/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 333 (16 2000)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов БЕЗ ТЯЖЕЛЫХ РАКЕТ, СО СПИДОМ

Теперь, когда путинская Дума ратифицировала СНВ-2 и Россия осталась без тяжелых ракет, и старики-оборонщики, понимающие суть военных процессов, рыдают о погибели русского суверенитета, и старуха Олбрайт, с бриллиантовой жабой на животе, пьет сладкий настой из крови славянских младенцев, теперь, надо полагать, в повестку Думы будет внесена программа по сокращению российского населения до 50 миллионов человек. Ее, по всей видимости, внесет самая патриотическая организация "Конгресс русских общин" во главе с патриотом Рогозиным. Телевидение Гусинского покажет, как процветают малочисленные народы Европы. С докладом в Думе выступит комсомолка Матвиенко и объяснит, что у оставшегося населения будут очень высокие льготы и пенсии. Министр культуры Швыдкой убедительно докажет, что элитарная культура России, стихи Бродского и музыка Шнитке, освоенные пятьюдесятью миллионами, сделают народ духовно непобедимым. Лидеры фракций Грызлов, Примаков и Явлинский призовут народ добровольно, на демократических началах, сократить свою численность, и тогда всем хватит продовольствия и жилья. Жириновский с пенкой на губах пояснит, что намеченное вымирание коснется только электората коммунистов и не затронет педерастов, голосующих за ЛДПР. Международный скульптор Эрнст Неизвестный сделает из бетонной крошки и человечьих костей памятник "Русский, отказавшийся от имперских амбиций", а поэт Вознесенский напишет эпитафию: "Им было умирать не больно. А нам так весело и вольно". После ратификации этой программы Рэм Вяхирев выделит бесплатные миллионы кубометров газа для действующих крематориев.

Ратификация СНВ-2 проведена по методикам "гексогенной демократии", проверенным на выборах Путина. Договор, столь же катастрофический для страны, как Беловежское соглашение, протаскивали сквозь Думу, как верблюда сквозь игольное ушко. Сначала Путин имитировал перед народом державное направление мыслей, заботу об армии — летал на истребителе, погружался на лодке, стрелял ракетой по Камчатке. Затем пенсионный Сергеев, попридержанный на посту министра обороны, уверял, что Россия сама по себе, без всякого договора, теряет свои ракеты. Игорь Иванов, обязанный своей карьерой звездно-полосатому Козыреву, убеждал депутатов в благотворности договора для России, Америки и всего человечества. Рогозин в русской косоворотке, поставленный на Комитет по иностранной политике, специально под ратификацию договора разыграл комедию в Европарламенте, хлопнул дверью, продемонстрировал силу и державную волю, чтобы через день в Думе ратовать за разрушение последнего оплота русской независимости. Немало избранников, новых и старых, было пропущено через душевую Волошина, где им промыли шампунем розовые, без извилин, мозги, позолотили мозолистые от подношений ладошки. Виднейшие экономисты, в очках, с хохолками, похожие на дятлов, обращаяясь к голодному населению, сулили немедленные, после ратификации СНВ-2, инвестиции и займы.

Договор прошел через Думу, как пуля проходит сквозь сердце приговоренного к смерти. Коммунисты и аграрии были против. Теперь четыре года мы будем свидетелями их стоического, бесполезного для страны сопротивления.

Мы живем без Советского Союза, без коммунизма, без тяжелых ракет. Чубайс и Вяхирев создали экономику лучины и каменного топора. В Тольятти, который замышлялся как Город Солнца и цитадель советской цивилизации, разгорается эпидемия СПИДа. Горбачев создает социал-демократию. Ельцин едет отдыхать в Австрийские Альпы. Путин, опорожнив половину "ядерного чемоданчика", навещает масонскую Англию. У России нет президента.

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Запланированный блиц-визит в Англию нового "хозяина" Кремля, продолжающего совмещать "в одном лице" функции и.о.президента и премьер-министра, свидетельствует о том, что Путину после ратификации СНВ-2 необходимо срочно пройти "предварительную инаугурацию" на Западе, ради чего стоило пренебречь даже громогласно провозглашенной верностью "конституционным нормам", запрещающим одновременно выезжать за рубеж президенту и премьер-министру РФ, считают эксперты СБД. Ссылаясь на оценки ветеранов советских спецслужб, собравшихся 16 апреля на традиционную весеннюю закрытую встречу в ближнем Подмосковье, они проводят параллель между нынешним визитом Путина и встречей М.Горбачева с М.Тэтчер, после которой началась тотальная сдача геополитических позиций СССР и развал "второй сверхдержавы мира". Особо отмечается, что в программу нынешнего визита входит прием "наследника Ельцина" в Виндзорском замке, символически включающий Путина в узкий круг "мирового правительства"…

l Секретный звонок Клинтона в Кремль в ночь с 14 на 15 апреля был инициирован группой Чубайса, сообщают наши источники в близких к правительству кругах. По этой информации, помимо благодарности за ратификацию СНВ-2, американский президент потребовал у Путина максимально сжатого графика уничтожения тяжелых ракет и скорейшего урегулирования "ситуации в Чечне", пообещав решить вопрос по займам МВФ и "стабилизации цен на нефть" после президентских выборов в США. Кроме того, стороны договорились о согласии руководства РФ на выход США из договора ПРО под видом "строительства отдельных объектов", находящихся под совместным контролем России и Америки, а также на введение в РФ системы "currency board", реально означающей полное подчинение нашей финансовой системы американскому доллару. Отдельным пунктом переговоров стало требование Клинтона начать "антикоррупционную кампанию" против "мафиозных олигархов" типа Березовского и Абрамовича…

l Резкое усиление проамериканской "группы Чубайса" должно сопровождаться "плановой зачисткой" всех других "творцов путинской победы". Первым этапом данного плана является захват полного контроля над Газпромом, ЦБ и МПС. Реализация этого этапа начата массированной атакой на Р.Вяхирева, на очереди — В.Геращенко и Н.Аксененко. Только после захвата "естественных монополий" (осень 2000 г.) планируется начать "зачистку" губернаторов. В "списке Чубайса" первыми номерами идут губернатор Приморского края Е.Наздратенко (которого предполагается отдать под суд "по модели Севрюгина" — за "хищения" с подключением Интерпола при попытке выехать за рубеж) и краснодарский губернатор Н.Кондратенко (за отсутствие "политкорректности", выразившейся в критике сионизма как системы всепроникающего доминирования еврейского капитала). Кубанского "батьку" могут ожидать либо поражение на выборах (при помощи "патриотического" генерала Пуликовского), либо (в случае победы) "питерский вариант" с чисто физическим устранением. Особо обсуждается судьба Лужкова, с которым Чубайс поддерживает контакты через некоторые банковские структуры, а Путин настаивает на неприемлемости его влияния "вблизи Кремля". Наконец, третьим этапом должен стать роспуск Госдумы с запретом КПРФ и внедрение мажоритарной выборной системы через референдум по "украинской модели", для ознакомления с которой Путин специально задержался в Киеве. Параллельно предполагается осуществить "снос генералитета" и полностью открыть отечественную экономику для иностранного капитала с тотальной колонизацией России, сообщают наши информаторы из "Греф-центра"…

l Согласно данным, поступившим из Госдумы, успех ратификации СНВ-2 вдохновил "путинцев" на следующий шаг — принятие либерального требования продажи земли, что окончательно разрушит суверенитет России, приведет к образованию иностранных анклавов на ее территории. Для лоббирования этого процесса и "поощрения депутатов" уже выделены необходимые финансовые средства в размере около 450 млн. долл. Не слишком дорогая цена независимости крупнейшего государства мира...

l Падение и последующий рост курса акций на американских биржах, начавшиеся с индекса высокотехнологичных компаний NASDAQ (на 11%), а затем и индекса Доу-Джонс, согласно данным, поступившим из Нью-Йорка, были подготовлены и проведены финансовыми группами, близкими к администрации Клинтона. Основной целью операции был дальнейший подрыв позиций корпораций high-teck Западного побережья, симпатизирующих республиканцам, в первую очередь — Microsoft У.Гейтса и "расчистка пространства" для созданной демократами масс-медийной супермонополии Time-Warner-AOL. После "антимонопольного" решения Минюста США капиталы Гейтса уменьшились приблизительно на 27 млрд. долл. Нынешнее падение курса акций "отобрало" у него еще 34-38 млрд. долл. Параллельно значительные средства (порядка 1 млрд. долл.) брошены на рекламу конкурирующей с Windows операционной среды Linux, что должно отобрать у Гейтса в ближайшей перспективе приблизительно 25-30% мирового soft-рынка. Тем самым подготавливается почва не только для захвата доминирующих позиций в компьютерно-коммуникативных сферах, но и обеспечивается информационное сопровождение избирательной кампании кандидата от демократов А.Гора, "преемника" Клинтона. Нынешняя массированная скупка акций компаний США финансовыми супермонополиями приводит к предельной концентрации собственности, что может служить предвестием глобального кризиса на американском рынке. Одновременно планируется резкое снижение цен на сырьевые товары, прежде всего энергоносители (до 15$ за баррель нефти), что значительно уменьшит экспортные поступления в бюджет РФ…

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ "ДЕНЬ"

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« По сведениям из ФСБ, у Басаева отрастает нога.

« Депутатов, голосовавших за СНВ- 2, зачислили офицерами ЦРУ.

« Вяхирев не газует, Чубайс не искрит.

АМПУТАЦИЯ (Заявление Геннадия ЗЮГАНОВА по СНВ-2)

Антинациональное большинство новой Госдумы ратифицировало договор СНВ-2. Только депутаты от коммунистов и аграриев твердо отстаивали государственные интересы России, еще накануне выступив с обращениями к Думе и ко всем соотечественникам. Эти голоса не были услышаны: сегодня в нижней палате парламента берут верх антинародные силы. Но даже после позорного думского голосования мы публикуем текст предшествовавшего ему заявления Г.А.ЗЮГАНОВА, ибо этот призыв — факт истории русского сопротивления, слово в борьбе против уничтожения нашей Родины.

Чрезвычайные обстоятельства побуждают меня сделать это заявление. Думу подталкивают к спешной ратификации российско-американского договора по сокращению стратегических вооружений СНВ-2. При этом страна лишается арсенала тяжелых баллистических ракет, способных прорвать любую оборону Америки. Бездумно уничтожается российское оружие сдерживания. По нашему глубокому убеждению, после многократного анализа, предпринятого военными, инженерами и геостратегами, ратификация этого договора делает Россию беззащитной перед угрозами, которые сгущаются над страной. Угрожает ей расчленением, ставит под контроль иностранцев ее материальные и людские ресурсы.

Шесть лет патриотические депутаты Госдумы сопротивлялись этой губительной ратификации. Теперь, при новом соотношении сил в парламенте, когда значительно усилились прозападные и мнимопатриотические объединения, договор может быть ратифицирован. По недомыслию или по умыслу Дума готовится совершить историческое предательство — коренным образом может измениться судьба страны и народа, оказавшаяся в руках традиционных противников.

По трагическим последствиям ратификация СНВ-2 сравнима с договоренностями в Рейкьявике и на Мальте, когда Горбачев в одностороннем порядке приступил к разрушению Варшавского Договора, сдал ГДР, уничтожил пояса обороны, построенные Советским Союзом после победы в Великой Отечественной войне. В результате этого невиданного предательства блок НАТО получил абсолютный контроль над Восточной Европой. Лучшие советские части были расформированы. Началась геополитическая катастрофа, длящаяся и по сей день.

Ратификация СНВ-2 соизмерима с Беловежскими соглашениями Ельцина, когда лидер, побуждаемый маниакальной ненавистью к собственной Родине, расчленяет ее территорию, уничтожает оборонный потенциал, своими руками устанавливает в отпавших частях страны недружественные режимы. Разрушенная Ельциным оборонная промышленность, расформированная армия, опустошенная казна поставили изнуренную страну в жалкую зависимость от стратегических противников.

Ратификация СНВ-2, предпринимаемая Путиным, продолжает зловещий ряд катастроф. Вписывает имя Путина в одну строку с Горбачевым и Ельциным. Убеждает нас, что сбываются самые худшие прогнозы относительно его президентства.

Ревнители СНВ-2 уверяют народ, что уничтожение русских тяжелых ракет будет компенсировано появлением оружия нового поколения. Это демагогия и обман. В стране нет денег на строительство нового ракетного щита и современного флота. Деградация оборонной промышленности и науки не позволяет сегодня России модернизировать стратегический арсенал. Сухопутная армия в отсутствие ракетно-ядерного щита не является для страны средством обороны. На это указывает и последняя "малая" война в Чечне, когда морская пехота штурмовала горные ущелья, и казалось, что министр обороны вот-вот бросит на передовую для восполнения потерь отряд космонавтов.

Милитаристский блок НАТО, с попустительства Горбачева и Ельцина, придвинулся к Смоленску и Пскову. Тактические ракеты Америки могут беспрепятственно бомбить Москву, Петербург и Самару, как они недавно бомбили Белград и Косово. В этих условиях, когда американский флот берет на абордаж русские танкеры в Персидском заливе, когда Украина становится плацдармом для натовских учений, нам предлагают уничтожить последнюю гарантию суверенитета — комплекс тяжелых шахтных ракет. Оружия, созданного великим конструктором-ракетчиком Уткиным, незадолго до своей кончины уверявшим нас, что эти надежные и неуязвимые для противника ракеты могут простоять в своих шахтах еще 10 — 15 лет.

Я обращаюсь к соотечественникам, призывая их отложить повседневные дела и заботы, и в день голосования в Думе проследить за поведением своих депутатов. Ибо это голосование напрямую связано с судьбой каждой семьи и Родины в целом, для которой минуты голосования могут обернуться столетиями рабства.

Я обращаюсь к депутатам Думы, призывая забыть в этот ответственный момент о партийных пристрастиях, о корпоративных обязательствах, преодолеть внутреннюю несвободу и не ратифицировать губительный для страны договор.

В истории случаются редкие, ослепительно грозные минуты, когда история делает выбор. Так и теперь мы стоим перед черно-белой реальностью. Либо мы, измученные и изведенные "реформаторами", потеряв в эти годы восемь миллионов сограждан, спасем свою суверенность и под защитой тяжелых ракет начнем мучительное восстановление Родины. Либо под хохот врагов своими руками уничтожим последнее средство национального выживания, и флаги поработителей станут развеваться над нашими городами и селами.

13 апреля 2000 г.

Шины GTRadial оптом с доставкой.

Михаил Лобанов МОЯ ПОЗИЦИЯ (Письмо в редакцию “Завтра” с необходимым уточнением)

В предыдущем номере "Завтра" (№ 15, апрель 2000 г.) опубликована статья Евгения Ростикова "Время сожжения книг" — о реакции различных слоев общественности на выход в Минске книги "Война по законам подлости". Я целиком солидарен с православно-патриотической позицией автора (одинаково близкой всем нам — белорусам, русским, украинцам), обращенной против "мирового порядка" и его агентов. Признателен я и за включение в текст статьи моего отзыва о названной книге. К сожалению, при этом оказались в нем слова, которые мне не принадлежат.

У меня было сказано: "Недаром эпиграфом поставлены слова Сергия Радонежского, благословлявшего Дмитрия Донского на битву с завоевателями". Автор статьи добавил к имени преподобного Сергия имя писателя Валентина Распутина: "Недаром эпиграфами к ней, помимо обращения князя Дмитрия Донского к Сергию Радонежскому: "Что делать?" — "Русь защищать!" — стоят и слова великого русского писателя нашего современника Валентина Распутина: "Если соберем волю каждого в одну волю — выстоим! Если соберем совесть каждого в одну совесть — выстоим!" "Если соберем любовь к России каждого в одну любовь — выстоим!"

Эти слова Валентина Распутина наряду с призывами к русским людям Сергия Радонежского, Иоанна Кронштадтского в качестве эпиграфов открывают книгу "Война по законам подлости", откуда и взял свое "добавление" автор статьи. Не рановато ли канонизировать имя талантливого прозаика, ставя его в один ряд с нашими величайшими христианскими святыми? Увы, не могу я обольщаться и патриотическими штампами вроде "совести России", тем более, когда знаешь, как труден подвиг "выстоять" на этой "прямой стезе", говоря словами Священной книги... За несколько дней до государственного переворота, до сокрушения нашего великого государства я писал в предшественнице нынешнего "Завтра" — газете "День", август, 1991 год (статья "Слепота"): "Ведь чтобы завоевать этот авторитет, нужны годы, иногда целая подвижническая жизнь. Поколебать, подорвать, потерять его — достаточно одного изменнического поступка, ложного нечеткого слова, политиканского расчета.

Надо ли говорить, как это особенно опасно для писателей, которые, в отличие от чуждых нравственности политиков, призваны выражать глубинные моральные интересы людей, народа.

В газете "Славянский вестник" (№№ 8-9, май, 1991 год) опубликовано интервью с В. Распутиным. На замечание собеседника, что "сегодня идет критика Горбачева", Распутин говорит, между прочим, о президенте СССР: "Это вообще очень мудрый человек". Видимо, Валентину Григорьевичу как бывшему члену президентского Совета лучше знать, чем нам, президента, если он так высоко оценивает его. Но здесь у меня, как у простого смертного, рядового нашей страны, возникают вопросы: в том ли "мудрость", чтобы развалить в считанное время страну?"

Не хотелось верить, что "ода мудрости" Горбачеву воздавалась уже после Рейкьявика, после Мальты с их тайными сговорами, после сдачи Восточной Европы, Восточной Германии, капитуляции перед НАТО, после развала военно-промышленного комплекса, политики разжигания национальной розни, после предательства Горбачева как генсека партии и как президента государства. Я уже приводил в своей статье в журнале "Молодая гвардия", говоря о Горбачеве, слова Горького о том, что тифозная вошь оскорбилась бы сравнением ее с предателем.

Печально, что ныне Валентин Григорьевич возносит акафист другому "мудрецу" — Александру Солженицыну, как несравненному учителю "жить по правде" (название его статьи к 80-летию Солженицына, газета "День литературы”, декабрь 1998 г.). О Солженицыне, как апологете предательства, враге исторической России, прислужнике американских заправил "мирового порядка", о фальши, лицемерии его поучений "жить не по лжи", — я подробно и доказательно говорил в своем интервью "Светоч или лжепророк?" (газета "Советская Россия, 24 декабря 1998 г.). Именно этот учредитель либеральной "антитоталитарной" премии своего имени одобрил расстрел 3 октября 1993 года.

С нелегким чувством на душе пишу я это письмо, прекрасно зная заслуги Валентина Распутина перед русской литературой и Отечеством, но, повторяю, не могу признать себя автором слов, мне не принадлежащих.

14 апреля 2000 г.

Николай Анисин ГЕНЕРАЛ, СТАНЬ ГУБЕРНАТОРОМ! (Суд признал незаконным отстранение Альберта Макашова от выборов)

12 апреля Самарский облсуд отменил решение окружной комиссии о снятии с выборов в Госдуму кандидатуры Альберта Макашова. То есть суд признал: нарушений в проведении избирательной кампании у Макашова не было, и от участия в выборах его отстранили незаконно. Примечательно: в декабре Макашов уже обжаловал действия той же окружной комиссии в том же суде. Тогда ему отказали. Теперь же генерал Макашов, имея на руках судебное решение о незаконном снятии его кандидатуры, может ставить вопрос об отмене результатов думских выборов в Самаре.

Почему суд изменил свою позицию и вдруг заметил беззаконие, которого не желал замечать четыре месяца назад?

Макашова выбили из выборной кампании явно не без нажима областной власти. Ныне власть в Самаре меняется. Губернатор Титов подал в отставку, и его шансы на переизбрание проблематичны. Макашов же, хотя у него абсолютно нет денег на выборы, популярен в области. И популярность его дорого стоит — это, видимо, оценили в суде. Чиновники всегда нутром чуют — кто может взять верх. Так что генералу Макашову надо участвовать в губернаторских выборах и побеждать!

Николай АНИСИН

Александр Проханов РАЗГЛЯДЕТЬ ДРАКОНА

Мы проиграли президентские выборы. Мы ратифицировали СНВ-2. Страна, ненавидящая Ельцина, связывающая с Ельциным свое умирание, выбрала того, на кого указал губитель. Добровольно отказалась от тяжелых ракет — последнего оружия обороны. Послушно съела ядовитый нарядный овощ, выращенный в огороде олигархов. Народ, неповоротливый, как медведь, три месяца махал лапами, отбиваясь от телевизионной мошкары и гнуса. Не заметил, как кто-то подкрался к нему с дубиной, вломил промеж глаз. А когда очнулся, был уже связан, тупо моргал, глядя, как маленький, похожий на конфетти Путин ловко мчится на лыжах.

Есть одно слабое утешение в этом стратегическом проигрыше. Удалось разглядеть смертоносную, бьющую в лоб дубину. Сделать несколько размытых снимков невидимого оружия, сразившего народ. Оно, сверхсекретное, рассредоточенное в пространстве, замаскированное, обнаружило себя на секунду, и мы успели его зафиксировать. Так случайный турист, гуляющий по берегу шотландского озера Лох-Несс, видит, как из черных кипящих вод подымается огромный дракон, делает дрожащей рукой неточный снимок. Так случайный рыбак в челноке видит, как из океанской воды, сбрасывая со стальной спины водопады, подымается лодка новейшей конструкции. Успевает рассмотреть жуткую конструкцию корпуса, гибкие рули, могучие двигатели, новейшие системы оружия, цилиндры и сферы, в которых прячутся прицелы и дальномеры. Облученный радиацией, опаленный плазмой, рассказывает на рыбацкой тоне товарищам о подводном чудовище.

Мы затеваем наш проект "Гексогенная демократия", стремясь расшифровать драгоценную, полученную в период выборов информацию о враге, чьими усилиями истребляется народ со скоростью миллион человек в год. Хотим создать чертежи новейшего, стреляющего в русский народ оружия, против которого отважно, с криком "ура", бежим, сжимая старомодную “мосинскую трехлинейку".

Этого оружия не было вчера. Оно сконструировано в кремлевских лабораториях в самое последнее время. Основано на знании психологии человека и нации. Использует страхи, мечты, комплексы неполноценности. Изуродованное представление о величии Родины. Выхолощенные понятия патриотизма. Это оружие проникло в наш мозг. И оно вне нас, недостижимо, спрятано в иллюзорный электронный импульс телевизионного экрана. Оно в структуре извращенной московской и губернской власти. В бандитском капитале русской провинции и в несметных олигархических состояниях, перекачанных за кордон. Мы хотим рассказать о новом типе управления огромными массами населения, которое приводят к избирательным урнам, добиваясь от него добровольного избрания своих палачей и мучителей. Это управление не требует массовых арестов, государственной монополии на прессу, доносчика и партийного функционера на каждой лестничной площадке. Мы хотим познать это оружие. Найти его уязвимые точки. Отыскать в его бронированных, запечатанных электронными кодами сейфах сосновую иголочку, на которой, как липкая капля смолы, таится смерть чудища. Передать эти открытия оппозиции. Вооружить ее в битвах, которые далеко не окончены.

Александр ПРОХАНОВ

Александр Сергеев ОПЕРАЦИЯ НА ПСИХОПОЛЕ

На закате правления Ельцина его ближайшее окружение и он сам встали перед острой дилеммой: либо бегство из России — либо попытка каким-либо путем удержать власть. В то время крах "либерального проекта" стал очевиден всей стране, и режим лишился даже минимально необходимой базы поддержки в 5 процентов, без которой неминуемо следует политический обвал. Дефолт-1998 похоронил последние надежды части граждан стать "средним классом", бомбардировки Югославии убедили даже самых наивных, что США является не партнером, а стратегическим врагом России — в том смысле, который вкладывают в это понятие военные специалисты.

В это же время отчетливо обозначилась тенденция на "слив" президентского окружения западными "партнерами". После того, как открыто враждебные действия правящей элиты Запада против "придворной группировки" стали очевидны (скандал с "Бэнк оф Нью-Йорк”, история с банковской карточкой Б.Ельцина), камарилья осознала, что ее политическое и физическое выживание возможно лишь путем мобилизации внутренних ресурсов и только на российской территории.

С другой стороны, к весне 1999 года для "придворной группировки" стало примерно ясно, чего хочет от государственной власти большая часть народа России. Тайные и открытые социологические опросы, исследования национального психотипа, различные эксперименты с национальным коллективным бессознательным с применением самых экзотических методик выявили, наконец, "болевой узел" в мироощущении политических масс. Таким "болевым узлом" оказался не протест против социального неравенства, не неприятие коррумпированной власти, а колоссальный комплекс национально-государственной неполноценности. Этот комплекс, сформировавшийся после тяжелейшей коллективно-психологической травмы, вызванной гибелью советской государственности, распадом страны, годами чудовищного и невиданного в русской истории национального унижения. Эта волна национального унижения захлестывала русского человека везде, на каком бы уровне общественного бытия он ни находился — от геополитики до продуктового рынка. Он видел, как ельцинская власть пресмыкалась перед Западом, как в бывших советских республиках русское население загоняли в гетто, как в торговых рядах продавцы заламывали астрономические цены, плохо говорившие по-русски. Унижение было таким сильным, таким подавляющим, что людям с развитым национальным чувством впору было сойти с ума. Другой причиной, утяжелявшей эту боль, делавшей ее кричаще невыносимой, была внезапность удара: ведь национальная катастрофа состоялась буквально за считанные месяцы, все произошло настолько молниеносно, что многие не успели и не смогли создать свою личную, внутреннюю систему психологической защиты, не сумели выработать адекватную сложившейся ситуации линию поведения. При таких симптомах резко притупляется способность к анализу, стремление к вдумчивой, осознанной оценке ситуации. С другой стороны, возникает судорожное ожидание перемен, избавления, заставляющее безрассудно верить в любую, даже самую эфемерную возможность исцеления травмы. Чередуясь с нигилистическим отчаяньем, такие настроения непрерывно захлестывали русское психополе. Массы людей жаждали возмездия, грезили об автоматных очередях и ракетных ударах — не важно, по кому: по натовским изуверам, терзавшим Косово, по олигархам, ограбившим страну, по торговцам людьми, резавшим заложников на части.

Все эти моменты были очевидны для придворных аналитиков, занимавшихся социально-психологической алхимией. Они-то и решили провести со страной грандиозный психоаналитический сеанс, довести ситуацию до кризисной точки, заставить выплеснуться через край накопившуюся энергию, а потом, собрав ее в плотный пучок, спроецировать ожидания масс на возможного "преемника".

Катализатором такой алхимической реакции могла быть только война — быстрая, беспощадная, победоносная. Это война, которая должна была бы частично устранить страшный комплекс национального унижения за счет тех "партнеров" ельцинской власти, которые стали не нужны режиму, отработали свою службу. Война должна была стать базовой частью сценария сохранения власти. И именно это делало ее неизбежной.

Однако придворные стратеги понимали, что национальный подъем — непозволительная роскошь для правящего режима. И потому был предусмотрен и механизм обратного хода — ратификация СНВ-2.

После краткого всплеска державной гордости новое унижение было тяжелей и горше прежних.

Александр СЕРГЕЕВ

Владислав Шурыгин ИМИТАЦИЯ РЕВАНША

Страну и народ топчут и попирают уже десять лет. И понятно, что отмеченный всеми аналитиками "комплекс неполноценности" огромного, могучего, но разорванного на части, униженного и оскорбленного этноса не мог быть не замечен и не использован в новейших политических технологиях.

Вообще, исторически энергия реванша всегда считалась одной из наиболее мощных психических мотиваций. Ибо стремление к реваншу, реабилитации — едва ли не самое реликтовое чувство человека, граничащее с безусловным инстинктом выживания.

Вопрос только в том, как и куда направить эту энергию? После поражения во Второй мировой войне Япония и Германия всю силу реванша, унижения и боли направили на экономическое возрождение и политическую реабилитацию. И сегодня оба эти государства по праву считаются одними из самых мощных экономических столпов современного мира.

Россия в 1999 году вряд ли сильно отличалась от Германии 45-го. И хотя она, конечно, не была официально оккупирована чужими армиями, ее официально не делили на куски между победителями, унижение и разгром России Ельциным и его кликой были почти тотальными. Настолько тотальными, что ни о каком продлении царствования "Бориса I" речи идти уже не могло. И драма власти состояла в том, что в ближнем кругу "семьи" не было сколь-нибудь заметного кандидата на должность "наследника", который бы имел реальные шансы выиграть выборы у оппозиции, к которой к тому времени принадлежало едва ли не большинство политических партий и групп самого разного толка — от Лужкова и Явлинского до Зюганова и Лимонова.

Не могли в Кремле полагаться и на "попутчиков" типа Примакова или Степашина. Ни тот, ни другой не внушали "семье" ощущения надежности и не являлись гарантом неприкосновенности "семьи" в будущем.

И вот тогда в головах аналитиков и "пиарщиков" родился проект "карманного реваншиста". Суть его была предельно проста. Выбрать в ближайшем окружении незаметного, малоизвестного человека, отличающегося безусловной преданностью, и "раскрутить" его до фигуры национального масштаба на теме того самого "реванша", которым, как уже было отмечено, буквально пропитано российское сознание.

Главное было — четко отделить энергию ненависти народа к развалившей страну верхушке от "чистого" ура-патриотического желания подняться с колен, прекратить унижение. И сделать это можно было только одним способом: навязав России войну против такого противника, который будет одинаково ненавидим как левыми, так и правыми. И такой враг был найден — им оказалась Чечня.

Кремль не мог себе позволить направить "реваншистские" энергии в русло экономического и социального восстановления России. Для этого просто не было времени. Необходим был предельно быстрый эффект. А такой могла дать только война...

Надо сказать, что Чечня сама просто рвалась на эту роль. Оборзевшие, утратившие чувство реальности боевики буквально терроризировали Россию. Бесконечные набеги банд разоряли юг России и Северный Кавказ, чеченские бандитские группировки в городах устраивали кровавый передел собственности. Понятно, что долго такое сходить с рук не могло. И все же придать этой борьбе с бандитским анклавом вид "тотального национального проекта" могли решиться только в Кремле.

Я думаю, что еще долго мы не сможем узнать, кто все же спровоцировал вторжение боевиков в Дагестан. Околокремлевские олигархи, международный фундаментализм или просто бандитская самонадеянность. Но так или иначе, Кремлю "повезло" — эту войну развязали боевики...

И практически с первого дня войны стартовала предвыборная кампания Путина.

Путин был именно тем, кем надо! Малоизвестный, незаметный, доказавший свою преданность (одна история со Скуратовым чего стоит!), он с первых дней войны начал стремительное восхождение на вершину политического Олимпа.

Еще в августе его называли "кремлевским выскочкой", его рейтинг не превышал 5%. А уже в сентябре о нем со страхом заговорили как о "фаворите президентской гонки", и рейтинг его смело метнулся за 40 %.

Секрет был прост: Путин "делал" войну именно так, как было необходимо.

Он упорно избегал политических дискуссий на темы ответственности Кремля за развал страны.

Он "отодвинул" столь ненавистных народу олигархов в тень.

Он всячески избегал любых попыток "окрасить" его в тот или иной политический цвет.

А главное — он вел войну! И скажем честно — ему это нравилось!

Пожалуй, именно в этом и просчитались кремлевские мудрецы. Они не смогли рассчитать и предвидеть то, что Путину искренне понравится быть верховным главнокомандующим.

Принадлежащий к послевоенному поколению, которому, как писал бард, "не досталось даже по пуле" от войны и славы отцов, сделавший карьеру в КГБ во времена, когда его сослуживцы на закрытые приемы и торжественные совещания надевали ордена за "Афган", Анголу, Никарагуа, Путин, конечно, по-мужски завидовал своим боевым однополчанам. И теперь, когда он фактически встал во главе военного похода, его личный реванш стал пугающей неожиданностью для аналитиков. И до сего дня для политтехнологов эта личная заинтересованность Путина остается серьезной проблемой. Ведь по замыслу технологов, война не должна быть долгой, и после выборов необходимо заключать мир с боевиками на взаимовыгодных условиях. Путин же до сих пор делает ставку на военную победу — и это начинает раздражать "теневиков" за кремлевской стеной. Но как бы то ни было, цели, намеченные Кремлем, были достигнуты.

Протестный электорат был расколот и "дезактивирован" с помощью "чеченской кампании". Энергия протеста, реванша была освоена и переориентирована на образ чеченского боевика.

Наиболее опасные для Кремля протестные политические группы были через эту войну дискредитированы и расколоты.

Левая и патриотическая оппозиция была "нейтрализована" патриотическим характером этой войны и невозможностью предать свою армию, сражающуюся против боевиков.

И все это свидетельствует о том, что политтехнологи, обслуживающие Кремль, сегодня уже смело оперируют в идеологическом пространстве государственно-патриотической оппозиции. Они не только изучили и проанализировали это пространство, но и готовы сегодня полноценно бороться с оппозиционными лидерами за контроль над патриотическим электоратом. Об этом свидетельствует ратификация СНВ-2, незамеченная народом.

Владислав ШУРЫГИН

Обратите внимание на этом сайте установка деревянных окон специальное предложение от топовой фирмы "Уютный дом".

Александр Борисов ПИАР — ПРЕЗИДЕНТ

Откуда он взялся, Путин, новый президент России, "человек-загадка", чьи мотивы, ценностные ориентации, характер остаются неизвестными не только для огромного большинства обычных российских граждан, но и для очень многих представителей истеблишмента? О желании представителей самых разных социальных слоев получить хоть какую-то информацию о внутреннем духовном мире нынешнего властителя России, свидетельствует огромный спрос на информационные продукты, призванные удовлетворить эту жажду. Уже вышли и успешно раскупаются по крайней мере две книги "лично о Путине", появилось несколько апологетических телефильмов о его детстве и юности в стиле: "Когда был Путин маленький, с кудрявой головой…". Печатные СМИ и Internet буквально ломятся от изобилия психологических портретов президента, часто совершенно противоречащих друг другу. Модным стало также проводить развернутые аналогии между Путиным и различными историческими деятелями: Путин — Сталин, Путин — де Голль, Путин — Керенский, Путин — цезарь Август … Кажется, Путин — Калигула тоже уже есть.

Не пытаясь понять, какой из "психологических портретов" более всех приближен к реальному облику Путина, отметим лишь, что фигура нового политического лидера была создана пресловутым политическим PR-ом буквально за считанные месяцы. Тем самым "пиаром", которым, по словам его помощников и представителей администрации, Путин всегда пренебрегал.

А ведь если взглянуть на его головокружительную карьеру с точки зрения избирательных технологий, окажется, что секрет потрясающего успеха нового президента удивительно прост.

Путин, каковы бы ни были его настоящие качества и характер, был представлен самой широкой публике как полная противоположность всем уже глубоко осточертевшему Ельцину. Ельцин был болен и бездеятелен, а Путин демонстрирует здоровье и брызжет энергией. Все знали, что Ельцин — алкоголик, а теперь все уверены, что Путин — спортсмен-трезвенник.

Ельцин всю жизнь плохо говорил, а под конец своего правления и вовсе бессмысленно мямлил, а Путин оказался блестящим и остроумным оратором, способным не только отвечать на вопросы без бумажки, но и выдавать экспромты, частенько ставящие в тупик собеседников и помощников. Ельцин демонстрировал отсутствие политической воли и угодничал перед Западом, Путин всячески показывал железную решимость воевать в Чечне до "победного конца" и готовность отстаивать национальные интересы. Ельцин был сугубо штатским человеком и всегда не доверял военным, запомнившись народу как главный разрушитель созданной Советским Союзом огромной военной машины. В отличие от него, Путин позиционирован как "настоящий офицер спецслужб" и вовсю кокетничает с силовыми структурами, декларируя всяческое усиление армии, спецслужб, финансирование оборонки и т. д.

Вокруг Ельцина все последние годы правления стеной стояли члены "семьи" и приближенные олигархи, а ближайшее окружение Путина никак не пытается заслонить его не слишком рослую фигуру, предпочитая оставаться в тени. Одним словом, Путин внешне оказался полной противоположностью своему предшественнику, скорейшего ухода которого с надеждой ждала вся Россия.

И многие избиратели проголосовали за него, а не за других хорошо известных им политиканов, прекрасно понимая, что покупают "кота в мешке". Их выбор был продиктован лишь слабой надеждой освободиться от омерзительной реальности, создавшейся за прошедшее ельцинское десятилетие.

Но оправдает ли Владимир Путин их надежды? Ратификация катастрофического для нашей Родины договора СНВ-2, признаки готовящегося "замирения" с недобитыми чеченскими бандитами вызывают тревогу и заставляют думать, что под маской "анти-Ельцина" "пиаровцы" протолкнули к власти "Ельцина в квадрате".

Александр БОРИСОВ

стойки ресепшен

Николай Коньков “ПО ТРУПАМ” КОНКУРЕНТОВ

Итак, режиму нужна была "маленькая победоносная война", обязательно с гарантированным результатом — и не только даже в смысле ее "победоносности", сколько в смысле самого "победоносителя". Такую "сильную личность" требовалось осторожно выдвинуть на первый план, напитать державными энергиями (энергий "демократических" уже не оставалось) и оттолкнуть от этого канала подпитки всех возможных конкурентов.

Следовательно, требовалась не "простая" война, а война с внутренним врагом, посягающим на всех и каждого. Искать такого "врага" в принципе долго не приходилось. Созданная в начале 90-х усилиями отечественных и зарубежных "демократов" вольная Ичкерия была всегда готова выступить спарринг-партнером в любом политическом шоу, сулящем прибыль.

Естественно, Примакову на посту премьер-министра подобная война была ни к чему. Ни к чему она была и вольной Ичкерии — с Примаковым на посту премьер-министра. Вообще, пока Евгений Максимович сидел в “Белом доме”, на Северном Кавказе у нас все было до неприличия тихо — чеченцы занимались "освоением" восстановительных денег, контрабандой нефтепродуктов, наркотиков и оружия, а дагестанские ваххабиты вообще довольствовались "подъемными" от зарубежных собратьев за вступление в общину.

Но Примаков был опасен для Ельцина и Ко только на посту премьер-министра, в привычной для него еще по советским временам роли "диссидента во власти". Прямой политической конфронтации этот ученик послевоенной номенклатуры всегда избегал, уповая на обходные аппаратные пути, где и достиг степеней известных. В эту-то "ахиллесову пяту" и угодила стрела отставки, выпущенная накануне думского голосования по импичменту. Уход Примакова не только расчищал дорогу "настоящему преемнику", но и стал для "академика" первой ступенькой на политической лестнице, ведущей в никуда. После этого судьба его сильно переменилась — "диссидент во власти", оказывается, мог быть таковым только во властном аппарате, а вовсе не вне его. Так что теперь “защитник Югославии” Примаков и его с Лужковым ОВР, униженные и оскорбленные, покорно голосуют за ратификацию СНВ-2 — лишь бы не выпасть из властного гнезда.

А тогда "чеченский узел" начал завязываться по-новой. "Знаток" творчества А.С.Пушкина Степашин в качестве наследника Примакова на посту премьер-министра поражал своим непрофессионализмом и легковесностью. Поэтому силы, группировавшиеся вокруг Примакова и Лужкова (который вовсю способствовал провалу кандидатуры Черномырдина в августе-сентябре 1998 года), ничего не предприняли для разрешения ситуации, возникшей после похищения генерала Шпигуна, поскольку рассматривали ее как своего рода "месть" выскочке (Степашин честью офицера поклялся освободить генерала).

Но дискредитация "главного пожарника" входила не только в планы "номенклатурно-московской" группы, которой, видимо, двигала в первую очередь обида — самый плохой советчик в политике. Березовский, сидя в Париже, "просчитал" и ситуацию, и свои планы точнее. На смену Степашину, публично демонстрировавшему приязнь к ваххабитскому анклаву в Дагестане, после атаки Басаева и других "полевых командиров" пришел Путин.

Кровь наших солдат, дагестанских ополченцев и "чеченских" боевиков, собранных со всего света воевать за "исламские ценности", как бетон, застыла и спеклась в фундаменте "путинского чуда". Еще больше укрепилась она после взрывов в Москве и Волгодонске, "списанных" на чеченцев, и армейской "акции возмездия" за эти взрывы — нового ввода войск на территорию "Ичкерии". Эта видимая решительность, быстрота и успешность действий вызывали к новому выдвиженцу Кремля как минимум уважение. А два последовательно проведенных взрыва в Москве поубавили доверия жителей столицы к ее "хозяину" Лужкову, который, хотя и поднял на ноги всю милицию "первопрестольной", явно не успевал за темпом событий.

Гексогенное "кровопускание" обратило интересы большинства жителей России от вопросов "коррупции Кремля" к гораздо более близким телу проблемам. А человеком, который решает проблемы, начал выглядеть Путин — и никто иной. С новым премьер-министром начал увязываться определенный "вектор ожиданий", кристаллизовавшийся в "партию порядка".

Важную роль здесь сыграли провокации (в первоначальном смысле этого латинского слова) Доренко и Сванидзе, обращенные против Примакова и Лужкова с целью лишить этих политиков остаточного ореола нравственного превосходства над обитателями Кремля и над "семьей" в целом. Своеобразной вершиной кампании стал почти двадцатиминутный видеоряд информационно-аналитической(!) программы первого телеканала, повествовавший о подробностях операций на тазобедренных суставах (в связи с аналогичной операцией, якобы перенесенной Примаковым в Швейцарии). Ну и, конечно, пассажи того же ведущего, поставившего мэра столицы ("дона Джорджио", по его выражению) в один ряд с собой, любимым ("доном Сержио"). К информационной всероссийской программе эта ломовая работа, конечно, не имела никакого отношения, но против лома ответного приема у "номенклатурной гвардии" не нашлось — Борис Абрамович и его "спецы" все рассчитали точно, даже ассоциативную связь между окровавленным тазобедренным суставом и окровавленными телами погибших при взрывах домов. Да, "кровь есть сок особенного свойства"... Даже виртуальная кровь нашей виртуальной демократии.

Именно на ней так быстро вырос новый, совсем уж виртуальный, президент России Владимир Владимирович Путин. И, видимо, все его дальнейшее правление по необходимости будет окрашено в соответствующие цвета. То, как "мочили" в кровь неприкосновенных дотоле "лучшего мэра" и "лучшего аппаратчика", свидетельствует об этом со всей определенностью. Сломленные, раздавленные Лужков и Примаков, как уже сказано, ратовали за ратификацию СНВ-2.

Николай КОНЬКОВ

Компания OMAN предлагает вам: купить лестницу по сниженной цене в Москве.

Александр Синцов ПРИСЯГНУВШИЕ ГУБЕРНИИ

Наш “красный пояс” явно линяет. Поэтому еще год назад в состоянии некой усредненной губернии, при более пристальном рассмотрении можно было различить будущее всей России. Феодальные княжества, сатрапии, деспотии с разной степенью жестокости уже тогда оформились окончательно.

И там тоже начиналось все, как в столице, тоже с романтического восхищения демократией в деревнях и селах, поселках и городках. Наживка была столь же соблазнительна, как и в Москве. И там лжепатриоты напоминали о древних российских традициях, о новгородской республике, о нашей исконной соборности. Объявляли о грядущем возрождении национального государственного уклада.

В угаре последнего десятилетия губернские жители (включая и Московскую губернию) не смогли осмыслить первых симптомов народившегося режима. Дальнейшая борьба оппозиции с ним оказалась чуть-чуть запоздавшей. Капкан захлопнулся с избранием Путина.

Всяческие Дальневосточные, Самарские, Уральские "республиканцы" присягнули "демократам". Цемент схватился. Причем последнюю горсть сухой смеси подбросили в выборную бетономешалку как раз губернаторы из закромов своего так называемого административного ресурса.

Путин стал одним большим губернатором и будет теперь назначать местных правителей, будто своих замов. Под видом выборов, конечно. Как это давно уже делали его младшие братья в регионах. Практически — назначали, хотя и "альтернативу обеспечивали". И они первые нас убедили в том, что никакой свободной игры общественно-политических сил мы больше понаблюдать уже не сможем никогда. Игра налажена другая.

В ближайшее четырехлетие маленькие Путины будут посажены с помощью "демократических процедур" во власть всех губерний. Так же, как и Путин, выплывут к региональной славе из никого и ничего.

Останутся только знакомые имена — Яковлев, Кондратенко, Руцкой, Титов. Только звук. Черты лица. Сутью даже они будут — неузнаваемы. Зримый пример ликвидации "красных губернаторов" как класса убеждает нас в правильности вышеизложенного предположения. А ведь такие, как Стародубцев, Черногоров, Лисицын, искренне стремились создать образцовый стиль традиционного, свободного, самобытного лидера региона.

На наших глазах с виду вялая, малахольная, водянистая демократия раздробила скалистую породу сильных человеческих душ, обкатала, превратила их в пляжную гальку.

Обтачивали означенные болванки по-разному. Самым верным способом лишения губернаторской индивидуальности оказался транш. Под стать звучанию этого слова было и воздействие на губернаторов отказа в просьбе об этом самом транше. А губернатор без транша — это бунты, "народное недовольство", которое все эти годы объективно работало на укрепление центра.

Манипулирование потоками финансовых вливаний из Москвы оказалось весьма эффективным способом управления "избранниками народа". Тулеев, самый умный из них, раньше всех понял это, противостоя центру в рельсовых войнах. Он, самый народный из народных, во время этих волнений как раз и перекрасился. Ничего не скажешь — смелый человек. Сделал решительный поступок — публично изменив Зюганову. Хотя ведь, чтобы остаться в качестве крутого, подтвердить и подкрепить себя в такой роли, ему требовался шаг совсем в другую сторону.

"Скромное обаяние демократии" не позволило ему поступить так.

За горло губернаторов держали также и криминальные авторитеты. Брали на мушку. "Мочили" их замов для устрашения.

На строптивых губернаторов собирали компромат, изготовляли его на месте в виде различных провокаций, подметных писем, "банных подстав".

Дольше всего держались кремневые вожди " зеленого мусульманского пояса" — Башкирии, Татарстана. Но со счастливым для центра началом второй чеченской войны и их поставили на колени. Показательный удар по Грозному был совершенно правильно воспринят "зелеными" как тонкий намек. Они тотчас вошли в "общее правовое поле".

Таким образом, не стало ни красных, ни зеленых.

А в смешении эти два цвета, как известно, дают коричневый.

Цвет общеевропейской губернии под названием Россия выявился. Теперь, согласно правилам демократии, уже к нам будут применяться приемы управления, манипулирования, давления, которые Москва отрабатывала на "несчастных" регионалах. Теперь мы будем корчиться от унижения и давать согласие на вхождение в "общее правовое поле". Нет сомнения, что “укрощенные“ губернаторы в Совете Федерации поддержат ратификацию СНВ-2.

Александр СИНЦОВ

ООО МАШТРАНС предлагает технику в кредит: Фронтальные погрузчики ПК-27-02-00, Фронтальные погрузчики ПК-33-01-00 , экскаваторы гусеничные, дорожные катки и другую спецтехнику.

Евгений Нефедов НИЖЕ НЕКУДА

Ратификация Думой СНВ-2 стала и ее политической презентацией: перед нами — капитулянты. Прежний и новый составы Госдумы сравнимы между собой, как гексоген и сахар. При всей их внешней похожести прежняя Дума все же напоминала порою горючую смесь и таила в себе то и дело если не взрыв, то хотя бы его угрозу... Сегодняшняя палата для власти — елей на душу и сладость на уста. Хотя и возникла, кстати, новая Дума — равно, как и новая власть — именно, по слухам, не без помощи гексогена. Только уже совсем другого. Настоящего.

Конечно, на фоне недавних выборов президента последние выборы в Думу уже отчасти, а то и вовсе, забыты. Однако о результате их и последствиях нельзя не сказать еще раз, ибо это ведь тоже были и есть важнейшие составляющие пришедшей в Россию "гексогенной демократии".

Да, прошлая Дума была, безусловно, "красной", имела в своем составе и руководстве большинство патриотов и существенно влияла на прохождение или неутверждение важных законопроектов и президентских указов. Нельзя, разумеется, полагать, что она контролировала Ельцина, но все же какое-то беспокойство ему нет-нет, да и доставляла. На то, как говорится, и щука в реке, чтобы карась не дремал...

Увы, карась по причине возраста и недугов подремывал все сильнее, и чтобы его ненароком однажды все же не испекли в сметане, подводное царство услало его на отдых, найдя взамен карася помоложе. Но поскольку без щуки — тоже нельзя, новый карась рассудил хитрее: пускай она, так и быть, остается, но — без зубов...

Это значит, что с оппозиционностью Думы решили покончить, отрезав ее от коммунистов, отсекая от народа, для чего и создали спешно шойгинское "Единство", оно же "Медведь". Подтянули в него людей, мало кому известных, вряд ли полезных в политике, но зато преданно ринувшихся исполнять, что велено, в обмен на те или другие поощрения. Протащить эту серую массу в парламент было делом техники, Вешняков привычно взял под козырек, искушенные СМИ вбили в башку обывателю все, что требовалось, а и. о. президента невинно моргал глазами и молчал, как рыба.

Конечно, "для правды жизни" сыграли спектакль с раздачей думских постов, на день-другой потешно "поссорились" со своими и "подружились" с чужими, но отдающий гексогеном душок уже сочился по залу, уже одурманивал одних и кружил головы другим — и перелицовка Думы, в конце концов, состоялась. Отныне любое голосование, как и мечтали кремлевские режиссеры, пройдет здесь лишь так, как будет им нужно. Пробный шар с антинародным СНВ-2 блестяще развеял последние сомнения. Теперь ресурс Думы — в кармане партии власти. Когда-то — верно или неверно — депутата звали "слугой народа". С этой поры он — слуга режима. И задача его — ловить момент, чтобы сделать карьеру. Среди таких — и мечтающий о министерском портфеле Рогозин, и недавний “патриот” Гуров, и десятки иных соискателей благ, постов и чинов... Такая теперь у нас нижняя палата. Ниже некуда.

Евгений НЕФЕДОВ

В продаже: пылесос bosch по выгодной цене достойного качества.

Андрей Фефелов ВИРТУАЛЬНЫЙ ВЫБОР

Если еще несколько лет назад можно было говорить о системе неких подтасовок, гарантирующих на выборах нужный результат, то сегодня сами выборы стали носить символический, ритуальный, можно сказать шаманский характер.

Само слово "Центризбирком" сегодня звучит одновременно как магическое заклинание ("тризна", "бирка", "кома"), и как механический приговор всякой, пусть даже, "управляемой" демократии. Там где построили "Центризбирком" какой либо выбор в принципе невозможен.

Зикукурат современной политической системы имеет два яруса — наземный и подземный. Первый прозрачен и хрустален. Здесь кружится пестрая карусель заведомо обиженных кандидатов, льются водопады бессмысленных избыточных фраз и бешено сверкают блицы камер. Каждая ничтожная проблема попавшая в силовое поле Центризбиркома превращается в чудовищное действо. Тридцать три эксперта дают восемьдесят семь комментариев о форме и содержании декларации о доходах, о незарегистрированных жеребцах и автомобилях, об оспаривании решений в Верховном, Конституционном и Антиконституционном судах. Неотличимые друг от друга восемнадцать членов Центральной избирательной комиссии, представляющие "все общество" непрерывно голосуют, заполняют какие-то бумаги, звонят в Кремль и отправляют "песочного человека" вести пресс-конференции. На пресс-конференциях очень отчетливо и ясно тот говорит о совершено неважных, ненужных, не имеющих никакого значения вещах, при этом улыбается странной зачарованной улыбкой бюрократа попавшего в свой стеклянный рай.

Старуха на печке бормочет заклинание "Центр— избир — ком..."

Неуловимый как электрон, невидимый как фантом, надежный как затвор ружья алгоритм осуществляется в не связи с мыслями и болтовней граждан на кухнях и улицах...

Потому что гномы ФАПСИ день и ночь трудятся в подвале великого храма Центризберкома. Безвестные счетчики, некогда запиравшие в чулан наблюдателей и членов территориальных комиссий, теперь запускают электронного дракона, в пасть которому запахиваются десятки миллионов бюллетеней. ГАС— выборы работает без особых сбоев. Переварить сообщество людей в "электорат", открыть новые виртуальные территории, создать сомны только что родившихся избирательных единиц — для нее не составляет труда.

Некогда Чичков как угорелый носился по Руси в поисках пары десятков "мертвых душ" для подарка Сатане.

Компьютерный супер-Чичиков включает в себя тысячи фабрик по штамповки несуществующих голосов.

Все делается после захода солнца, то есть за час до закрытия участков. В этот промежуток времени происходят чудеса: явка избирателей возрастает на 20 процентов. Миллионы граждан за столь краткий промежуток времени моментально мобилизуются и таки-успевают выполнить свой конституционный долг. Однако эти миллионы ведут себя столь динамично, потому что они бесплотны, виртуальны. Избирательные участки остаются полупустыми и огромные очереди не выстраиваются у кабинок для голосования...

В итоге "виртуальная демократия" приведет к тому, что население будет в принципе ненужно. Его заменят электронные импульсы.

Русские города, поселки и хутора исчезнут с лица земли, но останутся их названия занесенные в компьютерный реестр избирательных секторов. Со временем исчезнет и толпа важных господ роящихся на Охотном ряду — они будут не к чему — в каждое депутатское кресло вмонтируют специальный чип способный обеспечить нужный результат при голосовании без привлечения громадных финансовых средств на подкуп народных избранников...

Страна виртуализируется, уйдя вместе со своим народом, историей и тяжелыми ракетами во всемирный Интернет, превратится в гигантскую компьютерную игру под названием "Россия — ХХI".

Конечно никуда не денутся ресурсы, столь нужные бурно развивающейся цивилизации Запада, металлы и нефть лежащие в недрах русской земли.

На поверхности же можно будет наблюдать величественное строение, стоящие по среди пустыни. На фасаде этого дворца будет начертано алмазными буквами "Центризбирком".

Андрей ФЕФЕЛОВ

Денис Тукмаков УДУШЕНИЕ ОППОЗИЦИИ

Путин не боролся, не дискутировал с оппозицией. Он ее подавил. Одним из важнейших проектов, предрешивших думскую и президентскую победу Путина, оказались планомерные действия по нейтрализации его главного и непримиримого врага — левой оппозиции и лично Геннадия Зюганова. Летом 1996 года свершалось грандиозное сражение лидеров двух антагонистических идеологий, наполненное ненавистью и страстью, искренностью и истерией. В нынешние выборы кремлевская машина, выступавшая под лицемерными лозунгами сильного государства, патриотизма и всеобщего примирения, была нацелена на полное подавление выхода всех оппозиционных энергий и соков. Удар был нанесен по трем направлениям.

Первое, наиболее важное из них, вылилось в тотальный контроль Кремля над ведущими телевизионными СМИ. Подавляющее число каналов находилось к решающему моменту в руках Путина. Цербероносный ОРТ, возрожденный РТР, переметнувшийся ТВЦ, либеральное НТВ, березообразный ТВ-6, — все они работали на одного кандидата. Вся левая оппозиция вновь оказалась отрезанной от телекамер.

Подобное, разумеется, было и раньше, однако по сравнению с 1996 годом тактика прокремлевских медиа-технологов претерпела серьезные изменения. Тогда полумертвый Ельцин просто физически не мог напоминать о себе с экранов телевизоров, поэтому основной удар был направлен на демонизацию его конкурента и коммунистическо-патриотической идеи в целом как некоего мощного, но крайне опасного для России начала. С этим еще можно было смириться, поскольку критика из уст врага — бальзам на душу. На этот раз все было по-другому.

Живчика Путина демонстрировали стране 24 часа в сутки, по поводу и без повода. Из телепрограмм создавалось впечатление, что Россия держится исключительно благодаря активности Путина, белкой мечущегося по стране. Чем ближе к выборам, тем более неистовым становились и.о. и еле поспевающая за ним машина пропаганды. Подобное нагнетание ситуации особенно лицемерно смотрелось после вальяжного отказа Путина от предвыборной агитации.

В любой стране, претендующей на статус демократической, кандидата в президенты, идущего вторым, показывают в новостях и приглашают в студии как минимум не реже, чем фаворита. При гексогенной демократии главный лидер оппозиции оказался на задворках путинской медиа-империи.

Все это доказывает по крайней мере одно: победить на выборах невозможно, не владея собственным телевидением.

Имея на ТВ полный картбланш, в редкие моменты, не занятые идеализацией Путина или трепанацией Лужкова с Примаковым, можно было продемонстрировать и патриотических лидеров. В самом способе показа Зюганова и его единомышленников заключалось второе направление удара по оппозиции. Какое отличие от 96-го года! Никакой борьбы идеологий, никакой битвы титанов — как Ельцина и Зюганова — не было и в помине. Никакого антикоммунизма и критики прошлых времен. Никого не стращали "поворотом вспять" в случае победы коммунистов. О КГБ отзывались исключительно с пиететом. Чествовали Андропова, оглядывались на Сталина — а сегодняшних коммунистов изображали при этом сермяжными, лубяными, в слюнявчиках и кокошниках. Вот Зюганов ест каравай с солью, вот он пляшет с народным ансамблем, вот возится с пчелами, — за три последних месяца СМИ иезуитски выверенно создали образ безопасной, импотентной, скучной оппозиции. И тут же, на контрасте, как яркое противопоставление: Путин мчится на истребителе, уходит в рейд на подлодке, смотрит в бинокль с палубы военного корабля, торопится на Новый год в Чечню. Решив первоначально сыграть на противоречии "больной Ельцин — активный Путин", кремлевские устроители телеигрищ пошли дальше и навесили ярлычки маленьких ельциных на всю левую оппозицию.

Весь народный протест, все его неистовство и горе постарались запихнуть в маленькую фигурку и.о., который стал вдруг олицетворять мощь и величие российского государства, ныне попранного, но вот-вот возродящегося. Это привело к удивительной ситуации, когда люди на улицах вполне искренне выражали в телеинтервью свою поддержку Путину за то, что он в силах вернуть стране былую славу — как в советские времена. "Я верю, с Путиным у нас будет армия, как раньше!" "Я надеюсь, что он запустит ВПК!" "Я уверен, он вернет бесплатные соцльготы!" Из всех кандидатов Путин изображался чуть ли не самым советским, патриотическим, имперским. Коммунисты же выставлялись чуть ли не главными пособниками ельцинизма. И это тот самый Путин, при котором в спринтерском темпе приняли СНВ-2, при котором наши суда захватывают американские морпехи! Поистине, патриотизм — последнее прибежище негодяев.

И третье направление — то, чего им не удалось совершить в 96-м: столкнуть лбами оппозиционных лидеров. Тулеев, Подберезкин, Говорухин, выступая с подчеркнуто левыми лозунгами, злейшим врагом своим по предвыборной гонке считали Компартию и лично Зюганова. Еще раньше точно так же поступали мелюзговые партейки, отнявшие у КПРФ на выборах в Госдуму решающие проценты голосов. И хотя оппортунисты не могли всерьез расчитывать на большой процент голосов, их предательство сильно покоробило образ единой левой оппозции, что не могло не сказаться на результатах решающего сражения.

И все равно многое зависит от самой оппозиции, ее воли и интеллекта. Собирается ли она терпеть унижение или будет сражаться, когда все против нее? Принятие СНВ-2 явилось для КПРФ тем вызовом, на который она обязана ответить. Варианта лишь два. Либо коммунисты встраиваются в систему и играют роль обиженного меньшинства, мимо которого протаскивают преступные законы. Либо наша левая оппозиция резко и кардинально модернизируется, превращаясь в яркое и мощное движение качественно нового типа.

Денис Тукмаков

жк телевизоры sony

Александр Брежнев “БРАТКИ” НА СТРАХОВКЕ

Слова “страховка” и “страх” — одного корня. Застраховаться — подавить чувство опасности, угрозу неудачи. Так, при выполнении сложного гимнастического упражнения без страховки не обойтись. А минувшая выборная кампания была порою сродни акробатическим трюкам. Значит, вся работа ее авторов должна была подстраховываться.

Характерным элементом управляемой демократии является комплекс страховки с использованием вполне испытанных приемов, доставшихся в наследство от более ранних систем управления выборами. Это меры откровенно силового давления на каждого избирателя в отдельности. В случае каких-то промахов во всех остальных элементах избирательной кампании контрольные проценты голосов поставляются при помощи открытого давления на людей. Прошедшие выборы показали, что это давление может быть разным.

Самым наглым можно назвать давление на рядового избирателя со стороны криминальных групп. Обычные бандиты, угрожая расправой, часто добиваются, чтобы отдельные избиратели голосовали, как надо. Запугивание и откровенные тумаки еще никогда в истории не были неэффективными. В страхе перед возможной расправой со стороны бандитов многие избиратели при голосовании подчиняются насилию и выполняют требования бандитов. Заинтересовать в подобной работе криминал для власти не является серьезной проблемой, потому что даже самые отвязные беспредельщики всегда готовы выслужиться перед "органами". Не говоря уже о том, что в современной ситуации большинство криминальных групп вполне устраивает сложившийся в стране режим бардака и повального воровства.

Помимо таких экстремистских мер, применяются более тихие и привычные. Давление на избирателя оказывается начальством всех уровней. Стремясь не потерять редкую в наше время работу, служащие на предприятиях готовы выполнять требования своих начальников при голосовании. Начальники здесь могут быть самыми разными. Директора заводов заинтересованы в том, чтобы их предприятия в целом проголосовали за власть. Тогда у директора больше надежд остаться в собственном кресле. Даже директора ВПК были вынуждены поддерживать Путина, хотя и знали о перспективе проталкивания им договора СНВ-2. Руководители коммерческих фирм тем более кровно заинтересованы в "правильном" голосовании своих служащих. Сохранение режима — важнейшее условие их бизнеса и процветания. В общую кампанию давления активно вписываются и феодалы от местного управления и территориальных администраций. Проголосовавший за оппозицию избирательный участок навлекает неминуемую беду на местных руководителей. Чтобы этого не случилось и район не выбился в аутсайдеры по поддержке центральной власти, местные администрации готовы на что угодно. В ход идет банальный подкуп мужиков бесплатной водкой, привязывание выплат пенсий и зарплат к выборам. И, конечно же, запугивание — мол, если квартал плохо проголосует, отключим свет, телефон и запретим парковку автомобилей во дворах.

Не остается в стороне и командование всех силовых ведомств. Всякий дорожащий погонами генерал не хочет, чтобы его соединение или часть "пропалилась", проголосовав против власти. По меньшей мере, это бросит тень на воспитательную работу в формировании, а персональную ответственность за нее, как известно, несет командир. А значит, все средства хороши, лишь бы подчиненный проголосовал за того, за кого надо. Средства привычные — от угрозы усложнения службы для солдат до прекращения выделения жилья и задержки зарплаты для офицеров.

Учитывая, что агитация в частях запрещена, то обычно солдат о кандидатах знает только краткие биографические сведения. Стало быть, ему совершенно все равно, за какой фамилией ставить галочку, лишь бы не лишили увольнения, бани и не устроили спортивный праздник вместо выходных.

Бандиты, начальники и командиры само собой не ограничиваются воздействием на избирателя. Такое же, иногда даже более жесткое, давление оказывается и на общественных наблюдателей при избирательных участках — они не должны замечать нарушений при организации выборов и при подсчете голосов.

Сам факт существования этой системы давления говорит о том, что власть до конца не уверена в эффективности новых форм программирования исхода выборов. Давление на избирателя через криминал и начальство должно исправлять уже на последнем этапе кампании возможные просчеты идеологов, пропагандистов, пиарщиков и спецслужб. Это делает всю машину еще более неуязвимой и эффективной, не оставляя никаких лазеек политическим противникам.

Александр БРЕЖНЕВ

элитные коттеджи болгария, курорты

Георгий Судовцев НА ЗАПАДНОМ НАПРАВЛЕНИИ

Стремительное восхождение Путина к вершинам российской власти сопровождалось удивительно удачным для него стечением обстоятельств как внутриполитических, так и международных. Словно некие высшие силы покровительствовали и.о., устраняя на его пути любые препятствия и любых конкурентов. Можно было бы долго спорить о том, насколько естественны или сверхъестественны эти силы, имеют они небесное или же земное происхождение, а если земное — то из какой конкретно части земного шара происходят. Но события двух последних недель расставили все акценты, и спорить на эти темы стало, по большому счету, незачем.

После принятого под давлением США решения ОПЕК о расширении квот нефтедобычи и лишения российской делегации права голоса на парламентской ассамблее ОБСЕ "в связи с масштабными нарушениями прав человека в Чечне" на Путина нельзя было смотреть без жалости. Обладатель черного пояса по дзюдо, наследник Ельцина и гарант Конституции напоминал несправедливо обиженного ребенка, который из последних сил держит себя в рамках приличия, говоря "правильные" слова о необходимости укреплять и расширять сотрудничество с Европой — той самой Европой, которая лишила РФ права голоса (и в течение 10 лет геноцида против русского населения в Чечне в упор не замечала там никаких нарушений прав человека: разве русские — люди?).

А ведь высокие цены на нефть (свыше 200 долл. за тонну) и энергоносители, а также "победа в Чечне" были как минимум двумя китами, на которых держалась популярность Путина. Первый кит держал на себе бюджет, зарплаты и пенсии, не говоря уже о втором ките — без дополнительных доходов бюджета от экспорта нефти долгое время эффективно вести военные действия нынешняя Российская армия не в состоянии. К проявлениям той же стратегии можно отнести снижение квот на экспорт российской стали в страны "единой Европы" и другие внешнеторговые ограничения.

Следовательно, можно сделать вывод, что карт-бланш, выписанный новому хозяину Кремля на Западе, закончился. Поддерживать его теперь незачем — надо выбивать плату за прошлую поддержку, заставлять выполнить данные в эйфории борьбы за власть обещания. Иными словами, Путину демонстрируют необходимость платить по западным счетам — еще не жестко, но достаточно внятно.

Речь идет, во-первых, о ратификации договора СНВ-2, которую не могли "пробить" даже при Ельцине, но которая была практически предрешена положительным заключением трех думских комитетов, отвечающих за вопросы военной безопасности. Даже некоторые депутаты-коммунисты теперь, оказывается, проголосовали "за" ратификацию СНВ-2. Интересно, каких мук совести стоило им такое решение? Съездили бы в Сербию, что ли — посмотреть, к чему приводит отсутствие возможности нанести сокрушающий ответный удар по агрессору. "Каналы влияния" на думские фракции не могли быть задействованы без ведома Путина. Следовательно, стратегической безопасностью России Кремль пожертвовал и без напоминания со стороны Запада. Здесь он перед своими западными контрагентами очевидно чист.

В тесной связке с этой ратификацией идет принятие закона о земле, разрешающего ее куплю-продажу. Надо сказать, что сегодня на Западе скопились огромные массивы "горячих" долларов, за которые нужно что-то срочно покупать — иначе мировой финансовый кризис неизбежен. А тут к продаже за эти бумажки может быть выставлена чуть ли не 1/7 земной суши — и по дешевке! Представляете, какие деньги крутятся вокруг этого вопроса? А деньги в нынешней России решают очень многое, если не почти все. И если у нас не будет возможности противостоять ракетно-ядерной мощи Америки, иностранные "собственники земли" будут чувствовать себя у нас настолько вольготно, как не чувствовали себя нигде и никогда, их "собственность" окажется надежно защищена от российского государства. Но и здесь Путин перед Западом чист и прозрачен как стекло — делается все возможное и невозможное, чтобы суверенитет России стал пустым звуком.

Конечно, некоторое недовольство у представителей "мирового сообщества" может вызывать то, что Путин не торопится выполнять свое ноябрьское (1999 года) обещание "приватизировать" свыше 10000 предприятий, включая так называемые "естественные монополии", контроль за которыми находится в руках государства. В свое время именно это обещание вызвало восторг у западных "инвесторов" и неожиданный взлет котировок российских акций (примерно на 10 млрд. долл., большую часть которых "заработали" дружественные Чубайсу инвестиционные корпорации Запада — держатели этих акций, скупавшие их на максимуме спада после дефолта 1998 года). Но и здесь до инаугурации серьезных претензий к и.о. быть не может.

Остается собственно Чечня — проблема, знаковая для образа Путина в большей степени, чем все предыдущие вместе взятые. Складывается впечатление, что к будущему президенту РФ применяют заявленную некогда им самим (и примененную в отношении других политических противников — Скуратова, например) тактику под условным названием "мочить в сортире". То есть наружу в самый неподходящий момент вытаскивается некая дурнопахнущая субстанция, которой очень активно обмазывается интересующий объект. Возможно, после этого он и не подвергнется этапам обваливания в перьях и прогону голышом по всем масс-медиа. Возможно, ему дадут возможность долго мыться с мылом почти до полного уничтожения запаха. Но память о таком унижении остается, как правило, на всю жизнь. И завидевший (или почуявший) издалека подготовку к такой операции Путин слишком хорошо понимает, чем это пахнет для него лично. Делает попытки предупредить экзекуцию (ситуация с полковником Будановым). Но в душе уже готов пожертвовать такой желанной для него, обещанной России и миру победой Российской армии над международными террористами в Чечне. А значит, готов пожертвовать своим образом патриота и державника, активно создававшимся в течение полугода. Западу не нужны сильные правители России. Западу нужны послушные проходные кандидаты в правители России. "Предвыборный суверенитет" — максимум, на который мы можем рассчитывать со стороны западных "друзей".

Георгий СУДОВЦЕВ

заказ газели подольск

Александр Проханов СМЕРТЬ КОЩЕЯ

Вся грандиозная мегамашина управления, раскинутая по пространствам и весям, оплетающая институты власти, манипулирующая губернаторами и министрами, затевающая и прекращающая войны, скупающая сословия и избирательные округа, вся эта управляемая "гексогенная демократия" нацелена на избирательную урну. На узкую прорезь в деревянном ящике, куда падает бумажный бюллетень избирателя. Перевернутая пирамида насилия своей заостренной вершиной упирается в руку, которая ставит галочку на тонком листке бумаги. Если выронить авторучку или потерять очки, или убрать урну, или просто к ней не прийти, то вся универсальная мощь системы превратится в ничто. Дракон ужалит пустоту. Выборы будут сорваны. Цель власти не будет достигнута.

Народ интуитивно это почувствовал. Не желая быть объектом великого обмана, он не идет к урнам. Или приходит, но голосует "против всех", срывая выборы в целых округах.

Это гениальное открытие народа, не имеющее отдельного автора, воспроизводимое на Волге, на Урале, в столице, — есть долгожданная форма национального неповиновения. Форма бескровного, без баррикад и терактов, сопротивления, когда малыми усилиями, толстовским "неделанием" достигается огромный результат. Вращается вхолостую огромное дьявольское колесо манипуляции. Бессилен Доренко. Беспомощны бандиты. Оглуплен Березовский. Оказываются в дураках продажные губернаторы. Народ как объект обмана выпадает из поля зрения волошиных и павловских. За ним, как за дымом, начинают гонятся испуганные шулера и насильники.

Оппозиция, проигрывающая в прямых столкновениях с "гексогенной демократией", стремящаяся перехитрить электронного жулика "ГАС-Выборы", должна воспользоваться этой гениальной народной находкой. Вместо того, чтобы поднимать с одров своих престарелых избирателей, извлекать их с огородных грядок и дискотек, надо сказать избирателю: "Танцуй!.. Сажай редиску!.. Лечись от простуды!.. Не ходи к проклятому ящику с мерзкой прорезью!.."

Оппозиция в этот период непрерывных шизофренических выборов, после которых жизнь становится все хуже и хуже, должна испробовать этот рецепт "народной политики", ну хотя бы в Самаре, где люди оскорблены капризами кокетки Титова.

Заматеревшая в парламентских дебатах, погрязшая в электронных голосованиях, одуревшая от выборных агитаций, оппозиция может распространить свое влияние на тот обширнейший слой народа, который не будет голосовать за коммунистов, но и никогда не поддержит режим. Эти возмущенные обманом, презирающие власть люди с удовольствием не явятся на участки. Православная молодежь, революционеры Губкина, нигилисты Лимонова, красные и белые радикалы, изверившиеся рабочие, челноки, учителя — все они поймут смысл этого бескровного сопротивления, лишающего мегамашину демократии топлива, воздуха, цели. Проиграв президентские выборы, проиграв СНВ-2, оппозиция должна испытать пробуждающий шок. Заняться самоанализом и самореформированием. Модернизация оппозиционного движения, предполагающая организационные открытия, совершенствование идеологии, выработку нового языка и стиля, эта модернизация может начаться уже сейчас, с коллективного, общенационального, надпартийного неповиновения режиму, который с помощью лживых выборов и крапленых избирательных бюллетеней лишает нас будущего.

Александр ПРОХАНОВ

ПРЕДАТЕЛИ В СОВЕТЕ БЕЗОПАСНОСТИ (Беседа ректора Балтийского государственного технического университета “Военмех” Юрия Савельева с заместителем главного редактора "Завтра" Николаем Анисиным)

Николай АНИСИН. Юрий Петрович, в минувшем году вы, руководитель крупнейшего учебного и научно-исследовательского заведения, вдруг появились на федеральной политической сцене. Ваша фамилия была третьей в списке Движения в поддержку армии на выборах в Госдуму.

Третьей — после Виктора Илюхина и Альберта Макашова. А они вместе с их движением в 99-м третировались всей массовой демпрессой. Почему именно с ними и растреклятым ДПА вы решили пойти на выборы? Это был ваш осознанный выбор?

Юрий САВЕЛЬЕВ. Абсолютно осознанный. И продиктовали его мне два обстоятельства. Первое: память о моем друге Льве Яковлевиче Рохлине — основателе и первом руководителе ДПА, которого я высоко ценил. Второе: а где еще быть ректору военно-механического вуза? Напомню вам, как звучит полное название ДПА — Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки. Я представляю две последние сферы, ибо наш университет всегда готовил кадры для оборонки, занимался проблемами военной прикладной науки. И значительные части программы ДПА подготовлены были мной. Ярлыки же, которые СМИ навешивали на Виктора Ивановича Илюхина и Альберта Михайловича Макашова, меня нисколько не смущали. Есть такая истина: если ты находишься в оппозиции к власти, а она не пытается тебя замордовать, то ты плохой политик. Из Илюхина и Макашова подчиненная власть имущим пресса делала одиозные фигуры исключительно из страха перед ними. Точнее, из страха перед их точными и жесткими выступлениями против откровенно антигосударственной политики Кремля.

У меня и с Виктором Ивановичем, и с Альбертом Михайловичем сложились прекрасные отношения. В их лице я нашел единомышленников, которые ясно понимают трагедию нашего военно-промышленного комплекса и готовы драться за устранение причин этой трагедии.

Н.А. А можно сказать вкратце: что необходимо сделать для спасения ВПК?

Ю.С. В советское время ленинградский "Северный завод" производил около 1500 ракет для зенитного комплекса С-300, равного которому и сегодня нет в мире. Средняя цена полного зенитного комплекса 350 миллионов долларов. После наглой агрессии США против Югославии во многих странах начали думать о более надежной защите своего воздушного пространства, и потребность в этих наших комплексах на мировом рынке резко возросла. Будь у Югославии в прошлом году всего 4 установки С-300, то любой самолет НАТО, пересекший ее границы, был бы сбит с вероятностью в 99 процентов. Достоинства комплекса С-300 хорошо известны в мире — продавать его можно даже без рекламы. Но "Северный завод" делает сейчас не более двух десятков ракет к С-300, а в ближайшее время вообще прекратит их выпуск. А если бы он стал выпускать их в прежнем объеме или даже меньше — 1000 штук в год, то, по самым скромным подсчетам, доход от их продажи превышал бы весь нынешний бюджет Петербурга-Ленинграда. А у нас в городе не один первоклассный завод ВПК. А сколько таких заводов по всей стране?

Сегодня Россия получает от экспорта оружия 3 миллиарда долларов. А СССР его продавал за границу — на 30 миллиардов. Мы могли бы иметь в десять раз больше от торговли вооружениями, но не имеем. Мы могли бы строить атомные станции в Иране, Индии, Китае стоимостью в 2-3 миллиарда долларов каждая, но не строим. И вовсе не только потому, что наш ВПК сегодня ослаблен, — многие образцы российских вооружений и многие наукоемкие технологии по-прежнему превосходят зарубежные. Военно-промышленный комплекс России и сам себя спасти способен, и бюджет страны может увеличить в два, а то и в три раза. Но наши власти отреклись от традиционных, естественных союзников России и заключили такие международные договоры и соглашения со странами-конкурентами, которые устранили нас с мирового рынка вооружений и технологий. У российского ВПК будет второе дыхание тогда, когда на верхних этажах нашей власти у нас будут новые политики, — политики, для которых национальные интересы превыше всего, а не их счета в зарубежных банках. С этим постулатом Движение в поддержку армии шло на выборы в Госдуму, но, увы, нас не услышали.

Н.А. Если мне не изменяет память, ДПА получило на думских выборах 0,57 процента голосов — больше, чем Конгресс русских общин Рогозина, но меньше, чем "Наш дом — Россия" Черномырдина. Как вы объясните провальный для вашего движения результат?

Ю.С. С армией, оборонной промышленностью и военной наукой связаны в общем 7-8 миллионов избирателей. За ДПА проголосовало всего 400 тысяч человек. Мы не стали своими даже для своих. Это прискорбный факт. Но нам нет резона посыпать голову пеплом. В основе нашей неудачи — не субъективные, а объективные факторы. Чеченская война и повышенное внимание премьер-министра Путина к проблемам армии и оборонки многих потенциальных сторонников ДПА заставили обратить свои взоры к партии власти — движению "Единство". Широко обнародовать наши идеи через прессу мы не могли по финансовым причинам, а сеть разветвленных структур, способных работать лицом к лицу с избирателем, ДПА до выборов создать не удалось. Но, конечно, не все имевшиеся пропагандистские возможности наш штаб использовал.

Н.А. Есть ли будущее у Движения в поддержку армии в новых условиях? Намерены ли вы участвовать в нем и впредь?

Ю.С. 12-13 мая должен состояться съезд ДПА. На нем мы подведем итоги выборов и определим перспективы движения. По поводу перспектив существуют два мнения. Первое: поскольку президент Путин лично занимается армией и ВПК, они теперь будут ориентироваться на власть больше, чем прежде, и ДПА как оппозиционное движение уже не может иметь место. Мнение второе: чем завершится начавшийся вроде бы роман между властью и армией с ВПК — бабушка надвое сказала. Поэтому надо сохранить ДПА именно как оппозиционное движение и надо его развивать и укреплять. Я также считаю, что прекращать деятельность нашего движения не следует. Но одновременно с его развитием и укреплением необходимо проводить работу по консолидации самых разных патриотических сил. Последние выборы в Госдуму показали: выжить сегодня могут только крупные политические объединения, опирающиеся либо на административные ресурсы и огромные деньги, либо на массовые организации. У патриотов нет властных структур и нет денег, но у них есть тьма разрозненных мелких партий и движений, которые при сложении сил могут с успехом противодействовать любой антинациональной политике власти. Сложение сил надо начинать с создания консультационного совета — лидеры ДПА, РОСа и Союза офицеров, лидеры воинов-афганцев и организации ветеранов Вооруженных Сил и правоохранительных органов; лидеры русских национал-патриотических партий должны усесться за один стол и провести ревизию своих возможностей: кто чем располагает? Следующий шаг: выяснить через социологический опрос уровень популярности разных патриотических лидеров. Далее: созвать представительный съезд и учредить партию — скажем, Партию национальной безопасности России. Партию с жесткой исполнительской дисциплиной, партию со своим мощным органом печати. Сама жизнь толкает партриотов к объединению. Весь вопрос в том, сумеем ли мы отказаться от личных амбиций во имя великой общей цели.

Н.А. Ваша фамилия, Юрий Петрович, прозвучала на всю страну в марте 99-го. Когда ракетно-бомбовые удары НАТО обрушились на Югославию, вы уволили из вашего университета четырех профессоров-американцев. Что заставило вас принять тогда такое решение — трезвый прагматичный расчет, или движение вашей человеческой души?

Ю.С. Мотивов было несколько. Меня возмутили результаты опросов общественного мнения в США. Там 80 процентов населения одобрили бомбардировки мирных сербских городов и сел. То есть одобрили убийство ни в чем неповинных людей и разрушение страны, которая была союзником Америки в войне с фашистской Германией. Я сам пережил блокаду в Ленинграде — мальчишкой бегал в бомбоубежище, и мне нетрудно было представить чувства югославских детей, попавших под натовские бомбардировки. Возмутило меня и бездейство нашего президента и правительства, которые, по сути, отдали на растерзание последнего союзника России в Европе. Это к вопросу о движении моей человеческой души. Но был в подписанном мною приказе об увольнении американских профессоров и прагматичный расчет.

В нашем университете мы учим студентов проектировать и изготовлять оружие — оружие, которое предназначено убивать врагов, посягающих на Россию. У нас особый дух воспитания. Мы за мир во всем мире. Но нам создавать меч Отечества, и присутствие в университете преподавателей из Америки, развязавшей войну против братьев-сербов, было несовместимо с нашими педагогическими и профессиональными задачами.

Н.А. Профессоров-американцев вы уволили сами, а студентов-иранцев вас заставили отчислить. При этом ваш университет лишился возможности получить около 20 миллионов долларов, которые ему должен был заплатить Иран в ближайшие восемь лет. Как случилось выдворение иранских студентов и кому это было выгодно?

Ю.С. Первые иранские студенты появились у нас в 96-м. Но спустя два года Иран закупил в Северной Корее систему СКАД — старую советскую ракетную систему, модернизировал ее на дальность около 1000 км. и провел испытания. Они не удались: ракета не выработала заданной траектории дальности. Но сам факт испытаний вызвал тревогу в Израиле. А всем известно: если в Тель-Авиве чихают, то в Вашингтоне немедленно говорят: "Будьте здоровы". США обвинили “Военмех” в подготовке кадров для иранской военной программы, из Вашингтона последовала нота российскому правительству, и приказом Минобразования РФ мне было запрещено обучать иранцев. Я не поспешил выполнять этот приказ — затянул его исполнение на три недели, и тем самым позволил студентам из Ирана защитить бакалаврские дипломы. Возобновить сотрудничество для получения высшей степени подготовки — магистра, хотели и мы, и иранцы. Но нам сказали: подготовьте сначала программы обучения иностранцев и получите на них положительные заключения соответствующих ведомств. Мы сделали 120 программ, они были одобрены Межведомственной комиссией России, и я заключил договор с Тегеранским технологическим университетом. Мы снова начали обучать иранских студентов. В перспективе их должно было быть 500 человек. За обучение каждого планировалось выплачивать по 5 тысяч долларов. То есть мы должны были получать приблизительно 2,5 миллиона долларов в год. Для "Военмеха" — это огромные деньги, в пять раз больше, чем нам дают из бюджета на содержание всего вуза. Но в конце октября 1999 года вице-президент США Альберт Гор направил послание премьер-министру РФ Путину и потребовал представить доказательства того, что российское правительство намерено бороться с организациями в России, которые помогают Ирану в реализации его ракетно-космических программ. В числе этих организаций фигурировал и наш университет. Многочисленные комиссии, работавшие у нас ранее, мы убедили: ни в одном вузе никого невозможно обучить созданию ракетной техники. Мы учим по образовательным стандартам России — учим общедоступным технологиям, которые изложены в тысячах книг — российских и иностранных. Создание ракет требует конкретных проектов и перестройки всей промышленности страны. Чтобы Иран смог производить ракеты, он должен, как в свое время СССР, выстроить целый индустриальный комплекс смежных предприятий.

До послания Гора наши доводы действовали. После него приехала еще одна комиссия и сделала вывод: "Военмех" обучает иранских студентов дисциплинам, имеющим отношение к ракетной технике... Выглядело это смешно. В ракетной технике воплощены все лучшие достижения разных наук, и нельзя назвать ни одной учебной дисциплины, которая бы к ней не относилась. Но тем не менее формулировка комиссии позволила службе Валютно-экспортного контроля России предписать нам — в течение месяца прекратить обучение иранских студентов. Я вынужден был предписание выполнить. Но Совету безопасности РФ этого было мало. Он должен был отчитаться перед вице-президентом США Гором о карательных мерах против руководителей организаций, сотрудничающих с Ираном, и потому потребовал от Минобразования уволить меня. Насколько мне известно из публикаций в нашей прессе, из Минобразования ответили в Совбез: министерство не вправе уволить ректора — это может сделать только ученый совет вуза. После того из Совета безопасности последовала команда — увольняйте Савельева, пусть он судится. Минобразование не пошло на откровенное беззаконие и приняло компромиссное решение: временно отстранить меня от должности ректора на период работы комиссии по иранским студентам. Что стоит за всеми этими играми? Интересы США.

Карательными мерами против нашего университета, да и других вузов России, американское правительство преследует несколько целей. Цель первая — Иран проводит независимую национальную политику, и США не хотят контактов его молодых людей с нашими, дабы независимая политика не стала примером для нас. Цель вторая — вытеснить российские вузы с международного рынка образовательных услуг. Цель третья — Иран сегодня может покупать оружия на 4-6 миллиардов долларов, и США крайне не выгодно его сближение с Россией. Произойдет это сближение, пойдет в Иран российское оружие, а Америка любой ценой хочет оставить иранский рынок вооружений за собой, а при благоприятных условиях повернуть оружие Ирана против России.

Как видим, все с отчислением иранских студентов просто. Но крайне обидно, что российские чиновники при первом же окрике из Вашингтона готовы поднимать руки вверх и поступаться национальными интересами страны.

Н.А. Можно ли сказать, что наши высшие чиновники при Путине столь же зависимы от США, как и при Ельцине?

Ю.С. Высших чиновников, находящихся сегодня в окружении президента, я бы разделил на три группы: первая, оставшаяся от бывшего президента, безусловно подбиралась из “западников”; вторая группа новой волны имеет в своем составе небольшую прослойку, изначально ориентированную на проведение Россией независимой политики; третья группа — профессионалы, необходимые при любых политических ветрах. Впрочем, политику страны и своих чиновников должен определять действующий президент. По моему мнению, пока политика президента России остается односторонне прозападной, что существенно ослабляет Россию.

“НАЕЗДЫ” НА ПАТРИОТОВ

Прикрываясь демагогией об усилении борьбы с коррупцией и воровством, некоторые "правоохранители" вместо реальной результативной работы продолжают заниматься сомнительными "наездами".

Не избежало его и Общероссийское общественно-политическое движение "Возрождение", созданное ещё в 1988 году, как Российский Народный Фронт (РНФ).

Как констатировал еженедельник "Коммерсантъ-Власть" 7 марта (№9), достаточно дать московским налоговым полицейским несколько тысяч долларов, и они "наедут", составят липовый акт, арестуют счета, возбудят уголовное дело.

Московское управление Федеральной службы налоговой полиции имеет стойкую репутацию одной из самых коррумпированных госструктур. Управление оказывает всем желающим широкий спектр "услуг", на которые имеется четкий прейскурант" (с.28). Правда, в последние недели сняли главу Управления генерала Бориса Добрушкина, но порядки остались.

И вот налоговые полицейские из Южного округа Москвы нагрянули в офис ООПД "Возрождение", в котором после "черного октября" 1993 года собиралась радикальная оппозиция и организовывала отпор утвердившемуся компрадорско-оккупационному режиму, и обвинили лидера организации Скурлатова Валерия Ивановича в незаконном предпринимательстве. Между тем, В.Скурлатов не являлся и не является учредителем или хозяином, или финансово-ответственным лицом каких-либо предпринимательских структур.

Тем не менее, уже возбуждено уголовное дело, арестованы счета дочерней фирмы, произведен обыск на квартире В.Скурлатова, ему грозят заключением под стражу (чтобы не помешал следствию). Обвинения носят надуманный и явно заказной характер, но ведь известно: закон, что дышло — куда повернут, туда и вышло, и вообще в нездоровом обществе не может быть здорового внутренне непротиворечивого законодательства.

Лет десять назад, в разгар перемен, думалось: вот шанс сделать русского человека хозяином в своем доме. Ведь крепкий хозяин — это крепость нации, а жизнеспособность государства сопряжена с национальным здоровьем. На этой основе на наших глазах свершились "экономические чудеса" в соседних Китае и Турции, в Малайзии и Испании, в других странах. Там в первую очередь поддерживали отечественных хозяев, помогали им производить на лицензионных технологиях дешевые, качественные и конкурентоспособные продукты и ширпотреб.

И ООПД "Возрождение", приняв в конце прошлого года "Хартию Возрождения-2000", призывает: дайте русским хозяевам возможность стать на ноги и обрести экономическую самодостаточность! Тогда мы тоже сможем наращивать собственное производство импорт-замещающих и экспортно-ориентированных товаров и услуг. Только бы голодные чиновники не свернули голову курице, несущей яйца.

Увы, перемены свелись к неслыханному в мировой истории шкурному самопредательству, к установлению компрадорско-оккупационного режима, к разворовыванию собственной страны. Наше национальное достояние уплыло за рубеж или попало в руки немногих неприкосновенных олигархов известной национальности, а вместо отечественного "среднего класса" мы получили многомиллионный "класс обслуги", прикармливающийся крохами с олигархического стола. В этот "класс обслуги" входит не только т.н. "творческая интеллигенция", но и всевозможные клерки, мздоимцы, охранники, "правоохранители", спекулянты и проходимцы всех мастей.

Русский же хозяин остался беззащитным и невостребованным.

Есть ли политическая подоплека у данного "наезда"? Трудно сказать. Но вот совпадения: в эти же дни пришла минюстовская проверка ООПД "Возрождение" и вынесено предупреждение от Минпечати РФ о недопустимости тиражировать издания, якобы разжигающие межнациональную рознь.

Конечно, заказной "наезд" кто-то заказал, а ретивых исполнителей найти нетрудно. Только наезжают они не просто на В.Скурлатова и его организацию, но и посягают на святое — на память её пятерых героев, погибших за Родину, о семьях и могилах которых заботится ООПД "Возрождение".

К сожалению, со стороны новых властей не проглядывается реальных намерений сменить компрадорско-оккупационный режим и защитить русских хозяев от его холуев. Поэтому защищаться надо самим, и не поодиночке.

Желающие участвовать в такой защите — звоните в штаб ООПД "Возрождение" по телефону: 246-39-53.

Новинка: работа москва и московская область на складе через интернет.

А. Петров СВОБОДА СЛОВА С ВИДОМ НА ТЮРЬМУ

Неприятности у газеты "Новый Петербургъ" начались, пожалуй, с того времени, когда она реально стала правозащитной. Сначала во властных эшелонах этого никто не понял, а поскольку чиновники достались России в наследство от старых советских времен, то и реагировали они на газетную критику так, как это было положено в старые советские времена: собирали комиссии, проверяли факты, наказывали виновных. То есть критика получалась действенной. И тогда по северной столице пошел слух, что помочь в самых безвыходных ситуациях может только газета "Новый Петербургъ". Некоторые из обращавшихся в газету так и говорили: мол, ни разу не читал вашу газету, но мне сказали, что помочь можете только вы. К этому мнению присоединились и журналисты других газет. Когда звонили в их редакции и журналисты видели, что тема для их демократической газеты "непроходная", то советовали обратиться в "Новый Петербургъ".

С редактором нашей газете повезло тем, что он никогда не был профессиональным журналистом. Не знаю, дают ли сейчас выпускники журфака клятву на Марсовом поле — "правда и ничего кроме правды", но и сегодня оттуда выходят профессионалы, твердо знающие, что можно писать и что нет. Да и старая гвардия за десять последних лет уже освоилась с новыми установками, и наша смелость казалась им кем-то разрешенной. В городе долго гадали — КЕМ? Наконец, решили, что спецслужбами — и успокоились: любить не любили, но и не трогали.

Так мы и жили: поднимали самые злободневные темы, крушили, громили, но до конца не шли. И "лекарственная мафия" Смольного, и бизнес на квартирах пьяниц и стариков, и зверства над случайными прохожими в милицейских пикетах, и ликвидация бесплатного проезда льготников в транспорте, и захват сектами школ, засилье закавказских иностранцев — так и оставались только обозначенными темами. Мы успокаивались первым результатом.

Все изменилось с истории Валентины Гуриной. С одинокой женщиной решили расправиться соседи: с помощью милиции и психиатров города принудительно поместили ее в больницу и сделали из цветущей здоровой женщины средних лет — развалину, не способную обслужить даже саму себя. Когда ее подруги по клубу "моржей" пришли в редакцию, Валя Гурина уже три месяца лежала в психбольнице, и на звонок корреспондента Андрущенко зав. отделением больницы сказала, что Гуриной лечиться еще не менее года. Но в тот же вечер ее выпустили! Валентина до сих пор не устает повторять: "Если бы ни Николай Андрущенко, я бы умерла!"

Андрущенко тогда был в газете новичком, но он сразу же показал, как надо разрабатывать тему. Он не остановился на одной статье, а написал целую серию, показывая, как психиатры помогают негодяям избавляться от "лишних", с их точки зрения, людей. Он подсчитал, какой ущерб нанесла психиатрия Валиному здоровью и в пересчете на европейские стандарты потребовал возмещения морального и материального ущерба. Сегодня в газете еженедельно ведет прием людей, пострадавших от психиатрического террора, комиссия по правам человека.

Сначала психиатры "затихарились", не зная, какие кары посыплются на их головы. Но медицинское начальство молчало, чиновники, курирующие в Смольном медицину, были свои, и родилось решение — начать судиться с газетой.

Судов в газете не боялись Даже наша несовершенная судебная система не могла ничего сделать перед напором неопровержимых доказательств.

Сюжет предполагал развитие. Слишком много нарушений выявляла газета и слишком мизерна была реакция на них, чтобы не понять, что один из важнейших тормозов на пути восстановления справедливости — наша система надзора, прокуратура. Так "Новый Петербургъ" вышел на тему — городу нужен прокурор. Статья под заголовком "Петербургу нужен прокурор" была опубликована 14 января в первом номере 1999 года и стала лейтмотивом всех выступлений этого года и причиной всех дальнейших мытарств журналистов питерской газеты.

Через неделю после выхода газеты возбуждается уголовное дело против спецкора газеты Андрущенко и против автора нашей газеты Юрия Шутова. Шутова через месяц арестовывают, обвинив во всех громких убийствах последних лет, а Андрущенко пугают, — проводя обыски в газете, у него на квартире (ночью!!!), ведут допросы, наконец, когда он уезжает в отпуск, — предъявляют обвинение и тут же ОБЪЯВЛЯЮТ В РОЗЫСК как "опасного преступника". Над Андрущенко нависает вполне реальная угроза ареста и помещения в следственный изолятор. И только активные действия общественности, адвокатов и самого журналиста заменяют эту меру на подписку о невыезде, что само по себе наносит газете существенный ущерб.

Жаркое лето 1999 запомнилось не столько жарой, сколько ощущением постоянной опасности. Связано это было с тем, что начавшие падать на "Новый Петербургъ" "снаряды" стали ложиться в одну воронку. Редколлегия не считала нужным после ареста Шутова отворачиваться от него и делать вид, что не знает его. Сразу же после ареста его друзья переправили в газету его интервью с самим собой, оно было опубликовано. По законам постсоветского времени это было неслыханно. Еще с коммунистических времен пресса считала обязанным публиковать по таким поводам только одно мнение — мнение прокуратуры. А тут опубликовали мнение заключенного, в котором Шутов приводил сенсационные сведения: оказывается, ведет следствие человек с больной психикой, арест и обвинение Шутова "заказали" бандиты организованной преступной группировки, и прокуратура выполнила их заказ за деньги. Даже если бы это была неправда, — согласно п. 5 ст. 10 "Закона о прокуратуре РФ", это необходимо было проверить на вышестоящем прокурорском уровне. Но в наши чудные времена безвременья и безвластья все письма, которые отправлялись из газеты в Генпрокуратуру, во все правительственные учреждения, в Госдуму, в администрацию президента — переправлялись обратно в Санкт-Петербург. А после их "проверки" самими виновными чиновниками было возбуждено уголовное дело по статье "клевета" против... главного редактора нашей народной газеты. С самим источником информации о криминальной деятельности прокуратуры, то есть с Юрием Шутовым, при этом не счел нужным встретиться ни один следователь. "Проверка" с самого начала носила обвинительный характер в адрес газеты.

За прошедший год в "НП" опубликовано не менее 20 материалов Юрия Шутова и еще столько же — о нем. И эти публикации дали журналистам еще одно открытие: оказывается, обнародованная бесстрашная правда защищает сама себя. Все лето журналисты боялись, что разгромят редакцию, что не выйдет номер и мы лишимся защиты — и каждый выпуск праздновали как победу.

Газета пыталась найти влиятельную защиту в лице губернатора, обращалась даже к думским деятелям. Все было безрезультатно, пока журналисты не поняли, что единственная защита — это сама снайперская газета. "Стреляла" она без промаха.

Единственное, что не умирает в человеке никогда — это надежда. С надеждой, что они стоят на посту и скоро придет подкрепление, питерские отчаянные газетчики жили весь прошлый год. Но события последних месяцев показали, что подкрепления ждать бесполезно. Держать фронт придется собственными силами. Прошли безрадостные выборы. Власть демонстрирует полную удовлетворенность существующим положением дел. А безнаказанные чиновники и так называемые органы защиты и надзора за правопорядком продолжают свой правовой беспредел. В начале апреля арестовали сотрудника "Нового Петербурга" Юрия Скока. В печати уже прошли сообщения: якобы доказано, что именно он исполнял убийство крупного предпринимателя нашего города Дмитрия Филиппова по заказу Юрия Шутова. В РУБОП, у которого "не сложились отношения" с журналистом Денисом Усовым, вызывают именно его. Мы не удивимся, если и этого журналиста арестуют и через газеты обвинят в том, что он подносил Скоку взрывчатку. А почему бы и нет? Сменившая вывеску, но по-прежнему "партийная" демократическая печать, с удовольствием подхватит намеченные темы. Ведь платят-то за строчки, а не за правду.

А. ПЕТРОВ

Игорь Стрелков НА ТОРМОЗАХ... (Выборы прошли — и война не нужна?)

"ПАРТИЗАНСКИЙ КРАЙ"

Наступление российских войск, направленное на очищение от противника населённых пунктов в горной части Чечни, практически завершилось. Боевики, как ни старались, не сумели удержаться ни в одном из крупных населённых пунктов, что не удивительно, учитывая абсолютное превосходство федеральных войск в тяжёлом вооружении и авиации. И всё же говорить о "полной победе" по меньшей мере рано. Несмотря на потери и неудачи, враг сумел продержаться всю зиму, сохранил "ядро", состоящее из наиболее опытных боевиков. Уцелели и все по-настоящему влиятельные "полевые командиры". (Арест безнадёжно больного Салмана Радуева, чья последняя банда была полностью разгромлена 119-м парашютно-десантным полком ещё в ноябре и который с тех пор, по сути, не мог считаться сколько-нибудь важной фигурой, не в счёт). Теперь на повестке дня стоит переход к партизанской тактике, к которой чеченские "незаконные вооружённые формирования" приспособлены лучше всего.

Не только приспособлены, но и подготовлены. С самого печально знаменитого Хасавюрта лидеры бандформирований ни на день не прекращали подготовку к новой войне. Обучали молодёжь, складировали оружие, оборудовали в горах "схороны" и базы. Часть подобных баз оказалась вне зоны военных действий и была сознательно "законсервирована" до наступающей весны. Хотя запасов едва ли хватит на всю весенне-летнюю кампанию, но их (с учётом припрятанного по домам) вполне достаточно, чтобы ещё не один месяц активно сопротивляться "наведению конституционного порядка".

"ИГРЫ В ДЕМОКРАТИЮ"

Мировая история только ХХ века знает десятки партизанских войн и свидетельствует: выиграть такую войну может любая из противоборствующих сторон. Отечественный опыт также богат и разнообразен, нам есть что вспомнить. По самым скромным подсчётам, с конца Гражданской войны и до развала СССР страна провела не меньше десятка антипартизанских войн. Вот только наиболее известные из них: растянувшаяся почти на 20 лет борьба с басмачеством в Средней Азии; "разоружение" Северного Кавказа (включая весьма тяжёлые и кровавые операции в Чечне) в 30-х го-дах; борьба с многотысячными бандформированиями в Чечне и Ингушетии в 1942-1944 годах, завершившаяся депортацией; Западная Украина и Прибалтика с её "лесными братьями" — в послевоенные годы; наконец, десятилетняя война в Афганистане. И это — не считая нашу "шефскую" помощь во Вьетнаме, Лаосе, Никарагуа, Эфиопии, Анголе и так далее. Даже поверхностный анализ наглядно демонстрирует, что на своей территории наша государственная машина всегда находила силы подавить вооружённые выступления партизанского характера. За границей — другое дело, но о "братских странах" речь в данном случае не идёт.

Что же изменилось? Почему Россия, во всех отношениях — наследница СССР, второй раз за какие-нибудь 5 лет вынуждена вести войну против мятежной части населения своего крохотного кусочка? И почему достижение победы вновь ставится под сомнение? Ответ прост и выражается одним словом — РАЗВАЛ! В первую очередь — развал идеологический. Чем иначе объяснить вопиющий разрыв между идеологией и фразеологией войны, с одной стороны, и реальными действиями государственных учреждений, которые по своим функциям обязаны претворять в жизнь принятые решения, — с другой.

Начнём сначала. Во-первых, чеченские бандформирования ведут против нас ВОЙНУ, о чём не перестают заявлять их лидеры и пропагандисты. Во всех мировых СМИ (не важно, какую позицию они занимают по отношению к России) события в Чечне рассматриваются как ВОЙНА. У нас же в ходу опять стыдливый термин — "контртеррористическая операция" (в прошлый раз было того хуже: "операции по разоружению НВФ"). В конце концов, обозвать войну можно как угодно, но дело в другом: успешное её ведение невозможно без целого ряда сопутствующих мероприятий, первым из которых является введение военного положения на театре военных действий. Оно, в общих чертах, предусматривает: сосредоточение всей власти (военной и гражданской) в одних руках; временное ограничение прав и свобод населения, действие законов военного времени и т.п.; наделение "силовых структур" в зоне военного положения особыми правами и полномочиями.

В прошлый раз "разоружение НВФ" проводилось в непонятном правовом режиме. Сейчас — аналогично. Доходит до смешного: совсем рядом — в Пригородном районе Северной Осетии, где "горячая фаза" осетино-ингушского конфликта миновала 8 лет тому назад, режим чрезвычайного положения действует, а в Чечне который месяц идут ожесточённые сражения, но ни военного, ни чрезвычайного положения не объявлено по сей день.

Вооружённым Силам, впрочем, отсутствие режима ЧП почти не помешало — они руководствуются приказами и более-менее успешно их выполняют. А вот дальше начинаются проблемы. По пятам за преследующими отступающего противника воинскими частями Минобороны идут войска и органы МВД. Именно на них возложены задачи по "зачисткам" блокированных населённых пунктов и последующему поддержанию порядка в очищенных от боевиков районах. На практике это должно выглядеть примерно так: при зачистках все лица, потенциально причастные к деятельности НВФ, должны помещаться в фильтрационные лагеря, а все беженцы — в лагеря перемещённых лиц на предмет их оперативной проверки. Всё оружие, вплоть до охотничьего, должно быть сдано населением в кратчайшие и строго оговорённые сроки, а нарушители должны немедленно и без всяких послаблений передаваться в органы военной юстиции для суда по законам военного времени. Так же следует обходиться и с другими лицами, совершающими преступления в зоне военных действий. Но это в теории... А на практике у нас всё иначе. Как уже сказано выше, режима военного положения нет и в помине. Поэтому любые действия правоохранительных органов должны осуществляться в строгом соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Проще говоря, обнаружение и задержание преступников в прифронтовой зоне органы МВД должны осуществлять в точности, как в какой-нибудь Белгородской или Мурманской области. Только вот беда — ситуация в Чечне в корне отличается от обстановки в остальной России. За одним исключением: на территории Чечни действует амнистия, которая продлевается до бесконечности. Так возникает парадокс — арестовать даже выявленного чеченского боевика в самой Чечне на порядок сложнее, чем где бы то ни было. Невольно возникает вопрос: что это — недосмотр или прямое "вредительство"?

Похоже, всё-таки последнее. Иначе как объяснить вопиющую разницу между исполнением своих обязанностей Министерством обороны и Министерством внутренних дел?

СТРАЖИ ПОРЯДКА

Уж кто-кто, а министр Рушайло и его ближайшие соратники лучше всех должны быть осведомлены о сложностях, возникающих у их подчинённых. И должны, фигурально выражаясь, "звонить во все колокола", добиваясь от и.о.президента необходимых указов, а от Федерального собрания — соответствующих законодательных актов. Но судя по позиции руководства МВД, его вполне устраивает сложившаяся ситуация. Обратимся к фактам и рассмотрим, как осуществлялись пресловутые "зачистки".

Продвигающимся вперёд частям Министерства обороны разрешалось наносить противнику поражения лишь "на местности". К ведению боевых действий в населённых пунктах они допускались лишь в том случае, если отряды боевиков оказывали сопротивление непосредственно с их территории. А этого, как правило, банды избегали по целому ряду причин, указанных ниже. Во всех остальных случаях войска МО лишь блокировали города, сёла и аулы, не применяя силы даже тогда, когда командованию было достоверно известно о наличии в селе боевиков.

К примеру, несколько дней подряд на окраине села Курчалой бойцы расположенного в непосредственной близости от него "блока" 74-й бригады ВС наблюдали за снайперской группой боевиков, ежедневно занимавшей позицию в районе сельской мечети. Бандиты даже пару раз обстреливали оттуда "блок". Деться из плотно блокированного села эти боевики не могли никуда, но в ходе "зачистки" ни их оружия, ни их самих обнаружить "не удалось".

Не удивительно! "Эксклюзивное право на зачистки" повсеместно принадлежало МВД. Начинались все подобные операции загодя и проводились по одной схеме (исключения можно пересчитать по пальцам). Сначала встречались представители командования и местных самозванных "администраций". Они договаривались, что сопротивления законной власти не будет, в залог чего местные "авторитеты" сдавали командованию от имени жителей города (села) 5-10 автоматов и заверяли, что это — всё, и боевиков в селении тоже нет. Командир операции "верил" и любезно сообщал "высокой договаривающейся стороне" конкретный срок начала операции. В назначенное время в пределы населённого пункта вступала колонна внутренних войск, отряды СОБРа, ОМОНа и иных подразделений органов внутренних дел. Они с грозным видом разъезжали по селу, частично проверяли документы у населения. Тех, у кого паспорта были "не совсем в порядке" (не было местной прописки и т.п.), задерживали и отправляли на передвижные "фильтрпункты".

И всё. Дома не досматривались, раненые боевики из больниц не вывозились, да и проверке паспортного режима подвергались далеко не все. Единственное, что реально интересовало руководителей операций — это автотранспорт, на который у хозяев не имелось достоверной документации. Уж его-то искали и изымали с особым энтузиазмом! После завершения операций (на село с 15-25-тысячным населением затрачивали 6-8 часов) задержанные отпускались — их брали "на поруки" местные "авторитеты", головой ручавшиеся за надёжность своих односельчан. Оружия или "не находили" совсем, или изымали по 2-3 единицы. Так были зачищены в ноябре-январе почти все без исключения населённые пункты Аргунского, Шалинского и Ножайюртовского районов. И это в то время, когда автомат или пулемёт (не считая всего остального) припрятан каждой семьёй. В любом селе их сотни.

А дальше "блок" с села снимается, войска уходят, а в селе остаётся гарнизон, укомплектованный каким-нибудь региональным СОБРом или ОМОНом, командированным в Чечню на полтора месяца. Отлично зная о наличии в селе сотен "бывших" боевиков и ещё большего числа "стволов", личный состав сразу начинает ощущать себя как в "осаждённой крепости" и опасается "беспокоить население". Зато милицейские генералы имеют возможность рапортовать о том, что порученные им операции проведены быстро и без потерь. И ожидать соответствующих случаю служебных поощрений.

Как правило, повторных "зачисток" не проводится. Но даже если они бывают, то принципиально ничем не отличаются от предыдущих. Характерный пример — повторная зачистка селения Бачиюрт (Шалинского района). В декабре перед зачисткой население этого большого села сдало в два приёма целых 6 автоматов АКМ. Непрекращающиеся обстрелы войсковых частей в округе вынудили провести в январе зачистку ещё раз. Перед её началом от населения потребовали сдать ровно 100 "стволов", что было скрупулёзно выполнено — старейшины сами обходили каждый дом, собирая недостающее оружие. Изъятое оружие было раздавлено танком.

Жаль только, что в числе 100 уничтоженных "единиц" большую часть составляли охотничьи ружья (в том числе — официально зарегистрированные), а остальное — старинные винтовки, обрезы и иной ненужный хлам. Ни одного автомата, пулемёта и пистолета сдано не было. Но "результат" был достигнут и "зачистка" опять прошла по "накатанной схеме".

Итоги подобных зачисток печальны. Исправить "огрехи" первых дней почти невозможно, поскольку оперативники, командируемые в Чечню вслед за "силовиками", по указанным выше причинам не располагают необходимыми правами и полномочиями, а также силами и средствами. Само собой, они не даром "едят свой хлеб": что-то изымают, кого-то задерживают... Но как мизерны в цифровом выражении их успехи по сравнению с общим числом скрывающихся преступников и спрятанного оружия! Немногие задержанные за хранение и ношение оружия боевики, как правило, освобождаются "по амнистии", берутся на поруки представителями местных администраций, родственниками и т.д. Настоящей Меккой для желающих освободить своих родственников от заслуженного наказания является временная администрация ЧР в Гудермесе. У многих оперативников МВД и ФСБ давно уже сложилось впечатление, что и сам её глава — Николай Кошман, и его сотрудники больше всего на свете пекутся о том, чтобы, с одной стороны, как можно больше чеченцев избежали справедливой кары за совершённые преступления, а с другой — чтобы максимально "раздуть" отдельные факты неправомерных действий федеральных войск и правоохранительных органов. В результате население с самого начала убеждается в нерешительности "новой власти" и перестаёт её бояться, что с учётом местного менталитета — хуже всего.

Особое беспокойство вызывает форсированное привлечение чеченцев к службе в местных органах МВД. Осуществляемая срочная аттестация призвана, по мысли руководства данного министерства, "высвободить" командированных из других регионов сотрудников и сократить финансовые затраты на их переброску и пребывание в регионе. Предполагается, что местные сотрудники милиции сумеют быстрее установить порядок на собственной земле, обеспечить приемлемое выполнение положений российского законодательства.

При этом руководители местных органов МВД ничего не имеют против "восстановления" в службе бывших сотрудников МВД и МШГБ (Министерства шариатской государственной безопасности) ЧРИ, "не замеченных" в причастности к тяжким преступлениям. Проверка кандидатов на службу в органы МВД из числа чеченцев проходит поверхностно. Значительная часть из них в 1995-1996 годах принимала участие в боевых действиях против российских войск, но под предлогом амнистии даже доказанное участие в боевых действиях в прошлую кампанию не является в глазах милицейских кадровиков причиной для отказа в зачислении. Кроме того, в связи с уничтожением боевиками при отступлении служебных документов, подтвердить или опровергнуть участие кандидатов в преступной деятельности в период 1992-1999 гг. крайне затруднительно.

В то же время соответствующие подразделения всех привлечённых к операциям в республике правоохранительных структур непрерывно получают информацию о стремлении как лидеров бандформирований, так и командиров "лояльных" НВФ внедрить в органы МВД своих родственников и приверженцев. Намерение руководства МВД уже к лету сего года в основном закончить формирование местных органов неизбежно приведёт к повторению в более тяжкой форме ситуации 1995-1996 года, когда органы внутренних дел были в значительной степени укомплектованы агентурой противника.

"ЗАКОННЫЕ" БАНДФОРМИРОВАНИЯ

В конце концов все вышеуказанные "огрехи" худо-бедно вписываются в рамки нашего законодательства. А вот к какому разряду отнести существование, и более того — быстрое "размножение" в Чечне всякого рода "ополчений" и "отрядов самообороны"? Таковые существуют сейчас в Гудермесе, Аргуне, Ведено, Шали (список можно продолжить). В каждом из них — от нескольких десятков до нескольких сотен "бойцов".

Укомплектованные зачастую бывшими боевиками или членами преступных группировок, такие отряды принципиально ничем не отличаются от бандформирований, действующих против ФВ. Лишнее подтверждение тому — многочисленные случаи перехода бойцов "милиции" Б.Гантемирова на сторону противника при штурме Грозного вместе с полученным перед тем из рук федерального командования автоматическим оружием (по некоторым данным, число "перебежчиков" составило аж полторы сотни человек). В Гудермесе, например, существуют как минимум три "структуры", официально позволяющие состоящим в них чеченцам хранить и носить оружие. Это "отряд самообороны" братьев Д. и С.Ямадаевых, "охраны" муфтия Кадырова и Малика Сайдуллаева. В рядах всех указанных "подразделений" находятся лица, обоснованно подозреваемые в военных и особо тяжких уголовных преступлениях, в том числе — похищениях людей. Практически у всех членов таких вооружённых формирований (в том числе у их лидеров) имеются близкие родственники в рядах моджахедов. Возможность реального противодействия таких отрядов противнику крайне сомнительна, и само их легальное существование можно рассматривать лишь как своего рода "плату" федеральных властей за "неучастие в боевых действиях".

Данная проблема тем более актуальна, что деятельность "законных бандформирований" в корне подрывает надежды части местного населения на изменение обстановки к лучшему. Население видит, что реальная власть либо осталась в тех же руках (группировка Ямадаевых — в Гудермесе), либо перешла от одних бандитов к другим. В этой связи часть чеченцев, готовая пойти на честное сотрудничество с российскими властями, оказалась заранее оттеснена от участия во власти разного рода авантюристами и агентурой противника, корыстными путями втирающейся в доверие к представителям федеральных структур.

НАСТРОЕНИЯ НАСЕЛЕНИЯ

По сравнению с ноябрём-декабрём минувшего года положение изменилось в худшую сторону. Наряду с вышеуказанными факторами наибольшее влияние на умонастроения чеченцев оказала фактическая безнаказанность бывших и настоящих активистов НВФ, их пособников и вдохновителей. В этом отношении акт амнистии играет совершенно обратную роль, чем та, к которой он предназначен. Население имеет возможность сравнить два способа осуществления властных полномочий, и вывод, сделанный им, — не в пользу российских властей.

По данным соцопросов можно выявить следующее мнение, сложившееся среди жителей районов, 2-3 месяца назад перешедших под федеральный контроль. Согласно ему, новая власть является "слабой", неспособной карать своих врагов и, следовательно, поддерживать её бессмысленно. В этой обстановке значительная часть населения, уставшая от войны и потенциально готовая поддержать мероприятия российской власти, предпочитает позицию наблюдателя, никак не содействуя (из опасения мести боевиков) успешному проведению контртеррористической операции.

Страх тех чеченцев, у которых имелись причины опасаться возможного наказания за совершённые преступления, постепенно уступает место ощущению полной безнаказанности, стремлению "навязать свои правила" федеральным властям. "Бесхребетность" силовых структур оборачивается презрением чеченцев по отношению к ним.

В то же время значительная часть чеченцев, особенно выходцев из горных районов, продолжает придерживаться крайне антироссийской позиции. Особенно заметно данная тенденция проявляется среди молодёжи, не получившей никакого образования, кроме подготовки в лагерях моджахедов. Именно молодые люди в возрасте 12-18 лет наиболее подвержены антирусской пропаганде и являются, в случае затягивания войны, практически неисчерпаемым резервом пополнения НВФ. Ожидается, что в условиях поголовной безработицы, с учётом характерного для чеченского народа презрительного отношения к физическому труду, "полевые командиры" и далее смогут денежными посулами привлекать в свои ряды сотни и тысячи молодых чеченцев.

НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЙ ПРОГНОЗ

Как же будет выглядеть ситуация в мятежной республике в ближайшее время? Ответ прост: в полном соответствии с "классическими образцами" партизанских войн ХХ века.

Просочившиеся, иногда — с боями, чаще — без, через весьма "прозрачную" из-за нехватки войск и их вопиющей неукомплектованности линию наступающей группировки ВС России банды рассредоточиваются в уже "очищенных" районах, где получают пополнение в лице боевиков, благоразумно оставшихся дома при отступлении и воспользовавшихся нашей воистину бесконечной амнистией. При этом противник отнюдь не стремится немедленно "проявить себя", свергнув, к примеру, недавно назначенные временные администрации или атаковав расположенные в селениях и аулах блокпосты. Никакого шума и пальбы! Ещё, чего доброго, вернётся артиллерия, налетит авиация, и от домов мирного населения, читай — родственников тех же боевиков, останутся одни развалины. Таким развитием событий чеченцы сыты по горло. Поэтому, чтобы не потерять поддержки или хотя бы лояльного нейтралитета со стороны местных жителей, банды, ограничиваясь редкими вылазками, дождутся теплых дней и пресловутой "зелёнки". А она не за горами — леса на равнине и в предгорьях начнут покрываться листвой уже с середины апреля. В мае откроются перевалы, и в Чечню с территории Грузии и Азербайджана потекут моджахеды из Афганистана, Таджикистана, Турции, арабских стран и так далее. Сотни их, по данным войсковой разведки, с нетерпением уже ждут схода снегов в лагерях по ту сторону гор. Вслед за ними пойдут караваны с оружием, закупленным на деньги щедрых "спонсоров" из Саудовской Аравии и других исламских стран.

Оборудовав или восстановив в лесах летние базы и лагеря, группы боевиков численностью от 20 до 100 человек приступят к широкомасштабному минированию дорог, организации засад, нападениям на блокпосты и стоянки войск. За исключением райцентров, боевые действия, в которых важны противнику для пропагандистской демонстрации "мировому сообществу" своей "воли к борьбе", большая часть боевых столкновений будет проходить за пределами населённых пунктов, чтобы местные жители всегда могли жаловаться "наивным федералам" на "пришлых" боевиков. Там, где это будет необходимо, мелкие отряды противника объединятся, чтобы "порадовать" российское командование разгромом очередных колонн и постов, чтобы потом, избегая окружения, ударов авиации и артиллерии, снова рассыпаться и раствориться в "зелёнке". Каждые три-четыре недели уставшие боевики будут заменяться другими — отдохнувшими дома, на положении "мирных жителей". Информация о всех перемещениях федеральных войск и мероприятиях власти потечёт "полевым командирам" от многочисленных доброжелателей и помощников, а также от уже созданного и легко проникшего в местные властные структуры подполья. Короче говоря, всё будет, "как в прошлую войну", с той лишь разницей, что противник многому научился и куда лучше подготовился.

Потери наших войск, вероятно, хотя и не превысят понесённые при штурме Грозного или в недавних неудачных боях в горной Чечне, но останутся по-прежнему высокими. А вот потери противника, избегающего фронтальных боёв и нападающего из-за угла, заметно сократятся. Чеченское общество, для которого 8-10 детей в семье — норма, легко перенесёт и гораздо большие потери, нежели уже понесённые. Гибель родственников лишь подтолкнёт в ряды боевиков новых и новых "мстителей". А вот как отреагирует на жертвы бесконечной войны российское общество? Тем более, что найдётся немало "доброжелателей", которые денно и нощно станут вещать со страниц газет и экранов телевизора о "бессмысленности войны" и "невозможности победить народ". Пока их голоса слабы, но ведь это только пока...

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Ответ на этот "вечный" вопрос элементарно прост: надо перестать играть в гуманизм и вести войну так, как её принято вести во всём мире. А именно — придерживаясь следующих мер.

Немедленно подготовить и ввести указом президента России режим военного положения на территории Чеченской республики.

Указом президента объединить всю военную, гражданскую и судебную власть в ЧР и всех районах, объявленных на военном положении, в руках одного лица (представителя одного из задействованных в операции силовых ведомств). Предоставить ему любые полномочия, предусмотренные законодательством военного времени для ликвидации бандформирований и бандподполья. Установить ответственность данного лица за нормализацию обстановки в регионе перед президентом России лично.

Ввести в действие в полном объёме ведомственные приказы и инструкции, касающиеся борьбы с бандформированиями и бандпособниками, бандитским подпольем.

Подготовить и провести мероприятия по полному разоружению всех НВФ, независимо от их декларируемой "пророссийской ориентации". Ограничить поступление на службу в органы внутренних дел граждан чеченской национальности.

На наш взгляд, только после осуществления этих совершенно необходимых мер можно будет говорить об успешном завершении войны в обозримом будущем, хотя сами по себе, они — ещё не залог успеха. Их надо ещё успешно воплотить в жизнь. Ведь в поражении российской государственности на Северном Кавказе заинтересованы столь многие! И не только за рубежом.

Сергей Журавлев КОМУ МЕШАЕТ САДДАМ ХУССЕЙН?

Любая печатная работа — будь то статья или книга — об известном политическом деятеле неизбежно обречена на читательское внимание. Особенно если деятель этот — глава государства и яркая, неординарная личность. Именно такой своеобразной личностью, уже многие годы приковывающей к себе острое внимание мировой общественности, несомненно, является президент Ирака Саддам Хусейн, объемная книга о котором недавно появилась на русском языке.*

Это не первая книга в России о лидере Ирака, и потому тем более интересно было узнать что-то новое о столь значимой фигуре, определяющей сегодня многие важные события в мировой политике. Хотелось хотя бы приблизиться к разгадке феномена Саддама, чей образ и политика стали для миллионов людей как бы лакмусовой бумажкой, определяющей их отношение к современным мировым политическим реалиям. Для одних Саддам Хусейн — сильный, твердый, принципиальный, последовательный лидер, фактически единственный, кто сегодня противостоит западному империализму и неприкрытому стремлению США к мировой гегемонии. Для других же он — "кровавый диктатор", "вступивший в конфронтацию со всем миром" и вносящий дисгармонию в складывающийся миропорядок.

Но читатель напрасно будет ждать объективного анализа деятельности президента или непростой ситуации в арабском мире. Даже на фоне лживости и тенденциозности современной демократической прессы лживость вышедшей книги сразу бросается в глаза.

Начнем хотя бы с автора: Робин Дж. Апдайк — имя явно вымышленное. Ни в аннотации, ни в выходных данных мы не найдем о нем никаких сведений. Ну а если повнимательнее вчитаться в текст книги, то ее стилистическая разнородность, многие речевые обороты выдают ее компилятивность, а примеры и фразы, вроде рассуждений о "русском Иванушке-дурачке", явно не из лексикона иностранца. Вымышленное имя, думается, понадобилось, чтобы во-первых, "прикрыть" истинных сочинителей, а во-вторых, "добрать солидности" — все-таки "не наш" человек писал. Так кто же вы, мистер Апдайк?

С первых же страниц книги становится ясной ее антисаддамовская, антииракская и, более того, антиарабская направленность. По убеждению автора книги, именно арабский мир "превратил Ближний Восток в зону нестабильности" и вовлек "в свои неурядицы и конфликты другие государства мира". Именно здесь "базируются банды террористов, наносящих удары по целям в Лондоне, Мюнхене, Риме, Париже". А многие из этих банд "проходили подготовку в Советском Союзе".

Зато другая сторона главного на Ближнем Востоке конфликта — Израиль — представлена в книге исключительно сочувственно и благожелательно.

Арабы не просто агрессивны, они показаны на страницах книги нацией если и не совсем неполноценной, то очень близкой к этому. "Там, где европеец воспримет критику в свой собственный адрес или в адрес своей страны вдумчиво и согласится с ней, араб возмутится, оскорбится, предпримет ответный выпад". А "арабский национальный характер" отличает "неприятие критики", стремление "до конца сохранить лицо", повышенная эмоциональность и "комплекс неполноценности".

А так как Саддам Хусейн "по своей натуре и менталитету... яркое олицетворение арабского национального характера", то и образ его и его деятельность даны в том же критическом ключе, только с гораздо более негативно концентрированным пафосом.

Но даже при таком изначально негативно заданном подходе невозможно до конца исказить очевидные факты. Как, например, скрыть то, что за годы правления Саддама Хусейна, предшествующие американской агрессии, Ирак сделал "колоссальный скачок", приведший к "невиданному экономическому процветанию", что проведенная Саддамом национализация нефтяной промышленности "привела к накоплению невиданного богатства", увеличив доходы от экспорта нефти более чем в 50 раз. А введенное в Ираке полностью бесплатное обязательное образование, бесплатное медицинское обслуживание, кардинальные социальные преобразования, гигантское жилищное строительство поразили весь мир.

Но все эти факты для автора не важны. Они призваны лишь усилить обличительный пафос книги. Ибо, по его утверждению, все это Саддам делал не из любви к своему народу, не из стремления укрепить государство, а из "маниакального желания во что бы то ни стало удержаться у власти".

Вообще, автор книги не жалеет для своего героя "сильных" определений. "Кровожадное чудовище", "безжалостный тиран", "изощренный маньяк", "самый опасный и кровавый диктатор второй половины ХХ века" с "параноидальными наклонностями", "безумец", "самый свирепый и изощренный игрок", использующий "зверские методы". Десятки и десятки страниц книги пестрят подобными "комплиментами".

Но и этого автору кажется мало. Необходимо довести образ, употребляя выражение автора, "до внушающего ужас совершенства", и разыгравшаяся, еще раз употребляя лексику книги, "маниакальная" фантазия автора рисует совсем уже жуткие картины. Оказывается, еще в детстве Саддам был настолько жесток, что носил с собой медный прут и "часто развлекался тем, что клал прут на огонь и, раскалив его докрасна, протыкал пробегавших мимо собак, а потом разрывал их пополам..." Каково? Не Саддам Хусейн, а прямо Фредди Крюгер какой-то. А позже, уже взрослым, он любил стрелять своих министров, да так, что "весь кабинет был в крови до такой степени, что приходилось менять ковры". И таких "страшилок" в книге более чем достаточно.

Все сказанное автор "убедительно" доказывает. Нет, не именами свидетелей, не датами, не документально подтвержденными фактами. Этого в книге при всем желании найти невозможно. Есть другое — "по свидетельствам очевидцев", "как хорошо известно", "как говорили", "по слухам", "из достоверных источников", "рассказывали, что", "ни у кого не вызывает сомнений", "ходили слухи". Не правда ли, "весомые" доказательства?

Читая книгу, удивляешься даже не

заданности основных установок, не надуманности и лживости ситуаций, не детской непосредственности фантазий. Поражает неприкрытый цинизм книги. Еще более отвратительный оттого, что затрагивает вещи, далеко не отвлеченные. Все нравственные критерии перевернуты здесь с ног на голову. Трагедия народа, более десяти лет живущего в блокаде, гибнущего под бомбами, десятки тысяч детей, ежегодно умирающих от голода, — это, по убеждению создателей книги, справедливая кара за "непокорность", за нежелание встать на колени, подчиниться навязываемому демократическому порядку, за самостоятельную позицию президента.

Зато те, кто сыплет бомбы на головы мирных людей (и не только в Ираке, вспомним Югославию), действуют "справедливо", "во благо" этого же народа.

Вот эпизод — лишь один в целом ряду, ярко иллюстрирующий "своеобразную" интерпретацию событий автором книги.

Несмотря на жесткую информационную блокаду, американцам не удалось скрыть факта уничтожения бомбоубежища Аль-Амрия. Почти две тысячи жителей Багдада — в основном женщины и дети — были там буквально испепелены. Кто видел бомбоубежище, снимки обугленных жертв — вряд ли когда-либо это забудет. Но вот как этот факт трактуется в книге. Погибло "всего лишь" "приблизительно 300 мирных жителей". И "иракцы не преминули воспользоваться этой сверхудачной возможностью". А "Саддаму повезло снова..." Ни сочувствия, ни тем более осуждения. Напротив. Оказывается, это было не бомбоубежище, а "военный объект", и "нельзя исключить хладнокровного решения со стороны Саддама Хусейна послать в это помещение мирных жителей", чтобы американцы их разбомбили.

В подавляющем большинстве наших средств массовой информации в последние десятилетия проявилась одна очень характерная тенденция. Те или иные факты, события подаются со знаком "+", если они идут во вред России, и наоборот. Который год А. Г. Лукашенко бьется за объединение с Россией, — и все это время практически все наши средства массовой информации ведут неприкрытую его травлю. Зато какой-нибудь Назарбаев, последовательно проводящий антирусский курс, предстает на тех же страницах мудрым государственным мужем. И таким примером несть числа.

Совершенно очевидно, что это не случайность, а хорошо спланированная, долговременная, направленная против России информационная политика. И выход данной книги — факт тоже далеко не случайный, еще более подтверждающий целенаправленность этой политики. Ведь Ирак — одна из немногих стран, с которыми Россию традиционно связывают очень прочные отношения. Я не буду здесь подробно говорить о том, насколько тепло, даже трепетно, относятся иракцы к русским. Кто бывал в Ираке, в полной мере почувствовал это на себе (и это несмотря на то, что мы предали Ирак в самое трудное для него время). Возьмем более прозаические вещи. Ирак — практически единственная страна, расплачивавшаяся с нами живыми деньгами. И из-за того, что мы поддержали Америку и ооновские санкции, Россия потеряла за 10 лет от 60 до 80 млрд. долларов теми же живыми деньгами (прекращены поставки вооружений, технологий, посылка специалистов, возведение энергообъектов и т. д. и т. п.). А долг в 8 млрд. долларов, который мы не можем получить из-за тех же санкций? А в то же время наше правительство месяцами униженно клянчит у Запада жалкие 600 млн. долларов.

И вот сегодня российско-иракские отношения начинают налаживаться. На иракском рынке, кстати, суперперспективном, работают уже сотни российских фирм. Причем Саддам Хусейн специальными указами создал им статус наибольшего благоприятствования. Да и государственная политика России в отношении Ирака начинает меняться в положительную сторону, но опять — то, что выгодно России, невыгодно Западу и тем, кто проводит его политику в нашей стране. Процесс сближения двух стран уже невозможно остановить, но можно попытаться его замедлить. В ход идут хорошо проверенные приемы лжи, клеветы, дезинформации. Вышедшая книга — ярчайшее тому подтверждение.

Сергей ЖУРАВЛЕВ

Александр Бородин АЛЮМИНИЕВЫЕ БОЖКИ

"Люминь", как всем известно из армейского анекдота, "самый легкий из желез". И кроме того, один из самых дорогих и необходимых современной промышленности. Высокоразвитая алюминиевая отрасль была одним из самых рентабельных и эффективно работающих сегментов отечественной экономики. Советская власть не жалела денег и сил на возведение металлургических гигантов, и строила их грамотно — поблизости от мощных источников электроэнергии (ГЭС), превращая целые регионы в единые производственные узлы.

Самая страшная пора для алюминиевой промышленности наступила в начале девяностых, когда при полном попустительстве власти отрасль была растащена по кусочкам, многими из которых завладели темные дельцы самого различного происхождения и откровенные бандиты. Все эти "новые русские" были озабочены лишь быстрейшим получением чистого "навара", и огромные партии российского алюминия по демпинговым ценам сбывались на Лондонской бирже, а вырученные за металл деньги не возвращались в страну, оседая в оффшорных зонах.

Но с течением лет мелкие дельцы и бандиты покидали алюминиевый бизнес, требующий, кроме немалых инвестиций, и профессиональных менеджеров, обладающих стратегическим мышлением, уступая место крупным финансово-промышленным группам, во главе которых стоят олигархи, тесно связанные с государственной властью. Примером такого постепенного вымывания чисто уголовных элементов может послужить еще не завершившаяся история владельца 28% акций КрАЗа Анатолия Быкова, известного под кличкой "Бык", которого венгерские правоохранительные органы готовятся передать в руки работникам российской прокуратуры.

Но все же до недавнего времени почти половину производства российского алюминия контролировал иностранный концерн TWG, возглавляемый братьями Львом и Михаилом Черными — израильскими дельцами с весьма сомнительной репутацией.

СЛИЯНИЯ

В начале года деловой мир России был потрясен известием о рождении нового алюминиевого холдинга под руководством известных олигархов Романа Абрамовича и Бориса Березовского. В СМИ просочилась поначалу тщательно скрываемая информация о том, что эти предприниматели приобрели крупные пакеты акций Красноярского, Братского, Новокузнецкого алюминиевого комбинатов, а также Ачинского глиноземного комбината и Красноярской ГЭС. Тем самым два олигарха прибирали к рукам весь цикл производства по крайней мере половины алюминия страны. Характерно, что в качестве главных продавцов столь крупных пакетов акций (объем сделки оценивается экспертами по крайней мере в полтора миллиарда долларов) в большинстве случаев указывался Михаил Черный.

Но еще больший ажиотаж вызвали появившиеся в начале апреля и теперь подтверждающиеся слухи о слиянии нового холдинга со своим единственным серьезным конкурентом — компанией "Сибирский алюминий", глава которой, Олег Дерипаска, более всего известен своими тесными и даже дружескими связями с Анатолием Чубайсом, который издавна считается злейшим врагом по крайней мере Березовского.

Дерипаска уже сумел построить внушительную финансово-промышленную империю, в которую входят не только огромный и современный Саянский алюминиевый завод, но и Николаевский глиноземный комбинат, Саяно-Шушенская ГЭС (продажа акций которой главой РАО “ЕЭС” вызвала недавно серьезный скандал), а также несколько предприятий, занимающихся производством готовой продукции из алюминиевого сырья — завод по производству банок "Дозакл", производящий алюминиевый прокат "Самеко" и даже самарский "Авиакор". Кроме того, "Сибирский алюминий" контролирует сбыт нескольких алюминиевых заводов, находящихся на территории стран СНГ, например, Таджикского алюминиевого завода.

КОНТУРЫ ИМПЕРИИ

Хотя контуры нового алюминиевого суперхолдинга еще только оформляются, многие эксперты уже заявили, что он будет контролировать восемьдесят два процента российского рынка алюминия, являясь таким образом почти абсолютным монополистом. Эту структуру, названную "Русский алюминий", недаром уже окрестили "алюминиевым Газпромом". По масштабам она сравнима разве что с такими китами мирового алюминиевого бизнеса, как американская компания Alcoa или франко-швейцарско-канадская APA, производящими около трети мирового алюминия.

Впрочем, это неудивительно, ведь на Россию в настоящее время приходится около 14% общего объема мирового производства алюминия в 23,2 млн. тонн. Ее доля в мировой торговле алюминием еще выше — почти 20%, то есть примерно 80% объема отечественного производства. Отрасль увязла в мировой экономике, при помощи которой, в основном, и поддерживает существование, реально превратившись в один из плавильных цехов мировой алюминиевой промышленности. Такая практика дает предприятиям работу, однако не решает проблему формирования инвестиционных ресурсов и даже оборотных средств.

Именно с этого противоречия и начались проблемы толлинга в алюминиевой промышленности. Напомним, имеется в виду выработка первичного алюминия на российских предприятиях из так называемого "давальческого" сырья, то есть нечто вроде пошива костюма из материала заказчика, когда тому принадлежат и сырье, и продукт его переработки, а предприятие получает только за работу. Есть внешний толлинг, при котором сырье ввозится посредниками из-за рубежа, и внутренний, когда посредники (у нас и в этом случае иностранные) закупают сырье у российских предприятий бокситовой и глиноземной промышленности.

Схватка протекала бурно и закончилась пусть неполной, но все же победой противников толлинга. С начала нынешнего года отменен "внутренний толлинг" — практика, при которой иностранные посредники приобретали сырье для выработки алюминия у российских предприятий, но пользовались налоговыми и таможенными льготами, как при его импорте. Очевидно, что этим они облегчали российским партнерам проблемы оборотных средств и сбыта продукции, но зато ставили в невыгодное положение тех, кто работал вне их схем. Внешний толлинг тоже решено постепенно ограничивать.

Противники толлинга указывали в первую очередь на потери налогового ведомства в 300, а возможно, и более миллионов долларов в год из-за льгот по импортным пошлинам и НДС, а также на бесперспективность такой схемы включения в мировую экономику с точки зрения диверсификации производства.

Отказ от толлинга ориентирует предприятия на переход от выработки первичного алюминия к все более диверсифицируемому производству. Но такая задача требует серьезной технологической реконструкции и модернизации, которая потребует многих сотен миллионов, если не миллиардов долларов. Отказ от толлинга также может создать трудности с исходным сырьем, добыча которого в мире, рынки сбыта и ценообразование все более попадают под контроль уже образовавшихся и вновь образуемых монополий-гигантов вроде Alcoa или АРА. Благодаря их усилиям цена за тонну сырья для алюминиевой промышленности выросла в течении последнего года более чем в два раза.

За счет же отечественных поставок глинозема может быть обеспечено не более трети потребностей российских производителей. Это подталкивает алюминщиков к инвестированию в развитие добычи бокситов и производства глинозема — например, к освоению крупного Среднетиманского месторождения бокситов. Но где взять средства?

Ответ прост — решение такой задачи под силу только огромной, вертикально интегрированной структуре "имперского" образца, вроде нового холдинга. Кроме того, укрупнение алюминиевых компаний способствует росту курса их акций на фондовом рынке.

ХОЗЯЕВА

Таким образом становится все более очевидным, что ранее разошедшаяся по рукам российская алюминиевая промышленность под давлением экономических обстоятельств вновь объединяется в единую эффективную структуру почти советского образца. Вот только владеть и распоряжаться этой структурой будут несколько людей, имена которых нам хорошо известны. Это: Чубайс, Дерипаска, Березовский, Абрамович. Есть еще несколько персонажей, более или менее скрывающихся в тени. Среди них особое место занимает Искандар Махмудов — глава Уральской горно-металлургической компании — старинный деловой партнер группы Дерипаска-Чубайс. Именно с его легкой руки в открытую прессу уже просочились слухи о том, что он и хозяин “Сибирского алюминия” активно действуют по созданию еще двух металлургических суперхолдингов — медного (около 40% российского рынка) и чернометаллургического (около 50%). Если эта информация подтвердится, то окажется, что группа примирившихся между собой "семейных олигархов" фактически готовится подмять под себя всю российскую металлургию.

Но, с другой стороны, в самом создании промышленных гигантов нет ничего плохого, и даже наоборот. Такова общемировая тенденция экономического развития. Но подобные монополии могут стать благом для страны, только если их деятельность самым жестким образом контролируется государством. А есть ли у нового президента и правительства желание и силы укрощать сплотившихся олигархов? Ответ даст ближайшее будущее.

К.Н.Б. “КОЛОБКИ”- МАНКУРТЫ (В Казахстане идет судебный процесс, цель которого — бросить за решетку тамошних русских людей, поднявших голос против оголтелого назарбаевского национализма. Наши братья лишены адвокатов, забыты российскими властями, но главный позор заключается в том, что репрессии против них, служа казахскому хану, наряду с местными гонителями подло творят и выходцы из России, предатели русских людей и русского дела)

"КОЛЛАБОРАЦИОНИСТЫ" — этим длинным трудновыговариваемым словом бойцы французского Сопротивления называли пособников нацистских оккупантов. "Колобки" — краткая русская производная от зубодробительного французского термина. За насмешливой округлостью этого словечка скрыт горький и страшноватый смысл. Так активисты русских общественных организаций в Казахстане называют тех, кто, будучи по имени, записи в паспорте и языку русским, активно сотрудничает с режимом Н.Назарбаева и сознательно работает против русских соотечественников.

Антирусский характер государственности, при ханжеских разглагольствованиях о "межнациональном согласии", является визитной карточкой этого режима. Понятие "независимость" означает независимость от России — и не более, причем любой ценой: даже ценой здравого смысла и деловой выгоды. В результате такой политики Казахстан к 2000 году полностью утратил какую-либо фактическую независимость: политическую, экономическую, финансовую. Это — не государство, а типичная колония, которой пока что позволено управлять туземной администрации. Впрочем, похоже, позволено ненадолго: правящий туземный клан коррумпирован настолько, что не может гарантировать даже соблюдение собственных законов. Инофирмы, владеющие 98 процентами казахстанской промышленности, накануне выборов в парламент 1999 года пошли на беспрецедентный в истории международных отношений шаг, профинансировав создание и избирательную кампанию так называемой "Гражданской партии". Иными словами, получив всю полноту экономической власти, иностранный капитал создал инструмент для непосредственного влияния на политическую ситуацию внутри "независимого" Казахстана. В формировании организационных структур "Гражданской партии" приняли активнейшее участие "колобки", особенно — из бывших комсомольских и партийных работников. В частности, главой Восточно-Казахстанской организации "Гражданской партии" стал профессиональный комсомольский, а затем — партийный работник, последний секретарь по идеологии последнего состава обкома КПСС Восточно-Казахстанской области Олег Петько. Примечательно: на юбилейных торжествах, посвященных 80-летию ВЛКСМ, О. Петько публично поклялся никогда более не вступать ни в какую политическую партию. Но что значат публичные клятвы при "колобковом" сознании!

Давно замечено: в этнократическом обществе "некоренной" чиновник неизмеримо опаснее "коренного". Не принадлежащий "титульной нации" чиновник готов на все, даже на сознательную работу против собственного народа, лишь бы удержаться у обустроенной и хорошо оплачиваемой кормушки. Именно поэтому не казах Каирбек Сулейманов, а его предшественник на посту министра внутренних дел В.Шумов, чисто русский по паспортным данным, опережая своим рвением казахстанское законодательство, еще в августе 1992 года установил три группы знаний казахского языка. Не сдавшие зачет по языку сотруднику системы МВД направлялись на повторную служебную аттестацию. Это распоряжение г-на министра обернулось настоящим погромом всей системы МВД Казахстана: в течение относительно короткого времени республику покинул целый слой профессионалов: оперативников, следователей. На место выбывших профессионалов принималась казахская молодежь — сплошь без всякого образования. Не советник Н.Назарбаева Султан Сартаев, знаменитый своим категоричным заявлением: "Здесь (в Казахстане. — Прим. К.Н.Б. ) проживает только один народ — казахи!", а чисто русская по национальности зам.председателя Верховного совета Казахстана З.Федотова стала самым яростным пропагандистом авторитарной этнократической конституции образца 1995 года.

Не функционер партии "Алаш", а русский, глава Семипалатинской администрации В.Чернов, опять-таки угодливо опережая законодательные акты, еще в 1991 году издал распоряжение, согласно которому первоочередному увольнению по сокращению штатов подлежали лица, не владеющие казахским языком. Не активисты ультранационалистических казахских партий, а чисто русская по составу коллегия администрации города Ермак (Павлодарская обл.) в 1992 году разогнала учредительный съезд Республиканского общественного славянского движения "Лад". Эта же администрация "благословила" переименование г.Ермак в Аксу. Эта же администрация снесла в переименованном Ермаке памятник Ермаку Тимофеевичу. Когда местные казахи на пустом постаменте памятника Ермаку водрузили православный крест, по распоряжению все той же администрации он был сдернут бульдозером. Не казахский националист — русский, аким (мэр) города Усть-Каменогорска (Восточный Казахстан) А.Лукин запретил в 1998 году проведение крестного хода на Пасху по улицам города. Этот реестр стыда и позора можно продолжать и продолжать.

"Колобки" используются во всех сферах, где необходимо создание дискомфорта для русского населения путем подавления национального самосознания. Но главная и самая отвратительная область приложения труда "колобков" — законообразное подавление русских общественных организаций. Русские, активно служащие в антирусски ориентированных картельных органах, — прекрасная и надежная опора режима. "Колобкам" поручают наиболее ответственные и, как следствие, — наиболее грязные дела. "Колобки" придают всем преступлениям режима видимость интернациональности и даже некоторой "естественности". Особо стоит выделить четыре направления "колобковой" деятельности: создание подставных псевдорусских и псевдоказачьих организаций; внедрение провокаторов в русские и казачьи организации с целью их раскола и дискредитации наиболее авторитетных лидеров; осуществление долговременных многоходовых провокаций с целью уничтожения целых организаций и движений; обеспечение всего перечисленного по линии правоохранительных органов с целью придания провокациям "этнической нейтральности": русские подавляют русских.

Почти три года назарбаевский режим вел "войну провокаций" против семиреченских казаков. Эта война закончилась победой в 1994 году, когда из Казахстана были удалены наиболее активные казаки — участники атаманского правления семиреков, и пост войскового атамана был надежно закреплен за угодным режиму г-ном Овсянниковым, которого Н.Назарбаев на сессиях "Ассамблеи народов Казахстана" называл не иначе, как "мой атаман". Аналогичная война против уральских казаков после смерти дальновидного и осторожного войскового атамана Качалина закончилась тем, что отцы-атаманы Уральского казачества поднесли г-ну Назарбаеву коня и шашку. Г-н Назарбаев сумел по-своему отблагодарить услужливых "колобков". Принимая шашку, он тут же вручил отцам-атаманам монету в 20 тенге со словами: "Казахи оружие в подарок не принимают, они его или покупают, или берут в бою!" Что поделать — утерлись отцы-атаманы...

Своеобразной вершиной "колобкового" творчества стала провокация, осуществленная в ноябре 1999 года в Усть-Каменогорске, Восточный Казахстан, известная как "дело Казимирчука — "Пугачева".

Перед этим, начиная с зимы 1998-1999 гг., местные русские организации уже пережили две провокации подряд. Вначале некто Л.Булатов, предприниматель, чей сын находился под следствием за финансовые аферы, попытался грубым шантажом развалить местное отделение Славянского движения "Лад", используя неоязыческое издание "Русская правда". Затем участник булатовской провокации, "казачий полковник" Н.Запорожец, вынес смертный приговор всему руководству славянских и казачьих организаций Восточного Казахстана. Обе провокации были более-менее успешно отбиты. Но третью подряд, "пугачевскую", отбить не удалось. Удалось лишь принять меры к тому, чтобы провокация не удалась в полном объеме. Однако состоявшегося оказалось вполне достаточно, чтобы подготовить расправу над радикальным Восточно-Казахстанским "Ладом" и его наиболее популярными лидерами. Руководили действиями КНБ во всем "пугачевском деле" чисто русские по национальной принадлежности: зам.начальника Восточно-Казахстанского КНБ В.Кунин и нач.отдела по борьбе с терроризмом Г.Соколовский. Обвинительные заключения по делу жертв "пугачевской" провокации выносит также русский, прокурор г-н Белянин. На Востоке к этому не привыкать: разгромом Верх-Иртышского казачества в 1994 году руководил тогдашний начальник областного КНБ, родовой казак по происхождению, Г.Токарев.

Один московский корреспондент как-то спросил: "Да что же это за поголовная власовщина?! Каковы ее причины? Неужели только деньги?" К сожалению, иные причины просто не просматриваются. Ответ на вопрос московского корреспондента честно и откровенно дал все тот же г-н Кунин на пресс-конференции, сразу после "пугачевских" событий: оказывается, нужны дополнительные финансовые вливания в службу КНБ, которую, ввиду убогости государственного бюджета Республики Казахстан, должны были сократить на 1000 человек в течение 2000 года. Вот и все причины! Для "колобков" никогда не стоял вопрос: жить или умереть. Нашлось немало офицеров МВД и КНБ, которые не захотели зарабатывать на жизнь путем измены собственному народу. "Колобки" выбрали не просто хорошую, а очень хорошую жизнь — и остались служить.

Однажды Н.Назарбаев проговорился, назвав русское население Казахстана "далеко не лучшей частью русского народа". Памятуя о том, что г-на президента окружают русские "колобки", с определением вполне можно согласиться: это действительно далеко не лучшая часть народа!

Но эта часть народа незаменима, когда необходимо симулировать "народное одобрение" или "народное негодование". Не успел председатель "Лада" В.Михайлов выступить с инициативой обсудить вопрос о возможности вынесения на всеказахстанский референдум присоединения Казахстана к Союзу России и Беларуси, как раздался дружный "колобковый" хор депутатов нижней палаты парламента (в Верхней палате нет ни одного русского, даже "колобка". — Прим. К.Н.Б. ): И.Чиркалина, В.Егорова, Ю.Лавриенко. В риторике "колобков" было собрано все — от потуг на некие "экономические обоснования" — до хунвейбиновских определений вроде: "трескотня!", "чириканье!" "Колобковый хор" перекрыл прокурорский трубный глас: Юрий Хитрин, генеральный прокурор, обвинил "Лад" в посягательстве на Конституцию Казахстана.

Резонен вопрос: на что надеются сами "колобки"? При обескровливании русских организаций, при расправах с их лидерами — они первые, кого начнут вышвыривать с насиженных мест и должностей. Но на поверку оказывается: у всех без исключения "колобков" есть прочный тыл в Российской Федерации. Давние советские номенклатурные связи гарантируют отсутствие проблем с трудоустройством, жильем, гражданством. Завершив карьеру, они спокойно перебираются в Россию и продолжают служить директорами, генералами, сотрудниками министерств. Свежайший пример: по нашим сведениям, на одну из руководящих должностей в Министерство по делам Содружества ныне устремился некто И.Тутеволь.

Бывший первый секретарь Восточно-Казахстанского обкома КПСС, бывший член ЦК КПСС, бывший народный депутат СССР И.Тутеволь руководил подавлением депутатской инициативы по созданию русской автономии в Восточном Казахстане в 1990 году; угрозами применения полицейских мер сорвал попытку голосования города Усть-Каменогорска на референдуме о сохранении СССР по формулировке Верховного Совета Союза, а не по извращенной формуле, принятой в Казахстане; заложил надежную основу репрессивно-полицейских отношений власти с русскими и казачьими организациями в области. Говорят, г-н Тутеволь опирается на личные пожелания г-на Назарбаева...

Вот и вся проблема: там, в Казахстане, а "колобки" зарабатывают пенсию, "прессуя" русских. Потом спокойно перекатываются в Российскую Федерацию. И никакого ответа за свою подлость, увы, не несут.

К.Н.Б.

Современная инфракрасная сауна цена низкая в Москве.

Владимир Голышев ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

НАЧАЛАСЬ ПОСЛЕДНЯЯ СЕДЬМИЦА ВЕЛИКОГО ПОСТА. Ведь последние шесть дней перед Пасхой — Страстная седмица — это уже, собственно, не Великий Пост, а особая, уникальная часть церковного года, так сказать, "в режиме реального времени" воспроизводящая события, предшествовавшие Христову Воскресению.

Вход Господень в Иерусалим, хронологически связанный с последними днями земной жизни Спасителя, — это преддверие Страстной седмицы. Празднуется он всегда за неделю до Пасхи, в воскресенье.

А в предшествующую субботу Святая Церковь вспоминает воскрешение Лазаря.

В Евангелии от Иоанна содержится любопытный эпизод. Проходя мимо слепорожденного, ученики спросили Христа: "Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?" "Не согрешил ни он, ни родители его, — был ответ, — но это для того, чтобы на нем явились дела Божии"...

О болезни своего друга Лазаря Христос узнал заблаговременно. "Господи! Тот, кого ты любишь, болен", — сообщил гонец, посланный сестрами Лазаря, Марией и Марфой. "Эта болезнь не к смерти, а к славе Божией", — сказал Спаситель и… не двинулся с места.

Прошло два дня. Лазарь умер. Как и в случае со слепорожденным, грядущее чудо должно было совершиться не для Лазаря, но "для того, чтобы на нем явились дела Божии"…

Был отвален камень — крепкий ("четверодневный") трупный запах, казалось бы, не оставлял никаких надежд. Господь помолился Своему Небесному Отцу и как власть имущий уверенно приказал: "Лазарь! Гряди вон!" И Лазарь вышел…

Тление — необратимый процесс. Сотворить из мертвого живое под силу только Богу. Или Тому, кому Бог эту силу дает (недаром само имя "Лазарь" означает Божья помощь)…

С этого момента отношение иудеев ко Христу резко изменилось. Первосвященники и фарисеи, и прежде озабоченные Его растущей популярностью, окончательно решили покончить с возмутителем спокойствия. "Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб", — заявил первосвященник Каиафа, разумея возможные карательные акции со стороны римлян против возбужденных Христом простолюдинов.

Народ же после воскрешения Лазаря окончательно признал в Христе долгожданного мессию, пришествие которого было обещано пророками и воцарение которого в Израиле должно было прекратить период страданий еврейского народа и привести его к счастью и процветанию.

Христос полностью соответствовал этим ожиданиям. Он происходил из рода царя Давида, творил чудеса, был признан Предтечей, — в конце концов он, во исполнение пророчества Исайи, въезжал в город на молодом осле.

Христа — воскресителя Лазаря как триумфатора встречали и стар, и млад…

В церковном уставе этот праздник называется Неделя Ваяй, то есть Воскресение срезанных пальмовых ветвей — c ними в руках, по древней восточной традиции, народ встречал Христа-мессию… В наших широтах пальмы растут в основном в горшках. С другой стороны, весной расцветает верба — таким образом, Воскресенье Ваяй у нас стало Вербным.

Встречающие кричали слово: "Осанна!" Это еврейское молитвенное восклицание, означающее что-то вроде "Спаси и сохрани!" Злобные фарисеи требовали от Христа, чтобы он запретил кричащим людям (в том числе грудным младенцам!) обращаться к нему с молитвенным возгласом, достойным одного лишь Творца. "Если они умолкнут, то камни возопиют", — был ответ…

Вообще, образ Христа-триумфатора, встречаемого восторженной толпой, очень привлекателен. Однако есть в этом событии некоторая двусмысленность.

Кого встречали евреи? Победоносного национального лидера. Мессия должен был освободить Палестину от римлян и воссоздать Царство, не уступающее по могуществу и блеску Иудее времен Соломона. Энтузиазм их, таким образом, носил не вполне бескорыстный характер. Те же евреи по прошествии четырех дней потребуют для Христа мучительной казни, так как принятый ими за мессию (в их понимании) человек, так сказать, "не оправдал надежд". Поэтому, кстати, богослужебные тексты этого древнейшего праздника (первое упоминание о нем встречается еще в III веке) особый акцент делают не на триумфальной стороне этого события, а на грядущих Страстях, коим оно служит прологом.

"Грядый Господь на вольную страсть (то есть муки) нашего ради спасения..," — гласит праздничный отпуст, читаемый священником в конце богослужения.

Вербой, освященной в этот день, принято украшать иконы и хлестать детишек. Ею пользуются для домашнего кропления святой водой. Вербные почки глотают при всяком недомогании. Издревле существует обычай вкладывать ветку вербы в руки покойнику. В этот день разрешается вкушать рыбу (а в Лазареву субботу — рыбную икру).

Владимир ГОЛЫШЕВ

ДЕНЬ ЛИТЕРАТУРЫ

Вышел из печати апрельский, сдвоенный номер газеты "День литературы" № 7-8.

Как всегда, газета концентрирует в себе главные события литературной жизни России. Единственной, по-настоящему литературной газетой в стране назвали ее Валентин Распутин и Василий Белов... В этом номере впервые публикуются воспоминания Василия Белова о его друге Василии Шукшине, Станислав КунЯев рассказывает о своем нынешнем отношении к Владимиру Высоцкому, дискуссию о новой патриотической идеологии в России продолжает молодой историк и философ Михаил Смолин в статье "Апология национального эгоизма", о сатанинских знаках ИНН размышляет Владимир Крупин. Как всегда, в "Информбюро" — "Хроника литературной жизни", "Будни Союза", "Новые премии" и т.д.

Проза представлена тремя блестящими молодыми русскими писателями — Олегом Павловым, которому нынче "стукнуло" аж 30 лет, Михаилом Тарковским и Алексеем Цветковым, поэзия — замечательным самарским лириком Борисом Сиротиным. О судьбе известного русского политика прошлого, депутата Госдумы, лидера русских патриотов Павла Крушевана пишет Роман Ромов, о золотой поре сталинского искусства Большого Стиля — Лев Игошев. На полосе критики, как всегда, Николай ПереЯслов, Илья Кириллов, Лев Аннинский, Олег Головин. В конце номера дружеская пародия Евгения Нефедова на стихи Юрия Кублановского.

В следующем, майском номере читайте ко Дню Победы воспоминания фронтовика Михаила Лобанова, заметки Юрия Бондарева, острую полемику Виктора Топорова, заключительную часть беседы с Венедиктом Ерофеевым, прозу Игоря Дудинского, продолжение дискуссии о новой национальной идеологии и многое другое.

Подписаться на "День литературы" можно во всех отделениях связи по объединенному каталогу "Газеты и журналы России", индекс — 26260. Тел.: 245-96-26 и 246-00-54. Электронная версия газеты: http://zavtra.ru/

Покупайте "День литературы" у распространителей "Завтра" и в редакции газеты, спрашивайте в киосках "Роспечати".

Газета нуждается в финансовой и технической поддержке. Кто любит русскую литературу — помогайте нам.

Главный редактор "Дня литературы" — Владимир БОНДАРЕНКО

Владимир Бондаренко МИНИСТР АНТИКУЛЬТУРЫ

МИНИСТР КУЛЬТУРЫ ШВЫДКОЙ отправил в отставку великого дирижера Светланова. Кто он такой, Швыдкой? Это фальшивая монета русской культуры. Это фальшивая монета русской государственности. Это фальшивая монета новой, послеельцинской эпохи. Это как бы “проверка на вшивость” для президента Путина. Он может летать на сверхскоростных истребителях, выходить в море на атомной подлодке — это все карнавал. Игры, которые любили все латиноамериканские проамериканские диктаторы. Но если идеологию прорыва в новое время определяет человек, напрочь отвергающий национальную идею как таковую, человек, предпочитающий интересы так называемого цивилизованного мира любым интересам России, человек, лишенный элементарной нравственности, уже десятки лет защищающий клановые интересы лишь одной из крайне либеральных, космополитических группировок, значит, и подлодки наши, и истребители в будущем обречены на слом и уничтожение. Это не случайный выбор подвернувшегося под руку министра. Даже Илью Клебанова или Михаила Касьянова легко можно заменить в будущем на иную фигуру, более подходящую интересам государства. А та культура, которая вкладывается в души наших граждан от трех до семидесяти лет, определит развитие страны на ближайшие полвека как минимум.

Владимир Владимирович Путин, неужели это ваш осознанный выбор?

Итак, кто такой Михаил Швыдкой?

Во-первых, он известен как самая яростная политическая реститутка. Никто другой не воевал за интересы немцев так яростно, как Швыдкой, борясь с принятием закона о перемещенных ценностях. Ему было плевать, что все немецкие ценности, находящиеся у нас, в России, не стоят и десяти процентов тех культурных ценностей, которые были вывезены из нашей страны или уничтожены немцами во время войны. Ему было плевать, что ни одна из стран, воевавших с Германией, от США до Англии, подобного возвращения перемещенных ценностей никогда бы не позволила. Иначе пришлось бы возвращать весь Британский музей и половину библиотеки Конгресса США. Михаил Швыдкой — это рудимент эпохи, когда к власти в России приходили люди типа Козырева, нагло заявлявшие, что у России нет своих национальных интересов. На волне такой антинациональной русофобской риторики Михаил Швыдкой и пробился в годы тотального разрушения России к руководящим постам в Министерстве культуры. Юрий Соломин был чересчур национален и государственен, Николай Губенко был излишне озабочен сохранением культурных ценностей, и даже умеренный горбачевец Владимир Егоров вынужден был тормозить наиболее разрушительные действия бывшего заместителя министра.

Во-вторых, о нем часто говорят как о самой ангажированной политической путане. Назовите хоть один из государственных телеканалов мира, который осмелился бы в угоду одному человеку, будь это президент, премьер-министр или канцлер, показать тайно, вне всяких законов снятый порнофильм о похождениях как бы генерального прокурора страны? Я отнюдь не сторонник Юрия Скуратова, но в какой еще папуасии тайно, в нарушение всех законов страны некие спецслужбы будут вести съемку частной жизни генерального прокурора, и в какой людоедии некий руководитель государственного телеканала эту акцию не только одобрит, но и покажет эту незаконную съемку миллионам сограждан? По всем европейским цивилизованным нормам и даже по ельцинским законам, Михаил Швыдкой, по сути, — соучастник уголовного преступления, разве не так, господин Путин? И такой клановый, ангажированный человечек становится министром культуры в России?

В-третьих, Михаил Швыдкой всю жизнь презрительно относился к национальной русской культуре, чего никогда и не скрывал. А уж русскую национальную идею он даже сейчас, будучи министром культуры России, судорожно отрицает: "Что касается национальной идеологии, — пишет он в "Независимой газете", — я и сейчас считаю, что ее нельзя выдумать. Мы уже жили в стране, где была выдуманная национальная идеология..." Ни больше, ни меньше. Меня удивляет при этом, какие национальные премии вручаются в нашей стране? О каких национальных театрах говорится? Какой нации? Какую национальную культуру собирается защищать господин Швыдкой? По-моему, никакую. Никогда бы в Израиле еврея с такими антинациональными воззрениями и космополитическими взглядами не сделали министром культуры...

С какой ненавистью он противопоставляет так любимую им культуру одиночек, индивидуалистическую культуру "отдельного человека" мешающей ему вековой государственности! Вот что умело подсовывается Владимиру Путину, чтобы он не вздумал даже прикасаться к культурной кормушке компании Швыдкого: "Вся государственность, идеология, традиция были связаны с коммунальностью, помноженной на общинность и на державность". Это он обвиняет сразу же и советский, и императорский, и великокняжеский, и какой угодно государственный строй в России в прошлом, настоящем и будущем. И лишь "через высокое искусство, которое становилось культурой, человек осуществлялся как индивидуальность". Вот кредо нынешнего министра — ставка на экзистенциальное, сугубо индивидуалистическое искусство. Никаких тебе хоров, русских песен, никакого тебе служения народу, никакой воспитательной, провидческой, учительской, идеологической роли искусства. "И долго буду тем любезен я народу..." (А.Пушкин). Какому народу? И зачем ему быть любезным? "Я была тогда с моим народом…" (А Ахматова). Зачем это художнику быть с народом?

Здесь я хотел бы сказать пару слов о крайней зашоренности Швыдкого как критика и кланового человека. Неважно, какому направлению искусства симпатизирует Михаил Швыдкой, но в своей государственной деятельности он должен поддерживать не просто все направления искусства, но прежде всего — наиболее важные для возрастания нравственности и духовности каждого человека и всего народа в целом. В США, к примеру, нет запретов на любое искусство, но государственные системы финансирования и рекламы, в том числе и телевидение, и система образования, и система кинопроката поддержат только то, что не направлено во вред американскому обществу. В Германии и Франции законы о поддержке национальной немецкой или французской культуры еще строже. В любой цивилизованной стране Министерство культуры работает на развитие национальной культуры этой страны и этого народа. Михаил Швыдкой во всей своей многолетней деятельности и в Министерстве культуры, и на канале "Культура" проводил жесточайшую цензуру, отметая все искусство, "помноженное на общинность и державность". Сейчас, в связи с наметившейся новой патриотической линией путинского правления, Швыдкой стал заметать следы. Он пишет: "Ни с Распутиным, ни с Дорониной — как с художниками — я никогда не разъединялся... Они не близки по своим идейным убеждениям... Но министр культуры не может относиться к художникам в зависимости от того, каких политических взглядов они придерживаются". Так ли это, Михаил Ефимович?

Позволю сравнить себя и вас. Меня-то вы относите к самым крутым национал-патриотам. Но с такими же моими взглядами в свое время я был членом бюро по критике в Союзе писателей. И, скажу без скромности, достаточно влиял на ту часть членов бюро, которые были близки к так называемой "русской партии" в литературе. И вот мне выпала честь быть вашим оппонентом по приему в Союз писателей, то есть, грубо говоря, от меня зависело, быть вам членом Союза писателей или нет. Вы и тогда были ярым приверженцем так называемого прозападнического направления в литературе и театре. Я же, как писал Георгий Марков, тогдашний председатель Союза писателей СССР, был неисправимым славянофилом. Но, в отличие от вас, я никогда не был так зашорен и непримирим. Я поддержал ваш прием в члены Союза писателей, что тогда было для вас очень важно. Я не видел в вас блестящего критика. Даже среди театральных либералов тогда блистали Гаевский и Свободин, Смелянский и Вера Максимова. Но вы были достаточно профессиональны, а само деление на западников и славянофилов, космополитов и почвенников настолько традиционно для русской культуры, что я никогда не считал принадлежность к тому или иному направлению поводом для отказа в приеме в Союз писателей. Надо сказать, что и политическое руководство страны брежневского периода проводило осторожную политику равенства этих двух направлений. Если в одном году премию давали Распутину, то на другой год — обязательно Вознесенскому, поддерживалось примерное равенство и в секретариате правления, и в приемной комиссии. Нелепо сводить эти вековые, со времен Никона и Аввакума, идеологические противостояния к борьбе русских с евреями. Конечно, подавляющее число евреев было среди западников, космополитов, сторонников индивидуалистического искусства, но там же были Печерины и Чаадаевы, Белинские и Добролюбовы, Искандеры и Ахмадулины.

И вот что характерно: самыми оголтелыми и воинственными всегда были западники. Они привели Россию и к революции 1917 года, и к развалу 1991 года. Это я мог позволить себе принять в Союз писателей моего оппонента Михаила Швыдкого, но никогда тот же Михаил Швыдкой не допустил бы меня к работе на телеканале "Культура", так же, как никого из моих единомышленников. Вы, создавая канал "Культура", напрочь позабыли о почвенническом, патриотическом направлении в искусстве. Вы лжете, когда говорите, что не разъединялись с Распутиным и Дорониной. Вы лжете, когда говорите, что не против художественных дискуссий. Разве вы допускали на канал "Культура" Юрия Бондарева и Василия Белова, Татьяну Доронину и Николая Губенко, Вячеслава Клыкова и Николая Бурляева, Юрия Кузнецова и Вадима Кожинова? Разве "День литературы", выходящий уже третий год и пользующийся немалой популярностью среди творческой интеллигенции, хотя бы раз приглашался участвовать в дискуссиях на канале "Культура"? Вы сквозь зубы обмолвились о смерти русского гения Свиридова и без умолку славили Шнитке. Вы н и ч е г о не сказали о смерти еще одного русского гения — Николая Тряпкина, но готовы были сутками говорить об Окуджаве. Когда Сорос не выдержал и отказал либеральным журналам в финансовой поддержке, вы уже сейчас готовы заменить его. Из каких денег вы собираетесь поддерживать либеральные журналы прозападнических направлений? Из денег налогоплательщиков? А на "Наш современник" и "Москву", "Молодую гвардию" и "День литературы" у вас тоже деньги найдутся? Сомневаюсь. Вы всю свою руководящую жизнь относились к художникам в прямой зависимости от того, каких политических взглядов они придерживаются. Телеканал "Культура" не был каналом русской национальной культуры. И потому не случайно вас же подловил на старых ваших высказываниях интервьюер "Независимой газеты" Григорий Заславский. Вы сами же всего несколько лет назад говорили о невозможности своего назначения на пост министра культуры, "поскольку — по вашим словам — не может Министерством культуры в России руководить человек "некоренной" национальности". Сейчас вы упрекнули Заславского, что, "пожалуй, только вы и журнал "Итоги" и, конечно, газета "Завтра", вспомнили про мою национальность. При назначении этот вопрос не обсуждался". Вы сказали, что в том давнем утверждении о "некоренной национальности" вам "советское прошлое оказало плохую услугу". Опять соврамши, господин Швыдкой. Во-первых, газета "Завтра", критикуя вас, нигде не говорила о вашей национальности. Во-вторых, именно в советское время национальность не имела никакого значения. А в-третьих, очевидно, именно в прошлый раз вы были правы. Можно назначить Кагановича министром путей сообщений, можно назначить главным финансистом или главным врачом Рабиновича и Амбарцумяна, но направлять развитие русской национальной культуры в стране, где 85 процентов населения русские, должен все-таки человек с русским менталитетом. Надо не забывать, что мировая культура — это отбор лучших творений национальных культур всего мира. И наша культура интересна миру именно своей русскостью, русским видением человека и мира. К тому же, чего-чего, а широты видения вам всегда недоставало. На телеканале "Культура" мог стать ведущим и руководителем программы приверженец радикального сексуально-эпатажного искусства Виктор Ерофеев, но никогда бы не стал не менее талантливый приверженец того же направления Эдуард Лимонов. Именно из-за политических взглядов. Вы беседовали в рамках этой программы почти со всеми известными западниками, даже крайних политических воззрений вроде Новодворской, но никогда не подпускали к телеэфиру Александра Проханова или Станислава Куняева, Татьяну Глушкову или Александра Зиновьева.

Нет, с такими министрами мы и остатки русской национальной культуры, одной из самых великих культур мира, загубим. Вы распродадите все музейные фонды и национальные архивы, закроете все сельские библиотеки и ликвидируете последние симфонические оркестры. Изгнание великого дирижера Светланова — яркое тому доказательство.

Надеюсь, найдутся советники у нового президента, которые объяснят ему, что с разрушителями государства ничего нового не построишь. Такие фальшивые монеты даже на захудалом рынке не принимают, не то что в национальном банке культурных ценностей.

Леонид Симонович НАРОД-ВЕЛИКОМУЧЕНИК

Empty data received from address [ http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/00/333/72.html ].

Владимир Фомичев ЗА РУССКОЕ ДЕЛО

В сфабрикованном оголтелыми русофобами деле о газете "Пульс Tушина" имеется восемнадцать отказных материалов различных правовых инстанций об отсутствии состава преступления. Они ярко свидетельствуют о противоестественности уголовного преследования печатного органа (не в этом ли заключена "свобода слова" в период русофобского ельцинизма?) С момента появления, все три года издания и спустя несколько лет после закрытия, но не имевшего ни малейшей юридической вины. Допросы о публикациях "пт" вели и разыскивали авторов, помимо столичных, также следователи и сотрудники мвд, прокуратур магадана, тюмени, магнитогорска, других городов и весей страны. Безрезультатными для иска явились рассмотрения в московском городском и верховном суде россии.

С самого начала в отношении моего "криминала" не было просто недостаточных, но никаких улик вообще. Первый и последний следователи прекращали дело без меня — настолько очевидна была для них надуманность его. Велось оно в откровенно хамской форме, а сфабриковано было за наше противодействие беззаконным замыслам "демократов". И потому ясно, как день, что изготовители обманного дела № 4522 совершили преступление против правосудия. Но несмотря на мои неоднократные обращения во все юридические инстанции, вплоть до верховного суда рф, прокурорскую банду не трогают. Хотя в соответствующем разделе уголовного кодекса первая же статья совершенно определенно гласит: "привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности лицом, производящим дознание, следователем или прокурором... С обвинением в особо опасном государственном или тяжком преступлении либо с искусственным созданием доказательств обвинения, — наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет".

Однако представители юридического отребья совершили против меня столько преступлений, чему имеются вопиющие доказательства, сдали дело в архив и были таковы. Из-за этих сукиных сынов я потерял столько лет жизни! Обвинители оказались кругом неправы. А жалкая антирусская чернь продолжает лепить в общественном сознании мой искаженный образ. Почему же, если мы оказались правы, они не благожелательны и не учтивы к нашим рассуждениям теперь?

Газету "пульс тушина" преследовали по статье ук "нарушение национального и расового равноправия" как раз за то, что мы настаивали: русский народ обязан восстановить свои суверенные права; забота о судьбе русских людей не направлена против других народов, наоборот. Действительно, враждебность к государствообразующему этносу искусственно разжигается, ведется остервенелая пропаганда русофобии, а прокуратура молчит, как будто такого явления нет. Почему все заявления в отношении злостнейших русофобов пылятся без движения?

Кто осуществляет национальную политику русских? Зачем западная русь, южная русь, северо-восточная русь криминально разъединены и от имени всея руси вообще некому что-либо говорить? Почему позиция президента и правительства по проблеме русской государственности остается тайной, когда даже тайны спецслужб выданы противнику? Граждан, ставящих подобные вопросы, объявляют "государственными преступниками" в то время, как они являются государственными людьми, отстаивающими интересы державы. Под статью ук, приписываемую нам, подпадают беловежские и кремлевские изменники, высокопоставленные партийно-советские капитулянты и предатели, а никак не замечательные русские национальные поэты и мыслители, печатавшиеся в "пульсе тушина". Выходит, мы ни в чем не вольны, а матерые враги всего русского имеют карт-бланш. Будешь требовать еды — назовут "фашистом", станешь докапываться до истины — обругают "антисемитом".

Однако существует ведь точное знание, то есть научное. Не надо подменять понятия, тем более чудовищно искажать. Давайте разберемся. Как можно пройти мимо появившихся кричащих негативных фактов новейшей истории родного народа? А именно за внимание к ним прокуратура-провокатура вцепилась в меня мертвой хваткой. Теперь проверено временем: не я, а они вели себя противозаконно. Мы же, наоборот, столь ясно провидели будущее россии! Почему не обсудить национальные проблемы спокойно? Коль существуют объективные категории: и термин "нация", и свой национально-психологический код. Вспомним слова гениального д. И. Менделеева: "но обратимся к делу — с другой, не общечеловеческой, а чисто русской стороны".

Не по нашей вине страдают двадцать пять миллионов соплеменников, в одночасье превратившихся в "иностранцев", началось их бегство с исконных русских земель. Криминальная доктрина "суверенизации" обернулась кровью, неисчислимыми бедами российских народов.

Травлей меня, как и всех без исключения иных русских национальных редакторов, наряду с юридическими террористами, в частности, занимается "еврейская газета". Еще при существовании ссср главные редакторы газеты "советская россия", еженедельников "литературная россия", "ветеран", журналов "наш современник", "молодая гвардия", "слово" в. В. Чикин, э. И. Сафонов, в. М. Свининников, с. Ю. Куняев, а. С. Иванов, а. В. Ларионов обратились к генеральному прокурору советского союза н. С. Трубину с просьбой привлечь к ответственности за клевету редакцию "ег", которая в № 9 за 1991 год назвала 45 изданий, в том числе и эти, антисемитскими. Документ был обнародован в печати. В том же "черном списке" под номером семь числился и "пульс тушина". Я тоже жаловался н. С. Трубину, тоже публиковал свое заявление. Однако сегодня нет ссср и генпрокурора н. С. Трубина, которые не защитили ни себя, ни народ, ни нас. Осталась только та же теомания "еврейской газеты".

Так, на рубеже тысячелетий в ней в отношении меня появляется широкомасштабная провокация, надо полагать, психически нездорового человека, названная "Игорь Губерман: "сама жизнь подсовывает мне смешные истории..." И с подзаголовком "несколько дней назад игорь губерман завершил свою почти полуторамесячную поездку по российским городам. Перед его возвращением в иерусалим он поделился с нами своим впечатлением от увиденного и пережитого". "увидел", как оказывается, он то, что ни одной гранью не соприкасается с действительностью, по крайней мере, когда несет чушь обо мне и "пульс тушина", например:

"...Раньше очень много моих стишков (?) Печатала известная газета "Пульс тушина". Жаль, что ее закрыли (мы сами перестали ее издавать из-за отсутствия денег. — В. Ф.). Я ее обожал, это была гениальная газета, злобная такая (автор свою устойчивую злобу, даже спустя чуть ли не десятилетие после выхода последнего номера "пт", приписывает нам. — В. Ф.), Дико смешная (смешнее не бывает, коль редакция из двух-трех человек с 1989 года является жертвой безобразных политических репрессий всего режима коммуно-"демократов". — в. Ф.)...

Главный редактор этой газеты петр (?) Фомичев написал гениальное четверостишие. Если я до таких высот поднимусь, то можно спокойно умерать. От этого четверостишия не отказался бы и тютчев. Вот что фомичев написал:

Пустеет в поле борозда,

Наглеет в городе делец,

Желтеет красная звезда,

У ней растет шестой конец.

(???)

Очень талантливые люди..."

Весь фокус тут в том, что строфу написал сам обвинитель, а приписывает ее мне. Наша жизнь подсовывает авторам "ег" — зубоскалам, сами видите, смешные истории. Веселее не бывает. Разумеется, моя в том числе, угоготаться можно. Но несчастному большинству во время второй национальной катастрофы не до веселья. Губерман-русофобоман использует точно тот же прием, что и заявитель по делу № 4522 Гасс Айзик Зельманович. Когда я перед процессом на каланчевке ознакомился с этим многотомником, объемом около тысячи листов (потом "произведение" увеличилось, примерно, вдвое), то установил и сделал заявление: единственную криминальную фразу "во всем виноваты евреи!" сочинил истец, а приписал ее "Пульсу тушина", во всей подшивке которого ничего подобного нет.

Напускающие на себя необыкновенно умный вид добились того, что дурные вести сыплются на нас со всех сторон, одно трагическое событие следует за другим. Однако ответственность за это они сваливают с больной головы на здоровую, боятся полной правды, продолжают поэтизировать воровство. Фактически приветствуют карательные планы российской прокуратуры против посмевших защищать свою независимость русских, как и нато против сербов. Согласны, что патриотическую мысль блокируют и танковыми залпами, и автоматами омоновцев, что она вызывает раздражение у ряда работников прокуратуры. Почему? Хотя не могут не понимать: возрождение россии без возрождения русской идеи невозможно. Разве могли, например, все наши народы вместе представлять серьезную угрозу гитлеру без русских? Нет, конечно. Также не помешают и злодеяниям экс-партократов-"демократов". Этим выгодна ложь о "старшем брате", а их мания преследования вызвана странным положением перед законом. Боязнь лишиться привилегий делает гассов-губерманов постоянно недовольными. А эти привилегии очевидны. Так, гасс должен за лживый донос сидеть в тюрьме (есть в ук и такая статья), а я — получить моральную и материальную компенсацию за причиненное мне им, как и названными выше его подельниками, страдания. Но, как видите, все делается с точностью до наоборот. Что касается губермана, то он, также подлежащий уголовному наказанию — за очевидную клевету, продемонстрировал свои привилегии хотя бы возможностью полтора месяца разъезжать по россии в то время, как московский профессор вынужден был отказаться от преподавания в любимом институте только потому, что его заработка не хватает на проездной билет до вуза. Тут невольно рассвирепеешь на фомичевых, которые утверждают: существует эксплуатация русского народа коммуно-"демократическим" кланом. Хочу подчеркнуть. Я выступаю против на "г" начинающихся лиц не потому, что они евреи (есть в каждой нации серьезные думающие люди), а потому что творят на моей земле беззакония.

Практика применения ст. 74 ук фактически запрещает обсуждение русской трагедии, способствует осуществлению авантюрных замыслов безответственных элементов, находится за гранью человеческого. Взяв только мой фантасмагорический случай, нужно сказать, что издавать русские национальные газеты просто-напросто возбраняется. И опять возникает тот же вопрос: почему? Я, например, считаю себя в поднимаемых проблемах лицом, достаточно просвещенным, а в постановке их довольно умеренным. Слышите, доктор и кандидат антирусских наук дадиани с шихиревым, авторы нагло-лживых экспертиз по моему делу? Кстати, вам ведь тоже положен за такое тюремный срок.

Итак, наши публикации справедливо, как показала жизнь, ставили под сомнение доктрину перестройки. "новая газета" в № 22 (545) от 21-22 июня 1999 года писала: "разрекламированные реформы провалились! Россия отброшена назад в своей истории на десятилетия". С ней согласна "независимая газета” (номер от 22 июня 1999 года): "ничем не оправданная сдача соединенным штатам в козыревские годы многих позиций, унаследованных от советского союза, с одной стороны, и линия внутренних "козыревцев", привели страну к беспрецедентному кризису — с другой, резко ухудшили ее международное положение".

На телеэкране видим, как правило, лишь мрачные фигуры русскоязычных иностранцев, выродков с двойным гражданством, "российских кентавров". Невольно вспомнишь по аналогии в. О. Ключевского, образно заметившего: при анне иоанновне иноземцы "посыпались в россию, точно сор из дырявого мешка".

И еще один великий предок, михайло ломоносов, помогает увидеть то, что не увидели своевременно тупые и ограниченные представители номенклатуры, вооружает нас своей мудростью:

Меня объял чужой народ,

В пучине я погряз глубокой...

Избавь меня от хищных рук

И от чужих народов власти.

И все же, на мой взгляд, виной всему — глубокий духовный кризис общества. Из-за него, слепые внутренне, зачастую мы боремся со следствием, а не причиной. Соглашаемся с терминологической подменой. Забываем, что за утопии лжеученых человечество расплатилось миллионами человеческих жизней. Что лучше не издавать журнал или газету, чем стать иллюзией правды. Что мы должны играть на равных, сражаться с информационным терроризмом. Исповедуй мы абсолютные ценности — не следовали бы бездумно за отупевшими от беззаботной номенклатурной жизни. За сулящими рай земной, а несущими горе и нищету. Знали бы, что у честных коммунистов гуманные цели. Что тем, кто покорился, надеяться не на что. Что в отстаивании добра не терпение нужно, а открытая борьба. Что зло никогда не породит добро. Четко уяснили бы, что мы не рабы, которые согласны жить в унижении. Также усвоили бы: чувство неприязни обычно возникает у всякого дурного человека к человеку хорошему. Рядом с красотой и мужественностью злодеи чувствуют собственное ничтожество, и потому на телеэкране мы видим разъяренные скотские лица вместо выдающихся личностей отечества. Лишь внутренними очами можно заметить: уродцы отнимают у нас все, что любим и ценим. Все, что происходит в стране, делается против воли народа. А уяснив, где добро и зло, ужаснуться: сколько в "реформаторах" должно быть низости, чтобы решиться на такое! Однако многие никак не научатся верить себе. Да, в этом суть: в духовности. И, возвращаясь к последнему мрачному юмору о нас в "еврейской газете", хочу подчеркнуть два обстоятельства. Во-первых, помнит кошка, чье сало съела. Во-вторых, поясняю. За три года издания газеты "пульс тушина", с 1989 по 1992 годы, я — ее редактор, поэт по творческому амплуа, — напечатал в ней всего-навсего одно свое стихотворение "валяй, евтушенко..." В ответ на выпад против "пт" этого, как многие считают, состоящего на фискальной служб поэта.

Больше ни единой своей стихотворной строчки за три года издания "пульса тушина" я не напечатал. Хотя в нашей малоформатной газете в тридцати номерах было множество стихотворных публикаций, в среднем по две на номер. А среди авторов были такие талантливые мастера ритмического слова: геннадий серебряков, валентин сорокин, станислав золотцев, николай денисов, петр кучуков, александр волобуев, юрий Чехонадский, олег кочетков, николай переяслов, леонид Чашечников!..

Несчастному большинству во время второй национальной катастрофы не до веселья. Пляски и пенье не идут на ум:

Над людьми потешаются бесы,

Все изгадив, пускаются в пляс.

Разрушение градов и весей,

Безысходность, блужданья, болезни —

Им лишь хохот, хохочут трясясь.

Трупы женщин, детей — смех лукавым,

И разбой, и грабеж, и порок,

И циничных, и лгущих оравы,

Смердяковщина, лютые нравы —

Весь взлелеянный чертополох.

Играющей краплеными картами "ег" гарантирован стопроцентный выигрыш. По-прежнему выдает себя за титана мысли, а российский народ держит за дурака. За такие мухляжи даже преступники жестоко наказывают и рвут меченые карты (невольно вспоминается михаил меченый). Однако уровень жизни в коммуно-"демократии", видно, ниже, чем в воровском мире, коль в целом государстве некому порвать крапленые карты.

Суды над такими, как я, входили в программу перестройки, разработанной, как теперь знаем, международным валютным фондом. Структурно ситуации противоборства темных и светлых сил повторяются во множестве человеческих случаев. Так происходило в минувшем и произойдет в грядущем. Как было в земной жизни господа нашего отца небесного.

Мы предложим вам автобусные туры по европе недорого в сети.

Александр Лысков СВЕТ ОКРАИНЫ

РОССИЯ И МОНДИАЛИЗМ. Россия и Европа. Россия и Россия. Привычные сопоставления. А если продолжить: Россия и сельцо Растягаево. Россия и человек, мужик, баба в ней. Не странно ли звучит? Просматривается ли эта связь с громокипящих политических высот? Что теперь для нас значит отдельно взятый человек в деревне Мымринской, да хоть бы и в городе Саратове? Или в Устюге. Копошится там, хлеб насущный молча добывает. Или кряхтит, вопит, бастует. Что она, Россия, если взять ее по отдельности в каждом из нас? Существует ли такая?

Я говорю: невзрачный, затрапезный человек в каком-нибудь Дялиже — главный герой нашего времени. Мне возражают: маленький человек, маленькая польза — это несвоевременно. А то и вредно. В битве гигантов интересны только главкомы. По крайней мере — начальники их штабов...

Спор давний. По аналогии с войной несовместимы оказываются окопная солдатская правда, лейтенантская и генеральская. Наверно, так оно и должно быть. Только с условием, что всякая правда имеет право голоса.

Кто-то прорубает окно в Европу. Кто-то — в будущее человечества. А я вежливо стучусь в окошко отдельного заштатного человека. По его душу иду. Странствую в космосе русской провинции, которой в достатке и на московских улицах. Брожу одновременно в разных временах. Еду на своем полноприводном УАЗе — самой русской, самой национальной машине — по безвестным проселкам. Принимаю дома славных, скромных гостей из забытых российских земель. Получаю районные газеты. Здесь, в Москве, вблизи Думы и Кремля, эти люди наполняются особым светом. Образ какого-нибудь пропащего мужика из деревни Матюкино в этом невероятном сближении обретает черты исторические.

Этот невзрачный, потасканный, безвестный человек своей жизнью, судьбой дает ответ на самые острые вопросы дня текущего. Или, наоборот, убеждает в их неразрешимости.

Север. Тайга. Целлюлозно-бумажный комбинат, выпускающий гофрокартон, дымит день и ночь. Продукцию хватают с колес. Средняя зарплата рабочих — пять тысяч. Кризиса не предвидится, даже если еще один Чубайс пройдется по стране — Япония, Малайзия, Иран и Ирак, Турция все равно будут покупать эту легкую тару. Лесные стахановские вырубки тридцатых годов уже наполнились новым, сочным лесом. Через десять-двадцать лет можно будет сюда прийти по второму кругу лесоповала, оставив под заросли молодняка теперешние делянки...

То есть хочу я вам продемонстрировать возрождение России в одном отдельно взятом рабочем городке. И благие намерения умного директора в оказании, от щедрот своих, можно по старинке выразиться, шефской помощи жителям тех же северных лесов. Он берет в долю пришедший в упадок леспромхоз. Покупает в Татарии десяток новых КАМАЗов. Объявляет, что в десять-двенадцать раз увеличивает покупку леса у этого предприятия. И просит только об одном: мужики, съездите в Тольятти, пригоните машины. Я вам их дарю. Чисто символические суммы буду брать с вас в течение десяти лет. Машины уже там, в Татарии, можете считать своими. Не бойтесь, не обману. Да и как? Загоните лесовозы в тайгу — мне до них не добраться. Зарплату, конечно, больше трех тысяч в год гарантировать пока не могу. Но и это деньги...

Вы говорите мне об ужасе недоедания, детской смертности, угрозе геноцида, международной изоляции России, эмбарго, интервенции. А я ужасаюсь тому молчанию, которое установилось в "красном уголке" леспромхоза. Директор на трибуне, как он мне рассказывал, подумал, что у него что-то с головой случилось, слух пропал. Но глаза-то все видели. Эти понурые лица молодых мужиков видел, их вялые позы, блуждающие взгляды. "Они будто наркотиков наглотались, — рассказывал мне директор, когда я навестил его как земляка в гостинице "Россия", — будто их в советские времена сверхурочно заставляли работать без повышения тарифа. Будто они на скамье подсудимых сидели за какую-то мокруху-групповуху".

Он хотел осчастливить их, а напоролся на полное нежелание что-либо предпринимать для изменения своей жизни.

"В такую даль к черту на кулички мотаться — зачем это им надо, — говорил потом шофер, везший благодетеля до станции. — Они с голоду не мрут. Охотятся, рыбачат помаленьку. У каждого есть бензопила. Он втихаря на ту же делянку идет, валит кубов двадцать. Загоняет по дешевке скупщикам. На винище хватает. А то спит — и день, и второй. Сидит на завалинке. Курит самосад, махру. И вы думаете, ему плохо?"

Вот так же и я задаю себе вопрос: а что такое плохо для отдельно взятого человека? Да оказывается, легче определить государственные приоритеты, чем личностные. Так же и в "правах человека" невозможно разобраться. Навязанные нам правозащитные страсти завели нас в потемки человеческой души, замутили сознание, разъяли двуединство таких понятий, как Я и РоссиЯ. Теперь нас тоже, как мужиков-лесовиков из далекого архангельского леспромхоза, будут пытаться облагодетельствовать, а мы — на загородные участки нацелились. Нам бы картошку посадить. Мы уж как-нибудь без этого самого пафоса и патетики на хлеб с маслом наскребем.

Требуется национальный герой! Тот, который откажется от себя ради счастья Родины. Идеальный гражданин. Человек без комплексов — сплошное стремление к общему благу. Полная гармония на земле и богоподобие по пришествии на небеса. Одновременно ставленник нации и ритуальная ее жертва. И вы скажете, что таких не найти в наших уездных городках и новообращенных селах среди той публики, которой я отдаю предпочтение? Извините, псковские десантники оттого и назывались псковскими, что были уроженцами самых глухих северо-западных мест России. Говоря высоким языком, они именно оттуда, из глубокой провинции, вознеслись в вечность. Остались в памяти народа, если выражаться спокойнее...

Меня всегда огорчала мысль, что память народа, как и память отдельно взятого человека, к сожалению, тоже не всеобъемлюща. Из всей Куликовской битвы остались только имена Пересвета и Осляби. Время вымывает наше представление о героях. А небесные скрижали не каждому дано считывать. Надеяться остается или на искусство, или на абсолютную безыскусность.

ОТ ХХ ВЕКА ОСТАЛСЯ ФИЛЬМ "ЧАПАЕВ". Но остались и никому не ведомые письма Анны Никитичны Стешенко — легендарной Анки, которая последние годы своей жизни провела в Иванове.

Ее дальний родственник Н.И.Соболев послал мне несколько листков, хранившихся у него после смерти Анны Никитичны. Как он пояснил в сопроводительном письме, это часть переписки Анны Никитичны (Анки) с Любовью Феодосьевной Дубковой (женой Петьки), в 1918 году еще просто Любки. Вторые два письма датированы 1968 годом.

Эта переписка показалась мне документом эпохи, хоть и ничтожным по объему, но настолько выразительным, что я даже включил ее в свою новую книжку очерков "Свобода, говоришь?", которая выйдет в мае.

Итак, 1918 год...

АНКЕ-ПУЛЕМЕТЧИЦЕ ОТ ЛЮБКИ

...Дружки Петра сначала смехом меня донимали, рассказывали, будто ты его захороводила и отбиваешь у законной жены, пользуешься службой в армии. Сначала я не верила, чтобы баба с мужиками в войске состояла. У нас в деревне про таких одним словом выражаются. Разве бабье это дело — из ружья палить? Пускай мужики бьются друг с дружкой, а наше дело — дом беречь. В деревне у нас теперь одни старики остались, а ты видишь, какая ловкая — к тем, кто в самом соку присоседилась. К чужим мужьям. Горько мне и обидно до того, что иной раз думаю: хоть бы ранило разлучницу, только не насмерть, а прямо в харю, разворотило бы бесстыжую, чтобы век боле никто не глянул. Либо на покосе смотрю вперед себя на траву и мечтаю: вот так бы я и ее подсекла под саму юбку. Думаешь, ты одна такая смелая? Ничего, надо будет, и я за свое правое бабье дело воевать начну.

Не вяжись с Петром, тебе говорят. Он мужик не балованный, я у него первая, и он у меня тоже, мы венчаны перед Богом, а ты, шалопутница, только беса тешишь. Придет время отвечать на том свете, что скажешь?

Раньше Петр вина в рот не брал, а после того, как с тобой спознался, трезвым я его не вижу. Вот что ты сделала с человеком, змея подколодная. Нынче приезжал на побывку, просила его трубу поправить, того гляди, пожара в доме наделаю, крыша-то соломенная, — так он и ухом не повел. А когда уж в последний час перед отъездом ступил на лестницу, так я его за ногу обратно на землю сдернула — сильно выпивши был, свалился бы с крыши да шею свернул. Он уехал, а я реву и думаю: для кого же это, интересно, я его сберегла — для той обозной попутчицы?

Нет моченьки обиду терпеть. Сегодня ходила лошадей из ночного ловить, веревку арканом держу, а сама думаю: через сук бы ее перебросить, да петлю-то себе на шею, а кони пускай жизни радуются.

Петр — мой, слышишь ты, бессовестная женщина! Он меня одну любит и ко мне все равно вернется, а ты под другого пойдешь, а я под страхом смерти верность ему сохраню. Вот и отец его, Иван Данилович, тебе то же самое прикажет. Крутой он, скор на расправу, рука у него страсть какая тяжелая, и скоро к сыну в войско поедет, так и с тобой, шалоха, словцом перемолвится, когда это мое письмо тебе передавать станет. Ему обо всем про тебя доложено. . .

ОТ АНКИ-ПУЛЕМЕТЧИЦЫ — ЛЮБКЕ

...Хорошо, Любочка, тот дом стеречь, где дети есть. А как мне известно, в семействе вашем не имеется таковых. Конечно, я вам прежде всего сочувствие свое выражаю в этом деликатном вопросе, а нисколько не в укор говорю. И касательно женской доли я с вами не согласна — курицей быть вы мне не прикажете. А так же и в армии не обязательно гулящие женщины служат.

Теперь об основном вопросе.

Скажу вам прямо, Любочка, нравился мне ваш Петр. И между нами было много хорошего. Но теперь уже все кончено, так что нечего об этом думать. Я вам теперь не поперечна, берите его себе, вот только ведь он бычок-то сноровистый. На веревке не удержишь. Желаю вам успехов в этом вопросе от всей души. А насчет выпивок я с ним поговорю, хотя в дивизии он ведет себя в этом вопросе положительно.

Кстати, свекор ваш, Любочка, оказался очень добрым и порядочным человеком. Я его с Дмитрием Андреевичем (Фурмановым. — А.Л.) познакомила, они с ним чай пили, он у Дмитрия Андреевича и ночевал...

И вот еще один ужас наподобие молчания мужиков в ответ на возможность славно потрудиться — скачок во времени через пятьдесят лет. Следующие два письма датированы сразу 1968 годом.

ЛЮБОВЬ ФЕОДОСЬЕВНА — АННЕ НИКИТИЧНЕ

...Видела про вас передачу по телевизору. Ваш голос совсем не изменился с того дня, когда мы с вами вместе слезы лили на похоронах Петра Ивановича, а я, дура деревенская, салюта испугалась. Как бросила я горсть земли в его могилку, на том и молодость кончилась, и столько всего потом было, теперь уж и не припомнить, лягу спать, начну вспоминать, Господи помилуй, только замуж четыре раза выходила, и все будто напрасно, одна век свой доживаю. Вся больная, почки болят и сгорбило. Да и вас тоже не украсила жизнь. Ткачихи, невесты-то ивановские, про которых в песне поется, покраше нас с вами будут. И, видать, по передаче судя, детей вы тоже не нарожали себе для утешения старости. Кто знает, Анна Никитична, может быть, это за грехи ваши слезы теперь вам отливаются, одиночеством и вы наказаны, потому что вы надо мной тогда насмехались, мол, при жизни Петра Ивановича я ему дитеночка не родила. А скажу я вам теперь перед смертию откровенно, что ведь был у меня от Петеньки сыночек, да помер в двадцать девятом году от голода. Им беременная я на могилке-то у Петра слезами уливалась. Не сохранила мальчика. Жалею его пуще всех, хотя в войну еще двоих сыновей потеряла да мужа в придачу. А после войны вот уж точно по-вашему вышло: порожняя до старости доходила. Последний муж помер два года назад. Мне хорошую квартиру оставил, приезжайте в гости...

АННА НИКИТИЧНА — ЛЮБОВИ ФЕОДОСЬЕВНЕ

...у партии всегда искала ответы на все возникающие передо мной вопросы, но с тех пор, как дух ревизионизма проник в наши ряды, отошла от активной общественной деятельности. Некоторое время работала в контрольно-ревизионной комиссии, но и с помощью этого инструмента отчаялась сколько-нибудь значительно влиять на чистоту наших убеждений.

Наблюдая глубокое перерождение руководящих работников и рядовых членов, пришла к выводу о необходимости решительной борьбы с разложением и выступила на областной конференции с открытым письмом. В нем сказала, что я не могу поступиться основополагающими принципами построения общества нового типа, за что пролили свою кровь миллионы лучших людей, в том числе и наш с вами, Любовь Феодосьевна, общий знакомый, об увековечении памяти которого я хлопотала и к тридцатилетию, и к сорокалетию тех далеких событий. В результате безобразно долгой волокиты все-таки добилась навески памятной плиты на дом Дубковых в деревне Алексеевке, о котором вы, наверно, тоже не забыли. Но в период последней вспышки эпидемии волюнтаризма, выразившейся в сносе неперспективных деревень, и этот дом был срыт с лица земли, а памятная плита затерялась. Не доглядела, не уберегла, хотя в то время еще имела влияние и вес в своей партийной организации...

НА ЭТОМ ПЕРЕПИСКА ОБРЫВАЕТСЯ. И обрывается эпоха... Слезинка ребенка. Слеза женщины. Ливень этих слез. Новый век — новые слезы. Круговорот воды в природе. Обмен веществ. Отдельно взятый человек — ничто. Будь он, предположим, хоть Великий князь, ну хотя бы Ярослав Всеволодович. Кто помнит о нем? А ведь неплохой был князь. Пришел во Владимир из Киева. Восстановил город после разрушения татарами. "Очистил церкви от трупов, собрал оставшихся от истребления людей. Утешил их". И было у него восемь сыновей. И уже сыны даже в летописи означены только по именам. И никаких других известий о них не имеется. А про одного вообще такая запись: "Неизвестный по имени сын убит татарами при взятии Твери". Который из восьми? Никогда не узнаем. Хотя у него отец был первый человек на Руси.

Псковским десантникам "повезло". Их нашли, опознали, привезли на Родину, на памятниках высекли имена. А мне покоя не дают пропавшие без вести. Будь хотя бы такой и в генеральском звании. Берут у останков кожу на анализ, ногти, зубы. Под микроскопами, с помощью компьютеров пытаются дознаться — кто таков? И не находят ответа. И кто помнит о нем? Мать, жена, дети?

А вот сидит у меня дома бабушка. Подкармливается. Мультики вместе с сынишкой смотрит. Он у нее спрашивает: "А как дедушку звали?" Она не может вспомнить. Улыбается блаженно. Забыла уже. Хотя и десяти лет не прошло после дедушкиной смерти. Была женой! Матерью его детей! Так же и Россия-мать о многих забывает. Не может вспомнить — и все тут. Так много потерь.

Живя, надеясь собственными усилиями укрепить свое Я в истории, мы только на самый крайний случай оставляем Бога с его прибежищем на небесах. Вот, думаем, если не повезет, не удастся найти какого-нибудь способа зацепиться за народную память, так в последнюю минуту перед уходом возопием к Создателю и все-таки не в бездну канем. Но до тех пор колготимся, "радуемся жизни", в которой спокуха, безнадега, секс вместо веры, надежды, любви.

Несколько пословиц бабушки, любимое словечко дедушки, совет отца. Прибавить сюда альбом с фотографиями, да у некоторых теперь — видеокассеты с печальными кадрами уже ушедших близких людей — вот и все, что составляет нашу родовую память, нашу собственную страничку в Интернете.

Запуская ее в "сайт", изредка проверяя, не запала ли она в каком-нибудь кластере, мы все же большую часть времени проводим в отслеживании чужих страничек. Если мы не склеротические бабушки, то мы существа сугубо общественные. Но все-таки, если спросят у нас, что такое Россия, то многие, не задумываясь, ответят, что Россия — это я. Вся боли ее, все праздники сосредоточены в сердце отдельно взятого, заштатного, затрапезного человека, населяющего ее пространства. И очень часто именно такой человек — отверженный, невидный, чудной — доходит до помешательства от нестерпимых терзаний за ее судьбу.

ПОДЗАБЫЛИ ИВАНА ОРЛОВА. Отсалютовали его кончине несколькими публикациями. И дальше в путь. А я в своем боевом УАЗе в какой проселок ни сунусь, в каких грязях или асфальтах ни окажусь, везде вижу его — мелькает за деревьями плащик его, кепка. Трещат сучья под напором его баула, полного патриотических газет и книг. Или он попутно со мной по обочине шагает, косо под тяжестью ноши. Или навстречу. Из окошка дряхлого дома выглядывает — он.

Едет по Ярославскому шоссе где-то в районе Ростова Великого взрывать Спасские ворота на своей славной машине — торпеде. Ветровое стекло заклеено плакатом с изображением Джоконды. Под грудями у нее — вырезанная ножницами смотровая щель. И в эту прорезь, прищурясь, выжимая полный газ из старого "москвича", смотрит Иван Орлов на окружающую жизнь.

И так он вечно будет мчать по русским проселкам и большим дорогам. Вы еще обязательно увидите его.

Он уже проехал через тот поселок лесорубов, где мужики отказались от новеньких "МАЗов". Въезжает в заброшенную деревню.

Здесь лет десять назад поселился лукавый фермер, бывший долбежник сучков на фанерной фабрике. Поселившись, начал с того, что во все существовавшие в то время крестьянские партии и союзы написал заявление с просьбой о приеме в члены. Несколько из них, такие, как Черниченковская партия, близкая к власти, по своим каналам распорядились выделить мужику сельхозтехнику на льготных условиях, короче — даром. Он натащил в эту деревню Дыркину массу новеньких тракторов, комбайнов, сеялок. Весной под показательными телекамерами отечественных и заморских компаний вспахал земли окрест, половину засеял, с половины этой половины снял урожай и, пренебрегая всякой гласностью, целиком сгноил его.

До обвала цен еще успел по бартеру выменять пару тракторов на кирпич и цемент. Взялся строить образцово-показательный коттедж. Через три года под крышу подвел. Но до сих пор живет в сарае, не имея денег для покупки оконных рам и досок для пола. Зато с помощью оставшегося у него от времен "золотой лихорадки" сварочного аппарата соорудил пропускной пункт на дороге, шлагбаум. И оставшимся от кровельных работ битумом вывел на щите такую надпись: "Частные владения. Проезд — 50 руб."

В назидание жидовствующему мужику протаранив этот шлагбаум, Иван Орлов едет дальше, зорко всматриваясь в прорезь на плакате под грудями Джоконды.

Среди мрачных ельников на его пути вдруг встает баба с распущенными волосами и в белой до пят рубахе — как сама смерть. Она швыряет заступ под колеса штурмового автомобиля. А сама достойным шагом удаляется в сторону заброшенного кладбища, спускается в свежевыкопанную могилу, накрывается, как плащаницей, парниковой пленкой и требует, чтобы ее похоронили заживо.

Стоя над могилой в приготовленной посмертной записке Иван Орлов читает: "С невесткой жить нету мочи. Как участница войны с фашистами требовала отдельную жилплощадь. Администрация стала оформлять меня в интернат для престарелых. Расцениваю это как вынесение мне смертного приговора. Прошу похоронить и поставить памятник со следующей надписью: "Здесь покоится Офицерова Ульяна Федоровна — очередная жертва оккупационного режима".

Факт документальный. Сам Иван Орлов рассказал о нем в одной из многочисленных своих брошюр " Могила и тюрьма".

Именно там, в самой глубине России, по-прежнему живут сильные люди, совершающие мужественные поступки — подобно мученикам-первохристианам, тоже, кстати, поминаемых в святцах без имен, а только количественно.

Уже собран несметный материал о жизни Ивана Орлова. Хочется написать большую книгу о нем.

Кто-то рисует море, а я — каплю дождя на стекле.

Хочется написать о безвестном для России воронежском студенте, за курсовую работу которого корпорация "Боинг" готова учить его за свой счет, дать ему работу в ведущей фирме. А он — не желает уезжать с Родины.

Или о студенте — совсем не знаменитом, кормящем своими нелегкими заработками мать с младшим братишкой и успешно защитившем диплом.

О семилетнем мальчике из Вятки, сочинившем дивную сюиту, — совершенно оригинальную по форме. Только что пришедший в этот мир, он выслушал одному ему ведомые гармонии новой России.

Историю о московской девчонке из "поколения пэпси", на долю которой опять, как это часто случалось в русской истории, выпал пьющий муж — мелкий бизнесмен. Запил, угодил в лечебницу. Она, неумеха, взялась за его дело, раскрутила, выстояла в схватке с рэкетирами, нашла общий язык с конкурентами. Так что через месяц выписавшийся из психиатрической клиники суженый обнаружил процветающее предприятие. И опять запил.

Сколько людей в России — столько и книг, фильмов, художественных полотен, докторских диссертаций, очерков должно быть написано.

НАБОЛЕЛО

* * *

Стою за роллом уже двадцать три года. Готовлю массу для фарфора. У нас запущен костяной фарфор. Еще только в Англии есть одно такое же производство — больше нигде в мире. Добавляем пережженную кость — и вещь становится пластичной. Поверхность — как живая. Статуэтку с обнаженным человеческим телом потрогаешь — так она даже теплая. Вещь, конечно, не для простого человека. Для богатых всех стран и народов. Поэтому рентабельность у нас до 30 % выходит. За девять месяцев завод выручил пять миллионов долларов. Из них два — чистой прибыли. Из этой прибыли нам, рабочим, конечно, копейки перепадают. Но и этот мизер, в сравнении с прибылями, оказывается приличным заработком, если сравнивать с другими производствами. Я, например, получаю около семи тысяч в месяц. И не боюсь завтрашнего дня. Таких специалистов-смесителей, как я, мало. Могу даже права покачать, так как акционер. Могу выкупить пай и открыть свое маленькое производство — ролл недорого стоит. Главное — тонкости размола. Этому не учат. Это годами нарабатывается, на ощущение пальцев. Возьмешь щепоть и чувствуешь, чего еще надо добавить и сколько. А перед выдачей на лепку — на язык попробуешь. Этой массы за всю жизнь, наверное, тонну через себя пропустил, через легкие, через желудок. Пропитался. Если меня будут кремировать, то получится фарфоровая статуэтка на память неутешным родственникам.

Шуму много было полгода назад о нашем элфэзэ (Ломоносовский фарфоровый завод. — А. Л.). Нас покупали и перепродавали. Сначала инвесторами у нас были совсем "темные" — из оффшорных зон, зарегистрированных на Виргинских островах, на Кипре. Потом к нашему лакомому пирогу подключились американцы. Когда еще Путин был премьером, до ухода Ельцина, они угрожали, потому что средства-то выделял ихний Конгресс. Но это все нас, рабочих, как бы и не касалось. Капитально-то нас прокатили намного раньше — еще при Кириенко. Тогда был такой период, что перестали выдавать зарплату. Дефолт или как там? Теперь-то мы понимаем, что это было сделано нашим начальством специально. Докопались до всей ихней бухгалтерии — до белой и до черной. Теперь понимаем, что и в дефолт этот деньги у них были для зарплаты. Но они под шумок попридержали. Мы стали продавать акции, чтобы прокормить семьи. Что и требовалось доказать. Акции они скупили у нас, и быстренько опять раскрутили производство. Только теперь уже от прибыли мы никакого процента практически не получали. Я пораньше допер и взаймы у родственников взял, но акции не стал продавать. Вот у меня еще кое-что наваривается. А у большинства — ноль. Тарифная ставка по разряду и привет.

Прошлым летом я и еще двое мужиков с завода смотались в Англию. В город Челси. К тамошним фарфорщикам. Надо сказать, интересно было. У них там все, конечно, поаккуратнее устроено. Газоны. Бассейн. Хотя у нас тоже сауна имеется. Но главное — я понял, что по сути мы ничуть не хуже. Наш фарфор конкурентоспособен. Главное — традиции не потерять. Ну и пускай англичане на электронных весах отвешивают пропорции. И химический анализ каждой партии проводят целыми сутками. А мы — на язык, на ощупь. Ну и что? Главное — результат! Наш фарфор даже у них там, в Англии, продается. То есть мы там у них под самым носом рынок оккупировали.

Ленинградская область

* * *

Я — учительница-бюджетница с большим стажем. Двое детей: дочь и сын. Дочка учится в одном из нижегородских вузов. Сын пока школьник. Муж работает в другой организации, но тоже бюджетник. Все вроде заняты, работаем. А есть нам нечего. В прямом смысле — нечего. Болят желудки от голода. Дети мои — как былинки. Нет, они уже ничего не просят, знают, что у меня нет ничего, кроме моих слез.

Так уж получилось, что последнюю нормальную зарплату мы получили в январе. Нет, нам "дали зарплату" и за февраль. За пять дней... И так у очень-очень многих учителей, врачей. Но считают: дали — живи. Как жить на 60 рублей полтора месяца?

Дали и за март. Сначала 29 процентов, потом еще проценты. На долги не хватило... На еду тем более. Не говорю уже об одежде. Кто-то ходит без сапог, кто-то без пальто зимнего остался. На те гроши, которые нам еще и не выдают, купить ничего невозможно.

Не знаю, как в других районах, а у нас власть местная предпочитает взаимозачеты.

Песок стоит, предположим, 7 рублей, а мы его берем по 14-16 рублей. В прошлом году многим "выдали зарплату" мягкой мебелью. Вроде бы хорошо, да? Но на рынке она стоила бы 2,5-3 тысячи рублей. Нам же эту мебель привезли за 7 тысяч.

Зарплата моя за год составила 8400 рублей. Из них я должна была взять эту мебель (зато мягкую!) за 7 тысяч. Конечно, я отказалась. В итоге не получила ничего.

Некоторые рассуждают: свой картофель, овощи, а если не лентяй — есть и скотина. Но весной поросята стоили 350 рублей. Где такую сумму взять? И где взять корма? А картошка — ее уже есть не хочется. Завела бы я, возможно, и корову. Снова беда. С утра до вечера в школе. С уроков не уйдешь ни подоить, ни покормить.

Сын — ему 11 лет — встанет утром, попьет кипяточку (заварки давно нет). С хлебом, если он есть. Но чаще его нет — купить не на что. Кипяток заварен шиповником (внушаю: витамины!). Сын поддакивает грустно, чтобы лишь меня приободрить: "Зато, мам, болеть не будем. Правда?" Соглашаюсь и украдкой глотаю слезы.

Кто-то скажет: "Жить надо уметь". Да, надо было как-то не так начинать. А так... Школа — с отличием... Институт — с отличием. И постоянно работа, работа... Мне еще нет 50, но я уже полуинвалид. Все больное, слепая от тетрадей. Нервы — никуда не годные... Но куда из школы я сейчас уйду, проработав более 25 лет? Все мое здоровье в школе осталось.

Но все-таки однажды решилась я подработать... у своего бывшего ученика, у того, кого можно было назвать лентяем, неучем. Сейчас он — бизнесмен, потому что папа его был начальником, "наприхватизировал", теперь вместе с сыном "управляет" такими, как я... Попробовала я мыть полы в его "офисе", вывозить всю блевотину после пьянок их. Об этом не напишешь. Это надо было видеть. Сидит мой бывший ученик и тыкает мне — там вытри, здесь подмети. Вытру, он тут же на это место плюнет. А однажды... попытался меня уговорить (писать стыдно), пообещав хорошенько заплатить. Надавала я ему тогда сырой тряпкой по его самодовольной толстой роже. Так и закончился мой "приработок".

Пока в школе — забываюсь. Домой идти — как на каторгу. В школе живот подведет, вроде терпишь. Домой придешь — так хочется есть! Еще больше — хочется чем-то накормить сына. Хлеба покупаю только ему. И то обещают не давать больше. Ведь беру-то в долг. А когда долг отдам полностью — не знаю.

Придем из школы, сын — сразу за уроки, а потом в постель. "Сережа, да ведь только 6 часов вечера!"

"Мам, я что-то устал, я лучше пораньше встану и порешаю, у меня задачки не получаются. Я сейчас не могу".

Устал одиннадцатилетний мальчишка от такой жизни...

Нижегородская область

* * *

Час добрый! Приветствую Бродяжню с пожеланиями добра, здоровья и взаимопонимания к вам — Олег Мирон.

Бродяги, пишу этот прогон, с которым нужно ознакомить всех порядочных арестантов зоны. Бродяги, в данное время во Владимирском Остроге шесть душ воров: Сережа Боец, Реваз Цицка, Саша Север, Эдик Тбилисский, Саша Огонек, Гено Батумский... Бродяги, по всем наболевшим, неразрешенным вопросам обращайтесь к ним, дабы твердо знать и исходить в своих помыслах и поступках только из воровского!

Я на положении с января (то есть теневой "градоначальник". — А.Л.). А сейчас был сходняк, где присутствовали воры Волан и Пецо, а также Фтор и все его прихвостни. В общем, они подвели к тому, что я слишком мало на воле и еще пока плохо знаю жизнь города, а также, что когда меня ставили бродяги, то не позвали на тот сходняк Фтора и других спортсменов. Короче, кончилось тем, что порешили снова собрать сходняк, на котором человека на положение избирать вместе со спортсменами и Фтором. Я не знаю, почему воры ездят к Фтору, мы говорили им про малявку от Сереги, в которой сказано, что Фтор — мусор, и мне этого достаточно... Хочу через тебя, Валер, попросить воров, чтобы прислали сюда вора, который пояснил бы людям по поводу Фтора. Или пусть воры сообщат Волану и Пецо в Питер, кто Фтор. Да и вообще вся братва считает, что мы сами, бродяги, должны решать, кого ставить на положение. Так всегда было и будет. И что бы ни случилось, но Фтору на положении не быть, иначе я буду с ним воевать.

До меня дошли сведения, что Витька Самарский представился братве бродягой ("порядочным арестантом". — А.Л.), чем обманул их, не сказав, что он, будучи на малолетке (в колонии для несовершеннолетних. — А. Л.), был активистом (сотрудничал с администрацией колонии. — А.Л.). Своим обманом он совершил б...кий поступок. Будучи на четверке (в ИТК-4. — А.Л.), он проиграл деньги Витьке Усаченку и просрочил с выплатой долга, то есть стал фуфлыжником. Только под сильным убеждением он впоследствии сознался во всех своих б...ких поступках.

А также до меня дошли слухи, что братва, жившая в 16-й хате централа — Фашист, Бедный, Кузяй и Ваня Барский, видя беспредел и издевательства мусоров, пошли на крайность, а именно: замутили голодовку и написали общаковскую малявку на братву с обращением. Малявку перегоняли через 47-ю хату, где сидел Юра Лохматый, но об этом никто не знал, дорога шла строго через 47-ю хату. Его специально подсадили туда, чтобы пробивать (перехватывать. — А.Л.) наши малявки. При всех попытках прорваться в общие хаты ребята попадают под пресс. Шмоны каждый день. Как порядочный арестант, я должен поставить вас в известность обо всем случившемся, чтобы предотвратить все интриги со стороны кумчасти.

Всего самого наилучшего в вашей жизни и всей братве. С искренним уважением Олег Мирон.

Владимирская область

На сайте siora.ru: маркетинговые исследования и анализ рынка выгодно помощь в бизнесе