/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Газета Завтра 309 (44 1999)

Газета ЗавтраГазета


Александр Проханов КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ НЕ ПОКИНЕТ РОССИЮ

Никуда не уйдет из русской жизни "красный смысл". Русский народ на пашнях и в битвах, на дыбе и в странствии, в молитве и в гульбе хранит лампаду "красного смысла". В князе и в монахе, в художнике и в космонавте воспроизводит эту божественную вселенскую силу, избравшую для своего земного обитания русскую душу. Красный конь. Красное солнце. Красная весна. Красное слово. Красное знамя. Красная площадь. "Красный Октябрь".

Когда осыпется тусклая перхоть демократии, слиняет сусальная позолота кремлевских "реставраторов", погаснет галлюциногенная цветная картинка на водянистом экране, мы снова узрим на белокаменной стене неистребимую фреску. Красный ангел распростер над Россией огненные крылья. Красная конница летит по степям и долам, собирая империю. Красный крейсер выплывает на студеную воду, в которой купается, плещет алый конь с золотым наездником. Идея Русского Рая, Русской Победы будет жить, покуда живет и дышит последний русский. Ибо эта идея вменена человечеству, как железо вменено земной материи. Будет пребывать в ней в виде колчедана, стального двутавра или райского наливного яблочка.

"7 ноября" — мистическое число Русского Ангела, возникающего в народе то в облачении языческого волхва, то в ризах православного схимника, то в малиновых галифе комиссара. Если разрушить все памятники Революции, сжечь все советские книги, разобрать Мавзолей на отделку особняка в Завидове, переплавить в мартене "Аврору" для каминной решетки миллиардера,— неистребимым в народной душе останется число “7”, математически выражая непрерывность Красной Революции. Случившись в начале ХХ века, она повторится и в ХХI. Так же, как она случалась во все прежние века русской истории, исправляя земную ось, которую гнули враги. Посылали в Россию Батыя и Батория, Наполеона и Гитлера, древнюю "ересь жидовствующих" и масонскую власть Керенского, пятнистых и хромых либералов, ненавидящих русскую жизнь. Из этой священной седмицы, как Феникс, восстанет Империя. Воскреснет и прозреет народ, "Красный смысл" воплотится в памятниках, городах, в чудесных машинах, в творениях рук и разума, в великом русском ковчеге. "Аврора" или "Новый Иерусалим" — этот ковчег будет построен по древним, заповедованным чертежам. Ибо Россия — огромная, от океана до океана, верфь, где закладывается корабль будущего. Патриоты Родины, на русском пепелище мы снова подымаем на плечо золотистую смоляную стропилину, встраиваем ее в корабельную бортовину.

Ковчег поплывет по океанам, по облакам и по звездам. Будет иметь могучий, пополняемый с каждым веком экипаж. Там увидим Преподобного Сергия, Святых князей Дмитрия и Александра, Гермогена с Мининым и Пожарским. Увидим Великих Петра и Екатерину. Ратоборцев Суворова и Кутузова, флотоводцев Ушакова и Нахимова. Там плечом к плечу стоят Пушкин и Лермонтов, Толстой и Достоевский, Менделеев и Вернадский. Там всматриваются в туманную бесконечность Ленин и Сталин, окруженные Жуковым и Рокоссовским, Курчатовым и Королевым. Там Маяковский, Горький, Ахматова и Платонов. Там Гагарин со своей чудесной улыбкой. На носу корабля, на палубе, омываемой штормовой волной, есть свободное место. Оно для тебя, будущий Вождь и Пророк. Встань на заветное место, лицом в грядущий век, откуда летят пули, обломки былых цивилизаций, дует адов огонь. И таинственно мерцает, зовет незаслонимая, негасимая, божественная звезда Русской Победы.

В эти красные дни Октября соберемся вместе. Обнимемся, вдохновим уставших, поддержим ослабевших. Улыбнемся друг другу. Нам не в чем себя упрекнуть. Мы в строю, в сражении, в неусыпных русских радениях. Над нами знамя Варенникова. С Праздником, дорогие товарищи!

Александр ПРОХАНОВ

ТАБЛО

l Как сообщают источники из российских структур, связанных с электронным слежением, С.Тэлботт отрапортовал в Вашингтон о полном успехе операции в Армении. Главными целями ее названы "блокирование с США", а также подготовка кадровых и политических условий для сдачи Карабаха. Этот подтекст и лежит в основе террористической акции в армянском парламенте, которая закончилась устранением двух наиболее последовательных сторонников России в высшем руководстве Армении. Вторым этапом госпереворота будет выведение на посты премьера и руководителя парламента "адептов мягкой линии". Третьим — массированная чистка с заменой всего высшего состава силовых структур. Только после этого начнется "армянский Кемп- Дэвид". Основой данного хода событий стали успешные маневры спецведомств США и Израиля, которые сумели "найти ключи" к нынешнему президенту Армении Кочаряну через ряд группировок в Дашнакцутюн. В этом варианте Кочаряну отводится роль Анвара Садата — вплоть до его устранения с политической арены...

l Выборы на Украине строятся по российской модели 1996 года, информируют из Киева. Разработку стратегии Кучмы осуществляла та же американская группа, которая работала в Кремле. Второй тур против кандидата коммунистов П.Симоненко Л.Кучма должен выиграть приблизительно 60% против 40%. После победы Кучмы предполагается ускоренное сближе- ние Украины с НАТО и строительство "балто-черноморского кордона для РФ"...

l Согласно данным, поступившим из Кремля, поспешный отъезд Ельцина на отдых был связан с истерическим припадком, перешедшим в длительную потерю сознания. Это произошло сразу после того, как Ельцину попали в руки высказывания А.Гора, где тот характеризовал российского президента как политика, выпада- ющего из действительности. Ельцин "окончательную сдачу американскими друзьями" воспринял плохо и пообещал, что просто так "не сдастся", а прикажет Путину "действовать по полной программе"...

l Группа Березовского—Абрамовича готовится к массированному "переделу собственности". В числе объектов атаки — Газпром, Алмазы России-Саха, Роснефть, ЦБ и совзагранбанки. Схема, разработанная А.Мамутом, предполагает массированные проверки, которые будут завершаться действиями налоговой полиции и судебных приставов. В связи с этим планируются кадровые решения с внедрением "своего" человека на пост главы судебных приставов в Минюсте, а также демонтаж другого федерального органа — Долгового центра. Только присутствие во главе этих институтов "своих людей" позволяет молниеносно нанести смертельные удары "конкурентам Кремля", в первую очередь структурам Лужкова...

l События в Чечне и беспрецедентное давление Запада, в первую очередь США, загоняют ельцинский режим в "смертельную вилку", считают эксперты СБД. В ближайшие дни ожидается предъявление окончательного ультиматума Путину со стороны Клинтона на встрече в Осло. Затем Вашингтон продавит соответствующее решение по Чечне в ОБСЕ, а затем спецрезолюцию в ООН. Заявление министра иностранных дел ФРГ Й.Фишера о необходимости экономических санкций против РФ уже фиксирует данную тенденцию. Параллельно с конца ноября начнется массированное контрнаступление чеченских боевиков и развертывание "миротворческого движения в РФ" под выборы силами "Яблока", Лебедя, Березовского и др. Приказ Ельцина о новом "Хасавюрте" позволит практически всем значимым политическим силам РФ обвинить Ельцина в расчленении России. Итогом должны стать тотальный проигрыш на выборах всех уровней и импичмент. В связи с этим отставку Путина можно ожидать сразу после выборов, но не позднее конца декабря...

l По хорошо осведомленным источникам, решение Арбитражного суда по делу НТВ окончательно "сломало" Гусинского. В результате Киселев битых 20 минут извинялся в "Итогах" и пытался задобрить Кремль. Одновременно Гусинский встречался в выходные с одной из дочерей Ельцина и убедительно просил помочь, обещая даже "сдать Лужкова"...

АГЕНТУРНЫЕ ДОНЕСЕНИЯ СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ “ДЕНЬ”

АГЕНТСТВО “ДНЯ”

« “Аврора”, сыграй для Ельцина “Крейсерову сонату”!

Интересно: тягачи маз по удобной цене 1 через интернет.

Геннадий Зюганов С ПРАЗДНИКОМ, ДРУЗЬЯ!

Сегодня наша Родина переживает мучительные времена. Власть забыла о народе. Труженик остался без хлеба и защиты. Каждый день приходят вести о новых бедах и горе. Но я уверен — в ваших душах живы заветы могучей Социалистической Родины.

Она была справедливой и радеющей матерью для всех своих сыновей и дочерей. Давала каждому кров, работу, отворяла двери в науку и культуру, изумляла мир открытиями в медицине и Космосе. Каждый мог сказать другому “товарищ”, проехать от Алма-Аты до Киева, называя эти цветущие земли своей любимой Отчизной.

В праздничные дни Октября желаю вам, дорогие друзья и товарищи, крепкого здоровья и душевной стойкости.

Уверен, что мы, патриоты России, вернем народу гордость за свое государство, одолеем напасти, сделаем нашу жизнь справедливой, обильной и доброй.

ЗА ПОБЕДУ!

Геннадий ЗЮГАНОВ

Евгений Нефедов ЦВЕТ ПОБЕДЫ

Говорю о красном цвете,

Хоть не высказать всего:

Слишком многое на свете

Начинается с него.

В спектре — красное вступленье,

В книге — красная строка,

Красных флагов наступленье

Повергало ниц врага!

И какие бы набеги

Не несли нам “перемен" —

Площадь Красная навеки

У подножья красных стен!

Пришлый ветер не задушит

Пламя, бьющееся здесь.

Красный нитью в наших душах —

Кровь отцовская и честь.

...Красный век прощально светит,

Но не сник его огонь,

И грядущее столетье —

Может, новый красный конь?

А копыт веселый грохот —

Огнедышащий "Буран",

Озаряющий эпоху

Кумачом последних ран!

Боль тех ран не иссякает,

Не омыть их до конца —

Проступает в них веками

След тернового венца...

Но и песня — недопета,

И подавно не пуста

Чаша красная Победы —

Наша русская мечта!

Евгений НЕФЕДОВ

Спутниковый gps мониторинг 2 транспорта!

Александр Проханов ЛИДЕР

ДЕСЯТЬ ЛЕТ Я ЗНАЮ ЗЮГАНОВА. Видел его на многолюдных форумах, на конспиративных встречах. Шагал с ним рядом в праздничных колоннах, когда красная лавина заливала Тверскую от Белорусского до Манежа. Бывал с ним дома и у него, и у себя, когда можно было сбросить напряжение, не бояться подслушивающих устройств, поделиться добрым домашним известием, или попечалиться, покручиниться, выпить горькую чарку. Видел его в мгновения радости, когда удавалась политическая комбинация, выигрывали друзья, выигрывала партия — в парламенте, на улице или в какой-нибудь острой юридической коллизии. Видел огорченного, удрученного, когда из-за пустяка вдруг разрушался замысел, приходилось спасать остатки этого замысла, выхватывать из-под обломков товарищей. Помню, как в 93-м на легковушке улепетывали от наружного наблюдения, виляя в московских переулках, когда на углах еще стояли военные патрули и ловцы в масках охотились на баррикадников, надевали на них наручники. Мне кажется, что я понимаю Зюганова, научился улавливать мотивы его поступков. Нашел то качество его натуры, сущность его поведения как личного, так и социального, которое многое объясняет в его личной и политической судьбе.

Зюганов — очень русский, орловский, из срединной России, где всегда было много пшеницы, где плодоносные пашни, где в лугах много маленьких тихих речек, леса мягкие, дубравы, липовые рощи, где небо просторное, почти степное, усыпанное летними прозрачными звездами. Дороги с Орловщины разбегаются широко во все стороны — к Волге и Уралу, к южному морю, к Днепру, к Москве-матушке.

Зюганов — из сельских учителей, поколениями людей служивших в деревянных, чисто вымытых школах, среди светлоголовых детишек. По натуре своей он — земец. Отсюда — его бережное, радостное отношение к знанию, к любому его приращению. Он верит писаному и читаному слову, предполагает, что в основе человеческих взаимоотношений лежат правда и искренность. Таких людей в прошлом называли правдолюбами. К ним тянулись из далеких уездов, чтобы посоветоваться, рассудить в споре. Однажды я сравнивал его с садоводом, с пасечником, радеющим, взращивающим, собирающим. В стародавние времена такими были купцы или промышленники, добивавшиеся благополучия не ловкостью рук, не лукавством, а непрерывным трудом, медленными, но неуклонными приращениями. Если сравнивать Зюганова с его партийными предшественниками, то я никак не могу представить себе Зюганова на броневике или в галифе с маузером, как, впрочем, не могу представить его в шляпе с какой-нибудь пышной, надушенной, профессорской бородой. Человек с таким складом оказался сегодня во главе русского коммунизма. Занял вершинное место в той партии, которое прежде занимали Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев и Горбачев.

Он стал заметен в конце 80-х, когда завершалась горбачевская "перестройка", и из партийного интернационала, в огромном сепараторе, в вихрях и вращениях, стали отчетливо выделяться две составляющие. Одна — прозападная, либеральная, антисоветская и антикоммунистическая, получившая в результате продуманной партийной интриги господствующее положение в партии, в общественных и государственных институтах, в прессе. И вторая — патриотическая, русско-коммунистическая, ведущая отчаянную и безнадежную борьбу с губителями Советского Союза. Именно в те годы появилась ошеломившая партию зюгановская статья, где он обвинил в предательстве главного "перестройщика" — Александра Яковлева. Именно тогда Зюганов со своими партийными товарищами стал инициатором первого Конгресса народно-патриотических сил, на который собрались крохотные, напоминавшие молекулы русские патриотические движения и кружки, было открыто новое общественно-политическое направление. Зюганов стоял у истоков "Слова к народу", манифеста, который по праву считался предтечей ГКЧП, поверх партийных и государственных структур обратился к народу, призвал его к самоорганизации, к сопротивлению, к сохранению великой Родины. Эти поступки, исходившие от Зюганова, были связаны с нарушением партийной дисциплины, преодолевали партийное табу, которое делало партию и общество однолинейным, единомыслящим. Для совершения такого рода поступков в те годы были необходимы жертвенность, героизм, абсолютное ощущение близкой национальной трагедии, которая воспринималась как трагедия личной судьбы.

ЗЮГАНОВ СТАЛ ЛИДЕРОМ разгромленной, запрещенной компартии, у которой отобрали помещения, газеты, партийную казну. Из которой в стан врага переметнулась огромная доля партийной, либерально настроенной элиты. Из которой в ужасе, боясь репрессий, убежали временщики и робкие духом. Остатки этой запрещенной, рассеянной, деморализованной партии стали объектом страшного, истребляющего удара. Против русского коммунизма боролись не просто Ельцин, не просто Бурбулис или Гайдар, — с ним боролась Америка в целом, ЦРУ в целом, Пентагон в целом, вся колоссальная политическая культура Запада, создавшая "организационное оружие" для истребления СССР, всего исторического направления, именуемого русским коммунизмом. Именно тут пригодились такие зюгановские качества, как терпение, стоицизм, собирание, упорное, неуклонное делание, просветительство. Он словно выводил разгромленную часть из окружения, вел ее через топи и чащобы. Несли на плечах раненых, разрозненные, сметенные толпы выстраивались в боевые колонны, убитые и отставшие офицеры замещались новыми, еще неопытными командирами. Когда окружение было разорвано, когда с партии был снят юридический запрет, на политическую арену России вышла новая, сформированная, осмысленно действующая политическая организация.

Пусть партийный историк опишет Зюганова тех лет, его непомерные, казавшиеся безнадежными усилия по созданию партии нового типа. Ботва, которую оторвали от земляных клубней и бросили на затоптанные грядки, дезорганизованная масса, которую враги иронично называли остатками КПСС, вновь превратилась в политическую организацию, устанавливающую новые отношения с обществом, нащупывая основы новой идеологии, новой политической практики. Легче строить на пустыре, нежели на дымящихся, переломанных руинах, когда приходится из-под обломков выхватывать каждую уцелевшую душу, спасать от огня любую конструкцию и несгоревшую балку.

Миссия Зюганова тех лет состояла в том, что он вынес из горящего здания драгоценное детище — "левую идею", не дав детоубийцам, затеявшим этот погром и пожар, подобным слугам царя Ирода, умертвить святое чадо, погубить драгоценный фермент, на котором тысячелетиями замешивалась русская история. Второй подвиг Зюганова — создание "красно-белого пакта". Либералы, разгромившие Советский Союз, захватившие власть, предполагали, что "красные" подвергнутся реваншистскому удару со стороны "белых", потерпевших поражение в гражданской войне. Либералы желали воспользоваться распрей между сторонниками русского коммунизма и носителями монархических, православных традиций. Хотели выиграть социальное время, закрепиться на своих позициях, полагая, что Россия превратится в поле изнурительной реваншистской войны. Зюганов выиграл целый политический период, примирив на время красную и белую идеологию. Под единым патриотическим куполом нашли свое место "красные" и "белые". Союзы, движения, форумы, на которых соседствовали монархисты и коммунисты, радикальные националисты и либерал-патриоты, — все эти русские национальные соборы и фронты национального спасения, где постоянно присутствовал Зюганов, и были той плодотворной организационной работой, в недрах которой складывалась новая национальная идеология. К 93-му году Фронт национального спасения контролировал большинство в парламенте. Осеннее восстание народа стало огненным синтезом, когда на окровавленных баррикадах вместе бились монархисты и коммунисты, трепетали алый коммунистический стяг и черно-бело-золотое имперское знамя. Оппозиция была разгромлена, урон, нанесенный организационным структурам, был огромным. Однако Зюганов путем сложнейших компромиссов и политических ходов вновь вывел компартию из-под удара, вновь сохранил ее кадры и организацию, напитав внутрипартийную идеологию драгоценной, добытой на горящих баррикадах энергией. Именно с этой идеологией после разгрома Зюганов привел своих товарищей в Думу, где они заняли доминирующее положение. Либералы проиграли дважды. Им не удалось столкнуть патриотов в историческую пропасть, затолкать их в исторический тупик братоубийственной войны. Им не удалось отлучить коммунистов от властных государственных институтов. С тех пор началось и продолжается мучительное возвращение компартии во власть.

Путем сложнейших, невидимых миру компромиссов, придерживаясь новых политических правил, обязывающих коммунистов действовать парламентскими средствами, Зюганов менял глубинное, заложенное в сознании партийцев представление о самих себе как о членах централистской государственной партии, чья воля гарантируется всей мощью государства. Теперь партии предстояло действовать в государстве, захваченном противниками. В государстве, чья мощь направлена против коммунистов. Здесь снова сгодились зюгановская, очень русская осторожность, неторопливость, искусство компромисса, склонность к умолчанию, уход от трескучей риторики, избежание лобовых столкновений с противником, который превосходил коммунистов. Вынужденное принятие дутых и липовых бюджетов. Утверждение заведомо враждебных премьеров. Все это вызывало нарекания, острую критику в адрес Зюганова. Однако лишало противника возможности запретить, репрессировать партию. Позволяло выиграть историческое время, найти путь на телевидение, перевести партийные комитеты из гнилых подвалов и частных квартир в благоустроенные, оснащенные оргтехникой помещения, создать устойчивый кадровый слой в обкомах и райкомах, возобновить деятельность молодежных организаций. Вокруг партии возникли дружественные движения, что в конце концов позволило Зюганову выйти на президентскую прямую, вступить с Ельциным в схватку за исполнительную власть.

Народ проголосовал за Зюганова, отдав ему больше половины своих голосов. Но власть осталась у Ельцина. Повальная фальсификация, контроль над избирательными урнами, информационный мешок, который был надет на Россию, отсутствие стратегических союзников — все это позволило Ельцину перетрясти итоги выборов в свою пользу. Компартия оказалась неспособной закрепить за собой результаты народного голосования, наивно веря в "демократические" институты. Разочарование, постигшее народ, было колоссальным. В центре этого разочарования находился Зюганов. Сохраняя за собой все качества волевого, терпеливого, усердного строителя, он сносил упреки, не откликался на прямые оскорбления. Продолжал выстраивать организационные структуры патриотического движения, мучительно нащупывая новые формулы патриотического мировоззрения.

КАК ДЕЙСТВУЕТ ЗЮГАНОВ сегодня, в острейшей политической схватке, накануне думских и президентских выборов? Что сквозит в его размышлениях, в его книгах и его интервью? О чем говорит в крестьянских и рабочих аудиториях? В чем смысл дебатов, которые разворачивает в институтских и университетских залах? Что слышат военные моряки от коммунистического оратора, ступающего на палубу современного атомного крейсера? Как относятся к Зюганову в Европарламенте и на экономических форумах в Давосе? Как смотрят на Зюганова в Германии, Америке, Индии и Китае? Мне кажется, Зюганов осознает необходимость модернизации партии, исчерпанность средств, которые вчера еще служили движению, а сегодня сдерживают его. Старомодность, малоподвижность, привязанность к прежним, ныне исчезнувшим, государственным институтам, использование лексики забытых политических учебников, нехватка новых технологов, способных вписать партийный корабль в штормовое море современной России, в новый информационный океан. Именно здесь предстоит реформа. Здесь ожидают Зюганова новые организационные открытия, новые организационные риски, на которые он, не сомневаюсь, пойдет, сумев сохранить партийную традицию, глубинный партийный ген, сочетая его с обновлением. "Идеология Победы", которая легла в основу не просто избирательного объединения, но в основу духовной и мировоззренческой стратегии коммунистов, является откровением, которое может привести к ожидаемому синтезу, к глубинному слиянию всех патриотических сил, прекратит, наконец, вековечную русскую распрю, соединит все углы расколотого русского дома. Победа, которую Россия вынуждена одерживать каждый раз, каждый век, делая этот век "русским веком", — эта победная идеология побуждает нас и в ХХI веке, куда враг вытолкнул нас разутыми и раздетыми, без оружия, без мощного государства, принуждает нас и в новом столетии одержать стратегическую победу, равную победе 45-го года, победе 12-го года, Куликовской и Ледовой победе. Национальная идея Победы, ощутимая и в характере русского человека, и в таинственном, заложенном в русскую историю, стремлении к Правде, Любви, Свету, — к бесконечной, не имеющей границ Красоте, эта идеология должна вновь привлечь к русским коммунистам народ, создать общенациональный договор, который во имя высших целей России подпишут верующий и атеист, православный и мусульманин, славянин и тюрк, радеющий за частную собственность и сторонник артельного и коммунистического труда. Эта идеология может привлечь к коммунистам множество новых союзников, лечь в основу неизбежного для русского общества вселенского единения.

С этими мыслями, с этими явными и неявными упованиями занимается сегодня Зюганов тяжелой предвыборной работой. Его поездки по городам и весям, непрерывные выступления на телевидении и в прессе, в переполненных залах, его деяния в Думе, присутствие на всех важнейших государственных форумах — все это требует колоссального здоровья, неисчерпаемого трудолюбия, кристальной честности. Среди сегодняшних политиков Зюганов — наиболее одаренный, открытый, народный. С ним рядом чувствуешь себя свободно. С ним рядом нетрудно думать, говорить, действовать. У него чистые руки, светлый, недремлющий ум, рассчитанный на долгую неутомимую мысль. Россия на переломе двух веков в лице Зюганова получила политика, не запятнанного дурными делами, пролитием народной крови, действующего не в личных интересах, не в интересах узкой социальной группки, не в интересах корпорации, именуемой партией, но в интересах народа в целом, России в целом.

На красной демонстрации, которая двинется 7 ноября с Октябрской площади к центру Москвы, среди красных знамен, зримо или незримо, будут витать лики русских градостроителей и духостроителей Сергия Радонежского, Дмитрия Донского и Александра Невского, великих русских радетелей Минина, Пожарского и Гермогена, грозных и мудрых строителей русской империи Петра и Екатерины. Несокрушимых воителей Суворова, Кутузова и Ушакова. Там будет величавый Державин, несравненный Пушкин, мистические Толстой и Достоевский. Среди красных колонн незримо возникнут Менделеев, Сеченов и Вернадский. Народ понесет портреты Ленина и Сталина, Жукова и Рокоссовского. Вместе с нами пройдут великие художники ХХ столетия: Горький и Маяковский, Платонов и Ахматова. В нашей, а не в другой колонне, будут двигаться Курчатов, Келдыш и Королев. Компартия Российской Федерации, имеющая опыт государственного строительства, колоссальный опыт свершений и разочарований, закаленная в катастрофах, осененная мистическим знаменем Русской Победы, должна провести Россию через дебри, огненные вихри — в третье тысячелетие.

Воспользуется ли Россия Зюгановым? Сумеет ли Зюганов нащупать таинственные мистические звучания современной русской истории? Покажет ближайшее будущее.

Сергей Глазьев КПРФ: "ПРОРЫВ В XXI ВЕК"

ВХОЖДЕНИЕ В ТРЕТЬЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ совпало для человечества с кардинальным поворотом мировой истории. Глобальные изменения, которые продолжаются в технической, информационной и экономической сферах, ломают мировые устои, стирая особенности конкретных стран и народов. Используя возможности научно-технической революции, формируются глобальные корпоративные структуры, подчиняющие своему влиянию страны и перестраивающие в своих интересах международные экономические отношения. Эти структуры устраняют межстрановые барьеры, лишают национальные государства суверенитета и "асфальтируют" их для свободного движения международного капитала и транснациональных корпораций. Формируется новый мировой политико-экономический порядок с диктатом мировой финансовой олигархии и центром в Соединенных Штатах.

Америка сумела за последние десятилетия сначала аккумулировать кадровые, технологические, финансовые, произведенные ресурсы Запада в качестве главного противовеса социалистической системе, а затем, после крушения Советского Союза, многократно укрепила свое могущество в мире. Сегодня стратегическая позиция США заключается в бесповоротной ломке устоев всех остальных стран, в подчинении их политической воле и экономическим рычагам единого финансово-расчетного центра.

На пороге третьего тысячелетия главный геополитический вопрос, вставший перед каждым государством, звучит так: окажется ли оно в состоянии реально конкурировать в изматывающем спринтерском рывке, предпринятом Соединенными Штатами, или будет сметено с мировой арены и на ближайшие десятилетия превратится в один из районов на периферии глобальной финансовой империи?

Вызов, брошенный остальному человечеству, грандиозен. Он основан на трех основных технологических прорывах, венчающих весь ХХ век.

Это разработка качественно новых источников энергии и достижение управляемости ядерной реакцией. Проблема обеспечения энергией производства, нужд населения и новых научных прорывов, включая эффективное исследование ближайшего космоса, решается на основе возобновляемых и практически неисчерпаемых источников энергии. На этом фоне некоторые традиционные источники энергии могут потерять свою экономическую ценность, что кардинальным образом изменит существующее производственно-экономическое разделение в мире.

Это революция в области молекулярной биологии, которая устраняет фундаментальные проблемы антропологического характера. Технологии генной инженерии и передовые достижения в области медицины формируют две важнейшие составляющие дальнейшего прогресса человечества. С одной стороны, это возможность беспроблемного обеспечения населения питанием, что ведет к контролю над демографией, с другой стороны — это достижение той стадии, когда становится реальным активное моделирование самого человеческого организма. Трансплантация любых анатомических органов, сращивание живого организма с компьютером и создание особей-киборгов, изменение Homo Sapiens на видовом уровне и, в конечном итоге, достижение биологического бессмертия — это лишь некоторые из открывающихся сегодня горизонтов научно-технического прогресса.

Это прорыв в области информационно-компьютерной индустрии. Пересечение и слияние настоящей и виртуальной реальностей, широчайшее внедрение Интернета и использование программирования в сложных общественных и экономических процессах превращают мир в просчитываемую управляемую структуру. Развитие информационных технологий, влияющих на психику людей, и моделирование человеческого сознания через СМИ с телевидением во главе позволяют прийти к жесточайшему диктату над каждой отдельной личностью. Вместе с тем все более виртуальной становится сама окружающая человека реальность. Быстро растущая часть общественного богатства концентрируется в финансовых пирамидах, раскручиваемых на электронных торгах без какой-либо связи с реальной экономикой. Денежные потоки замыкаются в виртуально-спекулятивных операциях, высасывающих из производственной сферы создаваемый в ней доход. Все это ведет к возникновению качественно новой всеохватывающей иерархичной реальности, которая будет всецело подчиняться тому, кто первый разработает ее базовые правила.

Основные разработки, результаты и будущие планы этих научно-технологических прорывов концентрируются сегодня в Соединенных Штатах. С их помощью правящая элита Запада стремится в третьем тысячелетии установить диктатуру над всем миром, при которой любые проявления политического инакомыслия и национальной самобытности будут беспощадно караться или прямым уничтожением неугодных, или их немилосердным отсечением от глобальной трассы движения человечества с дальнейшим полным забвением во мраке истории.

ПЕРЕД ТАКИМ грандиозным вызовом стоит сейчас и Россия — политически покоренная, экономически разоренная, мировоззренчески опустошенная. Игнорировать вызов невозможно. Подчинение чужой воле означает полную гибель суверенитета и истребление русского народа. Попытка копировать достижения далеко ушедшего вперед соперника — напрасная трата времени.

Мы должны четко осознать тупиковость продолжающейся экономической политики "Вашингтонского консенсуса", навязанной российской властвующей элите для "асфальтирования" страны в интересах международного финансового капитала. К сожалению, от этой элиты должного понимания мы не дождемся — сформировавшись на разворовывании государственной собственности и присвоении бюджетных средств, властвующая ныне в России олигархия изо всех сил стремится в мировой клуб миллиардеров, рассматривая страну как источник наживы. По структуре своих интересов правящая олигархия антинациональна — она заинтересована в уничтожении национального суверенитета России и максимальном ослаблении государственной власти, стремясь избежать ответственности за совершенные преступления и закрепить свое господствующее положение. Поэтому нынешний режим не станет решать ни одну из охарактеризованных выше задач развития страны. Более того, он будет препятствовать их решению, как уже успешно блокирует все попытки оздоровления системы денежного обращения, формирования институтов развития, государственного стимулирования инвестиций и научно-технического прогресса.

Исходя из этого, мы обязаны сделать логический вывод: ни один ельцинский преемник, по определению назначаемый финансовой олигархией, не сможет и не захочет выводить Россию из сегодняшнего кризиса и главное — противостоять гораздо более серьезным угрозам завтрашнего дня.

Мы убеждены, что единственной политической силой, способной справиться с этими задачами в условиях глобальной геополитической конкуренции, является широкая коалиция народно-патриотических сил, представленная на нынешних парламентских выборах избирательным объединением КПРФ.

Задача успешного прорыва России в XXI век может быть решена осуществлением экономической программы народно-патриотических сил, ориентированной на активизацию конкурентных преимуществ российской экономики, мобилизацию имеющихся производственных и инвестиционных ресурсов, раскрытие интеллектуального потенциала и духовной энергии народа России. Эта программа предусматривает формирование и наращивание конкурентных преимуществ российской экономики за счет всемерного стимулирования научно-технического прогресса методами государственной структурной, промышленной, налоговой, денежно-кредитной и внешнеторговой политики. В целях преодоления дезинтеграции экономики, восстановления кооперационных связей, активизации научно-производственного потенциала программа предусматривает меры по организации разрозненных и нежизнеспособных сегодня предприятий отечественной промышленности в конкурентоспособные в масштабах мирового рынка научно-производственные и финансово-промышленные объединения, способные стать локомотивами экономического роста на основе освоения ключевых технологий современного и нового технологических укладов.

Согласно нашей программе, государство будет создавать, не подменяя предпринимательскую инициативу, условия для роста инвестиционной активности и экономического подъема на основе широкого освоения новых перспективных технологий на началах рыночной самоогранизации и конкуренции, при финансировании значительной части расходов на общезначимые мероприятия с большим социально-экономическим эффектом, прежде всего расходов на научные исследования, образование, здравоохранение, развитие информационной и транспортной инфраструктуры, стимулирование инновационной активности. На это будут настроены формируемые государством институты развития, бюджетная политика, целевые программы, закупки, предоставляемые льготные кредиты, гарантии, субсидии и другие инструменты государственной поддержки.

Программа предусматривает формирование системы индикативного планирования и долгосрочных государственных программ модернизации экономики с конкретными приоритетами структурной перестройки экономики, нацеленными на распространение технологий современного технологического уклада и создание условий для опережающего становления, следующего в сочетании с активизацией национальных конкурентных преимуществ.

Будущий ответ России на общеисторический вызов, встающий перед человечеством в начале третьего тысячелетия, должен формироваться в направлении, асимметричном развитию мирового технотронного фашизма. Русский ответ будет неразрывно связан с духовным возрождением человека и всего общества, созданием условий, обеспечивающих каждому человеку возможность не только достойного материального обеспечения своей семьи, но и активной духовной жизни.

Новому мировому порядку гегемонии глобальной финансовой олигархии, сплавляющей в единообразный конгломерат страны и народы, мы должны противопоставить свой путь развития мировой цивилизации, ориентированный на максимально полное раскрытие творческого потенциала человека с сохранением живого разнообразия национальных культур и экономических систем, взаимовыгодное и равноправное международное сотрудничество, сочетание экономической эффективности и социальной справедливости.

ИСПОЛЬЗУЯ НОВЫЕ технологические возможности, Россия может предложить человечеству новые жизненные ориентиры, вытекающие из гуманистической природы русской культуры и нашего исторического опыта. Индивидуалистические критерии в организации жизни и стимулы материальной выгоды в деятельности человека уже не могут быть главенствующими в обществе. Принципы социальной ответственности и справедливости, планирования развития, государственного регулирования экономики в общественных интересах, социальной защиты и заботы о людях труда, коллективной организации производства пробивают себе дорогу в практическом опыте всех развитых стран. Восстановление этих принципов является необходимым условием успешного социально-экономического развития России. Именно эти принципы несут программа патриотических сил и развиваемая КПРФ современная социалистическая идеология.

Наша великая держава, соединяющая в себе духовный и экономический прогресс, поддерживающая высокий потенциал роста, сочетающая внутреннюю гармонию общественных отношений с ответственностью за обеспечение глобальной стабильности, должна вернуть себе роль одной из главных движущих сил устойчивого развития человеческой цивилизации. На это нацелена программа народно-патриотических сил, вошедших в избирательное объединение КПРФ.

Никто, кроме нас, сегодня не сможет поставить и решить задачу возрождения России и возвращения себе роли одной из главных движущих сил устойчивого развития монополярной человеческой цивилизации.

Сегодня у нас есть шанс остановить процесс деградации общества и колонизации российской экономики международным капиталом, добившись смены политического руководства страны на предстоящих выборах. Если эта возможность не будет использована, то дальнейшая деградация российской экономики и общества примет еще более устойчивый характер и станет необратимой. Зависимость России от иностранных кредиторов, ее подчиненное положение на периферии мирового капитализма, утрата внутренних источников роста приобретут жесткие формы, предопределив на многие десятилетия прозябание нашего народа на задворках мировой цивилизации и закрепив тенденцию "растворения" России в глобальном экономическом и информационном пространстве.

Таким образом, политический выбор, который избиратели сделают на парламентских и президентских выборах, будет иметь воистину историческое значение.

Выборы 1999-2000 годов станут решающим сражением за будущее России. И мы обязаны на них победить. Или сейчас, или никогда!

Интересует продажа стоматологического оборудования 3 ? Значит вам сюда.

Денис Тукмаков КРАСНАЯ ВЕРА

СНАЧАЛА БЫЛ ХАОС, и в него пришли большевики, и стал мир. И увидели они, что хорошо это.

Стержневая мечта человечества во все времена заключалась в том, чтобы победить довлеющий над ним природный беспорядок вещей. Подчинить своим правилам иррациональную мешанину слепых сил истории. Насытить человеческим разумом безвидную пустую вселенную.

В безрассудной скачке космического коня была только одна цель, к которой, как в засасывающую воронку, влекло мириады живых судеб и звездных скоплений, — смерть. Прекращение существования из-за старения или энтропии. Но ведь смерть живого существа — это неправильно. Но ведь гибель целых галактик — это несправедливо. Поэтому вселенная нуждалась в исправлении. И тогда появился человек.

Он стал раскрашивать мир в человеческие краски. Он дал имена светилам и стихиям. Он принялся создавать из хаоса Космос: балками научных открытий и сваями империй человек укреплял осыпающиеся своды мироздания. Все цивилизации и философские учения пытались исправить смертный мир: кто-то через его переустройство, другие — через слияние с ним. Но безумные игрища свободных сил пожаром перекидывались из природы на общество. И тогда люди набрасывались друг на друга, в тирании над себе подобными тщась отыскать власть над космосом.

Так продолжалось, и мир умирал, пока в него не пришли неведомые, высокие, сказочные большевики. Они, будто ангелы, принялись стаскивать с неба на землю кусочки Рая. Они подарили людям законы развития и план, как подчинить хаос. Они ослабили стальную хватку злого мира, и теперь ничто не могло быть, как прежде. За большевиками пошли остальные. Человек, наконец, вырос, головой уперся в звездную твердь, и ветхие шкуры стали ему малы.

Большевики вознамерились раз и навсегда положить конец несправедливой иррациональности. Они первыми смогли до винтика разглядеть в мире грандиозную машину, в которой познаваемо и управляемо принципиально все. Чертеж получился размером со страну Россию, в ней они отважились, наконец, ухватиться за рычаги управления природными процессами.

Не в желании властвовать над человеком, а в неистовой попытке взнуздать течение истории заключается красный, коммунистический смысл грандиозного взлета Советской России первой половины ХХ века.

Управлять историей означает уравновесить человеческим разумом весь хаос смертного мира. Сделать мир эффективным, чтобы жизни людей и богатства природы не тратились понапрасну. Это означает до такой степени постичь законы вселенной, чтобы ей же на благо подчинить их себе.

Управлять историей значит управлять прошлым и будущим: распознав в реактивном следе весь пройденный путь, пересчитать курс заново, направить вселенский корабль прямиком к высшей, последней цели и впредь не отходить от штурвала. И большевики сумели коснуться этого штурвала, на миг угадать мистическим взором сверкнувший огонь истины.

Вся предыдущая история как свободное творчество хаотических элементов перечеркивалась, ей наперекор большевики привнесли в мир социализм как систему постоянно улучшающихся отношений между людьми. Аллегория социализма — самолет, создающий в полете все улучшающееся небо, которое непрерывно улучшает сам самолет. Общество изменяет среду, в которой развивается. Среда совершенствует общество. В конце концов все становится самолетом — или небом. В оболочке этой замкнутой системы человечество способно было пронестись сквозь стремнину времен и вырваться на вселенские просторы.

ВЫСШАЯ ЦЕЛЬ красного управления историей заключалась в достижении коммунистической вечности и преодолении смерти.

Для вселенной это означает спасение от энтропии — и большевики взвалили на себя такую ношу. Разнообразие вселенной — это различные формы всеобщей энергии, которая стремится замереть в равновесии, в ледяной пустоте абсолютного нуля. Из всех мировых процессов лишь только человеческий труд существенно пополняет энергетические запасы мира. Человек, таким образом, оказался основным антиэнтропийным фактором во вселенной. Но главное, все невообразимое количество энергии, перемалывающееся в рождении звезд и заботах человеческих, воплощенное в самые разные формы материи, можно рассчитать в общей единице измерения. Значит, муравейник шести миллиардов людей подвластен управлению. Значит также, что, планируя экономику страны и всего человечества, можно влиять на энергетические процессы во всей вселенной.

Это открытие русского экономиста Подолинского воплотили красные инженеры истории. Шестая часть суши успела на мгновение превратиться в одно сплошное бьющееся сердце, в едином ритме качающее кровь мира. Коммунистические пятилетки были, как график приема чудо-лекарства коченеющей в энтропийной лихорадке вселенной: за несколько предвоенных лет большевики успели спасти пару галактик.

Мир един, мир живет, мир дышит человеческими легкими и познает себя через человека. Нас окружают неисчерпаемые жизненные ресурсы, и смерти нет. Это чувствовал красный мистик Платонов, отчетливей других нащупавший в неживой природе одухотворяющую ее энергию всеобщей жизни. Это же понял, скользя взглядом по небу, Вернадский, расстелив свою ноосферу на световые века от Земли.

В небесные пределы вонзались и искания Циолковского о космической вечности человечества. Управляя историей, на Земле не развернуться. Но расселение человечества по планетам других галактик — это не экспансия, а спасительная миссия несущих в себе жизнь землян, противостояние губительной энтропии. Большевики всегда знали, что Россия больше всего вытянута не с запада на восток, а снизу вверх, к звездам: там, наверху, где Полярная звезда или рай за облаками, — там тоже Россия. Поэтому первому спутнику и первому космонавту было предопределено стать красными: мы летали в космос, чтобы проведать наши дальние пределы и подготовить будущие экспедиции.

Иная, еще более невозможная сторона управления историей, родниками русского религиозного космизма питавшая красный смысл, — это избавление от умирания самого человечества и всеобщее воскрешение мертвых. Федоров понимал, для кого он пишет философию общего дела; большевики, правда, лишь приступили к работе — они обессмертили только Ленина, и в будущем его воскресят. Ничего не смыслят те, кто считает Мавзолей могилой. На самом деле, его еще и не воздвигли полностью: окончательный смысл его откроется тогда, когда через сто лет или тысячу на сияющем ложе пробудится ото сна, согласно древним легендам, Ленин. Мавзолей, поставленный на русский пуп Земли — Красную площадь — это символ устремления большевистской России к вечности. В этом суть красной идеи всеобщей справедливости: каждый достоин участи лучшей, чем обычная жизнь, другими словами — бессмертия.

Управление историей означает прекращение метаний и тупиковых путей развития. Мечта человечества взошла над горизонтом, и русские большевики были первыми, кто возвестил всему миру с марса: "Видим Рай!".

В веке XVII Никон выстроил под Москвой, на Истре, Новый Иерусалим — гигантскую копию Святой Земли, метафизическую посадочную площадку, на которой должно было произойти второе пришествие Спасителя. Большевики в веке ХХ пошли еще дальше: возжелав проскользнуть мимо гибели миров и конца времен, они принялись созидать прямо на земле красный Рай, в котором дышала бы вечность. Так большевики беспредельно продлили историю, увенчав ее бессрочной, совершенной ступенью, — коммунизмом. Вместо Иордана и Голгофы, и Гефсиманского сада выстраивался целый Советский Союз, чтобы именно в нем впервые случилось преображение человека.

О чем толковал Христос, тем и занимались большевики: создавалась новая Земля и новое Небо. Мир изменялся безвозвратно, шло великое исправление имен, перекапывались недра и эпохи. Большая Советская энциклопедия, этот мистический сборник по созданию Рая, заново писала реальность. Новое время, новый язык, новые формы, новая мораль, — ничего подобного не создавал еще человек. Теперь же он становился Демиургом, творил вселенную, вечность и нового себя.

Для этого требовались сверхзнания и сверхтехника. И большевики дотянулись до небес. Знания превратились из суммы толкований природных явлений в инструмент управления миром, и лишь тот, кто овладел абсолютным знанием, мог считаться коммунистом. Батрацкие сыны становились академиками; нация выучилась читать, писать, покорять атом и запускать спутники. Машины, созданные по подобию красных чудо-людей, разворачивали реки и проламывали арктические льды. Это был фантастический, небывалый в истории человечества прорыв одиночествующей страны из сибирских снегов в льдистое сияние стратосферы, за сорок лет от сохи на Луну.

СОЗДАВАЯ РАЙ по своим проектам, большевики в линиях турбин Днепрогэса, в чертежах новых самолетов, в рисунке шрифтов на транспарантах зрили очертания Бога. Когда они старались уловить высший, красный смысл буквально во всем: в росте злаков, в траекториях планет, в уравнениях химических реакций, в беге крови по человеческим венам, — они не ошибались. Это было их богоискательство, точка смыкания коммунизма и христианства. В этом таилась невиданная дерзновенность: чтобы постичь Бога и победить мир, большевики сами становились богами.

Апофеозом строительства красного Рая на земле должно было стать рождение нового человека, нового Адама, безгрешного и бессмертного, который бы принял в наследство Землю и заселил своими потомками всю вселенную.

Но самолет социализма был подбит на взлете. Самодостаточное, но все еще хрупкое яйцо жизни не выдержало давления окружившего его ада. Слишком много волшебного металла, что предназначался для космических станций и чудо-городов, ушло на пули и танки Великой Отечественной. Слишком много крови пришлось пролить, чтобы цвет Советского знамени остался красным.

Потусторонний Запад, не вовлеченный в красную орбиту, перемолотив наследство большевиков, заставил Землю вращаться в свою сторону, накручивать витки апокалиптического вихря.

Большевики ушли из мира, мы остались жить в их городах. Но красная вера не погибла! Вчера ее вынесли, укрыв на груди, защитники Дома Советов. Сегодня она выдавливает из России смертоносный осколок ада, развевает знамена праздничных колонн 9 Мая, прорывается в мир выборгской революцией. Завтра она вернется с нашей Победой, очистит Кремль обжигающим блеском шпилей сталинских высоток. Смерть отпрянет, оковы падут к ногам. Над Красной площадью взовьется, обнимет планету вечно живой товарищ Ленин.

Николай Коньков “АЛЫЙ ДРАКОН”

1 ИЮЛЯ 1997 ГОДА Великобритания вернула территорию Сянгана (Гонконга) под юрисдикцию Китайской Народной Республики. На церемонии передачи присутствовали весь состав ЦК КПК — с китайской стороны и весь состав палаты лордов, возглавляемый принцем Чарльзом, — с британской. Лица патриархов китайской политики, многие из которых начинали борьбу еще в конце 20-х годов, напоминали маски, исполненные достоинства, скрытого торжества и презрения к англичанам, в глазах у которых стояли слезы. Исторический реванш Китая за "опиумные войны", за долгие десятилетия унижений и позора состоялся.

По прогнозам Всемирного Банка, к 2010 году коммунистический Китай выйдет на первое место в мире по производству валового внутреннего продукта (ВВП), а к 2025 году — на 30-40% превысит показатели США. Смогут ли российские "демократы" и дальше не замечать стремительного выхода КНР к мировому лидерству, утверждая, что социализм полностью проиграл историческое соревнование с капитализмом? Или к тому времени их наследники снова начнут воспевать всемирное торжество "красной идеи", только воплощенной не русскими, но китайцами? Почему же коммунистическому Китаю удалось сделать то, что не удалось Советскому Союзу? В чем ключи к его неоспоримому успеху, и может ли воспользоваться ими современная Россия?

Для ответа достаточно сравнить то, что делалось в Китае, с тем, что делалось в СССР. КПСС отказалась от закрепленной Конституцией 1977 года роли "руководящей и направляющей силы советского общества" — под знаменем "деидеологизации", которая на деле, после десятилетий господства коммунистического мировоззрения, не могла быть ничем, кроме разнообразного антикоммунизма. Партия советских коммунистов прекратила быть коллективным субъектом развития государства, каковым являлась начиная с 1917 года — и вскоре исчезла организационно: за ненадобностью. КПК продолжает сплачивать Китай под красными знаменами.

Республики СССР отказались от обязательного планирования своего экономического развития, во всем уповая на "свободную игру рыночных сил" — вторую, после "звездных войн", глобальную дезинформацию Запада, и прежде всего США, которые, кстати, широко внедрили у себя плановые системы управления. Китай не попался в эту "либерально-монетаристскую" ловушку, и пятилетние планы продолжают оставаться основой его экономики.

Рыночные механизмы работают в китайской экономике под жестким контролем централизованной политической системы, под патронажем и при серьезной поддержке институтов государственной власти. Наладка этих механизмов не была произвольным актом и не вводилась одномоментно на всей территории страны. Формы и объемы производства в "свободных зонах" Китая задавались с учетом возможностей экспорта, после тщательного изучения конъюнктуры внешних рынков, как текущей, так и перспективной.

"Красный Китай" активно задействовал в этом процессе многочисленную диаспору "хуацяо", играющую заметную роль в экономике Юго-Восточной Азии. Организационная, а также информационная поддержка со стороны соотечественников, живущих за границей, стала важной составляющей "китайского рывка" в третье тысячелетие. При этом политические взгляды "хуацяо" никого не волновали. Как заметил когда-то Ден Сяопин, "неважно, какого цвета кошка — лишь бы она ловила мышей".

Надо сказать, что для ловли мышей китайцы использовали множество кошек разного цвета. Особенно важным в этом плане для КНР стало улучшение отношений с США к концу 70-х годов. При этом если Вашингтон имел в виду чисто механическое поддержание "баланса сил" в стратегическом противостоянии с Советским Союзом, то Пекин преследовал куда более многомерные цели. Китайские лидеры блестяще воспользовались политическим моментом, приоткрывшим для них доступ к новейшим западным технологиям. Десятки тысяч студентов отправились за океан получать суперсовременное образование. Их преимущественные интересы не составляли тайны: информатика и программирование, точные науки. В результате уже сегодня самые сложные программные продукты американцы делают с помощью выходцев из КНР, а баллистические ракеты "Великий поход" несут на себе ядерные заряды, от начала до конца созданные китайскими специалистами.

То же касается и внешней торговли. На сегодня КНР стала крупнейшим торговым партнером США, а по ряду товарных позиций уровень импортной зависимости от Китая у американцев может быть оценен как почти критический. Положительное сальдо КНР в торговле со Штатами ежегодно исчисляется десятками миллиардов долларов. При этом доллар не имеет хождения на внутреннем рынке Китая и не выступает средством накопления, как в современной РФ: юань стабилен.

Всё это, разумеется, не случайность, а результат целенаправленных усилий той части китайского общества, которую можно назвать элитой, — не по ее богатству или статусу, а по тем функциям, которые она выполняет в данном обществе. Аналогичная элита СССР уже к концу брежневского периода оказалась внутренне несостоятельной, утратившей свойственные коммунистам понимание исторического процесса, жажду социальной справедливости и преобразования мира, насквозь источенной жучками личного преуспеяния и материального богатства. Элита перестала быть элитой, перестала управлять сама собой и потому уже не могла управлять партией, а через нее — обществом. Она сама превратилась в объект управления и манипуляций извне. Мистическое сердце КПСС, коллективного субъекта Советского Союза, остановилось задолго до ее официального роспуска.

Сегодня многие бывшие лидеры СССР публично сожалеют об упущенной возможности избрать "китайский вариант" реформ, к чему вроде бы склонялся Горбачев. "Если бы не события на площади Тяньаньмэнь,— утверждают они,— вектор развития мог оказаться иным". Но хорошо известно, что "студенческие волнения" в связи с визитом Горбачева, специально приуроченным к американскому Дню независимости, готовились спецслужбами США и их агентурой в КНР заранее — как многоцелевая акция, направленная не столько против горбачевского руководства, уже сдавшего на Мальте геополитические интересы Союза, сколько против самого Китая — в соответствии все с той же концепцией "баланса сил". Скорее, визит "Горби" стал поводом для волнений в Пекине, чем волнения в Пекине — поводом для отказа "лучшего немца" пойти по китайскому пути.

Причины действенности элиты КПК, весь путь развития "красного дракона", его "дао", если использовать термин классической китайской философии, нельзя понять вне истории, вне традиции китайского общества. В печати уже неоднократно приводился эпизод шанхайской встречи западных философов с китайскими мудрецами, состоявшейся в 1907 году.

"Поднебесная империя" к тому времени на протяжении нескольких десятков лет представляла собой полуколонию, имевшую очень много общего с современной РФ, — разве что иностранных "сеттльментов" с их особым правовым статусом у нас пока нет. Зато местничество "региональных баронов"-дуцзюней, продажность бюрократии, бессилие центральной власти в Китае на рубеже XIX-XX веков были вполне достойны современной России.

"Хозяева жизни", тогда не стеснявшиеся называть себя империалистами, убеждали китайских мыслителей, что преимущество их цивилизации абсолютно, и отсталому Китаю не остается ничего иного, как признать это и подчиниться диктату "развитых стран". Незадолго до того китайцы познакомились с социал-дарвинизмом, утверждающим право сильных пожирать слабых не только в природе, но и в обществе. Подобная идеология не просто противоречила традиционному китайскому мировоззрению — она впервые ставила под угрозу само существование Китая, который не раз "переваривал" любые вторжения "варваров". Но теперь, поняли китайцы, слабость просто не оставляла им шансов на выживание. А адекватной стратегии ответных действий еще не было.

Однако искушенные в метаморфозах дао китайские мудрецы отвечали "белым варварам", что не стоит торопиться с окончательными выводами. Их оппоненты с гордостью заявили, что и через десять, и через двадцать лет готовы повторить то же самое. "Вы нетерпеливы,— отвечали китайцы.— Нам имеет смысл повторить встречу лет через четыреста".

Это неожиданное сопоставление временных масштабов мышления наглядно демонстрирует главные преимущества традиционного китайского мировоззрения, его способность сохранять свою сущность, изменяя формы проявления. Ни броненосцы "владычицы морей" Великобритании, ни впоследствии ядерные угрозы США не производили на лидеров Китая никакого впечатления. Незримый центр "Поднебесной" оставался неизменным при всех колебаниях текущей политики. Вопрос заключался лишь в том, какие силы более полно и точно выразят принципы управления, присущие этому центру. Соперничество Гоминдана и КПК осуществлялось именно внутри данной парадигмы. Социальная справедливость, поставленная во главу угла китайскими коммунистами, нашла больше сторонников и последователей, чем обещания нерадивых наследников великого Сунь Ятсена.

"КРАСНОЙ ИДЕЕ" КИТАЯ, как и всего мира, дала мощнейший толчок Великая Октябрьская революция, разорвавшая незыблемую до того цепь империалистической гегемонии. "Красную идею" Китая заботливо взращивал Советский Союз и Коммунистический Интернационал, помогая и технически, и организационно, и финансово молодой китайской компартии, обучая ее лидеров самым современным знаниям и умениям политической борьбы. В Китае, как и в Индии, коммунисты всегда видели потенциальных лидеров мира "униженных и оскорбленных" американо-европейским колониальным владычеством. Поэтому и отношение к китайским товарищам было совершенно другим, чем, скажем, к Иосипу Броз Тито.

Когда после победы китайской революции Мао Цзэдун посетил Советский Союз и на встрече со Сталиным выказал готовность во всем следовать указаниям "отца народов", Сталин точно ответил, что Китай — великая страна, что победа в нем китайских коммунистов — заслуга прежде всего компартии Китая и ее лидеров, что им самим лучше знать, как вести свои дела, но что "красный Китай" всегда может рассчитывать на любую поддержку и помощь со стороны Советского Союза.

Так "красная идея" получила второй мировой центр своего развития, не копирующий СССР. А механизмы передачи навыков управления, подготовки кадров и смены поколений в Китае наработаны тысячелетиями. Никакая "культурная революция" уничтожить их не могла — она сама была одним из элементов этой матрицы, опосредованной и вписанной в общий путь развития.

Описывать и объяснять китайские "стратагемы управления", исходящие из неподвижного и вечно меняющегося центра, — дело серьезной монографии. Важно то, что этот центр един и неизменно присутствует в сознании каждого китайца. Поэтому столь настойчиво добивался "красный Китай" признания своих прав в ООН, поэтому единство страны — непреложный принцип его внешней и внутренней политики. Поэтому возвращение Гонконга, а затем Макао и Тайваня — дело чести каждого китайского политика, каждого китайского коммуниста, каждого китайца вообще.

Да, у России другая история, другое мировоззрение, другие традиции. Да, мы пришли на порог третьего тысячелетия опоенными, обкраденными, но с памятью о великом празднике Победы, о преодолении тяги земной, о том, как щедро делились последним с теми, кого считали своими братьями. И один из них вырос в мирового лидера, названного "красным драконом". Этот снимок Шанхая — новое лицо нового Китая.

У него есть чему поучиться. Прежде всего — достоинству и неуклонности действий. Глядя на него, нам есть что вспомнить. Прежде всего — то, что союз России и Китая, возможный только при полном восстановлении в правах общей для нас "красной идеи", способен изменить лицо мира, как это уже случилось после Второй мировой войны, когда рухнула колониальная система империализма. Новый китайско-русский блок сегодня — единственная реальная возможность предотвратить "конец истории" по-американски, противопоставить технотронному фашизму не менее современный коммунистический ответ. Возможно, Китай справится и без нас. Но ему будет стократ сложнее, а нам — позорнее служить опоившим и обокравшим нас заокеанским хозяевам и их “новорусским” приказчикам, которые продали свое державное первородство за миску объедков с чужого стола.

Сергей Кара-Мурза ПОСТУЛАТЫ ОППОЗИЦИИ

ПРИЗРАК КОММУНИЗМА сегодня не бродит по Европе. Он — на распутье после тяжелых потрясений, он изранен еврокоммунистами и горбачевыми.

Мы будем лечить раны коммунизма, но не можем уповать на него и ждать, пока он воспрянет. Мы обязаны спасти от окончательного разрушения наш дом, разобрать обломки и возродить его к жизни. Поэтому на обозримом участке пути мы по-братски разойдемся с европейским Призраком коммунизма. Мы — не пролетарии, у нас есть Отечество, нам есть что терять, кроме своих цепей.

Человечество выживет на Земле, лишь придя к солидарности, а не через угнетение и грабеж. Но путь к этому лежит через противление злу. Наивно отрицать классовые интересы, групповой и личный эгоизм. Не будем убаюкивать себя сказкой о согласии эксплуататора и работника. Но человечество выросло, и история может обойтись без повивальной бабки — насилия. Трудящиеся России еще обладают таким уровнем культуры, что могут вести свою борьбу без разрушений. Для нашей революции, если до нее дойдет дело, не понадобится насилия — отщепенцы будут составлять ничтожную часть народа.

Времени нам отпущено немного. Противник не жалеет средств для того, чтобы растлить и утомить трудящихся, втянуть в преступность молодежь, сбить людей с толку политическими спектаклями. Но люди трезвеют, преодолевают хаос в умах. Мы можем превратить кризис разрушения в кризис развития.

Кризис в России. Минуло десять лет реформы. Достаточно, чтобы проверить на деле любую программу. В тридцатые годы за десять лет Россия провела индустриализацию. С сорок пятого за десять лет СССР встал из руин, восстановил довоенный уровень населения. Стал ядерной и космической державой — и в то же время стал больше всех в мире строить жилья. Мы наращивали достаток — скромный, но надежный.

Сейчас, без войны, из благополучного состояния за десять лет страну привели на грань катастрофы и гражданской войны. Это — не результат ошибок, а суть реформы. Положение тяжелее, чем нам кажется, даже при нашей скудной жизни. Мы проедаем последнее из того, что накопили наши отцы, осталось немного.

Из всего, что сказала о мире и человеке наука ХХ века, из опыта разрухи на нашей земле видно: попытка втиснуть Россию в систему больной западной цивилизации — утопия, которая уже привела к огромным страданиям большинство народа. Мы призываем тех, кто поверил в эту утопию: положите на чаши весов все обещанные вам блага — и горе миллионов ваших отцов и братьев. Не обольщайтесь: те страдания, которые уже выпали на их долю, это лишь ничтожная часть того, что ударит по вашим детям.

Отношение к советскому прошлому. Советский период — явление такого исторического масштаба, что всесторонне оценить его еще трудно. Советский проект, начатый на пепелище России, вызвал подъем народных сил, ума и духа. Он показал: совместная жизнь множества народов без угнетения и непримиримой вражды, без классового антагонизма, без того, чтобы топтать ближнего, — возможна. И для этого нет необходимости грабить третьи страны и за их счет подкармливать свой пролетариат. Советский проект был разрушен в результате войны, пусть "холодной". Поэтому исхода соревнования мы не знаем — эксперимент остался незавершенным.

Хладнокровный анализ реальных условий России и всех вариантов ее будущего показывает: уцелеть как страна она сможет лишь в том случае, если пойдет по пути восстановления жизнеустройства советского типа — в главном, а не в деталях. При всех иных вариантах неизбежны нарастание социальных и национальных конфликтов и такое ослабление России перед внешними конкурентами, что страна будет разорвана и сожрана по частям.

Восстанавливая желаемый тип жизни вновь на пепелище, мы обязаны учесть уроки прошлого и понять, почему, обеспечив доступ всех к основным социальным благам и высокую социальную надежность, советский тип жизни оставлял неудовлетворенными все большую часть граждан. Возникшие в СССР единообразие и непритязательность жизни были порождением условий, в которых рождался советский проект. Сегодня мы свободны от этих ограничений. Поэтому мы не зовем вспять — никто никогда не выходил из кризиса, пятясь назад. Сыновья, которые замыкаются в слове и деле отцов, невольно предают их. Мы обязаны идти вперед.

БУДУЩЕЕ И ВЫХОД ИЗ КРИЗИСА. Кризис и нормальное развитие — разные типы жизни. Действия ради выхода из кризиса и идеал будущей жизни — связанные, но разные вещи. То, что неприемлемо или нежелательно в нормальное время, может быть меньшим злом в момент катастрофы. Мы отвергаем принцип "чем хуже — тем лучше". Наши противники выбрали самый безопасный для себя вариант — организовать "контролируемое гниение" страны. Угасают наше хозяйство, наука, падает квалификация работников. Подрастает неграмотное поколение. Коридор для спасения становится все более узким, хотя это еще и не тупик.

Мы считаем, что выбор желаемого жизнеустройства народом России еще не сделан. Не следует этот выбор формировать, надо вести диалог и поддерживать все уклады, помогающие преодолеть кризис и восстановить жизнеобеспечение. Надо отойти от пропасти, а потом на спокойную голову решать, какой строй мы хотим. Но пора признать горькую истину: никогда, ни при каком режиме в России не будет создано общество с уровнем потребления нынешнего Запада. Никогда Россию не допустят к эксплуатации ресурсов "третьего мира", которые наполовину обеспечивают потребление Запада. Реальный выбор для нас таков: или стать частью "третьего мира" с обогащением узкого слоя и обнищанием большинства — или восстановить солидарное общество со скромным достатком каждого и разумным превышением доходов более энергичных и работящих. Мы за второй выбор — по совести. Но мы за него и по расчету, ибо первый выбор есть гражданская война и гибель России.

В рамках солидарного, но оздоровленного общества есть возможность обеспечить всем не только жизнь по совести и без страха, но и достаток существенно больший, чем в советское время. Но это — после выхода из кризиса к стабильному развитию. Сегодня, когда половина народа еле сводит концы с концами, ломать последние опоры социальной устойчивости — это сталкивать общество к катастрофе. Страна имеет достаточно средств, голод и холод сегодня — дело рук человеческих, плод политики. Вплоть до смены политического режима задача-минимум — затормозить разрушение остатков советских структур жизни. Первым делом — не допустить распродажи земли и жилищно-коммунальной реформы, которая сделает для большинства недоступными нормальное жилье, отопление, электричество. Только отстояв эти рубежи, можно пройти через фазу катастрофы с наименьшими потерями.

Вот принципы желаемой социальной политики.

Каждый гражданин России имеет право на некоторый минимум жизненных благ, которые даются на уравнительной основе. Принцип "каждому — по труду" действует лишь за пределами этого минимума. Сколько распределять по труду, а сколько по едокам, — надо устанавливать через социальный диалог, а не диктатом политического режима.

Мы за общество, в котором принцип "От каждого — по способностям, каждому — по труду" действует в обеих своих частях, каждая из которых без другой теряет смысл. Этот принцип является справедливым и не ведет к подавлению инициативы. Но чем беднее общество, тем относительно большая часть общего труда расходуется на уравнительное распределение благ.

Да, солидарность ограничивает индивидуальную свободу. Но коллективы могут и будут развиваться в сторону расширения и обогащения свободы личности, давая ей такие возможности, которых никогда не предоставит индивидуализм.

Уравнительное распределение должно касаться лишь минимума благ. Будет существовать рынок товаров и услуг (в том числе образования и медицины) для тех, кто хотел бы получить специальные блага, согласно своим личным предпочтениям. Единообразие губительно и несправедливо.

Источником средств для уравнительного распределения минимума благ являются доходы от той части национального богатства России, которая остается в общенародной собственности (земля, ее недра, часть промышленности, транспорта и энергетики), а также налоги. Попытка формировать бюджет государства в России исключительно через налоги — утопия. К тому же налоговая система — важная часть культуры. Запад создал систему, которая стала средством создания всеобщего комплекса вины как инструмента власти. Нам противна эта система — налоги у нас должны быть простыми и вычитаться автоматически.

В будущем мы должны вернуться к советскому типу пенсий как важной связи поколений — пенсиям не через накопительные фонды, а из госбюджета. Обеспечение старости — обязанность всего народа (его государства), а не когорты нынешних налогоплательщиков и не каждого гражданина лично.

В целом мы отвергаем путь, ведущий к установлению в России классового антагонистического общества, состоящего из собственников капитала и наемных работников. Поспешное утверждение некоторых идеологов оппозиции, будто такое общество в России уже возникло, — тяжелая ошибка и по сути, и политически.

ОСНОВНЫМ ИСТОЧНИКОМ ДОХОДА в России должен быть труд, а не капитал. Однако мы отрицаем и попытки возврата к унитарной социальной системе советского периода. Она ведет к застою, сковывает инициативу и потенциал развития. Много наших людей (хотя и меньшинство) тяготилось укладом больших коллективов, они бы хотели честно и творчески работать на свой страх и риск как единоличники или семейные предприятия — не в конфликте с колхозом и заводом, а во взаимопомощи. Такие условия и надо будет создать в будущем — страна и государство от этого только выиграют.

Важная часть жизни народа — частная торговля, лицом к лицу, на базаре и в лавках. Здесь общаются и духовно поддерживают друг друга массы людей, преодолевается отчужденность городской жизни. Слишком сильное огосударствление торговли при советском строе придушило эту важную струю народной жизни. В будущем она должна быть раскрепощена.

Советское единообразие было порождено трудным прошлым, и никакой необходимости возрождать его нет. Экономика должна быть смешанной, допускать разнообразие и состязательность разных форм хозяйства. Баланс между ними должен устанавливать не политический режим, исходя из его идеологии, а сама жизнь — эффективность работы и предпочтения людей.

Мы считаем, что эксплуатация человека человеком — зло. Но в реальной жизни это может быть меньшим злом, чем запрет на эксплуатацию политическими средствами. Эксплуатация должна не запрещаться, а преодолеваться путем создания таких условий, при которых она невыгодна ни обществу, ни личности. Нужен не запрет частной собственности, а недопущение ее диктата.

Предпринимательство с получением дохода — один из нужных механизмов хозяйства и способ самовыражения множества людей. Оно вовсе не обязательно ведет к возникновению классовых антагонизмов — это зависит от общего жизнеустройства. Предпринимательство должно поддерживаться и защищаться государством.

Здоровье и стабильность общества, его развитие возможны лишь при таком уровне расхождения между предпринимательскими и трудовыми доходами, который не вступает в резкое противоречие с представлениями о социальной справедливости. Получение безумных легких денег в России должно быть прекращено.

Нет возможности продолжить финансирование города за счет деревни — село истощено до предела. Необходимо срочное выравнивание социальных условий города и села хотя бы в минимальных жизненных благах. Нельзя также продолжать финансирование повышенных доходов столичных жителей за счет всей России. Острова искусственного благосостояния разрушают народ.

"Мобилизационной" программе новой индустриализации России должен предшествовать этап "нового НЭПа" — народ должен передохнуть, подкормиться и собраться с силами. На этом этапе полуразрушенное государство не может и не должно брать на себя организацию производства большей части продуктов. Лучше и дешевле это сделает сеть народных, кооперативных и частных малых и средних предприятий. К огромному сожалению, сути малого предприятия как особого, постиндустриального уклада, не поняли ни наши либералы, ни наши марксисты. Без создания с помощью государства большой системы малых предприятий преодолеть кризис в России невозможно. "Новый НЭП" должен быть не отступлением и не временной мерой, малые предприятия — жизненно важная часть современного хозяйства, придающая ему динамичность и новаторский дух.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО. Советский тип государства — самодержавный, он основан не на равновесии "ветвей власти" в их противостоянии (сдержки и противовесы), а на их согласии под надзором безусловного авторитета (идеологии). Советы, в отличие от парламента, ищут единогласия, а не выясняют силу конкурентов через голосование. В такой сложной по составу стране, как Россия, только сильное самодержавние или сильная советская власть рождали механизм автоматического гашения конфликтов. Переход к устройству западного типа привел к автоматическому разгоранию конфликтов, и это неустранимо.

Пока что мышление большинства тяготеет к государству советского типа (отсюда абсурдные, с точки зрения парламентаризма, обвинения Госдумы в "политизированности"). Однако быстрое восстановление такого государства невозможно, его придется строить постепенно. Причина в том, что утрачен авторитетный арбитр, легитимирующий большие политические решения (как в начале века был утрачен авторитет Православия, без которого исчезла сила царя). Народ расколот, хотя расколотые части желают единогласия (склонны к тоталитаризму). В этих условиях на переходный период наименьшим злом является парламентская республика с постоянным общественным диалогом. Президентская республика всегда скатывается к попытке подавить оппозицию, но расстановка сил в России такова, что это невозможно, и государство парализовано. Сдвиг к парламентской республике сразу запустит процесс восстановления советских структур "снизу" — по тем вопросам, в которых уже есть минимум согласия. Этому надо способствовать, не формируя созревание единодушия.

Через парламентскую республику мы должны прийти к государству советского типа, но с сильно ослабленной "сословностью". Это трудно, ибо общество с солидарностью общинного типа и общей этикой укрепляет сословные традиции ("порождает дворянство"). Но история России показала, что все виды дворянства со временем вырождались и тяготели к национальной измене. Последним таким "дворянством" была партийная номенклатура. Сильным противоядием против сословности является индивидуализм гражданского общества. Мы должны разрешить противоречие: освоить важные механизмы гражданского общества, не допустив атомизации и рассыпания народа на конкурирующих индивидов. Это трудно, но возможно.

Идеология. Главная трудность восстановления государственности через переходный этап парламентаризма кроется в "державном" сознании большинства граждан. Такое сознание укрепляет государство, когда есть общий для всех идейный стрежень, идеологическое ядро (в царской России религия, в советской — коммунизм). Но это же сознание входит в конфликт со структурами либерального государства. Сегодня перед интеллигенцией стоит необычная задача — выработать "временную" идеологию национального спасения.

Эта задача сложна из-за общего мирового кризиса идеологий (кризиса самого типа идеологизированного мышления). Причина этого глубока — смена научной картины мира, лежащей в основе идеологий, и общий кризис индустриальной цивилизации, осознанная всем человечеством невозможность универсального приложения ее главных принципов ко всем жителям Земли. Таким образом, нельзя ожидать в ближайшем будущем появления сильной идеологии, способной сплотить общество, задав ему ясные ориентиры на целый исторический период, — такой идеологии, какой был марксизм в течение целого столетия. Сегодня мы можем лишь найти общее "ядро" множества идеологических и культурных течений и договориться о союзе или сотрудничестве в рамках этого "ядра".

И эта задача трудна из-за отсутствия в России политических партий, способных вести диалог. Партий не возникло в силу того же "державного" сознания, не приемлющего разделение народа. Кроме того, нынешний политический режим применяет самые грязные технологии манипуляции общественным сознанием, так что диалог затруднен из-за искусственно созданного хаоса в мышлении.

Однако задача выявления общего идеологического "ядра" выполнима, хотя работа идет медленно. Если интеллигенция России эту задачу не выполнит, нас ждет гражданская война с попыткой одной части расколотого народа подавить другую, а в наихудшем варианте — хотя бы отомстить.

ПАРТИЙНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО. Поскольку нас ждет переходный этап парламентаризма и квазигражданского общества, необходимыми выразителями идеалов и интересов конфликтующих социальных сил должны стать партии (или хотя бы "квазипартии" — движения). Наиболее тяжелый провал в политической системе — отсутствие здоровой социал-демократии. К ней тяготеет интеллигенция и вообще значительная часть городского населения. Именно социал-демократия могла бы быть организатором общественного диалога и интеллектуальной лабораторией для выработки согласия. Все попытки создать в России социал-демократию (от Г.Попова до Ю.Лужкова) провалились или потому, что были явным политическим мошенничеством, или потому, что шли вразрез с мышлением людей.

Социал-демократия в России может быть создана только со стороны коммунистов и в союзе с ними. Можно примерно очертить круг установок, которых не приемлют люди, тяготеющие к социал-демократии: они не разделяют ностальгии по советскому прошлому, но отвергают антисоветизм; они не западники, но не приемлют вульгарной антизападной патетики; они отдают себе отчет в сложности того положения, в какое попала Россия, и скептически относятся к политикам, которые "знают простой рецепт спасения".

Если бы левые силы потрудились над созданием социал-демократии, то впоследствии молодежь ее радикального крыла вернулась бы в лоно коммунизма в виде динамичной компартии с современным мышлением, не несущей груза наследия КПСС. Это имело бы решающее значение для возрождения обновленного советского проекта в новых условиях.

Национальный вопрос. Важные точки напряженности в многонациональной природе России — по ним и били, когда ломали СССР. Вплоть до Ельцина Россия никогда не сбрасывала кризисы в "слабые" регионы и не создавала зоны внутреннего "третьего мира". Поэтому она имела крепкий национальный тыл. Жить в едином сильном государстве, ограничивающем хищность местных князьков, — в интересах простых людей всех народов. Советский народ как наднациональная солидарная общность реально существует, и связывающие его идеалы и интересы сильнее противоречий.

Апатично приняв развал СССР, наши народы совершили историческую ошибку. Трагические последствия развала СССР со временем будут не смягчаться, а усугубляться. Развал еще не привел к слому многих сторон совместной жизни, но этот процесс идет с ускорением. Он в принципе не может быть блокирован развитием рынка. Как страна СССР еще не разрушен, и многие связи можно сохранить и реформировать, что потребует несравненно меньше усилий, чем завершение их слома и последующее создание заново. Та тяга к воссозданию единой страны, которая порождается жизненными интересами десятков миллионов семей, постепенно обретет новую идеологическую оболочку и станет политической силой. Этому надо помогать.

Если мы пройдем по острию ножа, освободим Россию от угнетения и обеспечим ее целостность и независимый рост, мы заслужим благодарность потомков. Если приведем наше дело к краху — будем прокляты.

Подберем и установим фаркоп на шевроле ланос 4 без ущерба внешнего вида Вашего авто.

Владимир Голышев ЖАЖДА СИМФОНИИ

"Величайшие дары Божие, данные людям высшим человеколюбием, — это священство и царство. Первое служит делам божеским, второе заботится о делах человеческих. Оба происходят из одного источника и украшают человеческую жизнь... Когда священство бесспорно, а царство пользуется лишь законной властью, между ними будет доброе согласие (simphonia)"

6-я новелла Codex Juris Canonici императора Юстиниана

15 АВГУСТА 1917 ГОДА, после 217-летнего перерыва, был созван Поместный собор. Третируемая надменными обер-прокурорами, низведенная до уровня второразрядного департамента Русская Церковь получила уникальный шанс забыть, как страшный сон петровский "Духовный регламент", выбрать Патриарха и, быть может, уврачевать кровоточащую рану раскола.

Представители священноначалия и "широких слоев церковной общественности", легко преодолев вялое сопротивление Временного правительства, собрались в Московском Кремле — вычеркнутая Романовыми из истории Русская Церковь, поймав ветер Революции в свои паруса, вновь стала историческим субъектом.

Во время работы собора в Москве шли ожесточенные бои, и звон колоколов смешивался с грохотом орудийной канонады. Решение об избрании Патриарха, — о чем и помыслить не могли всего несколько месяцев назад, было принято во многом благодаря этой жизнеутверждающей "музыке".

В историю нельзя войти бесконфликтно. Первые столетия христианства внесли в церковные святцы тысячи имен мучеников. Но не золочеными митрами или монастырскими угодьями, а именно числом небесных ходатаев и исчисляется подлинное богатство Церкви...Как это ни парадоксально, режим открытых гонений (веденный новой властью уже во время работы собора) — значительно более здоровая атмосфера для Церкви, нежели громоздкая роскошь Синодального рабства. Как будто резкий порыв ветра сорвал с почти погасшего костра серую шапку мертвого пепла и обнажил последние, еще не задушенные алые пятна горящих углей...

Однажды мне на глаза попался дореволюционный снимок: веселая компания благополучных щегольски одетых мужчин важно позирует фотографу. Самым добродушным и самым упитанным из них оказался будущий митрополит Крутицкий Петр (Полянский), ближайший сотрудник Патриарха Тихона, Патриарший Местоблюститель и мученик, заморенный голодом и холодом на затерянном в сибирских снегах зимовье Хэ. Мирянин, важный синодальный чиновник, балагур и душа общества — он, не раздумывая, принял предложение постричься в монашество и занять должность, обрекавшую его, в сложившихся обстоятельствах, на неминуемую гибель... А сам Патриарх Тихон, известный прежде лишь миролюбием и покладистостью? А тысячи и тысячи других бесстрашных клириков и мирян, с радостью принявших мученический венец? Согласились бы они поменять свой высокий удел, на право заживо сгнить в синодальном "болоте"?

Однако и большевики не были классическими злодеями — этакими "Навуходоносорами в буденовках". Были в их действиях и благородство, и своя упрямая логика. Конфискуя церковное имущество, репрессируя наиболее активных священников и мирян, они руководствовались следующими соображениями: во-первых, “религия — пережиток царизма, обреченный на отмирание” (его можно терпеть, но религиозную пропаганду необходимо пресекать, как контрреволюцию); во-вторых, “имущество РПЦ — народное достояние”; и, наконец, “священник — такой же гражданин, как и все — может быть осужден и репрессирован безо всякого снисхождения”. Время военное — не до церемоний.

Безусловно, в первые годы Советской власти Церкви пришлось нелегко. Однако это был не целенаправленный антицерковный террор, а естественное следствие нежелания священноначалия признавать новую власть.

К тому же в первые послесоборные годы произошел обновленческий раскол. И проходимцы из числа низшего духовенства и так называемого "церковного пролетариата" (псаломщики, дьячки и пр.), активно используя революционную фразеологию, "стучали", "стучали" и "стучали" на своих апонентов. У чекистов должно было уши закладывать от этого неистового "стука"...

Патриарх Тихон и подавляющее большинство представителей высшего духовенства, в свою очередь, заняли враждебную по отношению к Советской власти позицию. Здесь и анафемы большевикам, и организация сопротивления изъятию церковных ценностей (напомню: новая власть считала их народным достоянием), и прямая поддержка белому движению. Неугомонные "епископы-беженцы", свившие себе уютные гнезда в "гостеприимной" Европе, своими монархическими манифестами тоже подливали масла в огонь.

С другой стороны, у некоторых большевистских теоретиков (например, Троцкого) была своя "идея-фикс" — они считали, что в Церкви, как и в обществе, происходит классовая борьба и долг Советской власти — помочь "церковному пролетариату" избавиться от "вековечного" гнета "князей церкви" (епископата).

В то святое время любая, даже самая безумная, идея немедленно обретала плоть и кровь. Особенно кровь... Но это противостояние не могло продолжаться вечно...

Переломным моментом в отношениях Церкви и Советской власти следует признать лето 1923 года. Патриарх Тихон, находясь в заключении, пишет заявление в Верховный Суд:

"Будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я действительно был настроен к Советской власти враждебно, причем враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям... Признавая правильность решения суда о привлечении меня к ответственности, я раскаиваюсь в проступках против государственного строя и прошу Верховный Суд изменить мне меру пресечения. При этом я заявляю Верховному Суду, что я отныне Советской власти не враг (выделено мной — В.Г. ). Я окончательно отмежевываюсь как от зарубежной, так и внутренней монархическо-белогвардейской контрреволюции".

Нет никаких оснований сомневаться в искренности Патриарха. Это не вынужденный компромисс — это сознательный выбор. И два года неустанных трудов в этом направлении — лучшее тому подтверждение. Сверхъестественная, истинно пророческая интуиция, видимо, подсказала Патриарху Тихону в решающий момент: у Советской России великое будущее (нечто подобное уже грезилось "сменовеховцам"). Именно Советская власть, а не белогвардейская "обозная команда", воссоздаст на срединных землях континента Евразия величественную империю. И долг Церкви — приветствовать ее становление...

Новое, невиданное царство!

Последняя надежда на симфонию...

КОГДА ЦЕРКОВЬ не подвергается открытым гонениям, она жаждет одного: симфонических отношений с царством. Однако гениально сформулированный Юстинианом порядок вещей, при всей его кажущейся простоте и естественности, в чистом виде существовал лишь в Византийской империи (до Флорентийской унии) и на Руси (до раскола). Все остальное — лишь стремление к симфонии, мечта о симфонии, сон о ней.

Тяга к симфонии, как безусловный рефлекс, действует помимо сознания, заставляя священноначалие мучительно искать внимания сильных мира сего (даже если это отъявленные мерзавцы), а простых прихожан — быть лояльными любой существующей власти.

Раздавленная "Духовным регламентом", затянутая в постылый вицмундир петербургского покроя, Церковь Синодального периода добросовестно разыгрывала псевдосимфонию с Романовской деспотией. Нынешняя РПЦ МП, похоже, готова видеть благочестивого кесаря и в беспалом верзиле, и в пройдохе-мэре одновременно...

Над этим грешно смеяться. Этим нельзя попрекать. Церковь иначе не может. Ей нужно помочь — воссоздать нормальную империю...

Во 2-м послании Фессалоникийцам апостол Павел писал: "...Тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь, — и тогда откроется беззаконник". "Удерживающий теперь" (преграждающий путь "беззаконнику"-антихристу) — это Римская империя, жестоко преследовавшая в то время христиан (сам апостол Павел был обезглавлен в Риме). Предстояли еще многие десятилетия ужасающих по масштабам и жестокости гонений, но перед духовными очами "апостола языков" уже стояла блистательная Византия и тысяча лет совершеннейшей симфонии...

Обращение Патриарха к Верховному Суду не было отчаянной попыткой любой ценой сохранить себе жизнь (к этой мысли неминуемо приводит "белогвардейская" логика "зарубежников"). В кровавом хаосе социальной революции он (подобно апостолу Павлу) сумел разглядеть мощные очертания нового "удерживающего теперь" — а значит, грядущую симфонию... По крайней мере, надежду на нее.

...Девять дней Верховный Суд рассматривал ходатайство Патриарха. Судя по материалам дела, готовились показательный процесс и казнь. Положение усугублял провокационный "ультиматум Керзона" (дополнений ультиматумом Римского папы) с требованием от лица "мировой общественности" немедленно освободить главу Русской Церкви. Как Советская власть реагирует на подобные "ультиматумы", общеизвестно... Казненный Патриарх был позарез нужен англичанам для организации нового "крестового похода" на Россию. Но тайным надеждам зарубежных "доброхотов" не было суждено сбыться. 25 июня 1923 года Патриарха Тихона освободили... Очевидно, в высшем Советском руководстве кто-то правильно прочел его послание. В новейшей истории Русской Церкви открылась новая страница...

Правота Патриарха Тихона стала очевидной в годы Великой Отечественной войны. 22 июня 1941 года Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Старгородский) обратился к "пастырям и пасомым" с патриотическим посланием. А через четыре дня в Богоявленском соборе состоялся молебен о победе русского воинства.

"Пусть гроза надвигается. Мы знаем, что она приносит не одни бедствия, но и пользу: она освежает воздух и изгоняет всякие миазмы. Да послужит и наступившая военная угроза оздоровлению атмосферы духовной... У нас уже имеются некоторые признаки такого оздоровления. Разве не радостно, например, видеть, что с первыми ударами грозы мы вот в таком множестве собрались в наш храм и начало нашего всенародного подвига в защиту родной земли освящаем церковным богослужением?" (Из речи митр. Сергия на молебне).

На церковные средства были созданы и оснащены танковая колонна и авиационная эскадрилья. Самолеты с чудотворными иконами на борту облетали Ленинград, Москву и Сталинград. Перед решающими сражениями священники, специально командированные в войска, совершали торжественныемолебны.

"Наша Церковь, начиная с покойного Святейшего Патриарха Тихона, и доселе неизменно признает Советскую власть богоустановленной в СССР. Лично же для меня достаточно и одной любви к Родине и моему народу, чтобы и без чьих-либо просьб, и тем паче принуждения, всячески противиться порабощению нашей страны", — писал в одном из своих многочисленных пастырских посланий митрополит Сергий. С такой властью глава Церкви (к тому же, нормальный канонический глава, а не Синодальный "первунствующий член"!) мог говорить, лишь чувствуя себя свободным партнером власти. И власть приняла такой тон...

4 сентября 1943 года церковную делегацию принял лично Сталин, а уже 8-го был созван Поместный собор, на котором митрополит Сергий был избран Патриархом.

Были открыты все пригодные для богослужений храмы. У мощей преподобного Сергия Радонежского вновь затеплились лампады. В блокадный Ленинград, как груз особого назначения, ежедневно доставлялись вино и просфоры из чистейшей пшеничной муки для совершения Таинства Евхаристии.

А в это время раскольничья "Зарубежная Церковь" (проклявшая митр. Сергия за "пособничество красным"), пользуясь безусловной поддержкой гитлеровской администрации открывала приход за приходом (в том числе и на оккупированых территориях) и горячо молилась за победу немецкого оружия над "дикими большевистскими ордами" (кстати, не следует забывать, что столь модные сегодня причитания о "царственных мученниках" и "нераскаявшихся коммунистах" имеют стопроцентно "зарубежническое" происхождение)...

15 мая 1944 года Патриарх Сергий отошел ко Господу. В письме на имя Иосифа Виссарионовича Сталина его достойный приеемник митр. Алексий (Симанский) в частности, писал: "В предстоящей мне деятельности я буду неизменно и неуклонно руководствоваться теми принципами, которыми отмечена была церковная деятельность почившего Патриарха: следование канонам и установлениям церковным, с одной стороны, и неизменная верность Родине и возглавляемому Вами Правительству нашему — с другой (выделено мной - В.Г. )”.

Симфония состоялась...

Высококачественные лампы настольные, торшеры по 5 низким ценам.

Александр Дугин ТОНКИЙ ХЛАД РЕВОЛЮЦИИ

РЕВОЛЮЦИЮ УБИЛИ ДВАЖДЫ. Те, кто бездумно в течение десятилетий нарочито и чрезмерно повторяли это слово (попробуйте повторить слово "любовь" бессчетное количество раз — скоро оно обессмыслится — любовь... любовь... любовь... бовлю... бовлю... бовлю...), и те, кто принялись насмехаться и глумиться над этим затертым понятием, мифом, событием, от вчерашних неискренних славословий перейдя к неумным ниспроверженьям. Революция — это не обессмысленное "все", но и не вызывающие презрительное негодование "ничто", "переворот", "бунт", "заговор". Революция — это уникальный момент в бытии, когда свершается невозможное, когда небывалое становится повсеместным, когда вещи открывают свои неизвестные, не предполагаемые доселе лики, когда фонтан бытия бьет из-под скорлуп обыденного, унося к чертям унылые лабиринты норм. Революция может быть, но может и не быть, она не предписана, не заказана, не предусмотрена. Неожиданно из неучтенных углов открывается искажающий пространство горизонт... Не благо, не вред, по ту сторону этики, скорее в пассионарном зле, чем в спокойном упорядочивающем добре, взвивается ниоткуда пламя Революции. Потом оно остывает, превращается в камень, потом камень едят ветра и мыши, потом от Революции остается жалкий плевок не находящей точки опоры, расплывчатой, неверной памяти.

Мы не празднуем сегодня очередную годовщину Великой Октябрьской Социалистической Революции. Мы не знаем, что праздновать, зачем и даже когда. Злодеяние? Шаг вперед? Обрыв в варварство? Продразверстки? Иудейский террор? Антисемитский бунт? Еретическая секта? Архаика? Западный модернизм? Безбожие? Мистика? Разрушение Государственности? Создание новой Империи?

Так что же мы отмечаем, на самом деле? За что пьем? Кого поминаем? Кого проклинаем? Кто за что... Кто кого...

Я НЕ ВЕРЮ, что в России есть либералы, коммунисты, фашисты, социал-демократы, националисты, монархисты, демократы или консерваторы. Таких в России нет. Лишь масса растерянных людей, у которых отняли одно и забыли дать другое взамен. Совсем недавно мы жили в реальности, в которой Революция была осью смыслоположения, мифом об Истоке, отправной чертой. Революция была калибровкой "мирового листа" (как говорят современные физики), т.е. трафаретом, с помощью которого измерялась реальность истории — "до" и "после". Но мы утратили этот историко-онтологический модус. Утратили задолго до агонии перестройки, задолго до бесславного вырождения и откровенного упадка нашего. Совершенно неверно винить в "предательстве Революции" только "реформаторов". В здоровом теле "реформаторы" не заводятся. "Егор Тимурович" или "Борис Абрамович" — это то, что появляется на организме тогда, когда все его ресурсы исчерпаны, растрачены, выработаны. Это предсмертные синяки, а не источник заражения, следствие, а не причина. Мы все убили Революцию, мы все ее предали, мы все — ее сыновья и внуки (ее ровесники отошли) — не знаем более ее энергии, ее соленого привкуса, ее страстного воя. Бледная немочь мы, мы все, и те, кто активно вредит, и те, кто пассивно защищает. Поэтому всерьез рассуждать о тех мировоззренческих моделях, в которых можно осмыслять сегодня Революцию, кодифицировать ее, помещать в исторический контекст, будет нечестно. Это значит принимать как нечто обоснованное и серьезное наглое надувательство ничтожеств, силящихся изобразить из себя кое-что. Косоротый комодообразный Черномырдин вместе с гибким ушастым недоноском — это "консерваторы"? Покорные и распластанно-раскатанные информаторы нижайших инстанций позднесоветской Госбезопасности — это "националисты", "фашисты" (или "леваки", "антифашисты")? Румяные и хищные комсомольские гомики-олигархи и остервенелые типично советские работники торговли — это "либералы"? Пожилые обыватели с совестью — это "коммунисты"? Бросьте. Сегодня в России нет и не может быть идеологии, мировоззрения, серьезной политологической шкалы. Ее не будет и не может быть, пока нас либо не завоюют, либо мы снова не расправимся. С завоеванием все понятно, будет установлена колониальная администрация "нового мирового порядка", которая скопирует для нас эрзац-идеологию по типу своей. Это крайне подло, но зато реалистично. И те, кто настаивают на этом — т.е. откровенные атлантисты и предатели, — по меньшей мере, не лгут. Колониальная администрация США, утвердившись в России, расскажет нам и нашим детям, что следует думать о Революции. Не будем забегать вперед и предугадывать это, хотя оценка, основанная на геополитических и исторических критериях самого Запада, предельно ясна.

Но если мы не согласны с таким поворотом дел, если — растерянные, дезориентированные, переживающие тяжелейший кризис нашей идентичности, крах ценностных систем и исторических импульсов — мы все же консолидируемся всерьез, отчаянно, решительно и жестоко хотя бы на отрицании навязываемых нам как "неизбежность" цивилизационного самоуничтожения и атлантистской колонизации, мы обязаны взглянуть Революции в лицо, в остановившееся сердце. Да — это мертвая Дама. Да, ее веки закрыты. Да, она не дышит и не шевелится. Да, мы не знаем средства воскрешения трупов. Но перешагнуть через лежащее тело просто так — мы тоже не сумеем. Споткнемся навсегда.

РУССКИЕ ЖИВУТ ПРОСТРАНСТВОМ. Они его дети. Очерк нашей души есть карта нашей территории. Кровь, этнос и раса — это как реки. Они оживляют ландшафт Евразии, но не предопределяют его. Мы — частицы тела гигантского спящего богатыря. Наша история — есть географическая история, открывая Евразию, мы познаем себя. Мы — это Империя. Но не отеческого, жестко-административного типа, а скорее Империя Материнская, царство матерей, Империя-Мать. Мы не захватываем и не покоряем, мы пропитываем, мы не устанавливаем извне, мы проникаем вовнутрь, мы не внедряем форму, мы оживляем и пестуем хаос. Мы не корежим среду законом, мы обучаем свободе. Эта русская свобода парадоксальна (как, впрочем, свобода вообще). Кому-то она может показаться предельной "несвободой". Но у нас все парадоксально.

Обратите внимание на то, как меняется в веках территория Руси. Она пульсирует, и за каждым сжатием следует новое, еще более значительное расширение. Не догадываетесь, почему так? Потому что страна живая. Это бьется ее тайное русское сердце, толкая воздухи, людей, воды и массы по священным пространствам.

Понять место Революции в русской истории равнозначно тому, чтобы выяснить ее пространственное, географическое значение. Из чего сердце делает красную животворную влагу, все равно. Нашу Революцию следует постигать через Империю.

Великая Октябрьская Социалистическая Революция — как начавшийся и закончившийся исторический факт, исчерпавший все свои выводы и следствия, — являлась последним по времени вздохом Империи. Для того, чтобы дальше раскатать наше присутствие, чтобы построить великую стену против разгулявшегося атлантистского "духовного антихриста", чтобы универсализировать нашу извечную мечту, придать ей повсеместно, вселенски понятную форму, чтобы дать миру центр и смысл — Великая Октябрьская Социалистическая Революция была абсолютно необходима, и ничто не могло бы ее заменить.

В Октябре сердце Руси сжалось, земли съежились, но, собрав соки нации, всю ее волю, дух, мощь, скрытый резерв, мы распрямились снова, выпростались в СССР, расправили медвежьи мышцы… и великий Сталин неусыпающим взглядом из древней столицы осветил нам Новый Путь. Русско-московский евразийский советский путь. Русь Советская, страшная, красная и головокружительная. Над всеми народами, над миром, укором, знаком свободы и смерти.

ОКТЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — была Революцией национальной, имперской, евразийской. Те, кто ее делал, кто ее защищал, отвоевывал, кто за нее погибал, могли иметь свои собственные резоны, каждый — особые. Это не имеет никакого значения. Мнение индивидуума, группы, партии — почти ничто. История делается структурами, упругими парадигмами, неотразимой (и подчас ироничной) диалектикой мирового разума. В истории выражает себя пространство, диктуя и подчиняя своей собственной логике сложные массивы людей, наивно полагающих, что они следуют за своим собственным выбором. Развоплощенная, мерцающая, нечеловеческая мысль, похожая на безумие, правит пути Империи, и подлинно русским является тот, кто махнул рукой на любые попытки ее рационально расшифровать.

Революция была дана нам как весть Иного. Подобно тому, как учение исихастов утверждает, что в тайниках сердца есть секретная кладовая нездешнего света, оживляющая тварную плоть нетварной сладостью, так и в истории есть моменты прямого соприкосновения понятного с непонятным, логичного с нелогичным, наличествующего с невозможным.

Революция совершилась, чтобы продлить наше время. Романовский цикл стремительно отмирал. Силовые линии царизма на глазах загнивали, и уже вовсю копошились под черепными костями Российский Империи буржуазные черви тогдашних "выборосов", ведущих, как и сегодня, дело к оккупации, саботажу, цивилизационной самоликвидации. Никто их — февральских демократов — в Россию специально не засылал, они завелись сами в умирающем организме, который — точно так же, как и СССР последнего периода, — исчерпал внутренние резервы исторического бытия. Керенский готов был перевести "Империю" в "нормальное буржуазное государство", и никакая узколобая, вечно грызущаяся в себе черносотенщина ничего не смогла бы изменить.

Царь сдал свои полномочия. В Екатеринбурге позже был расстрелян с семьей простой гражданин Романов, бывший несколько лет назад "самодержцем". Его родственники повязали торжественные масонские банты, сохраняя верность "самодержавию" не больше, чем ковыляющий вреднейший пустозвон Александр Николаевич Яковлев верность КПСС.

Чтобы избежать окончательного краха русского пространства, промысел должен был прибегнуть к чрезвычайным мерам. Из небытия, маргинального фанатического существования в эмиграциях и ссылках невидимая рука Евразии достала опломбированный вагон. Может быть, германский полковник спецслужбы Вальтер Николаи считал, что это он засылает группу подрывников в тыл враждебной державы, реализуя интересы своего министерства. Может быть, хасидские банкиры искренне считали, что, подкинув сребреники еретическим соплеменникам, они улучшат социальное положение обитателей штетлов. Может быть, ортодоксы Рабочего Дела на полном серьезе были убеждены в правоте (не подтвердившейся исторически нигде, кроме Евразии) марксистской концепции "неизбежной смены исторических формаций". На самом деле, хитрость Мирового Разума все располагала к своей пользе. "Пыль есть человек, яко цвет сельныи, яко трава сосохшаяся, тако отцветет". Большевики, несущие в себе Революцию, были избраны Матерью-Империей. Вот и все. Вне объяснений и логики, вне аналитики и субъективных, классовых ли, партийных ли, национальных ли интересов. РСДРП была единственной партией евразийского пространства. Поэтому сквозь нее и осуществилась Революция, поэтому она эффективно в сложнейшие десятилетия ХХ века выражала и воплощала в истории нашу русскую цивилизационную волю.

Революция должна была создать новый строй, такой, который позволил бы русскому пространству адекватно ответить на брошенный ему исторический вызов. Для этого необходимо было провести чрезвычайную индустриальную мобилизацию, несколько раз провернуть колесо вращения элит (застывшее в романовском периоде), заставить созерцательный, спокойный, добродушный народ обрести навыки злой, активистской пассионарности, необходимой для отражения постоянно вероятной агрессии со стороны геополитического, либерал-капиталистического антихриста Запада. Революция и большевизм — вот, кто мог справиться с поставленной задачей, привив массам новые навыки не очень традиционной для нас агрессивной, наступательной психологии, сформировав блок советского народа, готового к отражению броска и самоутверждению в истории.

"Советское" это означало евразийское, русское, пространственно и идеологически расширенное на максимально большой территориальный объем.

Никакого другого исторического смысла у большевизма, кроме евразийского, не было. Такова была воля нашей земли. Она была исполнена, и нам нечего воротить лица от кровавых безумств наших предков. Все правильно они делали. Да, кроваво, да, чрезмерно, да, слишком. Но иначе было невозможно. Мы оправдываем все эксцессы, ни о чем не сожалеем. Они (=мы) обязаны были делать то, что делали. Они (=мы) не могли иначе. И нам придется все делать снова. И точно так же, не взирая на цену, как и тогда. Если хотим быть русскими, остаться русскими, стать русскими...

ПОСЛЕДНЯЯ В ЭТОМ ВЕКЕ, в этом тысячелетии годовщина великой мистерии 17-го года... Наверное, последний взгляд на тело умершей возлюбленной. Революция... Ты зачала тех, кто зачал нас. Ты — буйный красный плод спасительного соития скрытого Разума с русским пространством. Плод безумной, несдержанной (быть может, иллигитимной) любви...

Внимая мертвой Революции, мы не должны оскорблять ее сна шутовскими ряжеными, прямолинейной старушечьей ностальгией, поддельно бодрой оптимистической тупостью митингов. Этого уже не вернешь, не восстановишь, не поправишь. Неисправимым жукам русофобии — чьи ряды, впрочем, изрядно умалились — лучше все же некоторое время держать челюсти сомкнутыми: тень возмездия близка (но месть никогда не цель — побочное следствие).

Нам надо нежно поместить Революцию в сердце. Нам надо снова и снова вопросительно вглядываться в нашу землю, пытаясь в странной и до слез сладостной геометрии евразийских почв отыскать новые мотивы, новые звуки, новое, пока еще неясное бормотание исторической воли, из которой должна родиться грядущая имперская плоть.

Сердце русской земли снова сжалось. "Тело озябло, ноги задрожали, быть зиме". В такие драматичные моменты нашего исторического бытия, когда враг у ворот, когда коварный Макдональдс вывешивает свои триумфальные флаги на центральных улицах городов Евразии, из самых неожиданных складок ландшафта, из непредвиденных измерений и неучтенных прорех появляется тайный ген Империи, тихий ветер, "хлад тонок", "аура лепте". Ведь "не в буре Господь"... Это "тонкий хлад" Новой Революции. Снова пространственной, снова национальной, снова евразийской, снова социалистической.

Где искать сегодня поколение новых евразийских безумцев? Кто станет зачинателем грядущей Революции, одновременно и невозможной, и неизбежной? (Легче сказать, кто не станет...)

Не стоит провоцировать сложное таинство пространства, искушать невидимую упорную работу Промысла. Революция также нерукотворна, как Родина, как Русь, как наш великий, загадочный народ. Мы просто стражи порога Империи. Мы несем почетный караул на ее обломках, мы защищаем — вопреки логике и здравому смыслу — ее последние рубежи, по обе стороны которых вселился враг. Мы склонились над телом, торжественный ток отчаяния питает наши глаза.

Все великое рано или поздно исчезает. Лучше исчезнуть вместе с ним, с его "последним легионом", чем терпеть праздник мировой атлантистской эм-ти-вишной суррогатный дряни. Но с такой же точно неуклонностью, неотвратимостью, жестокой неотменимостью великое однажды возвращается.

Мы знаем и это. Твердо, твердо знаем. И поэтому наша честь, по-прежнему, называется верность.

Верность Революции.

Гейдар Джемаль МИСТЕРИЯ ОКТЯБРЯ

ЕСТЬ В "ТЫСЯЧЕ И ОДНОЙ НОЧИ” известная притча. В ней рассказывается о рыбаке, который выловил на берегу океана кувшин, запечатанный печатью Соломона. Когда рыбак открыл печать, из кувшина вылез огромный и страшный джин (ифрит). Он сказал, что сидел в нем три тысячи лет. Первую тысячу лет джин обещал тому, кто освободит его, все золото мира, вторую тысячу лет — исполнение всех его желаний, а третью тысячу лет — убить того, кто распечатает кувшин. Интерпретируя эту историю, необходимо отметить, что джин (ифрит) , представляющий в исламской традиции разрушительную силу, энергию низшего порядка, заключен в глину, которая является субстанцией, из которой создан первый человек.

"Глиняное человечество" выступает в роли некоего хранителя энергии, необходимой для воспроизведения "коллективного человеческого существа" во времени. Социум похож на пирамиду, вершина которой запирает энергию, бушующую внизу, на уровне ее основания. Время от времени эта вершина, "крышка" пирамиды, слетает, и джин освобождается. "Влажная глина", в которой складирована колоссальная энергия, внезапно переходит от медленного, мягкого, плавного выделения к бурному процессу энергетического выброса.

С этим процессом связана и глубинная мистическая, "энергетическая" парадигма революции. В рамках этой парадигмы центральный атрибут человеческого существа, его субъектный стержень, вступает в парадоксальное противостояние с фундаментальным устройством мира, определяющим логику Вселенной, рационально-небесное устройство бытия. В глубочайшем противоречии с этой логикой находится то, что мистики называют "тайным шепотом Святого Духа". В Коране, в суре "Ночь могущества" говорится : "Ночь могущества лучше тысячи месяцев. нисходят в нее ангелы и Дух для выполнения всяких повелений".

Современные люди явно не понимают то, что еще в XIX веке было достаточно очевидно: революция имеет прямую связь с религией, революция — действо Святого Духа, религиозная мистерия. В России такая потеря осознанной религиозной интуиции революционного действия начала происходить быть может, раньше, чем в других местах, поскольку она была сопряжена с интенсивным проникновением западных революционных, материалистических доктрин. Уже для декабристов религиозные истоки социального бунта, восстания были не очевидны, поскольку они стояли на просветительских позициях, характерных для масонской, постреволюционной Франции.

Однако в середине девятнадцатого столетия в России появляется уникальный религиозно-революционный гений — Федор Михайлович Достоевский, который резко изменил духовные векторы русской судьбы. Этот человек своей личностью, своим сознанием, своим творчеством соединял в себе два аспекта одного великого феномена — религию и революцию. Глубоко ошибаются те, кто считает, что Достоевский после каторги "исправился", оставил мысли о революции и т.д. В действительности, Достоевский встал на позиции скрытого религиозного социализма, который он связывал с доктриной о необходимости мессианской роли русского народа. Внимательное изучение того послания, которое содержится в его книгах, указывает на то, что Достоевский предвосхитил все основные архетипы, задействованные в русской революции. Сегодня особенно важно подчеркнуть, что базовая парадигма русской революции в гораздо большей степени определялась страстным пафосом Достоевского, чем теориями экономического материализма, которые не проникали дальше чисто внешнего усвоения и никогда не переходили на уровень коллективного бессознательного.

В предреволюционной России, стоявшей на пороге 1917 года, сошлись несколько особых условий, которые предопределили соответствие Красного Октября сакральному архетипу революции. Во-первых, в России существовал уникальный феномен сект, адепты которых верили в актуальное противостояние сущему вокруг них злу — на мистической, религиозной основе. Во-вторых, в России присутствовал уникальный феномен "бедного еврейства", аналогичный эсхатологической секте зелотов, противостоявших римлянам две тысячи лет назад. В-третьих, существовала группа интеллигентов из числа бывших семинаристов, типичными представителями которой были Чернышевский, Добролюбов, а также Сталин. Эти люди принадлежали к беднейшему слою духовного сословия, близкого к народу. Именно в их среде произошел взрыв странной веры, выражавшейся в отрицании церкви, катехизиса, внешней конформистской воцерковленности. Соединение этих трех религиозных аспектов и привело к революционному взрыву в России.

К сожалению, религиозная сущность революции вскоре пришла в противоречие с ее внешней догматической формой. Разрыв между религиозной сутью и марксистским догматическим содержанием, антирелигиозным видением себя — стал первой, основной, катастрофической причиной поражения революции. С этим же был связан и перенос стратегических приоритетов с Коминтерна на СССР, что привело к созданию специфической бюрократии-номенклатуры, которая стала расценивать свои классовые интересы выше интересов мировой революции. Если бы в России существовала подлинная теология революции, "новой бюрократии" не удалось бы переместить приоритеты с глобального на локальный проект.

Кроме того, руководствуясь марксистскими догмами, революционное руководство России неверно выбрало вектор революционной экспансии. Распространение мировой революции в направлении "на Варшаву, на Берлин" было очевидной ошибкой. Россия физически не могла организовать прорыв в Центральную Европу, преодолеть инертный балласт государств Малой Антанты, которая возникла на ее западных границах.

Создавая свои теории в XIX веке, Маркс и Энгельс рассматривали Европу как центр мира и полагали, что революция должна победить в самых "развитых" и "передовых" странах. Но к 1917 году Первая мировая война положила конец европоцентризму, Европа превратилась из центра мира в некую отсечную, тупиковую позицию, о чем Маркс и Энгельс в середине XIX века не могли знать.

Однако революция могла победить уже на самом первом этапе, если бы ставка была бы сделана полностью и всерьез на освобождение колониальных масс Юга Евразии — прежде всего, на освобождение народов Британской Индии, свержение иранского шаха и поддержку антибуржуазных элементов в исламистском движении Турции. Таким образом можно было одним ударом сломать всю систему глобального контроля, осуществляющегося со стороны Запада по отношению к ко всему остальному миру.

Переход к системе неоколониализма, который завершился к 1961 году, тогда еще не был возможен; и при некоторых условиях он мог не состояться вообще, если бы ресурс колониальных империй, потраченный на этот переход, был бы выбит из рук Запада. До появления атомной бомбы оставалось тогда еще 20 лет, и Запад не смог бы навязать военным путем иную политику России. Если бы гигантские ресурсы Южной и Северной Евразии оказались бы под контролем Коминтерна, мировая революция могла бы победить.

Этот проект был абсолютно реален, и не зря Ленин в последние годы своей жизни сказал : "Каким путем пойдут Россия, Китай и Индия, таким путем пойдет весь мир. Однако время уже было упущено. И виной этому ложные, европоцентристские представления о революции, основанные на атеистическом марксизме...

Революция и сейчас не ушла из России. Вопреки тому, что мы являемся свидетелями усталости, апатии народа, ментального шока в результате страшной информационной войны, сегодня революция перешла с субъективного уровня на уровень объективный. Кризис системы колониального контроля в России делает новую русскую революцию неизбежной. И не случайно, что эстафета революции — (причем декларируемой, явно и открыто, именно как религиозная революция) была подхвачена в Иране — южном соседе России. Сегодня она апеллирует к России, как фактору, который предопределит мировой размах революционного процесса в XXI столетии.

Александр Рудаков РУССКИЙ ЛЕНИН

ЛЕНИН ВОЗВРАЩАЕТСЯ. Возвращается вопреки всему — гибели созданного им государства, тысячам памятников, свергнутых с постаментов, тоннам бумаги, потраченным на статьи и книги о "ничтожестве", "ограниченности" и "бесчеловечности" основателя СССР. Усилия молящихся в сторону Запада апологетов рыночного глобализма неожиданно дали обратной эффект: потоки мутной и липкой грязи, вылитые на парадный образ Ленина, слепленный из дежурных восхвалений и механических ссылок, размыли стерильную и фальшивую маску и открыли новый, суровый и грозный лик Вождя.

Сегодня разрушившая СССР "пятая колонна", мечтающая избавить "цивилизованный мир" от "русской угрозы", жаждет снести Мавзолей, а ненавистного им Красного Вождя — бросить в печь крематория, сжечь и зарыть в тайном месте, чтобы избавиться навсегда от кошмарного страха, запавшего глубоко в подсознание. Но с кем они ведут свою брань? Ведь сами либеральные кликуши уже давно оповестили мир, что социализм — мертв, Ленин — труп, а Россия должна хорошенько заплатить за то, что когда-то посмела сойти со "столбовой дороги мировой цивилизации". Сказали — и не поверили сами себе; и до сих пор страх перед непонятной и загадочной для них силой переполняет их при виде странного, как будто пришедшего из другой реальности сооружения, напоминающего культовые пирамиды майя.

Это очень древний и глубинный страх — перед сохранившимся в нетлении телом, пусть даже и не чудом святости, а мастерством человеческих рук. Казалось бы, они победили — Советский Союз повержен и стерт с географической карты, а значит, его основатель — проиграл, потерпел грандиозное историческое фиаско. Вопрос об исторической правоте, казалось бы, решен раз и навсегда, и ничто не должно мешать архитекторам "нового либерального мира" спокойно пить за завтраком утренний кофе.

Но — удивительное дело, апологеты рынка и "открытого общества" вовсе не считают себя победителями. Для них, все просчитавших и спрогнозировавших, очевидна эта страшная истина: Красный Вождь не ушел из истории. Он нависает над XXI веком — призраком новой Революции, которая сметет "золотой миллион" — планетарный класс капиталистов-рабовладельцев. Он — дух революции, эфирный великан, стоящий над планетарной твердью, зовущий на бой таких, как Мао и Че Гевара. Сегодня Ленин снова стоит на пороге истории, держа чуть приоткрытой дверь в новый, неизведанный мир. Как вестник, герольд, как посланник Красного Рая, уже несколько тысяч лет назад запланированного в планетарном сценарии истории, как символ все еще возможного "красного финала" истории. Мировая миссия вождя русской революции еще не свершилась; ибо он — тот самый краеугольный камень Революции, который дает ей высший смысл и лежащую за горизонтом человеческой истории цель.

СПРОСИМ СЕБЯ: чем была бы русская революция без Ленина? Возможно — стихийным, бессмысленным бунтом, закончившимся параличом русской государственности, дезорганизацией, хаосом и полувековой смутой. Или спонтанной вспышкой народного возмущения, которая привела бы к падению монархии и воцарению Керенских, Милюковых и Деникиных, превыше всего ставивших "верность Антанте" — альянсу ведущих западных держав. Или, быть может, Россию ждали раздел на "сферы влияния" между победившими в Первой мировой войне "четырнадцатью державами" и установление на русских землях колониальной администрации. Все эти варианты были летом 1917 года более чем реальны. Россия вполне могла повторить судьбу Китая, где после падения династии Цин сорок лет шла гражданская война, а три четверти территории страны было оккупировано империалистической Японией. Шансов на то, чтобы отстоять независимость страны под лозунгом сохранения "единой, великой и неделимой", практически не было. Впервые за триста лет, со времени польского нашествия 1612 года, над Россией нависла угроза утраты государственного суверенитета, потери независимости. В этой ситуации прежняя "традиционная" Россия, ослабленная анархией и декадансом, была обречена на поражение. Выиграть схватку с Антантой могла лишь принципиально "новая страна", вдохновленная невиданной в человеческой истории сверхзадачей. Встав во главе нового Советского государства, Ленин видел ситуацию в "ином масштабе" — он думал не о том, как договориться с американцами, англичанами и французами, жаждавшими "наказать" Россию за "несоблюдение союзнических обязательств", — для человека, привыкшего мыслить масштабами континентов и исторических эпох, это было бы слишком мелко и непродуктивно. Перед мысленным взором Вождя рисовалась панорама мировой эсхатологической войны за Красный Миллениум, которая должна была завершиться в Берлине, Париже и Нью-Йорке. И новая армия, собранная им под красные знамена, была движима этой удивительной мистической сверхзадачей, давшей силы русскому народу совершить невозможное. Вторгшиеся в Россию полчища Антанты и их союзники, генерал-либералы, были разгромлены. Красные батальоны столкнули в небытие американские, французские, британские, польские, чешские экспедиционные корпуса, уже тогда пытавшиеся четвертовать Россию, порезать ее на части и кинуть в пасть людоедскому молоху мировой олигархии. Русский народ под командованием Ленина выиграл великую освободительную войну, по своему историческому значению не уступавшую Великой Отечественной.

В 1918-1921 годах, перед лицом нашествия предшественников современных натовских "миротворцев", Ленин действовал так, как должен действовать русский национальный герой.

Подобно Сталину, остановившему под Москвой колониальные орды Запада в 1941 году, Ленин воплощал в себе архетип национального вождя, которого избирают Высшие силы в самые тяжелые для России часы, когда на карту поставлено все — и прошлое, и настоящее, и будущее. Таинственным образом сила такого вождя заключена в его мистической связи с народом, когда вождь и народ предстают двумя неразделимыми частями той несокрушимой силы, которая способна сокрушить на своем пути все, что враждебно России. В случае Ленина эта закономерность проявляется предельно отчетливо — в Женеве и Париже лидер большевиков был всего лишь левым интеллектуалом, теоретиком, радикалом, политическим эмигрантом, стоящим во главе небольшой революционной секты. Вернувшись в Россию и воссоединившись с почвенной евразийской энергетикой, с бурлящей народной стихией, он за считанные недели преобразился в Красного Вождя, действующего в унисон с чаяниями ста миллионов русских людей. Клокочущая мощь этой силы обратила в пепел брошенные на завоевание России легионы Антанты в 1918-1921 годах; благодаря ей же 25 лет спустя другая "интервенция" армий Запада захлебнулась под Сталинградом.

ПО ХАРАКТЕРУ СВОЕЙ МИССИИ в национальной истории он стоит в одном ряду со Святославом, Александром Невским, Мининым и Пожарским. То, что Ленин не принадлежал к числу православных христиан, не должно смущать или вводить в заблуждение: провидение избирает для своих целей тех, кого хочет, и пути небесных предначертаний никогда не могут быть постигнуты человеческим разумением. Ведь и киевский князь Святослав, избавивший славян от чужеземного ярма, был язычником и враждовал с христианами, однако без его подвигов была бы немыслима тысячелетняя Святая Русь.

Однако миссия Ленина имела и другой, вселенский, планетарный масштаб. Ленин был одним из тех, кто дерзнул взять на себя ответственность за судьбу всего мира. Оба его детища — СССР, которому суждено стать первой в истории русской глобальной сверхдержавой, и Коминтерн, задуманный как мировой фронт профессиональных революционеров, планетарный аналог ленинского большевистского ордена, — были призваны служить одной цели: освобождению всех обездоленных и угнетенных, вселенскому воплощению высшей правды и высшей справедливости. Эта вселенская задача по самой своей природе носила религиозный характер, перекликаясь с социальными идеалами Евангелий, Посланий Апостолов и проповедей св. Иоанна Златоуста, с мистическими чаяниями нескольких десятков миллионов русских людей, находившихся в "духовном подполье", принадлежа к многочисленным течениям "народного христианства".

Сознавал ли Ленин это глубинное сходство? По большому счету, сегодня тот или иной ответ на этот вопрос не имеет принципиального значения. Конечно, на уровне поверхностных пластов своего сознания Ленин мог быть атеистом, мог отрицать примат Духа над Материей, мог не замечать, Кто является Высшим Источником и Вдохновителем тех идеалов, в которые он верил. Однако со времен психологических открытий Юнга известно, что природа сил, лежащих в сокровенной глубине души и направляющих деяния и подвиги выдающихся исторических личностей, может быть и не осознана ими до конца. Пламя, горящее в душе героя, художника, гения, может вести его к неведомой и далекой цели.

И даже если сам Ленин не вполне понимал религиозный характер своей миссии, ее ощущали и продолжают ощущать миллионы людей в самых разных точках земного шара. То, что в свое время индийские борцы с колониализмом провозгласили Ленина — махатмой, а китайские крестьяне и поныне поклоняются образам Ленина и Мао как "божественным посланникам", — не случайность и не исторический курьез. За этим просвечивает смутное ощущение того, за делом Ленина стояла непреходящая Истина, которая еще ждет своего воплощения в конце времен. Тогда ей не будет нужды скрывать свои подлинные имена, впервые прозвучавшие две тысячи лет назад, и новые пророки Революции провозгласят наступление того, что ждали сотни поколений лучших людей, живших на Земле. Возвестят начало Царства Небесного, Нового Иерусалима, Божьего Града.

Александр Сергеев МИСТИЧЕСКИЙ СТАЛИНИЗМ

ПРИШЕСТВИЕ СТАЛИНА было великой тайной умирающей Империи, каким-то чудом успевшие на излете своей многовековой судьбы найти невозможное, парадоксальное, выходящее за рамки человеческого понимания продолжение. Наследник русских царей явился с отдаленной кавказской окраины, материализовался из персти и праха, поднялся с самых низов архаичного общества. Словно сбылось евангельское пророчество о последних, которых станут первыми. Возможно, впрочем, что с позиций особой, высшей, сверхисторической логики — не могло быть иначе.

Сметающий все преграды сверхмощный импульс не мог прийти из превратившихся в политическую рухлядь, наполовину сгнивших имперских центров, из помешанных на упадочной эстетике декаданса столиц. Вихри невиданных, новых энергий ворвались в русскую историю неожиданно и властно, как бы неоткуда, чтобы создать нечто, чего прежде не было на земле.

Нездешняя, высшая, внеположная человеческому началу сила вела Сталина к власти. И он — больше, чем кто-либо до него, ощущал глубинную мистику власти, был пронизан и преображен ею в готовый к апокалиптической схватке Молот Провидения. Он верил, что власть — священна, дарована Богом, и потому не разменивается на золото и нефть, не продается и не отдается тому, кто не имеет на нее право.

Власть не разменивается даже на жизнь — для посвященных в имперские мистерии жизнь без власти лишена всякого смысла. Не потому, что утративший власть становится таким, "как все люди", — эта проблема всегда беспокоила только деспотов, узурпаторов, тиранов, не имеющих права власть. Для Сталина власть была неизбежным и необходимым условием для воплощения той колоссальной исторической сверхзадачи, поставленной перед Россией высшими, небесными силами в те дни, когда еще не было ни Рюриковичей, ни славян, ни скифов, когда еще не успела начаться человеческая история. Эта сверхзадача, сокровенная сердцевина небесных предначертаний русской судьбы, стала для Сталина личным политическим проектом. Судьба России стала его личной судьбой.

И когда над Россией нависала опасность, он знал, что не имел права на поражение. Он должен был победить и он победил, вложив ледоруб в руку Раймона Маркадера, опрокинув вторгшиеся с Запада оккупационные орды, заслонив Россию ядерным щитом от испепеливших Хиросиму американских изуверов.

Он вел войну против всех "сильных мира сего", завершившуюся очевидной, безусловной и абсолютной Победой: все враги Вождя были "повержены под нози его" — нашел свою смерть бежавший на край земли Троцкий, взвилось красное знамя над рейхстагом, рухнула британская империя, с позором ушли с Севера Кореи американские дивизии. Сталин не знал, что такое "поражение", таинственным образом воплощая в себе черты всех великих русских государей прошлых времен — от Ивана Грозного до Петра Великого. Они были его учителями, его идеальными героями, которых он и превзошел далеко и безмерно, сделав все, о чем они только могли помыслить. Он успел за тридцать лет реализовать почти все исторические возможности России, когда-либо возникавшие за ее тысячелетнюю историю, придал своей Империи планетарный, космический масштаб, обозначил ее границы по линиям едва видимых с земли созвездий, удаленных от нас на десятки тысяч световых лет.

Посвященные видели в его Державе архетипический образ Рая, воплощенной гармонии и красоты. Взившиеся в небо ракеты и купола церквей, указующие своими линиями на лежащую за гранью Вселенной скрытую точку Абсолютного Света, служили маяками будущим небесным кораблям, плывущим навстречу космическому ветру. Придав России четвертое, космическое измерение, Сталин достиг невиданной доселе полноты социального творчества, превзойти которую, возможно, не будет суждено никому.

Порой кажется, что деяния Сталина совершены не человеком из плоти и крови, но иным, более высоким и совершенным существом, над которым не властны человеческие борения и страсти.

Всю свою жизнь Сталин находился в точке соприкосновения "силовых линий" истории, где пересекались мировые войны и технологические прорывы, столкновения между социальными системами и цивилизациями, революции и катастрофы. Напряжение в этой точке было накалено до высочайшего предела, плотность исторической ткани достигала критической массы, которая должна была бы взорвать, испепелить Вождя. Но случилось иное — Сталин, вобрав в себя все антагонизмы, противоречия своей эпохи, примирил их в себе, совершив замешанный на своей крови алхимический синтез. Он сумел преодолеть пронзительную дисгармоничность окружавшей его реальности и стал своего рода шарниром, сбаласировавшим планету.

Он ушел из жизни непобежденным. Ни одно государство, ни одна армия, ни один вождь не смогли навязать ему свою волю. Казалось, что империя, созданная Сталиным, будет существовать вечно, до самых последних дней земли, что ей суждены века бесконечного вертикального взлета.

Но все случилось иначе. После физической смерти Сталина против него выступила новая, нечеловеческая сила — из подземных глубин выползла черная и липкая бесовская нечисть, извивающаяся волнами ненависти и страха. Овладевая душами людей, проникая в сердца, она рвала на части и обращала в ничто тонкий световый образ Вождя.

Казалось, что мрачное безумие овладело его вчерашними соратниками , вдруг начавшими остервенело проклинать Вождя, стирать его имя с названий городов и улиц, сносить его памятники, сжигать его книги, глумиться над его телом, похороненным в Мавзолее.

Учебники истории были переписаны, и уже непонятно было, кто командовал войсками в Великой Отечественной войне, кто сделал Россию мировой сверхдержавой, кто создал инфраструктуру для подготовки космичеких полетов.

ОТРЕКШИСЬ ОТ СТАЛИНА, Империя постепенно теряла свой планетарный магический заряд, начинала покрываться плесенью. А когда выросло поколение детей, почти ничего не знавшее о Сталине, — стала клониться к закату.

В эти дни на Сталина снова вылилась чаша невероятно плотной, густо концентрированной ненависти. Пригретые "оттепелью" — золотым веком для тех, кто назван в Откровении "теплыми", жаждавшие реванша либералы и русофобы проклинали Сталина самыми чудовищными и черными проклятьями. Терпеливо и настойчиво они внушали утратившей историческое чутье массе, что Сталин — намного хуже африканского людоеда Бокассы и камбоджийского изувера Пол Пота, хуже Нерона и Калигулы, хуже растлителей детей и серийных убийц.

Порой "разоблачения" Сталина начинали терять смысл, становились заведомо неправдоподбными и фантастичными, настолько, что в них переставали верить самые недалекие, поверхностные и наивные люди. Но "либералы" не унимались, как будто следовали некой древней ритуальной магической практике, предполагающей, что "уничтожение имен" означает "уничтожение душ". Казалось, они хотели опутать тонкое, эфирное тело Сталина железными веригами и бросить его в раскаленную магму подземных глубин, откуда уже не суждено подняться. Или, быть может, они грезили о том, что, выплеснув на образ Вождя мегатонны черной ненависти и лжи, они смогут изменить прошлое, "вырезать" из живой ткани истории все, что когда-то делал и говорил Сталин, оставив зияющую и мертвую пустоту.

В какой-то момент им показалось, что задача решена, что они успешно "вбили осиновый кол" и Сталин больше "никогда не вернется". Но они просчитались: изъязвленный ложью и проклятьями, обвиненный во всех мыслимых мерзостях, Сталин разомкнул созданную вокруг него черную пелену и вернулся в тонкое, эфирное пространство России. Сегодня его снова ждут, он снова востребован историей. Он снова несет в себе мощнейший заряд огненной, державной энергии, которая не может исчезнуть. И всякий раз, когда Россия смотрит в лицо смерти, его развоплощенный дух творит себя во плоти его народа, чтобы вернуться на русскую землю. Никто уже давно не говорит об актуальности "политического сталинизма", попытки механического переноса технологий социального управления, существовавших в ту эпоху. Сталин — уже давно за рамками "политической истории", его просто нет на одном поле с его историческими современниками — Черчиллем, Рузвельтом или де Голлем. Образ Сталина приобретает для русских религиозное измерение, он постигается верой, рождающейся "от великой скорби".

Изнуренные поборами, голодом, унижениями и разбоем люди ждут возвращения Сталина, ищут его следы, считают дни, оставшиеся до его прихода. Говорят, что если приложить ухо в поволжской степи под Сталинградом, можно услышать его шаги. Возможно, Сталин — уже среди нас. Никто не знает, какой образ он примет в своем новом воплощении, не ведает, что он делает сейчас. Бродит ли он по заповедным вологодским лесам или молится в заброшенной монашеской обители, или передергивает затвор автомата — этого нам знать не дано. Но от этого близость Вождя не становится менее ощутимой. И снова, вместе с миллионами людей, ждущими его прихода, мы повторяем, как заклинание — он рядом, он близко, он придет.

ПРОШЛЫМ ЛЕТОМ над Москвой пронесся ураган чудовищной силы, возникший без всякой видимой причины и не предсказанный метеорологическими службами. Порывы ветра выкорчевывали с корнем деревья вокруг кремлевских стен, выбивали стекла и сносили двери, ледяной град обламывал зубцы кремлевских стен. С неба сплошной холодной стеной лил дождь. Рассказывают, что в эти минуты задержавшиеся на выходе посетители Исторического музея увидели в окно нечто, чего они никогда не забудут: от надгробий кремлевской стены, где похоронен Сталин, в черное ледяное небо поднимался световой луч.

Андрей Фефелов ВПЕРЕДИ — ИСТОРИЯ

РОССИЯ КАК СУБЪЕКТ МИРОВОЙ ИСТОРИИ, оказавшаяся в фокусе главных свершений ХХ столетия, вдруг начала расплываться, по закону оптического театра превращаясь в размытое дрожащие пятно, смутно напоминающее мифического конька-уродца. На месте "исторических задач" — груды мусора и гнили. Вместо одухотворенной идеи — безответная немота и уныние родимого ландшафта плюс конкурс-викторина в сельской многотиражке на предмет выявления смысла жизни. Век прошел, как сон пустой...

Несколько жидких ТВ-программ терроризируют общество. Несколько вельможных мошенников суетливо делят сибирские месторождения ценных ископаемых. Власть имитирует активность, а очарованное население тупо наблюдает за чудовищным процессом абсорбации укладов и культурных установок русской жизни.

Красное солнце революции, "положенный круг обойдя, закатилось", выявив характерную проклятую русскую зацикленность, когда ночь, улица, фонарь и аптека —умножаются на беспредельность, и в наступивших сумерках теряется всякое разумное направление и целепологание... Беспредельность, переходящая в гоголевскую "отвязанность", в чичиковщину, ноздревщину.

Неподдающейся разумному объяснению бросок от мировой сверхдержавы в провинциальный чулан, головокружительный кульбит — прыжок с мессианского трона в болото колониального прозябания — дают почву для разговоров о несостоятельности русского народа. Эта мысль, вызывающая в душе русского пароксизм сладкой боли, эта мысль явилась как следствие зримого несоответствия русского бытия тому, что принято называть "всемирной историей". Чаадаев в свое время никак не мог надивиться на пустоту, оторванность, безжизненность России в контексте истории европейской.

"Настоящая история этого народа начнется лишь с того дня, когда он проникнется идеей, которая ему доверена и которую он признан осуществить, и когда начнет выполнять ее с тем настойчивым, хотя и скрытым инстинктом, который ведет народы к их предназначению".

Быть может, "настоящая история" России началась в ХХ веке? Где началась, там и закончилась. Мир ужаснулся — русский фальстарт...

Утверждение, что русский народ живет в каком-то смысле вне истории, родилось на Западе и исходит из западного понимания история, ее темпов и масштабов.

Существует таинственная, необъяснимая связь между размерами страны и протяженностью ее истории. Как пространство и время соотносятся в физике, так территория, занятая данным народом, определяет его историю.

Эта трудно формулируемая связь лучше всего была прочувствована тем же Чаадаевым, который с тоской говорил о влиянии на историю России "фактора географического".

История в западном понимании, ее ритм, ее темп несоотносимы с тем чудовищным материковым пространством, которое стало полигоном для расселения и бытия русских. Прогресс, цивилизация, урбанизация на взгляд европейца не привились в России (сколько ни лей чернил на русскую промокашку, все равно пятно расплывется в ничто).

Парадокс, но Россия имеет, так сказать, немотивированные длительностью ее историей размеры. По сравнению с русской территорией русская история ничтожна, а русского пространства хватит еще на три таких истории.

Тема беспримерно долгого освоения, окультуривания и "обустройства" нашей 1/6 заставляет вспомнить сказку Питера Хакса, в которой великаны имели "долгий день", равный году жизни обычных людей. Быть может, Россия живет в особом, “геологическом", но не в социальном времени, и никакой русской истории, собственно, и не было, а был процесс спонтанного расселения русского народа по серединной части мирового праматерика, процесс, обусловленный геологическим строением и климатом данной территории, соотнесенный с движением, — говоря словами Андрея Платонова, — "мертвого порожняка природы"?..

ТЫСЯЧА ЛЕТ пред лицом Господа яко день един. Когда мы говорим о русском народе, речь надо вести о предопределении, а не о целепологании. Миф о "Святой Руси", концепция Третьего Рима, идеологии империи и панславизма, как и резкий красный вираж 1917 года, все суть стяжковые, рваные движения к неведомому и неизбежному будущему.

Рыхление почвы, натягивание рвущейся то там, то тут шкуры неубитого русского медведя на барабан остова континента, попытки "делать" идею — конструировать то или иное сословие и уклад на потребу дня — вот чем занималось русское государство на протяжении веков. Усилия, не пропавшие втуне, но давшие результат поверхностный по отношении к той неопределенной и немой стихии, которую представляло из себя Россия в совокупности. Она по Розанову — "дитя-старик". Русский народ, утомленный, изможденный от войн, социальных встрясок и вечной борьбы с территорией и за территорию старец, одновременно девственный, юный, наполненный смутной и больной энергией пробуждения младенец, основная жизнь и предназначения которого еще впереди.

Красная Империя, возникшая, как штрих маркера на абзаце, на сопряжении тысячелетий, явилась первыми робкими шагами нарождающейся новой культуры.

Гитлер, для которого марксизм был вредным течением, утверждающий, что мир развивается путем глобальных катаклизмов, провозглашает конец истории.

"Тысячелетний рейх сошел с небес как небесный Иерусалим. Повсюду воцарился порядок. Пастырь пасет своих овец. История вселенной закончилась." Мур тоже говорит о конце истории как о приходе "роботизированной демократии". Вслед за ним Фукояма и многие другие провозглашают столь естественную для европейского уха концепцию завершения движения, эпилога яркой, как вспышка, мистерии Запада.

Сегодня Россия мучительно переживает конец истории. Их истории.

Наша история — впереди.

Правы те, кто считает немоту и стоическое бездействие народа изживанием болезни, вызванной закатным, западным вирусом. Русский народ, сбросивший имперский доспех, молча и страдательно перебаливает бред “реформ”. Как гусеница таинственно и неожиданно превращается в оцепеневшую куколку, так русские переживают переход от интенсивной, пожирающей пространства и народы империи, в стадию чего-то нового, неведомого...

Разговоры о том, что 150 000 000 русских являются объектом манипуляций — смехотворны. Русские выражают планетарный процесс рождения новой цивилизации. И его нельзя предотвратить, ибо мы имеем дело с частью эволюции вселенной. Сегодня “классическая” русская государственность распылилась, как аэрозоль. Следующий век обещает пройти под знаком децентрализации. Что это прочит России — "федерацию коммун" по Марксу или конгломерат бюрократических деспотий, социальную пустыню? Но в любом случае, помимо функции плацдарма мировых коммуникаций, распределителя природных ресурсов земли и трамплина для “выпихивания” человечества в космос, внеисторическая судьба России нацелена на решение божественной задачи. Оригинальный, изобретательный и прозорливый склад русского ума не отменяет склад души. Любовь и милость, это у-Божество не уместить в Интернет, не экспортировать через Берингов пролив по льду стальной эстакады.

Как причудливо и незаметно изменяет невидимый поток облако, сияющее над бескрайней равниной, так русский народ меняет контуры мира, предвещая новое небо и новую землю!

уфимский завод рти 6

Владислав Шурыгин ГЕНШТАБ: “БОЛЬШОЙ ПРОЕКТ”

История человечества — это история великих социальных проектов. Несокрушимые тысячелетние династии фараонов сменялись либерально-утонченными греческими демократиями, им на смену пришел квазиимперский Рим. Рим сокрушили отвергшие рабство варвары, давшие начало нынешней европейской цивилизации. Герцогов и рыцарей сменили юркие, верткие буржуа и банкиры, королей — президенты. Тысячелетиями люди пытались построить общество социальной справедливости, честности, равенства. Эта мечта была главным двигателем всех революций, восстаний и бунтов. За нее люди шли на смерть, на плаху, на лишения и жертвы. И самым грандиозным из этих проектов стал коммунизм. Вобравший в себя самые идеальные мечты и невозможные утопии о рае на земле, он вплавил их в абсолютно прагматическую технологию классовой борьбы и мировой революции. И этот симбиоз взорвал дряхлый старый мир. На планете возникло государство нового типа — Советская Россия. Страна, где люди своими руками взялись строить рай на земле, общество без эксплуатации человека человеком, без частной собственности, без классов и сословий.

ЭТО БЫЛ ВЫЗОВ. И с первого дня Красная республика оказалась в кольце ненавидящих ее врагов. С первого дня в нее начали бить из всех калибров и стволов. И прежде чем начать строительство рая, пришлось строить защитную стену вокруг него. Так совершенно мистически идея социализма навсегда оказалась сплавленной с войной, с оружием, с защитой этого рая. И мир содрогнулся под железной поступью солдат Мировой Революции. Мир увидел новых людей, сверчеловеков. Красных!

Красные! Они ложились на свадебное ложе, пряча под подушку наган так же естественно, как буржуа — ключи от сейфа, они рожали в конармейских двуколках, под станинами тупорылых "максимов", они учили сыновей стрелять раньше, чем читать. Они не отпевали своих павших, а зарыв их в землю на поле боя, клялись отомстить и довести Революцию до последнего моря, а затем вновь вскакивали в седла…

Путь в земной рай лежал через поле боя. И попасть в него можно было лишь из кавалерийского седла, танковой брони или на баллистической ракете. Так Коммунизм навсегда был сплавлен со штыком. И потому неудивительно, что армия, оборона с первых дней и до последних были одним из главных составляющих того, что теперь мы называем Красной Цивилизацией.

Все семьдесят четыре года существования Советского Союза его армия, его Генеральный штаб в тяжелейших сражениях и войнах отстаивали право коммунизма на существование. И не только свое. Именно Советский Союз, его Вооруженные Силы спасли мир от коричневой чумы германского фашизма. Именно Советская Армия, советское оружие, советская военная помощь разрушили и сокрушили самое унизительное наследство европейского феодализма — колониализм, освободив из-под ига неорабовладельцев почти миллиард жителей нашей планеты — четвертую часть ее тогдашнего населения.

Советская военная мощь, достижения советской "оборонки" не допустили сползания мира к ядерному апокалипсису, к переделу мира "по-американски".

Неудивительно, что за эти десятилетия советский Генеральный штаб перестал быть просто локальным органом управления войсками, а переплавился в сверхсистему поистине планетарного проектирования. Генштаб взрывал горные хребты и изменял береговую кромку материка, строил города и стапели, распахивал целину и прокладывал новые трансконтинентальные дороги. Генштаб стал советским геном будущего, ретортой и тиглем, где это будущее зарождалось. Именно там рождались, обретали форму и переносились на планетарную почву мегапроекты будущего.

Первым из них стало создание советской северной цивилизации. Никто на земле до этого не создавал ничего подобного. Военные первыми осваивали пустынные районы Крайнего Севера. Строили здесь порты, аэродромы, дороги, разворачивали полигоны, эскадры и дивизии. Картографировали и описывали местность. Давали имена городам и поселкам, бухтам и вершинам. Здесь усилиями военных был создан гигантский северный щит, который прикрыл страну от кинжального удара через полюс. Именно Министерство обороны было инициатором и заказчиком пятидесятилетней программы дрейфующих станций и большинства арктических экспедиций, наработавших бесценный мировой опыт исследований океанов, течений, климата Севера. К середине семидесятых годов каждый десятый житель страны жил и трудился на Крайнем Севере и в Арктике. Северный полюс стал ледяным троном советской цивилизации.

Другим проектом Генштаба стал "пространственный" проект. Бескрайняя территория Евразии разлиновывалась стальными нитями железных дорог, в нее впечатывались бетонные поля аэродромов, по пустыням и тайге прокладывались шоссе и рокады, стальные и бетонные ветки тянулись к пустошам и горам, хранящим в себе месторождения и копи. Железнодорожные и дорожные бригады, аэродромные и инженерные батальоны связывали, сбивали Евразию, делали тысячекилометровые расстояния близкими доступными. И полуторамесячный путь из Москвы во Владивосток уложился в двенадцатичасовой перелет…

Еще более впечатляющим проектом стало создание советской океанической цивилизации. Всего за два десятилетия был создан такой флот, который позволил Советскому Союзу всей мощью присутствовать в любом уголке земного шара. Советские подводные атомные катамараны и БПК, океанические десантные корабли, несущие в своих чревах бригады морской пехоты и ракетные крейсера, способные одним залпом уничтожать целые континенты. И одновременно с этим — совершеннейшие гидрографические суда, исследующие морское дно и океанские глубины, и самые глубоководные в мире батискафы, поражающие своим совершенством и возможностями. Именно Советский Союз первым подошел к созданию подводных городов, подводной цивилизации. Мы подарили миру гидропонику — идею создания практически бесконечных запасов продовольствия из моря. В военно-морских НИИ велись работы по созданию искусственных жабр для человека и обучению дельфинов сверхглубоким погружениям и "подводным огородам"…

Но все же главным планетарным проектом советского Генштаба стал прорыв человечества в космос. От первых ракет космического романтика Циолковского до первого полета человека в космос прошло всего шесть десятилетий. И этот бросок был сделан Советской Армией, советской "оборонкой". От гвардейских "Катюш" ведут свою родословную королевские "Востоки" и "Союзы". Летчик-истребитель советских Военно-Воздушных Сил Юрий Гагарин стал первым космонавтом планеты Земля. Потом были первые в истории человечества орбитальные космические станции и эксперименты по сверхдолгому пребыванию человека в космосе, опыты по выращиванию в невесомости хлеба и птиц, фруктов и рыб. Генштаб готовился к высадке на другие планеты, к освоению дальнего космоса.

Потом, после прорыва в космос, были начаты новые проекты. Шел поиск новых видов и новых источников энергии, велись работы по ядерному синтезу, строились "токомаки" и синхрофазотроны. Разрабатывались генетические проекты по расшифровке генома человека и клонированию, созданию психотронного оружия и новых биологических форм. Синтезу человека и машины, микроэлектроники и созданию искусственного интеллекта. Советская оборонка, Советская Армия создали первую систему сотовой связи и первую космическую телевизионную сеть, сыворотки от полиомиелита и столь модный заменитель пуговицы — "липучку". Советский Союз был автором идеи "двойного" использования оборонных технологий, впервые в мировой практике отказавшийся от узковоенных производств, работающих только на войну и убийство человека человеком. Наши танковые заводы выпускали трактора и автомобили, наши электронные военные гиганты обеспечивали почти треть планеты телевизорами, приемниками, магнитофонами и холодильниками.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ Красной Цивилизации стал настоящей машиной времени, изменяющей параметры пространства планеты и человеческого бытия. Он знал, как влияет сезон дождей на подъем воды в бассейне Амазонии, сколько солдат способна поставить под ружье Аргентина, по каким караванным путям перемещаются отряды бедуинов и в каких колодцах Аравии, на какой глубине находится вода. Генштаб знал каждого американского летчика по тембру голоса, знал особенности разлива стали в Руре. Советский Генштаб все больше приближался к вершине самоорганизующейся системы — планетарному управлению — и был готов принять этот груз на себя потому, что знал о планете все, что на тот момент накопило человечество. В конце 80-х мы стояли на пороге создания совершенно нового типа оружия — организационного, которое, оперируя системами представлений о человеке и цивилизации, было способно без применения обычных вооружений фундаментально менять пути развития целых народов и континентов.

Такая система не могла быть уничтожена извне. Не было и не могло быть противника, способного в открытом бою победить Красную Цивилизацию. Она была убита в спину, преданная безумным и жалким правителем…

…Я шагаю гулкими коридорами Генерального штаба. Мало что сегодня напоминает о том великом Красном Генштабе, который жил в недрах этого здания всего восемь лет назад. Скрипит рассохшийся от времени паркет. Дочерна затерта некогда алая ковровая дорожка. Закрыты и опечатаны многие двери. Но где-то там за ними, в сейфах и шкафах, хранятся реликвии великого прошлого — папки с проектами новых космических блоков, тома отчетов экспедиций по Тибету и Андам, расчеты по строительству новой северной базы подлодок.

Молчат коридоры, молчат папки. Молчат, как зерна. И в этом великом молчании Генерального штаба идет невидимая, но непрерывная работа. И чьи-то руки бережно стирают с папок пыль, иногда открывают — и кто-то вчитывается в желтеющие от времени страницы, что-то помечает на их полях. Может быть, это новые данные со спутников, может, уточнения расчетов. Кто знает. Они не говорят. Эти люди не снимают погон из-за того, что месяцами не платят зарплату, не уезжают на соросовские стипендии оживлять замороженные темы где-нибудь под Бостоном или Лос-Анджелесом. Они верят. Верят в то, что настанет такой день, когда эти папки будут вновь раскрыты, вновь оживут экраны замурованных КП, на замороженных стройплощадках и в лабораториях станет многолюдно. Они верят в то, что будущее России лежит на этих полках и в этих сейфах. И это будущее будет обязательно востребовано. Ради этого они живут и служат. И так будет!

Дмитрий Аграновский КОММУНА МОЛОДАЯ

КОГДА Я ВСТУПАЛ В КПРФ, для меня не было вопроса — почему именно в эту партию? А куда же еще? Все остальные партии — либо отростки "партии власти", не несущие в себе никакой альтернативы режиму, либо кружки по интересам, которые ввиду своей малочисленности не представляют для него реальной угрозы.

Если в России и появилось за последние годы что-то положительное, так это как раз КПРФ — народная, демократическая форма самоорганизации людей, стоящая не на деньгах и круговой поруке, а на том, что за Державу обидно. КПРФ действительно олицетворяет борьбу народа с антинародным режимом (даже если многие простые люди, "зазомбированные" телевидением, этого не понимают). Мы, коммунисты, попадаем в органы власти всех уровней не в результате закулисных торгов, а в открытой и жестокой борьбе на выборах, мы овладели избирательными технологиями, мы научились защищать себя, используя судебную систему, мы научились работать с прессой — короче говоря, именно мы больше, чем кто бы то ни было, используем те самые демократические и правовые механизмы, о которых так любят распинаться "демократы".

А главное — КПРФ по сути своей идеологии несет в себе альтернативу "новому мировому порядку". На КПРФ, на коммунистов с надеждой смотрят лучшие люди не только в стране, но и в мире. Не случайно по всемирному опросу Би-Би-Си о самых выдающихся мыслителях второго тысячелетия первое место занял Карл Маркс, а по опросу среди российской молодежи на первое место вышла идея социальной справедливости.

Вряд ли можно встретить человека, который был бы доволен сегодняшней жизнью. Тем не менее, несмотря на то, что жизнь в стране за последние четыре года, с прошлых выборов, стала намного хуже, популярность КПРФ растет слабо.

Кто виноват и что делать? Моя статья — не истина в последней инстанции, а всего лишь взгляд профессионального политика на положение дел. Здесь сразу же надо оговориться: когда я говорю "профессиональный политик", я имею в виду человека, посвятившего свою жизнь политике, то есть систематической деятельности по завоеванию и удержанию власти и использованию этой власти для реализации партийной программы.

Наша оппозиция складывалась стихийно, под давлением обстоятельств, в первую очередь — из кусков и обломков прежней системы. Она не была рассчитана на длительную систематическую борьбу с режимом. Почему? А потому что режим настолько безобразен, настолько противоестественен, отвратителен, и это настолько понятно каждому, что он просто не может продержаться долго. А раз так, раз скоро все вернется, то зачем готовиться к длительной осаде, зачем проводить долговременную кадровую политику?

Прошло девять лет, режим, несмотря на свою наглядную отвратительность, не только до сих пор не рухнул, но и не собирается этого делать. Вместо одного Ельцина мы имеем все шансы получить другого "ельцина", молодого и здорового. Теперь ясно, что борьба с режимом может растянуться на годы, возможно, — на долгие годы.

Перед каждыми выборами часто приходится слышать: "Эти выборы будут последними! Если мы их проиграем, то все пропало!"

Предстоящие выборы — не исключение. Но последними — для кого? А если мы их действительно проиграем? Что, конец всей нашей жизни?

Даже если мы проиграем все выборы, даже если компартию распустят или запретят, мы, молодые коммунисты, не собираемся ни помирать, ни эмигрировать, ни отказываться от борьбы. Мы будем бороться с этим режимом до полной победы — или насколько хватит сил и жизни. "А проживу я их всех дольше, чтобы вбить осиновый кол в их поганую яму", — как говорил Глеб Жеглов.

Безусловно, на выборах нужно иметь установку на победу — на каждых, всегда и везде, даже в самой безнадежной ситуации, чтобы можно было сказать: "Я сделал все, что мог — и даже больше. Моя совесть чиста!" Но, перефразируя А.Дугина, можно сказать, что с "реформами" мы попали в Историю. А История никуда не торопится. Политика — это не спринт, а марафон.

Наша партия сейчас, как спринтер, которого заставили бежать на длинную дистанцию. Причем длина дистанции никому неизвестна. Вроде бы финиш за поворотом, а там, оказывается, еще новый круг. А как бежать дальше? И возраст не тот, и сил уже не осталось...

Выход из этой ситуации есть — партия должна строиться на профессиональной основе и из профессионалов, в первую очередь молодых. Партия, которая стремится к власти, должна привлекать в свои ряды тех, кто хочет побеждать и сам стремится к власти — пассионариев.

Почему в партию плохо идет молодежь? А потому что образ партии не соответствует ее представлениям о том, как должна выглядеть оппозиция. Оппозиция — не партия власти, а партия народа, и, даже придя во власть, мы должны оставаться оппозицией, представителями народа в антинародной по своей сути власти. Это тяжело, невыгодно, а порой просто опасно.

Когда я слышу от думских коммунистов о "рутинной, кропотливой, черновой" работе над законами в Думе, я не испытываю ничего, кроме раздражения. Да разве мы вас для этого туда выбирали? Разве для того мы вас выбирали, чтобы вы помогали власти улучшать режим, "сглаживать негативные последствия реформ", а телевидение всегда могло сказать: "коммунисты несут полную ответственность за действия правительства"?

Как можно привлечь молодежь в партию, которая раз за разом голосует за бюджеты, раз за разом утверждает предлагаемые президентом кандидатуры премьер-министров? Что было сделано фракцией КПРФ яркого, действительно оппозиционного за последние четыре года в Думе? По большому счету, только голосование за Примакова и несостоявшийся импичмент. И все. Если в 1993 году можно было главным достижением считать сам факт сохранения партии, то в 1999 году этого мало!

КОНЕЧНО, НАША ПАРТИЯ действует в рамках закона, и нам трудно тягаться с Кантемировской дивизией, которая почему-то оказывается в Москве при каждом принципиальном голосовании в Госдуме. Однако от фактов не уйти — если раньше, несколько лет назад, нас ненавидели и боялись одни и боготворили другие, то теперь отношение более-менее выровнялось и сводится к одной фразе: "Да что твои коммунисты сделают, если придут к власти? Они такие же, как и все остальные".

И с этим иногда трудно не согласиться. Не в обиду будет сказано старшему и особенно среднему поколению, но по своему опыту я вижу, что некоторые наши политики, особенно низового уровня, попав в антинародную власть как представители народа, оппозиции, как-то очень быстро соглашаются с властью, становятся абстрактными "государственниками".

Многие члены КПРФ ведут себя так, словно они до сих пор состоят в КПСС, в партии власти. Часто приходится слышать: "Да вы, молодые, в партии по три, по четыре года, а мы с пятьдесят Бог знает какого!" Никто не умаляет заслуг советских коммунистов. Но в нынешней ситуации опыт до 1991 года бесполезен. Более того, это антиопыт, мешающий ориентироваться в сегодняшней жизни. Так что все мы в КПРФ — "молодые коммунисты".

Чтобы победить, КПРФ должна преодолеть в себе КПСС, изжить из себя "партию власти". Абсолютное большинство нынешней КПРФ — это бывшие члены КПСС. Как правило, это пенсионеры, располагающие массой свободного времени. Они потеряли ту жизнь, к которой привыкли. Главное, что у них осталось, — это партия, и именно на них она сейчас и держится.

Но с другой стороны, поскольку эти люди не мыслят себя без партийной работы, они не хотят и не собираются уступать свои места тем, кто помоложе. Они понимают, что партии нельзя без молодежи, но сегодняшняя молодежь в своей массе им чужда и непонятна, они испытывают к ней глубокое недоверие. И подсознательно им нужна только молодежь, которая безропотно и во всем будет им подчиняться.

А такая молодежь в партию не идет. Сейчас, когда пребывание в партии, с точки зрения обывателя, не приносит ничего, кроме неприятностей, и чревато потерей работы, а то и здоровья и жизни, та молодежь, которая идет в партию, — это люди с обостренным чувством справедливости, критически мыслящие, и как следствие этого — со своим видением ситуации и со своим пониманием того, что нужно делать. Они выросли при нынешнем режиме, и потому в их коммунизме очень мало ностальгии — их коммунизм устремлен в будущее. Работать с такими людьми сложно — мы не в КПСС, не в партии власти, не в армии и не в лагере. Подчинить этих людей силой невозможно. Это не удалось сделать даже режиму. Их можно подчинить только авторитетом, а главное — нужно показать им, что они нужны, что они — надежда партии. Партия сама по себе не даст им ни денег, ни положения, ни власти, но она может дать им гораздо больше — общее дело и смысл жизни, возможность самореализоваться, что для молодого человека главное.

Сейчас самый распространенный возраст в партии — до 30 и после 60. Таким образом, в партии нет проблемы "отцов и детей", а есть проблема "дедушек и внучков". Соотношение "дедушек" и "внучков", по моим подсчетам, примерно 15:1. Почему после 60 — понятно, а до 30 — потому что в этом возрасте человек, уже приобретя образование и какой-то жизненный опыт, еще не утратил романтизма, а без романтизма никакая коммунистическая партия немыслима.

Естественно, в силу разницы в возрасте во многих организациях молодежь образует свою неформальную подгруппу со своим лидером, со своим распределением обязанностей, которое происходит тоже неформально, в соответствии с реальными интересами и возможностями каждого. Я бы назвал эти группы "зернами", а еще лучше — "точками роста". Кадровая реформа в КПРФ должна идти снизу, через создание этих "точек роста", и сверху — через их поддержку. Именно в этих "точках роста" формируются будущие профессиональные политики, которые определят лицо КПРФ в XXI веке.

В качестве примера хочу привести наш электростальский опыт. Мы — как раз одна из таких "точек роста". Наша группа состоит именно из партийной молодежи, и мы стараемся быть не просто "товарищами", но и друзьями. В нашей группе два депутата городского Совета. Причем один сначала стал депутатом, а потом вступил в партию, принеся парторганизации готовый депутатский мандат. Благодаря статусу депутатов нам открыт доступ в любое учебное заведение, на любое предприятие. Благодаря этому же и грамотной работе с прессой мы приобрели известность в городе — именно как депутаты от КПРФ.

Мы на себе ощутили, что современная политика в России — это война. И чем ниже спускаешься, тем меньше в этой войне цивилизованности. Каждый наш представитель во власти — губернатор, мэр, депутат — это плацдарм. Закрепились на этом плацдарме, подтянули тылы и обозы — и дальше, вперед. А на войне, чтобы уверенно идти в бой, надо знать, что солдат ждут лазареты и полевые кухни, что раненых не бросят на поле боя, твой товарищ не выстрелит тебе в спину, а командование не сдаст врагу.

Главное, для чего существуют структуры политической партии, — это выборы и победа на них. Вся остальная деятельность подчинена этой цели. Профессионалом можно стать, только участвуя в реальном деле. Лучшая школа для молодого партийца (и лучшая проверка) — это выборы и участие в представительных органах власти, в первую очередь в местных. Выявляя и выдвигая перспективных молодых партийцев, можно и нужно рисковать.

НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ партии лучше ошибиться в молодом человеке, чем не дать дорогу действительно стоящим кадрам. И здесь очень важна помощь уже действующих депутатов. На мой взгляд, главная задача депутата от партии — партийное строительство. Каждый депутат вышестоящего уровня должен знать депутатов нижестоящего уровня и "вести" их — регулярно встречаться, обмениваться информацией, помогать им, а если нужно, то и защищать их, требуя от них в свою очередь информации с мест, поддержки и помощи, а когда придет время, то и уступить свое место наиболее достойному.

Вот где может оказаться полезным опыт КПСС, а именно опыт партийных школ, когда местные политики регулярно, подчеркиваю, регулярно, собираются в областных комитетах партии, а если есть необходимость, то и в центральном комитете, слушают лекции, изучают опыт других партий, в том числе и зарубежных, обмениваются своим опытом и информацией о ситуации на местах, просто знакомятся друг с другом. "Учиться, учиться и еще раз учиться", чтобы не "изобретать велосипед", доходя своим умом до того, до чего давно уже дошли другие.

XX век был нашим веком. Уверен, что и в XXI веке коммунисты дадут достойный ответ на все вызовы времени.

Владимир Бондаренко ТРЕТИЙ РАЙ

РУССКИЙ НАРОД не может жить без мечты. Издавна он искал свой град Китеж, свое Беловодье, позднее Третий Рим. Он мог раскинуться лениво по городам и весям, уткнуться в земную хлябь, завалиться на печку. Но до поры до времени. Подходит время, и Илья Муромец встает со своей лежанки. Пора исполнять задуманное. И родной наш Иванушка-дурачок отправляется завоевывать тридевятое царство, тридесятое государство.

Все тысячелетнее народное русское творчество, все былины, сказания построены на исполнении Великой Мечты.

А Мечта — это всегда и путь вверх, это всегда великий эксперимент. Нафантазировали русские мечтатели в двадцатых годах, так до сих пор мировой авангард повторяет зады наших конструкторов будущего. А мы, по русской привычке, на какое-то время вновь заховались в свои лежбища, завалились на тлеющие печки, спим богатырским сном.

Но и лежанки давно отсырели от гнили бесовской, и печка не только потухла, еще и разваливаться стала. Все третьи петухи пропели. Пора трубить в новый русский поход. Пора разрисовывать художникам улицы и площади, пора поэтам отвернуться от милых безделушек и прозреть третье тысячелетие.

Для художников наступают вновь главные времена. Как когда-то было в Киевской Руси, затем под монгольским игом, во времена смуты. Не пахари, не воины, не политики делали рывок вперед, в новое царство, а художники; как писал русский гений Велимир Хлебников: “Это шествуют творяне”.

Творяне первыми куют, формируют, украшают Чашу Победы, дают новый импульс народной жизни. Если таковых не находится, если кто-то ослаб, кто-то ослеп, кто-то продался врагу, кто-то кует свои маленькие колокольчики для украшения в лакейской комнате, то не будет и импульса народного, и никакие генералы и политологи не выстроят здания новой мечты. Они лишь заполняют сосуд, а формы сосуду придают творцы — Андрей Рублев, Александр Пушкин, Федор Тютчев, Андрей Платонов, Владимир Маяковский.

Даешь новую литературоцентричность! Новые очаги культуры, превращающие хлюпающие толпы в организованное шествие. Хватит ныть и рыдать — это преступление перед народом. Паникеров — к стенке позора. Хватит уповать на некое внезапное чудо — с Запада или Востока. Там нас ждет только угроза.

Русская мечта всегда исполняется самим народом. Коряво, с непомерными допусками, часто с кровушкой пополам, но, отринув неверие и уныние, отринув упование на заморскую справедливость, русские творцы, коим Бог даровал талант, ныне обязаны сосредоточиться на прозрении будущего, выковать Русский Рай третьего тысячелетия. Конвейеру маскультуры, поглощающему все пространство России, мы должны противопоставить провидческую, авангардную культуру будущего,

Наше прошлое кончилось вместе с ХХ веком, кончилось со старым деревенским ладом, с еще недавно живыми русскими песнями, кончилось вместе с космической станцией “Мир”, с космическим кораблем “Буран”, выставленным ныне рядом с комнатой смеха в Парке аттракционов, кончилось вместе с, казалось бы, вечно побеждающими советскими хоккеистами и классическим балетом Большого театра.

Оплачем и помолимся! Но кончился ли русский народ? Кончилась ли Россия? Наше прошлое заканчивалось уже не раз. И оплакивали его уже не раз. После 1917 года многие великие русские писатели, мыслители тоже прощались с Россией. Одни, проклиная ее, другие — горько сожалея. Считалось, что будущее русской литературы в ее прошлом. Никто не предвидел ее грандиозного эксперимента, ее новых классиков, сочинивших свою красную мечту о Русском Рае, искупавших своего красного коня.

Так давайте и мы будем купать наших славных русских коней.

Уже ясно, что в культуре и в литературе происходит смена знаковых приоритетов. Кончилась эпоха прощальных, поминальных полотен. Простились и с колдунами, и с Матерой, отдали все последние поклоны. Надо биться за будущее. И каким бы авангардным ни оказалось это будущее в русской литературе, в итоге оно будет опираться на те же базовые ценности, которые слышны в древних старообрядческих песнях.

В каком-то смысле мы присутствуем при чуде нового рождения единой русской нации, нового рождения единого русского государства. При рождении всегда много грязи и крови. Но на то и купель, где живительными святыми водами будет омыт ребенок. А купель эта — русское искусство.

Всем надоели не только стоны, но и мелкие страсти, свары, кухонные междоусобицы художников и литераторов. Таким спорщикам нет места у купели. Нужны строители нового русского мифа, в стихах и прозе, в симфониях и в красках, в бронзе и в архитектурных проектах отражающие героизм непобежденного народа.

Уверен, новое русское искусство не будет ограничено ни возрастом строителей, ни местоположением в пространстве. От ветерана Юрия Бондарева до начинающих литераторов где-нибудь на Волге или среди солдат, утверждающих русское величие на Кавказе, — все участвуют в рождении новых героев, нового глобального проекта России.

Любому талантливому художнику, как бы он ни притворялся, интереснее работать над могучей идеей, интереснее слышать дыхание миллионов, интереснее соучаствовать в создании Чаши Победы, нежели удовлетворять изыски малочисленной элиты или, того хуже, идти в услугу “новым русским”.

Художник всегда создает для других, и он чувствует свою зависимость от других. А если другие — это русский народ с его многовековой мечтой о Рае, то и художник будет творить этот Рай.

Уверен, творцы такого будущего проекта не замкнутся в узкой группе, это будут и кудесники русского слова, ваятели нового русского языка, это будут угрюмые и задумчивые хранители тайн прошлого, передающие эти древние тайны как фундамент Чаши Победы, это будут мистики и романтики, улавливающие веяния небес, это будут строители новых форм, изобретатели, начинающие с чистого листа, и их невиданные скрижали найдут место в многогранной Чаше.

От ведунов подземной Руси до знатоков и переводчиков мировой культуры, сопротивляющейся глобальному универсализму, адовой мировой закулисе во всех концах земного шара, — все творцы, живущие на просторах Отечества русского слова, с радостью примут участие в создании русского мифа третьего тысячелетия.

Долой дряхлый постмодернизм, обгладывающий, как стая шакалов, останки прошлых эпох. Пусть они состязаются в иронии и смехачестве, в поедании собственных экскрементов. Эти художники падали перестали завораживать умных творцов будущей России.

Пусть мертвые хоронят мертвых. Не нами сказано. Как Христос вел людей в грядущую жизнь, оставляя сомневающихся и робких, так и по его истинным заветам — не разрушения, а строительства, не фарисейского многомудрия, а простоты великих деяний, — мы должны, мы обязаны преодолеть уныние и печаль, разочарование и тоску и устроить радостную феерию будущего столетия. Столетия русского Водолея.

Долой ХХ век с его печальным разрушительным хаотическим концом, мы возьмем из него только высокую веру и страсть, величие неосуществленных замыслов и осуществим их в реальном будущем. Будет русский Миф, будет и Великая Россия, от которой по всему миру пойдут лучи света и справедливости.

Художник, дело за тобой! Если ты готов к великим деяниям, то сверши их. Иного времени не будет!

http://www.avtokrans.ru/klin/ 7

Александр Синцов КОВЧЕГ УТРЕННЕЙ ЗАРИ

ИЗ XIX ВЕКА К XXI ВЕКУ Россия переплыла на "Авроре". Светлым призраком этот ковчег снизошел с небес на стапеля Петроградской верфи в 1900 году. Русскими руками склепан и разживлен.

В первые дни века раскрутились обнаженные кривошипы и шатуны, облитые горячим маслом. Кочегары встали на вахту перед огнедышащими топками. Прокладывали курс — деревенские грамотеи, выучившиеся на рабфаках. Вся Россия вмещалась в стальные борта, выжила под их защитой в трех больших и десятке малых войн. Утопли все империи, кроме русской, ибо у них не было "Авроры".

Через бури века приплыла в наши времена русская изба, разобранная при погрузке. Когда ее выгрузили в новый век и поставили на косогоре под березами, она оказалась обшитой вагонкой, покрыта белым шифером и с городской электронной утварью внутри.

Кони крестьянские преобразились на выходе из потопа в тракторы. Сам мужик вышел из трюмов почище и пограмотнее старорежимного.

Зачумленные двенадцатичасовым трудовым днем мастеровые, переплыв через век, обернулись непьющими сборщиками ракетных двигателей в белых халатах.

Много русских людей, побрезговав трюмами, остались в допотопных временах. Но восполнились национальные мозги на первых же милях перехода. Светлые деревенские головушки пришли к духовным высотам и закончили плавание мировыми философами. Великие музыкальные, книжные затейники перебрались на " Авроре" через все зыби столетия...

Этот наш русский ковчег стоит у Петроградской набережной.

Зябко. Влажный холодный ветер пронизывает насквозь. Последней лимонной желтизной светятся березы в скверике неподалеку. Густая вода реки омывает борта. Хлюпает редкой волной.

Я всхожу по широкому трапу на борт и встаю у лееров— с видом на Зимний дворец. Подошвой кроссовок незаметно втираюсь в рифленый металл под ногами, ощущаю пупырышки, по которым в тропических широтах скользили еще босые ноги матросов второго цусимского похода. Чувствую содрогание корпуса от попавших снарядов возле корейского острова Чеджуго. Единственный бой "Авроры"...

Она была рождена не для этого.

В реальном своем трехмерном воплощении для людей с чувственным, осязательным представлением о мире и в частности о дредноуте, "Аврора" осталась бы заурядным кораблем. Даже символический выстрел— сигнал к штурму Зимнего, привязавший его к писаной в книгах истории, лишь на малую долю приоткрывал в дымке вечности образ этого ковчега. Для тех же, кому даже и этот символический выстрел ударил в душу — для нынешних демократов — крейсер, стоящий на приколе в Питере, вообще представлялся лишь удобным местом для устройства модного плавучего кабака. Как космический "Буран" в Москве в Парке культуры, превратился в точку общепита, так и "Аврору" пытались низвести до обитаемого объема.

Я прохожу по палубам и боевым частям корабля. Узкие коридоры. Низкие переборки. Крутые ступени. Где бы тут разместиться гулящим богатеям новых времен? Стали бы "реконструировать", вырезать лишнее, расширять, долбить, надстраивать — и превратили бы в "Титаник".

Мелькнувший здесь, в чреве непотопляемой "Авроры", образ того гигантского корабля напоминал о разных путях наших цивилизаций — российской и западной, разных исторических стилях и мифах.

Запад на своем "Титанике" не одолел океан. Россия достигла заветных берегов.

Наша "Аврора" до сих пор на плаву. И в щелях между переборок, в укромных уголках трюмов скоро, скоро отыщутся некие зерна, из которых под музыку небывалых гармоний произрастет ни больше, ни меньше, а мыслящее дерево — как столп нового русского мироздания.

...Из машинного отделения я поднимаюсь на палубу. Хрупкий белолицый нахимовец возвращает мне сумку — отъем ее продиктован законами военного времени. Теракт на "Авроре"? Бесполезная затея.

Чудо хранит Россию. Божественное провидение указует пути. Даже если насквозь проржавеет корпус и крейсер пойдет на слом, опустеет это место на набережной Невы, останется, предположим, только памятная плита, а то и ее не будет, все равно русские не останутся без "Авроры". Ее идея, вне бимсов и шпангоутов, будет жить в душе народа. Легко скинуть с обрыва Перуна. Невозможно уничтожить мистического Иегову.

"Аврора" была прежде России.

Александр Лысков ВЫБОРГСКИЙ БОЕВИК

ДУБЛЬ-КАПИТАЛИЗМ В РОССИИ построен в отдельно взятых районах. Во втором прочтении "Капитал" принимается единогласно. От революционной теории рабочие переходят к действию, и новый призрак коммунизма уже маячит в дымах политого кровью классовой борьбы Выборгского целлюлозно-бумажного комбината.

Опрометчивы оказались заявления руководителей КПСС о необратимости общественного послереволюционного устройства. Как вирус холеры, капитализм все семьдесят лет существовал в пробирках, в замороженном виде: в НЭПе, в термине "Увеличение благосостояния", в теории "Социализма с человеческим лицом", в перестройке. А главное — в людском типе, обитавшем на протяжении всей советской истории на пространстве России.

Отморозки капитализма в последние советские годы существовали в облике правдолюбцев-горлохватов, куркулей-колхозников, кухонных инакомыслящих. В 1991 году из их числа трое белобилетников швыряли бутылки в танки на Садовом кольце. А в 1993 году уже тысячи из них в одинаковых кожаных куртках поощряли ельцинскую военщину к погрому "Белого дома". Победив, кинулись делить захваченное — прихватизировали тот же Выборгский комбинат и выгодно "толкнули" капиталистам Кипра, откуда поступила команда к сокращению штата рабочих на 1200 человек.

То, что в России в период первого пришествия капитализма зрело полтора века — фабричные бунты — в новейшей истории вылупилось за три года. Современные богатые, вороватые люди оказались напрочь лишенными исторической памяти и наступили на грабли вторично. Отчего можно сделать вывод, что никакие они не капиталисты, а обыкновенные налетчики.

А рабочий человек, оставшийся рабочим, — не спившийся, не пошедший ни в челноки, ни в вахтеры, наоборот, обрел за эти же три года свою классическую форму. Из инфантильного советского трудящегося образца семидесятых он превратился по совместительству в боевика. Теперь у него имеется пистолет в тайнике и обрезок трубы в руке — на обозрение всей страны.

Дополнят образ русского рабочего образца конца века и продвинутость в общем умственном развитии. Тот бунтующий, бившийся с омоновцами варщик или сеточник Выборгского комбината имеет в библиотеке подписные издания русской и всемирной классики, под окном — автомобиль. А в пригороде — дачу. Да кроме того, и акции своего предприятия. Пускай и немного. У него дети — в гимназиях, жена где-нибудь в бухгалтерии или в лаборатории. И одет он не в самую дешевую куртку, и кепка на нем — за три сотни, и шарф не бросовый. Джинсы и шузы тоже не из сэконд хэнда. Это не пролетарий начала века. Ему есть чего терять. И бился он не только за выживание, но и за приумножение своей личной собственности.

Около ста таких рабочих составляют актив и комбината, и поселка. Выделились они и соединились не по решению домовых комитетов, даже без профсоюзов обошлось. Сначала было ядро — обитала в рабочем поселке компания любителей рыбалки и охоты, тридцатилетние семейные мужчины. У каждого — по ружью. Строго по сезонам постреливали уток. Иногда ездили походной колонной "жигулей" на кабана. Дружили, как говорится, семьями. Бумагоделательные машины знали от грудного вала и до каландра — наощупь. Получали зарплату по высшей категории. И вдруг — их решили "сократить". А попробуйте сократить таких. Никакого мониторинга сопротивленческого потенциала рабочей силы новые капиталисты не проводили. Полагались на совковую зомбированность. А совки-то оказались не только с норовом, но и с талантом организаторов классовых битв. Как раньше они подробно, до мелочей продумывали каждый выезд за вепрем, так же повели и "мозговые атаки" по выживанию в перерывах между смен, по телефону в свободное время, на дачах — благо участки были рядом. Молодость, природная деятельность натур не позволили им остановиться на каких-то "законных" решениях. Профсоюз профсоюзом, пускай он по своей линии давит на крутых капиталистов, а они негласно стали сколачивать боевую дружину по типу братковой или спортсменской.

Братки и спортсмены еще в советские времена были предрасположены к такому клановому образу жизни. Одни взяли новое устройство жизни из опыта зоны. Другие — из опыта спортивных сборов, команд и соревнований. Потому эти группы активных людей современной России и приспособились быстрее к действительности, когда разрушились все традиционные советские структуры общества, что уже тогда у них имелись наработки альтернативного устройства. Рабочие же после мятежного начала века совершенно растеряли опыт неформального сплочения. И только те из них, кто тяготел к так называемому коллективному отдыху, смог использовать организационные модели такого плана.

ЯДРО НОВЫХ СИЛОВИКОВ на комбинате недолго оставалось в зародышевом состоянии. Их первичная цель — при первом же сигнале о сокращении рабочих мест перекрыть въезды и выезды из комбината с помощью контроля за штатными вохровцами, которые могли бы оказаться продажными, была быстро достигнута. В случае объявления о сокращении, ликвидации пропусков на территорию комбината у сокращенных дружина вставала на вахту у турникетов и пропускала по-прежнему всех.

Вскоре и начальник охраны комбината, почувствовав зыбкость своего положения, вынужден был решить для себя: с хозяевами он или с рабочими? Состоялся у него в каптерке серьезный разговор с командиром рабочих-боевиков, и они порешили, что в критический момент он откажется выполнять приказы руководства. Поговорили почти со всеми рядовыми вохровцами и без труда добились от них согласия на двойное подчинение.

Если бы "владельцы" комбината были попрозорливее, то они бы сменили охрану, наняли бы ребят из Питера — там готовые бригады имеются. Или, по крайней мере, организовав какое-нибудь хищение с комбината, вполне "законно" обвинили бы начальника охраны в неполном служебном соответствии, пускай бы даже не уволили, а понизили до зама, а своего человека поставили бы на его место. Но, повторяю, бездарные оказались российские капиталисты второго призыва. Плохо учили историю в советских школах. Пренебрегли классикой. Ломанули дуриком и остались в дураках.

Предприятие формально принадлежало им, но кроме такого рычага воздействия на коллектив, как подпись на финансовых документах, у владельцев ничего не оказалось после того, как их не пустили на территорию комбината.

Они уповали на то, что без этой самой волшебной подписи остановится на комбинате финансовая деятельность, а следом и производственная. Возможно, в условиях моноэкономики и заглохло бы производство целлюлозы на Выборгском комбинате. Но при наличии альтернативной — продукция не залеживалась на складах. Доходы обеспечивались и через бартер, и через взаимозачеты, и "черным налом". А все коммерческие цепочки курировались за определенную мзду крепкими парнями с бритыми затылками. Комбинат чудесным образом продолжал функционировать, рабочие получали зарплату, не один посторонний не впускался за ворота. Спасала та самая теневая экономика, против которой борются власти, защищая интересы заморских владельцев.

Теневая экономика оказалась патриотически ориентированной на отечественного производителя, на интересы простого русского человека.

Символично, что против рабочих боевиков был послан спецотряд управления исполнения наказаний, практикующийся на подавлении бунтов в тюрьмах и зонах.

Нам уже показывали лежащие на полу вестибюля конторы Выборгского комбината обрезки труб, длиной с полицейскую дубинку. Пирамидки булыжников. И могло создаться впечатление, что именно людей, вооруженных такими приспособлениями, испугались милицейские спецназовцы, забаррикадировавшись от них в столовой предприятия.

На самом деле, имеющие на вооружении около двадцати автоматов профессиональные бойцы спешно создавали рубеж обороны, защищаясь от рабочих, атакующих их адекватными средствами.

На втором этаже у столовой произошел настоящий бой. После неудачи 1993 года это была первая наша победа. Свой маленький "Белый дом" выборгские рабочие отстояли.

И первое отбитое предприятие названо народным...

Нам удалось узнать, что в эти дни из командировок к смежникам — поставщикам древесины и химикатов — на Выборгский комбинат вернулись специальные представители. Целлюлозникам необходимо было заручиться их поддержкой — и политической, и коммерческой — найти родственные силы, чтобы наладить долговременное сотрудничество. Выяснилось, что почти везде существуют альтернативные производства. Не требуется формальных печатей и подписей, чтобы отгрузить необходимые компоненты производства бумаги. С точки зрения нынешнего "закона", по которому людей выгоняют на улицы, оставляют помирать с голоду, — это, конечно, незаконные методы ведения хозяйства. Но с точки зрения людей, не желающих безропотно погибать, — вполне приемлемые.

Выборгские комиссары вернулись с победой. А это значит, что глубинный, пока еще скрытый от глаз процесс отторжения мертвого, искусственного режима набирает силу.

Владислав Шурыгин СОЛДАТСКАЯ ИСТИНА

Я ЧАСТО ВСПОМИНАЮ, как мы уходили из Чечни в 96-м. Это была моя последняя командировка в ту войну. Практически тайком, под броней, меня провезли в расположение одного из батальонов, который должен был уходить последним. "Светиться" среди боевиков мне было опасно. За годы войны им порядком намозолили глаза наши статьи и репортажи…

Ханкала угасала. Когда-то многоголосый палаточно-досочный город, пыхавший сотнями труб-буржуек, стрекотавший бесчисленным количеством дизель-генераторов, ощетинившийся десятками танковых и пушечных стволов, городок-крепость теперь угасал, как безнадежный больной.

Кругом царило запустение. Там, где за земляными "каре" жили недавно полки и бригады, теперь дождь размывал уродливые руины. Заплывали жирным черноземом стрелковые ячейки и окопы. На месте блиндажей и палаток морщинились под ветром ровные ряды прямоугольных дождевых прудов и луж.

Громоздились свалки брошенных картонок, кусков кабелей, "колючки", бумаг, каких-то железок, арматуры.

Вокруг уже давно хозяйничали боевики. Днем лениво-покровительственные, они с наступлением темноты превращались в жестоких хищных зверей. То и дело в ночи гремела стрельба — дудаевцы отлавливали и убивали завгаевцев и просто заподозренных в сочувствии к русским. Каждое утро в разных районах Грозного находили тела убитых. Чаще всего убивали сразу целыми семьями от младенцев до стариков…

Тогда и состоялся разговор с капитаном, старшим на блокпосту при въезде в расположения нашего батальона.

— С души воротит, как вижу всю эту мразь, — капитан кивнул в сторону "чехов", разглядывавших нас из-за шлагбаума, — разгулялись, раздухарились. Му...ки наши правители! Трусы и му...ки! Предали Россию! А первый Лебедь — мразь купленная. Надо было добивать их тогда, в Грозном. Пуликовский — молодец. Хотел их добить. Обложил, блокировал. Не дали...

— Слушай, неужели вы в августе хотели идти на город? — удивился я. — Ты бы пошел? Солдат повел? А потери? Какие бои бы были. Январский Грозный ты, случаем, не застал? В августе, наверное, похлеще бы было.

— Застал! Еще как застал. Я тебе так скажу: мы часы считали до конца ультиматума. Я тебе не могу выразить, какая ненависть у нас была. Зубами хотели рвать. Камня на камне не оставить. Живых бы не брали. Всех под корень!

— И многие так?

— Трусов не видел. Ни среди солдат, ни среди офицеров. Спас "чехов" Лебедь. По гроб они этой б…ди обязаны. Никто бы не ушел! Всех бы здесь положили! Чтобы потом наши дети этой мрази не знали. Чтобы у России больше голова не болела. Эх! Да только кто нас слушал…

Капитан зло отшвырнул окурок далеко в сторону "чехов". Те тут же поймали этот жест и вызывающе, надменно выпрямились. Только капитан этого уже не видел. Презрительно отвернувшись, он, не торопясь, вразвалочку зашагал вдоль дороги к блиндажу.

— Эх, было времечко! Какие мы с Шамановым и Трошевым дела делали. Вот золото мужики. Ничего не боялись. Настоящие генералы! С такими хоть к черту в пекло. Взяли бы без потерь и флаг водрузили. Лучшее время было, когда здесь Шаманов, Трошев и Квашнин кировали. Тогда жили спокойно. А у "чехов" земля под ногами горела. Давили их, как тараканов. Наших бы генералов в Москву, в Генштаб, в министерство, тогда бы не сидели сегодня в этом дерьме по уши. Юрченко, что там со связью?

— Та нема, командир, — откликается откуда-то из угла прапорщик-связист.

— Ну-ну, — безразлично тянет ротный. — Вот ведь анекдот — бригада уходит последней. Полторы тысячи штыков. А полк связи уже две недели как вышел. И все! На всю нашу банду две "радийки" — "шестьдесят шестых" — автомобилей радиосвязи. Больше никакой связи — как хочешь, так и выживай.

Похоже, полуобреченное состояние ротного нисколько не печалило.

…Я часто потом вспоминал этот разговор. Одинокий капитан в брошенном, оставленном Грозном, окруженный боевиками нес в себе такой заряд правды и государственной мудрости, который обжигал своей искренностью и бескомпромиссностью.

Что заставляло их воевать, идти на смерть, принимать муки, когда вокруг безумная Россия воровала, спускала состояния, спекулировала, дралась, пила и, казалось, напрочь забыла о какой-то там войне? Что заставляло русских офицеров и солдат брать чеченские твердыни, голодать, мерзнуть — и это под улюлюканье НТВ и "Московского комсомольца", "Известий" и РТР? И только потом ко мне пришло понимание того, что та война, со всей ее неразберихой, предательством, нищетой и глупостью, для них все равно была войной ЗА РОССИЮ! Это была их форма сопротивления, их вклад в борьбу за единство и целостность государства. И тогда мне открылась еще одна истина. Я вдруг понял, что армия не проиграла чеченскую войну. Нет! Она честно дралась и, несмотря ни на что, побеждала все два года той войны. Но она не смогла ее выиграть с этой властью, с этим "царем", с этими банкирами и царедворцами — с Березовским, Гусинским, Рыбкиным, Лебедем. Армию предали и продали именно потому, что слишком явно и опасно в ней проявились желание и воля воевать и побеждать ЗА РОССИЮ! Слишком опасными показались Березовскому и Гусинскому тридцать тысяч сколоченных в полки и дивизии патриотов.

…Я помню, как ближе к ночи мы с офицерами того блокпоста стали готовиться ко сну. Как привычно они обтерли от сырой патины оружие в пирамиде. Развесили на дужках кроватей разгрузники — так, чтобы удобнее в темноте было быстро облачаться. В койки укладывались, не раздеваясь. Прошла информация, что ночью ожидается нападение "чехов".

И перед тем, как погасить свет, ротный долго и аккуратно укладывал в штабной ящик новенькую карту Грозного.

— Чего ты с ней так? — удивился я. — Все равно скоро сдавать.

— Посмотрим, — задумчиво протянул ротный. — Я лично ее сдавать не собираюсь, чтоб потом по туристской схеме не воевать...

Тогда это пророчество капитана казалось абсолютно несбыточным. Мы уходили из Чечни. И настроение было самое что ни на есть паскудное. Казалось, уже ничто и никогда нас не заставит сюда вернуться. Но тогда я, одинокий фронтовой журналист, не понял то, что происходило в душе армейского капитана. Я не понял, что, выполняя постылые лебедевские приказы и подчиняясь дисциплине, офицеры и солдаты уносили в своих сердцах жажду мести, реванша за позор и унижение их Родины, их России.

Да, русские полки ушли из Чечни. И они унесли в своих сердцах горечь измен, бессмысленных потерь, тупых перемирий и предательств, но на алых своих боевых знаменах они видели отсветы штурмовых стягов, поднятых над дворцом Дудаева, над Гудермесом, Аргуном, Дарго, Самашками, Бамутом, Ведено. Они унесли с собой из Чечни правду этой войны. Память о страданиях своих братьев под чеченским игом, угрюмую жажду реванша и осознанную готовность вернуться и доделать незаконченное теперь.

А значит, война была не закончена. Мы должны были вернуться!

И мы вернулись!

СЕГОДНЯ вновь русские полки нависают над Грозным. Вновь русские самолеты и русские пушки сносят с лица земли чеченские твердыни. Вновь над равнинами и горами Ичкерии грозно звучат фамилии русских генералов Квашнина, Трошева, Шаманова. Мы вернулись. Вернулись потому, что изменилось главное. Изменилась Россия. За три года, прошедшие после той войны, мы, русские, наконец-то поняли, что от убийц и террористов невозможно отгородиться фиговыми листками договоров, откупиться деньгами, обезопаситься унизительными попытками "дружбы". Бандит признает только один закон — закон силы. И ничего другого. И потому в наши города хлынули банды озверевших от безнаказанности ичкерийцев, жаждущих большой "контрибуции", жадных, беспощадных, ненавидящих. За эти три года Россия наконец-то поняла, как были правы ее генералы, капитаны и рядовые, когда штурмовали Дарго и Бамут, зачищали Самашки и Ведено. Когда с улиц русских городов в чеченские аулы стали увозить, как баранов, людей, когда уютные квартиры стали опасны, как могильные склепы, Россия наконец проснулась. Теперь мы наконец-то понимаем, что сражающийся под Гудермесом десантник воюет за Смоленск и Курск, за Тулу и Хабаровск. Что пилот "сухаря", всаживающий "уры" в чеченский блиндаж, спасает безвестного русского работягу от рабства, русскую девчонку от продажи в арабский бордель. БАНДИТ, УБИТЫЙ ПОД ГУДЕРМЕСОМ, НЕ ПОЯВИТСЯ В МОСКВЕ!

Говорят, что читать чужие письма нехорошо. Но это было не письмо, скорее — недописанный черновик, и лежал этот листок заложенным в затрепанный бесхозный журнал. Я привез его с собой потому, что писавший его офицер по-военному точно и очень искренне выразил суть того, что составляет сегодня само содержание этой войны.

"…Когда впервые сталкиваешься с той реликтовой ненавистью, которая столетиями копилась здесь к России, то вдруг понимаешь, что уйти, все бросить — значит, сломаться, предать. Предать себя, предать Россию (хотя ей и не до нас).

Наше упорство, наша ненависть, наша боеспособность — это ответ на то, что мы здесь увидели.

Да плевать мне на нынешнюю жирующую, торгующую Россию! Ешьте, пейте, богатейте! Не вам служу.

Я со своими мужиками здесь увидел и понял такое, что вам и объяснять-то бессмысленно. Что для вас теперь слова "честь", "Родина", "Россия"? Есть враг. Есть ненавидящий нас народ, есть армия, воюющая против нас, а значит, есть мы. Батальоны и полки, которые будут драться здесь до конца. Потому что даже самый “зеленый” солдат, провоевавший здесь хотя бы два месяца, уже очень хорошо понимает: этих надо "валить". "Валить" здесь, сейчас и до конца. Иначе однажды "они" придут в Россию, чтобы "валить" нас, делать рабами, покорять. Так их воспитали, в это они верят! К этому они готовились.

Было бы тушенки побольше. Да форма хорошая, справная. А уж если и связь будет надежной, так и вообще жить можно..."

КАЖДЫЙ ОФИЦЕР, каждый солдат здесь, на Северном Кавказе, понял одну простую истину. Что за свободу, за Россию надо сражаться. Не мы начали эту войну. Не мы пришли в чужую страну с новой, фанатично-изуверской верой. К нам в дом после десятилетий мира и покоя ворвались средневековые фанатики и циничные операторы зла. Сегодня в самое сердце России направлен нескончаемый поток ненависти, вражды. И его не растворить договорами, не задобрить деньгами, не нейтрализовать уступками. Он пройдет, как нож сквозь масло, через эту землю, через еще сто земель и ворвется на просторы русских городов, чтобы уничтожить, покорить, поработить. Этот тысячелетний, томившийся веками где-то под спудом, абсолютный в своей ненависти к иноверцам, к иноземцам поток зла — родной брат тому, который столетия назад подымал дикие орды воинов и бросал их на русскую землю.

Поток ненависти, злобы, алчности, копившийся столетиями в бессилии, усмиренный воинами Дмитрия Донского, солдатами Суворова и Скобелева, теперь, почуяв слабость своего противника, готов метнуться вперед в реванше, сокрушая все на своем пути.

И только сила способна остановить этот бросок. Только всесокрушающая боевая уральская и кемеровская сталь сдерживает его, рвет, калечит, обездвиживает. И здесь, на войне, неожиданно ощущаешь великое имперское чувство того, что здесь, на этой земле, мы защищаем свои города, свои поля, свой дома и свои семьи.

Сегодня мы побеждаем. Мы давим бандитов, загоняем их в горы, уничтожаем и смешиваем с землей. И каждая очередная победа — это новый обруч, стягивающий, сращивающий русскую государственность. Сегодня на Северном Кавказе армия воюет не против чеченцев, не во имя возвеличивания Путина или за интересы "московской" группы. Нет. Сегодня армия сражается за единство и целостность Державы, за будущее России. И в этом великая мистическая миссия русской армии. Быть защитницей и собирательницей русских земель. Так было и будет всегда.

Александр Нагорный ЭПОХА НА ПЕРЕЛОМЕ

Наступающие выборы — переломный момент новой российской истории. Перед наступлением нового тысячелетия страна имеет последнюю возможность выправить свое историческое движение. Коммунистическая партия собирается с силами для решающего броска на выборах. Аккумулируются новые методы и подходы к пропаганде. Эти заметки — размышления аналитика над тем, с чем и в каком состоянии компартия подошла к решающим событиям, какие новые выборные технологии рождает сегодняшняя политическая борьба.

В ЧЕМ ОСНОВНОЕ отличие нынешней выборной кампании от всех предыдущих? Этот и следующий год — поворотный исторический момент. Либо патриотические силы во главе с КПРФ выиграют эти выборы и создадут условия для поворота всего российского курса в двухтысячном году, либо мы потеряем страну на многие годы. На этих выборах решается раз и навсегда: будет ли Россия державой, где народ духовно, экономически и военно-политически самостоятелен и полностью обеспечен, или останется международной колонией, царством нищеты, произвола и бездуховности.

В этом году для патриотов появляется исторический шанс свержения режима, ввергшего Россию в бездну. Сегодня народ перешел ту грань, за которой наступило серьезное отрезвление. Люди больше не верят либеральным догмам, на собственном опыте убедились в антинародной сути "демократических" реформ, монетаристских идей свободного рынка и соглашательства с Западом. Сейчас Ельцин, ставший знаменем антироссийских "перемен", — пугало для избирателя. Практически все население страны его ненавидит. Появляется возможность формирования единого антиельцинского фронта. И этот фронт активно формируется. Цель нынешних выборов — триста депутатов-патриотов в Думе, которые необязательно будут все членами КПРФ. Это даст возможность изменить Конституцию и смести с политической арены чубайсов, березовских и прочих. Между тем, именно КПРФ должна определять ситуацию в новом парламенте и быть лидером исторического поворота.

Для этого КПРФ в течение долгого времени шла на компромиссы, залегала на дно, но в конечном итоге добилась возможности выйти на финишную прямую, нанести окончательный удар по криминально-властной группировке.

По сути, в выборах этого года участвуют и противоборствуют те же силы, что и раньше. На уровне одномандатных избирательных округов не видно серьезного отличия в раскладе сил на выборах этого года от предыдущих. В прошлой избирательной кампании на избирательных участках сталкивались, как правило, три самостоятельные силы. Представитель партии власти; коммунист или представитель оппозиции, имеющий в основе своего электората коммунистически настроенное население. Третья сила — это какой-нибудь бандюга, представитель капитала, причем незаконно нажитого, “новый русский”, который хотел бы ворваться во власть. Вот так выстраивались основные силы. Иногда сюда вмешивалась четвертая сила. Это какой-нибудь местный авторитетный человек, допустим, директор завода. Человек, который в глазах избирателя выглядел как коммунист или представитель партии власти, но скорее, как старожил района. Именно представитель местных интересов обладал и обладает хорошими шансами на победу. В отдельных городах в этот спор вмешивались представители либеральных течений. Санкт-Петербург, Москва, Нижний Новгород — там иногда выскакивали, опираясь на свой электорат, представители прозападных идеологий.

В сегодняшней избирательной кампании в раскладе сил многое осталось, как прежде. Но имеются и определенные олтличия. Во-первых, кардинально ухудшилась социально-экономическая ситуация. Страна пережила и дефолт, и увидела новых “хозяев жизни”. Во-вторых, внешний контекст. Как никогда прежде, обострились противоречия нашей Родины с Западом, в первую очередь с США. Именно Вашингтон сейчас вступает в активнейшую фазу по вмешательству в святая святых — территориальную целостность нашей страны. Если расчленение СССР велось под лозунгом “демократии и национализма”, то сейчас маски окончательно сброшены. В-третьих, партия власти раздвоилась. Во власти появились две ветви: проельцинская и пролужковская. Проельцинская ветвь — это Шойгу и "Единство", "Наш дом — Россия" и так далее. Пролужковская ветвь — это та же самая власть, то есть люди, которые были во власти, сейчас при ней находятся. Просто чувствуя, что фигура Ельцина отпугивает избирателя, часть ельцинской бюрократии решила от него отмежеваться. Они готовы "спустить" своего благодетеля, приведшего их во власть, чтобы не быть утопленными вместе с ним. Лужков, возглавивший это движение, изо всех сил теперь пытается стереть из памяти людей свою многолетнюю службу режиму Ельцина. Это бесполезно, страна помнит, кто спасал Бориса Николаевича от повстанцев октября 93-го, кто ежегодно клялся в верности невменяемому президенту. Особняком в раскладе претендентов на думские места стоит ЛДПР. По одномандатным округам они последнее время постоянно проигрывают, а вот в конкурсе партий ЛДПР обычно получала голоса определенной части протестного электората. Можно надеяться, что в этом году такого уже не произойдет. Избиратель видит, чем занимался Жириновский в Думе — вытаскивал самых непроходимых проельцинских премьеров, проваливал импичмент весной этого года. Всегда ЛДПР защищала режим, дальше обманывать народ у них уже не получится.

Вот так можно охарактеризовать этот расклад. Стороны стоят на этих позициях. Именно это учли. Компартия имеет все возможное для перелома ситуации в стране. Такая ситуация сложилась впервые. Сегодня ослабла поддержка ельцинского режима со стороны Запада. Расколоты по отношению к русскому вопросу США. Резко изменилось соотношение сил внутри правящего класса в самой России. Правящий класс расколот. Возникает целая система союзов и блоков, ориентированных на сокрушение Ельцина, и самое главное, его последователей. Обнищание народа, полное разочарование в направлении, выбранном в начале девяностых, — все это размывает саму опору режима. Новые возможности создает обновление партии. Новые люди, новые идеи и формы, новые силы. Это помогло создать новую и максимально реальную программу выхода страны из тупика. Программы, предполагающей полную мобилизацию всех сил и средств России на стратегический прорыв в следующее тысячелетие. На прорыв, который вернет стране безопасность, нормальный уровень жизни, высокую культуру.

ПАРТИЯ СТАЛА использовать все новое, что появляется в технике, в своей избирательной кампании. Электронные СМИ остаются практически закрытыми для коммунистов. Однако КПРФ активно использует пропагандистские ресурсы Интернета, например, через Агентство патриотической информации. Используется новое понимание театральности политической агитации. Продолжает действовать традиционный для компартии метод пропаганды "от человека к человеку, от двери к двери".

Основные идеи коммунистической партии правильны и остаются жизнеспособными, но их надо резче обрамлять. Жестче нужно их высказывать аудитории. Основное внимание надо уделять двум главным вопросам. Первое, о чем надо как можно жестче говорить, это о том, что партия хочет вернуть под государственный контроль добывающие отрасли. Эти отрасли создают большую часть нынешнего дохода страны, но в государственный бюджет эти деньги не доходят, оседают в руках кучки олигархов. Значит врач, учитель, военный остаются без средств к существованию. Поэтому первое, о чем мы должны говорить прямо, это немедленная национализация сырьевого комплекса.

КПРФ — за реорганизацию системы ЦБ и коммерческих банков. Необходимо восстановление системы государственных банков. Три четверти банков криминальны и занимаются прямым воровством. Между тем, локомотивом воровства является система ЦБ, которая совмещает функции регулятора финансовых процессов и коммерческого игрока. Если система банков так испачкана, значит надо менять саму систему.

Два основных принципа, реорганизация банков и деприватизация сырьевых отраслей, — это то, что только КПРФ может осуществить. Только компартия может сегодня пойти на эти меры. Только они могут вытащить страну из той ямы, в которой она оказалась. Партия должна именно об этих пунктах своей программы говорить наиболее жестко и прямо.

Отличие нынешней избирательной кампании лежит и в плоскости конституционно-юридической. КПРФ и другие избирательные блоки действуют в рамках нового законодательства. Оно несет как плюсы, так и минусы. В плане минусов никто не ожидал, что новая роль избиркома, ставшего своего рода регистратором, реально сократит время избирательной кампании до минимума — 45 дней. Минусом в этих условиях становится и повышающаяся роль ТВ, которое контролируется господствующими классами.

Сложности возникли с законом, когда партии вдруг узнали, что если выпадает хотя бы один кандидат из первой тройки, то снимается с дистанции все избирательное объединение. У коммунистов этот вопрос возник в связи с Тулеевым. Можно ли Тулеева включать в тройку, не получится ли так, что он в последний момент свернет и этим поставит под удар всю партию. Коммунисты эту проблему решили. По договоренности с Тулеевым на третье место в списке поставили Стародубцева, сам Аман Гумирович занял четвертое место. Перед серьезной опасностью стоит блок "Отечество". Слабым местом в "Отечестве" часто называют питерского губернатора Яковлева. ЛДПР чуть было не выбыла из борьбы из-за включения в свою тройку Быкова. На данный момент мы не знаем, как будет решен вопрос в ЦИКе по поводу блока Жириновского. Может быть, он все-таки выйдет на выборы с новым составом. Но в любом случае ребята, что называется, засветились. Мы хоть посмотрели и узнали, кто такие эти лидеры, кто там у них в тройках. Общество было вынуждено повнимательней присмотреться к кандидатам.

Но плюсы серьезно перевешивают. Это усложняет использование системы фальсификаций, поскольку расширяются права наблюдателей. Очень важный пункт в новом законе, я считаю, — единая норма о залоге. Введение этой нормы очень выгодно коммунистам. Мы очень обоснованно предполагали, что в отдельных округах органы власти будут противодействовать выдвижению наших кандидатов. Высокопоставленные чиновники действуют в пользу сохранения режима против нас как против своих основных противников. Ведь опора нынешнего режима — не только федеральные чиновники. И среди них есть много совершенно оголтелых защитников ельцинизма. Это Аяцков, Титов, Полежаев и другие. Это целый ряд губернаторов, которые просто пышут ненавистью к коммунистам и которые готовы сделать все, чтобы не подпустить представителей КПРФ к выборам. В этом случае норма о залоге нас выручила. В частности, в случае с Макашовым и Романовым. Сейчас целый ряд наших кандидатов с помощью залога получили доступ к избирательной кампании, минуя "губернаторские секиры".

Еще одно обстоятельство, возникшее в связи с действием нового закона. Публикация данных о том, кто есть кто. Нарекания здесь какие? Вот не указал кто-то из кандидатов, что у него есть машина. Человек успел переоформить на свою жену несколько миллиардов, а машину указать забыл. Его за это снимают с дистанции. Спрашивают, почему именно из-за машин такие проблемы. Просто ГИБДД оказалась наиболее подготовленной к выборам службой.

Они могут в любой момент из своих компьютеров вытащить всю информацию о человеке, которая через них проходила. К сожалению, налоговая инспекция и другие службы оказались не готовы к контролю над кандидатами. Из списка КПРФ тоже сняли восемь человек, люди забыли указать свои транспортные средства. Сейчас они оправдываются, что машины давно сняты с учета, разбиты или подарены. Но, подождите, что это за коммунист такой, если он забыл про машину? Ведь это же не расческа для волос и не авторучка, которую можно забыть. Основные ценности в быту человека: дом, дача, машина. Как можно забыть про одну из ценностей, тем более человеку, который собирается защищать права и интересы обездоленных? Вообще, сама постановка вопроса внутри компартии должна быть жестче в этом направлении.

Другой случай. Приходят кандидаты и говорят: меня сняли, потому что я отдал машину по доверенности и забыл про это. Извините. Фактически ты совершил продажу машины. С договора о купле-продаже ты должен был заплатить пошлину государству. Доход от пошлины был бы использован в государственном бюджете. Ты в обход этого закона, чтобы не платить эти деньги, обманывая свое государство, оформляешь фиктивную доверенность. Мне кажется, что законодатель с такой ментальностью вреден. Человек, считающий в порядке вещей обойти закон, не должен подпускаться к органам власти. Так что, я думаю, закон пока себя показывает хорошо. Главное, он показывает нам истинное лицо многих политиков. У Жириновского официально оказалось двести пятьдесят машин! Официально всплыло, что у господина Явлинского семь восьмых личного дохода поступает из-за рубежа. Это гонорары за лекции в иностранных вузах. Как может человек, получающий основной доход из-за рубежа, определять национальную политику? На мой взгляд, такого человека нужно вообще подальше держать от Федерального собрания.

НО ЭТА ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ кампания показывает и проблемы оппозиции, и ее флагмана. В чем они заключаются?

Во-первых, медленно продвигалось создание четкой стратегии с учетом изменчивости интересов избирателей, то есть нашего народа. Это мы видим в сохраняющемся распылении оппозиционных сил, что может повредить в достижении окончательной и безоговорочной победы над ельцинизмом и западничеством.

Во-вторых, слишком медленно движение к новой идеологии, которая сплотит всю нацию в XXI веке.

В-третьих, недостаточно простроена организационная работа. В состав руководства партии и фракции слишком нерешительно вовлекаются новые молодые силы. Удручает неспособность создать свою систему ТВ и радио-СМИ, которую смогли сделать даже чеченские боевики. Это неумение работать в коммерческих условиях. Помешать могут и традиционные трудности. Это блокада коммунистов на электронных СМИ, когда КПРФ не подпустят к эфиру. Это недостаток наличных денежных средств. Сегодня все стоит денег, их у партии не хватает, это связано с тем, что большинству финансовых воротил страны невыгодно и даже опасно усиление коммунистов. Мешают определенная заскорузлость многих партийных функционеров, их неспособность к применению новых методов и средств борьбы. Тем не менее, хочу сказать, что именно сейчас партия получила редкую и, скорее всего, последнюю возможность переломить ситуацию и буквально спасти страну. Коммунисты обязаны использовать этот исторический шанс, собрать все силы и выиграть предстоящие выборы.

ВОПРОСЫ К ВРАГАМ

ЧЕРНОМЫРДИНУ

Зачем спас Басаева?

Жители Печатников, Каширки и Волгодонска

За что сгубил наших детей на баррикадах у Дома Советов?

Отцы и матери погибших в 93-м

Сколько тебе заплатила Олбрайт за Косово?

Сербские беженцы Приштины

В годы твоего правления население России уменьшилось на 8 миллионов. Как относишься к Гитлеру?

Ветераны Великой Отечественной войны

ПРИМАКОВУ

Чем тебе, подельнику Горбачева и Яковлева, мешал Советский Союз?

Беженцы из стран СНГ

Не ты ли сдал американцам нашего лучшего разведчика Эймса и друга России Оджалана?

Офицеры внешней разведки

После дефолта Кириенко ты мог опрокинуть Ельцина. Что тебя удержало?

Учителя, полгода не получающие зарплату

Ты вступил в блок сепаратистов Шаймиева и Рахимова. Хочешь расчленить Россию, как СССР?

Русские из Уфы

ЯВЛИНСКОМУ

В 93-м году ты был с палачами Дома Советов. Почему теперь ты молчишь об этом?

Депутаты расстрелянного Верховного Совета РФ

После твоих "нижегородских реформ" мы выбрали бандита Клементьева. Чувствуешь, как мы тебя ненавидим?

Рабочие ГАЗа

Ты всегда защищал дудаевцев и мешал русской армии. Чего стоят твои нынешние проармейские заявления?

Офицеры Майкопской бригады

Твое лицо, как эмблема НАТО. Ты натовец за деньги или по убеждению?

Студенты МГУ

ЛУЖКОВУ

Ты — ельцинист и оплот кремлевской власти. Кого ты хочешь обмануть?

Избиратели Центрального округа Москвы

Докажи, что не ты оплел проволокой Дом Советов и не по твоему приказу ОМОН ломал кости демострантов!

Москвичи, искалеченные в 92-93-м

Московские начальники погрязли во взятках, казнокрадстве и рэкете. Не ты ли их назначаешь во власть в столице?

Сотрудники МУРа

Две тысячи московских проституток заражены СПИДом. По-твоему, Москва — пример другим городам России?

Московские врачи

КИРИЕНКО

Тебя учили сектанты-сайентологи, ты разорил Россию дефолтом. Хочешь новой русской беды?

Бригадир челноков Щелковского рынка

Твои подельники — ненавистные народу России Гайдар и Чубайс. На какой народ ты рассчитываешь?

Шахтеры Кузбасса

СТЕПАШИНУ

Твои чистки развалили Госбезопасность России. Дает ли это тебе право на пенсию от ЦРУ?

Аналитики ФСБ

Ты бездарно начинал войну в Чечне. Бесчестно отрекся от пленных в 94-м году русских танкистов. Хотел ли ты как офицер застрелиться?

Офицеры Кантемировской дивизии

Ты обелял ваххабитов, отпустил террориста Ашириева. Не хочешь ли заглянуть к нам в подаренной боевиками бурке?

Снайперы ВДВ

Ты клялся офицерской честью освободить из плена генерала Шпигуна. Ждешь ли ты, что с тебя сорвут погоны?

Сослуживцы и друзья Шпигуна