/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 289 (24 1999)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов КРЕМЛЬ, НЕ ПРЕДАВАЙ ДЕСАНТНИКОВ В КОСОВО!

Семьдесят тысяч натовских псов-рыцарей, закованных в броню, с корсетом Олбрайт на флагштоке, разбомбив каждый второй дом в Косово, мерно и тупо, как ледник, двинулись в Югославию, готовясь сожрать ломоть Сербии. И вдруг батальон русских десантников, лихих молодцов, влетел на скоростях в Приштину, зарыл в капониры по периметру аэродрома свои "бэтээры",— и железную ноздрю НАТО, обнюхивающую беззащитный край, защекотали вороненые стволы русских пулеметов.

Что тут началось! Билл по башке себя бил. Строб залез в гроб. Солана стал, как салака. Блеер заблеял. Непальцы засунули пальцы. Албанцы перестали улыбаться. Немцы заговорили про Освенцим. А один француз съел бубновый туз.

Особенно было жаль Миткову. С трагическим лицом Соломеи, так и не дождавшейся головы Иоанна Крестителя, она, печальная весталка НТВ, рыдающим голосом два дня вопрошала, кто отдал приказ. Гайдар не отдавал. Немцов не отдавал. Новодворская не отдавала. Радзиховский не отдавал. Только Починок, разглядывая в зеркале свой генеральский мундир, лампасы внутрь штанов, загадочно улыбался.

Выходило так, что благородную организацию НАТО, воспитанную на традициях Святого Франциска, Вильяма Шекспира и Гете, этих набожных генералов, чьими принципами являются: "Не убий!", "Не солги!", "Не согреши!"— провели на мякине белобрысые вэдэвэшники из Рязани, которые никогда не читали Фукуяму с его пророческим "Концом истории". Вот они, русские необразованность и вероломство!

На самом деле облапошенными оказались не только НАТО, но и Черномырдин, миллиардер и миротворец в одном стакане, но и министр Иванов, столь сладострастно целовавший Олбрайт, что мамы стали отгонять от телевизоров несовершеннолетних детишек.

Целый месяц эти два господина источали миротворческую патоку, а натовцы взрывали детские дома и больницы, посыпали Белград кассетными бомбами, вымарывали с карты Европы Югославию, а из списков народов — сербов. Сербы взывали к России: "Дайте, братушки, зенитно-ракетные комплексы!.. Пришлите в Адриатику эскадру!.. Умоляем, снарядов и топлива!.." А вместо этого им посылали птицеязычного Черномырдина и взволнованного, как лепесток цветка, Иванова. И горели по всей Сербии пожары, и русские плакали от позора и бессилия.

Миссия Черномырдина, блокируя патриотические настроения в России, увенчалась торжеством концепции НАТО. Косово оккупируется войсками-убийцами, русский контингент становится придатком НАТО, Милошевича ждет клетка.

Этой мерзости, осуществляемой пронатовской компрадорской группировкой в России, воспротивились русские генералы. Впервые с 91-го года попранная и оскорбленная армия, лишенная голоса, деморализованная "чеченским синдромом", некормленная, вооруженная старьем,— впервые армия открыто заговорила о национальных интересах страны. Мужественные генералы, совершив нравственный и воинский подвиг, отказались поддерживать предательский "план Черномырдина".

Генштаб выработал дерзкую схему молниеносного броска из Боснии, через Югославию, в Косово десантников, ограничивающих произвол НАТО, спасающих Югославию от разгрома. Эта схема была предложена Ельцину. Тот неожиданно ее утвердил.

Он утвердил ее, потому что в войне с Лужковым ему нужен хоть один патриотический козырь. Потому что следует задобрить Думу, которой навязывают "эмвээфовские", читай "натовские", законы о бензоколонках. Потому что Ельцин хочет окончательно сгнобить Черномырдина, выставляя его официантом, обслуживающим Гора, Солану и Кларка.

Сегодня все это так. Но завтра Абрамович шепнет словечко в розовое ушко Татьяны Дьяченко, а та поскоблит затылок дремлющему в гамаке папаше. И появится указ, отзывающий русский десант из Косово, и Черномырдин получит "Нобелевскую премию мира имени Риббентропа".

В древности 300 спартанцев удерживали тысячное войско персов. Сегодня 300 русских десантников удерживают армаду НАТО.

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Как информирует источник из кругов, близких к правительству ФРГ, "мерцающее сознание" российского президента и его "непредсказуемость" стали темой продолжительного разговора по "горячей линии" между Вашингтоном и Бонном. Клинтон и Шре- дер, высоко оценив роль Ельцина в победном для Запада разрешении войны в Югославии, особенно благодаря "миссии Черномырдина", вместе с тем высказали озабо- ченность мотивами "друга Бориса", отдавшего приказ о выдвижении российского батальона из Боснии в Приштину с занятием аэродрома. Собеседники пришли к выводу о необходимости "купировать" возможные выходки хозяина Кремля на встрече "большой семерки" и сократить его пребывание в обществе руководителей ведущих западных стран до 20-30 минут, иначе, как отметил Клинтон, вероятность "впадения в транс" их контрагента становится недопустимо высокой…

l По сообщению из Вашингтона, на базе Джорджтаунского университета прошел аналитический семинар по военно-политической ситуации на Балканах, в котором приняли участие ведущие сотрудники ЦРУ и военной разведки США. Констатировалось, что Москва фактически спасла Клинтона и Гора от неминуемого поражения на предстоящих выборах, при этом ничего не получив взамен. Отмечалось, что ввод войск в Приштину, осуществленный накануне "дня независимости" РФ, малопонятен в связи с легитимизацией линии НАТО и Вашингтона Советом Безопасности ООН. На семинаре была проведена параллель между "косовской развязкой" и решением Горбачева в одностороннем порядке распустить Организацию Варшавского Договора и "сдать" ГДР. Следствиями данной "стратегии" Москвы являются сохранение военно-политической зависимости Европы от США и укрепление структуры НАТО, дальнейший передел границ в Европе с появлением нового мусульманского протурецкого государства, резко сужается стратегическая роль России, которая теряет большую часть своей "зоны влияния" в Европе и СНГ, а также подрываются позиции "евро" в соперничестве с долларом. Кроме того, участники семинара сделали прогноз о скором падении Милошевича, поскольку "сербские жертвы оказались напрасными, а Косово потеряно"…

l Околоельцинское окружение, согласно информации, поступившей из Кремля, лихорадочно отрабатывает новую тактику в борьбе за собственное выживание накануне президентских выборов 2000 года. Наиболее перспективный для "семьи" силовой вариант с изменением конституции и разгоном оппозиционных политических сил на сегодня тормозится как нехваткой кадрового и силового потенциала, так и неопределенностью позиции Лужкова, которого, в свою очередь, невозможно убрать, не решив "дела Скуратова". В связи с этим предполагается в бли- жайшее время провести сложный политический маневр, элементами которого названы:

— переход от лобовой конфронтации с московским мэром к предложению "восстановить хорошие отношения с Кремлем и Ельциным" в обмен на "голову Скуратова";

— добровольный уход самого Скуратова, чего любыми обещаниями должен добиться лично Березовский;

— унификация позиций всех каналов ТВ по трактовке конфликта Кремля и Лужкова;

— давление на Степашина с целью обострить его отношения с Думой и оппозиционными партиями, поводом для чего может служить обсуждение новых законопроектов, внесенных по требованию МВФ и ведущих к тотальному повышению цен;

— воздействие на Лужкова со стороны "верных президенту" глав субъектов федерации.

Успех или неуспех этого плана признан жизненно важным для обеспечения "безопасности семьи" в ближайшей перспективе…

l Из кругов, близких группе "Мост", поступила информация о достижении предварительных договоренностей между Гусинским и Березовским. В обмен на прекраще- ние "информационной атаки" против Ельцина и восстановление "единого демократического фронта" представителям "Моста" обещано несколько ключевых мест в органах исполнительной власти. В частности, предметом обсуждения были посты главы телерадиокомитета и председателя Центробанка (вместо Геращенко). Особое место в дальнейших переговорах отводится вопросу об отказе "Моста" поддерживать московского мэра в случае продолжения его конфронтации с Кремлем…

l На ближайшем акционерном собрании Газпрома предполагается оформить возвращение Черномырдина в этот концерн — вначале на должность почетного председателя или же главы попечительского совета, после чего ему будет передан реальный контроль над финансовыми потоками и экспортными сделками концерна. Тем самым фактическая "зачистка" Вяхирева, решение о которой принято Кремлем, должна быть проведена руками послушного Березовскому экс-премьера. Кроме того, рассматриваются и другие варианты передачи Газпрома под тотальный контроль "семьи",— передает источник из Хьюстона…

l Башкирский президент Рахимов, по информации из Уфы, в ходе последней встречи с московским мэром убеждал Лужкова "помириться с Ельциным и стать лидером пропрезидентских сил". В противном случае, особенно при укреплении связей с Примаковым и продолжении поддержки Скуратова, как было заявлено, "московский дефолт" станет реальностью…

l Прогноз аналитиков Нью-йоркской фондовой биржи свидетельствует о неизбежности исчерпания валютных запасов России в августе и "катастрофического падения" национальной денежной единицы в сентябре-октябре текущего года до уровня 33-37 рублей за доллар. Прогнозируются также очередная приостановка выплат по государственным заимствованиям РФ, падение курса акций российских предприятий и арест российской собственности и активов за рубежом, что приведет к тотальной победе оппозиционных сил на предстоящих выборах и смене политического курса…

l Как сообщают закрытые источники из Душанбе, группа американских "коммандос" и сотрудников ЦРУ находилась на территории Таджикистана, где провела переговоры с Рахмоновым, после чего проследовала в Афганистан. Целью этого визита была выдача "полевыми командирами" саудовского магната и фундаменталиста Бен Ладена. В ходе акции "тихие американцы" получили тела двух граждан США, погибших в Афганистане при неясных обстоятельствах, которые эти источники связывают с провалом предыдущей операции ЦРУ против Бен Ладена. Кроме того, та же группа выкупила у "полевого командира" Сайафа несколько "Стингеров", которые были уничтожены на месте. Эти контакты осуществлялись с участием Назарбаева и Рахмонова, обеспокоенных ростом "исламского фактора" в собственных государствах…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Известие о вводе российских десантников застало Иванова в объятиях Олбрайт.

Качественная упаковка для переезда 1 от производителя

Владимир Бушин БРОСОК ГЕНЕРАЛА ЗАВАРЗИНА

Никто не ожидал такого!

Как в сорок первом, в грозный час —

Бросок бригады Катукова,

Что, может быть, Москву и спас...

Вперед! И стало небу жарко,

Лишь грохот, пыль да сердца стук...

Ах, как бледны ланиты Кларка,

Как заметался Тэлботт вдруг.

Вот так бы с самого начала!

Где раньше был ты, Заварзин?

Сейчас бы свора вся молчала,

И ствол не тявкнул ни один.

А если б действовали властно

Еще и десять лет тому —

Все жили б мирно и согласно

И на Кавказе, и в Крыму!

Сегодня гордый серб ликует

Так, что под ним земля дрожит.

...А на Москве, как Вечный Жид,

Миткова горестно тоскует.

Владимир Смоленцев РУССКИЙ АВАНГАРД

Ночью девятого июня усиленный десантный батальон российских войск стремительным броском преодолел почти двести километров косовских дорог и вошел в столицу Косово Приштину, заняв аэродром. Для НАТО и США, топтавшихся на границах Косово, это был просто шок. Еще вечером натовская радиоразведка перехватила доклад русских о том, что отряд располагается на ночь и не тронется с места, а уже через пять часов русские танки стояли в капонирах на въездах на аэродром...

Значение этого события трудно переоценить. Молниеносная операция российского Генерального штаба вырвала из рук НАТО инициативу и смешала все карты заокеанских глобалистов. В течение нескольких дней НАТО и США готовили карательную операцию по "зачистке" и наказанию косовских сербов. План был иезуитски изощрен. Сербские части выходят из Косово, войска НАТО, якобы "для уточнения того, что Косово очищено от военных", еще в течение двух суток стоят на месте, а в проделанные проходы усиленно загоняется сорокатысячная армия "шиптаров", которая в течение двух суток устраивает подлинную резню сербов и явочным порядком занимает все основные города и объекты. В итоге части НАТО входят в очищенное от сербов Косово...

После того, как русские вошли в Приштину, не оставалось ничего другого, как двинуть всю военную махину вперед, пока эти "вероломные" русские не заняли еще чего-нибудь. В итоге "шиптарам" пришлось тайком пробираться вдоль дорог, по которым черепашьим шагом тащилось английское пушечное мясо — непальские стрелки, которых сунули первыми...

Резни не получилось. Сербское население Косово лишь отошло от границ с Албанией и Македонией и сосредоточилось в центральных районах, став там этническим большинством...

При этом в руках русских оказался единственный аэродром, способный принимать тяжелую военно-транспортную авиацию, без которой ввод и размещение войск в Косово становятся крайне трудным и опасным делом, так как все теперь придется завозить по заминированным простреливаемым дорогам.

Особенно тяжело переживали в НАТО просчет собственной разведки, которая не смогла вскрыть планы русских и клюнула на дезинформацию, заброшенную в радиосети. Интересно и то, что впервые за последние годы не произошло утечек и в Москве, где в течение почти двух недель в полной тайне готовилась эта операция, что свидетельствует о том, что Генеральный штаб России под руководством Анатолия Квашнина эффективно и четко контролирует Вооруженные Силы.

Практически Квашнин, Ивашов и Заварзин спасли престиж России, который усилиями нелепых дипломатов Черномырдина и Иванова был низведен до нуля. Более того — полноценный ввод российских войск в Косово (если таковой состоится) сведет к нулю и результаты военной операции НАТО, фиксируя ситуацию на фактическом разделе Косово, на что с самого начала были согласны сербы. И это — вместо полного захвата Косово НАТО и албанскими сепаратистами, вытеснения сербов и низведения оставшихся до малочисленной этнической общины.

При этом с первых суток стало ясно, что пребывание натовцев в Косово не будет легким и безоблачным. Сербы, оставшиеся в Косово, готовы драться до последнего, а оружия у них предостаточно...

Конечно, самой проблематичной остается вторая стадия нашей военной операции — переброска в Косово частей Псковской воздушно-десантной дивизии, уже пятые сутки ожидающей команды на взлет. Воздушные коридоры закрыты Венгрией и Болгарией. К тому же в дело вновь вмешались дипломаты. Иванов быстренько пообещал Тэлботу, что до полного согласования с НАТО мест дислокации русских частей и встречи 20 июня Ельцина с лидерами стран "семерки" больше никаких войск в Косово Россия не введет.

Военные источники утверждают, что за эти дни натовцы попытаются разблокировать аэродром, занятый русскими, и вытеснить их из Приштины. Для этого сейчас задействованы все механизмы давления на Квашнина и Генеральный штаб...

После блестящего, триумфального начала наступило время неопределенности. Если нашим военным удастся преодолеть сопротивление пронатовского, проамериканского МИДа и ввести войска, то в корне изменится вся геополитическая обстановка на Балканах, если же под нажимом США и натовцев в президентском окружении русские будут выведены из Косово, это полностью уничтожит русское влияние в единственном европейском регионе, традиционно связанном с Россией.

...В Псковской десантной дивизии объявили, что в Косово пойдут лишь добровольцы. Таковыми записалось сто процентов личного состава.

...На российской военной базе в Боснии окормляющий наших солдат иеромонах благословил передовой отряд десантников в небольшой полковой церкви.

...По данным опроса, 85% процентов россиян высказались за введение российских миротворческих сил в Косово.

Владимир СМОЛЕНЦЕВ

ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ ИЗ СЕРБИИ — на стр.4

Наш корр. ЕДИНЫМ ФРОНТОМ (Встреча едномышленников в “Рэдиссон-славянской”)

12 июня в московской гостинице "Рэдиссон-Славянская" состоялся торжественный прием, на котором было подтверждено намерение двух политических организаций: Движения в поддержку армии, возглавляемого Виктором Илюхиным, и Исламского комитета, созданного Гейдаром Джемалем,— идти на "большие выборы" единым фронтом ради устранения антинародного режима Ельцина и возрождения общей Родины — России.

Выступивший перед собравшимися глава ДПА Илюхин сказал, что время Ельцина подошло к концу, и страна находится накануне крупных политических перемен. Он отметил также, что интересы России требуют объединения усилий с мусульманским миром для противостояния общему врагу — силам "нового мирового порядка".

Следует отметить, что на приеме в "Рэдиссон—Славянской" присутствовали ряд иностранных послов и представители дипломатических миссий.

В заключение встречи была принята совместная декларация Движения в поддержку армии и Исламского комитета.

Наш корр.

НАШ ПРОТЕСТ

Информационно-аналитическая программа "Перспектива", вещающая на "Народном радио", продолжает традиции закрытого в начале этого года "Радио-Завтра", является инструментом борьбы за русское дело. С фактом существования подобной передачи существующий режим, судя по всему, мириться не желает. Иначе чем вызваны многочисленные обращения радиослушателей, свидетельствующие о неком странном обстоятельстве: за пять минут до начала работы программы "Перспектива" в динамиках начинается треск, да такой, что слов порой невозможно разобрать? По мнению специалистов, имеет место факт "глушения" патриотической передачи, что является беспрецедентным нарушением прав граждан на свободу информации.

В связи с названными обстоятельствами коллектив программы "Перспектива" и редакция газеты "Завтра" заявляют свой протест и напоминают чиновникам ФСТР, что режим Ельцина не вечен, и придет время, когда им придется отвечать за произвол.

Программа "Перспектива" на волнах "Народного радио" работает в диапазоне средних волн на частотах 1233 и 612 кГц с 18 до 19 часов (кроме четверга).

Андрей Горский СУМЕРКИ ПЕРЕД РАССВЕТОМ (С заседания “Клуба яйцеголовых”)

ТЕАТР ПОЛИТИЧЕСКОГО БЕЗУМСТВА

Сейчас уже можно в достаточно полном объеме оценить спектр последствий отставки Примакова для нашей страны как во внешнем, так и внутреннем контексте. В международном плане это прежде всего трагическая развязка "косовского" кризиса, когда Ельцин впрямую сдает Вашингтону как сербов, так и стратегические интересы России в Европе и на Балканах, искусно перекладывая вину на своего "спецпредставителя" и получая в ближайшей перспективе "списание" части внешних долгов. Во внутриполитической жизни мы видим "срыв" голосования по импичменту в Госдуме при сковывании действий "системной оппозиции" в законодательных органах и переход к активной фазе "травли" Кремлем своего бывшего "соратника" по разрушению СССР — московского мэра. Последний в представлениях "ближнего круга", да и лично "верховного", являет собой опасного политического соперника, способного не только заблокировать самый выгодный для Ельцина антиконституционный "вариант", но и выйти на первые роли в наступающей президентской гонке. Ибо именно Лужков может выйти во второй тур вместе с Зюгановым, тем самым обусловив неизбежность "нового Нюрнберга" для ельцинской "семейки" после июня 2000 года...

Взглянем непредвзято на декламирующего пушкинские стихи Степашина, на окончательно ополоумевшего Ельцина, рассказывающего творческой тусовке Москвы о том, как он читал пушкинские строки для первого класса в два часа ночи "на свежую голову", приглядимся к дикой сваре между олигархическими кланами при распределении обязанностей в кабинете министров. Поглядим на внезапное появление на страницах принадлежащей олигархам прессы нового "серого кардинала" ельцинской семьи, нефтяного "предпринимателя" Абрамовича, на выход Березовского "из тени" судебного преследования и его же заявления о необходимости роспуска Госдумы и запрете компартии (т.е. антиконституционном перевороте), на елейные слова патриарха по поводу захоронений на Красной площади, наконец — на утверждение нижней палатой парламента кандидатуры того же Степашина при фактическом отказе КПРФ от утверждения выдвинутых эмвээфовских законов... Казалось бы, перед нами — театральный бурлеск, который разворачивается без всякой аранжировки. Но вся эта череда событий имеет свою логику и непосредственно связана с отчаянной борьбой Кремля за "выживание" и продление собственной власти: и на третий срок, и более того.

КРЕМЛЬ, ЕЛЬЦИН, “ДЕМОКРАТЫ”

Немногочисленные экономические резервы, созданные за неполных девять месяцев правления кабинета Примакова-Маслюкова, сегодня вовсю “выбираются” в интересах околокремлевского клана, и положение в стране становится все более катастрофическим. Люди дичают от голода, производство продолжает распадаться, цены растут вне зависимости от указов и декретов, зарплату не платят. И все это — на фоне того, что в Кремле реальная власть осуществляется связкой Дьяченко-Березовский, которые действуют как бы из-за прикрытия, из-за фигур Волошина, Аксененко, Абрамовича и других. По-прежнему остается "загадкой" то, каково состояние Ельцина и правит ли он сам в период краткого прояснения сознания — или же все решения готовятся искусной и хитрой камарильей. По внешним признакам в Кремле сидит полностью неадекватный "начальник", которым просто и ясно манипулирует "семейка", готовящая себе "преемственность" в лице "нужного следующего президента".

Именно это и есть лейтмотив всех политических и пропагандистских "вбросов" Кремля в общественную жизнь России.

И если полгода назад только газета "Завтра" предупреждала российскую общественность о вызревании нового, уже третьего после разрушения СССР, антиконституционного заговора, то теперь это стало расхожей истиной, о коей трубят даже подвластные Гусинскому СМИ. О трех вариантах отмены конституционных выборов высказался руководитель "Эха Москвы" Бенедиктов в своей беседе с Киселевым в "Итогах". Оба журналиста, официальные рупоры председателя Еврейского конгресса Гусинского, говорили о конфедерализации государственной структуры РФ (дальнейшем расчленении России), о возможном референдуме с введением Белоруссии в союзное с РФ государство, а также об отмене выборов в связи с "новой кавказской войной". Эти слухи проникают все глубже в поры общества, которое в большинстве своем пока "безмолвствует", озабоченное лишь проблемами ежедневного выживания и опять отдающее при этом собственную судьбу в руки "верховных"... Но существующая пассивность широких масс перекрывается феерическим "конформизмом" политических верхов, куда можно причислить и губернаторов, и руководителей федеральных ведомств, и лидеров партий и движений. Они-то все видят и все понимают, но либо кровно заинтересованы в продолжении "бардака", позволяющего грабить вымирающее население, либо, как московский мэр, сам до мозга костей "демократ", но пока попавший в "немилость", стремятся "отсидеться" за чужой спиной. В одном из недавних номеров "Завтра" мы давали сценарий действий "семейки" во главе с Березовским и усматривали в этих метаниях историческую обреченность. Ничего не изменилось с тех пор, разве что в Кремле загорелись новой идеей — собственного выживания через "конфедерализацию", то есть расчленение, страны. "Образованные слои", которые бежали за демгруппировками и Ельциным в начале 90-х , видимо, и сейчас не до конца осознали реальные последствия как расчленения СССР, так и планируемого ныне демонтажа РФ. Хотя история доказывает, что крушение крупных государственных структур сопровождается огромными страданиями населения и потоками крови, вина за которые ляжет на затевающую эти процессы политическую элиту.

ОППОЗИЦИЯ И РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО

Историческая перспектива ельцинской группировки укорачивается с каждым днем, и ее члены хорошо осознают это. За последние недели действия соратников президента вышли за все допустимые рамки. "Янычары" рвутся в бой, чтобы победить любыми средствами. В чем же уроки происшедшего, где находится оппозиция и каков дальнейший путь борьбы с ельцинизмом в преддверии избирательного цикла? Обратимся прежде всего к чисто политическим итогам. Правительство Примакова демонтировано, импичмент не прошел и первого круга, ельцинская "семья" в полном объеме восстановила свои позиции с явным намерением двигаться дальше и обеспечить "личную безопасность" и закрепить награбленное, что и обуславливает состав кабинета, где на 70% ставленники Березовского, а на 30% — Чубайса.

Наконец, нельзя не сказать, что довершают эту картину югославские события, где американцы при помощи Черномырдина выкрутили руки Милошевичу и добились от него согласия на "ультиматум Рамбуйе", прокладывая дорогу к усилению диктата США на европейском континенте. Это значит, что Вашингтон вскоре в очередной раз мертвой хваткой вопьется в политическое тело России и попытается максимально укрепить политические позиции верхушки, в особенности своих группировок: Чубайса—Гайдара, Явлинского—Лукина, Черномырдина и др. Все чрезвычайно плохо, но не настолько, чтобы все-таки нельзя было видеть сохраняющиеся перспективы на рассвет и прорыв русского народа к победе.

В чем истоки уныния? Во-первых, многим оппозиционным деятелям казалось, что идущая спокойным ходом "антилиберальная революция" возобладает — и в самом скором времени. Повсеместно витали надежды на "бюрократическое вытеснение" как олигархической семейной ельцинской группировки во главе с Березовским, так и ультралибералов с их флагманом Чубайсом. Более того, оппозиция, да и в целом российское общество, полагали, что вслед за сменой политической власти в дальнейшем сложатся условия для упразднения и других олигархических образований, высасывающих финансовые потоки из российской экономики. Это касалось в равной мере и Газпрома, и других более мелких хищников вроде моноэтнической группы Гусинского, из года в год вырывавших финансовые потоки из рук государства, которое должно было остановить денежную кровопотерю. Все это, считали в оппозиционной среде, поведет к "мирной замене Ельцина" со вступлением России (наконец-то) в конструктивный период своей истории... "Дудки!"— говорим мы с досадой, ибо кто же отдает награбленные миллиарды да и свою политическую и физическую безопасность просто так, без решительного боя? Вышеописанные ожидания канули в Лету за день до голосования по импичменту — с указом об отставке Примакова...

Второй причиной возникающего пессимизма большей части оппозиции стал именно несостоявшийся импичмент, который дем-СМИ целенаправленно раздувают как якобы тотальное поражение оппозиции. Конечно, прохождение импичмента дало бы дополнительные политические ресурсы как Госдуме, так и КПРФ в лице Зюганова. С одной стороны, уже никому нельзя было бы, не нарушая Конституции, разогнать Госдуму в преддверии выборов, конструируя правительственный кризис. С другой — лично Зюганов подтверждал бы свою лидирующую позицию в борьбе с режимом, оставаясь на острие общественного внимания и в пропагандистском плане. И это так, но все же импичмент как таковой был лишь инструментом пропагандистской борьбы и в гораздо меньшей степени — реальным политическим средством. Добиться его все равно было бы невозможно при нынешней конституции, а антиконституционный переворот может начаться в любых политических условиях, невзирая на юридические положения — были бы в этом политическая целесообразность для "семьи".

В-третьих, главный костяк бюрократического аппарата и “силовых” ведомств как был проельцинским, так им и остается после прихода Степашина. Хотя на первую позицию в МВД вышел ставленник ельцинской семьи и ближайший друг Березовского Рушайло, внутреннюю структуру МВД это не поменяло радикальным образом — хотя бы пока.

В-четвертых, целый ряд аналитиков высказывал предположение, что правление Примакова повело к радикализации Совета Федерации и его смещению на "антиельцинскую позицию". В этом усматривалась возможность совместного решения обеих законодательных палат по смещению Ельцина или же предотвращению антиконституционного переворота. Подобные расчеты, увы, были верны лишь весьма условно. Ось действительно переместилась, но в целом губернаторский костяк, ворующий у собственных регионов, никогда бы не пошел на прямое удаление столь удобного ему Ельцина. Максимум, на что они бы могли решиться, это острожная изоляция с выдавливанием "семейки" из реальной власти. Эта "легкая" оппозиция косвенно опиралась на фигуру Примакова, поскольку он давал понять, что будет продолжать свой курс и, следовательно, никого из "региональных упырей" всерьез не тронет. Дальнейшее же поведение СФ с полным принятием новой фигуры показало его очередной качок в сторону Кремля, поскольку финансы и все остальное вновь перешло в руки "семьи"...

В чем же причины сложившейся ситуации? Сразу скажем, что ни о каком поражении речи не идет, поскольку каждый день все равно ослабляет ресурсы и возможности кремлевских демократов. В известной мере "бюрократический гамбит" мог пройти, но для этого нужны были другие волевые составляющие как Примакова, так и госдумовской оппозиции. Примаков же не имел "жесткой наступательной воли", почему и отказался еще в апреле от постановления СФ, предложенного Кондратенко в поддержку правительства. Видимо, тогдашний премьер опасался разозлить "дедушку", поэтому поздравил Степашина и отправился долечивать радикулит в Швейцарию. В свою очередь, Дума также могла оттягивать рассмотрение импичмента вплоть до нового сезона в октябре-ноябре, и никто ей не мог указывать, исключая давление СМИ и президентской администрации.

Эта податливость и сломала игру. Но главная причина заключалась все-таки в том, что КПРФ не готовила реальной и мощной публичной поддержки импичменту. Ведь все это можно было бы разыграть, как по нотам. Тут и одновременные заседания областных дум, и демонстрации, и другие поддерживающие акции. Но от них отказались, чтобы провести все "без особого шума". В результате попали в ситуацию, когда правительство Степашина и стало правительством подготовки переворота. Именно в этом смысле оно "техническое и переходное". Несомненно, оно тотчас исчезнет, как только выполнит свое предназначение или провалит "ожидания". Лимит по времени и кадрам у "заговорщиков" слишком силен, что может привести к срыву всех замыслов Березовского и Ко.

Что же могла сделать объединенная оппозиция в ходе борьбы за эволюционный переход к власти? Пожалуй, была лишь одна возможность — оттягивать в Думе рассмотрение импичмента и играть на нервах у "семьи". Но и это — лишь оружие короткого временного порядка, в остальном Примаков сам не захотел идти на обострение, а Госдума и КПРФ также не предлагали перехода к уличным формам борьбы. Да это было и невозможно сделать сразу, без длительной подготовки, которая, собственно, никем и не велась.

ПЕРСПЕКТИВЫ ОППОЗИЦИИ

Анализ сложившихся к середине лета реалий внутриполитической жизни России показывает, что исход политической борьбы весны-лета этого года имеет большое количество позитивных моментов, подтверждающих растущие шансы на крупную политическую победу как в избирательном, так и конфронтационном варианте.

Сюда следует отнести уход представителей оппозиции из исполнительной власти без реальных экономических провалов; восстановление в полном объеме своего оппозиционного образа; наконец, выход из правительства накануне очередного резкого понижения уровня жизни общества. Такое развязывание рук в преддверии избирательного сезона дает новые возможности победы на выборах, но они могут быть реализованы только при условии, что выборы состоятся по существующим конституционным положениям, а оппозиция все-таки перейдет в мощное пропагандистское наступление.

Первое условие практически не зависит от оппозиции. Если в ельцинском окружении окончательно оформится "идея переворота", то он будет осуществлен даже без пропагандистских маневрирований или же их отсутствия в Госдуме и в КПРФ.

Чего же ждать от ельцинской группировки, располагающей пока что всей полнотой власти и силы? В окружении “всенародноизбранного” борются две линии: одна персонифицирована в Чубайсе со ставкой на манипуляции выборов, как это было в 1996 г.; вторая — это Березовский, Волошин, Дьяченко, с их прицелом на "тотальную" зачистку идеологических (читай, коммунистических и националистических организаций) и политических противников (Лужкова и всех тех, кто способен "разоблачить" Ельцина и его окружение в недалеком будущем). Есть все основания предполагать, что возобладает именно этот второй подход. Другой вопрос, что времени и ресурсов у этой группировки совсем "под завязку". Ведь без "чрезвычайщины" ей ничего не удастся сделать, а "чрезвычайщине" не суждено пройти при московском мэре.

Таким образом, можно предположить, что главный вопрос для них сегодня в том, как максимально разделить, расколоть противников ельцинской системы. И это пока что удачно достигается разговорами о "силовом" выдворении коммунистического пантеона, в первую очередь, тела Ленина с Красной площади. Показательно, что представитель чубайсовцев Степашин официально и громогласно заявляет на встрече в Академии наук, что "чрезвычайщины не будет". Другое дело, если в ответ на решение президента начнутся беспорядки — а если и их не будет, то можно легко "организовать" несколько взрывов в Москве, что и сплотит все "демфигуры" вокруг идеи запрета компартии. И пусть она потом добивается правды в Гаагском суде после выборов! Таков ход рассуждений этой компании.

К такому варианту надо готовиться уже в августе — или немного позже, перед самими выборами: к люстрации партийных лидеров и к ущемлению их гражданских прав. Тогда Лужков остается один на один с Кремлем и явно ему проигрывает. Его можно будет легко "зачистить" через уголовные дела на сподвижников или родственников. Особенно просто это сделать, если Скуратова смогут полностью удалить при помощи голосования все в том же Совете Федерации.

Но это только расчеты и прогнозы. Реальность будет сложнее. Главное, повторим, в том, что у "кремлевских заговорщиков" катастрофически не хватает времени. Ни для публичного шельмования Лужкова, ни для разгона Госдумы, ни для того, чтобы подготовить манипуляции в регионах и предварительно настроить силовые структуры. Отсюда вывод один: вероятнее всего, они все же "рыпнутся" — но сделано это будет все впопыхах, чохом, в агонии. Вслед за их рывком и должна последовать контригра и в Москве, и в регионах. Тогда клике Ельцина не удержаться и одного дня. Но для этого нужно собраться с мужеством и готовить "клинки" — иначе все будет как всегда, а то и похуже — вплоть до расчленения России на остаточные околотки. Готовьтесь, господа офицеры.

Андрей ГОРСКИЙ

Игорь Стрелков, Александр Бородай А ВОЙНУ НЕ ХОТИТЕ?

Степашин и Рушайло зачастили на Северный Кавказ. Они встречаются с Масхадовым, обещая деньги "на борьбу с Басаевым и Радуевым", они клянутся покончить с бандитизмом и похищениями людей, даже посылают вертолеты бомбить чьи-то позиции на территории Чечни. Поддерживающие режим "абрамовщины" СМИ вдруг "прозрели" и обратили внимание на то, что кавказские боевики не столько "народные герои" и "борцы против имперского гнета", сколько обычные бандиты, чья планомерная деятельность, спонсируется геополитическими врагами России и угрожает ее территориальной целостности. Уже очевидно, что нынешний режим надеется продлить свое существование, переведя страну в режим ЧП, поводом для чего может послужить новая война на Кавказе. Политические цели достаточно ясны — не столько покончить с сепаратизмом и победить боевиков, сколько втянуть страну в долговременный конфликт, который позволит режиму отменить выборы и остаться у власти.

Наиболее дальновидные военные аналитики крайне скептически оценивают происходящие в государстве и армии процессы, подчёркивая: ещё год-другой — и России будет просто нечем (и некем) воевать. Тогда распоясавшиеся от безнаказанности сепаратисты без какого-либо сопротивления заберут всё, что под руку попадётся. Уже сейчас кое-кто из проходящих службу в Северокавказском регионе русских офицеров начинает "паковать чемоданы", ожидая скорого вывода с территории "суверенных республик".

Неизбежность войны понимают на Кавказе все. Вопрос лишь в том: "Кто, когда и во имя чего её начнёт"?

Вариант первый — чисто гипотетический:

ВОЙНА ЗА ВОССТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ДЕРЖАВЫ.

Предположим, что в результате прихода к власти в России "всамделишнего" патриотического правительства начинается процесс консолидации государства. В этом случае можно смело гарантировать крайне отрицательную позицию подавляющего большинства "местных князьков" Северного Кавказа. Не желая отдавать захваченную власть и доходы, они прибегнут к любым средствам.

Наипервейший кандидат на отделение от России — Республика Ингушетия, президент которой Р.Аушев досоздает так называемый "ингушский" (212-й моторизованный батальон ВВ МВД. Данный батальон (штатной численностью около 300 человек) комплектуется по контракту исключительно ингушами и будет иметь в своём распоряжении бронетехнику. На территории республики, за исключением немногочисленного 137-го погранотряда, других войсковых частей не имеется (и это — с учётом соседства Чечни!). Для характеристики вероятного использования батальона следует указать на постоянное участие республиканского ОМОНа в конфликте с Северной Осетией из-за Приго-родного района. Осенью прошлого года бойцами указанного "элитного подразделения" были убиты шестеро коллег-осетин, несших службу на административной границе. Хотя после сего прискорбного события весь личный состав отряда был выведен за штат, никаких серьёзных изменений в его комплектовании не произошло. По крайней мере, ингушская сторона в своих спорах с осетинами постоянно угрожает применить милицейские подразделения для решения "территориальной проблемы". Обилие милиции и "патриотических" военизированных структур не мешает Ингушетии оставаться, тем не менее, "буферной зоной" и операционной базой для чеченских и местных специалистов по похищениям людей, перевалочным пунктом для "ичкерийского" "самогонного бензина" и центром притяжения весьма богатой и влиятельной в общероссийском уголовном мире ингушской оргпреступности.

В случае попыток "привести к единому знаменателю" зарвавшуюся местную мафию, Аушев, скорее всего, объявит о выходе Ингушетии из состава Федерации. В чём, вероятно, будет поддержан значительной частью населения и, в первую голову, — молодёжью, чьё мировоззрение формируется в атмосфере оголтелой антирусской пропаганды,. А уж за поддержкой со стороны Чечни дело не станет... Учитывая горный ландшафт республики и опыт истории (в 1943-44 годах в боях с местными бандами были задействованы 3 стрелковые дивизии и московская дивизия НКВД, а количество трофейного оружия перевалило за 17 тысяч единиц), воевать придётся серьёзно.

Кроме Ингушетии, следует иметь в виду самопровозглашённую ваххабитами "Исламскую территорию" в Дагестане, и, конечно же, "свободолюбивую Ичкерию". И Масхадов, и оппозиционные ему "полевые командиры" располагают танками, артиллерией и боевыми вертолётами. Но основной упор, с учётом полученного боевого опыта, делается на переносные противотанковые и противовоздушные комплексы, организацию минно-подрывного дела и обучение диверсантов.

Несмотря на неизбежные трудности, благоприятный для российских войск исход войны практически предрешён. Приняв комплекс необходимых военных, военно-полицейских, административных и экономических мероприятий, продемонстрировав волю к победе, Россия сумеет в довольно непродолжительный срок (5-6 месяцев) полностью восстановить свою власть в регионе.

Вариант второй:

ВЫСТУПЛЕНИЕ СЕПАРАТИСТОВ И ВОССТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПОРЯДКА.

Это мы уже видели. И чуть было не увидели вновь нынешней весной после похищения злополучного (и ныне почти забытого) генерала Шпигуна. Тогдашний министр внутренних дел, в настоящее время — премьер-министр, напялил на себя несвойственную ему "волчью шкуру" и заговорил почти как... нормальный генерал. Перейти от слов к делу Степашину тогда не позволили, но на основании имеющегося опыта, можно смоделировать вероятное развитие событий.

Итак, в некоей республике (ориентировочно — Дагестане) враждебные силы (к примеру — ваххабиты, или "Дагестанская повстанческая армия имама"), не довольствуясь уже находящимися под их контролем территориями, пытаются захватить власть вооружённым путём.

Отбросив иронию, напомним, что в настоящее время на территории Дагестана уже скоро год как остаётся в неприкосновенности "неконтролируемая территория". В четырёх сёлах Буйнакского района (Карамахи, Чабанмахи, Чанкурбе и Кадар) установлена власть исламских экстремистов—ваххабитов. И эту власть её приверженцы открыто собираются распространить как минимум на весь Дагестан, а как максимум — на территории всего Кавказа по линии Астрахань—Ростов-на-Дону (включительно). В нормальном государстве за одни такие намерения сажают. У нас же всё по-другому... Граждане иностранных государств свободно проникают на территорию России, чтобы вести проповедь своего учения. Созданные под их руководством "религиозные" общины активно вербуют последователей. В первую очередь — среди молодых, физически здоровых мужчин и юношей, которых вслед за тем направляют на территорию соседней Чечни для обучения в лагерях Хаттаба, Радуева, Басаева. Каждый завершивший обучение обязан "сдать экзамен" — произвести взрыв на "враждебной" территории, обстрелять пост милиции или российских военных или совершить иное равнозначное преступление. Похоже, что недавние взрывы в Северной Осетии являются делом рук выпускников из так называемого "ингушского батальона", находящегося в составе ваххабитского "Исламского полка особого назначения" Арби Бараева. На совести исламских боевиков также расстрелы милицейских патрулей в Дагестане и на Ставрополье, другие кровавые инциденты.

Ваххабиты не намерены останавливаться на достигнутом. Их общины уже появились и продолжают расти в Хасавюртовском, Кизлярском, Карабудахкентском и других районах Дагестана. Везде — одна установка: накапливать силы и ждать сигнала. Сигнала к вооружённому выступлению. Пока же из Чечни по горным тропам идёт постоянная переброска оружия и боевиков. Своих эмиссаров и добровольцев послали в Дагестан турецкие "серые волки", представители различных арабских радикальных группировок. В союзе с ваххабитами готовы выступить приверженцы беглого лидера "Лакского народного движения "Кази-Кумух" Надиршаха Хачилаева, создавшего и вооружившего в Чечне за свой счёт солидный отряд боевиков. Говорят, что бывший депутат Госдумы даже заготовил "зелёное знамя победы", которое намерен водрузить над зданием Госсовета в Махачкале. Найдутся у исламских экстремистов и другие союзники. Шамиль Басаев всерьёз рассматривает возможность "переноса" боевых действий на территорию Дагестана, для чего и "прикормил" самозванного "имама" Хачилаева, а самого себя назначил "эмиром" "Конгресса народов Ичкерии и Дагестана".

Рано или поздно вялотекущая подрывная работа перерастёт в открытый мятеж. Ситуация может "дозревать" ещё не один месяц, а то и больше, но "сколь верёвочке ни виться — всё конец будет." Если Россия не нанесёт упреждающего удара (а на это нет пока и намёка), дагестанские "моджахеды" сами выйдут на тропу войны против "кафиров".

Вслед за вооружённым выступлением сепаратистов последует обычная процедура российского безвременья. Президент выступит (если к тому времени ещё будет способен говорить) с краткой и невразумительной речью, где пообещает "отстоять целостность Российской Федерации". После этого в республику будут брошены все имеющиеся спецназы, которые вкупе с остатками расквартированных здесь войск вступят в кровопролитные бои. Снабжение будет, как обычно, "ни к чёрту", организация и управление — того хуже. Правовой статус охваченных войной территорий окажется неопределённым, и военные не получат необходимой полноты власти. Разгильдяйство и деградация командного состава, полное отсутствие у большинства втянутых в войну подразделений какой-либо моральной устойчивости и т.д. — всё это подарит российской военной истории ещё несколько "славных" эпизодов типа новогоднего штурма Грозного. Пресса выльет очередной ушат грязи на армию, а "демократическая общественность" возопит о "зверствах российских войск и нарушениях прав человека". Десять против одного, что Чечня, которая с радостью отправит к соседям всех желающих воевать (4-5 тысяч), не будет включена в состав театра военных действий, и боевики всегда смогут укрыться на её территории. В финале очередной лебедь заключит соглашение, по которому отдаст боевикам всё, что у тех хватит наглости потребовать. Пресса объяснит обывателю всю полезность подобного соглашения, ссылаясь,, в первую очередь, на то, что "бюджет не вынесет военных расходов".

Однако, вооружённое выступление в одной только республике имеет значительные шансы на неудачу. Дагестан — это всё же не Чечня. Более того, затяжка войны чревата для московских властей самыми опасными последствиями. Как поведёт себя уже неоднократно преданная армия? Не попытается ли какой-нибудь "русский полевой командир" нарушить данные ему "миротворческие" функции и во что может вылиться подобное неподчинение? Те, кто делает ставку "на войну", это прекрасно понимают. Поэтому трудолюбиво создают в дополнение к уже имеющимся всё новые "горячие точки". Чтобы, вспыхнув все разом, они раздробили силы защитников России, лишили их малейших шансов на успех.

Бред?! Ничуть не бывало! Иначе, чем прямым заговором против целостности России, действия московских политических группировок назвать нельзя. Чем ещё можно объснить тот факт, что потенциальный сепа-ратист генерал Владимир Семёнов (о поддержке которого заявили и лидеры кавказских ваххабитов, и активисты "Конфедерации народов Кавказа") при выборах в Карачаево-Черкесии пользовался также явной поддержкой администрации президента РФ, повелевшей МВД "закрыть глаза" на вопиющие факты подтасовок и прямого нарушения законодательства сторонниками генерала при проведении выборов. В целом ряде районов карачаевскими боевиками Семёнова были полностью блокированы избирательные участки, на которые не допускались черкесы, адыги и русские. Известно, что около трети зарегистрированных избирателей так и не смогли принять участие в голосовании. Степашин, тогда еще только и.о. премьера, заявил о том, что Семёнов "законно" избран и федеральные власти отказываются отменять результаты "справедливых" выборов. Зато телевидение демонстрирует "незаконные" выступления оскорблённых сторонников Станислава Дерева (русских, черкесов, осетин, абазин), подготавливая почву для применения к ним "предусмотренных законодательством мер". То есть стянутые из близлежащих "русских" регионов отряды милиции и внутренних войск вот-вот примутся избивать и разгонять сторонников единства с Россией, защищая её скрытого (до времени) врага. Конечно, Станислав Дерев тоже "не подарок". И законность его водочного бизнеса вызывает у специалистов МВД некоторые сомнения, но он, по крайней мере, на отделение от России замахиваться не собирается.

Реально, в дополнение к уже существующим "болевым точкам" Чечни, Дагестана и Осетии-Ингушетии, на Северном Кавказе создана ещё одна — Карачаево-Черкесия. Вернуть ситуацию в исходное положение уже не получится — межнациональный конфликт разгорелся.

Но даже одновременная вспышка военных действий во всех взрывоопасных регионах Северного Кавказа сейчас — не самый худший вариант развития событий. Потому что самым реальным, к сожалению, является третий сценарий:

ХАОС

В данном случае развитие ситуации прямо связано с основным вопросом политической жизни страны — вопросом о "верховной власти". Допустим, к примеру, что наш "всенародноизбранный" наконец перейдет "в иное состояние". Наступит безвластие, в Москве начнётся схватка за престол. Сразу выяснится, что денег в казне больше нет и брать от "проклятого федерального центра" нечего. Для региональных лидеров (не только кавказских) придёт пора искать других "спонсоров" и покровителей, идя по проторенной с 1991 года дорожке "самоопределения вплоть до отделения". Оставшаяся без "верховного главнокомандующего" нищая и оборванная армия вновь окажется объектом растаскивания по "национальным углам".

Война начнётся сразу, как только её многочисленные энтузиасты в Чечне, Дагестане, Ингушетии, Осетии и т.д. сообразят, что опасаться "федеральных войск" больше нечего. Более жуткой общекавказской резни, в которой русское гражданское население повсеместно будет первой жертвой, представить сложно. Шансов на победу в такой "необъявленной войне" у государственников будет крайне мало. Разве что, в борьбу против наиболее оголтелых антирусских сил включатся новообразованные "региональные объединения" и на свет Божий появятся какие-нибудь "Вооружённые силы Юга России". Но это — вряд ли. Скорее всего, при подобном раскладе через несколько лет на Северном Кавказе не останется ни одного русского солдата, а столичная пресса, время от времени, оторвавшись от проблематики очередного "московско-тамбовского пограничного конфликта", уделит пару строчек "бедственному положению русских пенсионеров на территории Кавказской конфедерации".

Игорь Стрелков, Александр Бородай

ВНИМАНИЕ: АБРАМОВИЧ!

В связи с выходом на новые позиции в расстановке финансово-промышленных сил России, принятием на себя в 1998 году функций "казначея президентской семьи" и "гасителя" расходов Т.Дьяченко и Н.Ельциной особое внимание аналитиков и правоохранительных органов вызвал гражданин РФ, житель Москвы — Абрамович Роман Аркадьевич.

Абрамович Р.А. — директор московского представительства и соучредитель АО "Сибнефть". Кроме того, он является учредителем ЗАО "ОйлИмпекс", ЗАО "Форнефть", ЗАО "Сибреал", ЗАО "П. К.-Транс", ЗАО "Мультитранс", ЗАО "Сервег", ЗАО "Бранко", ЗАО "Меконг", АОЗТ "Петролтранс", "АОЗТ "Элита", ЗАО "Агроферт", ИЧП "Супертехнология-Шишмарев", ЗАО "ЧОП "Центурион-М". В кругу финансово-политической элиты Абрамович считается "теневым кардиналом" и характеризуется аналитиками, как "фигура планетарного значения".

Так, он сумел расторгнуть проект “ЮКСИ” — союза между "Сибнефтью" и "Юкосом" (21 мая 1998 года). Зам. председателя правления этой компании В.Козаков вынужден был заявить, что теперь "Юкос" и "Сибнефть" работают независимо друг от друга. На союзе между "Сибнефтью" и "Юкосом" настаивали Б.Березовский и М.Ходорковский. Его создание было согласовано с А.Смоленским, В.Гусинским, В.Черномырдиным. Но позиция Абрамовича оказалась решающей, так как он обладает неограниченной властью в "Сибнефти".

В 1996-1997 гг. он тесно сотрудничал с Б.А.Березовским, но во второй половине 1998 года Р.А.Абрамович "подмял" под себя Березовского, стал самостоятельно финансировать членов семьи президента России. С помощью Абрамовича Т.Дьяченко в 1998 году купила в Германии замок, строится дача-особняк для нее на Николиной Горе Москвы (участок № 15, экспертная стоимость 1 млн. долларов США). Р.Абрамович имеет высокопрофессиональную службу безопасности, свой аналитический центр "Активных мероприятий".

Им принят ряд шагов по смещению А.Чубайса с должности главы РАО ЕЭС. С этой целью осенью 1998 года были проведены слушания А.Чубайса в Госдуме РФ. По всей видимости, Абрамович уверен, что до августа 1999 года Чубайс будет смещен с этой должности и ее займет сам Абрамович. Надо сказать, что в апреле 1998 года кандидатура Р.Абрамовича рассматривалась в качестве возможного руководителя РАО ЕЭС, но тогда Чубайс опередил события.

Абрамовичем также разработан план по отстранению до августа 1999 года от должности главы Газпрома Р.Вяхирева. Этот план уже одобрен "еврейским лобби", в состав которого входят Юмашев, Кох, Уринсон и др. Известно, что в августе 1998 года Б.Березовский уже ставил условием поддержки В.Черномырдина на пост премьер-министра передачу финансовых потоков Газпрома под контроль Р.Абрамовича, который должен войти в состав руководства компании. Черномырдин, изучив реакцию нефтегазовой элиты на такой вариант "сдачи" Р.Вяхирева, от предложения отказался.

Также стало известно, что Абрамович Р.А. вошел в контакт с руководителем германской компании "Геваг Финанс АГ" — Питером Харгассером, имеющим значительные интересы в экономике России.

В последнее время Роман Абрамович стремится к сближению мэром Москвы Ю.М.Лужковым. В этом направлении им предпринят целый ряд шагов. В частности, он непосредственно вышел на Ю.М.Лужкова, но контакт не удался "из-за неприятия Лужковым связи Абрамовича и Березовского..." Абрамович после этой неудачи ввел в действие другой вариант, стремясь "подстроиться под Лужкова". В соответствии с этим вариантом, глава Министерства атомной энергетики России Е.Адамов предложил Ю.Лужкову включить финансовую структуру Минатома — "Конверсбанк" в АФК "Система", принадлежащую Лужкову через родственную связь Е.Евтушенкова. Лужков предложение Адамова отклонил, зная, что последний — ставленник Р.Абрамовича.

В октябре-ноябре 1997 года Абрамович неоднократно посещал Научно-исследовательский и конструкторский институт энергетики (НИИКИ), директором которого тогда был Е.Адамов. Беседы между ними происходили "при закрытых дверях" по 2-3 часа. В результате министерский "портфель" отдан Е.Адамову, несмотря на определенный "шум", связанный с репутацией последнего. Этот "шум" объяснялся следующими обстоятельствами. С 28 декабря 1990 года Е.Адамов руководил подразделением учрежденной им организации "Центр НТС — формула ученых за советско-американский диалог". Эта организация, в свою очередь, была одним из учредителей АОЗТ "Российско-британское СП "ИВК-Интернэшнл" — структуры, вокруг которой существует целое поле слухов, касающихся проблемы контрабандных поставок ядерных материалов.

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР "ДЕНЬ"

Компания «Констрой» осуществляет ремонт кондиционеров 2 по специальным ценам.

СБЕРЕГИТЕ “МИР”!

Станция "Мир" еще может успешно действовать несколько лет. Это позволит сохранить 100 тысяч рабочих мест, привлечь инвестиции, развернуть новые прибыльные программы, ликвидировать провал в космической разведке, уйти от западной зависимости в русском космосе. Нужны лишь 500 млн. руб. на этот и 2 млрд. руб. на следующий год.

КОПТЕВ Юрий Николаевич, гендиректор Российского авиакосмического агентства

Сегодня нет смысла искать 500-600 млн. руб. для "Мира". Станция прекратит свою работу, какими бы параметрами надежности она ни обладала. Россия будет участвовать в космическом сотрудничестве на новой станции под управлением двух — американского и российского — центров.

КЛЕБАНОВ Илья Иосифович, заместитель председателя правительства РФ

На наших глазах облеченные властью безумцы стремятся уничтожить еще один символ русской государственности, один из последних осколков страны Советов — орбитальную станцию "Мир". Уникальный технологический проект, наш форпост в космосе, последний атрибут сверхдержавы жаждут утопить в океане на потеху Америке. Это есть не меньшее предательство интересов России, чем позорная сдача русского города Севастополя или распродажа Курил японцам. Отсутствие средств на содержание "Мира" — аргумент лицемерный и подлый. Мы требуем от власть предержащих опомниться и, пока не поздно, спасти станцию. Приводя здесь цитаты Ю.Коптева и И.Клебанова на недавнем заседании в Госдуме, помещая другие материалы о “Мире”, мы призываем ученых, политиков, военных, предпринимателей, деятелей культуры, всех честных граждан России выступить в защиту "Мира".

Александр Брежнев СОТВОРЕНИЕ “МИРА”

Создавали орбитальную космическую станцию " Мир" всей необъятной советской державой: Свердловск, Красноярск, Ленинград, Харьков. Многие города потрудились над разными элементами станции. Многие мудрецы-конструкторы бессонными ночами ломали головы над устройством "Мира". Разрабатывалась станция не на пустом месте. До нее бороздили околоземный космос советские станции "Салют". Первый, второй, всего числом семь. Семь — число вообще магическое, и именно оно переросло в новое качество. На обобщенном опыте "Салютов" возникла идея создания "Мира" — первой станции в мире, собранной прямо в космосе.

20 февраля 1986 года взял старт базовый блок станции, а потом с каждым годом к нему пристраивались новые и новые блоки. Так возникал на орбите новый советский город, сбывалась давняя мечта Циолковского о строительстве "эфирных поселений". Все новые здания-модули пристыковывались к "Миру" с разных сторон. Стремительный рост станции-города не был случаен. Это рос на глазах советский мир. Рос в полях хлеб, росли здоровые и смышленые дети, росли, поднимались советские города, красивые, чистые и просторные. Советский человек проникал повсюду. Возводил свои поселения в тайге, в полярных снегах — там появлялись опрятные многоэтажки, школы и детские сады. В многоэтажках смеялись дети, шептались любимые, начищали ордена и пели боевые песни старики. Такая советская многоэтажка появилась и в космосе. Летающий дом вселял надежду и веру. Мы все можем, у нас все получится.

И получалось удачно. Рассчитанный поначалу на пять лет, "Мир" без труда разменял уже десяток лет, и ничего с ним плохого не делалось, только крепчал он и продолжал расти, широко раскидывая крылья над планетой. Видно, сами небожители — херувимы да апостолы — поддерживали полюбившуюся им станцию, а святой князь Александр Невский укрывал ее своим щитом от метеоритов, что бросали в отважных советских одиссеев злобные циклопы из дальнего космоса.

Состоит "Мир" из шести основных частей. Базовый блок и пять модулей. Два "Кванта", "Спектр", что следит за далекими галактиками, "Кристалл", где ученые маги растят камни и "ДЗЗ", он наблюдает за процессами, текущими в земной природе. Энергией станция снабжает себя сама, протянув к светилу восемь солнечных батарей. Помимо этого, у станции три свободных стыковочных узла-порта. Один, специализированный — для челноков типа "Бурана" и "Шаттла". Два — для грузовых "Прогрессов" и "пассажирских" кораблей "Союз".

Устроена станция как подводная лодка, разделенная на сектора. В случае какой-нибудь катастрофы и получения пробоины пораженный модуль блокируется, и разгерметизация не коснется всей станции. Такое уже было, когда в станцию врезался грузовой корабль "Прогресс". Грузовик ударился в "Спектр", но "Мир" стойко перенес удар.

Едва ли не самой большой трудностью для ученых стало обеспечение экипажа всем необходимым. Ведь экипажу всего лишь из двух человек, требуется в месяц 72 килограмма кислорода, 36 килограммов обезвоженных продуктов и целых 250—300 килограммов воды. Доставлять все это на орбиту с Земли очень дорого. Поэтому решили искать пути производства воды, кислорода и пищи прямо на "Мире". И нашли. Кислород, оказалось, можно выделять из воды путем электролиза. А воду научились добывать и очищать из продуктов жизнедеятельности самих космонавтов. Получаемая таким путем вода идет на производство кислорода, а также в душ и на иные санитарно-гигиенические нужды. Вода получается дистиллированная, поэтому пить ее нельзя. Для питья в нее добавляют привозимые с Земли порошки с специальными компонентами. По этическим соображениям в пищу такую воду не используют.

Пищу привозят с Земли в обезвоженном, сублимированном виде, так она значительно меньше весит. Разбавляют водой непосредственно перед употреблением. Можно производить пищу и на самом "Мире". Сначала пробовали растить на станции хлореллу, добавлять фекалии, соль и другие особые добавки. Продукт получался питательный, но дурно пахнул и вообще вызывал отвращение. Зато неожиданно удачными оказались опыты с выращиванием на станции лука, чеснока, моркови и других овощей. Не растут в космосе только злаковые, не может хлебушек жить без родной земли.

Еще больше порадовали космических странников птицы. Японские перепела хорошо жили, росли и плодились в "мирских" условиях. Им-то в принципе летать даже привычнее, чем людям. Японские перепела являются мировым лидером по приросту мяса на единицу корма. Мясо очень вкусное. Так обживался на орбите наш "Мир", привычно для русской души обзаводясь огородиком и курятником. Хотя все это — пока еще только опыты, и большую часть пищи и воды завозят по-прежнему с Земли.

Другая проблема — доставка топлива. Станция должна занимать стабильное положение относительно Земли, а значит, постоянно корректироваться в пространстве. Если бы для такой коррекции использовали двигатели, то они бы потребовали 60 тонн топлива в неделю. Долго создатели "Мира" шевелили мозгами — и нашли ответ в обыкновенной детской юле и неваляшке. На станции установили мощные гироскопы, которые и поворачивают "Мир" вслед за Землей.

Тринадцать лет продолжается великий поход. Тринадцать лет стотридцатитонный советский "Мир" несется вперед со скоростью восемь километров в секунду. По небосводу станция пробегает за семь с лишним минут, светя ярче, чем любая звезда или планета. Через каждые полтора часа встречает "Мир" восход солнца, проносится над морями и пустынями, над седыми пирамидами и православными храмами, над Гималайскими пещерами, где сидят в своих пещерах, врастая ногтями в камень, вечные странники Шамбалы.

Заместитель руководителя полета "Мира" Виктор Дмитриевич Благов в течение всех этих лет управляет станцией с Земли. Он убежден, что при нормальном финансировании комплекс смог бы работать еще три—пять лет, продолжая выполнять все важнейшие научные и другие задачи. Давно уже разрабатывался новый комплекс "Мир-2", который смог бы заменить старый. Однако, к глубокому прискорбию всех, кто вкладывал свой труд в эти программы, новые правители страны не выделяют достаточных средств для их осуществления. Научные разработки, связанные с "Миром-2", переданы создающейся международной космической станции МКС, где доля управления России составит лишь 35 процентов. Сам же "Мир" предлагается утопить в Тихом океане в течение ближайших шести месяцев. По словам Благова, если к январю на "Мир" не будут выделены нужные средства, исчезнет возможность безопасного управления станцией. Тогда действительно придется топить. Так трагично может закончиться славный поход. Так подло могут быть утоплены советская мечта и тяжелый труд миллионов советских людей.

Александр БРЕЖНЕВ

Виктор Дробин ОНИ УГРОЖАЮТ “МИРУ”

Что такое сегодня русское общество? Что делает разных людей обществом, и, более того, — именно русским обществом?

Один язык? Да, несомненно, и в дни пушкинского юбилея эта общность чувствовалась особенно четко. Но ведь из слов одного, казалось бы, русского языка с равным успехом слагается и проповедь священника, и пушкинские стихи, и какая-нибудь речь Гайдара, переведенная с гарвардского, и перемат спившегося бомжа...

Одна история? Да, конечно, но в русский мир за столетия его бытия оказались вовлечены разные народы Евразии, и вовлечены так, что в истории этой можно найти что угодно: от битвы на Калке до взятия Казани, от Отечественных войн 1812-го и 1941—45 годов до нынешней межнациональной резни...

Одно государство? Да, разумеется, но что это за государство во времени и пространстве? Средневековые княжества, Московское царство, Российская империя, Советский Союз или нынешняя Российская Федерация непонятно чего — то ли регионов, то ли "субъектов Федерации", которые выясняют свой статус в непрерывной борьбе то с Центром, то между собой...

Чем связаны между собой русские и нерусские в России? Есть ли, существует ли сегодня "российское общество"? И если существует, то какова его система ценностей? На чем она основана?

Достаточно поставить перед собой эти вопросы — и привычные плоскости повседневного мира начнут проваливаться куда-то в бесконечность, чтобы найти точку опоры и объем. И далекие, казалось бы, от обыденности нашего существования вещи обретают неожиданное значение. Последние русские медведи и волки в лесу "рыночных реформ" воют от ужаса, когда видят, куда они попали, когда сталкиваются с безжалостными мировыми охотниками, загоняющими их под красные флажки квот, запретов, демпинговых цен и замороженных банковских счетов.

Они не просто воют — они проклинают то время, когда отреклись от русской, советской государственной мощи ради личного обогащения, когда вроде бы по собственной воле превратились из людей — в диких животных, которых теперь планомерно истребляют на недавно родном и "своем" пространстве.

Америку сегодня объединяет только ее доллар, корыстный "чэндж" на него всех богатств мира, да еще уникальные военные штучки, позволяющие убивать других издали без всякого риска для себя. Да еще глобальная информационная паутина, сотканная все теми же неутомимыми бумажными жучками черно-зеленого цвета и с насечками на лапках. Ни до чего другого Америке дела нет. Доллар давно подмял под себя и стихи Уитмена, и лампочку Эдисона, и конвейеры Форда, и технический гений миллионов других жителей Нового Света.

Россию же никогда не объединяли деньги, утилитарные соображения выгоды и прибыли, по которым считают сегодня "эффективность национальной экономики" любые западные эксперты. Россию объединяли символы, явления духовного порядка, которые не раз преображали все ее политическое и экономическое пространство. Родина, родная земля, где Кремль и Красная площадь, где Успенская церковь в Кижах и храм Покрова на Рву, где Бородинское поле и Мамаев курган, где русский атом и русский космос, — то, чего никто на свете не создал и не превозмог, кроме нас, русских...

Но мы сегодня бросаем наши святыни на попрание свиньям, после чего они, обратившись, растерзают и нас — евангельскому предостережению пора внять. Пора воздавать каждому свое: Богу — богово, доллару — долларово, и не ставить первое ниже второго.

Космическая станция "Мир" — выше любого экономического расчета. Это символ русского космоса — такой же, как полет первого спутника Земли и полет Юрия Гагарина. Она объединяет русское общество точно так же, как Красная площадь в Москве и Знамя Победы над берлинским рейхстагом.

На нее нет денег, твердят поборники копеечного расчета. Ее нужно затопить, утверждают сторонники космической Цусимы. Она опасна для мирового сообщества, заявляют защитники "общечеловеческих ценностей".

А на ельцинские выборы деньги были? А на бесконечные презентации, приватизации, празднества, на гонорары Чубайсу, на Чечню и прочий беспредел деньги находятся? А кредиты, полученные от западных контрагентов, вы уже вложили в русскую авиацию и русский космос? Зачем Черномырдину нужны его, если верить западной прессе, три миллиарда долларов? Зачем Управлению делами президента имущество на четыреста миллиардов? Зачем дворцы-дачи и особняки?

Минин требовал жен и детей своих прозакладывать, чтобы спасти Россию. А эти прозакладывали всю Россию, чтобы "спасти" своих жен и детей. От чего? От наркотиков, разврата и распада, чем грешат дети многих сильных мира сего? От этого так не спасешься. Спросите у Чурбанова, у Березовского, у Ельцина, наконец...

"Мир" строили всем русским миром. И держали на орбите всем русским миром. Он и сейчас держится там невидимыми энергиями нашей земли, нашего народа. Затопить его — значит затопить труд и единство сотен тысяч людей. Место ему — только в музее, а не на дне океана. Да и то лишь после того, как в космосе появится новый работоспособный русский "Мир" или другая космическая станция такого же символического, не превзойденного никем уровня.

И если русский "Мир" чем-то опасен для современной цивилизации, то он опасен совсем иначе, по-другому, нежели НАТО или Чернобыль. Он опасен как символ иной, отличной от Запада цивилизации, которая не мерит эффективность своей экономики, политики и своей идеи — денежными знаками. Мы разным миром мазаны.

ЮНЕСКО могла бы объявить нашу космическую станцию культурным достоянием всего человечества — она того достойна. Достоин того русский прорыв в космос, созданный трудом всех наших соотечественников. Она предчувствована гением русского поэта Петра Павловича Ершова:

...И на площади из звезд —

Православный русский крест...

Но сегодня для русского космоса наступило время "Ч" — время космического Чернобыля, время Чубайса, Черномырдина, "чэнджа" Родины на доллары. Станция "Мир" — символ того, что наша Россия не ограничивается земным пространством, что она уходит в бесконечные выси Космоса и Слова — к Богу. Поэтому ее хотят уничтожить. Но, единожды появившись, она должна быть и пребудет вечно!

Виктор ДРОБИН

КАК ПРЕКРАСЕН ЭТОТ “МИР”!

С космонавтом Александром Волковым мы коротко повстречались на днях в “Землячестве донбассовцев”, которое третий год действует в Москве и где мы оба входим в правление. На просьбу свести меня с кем-то из ребят, летавших на “Мире”, чтобы узнать об их отношении к происходящему, Саша всплеснул руками:

— Зачем же тебе искать, когда вот он, перед тобой! Сначала, правда, был у меня “Салют-7”, а потом дважды — дважды! — работа на “Мире”. Не дни, не недели — месяцы! А если сложить их вместе, то можешь как раз меня и считать главным долгожителем “Мира”. Поэтому он мне — как второй дом, там все для меня родное, знакомое, обжитое — от самых серьезных систем до какой-нибудь мелочи-сувенира, оставленного на борту как земной привет и как залог прилета сюда еще раз...

Теперь, как я вижу, меня и моих друзей, кто на станции уже побывал или трудится там сейчас — а это за многие годы десятки людей и из нашей страны, и из-за рубежа — теперь нас всех хотят заставить забыть о “Мире”. Но разве можно забыть свой дом? И как, скажи, относиться к тому, кто хочет твой дом разрушить? Вот-вот, именно так... У нашей великой страны уже отняли такие просторы земли, оставили ее почти без морей, теперь настала очередь неба? Угробить “Мир” — это поставить последнюю точку на том, что у нас еще есть: на нашей мечте, работе, славе, на смысле жизни!

Говорят, мол, нет средств — а куда ж они подевались, хочу спросить? И где всегда находили их раньше — в пору советского космоса? Чепуха это, средства есть, уж я-то, поверь, имею контакты в различных кругах, в том числе деловых, и знаю, о чем говорю... Не в финансировании проблема, а в том, что стоит все та же задача — лишить нас побед на орбите, опустить с неба на землю в буквальном смысле, заставить исполнять чужие команды, быть безропотными и послушными...

Я очень уважаю идею создания Народного фонда по спасению “Мира”, спасибо за это дорогим моим старшим товарищам Герману Степановичу Титову и Виталию Ивановичу Севастьянову. Люди наши, действительно, отдадут последние копейки, которых у них и так почти нету, на это святое дело, но почему же опять — народ, а не само государство взваливает на себя такую тяжкую ношу?! Кто и зачем ведет к уничтожению станции? Да ясно, кто и зачем... Ты меня знаешь: не будь мои слова для газеты — я бы высказался в адрес всех этих “реформаторов” по-нашему, как шахтеры в Донбассе!

А так скажу лишь одно: “Мир” наш — прекрасен, работать на нем еще можно и нужно долго, а уничтожать его — преступление такое же, как еще многие, случившиеся на наших глазах. Господи, сколько мне там приходилось думать о разном в долгие дни и ночи полета, сколько всего представлять о будущем “Мира”, но ничего подобного тому, что грозит стать сегодня дикой реальностью, не могло прийти в голову даже в космических фантазиях... Но фантазии — это одно, а жизнь, как мы видим, совсем иное. И я думаю — мы еще поборемся за “Мир”!

Записал Евгений НЕФЕДОВ

Денис Тукмаков И ВСПОМНИТ “МИР” СПАСЕННЫЙ

"Мир" — символ русского космизма, через него проходит пунктир восхождения русской цивилизации в небо. "Мир" — средоточие русской мечты о распахнутости Божьего пространства и его досягаемости для труда человеческого. "Мир" — залог суверенитета русской нации. "Мир" — советская икона, намоленная до состояния чуда; ничего величественнее Советский Союз уже не создал.

Каждый народ земной следует своему предназначению. Каждую нацию ведет к Богу ее миссия, ради которой она проживает поколение за поколением своих детей. Долг, что она отдает миру. Мечта, которой оправдывается перед Богом. Эта великая цель не имеет вещественного представления, ее не выразишь в сводке утренних новостей и не переведешь в золотой эквивалент, но это то, что составляет стержень нации, что кормит ее дух, что делает ее уникальной и неистребимой на своей земле. Отголоски этой потаенной, сакральной национальной идеи прорываются в мир звоном колокола на новом соборе несравненной красоты, искрой великого открытия состарившегося среди реторт ученого, победным кличем бросающегося в атаку пехотинца, каплями пота крестьянина, изнова высевающего хлеб на земле предков.

Человеческие народы прекрасны в своей несхожести. И мечта каждого из них столь же уникальна. Для Америки — это достижение безграничной свободы на безграничной земле, терзаемой Божьими торнадо от океана до океана. Для Германии — это растворение в самосознании мира, в своей совестливой искренности доходящем до самобичеваний и мировых войн. Для Англии — это ненасытное скрепление мостами из морских путей разрозненных, отделенных водной пропастью берегов. Для Израиля — это обретение утраченного рая, куда приведет его обещанный царь.

На такой великой мечте основан суверенитет любого государства. Суверенитет — это больше, чем колючая проволока на границе, больше, чем говорящее на родном языке правительство. Уничтожить нацию можно, лишь разгадав и отняв ее мечту. Пока же нация не истерла в пыль, не погребла под чужими объедками свою цель и бремя — она остается единой и непокоренной.

Светильники этой мечты не могут быть затушены даже в дни национальных катастроф и поражений. Оттого так тщательно оберегают народы мира свои духовные сердца. Оттого не терпят они посягательств на вещи, пусть даже отдаленно напоминающие о святых корнях, на символы и памятники их вековечной мечты. Кто посмеет отнять у Франции излучающую свободу, равенство и братство "Марсельезу"? Кто рискнет сравнять с землей Великую Китайскую стену — символ самововлеченности Поднебесной, или отдать пустыне Пирамиды — знак вечности Египта? Кто надеется, что сербы смирятся с потерей исторической твердыни — Косова? Государство, отказавшееся лелеять мечту своего народа, становится биржевым спекулянтом, считающим копейки, и загнивает заживо, превращаясь в летописный хлам.

Наверное, мечта и предназначение России — это постоянное проникновение в версты окружающего пространства, расширение границ родной земли, сообщное освоение, возделывание и украшение все новых пластов реальности, строительство из хаоса упорядоченного — и оттого красивого — мироздания. И как вершина, как цель, как последняя истина этого русского пресуществления мира — выход за рамки земных законов, границ и расстояний, выход в космос.

Всем тысячелетним бегом истории русской цивилизации было заложено космическое наше будущее. Космос, до которого добрались мы только сейчас, начинался на просторах Русской равнины. Его мистическая часть коренилась в православных канонах и в молениях древних старцев. Они вещали о близости Бога и достижимости неба, они научили всех русских полноте мира, скрепив вместе землю, коей отмерены сроки и пределы, и бесконечную твердь над нею. Достаточно познали мы и мировоззренческую часть русского космоса, воплотившуюся в братстве, общинности и соборности нашего народа, в идее справедливости и равенства пред оком Божьим.

И вот наконец нам удалось невообразимое: мы добрались до неба телесно, дотронулись до космоса рукой. Вектор русской истории, выстреленный из посохов валдайских волхвов, пронзил сталь копий дружин Невского и Донского, преломился сквозь строй колокольни Ивана Великого, захватил кумулятивной струей блаженные федоровские мечтания о воскрешении из мертвых, впитал гений Циолковского, Кибальчича и Вернадского, омылся кровью рубиновых звезд на башнях Кремля и врезался в звездное небо ракетой "Восток". Подобно альпинистам, мы в этом веке дотянулись наконец до первых вершин и зацепились за Вселенную, за вечность. Гигантских размеров двухмерное пространство русской земли фантастически расширилось, превратилось в трехмерное. В бесплодных казахских степях и на вечной ледовитой мерзлоте установили мы точки соприкосновения с космосом — космодромы; через них мы взошли в новый мир, в котором не властны доллары, Голливуд или правила политкорректности. Быть может, Советский Союз и нужен был русским только для того, чтобы, растерзав себя до крови, превозмогая собственные разрушение, несвободу и гибель, совершить ослепительный рывок, вырваться из пут исторической инерции и земного притяжения — и выплеснуться в космос. Быть может, на весах русской истории один полет Гагарина уравновесил слезы и кровь миллионов сгинувших в гражданских войнах и лагерях мучеников.

Мы поняли, первые и единственные, что грандиозные цели освоения космоса лежат дальше выгод от предсказания погоды и трансляции телемостов и не исчисляются количеством военных спутников. Мы возжаждали населить космос собой, перенести в него русскую цивилизацию, научить галактики говорить по-русски, вдохнуть под колпаки будущих космических колоний ветра с волжских степей и таежных просторов. Далеко впереди себя уже зрили мы захватывающие дух световые года Вселенной; промежуточной же высотой, которую смогли мы достичь, докуда вскарабкался русский гений, стала великая, небывалая, единственная, живая орбитальная станция "Мир".

И теперь нашу мечту, нашу икону, наше чудо — "Мир" — хотят сбросить с небес, утопить в океане, стереть из нашей памяти, как ошибку, недоразумение, допущенный курам на смех ляп! Клянясь голодными ртами русских детей, нам расписывают его убыточность. Стоя на развалинах русской науки, сетуют на его тупиковость. Красуясь на сгнивших остовах русских заводов, сокрушаются над его технической изношенностью. Пируя на костях русской армии, провозглашают его морально устаревшим.

Это неправда, это намеренный обман! Но даже если бы все было так — и убыточность, и изношенность, — неужели этих причин достаточно, чтобы отказаться от чуда? Разве сжигают икону из-за того только, что она не приносит прибыли? Разве бросают крепость оттого лишь, что стены ее дрожат от вражеских разрывов?

Мы потеряли почти все. Ничего не осталось. Мы отступаем, как в сорок первом, сжимаемся в комок, в горсть, чтобы зализать раны, собраться с силами. И все же где-то там, далеко за линией фронта, где давно господствует враг, остались, держатся еще наши непокоренные форпосты, наши Брестские крепости. Станция "Мир" — из их числа. Отказ от этого русского форпоста в космосе равносилен предательству и полной капитуляции. Величие нации проявляется не только в гордом равнодушии к великим потерям, но и в безрассудном, отрешенном упорстве сражаться до конца — пусть даже в окружении, в одиночестве, на волоске от смерти. Русский, вспомни о себе как о высшей цели, не дай погибнуть "Миру"!

Денис ТУКМАКОВ

Априори Бест - обязательная перерегистрация ооо 3 - услуги.

“МИРУ” — ВСЕМ МИРОМ!

Дорогие соотечественники!

Спасение станции "Мир", престижа

Родины, славной советской и российской космонавтики — в наших с вами руках.

Известные всей земле люди, легендарные летчики-космонавты,

Герои Советского Союза, депутаты Госдумы России Герман ТИТОВ и Виталии СЕВАСТЬЯНОВ

]создали Народной благотворительный фонд сохранения "Мира".

Фонд обращается к гражданам и организациям с призывом и просьбой о помощи.

Что готова уничтожить антинародная "реформаторская" власть — то отстоит и сохранит сам народ!

Адрес фонда: г. Москва, ул. Старая Басманная, д. 16/1, стр. 5,

Тел./факс: 267-71-48, 261-20-79.

E-mail: artsebar@iki.rssi.ru 4

Реквизиты фонда: Народный благотворительный фонд сохранения космической станции "Мир".

ИНН 5050028642

Р/с № 40703810100020106000 в ОПЕРУ Сбербанка РФ

К/с № 30101810400000000225

БИК 044583225

Валютный счет: Народный благотворительный фонд сохранения космической станции "Мир".

ИНН 5050028642

Асс. № 40703840400020106000

SAVINGS BANK OF THE RUSSIAN

FEDERATION, OPERATION DEPARTMENT

Swift code: SABRRUMM 011

Владислав Шурыгин ДОЖИТЬ ДО “РУСБАТА”

Прошло несколько дней с того момента, как русские десантники молниеносным броском вошли в столицу Косово Приштину. И за этим событием как-то отодвинулась в прошлое война, громыхавшая в сербском небе семьдесят шесть суток. Еще долго будут анализироваться и уточняться ее политические и военные итоги, но уже сейчас ее можно смело назвать неизвестной войной. Почти все происходящее в небе и на земле осталось покрыто тайной. Не спешит НАТО рассказывать и комментировать то, как и почему в течение семидесяти шести дней тысяча двести самолетов не могли сокрушить аграрную республику с десятимиллионным населением. Мало что увидели и узнали мы и о героическом сербском сопротивлении. Одним из главных своих оружий сербы избрали секретность и маскировку. И это был правильный выбор. Лишенные видеокартинок и репортажей журналистов, которые давно и по праву стали едва ли не ключевой частью разведывательной информации, натовцы лишь очень приблизительно могли оценивать эффективность своих ударов и практически ничего не знали о расположении югославских армейских частей, их состоянии и планах югославского командования.

Мне повезло: я был один из немногих иностранных журналистов, кому удалось побывать на позициях сербских ПВО. И узнать о тактике и способах борьбы с военной армадой НАТО на этой войне.

…В Панчево за разбитым еще в первую неделю войны химическим комбинатом дорога резко поворачивает к Дунаю.

Мой спутник показывает на огромные круглые емкости, блестящие на солнце серебром нержавейки. Несколько из них разбиты и чем-то похожи на чудовищные полураскрытые бутоны.

— Натоавионы били по ним. Хотели газовую атаку делать. Там до войны яд хранился. Хорошо, что наши успели перекачать его в подземные резервуары, — поясняет мой сопровождающий капитан Слободан Попович.

Панчево бомбили все семьдесят пять дней. Город считается одним из индустриальных центров Югославии, и потому НАТО бомб не жалело. Мы то и дело едем вдоль руин обрушенных цехов или проваленных крыш. В разбитых окнах одного из административных зданий ветер полощет занавеси. Видны перевернутые столы, никелированный чайник…

Логика НАТО удивляет. Они по четвертому разу бомбят давно заброшенное антенное поле рэбовского батальона, почти каждую ночь бьют заводы и хранилища "Югпетрола" — сербской нефтеперерабатывающей компании — и не трогают завод по производству автомобильных масел, стоящий как на ладони в пригороде Панчево…

Слободан на этот счет имеет свое мнение:

— Эти пички (соленое сербское слово) специально бьют заводы и фабрики, являющиеся национальной собственностью, и не трогают то, в чем есть их деньги. Они готовятся после войны поставить нас на колени экономически.

В его словах есть доля истины. Разбиты все табачные фабрики, но завод по производству автобусов НАТО не трогает — в нем 50% немецкого капитала. А табачный спрут "Филипп Моррис" на пограничных "дюти-фри" — магазинах беспошлинной торговли — делает миллионы…

Это полное слияние войны и бизнеса удивляет…

Дорога сворачивает с асфальта и начинает петлять среди каких-то валов. Неожиданно Слободан тормозит перед огромной ямой. При ближайшем рассмотрении она оказывается воронкой, наполовину залитой водой. На глаз от края до края — метров десять, глубина метра четыре…

— Тут "томагавк" упал. Наши сбили. Мощная детонация была! Земля под ногами прыгнула…

Детонация по-сербски — взрыв.

Трогаемся дальше и через несколько минут въезжаем в лес. Серебристые тополя утягивают кроны высоко в небо. Их ровные правильные ряды наводят на мысль об искусственном происхождении леса. Я хочу спросить об этом Слободана, но неожиданно машина тормозит перед легким алюминиевым шлагбаумом и у дверей авто, как тамогиз-под земли, вырастают солдаты в касках и в полной полевой амуниции.

Пока Слободан объясняется с военной полицией, я рассматриваю солдат. Почти сразу бросаются в глаза чистота и опрятность формы. Камуфляжи, разгрузники, броники — все тщательно подогнано и как влитое сидит на рослых крепких парнях. Никакой привычной российской "отсебятины" — типа лишних нашитых карманов, перекроенных разгрузников, неформенных маек, бандан и прочих аксессуаров…

Впрочем, может быть, на то и военная полиция….

У меня проверяют документы. Паспорт, визу, военную аккредитацию.

— Имаете фото? — спрашивает офицер.

— Нет. Я не фотографирую, — объясняю я, помня о том, что на фото и видео нужно особое разрешение.

— Добро дошли! — улыбается офицер. Я и без перевода уже знаю — "добро пожаловать"

Минутная стрелка на часах слишком быстро подползала к десяти. И он поймал себя на мысли, что с какой-то смертной тоской ждет команды на подготовку к вылету. Он уже почти ненавидел эти ночные рейды. Изматывающее душу висение в угольной темноте над черной страшной чужой землей, готовой в любой момент метнуть ему навстречу страшный гарпун русской зенитной ракеты. Чертова работа…

Нет, он не считал себя трусом. И со стороны вряд ли кто мог представить, что такой крутой парень может чего-то бояться. Что его изъедает мучительное предчувствие надвигающегося конца. А ведь за ним прочно закрепилась репутация счастливчика, настоящего "Топ Гана" — аса. Еще вторым лейтенантом он дрался в небе Ирака. Тогда он получил кличку "квик Боб" — быстрый Боб.

Но почему-то с первого мгновения, как он узнал о приказе на переброску через океан в Италию, вдруг почувствовал страх. Недоброе предчувствие холодом обожгло сердце. Его дед, рядовой вермахта Ганс Шольц, погиб в 44-м году в партизанской засаде под Требине…

Класс инструктажа наполнился шумом рассаживающихся летчиков. Смех, шутки, сигаретный дым. Почему-то в последние дни все это стало казаться ему неискренним, наигранным. Чудилось, что каждый за нарочитой бравадой прячет страх.

Слишком долгой оказалась эта война…

Пружинистой походкой в класс зашел командир.

— Так, парни, сегодня нам предстоит испортить сербам просмотр "Санта-Барбары". Будем вновь работать по объектам энергоснабжения…

По данным разведки НАТО, перед войной Сербия имела три общевойсковых армий, восемь армейских корпусов, корпус ПВО. В составе армии насчитывалось тысяча сто танков, тысяча двести орудий и минометов, сто систем залпового огня. ПВО Югославии имело двести восемьдесят самолетов, триста пусковых установок 75-х, 125-х комплексов, а также войсковых систем "Куб", "Круг". Имелась информация о нескольких 200-х комплексах. Кроме того, в войсковом ПВО имелось около пятисот ПЗРК типа "стрела", "стингер" и несколько десятков батарей зенитной артиллерии — возимых пушек шведского производства "Бофорс" и отечественных передвижных трехствольных 23-миллиметровых установок "Прага". Несколько батальонов и рот РЛС и РЭБ…

По оценкам НАТО, ПВО Югославии готовилась для отражения ограниченного (до 200–300 максимум) количества не самых современных типов самолетов таких стран, как Турция, Хорватия, Румыния. Поэтому при подготовке агрессии против Югославии НАТО сделало ставку, прежде всего, на воздушную наступательную операцию, сосредоточив вокруг Югославии группировку из почти семисот новейших боевых самолетов. По оценкам американского командования, на подавление сербского ПВО и завоевание полного господства в воздухе отводилось пять-семь суток. Всего же всю военную операцию планировалось закончить за четырнадцать-восемнадцать суток. Основной упор делался на массированное применение новейшего высокоточного оружия — крылатых ракет различных классов, управляемых бомб и бомб нового типа.

НАТО планировало за четырнадцать дней активной фазы войны нанести Сербии потери: до 80% авиации, 60-70% средств ПВО, 30 -40% танков и БМП, 80% — пунктов управления и узлов связи, до15% личного состава…

На семьдесят девятые сутки войны в строю у сербов оставалось 50% боевой авиации, 75% средств ПВО, 90% танков и БМП, 80% пунктов управления и узлов связи. Потери армии и полиции составили пятьсот семьдесят шесть человек…

Солнце клонится к закату. Скоро исчезнет за лесистой горой и наступят быстрые сумерки. Обычно в это время натовцы рассаживаются по самолетам. Налеты, как по расписанию, начинаются после девяти и потом под утро часов с четырех. Мы находимся на положае — позиции зенитной батареи капитана Радомира Павловича. В отрытых капонирах легкие, бронированные машины, на которых установлены трехствольные двадцатитрехмиллиметровые зенитные установки. Все тщательно замаскировано масксетями и ветками так, что даже с десяти шагов установка похожа на густой куст. Все передвижения только под масксетями. Метрах в двухстах прохладой манит Дунай. Полуденная изнуряющая жара сменяется вечерней духотой, но купание — запретная роскошь… И я опять обращаю внимание, что все солдаты и офицеры одеты по форме. Дежурные рассчеты к тому же облачены в бронежилеты и каски. Батарея развернулась тут под утро. Ее задача сбивать крылатые ракеты, чьи маршруты обычно пролегают над руслом Дуная, а также "все, что летает…" Сербская авиация сейчас в небо не подымается. Слишком неравны силы.

На боевом счету батареи Павловича один самолет и пять крылатых ракет, из них три "томагавка" — самого грозного натовского оружия. По словам Радомира, сбивать их несложно. Главное получить вовремя информацию об их подлете и направлении. Сам же "томагавк" — пятиметровая чушка, которая с дозвуковой скоростью летит по заданному маршруту… На вопрос, кто обнаруживает и предупреждает батарею о воздушных целях, Павлович уклончиво отвечает, что это не проблема… В Белграде много говорят о том, что большую помощь оказывают радиолюбители, коих в Сербии огромное количество. С началом налета все включают связь и наблюдают за небом, сообщая в эфир о каждом замеченном самолете или ракете и направлении их движения. История вполне правдоподобна, учитывая сербскую изобретательность и организованность. Но все же явно не достаточная для объяснения подобной эффективности.

Впрочем, тактика действий ПВО также поражает изобретательностью. В первые дни натовцы охотились за радиолокационными станциями сербов, стремясь "ослепить" сербское ПВО. На самолетах НАТО противорадиолокационные ракеты "харм" вообще запускаются сами, без команды пилота. Но сербы стали включать станции через "зеркала", установленные в нескольких сотнях от самой станции щиты, обтянутые металлической фольгой, от которой луч РЛС отражается в небо. С тех пор натовцы лишь бессмысленно дырявили "зеркала", записывая на свой счет "уничтоженные сербские РЛС". Учитывая высокую насыщенность натовских самолетов средствами борьбы с РЛС объектами, ПВО почти полностью перешло на работу в "пассивном" режиме. Пассивный режим — это работа по источникам самого самолета: теплу, излучению, металлу. В этом случае самолет до самого попадания ракеты обычно не знает об атаке. Но для обнаружения маловысотного — до ста метров "томагавка" — этого явно недостаточно…

В паре километров отсюда расположена батарея капитана Вангела Милковского. Она известна тем, что недавно сбила натовский вертолет. Меня обещают познакомить с "дедом" — наводчиком "Праги" — Радо Стекичем, который его обнаружил и сбил… Но только утром. Так как скоро может начаться налет на Белград.

А пока командир рассчета одной из "Стрел", приданных батарее, Саша Гочманац рассказывает, как ими был сбит "натоавион":

"Био сам надежурству. Са мном у смени возач (водитель) Зоран Екич. Су перви уочили (первые увидели) жуту тачку на небу. У два сата после поночи (в два часа ночи) — Визулио сам е уочио, цеьао и лонсирао ракету (подготавливаю и пускаю ракету) Детонация. Ускоро подтвержено да е авион погочен (пришло потверждение что самолет сбит)".

Тревога!

Расчеты тотчас разбегаются по установкам. Кустарники оживают, шевелятся, задирая оплетенные ветками стволы в небо. Пришла информация о взлете натовских самолетов с авиабаз.

Тело привычно облачалось в высотный компенсирующий костюм. На голову опустился и щелкнул в зажимах гермошлем. Ступни и лодыжки плотно обхватили тубусы ботинок. Он встал и тяжело, как средневековый рыцарь, зашагал к выходу. На улице после прохладного кондиционированного воздуха зала высотного снаряжения горячим упругим жаром ударил в лицо средиземноморский ветер. На стоянке, недалеко от входа, замер его "сражающийся сокол" F-16. Там его уже ждал техник. Прямо в лицо щерился широкий зев воздухозаборника, и ему на миг показалось, что самолет похож на какое-то чудовище, готовое проглотить его. Под плоскостями на пилонах подвески висели в замках тяжелые чушки самонаводящихся бомб, напоминающие огромные шприцы. С куцых "игл" — блоков наведения механики — торопливо и быстро снимали флажки предохранительных чек. По высокой стремянке он поднялся в кабину и опустился в кресло, сразу заполнив собой все пространство. Теперь он напоминал личинку, погребенную внутри огромного кокона из стали, пластика, дюрали и графитной ткани. Личинку, ставшую мозгом самой совершенной машины смерти, — боевого сверхзвукового бомбардировщика…

…Эта война слишком долго тянется…

С первых ее часов он мечтал только об одном — скорее бы все закончилось. Скорее бы Милошевич сдался, скорее бы был подписан мир, скорее бы они покинули эту землю. Ему было глубоко наплевать на каких-то там хороших албанцев, которых он должен защищать от плохих сербов. Он вообще с трудом представлял, чем они отличаются друг от друга и почему воюют между собой. Он лишь знал, что его страна должна еще раз показать всему миру свою силу и демонстративно жестко покарать осмелившихся усомниться в этом сербов. Все очень просто…

Он еще надеялся, что вся война уложится в семьдесят два часа, как это обещал генерал Кларк. Что за это время сопротивление сербов будет подавлено. И что максимум за две недели все будет закончено. Что сербская ПВО не представляет никакой угрозы и безнадежно устарела, что работа пилотов будет напоминать игру на тренажерах…

Прошло трое суток, потом пятеро, потом неделя. Уже давно действовал жесточайший приказ не опускаться ниже шести тысяч метров, уже весь мир увидел обломки гордости американских ВВС "невидимки" F-117. Уже вывезли трупы спецназа со сбитого вертолета, летевшего за очередным сбитым летчиком. А война все не заканчивалась. И с каждым вылетом вокруг него затягивалась какая-то невидимая петля.

Откуда-то снизу, из зеленой лесной бездны, из черного безвестия душа деда кричала ему об опасности…

Было что-то мистическое в том, что спустя пятьдесят пять лет его внук на высоте одиннадцати километров пронизывает в ледяной пустоте небо, в которое безотрывно и слепо смотрит его дед…

Левая ладонь привычно отжала от себя "руд" — рычаг управления двигателем — и обвальный грохот очнувшегося от сна чудовища затопил окрестности. Мягко опустился прозрачный панцирь фонаря, отсекая, заточая его в чреве дракона. Выруливая на полосу, он еще успел подумать о том, что сегодня заканчиваются семьдесят пятые сутки этой войны…

За семьдесят шесть дней войны натовская авиация выполнила более тридцати тысяч боевых вылетов. Группировка самолетов достигла численности в 1200 боевых машин. На Сербию было сброшено более ста пятидесяти тысяч тонн бомб и около полутора тысяч крылатых ракет различных классов. Общие расходы НАТО на эту войну составили более пятидесяти миллиардов долларов США.

В одном только Белграде 273 раза звучала сирена воздушной тревоги. Атаке подверглись больше тысячи объектов на территории Сербии, не имеющих никакого военного значения.

Вокруг Сербии была стянута шестидесятитысячная группировка НАТО, которая включала в себя больше тысячи танков и БМП, двести вертолетов различного назначения, пятьдесят кораблей, включая три авианосца…

Несмотря на полное численное и техническое превосходство, НАТО так и не решилось на проведение сухопутной операции, и лишь через переговоры и дипломатическое давление добилось от Сербии вывода войск из Косово.

Никакой военной победы в последней войне тысячелетия НАТО не одержало…

Слободан увлекает меня с положая в лес: "Не обижайся. Сейчас сюда пролаз заборонен. Это наша война. А ты Рус новинар (журналист). Не можем тобой рисковать".

В лесу вырыты укрытия. Над землянками бетонные дорожные плиты. Единственное, что я смог выпросит у моего "телохранителя", это разрешение стоять у входа. Почти стемнело. И берег сквозь деревья почти неразличим.

Неожиданно дальний берег Дуная взрывается оглушительной стрельбой, и низко над водой веером распускается пушечная очередь. Малиновые и рыжие трассеры, причудливо изгибаясь, уходят в ночное небо. Тотчас еще громче начинают бить наши "Праги". Даже сквозь деревья видно, как узкие ослепительно белые факелы выстрелов освещают установки. Пламя очередей, ночная тьма, тени, трассеры — все это мгновенно создает какую-то сюрреалистическую картину. Грохот закладывает уши. Выстрелы накладываются один на другой, сливаются в какую-то дикую африканскую какофонию. Постепенно в происходящем улавливаешь систему. Батареи с двух сторон Дуная образуют стену огня над его руслом, перекрывающую полет ракетам. Угольно-черные в ослепительно белом пламени нагромождения веток, маскирующие установки, то и дело перемещаются, поливая снарядами то один, то другой участок неба.

Почему-то мне вдруг они кажутся страшно уязвимыми. Что могут эти двадцатитрехмиллиметровые пушки против компьютеров, электронных прицелов, совершенных ракет? Как бессмысленна и отчаянна эта стрельба…

Но неожиданно невысоко над рекой в сети снарядов ярко вспыхивает и разлетается огненными перьями алый шар. Слышен разрыв и плеск воды. Сербы радостно кричат. И я понимаю, что в стену огня влетела и была сбита ракета. И эта удача зенитчиков вдруг наполняет меня пьянящим восторгом. И я тоже ору вместе со всеми что-то несуразное. Так их мать! Ура! Живели Сербия! И вдруг ловлю себя на мысли, что впервые за все дни пребывания здесь спокойно и даже азартно гляжу в небо. До этого его синева вызывала лишь болезненное ощущение чуждости и пустоты…

Но тут, на другом берегу Дуная, где-то недалеко от кромки воды в лесу вспучивается огромный огненный шар. Земля под ногами вздрагивает, и сквозь подошвы я чувствую глухой удар. За первым шаром вспыхивает второй, потом третий. Пламя взлетает так высоко, что еще несколько мгновений — и все вокруг на пару километров видно, как на ладони. Окружающее тонет в громовом грохоте. Бомбы! Инстинктивно вжимаюсь в стенку блиндажа, хотя понимаю всю бессмысленность этого движения. А с положая в небо уже потянулись частые нити трассеров. И я вновь кричу от невыразимого восторга перед мужеством этих парней, которые навстречу тоннам смерти разворачивают короткие рапиры свих скорострельных пушек. Воистину, безумию храбрых надо петь песни!

Неожиданно откуда-то из леса за рекой в небо круто взвивается огненное копье и исчезает в вышине. Ракета! Томительно тянутся мгновения, и вот далеко в ночи распускается вспышка разрыва, а еще через мгновение рядом с ней в небе проявляется узкий конус пламени, который стремительно уходит к горизонту. Подбит! Подбит, гад! Грохот пушек, кажется, резонируется с сердцем. Батарея на другом берегу вновь ставит завесу над рекой. И я с радостью вижу, что количество установок, ведущих огонь, все то же…

Где-то через час приходит команда прекратить огонь. И на уши ватой вдруг наваливается тишина. Она настолько неестественна, что в первое мгновение пугаешься — может быть, ты просто оглох? Но неожиданно слух улавливает какой-то плеск с Дуная…

Батарея перебазируется на запасной положай. Урчат моторы, выкарабкивающихся из капониров "Праг", гудят движки грузовиков обеспечения. На смену позиции отводится всего несколько минут. А к утру вновь уже ничто не будет напоминать о том, что здесь находятся пушки…

Все сразу пошло не так, как планировалось. Уже в воздухе его группу перенацелили с подстанции в Панчево на штурмовку позиций ПВО вдоль Дуная в пригороде Белграда, которые уже сбили три из пяти запущенных "томагавков". Пока группа разворачивалась и готовилась к атаке, он услышал доклад англичан, взлетевших на четверть часа раньше, о том, что им не удалось прорвать белградскую ПВО и поразить подстанцию в районе Нового Белграда…

Наконец операторы с центра боевого управления забили в бортовой компьютер данные о цели. Группа занимает новый боевой порядок.

…Самое безумное занятие — искать ночью сербских зенитчиков. Их батареи постоянно меняют позиции, и охота за ними дело почти безнадежное. У самолетов есть, конечно, теплопеленгаторы, способные засечь жар раскаленного ствола и намертво вцепиться в него, уничтожить тепловыми ракетами… Но для этого надо спуститься ниже трех тысяч. А это почти верная смерть. К тому же при постоянной стрельбе пушек ракеты бессильны, они теряют цель и наводятся на вспышки разрывов…

Позиции зенитчиков, кажется, видны как на ладони. Вот они. Далеко внизу в полной тишине со дна темной чаши золотыми цепочками неестественно медленно поднимаются в небо и распускаются алыми одуванчиками разрывы. Но эта уязвимость батарей, медлительность снарядов обманчивы — одна ошибка и даже один такой снаряд превращает самолет в груду горящего железа. Но всего страшнее тьма вокруг пульсирующих огоньков орудий. Что скрывается в ней?..

Группа расходится. Атака с разных направлений — так называемый "звездный" налет. Высота сброса управляемых бомб — шесть тысяч метров. Ручку управления на себя и вправо. Машина мощно входит в пике.

Краем глаза он видит, как где-то далеко в ночном небе с секундным интервалом вспыхивают и тянутся к земле всполохи запущенных кем-то из его группы ракет.

Кажется, целую вечность прицел обрабатывает информацию и переходит в режим захвата цели. Наконец на индикаторе вспыхивают долгожданные "пээры" — пуск разрешен. И даже не выдерживая обычных двух-трех секунд, на более надежный захват, он жмет кнопку запуска. Корпус "сокола" вздрагивает и как-то сразу "вспухает", освободившись от бомб. Он вновь тянет ручку управления на себя. Выход из атаки. И здесь его обжигает — он провалился почти до четырех тысяч! Чертовы тупые бомбы!

Почти машинально он резко входит в вираж, выполняя противозенитный маневр, и здесь корпус самолета резко подбрасывает ударная волна разрыва.

Тотчас в кабине начинает резко мигать лампа оповещения об опасном режиме, а в наушниках женский голос речевой информации бьет по ушам: "Пожар в двигателе!.. Пожар в двигателе!.."

— Боб, ты горишь! — звучит из наушников голос ведомого.

Пальцы давят кнопку системы пожаротушения. Женский голос умолкает, но через мгновение вновь бьет по ушам: "Падение давления в общей гидросистеме!"…

"Только бы дотянуть до Боснии!"

Машина трясется, как в лихорадке. Со скоростью полторы тысячи километров в час он пронизывает небо, стремясь вырваться из сербского неба. С каждой секундой самолет все хуже слушается управления. Скорее всего, рядом с ним взорвалась переносная ракета русского производства. Она наводилась на тепло двигателя, и потому он не смог заметить ее старта.

— Боб, мы над границей! Прыгай. За тобой уже факел! — ведомый и еще пара F-16 сопровождают его подбитый самолет.

Все. Ручку управления окончательно заклинивает. Человеческая рука больше не в силах пересилить многотонную нагрузку на рули. Машина медленно начинает клониться вправо и вниз. И не дожидаясь, пока она сорвется в штопор, он дергает петли катапульты.

В себя он приходит уже в воздухе. Полная тишина. Лишь где-то в вышине слышен тающий грохот самолетов. Снизу стремительно надвигается земля. Он лихорадочно вспоминает, как его учили приземляться на неподготовленную площадку…

"Господи! Живой!" — Бьется пульсом в мозгу единственная мысль.

Снизу резко пахнуло лесной сыростью, и он спружинился, Сжал ноги, готовясь принять удар. Но вместо привычного резкого толчка он вдруг проваливается в черную прохладную глубину. Озеро! Он выныривает, хватает ртом воздух, пытается нащупать на бедре рукоять ножа и здесь на голову мертвым саваном опускается полотнище парашюта. Он еще пытается сдернуть его, отплыть в сторону, но руки запутываются в стропах, мокрая ткань залепляет рот, тяжелые ботинки тянут вниз, вода заполняет гермошлем… Последнее, что он видит, это огромная вспышка, в которой гаснет его разум…

За семьдесят шесть дней войны югославские зенитчики сбили более сорока самолетов и вертолетов НАТО. А также больше трехсот крылатых ракет и беспилотных разведчиков. ПВО Сербии вынудило НАТО отказаться он использования самых эффективных для бомбометания средних и малых высот. Семьдесят процентов атак натовцы сделали без захода в зону действия ПВО с максимальных дальностей, что снижало эффективность атак на 20–25%. По критерию "эффективность плюс стоимость" натовская авиация была отброшена на уровень вьетнамской кампании. На поражение одной цели натовцы были вынуждены выполнять от десяти до восьмидесяти самолетовылетов.

В боях с авиацией НАТО погибло больше ста сорока бойцов и офицеров ПВО. И среди них заместитель начальника генерального штаба, военный летчик 1-го класса генерал-полковник Любиша Величкович…

ВЕЧНАЯ СЛАВА ГЕРОЯМ, ПАВШИМ В БОЯХ ЗА СЕРБИЮ!

Утром мы выезжали в Белград. Проводить меня вышли все свободные от дежурства батарейцы. Не каждый день к ним приезжает рус — русский. И меня опять удивили выправка и аккуратность сербских солдат. Словно бы и не было ночного боя, не было взрывов натовских бомб за рекой, перебазирования. Выбритые лица, чистая свежая форма…

И я вдруг поймал себя на мысли, что счастлив. Просто счастлив быть этим людям названым братом. …Русов здесь все называют братьями…

Сербы — народ, достойный победы. И они победят. Да что там, уже победили. Их дух не сломит ничто!

И уже когда прощались, на вопрос, что передать Москве, командир батареи Радомир Павлович уже в шутку добавил:

— Если не может пары дивизий, то хотя бы пусть один С-300 даст. С ним нашим "Прагам" немного легче будет…

...Через четыре дня русские десантники боснийского “русбата” вошли в Приштину.

Живели, Сербия!

Москва — Белград — Панчево — Белград — Москва

Лучшая отечественная техника в МАШТРАНС. Простые в эксплуатации: Челябинские строительно-дорожные машины 5 : фронтальные одноковшовые погрузчики В-160, В-138, ТО-40, колесные экскаваторы, конверсионные автомастерские на шасси и многое другое вы найдете на нашей стоянке в Москве.

Юрий Артемьев ДРОВА ДЛЯ ПАПЫ РИМСКОГО

“Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастная семья несчастна по-своему”, — рассуждал на исходе золотого века России Лев Толстой. Сегодня о нас можно было бы написать: “Все мы одинаково несчастны, но каждый из нас еще и несчастен по-своему”.

Нас обокрали среди бела дня. Все мы потеряли великую страну. Нас всех обманули с ваучерами; у всех пропали сбережения в Сбербанке; пенсионеры забыли о термине “достойная старость”; немало людей оказалось так называемыми “обманутыми вкладчиками”; многие из нас снова потеряли сбережения в рухнувших Агро- и Инкомбанках. Но это еще не все потери. Некоторые из нас были ограблены на лестницах или в квартирах, кто-то был обворован в общественном транспорте; доверчивые женщины могли стать жертвами насильников, принципиальные мужчины — лишиться работы, наши дети — образования. Каждый русский человек может сегодня продолжить эту цепочку несчастий не хуже классика...

Но несчастья акционеров и работников питерского автопредприятия ОАО ТТК “Олимп” связаны только с мошенниками из топливных компаний ТОО “Фаэтон” и “Союзнефтьсбыт”, которые не хуже Лисы Алисы и Кота Базилио оставили их не только без акционерной собственности, но и без собственных штанов, полагая, что на то и есть “страна дураков”, в которой последних “незнание закона не освобождает от ответственности”, а мошенников “знание закона” от ответственности не только освобождает, но и дает большие привилегии.

Мы знаем массу анекдотов о “новых русских”, мы помним много анекдотов о “старых евреях”, но если вдуматься, то фактура тех или других анекдотов идентична, а отличие — только в интонациях рассказчика.

В случае с “Олимпом” “новые русские” (или “старые евреи”?) из “Фаэтона” решили бесплатно прибрать к рукам акционерное автопредприятие в свою безраздельную собственность, лишив акционеров прав, имущества, средств, работы, делая при этом, как в анекдоте, такие наивные глаза, про которые другой классик сказал, что от женщины с такими глазами надо бежать без оглядки.

Но даже в “стране дураков” уже нельзя без нарушений закона обманывать, воровать и грубить. Однако юристы из” Фаэтона” недаром кончали ускоренные 3-месячные юридические курсы, чтобы население при полной юридической неграмотности не заметило нарушений закона в силу врожденной доверчивости русского народа к образованным людям, к знающим интеллигентам.

Вот “интеллигенты” из “Фаэтона” и подделали устав “Олимпа”, обманули Фонд имуществ и Регистрационную палату СПб, произвели незаконную эмиссию и обманули при этом федеральную комиссию по ценным бумагам СПб, незаконно по смехотворной цене отдали новые акции своим людям, получив в итоге искомый результат: за наши 4 тыс. рублей получили в свое безраздельное пользование и распоряжение имущества на 1 млн. долларов далекого США. Теперь господа Хильченко и Снопок, учредители “Фаэтона” и учителя своих юристов, могут рассказать очередной анекдот о “новых русских” или “старых евреях”, имеющих бизнес в России, и о наивных простаках из “страны дураков”. Ничего, что нарушены статьи уголовного кодекса, гражданского кодекса, закона об акционерных обществах. Похоже, правоохранительные органы знают законы не лучше окружающего населения и уж точно уважают “интеллигенцию”...

К кому только ни обращались обманутые акционеры, в какие двери ни стучались! В конце концов прокуратура завела-таки на “юристов” уголовное дело, которое уже больше полутора лет находится то в этом “заведенном” состоянии, то в состоянии полного отсутствия “завода”.

Единственной инстанцией, поддержавшей акционеров, явились федеральные суды города и Красногвардейского района СПб, но “юристы” из “Фаэтона”, как черти из табакерки, тут же организовали следующую очередную аферу.

Защищая награбленное, они профессионально использовали любимый ими принцип “лохотрона”, когда с увеличением числа участников игры у организаторов увеличиваются шансы облегчить карманы доверчивым игрокам. Суть аферы в том, что один и тот же человек “Фаэтона”, некто Король М. В., одновременно подал идентичные иски как минимум в федеральный и арбитражный суды СПб с представлением слегка завуалированной, но заведомо ложной информации. Но если федеральный суд, занимающийся “Фаэтоном” более двух лет, сразу распознал обман, так что истец прямо в заседании вынужден был, от греха подальше, отозвать иск без рассмотрения дела, то суд арбитражный был обманут и подставлен “Фаэтоном” по полной программе.

Не будем утомлять читателей описанием механизма этой аферы, которая столь же очевидна, как и предыдущие (если, конечно, не завязывать глаза судьям, как у богини правосудия), но чревата тем, что надлежащие по иску в арбитражный суд ответчики (акционеры, восстановленный судебным решением законный совет директоров “Олимпа” и т. п.) ни сном ни духом не ведали об этом иске, и, естественно, все сроки апелляции и кассации были пропущены.

И все-таки “как веревочка ни вейся, а конец найдется”: срок апелляции был продлен, посему остается пожелать арбитражному суду СПб разобраться с аферистами и мошенниками из “Фаэтона”, так же, как это сделал федеральный суд СПб, дабы отбить охоту у любителей “лохотрона” втягивать в него и подставлять уважаемые организации, являющиеся мерилом законности в России.

И все-таки хочется остановиться подробнее на их небесталанной афере с иском в арбитражный суд. Это все равно, что “иск к самому себе”, а еще лучше “иск по поводу дров” из анекдота. Будят ночью хозяев и спрашивают (предъявляют иск): “Дрова нужны?” Хозяева в один голос отвечают, что никаких дров им не надо. Наутро они просыпаются, выходят во двор, а их собственных дров как не бывало (иск удовлетворен)...

Можно предъявить иск в коммунальной квартире по поводу комнаты соседа, но направить его не к соседу, а к Папе Римскому с вопросом: “А не нужна ли Папе небольшая комната в СПб в квартире без удобств?” Ответ Папы очевиден. Тогда отказ Папы от комнаты фиксируется арбитражным судом, и комната — ваша, соседа — в шею. Возражая против решений законного совета директоров “Олимпа”, которого “Фаэтон” физически не допускает на “Олимп”, захватив там все управление, “Фаэтон” предъявляет в арбитражный суд иск к “Олимпу” (то есть к самому себе), делая так, что любые действия Совета директоров “Олимпа” — незаконны. Просто и изящно. Дрова увезены, комната получена. Остается лишь постараться, чтобы пропажа сразу не обнаружилась, а сроки предъявления претензий оказались пропущены. И дело в шляпе!

Последние же события в Санкт-Петербурге с участием “Фаэтона” показывают, что бездействие и попустительство правоохранительных и судебных органов к дельцам в белых воротничках и черных шляпах начинают уже сказываться не только на каких-то обманутых вкладчиках (акционерах, вложивших свои кровные), но и на целых пластах населения СПб и области.

Одно увеличение цен на бензин здесь почти в 2 раза по сговору топливных компаний с участием “Фаэтона” ударило по всему населению северной столицы, и пока губернатор ищет виновных (надеюсь, не с завязанными глазами), “Фаэтон” набивает карманы пропахшими бензином деньгами (его заправки — самые экологически грязные в Санкт-Петербурге), цены на все ползут вверх, а отчаявшееся население уже питается продуктами, не обращая внимания на запах...

Но дальше — больше. Получив, аналогичную “Олимпу”, в свое безраздельное пользование Колпинский спецтранс (уборочное предприятия пригорода СПб), “Фаэтон” решил потрясти карманы жителей Колпино и взвинтил цены на уборочные работы, а для сговорчивости населения прекратил убирать помойки.

Тут бы жители Колпино или задохнулись в зловония или раскошелились, если бы не помощь уравления механизации СПб, окоротившего новоявленного мусорного монополиста и обеспечившего качественную уборку Колпино по ценам на 40 % ниже городских. Колпинские жители и администрация вздохнули спокойно, а “Фаэтон”, размечтавшийся о доходах мусорного монополиста, напротив, начал дышать неровно и, трудно поверить, но стал представляться колпинскиим “патриотом” с лозунгом “руки прочь от колпинского мусора!” И естественно, как несостоявшийся монополист, но прожженный сутяга, подал иск в антимонопольный комитет на управление механизации СПб. Не удался шантаж — почему бы не попробовать опробованные способы шельмования и интриг?

Понимая реальную прибыльность рынка услуг по вывозу мусора, учитывая простую и действенную организацию шантажа несговорчивого клиента, “Фаэтон” уже наметил прибрать к рукам спецтранс Петроградского района СПб, рассчитывая не мытьем так катаньем монополизировать мусорный бизнес — благо, связи и приемы “юристов” “Фаэтона” известны, а “свои люди” из администрации уже звонят в Фонд имущества и выходят на директора спецстранса, даже не намекая, а указывая, что Петроградский спецтранс должен отойти к “Фаэтону”. А там, глядишь, можно сговориться, как и по бензину, с другими компаниями, и губернатору СПб снова придется искать — видимо, по запаху — виноватых. А если бензиновые короли сговорятся с мусорными магнатами? Что тогда? Вызывать Кантемировскую дивизию?

Вообще вызывает удивление, как какая-то небольшая фирмочка смогла беспрепятственно наделать столько дел в Санкт-Петербурге, что приходится затыкать носы почти всем жителям многомиллионного города, а органы, которые должны следить за чистотой атмосферы, стараются не связываться с источником зловония по известной русской поговорке “не тронь...” и т.д.

Правоохранительным органам неплохо бы еще раз проанализировать, почему в СПб существуют благоприятные условия для реализации заведомо мошеннических целей фирмы, обманувшей и подставившей не одну государственную службу, не говоря уже о присвоении чужого (акционерного) имущества. Неужели нет “черных” списков фирм, к которым должно быть особо настороженное отношение государственных органов? Нельзя же, на самом деле, до бесконечности испытывать терпение простых людей, обреченных жить в наших тяжелейших кризисных условиях! Не хватало еще, чтобы нас грабили, обворовывали и обманывали шустрые новоиспеченные юристы при полном попустительстве стражей закона.

В конце концов на правоохранительные органы идут наши кровные налоговые отчисления. И давно пора принимать в реальной жизни, а не в анекдоте самые суровые меры как к “новым русским”, так и к “старым евреям”, жиреющим за счет обнищавшего народа.

Юрий АРТЕМЬЕВ

Cанкт-Петербург

Терентий Серединов КРАДЕНЫЙ ЗВОН (Полемические заметки)

Публикуя страстную и даже пристрастную статью старообрядца, редакция хотела дать выход энергиям, скопившимся в обширном духовном слое русских людей. Не преследуя цели обидеть или ущемить Московскую патриархию, а лишь желая предоставить слово соотечественникам, ощущающим себя в трехвековом духовном изгнании, печатаем мы эту статью.

Редакция “Завтра”

В НАШЕМ ЦАРСТВЕ-ГОСУДАРСТВЕ имеется сверхуважаемая организация. Ее имя не должно упоминать всуе, ее представителей необходимо выслушивать с великим вниманием и почтением, поскольку эти представители будто бы неприкосновенно хранят некие великие истины, являются единственными верными выразителями народных идеалов, оберегателями нравственности и прочее. Речь идет о Русской Православной Церкви (РПЦ).

Чем вызвано такое подчеркнуто почтительное отношение? Несколькими причинами: во-первых, вполне естественным стремлением к Богу, неизбежным после стольких лет атеистических заблуждений; во-вторых, слабым знанием истории русской церкви, поскольку объективные источники малодоступны, а доступные суть труды приверженцев РПЦ и, в-третьих, чувством вины перед незаслуженно пострадавшими в огне революции

К сожалению, наши люди, задавленные телевизором и тяготами жизни, давно разучились задавать себе самые простые вопросы. Например:

— А невинно ли пострадала РПЦ, не является ли ее участь карой за ее предыдущую деятельность?

— Точно ли она такая древняя, как утверждают ее апологеты?

— Да вполне ли она Русская?

— Да Православная ли?

— Да Церковь ли это вообще, а не государственный департамент по духовному окормлению?

Ответы на некоторые из этих радикальных вопросов удобнее всего можно получить на фоне изложения фрагментов истории межконфессиональных конфликтов в России в XVII—XX веках.

Прежде чем продолжать, необходимо сделать некоторое уточнение. Автор данной статьи принадлежит к Русской Православной Церкви, которая для отличия от вышеупомянутой РПЦ (“никонианской” — по имени основателя) вынуждена прибавлять к своему названию “Старообрядческая”; все изложенное в данной статье есть его личное мнение, которое может совпадать, а может и не совпадать с мнением старообрядческой священноиерархии. Кроме того, резкие выпады данной статьи касаются отнюдь не всех никониан, среди которых (особенно в провинции) встречаются такие подвижники, такие добрые и прекрасные люди, что язык не поворачивается сказать про них что-нибудь осуждающее.

История русского раскола XVII века полна мифами и небылицами, усиленно распространяемыми как никонианами, так и малообразованными религоведами. Так, многие до сих пор убеждены, что в старых русских богослужебных книгах накопилась масса грубейших ошибок, а их необходимое исправление привело к восстанию невежественных ретроградов и расколу Церкви.

Серьезная историческая наука давно перечеркнула эти наивные положения. Собственно, и все честные и образованные представители никонианской организации давно уже признают и богословскую необоснованность и практическую вредность никоновских реформ.

В старообрядческой среде до последнего времени была достаточно распространена уверенность в том, что не следует идти на конфронтацию с никонианами, что просветление умов, которое наступит после перенесенных гонений, уничтожит дореволюционные предрассудки и заблуждения, что время, по Божьей милости, уврачует великий Раскол. Но грянули “реформы”, и все, к сожалению, вернулось на круги своя. И вновь возникла необходимость освещать некоторые бесспорные, но забытые или замалчиваемые события как прошлого, так и настоящего времени.

Тем более что количество грубых выпадов против старообрядцев со стороны Московской патриархии превысило некоторую критическую массу и переполнило чашу терпения. Тут и оскорбления старообрядческой священноиерархии в издаваемой по благословению патриарха газете “Радонеж” (“лжеиерархия”, лжеархиепископ Алимпий”, марионеточная “альтернативная” церковь”, “финансируемая олигархом Березовским или “Завтра” с оккультно-евразийско-патриотическим Прохановым”, “те, кто желает расчленить Россию на сотню кусков” и т. д., и т. п.). Тут и сокрушения в “Независимой газете” главного юриста московской патриархии Калинина о том, что “власть не исполняет свою обязанность обеспечить соблюдение закона всеми без исключения, включая религиозные объединения...”, поскольку не принимает действенных мер к старообрядцам, которые свои внутренние установления ставят выше законодательства (в общем, обычный донос). Тут и присвоение имущества, имеющего старообрядческое происхождение, и многое другое.

Раскол явился логическим продолжением Смуты начала XVII века. В результате этой смуты к власти пришла наиболее беспринципная и алчная группировка, опиравшаяся на послеопричную дворянскую рвань и сплотившаяся вокруг клана бояр Романовых.

Этот клан, не имея никаких династических прав (подумаешь, родственники одной из шести жен одного из предыдущих царей), шел к власти, не выбирая средств. Поддержка самозванцев, клятвопреступления, сотрудничество с интервентами — все было пущено в ход.

И тем, кто сейчас восторгается Земским Собором, единогласно избравшим Михаила Романова на престол, следовало бы знать, как подобные мероприятия организуются. Далеко ходить не надо: Ассамблея народов Казахстана, единодушно предложившая продлить полномочия Назарбаева, — наглядный тому пример.

Вектор политического и нравственного развития общества был задан на многие годы вперед. Сильная Церковь, давившая своим моральным авторитетом на власть и не дававшая ей особенно распоясываться, стала мешать. Романовым Гермогены не надобны. Кроме того, огромные богатства Церкви, ее земельные владения приковывали жадные взгляды осознавшего свою силу дворянства. Реформация стала неизбежной.

Идеологическое обоснование придумывать было не надо, оно было прекрасно апробировано во времена западноевропейской Реформации. Всегда и везде это обоснование звучало так: Церковь уклонилась от неких древних истин и норм, ее следует вернуть на “правильный” путь и очистить от накопившихся искажений.

Но фронтальная атака на Церковь представлялась тогдашним верхам малопродуктивной. Следовало взорвать ее изнутри.

Прием был выбран достаточно распространенный. Необходимо было поставить во главе враждебного ведомства своего человека, обладающего определенными качествами: огромным властолюбием, жестокостью. Этому человеку надо было дать полную свободу действий, одновременно подпитывая извне политическим влиянием. В определенный момент его надо сковырнуть под благовидным предлогом, и враждебное ведомство рассыплется в труху.

Такой человек был найден. Патриархом был поставлен Никон, простой человек с национальной окраины.

Читатель вправе спросить: “Да способны ли были тогдашние верхи на столь хитроумные комбинации”? Не сомневайтесь. Те еще были молодцы. И в монетаризме толк понимали (медные деньги вместо серебряных). И в финансовых махинациях разбирались (те же медные деньги, только фальшивые, в свой карман). А уж приватизаторы государственных земель были такие, что нынешним еще поучиться надо.

В общем, реформы пошли. Казалось бы, зачем менять имя Исус на Иисус? Да затем же, зачем и добавлять второе “н” в слово Таллин, — поиздеваться над людьми и внести разброд и шатание в их умы. Но если написание названия чухонской столицы российское население всегда мало волновало, то согласиться с двумя “и” означало сказать себе: “Я такой дурак, что даже имени Спасителя правильно написать не могу; и отцы наши, и деды, и все святые русские были глупые невежды”.

Креститесь, говорят, тремя перстами, греки, мол, так под турками крестятся. Да если бы греки тогда двумя перстами крестились, реформаторы заставили бы кукишем омахиваться или еще какую-нибудь гадость придумали бы.

В ходе этих реформ Церковь как политическая сила и нравственный авторитет была устранена и не могла сопротивляться ни конфискации своих владений, ни прогрессирующему разврату верхов, ни установлению в стране рабовладельческого строя, ни засилию иноземцев и иноверцев на всех уровнях власти.

Выше Священного Писания встал “Духовный регламент” Петра I, по которому священники были обязаны доносить об услышанном на исповеди.

Искренне верующие православные христиане не приняли проводимого властями надругательства над Верой. Образованные люди понимали, что внедряемые нововведения есть ничем не обоснованная чушь, а простые видели, какие подонки проводят эти реформы в жизнь и какими методами — пытками и казнями.

Характерен пример одного из активнейших проводников никоновской реформы, самозванного митрополита Паисия Лигарида — человека, несколько раз менявшего вероисповедание, развратника и торговца запрещенным табаком. Остальные были не лучше. А ведь в вопросах религии огромное значение имеет не только то, что человек говорит, но и то, что этот человек собой представляет. Заведомого негодяя никто слушать не будет, как бы правильно он ни рассуждал.

Возникшее сопротивление дало прекрасные образцы мужества и стойкости. Это и протопоп Аввбкум, и епископ Павел Коломенский, и иноки Соловецкого монастыря, выдержавшие многолетнюю осаду и погибшие в мучениях, но не предавшие свою веру. Это и сестры-мученицы боярыня Морозова и княгиня Урусова. И многие, многие тысячи замученных и казненных.

Православная вера старообрядцев — это вера свободных людей. Староверы говорят: “Невольник — не богомольник”. Не случайно старообрядчество было распространено там, где крепостническому рабству не удалось пустить глубоких корней. Это, в частности, северные окраины и районы расселения казачества. Примерно до середины XIX века около половины всех казаков были старообрядцами, а терские, уральские и некрасовские казаки сохраняли свою истинную веру вплоть до недавних времен. К сожалению, в нынешнем движении за возрождение казачества широко представлено “ряженое” течение. Представители этого течения имеют самое превратное представление об истории казачества, поскольку черпают свои знания не из серьезных источников, а из брошюрок, наполненных высосанными из пальца сведениями и псевдопатриотическими благоглупостями. Только этим можно объяснить такое кощунство, как недавнее перезахоронение героя войны 1812 года старообрядца атамана Платова в никонианский собор.

Трезвые и грамотные люди, старообрядцы бережно хранили и развивали народную культуру. Именно в старообрядческих районах были записаны древние былины. Если бы никонианское “просвещение”, с неизбежно сопутствующими ему пьянством и начальственным произволом, проникло в эти районы, то русский эпос пропал бы бесследно. Кстати, и не только русский. Финская Калевала была записана среди карелов-старообрядцев.

А русская Икона? Да без героических усилий подвижников-староверов древнее письмо никогда бы не сохранилась. Никонианское духовенство выискивало и уничтожало старые книги и иконы. За их хранение полагалось уголовное наказание. Те же иконы, которые чудом сохранились, варварски “подновлялись”, то есть замалевывались халтурной росписью. У человека, хотя бы немного разбирающегося в иконах или просто обладающего художественным вкусом, волосы дыбом встают при взгляде на ту безобразную мазню “под Европу”, которой заполнялись и заполняются до сих пор никонианские храмы. Не говоря уж про современный софринский кич на пластмассе — это что-то запредельное. Если бы подобную “красоту” увидели наши предки, приехавшие в Византию за крещением, они бы, наверное, приняли ислам.

Откуда у никонианских служителей в дореволюционное время бралось такое неподдельное рвение в преследовании староверов? Вероятно, причиной тут была обычная зависть. Ну сами посудите, старообрядческие попы пользуются у своих всеобщим уважением, а в никонианстве “поп” — зачастую чуть ли не ругательство и предмет грязных анекдотов.

Методы же преследования всегда выбирались самые подлые. Сфабриковали, например, фальшивое постановление никогда не проходившего собора, на основании которого обвинили старообрядцев в “армянской ереси”. Ну, как водится, показнили еретиков маленько, пограбили, по острогам рассовали. А теперь, судя по деятельности “Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной и Восточными Православными Церквами”, никониане скоро объявят о том, что никакой “армянской ереси” в природе нет, даже у армян. Вот радость-то!

Преследования продолжались вплоть до 1905 года. Но, как говорится, нет худа без добра. Репрессии сплачивали православных христиан, заставляли помогать друг другу, много работать, верить на слово. Не случайно большинство крупных русских купцов были староверами. Всем известны фамилии текстильщиков Морозовых, финансистов и промышленников Рябушинских, фарфоровых заводчиков Кузнецовых, издателя Солдатенкова и многих других. Свои огромные капиталы они не прожигали без толку. После них оставались школы и больницы, фабрики и заводы, потребительские и производственные кооперативы, возрожденные народные промыслы. А их меценатство и любовь к искусству? Коллекции древнего искусства и импрессионистов, МХАТ (и Константин Станиславский, и Савва Морозов происходят из старообрядческих семей), прекрасные московские особняки стиля “модерн”, — да невозможно перечислить, чего бы мы лишись, не будь в России такой высококультурной среды, как старообрядцы. А среда эта была совсем не малочисленной. Старообрядцы, по разным оценкам, составляли 10-20 % населения Российской Империи.

Чего же добилась никонианская иерархия своими преследованиями? Чего она добилась своим превращением из священников в чиновников синодального ведомства? Своей поддержкой крепостничества? Своим “блуждающим богословием” (как убедительно показал в своих сочинениях известный старообрядческий начетчик Ф. Мельников: ни по одному догматически важному вопросу у синодальной иерархии нет твердого мнения)?

Она добилась закономерных результатов. Практически стопроцентного атеизма интеллигенции. Исчезновения веры в простом народе и замене ее различными суевериями. Падения нравов во всех слоях населения. Дело дошло до того, что в некоторых семинариях в начале ХХ века среди выпускников не находилось желающих стать священниками. Тогдашняя пресса писала, что священники обходятся государству на вес золота, если учесть затраты на содержание семинарий и количество выпущенных священников. Куда же шли учащиеся духовных училищ? Кто куда, многие (видимо, от отчаяния) — в профессиональные революционеры. Чернышевский, Добролюбов, Сталин — список можно продолжать и далее. Так что когда грянули такие стихийные бедствия, как революция и гражданская война, кто угодно мог считаться невинной жертвой, — только не никонианское духовенство.

Но вернемся в современность. Может быть, ниспосланное Богом наказание привело к раскаянию в прежних грехах? Как бы не так! В 1971 году поместный собор никониан принимает деяние “Об отмене клятв на старые обряды и на придерживающихся их”. Клятвы отменялись “яко не бывшие”. В переводе на обычный язык это означает: “Мы, синодалы-никониане, торжественно обещаем, что сжигать и пытать старообрядцев, гноить их в тюрьмах и присваивать их имущество больше не будем”. Очень серьезное и важное заявление (это без всякой иронии, поскольку уж чем-чем, а репрессиями история нашего государства богата). Однако это заявление не вызвало немедленного взрыва энтузиазма в старообрядческой среде, потому что тогда невозможно было проверить на практике, а правду ли говорят никонианские иерархи? Иное дело сейчас.

Очень часто наше телевидение показывают, как то или иное высокое должностное лицо передает, а никонианские служители с благодарностью принимают иконы, кресты, прочую церковную утварь. Благостная картина. А знает ли читатель, что многие (если не большинство) из этих предметов никогда не принадлежало никонианской организации? Старообрядческие храмы, жилища наших священнослужителей и прихожан постоянно подвергаются ограблению, некоторые по нескольку раз в год. Контрабандисты везут похищенное на Запад (а везут в основном, старообрядческое имущество, никонианское “искусство” никому не нужно), таможня и прочие органы отлавливают небольшую часть украденного, а потом эти предметы попадают не к своим хозяевам, а к совсем посторонним лицам, и эти посторонние лица без зазрения совести присваивают чужое добро.

Вот в качестве примера совсем уж безобразный случай. К построенной на Красной площади копии Казанского собора привозят колокол, вынутый откуда-то из кремлевских подвалов, и этот колокол достаточно длительное время стоит у входа в собор для всеобщего обозрения. Колокол, по нынешним временам, очень большой — около трех тонн. На колоколе литая надпись, повествующая о том, что это дар семьи Морозовых московскому старообрядческому кафедральному Покровскому собору в память об умерших родственниках. Имена родственников перечислены тут же на колоколе, в том числе и знаменитый Савва Морозов. Высокопреосвященнейший Алимпий, старообрядческий митрополит Московский и всея Руси, пишет очень сдержанное и благожелательное письмо в патриархию с просьбой вернуть колокол законным владельцам. Представители митрополита везут это письмо в патриаршию канцелярию. Там их часа три томят в приемной, видимо, чтобы место свое знали, потом письмо принимают. Прошло почти пять лет, а Патриарх Алексий не нашел времени дать какой-либо ответ. Само собой, колокол тоже не вернули. Господин Аркадий Станько, считающий себя настоятелем православного Казанского собора, на вопрос, справедливо ли они поступают, ответил: “Я не знаю такого понятия “справедливость”. Другие же представители клира Казанского собора разъяснили, что поскольку имущество было национализировано после революции, теперь исполнительная власть имеет право раздавать его кому захочет.

Ну, с имуществом все ясно — брали и будут брать, — а как с пытками и казнями? Тоже надежд на снисхождение мало. Вот что пишут в своих сочинениях современные никонианские высокопоставленные иерархи:

“Всех сожженных на Руси еретиков можно пересчитать по пальцам. Как правило, уличенных в таких преступлениях отправляли в дальние монастыри с суровым уставом — на покаяние. Исключение власти сделали лишь дважды: в деле еретиков-жидовствующих и на процессе против вождей Раскола — оба раза ввиду особой тяжести преступлений и нераскаянности главных зачинщиков”.

Ну, во-первых, ложь, что можно по пальцам пересчитать, а во-вторых, поскольку старообрядцы до сих пор совершают все те же преступления, что и раньше, и каяться в них перед никонианами не намерены, то, надо полагать, будут и сожжения, как только представится такая возможность.

В чем особенность никонианства? В умильности, превратившем суровую и прекрасную православную веру в дряблое обрядолюбие, в готовности прислуживать любым властям в надежде получить дары с барского стола. Становится понятным поведение никонианской верхушки в октябрьские дни 1993 года.

Как поступил бы настоящий православный архиерей, если бы некие конфликтующие стороны, пригласив его в качестве посредника, вдруг в самый разгар переговоров затеяли стрельбу? Да кинулся бы со всех ног в полном епископском облачении под дула танков и автоматов, встал бы между врагами, подняв Святой Крест, втайне (в подсознании, чтоб Бога не гневить) надеясь, что, может быть, и его в этой заварухе пристрелят, и тогда грешная душа его, несомненно, будет спасена, а Церковь, обретя нового мученика, засияет в еще большем величии. Но это, если веруешь А если сомневаешься? Кто его знает, может, и Бога-то никакого нет? А тут в истеблишмент можно попасть... Нет, лучше здесь, в тепле посидеть, дипломата из себя поизображать.

Поневоле вспомнишь слова огнепального протопопа:

“Друг мой, Илларион, архиепископ Рязанской! Видишь ли, как Мелхисидек жил? На вороных в каретах не тешился, ездя! Да еще был царские породы. А ты хто? Вспомни-тко, Яковлевич, попенок! В карету сядет, растопырится, что пузырь на воде, сидя на подушке, расчесав волосы, что девка, да едет, выставя рожу, по площади, чтобы черницы ворухи унеятки любили”.

Правомерно задать некоторые чисто юридические вопросы. Как согласуются с законодательством, провозглашающим равенство всех конфессий и светский характер государства, постоянное присутствие на официальных церемониях представителей одной избранной религиозной организации, и, наоборот, частое присутствие высокопоставленных чиновников на религиозных церемониях все той же излюбленной конфессии? Почему места Воинской Славы обязательно должны быть застроены никонианскими храмами? Разве старообрядцы, павшие в Великую Отечественную войну (к примеру, мой дед и его братья), люди второго сорта?

Кого же современное никонианство выбирает в качестве идеала? На архиерейском соборе РПЦ в 1994 году был канонизирован митрополит Филарет Московский (годы жизни 1782—1867). Чем же знаменит новоявленный святой? Ну то, что преследовал староверов, это понятно. Что по инспирированным им доносам люди гнили в тюрьмах, конфисковывались храмы и моленные, опечатывали алтари, это само собой. Но была у него еще одна страсть — он был активным сторонником телесных наказаний. Как тот городничий у Щедрина, что “был столь охоч до зрелищ, что никому без себя сечь не доверял”.

Но, может, это враги в “Истории телесных наказаний в России” оклеветали невинного человека? Ничуть. Именно во время всевластия Филарета в России процветала страшная бурса (духовное училище), в которой одних ломали на всю жизнь, а других делали садистами. И вовсе не по недосмотру местного начальства. Читая “Очерки бурсы” Помяловского, можно подумать, что описываемые в ней ужасы происходят в какой-то глухой провинции. Но оказывается, Помяловский учился в центральной петербургской бурсе, а в провинции творились еще худшие безобразия. И вот покровитель этого узаконенного садизма объявляется святым.

Во время написания этой статьи в Москве проходили мероприятия, организованные никонианским духовенством по случаю Дня славянской письменности и культуры. Да какое отношение они имеют к славянской письменности?! Только то, что пожгли несчетное количество древних рукописей и книг. Да если бы они и захотели заняться славянской письменностью, то никак не смогли бы, поскольку по “Духовному регламенту” им запрещено держать в кельях бумагу и чернила. Грустно, сограждане!

БУЛАВА БОГДАНА (Александр Мороз обещает не дать ворам и коррупционерам сбежать из Украины)

Среди политических лидеров современной Украины бывший председатель Верховной Рады, лидер Социалистической партии Украины, глава комитета Верховной Рады по вопросам аграрной политики и земельных отношений Александр Мороз занимает особое место.

Он известен как непримиримый противник существующего политического режима, как антизападник — откровенный враг расширения НАТО на Восток, как сторонник вступления Украины в Парламентскую ассамблею СНГ и как один из наиболее вероятных кандидатов в президенты Украины.

Мороз — носитель ярко выраженного идеологического сознания, он отстаивает идеи социальной справедливости: по его мнению, чувство хозяина, частная собственность и, с другой стороны, чувство коллективизма, приоритет общественного над личным не исключают, а взаимодополняют друг друга. Уроженец Восточной Украины, для которого родным языком является украинский, он выступает за гармоничный синтез, за взаимное обогащение русской и украинской культур. Он известен также как политический интеллектуал и экономист, хорошо знакомый с классикой русского и украинского государствоведения, с современными социально-философскими и экономическими концепциями.

На Александра Мороза и его возможный альянс с нынешним председателем Верховной Рады Александре Ткаченко возлагаются главные надежды на смену высшей государственной власти и законное устранение режима Леонида Кучмы. В марте 1998 года, на выборах в Верховную Раду ставка на стратегический союз возглавляемых Морозом и Ткаченко партий (Социалистической и Селянской) принесла ожидаемый результат.

Для России только победа левых, антикучмовских сил на Украине, способна обеспечить продуктивность в отношениях между Россией и Украиной, свернуть последнюю с прозападнического курса и превратить ее из буфера между "цивилизованным миром" и Россией в достойного геополитического союзника.

Для того, чтобы лучше узнать этого украинского лидера, наш корреспондент встретился с Александром Морозом и задал ему несколько вопросов.

— Уважаемый Александр Александрович, анализируя политическую ситуацию в современной Украине, возникает странное ощущение, что украинская политическая элита, находящаяся в данный момент у власти, полностью лишена каких бы то ни было "качеств духа" — ни внутреннего благородства, ни политической воли, ни стратегического, да и сколь-нибудь масштабного политического мышления, ни банальной образованности в области политических наук, не говоря уже о какой-то дальновидности, исторической мудрости или мистической одаренности. Современная украинская власть, создается впечатление, холопствует перед Западом, перед НАТО, перед лицом "нового мирового порядка".

Какой вы видите политическую элиту Украины в будущем, каким будет новый тип политического лидера?

— Вы подняли очень больной для меня вопрос, над которым я постоянно размышляю. Есть две различные политические элиты: та, что сейчас у власти, с которой связываются стратегические провалы украинской политики и экономики, элита, погрязшая в коррупции, с хуторянским мировоззрением, без государственнических инстинктов, элита, которой нельзя поручать ведение внешней политики. Но есть и другая элита, которая в данный момент практически лишена возможности влиять на украинскую политику, но она ощущает себя частью народа, соотносит свои приоритеты с интересами трудящихся людей и не рассматривает политику как способ личного обогащения. С этой второй элитой я и связываю свои надежды на духовное оздоровление общества, на политическое и экономическое возрождение Украины.

А что до оценки Украины как государства "четвертого мира", объективно говоря, вы правы в том, что уважения к Украине в современном мире нет. Наша страна упустила свой шанс в начале 1990 годов, и теперь, чтобы вернуть его, придется прикладывать много усилий.

В экономическом отношении за последние годы Украина оказалась откинутой где-то лет на сорок-пятьдесят назад. Сейчас мы находимся в стагнации: наш системный кризис настолько глубок, хозяйство доведено до такого уровня, что даже мировой финансовый кризис не смог ухудшить финансово-экономическое состояние Украины — дальше ухудшать некуда.

Вы спрашиваете, есть ли воля у наших политиков? Безусловно, есть, но только не у тех, которые сегодня у власти.

— Американские и западноевропейские геостратеги рассматривают Украину не как субъект геополитики, но как объект — как потенциального стратегического союзника Запада в его противостоянии с Россией, как "санитарный кордон" вокруг России. В случае вашего избрания президентом будет ли переосмыслена роль Украины в системе стратегических международных отношений?

— Меня не удивляет, что западные политики расценивают роль Украины в геополитической ситуации как роль некого буфера. Но ошибаются те, кто думает, что так будет всегда. Меня удивляют некоторые российские деятели, которые фактически, возможно, даже не осознавая того, льют воду на совершенно чужую мельницу — на мельницу врагов как Украины, так и России: тут можно сослаться на книги о геополитике Александра Дугина, Алексея Митрофанова, Владимира Жириновского, других российских авторов, да и на некоторые стенограммы дискуссий в Государственной думе. Использование стандартной антиукраинской риторики — вплоть до угроз перейти к конкретным действиям — вызывает резко отрицательную реакцию по отношению к России в украинском обществе, это очень сильно вредит украинско-российским отношениям, духовному родству наших двух народов. Не говоря уже о том, что подобное неуважение к Украине унижает самих этих политиков и политологов.

Статус Украины как сильного и влиятельного в международном отношении государства объективно на пользу России. Я думаю, что роль Украины в мировой геополитике должна измениться, считаясь и с ее собственным потенциалом, и с ее транзитными возможностями, и возможностями влиять на отношения между другими государствами. Плюс ее ключевое во многих отношениях географическое положение.

— Каково место России в вашем политическом сознании и в приоритете ценностей будущего украинского руководства в случае избрания вас президентом?

— Украина во что бы то ни стало должна сохранить самые тесные и братские отношения с Россией — своим самым большим и главным соседом. Это в интересах наших граждан, это в интересах наших государств. Сегодня нам с вами необходимо находить понятные, четкие, взаимоприемлемые формы кооперации, в первую очередь — в оборонном комплексе, в решении народно-хозяйственных задач и во взаимном освоении рынков друг друга.

Если мне доведется заниматься организацией государственной жизни в Украине, то я, разумеется, буду делать основную ставку на российский вектор — Россия, а не Западная Европа и не США будут занимать стратегическое, приоритетное место в нашей политике.

— А вот некоторые украинские "отцы отечества", министр иностранных дел Борис Тарасюк, например, говорят о "многовекторности" украинской политики…

— Я не люблю туманных эвфемизмов, а пока никто из украинского руководства не пояснил вразумительно — что такое эта самая "многовекторность"? Это какая-то демагогия, "общее место" — любая страна ведет "многовекторную" внешнюю политику. Некоторые наши политики этим словом маскируют свое желание интегрировать Украину в НАТО.

— Что думаете вы о подобной интеграции?

— Сейчас, во время варварских бомбардировок Югославии силами этого блока, подобные разговоры — будь то на уровне высшего политического руководства или на уровне обыкновенных граждан — кажутся циничными. Но, к сожалению, мы как реальные политики вынуждены считаться с НАТО как фактором международных отношений. Я всегда выступал категорически против расширения этого блока на Восток, Украина ни при каких обстоятельствах не должна стать членом НАТО.

— Каким вы видите мировое сообщество после окончания войны в Югославии? Возможны ли эффективные системы безопасности в общемировом масштабе? Ведь в послед-ние месяцы мы все убедились, что ни нормы международного права, ни ООН, ни Папа Римский, ни Московский Патриарх оказались не в силах повлиять на натовских агрессоров.

— Ни блоковые структуры, ни одно- двух- или многополюсный мир не гарантируют безопасности и спокойствия, чему ярким доказательством служат события на Ближнем Востоке, в Югославии и в других местах. Мир после югославского конфликта будет иным. Сейчас крайне необходима новая общемировая система сотрудничества и безопасности XXI века, которая преодолела бы гегемонизм США и НАТО, в которой бы гражданин — независимо от того, где бы он ни родился — мог бы полностью реализовать свое основное право — право на жизнь. Пока такая система отсутствует.

Я, будучи на протяжении нескольких лет главой Верховной Рады, занимался созданием такой системы — переговорил практически со всеми руководителями парламентов, с большинством президентов, выступал несколько раз на международных форумах на тему, как ее строить, эта инициатива известна и в России — ее поддерживали в свое время Евгений Максимович Примаков и некоторые другие ваши политики. Она сводится к созыву конференций по проблемам сотрудничества и безопасности, к выработке тех принципов, которые в виде деклараций были бы обязательны для исполнения в каждом государстве — например, после их ратификации парламентами всех этих государств. Но к такой конференции необходимо пройти соответствующий путь — нужно привлечь к работе группы экспертов, которые отследят все факторы — экономические, экологические, энергетические, религиозные, военно-политические и другие для того, чтобы можно было на сумме этих факторов выстраивать ту "сетку безопасности и сотрудничества", которая бы сняла вопрос об однополюсной или двухполюсной системе безопасности.

— А как вы относитесь к возможностям экономической и военно-технической интеграции на постсоветском пространстве?

— Мы никогда за всю свою историю не развивались в соответствии с собственными, непосредственно украинскими потребностями, поэтому когда после развала СССР мы унаследовали какой-то экономический потенциал, оказалось, что это не собственная экономика, а это фрагменты колоссальной по размерам и мощности советской экономики. Поэтому не вполне корректно сравнивать Украину с Чехией, Венгрией, Польшей или даже с Эстонией и Латвией — наша экономика обречена была на упадок. Конечные этапы производства во многих отраслях находились очень часто за пределами Украины, особенно это касалось ВПК — тогда речь шла о потребностях сверхдержавы и о решении ее проблем.

— А сегодня?

— Сегодня, с одной стороны, мы имеем формально независимое государство, но с другой — какую отрасль народного хозяйства ни возьми — мы зависимы как никогда! В Белоруссии, например, руководству страны и Александру Лукашенко лично хватило ума не согласиться на предложенный иностранными советниками сценарий реформ, предполагавший либерализацию всех экономических отношений и покрытие бюджетного дефицита за счет внешних займов. А украинские власти своими руками уничтожили и основу производственно-материальных отношений, и аппарат государственного управления!

Приватизация сертификационного типа в Украине (аналог ваучерной российской приватизации) оказалась сплошным обманом — люди за бесценок продавали свои сертификаты всяким мошенникам и до сих пор не знают, кто истинный хозяин их предприятия. Я выступаю за реприватизацию объектов бывшей государственной собственности, если они были приватизированы с нарушением законодательства.

А в отношениях с Россией мы прежде всего должны поставить во главу угла наши военно-промышленные и экономические контакты: это должно содействовать развитию России, это будет содействовать развитию Украины. Различия в наших позициях, разумеется, будут — хотя бы потому, что у нас совершенно иная структура ВПК и иная оборонная доктрина. Исходя хотя бы из того, что Украина, в отличие от России, больше не является ядерным государством, намеки некоторых наших политиков на возвращение ядерного статуса свидетельствуют об их дилетантстве в этой области.

— То есть вы против возвращения ядерного статуса Украины?

— Я этого не говорил. Я прагматик, а потому понимаю, что в современных условиях такое возвращение невозможно в принципе, как бы страстно этого не желать. В самой же долгосрочной перспективе, я уверен, что рано или поздно мир придет к пониманию необходимости полного ядерного разоружения.

— Что вы думаете относительно создания возможной общей российско-украинской либо какой-нибудь еще оборонной инициативы?

— Пока мы вынуждены руководствоваться внешнеполитической доктриной, принятой Верховной Радой еще в 1993 году, которая предусматривает статус Украины как внеблокового и безъядерного государства, поэтому в современных условиях говорить о смене этой доктрины — это значит выходить за рамки закона. Однако это ни в коей мере не означает, что такое положение вечно — всё может измениться…

— Александр Александрович, в последнее время в Москве всё чаще появляются "киевоцентрические" настроения: Киев, Украина рассматриваются как потенциальные лидеры славянства, как передний край "столкновения цивилизаций", которое напророчил на XXI век американский футуролог Самуель Хантингтон. Это связывается, по мнению некоторых, с неспособностью Москвы в дальнейшем играть роль морального и стратегического лидера славянской цивилизации, поскольку к ней (Москве и России) у всех слишком много разнообразных исторических претензий, Киев же свободен от этого бремени. Правда, отмечу, что такие идеи чаще высказывают не столько политики или политологи, сколько культурологи и философы — люди мистически настроенные и далекие от текущего политического процесса. В самой Украине похожих позиций придерживается, кажется, организация УНА-УНСО. А как вы относитесь к перспективам "киевоцентризма"?

— Несомненно, это очень романтические и интересные идеи, но пока, в реально существующей политической ситуации, особенно при режиме Кучмы, они кажутся малоактуальными. Если интеграционные процессы будут требовать перемещения геополитического центра или каких-нибудь стратегических акцентов в Киев — что ж, тогда посмотрим.

— Хоть ваши шансы на президентство на данный момент одни из самых высоких, вы лишены публичной трибуны — газетного пространства, эфиров на центральном телевидении и радио, ведется кампания по дискредитации вас как политика и человека. Как вы собираетесь прорывать эту информационную блокаду?

— Ну это уже вопросы тактики. Мы стараемся использовать все возможные ресурсы в Украине — привлекать региональную прессу и центральные СМИ, будем пытаться усилить влияние Верховной Рады на обеспечение свободы слова, будем понуждать исполнительную власть к буквальному выполнению законодательства о выборах. Особый акцент я и мои сторонники делаем на листовочной кампании — хотим дойти со своим словом до каждого избирателя.

Впрочем, информационная блокада, которую мне и некоторым другим кандидатам в президенты устраивает исполнительная власть, достигает прямо противоположной цели — люди всё понимают, и это понижает рейтинг действующего президента.

— А какие шансы, по-вашему, имеет Кучма для победы на выборах?

— Я уверен, что он не пройдет даже во второй тур. Если, конечно, не будет масштабной фальсификации результатов голосования. Участие в выборах в качестве кандидата председателя Верховной Рады Александра Ткаченко объективно уменьшает возможность подобного вредительства, поскольку некоторым образом зависящие от него структуры законодательной и отчасти исполнительной власти, которые занимаются процессом выборов, будут остерегаться выполнять директивы команды действующего президента.

То, что сейчас происходит в Украине, объективно ведет к гибели украинской государственности, уничтожает все потенциалы. Такая политика разрабатывается не в Украине и не в украинских интересах. На этот раз Украина будет голосовать не "против", а "за": за укрепление государства, за борьбу с коррупцией и социальной несправедливостью. Это будет голосование не за представителя какой-либо партии, а за избрание президента от народа, который может объединить интересы различных слоев населения, различных политических течений, которому будет по силам остановить падение Украины в пропасть.

— Не боитесь ли вы использования на выборах "апокалиптических" сценариев типа российского трехлетней давности "Голосуй, а то проиграешь!", тем более, что за Кучму "играют" российские технологи — авторы этой и других подобных "антреприз"?

— Несомненно, будут использоваться и сценарии типа "Голосуй или…" и многие другие. Но следует учитывать, что на российском опыте учились и украинские избиратели — они всё это видели, наблюдали, к чему оно может привести. В общем-то, умным людям свойственно учиться на чужих ошибках…

— Каким было бы ваше первое распоряжение в случае избрания президентом?

— С самого начала необходимо распорядиться о том, чтобы пределы Украины не могли покинуть некоторые лица из нынешних руководителей государства. Надо будет внимательно проанализировать результаты и последствия их "хозяйствования" — как их деятельность отразилась на состоянии бюджетных активов, к примеру.

— В России иногда складывается впечатление, что на Украине идет тотальная украинизация — запрещается русский язык и т.д. Каково ваше отношение к проблеме русской культуры на Украине?

— Ну ведь вы сами понимаете, что это всё не так, что кучмовская "украинизация" — блеф, что украинская культура в последние годы не поддерживается должным образом со стороны государства. Конечно, есть и ничем необъяснимая дурость — непонимание роли русской культуры для Украины, для всего славянского мира. С другой стороны, есть и непонимание роли украинской культуры для России — это тоже печалит. Стоило бы внимательно проанализировать разные методические планы и учебники, которые выпускают министерства образования. Ведь это ерунда какая-то, что в последнее время в Украине русская литература изучается не в качестве отдельного предмета, а в курсе зарубежной литературы! Это что же, Гоголь для нас — зарубежный писатель? И Короленко, и много других тоже? Я думаю, что русская культура в целом, несомненно, является одним из источников украинской духовности.

— Александр Александрович, кого вы считаете для себя политическим авторитетом, воплощением идеала государственнического мышления — будь то в политике XX века, будь то в отечественной или мировой истории?

— В современных России или Украине пример брать не с кого. К сожалению. Последние десять лет не дали нам политика, на которого бы хотелось быть похожим. Из украинской истории мне наиболее близок Богдан Хмельницкий — как государствостроитель, как человек, сумевший пойти наперекор существовавшим в то время традициям и реальным политическим условиям Польского государства для защиты интересов всего украинского общества — и казаков, и православных мещан, и крестьян, и духовенства. У многих других наших политических лидеров, у того же Грушевского или Винниченко, были лишь благие намерения, но не было последовательности, не было сил и воли для практического претворения теоретических идей.

Из украинских политиков советского периода я бы выделил Владимира Щербицкого — это был сильный и последовательный руководитель, он вел довольно продуманную политику по селекции кадров — недаром весь Советский Союз опирался на кадровую школу Украины, прежде всего днепропетровскую.

Но вообще-то, после Хмельницкого в Украине не было деятелей, равных ему ни по грандиозности замыслов, ни по масштабу свершений. Поэтому я ориентируюсь на гетманскую мудрость Богдана.

Беседовал Арсентий ЖAРАКОВСКИЙ

Борис Олейник ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ФАШИЗМ (Слово известному поэту и политику — красному наследнику Тараса ШЕВЧЕНКО)

Бориса Ильича Олейника излишне представлять российским читателям. Украинский поэт, политический и общественный деятель, председатель комитета Верховной Рады по международным отношениям и связям с СНГ, член фракции Компартии Украины. Украинский "евразиец" и национал-коммунист, один из наиболее ярких представителей украинских "шестидесятников", создатель многих поэтических книг, уважаемый и любимый автор газеты “Завтра”.

В его политическом и поэтическом сознании украинское начало, украинская культурно-языковая идентичноть не противопоставляются метафизической и стратегической Москве, за что укоряет его часть украинской либеральной прозападнически ориентированной интеллигенции .

Один из наиболее последовательных критиков НАТО и Запада, Олейник — сторонник всесторонней интеграции Украины с Россией и Белоруссией, автор конспирологического бестселлера начала 1990-х "Два года в Кремле", в котором "Perestroyka" Горбачева изобличалась не просто как стратегическая измена и предательство, но как провокация дьявола, а сам реформатор — как посланник преисподней.

Олейник — яркая харизматическая личность, что в украинской политике встречается достаточно редко; при сочетании некоторых необходимых обстоятельств мог бы с вероятным успехом претендовать на пост президента Украины. Именно с его именем связывается надежда на вероятную трансформацию левых сил (прежде всего КПУ).

В апреле он как председатель Комитета Верховной Рады по международным отношениям и связям с СНГ выезжал в Югославию, а также участвовал в деятельности международных организаций по урегулированию агрессии НАТО на Балканах.

Ниже публикуется недавнее выступление Бориса Ильича в парламентской ассамблее Совета Европы (г. Страсбург) в качестве главы постоянной делегации Верховной Рады Украины в дебатах по вопросу "Кризис в Косово и ситуация в Союзной Республике Югославии".

Предложенный проект резолюции если открыто и не оправдывает, то по крайней мере идеологически обуславливает агрессию НАТО. Документ явно предвзятый по отношению к Югославии.

Недопустимо оправдывать жестокости, с чьей бы то ни было стороны, включая и югославскую. Колонны албанских беженцев — это общечеловеческое горе. Но почему же в резолюции ни слова нет о террористах, которые в течение десятилетий убивали и убивают югославских полицейских, мирных черногорцев, сербов, цыган, турок, а больше других — лояльных албанцев? Да потому, что против сербов вот уже в течение десятилетия, кроме военного, развязан еще и информационный террор.

В свое время, "обрабатывая" западную общественность относительно необходимости бомбардировок в Боснии-Герцоговине, продажные масс-медиа приписали сербам и коллективные депортации, и массовые насилия, и зверские убийства детей — вплоть до торговли человеческими органами. Со временем выяснилось, что всё это — ложь, но именно они демонизировали целый народ в глазах в очередной раз обманутых налогоплательщиков Запада и легализовала бомбардировки сербских позиций. Такими же (слово в слово!) клишированными фальсификациями оправдываются и нынешние варварские бомбардировки Югославии.

Однако же кто в конце концов спровоцировал вражду в Косово-Метохии, а нынче уже и настоящую бойню во всем суверенном государстве? Кто поставлял и поставляет оружие террористам, которым они убивали и убивают? Кто организовал боевиков-террористов в так называемую армию освобождения Косово? Почему только одна сторона обвиняется в "чистках", ведь во Второй мировой войне из Косово были депортированы сотни тысяч сербов и черногорцев, которым Тито не позволил вернуться в край? А с 1981 по 1989 годы из Косово было вытеснено по крайней мере еще 100 тысяч сербов и черногорцев, и этот процесс никогда не останавливался. Только после распада Югославии в 1990-х из новосозданных государств изгнано больше 2 миллионов сербов. Почему об этом молчали и молчат пресса, телевидение, радиоголоса?

Ответов на все эти вопросы вы не найдете в натовских масс-медиа, потому что тогда пришлось бы ответить на сакраментальный вопрос: по какому праву США (а НАТО — это только прикрытие!) без суда и следствия расстреливают целый народ?! И неужели и до сих пор европейцы не догадались, что они умирают не за албанцев, сербов или черногорцев, а за идею новоявленного хозяина мира — известной супердержавы? И разве соотношение убитых в Югославии — на одного солдата десятки гражданских — не свидетельствует, что Альянс воюет не с Милошовичем или тоталитаризмом, а с народом, со всей нацией? Что настоящая "гуманитарная катастрофа" началась именно после того, как Альянс скинул уже около 9 тысяч тонн взрывчатки на головы мирных граждан вкупе с албанцами, уничтожив дотла десятки тысяч домов, сотни фабрик и заводов, оставив без куска хлеба более 2 миллионов тружеников? Что гибнут дети от кассетных бомб, запрещенных всеми конвенциями?

Я только что из Югославии, и с места событий свидетельствую: там проводится тактика выжженной земли — горят древние монастыри и всемирно признанные памятники истории и культуры, школы, больницы, детские сады. В разбомбленном до основания телецентре погребены десятки журналистов — вместе со свободой слова; пылают нефтеперерабатывающие и химические заводы и склады, отравляя токсинами с примесью обедненного урана не только атмосферу Югославии, но и соседних стран. Не вставая ни на чью сторону в Косовском конфликте, спросим словами Папы: разве можно насилием побороть насилие? Но что значат для стратегов Альянса даже заклинания понтифика, когда они служат мамоне? Пилоты НАТО — это роботизированные "трудяги смерти". Они просто нажимают кнопку — и мертвые женщины, дети, немощные старики падают на сожженную землю. Они — зомби. Уже найдено определение этому жуткому феномену — "технологический фашизм".

И если об этом промолчит Совет Европы, тогда возникает вопрос: зачем мы тут собираемся? Наш институт только в том случае исполнит свою историческую миссию, если решительно возьмет на себя инициативу по немедленной остановке этой бойни и выведет ситуацию на дорогу мира. Албанцы должны вернуться в родные места — это их естественное право. Но и у сербов, черногорцев и других народов никому не позволено отбирать право на жизнь!

Именно на объективное освещение проблемы и направлены поправки, вносимые нами в проект резолюции. И прежде всего — мы за немедленную отправку в Югославию полномочной делегации, которая на месте проверила бы и слухи о массовых депортациях, и последствия зверских бомбардировок местного населения.

Мы за немедленное проведение международной конференции на самом высоком уровне, которая бы после Третьей мировой "холодной войны", учитывая новые реалии, выработала бы модель коллективной безопасности на следующее тысячелетие. Украина в 1998 году уже предлагала провести в Киеве заседание подготовительной группы подобной конференции. Мы не отказываемся от этой идеи и нынче.

Но в этой новой модели нет места Альянсу, который своими преступлениями поставил себя вне закона!

Александр Руденко ЗА ЧЕРТОЙ НЕНАВИСТИ (Режим Кучмы доживает последние дни?)

Президентская кампания "Кучма-99" будет одновременно напоминать и ельцинское "Голосуй или проиграешь", и новую модель президентских выборов-2000 в России, которую разрабатывают "стратеги" из администрации Ельцина. На Украине будут опробованы технологии удержания власти антинародными прозападными режимами, которые со временем будут использованы и в России. Очевидно, что "естественным путем" Кучме не выиграть президентских выборов — слишком коварно он обманул своих избирателей, которым в 1994 году обещал одно, а сделал — не просто "другое", а прямо и радикально противоположное. Если задаться вопросом: на кого из политиков стран бывшего СССР больше всех похож Кучма по типологии своего политического поведения, то неизбежно возникнет аналогия с нынешним грузинским царьком-диктатором Шеварднадзе. Только с ним Кучма может сравниться своим стремлением "интегрироваться в северо-атлантические структуры", в предательском "дистанциировании" от России, в желании выслужиться перед новыми — американскими, польскими и турецкими хозяевами.

Оба "суверенных президента" фактически поддержали натовскую агрессию против Югославии, недвусмысленно дав понять, на чьей стороне они выступят в случае, если Россия вдруг попытается защитить братскую православную страну.

Слова Шеварднадзе по поводу "целесообразности дружбы с НАТО" — слишком хорошо известны. О позиции Кучмы лучше всего могут свидетельствовать его дела: к примеру, недавно правительство Украины утвердило "Порядок пересечения государственной границы Украины иностранными военнослужащими и военными кораблями, который лишает российские корабли возможности свободно маневрировать в территориальных водах Украины и фактически запирает их в севастопольской гавани. Теперь каждый выход боевого корабля ЧФ за трое суток должен согласовываться с кучмовскими властями, которые желают получать исчерпывающую информацию о наличии вооружений и боеприпасов на кораблях ЧФ — надо полагать, для немедленной передачи этих сведений в натовские штабы.

Сапоги натовских вояк уже топчут бывшую советскую землю в Крыму и на Правовобережной Украине (соответственно — маневры "Си-Бриз-99" и "Казацкая степь-99"), среди украинских офицеров и генералов на этих "маневрах" уже усиленно готовится "пятая колонна" предателей, готовых поддержать изнутри натовское вторжение. Определена уже и главная цель вторжения — ей, как и полтора века тому назад, будет Крым, стратегический контроль над которым позволяет любой державе или военной группировке уверенно чувствовать себя в Черноморском регионе. В этой ситуации кучмовский режим усердно пытается помочь Турции захватить Крым. Сократив до минимума российское военное присутствие в Черном море, кучмовская номенклатура, по сути дела, заранее передает его в турецкую сферу влияния.

Неудивительно, что сегодня большая часть украинского народа не просто "не поддерживает", а по-настоящему ненавидит Кучму. Больше половины украинских избирателей твердо настроены голосовать против Кучмы на предстоящих президентских выборах. В то же время на Кучму сегодня ставит международная финансовая олигархия, ставят США и их западно-европейские союзники.

Против Кучмы выступает сегодня мощный фронт левопатриотических сил — однако ряды сторонников справедливого общества и славянского братства сегодня далеко не едины. В настоящее время на пост президента от оппозиционного лагеря претендуют сразу четыре кандидата, каждый из которых имеет свои достоинства, свои "сильные стороны". Так, за Петром Симоненко, лидером Коммунистической партии Украины — сплоченная партийная организация, спаянная дисциплиной, закаленная в предвыборных баталиях. За Александром Ткаченко, выдвинутым кандидатом в президенты Селянской (Аграрной) партией — пост спикера Верховной Рады, главы законодательной власти, дающий постоянную трибуну и обеспечивающий широкую известность. За Натальей Витренко, лидером Прогрессивно-Социалистической партии — ораторские таланты, экзальтированный темперамент, раскрученный имидж.

Наконец, за Александром Морозом, лидером Социалистической партии — авторитет компромиссной, примиряющей разные слои украинского общества фигуры, способной повести за собой как сторонников тесного союза с Россией и Белоруссией, так и осторожных скептиков, которые только после натовских ударов по Югославии заговорили о необходимости совместных с братскими славянскими странами оборонных инициатив.

На вопрос, кто из лидеров оппозиции более других достоин руководить Украиной, даст ответ уже самое ближайшее будущее. Пока же пронатовский режим больше всех опасается именно Александра Мороза, который, по данным всех социологических опросов, со стопроцентной вероятностью побеждает Кучму во втором туре. Однако сверхосторожная позиция Мороза по очень многим вопросам современной украинской политики может привести к тому, что значительная часть "протестного электората" может отдать свои голоса более радикальным и резким критиками кучмовского режима.

Так или иначе, именно против Мороза власти развязали сегодня информационную войну, обвиняя председателя Соцпартии в связях с бывшим премьером Лазаренко, а также начисто лишая его доступа к телевизионному эфиру.

Для того, чтобы лучше узнать этого украинского лидера, о котором в России бытуют самые противоречивые мнения, на открытии этой полосы и публикуется его интервью газете “Завтра”. Мы планируем продолжить такие беседы и с другими лидерами Украины.

Юлия Колесникова __

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/99/289/64.html ].

Владимир Бондаренко МАСКАРАД

В РАМКАХ ВСЕНАРОДНОГО праздника Александра Сергеевича Пушкина состоялся и безусловный политический маскарад. Маски Пушкина примеряли на себя все политические силы страны. Они словно бы включали нашего национального гения в предвыборные списки своих партий, но на всякий случай под номером два. Я и Пушкин. Явлинский и Пушкин. Черномырдин и Пушкин. Селезнев и Пушкин. Даже Ельцин очнулся как-то в два часа ночи от дурного сна, где ему привиделись все его жертвы, все "мальчики кровавые в глазах", и срочно потребовал к себе томик стихов Пушкина, выискивая столь близкую ему строку: "Выпьем с горя, Где же кружка…" Наиболее качественно этот пушкинский марафон, этот предвыборный карнавал в масках прошли Сергей Степашин и Юрий Лужков. Совсем в стороне от пушкинского юбилея оказался лишь Владимир Жириновский в силу своей органической неприязни к русской поэзии, к гению Пушкина и к самому русскому духу…

Но уж все другие политические лидеры использовали юбилей Пушкина на всю катушку. Черномырдин первым написал славное лирическое предисловие к выпущенному на газпромовские деньги огромному тому стихов поэта. За ним вдогонку последовал сам президент, и пусть с опозданием, но тоже написал свое предисловие к пушкинскому собранию сочинений. Пушкинскими медалями стали награждать всех политических активистов всех мастей. Москва вообще полностью припушкинилась. Пушкинскую маску примеряли на себя здания и стадионы, банки и магазины, метро и троллейбусы… Скажу честно, такая Москва мне понравилась. И громадное пушкинское действо на Красной площади, с включением лучших музыкантов и артистов, мне тоже пришлось по душе. Гораздо лучше официального ельцинского празднования. В этом предвыборном соревновании "Вместе с Пушкиным" ельцинский Кремль откровенно проиграл мэру Москвы. Видно было одиночество Юрия Михайловича Лужкова на им же организованном великолепном пушкинском празднике. Он сидел один со своими приближенными, и никто из правительства или администрации Кремля, даже из искренних любителей нашего лучшего режиссера Гергиева, не осмелились нарушить ельцинское табу, не переступили черту ельцинской оседлости. А жаль, концерт Москве и России в пушкинский юбилей мэр Москвы организовал превосходный… Это ельцинское табу было явно на руку Лужкову, он царил на пушкинском празднике, как полноправный владыка, властелин, "… и вдаль глядел, пред ним широко река неслась…Отсель грозить я буду шведу…". Каким шведам будет вскоре грозить Юрий Михайлович, мы вскоре узнаем, а пока обратимся еще к одной очень выигрышной пушкинской маске нашего нового премьера Сергея Степашина.

Сергей Вадимович, единственный из лидеров России, предпочел пушкинский юбилей, как все истинные поклонники его поэзии, провести в Михайловском, постоять молча у могилы великого русского поэта, сказать слово в Михайловском на открытии праздника, посетить Тригорское, и даже не только присутствовать, но и выступить на пушкинском вечере поэзии, проводимом нашим патриотическим Союзом писателей России. В Михайловском как-то яснее чувствуется державность и русскость Александра Сергеевича. В Михайловском как-то неловко чувствуют себя те, кто хочет сделать из национального русского гения "карманного поэта", веселого циника, эротомана и сатаниста. Вот потому все "пен-клубные", придворно-салонные, космополитически настроенные Битовы и Ахмадулины, Эткинды и Рейны, Приговы и Кривулины сдали патриотически и державно настроенным русским писателям без боя Михайловское, окопавшись в Таврическом дворце в Петербурге, где царила такая густая нерусскость и антирусскость, что, говорят, даже неплохой русско-еврейский поэт Вадим Ковда невольно воскликнул: "Господа евреи, а ведь иногда и антисемиты в чем-то правы…" Отдельный репортаж о бесовском действе в Таврическом будет опубликован в "Дне литературы", а мы вернемся на поляну в Михайловском.

Я считаю, это был абсолютно правильный ход молодого премьера Сергея Степашина. В Михайловском, может быть, впервые Степашин примеривал на себя русские державные доспехи для будущей президентской кампании. И это не субъективное мнение радикально настроенного автора из "Завтра", а сугубая реальность, подтвержденная выступлениями премьера.

Сергей Степашин еще в первом своем слове при открытии Михайловского сказал о Пушкине: " Пушкин для нас для всех остался … нашим русским, любимым и настоящим поэтом. Сегодня в этот замечательный солнечный день даже Бог с нами… Мы пришли все вместе к Александру Сергеевичу, не только поэту, но и пророку… Несмотря на сложные времена, правительство России смогло найти небольшие средства, чтобы сегодня началось подлинное воссоздание этого замечательного музея в Михайловском…Это очаровательное место. Эти ели, эти тропинки, эти места, где создавались самые лирические и великие стихотворения поэта… Он творил. Он писал, переживал... он был вместе с русской землей, он был с русским духом…Я бы очень хотел, чтобы спустя двести лет после его рождения мы могли говорить с гордостью: мы живем в великой красивой настоящей матушке-России…"

Конечно, Степашину по изяществу слога далеко до академика Панченко, так поразившего нас всех своим глубинным национальным постижением Пушкина в выступлении у могилы поэта, далеко до проникновенности Валентина Распутина, сказавшего свое замечательное слово на пушкинском вечере в Пскове, конечно, Степашин в силу своей должности никогда не решится на такой острый сравнительный анализ пушкинской и нынешней России, какой продемонстрировал в его присутствии псковский критик Валентин Курбатов на нашем патриотическом вечере поэзии, но имеющий уши да слышит. Тут и великая матушка-Россия, хотя стилистически правильнее было бы "матушка-Русь", но на это премьеру пока духу не хватило, получился как бы перевод с немецкого. Вроде бы матушка, но — Россия… Впрочем, все-таки именно тема русскости доминировала в выступлениях Степашина в Михайловском. Уже в первом слове звучит и "наш русский поэт" и подчеркивается, что поэт был "вместе с русской землей", и даже усиливается "с русским духом"…

Опасно ездить высоким чиновникам по русским святыням, тоже русского духу набираются. Ведь за выступлением на открытии музея в Михайловском, казалось бы достаточным для официального подтверждения своего высокого присутствия на пушкинском народном празднике, последовало еще более ошеломляющее участие в патриотическом вечере поэзии, проводимом Союзом писателей России. Если в Таврическом дворце бесовский шабаш по принижению имперского пушкинского духа открывал питерский губернатор Владимир Яковлев, то праздник русского национального гения на пушкинской поляне в Михайловском при огромном стечении народа вместе с нашим председателем Валерием Ганичевым открывал и как бы соруководил Сергей Вадимович Степашин. Именно у нас на вечере дважды Степашин повторил, что он "как русский человек" должен и вести себя, согласно нашим национальным традициям. Сидевшая сбоку от него эмоциональная поэтесса из Сыктывкара Надежда Мирошниченко удивленно воскликнула прямо ему в лицо: "Сергей Вадимович, впервые в жизни слышу, чтобы премьер-министр России не стеснялся во всеуслышание заявить, что он "русский человек" и ведет себя как русский человек". Степашин и тут не промолчал и сказал, обращаясь к Мирошниченко: "А кто же я? Я — русский человек…" Последовали писательские и народные аплодисменты. А как внимательно слушал премьер выступления Бориса Сиротина и Валентина Курбатова о боли за нынешнюю Россию? Да и слова Панченко о нынешней непогоде были восприняты им с вниманием… Судя по всему, на пушкинском празднике наш премьер стал примерять на себя державный, русский пушкинский наряд. В отличие от ультрадемократического мэра Пскова, четырежды громко и недоуменно хмыкнувшего, когда я в Пскове заговорил об имперскости Пушкина. Нет, это не было случайностью. Премьер знал, куда шел, кого слушал, и тем более, что сам говорил. Я думаю, нынешний рывок десантников Заварзина из Боснии в Приштину — это как бы продолжение пушкинского вечера в Михайловском. "Иль русский от побед отвык?"

Все вдруг увидели, что народу Пушкин близок и дорог, что вокруг Пушкина можно объединиться, ибо это и есть наша национальная идея. Академик Александр Панченко назвал Пушкина нашим мирским святым, Степашин осознанно акцентировал внимание на русском духе Пушкина. Лужков создает пушкинскую Москву. Даже немощный Ельцин по ночам исповедуется Пушкину за свои злодеяния, стремясь уподобиться Ивану Грозному, хотя роль ему отведена в русской истории Гришки Отрепьева с его разорением России. Нет за Ельциным никакой присоединенной Казани, один лишь разор и мор…

ПЕРВЫМ, КТО по-государственному догадался о великой роли Пушкина как объединителя нации был Иосиф Сталин. Что бы сейчас ни говорили, но еще столетие назад не было читающего народа в России, и отмечали столетний юбилей в образованных кругах. И поливали грязью столетний юбилей в либеральной демократической прессе. Лишь при Сталине два пушкинских юбилея 1937 и 1949 года сделали нашего гения всенародным поэтом, ввели Пушкина в прямом смысле в каждый дом. Будучи неплохим поэтом и великим государственником, Сталин первым и объединил воедино петровские реформы и пушкинский державный дух, своим именем закрепив эту имперскую триаду… Не называя имени Сталина, нынешние политики прекрасно понимают гигантское явление Пушкина в русской жизни, его национально-патриотическое государственное сознание, о чем писал еще Семен Франк, и хотят под знаменем державного Пушкина прийти к победе на выборах в России. А что же делает на этот раз наша либеральная, наша прогрессивная, наша демократическая пресса? Она, как и сто лет назад, визжит. И хоть на ее визги не обращают внимания даже ее же демократические лидеры, притягивающие к себе своего усеченного Пушкина, по-иному вести себя либеральная интеллигенция не может. Ибо подсознательно она ненавидит Пушкина последовательно и неуклонно. От писаревщины до нынешней битовщины…Низведение русского гения до уровня жалкого копииста под Байрона и Вальтер Скотта началось еще в демократических прозападных кругах при жизни Пушкина. А уж за "Клеветников России" даже друг Вяземский, тот самый друг, которого Пушкин отнес к "озлобленным людям, не любящим Россию", вот он, не любя Россию, и выдал Пушкину сполна за "шинельные" стихи…Что же мы видим сегодня? Как наша свободная демократическая пресса отметила юбилей? Какую она изволила накинуть на себя маску в пушкинском карнавале?

"Московский комсомолец" жалеет зрителей, в пушкинские дни потерявших возможность смотреть американские боевики, жалеет детишек, вынужденных смотреть никчемные сказки Пушкина вместо американских мультиков. "Независимая газета" пишет, что от Пушкина всех тошнит, что "телепушкиниана берет за горло мертвой хваткой"… Даже спокойный и интеллигентный академик Панченко не выдержал " А дирол с ксилитом, а прокладки не раздражают? Лучше уж Пушкин…". Почему наше телевидение не раздражают бесконечные сверхпышные празднования то Жванецкого, то Окуджавы., то Аллы Пугачевой, а от Пушкина "тошнит"? Почему "Независимая газета" прямо вопит, что Пушкин "всем надоел"? А Березовский не надоел? Газета "Сегодня" уверяет, что "великого поэта читают редко", даже если она права, так пусть хоть читают стихи на всех юбилейных афишах и полотнищах. Все лучше прочитать гениальные строчки, чем рекламу пиццы или "Абсолюта".

А я так считаю, что много Пушкина быть не может. Его всегда не хватает. И чем больше, тем лучше. Я даже со своими ортодоксальными друзьями спорю. Ну, издал Черномырдин томину пушкинских стихов со своим высокопафосным предисловием… Но люди-то не Черномырдина, а стихи Пушкина читать будут. Прекрасно. И афиши по всей стране — прекрасно. Хоть любой беспризорник таким образом впервые со стихами своего народного гения познакомится. Даже майки с портретами, даже конфетные коробки… Пусть имя Пушкин входит в знаковую систему важнейших русских слов. Пусть на любом самом обывательском уровне будет свой Пушкин. И то, что имя Пушкина так щедро эксплуатируют наши политики, говорит о его вечной значимости. Если бы народ под давлением телевидения уже потерял свою литературоцентричность, если бы поэт в России уже ничего не значил, то никакой Ельцин с Черномырдиным и никакой Лужков со Скляровым не посвящали Пушкину своей "души прекрасные порывы".

Я рад всенародности пушкинского праздника. Тем более у нас в России столько пушкинских мест, всем просторно будет. Хоть и понаехало народу в Михайловское, но если ты не стремился постоять рядом со Степашиным и усесться где-то в первых рядах на концерте, а просто хотел отдохнуть душой вместе с друзьями и почитать на берегу Сороти пушкинские стихи, заодно и переплыть речку в хороший солнечный день туда и обратно, — проблем не было.

Так и я сделал уже после нашего патриотического поэтического концерта на пушкинской поляне. Взял томик стихов и вместе с другом Костей Соловьевым, как две капли воды похожим на Пушкина, и нашими женами отправился на славный берег Сороти…

"И я там был, и мед я пил;

У моря видел дуб зеленый;

Под ним сидел, и кот ученый

Свои мне сказки говорил…"

Может быть, и на самом деле вместе с Пушкиным мы победим?!

Псковская обл.

Александр Лысков ДЕКЛАМАТОРЫ

КАКИМ-ТО ПЕТЕРБУРГОМ — заброшенной, забытой второй нашей столицей — повеяло от Москвы в Пушкинские выходные. Вдоль по Тверской стояли лавочки. Бывшая улица Горького вдруг превратилась в грандиозный пешеходный Арбат — сделалась музейной, нежилой и ненужной. От Маяковки до Манежа звучала классика — квинтетная, концертная, хоровая и оперная, что усиливало впечатление ирреальности происходящего. Будь это гоголевский юбилей, такие видения были бы легко объяснимы. С Пушкиным сложнее. Скорее всего, такое неприятное впечатление создавало отсутствие в нашей жизни имперского начала, на котором стоял весь Пушкин. Сердцевинная пустота сегодняшнего русского бытия вдруг воплотилась в этой сонной, захолустной Тверской с лавочками на разделительной линии. И открылась Москва будущая — всеми покинутая и забытая европейская столица, может быть, обратно в Питер переведенная какими-нибудь новыми большевиками, или в Тобольск?

Тревожные были ощущения. Начиная с утра, когда в пляжном павильоне перед памятником Пушкину на дешевых, хлипких стульчиках стали рассаживаться какие-то люди. А пустынная в обе стороны Тверская была перекрыта милицией, никого не пускали.

Но вот к трубчатым ограждениям стали просачиваться некие странные люди, первая публика. Немолодые, взъерошенные, как оказалось, фанаты Пушкина. Пожилая, пегая пенсионерка рекламировала дешевый ксерокопированный буклетик. В этом "исследовании" эта поклонница поэта печатала историю того, как она в бумагах дальней родственницы нашла неизвестный рисунок Пушкина — бабочку. Стоило "исследование" всего пятерку. Я купил, пролистал — без сомнения, это был плод болезненно преувеличенной любви к поэту. Такие "находки" плодятся по городам и весям Руси каждодневно. Известен этот тип любительских пушкинистов. Их трудов, печатных в том числе, не счесть. Они находят следы пребывания, или по крайней мере духовного влияния первого поэта России, в любом захолустье. Они пробиваются на всевозможные юбилеи А.П., вступают в горячий спор с профессионалами, обличают их, укоряют в косности, саркастически смеются, не получив места на трибуне очередной конференции.

Вот они и в Москву "прорвались".

От другого фаната попахивает с утра принятой водочкой. Седые кудри его желтоваты, сивы. А в руках металлическая трость, он говорит, что копия пушкинской. И как только прозевали эту дубинку на милицейских кордонах? Ведь вон они, властители, — только потянуться через барьер этой палицей и достать килограммовым набалдашником.

Еще полоротый детина лет сорока размахивает белым флажком с фирменным профилем Пушкина. В другой руке у него сумка с пустыми бутылками — вдохновенный собиратель московской стеклотары.

Вдруг в скрипичный пассаж из громкоговорителей самой высокой нотой встраивается долгий и пронзительный бабий визг. Это со стороны бульвара атакует милиционеров какая-то тетка с рюкзаком, набитым, похоже, книгами. Двое молодых людей в синем волокут ее к в сторону "Макдональдса". Там, кажется, располагается какое-то отделение милиции.

Рокер с нечесаными волосами до плеч, сутулый, независимый, угрюмо косится на публику, продвигаясь своим маршрутом к метро.

Разносят на лотках бесплатный квас.

Пара здоровых мужиков в оранжевых комбинезонах подбирает конфетные бумажки с асфальта, и даже окурки.

А Лужкова все нет.

Хотя Зюганов с Рыжковым давно уже сидят во втором ряду. Они подъехали к 9.30, как указано в программе. Может быть, это маленький политический трюк. Небольшой спектакль под названиеим "А чтобы знали, кто в доме хозяин!" Потому что реальные торжественные говорения по поводу Пушкина начинаются ровно в 10.00. И на них не найдется места для слов вышеозначенных оппозиционеров.

Протокол!..

Паузы Степашина, когда он начал читать здесь стихи, чем-то напоминали паузы Ельцина. Да, выходит так, что Степашин с пушкинских стихов начал свою публичную, уличную, митинговую политику. Наверное, он еще будет прибегать к этому материалу. Получается у него мило, интеллигентно. Одновременно и демократично, и либерально. Капризное его, юношеское личико расчетливо поворачивается к публике, к телекамерам и фас, и в профиль. Руки дергаются в жестах на пределе эмоциональности, приличной для премьера. Нога только слегка выставлена вперед. Чувствуются мера и вкус.

Тамаду советских застолий напоминает Лужков в своем номере на пушкинскую тему. Он тоже умеет держать паузу, но исключительно оригинально и в жанре эстрады. Вообще, хорошо смотрится в роли раскованного конферансье или массовика-затейника. Тоже читает стихи.

Искренность самодеятельных декламаций изумляет Юрия Соломина настолько, что он, не без политичности, впрочем, отказывается озвучивать поэзию национального гения. Пользуясь случаем, рекламирует репертуар своего театра. И это у него получается тоже очень мило и непосредственно.

Труднее всего было поэту Кострову. Он читал стихи собственного сочинения, а подошедшие к этому времени московские оболтусы, не в пользу Кострова, сравнивали его с Пушкиным. Впрочем, все поэты почему-то не стесняются читать свои стихи на юбилеях классиков.

Потом кремлевские курсанты станцевали марш с цветами— отпечатали положенное количество шагов от правительственного павильончика до опекушинского памятника.

С удовольствием отпрыгали на открывшемся пространстве катильон какие-то изящные дамы и джентльмены. После чего властители уехали, трубчатые барьеры стащили в кучу расторопные милиционеры центрального административного округа. И на Тверскую из всех щелей и подворотен сдерживаемый там до нужного момента, хлынул народ...

До ночи гуляли от Маяковки до Манежа, как по руслу какой-то неведомой реки, перекрытой плотиной. Особенно мистически настроенных донимал страх возможного прорыва плотины, моментального затопления — автомобильным потоком.

Все-таки неуютно было сидеть на скамеечках, поставленных на разделительной линии. Но посидеть хотелось. Посидеть, подумать и решить, что за день был пережит утихомиренной Москвой в эту субботу? День ее патриархального, усадебного прошлого? Или провинциального, музейно-пешеходного будущего?

Москва

Николай Переяслов К ИСТОКАМ

ДУМАЕТСЯ, ЧТО даже если бы Пушкин никогда не посетил город Арзамас, ему все равно следовало бы поставить здесь памятник — уже за одно только то, что он состоял когда-то в кружке с одноименным названием. Да и родовыми корнями он был связан с этой землей не одно столетие — ведь еще в 1585 году боярину Евстафию Михайловичу Пушкину, участнику Лифляндского похода, осадному воеводе Смоленска и послу при переговорах со Стефаном Баторием, была пожалована Иваном Грозным небольшая деревенька Еболдино (а именно так называлось тогда знаменитое ныне село Болдино) и 120 четвертей земли под "большим мордовским черным лесом", которые на исходе 1612 года за участие в изгнании польско-литовских интервентов из Москвы были переданы руководством народного ополчения их тогдашнему владельцу Ивану Федоровичу Пушкину в вечное и потомственное пользование с правом передачи в роду по наследству. Кроме того, в 1621–1623 годах в Арзамасском уезде имели свои поместья стольники Григорий и Степан Гавриловичи Пушкины, а в 1676–1677 годах в Арзамасе "нес полковую службу" Борис Андреевич Пушкин.

Но, помимо всего этого, бывал в Арзамасе и сам наш поэт, причем не один раз, а целых девять! Останавливался по пути в Болдино и обратно, гостил у академика А.В.Ступина, танцевал в доме дворян Бессоновых, ночевал в доме дворян Лебедевых, рвался через холерные карантины в Москву, отправлял Наталье Николаевне письма с почтовыми штемпелями: "Октябрь, 30, Арзамас", "Арзамас, ноябрь, 20"...

Так что нет ничего удивительного в том, что в год 200-летнего юбилея поэта здесь было решено установить ему памятник, изготовленный известным русским скульптором, президентом международного Фонда Славянской письменности и культуры Вячеславом Клыковым. Казалось бы, какой прок обнищавшему и обездоленному народу России от того, будет в его городе одним бронзовым истуканом больше или меньше? Да и вообще — до шумных ли празднеств во времена, когда окраины Отечества пылают в междоусобных войнах, когда обнаглевшие киллеры отстреливают предпринимателей и политиков, как собачники бродячих шавок, когда на братскую Сербию падают натовские ракеты и бомбы, а наши высокопоставленные чиновники в это время беззастенчиво разворовывают последние остатки общенационального достояния да разрушают оборонную мощь державы?..

День открытия памятника А.С.Пушкину в Арзамасе показал, что именно сегодня, как никогда, может быть, еще в предшествующие годы, становится ясно, что разрушение духовных опор является едва ли не более губительным для народа, чем разрушение его экономической жизни. Не случайно во время церемонии открытия В.М.Клыков сказал, что "торжество юбилея нашего гениального поэта можно сравнить только с таким не менее знаменательным событием, как 1000-летие крещения Руси, когда во многом перевернулось наше сознание и мы обратились к вере наших отцов и прадедов", и что "торжества по случаю юбилея Пушкина должны сыграть в нашем сознании огромную в качественном значении роль, потому что Пушкин — это наш земной идол во плоти, к которому мы, хоть и не сможем его достичь, но будем всегда стремиться, как мы стремимся к идеалу нашего Господа Иисуса Христа... А.С.Пушкин явлен нам во времени как образ всего нашего народа, со всеми своими недостатками и со всеми своими величайшими достоинствами, чтобы в конце концов своей жизнью показать нам, что высший идеал — это и есть стремление к заветам нашего Господа Иисуса Христа..."

О том, что открытие памятника Пушкину в Арзамасе является ничуть не менее ЗНАКОВЫМ событием, чем в юбилейные торжества в Болдино, говорит тот факт, что на это мероприятие пришел не только мэр города С.Т.Метла, но и сам губернатор Нижегородской области И.П.Скляров, подчеркнувший во время торжественного митинга, что "Пушкин — это поистине наш НАРОДНЫЙ поэт, так как уже с раннего детства в сознание русского человека на равных входят и православные иконы, и пушкинские сказки... И вот сегодня мы передаем Пушкина в ХХI век — передаем как нашу национальную святыню и гордость, надеясь, что он и в дальнейшем сохранит для нации значение ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОГО символа... Пушкин с нами, в нас, и время над ним не властно. А потому я надеюсь, что когда нынешние маленькие нижегородцы будут отмечать его очередной юбилей, жизнь обязательно изменится к лучшему. Но только нам сегодня нужно делать всё, чтобы эти перемены произошли быстрее..."

Несмотря на повисшее над новонареченной именем А.С.Пушкина площадью палящее солнце, здесь уже задолго до открытия памятника собралось множество горожан, терпеливо дожидавшихся, когда в Воскресенском соборе допоют "вечную память" рабу Божию Александру Пушкину. И крестный ход во главе с местным духовенством, а также скульптором Клыковым и делегацией писателей из Москвы и Нижнего Новгорода (а среди них были такие известные поэты и прозаики, как Олег Шестинский, Геннадий Иванов, Валерий Шамшурин, Евгений Шишкин, Валентина Коростелева, журналисты Владимир Дагуров, Светлана Виноградова, Владимир Жильцов, а также арзамасские писатели Петр Еремеев, Александр Плотников и другие) проследует к месту проведения торжества. Поразительно, но чем сильнее жарило солнце, тем многолюднее становилась площадь. Это ли не показатель отношения народа к своему национальному Гению?

Арзамас

Тит ПРОТИВОГАЗ В ЦИЛИНДРЕ

НА МЕСТЕ ИЗОЩРЕННЫХ ценителей литературы я бы не брюзжал, вникая в характер прошедшего Пушкинского праздника. Во-первых, сам Александр Сергеевич, насколько мне известно, никогда не брюзжал. А во-вторых, пушкинская тема давно перешла границы литературы, вошла в народное предание, а в конечном счете — конвертировалась в большую политику (здесь с глубоким удовлетворением вспомним 1937 год...).

Конфеты с курчавым профилем на обертке, бутафорские тарантасы в скверах и парках, дешевые креналины уличных актерок, наконец беснование плебса, выкрикивающего: "Але! Але! Але! Але! Лександр Сергеич, вперед!" — все это потешно, славно и безвредно... Ведь Пушкина невозможно скомпрометировать, как невозможно скомпрометировать, к примеру, такую вещь, как русский ландшафт. Пушкин в России "работает" на всех уровнях (от промышленной рекламы до религиозных штудий), что вполне нормально, ибо Пушкин дорог и значим для всех сословий, классов и мафий матушки-Руси (невозможно себе представить народные гулянья в честь Набокова или Пастернака). Даже зловещее культурное косоглазие отечественных политиканов не смогло испоганить легкомысленное тяжеловесие дня Пушкина. Праздник умрет, как тело, а смысл его выпорхнет наружу, открыв Пушкина с новой стороны, очищенного от накипи академических банальностей и коммерческих пошлостей.

Юбилей сопровождался множеством курьезов и скандалов.

Московские авангардисты организовали в клубе "Ротонда" действо под названием "Пушки Сказкина" (арт-группа "Слепые", поэты Олег Бородкин, Владимир Марков). В основе проекта лежала простая мысль о том, что культура и империя суть одно и то же. Литературно-художественный аспект русской жизни под иным углом зрения (при другом способе прочтения) превращается в державно-милитаристский. Сие полезное мероприятие попытался сорвать один несчастливец по фамилии Тер-Оганьян, человек, рубивший топором иконы в Манеже, а ныне, по заверению адвокатов, находящийся якобы на лечении. Безумец пытался спровоцировать драку, но был мирно и доброжелательно вытолкан под зад многочисленными коленками присутствующих гостей — никто не хотел марать торжество.

В центре Москвы, на Пушкинской площади в чудовищно короткие сроки вырос двухэтажный флигель ресторана "Pushkin". Говорят, дело инициировано лужковской семейкой. Отличительная особенность ресторана в том, что его интерьер и экстерьер выполнены "под старину". Причем имитация особой древности лепнины, мебели и потолочной живописи осуществлена тотально. В штукатурке протыканы гвоздиками раковины, решетки лифта рачительно доведены до мрачной патины, а штампованная пластиковая "резьба" и современная "столярка", покрытые десятью слоями темного лака, закамуфлированы под орех и облагорожены паутинкой вековых трещинок (последнее достигалось посредством особой химической обработки).

Мой друг-пожарник, так и не ставший премьер-министром, посмотрев на все на это роскошество, произнес загадочную фразу:

— Несущие конструкции — бетон. Но внутри — рухлядь. Сплошной пинотекс и нитролаки. Ядовитая, батенька, штуковина. Ужинать здесь не рекомендую. Впрочем, если полыхнет, отравления неизбежны. А тушить будет кто? Пушкин?

В контексте заявленной темы можно вспомнить и студенческую акцию, состоявшуюся в столице же в прошлую субботу. Марш по Новому Арбату двадцати человек в противогазах под лозунгами "Даешь "Гражданскую оборону!" и "Москва, готовься к бомбардировкам НАТО!" включал в себя персонажа в цилиндре, одетом поверх противогаза. В руках у него была характерная трость.

Пушко-попса, пушко-кич, пушко-монументализм, пушко-фашизм маркированы в комедии "Бакенбарды" — киноленте, созданной на "Ленфильме" за десять лет до юбилея.

Пока чиновники Москвы, Петербурга, Пскова (скинувшие с плеч бюджета современности груз "200"), пока они облегченно вздыхают и вытирают с лиц пот, наша жизнь идет своим невеселым чередом. Бутон катастрофы продолжает раскрываться. Чудовищный искрящийся радиоактивный цветок, в огне которого гибнут судьбы, репутации, школы и мировоззрения, озаряет уже следующее тысячелетие.

Там мы обязательно встретим Пушкина. Не пугайтесь, коли на нем будет противогаз.

Москва

Транспортная компания пассажирские перевозки 6 на autoslana.ru

Николай Коняев РУССКИЙ НАВСЕГДА

ДОСТОЕВСКИЙ, завершая свою знаменитую речь на открытии памятника А.С.Пушкину, сказал: "Жил бы Пушкин долее, так и между нами было бы, может быть, меньше недоразумений и споров, чем видим теперь".

Совершенно ясно нам, что пушкинская мысль находилась на том уровне осмысления русской истории, природы русской духовности, который и до сих пор еще недоступен современным историкам и мыслителям и который, даже если и будет освоен, — увы! — уже никогда не будет освящен именем Пушкина.

Зато "недоразумений и споров", порожденных в основе своей так и не отмененными лжеистинами, за минувшее столетие стало еще больше... Это показала дискуссия, развернувшаяся вокруг строительства часовни на Черной речке, это — ярко и зримо! — показало празднование юбилея поэта в Санкт-Петербурге.

"У них свой Пушкин, у нас — свой", — предваряя юбилейные торжества писала газета "Смена", "У них" — это у нас. У Святейшего Патриарха Алексия, который благословил строительство часовни на Черной речке, у русских писателей и музыкантов, собравшихся в переполненных залах Капеллы и Военно-морской академии, у православных жителей города, собравшихся на благодарственный молебен и панихиду в храме Спаса Нерукотворного образа, где отпевали Пушкина. "У нас" — это у них, у питерской демократической образованщины, у замшелых, прибывших, кажется, прямо из шестидесятых поэтов, которые и в сединах и лысинах продолжают ощущать себя юными гениями.

Как и положено в нынешней России, все деньги были брошены на этих прорабов перестройки, на этих бессменных друзей Ельцина и Собчака. Юбилей великого русского гения был использован для самоутверждения и реабилитации разжалованных читателем "гениев".

Но торжества не получалось. В полупустых залах гремели голоса эстрадных кумиров, произносились напыщенные пустые речи, торжествовала пошлость.

Но иначе и не могло быть. Какие бы ни прикладывались силы, какие бы ни использовались средства, увести Пушкина у России не удастся никому.

Провал официозного празднования был тем очевиднее, что неофициальные и полуофициальные мероприятия пушкинского юбилея были отмечены душевным теплом, духовной сосредоточенностью. Так было во время выступлений Валентина Распутина и Глеба Горбовского, Валерия Ганичева и Ивана Сабило, во время исполнения оркестром Чернушенко "пушкинских" концертов Свиридова...

Как ни старались ельцины и собчаки, им не удалось уничтожить русскую духовность, не удалось задушить нищетою культуру. И то, что мы сумели отпраздновать 200-летний юбилей великого православного поэта, еще одно доказательство этому. Мы не отдали сатанинскому глумлению демократической образованщины нашего Пушкина, который у России один.

Санкт-Петербург