/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism / Series: Газета Завтра

Газета Завтра 835 (99 2009)

Газета Завтра


Александр Проханов ТУЖЕ ЗАТЯНУТЬ ЧАСОВЫЕ ПОЯСА

Послание Президента Медведева было хорошим. Он не желает зла России. Станем ему помогать. Кто же против того, чтобы, наконец, в армию начали поступать ракеты и танки? Кто против того, чтобы отменить лампы накаливания? А обещание не сжигать попутный газ? А создавать медицинское оборудование? А намерение строить атомные станции? Запустить, наконец, в производство злополучный ГЛОНАСС? Скорей бы уж взяться за дело.

Однако всё перечисленное ещё не является модернизацией и рывком в будущее. Не возносит Россию на следующий, более высокий рубеж цивилизации. Это, скорее, латание дыр, замазывание вопиющих прорех. Это разговор хозяйственника, а не теоретика. Разговор об отраслях экономики. Скорее, это компетенция Премьера Путина, министерское, отраслевое мышление. От Президента хотелось услышать философию Развития, идеологию модернизации.

Например, от какого к какому обществу мы станем развиваться. Общество, в котором живем, — одно из самых несправедливых в мире. Самое запутанное, зашифрованное, наполненное обрывками прошлого. Будем ли мы модернизировать наше несовершенство? Модернизировать уклад Абрамовичей с их несметными богатствами и презрением к Родине? "Усовершенствовать" вопиющую бедность, в которую скатился народ?

Кто станет "локомотивом" модернизации? Где тот класс или группа, которые готовы сдвинуть севший на мель грандиозный ковчег России? Ведь нам, как сказал Медведев, не нужны вожди. Станут ли революционерами русской модернизации олигархи, давно осевшие в Лондоне? Или чиновники — синонимы застоя? Или приходские батюшки, мечтающие о восстановлении монархии? Кто поднимет народ в атаку, поведет его на штурм будущего?

Медведев обещал провести модернизацию, сводя до минимума роль государства. Видимо, уповая на таинственный вихрь, способный раскрутить остановившийся маховик развития. Но во всем мире, во все времена модернизация предполагала усиление государства, нарастание централизма. Значит ли это, что Президент Медведев обладает каким-то абсолютно новым, "медведевским" ноу-хау? Что это ноу-хау изобретено в неведомом, засекреченном концептуальном центре, где кремлёвские гении разрабатывают технологии развития?

Как увлечь в развитие неверящий, смертельно уставший народ, озлобленный на власть, бегущий прочь от всех её лукавых призывов? Как идею Русской Победы, о которой говорил Президент, превратить в могучий двигатель, толкающий громаду страны из черной пропасти в светоносную высь? Ведь не постоянными же плевками в великое советское прошлое, не клеветой на его вождей и героев?!

Где взять ресурсы развития? Крестьян, за счет которых Сталин провел свою жестокую модернизацию, больше нет. Нефтедоллары, накопленные за десятилетия, либо унёс кризис, либо украли банкиры и олигархи. Мир инвестирует свои капиталы в стабильные, предсказуемые страны, где ожидаются мгновенные прибыли, а не в "черную дыру" экономики, в которую превратилась Россия.

С какими препонами придётся столкнуться модернизации? Кто её враг? "Сырьевик", абсолютно довольный нынешней ситуацией в России, не склонный ее менять? Рвач-чиновник, сколотивший себе состояние в период застоя? Или сам народ, предпочитающий пить и бузить, отлынивающий от любой работы, утративший навыки квалифицированного труда?

Медведев многократно говорил о прагматике, о прагматической внутренней и внешней политике. Это звучало, как отказ от идеала, от "русской мечты", от той сверхзадачи, ради которой народы преодолевают перевалы истории, заглядывают воспаленными глазами в будущее. История мира не прагматична. История России не прагматична. Россия — не страна прагматиков, а страна мечтателей и ясновидцев. Нужно уж слишком не знать России, чтобы стремиться разбудить её какой-нибудь прагматической мелочью. Видно, Президент редко слушал русские народные песни, из которых много бы мог почерпнуть о "русской душе".

Народ не в пол-уха выслушал Послание Президента. Хочет понять, на какое время оно рассчитано? Быть может, на час, пока сияют люстры Георгиевского зала? Не растворится ли оно в патоке чиновничьих одобрений, в оловянных глазах депутатов, в тончайших насмешках ни во что не верящих скептиков? И как понять пассаж о "часовых поясах", который многим несомненно понравился, — ведь он не потребует интеллектуального рывка и трудового подвига. Он подобен переименованию улиц, только в масштабах солнечной системы. Уже был подобный случай, когда Иисус Навин остановил солнце, спутал сетку часовых поясов, продлил для иудеев часы битвы за Обетованную землю. Станет ли Медведев русским Иисусом Навином, намотавшим на локоть одиннадцать русских часовых поясов, чтобы выиграть время для модернизации?

Когда кончилась речь Президента, и толпа с окаменелыми лицами повалила из зала, казалось, что двинулись самосвалы с булыжниками.

ТАБЛО

l Открытие в США судебного процесса по "делу 9/11" призвано укрепить серьезно пошатнувшуюся за последнее время официальную версию "атаки исламских террористов" на башни ВТЦ и Пентагон, передают из Нью-Йорка. При этом смертный приговор "соратникам Усамы бен Ладена" гарантирован — так же, как и то обстоятельство, что лица, сыгравшие роль обвиняемых в данном судебном процессе, выйдут на свободу с другими документами, а под их видом будут казнены совсем другие люди…

l Рамзан Кадыров в ближайшее время может сменить Рашида Нургалиева на посту министра внутренних дел РФ, такие выводы содержатся в аналитической записке, поступившей из Лондона. Якобы именно этим объясняется "внеочередное" присвоение президенту Чеченской Республики звания генерал-майора милиции, получившее широкий резонанс обращение к премьер-министру РФ новороссийского майора Алексея Дымовского о тотальной коррупции в структурах МВД, а также ряд других инцидентов, указывающих на то, что в этом ведомстве "пора железной рукой наводить порядок"...

l Освобождение из тюрьмы генерала ФСКН Александра Бульбова, провокационный поджог офиса "Единой России" в Пензе, вызвавший явно неадекватную реакцию со стороны лидеров "медведей", а также беспрецедентный "наезд" лидера ЛДПР Владимира Жириновского на мэра Москвы Юрия Лужкова эксперты СБД объясняют серьёзной перегруппировкой сил, которая в настоящее время происходит на высших этажах российской "вертикали власти" в связи с предстоящей передачей ключевых объектов российской собственности западным ТНК "за долги" и в обмен на право частичной легализации зарубежных активов. Явное ослабление кремлёвских позиций у группы "питерских силовиков" делает вполне реальным их ситуативный союз со "старыми региональными баронами" (Лужковым, Шаймиевым, Рахимовым и Ко), которым также не находится места в "новой реальности", что чревато "взрывной" дестабилизацией внутриполитической обстановки в стране, и без того переживающей глубокий социально-экономический кризис...

l Очередной "военный пожар" — на этот раз сгорел склад боеприпасов в Ульяновске — произошёл по отработанной на всём постсоветском пространстве схеме прикрытия хищений катастрофой, утверждают наши источники в околоправительственных кругах. При сохранении действующих тенденций повторение подобного рода чрезвычайных ситуаций практически неизбежно. Учитывая, что производство боеприпасов в настоящее время практически "стоит", а существующие запасы активно раскрадываются и уничтожаются, в течение двух-трех лет Российской армии окажется буквально нечем воевать — особенно если будет реализовано предложение "в целях безопасности" вывезти оставшиеся боеприпасы из нынешних мест хранения, приближенных к мобилизационным пунктам (крупным городам), подальше "в чистое поле"...

l Переговоры в Токио, на которых Бараку Обаме удалось добиться от нового японского руководства сохранения американских военных баз в Стране Восходящего Солнца, могут рассматриваться как "пиррова победа", поскольку ради её достижения 44-му президенту США пришлось публично "потерять лицо", сделав уже ставший печально знаменитым поклон императору Акихито, а китайско-японский альянс приобретает всё более реальные черты, дополнительным свидетельством чему стали недавние двухсторонние соглашения в области "мирного освоения космического пространства", сообщили из Филадельфии...

l Подписание между Россией и Словенией договора о взаимодействии в энергетической сфере открывает "зелёный свет" строительству газопровода "Южный поток" и в перспективе "хоронит" альтернативный проект Nabucco. Поэтому малые государства Южной Европы, на использование территории которых рассчитывают лоббисты этих двух проектов, будут перманентно "торговаться", используя для этого смену у власти различных партий и другие способы выжимания из инвесторов максимума преференций, что позволяет Украине не сильно беспокоиться за свое будущее: появление реально конкурирующих стран-транзитеров является делом неопределенной перспективы, — такая информация поступила из Киева...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

ВОПРОС В ЛОБ АРХИМАНДРИТУ ПЕТРУ

"ЗАВТРА". Ваше Высокопреподобие, как бы вы прокомментировали скорбную весть — кончину Патриарха Сербской Православной Церкви Павла?

ОТЕЦ ПЕТР (КУЧЕР), ДУХОВНИК СВЯТО-БОГОЛЮБСКОГО ЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ, ВЕТЕРАН ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, ОСВОБОЖДАВШИЙ БЕЛГРАД. Перефразируя слова русского императора Александра III, сегодня мы говорим: "У России нет других союзников, кроме армии, флота и Сербии". Сербия так близка нам, русским, по духу и крови, что ее с полным основанием можно поставить в ряд с общностью триединого народа нашего. Есть Россия, Украина, Белоруссия, а еще и Сербия! Освободив в октябре и ноябре 1944 года Югославию, мы, русские воины, попали в крепкие объятия наших сербских братьев. Мы шли по сербской земле под их приветственные и радостные возгласы: "Добре дошли, братушки!". Мы шли под звон бокалов. Это братание явилось торжеством Православия, ибо стало освобождением сербского народа от антихристианской западной чумы фашизма, от геноцида со стороны католической Хорватии, которые превратили Сербию ХХ века в южнославянскую Голгофу.

Сегодня же мы, русские, разделяем скорбь наших православных братьев и выражаем искреннее соболезнование им по почившему отцу и архипастырю, Святейшему Патриарху Павлу, блюстителю Православия на Балканах и утешителю многострадального сербского народа в скорбях, выпавших ему в очередной раз на рубеже XX-XXI веков. Пусть же звон колоколов и погребальные гимны по почившему Патриарху Павлу пронесутся и над прахом десятков тысяч русских воинов, 65 лет назад принесших с Востока радость освобождения братскому сербскому народу.

Вечная память Святейшему Патриарху Павлу, отошедшему в вечность в юбилейный год освобождения его Отечества от злейших врагов Христа.

Материал подготовил Андрей Фефелов

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

"ЗАВТРА". Михаил Евгеньевич, Смоленская область — дотационный регион. Возможен ли переход её в качество донора или хотя бы самоокупаемости? При каких условиях?

Михаил СТАРШИНОВ. Быстро этот вопрос решить невозможно. Анализ показывает, что донорами в России могут быть три типа регионов:

— столицы (Москва и Санкт-Петербург), "вытягивающие" свои бюджеты за счет того, что на их территории регистрируются наиболее крупные налогоплательщики;

— добывающие территории (Тюменская область, Татарстан и др.);

— очень крупные (Свердловская, Самарская, Нижегородская области) или очень малые (Липецкая область) промышленные регионы.

Все остальные территории пока не в состоянии обеспечивать финансирование своих административных и социальных расходов.

К ним относится и Смоленская область, которая по численности населения является типичным российским "середнячком" — в ней живут чуть больше миллиона человек, при этом ни запасов полезных ископаемых, ни крупных промышленных объектов там нет.

Есть ли в этих условиях шанс для сокращения зависимости региона от федеральных дотаций? Конечно, есть! Я вижу здесь три важнейших аспекта.

Первое. Надо использовать уникальное географическое положение Смоленской области. А она действительно прекрасно расположена, другого подобного региона в России просто нет. Смоленская область ближе всего расположена к нашим основным российским внешнеэкономическим партнерам — Европейскому Союзу и Белоруссии. Смоленщина просто обязана быть основным транзитным коридором между Россией и Европой, каковым она сейчас не является. Посмотрите на трассу Москва — Смоленск. Какой там грузопоток? Ничтожный! Почему? Сложный вопрос, надо разбираться, уверен, что решений найти можно. Существуют в мире транзитные страны? Да, конечно, таких очень много! Почему Смоленщине не быть транзитным регионом?

Дальше. При том, что на Западе Смоленская область граничит с Белоруссией, на Востоке она примыкает к Московской области, что тоже является стратегическим резервом. В Московском регионе не может и не должно быть промышленных производств, поскольку подмосковная земля ценнее любых промышленных объектов. А вот в регионах, примыкающих к Подмосковью, строить индустриальные центры просто необходимо, что умными руководителями уже делается. Посмотрите на Калужскую область. Не могу сказать, что она уже стала финансовым оазисом, но чувствует она себя значительно увереннее, чем наша Смоленщина.

"ЗАВТРА". В каких отраслях хозяйства на данный момент наблюдается сколько-нибудь заметный прогресс?

М.С. Анализ статистики красноречиво говорит о том, что наблюдается серьезный спад в промышленности и энергетике региона (потери порядка 20%). Но минимальное падение производства (несколько процентов) имеет место в сельском хозяйстве и в розничной торговле. То есть людям по-прежнему нужны хлеб, молоко, масло, мясо, одежда и прочие необходимые товары. Эта ситуация типична для недобывающих территорий, и здесь, на мой взгляд, кроется существенный, но пока нереализованный ресурс развития.

Что я имею в виду? До начала кризиса доля импортного мяса в потреблении в московском регионе составляла порядка 80%. Громадный процент! Сейчас постепенно началось импортозамещение продукцией наших отечественных сельсхозтоваропроизводителей, что отчасти связано с девальвацией рубля и, как результат, снижением себестоимости продукции нашего АПК. Эту тенденцию необходимо поддерживать и дать возможность отечественному животноводству выйти на показатели серьезного роста. Что для этого нужно? Очень простые вещи:

— небольшие инвестиции;

— упрощенный порядок регистрации сельскохозяйственных предприятий;

— наведение порядка с коррупцией в торговых сетях;

— передовые технологии (которые просто можно купить);

— специалисты, которые уже в регионах есть.

Климат Смоленской области вполне позволяет выращивать и кур, и свиней, и крупный рогатый скот. При этом можно иметь и необходимый объем кормов. А рынок сбыта — он рядом: Москва и Подмосковье, самый густонаселенный регион Европы,

Повторяю, те позитивные изменения, что произошли сейчас, получились случайно, как бы само собой. Но чтобы в регионе наблюдался долгосрочный социально-экономический эффект, нужны комплексные меры. Надо работать!

"ЗАВТРА". В каких населенных пунктах Смоленской области, районах просматриваются перспективы реального развитии?

М.С. Есть некие перспективы в развитии сельских территорий, но, повторяю, этот эффект надо ещё развивать и поддерживать, пока он не принял необратимый характер.

Я по натуре — оптимист и всегда надеюсь на лучшее, но при этом прекрасно отдаю себе отчет в том, что ничего само собой у нас не получится и с неба не свалится. Надо самим добиваться положительных изменений, к чему всех и призываю!

Рекомендую вам, например, посетить гарнизон 47-го авиационного полка, побывать в глубинной смоленской деревне Вачково, в городе Вязьме, в Иоанно-Предтеченском монастыре, в городе атомщиков — Десногорске. Надеюсь, ваши собственные впечатления дополнят картину нынешней жизни Смоленской области необходимыми подробностями.

"ЗАВТРА". Михаил Евгеньевич, спасибо за беседу и рекомендации. Обязательно постараемся побывать по указанным вами адресам.

Беседу вёл Александр Лысков

Сергей Кургинян КРИЗИС И ДРУГИЕ XXXX

МЕТАФИЗИЧЕСКАЯ ПОДОПЛЕКА "бахтианства-раблезианства"… В 1978 году Лосев вскользь упомянул "сатанизм"… "Застойная идеологическая рамка" не дала ему развернуться? Но почему Аверинцев в 1988 году эту подоплеку не обсуждает? Ныне здравствующие блестящие гуманитарии так отвечают на мое "почему": "Есть рамки профессии. Выйдя за них, мы рискуем академической репутацией. И толку-то? Несведущему человеку, охочему до знания, надо "разжевать и в рот положить"? Если такой охочий, пусть сам разгадывает культурную тайнопись!"

Тайнопись…

В своих заметках о Н.Гумилеве ("Самый непрочитанный поэт", "Новый мир", № 5, 1990) Ахматова (кому, как не ей, верить в вопросе о Гумилеве?) отрекомендовывала супруга как визионера и пророка, чья поэзия проникнута тайнописью.

Открываем "Путешествие в Китай" и читаем:

"Праздником будут те недели,

Что проведем на корабле…

Ты ли не опытен в пьяном деле,

Вечно румяный, мэтр Рабле?

Будь капитаном. Просим! Просим!

Вместо весла вручаем жердь…

Только в Китае мы якорь бросим,

Хоть на пути и встретим смерть!"

Возможны две гипотезы. №1 — жизнелюбивый наивный юноша запал на жизнелюбивость Рабле. №2 — юный ученик признал в Рабле метафизического учителя. В пользу №1 говорит молодость Гумилева. В пользу №2 — то, что Рабле вызывающе антиромантичен в своей вульгарной жизнелюбивости. Это должно бы было оттолкнуть от него восторженного романтика. К услугам которого множество других (столь же жизнелюбивых, но менее антиромантичных) кандидатов на "капитанство". Что же касается молодости… А разве молодость Байрона или Лермонтова исключает то, что их поэзия проникнута тайнописью?

Гумилев, учась в Сорбонне с 1906 по 1908 год, слушал лекции по старинной французской словесности, занимался средневековыми хрониками, рыцарскими романами и — оккультизмом.

Из книги Л.Гортунга ("Неизвестный портрет Гумилева", М., 1996) узнаем, что Гумилев в рассматриваемый период "много читал Элифаса Леви и даже пытался испробовать на себе его каббалистические рекомендации" . Есть и другие свидетельства особого увлечения Гумилева именно оккультизмом Леви. Установив это, движемся дальше.

ДЛЯ ЭЛИФАСА ЛЕВИ Рабле — величайший маг, один из немногочисленных "Истинных адептов" (Eliphas Levi, Transcendental Magic: Its Doctrine and Ritual, L., 1896, p. 310, 344).

Цепочка "Гумилев—Леви—Рабле" — налицо. Гумилев "запал" не на брутальность Рабле, а на его метафизику. А тут еще — и подчеркиваемая поэтом особая опытность "капитана Рабле" в "пьяном деле"… Николай Степанович — никак не поручик Ржевский, правда?

Оракул Бутылки у Рабле, его Священная Бутылка Гермеса-Трисмегиста… Сие неизымаемо из традиции сакрального пьянства, в котором, по словам Гумилева, особо "силен" Рабле как метафизический "капитан".

В написанном позднее манифесте "Наследие символизма и акмеизм" Гумилев опять говорит о Рабле как "мэтре" (одном из столпов акмеизма). В статье о другом столпе акмеизма — Теофиле Готье — Гумилев обсуждает безудержное раблезианское веселье. Налицо прямая параллель с Бахтиным. С его раблезианской "смеховой культурой". Рабле для Гумилева — не увлечение молодости и не дань обычному жизнелюбию.

Скажут: "Мало ли в какие "метафизические тяжкие" пускались поэты вообще, а уж декаденты в особенности!"

Согласен. Но предлагаю, тем не менее, приглядеться и к определенным эксцессам этого самого декаданса, — к человеческим судьбам, как бы вращающимся вокруг подобных "эксцессов".

М.Бахтин встречался с Н.Гумилевым и А.Ахматовой на заседаниях Религиозно-философского общества (см. сборник "Анна Ахматова в записях Дувакина")… Цепочку "Религиозно-философское общество — кружок Мейера-Бахтина" мы уже рассмотрели. Что еще надо рассмотреть? То, как гумилевский акмеизм плавно перетекает в так называемый "адамизм" ("учение о новой земле и новом Адаме")? То, как Религиозно-философское общество (в работе которого участвовал М.Бахтин) плавно перетекает в так называемую "новую церковь"? То, как кружок "Воскресенье" (в который входил М.Бахтин) — опять же в эту "новую церковь" плавно перетекает?

"Новая церковь"… В ней в ночь с 24 на 25 декабря 1901 года совершили действо "причащения" Мережковский, Гиппиус и Философов. К построению этой церкви "троебратство" привлекало и В.Розанова, и Н.А.Бердяева, и много кого.

"Новую" церковь создают тогда, когда старая не устраивает. Чем? Мережковский и Ко настаивали на ИСЧЕРПАННОСТИ исторического христианства. Неспособного, в отличие от их "новой церкви", "преодолевать волей (прошу читателя запомнить, что волей! — С.К. ) вялость души" и исповедовать метафизический эгоизм ("Но люблю я себя, как Бога…").

Итак, в 1906 — 1908 годах Гумилев "раблеизируется" в Париже на основе идей Леви. А Гиппиус и Мережковский (опять же в 1906 — 1908 годах!), особо сближаясь с Борисом Савинковым, превращают свою "новую церковь" в инструмент савинковской политики.

Ключевая проблема для такого политика, как Савинков, — народ. "Ты проснешься ль, исполненный сил"… С точки зрения марксистов (как обычных, так и специфических, каковыми явно были большевики), разбудить народ можно, лишь привнеся в сознание его пролетарского авангарда — идею. Но Савинков — не на пролетарский авангард, а на крестьянский арьергард ставку делал. И не на идею, а на темную, хтоническую энергию, таящуюся в этой архаической — якобы безыдейной и антиидеальной — душе. Как получить доступ к темной хтонической энергии? К тому, что Элифас Леви, как и другие поклонники метафизики Рабле, именовали и "тайной беззакония", и "тайной Низости", и "зовом Бездны", и — мало ли еще как!

"Новая церковь" нужна была Савинкову для получения доступа к этой энергии. Он потому и начал строить с "новой церковью" отношения, что распознал в ней "церковь Беззакония", "церковь Низа". Распознавши же, восхитился. А Блок (не чуждый "музыке Революции", метафизической хилиастической страсти), распознав в "новой церкви" то же, что и Савинков, — ужаснулся. И написал Гиппиус по поводу предлагаемой в ее "новой церкви" лестницы: "…Еще не поднявшись на высшую ступень, мы увидим одну только пропасть, отразим в себе только ее правду" . (Собр. соч., М.; Л., 1963, т. 8, стр. 38).

Почему наши "искоренители хилиазма" (П.Гайденко, к примеру) не хотят обсуждать метафизическую суть конфликта между Блоком и четою Гиппиус —Мережковский, проповедующей "новую церковь"? Потому что такое обсуждение неизбежно выведет на многое. И на суть столь же метафизического конфликта между большевиками (которых поддержал Блок) и Савинковым (которого поддержали "новоцерковники"). И на разницу между хилиазмом подлинным (блоковским) и хилиазмом, глубочайше извращенным, вывернутым наизнанку ("новоцерковным").

Для подлинного хилиазма народная душа (она же — София) — двулика. Уповают подлинные хилиасты на светлый лик этой души. С его помощью они хотят спасти гибнущий мир. В извращенном же (карнавально-смеховом) хилиазме светлый лик изгоняют. А темный используют для окончательного погубления мира. "Бахтианство-раблезианство", "новая церковь" — это карнавально-смеховой, извращенный "до наоборот" хилиазм. Его-то и хотят наши искоренители хилиазма приравнять к хилиазму как таковому. "Зачем?" — спросите вы. Потому что очень хочется за счет такого приравнивания скомпрометировать революцию. И — Историю.

Оговорив это, проанализируем интересующее нас "бахтианство-раблезианство" с психологической (и даже психоаналитической) точки зрения.

Народ — это историко-культурная личность. Личность — это триединство: "сверх-Я", "Я" и "Оно". Демонтаж историко-культурной личности (то есть народа) требует осуществления четырех операций.

Операция №1 — разрыв связи между "Я" и "сверх-Я". Уже обсужденный нами "вечный смех" реализует этот разрыв, ставя человека лицом к лицу с коллизией метафизического абсурда. Губительность этой коллизии для сверхсознания подробно обсуждается и экзистенциалистами, и ницшеанцами, и постмодернистами.

Операция №2 — расщепление "Я", то есть шизофренизация. Как индивидуальная (шизофреник слышит голоса, ведет с ними "полифоническую беседу"), так и коллективная. Благотворное, по мнению Бахтина, расщепление Смысла на голоса — это технология шизофренизации "Я". Отсюда — особый интерес Бахтина к Достоевскому, чьи герои всегда на грани шизофрении, а зачастую — за этой гранью.

Операция №3 — препарирование "Оно", активизация его темной ипостаси и подавление светлой. Это — ноу-хау "мэтра Рабле", его магия "Низости" и "Низа". Дезориентированное сознание нуждается в наркотике потребления. Севший на эту иглу становится "прорвой". Нам ли не знать, что это такое?

Операция №4 — натравливание темной ипостаси "Оно" на "Я", которое уже расщеплено и лишено поддержки "сверх-Я". Сие и есть "перестройка".

Легко осудить демонтаж народа. Намного труднее выявить слагаемые демонтажа. И совсем трудно, выявив эти слагаемые и вглядевшись в них, признать, что для демонтажа народа была применена "магия Рабле". Которую Бахтин и разобрал до тонкостей — и восславил. Признать, что в основе демонтажа — этот самый Бахтин с его "смеховой культурой". Признать неразрывность и несомненность связки "Бахтин — Кожинов". И спросить себя: "Кто же дал мне посох во тьме? И зачем?"

Совершенно не собираюсь сыпать соль на чьи-то раны. Всего лишь обращаю внимание, что на этапе перестройки-1 "русский орден", как мы знаем, был лишь вспомогательным инструментом в руках либералов, на свой лад "бахтинизировавших-раблеизировавших" СССР. Но на этапе перестройки-2 этот орден из вспомогательного инструмента должен стать главным. И уже на иной, "русский", лад "бахтинизировать-раблеизировать" РФ. "Русский орден" — ужасающе немощен. Понимая это, иноземные кураторы шлют ему на подмогу своих посланцев (Белковского сотоварищи). Как могут, укрепляют немощного беднягу… Чтоб ненароком не окочурился посреди оргии, сотворить которую ему вменено в обязанность.

А что если замыслена всемирная оргия "а-ля Рабле", чьим прологом (и лишь прологом) является общество потребления? Что если потребительский невроз, сооруженный в ходе осуществленного у нас "демонтажа народа", — есть лишь начало чего-то большего? Что если грядут иные "демонтажи"? Какие? Чего?

Для ответа на этот вопрос предлагаю к рассмотрению один крайне поучительный текст. Автор которого заявляет: "Дух дышит, где хочет, и гностический дар великих философов и мистиков был дар боговдохновенный" .

А кто доказал, что боговдохновенный? Автор текста — всего лишь философ по фамилии Бердяев. Как он может отличить дар от искуса? Между тем, он в "различении духов" идет дальше, утверждая, что "гностический дар не прямо пропорционален ступеням святости" .

ГНОСТИЧЕСКИЙ ДАР… Дар святости… Два дара — "не пропорциональны" друг другу... Сергий Радонежский наделен даром святости... А Яков Бёме — гностическим даром… Вопрос о сопоставлении даров, согласитесь, напрашивается. Тем более что сам автор начинает сопоставлять, утверждая, что "у Я.Бёме был больший гностический дар, чем у святых. Это дар особый" . Больший… Меньший… Не это главное. Главное — чей!

А вот чей: "Глубоким представляется учение Мейстера Экхарта о Перво-Божестве, которое глубже и изначальнее Бога" . Уразумели? Инстанция, одаривающая гностика, — "глубже и изначальнее" инстанции, одаривающей святого. Ибо гностика одаривает Перво-Божество. А святого — какая-то там, прошу прощения, Троица. Бердяев так именно о Троице и пишет: "В Перво-Божестве, которое выше всех Лиц Троицы и связанной с ним диалектики, предвечно и абсолютно преодолевается всякая антиномичность, по отношению к Нему исчезает даже сам вопрос о бытии и небытии" .

А вы-то, наверное, полагали, что антиномичность преодолевается в Боге! Это, знаете ли, только "обычное сознание соединяет Перво-Божество с Богом Отцом, но ведь Бог Отец есть одно из лиц мистической диалектики, есть действующее лицо религиозной драмы, а Перво-Божество лежит под и над этой диалектикой, не участвует в драме в качестве лица. Перво-Божество есть Сверх-Сущее" .

Усвоили, что Перво-Божество лежит не только "над" диалектикой Троицы, но и "под" нею? Восхитились? Чем? Ну, хотя бы поразительной внятностью приведенного отрывка из "Философии свободы" Бердяева. Вообще-то гностицизм чурается такой внятности. Она присутствует или у ранних гностиков (Василида, Валентина), или — у нацистских мистиков (Мигеля Серрано). Только и те, и другие к свободе не апеллировали. А тут вот и свобода… и гностицизм…

О какой свободе идет речь? О свободе от христианства? Которое исторически исчерпало себя, ибо не смогло отличить Относительное от Абсолютного, то бишь Троицу от Сверх-Сущего? Теперь придет клир-освободитель, способный к подобному различению. Он создаст "новую церковь". В ней народ станет молиться Сверх-Сущему, то есть Великой Тьме, и искать в себе частицу оной.

Это будет хилиастическая церковь? Пожалуйста, не вешайте лапшу на уши! Ваша "новая церковь" — церковь Низа. Такая церковь не взыскует земного Рая! Ее таинство — вечный смех, творящий не Рай, а Ад. "Новоцерковники" предлагают стереть грань между Раем и Адом? Что ж, тогда и впрямь сотрется грань между гностицизмом и хилиазмом! Но грани-то стирают для усугубления дурдома. А если дурдом надо преодолевать — то грани восстанавливают. Ровно этим, между прочим, и занимался Конфуций, исправляющий имена.

Хилиазм… Гностицизм… Сатанизм… Это всё — имена! Сатанизм, к примеру, поклоняется вторичной сущности — сотворенному Богом падшему ангелу. А гностицизм — Сверх-Сущности поклоняется! То бишь предвечной Великой Тьме (той, что "НАД бездной").

Теперь — о соотношениях этой Сверх-Сущности с Богом. Гностик, идущий до конца, уверен в том, что Бог авраамических религий — это мелкий демиург Ялдабаоф, сотворивший злой мир (концентрационную Вселенную). Такой гностик, поклоняясь Сверх-Сущности (или Великой Тьме), проклинает все гуртом — Бога (Ялдабаофа), дарованную Богом жизнь. А восхваляет — Великую Тьму и Смерть. В чем и состоит, к примеру, смысл фалангистского приветствия "Да здравствует Смерть!"

Но что там фалангисты!

В конце 1966-го и начале 1967 года в журнале "Москва" публикуется роман М.Булгакова "Мастер и Маргарита". Кстати, журнал "Москва" — ну уж никак не вотчина "еврейской либеральной партии", волнующей Байгушева и К[?]! Но это — именно "кстати", и не более того. Главное же — в другом. В том, что власть — в руках антихрущевской коалиции, в которой и идеологом, и политическим тяжеловесом является М.Суслов. Ю.Андропов в рассматриваемый период — легковес, один из секретарей ЦК. Мог ли антисоветский роман Булгакова быть напечатан в 1966-1967 году без санкции Суслова? Не мог!

Если бы антихрущевский субъект, и Суслов, как его идеолог, были кондово-советскими, то напечатание таким субъектом (нацеленным на "закручивание гаек"!) ЯВНО антисоветского романа — было бы необъяснимо.

Если бы этот субъект был, как утверждает тот же Байгушев, не только антисемитским, но и православно-белым (аж "исихастским"!), то напечатание подобным субъектом произведения, которое еще более антихристианское, нежели антисоветское, — было бы столь же необъяснимо.

Объяснимым это напечатание является только в одном случае — если антихрущевский субъект был гностическим. И потому напечатал гностический (ведь гностический же!) роман "Мастер и Маргарита"! Напечатал он этот роман как свой метафизический манифест для посвященных! Послал нужные мессиджи — нужным гражданам и структурам! Как нашим, так и зарубежным.

Что? Антихрущевский субъект был не только гностическим, но и антилиберальным, антисемитским, антисоветским? Не спорю! Но хотят ли наши православные белые (сколь угодно при этом антилиберальные и антисемитские) патриоты принять в качестве символа своей политической и метафизической веры — вышеприведенные строки Бердяева? А также "новую церковь" Гиппиус — Мережковского? А также Рабле в качестве "капитана" на своем "корабле"? А также раблезианство-бахтианство, как компас? Вот ключевой политический (и метафизический, и экзистенциальный) вопрос!

На такие вопросы не отвечают уклончиво. Лосев и Аверинцев ответили прямо: "Нет!" А что отвечают поклонники Бахтина, Рабле, Кожинова? Они лепечут об исихазме! При чём тут исихазм? Предложите своим православным соотечественникам без всяких обиняков перейти в гностическую церковь! (Как будет показано — католическую). Со всеми вытекающими (см. выше).

Поклеп? Помилуйте! О своей гностической вере говорили в узких кругах очень высокопоставленные (куда там Андропову!) участники антихрущевского пула. Но — сие есть мой "недоказуемый сон". Ну, сон и сон. А вот вам явь. Такая — что дальше некуда.

Воспеваемое Рабле "антиаббатство" не случайно называется Телемским. Телема (от греч. [?][?][?][?][?][?]) — это не просто "воля". Эстафету раннехристианской гностической Телемы принимает Ренессанс. В "Гипнертомахии Полифила" (одном из выдающихся герметических произведений, датируемом 1499 годом) существует персонаж по имени "Телемиа", символизирующий волю или желание человека. Понимание воли (или желания) в этом трактате точь-в-точь такое же, как в раннехристианской гностической литературе. Автором трактата являлся доминиканский монах Франческо Колонна. От него-то и принял эстафету Телемы Франсуа Рабле.

А от Рабле ее приняли многие! Сначала — сэр Фрэнсис Дэшвуд, лорд Деспенсер (1708-1781). Дэшвуд создал клуб телемитов, поклонников Рабле. Телемиты отправляли свой культ в храме "новой церкви". Ничего не напоминает?

Кто-то говорит, что там поклонялись Дионису, а кто-то — что Великой богине (то бишь Великой Тьме). Ну да ладно…

Блюдя краткость, я лишь упоминаю роман У.Безанта и Дж.Райса "Монахи Телемы" (1878 год), утопический роман С.Р.Эшби "Здание Телемы" (1910 год). И — перехожу к Алистеру Кроули.

Этот известный оккультист, писатель, общественный деятель и разведчик — считал Рабле своим святым и "Великим мастером" ("Нашим мастером"). Закон Телемы — "святая святых" учения Кроули. Этот Закон — взят учеником у Учителя. Ученик — Кроули. Учитель — Рабле.

Кроули включил Рабле в пантеон своей Адской церкви, она же — "Гностическая Католическая Церковь"! Ликуй, православный белый русист, присягнувший "русскому ордену"! Тебе уготовано воистину стопроцентно православное (антилиберальное, антисоветское, антисемитское) будущее!

В "Antecedents of Thelema" Кроули пишет: "Рабле сформировал сущность Закона Телемы, почти точно так же, как их понимал сам мастер Терион" . Мастер Терион — это Кроули. Шедевр же Рабле, как полагает Кроули, — это "откровение Айваса", дарованное Рабле. Айвас — это "мистический посланец", продиктовавший Кроули в Египте в 1904 году "Книгу Закона" — учение Телемы.

Согласно этому учению, главным божеством является Нюит — ночное небо, изогнувшееся над землей. Это божество — строго тождественно Великой Тьме, как Сверх-Сущему. Опускаю божества промежуточные, и перехожу к Бабалон — Багряной Жене, богине Низа (удовольствий, сексуального возбуждения). Кроули говорит о себе как о "звере 666", оседланном Бабалон…

ВОСХВАЛЯЕМЫЙ БАХТИНЫМ Рабле, согласитесь, малопригоден для православного консервативного жизнеустроительства… А вот для Бабалон — в самый раз. Так ведь?

Создав культ Телемы имени Рабле-Бабалон, "зверь 666" завоевывает позиции в разного рода параполитических структурах — "Золотой заре", "Серебряной звезде", "Ордене тамплиеров Востока", и так далее.

В 1902 году "зверь 666" знакомится с Сомерсетом Моэмом — блестящим писателем и очень крупным разведчиком. Позже Моэм изобразит Кроули в одном из своих ранних романов "Маг" под именем Оливера Хаддо. Моэм очень много работал в России. Тандем "Моэм — Кроули" — это даже не альянс "новой церкви" с Савинковым. Это намного круче!

Ведь Моэм — не кустарь-одиночка! Он работает по заданию высшей британской разведки. Которая — не чета другим разведкам мира! Высшая британская имперская разведка вполне способна сопрягать политику и метафизику. Как же она их сопрягает?

Утверждается (как Кроули, так и многими другими), что наступает "Эон Гора". Он же — Эпоха Водолея.

Новый Эон — новая религия. Хошь не хошь — меняй историческое христианство на "новую церковь" (церковь Телемы).

Утверждается также, что начинать Новый Эон надо в России. Что она должна первой принять религию Телемы (со всеми вытекающими — стиранием грани между добром и злом, получением сверхсилы, воспитанием сверхчеловека и так далее).

Утверждается, наконец, что путь в Новый Эон лежит через катастрофу, называемую "Буря равноденствий".

Вот, наконец, мы и дали правильное имя той самой катастрофе, которую так долго исследовали!

Для организации такой катастрофы надо разделить Свет и Тьму в народной душе, оставить в этой душе только Тьму и выпустить ее наружу. Тогда-то и произойдет искомое и желанное (буря или катастрофа равноденствий).

У катастрофы равноденствий есть витки. Она может растянуться на многие десятилетия (которые не более чем миг на часах истории). Задача телемитов в том, чтобы, повысив интенсивность катастрофы, обеспечить более скорое пришествие Телемы.

Ради достижения этой цели Кроули два раза посещает Россию. Первый раз — в 1898 году. Он приглядывается, приценивается… Обзаводится необходимыми знакомствами. Тут и Георгий Рафалович (впоследствии активный украинский "незалежник"), и Марина Лаврова (одна из Багряных Жен Кроули), и Чеслав Чинский (глава "Ордена тамплиеров Востока для славянских территорий"). А поскольку есть еще и Моэм…

Можно иронически относиться ко второму приезду Кроули. К его антрепризе, в рамках которой в России летом 1913 года исполнялись черные мессы Телемы, призывавшие Бурю равноденствий: "Грянь побыстрее!"

Но, во-первых, Буря равноденствий и впрямь грянула через год. А, во-вторых, вне зависимости от отношения к мессам (кто-то называет их эффективной магией, а кто-то — самодеятельными концертами), Кроули удалось "под крышей" месс объездить Россию в предвоенном 1913 году. А также — написать ряд произведений, посвященных грядущему принятию Россией религии Телемы.

Одно из таких произведений — "Град Божий". Кроули примеряется к восхитившим его "фаллическим" кремлевским башням. Он уже видит на этих башнях — телемский крест.

Галлюцинация психа-одиночки?

Согласно мифу со знаком "плюс", Кроули — посланец тайных высших иерархий. Согласно мифу со знаком "минус" — псих-одиночка, лгущий напропалую о своем особом влиянии на Ленина, Троцкого, Сталина, Муссолини, Бормана и так далее.

Каков реальный Кроули?

У Советской России было, как мы знаем, довольно много высоковлиятельных британских друзей — в кавычках и без. Одного из них — Моэма — мы уже упомянули. Перейдем к двум другим — Уэллсу и Шоу. Называть их "кроулианцами" было бы опрометчиво. Но…

Был такой Эван Фредерик Морган, валлийский поэт и аристократ, увлеченный Кроули. Морган собирал некий "круг" в лондонском ресторане "Эйфелева башня". В "нашем духовно-плотском доме родном", как говорили входившие в "круг". Позже, унаследовав титул лорда Тредегара и поместье, Эван стал собирать "круг" в своем поместье. В "круг" входили и Герберт Уэллс, и Алистер Кроули (а также Луиза Казати, принц Павел Греческий, лорд Альфред Дуглас и другие).

Что же касается Бернарда Шоу, то он был знаком с Кроули через актрису Флоренс Фарр, увлекавшуюся оккультизмом. Шоу в ухаживании за Фарр соперничал с Йейтсом. Еще до вступления Кроули в орден "Золотая заря" Фарр стала одним из ведущих деятелей этого ордена. Кроули, вошедший в "Золотую Зарю" позже, был увлечен Флоренс Фарр. Ее образ нашел отражение в нескольких его сочинениях. Ряд исследователей проводит параллели между кроулевской "Книгой Закона" и пьесой Флоренс Фарр "Возлюбленный Хатхор и братство Золотого клюва".

Мифы о Кроули — и реальный Кроули... РЕАЛЬНЫЙ Кроули был элементом в некоей Системе. Эта Система состояла из последователей "доброй старой енохианской традиции". Той, в которой почетное место занимал Джон Ди — такой же кумир Кроули, как и Франсуа Рабле.

Когда Рабле умер, Джону Ди было 26 лет… Будучи одним из самых читающих людей тогдашней Европы, Ди, безусловно, был знаком с идеями Рабле. По каким каналам шла передача идей Рабле — и куда? В опричных "действах" Ивана Грозного ощутимо раблезианское начало, оно же "черная карнавально-смеховая стихия". Экспорт раблезианства в тогдашнюю Московию? А почему бы нет?

Есть люди, и есть Система. Люди приходят и уходят, а Система остается. И в этой Системе есть место много кому — Рабле и Ди, Кроули и Моэму, Уэллсу и Шоу… А разве в ней нет места Беннигсенам? Убийству Павла I? Спецпроектам использования ислама против России и СССР?

Мог ли лично Кроули водрузить телемские кресты над Кремлем? Конечно, нет. Но Система — могла. И — хотела.

Она — много чего хотела. И Уэллс, и Шоу были активными членами "Фабианского общества". Об этом обществе (и сопряженных с ним структурах, входящих в Систему) написано очень много спорного. Нет никакой возможности подробно обсуждать все это, отделяя зерна от плевел. Но то, что Г.Уэллс учился у Т.Хаксли и благоговел перед ним, — несомненно. То, что и Уэллс, и Хаксли, и многие другие входили в круги гностически ориентированной британской элиты, — тоже несомненно. Несомненно и то, что Уэллс грезил созданием новой мировой религии. И писал об этом в своей, изданной в 1928 году, книге "Открытый заговор": "Старые веры стали неубедительны, неосновательны и неискренни, и, хотя в мире есть ясное предчувствие новой веры, она все еще ждет воплощения в формулах и организациях, которые позволят ей решительно влиять на ход человеческих дел в целом" .

Внимательное прочтение "Открытого заговора" и других произведений Уэллса дополнительно убеждает в том, что гностицизм — в варианте Кроули или в сходном — отнюдь не был чужд этому "другу Советской России".

Что же касается Шоу, то и он, как мы понимаем, не на советский марксизм-ленинизм ориентировался. И имел на Россию свои виды. Советская Россия была для него прообразом некоего общества, характеристики которого весьма далеки от всего того, что согревало сердца большевистских революционеров. Это общество имело много общего с идеями Уэллса. Констатация данного обстоятельства не предполагает ни демонизации Шоу, ни низведения этой сложной творческой фигуры к просоветскому благолепию. Шоу называли "ниспровергателем морали", "королем ядовитого и всеразрушающего смеха", апологетом "жизненной силы", освобождающей индивидуумов от моральных норм (поди разберись — викторианских или общечеловеческих, но уж христианских-то безусловно).

Добавим к этому ирландскую тему. Она очень важна и для Кроули (поддерживавшего ИРА), и для Шоу, и для того же Р.Йейтса, входившего в интересующие нас метафизические круги.

Роль в "Фабианском обществе" оккультных идей (в том числе, и идей "Золотой зари" в целом, ее ответвления "Stella Matutina" etc) — хорошо изучена. Линия "Рабле — Элифас Леви" ведет к крупному оккультисту и английскому социалисту Маккензи. Да и в целом — отнюдь не так стерильно это самое "Фабианское общество", как кому-то представляется. Кроули — лишь имя, указывающее на определенную тенденцию. И — Систему. Эта тенденция (и эта Система) в условиях, когда у большевиков не было окончательного представления о том, куда развивать свое начинание, — могла бы и повлиять на их окончательные решения. Кто знает, может быть, тогда-то мы бы и увидели над Кремлем телемские звезды, о которых так мечтал Кроули.

А коли так, то не грех повнимательнее присмотреться к его проекту, касающемуся неких корректив, вводимых в большевистское начинание. Проект предполагал создание в большевистской России новой церкви, которая "должна быть свободной по своему характеру, чтобы допустить надежный выход инстинкта исступления" (то есть быть основанной на "смеховой культуре", по Бахтину!).

А вот, пожалуй, самое интересное. Необходимо, писал Кроули, "различными искусными методами провозгласить прибытие духовного Спасителя русского народа… Хорошо, если этот спаситель будет нерусским, человеком, не имеющим права вмешиваться каким-либо образом во внутреннее управление страной" .

Надо быть слепыми, чтобы не увидеть прямого и очевидного соответствия между предложениями Кроули и идеями Белковского по поводу Майкла Кентского! И надо быть очень упертыми — чтобы, даже увидев подобное соответствие, цепляться за "русизм-бахтинизм", убедившись, что этот русизм — "а-ля Кроули".

Спаситель русского народа, согласно Кроули, должен провозгласить "Закон Телемы", то есть осуществить бахтианско-раблезианскую мечту. Этот закон должен быть обязательным. "Существующее правительство, — пишет Кроули, — должно официально придерживаться этого Закона…" Кроули обещает большевистским вождям, что "новый Ритуал (ритуал Телемы — С.К. ) вызовет в Европе и Америке величайший религиозный ужас, и старые вероисповедания будут стерты в порошок при соприкосновении с Реальностью новой Формулы Правды" .

Зафиксируем главное.

1) Предложения Кроули удивительно похожи на идею Белковского о Майкле Кентском.

2) Предложения исходили не от Кроули как авантюриста-одиночки, а от неких сообществ, весьма влиятельных и имеющих давнюю традицию работы в России.

3) Масштаб самого Кроули не надо ни преувеличивать, ни приуменьшать.

4) Накаленность и влиятельность предложений, которые мы рассматриваем, сочеталась с сомнениями, обуревавшими большевистскую элиту вплоть до 1922 года. Того самого года, когда памятная читателю госпожа Пигулевская разочаровалась в возможности обретения большевистской Россией желательных для нее черт. И, разочаровавшись, назвала большевистский режим, отказавшийся от приобретения сих черт, — "синагогою сатаны".

Окончание следует

Михаил Старшинов ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Широкий резонанс в обществе получил тот факт, что 9 ноября пленум Конституционного суда РФ в публичном пленарном заседании завершил слушания по вопросу о возможности применения смертной казни в РФ. Ходатайство Верховного суда об официальном разъяснении постановления КС от 1999 года, касающегося введенного моратория на смертную казнь в России, поступило 29 октября 2009 года. Мораторий был введен, в том числе, для обеспечения условий вхождения России в Совет Европы, и он должен был действовать до начала полноценного функционирования в России суда присяжных, что произойдет 1 января 2010 года. С новой силой начались дебаты о возможности ведения смертной казни за тяжкие преступления в отношении детей, стариков... Решение КС по этому вопросу может быть вынесено в течение месяца.

На мой взгляд, вопрос применения смертной казни, за которую ратует большинство граждан, неоднозначен. Да, расследованиями особо тяжких преступлений: терроризм, насилия, убийства, — занимаются наиболее квалифицированные специалисты, элита следствия. Но как бы тщательно они ни проводили расследования, дела бывают очень запутанными. Когда человека за руку поймали, картина более-менее очевидна, но когда идет расследование серийных убийств, актов терроризма, когда дело строится на показаниях свидетелей, косвенных уликах... Трудно отбросить и эмоциональный настрой. То есть тут возможны ошибки, человеческий фактор сбрасывать нельзя.

Здесь можно вспомнить, например, что за первое убийство Чикатило 5 июля 1983 года был расстрелян не виновный в нем 29-летний Александр Кравченко (тоже, как выяснилось, преступник, но виновный в других деяниях). Или известное "витебское дело", по которому был расстрелян невиновный человек, и лишь впоследствии было установлено, что инкриминируемое ему убийство совершил серийный убийца Михасевич.

А вот ещё один пример из советской правоприменительной практики. В одно время в СССР была введена сметная казнь за изнасилование. Логика принимавших решение вполне понятна — нужно было избавить страну от такого однозначно омерзительного зла. Но в итоге резко возросло число убийств на этой почве. Насиловать меньше не стали, поскольку преступник в этом случае, как правило, руководствуется не рациональными, а эмоциональными или иными мотивами. Но при этом преступник очень хорошо понимал, что для сокрытия преступления жертву эффективнее убить, что и стало происходить. То есть часто решительные меры приводят не только к необратимым, но и никем не прогнозируемым последствиям

Мне представляется, что в нашем УК есть немало позиций, в которых ужесточение наказания выглядело бы более логичным. Нас всех, например, не может не беспокоить, что год от года количество преступных посягательств на детей увеличивается. В 2008 г. 126 тыс. несовершеннолетних стали жертвами преступных действий. А за последние шесть лет количество сексуальных преступлений против малолетних выросло в 26 раз!!!

Понятно возмущение граждан тем обстоятельством, что наши дети растут в условиях нарастающей опасности. Понятно, что проблему надо решать немедленно и самым решительным образом. Первые важные шаги в этом направлении уже сделаны. В середине июня 2009 года Дмитрий Анатольевич Медведев внес в Государственную думу законопроект, предполагающий внесение поправок в Уголовный кодекс РФ и направленный на ужесточение наказания педофилам. Уверен, что, рано или поздно, мы придем к тому, что педофилия будет наказываться пожизненным заключением. Многие считают, что здесь необходима смертная казнь как мера потенциального устрашения. Якобы насильник из-за боязни неминуемого жестокого и необратимого наказания (лишения его жизни) десять раз подумает, стоит ли ему "обращать своё внимание" на несовершеннолетнего. Но… См., как говорится, пример, приведенный в этом тексте чуть выше.

Мне могут возразить, что за введение смертной казни выступает до 75% граждан. Однако в этом вопросе едва ли можно и нужно полагаться на опросы населения. Необходимо взвешивать, смотреть практику расследования подобного рода преступлений. Не забудем, что когда был вопрос помиловать или распять Христа, то большинство высказалось "за". Вот вам и результаты "опроса населения". Это очень сложный вопрос и, учитывая все огрехи, которые неизбежны в любой системе правосудия, горячку не следует пороть. Ведь даже одна ошибка — это жизнь невинного человека.

СПРАВКА

С момента вступления в силу постановления КС РФ от 2 февраля 1999 года № 3-П на территории России смертная казнь не назначается и в исполнение не приводится. Вопрос о том, может ли в России с 1 января 2010 года назначаться в качестве наказания смертная казнь, рассмотрен 9 ноября 2009 года в публичном пленарном заседании Конституционного суда РФ. Как известно, смертная казнь в России, согласно п. 1 ст. 59 УК РФ, как исключительная мера наказания может назначаться мужчинам в возрасте от 18 до 65 лет только за особо тяжкие преступления, посягающие на жизнь. Уголовный кодекс содержит 5 статей, предусматривающих наказание в виде смертной казни: статья 105 — "Убийство"; статья 277 — "Посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля"; статья 295 "Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование"; статья 317 — "Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа"; статья 357 — "Геноцид". Всего в России на сегодняшний день 660 осужденных к пожизненному лишению свободы и ещё 697 человек, которым смертная казнь была заменена на пожизненное лишение свободы. Еще 211 заключенным смертная казнь была заменена лишением свободы на срок 25 лет, а 51 — смертную казнь заменили заключением на срок от 15 до 20 лет.

Автор — депутат Государственной думы РФ

Игорь Родионов ЗОНА РУССКИХ ИНТЕРЕСОВ

"2 процента людей думает, 3 процента думает, что они думают, а 95 процентов лучше умрут, чем будут думать".

Бернард Шоу

К написанию этой статьи меня подтолкнула дискуссия за "круглым столом" одного элитного клуба по теме "Зоны жизненно важных интересов современной России". Там выступали многие известные, авторитетные деятели государства и Вооруженных Сил. Были затронуты важные проблемные вопросы, вытекающие из грандиозных изменений, произошедших в Европе и мире за последние двадцать лет, и из того, как эти изменения отразились на самой России и, прежде всего, на её безопасности. В выступлении во время этой дискуссии я изложил свое видение дел, но ограничения во времени не позволяли более глубоко раскрыть некоторые детали данного вопроса — что я и попытаюсь сделать в этой статье.

Советский Союз потерпел сокрушительное поражение в "холодной войне", ибо не смог оказать сопротивления агрессии совершенно нового типа, которой он подвергся. В этой войне, а точнее, агрессии, использовались не общевойсковые и танковые дивизии и армии, не удары с воздуха и с моря, а непрерывная, внешне невидимая череда "ударов" по общественному сознанию. Это была информационно-психологическая война США в союзе с "пятой колонной" внутри СССР. Война против СССР и его союзников. Исполнители отдельных этапов этой агрессии опирались на крупномасштабные научные разработки, детально изучали методы воздействия и характеристики общественного сознания, в то время как в СССР не было даже элементарного понимания сути происходящего. События этой агрессии, их истинный смысл не осознавались окружающими. Многие не поняли, что с ними произошло, все случилось как бы помимо их воли. В такой агрессии воздействие на сознание людей осуществляется как извне, так и изнутри страны, причем именно последнее имеет решающее значение на завершающем этапе. Во время Гражданской войны в Испании (1936-1939 гг.) агентура и сторонники генерала Франко, действующие в Мадриде и в тылу революционных войск, сыграли важную роль в захвате столицы и в поражении революции. С тех пор это явление получило название "пятая колонна" — в дополнение к четырем колоннам генерала Франко, наступавшим на Мадрид.

Основу "пятой колонны" в СССР в послевоенные годы составляли люди, работавшие и обслуживавшие, как правило, идеологическую сферу, которая непосредственно влияла на общественное сознание. Работая под прикрытием "марксизма-ленинизма", они наносили удары по собственной стране в координации с Западом, расшатывая устоявшиеся социально-экономические процессы и связи. Отсутствие достойного отпора и сопротивления со стороны государства порождало в народе деморализацию и неспособность к сопротивлению.

Мало того, не понимая сути происходящего и пребывая в ложном информационном поле, навязанном Западом, в СССР часто поступали во вред своей стране и своему народу, в угоду организаторам агрессии, не осознавая этого.

Немного из истории "пятой колонны" в СССР в предвоенные годы... Истории, которая после XX съезда КПСС замалчивалась или искажалась.

"Пятая колонна" тайно начала создаваться в молодом СССР с началом решительного пересмотра основ внутренней и внешней политики государства, предпринятого Сталиным. Суть этого пересмотра заключалась в отказе от "пожара мировой пролетарской революции", где в качестве "дров" использовались бы народы России.

С таким разворотом в политике не захотела смириться часть политической системы СССР во главе с Троцким (Бронштейном). Потерпев поражение в открытых партийных дискуссиях и оказавшись в меньшинстве, сторонники Троцкого перешли к тайной, заговорщицкой, террористической, подрывной антигосударственной деятельности — с целью захвата власти в сговоре с зарубежными спецслужбами. И это все — на фоне разгорающегося пожара новой войны в Европе и открытой военной угрозы СССР со стороны нацистской Германии.

Что было делать в такой ситуации Сталину и его сторонникам? Ответим на этот вопрос словами посла США в СССР Д.Дэвиса из его доклада Президенту Рузвельту летом 1941 года:

"В России в 1941 году не оказалось представителей "пятой колонны" — они были расстреляны.

Чистка навела порядок в стране и избавила ее от измены".

Да, репрессии были, были жестокие законы, как и само жестокое время. Но почему были эти репрессии? Репрессии со стороны кого, по отношению к кому? К какой части руководителей и их сторонников они применялись?

Во всем мире жестко караются заговорщики, террористы, государственные изменники — кстати, как и в сегодняшней России. Правильно. Так и должно быть. Но все дело в том, что нынешние демократы называют "убийцами" представителей законной власти, защитивших страну, решительно наказавших изменников. Самих же изменников пытаются оправдать, и многих уже оправдали.

Скажу больше: если бы не было 1937 года — не было бы и 9 мая 1945 года.

Лидеры послевоенной "пятой колонны" сделали из этого выводы, да и работали уже под контролем спецслужб, организаторов информационной агрессии против СССР, особенно после XX съезда КПСС. Результат — разгром и расчленение СССР, и приход к власти вождей "пятой колонны".

А каковы стратегические намерения и планы Запада в отношении постсоветской России сегодня и на ближайшую перспективу? Чтобы не быть голословным, обращусь к малоизвестным заявлениям некоторых известных западных политиков.

Стратегия разрушения Советского государства была изложена в речи Тэтчер в ноябре 1991 года на заседании Американского Нефтяного Института. Цитирую:

"Советский Союз — это страна, представлявшая серьезную угрозу для Западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Ее, в сущности, не было. Наши страны достаточно хорошо вооружены, в том числе ядерным оружием. Я имею в виду угрозу экономическую.

Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него был примерно в 2 раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков.

Сложилась весьма трудная для нас ситуация.

Однако вскоре поступила информация о ближайшей смерти советского лидера и возможности прихода к власти, с нашей помощью, человека, благодаря которому мы сможем реализовать наши намерения.

Этим человеком был Горбачев, который характеризовался экспертами как человек неосторожный, внушаемый и весьма честолюбивый. Он имел хорошие взаимоотношения с большинством советской политической элиты, и поэтому приход его к власти, с нашей помощью, был возможен.

Деятельность "народного фронта" не потребовала больших средств: в основном это были расходы на множительную технику и финансовую поддержку функционеров. Однако весьма значительных средств потребовала поддержка длительных забастовок шахтеров.

Большие споры среди экспертов вызвал вопрос о выдвижении Ельцина в качестве лидера "народного фронта" с перспективой дальнейшего избрания его в Верховный Совет Российской республики и далее руководителем Российской республики, в противовес лидеру СССР Горбачеву.

Однако состоялись соответствующие контакты и договоренности и решение о проталкивании Ельцина было принято.

С большим трудом Ельцин был избран Председателем Верховного Совета России, и сразу же была принята декларация о суверенитете России.

Вопрос: "от кого"— если Советский Союз был в свое время сформирован вокруг России?

Это было действительно началом распада СССР.

Ельцину была оказана существенная помощь и во время событий августа 1991 года, когда руководящая верхушка СССР, блокировав Горбачева, попыталась восстановить систему, обеспечивающую целостность СССР. Сторонники Ельцина удержались, причем он обрел значительную реальную власть над силовыми структурами.

Все союзные республики, воспользовавшись ситуацией, объявили о своем суверенитете.

Таким образом, произошел распад Советского Союза".

После сказанного Тэтчер под аплодисменты прошествовала через зал, пожимая протянутые ладони…

Прежде чем предоставить слово следующему авторитету Запада, хочу напомнить читателям некоторые детали событий из истории первых съездов народных депутатов, на одном из которых Горбачев избирался Президентом СССР. К этому моменту его репутация в стране была уже основательно подмочена демагогией, различными нежизненными "перестроечными" экспериментами, многократными попытками уйти от ответственности за произошедшие негативные процессы в регионах, в том числе и с человеческими жертвами. И почти везде он якобы был не в курсе произошедшего, ничего не знал, все происходило без его ведома или по вине кого-то, но только не его и его ближайшего окружения. На этой почве в депутатском корпусе была создана активная и авторитетная депутатская группа "Союз" — с целью не допустить избрания Горбачева Президентом. Для этого надо было определиться по второму авторитетному кандидату, чтобы голосование прошло на альтернативной основе. Таким кандидатом стал Н.И.Рыжков — Председатель Правительства, имевший в то время авторитет среди депутатов значительно выше, чем Горбачев.

Николай Иванович дал согласие, и в "Союзе" уже почти праздновали победу. Но вот дело дошло до обсуждения кандидатур для оформления избирательных бюллетеней. Кандидатов двое: Горбачев и Рыжков. Слово предоставляется Рыжкову. Выйдя на трибуну, он неожиданно что-то невнятно проговорил и… заявил о самоотводе. Мы (группа "Союз" и другие патриоты) были в шоке. Страна была в одном шаге от возможной победы на переломном историческом этапе, и — в один миг все рухнуло!..

Горбачев, оставшись один в избирательном бюллетене, набрал всего 50 с небольшим процентов голосов и стал Президентом.

Тогда мне — и не только мне, и в голову не могла прийти мысль об "участии" Тэтчер и ее компаньонов в выборе Президента СССР.

Но предоставим слово другому политику Запада.

В октябре 1995 года президент Клинтон на совещании Комитета начальников штабов подводит итог первого президентского срока правления Ельцина и десятилетия начала перестройки в СССР и России. Цитирую:

"Последние 10 лет политика в отношении СССР и их союзников доказала правильность взятого нами курса на устранение одной из сильнейших держав мира, а также сильнейшего военного блока. Используя промахи советской дипломатии, чрезвычайную самонадеянность Горбачева и его окружения, в том числе и тех, кто откровенно занял проамериканскую позицию, мы добились того, что собирался сделать президент Трумэн с Советским Союзом посредством атомной бомбы, с одним существенным отличием — мы получили сырьевой придаток, а не разрушенное атомом государство, которое было бы не легко создавать.

Да, мы затратили на это многие миллиарды долларов, но они уже сейчас близки к тому, что у русских называется самоокупаемостью. За 4 года мы и наши союзники получили различного стратегического сырья на 15 млрд. долларов, сотни тысяч тонн золота, драгоценных камней и т.д. под несуществующие проекты нам переданы за ничтожно малые суммы свыше 20 тыс. тонн меди, почти 50 тыс. тонн алюминия, 2 тыс. тонн цезия, бериллия, стронция и т.д.

В годы так называемой перестройки в СССР многие наши военные и бизнесмены не верили в успех предстоящих операций. И напрасно. Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке.

Когда в начале 1991 года работники ЦРУ передали на восток для осуществления наших планов 50 млн. долларов, а затем еще такие же суммы, многие из политиков, военные также не верили в успех дела. Теперь же по прошествии четырех лет видно — планы наши начали реализовываться.

Сегодня особое внимание надо уделять президентским выборам. Нынешнее руководство страны нас устраивает во всех отношениях. И потому нельзя скупиться на расходы.

Обеспечив занятие Ельциным поста президента на второй срок, мы тем самым создадим полигон, с которого уже никогда не уйдем. Для решения этого важного политического момента необходимо сделать так, чтобы из президентского окружения Ельцина ушли те, кто скомпрометировал себя. Если нами будут решены эти задачи, то в ближайшие десятилетия предстоит решение следующих проблем:

Расчленение России на мелкие государства путем межрегиональных конфликтов, подобных тем, что были организованы в Югославии.

Окончательный развал ВПК России и армии.

Установление в оторвавшихся от России республиках режимов,, нужных нам".

Далее — Мадам Олбрайт, октябрь 1998 г.:

"Наша задача состоит в том — поскольку это в наших интересах — чтобы управлять последствием распада Советской империи".

Вот так, четко и ясно! Как на фронте у толковых командиров. Остается только спланировать исполнение, определить ответственных, обеспечить финансирование и мероприятия по сокрытию реальных действий.

Если Тэтчер помогала становлению Горбачева во главе СССР и проталкиванию Ельцина на высший пост в России, то Клинтон сделал многое в его переизбрании на второй срок. А ведь народ большинством отдал свои голоса в 1996 году не Ельцину, а Зюганову, поскольку Ельцин за первый срок президентства так "подмочил" свою репутацию, что мало кто сомневался в его поражении.

Вот здесь и потребовались технологии информационной агрессии Запада, в союзе с "пятой колонной", чтобы изменить выборную ситуацию в пользу Ельцина. Обеспечив занятие Ельциным поста Президента на второй срок, Запад приступил к поискам надежной замены своему трудноуправляемому и "малопьющему" протеже, так как убедился в том, что Ельцин по своей природе — непредсказуемый разрушитель, и полигон, о котором заявил Клинтон, мог быть потерян. Начались поиски трезвого и предсказуемого приемника. Нашли. И талантливо раскрутили его информационными технологиями за короткое время от нуля до Президента.

Откуда эта коварная, наглая и циничная изощренность, это беспардонное вмешательство во внутренние дела суверенного государства?!

18 августа 1948 года Совет Национальной безопасности США принял директиву 20/1 — "Цели США в войне против России" (впервые была опубликована в открытой печати в 1978 году).

Согласно этой директиве, России и СССР объявлялась тайная и коварная агрессия нового типа, где оружием служит информация, а борьба ведется не за территорию, а за целенаправленное изменение общественного сознания — для того, чтобы, внедрив в него ложные представления об окружающем мире, манипулировать и правящей элитой, и населением страны.

В СССР, особенно после Сталина, этой "агрессии" не придали внимания и продолжали изнурять себя гонкой вооружений, тайно поощряемой теми же США, интернациональной помощью, в том числе и вооруженной, многим сомнительным режимам по всему миру, заявившим о своем антиамериканизме. Афганская кровавая авантюра явилась прелюдией всего "перестроечного" кошмара.

Директива реализуется и сегодня — уже против постсоветской России. Когда слышишь, особенно из уст государственных мужей, заявления о том, что СССР развалился в результате абсурдности и нежизнеспособности своей социально-экономической системы, — это и есть результат информационно-психологической агрессии Запада. А отсутствие какой-либо информации о причастности США и Запада к событиям в СССР и России в конце 80-х и начале 90-х годов — это результат той же информационной агрессии.

Очень многие поверили и верят этому сегодня, в то время как агрессия продолжается — теперь уже с нанесением главного удара по экономике, а значит и по обороноспособности и безопасности в целом. И одновременно другого удара — по духовной силе нашего народа.

Результаты этой агрессии более катастрофичны, чем все издержки Великой Отечественной войны.

Разработчики директивы 20/1 взяли за основу "Искусство войны" — труд, написанный более двух тысяч лет назад таинственным китайским воином и философом Сунь Цзы. Это классическое руководство по стратегии поведения в конфликтах любого уровня — от психологического соперничества до военных действий. Это наука неуязвимости и победы без военных действий:

"…наиболее выдающийся из воителей расстраивает планы врага, следующий за ним разрушает вражеские союзы, предпоследний в мастерстве стремится атаковать военные силы, наименее искусный осаждает города…" — писал Сунь Цзы.

В плеяде стратегических талантов в годы "холодной войны" мы, к сожалению, относились к предпоследнему отряду готовящихся по приказу атаковать военные силы, в то время как наш противник расстраивал и разрушал наши планы и союзы. Сегодняшние же стратегические таланты России не готовы даже к осаде городов…Что же до директивы 20/1, то ее особая циничность и опасность заключается в следующем:

"…наше дело — работать и добиться того, чтобы там (в СССР) свершались внутренние события. Как правительство мы не несем ответственности за внутренние условия в России… мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми советские лидеры не смогут смириться и которые им не придутся по вкусу.

Возможно, что, оказавшись в такой обстановке, они не смогут сохранить свою власть в России. Однако следует со всей силой подчеркнуть — то их, а не наше дело. Если действительно возникнет обстановка, к созданию которой мы направляем свои усилия в мирное время, и она окажется невыносимой для сохранения внутренней системы правления в СССР, что заставит Советское правительство исчезнуть со сцены, мы не должны сожалеть по поводу случившегося, однако мы не возьмем на себя ответственности за то, что добивались или осуществили это" — и т.д.

Какими же методами необходимо было осуществить реализацию этих дьявольских замыслов, чтобы творить зло в другой стране и даже в целой социально-экономической и военно-политической системе, но при этом создавать видимость своей непричастности к происходящему?

Одной из ключевых задач директивы в достижении поставленных "мирных" целей являлись и являются поиск, изучение, подготовка и проталкивание на ключевые посты в государстве наших же граждан, прежде всего из состава "пятой колонны", обладающих определенными качествами, устраивающими авторов и координаторов задуманной агрессии, о чем откровенно поведали Тэтчер с Клинтоном, и избавлением от тех, кто скомпрометировал себя. Исполнители директивы настойчиво и талантливо раскручивали замену Ельцину, и как только раскрутили — Ельцину "приказали" добровольно уйти в отставку.

Сегодняшнее руководство, само того не понимая, больше трудится на благо Запада, НАТО, доморощенных олигархов, разбогатевших на коррупции чиновниках, которых можно сравнить с оккупационными силами мародеров осуществляемой агрессии. При этом информационными средствами создается видимость их личной исключительности. Всячески выпячиваются "дутые" успехи и замалчиваются проблемы, многие из которых приобрели катастрофический характер.

В настоящее время информационно-психологическая агрессия продолжается. Речь идет уже о непосредственном существовании России, об окончательном захвате ее сырьевых и энергетических ресурсов, о полном развале обороноспособности.

Что же делать?

Отвечу словами известного немецкого философа Эрнеста Кассирера:

"Чтобы победить врага, мы должны знать его. В этом заключается один из принципов правильной стратегии".

Но у нас, к сожалению, всеми средствами информационно-психологического воздействия на общественное сознание создается видимость отсутствия настоящего врага, развязавшего информационную агрессию против нас еще с 1948 г., и подмену его неуловимым бен Ладеном во главе с такими же неуловимыми отрядами "мирового" терроризма, изобретенного Америкой для беспардонного вмешательства во внутренние дела любой страны, исходя из призыва бывшего президента Буша: "…кто не с нами — тот против нас". Россия откликнулась на этот призыв одной из первых.

Нежелание властей признать агрессию нового типа, определить ее источники, стратегию и тактику, нежелание или неумение соответственно этому выработать и осуществить активное и эффективное противодействие — в этом и заключается сегодня главная опасность для России и ее народа.

Автор — генерал армии, министр обороны РФ в 1996-97 гг.

Валентин Пруссаков ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

Вряд ли можно оспаривать тот факт, что между разными религиями и цивилизациями имеются весьма существенные различия. С некоторых пор, а это уже более десяти лет, с подачи гарвардского профессора Сэмюэля Хантингтона все, кому не лень, стали много говорить о столкновении цивилизаций. Это самое столкновение превратилось как бы в аксиому, в некий стратегический ориентир. Главное же — из хантингтоновской концепции сделали оправдание актам агрессии и интервенциям, аргументом в пользу американизации-глобализации. "Без верховенства США, — утверждал политолог из Гарварда, — мир столкнется с большим насилием, с большим беспорядком, в нем будет меньше демократии и экономического роста".

Разве это не откровенный призыв покориться самозваному мировому жандарму?! И также плохо скрытое предупреждение о том, что любое сопротивление будет сломлено американской мощью.

Справедливости ради следует заметить, что о столкновении цивилизаций впервые заговорил вовсе не Хантингтон. Еще в 30-е годы прошлого столетия о нем писал англичанин Арнольд Тойнби — несравненный знаток 15 умерших и 5 живущих цивилизаций. Одна из его работ, между прочим, так и называлась "Столкновение цивилизаций".

Правда, вопрос о столкновении цивилизаций он ставил совершенно иначе, нежели американец, приобретший чрезмерную популярность. У Тойнби эти столкновения — движущая сила истории. Через них человечество взбирается к своему духовному единству. Духовное единство, братство людей: а не материальное единство — вот цель, вот основа будущего всемирного общества. Великий английский историк писал об исторических процессах с временной шкалой в века и тысячелетия: "Западное завоевание мира привело к зыбкому и неустойчивому смешению". Его работы — образец научного предвидения в социальной сфере. Семьдесят лет тому назад Тойнби предсказал то, что теперь происходит в мире ислама: "Панисламизм пассивно дремлет, но мы должны считаться с возможностью того, что спящий проснется, стоит только космополитическому пролетариату вестернизированного мира восстать против засилья Запада и призвать на помощь антизападных лидеров. Этот призыв может… разбудить воинственный дух ислама, даже если он дремал дольше, чем Семеро Спящих. Ибо он может пробудить отзвуки легендарной героической эпохи". Тойнби считал, что насильственная глобализация действительно может привести к "войне рас", и тогда ислам мог бы опять попытаться сыграть свою историческую роль.

Материальной глобализации должно предшествовать духовное сближение народов, и "четыре высшие религии, — писал Тойнби, — несут всемирную миссию: христианство, ислам, индуизм и махаянистская форма буддизма". Глобализация, или смешение, по Тойнби, "может постепенно и мирно преобразоваться в некую гармоничную синтетическую субстанцию, из которой столь же постепенно и мирно, столетия спустя, возникнут новые творческие, созидательные возможности… смешение может завершиться синтезом, но с таким же успехом и взрывом". Можно сказать, английский историк как бы предупреждал потомков, что глобализация, которая превратилась в ускоренную насильственную американизацию и строительство всемирной империи, если ее не остановить, способна привести к взрыву, к катастрофе.

Подобное понимание ситуации, очевидно, присуще создателям мирового антиглобалистского движения, в рядах которого, кстати говоря, немало и мусульман. В противовес международным спекулянтам и всему финансовому капиталу антиглобалисты выступают с идеалом человеческого братства и всечеловеческого дела. Если идея выживания и ответственности перед будущими поколениями овладеет душами и умами людей, — мусульман, христиан, буддистов и т. д., то не останется места столкновениям цивилизаций и будет невозможным мировой пожар. Единство человечества, выкованное в великом общем деле, станет таким же естественным понятием, как семья. Пусть это и далекая, но, наверное, единственно разумная перспектива для всех нас.

Анна Серафимова ЖИЛИ-БЫЛИ

Мировое сообщество вновь поднимает тему освоения Луны, Марса, ломают копья, что да как нам обустроить Луну. Мол, это дело дорогостоящее и трудоемкое. Тут с наскока не решишь, нужны великие силы.

Где их раздобыть нам, малым сим? Спросите у Серафимовой. Я знаю! И я скажу!

Надо послать на Луну Ваксельберга, Чубайса, Абрамовича, чтобы не скучно было, облагородить и придать романтизма суровой мужской компании, Валерию Ильиничну пристроить в передовой отряд пионеров-первопроходцев. Новодворская вообще— восьмое чудо-юдо света. После чуда-юда (простите, это, про юдо, игра слов, без намеков. Ведь и слова нет-нет да игру затеют, затейники) семибанкирщины.

И этими малыми силами будут свершены большие-таки дела! Ведь персоны, отобранные мною в этот отряд, столь прекрасно с точки зрения эффективности зарекомендовали себя на нашей грешной земле и на их земле обетованной, что стало ясно: их надо послать! Им уже тесно в рамках, у них масштаб давно перерос планетарный. Надо их умения и эффективность пустить на пользу человечества.

Они же все — эффективные менеджеры. Не согласны? Так смотря в чем их эффект, то есть гешефт. Это гешефт менеджеры. Очень эффективные.

Каждый из них же заменяет деятельность 10 миллионов человек! Если судить по денежному эквиваленту. Ведь либералы криком кричат, что те "заработали" миллиарды. То есть работали-работали, и заработали. Вот вы, крестьянка-картофелекопалка, сколько заработали в год? Тысяч сорок рублей? А Рома— сорок миллиардов! То есть он работает в миллион раз эффективнее. Вы— крестьяне, рабочие, ученые — в отряд космонавтов-осваивателей Луны не прошли по причине низкой эффективности вашего труда и отдачи. А перечисленные товарищи, а также сулимов, керимов, бендукидзе — прошли. Потому эффективнее послать пяток лучших представителей землян, которые заменят пять миллионов никчемных лузеров, то есть нас с вами. Граждане лузеры, пошлем винеров! Летите, винеры, летите!

Они во всем преуспевают. У нас говорят: за одного битого двух небитых дают. А они за одного битого двух, трех… сотни небитых выдают. Один из них пострадал, тысяча их гримасу боли строят и кричат: "Нам тоже больно, мы тоже— пострадавшие". Разве это — не эффективная деятельность? Еще какая, как посмотришь на выплаты пострадавшим!

К тому же, посылая эту гешефт-команду на Луну, нельзя сбрасывать со счетов, что они построят на голом месте лучшее из общественных образований. Потому что начнут c чистого листа, как они в недавнее, всем нам памятное по опустошенным карманам и обворованным закромам государства время, начали свой бизнес, когда столько было препон успешному строительству их гешефта и палок в колеса, как нефтяные вышки, кимберлитовые трубки, алюминиевые заводы. И все это свалилось на бедных абрамовичей тяжким грузом, неподъемной ношей. Но они не испугались багажа тяжелой тоталитарной промышленности, взвалили на свои плечи наше добро и преуспели в гешефте премного.

А на Луне — никакого ужасного советского наследия, которое так тяготит авангард человечества Чубайса и Дерипаску. Никакой промышленности, нуждающейся в модернизации. Да и по пустыням лунным и кратерам никого водить не надо. Море дождей вплавь пересекать тоже не нужно, яко по суху. Потому что там — сухо. Вон, чтобы отыскать признаки воды, американцам пришлось даже бомбить Луну. Для них это дело привычное: если им что надо — они разбомбят все, чтобы получить то, что нато. Американцев, конечно, необходимо предупредить, чтобы пока не бомбили, мол, наш де юре и ваш де факто отряд избранных народом строят лунатизм— будущее человечества. Если дело на земле и дальше так пойдет, еще парочка Кашпировских и наследственных колдуний Элеонор во весь экран, то будущее человечество точно — лунатизм.

Моисей водил свой народ, чтобы естественным путем сошло "на нет" поколение, помнящее другую жизнь. Он щадил свой народ, не решал родной национальный вопрос таким образом, как решают неродной русский вопрос потомки Моисея. Наш народ никто не водит, а изводит. Поскольку наш народ для правителей не свой и не Моисеев. А решают вопрос окончательно запросто, чтобы извести поколение, которое знает, помнит, как на Руси жить хорошо без купчины толстопузого.

Итак, никакого народа, балласта, мешающего эффективной их деятельности, на Луне нету. Народа, с которым Гайдарам не повезло (его тоже обязательно в ракету надо посадить. Как же без него на Луне?) тоже нету. Наш народ туда не брать! Он — неэффективный. Просто-напросто балласт ракете. Это доживающее поколение на земле пусть доживает, без Ирины Муцумовны, которую обязательно тоже— в ракету! И послать! На обратную сторону Луны, чтобы мы ее даже в телескоп рассмотреть не смогли. Хватит, насмотрелись!

А нанаруководителей, занимающихся нананизмом? У нанаозабоченных— нанодостижения. А нанодостижения правительства— это что, как не посадочный билет в ту же ракету? Чтобы всех— одним рейсом. Одним бортом!

Они же тоже — эффективнее не придумаешь. И как быстро осваиваются в непривычных условиях и осваивают новое! Вчера— агент, сегодня— президент! Вчера— юрист, сегодня энергосбережист! Разве мы не хотим и их послать? Хотим! Люки задраить! На старт!

Таких не берут в космонавты? Стоп, машина! Уж очень хочется их послать куда подальше. Так куда бы послать государствообразующему народу государстворазрушающий народ?

Мы, русские, с нами…. Бог мой, кто только ни с нами!

СОЛДАТЫ РОССИИ

Представляем вниманию читателей "ЗАВТРА" военно-патриотический журнал "Солдаты России" — первый в стране патриотический "глянец". Полноценный, ярко иллюстрированный девяностовосьмистраничный журнал, в котором выступают видные деятели патриотического движения, депутаты, военные, писатели, экономисты.

Среди авторов журнала — такие известные публицисты и историки, как Гейдар Джемаль, Алексей Исаев, Илья Крамник, Сергей Кургинян, Юрий Нерсесов, Сергей Переслегин, Игорь Пыхалов, Шамиль Султанов, Денис Тукмаков, Александр Храмчихин и многие другие.

Главный редактор журнала — Владислав Шурыгин.

Основные темы ноябрьского номера:

Политический портрет сегодняшней российской элиты. Какую роль играла элита в судьбе России на разных этапах её истории? Куда ведёт Россию нынешняя элита?

Август — месяц катастроф. Почему именно в августе в России регулярно происходят политические катаклизмы и техногенные катастрофы? Кто виноват в гибели атомной подводной лодки "Курск"?

Кто развязал Вторую Мировую войну? Пакт "Молотова — Риббентропа" — преступление сталинского режима, или вынужденный шаг советской дипломатии?

В каком состоянии находится наше стрелковое оружие? Почему мы всё больше отстаём в той отрасли, где раньше были безусловными лидерами?

А также интервью с политиками, спортсменами. Репортаж с площадок московского авиасалона "МАКС-2009", очерк о российских спасателях и репортаж из элитного полка "спецназа".

Подписаться на журнал можно в любом почтовом отделении, подписной индекс в каталоге Роспечати 81019. Телефон редакции: +7 495 760-34-97.

Илья Крамник КРАЙ, ОТКУДА НАЧИНАЕТСЯ РАССВЕТ

Современное развитие информационных технологий изрядно облегчает жизнь журналиста — получить детальную информацию и поговорить с живым собеседником на другой стороне Земли можно, не покидая рабочего места. Но все же почувствовать предмет исследования и понять его, можно только увидев своими глазами. Поэтому — командировочное удостоверение, офис "Аэрофлота", Шереметьево-1, Ил-96-300, девять часов полета — и дробный перестук пневматиков по бетонке Елизово.

Дальний Восток из европейской части России воспринимается чаще всего отстраненно — подавляющее большинство населения Центрального федерального округа и соседствующих с ним никогда не бывало восточнее уральского хребта (да и на восток от Волги забиралось не часто), предпочитая работать на месте, а отдыхать либо южнее, либо западнее, либо вообще — на даче рядом с родным городом. В результате новости из Приморья, Приамурья, с Сахалина, Курил, Камчатки и других дальневосточных регионов часто воспринимаются зрителями как некие абстрактные сообщение, не имеющие отношения к их собственной жизни. Также во многом воспринимаются и проблемы Дальнего Востока — буря, поднявшаяся в регионе после ввода очередных ограничений на импорт подержанных автомобилей, вызвала у большинства жителей центральных регионов России в лучшем случае недоумение — проживая в более менее благополучных европейских регионах трудно понять, какое значение имеет для дальневосточников доход, получаемый от "перегона".

Если Дальний Восток далек сам по себе, то Камчатка, отделенная от Москвы девятью часовыми поясами — они же девять часов полёта, — кажется еще большей фикцией, существующей исключительно в телевизоре, на страницах учебников и атласов, и иногда — на банках с икрой, в строке, где указан регион происхождения продукта.

Подобный разрыв между реальностью огромной страны, раскинувшейся от Калининграда до Уэлена, и пониманием этой реальности в мозгу отдельно взятого гражданина, чреват тем, что вскоре отдаленные земли перестают восприниматься частью Родины, на них уже не распространяется понятие "наша земля". И к их потенциальной потере среднестатистический гражданин начинает относиться равнодушно — не понимая, зачем ему, лично ему — Камчатка или Курилы, какие преимущества обладание этими землями дает России, и чем грозит их утрата.

Итак, что же такое Камчатка? Слова "Земля Вулканов" — заезжены, о том, что над Камчаткой курятся вулканы знают все из школьного курса географии. Чтобы понять смысл этих слов, вулканы надо увидеть. Богатыри в черной броне, покрытые белыми снеговыми прожилками, они возвышаются на заднем плане, за окружающими Авачинскую губу зелеными сопками, словно молчаливые стражи дальневосточных рубежей. Еще более потрясающий вид открывается из иллюминатора летящего над Камчаткой самолета: суровые ущелья, крутые сопки и возвышающиеся над этим величественным театром вулканы оживляют в памяти мифы о крае земли, где небесная твердь смыкается с диском Геи, где текут огненные реки, а в горных ущельях живут грифоны.

Но вскоре самолет снижается, под крылом открываются поля, дороги, поселки, с гулким щелчком встают на упоры выпущенные шасси, и вот под крылом стелется бетонка Елизово — воздушных ворот Камчатки. И тут открывается еще одно понимание Камчатки — земля военных. Вооруженные Силы — один из главных, если не самый главный фактор, определяющий смысл существования полуострова. Параллельно ВПП, по которой катится прилетевший из Москвы Ил-96, мелькают капониры, площадки и рулежки, заполненные противолодочными Ил-38, тяжелыми перехватчиками МиГ-31, транспортными Ан-26, вертушками, вспомогательной техникой. Понимание усиливается, когда, уже болтаясь на катере посреди Авачинской губы, вдруг слышишь гул рассекаемого воздуха и характерный свист турбин, а затем видишь стремительно набирающий высоту "МиГ" — уходящий в небо над океаном. Может быть — в очередной тренировочный полет, а может — и на перехват очередного приблизившегося к воздушным границам "Ориона" с белыми звездами на плоскостях и фюзеляже.

Понимание становится окончательным, когда на южном берегу Авачинской губы, отделенный от Петропавловска 10 милями по воде или 70 километрами по прибрежным дорогам, открывается Вилючинск. Столица дальневосточного подплава, со своими КПП, жилыми домами, складами, громадами плавучих доков, теряющихся в тумане, огромным "Маршалом Крыловым" — осколком некогда могучей "космической флотилии" — и чёрными тушами атомоходов у пирсов.

Атомный подплав. Стратегическое сдерживание. Ракетно-ядерный паритет. Эти категории высокой политики становятся зримыми и осязаемыми здесь, за девять часов от Москвы. Здесь Россия удерживает свое пространство и свой мир одной из "рук" морских стратегических сил — вторая подпирает небо над Кольским полуостровом, в водах студеного Баренцева моря.

Как выглядит атомный кулак России на Камчатке спустя почти 20 лет после падения СССР? Пытаясь понять это, невозможно отделаться от двойственности ощущений. Очевидно старение флота. Основа ядерного сдерживания, ракетные подводные крейсера стратегического назначения, на Тихом океане не обновлялись очень давно. Сейчас 25-я дивизия 16-й эскадры подводных лодок Тихоокеанского флота располагает пятью ракетоносцами 667БДР, которые были сданы флоту в 1978-82 годах. То, что для человека — молодость, для подлодки — уже ветеранский возраст, и срок службы кораблей этого проекта подходит к концу — в течение ближайших 5-10 лет они покинут строй. Относительно же их замены ясности пока мало. С одной стороны, в Северодвинске уже проходит испытания головной ракетоносец нового проекта 955 "Юрий Долгорукий", для которого испытывают (пока, правда, не очень успешно) ракету "Булава", и уже было объявлено с самых высоких трибун, что именно "Долгорукие" заменят стареющие тихоокеанские РПКСН.

С другой — заменить даже один ракетоносец на корабль иного проекта — это сложнейшая задача. Требуется масштабная модернизация инфраструктуры — от ракетных баз и ядерных арсеналов которым предстоит хранить и обслуживать новые ракеты и боевые заряды к ним, до учебных центров, где будут готовить специалистов под новый тип силовой установки и другого оборудования. Сюда же входит и замена уже выслуживших все сроки кораблей-ракетовозов, и доставка на Дальний Восток учебных "изделий", которые можно будет запускать на учениях и макетов, на которых можно будет готовить специалистов-ракетчиков и многое другое. Пока такой работы не видно, и похоже, что первые "Долгорукие" будут служить на севере.

На ТОФ можно было бы пригнать с севера ракетоносцы проекта 667БДРМ, если уж на севере вместо них появятся "Долгорукие". Эти лодки, более молодые чем тихоокеанские, недавно прошедшие модернизацию, оснащенные более свежими ракетами (включая и новейшую "Синеву"), могли бы послужить и в 20-х годах, но под них тоже требуется модернизация инфраструктуры. И — быстрая.

Вместе с тем, нельзя сказать, что в Вилючинске не делается ничего. Есть новопостроенные и отремонтированные жилые дома офицеров, есть новые штабные и складские здания, спорткомплекс и аквапарк. Есть работа и у судоремонтного завода — помимо ремонта ПЛ и кораблей для ВМФ, на нём планируется вскоре начать строительство сейнеров для восстановления российского рыбопромыслового флота в регионе. Работы ведутся. Но после почти 20 лет бездействия восстанавливать утраченное требуется гораздо более высокими темпами, иначе все усилия грозят стать напрасными.

Подплав на Камчатке располагает не только "стратегами". В составе 10-й дивизии подплава находятся многоцелевые лодки — "Антеи" (они же "Батоны"), проекта 949А, и "Барсы" (они же "Щуки-Б") проекта 971. Первые предназначены, прежде всего, для удара по надводным кораблям вероятного противника с помощью сверхзвуковых тяжелых ПКР П-700, вторые — для "охоты" за вражескими подлодками и атаки береговых целей дальнобойными крылатыми ракетами РК-55 (аналог американского "Томагавка").

Эти лодки, как и дизельные "Варшавянки" 182-й бригады, помоложе, введенные в строй в конце 80-х — 90-х годах, они примерно соответствуют по возрасту основной массе субмарин "вероятного противника", отличаются пониженной шумностью и современным оборудованием. Однако и их старость уже не за горами — и об их замене следует думать уже сейчас. Особенно учитывая то, что задач для них меньше не становится и противостояние под водой — продолжается. Широко известна история пятилетней давности, когда американская АПЛ "Сан-Франциско" неожиданно нашла в океане "не отмеченную на карте скалу", но этот случай отнюдь не уникален. Российские АПЛ продолжают ходить в океан, и им тоже периодически случается возвращаться в родные базы со следами "механического воздействия" на корпусах. В отсутствие жертв и сильных разрушений эти случаи не становятся достоянием прессы, лодки "по-быстрому" залечивают "раны" и возвращаются к пирсам, чтобы спустя некоторое время вновь уйти в океан — где их ждет противостояние с сильным и умелым противником, без скидок на "ядерное разоружение" и "потепление отношений".

На лодках служат люди. Камчатские люди — разговор совершенно отдельный, это особая порода очень душевных, открытых в общении, гостеприимных и честных русских людей, которых уже давно не встретишь в озлобленной и замкнувшейся "на себя" Москве. С ними очень интересно говорить — здесь, откуда для всей России начинается новый день, они гораздо больше знают о смысле жизни и своего собственного существования, чем живущие "от пятницы до пятницы" жители мегаполисов. И слова одного из ветеранов российского подплава — капитана 1 ранга Николая Курьянчика — о флоте и службе на нем, дают гораздо больше информации к размышлению, чем официальные пресс-конференции:

— Флот — организм с большой инерционностью. Для преодоления последствий 90-х годов потребуется долгое время, и пока, несмотря на увеличившиеся вложения, мы еще "погружаемся". Эффект от того, что делается сегодня, станет заметен позже. Кроме того, не все проблемы флота можно разрешить простым увеличением финансирования. Так, например, сегодня офицеры подплава получают очень хорошие деньги (жалованье лейтенанта-подводника начинается от 50 тыс. рублей — прим. авт. ), но одними деньгами службу не поднять. Я могу привести пример знакомого мне мичмана, который какое то время назад уйдя "на гражданку" решил вернуться на флот, чтобы выслужить себе некоторые социальные гарантии в виде военной пенсии и прочего. Ему оставалось дослужить совсем немного — около трех лет. Однако "во втором заходе" он не выслужил и трех месяцев, вновь уйдя на берег.

— Почему?

— Изменилась атмосфера службы. Мы тоже получали немалые деньги, но служили не за них, а за идею, за флаг. Старой идеи нет, новой тоже, в итоге служба слишком часто превращается в гонку за окладами, должностями и ревнивое подсматривание "почему у него на N тысяч больше в прошлом месяце".

Проблемы есть и с уровнем образования нынешних офицеров и мичманов. Ситуация, когда моряк зовет домой электрика, чтобы тот проверил, почему в комнате не горит люстра, — ненормальна, на мой взгляд. Как он будет справляться со своими обязанностями на лодке с ее сложнейшими электросистемами?

С инфраструктурой обстановка начинает меняться. У нас строятся новые жилые дома, есть ремонт старых, построили новый спортивный центр, склады, некоторые другие здания. Но до оптимального состояния еще далеко.

Кроме того, все острее встает вопрос о замене лодок. ПЛ советской постройки все больше стареют, а замены им здесь, на Тихом океане, пока не видно. Очень хочется верить, что это изменится.

…В потенциале огромные пространства Дальнего Востока с их богатствами — это благословение России и залог ее будущего. Но они же могут обернуться проклятием в памяти потомков — если наша страна потеряет край, который сама открыла и освоила прежде всех остальных и которым владеет уже более трех веков.

Край, откуда начинается рассвет...

Оригинал статьи — в журнале "Солдаты России" 2

Алексей Исаев МЮНХЕНСКИЙ СГОВОР

Глубоким заблуждением было бы разделение военной, политической и экономической истории. Работа солдата не начинается, а дипломата — не заканчивается, когда начинают греметь пушки. Когда мы оглядываемся назад, на все более отдаляющиеся от нас события прошлого, нужно помнить об этом. Не все предвоенные события могут быть объяснены с точки зрения хитросплетения дипломатических маневров. В одностороннем рассмотрении логика их развития часто остается непонятной. По крайней мере, убедительных объяснений в политической сфере не обнаруживается. В итоге на свет появляются теории о неких "тайных пружинах" политики. Однако в действительности все оказывается простым и очевидным с точки зрения военного дела или экономики. Армия, хотят этого политики или нет, является действующим фактором как на войне, так и в мирное время. Другое дело, что в мирное время армия оказывается в тени, под густой завесой секретности. Когда эта завеса рассеивается, секретные папки оказываются достоянием общественности, легенды и мифы о "тайных пружинах" уже успевают пустить глубокие корни.

"Это не мир, это перемирие на двадцать лет" — эти пророческие слова произнес французский Маршал Фош после завершившего Первую Мировую войну подписания Версальского договора. Авторов этого договора нельзя назвать непоследовательными. Они со скрупулезной методичностью вырывали "стальные зубы" у побежденной Германии. Мало того, что кайзеровская армия скукоживалась до 100-тысячного Рейхсвера. Немцам запрещалось даже держать на складах уже произведенное оружие, в том числе стрелковое. Германии оставили винтовок ровно на эту 100-тысячную армию. Миллионы винтовок капитулировавших в 1918 г. германских войск попросту отправились в мартеновские печи. Разрешалось иметь лишь небольшой запас и дополнительно производить только оружие на замену изношенному. Так что в случае возникновения кризиса немцы не смогли бы даже вооружить добровольческие отряды самозащиты. Людские резервы страны невозможно было бы в обозримое время превратить в армию. Танки и авиация были вообще запрещены.

Однако по иронии судьбы эти скрупулезные и суровые параграфы Версальского договора стали гвоздями в крышку его гроба. Выдавливание Германии из политического поля Европы оказалось невыгодно победителям. Страна в смирительной рубашке, лишенная армии, не могла быть полноценным игроком в политике. И шаг за шагом, с молчаливого согласия победителей версальские ограничения стали рушиться. Свою роль в том, что Европа "прохлопала" рождение монстра, сыграла война в Испании. Внимание всего мира было приковано к уже идущей войне, где гибли люди и сыпались бомбы на города. На востоке и в центре Европы бомбы еще не падали. Однако если бы в других условиях в центре внимания прессы и политиков стало перевооружение Германии, то в реальной середине 30-х эти известия были оттеснены с первых полос газет сводками с фронтов под Мадридом, в Каталонии и под Теруэлем. Одновременно Испания стала полигоном для испытания немцами своего оружия. Оно внесло весомый вклад в разгром республиканской армии.

Под аккомпанемент похоронного звона по испанской республике Европа столкнулась с новым кризисом. Быстро восстанавливавшая политический вес и военную мощь Германия проявила неожиданную прыть. После присоединения к Третьему Рейху Австрии Гитлер стал проявлять интерес к Чехословакии. Почему именно к ней? Ответ, как ни странно, лежит в первую очередь в военной и экономической плоскостях. Независимое и сильное государство у южных границ Рейха серьезно беспокоило немецких стратегов. В случае европейской войны оно могла стать плацдармом бомбардировок южной Германии. Существовавший на тот момент военный договор между Францией, Чехословакией и СССР делал эту угрозу вполне реальной. Также немцев интересовала развитая военная промышленность соседа. Но эти соображения пока оставались в тайне. Как, впрочем, и план "Грюн" — операции вторжения вермахта в Чехословакию. Формальным же поводом вмешательства стала забота об этнических немцах, проживавших в так называемой Судетской области. К сентябрю 1938 г. ситуация накалилась до предела. Гитлер стал угрожать применением вооруженной силы для защиты судетских немцев, вступивших в конфликт с чешскими властями. Сам конфликт был инспирирован Гитлером через лидера судетских сепаратистов Конрада Генлейна.

В какой-то момент стало казаться, что новая война неизбежна. Причем пошел отсчет даже не дней, а часов до начала боевых действий. В СССР началась подготовка войск и авиации для оказания помощи чехам. Но неожиданно для самого фюрера к нему обратился не кто иной как британский премьер Невилл Чемберлен. Он заявил о своей готовности, не считаясь с соображениями престижа, прилететь на самолете в любой город для личной встречи с Гитлером. Позднее фюрер сказал: "Я был полностью ошеломлен". Столь же удивительным стал молниеносный по меркам 30-х годов прилет Чемберлена в Германию. Но еще больше Гитлер удивился, когда ему было предложено… аннулировать франко-советско-чехословацкий договор в обмен на некие международные гарантии Чехословакии.

Что же произошло? Конечно, у демарша британского премьера были свои политические мотивы. Впереди были выборы, и успешное разрешение кризиса (неважно какое) обеспечило бы победу на них. Но весомой причиной были сугубо военные соображения. Угроза новой войны вызвала панику в Англии. Ла-Манш в век авиации перестал казаться надежной защитой. В разгар чехословацкого кризиса в Лондоне начали раздавать противогазы — угроза применения химического оружия в новой войне казалась вполне реальной. Некоторые лондонцы начали рыть щели во дворах своих домов в качестве укрытия от налётов.

Как ни странно, политика "летающей дипломатии" сыграла свою роль в росте панических настроений. После возвращения из Годесберга после очередного раунда переговоров с Гитлером по Чехословакии, британский премьер делился с кабинетом своими впечатлениями от полета. "Я только что летел через Темзу и представлял себе немецкие бомбардировщики, следующие тем же курсом", — говорил он. Полет на скоростном американском "Локхиде" над множеством лакомых целей для вражеской авиации явно расстроил и без того невеселого после неудачной встречи с фюрером Чемберлена.

В разгар чехословацкого кризиса британские ВВС могли выставить всего 2 авиаполка "Харрикейнов" в первую линию. Ни одного авиаполка новейших "Спитфайров" попросту не было. Этот истребитель, ставший лучшим самолетом королевских ВВС, еще переживал период "детских болезней". Остальные 19 авиаполков первой линии вооружались бипланами "Гладиатор", "Гонтлет", "Фьюри" и "Демон". Ряды бипланов на аэродромах производили тягостное впечатление на тех, кому было позволено их увидеть. Было понятно, что отражать с их помощью удары скоростных немецких бомбардировщиков-монопланов крайне затруднительно. Перспектива войны через несколько дней вгоняла в дрожь. К тому же в отличие от ветерана нескольких войн Черчилля, Чемберлен не был военным и не мог правильно оценивать реальную обстановку.

Последний акт драмы разыгрался 28 сентября 1938 г. в Мюнхене на встрече Гитлера, Муссолини, Чемберлена и премьер-министра Франции Даладье. Ни советская, ни чехословацкая делегации на встрече не присутствовали. Их попросту не пригласили. Угрозой немедленного начала войны Гитлеру удалось добиться своего: союзники присоединились к требованию к чехам эвакуировать и передать Германии часть своей страны. Фактически Судеты были отданы за обещание фюрера остановить на воссоединении с судетскими немцами свою экспансию. Однако ему нужна была Чехословакия целиком. Тогда об этом только догадывались.

Страшнее всего было то, что Чемберлен и Даладье капитулировали перед фантомом. Если бы 1-му воздушному флоту Люфтваффе была поставлена задача атаковать Англию осенью 1938 г., то его бы хватило только на "булавочные уколы". Массированное воздушное наступление было немцам попросту не под силу. Если бы война все же началась осенью 1938 г., то Германия бы ее быстро проиграла. "Мозговой трест" германской армии Йодль позднее говорил: "Несомненно, что пять боевых дивизий и семь резервных, находившихся на нашей западной границе, которая представляла собой всего лишь огромную строительную площадку, не смогли бы сдержать натиска ста французских дивизий. С военной точки зрения это невозможно". Отказ сдерживания Гитлера военным путем также породил недоверие к союзникам со стороны СССР.

Мюнхенский сговор сразу же изменил военный баланс в Европе. В отданных Германии приграничных областях Чехословакии находились мощные укрепления. В случае войны они могли дать существенное преимущество немногочисленной чешской армии перед лицом главных сил вермахта. Предложение чехов отдать Судеты, только после постройки новых укреплений, было отвергнуто. Вскоре к дележу ослабленной страны присоединились Польша и Венгрия, о своей автономии объявила Словакия. Строго говоря, Чехословакия как потенциальный противник Германии была ликвидирована. Однако это было только полдела. Для дальнейшего наращивания военной мощи Третьему Рейху нужны были промышленность и сырье Чехословакии.

В начале 1939 г. начался шантаж руководства Чехии. Вновь на сцене появился призрак воздушной мощи. Чешский лидер Эмиль Гаха говорил: "Половина Праги будет лежать в руинах уже в первые часы войны". В марте Чехия капитулировала без единого выстрела, в Прагу вошли немецкие войска. Однако это стало серьезной ошибкой Гитлера. Его экспансионистские планы стали видны как на ладони. Именно в марте 1939 г. стал понятен крах мюнхенской политики. С этого времени слово "мюнхен" в мировом политическом словаре стало синонимом позорного провала и капитуляции.

Уроки были извлечены, и выводы сделаны, хотя и с опозданием. Когда Гитлер выдвинул требования к Польше об изменении статуса Данцига и "польского коридора", Европа была уже во всеоружии. Великобритания 31 марта дала односторонние гарантии Польше, несколько позже к ним присоединилась Франция. Такие же односторонние гарантии было предложено дать СССР. Вопрос о многостороннем договоре даже не рассматривался. Гарантируемые малые страны Европы слишком сильно, до паранойи, ценили свою новоприобретенную независимость. Негибкая позиция лимитрофов и Польши существенно осложняла задачу построения системы коллективной безопасности в Европе. Тем не менее, предложение в адрес СССР со стороны Запада было сделано. В ответ последовало предложение подписать формализованный договор о взаимной помощи. Интерес Германии к переговорам с СССР тогда можно было оценивать как нулевой.

Несмотря на обнадеживающее начало, переговоры СССР, Франции и Англии шли долго и мучительно. Позиции сторон изначально имели одно существенное различие. СССР в формулировках договора исходил из того, что придется воевать. Летом 1939 г. это была, безусловно, правильная позиция. Гитлера к тому моменту можно было остановить только военной силой. Союзники же, напротив, считали возможным запугать фюрера союзом со Сталиным. Усугублялась ситуация недоверием, возникшим после Мюнхена. Так или иначе, советскому руководству удалось добиться от Запада включения в договор пункта о военном соглашении и даже присылки в Москву военных миссий. Но переговоры с военными миссиями союзников скорее расстроили, чем воодушевили советское руководство.

Руководитель английской военной миссии адмирал Дракс прямо сказал уже в первый день переговоров 12 августа "У нас, конечно, имеется план, но разработанный в общих чертах; так как выезд миссии был поспешный, точно выработанного плана не имеется". На следующий день, 13 августа, прозвучало еще более убийственное признание. Глава французской военной миссии генерал Думенк ответил на вопрос о военных планах в отношении Польши: "Лично мне не известны точные цифры войск, какие должна выставить Польша. Все, что я знаю, это то, что главнокомандующий польской армией обязан оказать нам помощь всеми имеющимися у него силами". Советское руководство это совершенно не устраивало. Без согласованных планов действий у СССР были все шансы стать мальчиком для битья. Здесь уже имелся отрицательный опыт Первой Мировой войны. Переговоры с союзниками длились еще несколько дней, но Сталиным уже было принято принципиальное решение остаться в стороне от войны. Если ранее предложения немцев только выслушивали, то 11 августа 1939 г. последовало встречное предложение Молотова о заключении политического договора.

Далее события развивались стремительно. 23 августа 1939 г. немецкий министр иностранных дел Риббентроп прилетает в Москву. В Кремле подписываются договор о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему. Последний предусматривал разграничение сфер влияния Германии и СССР. Иными словами, Германия обязывалась ни при каких обстоятельствах не вторгаться как политическая и военная сила в области, прилежащие к границе СССР: Финляндию, Прибалтику, а также восточные области тогдашней Польши. Ни договор о ненападении (получивший наименование пакта Молотова—Риббентропа), ни протокол к нему не делали СССР и Германию союзниками. Никаких обязательств об участии в совместных с Третьим Рейхом военных акциях СССР на себя не брал.

Гитлер рассчитывал, что сообщение о подписании пакта в Москве заставит западные державы отступить и отдать Польшу на растерзание. Пушки новой войны должны были загреметь утром 26 августа. Вопреки ожиданиям германской верхушки позиция Англии и Франции осталась незыблемой. Более того, в тот же час, когда Гитлер привел в движение свои войска, Галифаксом и польским послом Рачиньским в Лондоне было подписано соглашение о военной взаимопомощи. Первым струсил дуче. Получив известия из Лондона, Муссолини выдвинул в качестве условия своего участия в войне такой длинный список требований, что легче было начинать войну без него. Обескураженный фюрер отменил свой приказ о наступлении уже вечером 25 августа. На этом моменте в версии о пакте как "спусковом крючке" Второй мировой можно ставить точку. Возлагавшиеся на него Гитлером надежды пакт не оправдал.

Однако на обломках версии о "спусковом крючке" войны мы оказываемся перед вопросом: "Почему же Гитлер утром 1 сентября 1939 г. все же напал на Польшу?" Действительно, что же произошло в эти роковые дни, с 26 по 31 августа 1939 г.? Позднее, после войны, немецкие военачальники будут много писать о неготовности вермахта. Немецкая армия встретила войну на легких танках, имея мало подводных лодок и вообще боевых кораблей. Но с другой стороны, вооружение и армии противников Германии непрерывно росли и совершенствовались. На фоне череды политических кризисов военные бюджеты Англии, Франции и США росли. Не оставался в стороне от всемирной гонки вооружений Советский Союз. Гитлер все это прекрасно осознавал. Браухичу и Гальдеру фюрер прямо заявил: "Время будет работать против нас, если мы не сумеем всемерно использовать его. Экономические средства противной стороны сильнее".

26 августа 1939 г. должно было стать первым днем открытой мобилизации Германии. Одновременно с мобилизацией, чтобы не упустить время, планировалось ударить по Польше. Несмотря на отмену вторжения, мобилизация все же была объявлена. В итоге к концу августа Вермахт сосредоточил у границ Польши свои главные силы. Давать им обратный ход само по себе было непростым решением. Оглядываясь назад, во времена контрнаступления в Арденнах Гитлер высказался в том духе, что "более удачного срока, чем в 1939 году… вообще не могло быть". Конечно, в этом была доля самооправдания. С другой стороны, нельзя не признать успехов Германии в первых кампаниях.

Еще одно из возможных объяснений хода мыслей диктатора также лежит в военной плоскости. Если во времена Мюнхена Гитлер даже не рассматривал свои воздушные силы как средство психологического давления, то в августе они стали последней надеждой. Сообщения о панике в Британии в 1938 г., о рытье щелей и раздаче противогазов, сочли актуальными для 1939 г. Действительно, если англичане испугались тогда, то почему бы им не испугаться вновь. Однако с начала 1939 г. в английскую ПВО стало поступать все больше истребителей-монопланов. Липкий страх ударов по Лондону стал постепенно исчезать. Поэтому, когда утром 1 сентября 1939 г. вермахт вторгся в Польшу, Англия и Франция не остались в стороне. Сначала был объявлен ультиматум, а когда ответа на него не последовало, 3 сентября 1939 г. союзники объявили войну Германии. Война стала мировой. СССР пока оставался вне ее, не присоединяясь ни к одной из сторон. Шли интенсивное строительство Красной Армии, модернизация ее вооружения и боевой техники. В июне 1941 г. вермахт встретила совсем другая армия, неузнаваемо изменившаяся как количественно, так и качественно.

Оригинал статьи — в журнале "Солдаты России" 3

Александр Лысков ПО СМОЛЕНСКОЙ ДОРОГЕ

Едем от Смоленска на юг, ровно вдоль государственной границы, только в некотором отдалении. В гарнизон Шаталово. Там большой военный аэродром. На нем МИГи с эмблемой летучих мышей — символ разведки (Официально — 47-й отдельный гвардейский разведывательный авиационный Борисовский, Померанский дважды Краснознаменный ордена Суворова третьей степени полк).

Передовая линия нашей обороны. Заклепка на щите.

Но заклепку эту в настоящее время выбивают, высверливают. Полк дописывает последнюю страницу своей шестидесятилетней истории. Пенсионный возраст? Замещение космической разведкой? Результат реформирования вооруженных сил?..

Как при любом "переселении народов", в Шаталово тоже неспокойно. Бунтуют пенсионеры, лишающиеся приработка в гарнизоне. По той же причине недовольны все гражданские. Сами же военные, как и полагается, довольно хладнокровно "выполняют приказ".

Проезжаем КПП. Поселок ухожен, удобен для жизни. У всех здесь благоустроенные квартиры. Дачи. Сады и огороды. В присутствии военных комфорт, спокойствие бытия удваивается. В их отсутствии — жить будет тревожнее.

Не в один день, не в один заход исчезнут здесь люди в погонах и все блага, связанные с ними. В любом случае останется аэродром подскока и какая-то военная структура. Но она будет на порядок меньше нынешней. И имеется ли вообще какая-то перспектива для жизни здесь, — вот в чем вопрос. Ведь Шаталово — это, по сути, глубинка, которая без поддержки госбюджета по строке оборонных расходов может очень скоро стать захолустьем, как это произошло с массой подобных поселений за последние десять лет. Поселок из двух десятков многоэтажек, бывшая деревня, может превратиться в "мертвый город".

Останавливаемся у штаба полка. На проходной нас встречает майор. "Оружие имеется? Сдать!" Если бы не его улыбка, переводящая уставные слова в шутку, можно бы и оробеть.

Потом на обратном пути этот майор подарит мне свои стихи, обнажит родную литературную душу, запомнится.

Входим в кабинет командира полка, отделанный, скорее всего, умельцами разных годов призыва. Что называется, скромно, но от души.

— Исполняющий обязанности командира полка подполковник Рямсон!

И далее без паузы чеканные слова о том, что он находится при исполнении и потому требует предъявить разрешение на работу в режимном объекте. Ежели такового нет — просит покинуть "объект".

Будь я один, не преминул бы немедля ретироваться. Никакого разрешения у меня не было. Никаких заявок в вышестоящие штабы я не посылал. Разбаловала свобода. Расслабила.

Хорошо, что в одной машине со мной по своим надобностям ехали двое отставных военных. Один, как я его для себя назвал, "товарищ генерал", хотя он дослужился в свое время только до полковника, но стать и повадки имел явно генеральские. Другой, отставной майор, сам себя определил гусаром. Заходит в гарнизонный магазин и спрашивает у девушки— продавщицы: "Скажите, а где здесь гусары останавливаются?"

В общем, благо, со мной были эти люди в военной среде тёртые. Да к тому же, с истинно военными реакциями: держать удар, отвечать усиленной напористостью. Они удивительно быстро сломили оборону и.о. командира полка, который согласился "просто поговорить". Но на меня, в котором штатский виден за версту, эта сговорчивость не распространилась. Наоборот, когда я попросил разрешения включить диктофон, он суровейшим образом ответил: " Если диктофон будет включен, сейчас же вызываю ФСБ".

Так что я даже записную книжку не решился достать.

Сразу замечу, что расстались мы очень тепло, по-человечески.

На подаренной книге об истории подразделения подполковник Рямсон поставил автограф с подписью: "От личного состава 47 ОГРАП на долгую память".

Суть же беседы состояла в том, что "идет плановая работа по ликвидации подразделения". И даже ремонтируется взлётная полоса. Это для того, чтобы вывозить имущество не на автомобилях, а привычным для авиаторов путём — самолетами. Офицеры получают квартиры на новом месте службы. Уходящие в отставку выбирают, где им будет лучше жить после армии. И вот тут-то начинается некоторый напряг. Все предпочитают, к примеру, Воронеж, а не Вологду. Тем более, что за три года до выхода на пенсию они, согласно устава и закона, подавали свои заявления с указанием желаемого места будущего проживания. Однако приходит разнарядка, не соответствующая запросам. Проблема, конечно, но не сравнить с тем, что было десять лет назад, когда вообще ни о каких "особых мнениях" увольняющихся офицеров и слышать не хотели.

Да, труднее всего после ухода из Шаталово военных будет укоренившимся здесь военным пенсионерам, которые, кстати, представляют собой высококвалифицированную и дисциплинированную рабочую силу. И мы говорили о том, что государству необходимо в таких городках как Шаталово, строить небольшие предприятия по выпуску, к примеру, комплектующих для автомобильной промышленности, бытовых приборов и прочей всегда востребованной продукции. Потом люди сами найдут себе инвесторов, выкупят предприятие, которое станет градообразующим, заменит в этом качестве гарнизон.

Конечно, это будет уже совсем другое Шаталово, с другими песнями. Улетит последний транспорт, а с ним и последний здешний военный поэт гвардии майор Александр Катрич с его стихами: "Отчизна родная испытана войнами, не раз возрождалась из пепла, руин. Ты духом сильна и народною стойкостью. Орел твой сияет и блещет рубин!.."

А первый поэт полка писал здесь стихи еще в июле 1941 года. Это был авиационный техник Владимир Силантьев. "Никто не поднимается раньше меня на работу, никто не расслышит моторов натруженный рев. Я рад оттого, что всегда к боевому полёту и ночью и днём мой воздушный разведчик готов"…

История 47-го ОГРАП вобрала в себя тысячи полетов и фотосъемок. Нет такой речушки, такого дерева "в сопредельных территориях", которые бы не отразились на фотоплёнках разведчиков. Было участие во всех горячих точках. Были весьма опасные, дерзкие до авантюризма полёты или, лучше сказать, рейды. Но самой выдающейся главой истории полка является, конечно, Великая Отечественная.

Накануне юбилея Победы окунаешься в хронику тех событий с особым чувством. И, хотя являешься человеком послевоенного поколения, но обнаруживаешь чувственный, кончиками пальцев, контакт с обшивкой тех боевых самолетов. Оказывается, с июля сорок первого с аэродромов Монино разведчики 47-го летали на Пе-2! А именно копию Пе-2 подростком в авиамодельном кружке построил я на двадцатилетие Победы. Чертежи этой уже рассекреченной к тому времени и снятой с вооружения машины нашлись в журнале "Техника молодежи". Каждый шпангоут сигарообразного фюзеляжа выпиливался из фанеры. Всё это скреплялось тончайшими стрингерами. Каждая нервюра крыльев, или плоскостей, как говорят в авиации, тоже рассчитывалась наособицу. С особым удовольствием изготовлялись из цельных пластин легчайшей бальсы шайбы двух килей на концах стабилизатора. Два мотора МК-16 подвешивались на деревянные рамы цилиндрами вниз. Закрывались капотами из выдолбленных брусков липы. Все это оклеивалось длинноволокнистой бумагой, предварительно покрашенной анилиновым зеленым. Размах крыльев составлял около двух метров. Модель цеплялась на две проволоки в 13 метров длиной. Ты стоял в центре кордодрома. Механик Женька Некрасов заводил моторы и отпускал "пешку". Ручку "на себя" — и штурмовик-бомбардировщик-разведчик взлетал в небеса. "Пилил" по кругу. Поднимался над головой, проседал почти до асфальта. И опять кружил и кружил над асфальтом вертолётной площадки, которая располагалась на самом берегу Северной Двины. Однажды проволока не выдержала, лопнула, и мой Пе-2, кренясь, пошёл над рекой в свободном полёте. Видимо, он был неплохо сделан, поскольку не завис и не спикировал. А как бы попытался приводниться. Он долго плыл по реке. Мы с Женькой долго бежали по берегу, пытались найти человека с лодкой, но напрасно. Был отлив. Мою "пешку" унесло в Белое море…

Около трёхсот человек летного состава, поименно опубликованных в книге, погибли в 47-м полку во время войны. Если считать, что экипаж составлял три-четыре человека, значит было потеряно не менее семидесяти боевых машин. Всё на свете относительно. В том числе и жизнь на войне. В 47-м полку "одна потеря приходилась на 36 боевых вылетов". А тогда считалось, что показателем хорошей "боевой работы" является одна потеря на 17 боевых вылетов. То есть полк имел в два раза меньше "допустимых боевых потерь". Потому и стал гвардейским.

Фотография — вообще вещь таинственная и чудесная. Остановленное мгновенье.

В кабинете и.о. командира полка Рямсона рассматриваем фотографии, сделанные с борта Пе-2 летом 1942 года. Глазами пилотов вижу Смоленск 18 августа того года. "Смоленск. Аэродром противника" — называется фотография. Считаю немецкие самолеты. Двадцать один.

"Железнодорожный узел". Тут видны белые "выхлопы" паровозов. И от них — длинные, длинные тени. На восходе фотографировали или на закате. Каждый вагон в составах различим.

"Линия обороны врага у деревни Бяково". Тут чистое поле. И немецкие окопы подо мной, ходы сообщения, линии проволочных заграждений. Каждая ячейка "расшифрована". То есть уже тушью после проявки и просушки негатива нанесены условные значки: пулемет, блиндаж, наблюдательный пункт. Русской пехоте, артиллерии такая "картинка" ценна сохраненными жизнями бойцов: не надо разведку боем вести, дуриком ломиться в атаку.

Съёмку вели штурманы, лежа на днище самолёта-разведчика, грудью прямо на зенитные орудия. Тогда никто еще не знал, что число 36 — роковое для полка. Эта статистика обнародована только к 50-летию Победы. Но мне сказали, что теперь в полку эта цифра у пилотов всегда в голове. Каждый тридцать шестой полёт выполняется с особым вниманием.

В книге "Под знаменем гвардии" детально описаны и успешные и трагические полеты разведчиков. Что же, слетаем в разведку с капитаном Свитневым Д.Т. 12 сентября 1942 года?

"…Проработав с экипажем поставленную задачу, в 18 часов экипаж вылетел на боевое задание. Линию фронта пересекли на большой высоте. На подходе к Гжатску самолет был встречен ураганным зенитным огнем. Рваные клочья разрывов окружили машину. Лётчик не имел права маневрировать, так как старший лейтенант Лунин уже вёл съёмку… Не успел самолет выйти из-под зенитного огня, как капитан услышал голос стрелка-радиста: "Сзади, слева, внизу два "мессера. Дробно затрещали пулеметы штурмана и радиста. Один "мессер" повалился вниз, задымил. Другой ударил по "пешке" из пушек. Правая сторона центроплана "пешки" вспыхнула. Капитан бросил машину в резкое пике. У самой земли удалось сбить пламя. На одном двигателе экипаж дотянул до своего аэродрома…"

Как-то, будучи в Монино, а именно оттуда начинали войну разведчики 47-го полка, я зашел в музей авиации. Люблю винтовые машины всех времен и народов. Но особенно — Пе-2. Он цельнометаллический. Двигатели по 1000 лошадиных сил. Пять пулеметов. Брал до тонны бомб. И какой красавец! Красные "коки" винтов. А сами трехлопастные винты черные с желтыми концами. Серо-голубой фюзеляж… Можно потрогать, погладить. Ну, и вообще, в меру своей сентиментальности, "испытать чувства"…

Возвращаемся на закате. Окрестности пустынны. Деревни запущены.

Множеством разных войн перемолота, перепахана Смоленщина. Все дороги этих войн идут через Смоленск. Прошу остановиться, высаживаюсь в центре.

Старая крепостная стена пунктиром прошивает город. Здесь, в самом западном её полукруге высится памятник боям 4-5 августа 1812 года. Поражает мужественная простота стелы и совершенно беспафосные слова памятных надписей. Фамилии командующих, номера частей, обозначение события. И всё. Памятник дышит декабризмом.

Если таким вот ясным осенним вечером сесть лицом к фронтону, то увидишь, как белое солнце падает на запад калёным русским ядром. И такая бомбардировка — каждый вечер. В назидание. В упреждение. На память.

И железнодорожный вокзал в Смоленске — особый, таких я нигде больше не видел. Пути обтекают здание с обеих сторон. С одной поезда идут на Москву, с другой — на Берлин. Как бы по кольцу. Движение оживлённое. По своей любви к вокзалам, я остановился в станционной гостинице. Окнами на пути. Лучшей колыбельной, чем лязг сцепок, свистки тепловозов, переговоры диспетчеров для меня нет. До полуночи бродил по перронам, встречал и провожал поезда. Ужинал у самых рельс. "В станционном кафе качаются листья у пальмы. Сотрясают платформу толчки грузовых поездов. Налегают на борщ пассажиры и скорых, и дальних. Для буфетчицы ввек не отыщется здесь женихов…"

Хотя сразу около сотни женихов, самых настоящих, свежих, неизбалованных, в основном и нецелованных даже, кучковались в это время в вокзале. Новобранцы из Подмосковья. В новеньком зимнем камуфляже. И все, как один, в берцах. Приятно посмотреть. Все довольно рослые. Лица озадаченные, но ни одного испуганного, заморочного. Да, все в форме, но от всех еще пахнет домом.

Гляжу, рядом со мной стоит парень лет двадцати, в штатском, пассажир. И прямо обгладывает глазами призывников. Улыбается с едким прищуром. Так и есть — на них глядя, себя вспомнил двухлетней давности. Разговорились.

— Форма-то какова, а? — говорю. — А обувь?

— Через полгода вылиняет. Рукава вытянутся. Обвиснут. А вот чтобы берцы до присяги — это что-то новое. Я только перед дембелем их заимел.

Ребятам позволялось вести себя вольно. Они то и дело выходили курить. Кто-то покупал газировку. Звонил по мобильному. Ходили по двое, по трое. Кучковались вокруг какого-то юмориста.

Я поговорил с несколькими.

Виктор из Серпухова. Учился в кадетском корпусе при монастыре. Бывал на летних сборах. Футболист-разрядник. После школы поступил в филиал какого-то технического ВУЗа. Но учиться не понравилось. Скучно. В армию пошел охотно.

Даниил из Луховиц. Женат. Ничего хорошего впереди не ждёт. Готовится к дедовщине. Настроен стоять за себя до последнего. Этот, скорее всего, первый получит в глаз.

Два брата-близнеца из Шаховской. Рады, что служить будут вместе. Хотя не уверены, что после "учебки" их не разлучат. Я говорю, что учебной роты нынче нет. Сразу в часть и там по-быстрому учить будут.

Роман. Из деревни Починок недалеко от Егорьевска. Деревенский парень. Ростом мал. Рыж. Розовое лицо. Белые ресницы. Мать сказала: "Иди в армию, тогда хоть охранником где-нибудь устроишься"

Еще один Роман. Люберецкий. Знает военные песни группы "Любе". Спрашиваю, а знает ли, что Расторгуев не служил в армии? Это для него новость.

Андрей из Королева. Учится в институте музыки. Отсрочки нет. Жалеет, что год из жизни вылетит. У него оперный баритон. На следующий год можно было бы уже в театральных хорах подрабатывать. Но с другой стороны, никакой серьезный продюсер с ним работать не будет, если впереди светит армия. "И главное, со своим годом схожу. Потом еще тяжелее будет отрываться"…

У меня это был, конечно, не соцопрос. Безо всякой методологии говорил с ребятами. Научному анализу не поддаётся. Но общее ощущение сложилось такое, что армию, или, по крайней мере, это пополнение, не назовешь рабоче-крестьянским. Очень значительная прослойка студентов. Может быть, потому, что все ребята подмосковные, продвинутые. Заметны, конечно, среди них были и "гопники", оторванцы. Однако бросались в глаза и интеллигентные лица. Это результат отмены военных кафедр в институтах и практической ликвидации отсрочек по учебе. Помягче будет климат в казармах. Да и год службы свое дело сделает. Меньше времени для огрубения нрава. Или огрубение пойдет интенсивнее?

Около половины первого их построили на перроне. Кто с вещмешками. Кто с ящиками тушёнки. Они довольно справно выполнили команду и ушагали через пути в туман.

Я продрог. Присел в опустевшем зале, где только что гомонили призывники. На стене — огромное полотно знаменитой картины "Василий Теркин. На привале".

Придумай я для завершения первой части смоленских заметок эту картину на стене вокзала — слишком надуманная вышла бы параллель. Но в Смоленском вокзале и правда висит такое четырехметровое полотно. И какие там лица! Какие воины! Всем под тридцать и более. Ни одного зелёного. Отборное войско. Богатыри. Сейчас такие типы найдёшь разве что среди контрактников. Тоже, конечно, можно композицию создать соответственную.

Но куда деть пацанов, только что сидевших здесь? Какой замысел под них подложить, какой выбрать сюжет, какими красками изобразить?

Cмоленская область

Александр Нагорный, Николай Коньков «НОВЫЙ КУРС» МЕДВЕДЕВА

Прошедшая неделя, помимо прочих важных событий, ознаменовалась двумя статусными выступлениями Дмитрия Медведева. Первое из них, при красном галстуке, состоялось в Москве 12 ноября как президентское послание Федеральному Собранию РФ, второе, уже при галстуке синем (это всё детали немаловажные), — в Сингапуре 14 ноября и было адресовано участникам очередного саммита АТЭС.

Подобный "сдвоенный залп" со стороны высшего должностного лица России, конечно, можно рассматривать и как случайную близость во времени двух совершенно не связанных между собой акций. Однако, если вспомнить их предысторию, включая в том числе публикацию статьи "Россия, вперёд!" и нашумевший ответ президента Максиму Калашникову, станет совершенно ясной попытка Медведева обозначить какой-то "новый курс", базовыми характеристиками которого являются:

— положительная реакция со стороны подавляющего большинства современного российского общества;

— положительная или хотя бы благожелательно-нейтральная реакция со стороны т.н. мирового сообщества;

— исключительная связь с фигурой действующего президента РФ и

— очевидное расхождение с "путинской" государственнической моделью.

Всё это, вместе взятое, не оставляет сомнений: Дмитрий Медведев уже сегодня видит себя не только участником и победителем выборов 2012 года, но — и это главное! — возможным соперником Владимира Путина. Несмотря на все прошлые, настоящие и будущие заявления о том, что президент с премьер-министром "работают в одной связке", а потому "совместно решат, кто именно из них будет выдвигаться" на следующий срок.

Учитывая этот утилитарно-политический аспект появления медведевского "нового курса", его конкретное смысловое наполнение просто обязано — иначе зачем "огород городить"? — соответствовать тем "векторам ожиданий", которые объективно присутствуют у адресной аудитории данных выступлений. Тем и интересно: насколько точно действующий российский президент и его "команда" способны это делать?

Если попытаться выразить соответствующие "вектора ожиданий" в интерпретации действующего российского президента одним ключевым словом, то для внутриполитического вектора таким словом будет "модернизация", а для внешнеполитического — "консенсус". При этом каждое из них само по себе весьма абстрактно и многозначно, поэтому требует специальной расшифровки применительно к нынешней конкретике.

МЕДВЕДЕВ И МОДЕРНИЗАЦИЯ

Первый всплеск мирового финансово-экономического кризиса наглядно показал ущербность и полную бесперспективность действующей в России с начала 90-х годов социально-экономической модели, построенной на принципах "либерального монетаризма" и "рыночной демократии". 2,5 трлн. долл., вроде бы полученных страной за счет экспорта энергоносителей в условиях восьмилетней (2000-2007 гг.) работы глобального "нефтедолларового насоса", буквально растворились в воздухе.

Что-то, конечно, было проедено, что-то пошло на яхты Абрамовича, яйца Вексельберга и прочую движимую недвижимость за пределами границ РФ. Но большая часть этих денег, как и было задумано, благополучно вернулась по месту их первичной эмиссии — в Соединенные Штаты Америки. Механизм данного возврата описан уже неоднократно — в данном контексте важно лишь то, что российская сторона в лице своей "властной вертикали" не только сознательно согласилась на такое обкрадывание собственной страны, но и приняла в этом процессе самое активное участие. В результате общее недоинвестирование социально-экономической сферы нашей страны (а это не только реальный сектор, но и ЖКХ, и образование, и здравоохранение, и наука) составило 85%. С учетом потерь от "перестройки" и "реформ" 90-х годов Россия не просто топчется на месте и потеряла 20 лет исторического времени — она, давайте посмотрим правде в глаза, "сбилась с темпа" и утратила все возможности для самостоятельного движения в будущее… Население страны вымирает и деградирует, армия разваливается, властный аппарат сверху донизу изъеден тотальной коррупцией, инфраструктура держится на честном слове, оставшемся от советского "запаса прочности", многие ключевые технологии даже индустриального уровня утеряны, научные школы разрушены, а главное — социальная и региональная дифференциация достигли такого уровня, при котором простое сохранение государственного единства РФ выглядит крайне сложной и всё менее решаемой задачей.

Поэтому обращение Дмитрия Медведева к теме модернизации выглядело абсолютно оправданным и беспроигрышным шагом. Как говорится, то, что доктор прописал. И в первой, констатирующей части президентского послания всё было сказано по делу, диагноз поставлен точный: ровно до слов "в ХХI веке нашей стране вновь необходима всесторонняя модернизация". Со следующим утверждением: "И это будет первый в нашей истории опыт модернизации, основанной на ценностях и институтах демократии", — уже можно поспорить. Как известно, горбачевская "перестройка" как раз и была опытом модернизации, основанной на ценностях и институтах демократии. От этих ценностей и институтов теперь не знаем куда деваться, зато модернизация полностью провалилась. Медведев хочет пойти по пути Горбачева? Ему нужна реальная модернизация или непрерывные разговоры о ней?

"Мы должны начать модернизацию и технологическое обновление всей производственной сферы. По моему убеждению, это вопрос выживания нашей страны в современном мире", — заявив подобное, полагается тут же обозначить хотя бы базовые параметры, цели и сроки проектируемой модернизации, не говоря уже о примерном расчете "сил и средств", необходимых для выхода на заданные позиции. Ничего подобного в президентском послании при всем желании обнаружить не удается. "Внедрение новейших медицинских, энергетических и информационных технологий, развитие космических и телекоммуникационных систем, радикальное повышение энергоэффективности", полёты на другие планеты, энергетические сети на основе сверхпроводников etc. — всё это настолько далеко от реальных нужд и потребностей страны, где две трети населения живут ниже порога бедности, а ничтожная прослойка нуворишей, несмотря на объявленный кризис, купается в сказочной роскоши (47 тысяч долларов того же Абрамовича за ужин на четверых — это очень многое говорящая "мелочь"), что поневоле создается впечатление: дальнейший текст президентского послания-2010 писали какие-то — не иностранцы даже, а инопланетяне…

Самым "инопланетным" моментом следует признать, конечно, обещание провести модернизацию без мобилизации общества. Такие варианты истории человечества, простите, неизвестны. Конечно, мобилизация мобилизации рознь, есть мобилизация кнутом и есть мобилизация пряником, но без мобилизации никакой модернизации не будет. А главное, каковы тогда роль и смысл существования всей государственной машины? Можно ли одержать победу в войне, не мобилизуя армию? Людям старшего возраста, наверное, памятно письмо одного рабочего М.С.Горбачеву, в котором тот выражал готовность ради успеха перестройки "подзатянуть пояса", на что меченый генсек ласково, по-отечески ответил, что всё идет нормально, и в подобных жертвах со стороны советского народа нет никакой необходимости. Тогда-то и стало ясно, что перед нами не серьезный политик, а фокусник (в лучшем случае) или шарлатан (в худшем). Действительность, как говорится, даже превзошла ожидания.

После такого вступления уже ничуть не удивляешься тому, откуда будут браться деньги на "модернизацию": "Мы заинтересованы в притоке в страну капиталов, новых технологий и передовых идей. Знаем, что и наши партнёры рассчитывают на сближение с Россией для реализации своих приоритетных задач". Вкупе с обещанной президентом реприватизацией "излишней" государственной собственности это, наверное, должно означать её продажу иностранным инвесторам. Или, вы полагаете, будет повторен опыт 90-х с отечественными "олигархами"?

В результате очень похоже на то, что никакой реальной программы у президента нет, а "модернизационная" кампания задумана в качестве такого же элемента политического пиара и инструмента политической борьбы, как и прочие кампании того же рода. Скажем, "враги модернизации" — а что, звучит ничем не хуже, чем те же "противники перестройки"…

МЕДВЕДЕВ И КОНСЕНСУС

Акценты медведевского выступления, состоявшегося на саммите АТЭС в Сингапуре, были так же предсказуемо смещены по сравнению с федеральным посланием. Наряду с ключевым словом "консенсус", живо напомнившим риторику того же Горбачева, в речи действующего президента РФ мелькали "взаимозависимость", "координация", "консолидация" и даже "перестройка" (напомним, конкретно речь шла о структурной перестройке мировой и отечественной экономики).

Главным же пафосом данного выступления, оставив в стороне заявления о том, что "Россия будет создавать сильную финансовую систему и в конечном счёте должна стать одним из сильных финансовых центров мира", оказался запрос совокупной российской "элиты", которую за рубежами нашей родины по статусу представляет Дмитрий Анатольевич Медведев, на более полноценное участие в выработке повестки дня и решений по всему кругу актуальных международных проблем. "Преодолеть отрицательные последствия кризиса и добиться устойчивого экономического роста невозможно без широкого международного взаимодействия как на уровне национальных правительств, так и на уровне регионов и заинтересованных бизнес-структур, а также в рамках международных финансовых организаций", — сказал он.

Иными словами, "городу и миру" даётся сигнал: Кремль принципиально готов допустить зарубежных инвесторов к прямому взаимодействию с российскими партнерами на всех возможных уровнях, вплоть до региональных и даже муниципальных (особенно интересно это будет выглядеть, например, в случаях Татарстана, где сходятся все экспортные "трубы" России, или Чечни, где недавно аэропорту Грозный был возвращен статус международного), но взамен просит учитывать его интересы за пределами РФ и гарантировать сохранность зарубежных активов российской "элиты".

Стоит заметить, что незадолго до медведевских выступлений в переводе на русский язык (www.perevodika.ru) появился октябрьский большой доклад "теневого ЦРУ США", как нередко именуют компанию "Strategic Forecasting Inc." (Stratfor), под названием "Кремлевские войны". В этом тексте, полном умышленных неточностей и искажений, тем не менее последовательно и всесторонне обосновывается программа необходимости отстранения от власти и собственности в России группы "силовиков" руками группы "цивиликов" (т.е. "гражданских"), под которыми подразумеваются прежде всего кремлевские "либералы", причем лидером оных назван вовсе не Анатолий Чубайс, даже спящий со спецноутбуком, чтобы постоянно находиться "на выделенной связи" с кураторами из "вашингтонского обкома", а "агент ГРУ" Владислав Сурков, занимающий ныне пост первого заместителя главы президентской администрации. Там же проводится мысль о необходимости расформирования в РФ государственных корпораций и продажи их "эффективным собственникам", умеющим "делать бизнес". Короче, практически весь заявленный Дмитрием Медведевым "новый курс" оказывается странным образом описан в этом "стратфоровском" докладе: совершенно иными словами и с несколько иным смыслом, но весьма точно по фактуре и тенденциям. Что, согласитесь, наводит на весьма грустные размышления о реальной транспарентности нашего высшего политического руководства для американских правительственных и даже околоправительственных структур: ведь не будем же мы предполагать, что президент РФ выступает с программными заявлениями по "американской шпаргалке"?! Значит, об основном содержании этих документов товарищи из "вашингтонского обкома" были кем-то осведомлены заранее и почему-то успели упредить соответствующие выступления Медведева. Но если так, о каком "консенсусе" в принципе может идти речь?

Как заявил в своем недавнем интервью известный американский диссидент Пол Робертс, бывший помощник министра финансов в правительстве Рональда Рейгана, "если Россия поддастся на иллюзии, что американское правительство готово с ней дружить, то Америка тем или иным способом получит над ней контроль или нейтрализует её. И если между Путиным и Медведевым будут разногласия, то Америка не преминет ими воспользоваться в своих целях. Мы, может, и дряхлеем, но пока "товарищ волк", как назвал нас Путин, своего не упустит..."

Есть три вида "консенсуса": "консенсус" с позиций силы, когда интересы сильнейшего участника переговорного процесса навязываются всем остальным, "консенсус" с позиций слабости, когда слабейшим участникам переговорного процесса приходится поступаться своими интересами: частично или полностью, — причем без адекватного возмещения, и, наконец, "консенсус" с позиций взаимного интереса, когда каждая из сторон переговорного процесса получает всё или большую часть того, чего она хочет, за счёт общего синергетического эффекта.

Понятно, что нынешний Кремль в лице Дмитрия Медведева рассчитывает на международной арене получить "консенсус" третьего вида. Но точно так же понятно, что ему будут стараться навязать (и уже навязывают) "консенсус" второго вида — что, собственно, уже и произошло в своё время с горбачевской "перестройкой". Не слишком ли много образуется невольных аналогий с этим далеко не самым славным периодом отечественной истории?

В сингапурской речи Дмитрия Медведева есть еще одно примечательное место: "Мы хотели бы, чтобы степень зависимости российской экономики от новейших технологий, от инновационных продуктов, от современных ИТ-услуг — была бы на порядок более высокой, чем сегодня". Вопрос, чьи это будут новейшие технологии, инновационные продукты и ИТ-услуги: российские или зарубежные? То есть от кого, в конечном счете, должна будет увеличиваться зависимость отечественной экономики? Пока очень не похоже на то, чтобы российские разработки в этих областях потеснили позиции зарубежных ТНК, которые за последние двадцать лет практически монополизировали весь мировой "хай-тек". Значит ли это, что Россия обречена стать "технологической колонией" этих транснациональных корпораций? Или ситуацию принципиально и быстро изменят "современные технологические центры по примеру Силиконовой долины и других подобных зарубежных центров", создание которых действующий президент РФ назвал среди других задач своего Послания-2009? Так это когда еще случится и случится ли вообще?!

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Если говорить о какой-то оценке медведевского "нового курса", то прежде всего стоит отметить некую размытость и смазанность тех целей, которые поставил перед страной действующий президент. Ведь ядерные реакторы, полёты к другим планетам и электронный документооборот с широкополосным интернетом, — всё это, конечно, хорошо, все мы за, но ведь реальные проблемы и беды современного российского общества лежат совершенно в иной плоскости. Нынешнюю Россию разрушает вовсе не "сырьевой" характер отечественной экономики как таковой, а прежде всего та "дань за поражение в холодной войне", которую мы вот уже два десятилетия выплачиваем "новой орде" в лице США, а также внедренная здесь модель экономики, в рамках которой паразитическое присвоение доходов от продажи этого сырья узким слоем компрадорского "олигархата" и чиновничества ведёт к запредельным уровням социального неравенства, нищеты и преступности, что стремительно уничтожает остатки нашего социально-экономического и геостратегического потенциала. Обо всём этом в двух выступлениях Дмитрия Медведева почти ничего не было сказано, а то немногое, что всё-таки говорилось, говорилось чересчур боком и вскользь.

Перефразируя известные слова Н.С.Хрущева, наши цели неясны, задачи не определены, чего-то ждём, товарищи?

Сергей Загатин ПРАВО — ЗАЩИТА?

Вопрос о природе права является дискуссионным, однако никто не будет отрицать, что такая неосязаемая вещь, как право, играет в нашей жизни весьма существенную роль.

С формальной точки зрения с правом в России вроде бы всё ясно. Правовая система в России, как и в подавляющем большинстве стран континентальной Европы, является развитием системы римского права. Основной источник права в правовых системах этой семьи, в отличие от англосаксонского прецедентного права, — нормативный акт, т.е. некий "написаный" закон, официально принятый государством.

Источниками права в России являются законы и подзаконные акты, международные договоры и соглашения Российской Федерации, внутригосударственные нормативные договоры, акты органов конституционного контроля и признаваемые российским правом обычаи.

Отметим ещё одно очень важное обстоятельство: пусть право и является неким протезом нравственности, однако никакое государство не способно существовать, не имея собственной системы права или, допустив, скажем так — существенную эррозию действующей правовой системы.

За примерами далеко ходить не надо — хрестоматийный печальный опыт Бориса Годунова, лишившего легитимности русскую державу, или экзерсисы Адольфа Гитлера, разрушившего не только Германию, но и чуть ли не полмира, известны каждому образованному человеку.

Подчёркиваю — с формальной точки зрения с правом в России вроде бы всё нормально.

Правда, в основании современного Российского государства — не только Конституция 1993 года, но и некоторые известные обстоятельства, которые сопутствовали её принятию и по сравнению с которыми "мальчики кровавые в глазах" — "дела давно минувших дней, преданья старины глубокой..."

Казалось бы, строя на таком шатком основании, необходимо подходить к процессу крайне щепетильно, тщательно выверяя каждый свой шаг.

Однако на этом пути было допущено немало досадных ошибок. Главной из них, с моей точки зрения, является статья 282 УК РФ и связаная с ней правоприменительная практика. Карательный характер этой статьи УК РФ обусловлен тем, что текст статьи допускает расширительное толкование, и при известной фантазии следствия состав преступления можно найти в любом высказывании на любую тему. Доходит до того, что кое-где уже и тексты Библии признают экстремистскими высказываниями.

Действительно, с судебной и правохранительной системой в РФ есть большие проблемы, озвученные даже не столько майором Дымовским, сколько майором Евсюковым. Но подобные проблемы преодолимы, как и правовой нигилизм, остающийся в рамках, определённых законом. Да, конечно, неуклюжая отмена нескольких оправдательных приговоров по резонансным делам, типа дела Аракчеева—Худякова или полковника Квачкова со товарищи, является безобразием, но это безобразие было более-менее должным образом оформлено с точки зрения существующих нормативных актов.

Более-менее — это значит, что несмотря на нарушения УПК, судебная ситема не игнорировала этот нормативный акт, а наоборот — всячески старалась под него подстроиться, хотя и не очень успешно.

Но, подчеркну — до недавнего времени все, скажем так, репрессивные действия отдельных винтиков государственной машины происходили, пусть и с существенными оговорками, в правовом поле.

Однако то, что произошло в начале ноября, сразу после Русского Марша, лично меня повергло в глубокий шок, поскольку право, дух и буква закона были попраны практически демонстративно, не то чтобы с нарушениями УПК, а с полным его игнорированием.

Речь идёт о так называемом раскрытии резонансного преступления — убийства адвоката Маркелова и его спутницы Анастасии Бабуровой, о котором директор ФСБ РФ Александр Бортников отчитался перед президентом Медведевым.

Речь идёт, подчёркиваю, о резонансном преступлении, которое привлекает внимание общественности не только у нас, но и за рубежом.

Что же нам показывают?

Нам показывают двух людей в масках, предположительно, женщину и мужчину, которых называют подозреваемыми, и которых практически тащат под руки некие лица в штатском.

Мы видим, как судья вместо того, чтобы удостовериться в том, что перед ней граждане Н.Тихонов и Е.Хасис, то есть минимум — распорядиться снять с мужчины и женщины маски, прежде всего решает вопрос о том, чтобы сделать заседание суда закрытым.

Допустим, что под масками действительно находились Н.Тихонов и Е.Хасис.

Если верить сообщениям СМИ, Н.Тихонов и его адвокат, назначенный следствием, почему-то вдруг захотели закрытого заседания суда, хотя очевидно, что открытость процесса на руку подозреваемому.

Евгения Хасис в ходе судебного заседания по решению вопроса об избрании в отношении нее меры пресечения — содержание под стражей, заявила о своем желании, чтобы её защиту осуществлял адвокат А.Васильев. Однако адвокат А.Васильев не был уведомлен о ходатайстве Евгении. И более того — даже после заключения договора о защите адвокат А.Васильев не был допущен к своей подзащитной, поскольку следователь намерен допросить его как свидетеля, что, в свою очередь, является грубейшим нарушением закона.

Вместо выбранного Евгенией адвоката ей был приглашен защитник по назначению, что является не просто грубейшим нарушением требований ст. 50 УПК РФ, а её игнорированием.

Что же следует из анализа этих сообщений СМИ?

Да что угодно — возможно, это был вообще не Тихонов, возможно это был Тихонов, но у Хасис оказалось здоровья больше — всё-таки чемпионка Москвы по кикбоксингу.

Например, представитель информационно-правозащитного центра "Русский Вердикт", с которым сотрудничала Евгения Хасис, Алексей Барановский, так откомментировал задержание Евгении Хасис:

"Почему ее вдруг задержали, мы не знаем. Также мы не знаем, было ли задержание законным. И не понимаем, почему и Тихонов, и Хасис в суде предстали в масках-шапках. Мы сначала подумали, что ребята так скрывают следы от побоев. Но сейчас нам кажется, что после задержания им кололи так называемую сыворотку правды. Мы посмотрели на записях, как их ведут по коридорам. Походка Жени и Никиты неровная, как будто они находятся в состоянии наркотического опьянения. Не исключено, что закрыв лицо шапкой, они хотели скрыть аллергические реакции на лице".

К Хасис до сих пор не допущен ни адвокат Васильев, у которого есть договор о защите, ни адвокат Геннадий Небритов, нанятый позже.

Надо сказать, что родители Никиты Тихонова отказались от услуг предоставленного следствием адвоката, который так странно вёл себя на суде по мере пресечения.

В общем, пищи для разного рода измышлений подобное, с позволения сказать, заседание суда дало более чем достаточно.

При этом рассуждать о том, что в России следственные органы порой не чураются пыток и фальсификаций, также опасно — поскольку есть статья 282 УК РФ, стерегущая "покой" государства пуще стаи сторожевых псов.

Поэтому надо прямо сказать, что в правовом государстве, подписавшем Международный пакт о гражданских и политических правах, быть такого не может. Возьмём, к примеру, США, колыбель демократии, — разве возможны там внесудебные расправы, пытки и унижения заключённых?

Риторический вопрос.

Эррозия права разрушает то, на чём стоит любое государство — общественный договор, поскольку государство — это и есть право. Право на жизнь, право на труд, на справедливое судебное разбирательство, право на защиту, в конце концов.

Там, где кончается право, начинаются не только "эскадроны смерти". Гражданская война — это палка о двух концах, не стоит забывать об этом.

Константин Крылов РОССИЯ — НЕ ГАИТИ!

5 ноября 2009 года все мы стали свидетелями нового, невиданного ранее надругательства над самой сутью справедливого правосудия в России.

В этот день в Басманном суде должно было состояться слушание по вопросу о санкции на арест двоих обвиняемых в громком преступлении — убийстве адвоката Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, произошедшем 19 января 2009 года. Однако вместо обычного суда произошло нечто поразительное. Неизвестные вооруженные люди в штатском втащили в зал двух человек, мужчину и женщину, в надетых на головы черных мешках – даже без прорезей для глаз.

Судье, а также другим участникам процесса, журналистам и всему российскому обществу, предложено было просто поверить, что эти неизвестные с закрытыми лицами и есть Никита Тихонов и Евгения Хасис, обвиняемые в двойном убийстве, чья виновность якобы подтверждена чистосердечным признанием Тихонова.

Согласно заявлению "государственного защитника" Тихонова, лица обвиняемых были закрыты якобы по их собственной просьбе.

У всех, кто следит за расследованием этого громкого дела, это вызывает законные вопросы:

Почему прокуратура ходатайствовала о закрытом режиме рассмотрения дела — и почему суд решил это ходатайство удовлетворить?

Государственные обвинители ссылались на ст. 241 (ч. 2 п. 1) УПК РФ, согласно которой судебное разбирательство объявляется закрытым, если рассмотрение уголовного дела может привести к разглашению охраняемой законом тайны. Вероятно, тайной здесь является сам вид подсудимых?

Почему Евгении Хасис, несмотря на гласно озвученное в суде требование подсудимой, было отказано в законной помощи её личного адвоката, а навязаны услуги "государственного защитника"?

Что скрывали мешки на головах подсудимых? Быть может, следы пыток или применения препаратов, используемых для допросов?

Как судья опознала подсудимых? Как общественность может достоверно убедиться в том, что перед судом действительно предстали Никита Тихонов и Евгения Хасис? Кто на самом деле сидел 5 ноября на скамье подсудимых: Тихонов и Хасис — или какие-то подставные лица, играющие их роль?

И наконец: если это не они — то где сейчас Тихонов и Хасис, что с ними происходит, живы ли они вообще? Не случится ли так, что вскоре после громкого рапорта о раскрытии преступления на основе "чистосердечного признания Тихонова" они умрут в тюрьме "от невыясненных причин" — и на том расследование закончится?

Появление в качестве подсудимых "людей в масках" открывает для российского суда, и без того далекого от беспристрастности и неподкупности, новую эру. Мы перешли на новый виток беззакония. Если это войдёт в систему, то потенциальной жертвой судебного произвола станет любой гражданин России: никто из нас не застрахован от того, что какой-то человек в маске явится в суд и под нашей фамилией, от нашего имени "признается" там во всех грехах.

Это издевательство над здравым смыслом и идеей справедливого и гласного суда происходит прилюдно и демонстративно, с трансляцией по центральным каналам Российского телевидения. Создается ощущение, что мы живем не в России, а на Гаити времен "тонтон-макутов".

Это не просто злоупотребления внутри следственно-судебной системы — это открытый вызов обществу.

Отметим, что практика "мешкования" (hooding), т.е. закрывания лиц задержанных, была признана противоречащей Европейской Конвенцией о защите прав человека, которую ратифицировала и Россия.

Основываясь на этой Конвенции, 18.01.1978 года Европейский суд по правам человека по жалобе №5310/71 дело "Ирландия против Великобритании" вынес решение, в соответствии с которым использование ряда "техник", в том числе покрывание головы задержанного мешком (hooding), было признано бесчеловечной и унижающей человеческое достоинство практикой, нарушающей статью 3 Европейской конвенции о защите прав человека.

Мы не знаем и не можем знать, виновны ли Тихонов и Хасис в преступлении, которое им вменяют. Но мы знаем и твёрдо убеждены, что виновность или невиновность кого бы то ни было может быть установлена только справедливым гласным судом. Наша позиция основывается на справедливости и уважении к закону.

Мы твердо убеждены в том, что суд в России должен быть гласным. У общественности не должно быть никаких сомнений в личности людей, оказавшихся на скамье подсудимых в зале суда. Только открытый для общественности судебный процесс дает гарантии против применения пыток, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения — этой позорной практики российской судебной системы.

Необходимо остановить позорную практику "мешкования", уже тридцать лет как осужденную Европейским судом по правам человека и порочащую саму идею справедливого правосудия.

Пыткам, ставшим системным явлением в российском следствии, — не место в современном обществе.

Ввиду особой общественной важности дела Тихонова—Хасис и уже известных нам нарушений в ходе следствия и судебных процедур мы требуем:

Проверки законности действий правоохранительных органов и суда;

Немедленного медицинского освидетельствования подсудимых независимыми медиками и проверки условий их содержания.

Обнародования результатов этих проверок.

Обеспечения законного права обвиняемой Евгении Хасис на выбор адвоката.

Обеспечения законного права подсудимых на суд присяжных заседателей.

Открытого и гласного судебного процесса под контролем гражданского общества России.

Мы призываем все здоровые силы российского общества поддержать эти требования.

Автор — президент Русского Общественного Движения (РОД)

Наталия Стяжкина НЕ СТРАХА РАДИ

Тюремные мемуары Ивана Миронова "Замурованные", отрывки из которой публиковались в газете "Завтра", только начали свой путь к широкому читателю, а между тем на пути распространения книги уже возникли загадочные препятствия.

С прискорбием мы должны констатировать, что в конце октября не состоялось представление "Замурованных" в магазине "Библио-Глобус". Из продажи крупнейшей книжной торговой сети была изъята партия "Замурованных". Дирекция кулуарно ссылалась на "органы", "уголовные дела", "письма", и "…известно, в какой стране живем". Официальной причиной стало уведомление от некоего "председателя Комитета по защите прав человека Республики Татарстан". В нём правозащитник указывал на то, что в тексте книги распространяется конфиденциальная информация, "поскольку на одной из страниц опубликован домашний адрес Грабового Г.П., составляющий его личную и семейную тайну".

13 ноября администрация теперь уже питерского магазина "Буквоед" в последний момент отменила презентацию книги. Интернет-магазин "Озон" сообщает потенциальным клиентам о "Замурованных", "что интересующая вас книга закончилась у нас и у наших поставщиков, поступление ее на наш склад не ожидается в ближайшее время. Книга снята с продажи".

Каковы подлинные мотивы, по которым столь солидные структуры идут на убытки, скандалы и подрыв собственной репутации, пока неясно. Неужели текст Ивана Миронова настолько сотрясает основы сегодняшней политической системы?

Мы отвыкли от таких книг. Громких разоблачений, злобы на политиков и их действие вкупе с бездействием, изощренной чернухи, писанных кровью болящей души словес хватит на наш век сполна. Художественная литература 90-х и первого десятилетия XXI века была по большей части правдива. Но от этой правды ломило в затылке, и в лучшем случае хотелось уйти в затвор или подальше в леса, а в худшем случае — взяться за нож и резать…. Исход был, но он был самоубийственен. Да, собственно, уходящая эпоха вовсе и не была эпохой писателей. Это было актерская эпоха. Эпоха триумфального дьявольского театра – мерзкого и двуличного. Эпоха грассирующего лживого слова. Именно актеры были запевалами на телевидении – а значит, главными идеологами страны. Именно они громче и убедительнее всех взывали к совести нации, смело решали государственные задачи, гордо занимали освобождавшиеся места элиты государства и получали награды из рук верховной власти. Но времена меняются. Приходит более честное и поэтому более страшное в своей правде время. Оно должно было прийти. Мы его очень ждали.

Признаюсь: писать рецензию на художественное произведение, которое относится к таинственной новорожденной эпохе, непросто. Мне возразят: еще бы, ведь, по определению, произведение ново, оно неизбежно индивидуально, эфемерно и непередаваемо. Любой текст, претендующий на звание художественного произведения, таков. Да, но это совершенно новая русская литература с новым языком, с новыми характерами, с новыми претензиями к миру. И самое главное – с новыми последствиями. В ней укрывается множество сущностных, в общем-то, христианских противоречий и множество уровней, как в компьютерной игре, от простого к сложному.

Начнем с того, что сам автор бесстрашно говорит (суд-то идет!), что эта книга о системе. Ну, конечно, о совокупной системе самого жесткого и сурового изолятора России – ИЗ 99/1. И совершенно понятно желание Ивана Миронова вывернуть наизнанку российскую тюремную систему, а заодно и разоблачить тотально уродливую социально-политическую систему нашего государства. Да, это роман о России, но это не политический роман. Да, мы вместе с автором проходим почти все круги ада "полпотовского режима" тюрем, познаем изощренный садизм "карательных органов" и тюремщиков, и задыхаемся в правоохранительной системе государства, похожей на страшную паутину, в которой, кажется, все обречены на смерть. Все так и не так. Писатель правдив во всем, поэтому здесь нет надуманной армии безвинных страдальцев, как нет и противостоящей им роты оголтелых в своей жестокости "мусоров". Хотя бы потому, что все персонажи романа живые настоящие люди, многие из них в данную минуту продолжают томиться в застенках Кремлевского централа. Их судьбы, их жизнь, их выбор, их борьба гораздо сложнее простой сказочной схемы противостояния добра и зла.

Это роман о людях, которых похоронили живьем. Среди сокамерников и случайных собеседников Ивана были горькие сидельцы-бедолаги "за ворованного гуся" и "непонятно за что". Были мошенники, крупные бизнесмены, наркоторговцы, бездумные убийцы из знаменитых преступных группировок. Были идейные борцы с режимом — наши русские горькие мальчики – отличники, преданные до слепоты солдаты России, с одиннадцатью, шестнадцатью убийствами на совести. О них в романе с любовью, горячими словами сложена поэма, которая не только войдет в историю русской литературы, но и в историю Отечества этих лет.

Знаменитые и безвестные – все поставлены там на особое "общественное положение" заключенных, на одну социальную лестницу полного бесправия. Это притом, что люди эти еще не осуждены, они, по определению, перед законом невиновны. Однако все они поставлены в такие условия, когда встает выбор между двумя задачами – преодолеть жизнь или преодолеть смерть. Те, кто преодолевают жизнь, сильны духом и страстным безверием, они быстро или медленно сводят с ней счеты. Те, кто преодолевают смерть, – молятся, читают, играют в шахматы, отчаянно борются с тоской и унынием; не жалуясь, мирятся с нечеловеческими условиями содержания; занимаются спортом часами, преодолевая боль и слабость; поддерживают и удерживают слабых духом товарищей. Они преодолевают себя, свой естественный страх, превращаясь в настоящих подвижников.

Есть и те, которые вроде бы не знают никакого выбора, они живут растительной жизнью, избегая искреннего общения с сокамерниками, лебезя перед охраной и строча доносы. У них своя цель – не жить, а существовать. Они не любят жизнь, они вообще не знают любви, они просто боятся умереть. По сути, они тоже преодолевают жизнь, только не волей, а отступничеством.

И те, и другие, и третьи свободно владеют особенным языком тюрьмы, так как человеческое языковое подсознание слишком зависимо от внешних условий. С особенным "общественным положением" зэков смиряются, а вот особенные правила поведения даются только тем, кто во что бы то ни стало решил преодолеть смерть. Кто-то, наученный жизненным опытом и наделенный мудростью, знал эти правила и на воле. Кто-то, обладающий способностью учиться, постепенно научается, обязательно смиряясь.

Еще это роман о мире, о природе, о красоте. Наверное, никто так не любит солнце, небо, шум дождя, бесшумное парение снежинок, шелест листвы, шёлк травы, щемящую пустоту серого осеннего неба, такого русского, до слез.., как человек, заточенный на годы в душный бетонный мешок. При взгляде на мир "там", по ту сторону решетки, обостряется тоска, щемит сердце и не дает дышать ком в горле. Какой любовью, какой нежностью, трепетом дышит русский язык, когда касается красоты русской природы!

Язык автора — опять же новой литературы — лаконичный, сжатый. Образность и метафора уже не измеряются абзацами или фразами, они сжимаются почти до "молекулярного уровня" — до многомерных слов, что укладываются шов к шву на языковую мостовую текста. Текст читается легко, на одном дыхании. Описательные элементы уменьшаются до предложения, но вовсе не уходят. Они метки и выразительны. Что поделать, время ускоряется — закон физики. Громадный текст эпопеи в нашем веке превращается в сжатый текст среднеразмерного романа.

Время убыстряется, люди не успевают за ним, но им это и не нужно — они живут в вечности, ибо душа человека имеет начало, но не имеет конца. Да, конечно, это роман и о вере в Бога, и о неверии. О покаянии и о гордыне. О человеческой правде и о правде Божественной. Как часто эти две правды расходятся. И как страшно это сполна ощутить в тюрьме.

Это роман о преодолении, о силе духа и о свете, который укрепляет человеческий дух. Какими бы пафосными ни казались эти слова — это так. Ведь словами евангелиста Иоанна: "свет во тьме светит, и тьма не объяла его". Тот самый свет, почувствовать который нам так сейчас необходимо, чтобы найти в себе силы преодолеть смерть и жить не ради страха, а ради любви.

Ольга Суслова В СТИЛЕ «ВАМПИР»

Как известно, ни один архитектор Москвы и Петербурга не высказался за строительство Охта-центра. К сожалению, мнение специалистов в наше время инноваций и нанотехнологий не имеет значения. Однако помимо традиционных доводов гуманитарного характера есть еще одно серьезное сомнение, которое касается не только 400-метровой башни Охта-центра, но всех других помпезных многоэтажных "стекляшек".

Конструктивная необходимость является причиной применения стекла на фасадах высотных зданий. Все несущие функции сосредоточены внутри, фасад максимально облегчен. Это понятно. Целиком остекленные фасады появились на небоскребах благодаря творчеству немецкого архитектора Миса ван дер Роэ. "Кожа и кости" — его принцип проектирования небоскребов. Один из первых — Сигрем билдинг в Нью-Йорке (1958). Несущий каркас (кости) внутри и легкая "кожа" снаружи. Постройка Миса была признана архитектурным шедевром, и началось тиражирование этого решения по всему миру. Но чем контрастнее климат, тем дороже эксплуатация таких вот высоток.

В наших климатических условиях, когда расчетная температура холодного периода минус 26 град., летняя — плюс 30, обеспечить комфорт в помещении с остекленным фасадом совсем непросто и очень недешево. Повышенные теплопотери повлекут увеличение затрат на отопление. Летом, вследствие перегрева помещения, — на необходимость центрального кондиционирования. Кроме того, большие остекленные поверхности являются причиной лучистого охлаждения помещений. Зона возле наружной остекленной стены становится в холодный период года дискомфортной. Современные технологии предлагают решение этих проблем: встроенное в каркас остекления отопительное оборудование. Стоимость таких конструкций немаленькая, и потребление энергии в зимний период в расчете на всю площадь остекленных наружных стен очень значительное.

Долговечность таких зданий, как Охта-центр, — 150 лет или немногим более того. Демонтаж будет стоить намного дороже возведения. В условиях нашего климата основные эксплуатационные затраты на содержание здания складываются из расходов на отопление в зимнее время и кондиционирование в летнее. Энергопотребление системы центрального кондиционирования обычного офисного здания — около 120 квт ч/м2. Подсчет на 6 месяцев работы кондиционера в помещениях монстра типа Охта-центра (это около 100000 м2) дает результат 140 млн. рублей в год, без учета сервисных и ремонтных услуг.

В летнее время возникает парниковый эффект, в зимнее — повышенные теплопотери. Теплопотери через остекленные поверхности в 10-15 раз превышают теплопотери через бетонную стену.

Следовательно, самые щадящие подсчеты на площадь помещений Охта-центра дают результат 280 млн. рублей, то есть около 10 млн. долларов. Это ежегодная стоимость отопления и кондиционирования небоскреба в весьма приблизительном варианте подсчета без учета затрат на водоснабжение, канализацию, вентиляцию, эксплуатацию лифтов, охрану, уборку, мытье фасада и другие. Обидно, что в то же самое время из-за невозможности оплачивать отопление и ремонт закрываются школы и детские сады в сельской местности.

Удивительно, но при расчете сметной стоимости на проектирование зданий в нашей стране эксплуатационные затраты не учитываются. Разговоры о энергосбережении не более чем популизм: если мы строим дорогостоящие высотки и не знаем, во что они обойдутся завтрашнему налогоплательщику. Возникает абсурдная мысль, что архитектура может быть серьезным оружием в борьбе за мировое господство. Настрой стеклянных высоток, посади государство на иглу их эксплуатационного обеспечения — и казна будет пустеть со скоростью, соответствующей количеству возводимых отапливаемых и кондиционируемых квадратных метров таких вот "Охт".

Возможно возражение, что эксплуатация одного конкретного здания будет оплачиваться Газпромом и арендаторами помещений делового центра. Наученные горьким опытом перестройки мы знаем, как быстро могут меняться политические декорации, и как экономические гиганты в мгновение ока превращаются в карликов. Сегодня Газпром — неприступная крепость, но никто не гарантирует ему это положение завтра. Empire State building на Манхэттене тоже вначале эксплуатировался заказчиком, но впоследствии перешел на баланс города. Не исключено, что через некоторое время после возведения (хорошо бы не сразу!) небоскреб будет оплачиваться из карманов рядовых петербуржцев. Продолжая эту мысль, можно предположить, что на рынке появится новый сырьевой гигант, который захочет доказать Газпрому в архитектурной форме свое экономическое и политическое превосходство. Не исключено, что рядом с Охта-центром появится какой-то 500-метровый монстр. Одиночество небоскреба (о котором сожалел Денис Тукмаков в статье " В небо пальцем". "Завтра" № 43) может быть непродолжительным, и количество золотых в эксплуатации квадратных метров, вполне вероятно, будет расти. Любое здание энергозависимо, но высотное с целиком остекленными фасадами в нашем климате — это "энергетический вампир" для государства.

Многие в мире говорят сегодня о проблемах высотного, экстремального строительства. Одна из редакционных статей английского журнала "Architectural Rewire" на эту тему называется "Между возможностью и ответственностью". Архитектор и застройщик должны нести ответственность не только за высокую стоимость строительства, но и за будущее дорогостоящей постройки. В Китае открыт институт, в котором будут готовиться специалисты по энергосберегающим технологиям в строительстве. Здание, в том числе и высотное, — это не только потребитель энергии, но и потенциальный источник энергии. Вероятно использование аэродинамических возможностей городских построек, выделения бытового тепла внутри дома могут рассматриваться как источник дополнительной энергии, реально использование того же самого парникового эффекта для обогрева помещений и т.д. Как же так: весь мир обратился к энергосберегающим технологиям в строительстве и архитектуре, а мы, с нашими наиболее сложными климатическими условиями, расточительно отдаем предпочтение энергозависимым чудовищам?

Но может, это красота требует таких неимоверных жертв? Так нет ее в навязываемых нам образах. Большинство зданий означенного типа имеет примитивные немасштабные формы. Их внешний вид почему-то всегда уже реализованные мировые постройки.

Сон воли, сон совести рождает разруху в уникальных городах России, а также неэкономичную, амбициозную, точечную VIP-архитектуру. Чудовищную по форме и по сути.

Елена Антонова «ИСПОЛНЕНО ДОБРОМ»

Премьерой спектакля "Река Потудань", сочиненной по одноименному рассказу Андрея Платонова, открылась малая сцена Студии театрального искусства Сергея Женовача. В маленьком зале, вмещающем немногим более 30-ти человек, режиссер со товарищи, доверившись нравственному чутью зрителей, представили пронзительную по искренности, очищенную от всего преходящего повесть о русской любви, где "люблю" накрепко соединено с "жалею". И этот спектакль, сделавший все, чтобы настроить зрителя на дух и стиль платоновского рассказа, с его единственными, трудно выговариваемыми словами, нелегкой жизнью и скудным бытом, потрясает давно забытой нами высотой чувств, какие под стать разве что героям античных трагедий.

Андрей Платонов начинает свой рассказ так: "Трава опять отросла по набитым грунтовым дорогам гражданской войны, потому что война прекратилась.… Кое-кто из демобилизованных еще не успел вернуться домой и шел теперь… по густой, незнакомой траве, которую раньше не было времени видеть…. Они шли теперь с обмершим, удивленным сердцем, снова узнавая поля и деревни, расположенные в окрестности по их дороге,… шли теперь жить точно впервые, смутно помня себя, какими они были три-четыре года назад…". Без этого "обмершего, удивленного сердца", стремящегося "жить точно впервые", да воспоминания о девочке-подростке, как о самой большой драгоценности, не случилось бы той великой любви, какая пронзила все существо бывшего красноармейца Никиты Фирсова. Без этого трудно было бы понять, почему при первой же встрече с худенькой бедно одетой Любой он, "бережно" оглядев ее, "сразу сжалился" над ней, а его сердце "радовалось и болело" от одного вида ее "глубоко запавших от житейской нужды" глаз. Еще труднее проникнуться этим сейчас, когда индивидуализм с его главенством себя любимого и своей свободы заражает все больше умов и сердец в России, выхолащивая их.

К чести "сочинителей" спектакля: режиссера Сергея Женовача, сценографа Александра Боровского, художника по свету Дамира Исмагилова и актеров Марии Шашловой, Андрея Шебаршина, Сергея Качанова, Александра Лутошкина, Сергея Пирняка — им удалось оживить очень нужный сегодня рассказ Платонова, миновав при этом Сциллу явного натурализма и Харибду подчеркнутой театральности. Из-за того, что действо разворачивается совсем рядом со зрителем, уклон в натурализм более вероятен, но, в целом, он преодолен, если не считать сцен, где голодные герои едят, забывая обо всем, о своем достоинстве тоже.

Главное, к чему всегда в своих работах стремится Женовач и чего он сумел достичь в данном спектакле, это — раскрытие глубин души героев через их невидные, на первый взгляд, поступки. Точный выбор литературного первоисточника, малый зал, верность студийным принципам и скупая, ёмкая сценография сподвижника Женовача, художника Александра Боровского, привели к тому, что решение этой сверхзадачи здесь подобно попаданию в яблочко при стрельбе. Среди артистов в этом, на мой взгляд, больше всех "виновен" Андрей Шебаршин, так сыгравший Никиту, что веришь: он для счастья любимой готов на любые жертвы вплоть до полного отказа от своего "я" и делает это так же естественно, как дышит. Люба Марии Шашловой смотрелась несколько отстраненной и зажатой, ей не хватало того, о чем Платонов писал: "лицо ее вокруг глаз было исполнено добром". Этот лирический дуэт искусно дополнил Сергей Качанов, сыгравший Старика, отца Никиты Фирсова, внешность и разговоры которого, казалось, вобрали в себя характерные черты многих стареющих героев Платонова.

Пик спектакля, как и его прототипа, наступает после того, как Никита Фирсов и Любовь Кузнецова "записались в уездном Совете на брак". Никите вдруг стало "совестно, что счастье полностью случилось с ним, что самый нужный для него человек на свете хочет жить заодно с его жизнью". А потом он совсем оконфузился, "потому что, оказывается, надо уметь наслаждаться, а Никита не может мучить Любу ради своего счастья, и у него вся сила бьется в сердце, приливает к горлу, не оставаясь больше нигде". Эта трагедия сильного доброго человека, привыкшего все делать для любимой и ничего для себя, в спектакле показана так же, как в рассказе, но выглядит менее впечатляюще, оттого что нет в нем раскрывающего глубину потрясенных чувств авторского языка Андрея Платонова. "Никита жил в эти часы со сжавшимся кротким сердцем и не знал, нужно ли ему еще что-либо высшее и могучее, или жизнь и в самом деле невелика, — такая, что уже есть у него сейчас. Но Люба смотрела на него утомленными глазами, полными терпеливой доброты, словно добро и счастье стали для нее великим трудом". Не умея утешить Любу, Никита уходит из дома и становится бесприютным немым нищим на базаре, надеясь утомить в себе чувство горя. Все это полно ощущаешь, читая Платонова, но и действо, по-своему, потрясает. Кончается добровольное нищенство его души внезапно услышанной и пробудившей его к жизни вестью, что Люба, сильно скучая и убиваясь по нем, топилась в Потудани, простудилась и теперь больна — кровь горлом идет. В ту же ночь он прибежал к ней и обнял ее "с тою силою, которая пытается вместить другого, любимого человека внутрь своей нуждающейся души… Он пожалел ее всю, чтобы она утешилась, и жестокая, жалкая сила пришла к нему. Однако Никита не узнал от своей близкой любви с Любой более высшей радости, чем знал ее обыкновенно, — он почувствовал лишь, что сердце его теперь господствует во всем теле и делится своей кровью с бедным, но необходимым наслаждением…. — Тебе ничего сейчас, не жалко со мною жить? — спросила она. — Нет, мне ничего, — ответил Никита. — Я уже привык быть счастливым с тобой".

Сергей Васильевич Женовач всей своей работой демонстрирует театр, просвещающий и научающий любого, втянутого в орбиту его спектаклей. Его новая, оппонирующая современным взглядам на любовь и обращенная к молодежи постановка рассказа Платонова "Река Потудань" показала, что отступать от этих принципов он не намерен.

Руслан Бычков, Андрей Смирнов АПОСТРОФ

"Раса и мировоззрение. Сборник оригинальных философских работ под ред. В.Б.Авдеева"./ Пер. с нем. А.М.Иванова. Серия "Библиотека расовой мысли". — М.: Белые альвы, 2009, 480 с.

После значительного перерыва серия "Библиотека расовой мысли" пополнилась новым томом. Сколь значителен был перерыв в издании означенной серии, столь же значительным, на наш взгляд, получилось новое издание: солидная хрестоматия "Раса и мировоззрение". Авторы — всё сплошь высокоучёные немцы, со свойственными именно немецкому уму фундаментальностью и ясностью мысли, с разных сторон освещают проблему соотношения расы и её мировоззрения. Сборник включает в себя работы таких авторов, как В.Гросс, Ф.Ленц, О.Рёхе, Л.Штенгель фон Рутковски, и др., лейтмотив коих может быть выражен словами Лотара Готлиба Тирала: "Самым утончённым произведением расы и одновременно вершиной и воплощением всех её психических сил является её мировоззрение. Представители одной большой расы всегда одинаково отвечают на все важные вопросы, которые мы считаем решающими для формирование мировоззрения. Эта одинаковость должна преобладать и в великих творениях культуры расы, которые не сводятся к одной личности, к одному имени. Либеральная эпоха безосновательно пытается заставить нас поверить, будто философия, этика, религия и мировоззрение создаются только абстрактным общечеловеческим разумом. Это большое решающее заблуждение"…

В связи со сказанным нам хотелось бы взять под защиту "философию", на которую редактор и составитель сборника Владимир Авдеев темпераментно и остроумно напал в своём предисловии к книге: "на основании рассмотренных источников, нам представляется возможным утверждать, что философию можно навязать народу посредством политического или психологического принуждения, а мировоззрение должно выработаться естественным способом на основе расовых ценностей. В этом, как нам кажется, заключается принципиальное отличие философии от мировоззрения"… Это так, ежели понимать "философию" как продукт "абстрактного разума" и такая "философия" будет по определению только внешней и чисто-формальной, не постигающей глубинной сути вещей. Но возможна и иная "философия", истинное "любомудрие", преодолевающее как отчуждённую "объективность", так и пустопорожнюю "субъективность" абстрактного философствования. Ибо, прежде чем философствовать, по верной мысли Анри Бергсона, надобно жить, а жить — значить обладать определённой расовой идентификацией.

Хрестоматия представляет оригинальную интеллектуальную традицию, которая, с одной стороны, апеллирует к идеалу органического мировоззрения, при этом, в отличие от культур-консерваторов, максимально внимательно относится к достижениям естественных наук. Одновременно — против релятивизации познания, отказа от понятия истины и против тезиса, что заимствования мировоззрения могут изменить суть человека. Наука здесь выступает как могучий союзник, взятый не отвлечённо-умозрительно. Скорее работает прагматичный подход, когда на вооружение берётся всё, что полезно, по мнению авторов, для сохранения и приумножения народа.

Поясняет сие резкая максима Вальтера Гросса: "Если сведения о человеке и народах, полученные биологией, оспариваются, то за этим стоит воля к власти международного капитала, который борется за своё существование и лишь прячется за научными и философскими возражениями".

По замечанию Гросса, "возможны в принципе лишь три основных подхода к разнообразным явлениям истории человечества. Можно понимать историю как результат воздействия воли личного Бога, как творение безличного абсолютного разума и, наконец, сводить её к природным факторам. Антропологическая теория истории, расовый взгляд на историю относится к третьей из названных категорий. Она издавна ведёт жестокий спор со взглядом на историю с точки зрения "теории среды".

В данном подходе главная ценность — раса, а не индивидуум, наследственная масса, а не среда. Очевидно, что культурные достижения— результат взаимодействия наследственных задатков и среды. Но теория среды отводит человеку пассивную роль. Расовый взгляд на историю убеждён, что человек играет активную, творческую роль, именно он — активный участник исторического процесса, а среда — пассивный.

Любопытно, что среди предшественников антропологического взгляда на историю представленные в хрестоматии авторы называют множество видных фигур — от софистов до Гердера, Шиллера и Канта, причём вклад последнего в определение расы весьма значителен.

Атака на индивидуализм, предпринятая авторами сборника, однако вовсе не означает полное забвение интереса к человеческой личности.

"Со стороны наших критиков, одни опасаются, что личность вследствие упора на её зависимости от законов природы и наследственных задатков станет несвободным объектом биологических случайностей и будет лишена своей внутренней ценности. С другой стороны, расовую идею упрекают в том, что она культивирует высокомерие, подчёркивая значение Я. Истина заключается в том, что биологическое воззрение и для отдельного Я исключает обе крайности … для нас индивидуум перестал быть смыслом и мерилом жизни, он только преходящий носитель наследственных задатков, которые были до него и будут после него. Но одновременно благодаря такому взгляду он снова обретает ценность, потому что каждый индивидуум в трезвом свете теории наследственности представляется вероятно лишь на этот раз осуществлённой возможностью сочетания задатков, что придаёт каждому из нас уникальность в строгом смысле слова".

Биологический детерминизм хрестоматии может несколько "обломать" любого гуманитария. Однако представленный метод претендует на то, чтобы объяснить — как не промотать биологическое наследие предков, в условиях, когда господствующая культура фактически занимается подрывом органических основ бытия народа.

Сугубая ценность составленной В.Авдеевым хрестоматии нам видится не столько в том, что ею вводится в интеллектуальное пространство некая сумма интересных текстов, сколько в том, что здесь, в России, наличествуют "люди той же расы", которые окажутся способными к восприятию заложенного в этих текстах "послания" и к выработке с их помощью целостного мировоззрения.

Так что данная хрестоматия более чем актуальна для современной России, элита которой по-прежнему ориентирована на либерализм, представляющий из себя, по удачному определению Штенгеля фон Рутковски, "разлагающую политическую среду".

Как заметил политолог Валерий Соловей в предисловии к авдеевскому бестселлеру "Расология": "Смысл той культурной вести, которую несёт Авдеев, следующий: человечество вступает в новую эпоху; созданный Просвещением и Модерном мир с ласкающими слух понятиями "демократии", "равенства", "прогресса", "прав человека" уходит в безвозвратное прошлое. А с ним уходят принадлежащие ему научные концепции и интеллектуальный багаж. На смену же идёт мир, основывающийся на крови и почве, силе и иерархии, который требует нового объяснения, новых концепций".

Ирина Кирьянова ВОСКРЕСЕНИЕ ДИВНОЕ, РУССКОЕ

Недавно в Москве, в зале Театра "Новая опера" прозвучало сочинение Георгия Дмитриева "Воскресное литургическое пение", созданное по чину Божественной литургии святителя Иоанна Златоуста и явившее нам великолепный образец русской православной музыки. Дмитриев — это большой русский композитор, для его музыки характерна эпическая мощь, "суриковская" сочная живописность и масштабность в выборе сюжетов, глубокая личная включённость в историю России, сопричастность и острое сочувствие её великой и зачастую трагической судьбе… В этой музыке самым естественным образом сочетаются народность и интеллектуальность, верность лучшим традициям национальной культуры — и свободное владение арсеналом современной композиторской техники… И конечно, специалисты знают, насколько силён и самобытен Георгий Дмитриев именно в хоровом своём творчестве. Однако было ощущение, что в тот ноябрьский воскресный вечер произошло рождение чего-то особенного, экстраординарного. Может быть, лучшего, вершинного произведения композитора в этом роде.

Осуществил премьеру Большой сводный хор Академии хорового искусства имени В.С. Попова. Дирижировал нынешний руководитель Большого хора АХИ Алексей Петров — воспитанник Академии, ученик Попова, которого тот сам избрал своим преемником.

И произведение, и исполнение были посвящены памяти Виктора Попова — выдающегося хормейстера; создателя, главного дирижёра и художественного руководителя Большого детского хора Всероссийской государственной телерадиокомпании (ныне БДХ РГТ "Голос России); человека, принявшего из рук Александра Васильевича Свешникова его хоровое училище и организовавшего на базе этого училища уникальное учебное заведение — Академию хорового искусства. Премьера "Литургии" Георгия Дмитриева открыла собою Фестиваль вокально-хоровой музыки к 75-летию со дня рождения В.С.Попова.

И это было отнюдь не случайно. Георгия Петровича Дмитриева связывали с Виктором Сергеевичем долгая творческая дружба и плодотворное сотрудничество; коллективы, руководимые Поповым, были первыми исполнителями многих хоровых произведений композитора. Как раз после одной из таких премьер ("Всенощное бдение"), в начале 90-х, между друзьями состоялся примечательный разговор. Георгий Петрович спросил: "Виктор Сергеевич, а что бы вы мне посоветовали ещё написать для хора?" И Попов, даже не задумавшись, ответил: "Литургию. Только так, чтобы партия диакона пелась…". Композитор тогда промолчал, но о совете не забыл. И в своём "Воскресном литургическом пении", завершённом лет через пятнадцать после того разговора, диаконский текст написал для поющего баса… Весной прошлого года Попов ознакомился с партитурой, сделал некоторые исполнительские пометки, предполагал осенью начать репетиции… Но 28 июля 2008 года выдающегося хормейстера не стало. И "Литургия", которую он намеревался исполнять сам, теперь прозвучала в память об этом великом и светлом человеке.

Не только обычному слушателю, но и профессиональному музыканту, наверное, трудно представить себе, чтобы целый вечер, в двух отделениях, звучало одно произведение, причём, духовное, исполняемое хором в православной традиции — без сопровождения музыкальных инструментов, на канонические тексты, и чтобы концерт не утомил, ни на минуту не дал даже возможности соскучиться. Тем не менее, это было так. В каждой из своих 22-х частей "Литургия" звучала мощно, ярко, эмоционально, выразительно, интересно, красиво. Алексей Петров вложил в исполнение столько энергии, что это не могло не передаться хору и публике. Прекрасно показали себя солисты: Олег Диденко (бас), Ярослав Абаимов (тенор), Екатерина Леонова (сопрано), Анастасия Малахова (меццо-сопрано) и совсем юный Григорий Кузнецов (тенор). Что касается качества звучания хора в целом, по завершении программы восторженным отзывам в его адрес не было конца. Коллектив в очередной раз подтвердил высочайший уровень музыкантской, исполнительской подготовки, даваемой Академией. Это был единый, потрясающего звучания, инструмент, способный передать грандиозный замысел композитора.

То, что мы услышали, не являлось экзотическим продуктом каких-то иных цивилизаций. Это было своё, родное искусство хорового пения — ярчайший самоцвет национальной культуры.

Кстати, Георгий Дмитриев был в тот день "именинником" дважды: несколькими часами ранее в Большом зале Консерватории, в рамках XXXI Международного фестиваля современной музыки "Московская осень", состоялась премьера ещё одного его сочинения — симфонического мемориала Победы "9 мая" для баритона, смешанного хора, органа и симфонического оркестра на стихотворение Александра Твардовского и канонический текст.

Как всегда, композитор вложил в своё произведение глубокий смысл, сказав о том, что народ наш шел жертвенным крестным путём через голгофы неисчислимых утрат к Победе, как к Жизни вечной. А значит, наши жертвы в той войне — не напрасны. Не "прокляты и убиты", а благословлены и спасены!

РЕКА ПОТУДАНЬ

С 27 октября до 22 ноября в Государственном литературном музее (Трубниковский пер., д. 17) открыта выставка воронежской художницы Натальи Коньшиной "В прекрасном и яростном мире Андрея Платонова". Выставка организована Государственным литературным музеем и Институтом мировой литературы им. А.М. Горького РАН к 110-летию со дня рождения писателя.

Эта выставка — итог десятилетней творческой работы Натальи Коньшиной, тонкого, вдумчивого художника, талантливого иллюстратора русской и мировой классики. Ею создано более 100 иллюстраций к произведениям Андрея Платонова, и это поистине уникальный художественный проект! Яркие работы Натальи Коньшиной вводят в неповторимый платоновский мир, раскрывают "идею жизни" писателя, учат любить его сокровенных героев.

Посетители выставки увидят серию иллюстраций к роману "Чевенгур", за которую Наталья Коньшина получила диплом II Всероссийского конкурса книжной иллюстрации "Образ книги" (2009), иллюстрации к только что вышедшей книге "Сказки и рассказы Андрея Платонова", яркие работы к пьесам "Шарманка", "14 красных избушек", повести "Котлован", рассказам "Река Потудань", "Такыр", "Житель родного города", военной прозе и ранним стихотворениям Андрея Платонова.

Соб. инф.

Часы работы Государственного литературного музея (Трубниковский пер., д. 17): вторник-суббота с 11.00 до 18.00, проезд: м. Арбатская, Баррикадная, далее пешком. Справки по тел. 695-46-18, 695-59-38.

Андрей Фефелов СКАЗАНИЕ О ЦАРЬ-БОМБЕ

Уж кому, как не нам, известно, что история заквашена на пустяках и случайностях. Сведенные в тяжелые тома так называемые объективные законы исторического развития, как ветхий Данте, на заре выпадают из наших рук. И вместо незыблемых непреложных правил на первый план выходит залихватская доктрина залетных лошадок: "Гоните ж, милые, — куда кривая вывезет!!!".

Главное знать, отчетливо понимать, что кривая, она обязательно куда-нибудь да вывезет. Вот только куда?

Казалось бы, такая слепящая неопределенность должна нас, русских, устраивать. В чем-то даже манить и вдохновлять. Однако, несмотря на всю нашу любовь к живительному беспорядку, всю нашу приверженность к убийственному беспределу и к сомнительному историческому экспромту, каждый из нас в глубине души понимает, что за нестройными волнами событий и явлений сквозит нечто великое и важное, строгое и неизменное. Без этого внутреннего, запрятанного в подсознание, чувства мы бы просто захлебнулись в дикой абсурдности бытия…

Так мы понимаем, что и Россия наша, несмотря на всю видимую текучесть, зыбкость, неустойчивость ее форм, является тонко сбалансированной и стремящейся к равновесию сложной системой, мощные корни которой, прорубая почву, уводят в пылающие недра Земли. А колоссальная крона в своем великом дыхании соприкасается с духовным небом, с лазурным сумраком сияющей тверди.

И этот взгляд, этот ракурс позволяют видеть, как каждое, самое мельчайшее событие вплетено в общую величественную картину. Всё соединено друг с другом тысячами незримых нитей.

Не зря же Пушкин писал о неких "странных сближеньях", намекая именно на то, что не все в мире творится по воле случая.

Сегодня мы расскажем о Царь-бомбе — этой, наравне с Пушкой и Колоколом, третьей, до сей поры спрятанной от лишних глаз, реликвии русского народа. Именно Царь-бомба — это чудовище немыслимой разрушительной мощи — есть не просто артефакт политики, науки и техники, но и важнейшая точка сопряжения нескольких колоссальных духовных и исторических вселенных русского мира.

Я ВИДЕЛ ЕЁ! Гладил ее холодные бока. Даже сфотографировался с ней в обнимку... Она живет в закрытом городе, куда доступ возможен только по пропускам, почиет в Музее ядерного оружия. В прохладном пространстве музея наравне с портретами многих именитых советских ученых висят фотографии трех китов, отцов-основателей советского Атомного проекта. На специальном стенде — Курчатов, Сталин и Берия.

Стоит она в полумраке — эта суровая громадина — подчеркнуто немая и красноречиво неподвижная.

Если тронуть ее с ничтожной силой, то мы услышим, как в гулком ее чреве отзовется многозначительная пустота. Там нечто невидимое, бесплотное, но в то же время весомое, бесконечно тяжелое, страшное и неподъемное. Сама история отзывается в ней звенящим эхом.

Великая Война. Атомный проект. Надо сказать, что последний был продолжением первой, потребовал для себя применения всех сил и средств. Без остановки и передышки победившая страна вкатилась в новую эру. Сталинская Россия, столкнувшись с новыми вызовами, ответила на них четко и слаженно, вдохновенно и жертвенно. И невозможное снова стало действительностью. Мечта стала идеей, идея проектом, проект жизнью.

Мобилизация, модернизация — сегодня принято жонглировать этими понятиями. А между тем, в условиях недостатка ресурсов, главным из которых было историческое время, был выбран не то что бы самый точный или самый короткий, но единственно возможный путь.

Осуществление отечественного Атомного проекта стало результатом сверхусилий руководства, ученых, разведки и всего-всего советского народа — в ту пору предельно измученного и обескровленного войной.

Огромные деньги были изъяты из народного хозяйства и пущены на создание ядерного оружия. Выверенная стратегия власти, научный гений разработчиков, ежедневный, кропотливый труд инженеров и рабочих позволили в немыслимо короткие сроки достичь искомого результата. В то время каждый ребенок в СССР, каждая вдова, каждый ветеран-инвалид, не подозревая того, ковали советский ядерный щит, снова жертвовали во имя Родины.

Ядерный шантаж Советского Союза со стороны США начался сразу после взрывов американских ядерных бомб над Хиросимой и Нагасаки в августе 1945 года. Не успели отгреметь победные залпы, как Россия вкатилась в новую войну — "холодную", ведение которой сопровождалось войной технологической.

Битва за обладание ядерным оружием велась тайно и требовала не танков и самолетов, а создания лабораторий, полигонов, научных и исследовательских центров. По стране стали возникать так называемые закрытые территории, обнесенные колючей проволокой режимные предприятия, секретные объекты. Именно в эти "города без имени" со всей страны поехали вскоре лучшие из лучших, самые перспективные кадры — инженеры и ученые Страны Советов.

Одним из таких мест, на многие годы исчезнувших со всех географических карт СССР, стали окрестности бывшего монастыря на юге Нижегородской области. В помещениях храмов, в кельях насельников, в корпусах трапезной и монастырской гостиницы разместилось знаменитое КБ-11. Вокруг него постепенно, со строительством домов, дорог и охранных систем возникло нечто, вошедшее в историю под кодовым названием "Арзамас -16". Именно на этих холмах, среди сосен и лесных источников была окончательно разработана и собрана первая советская бомба, успешно испытанная на полигоне в Казахстане шестьдесят лет назад.

На месте молчаливой Саровской пустыни были заложены основы военного паритета с Западом. Именно здесь возникла отечественная научная и технологическая база стратегических сил сдерживания.

ГОД 1960-Й. В России у власти Хрущев. Гонка вооружений в самом разгаре. На носу Карибский кризис.

Всех троих отцов-основателей русской ядерной программы уже нет на этом свете. Но важнейшее дело, начатое ими, стремительно развивается. Под руководством Юлия Харитона на закрытых площадках, утопленных в рощах и ельниках "зоны", создаются все новые и новые типы атомного и термоядерного оружия. Именно тогда, на сломе 50-х, в секретное КБ поступил заказ правительства на создание супербомбы, способной потрясти, в прямом и переносном смысле, весь мир.

Одним из главных идеологов разработки РДC-202 был блистательный сорокалетний физик Андрей Сахаров, ученый, не понаслышке знавший о термоядерном синтезе. К тому времени в Сарове функционировал крупный секретный научный центр, который являлся главной фабрикой идей и направлений ядерной отрасли. Сверхбомба была вчерне разработана всего лишь за сто дней. Так на месте святой обители было создано самое мощное взрывное устройство за всю историю человечества.

Справочник так характеризует данное изделие: "Бомба имеет трёхступенчатую конструкцию: ядерный заряд запускает термоядерную реакцию второй ступени, она, в свою очередь, активизирует термоядерную реакцию третьей ступени. Оболочки капсул с термоядерным топливом изготавливались из урана, под действием нейтронного облучения в момент взрыва в них должна была начаться цепная ядерная реакция, энергия которой также повышала мощность бомбы. Одной из целей испытания была проверка принципа многоступенчатой бомбы — его успешная реализация означала, что принципиально возможно создание термоядерного заряда любой мощности".

Итак, бомба массой 40 тонн, мощностью в 100 мегатонн готова к испытаниям. На дворе знаковый 1961-й год. СССР на взлете своего военного и экономического могущества. Уже состоялось всенародное ликование по поводу "красной Пасхи" — полета первого человека в космос. У самых берегов США запылала алым цветком кубинская революция. Старый мир огрызается, готовит провокацию в Заливе Свиней. Самое время продемонстрировать "заокеанским партнерам" фантастический по силе ядерный заряд.

Но в последний момент испытание "атомной вдовы" было отменено. Вместо неё на Новую Землю отправляется её младшая сестрица — такая же бомба, но вдвое уступающая по мощности. Ее-то и назовут американцы "Кузькиной мамой", в память известного трюка с ботинком Никиты Хрущева на трибуне в ОНН.

Почему же Царь-бомба так и не была испытана? Скорее всего, власти всерьез опасались за Воркуту и Норильск — города, находящиеся за тысячу километров от места испытаний. Но глубинная причина лежит, как мне представляется, совершенно в иной плоскости. Почему Царь-колокол не звонил, Царь-пушка не стреляла?

Конечно же, создание самой большой бомбы мира имело не сугубо практический, не только военный или, к примеру, глобально-политический аспект. Речь ведь идет о знаке, о мифе, о символе национального масштаба. Но что таит в себе этот символ?

ИСПЫТАНИЕ "КУЗЬКИНОЙ МАТЕРИ" прошло успешно на Новой Земле. Цветная кинохроника этого взрыва дает отдаленное, но яркое представление о происходящем.

Глядя на эти кадры, мороз пробегает по коже. Буро-черно-красный столп, словно колоссальный огненный готический собор, воздвигается ввысь, влача за собой миллионы тонн газов и земного праха. Ножка "гриба" достигла стратосферы, поднявшись на 65 километров. Каков же был диаметр его шляпки? Ударная волна от взрыва три раза обогнула земной шар. В поселке ненцев, расположенном в восьмистах километрах от эпицентра взрыва, повылетали стекла из рам. Вокруг Новой Земли испарились льды двухметровой толщины. Как говорят специалисты, вспышку от взрыва этой бомбы можно было видеть с Марса в бинокль.

Вот так описывается в научно-популярной литературе сам момент взрыва:

"Бомбовые люки пришлось оставить открытыми — иначе кошмарная мамаша не влезала в бомбовой отсек. Главная проблема заключалась в том, чтобы бомбардировщик успел уйти из зоны поражения до взрыва бомбы. Бомбу взрывали на высоте 4,5 километра, а сбросили с высоты, предельной для ТУ-95 — где-то километров 15. Парашюты раскрыли почти сразу, но бомба сначала летела вниз быстро (из-за малой плотности воздуха), затем ее скорость стала замедляться. В общем, минут семнадцать у экипажа до взрыва было. Самолет со снижением и на форсаже двигателей на максимальной доступной ему скорости порядка 800 км в час (это были дозвуковые бомбардировщики) стал уходить от места сброса бомбы и до взрыва бомбы успел удрать на расстояние около 250 километров. Тем не менее, вспышка взрыва залила кабину белым ослепительным светом. Но экипаж заблаговременно надел темные очки. Самолет стремительно продолжал уходить, но еще стремительнее его настигала ударная волна. Она бросила самолет вниз, вверх, снова вниз. Но обошлось".

Результаты испытаний поражали воображение. Одним ударом накрывалась территория радиусом 500 километров. Ближайший политический результат — демонстрация сугубой военной мощи СССР — был достигнут. Долгоиграющим гуманитарным эффектом этого взрыва стало острое понимание того, что в крупномасштабной ядерной войне вообще не будет как таковых победителей.

Историки пишут: "Взрыв октября 1961 г., возможно, стал одним из основных элементов, обеспечивших решение стратегической задачи для СССР в тот период — достижение паритета в ядерных вооружениях с США".

И ВОТ ОНА, ЦАРЬ-БОМБА, на стальном лафете передо мной. Высотой около трех метров, протяженностью не более пятнадцати шагов.

Так в чем же смысл ее появления? В чем сердцевина мифа?

Иные говорят, что создание Царь-бомбы открыло человечеству путь борьбы с астероидной опасностью. Так уж вышло, что именно Россия благодаря советскому наследству располагает такого рода "изделиями", а также технологиями доставки их в ближний космос. Ведь только носители сверхтяжелого класса типа "Протон" и "Энергия" способны вытянуть на орбиту заряды огромной мощности, чтобы разгромить и расщепить опасного гостя, занесенного в Солнечную систему из глубин вселенной.

Однако во всей этой истории имеется более глубокий, духовный, даже мистической смысл.

"Мощь", по словарю Даля — есть телесное и духовное могущество, здоровье, крепость; власть, а "моща" — нетленное тело угодника Божия.

В Сарове, где проектировалась самая мощная атомная бомба, некогда процвел великий русский святой, преподобный старец Серафим, прозванный Саровским. Случайность ли это?

В Акафисте батюшке Серафиму, написанному в начале ХХ века, есть такие строки:

"Радуйся, Отечеству нашему щит и ограждение. Радуйся, путеводителю, всех к Небеси направляяй; радуйся, защитниче наш и покровителю".

Многие сведущие люди утверждают, что ядерный щит России создавался под незримым покровительством великого старца, чье имя с библейского языка и переводится как Огненный.

ЗНАЧЕНИЕ СТАРЦА СЕРАФИМА в новейшей духовной истории России огромно. Этот воистину народный святой озарил своим незримым присутствием самые жестокие, самые лихие времена в русской истории.

Но духовный смысл покровительства преподобного Серафима над советским Атомным проектом становится понятным только сейчас. Речь идет о превращении дикого слепого оружия массового уничтожения в безмолвный символ мирной мощи, действительно в щит русской земли.

Не раз говорилось о том, что ядерное оружие в руках сильных мира — словно уголь горящий, который пылает и жжется. Не всякий способен удержать его. Иным, дабы не обжечься, приходится этот уголь подкидывать да подбрасывать… Этим примерно и занимались в далеком 1962-м году лидеры двух сверхдержав. Тогда из-за Кубы чудом не случилась ядерная война между Советским Союзом и США.

Но подлинным чудом в религиозном, христианском значении является претворение бушующих морей зла в чистую энергию света. Обращение ярости в кротость, использовании энергии распада ради дела всеобщего спасения, превращении смерти в жизнь.

Светоносный христолюбивый старец, отец Серафим — есть ни что иное, как оружие массового преображения.

Царь-бомба, Царь-колокол, Царь-пушка. Пушкин.

О возможности встречи двух великих современников — Александра Пушкина и Серафима Саровского, написаны сотни обширных монографий и любопытных исследований, наполненных самыми разнообразными, порой фантастическими догадками и предположениями.

Сотрудник Российского института истории искусств Наталья Серегина в своей интереснейшей работе "Пушкин и Саровская пустынь" считает, что вопрос о посещении Пушкиным Саровского монастыря звучит как вопрос о встрече двух великих миров. Автор допускает возможность такой встречи во время пребывания Пушкина в селе Болдино в 1830 г. и обращает внимание на переписку поэта во время холеры, которая подтверждает стремление Пушкина посетить расположенную в семидесяти верстах Саровскую пустынь...

Многие ученые уверенно атрибутируют рисунок Пушкина на автографе стихотворения "Отцы пустынники..." как изображение преподобного Серафима.

Была ли встреча? Тайна сия нам недоступна. В конце концов, как метко заметил один независимый мыслитель: "Ни Пушкину славы, ни святости Преподобному разгадка этой тайны не прибавит".

Другое дело — мы... Именно мы нуждаемся в символах и напоминаниях о не случайности и не напрасности нашей жизни, как, впрочем, и всей русской истории.

Царь-бомба, как третья реликвия России, при определенных условиях сможет занять свое почетное место в районе московского Кремля, вблизи от политического и духовного центра страны.

Царь-бомба — тяжелая вещь, но она вполне может "воспарить" благодаря резцу в руках умелого гравера. По ее грубому металлическому корпусу может "поползти" тонкий животный или растительный узор, а на ее крутых боках могут засверкать клеймы, повествующие об истории Атомного проекта. Впрочем, даже не дожидаясь прихода мастера, не сложно вписать грозное изделие Министерства среднего машиностроения в контекст древних кремлевских построек. Достаточно нанести на корпус бомбы элементы традиционного византийского орнамента, наполненного скрытыми символами, хранящего в своих звездных сплетениях план-схему Божьего мира.

Алексей Шорохов ПРОЧТИ — И ЧТИ!

В Издательском Доме "МИСиС", в серии "Личность и время", выходит уже вторая книга о непосредственных участниках и разработчиках Атомного проекта СССР. Первая была посвящена заместителю Берии и непосредственному руководителю проекта — А. П. Завенягину. Нынешняя, "Пик Металловеда (Академик Бочвар)" — Андрею Анатольевичу Бочвару, "отцу" русского оружейного плутония и урана. Это если вкратце.

А если не вкратце — то дорогие наши друзья, товарищи и братья, возможно, господа — с геополитическим восторгом славящие наши "южные" и "северные" газовые потоки (заодно — нефтепроводы, девочек, наркотрафик, оружие, разумеется) — все они, не то чтобы должны читать подобные книги, но хотя бы держать их в своих загородных библиотеках. Зачем? А чтобы их напуганные пресс-секретари на вопрос: почему наше, такое глубоко недемократичное и не очень-то толерантное сообщество, до сих пор не бомбят "Толстяками", "Малышами" и прочими "Мак-Даками" — так вот, чтобы этим бедолагам и "белым воротничкам" было что выхватить из кипы их бесконечных "Кама-Сутр" и "Майн Кампфов". И именно о Советском атомном проекте. Что бы было, что сказать городу и миру. А может быть, даже показать…

Книга ИД "МИСиС" — о соревновании мозгов: между Третьим рейхом, США и Советской Россией. И о людях, ковавших наше с вами мирное небо.

За кого болеем мы, понятно. Можно спросить ещё жителей Хиросимы, Китая, Северной Кореи, Вьетнама, Ирака и Афганистана — за кого и как часто болеют они, но времени мало. Поэтому поверим на слово.

И не удивительно, что именно ведущий технологический вуз страны (МИСиС) выпускает эту серию. Наностимулятор, продливший жизнь функционера на несколько лет, — это хорошо (хотя, где такие стимуляторы для спецназовцев, лётчиков, подводников?), но важнее другое: только под крышей атомного щита может существовать и имеет шанс сохраниться наша цивилизация.

Поэтому — доброго и вразумительного вам чтения.

Евгений Нефёдов ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Я проснулся в ноль часов... Часовых нет поясов! Где они? Вот они: их урежут квотами. Для чего, не понимаю, нам сии новации?.. В этом — сверху отвечают — суть модернизации!

Я проснулся в пять часов... Глядь: не стало полюсов — северного, южного! Говорю: а нужно ли? Что за надобность такая в данной ликвидации? В этом — сверху отвечают — суть модернизации!

Я проснулся в шесть часов... Нет созвездий Гончих Псов и Большой Медведицы! Аж глазам не верится. Для чего, соображаю, здесь-то пертурбации?.. В этом — сверху отвечают — суть модернизации!

Я проснулся в семь часов... Нет у спикера усов! Где же они, пышные? Уж не сон ли вижу я? Сон, вестимо. Вот разиня! Как мог обознаться я? Ведь "Единая Россия" — лик модернизации!

Я проснулся без часов... Слышу море голосов: "Всё — обман! Стоят заводы! Нет ракет! Не шьём трусов! Что за цены? Где зарплата? Хватит оккупации! Власть — народу! На хрен Штаты — с их модернизацией!"

Я проснулся — насовсем! Мне понять бы, как и всем: мы модернизируем — или фантазируем? Сколько замыслов красивых — но первейших разве ли? Помнит матушка-Россия всякие фантазии...

Помним мы Никит и Миш, их прожекты выше крыш! Где они? Вот они: вылились невзгодами... Был до них модернизатор — настоящий, истинный, тот какого б нынче надо! Но нельзя: "тиран", диктатор" — крепко ненавистен им...

Значит, будем мы и впредь с восхищением смотреть на пропажу поясов, полюсов, часов, трусов, на лихое процветанье либерализации — и выслушивать посланья о "модернизации"...