/ / Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 847 (6 2010)

Газета Завтра


Александр Проханов __ «МОДЕРНИЗАЦИЯ» — ЭТО «ВЕСТЕРНИЗАЦИЯ» ПЛЮС РУСИФИКАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ

Президент Медведев объявил "модернизацию". Референты и журналисты стали выяснять, что имеет в виду Президент. Политологи и концептуалисты развернули дискуссию: будет ли модернизация "мобилизационной", "сталинской", или же "бархатной", с сохранением неизменных контуров общества. И пока знатоки выясняют суть понятия, а "высоколобые" спорят, возможна ли модернизация без "сталинизма", или "сталинизм" — это и есть синоним модернизации и Русского Чуда, — сама модернизация уже началась.

     Калуга — одна из восхитительных и загадочных русских "земель", которая дышит "русским космизмом". Здесь который век обнаруживает себя русская мечта о совершенстве, о преображении мира, о преодолении смерти. Здесь русские герои и мученики спасали Россию, выхватывая ее из пожарищ Батыя, в дни великой смуты, в битвах с Наполеоном и Гитлером. Здесь, в Оптиной Пустыне, молитвенными очами монахов Россия смотрит в небо, завороженная мечтою о Рае. Здесь великий "космист" Циолковский и "солнцевед" Чижевский прикоснулись перстами к небесным телам и светилам. Это край заводов и научных центров, монастырей и ракетных дивизий, исторических и культурных святынь. Здесь, в Калуге, "модернизация" являет формы, рожденные не лабораторной наукой, а неотложной практикой.

     "Калужский Турбинный завод" — типичное советское детище, громадное, тяжеловесное, вполне созвучно всей советской техносфере, которая десятилетиями выдерживала непомерное давление мира, сберегала страну, обеспечила ей экспансию в космос и мировой океан. Заводские корпуса собраны из металлических конструкций, привезенных в качестве трофея из покоренной Германии. Там они служили ангарами для бомбардировщиков Геринга, здесь же их наполнили станками, плавильными печами, подвижными платформами, на которых на свет выезжают громадные паровые турбины. Отправляются в Северо-двинск на "Севмаш", погружаются во чрево атомных подводных лодок. Изделия завода бороздили все океаны, поддерживая паритет двух сверхдержав. И сейчас завод рождает турбины для лодок проекта "Борей", и одна из них уже дышит паром, толкает в Белом море лодку "Юрий Долгорукий", ту, что ждёт-не дождётся в свои ракетные шахты могучую "Булаву".

     Повсюду брызги огня, искры металла, вращение и рокот станков. Вал турбины — как огромное стальное солнце с лучистым блеском. Лопатки турбин похожи на рыцарские отточенные мечи. Изделия из титана. Корпус турбины величиною с дом дает представление о размерах лодки, о громадных скоростях под водой, о белой плазме ракетного пуска, когда изо льдов встает колонна огня, держит на себе взлетающую ракету.

     Беда пришла на завод как часть вселенского, поразившего индустрию горя. В одночасье, со смертью СССР, было остановлено финансирование всего военно-промышленного комплекса. Северодвинск заморозил строительство лодок, которые так и погибли на стапелях, чернея пустыми ребрами. Завод в Калуге, заложивший для этих лодок шесть турбин, остановил работы. Гиганты советской промышленности умирали, как умирали динозавры в период великого оледенения. "Солнце коммунизма" закрыла пепельная туча гайдаровских "реформ", и в черной, длившейся несколько лет "полярной ночи" гибли обескровленные и "обесточенные" заводы и КБ.

     Ветераны завода вспоминают об этом, как в бреду. По семь месяцев не выплачивали рабочим зарплату. Злые, угрюмые, оставив дома голодных детей, люди неделями оставались на заводе, поджидая из Москвы машину с деньгами. Распадался великолепный коллектив. Инженеры уходили в "челноки". Молодые рабочие — в бандиты. Не выдержал беды Генеральный директор и в отчаянии подал в отставку.

     Остались самые живучие, неуемные, действенные. Среди них новый директор Юрий Александрович Максимов, русский самородок. Пятьдесят лет назад пришёл на завод рабочим, а теперь, директор, ищет пути среди политических и экономических бурь. Не просто снимает завод с отмелей и рифов "реформ", но на ходу перестраивает и сам корабль. Латает пробоины. Устанавливает в рубке новые приборы. Набирает молодой экипаж. Разгром "советской цивилизации", учиненный Гайдаром, сломал хребет не только заводам, он истребил всю схему управления великой индустрией. Ликвидировал министерства — "девять сестер" "оборонки". Срезал производственный уклад, расплющил идеологию "великой державы", отменил моральные стимулы, которые исповедовал советский труженик. Управленческий и финансовый хаос, неуправляемый рынок и бандитская "экономика девяностых" были той средой, в которой директор спасал завод.

     Первое, что ему открылось, — рухнул принцип самодостаточности советской промышленности, которая могла развиваться сама в себе. Создавать новые поколения станков. Получать гарантированные заказы от головных предприятий. Пополнять себя надежным составом инженеров и рабочих. Все это кончилось. Исчез "свой" заказчик. Исчез "свой" подрядчик. Исчезли родные станки. Пропали квалифицированные рабочие. Оставался единственный выход — искать заказчика на стороне. В тех странах, которые на фоне русского развала продолжали неутомимое бурное развитие. Индия, Китай, Германия — вот где директор Максимов искал заказы. Ездил по странам мира, учился "маркетингу", учился понимать "чужие" языки, "чужую" экономику, "чужие" запросы, сочетая их со "своими".

     Эти зарубежные заказы: не турбин для атомных лодок, но турбогенераторов для нужд энергетики, — спасли завод. Всё, что уцелело в индустриальной России после "гайдарова побоища" и продолжает работать, уцелело за счет "внешнего рынка", за счет гения русских управленцев, шагнувших из гарантированного планового хозяйства СССР в "мировой беспорядок". Так рыбы, для которых иссох океан, выползали на берег, ломали плавники, окровавленные, двигались в леса, превращаясь в новые жизнеспособные виды.

     Зарубежные заказчики требовали высоких стандартов, превышающих возможности одряхлевших предприятий. Рухнуло отечественное станкостроение. Советские станки износились. Пришлось приобретать станки в Японии, Германии и Италии, работающие подчас на абсолютно новых физических принципах. Эти станки видны сейчас на заводе. Среди угрюмых, полуизношенных агрегатов, старомодных фрез, резцов и сверл вдруг озарится стеклянным кристаллическим блеском лазерный станок, заиграет в сверкающих лучах драгоценная деталь. Эта "инкрустация" новизны в утомленную материю традиционного производства определяет сам тип модернизации. Точечное вкрапление, трансплантация отдельных органов в тело утомленной индустрии. Локальное обновление, акупунктура, стимулирующая всю органику старомодного производства. К 2011 году директор завершит на всех участках, по всей технологической цепочке эту "инкрустацию", которая обеспечит синхронное увеличение качества и производительности. Но он мечтает о "Заводе XXI века", в котором осуществится полное замещение омертвелых тканей новыми техническими организмами, "хайтеками", которые невозможно срастить с нынешним морально изношенным производством.

     Организационная модернизация — не менее мучительный процесс. Чехарда реорганизаций не кончена. То завод входит в группу "Сименс". То его "заглатывает" Потанин. Теперь он, кажется, нашел свое устойчивое место в системе "Силовые машины" Мордашова. Оставшиеся от разгрома предприятия судостроительной, самолетостроительной, двигателестроительной промышленности сводят в корпорации, которые оказываются неэффективными, проедают огромные деньги впустую. Напоминают время, когда семь бедных колхозов объединяли в один беднейший.

     Новые принципы организации, вертикальные и горизонтальные связи, гибкое взаимодействие, способность к организационной трансформации — это целая культура, нам во многом неведомая, рожденная и отшлифованная в "рынке", который "вытачивал" её десятилетиями.

     Как поставленного к новому станку рабочего превратить в творца? Как сделать, чтобы его воля, страсть и разум не стали придатком к "высоким технологиям", а превратили "высокие технологии" в инструмент достижения высоких моральных целей?

     На вопрос, как Максимов понимает модернизацию, он ответил: "Конечно, техническое переоснащение. Конечно, организационное преображение. Конечно, достойная зарплата. Но не менее важно — атмосфера высокой духовности на заводе, в городе, во всей стране. Возвращение народу великой идеологии, сверхзадачи, мечты. Всё, что присутствовало в советское время".

     Рабочий, управляя лазерным японским станком с компьютерной программой, сосредоточенный на вытачивании детали сложного профиля, откладывая заработанные деньги на покупку "Фольксвагена", должен ощущать осмысленность и красоту сверхсложного изделия. Грозное великолепие русской подводной лодки. Мировое пространство борьбы и соперничества, в которое он вносит свой посильный вклад, отстаивая безопасность Родины, служа великому Русскому Делу.

     Сейчас это ощущение во многом утеряно. Страна лишена идеологии, исчезло чувство великой артели, нерасчленимого Общего Дела. В обществе царят эгоизм и разобщенность. Телевидение днем и ночью сеет в душу тьму, страх, низменные инстинкты, подвергает человека постоянному насильственному воздействию, "демобилизует" волю и разум. Пусть сторонники "бархатной", не сталинской модернизации добиваются хотя бы того, чтобы с человека было снято это тотальное "демобилизующее" облучение, превращающее его в бездуховную песчинку.

     "И конечно, напрасно мы в СССР отвергли церковь", — говорит директор Максимов. Возвращая моральное, духовное начало в цеха, где проходит "модернизация", он возрождает советские традиции, собирая коллектив вокруг знамени завода, фотографируя на фоне этого знамени "передовиков производства". И одновременно замышляет возведение на территории завода православной часовни.

     В Калужской области происходят два встречных процесса. Идет всесторонняя техническая "вестернизация", перемещение с Запада на русскую землю целых производств и технических укладов. Что, казалось бы, говорит о победе "западников" и "рыночников" в споре со "славянофилами" и сторонниками "особого русского пути". Но одновременно повсюду открываются монастыри, возводятся часовни и храмы, и неповторимое русское православие обретает все новых подвижников. Два этих процесса встречаются в русском человеке, складываются в сложный, еще не выясненный орнамент переживаний. Он — несомненный "западник", когда стоит в белоснежном комбинезоне с фирменным знаком на английском или немецком языке, обслуживая "танцующие роботы", осваивая технологии "двадцать первого века". И он — несомненный славянофил, когда молится в храме на Рождество или Пасху, венчается, крестит детей, прикладывается к чудотворной иконе.

     Весной завод завершает изготовление очередной турбины для "Борея". Блоки турбины, накрытые белоснежными покровами, повезут на могучих платформах на берег Оки. Там соберут из тысяч элементов сверхсложную машину. Испытают огнем и паром. Погрузят на баржи и сплавят по Оке до Дзержинска. А там, по системе каналов, построенных когда-то многострадальными "зеками", повлекут к Белому морю, на "Севмаш", где её поджидает очередная лодка, из серии князей — быть может, "Андрей Боголюбский" или "Даниил Московский". По замыслу директора, на берег Оки будет приглашен митрополит Калужский и Боровский Климент. Освятит турбину — и солнечные капли святой воды окропят русское оружие.

1

__ ТАБЛО

l Новые кадровые назначения в руководстве субъектов Федерации, осуществленные Дмитрием Медведевым, значительно укрепляют его позиции и расширяют опору "на площадях", отмечают эксперты СБД. При этом очевидное предпочтение действующий президент РФ, проводящий "мягкую либерализацию" регионов, отдаёт фигурам из местной элиты, чья приверженность либеральным принципам не вызывает сомнений или как минимум является более высокой, чем у их предшественников (как это случилось в ключевом для российского нефтегазового экспорта Татарстане, где на смену старому номенклатурному "зубру" Минтимеру Шаймиеву, правившему республикой с 1989 года, пришел чиновник "новой волны" Рустам Минниханов)...

      l Как утверждают наши инсайдерские источники, несмотря на видимое примирение и подписание коалиционного соглашения с "медведями", "антипутинский" демарш лидера партии "Справедливая Россия" и спикера Совета Федерации Сергея Миронова вызвал весьма негативную реакцию на самом верху "властной вертикали", где уже давно высказывались претензии к данному политическому проекту как "неработающему" и "бесперспективному". В настоящее время речь якобы идет о критическом сокращении или даже прекращении господдержки "эсеров" и использовании "административного ресурса" на предстоящих 14 марта региональных выборах с целью подготовить почву для того, чтобы в декабре 2011 года "партия Миронова" не преодолела 7%-ный барьер и не прошла в Госдуму, после чего станет возможной её окончательная маргинализация. По тем же сведениям, в Кремле готовится альтернативный "Справедливой России" политический квазиоппозиционный проект, способный более активно отнимать голоса у коммунистов и либерал-демократов…

      l Закупка Минобороны РФ за 700 млн. долл. десантного корабля-вертолетоносца типа "Мистраль" и переговоры о приобретении еще трех таких же кораблей должны значительно укрепить взаимопонимание между Кремлем и Николя Саркози, сообщают из Парижа. "Первой ласточкой" нового формата отношений называется сделка с покупкой старого здания национальной метеорологической службы Франции практически в центре Парижа, где предполагается разместить российский "культурно-духовный центр" (в том числе новый учебный центр РПЦ)…

      l Информационные сообщения о согласии Румынии разместить элементы американской ПРО на своей территории рассматривается в Вашингтоне как действенный рычаг давления на Москву по договору СНВ-3, поскольку де-факто речь идет об изменении правового статуса Черного моря, где американские военные корабли с элементами ПРО на борту могут впервые в истории практически постоянно находиться на боевом дежурстве, держа под прицелом Черноморский флот России, такая информация поступила из Севастополя…

      l Ситуацию на мировых фондовых и валютных рынках, где наблюдается резкое падение курса акций с "выходом в кэш" и мощная игра в пользу доллара против евро, наши источники в Лондоне рассматривают прежде всего как попытку глобального Фининтерна дезинтегрировать ЕС через удорожание внешнего долларового долга ряда стран "еврозоны", находящихся под угрозой суверенного дефолта, и провоцирования там массовых социальных волнений уже в ближайшее время…

      l Запуск очередного иранского спутника и решение Тегерана отказаться от дообогащения урана за рубежом, обеспечив себе "полный ядерный цикл", ставят официальный Вашингтон перед трудным выбором: продолжать отвечать на "атомный вызов" Исламской Республики новыми бесполезными санкциями, которые легко обходятся через третьи страны (например, КНР или Японию), заинтересованные в поставках иранской нефти, — означает продемонстрировать всему миру несерьёзный характер собственной внешней политики. А начало открытого военного конфликта — даже силами готового сделать это Израиля — приведет к конфликту практически со всем мусульманским миром, что прямо противоречит "новому курсу" США, заявленному Бараком Обамой, передают из Филадельфии...

      l Визит главы политбюро ХАМАС Халеда Машааля в Москву и ожидаемый следом за ним приезд премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху готовят международное признание этой оппозиционной ФАТХ политической структуры "вплоть до перспективы создания двух палестинских государств", утверждают наши источники в Бейруте…

      l Согласно информации, циркулирующей в околоправительственных кругах, приостановка скандального телесериала "Школа" на Первом канале — якобы в связи с Зимней Олимпиадой-2010 в Ванкувере — произошла по прямому указанию из Кремля и не будет возобновляться после окончания олимпийских трансляций...

Агентурные донесения службы безопасности «День»

1

Виктор Янукович: __ «СЛУЖУ НАРОДУ УКРАИНЫ!»

"ЗАВТРА". Уважаемый Виктор Фёдорович, наша газета и её многочисленные читатели рады поздравить вас с получением большинства голосов избирателей на украинских президентских выборах! И к этому приветствию, без сомнения, присоединяются все ваши сторонники у нас в России.

     Виктор ЯНУКОВИЧ. Спасибо за добрые слова и чувства, а также за то, что вы первыми из российских средств информации высказали их сразу после предварительного подсчёта голосов. Будем ждать окончательных, уточненных показателей от Центризбиркома Украины, но первый этап борьбы — обретение доверия соотечественников — это свершившийся факт. Как вы видели, борьба была очень трудной, ее отголоски еще слышны и не скоро утихнут — так всегда бывает в политике. Но всё же за Партией регионов — перевес, и это — заслуга всех наших единомышленников, всех украинских граждан, оказавших мне и в первом, и во втором туре выборов доверие и поддержку. Я считаю это одновременно и венцом проделанной нами нелёгкой работы, и — что намного важнее — началом трудов, куда более сложных по своим масштабам, задачам и выполнению. Так что совсем не приходится расслабляться: часть дела сделана, другая — тут же, безотлагательно требует нового напряжения сил, новых решений и практических действий.

      "3АВТРА". И начинать, похоже, во многом — если не абсолютно во всём — придётся "с чистого листа". Что же вам видится главным, первостепенным в работе на посту руководителя государства? Каковы они, эти первоочередные задачи?

     В.Я. Даже одно их перечисление, думаю, займёт больше времени, чем позволяют рамки этого оперативного интервью. А самая важная, самая актуальная для меня задача — проста и всем очевидна: это улучшение, наконец, не один год длящейся тяжкой, безрадостной жизни, беспросветной доли народа всей Украины. Об этом, в первую голову, шла речь и в моей программе, об этом так много было говорено и во время встреч с избирателями! Думаете, только добрые слова и напутствия, только сочувственные вопросы мне доводилось там слышать из уст даже тех, кто был убеждённо все эти дни и месяцы на моей стороне?.. Ясно, что нет, и они абсолютно правы! Им уже допекло, а нам, на кого они всё ещё продолжают надеяться, просто грешно не видеть, не понимать, что люди уже не могут, не в силах пребывать в таком униженном положении и неопределённом состоянии. В государстве нет и признака внятной политики, развития экономики, хотя бы какой-то жизненной стабильности. Забыто уважение к человеку труда, к его заслугам, к истории Родины. Пошли наперекос воспитание и образование молодёжи, нет и в помине борьбы с преступностью, с коррупцией, даже элементарный порядок на улицах — и тот уже редкость! Кто-то стремится в "цивилизованные европейцы", а в то же время даже в столице не пройти, не проехать из-за неубранного снега, сплошного гололёда — как будто вокруг война и блокада... Конечно, зима повсюду сейчас показала свой нрав — но ведь везде у соседей хоть что-то делается, люди же видят это по телевизору... Выходит, самая первая наша задача — наводить порядок. От простых бытовых мелочей — до проблем государственного значения. Да и нет теперь мелочей — всё важно, если от этого напрямую зависит жизнь каждого человека и судьба всей страны.

      "3АВТРА". По-моему, Виктор Фёдорович, говоря о каверзах зимы, не желающей уходить, вы невольно придали этой реплике и весьма злободневный политический смысл... А уж насчёт соседей — тем более. Какое соседство вы предпочтёте? С кем и куда пойдёт Украина при Януковиче? Эти вопросы волнуют сейчас, без преувеличения, многих и многих в мире.

     В.Я. Полагаю, что мы предпочтём таких друзей и соседей, которые не станут навязывать суверенному государству, его руководству и нашему народу своё "единственно верное" мнение в вопросах дальнейшего развития Украины: куда и как ей идти, в какие блоки вступать, с кем и "против кого дружить". Прислушиваясь все последние годы к таким "советчикам", мы набили столько шишек на лбу, что дальнейшее блуждание за подобными поводырями приведёт ещё не в такие дебри, как те, о которых я только что говорил... Мы не слепцы, и обязаны нормально ориентироваться во всём происходящем, ибо обязанность эту, вместе с "гетьманской булавой", вручили нам те, кто отдал свои голоса на выборах в нашу пользу. И посмотрите, какой тут широкий спектр политических сил, какого цвета знамёна встали сейчас рядом с флагами нашей партии: нет среди них лишь "оранжевых" или к ним близких. Но работать мы всё равно будем во благо всего населения, сплачивая и укрепляя нашу страну, а не раскалывая ее. Да, это будет трудно, но лёгкой жизни, лёгкой работы лично я себе и не планировал, зная одно: я служу народу Украины. Сегодня, когда весь мир в тисках кризиса, нам, с нашим развалом, тяжело вдвойне, и я понимаю свою задачу и свою ответственность на этом посту в полной мере. Но — "взявся за гуж, не кажи, що не дюж" — говорит народная мудрость...

      "3АВТРА". Кстати, она не только украинская, но и русская, как вы знаете. И в России — огромное число тех, кто видит в вашем избрании президентом Украины добрый знак для обеих стран. Я уже говорил об этом вначале, готов повторить и к концу нашей краткой беседы...

     В.Я. А я готов подтвердить, что и сам не вижу причин для каких-то существенных разногласий между украинцами и русскими, поскольку того, что нас сблизило и породнило на протяжении всей истории, неизмеримо больше, чем отдельных моментов иного характера, возникших в недоброй памяти последние времена. Уверен, что всё негативное преодолимо, и вижу наше будущее исполненным добрососедства, взаимопонимания и конструктивного сотрудничества.

      "3АВТРА". Спасибо вам, Виктор Фёдорович. Газета "Завтра" и раньше публиковала изложение ваших взглядов на актуальные проблемы современной жизни — с удовольствием общаемся с вами и в этот раз. Мы понимаем, что в данный момент продолжительный диалог невозможен, но надеемся, что когда-то у вас появится время и для большого, подробного разговора на наших страницах. Редакция и читатели будут его с интересом ждать. А пока — ещё раз хотелось бы вас поздравить и пожелать добра, новых сил и успехов как вам, так и вашим избирателям, и всем украинцам.

     В.Я. Благодарю и я вас за внимание и поддержку. И буду готов опять пообщаться с "Завтра", когда возникнет такая возможность. Всего доброго.

Интервью вёл Евгений Нефёдов

1

__ ЛИБЕРАЛЬНЫЙ РЕВАНШ?

Всё больше данных, поступающих из открытых и закрытых, отечественных и зарубежных источников, свидетельствуют о том, что созданная Путиным и его ближайшим окружением уникальная система российской "тандемократии" под гигантским внешним и внутренним давлением сегодня преобразуется в сторону хорошо известного двоевластия: конструкции весьма неустойчивой и чреватой жестоким политическим кризисом, если не катастрофой. Какие же "кусочки смальты" стали нам видны буквально за последнее время, приоткрывая общую картину мозаики или "паззла"?

      l Ключевой деталью этого "паззла" можно считать подписанный руководителями Института современного развития Игорем Юргенсом и Евгением Гонтмахером доклад "Россия XXI века: образ желаемого завтра", который, судя по всему, претендует на роль программы "либерального реванша". "В конце XX века Россия совершила небывалый рывок из посттоталитаризма к ценностям свободы и права, демократии и рынка. Этот процесс не был завершен, но он достаточно радикален, беспрецедентен в нашей истории. Страна развернулась в формационном сдвиге в предельно сжатые сроки и почти бескровно", — утверждали авторы доклада, предлагая и даже требуя сделать первым шагом "модернизации по-медведевски" политическую реформу — видимо, чтобы сразу и бесповоротно загнать эту перспективу в "горбачевскую" парадигму, когда внутренние реформы осуществляются в интересах внешних сил и потому приводят к результатам, прямо противоположным исходно заявленным намерениям.

     Интересно, что в основу данного текста оказался положен подготовленный Институтом национальной стратегии (Илья Пономарев, Михаил Ремизов, Роман Кареев и Константин Бакулев) доклад "Модернизация России как построение нового государства", сделанный еще осенью прошлого года. Но если авторы предыдущего доклада рекомендовали Медведеву для осуществления модернизации создавать параллельную официальной пропутинской "властной вертикали" президентскую "опричнину", то Юргенс—Гонтмахер, как справедливо заметили их критики, полностью повторили набор "демократических" тезисов конца 80-х годов, "они ничего не забыли и ничему не научились". Конечно, приятно, что высочайший интеллектуальный статус медведевских "гуру" признается во всем мире (в частности, Игорь Юрьевич Юргенс состоит в наблюдательных советах таких корпораций, как "British Petroleum" "Hewlett-Packard" и "Nestle", а Евгений Шлёмович Гонтмахер является членом президиума Российского еврейского конгресса), но, как справедливо заметил Кирилл Бенедиктов, судьба России и судьба иностранных инвестиций в российскую экономику — далеко не одно и то же. Что, добавим уже от себя, было наглядно показано в октябре 1917 года.

     Однако появление подобного доклада вызывает один интересный вопрос: он готовился по собственной инициативе авторов или по заказу? Если по собственной инициативе, то налицо более чем странная ситуация, при которой хвост желает вертеть собакой. И вертит — если мы по неразумию и неведению своему считали хвостом то, что на самом деле является поводком. А вот если по заказу, то, значит, концепция "либерального реванша" является руководством к действию и для президента РФ…

      l Одним из важнейших (и уже активно реализуемых на практике) положений доклада Юргенса—Гонтмахера является фактическое уничтожение Министерства внутренних дел как общефедеральной структуры под видом его реформирования. Как уже неоднократно отмечалось, подобная "реформа" представляет значительную угрозу для государственного единства России, поскольку даёт в руки регионам практически собственные вооруженные силы — тем более серьёзные, что Российская армия вследствие "реформ по-сердюковски" практически перестала существовать, и даже участие в не слишком масштабных локальных конфликтах наподобие южноосетинского для неё представляет серьёзные трудности. Стоит напомнить, что аналогичная "реформа" КПСС в пользу формальной многопартийности привела к развалу Советского Союза, а проведенная после 1991 года "реформа" КГБ поставила крест на таких понятиях, как государственная тайна и государственная безопасность...

      l Избрание Барака Обамы 44-м президентом США действительно потребовало "перегрузки" отношений с Россией. Причем на московском направлении харизматичный американский лидер требует прежде всего снижения ядерной составляющей российской военной мощи (а больше ничего и не осталось благодаря "сердюковской" реформе). Нарушение прав человека и других демократических норм, признание независимости Абхазии с Южной Осетией, а также прочие проявления "фантомных болей великодержавности" со стороны Кремля разом перестали беспокоить Белый дом — лишь бы договориться по главному сейчас вопросу: гарантировать военно-стратегическую неуязвимость Америки. А уж тогда…

     Тогда Соединенные Штаты, обладая возможностью нанести уничтожающий ядерный удар и не опасаясь получить ответный удар возмездия, смогут открыто диктовать свою волю не только России, но и всему миру. Не мудрено, что для достижения подобной цели в ход идут любые аргументы: от создания новых районов ПРО в Европе до угроз "заморозить" все зарубежные активы кремлевского истеблишмента и их доверенных олигархов, а также открыть против них судебные процессы по типу Гаагского трибунала.

     С российской стороны главным участником данного переговорного процесса выступает, естественно, президент РФ Дмитрий Медведев, который, как считают в "вашингтонском обкоме", не только охотно пошёл на контакт, но и реально готов подписать критически необходимое для США сокращение стратегических ядерных сил, но "тянет резину" из-за оглядки на своего предшественника. О том, как решались подобные коллизии в мире организованной преступности, от которой мир большой политики не сильно отличается, можно прочитать в романе Марио Пьюзо "Крестный отец" или посмотреть в одноименном кинофильме Френсиса Форда Копполы.

     Не будем рассуждать о том, насколько соответствует действительности предполагаемый тезис "вашингтонского обкома": "Есть Путин — есть проблемы…" — достаточно того, что там, скорее всего, считают именно так и действуют, исходя из этого тезиса. И весьма показательно, что первым идею отставки Путина (не критики Путина как премьера, а именно его отставки) озвучил никто иной, как глава Фонда Эффективной политики, советник руководителя Администрации президента РФ Глеб Павловский, в недавнем прошлом (да отчасти и в настоящем) главный политтехнолог Кремля. Что это? Очередная "смена приоритетов"? Или нечто иное?..

      l Одной из важнейших составляющих реализации антипутинского сценария стала смерть Егора Гайдара — сначала от "тромбоэмболии", а затем, как выяснилось, от "отека легких в результате сердечного приступа" 16 декабря 2009 года. Смерть, после которой на Россию обрушился настоящий информационный шквал, воспевающий либеральную теорию и рыночную практику 90-х годов, а также лично Егора Гайдара как символа этих реформ. Больше всего усердствовал, конечно, Анатолий Чубайс, последнее время всячески подчеркивавший — лично и через своих многочисленных соратников — "интеллектуальное лидерство" Гайдара в реформах ельцинской эпохи.

     Не будем здесь специально останавливаться на подробностях пред- и посленовогодней окологайдаровской вакханалии, но еще раз отметим ее хорошо срежиссированный и заранее подготовленный характер. Учитывая это обстоятельство, а также невероятные разночтения в причинах смерти (спутать тромбоэмболию с отеком легких не может ни один более-менее квалифицированный врач — настолько разная у них клиническая картина) и почти мгновенную кремацию тела покойного, становится понятным быстрое появление версии об отравлении Егора Тимуровича с целью сделать из него "икону либерального реванша".

     Это вполне обыденная практика политической жизни. Помните, в "Семнадцати мгновениях весны"? "Отринутый Гитлером от Ватикана, народ Германии так или иначе вернется в лоно святой христовой веры, и пастор Шлаг — либо светлый образ его… Пишите, пишите: либо светлый образ его… — поможет нашим пастырям в будущем нести свой свет туда, где было царство нацистской тьмы…"

     К числу таких "ритуальных жертв", получивших наибольшую известность в последнее время, можно отнести убийства Анны Политковской (убита из пистолета) и Александра Литвиненко ("отравлен полонием"). Тогда же, в ноябре 2006 года, неизвестными в Ирландии было совершено и отравление Егора Гайдара, который наотрез отказался лечиться в местной клинике и моментально вернулся на родину — видимо, понимая, что здесь будет в куда большей безопасности. Хотя бы отчасти он оказался прав...

      l Еще до смерти Гайдара, в самом начале декабря, в Интернете появился блог Татьяны Дьяченко, которая под ником t_yumasheva стала давать свою интерпретацию событий недавнего прошлого и современности. "Введение" в медиа-пространство дочери Ельцина и одной из ключевых фигур "семейного" клана произошло благодаря её интервью журналу "Медведь" (2009, № 12) — как утверждается, по инициативе Анатолия Чубайса и Александра Волошина.

     "Ельцинизм с лицом Татьяны", судя по всему, призван не только вытеснить и частично заменить собой в общественном сознании ту чудовищную "демократию с лицом Бориса", которая существовала в нашей стране в 90-е годы, создать миф о "других девяностых". В задачи блоггера t_yumasheva входит еще и максимальная дискредитация российских "силовиков", начиная с Александра Коржакова и заканчивая Владимиром Путиным, которые втерлись в доверие к "папе" и помешали ему с его верными соратниками построить в России демократический рай для всех — развели, панимаиш, коррупцию и беспредел…

     Вообще-то, выпускать вперед женщин и детей (а Татьяна Дьяченко-Юмашева подает себя в блоге сразу и как образцовая женщина-мать, и как примерная дочь своих родителей) — ход принципиально "беспроигрышный", однако демонстрирующий беспринципность и внутреннюю слабость тех, кто его делает. Конечно, эту "наследницу по прямой" в интернете еще не начали заваливать документальными свидетельствами преступлений её "папочки": с фотографиями людей и детей, погибших в от голода, нищеты, болезней, убитых в "черном октябре" 1993-го и так далее, — сын (и дочь) за отца вроде бы не отвечают, но, видимо, создание интернет-сообщества anti-yumasheva уже не за горами...

      l Посленовогодний рост тарифов и цен в полтора-два раза подается сегодня власть предержащими как единственный путь преодоления нашей страной последствий глобального финансово-экономического кризиса. Дескать, ничего не поделаешь, дорогие россияне, придется всем нам затянуть пояса потуже… Нет смысла говорить о том, что сотни миллиардов долларов при этом идут на покупку американских "ценных бумаг", а другие сотни миллиардов долларов — на поддержку внезапно просевшего под лучами зарубежного долга олигархического бизнеса.

     Лучше напомнить, что вся эта программа "доведения внутренних цен до мирового уровня" (якобы в целях невиданного повышения конкурентоспособности отечественной экономики) утверждалась президентом, правительством и Госдумой, когда кризисом, по большому счету, даже и не пахло — в мае 2008 года.

     Кризис только скорректировал давние планы Кудрина, Грефа, Набиуллиной и Ко в сторону еще большего ужесточения. Поневоле создаётся впечатление, что главной целью работы этой команды является наполнение российскими "нефтедолларами" американского фондового рынка. Не исключено, что им даже планы из Вашингтона спускают: сколько в этом месяце вложить, сколько в следующем. И те стараются, только дым над страной идёт — настоящие ударники капиталистического труда.

     А всё прочее финансируется по остаточному принципу. Причем первыми в очереди за бюджетными деньгами РФ, сразу следом за Федеральным Резервом США, стоят российские олигархи с их дворцами, островами, яхтами, "челсями", куршавелями, девочками, мальчиками и так далее.

     В конце XIX века с вершин российской власти прозвучала сакраментальная фраза "недоедим, но вывезем [хлеб]", которую приписывают Ивану Вышнеградскому. Нынешняя финансовая политика Кудрина идет, по сути, под аналогичным лозунгом: "Недоинвестируем, но вывезем [доллары]"...

      l Массовые акции протеста, прошедшие по призыву "радикальной оппозиции" в воскресенье 31 января во многих городах страны, были интересны прежде всего тем, что практически везде, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга, не вызывали обычной репрессивной реакции местных властей, либо такая реакция оказалась намного слабее обычного. Разумеется, самым показательным стал состоявшийся сутками ранее и не имеющий никакого отношения к "Стратегии-31" многотысячный митинг в Калининграде, на который вместе с простыми людьми, недовольными повышением транспортного налога, и "несогласными" из "Солидарности", взявшими на себя основной организационный процесс, вышли и местные представители официальной оппозиции, то есть политических партий, имеющих фракции в Госдуме.

     Несомненно, что такое политическое единство, скажем, калининградских коммунистов с известным защитником народных интересов и несостоявшимся преемником Ельцина Борисом Немцовым, в тот же день улетевшим обратно в Москву, по определению не могло быть стихийным — такие акции практически всегда согласовываются либо на местном, либо на федеральном уровне, либо и там, и там сразу.

     Страдающий (или наслаждающийся?) собственной неадекватностью Борис Ефимович в эфире "Эха Москвы" рассказал о том, как ему якобы лично звонил из Калининграда губернатор Георгий Боос и просил не приезжать: "Понимаешь, если ты приедешь, то будет много людей, а нам не надо, я тебе гарантирую, что я отменю этот самый транспортный налог, не волнуйся". Но бедный Немцов так разволновался, что Бооса не послушал. Хорошо, а кто дал команду калининградским коммунистам, "эсерам" и либерал-демократам идти любоваться на Немцова и на транспаранты с надписью "Правительство Путина — в отставку!"? На те самые транспаранты, благодаря которым информация о "крупнейшем в России антиправительственном митинге в Калининграде" стала одной из главных медиа-новостей не только в стране, но и во всем мире? Немцов вроде бы намекает, что "во всем виноват Боос". Но где Боос, а где партийная дисциплина? Ни Зюганов, ни Жириновский, ни Миронов своих калининградских однопартийцев не осудили. Более того...

      l Спикер Совета Федерации Сергей Миронов в интервью Владимиру Познеру заявил, что он и возглавляемая им партия "Справедливая Россия" не одобряют госбюджет-2010 и пакет антикризисных мер, принятые правительством Владимира Путина. "Поэтому говорить о том, что мы, и лично я, во всем поддерживаем Владимира Путина, — это уже устаревшая информация". Примечательно и содержание данного заявления, и место, где оно было сделано.

     Гражданин США и РФ Владимир Познер еще со времен перестроечных телемостов исполнял роль тонкого чувствительного щупальца, запущенного Америкой в самую сердцевину нашей страны. Прийти с таким заявлением к такому человеку — это всё равно, что прийти к послу США. Ну, и главное: из "не одобряем" как такового вовсе не следует "не поддерживаем". То есть приведенной фразы Миронов вполне мог и не говорить. Но зачем-то сказал. А по смыслу это даже не уточнение — это заявка на переход к совсем другому формату отношений с властной вертикалью и лично Путиным.

     Вкупе с уже упомянутыми событиями в Калининграде и выступлением Миронова 22 января на Госсовете, посвященном проблемам развития российской демократии, где глава "эсеров" обрушился на действующую избирательную систему, это дало основания лидерам "партии власти" назвать Сергея Михайловича "крысой, бегущей с корабля", и поставить вопрос о его отзыве с поста спикера Совета Федерации.

     Здесь надо специально заметить, что автор неувядающего афоризма "Парламент — не место для дискуссий" оказался не одинок во Вселенной. Его коллеги по партии, видимо, забыли, что крысы бегут исключительно с ТОНУЩЕГО корабля — следовательно, они, по весьма красноречивому умолчанию своему, ассоциируют современную российскую власть с тонущим кораблем. Согласитесь, небезынтересное обстоятельство, которое, по большому счёту, полностью перекрывает сразу же после межпартийного скандала подписанное "медведями" и "эсерами" коалиционное соглашение о безусловной поддержке реализации национальных проектов...

      l Некогда Черчилль назвал Балканы "мягким подбрюшьем Европы", воздействуя на которое можно добиваться нужной реакции от ведущих континентальных государств, прежде всего России и Германии. Такой же "болевой точкой" для РФ является сегодня Кавказ, что наглядно показали две "чеченские войны" и нынешняя растущая социально-политическая нестабильность в регионе.

     Размах террористических актов, направленных против представителей официальной власти, здесь вполне сопоставим с предреволюционным террором, когда министры, губернаторы, члены царской семьи, не говоря уже о чиновной сошке помельче, гибли буквально пачками. Учитывая два последних теракта на Октябрьской железной дороге (крушение "Невского экспресса" 27 ноября 2009 года на перегоне Угловка—Алешинка и подрыв мотодрезины на перегоне Броневая—Лигово 2 февраля 2010 года), эта практика вполне может быть вновь перенесена в Москву и Санкт-Петербург.

     А власть, которая не может защитить даже себя, — это, по большому счету, уже не власть. Создав "феномен Кадырова", Кремль опробовал единственно возможный в нынешних условиях, но весьма затратный и не слишком эффективный вариант решения проблемы. Его неэффективность заключается прежде всего в том, что другим субъектам РФ (не только на Северном Кавказе) демонстрируется выгода "чеченского пути": если подольше и посильнее конфликтовать с федеральным Центром, то в конце концов Центр обеспечит тебе за свой счет практически беспроблемную жизнь.

     Перспектива получить на Северном Кавказе "семь Чечней", всё более реальная и близкая, никого в Кремле радовать не могла — и одной-то Чеченской республике светлое настоящее обеспечивали с трудом. А тут еще и кризис…

     Выделение Кавказского федерального округа из состава ЮФО, куда были "сброшены" все проблемные республики плюс Ставропольский край, а во главе этой "восьмерки" поставлен бывший губернатор Красноярского края мультимиллионер, убежденный "либерал" Александр Хлопонин с полномочиями вице-премьера, — выглядит с этой точки зрения более чем вынужденным шагом, последствия которого можно считать непредсказуемыми. Хотя бы вследствие неизбежных конфликтов по линии Кадыров—Хлопонин, не говоря уже обо всем остальном. И эти конфликты своим острием будут обращены прежде всего против Путина...

      l Несомненно, ключевую роль в осуществлении либерального реванша должна сыграть власть на местах, прежде всего — в российской столице. Роль мэра Москвы в критических ситуациях может оказаться решающей, что все мы помним еще с "чёрного октября" 1993 года. И то, как разворачивается конфликт вокруг посёлка "Речник", может служить наглядным пособием политической интриги.

     Инициированный еще в 2007 году известным лоббистом интересов западных монополий (в частности, "Coca-Cola"), заместителем главы Росприроднадзора, а ныне префектом Северного административного округа г.Москвы Олегом Митволем процесс сноса якобы незаконно возведенных строений в пойме Москвы-реки, наконец-то "выстрелил" в политическом смысле: Юрий Лужков, вокруг которого постоянно идут разговоры об отставке, решил, что налицо удобный повод показать, кто в доме хозяин, и пообещал заодно с "Речником" снести также расположенный рядом "Остров фантазий", где проживают лица, особо приближенные к Кремлю, в том числе семейная пара министров РФ: Татьяна Голикова и Виктор Христенко.

     Разумеется, эта угроза так угрозой и осталась, но зато Дмитрий Медведев лично потребовал серьёзно разобраться в том, кто виноват в возникшем конфликте вокруг "Речника" и кто действует незаконно. Тем самым из-под пропутинской партии "Единая Россия" фактически выбивают еще одну несущую опору (об отставке Шаймиева и переменах в губернаторском корпусе вообще стоит поговорить отдельно), а сам Медведев привлекает на свою сторону миллионы мелких и средних собственников, которые именно в действующем президенте РФ начинают видеть защитника своих интересов, что, несомненно, должно помочь Дмитрию Анатольевичу в предстоящих политических коллизиях...

      l Если делать какие-то выводы из описанных выше фрагментов, сводить их в общую картину, то она вырисовывается следующим образом.

     В конце 90-х—начале 2000-х годов Путин фактически спас Россию от казавшегося неминуемым распада, восстановил централистскую "вертикаль власти" и осуществил передел собственности в пользу государства. Но созданная им система не преодолела, а лишь приостановила запущенный в 90-е годы совместными усилиями Запада и внутренней "пятой колонны" механизм деградации и вымирания страны, не перевела Россию в режим ускоренного инновационного развития. И как только внешняя конъюнктура в связи с кризисом и обострением глобальных геостратегических противоречий стала менее благоприятной для России, эта система стала испытывать критические для себя перегрузки. Программа либерального реванша требует демонтажа этой системы, но не в пользу развития или даже усеченной "модернизации", а в пользу возврата к системе 90-х годов — возможно, с возвращением Михаила Ходорковского и Платона Лебедева из тюрьмы, а Бориса Березовского и других "беглых олигархов" — из лондонской эмиграции.

     Такой демонтаж требует отставки Путина и "зачистки" тех политических сил, которые продолжают и в нынешних условиях поддерживать его систему. Ситуацию усугубляет нарастающий технологический и финансово-экономический кризис, наглядно проявившийся как в катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС, так и в значительном сокращении ВВП России, дефиците федерального бюджета, росте показателей безработицы и корпоративной задолженности.

     Совершенно очевидно, что и Путин не знает, как решить весь комплекс нарастающих, подобно снежной лавине, проблем — именно поэтому он не отвечает своим критикам открыто, не идёт на прямую конфронтацию, ограничиваясь отдельными ёмкими репликами — например, о недопустимости "украинизации" российской политической жизни.

     Не имеет адекватной программы выхода из данной ситуации и ни одна сколько-нибудь заметная политическая сила страны. В подобных условиях программа либерального реванша приобретает опасную идейную монополию, поскольку её реализация, даже первые попытки таковой, приведёт к тому, что "загорится всё, как-то сразу, неожиданно и быстро, как не бывает даже при сильном пожаре". Исчерпанный в ХХ веке "лимит на революции", в XXI оказывается снова полон разнообразными вариантами, и "либеральная революция сверху", осуществляемая в интересах глобального международного капитала, явно стоит первой в этом списке.

     Какие силы и какие программы действий, способные собрать эти силы, могут быть противопоставлены столь гибельной для России как целостного и единого государства перспективе? Мы не считаем, что точно знаем ответ на этот вопрос. Но мы совершенно уверены в том, что поставить его необходимо именно сегодня. Завтра будет уже поздно.

Служба безопасности «День»

1

Георгий Судовцев __ МЕГАМАШИНА

С 12 по 28 февраля 2010 года в канадском Ванкувере пройдут XXI Зимние олимпийские игры. Следующей столицей Зимних олимпиад должен стать российский город-курорт (а теперь и город-стройка-стадион) Сочи. Кстати, интересное совпадение: единственная до того Олимпиада, прошедшая на территории нашей страны в 1980 году, тоже была XXII-й по счёту, только Летней.

     Россия, как будущая хозяйка Зимней олимпиады, постаралась на славу — в составе нашей объединенной сборной 175 спортсменов из 31 региона страны будут участвовать в 75 олимпийской дисциплине из 86. За ледовыми и снежными баталиями сможет наблюдать практически всё население нашей страны.

     Поневоле возникает вопрос: а зачем всё это? Нет, победы, медали, очки неофициального зачёта — всё это понятно и хорошо. Но где лежит сокровенный смысл происходящего действа? Просто "быстрее, выше, сильнее"?

     В последние годы советской эпохи классовые сражения между миром социализма и миром капитализма в значительной степени были заменены спортивными.

     Подвиги Вячеслава Третьяка и Лидии Скобликовой, Александра Тихонова и Ирины Родниной, Валерия Харламова и Галины Кулаковой, Александра Пахомова и Людмилы Горшковой навсегда вошли не только в историю мирового спорта, но и в историю "холодной войны". Забыть слёзы той же Родниной на верхней ступеньке олимпийского пьедестала в Лейк-Плэсиде под гимн Советского Союза невозможно — то был настоящий "праздник со слезами на глазах", пусть даже причины этого праздника у зрителей и самой спортсменки были, как выяснилось впоследствии, принципиально разными.

     Сегодня же профессиональный спорт стал неотъемлемой частью глобального рынка, а спортивные "звёзды" практически уже ничем не отличаются от "звёзд" шоу-бизнеса: контракты, выступления, спонсоры и рекламодатели играют в их жизни куда большую роль, чем соображения патриотизма или другие "идейные" моменты, хотя говорить о них, конечно, продолжают, ибо таковы неписаные "правила игры".

     Конечно, мы желаем нашим спортсменам-олимпийцам новых побед: и в Ванкувере, и, будем надеяться, в Сочи. Конечно, мы будем, по мере возможностей, следить за их успехами и неудачами — но именно в качестве зрителей, а не так, как солдаты на войне следят за ушедшим в битву своим авангардом, точно зная, что следующей придёт их очередь.

     Поэтому и грядущий сочинский проект, при всём его видимом значении для России, не находит практически никакого отклика в нашем обществе. Люди чувствуют и знают — это будет вовсе не их, а чей-то совсем чужой праздник, и не намерены даже в самой малой степени отождествлять себя с ним. Разумеется, за исключением самых ярых болельщиков, для которых нынешнее спортивное шоу всё равно, несмотря ни на что, заменяет смысл жизни.

     Торжественные проводы с молебном, состоявшиеся 28 января в Храме Христа Спасителя, где специально собранные дети числом более сотни активно размахивали новоизобретенными символами олимпийской сборной России, "чебурашками" ядовито-синего цвета, более чем наглядно продемонстрировали бесполезность всех попыток соединить несоединимое.

1

__ ВНИМАНИЕ!

Конференция "Трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС: преступление без наказания", запланированная 11 февраля в Российской государственной библиотеке, не состоится.

     В последний момент администрация РГБ отказалась предоставить помещение для встречи, сославшись на "указание сверху".

     Напомним, что 3 октября 2009 года комиссия Ростехнадзора, расследующая причины аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, назвала Анатолия Чубайса в числе причастных "к созданию условий, способствующих возникновению аварии". В Акте технического расследования причин катастрофы указывается, что экс-председатель правления РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс "утвердил акт Центральной комиссии по приемке в эксплуатацию Саяно-Шушенского гидроэнергетического комплекса. При этом не была дана должная оценка действительному состоянию безопасности СШГЭС". Также в заключении комиссии указывается, что "в последующем не были разработаны и выполнены мероприятия по безопасной эксплуатации СШГЭС (в том числе не выполнено решение "в кратчайшие сроки приступить к работам по строительству дополнительного водосброса на Саяно-Шушенской ГЭС", не заменены рабочие колеса на гидроагрегатах, не разработана программа компенсирующих мероприятий по безопасной эксплуатации гидроагрегатов участвующих в регулировании мощности и в связи с этим имеющих повышенный износ". Позднее комиссия Госдумы РФ смикшировала данное заключение, исключив фамилию Чубайса из списка виновных.

     На конференции, назначенной на 11 февраля, планировалось обсуждение вопроса о связи аварии на СШГЭС с проведенной реструктуризацией РАО "ЕЭС России", которое могло перерасти в "суд над Чубайсом".

     Комитет по защите населения от техногенных катастроф, будучи организатором данной конференции, выражает свой протест и уведомляет общественность, что, несмотря на давление высокопоставленных лиц, мероприятие состоится! Дата и место проведения конференции будут сообщены дополнительно.

Соб. инф.

1

Денис Тукмаков __ «ОРДЕН РУССКОЙ СМЕРТИ»

ПРОКЛЯТИЯ И КЛЯТВЫ

     Самым ценным в судьбе Егора Гайдара оказалась его кончина. Она вызвала к жизни огненный спор о 90-х, возродила яростную ненависть обобранных миллионов, высветила в наших политических сумерках — где всё давно слиплось в мучнистую мглу — одиозные лики тех, кто не раскаялся в своих преступлениях, остался верен гайдаровщине и готов, измываясь над болью народа, оправдать и превознести разгром, учиненный над Россией.

     Когда умер Ельцин — наступило безмолвие. Ельцин не был явлением человеческим, это было что-то космическое, сровни мертвенному вакууму или беззвучной гибели галактик. Он умер, и люди могли лишь потрясенно молчать: в оцепенении ли, в благоговении ли, — перед этой черной дырой истории, думая о том лишь, что Россию, наконец, отпустило.

     Не то — Гайдар. Сгинул — и под фальшивые слезы телеколдунов страна подняла чарку за исчезновение жуткого демона. Траурные дни отмечали, как избавление. Люди радовались проглянувшему солнцу и в нетерпеливом предвкушении оглядывались, отыскивая рыжую шевелюру, спрашивая друг друга: "Кого же черт возьмет следующим?!"

     Оттого так зацыкали, заверещали на них, повылезши из нор, недобитые "младореформаторы" и "гарвардские мальчики", зашлись в неистовой пляске вертлявые, с щетиной и хвостами, бесы в коротких штанишках. Они прибегли к своему излюбленному ритуалу — превращению правды в ложь.

     Скорбно взвыл о почившем Чубайс. Разревелся, пуская слюни, Сванидзе. Выпростала голову на свет Божий ельцинская дочь Татьяна, заталдычила о благословенном отцовом правлении. Сверкая зубом, прилетела из леса Наина и прокаркала оду о покойном. Замерев по стойке "смирно", отчеканил клятву о "приверженности курсу 90-х" Кудрин. Черномырдин, выдавливая из себя ошметки фраз, сравнил мертвяка с Петром Великим. Авен, осклабясь, полез целовать усопшего в уста. Андрей Нечаев — он, оказывается, еще жив — потребовал поставить мертвецу памятник. На лице Новодворской читалось экстатическое просветление: она тоже думала о смерти; а Немцов, не в силах сдерживаться, говорят, требовал яду. Скрипнул о "вечной жизни" покойного Шохин, Ясин же едва не изошел желчью оттого, что недалекий народ не понял гайдаровской гениальности. В довершение Федор Шелов-Коведяев, вернув себе на время человеческий облик, потребовал переименовать Ленинский проспект столицы в Гайдаровский.

     Отметился каждый; не нашлось в те дни ни одного инфернального персонажа новейшей русской истории, который не счел бы долгом пропеть осанну Гайдару и подтвердить — словно дело было на культовой сходке, в древнем злом подземелье — свою верность гайдаровщине.

     Это публичное исповедание преданности дорогого стоит. Еще ценнее их стойкая убежденность — после полутора десятка лет тотального народного горя — в том, что Гайдар явился "спасителем России": ведь нет хуже преступления, чем то, которое объявлено благом. Это значит, что оставшиеся в живых гайдаровцы не просто разделяют веру своего "жреца", но и берут на себя ответственность за каждое его злодеяние. Поэтому приговор Гайдару есть обвинение в лицо каждому, кто посмеет назвать себя гайдаровским последователем.

     Преступление Гайдара и круга его подельников чудовищно. Они осуществили планомерное уничтожение русской государственности в трех важнейших ее ипостасях: как всеобъемлющую систему хозяйствования, как цивилизационную миссию русского народа и как политический механизм участия граждан во власти. Вся гайдаровско-ельцинская "контрреволюция" 90-х проходила под лозунгом "Как можно меньше государства!" — и Россия к рубежу веков почти полностью исчезла, растворилась, обмелела.

     Невиданная в истории ликвидация целого государства была произведена безжалостно, целенаправленно, скрытно, варварскими методами и в молниеносном темпе. Она носила все признаки спецоперации, применяемой против внешнего противника на оккупированной территории.

      СОКРУШЕНИЕ ЖИЗНИ

     В основе "реформы" Гайдара лежал полный разгром всего экономического базиса Российской Федерации, основанного на государственном управлении собственностью и перераспределении получаемых благ среди народа.

     Эта социалистическая система хозяйствования работала как единый организм, лишь определенная часть которого была нацелена на извлечение прибыли. Остальные детали этой грандиозной машины: военно-промышленный комплекс, наука и образование, здравоохранение, культура и спорт, коммунальное хозяйство и транспортные артерии, — то есть весь гигантский комплекс по обеспечению жизни и процветания нации, растянутый на одиннадцать часовых поясов, — являлся приобретателем этой общей прибыли.

     Из монолитной, не поддающейся расчленению системы Гайдар вырвал становой хребет — государство, с его важнейшей функцией перераспределения благ.

     В результате вся система посыпалась, как карточный дом. Важнейшие элементы жизнеобеспечения народа: строительство новых городов и районов, возведение школ и больниц, модернизация инфраструктуры, наращивание культурного потенциала — лишились всяких средств к существованию. Целые отрасли промышленности, выстроенные так, чтобы получать госзаказ на свою продукцию, были ликвидированы. Вся наука, целиком финансировавшаяся из казны, была обречена на голодную смерть. Грандиозный ВПК, являвшийся локомотивом развития советской державы, оказался сокрушен и перемолот. За 90-е годы объем промышленного производства в России упал на 60% — в 2,5 раза больше, чем в войну.

     Одновременно с тотальным сломом системы хозяйствования в стране грубо насаждалась несостоятельная модель либерального монетаризма в рамках "Вашингтонского консенсуса", которая обернулась нынешним кризисом западной финансово-экономической системы. В условиях хаотизации экономики и распада государства религиозный культ Гайдара, с поклонением "Невидимой руке рынка", которая "всё расставит по местам", привел к тому, что были растоптаны всякие "нерентабельные" формы жизни в России, из которых невозможно было извлечь немедленную прибыль.

     Главной "убыточной статьей" для Гайдара оказался российский народ. Рядовые граждане страны испытали на себе главный удар шоковых "реформ" в виде либерализации цен, обесценивания многолетних вкладов и накоплений, ликвидации достойных зарплат и пенсий. Всё это осуществлялось правительством Гайдаром намеренно — невзирая на многочисленные жертвы "не вписавшихся в рынок". Миллионы умерли, десятки миллионов превратились в бомжей, проституток, беспризорников.

     Но еще более катастрофичным для граждан России оказалось преднамеренное лишение их всякого доступа к рентабельному сегменту российской экономики. Этот экономический апартеид был осуществлен в рамках гайдаро-чубайсовской приватизации государственной собственности.

     Ваучерная приватизация исключала справедливое акционирование мало-мальски значимых кусков российского богатства и привела к тому, что вся крупная собственность страны, созданная трудом нескольких поколений ее граждан и еще приносящая прибыль, оказалась в руках недобросовестных, циничных, алчных прохвостов. Ничего не смысля в обретенном богатстве, желая как можно скорее конвертировать его в прибыль, нувориши за короткое время бездарно промотали советское наследство, вольно или невольно доведя его до деградации и гибели.

     В той малой части отечественной промышленности, которую даже бездарям оказалось не под силу разорить — прежде всего в добывающей отрасли, — ситуация сложилась еще плачевнее. Сохраняя контроль над столь лакомым куском собственности через систему тотальной коррупции, олигархат все сильнее "откалывался" от России, на глазах превращаясь в узкий класс компрадоров. Взнуздав "золотую жилу", не вкладывая ни копейки в ее модернизацию, жадно выпивая все соки из русских недр, олигархи год за годом переводили богатства за рубеж, не оставляя гибнущей России ни крохи. Своей конечной целью "эффективные собственники" — и целый сонм их прихлебателей — видели личное вхождение в "Золотой миллиард" мондиалистской верхушки и ради этого были готовы на все.

     Именно Гайдар и его выкормыши создали в России "экономику смерти", при которой всё, что не подчинялось законам рынка, обрекалось на деградацию и вымирание, а всё, что оставалось ценным в стране, оказалось в распоряжении кучки предателей, не связывающих собственное будущее с будущим России.

     Очень скоро эта "экономика смерти" была мастерски усовершенствована: разрозненные ручьи утекающих из России частных капиталов были централистски объединены в единый полноводный поток "нефтедолларов", до сих пор омывающий чужие цивилизации в ущерб стонущей от нищеты Родине. Россия до сих пор выплачивает репарации победившей ее в "холодной войне" Америке, а смысл российской власти с 1991 года сводится к тому, чтобы поток дани никогда не ослабевал.

      ТАБУ НА ВЕЛИЧИЕ

     Уничтожение экономического базиса русской цивилизации не могло считаться полным без сокрушения ее надстройки. Вся "реформа" Гайдара была направлена на то, чтобы демонтировать Россию как самодостаточную цивилизацию.

     Идеологическим наполнением каждого шага гайдаровского правительства являлась концепция встраивания России в фарватер победившего Запада. Это сдача на милость победителя была напрямую осуществлена в эпоху гайдаровского министра иностранных дел Козырева. С той же целью к населению страны были применены разнообразные пропагандистские методы, сводившиеся к подавлению национального самосознания русского и других народов России и к диффамации государственной машины как механизма продления народа в истории. Символом десуверенизации России явились слова Гайдара: "Россия как государство русских не имеет исторической перспективы".

     Его деятельная русофобия началась с Беловежских соглашений, в результате которых тридцать миллионов самых активных, трудолюбивых, закаленных русских людей оказались сброшены как "балласт" за пределы России, скормлены в пасть националистических режимов по периметру ее границ.

     А уже в постсоветской России Гайдар и его команда развернули масштабную кампанию по уничтожению всякого намека на великодержавность русского народа и его историческую миссию. Грандиозные достижения Родины подвергались осмеянию. Ее святыни оплевывались. Древние коды русского самосознания наспех переписывались. Всё здоровое, цельное, свободолюбивое вмуровывалось в асфальт. Термин "патриот" был превращен в ругательство. Слово "русский" объявлялось синонимом "фашиста". Русские светочи становились "нерукоподаваемыми". Фундаментальные народные ценности — от превознесения честного труда до любви к Родине, от добрососедства до чести служить в армии — скармливались свиньям. Уже были демонизированы Вооруженные Силы, и "священный долг" подавался не иначе, как преступление против здравого смысла. Уже и дети мечтали стать бандитами и проститутками. Уже вырастало целое поколение манкуртов. Уже великие гуманистические идеалы: стремление в космос, тяга к родному искусству, пестование многодетности — смешивались с тленом и пороком. Последние остатки государственной пропаганды были обращены против собственного народа, словно это был народ-призрак, народ-раб, народ-изгой.

     Еще с большей ненавистью Гайдар и его последыши расправлялись с историей Государства Российского. В их безостановочном потоке вранья и клеветы русская история представала как тысячелетняя череда преступлений против "свободной личности", как непрерывная цепь насилия, пагубы, страданий и тоски.

     Отказ от любых амбиций, ненависть ко всякой субъектности, презрение к каждому сопротивляющемуся ростку имперского миропонимания — весь этот духовный концлагерь, в который Гайдар и гайдаровцы заключили народ России, уничтожал его сильнее, чем экономический упадок. "Шоковая терапия" отнимала у людей средства к существованию, духовная пытка лишала их самого смысла жить дальше. Если государство ублюдочно, если твой народ — раб, если твои советские отцы и деды объявлены преступниками и отщепенцами, если сам ты — "лузер" на чужом празднике жизни, то зачем тебе быть и зачем рожать таких же недочеловеков, как ты?

     Это тотальное лишение народа смыслов бытия, осуществленное в России под чавкающее гайдаровское "отнюдь", с каждым годом приближало неоднократно озвученную цель — "окончательное решение русского вопроса", сокращение населения "этой страны" до нескольких миллионов "рабов Трубы", возгоняющих кровь "всемилостивого Запада".

      ИГО ДЕМОКРАТИИ

     Гайдаровское иго не могло просуществовать сколько-нибудь долго, если бы "младореформаторы" не осуществили третьего своего злодеяния — уничтожения всякой формы участия народа во власти. Мерзавцы, скрывавшиеся под личиной демократов, установили в России невиданную "диктатуру меньшинства", подавляющую любые попытки законно, в правовом поле, изменить тотальную несправедливость строя.

     Народ, в начале 90-х разбуженный "демократами первой волны" и поддержавший ельцинское стремление к власти, в "демократической России" оказался в одночасье отстранен от управления страной. Именно с Гайдара в стране началась преступная практика, при которой формально демократические институты и процедуры всякий раз оказывались погребены под валом бесконечного произвола власти. Против народа был брошен ОМОН, народ оказался под огнем либеральных СМИ, над ним издевались нечестивцы из избиркомов и двурушники из "оппозиции", а "совесть нации" зомбировала его с экранов ТВ бесконечным "Да-да-нет-да!"

     Кульминацией демократии по-гайдаровски стал государственный переворот в октябре 93-го и расстрел из танков законного Верховного Совета. Даже в этом преступлении не обошлось без Гайдара — именно он раздавал оружие незаконным пропрезидентским формированиям, он же подкупал "гознаковскими" миллиардами продажных вояк-танкистов.

     Последовавщие затем паскудные выборы в смехотворную Думу и принятие ельцинской Конституции узаконили беспредел гайдаровцев. Выборы новой Думы в 95-м явились вопиющим примером психологической войны власти против собственного народа, а президентские выборы-96, прошедшие под знаком "коробки из-под ксерокса" и под улюлюканье листовки "Не дай бог!", окончательно превратили в фарс любые политические процедуры в России.

     Стараниями демократов никакая народная демократия в России оказалась невозможна. При этом в годы правления либералов никогда не было недостатка в головастых подлецах, уверявших, будто истинная демократия — это ни что иное, как власть меньшинства над "бестолковым", "пассивным", "забитым" большинством "ради его же блага".

     Все это привело, пожалуй, к самому плачевному следствию из катастрофы 90-х: к тотальному нигилизму народа, страшащегося нынче любых форм собственного вовлечения в возрождение страны. Никакое "общее дело" в России немыслимо, пока люди боятся, что — непременно обманут, обкрадут, наплюют в душу, а потом еще и будут насмехаться над простодушными дурачками, что повелись на очередную обманку Нечестивой Власти.

      ГОЛЕМ РВЕТСЯ К ВЛАСТИ

     Уничтожение государственности было совершено хладнокровной рукой. Важно понимать, насколько бредовыми являются заверения нынешних адептов Гайдара в "безальтернативности" его "реформ". Имеется множество свидетелей, — из последних, наиболее громких выступлений выделяются антигайдаровские эскапады Юрия Лужкова и Виктора Геращенко, — настаивающих на том, что, помимо "шоковой терапии", в начале 90-х существовало сразу несколько проектов реформирования государства и экономики. Но Ельцин выбрал самый деструктивный, подлый, беспощадный вариант слома русской цивилизации. Это подтверждает преднамеренный характер "реформ смерти", осуществленных правительством Гайдара.

     Что еще более существенно — вся гайдаровская реформа осуществлялась по целеуказаниям и при непосредственном участии иностранных советников, западных институтов, фондов и структур, которые не только сопровождали каждый шаг гайдаровского правительства, влияли на выборы в России, ликвидировали конкурентов в лице российских предприятий, академгородков и наукоградов, но и в открытую прикармливали ключевых лиц из числа "реформаторов" чемоданами долларов. Само назначение Гайдара происходило под диктовку из Вашингтона. Суть происходящего сформулировал осенью 1993 года госсекретарь США Уоррен Кристофер: реформы Гайдара — это "инвестиции в национальную безопасность США".

     Поразительно, но западные специалисты сами оказались шокированы маниакальной упертостью гайдаровцев в разрушении собственной страны.

     Лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц назвал взгляды реформаторов на экономику "настолько неестественными, настолько идеологически искажёнными, что они не сумели решить даже более узкую задачу увеличения темпов экономического роста. Вместо этого они добились чистейшего экономического спада".

     А экономический советник гайдаровского правительства Джеффри Сакс удивлялся: "Российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей".

     Смыслом и сутью уничтожения государства Гайдаром является полная остановка русского развития. Но прежде чем застопорится маховик русской истории, либералы хотят попробовать еще.

     Вся нынешняя политическая кампания по реабилитации и обелению Гайдара, предпринятая его идейными наследниками, сопровождается кощунственным лейтмотивом: "Гайдар не закончил начатое!" Не успел Гайдар сгинуть, как его немедленно раскопали сподвижники, чтобы нацепить труп на свои штандарты и пойти на Кремль в отчаянном вожделении во что бы то ни стало вернуться к власти и довершить свой прерванный шабаш.

     Реваншисты накопили силы, они решительны и бодры. Но главное, у реваншистов есть организационный кулак — партия "Правое дело", пестуемая Чубайсом. Голем, созданный из праха и нечистот. Коллективный Гайдар, сборище его искренних и преданных последователей.

     Голем уже чует, что либеральный реванш близок, — недаром Чубайс назвал свою партию "триумфальной". Из каждого русского горя, будь то катастрофа на ГЭС или взрыв экспресса, пожар в клубе или произвол милиции, голем черпает всё новые силы.

     Для победы "Правого дела" сложились идеальные условия. Раненая кризисом Америка остро нуждается в новом русском мясе, чтобы утолить свою ненасытную утробу. Дуумвират раскалывается на глазах. Верхи промотали накопленные средства и стремительно летят в пучину нищеты, банкротств, долговой кабалы. По измученной стране катится нарастающий вал хаоса и нестабильности. Коррупция превратила "вертикаль власти" в труху, "силовики" подавлены, и даже крысы, сбегая с корабля, норовят побольнее куснуть прежнего сюзерена.

     Если не остановить голема, он навеки остановит Россию, довершит гайдаровскую "реформу смерти". Победит "Правое дело", этот "Орден русской смерти" — и Развитие станет невозможным, небесные Куранты перестанут отбивать наши часы. Температура русской Ночи упадет до абсолютного нуля. Россию скует тепловая смерть, и могильщик Чубайс накроет бездыханный Русский Мир белым саваном.

      ТРЕБУЕМ ТРИБУНАЛА!

     Ради жизни народа, ради возрождения Российского государства, ради победы правды над ложью мы, газета "Завтра", требуем посмертного трибунала над Гайдаром и прижизненного — над его последователями.

     Мы требуем в судебном порядке рассмотреть деятельность гайдаровской партии "Правое дело", подозревая в ней признаки лютой ксенофобии по отношению к русским.

     Мы требуем провести широкомасштабную и последовательную кампанию по дегайдаризации России. Мы требуем введения открытого всенародного Трибунала над лицами, осуществлявшими и поддерживавшими гайдаровские реформы 90-х годов.

     Мы требуем принять закон о люстрации, пожизненно запрещающий проводникам гайдаровских реформ занимать любые государственные посты, а также руководящие и преподавательские должности, отменяющий тайну их личной жизни и подвергающий огласке их служебную деятельность вплоть до сегодняшнего дня.

     Если на то будет воля российского большинства, прах Гайдара нужно перезахоронить без свидетелей в безымянном месте вдали от жилищ людей. Его имя должно быть предано забвению по всей России.

     Каждый гражданин России, кто выступал и выступает в поддержку курса реформ Гайдара, осуществленных в 90-е годы, должен публично покаяться и получить прощение народа.

     Газета "Завтра" призывает всех граждан доброй воли присоединиться к этому Трибуналу и дать свидетельские показания о преступности гайдаровских реформ, человеконенавистнической идеологии либерального монетаризма и антироссийской деятельности партии "Правое дело".

1

Андрей Пшеницын __ НЕОПЛАЧЕННЫЙ СЧЁТ

После смерти (намекают — не вполне естественной) Егора Гайдара в российских СМИ начался и до сих пор продолжается обмен мнениями о той роли, которую покойный исполнил в новейшей истории нашей страны. Соратники "Тимурыча" уверяли, что это — великая и спасительная роль, но они оказались в откровенном меньшинстве. 22.01.2010 в "Московском комсомольце" опубликовали свою статью Ю.Лужков и Г.Попов, действующий и бывший градоначальники Москвы, в которой они оценили т.н. "реформы" Гайдара, как "наихудший выход из социализма". На статью кровно обиделся А.Чубайс. Казалось бы, как всё происходящее интересно! Какие кипят страсти! Недавние партнёры по импорту в Россию "рыночной демократии" и "безродного глобализма" публично выясняют отношения. Беда только в том, что за пределами аргументов высоких спорщиков привычно остаётся одна "крошечная" подробность.

     В 1992 году, с решительным началом т.н. "шоковой терапии", "новая Россия" сразу же вымерла — на "минус" 219 000 (рождаемость — 1588 тыс., смертность — 1807 тыс.). Если помнить, что естественный пророст у мусульман России примерно — "плюс" 200 000 в год (дай-то им Бог!), то русский народ в 1992 году вымер примерно — на "минус" 420 000. И Гайдар, вне всякого сомнения, среди тех, кто несёт за это персональную ответственность.

     В 1993 году показатели демографии "новой России" случились уже просто удручающие. Вымирание составило — "минус" 751 000 (рождаемость — 1378 тыс., смертность — 2129 тыс.). Следовательно, русский народ вымер в 1993 году примерно — на "минус" 950 000. Т.е. всего за один 1993 год Русское Вымирание увеличилось на 530 000!

     Гайдар предлагал считать свою деятельность — "шоковой терапией"? Однако по факту вымертвления всего за два (1992-1993) года минимум(!) 1 370 000 русских на д-ра "шоковой терапии" он никак не тянет! По факту таких деяний он скорее не врач-терапевт, пусть даже шоковый, а настоящий "доктор Смерть" для русского народа! Вот та самая "крошечная" подробность, о которой никогда(!) не вспомнят в своих высоких спорах ни Чубайс с Дьяченко, ни Попов, ни Коржаков, ни Пушков и ни Лужков.

     Конечно, нельзя все эти "достижения" ставить в вину одному только Гайдару. Свою долю вины за демографию русского народа в 1992-1993 гг. несут и т.н. "перестройщики". Напомню, что ещё в 1987 году естественный прирост русского народа в пределах РСФСР составлял — "плюс" 800 000; а в пределах СССР — "плюс" 1 млн.! Однако в последнем (1991) году "перестройки", ещё в РСФСР, общий естественный прирост составил всего — "плюс" 103 000 (рождаемость — 1794 тыс., смертность — 1691 тыс.), а русский народ, впервые после Великой Отечественной войны, вымер примерно — на "минус" 100 000. "Доперестраивались"!

     Перед нами — чудовищный демографический сдвиг: если в 1987 году в РСФСР родилось — 2 млн. русских детей (общая рождаемость — 2,5 млн.), то всего через шесть лет, в 1993 году, уже в "новой демократической Великой России", русских детей родился только — 1 млн. (общая рождаемость — 1,4 млн.). В нынешнем 2010 году 17-летних русских юношей и девушек 1993 года рождения ровно в два раза меньше(!), чем 23-летних русских юношей и девушек 1987 года рождения!!!

     Так всего за шесть лет (1988-1993) будущее русского народа ополовинили! Первый ряд ответственных за то, что судьба русского народа в эти шесть лет была решена самым сокрушительным образом, совершенно очевиден: Горбачёв, Яковлев, Ельцин, Чубайс и, конечно же, — д-р Гайдар!

     Осиротевший Чубайс, продолжая корчить из себя контактёра с высшим разумом "рыночной демократии", уверяет, что "Гайдар (ни больше и ни меньше, как) спас (буквально всех) от гражданской войны"?! На мой взгляд, если у Чубайса есть психиатр, то его необходимо срочно поменять: нынешний откровенно не справляется...

     За годы "Великих реформ" (1992-2009) в современной России вымерло минимум(!) — 17 млн. русских (общее вымирание — 13,5 млн. среднестатистических "дорогих россиян"). Чубайс хорошо устроился, нет никакой возможности спросить в его лощёное табло: "А достигнутое вымертвление минимум 17 млн. русских, разве это, по факту(!), ещё не гражданская война нового типа на полную ликвидацию русского народа?!"

     Если кто-то полагает, что "Тимурыч и его команда" не заметили учинённого ими погрома демографии русского народа, если кто-то в это наивно верит — тому напомню, что 22.12.2002 на Политсовете СПС Гайдар произнес, пожалуй, самую звонкую свою фразу. Перед товарищами по партии и соратниками по борьбе он с чувством глубокого самоудовлетворения отчитался о проделанной работе: "Россия как государство русских — не имеет будущего!"

     На тот момент уже всё было понятно: "перестройщики" и "реформаторы-камикадзе" перевели русский народ в режим дожития — к 2050 году от русского народа останется не более 50 млн., а к концу XXI века "русский вопрос" будет закрыт окончательно — русский народ вымрет весь! Огорчает, что д-р Гайдар не успел поделиться итогом своего исторического прозрения на тему: а что это такое — "Россия без русских"?! Дело-то идёт именно к этому, и идёт очень быстро!

     "Тимурыч и его команда" гордо величали себя реформаторами-камикадзе. Но данное утверждение — вопиющее расхождение с исторической правдой и здравым смыслом. Японские лётчики-камикадзе ценой своих жизней забирали жизни американских военнослужащих. Наши "младореформаторы", не афишируя замысла, предложили заплатить за всё русскому народу, которому теперь не подняться.

     Главная мысль данного текста проста — за переход из "тоталитарного ада" к светлому царствию "рыночной демократии" русский народ платит последнюю, смертную цену. Этот "русский счёт" пишется каждый день. Он известен, но — пока что — не предъявлен.

     г. Ижевск

1

Александр Маслов __ В ШАГЕ ОТ ПОБЕДЫ

Во втором туре президентских выборов на Украине, согласно текущим (после обработки 99,91% электронных протоколов) подсчетам ЦИК, Виктор Янукович получил 48,95%, а Юлия Тимошенко — 45,48% голосов избирателей. При этом явка оказалась достаточно высокой (69,07% против 66,7% в первом туре). Таким образом, лидера Партии регионов можно считать легитимным победителем этих выборов.

     Тем более, что наблюдатели ПАСЕ подтвердили, что никаких серьёзных нарушений не было, всё происходило демократично и в рамках закона. А для украинского политического сообщества, не только кормящегося от экспортной "трубы" на Запад, но и мечтающего о вступлении в текущий молоком и мёдом Евросоюз (через НАТО или без него — другой вопрос), мнение Европы значит чрезвычайно много. Во всяком случае, эти заявления свидетельствуют прежде всего о том, что результаты выборов ЕС устраивают, а, следовательно, никакого "нового Майдана" там не только не поддержат, но даже не потерпят.

     Поэтому шансы Юлии Тимошенко каким-то образом добиться пересмотра итога выборов 7 февраля и оказаться в президентском кресле практически равны нулю. Тем более, что отрыв пусть ненамного, но, словно под заказ, превышает названную ею "магическую" цифру в 3%, после которой она обещала "выводить людей на улицы". Что-то у "женщины с косой" в этот раз "не срослось", и она не смогла ликвидировать возникшее после первого тура 10%-ное отставание от Виктора Януковича.

     Что именно "не срослось", сегодня сказать трудно. По большому счёту, Юлии Владимировне повредила её собственная суперхаризматичность и связанный с ней имидж политика, способного ради собственной выгоды в любой момент перешагнуть через любые соглашения и договоренности. Грубо говоря, она столько раз "кидала" своих контрагентов и союзников внутри страны и за её пределами ради конкретной сиюминутной выгоды, что полностью утратила кредит доверия, и ни Виктор Ющенко, ни Сергей Тигипко, ни Арсений Яценюк не протянули бывшей "королеве Майдана" руку помощи перед вторым туром. "Юлечка" осталась в гордом политическом одиночестве и страшно нервничала из-за этого, что было хорошо видно по её сольному выступлению в несостоявшихся теледебатах перед вторым туром, где она попыталась разговаривать с избирателями в странном тоне "самой лучшей приёмной матери" — вместо жёсткого и точного разговора о текущих проблемах Украины и возможных путях их решения она вдруг понесла явный бред о каких-то "боевиках" Партии регионов, якобы заполонивших все санатории под Киевом, тем самым показав, что на самом деле озабочена не интересами страны, а интересами собственной власти. Впрочем, как говорится, теперь это её трудности...

     Но в предвыборном штабе Виктора Януковича вовсе не торопятся принимать поздравления и говорить о новом украинском президенте с безоглядным торжеством: тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить!

     И не столько потому, что над "регионалами" довлеет память о прошлой президентской кампании и Майдане, сколько потому, что именно теперь начинается самое сложное, опасное и интересное — формирование новой конфигурации власти на Украине. А здесь это — уравнение со многими известными и неизвестными, от которого напрямую зависят длительность и результаты пребывания того или иного политика на том или ином посту, включая президентский.

     Виктору Януковичу достаётся непростое наследство. Прежде всего — в социально-экономическом измерении. По итогам 2009 года ВВП Украины, согласно оценкам Всемирного банка, сократился почти на 15%, причем промышленное производство — на 22%, государственный долг вырос на 53,5% и достиг 37,7 млрд. долл. или 56% от ВВП, инфляция составила 12,3%, а безработица — 10,3%. К этому стоит добавить, что правительство Юлии Тимошенко, помимо денежных кредитов в размере свыше 13 млрд. долл., взяло еще и товарный кредит у России — неизвестное точно количество газа "на хранение" (читай — на продажу).

     До этого я специально обходил стороной ключевой для современной украинской элиты с финансовой точки зрения вопрос о контроле за экспортной российской "трубой", поскольку смена власти в Киеве потребует нового передела допусков, а два предыдущих передела происходили исключительно в формате "газовых войн".

     При Кравчуке и Кучме еще действовала постсоветская инерция, и президенты Украины напрямую в "газовые дела" не вмешивались, предоставляя их своим подчиненным вроде Павла Лазаренко и той же Юлии Тимошенко.

     Но после "оранжевой революции" и особенно — после отставки "газовой принцессы" с поста премьер-министра Украины, случившейся 8 сентября 2005 года, всё изменилось. "Клан Ющенко", управляемый его американской супругой, кадровой сотрудницей Агентства национальной безопасности США Екатериной-Клер Чумаченко, потребовал свою долю, и вся так называемая "первая газовая война" в январе 2006 года представляла собой цепь последовательных действий по учету его интересов вместо интересов отправленной в отставку Юлии Тимошенко.

     В результате главным газовым дилером вместо эпической венгерской "Eural Trans Gas" стала не менее эпическая швейцарская "RosUkrEnergo AG", каковая схема и действовала вплоть до следующего передела власти в Киеве, устроенного, по большому счету, республиканской администрацией Джорджа Буша-младшего. Юлию Владимировну в феврале 2008 года срочно вызвали в Вашингтон, долго расспрашивали по всем трубопроводным делам (решение Кремля сблизиться с демократами через газовые миллиарды не сильно радовало тогдашних хозяев Белого дома) и, снабдив соответствующим ярлыком, благословили на возвращение в большую украинскую и международную политику.

     После долгого и нудного политического кризиса внеочередные выборы в Верховную Раду всё-таки состоялись, Тимошенко вновь стала премьер-министром, оттеснила Ющенко от большинства властных рычагов и снова взяла под контроль экспорт энергоносителей. Что потребовало от российской стороны обратной рокировки, которая и была осуществлена в ходе так называемой "второй газовой войны" между Россией и Украиной в конце 2008 — начале 2009 годов. Теперь из схемы выкинули уже "ющенковский" "RosUkrEnergo" и передали его функции "Нафтогазу Украины", который полностью контролировался правительством, то есть премьер-министром Юлией Тимошенко.

     Как эта проблема решится после победы Виктора Януковича, пока неясно. Ясно лишь то, что нынешняя схема, скорее всего, сохранена не будет.

     Но за счет чего и когда могут быть выплачены эти огромные долги в летящей вниз украинской экономике, никто не знает. Точно так же никто не знает, за счет чего можно обеспечить хотя бы минимально приемлемый уровень социальных расходов: пенсии, пособия, компенсации и т.д. Ведь полученные кредиты были фактически брошены не на спасение производства, а на предвыборную борьбу (и на имитацию стабильности, что, в сущности, одно и то же). По-хорошему, команде Януковича придётся разбираться не столько с "бандеровскими" указами Ющенко (хотя идеологические вопросы, включая статус русского языка и переформатирование государственной идеологии с "древних укров" на что-то менее анекдотическое и антирусское, тоже важны), сколько с долгами имени Тимошенко.

     А это в существующей политической системе Украины практически невозможно: чтобы сразу сажать в тюрьму своего оппонента на президентских выборах и лидера второй по значению парламентской партии, нужна очень сильная, почти диктаторская президентская власть, которой нет и не предвидится. К тому же, неизбежные судебные иски по выборам 7 февраля (а уж это удовольствие "Юлечка" себе непременно позволит) дадут ей неопределенной длительности иммунитет от любого судебного преследования.

     Тем более, что даже с ключевым назначением премьер-министра у "команды Януковича" никакой определенности пока нет. Ставить на этот пост кого-то из своих — значит почти гарантированно оказаться в парламентском меньшинстве и снова вписаться в перманентный политический кризис. Предложить этот пост Сергею Тигипко, сегодня практически не имеющему собственной фракции в Верховной Раде, — практически то же самое по результату, только еще хуже с точки зрения внутрипартийного единства.

     Назначать досрочные парламентские выборы сегодня — значит вывести на авансцену украинской политики того же Сергея Тигипко и Арсения Яценюка, при том, что почти 46% голосовавших за Юлию Тимошенко во втором туре от неё полностью не отвернутся, и "свои" 20-25% голосов она снова гарантированно наберёт.

     Иными словами, уже в шаге от президентской победы Виктора Януковича перед ним всё отчетливее вырисовывается политический цугцванг, при котором любой невзвешенный ход будет только ухудшать положение бесспорного победителя.

     Единственным более-менее приемлемым (не на словах, а на деле) вариантом является разворот Украины от "евроиллюзий" к более тесному и эффективному сотрудничеству с Россией, способной (опять же, не на словах, а на деле) помочь Украине преодолеть "посторанжевый" кризис — разумеется, не в ущерб, а на пользу собственной экономике. Однако сегодня ни в Киеве, ни в Москве, судя по всему, не готовы к подобным решительным шагам, начисто разрушающим известную "концепцию Бжезинского", согласно которой только объединенная с Украиной Россия представляет собой сверхдержаву, способную поставить под сомнение "глобальное лидерство" Соединенных Штатов.

     Нашим элитам сегодня, к сожалению, куда привычнее, спокойнее и "выгоднее" не злить "вашингтонский обком", а привычно гнать на экспорт энергоносители и прочее сырье (включая "живой товар"), наблюдая за тем, как разрушаются высокотехнологичные производства и уничтожается базис экономической независимости двух стран, неспособных существовать в отрыве друг от друга, а "хохлов" убеждают в том, что их главный и вековечный враг — это "москали" и наоборот.

     "На закуску" и в качестве наглядной иллюстрации к изложенным выше соображениям приведу свежий и весьма удачный, на мой взгляд, образец "народного творчества", сразу после выборов появившийся на просторах интернета. Речь, очевидно, о "бывшем"...

     Почему сегодня Ветя просыпался десять раз?

     Потому что снова, дети, власть меняется у нас.

     Он проснулся темной ночью, было ровно три часа.

     В ЦВК предельно точно подсчитали голоса.

     Над восточной степью дикой занималася заря,

     И донецкие "бандиты" изымали "Кобзаря".

     Он оделся в две минуты, партбилет порвал в куски,

     Закопал на время смуты все трипольские горшки,

     Календарики с тигрицей сжёг на газовой плите.

     Он бы дернул за границу, да года уже не те.

     Нынче разговор короткий: слово скажешь — вдруг расстрел?

     Он, кряхтя, косоворотку через голову надел.

     Что-то вспомнил. Ужаснулся. Гривны перевёл в рубли.

     Снова лёг. Уснул. Проснулся. Не дождался. Не пришли.

     "Свидомые" националисты типа описанного в стихотворении "Вети" уже видят, что их политика потерпела крах. Но истинные патриоты Украины, судя по всему, еще не осознали этого факта. Теперь им важно не остановиться в шаге от победы.

     г.Киев

1

Андрей Девятов __ ЗАТОРЫ НА «ПУТЯХ ТРАНЗИТА»

КОНЕЦ ПРОШЛОГО И НАЧАЛО нынешнего года ознаменовались новым обострением отношений между США и КНР. Данное противостояние достигло очередного пика после решения американских властей о продаже Тайваню новейших систем вооружения на 6,4 млрд. долл. и, видимо, станет еще более острым в связи с запланированным визитом далай-ламы в Вашингтон.

     Перед этим в глобальных масс-медиа была развернута шумная кампания о том, что при новом президенте Соединенные Штаты заняли чересчур мягкую позицию по отношению к китайцам, вследствие чего те якобы сочли, что теперь "они нужны американцам больше, чем американцы им" и, мягко говоря, "обнаглели". Так что теперь, мол, Обама просто вынужден "перегибать палку в другую сторону, чтобы снова сделать её прямой".

     Разумеется, всё это — лишь удобный для США "образ реальности", под прикрытием которого "вашингтонскому обкому" удобнее вести всё более напряженную конкурентную борьбу с Пекином, который по итогам 2009 года получил внешнеторговый профицит в 196,1 млрд. долл., и почти вся эта сумма приходится на экспортно-импортные операции с Соединенными Штатами, составляя практически половину американского торгового дефицита.

     Многолетние попытки официального Вашингтона хотя бы немного уменьшить эту дыру путем принудительной ревальвации юаня и "антидемпинговых" процедур по отдельным статьям китайского экспорта никакого эффекта не принесли.

     Обвинения Китая в нарушении прав человека и национальных меньшинств, "подтвержденные" массовыми волнениями сначала в Тибете, а затем в Синьцзяне, вообще не произвели на пекинских бонз никакого видимого впечатления.

     Точно так же не сработала стратегия окружения "красного дракона" и его оттеснения от источников сырья и в первую очередь энергоносителей: китайские товарищи активно работают в тропической Африке, Латинской Америке, Средней Азии, а также в Сибири и на Дальнем Востоке.

     В середине декабря прошлого года председатель КНР Ху Цзиньтао совершил визиты в Казахстан и Туркменистан, чтобы подтвердить стратегическую важность запуска магистрального газопровода Туркменистан—Китай. Экспортная "труба" стоимостью 20 млрд. долл. и протяженностью 1300 км, рассчитанная на прокачку до 40 млрд. "кубов" газа в год должна стать одной из важнейших артерий, питающих "голубым золотом" китайскую "фабрику XXI века".

     И очень похоже на то, что именно эта "труба" становится одним из пробных камней глобального американо-китайского противостояния.

     Для китайского военного искусства "война есть бесконечный путь хитрости", а высшим мастерством управления государством выступает одоление врага без применения войск и оружия. Такая победа "в головах и сердцах" требует вскрытия замыслов противника и заблаговременного срыва его планов действовать. А для этого достаточно в нужном месте и в нужное время лишь продемонстрировать мировому сообществу тайные возможности своей разведки и гипотетические угрозы точечного применения силы.

     Задачи такой демонстрации на морских путях транзита грузов китайской внешней торговли призваны решать базы ВМФ КНР, о планах развертывания которых на выходе из Персидского залива (Гвадар) и на входе в Малакский пролив было объявлено в 2006 году. Эту же цель демонстрации скрытой угрозы с "потерей лица" американцами преследовало и внезапное появление в октябре 2006 года подводной лодки ВМС КНР перед авианосцем "Китти-Хок" прямо у базы на о. Окинава и "нечаянное" ослепление лазерным лучом американского спутника видовой разведки, а затем и сделанная напоказ ликвидация ракетой с земли собственного, отслужившего срок метеорологического спутника на орбите, предпринятые китайцами в январе 2007г.

     В континентальной части перенос стратегической границы КНР за пределы государственной территории на запад Туркестана проявляется в ускоренном оборудовании трубопроводов и железных дорог с китайской шириной колеи, выводящих в Казахстан, Киргизию и далее через Узбекистан в Туркмению и Иран. В 2006 году вступил в строй нефтепровод Атасу (Казахстан)—Душаньцзы (КНР), ещё сопряженный с советской трубопроводной системой. А в 2009 году — упомянутый выше газопровод из Туркмении в Китай, идущий полностью в обход российской территории.

     И здесь примечательно, что отношения с Китаем преемниками почившего Сапармурада Ниязова названы "бесценным сокровищем", а строительство газопровода в Китай — "главным заветом Туркменбаши".

      СО СВОЕЙ СТОРОНЫ, американцы будут продолжать попытки отсечь Китай от свободного и неконтролируемого из Вашингтона доступа к источникам сырья. Анализ кризисных воронок политической нестабильности и влияния точек концентрации "трех зол" (международного терроризма, национального сепаратизма и религиозного экстремизма) показывает, что скрытой целью такой нестабильности, де-факто выгодной интересам США, является блокада путей транзита энергоносителей. Так, например, "умиротворение Чечни" произошло аккурат после того, как вступил в строй нефтепровод Баку—Тбилиси—Джейхан (Средиземноморское побережье Турции), заменивший поставки азербайджанской нефти по опустевшему нефтепроводу Баку—Новороссийск транзитом через российский Северный Кавказ. Многолетняя зона нестабильности в Чечне и Дагестане позволила склонить мировой Фининтерн вложить деньги в альтернативный маршрут поставок, политически выгодный США, подконтрольный НАТО и ущербный для России. Аналогичный сценарий просматривается и в отношении путей сухопутного транзита нефти и газа в Китай из Ирана и Туркмении. Самый короткий пакистанский маршрут, в который Китаем были вложены миллиарды долларов, сегодня намертво заблокирован американскими войсками, якобы сражающимися против афганских талибов. В случае морской блокады авианосными ударными группами ВМС США путей подачи заморских природных ресурсов на "фабрику XXI века" в Китай именно республики Средней Азии становятся главной транзитной территорией для прокачки нефти и газа с месторождений Иранского нагорья и Каспия. И понятно, что в этой ситуации среднеазиатские страны, намеревающиеся получать долгосрочную выгоду от стабильных платежей за транзит, могут очень скоро оказаться под ударами диверсионных групп, имеющих опору в сепаратистских и экстремистских кругах на местах. Сложный этнический и конфессиональный состав населения в республиках Средней Азии, и особенно в Ферганской долине, а также стойкие антикитайские настроения тюркского населения будут способствовать организации здесь диверсионно-террористической деятельности с задачей блокады путей транзита сырья и топлива в Китай. Поэтому новая "китайская" труба наряду со старыми советскими трубами и вкупе с планами строительства газопровода

     Nabucco дает возможность спецслужбам Запада руками Туркмении через растяжку поставок газа либо российскому Газпрому, либо в Китай, либо на Запад управлять регионом по классическому принципу колониализма: "разделяй и властвуй".

     Таким образом, территории Ирана и Туркмении, а также стран, входящих в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС): Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан, — в условиях предстоящей "войны на путях транзита" становятся, с одной стороны, объектом подрывной и чисто диверсионной деятельности противников Китая, а с другой стороны — объектом охраны стратегического тыла КНР. Ибо тыл — там, где находятся запасы ресурсов и действуют пути их подачи в оперативные эшелоны главных сил, которыми в нынешнем глобальном противоборстве со стороны Китая выступают его трудовой и промышленный потенциал.

     Именно поэтому и ШОС, и Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) приобретают смысл прежде всего международных политических инструментов охраны геостратегического тыла КНР. Складывается парадоксальная ситуация, когда сильный Китай принципиально не может обеспечить свой геостратегический тыл без слабой России, а потому вынужден всё плотнее вовлекать её в свои среднеазиатские дела.

      ОДНАКО ДЛЯ ВЫХОДА из-под воздействия тайных сил, направляющих удары "международного терроризма", одних охранных мероприятий на путях транзита, пусть даже войскового уровня, будет явно недостаточно. Единственно эффективное решение проблемы безопасности путей транзита должно быть асимметрично по отношению к навязываемому Западом странам ШОС и ОДКБ "оборонному мышлению".

     А именно: охрану путей транзита следует поручить самим потенциальным террористам. Китаю, вследствие тяжелой исторической памяти, это сделать будет очень сложно. Россия же имеет положительный опыт "замирения Чечни", сохраняет родственные чувства с тюркскими народами Центральной Азии и может в структурах ШОС и ОДКБ взять на себя практику преимущественно мирных, но системных и специальных операций по охране тыла.

     Понятно, что проведение подобных операций потребует перехода Китая, центральноазиатских республик и России от добрососедских отношений, основанных на политическом доверии и стратегическом взаимодействии, к отношениям искренности и взаимопомощи родственных цивилизаций перед лицом общего врага. А вот к подобному переходу ни в ШОС, ни в ОДКБ сегодня категорически не готовы.

     Дело в том, что охрану "бесценного сокровища" добрых отношений братских народов от происков "злых сил" надо начинать с корректировки вопросов не идеологии (которая де-факто разная), но мировоззрения, которое выше идеологии в цивилизационных архетипах и китайцев, и тюркских народов, и русских!

     Но тогда придется вести не столько деформационную войну оружия на путях транзита, сколько трансформационную войну смыслов в головах и сердцах людей. А для этого нужно хотя бы уметь различать смыслы "свои" и "чужие", то есть обладать, как минимум, собственной четко выстроенной системой смыслов, не просто приемлемых, но обладающих общим трансформирующим потенциалом и для посткоммунистического великоханьского Китая, и для постсоветских исламских республик Центральной Азии, и для постлиберальной (давайте называть вещи своими именами), но по-прежнему идеологически прозападной России.

     Подобную систему — на базе трансформированного марксизма — почти удалось выстроить Сталину в конце 40-х—начале 50-х годов, и современный Китай, несомненно, в гораздо большей степени является наследником этой системы, чем республики бывшего СССР, включая Российскую Федерацию. Но точно так же несомненно, что Китай не в состоянии просто "развернуть" свою часть этой системы на постсоветское пространство. Здесь нужен новый смысловой прорыв, и его может осуществить только Россия.

1

Игорь Родионов __ ЗВЁЗДЫ, ПРОНЕСЁННЫЕ СКВОЗЬ АД 3

Продолжение. Начало — в №№ 4,5

      3. ТБИЛИСИ

     Вечером 8 апреля я получил письменный приказ от министра обороны Язова с требованиями к утру 9 апреля очистить от митингующих проспект Руставели, взять под охрану государственные объекты и впредь не допускать никаких сборищ людей на территории Тбилиси. Войска МВД, прибывшие из центра, и парашютно-десантный полк перешли под моё командование.

     Вот так, в результате непринятия мер руководством Грузии, митинг, возглавляемый Гамсахурдией, Коставой, Церители и Чантурией, в течение недели из националистического несанкционированного превратился в круглосуточный и крайне агрессивный, многотысячный, антисоветский, пронатовский, готовый в любой момент перерасти в мятеж.

     Поначалу митинг утихал на ночь, на площади оставались лишь немногочисленные палатки и группы людей. Всё это можно было легко пресечь в течение ночи, но власти бездействовали. Каждую ночь количество людей увеличивалось, и так продолжалось целую неделю. В ночь с 8-го на 9-е организаторы, похоже, уже всё знали, вероятно, произошла утечка информации. Руководители представляли себе план готовящейся военной операции, поэтому митинг продолжался всю ночь без перерыва.

     Во время самого митинга происходило сочетание призывов, выступлений, лозунгов, песен, плясок. Многие митингующие употребляли спиртное. Вся эта "культурная" программа была привлечена для того, чтобы создать иллюзию мирных целей проводимой акции. В реальности же на площади всеми методами нагнетался настоящий воинственный психоз.

     Главным организатором митинга стал Гамсахурдия, который в прошлом был четыре раза привлечён к уголовной ответственности.

     Мои обращения в Москву с предложениями задержать зачинщиков и начать расследование так и остались на бумаге и ответа на них не последовало.

     За несколько минут до начала вытеснения митингующих войсками на площади появился патриарх Грузии Илия и обратился к участникам митинга. Он медленно говорил в микрофон, его голос прокатился по всей площади, он просил: "Братья и сёстры, покиньте площадь и не появляйтесь здесь больше, не доводите дело до применения силы". Кто-то из гамсахурдийцев бесцеремонно вырвал микрофон из рук патриарха и, обращаясь к митингующим, призвал не расходиться, стоять до конца. Он вопрошал: "Готовы ли все стоять до конца?" Толпа орала в ответ: "Да!", затем снова: "Пусть прольётся кровь!", толпа в ответ: "Пусть прольётся кровь!"

     Под этот шум войска начали занимать исходное положение. Площадь была освещена электрическим ночным освещением.

     Всё происходило перед Домом правительства, под окнами ЦК Компартии. На площадь не вышел никто из республиканского руководства. Тбилисская милиция также спокойно наблюдала со стороны, не пытаясь вмешаться в происходящее, комитетчиков также не было видно. Никто не прибыл и из Москвы, чтобы хотя бы посмотреть на этот шабаш. Нас просто оставили один на один с ситуацией. И этой ситуацией управляла не законная конституционная власть, а уголовники, требующие пролить крови.

     Накануне поздно вечером в моём кабинете собрались командиры внутренних войск центра, парашютно-десантного полка и генерал Горгодзе — министр внутренних дел Грузии.

     Мы обговорили детали предстоящих действий, всё оформили документально, поставили свои подписи. Мною был отдан приказ сдать боевое оружие и хранить его в боевых машинах десанта.

     Войска должны были занять исходное положение к трём часам утра 9-го апреля.

     Спереди располагались три бронетранспортёра, которые должны были вклиниться в толпу митингующих и разделить её на части. За бронетранспортёрами выступала весьма плотная цепь внутренних войск в бронежилетах, касках, со щитами и резиновыми дубинками.

     Позади отрядов внутренних войск, метрах в пятидесяти, шли подразделения десантного полка, за которыми следовала их боевая техника с оружием. Десантники были легко экипированы, из экипировки под категорию средств защиты попадали только сапёрные лопатки.

     Я вместе с небольшой группой управления и средствами связи с Москвой и Патиашвили находился между внутренними войсками и десантниками.

     Замысел наших действий заключался в следующем: с трёх до четырёх утра организованным строем выйти на проспект. Своей решимостью дать отпор, психологически воздействовать на митингующих, чтобы побудить их покинуть площадь и разойтись по домам.

     Если же этот план не сработает — в четыре утра медленно начинаем движение, вытесняя людей с площади вверх по проспекту и в боковые улицы. Женщин, пожилых людей и подростков выдёргиваем из толпы и отправляем за свои спины. Ни на какие провокации не поддаваться.

     Генералу Горгодзе было приказано к двум утра очистить все подходы к проспекту и прилегающим улицам, убрать оттуда весь транспорт, чтобы облегчить вход войск и отток митингующих.

     Однако в час ночи мне докладывают, что вместо расчистки проходов наоборот идёт активная работа по их блокированию с помощью большегрузных автомобилей, загруженных щебнем и железобетоном, со спущенными шинами и закрытыми кабинами, без водителей.

     Этому просто не хотелось верить!

     Срочно выезжаю к месту исходного положения войск. Всё, как доложили. Ни проехать, ни пройти.

     Звоню Патиашвили с просьбой прислать ко мне министра Горгодзе, а десантникам ставлю задачу растащить баррикады с помощью боевых машин.

     Прибывает генерал Горгодзе. У меня к нему был один вопрос: "Как вы всё это можете объяснить, подписав перед этим план проведения операции и получив приказ на обеспечение выдвижения войск?"

     Министр стоит и молчит, а время идёт, каждая минута на счету.

     Я понял, что Горгодзе будет только мешать мне, войскам и всему нашему делу в целом. Тогда я впервые в жизни нарушил этикет и субординацию. Со всей переполнившей меня злобой и презрением я ему врезал! Затем добавил словами, кто он для меня такой на самом деле и чего заслуживает. Горгодзе, даже не пытаясь оправдываться, растворился в темноте.

     Площадь продолжала неистовствовать. Войска организованно заняли исходное положение. Неумолимо приближается время "Ч" — 4.00.

     За 10-15 минут до четырёх часов мне звонит Патиашвили и говорит: "Игорь Николаевич, может быть, на этом мы остановим акцию, не будем проводить освобождение площади от митингующих?" — слышу его голос в трубке.

     Я понимал его и, уважая его порядочность, как можно спокойнее отвечаю, что уже поздно отменять, ведь неизвестно, как поведёт себя разъярённая народная масса, увидев, что войска отступают. Может возникнуть эйфория от "достигнутой победы" и желание добить отступающих, а заодно смести и вас вместе с правительством. Это во-первых. А во-вторых, у меня приказ Язова к десяти утра доложить о выполнении операции. А в-третьих, не переживайте, мы сделаем всё возможное, чтобы издержки были минимальными.

     На этом разговор закончился, и в четыре часа утра внутренние войска медленно пошли вперёд.

     Первыми выдвинулись бронетранспортёры. Их задачей было медленно вклиниться в толпу, разделить её на части и создать своеобразные коридоры для движения основных войск. Машины первыми ощутили на себе ярость толпы. Митингующие подбегали к бронетранспортёрам и лупили их чем попало. Они также запрыгивали на них сверху, загораживая обзор, пытаясь спровоцировать наезд на людей. Это помогло бы провокаторам увеличить число жертв. В целом бронетранспортёры своей роли не сыграли.

     В процессе проведения операции войсками было оказано жесточайшее сопротивление со стороны отрядов боевиков, вооружённых дубинками, арматурой, камнями, бутылками и т.д. Продвижение вперёд замедлилось, началась остервенелая драка с участием сотен и тысяч людей. Подготовленные отряды боевиков, находившиеся среди митингующих, были составлены из ветеранов Афганистана, а также спортсменов, занимающихся единоборствами, и прочих лиц, способных оказать ожесточённое сопротивление. Эти отряды были заблаговременно вооружены дубинками, арматурой, камнями.

      ОТРЯДЫ БОЕВИКОВ БЫЛИ выставлены перед внутренними войсками, но не в первой линии, а чуть поодаль, прикрываясь женщинами и подростками. Также боевики в последних рядах сдерживали отход демонстрантов по проспекту, из-за чего и произошла давка, но, в конце концов, их заслон не выдержал и был сломлен отходящими массами людей.

     Наибольшее сопротивление войскам было оказано на ступенях дома Правительства. К тому же оказалось, что тбилисская милиция вместо того, чтобы выполнять свои обязанности, вовсю помогала боевикам. В результате этого продвижение цепочки внутренних войск замедлилось, а затем остановилось, т.к. монолитная цепь стала разрываться боевиками на отдельные группы, которые брались в окружение и избивались. Сложилась опасная обстановка, да ещё и на левом фланге.

     Первоначально планировалось провести операцию, полагаясь только на внутренние войска, то есть на МВД, а десантники должны были оцепить площадь после наведения порядка.

     Следует упомянуть, что войска МВД были экипированы щитами, касками, дубинками, у офицеров при себе имелось оружие — пистолеты и баллончики со слезоточивым газом. Средств химической защиты не было ни у одной из сторон.

     В сложившейся ситуации мне пришлось отправить десантную роту на помощь избиваемым военнослужащим внутренних войск — они смогли восстановить монотонность цепи. Но у десантников не было ничего, кроме кулаков, ног и сапёрных лопаток, которыми они и были вынуждены защищаться. Вытащили лопатки, и начали отбиваться, как ракетками, от летящего града камней, арматуры, бутылок...

     На ступенях среди милиционеров, принявших сторону демонстрантов, стоял фотокорреспондент журнала "Огонёк" Юрий Рост. Он-то и увидел, что десантники размахивали сапёрными лопатками. Эти движения можно было трактовать как угодно. Находясь на стороне десантников, это можно посчитать защитой, на стороне боевиков — сапёрные лопатки превращались в грозное оружие нападения. Чем и воспользовались впоследствии негодяи.

     Некоторым офицерам внутренних войск, чтобы сломить сопротивление боевиков и принудить остальных к отходу с площади, пришлось применить слезоточивый газ из баллончиков.

     На женщин, которых из беснующейся толпы выдёргивали за свои спины наши бойцы, было страшно смотреть, видя их ужасное психическое состояние, многие были босы, в изодранной одежде, с всклокоченной головой, безумными глазами.

     К семи утра проспект Руставели, площадь перед домом Правительства и другие объекты были очищены от митингующих и взяты под охрану десантниками.

     В этой жестокой драке и давке, организованной уголовником Гамсахурдией при содействии властей Грузии и молчаливой реакции Москвы, погибло 18 человек, из которых 16 женщин.

     Впоследствии, по заключению комплексной судебно-медицинской экспертизы в составе 21 специалиста, смерть всех 18 наступила от механической асфиксии вследствии сдавливания груди и живота, проще говоря, их задавили свои же.

     Погибших от лопаток и газов вообще не было.

     От действий военнослужащих пострадало 100 демонстрантов и 13 работников местной милиции. Да-да! Именно так! Пострадали милиционеры министра Горгодзе, помогавшие не войскам в наведении порядка, а организаторам провокации.

     При этом пострадало 189 военнослужащих, защищённых бронежилетами, касками, щитами. 12 человек получили колото-резаные раны, 10 — серьёзные черепно-мозговые травмы, 67 — рвано-ушибленные раны. Демонстрантами было повреждено 250 пластиковых щитов, 39 бронежилетов, 5 касок.

     То есть, военнослужащих пострадало почти в два раза больше, чем пострадало демонстрантов.

     Эти данные появились намного позже 9-го апреля, так как следствие продолжалось почти до 1991 г. под руководством Генеральной прокуратуры, а организаторам провокации нужны были другие данные, которые подтверждали бы слух о массовом избиении, отравлении газами и травмах, полученных от сапёрных лопаток. И выдать эти данные нужно было как можно быстрее, пока никто толком не успел разобраться. Следственная комиссия верховного совета Грузии заявила через неделю о 4035 пострадавших. Тут ещё следует уточнить, что после окончания военной операции в медицинские учреждения повалили толпы людей с ложными обращениями.

     Несмотря на это, план заговорщиков и организаторов провокации рушился. Им необходимо было столкнуть армию с народом, устроить побоище, довести дело до применения боевого огнестрельного оружия, пролить как можно больше крови, и во всех последствиях обвинить армию и войска МВД. Сделать их виновниками всей этой кровавой бойни. А через них дискредитировать политическую систему страны, тем более, что вскоре должен был состояться 1-й Съезд народных депутатов, где провокаторами планировалось устроить судилище над отдавшими приказ к разгону демонстрации и исполнителями акции. Кто-то из аппарата Патиашвили даже пытался выпытать у меня, почему же войска вышли без боевого оружия.

     Но этот план не сработал. Жертвы были, но не от рук военнослужащих, а от действий самих демонстрантов. К тому же, число пострадавших митингующих было меньше числа пострадавших военнослужащих.

     Что делать организаторам провокации? В бой были брошены средства массовой информации, возглавляемые А. Яковлевым. Им предстояло грубо исказить произошедшее, выковать новую уродливую версию событий.

      В ЖУРНАЛЕ "ОГОНЁК", издававшемся тиражом более 6 млн. экземпляров, появляется репортаж с фотографиями Ю. Роста, где факты о событиях 9-го апреля были тотально искажены. Была опубликована лживая статья писателя Васильева и т.д. и т.п. Маховик механизма, обвиняющего армию в жестокой расправе, запущенный А. Яковлевым, начал набирать обороты.

     Представьте себе, как было трудно выступать в оправдание и в защиту себя и своих подчинённых, когда во главе грязной фальсификации действительности находится член Политбюро и главный идеолог КПСС — А. Яковлев, которому на помощь в скором времени был призван А. Собчак, профессиональный юрист и не просто преподаватель ВУЗа, а профессор. Но всё это случиться несколько позже. Пока что вернёмся к утру 9-го апреля.

     Тбилиси впал в какое-то напряженное затишье. Все чего-то ждут, в головах переваривая пережитый ночной кошмар. На улицах наконец-то воцарилась тишина.

     Где-то в районе десяти утра на площади появляется прилетевший из Москвы министр иностранных дел, бывший 1-й секретарь КП Грузии Э. Шеварднадзе с секретарём ЦК Разумовским.

     Намного позже мне стало известно, что в связи с обострением ситуации в Тбилиси, накануне 9-го апреля, Горбачёв распорядился, чтобы Шеварднадзе уже 8-го апреля был в Тбилиси и взял ситуацию в свои руки. Где был Шеварднадзе 8-го и ночью 9-го апреля — до сих пор является тайной.

     Говорят, что он всё-таки прилетел 8-го, но из самолёта не выходил, ожидая финала происходящих событий. Так сказать, наблюдая за бурей с безопасного расстояния.

     Когда же он, наконец, прибыл, на площади принялись разыгрывать очередное лицедейство с возложением цветов и зажжением свечей на ступенях дома Правительства. Цветы возложил и сам Шеварднадзе. На лицах присутствующих читается показная скорбь. Я находился рядом. Мне не было задано ни одного вопроса: как это произошло, что конкретно случилось, почему?

     Площадь оцеплена десантниками. По телевидению и радио, видя такое поведение властей, началась обработка населения в нужном для организаторов провокации направлении с попыткой повторно вывести народ на улицы Тбилиси, навязав им идею отмщения.

     Об этом было доложено Шеварднадзе. "Что будем делать?" — обратился он ко мне впервые. Отвечаю, что подобного нельзя допустить. Необходимо перекрыть войсками все пути в город и из города, продолжать охранять важнейшие объекты Тбилиси и с 10 вечера до 6 утра ввести комендантский час, начиная с сегодняшнего дня, с запретом появления кого-либо на улицах и площадях в ночное время без спецпропусков, а в дневное время жёстко пресекать все попытки к образованию массовых скоплений людей. Для поддержания порядка мною была назначена мотострелковая дивизия из Ахалцихе. Отмена комендантского часа планировалась по обстановке.

     Также я попросил предоставить телеэфир, чтобы сообщить населению о введении комендантского часа. Трансляции планировалось начать с 18.00 с ежечасным повтором информации вплоть до 22.00.

     "Согласен", — отвечает Шеварднадзе, "Вы займитесь организацией всего этого, а мы поедем в ЦК разбираться", — добавил он.

     В 18.00 я был на телестудии и обратился к населению с короткой речью, содержащей информацию о произошедшем, а также сообщающей о введении комендантского часа и разъяснение правил его соблюдения.

     Впоследствии я узнал, что моё обращение было передано в эфир не сразу, а за полчаса до начала комендантского часа, то есть в 21.30. Удивительно, но страница учёта телеэфира была впоследствии безвозвратно утеряна. Невозможно было уточнить время начала передачи обращения, а также количество повторений этого информационного сообщения.

     Естественно, многие даже не догадывались о наступлении комендантского часа, в результате чего ночью была расстреляна легковая автомашина с пассажирами, которая отказалась подчиняться требованию военного патруля. Вместо того, чтобы остановиться, водитель прибавил газу, пытаясь смять патруль.

     Происшествие получилось неприятное, но после этого в городе наступила тишина и порядок.

     10-го апреля мне стало известно, что 1-й секретарь Д. Патиашвили принял решение подать в отставку. Я немедленно выехал к нему. Он находился у себя на квартире. Мы поздоровались. Я попытался его убедить не подавать в отставку, подождать результата расследования причины гибели людей официальными следственными органами, но все мои попытки были тщетными.

     Я говорил ему, что если он уйдёт, то за ним последует и всё его окружение, премьер, председатель Верховного Совета и другие. А им на смену придут те, кто всё это затеял и те, кто помог им в исполнении задуманного. Вот тогда-то и начнётся настоящее шельмование, расправа, вплоть до смены режима.

     Нет, отвечает он, так велит его совесть, партийная дисциплина и т.д.

     Я покинул его с горьким чувством досады и разочарования.

     Перед началом провокаций, чтобы расширить поле влияния, были произведены некоторые кадровые перестановки. Комитет госбезопасности Грузии возглавлял А. Инаури, генерал-полковник, герой Советского Союза, Участник ВОВ, но на его место поставили Гумбаридзе, того самого, кто палец о палец не ударил, чтобы предотвратить трагедию или предупредить меня о готовящемся серьёзном сопротивлении войскам со стороны митингующих. Затем его же назначают первым секретарём ЦК Грузии. Видимо, хорошо выслужился. Сегодня этот господин руководит фондом Горбачёва.

     Куда же делся Гамсахурдия и его подручные? Из Москвы прилетел спецотряд для их задержания, но те попрятались, как крысы. Впоследствии Гамсахурдию нашли скрывающимся на каком-то дровяном складе, остальные также были задержаны.

     Тбилиси заполнили всяческие международные, частные комиссии и делегации. На месте трагедии работали химики, эксперты-криминалисты, выявляя истинные причины произошедшего и достоверные факты. Приехал академик Сахаров, борец с Советской властью Ельцин и другие.

     Свой визит они начали с возложения цветов, венков, зажжения свечей, с проклятий в адрес убийц в форме солдат и офицеров Советской Армии и внутренних войск.

     Генеральная прокуратура Советского Союза начала расследование.

     Тем временем, пришедшие к власти в Грузии новые политические кадры, продолжали гнать потоки дезинформации, искажая факты трагедии, накаляя общенациональный психоз, подбрасывая в огонь надуманные сведения о массовых отравлениях демонстрантов газами, об увечьях, полученных вследствие применения сапёрных лопаток… А страна готовилась к 1-му Съезду народных депутатов.

Записал Алексей Касмынин

     Продолжение следует

1

Анна Серафимова __ ЖИЛИ-БЫЛИ

Хорошо иметь философский склад ума! По жизни шагать с этим рассудительным подходцем, рассматривая бытие во всей сложности, а то и затейливости. Те, кто прост, как огурец, считают это демагогией. Но кто эти люди? Страшно далеки они от философии и также страшно близки к народу.

     Технарь какой-нибудь, бухгалтерского склада мещанин, видящий в жизни тупой дебит-кредит, не понимает красоты хитросплетений событий, причудливых изысков фортуны.

     А философ? О, философ только то и видит! Технарь, не выполнив возложенные на него трудовые обязанности, не сделав работу, считает это проступком, и если даже по своей инициативе голову пеплом не посыпает, но коль у него спросят, мол, почему не выполнил, он, технолох, то ли покраснеет, то ли пообещает исполнить, то ли извиняться начнет. Одним словом, продемонстрирует поведение, позорное для философа.

     А философ, вернемся к нему? Во-первых, он спросит, умер ли кто-то в результате этого? Выяснив эту немаловажную для любого философа и гуманиста деталь (нет, слава богу, никто не умер), воскликнет, мол, чего вообще сотрясать воздух глупыми вопросами? "На что люди тратят жизнь!"— подосадует философ. На извечный русский вопрос "Что делать?" у него есть ответ: ничего не делать. Философствовать!

     Затем он спросит, кому нужна эта работа? Ему, философу выполнение этой работы не нужно. Ах, это вам нужно? Так почему вопросы к нему? Вот вы и делайте.

     Ах, вы говорите, что это его, философа, прямая обязанность? Ну-ка, ну-ка, батенька, такими словами не шутят. А знаете ли вы, дебит-кредит этакий, что такое "прямой"? Что стоит за этим понятием? И есть ли вообще на земле, учитывая её, пардон, округлые формы, что-то прямое? А если нет, то и обязанность того, кто живет на поверхности земли, не может быть прямой. Вуаля!

     Все прямые с поверхности земли уходят во вселенную. И кому там, в глубинах галактики, нужна эта работа, за которую спрашивают философа здесь, на земле, где ничего прямого нет и быть не может? И есть ли жизнь во вселенной? И в какой форме? Ради кого он, философ, как никто понимающий, какую ценность имеет каждое мгновение бытия, будет прозябать на рабочем месте и делать то, что и не сформулировано даже простым философским языком и никому не нужно? Ведь работа, необходимость сосредоточиться на чем-то, мешает возможности созерцать жизнь, наблюдать её текучесть, не даёт зафиксировать того движения крыльев бабочки, которое вызвало землетрясение на Гаити. А сколько таких бесценных, невозвратных мгновений упущено из-за того, что вы называете работой? Философ чувствует себя обокраденным теми, кто заставляет его работать! "Вы — воры самого бесценного, что есть у человека — его жизни!"— обличит философ тех, кто принуждает его к исполнению трудовых обязанностей.

     Когда ему говорят, что за это он уже получил деньги, он саркастически смеётся: "Деньги — не главное в жизни. Свою жизнь я не променяю на ваши жалкие бумажки." Упрекнёт попрекающих в стремлении мерить жизнь банкнотами. "Время — деньги — ложный постулат, — просветит философ окружающих, — поскольку время было, есть и будет всегда и везде, оно течет даже там, где не существует никаких форм жизни, не говоря о том, что существуют стадии развития живых существ, которые не находятся в индустриальной фазе развития, характеризующейся отношениями "деньги—товар— деньги" либо "товар—деньги—товар".

     И что такое "обязанность"? Тут явная связь со словом "вязать", то есть обязанность — это опутывание, сковывание чем-то, а именно работой. Главная цель философа — раскрепостить дух человека, сделать его свободным, потому что свободный духом человек не станет терпеть телесную несвободу. То есть сбросить оковы, освободиться от обязанностей, и есть главная цель философа, вашего верного слуги. А вы к чему меня принуждаете?

     Ещё философ задастся вопросом, поспособствует ли эта работа продолжению термоядерной реакции на солнце, за счёт чего и осуществляется это самое горение, без которого невозможна жизнь на земле. И если нет, то к чему эта работа? Всё равно мы обречены, если солнце потухнет!

     Мне было поручено сверстать книгу? Я этого не сделал? И вы меня упрекаете? Ха-ха! А вы знаете, что таким образом спасено дерево? Вы, как я погляжу, недооцениваете серьезность экологического состояния нашей планеты. Писатель недоволен? Ему мало, что он уже ранее вышедшими книгами сгубил, пожалуй, рощицу, никак не уймётся в деле оголения планеты, книжки все пишет, меня в соучастники захотел! Не на того нарвался! Ах, это первая книга? Он о ней давно мечтал? Получается, его мечта о книге ещё не сбылась? А знаете, что исполнение мечты — это уже рутина и банальность? Именно неосуществлённость делает мечту мечтой. А что такое человек без мечты? Он, философ, не станет убийцей мечты творческого человека! Пусть ему спасибо скажут и экологи за сохранность зеленых насаждений, и этот мечтатель-писатель.

     Когда недоумевающие заказчики спросили, почему же он не отказался в самом начале от данной работы, сказав, что может это сделать, философ удивится непониманию уже в свою очередь. Конечно, он мог и может! Но не хотел и не хочет. "Хотеть" и "мочь" — разные понятия.

      Когда же ему предлагают вернуть деньги за невыполненную работу, философ, саркастически улыбаясь, отвечает, что он понимает: его свободомыслие не всем нравится, его стремление к снятию оков (обязанностей) встречает сопротивление. Требовавшие исполнения обязанностей объявлялись тиранами.

     Да, хорошо иметь философский склад ума: что ни излагай — всё философия!

1

__ НАСЛЕДИЕ ПОЭТА

17-18 февраля 2010 г. Литературный институт им. А. М. Горького совместно с Институтом мировой литературы РАН, Бюро пропаганды СП России проводит Четвертую научно-практическую конференцию, посвященную творческому наследию крупнейшего русского поэта рубежа XX и XXI веков.

     Основной целью конференции является освоение уникального по своей значительности и художественному уровню творческого наследия поэта Юрия Поликарповича Кузнецова, которое до сих пор неоправданно мало известно широкому кругу читателей и требует углублённого и внимательного изучения литературной наукой для последующего издания и комментирования. Привлечение внимания к творчеству и личности русского поэта такого масштаба является делом чести для нашей страны и делом жизни для судьбы отечественной литературы и культуры.

     Основные темы работы конференции:

     "Художественно-философские представления Ю. П. Кузнецова о бытии, о взаимоотношении литературы (поэзии) и реальности, о призвании поэта";

     "Место Ю. П. Кузнецова в кругу его современников и в русской и мировой поэтической традиции";

     "Образный строй поэзии Ю. П. Кузнецова".

     Конференция состоится 17-18 февраля 2010 года в Москве в Литературном институте им.А.М.Горького по ул. Тверской бульвар, 25 (Проезд: м. "Пушкинская", м. "Чеховская"). Начало в 10 часов. Проезд и проживание за свой счёт.

     Справки по телефону: 8 (495) 625-00-50 или по адресу e-mail: svetoyar@mail.ru

Оргкомитет конференции

1

Сергей Черняховский __ ПРОБЛЕМА СТАЛИНА

БЫЛО БЫ НЕТОЧНО и недостаточно сказать, что в современном российском обществе есть и активные противники Сталина, и значительная масса его более или менее осознанных сторонников. Оценка Сталина — тот вопрос, по которому общество не имеет не только согласия, но и просматриваемой перспективы на его обретение. Этот факт свидетельствует как о значительности самой фигуры, так и о том, что даже мертвым Сталин продолжает "жить своей жизнью" — ему удалось устоять под ударами обличений и разоблачений.

     Следует констатировать два очевидных факта.

     Первый. Как только информационные и пропагандистские атаки на Сталина затихают: то ли от усталости его противников, то ли оттого, что им начинает казаться, будто победа над его "культом" одержана, то ли оттого, что сама тема просто приедается обществу, — положительное отношение к этой фигуре и её почитание начинают снова усиливаться.

     Противникам Сталина путем пропагандистского давления время от времени удается ослабить такое почитание. Но, с одной стороны, есть некая черта, ниже которой его популярность не опускается, а с другой — как только давление прекращается или снижается, рейтинг общественной притягательности образа снова растет.

     Второй. В целом положительные оценки Сталина в большей степени свойственны представителям старших возрастных групп, нежели молодых. Это кажется естественным: предполагается, что старшие-де привыкли к оценкам того времени — и в силу консерватизма не хотят от них отказываться, тогда как молодые свободны от стереотипов прошлого и расположены к отрицательным, разоблачительным оценкам этой личности.

     Однако привычный шаблон лишь затушевывает реальный парадоксальный вывод. Получается, что положительно Сталина характеризуют в первую очередь те, которые успели пожить при нем, были очевидцами его политики, испытали её на себе и на своей жизни. А отрицательно — те, которые не были очевидцами тех событий и отталкиваются от опосредованной информации и предвзятых трактовок. Выходит, что негативные оценки этой фигуры удерживаются лишь постольку, поскольку активно и агрессивно вдавливаются, навязываются общественному сознанию, а позитивные оказываются жизнеспособными и восстанавливаются даже без стимулирования извне. Очевидцы и современники правления Сталина склонны воспринимать его положительно, а отрицательные мнения присущи тем, кто не имеет собственного опыта для непредвзятого суждения.

     Можно пытаться объяснить подобную ситуацию тем, что старшее поколение остается под воздействием пропагандистской обработки сталинской эпохи. То есть в рамках предположения, что "тогда людям лгали, а потом им сказали правду". И действительно, есть такие, которые честно признаются: "Мы верили Сталину. Но XX съезд (XXII съезд, Солженицын, перестройка, еще что-нибудь) раскрыл нам глаза — и мы поняли, какой это был ужас и как нас обманывали!" Однако такая позиция — лишь показатель готовности её обладателя верить всему, что скажут от имени того или иного признанного авторитета, — показатель информационной неустойчивости, некритичной восприимчивости. И вероятность того, что лгали "до того", а потом сказали правду, ничем не выше вероятности того, что тогда говорили правду, а потом стали лгать. В значительной степени критерием правды здесь является скорее то, что люди склонны принимать на некоем неофициозном уровне, на уровне того, что принято называть стихийной памятью народа.

     Иными словами, для внедрения негативных оценок Сталина требуется постоянное пропагандистское давление. Позитивные же его оценки восстанавливаются стихийно, в том числе на основании свидетельств очевидцев.

     Есть официальная пропаганда, и есть стихийная память народа. Они могут совпадать, но могут и расходиться. При этом официальная пропаганда способна менять свою направленность почти мгновенно, а стихийная память более стабильна и инертна, так как основывается на реальном опыте. Когда официальная пропаганда действует в одном направлении со стихийной памятью — результат в целом понятен (хотя и может оборачиваться демонстративно-противоположным). Когда официальная пропаганда направлена против стихийной памяти, такой пропаганде — в силу ее агрессивности, организованности и отсутствия у оппонента возможности адекватно отвечать — на какое-то время удается подавить последнюю, но лишь отчасти и временно.

     Рано или поздно наступает момент, когда эта стихийная память, сжавшись, как пружина, под постоянным давлением пропаганды, начинает распрямляться в обратную сторону.

     Наше общество пережило две массированные антисталинские кампании сверху: в конце 50-х-начале 60-х и в годы перестройки. Плюс официальный антикоммунизм 90-х. В результате на сегодня положительное отношение к Сталину характерно примерно для 50% населения страны, отрицательное — примерно для 30%. Эти показатели не абсолютны, они колеблются, но в целом примерно таковы.

     В конце октября в телепрограмме "Честный понедельник" на НТВ зрителям было предложено ответить, кем для них является Сталин: преступником, героем или эффективным менеджером. При этом для определенной категории зрителей возможность проголосовать была закрыта. Голосование осуществлялось не по телефону, а смс-сообщениями, не столь распространенными среди старшего поколения, комплиментарно настроенного к Сталину. Однако в итоге положительные оценки явно преобладали над отрицательными (61/39). Преступником Сталина назвали 39%, героем — 54%, а эффективным менеджером — 9%.

     Сторонники десталинизации, дважды не сумевшие добиться поставленных задач и зовущие сегодня к новой информационной войне, полагают, что причиной ресталинизации является политика нынешней власти. В этом обвиняют Путина и всю официальную пропаганду, что фактически неверно. Власть в 2000-е годы действительно отказалась от явных атак на Сталина и от игнорирования этой фигуры. Но власть отнюдь не создавала такой тренд — она подстраивалась под него. И подстраивалась именно потому, что поняла: положительный образ Сталина непоколебим, несмотря на все прежние разоблачительные кампании.

     Вот данные ВЦИОМа еще того времени, когда его коллектив составляли сотрудники нынешнего Левада-центра, никак не подверженные симпатиям к Сталину. Если в 1990 году положительные оценки Сталина после нескольких лет массированного психологического и информационного давления набирали менее 10%, то в ходе 1990-х они уверенно устремились вверх, хотя официозную пропаганду того времени трудно заподозрить в просталинских симпатиях. К 2003 году соотношение положительных и отрицательных оценок составляло 53 против 33. То есть еще раз: нынешняя власть не формировала эту тенденцию — она её только восприняла и в значительной степени ей подчинилась.

     Если для живших при Сталине положительные оценки его политики проистекают из личного опыта, то более молодые поколения, не являясь её очевидцами, оказываются свидетелями политики послесталинской. И получается так. Была сталинская политика — известны её результаты и издержки, цена, которой оплачены достигнутые успехи. Причем следы успехов сталинской политики можно наблюдать везде: от сталинских небоскребов до сталинской индустрии, от Знамени Победы и кадров поверженного Рейхстага до географических карт, свидетельствующих, какие тогда у страны были границы и каково было влияние в мире. О цене же можно судить только со слов, причем большей частью от не вполне адекватных личностей.

     А теперь осуществляется другая — антисталинская — политика. Успехи она демонстрирует только на словах и в "преодолении проклятого прошлого", а вот издержки — очевидны и значительно более масштабны и катастрофичны.

     То есть в одном случае можно увидеть свидетельства успехов и лишь услышать о цене, в другом — налицо цена и очевидны потери, а об успехах только говорится. Противники Сталина верят, что такая картина — из-за нехватки мемориалов жертвам сталинских репрессий. Но их вряд ли будет больше, чем построенных при Сталине заводов и электростанций. А если даже и получится возвести столько же памятников, то они всё равно окажутся менее убедительными, чем былые гиганты индустрии.

     Вот если бы на каждый сталинский завод приходилось по постиндустриальному заводу, тогда подобная монументальная пропаганда могла бы показаться убедительной. Пока же: "Было время — и были подвалы, было дело — и цены снижали, и текли куда надо каналы и в конце куда надо впадали..." В подвалах, конечно, теперь по большей части не живут (если не считать дворников-таджиков), но расселить людей хоть в какие-нибудь отдельные квартиры удалось лишь благодаря возможностям той самой индустрии, которую построили при Сталине. А вот снижение цен сегодня выглядит ненаучной фантастикой: они растут всегда и по любому поводу. Цены растут, если растет цена на нефть — и растут, если она падает. Цены растут, если рубль растет по отношению к доллару — и если падает. Каналы не прокладываются, а заводы и электростанции взрываются.

     Именно поэтому Сталин в глазах обычных людей выглядит неким символом Великой Победы и всех остальных побед. Не признавать того, что было сделано при Сталине, невозможно. Можно лишь задаваться вопросом: это было сделано благодаря Сталину или вопреки ему? Да и задумываться о цене, которую пришлось заплатить за сделанное.

     Благодаря или вопреки — можно спорить бесконечно. Но если даже вопреки, то как Сталин ни мешал народу добиваться успехов — народ их всё-таки добивался. А при власти антисталинистов народу почему-то вообще ничего не удается добиться: либо сами антисталинисты мешают куда сильнее, чем мешал Сталин, либо их помощь такова, что вреда от неё намного больше, чем от Сталина.

     Вопрос о цене гораздо существеннее. Но и здесь возникают нестыковки.

      РАЗОБЛАЧИТЕЛИ репрессий обычно сводят все к обычным эмоциональным описаниям: "Миллионы и миллионы! Маховик террора! Вал страданий! Десятки миллионов! Сорок миллионов! Пятьдесят миллионов! Восемьдесят миллионов!" Нормальный человек ужасается, подавленный неизмеримой мукой страданий неисчислимых жертв. Потом он немного приходит в себя и — если сверяется с реальными историческими свидетельствами — выясняет, что всё было несколько иначе. А именно: за период 1921-53 годjd всего были осуждены по политическим статьям 4 миллиона, а к высшей мере приговорены 800 тысяч человек. При этом в 1937-38 годах всего были осуждены 1 344 923 человек, из которых к высшей мере приговорены 681 692 человека. То есть 85% всех расстрелянных приходится именно на эти два трагических года. Тогда же было вынесено более трети всех прочих приговоров по этим статьям. И всего от этих процессов пострадали менее 2% населения страны.

     Причем нужно обратить внимание на два обстоятельства. Во-первых, кроме 1937-38 годов, политические репрессии не носили массового характера. А то, что произошло в эти два года, осудило уже само сталинское руководство. Во-вторых, сколько из приговоренных пострадали за реальную — применим современный термин — "антиконституционную деятельность" и сколько из них были невиновными, мы не знаем. Большинство последующих решений о реабилитации выносилось не на основе изучения реальных обстоятельств дела, а по принципу наличия или отсутствия в деле формальных нарушений судопроизводственной процедуры. И это при том, что все эти приговоры выносились в соответствии с известными постановлениями об "упрощенном делопроизводстве". То есть все они могут рассматриваться как проведенные с юридическими нарушениями, а потому вина осужденных формально будет считаться недоказанной. Но по этому "упрощенному делопроизводству" проходили и виновные, и невиновные, отчего на деле виновные не перестают быть реально виновными. Реабилитировали же, как правило, всех подряд, кто попадал под формальный показатель нарушения правил судопроизводства.

     И вот когда выясняются показатели в 4 миллиона осужденных и 800 тысяч расстрелянных, те, которые еще минуту назад говорили о "десятках миллионов", напрочь забывают о сказанном и сразу меняют тему, риторически восклицая: "А это что, мало?" Но если это немало, то зачем нужно было говорить о "десятках миллионов"? Значит, либо человек изначально не знал, о чем, собственно, говорит, либо — что вернее — знал, но лгал, добиваясь большего эмоционального воздействия. В первом случае получается, что говоривший — человек некомпетентный, и его мнение не может рассматриваться как заслуживающее внимания. Во втором — что он человек нечестный. Лжец — чье мнение есть мнение сознательного лжеца, а значит, тем более приниматься во внимание не может.

     И люди, которые так говорят — то есть начинают с десятков миллионов уничтоженных, а потом в отношении числа на два порядка меньшего заявляют: "А какая разница, разве это мало?" — именно они видят перед собой не реальные человеческие жизни, не трагедии людей, а всего лишь довод против того, кого они ненавидят — но ненавидят по неким своим, иным, не имеющим отношения к обсуждаемому вопросу причинам.

     Четыре миллиона репрессированных (вместе — виновных и невиновных) — это четыре миллиона. И в стране с двухсотмиллионным населением — это два процента. А в этой же стране за 30 лет — заметно меньше двух процентов.

     Осенью 2007 года, в преддверии 90-летия Октябрьской революции, ВЦИОМ провел опрос: "Были ли среди ваших родственников погибшие в заключении либо получившие срок в сталинских лагерях?" Тогда утвердительно ответили 16% опрошенных, 57% сказали, что таких не было, а 22% — что таких не знают. Но за прошедшее со сталинской эпохи время каждый человек, в том числе и репрессированный, неизбежно становился за счет разветвления семейных отношений родственником большему числу людей. За 60 лет число родственников каждого из репрессированных увеличилось в два в третьей степени — то есть минимум в восемь раз. Что примерно и дает (при учете того, что не у каждого оставались родственники) примерно 1-2% репрессированных от всего населения в те годы.

      ЕСЛИ ЖЕ ЗАДУМАТЬСЯ о том, в каких исторических условиях, в какой обостренной борьбе и противостоянии миллионных масс всё это происходило, то вообще окажется, что тогда удалось обойтись потерями, чуть ли не близкими к минимальным. Особенно если учесть, что число жертв политики власти времен перестройки и 90-х годов действительно во много раз больше количества жертв всех сталинских репрессий. Даже если, как поступают иные ненавистники того периода нашей истории, приплюсовать еще и всех раскулаченных, и все жертвы голодных лет — даже тогда число "необратимых потерь" за 30 лет окажется в разы меньше тех примерно 15 миллионов человек, которые только Россия потеряла за последние два десятилетия.

     Однако правда и то, что победы Сталина были оплачены неимоверным напряжением сил, большими жертвами, огромной ценой. И 1937 год — это, конечно, страшная трагедия.

     Все кажется ясным тем, которые говорят: "Это были враги. Честные коммунисты-революционеры во главе со Сталиным, спасая страну, раздавили фашистскую и контрреволюционную агентуру, и сожалеть здесь не о чем". Всё кажется ясным, если сказать и иначе: "Сумасшедший параноик и тиран Сталин в угоду своему властолюбию уничтожал честных и преданных делу революции коммунистов".

     Ни в том, ни в другом утверждении нет собственно трагедии. В первом есть подвиг. Во втором — преступление.

     Трагедия появляется, если одни честные коммунисты во главе со Сталиным уничтожали наряду с врагами и других честных коммунистов — кстати, тоже веривших в Сталина. Это куда страшнее. И трагедия здесь — обоюдна. Она — с обеих сторон. Только, чтобы понять её, осознать ужас, разобраться, как это могло произойти, нужно чуть ли не в первую очередь отказаться от криков о преступлениях. И попытаться понять это как трагедию.

     Бесспорно, остается вопрос: "Можно ли было меньшей ценой?" Только ответа на него мы сегодня не имеем. Никто из готовых утверждать, что можно было меньшей ценой, не может свои слова подтвердить теми или иными фактами.

     Можно утверждать: вина Сталина в том, что он и не попытался провести рывок бескровно. Но Ганди хотел свои задачи решить бескровно — и кончилось это кровавой резней в Индии в конце 1940-х годов. Горбачев намеревался действовать бескровно — когда, кстати, для этого было куда больше оснований и надежд, чем в 1920-30-е годы, — и уж его-то никто не назовет ни героем, ни эффективным менеджером.

     Мог или не мог Сталин обойтись меньшей ценой? Мы не знаем. Если бы мы имели примеры решения таких и подобных задач в аналогичных условиях меньшей ценой — можно было бы о чем-то говорить. Мы их не имеем.

     Мы знаем другое. Сталин имел конкретные цели. Он сумел их решить. Страны, в которой в такой же срок в схожих условиях были бы решены такие же по масштабу задачи, мы не знаем. Последующие отечественные политики либо не имели подобных по масштабам целей, либо не сумели их решить.

     Здесь вообще встает вопрос о критериях оценки политической личности и ее деятельности.

     К тому времени, когда Сталин оказался в составе высших руководителей страны, эпоха поставила перед Россией две основные цивилизационные задачи. Первая заключалась в окончании перехода к индустриальной фазе развития, с чем Россия отстала на десятилетия, и создании опорных плацдармов постиндустриального производства. Вторая — в создании общества социальной демократии и социального государства. Собственно, эти две задачи и вызвали Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Сталин, так или иначе, обе их решил. Он создал социально-политическую систему, которая на тот момент была и потом длительное время оставалась конкурентной на мировой арене и служила примером для огромного количества людей.

     Проблемы у этой системы начались тогда, когда, воспользовавшись, в частности, опытом и достижениями системы, её конкуренты пошли дальше. Встала задача перехода уже в новую эпоху — постиндустриального производства. Одни правители страны не взялись за ее решение, выжимая все, что можно, из старой системы. Другие — не справились и привели страну к катастрофе.

     Успешен тот, кто решает поставленные историей задачи, а не тот, кто платит меньшую цену, но задачи не решает. Вопрос цены имеет значение — но только на фоне достигнутой цели. Провал задач, поставленных историей, не может быть оправдан стремлением минимизировать потери. Полководец, умеющий побеждать малой кровью, лучше полководца, который платит за победу большими потерями. Но только при одном условии — если победа достигнута. Если же минимизация потерь рассматривается как нечто более важное, чем победа, полководец вместе со своей армией должен, не вступая в бой, сразу сдаваться в плен врагу.

     Всё сказанное — почти очевидно. Именно поэтому массовое сознание и стихийная народная память так тянутся к образу Сталина. Однако так же очевидно и то, что известная часть общества относится к нему иначе. В общем политическом плане тут все более или менее ясно. Ясно, что определенные группы ненавидят Сталина в силу естественных идейно-политических разногласий с исповедовавшейся им идеологией и выражавшимися им экономическими интересами. Точно так же ясно, что есть основания не испытывать к нему любви у людей, чьи семьи пострадали от его действий (хотя здесь часто всё бывает не столь однозначно). Однако кроме этих — по-своему понятных — мотивов следует отметить еще один, играющий подчас одну из ведущих ролей.

     Дело в том, что Сталин и его политика — это некий концентрат мобилизационности, с одной стороны, и жесткой ответственности — с другой. Утверждавшийся им стиль руководства и политики — это требование работы и постоянного напряжения, соединенного с умением добиваться результата, часто находящегося почти за гранью возможного. Это постоянное напряжение, работа на пределе. Люди той генерации — генерации Революции и Отечественной войны — это люди такого образа жизни, при котором твоя работа — главное, и ты отдаешься ей полностью. И ни от чего не получаешь большего удовольствия, нежели от нее.

     Как минимум двум социально-профессиональным группам этот стиль чужд и во многом ненавистен. Во-первых, бюрократии, рождавшейся в мобилизационной системе, но желавшей наслаждаться властью и полномочиями без отягощения их ответственностью и напряжением. Во-вторых, элитарному мещанству, обывательствующей части интеллигенции, желавшей барской расслабленности и комфорта. Первая группа была творцом и инициатором десталинизации времен XX съезда. Вторая взяла на вооружение этот лозунг уже в борьбе с первой группой как в 60-е годы, так и в перестройку.

     Мобилизационный стиль требовал не только постоянного напряжения — он требовал постоянной готовности к подвигу, реальной готовности к героизму, то есть совершению поступков, за которые ты платишь самим собой, но которые служат тому большему, что ты имеешь в себе, нежели твое биологическое существование. Иначе говоря, этот стиль требовал быть и постоянно оставаться человеком, отличие которого от животного в первую очередь в том, что человек имеет нечто, за что он готов умереть, а животное — не имеет. Требовал все время подстегивать самого себя, все время не давать возобладать над собой биологическому, стремящемуся стать хозяином твоей социальной оболочки — и подчинить себе твою интеллектуальную сущность.

     Но именно это и было страшно и чуждо носителям иного темперамента — темперамента неги и лени, — постоянно открывающего двери сидящей в человеке обезьяне. Обезьяне, которая либо все время твердит тебе в духе античеловеческой философии Поппера: "Зачем стремиться к лучшему — и так сойдет. Ведь, восстав против того или иного несовершенства, ты с неизбежностью подчинишь себя вождю повстанцев". Либо, уступив сопротивлению того человеческого, что она не сможет в тебе подавить, ласково начнет убаюкивать: "Да, ты прав, ситуация плохая. Нельзя так жить дальше — нужно смело бросить вызов несовершенству, отсталости и дикости. Но не спеши — помни о цене. Не плати слишком много за движение вперед — не нужно напрягаться. Нужно придумать систему, при которой ты по-прежнему будешь нежиться в комфорте, но придумаешь такие саморегулирующиеся отношения, которые сами поставят все на свои места. Без напряжений, потрясений, мобилизации и особой ответственности все заработает само собой и само собой двинется к достижению совершенства".

     Сталин — или нечто, что можно обозначить этим именем, — представлял стиль и мир Фронтира. Мир движения вперед, мир умения перешагнуть через свои слабости. Мир, где человек с каждой новой победой над обстоятельствами восходит на новую степень своего родового существования. Общество, где познание важнее потребления.

     Антисталинизм как некое социально-политическое, но в не меньшей степени и социально-психологическое явление представлял собой мир расслабленности. "Общество ням-ням", где развитие потребления занимает место развития человека. Где биологическое торжествует над социальным и интеллектуальным. Где перепроизводство комфорта рассматривается как практика, способная заместить дефицит творческого начала. Где съесть — важнее, чем узнать, а потребить — важнее, чем создать.

     Между тем развитие человека и его восхождение от едока к исследователю, от потребителя к творцу, по сути, и есть то, что принято называть прогрессом. Однако мир устроен так, что за прогресс нужно платить. За восхождение вообще нужно платить. Волей, напряжением, нервами, материальными ресурсами. Прогресс так или иначе ломает сложившийся и устоявшийся порядок. Для некоторых групп, играющих при нем большую роль и пользующихся большими благами, он более выгоден. Для других — менее, а для многих — невыгоден вообще.

     Только выбора нет — либо прогресс движется, либо не движется. Либо вперед, либо назад. Кто не хочет платить за прогресс собственной страны, делает ее сырьем для оплаты прогресса чужой.

     Повторю: к началу XX века перед Россией стояли две задачи. Задача прорыва в новое цивилизационное качество и задача создания социального государства. Эти задачи поставили не большевики и не Сталин. Их поставили история и прогресс, что и вызвало революцию. Ленин, большевики, Сталин эти задачи только выразили и поняли, что, не решив их в кратчайшие сроки, страна рискует просто исторически исчезнуть. Сталин их решить сумел — так, как сумел, и за известную цену. Это не значит, что он хорош или что он плох. Это значит, что сумел.

     Кто может лучше — пусть покажет. Пока никто не показал — все призывы и попытки десталинизации будут волна за волной разбиваться о подножие его нерукотворного монумента. Они будут раскалывать общество, будут накалять гражданские споры. И будут, кстати, в силу описанного положения вещей поднимать на его защиту новых и новых сторонников. Еще пятнадцать лет десталинизации — и десталинизаторов можно будет показывать в кунсткамере.

     Решить проблему Сталина, действительно победить его образ и память о нём можно только одним способом: в схожих обстоятельствах решить более масштабные задачи, нежели решил он, — но с меньшими потерями и меньшей ценой. Всё остальное — ложь и зло.

     Газетный вариант. Первая публикация — в журнале «Политический класс»

1

Валентин Пруссаков __ ИСЛАМСКАЯ МОЗАИКА

С НАЧАЛА НЫНЕШНЕГО ГОДА отмечается определенная активизация России на ближневосточном направлении. В январе нашу страну посетил президент Палестинской автономии Махмуд Аббас, а в этом месяце — другой палестинский лидер, глава ХАМАСа Халед Машаль. Возможно появление в Москве и израильского премьера Нетаньяху. А на 24 февраля намечен первый в истории визит в Россию ливанского президента. Для его организации в российскую столицу уже прибыла делегация официальных лиц из Бейрута.

     В связи со всеми этими событиями нелишне напомнить, что в конце февраля Москва предложила провести у себя заседание квартета посредников в ближневосточном урегулировании. Речь идет о представителях России, США, ЕС и ООН. Высказывается предположение, что на эту встречу будут приглашены гости из некоторых стран Ближнего Востока.

      В ХОДЕ НЕДАВНЕГО ВИЗИТА в Россию ливийского министра обороны Ливия закупила оружия на 1,3 млрд. евро. В подписанный контракт включены поставки самолетов, стрелкового оружия, другой техники, а также модернизация военных предприятий Ливии. Между тем, как уже сообщалось СМИ, в том числе и газетой "Завтра", на днях успешно прошел первый полет опытного образца истребителя пятого поколения Т-50. Этот полёт наглядно подтвердил потенциал российского авиапрома и наверняка улучшит продажи истребителей четвертого поколения. Что же касается Т-50, по мнению экспертов, со временем "наш истребитель пятого поколения, чья эффективность превосходит западные аналоги, мог бы экспортироваться и в ряд богатых арабских и азиатских стран, сохраняя конкурентоспособность российского авиационной промышленности до середины ХХI века".

      ГЛАВА ПАЛЕСТИНСКОЙ АВТОНОМИИ Махмуд Аббас попросил администрацию Обамы вести переговоры с Израилем от его имени. Аббас предложил, чтобы Соединенные Штаты договорились об окончательных границах палестинского государства, — сообщает агентство Ассошиэйтед пресс со ссылкой на неназванного помощника Аббаса. Это сделано для того, чтобы помочь Аббасу сохранить лицо, поскольку он объявил, что не вернется за стол переговоров до тех пор, пока Израиль не остановит строительство поселений на Западном берегу, включая Восточный Иерусалим.

     Сообщается, что данное предложение Аббаса было озвучено на его встрече с египетским руководством, которое передало его американской администрации. В этой связи представляется уместным напомнить, что президент Египта Мубарак поддерживает Аббаса и решительно выступает против ХАМАСа и его лидера Машаля. В своем недавнем телевизионном выступлении Мубарак заявил, что египетские силы безопасности будут жестко подавлять активность исламистских группировок.

      В СТАТЬЕ АМЕРИКАНСКОГО ИСТОРИКА Виктора Дэвиса-Хэнсона "Год решений", опубликованной в газете The Washington Times, автор предсказывает: "2010 может стать для нас судьбоносным годом. В 2009 году США поставили Ирану по крайней мере четыре "крайних" срока на прекращение атомного проекта. Все они были проигнорированы. Не будет ли поэтому осмелевший теократический режим готов перекроить весь стратегический расклад на Ближнем Востоке?

     На протяжении большей части 2009 года администрация Обамы хвасталась, что закроет тюрьму для террористов на базе Гуантанамо, хотя так и не определились с тем, что делать со всеми задержанными, многие из которых родом из кишащего террористами Йемена.

     От старой идеи "войны с террором" мы отказались. Ошибочность войны в притихшем Ираке — признали. Перед мусульманским миром за якобы совершенные Америкой грехи извинились, а в придачу преувеличили достижения ислама.

     После нескольких месяцев колебаний, как некий двуликий Янус, одновременно пообещали увеличить контингент в Афганистане и начать выводить его оттуда. Мы начали дружить с Россией Владимира Путина, но отреклись от своих союзников в Восточной Европе.

     Мимо исламистов всё это не прошло. В общем и целом "Аль-Каида" воспринимает наши действия как признак нашей слабости. После 11 сентября 2001 года более трети всех инцидентов, связанных с терроризмом, пришлось на 2009 год. Череда убийств, совершенных в Форт-Худе (штат Техас) майором Нидаль-Маликом Хасаном, и неудачная попытка взорвать самолет над Детройтом в день Рождества — это всего лишь предзнаменования того, что следует ожидать в этом году…

     Америка участвует в двух войнах и буквально утонула в долгах на триллионы долларов, а наши азиатские союзники уже начали оценивающе поглядывать то на президента Обаму, то на коммунистическое правительство в Пекине. Следует ожидать, что наши союзники: Япония, Филиппины, Южная Корея, Тайвань — начнут сближаться с соседним Китаем и дистанцироваться от слабеющих и не понимающих, что им делать, США.

     В 2010 году события могут обрушиться лавиной и смести существующий миропорядок, во главе которого стоят США. Это случится, если Обама не сумеет убедить наших западных союзников в том, что необходимо достойно противостоять существующей угрозе", — пишет автор статьи.

1

Сергей Угольников __ ОБ ИГРУШКАХ — НО ВСЕРЪЁЗ

Несомненно, что II Всероссийский конгресс фольклористов, прошедший в Москве с 1 по 6 февраля при координации Государственного республиканского центра русского фольклора, состоялся в правильное время. Сегодня можно и нужно подводить итоги проделанной работы и намечать пути дальнейшего развития. Не секрет, что вместе с разрушением материальной культуры производства на территории РФ активно разрушалась и культура нематериальная, низводимая к худшим образцам посредственного восприятия. Из поездок по городам и весям привозятся фигурки на магнитиках, изготовленные в Китае.

     Граждане постсоветского пространства так и не могут определиться, что им милее: непрестанная веселуха, как в Бразилии, или скукотища, как в Швейцарии, мистицизм англосаксонского прецедентного права или схоластика права римского. На выходе получается образ скорее комичный, нежели пригодный для ощущения самостоятельности.

     Определиться с направлениями развития помогает внимательное исследование как прошлого, так и современного окружающего мира. Ведь экономические успехи страны зачастую зависят от её отношения к своей культуре. Китайское чудо родилось не только из противостояния СССР и США, но и из средств, вкладываемых в кун-фу. Успехи финских технологических компаний в немалой степени обусловлены непрекращающейся традицией вязания национальных узоров на свитерах. Про американцев, собирающих многомиллионные средства даже на такой мелочи, как празднование "Дня Сурка", и гораздо больше на воспоминаниях о "Диком, Диком Западе", даже вспоминать неудобно. Да и лондонский Сити поддерживается на плаву традицией "отчуждения" и вековой иерархией дворецких.

     Скопировать это состояние римейками фрикативных "Нянь" и даже прокатом аутентичных — абсолютно нереально: дурная копия хуже оригинала. Сложно понять, понимают ли это работники Минобразования или их устраивает сложившаяся ситуация. На сегодняшний день есть только факт поэтапной и неуклонной деградации.

     Международный конгресс фольклористов призван хоть как-то повлиять на ситуацию. В рамках конгресса было проведено множество круглых столов и дискуссионных клубов. Естественно, что фольклор рассматривался не только в его историческом развитии, но и в современном измерении, от юмора медицинских работников до неуставных отношений в армии. Проблемы взаимодействия фольклора со СМИ и проникновения его в интернет дополнялись анализом дымковской игрушки. Иностранные гости, от Сербии до Италии, делились своим опытом сохранения исконного образа, рассказывали о переводе и адаптации русского фольклора в своих странах.

     Актуально выглядело также обсуждение народных игр. И, конечно, прискорбно, что из всего многообразия русской символики для Олимпийской команды талисманом был избран голубой Чебурашка. Со вкусом у распорядителей финансов РФ явные нелады, но делать нечего — они воспитаны на образцах совсем иной культуры. Остаётся надежда, что следующий конгресс фольклористов, который состоится, как и Олимпийские игры, через четыре года, сможет порадовать не только многими научными, но и прикладными результатами. Громадный опыт и все задатки для этого у учёных налицо.

1

Ольга Афанасьева __ «ВЕЧНОСТИ МЕДЛЕННЫЙ ВЕТЕР...»

В конце 2010 года первому изданию "Антологии русского лиризма. ХХ век" в трёх томах, которую выпестовал и, как ребёнка, выносил в себе Александр Васин-Макаров, исполнится десять лет. Три красных книги с золотым тиснением на обложке — любимые цвета русского воинства. Красный — любовь и жизнь; золотой — тепло, свет и огонь. Много есть откликов об этом не имеющем аналогов трёхтомнике.

     На вечере, посвящённом выходу первого издания Антологии, Вадим Кожинов, ведущий того вечера, сказал: "В этом трёхтомнике поэзия совершенно неотрывна от жизни… То или иное стихотворение выбиралось не по литературным критериям, а по какому-то глубокому жизненному переживанию… Я думаю, что это очень ценная, очень важная Книга". А публицист и культуролог Лев Аннинский написал следующее: "Трёхтомник обозначил нервный центр, он обозначил границы и ближние пределы… Когда Антология вышла, я почувствовал, что над ней будут размышлять".

      15 января нынешнего года в лицее "Вторая школа" прошёл вечер из цикла "Читаем "Антологию русского лиризма. ХХ век"", посвящённый первому тому издания.

     "Хочется живого огня" — так, зажигая свечи, начал этот вечер "русский песнотворец" (как назвал его Вадим Кожинов), поэт, музыкант, руководитель литературно-музыкальной студии, автор идеи и собиратель Антологии Александр Васин-Макаров.

     Наш взгляд обращается к портретной галерее участников Антологии, специально подготовленной для этого вечера Еленой Васильевой. Лица, лица, лица… Более двухсот! Ясные, радостные, умудрённые, излучающие свет… И невольный отсыл к Афанасий Фету: "…жаль того огня, что просиял над целым мирозданьем, и в ночь идёт, и плачет, уходя". Да нет! Не уходит! В Антологии этот огонь сияет с каждой страницы. И — живёт! И читает Васин-Макаров, не "перевоплощаясь", а передавая то, из чего слово, возможно, выросло. Телом читает, не глазами. ("Не учите стихи наизусть, — предупреждает он. — Это заслоняет множественность интонаций и смыслов".) И как только он начинает читать, ты не слушаешь "текст", а попадаешь в тот кусочек жизни, не ведомый тебе ранее, о котором тебе рассказывают, как самому близкому человеку. Ничего не скрывая, но и без желания вызвать в тебе жалость. И становится жарко. И начинаешь ощущать что-то такое, чему, может быть, и названия нет.

     Наверное, в этом таинство стиха-молитвы.

     И веришь Иннокентию Анненскому, "что где-то есть не наша связь, а лучезарное слиянье"…

     И хочется пуститься вприсядку под неожиданно пропетое стихотворение П. Васильева "Я берёзу белую в розу переделаю…" и помчаться в степь, догоняя тех, кто скачет на "Ярмарку в Куяндах" (Павел Васильев).

     А потом вместе с военным поэтом, полковником Юрием Беличенко "глотаешь непонятные слёзы", потому что: "Нам досталась такая страна, что к душе прирастает, как кожа…"

     И живёт "какой-то странный здесь народец, нигде такого не бывает…", который "травили, били" и которого "вообще-то, по расчётам, уже на свете не должно быть…" (Владислав Артёмов). Но именно этот "странный народец" уходит на войну, чтобы вернуться с победой, никого и ничего не пожалев для неё: "Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели…" (Семён Гудзенко).

     Именно этот "народ таинственный и жуткий", выбрав "нелёгкую участь солдат", продолжает служить своей стране, даже если армии уже нет. И кто же мог знать, что поэту нового времени придётся сказать:

     Отныне не кричат "Москва за нами!",

     Но, стиснув зубы, верят под огнём,

     Что русское простреленное знамя

     Мы всё-таки поднимем над Кремлём.

      ( Виктор Верстаков )

     Обладая редким свойством чувствовать, природу, человека, слово, — Александр Васин-Макаров всё вроде бы знакомое, привычное открывает каждый раз заново. Таким открытием на вечере стали песни, известные, казалось бы, всем: "Тёмная ночь" и "Я люблю тебя, жизнь". Спетые им не только музыкально-ритмически, а главное — "душевно-дыхательно…" (как отозвался об идее Антологии один из её участников), и потому открывающие ту самую множественность интонаций и смыслов.

     Радуясь, скорбя, ликуя, закрывая лицо руками от непрошеных слёз, удивляясь, открывая для себя великую русскую поэзию, "созданную не фифами кисейными — привычною к оружию рукой" (Юрий Белаш), листаешь страницы Антологии. То могильный холод, то жар любви, то застенчивость первого признания, то "вечности медленный ветер"… и во всём — врачующее раны приятие Жизни, благодарность ей, тот самый не указанный ни в одном словаре-справочнике русский лиризм.

     Литературно-музыкальная студия Александра Васина-Макарова приглашает на вечера

     "АНТОЛОГИЯ РУССКОГО ЛИРИЗМА. ХХ ВЕК"

      19 февраля и 12 марта, в 18.00

     Проезд: м. "Воробьевы горы", "Университет", ул. Фотиевой, 18. Лицей "Вторая школа"

     Информация на сайте: studia-vasin.ru

     Тел.для справок: 368-34-16, 8-906-044-50-55

1

Фёдор Гиренок __ ЧЕРЕПАХА БЕЗ ПАНЦИРЯ

Мир, в котором мы живем, является очень большим. Он такой большой, что когда ты кричишь "мама", она тебя не слышит, ибо она находится на одной его стороне, а ты — на другой. К тому же у всех у нас очень маленькие головы. Они такие маленькие, что в них с трудом помещается мысль. И вот в эти маленькие головы мы пытаемся поместить большой мир. Что же при этом получается?

      ГЛУПОСТЬ

     Что такое глупость? Глупость — это такое состояние, когда ты настолько открыт миру, что в тебя проникают его истины, не спрашивая твоего согласия. Когда я вижу открытых людей, мне хочется сказать им "застегнитесь, будьте умными". У открытых людей есть голова, а в голове есть мысли, но существуют эти мысли не по законам этой головы, а по законам какой-то другой инстанции.

     Вот это все и значит, что ты глупый, что ты дурак, а они умные, они не дураки. И не потому, что они мыслят, а потому, что мысль — это все то, что они публикуют в качестве мысли. Они говорят, что нам нужна модернизация. Нам-то, конечно, она нужна, потому что нам за державу обидно. Но им-то она зачем? У них есть все: деньги, власть, время. Между нами и ими — пропасть, цивилизационный разрыв. Если мы нарушаем правила социального общежития, то нас сажают в тюрьму, если они, то они неприкосновенны, они — власть. Поэтому мы ждем, когда закончится их власть.

      Они говорят, а мы им не верим, ибо для них модернизировать — значит, освоить деньги, выделенные на модернизацию, а для нас модернизация — это возможность быть самими собой. Хотя мы знаем, что если ты идешь к самому себе, то у тебя есть опасность встретить себя.

      НАДЕЖДА

     Надежда — это греза, галлюцинация. Галлюцинация — это заклинание, доставляющее тебе объект, о котором ты мечтаешь, которым ты хочешь обладать. Причина этих объектов находится в тебе самом. Но в каждом обществе есть такая сторона, причина которой находится вне тебя. Ее мы чувствуем тогда, когда жизнь берет нас за горло, а мы не понимаем, почему она берет нас, а не их. Мы не понимаем, почему растут цены для нас, почему наши деньги раздают банкирам, а банкиры раздают себе бонусы и называют это борьбой с финансовым кризисом. Мы не понимаем, почему кризис у них, а затягиваем пояса мы. Мы не знаем, почему собственность у них, а нам остается только чувство собственности. Мы дезориентированы. Мы не знаем, на чьей стороне правда. То ли она на стороне дачного сообщества "Речник", то ли она на стороне столичной мэрии.

     Мы хотим права и справедливости. Мы хотим действовать по закону, чтобы наши действия были всегда легальны. Мы хотим действовать ради закона, чтобы наши действия были моральны. Но мы не знаем, где находится топос справедливости и вообще есть ли она на свете. У нас нет никаких надежд. Мы знаем, что завтра не будет лучше, чем сегодня. Для нас сегодня покупка квартиры — это само по себе уже нечто немыслимое, а покупка машины равна исполнившейся грезе. Мы не понимаем общества, в котором мы живем. Мы не знаем, куда оно идет, и вообще, идет ли оно куда-то. Его исторический смысл для нас неясен.

     Общество, в котором нет надежды, является абсолютно разложившимся, деградировавшим. В нем действуют не социальные законы и моральные правила, а правила войны всех против всех.

      ЗЛОБА

     Когда человек озлоблен? Когда исчезает такая сторона мира, причина которой находится не в мире, а в человеке. Если эта причина находится во мне, то я живу в режиме исполнения грез, в момент, когда все еще только начинается. А это значит, что для меня еще не все потеряно и есть надежда. Мы верим, и поэтому есть вещи, которые существуют, если мы хотим, чтобы они были. А если мы перестаем верить, то эти вещи исчезают. И нет такой силы, которая бы вернула нам их.

     Отсутствие надежды порождает пустоту, в пространстве которой никто никому не верит и все находятся под подозрением. Злоба — это наш ответ бытию, когда оно случилось без нас. В результате мы становимся немотивированно агрессивными по отношению к себе и к другим. Мы становимся опасными на дороге, в метро, в быту. Но не потому, что мы плохие, а потому что у нас и наших детей нет никаких шансов состояться в этом мире. Наш быт — это наше подполье. Ибо так сцепились исторические силы и социальные структуры.

      ОППОЗИЦИЯ

     Самая достойная позиция для тех, кто отчужден от себя и от определения исторической перспективы своей страны, — оппозиция. Наша оппозиция разнородна. В ней есть белые и красные, левые и правые, а еще есть такие, как я, — и не бело-красные, и не лево-правые. Мы дословные, нам хотелось бы раскрыть то, что задумано Богом о России в вечности. Но мы не боги, если бы мы знали, куда повести Россию, мы бы ее повели.

      ИМПЕРИЯ

     Какое печальное зрелище: видеть, как умирает имперский смысл России. Империя — это целое. Без осознания принадлежности к целому трудно жить любому человеку, тем более трудно жить русскому человеку, приучившему себя к тому, чтобы нести бремя слова "надо" и не приучившему себя к мысли о том, что у него есть права. Русский человек не умеет пользоваться своими правами, он умеет только качать права, чувствуя под ногами не твердые основания, а какую-то зыбкую топь социального болота, засасывающего в свою утробу любого, рискнувшего пойти по нему.

     Человек без целого — это как черепаха без панциря, он всегда уязвим. Вот такой черепахой я чувствую себя сегодня в России, предавшей забвению действие во имя. Россия без этого действия ассоциируется у меня с поверхностью, которая легко протыкается, обнаруживая за собой зловонную жижу.

     Я не понимаю людей, с которыми я встречаюсь на улице. Они для меня просто прохожие. Я не знаю, что у них за душой, о чем они думают. Мы, видимо, проживаем разные жизни, существуя в разных символических мирах. У меня исчезло чувство того, что есть кто-то, на кого ты смотришь и понимаешь, что мы принадлежим к одному народу. Я перестал говорить слово "мы". Как это странно — ощущать себя чужим в своей стране. Как это нелепо —осознавать, что ты еще есть, а русского народа, к которому ты принадлежишь, будто уже нет. Прохожие — это не мои современники, это мои сожители. Меня с ними ничего не связывает. У меня возникает такое чувство, будто наши предки вели разные войны, что у нас были разные победы и поражения. У нас нет общих мифов и общей истории. Видимо, они смотрели фильм про Гарри Поттера, а я его не смотрел. Я империалист, но я не знаю, кто они.

      САМОУБИЙСТВО

     Если Россия когда-нибудь исчезнет с политической карты мира, то это не потому, что ее кто-то победит, а потому, что она убьет сама себя. Мне хочется верить, что русский народ еще жив, что он не сказал еще своего слова.

1

Владимир Винников __ АПОСТРОФ

Владимир Бондаренко. Подлинная история лунного зайца. — М: Амрита-Русь, 2010, 384 с., 1000 экз.

     Миф ХХ века был прежде всего мифом евроцентричным: будь то миф коммунистический, миф нацистский или миф либеральный. Миф ХХI века, похоже, будет мифом китаецентричным, так что получить представление о его персонажах имеет смысл уже сейчас — можно сказать, заранее. Изучение китайского языка становится делом уже не пессимистов, а самых что ни на есть реалистов. Или даже оптимистов — кому что нравится.

     Во всем этом китайском, скажем так, пантеоне автор избрал своим героем и объектом для культурологического трактата с мощным постмодернистским подтекстом лунного зайца — таинственное существо, напрямую связанное с даосской идеей бессмертия. Но не только с ней.

     Владимир Григорьевич Бондаренко очень любит рассказывать историю о том, как в начале 60-х годов Иосиф Бродский запретил ему, тогда молодому поэту, писать стихи. На другие литературные жанры, в том числе драматургию, прозу, критику и самокритику, этот запрет будущего нобелевского лауреата не распространялся, в результате чего наши евроцентристы теперь могут кусать себе локти.

     Впрочем, речь не о Бродском, а о лунном зайце как неотъемлемом элементе традиционной китайской (и, как выяснил автор, не только китайской) мифологии и культуры. Но китайской — в первую очередь. Тут даже какое-то внешнее сходство просматривается, и оно не раз обыгрывалось в нашем фольклоре, напомню в этой связи хотя бы строки известной песенки: "Узкоглазые китайцы выбегают, словно зайцы: "Сбил тебя наш летчик Ли Си Цин!"

     По мнению Владимира Бондаренко, миф о существовании лунного зайца возник благодаря постоянным наблюдениям древних жителей Китая за ночным светилом, на поверхности которого темные пятна образуют фигуру, по форме очень напоминающую силуэт лопоухого зверька.

     Там ему впоследствии придумали и достойное занятие — не торчать же вечно без толку на Луне: пусть толчёт под коричным деревом в нефритовой ступке порошок бессмертия.

     А уже из Поднебесной образ лунного зайца отправился в сопредельные с ней страны: Японию, Корею, даже Индию. Не обошел стороной и Россию: заяц святой Февронии Муромской и заяц, перебежавший дорогу Пушкину, по мнению автора, спустился с Луны, чтобы передать своим избранникам некие тайные знания или предупредить их об опасности.

     "Ведь не поехал Пушкин из-за зайца в Петербург и не попал на восстание декабристов, а то бы загремел на каторгу. С другой стороны, Наполеон презрел зайца, перебежавшего ему дорогу прямо перед вторжением в границы России — и оказался на острове святой Елены. Вывод: к зайцам надо прислушиваться. Как прислушивалась пушкинская Татьяна Ларина: "Когда случалось где-нибудь / Ей встретить чёрного монаха / Иль быстрый заяц меж полей / Перебегал дорогу ей, / Не зная, что начать со страха, / Предчувствий горестных полна, / Ждала несчастий уж она..."

     Уверен, будь Владимир Григорьевич чуть более активным и "продвинутым" пользователем Интернета, он бы и такого персонажа, как Заяц Несудьбы, подверстал к своим фундаментальным культурологическим изысканиям на заячью тему — вместе со святой Мелангеллой Уэльской, дедом Мазаем, голливудским кроликом Банни, созвездием Зайца и так далее, и тому подобное.

     Жанр подобного трактата, открывающий огромные возможности для литературной игры, деконструкции и реконструкции, судя по всему, только набирает популярность, и в ближайшее время будет становиться всё востребованнее, подражая своим как средневековым, так и античным предшественникам, пародируя и переосмысляя их.

     В книге Владимира Бондаренко кульминацией такого переосмысления становится возвращение человеком лунного зайца на "историческую родину" — в виде уже запланированного китайцами проекта исследований Луны: "На следующем этапе, наконец-то, будет запущен зонд "Лунный заяц" в честь нашего героя. Этот зонд будет переведен на окололунную орбиту высотой около 100 км и там разделится на два компонента. Первый, спутник Луны, будет продолжать орбитальную миссию. Второй, с луноходом на борту, будет опущен на поверхность Луны... Одной из целей [китайской] программы было названо развитие человеческого общества. В перспективе полезные ископаемые (в частности, залегающий в недрах планеты гелий-3) и энергоресурсы Луны (солнечная энергия на её поверхности) могут быть использованы в дополнение к запасам Земли".

     Конечно, в то, что китайцы предпочтут пополнять свои запасы на далекой-далекой Луне, а не в близкой, буквально под рукой лежащей России, верится как-то слабо. Но вот в то, что им, в отличие от нас, до всего на свете есть дело, что они, в отличие от нас, снова ленивых и нелюбопытных, готовы сегодня и на Луну, и куда угодно забраться, — сомнений практически нет никаких.

     Что же ты, наш летчик Ли Си Цин?

1

Андрей Смирнов __ ПОХВАЛА КАЗАКАМ

Казачий Кругъ. "Да не сгинет казачья слава…" 2009

     "Славную трубку раскурили тогда воители. Казалось, казацкий меч сорвался с чьих-то плеч и плясал гопака по всей стране. На обратном пути довольные, шутя и балагуря, плыли казаки; гребли весело и пели. Пел и Паливода. Не думали они о том, что близка смерть для многих храбрецов. Да и была ли бы возможна эта жизнь, если б они задавали судьбе эти вопросы!

     Паливода стоял и думал; оселедец вился по его гладкому затылку; пастбище смертей, с рукоятью как куст незабудок, было засунуто за широкий пояс. Холодней волн озера блестел его угол за поясом. Белая рубаха и испачканные смолой штаны украинского полотна дополняли наряд — суровый и гордый. Загорелая рука была протянута к закату; другие казаки были в повязке осенних маков".

     Эта пластинка в какой-то мере наследует альбом "Паливода", вышедший после вечера в Международном фонде славянской письменности и культуры в 2003 году. Диск "Да не сгинет казачья слава..." фундаментом тоже имеет рассказ (4-й парус) "Смерть Паливоды" из "сверхповести" "Дети Выдры" Велимира Хлебникова и песни запорожских и кубанских казаков. В год двухсотлетия Гоголя композиция пополнилась выдержками из повести "Тарас Бульба". Время звучания и количество номеров альбома увеличились на треть, став своеобразным казачьим эпосом. Неслучайно — посвящение пластинки "павшим за Веру, Отечество и за други своя".

      "Казачий Кругъ" во всех формациях бесконечно далёк от филармонического попса, эстрадного китча или профанических блокбастеров. "Главной отличительной чертой ансамбля "Казачий Кругъ" является то, что он стремится донести до слушателя внутренний дух исполняемой им песни, не прибегая к искусственным украшениям или упрощениям. Самые главные и незабываемые творческие уроки ансамбль и по сей день продолжает получать от общения с народными исполнителями, подлинными носителями и ревностными хранителями казачьей песенной традиции. Участники ансамбля считают их своими истинными учителями и наставниками", — фиксирует музыкальное издательство "IZBA records".

     Потому и возникает совсем неожиданный эффект столкновения с аутентичной казачьей культурой. Знакомая участница левацкой художническо-философской группировки "Что делать?" некогда "до дыр" заслушала альбом "Не для меня". В одном рок-журнале, в традиционном хит-параде сотрудников редакции казаки внезапно возникли в устоявшейся компании фригидных хиппарей, замшелых панков и булькающих растаманов. "Казачий кругъ" словно снимает во многом навязанную оппозицию традиции и эксперимента, фольклора и авангарда.

     Кстати, интерес будетлянина Хлебникова к запорожцам был связан с происхождением самого поэта, его род по материнской линии Вербицких восходит к запорожским казакам. В 1921 году Хлебников вполне по-казацки поучаствовал в иранском походе Персидской красной армии, пусть его оружием было слово.

     В повести Гоголя мелькает казак по имени Палывода. Собственно, украинское паливода — это сорвиголова, авантюрист. В хлебниковской поэме "Марина Мнишек" встречается "Здесь были воду жечь охотники" — развёрнутая метафора, восходящая всё к тому же "паливоде". Так что Паливода — это собирательный образ казака-запорожца, рыцаря загадочной Сечи, "этого русского ответа на западных меченосцев и тевтонских рыцарей".

     Как пишет автор уникального исследования о запорожском казачестве Роман Багдасаров: "Территория Сичи имела совершенно особое устройство, весьма далекое от общепринятого государственного стандарта. Единственным аналогом здесь могла бы послужить лишь монашеская православная "республика" на Св. Горе Афон. Так же как на земли Сичи, вход женщинам туда был абсолютно запрещен".

     "Бурное русло, по которому текла запорожская жизнь, не ставило барьера между традицией и экзистенцией и не позволяло излишне формализовать отбор членов товарищества. Главными доводами в пользу кандидата при его приеме служили физическая сила, боевая выучка, согласие воевать под знаменем Православия. Прежняя жизнь не принималась в расчет: поступавший должен был здесь и теперь подтвердить свою долю в низовой вольнице... Жизненной целью сечевика были стяжание и приложение воинской удали, мыслившейся как реальное причастие трансцендентного Духа. Последний же, согласно христианской парадигме, не мог подчиняться каким бы то ни было земным условиям. Ставить небесное воинство, символом которого выступал Кош, в зависимость от происхождения, родословной, юридических норм — значило противоречить великой литургической истине, выраженной возгласом "Твоя от Твоих", которую низовой рыцарь осуществлял не в "умном делании" (т. е. в молитве, подобно иноку), а в сознательном заключении своей натуры под смертную сень войны с врагами Веры".

     "За Сичь! — сказал Тарас и высоко поднял над головою руку.

     — За Сичь! — отдалося густо в передних рядах. — За Сичь! — сказали тихо старые, моргнувши седым усом; и, встрепенувшись, как молодые соколы, повторили молодые: — За Сичь!"

     Заказать альбом можно по тел. 8(916)349-51-45 или n.trifilov@kazak-krug.ru. Сайт ансамбля — www.kazakkrug.ru

1

Тит __ ОППОЗИЦИЯ: ТЕАТР СОПРОТИВЛЕНИЯ

На протяжении минувших, канувших в лету этих двадцати московских лет — для кого-то страшных и бурных, а для иных на удивление спокойных и мирных; в круженье толп, в звенящем чреве краснознаменной оркестрово-медной оппозиции… Среди орденоносных ветеранов, марширующих бабок, вдохновенных бродяг, подтянутых спецов, суровых бородачей и растворенных в народе представителей литературно-художественной богемы — неизменно появлялся он: фиксатор, летописец, соглядатай. Как неутомимый альбатрос в потоке воздуха сопровождает летящую по волнам шхуну, так фотохудожник Игорь Мухин неизменно сопровождает кораблик оппозиции, бегущий по асфальтовым мостовым сытой, равнодушной, вконец обуржуазившейся Москве.

     Выставка работ Мухина, открывшаяся недавно на "Винзаводе", представляет лишь малую, крохотную часть богатейшего архива автора, который из года в год, не пропуская ни одного шествия, ни одного оппозиционного митинга — схватывал, склевывал, урывал для вечности ломтики жизни; коллекционировал мельчайшие осколки истории.

     Данный проект Мухина называется "Сопротивление", что не совсем верно. Вспышки подлинного сопротивления, моменты реального, нешуточного столкновения оппозиции с властью возникали в столице крайне редко. После расстрелянного из танков восстания 1993-го года можно вспомнить лишь известное шумное стояние у американского посольства в 1999-м да несколько дерзких акций НБП. В Москве и Питере состоялась еще пара-тройка боевых стычек, наподобие "Антикапитализма-2002", когда на площади Маяковского левую молодежь власти притравили овчарками. Однако основной сюжет оппозиции разворачивался в рамках политического театра, сценой для которого служили оцепленные милицией пустынные московские проспекты.

     Драгоценные лица! Честные, прекрасные и напрасные жесты! Пестрая русская жизнь, претворенная в уличный балет со знаменами, плакатами и автомобильными люльками, в которых плывет мимо вас то звонница, то, усиленный динамиком, хор старух...

     О, Анпилов! О, Харчиков! О, бесподобный отряд танцующих курдов, которые под грохот барабанов и вой боевых флейт двигались от Белорусского вокзала к Кремлю, слитые с толпой, но не потерянные среди тысяч легких красных знамен! Где ты, лысый баянист, идущий задом наперед, рьяно управляющий маленьким оркестром?

     Густая раскаленная лава неумолимо сползает с холма на Кремль. Увитый лентами флагов и транспарантов красный дракон раскрыл свой жаркий рыхлый зев. Еще мгновение, и, кажется, толпа всей своей радостной энергией, своими артистизмом и музыкальностью зальет собой Красную площадь, просочится сквозь стены цитадели, набьется в палаты, в тронный зал и под грохот оваций провозгласит народную власть, отменит нищету и сырость, обман и подлость… Устроит пир на весь мир!

     Но что-то происходит. Что-то тихое, невидимое глазу. И полноводная река голов и знамен послушно поворачивает в уготовленное для нее русло. Мохнатая гусеница, теряя энергию, ползет на гору прочь от Кремля — на Лубянку, чтобы распасться на молекулы, рассосаться, приняв чинно резолюцию о революции.

     Жаль, что среди десятков тысяч участников оппозиционных праздничных действ не нашлось человека с диктофоном, собирающего оппозиционные песни и речи, риторику лидеров, слова-угрозы, роскошные призывы и щедрые посулы! Кто бы собрал похожие на сказку обещания весенних и осенних наступлений трудящихся, записал на диск словесное кружево обличений и гневные громы, производимые при помощи железного листа за сценой.

     Такого нет. Не нашлось! Зато нашелся Игорь Мухин — уникальный человек, из любви к искусству полюбивший и всю нашу канитель, наш красный балаган — трогательный, занятный, разношерстный и многолюдный.

     Длинный, тонкий, странный даже в странном окружении Мухин по-птичьему вытягивает длинную шею и, оцепенев, взирает немигающим глазом на окружающую его пестроту. Мгновение и — "Щелк-щелк-щелк … щелк!" Еще несколько снимков в золотую коллекцию портретов Её Величества Оппозиции.

1

Евгений Нефёдов __ ЕВГЕНИЙ О НЕКИХ

Несётся жизнь в безумном хороводе каких-то слов, событий и имён… На днях иду в подземном переходе и слышу голос под гитарный звон:

     "Глава России, вы большой учёный, в вопросах права — знающий доцент. А я простой трудяга, обречённый стать безработным в кризисный момент.

     За что наказан — сам того не знаю, но знаю я, что жертвы новых схем — все, от Москвы до самых до окраин. Кто был ничем, тот стал уже совсем…

     И потому всё громче поднимают свой голос люди против злой судьбы. Я это всё, конечно, понимаю как обостренье классовой борьбы!

     Одно неясно: почему, к примеру, в Калининграде и других местах народ ругает одного премьера — когда вы вместе сотворили крах?

     Конечно, он за многое в ответе, но лично вы — и это всем видать — шагаете в Кремлёвском кабинете куда-то в девяностые опять…

     Недавно хоронили мы Гайдара, что всё угробил "шоковым" мечом, и думали: ушёл-таки от кары… А он, как оказалось, ни при чём!

     Так уверяют те, кто дружен с вами, чьи партии во власть вернули вы. Они из искры раздувают пламя, но цвет его — оранжевый, увы…

     К вам либералы льнут, и неспроста ведь у них в речах бредовый есть аспект: "экономисту" — памятник поставить и обгайдарить Ленинский проспект.

     Они в реванш уверовали прочно, чтоб уж вконец Россию извести, хотя клянётся ельцинская дочка, что ейный папа — ангел во плоти…

     Они по новой с ненавистью крепкой Советский строй и Сталинский уклад пошли рубить — и русофобства щепки свободно во все стороны летят!

     А вы молчите, первый чин России, не видя смысла злобу их унять. У вас заботы, видимо, иные — законы в конституции менять…"

     Я дальше шёл, а песня всё звучала и ещё долго слышалась вдали, а публика стоявшая вручала поющему десятки и рубли…

     Она сама сегодня еле-еле спасается от горя и беды. Так выходи, певец, из подземелья! И выводи народ из темноты!

1