/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 342 (25 2000)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов ГУСИНСКОГО ВЫШЛЮТ, КАК ТРОЦКОГО

Вальяжный, с манерами провинциального актера, позировал перед телекамерами у ворот Бутырской тюрьмы адвокат всех миллионеров Резник. Веря в свою неотразимость, патетически воскликнул:

"Сбесившаяся стая, подмявшая под себя общество!.." Видимо, он имел в виду прокуроров, офицеров ФСБ, военных, всех, кто из последних сил пытается спасти разворованную, растерзанную, умертвляемую Россию. Но в эти дни народ наблюдал воистину сбесившуюся стаю, впившуюся в гибнущее общество своими присосками, щупальцами, ядовитыми клювами, маленькими злыми головками, цепкими коготками — слюнявую, каркающую, истерическую стаю демократических журналистов, "яблочных" политиков, еврейских олигархов, "букеровских" писателей, перекормленных до отрыжки артистов. Поделив роли, одинаковые в своей ненависти и биологической, на уровне желудков, солидарности, они выклевывали глаза у власти, посмевшей после десяти лет отступления совершить малый, вмененный ей поступок, — арестовать Гусинского, который до этого делал все, чтобы арестовать Березовского.

Не нам судить, сколько украл олигарх и сколько украли другие, признавшиеся, наконец, перед лицом обобранного до нитки народа, что все они, без исключения, мошенники. Мы просто уверены, что НТВ является абсолютным гарантом того, что Россия никогда не станет великой, а народ, вымирающий миллионами, не сможет сохраниться в истории.

НТВ, которое демократические гарпии, пачкающие власть нечистотами, именуют независимой, свободомыслящей телекомпанией, является мощной политической машиной глобальных размеров, осуществляющей непрерывные подрывные операции. Они направлены на сокрушение национального сознания, отравление национальной психологии и этики. "Отравители колодцев" с НТВ ответственны за паранойю страхов, охватившую общество, за массовые психозы, в атмосфере которых только и возможен безнаказанный геноцид, жесточайшая диктатура мнений, срез любых попыток коллективно и всенародно решить проблемы страны.

Поддержка НАТО в Югославии. Прямая и косвенная поддержка Басаева в обеих чеченских войнах. Сексуальная патология Ханги. Антиправославные фильмы, оскорбляющие веру народа. Дегероизация Победы. Науськивание власти на разрушение мавзолея, на сознательное травмирование "красной веры". Поношение армии. Непрерывное нагнетание самых черных, угнетающих волю кошмаров. Периодическое раздувание мифа о "русском фашизме" при полном отсутствии на экране русской мысли, русской музыки, русской историографии и культуры. Все та же узкая, успевшая состариться в эфире группка русофобов от журналистики, политики и театра, заслоняющая мнение огромного, с кляпом во рту, народа, чьи мудрецы, радетели и провидцы загнаны в катакомбу. Вот что такое "электронная Хазария" НТВ — стенобитная машина, ломающая кремлевские зубцы.

Когда сидели в изоляторах мученики ГКЧП и герои 93-го года, как радовалась вся эта журналистская сволочь, сколько глума и мерзостей было вылито в земляную яму с узниками из ночных горшков этих дам и кавалеров "от свободы слова". Гусинский, пародируя Бейлиса и Дрейфуса, карикатурно воспроизводя Михоэлса, оказался на три дня в Бутырках с холодильником и телевизором, которые внес ему подобострастный начальник тюрьмы. После этого, как Гавел, он может стать президентом. Как Мартин Лютер Кинг — лидером нации. Наверняка ему поставят памятник в Гибралтаре.

Этот фарс, в котором, кажется, рухнула окончательно идея борьбы с коррупцией, захлебнулась попытка власти хоть как-то укрепить государство, больно воспринимается теми, для кого Россия — не этикетка на водке. В этой смешной и печальной склоке наши симпатии на стороне власти, хотя в нее, как в метеорит, вморожены болезнетворные вирусы и бактерии ельцинизма, и на бутафорском троне в Кремле, в горностаевой мантии, то и дело появляется Борис Березовский. Сохранит ли власть остатки казны, остатки территории, остатки армии, остатки православия, остатки народа? Сможет ли она защитить поломанное дерево русской государственности, чтобы от него, спасенного от ядовитых дождей НТВ, пошли в рост новые побеги? Это станет видно из того, как будет осмыслен властью "казус Гусинский".

Что же касается "нулевого отсчета", то есть прощения Ельцину, грабителям-олигархам, убийцам великого народа, как об этом щебечет Доренко, умный и сребролюбивый постельничий Березовского, то народного прощения не будет. И возмездие придет, если не через трибунал, так через ледоруб, которым, как выяснилось, виртуозно владеет Немезида.

Александр ПРОХАНОВ

Предлагаем Вам недорогие стеллажи в спб 1 высокого качества

ТАБЛО

l В ближайшие дни политическая линия Путина будет испытывать жесткое давление, отмечают аналитики ведущих иностранных посольств в Москве. Предстоящие шаги "хозяина Кремля" в рамках "дела Гусинского" покажут истинную реакцию нынешней кремлевской команды на внешние импульсы: прежде всего со стороны Вашингтона и московских еврейских кругов. Путин уже проявил слабость в вопросах кадровой политики при формировании кабинета, что предполагает возможность его "извинения" перед главой русского филиала Всемирного еврейского конгресса — с последующим "сворачиванием" законодательных инициатив президента по демонтажу вертикали власти. Доминирующая точка зрения, собранная экспертами СБД в беседах с указанными источниками, сводится к тому, что "задавливание полковника КГБ" — дело решенное, а усиление активности еврейских кругов в Госдуме не только по традиционным "либеральным" каналам (фракции СПС, "Отечество", "Яблоко"), но и с депутатами от КПРФ и "Единства", предполагает возможность "перехода парламента в оппозицию к президенту"…

l Как сообщают наши источники из кругов, близких к РЕК и группе "Мост", сразу после освобождения под подписку о невыезде Гусинский собрал узкий "хурал" в составе ближних советников и совладельцев "Моста" для оценки "создавшегося положения". Закрытое совещание решило вести стратегическое "наступление по двум, внешне исключающим друг друга, линиям". Это, во-первых, вытягивание из Путина "акций примирения" — таких, как встреча с Гусинским, снятие Волошина, дисциплинарные меры против Генпрокуратуры (вплоть до замены В.Устинова на "путинца" Д.Козака), внедрение собственных кадров в саму Генпрокуратуру и др. Во-вторых — параллельные действия по "наказанию" путинской команды. Для этого предполагается "принять сигналы" Березовского и определить возможности по восстановлению сотрудничества с ним. Планируются также контакты с руководством Газпрома и с рядом "социально близких" олигархов, прежде всего Чубайсом, с целью подготовить "провал" законодательных инициатив Кремля как в Госдуме, так и в Совете Федерации. На совещании высоко оценили формулу Чубайса о "полуфашистском государстве", откуда следует экстраполяция к "полуфашисту Путину", что "может быть интересно еврейским международным кругам и непосредственно Белому дому". Одновременно принято решение выйти на руководство КПРФ, которое, по прозвучавшим оценкам, "в целом вело себя достойно и заявило о своей солидарности с Гусинским". В центр работы с регионами решено поставить массированное воздействие в адрес региональных элит через коммерческие структуры, работающие с губернаторскими семьями. Особое внимание предложено уделить фигурам генерала Лебедя и одного из сибирских губернаторов, который "занимает важную позицию в Российском еврейском конгрессе"…

l Согласно данным из руководства "ЛогоВАЗа", за последние дни состоялись две встречи Гусинского и Березовского. На них были урегулированы имеющиеся противоречия и выработан план сотрудничества на ближайшие месяцы. В частности, Гусинский якобы пообещал содействовать прекращению "дела Аэрофлота" в Швейцарии и пересмотру подхода к Березовскому со стороны Запада. В свою очередь, Березовский обязался содействовать правильной реакции региональных элит на предпринимаемые шаги Путина в отношении выстраивания "государственной вертикали"…

l Представители Гусинского резко активизировали "своих людей" в прокурорском корпусе как в центре, так и на местах. По сообщениям источников из правоохранительных органов, аналогичные действия предпринимаются и в других спецструктурах, в первую очередь в ФАПСИ, где целый ряд высших офицеров по-прежнему связан с руководством "Моста" и РЕК. Эти усилия предпринимаются для получения "нужного компромата" в предстоящей схватке с путинской "ленинградской группировкой". Особую надежду в этом щекотливом деле возлагают на бывших офицеров Пятого главного управления КГБ под руководством генерала армии Бобкова и генерал-лейтенанта Воротникова...

l Агентурные данные из высших политических и финансовых кругов Германии свидетельствуют, что визит Путина и некоторые его высказывания, сделанные как в частном, так и в открытом публичном контексте, "произвели серьезное впечатление". Особое внимание германской верхушки привлекла формула Путина, использованная при посещении Рейхстага, и оценка переноса фрагментов стены Рейхстага с надписями советских солдат. Прямая характеристика Путина относительно того, что "мертвые не должны нас тащить за рукава в могилы, а нужно двигаться вперед, не забывая уроков прошлого", была воспринята как "подведение черты под Второй мировой войной" и предложение крупномасштабного политико-идеологического союза между Россией и Германией, "нового Раппало", на фоне "продолжающегося шельмования германской нации со стороны США и некоторых сионистских международных кругов". В этой связи также по-новому оценивается и арест Гусинского, который на протяжении последних лет мошеннически использовал свое "еврейство" в целях получения тотального иммунитета и "умыкания государственных средств через кредиты госбанков и Газпрома". В силу этого высшие германские круги серьезно обсуждают возможности экономического и политического взаимодействия с путинской администрацией. В Германии также обращают внимание и на факт принятия Путина в некий закрытый "военно-религиозный орден" в Шпандау, где скончался при загадочных обстоятельствах Гесс, последний соратник Гитлера...

l Решение об аресте Гусинского, как информируют источники из администрации президента, принималось в обстановке строжайшей секретности при активном участии Р.Абрамовича и А.Мамута, а также А.Волошина, который выступал главным "мозговым центром" всей акции. Важнейшим из предложенных мотивов было соображение, что удар по В.Гусинскому, пользовавшемуся полной "неприкасаемостью", "поставит на колени" региональные элиты и позволит быстро провести передел федеральной собственности, в первую очередь газонефтяного и металлургического комплексов, в интересах "кремлевской команды". Одновременно планировалось, что "посадка" Гусинского в одну из наиболее жутких тюрем России поможет "повлиять на ситуацию в Израиле и косвенно дискредитировать перед выборами Э.Барака, который имеет особую связь с Гусинским", а также "подпилить" администрацию демократов в США в ее противостоянии с Бушем. В этой связи информированные источники утверждают, что акция была скоординирована с личным представителем Буша, посещавшим недавно Москву, а также с еврейскими кругами, ориентирующимися на блок "Ликуд", и такими правыми лидерами, как Б.Натаньяху...

l По данным из армейских кругов, в Грозном прошла тайная встреча ряда генералов, где было решено "стопроцентно поддержать Путина во всех его начинаниях" и "мочить его противников по всей стране". Аналогичные встречи якобы состоялись и в некоторых городах центральной России...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« На Иудейских войнах пленных не берут.

« Владимир Александрович Бутырский.

« Стена плача на Бутырском валу.

« Березовский всея Руси.

Олег Лутомин ЭХ, НАЛОГИ...

В прошлом номере “Завтра” уже шла речь об особой разновидности либералов — "либеральных экономистах", которые любят называть себя "профессионалами", прогрессивными деятелями и т.д. Люди из этого круга часто заявляют, что их не интересуют политические доктрины, что они — менеджеры, технократы, которые двигают вперед экономический прогресс. Нас, патриотов, они часто обвиняют в "экономической безграмотности", в неумении оценить те грандиозные "перспективы экономического роста", которые заложены во всех их начинаниях. И часто бывает так, что в публичных дискуссиях противостояние с ними оказывается непростой задачей.

Ведь либералы никогда не говорят прямо: "мы хотим разрушить русскую промышленность" или " хотим остановить фабрики и заводы, выгнать рабочих на улицу, разорить работающие предприятия". Они действуют умело и осмотрительно, выстраивают сложные экономические и финансовые схемы, оперируют всевозможными цифрами и графиками. Линии на этих графиках все время идут вверх, цифры все время растут, и на бумаге все выглядит так, как будто нас и впрямь ждет экономический бум. Однако когда они реализуют свои "радикальные меры" на практике, мы видим совсем другое — падение производства, закрывающиеся предприятия, сотни тысяч людей, остающихся без средств к существованию.

Поэтому так необходимо нам уметь разбираться в сложных финансово-экономических хитросплетениях, уметь разглядеть недобрый умысел наших противников, разъяснить людям, как за сухими цифрами и непонятными формулировками таятся настоящая беда, горе, разорение.

Отметим прежде всего одну важную особенность, которая отличает ущербных экономистов-либералов от нормальных, честных экономистов-государственников. Либералы всегда считают, что главное — это финансовые показатели: собираемость налогов, сокращение дефицита бюджета — все то, что так пропагандируют различные советники из МВФ, уже развалившие экономические системы десятков стран, в том числе и некогда процветавших (Аргентина). Реальный сектор экономики либералов интересует мало. При этом деньги в государственный бюджет они предпочитают забирать не у паразитирующего на всеобщей разрухе финансового капитала и не у криминальных группировок, каждый день вывозящих за границу по нескольку десятков миллионов долларов. В качестве "дойной коровы" либералы всегда рассматривают отечественную промышленность, которая за семь лет радикал-либерального правления, с августа 91-го по август 98-го, была почти полностью разрушена, и только сегодня начинает подниматься из руин.

Постепенно осваиваясь в ситуации "дикого рынка", наши предприятия стали находить такие формы работы, которые позволяли бы обеспечивать заводы и фабрики заказами при полном отсутствии оборотных средств. Напомним, что русский промышленник находится сегодня в очень сложном положении. У "отечественного производителя" — у наших заводов, фабрик и т.д. — попросту нет денег для того, чтобы закупить для себя сырье, произвести из него товар, продать на рынке, а потом вложить полученную прибыль в новый виток производства. Другая проблема заключается в том, что необходимое сырье часто очень трудно найти у российского продавца. Распад СССР, инициированный демократами-ельцинистами, привел не только к колоссальным геополитическим и военным потерям для нашей страны, но и к разрыву экономических связей, складывавшихся десятилетиями. Ряд российских предприятий остался без сырьевой базы: хлопок ведь собирают в Узбекистане, крупнейшие глиноземные заводы стоят на Украине и в Казахстане, а также в дальнем зарубежье. С другой стороны, многим предприятиям легкой и текстильной промышленности для выпуска продукции, которая могла бы конкурировать с западными товарами на мировых рынках, жизненно необходимы высококачественные материалы, которые также не производят в России. Например, хорошая кожа, из которой на наших фабриках делают обувь, ремни, сумки и т. д.

Проблема отсутствия необходимых оборотных средств создавала своего рода замкнутый круг. Однако из него был найден выход — работа с так называемым "давальческим сырьем". Суть этой формы такова: зарубежный производитель сырья предоставляет его нашему предприятию без оплаты в переработку, после чего российская фабрика производит из этого сырья свой продукт и возвращает его иностранному партнеру, который выплачивает стоимость всех затрат на переработку сырья, а также прибыль нашему предприятию. При этом продукция идет на экспорт.

Очевидно, что в интересах нашей промышленности — максимально упростить этот процесс, избавить его от налогового пресса. Ведь практика работы на давальческом сырье позволила подняться многим отраслям российской экономики. К примеру, алюминиевая промышленность во многом именно благодаря такой системе смогла после полного спада в начале 90-х годов не только восстановиться, но и превзойти докризисный уровень. И это в ситуации, когда внутрироссийское потребление алюминия катастрофически упало, а 80 процентов произведенной продукции идет на экспорт. Но особенно важно, что почти 60 процентов сырья для производства первичного алюминия, в свою очередь, ввозится из-за рубежа. Предприятия этой отрасли работают сегодня с 100-процентной загрузкой мощностей и ежегодно приносят в федеральный бюджет огромные суммы (в прошлом году — 12 миллиардов рублей). Кроме того, в тех городах, где находятся алюминиевые заводы, социальная обстановка более стабильна, чем в целом по России. Рабочие имеют возможность трудиться, своевременно получая немалую заработную плату, — нормально жить, а не существовать на грани физического выживания. Похожая ситуация наблюдается и в легкой промышленности. К примеру, объем заказов из "давальческого сырья" составил на таких известных швейных предприятиях, как "Большевичка", "Маяк", "Северин" более 50 процентов, на "Волне", "Трибуне", "Рассвете" — более 75 процентов от всей выпускаемой продукции. Несмотря на то, что в целом наша легкая промышленность испытывает кризис, а объемы производства по сравнению с 1990 годом сократились в 15-17 раз, именно на таких предприятиях сохранились рабочие коллективы, осваиваются новые технологии, производство не простаивает.

Все это стало возможным во многом благодаря особым таможенным режимам — "переработка товаров под таможенным контролем" и "на таможенной территории", при которых ввозимое сырье не облагается пошлиной и НДС (или она возвращается обратно экспортеру) .

До сих в пор в обоих таможенных режимах выручка от переработки ввозимого в РФ сырья не облагалась НДС. Казалось, это логично — ведь тем самым удается избежать двойного налогообложения (при ввозе сырья и при вывозе продукции, изготовленной из этого же сырья), а на мировом рынке поддерживается конкурентоспособность русского продукта. Теперь же думский Комитет по бюджету, в котором доминируют либералы, вынес на голосование законопроект "О налоге на добавленную стоимость", одна из статей которого (ст.161) делает практически бессмысленной работу наших предприятий по переработке иностранного сырья с его последующим экспортом. По новому закону предприятиям придется платить НДС за прибыль от переработки сырья.

Что будет означать принятие такого закона для российской промышленности? Во-первых, предприятиям придется залезать в долги, брать огромные кредиты для пополнения оборотных средств при очень высоких кредитных ставках; во-вторых, себестоимость нашей продукции резко повысится, что сделает ее неконкурентоспособной на мировом рынке — а в этих условиях потеряет всякий смысл и производство продукции, идущей на экспорт. Поскольку внутренний рынок в тех отраслях, о которых мы говорим, еще не достаточно развит, производство неизбежно будет снова сокращаться. В третьих, далеко не все предприятия выдержат "кредитное бремя", смогут выплачивать проценты по долгам и будут попросту разоряться.

Особенно больно эта цепь последствий ударит по алюминиевой отрасли, которая стала в последние годы уверенно выходить на мировой рынок, успешно конкурировать с западными компаниями. Теперь же наши предприятия будут вынуждены перейти с режима "переработка на таможенной территории" на экспортно-импортные операции. Это означает, что им придется взять в долг для пополнения оборотных средств, по разным подсчетам, от 476 до 612 миллионов долларов. Соответственно, на выплату процентов по этим долгам уйдет от 72 до 187 миллионов, рентабельность алюминиевых предприятий упадет на 18 процентов.

А потом алюминиевую промышленность ждет полный крах, поскольку производство в условиях стабильно высоких цен на сырье (глинозем) и относительно невысоких и нестабильных — на конечный продукт станет вообще экономически невыгодным. Российские предприятия при таком раскладе будут вытеснены с мирового рынка западными компаниями. Пострадает и российская экономика в целом, которая лишится стабильно работающей алюминиевой промышленности, вытягивающей на себе и целый ряд других стратегически важных отраслей (авиационную, автомобилестроительную, электротехническую и т. д).

Подрыв нашего алюминиевого производства будет иметь и серьезные внешнеполитические последствия. К примеру, использование сырья на давальческой основе помогает российским предприятиям восстановить хозяйственные связи с другими предприятиями, находившимися когда-то в едином советском народно-хозяйственном комплексе, а теперь оставшимися за границами России.

Но если либералам из Комитета по бюджету удастся протащить свой законопроект через Госдуму, то возникшей в советские времена хозяйственной цепочке уже не суждено будет восстановиться. А дело, судя по всему, идет именно к этому. Ведь 5 июня поправка, предложенная рядом депутатов и содержащая предложение сохранить прежний порядок налогообложения, была отклонена большинством членов Комитета по бюджету и налогам и, соответственно, не включена в окончательный текст законопроекта.

Все уже привыкли, что либералы буквально молятся на пустые цифры. Вспомним, с какой гордостью Чубайс докладывал Ельцину о том, что в результате "приватизации неэффективных предприятий" в государственную казну поступило столько-то миллиардов рублей. Потом мы узнавали, что реальный ущерб, нанесенный нашей экономике от чубайсовской приватизации, в десятки тысяч раз превосходил те "доходы", которые якобы получило государство. Манипуляция цифрами — это излюбленный прием либералов, который бывает трудно опровергнуть, не используя комплексный анализ экономической ситуации. Сегодня они хотят задавить налогами, подвести под двойное налогообложение те небольшие ростки экономического подъема, которые дали о себе знать в последнее время. При этом либералы демагогически заявляют о том, что они, мол, борются с укрытием налогов и за "пополнение бюджета". Однако результаты такой "заботы о благе государства" будут, как обычно, прямо противоположны декларируемым намерениям.

Если они, либералы, добьются своего, нас снова ждет падение производства, остановка заводов и фабрик, утрата позиций на мировом рынке.

Все это могло бы случиться, но вечером 19 июня, когда этот номер был готов к печати, Комитет по бюджету Госдумы все же принял соответствующие поправки к проекту закона об НДС. Теперь слово за депутатами.

Олег ЛУТОМИН

Георгий Судовцев НА КРУГИ СВОЯ

"Идет ветер к югу, и переходит к северу,

кружится, кружится на ходу своем,

и возвращается ветер на круги своя"

Еккл., 1, 6.

12 июня 1990 года Верховный Совет РСФСР провозгласил "суверенитет" России и верховенство республиканских законов над союзными. 13 июня 2000 года во время допроса следователем по особо важным делам Генпрокуратуры РФ В.Николаевым был арестован и препровожден в следственный изолятор ("Бутырки") Владимир Гусинский, президент Российского еврейского конгресса (РЕК), финансовый "олигарх" и медиамагнат. Два этих вроде бы очень разных события связаны между собой не только близостью календарных дат. Их объединяет нечто большее. Десять лет назад советское "диссидентство", тайное и явное, одержало важнейшую победу, впервые заполучив в свои руки аппарат государственной власти. После этого "диссидентство" кончилось как идейное течение, а его сторонники и апологеты начали свое превращение в "новых русских".

И как бы впоследствии ни нападали отдельные "группы интересов" на "всенародноизбранного" Ельцина, как бы ни воевали между собой из-за того или иного куска собственности, никто из них не ставил под сомнение свою причастность к "новой России", к "курсу реформ" и к прочей властной атрибутике. В нужный момент все они оказывались по одну сторону баррикад, как в "черном октябре" 1993-го или во время президентских выборов 1996-го. И вот на наших глазах бывшие члены президентских советов, премьер-министры и прочая, и прочая вдруг попытались вспомнить свое светлое прошлое, вернуться на десять лет назад, в эпоху борьбы с "тоталитарным государством", рассуждая о "правах человека", "свободе слова" и прочих "общечеловеческих ценностях", якобы попранных "кремлевским диктатором".

Как говорили во времена реставрации Бурбонов, похоже, они ничего не забыли и ничему не научились. Реакция на арест Гусинского, которую можно было в течение недели наблюдать по каналу НТВ, несмотря на все привходящие обстоятельства (Березовский, выборы, коррупция "семьи", Чечня), по большому счету может свидетельствовать лишь об одном: проект "демократической России" рухнул — точно так же, как десять лет назад рухнул горбачевский проект "обновленного Союза", предполагавший тесное сотрудничество с Западом.

Наша страна, пусть трижды ослабленная, опять востребована "цивилизованным миром", и прежде всего — США, в привычной роли "империи зла". О причинах такой "смены курса" лучше всего сказал Зб.Бжезинский: если есть возможность решить проблемы Америки за счет слабой России, то эту возможность необходимо использовать. И все "диссиденты", независимо от занимаемой ими политической или экономической ниши, бросились выполнять новый заказ своих старых хозяев.

От идейной подруги "Горбачев-фонда" Евгении Альбац до главы РАО "ЕЭС" и "главного ваучера страны" Анатолия Чубайса, от мэра Москвы Юрия Лужкова до Ирины Хакамады кругами пошла "волна", как на стадионе во время футбольного матча. "Новые диссиденты" в массовом порядке изъявляли желание "сесть на нары" — хороший материал для психоанализа. Игорь Малашенко преследовал Путина по всей Европе, будто эриния — Ореста, обвиняя его в ритуальном убийстве матери-демократии. Алексей Венедиктов, руководитель входящей в холдинг "Медиа-Мост" радиостанции "Эхо Москвы" (где выступал Клинтон во время своего московского визита) даже пообещал выяснить у Ельцина, почему Путин пренебрег обязательствами "оставить все как было". Значит, кандидатура бывшего заместителя Собчака в качестве преемника "всенародноизбранного" каким-то образом согласовывалась с примаковско-лужковско-гусинским блоком? И эти договоренности, получается, новый президент РФ каким-то образом нарушил. Но тогда вся "предвыборная борьба" образца 1999-2000 годов начинает выглядеть совсем иначе…

Судьба лично Гусинского при этом интересна приблизительно в той же мере, в какой была интересна судьба академика Сахарова в 70–80-е годы. И если "отец советской водородной бомбы", трижды лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда был идеальным знаменем "старого" диссидентства, то этот миллиардер, глава Российского еврейского конгресса, создатель гигантской медиаимперии вполне способен стать знаменем диссидентства "нового". Не случайно М.Леонтьев на ОРТ напророчил Гусинскому как "узнику совести" Нобелевскую премию. Ту же тему — после выхода олигарха из Бутырского СИЗО — продолжил и главный редактор “Независимой газеты” В.Третьяков. А еще один нобелевский лауреат, известный по телерекламе пиццы и презервативов (за что недавно был приглашен возглавить наблюдательный совет НТВ), также поспешил выска- зать солидарность угодившему в арестанты “общечеловеку” с двумя гражданствами.

Но главное, на славу постарались западные масс-медиа — благо, методики информационной войны отработаны у них до блеска. Согласный хор газет, телевидения и радио плавно перерос в заявления официальных лиц, поставивших под сомнение весь комплекс отношений с Россией. "Цена вопроса" явно зашкалила за многие миллиарды долларов. К "делу Гусинского" моментально привязали инвестиции в российскую экономику, реструктуризацию внешнего долга, кредиты по линии МВФ и крупнейших финансовых корпораций, Чечню, далее — везде.

Но это, можно сказать, одна сторона медали. Существует и вторая, на которой красуется девиз: "Перед законом все равны". Под этим девизом поставлены сегодня подписи практически всех участников "кремлевской команды". И первой стоит неразборчивая подпись самого Путина, который попытался создать себе стопроцентное алиби при всех вариантах развития ситуации. Высказывания нового президента РФ по данной проблеме явно оставляли желать лучшего. Ответственность за арест он возложил на Генпрокуратуру, впрочем, выразив уверенность, что для подобной акции были "законные основания" и охарактеризовав Гусинского практически как мошенника: "взял в кредит много денег и не отдает". Потом выяснилось, что в течение дня президент не мог связаться с В.Устиновым. И уже в Берлине Путин заявил, что не может влиять на действия Генпрокуратуры, однако полагает, что Гусинского "брать под стражу не следовало".

Это смещение акцентов говорит о многом. Ведь Путин всегда позиционировал себя в качестве "командного игрока", который ни при каких условиях не сдает "своих". За что был оценен и выдвинут на самую вершину власти. Ельцину наверняка в той или иной форме сообщили, какой "верный человек" организовал моментальный вылет Собчака за рубеж. Но, видимо, не сообщили, кто руководил неудачной предвыборной кампанией ныне покойного профессора. Вероятное "двойное дно" той ситуации ни доказать, ни опровергнуть нельзя. Во всяком случае, определенное взаимопонимание с питерским мэром В.Яковлевым на деле у Путина есть, что показали и недавние выборы, хотя слова произносились абсолютно противоположные.

Так вот, по делам их узнаете их. Гусинский "сел". Это факт. "Посидел" недолго и "круче" любого "авторитета", но "сел". Путин предпочел утверждать, что лично он здесь абсолютно ни при чем. Не успел президент РФ вернуться, как олигарха выпустили. И "священный день субботы" он провел вне стен Бутырского СИЗО. Но арестом Гусинского Путина вдавили в определенную ситуацию, хотя он этого очевидно не хотел. Но логика событий сильнее желания или нежелания отдельного человека, пусть даже он — президент России. В своем демонстративном стремлении быть далеко в стороне от ареста Путин определенно перестарался. В результате под сомнение оказалась поставлена его верховная власть. Теперь любое решение по "делу Гусинского" будет связано именно с президентом. Выход олигарха из Бутырок уже готовы расценить как личное поражение Путина, а продление ареста могло повлечь за собой целую лавину последствий, попросту гибельных для федеральной власти.

Наиболее вероятным выходом из этой ситуации видится некое "лояльное" заявление Гусинского, которое должно появиться в результате "переговорного процесса" не позднее 26 июня. Но трудно понять, за счет чего можно добиться такого изменения позиции главы РЕК. Разве что за счет "головы" Березовского, которого тот винит во всех своих бедах.

Подконтрольные Березовскому средства массовой информации в целом отстаивали и отстаивают "президентскую" точку зрения на ситуацию, хотя чем дальше — тем сильнее проявляются и различия. Сам Березовский, естественно, тоже дистанцируется от ареста. И "переводит стрелки" ответственности за него на службу безопасности "группы Мост": "Гусинский стал жертвой своей машины",— прозрачно намекая на генерала КГБ Филиппа Бобкова.

Определенный свет на ситуацию проливает статья в "Независимой газете" (17 июня с.г.) Льва Черного, одного из "ташкентских братьев", ныне тесно связанных с группой Березовского-Абрамовича-Мамута. Черный рассуждает о необходимости консолидации "элиты" "новой России" вокруг Путина: "Эпоха разрушения позади, и теперь начнется строительство государства на основе созданных общественных отношений". Похоже, в этой фразе заложен ключ ко всей комбинации. Группа Березовского устами Черного требует от других "групп интересов" полного признания нынешнего статус-кво и, соответственно, подчинения. "Государство — это мы",— вот о чем идет речь, вот что доказывается и "братьям-олигархам", и — прежде всего — западным контрагентам. Доказывается в страшной спешке, "не по правилам", можно сказать — плебейски. Даже Путин здесь может рассматриваться в качестве разменной фигуры. Но иначе нельзя — до президентских выборов в США осталось меньше полугода, а там пойдет совсем другая война…

Георгий СУДОВЦЕВ

Денис Тукмаков СКАНДАЛ В ИУДЕЙСКОМ СЕМЕЙСТВЕ

13 июня, в день ареста Владимира Гусинского, произошло не менее важное событие, которое в скором времени может повлиять как на судьбу медиамагната и его империи, так и на будущее всего российского еврейства: чрезвычайный съезд еврейских религиозных общин избрал нового главного раввина страны. Формально им стал председатель недавно созданной Федерации еврейских общин России (ФЕОР) Берл Лазар. Фактически же решение съезда установило в российском иудействе двоевластие, поскольку место главного раввина давно уже занято: на протяжении одиннадцати лет им является Адольф Шаевич, глава Конгресса еврейских религиозных общин и организаций в России (КЕРООР).

Тактическая подоплека смены иудейского лидера достаточно известна: за созданием и функционированием двух еврейских организаций стоят враждующие политические группировки внутри страны, вступившие сегодня в стадию открытой войны. Параллельно смена верхушки русского иудейства вскрывает противоборство двух противоположных идеологий внутри современного российского еврейства, расходящихся в видении места евреев как в России, так и в мире в целом. Не случайно поэтому ажиотаж, поднятый вокруг, казалось бы, рядовой смены власти в одной из конфессий России, не стихает уже третью неделю, вовлекая в свою орбиту не только Кремль и СМИ, но и власти США, израильский Кнессет, Всемирный еврейский конгресс и крупнейшие мировые издания. И вряд ли эта шумиха стихнет в ближайшее время. Проследим истоки и течение этого конфликта.

В почти забытую уже пору, в 1989 году, Советский Союз обрел своего главного раввина — Адольфа Соломоновича Шаевича. Бывший инженер, прочувствовавший веру предков раньше, чем это стало никому не интересным, ретиво принялся за создание организации, которая объединила бы разрозненные еврейские общины по всей стране. Трудно представить себе, что в те времена создание подобных организаций могло происходить без ведома и поддержки Пятого управления КГБ, поэтому работа Шаевича протекала довольно гладко. Развал Союза и последующие годы анархии не могли помешать его деятельности, и в 1993 году Конгресс еврейских религиозных общин и организаций в России был, наконец, сформирован. В трагический октябрь того же года появилось на свет и НТВ — основа основ медиакратической империи Владимира Гусинского. Тогда же в его "Медиа-Мост" почти в полном составе вошло отдельным структурным элементом упомянутое Пятое управление во главе с Филиппом Бобковым. С этого момента начинается активное сотрудничество между Гусинским и "Мостом", с одной стороны, и Шаевичем и КЕРООР, с другой.

Оставляя в стороне духовно-мистические порывы Владимира Гусинского, которые, возможно, действительно повлияли на запоздалую национально-религиозную самоидентификацию медиамагната, заметим, что он, пожалуй, первым из представителей еврейской олигархии увидел, какие огромные дивиденды может принести "возвращение к корням". С одной стороны, подобный симбиоз бизнеса и религии стал оказывать Гусинскому неоценимую помощь в контактах с западными и, главным образом, американскими представителями политики, деловых кругов и масс-медиа. С другой стороны, наподобие того, как любые накаты на охранные или бизнес-структуры "Моста" до последнего времени разбивались о вопли о свободе слова и независимости СМИ, так и любая критика позиций НТВ или "Эха Москвы" могла теперь без труда обыгрываться Гусинским как проявление дремучего антисемитизма. С 1993 года Гусинский становится ближайшим другом Адольфа Шаевича, обильно финансирует общины и программы КЕРООР и создает свою собственную квазирелигиозную организацию — Российский еврейский конгресс, который скорее напоминает спонсорский фонд, нежели общину правоверных, и чей бюджет превышает десять миллионов долларов в год.

При содействии Гусинского и принадлежащих ему структур КЕРООР в последние годы заметно усиливает свои позиции. К началу нынешнего года он опирается на поддержку около 60 еврейских общин по всей России. В том числе благодаря влиянию Конгресса в 1997 году был принят новый Закон страны "О свободе совести", в котором иудаизм был объявлен традиционной религией России и приравнен к православию и исламу. Но наиболее активно КЕРООР выступает с позиций сионизма как государственной докрины Израиля. Открыто поддерживая израильскую внешнюю политику, КЕРООР позволяет себе не только активно нагнетать истерию вокруг "врожденного русского антисемитизма", способствуя исходу евреев из России, но и протестовать, например, против ядерного партнерства России с Ираном, что уж совсем выходит за рамки религиозной проблематики. Важно отметить также, что руководство КЕРООР, включая самого Шаевича, принадлежит к реформистскому течению "прогрессивного иудаизма", чем серьезно выбивается из общей религиозной традиции российского еврейства.

Таким образом, спаянные идеологически и финансово структуры Гусинского и КЕРООР до последнего времени представляли собой силовой узел сплошных проблем для Кремля, решить которые можно было, лишь решительно разрубив эту связку. Именно с этой целью в ноябре прошлого года в Москве наспех созывается первый съезд Федерации еврейских общин России (ФЕОР). Откровенная поддержка со стороны власти в виде приветствия от Ельцина и присутствия Матвиенко в президиуме, представительность съезда, объединившего еврейские общины из 76 российских городов, и общая режиссура Бориса Абрамовича резко изменили соотношение сил в российской еврейской диаспоре. Всем, и в первую очередь Шаевичу с Гусинским, становится ясно, что монополия на правоверность закончена. Лидером Федерации становится человек Березовского, раввин Берл Лазар, получивший блестящее богословское образование в Италии. Он — гражданин США, что, конечно, не останется незамеченным американскими еврейскими кругами. К тому же, обласканный Кремлем, Лазар принадлежит к любавическим хасидам, самому ортодоксальному направлению в иудаизме, и является членом организации "Шабад". Все это сводит на нет главный аргумент Гусинского относительно "государственного антисемитизма в России". Задачами новообразованной Федерации съезд объявляет возрождение духовных традиций российских евреев — говоря проще, это означает желание сидеть смирно, дружить с властью и не лезть ни в какую политику, ни в какой политический сионизм.

С этого времени Кремль настойчиво выбивает из-под Гусинского одну из важнейших его опор — религиозное прикрытие. Первое столкновение ФЕОР с КЕРООР произошло в декабре прошлого года и было связано со свитками Торы, которые государство решило вернуть синагогам. Тогда этих свитков, каждый из которых тянул на 100 тысяч долларов, оказалось несколько сотен, однако КЕРООР получил из них лишь десять штук. Но подлинные страсти разыгрались в мае этого года. В результате обычной подковерной борьбы неожиданно сдали нервы у Адольфа Шаевича.

31 мая он пишет пространное письмо не кому-нибудь, а сразу Путину, в котором жалуется на интриги со стороны кремлевских чиновников: его, дескать, пытаются сместить с поста главного раввина. Помимо этого, Шаевич высказывает недоумение, почему это на инаугурацию и день Победы в качестве представителя от иудаистской конфессии был приглашен вовсе не он, а Берл Лазар. И тут же невзначай выражает беспокойство относительно лазаровской ФЕОР: ненадежная, мол, организация. Получилось весьма занятно: Шаевич, по сути, жалуется Путину на Путина. Подобное несообразие так заинтриговало некоторых аналитиков, что они углядели в этом парадоксальном ходе Шаевича желание еврейской общины "слить" Гусинского и перейти под крыло других, более надежных магнатов еврейской национальности. При этом упоминались фамилии не только Березовского, но и Фридмана с Авеном.

Свара разгорается еще сильнее, когда на следующий день письмо Шаевича Путину появляется в распоряжении газеты "Вашингтон пост". Там уж отыгрываются по полной и прямым текстом пишут об "интригах Кремля", который пытается вбить клин между Гусинским как медиамагнатом и Гусинским как "главным евреем России". Скандальная публикация транслируется в "Интернэшнл Джеральд Трибьюн", а в австрийском "Штандарте" выходит статья под названием "Антисемиты в России". Сам глава РЕК активно включается в "полемику", подливая масло в огонь заявлением, что "в целях политической борьбы некоторые политические силы, принадлежащие к государственным структурам, иногда прибегают к национализму и антисемитизму". Гусинского яро поддерживает главный московский раввин Пинхас Голдшмидт. И здесь Шаевич перегибает палку, сообщая всему миру, что испытывает сильное давление из Кремля: некто из высших чиновников якобы советует ему выйти из игры и отказаться в пользу более достойного еврейского лидера из ФЕОР.

Пожар перекидывается на другие страны. Организации "Адвокаты за евреев России, Украины, Балтии и Евразии" и "Конференция президентов главных американских еврейских организаций" попрекают Россию за "вмешательство государства в жизнь религиозных сообществ"; а спикер Кнессета Авраам Бург даже выносит предупреждение путинскому правительству. В начале июня ведущие мировые СМИ посвящают этому делу свои передовицы, попутно припоминая все наезды Кремля на "Медиа-Мост", включая майскую атаку налоговой полиции в масках.

Шаевича приглашают в Нью-Йорк выступить на упомянутой "Конференции президентов", чтобы уж там он вмазал как следует. И вдруг происходит нечто. Полный откат! 6 июня, после закрытого заседания "Конференции", Шаевич выходит к репортерам и заявляет, что его не так поняли. Что Кремль на него вовсе не давил, а наоборот, всегда помогал еврейским общинам и КЕРООР, в частности. Что он даже не знает, кто ему звонил по телефону с требованиями сложить полномочия, но скорее всего, это был вовсе не чиновник из Кремля. И что вся затеянная свора — это "ошибка, недоразумение и домысел". Так Шаевич сдал Гусинского.

Американцы тут же заявляют, что их "ввели в заблуждение" и успокаиваются: одно дело — государственный антисемитизм и попрание свободы слова, и совсем другое — внутриеврейская возня. Попытки Киселева в "Итогах" от 11 июня реанимировать эту тему также ни к чему не приводят, и через два дня Берл Лазар, на протяжении всего конфликта заявлявший, что и думать не хочет о месте главного раввина, становится таковым на съезде еврейских общин.

На съезде собралось 80% всех требуемых по такому случаю раввинов российских городов, так что в его легитимности сомневаться не приходилось. Шаевича тоже приглашали — он не пришел, а всего из КЕРООР на съезде присутствовало лишь 4 человека, что, впрочем, не имело уже никакого значения. В момент, когда арестовывали Гусинского, за Лазара проголосовали 25 из 26 раввинов, отдавших свой голос; еще 20 человек от голосования отказались. Дело было сделано, а то, что было дальше — отказы Шаевича подчиниться решению съезда, гневные отповеди руководства РЕК, слезные ходатайства Лазара за томившегося в тюрьме Гусинского — лишь "суета сует, все — суета".

Тем не менее, рваный ритм этого "чемпионата по прыжкам в сторону" заставляет предполагать самые неожиданные повороты интриги. В чем в чем, а в умении находить нестандартные решения основным участникам этого соревнования не откажешь.

Денис ТУКМАКОВ

Срочно куплю мужскую одежду по сниженной цене 2 в Москве.

Юрий Лобов ДЕНЬГИ И ВЛАСТЬ

Так называемый "экономический аспект" — одна из составляющих истории с Гусинским. Сторонники пострадавшего от цепких рук правоохранительных органов медиамагната утверждают, что экономика, а если оговорить точнее и вульгарнее, — деньги — главная причина его ареста. По их словам "наезд" прокуратуры на "Медиа-Мост" и его хозяина был организован околокремлевскими олигархами (Березовским, Абрамовичем и Мамутом), исходящими слюной от зависти к успехам независимого от власти предпринимателя Гусинского. В результате один из высокопоставленных деятелей, озвучивавших эту версию событий, вице-спикер Госдумы Немцов, был назван не на шутку разъярившимся Мамутом "безответственным пустозвоном".

Но "экономический аспект" этого, конечно, в первую очередь политического дела — совсем не пустяк. Дело в том, что начавшаяся недавно "третья олигархическая война" разбросала по разные стороны баррикад недавних соратников по делу первоначального накопления капитала. Одни, те, кто готов отстаивать правоту Гусинского и пугает себя и других предстоящими ужасами диктатуры, — сторонники уже "раскрученной" в России и странах "третьего мира" либеральной модели, суть которой на практике оказывается довольно простой: всяк, кто может, безбожно грабит национальное богатство, при этом позволяя делать то же самое и другим ловким господам. Конечно, такая модель экономического устройства России кажется предпочтительной зарубежным друзьям и покровителям "Медиа-Моста".

Другие, получив огромную финансовую и политическую власть, практически ассоциируют себя с государством и пытаются прекратить свободное разбазаривание остатков державы. Они строят похожие на советские министерства суперхолдинги и даже выступают против конфедеративных тенденций.

Таким образом, основой конфликта между группой Гусинского и дельцами из окружения президента является не соперничество из-за каких-то конкретных, пусть даже и очень крупных кусков собственности, а принципиальное, может быть, даже мировоззренческое различие во взглядах на будущее страны.

"Дело Гусинского" — яркий пример того, как олигархи нового путинского поколения, обремененные серьезными государственными и даже геополитическими амбициями, вступают в борьбу с олигархами старого ельцинского образца, упорно старающимися выесть Россию, как куриное яйцо, — до пустой скорлупы.

Юрий ЛОБОВ

Александр Сергеев ПРОЕКТ “МОСТ”

Многие говорят, что с самого начала информационно-финансовая империя "Моста" создавалась как государство в государстве, как структура не только полностью автономная от правящего режима, но зачастую ему и прямо враждебная.

Если учесть, что всем, что имеет сегодня Гусинский, он как раз и обязан ельцинскому режиму, подарившему ему двадцать четыре часа вещания на государственном частотном канале, не говоря об огромных финансовых вливаниях, космическом спутнике и многих других вещах, то такая позиция выглядит совершенно непонятной и нелогичной.

"Мост" поддерживал Кремль лишь после проведенных там кадровых зачисток (как в 1996 году), а его руководители не стремились сближаться с "семьей" на чрезмерно короткую дистанцию.

Напротив, на протяжении длительного времени "Мост" занимался настоящим информационным шантажом Кремля, что всегда было достаточно рискованным занятием. И совершенно нетипичным для большей части олигархов, стремившихся, напротив, быть максимально "ближе к телу", расталкивавших друг друга возле кремлевского трона. Почему же "Мост" вместо того, чтобы всеми силами защищать режим, дававший ему гарантию выживания и безопасности, как казалось многим, всеми силами расшатывал его? Ответ на этот вопрос напрямую связан с содержанием того, что можно назвать "проектом "Моста".

Отойдя немного в сторону от анализа деятельности "Моста", задумаемся над тем, какие факторы могут помочь России подняться из той страшной исторической ямы, в которую ее столкнули либералы? В чем жизненные силы нашего патриотизма, на чем держится наше государство, что помогало России во все века выходить непобедимой из тяжелейших испытаний?

Прежде всего русский народ всегда спасала его вера. Тысячу лет, из века в век русские верили в свою мировую миссию, верили в то, что именно им суждено привести весь мир к торжеству истины и правды.

Придавало силы и погружение в нашу историю , которой русские всегда очень гордились, черпали в ней уверенность и мужество, находили примеры, укреплявшие веру в неизбежность Русской Победы. Укрепляли русских людей их нравственные традиции, их стоическая мораль, аскетизм, способность жертвовать собой во имя идеи, во имя России.

Наконец, спасала и вера в самих себя, осознание себя великим народом, способным создать непобедимую армию, одолеть любого врага.

Все эти русские качества давали возможность нашему народу создать на просторах Евразии невиданное в истории сверхгосударство, мощи и величию которого удивлялся весь мир. Эта сверхмощная имперская машина, управляемая знающими государственными людьми, собирала народные силы в ударный кулак, сметавший любые препятствия на своем пути.

Благодаря этому Россия смогла выстоять и победить не только в европейских и мировых войнах, но и перемолоть все попытки привить на русской почве чужеродную, русофобскую, космополитическую цивилизацию. Россия переварила и петровское западничество, и большевистский марксизм, оставшись при этом сама собой и становясь после каждой новой смуты еще сильней, чем прежде.

Эта закономерность хорошо известна не только нам, но и нашим врагам на Западе, для которых Россия является главным препятствием на пути к мировому господству. Сегодня они явно не верят в то, что их "агентура влияния" сумеет серьезно закрепиться у власти в России, поскольку просчитали, что рано или поздно под давлением патриотического фактора, господствующего в армии, в церкви, в сознании широких масс, даже среди административно-чиновничьего корпуса, "реформаторам" придется уйти.

Пятью годами раньше или пятью годами позже, но это все равно должно произойти, и тогда русская государственная машина снова будет восстановлена и запущена в ход, создавая проблемы и головную боль для США и их союзников.

Единственная возможность предотвратить такой поворот событий связана с разрушением глубинных, фундаментальных предпосылок русского могущества, о которых мы только что говорили. Если отнять у русских людей их веру и их миссию, если лишить наш народ его духовной традиции, разрушить его мораль, если нейтрализовать тех людей, которые хотят восстановления государственной мощи, то не сможет сработать чудесный алгоритм русского Феникса, много раз выручавший нас за многовековую историю.

И тогда Россия может быть разрушена окончательно и исчезнет с географической карты.

Этой задаче и подчинен ход реализации проекта "Моста", именно в нем и состоит его тайная суть. И независимо от того, будет ли руководить медиагруппой Владимир Гусинский, или его место займет Малашенко, или Киселев, или кто-нибудь другой, это суть останется неизменной.

В этом своем качестве "Мост" не может оставаться и не остается просто медиагруппой, нуждающейся в защите свободы слова или свободы печати. Сегодня эта структура навевает воспоминания о "трезубце" в виде ЦРУ, ЮСИА и сети радиостанций "Свобода-Свободная Европа", который противники СССР в "холодной войне" направляли против нашей страны. Однако НТВ действует и ведет свои боевые действия с таким напором и интенсивностью, которые в былые времена и не снились американским информационным диверсантам. Об этом в свое время они могли только мечтать. К примеру, шеф ЦРУ А.Даллес в свое время "пророчески" писал:

"Мы найдем наших единомышленников и союзников в самой России. Из литературы и искусства мы постепенно вытравим социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением, исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, кино, театры — все это будет прославлять самые низменные человеческие чувства.

Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом, предательство, национализм, вражда народов и, прежде всего, ненависть к русскому народу, — все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветет махровым цветом.

И лишь немногие будут догадываться и даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявим отбросами общества".

Стоит обратить внимание на последнее предложение из приведенного здесь высказывания шефа ЦРУ. Структуры "Моста" затрачивают огромные усилия на создание в России эталонного стандарта политкорректности, в котором позволено функционировать и левой оппозиции, но который напрочь исключает даже саму возможность обсуждения этих тем.

Тотальная информационная война против России на всех возможных уровнях и направлениях — международном, внутриполитическом, религиозном, экономическом, культурном — всегда останется ключевым, профильным направлением деятельности "Моста". Во время боевых действий в Чечне НТВ превратилось в настоящий рупор террористов, изображая уголовных преступников и матерых убийц как героев, выдающихся личностей, борцов за свободу. Аналогичная позиция была занята НТВ и во время нападения НАТО на Югославию — с той лишь разницей, что место Басаева и Хаттаба заняли генсек НАТО Солана и главарь косовских боевиков Хашим Тачи.

Вся эта антироссийская и антиславянская пропаганда шла под аккомпанемент рассуждений о слабой боеспособности и моральном разложении Российской армии, которой, если верить НТВ, теперь не по силам тягаться с агрессорами. Если попытаться свести всю цели и задачи этой кампании к одному простому и понятному лозунгу, то наиболее адекватным будет призыв: "Рус, сдавайся!", с которого в 1941 году фашисты начинали обращение к окруженным советским войскам.

Не меньшее значение имеет для НТВ и "развенчание прошлого". В многочисленных документальных фильмах и историко-публицистических передачах, посвященных Октябрьской революции, Великой Отечественной войне, другим событиям нашей новейшей истории, Киселев и его сотрудники, прикрываясь маской объективности, создавали гнетущую, грязную и насквозь лживую картину нашего великого прошлого, вышибали из-под ног нашего народа его историческую опору.

В борьбе с Русской Православной Церковью телевидение Гусинского не брезговало никакими средствами, и дошло того, что показало кощунственный фильм "Последнее искушение", запрещенный для демонстрации даже израильскими раввинами. При этом верхушка "Моста" неприкрыто шантажировала священноначалие РПЦ, требуя от него благословения на проект "Монархия", чтобы найти преемника дряхлеющему Ельцину из дома Гогенцоллернов.

Такую же тактику использовали и по отношению к левой оппозиции, которую обвиняли во всех мыслимых и немыслимых грехах, одновременно приучая оппозиционных лидеров к выступлениям в новостийных телепередачах.

Обо всем этом газета "Завтра" уже писала много и подробно, детально анализируя все, что было совершено "электронной Хазарией". Однако к этому исчерпывающему анализу сегодня все еще есть что добавить. К примеру, рассказ о проекте "Транссиб", когда НТВ вдруг прониклось симпатией к бастующим шахтерам, почти ежедневно транслируя хронику "рельсовой войны".

Мало кто знал, что в эти дни шли очень важные переговоры по проекту ТРАСЕКА, так называемого "великого шелкового пути", магистрали XXI века от Средиземного моря до Тихого океана, которая строится в обход России и должна свести к нулю все территориальные преимущества нашей страны. Освещая "рельсовую войну", НТВ преследовало собственные цели, главной из которых была демонстрация ненадежности российских транспортных коммуникаций.

Особую тему представляет собой и вопрос о так называемых точечных "информационных зачистках", которые проводит НТВ в отношении сравнительно небольшого числа политиков и государственных деятелей, которые создают угрозу (или могут создать ее в будущем) для тех глобальные целей, на который работает "Мост-Медиа". В прошлом это были Коржаков, Грачев, Сосковец, потом Примаков, Маслюков (когда они занимали посты премьера и вице-премьера), а в последнее время — генерал В.Шаманов и в какой-то степени президент В. Путин. И конечно же, президент Белоруссии Александр Лукашенко, который для НТВ является "врагом номер один".

В этом списке есть и подлинные патриоты, и приверженцы национал-капиталистического направления, которые хотели "укреплять режим" для достижения своих узкоэгоистических целей, и те деятели, которые еще не реализовали себя и не обозначали до конца свои цели. Однако, несмотря на идеологические различия, все они связаны в массовом сознании с идеей "наведения порядка", усиления государства. Но поскольку "Мост" сам является "государством" с собственными телевидением, банками, спецслужбами и даже явочным порядком присвоенной дипнеприкосновенностью для его руководителей и экстерриториальностью занимаемого им пространства, то никакого другого государства, а особенно того, которое себя называет "Российской Федерацией", эта структура не потерпит.

Именно по этой причине НТВ стремится манипулировать абсолютно всеми политическими силами, действующими в стране, но не для того, чтобы прорваться к власти, а для того, чтобы упразднить саму возможность власти как таковую, создать в стране атмосферу перманентного политического хаоса.

Мало того, даже когда выдвигался проект построения "либеральной диктатуры", для которого также необходим эффективно работающий государственный механизм, НТВ било и по нему — в силу понимания того факта, что российская государственная машина рано или поздно будет использована по своему прямому назначению и будет работать на национальные интересы страны.

И поэтому до тех пор, пока "Мост" будет существовать в своем нынешнем политическом масштабе, никакая "власть" в России не будет существовать даже на уровне социально-психологического мифа. В создаваемом НТВ политическом климате невозможно построить ни эффективную властную вертикаль, ни централизованную систему управления, ни создать систему идеологического обеспечения этих процессов.

В констатации этого факта и содержится ответ на вопрос, с которого мы начали наше исследование. Атакуя Кремль, выставляя напоказ свою независимость и оппозиционность, "Мост" на самом деле расшатывал не режим, а государство как таковое.

Александр СЕРГЕЕВ

«BROCUS SPORT» европейские магазины хоккейной экипировки в москве 3 здесь!

Максим Веселов ТАЙНЫ БЕРЛИНСКОГО ДВОРА

Большинство наблюдателей из либерального лагеря считают, что Путин занимает в элитном кругу мировых политиков куда более скромное место, чем назначивший его в преемники Б.Ельцин. В самом деле, у Ельцина среди сильных мира сего было много "друзей", среди которых выделялись друг Билл, друг Гельмут и друг Жак. А личные отношения Путина с "тяжеловесами" мировой политики сегодня выглядят достаточно прохладными — достаточно вспомнить последний визит Клинтона в Москву. Однако если внимательно присмотреться к международным контактам Путина, то и здесь просматривается любопытная закономерность. Центр тяжести этой внешнеполитической активности лежит в сфере элитных контактов на европейском континенте, где, по всей вероятности, Путин и ищет для себя геополитическую, а также личную опору. Он начинает свои президентские визиты с посещения Виндзорского замка, беседует с британскими лордами, потом едет в Ватикан, наносит визит Папе, затем появляется при мадридском дворе и долго общается с королем Хуаном Карлосом II, признанным лидером западноевропейской аристократии. Особое значение имеет в этом контексте последний визит Путина в Германию, где президент РФ фактически намекнул на возможность исторической реабилитации Германии. Любопытно, что именно на время посещения Путиным Германии, собственно, и пришелся арест В.Гусинского в Москве, а неожиданный политический взлет самого Гусинского и вопрос о его избрании вице-президентом Всемирного еврейского конгресса также решился во время пребывания медиамагната на берегах Альбиона в 1995 году. Эта странная симметрия может навести на мысль о том, что людей, подобных Гусинскому, вполне могут назначать и снимать на основе соответствующих решений, принимаемых при свете свечей в готических замках.

Что касается визита Путина в Германию, прошедшего в синхроне с арестом Гусинского, то последнее совпадение вызвало к жизни целый ряд неприятных догадок среди представителей политических кругов Израиля, видевших в "демократической России" будущий геополитический противовес тому, что в первой половине ХХ века называли "Mitteleuropa", германскому континентальному блоку. В Израиле проявляют серьезную обеспокоенность ростом массовых юдофобских настроений в Германии, а появление ярко германофильской фигуры Путина еще больше усиливает опасения о возможности союза между Россией и континентальной германской державой. Самые же фантастические догадки даже предполагают возможность контактов с некими эзотерическими кругами из числа хранителей идей Бисмарка и Хаусхофера, которые активно советовали остерегаться адептов другой, римской ветви европейского эзотеризма, для которой слово "первосвященник" буквально переводилось как "строитель мостов".

Максим ВЕСЕЛОВ

Владислав Смоленцев ТЮРЕМНЫЕ СНЫ ОЛИГАРХОВ

Итак, все то, о чем так долго предупреждали г-на Гусинского, свершилось. Тяжелые ворота бутырской тюрьмы захлопнулись за его тучным телом. И хотя арестантская жизнь его была короткой — этакое "литл-путешествие" в будущее, напугать она успела основательно. Причем не его одного.

Как по команде, на дыбы встала вся благородная олигархическая общественность. Под лозунгами "Свободу Гусинскому!" и "Олигархам — волю!" на телеэкраны и газетные полосы выползло все способное передвигаться и огрызаться олигарховство. Пред грозным призраком бутырских ворот объединились даже те, кто вчера еще поедом ели друг друга. В шеренгах защитников "Вовы Бутырского" рядышком смирно встали кони и трепетные лани, львы и агнцы.

И вот уже Чубайс мирно уживается с Березовским, а микрофон для речей в защиту сидельца переходит из рук Авена в длани Потанина. А потом от Явлинского к Зюганову.

Но почему столь странно едины сегодня олигархи?

Ответ на этот вопрос дали они сами. Причем, совершенно не скрываясь. Дело, оказывается, в том, что при нынешней логике следователей, дескать, посадить могут любого, олигархи, не стесняясь, один за другим заявляли, что компромат есть на любого из них. И что каждый из них не раз и не два "выходил за рамки закона" и "не вписывался в существующее законодательство".

Признание более чем интересное. Иначе говоря, эти самые олигархи честно и на всю страну заявляют о том, что многократно нарушали закон и что подобная практика — едва ли не единственный способ этим олигархом стать.

Забавно получается: крестьянина, который, чтобы прокормить скотину, ворует сено, или нищего, забравшегося в магазин, милиция арестовывает и сажает в тюрьму. А миллиардеры, обворовывающие тысячи людей, оказывается, просто "вынуждены" так поступать в интересах бизнеса. И что самое главное — абсолютно поэтому не подсудны.

В России сегодня сложилась специфическая ситуация, при которой в обществе выделилась и обособилась каста "неприкасаемых", тех, кто неподвластен закону и живет вне общих порядков.

Фактически сегодняшние олигархи — это те же феодальные бароны и князья, которым когда-то любой закон был не писан. Но только критерием подобного "дворянства" стали теперь не заслуги предков или родовитость, а исключительно размер наворованных капиталов…

То, что существование таких групп представляет прямую угрозу территориальной целостности России, — доказывать долго не нужно. Глядя на этих "неприкасаемых", их примеру начинают следовать губернаторы и президенты, директора и главы администраций. Каждому чиновнику хочется оказаться в вожделенных рядах неподсудных "дворян". А путь к этому один — ослабление вертикали власти, конфедерализация России, дробление ее на вотчины и отрубы.

И арест Гусинского — страшный знак для этой системы. Многие из олигархов сегодня задумываются над вопросом: что стоит за этим арестом? Межклановая это борьба — или же реальная угроза процессов над мегаворами?

Задумаемся над этим вопросом и мы. Готов ли сегодня Путин объявить давно обещанную войну "сильным мира сего"?

Увы, скорее нет, чем да. То, что олигархи рано или позно встанут на пути его честолюбивых планов, сомнений почти нет. Но сегодня положение его еще слишком слабо, чтобы напрямую бросить им перчатку. И ситуация с Гусинским — это скорее лишь пристрелочный выстрел будущей войны. Причем, не факт, что объявит ее именно Путин. Вполне вероятен сценарий, при котором в атаку на Путина пойдут сами олигархи.

С одной стороны, они обладают огромной властью, влиянием и практически неограниченными финансовыми ресурсами. Но с другой, ахиллесовой пятой всех олигархов является их "назначаемость". Большинство капиталов сколочено на отчуждении некогда государственных кусков собственности, на перераспределении госресурсов или бюджетных потоков. И в руках президента находится большинство кнопок, "отключающих" олигархов от питания.

Конечно, арест Гусинского и уголовное дело против него — это еще не война против олигархов как таковых. И сами чубайсы, березовские, авены старательно протаскивают идею некой клановой войны, борьбы их между собой. Так выгоднее, так спокойнее. Вожделенная же цель олигархии — в той или иной форме пробить себе индульгенции, добиться иммунитета против уголовного кодекса. Хотя бы за период прошедшего десятилетия. Чтобы раз и навсегда похоронить тайны своих богатств.

Сегодня это право "имущественного иммунитета" действует в России куда эффективнее всех остальных законов. Но можно ли считать это положение нормальным? В тех же США почти ежегодно миллионеры и даже миллиардеры отправляются в тюрьмы на огромные сроки, вне зависимости от размера своих капиталов. В 1994 году к почти двадцати годам была приговорена мультимиллиардерша, уклонявшаяся от налогов. Сегодня идет скандальный процесс по дроблению империи Билла Гейтса. Америка давно поняла простой закон: защищая одного олигарха, который незаконно сколачивает капитал, она тем самым губит десятки и тысячи других несостоявшихся миллионеров — своих налогоплательщиков, которые в условиях нечестной конкурентной борьбы просто не способны подняться с колен. Защищая миллиарды олигархов, Россия сегодня теряет десятки миллиардов налоговых денег тех, кого эти олигархи своим беззаконием разорили, уничтожили и сделали неконкурентоспособными.

Выгодна ли такая арифметика Путину? Ближайшие месяцы это покажут. А пока олигарх Гусинский выпущен из Бутырки под подписку о невыезде. Дело против него продолжается.

Говорят, что Чубайс вдруг начал кричать во сне. Ему почему-то все чаще стала сниться общая бутырская камера....

Владислав СМОЛЕНЦЕВ

Борис Александров ТРИ ВОЙНЫ ПУТИНА

Путин пришел к власти, убедив уставшую от постоянного ельцинского капитулянтства нацию в том, что он, в отличие от предшественника, — настоящий боец и человек слова. Утверждения различных политологов о том, что его авторитет напрямую связан с успехом силовой операции на северном Кавказе и что вторая чеченская компания — самая рискованная и дорогостоящая PR-акция в современной российской истории, — не пустой звук.

Но так удачно начавшаяся "антитеррористическая операция" рискует зайти в тупик, так как для победы над Чечней, являющейся авангардом воинствующего международного исламизма, одной решительности недостаточно. Необходима еще и нормально функционирующая военно-бюрократическая машина, вместо которой Путину достались лишь жалкие, насквозь коррумпированные развалины. Кроме того, для победы над боевиками нужны грамотные управленцы, способные принимать жесткие, но единственно верные решения, например, ввести в Чечне и прилегающих регионах режим ЧП, с передачей всей полноты власти военным. Вместо таких управленцев Путину достались "опытные государственные мужи", способные лишь наступать на неоднократно испытанные грабли — снабжать боевиков гуманитарной помощью, финансировать и насаждать вороватую чеченскую администрацию (наполовину состоящую из тех же боевиков), меняя при этом Гантемирова на Кошмана, а Кошмана на Кадырова, словно они чем-то принципиально друг от друга отличаются.

Одним словом, давно стало очевидно, что война в Чечне не может быть в полной мере выиграна из-за откровенного убожества федеральной власти. И находящийся в действительно отчаянном положении Путин ввязался в свою вторую войну — "за укрепление властной вертикали".

Видимо, понимая невозможность провести решительную кадровую чистку в собственной администрации и "ближнем окружении", он ополчился на губернаторов, воспользовавшись серьезными и давними противоречиями между "кремлевским кланом", олицетворением которого служит набивший оскомину Березовский, и стремящимися к максимальной конфедерализации России региональными баронами, большинство которых тайно или явно сотрудничают с прозападной группировкой, "официальным" лицом которой все в большей степени становится физиономия Гусинского.

Сначала Путин нанес лобовой удар наспех скроенным проектом "о реформе административного устройства". Но эта кумулятивная струя, поначалу, казалось бы, практически не встретившая сопротивления, быстро угасла в жирной толще губернаторской брони, облепленная всяческими поправками и согласительными комиссиями. И тогда новый президент начал свою третью войну, покусившись на "святое" — холдинг "Медиа-Мост" и либеральные СМИ в целом.

Позволив прокуратуре и ФСБ сначала "наехать" на службу безопасности "Моста", а затем и арестовать самого Гусинского, президент России сделал шаг, который в свое время стоил, по крайней мере, карьеры многим политикам не меньшего, чем он сам, масштаба. Путин на второй месяц своего правления ухитрился вступить в практически открытый конфликт с одной из самых могущественных сил в современном мире — международной еврейской олигархией, и, конечно, не может не представлять чудовищную мощь своего противника.

Однако и уклониться от схватки для него было практически невозможно. Ведь "Медиа-Мост" фактически оказался связующим звеном для всех активных антирусских сил — от чеченских боевиков до президентов-сепаратистов; от сатанистов и извращенцев, которым НТВ так охотно предоставляет эфир, до утонченных западников-интеллектуалов. И чтобы две других войны не были проиграны, ему необходимо ликвидировать или хотя бы существенно потеснить "Мост" и связанные с ним структуры.

И в этой главной из трех схваток союзниками Путина стали:

спецслужбы — почти разрушенные, но жаждущие профессионального реванша и недолюбливающие ренегатов, вроде печального знаменитого генерала Филиппа Бобкова;

армия — ненавидящая "Медиа-Мост" и его хозяев за их помощь кавказским боевикам, за унижавшие русских солдат репортажи Масюк, за мелкие, но постоянные пакости и провокации зависящей от Гусинского и "Мост-банка" "Новой газеты";

прокуратура — которой еще недавно правил приверженный Гусинскому и либеральным ценностям Скуратов, а теперь командует, Устинов (когда он выполнит возложенные на него "погромные" функции, его действительно может заменить верный товарищ Путина Дмитрий Козак);

церковь — радующаяся хотя бы неполному посрамлению и страху энтэвэшных растлителей, травивших православную Россию чумной Хангой и фильмами Скорсезе;

политики-патриоты — видящие в действиях Путина смутную еще надежду на национальное возрождение;

чиновники — рассчитывающие, что при новой власти вырастет не только их зарплата, но и престиж дела, которым они занимаются;

внешняя разведка — знающая, что "Мост" является главным проводником проамериканской идеологии в России;

простой русский народ — ненавидящий всех без исключения олигархов и уже довольный тем, что хотя бы один из этих "небожителей" провел несколько суток на тюремных нарах;

несвязанная с еврейским капиталом часть мирового бизнеса, — приветствующая удар по противнику.

Итак, пусть пассивными, но все-таки союзниками Путина в борьбе против Гусинского стали не менее восьмидесяти процентов населения страны.

Приверженцы олигарха также хорошо известны. Это:

международное еврейское финансовое лобби — собирающееся вступить в решительную схватку за обладание еще немалыми ресурсами огромной страны;

либеральная интеллигенция — привыкшая, как стая ворон, пировать на обнажившихся костях державы;

губернаторы и региональные тираны — опасающиеся за собственную неприкосновенность;

бизнесмены и некоторые другие олигархи — изумленные и испуганные тем, что одного из них по указанию "какого-то следователя" посмели посадить за решетку. Недаром говоривший от их имени Петр Авен уже фактически потребовал для крупных бизнесменов неподсудности — мол, все мы не без греха, поэтому государство нам должно дать индульгенцию.

Сейчас, когда Гусинский вышел на свободу, Путину и его соратникам придется выдержать неслабые ответные удары. И оттого, как поведет себя новый президент, зависит будущее страны.

Он может попытаться "смягчить" резко обострившуюся ситуацию, и это будет равнозначно капитуляции. Тогда Путин, промелькнув яркой звездой на российском политическом небосклоне, вскоре канет в небытие.

Есть шанс, что он попытается затянуть основную схватку, пытаясь добиться перевеса на других фронтах, главным образом продолжая продавливать реформу административного устройства. Но тогда ему придется убедиться, что на законодательном поле уходящий в глухую оборону противник практически несокрушим.

Единственный по-настоящему выигрышный для Путина вариант заключается в том, чтобы разрушить устоявшиеся правила и сыграть по-своему. Он может обратиться к народу через голову Совета Федерации и вступить в союз с готовыми поддержать его патриотическими силами, создав новую идеологию государственного возрождения. Правда, для этого президент будет вынужден выйти из пресловутого "конституционного поля" и совершить "революцию сверху", по которой уже соскучилась Россия.

Борис АЛЕКСАНДРОВ

Генрих Трофименко “НЕ ОСТАТЬСЯ БЫ В ПРОДУРКАХ...”

Читая и слушая российские дебаты последних дней, посвященные проблеме ПРО, я не могу поверить, что речь идет о дискуссиях серьезных, солидных людей, руководителей государства и их советников. Ибо эта дискуссия на страницах газет и по телевидению по своему интеллектуальному и профессиональному уровню в основном сильно смахивает на обсуждение в детском саду военной игры "Зарница", проводимой даже не на пионерском, а именно на детсадовском уровне.

Зададимся вопросом: что конкретно влечет за собой предложение не сохранить (или модернизировать) национальную российскую ПРО (о ее конкретных параметрах и возможностях я здесь не говорю) под российским же командованием и контролем, а создать некую международную ПРО в составе России, США и стран европейского союза, что якобы предложил сделать президент Путин. Я пишу "якобы" потому, что у меня в голове просто не укладывается мысль о том, что подобного рода предложение может исходить от российского президента, призванного охранять и продвигать национальные интересы России, укреплять ее независимость и безопасность.

Прежде всего любой, даже не очень высокого класса специалист-ракетчик, разъяснит вам, что создание международной ПРО на основе тех технологий, на которых она может в данное время строиться (уничтожение снаряда снарядом), есть задача непосильная для конгломерата государств с разными военно-политическими системами, технологиями, несовместимыми техническими стандартами, неравными финансовыми возможностями, разной степенью обеспеченности средствами космического и наземного мониторинга и т.д. и т.п.

Польша, Чехия и Венгрия, недавно вступившие в НАТО, годами будут приспосабливать свои обычные вооружения к натовским стандартам. По сути дела, даже изначальным членам блока далеко до полной унификации вооружений. А тут — единая "атлантическая" ПРО!

Полноценная широкомасштабная система ПРО для защиты национальной территории, основанная на существующих ныне достижениях науки и техники, на данном этапе неподъемна, тотально-разорительна даже для такой мощной страны, как США. Что уж говорить о других возможных участниках некоей международной системы ПРО, включая нищую Россию!

Далее, против кого такая система должна быть направлена, если бы ее — допустим на минуту — все же можно было бы создать? Против любого агрессора, обеспечив ей возможность действовать "по всем азимутам", как говорили в свое время французы, создавая свои наступательные стратегические вооружения? Но кто в таком случае будет отдавать команду на пуск противоракет — когда время будет исчисляться минутами, а то и секундами, в зависимости от местоположения нападающей и подвергнувшейся ядерному (а это тоже надо будет определить) нападению сторон? Это возможно лишь при существовании единого Центра, уполномоченного не только отслеживать запуски баллистических ракет третьими странами, но и принимать мгновенные решения о применении средств противодействия. Можно ли достичь такой степени единства, или, как выражался мой учитель истории профессор Никольский, единачества, чтобы создать Центр с такого рода суперполномочиями? Даже не для России и США, а, скажем, для США и Германии или США и Великобритании, не говоря уже о десятках участников предлагаемой суперсистемы ПРО?

Но, допустим, участники международной (и я все время подчеркиваю "международной", поскольку, несмотря на весь завораживающий глоботреп о наступлении некоей "эры глобализма", ликвидирующего национальные суверенитеты, решения касательно применения даже обычных вооруженных сил до сих пор оставались прерогативой национальных правительств, хотя бы в той же НАТО) системы ПРО договорятся о том, что она будет направлена лишь против "государств-изгоев", "государств-отщепенцев", как сейчас переводится на русский язык американский термин "rogue states". И — наперекор всем препонам — они все-таки создадут свою объединенную противоракетную систему лишь против такого рода стран? Какие государства будут внесены в этот реестр и каким образом он будет составляться и, несомненно, обновляться в соответствии с переменами в военных возможностях тех государств, которые подозреваются в агрессивных намерениях и "незаконной" разработке ракетных средств нападения?

И тут мы упираемся в следующий вопрос: кто входит на данном этапе в разряд такого рода "мошеннических государств" (если корректно перевести на русский вышеназванный американский термин)? Имеющийся уже реестр, как известно, составлен США, и уничижительный ярлык изобретен и прилеплен к ряду государств тоже американцами. Ярлык, бездумно повторяемый российскими СМИ и политиками. А с какой стати, к примеру, российские руководители и СМИ оскорбительно называют "государством-отщепенцем" КНДР — страну, являющуюся полноправным членом ООН, с которой у России существуют нормальные дипломатические отношения, подкрепленные соответствующим договором? Почему КНДР для наших руководителей — государство-отщепенец, а та же Индия — тоже вроде бы незаконно создавшая ядерное оружие, не отщепенец? Это может мне кто-либо разъяснить? Мое объяснение этому очень простое: мы просто, как шавки, гавкаем вслед за США. На кого они лают — на того и мы гавкаем, демонстрируя нашу лояльность по отношению к "великой заокеанской демократии"!

Но, допустим, даже и этот вопрос члены нового противоракетного клуба смогли бы как-то разрешить. А если вдруг по какой-то причине удар по России, или по Италии, неожиданно нанесет государство, которого не было до этого в списке? Исторические прецеденты известны. Германия, например, воевавшая с 1939 года против Англии и Франции, неожиданно напала на Советский Союз, с которым у нее был договор о ненападении; та же Япония, вероломно напавшая на США! Как в таких случаях поступать международному противоракетному альянсу?

Или возьмем другой, не очень даже и гипотетический случай. Как известно, новая военная доктрина России предусматривает возможность применения нами ядерного оружия даже в ответ на агрессию против нашей страны с применением обычного оружия в критических для национальной безопасности РФ ситуациях. Предположим, что такого рода агрессия произошла, и Россия применила ядерное оружие. В ответ напавшая сторона также применяет ракетно-ядерное оружие против России. Как же в этом случае должен будет действовать Великий Противоракетный Союз России, Западной Европы и Америки? Начать сбивать эти ракеты, т.е. автоматически вступать в войну на стороне России?

В такого рода условиях Россия, входя в международный союз по ПРО, априори должна похерить (это, кстати, вполне цензурное слово) свою военную доктрину, концепцию национальной безопасности, и принять на вооружение стратегию и доктрину НАТО, вступив официально в этот блок, как, кстати, предлагает сделать президент Путин.

Но даже если отбросить такую крайность, то в принципе нельзя не признать бредовость всей подобной затеи в условиях нынешнего многополярного мира с разнородными национальными интересами государства. Читая нынешние российские дебаты насчет объединенной ПРО Россия-США (или Россия — Западная Европа — США), я никак не могу понять, как можно начинать кампанию по восстановлению суверенных конституционных прав и полномочий центральной российской власти внутри России и одновременно передавать ядро своего суверенитета — возможность Кремля самому принимать решения и акции по защите против ядерного нападения на страну — какому-то аморфному клубу глобальной противоракетной обороны?

Мы видим в последние годы — и на примере собственной страны, и на примере других стран, что этнический и иной сепаратизм буквально раздирает многие государства на части. Разве не сепаратизм бывших республиканских царьков-генсеков в республиках СССР явился главной причиной распада великого Союза? Разве не сепаратизм нынешних президентов, председателей или, как их там — эмиров в национальных республиках внутри России, привел к параду суверенитетов, к идиотским индивидуальным договорам о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами госвласти и органами власти "суверенных республик" и "суверенных автономий", договорам, подорвавшим федеральную Конституцию и кастрировавшим центральную исполнительную власть?

И как можно, занимаясь ныне наведением порядка в этом деле, предлагать передать существеннейшую часть национального суверенитета России, судьбу ее безопасности, ее право на национальную оборону какому-то наднациональному, международному органу? А ведь именно в этом состоит суть предложения о создании объединенной системы ПРО государств, скажем прямо, т.н. “золотого миллиарда”.

Советский Союз никогда к этому миру не принадлежал, как не принадлежал он и к т.н. "третьему миру". Он был главой Первого мира по общепринятой международной терминологии. После развала СССР этот мир сузился, и возглавляется он сейчас Китаем. Россия же стремится, как говорят наши вожди, в цивилизованный мир (как будто СССР, с его высочайшей культурой, наукой, приобщением к элементарной грамотности и мировой культуре многих ранее отсталых народов царской России, не был ipso facto частью передовой мировой цивилизации).

Ну и, как говорится, с Богом, — давайте приобщаться к мировой цивилизации, если начальники считают, что мы отстранились от нее. Приобщаться, развивая демократию, поднимая не только цены на товары, но и зарплату рядовых тружеников до уровня западных стран; энергично восстанавливая рухнувшую, в силу безграмотных экспериментов, экономику; воссоздавая возможность для всех юношей и девушек по желанию получить высшее образование; обеспечивая пенсионерам возможность не рыться по помойкам!

Давайте идти таким путем, а не путем очередного коммунистического "большого скачка", вовлекая нищую, несчастную Россию в "цивилизованное мировое сообщество" с помощью жульнического трюка с созданием (невозможной в принципе) единой европейско-американо-российской системы противоракетной обороны против тех, кого американские глобалисты заклеймили в качестве "государств-изгоев". Государств, по отношению к которым все, мол, дозволено (сегодня — это Иран, Ирак, Югославия, завтра — Куба, КНДР, КНР?).

Со страниц газет наши доморощенные теоретики стратегии успокаивают нас: речь, мол, не идет о создании полноценного общеатлантического противоракетного щита, а "всего лишь" как бы об объединении уже существующих систем противоракетной обороны на ТВД, способной сбивать ракеты потенциального противника на стадии разгона. Сначала, мол, США и Россия создадут Центр обмена данными (ЦОД) от своих национальных систем раннего предупреждения и уведомления о пусках ракет, о чем президенты Путин и Клинтон только что договорились. Затем обмен данными будет расширен и производиться в режиме реального времени, а после этого к системе будут подключены и противоракеты, имеющиеся у США, стран Европы и в России. Ими как раз наиболее сподручно сбивать ракеты, угрожающие членам объединенной системы ПРО. Нам при этом не говорят, что часть такой системы уже существует в Западной Европе на основе ракет тактической ПРО, поставленных американцами, и что наведение таких ракет пока что предусмотрено лишь в сторону России с помощью мощного радара, предусмотрительно построенного американцами на норвежско-российской границе. Других целей для указанных ракет нет! А вот подобные же российские ракеты ТВД смогут — в случае атлантической необходимости — сбивать и ракеты КНДР, и Пакистана, и Индии, не говоря уже о стратегических ракетах КНР, размещенных на севере Китая. Так вот и будем друг друга "обслуживать", вступив в атлантический альянс по ПРО! Все это, как говорится, ясно и ужу, только почему-то неясно российским политикам.

Правда, до кое-кого из них картина потенциального развития ситуации уже начинает доходить. Как сообщила, например, "Независимая газета" в выпуске за 7 июня, председатель комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Рогозин (усиленно проталкивавший ратификацию договора СНВ-2, лишающего Россию ее самых мощных стратегических ракет) считает, что, пойдя на создание ЦОД, Москва поставила под удар отношения с Пекином и Дели, которые крайне важны как по политическим, так и по экономическим соображениям.

А что произойдет дальше — когда мы двинемся в сторону создания общеатлантической ПРО? Об этом не мешало бы задуматься экспертам центров стратегических исследований, существующих при правительстве России. В частности, о том, как совершенно неожиданный, ничем не спровоцированный поворот Москвы в сторону де-факто оборонительного союза с Западной Европой и США против всех остальных государств восточного полушария может отразиться на отношениях с нашим якобы стратегическим партнером — Китаем, с дружественной нам Индией, государствами ЮВА и даже Японией. Ведь за вроде бы разумным предложением о противоракетном альянсе (начало которому уже положено созданием в России российско-американского ЦОД) фактически скрывается идея создания двухполюсного мира, поделенного опять-таки на "наших" и "чужих".

"Наши" — это ныне США и западноевропейские демократии и, конечно же, мы сами. А "чужие" — это те, которых в принципе можно давить. Занимая подобную позицию, Москва как бы не понимает, что такими своими действиями (намерениями) она развязывает руки тем на Востоке, кто отнюдь не питает к нам дружеских чувств и считает, что Россия нахапала много лишнего в своей многовековой экспансии и что ей органически присуще вероломство. Сдерживавшиеся до этого антироссийские силы и настроения могут перебороть позиции тех, кто хотел бы обеспечить разумный баланс сил в мире. И как бы нам самим не оказаться ПРОдурками, окончательно раздавленными в затеваемой безумной международной игре.

Интересно: аренда газовых обогревателей цены минимальны 4 в интернете.

ПРОТИВОРАКЕТНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА

Предложение Владимира Путина сначала США, а затем странам НАТО создавать совместную систему ПРО до сих пор остается одной из наиболее таинственных и непонятных оборонных инициатив последнего времени. Что это — ловкий политический маневр, направленный на то, чтобы вбить клин в монолитные ряды НАТО, ослабить влияние США? Или же это ничем не обоснованная политическая авантюра, продиктованная конъюнктурными соображениями?

Напомним, что в ходе визита президента США в Москву Владимир Путин предложил США заняться совместной разработкой объединенной системы ПРО. Потом аналогичное предложение было сделано министрам обороны стран НАТО министром обороны России Игорем Сергеевым.

И в том и в другом случае речь шла о совместных работах над созданием системы защиты от несанкционированных запусков ракет и ракетно-ядерного терроризма.

За комментариями мы обратились к одному из разработчиков систем противоракетной обороны, чье имя до сего времени остается закрытым для прессы.

— Валерий, насколько я знаю, сегодня на территории России уже развернута система ПРО. Аналогичная система так же достаточно долго существовала и в США. Почему сегодня идет речь о какой-то новой ПРО? Поясните, пожалуйста, что из себя представляет сегодняшняя система ПРО и о какой другой системе противоракетной обороны идет речь?

— Совершенно верно. Согласно договора 1972 года, и СССР и США обязались прекратить разработку и развертывание систем ПРО своих стран, ограничить их так называемым "объектовыми" ПРО — по одному району на страну. В США это был район развертывания межконтинентальных баллистических ракет. В СССР таковым районом была выбрана Москва. Строительство этой системы, началось в октябре 1962 года, а на боевое дежурство она была поставлена в 1970 году и имела в своем составе 64 пусковых установки с ракетами АВМ-1 "GALOCH". В 1981 году началась модернизация этой системы и к лету 1986 года усовершенствованная ПРО встала на боевое дежурство. Теперь в ее составе сто пусковых установок.

Технологически эта система состояла из двух элементов. Усовершенствованных МБР АВМ-1 "GALOCH", которые выводили на орбиту ядерные заряды подрывавшихся на маршрутах подлета ядерных боеголовок и должны были выводить их из строя электромагнитными импульсами взрывов. И сверхзвуковых тяжелых зенитных ракет "GAZELLE", которые точно такими же ядерными зарядами встречали подлетающие головки, но уже в плотных слоях атмосферы. В этом случае поражающими элементами становились также ударные волны и световое излучение.

Специалисты оценивали эффективность этой системы в 45-55%, что было достаточно высоким результатом для технологий 60-х годов, когда, собственно говоря, эти системы создавались.

США в середине восьмидесятых годов св

ою систему свернули. Новое вино в старые мехи ПРО влил, как известно, Рональд Рейган, провозгласивший в начале восьмидесятых годов так называемую СОИ — стратегическую оборонную инициативу, суть которой — разработка и создание над США так называемого "космического противоракетного зонтика". Многоэшелонированной системы ПРО, основная часть которой должна была быть развернута в космосе. Главным элементом этой системы должно было стать оружие нового поколения на совершенно новых физических принципах. Кинетическое, импульсное и лазерное. Тогда же США впервые заявили о своем желании пересмотреть положения договора об ограничении ПРО от 1972 года.

Напомню, что сам этот договор своей главной целью имел остановку гонки вооружений, грозившей перейти в обвально неконтролируемый процесс, когда каждая сторона в своем стремлении иметь гарантируемые шансы "удара возмездия" при угрозе противодействия ПРО просто увеличивала стратегические вооружения до уровня, превосходящего все разумные пределы как безопасности, так и количества.

Иными словами, договор ПРО это была, если хотите, с одной стороны — "защита от дурака", снижавшая риск внезапного развязывания ядерной войны, с другой стороны, это была некая "панацея", спасавшая экономику обеих стран (и в первую очередь тогдашних США) от полного разорения гонкой вооружений.

Все работы по СОИ, проведенные США в период с 1984 по 1991 г., с предельной ясностью показали, что при существующих порогах ядерных вооружений разворачивание эффективной ПРО над США практически невозможно. Не смогло выйти за рамки лабораторных испытаний и новое "чудо оружие". Даже столь разрекламированный орбитальный рентгеновский лазер с ядерной накачкой был технологически отработан лишь на 25-30%. И к 1992 году ассигнования на работы по ПРО сократились до минимума.

Американцы вновь заговорили о ПРО лишь в 1993 году, после подписания очередного договора ОСВ-2, который наконец снижал уровень ракетно-ядерного оружия России до уровня, позволявшего уже куда более уверенно говорить о вероятности создания системы ПРО.

Если раньше главным осиновым колом в спине американской ПРО были разделяющиеся боеголовки и ложные цели, заставлявшие охотиться за русскими ракетами на стадии старта и вывода на орбиту "блоков" — до 70% всей стоимости ПРО, то теперь существующие разработки оказались как нельзя кстати.

Сегодня США заявляют о том, что стоят на "пороге принятия решения по пересмотру договора по ПРО и начала развертывания системы ПРО над своей территорией".

— А что же было у нас? По какому пути шел Советский Союз? Чем мы готовились отвечать на американскую СОИ?

— Скажу честно — в первые годы после начала работ американцев по СОИ у нас в верхах царила обстановка, похожая на панику. Один за другим следовали безумные заказы на разработки собственных вариантов СОИ, тратились огромные деньги на различного рода НИОКРы. Но постепенно к концу 80-х годов стало складываться достаточно стойкое ощущение провала американской СОИ и полного блефа этой программы. У нас же к этому моменту была сформулирована уже целая концепция противодействия этому монстру, которая, можно сказать, забегала лет на 20-30 вперед.

Когда Горбачев заявил, что у нас есть "адекватный" и куда более дешевый ответ на американскую СОИ, он не блефовал. Кстати, одним из элементов этого ответа стали знаменитые нынешние "Тополя", которые в сильно усеченном и "сыром" варианте были торопливо приняты на вооружение. Но принцип сохранился: высокомобильные ядерные ракетные комплексы — это был один из элементов нашего ответа. К нему же должна была быть отнесена создаваемая сверхмалая баллистическая ракета, которая вообще была необнаруживаема до момента запуска, маневрирующие боеголовки, "умные" ложные цели и многое другое.

Кроме этого, отдельным направлением стало развитие крылатых ракет большой дальности. Этаких летающих роботов, способных на сверхмалых высотах, не видимых ПРО, преодолевать до четырех тысяч километров, на этом пути не только самостоятельно уклоняясь от средств ПВО, но и самостоятельно выбирая наиболее уязвимые цели для атаки.

Особняком стояли работы по созданию противоспутникового оружия. Был проведен целый ряд испытаний этих систем. Кстати, до середины 90-х годов мы серьезно лидировали в создании лазерных боевых систем, и американские лазерные орбитальные станции мы считали весьма уязвимым объектом для наших наземных лазерных установок.

Можно еще долго перечислять системы оружия и технические решения нашего ответа СОИ. Главное в ином — была разработана целая концепция, если хочешь — технология "дезактивации" и прорыва американской ПРО, обеспечивающая при любых условия гарантированное уничтожение США в случае конфликта. И, смею успокоить, даже сегодня она не потеряла своей актуальности.

— Но тогда что же мы предлагаем сегодня США и НАТО? Насколько сегодня Россия сможет эффективно участвовать в этой программе? Что мы можем предложить сегодня европейским странам, прими они наше предложение? В чем суть последних заявлений Путина?

— Я могу высказать только свое мнение и отношение ко всему этому. Создать единую ПРО над Россией и США — идея, конечно, мало реальная. И здесь основным препятствием является, конечно, факт огромных расстояний между США и Россией, что неминуемо приведет к дублированию всех элементов этой системы, а значит, к огромному ее удорожанию. К тому же, часть уже существующих ее элементов должна быть серьезно перестроена и переориентирована. А это еще миллиарды долларов на постройку новых РЛС, разворачивание орбитальной группировки и т.п. К тому же, у нас есть огромное несовпадение с США в понятии "вероятностных угроз". Те, от кого собираются защититься сегодня США, — Иран, Ирак, Северная Корея, Ливия и еще ряд стран, совершенно не угрожают России. Более того, некоторые из них являются нашими перспективными экономическими и политическими партнерами. И тратить деньги на создание ПРО от атак ракетного оружия этих стран — просто безумие. При этом США абсолютно ничем не смогут помочь России, например, при атаке ее китайскими ракетами, если, конечно, США не развернут такую систему специально для защиты территории России от китайских ракет.

Несколько иначе выглядит идея разворачивания единой ПРО над Европой. Здесь мы, безусловно, находимся в куда более выигрышном, по отношению к США, положении. Мы уже имеем развернутую здесь систему контроля над воздушным и космическим пространством, систему предупреждения о ракетном нападении, разведывательную спутниковую группировку и многое другое. Для нас было бы очень заманчивым привлечь европейские капиталы в нашу оборонно-космическую промышленность, которая сегодня просто находится в состоянии глубокой летаргии. Но готова ли сама Европа спрятаться под русский противоракетный зонтик?

И здесь мы вновь сталкиваемся с огромным различием в оценке угроз самих европейских стран. Те, от кого готова защищаться Англия, вполне мирно уживаются с Францией, а партнеры и союзники Германии рассматриваются как вероятные противники той же Грецией или Польшей. И как быть в случае внутриевропейских конфликтов, как, например, прошлогодняя война против Сербии? Чьи ракеты в этом случае должна сбивать эта объединенная ПРО? И главное, в чьих руках будет находиться контроль над этой ПРО?

Как видишь, вопросов здесь куда больше, чем ответов. И все это заставляет меня сделать вывод о том, что вся стратегическая оборонная инициатива Путина — лишь политическая публицистика, которая должна продемонстрировать миру готовность России быть партнером и созидателем.

Беседу вел Владислав ШУРЫГИН

Для Вас: Недорогие бухгалтерские услуги в москве 5 от профессионалов. Обращайтесь к нам.

Любомир Никишин У АЛМАЗА ОТНИМАЕМ – БРИЛЛИАНТУ ПРИБАВЛЯЕМ... (Как российская Государственная дума готовится обогатить израильских предпринимателей за счет граждан России)

Станет ли больше бриллиантов, если уменьшится алмазов, — это не заботит проправительственное большинство Государственной думы, которое голосует за принятие проекта федерального Закона "О внесении дополнений в пункт 1 статьи 5 закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость", предложенного правительством.

Но депутаты-государственники призывают своих коллег к благоразумию, и при рассмотрении проекта в третьем чтении зовут воздержаться от опрометчивого шага. Дело в том, что дополнение в существующий закон ляжет тяжелым финансовым бременем на тех, кто добывает алмазы в вечной мерзлоте. Вся алмазодобывающая отрасль России представлена государственной акционерной компанией "Алроса". Ограночная отрасль — это 5 российских заводов и 124 совместных предприятия — СП. Правительственный проект выгоден последним. СП появились в России с помощью бывшего председателя Роскомдрагмета небезызвестного Евгения Бычкова, который находится под следствием по делу хищения драгоценностей из Гохрана на сумму 180 млн. долларов некоей фирмой Голден Ада. До сих пор СП, за многими из которых стоят израильские бизнесмены, словно пиявки, сосут деньги у России. А теперь им предоставится еще больше возможностей жить за счет тех, кто на страну работает и наполняет ее бюджет.

Жизнь у нас — что ни день, то новые испытания. А исходят они чаще всего из коридоров власти. Недавно там изобрели очередное испытание для добытчиков алмазов. Да и не только для них: если приглядеться внимательней, то это испытание — для миллионов россиян. Чем может аукнуться новая законодательная инициатива правительства, поясним ниже.

Но сначала несколько слов о предыстории вопроса. С 1991 по 1996 гг. в России действовал закон, по которому все покупатели алмазов должны были платить НДС. И никуда было от него не деться. Платили его и добытчики алмазов, приобретая необходимое для своей работы — машины, материалы, горючее. Затраты эти в определенной мере должны были покрываться им теми, кто приобретал добываемую продукцию. Но уже в 1996 лоббисты гранильных предприятий пробили поправку в закон об НДС. Под видом заботы об отечественной ограночной отрасли, которая якобы не может потянуть этот налог, гранильные предприятия, приобретающие алмазы у "Алросы" или у Гохрана, освобождались от уплаты НДС в случае, если потом продавали бриллианты за рубежом. Но поскольку почти 97 процентов бриллиантов шло именно на экспорт — в России у людей и на хлеб не хватало — то "Алросе" возвращался НДС только в размере 3 процентов.

Правда, если какое-то СП не предоставляло документов, подтверждающих сбыт бриллиантов за рубежом, оно вынуждено было все же платить НДС. Однако хитроумные СП, совершая торговые сделки по удобной для себя схеме, увиливали от налоговой обузы. Чтобы хоть как-то призвать их к исполнению закона, "Алроса" вынуждена была создать целую службу по контролю за движением драгоценного товара. Но даже ей далеко не всегда удавалось все отследить и принудить нарушителей законодательства возвращать компании положенные средства. Львиная доля разного рода затрат ложилась на "Алросу", сумма их ежегодно исчислялась в 24-25 млн. долларов.

Теперь о нынешних страстях. Снова лоббисты гранильных предприятий, главным образом тех самых СП, подсунули правительству, а оно внесло в Госдуму новую поправку к действующему налоговому закону. С ее принятием огранщики освобождаются и от налога, и от необходимости доказывать, что они продали бриллианты за границу.

Кому это выгодно? Обратимся к цифрам. "Алроса" продает на внутреннем российском рынке алмазов на 700 млн. долларов в год. Примерно половину из них покупают российские предприятия. Подчеркнем, российские не на бумаге, а по сути. К ним относятся смоленский "Кристалл", барнаульский "Кристалл", два завода в Орле, якутское предприятие. Вторую половину алмазов забирают 124 СП, которые, как уже отмечалось, далеко не российские. Но именно они приобретают российских алмазов на 350-400 млн. долларов. Что такое НДС с этой продукции? Это 20 процентов стоимости алмазов или 70-80 млн. долларов, которые эспээшники и обязаны были бы вернуть "Алросе". А та как государственная компания оплатила бы полученными деньгами тот же северный завоз или вложила бы их в развитие производства, или подняла зарплату бюджетникам Якутии, своим же работникам, у которых заработки по нынешним меркам невысоки.

Сколько об этом финансовом недоразумении, сложившемся между алмазодобытчиками и СП, ни писали в правительство и иные высокие ведомства, все остается неизменным по сей день. Наоборот, полуиностранные СП получают все новые и новые льготы! И сейчас, с принятием новой правительственной налоговой поправки, СП могут к тем 70-80 млн. долларов присовокупить новые кругленькие суммы. Кстати, в этой связи нелишне напомнить, что у СП существуют и другие лазейки для наживы. Согласно еще одной законодательной норме, действующей в России, каждое вновь созданное предприятие почти освобождается от уплаты налогов на 3 года. Зная это, многие СП, безбедно просуществовав 3 льготных года, "закрываются", а вместо них создаются новые. К примеру, закрылось СП "Векслер", а на его месте внезапно появляется СП "Каплан", которое снова может льготно существовать целых 3 года.

Кроме того, попадая в категорию российских предприятий, так как они регистрируются в России, но, подчеркнем еще раз, обладают иностранным капиталом, СП, наравне с исконно российскими заводами, обремененными "реформами" и долгами, пользуются еще одной льготой — ее предоставляет "Алроса" отечественным бриллиантщикам, продавая им сырье на 5-6 процентов ниже мировых цен. Кстати, на этом в середине 90-х СП солидно поживились, о чем писалось и говорилось немало. По мировой цене, как известно, центральная сбытовая организация (ЦСО) Де Бирс продает в Лондоне алмазы 150 фирмам. А уже другие покупатели алмазов приобретают их по более высоким ценам. Именно в их число и попадали бы вышеозначенные СП, окажись на мировом рынке в ряду прочих. Несложные арифметические подсчеты показывают, сколь выгодно и вольготно им живется в алмазодобывающей России... Но и это еще не все. Ведь называя себя российскими, СП имеют право выбирать алмазы, чего нет на мировом рынке. И на этом тоже можно делать неплохие деньги.

И вот их сторонники готовят для СП новые радужные перспективы: полное освобождение от НДС. Получит ли от этого хоть что-нибудь государство, авторы законопроекта не говорят. Они снова прикрываются словами о помощи гранильной промышленности. Но при этом умалчивают, что доходы светят в первую очередь СП, пользы от которых рядовые россияне не получали и не получат. До них эспээшникам мало дела. Еще чуть-чуть, и они, купив алмазы по льготной цене, начнут без всяких формальных и неформальных препон вывозить и продавать уже бриллианты по рыночным мировым ценам наравне с теми, кто покупал алмазы без всяких льгот. Остается только догадываться, какими станут их доходы после принятия Госдумой нового правительственного законопроекта.

Так кому же пришла в голову данная налоговая затея? Кто они, радеющие за СП и за их иностранных, по большей части израильских, хозяев? По их делам отчетливо угадываются лица продолжателей дела подследственного Бычкова, нежно лелеявшего в свое время всю эту ловкую братию. Напомним, что в его бытность и при его поддержке было учреждено около 160 СП, в том числе несколько из них — в самом помещении Гохрана. Позже выяснится, что СП служили удобным каналом перекачки алмазов на биржи Бельгии и Израиля, что отчасти способствовало падению на них спроса на мировом рынке.

В иной стране занялись бы тщательной проверкой деятельности СП. В России же им покровительствуют на самых высоких этажах власти. Помешало, скажем, дельцам-огранщикам торговое соглашение с Де Бирс, запрещавшее вывоз алмазов помимо концерна, так Чубайс и Лившиц, будучи в правительстве, предприняли массу уловок, чтобы максимально оттянуть сроки заключения нового такого соглашения. Семь раз эти господа под надуманными предлогами заворачивали отработанный готовый текст торгового соглашения между "Алросой" и Де Бирсом. Устроенная волокита, что теперь не секрет, была на руку СП, орудовавшим российскими алмазами в своих интересах.

Или взять бывшего ельцинского правоведа Орехова. Он немало приложил усилий по торпедированию закона о драгметаллах и драгкамнях, который препятствовал реализации "реформаторских" планов по расчленению "Алросы".

Все эти пробившиеся к власти на волне либеральной анархии дельцы жаждали подмять под себя российскую алмазодобычу. И до сих пор с этой страстью не расстались.

Сегодня следствие пытается разобраться, каким образом исчезли из государственного хранилища алмазы в годы правления в нем Бычкова. В “добычковский” период их числилось на 8-9 млрд. долларов, после его отставки камней осталось всего на 2 млрд. долларов. А недавно последний советский премьер Павлов в одной из бесед сказал, что в Гохране до Бычкова и появления СП хранилось алмазов в несколько раз больше.

История темная. Но вместо того, чтобы помочь следствию пролить на нее свет, в высших эшелонах опять запахло бычковщиной. Ею отдает от слов и дел нынешнего руководителя Гохрана и одновременно заместителя министра финансов Валерия Рудакова. Так, в ряде своих выступлений он прямо обвиняет "Алросу" в том, что она якобы мешает плодотворно развиваться совместным предприятиям. Он выступает против того, чтобы "Алроса" сама занималась обработкой алмазов, не беря во внимание то, что это выгодно не только компании, но, прежде всего, государству, в чей бюджет она отдает 70 процентов своих доходов. Но В.Рудакова, видимо, не очень заботит наполнение бюджета. Он не желает получить в лице алросовских гранильщиков конкурентов для тех же СП, которым, не дай Бог, будут ограничены возможности в закупке камней. Не хотелось бы думать, что Г.Рудакову по душе "лавры" г.Бычкова.

Кстати, В.Рудаков, о чем писалось в ряде изданий, обладает связями с иностранным гранильным сообществом, знаком он и с крупным предпринимателем, гражданином Израиля Львом Леваевым, который, по свидетельству специалистов, стоит и сегодня за некоторыми СП. Судя по свидетельствам прессы, в том числе израильской, это знакомство тянется еще с советской поры, когда Рудаков возглавлял Главалмаззолото, а Леваев только разворачивал свой бизнес в России. Теперь Рудаков поддерживает Леваева публично и не публично, а заодно с ним — и интересы СП. Не из этих ли истоков в правительство вбрасываются законотворческие идеи, играющие на руку СП, но отнюдь не российскому производству? Думается, премьеру Касьянову, предстающему сегодня в роли государственника, не грех было бы разобраться в сути такого рода проектов. Не может же главу правительства не волновать то, что десятки миллионов долларов дополнительных тягот лягут на уникальную, по мировым меркам, отрасль — алмазодобычу. В результате чего повысится себестоимость алмазов, перестанет индексироваться зарплата алмазодобытчикам. "Алроса" не сможет содержать социальную сферу, поддерживать Якутию, страдающую в последние годы от тяжких наводнений. Но самое главное — увеличение налогов отрицательно скажется на воспроизводстве. Пока "Алроса" остается одной из естественных монополий, которая не скукоживается, как шагреневая кожа, не делится на части, а разрастается, одолевая долгое противодействие антигосударственных сил.

А может, как раз эти факторы и не дают покоя кому-то из прорвавшихся к власти? Может, опять кому-то хочется испытать алмазодобычу на прочность и заново взяться за расчленение единого комплекса платежеспособной естественной монополии? Не с этой ли целью г. Рудаков вынашивает мысль о создании холдинга — чтобы влить в него "Алросу" со смоленским "Кристаллом"? Но это же известный ход! Что случается с такого рода структурами — все знают: сначала так называемый холдинг по отработанной схеме наберет взаймы денег, а когда придет время их отдавать, расплатится акциями "Алросы" и смоленского завода. Ну и ради чьих интересов задумка? Понятно, что не ради страны.

Государство выигрывает, когда "Алроса", более чем на две трети государственная компания, набирает силы. Известно, что ею уже достигнуто принципиальное соглашение о покупке большого пакета акций Архангельского месторождения у Де Бирс. "Алроса" развивает Севералмаз, способствует оздоровлению барнаульского и других гранильных предприятий. Возможно, об этом не знают некоторые депутаты, но тем, кто проталкивает законопроект, подрывающий устои встающей на ноги компании, все хорошо известно.

Так неужели, не разобравшись в оборотной стороне правительственной затеи с налоговым законопроектом, законодатели встанут в один ряд с антигосударственниками и навесят на рентабельную отрасль уплату налогов и за себя, и за того, не нашего, парня?..

Конечно, отдельные скептики могут сказать, что алмазы, мол, не хлеб и не колбаса, ими сыт не будешь. Кое-кто предрекал падение спроса на алмазы на мировом рынке, что отчасти даже подтвердилось в 1998-м. Но если в том же 1998-м алмазов было продано на 3,8 млрд. долларов, то уже в 1999-м уровень их продаж составил 5 млрд. долларов. Рост налицо. В этом году тенденция роста продолжается, и "Алроса" готова достойно выступить на мировом рынке.

Компания готова и к поддержке отечественных огранщиков. Но ради чего кормить под видом СП зарубежных ловкачей? А это произойдет, если СП останутся в перечне налоговых льготников в правительственном законопроекте. Те, кому дороги интересы страны, просто обязаны внести поправку в законопроект и вычеркнуть из него СП. Даже если законопроект придется вернуть после второго в первое чтение. Пусть льготой воспользуются чисто российские предприятия в Смоленске, Барнауле, Орле, Якутии. Их действительно надо поднимать. А вот игры с СП пора заканчивать. Самое время наводить порядок в российской экономике.

Любомир НИКИШИН

Внимание! Качественные бухгалтерские услуги для ип 5 на сайте biznesanalitika.ru. Хорошие условия.

Эдуард Лимонов МЫ — НАЦИОНАЛ-БОЛЬШЕВИКИ!

Гвозди бы делать из этих людей:

крепче б не было в мире гвоздей.

Николай ТИХОНОВ

Есть в наших днях такая точность,

Что мальчики иных веков,

Наверно, будут плакать ночью

О времени большевиков.

Павел КОГАН

Создавая Национал-большевистскую партию пять лет назад, мы всего лишь хотели участвовать в политике, влиять на судьбу России. Мы не думали, что членам партии придется сидеть в тюрьмах, подвергаться нападениям и избиениям, даже убивать и быть убитыми. Увы, оказалось все это — реальностью полицейского государства Российской Федерации, отвратительного государства чиновников и ментов.

Не создавали мы и "молодежную" партию, создавали нормальную, "взрослую", но так случилось, что на наши идеи прежде всех откликнулась и пришла, и осталась именно молодежь.

Здесь лишь несколько судеб наших ребят, несколько эпизодов борьбы. Но борьба не прекращается. В конце мая был арестован ОМОНом прямо на собрании Волгоградской региональной организации НБП ее лидер Максим Анохин. Это он организатор и вдохновитель создания ячеек "юных бериевцев" — своего рода пионеров XXI века. Уже в июне задержан по обвинению в нападении на баптистскую церковь руководитель Псковской организации НБП Георгий Павлов. Пока Павлова содержали в изоляторе временного содержания, у него дома был произведен обыск и были "найдены" пресловутые два патрона, которые милиция всегда "находит", когда ей это очень нужно. Заведено уголовное дело. В Нижнем Новгороде продолжается следствие по делу о нападении на штаб Союза правых сил шести национал-больше-виков…

В декабре 1998 года я сказал сытому министру Крашенинникову (тогда Минюст внаглую отказал нам в регистрации как общероссийской партии, и тем лишил нас права участвовать в выборах): "не допуская нас, радикалов, к избирателю, вы получите вскоре молодежный терроризм в масштабах всей страны".

К этому все и идёт. Ведь если перегородить мощную реку, засыпать ей путь, она все равно прорвется сбоку, рядом. И тем сильнее будут разрушения. Такова природа рек. И такова же природа наций.

"Я УБИЛ “ЦАРЯ”…"

Бахур Дмитрий Анатольевич, 22 года, член Московского отделения НБП, родился в Красноярском крае в семье офицера-ракетчика.

"Я убил царя, так говорили мои товарищи", — вспоминал Дмитрий после Бутырок, московской следственной тюрьмы, после 96-й туберкулёзной камеры, где спят в три смены… Тюрьма — грязная изнанка общества-спектакля, где заправляют паяцы, раздутые СМИ до степени национальных кумиров. Уже не надо убивать человека — человека нет, есть образ, который можно и нужно разрушить.

Произошло все 10 марта 1999 года в Доме кино, в зале наполненном рафинированной кинематографической публикой. Брошенное Дмитрием яйцо "убило" Никиту Михалкова, разрушило эту self-made "реинкарнацию императора". Весь интеллигентский лоск придворного режиссера оказался так же фальшив, как его царские одежды в "Сибирском цирюльнике"… Вся страна видела, как прославленный мэтр в испачканных штанах бил ногами в лицо скрученного дюжими охранниками парня. Можно долго и успешно носить личину, играть свою роль в обществе-спектакле. Но любая экстремальная ситуация заставит проявиться вашу истинную сущность. Для фальшивого царя Никиты таким экстремумом оказалось одно простое яйцо, которое открыло для людей его истинную суть барственного хама. Одним "перспективным политиком" стало меньше…

Брошенное в Михалкова яйцо было символическим выражением презрения — не режиссеру, нет! — а начинающему политикану, цинично играющему в русофила, одновременно за солидный "прайс" обслуживая палачей русского народа. Михалков одной рукой уже готовился стать звездой российской политики, этаким просвещенным патриотом-государственником, а другой поддерживал на выборах в Казахстане русофоба Назарбаева.

Надев корону в кино, Михалков уже мысленно примерял её в реальности. Но простой студент-физик Дима Бахур из Национал-большевистской партии убил самозванца и заплатил за это четырьмя месяцами жизни в переполненной камере Бутырок и тяжелой формой тюремного туберкулёза.

СЕВАСТОПОЛЬ-КРЫМ-РОССИЯ!

Тишин Анатолий Сергеевич, 33 года, профессиональный медицинский работник. Родился в Москве в семье инженеров. Дед — ветеран органов госбезопасности, участник Великой Отечественной войны. Срочную службу Анатолий проходил в Белоруссии в частях РВСН. Один из первых общественных распространителей газеты "День" в Московской области. Проживает в подмосковных Мытищах, женат, двое сыновей.

Именно Анатолий организовал и возглавил акцию национал-большевиков в Севастополе, когда 15 российских ребят подняли над городом лозунги: "Севастополь-Крым-Россия!", "Севастополь — русский город!". Впервые эти слова прозвучали не на политической тусовке, не в дипломатических кулуарах. Впервые граждане России, члены Национал-большевистской партии (НБП), прямым действием выразили свои претензии недружественному руководству Украины. Национал-большевики, приехавшие из Москвы, Смоленска и Ростова-на-Дону, поднялись на башню клуба моряков, что господствует над городом и бухтой, вывесили флаги и лозунги, разбросали листовки: "Кучма — подавишься Севастополем!". Два часа мирного политического действа обернулись шестью месяцами Симферопольского централа, изнурительным следствием, "глухой хатой" №87… По замыслу операции, спланированной как настоящая боевая акция, Анатолий не должен был подниматься на башню ДК моряков, но не смог оставить товарищей. Пошел вместе с ними и, как старший по возрасту оказался главным подозреваемым у украинской службы Бэзпеки со всеми вытекающими последствиями.

Находясь в украинской тюрьме, Тишин Анатолий Сергеевич был зарегистрирован кандидатом в депутаты Государственной думы по 108 Мытищинскому округу. Без каких-либо денег, "чёрных пиарщиков" и пресловутого "административного ресурса", только благодаря энтузиазму своих товарищей. Без желания попасть в думские кабинеты, с одной целью — привлечь внимание общественности к 15 россиянам, арестованным на Украине. В январе 2000 национал-большевики были переданы России и вышли на свободу.

По выходу из тюрьмы Анатолий Тишин возглавил Московскую организацию НБП.

Лучше всего личность Анатолия характеризуют его стихи… Слово самому А.Тишину:

"Хочу пояснить, что в этом стихотворении нет никакого вымысла: в 1985 году, будучи студентом медучилища, я работал санитаром в Московской больнице №60 — т.н. "Больница старых большевиков" — для ветеранов Великой Отечественной войны. И по сей день благодарен я Судьбе за то, что знал этих людей, разговаривал с ними — теми, кто создавал, защищал и строил СССР, нашу Красную Империю. Прекрасно помню особое чувство, непокидавшее меня в то время: ощущение, пусть минимальной, но всё-таки сопричастности к ходу Великой Истории. Тогда же, в 85-м, сложилось несколько несвязанных строк. И только почти через десять лет я случайно нашел их в старых бумагах. Воскресшее чувство сопричастности помогло мне написать это стихотворение".

ВОСПОМИНАНИЕ О ВЕТЕРАНСКОМ ГОСПИТАЛЕ

Стоял сентябрь, дождливый, неприятный.

Приняв ежевечерний "Альмагель",

Больные расходились по палатам,

Где их ждала казённая постель.

В сны уходила стихшая больница...

В компании дежурного врача

Сестра, за день уставшая браниться,

Заваривала на ночь крепкий чай.

Я мыл полы в уснувшем отделенье,

Затем, с самим собой наедине

Угадывал чужие сновиденья,

Как будто бы участвуя в войне.

Пижамы превращались в гимнастёрки...

Дымком костра тянул лесной привал

И под сосной боец Василий Тёркин

Про сабантуи что-то складно врал...

Рвались снаряды, скрежетали танки,

Горячий снег лицо мне обжигал,

И свежеиспеченный лейтенантик

"Огонь!"— охрипшим голосом кричал...

Последний, нервный "SOS" в морзянке раций

Сменялся безнадёжной тишиной,

Когда в полярных льдах "PQ-l7",

От стужи корчась уходил на дно...

Я видел снова молодые лица,

Урывками читая "Звездопад",

Забыв про ветеранскую больницу...

Но тихий стон вернул меня назад,

И я опять менял саперу простынь,

Связиста с ложки киселём поил,

Читал статью незрячему матросу,

Кавалеристу "утку" подносил.

Имен, фамилий, дат теперь не вспомню…

А сердце жгло. И мысль была о том,

Что судьбы их, меня по капле полня,

Откликнутся стихами. За окном

Ночь надевала траурное платье,

Ступая на асфальтовую склизь.

Стоял сентябрь, когда в восьмой палате

С небытием сливалась чья-то жизнь.

ГОРБИ ГВОЗДИЛИ ГВОЗДИКАМИ…

— Следите за Горбачевым, — сказал голос в телефонной трубке.

— В каком смысле? — не понял я.

— Отслеживайте все движение, происходящее вокруг него. Против этого предателя готовится акция…

Это не начало крутого боевика, а статья в "Вечерней Москве", одна из десятка в центральной прессе, появившихся после "нападения" на Горбачёва.

…Неожиданно весной 2000 г. выяснилось, что этот политический труп, "лучший немец" хочет казаться живее всех живых. Из каких чуланов и помоек он собрал свою "социал-демократическую" партию? Москвичи, например, уже и забыли, что в городе Москве был когда-то такой мэр — Гавриил Попов (теперь тоже горбачёвский "социал-демократ"). Лучший иуда ХХ века, могильщик СССР не постыдился вновь показаться на глаза людям.

13 марта 2000 г. Горби вручалась премия "Национальный Олимп" в номинации (форменное издевательство над "дорогими россиянами") "Человек-эпоха". Действие должно было происходить в Государственном киноконцертном зале "Россия".

Первый день Великого поста в этом суперофициозном месте с видом на Василия Блаженного начался явно не постным фуршетом… Публика — московский бомонд, а также пишущая братия, посиживали в удобных креслах, перелистывая цветные буклеты новомодной премии.

Под звуки фанфар на сцену откуда-то сверху спустился Горбачев. Ему потащили заготовленные цветы. Поднялась на сцену и скромно одетая девушка. А дальше... Прямо по лицу, прямо по пятнистой лысине иуды ударили красные гвоздики. Видели ли вы, как весь столичный бомонд выдохнул одновременно "а-ах!" сотней ртов?! Вместе с ударами гвоздик в публику из разных точек зала посыпались листовки с изображением "супериуды" и требованием к нему "не показываться на глаза людям".

Ни публика в зале, на даже работники отделения милиции при ГКЗ "Россия" не проявили ни малейшего рвения в защиту Горби. Наверное, это и неудивительно — мерзость этого человека и этой эпохи у нас подспудно понимают все. Девушку, ударившую Горбачева, оштрафовали на 40 рублей. Столько, оказывается, стоит пощечина Горбачеву. Даже на тридцать сребреников иуда не заработал…

Удары по бесстыжей физиономии Горби получил от прекрасной русской девушки Надежды Вороновой. Надежда живет в Подмосковье, воспитывает дочь-первоклассницу, работает швеёй-мотористкой на одной из частных фабрик. Если раньше, до всего того к чему привела горбачевская перестройка, Надежда, как и множество других русских женщин, могла своим трудом заработать на достойную жизнь, то теперь зарплаты квалифицированной швеи едва хватает…

Горбачев стал безусловным символом этого развала страны и обнищания народа. И наказание ему было символическим. Надежда сама задумала и исполнила при помощи товарищей свою месть.

Одной из первых за честь униженного народа, за честь уничтоженной страны вступилась Надежда Воронова, швея из Подмосковья, простая русская девушка из Национал-большевистской партии.

СТАЛИН! БЕРИЯ! ГУЛАГ!

“Нам говорят: "Экстремисты". Мы отвечаем: "Люди, любящие свою Родину!" А.Гребнев. "Лимонка" №114, апрель 1999 г.

Гребнев Андрей Анатольевич, 24 года. Лидер ленинградского отделения НБП. Краткая биография со слов самого А.Гребнева из интервью газете национал-большевиков "Лимонка":

"Родился в обычной советской семье. Мать — учительница. Отец — военнослужащий, часто переводился с места на место, поэтому пришлось много чего повидать… Я приходил во многие тусовки: от демсоюза и анархистов до коммунистов, однако лишь прочтя несколько номеров "Лимонки", понял, что нашел свою партию. Тем сильнее оказалось разочарование от увиденного в ленинградском отделении. Сидели гнилые интеллигенты, квасили постоянно, обсуждали какие-то заумные вещи, курили травку… Когда же дошло до первой реальной акции — захвата "Авроры", вся эта публика тут же обделалась — и возглавить операцию пришлось мне. Так что руководителем тут я стал явочным порядком… Прежде всего мы с товарищами радикально изменили концепцию партии. Она должна быть не клубом для посиделок, а отрядом штурмовиков, где каждый готов маршировать, бить морды, а в перспективе и стрелять. Теперь для нас не проблема вывести на улицу 150-200 человек и кинуть их на любое дело…"

Понятно, что такой человек, лидер значительной группы политически активной и агрессивной молодежи, стал головной болью для ряда чинов из "правоохранительных органов". В ночь на 27 октября 1999 года Андрей Гребнев задержан милицией и уже через два дня с многочисленными процессуальными нарушениями отконвоирован в знаменитые питерские "Кресты". Официальное обвинение — участие в драке. Суд в России хоть и неправый, но отнюдь не скорый. Первое судебное заседание состоялось только через семь месяцев, в мае 2000 г. Выяснилось, что никаких свидетельств против Гребнева нет, тем не менее заседание суда отложено аж до 10 октября.

Андрей остается под стражей в "Крестах", к моменту нового судебного заседания он проведет за решеткой год без 17 дней. Лидер НБП Эдуард Лимонов, присутствовавший на суде, рассказал: "Сидит Андрей плохо, из его камеры перевели всех нормальных людей. Прессуют. Андрей худ, бледен, у него сломан нос. На суде держался, как подобает национал-большевику".

Из "Крестов" Гребнев передал записки о тюрьме (их первый вариант был изъят при обыске, что не замедлило сказаться на отношении к Андрею тюремной администрации): "Одна из мерзостей либерального общества — всем известные питерские "Кресты" (ИЗ 45/1). Тюрьма, построенная еще Екатериной, но в наши дни ставшая эталоном концлагеря и беспредела. Следуя за своими западными подельниками, кремлёвские демократы объявили мораторий на смертные казни, но создали в следственных изоляторах России такие условия, что люди, в них содержащиеся, не доживают до суда или выходят на волю инвалидами. А ведь в СИЗО сидят в большинстве люди не осужденные, то есть вина их даже по этим законам не доказана. А картавые радзинские тем временем со сладострастными придыханиями пугают обывателя ужасами сталинских репрессий. Зачастую человек, попадая по ложному (как потом оказывается) обвинению за решетку, теряет всё: работу, прописку, здоровье. А холёные "правозащитники" вещают тем временем по ТВ что-то о духовных свободах, равных возможностях и правах человека.

Но вернемся к "Крестам". В "учреждении" сейчас томится около 15 тысяч человек. В камерах, рассчитанных изначально на 1-2, позже на 4, далее на 6, сейчас содержится до 16 человек. Мне довелось сидеть в камере размером 2,5 кв. метров, где сидело 13 человек. Люди спят в 2 смены, температура летом постоянно 40 С. Прогулка 40 минут в день. Баня 1 раз в неделю (иногда реже). Если добавить сюда нервозность обстановки и отвратительного качества воду, — становится понятной причина психических, лёгочных и кожных заболеваний, так распространенных среди зэков. Помогают этому и насекомые-паразиты, которых в тюрьме предостаточно. Питание в "Крестах" опасно для пищеварения и неприятно на вкус, а порции микроскопически малы… Практически питаться нормально и сохранять здоровье в тюрьме, можно только получая передачи от родственников, то есть государство делает из здоровых и зачастую работящих мужчин — кормильцев семей — иждивенцев, и семьям же на шею их сажает. Вообще в "Крестах" всё приходится добывать самому. Как только меня закрыли, надзиратель сказал: "У нас хорошо живёт тот, кто получает передачи с воли, кто не получает — живёт плохо". И это действительно так. Администрация не дает ни мисок, ни одеял, ни матрасов, ни одежды. Я видел арестанта, который ел баланду самодельной ложкой из полиэтиленового пакета. А обывателя пугают "ужасами" ГУЛАГа…"

Еще три года назад Андрей написал отличные, почти по Маяковскому, стихи о современном состоянии России. Они так и называются —

ГИМН РОССИИ. 1997

Мы встречаем день без стона

Наше солнце из картона

Наша правда из бетона

Нас строгают по шаблону:

Жратва, телевизор, покой,

Работа, закалка тоской.

Под защитой городовых

Диктатура неживых

Политика клизм —

Либерал-онанизм.

Из вагона, из загона

Мы встречаем день без стона

Нет боли и зуда в цементных телах

В чугунные бошки не влезет страх

Перхоти нет, живот не болит

Всё хорошо, побежден целлюлит

А если вдруг потеряем крови

Дело поправит сок из моркови!

Мозг — "Хот-Дог"

Сердце — клещ.

Новый Бог —

Нетопырь Боговещь.

Соблюдением правил

Глуши пессимизм!

Нашим племенем правит

Либерал-онанизм!

Зачем радость? Есть насыщение!

От познания — к потреблению!

Нет нации — есть население!

Гуманизм! Непротивление!

Детям — жевачки, взрослым — пособие.

Больше, больше закона!

Наш спаситель — Богонадгробие.

Мы встречаем день без стона.

Сейчас Андрей в тюрьме. Россия в загоне. Реформы продолжаются. Что ж, надо воплотить в жизнь самый популярный лозунг НБП, которым в феврале 1999-го семеро национал-большевиков пугали съезд "Демвыбора" во главе с Гайдаром, Немцовым и прочими, автором лозунга является Андрей Гребнев: Завершим реформы так — СТАЛИН! БЕРИЯ! ГУЛАГ!

ХОРСТ ВЕССЕЛЬ "ОТДЫХАЕТ"!

"Во время войны любой, кто берет в руки оружие, — твой враг, и если ты его не уничтожишь, он убьет тебя".

Партизан Василий Кононов

Михайлов Станислав Олегович, 24 года, каменщик, проживает в пос. Металлострой под Питером, член Ленинградского областного отделения Национал-большевистской партии. 30 апреля 2000 г., на Пасху, у кладбища в городе Тосно, где похоронена его мать, Стас Михайлов в стычке зарезал двух "лиц кавказской национальности", вооруженных ножами и пистолетом.

При всем желании это нельзя считать банальной или случайной дракой. Еще в октябре 99-го Станислав писал в заметке для газеты "Лимонка": "В посёлке действительно серьезная ситуация с кавказцами: очень много, очень наглые…" Уже тогда начались первые конфликты местных национал-большевиков с приезжими "гостями". Стас Михайлов был избит у подъезда своего дома, получил сотрясение мозга, через пару дней, под угрозой ножа, у его брата требовали закрасить все антикавказские надписи.

Поселковая милиция, завязанная с кавказской мафией коммерческими интересами, не только отказалась заниматься этим делом, но и посоветовала "не рыпаться", не то "посадят". В ответ до сотни национал-большевиков из Металлостроя, Питера и Пскова 6 ноября 1999 г. просто оцепили здание местного отделения и провели возле него несанкционированный митинг. Скандировали лозунги: "Чемодан, ишак, кишлак!", "Милицию — в Чечню!" Жители поселка, сами постоянно страдающие от беспредела приезжих кавказцев и продажных ментов, тихо сочувствовали. Ну а стражи порядка не решились даже выйти из здания. Однако через несколько дней Михайлова и некоторых других партийцев задержали. Без повесток, каких-либо документов забрали из квартир прямо в милицию…

В пасхальный день 30 апреля, когда на кладбище под Тосно Стас Михайлов круто разобрался с двумя вооруженными подонками, их собратья по духу и крови в родном для Стаса Металлострое избили 18-летнюю Анну. Причина — девушка отказала одному из подвыпивших героев. По-простому, если без интеллигентностей, отказалась отсосать прямо в кафе "Пинта", ул.Пионерская, дом №5. В итоге Анна, находящаяся на четвёртом месяце беременности, оказалась в больнице, где ее вскоре навестил работник металлостроевской милиции некий Тенгиз Шомахия …и обвинил в вымогательстве денег, естественно, у тех, кто девушку избивал. Такая жизнь в Металлострое. Такая жизнь у нас в России.

Теперь в истории Стаса Михайлова все становится гораздо понятнее. Собравшись навестить могилу матери, на кладбище он поинтересовался у двух девиц, как пройти к новым захоронениям. Тут из кустов появились двое подвыпивших каказцев, которым Стас с приятелем явно и сразу не понравились. "Да я вообще не с вами разговариваю", — спокойно ответил Стас и пошел дальше. Тогда один из кавказцев достал пистолет "Макарова" и, приставив его к виску приятеля Стаса, потребовал от обоих ребят лечь в грязь, а Стасу велел еще и снять значок НБП — черный серп и молот в белом круге с красной каймой. Но Стас быть жертвой отказался…

Итог для нападавших оказался неожиданным: один ранен, другой, который с пистолетом, — убит.

Когда-то нацисты сделали своим кумиром Хорста Весселя, зарезанного в уличной драке. Ну да пусть это останется на тёмной совести Геббельса! Последние десять лет если и сообщалось о подобных инцидентах с представителями российской оппозиции, то оппозиционеры всегда оказывались в роли жертв — зарезали, избили, убили… Национал-большевик Станислав Олегович Михайлов, 24 лет от роду, жертвой не стал. Национал-большевистская партия всецело поддерживает своего героического товарища. Хватит быть безответными жертвами всех режимов, бандитов, ментов, жуликов, хулиганов. Пусть жертвами будут враги народа, враги России!

В настоящий момент Стас Михайлов находится в следственном изоляторе "Кресты".

НАШИ МИГИ СЯДУТ В РИГЕ!

Бенес Айо, 20 лет, студент-биолог из Риги, активный участник движения национал-большевиков в Латвии. По характеристике латвийских газет — "рижский темнокожий лимоновец".

Когда весной 1999 г. к национал-большевикам Латвии присоединился чернокожий паренек невысокого роста, латвийские власти, собиравшиеся прижать "лимоновцев" за пропаганду "фашизма" и "расизма", просто обалдели и не нашли ничего лучшего, как попытаться выселить студента Айо Бенеса из студенческого общежития. Сам же Айо, родители которого познакомились на Московской олимпиаде в 1980 г. (мама — русская, отец — ливиец), вдруг оказался весьма популярным персонажем латвийской прессы. Уж очень эффектно смотрелся "шоколадный лимоновец" с национал-большевистской символикой — черными серпом и молотом в белом круге на кроваво-красном поле…

Самому же Бенесу от такой популярности пришлось несладко. Латвийские власти ему этого не простили. О национал-большевиках в Латвии, по их мнению, и так уже слишком много говорят и пишут.

29 марта 2000 г. в общежитскую комнатку темнокожего национал-большевика Айо Бенеса ворвались восемь полицейских в камуфляже с автоматами. Студента повалили на пол, надели наручники и матерчатый мешок на голову, отволокли в машину. Потом его несколько часов возили по городу, требуя признаться в том, что национал-большевики готовятся к свержению государственного строя. Бенесу, страдающему диабетом, стало плохо. Без сознания его доставили в больницу, где под капельницей он пробыл несколько дней.

Кроме всего прочего, Айо Бенеса обвинили в призывах к убийству премьер-министра Шкеле (который недавно ушел в отставку, обвиненный в педофилии), а также в уничтожении в Резекне "дубков Улманиса". Это бывший президент буржуазной Латвии Карлис Улманис посадил саженцы дуба и напророчил, что пока эти дубы растут — Латвия будет независимой. Дубки, естественно, некто неизвестный спилил…

По словам же самого Айо о действиях латвийской полиции, такого мата в свой адрес он еще не слышал. "Я так и не понял, в чем я виноват, — то ли в том, что русский, то ли в том, что негр…"

10 апреля 2000 г. Айо Бенес был вновь арестован полицией и помещен в тюремный госпиталь.

ЗА СТАРИКОВ — ПРОЩЕНЬЯ НЕТ!

“Ваше слово, товарищ маузер!”

В.В.Маяковский

Михайлюк Константин, 22 года, родился в Риге, лидер Национал-большевиков Латвии. На территории Латвийской Республики более известен под псевдонимом "Маузер".

Как-то в прошлом году самая многотиражная латышская газета "Лауку Авизе" ("Сельская газета") спросила начальника полиции безопасности Латвии (аналог ФСБ) генерала Яниса Апелиса: "Ситуация очень серьезная! Дошло до того, что в русских газетах беспрепятственно печатаются не только фамилии этих антигосударственных деятелей, но и их многозначительные псевдонимы — как, например, МАУЗЕР. Объясните же, кто эти люди?"

Генерал Апелис объяснил, ответив: "Это люди, которые находятся в круге нашего оперативного интереса…"

Сам же Константин Маузер рассказывает о себе просто: "Родился я в Риге, где и прожил, достаточно мирно и спокойно, основную часть жизни. В детстве был обычным пионером. Но уже тогда имел много претензий как к пионерской организации, так и к общественной жизни. Тяготел к неформальным движениям. Пел и играл в различных группах. Но сейчас надо заниматься только политикой. Я был музыкантом, но принес свои способности в жертву Революции…"

Национал-большевики появились в Латвии вскоре после избиения рижской полицией демонстрации русских пенсионеров перед городской думой в марте 1998 г. В ответ на улицах Риги появились решительные молодые люди с радикальными лозунгами на русском: "За наших стариков — уши отрежем!", "Наши МиГи сядут в Риге!", "Капитализм — дерьмо!" Возглавил их высокий парень в черной кожаной куртке. Свои первые письма в газету национал-боьшевиков "Лимонка" он подписывал псевдонимом "Маузер". Так Константин Михайлюк превратился в известного всей Латвии неформального политика Костю Маузера. Вскоре у рижских национал-большевиков появилась своя газета "Генеральная линия" (интернет-версия: www.gln.freeservers.com), издававшаяся и распространявшаяся нелегально, ставшая настоящей сенсацией в латвийских масштабах. Совсем недавно появилось официально зарегистрированное издание с не менее громким названием "Трибунал".

В августе 1998 г. местные полицаи арестовали бывшего советского партизана 78-летнего Василия Кононова по обвинению в убийстве в годы Великой Отечественной войны нескольких пособников немецких оккупантов. Константин и возглавляемые им национал-большевики Латвии стали первыми, кто решительно выступил в защиту партизана. Товарищей из Латвии поддержали национал-большевики России. Выбитые окна латышского посольства в Москве, консульств в Питере и Пскове пугали власти Латвии перспективами более радикальных последствий… "За наших стариков — уши отрежем!"

Константин сам уже не помнит, сколько раз арестовывался латвийской полицией, раз сорок… Одно из официальных обвинений: "за пропаганду фашизма и коммунизма"(!). "За членами НБП постоянно шпионят, — рассказывает Костя. — Лично за мной ведется непрерывная слежка: мой телефон прослушивается настолько, что порой я не слышу собеседника; откровенно, не скрываясь, люди с видеокамерами записывают на плёнку каждый мой шаг. Я не смущаюсь и могу признаться, что мне нравится быть главным героем их бесконечного полицейского сериала. Всё равно всей моей деятельности эти люди с видеокамерами адекватно осветить не могут…"

Самый "безобидный" пример. Городские власти в Риге переименовали улицу Космонавтов, где, кстати, проживает большинство русских семей, в улицу… Джохара Дудаева. "Неизвестные, явно сочувствующие национал-большевикам" в одну из ночей сняли все позорные таблички с именем бандита и утопили в Двине.

В начале 2000 года российские СМИ уделили внимание фашистскому процессу над Василием Кононовым и стыдливо замолчали роль в нем национал-большевиков. Задолго до Путина, которому было не сложно одним росчерком пера предоставить бывшему советскому партизану российское гражданство, простой рижанин Константин Михайлюк прилагал все возможные усилия к освобождению старика-партизана. Привлекал внимание латвийской и российской общественности к позорному судилищу.

Сейчас бывший партизан-подрывник Василий Кононов на свободе. В день освобождения на квартире героя войны встретились сам Василий Макарович, посол Российской Федерации г-н Удальцов и лидер латвийских национал-большевиков Константин Михайлюк. Говорили долго, поднимали тосты за победу, за русский народ. Василий Кононов рассказывал о войне, рассказывал и о том, как был впервые арестован еще в буржуазной Латвии, в начале 30-х, за распространение коммунистических листовок. И было ему тогда 13 лет.

"Ты такой же, как я! — Кононов погрозил пальцем Константину. — Тоже лезешь на рожон. Смотри, сцапают тебя, парень!"

"Вы объясните им, Василий Макарович, чтобы они законы соблюдали!" — вмешался в разговор двух подпольщиков, молодого и старого, посол Удальцов.

"Мы соблюдаем…" — улыбнулся Костя, национал-большевик из Риги.

Материалы полосы подготовил Алексей Волынец

Мы продаём дарсонваль 6 по самой доступной цене в Москве.

Владимир Бушин БИЛЕТ НА ЛАЙНЕР

О, черная гора,

Затмившая весь свет!

Пора, пора, пора

Творцу вернуть билет!

Марина Цветаева

ИЗВЕСТНЫЙ ПИСАТЕЛЬ Александр Солженицын, большой пророк и, по собственной аттестации, "меч Божий", а также владелец двух огромных поместий и нескольких царских чертогов по обе стороны океана (в штате Вермонт, США, и в Троице-Лыкове, под Москвой), монашеским образом жизни скопив к восьмидесяти годам деньжат, учредил литературную премию своего собственного лучезарного имени, ежегодно героически отстегивая на это 25 заморских тысяч. Факт в мировой литературной жизни беспримерный.

Откуда у пророка деньжишки? Да, видимо, прежде всего это гонорары за полубессмертный "Архипелаг", клонированный всеми русофобскими издательствами мира. И вот составил жюри: первый издатель "Архипелага" известный антисоветчик и лауреат русской Государственной премии Никита Струве, живущий во Франции, последний живой пушкинист Валентин Непомнящий, критикесса "Московских новостей" Людмила Сараскина, критик "Литгазеты" Павел Басинский, ну и, конечно, супруга фундатора Наталья Светлова, неустанно работающая там под руководством своего титана, пророка и живого классика. Отменная компания! Знаменитые имена! Блистательная плеяда! Кто ж не знает хотя бы, например, эту Сараскину и ее эпохальных сочинений? По некоторым сведениям, именно она, а не кто другой, играет в жюри главную роль. Если так, то это жюри целесообразно было бы именовать "Сараскина контора".

4 мая состоялось очередное вручение Солженицынской премии. На этот раз лауреатом оказался прославленный писатель Валентин Распутин. У него немало премий да наград: два ордена Ленина, Золотая Звезда Героя, кажется, две премии России, премия Льва Толстого... И всё талантливый писатель получил, бесспорно, по заслугам. Но это государственные советские регалии, а вот теперь будет еще и частная антисоветская. Что ж, такое сочетание разнообразит жизнь, делает её многокрасочной и полифоничной. Да еще ко всему перечисленному, что надо отметить особо, Валентин Григорьевич безропотно принял от Владимира Бондаренко, Виктора Кожемяко и других чувствительных почитателей еще и титул "совесть народа", что повыше и потяжелее, чай, титула "совесть интеллигенции", коего были удостоены ранее по инициативе Старовойтовой, Чубайса и других чувствительных почитателей два ныне, увы, покойных академика — А.Сахаров и Д. Лихачев.

К послужному списку В. Распутина можно добавить, что, став в лихие времена советником Горбачева, писатель пришел от него в восторг: "Это вообще очень мудрый человек!" ("Славянский вестник" №8-9, май 1991). И это сказано было, заметьте, на седьмом году горбачевского правления! После того, как подлинная суть самовлюбленной балаболки давно стала ясна уже всем, кому дорога Родина, и честные люди мечтали, как бы избавиться от него. Факт загадочный.

Шоу 4 мая меня не удивило отчасти по причине вышесказанного. Да и вообще, дело давно шло к тому. Распутин всегда пламенно нахваливал и оборонял пророка Александра. Так, еще в 1990 году выразил твердую уверенность в том, что" пером Солженицына водит глубинная правда, очищенная от скверны не с одной лишь стороны, чтобы скрыть другую, а выявленная полностью и издалека". Тут сразу возникал вопрос: да читал ли уважаемый почитатель сочинения своего кумира? Ведь тот давно и без обиняков объявил свое кредо: "Жизнь я всегда вижу, как луну, только с одной, с худшей стороны". Откуда же взяться у такого писателя глубинной правде, очищенной от скверны со всех как есть сторон?

А не так давно случилась такая история. В "Нашем современнике" №11-12 за 1998 год была напечатана о пророке Александре статья живущего в США русского писателя Владимира Нилова "Образованец обустраивает Россию". Нилов считает, что деятельность Солженицына — "преступление против Родины", что он "был в первых рядах легиона могильщиков нашей страны", ибо не только поздравил Ельцина в августе 1991 года с антисоветским переворотом, а потом, вслед за Окуджавой, благословил расстрел Верховного Совета, но и задолго до этого "растлевал национальное сознание народа, идеологически готовя страну к предательству Горбачева, Яковлева, Ельцина". Автор доказывал, что всю свою "известность в мире — и состояние! — Солженицын снискал бешеным антикоммунизмом, антикоммунизмом вплоть до гибели России", дошел в этом "даже до безразличия" к исходу Великой Отечественной войны. Действительно, добавим тут, в том самом "Архипелаге", шедевре патриотизма, он так рассуждал о возможности победы немцев: "Подумаешь! Висел портрет с усами, повесим с усиками. Украшали елку на Новый год, будем на Рождество..." Всего-то и делов. И можете вы представить себе в "Войне и мире" такое: "Эка беда, коли победят французы! Висел портрет русского царя с бакенбардами, повесим портрет бритого корсиканца"... Там же, в "Архипелаге", повествуя о той поре, когда у нас еще не было атомного оружия, пророк восклицал: "Будет на вас Трумэн с атомной бомбой, будет!.." А оказавшись в Америке, он молится в церкви: "Господи, просвети меня, как помочь Западу укрепиться... Дай мне средство для этого!" Такие молитвы могли бы возносить генерал Власов, ельцинский вице-премьер Кох, красотка Новодворская...

Статья Нилова ужасно не понравилась В.Распутину и еще двум членам редколлегии журнала — И.Шафаревичу и В.Бондаренко, друзьям титана. В четвертом номере за прошлый год они выступили с письмом, в котором предлагали в пику этой статье опубликовать о "крупном таланте, имя которого знает весь мир", такую статью, которая восстанавила бы его репутацию. Даже по соображениям простой логики, это было крайне странно. В самом деле, ведь до этого журнал так отменно поработал на репутацию пророка! Весь 1990 год печатал солженицынское "Красное колесо".

Но это не всё. В 1988 году был большой вечер, посвященный 70-летию "писателя-подвижника", а через два года в виде напутствия или предисловия, что ли, к "Колесу" журнал напечатал пять статей, написанных ораторами этого вечера на основе их выступлений.

И вот образчики их вдохновенной элоквенции. Владимир Солоухин: "Солженицын — сын российской культуры, сын Отечества и народа, борец и рыцарь без страха и упрека, достойнейший человек... Игорь Шафаревич: "Как писатель, мыслитель, человек Солженицын ближе к Илариону Киевскому, Нестору или Аввакуму, чем к каким-нибудь (!) поздним стилистам (!) — к Чехову или Бунину"... Владимир Крупин: "Я как писатель обязан очень многим, если не всем, Александру Исаевичу... Страдания, которые перенес Александр Исаевич, возвышают его над всеми нами"... Леонид Бородин: " Солженицын явился той опорой, которая была нам так нужна... "Архипелаг" — это реабилитация моей жизни (посвященной борьбе против советской власти. — В.Б.)... В лагерях мы считали Солженицына нашим представителем на воле". Наконец, вот что сказал и сам Валентин Распутин: "Солженицын — избранник российского неба и российской земли... Его голос раздался для жаждущих правды как гром среди ясного неба... Великий изгнанник... Пророк... " (Все цитаты из "НС" №1,1990). За такие песнопения и я, не скупясь, отстегнул бы 25 тысяч заморских, окажись они у меня в заначке от жены...

И все эти акафисты литературных звезд, как и само "Колесо", были даны тиражом в 500 тысяч. А статья безвестного В.Нилова — 13 тысяч, то есть почти в сорок раз меньше. И, однако же, какой всплеск благородного негодования!

КАК ВОЗНИКЛА, казалось бы, очень странная близость, общность, даже любовь Распутина к Солженицыну, и какова природа сего феномена? Нам говорят: "Солженицына и Распутина объединяет самое голодное и тяжкое для них обоих послевоенное время: для первого — время экибастузского особого лагеря, для второго — время несытого сибирского детства". Пардон, но ведь это время "объединяет" миллионы, и что? Может, голод "объединил" Распутина и с Горбачевым, почти года два находившимся в оккупации? Они и по возрасту гораздо ближе. А тогда почему не "объединил", допустим, с Ярославом Смеляковым, голодавшим и в финском плену, и в наших лагерях при всех режимах? Я не знаю, каким было детство Распутина, но Солженицын за всю свою жизнь никогда не бедствовал, не голодал и не знал нужды. До войны, в школьную и студенческую пору, за спиной работящей матери он, в отличие от большинства сверстников, так благоденствовал, что едва ли не каждый год проводил каникулы в увлекательных туристских походах: то на лодке по Волге, то на велосипедах по дорогам Крыма, то пешочком по сказочным тропам Кавказа или шляхам Украины... А сверстники все каникулы обливались потом на самых черных работах, чтобы скопить денег на учебу. Ну, во время войны всем приходилось туго, и вполне возможно, что в обозной роте, а потом в военном училище, где Солженицын провел почти два первых года войны, и он затягивал ремень потуже. Однако, оказавшись весной 1943 года на фронте, он, офицер, уж, конечно, не ел конину, как приходилось нам, солдатушкам, допустим, той же весной под Сухиничами, что, впрочем, тоже не было голодом. Ведь не от голодной и не от смертельно опасной жизни послал он денщика за две тысячи верст в Ростов, и тот (после войны ловкач укатил то ли в США, то ли в Израиль) по умело состряпанным фальшивым документам привез Солженицыну прямо в уютную землянку молодую жену.

О том, как будущий живой классик и меч Божий питался в неволе, он рассказывает сам: "Большинство заключенных радо было купить в лагерном ларьке сгущенное молоко, маргарин, поганых конфет." Но он никогда ни в чем не принадлежал к большинству и не покупал поганых конфет, ибо, по его словам, "в наших каторжных Особлагерях можно было получать неограниченное число посылок (их вес 8 кг. был общепочтовым ограничением)", но если другие заключенные по бедности или отстутствию родственников все-таки не получали, то Солженицын весь срок получал от жены и её родственников вначале еженедельные передачи, потом — ежемесячные посылки. О питании в Марфинской спецтюрьме (В"Шарашке"), где Солженицын отбыл большую часть срока, его покойный собрат Лев Копелев в книге "Утоли моя печали" (М.,1991) писал, что за завтраком можно было получить добавку, например, пшенной каши; обед состоял из трех блюд: мясной суп, "именно суп", а не баланда, подчеркивал он, "густая каша" и компот или кисель, на ужин какая-нибудь запеканка. Сам Солженицын дополняет: "четыреста граммов белого хлеба, а черный лежит на столах", да еще сахар и 20-40 граммов сливочного масла ежедневно. А время-то стояло то самое, послевоенное, несытое. Имел ли всё это в своей деревне Валя Распутин? Сомнительно... Картину "солженицинского ада", как выражаются критики, никогда в жизни на нарах не спавшие, дополняет, по рассказам мужа, Н.Решетовская: "В обеденный перерыв Саня валяется во дворе на травке или спит в общежитии (каторга с мертвым часом! — В.Б.). Утром и вечером гуляет под липами. А в выходные дни проводит на воздухе 3-4 часа, играет в волейбол... До 12 часов ночи Саня читал. А в пять минут первого надевал наушники, гасил свет и слушал ночной концерт". Ну, допустим, оперу Глюка "Орфей в аду". В экибастузском лагере, надо полагать, киселей-компотов, волейбола и ночных концертов по радио не было, но и там Александр Исаевич, живя в отдельной комнате, почивая не на голых нарах, тоже отнюдь не бедствовал, о чем свидетельствует такое хотя бы письмо жене в ответ на очередную посылку: "Сухофруктов больше не надо. Особенно хочется мучного и сладкого. Всякие издения, которые вы присылаете, — объядение!" Это голос и речь, и желания не горемыки, изможденного трудом и голодом, а сытого и привередливого лакомки, имеющего отличный аппетит. Ну жена выполнила очередную просьбу насчет сладкого, и вот он сообщает: "Посасываю потихоньку третий том "Войны и мира" и вместе с ним твою шоколадку... " И все это не мешает ему до сих пор время от времени сотрясать атмосферу вскликами: "Уж мне ли не знать вкус баланды!" И ему трепетно внимают Бондаренки... Они верят, поди, и тому, что их кумир до сих пор вот уже тридцать лет твердит о себе, не моргнув глазом: "Я, всю войну провоевавший командир батареи..." ("Слово пробивает себе дорогу", М., 1998, стр. 215. Тираж 2 тыс.).

Если вспомнить Достоевского, которого так часто притягивают к Солженицыну, то, что ж, он тоже был почти доволен острожными харчами: "Арестанты уверяли, что такой нет в арестантских ротах европейской России... Впрочем, хвалясь своею пищею, арестанты говорили только про один хлеб. Щи же были очень неказисты, они слегка заправлялись крупой и были жидкие, тощие. Меня ужасало в них огромное количество тараканов. Арестанты же не обращали на это никакого внимания". Словом, у одного страдальца за щекой шоколадка, а у другого во щах насекомое шоколадного цвета, только всего и разницы. А общий итог таков: у одного — отдельная комната всего лишь с тремя соседями, кроватка с матрасиком. Другой вспоминал: "Это была длинная, узкая и душная комната, тускло освещенная сальными свечами, с тяжелым удушливым запахом. Не понимаю, как я выжил в ней... На нарах у меня было три доски: это было всё мое место. На этих же нарах размещалось человек тридцать... Ночью наступает нестерпимый жар и духота. Арестанты мечутся на нарах всю ночь, блохи кишат мириадами..". У одного — восьмичасовой рабочий день с послеобеденным мертвым часом, у другого — каторжный от темна до темна; у одного — 60 выходных в году, у другого — три: Пасха, Рождество да день тезоименитства государя; один после обеда из трех блюд валяется на травке или играет в волейбол, другой весь срок каторги ходит в кандалах; один наслаждается музыкой, чтением классики и сам сочинительствует; другой писал потом: "В каторге я читал очень мало, решительно не было книг. А сколько мук я терпел оттого, что не мог в каторге писать... " А сколько мы потеряли из-за этого!

Остается добавить, что к эпилепсии Достоевский подхватил на каторге еще ревматизм, после каторги да солдатчины прожил только двадцать лет с небольшим и умер в шестьдесят лет. И опять же никакой Пушкинской или Демидовской премии. А Солженицын вот уже пятьдесят пять лет свободно сотрясает мир воплем "Мне ли не знать вкус баланды!" И на всех парах с грохотом и свистом мчится к своему 85-летию...

После долгого раздумия с горечью и досадой приходишь к мысли, что, скорей всего, основа близости Распутина с Солженицыным, конечно, не голод, которого во втором случае и не было, а, как видно, общее у них отношениене к Октябрьской революции и социализму, к советской власти и коммунистам. Принципиальной разницы между коммунистами, вознесшими Родину до небесных высот, и ельцинской бандой, загнавшей её на задворки мира, Распутин, как и Солженицын, не видит: "И в 17-м, и в 91-м году к власти пришла антинациональная революционная верхушка". В выступлении на Х съезде писателей России в ноябре 1999 года будущий солженицынский лауреат назвал Октябрьскую революцию "подлой" ("НС" №2`2000, с. 186). Значит, как видим, и совершили её подлецы. Мой отец, как тысячи русских офицеров, в 17-м году стал на сторону народа, на сторону революции. И вот его сыну теперь говорят: "Поручик Григорьев-Бушин, родитель ваш, сударь, подлец из подлецов!" Мерси... Забыть это невозможно. Одно такое словцо в устах двукратного ленинского орденоносца и "совести народа" тянет на тысяч 10-15 заморских и, разумеется, оно привело в восторг пророка и его "Сараскину контору".

Впрочем, подлость революции и коммунистов Распутин видит гораздо глубже. Для разъяснения этой тайны писатель обращается к упомянутому выше пушкинисту: "В одной из последних статей Валентин Непомнящий сказал, что роковой ошибкой большевиков было то, что они не стерли с лица земли русскую классику и позволили ей спасти культуру ХХ века и тем самым спасти Россию" (там же). Поняли? Цель-то коммунистов состояла в том, чтобы истребить искусство, литературу, а идея — уничтожить Россию, но они почему-то роковым образом оплошали, промешкали, не выполнили помянутую директиву Агитпропа, и только благодаря этому позволили России спастись. Вот какой душевный консенсус у Валентина Григорьевича с Валентином Семеновичем... Полезно друзьям Валентинам, поскольку оба они оказались непомнящими, напомнить и о том, что при коммунистах все семьдесят лет, начиная с 1918 года, вопреки "директиве Агитпропа" издавались-переиздавались невиданными в истории тиражами не только русские классики и советские писатели, в том числе В.Г.Распутин, но и писатели всего мира — от Гомера до Кафки, не к ночи будь помянут.

Однако вернемся к статье В.Нилова и к протесту против нее трех членов редколлегии. По-моему, редакция поступила разумно: пригласила высказаться читателей. Они живо откликнулись, их письма напечатаны в восьмом номере журнала за прошлый год. Причем в противоположность несокрушимо согласному хвалебному хору пяти литературных знаменитостей, о котором говорилось, на этот раз редакция дала возможность выразить разные точки зрения. Разумеется, у Солженицына нашлись почитатели, но, увы, доводы их оказались однообразны и неубедительны, главный из них — "патриоты бьют по патриотам".

Но в целом в подборке писем преобладали совсем иные суждения. Вот несколько выдержек. А.А.Сидоров: "Это общечеловек горбачевского типа, обладавший определенным талантом литератора, но растерявший его в антисоветской злобе... Я лично был бы совершенно безразличен к нему, если бы он в угоду русофобам не поддержал клевету на Шолохова"... С.И.Анисимов: "Этого "художника и мыслителя" можно с полным правом назвать одним из самых заслуженных могильщиков страны... Никаких чувств, кроме ненависти, я к нему не испытываю... За то, что произошло у нас и с нами, вина его так огромна, что ему ничем её не искупить, и он не заслуживает никакого снисхождения..." Софья Авакян: "Он — враг моей Родины. Он употребил все свои силы, весь свой холодный, расчётливый фанатизм на её уничтожение, а потому он мой личный враг на самом сокровенном уровне моей души, такой же враг, как Гайдар, Чубайс, Ростропович. И я ненавижу его... Я испытываю почти физическую боль, когда пытаются прислонить его хоть каким-то бочком к Толстому..."

Казалось бы, достаточно было одного лишь напоминания о злобном и самом активном участии Солженицына в травле Шолохова, чтобы опомниться. Ведь Распутин же устно и письменно многократно объяснял нам великое значение творца "Тихого Дона" в нашей литературе и твердил о своей неизбывной любви к нему. А Солженицын давно исходит ненавистью даже к его внешности: "Невзрачный Шолохов... Стоял малоросток и глупо улыбался... На трибуне он выглядел еще ничтожнее". Одно это должно бы, как током, ударить руку патриота России и её литературы, если она невзначай протянулась вдруг за премией.

На веку Солженицына были два огромных исторических события — Отечественная война и ельцинская контрреволюция. И в обоих случаях, все рассчитав, взвесив, устроив, он изловчился явиться с опозданием: на фронт попал только в мае 1943 года, после Сталинградского перелома, когда всё определилось, и война была уже совсем не та, что в 41-м, да и в 42-м; и вернулся из Америки лишь после того, как всё определилось и стало для него вполне безопасно... А Шолохов всю жизнь был на переднем крае, и своими бесстрашными хлопотами в 1932 году столько земляков спас от голодной смерти, столько в 1937 году вызволил из неволи, столько великого таланта, жара души, да и собственных денежных средств отдал на благо соотечественников, что сказать о нем "палаческие руки" мог только... Предлагаю читателям самим найти здесь подходящее слово для человека, способного на это: у меня цензурных слов нет.

ТОРЖЕСТВЕННАЯ ЦЕРЕМОНИЯ состоялась в Доме русского зарубежья. "Гостей в зал набилось много, не все и сидели", — сообщает репортер. Всех их, "литературных и окололитературных", "VIP-гостей" и проныр-безбилетников он, как ныне принято на таких церемониях в таких Домах, именует, разумеется, господами. Едва лишь порадовались мы тому, что господа в тесноте, но не в обиде, как вдруг тут же читаем о них: "Наверное, и те и другие чувствовали себя в этом "невольном" объединении немного не в своей тарелке..." Я думаю! Вот, допустим, VIP-гость Андрей Вознесенский. Наверняка он чувствовал себя в чужой тарелке. Ведь учредитель премии сказал о нем когда-то: "Деревянное сердце! Деревянное ухо!" А он всё равно тут как тут, и еще, того гляди, стихи напишет об этом. Он уже давно не оставляет без своей рифмы ни один юбилей, ни одно награждение, ни одни похороны.

Церемония началась, естественно, речами, по выражению того же автора, "двух знаковых русских писателей". Знаковый писатель А.С. говорил длинно и возвышенно. Он, разумеется, очень хвалил знакового писателя В.Р. Но как-то очень странно. С одной стороны, назвал его прозорливцем. Прекрасно! Но, с другой, заявил: "Он не ищет слов, не подбирает их, — он льется с ними в одном потоке". Красиво, но сомнительно. Как это "не ищет слов"? Пушкин, о чем буквально вопиют его черновики, искал. Толстой, по несколько раз переписывая романы и повести, искал. Блок искал. Маяковский божился, что изводил "единого слова ради тысячи тонн словесной руды"... Да ведь и сам оратор даже в этой речи буквально землю роет в поисках нужного словца, другое дело — всегда ли удачно. Например: "перепущен (!) срок отъезда"... "война явно при конце (!)"... "повествование просочено (!) сибирской натурой", то есть природой... "писатель натурально сжит (!) с природой", то есть натурально "сжит" с натурой... "писатель передаёт природу нутряно"... Даже о трагическом говорит так, что невольно становится смешно: "догружается неизбежность раскрыва беременности"... "Настёна утопляется (!) в Ангаре"... Я не стану это обстоятельно комментировать (о языке живого классика у нас еще будет речь), а замечу только, что в том же номере "Дня" Виктор Топоров пишет: "Сатира Ильфа и Петрова, как прежде, бьет не в бровь, а в глаз". "Инда взопрели озимые". Да разве всё, что я привел, не того же пошиба?.. Так вот, все писатели, включая оратора, ищут нужные слова, и только один-единственный Распутин не ищет их, а как только возьмет перо в руки, так оно и скачет само по бумаге: трр... трр... трр... Полно, Александр Исаич, напраслину-то на человека возводить, изображая его литературным выродком.

Но еще удивительнее то, как он нахваливает повесть "Живи и помни": "Валентин Распутин заметно выделился в 1974 году внезапностью темы — дезертирством, — до того запрещенной и замолченной, и внезапностью трактовки её". Всё тут — привычное для велосипедиста кручение колес. Никто тему дезертирства и предательства не запрещал, и вовсе не была она "замолчена". Еще в 1941-42 годах печатались в многомиллионной "Правде", в "Красной звезде", в других газетах и передавались по радио произведения, в которых были и предатели и дезертиры, — таков, например, сильный рассказ Александра Довженко "Отступник". В те же годы написана и шла во многих театрах страны пьеса Леонида Леонова "Нашествие", в которой выведена целая галерея образов предателей: городской голова Фаюнин, его прихвостень Кокорышкина, фашистский холуй Мосальский, начальник полиции Федотов... А чуть ли не за пятнадцать лет до Распутина повесть, которая так и называлась — "Дезертир", опубликовал у себя на родине, а потом в Москве замечательный писатель, участник Отечественной войны Юрий Гончаров, живущий в Воронеже. И вот при всем этом, не моргнув глазом, благим матом: "Запретили! Замолчали!.." И ведь так всегда и во всем...

А в чем же "внезапность трактовки"? А вот слушайте: "В Советском Союзе в войну дезертиров были тысячи, и даже десятки тысяч, о чем наша история сумела смолчать..." Во-первых, откуда знать велосипедисту Анике о "десятках тысяч", если в Истории Великой Отечественной войны он так безграмотен, что даже, как увидим дальше, не знает, где он сам-то воевал. Во-вторых, а с какой стати аж сама История должна заниматься хотя бы и "десятками тысяч" шкурников и трусов, оказавшихся в многомиллионной армии? У Истории есть дела поважней. И потом, уж чья бы корова мычала: сам нахваливает мастерство фашистских летчиков, афиширует бесстрашие и ловкость румынских диверсантов, а о героизме защитников Брестской крепости и Одессы, Москвы и Ленинграда, Севастополя и Сталинграда, о мужестве всей Красной Армии — не только "сумел смолчать", но и все это оболгал, уверяя, например, что в 41-м году мы бежали в панике по 120 километров в день, — да что ж тогда помешало немцам через две недели быть в Москве? И ведь сам Гитлер признавал уже в конце войны, что ни в одной капании немецкая армия не одолевала в день больше 50 километров, и притом — лишь короткое время.

И вот венец похвалы: "В отблещенной советской литературе немыслимо было вымолвить даже полслова понимающего, а тем более сочувственного к дезертири. Распутин — переступил этот запрет". И на девятом десятке не устаёт выдавать отблещенные образцы лжи. Валентин Григорьевич, да вы поняли, что он сказал публично и вам в глаза, или до вас не дошло сквозь трепет торжественной церемонии? Я всегда считал, что герой повести Андрей — это не родной брат гоголевского Андрия, сознательно предавшего своих и заслужившего смерть, что он не шкурник и трус, а лишь оступился, допустил слабость, не устоял перед соблазном, но в жестоких условиях войны и это было недопустимо, и это привело к страшной беде. Суть повести выражена уже в самом заглавии, и я толковал его так: "Что ж, война кончилась, 7 июля 45-го года была амнистия дезертирам, черт с тобой, ЖИВИ, но всю свою жизнь ПОМНИ, какой тяжкий грех на тебе, сколько зла натворил — не только предал свою армию, своих живых и убитых товарищей, но и стал причиной безмерных мучений, а затем и гибели любившей тебя жены, беременной твоим долгожданным сыном. " Автор сурово осудил дезертира и справедливо наказал его, виновника таких бед. "Ничего подобного! — заявил меч Божий, — Распутин сочувствует дезертиру!" Как же вы, Валентин Григорьевич, могли проглотить это?

Увы, проглотил, принял, да еще пять раз "спасибо" сказал в ответной речи: "великое и огромное спасибо" — персонально благодетелю за саму премию, еще одно "спасибо" — ему же за "мудрое слово", в котором он раскрыл автору глаза на его собственную повесть, два подряд "больших спасибо" — членам жюри, дружно проголосовавшим за премию, и последнее пятое "спасибо" — аудитории, то есть Андрею Вознесенскому, Бэле Ахмадулиной и всем остальным.

НЕКОТОРЫЕ МЕСТА затейливо витиеватой и несколько натужной, но возвышенной лауреатской речи В.Распутина я не совсем понял. То, что оратор опять поставил рядом Октябрьскую революцию и нынешний сатанинский переворот, который, по его мнению, "сродни революции"; то, что советскую эпоху, когда он лично под тяжестью гонораров и орденов, премий и звезд безбожно благоденствовал, теперь называет "мрачным временем безбожия", — все это уже не удивляет. Озадачивает и огорчает другое. Прежде всего — дух покорства, уныния и безнадежности. Так прямо и говорит, предлагая понимать это как позицию патриотов: "Мы, кому не быть победителями... Все чаще накрывает нашу льдину, с которой мы жаждем надёжного берега... И на стенания этих чудаков, ищущих вчерашний день, никто внимания не обращает. Они умолкнут, как только искрошится под свежим солнцем их убывающая опора... " Да, стенаний у нас много. Но живые впечатления бытия не позволяют мне разделить уныние писателя, если в данном случае он представлял точку зрения патриотов. Не могу согласиться и с тем, что все наше общество "низким сделалось пропитано" (так в тексте!). Конечно, низкого, убогого кругом много, если даже не выходить за литературные пределы. И все же я не приемлю мрачного уныния, покорства и обреченности Распутина. Я вижу кругом множество прекрасных людей.

В начале своей речи лауреат опять же в весьма скорбном тоне сказал: "Чего мы ищем?.. Мы, кто напоминает, должно быть, кучку упрямцев, сгрудившихся на льдине, невесть как занесенной ветрами в теплые воды. Мимо проходят сияющие огнями огромные комфортабельные теплоходы, звучит веселая музыка, праздная публика греется под лучами океанского солнца и наслаждается свободой нравов..." Впечатляющая картина. Но неужели среди этой публики на одном из сияющих теплоходов не видит Распутин своего кумира? Это ж он, наслаждаясь свободой нравов, под веселую музыку обрушил на нас потоки лжи и клеветы. Это он под лучами солнца ельцинской демократии веселит и греет "уже хладеющую кровь", в частности, и такими вот церемониями.

И закончилась речь возвратом к тому же образу: "С проходящих мимо, блистающих довольством и весельем океанских лайнеров кричат нам, чтобы мы поднимались на борт и становились такими же, как они". Кому это — нам? Мне, например, не кричат. И неужели Распутин опять не слышит, что кричат ему персонально: "Герой труда! К нам, на лайнер "Новая Россия!" Да не забудь захватить орден Ленина!" И уже спущен на воду трап в 25 ступенек... Горько и больно за большой талант…

На упоминавшемся съезде писателей Распутин вдохновенно говорил о нашем языке: "Один русский язык — это неумолчное чудо в руках мастеров и в устах народа, занесенное на страницы книг, — один он, объявший собою всю Россию, способен был поднимать из мертвых и до сих пор поднимал". Прекрасно! Но почему же проницательный писатель в языке Солженицына не видит того, что видят читатели? Мне уже не раз доводилось писать о текстах Солженицына, поэтому не буду повторяться, а лишь отмечу главную тенденцию.

Солженицын давно объявил: "В душе я мужик!" А некто Бернард Левин, живущий в Англии знаток России, кажется, из Жмеринки, однажды уверял в лондонской "Таймс": глядя, мол, на Солженицына и читая его писания, "начинаешь понимать, что означало когда-то выражение "святая Русь". Вот писатель и лезет из кожи вон, чтобы показать, какой он литмужик на святой Руси. Его тексты просто кишмя кишат поговорками да прибаутками. А тут еще и глубочайшие афоризмы своего собственного изготовления. Например: "Отмываться всегда трудней, чем плюнуть". Кто оспорит? И тут же инструкция или, уместнее в данном случае сказать, директива: "Надо уметь быстро и в нужный момент плюнуть первым". Под этим девизом и прожил всю столетнюю жизнь. И ведь сей девизик ничуть не слабее чубайсовского партийного лозунга "Больше наглости!", так возмущающего Распутина. Это просто разные варианты одной и той же человеческой натуры. А сработал Солженицын свой девиз еще в ту пору, когда Толик Чубайс ходил в пионерах и возглашал: "К борьбе за дело Ленина-Сталина всегда готов!". Так что пальма первенства за Александром Исаевичем.

Естественно, что при такой натужности и вымученности частенько случаются промашки и даже, извиняюсь за выражение, анекдотические нелепости как с языком, так и с набожностью. Есть, например, простонародное крестьянское выражение "ехать на лошади охлюпкой" или " охлябь", т.е. верхом без седла. Можно найти его у Даля: "Хоть бы охлябь, да не пеши", "Хоть охлябь, да верхом". Встречается и у Шолохова в "Поднятой целине": "Ты поедешь охлюпкой, тут недалеко". Словцо конечно, соблазнительное, и не устоял литмужик, сцапал — "Чем я хуже Шолохова!" — и в свой текст: "Сели на лошадей охляблью... " Ишь, какой хвостик присобачил. В чем дело? Да просто когда из Даля переписывал на фантик, то в вечной рваческой спешке и суете не так переписал...

А порой случается у Солженицына и так, что он употребляет даже не искореженные или неуместные речения, а прямо противоположные тем, что требуются по смыслу. Например, там, где надо сказать "ничком" или "ниц", т.е. лицом вниз, он пишет "навзничь", и наоборот. Или: "Офицер на зенитном пулемете выдержал поединок с тремя "мессерами". Во-первых, что значит выдержал? Сбил, что ли, всех? Или просто постреляли друг в друга и расстались? Во-вторых, какой же это "поединок", если трое против одного. Поединок это когда Немцов и Жириновский хлещут друг другу в лицо "пепси". Это схватка Явлинского и Чубайса: "Вы уникальный лжец, дорогой Анатолий Борисович!" — "Вы уникальный бездельник, милый Григорий Алексеевич!"

Настоящий литмужик должен, конечно, еще и демонстрировать полное пренебрежение к орфографии. Разумеется, в том же изобилии есть у Солженицына и это: "прИуменьшать", "на мелководьИ", "заподозрЕть", "вещи бросаются в тут же стоящИю бочку", "КишЕнев", "ТарусСа", "ТартусСкий", "КЕрилл", "ВячИслав", "Черчиль", "Ким-ир Сен", "ФилЛипс", "восСпоминания". "агГломерат". "нивелЛировать", "балЛюстрада", "карРикатура", "асС" и даже представил в ложном свете "анНальное отверстие"...

Нам могут сказать: "Ну что вы лезете! Тут живой классик, титаническая личность, а вы суете ему "анНальное отверстие". Смешно и нелепо!" Так-то оно так, но ведь мы тут всего лишь пытаемся следовать за самим титаном. Однажды он обнаружил, что некий ответственный товарищ вместо "ботинки" написал "бАтинки", и не в книге, изданной в Париже, а в служебной деловой бумаге. На дворе стояла весна 1953 года. Солженицын только что вышел из лагеря. Но даже радость свободы не могла смягчить его гнева и презрения, он запомнил эту ужасную ошибку и через двадцать с лишним лет предал её гласности в своем "Архипелаге", главной книге жизни... Но кто он был, тот ответственный товарищ — один из руководителей Союза писателей? министр? академик? секретарь обкома? Нет, это инспектор одного из райпо Джамбульской области Казахстана. Да и русский язык-то для него не родной, он казах. А ошибочку он сделал не в бестселлере, изданном многотиражно чуть не во всем мире, а в ведомости по учету товаров, составленной в связи с ревизией магазина в ауле Айдарлы. Вот какого масштаба объекты избирает титан и меч Божий для беспощадного обличения и уничтожающего сарказма. А почему? Да потому только, что деятель райпо однажды досадил будущему нобелевскому лауреату. Он такие вещи помнит всю жизнь и никому не прощает ни на Пасху, ни на Рождество, ни на Прощеное воскресенье.

Ну и для выразительности картины приведу еще один примерчик, хотя тут речь идет уже и не о сосбственно языке, а всё о том же рвачестве и вранье. Выступая 30 июня 1975 года на митинге перед рабочими и профсоюзными деятелями США, Солженицын так вспомнил последние месяцы войны: "Мы думали, что вот мы дойдём до Европы (из азиатской Московии. — В.Б.), мы встретимся с американцами... Я был в тех войсках, которые прямо шли на Эльбу. Еще немного — и я должен был быть на Эльбе и пожать руку вашим солдатам. Меня взяли незадолго до этого в тюрьму. Тогда встреча не состоялась... И я пришел сейчас сюда вместо той встречи на Эльбе с опозданием на тридцать лет. Для меня сегодня здесь Эльба!.." Это так тронуло слушателей, что некоторые разразились рукоплесканиями, а кто-то, возможно, и прослезился. Нас удерживает от этого одно досадное обстоятельство: Солженицын на Эльбу попасть не мог, даже если бы его и не "взяли в тюрьму". Дело в том, что на Эльбе, в Торгау,25 апреля 1945 года с американцами встретились войска 1-го Украинского фронта. А Александр Исаевич храбро командовал своей беспушечной батареей звуковой разведки в Восточной Пруссии, где, между прочим, в это время был и я. Это от Эльбы несколько далековато — поди, верст 600-700. На самом деле 48-я армия, в которой он служил, "прямо шла" на Вислу, где встречи с американцами быть не могло.

Я могу предложить поистине феноменальному заявлению Солженицына лишь такое объяснение. 48-я армия шла не на Эльбу, а на... Эльбинг. Это город недалеко от Вислинского залива. Вероятно, в наступающих войсках часто восклицали: "Эльбинг! Эльбинг!.." Солженицын не мог этого не слышать, ну и... Слышал Ваня звон... Вероятно, в его голове, как в конце концов и в доме Облонских, всё прояснилось бы, доведись ему дойти до Эльбинга, но Ваню "взяли" 9 февраля, а Эльбинг взяли 10-го, лишь на другой день после того, как Красная Армия, увы, осталась без Александра Исаевича и продолжала воевать в одиночестве... Всё это правдоподобно, конечно, при том условии, если он не наврал лопоухим американцам сознательно.

Но вот что самое интересное: в книгах Солженицына, изданных у нас, вы всех этих ошеломительных чудес не найдете, они только в парижском и других заграничных изданиях. Как так? Дело тут в одном из несомненных преимуществ социализма перед капитализмом: у нас во всех редакциях и издательствах всегда существовали бюро проверки и корректорские отделы, они очищали рукописи от нелепостей и ошибок. А на прогрессивном Западе, во всем цивилизованном сообществе, издатели не желают тратиться на такие службы. Поэтому если у нас Солженицын появляется перед читателями в милосердно приукрашенном виде, то там — голеньким! Бесспорно, в этом есть своя прелесть, но как бы то ни было, а благодаря социализму Александру Исаевичу долгое время удавалось фигурировать в образе довольно грамотного сочинителя. За одно это ему до конца жизни молиться бы на советскую власть, а он без устали хаит да еще брюзжит: "Безграмотная эпоха!.. Образованцы... "

Цитированный выше читатель А.А.Сидоров, по-моему, совершенно прав, утверждая, что талант Солженицына уничтожила антисоветская злоба. Злоба же лишает и чувства языка, если зачатки его все-таки есть. И тут я приступаю к самым печальным строкам своего повествования...

Мне кажется, что и у Валентина Распутина тоже появились признаки этой тяжелой профессиональной болезни. Нет, еще не глухоты, но уже некоторой тугоухости. Первый раз я подумал об этом еще в тот день, когда на съезде народных депутатов СССР он с трибуны сказал: "А не выйти ли России из состава Союза?.." Я обомлел... Неужели человек не знает, что ведь поистине "вначале было слово", неужели неведома ему мистическая сакраментальная природа языка, его волшебная сила?.. Есть же слова, которые просто нельзя произносить, уж тем более на всю страну. Этого не понимают иные труженики пера, готовые до бесконечности мурыжить, например, гнусную байку насчёт баварского пива, но мастер-то должен знать, что: “Солнце останавливали словом,/Словом разрушали города... “ И в разрушении нашей Родины черное слово сыграло огромную роль…

Но вот дальше — цитата из Евангелия от Матфея. Хоть это ныне и замуслено, но — как возразишь? Скажут — сталинист. Лучше напомним, что такое цитирование тоже, как и высокий штиль праздничной речи, кое к чему обязывает. Оратор сказал: "В мрачные времена безбожия литература в помощь гонимой церкви теплила в народе свет упования небесного... Из книг звучали заповеди Христовы, и ликовала от восторга читательская душа: Он есмь... " То есть жив Христос. Прекрасно! Однако почему же "есмь"? Ведь это первое лицо единственного числа: аз есмь. А дальше — то: еси... естмы… есте... суть. Конечно, всем знать это вовсе не обязательно, но если ты употребляешь такие слова в помощь гонимой церкви, то должен за это отвечать... Божье милосердие безгранично, но всё же не напоминает ли "Он есмь" отчасти солженицынскую "охлябль"?

И ведь до чего это характерно ныне! Нахватаются библейско-церковных словечек "окормлять", "нестроения", "Голгофа" и ликуют: "Возрождается святая Русь!.." А часто и не понимают слова эти, как и где можно употреблять их...

Да, подобные речения требуют деликатности, ибо, как сказал Ярослав Смеляков: “Владыки и те исчезали/Мгновенно и наверняка,/Когда невзначай посягали/На русскую суть языка...”

Вот Осип Мандельштам. Уж, казалось бы, эрудит — дальше некуда, аж под завязку. Но вот что писал в своих "Стансах": “Я должен жить, дыша и большевея,/Работать речь, не слушаясь, сам-друг...” Сам-друг значит вдвоём, а ведь поэт хотел здесь сказать "один", никого не слушаясь, совершенно самостоятельно.

У Блока же в куликовском цикле читаем: “Мы, сам-друг, над степью в полночь стали”. Сам-перст, сам-друг, сам-третей, сам-четвёрт... Один, вдвоем, втроем, вчетвером... И опять повторю: сейчас не обязательно всем это знать. Но Блок знал. В чем же дело? Да только в том, что молоко у матери Блока было совсем другое, чем у матери Мандельштама...

Но, к слову сказать, при всей непохожести двух поэтов невозможно представить ни того, ни другого получающим премию в долларах, заработанных на том берегу клеветой на Россию.

Я знаю, кому в будущем году Сараскина контора предложит свою премию. Человеку, под руководством и верховным редактированием которого в этом году изданы два биографических справочника о писателях-фронтовиках, живых и мертвых. Из обоих книг изъяты сведения о том, что большинство писателей — члены партии. Не было на фронте писателей-коммунистов! Одни сплошь беспартийные. Как же за это не дать премию Солженицына Ивану Андреевичу Колосу.

Предложение: куда вкладывать деньги для получения прибыли 7 с гарантией.

Владимир Бондаренко ПРЫЖОК С КОРАБЛЯ СОВРЕМЕННОСТИ

"Муж в могиле, сын в тюрьме,

Помолитесь обо мне…"

Анна Ахматова

КУДА ПЛЫВЕТ СЕГОДНЯ РОССИЯ? Если мы на самом деле, как сказал Валентин Распутин в своей речи на вручении солженицынской премии, плывем на льдине "…занесенной случайными ветрами в теплые воды", то не истает ли вся льдина, пока доберемся до берега? И до какого берега мы хотим добраться? "Где-то этот берег должен быть, иначе чего ради нам поручены столь бесценные сокровища?" Значит, и Валентину Распутину неведомо, что за берег нас ожидает, но знает он, какие бесценные сокровища русской историей, русской литературой, русским народом доверены той кучке упрямцев, которые не собираются сходить с истаявшей льдины ни на какие лайнеры. Или потонем вместе с до конца истаявшей льдиной на виду у заморских лайнеров, или доплывем до неведомого еще берега новой русской государственности, а там с русской настойчивостью, терпеливостью и сострадательностью сумеем вновь, уже в новой России, привести и иную жизнь к нашим национальным идеалам.

Весь этот ритуал вручения премии одним известным русским писателем Александром Исаевичем Солженицыным другому, не менее известному, отстаивавшему все эти безумные годы преступного ельцинского правления русские национальные идеалы, истовому служителю России Валентину Григорьевичу Распутину крайне не понравился красной части нашей патриотической оппозиции, взгляды которой и выразил в своем памфлете "Приглашение на лайнер" Владимир Бушин. Для красной оппозиции это присуждение становящейся единственной общенациональной премией несомненному лидеру русской национальной прозы Валентину Распутину стало чуть ли не оскорблением. Поразительно совпадение крайних сторон. Вволю поиздевались над этой же премией и радикально-либеральные круги прозападнической интеллигенции, которые давно Солженицына за ретрограда и черносотенца держат, несмотря на все его компромиссы и осторожность в высказываниях. А уж Распутина кто только ни поносил в той же самой "Литературной газете" за чуть ли не профашистские, "красно-коричневые" взгляды. Не уступают либералам в своей критике этой премии и бывшие союзники по единому патриотическому фронту из красного спектра антиельцинской оппозиции. Скажу честно, к сожалению, Владимир Бушин не одинок, и его критика — это не глас отчаявшегося одиночки, а мнение тех, кто Россию представляет только в красном, и никаком другом цвете…

Главная беда публициста Владимира Бушина в том, что он искренне считает себя лишь "родом из Октября", и ни днем раньше, иной истории для него не существует (кстати, именно на фоне подобного ограниченного видения русской и мировой истории и мог возникнуть нынешний постмодернистский феномен псевдоисторических писаний Фоменко), потому и отсутствует в сочинениях Владимира Бушина объемное видение, потому не грех бы ему понять, что и победы Александра Суворова, и победы Георгия Жукова обусловлены единым русским характером, их можно и нужно объяснять не одной лишь идеологией, господствовавшей в ту или иную эпоху в России, не формой государственности в тот или иной период истории, а единой русской национальной идеологией, единым русским духом, Владимиру Бушину почаще бы вспоминать слова Пушкина: "Там русский дух, там Русью пахнет"... Не случайно же в дни Великой Отечественной войны с благословения Сталина стали вновь в ходу выражения: "мы — русские люди", "русский характер", "братья-славяне". Даже такие далекие от патриотизма писатели, как Константин Симонов и Александр Борщаговский, писали книги со столь "шовинистическими " названиями.

По мнению Владимира Бушина, то, что не "красное", не может быть поддержано государственниками, а уж коммунисты-то, как он считает, начиная с октября 1917 года и по 1991 год никаких не делали ошибок. И революция, что февральская, что октябрьская, по его мнению, никак не могла быть подлой. И безбожие советской власти критиковать не годится. Какое-то школьное, пионерское восприятие революции и всех последующих десятилетий. Но революцию-то, уважаемый Владимир Сергеевич, делали не столько Сталин, сколько Троцкий, Зиновьев, Каменев и другие ленинцы, как с ними-то быть? Воспевать или вновь казнить? А в дальнейшем все депутаты ХХII съезда КПСС единогласно проголосовали за то, чтобы выкинуть Иосифа Сталина из мавзолея. Как к этому факту относиться? Я уже давно считаю, что причиной мгновенного падения и царской монархии в феврале 1917 года, и коммунистической власти в 1991 году было отсутствие в достаточном количестве русской национальной элиты, формирующей все органы власти. Как говаривал Дэн Сяопин: "Я — прежде всего китаец, а потом уже коммунист". Вот почему в Китае и идет все иным путем. И мы им можем только завидовать… Нужна прежде всего национальная власть, монархия ли, республика ли, или даже диктатура, но национальная… Я сам никогда не противопоставлял советские достижения — царским, а позже ельцинские разрушения — советским стройкам. Все едино, одно проистекает из другого, и все это цепь событий единой русской истории.

Скажу честно, что и понятие советский я еще с тех, советских, времен отделяю от понятия "красный", марксистский. Советские инженеры, советские ученые, советские спортсмены, советские артисты вряд ли всерьез понимали, что такое марксизм. И вряд ли согласовывали с какими-то марксистскими философемами свои действия районные и областные начальники… Другое дело, что они были — государственниками и коллективистами, понятие советскость и обозначало в особой форме переработанное русским народом соборное начало. Прав был Валентин Распутин, когда писал о том, что наш народ в тяжелейших условиях, часто на краю гибели, но по-своему русифицировал социализм. Постепенно, год за годом, десятилетие за десятилетием выдавливая из него все то, что было русскому народу чуждо. В конце концов, наш народ и состоял из Иванов Денисовичей и Иванов Африкановичей, не только все невзгоды стерпевших, но и переиначивающих основу жизни по своему национальному руслу. И русло это определяли народные традиции, русские национальные корни…

Но не сумели мы все — русские патриоты, русские государственники, подобно китайцам, по-настоящему повлиять на ход неизбежных преобразований в стране, не сумели повести крайне необходимые реформы по своему национальному пути. Мешала этому равно и вся партноменклатура, в конце брежневского периода устроившая для себя райскую жизнь и возмечтавшая о капитализме под своим номенклатурным крылом. Мешал и так называемый цивилизованный Запад, традиционно мечтающий о разрушении русской сверхдержавы, в любой ее форме существования, независимо — царская ли это монархия или коммунистический режим. Мешала и обильно расплодившаяся так называемая прогрессистская интеллигенция, кормившаяся из рук советской власти, но эту власть и презиравшая, восторженно-инфантильно поклонявшаяся любым западным ценностям.

Именно из-за отсутствия сильной русской национальной элиты после внезапного краха коммунистического режима к власти пришли радикальные либералы. Тотально разрушившие уже все основания государственной жизни как давние национальные, так и советские. Именно об этом разрушении и говорил недавно по НТВ Александр Солженицын. Именно об этом годы и годы пишет Валентин Распутин. Лет десять в России просто заговорить о государственных и русских национальных интересах считалось преступлением.

Вот против радикального западнического либерализма, исключающего не только советские, но и православные основы жизни нашего народа, нашего государства, объединились лет десять назад красные и белые патриоты.

Вот почему наша газета "День" печатала эти годы статьи и очерки Игоря Шафаревича и Татьяны Глушковой, Сергея Бабурина и Альберта Макашова, Михаила Назарова и Сергея Кара-Мурзы, Станислава Говорухина и Владимира Бушина. Одни спасали "советский Рай", другие — гораздо более глубинные национальные основы русского народа. Всех в либеральной прессе и по телевидению звали одинаково — "красно-коричневые"… Владимир Бушин заблуждается, приравнивая Валентина Распутина к Яковлеву, Горбачеву и Ельцину. Никогда ни Валентин Распутин, ни Василий Белов, ни Федор Абрамов, ни Владимир Солоухин, ни Борис Абрамов не принадлежали к партноменклатуре, никогда они не были и марксистскими писателями, каким был Владимир Бушин. Честь и хвала Владимиру Бушину, что он не отрекся от своего последовательного марксизма, от своих книг об основоположниках, как отреклись Егор Яковлев или Михаил Шатров… Но ведь вся деревенская проза и в советское время утверждала совсем иные ценности. И абсолютно прав Александр Солженицын, сказав в своем слове о Распутине: "Ничего не свергая и не взрывая декларативно, большая группа писателей стала писать так, как если б никакого "соцреализма" не было объявлено и диктовано… эту группу стали звать деревенщиками. А правильно было бы назвать их нравственниками — ибо суть их литературного переворота была возрождением традиционной нравственности…" Никогда и ни в чем они не предавали своих идеалов. Как их клевали частенько при советской власти, так их клюют при демократах. Часто клюют одни и те же люди, называющие себя в былые времена интернационалистами, а сегодня — космополитами. Они и в руководстве партии оказали предателями, вскормили всю эту свору Яковлевых, Шеварднадзе и Горбачевых. Так что, уважаемый Владимир Сергеевич Бушин, Солженицына и Распутина, наверное, упрекать можно во многом, но только не в участии в развале советского строя, все-таки команда Александра Яковлева и Михаила Горбачева формировалась не в диссидентских подвалах, не в мюнхенском здании уже полузабытой НТС, не в Вермонте и не на Байкале, а прямо на Старой площади… И Владимир Бушин, как лучший советский публицист, и Ксения Мяло, как умнейший красный идеолог — тоже виновны в том, что произошло с красной идеей, в том, что били в своих статьях лишь по внешним врагам, не желая замечать "ползучую контрреволюцию" внутри самой коммунистической элиты. Зачем же сейчас вам набрасываться на "лебедино-белую, видимо чистую, православную "Святую Русь"? Она, что ли, виновница нынешнего крушения государства? Стоит ли все печали нашего времени сводить к "антисоветизму" Александра Солженицына и Валентина Распутина? Оставляя в стороне все фельетонные приемы статьи Бушина, я хочу выделить главное в вышедших статьях и этого автора в "Завтра", и Ксении Мяло в "Нашем современнике".

НЫНЧЕ, НА МОЙ ВЗГЛЯД, происходит определенный разрыв между белыми и красными патриотами. Тому подтверждение — и не столько антисолженицынская, сколько антираспутинская статья Владимира Бушина "Приглашение на лайнер", и гораздо более глубокая, но не менее категоричная статья Ксении Мяло "Огненный лик", опубликованная в пятом номере "Нашего современника".

И на самом деле, верно же утверждает Ксения Мяло, признать правоту "всех, кто бил коммунистов", — это значит, признать правоту и Гитлера, и гестапо, на самом деле, взрыв мавзолея Георгия Димитрова в Софии — это мистическое признание правоты Геринга на Лейпцигском процессе о поджоге рейхстага. Но значит ли это, что "на уровне веры остается лишь склониться перед непостижимостью Божественного промысла, судившего именно красной, внешне безбожной России стать его орудием"? С этим я позволю себе не согласиться. Ксения Мяло пишет, что "Провидение судило России быть… несущей знамя цвета Михаила Архангела — красное" во время великой битвы с фашизмом. Если это так. И лишь красная идея вела русские полки на смертный бой, зачем же Иосиф Сталин вводил, вернее, возвращал совсем иные, не красные атрибуты государственности — погоны офицерские, ордена Кутузова и Суворова, зачем реабилитировал Церковь, сам использовал православную семантику? Я думаю, для того, чтобы во имя Победы опереться на более надежный народный фундамент, нежели марксистские догмы. Собственно, и русификация режима началась именно в годы войны… Но не буду сейчас спорить по частностям. Хочу понять природу ныне разрастающегося конфликта. Казалось бы, одно и то же пишут в осуждение ельцинского режима и Александр Солженицын, и Геннадий Зюганов. Оба признают тотальное разрушение чего-то состоявшегося, разрушение науки, экономики, культуры, сложившихся именно в советский период. О сталинском Разбеге в Будущее и последующей инерции Разбега вплоть до брежневских времен пишет Солженицын и в недавнем рассказе "На изломах". Казалось бы, одно отношение к Победе всего народа и в последних рассказах Леонида Бородина и в таких же ностальгических сюжетах "После Победы" Татьяны Глушковой… Но почему именно сегодня происходит столь четкое отчуждение друг от друга белых и красных патриотов, непризнание правоты друг друга, даже когда эта правота схожая?

Наибольшее сближение всей патриотической оппозиции состоялось в 1993 году, именно в дни трагического кровавого октября Леонид Бородин подвозил на своей машине грузы осажденным анпиловцам. Именно там, у осажденного ельцинскими палачами Дома Советов, соединились хоругви и красные знамена. Торжествующий либерализм орал "Раздавите гадину!", в понятие гадина входила и Православная Церковь, и державность любого толка, в те дни выступали вместе на митингах Игорь Шафаревич и Владимир Бушин, Эдуард Лимонов и Владимир Осипов…Россия сопротивлялась нашествию либерализма и лебедино-белым щитом, и красно-сталинским щитом.

Не знаю, что было бы, победи тогда советско-державные силы, может быть, вновь партократы всех мастей оттеснили бы в сторону всех приверженцев традиционализма и русскости? Я знаю искренность лидеров национально-большевистского крыла в КПРФ, того же Геннадия Зюганова или Юрия Белова, их программы национальной русской демократии, но я знаю, что многие именно русские национальные шаги в развитии КПРФ успешно тормозились партийными функционерами. Приди к власти второй обкомовский эшелон, как бы не пошли они путем первого горбачевского эшелона? Я знаю, как умело отдаляли они от своего коммунистического центра того же генерала Макашова, как отдали на съедение врагам генерала Рохлина, проголосовав за снятие его с поста председателя думского комитета по обороне. Да и в культурной программе ставка многими партаппаратчиками делалась отнюдь не на лидеров русской национальной культуры, не на Белова с Распутиным, а на Иосифа Кобзона, Муслима Магомаева и других деятелей позднебрежневского периода…

Но что ушло, то ушло, реальные шансы на победу и приход к власти в России были упущены красной оппозицией. В НПСР некоммунистическое крыло оттеснялось в сторону до такой степени, что с неизбежностью сама организация, как союз всех патриотических сил, развалилась. Это была одна из стратегических ошибок красной оппозиции. Казалось бы, логика в их поведении была, КПРФ и численно, и финансово определяла все в этом "красно-коричневом" союзе. Почему бы им и не пренебречь было карликовыми, маловлиятельными организациями союзников на выборах в Думу? Но не став партией национальной идеологии, партией общенациональной оппозиции, они превратились лишь в ограниченный левый фрагмент общества.

Раскол в красно-белой оппозиции мне видится, увы, именно сегодня, когда уходит в прошлое ельцинский режим в его наиболее оголтелой радикально-либеральной, мафиозно-коррумпированной форме. Кончается эпоха ельцинского развала. Что будет дальше, еще никто не знает, но по крайней мере семантика путинских идеологов явно державная. Общая беда сплачивала ряды всех, кто не принимал Ельцина, как символ разрушения всех основ государственности. За Геннадия Зюганова, в противовес Ельцину, голосовали Андрей Синявский и Дмитрий Балашов. В числе его ближайших сподвижников числились монархист Вячеслав Клыков и национал-либерал Станислав Говорухин. Сегодня уже такого единения быть не может. Путинский державный стиль явно импонирует многим лидерам белого патриотизма. И потому не о предательстве идет речь. Красным знаменам в самый дружный период Фронта национального спасения не присягали ни Игорь Шафаревич, ни Михаил Назаров, ни даже Василий Белов. Державности — да! Русскому сплочению — да! Расцвету Православия — да! Кто сегодня претворяет в жизнь русские национальные идеалы, кто возрождает национальную Россию, тот и получит поддержку большинства русского населения.

Конечно же, путинская форма жесткого державного правления привлекла многих из тех, кто в чем-то даже последовательнее, чем коммунисты с 1991 года по 1999 год, боролся с ельцинской катастрофой. Их не пугает даже участие в этом правлении Бориса Березовского. Если таким, как Березовский, отрезаны пути на Запад, если их капитал арестовывается в Швейцариях и Америках, значит, поневоле они станут поборниками русского национального капитализма. Как в кулуарах признается бывший крутой оппозиционер Александр Невзоров, если Березовский дает ему возможность последовательно добивать НТВ, то он не хочет упускать эту возможность. В каком-то смысле Ксения Мяло права, утверждая в своей статье, что в начале перестройки и она, и ее друзья с уважением относились к патриотической белой эмиграции : "И чувство это у многих — сужу по себе, своему кругу — было во многом искренним: слишком велики были человеческие трагедии, стоявшие за эмигрантами первой волны, слишком односторонним освещение белого движения в советской историографии, да и, казалось, объединяло нас нечто общее и большое — Россия. И ради нее, думалось, мы сможем встать выше личных политических пристрастий. Сегодня, когда анафемствованиями коммунистов и всей советской истории негласный договор нарушен — причем на сей раз нарушен белой стороной, — я тоже не считаю связанной себя этим договором. К сожалению, сегодня отчетливо видно, что умолчание об иных вещах разрушило изнутри и саму патриотическую оппозицию. Она, продолжая ритуально поносить Березовского, несет в себе солидный блок людей, которые в глубине души солидарны с ним.., и вместе с герольдом патриотизма а'ля ОРТ Михаилом Леонтьевым восхищаются Пиночетом, как непреклонным борцом с коммунизмом". Ксения Мяло считает, что когда белая оппозиция, "подчиняясь ритуалу, несет молитвы и цветы к могилам солдат Красной ведь армии, лучше все-таки не приближаться к этим могилам — чтобы не посылать импульсы неутихающей распри и по ту сторону бытия"… На мой взгляд, это и есть ограниченность детей Октября, ведущих отчет истории лишь с Октября 1917 года. А я-то помню и про тост генерала Деникина за победу Красной армии над фашизмом, и про восторги Ивана Бунина, и не вижу в них ничего противоестественного. Я-то считаю ту великую Победу не красной победой, а Отечественной Победой. Впрочем, так же считал и Сталин. Назвав ту войну не великой коммунистической, а Великой Отечественной… Поэтому не вижу, в отличие от Ксении Мяло, ничего зазорного в том, что белые патриоты несут цветы к могилам погибших солдат, как не вижу ничего кощунственного в том, что после позорных дней правления Ельцина, когда и праздник Дня Победы старались отменить, сегодня его вновь делают важнейшим праздником России, ибо все-таки победила там, на полях сражений, не красная, а русская Россия, и потому Сталин поднял свой великий тост за русский народ.

Сегодня уникальное положение. Если нас не обманут надежды, и если Россия в совсем иных формах своего существования начнет воссоздавать из руин свою промышленность, науку, культуру, естественно, русские патриоты будут всемерно поддерживать такие шаги. Естественно, ортодоксы с красным мышлением, представляющие Россию лишь марксистской и никакой больше, будут с негодованием отвергать любые формы сосуществования с такой Россией, замыкаясь в свою ностальгическую нишу.

Они считают, что в России "нет идеи, способной мобилизовать энергию, равновеликую" … любой черной энергии, будь то фашизм или нынешняя мировая закулиса, возглавляемая США, …"кроме идеи Красной — такой, какой воплотила ее Россия, опираясь на идеалы собственной народной жизни".

Что ж, пусть красные идеологи для начала самокритично и разберутся, что произошло с их Красной идеей, и куда она эволюционизировала в цэковских кабинетах. А мы подумаем. Не преждевременно ли Владимир Бушин, Ксения Мяло, Татьяна Глушкова и иные красные публицисты упрекают белую идею во встраивании во власть? По крайней мере, и выступление Валентина Распутина на вручении ему солженицынской премии, и выступление Александра Солженицына по телевидению никак не назовешь встраиванием в путинскую власть. Скорее, оба выступления явно пессимистичны. Оба писателя ставят трагический вопрос: уцелеет ли сама Россия? Александр Солженицын "пока что слишком мало надежд" видит в путинском правлении. Он убежден, что "Вера нужна. Ясно, что мы потеряли систему ценностей, которые выше нас". Солженицын считает, что если идея насаждается сверху, толку не будет: "Сейчас ничего первее нет, как сбережение народа. Мы вымираем, мы уходим с земли…" Валентин Распутин тоже признает, что "Победители не мы….Традиции и обычаи, язык и легенды… — все это перестает быть основанием жизни..." Так на что же нам всем рассчитывать? "Мы, кому не быть победителями. Все чаще накрывает нашу льдину, оторванную от надежного берега, волной, все больше крушится наше утлое суденышко и сосульчатыми обломками истаивает в бездонной глубине".

Не видит пока национальная русская лебедино-белая оппозиция перемен к лучшему. Разве что Никита Михалков, как всегда на коне. Так он будет на коне при любом режиме. Он встроится хоть в Гусинского, хоть в Березовского. А даже такой белый оптимист, как Олег Осетинский, уже поумерил свои восторги перед Путиным, замер в ожидании…

Получается, что и белая оппозиция, подобно красной, сегодня не у дел. Получается, что, может быть, не потребуются новому режиму ни Солженицын с Распутиным, ни Бушин с Ксенией Мяло, ни Игорь Шафаревич, ни Татьяна Глушкова…

В таких условиях не напоминает ли нынешняя полемика в оппозиционной печати споры в тесной тюремной камере 1937 года, где какой-нибудь левый эсер доругивался с правым кадетом, а монархист все доказывал свою правоту меньшевику? История тем временем шла совсем иным путем… Или еще одно сравнение — битвы в русской эмигрантской печати. В Советском Союзе строились Магнитки и ДнепроГЭСы, шли политические процессы 1937 года, деревня переживала трагичнейшие годы коллективизации, а эмигрантская печать все выясняла, кто же больше всех из них виновен в крушении монархии. И там были свои непримиримые Бушины и свои Татьяны Глушковы, и там были люди, считающие, что или в России восстановится монархия, или ее необходимо тотально уничтожить. Талантливейший поэт эмиграции Георгий Иванов призывал сбросить на Москву атомную бомбу, в советской России не желали видеть ничего русского. Вот из таких непримиримых и вырастали пораженцы, мечтающие о поражении СССР в битве с фашизмом... Как они похожи на иных красных пораженцев, чуть ли не призывающих создавать партизанские отряды в Чечне. Дабы не допустить русскую победу. Не желающих признавать любую Россию, если она — не в красной упаковке… Спорили в эмиграции младоросы и монархисты, вездесущие меньшевики и угрюмые ровсовцы из белого офицерства. Одни не подавали руки Марине Цветаевой из-за ее красного мужа Сергея Эфрона, ставшего агентом советской разведки, другие не подавали руки Дмитрию Мережковскому за его пламенную поддержку Муссолини, но красный лайнер плыл в это время мимо их раскалывающихся льдин, даже не замечая этих интеллектуальных споров.

ВОТ И СЕЙЧАС: во имя чего ведет свой отчаянный спор Владимир Бушин? С одной стороны, он упрекает Валентина Распутина за его чуть ли не встраивание в нынешнюю систему власти. То вспоминая горбачевский президентский совет, то приравнивая Распутина к сонму красных предателей яковлевско-ельцинского партноменклатурного толка… С другой стороны, он же упрекает писателя за его глубокий пессимизм. Сам Бушин унывать не собирается и не хочет признавать победу низких истин, победу бездуховности. Так и пишет: "И все же я не приемлю мрачного уныния, покорства и обреченности Распутина". Насчет "покорства" (?) Валентина Распутина позволю себе не согласиться. А на чем же сам Бушин основывает свое прекраснодушие? Не на гонорарах же из газеты "Завтра"? Получается, что, осуждая за уныние писателей, тайно-то сам Владимир Бушин уверен, что лайнер "Новая Россия" выплывет, с Путиным за капитанским мостиком. Иначе, чего красному публицисту веселиться? Не на победу же марксизма в будущей путинской России он надеется?

Надо же, "миллионер Александр Солженицын, владелец двух огромных поместий", не знающий, куда девать деньги, печалится о распаде русского национального самосознания: "Самая главная опасность… в том, что было отметено, растоптано национальное самосознание", признает яростное противодействие " некоторой части интеллигенции" воцерковлению России, тревожится о мелькании на телеэкранах всяких побрякушек, и прямо беспокоится отсутствием чувства ответственности у многих видных писателей:

"Позорным считается заикаться о том, чтобы литература служила обществу или каким-то нравственным ценностям. Только — самовыражение. Это просто своевольщина, свободная от ответственности. А чтобы повлиять идейно на общество, у них нет такой цели, намерений, веры и самих убеждений нет… А ведь между тем сочинять фантазии гораздо легче, чем искать правду жизни".

Надо же, "делец Солженицын" вернулся из своего заморского комфорта в гибнущую Россию и не стесняется спорить с властями уже нынешними…

А красный публицист Владимир Бушин не видит поводов для пессимизма, может быть, именно он и занят сейчас "сочинением фантазий", ибо очень уж тяжела нынешняя правда жизни, особенно для убежденных носителей красной идеи.

Чего ради так ополчился Владимир Бушин на двух известных всему миру писателей по той лишь причине, что один из них, старший по возрасту, писатель-фронтовик наконец-то вручил лидеру патриотической русской литературы учрежденную им премию? Не за то, к примеру, ополчился, что Александр Солженицын очень уж осторожно и постепенно двигался к нынешней премии, вручив ее сначала аполитичному филологу мирового уровня, специалисту по древнерусской литературе Владимиру Топорову, затем, угождая либеральному лагерю, вторую премию присудил поэтессе Инне Лиснянской, тут уж сразу как бы задействован и ее муж Семен Липкин, и все их окружение… Лишь на третий раз, как говорится, премия нашла своего героя.

Чему я лично был несказанно рад, соглашаясь с мнением директора Пушкинского дома Николая Скатова, что эта награда вручается как бы и мне, и всем русским национальным писателям.

Я знаю, что теперь к этой премии будут присматриваться наши либеральные оппоненты крайне придирчиво. Делая все возможное, чтобы не рос авторитет этой премии. С другой стороны, они будут давить на Александра Исаевича через его окружение, чтобы подобный "казус" не повторился.

Надо же, все до единой государственные премии России присуждаются исключительно нашим крайним либералам-западникам как в ельцинские, так и в нынешние путинские времена. Обходят национальную русскую литературу и все букеры с антибукерами, не замечая ни роман Владимира Личутина "Раскол", ни стихи Юрия Кузнецова, ни историческую прозу Дмитрия Балашова, ни тем более блестящую баталистику Александра Проханова. И вдруг Александр Исаевич дает пример литературной объективности. Учреждает общенациональную премию. Опаснейший прецедент. Теперь уже и Путину будет неудобно подмахивать указы о премиях исключительно одним Жванецким и Борисам Васильевым… А что если года через два вновь солженицынскую премию вручат Евгению Носову или Владимиру Личутину, Василию Белову или Юрию Кузнецову? Чтобы было неповадно Солженицыну так поступать, полезнее всего в либеральной печати этот распутинский "казус" освистать, что и было сделано, а в патриотической прессе замолчать. Что тоже было сделано... Так кому же нынче на руку эта статья Владимира Бушина? И почему видный русский писатель должен был от нее отказаться? Иным патриотам прощают награды из рук Ельцина, а от Валентина Распутина готова отшатнуться добрая половина советских патриотов за то, что он принял награду из рук Солженицына.

Филологические изыски — это всегда слабость бушинская. Слабость во всех смыслах. И обожает он подмечать реальные и мнимые стилистические огрехи, иногда до трети статьи в ущерб основному тексту отдает скучноватым перечислениям языковых оплошностей — этакая личная слабость автора. И, как правило, слаб он в обнаружении погрешностей языка. Писательский язык — живой язык, и у Достоевского, и у Толстого обнаруживали языковые длинноты, неправильные обороты, мне недавно один известный филолог прислал огромную статью о языковых погрешностях Личутина. Так ведь они не прописи пишут, не диктанты, а творят живую речь, расширяют возможности русского языка. Талантливый писатель всегда пишет с какой-то пуританской точки зрения — безграмотно. Но вот стилиста Владимира Бушина что-то не припоминают ни любители прозы, хотя он автор многих романов, ни любители поэзии, хотя стихи его регулярно печатаются во многих газетах... Может быть, очень гладко написано? Не добавить ли ошибочек для живости?

А ВОТ ОКРОМЯ ФИЛОЛОГИЧЕСКИХ ИЗЫСКОВ, аргументов для идейного спора с Валентином Распутиным наш публицист набрал маловато. Упрекнуть Распутина в том, что он куда-то откалывается, к кому-то неожиданно примыкает и кого-то предает — Бушин никак не может. Сам же и пишет, связь и творческая и личная с Александром Солженицыным у Распутина давняя, еще с советских времен. Да и Александр Исаевич еще с тех же советских времен явно тяготел к деревенской прозе, везде, где можно, высказывая свое восторженное мнение и об Абрамове, и о Белове, и о Шукшине. Даже в опубликованных ныне секретных документах ЦК КПСС пишется о близости Александра Солженицына к писателям-деревенщикам. Что же изменилось с тех пор? Если Владимир Бушин не изменяет своим марксистским принципам, то и нашим признанным деревенщикам ни к чему меняться. Пожалуй, одного Виктора Астафьева в годы перестройки бросает из стороны в сторону, от антисемитского письма Натану Эйдельману и упреков в адрес грузин — до отказа от своего поколения, от братства фронтовиков, от круга авторов "Нашего современника". Но сам-то круг авторов, а это лучшие национальные писатели России, сохранился, и сейчас защищает те же идеалы, что и 30, 20, 10 лет назад. Также стоят на защите традиционной нравственности, на защите русского языка, на защите Православия, — что от партноменклатурной челяди типа Альберта Беляева или Александра Яковлева, что от нынешней банды тех же Гусинских, Гайдаров и Сванидзе. По сути, они борются с той же самой командой ЦК, с теми же Малашенко, Ципко, Гайдарами и другими выходцами их одних и тех же партийных коридоров. Это они и предали нас с вами, Владимир Бушин, и потому многие рядовые коммунисты ушли в оппозицию и сблизились с патриотами и государственниками. Ведь абсолютно точно, что все достижения России в советский период никогда не отрицались ни Валентином Распутиным, ни даже Александром Солженицыным.

Это же слова Распутина: "Сразу после Гражданской войны появились Шолохов, Леонов, Булгаков, Платонов, талант молодого Есенина возрос до гениальности".

О значимости литературы советского времени писали и наши нобелевские лауреаты Александр Солженицын и Иосиф Бродский. Но и не будем забывать, как с русской национальной литературой в годы советской власти постоянно боролись агитпропы всех уровней, передав эту эстафету борьбы уже антисоветскому режиму. Разве не знает Владимир Бушин, откуда взялся в КГБ главный идеологический куратор Филипп Бобков, и не стирал ли он с лица земли корни национальной русской культуры, так же, как это делают его нынешние коллеги в империи "Мост"? Да и главный цензор художественной литературы Солодин до недавнего времени в ельцинском министерстве печати выкорчевывал все патриотические издания, и главной мечтой его было — закрыть газету "Завтра"…

А вот Александр Исаевич Солженицын, не в пример бывшим идеологическим работникам ЦК, возглавившим ныне почти все яро-антикоммунистические движения и издания, сегодня гораздо спокойнее и объективнее оценивает все, сделанное русским народом и в годы войны, и в послевоенный период. Конечно, жаль, что в былые годы возникла эта писательская распря между Шолоховым и Солженицыным. Бывало такое между Толстым и Тургеневым, между Маяковским и Есениным. Но умело воспользовались распрей вечные мировые интриганы, превратили личную неприязнь в общественное противостояние. Я только рад, что сейчас постепенно признает Солженицын свою неправоту: "В том, что "Тихий Дон" — великая книга, я никогда не сомневался. Пусть разбираются те, кому нужно. Не я эту проблему придумал (Вот бы и сказать Александру Исаевичу, кто же придумал и раздул проблему до мирового уровня. — В.Б.)… Мое мнение об этом вообще третично…"

Может быть, это скрытый ответ Солженицына на "Открытое письмо" Валентина Осипова, опубликованное в "Независимой газете"? По крайней мере, речь идет скорее о сближении позиций, и даже об осторожном признании своей ошибки, о "третичности", малозначительности своего былого мнения об авторстве Шолохова. В ответ мы получаем бушинскую непримиримость. Возникает ощущение, что Владимир Бушин на самом деле именно в обстановке разрухи, тотального кризиса потому и не печалится и не отчаивается, а чувствует себя превосходно, ибо он расцветает только в атмосфере противостояния. Если в стране обстановка будет улучшаться, то где брать темы для памфлетов?

Не нравится Владимиру Бушину и распутинское неприятие атеизма. А уж то, что "мрачное время безбожия" рано или поздно должно было привести к нынешней разрухе в душах людей, признает ныне и Геннадий Зюганов. Увы — это и был печальный человеческий и национальный фактор. В советскую экономическую, политическую и даже философскую доктрину, плоха она или хороша, совсем не входил обязательный атеизм, это начинал понимать Сталин, реабилитируя церковь. Что было бы, соединись в послевоенный период социальная идея с христианской — остается только фантазировать. Но такого тотального обвала духовности, который произошел в России, точно бы не было.

Владимир Бушин пишет, что "талант Солженицына уничтожила антисоветская злоба". Но вот злобы-то этой за последние годы в последних работах Солженицына все меньше и меньше, а самого Бушина злоба, по-моему, все более распирает. Отчего бы это? И как повлияет злоба на его талант публициста?

Я слежу за литературным и культурным пространством сегодняшней России не меньше, чем Владимир Бушин. И ясно вижу, что у самой молодой поросли русской культуры отнюдь не потеряны ни национальные, ни православные корни. Может быть, поэтому отсутствует у меня пессимизм, подобный распутинскому. Ушли навсегда близкие Распутину формы национальной жизни, но появились другие. Не такие уж чуждые русскому менталитету. Петр I уничтожил куда больше и тотальнее всю старорусскую национальную жизнь. И что — умерла Россия? А Никон что понаделал? Почитайте личутинский "Раскол"… И вновь оживают русские характеры. Приходят они и сегодня в самую молодую культуру. Откуда взялся православный пафос у Ивана Охлобыстина или Константина Кинчева? Почему не хотят забывать о русских корнях авторы молодого русского кино? Тот же Балабанов с его "Братом", Луцик с "Окраиной", Рогожкин с добродушными "ментами"?

Главное, есть уже у народа желание выдюжить. Отсюда такая массовая поддержка державных идей Путина. Значит, все-таки выплывем к новым русским берегам? И распутинскую Матеру с собой возьмем. И солженицынский матренин двор. И все лучшее, что создавалось на века под тем самым красным знаменем. Вопреки ли ему, или благодаря ему — в будущем это окажется не столь важным.

Пусть спорят уходящие в прошлое белые и красные ортодоксы (надеюсь, эти споры будут происходить не в тюремных камерах для проигравших), ни царской империи, ни советского строя уже не будет, но и в новые формы будущей государственности с неизбежностью впитается русская национальная жизнь.

Хочу и Валентина Распутина успокоить, уверен, не истает русская льдина хотя бы потому, что впереди нас ждет не гнилая оттепель, а русский мороз.

И потом. Это нам, плывущим на льдине уже десять лет в жаркие моря, страшно показалось, что льдина наша истает, мы же сами дна у нашей льдины русской государственности не видим. А если не льдина под нами, а айсберг? Пусть кромки рушатся, но какая мощь под водой?! Там же глубина веков, традиций, там глубина нашей Православной Веры. Любой "Титаник" расколется о наш айсберг. Любой красивый заморский лайнер. Так что давайте без паники уверенно плыть к новым берегам новой русской мощной государственности.

Александр Дугин ОШЫМ ОШЫМ

В поезде “Москва-Казань” я был насторожен. Спутник в купе на четырех был один. Но я ему почему-то не доверял. Ему было за шестьдесят. На вид совершенно безобиден. Он переодевал штаны, широко распахнув дверцы купе. Крайне корректный и тихий тип. Молчаливо-вежливый. У таких с собой скромный бутерброд с белым хлебом - ни водки, ни жареной куриной ноги. Но пожилым доверять нельзя. Они столько видели в жизни, что никто не поручится за их психику... Я интуитивно всегда полагал, что пенсионеры опасны. Очень, очень опасны. Кто знает, до чего они додумались за столько лет...

Однажды я уже ехал в купе с вежливым пенсионером. Я лежал на второй полке, внизу лежала женская половина супружеской пары, вверху, наравне со мной, - мужская. А внизу, наравне с женской, - пенсионер. То ли был он смертельно пьян (но вида не подавал - не мудрено за столько лет научиться), то ли он был латентный маньяк (что не так редко, не так редко...), то ли еще что. Но он, уснув (а мы - остальные - полууснув), бормотал что-то про какие-то счета... Потом завизжала девушка. Пожилой сумасшедший бухгалтер принял ее - наравне с ним лежащее тело - за нечто, проникшее в ткань его сумеречного мышления.

"Витя, ой Витя-я-я-я...!!! Смотри, что он со мной делает!"

Я попытался сквозь неприятный тяжелый колесный сон представить, что именно. Но на ум приходила только общественная столовая. Парень свесился с полки и лениво ткнул в простынную кучу на нижней полке: "Спи, гад". Пенсионер пробормотал какое-то сонное слово, похожее на "извините", сказанное на суахили, и временно ушел внутрь себя. Но его онейрические источения полнили собой купе на четырех и мешали мне думать о своем собственном мраке...

…"Гадкий дед", вертелось у меня в голове. "Опасный дед". Опасен был тем, что за годы в его запахнутую душу просочились множественные фрагментарные осколки, разрозненность видений, запутанных душных желаний, темно-желтых умственных туш, страшных тем. И они никак друг с другом не соединятся.. Ужас гнусной души молодого свеж. Ужас пожилых - закисает. Он пассивнее и невнятнее, но более ядовит... Действительно, "опасный дед".

Этот, из поезда “Москва-Казань”, был тоже опасен, хотя виду не показывал… Самым подозрительным был его храп. Храпят только больные, неприятные люди, совершенно не следящие за собой. Когда они спят, то думают, суки, только о себе. Думать надо о чем-то другом.

Я все-таки уснул, решив не погружаться в сон глубоко, и краем сознания следить за спутником, дверью, запором, костюмом на плечиках, из которого я заблаговременно вынул кошелек и ключи, спрятав под подушкой. Но мне все же казалось, что и костюму угрожает опасность, никогда не знаешь наверняка. Короче, я уснул. В купе сквозь прищуренные спящие веки мои был виден мрак. Он структурировал мои сны, грань была стерта. Каждый рывок колес "Москвы-Казани" выкидывал меня в яму. Я вздрагивал и бросал полуоткрытый взгляд на костюм. На пожилого я смотреть опасался.

Однажды я ехал в вагоне СВ с толстой девицей. Она всю ночь плакала. Мне это нравилось несравнимо больше, чем храп. Вообще-то, стоило бы коммерциализировать такое путешествие - "купе с плачущей девицей". Есть люди, которые заплатили бы за это хорошие деньги. Я убежден, что есть и те, которые заплатили бы за храп. Причем каждая его разновидность должна иметь свой тариф. Храп со свистом, храп, имитирующий задыхание, храп легкий, храп, оканчивающийся невнятным бормотанием, храп, похожий на стон... Раньше я всегда прислушивался к тому, что люди бормотали во сне. Потом я устыдился этого, или, что ближе к истине, понял совокупно диапазон их "высказываний ". Теперь я способен сам воспроизвести весь спектр. Сонный дискурс ограничен онейрическим языком. Грамматика, морфология и лексика такого языка вполне доступны планомерному изучению. Нет ничего, чтобы ускользнуло от нас. Ничего…

…Поезд тряхнуло, и он остановился. Из-за окна раздались глухие голоса. Кто-то переговаривался. Ноты были навязчивые. Храп пожилого стих. Полежав минут десять, я решил посмотреть, что происходит. Перрон кишел людьми. Была глухая ночь. Они были одеты приблизительно, но все несли в руках разные большие стеклянные предметы. Первым, что я увидел более-менее отчетливо, был мужик в болониевой куртке с огромной — метровой — хрустальной рюмкой. Он поднимал ее над головой и совал кому-то воображаемому из ближнего (но не моего) купе. Я представил большой город, где-то сзади, откуда они все (и тот с огромной рюмкой) вылезли. Но напротив стоял поезд и закрывал город. Очень захотелось, чтобы дурацкий поезд тронулся, и я бы, наконец, увидел огни, переходы, мост, откуда все это появилось. Но поезд долго не двигался - ровно столько, чтобы у меня пропал интерес к тому, что за ним. Потом поезд медленно уполз. Он обнажил черный лес. Ни одного огонька. "Москва-Казань" двигался в правильном направлении.

Стеклянные остались позади, мы поехали на Восток.

Я уснул глубже, больше не боясь пенсионера. Я посчитал, что смогу двинуть ему в случае чего той огромной рюмкой, которую протягивал вперед и вверх гусь хрустальный.

Я стал сосредотачиваться на том, что мне следует сообщить президенту Татарстана Ментимеру Шаймиеву. У меня не было готового плана. Только наброски. "Третья Столица"...

Мрак мелькающих непроглядных лесополос по краю железного полотна, мешаясь с тьмой купе и поскрипыванием полок, а также с серьезными шагами проводниц - их походку не спутаешь ни с чем - не то чтобы помогал, но соучаствовал в принятии решения.

Потом я увидел сон. Сон был похож на текст. Я как бы видел его, переживал все, что в нем, но вместе с тем описывал все в тексте. Отсюда ясность слов и даже букв, которые виделись отчетливо — яснее не бывает.

Текст начинался так: это произошло в городе Ошым ошым. Там не было кавычек, и это название писалось именно так — Ошым ошым. Первое слово с мажюскулы отдельно и без дефиса, второе с минускулы. Город Ошым ошым. Так было написано во сне, так надо запомнить и нам.

Однажды мне прислали письмо по Интернету. Какой-то неизвестный по-английски спрашивал меня, не знаю ли я города с названием Joffur. Причем объяснение, почему обращаются именно ко мне, было таково: "Человек с фамилией Dugin вполне может знать, что такое Joffur". Он нашел мой адрес по Альтависте, не зная — обращается ли в гонконгскую фирму или в нидерландскую клинику. Я ответил тогда на письмо, высказав предположение, что это столица, где живут крылатые демоны. Где "девушка — тигру услада и отрок геенски двууд" (Н.Клюев). Получив ответ, корреспондент горячо поблагодарил меня, сказав, что это название Joffur навязчиво пришло ему во сне...

Ошым ошым... Все произошло именно в этом городе. Этот город находится (находился) в самой южной точке Австралии. Сомнения могут быть во всем. Только не в этом. Это Южная оконечность австралийского континента, как мыс Доброй Надежды или мыс Игольный является южной оконечностью Африки. Дон Мигель Серрано хотел купить кусок территории на Огненной Земле для одному ему известной цели, но передумал, решив приобрести оригиналы картин Константина Васильева, слайды которых я ему послал.

Ошым ошым - это город австралийской Огненной Земли.

Потом предо мной развернулась история гибели города Ошым ошым. На Австралию обрушился черный шторм. Континент Австралия и так был темный — ни одной светящейся точки, ни маяка, ни селения. Ни призывной комариной россыпи таверн... Он был темным континентом и умер по-темному. Как гусь-хрустальный лес, из которого вышли рюмочные.

Волны шторма были теплыми, но очень высокими. В полнеба. Они рухнули на оконечность Австралии плотно и фатально, раздавив все, что было, утянув все в пучину. Черный город без огней Ошым ошым был смыт. Я вместе с ним. Пытаясь за что-то ухватиться, раскинул руки тела сновидений... Тщетно. Только черная вода...

…Написав это, понял, что в тексте присутствует явная реминисценция из Головина:

Снилась мне черная вода,

а под ней города.

Люди тихо собирались группами,

обсуждали, чем беде помочь,

а потом сиреневыми трупами

друг за другом уплывали в ночь"

(цитирую по памяти).

Может ли быть реминисценция опытом? Могу ли я сказать "снилась мне черная вода"? Нет. Только текстуальное совпадение, мне снился черный город Ошым ошым, затопленный океаном город, который был и до этого темнее ночи.

Я был взят волнами, и вернуться не мог и не было куда.

Та, что дала мне жизнь (очень сомнительную жизнь, так похожую на что-то другое), умирала. Но очень длительно. Может, я увидел ее сон.

Сон свиньи — не частная собственность. И жизнь свиньи — не частная собственность...

Мы отберем у вас все, мы все дадим вам за так...

Москва-Казань - это концепт. Поезжайте, сами узнаете...

...Я плавал по поверхности океана, после гибели Австралии и города Ошым ошым. Тут начинается самое главное. Вернее, самым главным это казалось во сне, в поезде. Волны, которые меня захватили, были не просто водными. Чуть ниже они были чем-то наполнены. Я осознавал, что сплю на спине, при этом ощущения были вывернуты пространственно. Во всем пространстве, под руками, хватающими пустой объем, прощупывалась какая-то масса. Водоросли? Нет, что иное. Остатки? Остатки города Ошым ошым? Нет. Пластмасса?..

…Потом, вернувшись в Москву, когда Казань была позади, я увидел другой сон. В нем навстречу мне, по дороге, которой нельзя свернуть, шла та же самая женщина, что и 20 лет назад. В прошлый раз она везла коляску, сейчас она была с огромной лохматой собакой. Как и тогда, в переломный момент, радикально изменивший рисунок моей жизни, я от ужаса издал громкий нечленораздельный звук. Тогда я пытался испугать ее, сейчас это был полуальпийский, полуолигофренический йодль, обращенный к мохнатому гигантскому псу. Женщина сделала жест, мол, успокойтесь, зачем так.

Позже я шел и узнавал местность, наблюдал узор растительности вдоль дороги и гадин, маленьких, не внушающих ужаса, вылезающих на перекос пути.

Я не могу понять (пока), что все это означает. Мы слишком мало знаем...

Гуляя по Казани (Татария - это наше высшее я; кто сомневается - в печь!), я увидел надпись на мемориальной доске: "Пушкин булды". Это правильно...

Третья столица... Иван Грозный. Число его жен символично. Ну а фамилия "Нагая" громом поражает тех, кто внимательно вчитывается в строки русской истории.

Когда я учился в 6-м классе, мы курили с девчонками и парнями на чердаке ничейного (так нам казалось) сарая, бросая окурки в солому. Сарай сгорел, в класс (школа №747) приходили менты и смотрели пристально на тех, кто за партами. Я до сих пор не знаю точно, кто спалил сарай. Раскольникова Порфирий Корнеевич расколол по спокойно и бесстрашно опубликованной им теоретической статье… Потом лет через десять неподалеку от того бывшего — сгоревшего — сарая Головин на берегу с метафизическим портвейном в руке говорил: "С возрастом я прихожу к убеждению, что есть все". Он имел в виду подземную белую сову Гарфанг и мастера сновидений, а также шхуну во Владивостоке, которая должна была отвести нас прочь. Куприянов заметил, что у него не хватит денег на такси Москва-Владивосток, а на ином транспорте адмирала везти опасно.

Тогда не поехали. Едем сейчас.

Москва-Казань.

Тайна гибели тайного города.

Ничто не забыто. Мы помним о нем.

Выгодная аренда коммерческой недвижимости в Новослободском 2 8 по приемлемым ценам.

Александр Медведев “МЯСО СОРОСА — ДИЕТА РОССИЙСКИХ ХУДОЖНИКОВ”

В книге содержится обзор и анализ истоков и эволюции современного изобразительного искусства в период 1940-х — 90-х годов ХХ века. В центре внимания автора взаимодействие идеологических, властных и финансовых структур с представителями модернизма, их разрушительная деятельность против традиционной европейской культуры с целью замены ее новой, американизированной псевдокультурой. Не претендуя на полноту освещения вопроса, А.В.Медведев приводит многочисленные примеры использования искусства, как стандартного товара, пригодного для спекуляции в области культуры, идеологии и социально-политической сфере, порой неизвестные российскому читателю и часто замалчиваемые на Западе.

“...Освобождение культуры из цепких лап всевозможных политических террористов, взявих великую европейскую культуру в заложники и поставивших на ее место псевдокультуру, возможно только при понимании сущности и происхождения этой псевдокультуры и сил, стоящих за ней. Эта книга, которую смело можно назвать “Историей гуманитарной катастрофы”, надеюсь, поможет в этом освобождении”

(Тимур Петрович НОВИКОВ)

…Давно замечено, что сегодня разговоры о культуре происходят исключительно в связи с имеющейся или отсутствующей в ней изюминки новизны — на деле означающей ещё какой-либо способ препарации искусства. Когда мы говорим: художник, по сути, не выбирает, куда и с какой скоростью ему двигаться, развиваясь самому и обогащая культуру — вперед или назад (вглубь), и что скорость смены направлений, сформировавшихся, развившихся и отмерших уже к концу 20-х—30-х годов, говорит не о новаторстве, а в лучшем случае, о неведении в вопросах истории искусства и истории авангарда, то слышим в ответ обвинения в безнадёжной отсталости и мракобесии. Веление времени (время — деньги!) таково, отвечают нам, что скорость в ротации художественных стилей, движений и школ должна сопрягаться с аналогичной частотностью замены старой модели автомобиля новой, новейшего компьютера суперновым и так до бесконечности. Сами деятели новейших искусств, которым ещё по древнейшим памятникам культуры известно, что погоня за новизной ради новизны — химера, всё же истязают себя и свой талант в этой погоне. Не все, разумеется. И в России, и в Европе есть люди, разделяющие убеждение Игоря Стравинского в "торжестве мудрости над заблуждением, правила над произволом, порядка над случайностью"… Может ли с этим согласиться современный горожанин, на которого обрушена мощь индустрии новизны, которого при слове античность охватывает скука и раздражение, — что ему древность, культура? Культура рассматривается городским человеком всего лишь как синоним вежливости, условности, досадная помеха полному "самовыражению" — путы, одним словом. Сознание отодвигается бессознательным, якобы, ради абсолютной свободы творчества…

…В циркулярах ЦРУ, госдепартамента, речах американских государственных деятелей и финансовых магнатов постоянно употреблялось на протяжении всего ХХ века слово "свобода", которую Америка призвана распространять в мире. Что в действительности стояло за этим эвфемизмом, показывает полнейшая несамостоятельность в вопросах внешней и внутренней политики послевоенной Европы и постсоветской России. Глотка "свободы" в конце 50-начале 60-х оказалось достаточно, чтобы в российском искусстве начались глубочайшие, необратимые перемены. Поначалу они касались сюжетных решений и эмоционального строя произведений, потом, начались разговоры о свободе творчества и праве художника на индивидуальное видение мира. Более двадцати лет проблемы культуры ограничивались искусственно создаваемыми вопросами "свободы творчества", "правом художника быть услышанным", "восстановлением исторической истины". При этом пластическая сторона творчества, то, что всегда называлось мастерством и более всего ценилось в произведении изобразительного искусства, полностью перестала считаться исходной точкой в поисках настоящей свободы. О мастерстве, как о синониме свободы, совершенно перестали говорить. Теперь, после этой фразеологической увертюры в том же самом Манеже, где в начале 60-х началась погоня за Америкой — лидером нового искусства, или в любых других выставочных помещениях ничего другого нельзя услышать, как о "стартовой цене", "спонсорстве", стимуляторе — "поездке по приглашению западной галереи"... То есть палитра вопросов искусства и культуры катастрофически ограничилась зелёным спектром доллара. Скуден современный лексикон российских свободных художников, подводящий черту под использованием "архаичных, тоталитарных" терминов из истории искусства, таких, как красота, мастерство, традиция и общественная значимость творчества. В обиход введён сугубо торгашеский жаргон. И тут не может ввести в заблуждение появившийся в последнее время псевдореволюционный, анархистский акцент — и он, и якобы бунтарские интонации наиболее одиозных деятелей возрождённого модернизма — всего лишь оплаченная пикантность в глобальном мегапроекте освобождения изобразительного искусства от изобразительности. Всё это свидетельствует о победе американской модели функционирования искусства. Она предельно проста — не только авангард, но и всё современное искусство в целом может существовать, имея коммерческое санкционирование Соединённых Штатов. Такой свободы добивались художники? Вместо пылкой, беззаботной свободы творчества на их зов явилась мрачная статуя с западного побережья Атлантики…

…Разделяя взгляд на таящуюся опасность использования авангарда в целях разрушения предшествовавшей художественной культуры и желание определённых сил сделать из него препятствие естественному развитию традиционного искусства, мы, одновременно, хотим сразу отмести возможные упрёки в ретроградстве, реакционности и неоконсерватизме. Мы понимаем и, более того, приветствуем авангард как возникновение новых форм и методов художественного творчества, зарождающихся и развивающихся в лоне культурной традиции. Наш обзор имеет исключительно культурно-охранительное значение. Он направлен против превращения авангарда, — естественной потребности творческой личности расширять горизонты своих личных творческих возможностей, в том числе частично ревизуя опыт предшественников, — в средство, не имеющее ничего общего с явлением культуры. Настоящее назначение авангарда — обогащение художественной традиции, а не сжигание за собой всех мостов общемировой культуры. Но то, что принято на сегодняшний день считать современным авангардом, как раз и направлено на уничтожение и дискредитацию культурно-исторического наследия человечества. Одновременно пропагандисты этой перспективы развития современного искусства отказывают в праве на современность и эксперимент любым другим тенденциям художественного развития, по-настоящему авангардным в том числе. То, что получило распространение во всём мире как современное искусство, давно не является авангардом, в силу исчерпанности творческих задач, оно лишь привело это искусство к полной пластической деградации. Устаревший метод — метафизическое отделение интеллекта от чувственного познания и художественной практики — до сих пор преподносимый как последнее слово в создании произведения, продолжает своё противоестественное существование только благодаря американской финансовой, политической и военной поддержке. Этот "авангард" со времён окончания Второй мировой войны превратился в вид культурной агрессии, способ освоения новых рынков сбыта и финансовых манипуляций США. Принижая, утилизируя искусство, используя его довольно успешно в идеологических целях, прежде всего в борьбе с Россией, США попутно оказали разрушительное влияние на всю культуру послевоенной Европы… Многообразие, объединяющее людей стремлением познавать себя и своих соседей по планете, с помощью искусства в том числе, — вот основная суть этого демократического принципа. Сегодня он нарушен тоталитарной американизацией европейской культуры и искусства. Американизация — это "мировое нарушение культурного обмена веществ", болезнь, опасная и для США в том числе…

…Изыски россиян в этой области в глазах американцев никогда не представляли художественной ценности. Роберт Раушенберг, в 1989 году посетивший Москву, по-американски снисходительно, как о братьях меньших, отзывался о современных российских художниках и их искусстве. Он без сомнения заявил, что им, молодым художникам, “очень трудно сделать сейчас интересные, по-настоящему хорошие и высокопрофессиональные произведения. Слишком долго их искусство было никому не нужным, им пренебрегали, и они многого не видели"

К сожалению, это высказывание не отнесёшь на счёт "святой простоты". Сомнительно, что сам Раушенберг не догадывается, почему его искусство стало вдруг нужным всему миру именно в 1964 году. Причем, до такой степени, что ему присудили Гран-при Венецианского Биеннале. Его награждение — официальная коронация американского искусства в Европе, последняя точка в акте капитуляции европоцентризма перед американской экономической, военной и культурной мощью. Эта капитуляция происходила в год начала американских бомбардировок Вьетнама. "Культура выступает теперь решающим моментом при оценке положения страны в мире", — утверждал конгрессмен Джавитс в своей речи в палате представителей. В другой своей речи конгрессмен потребовал создание правительственного фонда для субсидирования программы распространения американской культуры в мире. США заставили мир считаться с их концепцией культуры, основополагающей ценностью которой является способность быть на передовой в борьбе за рынки сбыта. Американская "культура" — миссионер "американской мечты" и торговый агент американской экономической модели. И могло ли быть по-другому, если американскую культуру в Европе продвигала финансовая и военная мощь США? Выбор невелик, когда видишь, что из-за ушей Микки Мауса и картин Раушенберга торчат американские ракеты…

…"Мы, — заявлял госсекретарь США Дж. Бейкер, — истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в холодной войне против СССР". "Россия — побежденная держава, — утверждает секретарь Трехсторонней комиссии З. Бжезинский. — Она проиграла титаническую борьбу. И говорить "это была не Россия, а Советский Союз" — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей"… Президент США Буш сразу же после переворота в августе 1991 г. с полным знанием дела (как бывший директор ЦРУ) публично заявил, что приход к власти Ельцина — "наша победа — победа ЦРУ". Тогдашний директор ЦРУ Р. Гейтс заявил в Москве на Красной площади перед телекамерами ВВС: "Тут, на Красной площади, подле Кремля и Мавзолея, совершаю я одиночный парад своей победы"...

…”Авангард”, которому сегодня отдаётся всяческое предпочтение, является авангардом американской промышленности и банковского капитала. С чего бы это вдруг Дональд Перельман, глава совета директоров косметического концерна "Ревлон" стал дарить Музею Гуггенхейма $20 млн. ("Ревлон" торгует более чем в ста странах мира, его годовой оборот $850 млн., чистый доход — $62,6 млн.)? Они заняты одним общим делом: обеспечением беспрепятственного проникновения американских ценностей на мировой культурный и торговый рынок…

…В августе 1990 года Моссоветом был утверждён проект по созданию в столице Центра Современного Искусства (ЦСИ), финансируемый Фондом Сороса. Его галерейные стратегии есть не что иное, как слепки с укоренившихся в США принципов лоббирования интересов капитала с помощью искусства… Кстати, уже в самих США существует озабоченность чрезмерной зависимостью искусства от частных лиц или фондов. В1995 году Альберта Артуре, директор Фонда Рокфеллера по проектам, связанным с искусством и гуманитарными дисциплинами, докладывала президентской комиссии по искусству и гуманитарным исследованиям следующее: "Частные и семейные благотворительные фонды, а также фонды, созданные корпорациями, оказывают помощь культуре, исходя лишь из своих собственных интересов и целей. Деньги выделяются на продвижение идей, отвечающих интересам корпораций."

С какими проблемами сталкиваются галеристы, создающие в России американскую модель существования искусства?

Проблем достаточно, но, пожалуй, главная, по их собственному признанию, — отсутствие у значительной части общества потребности в современном искусстве. Разумеется, под современным имеется в виду исключительно разновидности модернизма. Это, действительно, вопрос вопросов "современного искусства"… Как примирить психологию зрительного восприятия человека — изначальное стремление субъекта упорядочить, гармонизировать зримый мир — с культивированием дисгармонии, с нарочитой деформацией картины этого мира, непременной чертой "современного искусства"?.. Новое миропонимание внедрить в общество и получать при этом прибыль — дело не из лёгких, но, как показывает последний полувековой опыт, достижимое. Люди лучше понимают и принимают чужое искусство, если за ним стоит золото и военная сила...

…О масштабах финансирования соросовских фондов можно судить по таким данным. К весне 1994 года его благотворительная империя охватывала 89 отделений в 26 странах. Только за два предыдущих года он выделил им $500 млн. В среднем, значит, каждый фонд получал в год по $28 млн. Фактически средства отпускаются по степени важности происходящего в тех или иных регионах, где имеются фонды. Россия — важнейшее место. Трудностей хватает, но всё же Сорос испытывает чувство удовлетворения, если не оттого, как гладко идут дела с программами его российских фондов, а они имеют шероховатости, то от сознания глобальности реализации своей затеи, — сделать открытым "самое закрытое общество в мире", Россию: “Это героично, возбуждающе и самоокупаемо. И, вдобавок, очень забавно. Мы занимались подрывом системы. Мы поддерживали всех. Мы выделяли очень много мелких субсидий, так как любое самостоятельное действие подрывает тоталитарную догму".

…Люди, знающие Сороса близко, утверждают, что вкусы его самые заурядные, он не стремился прослыть ярым сторонником авангарда. Да это и ни к чему, — среди близкого и далёкого окружения Сороса достаточно компетентных специалистов, которые из личных побуждений или по долгу службы способны координировать политику его фондов в отношении искусства согласно текущим и перспективным планам США. "Когда-то я занимался коллекционированием, — признался Сорос журналистам в 1993 году, имея в виду свою коллекцию венгерского искусства, — но, вообще я энтузиаст идеи"…

...Субсидируя усилия по подрыву коммунизма, Джордж Сорос фактически финансировал переворот в СССР. Революция, отбросившая Россию в разряд недоразвитых стран, происходила не на баррикадах, но в умах граждан. Он финансировал постепенный, чреватый необратимостью процесс деградации России, начало его — соросовские культурно-образовательные программы.

В конце 1993 года Майкл Льюис, автор "Покера лжеца", сопровождал Сороса в поездке по Восточной Европе. Он поинтересовался у Сороса, как ему лучше изобразить запутанную паутину его действий от Германии до Китая. Сорос ему ответил: "Просто напиши, что бывшую Советскую империю называют теперь Соросовской", после чего отвернулся и рассмеялся.

Но и эту шутку Сороса не стоит принимать всерьёз. Деньги Фонда Каплан, которые шли на организацию первых выставок американского искусства в Европе оказались деньгами государственных спецслужб США. Откуда берёт средства на свою филантропию Сорос нам ещё предстоит узнать...