/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 330 (13 2000)

Газета ЗавтраГазета


ПУТИН - ПРЕЗИДЕНТ РФ

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/330/11.html ].

Александр Проханов ПУТИН ВЫИГРАЛ ВЫБОРЫ У РОССИИ

В КАЗИНО ИГРАЮТ ВСЕ, а выигрывает крупье. Казино под названием "Выборы президента" держали олигархи, в рулетку играл народ, а выиграл крупье Путин. Когда золотой волчок замедлил бег и стрелка остановилась на путинских пятидесяти трех процентах, и у Явлинского отчетливо стал заметен тик, а Подберезкин опять превратился в бактерию, в этот момент Россия выиграла себе смерть населения, коррупцию в Кремле, бандитов в правительстве, русскую нефть и алюминий у Березовского, русофобию в культуре, подлость и холуйство в государственной идеологии. Демократия, которую кроили из гнилой жилетки Александра Яковлева, надела сомбреро, подпоясалась золоченым поясом с деревянным пистолетом, обрела завершенный латиноамериканский вид. Мы — Колумбия, мы — колумбарий. У нас много актеров и мало ученых. Много долгов и мало рабочих мест. Много похорон и мало свадеб. Много телевизионных программ и нет владыки Иоанна.

Управляемая демократия латиноамериканского образца направляет народ в стойло, лишь изредка прибегая к расстрелу Парламента или "эскадронам смерти". Она достигает своей цели с помощью разноцветной телевизионной картинки, обилия развратных эстрадных звезд, подсадных продажных политиков, голода, который создает в сознании людей тихое помешательство, карнавалов и кинофестивалей, превращающих тихое помешательство в сладостный бред. В этом бреду, натощак, прижимая к груди мертвого младенца, народ идет голосовать за своего палача.

Путину помогли миллиарды Абрамовича и Мамута, вероломство Тулеева, трусость "красных губернаторов", зарывших навсегда свои партийные книжки, умная, ненавидящая нас прозорливость Глеба Павловского, блестяще изучившего объект своей ненависти, электронный многоглазый идол "ГАСвыборы", в услужении которого находится жрец Вешняков, бледный, как лунный кладбищенский свет. И конечно же, моральный и интеллектуальный уровень населения, не способного отличить гексоген от сахара.

Именно населения, то есть отдельно взятого, нынешнего поколения россиян, живущих в данное время, на данной, оставшейся от России, территории. Русский народ, в которого кидает камень смехотворный Говорухин, — непомерно огромней, чем это несчастное, отравленное стрихнином поколение. Народ — это те, кто жил до нас и выстроил великое светоносное государство, породил богооткровенную культуру, выиграл самые великие войны, совершил самые дерзновенные духовные подвиги. Народ — это те, кто придет после нас и выполнит возложенную на него Богом вселенскую задачу, одержит неизбежную русскую Победу. И, конечно же, народ — это мы с вами. И те из нас, кто положил в рот Путину свою изглоданную Ельциным руку, и те, кто продолжает сквозь свист идиотов и рев мерзавцев идти за Зюгановым, единственным в наше время политиком, протягивающим людям не камень, а хлеб.

Вы знаете рецепт победы на выборах? Возьмите ложечку гексогена, смешайте с бородой ваххабита, полейте кровью ОМОНа и слезами офицерской вдовы. Все это подержите перед экраном ОРТ, смешивая, но не взбалтывая. Добавьте в содержимое капельку пота с головы Кириенко, пуговицу с мундира ФСБ и горстку перхоти Глеба Павловского. Медленно кипятите на кухне Татьяны Дьяченко под музыку Киркорова. Сварившийся бульон аккуратно разлейте по формочкам из алюминиевой жести Бориса Березовского. И тогда сквозь прозрачный студень остывшего заливного вы увидите рыбьи глаза своего президента.

Вам не нравится ваш президент? А зря! Вы просто не умеете правильно его готовить!

Александр ПРОХАНОВ

3d max, компьютерные курсы 1 vray

ТАБЛО

l Массированный "вброс" голосов в пользу Путина, произошедший в центральных областях России во второй половине воскресенья, дня голосования, явился "резервно-аварийным" вариантом, который был введен Кремлем после крупномасштабного "срыва" по набору голосов на Дальнем Востоке. Именно доведение уровня участия до 68 процентов в одномоментной акции после закрытия участков голосования позволило Путину сфабриковать "победу в первом туре". Количественный вброс в 10 процентов равняется приблизительно 6 миллионам голосов, что легко верифицируется при параллельном счете бумажных "протоколов". Общий ручной подсчет займет достаточно длительное время, прежде чем КПРФ сможет выставить "свои" претензии в юридическом плане. Подобный фактологический взгляд выражен в ряде экстренных информаций, переданных в ведущие столицы мира. Это означает, что провал "машины первого тура" указывает на готовность Кремля проводить "ничем не ограниченные маневры ради сохранения собственной власти и распределения собственности по итогам чубайсовской приватизации"...

l В Вашингтоне госсекретарь Олбрайт и ряд сенаторов с восторгом поддержали итоги выборов в России, сообщают наши источники в США. Между тем, в закрытом порядке в высших политико-финансовых кругах Америки отрабатывается перечень ультимативных требований к Путину, которые в ближайшее время будут ему переданы в официальном порядке. В число этих пунктов включено: окончание войны в Чечне по модели Хасавюрта, формирование кабинета министров на базе предложений Чубайса, показательные примеры по борьбе с коррупцией посредством судебной расправы над Березовским, Абрамовичем и Мамутом, подтверждение накопившегося внешнего долга РФ как частным иностранным банкам, так и государствам — членам "семерки", введение свободной продажи земли и снятие ограничений по операциям американских банков в РФ, разделение естественных монополий и их продажа в счет внешних долгов. В перечне также — борьба с русским фашизмом и введение идеологии поклонения жертвам холокоста в рамках госфункционирования...

l Назначение нового главы Международного фонда и провозглашение новой стратегии этой организации в виде финансовой координации международного проектирования технологического прогресса свидетельствует о том, что в Вашингтоне сделали два фундаментальных вывода. Во-первых, МВФ отходит от бюджетной поддержки слаборазвитых стран, а также отказывается от генеральной линии на поддержание финансовой стабильности для сохранения конвертируемости валют, прежде всего стран бывшего СССР. На место этим задачам вводится прямое финансирование технологий будущего под эгидой США, куда должны затягиваться наиболее развитые в технологическом плане государства. Таким образом, к натовской привязке Западной Европы должен прибавиться новый механизм введения мирового правительства через доминирование США над своими союзниками при отодвигании всех других, в том числе и сырьевых стран "третьего мира" в России...

l Вашингтон добился от ОПЕК массированного расширения экспорта нефти, что приведет к падению мировых цен до 20 долларов за баррель. Это резко понизит приток валюты в госбюджет России и создаст серьезные экономические трудности для Кремля в ближайшие три месяца...

l Заявление Путина в ночь с воскресенья на понедельник относительно того, что "кабинет министров" будет составлен по принципу единомышленников, свидетельствует о том, что политико-идеологическая линия Кремля будет продолжать базироваться на основе олигархического прозападного капитализма с ужатием стратегического потенциала России. К такому заключению приходят эксперты СБД на основе информации, полученной в околокремлевском окружении...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ "ДЕНЬ"

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« Выборы в России прошли легко, как мочеиспускание.

Сейчас в компании "TopTruck", можно приобрести новую спецавтотехнику на шасси КРАЗ 2 по супер низкой цене, не упустите такой возможности!

Николай Анисин ВСЕГДА ДЕРЖАТЬ УДАР

СТРАСТИ В БОРЬБЕ ЗА КРЕМЛЬ на сей раз не пылали. Президентские выборы 2000 года, в отличие от выборов 96-го, были скушны. Но не менее гнусны.

Сволочь при деньгах и власти в большинстве своем поставила на Путина. Поставила не потому, что он ей шибко люб, а из-за отсутствия у нее другого гаранта безопасности. Сволочи, с одной стороны, надо было обеспечить триумфальную победу Путину, с другой — стереть в порошок Зюганова, дабы никто потом не требовал вернуть награбленного.

Политическое уничтожение Зюганова производилось не только огнем слов, но и картечью цифр. На последних парламентских выборах партия Зюганова — КПРФ — получила 24 процента голосов. Ее же лидеру как кандидату в президенты давали по социологическим опросам 18, а то и 15 процентов. Все, дядя Зюг, народ от тебя устал, самые верные твои избиратели — старики-коммуняки — вымирают, и ты лично ни за что не получишь столько голосов, сколько получила твоя партия.

Зюганов и его штаб перед психатакой выстояли, кампанию не свернули. И их способность держать удар не осталась незамеченной. Более того, не осталась она и невознагражденной, что в день выборов стало очевидным для многих. В 21 час Центризбирком огласил первые результаты голосования на Дальнем Востоке и в Сибири. И все данные соцопросов, которые из месяца в месяц вбивали стране сванидзе и доренко, лопнули, как мыльные пузыри. Путин вместо предсказанных ему 60 процентов получил 45, Зюганов вместо 15 набрал 31 процент. Что это означало?

Протестные настроения в обществе с явлением на политсцене Путина не исчезли. Он не снял непримиримых противоречий между властью и гражданами, и они не надеются, что он сумеет их снять. Как бы привлекательно ни подавали в СМИ его личность, треть избирателей предпочла Путину растерзанного прессой Зюганова.

Ни КПРФ на парламентских выборах в 95-м и 2000-м, ни сам Зюганов на выборах президента в 96-м в сырьевых восточных районах страны свыше тридцати процентов голосов не имели. Восток "покраснел", а так называемый красный пояс — индустриальные и аграрные области вокруг Москвы и на юге — не мог поголубеть. Стало быть, как и четыре года назад, Зюганов здесь должен был опередить кандидата от власти. А при всем том его шансы на победу равны были шансам Путина. Но почему в итоге Зюганову Центризбирком насчитал 30 процентов, а Путину 52,5?

В ночь с 26 на 27 марта в избирательном штабе Зюганова прошла пресс-конференция, на которой член штаба, секретарь ЦК КПРФ Сергей Потапов назвал ряд избирательных участков, где были установлены факты вброса бюллетеней. Зюгановский штаб намерен выявить все такие факты и факты подтасовки голосования при передаче протоколов с участковых комиссий в территориальные. По словам Зюганова, он признает итоги выборов только после того, как будет произведен независимый от Центризбиркома пересчет всех голосов по протоколам всех избирательных участков страны.

И когда уже к 12.00 понедельникатаким образом были сверены протоколы по 998 территориальным избирательным комиссиям (36% от их общего числа), результаты были такими: Зюганов — 32,2%, Путин — 44,8%. Это и похоже на результат в целом.

В 96-м Зюганов поздравил Ельцина с победой на второй день после голосования во втором туре. То есть, по сути, закрыл глаза на массовую фальсификацию выборов. Ныне он этого делать не собирается. Зюганов сегодня во многом другой, как и другие теперь у него избиратели. Старики с ностальгией по советскому прошлому действительно быстро вымирают, но число сторонников Зюганова не становится меньше. Их у него в 2000-м почти столько же, сколько было в 96-м. Зюганову верят, верят те, кому нечего терять, и ему, чтобы не повторить судьбу Жириновского, ничего не остается, как держать любой удар от тех, кто хочет все отнять.

Николай АНИСИН

Александр Бородай СУДОРОГИ ЛИБЕРАЛИЗМА

В НОЧЬ С ВОСКРЕСЕНЬЯ на понедельник иностранные эксперты, собравшиеся в студии радиостанции "Дойче велле", комментировали итоги президентских выборов в России. Их речи фактически были некрологом российскому либерализму, так как более пятидесяти процентов голосов за Путина, тридцать за Зюганова, примерно три за Тулеева и почти столько же за Жириновского — в сумме дают около девяноста процентов голосов. Значит, почти девять десятых граждан России проголосовали против того, что на Западе называют "демократией".

Экономический либерализм, под эгидой которого легионы жуликов терзали и грабили страну почти восемь лет, окончательно издох в августе 1998 года, когда стремительно рухнувший рубль разрушил последние иллюзии населения России относительно профессиональной компетентности и поведенческих мотивов отечественных последователей Фридмана и Хайека. Заполнявшие телеэфир физиономии "экономистов-рыночников", от Гайдара до Лившица, стали вызывать у зрителей такие острые приступы отвращения, что их регистрировала даже насквозь лживая телесоциология.

Политический либерализм, поддерживаемый цепкими руками "рыжего Толика", продержался несколько дольше и даже достиг раздутого журналистами до непомерных размеров микроуспеха на парламентских выборах в декабре 1999 года. Однако выборы-99 оказались "лебединой песней" либеральных политиков — грянуло 31 декабря, и на смену ельцинской системе сдержек-противовесов пришел агрессивный нацавторитаризм и.о. Путина, сопровождаемый залпами русской артиллерии, бьющей по обожаемому либералами Грозному.

Последние три месяца либерализм в России, формально сохранив за собой политическую форму существования, реально стал приобретать ярко выраженные этнические черты. Понимая, что в марте наступает "последний парад", они оказались единственной силой, проведшей действительно массированную предвыборную кампанию. От природы перекошенная физиономия Явлинского так часто светилась в различных СМИ, что многим избирателям стала являться в ночных кошмарах. Но такие "смелые шаги" либералов навлекли на них ответный удар работающих на Путина "пиаровцев", которые организовали вокруг фигуры Явлинского несколько крайне неприятных для последнего скандалов, в частности, "внезапно обнаружив", что его финансовой поддержкой занимается чуть ли не госдепартамент США.

И все же результаты выборов стали для этнических либералов "громом среди ясного неба". Ведь их эксперты, учитывая размер вложенных средств и, как всегда, низко оценивая интеллект российского избирателя, убеждали своих шефов, что Явлинский может рассчитывать на 12-15 процентов голосов. Полученные им реально жалкие шесть с копейками процентов наглядно показывают, что мощная пропагандистская машина либералов дает сбои и, несмотря на колоссальные усилия, уже не в состоянии оболванить сколько-нибудь значительное число граждан России.

Именно этому "печальному" факту была посвящена воскресная телеистерика на НТВ. Насмерть перепуганные успехами "фашиста" Путина и коммуниста Зюганова, либералы раскололись на две фракции. Одни, как Кириенко, подобострастно извиваясь, из кожи вон лезли, чтобы выразить свою преданность новой сильной власти. Другие, вроде пресловутой мадам Альбац, с чьими предками, вероятно, не доразобрался Сталин в 1937, с пеной на губах пугали себе подобных "тоталитарным режимом" и прочими "лагерными ужастями". Особенно грустен был менеджер НТВ Малашенко — его волнует судьба либерального телерупора — канал задолжал пару сотен миллионов Газпрому и, возможно, расплатится контрольным пакетом акций. А если контроль над НТВ окажется в руках у Газпрома — "свободолюбивым журналистам" придется "ложиться" под Путина.

Достойна легкого сожаления и судьба самого экзотического "либерала" страны — Владимира Жириновского. Набрав лишь два с хвостиком процента, кстати, отнятых у Путина, он превратился в политического карлика и, переживая свое поражение, печально бродил по зданию Федерального информационного центра, всем видом напоминая преждевременно постаревшую и выброшенную на улицу за негодностью женщину легкого поведения. Уже глубокой ночью он заявил одному православному журналисту, что "миром правит сатана".

Но, слава Богу, это не совсем так, и хочется надеяться, что разнообразные либералы за все, что они сотворили с Россией, еще предстанут не только перед небесным, но и перед земным судом.

Александр БОРОДАЙ

экскаваторы хундай 3

Александр Лысков СТОПРОЦЕНТНОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО

НА МАРТОВСКОМ СОЛНЦЕ истаял миф о красных губернаторах, как прежде — о красных директорах, а еще раньше — о комсомольцах, ставших кириенками.

Только в Новосибирской области и в Алтайском крае "наши" губернаторы остались нашими на деле. Они сами, лично, открыто, честно, поддержали Зюганова, сообщили об том населению подведомственной губернии, напомнив, что морально обязаны КПРФ, и люди откликнулись на такую ненавязчивую просьбу остаться порядочными. Это хорошо, хотя бы по соображениям общественной, национальной нравственности.

Остальные "красные" жутко побледнели в страхе потерять лояльное отношение "сильной личности в Кремле". Хотя, не думаю, что эта "сильная личность" отметит особым отношением предательство. Отношение, чисто по-человечески, будет адекватным. Как иначе относиться к деятелям, пришедшим к власти в своих регионах с помощью КПРФ, на плечах рыцарски самоотверженного Зюганова, и предавшим его — публично, с помпой, как Тулеев, или тихой сапой, как Кондратенко.

Отступничество "батьки" совершилось под лукавое утверждение о том, что губернатор-де занимает пост, и потому не имеет права агитировать за какого бы то ни было кандидата. Какое целомудрие! Какая моральная высота! Хотя в политике весьма моральной есть и будет такая позиция должностного лица, когда он, заявляя о своих симпатиях, делает оговорку, что это его личное мнение. Любая кокетка имеет такое мнение. Крутой “батька” действовал, как застенчивая мещаночка.

Уж лучше тогда продавать открыто, цинично, как Тулеев. Взял человек на себя роль Лебедя — и все стало понятно: "переориентировался"...

Тулеев вел оголтелую, изощренную пропаганду раскольничества в течение месяца до выборов. В результате, получив 3,2% (почуявшие в нем Лебедя-2 избиратели уже не обманулись второй раз, не дали 10%, как четыре года назад), Тулеев достиг своих узкорегиональных политических целей, побыв в течение 2-3 часов подсчета голосов третьим после Путина и Зюганова. Но даже он, "искренне" поддерживавший Путина, вряд ли может рассчитывать на "чистосердечное прощение". Единожды предавший останется таковым на всю оставшуюся жизнь.

Красные губернаторы с позором канули в историю, внесли свою лепту в "сокровищницу" отечественного предательства — от Мазепы и Власова до Лебедя.

Особняком в ряду вибрирующих политиков стоят Лужков с Примаковым, совершенно тихо, вяло, бездарно совершившие акт предательства своих избирателей, своих политических идей. Лужков — ради получения кредитов для своей вотчины. Примаков — ради сохранения остатков собственной биологической жизнедеятельности.

Мелок до изумления оказался Лужков. Неукрощенное самолюбие искажало его физиономию в то время, как он по ТВЦ присягал Путину. Скрипя зубами, он показывался в свите Путина, сообщая таким образом "своим" москвичам о необходимости политической переориентации. Натянутая улыбка Лужкова позволила натянуть 45% за Путина в Москве.

Это очень мало, недостаточно для лояльности.

Лужкова ждут большие проблемы в будущем. Примаков — забыт навеки.

Александр ЛЫСКОВ

Андрей Фефелов СОИСКАТЕЛИ ИЗ ПРОСТОКВАШИНО

ЧУДОВИЩНОЕ ПО МИРОВЫМ МЕРКАМ количество кандидатов в президенты на прошедших только что выборах в России создавало атмосферу жуткого фарса. Массовый забег на место высшего руководителя государства, как и ожидалось, выявил явных аутсайдеров народной поддержки. Почему иные малозначимые в политическом и личностном отношении персонажи возомнили себя в роли спасителей нации, предводителей гигантской, исполненной трагизма страны?

Да, поведение Умара Джабраилова поддается объяснению. Желание чеченского предпринимателя застолбить за собой место политика общефедерального масштаба выявляет данного кандидата как представителя многочисленной чеченской диаспоры в России. Полулегальный чеченский бизнес, стремясь выйти из-под силового удара, выставляет своего кандидата в президенты в знак лояльности к существующей в России системе власти.

Можно понять и опального генерального прокурора Юрия Скуратова. Опасная игра, которую он затеял с коррумпированной властью, требует нетривиальных решений, открытых демонстративных ходов. "Я вас не боюсь", — вот что хотел сказать Скуратов, выставляя свою кандидатуру на выборах в президенты.

Даже Владимир Жириновский, как эгоцентрик и политический клоун, логичен в роли претендента на высший пост.

Но зачем вклеились в заведомо смешную унизительную ситуацию такие персонажи, как Станислав Говорухин, Элла Памфилова, Константин Титов и Алексей Подберезкин, на первый взгляд неясно.

Конечно, за их решением выдвигаться в президенты — очевидная атрофированность чувства человеческого такта и полное отсутствие политической культуры. Базарные и пустые теледебаты, уморительные позы с надуванием щек и покиданием студий, бесконечная популистская болтовня — все это на фоне ужасной исторической катастрофы, свершающейся в России, выглядит омерзительным фарсом.

Фальшивые дети лейтенанта Шмидта, сладострастно примеряющие корону Российской империи, — сцена из третьеразрядной комедии. На фоне современной русской жизни люди, без зазрения совести спекулирующие на серьезных вопросах, идущие на выборы, как на панель, достойны презрения.

Разумеется, психологические мотивации безнадежных участников президентской гонки могут быть самыми разнообразными. Завышенная самооценка, подогретая советниками из числа плутов, желание сублимировать неудовлетворенную сексуальность, наконец, тривиальное тщеславие могут отчасти объяснить недостойное поведение президентов-карликов.

По шутливому рейтингу развязных полупьяных журналистов, заседавших в роковую ночь в креслах Федерального информационного центра, кандидаты-неудачники напоминают собой напитки, имеющие в себе малый процент содержания алкоголя. Если Путина в процентном отношении можно сравнить с самогоном-первачом, Зюганова с ликером, Явлинского с яблочным сидром, Жириновского с разбодяженным дешевым пивом, а Тулеева с кумысом, то господа аутсайдеры напоминают перебродивший кефир или застоявшуюся простоквашу, которую давно пора сливать.

Андрей ФЕФЕЛОВ

Александр Сергеев СОЮЗНИКИ ИЛИ СОПЕРНИКИ?

ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ политическое пространство России стало своеобразным полем битвы двух политических соперников — Зюганова и Путина. Теперь выборы закончились.

Лидер народно-патриотической оппозиции собрал в полтора раза больше голосов, чем пророчили прогнозы социологов, сохранил тот политический ресурс, который был накоплен за долгие годы борьбы с правящим режимом. Доказал, что только он и его партия могут на равных конкурировать с "партией власти", на стороне которой — все мыслимые и немыслимые организационные и финансовые возможности.

Самое ценное, что набранные Зюгановым голоса получены в условиях, когда основная масса его сторонников выбирала лидера коммунистов осознанно, голосовала за него не из чувства "протеста", а на основе четкого понимания его требований и его программы. Это означает, что КПРФ и лидер — системообразующий элемент политической системы России.

За годы почти десятилетней "борьбы с коммунизмом" даже самые близорукие представители режима поняли ее бесперспективность. Со временем это понимание переросло и в готовность к диалогу с левой оппозицией со стороны тех, кто считает себя "национал-капиталистами", пытается вывести формулу будущего России из сочетания "национальных интересов" и "рыночной экономики". Не будем касаться того, насколько верна эта формула. По крайней мере, люди, стоящие на такой позиции, не мечтают об уничтожении России, не хотят порабощения нашей страны. Значительная часть из них и составила электорат В.Путина. И, надо полагать, что и сам Путин должен быть связан большинством своих избирателей определенными обязательствами. В листовках, распространенных путинским штабом за несколько дней до выборов, нынешний хозяин Кремля говорил о "сильной армии", "великой державе", обещал покончить с бандитизмом и сепаратизмом, сохранить государственное единство России.

Будет ли В.Путин выполнять эти обещания? Если да, то в решении этих задач он сможет рассчитывать на поддержку тех, кто голосовал за левопатриотическую оппозицию, которая давно и настойчиво выступала с аналогичными требованиями. В отличие от Б.Ельцина, который останется в российской истории как воплощение абсолютного зла, ада, катастрофы, у Путина есть возможность выйти из-под действия давящей на него кармы "преемника".

И пока у Путина остается такая возможность, для патриотов он — не только соперник, но и потенциальный союзник. Другое дело, что камнем преткновения во всех благих намерениях, которые продекларировал Путин, остается его экономическая программа. Ведь в условиях дикого олигархического капитализма, когда лишь ничтожная часть национальных богатств может быть использована в интересах народа, армии, государства, ни одно правительство не сможет одолеть криминальный беспредел, защитить суверенитет, раздавить обнаглевших сепаратистов. Не сможет по одной причине: не хватит денег.

Про социальные программы, улучшение жизни народа, возвращение украденных "реформаторами" сберегательных вкладов можно даже и речь не вести — и так все ясно. Тем не менее, даже намерение Путина восстановить державную мощь, остановить произвол региональных баронов, даже чисто имиджевая ориентация на национальные ценности уже может быть полем для диалога. И на этом поле Путин и Зюганов могут остаться соперниками, но, по крайней мере, уже не будут врагами.

Александр СЕРГЕЕВ

Игорь Шафаревич ТРИНАДЦАТЫЙ ПРЕТЕНДЕНТ

Всякие выборы, будь то парламента или президента, обнажают анатомию общества, всегда полезно их обдумать. В прошедших выборах есть, как мне представляется, одна важная черта, отличающая их от всех предшествующих. Кажется, что повеял какой-то новый дух: пошли разговоры о тринадцатом кандидате — "против всех", о неучастии в выборах и т. д. Дело, конечно, совсем не в том, что тут был шанс как-то повлиять на итоги выборов: например, сорвать их. Такой возможности, безусловно, не было. Но проявилось гораздо более важное явление — в народе начало пробуждаться понимание того, что выражение его интересов во всей действующей сейчас политической системе, включая и выборы, просто невозможно, да и не предусмотрено. "Влиять на результаты выборов" — бесполезно, это все равно, что пытаться обыграть наперсточника. Цель выборов не имеет отношения к выявлению воли народа — они должны обеспечить по возможности гладкое функционирование тех отношений, которые сложились в результате произошедшего передела собственности власти. Вот если народ широко осознает истинное положение вещей — это будет громадным и реально весомым политическим сдвигом. И видно, как остальные двенадцать кандидатов заволновались — всего-то из-за действий ничтожных группок людей, как много внимания они привлекли в средствах информации. Видимо, здесь был затронут какой-то жизненно важный нерв системы, ее "кощеево яйцо".

Было бы совершенно противоположно логике, если бы у нас сейчас сложилась другая система власти (включая выборы). Осознаем: произошел передел собственности, невиданный в истории. Руки узкого слоя олигархов ухватили ценности — большие, чем золото Перу и богатство Индии. Народ, не раз показавший, что он сильнее объединенных сил Запада, сейчас обессилен и покорен. Так можно ли представить себе, что все это будет поставлено под удар из-за того, в каком квадратике кто-то из нас нарисует галочку? Да за такие ценности мировые войны ведут, а не галочки рисуют! Когда-то Франция и Германия воевали из-за Саарского угольного бассейна. А у нас сейчас такие же ценности прилипают к чьим-то рукам, и об этом сообщается мимоходом, тремя строчками в последних известиях, да не на первом месте.

Выборы, всеобщее голосование могут иметь хоть какой-то ограниченный смысл, если они решают лишь второстепенные вопросы, когда не идет речь о судьбах народов или мировой закулисы. Да еще если давно укрепилось доверие к построенной на выборах политической системе. У нас же, после недолгого и далеко не удачного опыта думской монархии, была то диктатура пролетариата, то всенародные выборы единственного кандидата. От чего мы быстро перескочили к решению вопроса методом 1993 года. Этот опыт и запечатлелся сильнее всего в народной памяти. И ведь никто из партии власти от него не отрекался, его не осудил. Значит, продолжается прежняя традиция "диалектического мышления", когда "свобода слова" означает свободу слова для своих (кого укажут Березовский и Гусинский), "права человека" — права своего человека (например, Бабицкого или чеченских боевиков). И точно так же слова "передела собственности не будет" означают закрепление результатов последнего передела. "Диктатура закона" означает безнаказанность тех, кто топтал закон раньше (сформулировано это, знаменательно, в "Указе № 1"). Такие принципы провозглашаются, как новые десять заповедей, вот их не предлагается проверять всенародным голосованием, они приняты как аксиомы. Тут есть и положительная сторона: все, кто участвует при таких условиях в выборном спектакле, тем самым показывают, что они эти аксиомы принимают. Конечно, роли здесь распределены разнообразно, как в цирке: кто шутил "на ковре", кто акробатом на трапеции под куполом, кто осыпанной блестками красоткой на коне (а где-то за кулисами директор цирка). Кто-то, может быть, участвует и по наивности, не ведая, что творит (хотя поверить в это нелегко).

Но если не пытаться "влиять на исход выборов", то что же делать? Не готовить же восстание против ОМОНа и танков! Вот здесь и сказывается, как мне кажется, проклятие абстрактного, схематического мышления, занесенного к нам с Запада: подчинение жизни логическим конструкциям ("я мыслю, следовательно, я существую"). Убеждение, что можно выдумать план, "формулу" жизни и подогнать под эту "формулу" реальную жизнь. Уж нас-то эта морока мучает целый век: то втискивает жизнь в марксистский "проект", то в монетаристский. Почему не подойти к жизни народа так, как мы подходим к любой своей жизненной проблеме? Сначала попытаться понять, в чем состоит проблема, каковы ее причины. Уже это будет первым шагом к ее решению. В результате обнаружится какой-то аспект, на который мы способны повлиять. Если удастся — это будет второй шаг. Он откроет нам большее понимание проблемы и т.д. Как, идя по дороге, мы видим все новые ее повороты.

В нашем теперешнем положении осознание того, что произошло с нашей страной и народом, — это, вероятно, самый трудный шаг. Потому что произошедшее слишком страшно, и сознание отталкивает эту правду. Так и больному смертельно опасной болезнью часто трудно согласиться признать факт болезни, но, не осознав ее, он не будет лечиться и утратит единственный шанс спасения. Ведь в ХХ веке русский народ понес поражение не меньшего масштаба, чем в XIII веке от монголов. И трудно надеяться, что он сможет подняться на ноги гораздо быстрее, чем тогда — вероятно, понадобятся сроки такого же масштаба — если не века, то, в лучшем случае, многие десятилетия. А это значит, что старые люди (и может быть, все сейчас живущие) конца "ига" их не увидят, так что их стимулом может быть не надежда на лучшее будущее для себя — а только надежда на лучшее будущее для народа.

К тому же, в XIII веке иго навязывалось людьми с чужим языком и другими, чем у нас, лицами, а сейчас — людьми часто внешне мало отличающимися от нас. Поэтому само иго тогда было очевидно, а сейчас еще требует осознания.

Нам страшно признать, что может понадобиться целый век борьбы (или больше), чтобы снова стать на ноги. Но гораздо страшнее нашим новым властителям, что мы можем отважиться на эту борьбу. Их страшит поворот народного сознания в эту сторону. На предотвращение этого направлены главные и постоянные усилия их пропаганды. Например, пресса, радио, телевидение находятся в руках олигархов и, казалось бы, должны были наркотически убаюкивать народ, внушать, что все обстоит не так уж плохо. А они, наоборот, сладострастно описывают голод, вымерзание, аварии, публикуют даже преувеличенно мрачные прогнозы. Значит, еще важнее запугать народ: все мысли о борьбе вытеснить одной мечтой — прожить еще месяц, еще годик. Народ все время запугивают угрозой кровопролития. В прошлом году один из олигархов, не скрывая своего лица, говорил по телевидению, что если будут отбирать собственность, то прольется кровь (а национализация и означает "отбирать собственность"). Тут уж явно возможны только два пути. Либо согласие с этой логикой, согласие выжить ценой рабства. Либо столыпинское "не запугаете". Сказать: "Если кровь и прольется, то — ваша". Тогда будет надежда, что кровь вообще не прольется. Олигархи и их политические агенты постоянно шантажируют нас угрозой гражданской войны, заявляют, что если их требование не будет удовлетворено, — будет гражданская война. И опять есть только два выхода. Либо подчиниться, и уж потом подчиняться всегда, так как аргумент воистину универсальный. Либо признать, что гражданская война — вещь страшная, но тихое умирание народа еще страшнее. Такая позиция создаст шанс, что гражданской войны не будет. Да весь опыт человечества во всех подобных ситуациях — от столкновения с пьяным хулиганом до истории усиления Гитлера — указывает, что есть два выхода: либо капитулировать и подчиниться, либо собрать силы для отказа, и чем раньше это сделать, тем меньше будут жертвы.

Если большой народ осознает, что над ним нависла смертельная опасность, он обязательно находит путь ее преодоления. Так было с римлянами в борьбе с Карфагеном, с французами под водительством Жанны Д'Арк, так не раз бывало в русской истории. И сейчас перед нами два пути: легкий (вначале) путь умирания и тяжелый путь борьбы. В прошедших выборах первый путь символизировали двенадцать (под конец — одиннадцать) кандидатов, согласных на эти выборы с заранее предрешенным исходом. Второй путь символизировал тот, кого народ назвал "Иваном Ивановичем" — "тринадцатый кандидат". И дело было, конечно, не в том, голосовать ли "против всех", или вообще не ходить на выборы — а в осознании смысла этих выборов и затем самого факта "ига". Думаю, что не случай, а сознательное намерение определило нашему "Ивану Ивановичу" место 13 — "чертову дюжину". Но вмешалась Судьба, подтолкнув незначащую пешку, и под конец он стал двенадцатым!

Как кажется, в комнату, где расселись понимающие друг друга люди, стучится новый, не жданный ими персонаж. Это новое веяние есть единственный признак надежды, который я могу усмотреть в протекших выборах, единственный их значительный результат.

Александр Гамаюн ФАРС НА ФОНЕ ТЕРРОРА (Наконец-то спецслужбы поймали “матерых преступников”...)

Наступила весна, и управление ФСБ по Москве и Московской области неудержимо потянуло на девушек. В течение марта и конца февраля по делу о "Новой революционной альтернативе" славными чекистами задержано и помещено в следственный изолятор уже три молодые гражданки, являющиеся активистками молодежного леворадикального движения. Всем трем девчонкам вменяется в вину подготовка и осуществление "нашумевшего" прошлогоднего взрыва столичной общественной приемной ФСБ.

С момента этого полубутафорского взрыва в молчании и тишине прошел целый год. К тому взрыву за год добавилась целая серия настоящих терактов с сотнями и тысячами погибших и покалеченных. Но спецслужбы вдруг разразились бешеной активностью в расследовании именно того взрыва, даже не принятого тогда никем всерьез. Хотя, конечно, своя рубашка ближе к телу, и происшествие в собственной приемной все-таки занимает больше чем взрывы посторонних объектов. Плодом этой активности и стала посадка в "Лефортово" в сжатые сроки целых трех подозреваемых. Ошибались все, кто ожидал увидеть в качестве обвиняемых в терроре чеченцев или многоопытных иностранных наемников-подрывников. В роли "монстров подрывного дела" ФСБ выставило девчонок! Либо ФСБ так расслабилось, что ее объекты способны походя взрывать неподготовленные (среди задержанных нет военных или гражданских специалистов) юные создания. Либо ФСБ больше не способно ни с кем тягаться. Страну трясет от взрывов многоэтажных жилых домов и захватов сотен заложников, а спецслужбы увлеченно сражаются с женской частью молодежного леворадикального движения.

Началось все 22 февраля. Тогда органами ФСБ была арестована в Москве двадцатиоднолетняя Ольга Невская, эколог, известная активистка в молодежной тусовке анархо-коммунистов. На следующий день, 23 февраля, чекисты по-своему отметили мужской праздник, схватив по дороге на работу двадцатишестилетнюю учительницу английского языка Надю Ракс, состоявшую в РКРП и в РКСМ(б). Уже в ходе допроса ей было предъявлено обвинение в терроризме. Обе арестованные не признали за собой никакой вины. Надя, наслышанная о приемах и методах фээсбэшных следователей, сразу отказалась от дачи показаний, хорошо понимая, что всякое ее слово может быть повернуто против нее.

3 марта была задержана одна из руководительниц РКСМ(б) двадцатичетырехлетняя Татьяна Соколова, работавшая нянечкой с маленькими детьми. Утром к ней в дверь вломились три опера-фээсбэшника и, дав полчаса на сборы, увезли с собой на черных "жигулях". Еще через полтора часа из ФСБ сообщили близким Татьяны, что она задержана, заключена в СИЗО "Лефортово" и ей будет предъявлено обвинение.

По мнению комсомольцев из РКСМ(б), происходящее — прямое продолжение кампании спецслужб против молодежного революционного движения. Новое политическое "дело" лишь продолжает главное дело российской спецслужбы нескольких последних лет. В январе этого года чекистам пришлось отпустить из СИЗО четырех других кандидатов в террористы: Губкина, Скляр, Радченко и Белашева. Члены РКСМ(б), обвинялись в терроризме, подготовке свержения конституционного строя и хранении оружия. Доказательная база обвинения для суда на них практически полностью развалилась, и все они вышли на свободу. Но следователи, с таким трудом воздвигавшие на них обвинение, не успокоились. Решили, видимо, заменить одних политзаключенных на других. "Почетную вахту" товарищей приняли их подруги и даже жены (Таня Соколова — жена Алексея Соколова, обвинявшегося в подрыве памятника Николаю II). Теперь система, призванная обеспечивать безопасность государства, обжегшись на мальчишках, отважно борется с "опасными террористами" в лице трех девчат. Наверное, надеются, что хоть здесь-то что-нибудь получится.

А чем же еще заниматься УФСБ Москвы и области? Не в Чечню же ехать, откуда исходит реальная угроза безопасности стране! Не бороться же с вывозом через Москву национального богатства, не хватать же за руку предателей-вельмож! Куда безопасней и веселей тасовать в СИЗО студентов и пэтэушников. И шкуру не поранишь, работа видна кипучая.

Для чего было необходимо сажать за решетку задержанных подозреваемых? Повлиять на ход следствия они не могли, сбежать из города тоже — их родственники живут в Москве. Одна из задержанных — инвалид 3-й группы. Не для галочки ли, ни для валового ли показателя результативности? Или это месть за помощь, которую оказывали девушки своим друзьям? Уже несколько лет девушки собирали средства на передачи товарищам и на оплату их адвокатов. Надя отдавала на эти нужды почти всю свою учительскую зарплату.

Наверное, причина "крутости" мер в отношении "бомбисток" есть и в другом. УФСБ по Москве и Московской области, видимо, не терпится выслужиться перед шефом. Ведь именно Путин, бывший тогда руководителем ельцинского ФСБ, после взрыва у общественной приемной на Кузнецком мосту обещал взять под контроль расследование этого события. И не страшно, если потом "дело" развалится и всех опять придется отпустить. Девчонкам придется пока сидеть, потому что они — предвыборный подарок Путину. "Весомое" доказательство жизнеспособности и профессионализма его спецслужбы. А, может, ФСБ поставило себе целью небольшими группами, по три-четыре человека, протащить через свои камеры и застенки всех молодых радикал-коммунистов? В целях воспитания покорности или выбивания мятежного духа.

Как бы то ни было, надежды следователей на то, что девушки окажутся более податливыми подследственными, чем их друзья, пока не оправдались. Как сообщают в РКСМ(б), задержанные активистки отказались признать свою вину и не дают вообще никаких показаний. Тем самым проваливается попытка связать с молодежными организациями террор и бандитизм. Такая связка могла бы дать повод спецслужбам для куда более масштабных репрессий против революционно настроенной молодежи.

Так или иначе, все происходящее вокруг дела о взрыве на Кузнецком мосту хорошо характеризует современную ситуацию с террором в стране. Разгул террора, стремительно плодящиеся террористические организации, обосновавшиеся везде и во всем криминально-финансовые группировки, иностранные разведки не встречают сколько-нибудь серьезного сопротивления в России. По территории страны свободно разгуливают и позируют перед телекамерами целые банды иностранных террористов с минометами и даже бронетехникой. Москва полнится слухами о каких-то базах иностранных спецслужб на территории международных общественных фондов. Падают самолеты с "неслучайными людьми". День за днем из подъездов и из подвалов вынимают тела бизнесменов с простреленными головами. И ФСБ не способна противостоять этому. За весь год "героически" пойман только лишь горе-террорист (да и то на месте происшествия благодаря охране), с перочинным ножиком напавший на синагогу. Дон-Кихот, тыкавший копьем в мельницу, и тот представлял большую угрозу для общества.

Даже к президентским выборам, при полном напряжении всех сил и средств, чекисты добились просто смешных результатов. Суют уставшим от террора людям придурковатого Радуева и каких-то романтиков из радикал-коммунистической молодежной тусовки.

На прошедшей неделе газеты и телевидение с энтузиазмом раскрутили сообщение о якобы еще одной сокрушительной победе ФСБ над терроризмом. В Красноярском крае, оказывается, задержана некая четвертая гражданка, участвовавшая в подрыве приемной на Кузнецком. Однако уже через несколько дней надутый журналистами подвиг разведчиков сдулся, так и не дотянув до выборов. Так и не ясно, поймали ли кого-то в дебрях красноярской тайги, и если поймали, то кого. Одни московские издания поторопились возвестить, что там поймали Ольгу Невскую, другие утверждали, что Татьяну Соколову. Бог с вами, господа газетчики, обе они уже полмесяца сидят в Лефортово. Третьи, споря со всеми, убеждали, что в Красноярске взята под стражу Т. Нехорошева. — Опять бред, Нехорошева — это девичья фамилия Соколовой. Так или иначе, в Красноярске никогда раньше не слышали ни о каких лево-радикальных организациях. Да и в самом РКСМ(б) соглашаются, что так далеко вглубь страны их революционное влияние еще не зашло, и в Красноярске у них пока еще нет последователей. Похоже, в ситуации с "красноярской террористкой" мы имеем дело с совершенно новым способом изображения работы и предвыборной рекламы. Перед самыми выборами запускается информация о громком задержании, которая сдувается и сходит на нет лишь после выборов, сделав свое дело в создании образа "сильной руки" для Путина.

Чего добиваются в итоге сотрудники ФСБ, таская по СИЗО молодых радикалов, обвиняя их в терроризме, разыгрывая из их поимки целые детективные истории, вплоть до десанта в Красноярск? Радикалы-революционеры лишь прибавляют себе популярности. На фоне студенческой нищеты, либеральной скуки и безысходности молодежь все активнее вливается в разные РКСМ(б), НБП и другие объединения подобного толка. Яркие, раскрученные, в том числе и при помощи таких преследований со стороны ФСБ, эти организации, как магнит, притягивают к себе юношей и девушек, выросших на гремучей смеси старых советских фильмов и картин Тарантино. Выходящие из "Лефортово" узники автоматически окружаются героическим ореолом, становятся настоящими авторитетами. И уже неважно, взрывали ли они ФСБ и памятники царю. Они уже завоевали к себе уважение со стороны большой прослойки российской молодежи. Потому что так уж себя поставила ФСБ, что уже многие подростки мечтают совершить что-нибудь в этом духе. Неужели чекисты не учили в школе: не сажали бы декабристов, не разбудили бы они Герцена, не начал бы тот революционную агитацию… Какого духа хотят спецслужбы "разбудить" своими акциями? В КПРФ утверждают, что лимит на революции в России исчерпан. А что об этом думают в ФСБ?

Александр Гамаюн

Валерий Строев МАТРОССКАЯ ВЫШИНА (Акция протеста на башне в Севастополе)

Несколько месяцев пятнадцать человек из Национал-большевистской партии Э.Лимонова были в центре внимания общественности и прессы. Причиной тому стала художественно-политическая акция, устроенная ими в городе русской славы Севастополе, ныне оккупированном украинскими "незалэжниками". Захватив смотровую площадку на башне Матросского клуба, они два часа держали оборону, вывесив транспарант, разбрасывая листовки, размахивая флагами. Украинские власти всеми силами стараются нейтрализовать всё, что напоминало бы об особом статусе русского города Севастополя. На этом фоне акция, спланированная и подготовленная НБП, носила поистине героический характер. Любой, кто осмеливается обратить внимание на проблему города и его населения, — кость в горле украинского режима. Столь дерзкая выходка, вызвавшая сильнейший общественный резонанс, взбесила оккупационные власти города. Безобидная с юридической точки зрения акция обернулась пятью месяцами заключения для пятнадцати русских ребят. Такова расплата западно-цивилизованной Украины за инакомыслие.

Подробности проведения акции и её последствия нам удалось выяснить у одного из её участников, ветерана НБП, лидера московской рок-группы "День донора" Александра Аронова.

Расскажи, как разрабатывалась и готовилась операция, как собирались, добирались из Москвы?

Операция была разработана исполкомом НБП. Был спонсор, который дал деньги, но кто конкретно — неизвестно. Известно, что он не из Москвы. За три дня до операции мы перестали пить, чтобы в случае экспертизы не было никаких следов алкоголя в крови как отягчающего обстоятельства. С чистой кровью, с чистой совестью. Никаких острых предметов, перочинных ножей.

Всё было строго засекречено, подготовка шла в обстановке абсолютной секретности. Каждому участнику давалось как можно меньше информации, только то, что нужно сделать ему непосредственно, чтобы в случае "пыток" он ничего не мог рассказать про остальных. Никто не знал, что поручено подельнику. Многих из тех, кто участвовал в операции, я вообще не знал до этого. Так что с конспирацией было всё в порядке. Из Москвы в Севастополь все ехали в одном поезде, но в разных вагонах, по двое. Пара составлялась из принципиально пьющего и принципиально непьющего, чтобы не пили вообще. Даже если мы встречались в поезде, то не здоровались. Я ехал вместе с Василием Сафроновым, а напротив нас ехала молодая пара, которая только поженилась три дня назад. У них с собой были дорогие коньяки, вина. Они нам предлагали: мол ребята, у нас свадьба была, давайте выпьем. Нам приходилось, отказываться, чем привели в полное недоумение молодоженов.

В Севастополь приехали утром. Собирались во дворе какого-то дома, чтобы потом оттуда отправиться к Матросскому клубу. Шли разрозненными группами, недалеко друг от друга. Всё было организовано так грамотно, что мы до последнего момента ничего не знали. Впоследствии на допросе у следователя каждый говорил, что ничего не знает, шёл за всеми, оказался на башне.

А как вы попали на саму башню Матросского клуба?

Просто зашли туда, поднялись наверх. Охраны или вахтёра я, по крайней мере, не видел. Там в принципе должен быть вахтёр и в материалах дела указано, что якобы мы вахтёра послали, а он нас вроде как пытался останавливать. На самом деле, мы просто наверх прошли и всё. Туда вход свободный. В этом клубе кружки разные работают, бар наверху имеется. Нам следователь приписал, что мы вскрыли какой-то замок. На самом деле, никакого замка, запрещающих надписей там не было. Мы спокойно поднялись, закрылись там, вход и люк на саму площадку заварили. Есть такие "сварочные карандаши" — поджигаешь и варишь. Правда, заварить ими что-нибудь достаточно сложно. Тем не менее, нам удалось что-то заварить. Затем мы вышли на смотровую площадку, повесили флаг, лозунг и стали разбрасывать листовки. Всё это происходило под музыку Баха. Выкрикивали лозунги.

Как удалось организовать съёмки, ведь всё это показывали по телевидению?

Пресса всё знала заранее. Тихонечко пришли, поставили камеры и стали ждать, когда всё начнётся. Агафонов, севастопольский национал-большевик, во время акции давал внизу интервью.

Как вас снимали с башни?

Сняли нас только через два часа. Сначала местный мент матросского клуба вызвал пожарных. Приехала пожарная машина, вышел водитель, но понял, что лестница не дотянется. Потом какие-то военные газики начали подъезжать, приехали солдаты, морской десант. Нас брали как какую-то серьёзную преступную группировку. Они сначала внизу двери железные взломали перед выходом на саму площадку. На смотровую площадку ведёт люк. Они приволокли морской домкрат и этот люк выдавили. Таким домкратом стену свободно можно выломать, им пробоины заделывают. Мы в этот момент сидели вокруг люка, сцепившись за руки. Кто-то был прикован, кто-то нет. Первый солдат, что в открытом люке появился, сразу "черёмухой" начал брызгать. После этого нас стали сверху выцеплять по одному. Причём, мы-то уже вроде как сдались, не сопротивляемся, а там к люку идет такая вертикальная лестница. Так нас фактически скидывали вниз. Тебя вниз кидают, внизу на кулак тебя ловят, затем пинком в следующий люк. И так до самого низа. Всё это ещё со связанными за спиной руками. И это наши же, русские моряки. Мне по почкам удар пришелся очень сильный. После этого две недели болела почка, даже спать не мог.

Куда вас оттуда повезли?

Сначала в ближайшее отделение милиции, Центральный округ Ленинского района. Начался предварительный допрос. Мы сидим избитые, ничего не понимаем. Напротив следователь со взглядом кобры задаёт вопросы: чего вы хотели добиться, сколько вас в городе? Не давали курить, уже от этого состояние очень тяжёлое. Поначалу нас вроде как даже хотели всех отпустить. Севастопольское начальство решило, что ничего серьёзного в этом, по большому счету, нет. Даже по украинским законам это квалифицируется как несанкцианированный пикет, наказание начинается от штрафа и кончается максимум пятнадцатью сутками. Потом с нами беседовал начальник милиции. После этого нас уже вывели из дежурного отделения, якобы собираются отпустить. Ждали только, когда на ксероксе отпечатают обязательства покинуть территорию Украины в такой-то срок. И тут поступил какой-то звонок сверху. Сказали — всё, закрывайте их. После этого нам устроили административный суд там же, в этом отделении, в десять часов вечера. Вменили хулиганство, откуда-то появилось заявление вахтёра, которого не было, явно составленное задним числом. Мы всё отрицали: вахтёра не видели, матом не ругались, ничего не нарушали. Дали нам пятнадцать суток. На "сутках" к нам подсадили какого-то стукача. Это был разговорчивый тип, который угощал всех сигаретами, хотя сигареты обычно изымались. Ну мы ему плели такой бред, от которого у него просто должно было колпак снести. Якобы мы собираемся взорвать Пушкинскую ГЭС, Северную ТЭЦ в Мытищах и далее в том же духе. Там мы провели, на самом деле, не более трёх суток. Дальше нас стали водить на допросы к следователю. Хотели вменить "призывы к нарушению территориальной целостности Украины", это очень тяжёлая статья. Но это обвинение быстро сняли и завели уголовное дело по статье 206-й, части второй —"групповое злостное хулиганство". С суток нас перевезли в ИВС (изолятор временного содержания). В изоляторе легче, чем на сутках, можно курить, радио местное на ночь сказки на татарском языке вещает. Нарды из хлеба слепили. По нашему делу были назначены все экспертизы, которые криминалистике только известны. У Гоносовского оторвался каблук от ботинка, так назначили специальную экспертизу, какой обуви принадлежит данный каблук, заключение эксперта на три страницы. В связи с нашим делом были проведены шмоны всех местных отделений НБП. Через три недели меня повезли этапом в тюрьму, остальных раньше, по отдельности, чтобы подельников не мешать вместе ни в хатах, ни в вагоне, ни даже в "воронке".

Расскажи поподробнее об обитателях Украинской тюрьмы.

Когда в тюрьму привезли, меня кинули в 138-ю хату с местными уголовниками, убийцами, бандитами, насильниками. Один пацан со мной сидел, ему 22 года, он вырезал целую семью. Ему 15 лет дали. Представь, 22 года, дали пятнашку, судьба человека. Школу закончил, вырезал семью и сел. Жизнь сложилась. Многие сидят за абсолютно глупые преступления. Еще один пил в баре с какой то бабой, напился, баба пошла в туалет, он взял ее плащ кожаный, вот ему дали трояк. Потом еще солдат со мной сидел, у него папа депутат от конгресса украинских националистов, сам он был членом УНА-УНСО, в "баркаши" вступал. У него мечта была золотая — поехать наемником в Чечню, чтобы заработать себе деньги на учебу и стать адвокатом. Потом мужик еще один по кличке "Армагеддон", в таких старомодных остроносых туфлях, ему 52 года. Он до этого сидел 20 лет назад, причем в той же хате и, судя по виду, в той же одежде. Они с подельниками тонну арбузов где-то украли, сложили на квартире и пропивали время от времени. Хата вообще рассчитана на 17 человек, при мне там было 27-28 человек, спали в две смены. Но это в принципе еще нормально. Везде так. Один очень хороший мужик со мной сидел, он второй раз за убийство, не знаю, что у него там, но так, по ощущению, действительно очень хороший мужик. Мы с ним ночами беседовали на разные темы. Я даже ловил себя на мысли, что он для меня просто функцию отца на себя взял.

В тот момент второй тур президентских выборов как раз был. За день до выборов каждому в хату, индивидуально, передали пакетики — передача от Кучмы. Там лежала листовка "Голосуйте за Кучму". За день до выборов вообще запрещена агитация, а тут две пачки чая, четыре пачки сигарет, две пачки печенья, шоколадные конфеты. Всю ночь перед выборами в тюрьме проходило всеобщее чифирение. Кипятильники даже не выключали, просто перекидывали из одной кружки в другую. С утра с безумными от чифира глазами все отправились голосовать. За Кучму. В таком состоянии даже при желании трудно было бы вспомнить хотя бы ещё одну фамилию, кроме Кучмы. Народ там настолько тёмный, не знают, что такое НАТО, ООН. Многие, кто, к примеру, смотрел фильм "Игла", думают, что Виктор Цой — это такой реальный герой, который боролся за справедливость, и его за это убили. И им уже не докажешь, что это — всего лишь питерский рок-музыкант, который снялся в фильме. Некоторые первый раз в жизни увидели детскую библию, с такими глазами. Для них это просто откровение, первая книжка, которую они в жизни прочитали. Он читает, его "колбасит просто" от восхищения. Писать некоторые не умеют.

Ты объяснял сокамерникам, что сидишь за идею, по политическим мотивам?

Там такого, как сидеть за идею, просто не понимают. У них мозги не работают, планка восприятия низкая. Социальная ситуация очень тяжёлая. Работать негде, поэтому вся преступность имеет социальный подтекст. Даже в Севастополе взрослому здоровому человеку делать нечего. Что-то объяснять, для чего мы это сделали, было просто бесполезно. Им непонятно, какие от этого выгоды и чего мы добились. Когда начинаешь объяснять, что мы привлекли общественное мнение к проблеме города Севастополя, вызвали общественный резонанс, они даже не понимают, что это такое, о чём вообще идёт речь. Меня там так и называли — политзаключённый. Они вообще додумались меня, первоходку, кинуть в хату, где сидели беспредельщики. У одного такие наколки, перстни, я таких ни в одном каталоге уголовном не видел. Они приезжают в какой-нибудь город на машине, ходят по рынку, ищут, кого бы кинуть. Потом вычисляют, где он живет, держат в подвале, избивают, не кормят, пока он им деньги не отдаст. Тем и живут.

Как вас освобождали?

Тоже поэтапно. После Харькова — Белгород. Там нас встретили, вся тюрьма была в шоке, когда приехало ТВ-6. Нас ведут под конвоем в хату, а сзади снимает ТВ-6. Одну дверь открывают, вторую. Прошли почти весь коридор. Тут оператор кричит: "Не, не, ничего не получилось, заново давайте". Невиданное дело, когда всех подельников кинули в одну хату, сказали, если что надо, стучите. Мы там чаю просили, сигарет. Потом выдали нож по просьбе в камеру, что в тюрьме вообще небывалый случай. В Белгороде интервью давали. Начальник тюрьмы извинялся, что не смогли предоставить лучшие условия, хотя поместили нас в отдельную камеру, рассчитанную человек на тридцать. Когда пересекали границу с Россией, нас встречали так, как будто мы авторитеты мирового масштаба. Всё тюремное начальство чуть ли не на цыпочках перед нами ходило. Для Белгородской тюрьмы это было событие.

Потом нас привезли в пересылочную тюрьму на Красную пресню, там всё было в свежей побелке. К нашему приезду тюрьму выкрасили. Начальник тюрьмы тоже извинялся, мол, подождите, ребята, мы сейчас всё вам организуем. Нас сначала накормили до отвала жареной картошкой и жареной рыбой. Новые кружки, вилки. Наверное, специально для особых случаев. Накормили так, что я даже после бани сознание потерял. Нам в Харькове на этап забыли выдать питание, поэтому мы всю дорогу голодные были, а тут сразу картошка, рыба.

Не жалеешь ли о чём-нибудь, что согласился участвовать в операции, например?

Единственное, о чём я жалею, так это о потерянной в Херсоне ниточной хлеборезке, в этапной камере я её потерял. А ещё о потерянном на шмоне шерстяном носке.

От предложения выпить Александр отказался, улыбнувшись, и в ответ предложил "чифирнуть". По старой привычке, наверное.

Материал подготовил Валерий СТРОЕВ

Квик Авто представляет мощные, современные автомобили KIA Picanto 4 по специальной цене.

Денис Тукмаков ПИСАТЕЛЬ РУССКИЙ, ГРАЖДАНИН И ВОИН (“Круглый стол” в Союзе Писателей России)

Вопрос взаимоотношения русской армии и русской литературы — один из наиболее труднопостигаемых. Уже лет двести великие писатели и мыслители наши пытаются осознать, что есть такое воинское поприще и слава победы, как верно раскрыть подвиг героя и общее предназначение войны, какими красками изобразить душу солдата и мудрость генерала, какие слова отыскать для врагов и поражений. Каждый автор решает это по-разному, и споры не утихают.

Недавно одна такая дискуссия разгорелась на "круглом столе", что провел Союз писателей России. Собрались известные прозаики, поэты, журналисты, критики: Ганичев и Лыкошин, Проханов и Шурыгин, Верстаков и Беличенко, Н.Иванов и Числов, Переяслов и Мустафин, Носов-Пахомов и Баранова-Гонченко. Они жарко возражали, сомневались, отвергали — согласия вновь не было достигнуто. Может быть, оттого, что их устами спорили друг с другом два вечных архетипа русского писателя-баталиста — две крайние ипостаси, что никогда не сойдутся — которые удивительным образом уживались в каждом из спорщиков "круглого стола". Гражданин и воин. Вития и рубака. Целитель душ и демон битвы. Им и слово.

Гражданин. Русскую армию и русскую литературу все последние годы гнобили, смешивали с грязью, посыпали позором. Либеральный режим через подручных ему СМИ изображал армию как обломок тоталитаризма, с "дедовщиной", с бездарными генералами и тщедушными, голодными солдатами. Русского же писателя представляли на уровне уличного националиста, как злобного ностальгирующего критикана, как скучного кондового графомана. Наши враги оторвали армию от исконной русской метафизической традиции великих воинских подвигов и спасительного единения с народом. Но так же, как русская армия прорывалась через этот поток лжи и ненависти, так и наша патриотическая литература все эти годы сопротивлялась режиму. И в конце концов наша армия и наша литература воссоединились на последней чеченской войне, идут ныне рука об руку, вместе сражаются против врагов Отечества. В этом их общность.

Воин. Против врагов? Едва ли русские писатели укажут сегодня на своих истинных врагов. Поддерживая армию, разве они не пособничают тому самому режиму, что столько лет нещадно уничтожал все русское? Литература сопротивлялась? Да те крохи "сопротивления", что в громадном большинстве своем проявляют сегодня "радеющие за народ" русские писатели, останутся никем не замеченными и забудутся завтра же. Легко сопротивляться, издавая свои сборники стихов, разъезжая с вечерами по стране и раз в десятилетие отказываясь от кремлевских наград. Интересно, как повели бы себя патриотические писатели, если б в стране правил не Ельцин, а Пиночет или Гитлер?

Впрочем, единство армии и литературы все же существует. Проявляется оно в потусторонности, в выходе за пределы обыденного, в неповторимом опыте соприкосновения с обжигающей истиной на грани жизни и смерти. Только тот боец, что выдержал хоть один бой, может считаться настоящим солдатом. И только тот литератор, что на собственной шкуре изведал адскую бездну небытия, может считаться истинным писателем.

Гражданин. И все же это не совсем так, особенно когда речь идет о войне. Писатель или хороший журналист тем и отличаются от солдата, пишущего домой бессвязные письма, что, пропуская через себя войну, они потом переосмысливают ее с высот художника, народного витии, мудреца. Одного только боя или экзистенциального переживания на грани смерти для этого явно недостаточно. Каждый фронтовик скажет вам, что войну лучше понимает не солдат, а генерал. И как генерал, писатель мыслит вселенскими категориями, переживаниями, образами, он выстраивает свой собственный храм, в ослепительном блеске которого первоначальный опыт окопов и госпиталей проступает едва заметно. Все дело в том, что понять войну можно лишь после войны, по прошествии времени, отрешившись от ослепляющей ненависти и оглушающей боли. Разве великий Толстой не пример тому?

Воин. В корявых письмах солдата всегда содержится больше правды о войне, чем в самом гениальном художественном произведении — хоть Толстого, хоть Шолохова. Как только писатель начинает удаляться от искренности окопной правды, как только он становится над войной, превращаясь в судью, витию, кого угодно, — злой дух лжи и неправдоподобия окутывает его произведение. Правда войны — в гари и копоти, в крови и вопле раненого, в тех слезах, что текут из глаз бойца, потерявшего за ночь десяток друзей. А досужие рассуждения о том, "кто виноват" да "что делать" — это все глупости и суета, не имеющие ничего общего с жизнью. Хочешь узнать войну, хочешь написать о ней правду — не просто пару раз слетай в Чечню, не просто распей два литра спирта с лейтенантом, заслужившим орден, — а сам возьми автомат, повоюй с полгода да убей побольше врагов или сам будь убитым! Спросите любого на войне: солдат презирает писаку. Презирает за его бесцельное и бессильное прожигание жизни за бумагомаранием. Поэтому писатель, если хочет сохранить уважение бойца, о котором пишет, сам должен стать солдатом.

Гражданин. Как только писатель берет в руки автомат — он как писатель умирает. Он может стать отличным стрелком или звонким репортером, но раз и навсегда перестанет быть целителем душ человеческих. А что касается правды — ее, общей для всех, не существует. Более того, как раз "правда о войне" меньше всего нужна нам сейчас. Нам требуются героика, пропаганда, миф. В жесточайших условиях информационной войны, когда либеральные СМИ ежечасно наводняют телеэкраны гробами и стонами вдов с единственной целью — добиться прекращения войны и тем самым вновь сокрушить русскую армию и спасти террористов, — в таких условиях мы должны воспевать наших героев. Пусть страна встрепенется не от ужаса окопной правды, с ее вшами и грязью, а от подвига Шестой роты. Восемьдесят десантников — новые наши православные святые, их подвиг нужно канонизировать! И не важно, какие слова по-настоящему произносил перед смертью их комбат, вызывая огонь на себя. Важно, чтобы в великом русском мифе о Шестой роте эти слова запечатлелись в мраморе и бронзе, звали на бой и новые подвиги.

А сильнее всего эта идеологическая война идет за души самих воюющих солдат. И мы обязаны сегодня создавать солдату оправдание того, что он делает. Он должен знать: то, что он совершает, называется подвигом. Иначе воевать нормально невозможно — это наши солдаты и офицеры сполна оценили в прошлую чеченскую войну. Нам нужно написать для фронта новые романы и сложить новые песни — и тогда наш солдат будет вооружен оружием не слабее, чем "Калашников"!

Воин. Да солдату не нужна никакая ваша героика и мифология. Он вообще не читает ни "Завтра", ни "МК" и не смотрит телевизор. Солдат черпает героизм и дух стоицизма из себя самого, из своих боевых товарищей — из самого пекла войны. Та же Шестая рота — она что, читала Проханова? Разве ее героизм основывался на какой-то там пропаганде? Они забыли даже мифы о Матросове и панфиловцах — и все равно, наперекор всему, совершили смертельный подвиг. Это означает, что информационные войны и пионерское воспитание — еще далеко не все, что нужно мужчине, чтобы достойно сражаться и достойно умереть.

Героика действительно нужна. Но не солдатам — они без ваших мудрствований знают, как надо мочить гадов и где спрятать последнюю гранату — для себя. Мифы о подвигах нужны обществу. Они нужны голодным рабочим из бедных провинций, которые берутся не за топоры, а за бутылку водки. Они нужны держащимся на плаву горожанам, что пристроились в конторах, торгуют на рынках, глядят бесконечные сериалы. Они нужны отцу погибшего солдата и тому пареньку, который завтра отправится на фронт.

А еще героика нужна самим писателям. Тот выездной пленум Союза писателей, о котором мы нескончаемо трубим, гораздо больше оказался полезен для мастеров пера, чем для армии. Писатели приобщились к войне, к своей воюющей армии, вдохнули полной грудью дух искренности, чистоты и победы, что витает на фронте.

Гражданин. "Очиститься на войне!" Подумайте, о чем вы говорите? Война — это величайшее несчастье для человечества, и кто, как не писатель, должен возвещать об этом обществу? Война — это мерзость и грязь. И чтобы солдаты не утопли в этой грязи, которую для них, к тому же, без конца перемешивают либеральные СМИ, они должны уцепиться за подвиг, за песню, за нового героя. И здесь ему на помощь приходит русская литература.

Воин. Героя нельзя создавать за письменным столом, он не может конструироваться наподобие "робота-трансформера" из сотен безымянных, но реальных судеб: что-то взять от одного, а что-то украсть от другого. Пропаганда, героика — это всегда немножко, но ложь. А на лжи не воздвигнешь царства. Подвиг солдата — это как раз адский ежедневный труд его — не только на передовой, но и в тылу, и на отдыхе, и в смраде госпиталя, и по возвращении домой. Ваша идеальная Шестая рота, со всеми пафосными наслоениями, с ангелами, взирающими с небес, но без грязи и пота ежедневных, ничем не примечательных лишений, — едва ли совершила свой подвиг. Подвиг рождается не из лжи, а из бытописания войны.

Гражданин. Да, речь идет, конечно, не о лжи, а о гражданской позиции, о философском отношении писателя к войне, об общей трагедии народов, постигшей нашу страну. Из окопов этого не разглядишь.

Воин. По крайней мере, враг из окопов виден лучше. На войне все ясно: увидел врага — стреляй в него. Когда пролетаешь на бреющем над "тропой волков", что кровавой ниткой тянется среди болот и минных полей на юго-запад от Грозного, проникаешься истиной войны: смерть врага — высшее благо. Вместе с ней приходит гордость и необыкновенное счастье. Писатель, испытавший подобное, способен до конца своих дней правдиво писать о гордости и счастье.

Гражданин. Над той тропой писатель может испытывать лишь одно ощущение — трагедии. Смертный запах крови — самый скорбный запах на Земле. В отношении же к врагу русская литература всегда отличалась христианской добродетелью, подавая пример всему обществу. Без сострадательного и прощающего отношения к противнику, без метаний и чувства вины немыслима русская литература. Вспомните дневники Достоевского времен Русско-турецкой войны! В душе устояться должно что-то, ибо нормальное состояние человека — не война, а мир. Тем и отличаемся мы от зверей и дикарей.

Воин. Ваши терзания, духовные поиски, самокопания поистине отвратительны. Попробуйте привить их солдату — и тот сейчас же погибнет, будет раздавлен невероятной тяжестью войны, против которой можно выстоять лишь кремнем. Оставьте ваши рефлексии и противоречия себе, когда будете копаться на грядках собственной дачки. Но не смейте учить вашей бессильной "правде жизни" армию — иначе армия вся превратится в писателей.

Гражданин. Абсолютно не согласен с вами!..

…И так без конца. Наверное, подобный вечный спор с самим собой сильнее всего обнажает душу истинного русского писателя.

Денис ТУКМАКОВ

Марина Струкова ВЕРТОЛЕТ БЕЗ ОГНЕЙ (Стихи с чеченской войны)

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/330/42.html ].

Профессор Генрих Трофименко С НЕЧИСТОГО ЛИСТА

Итак, в итоге состоявшихся 26 марта выборов кресло в Кремле, как и следовало ожидать, досталось В.В.Путину, уже обжившему кремлевскую резиденцию. Мощная государственная машина, находившаяся под полным контролем и.о. президента, наскребла ему число голосов, необходимое для того, чтобы не допустить второго тура. И удивляться здесь нечему, зная особенности национального характера типичного российского избирателя, всегда голосующего за Начальника и отработанную систему усовершенствованных "избирательных технологий". Эти "технологии" были окончательно отшлифованы правящей верхушкой на декабрьских выборах в Думу и полностью доказали свою эффективность. Разве можно было бы иным путем обеспечить, чтобы почти четверть голосов избирателей была якобы подана за блок "Единство" — движение, не существовавшее за два месяца до выборов, движение, с никому не известной программой и никому не известной основной массой кандидатов?

Тем не менее, ясно, что результаты голосования на выборах президента России вряд ли будут пересмотрены, и В.В.Путин может начинать проводить свою линию, как говорится, с чистого листа.

Однако это общепринятое выражение не отвечает реальной действительности, ибо на деле-то чистого листа нет. Он уже в каких-то важных пунктах заполнен. Заполнен хотя бы тем, что прежний полноправный хозяин Кремля, доведший страну, как говорится, "до ручки", еще в декабре прошлого года был в нарушение Конституции РФ и в нарушение реальных полномочий и.о. президента освобожден от какой бы то ни было юридической ответственности за содеянное, хотя в памяти народной он навеки останется болтуном и хапугой.

Но поскольку данная статья посвящена некоторым проблемам российской внешней политики, отмечу, что и в этом аспекте "чистого листа" тоже не существует. В течение тех трех месяцев, когда В.Путин руководил страной в качестве исполняющего обязанности президента, он осуществил ряд акций, которые в известной мере суживают возможности маневра России на внешнеполитической арене после его избрания.

В ТЕЧЕНИЕ ТЕХ ТРЕХ МЕСЯЦЕВ, пока В.Путин руководил страной в качестве исполняющего обязанности президента, он осуществил ряд акций, которые в известной мере суживают возможности маневра России на внешнеполитической арене.

Речь идет в первую очередь о беспрецедентном заявлении В.Путина в его телевизионном интервью Би-би-си, что он не имеет ничего против вступления России в НАТО. Как бы ни старались сам и.о. и его "пиарщики" сделать вид, что ничего особенного не произошло, на деле-то произошло очень многое. Как известно, в свое время именно заявление Ельцина в Варшаве о том, что он не возражает против вступления Польши в НАТО, фактически толкнуло на такого рода шаги американских лидеров, до этого не допускавших и мысли о том, что они смогут безнаказанно, без сопротивления со стороны России, существенно передвинуть границы блока в сторону Востока. Так и указанное заявление Путина дает ныне карт-бланш на вступление Грузии, Украины и стран Балтии в НАТО.

В самом деле, если сама Россия рвется в НАТО, то им тем более нет резона не вступать в блок. Особенно учитывая тот факт, что само российское правительство незадолго до выборов пошло на радикальное улучшение отношений с НАТО, как бы "простив" блоку его варварские бомбардировки Югославии и закрыв глаза на новую гражданскую войну, развязанную косовскими албанцами против сербов в Косово и за его пределами при фактическом попустительстве со стороны натовских оккупационных сил. И все это при том, что саму Россию никто в НАТО не ждет и туда не пустит, как это следует из комментария министра обороны США У.Коэна по поводу высказывания и.о.

Путин уже взял на себя ряд обязательств перед Соединенными Штатами и по ряду других вопросов. Взять, например, ситуацию, когда и.о.президента, руководители МВД и ФСБ России практически ежедневно отчитывались по телевидению перед Западом о "деле Бабицкого"! Или решение снять — по требованию США — ректора Петербургского военно-механического института ввиду недовольства Вашингтона обучением там иранских студентов. Или торжественное обещание Путина Клинтону ратифицировать договор СНВ-2, сделанное до того, как этот договор обсудит (хотя бы на уровне соответствующего комитета) новая Дума. А ведь ратификация договоров — прерогатива Думы, а вовсе не президента.

Можно было бы привести и ряд других примеров, свидетельствующих о том, что В.Путин уже определил свои отношения с США, как отношения вассала к сюзерену. Надо честно признать, что за ельцинское восьмилетие Россия оказалась в такой зависимости от Соединенных Штатов, в какой не находилась свыше пятисот лет, со времен Орды. При этом, насколько можно судить, даже большинство представителей высшего культурного слоя России не представляют себе реальных масштабов этой зависимости.

Не может вызывать сомнений, что мы должны поддерживать с лидером современного западного мира ровные, дружественные отношения. Вопрос в другом: в каком качестве должна выступать при этом наша страна? В роли покорного вассала, исполняющего все приказы из американского Белого дома и даже свое хозяйство ведущего по схемам Вашингтона и по законам, написанным американскими советниками? Или же, несмотря на все нынешние трудности, Россия должна сама определять свой внешний и внутренний курс? Руководствуясь своими собственными национальными интересами, а не принимая за них национальные интересы США, как это имело место при Ельцине.

Незадолго до выборов и у нас, и в США был опубликован ряд серьезных материалов, посвященных проблеме российско-американских отношений. В их числе — параллельные доклады рабочих групп российского Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) и американского фонда Карнеги за международный мир: "Российско-американские (американо-российские) отношения на рубеже веков", интересная книга "Россия выживает", написанная бывшим внешнеполитическим советником Ельцина и Строева, а ныне российским послом в Узбекистане Дмитрием Рюриковым, и ряд других.

Большинство аналитиков согласны, что российско-американские отношения ныне переживают сложный период, и вину за такое состояние дел несет в основном американская сторона. Во многом это объясняется слишком грубым и в то же время некомпетентным вторжением американского правительства и американских советников в сугубо внутренние российские дела. В существенной мере и тем, что государственную политику России, вплоть до настоящего времени, определяли не президент или правительство, а группа присосавшихся к власти коррумпированных олигархов, заинтересованных не в благополучии и процветании России, а в высасывании из нее всех соков ради личного обогащения. В связи с этим Ли Волоски из американского Совета по международным отношениям в последнем номере влиятельнейшего журнала "Форин Афферс" предлагает Вашингтону, Уолл-стриту и Лондону не только прекратить уважительно принимать российских олигархов с предоставлением им престижных трибун для "самолегитимизации", но даже не выдавать некоторым из них въездные визы, независимо от целей поездок.

Однако главная причина ухудшения российско-американских отношений, как справедливо отмечает Д.Рюриков, заключается в американском навязывании всему миру т.н. "нового мирового порядка" (НМП). НМП, пишет он, отводит России роль источника сырьевых материалов, гигантской шахты и трубопровода, из которых ресурсы будут извлекаться и транспортироваться потребителям в соответствующих местах за небольшую цену. Работа будет осуществляться существенно сокращающимся населением нескольких новых государств, которые будут образованы на территории, некогда именовавшейся Россией...

Определенная часть американского истеблишмента цепляется за идею о том, что "холодная война" против России должна окончиться тотальной победой. А это означает — свести обороноспособность страны к нулю, установить полностью зависимое от Запада, и прежде всего от США, правительство, преданное идеям "демократии и реформ" — с тем, чтобы побежденная сторона никогда впредь не смогла подняться и бросить вызов "победителям". То есть Россия априори рассматривается как враг Америки.

Символично, что такого рода реалистическую констатацию делает бывший главный советник Ельцина по вопросам внешней политики! И когда почитаешь доклад американского фонда Карнеги, то не можешь не прийти к выводу о том, что Рюриков лишь в концентрированной форме повторяет то, что говорят о целях США в отношении России сами американцы.

"Соединенные Штаты,— говорится в вышеупомянутом докладе американской группы,— постепенно реализуют политику отстраненности в отношении России, без лишнего шума определив для нее второстепенную роль в системе своих внешнеполитических приоритетов... В частности, решения по вопросам, относящимся к расширению НАТО, Ираку или Косово, говорят о том, что США более не рассматривают Россию в качестве приоритетного фактора внешней политики". Единственно, почему США еще "важна Россия", так это из-за того, что "Россия по-прежнему остается второй крупнейшей в мире ядерной державой и единственной страной, способной уничтожить Америку в результате ядерного удара".

Именно поэтому американское руководство все еще выказывает видимость "решпекта" по отношению к России, именно поэтому лидеры США все еще продолжают торг с Россией по поводу таких договоров об ограничении стратегических вооружений, как договор о ПРО и договор СНВ-2. Этот "диалог", порой похожий на ультиматумы со стороны США, дает Вашингтону возможность постоянного военного присутствия в России, наблюдения за состоянием российского ракетно-ядерного арсенала и его сокращением. Недаром же американский доклад считает т.н. программу Нанна-Лугара, по которой США дают России деньги и оборудование для сокращения и уничтожения российского ядерного, химического и биологического оружия, "самой успешной из всех реализуемых Соединенными Штатами "стратегических" программ после окончания "холодной войны". Когда США с помощью Путина доведут стратегический ядерный арсенал России до т.н. безопасного уровня (т.е. уровня, с которым сможет совладать проектируемая система общенациональной противоракетной обороны США — НПРО), то — прощай, Россия! Никому до нее дела уже не будет.

СИТУАЦИЯ, которую придется в первую очередь осмысливать новому президенту, до предела проста. Либо Россия ратифицирует договор СНВ-2, согласится на устраивающий США пересмотр договора по ПРО, примет сверхжесткие, не имеющие аналогов, правила касательно экспорта вооружений и мирных ядерных технологий и поставит этот экспорт под американский контроль — тогда в двусторонних отношениях "все будет в порядке", и подачки от США для охраны и укрепления безопасности российских ядерных объектов и т.д. не прекратятся. Либо же Россия начнет проводить более самостоятельный курс — и тогда ей придется решать свои проблемы, в том числе и социально-экономические, в одиночку — без американской и международной (типа займов от МВФ) помощи. А если сказать еще более резко-цинично, то дилемма такова: либо Россия продолжает оставаться полуколонией Соединенных Штатов, либо попытается вернуться к более-менее самостоятельной, независимой внешней политике. И тогда, так сказать, пеняйте на себя! В качестве "асимметричного ответа" со стороны США и НАТО можно ожидать не только экономического давления, но также активизации существующих и создания новых кризисных зон в регионах России.

Конечно, в реальной жизни не все так просто: "или — или". Можно с уверенностью предположить, что даже при отказе России играть в этой сфере по американским правилам, США не откажутся полностью от программы Нанна-Лугара для России — уж слишком они заинтересованы в своем военном присутствии на нашей территории, в подглядывании с близкого расстояния за ее военным строительством (что также позволяет эффективно корректировать слежение из космоса).

Именно в этой "серой зоне" пытаются играть российские т.н. демократы-государственники, подсовывающие разного рода "компромиссные" предложения, на деле означающие всего лишь "мягкую" капитуляцию России перед американскими требованиями. В докладе СВОП осуждается "склонность России" "во всех собственных бедах винить США и Запад в целом, чрезмерно эмоциональная реакция на односторонние действия Вашингтона по разрешению международных кризисов, не затрагивающих напрямую безопасность России (Ирак, Косово) и на попытки пересмотра Договора по ПРО". За свои "компромиссные предложения" (полностью совпадающие с "компромиссами", предлагаемыми России американским Белым домом) "демократы-государственники", разворовавшие страну, канючат у США новые подачки: "ослабление внешнего долгового бремени, западные инвестиции в реальный сектор ее экономики, отказ США и ЕС от необоснованной дискриминации России на внешних рынках".

Еще более продвинутые "демократы" предлагают России "отдать часть своих суверенных прав во имя долгосрочных и жизненно важных национальных интересов". То есть вроде как у России еще остаются какие-то суверенные права, которыми можно поторговаться.

На деле же, чтобы действительно сохранить свое главное суверенное право на независимое существование без вмешательства извне, Россия в первую очередь как можно скорее должна освободиться от колоссальной внешней экономической зависимости.

Лишь целенаправленно уменьшая зависимость от зарубежных финансовых подачек, Россия может рассчитывать на усиление своих внешнеполитических позиций. Резервы для этого, безусловно, имеются. Такие, например, как установление государственной монополии на алкоголь и табак, прекращение утечки российских капиталов за рубеж, или вывод из Косово и Боснии наших "миротворцев", на каждого из которых российское правительство расходует по 20 тысяч долларов в год! Но без освобождения от иностранной финансовой зависимости все разговоры о самостоятельной, независимой внешней политике Москвы останутся лишь пустой болтовней.

Второй кардинальный вопрос, относящийся к внешней политике, связан с дальнейшими взаимоотношениями России с США в сфере разоружения. Не вызывает сомнений то, что первоочередной целью США является сокращение стратегического ядерного арсенала России до "приемлемого уровня". Таким уровнем американские специалисты считают — для начала — договорное сохранение у России 1000-1500 стратегических ядерных боеголовок вместо нынешних 4500. В своем выступлении в конце ноября 1999 г. один из тогдашних претендентов на пост президента США сенатор-демократ Билл Брэдли прямо завил: "Я был бы за то, чтобы перейти от СНВ-2, даже в отсутствие ратификации этого договора Россией, к переговорам по СНВ-3 с целью сокращения боеголовок до 1000-2000", что "было бы достаточно", как он заявил, для того, чтобы обеспечить американцам "адекватную безопасность". Понятно, что речь при этом идет о необходимости ликвидации в первую очередь российских тяжелых стратегических ракет наземного базирования СС-18, оснащенных РГЧ ИН (разделяющимися головными частями с индивидуальным наведением боеголовок на цели), равно как и их пусковых шахт (а ведь ракеты именно этого типа обеспечивают возможность преодоления американской ПРО — в случае необходимости). При обязательном — с точки зрения Вашингтона — сохранении систем взаимного контроля и инспекций и готовности России согласиться с решением Соединенных Штатов развернуть систему НПРО.

При этом американские спецы и политики стремятся доказать нашим политикам и военным, что такое, и даже еще большее, снижение численности российских стратегических боезарядов, обеспеченных средствами доставки, в любом случае из-за простого старения мало обновляемого российского стратегического арсенала. Но при этом-де Россия пострадает гораздо сильнее, чем при взаимном договорном сокращении наступательных ядерных вооружений, поскольку будет утрачен взаимный контроль, подорвано доверие и начнется новый раунд гонки усовершенствованных стратегических вооружений, который Россия заведомо проиграет. Разрушение договорных ограничений в сфере стратегических вооружений, формальная ликвидация официально закрепленного американо-российского паритета в стратегических ядерных вооружениях тем самым подорвет, мол, последнее основание для России претендовать на статус великой державы.

Судя по всему, какая-то часть политических и военных руководителей России разделяет логику такого рода аргументации.

На деле же эта аргументация несостоятельна. Россия остается великой ядерной державой не потому, что сохраняет "договорный паритет" с США. В современных условиях непрерывного совершенствования американских ядерных вооружений при одновременном старении российских, предстоящего развертывания НПРО США, а, возможно, также и развертывания американских т.н. тактических систем ПРО на территориях сопредельных с Россией государств НАТО (или стран Балтии), весь этот "ядерный паритет" оказывается не более, чем фикцией, "похлебкой для бедных детей", если использовать выражение одного чешского писателя. Ибо если американский подход будет реализован, Россия не сумеет эффективно ответить на американское ядерное нападение: ядерные боеголовки ракет, которые ей будет разрешено иметь по договорам СНВ-2 и СНВ-3, будут уничтожены как на стадии запуска, так и на стадии приземления имеющимся оборонительным оружием США. А российские подводные лодки-ракетоносцы (ПЛАРБ), возможно, даже не смогут выйти на соответствующие позиции для пуска.

ЕДИНСТВЕННЫЙ СПОСОБ для России обеспечить свою безопасность в нынешних условиях полного диспаритета экономического и военного потенциалов США и России состоит не в сохранении пресловутого "договорного паритета" стратегических вооружений. Ядерный паритет с США (понимаемый не как необходимость количественной и качественной одинаковости стратегических вооружений сторон, а как возможность для России причинить другой стороне — при любых сценариях начала ядерной войны — т.н. неприемлемый ущерб, а именно в этом состоит суть взаимосдерживания) заключается не в дальнейшем поддержании договорной фикции "паритета", а в сохранении (поддержании) такого ядерного арсенала, который бы при любых сценариях начала и хода ядерной войны обеспечивал гарантированную доставку нескольких ядерных боеприпасов "средней" мощности всего лишь на десяток крупнейших городов США! И наша безопасность при этом будет обеспечена. Но для этого требуется:

а) Полностью прекратить дальнейшее развитие договорных отношений с США в сфере ядерных вооружений на двусторонней основе и разработать свою собственную — независимую от договоренностей с США — долгосрочную программу сохранения и обновления стратегического ядерного оружия в количестве и с качественными характеристиками, которые будут определяться самой Россией. Как предлагают российские специалисты по ядерному оружию, необходимо записать в новую военную доктрину России положение о том, что поддержание ядерного оружейного комплекса России на уровне, адекватном выполнению задачи гарантированного исключения угрозы агрессии, является внутренним делом России и не наносит ущерба безопасности других стран. (Подробнее см. НВО № 47, 1999 г., стр. 4). Любые соглашения о сокращении или ограничении ядерных вооружений должны впредь вырабатываться и заключаться на глобальной, а не двусторонней, основе.

б) Если это сочтут целесообразным наши военные, сохранить в качестве последнего действующего двустороннего договора России с США в этой сфере договор СНВ-1. Обо всех дальнейших ограничениях в сфере стратегических вооружений (ядерных и неядерных) договариваться лишь на многосторонней — общемировой — основе. При этом официально заявить правительству Соединенных Штатов, что в случае дальнейшего расширения НАТО на Восток российское правительство дезавуирует все действующие двусторонние договоры и соглашения с США в сфере ядерных вооружений.

в) Резко сократить присутствие американских военных на наших стратегических объектах и в научных центрах. Если США захотят продолжать помогать России в усилении охраны ядерных объектов и повышении радиационной и химической безопасности в рамках "Кооперационной программы сокращения угроз" Нанна-Лугара — продолжить участие в ней, но при строгом контроле за деятельностью американских гражданских и военных специалистов на соответствующих объектах.

г) Никоим образом не участвовать в дальнейшем разрушении Договора по ПРО 1972 года (под каким бы видом мнимого "совершенствования" этого Договора такое разрушение ни преподносилось). Если США начнут его нарушать в одностороннем порядке или юридически выйдут из него (что они могут сделать в соответствии со статьей XV), — заявить протест, одновременно заранее продумав, какие меры можем мы предпринять в ответ. В частности, первым делом надо будет выйти из режима контроля за ракетными технологиями (запрещающего передачу третьим странам ракет с дальностью свыше 300 км и полезной нагрузкой свыше 500 кг).

д) Не ратифицировать пока что договор о полном прекращении ядерных испытаний, оставляя и для себя (по примеру США) возможность в случае крайней необходимости провести испытания, которые мы не проводили уже много лет. При этом следует иметь в виду, что, ратифицируя в 1996 году договор СНВ-2, сенат США в числе многочисленных других оговорок к документу о ратификации сделал и следующую: "12 (F) Соединенные Штаты оставляют за собой право сослаться на высший национальный интерес Соединенных Штатов, чтобы выйти из любого будущего соглашения по контролю за вооружениями, предусматривающего ограничение подземных ядерных испытаний".

е) Заморозить создание в России Центра глобального слежения за пусками ракет, об организации которого в свое время по недомыслию российской стороны была достигнута договоренность с США. Такой Центр в середине Евразии весьма нужен США. Но на данном этапе он абсолютно не нужен России, поскольку может лишь усилить подозрение к Москве со стороны Китая, Индии и других стран Азии (на что американцы, собственно, и рассчитывают!).

Вполне понятно, что никакого ядерного нападения на нас Соединенные Штаты ни при какой администрации — демократической или республиканской — не предпримут. При той степени контроля за российской экономикой, которой они уже обладают, им ничего больше не нужно.

Ясно, что никаких оснований для нападения на США нет и у нас. С США мы должны сохранять ровные, дружеские отношения. Но определять политику в области военного строительства, в том числе и стратегических вооружений, должно наше собственное руководство без каких бы то ни было "взаимных согласований" или увязок с США. Период, когда две сверхдержавы, сравнимые по стратегической мощи, могли заниматься договорным выравниванием стратегических вооружений (при этом стараясь перехитрить друг друга) необратимо канул в Лету с концом биполярного мира и дальнейшей революцией в военной технике. К тому же, в современных условиях изо всех потенциальных военных угроз самому существованию или территориальной целостности России возможная американская военная угроза будет стоять последней или предпоследней в конце любого мыслимого списка!

Независимое от США дальнейшее строительство наших ядерных вооружений будет лишь внушать уважение американцам, а сам фактор неопределенности наших возможных перспективных решений на этот счет — способствовать большей осмотрительности и сдержанности со стороны США.

Поступили в продажу новые фигурки собаки 5 , спешите, таких красивых фигурок Вы ещё не видели.

Профессор А.Г.Яковлев ГЛОБАЛЬНЫЙ ЦИНИЗМ

ОДНОЙ ИЗ ГЛАВНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ, а возможно, и причин нынешнего ослабления России, является некая "мозаичность" мышления и мировосприятия подавляющего большинства политиков, ученых, да и простых людей. Непонятно, где и когда наши соотечественники "подцепили" вирус этой самой "мозаики", заставляющий их "вдруг" противоречить своим же собственным дотоле правильным словам и очевидным интересам. Тем более непонятно, как лечить эту странную болезнь. Но описать ее симптомы абсолютно необходимо. Для примера рассмотрим примечательную статью Л.Г.Ионина ("НГ-сценарии", 2000, №2), где "мозаичное" мышление явлено во всей его полноте.

Автор начинает со справедливой критики концепции "многополюсного" или "многополярного" мира, которую называет "утешительной сказкой", поскольку такой мир "выгоден Америке, имеющей дело с разобщенными субъектами международных отношений", то есть выступает формой реализации мира "однополюсного" через "войну всех против всех", выгодную как раз наиболее сильному участнику, в данном случае — США.

Нельзя не согласиться и со следующей оценкой автора: "Все, чему Россия обязана своим весом и значимостью в мировом сообществе, является пережитком советского времени", — разве что заметить на будущее слово "пережиток" и уточнить, что в территориальном отношении Россия обязана все же не советскому времени, а более ранним этапам своей истории.

Но, представляя в традициях поздней советской пропаганды весь ХХ век как арену соперничества двух глобальных проектов: коммунистического и либерально-буржуазного,— автор (уже по новейшей "демократической" моде) торопится заявить, что победу одержал последний — предпочитая "не замечать" ни социалистические страны с их почти полуторамиллиардным населением и быстро растущей комплексной мощью, ни возможного изменения роли России в этом соперничестве. Иными словами, нынешнее положение дел Л.Г.Ионин предпочел абсолютизировать. Но это лишь первый признак "инфицированности" предлагаемого им идеологического продукта.

Далее автор подчеркивает, что теперь Россия "не имеет причин претендовать на ведущую партию в мировом концерте. Ее роль изменилась принципиально, качественно... Достойный ее партнер — чеченский фундаментализм, а не американский гегемонизм". Опять налицо действие "вируса". Так называемый "чеченский фундаментализм" может считаться чеченским лишь по месту своего проявления, представляя собой на деле сложное сплетение внутрироссийских и внешнеполитических факторов. Более того, именно длящийся характер чеченского конфликта, где завязаны интересы различных российских "олигархических" группировок и ряда зарубежных государств, прежде всего США, Великобритании, Турции и Саудовской Аравии, — конфликта, который используют для давления на Россию и ее правительство, не позволяет считать нынешнюю РФ настолько уж ничтожной величиной на мировой арене.

Россия — обладательница немалой доли общемирового сырьевого и экологического ресурсов, стремительное исчерпание которых обусловило предельную унификацию "западных" стран и их агрессивность в отношении остального мира. Кроме того, в наследство России от СССР достались не только сильные позиции на "постсовестком пространстве", но и серьезный военный и научно-технологический потенциал. "Переварить" его в полном объеме Запад не может и даже не пытается. Его цели: что возможно — подчинить, остальное — уничтожить.

Но даже с предельной четкостью обозначив "идеологию либеральных ценностей и прав человека" в качестве "универсального средства" для достижения Западом, и прежде всего США, собственных целей, Л.Г.Ионин снова возвращается к мысли о том, что у России не может быть более достойной, отвечающей ее национально-государственным интересам, задачи, чем задача обрести "свое место под обширным крылом западного универсализма", то есть принять глобальное лицемерие Запада за идейное обоснование собственного прислужничества. Еще бы — ведь "за истекшее десятилетие сама новая Россия не дала миру никаких знаков величия и достоинства, а лишь старательно свидетельствовала о собственном ничтожестве и презрении к себе, к своему историческому существованию". На месте былой советской сверхдержавы "сформировалось нечто второстепенное, не заслуживающее внимания, нечто, без чего мир вполне в силах существовать, не меняя градуса и ритма своей деятельности".

С явным сарказмом автор вещает: "Россия имеет полное право наслаждаться собственной особостью, своей уникальной цивилизацией, своей тысячелетней историей". И уже вполне серьезно продолжает: "Но если она хочет все это продать (или, вернее, продаться?— А.Я.) не заезжим туристам, а сильным мира сего, то должна вычленить из данного набора то общее, что роднит ее с западным миром, и именно это поставить на окошко, на витрину". То есть мы должны, вслед за Л.Г.Иониным, заявить, будто Россия "органически входит (уже входит?— А.Я.) в "северный пояс", который составляют ведущие индустриально развитые демократические нации мира", с которыми ее "сближает демократическая политическая система", а также "общность исповедуемых Россией и западными странами демократических и гуманистических ценностей".

И если автор одновременно считает, будто для чаемого им "стратегического партнерства с Западом" Россия "должна быть сильной", то оно ведет вовсе не к "стратегическому партнерству", а к стратегической конфронтации с Западом. Здесь глобальный, вполне смердяковский, цинизм Л.Г.Ионина обнаруживает неизбежную ограниченность. Ведь он не может не знать, что целью "нового мирового порядка" является установление всевластия "большой семерки" над остальным миром. При этом Россия рассматривается западными, особенно американскими, политиками как часть этого "остального мира", подлежащая первоочередному разрушению и порабощению, а вовсе не в качестве "сильного стратегического партнера" — при любых внутрироссийских эволюциях политической и хозяйственной системы, не говоря уже о господствующей у нас идеологической модели.

Западу, несмотря на все речи о стремлении к международной стабильности, был необходим развал СССР, на который в течение десятилетий были затрачены многие триллионы долларов. И теперь западные гегемонисты на правах победителей выкачивают из России сырье, капиталы, технологии, людей, уничтожая все возможные "точки роста" — и никакая мимикрия "под Запад" здесь не поможет. Даже если мы "поставим на окошко" абсолютно те же "цветы", что красуются на западной витрине, — ничего в отношении Запада к России это не изменит. Ведь не зря Л.Г.Ионин тут же уповает на победу в Чечне, которая необходима "даже вопреки требованиям Европы". Но это "вопреки" распространяется на весь спектр наших отношений с Западом: от военно-космического сотрудничества до закупки голливудских телесериалов.

И попытка автора доказать, будто Запад вынужден всерьез относиться к провозглашенным с его стороны абсолютным "либеральным ценностям" и "правам человека" не выдерживает никакой критики. Вообще, основой глобального цинизма Л.Г.Ионина выступает странное убеждение, будто Запад циничен не до конца, а следовательно, его можно "переиграть на его собственном поле". Это убеждение вызывает сомнения в том, интересовался ли автор тем, насколько ходко идет "абсолютный" товар "прав человека" в незападной части мира, куда входит и Россия. Здесь совсем иные высшие ценности, о чем свидетельствует не только жалкая судьба Салмана Рушди, покусившегося на святыни мусульманской цивилизации, но и выводы американского геополитика С.Хантингтона, считающего неизбежным содержанием XXI века цивилизационное столкновение между Западом и остальным миром.

В условиях разделения мирового сообщества на две неравные части с противоречащими жизненными интересами России вполне по силам играть на международной арене совершенно иную роль, которая не требует с нашей стороны циничного согласия принять западную ложь за абсолютную истину. Именно прямое и точное выражение своих национальных интересов странами так называемого "третьего мира" дает им значительное идейное и нравственное превосходство в борьбе против гегемонии Запада, который неизбежно вынужден прибегать к "двойному стандарту" в деле "защиты прав человека во всем мире" — иначе саморазрушение государств "большой семерки" и их саттелитов стало бы делом нескольких лет.

Это означает, что стратегическое партнерство возможно для России в совершенно ином, незападном направлении. В долгосрочной перспективе в отношениях с Западом у нас будут преобладать стратегия сопротивления, а не равноправного и взаимовыгодного сотрудничества, ибо именно Россия выступает как первая цель главного удара “большой семерки” по остальному миру. И чем последовательнее будет наша страна развивать взаимодействие с этим остальным миром, тем достойнее окажутся ее перспективы достойного и делового взаимодействия с Западом. Но в любом случае такое взаимодействие не достигнет уровня "стратегического партнерства", которое по определению немыслимо между агрессором и жертвой агрессии. Эта геополитическая диспозиция сторон определяется их жизненными интересами, а не пропагандистскими уловками, призванными затушевать реальный смысл этих, по сути, антагонистических интересов.

Валентин Николаев ТАНКОВАЯ АТАКА (Все в этой истории — правда)

СУДЬБА РАСПОРЯДИЛАСЬ ТАК, что мой родительский дом стоял на Старой Смоленской дороге, прямо у ее выхода на восток из нашего древнего русского города Дорогобуж. Он, обдуваемый не "семью", а сразу всеми злыми ветрами и сквозняками военного лихолетья, был для нас с матерью и сестрой одновременно, и родовым гнездом, и убежищем от невзгод, и ульем, куда мы тащили все, что помогало нам выжить физически, и неприступной крепостью наших убеждений и нравственности. Здесь мы проходили школу любви и ненависти, боролись за собственное выживание и за жизнь других, забредших к нам в ночную темень людей — окруженцев, бежавших из плена, земляков-партизан.

В начале октября 1941 г. на нашу улицу вступили немцы. Танковая колонна, которая сразу же остановилась, как только ее головная часть дошла до наших домов. Люди за окнами, в том числе и я, замерли, приготовившись к самому худшему. Вот по всей колонне клацнули, распахнулись люки — и из машин выскочили танкисты: форсистые, в черных элегантных комбинезонах, с белоснежными шарфами на шеях (из парашютного шелка, сразу сообразили мы — его у нас красили акрихином от малярии и шили из этого материала ядовито-желтого цвета кофточки) и… с палками в руках! Быстро развернувшись в цепь, танкисты стали прочесывать задворки. Послышались кудахтанье растревоженных кур, веселая "горготня" пришельцев, треск разламываемых заборов. Через несколько минут отягощенные вязанками трепещущих окровавленных кур немцы уже взбирались на танки. Взревели моторы, заполнив улицу особым, щиплющим нос запахом германского синтетического бензина (много лет спустя при посещении гаража немецкой техники музея танковых войск еще ничем не запятнавшей себя Кантемировской дивизии на меня снова пахнул этот до боли знакомый запах!). Колонна ушла на восток, а мне почему-то захотелось как можно больше узнать о танках.

Наши "родимые" я уже и тогда знал неплохо: в паре километров за нашей улицей начинался огромный военный полигон, который, несмотря на запреты, был нашей мальчишечьей вотчиной: мы свободно разбирались в родах войск, в "кубарях", "шпалах" и комиссарских звездах, в танковых и артиллерийских ситемах, в калибрах — вплоть до ширины и глубины воронки, которую оставляет тот или иной снаряд. Война добавила к этим познаниям и ряд других, порой более ценных. Например, упаси Бог во время бомбежки бросаться под стоящий на дороге разбитый танк. Тех, кто не мог избежать соблазна найти под ним надежное укрытие и не бросался со всех ног прочь за обочину, мы вытаскивали порой всех иссеченных осколками — днище, оказывается, "притягивает" осколки, и они рикошетируют от него. Что очень хорошо зимой экипажам в наших "Т-34" — после марша в любой лютый мороз можно спать рядком под брезентом на жалюзи моторной части, зато летом в нем жара несусветная…

Но больше всего — правда, через долгие годы — "обогатил" мои познания в танковых делах величайший военный стратег современности В.Резун (он же носитель звучного псевдонима В.Суворов). Ночами плакал от умиления над его открытиями в области применения танковых войск. Оказывается, довоенные легкие Т-26, Т-28, БТ-7 специально клепали для нападения на… Германию — они, видите ли, были специально сконструированы для дорог Европы. А Великую Отечественную развязал вовсе не Гитлер, а Сталин, который первым хотел напасть на войска фюрера, а тот его попросту опередил, иначе пал бы невинной жертвой советских агрессоров. Куда уж до Резуна "быстроходному Хайнцу", то бишь Гудериану, с его книжонкой "Внимание, танки!", изданной задолго до Второй мировой? И не понимает "румяный критик" Резун, что такое уж стремительное было у нас перед войной время — с его поразившими весь мир пятилетками, невиданными перевыполнениями планов, стремительным ростом оборонной промышленности (иначе нас просто бы смяли). Ради Резуна придется, видно, "отменить" и тогдашние фильмы с песнями типа "Броня крепка, и танки наши быстры…", "Мчались танки, ветер поднимая…"— вместе с их режиссерами, поэтами, композиторами, зрителями, а лучше всего — вместе со всем русским народом. И, видно, из-за подготовки к нападению на Гитлера оказалась наша артиллерия сплошь в летних лагерях, а авиация — незамаскированной да незаправленной на полевых аэродромах…

Чтобы не возвращаться больше к этим бредням, напомню, что в победном 45-м по дорогам Европы катились вовсе не легкие танки, а "тридцатьчетверки", КВ да ИСы с их неимоверной 120-мм лобовой броней и 122-мм пушками. И ничего: выдержали их европейские автобаны аж до самого Берлина и Эльбы. Могли бы и дальше…

Занялся я потом и немецкими танками. Были они на удивление плохими по сравнению с нашими новыми, но их было дьявольски много, и они все перли да перли, нахально, по прямой, порождая ту самую, так навредившую нам "танкобоязнь"...

Вскоре, на этот раз уже с востока, нашу улицу прошла еще одна колонна — на этот раз страшная и незабываемая процессия наших военнопленных из печально известного вяземского окружения 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий Западного фронта, которые сковали 28 немецких дивизий. 14 из них до середины октября так и не смогли высвободиться для наступления на Москву. Низко поклонимся им за это — живым и мертвым...

А мимо нашего дома они в течение почти двух недель брели, еще оставаясь живыми. Многие были просто в гимнастерках, а то и нательных рубашках, кое-кто даже босиком, хотя под ногами хлюпало уже снежное месиво. Конвоиры их беспощадно избивали палками, стреляли ослабевших в затылок — они падали прямо у крыльца нашего дома, и я видел, как растекается по дороге кровь, покрытая мелкими косточками. Это была наука ненависти, которую уже ничто не могло потом заменить. И я решил тогда про себя стать военным, разобраться, кто они такие, эти люди-нелюди немцы, познать, как сказал бы после словами поэта, "земли чужой язык и нравы".

Прошли годы — и сбылись все мои детские мечты из 1941-го: получил военное образование, служил на командных должностях при зенитно-артиллерийских и ракетных комплексах, был военным корреспондентом, окончил факультет журналистики МГУ, всерьез занялся немецким языком, военной историей и... Германией: множество раз по делам службы был в командировках, в том числе длительных, в обеих ее частях. Последнее обстоятельство и привело к тому, что та "танковая история" имела свое продолжение.

ОДНАЖДЫ Я ОКАЗАЛСЯ в командировке на Международном кинофестивале в Карловых Варах, где на коктейле в отеле "Империал" случайно познакомился с немцем, который как-то не вписывался в суетливую киношную публику. Выглядел он импозантно: благородная шапка седых волос, напоминающая парики XVIII века, нос "с орлинкой" и острый, чуть насмешливый прищур серых внимательных глаз. Правильное лицо почти без морщин — та самая "моложавость", что чаще всего как раз и выдает возраст.

— Знаете, я коммерсант. Небольшая фабрика женских кофточек,— улыбнулся он.— Бюргермайстер Карлсбада (он так и сказал) — мой хороший приятель. Часто сюда приезжаю, так сказать, в родные края. Купил здесь неподалеку охотничий домик. А сам живу в Мюнхене.

— Судетский немец?

— О-о да! И никак не могу избавиться от ностальгии (у него часто потом будет проскакивать в речи это забавное протяжное "о-о"...).

Узнав, что я русский, заметно оживился и предложил посидеть за столиком в боковом зальчике. По пути туда мы познакомились: "Фридрих Шрёдер". Уютно усроились в уголке, и по его неуловимому жесту официанты стали таскать нам напитки, какие-то симпатичные закусочки. После второй или третьей уже были "на ты": "Ва-алентин"—"Фридрих"... Для поддержания разговора я упомянул, что не раз бывал в Мюнхене, был и в "Бюргербройкеллере" и даже на радиостанции "Свобода" — знакомился, как они нас там "поливают".

— А, у "этих",— поморщился Фридрих.— Знаешь, мы, немцы, не любим предателей.

В этом-то он чертовски прав: перед тем, как сдать партизанам наш город в 42-м, оккупанты собрали в комендатуре полицаев (их, слава Богу, было у нас немного) и всех расстреляли. Одного из них, мужа злой соседской старухи по кличке "Гитлер", я сам видел — он весь был исколот штыками. А вслух сказал:

— Так ли? Ведь держите же у себя эту "Свободу".

— Не мы...— пожал он плечами.

Впрочем, на этой "Свободе", как я сам убедился, не было фактически никаких наших предателей — только враги. Мне довелось увидеть изнутри их кухню вместе с моим другом и хорошим туркменским литератором Мергеном Хуммедовым. Он договорился с "диаспорой" об обращении к своим землякам на их по-настоящему родном языке ("А то у нас от "их туркменского" верблюды дохнут!"). В это время я в баре вел "дискуссию" на русском, после которой ко мне в коридоре подошел парень "славянской национальности" и смущенно сказал: "Мне так приятно было вас слушать. Здесь русским "по штату" отводится лишь два процента. Я вот и заполняю единицу — не "вещаю", а так, на подхвате". Не стал, да и не успел попытать его, как дошел он до жизни такой. А вот теперь радуюсь за немцев: выперли они все-таки эту "Свободу". Теперь она вещает из... Праги. Вот они, гримасы истории!

— Кстати, Фридрих,— сменил я пластинку.— Там в издательстве "Хайне" я вел переговоры по книжным делам с его хозяйкой и моей хорошей знакомой Марион фон Шрёдер. Не родственница?

— Очень дальняя. Нас, Шрёдеров, много.

— А "фон" почему опустил, когда знакомились?

— О-о, да какое это теперь имеет значение?

...Наш столик стоял под огромным развесистым фикусом, и, кивнув на него, я сказал:

— У нас в России очень любят это растение. Между прочим, именно благодаря ему я с тобой сегодня разговариваю по-немецки.

— ?

И я вкратце рассказал ему историю, которая, возможно, определила всю мою жизнь.

Как уже говорилось, в нашем "доме на бойком месте" во время войны часто останавливались немецкие солдаты-фронтовики. Какие они были — это отдельная тема, но как-то один из них вытащил из кармана блокнот и стал расспрашивать, как называется по-русски та или иная вещь. Мать моя Пелагея Никоновна, никогда не скрывавшая неприязни к пришельцам, смягчилась: "Матка, что есть это?" —"Стол". "Йа, "штоль". — Да нет же: "сто-ол". "Это?" —"Это окно". "Ви битте? А это как? "ско-во-ро-та"?. Все шло путем, пока любознательный немец не показал на наш родимый традиционный цветок. "Фикус?" — ответила мать. "Ви-и?" — "Фикус". И тут все немцы принялись хохотать, спрашивая о его названии снова и снова. Ответ недоумевающей русской женщины их, видимо, здорово забавлял. Вот тогда-то мне и захотелось узнать, почему хватались за живот солдаты. Посмеялся над моим рассказом и Фридрих.

— Кстати, а знаешь, почему здесь этот цветок? Ведь когда-то благодарные за победу над нами чехи этот отель подарили России на вечные времена, вот он и остался. А потом вы его почему-то вернули. Странные вы все-таки, русские...

Тут же разговор перекинулся на войну.

— Я ведь тоже был на Восточном фронте,— вздохнул фон Шрёдер.— Знаешь, а поедем-ка прямо сейчас в мой охотничий домик. Там хорошо посидим, и до завтра я тебя уж оттуда не отпущу...

Он привычно вел свой "мерседес" по извилистой добротной дороге. И через полчаса я уже любовался всеми прелестями охотничьих "прибамбасов": рога, шкуры на полу и отделанных буком стенах, кабаньи морды, каких, будучи когда-то охотником, я в жизни не видел, целые коллекции оружия, камин, мягкий, притушенный свет. Оказался при домике и смотритель, который тут же ловко накрыл у камина столик. Мы бодро выпили за окружающее нас охотничье великолепие. Кажется, я тогда приплел к тому Артемиду, не то Диану.

— Мы остановились на Восточном фронте...— напомнил Фридрих.

А мне как-то не хотелось разговаривать на эту тему, потому что всегда с недоверием относился к рассказам немцев-фронтовиков. Наговорит такой нашим, чаще всего туристам, что-то вроде подчас из лучших намерений: "Йа, йа, быль на Остфронт. Вар арбайтер, айнфахер золдат. Ан ди руссен ни гешоссен. Нур ин ди люфт!",— а те и рассиропятся, пьют с ним за дружбу. Как же: рабочий, был простым солдатом, стрелял на фронте воздух. Одного такого я однажды, как говорил Шукшин, "срезал": "Ты был, наверное, трусом и плохим солдатом: товарищи умирали в атаках, а ты прятался на дне окопа и стрелял в воздух". —"Нет, я был хороший солдат!" "Хорошие солдаты стреляют по противнику". —"Да, но я стрелял по приказу". "Ах, по приказу..." Так, все знакомо. Не ошибся я и в Шрёдере.

— Я в 41-м почти дошел до Москвы. Был танкистом ("О-о — это уже интересно!"). Сменил четыре машины: русские нас все же неплохо "прикладывали". В последней погибли все — я лишь успел выскочить: был близко к люку, радист. Тут-то и получил в задницу русскую пулю.

— Жаль, что не в голову.

— О-о, Валентин! За что?

— За вранье. Ты воевал на Т-III или Т-IV? Ах, на том и другом. На "четверке" уже модернизированной, с удлиненной "семидесятипятимиллимитровкой"?

— Точно... — изумление моего Фридриха все росло.

— Так вот: экипаж того и другого танка состоял из пяти человек, должность одного из них — стрелок-радист (Funker-Schutze), а не просто радист. Разницу я тебе объясню или ...

— С тобой трудно есть вишни... (это по-нашему "тебе палец в рот не клади"). Хочешь, я покажу тебе мой амулет?

В выложенной на столик связке ключей от "мерседеса" я легко узнал нанизанную на нее нашу родимую, слегка деформированную, со следами нарезов пулю от "трехлинейки". — Я называю его "Нивидер". По-русски это как? Йа, йа, "ни-ко-гда!"

И тут меня что-то толкнуло:

— А по какому маршруту ты шел на Москву?

— О-о! Это неплохо помню. Смоленск, потом Вьясма...

— А до нее?— торопил я.

— Постой, какой-то город... Дора... нет, не помню.

— Дорогобуж?!

— Точно. Мы первыми туда входили.

— Ты был в 3-й танковой группе? Пятый или седьмой армейский корпус?

— Пятый. — Фридрих, казалось, уже ничему не удивлялся.

— Постой... Только не спеши, ради Бога! А не останавливалась ли ваша колонна в конце последней улицы, прямо у выхода на Москву?

— Да, была остановка. Это я точно помню...

— Проверяли моторы?

— Да нет...— смутился Фридрих.— Знаешь ли...

— Вы с палками гонялись за курами?!

— Откуда ты?..

Понимая, что я почти схожу с ума, вдруг выдавливаю из себя каким-то осипшим, словно чужим голосом:

— А не щеголяли ль вы тогда в белых шарфах из парашютного шелка?

— Да-а... Вся наша рота тогда так нарядилась — по пути из Смоленска сняли с дерева застрявший на нем русский парашют. Знаешь, замечательный, настоящий шелк. Но черт возьми, что все это?..

— Это значит, Фридрих, что твой танк останавливался рядом с домом, на крыльце которого стоял любопытный мальчишка. Это и был я.

...Трудно вспомнить, что потом было.

— Ва-алентин, выходит, я съел твоих кур?

— Не переживай: мы сами раньше их съели — знали, что вы за гуси.

Мы пили, не скрывая слез. И все говорили, говорили...

Потом я задал ему давно мучивший меня вопрос:

— Скажи, почему тогда же, в октябре 41-го, твои соотечественники, что гнали наших военнопленных, были так невыносимо жестоки?— и рассказал ему о тогда увиденном.

— Видишь ли...— он с трудом подбирал слова,— это было от... упоения, что ли. Да-да! Именно так. Ведь когда-то, говоря сегодняшним языком, зомбируют, то прежде всего воспитывают право на вседозволенность, насилие, возможность насладиться властью над слабым ("Боже, как все знакомо!"). Ты вот говоришь, что истязали пленных не какие-то эсэсовцы, а простые армейцы. Так в этом все и дело! Им только что пообещали, что первыми войдут в Москву, а заставили гнать на запад каких-то "рус-иванов". Они уже мечтали, какие роскошные фото пришлют своим гретам и юттам из самой Москвы, из Кремля. А тут уплывают кресты, слава.

— Но откуда эта ненависть к нам? Ведь к началу октября вы еще не были как следует биты!

— Так в этом все и дело!— повторился он.— Мы, немцы, когда нас побьют, быстро умнеем, нормальными становимся! Нам очень нужны, как тебе сказать... уроки устрашения. Да, вот именно! Иначе просто одуреваем от "успехов". Это — как наркотик.

ВЕРНО! В МОЕЙ ПАМЯТИ всплыли два эпизода все той же "Смоленской войны". Немцы взяли было "в моду" гонять наших пленных на минные поля, выталкивали на них под дулами автоматов, а сами, стоя в оцеплении на дорогах, наблюдали за взрывами и весело гоготали. Уцелевших пристреливали. Между прочим, в одном из наших фильмов, к чести его создателей, такая сцена была воспроизведена с документальной точностью. В ответ на это партизаны во главе с одним отважным командиром, которому не занимать было решительности (благо, Москва далеко, согласовывать не с кем), то же самое проделали с пленными немцами, причем офицеров заставили идти впереди своих солдат. Но не гоготали в оцеплении, а молча и хмуро смотрели, как те подрываются. А оставшихся в живых, бледных и дрожащих от страха, просто... отпустили. Даже без напутственных слов в духе Александра Невского. А теперь внимание! После этого "урока устрашения" немцы у нас уже никогда больше не гоняли пленных на мины.

А вот и другой эпизод, еще более выразительный, о котором мне рассказывал А.И.Новиков, один из руководителей отряда "Дедушка". В деревне Морозово в начале снежного февраля 1942-го застрелили немца. На следующий день сюда двинулся карательный отряд. Партизан предупредили, и те устроили в деревне засаду. Расположена она в лощине, поэтому два имевшихся пулемета установили в крайних хатах — у входа и выхода, все остальные залегли вдоль дороги. Пулеметчик у входа, молоденький паренек, увидев колонну, задергался и уже готов был нажать на гашетку. Но командир держал у его виска наган: "Начнешь без приказа — убью! Пусть втянутся все" (этим командиром и был сам рассказчик). Все получилось, как задумано — каратели попали в огненный мешок, из 53-х человек не ушел ни один... Стали разбирать трофеи и обнаружили огромную связку веревок с петлями, которой с лихвой хватило бы на всю деревню. Распалились (возможно, подогретые самогоном) партизаны: раздели догола уже застывших на морозе убитых и... повтыкали их в ряд головой вниз вдоль всей деревенской улицы. Шокированный читатель легко может представить себе эту картину. А теперь — внимание! После этого "урока устрашения" у нас не было больше ни одной "хатыни".

Вообще, это великая вещь на войне — демонстрация противнику "серьезности своих намерений", внушение ему нехитрой истины — за жестокости и злодеяния неотвратимо возмездие, причем, как говорят сегодня, "адекватными мерами". Хотите еще более разительный пример на эту тему — на этот раз из прошлой чеченской войны? Хотя почти уверен, что, щадя читателя, редактор выбросит его из текста.

В санатории в декабре прошлого года автор этих строк познакомился с симпатичным приветливым парнем, который резко выделялся из общего "пенсионного контингента". Оказалось, человек не очень афишируемой профессии — "ликвидатор", командир взвода. Назову его А.Ш. и попытаюсь передать от первого лица его рассказ:

"Однажды чечены коварно подстерегли и захватили в плен моего солдата. А вскоре подбросили нам его изуродованный труп. Боже! Что же они с ним сотворили!.. Не было на теле места, над которым бы не надругались. А как изощрено, изуверски его пытали эти "джигиты". Дальше, видя сжатые челюсти и слезы моих солдат, я уже действовал, как во сне. Велел собрать на площадь поселка всех до единого человека. Впереди построил презрительно ухмыляющихся старейшин и велел привести захваченного накануне в схватке боевика, который отчаянно сопротивлялся и уложил двоих наших. Приказал раздеть его до пояса и привязать к столбу. Достал свой десантный, острый как бритва нож. Почуяв недоброе, он вдруг заверещал, как поросенок (вот она и вся их отвага: вырезать наших целыми семьями, насиловать и убивать детей, прятаться за спинами стариков и женщин — это они могут, а вот когда им угрожает смерть, да еще страшная, ведут себя как последние и подлые трусы). И тогда я сделал то, что задумал: одним взмахом вырезал у него печень и швырнул к ногам старейшин, повторил еще пару излюбленных приемов боевиков. И только тут увидел на их лицах подлинный, настоящий ужас. И сказал короткую речь: "Я вас не боюсь и не прячу свое лицо, но и ваши лица тоже запомню. Вот этого передайте своим. Знайте: если случится что-то подобное, то такое я проделаю со всеми вами..." Наверное, я был близок к помешательству, не знаю. Но чем все это кончилось? Через несколько дней чеченам удалось подстеречь и схватить моего ефрейтора. А назавтра они вернули его живого и невредимого, видно, боялись, что мы можем подумать, что они что-то там с ним сотворили. Вот так!"

ВСПОМИНАЯ ТЕПЕРЬ мою тогдашнюю беседу с фон Шрёдером, невольно думаю: а ведь умеем порой и мы, русаки, показать зубы — особенно если нас разозлить. Взять хотя бы знаменитый марш наших десантников из Боснии на Косово. Уж как крутились американцы: они, видите ли, не заметили, чуть ли не проспали этот марш русских. Говоря вашим языком, tellit the marine, что по-нашенски значит: "скажите об этом своей бабушке" — при современных-то средствах упустить из виду целую колонну. Да просто перепугались! Это своим "народным массам" вы сумели заморочить головы, набитые жвачкой: не знают, темные, кто с кем когда-то воевал, кто спасал Европу да и весь мир. А "кому надо", все прекрасно знают — увидели, что на Приштину идет боевая единица русской армии, с которой, по большому счету, шутки плохи. Правда, они еще попытались нас "пощупать", когда на тот самый аэропорт пустили "дуриком" натовский танк. А перед ним встал наш веснушчатый щупленький паренек ("псковской", что ли?) и молча поджидал его с "мухой" наперевес. И нервишки у людей отважного блока не выдержали: танк рванул обратно, потому что перед ним встал не кто-нибудь, а решительный русский солдат. Зато наши политики до смерти перепугались смелости военных. Помните, как жалко лепетал перед корреспондентами наш "иностранный министр": "Эт-то... ошибка... ошибка. Их вернут... Уже отдан приказ..." А ведь мы могли просто не допустить агрессии против Югославии. Представьте себе, что к берегам этой страны прибыли бы готовые к отплытию, как заявлял наш "тогдашний", 7 боевых кораблей Черноморского флота, а со стороны Гибралтара подошел бы наш страшный для них крейсер "Адмирал Кузнецов". Да они не то что ракеты пускать, а всей своей эскадрой еще долго отстирывались бы "новой досей".

...А голос из той встречи все звучит и звучит:

— Да, не отрицаю — "Drang nach Osten" придумали мы. Но даже этот идиот Гитлер ставил перед собой — нет-нет, не ухмыляйся! — "ограниченные задачи": русских загнать за Урал, европейскую часть их земель превратить в колонию и эксплуатировать в интересах "арийцев". Но эти-то, с их "Advancing to the East" (он тут же, словно цитируя кого, перешел на английский), замахнулись на гораздо большее: ваш народ накрыть просто колоколом, переработать в удобную для себя биологическую массу, подключиться к вашей кровеносной системе и высосать из вас все соки — с помощью своих интернетов и всяких там "ноу-хау". Сначала будут использовать против России нас, немцев. Ведь они уже дважды сталкивали нас лбами — в обеих мировых войнах, чтобы вас уничтожить, а нас ослабить.

Фон Шрёдер, видимо, даже не догадываясь об этом, наступил на "мою любимую мозоль": уже много лет размышляю над тем, почему мы и немцы, которым исторически абсолютно нечего было делить, оказывались врагами. И сколько раз в обеих Германиях я слышал рассуждения: если бы русские и немцы были вместе! Правда, далее мнения разделялись от "тогда бы нам и сам черт не брат" до "весь мир был бы у нас в кармане"...

— Знаешь, Валентин, я ведь не только занимался кофточками — много учился, читал, размышлял. Уверен, в Европе две самые сильные, биологически здоровые нации — это вы и немцы. Они это понимают и нас тоже боятся. Ты был охотником? Тогда поймешь — мы, немцы, сейчас напоминаем раненого кабана — забились в чащобу, зализали раны, обросли жирком. Они все равно нас боятся. Ты вот много ездил по Германии. Скажи, а часто ли видел на улицах или в любых общественных заведениях ФРГ их военных, натовцев? В ГДР, знаю точно, ваши солдаты свободно общались с немцами, проводили всякие вечера дружбы.

— Может, ходят не в форме?

— Нет-нет, они просто забились в свои военные городки, в которых полный замкнутый биологический цикл обеспечения, как в космических кораблях, с привозной жвачкой и девочками. А с нами они не общаются, знают, что их ненавидят.

— А "они" — это кто?

— О-о! Это совсем просто: закулисное мировое правительство, в котором США доверены МИД и военно-промышленный комплекс, а вся Европа ходит в "министрах без портфелей". Эта "закулиса" любит только себя, свою "избранность", а на всех остальных старательно и неутомимо вешает ярлыки, самые ходкие из них, прямо-таки "золотые": "шовинизм", "расизм", "антисемитизм". Как бывший "панцерзольдат" скажу прямо — они сейчас ведут против вас "танковую атаку". Очень большую, развернутую. Чтобы вас смять, раскатать. Нам надо быть вместе, и в Германии это уже многие понимают. Ведь наши народы по национальным характерам могут дополнить друг друга. А они хотят нас просто вычеркнуть из истории: мы — единственные, кто очень мешает им по большому счету. И знаешь, — добавил он, — они нервничают, очень спешат, потому что время работает против них...

ВСЕ, О ЧЕМ МЫ ТОГДА ГОВОРИЛИ, подтверждается ежедневно и ежечасно. Дергается, суетится со своим "расширением на Восток" неугомонный натовский блок, лихорадочно вербует в свои ряды предателей, перебежчиков и просто тех, кто за свое холуйство надеется у него отсидеться за пазухой, — даже не подозревая, что в драме Истории им отводится самая незавидная роль.

Их "танковая атака" все равно будет отбита. Потому что есть еще мы, "святые и грешные", как сказал великий патриот России Александр Твардовский. Потому что на глазах ошарашенных "демократов", которые еще не знают, что роют себе могилу, наши российские Вооруженные Силы превращаются в рабоче-крестьянскую Красную Армию, то есть силу классовую, способную защитить свой народ (вы поняли, почему они так спешат заменить ее армией наемников?).

Потому что есть у нас еще тот самый паренек с "мухой" наперевес.

Нужна этикетка полноцветная 6 , у нас есть такая.

Валентин Пруссаков ЖЕЛАННЫЕ ГОСТИ ТУРЦИИ

ЕСЛИ ВЫ СПРОСИТЕ своих знакомых, какая страна была их первой заграницей, то можно, пожалуй, не сомневаться, что чаще всего услышите в ответ — Турция.

За последнее десятилетие Турция стала одним из излюбленных маршрутов для туристов со всего мира. Однако в прошлом году немало западных туристов в самый последний момент изменили ему из-за угроз со стороны курдских сепаратистов, усилившихся после ареста их лидера Абдаллы Оджалана. В нынешнем же году определенное беспокойство российских любителей путешествий, успевших уже узнать и полюбить Турцию, вызывает "чеченская проблема". У многих россиян сложилось мнение, что турецкое правительство заняло "чересчур жесткую позицию по Чечне" и даже поддерживает чеченских боевиков, поэтому отправляться, скажем, загорать в Анталию не только не совсем патриотично, но и просто небезопасно. Соответствует ли подобная точка зрения реальному положению дел?

Таков был один из первых вопросов, заданных на пресс-конференции министру туризма Турции г-ну Эркану Мумджу, посетившему российскую столицу в связи с 7-й московской международной выставкой "Путешествия и туризм", проходившей с 22 по 25 марта. Вот что он ответил:

— Прежде всего позвольте заметить, что мне непонятно, откуда возникло представление о "жесткой" позиции нашего правительства и его симпатиях к чеченским боевикам. Мы не давали для этого никаких оснований. Наша позиция в отношении терроризма была и остается неизменной: мы осуждаем любые проявления терроризма, где бы они ни были замечены — в Турции, в России или где-то еще. Такая позиция объясняется, конечно, и тем, что Турция — одна из тех стран, которые особенно сильно пострадали от терроризма.

В то же время нам бы хотелось, чтобы внутренние проблемы России разрешались мирными средствами и путем переговоров. Турция — ваш ближайший сосед, и, естественно, весьма заинтересована в скорейшем прекращении всяких конфликтов на территории России. В последние годы Россия и Турция признали друг друга надежными партнерами и значительно расширили свои экономические связи. Наше сотрудничество нуждается в прочном мире и взаимном доверии, и мы, со своей стороны, будем делать для этого все от нас зависящее.

Что же касается обеспечения безопасности туристов в Турции, то об этом лучше спрашивать не меня, а тех россиян, которые побывали у нас. Так, только в прошлом году к нам приезжали 400 тысяч человек из России. Насколько мне известно, никогда даже один волосок не упал с головы российского туриста в нашей стране: не было никаких ни больших, ни малых инцидентов. Убежден, что так же будет и дальше. Если кто-то располагает иной информацией, буду рад о ней слышать...

Отвечая на ряд других вопросов, г-н Мумджу подчеркнул, в частности, следующее:

— Все россияне, независимо от их религиозной или этнической принадлежности, для нас — самые желанные гости. Мы прикладываем разнообразные усилия, чтобы русские еще больше приезжали к нам. Так, в этом году на рекламу только в России выделено 5,5 млн. долларов.

Могу с уверенностью сказать, что ни в одной стране вам не предложат столь высокого качества обслуживания по столь низкой цене, как у нас. Мне приходилось даже слышать, что некоторые русские, поездившие по миру, говорят, что в Турции они получили за свои деньги значительно больше их стоимости.

Если надумаете приехать к нам, рекомендую обязательно сделать это не в одиночестве, а вместе с любимым человеком. В противном случае, он не поверит тому, что вы будете рассказывать: чересчур сказочными покажутся ваши впечатления! От нас никто не уезжает недовольным и в плохом настроении. Турция — для всех, для людей с самыми разнообразными вкусами, интересами и пристрастиями. Поверьте, это не реклама, не пустые слова, а настоящая реальность.

Г-н Мумджу призвал журналистов посетить Турцию, чтобы убедиться в верности его слов на собственном опыте. Можно не сомневаться в том, что многие из присутствовавших на пресс-конференции турецкого министра непременно последуют его совету.

Валентин ПРУССАКОВ

Виктор Тростников ШОЛОМ, ПАПА!..

ПРАВОСЛАВНЫЕ ЛЮДИ, не слишком искушенные в богословии, часто спрашивают тех, кого считают лучше в нем разбирающимися, как нужно относиться к католической Церкви. Что она какая-то "не такая" — им ясно, но насколько далеко она отошла от правильной веры — этого они точно не знают. Из истории известно, что в XIII веке наши предки смотрели на латинство, как на поганую веру, и св. Александр Невский готов был идти на любой союз с Ордой, лишь бы предотвратить ее проникновение на Русь, а в XIX веке некоторые видные экклезиологи, например, Болотов, даже считали католицизм ересью, и знаменитый христианский философ Владимир Соловьев носился с идеей "вселенского синтеза" — объединения Русского Царя с Римским Папой с целью духовного просвещения всего человечества. Но то было когда-то, а как обстоит дело сегодня?

Наше официальное богословие высказывается на эту тему уклончиво — отчасти из политической осторожности, отчасти из-за того, что не успевает уследить за быстро меняющимся мировоззрением Запада. Поэтому до 12 марта сего года вопрос о том, что же такое католическая Церковь, оставался открытым. Но теперь на него неожиданно дан совершенно четкий ответ, и никакой неопределенности тут больше не существует. Излишне говорить, какое громадное это имеет значение не только для верующих, но и для всех, кто хочет иметь адекватное представление о раскладе мировых сил на рубеже второго и третьего тысячелетий от Рождества Христова.

В католическое Прощеное Воскресенье, которое в этом году совпало с нашим, Римский Папа совершил неслыханную прежде церемонию: от имени всей своей Церкви принес публичное покаяние и попросил прощения у всех, кого она обидела за все две тысячи лет своего существования. Понятно, что перечисление всех нанесенных ею обид заняло бы слишком много времени, поэтому Понтифик огласил лишь самые тяжкие. Среди них он упомянул антисемитизм.

Для человека, который имеет хотя бы самое общее понятие о христианстве, это должно показаться удивительным, ибо он много раз слышал, что во Христе "нет ни Еллина, ни Иудея" (Кол 3, II). Может быть, Папа имел в виду бытовой антисемитизм отдельных членов Церкви, проявлявшийся вне храма? Но тогда он должен был бы каяться вообще во всех человеческих грехах, от которых уберечь прихожан не может никакой пастырь — в чревоугодии, воровстве, тщеславии и т.д. Но он этого не делал, поскольку каялся от имени Церкви . Это значит, что он просил прощения только у тех, кого обидела именно официальная Церковь, а не миряне, полную ответственность за поведение которых Церковь нести не может. Но разве христианская Церковь нападала когда-нибудь на евреев?

Да, однажды такое было. Против "жидов" были написаны некоторые творения святителя Иоанна Златоуста, жившего в IV веке. В них он разоблачал современных ему византийских иудеев, которые вели гнусную подрывную работу против христианства. Он восклицал: "Кто не может смело сказать, что синагога есть жилище демонов?" До него ни один отец Церкви не выступил так резко против иудаизма, приравняв его к религии дьявола, а те, кто делали это в более поздние времена, неизменно цитировали святителя Иоанна, поэтому, хотя Папа не назвал его имени, абсолютно очевидно, кого он имел в виду, когда каялся в церковном антисемитизме. Больше иметь в виду было некого.

Но великий константинопольский архипастырь клеймил евреев не как народ, а клеймил тех конкретных евреев, которые жили в его конкретное время и своими конкретными темными делами наносили огромный вред христианству, которое он был обязан ограждать по самому своему сану. Совершенно чуждый этнической теме, он выступал против врагов Христовых . И вот по поводу этих выступлений глава католической Церкви выражает сегодня сожаление, а значит — отрекается от них. Он раскаивается, что Церковь допустила такие выступления, а раскаяние, по учению святых отцов, принятому и католиками, есть решимость не повторять более того, в чем каешься. Следовательно, примас католической Церкви дал 12 марта торжественное обещание, что эта Церковь никогда больше не возвысит голоса против врагов Христовых, если они окажутся этническими евреями. Поскольку все, что говорит Папа Римский "с кафедры", считается догматом, им можно считать и эту позицию, ибо он каялся именно "с кафедры". Но отказ от борьбы с врагами Христа хотя бы в одном случае есть отказ от Самого Христа, и он введен теперь в состав догматики католицизма! Что же это означает? Конечно же, что после 12 марта католическая Церковь не может считаться христианской Церковью. Слава Богу, в этот вопрос внесена наконец ясность — ведь до сих пор мы все как-то сомневались, надо ли смотреть на наших западных братьев, как на отпавших от Господа. Теперь все сомнения рассеялись, так как более авторитетного источника, чем тот, из которого поступила информация об отпадении, нельзя вообразить: он ведь непогрешим!

Как известно, "никто не может служить двум господам" (Мф 6, 24). Перестав твердо стоять на стороне Христа, католическая Церковь естественным образом переходит на сторону Его врага, готовящего приход антихриста. Жупел "антисемитизма" — одна из главных страшилок "нового мирового порядка", и ее целью является вовсе не защита евреев, на судьбу которых этому порядку наплевать, а искоренение национального чувства у других народов земли. Каждому, кто проявляет в наше время патриотизм, предъявляется грозное обвинение: "А почему ты любишь своих соплеменников, а не любишь в той же степени живущих рядом с тобой евреев?" Уничтожение же чувства любви к своей родине и своему народу нужно для того, чтобы смешать все созданные Богом нации в однородное мировое стадо "экономических животных", которое легко будет подчинить себе грядущему "человеку беззакония, сыну погибели" (2 Фес 2, 7). Страшно сознавать, что в эту подготовку включается и католическая Церковь, но лучше знать горькую правду, чем тешиться приятной ложью.

РУССКАЯ ВЕРА, СТАРЫЙ ОБРЯД (Беседа с настоятелем храма Архангела Михаила в Михайловской Слободе отцом Иринархом)

Если вы сядите на автобус, идущий от станции метро “Выхино” в сторону Бронниц и проведете в дороге без малого двадцать минут, вы окажетесь в старинной подмосковной деревне Чулково. Оттуда до Михайловской Слободы рукой подать — налево через дорогу...

Когда впервые оказываешься в Михайловской Слободе, начисто забываешь какой сейчас год, век... Вокруг степенные бородачи в русских сапогах, доброжелательные нешумные детишки в русском платье. Обширное деревенское кладбище при храме содержится в идеальном порядке. То тут, то там встречаются небольшие аккуратные часовенки, чтобы можно было помолиться о близких, отслужить панихиду.

Здешний приход — единоверческий. Традиции, устав, богослужебные книги — все здесь древнее, дораскольное. Тем не менее это полноценный приход Русской Православной Церкви, где совершаются все Церковные Таинства (Древним чином), а за богослужением поминаются правящий архиерей и Святейший Патриарх. Именно в таком сочитании и состоит суть единоверия. Именно таким приходам принадлежит будущее возрождающейся Русской Церкви...

Нормальное уставное богослужение по книгам старой печати, без сокращений длится порою восемь и более часов, однако в храме довольно людно у каждого молящегося в руках традиционная русская лестовка (для счета молитв). Многие мужчины одеты в кафтаны. На Руси церковное пение (знаменное, по “крюкам”) и чтение — первые науки, так что поют и читают здесь все... Такой Русская Церковь была, такой она обязательно будет...

— Отец Иринарх, несмотря на близость к Москве, Михайловская Слобода не вопринимается, как московский пригород или "ближнее Подмосковье", здесь даже дышится как-то иначе…

— Действительно, место это особое. Древнее наименование Михайловской Слободы — Лужки. Здесь располагалась московская пограничная застава. В Раменском краеведческом музее хранятся найденные здесь монеты XII-XIII вв. Историки утверждают, что прежде на этом месте стояла деревянная Михаилоархангельская церковь, которую впоследствии ввиду ветхости ее разобрали. А в XVII веке на ее месте был построен каменный храм с пределами во имя Архангела Михаила, Георгия Победоносца и Николая Чудотворца.

— Наверное, не случайно пределы в храме посвятили небесным покровителям русского воинства: Георгию Победоносцу, Архангелу Михаилу…

— Конечно. Ведь местные жители охраняли подступы к Москве. Здесь недалеко есть насыпной курган, датируемый 1237 годом. Историки утверждают, что именно здесь москвичи встретили орды Батыя. На месте захоронения павших воинов возник курган. Местные краеведы утверждают также, что на его вершине была заложена церковь во имя Живоначальной Троицы... Это было очень непростое время. Русь претерпевала бесчисленные бедствия по причине разрозненности, отсутствия единения. А ведь Живоначальная Троица как раз и символизирует единение в духе жертвенной Любви — как раз то, чего Руси в этот момент так недоставало. В это же время преподобный Сергий Радонежский организует Троицкий монастырь, а Андрей Рублев пишет свою прекрасную икону…

— Это ведь чисто русская особенность. Троичный догмат — самая сложный и самый таинственный раздел православного богословия. На Востоке, например, Троице храмы не посвящали…

— А у нас в глуши, в лесу храм построили и Троице посвятили! Народ наш вроде бы еще младенец в постижении догматических основ веры, а главное сумел понять и до потомков донести…

Позднее на месте Троицкой церкви возник мужской монастырь, выполнявший (как это часто бывало на Руси) функции военной крепости. С вершины кургана можно было видеть окрестности на много верст вокруг. Это была своего рода "господствующая высота". В случае опасности там разжигали костер, дым от которого был виден в Николо-Угрешском монастыре, там, в свою очередь тоже разжигали костер, дым которого видели в Коломенском. Так в короткий срок Москва узнавала о приближении неприятеля.

Со временем, когда границы русского государства отодвинулись далеко на восток, и это место утратило стратегическое значение, здесь разместился большой стрелецкий гарнизон — аналог нынешнего Московского военного округа.

В 1689 году при царе Феодоре Алексеевиче (сыне Алексея Михайловича) за казенный счет стрельцам построили каменный храм во имя Михаила Архангела. Пятиглавый, с шатровой колокольней... в общем, тот самый храм, в котором мы сейчас с вами беседуем. Стрельцы отправили в Москву ходоков, которые были приняты самим Государем. Они поблагодарили царя за заботу, но молиться в новом храме наотрез отказались. "Храм, — сказали стрельцы, — выстроен твоим попечением, служить там будут новые попы по новым книгам, а значит, нам там делать нечего". А времена были страшные! Только что казнили протопопа Аввакума и прочих пустозерских сидельцев, после восьмилетней осады был разорен Соловецкий монастырь… И царь (уникальный случай!) уступил стрельцам. "Отец наш не неволил вас в вере, и наше величество тоже не станет этого делать, — объявил свою волю Государь, — Подчинитесь только законной церковной власти в лице патриарха". И стрельцы согласились. Так за 111 лет до официального введения единоверия в Михайловской слободе оно уже существовало. Только через 128 лет (в 1817 году) наш храм был официально признан единоверческим..

Интересная деталь: здешние жители слово "единоверие" вообще не знают, они называли и называют себя "церковные старообрядцы". Дело в том, что не все стрельцы согласились на компромисс, предложенный царем. Несогласные в соседней деревне Чулково на свои средства построили себе другую (тоже Михаилоархангельскую) "беглопоповщескую" старообрядческую церковь...

Здесь, в окрестностях Михайловской слободы (а это деревни: Кулаково, Чулково, Дурниха, Заозерье, Еганово и др.), практически все население — старообрядцы. На таком маленьком "пятачке" русской земли одновременно существовали: наша (единоверческая) церковь в Михайловской слободе, две (белокриницкого и неокружного согласия) в Чулкове, "новозыбковская" беглопоповская церковь и беспоповщеский молельный дом в Заозерье. То есть практически "весь спектр" русского староверия!

Здешние беспоповцы по своему вероучению напоминают не поморов или федосеевцев (утверждающих, что благодать взята Богом на Небо), а скорее "часовенных" — признававших иерархию, как таковую, но не имевших собственного священства, как бы беспоповцев поневоле...

Совсем недавно в возрасте 96 лет скончалась последняя наставница местных беспоповцев по имени Любовь. У нас в последнее время это согласие так и называли: "Любина вера". Она самостоятельно крестила и отпевала. Все древлеправославным чином, по старым книгам. Правда, родственники усопшего зачастую на следующий день после Любиного отпевания все-таки несли покойника в церковь. Я им говорю: "Так ведь уже отпели..." А они мне: "Не откажите, батюшка… Мы, конечно, бабу Любу уважаем. Но как-то это все-таки ненадежно".

Последним здешним "беглопоповским" священником был отец Климент. В 30-е годы его репрессировали, а его дочь стала прихожанкой нашего храма. Она даже передала нам его личные богослужебные книги.

Последним "неокружным" священником был священноинок Даниил. Последние "неокружники" тоже впоследствии присоединились к нам и передали свои богослужебные книги, сказав: "Если наши книги у вас, то и сердца наши с вами".

Я служу здесь 11 лет. В момент начала моего пастырского служения многим местным "неокружникам" и "новозыбковцам" было уже глубоко за восемьдесят. Сейчас многие из них от нас уходят. Вот, например, в прошлом году, не дожив нескольких лет до столетнего юбилея, скончался один из лидеров "неокружного" согласия — Агриппина Васильевна…

Вообще, наши бабушки-староверки, как правило, долгожительницы. Причем, они до последнего часа посещали все службы, пели на клиросе... Недавно мы проводили девяностопятилетнюю Александру Матвеевну. Глаза у нее в последние годы уже почти не видели, но она все наизусть помнила. Абсолютный слух, абсолютная память. Она знала бесчисленное множество местных духовных стихов на сюжеты Нового и Ветхого Завета и замечательно пела их на былинный лад… Это какой-то удивительный, никем не тронутый пласт народной культуры, своеобразного русского духовного сопротивления… Все, что есть у нас на приходе хорошего, подлинно русского, все, что имеет отношение к народной духовной традиции, — это все от них. Эстетика, церковно-уставная дисциплина — это из Москвы, а дух — здешний…

У нас еще осталась одна бабушка. Ей 96 лет. Она каждое воскресенье посещает храм, поет на клиросе, по нескольку раз в неделю она бывает на панихидах и читает по ночам над усопшим Псалтырь. Кроме того, она образцово ведет свое домашнее хозяйство и трудится на огороде. Она похоронила всех своих детей, и даже внуков. "Забыл, — говорит, — меня Господь, всех моих давно прибрал. А меня одну зачем-то оставил? Уж не прогневала ли я Его чем особенным…"

— Сейчас нередко приходится слышать от молодых и здоровых людей, что стоять многочасовую службу "никакого здоровья не хватит". Похоже, что на самом деле все наоборот…

— Причем, имейте в виду, что читать Псалтырь над усопшим ночью одному (не соборно, как на службе) — ох, как не просто. Бабушки наши знают Псалтырь наизусть и читают ее особой местной, никогда мною прежде не слышанной погласицей… Вам бы с нашей бабушкой было бы неплохо лично познакомиться. Она, между прочим, убежденная единоверка. Мне случалось в разговоре с ней даже защищать радикальных староверов. Говорю ей: "Веру-то они какую держат правильную, хорошую…" А она мне: "Веру-то они держат хорошую, а сами — не таковы! В духе-то у них мирности нет, все больше озлобленность и непримиримость к другим…"

Когда наш храм закрыли, многие из прихожан посещали "белокриницкий" храм в Тураеве, она же — специально ездила в Москву в единоверческую церковь…

А когда в конце 80-х храм, наконец, был открыт, среди местных жителей было "смущение великое" — не знали, как к единоверию относиться. И вот местные жители решили идти в поле просить у Господа знамения…

Ночь. Огромное пространство вокруг. Наш храм на холме. Стали выбранные от общества уважаемые старики молиться, и вдруг видят над храмом нашим поднимается к небу огненный столп… С тех пор особых споров о единоверии вроде бы не возникало.

В 30-е годы наш храм закрыли, однако (благодаря твердости и решительности местных жителей) разорять или использовать для хозяйственных нужд не стали. Только сняли колокола. А в 1941 году храм вновь был открыт. И вплоть до страшных дней неслыханных по масштабам и жестокости хрущевских гонений в нашем храме всегда шли службы.

— По старым книгам?

— Да, конечно. С момента основания и по сию пору в нашем храме службы совершаются исключительно по старопечатным книгам. И в то же время с первого дня и до сих пор мы находимся в единении со Вселенским Православием…

— А как храм пережил годы хрущевских гонений?

— В 60-е годы храм был разорен. Все самое ценное было вывезено. Иконы рубили во дворе, а после сжигали… А ведь люди того времени гордятся своей культурностью, образованностью, гордо называют себя "шестидесятниками"…

Даже главную храмовую святыню — икону Божией Матери "Иерусалимская" — приговорили к сожжению. Эта икона заслуживает особого разговора. Мы к ней еще вернемся…

Храм превратили, к счастью, не в склад и не в клуб, а в книгохранилище. Для этого искусственной перегородкой разделили храмовое пространство, чтобы сделать второй этаж.

В 1989 году многолетние хлопоты местных жителей, наконец, увенчались успехом — храм отдали общине…

Мы храм наш всячески оберегаем, храним, любим его. Это, наверное, самое дорогое, что есть у нас в жизни.

— Отец Иринарх, а как у вас складываются отношения со свещенноначалием Русской Православной Церкви, в частности, с митрополитом Крутицким и Коломенским Ювеналием?

— Прекрасно. Владыка Ювеналий нам всячески покровительствует. Его тщанием в Подмосковье действуют уже три единоверческих прихода: наш, Спасо-Преображенская церковь на станции Куровская и Вознесенская церковь в селе Осташово. В то время как на всю Москву приходится только один единоверческий приход…

— Батюшка, вы обещали рассказать про чудотворную икону…

— Во второй половине XIX века в Москве свирепствовала эпидемия чумы. Болезнь стремительно распространялась по Рязанскому тракту. Местные жители обратились к митрополиту Московскому и Коломенскому Филарету (Дроздову) с просьбой предоставить им какую-нибудь чудотворную святыню, чтобы защититься от мора. Митрополит посоветовал снять копию с чудотворного образа Божией Матери "Иерусалимская" и обойти с Крестным ходом их села.

И вот, чудесным образом, свирепствовавшая в близлежащих селах болезнь обошла стороной маленький островочек, как будто очерченный тем Крестным ходом с новонаписанной иконой.

На деньги местных жителей для иконы (а она имеет довольно внушительные размеры) были сооружены серебряные ризы. С тех пор каждый год в следующее за Пасхой воскресение (в Неделю жен-мироносиц) прихожане нашего храма совершают крестный ход. Конечно, не по тому маршруту, по которому люди шли тогда, во время эпидемии. Наш крестный ход значительно меньшей протяженности — мы проводим в пути всего около десяти часов, с часу дня до одиннадцати вечера…

— Наверное, это потому, что эпидемии пока нет…

— Да, конечно. А то бы обязательно обошли все села, чего бы нам это ни стоило…

— А как же, все-таки, удалось вырвать святыню из лап культурных "шестидесятников"?

— Икону вывезли для сожжения вместе с прочими, но местным жителям все-таки удалось ее выкупить. Вместо иконы был сожжен воз дров, чтобы "иконоборцы" могли отчитаться.

Тридцать лет икона провела в изгнании. Ее держали на дому, помещали на время в одну из церквей Люберецкого района. Но долго ее в церкви держать было нельзя — на всю церковную утварь набивали инвентарные номерки, все было учтено (ведь верующим в храмах ничего не принадлежало — все было государственной собственностью)… И вот, наконец, икона оказалась дома.

Есть у нас в храме еще один особо чтимый образ — Никола Можайский в окладе. Но предания о связанных с ним чудесах до нас не дошли…

...Говорят, в 1989 году, когда храм вернули, верующим здесь были лишь горы мусора да покосившиеся надгробия на запущеном кладбище. Надежных и бескорыстных помошников отец Иринарх нашел в лице солдат и офицеров из Московского Военного Института (бывшего училища имени Верховного Совета), расположенного не далеко от Михайловской Слободы. В Институте открылись ротные православные уголки, множество офицеров, солдат, курсантов было крещено и воцерковлено. Укрепляясь в Православной Вере, новообращенные воины и в укрепляются и в верности нашей тысячелетней национальной традиции...

Желающие внести свою посильную лепту могут воспользоваться следующими банковскими реквизитами:

МОБ СБ РФ г. Москва Раменское отделение №2580

Расчетный счет №40703810040350101863

Реквизиты банка: БИК 044652323, Кор/счет 30101810900000000323

Акция. Уникальная возможность: лучшие современные кухни 7 с доставкой. Доставка.

“В ДУХЕ СОГЛАСИЯ” (Преодолеть раскол...)

3 июня 1999 года в Москве состоялась встреча митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла, Председателя Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата с председателем Центрального Совета Древлеправославной Поморской Церкви Латвии Иоанном Миролюбивым, старшим наставником Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины.

На встрече было принято совместный меморандум содержащий, в частности, следующие пункты:

— Впредь категорически изебегать по отношению друг к другу и к содержащимся в обеих Церквах богослужебным обычаям и обрядам оскорбительных или недоброжелательных выражений. Призвать духовенство Русской Православной Церкви, учитывать в своей практической деятельности на местах своего служения решения Московских Поместных Соборов 1971 и 1988 гг.

— Относиться с пониманием и одобрением к существованию в лоне Русской Православной Церкви приходов старого обряда, а также к введению в богослужебную практику отдельных приходов древних богослужебных чинов, обрядов и унисонного знаменного пения. Считать такую практику в лоне Русской Православной Церкви появлением любви к древним русским церковным обрядам и признанием их спасительности. Не допускать применения порицательных выражений по отношению к придерживающимся старого обряда в лоне Русской Православной Церкви.

— Обратиться к издательствам, выпускающим церковную литературу, с просьбой о критическом подходе к переизданию литературы, напечатанной в дореволюционное время, когда под влиянием светской власти Старообрядчество критиковалось некорректными и неприемлемыми методами.

— Обратиться к Священному Синоду Русской Православной Церкви о разрешении старообрядцам, по согласованию с местными церковными властями, совершать паломничества к находящимся в ведении Русской Православной Церкви древним святыням (чудотворным иконам, мощам Святых Божиих угодников и т.д.), у которых разрешено будет совершать молебны старым чином.

— В случаях возвращения государством похищенных церковных предметов (икон, складней, крестов и т.п.), задержанных или изъятых в ходе судебных разбирательств, попыток незаконного вывоза за границу и т.д. Подходить дифференцированно к передаче этих ценностей церковным общинам, для чего создать совместную экспертную комиссию.

— Признать несправедливыми имевшие место в истории преследования людей за неприятие церковных реформ XVII века.

— Считать целесообразным своевременно информировать друг друга о возникающих взаимных проблемах по вопросу собственности и принадлежности храмовых зданий. Вопросы имущественного характера или совместного использования зданий и земельных участков решать в духе взаимного согласия, уважения сторон и в соответствии с местным законодательством...

Союз Православных братств, Союз “Христианское возрождение”, Русский Общенациональным Союз, Российское общенародное Движение, Союз Православных Хоругвеносцев и Русским национально-культурным Центром г.Москвы откликнулись на меморандум совместным заявлением: “Несомненно, настоящий документ давно назрел и является значительным шагом вперед. Отрадно, что динамика, хоть и не очень быстрая, в пересмотре негативного отношения к древнерусскому благочестию сохраняется во всех своих аспектах...”

Многое на на этом пути уже сделано. “Реабилитированы” восьмиконечный православный крест, традиционная русская икона и храмовое зодчество. Старый русский обряд был признан “равноспасительным”. Старообрядцы, через Единоверие, получили возможность, не изменяя русской церковной традиции, иметь законную иерархию и совершать Церковные Таинства.

Наконец, в 1918 году на первого после более чем 200-летнего перерыва на русского Патриарха был возложен белоснежный куколь московских первосвятителей...

Наиболее активные деятели Поместного собора 1917-18 гг. — новоизбраный Патриарх Тихон (Белавин), будущий Патриарх Сергий (Старгородский), митрополит Антоний (Храповицкий), епископ Андрей (князь Ухтомский) и др. — приложили немало усилий, дабы устранить искусственно созданное средостение между носителями живой традиции Московской Руси — староверами — и возрождающейся Русской Православной Церковью.

В 1929 году Местоблюститель Патриаршего престола митрополит Сергий (Старгородский), воспользовавшись предоставленными ему патраршими полномочиями, вменил “клятвы” соборов 1656 и 1666 гг. в “яко не бывшие”. Таким образом, главное препятствие на пути возвращения Русской Православной Церкви в прежднее неразделенное состояние было устранено...

Поместный собор 1971 года подтвердил каноничность решения 1929 года. Поместный собор 1988 года продекларировал преемственность курса на возращение традиционного русского обряда в богослужебную практику Русской Православной Церкви...

Хочется верить в то, что традиционный русский обряд вернется, наконец, в повседневную жизнь Русской Православной Церкви и займет в ней подобающее ему место.

воздушно пузырчатая пленка 8

НАЧАЛО

НАКАНУНЕ ВЕЛИКОГО ПОСТА 1653 ГОДА настоятели всех московских храмов получили официальный циркуляр ("память") Патриарха Никона.

"По преданию святых апостол и святых отец не подобает в церкви метания творити по колену, но в пояс бы вам творить поклоны, еще бы тремя персты бы есте крестились…"

Амбициозный первосвятитель полагал, что москвичи, освобожденные им от великопостной строгости Русского церковного устава, сочтут себя облагодетельствованными. Но этого не произошло. В отличие от западных протестантов, русские люди предпочли жесткую уставную дисциплину сомнительным новшествам. В этот Великий пост патриарху-отступнику никто не подчинился…

После взятия турками Константинополя и Флорентийской унии, а также арабских завоеваний на Ближнем Востоке и в Северной Африке Московия, бывшая некогда глухой провинцией, превратилась в естественного лидера всей Православной экумены. Русский Царь был единственным в мире православным монархом, Русская Церковь, отказавшись от Флорентийской унии, сохранила неповрежденным Святое Православие.

В далеком Пскове престарелого инока Елеазарова монастыря Филофея обожгла шокирующая догадка. "Старого убо Рима церкви падося неверием аполинаревой ереси, — писал Московскому государю старец, — второго же Рима, Константинова града церкви, агаряне-внуци секирами и оскордми рассекоша двери. Сия же ныне третьего нового Рима державного твоего царствия святая соборная апостольская церковь, иже в концах вселенныя в православной вере во всей поднебесной светится… два Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти: уже твое христианское царство инем не останется…"

Идея всеправославной империи под скипетром русского Царя и омофором русского Патриарха подразумевала единый для всех православных обряд. Закрепленый Стоглавым собором 1551 года русский устав, отличался от принятого на Востоке. Чтобы разрешить это противоречие, в длительную командировку на Восток (Балканы, Константинополь, Сирию, Египет) был командирован ученый монах Арсений Суханов. Он должен был провести сравнительный анализ церковных уставов, чтобы выяснить: чей устав древней, а следовательно предпочтительней. Проделав титаническую работу по переписке древнейших типиконов, служебников и других богослужебных книг (более 2700 наименований!), он выяснил, что Русская Церковь сохранила неповрежденный Студийский устав Х века, в то время как на Востоке предпочли упрощенный Иерусалимский устав в редакции не ранее XIII века. Кроме того, после подписания Флорентийской унии (отвергнутой русскими) их богослужебная практика приобрела отчетливые "латынские" черты... Однако многолетний труд монаха-подвижника так и остался лежать под спудом…

Есть в жизнеописании Никона любопытный эпизод: разглядывая исторические реликвии Русской Церкви, он обратил внимание на грамоту вселенских патриархов об утверждении в России Патриаршества. Документ содержал Символ веры на греческом языке. Никон (полуграмотный мордвин) греческого языка не знал, однако наметанным глазом он сразу заметил, что в 8-м члене греческого текста на одно слово меньше, чем в традиционном славянском тексте.

Когда разъяснилось, что греческое существительное "kirios" переведено двумя русскими словами "Господа истинного" (единственно возможный точный перевод этого емкого греческого слова), он заплакал "горькими слезми", восклицая: "Погибла вера! Погибла церковь! Испорчены Божественные догматы!.."

Началась тотальная “книжная справа” . В качестве образца были взяты отпечатанные в Венеции новые греческие книги. Лучшие русские книжные справщики были изгнаны, их место заняли авантюристы-греки и предприимчивые малороссы.

Древнее апостольское двуперстие было заменено новомодной "щепотью". Восьмиконечный крест (с подножием и дощечкой), каждая часть которого имеет глубокий богословский смысл, был заменен четырехконечным "латынским крыжом". Ангельская песнь ("аллилуйя!") стала петься лишний раз. Из Символа веры было извлечено слово "истиннаго" (в определении Святого Духа) и союз "а", подчеркивавший нетварность происхождения Христа. Кроме того, Христово Царствие было отнесено к будущему времени (вместо “несть конца” — “не будет конца”). К Христовому имени "Исус" добавили лишнюю букву "И". На новый греческий лад были перестроены церковные амвоны. И, наконец, белый клобук русских первоиерархов — символ чистоты и святости русского духовенства — был заменен на новую греческую "колпашную рогатую камилавку"...

Впереди был страшный лжесобор 1666-67 гг. с его безумными "клятвами", отрубленные персты и вырванные языки, скиты и гари…

А начиналось все Великим постом 1653 года, когда "метания по колену" было велено заменить необременительными поклонами "в пояс".

"Мы сошедшеся со отцы задумалися, — писал протопоп Аввакум в своем "Житии", — видим, яко зима хощет быти; сердце озябло и ноги задрожали". Стали отцы молиться и "глас бысть во время молитвы": "Время приспе страдания, подобает вам неослабно страдати!..”

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Вышел из печати новый — шестой, мартовский — номер газеты "День литературы". Событием номера, событием всей русской литературы стала, несомненно, публикация новой поэмы Юрия КУЗНЕЦОВА "Детство Христа". Русская литература вновь доказывает свое величие! В этом же номере — стихи Валентина УСТИНОВА, Александра БОБРОВА, Елены СОЙНИ, Вячеслава КУПРИЯНОВА, Николая РАЧКОВА, Вячеслава ЛОЖКО и молодого поэта Сергея ЗОЛОТАРЕВА. А предваряют этот ряд стихи русского классика Евгения БОРАТЫНСКОГО, публикуемые в честь 200-летия нашего прекрасного поэта.

В развитие темы о национальном пути России печатаются полемические статьи Владимира БОНДАРЕНКО "Ностальгия по величию" и Александра ЯСТРЕБОВА "Русские иллюзии". Публикуется остросоциальная, динамичная проза новых лидеров современной литературы Вячеслава ДЕГТЕВА и Глеба КУЗЬМИНА. Известный исторический писатель Дмитрий БАЛАШОВ печатает итоговую главу своих размышлений "Россия на рубеже третьего тысячелетия".

Как всегда, на острие литературных проблем полоса критики. В ней — открытое письмо Людмилы ДЕРБИНОЙ Виктору АСТАФЬЕВУ "Обкомовс-

кий прихвостень", с новыми данными о гибели великого русского поэта Николая Рубцова и редакционный комментарий к этим материалам. К полемике по этой теме приглашаются вологодские писатели, друзья Николая Рубцова...

Сергей ФЕДЯКИН объясняет убыточность и кризис современной прозы "смертью глагола". Лев АННИНСКИЙ разбирает творчество современных поэтов. О сложном явлении Владимира ВЫСОЦКОГО беседует с редактором известный скульптор Вячеслав КЛЫКОВ. Тут же впервые публикуется фотография клыковской скульптуры певца и актера. Как всегда в конце номера — новая пародия Евгения НЕФЕДОВА.

Подписаться на “День литературы” можно во всех отделениях связи по объединенному каталогу “Газеты и журналы России”, индекс — 26260.

Электронная версия газеты: http://zavtra.ru/ 9

Покупайте “День литературы” у всех распространителей “Завтра” и в редакции газеты.

Тел.: 245-96-26 и 246-00-54.

Газета нуждается в финансовой и технической поддержке. Кто любит русскую литературу — помогайте нам.

Главный редактор “Дня литературы” — Владимир БОНДАРЕНКО

Александр Дугин Заря в сапогах (Идеальная спецслужба)

1.Дон Жуан из Провинции

Просматривая интернетовские дискуссии в "Гостевой книге" великолепного российского сайта LENIN: http://imperium.lenin.ru/LENIN 10 , я обнаружил странный постинг,подписанный неким "Дон Жуаном из Провинции”. Дискуссия между авангардными патриотами и занудными, прозрачно предсказуемыми "гайдароидами" велась относительно КГБ . Юные полуграмотные мондиалисты развивали привычный тезис: мол, "все патриоты - стукачи и сотрудники спецслужб". Им в ответ евразийцы выдвигали разнообразные (чаще всего насмешливые) контраргументы. Вот фрагмент реплики "Дон Жуана из Провинции" в этой дискуссии:

"О доносах. Люди, работающие в КГБ, доносы никогда не писали. Их писали люди творческие и другие виды информаторов. Каждый советский человек позднесоветского периода, имеющий отношение к мало-мальски серьезной деятельности, особенно гуманитарной, имел одного или нескольких кураторов. Эти кураторы собирали информацию (доносы), иногда помогали ведомым, иногда мешали. Это был социальный мастер-слэйв код. Такой игры избегали единицы... Расплата будет позже и всерьез. Положительные ценности Евразии будут утверждены в следующем акте. В этом акте (пока) будут вопли и смерть, наказание и пытки, вырванные языки и отрубленные ногти, вой и метель из глаз...На этот раз из Чечни придут (уже приходят) совершенно новые солдаты. Боже, как я ждал этого момента, когда кровь и боль, судороги и грязь разбудят сердце нашей ярости! Спецслужбы Евразии созидаются сейчас. Это новое континентальное КГБ. Мета-КГБ. Не знающее жалости, ироничное, в золотых перчатках, с сербской тоской, с малиновой искрой в глазах. На сей раз без ватных конвойных штанов. Такое, каким оно в страшных снах снилось саксофону Клинтона. Солярное трансцендентное КГБ. С кожаными крыльями древних летучих зверей. С биноклем и тростью, с ядовитым перстнем и заводной бомбой. КГБ...

Я уже видел их, они допрашивали моего приятеля. По пустяку. Но — это золотая заря. Заря в сапогах."

Сетевые либералы и прочие огрызки уходящей эпохи "внешнего управления" не замедлили, ужасаясь, укорить "Дон Жуана из Провинции" в том, что "он сам — сотрудник органов". Нелепое обвинение, ведь в интернете каждый выбирает профиль по своему усмотрению. Профессии, пристрастия, системы мировоззрений становятся фрагментами увлекательной игры в текст, которая тем интереснее, чем изысканней и богаче культура участников.

Это бывает нечасто. Проект :LENIN: именно таков. Поэтому вполне может оказаться, что кровожадный "Дон Жуан из Провинции" в real'е тихий свободолюбивый художник, а сетевые борцы за "права человека" — сотрудники правоохранительных органов с фашистскими симпатиями. Все может быть. Тема, однако, поднята серьезная…

2.Социальный рычаг патриотических реформ: поиск субъекта

Очевидно, что для реализации Евразийского Проекта необходим совершенно новый социальный рычаг . Перевод страны на рельсы патриотизма, сохранения (и укрепления) территориальной целостности и суверенного развития по собственному национальному пути требует новой касты, нового социального слоя . Такой активный элемент не может сформироваться ни в партийных структурах, ни в среде чиновничества, ни в бизнес-кругах. Здесь есть активные и жесткие люди, способные добиваться поставленных задач любыми средствами. Но это отдельные фигуры, а не массовое социальное явление. Партии взращивают клановые, сплошь и рядом истеричные кадры, пассионарность которых (если она имеется) уходит в лозунги, крики, в пар, в пустоту. Даже если партии исповедуют партиотизм, они всегда тяготеют к демагогии, а на практическом уровне их действия целиком зависят от чиновничества или бизнес кругов. В определенные моменты истории партии, действительно, становились мобилизующим социальным организмом, аппаратом прямого действия. В сегодняшней России это не так. Простая и нежизненная калька с западных обществ, существующая больше для проформы и основанная на принципах "общества спектакля". Самой успешной и популярной партией становится не та, которая наиболее последовательна и логична в мировоззрении, в политических диагнозах и поступках, но та, которая обладает более привлекательным успокаивающим и внушающим доверие "имиджем" для масс.

Чиновники имеют свои недостатки. Аппарат устроен так, что пассионарность в прямом смысле скорее мешает карьере, чем помогает. Чиновник небыстр, нерешителен, действует с оглядкой и неторопливо. Магия поста и чина действует сама по себе. В определенные периоды и в четко очерченных границах такой подход полезен. Это социальный центризм, он препятствует анархии, предотвращает сползание в хаос. Благодаря косности определенной части российских чиновников многие губительные начинания либералов были сорваны. Так что патриотические заслуги евразийского чиновничества в саботаже либеральных реформ не меньше заслуг оппозиционных антиреформаторских партий. Однако для фазы активного созидания этот класс абсолютно непригоден . Более того, до определенной степени, в природном стремлении сохранить “статус кво” он будет только мешать...

Наконец, бизнесмены. Это, действительно, новые пассионарии, успевающие продумать и сделать в сжатые сроки столько, сколько иные поколения и иные социальные пласты не способны в течение десятилетий. Но в большинстве своем ими движет чистая корысть, поиск индивидуальной наживы . В центре оказывается даже не клан, не группа, не "семья", а сугубо личный интерес. Такой подход начисто исключает служение высшему идеалу — государственности или Национальной Идее. Логика торговца следует за интересом, а не за идеалом. И сами по себе предприниматели остовом патриотического возрождения стать не могут. Скорее, в определенных вопросах они будут служить ему препятствием.

Остаются спецслужбы. Это — государственные люди, но отличающиеся от остальных государственных людей тем, что постоянно имеют дело с обратной стороной событий. Где царит более жесткая модель поведения, где многие правовые предпосылки отменены, где вещи видятся так, как они есть, а не так, как они представляются вовне, непосвященным.

Люди спецслужб сочетают в себе основные предпосылки для того, чтобы стать хребтом евразийского Возрождения. Они — чиновники, но более дисциплинированные и централизированные. Они — патриоты, потому что патриотизм профессионально воспитывался в них на ведомственном уровне, при профессиональной подготовке. Более того, постоянно имея дело с "врагом", они лучше других учатся делить всех на "наших" и "ненаших". А это деление, по мнению немецкого юриста Карла Шмитта, является главным условием адекватного политического самосознания (См. Карл Шмитт "Понятие Политического"). И наконец, многие сегодняшние представители спецслужб имеют опыт предпринимательской деятельности, так как на волне "либеральных" чисток многие из них (вынужденно или добровольно) были вброшены в коммерческий сектор.

Сегодня пора собирать камни. Восстанавливать структуры. Выходить на новый виток государственного строительства. КГБ, действительно, возвращается. Но каким оно должно быть на новом историческом этапе?

3. Континентальный КГБ и права евразийского человека

Главной целью "континентального КГБ" должна стать реализация Евразийского Проекта. Основные вектора его сегодня очевидны:

- противодействие американской гегемонии в планетарном масштабе во всех стратегических областях (включая экономику, политику, культуру, информатику и т.д.);

- воссоздание мощного евразийского суверенного Государства на основе Российской Федерации и стратегической интеграции стран-участниц СНГ;

- создание структуры экономических, военных и политических альянсов с другими великими державами Евразии (концепция Евразийского Военного Партнерства);

- мобилизационное развитие экономики России в рамках широкого "таможенного союза";

- политическая стабилизация России, переход к евразийской двухпартийности, маргинализация экстремизма в экономической, национальной и социальной сферах;

- реализация новой доктрины Национальной Безопасности и Оборонной Доктрины.

Очевидно, что осуществление такого плана потребует как легитимной, так и не совсем легитимной (и даже совсем не лигитимной) деятельности. Россия сейчас находится во все еще болезненной ситуации, когда агенты влияния геополитического противника имеют легальные основания для продолжения своей сомнительной деятельности, занимают высокие посты в Государстве, располагают мощной политической, информационной и финансовой поддержкой. Искоренить это только с помощью юридически стопроцентно авторизованных методов вряд ли удастся. Возрождение Государственности в критические периоды и связанные с этим нормативные модели не могут быть юридически описаны никакими кодексами. Это историческое решение, требующее невероятной мобилизации всех ресурсов, дикого напряжения сил, осуществления головокружительных авангардных действий.

Воля к такому повороту российской жизни сегодня, безусловно, есть. Она имеет воплощение и в исполнительной власти, и в политической структуре (дрейфующей в сторону гармоничной евразийской двухпартийности), в самой атмосфере общества, в логике экономических процессов, диктующих необходимость новой (пусть ограниченной) автаркии.

Но эта воля должна быть облечена в общность, в группу, в класс. Этим классом и должно стать возрожденное КГБ. Не ФСБ, не абстрактные "силовики", не соцветье специальных ведомств, отвечающих за узко специализированную область. Настоящий КГБ дивного континентального масштаба, призрак которого стращал Запад, его правительства, его народы когда-то…

Такого героического, макиавеллически всесильного, всезнающего и всемудрого КГБ, в реальности не существовало. По меньшей мере, катастрофа перестройки и либеральных реформ заставляет думать, что мы имели дело с блефом, с легендой, с мифом.

Но это значит, что КГБ — это дело будущего. Не для борьбы с бессильными кучками диссидентов и художников, не вписывающихся в жесткие нормы советской культуры, — для осуществления великой войны континентов нужна спецслужба нового типа, Тотальная Спецслужба, по ту сторону лживых мелко-гуманитарных химер.

Существует не одно человечество, а два. И у каждой половины — свои права и обязанности. Одна половина (меньшая), "пресловутый "золотой миллиард", противопоставила себя всем остальным. Она беззастенчиво насаждает свои представления о жизни и смысле, диктует свою хозяйственно-культурную волю,требует, чтобы все народы земли склонились перед идолом "нового мирового порядка" с дебильной физиономией американских подростков-дегенератов Бивиса и Батхэда.

У остального человечества свои права и свои цели. Они многомерны и различны. Но все солидарны (должны быть солидарны) в одном — в единодушном отрицании Pax Americana (мира по американски”).

Континентальное евразийское КГБ, солярное КГБ, должно быть инструментом этой второй половины человечества . Ведь никакого возрождения России, никакого реального суверенитета, никакой стратегической, культурной, политической, социальной и экономической независимости в американоцентричном мире России не видать. Идеологи "нового мирового порядка" — такие, как Збигнев Бжезинский — недвусмысленно дают понять, какой бы им хотелось видеть грядущую Россию: слабой, расчлененной, депопулизированной, покорной, зависимой и послушной. Идеал Бжезинского, который, между прочим, является одной из главных фигур на противоположном — атлантистском — полюсе спецслужб, несовместим с идеалом национального и государственного возрождения России.

Новый орден призывается на геополитическое служение. Во имя защиты прав евразийского человека...

И снова прав анонимный интернетовский "Дон Жуан из Провинции"… Солдаты и офицеры, приходящие из Чечни, никогда не станут прежними. Довоенными. Эрнст Юнгер сказал о войне, что "Она — наша мать".

Эта чеченская война — мать нового евразийского человека, нового россиянина. Преданный Государству и народу, разумный, дисциплинированный и ответственный в вопросах службы, страстный и жестокий в осуществлении поставленной цели пассионарий нового КГБ хочет увидеть свет.

Опираясь на лучшие традиции советских спецслужб, помня о гнетущем опыте унижения и скитаний по коммерческим структурам в темное либерал-демократическое безвременье, устремленная в великое будущее, евразийская спецслужба неизбежно будет чем-то совершенно новым — консервативным, с одной стороны, и революционным, с другой...

Это должно стать своего рода "новой опричниной". Особенно на первом и самом сложном этапе, когда предстоит сокрушить цитадель крепкой, засевшей в важнейших секторах нашего общества, агентуры влияния. Полномочия этому новому классу надо делегировать в тех же пропорциях, что во время ведения военных действий.

Война континентов продолжается. И у Правителя не будет иной альтернативы, кроме как решиться рано или поздно на этот шаг.

Предложение: оформление перепланировки цена минимальна 11 в Москве.

Дмитрий Белобородов ПРЕОДОЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА (Кафедра культурологии)

Еще не оправившись после тотальной дегуманизации искусства, столь характерной для уходящего ХХ века, современная художественная культура оказалась перед выбором, между природоцентризмом и техноцентризмом. Первая тенденция может быть названа "новым руссоизмом" с его принципом "назад, к природе", утверждающим мир природы как более важную ценность, нежели человек, паразитирующий на эксплуатации ее невозобновляемых ресурсов. Вторая же, наоборот, утверждает примат техники, как над человеческим так и над природным миром.

Обе тенденции являются принципиально постантропологическими, поскольку пытаются видеть мир не сквозь призму человеческого сознания, а со стороны какого-то другого существа. Таковой, например, является попытка Чингиза Айтматова оценить бесчеловечные действия истребителей сайгаков в Майкумской долине через сознание волчицы Акбары. Неантропологический психологизм свойственен также для прозы Тимура Пулатова ("Владения"), и зарубежного фантаста Клиффорда Саймака ("Все живое"), который писал о неведомой нам цивилизации цветов как живых существ, превосходящих по своему духовному развитию человека.

Природоцентризм представляет собой интереснейшую попытку поиска новой ценности, лежащей вне человека. Он свидетельствует о крахе антропоцентризма, отказе человека воспринимать себя как главное мерило. Сфера действия природоцентризма необычайно широка: он проявляется не только в демонстрациях "зеленых", в мизантропических афоризмах Сирано де Бержерака ("Умом не поверить, а сердцем вовек, но хуже нет зверя, чем зверь-человек"), но и в тысячах неочевидных мелочей. Например, в популярной компьютерной игре "Эволюция" (аннотация к ней гласит: "прежде цивилизации была эволюция”), в которой разработчики предлагают ассоциировать себя с каким-либо биологическим видом (необходимо выжить в естественном отборе и постоянно совершенствоваться, чтобы поддерживать свою экспансию на изменяющихся ландшафтах древней земли).

Однако, гораздо более популярной тенденцией современной культуры становится техноцентризм. В наши дни, когда техника перестает осознаваться как вторичная реальность, современный человек бежит от себя в искусственный мир. Техническая реальность воспринимается им как нечто более совершенное, чем жизнь. За ней будущее. Человек — это уже пройденный этап.

В современном искусстве эту тенденцию отражает жанр технотриллера, родоначальник которого — английский писатель Том Кленси, автор "Красного шторма", "Всех страхов мира" и "Охоты за "Красным Октябрем". В современном кино этот жанр доминирует. "Терминатор", "Робокоп", "Газонокосильщик", "Универсальный солдат", "Бегущий по лезвию" и т.д. и т.п. Основной мотив технотриллера — демонстрация машиной исключительных качеств, во много раз превосходящих возможности человека. Машина всегда в центре событий, люди — на второстепенных ролях.

Если в первом "Терминаторе" человеку все же удается победить машину, то в "Терминаторе-2" вопрос о том, кто сильнее: робот или человек даже не ставится. Сражаются два робота, один из жидкого металла, другой — из обыкновенного. Выигрывает тот, чья модель совершенней. Человеку здесь вообще нет места.

На фоне вышеобозначенных тенденций последний заметный кинохит "Матрица" — любопытное свидетельство доселе невиданной мутации жанра.

В "Матрице" человек борется за свое подлинное существование, которое отнимает у него "матричный" мир автоматизированной действительности. Человечество оказывается внутри программы, созданой глобальным гиперкомпьютером. Личность целиком зависит от Системы, и эта Система не преодолима (если с нею бороться стандартным способом) — человек заведомо слабее любого из агентов-цифр. Преодолеть Систему можно только через веру в нереальность ее существования. Только она позволяет увидеть Матрицу изнутри, как это удалось сделать в финале главному герою Нео (Кеану Ривз). Легким движением руки Нео останавливает летящие в него пули, проходит сквозь стены. Вера в себя, в исключительные способности человека побеждают былую веру в тотальность и незыблемость Системы, в ее абсолютный материально-онтологический статус.

Любопытно, что являясь типичнейшим продуктом "фабрики грез", "Матрица" отказывает нашей повседневной действительности в праве на существование. Она совершает двойной онтологический разворот: дереализирует оцифрованную реальность "нереального" повседневного бытия человека ради его защиты как некоторой гуманистической ценности. Техногенный мир становится для Человека тем же материалом, что и живой человек для роботов-агентов из матричного мира.

Показательно, что в героической борьбе за отвоевывание у псевдореальности подлинного существования человек опирается не на гуманизм, а на веру — то единственное, что способно вести человека к совершенству, приподнимая его над фиктивной обыденностью.

http://zvezda.netway.ru

Минимойка и аппарат высокого давления 12 по выгодной цене.

Евгений Головин НАУТИЛУС (Наука и техника)

Жюль Верн любил научно-технический порыв к звездам и безднам, что касается нравственно-бытовых удобств, предпочитал полагаться на великого соотечественника Шарля Фурье. В "Детях капитана Гранта" майор Мак-Наббс считает австралийских аборигенов чуть не обезьянами, однако леди Элен и МэриГрант, красивые, в длинных платьях, раздают этим голым уродам продукты. Это очень важно — продукты, источники энергии. Запасы каменного угля ограничены, нефть Жюль Верн игнорировал принципиально: будучи поклонником французского геофизика Клода Мори, он считал, что столь огнеопасную и ядовитую субстанцию нельзя расценивать в прожектах энергетических.

Электричество плюс десять заповедей — вот религия Жюля Верна, где акцент ставится на первом субстантиве. И все же писатель не забывал о необходимости этического прогресса, хотя это не очень-то его развлекало. Он идеализировал прекрасный пол (у него вообще нет плохих или некрасивых женщин) и возлагал на красавиц будущего нравственное перевоспитание остального человечества.

Классификация человечества, по Жюлю Верну, должна быть такова: изобретатели и реализаторы научных идей; преданные работе рабочие; не менее преданные матери и жены; сыновья и дочери, продолжающие дело отцов; негры, достаточно цивилизованные для собачьей преданности. Все это неплохо для социалиста-утописта или автора научно-популярных брошюр, но скучновато для романиста. Художественной прозе столь же трудно обойтись без инъекции зла, как музыке без диссонанса. Роману воспитания конечно необходима сюжетная основа, но здесь вот какая странность: у Жюля Верна юноши и девушки, равно как и женщины, в принципе замечательны, перевоспитанию подлежат некоторые мужчины средних лет вроде Айртона из "Детей капитана Гранта" или… капитана Немо.

* * *

Жюля Верна всегда воодушевляла греза об электричестве: "В природе существует могущественная сила, простая в обращении. …Эта сила — электрическая энергия. "Подобный пиитет разрешает определенное отступление. В герметике это не просто "сила", но модификация "огня", одного из четырех космических элементов, без которого жизнь вообще немыслима. Каждый космический элемент в тех или иных пропорциях содержит три остальных. В последовательности "земля-вода-воздух-огонь" вода и воздух имеют, соответственно, больше огня. Огонь и вода — элементы мужские, воздух и земля — женские. Отсюда слова Парацельса: "Тяготение мужской воды к женской земле, и женского воздуха к мужскому огню." В мифологическом плане это случилось в результате кастрации Урана. Когда Кронос, сын Урана и Геи, оскопил отца, мужское начало попало в рабство к женскому. Но если реки, озера, подземные источники суть "мужская вода", подчиненная матери-земле, в морях и океанах дело обстоит иначе. Океан ближе к воздуху и огню, океан не зависит от матери-земли, жизнь в океане более свободна и подвижна: девиз "Наутилуса" — mobilis in mobile — подвижный в подвижной среде. "Морская соль — сперма океана — творящий огонь." (Авиценна) На песчаных берегах, омываемых морской водой, растет пальма — древо жизни, согласно вавилонской мифологии, ее корни питаются солью. Морская богиня Тетис никогда не совладает с Посейдоном, Тиамат не победит Дагона. Свободное и неукротимое мужское начало беспрерывно оплодотворяет женскую субстанцию, регулярно ослабляя ее концентрическую тенденцию к захвату, пожиранию и конечной неподвижности. Отсюда другое качество жизни в океане.

Знаменитый английский химик Хэмфри Дэви писал в "Философии химии"(1811г.): "Морская вода насыщена электричеством, вопрос, как его добыть." Капитан Немо, очевидно, сумел решить эту проблему: "Хлористый натрий содержится в морской воде в значительном количестве. Вот этот-то хлористый натрий я выделяю из морской воды и питаю свои элементы.… В соединении с ртутью он образует амальгаму…. Ртуть в элементах не разлагается." Сомнительно с точки зрения "земной" электротехники, но дает повод к совсем иной интерпретации. Мы далеки от мысли о серьезных алхимических интересах Жюля Верна, однако некоторые совпадения интересны. Не только Авиценна, но и Бернар Тревизан, Сент-Дидье, Ириней Филалет упоминали о "тайном творящем огне морской соли". "При воздействии западного меркурия на морскую соль высвобождается ignis secretis, постоянный и недоступный восприятию огонь" — писал в книге "Сверкающий фонтан" английский мастер семнадцатого века Томас Воган. "Западный меркурий" — одно из названий "всепроникающей и пожирающей черный сульфур materia prima" (Томас Воган).

Только мощью "тайного огня" объясняются возможности "Наутилуса", который движется со скоростью пятьдесят миль в час (примерно 80 км) и способен опускаться на любую глубину. При этом "Наутилус" нисколько не напоминает современную субмарину с ее кротовыми норами, "Наутилус" — подводный дворец: роскошный фонтан, библиотека, музей. Но главное — личность и ситуация его творца. "Наутилус" не просто выдающееся техническое достижение, это, так сказать, электро-металлическая проэкция капитана Немо, "человека воды", мужчины, свободного от матери-земли. Он похож на представителя подводной флоры в интерпретации профессора Аронакса: "Я заметил, что все особи растительного мира лишь прикрепляются к грунту, а не растут из него. Не имея корней, они требуют не жизненных соков, а только опоры; они равно произрастают на камнях, ракушках, песке или гальке. Все нужное для их существования заключается в воде,вода их поддерживает и питает." Свобода недостижима на земле, кочевники, отшельники, бродяги связаны разного рода условиями и условностями, но: "для меня несуществует ни дня, ни ночи, ни солнца, ни луны — только искуственный свет, который я уношу в морские глубины". "Подвижный в подвижной среде", экзистенция сугубо мужская, фаллический апофеоз. Сигарообразной формы "Наутилус" горит собственным светом. Этот вечный двигатель снабжен смертоносным тараном. Почему Жюль Верн ограничился только этим? Перископы и торпеды были известны в эпоху создания "Двадцати тысяч лье под водой", но подобная экипировка не отвечала характеру капитана Немо.

Жизнь в воде, постоянное плаванье, многоцветные пейзажи, очарованное царство. Прогулки в подводных лесах: "Над нашими головами плыли отряды физалий с колыхающимися бирюзовыми щупальцами, медузы своими опаловыми и нежно-розовыми зонтиками с лазоревой окраиной защищали нас от солнечных лучей, а фосфоресцирующие медузы освещали б дорогу, если бы нас настигла ночь. "Нам в принципе непонятен этот уровень экзистенции, поскольку "людям земли" необходима периодичность — чередование покоя и движения, отдыха и работы, равнодушия и страсти, трезвости и опьянения, а главное — убежище, дом, стабильность. Оторванные от матери-земли, мы погибаем, словно Антей, и даже без помощи Геракла. Деньги, убеждения, цели, привязанности — разве можно существовать без всего этого, скажем, почти без всего этого? В этом смысле любопытен конфликт гарпунера Неда Ленда, случайного пленника "Наутилуса", и капитана Немо. Нед Ленд силен, отважен и, понятно, рвется на свободу. Вспомним Ницше: не спрашиваю, "от чего" ты свободен, спрашиваю "для чего". Нед Ленд хочет посидеть в таверне, выпить джина и т.д. За скромным желанием темнеет тоска по привычному укладу и стабильности. Обычные люди получают энергию от матери-земли, это, в известном плане, земной "электрический" процесс: покой и стабильность "заряжают", "аккумулируют" жизненную энергию. "Человек земли" пассивен, его динамика провоцируется беспокойством, заботой, целью,стимулом, возлюбленной, любимым делом, словом, всегда чем-то внешним, говоря в общем и целом, "молоком матери-земли". Иное дело "человек воды", живущийв активно-энергетической среде.С точки зрения Неда Ленда, капитан Немо ведет жизнь высоко бессмысленную. Полярность этих людей хорошо проявлена в эпизоде охоты на кашалотов. Защищая китов, представляющих в любой морской мифологии фаллическую ось мира, капитан Немо нападает на кашалотов, "у которых только и есть, что пасть да зубы". Таран "Наутилуса" вонзается в этих монстров, кромсает на куски это воплощение беспредельной хищности материи: "Мы плыли среди гигантских тел с голубоватой спиной, белым брюхом, вывороченными внутренностями. Несколько препуганных кашалотов обратились в бегство. Вода на несколько миль в окружности окрасилась в пурпур, и "Наутилус" шел по морю крови." Для Неда Ленда это бойня, бессмысленная, т.е. бесполезная, для капитана Немо — ритуальное действо.

Конфликты капитана Немо с хищной женской субстанцией жестоки и бескомпромиссны. "Наутилус" прошел подо льдами к Южному полюсу — в этом романе Жюль Верн предложил гипотезу открытого моря вместо материка. На полюсе ничего примечательного, только удовольствие от точности наблюдений, что и понятно:географичесике полюса — только воображаемые точки пересечения воображаемых меридианов, истинные полюса — нечто совсем иное. Кошмар Антарктиды поджидал "Наутилус" на обратном пути, когда этот автономный стальной фаллос намертво сковала ледяная вагина южного океана. Под прожекторами подводного корабля концентрическая смерть сверкала мириадами изумрудных, сапфировых, алмазных отражений. Характерна реакция Неда Ленда: "Если хотите знать, Господь запретил людям видеть такую красоту." Только находчивость капитана Немо, достойная хитроумного Одиссея, спасла положение.

* * *

Мы форсировали в данном наброске идеологическую направленность романа и образа главного героя, игнорируя историю капитана Немо, рассказанную в"Таинственном острове". Эту историю читать так же грустно, как последнюю главу "Дон Кихота". Почему бы не подумать над возможными коннотациями?