/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 286 (21 1999)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов __ КУРИЦА - НЕ ПТИЦА, СТЕПАШИН - НЕ ПИНОЧЕТ

Его фамилия — не Пиночет, и не Столыпин, и не Бисмарк, и не князь Горчаков, и не де Голь, и не леди Тэтчер. Его фамилия — Степашин. А это почти Рушайло. А там недалеко и Гусинский. И прилетевший на огонек Березовский. А там руку протяни — и тронешь нежную Татьяну Дьяченко. А рядом с ней Бородин. И фирма “Мобитекс”. И “Голден Ада”. А, значит, Борис Федоров, Гайдар и Чубайс. И, конечно, несчастный Козленок. И, конечно, ягненок. В роли жертвенного ягненка выступают депутаты Госдумы, проголосовавшие за Степашина с каким-то восторженным самозабвением, как за выстраданного десятилетней оппозиционной войной национального героя. Чего стоит филиппика Сергея Бабурина, который говорил о Степашине, словно о “солнце русской политики”.

Сергей Николаевич, когда танки Ельцина стреляли вам в голову, где был Степашин? Кто вербовал в Кантемировке несчастных танкистов-наемников, чтобы сгубить их в пекле бездарной операции в Грозном? Кто провалил операцию против террористов в Буденновске, после чего Басаев стал символом антирусского сопротивления? Кто, будучи великим специалистом по Кавказу, назвал ваххабитов мирным религиозным течением? Кто, блефуя, обещал через день освободить из плена своего сотоварища генерала Шпигуна, грозя чеченцам чуть ли не бомбовыми ударами? Кто предпочел “энтэвэшника” Новоженова герою спецназа “Русь”?

Инфантильность депутатов, утвердивших этого падкого до заявлений и чуть-чуть смешного генерала, дорого всем обойдется. Ибо “либельный реванш”, о котором пророчествовали оппозиционные лидеры, начался с момента, когда на думском электронном табло просияли итоги голосования по Степашину.

Неужели поверим, что задача Степашина — усилить борьбу с коррупцией, решить проблему Кавказа, не пустить “криминал” на выборы?

Мы больше не услышим о “деле Березовского”, об “Аэрофлоте”, о “санкциях на арест”, и Борис Абрамович снова, как гриб из-под асфальта, взбухнет в самом центре русской общественной жизни.

В ближайшее время мы распростимся с прокурором Скуратовым, который унесет в небытие все счета в швейцарских банках, все сведения о миллиардах наворованных долларов, какими набили свои рюкзаки кремлевские мерзавцы, и вместо ожидаемых народом разоблачений нам станут показывать аресты карманников и торговцев сивухой. “Большой знаток” Кавказа уже включился в выборы в Карачаево-Черкесии, где два братских народа едва не взялись за автоматы. А взрывы в московских отелях еще раз подтвердят его гениальный тезис о “мирных ваххабитах”.

На лугах цветут одуванчики, пасутся белые козочки, а в народе скопилась лютая ненависть к Ельцину, ко всему, что помечено “каиновой метой” ельцинизма. С этой ненавистью народ пойдет осенью к урнам, натолкает в эти урны таких бюллетеней, что Россия после выборов станет красней, чем СССР.

Но не для этого Ельцин разрушал Советский Союз, морил голодом русских, сжег Парламент, насадил повсюду педерастов и цэрэушников, позволил бомбить Белград, сделал кабинет из малахита, наградил Пугачеву медалькой. Осенью, перед выборами, раскрутится свистящая спираль переворота, с разгоном Думы, запретом патриотических партий, закрытием газет, интернированием патриоических лидеров. Посмотрите на Жириновского, куда нацелен его клюв, куда машут его черные крылья? Туда, где будет побоище, куда летят стаи ворон. Мы увидим осенью каркающую черную птицу на ветке Александровского сада, держащую в клюве голубой окровавленный глаз.

Товарищи, не расслабляйтесь на дачах и огородах! Кончена “пятиминутка Примакова”, началась “трехминутка Степашина”! Патриарх Алексий, уже однажды, в 93-м, сыгравший роль “миротворца”, заявляет сегодня о необходимости очистить Красную площадь от “красного”. То-то кровищи прольется!

Как бездарно и страшно завершается в России ХХ век!

Александр ПРОХАНОВ

Большой ассортимент дешевые юридические адреса 1 в Москве.

ТАБЛО

МАТЕРИАЛЫ ПРЕДЛАГАЕМОЙ АНАЛИТИКИ

СОСТАВЛЕНЫ СЛУЖБОЙ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

НА ОСНОВЕ АГЕНТУРНЫХ ДОНЕСЕНИЙ,

ПОЛУЧЕННЫХ ИЗ СТРУКТУР ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

l 12 мая 1999 года, когда Ельцин объявил об отставке Примакова, по "Белому дому" пронеслось распоряжение премьера о срочном заседании кабинета министров. Журналистская братия тут же сообщила об этом своим шефам. Началась бешеная суета. В 14.00 Примаков вошел в зал заседаний и сообщил о встрече с Ельциным, на которой президент потребовал от него написать заявление об отставке. Премьер сделал традиционную паузу, после которой сказал, что президент был явно не в себе, а потому он, Евгений Максимович Примаков, просит у своего кабинета поддержать его обращение к Государственной думе и Совету Федерации с просьбой провести срочное совместное заседание. Премьер также сообщил, что его инициатива поддержана мэром Москвы. В 15.00 с текстом обращения Примаков выехал в Совет Федерации, где Строев и Лужков уже ожидали его. В 16.00 к ним присоединились Селезнев и руководители крупнейших думских фракций. Здание Совета Федерации уже охранялось московскими подразделениями внутренних войск. К 17.00 Ельцин, столкнувшись с общим фронтом законодателей и правительства, был вынужден отозвать указ о смещении Примакова и сесть за стол переговоров относительно порядка конституционной передачи власти. Ельцинский кошмар России закончился, даже без голосования по импичменту...

l Такой сценарий развития событий, каким бы фантастичным он ни казался сегодня, в тот день был совершенно реален. Для его осуществления требовалось только одно — политическая воля Примакова, Строева и Лужкова. Но они еще раз проявили себя политиками в старом, "цековском" понимании этого слова. И поэтому реальные события пошли по накатанному руслу: Примаков поддержал решение Ельцина и поздравил "вовремя пересевшего" Степашина, кандидатуру которого дружно приняли в Совете Федерации и Строев, и Лужков, тут же забывшие собственные заявления о "стопроцентной поддержке Примакова". Импичмент в Госдуме не набрал необходимого числа голосов,а уже 19 мая Степашин был утвержден премьер-министром России.

К середине мая мы получили практически полный реванш околоельцинской группировки, чьи действия координировались вроде бы опальным и даже подследственным Б.Березовским. "Ельцин проснулся — и победил!" — зашлись в восторге подконтрольные "олигархам" средства массовой информации. И этот радостный крик выражал не только их восторг по поводу столь легкой победы над врагом, но и надежду на то, что их время не исчерпывается рубежом 2000 года. Они вновь увидели перед собой перспективу окончательного закабаления нашей страны через фальсификацию результатов выборов и создания удобной для себя послеельцинской системы власти в России.

Между тем, истинная подоплека событий и их динамика гораздо более сложна, нежели просто очередная победа "непредсказуемого" Ельцина. Так что радость "олигархов" и их окружения несколько преждевременна, а последствия произошедших сдвигов для нашего общества и государства гораздо более многомерны, чем это пытаются представить "демократические" СМИ...

l Комплексная оценка происходящего требует хотя бы сжатого анализа деятельности Примакова на посту премьер-министра. Сейчас мы можем утверждать, что Примаков, хотя и не получил всей полноты власти после августовского дефолта, трехкратного роста цен и курса доллара, все же сумел удержать страну у края пропасти и перехватить у Кремля большую долю реального влияния. Его краткосрочное правление было отмечено двумя важнейшими чертами: некоторой политической стабилизацией и постепенным отстранением ельцинской группировки от властных вершин. Именно созданный Примаковым сложный механизм взаимодействия правительства, парламентской оппозиции и региональных элит позволил, по меньшей мере, отсрочить введение в России внешнего управления и выдавить из механизмов государственного управления "прочубайсовские" и "проберезовские" кадры. Началась активизация правоохранительных органов, прежде всего Генпрокуратуры, в деле борьбы с коррупцией. Параллельно правительство Примакова позволило себе и большую самостоятельность на международной арене, что особенно ярко проявилось в эпизоде с "атлантическим бумерангом", когда российский премьер демонстративно развернул свой самолет и отменил визит в США из-за начавшихся натовских бомбардировок Югославии.

Но мало того, что Россия при Е.Примакове стала медленно отходить от "демнаркоза". Останься он у власти до декабря, исход парламентских выборов мог быть определен не давлением пропаганды и фальсификацией итогов голосования, а реальными настроениями избирателей. То есть оппозиция получала исторически редкий шанс на мирный приход к власти. Подобная перспектива была нестерпимой для Ельцина и его ближайшего окружения, в котором задавали тон Березовский, Т.Дьяченко и Ко. Потеря власти означала для них неминуемую ответственность и переход в разряд "козлов отпущения", на которых новый президент и его команда возложат все совершенное за "годы реформ". И обвинительный материал, подготовленный комиссией Госдумы для процесса импичмента, вполне мог обогатиться новыми, весьма интересными деталями, касающимися персонально каждого из кремлевской "семьи". Следовательно, в президентском кресле после 2000 года должен был оказаться абсолютно "свой" для околоельцинской группировки человек, а для этого нужен полный контроль за выборами, который в состоянии осуществить только абсолютно "свое" правительство с абсолютно "своим" премьером.

Это простое соображение и предопределило все действия Кремля в отношении кабинета Примакова, а также Лужкова и Скуратова, которые в потенциале представляли угрозу для "преемственности" президентской власти. Конечно, записывать этот "номенклатурный альянс" в разряд борцов с ельцинизмом было бы значительным преувеличением. Все его участники в разной степени, но достаточно активно участвовали в событиях 1991-93 гг., приведших к развалу СССР и установлению режима единоличной власти "всенародноизбранного". Другое дело, что в когорте "реформаторов" их место было на "умеренном" фланге, где понятие "национальных интересов России" не вызывало полного отторжения. "Умеренные реформаторы" в целом признавали необходимым проведение корректировки курса и взаимодействие с левой оппозицией...

l Еще в начале апреля сторонники Примакова могли просто изолировать группировку Березовского-Дьяченко и добиться полного контроля за ситуацией. Но для этого им нужно было решиться на активные наступательные действия, а не ждать, пока перезревший плод сам упадет в их руки. Однако номенклатурная привычка оглядываться "наверх", где по-прежнему сидел (болея или нет) Ельцин, наделенный сверхцарским правом вмешиваться в любые вопросы, разгонять по своему усмотрению Госдуму или же "закрывать партии и организации", оказала Примакову, Лужкову и Строеву дурную услугу. Все время на подсознательном уровне они старались как можно меньше рисковать, выводя на передний край своего коллегу, а самому "последним идти на войну, чтобы первым вернуться с нее". Как следствие этого, наблюдались бесконечные виляния и сложные маневры. Сюда можно отнести и полуучастие Примакова в травле Скуратова, и его же призыв к отказу от процедуры импичмента, и нежелание Лужкова энергично поддержать опального генпрокурора, и конформизм депутатов Госдумы, сведших импичмент к рядовому думскому голосованию без "раскрутки" этой темы в общественном сознании (призыв к одновременному заседанию всех законодательных собраний в субъектах Федерации, массовым демонстрациям в населенных пунктах и забастовкам на предприятиях в поддержку импичмента). Ничего подобного 13-15 мая не произошло.

Между тем высокий уровень популярности, набранный кабинетом Примакова к апрелю нынешнего года, борьба генпрокурора Скуратова против коррупции в ближайшем околоельцинском окружении, завершение работы комиссии по импичменту в Госдуме — все это создавало надежный плацдарм для наступления на режим. Но наступления как такового не последовало. Вместо этого представители "номенклатурного альянса" топтались на месте, прячась за спины друг друга. Эта их нерешительность и позволила Ельцину перед самым началом думского импичмента в своем стиле одномоментно переломить ситуацию, отправив в отставку Примакова. В результате возможность победы была бездарно упущена, хотя перспективы оппозиции вовсе не выглядят безнадежными...

l В настоящий момент, пока не завершилось формирование нового правительственного кабинета, а общество не до конца осознало последствия грядущего роста цен и снижения уровня жизни, адекватно говорить о новой политической ситуации в России не представляется возможным. Но уже сейчас видны некоторые важнейшие тенденции ее.

Это, прежде всего, дальнейшее падение авторитета Ельцина, от метаний которого устали не только "центристы", но и "правые", кто всегда составлял самую активную "группу поддержки" "царя Бориса". В этом отношении КПРФ, конечно, не потерпела никакого поражения накануне думских выборов. Напротив, положительное голосование по импичменту в некоторых отношениях было бы для коммунистов менее выгодным исходом, поскольку, во-первых, отдавало дальнейшую инициативу в руки Совета Федерации и Верховного Суда с неопределенными шансами на успех всего процесса, а во-вторых, почти обязательно вызывало "силовую" реакцию Ельцина с таким же "силовым" противодействием и выдвижением на первый план Лужкова с его "московской группой". Наконец, в-третьих, солидарное голосование депутатов против Ельцина служило бы своего рода индульгенцией для всех представленных в нижней палате парламента политических сил, не исключая ЛДПР и НДР. Теперь же КПРФ продемонстрировала всем избирателям, кто действительно идет на переднем крае борьбы с ельцинским режимом, а кто лишь имитирует собственную "особую позицию". Смещение Примакова вызвало негативную реакцию не только в массах, где уровень популярности Ельцина упал ниже 2%, но и в среде региональных руководителей, и в среде директорского корпуса и финансово-промышленных групп, не входящих в кланы Березовского и Чубайса. Даже "силовики", на которых была сделана ставка, все меньше склонны видеть в "верховном" олицетворение государственной власти и все больше — источник нестабильности и кадровых перетрясок. Тем самым база ельцинского режима внутри страны сузилась буквально до верхушечной...

l Кроме того, наблюдается и потеря внешнеполитической поддержки Ельцина. Публикации в ведущих изданиях США ("Вашингтон пост", "Нью-Йорк таймс" и др.) по поводу отставки Примакова зафиксировали растущую неадекватность действий российского президента. Осложнилось и его взаимодействие с руководителями стран "большой семерки", а контакты с международными валютными институтами, на хорошие отношения с которыми "молодых реформаторов" делали особенный акцент прозападные масс-медиа, вообще оказались под угрозой срыва. Так, Чубайс получил отрицательный ответ от МВФ (Камдессю) на предложение "провести нужный Западу пакет указов и законов", включая возможный роспуск Думы. Эти планы "главного энергетика" были расценены как авантюрные. Поддерживать верхушечный госпереворот в России, не выйдя из войны с Югославией, — чересчур рискованный вариант для Клинтона накануне президентских выборов.

Наконец, возвращение к власти в России "проолигархических" сил, осуществленное вроде бы одним росчерком ельцинской авторучки, возвращает и позабытую было конкуренцию между кланами Березовского (Аксененко, Волошин, Рушайло и др.) и Чубайса (Степашин, Фахрудинов, в известной мере Задорнов и др.). Выбор Ельцина здесь понятен: он намерен по-прежнему играть роль "разводящего" с программой-максимум: остаться у власти пожизненно, то есть и после 2000 года, и с программой-минимум: сформировать "карманную" Госдуму в 1999 году плюс передать президентский пост абсолютно надежному преемнику.

Боязнь оказаться под судебным преследованием самому и "подвести под Уголовный Кодекс" членов своей семьи осталась доминантой в психике "верховного" и после благополучного для него разрешения проблемы импичмента. Поэтому Ельцин будет всячески вести дело к обострению обстановки и откровенной диктатуре, поскольку любые выборы теперь будут проходить под антиельцинскими лозунгами, а недостающие для импичмента несколько десятков голосов депутатов Думы могут быть собраны в любой момент. Тем более, что и "Яблоко" Явлинского, и "Отечество" Лужкова в той или иной степени вынуждены будут противостоять "олигархической" околоельцинской группировке...

l Отсюда очевидно, что первые шаги Кремля окажутся связаны с очередным шельмованием "красно-коричневой антисемитской Думы" и коммунистов, которые не захотят принимать драконовские законы МВФ, имеющие целью увеличение налогового бремени и снижение уровня жизни широких масс российского населения. Старт этой антикоммунистической кампании дан Патриархом, который призвал к устранению с Красной площади всех героев советского периода, а значит, и маршала Жукова, и Гагарина. Приблизительно ко второй декаде августа эта ситуация достигнет своего пика, после чего Кремль пойдет на "конституционную реформу" с исключением избирательных партийных списков под вывеской "борьбы с идеологией" и переходом на подконтрольную губернаторам мажоритарную выборную систему. После этого Государственная дума как единственный объединяющий государство и общество институт должна прекратить свое существование, а парламентские иллюзии — исчезнуть. Но даже результаты мажоритарных выборов не могут быть полностью сфальсифицированы. А появление в нижней палате любых оппозиционных депутатов раскрутит новый виток противостояния с обращением в Конституционный Суд РФ и Европейский Суд в Страсбурге, исходом чего станет полная изоляция Ельцина.

Таков самый пессимистический вариант развития событий. И он вполне вероятен, если только в России не появится хотя бы одна жесткая точка сопротивления ельцинизму. А она вполне может появиться как в лице московского мэра, которому вовсе не улыбается перспектива лишиться поста по уголовным делам (ситуация, однотипная с ситуацией президента), так и в лице одного или группы действующих губернаторов, которые окажутся способными предоставить Госдуме место для работы, что поведет к незамедлительному двоевластию и быстрому переходу всех влиятельных сил на сторону противников Ельцина и Березовского. Судьба наших путчистов в любом случае грустна и трагична...

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Правительство Березовского, возглавляемое Степашиным.

« Защищать конституционный строй будет Нарушайло.

« Черномырдин — “В-52” российской дипломатии.

« Явлинскому снятся “Голубые города”.

« Члены ЛДПР сдают кровь для Ельцина.

« У Никиты Михалкова — Канны в печени.

« Утратив голос, Кобзон утроил число выступлений.

« С целью запутать ракеты НАТО в Москве началась передвижка мостов и зданий.

« А был ли Максимыч?

А.Проханов, В.Чикин ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ИНФОРМБЮРО

Патриотическая общественность встревожена заявлением Патриарха, предлагающего ликвидировать мемориал “Красная площадь”, являющийся отнюдь не “погостом”, как выражается Патриарх, а эмблемой семидесятилетней истории нашей страны, своеобразной “красной иконой”, намоленной миллионами граждан, которые связывают с Красной площадью идею Великой Страны, Великой Победы, идею, растоптанную Ельциным в Беловежье. Уничтожение советской святыни на Красной площади — есть последний, мистический акт, завершающий ельцинское злодеяние, вычеркивающий из русской истории ее Красный Двадцатый Век.

Мотивируя свое предложение заботой о “костях”, на которых проходят рок-фестивали и сатанинские празднества, превращающие Красную площадь в клоаку, Патриарх не предлагает запретить сами эти бесовские действа. Если следовать логике Патриарха, нужно унести от Кремлевской стены могилу Неизвестного Солдата, рядом с которой Лужков устроил супермаркет, и подземные лифты опускают покупателей-миллионеров чуть ли не в саму священную могилу. Нужно перенести царские усыпальницы из Архангельского собора, находящегося рядом с рабочим кабинетом Ельцина, который, следуя логике Патриарха, устраиват приемы, встречи с послами, награждения преданных ему соратников прямо на царских костях.

Негоже уносить с Красной площади прах Жукова, Гагарина, победителей и мучеников Войны. Негоже впадать в иконоборство, повторяя безумия радикальных большевиков в двадцатые годы.

Заявление Патриарха, сделанное сразу же после прихода Степашина, может быть истолковано как начало “либерального реванша”, антикоммунистической истерии, чреватых запретом компартии, роспуском Думы, срывом демократических выборов. Началом острейшего, быть может, кровавого витка общественной конфронтации. Так ли уж важно Патриарху, чтобы начало этого витка связывалось в народе с его именем? Неужели мы забыли о трагедии 9З-го года, когда так ждали увидеть икону в руках Патриарха, заслоняющего танковые залпы? На кого теперь, если прольется кровь, падет патриаршья анафема?

Если церковь, доселе чрезвычайно осторожно реагировавшая на светские дела, решила изменить свою практику и откликнуться на реальные нужды народа, мы вправе ждать от нее осуждения чудовищного антирусского, антигосударственного режима, отнявшего у России результат всего ХХ века и посягающего теперь на век ХХI. Если забота о национальном примирении действительно наполняет сердца высоких церковных иерархов, пусть они освятят идею братского захоронения “красных” и “белых” костей в одной русской могиле, отслужат на этой могиле общерусский поминальный молебен.

Гланый редактор “Завтра” А. ПРОХАНОВ,

главный редактор “Советской России” В. ЧИКИН

НАСЛЕДСТВО ПРИМАКОВА - МАСЛЮКОВА (Деловой клуб газеты “Завтра”)

Что сделало и что не сумело сделать для развития экономики бывшее правительство России? Свою точку зрения на эту тему в Деловом клубе газеты “Завтра” высказал один из самых компетентных сегодня русских экономистов Сергей Глазьев

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Разговор об итогах работы правительства Примакова — Маслюкова я начну с официальных данных Госкомстата. Так вот, согласно им, за период с октября 98-го по март 99-го рост промышленного производства составил 23,8 процента. Это, вообще-то, экономическое чудо. В разных странах в разное время рост производства на 10 процентов в год считается высочайшим достижением. Мы же имели практически 24 процента за полгода, а в марте — 11 процентов. Удивительно также и то, что этот экономический рост происходил на фоне снижающейся инфляции. То есть она опустилась с 38 процентов в месяц до 3 процентов. Констатируя данные факты, надо одновременно отметить, что правительство Примакова — Маслюкова почти не предпринимало никаких специальных мер по стимулированию экономического роста. Он произошел прежде всего вследствие простого удержания благоприятных макроэкономических условий для роста производства, сложившихся после 17 августа, и благодаря надеждам на политическую стабильность.

Многие промышленники и предприниматели поверили, что пришло правительство социального партнерства, готовое решать практические вопросы и идти навстречу пожеланиям деловых кругов, связанных с отечественным производством. Кроме того, на упомянутый рост сработали макроэкономические условия, изменившиеся после краха 17 августа. Четырехкратная девальвация рубля подняла серьезно спрос на отечественные товары, что почти немедленно дало толчок к наращиванию их производства. Вместе с тем, правительство пресекло попытки устраивать вновь разные финансовые пирамиды. Центробанк, например, вместе с Минфином очень хотели в сентябре-октябре выстроить очередную такую пирамиду сначала на базе семидневных ГКО, потом с бескупонными облигациями банка России с доходностью, примерно, 40-50 процентов. Центробанк начал эту деятельность незаконно, потому как не имел лицензии, но вел себя очень агрессивно. Тем не менее возвести новую финансовую «пирамиду» ему не дали.

Давлением на ЦБ правительству, кроме того, удалось и сдержать попытки поднять процентные ставки. Согласно программе Кириенко — Федорова — Черномырдина Россия должна была ужесточить денежную политику, и не только ограничить эмиссию, но и взвинтить при этом процентные ставки и таким образом добиться быстрого снижения инфляции. Но правительство Примакова — Маслюкова вместе с новым руководством ЦБ избрало прямо противоположный путь. То есть удержало низкие процентные ставки, произвело централизованно взаимозачет и прибегло к эмиссии денег на стабилизацию банковской системы.

Жестко правительство держало также цены на энергоносители и услуги естественных монополий. Была, например, настоящая борьба с МПС. Оно всячески стремилось проиндексировать транспортные тарифы по курсу рубля, введя оплату внутренних перевозок по долларовым тарифам. Не позволив поднять процентные ставки и взвинтить цены на услуги естественных монополий, кабинет Примакова — Маслюкова ограничил разрушительные тенденции, что позволило промышленному производству существенно подняться. На конфликт же с олигархами в интересах отечественного товаропроизводителя правительство не решилось. Например, требования Федерального собрания отстранить Чубайса от руководства РАО “ЕЭС” не были реализованы премьер-министром. И потому не были использованы очень серьезные резервы по снижению тарифов на электроэнергию. А их можно снизить в 2-3 раза, если нормализовать управление “Единой энергетической системой”. Есть колоссальные резервы и для снижения тарифов на природный газ, и на транспортные перевозки. Все мы знаем, что значительная часть экспортной выручки от вывоза природных ресурсов растворяется за рубежом. Примаков об этом сказал вслух — и только.

Короче говоря, правительству не дали вникнуть во внутреннюю деятельность естественных монополий и навести в них порядок. Они как были неуправляемыми, так и остались. Мне неизвестно, какую зарплату сейчас получает Чубайс. Но Бревнову на его должности, как сообщалось в прессе, платили 20 тысяч долларов в месяц. У руководителя службы антимонопольного регулирования, которая занимается контролем за тарифами на электроэнергию, зарплата составляет где-то порядка 5 тысяч рублей. Как может человек, имеющий 5 тысяч рублей в месяц, контролировать человека, который в месяц получает 20 тысяч долларов? Абсурд. То есть естественные монополии, по сути дела, работают не на экономику, а на тех людей, которые ими управляют.

Все последние годы Центральный банк выдавал кредиты коммерческим банкам под залог государственных ценных бумаг и печатал деньги на приобретение иностранной валюты. То есть, по сути дела, обслуживал спекулятивный оборот со стороны нерезидентов. Для них он держал и обменный курс рубля в пределах валютного коридора.

На финансовых спекулянтов ориентировалась и бюджетная политика. Производственный же, т.е. реальный, сектор фактически работал без денег. И здесь правительству Примакову ничего не удалось сделать, ибо его намерения перестроить денежную политику в интересах отечественного производства натолкнулись на очень сильное сопротивление.

Впечатляющий рост производства в стране был достигнут в основном за счет собственных средств предприятий, и потому он не мог быть достаточно устойчивым. Серьезный барьер — сжатие спроса. Все более нищающее в результате предшествующей политики население не может себе позволить увеличить спрос на отечественные товары и тем самым стимулировать и дальше их производство.

Наша же система финансов имеет такие коренные пороки, которые делают ее абсолютно непригодной для развития промышленности и сельского хозяйства.

Стало быть, нам нужно прежде всего менять всю стратегию финансовой политики, переходить к целевому регулированию денежных потоков, то есть расширять предложение денег в соответствии со спросом, складывающимся на рынке со стороны производственной сферы.

И вот здесь в политике кабинета Примакова — Маслюкова была одна серьезная и глубокая ошибка. Они не решились развернуть работу по дедолларизации нашей ээкономики. А сегодня в России три четверти сбережений уходит в наличный доллар. Это означает, что свободные деньги выводятся из экономического оборота и не работают на инвестиции. В результате три четверти своего сберегательного потенциала мы отдаем американскому казначейству. В пользу этого казначейства целенаправленно и систематически действовал Банк России во главе с Дубининым. С приходом в Центробанк Геращенко в этой части ничего не изменилось. Правительство же с долларизацией экономики бороться даже не пыталось. А если не прекратить переток сбережений в иностранную валюту, то ни о каком расширении инвестиций, и соответственно, подъеме экономики, речи быть не может.

Я лично убежден, что нужно переходить к ограниченной конвертируемости рубля, обеспечивая ее в полном объеме только для внешнеэкономических операций. Хотите импортировать товары — пожалуйста, покупайте валюту. Хотите ехать в туристическую поездку — меняйте соответствующую сумму рублей на доллары. Но перевод в иностранную валюту сберегаемых доходов должен быть исключен.

Система мер, которую мы разрабатываем в Совете Федерации, включает в себя кардинальную перестройку денежно-кредитной политики и ее реальную переориентацию на производственную сферу. Необходимо восстановить доверие населения к банкам. А для этого надо ввести систему государственных гарантий по банковским вкладам. Соответственно, банкам, на которые эти гарантии распространяются, должны быть предъявлены очень жесткие условия по прозрачности их работы и по выполнению нормативов размещения активов. Безусловно, надо прекратить эмиссию чисто спекулятивных ценных бумаг, которые формируют финансовые пирамиды. Само собой разумеется, резко ужесточить контроль за всеми естественными монополиями — от Газпрома до МПС. Наведение в них порядка, предотвращение расхищения средств, удешевление их товаров и услуг позволят создать условия для частного бизнеса. По нашему убеждению, государство должно держать уровень тарифов в естественных монополиях так, чтобы рентабельность в сфере энергетики и транспорта и рентабельность в обрабатывающей промышленности были примерно одинаковыми. А сегодня они различаются в десятки раз. Вследствие завышения цен на сырье монополистами в обрабатывающей промышленности убыточных предприятий более половины. Почему эти предприятия убыточные? Потому что цены на их конечную продукцию во все годы реформ отставали от цен на продукцию естественных монополий на порядок. С 1991 года цены на услуги естественных монополий выросли в 10 и даже в 20 и более тысяч раз (в 27 тысяч раз повысились цены на электроэнергию), цены же на готовую продукцию увеличились примерно в 4 тысячи раз (на продукцию машиностроения — в 4,6 тясяч раз). Поэтому большинство отраслей стали убыточными. Производить сложную наукоемкую продукцию — невыгодно.

Не удалось правительству выполнить обещаний, которые были даны по снижению налогового бремени. Не удалось в основном из-за давления МВФ. Валютный фонд требует усилить фискальные поборы, дабы Россия и дальше платила по долгам за внешние кредиты, не понимая, что на самом деле проблема не в том, что налоги малы, а в том, что их, во-первых, не платят, а, во-вторых, доходы скрывают от государства и уводят из реального сектора.

Я лично считаю, что можно было бы отказаться от налогов на прибыль. Это, может, радикальное предложение, но нынешняя ситуация диктует его целесообразность, поскольку этот налог стал тотально криминальным. Его утаивают все, кто умеет считать, и он искажает систему мотивов к труду. Целесообразно снизить НДС хотя бы до 15 процентов, а в перспективе — до 10 процентов. Малому бизнесу необходимо дать выбор: либо работать по традиционной налоговой системе, либо по вмененному налогу — как кому удобно.

Важнейший вопрос, как обеспечить наполнение бюджета при снижении налогов, решать следует таким образом: во-первых, необходимо восстановить неналоговые источники бюджетных доходов, а для этого — снова ввести экспортную пошлину на вывоз газа, сырой нефти и некоторых других видов необработанных ресурсов, которая в 92-м году давала одну треть доходов федерального бюджета. Государство вправе вернуть себе природную ренту, которая должна принадлежать всем, а не тем, кто вывозит сырье. Можно пойти и на национализацию экспорта газа и некоторых других сырьевых товаров, вывоз которых сегодня изрядно криминализирован. Монополия на экспорт сырья является нормой во многих странах.

Второй источник наполнения бюджета — денежная политика. Прибыль ЦБ, как показали проверки Счетной палаты, фактически бесконтрольно присваивается бюрократией этого учреждения. Она платит себе сумасшедшие зарплаты, которые в сотни раз превышают зарплаты в правительстве и в администрациях субъектов Федерации. Из тех доходов, которые в ЦБ декларируются, половина отчисляется в федеральный бюджет, половина прокручивается самостоятельно. До краха 17 августа Центральный банк накопил колоссальные денежные ресурсы. Теперь прокуратура пытается выяснить, на что они были потрачены.

Главным источником экономического благосостояния в современном мире является научно-технический прогресс. На долю научно-технической продукции приходится 90 процентов прироста продукции в развитых странах. В Советском Союзе эта доля была порядка 75-80 процентов. Те страны, которые могут оседлать научно-технический прогресс, колоссально выигрывают в международной конкуренции. Специализация на экспорте сырья автоматически низводит Россию до уровня африканских стран и не позволяет загрузить работой даже половину населения. Продавая сырье, мы, по сути дела, позволяем присваивать изрядную часть нашей природной ренты производителям готовой продукции и платим им интеллектуальную ренту. Один килограмм самолета стоит тысячу долларов. Из них большая часть — стоимость не материалов, а мозгов, ибо главная составляющая в цене самолета — это интеллектуальная рента. Доля научно-конструкторских работ в расходах на самолетостроение составляет до 75 процентов всех расходов. Наша наукоемкая техника вполне конкурентоспособна, например, современный российский самолет ТУ-204 стоит в три раза дешевле, чем “Боинг”. Если бы наше правительство приступило наконец к активной промышленной политике и стимулированию НТП, мы бы очень скоро вышли на траекторию экономического роста. Но вместо этого бывший премьер, гражданин Кириенко, предпочел в той же авиационной промышленности поддержать не отечественных производителей, а их прямых зарубежных конкурентов. Гарантии и льготы были предоставлены не ульяновскому «Авиастару», производящему ТУ-204, а на закупку «Боингов» принадлежащим государству “Аэрофлотом”.

Без научно-технического прогресса нельзя обеспечить современный экономический рост. Но у нас в настоящее время инвестиции в НТП ничтожны. Если 10 лет назад, примерно, две трети наших предприятий внедряли научно-технические разработки и производили новую технику, то сегодня таких предприятий не более одной пятой. При этом наш бюджет носит депрессивный характер, то есть стимулирует депрессию. В угольной промышленности бюджетные деньги идут на дотацию безнадежно устаревших технологий добычи. В сельском хозяйстве они тратятся не на семеноводство, не на генную инженерию, а опять-таки на воспроизводство неконкурентоспособных технологий. Эту политику надо менять. Нужен программно-целевой подход в поддержке новых производств. Необходимо за счет системы государственных закупок создавать спрос в секторах нового технологического уклада. То есть не бояться того, что, скажем, в производстве современных видов диагностического оборудования для медицины наши производители, может быть, не вполне конкурентоспособны с западными. Но я считаю, что покупать диагностическое оборудование для медицины сегодня за рубежом на государственные деньги или под государственные гарантии — это гробить, по сути дела, потенциал, который у нас есть, например, в оборонном комплексе и который вполне способен все эти технологии освоить, и уже освоил.

У нас еще есть ниши, где сохраняется возможность для быстрого роста конкурентоспособных производств. В авиационной и аэрокосмической промышленности, ядерной энергетике, некоторых отраслях приборостроения, сфере биотехнологий у нас еще сильные позиции, что позволяет удержаться на мировом интеллектуальном рынке. Дополнительно следует стимулировать импорт технологий, а не импорт оборудования, и на государственном уровне помогать разным отраслям обновлять свою технологическую базу. Но для этого нужна программа развития, а также политическая воля в структурах власти, которая позволит добиться выполнения этой программы. На этом я хотел бы свое выступление закончить и приступить к ответам на ваши вопросы, если они у вас будут.

Александр САВОСТЬЯНОВ. Нас все время пугают дефолтом. Пугают тем, что если Россия окажется неспособной платить по внешним долгам, то будут ужасные последствия. Так ли это в действительности?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Дефолт фактически уже произошел, поскольку мы много раз допускали просрочки по платежам. Россия в целом не заинтересована в том, чтобы этот дефолт был юридически зафиксирован, ибо нам нежелательно оказаться в полной изоляции от мирового финансового рынка. Но дефолт России невыгоден и Западу — прежде всего Соединенным Штатам. Невыгоден в силу того, что юридически оформленный отказ России обслуживать свой внешний долг будет означать довольно серьезное ухудшение финансовых балансов в ключевых западных банках, которые работали с нами, а это вызовет лавинообразный эффект в мировой финансовой системе. В течение трех последних десятилетий Америка накачивала мир пустым долларом. Обеспеченность наличной долларовой массы реальными золотовалютными активами США, по расчетам специалистов, составляет всего 5%. То есть на 95% доллар — это пустая бумага, которая здравствует только благодаря спросу на нее, в том числе и со стороны России. Поэтому дефолт, а вслед за ним и изоляция нашей страны, вполне может спровоцировать крушение всего финансового рынка на Западе. Поэтому в дефолте России там не заинтересованы. Значит, нужно с ними вести переговоры.

Михаил ФУНИКОВ. Самыми бурными темпами наша страна развивалась после Великой Отечественной войны, когда Сталин опустил железный занавес и отгородил нашу экономику от Запада. Не кажется ли вам, что мы должны повторить сталинский опыт и закрыть свои границы перед западными банками и корпорациями?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. За последнее время Россия, как и многие другие страны, прошла через цикл спекулятивных атак со стороны международного финансового капитала, которые называют «асфальтированием» страны. При таком “асфальтировании” иностранные финансовые спекулянты вводят в страну капиталы для раскручивания финансовых «пирамид» на соответствующем национальном рынке, а затем, до начала их краха, выводят многократно выросшие капиталы из страны. Для этого местный центральный банк заставляют как можно дольше держать стабильный курс национальной валюты, невзирая на исчерпание валютных резервов. У нас иностранные финансовые спекулянты, «раскрутив» рынок государственных ценных бумаг и спровоцировав финансовый крах, также заблаговременно исчезли. Зато теперь они же могут на один доллар купить в России в 40 раз больше, чем до 17 августа. Итогом подобных операций становится “асфальтирование страны”, то есть полная утрата национального суверенитета в проведении экономической политики. Так произошло в Южной Корее, Индонезии и странах Латинской Америки.

В то же время в условиях глобализации современной экономики протекционизм должен быть избирательным. Нам нет нужды закрываться тотально. Но мы обязаны защищать прежде всего права и интересы своих производителей и потребителей, находя их оптимальное сочетание. Государственные предприятия должны работать на национальную экономику, а не на интересы мировой олигархии, развивать высокие технологии и с помощью властных структур повышать конкурентоспособность отечественного производства.

Дмитрий СЕРГЕЕВ. Как вы оцениваете с точки зрения экономической безопасности Закон о разделе продукции?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. В том виде, в котором этот закон сегодня действует, он противоречит нашим национальным интересам, ибо позволяет вывести проблемы использования недр за пределы российского законодательства. На базе названного закона сегодня заключаются соглашения, которые позволяют переносить хозяйственные споры по освоению месторождений в международные институты права. Сегодня, чтобы нашему государству отстоять свои интересы, скажем, по Сахалинскому шельфу, ему, возможно, придется судиться где-то в Америке или Швеции. Оборот наших недр мы упускаем из-под национальной юрисдикции. А это крайне опасно. Чтобы использование природных богатств работало на экономический рост в России, необходимо, чтобы месторождения осваивались российскими предпринимателями и на отечественном оборудовании. Тогда за счет природной ренты будет повышаться благосостояние нашего народа.

Алексей ЧЕВИЧЕНКО. Кому принадлежит антикризисная программа, о которой вы несколько раз упоминали в своем выступлении? Кто может ее поддержать?

Сергей ГЛАЗЬЕВ. Комплекс идей антикризисной программы получил официальное одобрение практически единогласным голосованием в Совете Федерации в июле прошлого года. Многое из того, что я вам говорил, содержится в этом документе. Данная программа близка программе, которая готовилась в прошлой Думе и получила поддержку большинства фракций.

Записал Николай АНИСИН

Предприниматели, желающие участвовать в работе Делового клуба газеты “Завтра”, могут позвонить по телефону: 247-13-37 (Соловьева Татьяна Филипповна)

Глеб Сурков С ЧУЖОГО ГОЛОСА (К итогам голосования в Думе по импичменту 15 мая 1999 года)

Голосование в Государственной думе по импичменту президента Ельцина 15 мая 1999 года, несмотря на недобор 17 голосов для начала процедуры отрешения его от должности, имеет фатальное значение для обвиняемого. Большинством депутатов высшего законодательного органа страны по всем пяти пунктом обвинения вынесли вердикт: “виновен”. Импульсы обвинительных заключений депутатов разошлись как круги по воде по всей России и всему миру. Теперь формально-юридический аспект отрешения Ельцина от должности — вопрос лишь времени. Новые пункты обвинения посыпятся как из рога изобилия — измена Родине в форме выдачи государственной и военной тайны (санкционирование продажи комплекса СС-300 американцам, выдача США спецтехники в их посольстве в Москве), противодействие следствию по делу Березовского путем попытки компрометации Ю. Скуратова, возбуждение в отношении него уголовного дела и отстранение от должности) и т. д.

Голосование в Думе имеет историческое значение и потому, что явилось моментом истины — в субботу 15 мая 1999 года (год, когда три шестерки — число сатаны — перевернулись кверху ногами) с депутатов спали маскировочные одежды, и свет голосования четко показал, кто есть кто — истинный патриот своей Родины, ее смертельный враг, подлец, трус или обыватель, которому дорога только своя шкура. Воистину говорил Ленин: “Прежде чем объединяться, нам надо решительно и определенно размежеваться”. Именно это и произошло. Проголосовавшие против импичмента или уклонившиеся от голосования похоронили себя заживо, покрыли себя несмываемым позором на веки вечные. С чувством брезгливости и презрения думаешь о 46-ти депутатах, испортивших свои бюллетени с вердиктом “виновен”, как будто их жалкие души метались под перекрестным огнем. Синим пламенем сгорел “Их дом Россия” с поехавшей крышей. Упал наряд крутых патриотов с фракции ЛДПР — и народу предстало их истинное обличье — толпа трехрублевых проституток у гостиницы “Москва” во главе с “мамашей” Жириновским.

Самый главный вопрос: почему это произошло? Какие тайные механизмы заставили меньшинство “народных избранников” назвать черное белым или сбежать с поля боя в решающий момент? Ведь по данным серьезных социологических исследований мая 1999 года, 95 % населения России считают исполнительную власть лживой, безнравственной, погрязшей в коррупции и жульничестве, прямо враждебной народу. Лишь 2 % избирателей доверяют Ельцину. А избранные народом депутаты прямо или косвенно поддерживают президента. Значит, что-то держит их сильнее народной воли. Попробуем классифицировать эту группу оборотней.

Коррупционеры — депутаты, скупленные на корню международным и национальным капиталом, в основном еврейским, криминалитетом, замазанные лоббированием, имеющие недвижимость, счета в банках за рубежом и в России, сросшиеся с режимом и понимающие, что потеряют с уходом Ельцина все. Не понимают одного — что страшнее всего потерять душу, а не собственность.

Депутаты, на которых имеется компромат личного плана , в основном сексуального характера. Традиционный метод бандитов, спецслужб — поимка интересующих лиц на “медовой ловушке” — на бабах (мужиках) в оборудованных спецтехникой помещениях, с предварительным одурманиванием “химией” — начиная с клофелина, “Виагры” и кончая новейшими спецпрепаратами. Случаи с Ковалевым и Скуратовым — лишь верхушка страшного айсберга. Это и наглядный урок всем уже повязанным, жесткое указание коридора, по которому надо двигаться, подобно скоту. Расчет здесь на то, что скуратовское мужество и верность присяге есть далеко не у всех. А “повязанным” следовало бы знать, что даже Сталин оставил в строю своего военного разведчика, не изменившего Родине и доложившего Верховному о попытке его вербовки немцами на “медовой ловушке”.

Депутаты — агентура иноспецслужб. Агент-депутат отличается от “классического” иностранного агента типа Пеньковского или Огородника, оснащенного радиостанцией, шифртаблицами и ядами, изымающего по ночам тайники. С высшим эшелоном спецслужбы работают гораздо тоньше. Набор лакмусовых бумажек для выявления агента-депутата весьма прост — надо проанализировать в комплексе следующие факты: обучение депутата за границей, загранкомандировки “по приглашению принимающей стороны за ее счет”, платные лекции и публикации за рубежом, наличие собственности и счетов за границей, учеба и работа там же родственников депутата, факты общения с представителями иноспецслужб, компрометирующие ситуации и т.п. Сравнить все это с голосованием депутата по жизненно важным для России вопросам — и все станет ясным. Подобная информация в изобилии поступает в российскую разведку, однако используется не в интересах России, а в корыстных интересах президента и его окружения.

Депутаты — агентура российских спецслужб. Депутат Коржаков А. В. в своей книге “Борис Ельцин. От рассвета до заката”, расшифровавший телеведущего Киселева, как агента “Алексеева” (что вообще-то нельзя делать даже под пыткой), пишет: “Но если бы случилось чудо и в печати появился список тех агентов, которых граждане знают в лицо, в стране наступил бы политический кризис. На вопрос, кто наши лидеры, кто нами управляет, был бы однозначный ответ — агентура спецслужб” (стр. 299).

Хотелось бы верить, что имена этих агентов никогда не будут оглашены, как им было клятвенно обещано. Но они должны помнить, что вербовали их на патриотической основе, и нет ничего постыдного в том, что они тайно сражались с врагами свой Родины в качестве негласных сотрудников госбезопасности. Известна история одного такого человека, убежденного демократа и патриота России, которого попытались “поправить” с учетом его сотрудничества с органами, но безуспешно. Огласка факта честной борьбы за свои патриотические убеждения, хотя бы и тайной, не только не позорит, но и возвышает человека.

Депутаты — трусы и мещане (“премудрые пескари”). Как представляется, это так называемый “тяжелый случай”, здесь вряд ли что можно исправить. Остается надеяться на то, что Бог их рано или поздно накажет.

Вышеизложенное объясняет, почему в этот раз импичмент не прошел. Работал либо один из факторов, либо комбинации всех пяти факторов. Их устранение — залог успеха очередной процедуры.

Хотелось бы высказать еще одну версию, которая может показаться фантастической, но в которой обязательно должны разобраться специалисты.

Настораживает неадекватность, явная алогичность поведения президента, депутатов. Амбициозный и честолюбивый Ельцин настойчиво делает все, чтобы с ним не считались на международной арене, уничтожает потенциал, позволяющий влиять на обстановку в мире. Часть депутатов поддерживает его в этом. Либо это враги, либо невменяемые.

Что это? Гипноз или “передача мыслей на расстоянии”?

С 60-х годов в лаборатории нейрофизиологии при Йельском университете в Нью-Хейвене, США, доктором Дельгадо проводились опыты по управлению поведением животных по радио с помощью вживленных электродов на голове. Опыты электрического контроля над поведением Дельгадо провел также на нескольких больных, которым были вживлены в мозг электроды. Приведя опыты с максимальной осторожностью, не причинив испытуемым ни малейшего вреда, он впервые показал, что человеческое поведение поддается управлению на расстоянии. Мозг человека сдается очень легко и, главное, незаметно для себя самого. С технической стороны важно лишь вживлять в нужные места мозга несколько электродов и на выводе закрепить крохотный, очень чувствительный радиоприемник. Под волосами все это незаметно.

В те же 60-е годы в научно-исследовательском университете в Атланте, штат Джорждия, США, осуществлялись работы над так называемым телестимулятором мозга, представляющим собой крохотный приборчик, не больше горошины, закрепляющийся на голове прямо под кожей. Сигналы “спать”, “есть”, “сражаться”, “любить” и т. д. могли передаваться мозгу через эту горошину с дистанционного передатчика. НАСА США расценило изобретение как идеальное средство контроля за поведением космонавтов с земли. К 1967 году телестимулятор был почти готов.

Вряд ли американская разведка прошли мимо этого изобретения, позволяющего превращать нужных людей в живых роботов, “идеальных солдат”. А за прошедшие годы насколько более миниатюрным мог стать телестимулятор? (Радиоприемник — пейджер (радиотелефон)?)

Президент Ельцин (как Алиев, Акаев) оперировался за рубежом. Условия для внедрения телестимулятора уникальные! В ходе своих визитов в США Ельцин неоднократно оставался со своими американскими партнерами совершенно один. Не применялось ли к нему так называемое постгипнотическое внушение?

Описываемые А. В. Коржаковым психические состояния президента — депрессия, прострация со слезами, внезапная беспричинная ярость, другие известные эксцессы, требуют глубокого изучения их причин.

Не лишним будет также проанализировать поведение тех политических деятелей и государственных служащих, а также их родственников, которым оказывалась медицинская помощь за рубежом. Особо тщательного анализа заслуживают случаи самоубийств (работавший в США сотрудник ЦК КПСС Лисоволик, выбросившийся из окна; застрелившийся сын Барсукова и др.). Через эту же призму надо посмотреть на убийство Льва Рохлина якобы его женой. У кого из них были пейджеры и радиотелефоны?

Не является секретом для специалистов активное использование противников психотронного оружия в виде генераторов инфразвуковых и иных излучений, вызывающих панику, ярость, депрессию, подпороговых электронных импульсов, воздействующих на подсознание людей через теле-радио передачи, музыку, светоэффекты типа “лазерных шоу” француза Жан Мишель Жарра. Не использовался ли “желтый Геббельс” в 1993 году, кроме музыки, для другого рода излучений, в целях реализации в России описанной Г. А. Зюгановым теории “управляемой катастрофы”? Для чего перед голосованием в Думе по импичменту около памятника Г. К. Жукову установили многотонную электронную аппаратуру?

Не объясняется ли происходящее в России открытой американцами тайной передачи мыслей на расстояние и управления поведением людей с помощью радио? Причем не на сознательном, а подсознательном уровнях? С возможностью “точечных ударов” по конкретным лицам, национальностям, группам населения?

При желании изложенное можно квалифицировать как проявление заурядной шизофрении. Такая квалификация — прекрасная маскировка и зашифровка серьезной научной проблемы, в том числе как якобы “тупиковой разработки”. Поэтому свое слово должны сказать ученые и военные специалисты.

По непроверенным данным, этими проблемами занимаются два почтовых ящика в Санкт-Петербурге плюс американская пейджинговая компания “Vessolink”.

Изучение всего комплекса этих сложных и предельно запутанных вопросов покажет, намеренно ли Ельцин ставил на пост министра здравоохранения психиатра Дмитриеву, полагая, что правит страной дураков. Какое влияние на политику Степашина станет оказывать его жена-психиатр?

И не получится ли наоборот, когда в результате вскрытия президент, как градоначальник Органчик у Салтыкова-Щедрина в “Истории одного города”, окажется с фаршированной головой?

Михаил Бесхмельницын Я ИДУ ДО КОНЦА

Корр. Михаил Иванович, как вы относитесь к решению об отмене выборов 30 мая в Белгородской области, которое было принято коллегией Верховного Суда России?

М.И.БЕСХМЕЛЬНИЦЫН. Дело в том, что сами выборы были назначены незаконно. А решение Верховного Суда законно. Поэтому, даже если голосование состоится 30 мая, один из претендентов на этот пост (проигравший, естественно) либо любой избиратель могут обратиться в суд, и выборы будут признаны недействительными. А это — колоссальные расходы. На проведение выборов только официально из областного бюджета выделено 10,8 миллионов рублей. А это солидные деньги, которые могли быть направлены на то, чтобы дать по полсотни рублей нашим пенсионерам или организовать летний отдых детей.

Корр. Но ведь эта ситуация возникла не на пустом месте, не просто так состоялось решение областной Думы о переносе даты выборов?

М.Б. Да, такое решение состоялось в интересах действующего главы администрации области. Расчет здесь на внезапность, на то, что за два месяца его соперники просто не успеют развернуть предвыборную кампанию, и можно будет максимально использовать организационные преимущества, задействовав управленческий аппарат области.

Корр. Вы продолжаете предвыборную борьбу?

М.Б. Я продолжаю предвыборную борьбу, и даже если эти выборы, чья незаконность подтверждена решением Верховного Суда, состоятся 30 мая, моя фамилия будет в избирательном бюллетене. Я иду до конца, но исключительно в правовом поле. И скорее всего, что один из претендентов, понятно кто, выйдет в суд, вплоть до Международного суда, и выборы эти будут признаны недействительными.

Корр. Участие В.В.Жириновского внесло какую-то специфику в избирательную кампанию?

М.Б. Несомненно, его участие консолидировало здесь определенные силы и дало возможность действующей власти подобрать под себя сомневающихся.

Корр. Будет ли официальная поддержка вашей кандидатуры со стороны народно-патриотических сил и компартии? Ведь многие деятели НПСР уже высказались в поддержку Е.С.Савченко.

М.Б. Дело в том, что те деятели НПСР, которые высказались в пользу Савченко, находятся в Москве и руководят НПСР вообще, а НПСР Белгородской области поддерживало, поддерживает и будет поддерживать — я убежден в этом — мою кандидатуру.

Корр. Я спрашивал как раз об официальной поддержке со стороны центра, которая много значит для белгородских коммунистов.

М.Б. Как показала практика моих встреч, после того, как были озвучены заявления лидеров НПСР, на которые вы ссылаетесь, на рядовых избирателей, на рядовых коммунистов эти заявления не повлияли никак. Более того, они их разозлили.

Корр. То есть идет раскол между настроениями в регионе и в центре?

М.Б. Это есть.

Корр. И насколько такая ситуация опасна для народно-патриотического движения?

М.Б. Я считаю, что это — очень опасное и неслучайное явление. Это, по-моему, стратегия, которая сегодня отрабатывается на Белгородской области, и я убежден в том, что она будет продолжена на парламентских выборах и на выборах президента в 2000 году.

Корр. Есть ли у вас, что противопоставить этой стратегии, есть ли силы, которые способны и готовы противостоять подобному развитию событий?

М.Б. Да, я должен сказать, что мы, изучив ситуацию, предприняли адекватные меры, прежде всего по сплочению наших избирателей на местах. Потому что в Москве могут приниматься любые решения, но они реализуются только на местах, руками избирателей. И наша задача — как раз не допустить раскола внизу, на уровне регионов. Мы с Геннадием Андреевичем Зюгановым не раз обсуждали эту ситуацию, его позиция — твердая, и мне представляется, что она изменяться не будет, поскольку это может нанести серьезный ущерб имиджу КПРФ вообще.

Корр. Уже несколько раз по областному телевидению в поддержку вашей кандидатуры выступал бывший директор Лебединского ГОКа А.Т.Калашников. Насколько важна для вас поддержка столь авторитетного в области человека и рассчитываете ли вы на его помощь?

М.Б. Это человек, который в горнорудном, и даже в горнопромышленном деле, сегодня не имеет себе равных. Он прошел путь от рядового инженера до академика и, несмотря на то, что уже два года назад был вынужден оставить руководство крупнейшим в Европе Лебединским горно-обогатительным комбинатом, является президентом Союза горнопромышленников РФ. Это лучше всего говорит о его авторитете и уважении к нему со стороны коллег. С другой стороны, А.Т.Калашников имеет глубокие познания в современной экономической ситуации, он знает, как вести и развивать производство даже в условиях нынешних реформ. Поэтому он на нынешнем этапе принял участие в разработке нашей экономической программы, и я глубоко убежден, что он будет востребован в новой команде.

Корр. Кстати, вопрос о команде. Существует ли она, и как, в случае вашей победы, будут строиться отношения с командой, которая сегодня управляет областью под руководством Е.С.Савченко? Не начнется ли на Белгородчине маленькая гражданская война?

М.Б. Команда у нас существует. По всем ключевым направлениям не только определены ответственные лица, но и подобран круг кандидатов в их команды. Другое дело, что не все они сегодня готовы выступить открыто, да и такой необходимости пока нет. Так что "гражданской войны" не будет. А требований к людям всего два. Первое заключается в том, чтобы человек был профессионалом, то есть не только знал положение дел в своем секторе, но и реально оценивал его. Нам не нужны ни розовые, ни черные очки. А второе требование — отсутствие вопросов, связанных с собственностью. Никаких "запасных аэродромов" начальник любого уровня в новой администрации иметь не должен. Такие "аэродромы" будем бомбить в первую очередь, и бомбить нещадно. Человек может серьезно заниматься только одним делом.

Корр. В случае вашего избрания, Михаил Иванович, на что вы рассчитываете, на какие изменения федерального, может быть, законодательства, на какую новую экономическую стратегию? Ведь общее ухудшение ситуации за последние пять лет коснулось и Белгородской области. Может быть, в меньшей мере, чем других регионов, но коснулось. В частности, ваши сторонники называют цифру долгов области — 260 млн. долл.

М.Б. Помимо серьезной работы по повышению эффективности производства, будет проведена ревизия всех долгов, которые имеет область. И если эти заимствования были использованы по назначению, то должны давать экономический эффект, за счет которого мы намерены рассчитаться по ним. Если же такие заимствования делались только для того, чтобы добиться здесь каких-то эффектов или спецэффектов, мы намерены разобраться с теми, кто предоставлял такие кредиты. Потому что, должен вам сказать, ответственность за использование средств несет не только заемщик, но и кредитор. Я эти вопросы знаю и намерен именно в таком ключе вести разговор с кредиторами, особенно — с внешними. Поэтому мне представляется, что мы сможем серьезно облегчить долговое бремя области, и провести реструктуризацию, которая даст нам определенный временной лаг для того, чтобы стабилизировать ситуацию.

В любое время запчасти Kia Clarus 2 2 есть у нас в наличии.

Евгений Савченко ВРЕМЯ РАБОТАТЬ

Корреспондент. Евгений Степанович, как вы относитесь к решению коллегии Верховного Суда РФ об отмене даты выборов главы областной администрации 30 мая?

Евгений САВЧЕНКО. Назначение даты выборов относится к компетенции областной Думы. Когда мои оппоненты включались в предвыборную борьбу, они прекрасно знали и об этом обстоятельстве, и о протесте, поданном в Верховный Суд тремя белгородскими коммунистами. Но “зеленую улицу” этому протесту дали только тогда, когда стало ясно, что в открытом соперничестве одолеть Савченко сегодня не получится. Не говорю: честном, но хотя бы в открытом. Что это значит? Сначала на меня и мою работу с трех сторон лили одну и ту же грязь, даже не особенно меняя слова. При этом друг друга они не трогали. Но спровоцировать нашу команду на какие-то ответные шаги того же уровня им не удалось. Мы — власть, и в полной мере осознаем свои права и свою ответственность. Тогда в ход и были пущены высокие столичные связи. Но если следовать логике моих оппонентов, то выборы вообще следует проводить день в день, чтобы “не нарушать прав избирателей”. Конечно, мы ждем, что президиум Верховного Суда на заседании 26 мая не поддержит решения об отмене выборов 30 мая, иначе деньги областного бюджета окажутся истрачены впустую, а их не вернуть. Но, чувствуя за собой поддержку большинства белгородцев, я готов идти на выборы когда угодно — и пусть люди оценят каждого кандидата по достоинству.

Корр. Стало известно, что С.Степашин предлагал вам пост вице-премьера в своем правительстве, но вы отказались, ссылаясь на “сложную обстановку в области”. В чем заключается эта сложность?

Е.С. Мне уже не в первый раз делают заманчивые предложения работы на федеральном уровне, в том числе и в правительстве России. Было такое предложение и от Евгения Примакова, приглашал в свой кабинет и Сергей Степашин. Конечно, я признателен им за столь высокую оценку моей деятельности, но считаю, что здесь на Белгородчине могу принести больше пользы своим землякам и не исключено, что всей России. Ведь сколько уже было правительств — ни одно из них не успело осуществить задуманного. Менялась ситуация — менялся и курс.

Если бы мы всегда колебались вместе с генеральной линией, то у нас уровень жизни оказался таким же низким, как и в большинстве российских регионов. Но за пять с лишним лет в области проводилась достаточно последовательная политика, направленная на сохранение и развитие социально-экономического потенциала. И, видит Бог, я не могу и не хочу отдавать созданное в руки людей, которым не доверяю. Если бы я принял предложенный Степашиным пост вице-премьера буквально накануне губернаторских выборов, то, во-первых, оскорбил бы всех земляков, которые поддержали меня, а во-вторых, освободил дорогу своим соперникам, о методах работы которых не хочу повторяться.

Кроме того, вижу в области еще много дел, которые можно и нужно доделать. Да и нынешние заморозки поставили под вопрос урожай нынешнего года. Мой уход в Москву мог быть расценен как бегство, как попытка уйти от ответственности за свои слова и дела. Именно поэтому я отказался от предложения Сергея Степашина.

Корр. Евгений Степанович, вы можете назвать основные направления своей дальнейшей работы в случае переизбрания главой администрации Белгородской администрации?

Е.С. Никакого секрета тут нет. Моя линия всем известна, и она будет продолжена. Это прежде всего обеспечение продовольственной безопасности области. Мы никогда не зависели, не зависим и не должны зависеть от импорта продовольствия. Наоборот, производство сельскохозяйственной продукции, прежде всего сахара, растительного масла, мясных и молочных продуктов — должно развиваться ускоренными темпами. Все необходимое для этого я намерен делать и дальше. В частности, будет продолжено плодотворное сотрудничество областной администрации с концерном Газпром, завершена газификация села.

Особенную остроту приобрела ситуация на Лебединском ГОКе. Это — крупнейшее предприятия региона, и от того, насколько стабильно оно будет работать, во многом зависит развитие всей области. На недовольстве рабочих часто пытаются спекулировать те или иные политики. Наша работа направлена на то, чтобы ослабить и ликвидировать последствия преступной приватизации, проведенной там в 1992 году, вернуть рабочим комбината те социально-экономические блага, которые они заработали своим трудом. ГОК сегодня медленно, но верно выходит из кризиса, восстанавливаются его традиционные связи с рынками сбыта, возвращаются долги по зарплате.

Наконец, наша область сегодня — пограничная, наблюдается очень высокий приток беженцев из других республик, из Северного Кавказа, а это — дополнительные проблемы, которые необходимо решать: занятость, жилье, образование, здравоохранение. Мы продолжаем активное строительство в областном центре, в городах и районах области, прежде всего жилищное. По объемам строительства наш регион занимает второе место среди всех субъектов Федерации после Москвы.

Корр. Чем из достигнутого вами вы по-настоящему гордитесь?

Е. С. Я горжусь прежде всего тем, что мои земляки не превратились в нищих, озлобленных на все и вся людей. Я горжусь тем, что мы помним и ценим свою историю, свою культуру, что мы успешно завершили строительство мемориального комплекса на Прохоровском поле, открытого к 50-летию Победы. Я горжусь тем, что мы находим в области общий язык с представителями любых политических сил, которые ставят своей главной целью благо белгородцев. И движение в избранном направлении должно быть продолжено.

Александр Бородай КРАХ ЖИРИНОВСКОГО

" КАЖДОМУ ОВОЩУ СВОЕ ВРЕМЯ" — в этом народном присловье сконцентрирована мудрость веков. Рука могущественного Хроноса рано или поздно сметает все хрупкие постройки человеческой цивилизации, уничтожая и предавая забвению народы, государства, культуры, идеологии и исповедующие их политические партии. Но особенно кратким, как жизнь навозного жука, оказался жизненный путь Либерально-демократической партии России, возглавляемой Владимиром Жириновским.

Нынешняя ЛДПР является в некотором смысле абсолютно уникальной партией — без идеологии, без миссии, без политических идеалов. Об этом с омерзительной откровенностью поведал и сам Владимир Вольфович Жириновский на девятом съезде своей партии, состоявшемся 25 апреля в Москве. "Политические партии создаются с одной целью — приход к власти и ее удержание", — заявил Жириновский и спустя минуту еще раз повторил: "Любой политический лидер ставит перед собой главную задачу — добиться власти и постараться ее удержать. И так было, есть и будет всегда. Ведь человеческая психология не меняется, а значит, и его действия тоже".

Впрочем, прекрасно изучив психологический облик вождя ЛДПР, уяснив исключительно деструктивный характер его способностей, ельцинский режим всегда щедро спонсировал и поддерживал деятельность Жириновского, направленную на дискредитацию патриотических идей, но никогда не допускал до реальной власти ни самого Вольфыча, ни его партайгеноссе (избрание Е.Михайлова на пост губернатора Псковской области произошло вопреки воле Кремля, на волне патриотических настроений, умело использованных работавшими на кандидата от ЛДПР экспертами по избирательным технологиям).

Теперь, после позорного голосования по импичменту, уже для огромного большинства граждан нашей страны стало очевидным, что "патриотическая" и "имперская" позиция ЛДПР; дешевая риторика ее вождя — не более чем блеф, призванный прикрыть самые низменные и меркантильные интересы ее лидеров. Отныне насквозь “засвеченные” либеральные демократы не имеют даже самых малых шансов проскочить пятипроцентный барьер на приближающихся выборах в Думу. И "сын юриста", будучи, вопреки созданному им самим имиджу, человеком вполне трезвым и расчетливым, конечно, прекрасно это понимает.

Поэтому Жириновский так рвался на губернаторские выборы: сначала в Ленинградскую, а потом в Белгородскую область. Предвидя неизбежное крушение своей думской фракции, он торопился закрепить за собой кабинет на Большой Дмитровке — в Совете Федерации. Но и в провинции усилия "сына юриста" и его соратников закончились полным фиаско. Белгородцы с отвращением смотрели на Жириновского, выворачивающего перед ними карманы, а воинственные местные старушки как-то раз едва не вступили в рукопашную с охраной вождя ЛДПР, не к месту заявившего о своем презрении к “деревенским”.

Крайне низкий КПД либерально-демократической пропаганды объясняется прежде всего популярностью среди населения области нынешнего губернатора Евгения Савченко, крепкого хозяйственника, сумевшего сохранить область от ужасов повальной приватизации, идеологически близкого таким руководителям НПСР, как Рыжков, Лапшин и др. Жириновскому, несомненно, оказалась на руку возникшая было неразбериха с датой выборов, что позволило ему молниеносно выйти из предвыборной мясорубки, да еще без всякого отчета перед спонсорами.

Ведь если шансы стать руководителем области так очевидно равны нулю, то зачем деньги тратить? Два миллиона долларов, которые, как заявляли представители ЛДПР, предполагалось израсходовать на предвыборную кампанию, еще пригодятся Владимиру Вольфовичу для других целей. Тем более, что осмелевшие налоговики пытаются взыскать с него почти 160 тысяч долларов (3 миллиона 954 тысячи рублей) подоходного налога.

Вероятно, поэтому "соколы Жириновского", ведавшие предвыборной пропагандой на Белгородчине, сейчас снимаются с насиженных мест, собираясь обратно в Москву. По данным источников в ЛДПР, “сын юриста” собирается за день или два до выборов снять свою кандидатуру, сославшись на “незаконность” этой процедуры.

Но в столице Жириновского и его людей вряд ли ожидает блестящее будущее. Горькой пилюлей оказались президентские мифические награды, предложенные незадачливому "сыну юриста" за предательство импичмента, за издевательство над национальной идеологией, за продажу интересов русского народа. Администрация и нависший над ее плечами Борис Абрамович Березовский не желают пускать Жириновского в правительство.

Оказавшись в отчаянном положении, главный либерал-демократ требует никем не обещанных вице-премьерских и министерских портфелей, посылая олигархам и ельцинским чиновникам умоляющие письма и секретные депеши, часть которых, естественно, становится достоянием гласности. Он уже дошел до того, что клянчит вожделенные "посты" по телевидению. В истерике Вольфыч "наехал" даже на такого могущественного политика, как Юрий Лужков, предложив заменить мэра столицы неким "министром по делам Москвы" (эту должность он, конечно, придумал для "себя любимого"). Впрочем, характерно, что и в этой ситуации Жириновский стремится угодливо предугадать малейшее желание властителей страны, сообразив, что для устанавливающейся диктатуры Березовского московский градоначальник становится врагом номер один, и его “зачитска” становится самой актуальной политической задачей ближайших месяцев.

Проблемы самого Жириновского понятны. Он понимает, что без реального политического статуса ему и его товарищам не удастся удержаться в политике. На его партию давно точат зубы практически все правоохранительные структуры, руководители которых жаждут провести пару-тройку показательных процессов над политиками-коррупционерами.

Так что "сыну юриста", в отличие от "сына турецкоподданного", могут просто не позволить "переквалифицироваться в управдомы".

Кроме того, "масла в огонь" добавляет мощная кампания, развернутая патриотическими политиками и СМИ против Жириновского и его партии. Попытка Владимира Вольфовича взять в свои руки бразды правления одним из самых развитых российских регионов переполнила чашу терпения. И “сын юриста” сразу растаял, как снег на солнце.

Теперь спор за власть в Белгородской области поведут два серьезных российских политика, каждый из которых способен принести немалую пользу и своим землякам, и всей России. Теперь, независимо от результатов голосования 30 мая, область, ее ресурсы и ее будущее не будут пожертвованы для удовлетворения чьих-то личных интересов, как это могло случиться, победи там вдруг Жириновский. Программа действий, представленная Е.С.Савченко, видится нам своевременной и обоснованной. Очень интересна программа М.И.Бесхмельницына. Дальше — решать избирателям.

Александр БОРОДАЙ

Kontur-s.ru - стеллажи для склада 3 по низким ценам.

Николай Коньков БЕЛГОРОДСКОЙ ВАРИАНТ

То, что происходит сегодня на Белгородской земле в связи с выборами главы областной администрации, важно для будущего всей России. Нет, не потому, что область с населением чуть больше миллиона человек играет в нынешней РФ какую-то особую, определяющую роль. Проблема в том, что именно здесь опробуются сегодня те политические технологии, которые могут быть использованы для развала страны. Белгородчина не случайно была избрана своего рода испытательным полигоном, где такие технологии проходят обкатку в реальных экономических, социальных, культурных условиях исконно русского региона.

Советский Союз был разрушен путем постоянного раздувания межнациональных противоречий. И эгоизм “титульного населения” союзных республик, которому всячески внушали, что Союз их грабит, угнетает, не дает развиваться самобытной культуре данных народов,— неизменно дополнялся и подогревался разжиганием национального эгоизма русских, Сколько можно кормить Восточную Европу, негров и азиатов за их мнимый “социалистический выбор”?— спрашивал, например, Солженицын и сотни следующих за ним “властителей дум”. Долой такой коммунизм! Сколько можно кормить своих “чучмеков” и “лиц кавказской национальности”? Долой такой Союз!

“Промывание мозгов” завершилось удачно. Мы, русские, потеряли не только союзников во всем мире, но и союзные народы внутри собственной страны. Русские теперь надолго стали врагами казахов, таджиков, грузин, эстонцев, азербайджанцев, молдаван — даже украинцев и белорусов, как ни прискорбно это звучит. Получилось, что во всех прошлых и нынешних бедах этих народов виноваты не акулы пресловутого “мирового рынка”, за центы скупившие их независимость и ресурсы, а русские, которые “не так” ими управляли на протяжении всей истории, навсегда отравили им сознание и землю.

Теперь, судя по всему, на очереди стоит развал самой Российской Федерации, существование которой (пусть десятикратно и даже стократно ослабленной) все же не дает распространить “мировому правительству” опыт Гренады—Панамы—Ирака—Югославии на весь земной шар. На очереди стоит абсолютно беспрепятственный, даже без всяких разделов продукции, доступ к недрам России, полное уничтожение ее политического, а значит, и экономического суверенитета.

Для этого оказалось абсолютно недостаточно “чеченского конфликта”, который, очевидно, формировался и управлялся ставленниками “мирового правительства” в Кремле. Российскую армию заставили разбомбить русский город Грозный, штурмовать его под власовскими “триколорами”, а затем — позорно уйти оттуда, оставив в плену у “новых работорговцев” сотни пленных и тысячи простых русских людей. Для этого оказалось недостаточно тотальной кампании против “антисемитизма”: с истерикой вокруг генерала Макашова, с опереточными взрывами вокруг синагог, с оскорблениями в адрес всего русского народа.

Нет, от попыток разрушить Российскую Федерацию по тем же методикам, по которым был разрушен Советский Союз, никто не отказывался, и развитие ситуации на Северном Кавказе свидетельствует об этом: “чеченский вариант” пытаются распространить на Дагестан, гремят взрывы в столице Северной Осетии — на этот раз не опереточные, с десятками и сотнями жертв, фактически насильственно срываются выборы в Карачаево-Черкесии, всячески раздуваются проявления татарского, башкирского и прочих национализмов, которым пытаются придать религиозную, исламскую окраску. И бомбардировки Москвы самолетами НАТО выглядят уже не менее реально, чем бомбардировки Белграда.

Но для того, чтобы это произошло, нужно расколоть самосознание самих русских. Нужно, чтобы брат пошел на брата. Это уже случилось осенью 1993-го, когда танки расстреливали Верховный Совет России. Именно в те проклятые дни на глазах у всего мира русские низвели себя до уровня наемников, платных слуг у чужих хозяев, чего не было со времен гражданской войны. Тогда это унижение удалось выдавить из наших соотечественников — через кровь сталинских “чисток”, через кровь Великой Отечественной. Удастся ли сейчас, на рубеже XXI века, и какой ценой?

Насколько живучими оказались ростки взаимной ненависти, посеянные в том “черном октябре” шесть лет назад, как раз и демонстрирует нынешняя ситуация в Белгородской области. Евгений Степанович Савченко был назначен на пост губернатора ельцинским указом как раз после расстрела Верховного Совета России. Михаил Иванович Бесхмельницын тогда возглавлял областной Совет и поддерживал позицию Хасбулатова и Руцкого. Все закончилось с принятием Конституции в декабре 1993 года. Областной Совет народных депутатов прекратил свое существование, прошли выборы в областную Думу, а Бесхмельницын стал аудитором Счетной Палаты РФ. Через два года, в декабре 1995-го, состоялись выборы. 52% голосов избирателей были поданы за Савченко, 46% — за Бесхмельницына. Так что нынешнее их соперничество — третье за последние шесть лет.

И оно становится все бескомпромисснее, все острее, хотя позиции соперников в действительности оказываются все ближе друг к другу. Но клин, вбитый между ними в 1993 году, делает уже невозможным совместную работу. И все настойчивее проводится в избирательных штабах каждого кандидата мысль — во всем виновата Москва. Сторонники Савченко уже видят в Бесхмельницыне эмиссара из столицы, который подчистую будет выгребать из области продовольствие и сырье, чтобы обеспечить потребности “федерального центра”. Сторонники Бесхмельницына убеждены, что Савченко — марионетка Ельцина, которому способствуют недальновидные или недобросовестные московские руководители НПСР. А настроения масс рано или поздно выходят из-под контроля.

Добавьте к этому еще одиозную фигуру Владимира Вольфовича Жириновского, чей избирательный штаб занимался только тем, что буквально спекулировал на реальных и вымышленных ошибках администрации Савченко, допущенных за все шесть лет его руководства областью, но ни словом не задел поддержанную местными коммунистами кандидатуру Бесхмельницына. Добавьте к этому и еще одного кандидата на пост главы администрации области — В.И.Безымянного, “писателя-детективщика”, “бизнесмена”, активного члена близкого к масонству Ротари-клуба.

Этот самый Безымянный, имеющий, по сообщению с мест, двойное (и даже тройное, включая израильское) гражданство, заявляет о готовности снять свою кандидатуру в пользу Бесхмельницына, а его агитаторы “поощряют” избирателей детективами кандидата и бутылками водки на расклеивание порочащих Савченко листовок. Между прочим, именно с Безымянным, тогда председателем Партии славянского единства Украины, Владимир Вольфович сажал в 1995 году “деревья русско-украинской дружбы” на границе между Белгородской и Харьковской областями.

Количество политических провокаторов на белгородских выборах превысило все мыслимые и немыслимые лимиты. Их цель — попытаться максимально разрушить в сознании русских людей ценности патриотизма, социализма, здравого смысла вообще, оставив только одно чувство — неизбывной озлобленности против “центра”, против Москвы. И то же чувство оставить у всех, реальных или потенциальных, руководителей области.

Насколько это удалось — можно судить по приведенным выше интервью, данным специально для нашей газеты основными кандидатами на пост главы областной администрации. Пока нотки обиды и сепаратизма звучат еще где-то в стороне, обертонами. Но они уже появились в мыслях не только этих политиков — они находят отклик в измученных задержками зарплаты, лишенных всяческих социальных перспектив “низах”. Это, пожалуй, самый серьезный и опасный из всех результатов “белгородского варианта” нынешнего политического противостояния.

Николай КОНЬКОВ

ЭГНИ - увеличение объема продаж 4

Борис Бондарь КАК ЭТО БЫЛО (К 30-летию конфликта у озера Жаланашколь)

Записки бывшего пограничника искренни и просты. Да и событие, о котором идет речь, — лишь горький и нелепый эпизод в отношениях великого Китая и великой России, чья многолетняя дружба по-прежнему нерушима. Но в канун Дня пограничника мы решили вспомнить о том, как защищали Советскую Родину ее верные часовые. Слово участнику боя.

С 1966 ГОДА обстановка на участке нашего Краснознаменного Восточного пограничного округа складывалась напряженная, особенно в районе озера Жаланашколь. Тогда в Китае начались волнения, связанные с “культурной революцией”, и участились случаи нарушения советской границы.

Пограничникам был отдан строгий приказ: не поддаваться на провокации и ни в коем случае не применять оружия, выдворять нарушителей методом "стенка на стенку". Брались за руки и грудью выталкивали нарушителей с нашей территории, оружие при этом было в положении "за спину". С каждым днем обстановка усложнялась, особенно на участке погранзаставы "Жаланашколь". Командование погранотряда решило усилить охрану этого участка, и особенно у высоты "Каменная". С этой высоты просматривалась вся наша долина — от Джунгарских ворот и озера Жаланашколь до Алакульской впадины и озера Алаколь. По этой долине проходила железная "Дорога дружбы" в Китай. И, безусловно, кто-то хотел иметь на этой высоте хороший наблюдательный пункт.

Летом 1969 года для усиления охраны этого участка с пограничного отряда с маневренной группы были высланы три бронетранспортера. В качестве десанта была отправлена на усиление школа сержантского состава. По прибытии на заставу "Жаланашколь" курсанты школы приступили к несению службы вместе с личным составом заставы, а бронетранспортеры с экипажами затаились в укрытиях у высоты "Каменная". Наши пограничники вели постоянное наблюдение. 12 августа к вечеру заметили подозрительное оживление и движение неопознанных лиц.

Несколько групп гурьбой углубились на советскую территорию на 700 метров, вышли на высоту "Каменная", которая располагалась в нескольких километрах от озера Жаланашколь, где были пограничная застава и железная дорога. Выйдя на высоту, нарушители начали там демонстративно окапываться, выкрикивать угрозы в адрес наших пограничных нарядов и тревожной группы, которые немедленно туда прибыли и потребовали немедленно же покинуть пределы нашей страны. Нарушители этих требований не выполнили и полезли в рукопашную драку. Наблюдая такую обстановку со своего командного пункта, начальник штаба погранотряда подполковник Никитенко дал команду младшему лейтенанту Пучкову, который находился в засаде, в укрытии в бэтээре с экипажем, выехать из укрытия в направлении высоты и помочь нашим пограничникам выдворить нарушителей. Пучков быстро выехал в направлении высоты "Каменная", где шла "силовая борьба с нарушителями стенка на стенку". Увидев приближающийся БТР, нарушители сначала растерялись, они не предполагали, что у нас есть бронетранспортеры на этом участке. Отбежав на высоту, открыли беспорядочную стрельбу по бэтээру из всех видов оружия, которое у них было. Пуля, пробив броню, ранила младшего лейтенанта Пучкова в ногу навылет и зацепила правую руку водителя Пищулева. Нарушители продолжали вести огонь, один гранатометчик прицелился в бэтээр, но выстрелить ему не удалось. Заметил его младший лейтенант Пучков, дал команду башенному наводчику ефрейтору Постолову уничтожить огнем гранатометчика. Как только БТР открыл огонь, сразу завязался уже настоящий бой. Десант, находившийся в бэтээре, быстро выстроился в боевую цепь. Бойцы под командой сержанта Дуленова пошли в атаку на высоту, прикрывая БТР от огня нарушителей, а БТР пулеметами прикрывал атаку. Подполковник Никитенко дал команду всем нашим пограничникам, находящимся на исходных позициях, в укрытиях и окопах: "Атаковать нарушителей и выдворить их с высоты "Каменная".

В ходе боя незванные гости предпринимали попытки подтянуть на автомашинах две группы армейских подразделений численностью 70 человек, но советские пограничники шквальным огнем отсекли эту группу от "Каменной". Младший лейтенант Пучков, будучи раненным, до конца боя руководил действиями экипажа бронетранспортера, сопровождая огнем боевые порядки пограничников. Ефрейтор Пищулев — водитель бэтээра, раненный в правую руку, до конца боя продолжал управлять бронетранспортером. Он стремительно прорвался в тыл высоты "Каменная", на которой засели нарушители, а пулеметчик ефрейтор Постолов плотным огнем из башни, из пулеметов прижал засевших на высоте нарушителей к земле, тем самым обеспечив успешную атаку. В числе первых атакующих, ворвавшихся в расположение окопов нарушителей, были сержант Дуленов и ефрейтор Рязанов. Они в упор били из автоматов по нарушителям и забрасывали их гранатами. Героически действовала группа, которую возглавлял начальник пограничной заставы "Жаланашколь" лейтенант Говор, в составе младшего сержанта Бабичева, рядовых Сачкова, Михачева, Храмова, Труфанова. Прорвавшись на высоту, откуда наших пограничников поливали огнем, группа захватила в плен двух нарушителей границы — один из них оказался командиром группы провокаторов. Показали себя в бою с лучшей стороны и молодые пограничники, призванные в мае того же года, — рядовые Балкин и Продовских. Рядовой Труфанов, получив тяжелое ранение, был срочно эвакуирован с поля боя на заставу и благодаря этому остался жив. В яростной схватке с нарушителями никто из часовых Родины не дрогнул, не проявил малодушия, ни у кого не было страха. Бой длился с 4 часов утра до 13 часов. Была разгромлена большая группа — около 60-80 человек.

На поле боя нарушители оставили кинокамеры, фотоаппараты, радиостанции, бинокли, ракетницы с комплектами ракет, авторучки, записные книжки, много различного оружия, снарядов, патронов. На поле боя были подобраны также 18 трупов нарушителей.

Со стороны наших пограничников были убиты два человека — сержант Михаил Дуленов и рядовой Виталий Рязанов. Раненых у нас было 11 человек. От нарушителей были взяты в плен двое раненых. Это, как отмечалось выше, руководитель нарушителей и молодой рядовой. Руководитель был ранен в живот из крупнокалиберного пулемета, пуля прошла навылет и задела позвоночник, рядовой был ранен в плечо. Их на вертолете доставили в село Учарал в медсанчасть. По пути в вертолете командир умер. Рядового лечили в нашей медсанчасти вместе с нашими ранеными пограничниками. Потом, по истечении некоторого времени, по договоренности в высших кругах двух стран он был отправлен домой.

В ходе боя всю эту операцию обеспечивали наши вертолетчики. Отличился экипаж старшего лейтенанта Галицикого, лейтенанты Клюс и Дворник.

...Когда завязался бой, нашу маневренную группу подняли по боевой тревоге утром, в 4 часа 30 минут 13 августа. За последние годы все пограничники отряда постоянно были готовы к такому сигналу. Получив его, все быстро собрались, выстроились и вышли на марш до заставы Жаланашколь, до которой было 100 км. Шли по бездорожью, на полных скоростях, выбирая самый кратчайший путь. К 8 часам утра маневренная группа прибыла на пограничную заставу. Все начали занимать свои места в боевом порядке и докладывать о готовности к бою. Я получил приказ от начальника маневренной группы майора Бутылкина: "Определить места укрытия бронетехники и автомашин, замаскировать их и ждать с экипажами дальнейших команд". Мы быстро высадили всех едущих в машинах, выбрали позиции у озера в жидких зарослях саксаула и камыша, рассредоточились, замаскировали всю технику и ждали дальнейших команд. Со стороны высоты "Каменная" были еще слышны выстрелы и взрывы идущего к завершению там боя. В это время к заставе подошел БТР, только что вышедший из боя. Вокруг него клубилась пыль. Колеса все были пробиты, перебиты некоторые трубки для подкачки воздуха в шины колес, на корпусе обнаружили 25 вмятин от пуль и осколков, спереди была пробоина от бронебойной пули. Надо было привести машину в боевую готовность. В это же время начали эвакуировать на вертолете раненых пограничников в медсанчасть отряда в Учарал. Раненых было 11 человек. В канцелярии заставы был организован своеобразный полевой медицинский пункт, в котором с началом поступления раненых работали фельдшер заставы и женщины: жена начальника заставы Людмила Говор и с ней техник-радист Метелкина, старший радист-оператор Горина, домохозяйка Кадричева и продавец магазина Романцова.

На заставе же сколачивали гробы для убитых нарушителей. В кустарнике саксаула выкопали большую могилу, и к вечеру гробы закопали. Прошло некоторое время — и по договоренности между правительствами эти гробы в присутствии комиссий с обеих сторон передали соседям через границу.

15 августа все выехали в Учарал на похороны погибших в бою сержанта Дуленова и ефрейтора Рязанова. Их хоронили на сельском кладбище. На похороны приехали их родители и родственники, которые просили командование отряда организовать отправку их погибших детей на Урал, чтобы похоронить их там, дома. Но начальник политотдела сказал: "Это наши герои, они будут постоянно с нами, на их подвиге будут воспитываться молодые поколения пограничников. Мы будем ухаживать за их могилами и постоянно помнить о них!" Родители уехали, а их дети остались лежать на чужом кладбище. Теперь, после развала СССР, они лежат и в чужой земле...

Маневренная группа в полном составе продолжала нести боевое дежурство на этом участке, так как обстановка оставалась напряженной. Бэтээры с экипажами поочередно, по три машины с десантом, находились в засаде в укрытиях, несли боевое дежурство по суткам у высоты "Каменной". Смена производилась в темное время, так как днем все вокруг просматривалось с сопредельной стороны на несколько километров. Я также нес здесь дежурство с экипажами. Так дежурили там до 1 сентября. Потом нам дали команду убыть в гарнизон отряда.

В сентябре пришел приказ о переводе меня в соседний Бахтинский Краснознаменный пограничный отряд на должность заместителя начальника мотоманевренной группы по технической части.

Так закончилось мое пребывание в составе маневренной группы Учаральского погранотряда, которая участвовала в бою у озера Жаланашколь.

А эти воспоминания я записал только через 30 лет после событий. Нет уже СССР, за земли которого отдали свои жизни пограничники, нет того пограничного участка, он остался в другой стране, в другом государстве — в Казахстане. С нами осталась только наша память...

Борис БОНДАРЬ

Информация об ишемическом инсульте, предпосылках заболевания, диагностике и восстановлении после инсульта 5 , о внутрицеребральном кровоизлиянии.

Александр Брежнев ПРИСЯГАЮТ ТОЛЬКО РАЗ

ДО ОТПРАВЛЕНИЯ ПОЕЗДА Львов — Москва остается десять минут, но пройти к вагону нет никакой возможности. Комендантский патруль продолжает стоять у самого состава, высматривая беглецов. Курсанты, хоть и переодеты в гражданку, хорошо понимают, что короткая стрижка и "кантики" на шеях выдадут их сразу. Вчера патруль уже "расколол" четверых курсантов, пытавшихся вырваться из Львова. Их остановили прямо возле вагона и проверили документы. Сейчас все четверо отдыхают на "губе". Курсанты Алексей и Евгений с тоской смотрят на часы. Через пару минут поезд должен уйти, а офицер с двумя патрульными солдатами не покидает своего наблюдательного пункта, видимо, решив дождаться отправления. Пропадают билеты, купленные на последние деньги, исчезают последние надежды на отъезд в Москву.

Сдаваться — не в правилах советских курсантов. Выход должен быть — и он найден. Евгений и Алексей переходят на соседнюю платформу, смешавшись с толпой, проходят в самый конец бетонной площадки, затаились, ждут. Поезд трогается. Патруль, постояв еще секунду, с чувством выполненного долга, повернувшись спиной, направляется к зданию вокзала, в комнату отдыха. Курсанты спрыгивают, перебегают пути, карабкаются на свою платформу. С благодарностью вспоминая преподавателей физкультуры, бегут стометровку по опустевшей платформе, настигают последний вагон. Машут перед лицом проводницы билетами, вбегают в тамбур, объясняют, что опаздали. Через несколько минут курсанты уже в своем вагоне, на своих местах. Побег удался. Далеко позади осталось родное Львовское училище и тот кошмар, который там творился последние недели.

О Львовском военно-политическом училище стоит рассказать особо. Наверное, нет в бывшем Союзе офицера, который бы не слышал ничего об этой известнейшей советской кузнице военных кадров. За полвека своего существования училище накопило уникальную научную и материальную базу.

В 1992 году, с развалом СССР, положение насквозь красного Львовского военно- политического училища резко изменяется. Происходит раздел Советской Армии. Громогласно заявляя о сохранении единых Вооруженных Сил, президенты стран СНГ втихомолку уже вовсю делят флоты, округа, гарнизоны, оружие и людей. С февраля, ничего не объясняя личному составу училища, Минобороны России прекратило финансирование Львовского ВПУ, перестали поступать директивы и приказы, связь прервалась.

В это время во Львов прибывает комиссия от Министерства обороны Украины, которая готовит училище к переходу под киевское командование. В ответ на возмущение офицеров представители Минобороны Украины выдворяют из кабинетов и увольняют, отобрав дела, начальника училища генерал-майора Пушнова и его заместителей. Их кабинеты блокированы украинскими солдатами. Снимаются со своих должностей недовольные преподаватели. Так во Львовском ВПУ, по сути, произошел переворот.

Вокруг уволенных офицеров сразу возникает тайное движение против киевских военных чиновников за переход под российскую юрисдикцию. Возглавляет "подполье"А. Марков, уволенный с должности преподавателя за скандал на аттестационной комиссии, где он прямо назвал украинских националистов фашистами. При поддержке Пушнова подполковник Марков тайно выезжает в Москву с письменным воззванием группы офицеров. Однако ни в Минобороны, ни в Главпуре никто ему ничего вразумительного не ответил.

Положение прояснил только генерал Руцкой, с которым Маркову удалось встретиться. Вице-президент России сказал с глазу на глаз, что Львовское ВПУ, по негласному соглашению на высшем уровне, "сдано" в собственность Украине. Поэтому официально предложить что бы то ни было тем, кто в связи с этим оказался безвольно передан в чужую страну, Москве нечего. Однако офицеры и курсанты легендарного Львовского училища оказались не из тех, кем можно бросаться, как бессловесными рабами.

В середине марта Марков возвращается во Львов, где котел уже бурлит и доводит до своих товарищей все, о чем услышал в русской столице. Почуяв что-то неладное, новое командование училища решило ускорить подчинение ВПУ Украине, назначив на 22 марта присягу. Обе стороны конфликта вынуждены были действовать немедленно и решительно.

Из расположения училища исчезают три курсанта выпускного курса. Беглецы — Андрей Тимофеев, Игорь Идобаев и Павел Макаренков — не желали по выпуску распределяться в украинскую армию. Все трое отправились в Москву. Вслед за этими первыми ласточками понеслись остальные. На следущий день из училища бежали еще семь курсантов, потом девятнадцать. Волна дезертирства нарастала, однажды, прямо с занятий, ушел на вокзал целый взвод в полном составе во главе с сержантами. Львовская комендатура сбилась с ног, отлавливая беглецов. Гарнизонная гауптвахта в считанные дни переполнилась до отказа курсантами. Но как только они освобождались после "отсидки", то в тот же день снова отправлялись в бега, теперь уже наученные опытом, а значит, неуловимые. Все направлялись в Москву.

К двадцатому марта в столице уже находилось свыше 150 львовских курсантов. Они были собраны там подполковником Марковым, который дал им распоряжение строиться каждое утро в девять часов перед зданием Главпура в форме. Этот развернутый строй преследовал каждый день главпуровских генералов, как привидение, но генералы так и не придумали, что делать с незваными гостями. Разогнать курсантов никто не решился, но и решать их проблемы никто не брался.

Наконец настал день присяги. Оставшийся личный состав построен на плацу училища. Сверкают начищенные бляхи ремней на парадных мундирах. Оркестр, знамена — все как положено, да только нет радости и торжества на лицах. Пасмурно львовское небо, хмуро на душе у стоящих в строю.

Выносят для присяги знамя. "Жовто-блакитный" украинский флаг. Каждый стоящий в строю помнит, что присягу он однажды уже принимал. Тогда рядом были счастливо плачущая мать, гордый за сына отец, с уважением пожимающий руку, друзья и подруги. Для всех он тогда стал настоящим мужчиной. Кем станет каждый сейчас с принятием новой присяги?

Смотрят курсанты на своих офицеров-командиров и преподавателей. Красные от стыда, опустив глаза, выходят из строя. Преклоняют колени, мямлят текст присяги, прячут от подчиненных взгляд. Рушится их авторитет, с каждым произнесенным словом исчезают уважение и честное имя. Лишь пятьдесят офицеров отказались от новой присяги.

Настал черед принимать присягу курсантам. Здесь случилось страшное. Пятьсот с лишним курсантов ответили гробовым молчанием на вызов из строя, отказались от предательства и остались верными первой присяге на верность СССР.

Мартовский скандал с присягой во Львове вынудил руководство украинского и российского Министерств обороны создать двустороннюю комиссию по урегулированию конфликта. Всем желающим курсантам и офицерам разрешено перейти на службу в Российскую армию.

История прославленного училища продолжилась в Москве. Тысяча перешедших на российскую службу курсантов были размещены в подмосковной Кубинке, где был создан курсантский факультет при бывшей ВПА имени Ленина, в то время Гуманитарной академии ВС. "Львовянам" пришлось пережить еще один трудный год. Учебный процесс шел практически на одном энтузиазме курсантов и преподавателей. Вся материальная база: учебники, наглядные пособия, тренажеры — все осталось в руках Украины. Самым сложным испытанием оказалась зима, которую курсанты провели на летних квартирах Кубинки. Лишь в середине 1993 года многострадальный, но не сдавшийся факультет был переведен в столицу, где постепенно налаживаются его учеба и быт. Сегодня "Львовский" факультет твердо стоит на ногах. Единственная в стране кузница военных журналистов была сохранена исключительно благодаря верности присяге, решительности и твердости курсантов и преподавателей, несмотря на предательства разных арбатских военачальников.

Александр Брежнев

Е. Лавочкин СЕКСКОМПРОМАТ И ЦРУ

СЕКСУАЛЬНЫЕ СКАНДАЛЫ последних лет в России, затрагивающие представителей правящей элиты, наводят на очень мрачные мысли о дальнейших судьбах российской государственности.

Видеозапись якобы имевшей место встречи в бане с проститутками и уголовными авторитетами министра юстиции Ковалева, отправленного затем в отставку; видеозапись развлечений с девицами легкого поведения на бывшей конспиративной квартире ФСБ человека, "похожего" на генерального прокурора Ю. Скуратова, отстраненного сразу же от должности и превратившегося в подследственного; промелькнувшие в прессе сообщения о наличии аналогичной видеопленки на директора ФСБ Путина, вскоре после этого назначенного секретарем Совета безопасности России; публикации газеты "Совершенно секретно" и "Комсомольской правды" о существовании строго законспирированной и агрессивной "голубой" мафии в Кремле и в Патриархии; домыслы о "нетрадиционной ориентации" руководителя "Московского сексомольца" Павла Гусева, униженно извинившегося перед министром обороны Павлом Грачевым после того, как редактору якобы показали добытую ГРУ Генштаба МО "обличительную" видеопленку; неожиданная смерть от сердечного приступа в возрасте 55 лет бывшего министра безопасности Виктора Баранникова, докладывавшего руководству о склонности к гомосексуализму некоторых "борцов с коррупцией" — все это свидетельствует о фатальной поломке государственных механизмов, их переориентации на сбор компромата на политических противников в интересах клановой борьбы при полном забвении судеб России и ее народа.

Кульминацией сложившегося в стране беспредела явился откровенный шантаж членов Совета Федерации России, вставших на защиту Юрия Скуратова, со стороны бывшего корреспондента радиостанции ЦРУ "Свобода" Марка Дейча, болезненно любящего смаковать в своих грязных статейках сексуальные извращения. Этот платный сотрудник американо-израильский станции "Свобода" на страницах "МК" от 12 мая 1999 года пишет буквально следующее: "Ведь почему сенаторы, по больше части — председатели законодательных собраний, за г-ном Скуратовым скалой встали? Да потому что свой он, Скуратов. У них та же бесконтрольность и безнаказанность. И девочки. Хочешь — в бане, а хочешь — в "Эльдорадо" (конспиративная квартира ФСБ в доме, где расположен супермаркет "Эльдорадо"). Так что, смею предположить, и предположения мои не беспочвенны, на многих сенаторов подобный компромат имеется. Вот они и опасаются. Прецедента не хотят допустить. Камешек этот только брось — круги потом не сосчитаешь".

Заказной характер статьи, появившейся к тому же за день до начала процесса импичмента в Думе, бьет в глаза.

Однако Марк Дейч сделал роковую ошибку. Он процитировал заявление одной из проституток, из которого следует, что для сбора сексуального компромата на Скуратова использовалась американская гостиница "Рэдиссон-Лазурная" в Сочи. Эти неосторожные цитаты мгновенно вызывают в памяти ассоциации с гостиницей "Рэдиссон-Славянская" в Москве и загадочным убийством ее американского владельца Поля Тейтума.

Напомним суть дела. Кадровый сотрудник ЦРУ Поль Тейтум в августе 1991 года находился в "Белом доме" — здании Верховного Совета РСФСР — и обеспечивал его "защитников" специальной радиосвязью с посольством США в Москве. В последующие годы являлся совладельцем совместного американо-российского предприятия — гостиницы "Рэдиссон-Славянская", напичканной аудио- видеоаппаратурой.

Выдавая себя за "пионера американского бизнеса в России и близкого друга президента США Клинтона, Тейтум организовал в "Славянской" пресс-клуб, через который за несколько лет была пропущена вся политическая элита бывшего СССР и Российской Федерации, включая деятелей оппозиции. Отдавая дань заслугам своего "приятеля", Билл Клинтон останавливался в "Славянской" со своей делегацией во время одного из визитов в Москву.

Оригинальным нововведением Тейтума в "Рэдиссон-Славянской", видимо, в духе нравов Белого дома и Овального кабинета, стало создание под его началом "секс-клуба" из числа вокзальных и центровых проституток, а также русских девушек из обслуживающего персонала, склоненных американцами к оказанию сексуальных услуг иностранцам и гостям отеля. Одна из таких девушек, собиравшаяся предать гласности факты о борделе в "Славянской", была найдена мертвой под окнами своего дома. Любопытно, что одно время в переводчиках у Тейтума работала дочь первого заместителя министра иностранных дел России Мамедова, встречавшегося с директором ЦРУ в ходе своего визита в США.

1-2 ноября 1996 года в "Славянской" с помпой праздновали серебряную свадьбу советника Лужкова по русской культуре еврея Иосифа Кобзона. Гуляла российская и московская элита, с традиционным продолжением гуляния в "нумерах".

Утром в воскресенье 3 ноября 1996 года Тейтума вызвал по телефону на якобы срочную встречу один из помощников руководителя администрации президента РФ Сергея Филатова, бывший защитник "Белого дома" в августе 1991 года. Вышедший из "Славянской" Тейтум был убит автоматной очередью в подземном переходе у Киевского вокзала. Убийцы благополучно скрылись.

Разразившийся в США скандал и буря возмущения Конгресса по поводу злодейского убийства в России "друга Клинтона" неожиданно быстро сошли на нет. Весьма странно для страны, совершившей интервенцию в Панаму и арест президента этой страны Норьеги под предлогом защиты американки, которую, по словам тогдашнего госсекретаря США Бейкера, "почти изнасиловали" аборигены. Посольство США в Москве отказалось выделить деньги на доставку трупа Тейтума в Америку, и он был кремирован в Донском монастыре.

Следствие по громкому делу об убийстве гражданина США Тейтума было поручено... сначала районной, а затем московской прокуратуре, не проявившей должного интереса к установлению истины. Приданная в помощь прокуратуре оперативная группа ФСБ почти в полном составе была положена в госпиталь "на обследование". Руководитель группы — заместитель директора ФСБ Беспалов А. А., бывший пограничник, энергично взявшийся за расследование, был прооперирован на легких. Умер в 1999 году в возрасте 54 лет.

Был госпитализирован также офицер безопасности гостинцы "Славянская" — бывший сотрудник военной контрразведки.

В целях направить и так пассивно ведущееся следствие по ложному пути заинтересованными лицами были продвинуты в иностранную и российскую прессу заказные статьи о якобы причастности к убийству Тейтума чеченца Джебраилова — совладельца гостиницы "Славянская" (которому это было совершенно не нужно ввиду возможности с помощью Лужкова устранить конкурента другими путями), а также брата погибшей девушки-военнослужащего, якобы поклявшегося отомстить Тейтуму за смерть сестры.

Появившиеся в прессе статьи о том, что сотрудник ЦРУ Тейтум фактически руководил нелегальной резидентурой американской разведки на базе гостиницы "Славянская" и занимался вербовочной работой по российским гражданам с использованием видеокомпромата — были проигнорированы как разведкой, так и контрразведкой РФ.

Участвовавшие в расследовании убийства Тейтума Сотрудники ФБР упоминали о наличии у Тейтума множества видеопленок и фотографий, о контактах Тейтума с А. В. Коржаковым, который вроде бы давал американцу пистолет для самозащиты.

Заключительным аккордом упрятывания концов в деле Тейтума явилось убийство в феврале 1997 года вероятного свидетеля — главного редактора журнала "Деловые люди", бывшего сотрудника КГБ Вадима Бирюкова. Его труп со следами пыток и заклеенным скотчем ртом был обнаружен около его гаража. На панихиде главный редактор "Московского комсомольца" Павел Гусев выразил убеждение в том, что преступление никогда не будет раскрыто.

Приехавший на панихиду Кобзон, у которого Бирюков был на серебряной свадьбе, промолчал. Поминки прошли опять-таки в "Славянской".

Близко знавшие Тейтума американцы рассказывают, что у него было хобби — направлять на людей красный лучик портативного лазера. Как бы намекая: не рыпайся, у меня на тебя кое-что есть.

Разгадка убийства Тейтума, очевидно, в том, что он заснял на видеопленку сексуальный компромат на сильных мира сего и попытался использовать его не в интересах американской разведки, а в своих корыстных целях. За что был "заказан" и ликвидирован профессионалами. Руководство США сочло убийство американского гражданина "адекватным ответом" на его самодеятельность. Об этом стоит помнить брату Тейтума, просившему директора ФСБ дать ему пистолет, чтобы убить Джебраилова — человека, который, видимо, лишь выразил удовлетворение "естественным ходом событий". Для вида американцы закрыли Джебраилову, как ранее Кобзону, въезд в США, по причинам "связей с мафией".

Так скольких же государственных деятелей России сумел посадить Тейтум на крючок в форме сексуального видеокомпромата? Рупор американцев — Дейч — проговорился, что многих. Но кого именно?

Без прояснения этого вопроса мы обречены на управление не государственными мужами, а жалкими марионетками, которых дергают за ниточки иностранные спецслужбы, еврейские банкиры, криминальные авторитеты и все, кому не лень.

Ибо далеко не у всех хватит мужества, подобно Ю. И. Скуратову, делая тяжкий выбор, поставить во главу угла интересы своей Родины.

Е. ЛАВОЧКИН

Кузовные запчасти для корейских автомобилей 6 - поиск по каталогу.

Валерий Хайрюзов ТЬМА НАД БАЛКАНАМИ

В который раз в этом веке Сербия вздернута на дыбу. Снова по городам и селам пожары, смерть и горе на лицах людей. Послушаешь радио или посмотришь на выступление представителей нового мирового порядка — и кажется, все силы мирового зла обрушились на маленькую страну. За что? В чем провинилось это племя южных славян, что его, в буквальном смысле этого слова, пытаются стереть с лица Земли? Задавая себе этот вопрос, почти всегда я вспоминаю международную конференцию в Висконсинском университете, которая проходила весной 1993 года. Попал я на нее, будучи депутатом Верховного Совета. Темой конференции были проблемы тюркских народов, проживающих на территории бывшего Советского Союза. В Висконсин были приглашены многие представители арабских стран. По замыслу организаторов, я должен был представлять на конференции русское население. С первого же выступления на бывший Советский Союз, на русских со стороны моих бывших соотечественников, известных деятелей советской культуры, ставших ярыми националистами, полились потоки лжи и клеветы, чувствовалось желание как можно глубже лизнуть своих новых баев. Но еще с большим остервенением нападали они на сербов, хотя война в Боснии в повестке не значилась. Все шло по отлаженному сценарию, выступающие знали, зачем их здесь собрали. Свое выступление я начал с горестной шутки, сказав, что создается впечатление:

— Кто бы в мире знал Чингиза Айтматова, Мухтара Ауэзова или сидящих в этом зале Олжаса Сулейменова, если бы в свое время они не были переведены на русский язык. Славяне и тюрки имеют многовековой опыт совместного проживания. Сербам и мусульманам на Балканах делить нечего. Дайте нам всем жить спокойно. Не стравливайте нас. Мы сами во всем разберемся. Стреляя в прошлое, вы убиваете будущее.

Нет, они хотели стрелять не только в прошлое. Балканы для них были полигоном перед окончательным походом на Россию. Многим нашим обывателем казалось, что отодвинув Россию из Европы в Скифию, западные страны о ней забыли. Продырявленная грызунами система социализма рухнула, и началось движение цивилизованных гуннов на Восток. Все бывшие страны восточного припали или готовы припасть к ногам новых хозяев. Югославия этому движению мешает, она, как гвоздь под лезвием ножа.

За последние годы мне не один раз удалось побывать в Югославии. Хотелось самому докопаться до истины и понять, что же происходит на этой древней земле. К тому времени я уже точно знал, что мы не будем разжигать пожар в собственном доме, отдадим и Крым, и Рим. Но это не спасет, если у власти будут те люди, для которых минута власти значат больше, чем национальные интересы России. Нам его принесут. Уж больно соблазнительно для Запада добить дохлого медведя и навсегда решить давний спор в свою пользу.

Тысячи километров по дорогам Сербии, Боснии, Сербской Краины, Черногории. Встречи и ночевки в окопах и блиндажах, разговоры и споры. Приходилось отвечать на многие неприятные вопросы. Например, о действиях министра Козырева. И приходилось объяснять, кто он такой и почему так поступает. И было стыдно, что у нас такой министр, точно мы с ним были из одной деревни. Но когда вполголоса, чтоб не обидеть кого-то из сербов, обронил, что Горбачев — курва, я почувствовал, что мы одной славянской крови и что корни наши едины не только в языке. Поражали осведомленность и любознательность сербов. И неважно, где происходил разговор — в траншее или на официальном приеме. Как-то после встречи с Радованом Караджичем Валентин Распутин сказал, что нам было приятно разговаривать с молодым и, наверное, самым образованным и духовным правительством в мире. И это не было данью вежливости.

У сербов, как и у нас, шли и идут споры, как и в какую стороны двигаться дальше. Во время недавней поездки в Черногорию с Николаем Павловым один из высокопоставленных деятелей культуры правительства Джукановича сказал нам, что сейчас, в эпоху компьютеров, связи через Интернет, не стоит непременно держаться своего языка или алфавита, они становятся анахронизмом, для развития можно и нужно переходить на латиницу.

— Китайцы создают свои компьютеры, запускают спутники в космос. Но от своих иероглифов не отказываются, — заметил Николай Павлов.

Присутствующий на беседе и прекрасно говорящий по-русски епископ Черногорский Амфилохий не выдержал и, соглашаясь со словами Павлова, с улыбкой ударил кулаком по столу. Похоже, лучшей поддержки своим мыслям он и не ожидал найти. Здесь, на самом западном краю Православия, подобные споры имеют скрытый подтекст, в каких-то сотнях миль отсюда центр католицизма — папский престол.

Во многом сербы очень похожи на нас — русских. Хорошо знают и любят наши партизанские песни. Посмотришь, послушаешь — у них все первые, вторых нет. Ни за что не любят уступать. Та же бесшабашность. Рассказывают, как в Белграде молодые люди играют в рулетку по-сербски, заключают пари и в часы пик на автомобилях мчатся через весь город наперегонки. Любят и порисоваться. В Боке Которской местный двухметрового роста священник рассказывал, как после назначения в местную епархию ему пришлось укрощать местного авторитета. Король Боки, чемпион по водному поло, сказал какое-то ругательство в спину проходившего мимо батюшки. И тот, не задумываясь, принял превентивные меры — своим пудовым кулачищем огрел хулигана по уху. От неожиданности, думая, что его достала небесная десница, тот рухнул на землю. Все это происходило на глазах многочисленной паствы, и с этой минуты авторитет батюшки стал незыблемым. Или вот хорошо известный у нас в России профессор Ростислав Петрович. Ему за семьдесят, но его энергии, жизнелюбию можно только позавидовать. В России у него куча друзей. Улыбаясь, Петрович много и охотно рассказывал о своих приключениях в России, когда он организовывал выставку о геноциде сербского народа. Говорить о его друзьях в Сербии и Черногории не приходится. Его знают, любят и гордятся им все — от президента Милошевича до соседки, столетней Христины Книжевич.

Вообще поучиться бы у них можно многому: мягкости общения, доброжелательности, гостеприимству, философскому отношению к невзгодам, тому, чем и наш народ был когда-то славен и знаменит. И, конечно же, умению пить. Вина у сербов много, выпивают часто, но пьяных я не видел. Нет на улицах нищих. Здоровые, хорошо одетые дети и опрятные старики. После Москвы это бросается в глаза сразу же.

Армия пользуется у населения особой любовью. Подтянутые, высокие, спортивные ребята. Да и те офицеры, которым под пятьдесят, сохраняют бравый вид и выправку, как, например, командующий войсками противовоздушной обороны Республики Сербской в правительстве Радована Караджича Жиломир Нинкович. Это его войскам первым пришлось бороться с американскими “томагавками”. Стройный, живой, умный. Меня как бывшего летчика особенно подкупило то, что мы с ним коллеги. Я поделился с ним своими наблюдениями от поездки в Ирак сразу же после войны в Заливе. Мне тогда показалось, что иракцы воспринимали американские ракеты как нечто потустороннее, как прилетевшую из чужого мира злую силу.

— Она и здесь злая, — заметил Нинкович. — И все же мы, сербы, знаем психологию европейцев и американцев лучше. И используем, как в годы Второй мировой войны. Выучку, профессионализм, сообразительность и быстроту принятия решений — вот, что мы можем противопоставить хорошо вооруженным агрессорам. Есть ли страх? В конечном счете все мы смертны. Так лучше умереть за правое дело.

Честно говоря, я давно не слышал ничего подобного. Говорить о войне без рисовки, спокойно и профессионально может действительно уверенный в своей правоте и силе человек, который защищает от устроителей “нового мирового порядка” не какие-то там общечеловеческие ценности, а свободу своего народа. И русского в том числе. И каждый раз, покидая гостеприимную землю Сербии, чувствуешь, что расстаешься не просто с друзьями, с которыми хорошо провел время.

Прошлой ночью мне вновь позвонил профессор Петрович.

— Мы держимся, — сообщил он. — Передайте всем, что у нас много храбрых бойцов. Сегодня нам пока не нужны добровольцы. Нам нужно оружие. Мы показываем всему миру и, прежде всего вам, что мировому злу можно противостоять. И опять, как когда-то в Боснии, он с горечью спросил, почему назначили спецпредставителем Черномырдина.

— Когда был премьером, он плохо сделал России, неужели он сделает хорошо за Сербию? Гор сказал — и они убрали Примакова. Об этом знают все. Пусть они разбрасывают свои листовки. Нас “апачами” не испугаешь. Солдаты в Косово знают, что если они и умрут, то защищая свою землю.

Что можно было сказать ему в утешение? Человеку, который был партизаном, сидевшему в титовских лагерях, и написавшему об этом пронзительные книги? Что, в отличие от Сербии, Россия упала на колени до выстрела и мы зависим теперь от воли, вернее, от отсутствия воли у одного больного правителя? Еще раз расписаться перед пожилым человеком в собственном бессилии? Кто знает и поверит, что, несмотря на наше коленопреклоненное состояние перед Западом, все равно где-то там, в Америке, каждый год в Висконсинском или ином университете продолжают собирать конференции ненавистники Сербии и России? И что, возможно, на заводах Боинга или Круппа уже собраны новые ракеты, которые в один прекрасный момент упадут и на наши города? Успокоить его, что доверчивый наш народ уже слабо верит в “спецмиссию” человека с лицом говорящей гири. Когда аргументы слабы, не очень-то поправишь их громким голосом. Я сказал, что все мы молимся за них. Он все понял и положил трубку. Я знал, что его дом находится в пятидесяти метрах от здания Генерального штаба Югославской народной армии.

Дмитрий Ермолаев ДАВАЙ МСТИТЬ КОЗЫРЕВУ (рассказ)

— Давай мстить Козыреву!

Дарко смотрел на меня внимательно и серьезно, ждал ответа, обняв одной рукой ствол старой черешни, другой слегка поглаживая висевшую сбоку на поясе кобуру. Он не шутил.

Вечер опускался на милую моему сердцу Сербию — удивительный летний вечер. Солнце уже скрылось, оставив после себя языки багрового и малинового пламени, догоравшие теперь на западе у самого окоёма. И от этого последнего, умирающего света было как-то тревожно, неуютно, и, казалось, в воздухе витает еле уловимый, далекий запах гари. Все вокруг подернулось пепельной сумеречной дымкой, близилась минута, когда и я? и Дарко, и как будто растущие вместе с плодовыми деревьями дома села, раскинувшегося поодаль — Сербия, Россия, весь мир — сольемся в подступающей тьме в единое целое, будем слитно дышать, слитно чувствовать, и ничего не будет отдельного — все станет одна большая ночь.

И друг, возможно, мой соединится с тем, кому решил отомстить...

— Почему именно ему?

Дарко взглянул на меня укоризненно, и я понял, что сморозил глупость. Ведь Козырев, бывший министр иностранных дел, более всего олицетворяет для сербов новую Россию — страну, бросившую их, веками молившихся и уповавших только на русскую помощь и заступничество, — на произвол судьбы.

Чего же может желать Козыреву серб? Чего он может желать тому, кто, выполняя волю своих кремлевских и заокеанских хозяев, заставил “майку Русию”, всегда бывшую для Сербии державой-покровительницей, поддержкой и опорой, присоединиться к хору шельмующих Югославию голосов, подключиться к удушающим братский народ санкциям, согласиться с варварскими бомбежками боснийских сербов в 1995 году.

Я вспомнил, как возмущенная девочка-переводчица, сербка, обслуживавшая русскую дипломатическую миссию в Боснии, с болью и гневом рассказывала мне о “господине Да”, как его называют повсюду в мире, о том, что он, приехав в столицу воюющих боснийских сербов — Пале, прифронтовой город, — привез с собой трех (!) секретарш, вертихвосток в коротких юбчонках, мило всем улыбался и позировал перед телекамерами. Его абсолютно не интересовало ничего, что могло бы противоречить официальной версии американского госдепартамента о “преступных” сербах и “невинных” мусульманах. Ему было наплевать на массовые зверства, совершенные исламскими моджахедами Алии Изетбеговича, и этнические чистки, осуществленные нынешними хорватскими усташами под руководством их президента Франьо Туджмана. Поулыбавшись, он уехал. Через неделю Россия присоединилась к антиюгославским санкциям.

Я представил себе Козырева — маленького человечка с бегающими глазками, блудливо стреляющими по сторонам, и приторной, липкой улыбкой, ощутив которую на себе, хочется тут же умыться.

И припомнил другое лицо.

Мне вспомнилось лицо серба Грковича, его единственного сына Душана мусульмане посадили на кол. У Грковича были страшные, кричащие от безысходности и непреходящей боли глаза. Его улыбка — горькая и гордая одновременно — была улыбкой человека, с достоинством несущего свое горе. После смерти сына он пошел на фронт. Думаю, он бы тоже хотел наказать Козырева.

Я сравнил две улыбки: министерский оскал, заскорузлый от крови тысяч невинных жертв, и ту, другую, улыбку старого серба, излучавшую скорбь — и понял, что не смогу возражать Дарко.

Можно ли маньяка, с легкостью обрекшего на гибель тысячи людей, считать человеком? Можно ли считать человеком чудовище, помогающее рвать на части мою Родину, Россию, стремящееся урвать от нее кусок побольше? Можно ли называть человеком безродного зверя, не признающего никакого закона, кроме закона сытого брюха? Зверя, прикормленного Америкой, и за ее подачки готового продать отца и мать?

Наверное, можно. И молиться за него, за его вразумление — необходимо. Но — неимоверно тяжело. И сердце, и душа, и все, что есть во мне человеческого, восстают против этого...

Когда мы с Дарко возвращались в село, уже окончательно стемнело. Над проселком, по которому шли обратно, дрожали, переливались звезды.

И странно, и хорошо было брести почти вслепую, нащупывая путь, чувствуя под ногами то острый камень, то мягкую, нагретую за день солнцем пыль.

Позже, провожая меня в Белграде на московский поезд, Дарко сказал:

— Если придумаешь, как отомстить, пришли мне телеграмму. Напиши в ней: “Айдем на лов” — “Идем на охоту”. Я приеду.

Сейчас весна, время таяния снегов, время цветения садов, время жизни. Натовские налеты на Югославию продолжаются. Американские пилоты писали на сеющих смерть ракетах: “Поздравляем с Пасхой!”

Счет погибших сербов опять идет на тысячи. В подвалах бомбоубежищ сербские дети плачут и спрашивают матерей, когда же матушка-Россия придет им на помощь.

В самой же России наследники Козырева вновь отделываются красивыми и пустыми словами, осуждающими бомбежки, боясь сделать лишнее движение, чтобы в Америке и в НАТО не подумали чего плохого. В Кремле затыкают уши, когда из Сербии доносятся стоны раненых и предсмертные вскрики убитых.

Русский народ безмолвствует, как и восемь лет назад, когда в Югославии раздались первые выстрелы, когда начался продолжающийся и по сей день геноцид сербов — уже третий для них в нынешнем столетии.

Вчера из Белграда мне позвонила знакомая сербка. Она не плакала и не жаловалась. У нее был каменный голос. “Мы умираем за вас”, — сказала она. Вчера же на одном из каналов российского телевидения выступал Козырев. Сожалел о бомбежках. Ругал сербов, вынудивших НАТО применить силу. И — улыбался. На моем столе лежит готовая к отправке телеграмма. В ней всего три слова: “Айдем на лов”. Сейчас я пойду на почту.

Мурманск

Владимир Бушин АПОФЕОЗ АЛКОПСИХОЗА

ГОВОРЯТ, КОГДА ПРИМАКОВ БЫЛ ВЫДВИНУТ на пост главы правительства и в качестве кандидата первый раз препожаловал к Ельцину, тот встретил его восклицанием закадычного дружка:

— Кого я вижу! Зиновий Максимыч! Сколько лет, сколько зим!

Деликатный кандидат промолчал, а чуткий, как заяц, Сысуев шепнул принципалу в волосатое ушко: “Зиновий — это Гердт. Он умер. А Примаков — Евгений, он живой”. Принципал негромко чертыхнулся и продолжал с новым приливом дружелюбия:

— Наконец-то! Дорогой Евгений Трофимыч, как я рад!..

Тогда визитер взял листок бумаги, написал крупными печатными буквами свое полное имя и положил бумажку перед президентом. Он прочитал и удивился:

— Вы знаменитый комкор Примаков, герой гражданской войны?

— Нет, я академик Примаков, министр вашего правительства.

— А разве так бывает, чтобы у разных людей одна фамилия?

— Иногда бывает.

— Первый раз слышу! А какой вы министр?

— Иностранных дел.

— Надо же!.. А где этот... как его? Мозырев, что ли, или Пузырев? Ведь я его, помнится, вроде не вышибал. Хотя, между нами, он давно заслужил это. Мало ему, понимаешь, что я любимого внука отправил учиться в Англию, он еще все подбивал меня и... как ее?.. Наину Иосифовну принять американское подданство. А деньги, говорит, все до последнего доллара переведи туда, куда перевел их Черномырдин. Ну, настоящий агент! Они меня со всех сторон, понимаешь, обложили. Дохнуть не дают... Хорошо, назначим вас главкой правительства. А кого на пост министра иностранных дел?

— По-моему, самое лучшее — моего заместителя Игоря Сергеевича Иванова.

— Иванова?! Это невозможно! Немыслимо! Что скажет мировое сообщество! Нас немедленно обвинят в великодержавном шовинизме, в имперских амбициях да и просто в агрессии. Я крайне удивлен, что у нас после всех моих стараний еще до сих пор есть на высоких должностях люди с такими шовинистическими фамилиями. Давайте лучше назначим Лившица. Он может сколько угодно говорить, и все с улыбочкой. А разве это не главное для дипломата? Или Гердта. Еще лучше! Комик.

— Ваше высокопревосходительство, — вмешался Сысуев. — Я уже докладывал, Зиновий Гердт как бы вне поля вашей досягаемости. А Лившиц тут, и, кажется, безработный. Его можно.

— Нет ни души, — вспылил президент, — кто был бы вне моей досягаемости! Вот Гердта и назначим!

Однако Примаков не соглашался, упорствовал на своем. Ельцин попросил Сысуева принести фотографию Иванова и долго ее рассматривал.

— Ничего в нем нет иностранного, одно только, прости Господи, русское... Что ж, пусть будет по-вашему. Но, во-первых, пусть Иванов отрастит пейсы и купит ермолку; во-вторых, дадим ему псевдоним, например, Рабинович; ну и, в-третьих, распорядитесь насчет обрезания. Я позвоню Ренату Акчурину. Он организует без очереди. И бесплатно.

Но Примаков был непримирим. С большим трудом ему удалось отвергнуть все требования и протащить Иванова на пост министра под его собственным шовинистическим именем, и без ермолки и хирургического вмешательства. Это и явилось главной причиной неуемной вражды к новому правительству и неустанных попыток ошельмовать его со стороны богоизбранных интернационалистов типа Явлинского.

А Ельцин вроде смирился с носителем шовинистической фамилии на посту министра иностранных дел, но нет-нет да и назовет его все же то Лившицем, то Рабиновичем, то Гердтом. Впрочем, дело тут, как можно догадаться по первым строкам нашего повествования, не только в великом интернационализме. Говорят, Клинтона он порой называет другом Гельмутом, Жака Ширака — Виктором Степановичем, Волошина — Калошиным, Сысуева — Абрамычем и даже родную супругу — Хиллари Иосифовной...

ВРАЧ ВЛАДИМИР ДАНИЛОВ, анализируя нынешнее состояние здоровья Ельцина, приходит к выводу, что в данном случае “речь идет о нарастающем слабоумии в позднем возрасте”, причина которого — хронический алкоголизм. По-научному это называется полиневротический алкогольный психоз. Важнейшие проявления болезни — провалы памяти (амнезия) и так называемая конфабуляция, т.е. замена выпавших из памяти в момент разговора имен, названий или даже мыслей на близкие по смыслу или “конфигурации”. Этим именно легко объясняется замена Евгения Максимовича на Зиновия Трофимовича, — “конфигурации” имен довольно схожи. Сложнее объяснить, почему Жака Ширака наш президент называет Виктором Степановичем, а свою жену — Хиллари Иосифовной. Видимо, это еще неизвестная форма болезни.

Статья В.Данилова была напечатана в “Советской России” 29 апреля, а буквально на следующий день, 30-го, клиент явил прелестный образчик своего алкогольного психоза. Дело в том, что в Москву приехал Нельсон Мандела, президент Южно-Африканской республики. И вот в своем приветственном слове наш батя брякнул: “У вас в Югославии...” В сей момент Волошин или Сысуев, которые, надо полагать, всегда в таких ситуациях настороже, каким-то невидимым электронным шильцем кольнули патрона в мягкое место, и он тотчас поправился: “Ой!.. В Южно-Африканской республике...” Но, увы, чижик-пыжик, который на Фонтанке водку пил и не закусывал, уже выпорхнул, прочирикал: “Югославия!” Но если бы только в этом все дело!..

Дальше в приветственном слове, достойном стать эпитафией первого президента России, он сказал: “Мы с восхищением наблюдали, как вы, Нельсон, сбросили ненавистный режим апартеида подобно тому, как я сбросил ненавистный сталинский режим”. Эти слова были апофеозом алкогольного психоза, вершиной старческого слабоумия и триумфом амнезии.

В самом деле, ну, сбросил. И что получил? Сталинский режим — это сверхдержава, перед которой трепетал мир и, в том числе, орды клинтоноподобных и ширакообразных. А твой режим — задворки мира, предмет насмешек и глумления даже в какой-нибудь губерноподобной Чехии, президент которой недавно нагло заявил: “Лучше больная Россия, чем здоровый Советский Союз”.

СТАЛИНСКИЙ РЕЖИМ — это постоянный рост экономического и военного могущества, неуклонное улучшение жизни народа, расцвет науки и культуры, гордость людей за свою Родину, их уверенность в будущем; твой режим — разорение всего хозяйства, жалкая армия, не способная провести успешную операцию корпусного масштаба, похабная американизация образа жизни и культуры, нищета народа, стачки, голодовки, самоубийства, униженность и стыд, всеобщий страх за будущее. При том режиме даже во время самой страшной и разорительной за всю историю войны не было голода и эпидемий; при твоем без всяких войн и природных катастроф — голод, нашествие забытых болезней, проституция, заказные убийства. Тогда опять, даже во время войны, пожары и взрывы, аварии и разрушения были следствием вражеских бомбежек, обстрелов и диверсий, а на оккупированной территории, где земля горела под ногами захватчиков, результатом партизанской борьбы; теперь по твоей воле земля горит под ногами всего народа: полыхают пожары и гремят взрывы уже не только во Владикавказе, Самаре, Вологде, но и в самой столице, в ее центре, под самым носом у твоих бездарных министров, способных лишь болтать по телевидению, — на Кузнецком мосту, на улице Горького, у стен Кремля, скоро заполыхают кабинеты, спальни и сортиры в твоих бесчисленных Барвихах, Горках и Русях.

Сталинский режим — это возвращение России утерянных царизмом и в ходе гражданской войны земель на Западе и Востоке; твой — развал державы, потеря не только Прибалтики, но даже Крыма.

Его режим — это Курчатов и Королев, Капица и Харитон, Чкалов и Покрышкин; твой — бегство из страны 80-ти тысяч ученых, ликвидированные конструкторские бюро, стоящие заводы, пустующие ангары и танкодромы.

Там — Жуков и Рокоссовский, знамя Победы над Берлином, атомное оружие; здесь — бездарный Грачев, неграмотный Ерин, убогий Степашин, позор поражения в войне против своей же маленькой Чечни, атомное оружие, которого у тебя никогда бы не было без Сталина, тобой оклеветанного и преданного.

С ним — как прекрасные символы режима — героини и красавицы Марина Раскова и Зоя Космодемьянская, символы твоего режима — бесноватая жаба Новодворская и неутомимая демагогша Памфилова с бюстом восьмого размера.

Сталинский режим — это Шолохов и Шостакович, Уланова и Рихтер, Эйзенштейн и Бондарчук, Павел Корин и ансамбль Моисеева; твой — оборотень Евтушенко, беглый марксист Оскоцкий, тщедушный Нуйкин, беспардонно вульгарная Бабкина, вездесущая со своими телесами Долина.

Тогда один Райкин чего стоил с его человечностью, умом, тонкостью; теперь чего стоит ворох всех этих хазановых, аркановых, задорновых, петросянов — плоских, однообразных, похабных.

Наконец, сталинский режим — это Сталин, великий государственный муж, которого уважал Рузвельт, перед которым руки по швам стоял Черчилль, сказавший о нем: “Он принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой”. А ельцинский режим — это Ельцин, обкомовский выпивоха, лоботряс и невежда, кремлевский интриган и самодур, которого уважает только Лившиц, перед которым стоит руки по швам только Сысуев, наверняка думающий о нем: “Он принял Россию с атомной бомбой, а оставит с сохой”.

Сталин встречался, беседовал со знаменитыми писателями мира — с Гербертом Уэллсом, Андре Жидом, Роменом Ролланом, Леоном Фейхтвангером, а Ельцин едва ли слышал-то об этих писателях, и невозможно представить, что кто-то из них или из таких современников, как Габриель Маркес, захотел побеседовать с ним. Разве что Уэллс, чтобы написать новую книгу под старым названием — “Россия во мгле”.

Сталин внимательно следил за литературой, много читал, переписывался, общался лично или по телефону еще и со многими писателями страны — с Горьким, Демьяном Бедным, Булгаковым, Биль-Белоцерковским, Шолоховым, Леоновым, Фадеевым, Эренбургом, Пастернаком, Михалковым, Симоновым... А с кем переписывается Ельцин? Разве что с Радзинским да Астафьевым. С кем перезванивается? Говорят, только с Адамовичем да Окуджавой.

Когда Сталин умер, в скорби оцепенела вся страна, плакал, кроме Льва Разгона, весь народ от безвестного пионера до академика Сахарова. Когда настанет твой час, Ельцин, рыдать и выть, рвать на себе волосы будет только тот же Лев, а подвывать ему — Солженицын...

ВОТ ТАКАЯ ПОЛУЧАЕТСЯ КАРТИНА при сопоставлении двух режимов. Но ведь после этого нельзя умолчать о том, что Ельцин и его шарага сбросили вовсе не сталинский режим. Куда там! Сталинский режим не смогли сбросить даже несметные механизированные полчища Гитлера. Вышло совсем наоборот: Сталин сбросил и раздавил в Европе гитлеровский фашистский режим. А Ельцин и стадо его паркетных генералов не смогли сбросить даже дудаевский режим в крошечной Чечне. Мало того, еще и капитулировали перед ним. А сбросили они худосочный горбачевский режим, и только.

Ничего этого Ельцин не видит и не понимает. 28 апреля, навешивая на шею своему защитнику и хвалебщику Виктору Астафьеву новый маскарадный орденок, он продолжал долдонить о том, что его мечта и цель — “вернуть России духовность, которую она потеряла за долгие годы”. Как ельцинская духовность возвращается — все видят. От этой духовности люди сходят с ума и стреляются.

Из всего сказанного следует, что алкогольный психоз Ельцина, ничего не понимающего в том, что натворил, достиг своей заключительной и самой опасной фазы. Она требует в интересах общества полной изоляции пациента. Эту благородную миротворческую миссию обязаны выполнить службы Путина и Степашина при содействии санэпидемстанции столицы.

рыболовные товары shimano 7

Владимир Бушин ПРОРОЧЕСТВО

На Оклахому смерч “торнадо”

Обрушил смерти карусель.

И стал подобием Белграда

Край, живший весело досель.

Как там, в истерзанном Белграде, —

Руины, трупы, слезы, мрак...

Но ты не думай, Бога ради,

Что всё случилось просто так.

Нет, это не каприз природы,

Который мудрено постичь.

Нет! Понимают все народы:

“Торнадо” — это Божий бич.

Да, сербы вновь к стене прижаты,

Но продолжается борьба.

Под свист бича постигнет Штаты

Несчастной Сербии судьба.

Сергей Щербаков ДВЕ ПОЕЗДКИ С о.КИРИЛЛОМ

В УСПЕНСКОЕ

Прошлой весной на Благовещенье, после литургии, на трапезе о.Кирилл спросил: “Кто желает поехать со мной завтра в Успенское?” Естественно, поднялся лес рук — кто же не желает провести целый день с дорогим нашим батюшкой. Можно все проблемы с ним обсудить спокойно, да и вообще прожить счастливый день. Конечно, мне тоже хотелось, я был наслышан о еженедельных поездках о.Кирилла в Успенское, но руку не поднял: послезавтра мне надо было в третий, в последний, раз пересдавать экзамены по вождению автомобиля для получения любительских прав. Опустил я голову, вдруг слышу: “Сергий, вы ведь не были в Успенском... Поедете?” Я открыл было рот, но батюшка уже не смотрел в мою сторону, и я решил подойти после трапезы и объяснить что к чему.

Однако после молитвы, выйдя из-за стола, я неожиданно понял, что мне надо непременно ехать — получу от о.Кирилла благословение на сдачу экзамена, а то два раза без благословения пытался сдать — вот и не вышло, да и хоть поговорю с ним от души: проблем-то накопилась уйма, и давненько я с ним толком не беседовал.

И вот солнечным апрельским утречком мы едем в храмовых “жигулях” в Успенское. Вскоре о.Кирилл включил свой магнитофон, с которым он никогда не расстается. Уже ставший родным голос архимандрита Амвросия Юрасова заговорил об отношении к животным, что их надо не только любить, но мы, люди, будем держать за них ответ пред Господом, что даже если кто в детстве над животными издевался, тот получит наказание от Бога. И рассказал он, как один человек в детстве сжег кошку, а потом сам сгорел на пожаре... Я чуть было не возмутился вслух, мол, надо же таким извергом быть, и вдруг вспомнил, как мы с товарищем, лет по двенадцать нам уже было, поймали крысу и не просто убили ее, но издевательски. Вспомнил я, как это было, и просто мороз по коже: “Господи, неужели это был я?” Я до боли прикусил язык и долго даже не мог смотреть на дорогу: понял, что мне надо на исповеди покаяться в этом, и возблагодарил Господа, надоумившего поехать с о.Кириллом.

Вдруг мотор наш зачихал-зачихал, и мы едва успели прижаться к краю дороги, как он заглох. Виктор, водитель, попытался завести, но все его попытки не увенчались успехом. Покопавшись в моторе, он безнадежно махнул рукой: “Приехали. Механика надо”.

Пошли мы с о.Кириллом к двухэтажному аккуратному домику через дорогу. Там, увидев священника, женщины очень любезно проводили нас в кабинет и разрешили позвонить. Батюшка набрал номер: “Отец Сергий, мы тут обломались...” Положил трубку: “Сейчас приедет”. Мне захотелось отблагодарить женщин за ласку, и я подарил им свою книжечку “Цветы благоухающие” с автографом, а батюшка презентовал номер наших “Берсеневских страниц”. Они были очень рады, а одна подала мне десять рублей. Я было запротестовал, но она настойчиво объяснила: “Вы там, в вашем храме, в ящичек положите”. О.Кирилл был сильно удивлен таким отношением незнакомых людей и притом явно невоцерковленных: “Сергий, всего мы на каких-то десять километров от Москвы отъехали, а люди уже намного лучше московских”. Я кивнул.

Не успели мы дойти до наших “жигулей”, как лихо подкатил о.Сергий на своей “тойоте”. Все он делал быстро, умело и буквально через минуту уже тащил нас на тросе. Виктор с восхищением отозвался: “Отец Сергий молодец какой, на ходу подметки рвет... но хоть бы немножечко потише он ехал”. Я взглянул на спидометр — на нем было 70 километров, а буксировать рекомендуется со скоростью 40 километров — это я помнил хорошо, не так давно сдал правила дорожного движения.

Двери на территорию храма оказались заперты, и Виктор выскочил из кабины, чтобы не пришлось о.Кириллу их открывать. Конечно, о.Сергию, делающему всегда все как надо, и в голову не пришло, что водитель может оставить буксируемую машину, и он поехал. Едва Виктор успел запрыгнуть на ходу и схватиться за руль... Конечно, Виктор оплошал, но все же и о.Сергий мог быть повнимательнее...

Виктор пошел в поселок искать механика, батюшки ушли в дом, а мы взялись за осмотр храмового хозяйства и не могли надивиться, как же о.Сергий все капитально, здорово обустроил. Храм Успения Пресвятой Богородицы — маленький, но до того красивый, ухоженный. Несколько женщин делали в нем генеральную уборку перед Пасхой. Вся медь — подсвечники, кадила, ручки — горела, как на солнце.

Мы единодушно решили, что храм у о.Сергия такой, о котором мечтает почти каждый священник: всего в тридцати минутах езды от центра Москвы, а вокруг — сосновые боры, раздольная пойма Москвы-реки; прихожане здесь богатые — Рублевское шоссе. В общем, повезло о.Сергию, но он и сам молодец какой. Дай ему Бог всего доброго и в дальнейшем.

Невольно вспомнилось, как о.Кирилл с группой своих духовных чад не один месяц приходил к храму Николы на Берсеневке (там было тогда учреждение культуры) и служил молебны. На улице перед храмом — и в снег, и в дождь, и в жару. Наверное, не один человек тогда думал, что надо действовать решительнее, смелее — ведь храм передан Патриархии, но о.Кирилл с чадами оказался прав: они отмолили храм. В один прекрасный день культработники не выдержали — отдали один придел, и постепенно почти вся территория с постройками стала наша. Теперь люди, стоящие возле храма Христа Спасителя, удивленно прислушиваются к малиновым звонам за рекой и вдруг видят, как в сказке, маленький расписной храм на том берегу Москвы-реки.

И все у о.Кирилла делается с молитвой, неспешно, своим чередом — надежно и бесповоротно. Теперь и я, глядя на него, понимаю, что только так и надо.

Стоим мы посреди двора, любуемся панорамой Подмосковья, вдруг видим — едет о.Сергий на своей “тойоте”. Мы дружно бросились открывать ворота, но храмовый работник успел вперед. О.Сергий благодарно кивнул нам и неожиданно распахнул дверь: “Кто в Москву желает — садитесь. Больше оказии сегодня не будет. О.Кирилл остается у меня с ночевой”. Раз такое дело, я мгновенно понял, что мне надо обязательно с ним уехать, а то как бы тоже не пришлось с ночевой остаться. Недолго думая, я быстро запрыгнул на переднее сиденье. Мои спутники, вначале тоже явно собравшиеся уехать в Москву, неожиданно как-то замешкались, остановились. О.Сергий бибикнул им, а я выглянул и вижу, что к нам приближается о.Кирилл (видимо, он окликнул их). Я попросил батюшку подождать секундочку. Подойдя, о.Кирилл удивился: “Сергий, вы куда? Мы же должны программу выполнить”. Я смущенно вылез из кабины — в самом деле, что же это я без батюшкиного благословения уезжать собрался. А если бы все уехали, то о.Кирилл, пока бы не приехал о.Сергий, беспокоился бы, куда мы подевались. Вот здорово-то было бы... Но все же я поразился еще раз характеру о.Кирилла: машина сломана, о.Сергий уезжает в Москву, а он, как ни в чем не бывало, собирается совершать свою традиционную прогулку по берегу Москвы-реки... Как оказалось, прогулочка была не маленькая — километров шесть: от храма о.Сергия до храма на горизонте, за сосновым бором. А денек выдался, как по заказу — солнечный, теплый. И по дороге я понял невинную хитрость о.Сергия: он очень любит о.Кирилла, и потому, чтобы оставить его ночевать, неожиданно даже для себя решил отвезти нас в Москву, и тогда о.Кириллу пришлось бы остаться в Успенском. Мы по очереди разговаривали с батюшкой. Узнав, что мне завтра сдавать вождение, о.Кирилл спросил: “Сергий, а если и на этот раз не сдадите, что тогда?” Я рассмеялся: “Заплачу миллион и снова буду сдавать. А завалю — еще надо миллион...” Батюшка даже крякнул, и я увидал на его лице виноватость: мол, а я вас с собой потащил, да еще не дал с о.Сергием уехать. У меня же на душе было легко-легко — я радовался, что не уехал, и уже понимал, что как Господу угодно, так и будет, зато такой денек замечательный мы с батюшкой прожили — до смерти не забудешь; и я искренне успокоил его: мол, все будет слава Богу. О.Кирилл немного успокоился, но все же спросил, во сколько начнутся экзамены — я понял, что он собирается помолиться завтра за меня. И забыл я о всяких там вождениях, а с любовью смотрел, как батюшка шагал впереди нас, прижав к уху магнитофон с записью своей любимой передачи “Радонеж”, как он отдыхал в сосновом бору на низенькой скамеечке (вернее, она была не низенькой, но вокруг намерз лед) и спрашивал наше мнение о том, почему некоторые патриотические организации, вроде бы искренно радеющие о благе России, не стремятся к духовному окормлению...

По приходу в Успенское о.Кирилл, не принимая никаких возражений, отправил меня в Москву.

* * *

Утром я неожиданно проснулся совсем больной, изможденный, куда там вождение сдавать — впору врача вызывать; но деваться было некуда, в последний раз я сдавал бесплатно. Поднялся, собрался кое-как. Марина, с жалостью глядя на меня, опять достала из укромного места сто долларов: мол, заплати ты им и не мучайся больше. Я равнодушно спрятал деньги в карман. Правда, на этот раз — в брюки, а то в прошлый раз положил в нагрудный карман, где земля с могилы Блаженной Матроши, вот и завалил...

В ГАИ невезенье мое продолжилось — как сдающий в третий раз, я оказался последним в очереди. За два часа вконец замерз, перенервничал так, что уже было все равно. Когда сел за руль, то нога на сцепление так дрожала, что я даже сомневался, что смогу въехать в гараж, не говоря уж о проезде по улицам Москвы. Но — чудо, с дрожащими ногами я все сделал хоть не блестяще, но так, как надо. Когда остановился у обочины, офицер-гаишник спросил меня: “У вас со слухом как?” “Нормально”, — ответил я. И вдруг услыхал характерное щелканье: забыл огни поворота выключить. Выключив поворотник, я устало добавил: “Нервы, товарищ капитан”. Он поглядел мне в глаза, но я не отвел свои и услыхал какую-то, вроде бы не ко мне относящуюся, фразу: “Вы сдали”.

Подхожу к своему дому. Марина дежурит у нашего окна на восьмом этаже. Я красноречиво показал ей, что кручу баранку. Она поняла, радостно замахала руками. Войдя в квартиру, я вручил ей с порога сто долларов. Марина просто опешила: “Ты что, ты сам сдал?” Я улыбнулся: “Не сам, а молитвами о.Кирилла...”

В БОРИСОГЛЕБ

В конце июня вышли после службы, и Лена Старостина, наша завканцелярией, увидав мой “запорожец”, удивилась: “Это твоя машина?” Я отшутился, мол, одного спросили, ты машину покупаешь, а он: да нет, “запорожец”. Но серьезная Лена моей шутки не восприняла: “Уже освятили?” Я же считал, что машины освящают “новые русские”, а я вожу только нашего брата, православных и даже священников, монахов — у меня машина и так освящена их присутствием, но об этом не сказал, а спросил: “Да разве действительно нужно освящать машину, и такой чин освящения есть?” Всезнающая Лена слегка улыбнулась: “А как же, чин освящения колесницы. О.Кирилл очень его любит”. Господи, как-то мне и в голову не пришло, что мой “запорожец” — колесница. А деловая Лена, увидав идущего из храма батюшку, тут же обратилась к нему: “Отец Кирилл, у Сергия колесница не освящена...” Думая о чем-то своем, он без радости кивнул головой, но, к моему удивлению, через минуту вынес из палат чашу со святой водой и за каких-то пять минут освятил мой “запорожчик”. Все-таки колесницей его назвать язык у меня как-то не поворачивается, колесница — это что-то царское...

* * *

Через несколько дней после освящения моей “колесницы” во время литургии подходит ко мне один наш прихожанин: “Сергий, ты меня как-то приглашал к себе в Борисоглеб — теперь я готов хоть завтра ехать”. От неожиданности я опешил: приглашать-то я приглашал, и человек этот мне близок, симпатичен, но... столько работы по хозяйству деревенскому накопилось, по литературным моим делам, что совсем не до гостей мне было. Но назвался груздем — полезай в кузов. Я кивнул, мол, после службы поговорим. Тут подошла моя жена Марина и, узнав о случившемся, расстроилась пуще меня: “Плакала твоя работа. Нельзя ему сейчас ехать, он ведь из тех гостей, которых занимать надо”. Я попытался успокоить ее: мол, может, он еще и не поедет. Но жена продолжала охать, что никак не дадут мне поработать, и я, чтобы дальше не вводить в грех ни ее, ни себя, сердито махнул рукой и прошел подальше вперед.

После службы подошел я к о.Кириллу получить благословение на дорожку, и вдруг, сам не знаю как, предложил ему поехать со мной в Борисоглеб. Он сразу загорелся: “Интересное предложение. Вечерком я вам позвоню...” И вечером он сообщил, что завтра, в 6 часов утра, ожидает меня на Берсеневке. Совершенно не зная, как мне быть с тем прихожанином, я позвонил ему. Только успел поздороваться, а он: “Сергий, прости, но с поездкой не получается. Батюшка попросил участвовать в завтрашнем Крестном ходе”. Положил я трубку и говорю Марине: “Ну вот, видишь, как Господь все устроил, а мы с тобой понагрешили без толку: разговаривали во время службы, раздражились, в уныние впали. Опять нам урок, что все надо принимать с благодарностью, и все устроится наилучшим образом...”

И вот мы едем вчетвером: батюшка, наша просфорница Галя Морозова, я и мой песька Малыш. Зная строгое отношение о.Кирилла к собакам (именно поэтому он никак не хочет освятить мою квартиру), я боялся, что поездка наша сорвется, но о.Кирилл просто со вздохом резюмировал: “Что делать — перевозки”.

С неба валился проливной дождь, но с батюшкой я ехал преспокойненько, чувствуя себя как у Христа за пазухой, хотя ехал через центр Москвы впервые без опытного шофера рядом. И в Переславле Залесском по просьбе о.Кирилла я остановился чуть не в самом центре, хотя никогда не останавливаюсь даже вблизи населенных пунктов: мой песька Малыш — лайка и, увидав любую собаку, сразу начинает рваться с поводка, а потом и драться, если собака подбежит близко; потому руки у меня уже не раз собаками покусаны.

Пока батюшка с Галей осматривали знаменитые храмы, я гулял с Малышом по переулку поблизости от машины. Правда, промок чуть не до нитки; думаю, они успели осмотреть подробно каждую архитектурную деталь...

Обедали мы на обочине у какого-то болотца. Разложили еду прямо на капоте и ели. Любопытная белочка высунула к нам свою милую мордочку из кустов. О.Кирилл обрадовался, как ребенок: “Смотрите, смотрите — белка!” Несмотря на его внешне очень суровый облик, я всегда чувствовал, какая у него детская душа, а тут он совсем мне раскрылся. Увидав стены Борисоглебского монастыря, батюшка вслух восхитился: “Они выше, чем стены Троице-Сергиевой Лавры”...

Наместник монастыря игумен Иоанн встретил нас очень радушно. Поселил о.Кирилла в своей келье, устроил роскошную трапезу в своей приемной. Конечно же, съездил с нами на колодчик преподобного Иринарха в село Кондаково, на родину святого. В купальне о.Кирилл долго не решался окунуться в студеную воду — разговаривал с нами: мол, водичка-то обжигает — видимо, надеясь, что мы пожалеем его. Но помня о всех его болезнях, мы с о.Иоанном были неумолимы: приобщиться святой воды надо только погружательно. И он погрузился трижды...

На обратном пути, увидав высящийся на холме храм, батюшка непременно просил меня подъехать к нему. В каждом он пел тропарь и все спрашивал о.Иоанна, что делается для возрождения храмов (я вспомнил, сколько он сделал не только для возрождения нашего храма Николы на Берсеневке, но для собора Василия Блаженного, для простого деревенского храма в Воронежской области, где родился его отец). О.Иоанн рассказал, что служит панихиды именно в заброшенных храмах, но было видно, что это мало успокоило о.Кирилла, что сердце его не может спокойно видеть храм в таком состоянии. Я даже почувствовал, что он, как это не раз бывало, может прямо сейчас предложить взяться расчистить хотя бы тропы к ним. Но он, видимо, пожалел нас, да и не захотел покушаться на права хозяина...

Вышли мы из очередного храма и видим — прямо на дороге катается собака: как-то мучается и не то воет, не то стонет. Пробежит, упадет опять на спину и снова мучается, катается. Галя многозначительно произнесла: “Это недаром”. Но о.Иоанн возразил: “Нет, это другое — пчела или оса ее укусила”. О.Кирилл же промолчал и молчал почти всю дорогу до монастыря — так его потрясли позабытые людьми храмы...

Доставили наших батюшек прямо к порогу настоятельских покоев, а сами — в мою деревню Старово-Смолино. Настроение было радужное, и я предложил Гале после обеда съездить на реку Устье — она с радостью согласилась. Там мы немножко позагорали, вволю накупались, а наутро проснулись с охрипшими голосами, с болью и ломотой во всем теле. Бедная Галя, от которой я ни разу до этого не услыхал не то что ни одной жалобы, но даже и тени недовольства хоть чем-нибудь, хотя доставалось ей немало — вставали рань-непрерань и весь день потом в таком ритме жили, что однажды ночью я даже два раза терял сознание во сне — запричитала: “Зачем купались? После святого колодчика нельзя было. Бес нас попутал”. Я был согласен с ней, но и обидно стало: ведь я в этом виноват, а она еще мне соли на рану сыпет. Я недовольно буркнул: “Что же делать, терпи, раз к такому немощному да неразумному приехала”. Галя сразу смущенно примолкла и только уже в конце нашей поездки пожаловалась: “Зачем я ездила? Ни на одной службе не была”. Я не преминул, конечно, указать ей, что благодарить надо Бога за все, а не унывать. Она упрямо опустила глаза, но промолчала.

Зато о.Кирилл отслужил две службы в Борисоглебском монастыре и две в Спасо-Яковлевском в Ростове Великом (наместник архимандрит Евстафий называет город не великим, а Ростовом на болоте, мол, Великим чтобы называться — заслужить теперь надо, как наши святые предки заслуживали). И я ревниво отметил про себя, что в Спасо-Яковлевском нашему батюшке больше понравилось — половину поездки он пробыл там. Однажды, даже когда шла всенощная, он так заговорился с о.Евстафием, что потом сам виновато, но и радостно сказал нам с Галей: “Пять часов пятнадцать минут мы беседовали”. А уж как он обрадовался, узнав, что мы тоже даром время не теряли — встав возле источника святого в центре монастырского двора, читали Великую Павечерицу — снова, как ребенок, воскликнул: “Это знаменательно, что во дворе монастыря, где покоятся мощи святителя Димитрия Ростовского, который прохладно относился к старообрядцам и старым обрядам, все-таки западное воспитание дало себя знать, была прочитана Великая Павечерица по древнему чину!” Галя виновато посмотрела на меня. Дело в том, что она хотела уйти на службу, а я сказал: “Вдруг о.Кирилл выйдет, и придется ему искать нас”. Но зря она смотрела виновато — без нее я бы, конечно, просто слонялся без дела по монастырскому двору...

На прощание поблагодарив о.Евстафия за радушный прием, о.Кирилл искренне удивился: “Отец Евстафий, как вы управляетесь с таким хозяйством огромным — ни разу вы не возмутились? А я на дню по пять раз срываюсь”. О.Евстафий возразил: “А я тридцать пять раз”. О.Кирилл снова: “А я не видел”. О.Евстафий: “Мало был”.

На обратном пути в Москву мотор почему-то перегрелся, и я вынужден был остановиться, но о.Кирилл спал, сраженный усталостью, и даже не заметил этого. Я потихоньку вышел из машины и вдруг понял, что ничего делать не надо, а надо просто постоять спокойно и ехать дальше.

В Переславле-Заслесском заехали в Никитский монастырь и попали прямо на службу. Кроме священника и женщины за свечным ящиком, был всего один мужчина. Женщина же, кроме работы по продаже свечей, еще пела на клиросе — потому, даже отпуская товар, она не прекращала петь... Я заметил, что о.Кирилла, в отличие от меня, это не умилило, а опечалило, и я понял, что в монастыре просто-напросто не хватает людей!.. На территории было пустынно, везде какая-то разруха, на главном храме даже крыши нет. Несмотря на табличку, предупреждающую об опасности, батюшка с Галей вошли внутрь, а я, грешный, побоялся...

Дорогой о.Кирилл неожиданно затеял разговор об Андрее Тарковском и Никите Михалкове. Я еще в студенчестве занимался их творчеством, даже писал курсовые работы и потому мог кое-что рассказать батюшке: мол, люди, они, конечно, очень талантливые, но есть у них в фильмах “прелестное”, у Никиты — побольше, у Андрея — поменьше, и, конечно, художники они неправославные. Тарковского можно назвать христианским художником, но только не православным. В фильме “Жертвоприношение” для спасения мира и себя герой приносит такую жертву — прелюбодействует со своей служанкой!.. Потому что ему приснилось, будто именно это прелюбодейство нужно для спасения... Думаю, каждому православному ясно, что сон такой от лукавого... Душа Тарковского искала Бога, но, во всяком случае, в его фильмах — так и не нашла... О.Кирилл внимательно выслушал мою точку зрения, но сам высказываться не стал — может быть, когда-нибудь я узнаю, зачем ему понадобились Тарковский и Михалков, а может, и не узнаю; знаю одно — просто так батюшка ни о чем не спрашивает...

Без пятнадцати три мы въехали во двор нашей Берсеневки... Успели еще пообедать, и о.Кирилл бодро побежал на службу. Я же кое-как доплелся до своего “запорожчика”. Дома прямо в одежде прилег “на минутку” и проснулся через шесть часов, разделся и заснул до 9 часов утра. А о.Кирилл всегда живет в таком ритме, да и Галя с утра до вечера на Берсеневке рядом с батюшкой...

В храм я попал на всенощную только на другой день. После службы о.Кирилл попросил остаться желающих послушать его отчет о поездке в Борисоглеб (именно так у нас поставлено дело — сам батюшка и другие прихожане всегда отчитываются о своих поездках). Он, как обычно, сел посреди Феодосьевского придела на стул (сидя на нем, он за шесть лет преподал нам прослушанные им в Духовной Академии лекции, так что члены Берсеневской общины — тоже, можно сказать, “академики”), накинул на плечи свой старенький джемпер и повел рассказ: “Самое примечательное по дороге — это Переславль-Залесский. Четыре монастыря там было, а Екатерина упразднила их. Вот, кстати, об идеализации прошлого. В большинстве случаев зрелище печальное, храмы не реставрируются, в Никитском монастыре рухнувший главный собор так и остался после той давней бури...

В Борисоглебском монастыре больше всего мне запомнилось скромное монашеское служение в храме. Знаменное пение здесь, потому проявили огромный интерес к нашей общине по этой части. В вечернее время очень приятно в монастыре. Прогуливались с о.Иоанном. Он проявил большое гостеприимство. Талантами обладает. Недаром о.Евстафий (наместник Спасо-Яковлевского монастыря, откуда вышел о.Иоанн) сказал о нем: “Отдал самое дорогое”.

Конечно, незабываема поездка на источник Преподобного Иринарха, чтобы погрузить наши бренные тела в святую воду. Но... водичка ледяная. Кстати, здесь я еще раз убедился, что у священника, как и у крещенных, барьер есть — омыться и выйти...

Интересно, что по пути к источнику нам встретились 15 храмов! Все недействующие! В четыре мы зашли, пропели тропари. Я, конечно, был поражен, что храмы не возрождаются. Даже если по кирпичику выносить... Такая апатия, равнодушие людей потрясают... Я высказал о.Иоанну идею: поставить специального священника над этими брошенными храмами. Храм — это сердце для организма. Место без храма обречено на вымирание...

Так и стоит перед глазами озеро Неро. Огромное, как чаша. В Спасо-Яковлевском монастыре, он стоит на самом берегу озера, перекличка времен: святители Иаков (XIV век) и Димитрий Ростовский (XVIII век). Здесь доминирует архитектура типа Петербурга. Это нам чуждо. Не сочетаются в храмах монастыря иконы древнерусские и рядом XVIII века — мясистые лица ангелов, театральные позы...

Здесь строгий устав. Архимандрит Евстафий, как маятник: служба, послушания, трапеза... Хозяйство отличное. Озерцо почистили и рыбку там ловят. Братия мне понравилась, но не без искушений. Три монаха ушли (один жениться собрался, другой обокрал...). О.Евстафий старше меня всего на три года, но уже поседел от этого. Я почувствовал, что он одинок. Он попал в опалу, хотели даже изгнать его.

За трапезой здесь, пока всем не раздадут, никто не ест... (Думаю, не один я понял, что вскоре и у нас в Берсеневке будет заведено правило: пока всем не раздадут — никто есть не будет.) После трапезы у нас состоялась беседа. Меня засыпали вопросами. И порадовало, что один иеромонах спросил, как я отношусь к старообрядчеству.

Еще были мы в Ростове — в женском монастыре Рождества Богородицы. Благочинная Екатерина — постеснялись мы спросить, сколько ей лет: пятнадцать или семнадцать. Тут же во дворе живут миряне, которые ругают сестер, даже платки срывают — боятся, что их выселят, и они останутся без крыши над головой. Фрески здесь в храме замечательные, но вокруг запустение, заброшенность страшная... Оказывается, инокиня из этого монастыря стоит с ящиком для пожертвований у храма Христа Спасителя; мы пригласили ее приходить на трапезу, на ночевку к нам на Берсеневку”.

В заключение о. Кирилл поблагодарил меня и признался, что раньше он думал, что на “запорожце” можно только на огород ездить, а теперь убедился, что я прав, “запорожец” и впрямь похож на монгольскую лошадь, которая на вид неказиста, зато вынослива и надежна...

Конечно, это пролило елей на мое сердце, но, честно сказать, я ожидал от о.Кирилла большего восторга в рассказе о моем родном Борисоглебском монастыре и мечтал, что он подружится с о.Иоанном и Берсеневка наконец-то породнится с Борисоглебом, но этого, я почувствовал, не произошло... Видимо, всему свой черед, и не мне, грешному мирянину, понять его. Хотя уже весной 1999 года, с неделю назад, о.Кирилл ни с того ни с сего вдруг спросил меня: “Сергий, как песик поживает?” И я понял — батюшка помнит нашу поездку в Борисоглеб и, может быть, дай-то Бог, уже подумывает о новой...

Март-апрель 1999 г.

Петр Звягин ЧУДО О РАДУГЕ

В воскресенье 23 мая — день рождения и одновременно день мученической смерти воина Евгения Родионова, юноши, отдавшего в наше время жизнь за Христа. Этот день выдался ясным, теплым и тихим... У большого креста, поставленного на средства, собранные народом, собирались паломники.

Для москвичей путь был нелегким. Но, однако, рейсовый автобус от Подольска был заполнен богомольцами. Женщины в белых платочках, мужчины с букетами цветов в руках, дети, чисто, по-праздничному одетые. Все вышли на одной остановке. Детки, объединившись в одну пеструю стайку, кинулись в луга, и пока двигались христиане по дороге к деревне Курилово, успели набрать по букету первых полевых желтых цветов.

Кто-то сказал:

— Для Евгения не найти ничего лучше этих русских цветов.

Храм в деревне ветхий, заросший, с обломившейся колокольней. Как будто прошел здесь когда-то смерч — так выглядит этот храм. На пригорке — кладбище со старыми воротами. У ворот — две красные хоругви. На них лики: грозный — Спасителя и скорбный — Богоматери... Встречают прихожан московского Храма Николы в Пыжах, подольских богомольцев, а также суровых, простых, не старых еще людей, съехавшихся из соседних деревень.

Приехавшие заходили в храм — ставили свечки у икон, но не возжигали, писали поминальные записки. У самой могилы, усыпанной цветами, уставленной свечами, толпился люд. Православные прикладывали нательные крестики к большому благодатному кресту Евгения.

Началась панихида. Хор пел "Со святыми упокой..." в тишине. Только птицы щебетали да мычали вдали коровы. Ветер не задувал, но колебал пламя тонких церковных свечек.

Под конец службы пошел теплый солнечный дождь, стал кропить всех с неба теплой влагой. Народ возрадовался, закрестился на небо.

Перед тем, сказывали, два часа над холмом с церковью и кладбищем стояла полная радуга. Люди дивились: "Туч нет, а радуга есть".

Петр ЗВЯГИН

Мы уверены, Лада калина седан 8 - это первый шаг на пути к успеху.

ЭТО - ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕРРОР! (В защиту лидера Народной национальной партии, главного редактора газеты “Я — русский”, известного кинорежиссера А.К.ИВАНОВА)

Мы, группа деятелей российского киноискусства, крайне озабочены судьбой нашего коллеги — кинорежиссера, члена правления Гильдии кинорежиссеров Александра Кузьмича Иванова.

15 февраля 1999 года А.К.Иванов по решению судьи Е.В.Сташиной (Тверской межмуниципальный суд г.Москвы) был заключен под стражу в Бутырскую тюрьму. И вот уже три месяца А.К.Иванов — немолодой человек, интеллигент, талантливый художник — томится в общей камере, переполненной уголовниками, и только за то, что публично сказал несколько резких, эмоциональных слов, продиктованных болью за катастрофическое состояние России и русского народа. Такая мера пресечения в отношении лидера официально зарегистрированной политической партии, законопослушного гражданина, ни разу не уклонившегося от явки в суд, представляется нам беспрецедентной. Трудно не предположить, что за всем этим скрывается темная воля высокопоставленных политических заказчиков.

Особенно вопиющим арест А.К.Иванова выглядит на фоне дела Б.Березовского. Стоило г-ну Березовскому поднять шумиху в средствах массовой информации, как постановление о его аресте было отменено. Более того, в отношении этой сомнительной личности отменена даже подписка о невыезде! Еще пример: недавно уличенный в коррупции некий функционер Государственной думы заключен в комфортабельную Лефортовскую тюрьму. А Александр Кузьмич Иванов, бескорыстнейший человек, политик, брошен в жуткие казематы Бутырки только за то, что воспользовался конституционным правом на свободу слова и убеждений. Похоже, российские правоохранительные органы руководствуются принципом двойных стандартов.

Здоровье и жизнь Александра Кузьмича под угрозой. Его гибель будет тяжелым ударом для русской культуры. Мы как профессионалы свидетельствуем: А.К.Иванов — талантливый художник кино. Окончив с отличием ВГИК, он снял такие картины, как “Тайна земли” с Еленой Сафоновой в главной роли, и “Корабль” — масштабное художественно-философское полотно, вызвавшее многочисленные положительные отклики в прессе. Несмотря на блестящие перспективы в кино, А.К.Иванов, движимый гражданским долгом перед гибнущим Отечеством, включился в политическую борьбу, став лидером Народной национальной партии. И мы ведем речь о защите принципов свободы слова и убеждений, которые для нас, художников, имеют особую ценность.

Хочется верить, что времена политического террора безвозвратно ушли в прошлое. Требуем, чтобы в отношении А.К.Иванова была изменена мера пресечения и он в ближайшем будущем вышел на свободу!

Владимир ЗАМАНСКИЙ, народный артист России, лауреат Государственной премии СССР;

Наталья ВАРЛЕЙ, заслуженная артистка России, лауреат Государственной премии РСФСР;

Наталья ФАТЕЕВА, народная артистка России; Вячеслав НЕВИННЫЙ, актер театра и кино;

Николай БУРЛЯЕВ, председатель Международного объединения кинематографистов, академик МСА, народный артист России;

Владимир ГОСТЮХИН, вице-президент МКФ “Золотой Витязь”, народный артист республики Беларусь;

Николай ОЛЯЛИН, народный артист Украины; Елена МАШКОВА, кинорежиссер;

Андрей РАЗУМОВСКИЙ, вице-президент Гильдии продюсеров России

31 мая, в 10.30,

в Тверском межмуниципальном суде г.Москвы, в кабинете №9

(Цветной бульбар, 25а, м.”Цветной бульвар”, т.200-01-81)

состоится заседание политического процесса

над Главой Народной национальной партии, учредителем газеты “Я — русский”

Александром Кузьмичем ИВАНОВЫМ,

вот уже четвертый месяц томящимся в Бутырской тюрьме.

Будет рассматриваться вопрос об изменении меры пресечения.

РУССКИЙ, ПОДДЕРЖИ РУССКОГО!

Редакция газеты “Я — Русский”.

Т.254-40-26

разное

2 июня 19.00

Центральный Дом литераторов

Большой зал

Устная газета московских писателей

“Литературные перекрестки” выпуск 14

К 200-летию со дня рождения

А.С.ПУШКИНА

Участвуют писатели —

В.ГУСЕВ, Ю.КУЗНЕЦОВ, И.ЗОЛОТУССКИЙ, Л.КОРНИЛОВ, А.ЛАНЩИКОВ, А.МАКСИМОВ,

В.МАХНАЧ, Г.МИТИН, Е.НЕФЕДОВ, С.НЕБОЛЬСИН, Г.ФРОЛОВ, А.ХАБАРОВ,

генерал-лейтенант В.ИСАЙЧЕНКОВ, артисты А.КОРНЕЕВ, А.ВАСИЛЬЕВА,

А.СПИВАК, А.ЛЕНСКИЙ, И.ЧИСТЯКОВА, М.КОХАНОВА, композитор В.ВОЛОДИН

Ведущий — Генрих МИТИН

Адрес: ул. Б. Никитская, 53 (м.“Баррикадная”, “Краснопресненская”)

Сергей Харламов __ "ДУШУ НАДО УСТРАИВАТЬ..." (К 100-летию со дня рождения Леонида Леонова)

ПЯТЬ ЛЕТ, как ушел от нас в жизнь вечную великий русский писатель, человек большого гражданского мужества и совести Леонид Максимович Леонов.

Ровесник века, впитавший в себя все лучшее, что накопила великая русская литература, был верен себе, избранному пути, внимательно прислушивался к голосу Совести и нес нам, своим современникам, живое, подлинное Слово оттуда, из великого девятнадцатого века. Из того неисчерпаемого источника называемого русской культурой, над которым после “духовной пустыни” критического реализма вновь был водружен крест, стараниями Оптинских старцев, самим Ф.М.Достоевским, последователем которого считал себя Леонид Леонов.

Многое он знал и видел, много тайн хранило его сердце. Он помнил тот тихий зимний вечер — “жил тогда в Замоскворечье на Пятницкой улице, Кремль напротив”, когда в окно как будто ударили “ватным комом”. Это взрывная волна, уже ослабевшая, долетела из Кремля, где Каляев бросил бомбу в карету великого князя Сергея Александровича, губернатора Москвы.

Помнил себя и мальчиком-гимназистом, видевшим государя Николая II, когда тот проезжал в экипаже мимо, во время его посещения Москвы, когда праздновалось 300-летие Дома Романовых.

И плачущим подростком, близко принявшим к сердцу беду и боль своей страны, переживающей гибель русской армии генерала Самсонова в болотах Галиции.

Отец — поэт-самородок, дед — крестьянин Калужской губернии, владелец небольшой бакалейной лавки! Сам родился в Москве, в ее центре — в Зарядье. В той самой Москве, еще не перекроенной генеральным планом реконструкции. Где нет еще серых бездушных творений из бетона и стекла, наводящих уныние и тоску на человека, или всевозможных банков так называемых олигархов, а попросту говоря, паразитов, стирающих народное достояние в удивительном русском городе, поражавшем всех, кто хоть раз побывал в нем, своей сказочной красотой. Где есть благовест колокольного звона, но нет пустырей и скверов на месте снесенных храмов и церквей. Где на Соборе Василия Блаженного еще есть написанные древним мастером “цветочки в горшочках”, привидившееся блаженному Василию, и которые уничтожили деятели архитектуры буквально на наших глазах. Леонид Максимович помнил и Зарядье с его бесконечными торговыми рядами, заваленными всякой всячиной, родной и заморской снедью, прекрасно описанные в романе “Лето Господне” Иваном Шмелевым.

Хорошо помнил и трактиры, где, как на картинах Б.Кустодиева, под иконой с лампадкой, степенно отдуваясь, извозчики, лихачи пили чай, вспоминал, что в трактире купца Петра Сергеевича Кукуева был орган и довольно большой. Были органы и в других трактирах, потом они бесследно исчезли, как и сами трактиры, ставшие либо столовыми, либо кафе.

Жизнь предреволюционной Москвы, где все тесно переплетено, притерто друг другу в единую, неразрывную цепь, постоянную, и, казалось бы, вековечную, как запах душистого коровьего масла и горячих калачей к завтраку, запомнившиеся писателю на всю жизнь. Та жизнь предреволюционной России, о которой Иван Бунин сказал впоследствии, что наши дети не в состоянии будут даже представить себе, какая она была, Россия.

Современник И.Бунина и М.Горького, С.Есенина и В.Маяковского, А.Толстого и А.Куприна, он прекрасно помнил то время, когда сбрасывали с корабля современности А.Пушкина, а с ним и всю русскую культуру. Когда разгоралось в сердцах людей адово пламя всесокрушительной борьбы с великим прошлым, а главное — с Самодержавием и Православием. Шла борьба с той структурой мира, которая дала возможность существовать не только одной России, но и другим, замиренным ею народам, не один век.

Бывшая единая и неделимая Держава, оплеванная, оклеветанная, обезглавленная, брошенная в грязь революционных преобразований, конвульсировала на последнем издыхании. Не было ни одной святыни, которой бы ни коснулась кощунственная, святотатственная рука.

Такие понятия, как доблесть, честь, совесть, вера, правда, подлежали изъятию. Герой романа “Вор” Митька Векшин, исполнявший обязанности комиссара дивизии Красной Армии, за убитого в бою любимого коня отрубает руку пленному белому офицеру, поручику, заставив его при этом отдать ему честь.

Как и всякое великое произведение, роман “Вор” — многоплановое. Вслед за первым видимым планом — содержанием романа, выступает следующий пласт духовно-нравственного порядка. Дело в том, что честь являет собой внешнее выражение совести, гласа Божьего на земле, то есть честь имеет прямую связь с совестью, святостью и, наконец, с правдой, которую честь офицерская оберегает.

И когда отсекалась рука, “отдавшая честь”, то отсекалось целое мировоззрение, выраженное этим жестом, отсекалась эпоха, вся предшествующая культура с ее великими представителями, отсекались морально-этические и духовно-нравственные ценности, являющиеся стержневыми в образе жизни народа, в его укладе. Отсекался целый мир, выраженный этим жестом. Совершив этот страшный, кощунственный, глобальный по своему значению поступок, вполне, правда, в духе того времени (вспомним расправу Подтелкова с пленными офицерами-казаками в “Тихом Доне”), он, герой романа, преступил ту черту, за которой все дозволено, за пределами которой торжествовали иные силы, духи зла, с ложью, ненавистью, подлостью, террором, вседозволенностью и, наконец, гордыней — одним из главных грехов в Православии.

Леонов — тот писатель, чья гражданская совесть и мужество не позволили поставить подпись под изданием пресловуто-известного, цинично-кощунственного издания, прославляющего достижения, а на деле страдания и муки миллионов ни в чем не повинных мужиков, баб и детей, строящих светлое будущее на Беломоро-Балтийском канале.

Но были потом и бессонные ночи ожидания расплаты за неповиновение. Ослушаться рапповского вождя Л.Авербаха, шурина главы ОГПУ Г.Ягоды и не подписать книгу, где уже стояли подписи от Горького до Зощенко — значит подписать приговор себе.

Была и луна — огромная, страшная на черном, пустынном небосводе, казалось бы, предвещавшая начало крепостного пути на Голгофу, по которому восходили тогда миллионы россиян, вдруг оказавшихся “врагами народа”, и фонарик человека из ночной машины, осветивший номер дома в Переделкине и, писателя, идущего к нему, с приготовленным заранее узелком на заклание. Машина уехала за другой очередной жертвой. Обошлось. На этот раз. Спас случай. Реплика, брошенная на встрече писателей с государственными деятелями самому “отцу народов” о наказании. “Накажите, накажите меня, Иосиф Виссарионович, но сделайте это сами, другим не поручайте”, и взгляд вождя, долгий, пристальный, немигающий взгляд в упор “зрачок во весь глаз”, сорок секунд, и он вынес этот взгляд, не отвел глаза, и был спасен.

Леониду Максимовичу и потом приходилось встречаться “с самим” в разных ситуациях. “Сталин напугал Россию еще лет на триста вперед”, — говорил он, но при этом никогда не мазал его одной черной краской, говоря, что это фигура трагическая, поистине шекспировского масштаба. И тем не менее отказался принимать участие в создании сценария фильма “Иван Грозный”. Сапоги вождю лизали другие, те, которые потом навешали на него всех собак за свои подлости и преступления.

Мало кто знает, что Леонид Максимович мечтал стать художником и поступал во ВХУТЕМАС. Только что вернулся с гражданской, в пропавшей порохом шинели и альбомом в руке. Позади Крым, взятие Перекопа. Не поступил. В.Фаворскому, он тогда был ректором высших художественных мастерских, так и не простил этого. Зато стал писателем — и каким!

Кто же близко знаком с Леонидом Максимовичем, знает прекрасные фотографии, сделанные писателем, и понимает, что ничто в жизни даром не проходит, не исчезает бесследно. Фотографии тому свидетели. Главное действующее лицо — Татьяна Михайловна Сабашникова — жена писателя и дочь известного издателя пореволюционной России.

Порой кажется, что жизнь наша складывается по каким-то совершенно нам неподвластным законам. Потом же выясняется, что это не совсем так, и что в цепи случайностей есть своя закономерность, что не все так просто.

Для меня событием огромной важности была встреча с Леонидом Максимовичем, который случайно обратил внимание на мои работы. Произошло знакомство, переросшее в дружбу.

Но жизненные хитросплетения могут быть просто уникально-удивительными и, как оказывается, бывают не только в романах Достоевского, а и в жизни. Татьяна Михайловна родилась и провела свое детство в имении своих родителей Сабашниковых в деревне Костине под Петушками. А это недалеко от того места, где проживаем мы летом, всей семьей. Дом в деревне Чуприянове мы приобрели у Анны Константиновны Борисовой, уроженки этих мест, которая в детстве своем была нянькой у двух девочек Сабашниковых, стало быть, и Татьтяны Михайловны.

Много лет протекло с тех пор, много утекло воды. Нет Анны Константиновны, Татьяны Михайловны, да и самого Леонида Максимовича, как и тех еловых аллей парка, которые вспоминала Татьяна Михайловна, и роскошного пруда у дома ее родителей.

Теперь там мерзость запустения. От дома остался один огрызок, рядом деревообрабатывающий цех, какие-то подсобки, и вместо пруда до недавнего времени грязный водоем. От былой красоты и следа не осталось. Сколько таких мест в России, пораженных язвой безобразия. А красота, вещь не простая, она духовного порядка, ее уход из жизни предваряет наше душевное опустошение и затем духовный распад. Наша теперешняя жизнь свидетель тому.

Дружил Леонид Максимович с Ильей Семеновичем Остроуховым. Бывал у него дома. Известный художник, уважаемый меценат почтительно относился к молодому писателю, беседовал с ним об искусстве; рассматривали коллекцию икон, картин, старые книги. Потом, после смерти художника, все это бесследно исчезло, часть коллекции оказалась в Третьяковке, а остальная неизвестно где. Леонид Максимович часто вспоминал об этом.

Знание жизни, точные характеристики и замечания Леонида Максимовича просто поражали. “Если художник не знает, как вставляется сук в дерево, не знает, как изображать этот узел, — это не художник или плохой художник”.

“Важна деталь, — говорил писатель, — открой ее — и через эту деталь, как через увеличительное стекло, выявишь суть предмета”.

“Никакого конкретного иллюстрирования, художник должен выявлять не литературно-повествовательную канву, а образное начало произведения, его настроение, должен аккомпанировать автору. Иллюстрация — музыкальное сопровождение произведения”.

“Художник не должен думать о том, как изобразить эпоху или свое время. Он сам — его нутро, его нерв, и должен работать только над сокровенным, над тем, что близко его душе. Необязательно гигантские картины писать, работа может быть маленькой, но сокровенной. Художник должен показать свое нутро — и в этом будет отражено время. Должен быть тайничок, и этот тайничок — пульс и нерв эпохи”.

Человеческая жизнь, судьба одного человека тесно переплетены с судьбой своей страны, своего народа. От того, что происходит в сердце человеческом, зависит и происходящее в мире. Будет устроение в доме сердечном, будет устроение и в мире.

Леонид Максимович глубоко сопереживал события, происходящие в нашей стране, особенно те, что произошли в последние годы. Каково было ему видеть, как с трудом собранная веками, разваливается в один миг великая держава, сначала СССР, потом Россия. “Что они делают? — горевал он, — Татарстаном и Башкирстаном отрезают нас от Сибири и дальнего Востока. Расчленяют Россию, фаланга за фалангой, как тело разымают на части — с другой стороны обратная генетика идет, отсутствие патриотизма, трусость, страх, рабская психология, говорят, что 120 миллионов русских осталось, вряд ли, из них 19 миллионов дебилов, стариков и старух. Молодых нет, откуда детям взяться”.

“По радио только рок и передают, как будто дьявол на адской свирели играет, все дергаются, кривляются, прыгают, настроение отвратительное становится, все раздражает — бесовщина, одним словом”.

“Как во время татарского ига, люди и сейчас должны собраться в храме, как тогда, прячась от татар, от смерти, и молились, стены каменные, пение, смотришь в одну точку — там Бог. Если и погибали, то все вместе, в одном храме. Нас может спасти только Бог”.

“Власть захватили страшные люди. Они уже собрались. Что будет — страшно подумать.”

Господи, до чего все точно. События октября 1993 года подтвердили эти слова, народу была учинена такая кровавая бойня, перед которой меркнут фашистские злодеяния Второй мировой войны, убивали из танков женщин, стариков, детей, — называя убиенных “фашистами”.

“Нас может спасти только Бог”, — повторял он.

Леонид Максимович был глубоко русским человеком с православной душой. Много раз во время наших прогулок он читал псалмы Давида, особенно любил повторять сто тридцать шестой псалом “На реках Вавилонских тамо седохом и плакохом...”, который поется за всенощным бдением три субботы подряд перед великим постом.

Был такой разговор. Зашла речь об известном перебросе вод с севера на юг, я говорил о том, что “перебросчики” доведут свою работу до конца, несмотря ни на что, ни на героические усилия против этого писателей, ученых, художников, общественных и государственных деятелей.

Говорил, что время наше безблагодатное, и что не все ладно в этом мире.

Он внимательно слушал, потом, посмотрев на меня, вдруг сказал слова, поразившие до глубины: “Душу, душу надо устраивать, а там и все остальное устроится”.

Странно было слышать эти слова от писателя, создавшего образ борца за родную природу Вихрова и его антипода, представителя лженауки, “духовного отца перебросчиков” — Грацианского. Но потом я понял, что в этих словах писателя выразилась вся вековечная народная мудрость, имеющая свою, корневую, глубинную систему, питающую всю русскую литературу и культуру, где основными духовными ценностями, мерилами законов бытия были и являются совесть, сострадание, смирение как антипод “гордыне”, правда, а в основе всего любовь как высшее понимание красоты и гармонии мира, и где устроение души было и остается главной задачей, как сказано было: “Душа человеческая стоит больше, чем все царства мира”. И нет никакой другой, окольной дороги в рай, кроме как устроение дома сердечного.

Однажды сказал Леонид Максимович, что ожерелье из жемчуга ценно не длиной нити или величиной и округлостью жемчуга, а светом, сиянием, идущим изнутри. Не этот ли свет духовных и нравственных основ являла собой великая русская литература, начиная с Ломоносова, Пушкина, Гоголя и Достоевского?! Не за этим ли светом шли лучшие представители русской культуры к мудрым старцам в Оптину пустынь, ища ответа на мучившие их жизненно важные вопросы о смысле жизни, об устроении народа и назначении человека на земле?! Потом же, укрепившись духовно, несли слово любви и боли за родную землю, несли философско-этическую мораль в мир.

Подобно этому шли в наше время к мудрому человеку и великому писателю Леониду Максимовичу Леонову люди разных возрастов и профессий, государственные мужи и начинающие писатели, ища поддержки в трудном начинании и доброго совета. Да и просто приходили поведать о своих трудностях или поделиться своей радостью. И каждому находилось доброе слово, и каждый уносил с собой частицу света и тепла, излучаемые великим русским писателем Леонидом Максимовичем Леоновым.

Продажа новых автомобилей в автосалонах официальных дилеров ssangyong. Отзывы о ssang yong rexton 9

Александр Брежнев ЛЕГЕНДЫ СКАНИИ

НЕРОВНЫЙ ОГОНЬ керосинки едва освещает темный коридор пещеры. Узкий проход, нависающие сверху камни. Двигаться вперед можно только по одному, пригнувшись, чтобы не задевать головой свод. Тем не менее каски археологов то и дело стучат о торчащие из свода острые выступы породы. Извилистый ход постепенно спускается ярусом ниже, и мы оказываемся в галерее. По обе стороны вдоль всей галереи, конец которой теряется в темноте, — кельи. Триста с лишним лет назад здесь замуровали себя заживо монахи- отшельники. Бог знает, о чем молились православные схимники в этих кельях-склепах: за избавление ли от тяжкой смуты темного семнадцатого века, за прощение ли грехов, которых так много накопилось у людей уже к тому времени. Уходили монахи Скановского пещерного монастыря из этого мира в тесных кельях с зажженной свечой в руках, моля Бога за народ и Державу русскую. Их подвиг на столетия сокрыла от людей древняя Скановская земля. Сегодня археологи пытаются восстановить уникальный подземный монастырь, узнать побольше о его жителях и их быте. Очищают от вековой грязи и пыли стены и своды. К сожалению, восстановлению поддаются лишь верхние три яруса пещер, в нижние этажи, неизвестно на какую глубину уходящие в толщу земли, проникнуть пока невозможно.

Галерея заканчивается. Ход идет дальше. Неспешно двенадцать археологов-студентов и студенток истфака Пензенского государственного педагогического университета продвигаются дальше. Подсвечивая фонариком путь, Дима, идущий сегодня впереди, доходит до тупика, и цепочка следующих за ним товарищей останавливается. Дальше ход идет круто вверх, на следущий ярус. Дмитрий забирается наверх, за руку подтягивает девушек, которых остальные подсаживают снизу. Наконец поднялись все. Небольшая площадка, от которой звездочкой расходятся в пять сторон коридоры. Путь пройден немалый. Решено перекурить. Опустошенная пачка "Примы" скомкана и аккуратно положена в карман — сорить в святом месте совестно. Фонари, чтобы зря не тратить батарейки и керосин, потушены, в непроглядной тьме видны только время от времени то ярко вспыхивающие, то тускнеющие огоньки сигарет, движущиеся красными маячками, повторяя движения рук курящих. Вадим, подложивший под себя джинсовую куртку, чтобы не простудиться на холодной земле, в другой раз рассказал бы анекдот, но здесь смеяться и вообще шуметь нельзя — может обрушиться свод. Такое уже случалось с незадачливыми туристами, без спроса проникавшими в пещеру. Молчание прерывает Богдан. Он рассказывает приехавшим из Пензы и других городов товарищам древнюю легенду, которую, как и каждый местный житель, он знает.

В 1237 году, когда монгольские орды двинулись на запад, их передовые части быстро достигли Скани. Здесь в то время жило легендарное племя буртасов. Отказавшись подчиниться батыевым полчищам, храбрые степняки, во главе со своей княгиней, прекрасной Норчаткой, решили дать бой захватчикам. Неравное сражение развернулось в этих местах, вдоль древнего оборонительного вала. Вал этот сохранился до сих пор, он пролегает в полукилометре от пещер. Сейчас он зарос вековым лесом и осыпался, но до сих пор является трудным препятствием для всякого путника или грибника.

Когда несметные полчища татар уничтожили большую часть буртасского войска, монголы стали окружать княгиню Норчатку, чтобы пленить непокорную красавицу. В белом одеянии, на белом коне, молодая княгиня, чтобы не достаться поганым, бросилсь с обрыва в озеро, утонув вместе со всеми своими дргоценностями и украшениями. С тех пор, говорят, ее можно иногда увидеть ранним утром, перед рассветом. Выезжает она верхом на берег и кличет своих погибших воинов, призывает их потомков любить и защищать свою Родину. Говорят, в ее честь ближайший городок назван Наровчатом.

Перекур закончен. Надо продолжать работу. Сегодня необходимо расставить подпорки по всему второму ярусу. Подпорки — тяжеленные бревна, распиленные стволы деревьев, срубленных в лесу на поверхности. Их ставят в переходах и галереях подпирать свод, чтобы не обрушился. Тащить эти бревна по переходам пещеры, где иногда можно передвигаться только ползком, тяжело. Работа идет медленно. Тем не менее в первую половину дня большая часть подпорок уже расставлена. Осталось четыре бревна.

На ощупь определяем слабые места свода — там можно свободно рукой шевелить составляющие свод каменные глыбы. Уперев в породу последние бревна, удовлетворенно вытирают грязными от земли перчатками пот с лица, трогают ушибленные о бревна и камни пальцы и локти. Подозрительно смотрят на гаснущую лампадку. Пора идти назад.

Раскопки в монастыре ведутся под руководством кандидата исторических наук Геннадия Николаевича Белорыбкина. Много лет студенты исторического факультета университета работают в пещерах. Каждое лето приезжают они сюда на практику, чтобы отвоевать у земли новую страничку родной истории — очередной ярус пещерного монастыря, откопать древнюю иконку или предметы утвари. Мечта ученых — создать здесь музей-заповедник.

Впереди светлое пятно. Оно увеличивается, где-то недалеко выход. Вскоре все двенадцать выходят из царства средневековой тьмы на поверхность. Первые секунды солнце слепит глаза, студенты, щурясь, делятся впечатлениями и шутят. Теперь можно без опаски смеяться и громко разговаривать. Выходим на деревяный помост. Здесь сотни лет назад была смотровая вышка, от которой почти уже ничего не осталось. С помоста открывается вид на бескрайние просторы, на десятки километров во все стороны света. Крутой уступ высокого холма, где находится вышка, продувается всеми ветрами. Здесь холодно, но очень красиво. Вся легендарная скановская страна как на ладони.

Прямо под ногами монастырь, дальше за речкой — Наровчат. За Наровчатом — тоже раскопки. Там в четырнадцатом и пятнадцатом веках стоял великий город Мохши. Столица одного из крупнейших ордынских княжеств-улусов. Форпост монголов на имперском пути Москвы. Золотые монеты, чеканившиеся в этом городе, расходились по всему миру, их находили даже в Китае. Громадный средневековый мегаполис с прекрасной архитектурой, развитой оборонительной системой имел даже канализацию и, возможно, водопровод. Город исчез вместе со славой великой Орды. Время похоронило его, засыпав столетиями и толщей земли, по которой потом двинулись на восток русские воины. Дальше на юге, возле московской трассы, где мелькают автомобили, видны бетонные столбы и сваи, застывшие мифическими и несокрушимыми великанами на горизонте. Богдан говорит, это крупный завод, строившийся в советское время и замороженный в эпоху реформ.

Весь этот неоглядный край наполнен историей. Порывистый ветер, кажется, доносит до нас гортанные крики монгольских всадников и ржание их низкорослых жеребцов, размеренный говор русских дружинников, боевые кличи буртасов, плач Норчатки. Навевает стихи Лермонтова, слова Белинского и воззвания Бакунина, родившихся в благодатных пензенских краях. Солнце играет на крыше наровчатских домов и особенно ярко подмигивает кровля дома, где жил в свое время Куприн.

Каждый метр этой земли хранит память своей эпохи. Столетия перемешались здесь в один неразрывный узел, и мы, стоящие на древней смотровой вышке, над средневековой пещерой, дети девяностых, тоже маленькой ниточкой вплетены в этот узел. Чувствуешь ответственность перед этой немой силой предков, сурово и ласково одновременно взирающих на нас из могил и многочисленных воинских курганов, пытающихся с ветром вдохнуть в нас свою силу, доблесть, знание и верность Родине и Правде.

Александр БРЕЖНЕВ

Квалифицированная сиделка больному 10 – лучшая помощь и поддержка Вам или Вашим близким.

МОСКВА. Журнал русской культуры (во втором полугодии 1999 года)

романы Юрия КОЗЛОВА и Юрия ПОЛЯКОВА;

повести Михаила ВОРФОЛОМЕЕВА, Юрия ЛОЩИЦА, Леонида БОРОДИНА;

рассказы Валентина РАСПУТИНА, Евгения НОСОВА, Виктора ЛИХОНОСОВА, Алексея ВАРЛАМОВА, Михаила ЛАЙКОВА, Владимира КАРПОВА, Олега ПАВЛОВА, Сергея СИБИРЦЕВА, Леонида КОСТОМАРОВА;

стихи Владимира КОСТРОВА, Расула ГАМЗАТОВА, Юрия КУЗНЕЦОВА, Егора ИСАЕВА, Владислава АРТЕМОВА, Игоря ТЮЛЕНЕВА, Владимира ЦЫБИНА, Мустая КАРИМА, Надежды МИРОШНИЧЕНКО, Станислава ЗОЛОТЦЕВА, Татьяны СМЕРТИНОЙ, Владимира ФИРСОВА;

в рубрике "Новое имя" молодые поэты и прозаики России .

Выбранная журналом в последние годы открытая православно-государственная позиция утверждается не только в вызвавшем у читателей интерес разделе "Домашняя церковь" , но и в духовной, культурной и политической линии журнала в целом.

Публицистический раздел журнала ставит своей задачей восполнение недостатков современной русской общественной мысли, порой чрезмерно политизированной в ущерб подлинной аналитичности. Именно такого рода материалы были представлены в спецвыпуске журнала "Русский узел": идеи и прогнозы журнала "Москва" .

Постоянные авторы "Москвы" — известные философы и политологи, социологи и историки, среди которых Александр ПАРАНИН, Ксения МЯЛО, Клаудия ГОДИНЬЯ, Александр НЕКЛЕССА, Андрей АНДРЕЕВ, Владимир КУТЫРЕВ, Александр КАЗИН , — продолжат анализ современного состояние общества, выявляя генеральные линии нашего исторического развития, выстраивая сценарии вхождения России в XXI век. В ближайших номерах — главы из новой книги о мировых геополитических проблемах итальянского журналиста Джульетто КЬЕЗА .

Современный литературный процесс, культурная ситуация, образование — эти темы затрагивают в своих публикациях Вадим КОЖИНОВ, Анатолий ЛАНЩИКОВ, Юрий АРХИПОВ, Сергей НЕБОЛЬСИН, Виктор ГУМИНСКИЙ, Лев АННИНСКИЙ, Сергей АНТОНЕНКО, Роман БАГДАСАРОВ, Владимир ВОРОПАЕВ, Иван ЕСАУЛОВ, Ольга ИГНАТЮК, Кирилл КОНЮХОВ, Ирина МЕДВЕДЕВА, Татьяна ШИШОВА .

Продолжат работу "Писательский клуб", "Русское собрание" (клуб читателей "Москвы"), начнет работу "Молодежный клуб "Москвы" .

Важным направлением в работе журнала является издательская деятельность. В серии "Пути русского имперского сознания" впервые в России изданы три тома выдающегося русского философа и историка Л. А. ТИХОМИРОВА , в мае этого года выйдут в свет книги профессора П. Е. КАЗАНСКОГО "Власть Всероссийского Императора" и И. Л. СОЛОНЕВИЧА "Россия в концлагере".

Если вы хотите глубже познать Россию, понять мир, в котором мы живем, быть в курсе русской литературной и культурной жизни, — читайте и выписывайте столичный журнал "Москва".

Журнал "Москва" — ваш журнал.

Наш индекс в каталоге Роспечати — 73253. Адрес журнала "Москва": улица Арбат, дом 20. Телефон: 291-71-10. Факс 291-07-32.

E-mail: cijurmos@cityline.ru 11 , moskva@cdru.com 12 . Электронная версия журнала: www.moskva.cdru.com 13 .

Владимир Лазарев МАРШАЛ ЖУКОВ

"Скажи-ка, дядя, ведь недаром.."

М.Ю.Лермонтов

I

Скажи, скажи нам, Маршал Жуков, —

Нам вместе выпало страдать, —

Не позабыли ль мы науку

В суровой жизни побеждать?

И голоса солдатской доли

Плывут дыханием травы

С днепровских круч, с донских приволий,

От Волги, с берегов Невы...

Припев:

И молвят очи огневые,

Как раньше, в годы грозовые:

— Ребята, выстоите вы!

Вот только б отстоять Россию

Да только не отдать Москвы.

II

Здесь столько боли — в каждом поле

И в каждом сердце — столько ран.

И это тоже Божья воля,

Что был нам Путь победный дан.

Слезами радости встречали

Россию, что к победе шла.

Не раз потом ты был в опале,

Но не был выбит из седла.

Припев.

III

И скажет юность с пылу — с жару,

Коль свет Отчизны сердцу мил:

— Скажи-ка, дядя, ведь недаром

Россию ворог не сломил!

И кружки полные подымем

Мы в память тех, кого уж нет.

И выпьем мы вино во имя

Не поражений, а побед.

Припев.

Эти стихи известного русского поэта легли в основу песни, музыку к которой написала композитор Людмила ЛЯДОВА.

Николай Лукьянов С НАРОДОМ НАВСЕГДА

Автор уникальной монографии об имаме Хомейни, которая переведена на многие европейские языки, — авторитетнейший иранский политолог Хамид Ансари. Еще в отрочестве господин Ансари столкнулся с произволом шахской охранки, когда прямо на его глазах арестовали отца, выдвинув обвинение в хранении трудов достопочтенного имама Хомейни.

Это было время "холодной войны", и Вашингтон в разных концах света устанавливал карикатурные "косметические" демократии, дабы увековечить власть местных продажных олигархов. Прикрываясь маской лицемерной заботы о возвращении Ирана в лоно цивилизации, американцы насаждали на древней земле персов чужеземные традиции.

В первую очередь США в Иране, попавшем в сферу стратегических интересов Вашингтона, попытались внедрить многобожие. И если в России теоретики-монетаристы оправдывали проведение своих безнравственных реформ "благородной задачей — сокрушить основы социалистической экономики", то в Иране всю вину возложили на ислам. С горечью говорил имам Хомейни о том, какую роль уготовили идеологи "нового мирового порядка" священному Корану. Над истинными толкователями Корана куражились, их бросали в тюрьмы. В правительственные структуры брали на работу прозападно настроенных экономистов. Позднее западные ориенталисты назовут защитников ислама террористами, а свободолюбивому, суверенному Ирану навесят ярлык государства-террориста. Тому есть объяснение: не потерпели иранцы в своей стране "пятой колонны", не смирились с оккупацией, отвергнув геополитические притязания Вашингтона.

Обращаясь к правительствам, которые считают себя стоящими над народами, имам Хомейни утверждал: "Правительства являются меньшинством, они стоят на службе у народа. Они не понимают, что их дело — служить, а не править".

Очень важно, что господин Ансари проводит исподволь главную мысль: "Ислам — не пугало для народов в XXI столетии. Это религия центризма просвещенного, со всеми вытекающими отсюда последствиями". Книга издательства "Палея" послужит укреплению диалога между мусульманами и христианами. И священный долг патриотов — реализовать волю народа.

Николай ЛУКЬЯНОВ

ВСПОМИНАЯ ШУКШИНА

В связи с 70-летием со дня рождения выдающегося русского писателя,

киноактера и режиссера Василия Макаровича ШУКШИНА

в Риге, в Киногалерее (ул. Яуниела, 24)

30 мая в 16.00 и 18.00

пройдут встречи, в которых примет участие автор книги воспоминаний о Шукшине,

его друг и коллега в течение многих лет,

известная русская писательница Ирина РАКША.

Встречи организует Клуб читателей и друзей журнала "Наш современник".

Александр Дугин ВСЕ О ГАЛСТУКЕ

1. Иудина удавка

На шее старовера вы никогда не увидите галстука. Кроме того, старообрядки отличаются от прихожанок господствующей Церкви тем, что их платки заколоты под подбородком булавкой, а не завязаны узлом. Если вы заинтересуетесь причиной и спросите самих старообрядцев, они нехотя ответят: "Иудина удавка"...

Галстук пришел в Россию с Запада. Ревнители “древлего” благочестия видели в нем символ нерусской, богоотступнической, еретической моды той части света, которую облюбовал Сатана. Поэтому, человек в галстуке на

Руси всегда приравнивался к богоотступнику Иуде Искариотcкому - прототипу всех еретиков и предателей. Обычай завязывать платки - тоже западная, европейская традиция - трактовался так же.

Российские модернисты XVIII века, издеваясь над "дикарскими" нравами староверов, заставляли стоиков "брынской веры" носить шутовские наряды: желтые безрукавки, высокие клееные воротники. Мстили ненавистному народу антимаскарадом, циничной, тоталитарной идиотизацией наиболее внимательных к символизму слоев русского населения.

Чего же они хотели после столетий изощренного глумления, насильственных новообрядческих “причастий”, выжигания скитов и пустыней? Чтобы их пощадили в 17-м?

С их немецкими царями и конформистскими чиновничьими приходами?.. Имманентная справедливость истории...

Запад, практиковал "гуманитарные бомбардировки" и "цивилизаторский террор" задолго до изобретения авиабомб и слова "цивилизация"? Достаточно вспомнить , хотя бы Четвертый крестовый поход, взятие Константинополя, осквернение православных святынь. Святотатственные ритуалы крестоносцев в Святой Софии, кстати, вещь куда как более кощунственная и сатанинская, нежели простое превращение древнего православного Храма в мечеть незатейливыми турками.

Не носить галстук следует хотя бы из-за простой и естественной неприязни к Западу (а что, кроме неприязни можно к нему испытывать?). "Иудина удавка" - и все тут. Перст судьбы. Указательный знак - "на пути к заслуженной осине".

Но это еще не все. Тайная метафизика галстука сложна и многомерна.

2. Брэммель, букет фиалок

Евгений Головин в своей лекции в НОВОМ УНИВЕРСИТЕТЕ, посвященной маньеризму, привел хрестоматийный эпизод о том, как величайший денди “всех времен и народов” англичанин Брэммель на фоне сверхвнимательного отношения английского аристократического общества к искусству завязывания галстуков -истинного ars regia той эпохи - однажды явился на великосветский раут с букетиком фиалок на вороте. Это был шок для английской аристократии, помещанной - не без участия самого Брэммеля - на этой части мужского туалета. Дэнди ввели в декадентский высший свет всепоглощающую магию деталей (узлы шейных платков - венец этой магии). И вот с нонгалантной прохладой “красно-коричневого” Шивы король дэнди разрушает субтильный дворец собственных ироничных вивисекторских махинаций. Tel demiurge.

Искусство узлов на шейных платках... Только ли насмешка утонченного нарциссического эгоцентрика над нарождающимся цифровым материализмом английской буржуазии? Только ли последняя трагическая гримаса безвозвратно ушедшего Средневековья? Только ли арьергард феодального пренебрежения к утилитаризму масс?..

Искусство завязывать узлы было искусством сакральным. Символизм узла - один из древнейших в Традиции. Известно, что у древних инков письменность основана на узлах. Члены цеховых братств узнавали своих именно по узлу, завязаному определенным способом. Каждый узел - означал особую степень посвящения, особую инициатическую информацию. Такой же символизм сохранялся в масонских ателье.

Английские дэнди, очевидно, почерпнули идею особого "искусства завязывания галстуков" в мистических пластах - попробуйте в Англии XVIII - XIX веков принадлежать к высшему обществу и не быть масонами! Попробуйте, вообще, придумать что-нибудь такое, о чем не знали бы древние традиции, что не хранилось бы в сокровищнице архетипов...

Дэнди были скрытыми, отчаявшимися педагогами кончающегося мира... Трагичными знаками европейской осени...

От испытательской лупы доктора Фауста остался изящный монокль, от инициатических перчаток мастера - белоснежная пара пораженного сплином женственного гипериндивидуалиста. Не был этот дэндистский индивидуализм - вечерним, закатным бликом забытого учения о "высшем я"?..

Но последний дэндистский батальон и его несравненный "фюрер" не могли не заметить, как утонченная весть о великом символизме узлов, преображающая практика магического нарциссизма, маньеристский герметизм парадоксальных деталей в сложных ансамблях свободной воли аристократического модника - как все это жадно пожирается, полуусваиваясь, новым сословием, имитирующим фасцинативный образец, чтобы немедленно, естественно и цепко подделать содержание.

И “высшее я” трагического одинокого дэнди в давке присваивалось тысячами парвеню, топтавшими жадными мосластыми пятками прощальное послание затонувшего мира прошлого...

И тогда Брэммель решился на это...

Можно представить себе мучительную ночь. Изысканные орхидеи в роскошной, почти дамской, спальне с множеством зеркал душат и навевают темные фантазии... Легкий дымок опия порождает подземные картины шевелящегося Аида. Разбросан-

ные золотые заколки, оживая, складываются в зловещие фигуры ускользающего смысла, чтобы

снова распасться на невнятные островки...

Холеные, изнеженные пальцы короля один за другим перебирают

шелковые, батистовые полоски, где

каждый стяжок , каждый фрагмент узора настолько тщательно просчитан, что

созерцание их вызывает тревожное ощу-

щение абсолютной гармонии, но ... но...

Всякий раз нервная тонкая кисть отбра-

сывает их одну за другой. "Не то, не то, не то..." И когда над Темзой поднимается яркий день

во фраке сухого тумана, когда жизнь Лондона проламывается унылым воем очнувшегося вульгуса, маленький, невзрачный букетик алхимических фиалок - violette, ouevre au noir - останавливает, каптивирует взгляд человека, пережившего в эти часы ТАКОЕ...

Это была революция, равнопорядковая "окончательному решению". Гордиев узел разрублен... Без галстука.

Брэммель сдирает "Иудину удавку". Освобождение? Как бы не так - “Работа в черном”. Шаг по ту сторону. Дэндизм умирает. Эфирный двойник, отделившись от удавленного трупа, ощущает первое облегчение, которое вот-вот сменится грозными видениями новой географии ада.

Букет фиалок.

3. Препоясан силою охотник небесный

Вы часто смотрите на звездное небо? Я думаю, что постоянно, не отрываясь. Я думаю, что вы просто ничего другого и не делаете. И значит, вы задумываетесь снова и снова, в который уже раз, о странной фигуре небесного охотника, о тревожной магии очертаний созвездия Орион...

Один индусский брахман тоже не мог оторваться от этой картины, справедливо полагая, что это - кратчайший путь к мудрости. Его звали Бал Ганандхар Тилак. Он ненавидел англичан (как всякий порядочный чело-век), но в отличие от “коллеги” Ганди полагал, что этих "цивилизаторов" надо гнать с земель священного Индустана шрапнелью и ядом, кинжалом и удавкой, а не мирными голодовками и сидячим протестом. Он также терпеть не мог подделки теософов и коллаборационистов из Арья-самадж и Брахма-самдж. Как брахман, он не мог взять в руки оружия, - "ахимса", "непротивление" жреца - uber alles. Но другим-то можно было дать правильный совет, проконсультировавшись с дхармой!..

Ясно, что такого индусского друга могли любить только Рене Генон, да Герман Вирт.

Отчетливо антинатовской платформы придерживался ученый... Кстати, партия "Джайнати бхарти", которая в сегодняшней Индии - политический лидер, воспитана на идеях Тилака, жалко, что наши лидеры воспитаны не на Геноне, Вирте и Леонтьеве, но это мы постепенно исправляем...

Итак, Бал Ганандхар Тилак смотрел на созвездие Орион и написал книгу с таким же названием. На санскрите это созвездие названо "головой антилопы" (мригаширша) и символизирует оно первочеловека Праджапати, которого в начале времен (вроде по ошибке) боги принесли в жертву. Потом они решили восстановить все, как было, и попросить у первочеловека прощения. Все нашли, но голова потерялась. Пришлось приделать Праджапати голову антилопы. Тel Acteon (о нем и его алхимическом изображении в иллюстрации к Tabula Smaragdina смотри лекцию мэтра Головина в Новом Университете)...

Я думаю, отыскать его голову - наша задача. Как и поиск тайного слова мудрецов Татарии, parole delaissee, утраченной чаши, подлинного написания четвертой черты буквицы "шин", правильного произнршения заветного имени, страны с сохраненной непорченой иерархией и водой молочного цвета и многого другого... Наша, только наша, и ничья больше...

Но мы отклонились от темы. Попросту забыли, с чего начали. Столько всего интересного... Ах, да! Вспомнил. Тилак пишет, что "хотя сегодня брахманы носят нить с тремя узелками на шее, ранее они носили ее на поясе в знак трех звезд, которые препоясывают чресла небесного охотника Ориона, похитителя Авроры". В примордиальные доведические времена индоарийской общности, когда наши жили в арктических областях - "Arctic home in Vedas" (кто автор?) - все носили в память о Праджапати пояс с тремя узлами на бедрах. Это - три звезды Великого Созвездия, по которому знающий легко опредлит, когда начинается мир и когда он закончится.

Пояс с узлами. Искусство завязывать пояс. Вот к чему мы пришли. Оказывается между петлей на шее - сакральная нить брахмана - и поясом существует прямая связь и определенная логическая последовательность. Вначале был пояс. И лишь потом - петля на шее.

Пояс, как знак индоарийской общности. У зароастрийцев до сих пор есть ритуальный элемент - сакральный пояс, "кусти". Его наличие отличает благородного человека от выродка. У зароастрийцев бытие дуально - часть принадлежит Ормузду-свету, часть Ахриману - несвету. Выше пояса - часть Ормузда - человек. Ниже - часть Ахримана - Untermensch. Поэтому, кстати, сакральна поза “лотоса”. В таком положении видна вертикальная верхняя часть - доля Ормузда, ахриманово же наследство - горизонтально и распластано - минимализировано. Пуруша - паралитик вечности, не движется, без ног. То, что без ног - священно. Настоящий властелин, настоящий человек не должен передвигаться самостоятельно - для чего же тогда рабы?.. Нет, конечно, дело не в рабах. Он просто стоит в центре вещей и просто крутит колесо. Сидит в центре вещей...

Староверы не только никогда не носят галстук, но считают бесстыдным и непозволительным появиться на людях без пояса. Поясу - да, галстуку - нет. Они верят по-старому, так же как верили индоевропейские предки доведического периода, пока не поменяли от тропической жары длинную евразийскую рубаху с нордическим поясом на замещающую ее нить, вокруг шеи.

Без пояса-помочи ("Живый в помощи Вышняго в крови Бога небесного водворится...") нет деления на свет и тьму, на верх и низ, на рай и ад. Новый пояс дается в крещении христианину вместе с кухолью непорочной.

4. Ацефалы ползут на Север

Пояс делит тело на две части. Узлы - стихии, основы мироздания в его плотском варианте. Три звезды не-бесного охотника. Верхняя часть - та, что принадлежит свету - включает сердце и голову. Причем сердце - в первую очередь. На примере мифа Праджапати видно, что с головой нечего церемониться - было бы сердце. Это солнце и ум. Там свет. Пусть скрытый, закопанный, обхваченный и стиснутый кольцом влажного сырого ящера. Он стережет сокровище. Пока мы не выпотро-шим его чешуйчатую скорлупу и не вырвем нить жизни у чудища, мы не поймем языка птиц - языка верхней половины тела. Языка того, кто всегда молча сидит в центре вещей, и смотрит сквозь крепко сомкнутые веки в собственный омфалос...

Что станет с головой? Не важно. Святые - к примеру святой Егорий, победитель дракона - спокойно обходи-лись и без нее. Настоящий человек с головой может обращаться довольно свободно - это лишь зеркало сердца, часто кривое или надколотое.

Другое дело галстук. Здесь к нижней части отходит не только генитально-ходильные принадлежности, но и грудная клетка с кардинальным узлом. И путь к ней перекрыт замком элементов. На поверхности остается одна голова. Зеркало, которому нечего отображать, кроме закопанного в трясину ахримановских болот змеиного шевеления.

Настоящая Иудина принадлежность. Иуда то же считал головой, досчитал до 30, осталось еще три, но он сорвался и бегом к осине.

"Да будет двор их пуст..."

Москва стоит там, где боярину Кучке усекли голову. Поэтому сороки не летают в Москву. Когда-то давным-давно они предали Кучку, сообщив, где он спрятался и были изгнаны за 101 километр.

Язык сорок - язык птиц. Снова наша связь.

Лобное место. Красная площадь. Багровая кровь растворит сгустки полночи.

Под знаменем Ориона...

Новая Заря...

Старая Вера....

А.С.Макеев БОГ ВОЙНЫ - БАРОН УНГЕРН (Воспоминания бывшего адъютанта Начальника Азиатской конной дивизии (Шанхай, 1934)

В воспоминаниях адъютанта Начальника Азиатской Конной дивизии барона Романа Федоровича Унгерна фон Штернберга глазами очевидца и участника событий показан человек, уже при жизни ставший легендой, провозглашенный монголами Богом Войны, чаще всего отождествляющимся с докшитом Бег-Дзе, и реинкарнацией Чингис-хана, который должен был вернуться, чтобы дать монголам освобождение и возвратить былую славу. Голубые глаза и рыжая борода барона только подтверждали эту легенду, ибо эти признаки предание предписывало Чингис-хану.

Но не внешность барона и легенды монголов, связанные с ним, сделали его фигуру, пожалуй, самой загадочной в среде "цивилизованных" генералов "европейцев" гражданской войны, а тот дух жестокости средневековья, который он возродил в своей дивизии в ХХ-м веке.

Это свидетельство "из первых рук" ценно тем, что фигура барона неизменно вызывала интерес не только у профессиональных исследователей, но и у историков-любителей, краеведов и даже мистиков, пожалуй, с самого момента расстрела барона в 1921-м году. Место расстрела и погребения барона до сих пор остается тайной (где-то под Ново-Николаевском), что тоже поддерживает интерес к этой фигуре до сих пор.

Однако следует признать, что ни одна из доступных русскому читателю книг не может считаться в полной мере достоверной. Беллетризированная версия биографии барона "Самодержец пустыни" Л.Юзефовича, написанная и изданная сравнительно недавно, содержит ряд фактических несовпадений с воспоминаниями есаула Макеева. С той же степенью доверия можно отнестись и к знаменитой книге бывшего приват-доцента Томского Политехникума Фердинанда Оссендовского "Звери, люди и боги", ибо, по замечанию исследователя истории гражданской войны А.С.Кручинина, тот общался с бароном "не больше недели".

В книге А.С.Макеева дается краткая историческая справка о роде барона, а относится она, в основном, к "монгольскому" периоду его деятельности. Описаны жестокие порядки, утвержденные бароном в Дивизии, даны примеры исключительной личной храбрости барона, показана история освобождения Урги и всей Внешней Монголии от Китая, в которое знаменитый Улан-Батор включился значительно позже Унгерна, в общем, описано многое, что мог знать только очевидец и участник событий.

Текст книги уникален, ибо издан лишь однажды в Шанхае в 1934-м году, и даже многим исследователем известен лишь по названию. Этот документ эпохи вызовет огромный интерес, ведь личность барона не теряет со временем ни соей популярности, ни загадочности. В том числе и у той огромной группы традиционалистов и даже буддистских мистиков, которые считают барона едва ли не священной фигурой ХХ-го столетия.

Текст может быть дополнен воспоминаниями генерала от кавалерии Кислицина, на которого Унгерн произвел очень благоприятное впечатление, и коротким докладом московского исследователя А.С.Кручинина, который пытается отделить личность барона от мифов о нем, касаясь "даурского" периода деятельности барона.

Все это несомненно уточнит картину истории гражданской войны, показав, что среди "белых" генералов Унгерн с самого начала был единственным последовательным и непоколебимым сторонником абсолютной монархии, что было в высшей степени нехарактерно для всех остальных вождей "белого" движения. Факт его монархизма тоже засвидетельствован в книге есаула Макеева и объясняет, в частности, негативное отношение к Унгерну, например, генерала барона П.Н.Врангеля, отразившееся в воспоминаниях последнего. Из этого же текста можно понять психологическую подоплеку конфликта барона Унгерна с Верхов-

ным Главнокомандующим А.В.Колчаком.

В воспоминаниях А.С.Макеева описаны все события от ухода из Даурии до его пленения и конца Азиатской Конной Дивизии, которая уже "обезглавленной" перебралась через Харбин к Атаману Семенову,

была им расформирована и прекратила существовать как отдельная боевая единица.

Рецензия подготовлена Маликовым Е.В.

Всех заинтересованных в издании книги обращаться по электронному адресу:

oldier@tspu.edu.ru

Как работает система фильтрации 14 водоема? Информация на www.aqualogo-engineering.ru.

СЕКРЕТНОЕ ОРУЖИЕ

Бельгийский писатель Ноэль Годен приговорил самых популярных натовских лидеров и самых красноречивых лжецов западных СМИ (всего 22 персоны), освещающих войну в Югославии. Приговорил к закидыванию их свежими бисквитными тортами. К предупреждениям Годена представители власти и прессы всех континентов относятся весьма серьезно, ибо он известен не столько своими антибуржуазными книгами ("Торт и Наказание") или актерско-режиссерской работой в некоммерческом европейском кино, сколько акциями прямого действия.

Первой бомбардировке тортом от его рук подверглась в 69-ом году Маргарет Дюрас, писательница-авангардистка, примитивистскими текстами которой зачитывались тогда все так называемые "интеллектуалы". Однако, причиной нападения стала не литературная зависть, а то, что Дюрас отказалась публично поддержать всеобщую студенческую забастовку во Франции, хотя активисты прямо к ней обращались, и ей это вообщем-то ничего не стоило.

В дальнейшем "европейская кремовая армия", созданная Годеном, бомбила бисквитом многих недостойных "звезд" политики, бизнеса и эстрады. От их тортов пострадали ведущие французских новостей, издевавшиеся над забастовщиками, министры и депутаты парламента, поддерживавшие финансовых олигархов и засилие идиотской американской "поп-корн-культуры" и т.д. На одном фестивале досталось даже Жану Люку Годару, променявшему, с точки зрения "бисквитников", великие идеи Мао и Че на абстрактную и бесплодную критику шоу-общества.

Пикантность ситуации в том, что всерьез преследовать Годена (сейчас ему 53) и его последователей для пострадавших знаменитостей не представляется возможным. Во-первых это "мелкое хулиганство", а во вторых, требование расправы навсегда испортило бы имидж "идолов буржуазии". Многие представители прессы сочувственно относятся к "бисквитным акциям" просто потому, что боятся попасть в список мишеней. Это позволяет "банде Годена" утверждать, что их бисквит есть дополнительный, созданный самим народом, способ контроля над власть имущими и голову морочащими.

Дошло до того, что самому Годену физически невозможно появиться хотя бы метрах в ста от какой-нибудь, охраняемой звезды. Полицейские, телохранители и следящие агенты спец.служб узнают его издали, даже когда этот "враг общества" в гриме.

Из этой ситуации вышли просто, собравшись дома у Годена и обсудив все детали, молодые активисты "бисквитной войны", которых становится все больше, отправляются на место самостоятельно. В феврале 98-ого торт в морду получил Билл Гейтс, глава "Майкрософта", один из самых богатых людей планеты. Неприятность случилась у входа в "Concert Noble" (Брюссель). Участвовало тридцать метателей. Четыре торта попали "компьютерному гению" в лицо. Обалдевшая охрана не знала, открывать ли огонь, закрывать ли собой Гейтса. В итоге, большинству мстителей удалось стремительно скрыться.

Годен в комментариях для прессы, интересовавшейся, почему он всю жизнь использует торт и ни разу не прикоснулся к динамиту, развивал свою любимую мысль о том, богачи и хозяева корпораций это первые жертвы капитализ-ма со всеми его комплексами и абсурдными правилами, поэтому его "бойцы" наносят удар не по личности этих несчастных, но по их чрезмерному самомнению, раздувшемуся на деньгах и промоушене.

В бельгийском отделении "Майкрософта" после этого, между прочим, начались самые настоящие репрессии. Менеджеры заподозрили, что среди служащих есть сочувствующие Годену "паршивые овцы", которые и подставили Гейтса, сдав "бисквитникам" карту его передвижений по городу. Диверсантов ловят до сих пор. Неизвестно, есть ли они на самом деле, но ироничный Годен с радостью подтверждает их наличие: "конечно, они не анархисты, как мы, и им нравится их работа, но все же их тянет блевать от их начальства".

Еще одна шумная акция 9 октября 1998-ого.

К право-либеральному экономисту Милтону Фридману (в России упоминаемый чаще в паре с Хайеком, Фридман известен как идеал Гайдара, Борового и Чубайса) подошел Эл Деккер, "солдат кремовой войны" и со словами: "Неплохой день для торта, господин Фридман!" - залепил ему с размаху всю физиономию большим подарочным тортом. Позже, уже в полицейском участке, Деккер заявил, что протестовал против того сценария грабительской приватизации, который насаждает Фридман в доверившихся ему латиноамериканских странах (был советником чилийской военной хунты, консультировал перуанского президента). Ноэль Годен помог товарищу с адвокатом и добавил, что считает Фридмана лично ответственным за "травму окружающей среды, обнищание миллионов и экономический коллапс целых регионов, включая нынешнюю Россию, где тоже купились на его провокацию".

Итак, Годен приговорил НАТО. Он считает, что никакие общественные институты, никакие СМИ, в силу их проплаченности, не могут сейчас осудить и наказать тех, кто устроил югославскую войну. Он не террорист и не будет ни в кого стрелять, он не правозащитник и не пойдет никуда жаловаться, все, что он может - "опустить этих мрачных международных сук (термин Годена) при помощи торта". Олбрайт, Солана, Блэр, Фишер и далее по списку еще восемнадцать персон.