расправы над народами Кавказа. Власть выселяла чеченцев в сорок четвертом году. Власть затеяла эту бойню. И русские от нее страдают. Христиане и мусульмане - духовные братья, имеют одни религиозные корни и заповеди. Не убей, не укради, не солги. Он говорил, что мы с русскими должны развиваться вместе. Он находил подтверждение своим мыслям в Коране, который является посланием Всевышнего. Мы продолжаем его начинания. Наша опора - это дух, сильный и светлый. Этими знаниями утешается народ в период несчастья, с его помощью мы находим пути в будущее.

А.П. Скажите, Рамзан, чем объясняется нынешнее обострение на Кавказе? После длительного периода затишья опять всё закипело, задымилось. Чуть ли не новая война. Что за причина?

Р.К. Нынешнее положение в Ингушетии, Дагестане - это не обострение. Просто силовые структуры ранее действовали недостаточно и оставили бандитов в покое. Те окрепли, к ним вновь из-за рубежа хлынули деньги. Они пользуются кризисом. Вот, например, между Ингушетией и Чечней находятся сёла, которые не принадлежат ни Ингушетии, ни Чечне. Я говорил: там находятся подразделения бандитов, там их логово. Но долгое время меня не слушали. Теперь я договорился с Президентом Ингушетии, мы добрались до этих сел и стали добивать бандитов. У них не осталось ни боеприпасов, ни продовольствия. Вчера явился от них парень, двадцать один год. Он говорит: у них настрой убежать оттуда. Их полевые командиры заявили, что от Кадырова больше не будет прощения, не будет амнистии, он уничтожит всех до конца.

Тем, которые провинились, на ком кровь, - им дают наркотические таблетки, зомбируют, и они идут себя взрывать. Что взрывать, кого взрывать - не понимают. Увидят милицейскую форму, подбегают и взрываются. Всё это дело рук Запада. Мусульманский мир им не помогает, есть отдельные люди, которые посылают пять-десять тысяч долларов, но это не деньги. Основные склады ещё советского оружия находятся в Грузии, в Азербайджане. Все стволы и боеприпасы идут к бандитам оттуда. Еще недавно оттуда валом шел героин, а теперь тротил, автоматы. Запад заинтересован отсечь Кавказ от России. Кавказ - стратегический рубеж России. Заберут у России Кавказ, считай, отобрали половину России. В свое время американцы создали Бен Ладена, научили его искусству терроризма. Теперь к нам забрасываются группы иностранцев. Это не "борцы за свободу", - это блестяще обученные террористы. Мы воюем в горах с американскими и английскими спецслужбами. Они сражаются не против Кадырова, не против традиционного ислама, они сражаются против суверенного Российского государства. Путин объединил Россию, вырвал ее из хаоса, удалил Березовского, Гусинского, Ходорковского. Все у них отобрал. Разве они простили ему? Теперь по Путину, по России наносится новый удар. Чечня, Дагестан - слабые, уязвимые звенья в Российском государстве. А некоторые русские не понимают. Говорят, чеченцы - все террористы, мусульмане - все террористы. Путин прямо сказал: у террористов нет религии, нет национальности. Много чеченцев осело в Европе, в Турции, в Грузии. Именно из них вербуются террористы, забрасываются к нам. Ничего у них не получится. Мы знаем о них все, у нас есть оперативная информация, где у них в горах схроны, где базы. Нам нужен месяц, полтора - и мы их разгромим. Мы свою территорию американцам не отдадим. Мы должны жить в едином доме, который зовется Россия. Наш важнейший политический успех в том, что таково убеждение всего нашего народа.

А.П. Вы хотите сказать, что здесь обнаружены следы ЦРУ, Ми-6?

Р.К. Ну конечно. Был такой террорист Читигов, работал в ЦРУ. У него было американское гражданство. Он был бригадным генералом у Хаттаба. Когда мы его уничтожили - я руководил тогда операцией, - у него обнаружили автомобильные права американские, все остальные документы были американские.

А.П. Почему Ингушетия или Дагестан не могут воспользоваться вашим опытом? Почему в Ингушетии и в Дагестане не осуществлена консолидация народа, не подавлены бандиты, как это сделали вы в Чечне? Может, потому, что ваш опыт уникален? Его нельзя механически воспроизвести. Чеченский народ пережил две страшные войны, вкусил горе. В Чечне появился такой лидер, как Ахмат-Хаджи Кадыров. Это чудо. Такие лидеры возникают один раз за несколько столетий. Для Ингушетии и Дагестана нужна какая-то другая модель?

Р.К. Президент Евкуров использует наш опыт. Он спрашивает у нас советов. Но у него, похоже, есть еще советники, которые вводят его в заблуждение. Если он станет жестче поступать с террористами, мир в Ингушетии приблизится. С террористами можно вести диалог, когда ты им докажешь, что ты сильнее их во всех отношениях. Тогда им можно сказать: или вас закопаем, или посадим в камеру, или, если суд не найдет на вас крови, вы останетесь на свободе. В Дагестане положение серьезнее. Республика многонациональная, и там, на мой взгляд, допущена ошибка. Там каждая национальность представлена во власти. Президент - аварец, спикер парламента - кумык, другой - лакец. Это неправильно. Это не власть, а клуб. Представьте себе, в России сто восемьдесят национальностей, и каждая должна быть представлена в верховной власти. Что из этого получится? Хаос. Во власть должны приходить достойные люди, которые умеют управлять, умеют делать политику. Лидер должен подбирать себе талантливую единодушную команду. А в Дагестане этого нет, не в обиду братьям-дагестанцам. Таким образом, во власти очень много разных групп, кланов, течений. Это обессиливает власть. Власть должна опираться на закон, на конституцию, и больше ни на что. У нас в Чечне тоже была разноголосица тейпов. Дескать, все тейпы должны быть представлены во власти. Я сказал: "Нет. Власть должна быть едина. С лидерами тейпов будем дружить, будем молиться, будем собираться. А власть будет властью. Она будет помогать, содействовать, обеспечивать, контролировать, курировать, - но будет властью". Если это кого-то не устраивает, пусть уезжает из Республики. Еще Ахмат-Хаджи сказал: "Тейповой борьбы за власть не будет. Если мы не справляемся, мы уйдем. А если справляемся, подчиняйтесь власти. Расщеплять власть, играть властью у вас не получится". Вот так же должно быть везде. Общественность мы должны слушать. Брать во внимания ее пожелания. Но власть должна быть одна, и одна должна управлять процессом.

А.П. В начале нашего разговора вы сказали, что вам больно и досадно, когда ваши слова не всегда доходят до людей. Можно ли сказать, что в Чечне есть оппозиция вашей власти? Например, вся история с Ямадаевым, - как она укладывается в централизм власти?

Р.К. У нас нет оппозиции. Я сказал, чтобы слово "оппозиция" было забыто. Я заявил по телевизору, что если у вас есть программа, проект, более полезный народу, чем наш, тогда мы уступим власть. Если для осуществления вашего проекта вам нужен пост, я вам его отдаю. Министерский портфель, город, район, департамент. Докажите свою дееспособность, принесите народу пользу большую, чем мы, тогда вы получите власть. Сегодня у нас нет оппозиции, эта система придумана для подрыва власти. Я не позволю играть с народом. Когда я был исполняющим обязанности Президента, я собрал всех чеченцев, всю московскую диаспору, и спросил: "Что вы хотите? Бизнесмены, политики, художники, приезжайте в Республику и помогайте". Ни один человек не приехал. Приехал Агаев Ваха, помог. Умар Джабраилов помог. Байсаров помог. Арсамаков сейчас помогает. Обустраивает родное село, дорогу, кладбище, мечеть, водопровод. Часто приезжают Хасбулатов, Аслаханов, Завгаев, помогают политически, советуют. Они говорят о себе, что старались сделать добро Чечне, не получилось. Нынешняя власть это сделала. У нас ни с кем нет ссор. Вы спросили о Ямадаевых. Это были придуманные люди. Мы с ними работали, старались сделать их полезными. Наши спецслужбы проверили их. Руслан был законченный алкоголик и наркоман. Сулим был наркоман на последней стадии. Его брат Муса - наркоман. Бадик - абсолютный наркоман. Единственный, кто не пьёт и не курит, - Иса, но он шизофреник. Его брата убили, ответственные люди его похоронили, составили акт, а он утверждает, что брат жив. Утверждает, что и на него покушались. Это безумие. Представители этого рода творили бесчинства в Петербурге. Они нападали на банкиров, похищали людей, расчленяли их и сжигали. Полковники, генералы и бородачи - все должны быть равны перед законом. А эти люди творили бесчинства, а когда мы пытались им помешать, они распускали мерзкие слухи о руководстве Чечни, как могли, вредили власти. Они были замешаны в криминальные разборки, и это их погубило.

А.П. Кто же за ними стоял? Кто их натравливал на вас?

Р.К. Они считались агентами ГРУ. В московских структурах есть люди, которые когда-то занимали большие посты, но провалились на этих постах. Они не могут смириться с тем, что их время прошло, и пробуют взять реванш.

А.П. Я думаю, что эти люди, направляя свой удар по Кадырову, бьют на самом деле по Путину.

Р.К. Конечно. Эти люди не могут понять, что их время ушло. Сейчас есть Кадыров, есть его время, но когда его время кончится, он уйдет. Ямадаевых использовали, знали, что они совершают преступления, продают людей. А когда они запутались, их убрали. С бандитами и у нас, на Кавказе, и во всей России, можно покончить, если выполнять строго все поручения Верховного Главнокомандующего. Мне неудобно, что эти поручения не всегда выполняются. В этот отпуск я хотел поехать в святые места, в Палестину, в Иорданию, в Сирию. Собирался сделать круиз по святым местам. Но после недавней встречи с Медведевым решил остаться дома и заниматься бандитами. За эти две недели я уничтожил два десятка бандитов. Задержали смертников, которые должны были себя подорвать. Я нашел их логово и на днях проведу крупную операцию по их уничтожению. Эту операцию будут проводить МВД и ФСБ, но я обеспечиваю их информацией, потому что агентурная сеть, которую я там заложил еще во время войны, она подчиняется мне. Все командиры полков, батальонов - это мои близкие друзья, они мне как братья. Я уверен, что девяносто девять из ста пойдут по моему приказу на верную смерть в борьбе с терроризмом и бандитизмом. После встречи с Медведевым я вернулся и сказал им: "Ребята, мы должны сделать дело, чего бы нам это ни стоило". У врагов были большие планы, но мы их сорвали. Убили шесть смертников, и пятерых задержали. Смертников очень трудно забирать живыми, но мы это сделали. Я сам руководил операцией. Двоих мы забрали с начиненными взрывчаткой поясами.

А.П. Политковскую убили в день рождения Путина. Это был жуткий "подарок". Таким способом хотели парализовать его волю, выбить из колеи, нанести вред его репутации. Сейчас в Чечне убивают правозащитников. Это тоже изощренный удар, которым стараются вас очернить, создать вам репутацию кровавого диктатора, ослабить вашу власть.

Р.К. Политковскую я знал. Когда здесь проходили зачистки, похищали, убивали, она выступала с разоблачениями. Были среди наших командиров преступники, были те, что хотели скрыть следы своих преступлений. Но когда мы навели порядок, отменили зачистки, отказались от режима контртеррористической операции, здесь перестали убивать и похищать. Расследования Политковской нам помогали, мы с ней сотрудничали. Ее мог убить тот, кто ненавидит Путина, например, Березовский. У Березовского есть свои люди в спецслужбах, те, кого он ставил на посты в эти ведомства, в правоохранительные структуры. Когда разоблачительная миссия Политковской закончилась, она стала им не нужна, и ее использовали как отработанный материал. Убили. Эстемирова, которая недавно была убита, она в Чечне не играла никакой роли. Сюда из Москвы приехали правозащитники - Орлов, Ганнушкина. Я их посадил за стол и попросил: "Задавайте мне самые неприятные вопросы. Поставьте меня в неудобное положение. Докажите, что Кадыров нарушает права человека, не способен управлять республикой". Ганнушкина с иронией достает письмо, написанное Президенту Медведеву, и читает: "Уважаемый Дмитрий Анатольевич, люди Кадырова нас обижают, нас оскорбляют, социально не обеспечивают". И в конце письма стоят неразборчивые росписи без фамилий. Якобы двадцать человек там расписались. Я взял письмо, прочитал и говорю: "Где фамилии? Росписи сделаны одной ручкой и одним человеком". Ганнушкина спрашивает Эстемирову: "Где фамилии?". Она смутилась. Правозащитники поехали туда, откуда якобы было послано письмо. Не нашли ни одного человека, письмо - фальшивка. Эстемирова всё это сфабриковала, чтобы к приезду правозащитников был какой-то разоблачительный материал, скандал. Ганнушкина упрекала Эстемирову: "Зачем вы это делаете? Если вы защищаете права человека, вы должны сотрудничать с властью. Вы должны входить во все кабинеты". Я предложил создать комиссию во главе с Эстемировой, обещал дать ей помощника из моей администрации. Так и сделали. Дали широкие полномочия для проверки жалоб и заявлений населения по вопросам соблюдения гражданских прав, решения социальных проблем. Но она не стала выполнять свои функциональные обязанности. Ей нужны были только разговоры, а не решение вопросов, поставленных перед комиссией. Ей сказали: "Вы не справляетесь. Вы не способны работать". Она ожесточилась, стала писать различные статьи с небылицами. Не под своим именем. Собиралась с другими противниками стабильности в Чечне и говорила: "Что мы будем делать? Чечня уходит из-под нас. Мы теряем Чечню". Враги Чечни и России ничего не могли придумать. Только одно остается - убить женщину, вызвать крупный скандал. Очернить власть. Затем убивают семью русских, чтобы возмутить всю Россию. Этот скандал подхватывают в Москве люди, подобные Орлову. Я ему позвонил: "Здравствуйте, это Рамзан Ахматович Кадыров". Он поднял ужасный шум, настоящую истерику. Я говорю: "Разве я не имею права вам позвонить? Вы сами дали свой телефон моему помощнику. Я хочу вам сказать, что я человек. У меня больная мать, сестры, дети, маленькие племянники. Вы распространяете обо мне ужасные, ложные слухи. От этого страдает моя семья. Вы ущемляете мои права. Вы обвиняете меня в убийстве женщины. Моя мама услышала об этом, и целый день плачет". Он поднял по телефону шум, крик. Я ему говорю: "Вы уважаемый человек. Мы вас любим, почитаем. Относитесь к людям по-человечески".

"Мемориал" - это организация, придуманная для подрыва России. Люди, которые там собрались, не патриоты России. Человек родился в России, живет в России - как он может говорить о своей Родине так плохо? Мне с такими людьми противно разговаривать.

Латынина сначала обвиняла меня в убийстве Политковской, но потом извинилась: "Простите меня. Я ошибалась. Не сумела разобраться".

А.П. Я хотел вас спросить. Была плеяда политиков так называемой Ичкерии. Дудаев, Масхадов, Яндарбиев, Радуев, Гелаев, Басаев. Никого из них нет, всех убили. Но остается Доку Умаров. Кто он? Политик новой волны?

Р.К. Умаров всегда был бандитом. Похищал людей, зарабатывал на этом деньги. Откуда он появился в этой среде, никто не знает. Почему он уходит постоянно, мы ведь не раз его окружали? Мы его близкое окружение расстреляли, думали, что он среди убитых. Не оказалось. Три дня назад провели операцию, секретную, тоже не получилось, будто была утечка. До сих пор неизвестно, чей он человек. То, что он далек от ислама, что корни его не в религии, это сто процентов. Он не был никогда идейным борцом. Род Кадыровых - это идейная, религиозная семья. Мы от наших идеалов не отходили никогда. Нас выселяли, нас сажали, нас наказывали за наши убеждения, но мы им не изменяли. Я ни на шаг не отступлю от ислама и приму за него смерть достойно. Традиционный ислам, который исповедовали наши предки, он для меня священный. Умаров - не религиозный человек. Откуда он появился, мы не знаем. Кто вырастил Дудаева, мы знаем. Откуда Радуев, мы знаем. Про Басаева мы знаем, чей он был человек. А кто такой Умаров - это загадка. У них есть технология, есть система, которая помогает им найти самоубийц. Например, инвалид третьей группы, его обрабатывают и посылают взрываться. Это же ни в какие рамки не входит. Это не бой, не победа. Инвалида доводят до того, что он становится самоубийцей. Но их возможности ограничены. Если бы у них была сила, мы бы не смогли провести в республике ни одного мероприятия - политического, культурного, спортивного. А мы живем полноценной жизнью. Умаров утверждает, что весь чеченский народ - это его враг. Все наши видные религиозные деятели говорят, что Умаров не мусульманин. Что он хочет? В чем его идея? Никто не понимает. Только взрывы, террор, обман. Он, как бешеная собака, которую надо уничтожить. Сейчас он говорит, что нужно взрывать газопроводы, электростанции, нанести экономический урон. Кому? Детям, старикам, роженицам в родильных домах, инвалидам. Мы на взорванном газопроводе сменим испорченный участок трубы. Но эту неделю будет страдать народ, который только что вышел из военной разрухи, вздохнул полной грудью. За это Умарова надо уничтожить. Не сажать, не задерживать, а уничтожить. От него постоянно исходят зло, разные болезни, он смердит. Его нужно закопать не на три метра, а на тридцать, чтобы он не испортил плодородную землю, далеко от поселений.

А.П. Вы говорили о его пронырливости, безнаказанности, способности всегда уходить невредимым. Значит ли, что в ваших рядах существует изменник?

Р.К. Я сам много думаю об этом. И эти мысли меня убивают. Я жду, что прозрение придет не изнутри, а извне, свыше. У меня так бывает: приходит подсказка свыше. Опираясь на эту высшую подсказку, я делаю политику. Бывает, обдумываю проблему, сомневаюсь, пью чай, остаюсь в одиночестве, нет решения, нет уверенности в правоте. И вдруг подсказка свыше. Я принимаю её - и не ошибаюсь в своем поступке. И сейчас я думаю об Умарове, почему ему удается уйти, скрыться, когда, казалось бы, кольцо замкнуто, в чем наша ошибка, где мы не дорабатываем. Мы найдем эту ошибку и обязательно исправим.

А.П. Рамзан Ахматович, вы крупный политик, не чеченского масштаба, а всероссийского. Каждый крупный политик и преобразователь опирается на сподвижников, на узкую группу единомышленников, которым доверяет беспредельно. У Пушкина, когда он писал о царе Петре, есть фраза: "Птенцы гнезда Петрова". Кто они такие, "птенцы гнезда Кадырова"?

Р.К. Недавно Президент Медведев написал статью: "Россия, вперёд!" Для меня это руководство к действию. Хочу, чтобы моя политика соответствовала политике федерального центра. Стараюсь здесь, в Чечне, делать то, что делает Путин в борьбе с кризисом. Чтобы народ понял текущие затруднения, не митинговал, не доставлял трудности, а помогал их преодолеть. Хорошо, когда рядом с тобой пять верных советников, еще лучше, когда их десять. Я их выслушиваю, но делаю то, что приходит ко мне свыше. Неслышные миру слова. У меня есть преданные командиры, олицетворяющие силовую составляющую политики. Я три раза в неделю встречаюсь с ними, приглашаю на чай. Общаюсь с нижним, средним комсоставом. С пехотинцами, которые идут в бой. Я знаю настрой каждого, знаю, как он живет, знаю, что я должен сделать, если он погибнет. Есть политики, писатели, муфтии, я с ними тоже общаюсь, знаю, как их успокоить, вдохновить. В своей политике я не опираюсь на них одних, но их советы выслушиваю, очень ими дорожу. Дукуваха Баштаевич (Абдурахманов) приехал ко мне, мы едем в Центорой, без охраны. Он говорит, задает вопросы, спрашивает без конца. Я молчу. Он говорит: "Рамзан, почему не отвечаешь"? Я говорю: "Просто я не получаю подсказку свыше, поэтому молчу. Дай мне время. К любой проблеме есть десять подходов. Враги могут отрезать нам три пути, а семь останется. Давай разработаем стратегию, чтобы враги нам не помешали достичь цели. Пусть потом они лают, как собаки, а цель нами достигнута".

А.П. Одна из ваших больших побед, - это собирание в одно целое рассеченного чеченского народа. Создание "большой Чечни". Вы собираете потенциал, силы народные. Для чего? Чтобы дать людям успокоение? Или направить их сконцентрированную энергию вперед?

Р.К. Главная наша задача - сохранить мир, чтобы нас не использовали силы, враждебные России. Мы должны убедить чеченцев, что мы тоже допускали ошибки и больше их не повторим. Я собрал представителей прессы и сказал, что мы завершаем целый исторический период и начинаем новую страницу нашей истории. Мы больше не будем показывать по телеканалам взрывы, не будем сыпать соль на раны. Мы устремлены на благо, на позитивное развитие. Все чеченцы: Хасбулатов, Хаджиев, Аслаханов, Сайдулаев, Гантемиров, Завгаев - все бывшие и нынешние политики приняли эту концепцию будущего. Они согласились с тем, что первый Президент Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров сделал правильный выбор, встал рядом с Путиным и спас не только Чечню, но и Россию. Мы не должны мечтать о роскошной жизни. Мы должны жить нормально: хлеб, соль, тепло, образование. Мы должны обеспечить всем достойную жизнь, а потом каждый будет развиваться по-своему.

А.П. А Закаев это понимает?

Р. К. Закаев не самостоятелен. Он боится кого-то. Он боится сказать вслух то, что думает. Можно ему сейчас позвонить, и он скажет: "Брат, ты сделал невозможное. Мы преклоняемся перед тобой". Мы не раз разговаривали по телефону. Я ему говорю: "Если у меня получилось, если ты меня одобряешь, почему не приезжаешь домой?" Он отвечает: "Пойми меня! Пойми меня!" Я говорю: "Я тебя понимаю. Чего тебе не хватает? Ты поддерживаешь мою политику?" "Поддерживаю". "Тогда возвращайся". Он молчит. Наверное, ему надо чем-то помочь. Не только ему, а тысячам чеченцев, которые бежали от войны в Европу. В Европе живут сто тысяч чеченцев, которые спасались от войны. Я им говорю: "Европа - это хорошо. Но в Европе есть места для богатых, для средних и для нищих. Вам достанется самое последнее место". Я недавно разговаривал с женщиной, которая вернулась из Европы. "Рамзан, ты не представляешь, что там творится. Молодежь забирают, обрабатывают, учат взрывать". Это одна сторона. Другая в том, что через одно поколение убежавшие в Европу чеченцы станут европейцами, и мы потеряем огромное количество наших братьев. Они забудут все наши традиции, все наши верования. Их будут использовать против нас, против России. Россия - сильная держава, с огромной территорией. И враги говорят, зачем России столько земли? А что отвечает Россия? Каждый пятнадцатый гражданин России живет в Москве, а территория пустует. Кто будет пахать, сеять, выращивать скот? Ведь Россия может обеспечить мясом половину мира. А мы закупаем мясо. Это неправильно. Правительство должно помогать тем, кто развивает животноводство, сажает сады. Тогда врагам, желающим отнять у России землю, нечего будет сказать.

А.П. Я встречался с Закаевым в Лондоне. Он произвел на меня впечатление интеллигентного человека, любящего свой народ. Он страдал, сомневался, размышлял. Если удастся вернуть его в Чечню, это будет огромная моральная и политическая победа.

Р.К. Многие из моего окружения, из структур этого не понимают. "Зачем Кадырову нужен Закаев?" Не мне он нужен, а Чечне. Он единственный, кто остался от прежней Ичкерии. Он вернется, и вернутся за ним тысячи. Ведь он замечательный артист, режиссер. У него великолепные артистические данные. Он играл в спектаклях, на которые я ходил в детстве. Он был моим кумиром. До сих пор в театрах играют сцены, которые он придумал. Мы вернем на Родину уехавших чеченцев и пойдем вперед, только вперед! Россия великая страна, и ей нужны воины, отважные, смелые, которые отдадут свои жизни за целостность государства. Чеченцы - воины. Но воинственность нужно правильно использовать. Пусть все знают: чеченцы первыми встанут на защиту Кавказа и России. Чеченцы не должны видеть в русских врагов, а только друзей, братьев.

А.П. Я много раз говорил: чеченцы не являются нацменьшинством, каким-то периферийным народом, жителями окраины. Они - государствообразующий народ, не в меньшей степени, чем русские или татары. Они держат здесь, на Кавказе, свод российского государства. Свод Российской Империи. Ахмат-Хаджи Кадыров показал, что чеченец может спасти не только свою родную Чечню, но и все Государство Российское. Его пример нужно изучать, понять его философию, его миссию. В этой миссии таится много загадок и тайн.

Р.К.Он действительно был уникальным человеком. Во время войны я заходил к нему. Говорил: "Федеральный центр не понимает нас. Он направил сюда войска, и военные называют нас бандитами. А настоящие бандиты называют нас предателями. Зачем нам это надо? Генералы и офицеры, с которыми мы взаимодействуем во имя России, называют нас бандитами. Кадыров бандит, мы с ним разберемся. Люди плачут, на кого им надеяться, если Кадыров - бандит?" Он отвечает: " Мы должны терпеть и выстоять. Если мы сдадимся, кто спасет народ? Да, нам трудно. А кому сейчас легко? Если ты испугался, если ты не можешь это выдержать, я тебя отправлю в Москву, устрою в Университет, дам квартиру, машину. Война кончится, вернешься в Чечню. Но я на этот путь встал осознанно, я поступаю в согласии с исламом, я остаюсь здесь, с моим народом". Это происходило ночью, в двенадцать часов, у нас не было света, стреляли пушки, над крышей нашего дома неслись снаряды. Казалось, нет надежды на мир, на другую жизнь, на то, что в доме когда-нибудь появится свет. Я говорю отцу: "С сегодняшнего дня я не просто ваш сын, а самый ваш преданный помощник. Я докажу, что я ваш помощник, товарищ и преданный вам соратник". С того дня я взял в руки оружие и начал воевать с бандитами. Меня обвиняли, меня оскорбляли, на меня писали рапорты, что я пособник террористов. Но я не сломался, я встал рядом с Кадыровым, а Кадыров встал рядом с Путиным, и у нас всё получилось. Я участвовал в спецмероприятиях, заходил в села, куда не могли зайти танковые полки. Я с небольшой группой уничтожал нескольких бандитских бригадных генералов, безо всякой артиллерии, авиации. Я это делал ради Всевышнего, ради своего народа. Отец меня направлял в самое пекло. Перед одной тяжелой операцией к нам приехал командующий и сказал отцу: "Не пускай сына на верную смерть". Отец говорит мне: "Подумай, генералы знают обстановку - может, лучше тебе не ходить?" Я ему отвечаю: " Доверься мне. Если я умру ради моего народа, ради ислама, я попаду в рай". Он отвечает: "Иди, я буду молиться за тебя". И он отправил своего сына на верную гибель. Кто еще так мог? Он любил свой народ больше сына. А он любил меня очень сильно, хотя никогда не говорил. Он взял рацию и следил за мной во время боя. Когда бой обострился, и я стал отдавать нервные команды, он мне говорит по рации: "Рамзан, успокойся. Продолжай операцию, ты ее хорошо начал". Какой отец способен слушать, наблюдать, как его сын ведет смертельный бой, и пуля может его поразить? Вряд ли его теперь до конца поймут.

Сегодняшнее время - испорченное время. Проституция, наркомания, геи - они отравляют наше время. Кто в России может поддерживать гей-клубы? Скажи слово против геев, и тебя задавят в прессе. Почему? Потому что действует целая система, направленная на ослабление государства, на ослабление воли, чести, мужества. Нам нужны патриоты, нужны воины, нужны защитники отечества. Поэтому чеченцы будут всегда на переднем плане. Мы подготовимся духовно и нравственно, и среди нас будет больше патриотов России, чем где бы то и было. Вот моя мечта. Я сам военный человек, и оборона России для меня важнее всего. Я все отдал за безопасность России, за ее честь. Через несколько лет вы убедитесь, что я прав. Если меня не станет, дело Кадырова будет продолжено. Есть команда, есть люди, которые продолжат мое дело. Каждому командиру я всегда ставил задачу готовить после себя человека. Я приготовил человека, который может меня сменить.

А.П. Это кто?

Р.К. Адам Делимханов. Самый близкий мой друг. Ближе, чем брат. Его все мои братья, все племянники, все родственники любят, и все они в бою. Он сейчас в горах воюет. Будучи депутатом Госдумы от Чеченской республики, он воюет в горах. Один его брат - Герой России, другой брат награжден Орденом мужества, третий брат тоже награжден. Я бы с удовольствием всем им дал министерские кресла. Но они говорят: "Нам не нужны министерские кресла. Мы воины. Ты есть, мы идем за тобой до конца". Я считаю, что Адам лучше меня.

А.П. Вот что меня поражает, Рамзан. Две чеченских войны были войнами с сепаратистами, которые стремились отделить Чечню от России. Победа в этих войнах означала сохранение Чечни в составе России, торжество кремлевской концепции неделимого российского государства. Но в последнее время всё громче звучат московские голоса, требующие отсечения Чечни от России. Так думает часть политологов, высоких чиновников, действующих военных, крупных бизнесменов. Они утверждают, что Чечня - это бремя. Она сосёт федеральные средства, от нее в Россию приходит террор, коррупция. Чечня нерентабельна, и от нее нужно отказаться. Вы слышали об этом?

Р.К. Я слышал об этом. Это или глупые люди, или враги России. Из тех, кого в свое время насадил Березовский. В Кремле есть четкое понимание роли Чечни, этого южного рубежа России. Это понимают Путин и Медведев. Это понимает Сурков. Владислав Юрьевич - стратег, он знает все сложности государственной политики, всю ее кухню. Он часто помогает мне советами. Когда я устаю, когда раздражен, огорчен, иду к нему. Он выслушает меня и так спокойно, деликатно, легко объяснит мне трудности момента, и я успокаиваюсь. Если Россия отделится от Кавказа, считай, что России нету. Кавказ нужно оборонять, как Москву. Каждый год государство выделяет сотни миллиардов рублей для военного ведомства, спецслужб, обустраивает рубежи обороны страны. Чечня - стратегический рубеж обороны. Говорят, что Чечня сосет государственный бюджет. Это миф. В республике есть нефть, газ. Мы можем стать донорами. У нас забирают нефть и газ задаром, и при этом говорят, что мы сосем бюджет. На двадцать миллиардов рублей у нас забирает всё "Роснефть", а платит сто миллионов. Нельзя экономить на Чечне. Чечня - это стратегическое оружие России. Мы носим с собой пистолет, он тяжелый, неудобный, оттягивает ремень, но однажды он понадобится, мы из него выстрелим и спасём себе жизнь. Вот так же и Кавказ: его нужно усиливать, давать приоритет региону. В Центральную Россию враг запустил алкоголь, спаивает русских, а в Чечню он запустил терроризм. И то, и другое разваливает Россию. Был Советский Союз, держава охватывала половину мира. Его развалили те же люди, которые сегодня хотят развалить Россию. Они говорят: свобода, демократия, - а сами делают всё, чтобы развалить Россию. Демократию, как о ней говорят эти люди, надо чуть-чуть приостановить. Чтобы заработала настоящая демократия, нужно избавиться от алкоголизма, проституции, наркомании. Пусть люди получают наилучшее образование в школах и университетах. Пусть высокопоставленные чиновники не отправляют своих детей жить в Англию и Америку. Надо давать дорогу умным, правдивым, добрым. Тогда заработает демократия. А сейчас только один разврат. НТВ, ТНТ, - что они показывают людям? Кто после них пойдет служить в армию? Только в шоу-бизнес. По телевизору показывают, как стать террористом, как стать наркоманом, как изменить Родине. Госдума должна принимать не бессмысленные законы, а те, что защищают страну. На выборы должны идти кандидаты с идеями, которые совпадают с идей укрепления страны.

А.П. Я разговаривал сегодня с вашим муфтием и понял, что Чечня формируется как мощный исламский центр. Чеченский народ переживает сегодня мощный пассионарный подъем. Сочетание пассионарного взрыва и исламского возрождения делает Чечню буфером между Россией и исламским миром, который сегодня бурлит, видоизменяется, требует от лидеров великих дел и поступков. Прав ли я?

Р.К. Я встречался с лидерами Ближнего Востока, и понял, что они ищут сотрудничества с Россией. Но советники мешают этому сотрудничеству, вводят их в заблуждение. Создают мнение, что в Чечне убивают мусульман, а Кадыров предатель и марионетка России. Когда я был в Саудовской Аравии, совершал хадж, я встречался с исламскими лидерами, они поверили нам, желают наладить сотрудничество, но прозападные советники всячески мешают. Они боятся, что исламский мир станет закупать оружие не у своего врага Америки, а у своего союзника России. Тогда силовые возможности России и финансовая мощь исламского мира создадут новую ситуацию и на Ближнем Востоке, и во всем мире. Король Саудовской Аравии, король Иордании, Муаммар Каддафи, Судан, Палестина, Эмираты - со всеми встречался, убеждал их в правильной политике федерального центра по отношению к мусульманам России. Они сняли свои претензии, а их муфтии благословили нас. Так я чувствую, так я мыслю, живя здесь, в Чечне, откуда мне виден весь мир.

Владимир Бушин КВАДРАТУРА ЛБА

В связи с моими недавними статьями в "Завтра", где я пожурил политолога Леонида Радзиховского за долдонское представление о войне как о спортивном состязании двух команд, которым предоставлены абсолютно равные условия, где пристыдил писателя Бориса Васильева, оскорбившего маршала Буденного кличкой "паркетный вояка", где отверг вздорные выдумки отца и сына Микоянов о Сталине,- в связи этими статьями некоторые мои интеллигентные противники заявили обо мне в интернете так: жалкая букашка… трусливый заяц… хищный гриф… лакей… смершевец… больной садист… мракобес… и т.д. Трудно быть одновременно зайцем и грифом, букашкой и смершевцем, но что поделаешь - им хочется так. Свобода!

Для характеристики этих светлобесов достаточно того, что "смершевец" для них ругательство. А ведь созданный в 1943 году Смерш это - "Смерть шпионам!", борьбой против коих сия полезная организация и занималась. Но светлобесы убеждены, что даже в военное время никаких шпионов, работавших против Советского Союза и его Красной Армии, быть не могло, шпионы - тупоумная выдумка сталинской пропаганды. Это только мы шпионили у американцев и выкрали у них атомную бомбу, что мадам Светлова, супруга покойного живого классика Солженицына зрила собственными очами, о чем однажды объявила по телевидению. Так вот, "смершевец" для них ругательство, как "колхозник", "бригадир", "комиссар" и многие другие слова Советской эпохи. Тот же классик, когда ещё был живым, встретив однажды в редакции "Нового мира" маршала Конева, плюнул сквозь зубы: "Колхозный бригадир!". Чем задумал уязвить, а! Да большинство наших военачальников, разгромивших немецких военных аристократов, сами были крестьянами и колхозниками или их детьми. И это достоинство незадолго до смерти поняли и оценили даже Геббельс и Гитлер, что для людей, гораздо более умных, чем, скажем, Сванидзе и Млечин, было на удивление поздно.

Давно практикующий Диагоноз помянутые выше словечки-плевочки подаёт в таком элегантном обрамлении: "Вот и до Микояна дотянулись грязные руки смершевца. Кто будет следующей жертвой хищного грифа, питающегося коммунистической падалью". Какой своеобразный склад ума: выступает в защиту Микояна и его же называет падалью. Диагноз ясен. Я-то писал и о достоинствах и о заслугах Микояна во времена Сталина, и только после его смерти талантливый Анастас Иванович слярвился. Да разве он один!

Но читаем дальше: "А как насчёт Кагановича? Ведь какой соблазн убить сразу двух зайцев: и еврей, и строитель метро". Тут, как говорится, спасибо за интересный вопрос. Действительно, я не за возвращение, скажем, Екатеринбургу имени Свердлова, но с какой стати в своё время город был назван именем царицы - она там хоть один кирпич положила? Всего лишь - подмахнула Указ. А какой был резон называть, допустим, железную дорогу ("А по бокам-то всё косточки русские…") Николаевской? Царь там хоть один костыль вбил?

Ну, вообще-то, такова давняя традиция: Александрия, Петербург, Вашингтон… Но если по совести, то у наркома Кагановича гораздо более веские основания. Это был истинный трудяга железнодорожного транспорта! Его называли Магнитом метростроя, Первым прорабом. А как работали при нём железные дороги, какие цены билетов были! А невиданная в мире эвакуации! Тысячи крупнейших предприятий, миллионы людей, эшелоны, эшелоны, эшелоны… Бомбёжки, обстрелы, диверсии… И двадцать лет московское метро носило имя Кагановича. Потом, объявив его, Молотова и других своих противников врагами партии, Хрущёв нарёк Московское метро именем Ленина, который, конечно, никакого отношения к нему иметь не мог. Так вот, Диагнозович, снимите маску и поддержите мою антисемитскую идею - вернуть первоначальное заслуженное имя нашему метро, как вернули недавно строку из сталинского гимна в метро на Курской-кольцевой. Нет, не поддержите, потому что трус, способный только визжать из-под псевдонима, как заяц в когтях грифа.

Некто Максим тычет мне в грудь перстом с длинным ногтем: "Вы не Радзиховский и далеко не Радзинский, которых уважает вся Россия… Кто вы и кто Микоян!" Да разве я спорю? Только за всю Россию не ручаюсь. Конечно, далеко мне до Радзиховского. Он - украшение аж правительственной газеты. А мой удел - как максимум! - "писать в заштатном желтом листке пасквили", от которых - как минимум! - Максим не может оторваться. И каков творческий диапазон у Радзиховского - от футбола до истории Великой Отечественной войны! А эрудиция какая! Взять статейку о том же футболе. Казалось бы, какое до него дело человеку, объявившему себя политологом? Ан, ему до всего дело есть. И до чего ж изящно изукрашена статейка замусоленными цитатами из классиков - и Пушкина ("Ура, мы ломим, гнутся шведы!"), и Гоголя (о птице-тройке, разумеется), и Мопасосана (так в тексте)… И Булгакова присобачил, и восторженно ввернул "гениальную строчку" из Ильфа и Петрова, и неодобрительно зацепил песенку "Эй, вратарь, готовься к бою!..", и Пастернака употребил на свой шутовской манер: "И тут кончается пиар-искусство, и дышит футбольная почва и судьба". Наконец, будучи уверен, что Ленин сказал "Из всех искусств для нас важнейшим является кино", сочинитель впарил и его имя, заменив "кино" на футбол". А на самом деле у Ленина так : "В неграмотной стране из всех искусств" и т.д. В декабре 1916 года Ленин писал Инессе Арманд: "Вот она, судьба моя. Одна боевая кампания за другой против политических глупостей, пошлостей, оппортунизма. И это с 1893 года. И ненависть пошляков из-за этого. Ну, а я всё же не променял бы своей судьбы на мир с пошляками".

А Радзинский? Титан! Ренессансная личность! Куда мне до него! Он днюет и ночует в телевизионном ящике, американскому президенту Бушу свои сочинения слал, тот живодёр - в ответ восторженную благодарность… Ну, правда, есть небольшие грешки. Покойная дочь генерала Деникина подарила ему в Париже свою книгу о Распутине, а через недолгое время привезли ей из Москвы книгу Радзинского, и там - весь её Распутин как есть голенький. Уж так убивалась старушка в беседе с корреспондентом "Литгазеты".

Но такие замашки Радзинского, видимо, фамильного происхождения, и бороться с ними, должно быть, бесполезно. Его матушка в ташкентской эвакуации во время войны заведовала распределением пайков для писателей. Так вот, в отношении пайка Анны Андреевны Ахматовой она ухитрялось проделывать нечто подобное тому, что много лет спустя её уже престарелый сынок проделал с сочинением Марины Антоновны, урождённой Деникиной. Об этом поведала Лидия Чуковская в своих "Записках" (М., 1997. Т.1). Так что Эдик возрос на ахматовских харчах. Как не стать талантливым любимцем Константина Эрнста!

А Микоян! Он же лет сорок был членом Политбюро, министром, под конец жизни - президентом. А я никогда не мог пролезть даже в члены парткома. У него шесть орденов Ленина, Золотая Звезда Героя, а у меня ? Смешно сказать…

Ариец: "Прочитал статью Бушина и стало на душе мерзко". И отлично. Цель достигнута. Я и хочу, чтобы на нашей прекрасной земле всем этим "арийцам" стало невмоготу тошно. Но, признаться, и сам я закручинился, когда прочитал: "Цитирую Бушина: "на людях Анастас возвеличивал Сталина, а на кухне громил, хаял".

На какой странице, в каком абзаце разыскал у меня он эти слова? Нет их! А вот Молотов, десятки лет хорошо знавший Микояна, говорил Феликсу Чуеву нечто весьма похожее, только без кухни, конечно. Вот с ним и спорь.

И совсем стало мне горько за "арийца" от его гневных слов: "Армения - фундаментальный союзник России. Охаивая Микояна, Бушин хочет вбить клин, вызвать негативное отношение армян к России. Не исключено, что статья заказана азербайджанцами…". Насчёт азербайджанцев - точно. Гейдар Алиев с того света по прямому проводу заказал, посулил там тёплое местечко в надлежащий час. Но есть несколько вопросов. Во-первых, я за дружбу с Арменией, но хотел бы знать, Ариец, за что, почему и зачем президент фундаментального союзника России недавно наградил высшим орденом Армении бандита Саакашвили, которого глава нашего правительства в час просветления обещал повесить за причинное место? Во-вторых, между кем я хотел вбить клин, когда охаивал множество более или менее русских - от алкаша-библиофила Ельцина до "человека русской культуры" Чубайса, сокрушителя Саяно-Шушенской ГЭС? В-третьих, хотел ли я вызвать у немцев "негативное отношение к России", когда охаивал австрияка Гитлера?

Но есть у "арийца" ещё более достослёзные размышлизмы, которые просто повергают в отчаяние. Вот хотя бы: "Правда у каждого своя. Гитлер хотел вернуть своей родине то, что было отнято англичанами и французами, Черчилль бился за величие Британии…".

Как азербайджанский ставленник я вас хочу спросить, мыслитель: вы когда с неба свалились? Под Москвой и Ленинградом, на Волге и на Кавказе Гитлер хотел получить то, что у него отняли англо-французы? А что касается Черчилля, то ему было не до жиру величия, а быть бы живу хоть на запятках у Америки. И хотя он очень красиво сказал в 1940 году "Я занял пост премьера правительства его величества не для того, чтобы председательствовать при ликвидации Британской империи", однако, увы, где оказалась вскоре после войны Индия, жемчужина британской короны, и другие перлы и диаманты её?

Редкостный склад ума явил нам некто Michel: "Бушин - лакей. Сейчас он может свободно хвалить Сталина, своего хозяина-барина". Ему сразу ответил Русский физик: "Мишель, будет врать-то!" В самом деле, как покойник может быть хозяином чего-то? Тут гораздо уместнее сказать "властитель дум". Это - да! Что и было зафиксировано в прошлом году даже бесстыдной затеей "Имя России". Там фиктивное первое место занял Александр Невский, которого с таким же успехом могли заменить Илья Муромец или Василиса Прекрасная, а второе место, фактически первое - Сталин.

Но - минутку, Мишель! А так ли уж легко хвалить Сталина в стране, временно оккупированной антисоветчиками и сталинофобами? Вы посмотрите на наших правителей. У них в голове ничего, кроме ненависти к величию Советской России, я и не вижу. Они же по всем важным вопросам стоят враскоряку и уверяют нас, что это наконец-то найденная лучшая государственная поза. Вот создали они Государственную Комиссию по борьбе с фальсификацией истории. И первый, кто это приветствовал, шустро предугадав её суть, оказался проницательный Рой Медведев, великий историк. Он сделал множество открытий. Например, установил, что среди советских высших руководителей было две главных партии - бородатики и усатики. Первые - Ленин, Троцкий, Каменев, Рыков, Бухарин, Дзержинский… Вторые - Сталин, Молотов, Орджоникизде, Ворошилов, Микоян… (Они окружали Сталина. М. 1990, с.99-100). Правда, ведь была ещё и могучая партия бритиков, т.е. бривших и усы и бороду, это - Киров, Куйбышев, Маленков, Хрущёв, Жданов, Берия… Странно, но самую многочисленную партию историк не заметил. Но зато он ещё установил, что лоб у Сталина был такой низкий, что Политбюро приняло секретное решение, обязывавшее всех, кто имел касательство к портретам вождя, увеличивать его лоб на два сантиметра.

И вот этот историк первый ликует при известии о создании помянутой Комиссии. Почему его туда не взяли - белое пятно новейшей истории. А первым, кого ввели в комиссию, был Сванидзе. Да ведь это же всё равно, что Геббельса назначить художественным руководителем Еврейского театра.

Ещё интересней такая поза: призывая к борьбе против фальсификации нашей истории, правители при этом чтут как национального героя Солженицына. Кто он? Главное трепло ХХ века, небывалый фальсификатор и лжец. Врал обо всём, начиная с себя: он-де героически прошел всю войну "от звонка до звонка" ("Банка тушонки на четверых и - в атаку - "За родину! За Сталина!"; что пережил все ужасы каторги, что стал первым писателем земли русской… Он оклеветал всё, что видел, что вскормило его: Советскую власть, Красную Армию, Отечественную войну, и классическую и советскую литературу… И вот правители ходили к лжецу в гости, он угощал их фальсифицированной репой со своего огорода, слаще которой те ничего в жизни не едали, и поучал, наставлял…

А теперь правители любезно беседуют с вдовицей-помещицей, до сих пор обитающей в бывшей даче того же Кагановича. Его в пору хрущёвской опалы выселили, как, впрочем, после отставки и Микояна - с той дачи-имения, на которой он прожил лет сорок. Можно было ожидать, что мадам Светлова, набожная гуманистка-альтруистка, во время кризиса оставит эту дачу для организации здесь московского Артека для детей безработных, а сама удалится в другое своё имение, в штате Вермонт. Не сподобилась. Так и стоит: одна нога в московском имении, другая - за океаном. Тоже поза… А ведь, поскольку супруга-то уже не достать, то Всероссийская комиссия по борьбе с фальсификацией (ВКПБФ) должна бы в первую побеседовать с мадам Светловой о её пособничестве в изготовлении и распространении клеветы на наш народ. Если Сванидзе решится поднять этот вопрос в КПБФ, то в день Страшного суда ему кое-что простилось бы.

А ещё негодуют правители по поводу сноса в Эстонии памятника "Бронзовый солдат". Опять враскоряку! Они, стыдливо закрывающие во время парадов на Красной площади даже могилу нашего Верховного Главнокомандующего и его полководцев-победителей в той великой войне, т.е. будучи сами бесстыдными фальсификаторами, не имеют морального права протестовать - крохотная Эстония только идёт следом за ними, титанами. Их пресса клянет также Ющенко за почести бандеровцам, а Путин кладёт веночек к памятнику барона Маннергейма с таким умилением, будто это памятник незабвенному барону Ф.К.Мюнхгаузену (1720-1797) - в знак признательности за службу в русской армии. За Путиным - и Медведев, но уже - не к памятнику, а на могилу барона. Да чем же Бандера хуже Маннергейма? Оба в меру своих сил воевали против нашей Советской родины, другой не существовало.

Особенно выразительную позу принял Путин на днях, заявив: "Советская армия освободила Европу от фашизма, но не могла дать ей свободу, поскольку сама было несвободна". Ты о чём, папаша? Что такое "свободная армия" - куда хочу, туда и пошёл, чего желаю, то и вытворяю, с кем хочу, с тем и воюю? Армия - детище государства. Она живет по уставам, по приказам, по субординации. В эту "несвободную армию" провожали всем заводом или колхозом с песнями, и было позором, если парня не брали в армию, а вы с Ельциным и Сердюковым создали такую, что родители в страхе за своих детей. Там столько "свободы" и такая она…

… Да, мы способствовали в освобождённых от фашизма странах приходу к власти партий и лиц, близких и дружественным нам. Но этим же самым, естественно, занимались и англо-американцы: в западной Германии они посадили на трон Конрада Аденауэра. Тот ещё демократ был!

Недавно президент США Обама в одной из речей уравнял антифашизм и антикоммунизм. Вдохновлённые этим, европарламентарии, собравшись в Вильне, радостно поставили на одну доску фашизм и сталинизм. Секретарь ЦК КПРФ Дмитрий Новиков сказал в связи с этим: "Власть попала в ловушку. С одной стороны, она вынуждена протестовать против уподобления сталинского СССР гитлеровской Германии. Ведь тут возникают уже и материальные, и территориальные претензии к нашей родине. А с другой стороны, Сванидзе и подобные ему фавориты власти своей грязной клеветой как раз и создают почву для таких претензий и для извинения России за героическую Советскую историю. Так чего ждать от этой публики? Разве они способны на убедительное разоблачение фальсификаций, которые сами же вскармливают? Конечно, нет".

Странно, а на сей раз отцы отечества хоть и сквозь зубы, но что-то неодобрительное пробурчали по адресу европарламента.

Но кто в нынешние времена первый поставил на одну доску фашизм и коммунизм? Неужто не помните, гражданин Путин? Да ведь Ельцин, ваш создатель и учитель. Это он пустил в ход "красно-коричневую" дубину. Ну, придумал-то, может, и не он, а Березовский или Бжезинский, но остервенело охаживать коммунистов по головам этой дубиной начал он и шайка его прихвостней.

Значит, прежде чем дать отповедь европарламенту, следовало честно сказать, что был, мол, в России некто Ельцин, который занимался тем же самым, но мы не успели его судить, поскольку он пребывал то в запое, то в Америке, то на операционном столе, а недавно Бог его прибрал.

Вот тогда бы отповедь прозвучала веско. Но ни Путин, ни Медведев на это не способны. Они рассчитывают обхитрить историю. И с этой целью опять встали враскоряку: осудили мерзавцев Европы, но, идя навстречу пожеланиям трудящихся, дали имя Ельцина какому-то городу, вузу да ещё и грандиозной библиотеке в Ленинграде. Это не просто тупоумие или презрение к нам - это изощренное глумление над здравым смыслом, над народом, над живыми и мертвыми, над всей историей России.

В Советское время, разумеется, хватало разных нелепостей, и вот нынешние мудрецы вместо того, чтобы взять из той поры лучшее, хватают именно нелепости. Одной из них была мания всему давать имя, чаще всего - имя человека. Это высмеивал ещё Маяковский: "собака имени Палкан". Позже - Горький усмехался: "Максим Горький на пароходе "Максим Горький" едет в город Горький". Ведь и московскому метро в Советское время и нынешней новой библиотеке в Ленинграде можно было вовсе не давать никакого имени: метро и метро, а библиотека, кажется, уже имеет название, хоть и несуразное,- Президентская! Что, ей могут пользоваться одни президенты, или она построена на президентские трудовые сбережения, или, наконец, весь книжный фонд собрал лично какой-то президент? А уж Ельцина-то имя если присваивать чему, то разве что затрапезной рыгаловке на Зацепе.

Объегорить историю ещё никому не удавалось. И настанет час, никуда вам не деться, когда по давнему русскому обычаю прахом Ельцина зарядят большую пушку и выстрелят в сторону Вашингтонского обкома. Уже сейчас, Путин, подумайте, как оказаться первым у этой пушки. А пока так и стоят они враскоряку один за одним - Путин - Медведев - Набибуллина - Грызлов - Миронов - Фурсенко - Голикова - Сердюков - Лавров - Новодворская… И молча смотрят вдруг другу в афедрон, принимают это за образ стабильности и прогресса и ничего другого не видят.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

ЗАКАНЧИВАЕТСЯ РАМАДАН. Это особый и самый важный период для каждого мусульманина. В дни этого месяца верующие должны поститься, и тем самым они проходят своеобразную школу терпения, стойкости и выносливости, совершенствования своего нрава и сдерживания страстей.

Соблюдающий пост не только воздерживается от пищи, воды и плотских удовольствий в течение всего светового дня, но и прилагает усилия на пути духовного развития, ежедневно читая Коран и совершая большое количество дополнительных поклонений.

Рамадан - месяц благих дел. Мусульмане с удвоенной силой спешат творить добро, так как согласно преданию именно в этот месяц Всевышний оценивает его выше, чем в иное время. В дни поста открывается благодатная возможность для воспитания щедрости. Во время разговения, которое наступает после захода солнца, верующие приглашают друг друга в гости, помогают беднякам, сиротам и немощным. Воздержание от пищи позволяет человеку узнать, что такое голод, и в полной мере ощутить, насколько важна бывает поддержка для неимущего. Поэтому в Рамадан многие мусульмане проявляют большую щедрость, чем обычно. Ведь как учил своих последователей пророк Мухаммад, кто позаботится о постящемся, получит равную с ним награду не в ущерб себе. Ислам также призывает позаботиться о бедных и нуждающихся членах общины. Таким образом в полной мере проявляется социальная роль Рамадана, благодаря которой укрепляются связи не только между членами мусульманской общины, но и между мусульманами и представителями других конфессий.

Рамадан по праву называют месяцем Корана, то есть месяцем чтения и изучения Священного Писания мусульман. Именно в это время начал ниспосылаться Коран как руководство для людей и разъяснение прямого пути. Всевышний призывал к размышлениям над смыслами и мудростью Корана, и это лучше всего делать в Рамадан. Ведь не исключено, что именно в дни священного месяца вам откроется то, что было скрыто ранее.

Рамадан - это еще и уникальная возможность наверстать упущенное, исправить ошибки, совершенные за прошедший год. В то же время верующие никогда не должны забывать, что главный смысл поста в этот месяц вовсе не в воздержании от еды и питья. Всевышний ясно указал: если человек не может отказаться от зла, насилия, алчности, похоти, раздражительности, вероломных мыслей, то ему нет смысла воздерживаться от еды и питья, ибо это будет бессмысленным. Как говорил Пророк: "Много таких, которые постятся весь день и молятся всю ночь, однако уделом их бывает лишь голод и бессонница"…

СОДЕРЖАТЕЛЬНУЮ и хорошо аргументированную работу о взаимоотношениях США с мусульманским миром написал российский арабист и дипломат Александр Вавилов. Его книгу "Политика США в мусульманском мире на примере арабских стран" (М.: "Библос консалтинг", 2009) можно рассматривать как своего рода подведение итогов одиозного президентства Джорджа Буша-младшего.

По признанию автора, он внимательно наблюдает за американо-арабскими отношениями уже свыше двух десятилетий. По его мнению, после развала СССР Америка обрела возможность силовыми методами решать некоторые внешнеполитические проблемы. США не избежали искушения взять на себя мессианскую роль нести человечеству свои демократические ценности даже против воли отдельных народов, которым эти самые ценности были и остаются чуждыми.

В своем труде Вавилов рассматривает следующие проявления этой политики: войну в Ираке, конфуз из-за победы ХАМАСа на выборах в Палестинской автономии, военное противостояние еврейского государства и "Хизбаллы". И, конечно же, борьбу Америки против так называемого глобального исламского терроризма, возглавляемого пресловутой "Аль-Каидой".

В книге довольно резко критикуется установка американских "неоконсерваторов" на силовое решение проблемы глобального терроризма. Автор предпринимает попытку разобраться в самой сущности этого понятия. Правильно ли считать, что главным содержательным элементом международного терроризма является идеология радикального ислама? Или же под этим термином следует понимать бесчеловечную методику борьбы, направленную против мирного населения, к которой могут прибегать различные по своей идеологии экстремистские группировки?

А. Вавилов отделяет тех, кто борется против иностранного вторжения и оккупации, и "Аль-Каиду", ведущую "всемирный джихад". Если цели первых конкретны и определенны, то цели Усамы Бен Ладена и его сторонников откровенно утопичны и потому бесперспективны, - это что-то вроде борьбы Дон-Кихота с ветряными мельницами. А вот с организациями типа ХАМАСа и "Хизбаллы", считает Вавилов, можно и нужно договариваться.

Автор выступает против тех, кто стремится доказать, что зародыши экстремизма содержатся в самой исламской цивилизации. Несправедливость и агрессия США и их западных партнеров против тех или иных стран арабского, мусульманского мира - главный источник, порождающий экстремизм и терроризм. С одной стороны Запад "доит" ресурсы Ближнего Востока, а с другой - демонстрирует по отношению к мусульманам высокомерие "цивилизаторов", что воспринимается арабами как личное оскорбление и национальный позор. Такой вывод следует из обстоятельного исследования Александра Вавилова. И еще, пожалуй, такой: только враги мира и человечества могут ставить знак равенства между исламом и терроризмом.

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ XXXII Продолжение. Начало - в NN 7-38

МОЯ ПРАБАБУШКА Елизавета Сергеевна Чоловская (урожденная Мещерская) была человеком левых убеждений. А одна ее ближайшая родственница придерживалась убеждений совсем иных. Более изысканных, чем у А.Самоварова, но… И кавказцам доставалось, и евреям. В семье моей это обсуждалось - и осуждалось.

Будучи реакционнейшей мракобеской, как сказали бы лет тридцать назад опекуны Самоварова, эта представительница русской имперской элиты имела, помимо кавказцев и евреев, еще один предмет предельно сосредоточенной ненависти - "Союз русского народа".

Она именовала этот "Союз" "лакеем на побегушках у иноземцев", "погибелью русского народа", "главным разрушителем империи". И была твердо уверена в том, что именно "Союз русского народа" нанес империи "удар ножом в спину".

"Нож в спину"… О ГКЧП я узнал тогда же, когда и все прочие граждане СССР - 19 августа 1991 года. Моя борьба за СССР состояла вовсе не в том, чтобы соорудить подобную охранительную судорогу. Но лучше охранительный отпор, чем распад страны. В конце концов - Тяньаньмэнь себя оправдала. Лучше-то лучше… Но если большая часть "охранителей" уже внутренне по другую сторону баррикад, тогда какой отпор?!

Помню один разговор на эту тему 20 августа 1991 года. Я выразил обеспокоенность по поводу возможности "удара ножом в спину" со стороны тех, кто должен осуществлять охранительство, и кто уже инкорпорирован в так называемую "русскую партию". Мой собеседник горячо мне возразил: "Не может "русская партия" содействовать расчленению страны, при котором смерть русского народа фактически неизбежна! Она же русская, эта партия!"

Тогда-то я вдруг на удивление отчетливо вспомнил все известные мне по детству суждения "реакционной мракобески"… "НОЖ В СПИНУ".

"Нож в спину" - в 1991, в 1993-м… А в 1996-м… Генерал Лебедь, став политическим союзником Ельцина, пообещал телезрителям, что они будут жить в Лебедяни.

Скажут: "А что плохого-то? Лебедянь - это метафора. Суть ее в том, что место слабого, пьяного Ельцина собирался занять сильный патриотичный генерал. А Вы зачем-то этому помешали!?"

Лебедянь… Фэнтези а ля рюс ("легионы" всякие создадим…)… - и реальная хасавюртовская капитуляция как пролог к отделению Северного Кавказа… Вам это ничего не напоминает?

Лебедянь… В закрытой части этого проекта разминалась аж… идея исламизации России ради благой цели - мобилизации населения на борьбу с мировым злом. Чушь? Ой ли! Типичный пример постгуманистического подхода, в котором нет табу на "Эксперимент". На лепку чего угодно из "антропоматериала", сделанного беспредельно податливым. Гайдар ограбил русский народ, но в 1993 году дезориентация (переломанный хребет) плюс пропаганда (промывание мозгов) плюс точечные репрессии плюс поддержка "русской партии", апеллировавшей к племенному (антихазбулатовскому) рефлексу, - сотворили послеоктябрьское "чудо". А если то же самое да плюс свирепая диктатура с опорой на "массовый заинтересованный контингент"?

Знаменитый исламский радикал Хасан ат-Тураби заявлял после распада СССР, что теперь открыта дорога к созданию на территории СССР полноценного исламского халифата? Заявлял.

В окружении Лебедя не было людей, ориентированных на этот проект в целом и на самого ат-Тураби в частности? Полно!

Есть тут нечто созвучное разобранной мною истории про "Капитолину Ивановну", мечтающую о восточных "тангутах"? Есть. Тем более что и в романе Капитолины Ивановны с тангутами отделение Северного Кавказа занимает почетное место.

Лебедевская Лебедянь - и "жизнь после России"… Вариации на одну тему - о "ноже в спину". Лебедю ударить не дали. Но и нож остался, и киллеры. Ужасно русские освободители освобождают русский народ от его империи. Ради… создания империи чужой. Так ведь?

"НОЖ В СПИНУ"… Конечно же, мои личные воспоминания о "реакционерше-мракобеске" сами по себе не обладают никакой доказательностью. Даже в сочетании с приведенными выше соображениями касательно 1991, 1993 и 1996 годов.

Но есть воспоминания А.Байгушева, упомянутого А.Прохановым в его передовице "Монархия без империи, православие без Христа"… Есть воспоминания князя А.Щербатова… Всё это вкупе тянет на доказательность.

А.Байгушев в книге "Русский орден внутри КПСС" смачно описывает, как именно "русская партия" засаживала нож в спину "советской имперской партии": подбирались к спине так-то… удар наносили так-то…

Да и А.Щербатов много о чем поведал нам в своих мемуарах. О другой, эмигрантской, части той же "русской партии". О логике ее совместной работы с цэковскими товарищами и советскими элитными силовиками.

Байгушев отрекомендовывается в качестве прямого наследника "Союза русского народа". Речь идет не о духовной преемственности только, а о гораздо большей. О внедрении членов "Союза" в советский аппарат, о передаче внедрившимися стариками эстафеты поколению Байгушева. Прямой наследник - чего?

Сергей Юльевич Витте - один из выдающихся деятелей Российской империи. Немец по отцу, родственник князей Долгоруких по матери, проделавший путь от билетного кассира до председателя Совета министров. Поработавший и министром путей сообщения, и министром финансов. Витте ввел винную монополию, связал железнодорожной магистралью Центральную Россию с Сибирью, развернул железнодорожное строительство по всей стране, осуществил чрезвычайно эффективную денежную реформу.

Слишком левый для правых, слишком правый для левых - он ушел в отставку с поста председателя Совета министров в 1906 году. Умер в 1915 году. До самой смерти был членом Государственного совета и председателем Комитета финансов.

Вот что Витте говорит о "Союзе русского народа" в своих мемуарах:

"…уже через несколько недель после 17 октября (имеется в виду выход манифеста 17 октября 1905 года) я узнал, что великий князь (великий князь Николай Николаевич - двоюродный дядя Николая II и одно из наиболее приближенных к нему в то время лиц) находится в интимных отношениях с главой начинающей образовываться черносотенной партии, т.е. с пресловутым мазуриком Дубровиным (А.И.Дубровин - председатель "Союза русского народа"), а затем он стал почти явно во главе этих революционеров правой". (Витте С.Ю. Воспоминания в 3-х тт. М., 1960, т.3, с. 42).

"Революционеры правой"! Обратим внимание на этот термин! Это фактический аналог так называемой "консервативной", то есть правой, революции! Термин, введенный Витте еще в начале ХХ века!

Далее Витте дает убийственную характеристику "консервативным революционерам", они же "революционеры правой". Характеристика такова:

"Они ни по приемам своим, ни по лозунгам (цель оправдывает средство) не отличаются от крайних революционеров слева, они отличаются от них только тем, что революционеры слева - люди, сбившиеся с пути, но принципиально большею частью люди честные, истинные герои, за ложные идеи жертвующие всем и своею жизнью, а черносотенцы преследуют в громадном большинстве случаев цели эгоистические, самые низкие, цели желудочные и карманные. Это типы лабазников и убийц из-за угла. Они готовы совершать убийства так же, как и революционеры левые, но последние большею частью сами идут на этот своего рода спорт, а черносотенцы нанимают убийц; их армия - это хулиганы самого низкого разряда. Благодаря влиянию великого князя Николая Николаевича и государь возлюбил после 17 октября больше всех черносотенцев, открыто провозглашая их как первых людей Российской империи, как образцы патриотизма, как национальную гордость. И это таких людей, во главе которых стоят герои вонючего рынка, Дубровин, граф Коновницын, иеромонах Иллиодор и проч., которых сторонятся и которым во всяком случае порядочные люди не дают руки". (Там же, с. 42-43).

А вот как характеризовал Витте еще одного черносотенного вождя - В.А.Грингмута:

"Грингмут происходит от иностранных евреев. (…) Грингмут представлял собой все свойства ренегата. Известно, что нет большего врага своей национальности, своей религии, как те сыны, которые затем меняют свою национальность и свою религию. Нет большего юдофоба, как еврей, принявший православие. Нет большего врага поляков, как поляк, принявший православие и особливо одновременно поступивший в русскую тайную полицию. (…) Когда в 1904 г. начались смуты и революция, то первое время он (Грингмут) не знал, куда ему пристать. Одно время он совсем отступил от политики, а когда после 17 октября народились "союзы русского народа", которыми воспользовался затем Столыпин, взяв союзников в качестве полицейской силы и в качестве громил-хулиганов, то ренегат-еврей Грингмут объявился главою "Союза русского народа" в Москве. Его особенно толкнуло на этот шаг то обстоятельство, что, когда в мое время шел вопрос о том, кому передать "Московские ведомости", то я отнесся довольно скептически к решению министра внутренних дел передать их Грингмуту". (Там же, с. 468-469)

Москва - ключевой город для почвенных сил. Глава "Союза русского народа" в Москве - Грингмут. Как именно это вписывается в модель, согласно которой Самоваров и Байгушев - это новые Дубровины? Кто новый Грингмут? Витте пишет:

"По нынешним временам тот, кто не жидоед, не может получить аттестацию истинного консерватора. Поэтому и он (Грингмут) сделался жидоедом. Тем не менее, это не мешало ему несколько лет ранее находиться в особой дружбе с директором Международного банка Ротштейном и пользоваться его подачками". (Там же, с. 469)

А вот еще что пишет Витте, сумевший, как мне кажется, не только описать свою эпоху, но и заглянуть вперед:

"Российская империя в сущности была военная империя; ничем иным она особенно не выдавалась в глазах иностранцев. Ей отвели большое место и почет не за что иное, как за силу. Вот именно потому, когда безумно затеянная и мальчишески веденная Японская война показала, что однако же сила-то совсем не велика, Россия неизбежно должна была скатиться (даст бог, временно), русское население должно было испытать чувство отчаянного, граничащего с помешательством разочарования; а все наши враги должны были возликовать, внутренние же, которых к тому же мы порядком третировали по праву сильного, предъявить нам счеты во всяком виде, начиная с проектов всяких вольностей, автономий и кончая бомбами. Наверху же провозгласили, что все виноваты, кроме нас…" (Витте С.Ю., "Воспоминания", т.2. с. 497-498.)

Запомним это "все виноваты, кроме нас". До откровений Байгушева и его соратников некоторые могли еще делать вид, что это именно так. Что все виноваты, кроме "русского ордена", "русской партии". Теперь же - как делать вид-то? Байгушев - маргинал?

Но вот уже и Владимир Путин (который, в отличие от Лебедя, согласитесь, вовсе не отделял Северный Кавказ, а наоборот отстаивал его всячески) сказал, что если бы Россия хотела сохранять Советский Союз, то он бы и был сохранен. Но он же сказал и о том, что распад СССР - это геополитическая катастрофа. По законам формальной и всяческой иной логики следует, что геополитическую катастрофу осуществила Россия.

Скажут: "Россия Ельцина - это Россия, руководимая отнюдь не "русской партией".

А вы в этом уверены? Байгушев, например, уверен в противоположном. И доверенные подчиненные Ельцина - как по свердловскому обкому, так и по МГК КПСС - тоже уверены в другом. А встреча первого секретаря МГК КПСС Ельцина с обществом "Память" в мае 1987 года? А так называемое "патриотическое крыло" в окружении Ельцина? Не только Байгушев считает, что Ельцин (и в 1991, и в 1993) победил при поддержке "русской партии". Давайте все-таки учтем эту коллективную точку зрения!

И вернемся к Витте. К его оценке того самого "Союза", который до сих пор является некоей странной кузницей кадров. Оказавшись перед лицом исторической неудачи, "Союз" не только провозгласил, что в неудаче этой виноваты все, кроме него. Он начал, по выражению Витте, "заметать следы". Согласитесь, точное и ёмкое выражение. Витте пишет:

"Сверху пошел клич: всё это крамола, измена, и этот клич родил таких безумцев, подлецов и негодяев, как иеромонах Иллиодор, мошенник Дубровин, подлый шут Пуришкевич, полковник от котлет Путятин и тысяча других. Но думать, что на таких людях можно выйти, - это новое мальчишеское безумие. Можно пролить много крови, но в этой крови можно и самому погибнуть и погубить своего первородного чистого младенца сына-наследника. Дай бог, чтобы сие не было так и во всяком случае чтобы не видел я этих ужасов…" (Там же, с. 498.)

Витте писал мемуары с 1907 по 1912 год. А значит, это было написано никак не позже 1912 года. В 1915 году Витте умер. И не увидел предсказанных ужасов. Но, согласитесь, неслабый прогностический дар был у этого человека! Написавшего о "Союзе" еще и нижеследующее:

"Революция по своим приемам всегда бессовестно лжива и безжалостна. Ярким доказательством тому служит наша революция справа, так называемые черные сотни или "истинно русские люди". На знамени их высокие слова "самодержавие, православие и народность", а приемы и способы их действий архилживы, архибессовестны, архикровожадны. Ложь, коварство и убийство - это их стихия. Во главе явно стоит всякая с…ь, как Дубровин, Грингмут, Юзефович, Пуришкевич, а по углам спрятавшись - дворцовая камарилья. Держится же эта революционная партия потому, что она мила психологии царя и царицы, которые думают, что они тут обрели спасение". (Там же, с. 507).

МЫ ЗНАЕМ, что обрели они не спасение, а погибель. Что перед самым концом своим царица и впрямь, видимо, поняла, что за "Союзом русского народа" стоит некий "Зеленый дракон"… Который вовсе не спасать хочет русский народ и русское царство, а истреблять и то, и другое. Как ни парадоксально - руками этого самого "Союза русского народа". Он же "русская партия", "русский орден" и так далее.

Авторитетность оценок не является гарантией от их субъективности? Согласен. И потому перехожу к объективному. Чем занимался "Союз русского народа"? Он высвобождал племенной рефлекс. Так ведь?

А КАК подобное высвобождение могло не ударить по царице, по её мужу, по всей российской имперской элите в целом? Когда племенной рефлекс высвобожден - то что еврей, что кавказец, что немец… Чем, простите, тогда Алиса Гессенская отличается от Иосифа Джугашвили? Тем, что она крестилась в православие? Так и он тоже! Да и причем тут православие? Племенной рефлекс сопряжен с глубинной догосударственной архаикой.

В шестом издании "Философского словаря" под редакцией Ивана Фролова, вышедшем в "Политиздате" в 1991 году, есть определение понятия "народность": "одна из форм общности людей, которая исторически следует за родо-племенной общностью и формируется в процессе слияния, консолидации различных племен в условиях смены первобытнообщинного строя частнособственническими отношениями, появления и развития классов. Для народности характерны замена прежних кровнородственных связей территориальной общностью, племенных языков - единым языком наряду с существованием ряда диалектов. Каждая народность имеет свое собирательное название, внутри нее возникают элементы общей культуры. Народность типична как для рабовладельческого (древнеегипетская, древнегреческая и другие народности), так и для феодального строя (древнерусская, французская и другие народности). С развитием капиталистических отношений возникает новая историческая форма общности людей - нация. Процесс этот (возникновения нации как новой исторической формы общности людей - С.К.) сложный и осуществляется в различных формах и разными темпами. К тому же он охватывает не все народности; некоторые из них, преимущественно из-за малочисленности, недостаточной развитости, не смогли завершить процесс консолидации в нации".

Только не надо морочить голову людям, утверждая, что всё это "замшелый марксизм"!

Философские словари в советскую эпоху были творением очень высокообразованных людей. Вынужденных, конечно, как-то считаться с вульгаризированными марксистскими догмами. Но именно как-то! Такие люди всегда преодолевали догмы и предлагали читателю, к чьей образованности относились с трепетом, некий конгломерат из догм и общепризнанного знания. Чаще всего догмы были отделены от общепризнанного знания и вынесены либо в начало, либо в конец текста. Вот и в цитируемом мною тексте в конце есть необходимая отсылка: "Существующие в социалистическом обществе народности органически включаются в общий процесс развития национальных отношений".

Ритуал выполнен. Всё, кроме этого ритуала, - информация, свободная от догматической "обязаловки". Да, в сталинскую эпоху (или даже в брежневскую) обязаловка могла отчасти поглотить объективное. Это происходило не всегда. Но - часто. Словарь же, изданный в 1991 году под редакцией аж самого помощника Горбачева, - не мог содержать избытка подобной обязаловки по весьма понятным причинам. И время было уже не тем, и составитель.

Шестое издание вышло в 1991 году, а седьмое - в 2001-м.

И.Т.Фролов умер в 1999-м. Сравните издания.

Статьи - "Народ", "Народонаселение", "Народничество" - хоть и подредактированы, но сохранены. Статья "Народность" - изъята.

Почему? Потому что в этой статье есть важная смысловая артикуляция. А кому-то нужно, чтобы в сознании нашего соотечественника вообще, и политика в особенности, этой артикуляции не было. И чья-то рука тщательно изымает именно то, что способствует артикуляции. Пользуясь, помимо всего прочего, и смертью составителя.

Так что же проартикулировано в приведенной мною дословно статье "Народность"?

Что есть племена как форма человеческой общности. И отвечающая этим племенам фаза социально-экономического развития. Какая фаза? Первобытнообщинная, доклассовая. Её что - Маркс выдумал? Да хватит дурака-то валять! Это достояние мировой социально-экономической и культурологической мысли. И тут что Маркс с Энгельсом, что Дюркгейм с Вебером.

ИТАК, ПЛЕМЕНА в чистом виде существуют только на первобытнообщинной, доклассовой стадии развития. Где-то они и сейчас есть. А где-то они были до тех пор, пока существовала эта, первобытнообщинная, форма общественных отношений. В той же Галлии, например, - читайте "Записки о галльской войне" Гая Юлия Цезаря.

Но как только завершилась первобытнообщинная фаза и началась классовая дифференциация - хоть рабовладельческая, хоть феодальная, - племена стали смешиваться. Стали образовываться народности. Вокруг чего? Либо вокруг особых форм развитого язычества, близких к монотеизму, либо вокруг постязыческих монотеистических религий (иудаизма, христианства, ислама и так далее). Об этом множество книг написано!

Чем выше форма социоэкономической и социокультурной организации, тем глубже интеграция племён. Сохраняются ли при этом племенные начала в жизни более сложных обществ? Сохраняются. Все мы видим, как сохраняются. И даже используются иногда в политических целях.

В истории Франции известен один такой случай. В 1789 году знаменитый аббат Сийес, было, противопоставил "оккупантов франков" (одно из племен, сложивших некогда французскую народность) - "свободолюбивым галлам" (другому племени, сложившему ту же народность). Эта адресация имела явно выраженный политический характер. Мария-Антуанетта была австриячкой и могла быть, в принципе, соотнесена с тем из племен, в котором присутствовало германское начало.

Но Сийес однажды нечто вякнул по этому поводу - и тут же заткнулся. Вякни он еще раз, оказался бы на гильотине, потому что для французских революционеров (хоть жирондистов, хоть якобинцев) разглагольствования "по-сийесовски" были абсолютно неприемлемы. Они порождали реальное расщепление старофранцузской феодальной народности на племена - точнее, на региональные трайбы (бретонский, прованский и т.д.). А на повестке дня стоял переход от рушащейся по историческим причинам народности к более высокой форме общности - нации. Или этот переход - или распад общности, соответственно и государства.

И потому племенные рефлексы, проснувшиеся в условиях распада народности, выжигались калёным железом. Точнее - безжалостным революционным террором. Историческая суть террора была именно в этом - в беспощадном построении новой общности под названием "нация" под новые капиталистические отношения (проект "Модерн").

Задача построения такой общности назревала уже в ходе позднего абсолютизма. При всей важности фактора под названием "рост капиталистических отношений" был фактор и поважнее. Он называется "кризис старой идентичности". Сначала - кризис старой французской идентичности по причине конфессионального конфликта (католики - гугеноты). Потом - кризис этой же идентичности по причине роста количества светских людей, для которых неубедительны любые апелляции к идентичности религиозной. Вот потому-то и нужна была нация! Что же это такое?

Наши псевдонационалисты не могут понять, что настоящий национализм возможен лишь тогда, когда сформированы полноценные капиталистические отношения (осуществлен проект "Модерн").

Что сначала внутри феодальных отношений при наличии такой общности, как народность, формируются отношения капиталистические.

Потом, сформировавшись и высвободившись в ходе революции, они могут создать нацию как новую общность. А могут и не создать.

На то и якобинцы, чтобы её создать. Якобинцы и Бонапарт.

А если не создать нацию? Если всё зависнет в промежутке между распавшейся народностью и несозданной нацией? Если народность уже распадётся за счет разбуженных племенных рефлексов, а нация еще не формируется? И как она может сформироваться без зрелых полноценных капиталистических отношений и двух диктатур - якобинской и бонапартистской?

Расщепление народности без формирования нации - конец ЛЮБОЙ государственности. Способ такого расщепления - активизация племенного рефлекса.

Потому что нация - это общность, в рамках которой категорически запрещено использование самоваровских анекдотиков. Это общность, формируемая на основе гражданства, языка, культуры, истории и этоса. Всё! Стоп машина! Обсуждение племенной составляющей - государственно запрещено, дабы не расщепить общность. Есть французы - нет галлов, франков и прочих.

Что? Нужна не нация, а народность? Во-первых, поди её сохрани в светскую эпоху. Во-вторых, у неё тоже свои правила формирования общности: живёшь на этой земле, принял веру - и всё.

Империи призваны организовывать совместную жизнь нескольких народностей, сформированных на основе РАЗНОГО вероисповедания. В этом смысле русские исторической судьбой обречены на империю. В противном случае, им надо либо искромсать в клочки свое государство, либо затеять неслыханный геноцид. Который вызовет ответную реакцию с очевидными для всех последствиями. Может, эти последствия-то и нужны неким затейникам - как давешним, так и нынешним? Может, с этой целью они и добираются до племенной подосновы? Вы постскриптум-то самоваровский про карикатуру почитайте внимательно! И вкупе с моими цитатами из Витте. Почитайте - и станет ясно, на что обрекают русских.

На новгородчество, вятичество, скобарство. На диссоциацию за счет активизации племенного рефлекса. На состояние, несовместимое ни с какой государственностью. А соседи - тангуты эти пресловутые! - они на это будут смотреть с безразличием и симпатией?

Племенной рефлекс…

Как легко его было разбудить в условиях страшной мясорубки, начавшейся в 1914 году! Каким безумцем нужно было быть, чтобы верить в возможность управлять в ЭТОЙ ситуации разбуженным племенным рефлексом!

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ вступила в войну с Германией. Русских солдат на немецкие пулемёты должны были посылать офицеры с немецкими фамилиями. Плевать было на то, что эти немцы были зачастую готовы на смерть ради России в большей степени, чем вожди "Союза русского народа"! Эти вожди будоражат племенной рефлекс… Его же будоражит чудовищная кровавая каша… Ребром стоит вопрос о двойной лояльности…

Разве у американцев в ходе войны с Японией этот вопрос не вставал ребром? Мы знаем, как они его решали. Но американцам с японцами разобраться было сравнительно легко. Разобраться же с немецкой элитой в Российской империи было в принципе невозможно. Ибо надо было начинать с царя и царицы. И далее, как говорится, со всеми остановками. Это вам не немцев Поволжья переселять в Казахстан!

Так кто же больше работал против своего государства? Худосочная большевистская партия, агитировавшая покинуть окопы? Или "Союз русского народа"? Он вселил "племенного беса" в отчаявшуюся русскую душу. Он тем самым подорвал веру солдат в офицерскую касту, включавшую, в том числе, особо подозреваемых немцев. А также других инородцев (неотменяемое свойство имперской военной элиты). Он подорвал веру в Верховного главнокомандующего ("жена - немка, да и сам непонятно кто!").

На языке постмодернизма это называется "диссоциация субъекта". Кто чуть не погубил русский народ к моменту отречения Николая II? Кто племенной рефлекс разбудил и диссоциацию запустил - тот и погубитель. А как иначе-то?

Кто бы ни вершил Историю - Бог или Исторический дух, - она в любом случае не сусальная пропись. Историческое спасение может быть кровавым, мучительным. По видимости (которую сейчас так смакуют) смахивающим на погибель ("убивали русских, сшибали кресты с церквей").

Но по факту-то… По факту оказывается, что запустил диссоциацию, погубив государство и поставив русский народ на грань небытия, - этот самый племенной рефлекс. А спасли русский народ, остановив диссоциацию и погасив рефлекс, - железная НЕОЯКОБИНСКАЯ диктатура Ленина плюс НЕОБОНАПАРТИЗМ Сталина.

Приглядимся теперь к тому, как разбирался с племенными рефлексами (не с русским племенным рефлексом, а с рефлексами!) тот самый Сталин, который для кого-то "кавказократ".

Я не собираюсь ни воспевать, ни проклинать Сталина. Но вряд ли кто-то из людей, сохраняющих волю к объективности, может отрицать ценность для Сталина государства.

Как он понимал СССР, какова была его действительная идеологическая ориентация, любил ли он СССР как красную "весну человечества" или просто как царство, был ли он наследником дела Ленина или скрытым белым реставратором? Нет окончательных ответов на эти вопросы.

Но на вопрос, кого любил Сталин, а кого нет, - такой ответ есть. Он любил государство. Не кавказцев, которые не могли простить ему тоста "За русский народ!". И не русских, которым адресовал этот тост. И не евреев, как все понимают. А государство.

В силу этого он был обречен бороться с племенными рефлексами всех основных враждующих советских элитных кланов, сформировавшихся в предвоенную и окончательно оформившихся в послевоенную пору. Всех кланов - кавказского, в том числе.

Кавказский клан, возглавляемый Берией, был для Сталина необходимым фактором межкланового баланса - и только. Сталин полностью отдавал себе отчет в том, что такой вот кавказский элитный клан, спаянный племенным рефлексом, губителен для его, Сталина, государства. И регулярно этот клан окорачивал.

Берия, уже в ходе войны, и особенно в послевоенную эпоху, ставший кавказским клановым вождем, конечно же, хотел превращения СССР в конфедерацию. Хотел освобождения союзных республик от обязательности вторых (а по сути главных) русских секретарей ЦК этих республик. Хотел ликвидации особой роли русского языка в союзных республиках.

Союзные республики должны были, по плану Берии, превратиться в окраинные племенные вотчины. А Москва? В ней должен был быть соблюден принцип условного паритета. Между кем и кем? Между хозяевами дооформленных окраинных племенных вотчин и хозяевами недооформленной русской вотчины.

Дооформленность окраинных племенных вотчин плюс принцип паритета в Москве… Эта схема отдавала и Москву под власть "хозяев окраин".

Проект Берии по сути предполагал три уровня власти. Нижний - "хозяева окраин". Средний - кавказский клан Берии. Высший - сам Берия и его ближайшие сподвижники. Такой проект не оставлял камня на камне от государства, являвшегося для Сталина абсолютной ценностью.

С одной стороны - этот проект.

А с другой стороны…

С другой стороны - и тут из песни слов не выкинешь - Сталин отчетливо осознавал разрушительный потенциал, заложенный в клане, сформированном на основе русского племенного рефлекса. И воспроизводящем в иной модификации всё тот же "Союз русского народа".

Выстраивая межклановый баланс и одновременно примериваясь к очередным репрессиям (которые, по его мнению, только и могли спасти от застойной схемы баланса), Сталин использовал лютую ненависть русского клана к Берии и кавказскому клану в целом. Но и только.

Послевоенная игра советских элитных кланов… Межклановый баланс, выстраиваемый Сталиным… Всё это существовало отдельно от жизни наших народов, от их тяжелого труда по преодолению послевоенной разрухи, от недекларативного братства этих народов, рождённого в том числе и общей борьбой с завоевателем.

Продолжение следует

Михаил Старшинов ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Школьники нашей страны приступили к занятиям. Накануне начала учебного года образовательные заведения были тщательно проверены государственными комиссиями на предметы безопасности, соответствия санитарным нормам. Можно только приветствовать тот факт, что требования к состоянию учебных заведений с каждым годом повышаются. Школа должна быть самым безопасным местом для ребенка.

Но безопасным и удобным должно быть не только само здание, но и место его расположения, и дорога до учебного заведения. А у нас каждый год сокращается количество сельских школ в тех населенных пунктах, где ученики есть! И дети вынуждены отправляться за знаниями за много километров. Наступление на сельские школы не может не волновать и не возмущать. Закрытие их аргументируется разными причинами, предлоги для уничтожения просветительских заведений на селе находятся самые серьезные. Тут и ветхость зданий, и плохие противопожарные условия, и слабая оснащенность учебными пособиями, и нехватка учителей. Объясняется все это нехваткой финансов, нерентабельностью малокомплектных сельских школ.

Слышать все эти объяснения со стороны глав поселений, администраций стыдно. Свое неумение работать и организовать учебный процесс они перекладывают на детей, вынуждая их отправляться в школы за десятки километров.

Действуют эти горе-руководители по удобному принципу: нет школы, нет проблем с укомплектованием. обеспечением, безопасностью. С плеч долой! Со школьниками вместе.

В лучшем случае, закрыв школу, такие руководители находят возможность возить учеников в другие населенные пункты. Но ни один родитель не согласится с тем, что для ребенка хорошо ездить за десятки километров каждый день на учебу. Это многоаспектная проблема.

Взять даже время, которое уходит на дорогу. Ребенку нужно подниматься в 6 утра, чтобы успеть к началу уроков. Конечно, он приезжает на уроки вялым, сонным, не может сосредоточить внимание на той информации, которую должен усвоить на уроке. На дорогу ежедневно он теряет часа 3-4. А у деревенских ребятишек помимо необходимости выполнять домашнее задание школьное, есть масса домашних заданий по хозяйству, обязанностей по дому. Неудивительно, что он не успевает порой выучить все уроки. Получается, что он не успевает в школе не по причине своей отсталости, умственных способностей, а потому, что взрослые не организовали нормальный учебный процесс.

Нельзя оставлять без внимания и такую проблему, что ежегодно в нашей стране бесследно исчезают десятки тысяч детей. И государство обязано делать все, чтобы уменьшить риск пропажи детей. Многие из них исчезают на пути из школы или в школу. Даже в городах, где этот путь не так велик, вокруг много людей, дети подвергаются риску быть похищенными или завлеченными в машину чужими людьми. А увеличением пути ребенка до школы , отправляя его в чужой для него населенный пункт, мы многократно увеличиваем эту опасность.

К тому же растет число аварий на дорогах, в которых гибнут дети. А мы и здесь идем по пути увеличения риска для наших детей. Состояние российских дорог само по себе является аварийно опасным. А уж дороги между небольшими населенными пунктами порой и дорогами назвать нельзя, настолько они разбиты и труднопроходимы. Техника, на которой возят детей, старая. Часто дети вынуждены ездить на общественном транспорте, на так называемых маршрутках, за рулем которых люди, без почтения относящиеся к правилам дорожного движения. И здесь мы, получается, запланировано вносим риск для школьников. Почему?

Наметилась настораживающая тенденция: закрываются сельские школы, сельские клубы, сельские библиотеки. Это одного направления действия. Позакрываем жизненно важные для сельчан объекты, и - деревня умерла. Или ее уничтожили такими действиями?

У нас положение в этом плане катастрофическое, но его не исправляют, а усугубляют. Да, все эти объекты на селе затратны, да, нерентабельны, но государство, а у нас оно по конституции социальное - это не холодный расчетливый предприниматель, думающий только о материальной выгоде. Дома престарелых, интернаты для инвалидов, хосписы тоже не рентабельны, да еще и контингент совершенно не перспективен. И что? Закрыть, ликвидировать, выгнать больных людей на улицу?

Является ли Россия цивилизованным государством? Если да, то почему мы варварски себя ведем по отношению к самым незащищенным членам нашего общетсва? Нельзя все ставить на рыночные рельсы, а то так можно далеко заехать.

Все мы, наши предки вышли из деревни, многие являются горожанами в первом- втором поколении, а получили образование, профессию, устроились в жизни благодаря сельской учительнице. Но вот мы превращаемся в Иванов, родства не помнящих, забывающих о своих истоках. Это не только аморально, но и опасно.

В одном из интервью писатель Юрий Поляков сказал, что деревня воспроизводит нацию. С этим нельзя не согласиться. И если ее "закрывают", то закрывают и нацию.

То есть вопрос о сельских школах более глубокий, чем просто закрытие здания как такового и перенос учебного процесса из пункта А в пункт Б. Факт остается фактом: после закрытия сельской школы умирает сама деревня. И тот, кто ведет целенаправленное наступление на сельские школы, ведут наступление на село, убивая и без того хиреющую деревню.

Руководство страны все громче говорит о необходимости возрождения России. Но возрождение нашей станы невозможно без возрождения и укрепления села, деревни, которые, в свою очередь, не стоят без школ. Поэтому укрепление позиций сельской школы - это важная государственная задача.

Автор - депутат Государственной думы РФ

Игумения Елисавета ВЕСТЬ ИЗ МОНАСТЫРЯ Редактору газеты «Завтра» А. А. Проханову

Дорогой Александр Андреевич!

Хочу выразить Вам глубокую благодарность за Ваши труды и особо за то, что Вы искренне любите нашу великую Родину и нашу святую обитель. Значимость ее для России действительно очень велика, и силы тьмы и зла практически стёрли монастырь с лица земли. Ненавидящие Россию, идею русского великодержавного Царства и русское Православие уничтожали обитель. Хотели, похоже, уничтожить память о великих подвижниках, среди которых и святой старец Филофей. Он писал о том, что сила России в единстве со Христом, сила России в благочестии ее народа, сила России в благочестии ее правителей.

Вы знаете, что уже больше года идут нападки на нашу святую обитель. Наверное, так ненавистно врагу человечества то, что обитель восстанавливается, и много людей приезжают поклониться великой святыне Православной. Побывать в нашем монастыре - это значит приобщиться той благодати, которая просвещала и старца Филофея. Наш монастырь - это и престол Третьего Рима, и родина русского апокалипсиса. Иоанн Богослов возвестил миру о его кончине в Откровении, полученном от Бога. Старец Филофей пророчествовал в XVI веке о том, что конец мира придет с падением Третьего Рима, "а четвертому не бывать". Как важно современному человеку задуматься о том, что нужно дорожить временем земного бытия, что мир не вечен, придет его конец, а вместе с ним и все человечество предстанет пред судом Божиим. И что наша суета и дрязги в сравнении с той жуткой катастрофой апокалипсиса, которая ждет мир и людей за грех, накопленный на земле. Наша обитель - это такое место, где уместно задуматься о конце земного бытия. Старец Паисий Афонский говорил, что в конце времен на человеческий род падут такие испытания, что неверующих не будет. Но если всему придет конец, то зачем тогда восстанавливать обитель? Никто не знает время конца. А пока мы должны трудиться. И наш труд служит преображению мира во образ Небесной красоты. Монастырь - это преддверие Царства Небесного на земле.

Мы благодарны Вам за поддержку, защиту и искреннюю любовь к святыне нашей, обители. А что касается тех браней, которые протекают в мире против монастыря, они неизбежны. Чем больше делаешь доброго, тем больше силы зла действуют через недовольных, злых и завистливых людей. А наш Господь благословил творить добро.

Мы всем всё прощаем и молимся за всех одинаково: и за любящих, и за ненавидящих нас. Но мы Божии слуги, и живём в ожидании Божьего суда, а суд человеческий мало что значит для нас.

Сейчас много людей с поврежденным разумом и испорченным зрением, которые и снег видят чёрным.

Посылаю Вам некоторые из моих последних стихотворений.

***

"Пускай разрушить можно стены,

И камень в щебень превратить,

Но даже щебень драгоценный

Душа не может не любить."

Надежда ПавловиЧ

В годину лютых испытаний

Враги России и Христа

Взрывали храмы и восстали

На всех служителей Христа.

Горели книги и иконы,

И Церкви падали в пыли,

И всех святых и непокорных

На казнь мучители вели.

"Пускай разрушить можно стены,

И камень в щебень превратить,

Но даже щебень драгоценный

Душа не может не любить."

Земля, напоенная кровью

Святых, убитых в той борьбе,

Опять с великою любовью

Зовет детей своих к себе.

Оставьте суетное время,

Из шума душных городов

Вернитесь и взрастите семя

На ниве пашен и садов.

Украсьте храмами святыми

Раздолье русских деревень,

Тогда настанет для России

Тот светлый Воскресенья день.

Не будет счастья у народа,

Пока заброшена земля.

И не нужна ему свобода,

Коль жизнь съедают грех и тля.

В трудах великих возрожденья,

Своей души, своих святынь

Исполни то предназначенье,

Что дал России Божий Сын.

Ты светоч веры и спасенья,

Моя великая страна,

И всем народам в утешенье

Ты Бога любящим дана.

***

Как жалок тот, кто Господа попрал

И заповедь Его нарушил.

Враг душу у него украл,

А он того не обнаружил.

И стала жалкая душа

И пресмыкаться, и влачиться,

И благодать с нее ушла,

Не то душа, не то волчица.

И тянет холодом с нее,

От жесткости она скрежещет,

И страсти, будто воронье,

Ее терзают и калечат.

О, человек, как ты высок,

Когда ты с Господом во свете!

И превращаешься в песок,

Который разбросает ветер.

Когда порушишь Божий храм

Внутри своей души бесценной,

Ты станешь проклят, как и Хам,

И будешь изгнан как неверный.

Спасо-Елеазаровский монастырь, Псковская область

Николай Петров СВЯТОСТЬ И МРАКОБЕСИЕ О ситуации вокруг Спасо-Елеазаровского женского монастыря

ОСНОВАННЫЙ В XV ВЕКЕ Спасо-Елеазаровский монастырь - место особых духовных подвигов преподобного Евфросина. Здесь, по преданию, было явление Спасителя. Когда преподобный Евфросин задумал построить главный соборный храм обители и стал молиться о том, кому должен быть посвящен этот храм, ему было видение Трех Святителей, но место постройки храма было указано не на святой горе, где тогда располагался монастырь, была построена первая церковь и братские кельи, а внизу - там, где протекала река. Чтобы исполнить Божие повеление, монахи ископали ближнюю гору, засыпали рукав реки, и на насыпанном грунте был возведен Собор Трех Святителей - самая большая средневековая храмовая постройка на Псковщине. После этого братские кельи и жилища мирян начали выстраиваться возле храма Трех Святителей. А святая гора стала территорией монастырского кладбища.

Здесь подвизался знаменитый старец Филофей, автор историософской концепции "Москва - Третий Рим", писавший Великому Князю Московскому Василию Ивановичу, отцу Ивана Грозного: "Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти". Здесь, по преданию, был создан "мусинский" список "Слова о полку Игореве", спасший от гибели и забвения величайший шедевр древнерусской культуры сего призывом "Стоять за землю Русскую!"

После 1917 года Спасо-Елеазаровский монастырь начал варварски уничтожаться. Из всех монастырских построек, которых насчитывалось более 30, включая храмы и часовни, сохранились только две. С середины XX века историческая территория монастыря стала называться селом (деревней) Елизарово, активно застраивалась частными домами и колхозными постройками. В конце XX века территорию монастыря расчленили на две части федеральной трассой. Святую гору отсекли от основной территории монастыря. Божии люди говорят, что эта дорога, которая рассекла пополам территорию монастыря, - символ разделения нашей страны, а воссоединение монастырской территории может стать знаком воссоединения раздробленной ныне Руси.

Только в 2000 году по решению президента Путина Церкви передали храм, который был определен под снос, и разрушенный Братский корпус - всё, что сохранилось от монастыря. И начались тяжелейшие труды по воссозданию обители. За восемь с небольшим лет двадцать слабых женщин-монахинь во главе с игуменией Елисаветой совершили настоящее чудо - по словам Писания: "сила Божия в немощи совершается". Как белый лебедь, стоит у реки восстановленный храм Трех Святителей, благоустраиваются монастырские и близлежащие территории, расширяется хозяйственная деятельность общины, со всех концов страны и из-за рубежа к возрожденным древним святыням стекаются паломники и "просто" туристы, обретая здесь новые силы и душевную радость.

Помимо повседневных трудов, монахини Спасо-Елеазаровского монастыря смотрят и в будущее. По их заказу специалистами московского института "Спецреставрация" были проведены скрупулезные исследования в архиве древних актов, синодальном и псковском архивах. На основании этих исследований с привлечением лучших специалистов ряда профильных московских, санкт-петербургских, псковских институтов и Министерства культуры были установлены исторические границы монастыря, определены земли историко-культурного назначения. Окончательным итогом этой работы стал документ - проект охранных зон, прошедший экспертизу, рассмотренный ученым советом Министерства культуры РФ, согласованный с Росохранкультурой.

И с 2005 года настоятельница монастыря ходит по всем чиновным кабинетам - но безуспешно: администрацией Псковской области этот документ не утверждается. Бывший губернатор, а до того - депутат Госдумы и успешный бизнесмен Михаил Варфоломеевич Кузнецов больше был занят мирскими интересами. И только с приходом нового губернатора, Андрея Анатольевича Турчака, появилась надежда, что культурно-историческому и духовному наследию Псковской области наконец-то будет уделено должное внимание. Но его взгляды разделяют далеко не все подчиненные в "вертикали власти", да и в федеральном Центре не все понимают, какое богатство оставили нам наши предки и как варварски мы с ним обходились долгое время, как бережно теперь должны заново восстанавливать утраченное. Проект охранных зон, согласно Закону Псковской области, должны утвердить депутаты областного Собрания депутатов, а они не торопятся делать это. По каким причинам, идейным или материальным, насколько здесь замешаны личные убеждения народных избранников, а насколько - чьи-то лоббистские интересы, не нам судить. Но факт остается фактом - монастырю, который способен стать одним из центров духовной и культурной жизни не только Псковщины, но и всей России, продолжает грозить судьба "индейской резервации", запертой новыми "хозяевами жизни" на малом клочке земли и ни на что нигде не влияющей.

А ведь истинная задача Православной Церкви, правящей власти и всего народа - как раз воссоздание очагов духовной культуры как источника нравственного воспитания народа, а через это - основ нашей духовной и материальной жизни, восстановление сельского хозяйства, производственной деятельности, чтобы Россия превратилась в цветущий сад и стала истинным преддверием Царствия небесного…

НО СЕГОДНЯ наша Церковь - всё-таки в первую очередь Церковь воинствующая, а не Церковь торжествующая. И воевать ей приходится с "мерзостью запустения" - не столько в материальном мире, сколько в душах человеческих. История с псковским журналистом Олегом Дементьевым, который был предан анафеме митрополитом Псковским и Великолукским Евсевием за свои действия, направленные против Спасо-Елеазаровской обители и её настоятельницы игумении Елисаветы, в этом отношении более чем показательна и не случайно получила всероссийский и даже международный резонанс. Как же, "клерикальные мракобесы" вновь открыли своё истинное лицо, как всегда, выступают против свободы слова, воплощенной в лице "нового Льва Толстого", правдоискателя и обличителя всяческой лжи, котрый "не мог молчать" при виде якобы совершающихся в монастыре безобразий, обладателя истинно гражданской позиции, и так далее, и тому подобное…

Что ж, автор "жареных" публикаций про монашествующих Русской Православной Церкви, игумении и сестер Спасо-Елеазаровской обители добился желаемого им результата: снискал земную славу сомнительного свойства, но утратил жизнь вечную.

Его статья "Осиное гнездо" под золотыми куполами", опубликованная в газете "Псковский рубеж" (N 3 (503) от 14-20 января 2008 г.), да еще с обозначением автора как "корреспондента газеты "Правда" по Псковской области", стала предметом затянувшегося на год с лишним судебного разбирательства, итогом которого стало признание Олега Дементьева виновным в клевете.

Но клевета - это мирское определение содеянного журналистом. Назвать монастырь публичным домом, а монахинь, посвятивших свою жизнь служению Христу, проститутками, - куда больше, чем клевета. Это богохульство.

В Греции существует женский монастырь, куда в день Успения Божией Матери приползает много змей, которые совершенно не трогают людей. По преданию, в прошлом это были люди, которые вознамеривались оскорбить и осквернить монахинь монастыря, и за это Господь превратил их в змей, которым отныне суждено ползать в таком виде до второго пришествия Христа. То есть души этих злых людей заключены в змей. Жить в теле бессловесного животного, да еще которое пресмыкается по земле, да еще до конца света - страшное наказание для человека, существа разумного, наделенного бессмертной душой. А приползают эти змеи в день Успения Божией Матери в монастырь, чтобы совершить поклонение женской чистоте и святости.

Вот что такое в очах Божиих оскорбить, унизить женщин, а тем более - монашествующих. Всякий нормальный человек, услышав подобное, содрогнётся от того, до какой степени внутреннего растления должна дойти душа такого человека.

Поведение нашего коллеги по журналистскому цеху после оглашения приговора только подтверждает это. Дементьев, видимо, посчитал решение суда не имеющим отношения к действительности - тем более, что его в этом поддержали не только разные правозащитные организации, известно кем и откуда финансируемые, но сначала, к сожалению, и коммунисты, в официальном органе которых были опубликованы измышления утратившего не только человеческое, но и профессиональное достоинства, журналиста.

За "своего" вступились высокие партийные товарищи, оказали ему поддержку, хлопотали перед Святейшим Патриархом: пусть, мол, ваша матушка Елисавета как-нибудь без суда обойдется, договорится по-хорошему… А он, когда приговор был вынесен, заявил и тем, и другим примерно следующее: я - человек свободный и ни к какой партии не принадлежу, - и продолжил свои "разоблачения" уже в качестве не партийного, а "свободного" журналиста, любимца прозападных фондов и сетевых структур…

Очень вся эта история напоминает недавнее предательство многими "партийными товарищами" своей Родины. И не случайно - ибо духовные основы такого предательства с иудиных времен одни и те же…

ИМЕННО НОВЫЕ нападки Олега Дементьева - уже не только на Спасо-Елеазаровскую обитель, а на всю православную Церковь - и привели к его анафематствованию со стороны Псковской епархии. Мол, не положено православным ни с кем судиться, а положено им смиряться, чтобы там про них ни писали и ни говорили…

Да, смирение - величайшая христианская добродетель. Оно вмещает в себя всю совокупность добродетелей, и главное из них - чистота сердца и божественная любовь вплоть до любви к врагам. Но смирение включает в себя и высочайшее человеческое достоинство. В Ветхом Завете есть одна история, где советника царя обвинили в измене, и царь сказал, что если тот покается, то он его помилует, а если нет, то казнит. И советник, будучи невиновным, отказался спасать свою жизнь, признавая себя виновным в том, чего не делал. Ему грозила смертная казнь, друзья уговаривали его: возьми вину на себя, покайся - мол, жизнь дороже. Но он отказался. И по воле Божией случилось так, что всё прояснилось, и царь помиловал своего верного слугу, а клеветавшего нанего отправил на виселицу. Поступок этого царского советника отцы Церкви признают высотой смирения. Не надо так примитивно понимать христианские добродетели. Слуга царя смирился перед Богом и готов был принять смерть, но не бесчестие.

Вспомните, какая газетная и прочая грязь выливалась за последние годы и десятилетия, например, на епископа Екатеринбургского Никона, на Митрополита Истринского Арсения, на отца Димитрия Смирнова, на митрополита Евсевия и других иерархов и служителей Церкви, вплоть до Святейших Патриархов Алексия II и Кирилла. И все они не отвечали на эти злобные измышления, понимая, что мир лежит во зле, а Господь всё равно отделит зерна истины от плевел лжи. Сколько злобы изливалось на Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, когда он был еще митрополитом Смоленским и Калининградским. Владыка всё стерпел, и Господь его возвеличил, поставил на самое высочайшее служение в Церкви и мире. Вот на его примере "правда" человеческая и Суд Божий: мир клеветал, а Бог возвеличил. И раз на него продолжают возводить мирскую хулу и после соборных возгласов "Аксиос!", - лишнее свидетельство того, что путь Святейшего продолжается, что он труден и тернист, что вызывает бешеную злобу у врага рода человеческого.

Но в случае с Олегом Дементьевым, видимо, просто переполнилась чаша церковного терпения и смирения. А журналист, похоже, этому только рад - еще больше известности, еще большие возможности открылись! Я, мол, неверующий и атеист, мне дела нет до ваших проклятий, мракобесы!..

Да не проклинает никого единая, святая и апостольская Церковь. Анафема - вовсе не проклятие, а отлучение от общения с полнотой Церкви, отсечение от неё больного, гниющего члена, который не подлежит уже иному уврачеванию. Ну и что, что ты якобы неверующий и атеист. Ты был крещен в великом таинстве крещения. А теперь тебе запрещено прибегать к иным таинствам Церкви: покаянию, причастию, отпеванию. И Церковь не будет за тебя молиться после смерти. Хуже наказания не бывает. Если бы у Олега Дементьева не был помрачен ум гордыней, он бы публично раскаялся и попросил прощения у всех, кого оскорбил, и у митрополита Евсевия, который наложил это наказание. А неверующий в безумии своем и проклятию, и отлучению рад. Вот гордыня человеческая. Ни своей души не жалко, ни своих детей не жаль. А ведь анафема - она и на весь род идёт. Святой Иоанн Златоуст, рисуя тяжелые последствия отлучения, говорит: "Пусть никто не презирает узы Церкви, ибо вяжущий здесь не человек, но Христос, даровавший нам эту власть, и Господь, сподобивший людей такой великой чести".

И уж вовсе не тот, кто подвергнут анафеме за свои деяния, может и должен судить Церковь. Он может, как Олег Дементьев, плясать от безумной радости на собственном "гробу повапленном", или слезно каяться в совершенных грехах, прося у Господа милости и прощения, но вот указывать Церкви, что, когда и каким образом ей совершать или не совершать - никто не может.

Ибо человеку свыше дарована свобода воли, и верующие православные христиане, по собственной свободной воле собравшиеся в Церкви, как в "корабле спасения", не покушаются ни на чью свободу воли, но и не терпят попыток насилия над своей. Церковь - не сборище ретроградов и мракобесов, как это пытаются обычно представить разного рода "просветители", - она и есть Свет Христов, просвещающий всех. Впрочем, всякий волен искать иной свет или довольствоваться "тьмой внешней"…

И ПОСЛЕДНЕЕ. По месту, но не по значению. Как говорят англичане, "last but not least". К делу Олега Дементьева часто привлекают фигуру великого русского писателя Льва Толстого, который также был анафематствован по определению Святейшего Синода Русской Православной Церкви от 20-22 февраля 1901 года.

Все мы с детства, со школы знаем произведения Льва Николаевича, написанные им с гениальной русской "всеотзывчивостью", явленной не только в творчестве Александра Сергеевича Пушкина, но и в святыне московского Кремля и храма Василия Блаженного, в иконах Андрея Рублёва и великом "Слове о полку Игореве". Это и "Севастопольские рассказы", и "Казаки", и "Война и мир", и множество других шедевров, написанных до впадения писателя в грех мысленной гордыни.

Оставаясь человеком глубоко светским, без аскезы и молитвы, он начал создавать собственное вероучение, призванное "исправить недостатки" современной ему Православной Церкви. Разумеется, ничего нового открыть ему не удалось, впал со своим "евангелием" в древнюю арианскую ересь, многих людей благодаря своему высочайшему писательскому авторитету вверг в неё, в раскол с Телом Христовым, которым всегда являлась и является Православная Церковь. Чтобы пресечь эту прелесть, это духовное зло, чтобы "лжеучение" Толстого не распространялось под видом "истинного христианства" - он и был предан анафеме. Говорят что к концу жизни Лев Толстой осознал тяжесть наложенного на него наказания, хотел покаяться, именно с этой целью сбежал из собственного дома - но не успел. Больше столетия прошло после его кончины. Церковь за него не молится. Эту анафему никто не может снять. Люди, которые ее наложили, давно ушли из этой жизни. Душа писателя явно не в раю… И это была пусть заблудшая, но, безусловно, великая, одаренная Богом многими талантами, душа…

А что сказать про Олега Дементьева? Да, его фамилия значится на обложке книги, посвященной подвигу знаменитой Шестой роты псковских десантников. Но собрать свидетельства родственников и близких друзей героев, другие материалы - работа больше техническая, чем творческая. К гению Льва Толстого он, увы, и близко не стоял. А вот в мелочности своего озлобления против Церкви и её людей великого русского писателя явно превзошёл…

Дело, конечно, не в самом Олеге Дементьеве - любой из нас на этой земле всё равно, что трава. И не в тех людях, которые направляли и поддерживали его нападки на Церковь. Дело по-прежнему в борьбе Света и Тьмы в душах человеческих. Многие не различают, где Свет, где Тьма, духовно слепы и ведут таких же слепых в яму падения.

Даже одно из имен врага рода человеческого, Люцифер, с недавних пор часто трактуют как "дающий свет". А на деле оно означает вовсе не "дающий", но, напротив, - "берущий", "поглощающий" свет. Так что где свет, где тьма, где святость, а где мракобесие, называющее себя "просвещенным" - всем нам рано или поздно предстоит разобраться. Для того, собственно, и писалась эта статья, посвященная, казалось бы, мелкому и незначительному "в масштабах мировой истории случаю". Но, как известно, и в капле воды порой отражается весь мир…

Георгий Судовцев АПОСТРОФ

«Из виноградника Божия - священник Дмитрий Дудко (Воспоминания. Виноградовские проповеди 1980-1983 гг.)». - М.: Храм святителя Николая, 2009, 364 с., 1000 экз.

Конечно, такая книга обязана была увидеть свет. Рано или поздно - иной вопрос, поскольку все земные времена и сроки определяются синергетикой человека с Божиим Промыслом. По этому поводу есть прекрасный в своей мудрости афоризм: "Делай, что должно, и пусть будет то, что будет". Или, по словам Серафима Саровского, "спасайся сам - и тысячи вокруг тебя спасутся".

Идти к спасению через все испытания и наказания - вот то, что должно делать человеку согласно заповедям православной веры. И на этом пути недолжное добро может оказаться куда хуже должного зла. Вернее, то, что мы воспринимаем как зло, является лишь проявлением неосознаваемого нами высшего блага.

"Не смотри, как человек живёт, а смотри, как умирает", - гласит по этому поводу другая народная мудрость. И жизнь, и смерть отца Дмитрия Дудко, долгие года бывшего духовником газеты "Завтра", не позволяет усомниться в том, что этот земной путь он прошёл должным образом, до самого конца.

Вспоминает редактор книги Владимир Смык: "Отец Дмитрий умирал. В его судьбе наступили дни, о которых он, описавший в книгах свою жизнь достаточно подробно, уже не мог рассказать. Что чувствовал, что он переживал тогда,.. свидетели его последнего часа не знают и могут судить только о внешнем. Но и это - внешнее - потрясает высотой смиренной кончины.

…Еще два дня назад какая-то надежда в нас теплилась - уже не на естественный ход событий - на чудо, в которое и в самой безнадёжной ситуации уповают русские люди. Батюшка всё-таки мог иногда разговаривать, хотя и крайне мало. Был даже остроумен, шуткой отбивая все наши попытки замедлить его уход.

- Рук много, а рот один.

Это - на наши намерения покормить его с ложки: пищу он не принимал уже четвёртые сутки.

- Батюшка, вы неудобно лежите. Может, вас поднять?

- Куда - выше неба?"

Виктор Григорьев: "Я спрашивал его (отца Дмитрия. - Г.С.): "Страшно умирать?" "Нет, - говорит, - умирать не страшно. Я уже умирал почти, дыхание остановилось у горла, еще вдох - и выскочит душа. А тело нечувственное было. Лежу, как будто отдыхаю при полном сознании, страха не было, хотелось только попрощаться со всеми. Так что умирать не страшно, но страшно другое. Как я предстану пред Господом? Ведь лицом к Лицу. Как ответ дам за прожитую жизнь и за всех вас? Это страшно. Но верю, что простит Господь, Праведный Судия".

Сын отца Дмитрия, священник Михаил Дудко: "Последний шаг земного пути - это и первый шаг по другой дороге. Совсем не хочу сказать, что наш путь не имеет значения. Но здесь мы видим земными глазами и только земной путь, а там будет другое зрение и откроется совсем другая перспектива. В последние дни папа готовил себя к тому, чтобы сделать этот шаг…"

Снова Владимир Смык: "Было отпевание в церкви святой Троицы на Пятницком кладбище. По ходатайству митрополита Ювеналия и благословению Патриарха панихиду служили по архиерейскому чину - епископ Видновский Тихон и еще 42 священника, добрая половина которых были духовными отца Дмитрия Дудко… После того, как гроб обнесли вокруг церкви, сотни, а может быть, и тысячи людей последовали за ним на кладбище".

Вот таким было завершение этой чистой и подвижнической жизни. Когда, совсем недавно, я перечитывал проповеди отца Дмитрия, созданные им в начале 80-х годов, в апофеоз брежневского "застоя", с колбасой по два-двадцать, почти бесплатными квартирами и прочими благами социализма, я не мог не изумиться той главной мысли, которую он всеми силами пытался донести до своей паствы: что без Христа, без Его Воскресения вся земная жизнь есть только преддверие смерти и ничего более того. И что Господь наш и Спаситель Иисус Христос постоянно стоит рядом с каждым из нас, как единственный Путь и Истина в этой жизни, а потому не заметить Его мы можем только из-за собственного ослепления.

И вторая, весьма важная сегодня мысль: о том, что всё совершается по воле Божией и по вере человеческой, что путь России непрерывен и верен Христу. "Дмитрий Дудко был, пожалуй, первым из бросивших вызов (советскому. - Г.С.) режиму, кто понял то, что поняли позднее Алекандр Зиновьев, Михаил Назаров и другие: боровшиеся с КГБ, КПСС, с государственной советской машиной - боролись с Россией… Разрывая с диссидентами, отец Дмитрий почти на десятилетие опередил своё время: диссидентство стало идеологическим подспорьем либерального лагеря, разрушавшего страну… Он простил гонителей, в Сталине видел Удерживающего от мирового зла, был убеждён, что сегодняшние коммунисты ближе к Богу, чем демократы…"

Отец Дмитрий Дудко был представителем неистребимого, "низового", "народного" православия в России, которое от века существовало, существует и будет существовать здесь под святым Покровом Богородицы до конца времён.

Владимир Бондаренко «ВЛАСТИТЕЛИ ДИСКУРСА»

МНЕ НАДОЕЛИ нынешние "властители дискурса", то есть всего информационного и культурного пространства России, уже более двух десятилетий калечащие души миллионов людей. Меняются политические лидеры, меняются господствующие идеи общества, но в российской культуре с конца 80-х годов безраздельно командует так называемая "швыдковщина". Русские национальные культура, кино, поэзия, живопись, музыка, и прежде всего телевидение, осознанно уродуются и извращаются. Русская национальная культура в полном забвении. Но и русский национальный авангард тоже не приветствуется. Полная западнизация. Пошлая потребительская "культурка", навязываемая политической и финансовой элитой нашего общества. Уже нет споров между архаистами и новаторами, между почвенниками и западниками, царят гламур и западный культурный секонд-хенд. На телеэкране осознанно, по заказу сверху, демонстрируются лишь насилие, убийства и разврат. Ничего подобного вы никогда не увидите на телеэкранах США или Китая, Японии или Германии, разве что на платных кабельных каналах. В России меняются властители, слова даже говорятся о возрождении России, а воз и ныне там. Категорически запрещено поднимать русский народный дух, создавать героические или яркие исторические образы. "России нет, Россия вышла, и не звонит в колокола…" - как писал поэт Михаил Дудин. Уходят последние могикане великой культурной державы, заменить их некем, да никто и не позволит.

Некая "элитная" команда, собранная незнамо кем и когда, отслеживает весь наш культурный мейнстрим. Негодует, когда прорывается, к примеру, Александр Проханов на "Национальном бестселлере" или на телевидении, становятся популярными Захар Прилепин или Герман Садулаев, Всеволод Емелин или Сергей Шаргунов. О либеральной цензуре писали уже не раз. Казалось бы, с уходом ельцинского времени должно что-то поменяться и на культурном пространстве. Поразительно: наши президенты, один за другим говорят слова о возрождении страны, но культура, с которой и начинается любое возрождение, по-прежнему в цепких руках "швыдковщины". Там и определяют, кого послать на очередную международную книжную ярмарку, кого продвигать в издательства, кого делать очередным кумиром общества. Всё остальное объявляется несуществующим. Увы, но массы питаются тем, что доступно, поэтому, как ни горько это осознавать, наше время запомнится в большей части именами либеральной клики. Скажем, в современной поэзии разве нет новых ярких имен?

Поэзию, признаваемую и любимую нашим государственным истеблишментом, министерством культуры и международными комитетами славистов, как бы гоняют по кругу. Во Франкфурт едут, в Варшаву едут, в Лондон едут, во всех фестивалях, на всех встречах присутствуют, во всех современных учебниках о литературе конца ХХ века торчат одни и те же имена. От Гандельсмана до Салимона, от Елены Шварц до Сергея Гандлевского. С десяток, не более. Жалко их, загнанных - не успевают чемоданы собирать-распаковывать. Но это же всё - ярко раскрашенные манекены поэзии, специально для западных славистов. Даже у кого из них и была искра таланта - так давно погасла на мощном сквозняке мировых тусовок.

Возьмём круг повыше, посерьёзнее, позначимее, - тот круг, о котором недавно говорил председатель комитета по Пушкинским премиям Игорь Шкляревский. Мол, как справедливо они распределяют премии… Что ни говори, достойные поэты: Александр Кушнер, Евгений Рейн, Олег Чухонцев. И опять дальше жирная точка. И опять обойма загнанных поэтов, до десятка, не более. Игорь, дорогой, а куда же все другие подевались? Ни тебе уже покойных, но недавно ещё активно действующих Юрия Кузнецова, Татьяны Глушковой и Николая Тряпкина, ни тебе и сегодня активно пишущих Геннадия Ступина, Вячеслава Куприянова или Глеба Горбовского, Татьяны Ребровой и Алексея Шорохова. Неужели их так не уважает Игорь Шкляревский? Не поверю. Но нет же в постоянно действующей поэтической тусовке и имён яростной и категоричной Юнны Мориц, нет узорчатого ориенталиста Тимура Зульфикарова, нет Виктора Сосноры. Выделен такой узкий, привычный, либеральной политической верхушкой отобранный, - круг поэтов для избранного общества. Увы, они - политические избранники режима. Как в своё время взяли в придворную элиту прекрасного поэта Николая Тихонова, покрутили его - он и закончился как поэт. Всё, что пытается бороться с навязываемой пошлостью, объявляется таким же "культурно невменяемым". Стоило прекрасному питерскому критику Виктору Топорову резко высказаться о пошлости пропагандируемого везде Гандельсмана, как он сразу был объявлен "неприкасаемым" и "нерукопожатным". Еще бы, живущему уже 18 лет в США поэту дают премию как русскому патриоту - за пошлейшие и гнуснейшие стихи о России. За издевку над собственной родиной. И жил бы себе в США, но послушайте, что пишет этот "выдающийся русский поэт-лауреат", которого награждают члены президентского совета по премиям. Изначально возмутившая Топорова пакость звучала так: "Мы живём в стране, где ничего не происходит. Где благая мысль всегда остается недодуманной, потому что (или - поэтому) не пресуществляется в действие. Мы живём, как арестанты, которые ходят по кругу. Мы живём в стране, где у власти ФСБ, наследники тех, кто "расстреливал несчастных по темницам", и хоть бы что - мы живём, ни шага в сторону. Шаг в сторону - расстрел. Мы это отчётливо усвоили. Мы ведь дети родителей, которые в своём доме разговаривали шепотом, которые вымарывали фамилии "вредителей" - кто не помнит этих чёрных полосок в книгах? Мы дети страха, и от яблони упали недалеко. Зато низко". Размещена эта пакость на "Гранях.ру"… А теперь послушайте, как звучит объявление о награждении: " В Большом Петровском зале "Президент-Отеля" в Москве состоялась IV торжественная Церемония награждения лауреатов международного литературного конкурса "Русская Премия", официальным партнером которого является Фонд Ельцина. Победителем в номинации "поэзия" жюри во главе с Сергеем Чуприниным, главным редактором журнала "Знамя", назвало Бахыта Кенжеева (Канада) за книгу стихотворений "Крепостной остывающих мест". Диплом второй степени получил Владимир Гандельсман (США) за книгу стихов "Ода одуванчику". Третье место - у Сергея Морейно (Латвия) за книгу стихов и переводов…". И на самом деле, не Личутину же с Куняевым русскую премию давать. Виктор Топоров, отнюдь не крутой патриот, пишет: "Пошло в голове и в сердце у, да простится мне этот эвфемизм, поэта. Поэта-лауреата. Поэта-лауреата, вы будете смеяться, Русской премии! Серебряную медаль (второе место ) за 2008 год! Воистину справедливое решение жюри под председательством Сергея Чупринина. Всемирно отзывчиво?

Пошлость этическая и пошлость эстетическая ходят как правило, парой, как шерочка с машерочкой.

Вот писать такие стихи (и такую публицистику) - это пошло, пошлей некуда, - а присуждать за них премию, причём, как на смех, Русскую премию - это как?

Всемирно отзывчиво? Вот и Русскую премию присудили Гандельсману не за пошлую русофобию, а за столь же пошлую "Оду одуванчику". "Ода одуванчику" - каково!

На следующий год жюри "Русской премии" и курирующий премию Фонд Бориса Ельцина, должно быть, перезагрузятся - и в обязательном порядке исправят роковую промашку. Флаг им в руки!.."

А в ответ Топорову со страниц нашей российской проправительственной печати несется: "Во-первых, можно было бы упомянуть известный текст В.Топорова о В.Гандельсмане, но комментирование публичных доносов не входит в задачу этой колонки…"

Занесли нынче Виктора Топорова в самый черный список, чернее не найдёшь. Будем теперь вместе держать оборону.

Скажем, когда я пытаюсь расширить пространство русской литературы за счет талантливых новых почвенников, за счет державных авангардистов и так далее, с разных сторон на меня начинаются атаки этой либеральной клики. Уже само введение в оборот ведущих писателей и поэтов патриотического направления вызывает у ведущих обозревателей либеральной прессы приступ бешенства. К примеру, некто Глеб Морев в "OPENSPACE.RU" пишет: "Подробно обсуждать список Бондаренко ("50 ведущих, наиболее талантливых русских поэтов ХХ века") нужды нет: в нем отсутствуют Кузмин, Ходасевич и Введенский, зато есть К.Р., Исаковский и Станислав Куняев. Ясно - человек культурно невменяем. Попробуем разобраться с природой этой невменяемости…" Да и мне интересно, какого литератора или критика можно назвать "культурно невменяемым человеком". Нечто дикарское, варварское, пещерное… "В представлении отечественного "патриота" русские, как известно, социально эксплуатируемый и этнически униженный этнокласс. Соответственно, "патриот"-литератор унижен не только этнически, но и культурно, и в основе его собственной культурной деятельности лежит компенсаторный механизм - стремление уесть обидчиков, властителей дискурса, т.е., правильно, либералов. Списки, подобные "Списку пятидесяти", составляются не просто так, а в противовес либеральной истории литературы…"

И пусть в этом списке будут Мандельштам с Пастернаком, Цветаева с Ахматовой, но, если в противовес, а, скорее, в дополнение к "властителям культурного дискурса" мною добавляются Павел Васильев и Сергей Клычков, Николай Тряпкин и Татьяна Глушкова - значит, я "культурно невменяем". Лихо закручено. Я вспомнил пример из статьи великолепного критика Игоря Манцова об известном мастере андеграунда Энди Уорхоле: "Между прочим, нью-йоркская вольница, пережитая и описанная Уорхолом, заставила вспомнить труды знаменитого математика и публициста перестроечной поры Игоря Шафаревича. Нечто про "малый народ", который хитроумно навязывает свою волю, свою этику с эстетикой народу большому и доверчивому. Это уже Энди Уорхол считает: "Мама дорогая, получается, левоеврейские гомосексуальные порнографисты везде?..

И не только они! С чувством глубокого удовлетворения воспринял тот факт, что понятие "грамотные", которое, казалось, я вызвал из небытия и которое пытаюсь здесь укоренить, старше меня самого…"

ИГОРЬ МАНЦОВ ПРИВОДИТ слова известного американского социолога Петера Бергера: "Средних лет профессора, особенно философы, и особенно в наших более старых университетах, создали специализированные монополии в использовании языка, для того, чтобы защитить свой элитный статус как грамотных…" Далее он пишет об Уорхоле: " Уорхол симпатичен мне потому, что он отстаивает право маленького массового человека на достоинство. Он против "специализированных монополий", против возомнивших о себе жрецов, против барства…" Я не соглашусь только с определением всех этих глебов моревых и львов данилкиных как "возомнивших о себе жрецов".

Думаю, и в сталинские годы кто-то давал Ермиловым и Кирпотиным право определять степень литературности, и в брежневские годы при всем расширении литературного пространства стояли кураторы, свои "властители дискурса". Парадоксально, но даже в диссидентской среде были свои строгие "жрецы", определявшие, кого "пущать", а кого "не пущать"…

Но в те времена у каждого круга всё-таки было своё литературное поле: и внутри Советского Союза, и вне его, с различными "Континентами", "Гранями", "Синтаксисами" и "Вече"…

После начала перестройки либеральный террор объединился с государственным, официальным культурным прессингом русской национальной литературы". Русскую национальную литературу откровенно загоняли в гетто, в некую резервацию, оставив ей малую толику (процентов пять) от издательских программ. Всё остальное смело подчинили мировой глобализации, ломая хребты и позвоночники русским литературным традициям. В самом Кремле с ельцинских времен и до сего дня царит "жажда Запада".

Никогда не поверю, что это сами по себе натальи ивановы, сергеи чупринины, дмитрии быковы, глебы моревы, аллы латынины и прочие гандельсманы овладели всем культурным "мейнстримом" страны. А если бы литературные делегации за рубеж формировал, к примеру, Вадим Кожинов или Валентин Распутин, если бы лауреатов литературных премий определяли бы Станислав Куняев и Александр Проханов, если бы издательские планы утверждали Савва Ямщиков и Николай Губенко, - думаю, расстановка писательских имен была бы совсем иная. Так что все эти слова о первенстве талантливых западников ничего не стоят. Но какова литература, какова культура - таково и общество. Значит, Путина с Медведевым вполне устраивают нынешние "властители дискурса".

Прекрасный турецкий писатель, недавно посетивший Москву, Орхан Памук пишет: "А насчет "жажды Запада" я скажу, что это отнюдь не одним туркам свойственное чувство. У людей во многих странах есть ощущение, что всё, что в мире происходит, происходит только в Америке и в некоторых европейских государствах. Я, например, приезжаю в Китай - мне говорят: вот вы стали знаменитым, как же вы, писатель, пишущий по-турецки, этого добились? Приезжаю в Корею - все жалуются, что никто в мире ничего не знает о корейской литературе, тоже спрашивают: как это вам удалось, господин Памук? Я свое собственное везение считаю чудом. В мире доминируют Америка и Западная Европа - и в мире литературы тоже. Поэтому выходит, что опыт других народов не оказывается в полной мере разделенным человечеством. Мы читаем американских писателей, которые пишут об американцах. Девяносто процентов человечества знает, что история делается где-то там, где их нет, что они из этого процесса исключены. Я об этом много писал - в "Снеге", отчасти в "Стамбуле"…"

Памук абсолютно прав. Значит, кто-то счел наш русский литературный опыт ненужным и неинтересным для человечества. И поразительно, что в экономике всё меняется, дискурс определяют уже совсем другие люди, нации и государства, а в культуре всё остается по-прежнему. Но с неизбежностью должны появиться новые мировые культурные центры, и среди них - Россия. Вектор мирового культурного интереса меняет направление. Наконец-то. Но этого упорно не хотят понимать наши нынешние властители, вся господствующая элита России, ориентированная исключительно на Запад.

К примеру, прочитайте, кто ведет культурные колонки в популярном интернетном журнале "Оpenspace.ru": Михаил Айзенберг, Наталья Иванова, Елена Фанайлова, Илья Кукулин, Ксения Рождественская… Крутые яростные либералы, восхваляющие западный образ жизни. Уберут их - придут другие, такие же.

Вы можете представить, чтобы в тележурнале или интернет-журнале появились Владимир Личутин, Петр Краснов, Станислав Куняев, Леонид Бородин, Юрий Павлов и так далее?.. Как нагло пишет тот же Дмитрий Быков: "Я её чувствую своей. Это не страна Александра Казинцева и Владимира Бондаренко, они сюда пришли, как варяжское племя, - напали на добрый и кроткий, безответный народ и стали княжить по своим бесчеловечным северным законам. Вот их я не люблю, это не их страна, и они не имеют на неё права, это моя страна". То есть русские - завоеватели, которых пора выгнать вон с хазарской территории, так, что ли?

Пока страной руководит элита разрушителей, она никогда не допустит к информационным каналам ничего созидательного. Все эти ивановы и айзенберги, гандельсманы и чупринины - лишь шестерки, марионетки в руках более высших шестерок типа Швыдкого и Сеславинского. Но и те вполне заменяемы, и на место швыдких найдут подобных. Пока высшие силы в государстве нацелены на истребление интеллектуального ресурса страны, всеми Министерствами Правды будут заведовать необходимые люди…

К примеру, скажите: почему на разных телеканалах в разное время, но о литературе ведут передачи исключительно одни приближенные лица "властителей дискурса"? Виктор Ерофеев, Александр Архангельский, Николай Александров, Сергей Минаев, Александр Шаталов и так далее. Почему даже вполне умеренным Юрию Полякову и Сергею Есину никак не пробиться к телеэкрану? А вот Кашпировский с его одурачиванием масс опять при деле. Командуют разными телеканалами разные люди, а "властители дискурса" одни и те же. Никак без сталинской решительности не обойтись. А откуда она возьмется?

Помню, когда-то Владимир Маканин мне сказал по поводу засуетившихся в начале перестройки граниных и рыбаковых: мол, Володя, это всё идут колонной заменители Солженицына, пока еще место самого Солженицына на отечественном пространстве было пустое. Так и в нынешней культуре царят эрзац, блатота, как писал об этом недавно ушедший от нас Всеволод Некрасов.

Говоря о "властителях дискурса", пытающихся определять всё развитие нашей культуры, её "гениев" и её "лидеров", я не выбираю ни национальный фактор (тут всё перемешано), ни стилистику и эстетику того или иного направления. Это не борьба консерваторов с новаторами, почвенников с авангардистами. Все независимые, неподконтрольные в России нынче не в чести. Что лидер андеграунда Всеволод Некрасов, что хранитель древностей Савва Ямщиков - едины в своем неприятии кодлы, заправляющей всей культурой, блатоты и пошляков.

Новая буржуазная элита, респектабельная и всемогущая, что в Америке, что в России, всегда стремится держать под контролем художника, дабы не случилась новая революция, не взбунтовались массы. В новом рыночном искусстве командует тот же инстинкт потребления. Всё остальное - вон.

Энди Уорхол вспоминает: "Я увидел, как Марк Ротко отвёл хозяйку в сторонку и, глядя в нашу сторону, обвинил её в предательстве: - Как ты могла впустить этих? - Я огляделся и понял, что вокруг полным-полно тоскливых и нудных интеллектуалов". Суть одна и та же. Узкий круг прозападной элиты стремится контролировать всё общество…

Но для меня всегда оставалось мистикой, почему всё наше чиновничество и в советские годы, и особенно в сегодняшнее время, так безоговорочно подчиняется этим "властителям дискурса". Большинство чиновников в силу обычных демографических причин вышли родом из деревень и посёлков. Из заводских окраин и военных городков. Почему они дружно отрицают свои же национальные обычаи, свои песни и танцы, своих поэтов и писателей?

ВСЁ ТОТ ЖЕ ИГОРЬ МАНЦОВ пишет: "В России же борьба за, прости господи, символический капитал ведётся слишком бескомпромиссно: доминирующая на данный момент социальная группа стремится унизить противника до крайности, стереть саму память о нём и его бесспорных достижениях. Так было при Советах, так было в перестройку, так и сейчас". Вот поэтому и, к примеру, являюсь я для Глеба Морева "культурно невменяемым человеком". И пишет смело стрекочущий вовсю Дмитрий Быков, не боясь уронить себя в глазах общества: "Что сетовать на то, что Проханов, Белов или Юрий Кузнецов находятся вне современного литературного процесса? Они отсутствуют в нем не потому, что их замалчивают. Они выбракованы не современниками, но самой историей, самой эстетикой, если угодно…" Вот так, идеологи государства объявят "вне литературного процесса" Достоевского или Шолохова. И команда Быковых резво подтвердит, их тут и не стояло. Совсем уж убийственно: "Нет никакой нужды приращивать к русской литературе то, что отрублено никак не демократами и не жидами, а самим ходом литературного процесса…" Отрублены все: Белов и Распутин (чего только с ним Путин на Байкале встречался?), Проханов и Кузнецов, Бородин и Куняев… Самой жизнью, самой историей. А они всё никак этого не поймут, и писать продолжают. И племя молодое подрастает.

Александр Проханов, Василий Белов и Юрий Кузнецов обойдутся, к счастью, и без быковых. Но в нашем государстве сегодня официально перекрыта дорога всем молодым национально мыслящим и независимо пишущим литераторам. Кто из них сопьётся, кто забросит это безнадежное дело, самых упорных уничтожат, как Юрия Петухова, но без молодой национальной русской литературы и культуры не будет ни мощной обороны, ни мощной промышленности, ни самого государства. За что лезть под пули молодому солдату, если нет никаких идей в голове? За деньги?..

Разве случайно государство в трудные минуты обращалось к монументальной пропаганде? И где государи найдут поддержку? Лишь среди творцов русской национальной культуры. С сожалением признает тот же Дмитрий Быков: "Сегодня все мы присутствуем при возвращении в культурное поле (то есть, надо полагать, в то поле, где дают литературные и кинематографические премии. - В.Б.) Проханова, Белова и Бондаренко, Бурляева и Бондарчук… То есть их, конечно, и не запрещал никто. У них есть свой союз писателей, свой кинофестиваль "Золотой витязь", свои здания и издания. Но, видимо, надо начать писать на них рецензии, выдвигать на поощрения, брать интервью, приглашать в телевизор… Потому что в так называемом западническом (или, как иные выражаются, постмодернистском) лагере не осталось никаких ярких талантов. Выродились абсолютно…"

Надо же - им и подпитка со всего мира, и поддержка государственная неприкрытая идет, а они - вырождаются. Дмитрий Быков: "Публика из патриотического стана, как все люди очень сильно в чем-нибудь убежденные, обладает столь необходимой для творчества "энергией заблуждения". Правда, сама эта энергия еще не обеспечивает творчества, но очень способствует его имитации. Люди, у которых есть колоссальная Идея, всегда энергичнее людей, которым приходится обходиться своими силами…"

Предлагаешь им помощь, указываешь на наиболее талантливых мастеров, незамеченных с Запада, ибо солнце-то светит с востока, а они в ответ - о "культурной невменяемости" или же, как Дмитрий Быков о "кондовости": "Конечно, никто не сделал для прохановско-бондаренковского торжества больше, чем отечественные постмодернисты, чем котельный авангард, протухший еще в семидесятые, чем засилье масскульта… Думаю, такие шедевры, как последние работы Виктора Ерофеева, Дм. Пригова или Вл.Тучкова, сделали для легитимизации почвенничества больше, чем любой Бондаренко.

Бондаренко, кстати, активно пытается "наводить мосты". То есть он бывает на антибукеровских обедах, съездил на нацбестселлер (о котором написал совершенно хамскую, по обыкновению, статью) и вообще играет в снисходительного победителя. Сдайтесь, и не убьём. Даже признаем кое-кого из ваших кумиров. Ахмадулину там… Как ни горько, в его книге "Дети тридцать седьмого года" наблюдается всё та же, очень типичная для почвенничества, помесь навоза и елея: поверхностно усвоенные приличные манеры, отставляемый мизинец, пэнснэ - и при всем этом кондовость, которой не спрячешь…"

Продолжает ту же тему шустрый Лев Данилкин: "У Бондаренко дурной вкус - но этот дурной вкус служит ему хорошую службу: он позволяет ему вовлекать в культуру объекты, которые критика с отшлифованным представлением о каноне не замечает, а это любопытные штуковины. Глушкова, Куняев, странный Бродский - автор гениальной любовной лирики. Конечно, о Бродском и Лимонове лучше читать Жолковского - но поскольку Жолковский молчит о Глушковой, Куняеве и Шпаликове, то, получается, в культуре их сохранил вахлак Бондаренко, похожий на героя Быкова в "Служили два товарища". Всё просто и ясно: русская национальная литература - это сплошь "объекты, которые критика с отшлифованным представлением о каноне не замечает, а это любопытные штуковины. Глушкова, Куняев…" И так далее. Нет у меня, по мнению Льва Данилкина, "отшлифованного представления о каноне". Правда, когда Данилкин взялся за Проханова, его либералы дружно обвинили в том же самом дурном вкусе.

Блатота правит бал. Но за этой блатотой напрямую стоит потребительское, сырьевое государство, не заинтересованное в национальной культуре. Приведу еще цитату беспощадного Некрасова: "Словно режим отыгрывался в искусстве-литературе за свои сердечные скрипения, уступки в иных областях. В силу, в сущности, глубоко наплевательского к этим литературе-искусству своего отношения - действительно - не видел режим, что ли, цену евтушенкам-минкиным-рассадиным и всем корытичам, которых сам плодил беспощадно… Чтоб они-то и были тут лит-ра-иск-во: согласно его, режима, намерЕниям…" К этому и добавить нечего.

Но сегодня, чтобы выжить, в подполье ли новом, в оппозиционных кружках, в союзах различных писателей, необходимо вновь вернуться с неизбежностью уже к советскому опыту. Не случайно же Александр Солженицын написал свой рассказ "На изломах". Не случайны были протесты Всеволода Некрасова и Ильи Кормильцева. Я согласен с позицией Игоря Манцова: как ни относись к советскому замыслу, а иного у нас, в противостоянии всей растущей пошлости, - нет.

"Это происходит потому, что Советская власть противопоставляла себя Западу и настаивала: "я - сама!" Постсоветское подражательство как таковое - это и не хорошо, и не плохо. Однако Запад моментально опознаёт подержанный дискурс, вцепляется в глотку, изысканно опускает и тутошнюю историю, и тутошнюю элиту. Элита нервничает, злится, вспоминает о самостоятельности, взыскует достоинства. Но наша единственная "территория самостоятельности", пускай проблемная, - это территория, на которой осуществлялся советский проект…" Я бы добавил: обогащенный православной идеей. Идея христианского социализма - это и есть наше культурное будущее. Иного быть не может. Иное - хуже.

Если я стараюсь разглядеть не только в узком кругу единомышленников, но и в самых неожиданных ярких произведениях представителей самых разных течений и направлений движение народа, поиски национального героя, - это не фантастический вымысел. Никто не знает, из какого сора иной раз растут не только стихи, но и русские национальные таланты. Путь Владимира Маяковского от стихов "Люблю смотреть, как умирают дети…" до державных произведений тому пример. Величие русской литературы - не только в поддержке национальных традиций, но и в дерзновенных открытиях. Я стараюсь сочетать в себе так называемую кондовость русской православной культуры и открытость, всечеловечность по отношению к наиболее ценному в мировой культуре. Думаю, такова была и будет наша стержневая русская словесность.

Поднимайтесь, ребята, на Олимп! Иного вам уже не дано.

Газетный вариант. Публикуется в сокращении

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Хочу в И… Нет, не скажу. Не скажу пока, до срока, куда, в какие палестины хочу. Одним словом, хочу почувствовать себя человеком, а не скотиной или электоратом, что в принципе для управителей не скажу, какой страны, одно и то же. Потому, когда защищают права человека, то нас в расчет не берут. Мы- не люди, не человеки каждый в отдельности. Ведь имеет же человек право на существование именно человеческое? Но мы не имеем этого самого человеческого существования. А как увидишь человеческое существование, так и констатируешь: "Живут же люди!" В нашей стране у тех, кого за людей не считают, жизнь даже не скотская. Потому что вон есть общество зашиты выхухолей, амурских тигров, собак и прочих животных, официально признанных скотиной. А у нас нет никакого официального статуса: ни как у русских, в отличие от других народов, ни как у кого. Хотя держат за скотину. Как им и полагается всех за скотов держать.

Хочу попасть в те палестины, где передо мной все дороги, все двери, все возможности. И в депутаты, и в сенаторы, и в министры, да и выше бери. Не скажу куда. Где мне прямая дорога и на телевидении, на радио, в другие СМИ, где я да ты, да мы с тобой.

Ну а на ферму, стройки, в цеха заводов я и сама там, в той стране, не пойду. Пусть местные горбатятся, а я не для того в чужие земли прибыла, чтобы пахать, а прибыла, чтобы на меня пахали, а я на рабочем месте отдыхала бы. В крайнем случае, песни пела, пила да ела, а всех бы учила жить так, чтобы мне хорошо жилось.

Захочу там, куда хочу, назвать местных быдлом, фашистами - назову. Хочу испоганить их классику - испоганю. Хочу переписать историю, дегероизировать героев и героизировать подонков, предателей - так тому и быть! Флаг предателей - вам в руки! Хочу пахабить язык - похаблю. Телевидение-то мое, радио-то, подо мной! Я там- что хочу, то и молочу; в экономике, что хочу, то и ворочу!

Хочу петь с главной сцены страны и с широкого экрана, не имея голоса - будьте любезны! А местных, которым и Паваротти бы позавидовал, и Мария Каллас, - геть! Чтобы не оттеняли и не унижали меня своим превосходством.

Занимаемое аборигеном сносное место жилья ли, работы ли, в той стране считается вакансией для любого русского. То есть пока русский на него глаз не положит. А если тебя по причине какой-то там не берут, ксенофобию и русофобию в союзники - и на таран: геть, абориген! Здесь я сяду! По причине простой: потому что хочу! При чем здесь компетенция, профессионализм? Это проявление русофобии! Марш в тюрьму!

Хочу я в ту страну также для того, чтобы там создать общественную палату - филиал русской православной церкви (по аналогии: собрание каких вероисповедальщиков наша общественная палата представляет. Что ни лицо - то и исповедующее право на свободу от совести).

Буду разглагольствовать, мол, государство такое-то (куда хочу) как государство таких-то (тех, кто там живет) не имеет перспективы. Как о России как государстве русских говорит Гайдар, который как раз корни исторические в том государстве и имеет, куда я хочу. Да и то сказать: какие перспективы у государства, в котором поселились и воротят, что хотят, Гайдары и прочие Чубайсы?

И коли что не по мне, я в крики, стоны: "Русофобия! Антирусизм!" А все мне и угождают, и угождают… Кабы что не по мне было.

Кто сказал, что такое невозможно, что нет такой страны, куда бы пришлые ввалились, позанимали все не пыльные денежные места, все деньги к рукам прибрали, измывались над коренным населением самыми изощренными способами? А я - знаю. Я другой такой страны не знаю, где бы. Это у нас невозможно, чтобы представителю коренного народа, даже сорвусь на экстремизм и назову этот народ русским, было всё такое возможно. Я у себя на родине и не рыпаюсь, и не мечтаю, чтобы в правительстве были русские, хоть бы пара человек. Чтобы в телевизоре хоть одна косоворотка мелькнула. Там одни только косоротые, косноязычные, не догадывающиеся о существовании некоторых звуков в русском языке. Чтобы в Думе, других законодательных органах были русские. Нет, для большинства, которое представлено 83 процентами русских, законы пишет меньшинство, всякое, в том числе сексуальное. Так что и не мечтаю… Небось, приучены, знаем свой шесток. Понимаем, что в России невозможно, чтобы русские хоть на что-то влияли и чтобы имели равные права с кем бы то ни было. Даже с животными. для которых есть общество защиты..

А если алаверды? То есть они - у нас, мы - у них. Дескать, вы - у нас, мы у вас. Со своим уставом, со своими понятиями, со своими национальными интересами.

Они ходят в чужие монастыри со своим уставом, а в чужие дома - со своим дерьмом.

Знай наших!" - в восторге кричит-вторит вслед за восторженным комментатором Михаил. Да уж знаем мы ваших! Кто и не знал, узнал на практике. А практикумы проходили и проходят на шкуре практикантов- ваших покорных слуг. И меня, в частности, это и удивляет - покорность слуг. Знаем давненько уж, как пишет один лауреат, 200 лет, как вместе. Раззнакомиться бы не мешало, отдельно пожить. Но никак не получается: уедут, да не все. А потом и уехавшие обратно приедут. Уедут на приедут.

"Хорошо там, где нас нет". Конечно, где вас нет - хорошо. Но где вас нет? Скажите, где хорошо? Куда и глянь - везде вы. Везде не хорошо. Нет, в цехах, у мартенов, в полях на сборе свеклы, картофеля, вас нет, где тяжело - вы благородно уступаете место. Может, там, в той стране, куда хочу, вас нет? Помечтать-то хоть можно?

…Некоторые считают, что им недодали, а вот я считаю, что им недоподдали.

Анастасия Белокурова ДОСТОЯНИЕ ИМПЕРИИ

"Кромовъ" (Россия, 2009, режиссер - Андрей Разенков, в ролях - ролях Владимир Вдовиченков, Ксения Кутепова, Амалия Мордвинова, Екатерина Васильева, Юрий Соломин, Альберт Филозов, Михаил Горевой, Андрей Руденский, Юрий Степанов, Игорь Гордин, Сергей Юшкевич)

В тяжёлый для родины час, в 1916 году, полковник царской армии Алексей Алексеевич Кромов (Владимир Вдовиченков) приезжает с нелюбимой женой Лизой (Амалия Мордвинова) в Париж. Цель визита - должность военного атташе Российской Империи во Франции. В задачи Кромова входит организация военных поставок: французы хоть и числились союзниками русских в Первой мировой, требовали за боеприпасы реальные деньги. Россия не скупилась на расходы. Так в руках Кромова оказалась сумма порядка двухсот пятидесяти миллионов золотом - лакомый кусок для авантюристов и политиканов. Пока Лиза с головой уходит в семейную драму и ревнует мужа к пианистке Наталье Тархановой (Ксения Кутепова), Алексей Алексеевич пытается осмыслить происходящее.

Тем временем смута 1917 года ввергла Россию в хаос: царизм свергнут, Временное правительство пало, дипломатические отношения с Францией расторгнуты. В такой ситуации большой куш, единоличным хранителем которого остался Кромов, вызвал неподдельный интерес у многих. За деньгами началась охота в лучших традициях исторического детектива. Но как человек чести, полковник не пошёл на поводу у нравственного беспредела. Он решил сохранить миллионы и вернуть их России. Но лишь тогда, когда там будет наведен порядок. Появится устойчивая власть. Такой подход к делу не приняли ни друзья Кромова, ни его близкие. Старый мир рушился до основания, а Алексей Алексеевич переживал предательство товарищей, осуждение эмиграции, развод с женой, проклятие матери (Екатерина Васильева). Единственная отдушина - чувство выполненного офицерского долга и запретная любовь с Тархановой. А среди тех, кто оказался замешан в дело о русском золоте, уже стали появляться первые жертвы.

Прототип главного героя - русский офицер Алексей Алексеевич Игнатьев действительно в 1916 году был направлен военным атташе в Париж. За то, что отказался делиться казёнными деньгами, он был бойкотирован эмигрантскими кругами, исключен из товарищества выпускников Пажеского корпуса и офицеров Кавалергардского полка. Даже родной брат Игнатьева поставил свою подпись под воззванием, призывавшим к суровому суду над отступником.

До наших дней сохранились воспоминания Игнатьева "Пятьдесят лет в строю", из которых ясно, что этот человек - аристократ из высшего светского общества, приближенный к императорскому кругу - действительно отдал деньги представителям Советской России и вернулся на родину. Он не был репрессирован, преподавал в академии и умер в пятидесятые, глубоко уверенный в том, что, передав деньги СССР, поступил правильно. "Я понял, что той Франции, которую я знавал в юности, уже не существовало и что не найти в ней человека, который открыл бы наглухо забитые ставни, хотя бы в одном из отелей, и создал бы подобие нашего "Артека", - писал он впоследствии.

Но сейчас на дворе 2009 год, и люди, подобные Игнатьеву, давно стали историческим артефактом. Стоит ли удивляться, что его поступок вызывал нешуточное недоумение. И у либерально настроенных журналистов, возмутившихся тем, что Игнатьев отдал заветную сумму стране, во главе которой стоял Сталин. И у исполнителя главной роли Владимира Вдовиченкова, который выдвинул свою версию событий: "Я много думал на эту тему, и кое-что в поступке Кромова, то бишь его реального прототипа Игнатьева, не понимал. Кромов долго не отдавал деньги. Но у него осталось очень много родственников в Советском Союзе. И от властей последовала угроза репрессий. Помимо денег, одним из условий, которые были поставлены, было его возвращение на родину. Только в этом случае ему было обещано, что его близкие не будут репрессированы. Если исходить из этой мотивации, то всё становится более-менее объяснимым. Потому что деньги, они всё равно абстрактны. А близкие люди всегда конкретны".

Оставим эти высказывания на совести популярного артиста. Судя по мемуарам, Игнатьев мало походил на образ Алексея Кромова, созданный Владимиром Вдовиченковым - мужчиной симпатичным, но с довольно-таки ограниченным диапазоном актерской игры. На пресс-конференции он признавался, что для убедительности режиссер применял к нему "особые воздействия". Нетрадиционный метод оправдал себя - большую часть экранного времени Вдовиченков выглядит вдумчиво и убедительно. Остальные актёрские работы выше всяких похвал. Взгляните на звёздный состав исполнителей - всё это традиции старой советской киношколы, которые умирают вместе с профессионалами.

Интересно, что и другой представитель "потерянного поколения", замечательный актёр Василий Ливанов, в своё время написал книгу под названием "Богатство военного атташе", где рассказал свою версию событий. По слухам, родители Ливанова дружили с семьёй Игнатьева, и он с детства был, как говорится, "в теме". Сценаристы же отталкивались от мемуаров Игнатьева. Но и пофантазировали изрядно.

Героиня Ксении Кутеповой списана с Натальи Владимировны Трухановой - русской балерины, живущей во Франции. Она работала с Дягилевым, была знакома с Шаляпиным, Штраусом и Айседорой Дункан. Наталья Владимировна вышла замуж в 15 лет за поручика Труханова, быстро развелась и позднее стала женой Игнатьева. Её перу принадлежат мемуары "На сцене и за кулисами". Судьба балерины не была столь мелодраматична, как у пианистки Тархановой, показанной в фильме. Вместе с Игнатьевым она вернулась в СССР, где и скончалась в 1956 году.

Снять кино про такого человека, как Игнатьев, в наше время является большим подвигом. Не меньший подвиг, совершённый съёмочной группой и вызывающий настоящее изумление, - изобразительный ряд ленты и работа художников по костюмам. Европа начала прошлого века, с ее элегантной воздушностью, парижским шиком, выписана столь любовно и тщательно, что за визуальной феерией можно запросто не заметить сценарные невнятицы, которых в "Кромове", слава богу, немного. У фильма есть своё лицо, и что не менее важно - авторская позиция. Это не поделка, где антураж выполнен бездушным мутантом машины ЭВМ, а живое дыхание людей, не равнодушных к тому, что они делают. Поэтому "Кромовъ" вряд ли сможет стать коммерчески успешным прокатным хитом вроде печально отшумевшего "Адмирала".

Ведь, несмотря на все красоты, совершенно непонятно, для какой аудитории предназначена эта лента. Немножко детектив, немножко мелодрама, в дремучем лесу российского кинопроизводства фильм выглядит такой же белой вороной, как полковник Кромов среди авантюристов, эмигрантов, продажных офицеров и прочих деятелей, положивших глаз на государственную казну. И пусть главным минусом фильма является смешение жанров, эклектика, превращающая стиль в мозаику эпохи, появление такого кино в России не может не радовать. Правда, прокатная судьба "Кромова" на данный момент остаётся довольно туманной - лента сначала поездит по международным фестивалям, а уж затем будет представлена широкой аудитории.

Андрей Фефелов МОДА НБП

На прошлой неделе в Зверевском центре в Москве прошло мероприятие, интересное как само по себе, так и в контексте субкультуры, сложившейся вокруг Национал-большевистской партии, партии объявленной, кажется, вне закона.

Это было настоящее дефиле с элементами хореографии. Писаные красавицы, близкие к НБП, представляли не только самих себя, но и строгие элегантные, не чуждые налета милитаризма костюмы… Это работы модельера Натальи Черновой, которая в свое время была осуждена в числе других членов НБП по делу о захвате приемной президента и провела несколько лет за решеткой. Кстати, тюремные рисунки Черновой составили запрещенную выставку, которая называлась "Тюрьма, безумие, равенство и справедливость". В прошлом году её так и не удалось экспонировать в галерее Пскова. Тогда внезапная протечка крыши совпала с отключением света и приездом ОМОНа.

На это раз всё обошлось без техногенных катастроф. Было очень светло, многолюдно, и девушки, совершая уверенный поворот на каблуках у края подиума, непроницаемо принимали восторженные аплодисменты зала. "Беспартийные" красавицы вели себя очень уверенно и профессионально, хотя еще за пять минут до начала шоу все его организаторы страшно волновались - ведь это был первый опыт демонстрации моды от НБП.

Среди публики мелькали узнаваемые лица. В окружении широкоплечих "архангелов" был "сам" - внутренне неспокойный, беспрерывно разминающий свои тонкие костяные пальцы, как бы немного ошпаренный происходящим Эдуард Лимонов. На мероприятии также были замечены музыкант Ник-рок-н-ролл, художник Дмитрий Кедрин, фотограф Лаура Ильина…

По всей видимости, то был достаточно закрытый, средовой вечер - нацбольский междусобойчик, на который я был приглашен не как журналист, а по знакомству. Интимность вечера усиливала трогательность происходящего.

Несмотря на пробный, внутренний характер "дефиле валькирий" - за ним видится очень важная веха в истории НБП, да и всей патриотической оппозиции.

Культура, субкультура, богема, средовой бульон, комплекс идей, лексика, стили одежды и поведения… В этих понятиях подоснова любой политики, любого осмысленного шага к власти. Мода на НБП в обществе может затухать и воспламеняться, но, появившись однажды, она будет длить себя безмерно долго - хотя бы как крошечный элемент в истории культуры. На самом-то деле опасность для власти со стороны НБП заключалась вовсе не в радикальности акций её членов. Приковывание себя наручниками и швыряние майонезом сами по себе не несут угрозу системе. Культура - вот мощное оружие! Она - инструмент, позволяющий одновременно находиться в контексте тысячи явлений. Культуру невозможно изолировать даже при помощи замалчивания в СМИ. Она просто уходит в почву, чтобы где-то неожиданно ударить фонтаном из-под земли. Культура - тот компонент, без которого невозможно приготовить эликсир могущества. И кое-кто это прекрасно понимает.

Идеология, эстетика, язык…

Можно при помощи тамтамов и громкой музыки довести кого угодно до транса и исступления. Можно заставить плясать и двигаться любого глиняного истукана. Однако одухотворенность - прерогатива живых людей и живых структур.

Патриотическая оппозиция, в ее широком "завтрашнем" изводе, не стала политическим инструментом спасения Родины. Но она предоставила спасительную среду, в которой выжили не только смыслы и представления, но и люди, страдающие от духовного и политического удушья. В глубине этого озера, да и у заболоченных таинственных берегов оного, зреют новые силы, нарождаются русская культура и политика новой формации.

Зерно сгнило и проросло. Чу, слышу шелест новых зеленых всходов!

Да нет… Это только тихие овации сопровождают повороты на каблуках партийных див…

Переход в гуманитарную плоскость деятельности оппозиционных политических групп; шаги по созданию собственного стиля, моды, дизайна - только первые шаги превращения. Законы политической алхимии неизменны. Об этом красноречиво говорит действо по показу костюмов модельера Натальи Черновой, устроенное прохладным сентябрьским вечером в ангаре, что стоит в глубине заросшего московского сквера.

Сергей Угольников ДАЁШЬ КУЛЬТУРУ НА СЕЛO!

После того, как открылась отреставрированная станция метро "Курская" и кучки разгневанных швондеров потянулись писать письма в защиту разрухи, против реставрации, это Событие должно было состояться. Под Событием надо понимать открытие в подмосковной деревне первой сельской галереи Современного искусства. Согласитесь, ведь лозунг "Даешь культуру на село!" светит нам из прекрасного далека дня вчерашнего.

Хотя следует оговориться, что осчастливленное сельцо Дмитровское расположено не абы где, а в окрестностях Рублёвки, и новенькая галерея носит пугающе-претенциозное звание арт-центра. И размещается она не в брошенном, как вы могли бы подумать, зернохранилище, а в новехоньком двухэтажном здании, которое выглядит весьма неожиданно среди развесистых вилл а ля ново-рус. Это такой лаконично-фабричный стиль с милой моему сердцу отделкой из цементно-стружечных плит, что свойственно архитектуре эпохи перемен. Такая архитектура сама формирует внутри себя произведения искусства, становясь, таким образом, инкубатором форм и представлений. Попадая внутрь такого пространства, сам становишься в некотором роде экспонатом.

Дом для художников построил на своём участке бизнесмен Сергей Гридчин. И неслучайно, что первым проектом новой галереи стал "арматурный ряд" Дмитрия Гутова, который олицетворяет переход субкультуры городских окраин к миру шести соток под картошку. Пресловутое Рублёвское шоссе начинается за МКАДом, с его полей видны шпиль Останкинской башни и какие-то трубы, а его обитатели обустраивают свою территорию ровно так же, как все прочие. Тут появляются всё те же бани, ходят куры, плодоносит антоновка, и появление художественного центра было только делом времени. Специально для галереи были созданы композиции из сваренного заржавленного железа по мотивам графики Рембрандта. Почему не из полированной стали марки Нерж и не по мотивам манифестов Маринетти - тоже понятно. Ведь Гутов - создатель института Михаила Лившица, которого сложно отнести к певцам модернизма. Конечно, гутовский выбор кому-то может показаться снижением градуса радикальности, но в сегодняшнее время отказ от радикального жеста - тоже может быть радикальным жестом. Листы железа сварены не в плоскости, а в объёме, из-за чего возникает, как нам объяснили, эффект "параллакса": картина, по мотивам которой сделана та или иная современная скульптура, видна только в определённом ракурсе. Шаг вправо, шаг влево - и композиция превращается в мотки проволоки и нагромождения штырей. "Арматурография", придуманная Гутовым, воплощена мастером по металлу Борисом Прудниковым. Таким образом, Рембрандт растворяется в нагромождении линий и конструкций и возникает снова. Как говорит Гутов, замысел родился во время прогулки по самозахваченным участкам в Кузьминском парке, где любители садоводства обносят свои наделы неведомо чем. Искореженные железные конструкции, мотки сетки рабицы, огрызки железных кроватей создают иллюзорный эффект прочности и неприступности ограждения.

Такое же ощущение прочности приобретает стремительный Рембрандт, возникший в луче рампы на фоне серых бетонных стен.

Анатолий Туманов БУКВЫ И «ЦИФРА»

Эти дискуссии разгораются до масштаба общеизвестных и потухают незамеченными каждый год. Они встречаются пользователям Интернета - и в узком кругу знакомых, и при стечении "масс". Эта тема озвучена на телевидении и в крупнотиражной прессе. В конечном итоге, едва спадает энтузиазм полемистов, остаётся один и тот же резонный, непреходяще актуальный и всё равно открытый вопрос: вытеснит ли электронная литература бумажную книгу, и когда это, наконец, произойдёт?

Читателям, вероятнее всего, уже известен ответ на вторую часть вопроса: когда появится безвредный для глаз и удобный именно для чтения монитор.

Таковые технологии уже существуют - это КПК (карманные персональные компьютеры, на Западе известные как Personal Digital Assistant), в быту называемые "наладонниками" (англ. handheld). В настоящее время многие сетевые ресурсы размещают текстовые файлы различного объёма, вплоть до целых библиотек, специально для операционных систем КПК.

Достаточно просмотреть несколько подобных архивов, чтобы заключить: практически все они состоят из литературы, ранее и до сих пор издающейся на бумаге. Это не гипертексты, набранные набело с клавиатуры, насыщенные ссылками и адаптированные для читателя, чьё зрение следует беречь.

Тем не менее. Многие, очень многие книги не нашли и, полагаем, не обретут никогда своей электронной формы. Сопряжено это не только с авторским правом, в России редко останавливающего ценителей литературы. Главная причина - владельцы-администраторы библиотек попросту не располагают теми или иными книгами. Даже если посвящают бескорыстному сканированию всё своё свободное время, они вынуждены пользоваться преимущественно теми текстами, которые уже не востребованы. Вернее, они читаемы, и ими "пользуются", но иначе, чем печатные издания. Для чего применяется электронная литература, мы поясним позже, вернёмся непосредственно к библиотекам и архивам.

При поиске книги всегда можно рассчитывать, что если она есть в одной библиотеке, - сразу же передаётся в другую. Редкая книга оседает только на одном ресурсе, и в данном отношении библиотекари проявляют завидную солидарность. Сканирование и появление новой книги в сети становятся для узкого круга событием, правда, не всеми воспринимаемым однозначно.

Итог предварительный: мы оказываемся между двух полярных областей, взаимоисключающих друг друга. Между ними не может быть найден компромисс, и продолжение полемик вокруг электронных библиотек и сетевых магазинов самым убедительным образом это доказывает.

Электронная версия книги не может вытеснить печать. Но она ускоряет потерю тех или иных изданий. Каким образом? Тем, что губит и многие печатные издания, - они намертво закрепляются в частных библиотеках коллекционеров, не интересующихся содержанием книги. Их интересует библиография - издательство, год, состояние книги, - причём различие "хорошего" и "удовлетворительного" состояния переплёта и бумаги существенно сказывается на цене. Коллекционные издания не читают в принципе - книги даже не открывают, ведь от этого они портятся.

Многие совершенно напрасно ждут оцифирования "Антологии сербской поэзии" (три тома, издательства: Вахазар, Рипол Классик, 2004, 2006, 2008). Полагаем, что уже через пять лет эта серия станет объектом не менее пристального внимания букинистов, чем "Эпос сербского народа" - М.: изд-во АН СССР, серия "Литературные памятники", 1963. Также можно предположить, что из всего тиража останутся непрочитанными две трети, - независимо от того, насколько часто экземпляры будут циркулировать из магазина на книжные полки и обратно.

Следует заметить, что особой выгоды букинисты от этого бизнеса не извлекают - это скромный заработок при невероятной заинтересованности. Хобби, странного характера страсть к обладанию суперобложки, пожелтевших листов с "хрупким" шрифтом, запаха старины.

Читатели газеты вспомнят некогда популярный в России роман Артуро Переса-Реверте "Клуб Дюма или тень Ришелье", по мотивам которого был снят фильм "Девятые врата". Из прочтения сразу же становится очевидным: недешёвое это мероприятие - коллекционирование книг. Впечатляет и мнимый аристократизм, проще говоря снобизм, - презрение к дешёвым изданиям с мягкими обложками, да и вообще к современной литературе, к любым книгам младше века. Воображаемые букинисты, гораздо приятнее своих коллег в реальной жизни - там и превосходный эстетический вкус, там и нескромные намёки на эзотерику в лучшем смысле этого слова, там и пиетет к иерархии. Впрочем, западных романистов профессия обязывает приукрашивать те или иные профессии. Но то - в Европе, в России всё очарование букинистики завершилось не на творческом, но экономическом переосмыслении девиза "никто не забыт, ничто не забыто" и поднятого на щит диссидентами афоризма Булгакова - "рукописи не горят".

Аллегорически выразившись, сожжение произошло с советскими изданиями - они просто "поменялись местами" с дореволюционными изданиями в репринтах и адаптированном варианте (без "ятей" и твёрдых знаков), с "там-" и "сам-издатом". И тут разоблачается бесхитростная плановая экономика букинистов - искусственно созданный дефицит советской литературы.

Некоторые книги попросту нечем заменить. Влиятельный европейский интеллектуал Славой Жижек пишет книгу "Тринадцать опытов о Ленине" и организует конференцию "Актуальность Ленина" (февраль 2001) - между тем, как в России продолжается инерция антисоветизма, а позже уже никого не интересуют политэкономия и социология русских марксистов. Вместе с тем, в "букинистических лавках" русского интернета никого не удивляет спрос на избранные сочинения и ПСС Владимира Ильича - таковые продаются за астрономические для книг суммы и редко не находят своего покупателя. Казалось бы, в стране, некогда славящейся как самая читающая, при миллионных тиражах авторов догматического марксизма, должно сохраниться достаточное количество экземпляров, чтобы заурядный читатель не чувствовал когнитивного диссонанса, сравнивая разделы прейскуранта под заголовками "марксизм-ленинизм" и "постмодернизм".

Это лишь отвлечённый пример, и далеко не единственный. Клоним к тому, что читателю не предоставляется выбора, - гносеологической и культурной основе современного интеллектуального рынка. Посмотрим на секции детской литературы. Что мы там видим? Тридесятое переиздание Милна не в самом лучшем переводе (лучший - Бориса Заходера, 1982-83), семитомную эпопею Джоан Роулинг, комиксы "Witch". Остальное - в лучшем случае переиздание советских переводов и оригинальных сочинений, например, Юрия Олеши, как правило, что гораздо печальнее, та же букинистика. Тираж, как ни был бы велик, надолго задерживается - или раскуплен для дальнейшей спекуляции, или не востребован ввиду массированной рекламы западных "образцов" для специфического воспитания. Не случайно европейские интеллектуалы регулярно обращаются к детской литературе - для интерпретации и цитации.

"Цифровым эквивалентом" книг пользуются не для чтения. Ими пользуются для цитации. Вполне вероятно, что команда copy paste и вызывает нарекания у консерваторов от прочтения: человек перестаёт воспринимать что-либо, кроме цитат. К цитации вне контекста и тематической субординации легко привыкнуть, авторам, в свою очередь, удобно злоупотребить этой манерой письма. В условиях информационной культуры всё решается комфортом. Это ссылка, безупречно легко раскрываемая в гипертексте и практически недоступная в печати. Отсюда и положительный аспект интернета - становится возможным прочесть все источники, на которых ссылается автор в сносках и примечаниях. Если есть желание, конечно.

Итог завершающий прост: авторы, издатели, букинисты, и прежде всего - читатели, должны сами дать исчерпывающий ответ - доверять ли интернету свои и чужие сочинения. Если букинисты сохраняют для будущего книги - будучи наиболее компетентными в области хранения и реставрации, то сеть сохраняет для всех нас - текст. Уже сейчас настало время обсуждать не конкуренцию электронной книги с печатными изданиями и взаимном притеснении в пользу преходящей выгоды. Пора обсуждать сотрудничество букинистов с администраторами сети.

МОСКОВСКИЕ ПРОЕКЦИИ ВЛАДИМИРА ОРЛОВА

Имя архитектора и фотографа Владимира Орлова широко известно московской публике. Особенно его ценят коллеги-архитекторы. Фотохудожник и сам сознается, что его работа по фиксации изменений образа столицы может служить фундаментом проектирования будущего. Его многолетний фотоопыт "Проекции Москвы" с определенной периодичностью проходит в Центральном доме архитектора - это отчет с улиц первопрестольной, которого ждут. Сейчас римейк выставки демонстрируется в Минске в рамках VIII Национального фестиваля архитектуры. Снимает Владимир Орлов на современную "цифру", даже не кадрирует результаты, но в итоге - такая выверенность и незамыленность картинки, как будто её сделал все еще удивляющийся самой возможности фотографировать мастер древнего метода дагерротипии.

"ЗАВТРА". Владимир, как давно вы фотографируете Москву? Что изменилось в мегаполисе со времен начала работы над фотопроектом "Проекции Москвы"?

Владимир ОРЛОВ. Я живу в Москве с рождения, с 1946 года. Фотографировать Москву я мечтал еще в школе, но системно начал в 2000 году, когда всё уже стало другим. Тогда все было кустарнее и смешнее, сейчас стало серьезнее, укрупнилось, заполнилось охраной, всюду - шлагбаумы и запертые двери. Город стал чужим и враждебным. Конечно, что-то из вновь появившегося мне нравится: множество театров, выставок, ресторанов. Появились образцы хорошей современной архитектуры. Но отдельные шедевры не могут решить серьезных московских проблем.

"ЗАВТРА". В разговорах с профессиональными архитекторами часто слышишь выражение ими ужаса от того, что происходит последние 10-15 лет в Москве. Фотография, выбранная вами для оформления афиши выставки, - тоже воспринимается как метафора ужаса. Если позволите, дам личную интерпретацию картинки: пространство, которое могло бы быть человечным и рукотворным (образ ладони) в шоке от того, что с ним происходит. И, тем не менее, вы постоянно в своих снимках пытаетесь опоэтизировать образ первопрестольной?

В.О. Нет, я не ставлю себе такой конкретной задачи. Я снимаю во время ежедневных перемещений по городу тогда, когда вижу: это надо "взять". Это прямая фотография без монтажа и кадрирования. "Проекция Москвы" строится на множестве ассоциаций, метафор, культурных отсылок, юморе и сарказме; она продуцирует новые смыслы благодаря парадоксальным совмещениям сюжетов. Так, например, красивые виды города, в которых обнаруживается "неправильный" главный элемент. Или серия "Женщины Маяковского" (кстати, вызвавшая много подражаний) - памятник поэту здесь вступает в диалог с рекламными дивами. Или сверхплотная городская среда с потоками машин, в которой очевидна своеобразная эстетика. Сюда же - фотофакты изобилия рекламы, транслирующего взору витальность города и необузданную стихию дикого капитализма. Этого нет нигде в мире, и в Москве уже сходит на нет.

"ЗАВТРА". Что для вас прежде всего составляет сферу поэтического в современном мегаполисе?

В.О. Фотография как никакое другое искусство, существует практически полностью в культурном контексте. Она в этом смысле насквозь конъюнктурна, интерес к ней возникает в процессе узнавания. Также как читатель стихов думает: "я так чувствовал, но не умел выразить словами", - зритель снимков: "я был там, но не увидел этого". Еще фотография сможет «схватывать» мгновение, останавливать Время. Но и это не все, лишь когда она выходит за пределы фиксации реальности и приобретает свойства образа, она перерастает личный опыт автора, становится интересна и понятна многим, начинает сама существовать во времени. Фотография стремится разгадать тайну времени, тайну бытия так же, как герой Габриэля Гарсиа Маркеса пытался сделать дагерротип Господа Бога.

"ЗАВТРА". Как бы вы определили метод своей работы?

В.О. О фотографах часто пишут: он исследует то-то. Я не могу сказать, что я что-то исследую - я работал в науке и знаю, что там другая методология. Я же сосредотачиваюсь на своем субъективном взгляде, действую интуитивно. Хотя, с другой стороны, интуиция чрезвычайно важна как путь непосредственного познания. Если собрать и проанализировать такие личные опыты достаточного числа интуитивистов, то можно создать мощный инструмент выработки серьезных решений. Не думаю, что так могло бы получиться подспорье для деятельности городских чиновников, скорее для проектировщиков, в крайнем случае - для составителей прогнозов развития городской среды и разработчиков градостроительных стратегий. Так же как Андрей Вознесенский считает, что поэзия - это основа будущего сознания, я не исключаю рассмотрение "массового субъективного" в качестве основы будущего проектирования.

"ЗАВТРА". Каково, по-вашему, архитектурное будущее Москвы?

В.О. Рисовать будущее самонадеянно, поскольку интерполяция сегодняшних идей, понятий и тенденций в будущее почти всегда ошибочна, так как не учитывает качественных скачков в результате изобретения новых технологий и социальных сдвигов. Таков мировой опыт прогнозов. В виде условных предположений, по-моему, возможны два варианта.

Первый: при благополучном выходе из кризиса и росте цен на энергоносители начинается второй строительный бум, многие современные здания будут сноситься для возведения новых с циклом в 5-10 лет в соответствии с рыночной конъюнктурой и дизайнерской модой. Оставшаяся часть исторической Москвы будет и подавно снесена, но Кремль и ряд архитектурных памятников выборочно, в искаженном виде, оставят в качестве признаков национальной самоидентификации и рекламных символов. Московские архитекторы будут работать во второсортных инофирмах над адаптацией западных концепций. Москва станет похожа на Дубаи. Москвичей выселят за МКАД, отдав город тем, кто может купить жилье.

Второй вариант видится таким: кризис углубится и необратимо поразит нынешнюю "сверхцивилизацию" (термин А. Зиновьева). На ее обломках будет со временем построена новая глобальная биосферно-совместимая цивилизация, возможно, с единым мировым правительством. Она будет куда более экологичной по своей сути, основанной на использовании воспроизводимых источников энергии. Что касается Москвы, то в ней будет создана принципиально новая матричная система общественного транспорта на уровнях выше и ниже земли, а радиально-кольцевая сеть улиц будет реконструирована для пешеходов и велосипедистов. Автомобили выведут за черту города.

Все здания столицы реконструируют с применением новейших технологий, сделают «умными» и энергоэффективными, сохранив при этом их облик. Небоскребы, нарушающие силуэт Москвы, снесут, а уже снесенные памятники архитектуры и заповедные зоны города восстановят на основе нанотехнологий, обеспечивающих исходную идентичность. Все великие проекты русского авангарда будут реализованы. Авторитет архитекторов будет таков, что без них правительством не будет приниматься ни одного градостроительного решения. Москва станет архитектурной столицей мира. Здесь будет много зелени, водоемов, в которых можно купаться, чистого воздуха. В такую перспективу развития Москвы хочется верить. Я не верю, но надеюсь.

Беседу вела Ольга Орлова

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Были два друга в нашей стране - пой песню, пой! - являлся один ленинградцем вполне, и там же возрос другой. А только лишь первый в Москву попал - пой песню, пой! - то очень скоро своим там стал, конечно, и друг второй…

Хоть первый внешностью не гигант - пой песню, пой! - но все видали, что как атлант не выглядит и другой. Зато высокий карьерный рост - пой песню, пой! - вершил, шагая с поста на пост, как первый, так и второй!

Стал первый даже главнее всех - пой песню, пой! - и очень рад за такой успех, естественно, был второй. Настолько рад, что однажды вдруг - пой песню, пой! - ты дай порулить мне немного, друг, - сказал одному другой.

И тот ответил: рули, дружок, - пой песню, пой! - но только знай свой шесток и срок… Так первым и стал другой. Забыть он, правда, успел тот миг - пой песню, пой! - и не различить уж теперь средь них - кто первый, а кто второй…

Проходит время, летят года - пой песню, пой! - и вся Россия давай гадать: один кто, а кто другой? Но даже сами они пока - пой песню, пой! - решить не могут наверняка: кто первый, а кто второй.

Уже и пресса вся тут как тут - пой песню, пой! - мол, как же дальше дела пойдут: кто первый, а кто другой? Уже прогнозам потерян счет - пой песню, пой! - чем может кончиться тот расчёт на первый и на второй?

И хоть далёко им до седин - пой песню, пой! - ты мне надоел, заявил один; и ты мне, сказал другой… Но так сложилось у двух бойцов - пой песню, пой! - как будто это одно лицо - что первый и что второй.

В народе тоже идет молва - пой песню, пой! - так он один или всё ж их два, кто первый, а кто другой? А я бы спорить, друзья, не стал - пой песню, пой! - а лучше б третьего - час настал! - на всей великой Руси искал.

Ведь где-то же есть такой!..