/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism,

Интервью с генсеком НАТО

Георгий Zотов


"Вы не наши друзья". "Ну…да" —

Интервью с генсеком НАТО

публикация у меня в блоге 3 Апр, 2012 at 7:16 PM

Интервью с генсеком НАТО — им, как известно, является Андерс фог Расмуссен. Общались в Брюсселе 26 марта. Завтра это интервью появится уже в газете — предоставляю эксклюзив, так сказать:)

— Господин Расмуссен, недавно исполнился год с тех пор, как НАТО начало масштабные бомбардировки Ливии. Считаете ли вы операцию успешной?

— Конечно. Мы предотвратили резню гражданских лиц, защитив их от жестокости Каддафи.

— Я не сторонник Каддафи, но есть и другая точка зрения. НАТО всей своей мощью обрушилось на маленькую шестимиллионную страну, не имеющую армии, без систем ПВО. И даже в этом случае, чтобы с ней справиться — понадобилось полгода.

— Я с вами не согласен. Мы старались избежать жертв среди мирных жителей, поэтому не били по всем объектам подряд. Прими НАТО решение о наземной операции — все произошло бы молниеносно…но для воздушной войны это довольно-таки короткий срок.

— Остается предположить: начни НАТО воевать с Ираном, это займет лет двадцать.

— Я вас официально заверяю — мы не собираемся бомбить эту страну.

— Иран явно обрадуется, прочитав ваши слова.

— Замечательно. Я искренне убежден, что мировое сообщество усилит давление на Тегеран, чтобы тамошние власти прекратили разработку своей ядерной программы. Решение этой проблемы представляется мне не военным, а сугубо политическим.

— То есть, вы исключаете вторжение в Иран?

— Полностью.

— А как насчет Сирии?

— Я должен подчеркнуть — НАТО не имеет никаких планов операции против Сирии. Я понимаю, что вам сразу же захочется сравнить ее с Ливией, но эти два общества — чересчур разные. С Сирией дела обстоят значительно сложнее. Поэтому, все должно быть решено мирным путем: и я поддерживаю усилия Арабской Лиги в этом направлении.

— Может, вопрос в следующем — в Сирии мало нефти, но много систем ПВО?

— Поверьте, нефть тут никакой роли не играет.

— Видите ли, как раз именно в это никто и не поверит.

— Отдельные комментаторы во всем видят только нефть, но забывают отметить — в Ливии мы защищали народ с официального одобрения ООН, имея поддержку множества стран региона. НАТО же не занимается добычей нефти — нас это совсем не интересует.

— Вернемся к вашему мнению по поводу сирийских ПВО…

— Я признаю — сирийская противовоздушная оборона куда лучше ливийской. Это действительно так. Но опять-таки, я хочу сказать — НАТО не планирует воевать в Сирии.

— Две недели назад я был в Дамаске. Многие люди говорили мне — «Да, президент Башар аль-Асад нравится не всем. Но мы видим пример Ливии, и не хотим, чтобы нашу страну разорвали на части бандиты, ведущие в городах уличные бои».

— Мы должны принять следующий факт — после сорока двух лет жестокой диктатуры Каддафи Ливию очень тяжело трансформировать в демократическую республику. Вооруженные боевики — проблема, я не спорю, и главная задача новых ливийских властей — укрепить безопасность в стране. Но ведь диктатура была бы еще хуже. Да, иногда встает вопрос — что выбрать, демократию или стабильность? Неужели вы верите, что альтернатива в данном случае — подавление революции? Я так не думаю.

— Знаете, как-то вот неохота выбирать: либо диктатура, либо бомбардировки. Поставь любого из нас перед таким выбором — ему это не очень понравится.

— Диктатура всегда ведет к революции: люди не смогут долго выносить издевательство над ними. Я знаю, что к итогам «арабской весны» у всех разное отношение. Но если выборы привели к власти тех, кого вы не ожидали увидеть — что ж, такова демократия.

— Проблема в другом. Когда демократию приносят на иностранных штыках, она потом не работает. Образец подобной демократии все наблюдают в Ираке…

— Вот почему в Ливии мы не задействовали сухопутные войска.

— Хорошо, демократию туда принесли не на штыках, а на ракетах. Так лучше?

— Сейчас ливийский народ сам решает судьбу своей страны. Давайте уважать его выбор.

— Может показаться, мы смотрим в лицо новому мировому порядку. Правительство любой страны, которое чем-то не угодило Западу, «лечат» авиаударами НАТО. Есть мнения, что подобные процедуры в скором времени ждут и другие государства.

— Эти мнения не имеют под собой оснований. НАТО же не просто так решило бомбить Ливию. Мы действовали согласно международным законам, имея мандат ООН начать военную операцию. И вот не надо думать, что теперь НАТО начнет бегать от страны к стране, и говорить — а давайте и с ними поступим также! Это физически невозможно.

— Обратимся к еще одной миссии НАТО — в Афганистане. Через два года вы выводите оттуда войска: это может означать возвращение к власти Талибана…

— Сомневаюсь. В прошлом году атаки террористов в Афганистане пошли на спад, мы потеряли меньше людей и тренируем афганские силы безопасности. Талибы не вернутся.

— Уверены?

— Абсолютно.

— Просто у нас уже была такая ситуация. Ушли, а через три года режим в Кабуле сбросили — бывшего президента впоследствии публично повесили на площади.

— Со всем уважением к вам — мы это знаем, поэтому стараемся не повторять советских ошибок. Покинув Афганистан, СССР не финансировал афганскую армию так, как это делает НАТО. Мы ведь не уйдем далеко, и будем находиться за спиной афганцев.

— Посмотрим, кто окажется прав. Далее — наше интернет-сообщество бурлит дискуссиями: мол, НАТО собирается строить нечто вроде базы в Ульяновске. Я видел жесткую карикатуру — российский офицер чистит сапоги самодовольному американцу, ниже надпись-издевка — «База НАТО — это новые рабочие места».

— Не ожидал, что соглашение о транзите грузов в Афганистан воспримут столь драматически. Почему кто-то называет это базой? Никаких войск, никакого оружия — просто возможный пункт переброски товаров — ничего военного, чистая коммерция. Не стоит охотиться на привидений — мы живем в реальном мире, и в интересах России помочь нам решить проблему в Афганистане. Талибы ведь тоже вам не друзья.

- Кто бы спорил. Но и НАТО в глазах россиян не выглядит нашим другом.

— Ну…да.

— То есть, вы это признаете?

— Да, я это понимаю. Хорошо бы, и другие тоже признали — НАТО не угрожает России. Пятнадцать лет назад мы заключили соглашение о неприменении силы друг против друга. Я надеюсь, это многим откроет глаза. Россия — это наш партнер, мы всегда готовы садиться за стол и обсуждать массу вещей, с которыми вы не согласны. Скажу больше — вместе мы пришли к очень важным соглашениям, включая борьбу с морским пиратством и терроризмом. У нас полно общих интересов, особенно в сфере безопасности.

— Все больше баз вокруг нас, все больше стран-соседей России вступают в альянс, разворачивается система ПРО — это, так сказать, доказательства дружбы?

— Вообще-то Россия имеет от таких действий самую большую выгоду.

— Да неужели?

— Естественно. Расширение НАТО обеспечивает безопасность западных границ России.

— Я вас разочарую — с этим согласятся немногие.

— Тем не менее, я говорю правду.

— Чем больше ракет и баз вокруг нас, тем крепче наша вера в дружелюбность НАТО.

— Я хотел бы исправить эту точку зрения. Наша противоракетная система ни в коей мере не направлена против россиян. Да, мы защищаемся, но не от вас — разве это нужно доказывать? И мы приглашаем Россию открыто сотрудничать в этой области — давайте покажем, что мы партнеры, и будем защищаться вместе. Это выгодно и вам тоже!

— Последний вопрос. Как генсек НАТО — что вы думаете о российской армии?

— Она сильна, и у меня нет причин сомневаться в ее силе. Разумеется, как и армиям стран НАТО в данный момент, вашим военным не помешают реформы и модернизация. И это — еще один повод, чтобы мы помогали друг другу. У нас есть разногласия — но мы не враги.

Скажу от себя — мы с мужиком на разных позициях. Но вызывает уважение, что он отвечает на неудобные вопросы (а он знал, что я с ним буду пикироваться). В Европе считается, что чиновник должен уметь общаться с прессой, даже ответами-заготовками. У нас такого сейчас нет — в основном политики обидчивы, как девочки, и обожают лишь интервью, где их облизывают.