/ Language: Русский / Genre:sf_action / Series: Wahammer 40000

Милость Императора

Генри Зу

Спустя несколько лет после событий на Сирене инквизитор Ободайя Росс и его помощник Сильверстайн направляются в Миры Медины с целью поиска древних артефактов времен Эпохи Отступничества.  Тем временем войска Хаоса под командованием архиеретика Хорсабада Моу вторгаются в суб-сектор намереваясь найти её же артефакты для своих собственных темных целей. Армия Броненосцев Хорсабада захватывает имперские миры один за другим, а за командой Росса охотятся убийцы, направленные высокопоставленными чинами имперского командования, замыслившими предательство...

ПРОЛОГ

ПЕРВЫЙ десантный корабль упал на городском базаре. Он врезался в землю со страшным грохотом, который был слышен в терракотовых долинах далеко за городом.

Подняв тучу пыли и обломков, корабль пробороздил ряды чайных ларьков и тележек торговцев пряностями, его пятидесятитонный корпус несло вперед силой инерции. Наконец, корабль протаранил один из многоквартирных домов, окружавших торговый район, разрушив весь нижний этаж.

Когда город встряхнуло, как от удара землетрясения, у людей, толпившихся на узких улочках базара, вырвался пронзительный вопль паники. Улицы начали заполняться бегущими в смятении людьми, как рекой, вышедшей из берегов. Из-за тесно стоящих зданий и нависающих крыш не было возможности бежать или хотя бы увидеть, что происходит. Тучи охряно-желтой пыли от каменной кладки древних зданий поднялись непроницаемой стеной вокруг места падения.

Когда это произошло, Винимус Дахло трудился у своей чайной тележки. Он с профессиональной ловкостью держал чайники со сладким черным чаем над железной решеткой, и не видел падения. Но он его почувствовал, сильная дрожь прошла по позвоночнику до самого основания черепа. Когда Дахло поднял взгляд, покупатели, стоявшие или сидевшие на стульях вокруг него, все указывали руками в одном направлении и возбужденно кричали.

Они указывали куда-то вдоль улицы. Куда-то за брезентовые навесы, за кучи мешков с зерном, разноцветных шелковых тканей, фарфоровой посуды и сушеных фруктов. Туда, где узкая улица была взрыта каким-то гигантским снарядом, упавшим с неба.

Дахло бросил свою чайную тележку без присмотра, что было совсем не характерно для человека, столь благоразумного, как он. Охваченный внезапным страхом, он проталкивался сквозь толпу, вытягивая шею, чтобы взглянуть на царившее вокруг разрушение. Торговцы, рабочие и толпы женщин в шалях, оставив свою работу, начали собираться вокруг места падения.

Когда огромное облако пыли начало оседать, их взору открылась длинная металлическая капсула, лежавшая в развалинах. Она была похожа на некий подводный аппарат, вытащенный на берег, ее металлическая обшивка была покрыта ржавчиной и окалиной.

Никто не знал, что это и что с этим делать. Нага была пограничным миром Коридора Медина, и единственными воздушными судами, посещавшими ее порты, были корабли Империума, взимавшие десятину тканями, керамикой и пряностями. Возможно, поэтому, когда в брюхе странного корабля с шипением гидравлики открылся люк, толпа только подошла ближе.

Однако Винимус Дахло начал проталкиваться назад. Его не захватило возбуждение любопытствующей толпы. Что-то – возможно, горячее покалывание в затылке, или ощущение спазмов в животе – что-то предупредило его, что здесь что-то не так.

Из люка выбралась бронированная фигура, словно новорожденный детеныш некоего ужасного чудовища. Сначала показалась голова, гуманоидная по форме, но полностью покрытая полосами какого-то металлического сплава. Потом из люка появилось туловище, облаченное в кольчугу и кирасу из железных лепестков. Одновременно на обоих бортах корабля начали открываться другие люки, и из них вылезали новые бронированные фигуры. И началась бойня.

Она началась с одного выстрела, эхом раздавшегося в настороженной тишине, воцарившейся на базаре. Лазерный разряд поразил молодую девушку. Она безжизненно поникла, тела тех, кто стоял рядом с ней, не давали ей упасть, а по толпе волнами начала распространяться паника. Вопли ярости и смятения, прерываемые треском лазерных выстрелов, разорвали тишину, стоявшую лишь секунду назад.

Высоко над городом новые десантные корабли мчались к поверхности, пронзая облака. В охряном небе Наги десятки кораблей превратились в сотни, сотни – в тысячи.

МЕНЕЕ чем в двух километрах от базара, на стенах крепости городского гарнизона нес службу 22-й дивизион ПВО Наги. Даже с помощью своих приборов наблюдения они не могли видеть бойню на рынке. Но солдаты заметили розовые и багровые вспышки лазерных выстрелов издалека, и от одного этого зрелища потели ладони и сжимались челюсти. А в облаках над ними корабли, подобные тому, что упал в торговом районе, сыпались с неба, как листья осенью.

Грозные установки счетверенных автопушек поднимались над уступчатыми террасами и многоэтажными домами. Как и большинство военной техники на Наге, пушки были устаревшими, и хранились в арсенале больше по привычке. Сами орудия представляли собой зенитные установки типа «Онагр». Примитивная, но надежная местная разработка, каждый 50-мм ствол оборудован пневмоприводом. Темп стрельбы до 6000 выстрелов в  минуту по воздушным целям на малых высотах. Установленные на плоских крышах и минаретах большинства наганских городов, «Онагры» были основным оружием Ополчения Синдиката – СПО Наги, применявшимся для поражения и воздушных, и наземных целей.

Майор Мейс Чанта, командир 22-го дивизиона ПВО, ничего сейчас так не хотел, как обрушить этот ливень огня на странные чужие корабли, падающие с неба. Стоя на круглой платформе, с которой открывался вид на город, майор смотрел в магнокуляры, как странные объекты со зловещей грацией падают на городские районы.

— Какие приказы из штаба дивизии? – спросил Чанта.

— Ждать дальнейших указаний, сэр, — ответил вокс-связист. Этот ответ Чанта получал все время за последние сорок минут, и, в действительности, не ожидал услышать что-то иное. Чужие корабли падали с неба, как дождь, зловеще чернея в янтарных облаках, но солдатам было приказано ждать.

Дивизион был развернут с возможностью ведения огня с перекрытием участков, батареи «Онагров» установлены на господствующих высотах города. Всего под командованием майора Чанты было сто двадцать солдат, одетых в стеганые гамбезоны из саржи цвета хаки – униформу Ополчения Синдиката. Высокие воротники этих толстых стеганых курток защищали нижнюю часть лица от постоянных пыльных бурь. Солдаты были горожанами-ополченцами, им приказали прибыть к месту службы менее сорока минут назад, когда первые корабли вошли в атмосферу. Но мобилизация проводилась неуверенно, в обстановке всеобщего смятения и неопределенности нерешительной стратегии обороны.

Чанта от волнения закусил нижнюю губу, привычка, от которой он не мог избавиться с детства. На этот раз он закусил губу до крови. По профессии Чанта был бухгалтером, он унаследовал эту профессию от отца благодаря хорошему образованию и общественному положению. Но Мейс Чанта не был солдатом; его руки привыкли держать не оружие, а перо, были покрыты не мозолями, а чернилами. Здесь было не место для него. Вокруг Чанты в напряженной тишине собрались солдаты 22-го дивизиона, некоторые просто смотрели в небо, другие ждали от майора приказов.

Приказов не было. Нага была маленьким пограничным миром в Лузитанском суб-секторе на Восточной Окраине, и воинская доблесть не была самым важным качеством для ее жителей. Военное командование планеты пребывало в замешательстве, и не могло обеспечить решительное руководство солдатами, занимавшими боевые посты у устаревших орудий из арсенала Наги.

Большинство его подчиненных в первый раз прибыли на свои посты не для учений. Они смотрели на Чанту, и он ничего не мог сказать им. А корабли продолжали падать.

— Повтори мне в точности, что они сказали, почему нам нельзя открыть огонь? – спросил Чанта связиста. Он уже спрашивал его об этом, но ему нужно было услышать это снова.

— Сэр, аппаратура дальнего обнаружения не может идентифицировать приземляющиеся объекты. Хотя, возможно, это десантные корабли, предварительные меры обороны не могут быть предприняты без полной идентификации, сэр.

Чанта уже не слушал. Назвать сенсорную аппаратуру Наги архаичной было бы изрядным преуменьшением. Проржавевшие антенны станций обнаружения, расположенных на вершинах песчаных дюн западного континента Наги с трудом могли обнаружить даже присутствие корабля, не говоря уже о том, чтобы идентифицировать его.

Чанта посмотрел в небо, словно в поисках некоего божественного знака. Увидел он его или нет, зрелище кораблей, повсюду сыпавшихся с неба на его планету, заставило его принять решение.

— Капрал, передайте приказ всем батареям открыть огонь, — приказал майор Чанта.

— Сэр? – переспросил вокс-связист, на его лице отразилось смятение.

— Приказываю открыть огонь. Быстрее, капрал, — сказал Чанта, натягивая стеганый воротник цвета хаки на лицо. Он не хотел, чтоб солдаты увидели его окровавленную нижнюю губу, кровь уже испачкала его форму цвета слоновой кости под гамбезоном. Никогда в жизни майор Чанта еще не испытывал такого страха. Если он ошибся, это ему чертовски дорого обойдется, но если он прав, то это уже не имеет значения.

ГЛУБОКО под поверхностью Наги подземное хранилище вздрагивало от ударов. Всеобщая катастрофа не обошла туннели и хранилища, сетью раскинувшиеся под континентом, несмотря на глубину, на которой они находились. Песок сыпался с балок, когда многочисленные удары продолжали терзать поверхность мира. Сотрясение чувствовалось глубоко в катакомбах, в которых находились библиотеки, и даже еще глубже, в архивах. Помещения для писцов тоже страшно трясло. Казалось, сама планета разваливается на части.

Эльхем Метидес, старший архивариус, уже начал опасаться худшего. Стеллаж с книгами в триста метров высотой, начал опасно трястись, содрогаясь на своих деревянных опорах, таких старых, что они стали пепельного цвета. Том «Движения звезд», девятисотлетнего альманаха, слетел с полки в семидесяти метрах выше, у северного входа в хранилище. Книга со свистом пролетела мимо Метидеса и разбилась о кафельный пол рядом с ним, разлетевшись вихрем пергаментных листков.

— Метидес! Метидес! Что происходит? – воскликнул богослов Амадо.

— Я… — начал архивариус. Но он не знал, что ответить на этот вопрос. Метидесу было уже за пятьдесят, и большую часть своей жизни он был хранителем книг. Многие считали его эрудитом, человеком энциклопедических знаний. Если кто-то на Наге и понимал, что за катастрофа сейчас происходила на поверхности, то Метидес, вероятно, был одним из таких людей. Но он не хотел сеять панику.

— Землетрясение, конечно, — солгал он.

— Не может быть! Эта часть хранилища не находится близко к разломам или зонам субдукции! – закричал богослов, хватаясь за рукав льняной рубашки Метидеса.

— Вы знакомы с работами Алоизия Спара?

— Нет…

— Прекрасно. Тогда вам абсолютно не о чем волноваться, — съязвил Метидес, освобождая рукав.

— Но Метидес, некоторые говорят, там наверху идет бой! Там война? Но почему?

Эльхем Метидес глубоко вздохнул. Возможно, другие уже знали, или, может быть, они читали те же тексты, что и он. Библиотеки в лабиринтах катакомб под поверхностью Наги служили главным архивом Миров Медины. Хотя в них хранилось все, от военной поэзии эпохи, предшествовавшей Ереси, до данных по товарообороту в суб-секторе за последний месяц, была и такая вероятность. Работы Алоизия Спара были не слишком известны, но все архивисты в душе обожали приобщаться к тайному знанию.

— Зачем кому-то сражаться за Миры Медины, как не ради Старых Королей Медины? – серьезно произнес Метидес.

Амадо встряхнул головой и рассмеялся.

— Старые Короли Медины – это же миф, сказка.

— Тогда зачем, Амадо? Вы же ученый человек. Или вы не знаете? Нага – маленькая планета пограничного сектора. Она не имеет ни стратегического значения, ни сколько-нибудь значительных ресурсов.

Теперь архивариус схватил Амадо за рукав.

— Алоизий Спар предупреждал нас о Старых Королях Медины. Он предсказал, что они могут принести в наш мир войну со звезд. Почему вы смеетесь?

— Потому что это детские сказки! Реликвии Эпохи Отступничества, спрятанные и забытые на одном из Миров Медины? Нет даже никаких правдоподобных сведений о том, что это такое, и где они могут быть! Чистая выдумка!

— Алоизий Спар ничего не выдумывал. Он знал законы неизбежности. Если Старые Короли были потеряны в Мирах Медины, неизбежно кто-то попытается найти их, сейчас или через сто тысяч лет.

— Кто был этот Алоизий Спар? Пророк?

— Нет. Военный тактик. Лорд-генерал Эпохи Отступничества.

— Ах, — кивнул Амадо, явно ошеломленный.

Метидес отпустил его рукав. Его речь прервалась, когда в хранилище из коридоров катакомб стали входить другие работники архива. Некоторые из них кричали, некоторые плакали, другие потрясенно молчали, глядя остекленевшими глазами.

— Они здесь! Война! На Нагу пришла война!

По всеобщему смятению это было и так ясно.

Прежде чем Метидес смог расслышать что-то еще, какофонию криков заглушил страшный грохот с поверхности. Три стойки с книгами рухнули, две у северного входа, и одна рядом с западным, сотрясаемые деревянные опоры уже не могли их держать. Стометровые полки опасно закачались, и книги хлынули с них потоком. Лавина прозы, поэзии, и исторических документов погребла под собой всех, кто находился в хранилище.

К своему счастью, Эльхем Метидес быстро потерял сознание. Он не слышал криков своих умирающих коллег и гробовой тишины, последовавшей за ними.

В СТРАШНОЙ давке в толпе Винимус Дахло потерял свои счеты. Его чайная тележка тоже была опрокинута, но ее можно было починить. А счеты были очень дороги ему. Они были вырезаны из ароматного красного дерева, это был подарок жены. Его жена два года копила деньги на этот подарок, собирая их в помятой консервной банке, спрятанной в колыбели их дочери.

Он искал счеты, ползая на четвереньках в желтой пыли, поднятой паническим бегством толпы. Люди непрерывным потоком бежали по улице, опрокидывая лотки и прилавки, толкаясь и падая. Торговец, несущий клетки с декоративными птицами на шесте, споткнулся о ноги Дахло. Недалеко продавщица гончарных изделий жалобно плакала, ее глиняная посуда была разбита и затоптана толпой. И сквозь весь этот шум непрерывно слышался треск выстрелов.

Дахло в своих поисках пришлось двигаться против течения толпы, наконец, он заметил, как в известковой пыли мелькнуло резное дерево. Пригнувшись и защищая голову руками, Дахло рванулся сквозь толпу. Спотыкаясь, он пробился через остатки чьего-то ларька с косметикой. Маленькие банки с красками – красной для губ, фиолетовой для глаз, кремовой для щек – были все раздавлены. Давление толпы было таким сильным, что Дахло едва не сбили с ног и оттащили назад на несколько метров.

Отчаянно пробивая себе путь в давке, Винимус Дахло увидел свои счеты на земле. Лак немного стерся с них, но в остальном они были невредимы. Он бросился к ним, и, схватив, прижал дорогой подарок к груди. Когда Винимус уже повернулся, чтобы бежать обратно, вдруг чья-то сильная рука схватила его за украшенный бисером воротник куртки и швырнула на землю.

Он тяжело упал на спину. Падение оглушило Дахло, ему понадобилось несколько секунд, чтобы прийти в себя. И то, что он увидел, затопило его сердце ледяным ужасом.

Над ним стоял один из бронированных убийц.

Он был высоким и мощным, облаченным в тяжелые слои кольчуги и металлических пластин. Это был монстр, дикий и свирепый. На его бронированной груди висели многочисленные патронташи и подсумки с боеприпасами и гранатами.

Но что больше всего ужаснуло Дахло – это его голова. Его голова была словно обмотана железом. Полосы металла покрывали ее всю, от верхней части черепа до нижней челюсти, с небольшим отверстием для рта и узкими щелями для глаз. Дахло видел, что из щелей между железными полосами сочится гной.

Нарочито медленно облаченный в броню убийца поднял кулак в латной перчатке. К ее тыльной пластине был приварен тридцатисантиметровый шип, и убийца неторопливо занес его над своей жертвой. Дахло был уверен, что под железными пластинами чудовище улыбается.

— Пожалуйста, лучше застрели меня, — прохрипел Дахло, и тут же пожалел об этом. Он ведь всегда представлял себе, что его последние слова будут спокойными и мудрыми.

ТРАССИРУЮЩИЕ снаряды врезались в стратосферу, облака разрывов покрывали небо, как клочья пепла. Несмотря на отчаянное сопротивление, корабли продолжали падать на поверхность. Десятки их были сбиты зенитным огнем, рассыпаясь в небе пылающими обломками. Но еще десятки продолжали мчаться к поверхности сквозь оранжевые сумерки, и приземлялись в огромных тучах пыли.

Майор Чанта, присев за щитом «Онагра», поворачивал механический прицел, четыре ствола извергали в небо потоки огня. Его наводчик был убит. Теперь противник обстреливал их позиции с земли. Захватчики продвигались в Центральную Нагу, смяв оборону наземных частей Ополчения Синдиката. Вокс-связь молчала. Большая часть города горела.

Насколько майор знал, он остался самым старшим по званию офицером в этом районе. Его дивизион ПВО сделал все, что мог, но этого было совершенно недостаточно, даже если бы они открыли огонь раньше. Массовая высадка войск противника была абсолютно сокрушительной. Уставы и наставления СПО никогда не готовили к чему-то подобному. Повсюду, до самого горизонта, город наводняли вражеские войска.

Все это было так оглушительно, так страшно. От постоянного грохота орудий у Чанты звенело в ушах. Ослепительные вспышки разрывов обжигали глаза. Неудивительно, что майор Чанта не заметил, как солдаты противника обошли позиции дивизиона по крышам с фланга и атаковали расчеты орудий в рукопашной схватке. Продолжая вести огонь, майор не замечал, как его «Онагры» захватывались противником один за другим. Совсем близко от него, в тридцати метрах, «Онагр» батареи «Дельта» был захвачен солдатами Великого Врага, наводчики и заряжающие сброшены с платформы на крыши внизу.

— Капрал, свяжитесь со всеми батареями и выясните их обеспеченность боеприпасами. Они заканчиваются? – приказал майор Чанта, продолжая стрелять.

Ответа от вокс-связиста не последовало.

— Капрал? Подтвердите? – повторил майор. Ответа не было.

Майор Чанта почувствовал, как волосы на затылке встают дыбом. Он медленно обернулся. И то, что он увидел, было самым жутким зрелищем, которое он видел когда-либо.

Капрал Анан был мертв. Его тело держал на руках один из воинов Великого Врага. Бронированный убийца медленно раскачивался, сидя на корточках и что-то напевая. Он развлекался, вырисовывая узоры на земле кровью капрала.

— Ты что делаешь?! – закричал майор Чанта со смелостью, которой на самом деле не чувствовал.

Броненосный монстр посмотрел на Чанту. Его голова была вся закрыта пластинами металла, и невозможно было понять, какие эмоции отражаются на его лице. Боец Великого Врага дернул головой, почти насмешливо, и поднялся на ноги. Из ножен, висевших на одном из ремней на груди, он вынул изогнутый мачете.

Майор вскочил с ковшеобразного сиденья «Онагра» и схватил первое попавшееся оружие. Это оказалась палка для наказания солдат. Пятидесятисантиметровая дубинка из полированной твердой древесины, которая выдавалась всем офицерам Ополчения Синдиката Наги. Она не была настоящим оружием, но Чанта надеялся, что и этого будет достаточно.

Тяжело дыша, Чанта ударил дубинкой. Противник отбил удар своим мачете, и, шагнув вперед, пробил защиту Чанты. На руке бронированного монстра оказалось лезвие, укрепленное на железной пластине вдоль предплечья. С силой надавив мачете, противник полоснул лезвием на предплечье по животу Чанты.

Тонкое, как бумага, лезвие прорезало саржу гамбезона, на мундире цвета слоновой кости под ним расплылось яркое пятно крови. Чанта, всхлипнув, отшатнулся, и его колени подогнулись. Все было кончено. Вражеский воин прыгнул на него, нанося удары мачете снова и снова.

ДОЛЖНО БЫТЬ, его заставил очнуться топот солдатских ботинок.  Или грубые голоса, по-военному четко выкрикивающие отрывистые приказы. Так или иначе, Эльхем Метидес медленно приходил в сознание, слыша шум и голоса врагов, ворвавшихся в его архив. 

Он не мог двигаться. Его позвоночник был согнут в таком положении, что при каждом мучительном вдохе лопатки, казалось, вонзались в легкие с обжигающей болью. Он был погребен под книгами, тысячами и тысячами книг. Том «Садоводства Западного Архипелага Наги» врезался в его почки. Метидес знал, что это именно та книга, потому что искусные медные украшения на ее обложке были слишком острыми. Хороший архивист помнит такие вещи.

Вокруг раздавались резкие голоса на языке, которого Метидес не понимал. Это был человеческий язык, но такой, с которым ему не доводилось встречаться за все годы работы в архиве. По тону и модуляциям Метидес мог только предположить, что это язык Хаоса.

Мысль о том, что слуги Хаоса обыскивают лабиринты архива, за который он отвечал, наполнила душу Метидеса мучительным страхом. Он боялся не за себя – его молодость давно прошла, старые больные кости давно хотели покоя, и он был готов встретить свою участь с порожденным мудростью спокойствием. Нет, его рациональный разум боялся за миры Медины.

Война, по крайней мере, полномасштабная, не терзала звездное скопление целых четыре тысячи лет. Но сокрушительная ярость атаки, которой подверглась Нага, говорила о чем-то большем, нежели просто нападение пиратов. Это была настоящая война.

Метидес знал, что за такие незначительные пограничные миры, как Нага, никто не будет сражаться без важной причины. Нет, войны ведутся только тогда, когда выигрыш стоит цены, уплаченной за победу. Коридор Медины не был стратегически важным маршрутом суб-сектора. Это не укладывалось в разуме Метидеса.

Через несколько секунд блестящий интеллект Метидеса пришел к заключению. Что бы ни было причиной нападения на Нагу, это – лишь средство к достижению цели. И эта мысль наполнила его еще большим страхом.

Метидес знал, что он должен делать. Не позволить врагам найти то, что они ищут, что бы это ни было. «Выжечь всю землю и не оставить врагу ни одного зерна, ни одного плода» — цитата одного из любимых военных философов Метидеса. У него не было иного выбора.

Преодолевая боль при каждом вздохе, Метидес потянулся рукой сквозь кучи книг, пока его пальцы не коснулись пояса. Ему понадобилось некоторое время, чтобы ухватиться за газовую лампу, висевшую на поясе. Освободив ее из-под книг, Метидес открыл заслонку и включил газовый конденсатор. Затрепетал крошечный огонек.

Сначала ничего не произошло. Но потом пламя коснулось листов хрупкого манускрипта рядом с лампой. Они загорелись, пламя охватило соседние книги, и вскоре в архиве полыхал огромный столб огня в шестьдесят метров высотой.

Старый Эльхем Метидес, старший архивариус, умер быстро. Он сжег десять тысяч лет имперской истории и литературы, некоторые книги были уникальны и потеряны навсегда. Но, сделав это, он нанес удар захватчикам, лишив их того, что они искали. Нага погибла, но, возможно, Медина будет жить, ее история продолжится и будет написана снова.

СООБЩЕНИЕ инквизитору Ободайе Россу было крайне срочным, доставленным прямо из Ордо Еретикус. Его доставил механический голубь в конверте из вощеной бумаги, запечатанном алой печатью – знаком высочайшей власти Инквизиции.

Письмо было настоятельным приглашением прибыть на Конклав Медины, собиравшийся в связи с «катастрофой локального масштаба». Это был такой способ Инквизиции дать понять своему агенту, что у него нет выбора. По опыту Росса, чем более недооценивалась ситуация, тем более апокалиптической она могла оказаться. Сам факт, что сообщение было доставлено из Коридора Медины военным фрегатом за три недели полета, подчеркивал его важность.

Так вышло, что сообщение не могло прибыть в более неподходящий момент. Росс в течение нескольких месяцев расследовал дело о заговоре предателей среди олигархии и управляющей администрации Звезд Бастиона. Большей частью это была скучная бумажная работа, бесконечные часы изучения документов, гроссбухов и прочих сведений. И вот его расследование принесло плоды. Росс наконец-то вычислил заговорщиков среди узкого круга элиты милитократии Бастиона.

Но теперь Росс не сможет принять участие в операции по их захвату. Сообщение из Ордо Еретикус прибыло, как это  бывает с большинством таких сообщений, в самое неподходящее время, когда Росс уже чистил оружие, готовясь к операции в окружении суровых бойцов Внутренней Гвардии, которым не терпелось обрушить возмездие на заговорщиков. Гвардейцы смеялись, утешая инквизитора, похлопывая его по спине и пожимая руки, но это никак не могло повлиять на тот факт, что Росс не увидит плоды своего тяжелого труда. И никакие проклятия и ругательства не могли изменить этого. Но это все равно не удерживало Росса от ругательств и проклятий.

К тому времени, когда Росс отправился в трехнедельное путешествие от Звезд Бастиона к Коридору Медины, вторжение врага в Миры Медины бушевало уже пять месяцев. На этой стадии война, по словам инквизитора Росса, достигла воистину апокалиптических масштабов.

Воинство Великого Врага ураганом смерти пронеслось по системе, сметая неподготовленное имперское сопротивление. Это были Броненосцы, корсары Восточной Окраины, последние шесть столетий периодически нападавшие на судоходные маршруты Миров Медины. Но теперь они собрали армию невиданной до сих пор численности, и сражались, как единая сплоченная сила под командованием Хорсабада Моу. По данным разведки численность войск противника оценивалась не менее чем в семь миллионов.

Полки Кантиканской Колониальной Гвардии, представлявшие собой главные силы Имперской Гвардии в Мирах Медины, насчитывали не более девятисот тысяч солдат, включая различные вспомогательные части и нестроевых. В первый же месяц войны Кантиканская Колониальная Гвардия потерпела серию последовательных поражений в пограничных мирах. Имперские войска понесли тяжелые потери, Верховное Командование пребывало в страхе и растерянности, весь фронт был на грани разгрома.

Еще более пугающими были сведения, полученные разведкой, что Броненосцы – лишь авангард сил Великого Врага. Семь миллионов Броненосцев Хорсабада Моу были наконечником копья армады Хаоса, готовой вторгнуться из-за пределов Восточной Окраины. 

По этой причине имперские подкрепления сосредотачивались в соседних системах Скопления Стаи и Звезд Бастиона. Медина имела малое стратегическое значение для суб-сектора. Несмотря на население в шестнадцать миллиардов человек, Коридор Медины был, фактически, отдан в жертву врагу. 

ГЛАВА 1

Посреди эллиптического полумесяца Коридора Медины пришвартовался на высокой орбите имперский 9-й Патрульный Флот.

Пять десятков кораблей сияли в розоватых искрах звездного света, кружившихся, как триллионы пылинок. Фрегаты, похожие на зазубренные клинки, и величественные  имперские крейсера, с корпусами, напоминавшими копья, выстраивались в оборонительный ордер. По меркам флота это соединение никоим образом не являлось большим. В глубинах космоса флотилия казалась слабой и уязвимой, теряясь на фоне дымчатой бесконечности галактических туманностей. 

Флагманом 9-го Флота был «Карфаген», гранд-крейсер более девяти километров длиной. Это был старый корабль, даже по имперским стандартам. От позолоченного клиновидного носа до гофрированной обшивки блоков реакторов варп-двигателей гранд-крейсер демонстрировал угасающую элегантность прошлых эпох.

С начала вторжения армады Хаоса в Миры Медины, «Карфаген» стал руководящим центром упорного имперского сопротивления. Сейчас на его борту, в огромном ангаре объемом в кубический километр, ждал лорд-маршал Варуда Кхмер. Ему не нравилось, когда его заставляют ждать, особенно на борту его собственного корабля. Его раздражало, что человек его звания должен потеть в угнетающей жаре ангара, среди простых солдат и рабочих.

Под стрельчатыми арками ангара погрузочные сервиторы, гудя сиренами, перегружали припасы с грузовых транспортеров. Рабочие команды, покрываясь потом, трудились в ремонтных отсеках и заправочных пунктах. В дополнение к  пандемониуму ревущих сирен, грохота механизмов, криков приказов и удушливой жары добавлялся рециркулирующий воздух из вентиляционных труб, что раздражало лорда-маршала до бесконечности. Кипящая злость, исходившая от Кхмера, была столь ощутимой, что члены экипажа и даже сервиторы старались обходить его подальше.

Стратосферный челнок, прилета которого он ждал, опустился на палубу ангара почти шесть минут назад. Но никто из него не выходил. Кхмер уже в шестой раз посмотрел на свои роскошные часы на золотой цепи, вынув их из кармана.

— Если он не вытащит свою задницу оттуда, прежде чем я досчитаю до десяти, я пристрелю его, — прорычал лорд-маршал. Его телохранители, высокие и сильные офицеры военной полиции, засмеялись. Впрочем, некоторые засмеялись из страха. 

Лорд-маршал Кхмер физически выглядел не слишком внушительно. Он был ниже среднего роста и довольно худощавого телосложения для человека за шестьдесят. Но он держался с таким достоинством, словно нес королевскую мантию на плечах. Несмотря на невысокий рост, было в его внешности что-то тревожное, даже пугающее. Это чувствовалось во всем, до малейших деталей. Его движения были хирургически точными, каждый жест был быстрым и четким. Кхмер был настолько преисполнен напряженной внутренней силы, что, когда он сжал руки за спиной, кожаные перчатки издали скрипяще-стонущий звук.

Казалось, так много неистовой энергии и страсти сосредоточено в столь небольшом сосуде, что от него словно сыпались искры, как от перезаряженного аккумулятора лазгана.

Наконец с фюзеляжа челнока с шипением гидравлики на палубу опустился трап. Лорд-маршал Кхмер напрягся. Его два десятка телохранителей стояли как сторожевые псы, разминая мышцы под своей прорезиненной облегающей формой и броней.

Инквизитор Ободайя Росс прогулочным шагом вышел из люка челнока. Он явно не спешил. Росс был молодым человеком – для инквизитора. Его лицо было красиво удлиненным. Хотя он прибыл в зону военных действий, на нем не было ни доспехов, ни военной формы. Вместо этого он был обнажен до пояса, в белых брюках для верховой езды и низких кожаных ботинках, его тело было гибким и мускулистым. На коленях были толстые кожаные наколенники, на руках – боксерские перчатки.

Кхмер немедленно его возненавидел.

— Лорд-маршал! Я немного увлекся тренировкой. Надеюсь, что не заставил вас ждать, — сказал Росс, проходя сквозь ряды телохранителей.

Разозленный лорд-маршал в своей пышной парадной форме, весь в золотых аксельбантах, сияющих медалях и расшитом золотом бархате, смотрел на полуголого инквизитора с нескрываемым отвращением. Кхмер ожидал большего. Ободайя Росс был вызван сюда Конклавом Инквизиции, чтобы оказать содействие в военных усилиях по обороне Миров Медины. Лорд-маршал и до того испытывал серьезные сомнения в уместности вмешательства Инквизиции в военные усилия. И этот новоприбывший только укрепил его сомнения.

— Заставили. И это станет прецедентом в отношениях между Имперским Верховным Командованием и Инквизицией? – сердито ответил Кхмер.

— Считайте, как вам угодно, сэр.

Росс сейчас был на расстоянии вытянутой руки от лорда-маршала. Инквизитор двухметрового роста возвышался, как великан, над невысоким Кхмером. Фаланга офицеров военной полиции сомкнула ряды. Их огромные щиты и силовые дубинки были опущены, но явно готовы к бою.

— Не было необходимости приводить такой комитет по встрече, лорд-маршал, — Росс кивнул на полицейских. Телохранители были скрытым оскорблением, таким, которого инквизитор не мог не заметить.

— Вы своих привели, — Кхмер указал на человека, который вслед за Россом вышел из челнока.

Бастиэль Сильверстайн небрежно отмахнулся. Он был высоким подвижным человеком лет сорока. Худощавый, как гончая, одетый в пальто из искусно выделанной кожи пиранагатора, он производил впечатление сурового воина-аристократа. В руках он держал автоган с оптическим прицелом – самозарядную винтовку, окрашенную в камуфляж под стилизованную листву.

Он высокомерно шагал по палубе, едва удостоив взглядом могучих военных полицейских.

«Инквизиторский агент», подумал Кхмер. Видимо, еще один из пешек Конклава. Насколько знал Кхмер, эти агенты не были солдатами, а значит, им нельзя было доверять. С него и так уже было достаточно этого инквизиторского цирка на борту «Карфагена», и ему надоело это терпеть.

— Сразу проясним один вопрос, инквизитор. Я не хочу видеть вас здесь. Как и кого-либо другого из вашего Конклава, — заявил лорд-маршал.

— О, это вполне понятно, — ответил Росс, ничуть не смутившись.

Кхмер продолжил:

— Но Магистр Войны Соннен приказал моему штабу сотрудничать с Конклавом Медины. Конклав прислал сюда вас. Не путайтесь у меня под ногами, и тогда мы сможем наладить сотрудничество, понятно?

Ободайя Росс вытер льняным полотенцем пот со своих мускулистых плеч. Казалось, этот разговор совсем ему неинтересен. Наконец, он посмотрел на лорда-маршала и моргнул.

— Можете подать мне чистое полотенце?

Лорд-маршал Кхмер напрягся. Незаметно от всех он так сжал в руке свои часы, что по стеклу циферблата пошли трещины. И командующий, и инквизитор были известны своим нравом, и события могли развиваться по-иному, если бы в тот момент не появился Форд Гурион.

— Ободайя! Добро пожаловать на борт! – воскликнул инквизитор Форд Гурион, подходя к ним, его аугметические ноги лязгали по палубе.

— Мастер Гурион, — сказал Росс, низко поклонившись старшему инквизитору.

Лорд-маршал прочистил горло.

— Гурион. Я приветствую нашего уважаемого гостя. Мы тут пришли к общему соглашению, — сказал он, со змеиной улыбкой глядя на Росса. — Жду вас на нашем штабном совещании вечером в шесть часов. Не опаздывайте.

После этого лорд-маршал Кхмер повернулся с отработанной ловкостью строевого офицера, и удалился, сопровождаемый телохранителями.

— Вижу, сотрудничество у вас тут развивается более чем успешно, — пошутил Росс, когда командующий покинул ангар.

Гурион устало пожал плечами.

— Дипломатия – не самая сильная сторона лорда-маршала, но его действия как командующего безупречны. Нам нужны такие опытные и храбрые офицеры, как он, если мы хотим пережить эту кампанию.

— Все настолько плохо?

Гурион мрачно посмотрел на него.

— Пойдем, Ободайя. Тебе многое нужно узнать.

КАЮТА, отведенная Гуриону, могла когда-то называться роскошной. Большой салон в кормовой части крейсера, там, где располагались офицерские каюты, не ремонтировался, наверное, с первого полета «Карфагена» шесть тысяч лет назад. Внутри каюта была освещена дымчато-оранжевым светом фонарей. Стены были обиты бархатом, разукрашенным цветочными узорами, когда-то яркие цвета ткани потускнели, сменившись кремовыми и желтоватыми оттенками. Огромные шкафы, кресла с подлокотниками и стулья с изогнутыми ножками, богато украшенными деревянной резьбой. В центре каюты стоял огромный клавесин, его деревянный корпус был вручную разрисован узорами в виде тысяч птиц и стилизованных растений.

Инквизитор Росс подошел к клавесину, на декоративной крышке которого лежала карта Миров Медины. Карта была древняя, настоящее произведение искусства, созданное несколько столетий назад, на ней были изображены три главных мира Коридора Медины – Кантика, Холпеш и Аридун – в окружении окраинных миров. Тонкий пергамент карты был испещрен заметками и комментариями Гуриона, написанными от руки.

— Мы проигрываем войну, — сказал Гурион, ставя пластинку на фонограф. Из сияющей трубы послышались звуки «Симфонии старых времен» Франчески. Это была та же симфония, которую Гурион включал в своем командирском БТР, когда он возглавил контрреволюцию лоялистов на Скарбарусе восемь лет назад. Росс тогда только что получил звание инквизитора, и служил под командованием Гуриона, руководившего общей операцией ордосов. Резкие, напряженные композиции Соломона Франчески напоминали ему о долге и верности.

— Проигрываем или уже проиграли? – спросил Росс.

— Пограничный мир Нага захвачен противником пять месяцев назад. После этого силы Хаоса обрушили удар на окраинные планеты Медины.

Гурион и Росс склонились над картой. В дымчатом свете газовых фонарей Росс только сейчас заметил, как сильно постарел его начальник. Гурион выглядел усталым и болезненно бледным. Для Росса он всегда был закаленным ветераном, почти две сотни лет безупречно служившим Инквизиции. Его позвоночник был сломан и укреплен аугметикой во время Падения Пятой Республики в Корсиканском суб-секторе. Ноги ниже бедер были потеряны в Орфейском Восстании и заменены аугметическими протезами из гофрированной меди, проводов и фибромускулов. И все же он выглядел еще более старым, чем его помнил Росс.

— Нага захвачена. Пали Ниневия, Вавилон и Тарсис. Все окраинные планеты захвачены силами Хаоса. Имперские войска отступили, перейдя к войне на истощение в центральных мирах Медины – Кантике, Аридуне и Холпеше.

— И как идет кампания в центральных мирах?

— Судя по информации о живой силе, снабжении и положении войск противника, имперские войска не смогут удерживать центральные миры больше трех месяцев.

Выражение лица Росса помрачнело.

— Тогда, похоже, мы тут зря тратим усилия. Почему бы не отвести войска и флот к Звездам Бастиона и не укрепить оборону там?

— Верховное Командование все время твердит мне об этом, но нет. Я полностью убежден, что если бы целью противника были Звезды Бастиона, он просто обошел бы Миры Медины. Эта группа планет не представляет никакой стратегической важности для суб-сектора.

— Тогда я не понимаю вас, — признался Росс.

— Великий Враг сражается за эти планеты по какой-то причине. Ему нужна Медина – по какой-то причине. Вот почему и был созван Конклав. Обстоятельства, логика и данные разведки подтверждают, что Великий Враг ищет Старых Королей Медины. Ну же, Росс, мне не нужно объяснять это вам.

Росс медленно кивнул, подняв брови.

— Старые Короли Медины. Реликвии святого дела Императора. Созданные ради власти над мирами и утерянные в бездне прошлого цивилизации, — процитировал он строку из древнего исторического документа Медины.

— Да, Ободайя. Наша задача здесь – в сотрудничестве с военной разведкой собирать сведения, которые помогут узнать нам природу и местонахождение этих реликвий, и передать их Имперскому Верховному Командованию.

Росса это все совсем не убедило. Похоже, они готовы схватиться за любую соломинку.

Ширма, закрывавшая часть каюты Гуриона, отодвинулась. Вошла молодая женщина, с медленной и осторожной грацией ступая по ковру. Она была одета в ярко-желтый обтягивающий костюм, на застежке ее высокого воротника была приколота инквизиторская инсигния.

— А, она пришла вовремя. Это инквизитор Фелис Селемина, — сказал Гурион, представив вошедшую и жестом приглашая ее подойти.

Росс любезно поклонился и протянул руку.

— Инквизитор Росс, рада вас видеть. Лорд Гурион говорил о вас только хорошее, — сказала она, пожав руку Росса своими обеими руками.

Росс рассматривал ее оценивающим взглядом джентльмена. Она была невысокой, и красивой в обычном смысле тоже не была. Скорее, Селемина была хрупкой, изящной, и выглядела почти как девочка. Ее рыжевато-светлые волосы были уложены в короткую стильную прическу, а в центре ее пухлых губ было вставлено кольцо. Росс решил, что она красива сдержанной, необычной красотой на грани идеальной.

— Он говорил только хорошее? Наверное, тогда он выпил немного больше, чем обычно, — беспечно отмахнулся Росс.

— Вовсе нет. И человек имеет право быть любопытным.

— Может быть, вы немного сдержите свое любопытство и не забудете отпустить мою руку, — улыбнулся Росс.

Селемина отпустила его руку, смущенно прикусив губу.

Гурион прочистил горло.

— Инквизитор Селемина лишь недавно получила свое звание. Я не сомневаюсь в ее способностях, но мне бы не хотелось посылать ее на Кантику расследовать это дело в одиночку. Я хочу, чтобы с ней отправился кто-то более опытный, ибо мы не можем позволить себе рисковать. Она будет твоим помощником.

— Погодите, сэр. Я еще не согласился на это, — сказал Росс.

Гурион, явно удрученный, не говоря ни слова, подошел к клавесину и стал рассматривать карту. В оранжевом свете фонарей его лицо казалось усталым и измученным. Это было лицо прямых линий и  углов, казалось, что его выступы спрямлены сильными ударами. Росс знал, что лорд Гурион прошел через многое и получил немало шрамов за две сотни лет службы Императору. И все-таки Росс никогда не видел, чтобы его старший коллега испытывал такой мучительный, едва сдерживаемый страх.

— Сегодня ночью будет военный совет. Ты придешь. Сейчас, когда ты знаешь то, что знаю я, я верю, что ты примешь правильное решение. Я бы не вызвал тебя сюда, если бы сомневался, — убежденно сказал Гурион.

ГЛАВА 2

ПЛЕНАРНЫЙ Совет был органом с неограниченными полномочиями по руководству военной кампанией в Мирах Медины.

На нем присутствовали высшие офицеры Имперской Гвардии и Флота, представители военного командования от соседних регионов, и, конечно, инквизиторы. Среди присутствующих была заметна даже огромная фигура космодесантника, представителя ордена Каменных Перчаток, судя по гербу на его наплечнике. Воин Астартес стоял неподвижно в своей темно-красной броне, как безмолвная крепость.

Это было собрание, далекое от пышности и великолепия губернаторских советов, на нем доводились до сведения указания, инструкции и данные разведки. Представители губернаторов и других политических структур сюда не приглашались. Это было не место для бюрократов.

По этой причине Пленарный Совет собирался в оперативном пункте на борту «Карфагена». Это был командный пункт, созданный специально, чтобы при необходимости принять самых высокопоставленных военных и политических лидеров суб-сектора.

Оперативный пункт представлял собой большой зал с куполообразным потолком, защищенный дополнительной броней и расположенный в носовой части гранд-крейсера. Стены и потолок из ребристого керамита выглядели весьма спартански по сравнению с высокомерной элегантностью конструкции «Карфагена». В качестве сидений здесь были стальные скамьи, расположенные U-образными ярусами вокруг гололитического проектора. Зал не был освещен, лишь от проектора исходило эфирное сияние. Суровая, аскетическая обстановка зала отражала прямую, резкую и беспощадную позицию военного командования. Здесь действительно был руководящий центр всех военных усилий кампании.

Инквизитор Росс облачился в свои спатейские боевые доспехи. Он решил, что при таких обстоятельствах это будет благоразумно. Хромированные пластины брони добавляли ему уверенности под неодобрительными взглядами суровых офицеров Гвардии.

Совет начался с подробного доклада о текущей обстановке: работа военной промышленности, ситуация с горючим, боеприпасами, продовольствием, всесторонний анализ потерь. Офицеры обсуждали эти вопросы в сжатой, краткой военной манере, их слова звучали резко и четко, как выстрелы. Росс внимательно слушал, не вмешиваясь в обсуждение. И, судя по тому, что он услышал, ситуация действительно была исключительно тяжелой. Казалось, все участники Совета согласны с тем, что кампания в Мирах Медины фактически проиграна. Уцелевшие имперские войска должны быть отведены, чтобы укрепить оборону стратегически важного региона Звезд Бастиона.

Во время обсуждения флотский адмирал поднялся и показал всем пачку обгоревших бумаг.

— Это дневник капитана пехоты, найденный в траншеях на Ниневии. Здесь содержатся сведения о тактике войск Великого Врага, которые могут представлять интерес для нашего собрания.

Адмирал пролистал бумаги, водя по ним пальцем, пока не нашел строку, которую искал.

«День 62-й. Противник каждый день выстраивает перед нашими позициями захваченных в плен мирных жителей Ниневии. Их казнят так, чтобы мы видели это из траншей, и укладывают трупы рядами. По моим подсчетам, все жители города мертвы, и их тела лежат перед нами. Среди тех, кто не был убит – здоровые молодые мужчины. Их угнали в рабство, и судьба их неизвестна. Все это ужасно. Я очень хочу домой»

Когда адмирал закончил читать, среди собравшихся послышался тревожный шепот. Даже Росс, которому доводилось много где бывать, еще не сталкивался с войной таких масштабов.

— Капитан погиб вскоре после этого, когда его полк — 161-й Кантиканский – был уничтожен в ходе наступления противника. Этот дневник был найден, когда уцелевшие части Кантиканской Гвардии эвакуировались с Ниневии, — бесстрастным голосом объявил адмирал, прежде чем сесть на свое место.

Форд Гурион дождался своей очереди говорить. Инквизитор медленно поднялся, он выглядел величественно в длинном плаще из углеродно-керамитового поливолокна. Бронированный плащ сиял медью в свете гололита.

— Господа, как вам всем известно, по приказу Ордо Еретикус, в котором я имею честь служить, был созван Конклав, дабы выяснить, какие цели преследует Великий Враг в этом суб-секторе, и, соответственно, не позволить ему этих целей достигнуть. Сегодня прибыл последний из приглашенных членов нашего Конклава – инквизитор Ободайя Росс.

На секунду несколько десятков отнюдь не дружелюбных пар глаз устремили взгляд на Росса. Их отвращение трудно было не заметить.

Гурион невозмутимо продолжал.

— Далее, оперативники нашего Конклава непрерывно работали все эти месяцы, анализируя информацию относительно Старых Королей Медины.

Один из офицеров спросил из зала:

— И вы хоть немного приблизились к ответу на вопрос, что собой представляют эти мифические Старые Короли? Или где надо копать, чтобы найти их?

Гурион вежливо покачал головой.

— Пока еще нам неизвестна ни их природа, ни их местонахождение. Однако, анализируя имеющиеся данные, мы смогли получить некоторые новые сведения. Согласно источникам, Старые Короли появились не менее двенадцати – и не более двадцати тысяч лет назад. В галактическом пространстве доимперской эры многие дальние колонии человечества посещались теми, кого источники называют «Древними Разумными». Они приносили с собой поклонение звездам и созвездиям, и познания в математике, астрономии и технологии. И люди перенимали их поклонение небесным телам.

Флотский офицер поднял руку.

— Что это за источники? – спросил он лишенным интереса голосом.

— Старые священные тексты, народные предания, но прежде всего доклады разведки, собранные во время первой Войны Освобождения, когда имперские флоты вернули Миры Медины под власть человечества. Разведка флота установила, что, когда Древние Разумные по каким-то причинам покинули Миры Медины, они оставили своим подданным некий прощальный дар. Это был объект поклонения людей Медины. Он известен под многими именами – Старые Короли, Древняя Звезда, Страж Медины. Согласно сведениям, полученным разведкой, эта реликвия должна была уничтожить врагов Медины во время великой беды.

— Однако, похоже, что эти дары не помогли мединским еретикам в борьбе с имперским крестовым походом. Ведь теперь это имперская территория. Разве мы не сокрушили этих варваров тысячи лет назад? – возразил другой офицер.

Невзирая на их скептицизм, Гурион не терял спокойствия.

— Мы смогли только установить, что, согласно священным текстам, Старые Короли спрятаны на одном из центральных миров Медины. Специалисты-историки считают, что Старые Короли были объектом поклонения в доимперской культуре Медины, и предполагалось, что, когда звезды и магнитные свойства звездной системы будут находиться в определенном соответствии, Старые Короли могут быть пробуждены из своего бездействия и возродиться под именем «Звездных Королей»

По залу прокатился смех. Гурион, однако, оставался невозмутим.

— У меня также есть пикт-снимки с разведывательных кораблей, и на них ясно видно, что на поверхности планет, захваченных противником, проводятся крупномасштабные раскопки.

Он показал на гололите нечеткий пикт-снимок, сделанный с большой высоты. Росс, прищурившись, глядел на черно-белое изображение карьеров раскопок, которые, судя по сравнению с близлежащими объектами рельефа местности, достигали километра в глубину.

Гурион показал несколько разных пиктов.

— Мы полагаем, что рабы, захваченные противником после вторжения, используются для проведения раскопок на этих планетах. А это позволяет сделать вывод, что Великий Враг активно что-то ищет.

Он увеличил изображение орбитальных снимков нескольких захваченных миров. Противник так активно проводил раскопки, что они врезались в экваториальные линии планет, как следы когтей. Большинство карьеров, казалось, опоясывают всю окружность планеты.

После нескольких секунд задумчивой тишины встал сам лорд-маршал. Когда он заговорил, было видно, как дергается покрасневший шрам на его лице.

— Это же Хаос, они действуют без системы и логики. Мы не можем надеяться понять их, и, конечно, мы не можем основывать свою стратегию на их безумии. Вы предлагаете нам схватиться за соломинку? Планировать ведение кампании, основываясь на каких-то мифах?

Слова маршала были встречены аплодисментами. Росс заметил, что даже гигант в силовых доспехах – космодесантник – слегка подался вперед, по его лицу было видно, что ему интересно услышать ответ инквизитора.

Росс на его месте, вероятно, не удержался бы от того, чтобы помахать инквизиторской инсигнией, напомнив Варуде о своих полномочиях. На самом деле, у него руки так и чесались сделать это. Но ответ Гуриона напомнил Россу, насколько он еще молод и неопытен по сравнению со старшим коллегой. Полномочия сами  по себе не могут заменить два столетия опыта или холодный, спокойный ум ветерана.

Гурион с непоколебимым спокойствием примирительно поднял руку.

— Господа, пожалуйста. Я лишь хочу подтвердить то, что сказал вначале. Мы знаем, что Коридор Медины не представляет стратегической важности для суб-сектора. Мы знаем, что противник использует рабов для проведения крупномасштабных раскопок. Нам все это известно, — Гурион сделал паузу, обведя глазами аудиторию, ожидая, не захочет ли кто-то его опровергнуть.

— Если не принимать во внимание Старых Королей, остается вопрос, почему авангард сил Хаоса атаковал Медину. По крайней мере, имперские войска должны защищать центральные миры, пока мы не выясним, какие цели преследует противник. Это все, о чем мы просим.

Варуда открыл рот, чтобы возразить, но его прервал вдруг раздавшийся звук ударов металла о металл. Казалось, что это молот ритмично бьет по наковальне.

Все присутствующие повернулись к аплодирующему космодесантнику. Эхо от ударов керамитовых бронированных перчаток, защищавших массивные руки воина Астартес, звучало в зале. Одобрительно кивнув бритой головой, космодесантник даже слегка поклонился, чтобы выразить уважение Гуриону.

Лорд-инквизитор поклонился в ответ и вернулся на свое место рядом с Россом. Когда другой офицер поднялся и начал зачитывать доклад о положении с горючим, Росс прошептал Гуриону:

— Полагаете, вы их убедили?

Гурион фыркнул.

— Разумеется, нет. Но я обосновал свою точку зрения. Кроме того, если ничего больше не поможет, я вобью вот это им в глотку, — он покачал на цепочке инквизиторскую инсигнию.

Росс удивленно поднял брови. Он должен был знать. Это было одно из основных правил, которым обучали всех кандидатов в Инквизицию – действуй гибко, но если нужно, переверни весь мир с ног на голову. Его учителя называли это «быть улыбающимся пиранагатором».

Реакция Росса вызвала улыбку у Гуриона.

— Друг мой Росс, тебе еще многому предстоит научиться в плане инквизиторской дипломатии.

ИНКВИЗИТОР Росс снял затвор со ствольной коробки разобранного плазменного пистолета, проверяя смазку.

Части пистолета Мк III «Солнечная Ярость» были аккуратно разложены на кровати Гуриона. Ствол, выступ боевого взвода, узел спускового механизма, узел затвора. Оружие было чудовищной мощности, скорострельный плазменный пистолет, отделанный пластинами сияющей меди.

Несмотря на страшную огневую мощь, пистолет был изысканным и утонченным оружием, и это в нем восхищало Росса больше всего. Оружие джентльмена с мощью армейского ствола. Собрав пистолет и спрятав его в кобуру, Росс продолжил проверять свое снаряжение.

Он сделал разминку, проверяя гибкость спатейских боевых доспехов. Подвижные пластины серебристого металла были подогнаны так, чтобы абсолютно не ограничивать движения. От наплечников до наголенников, броня была создана, чтобы смещать и отклонять баллистические свойства удара.

Удовлетворенный состоянием брони, Росс надел сверху доспехов табард из мозаичных обсидиановых чешуй. Когда он двигался, крошечные пластинки психо-реактивного обсидиана звенели, как чешуя морской змеи.

И в последнюю очередь он проверил работу силового кулака. Надетый на правую руку, силовой кулак издавал низкое гудение. Это было старинное оружие, серебристо-синяя силовая перчатка времен Танской войны, очень удобная. Меньше и легче, чем стандартные силовые кулаки, используемые имперскими офицерами, эта элегантная силовая перчатка была захвачена Россом как трофей в арсенале наркобарона на Санс Гавирии, когда Росс еще служил следователем. Ценитель искусств, джентльмен и знаток древностей, наркобарон во многом был похож на Росса. Он обладал прекрасным вкусом и имел пристрастие к изысканным и в то же время практичным артефактам.

Бастиэль Сильверстайн тем временем тоже готовился. Он поставил свой багаж рядом с богатым буфетом Гуриона и начал разбирать свое охотничье снаряжение, иногда делая глоток старого брамша. Для Сильверстайна это был вопрос выбора подходящего инструмента для работы.

Вокруг были разложены скорострельные арбалеты, охотничьи винтовки, снайперские длинноствольные лазганы, пистолеты, стреляющие иглами, и даже гарпунное ружье. Охотник взял из чемодана автоган схемы «булл-пап», тонкий и удлиненный. Повертев оружие в руках, проверив его вес и баланс, Сильверстайн покачал головой, положил автоган обратно и взял снайперскую винтовку с оптическим прицелом. Она была гораздо длиннее, ее приклад окрашен в серо-зеленый камуфляж. Сильверстайн проверил спусковой механизм, снял с предохранителя и проверил затвор. После этого он нажал спуск снова, с громким щелчком. Удовлетворенный, Сильверстайн глотнул брамша и отложил винтовку.

Всегда одевавшийся со вкусом, охотник был одет в сшитое на заказ пальто из зеленой кожи пиранагатора и высокие сапоги, начищенные до зеркального блеска. Сверху пальто он неохотно надел стандартный гвардейский бронежилет, который сам окрашивал в лесной камуфляж. Охотник никому не доверял заботу о своем снаряжении.

Застегнув охотничий пояс, Сильверстайн начал укладывать в его многочисленный подсумки различное снаряжение – композитно-полимерный шнур, ауспекс, транквилизаторы, боло, и повесил на пояс большой зазубренный охотничий нож. Довольный, Сильверстайн встал и подпрыгнул, прислушиваясь, не шумит ли на нем снаряжение. Он двигался тихо, как охотящийся кот.

Инквизитор и его охотник молча продолжали поправлять ремни, застегивать пряжки и укладывать боеприпасы, открывая и закрывая большие зловещего вида чемоданы. Они не оглянулись, когда в каюту зашли Гурион, Селемина и кантиканский офицер.

— Вы собираетесь начать войну? – спросил Гурион.

— Нет. Только поучаствовать в ней, — ответил Росс, не оборачиваясь. Сейчас он был занят, пытаясь развязать зубами какой-то узел на снаряжении.

Гурион кивнул.

— Поведешь оперативную группу на Кантику?

— Если именно там я нужен.

— Я знал, что ты согласишься, Ободайя.

Росс краем глаза оглянулся на незнакомца – молодого штабного офицера, сопровождавшего Гуриона. Хотя, судя по знакам различия на поясе, это был капитан, он явно был слишком молод. Коричневый фетровый френч был ему велик, белое кепи сидело на голове как-то неловко.

— А это что за юный щеголь? – спросил  Росс, кивнув на капитана.

— Капитан Лейос Прадал, сэр! – доложил парень, с военной дисциплинированностью, глядя прямо вперед.

Гурион улыбнулся Россу извиняющейся улыбкой.

— Капитан Прадал будет твоим адъютантом. Он отличный стрелок, и обладает боевым опытом.

— Каким именно боевым опытом? – резко спросил Сильверстайн.

— Э… я… хм, участвовал в стычках с бандитами на Кантике, — сказал Прадал.

— С какими бандитами? – не отставал Сильверстайн.

— С разбойниками во внутренних районах, — ответил Прадал.

— У этих кантиканских бандитов один автоган на пятерых, — сказал Росс Сильверстайну.

Прадал, выпятив грудь, гордо сообщил:

— Кроме того, я выбиваю 95 из 100 на стрельбище.

— Стрелять по мишени на стрельбище это одно. А когда у тебя над головой рвутся снаряды и противник бежит на тебя с огромным топором – это совсем другое, — объяснил Сильверстайн, заряжая патроны в магазин.

— Я понимаю, что вы хотите сказать, — ответил Прадал. – Но меня назначили к вам не для того, чтобы усилить боеспособность вашей группы, а для связи с кантиканским командованием. Я могу позаботиться о себе.

Росс вздохнул. Гурион тоже не выглядел особо довольным. Последнее, что Россу было нужно – неопытный офицер в его команде. Но если это хоть как-то поможет сгладить разногласия с Верховным Командованием, Росс готов был потерпеть. Кивнув капитану Прадалу, он вернулся к своему снаряжению.

Гурион, осторожно обойдя чемоданы, уселся в кресло.

— Прежде чем вы отправитесь, я должен сказать, что Конклав уже направил на Кантику одну оперативную группу под командованием Маркуса Делаханта. Они были там почти с самого начала.

Росс, укладывавший фузионные канистры для плазменного пистолета, посмотрел на Гуриона.

— Я знаю Маркуса. Но зачем тогда мы там нужны? Или я что-то пропустил?

— Мы полагаем, что они погибли.

— Ага, — сказал Росс, выражение его лица не изменилось.

— Верховное Командование не может связаться с Кантикой последние двадцать семь дней. И примерно такое же время Конклав не может установить астропатический контакт с группой Делаханта.

— Понятно.

— Росс, пожалуйста, послушай меня. Если ты готов отправиться на Кантику, нам нужно, чтобы ты нашел Делаханта и сообщил сведения относительно обстановки на Кантике.

— Это уже лучше, сэр, — улыбнулся Росс.

— Я свяжусь с тобой через астропата на рассвете пятого дня по кантиканскому времени. Пусть Селемина будет готова к передаче астропатического сообщения. Если связь установить не удастся, я буду повторять сообщение каждый второй день в течение недели. Если вы не ответите после этого…

— Можете считать, что мы мертвы, — закончил Росс.

— Будь серьезнее, Ободайя, — сказал Гурион отеческим тоном. – Мы не можем полагаться на случайности. Ты направляешься прямо в логово зверя. Ты уверен, что готов к этому?

Росс вынул из кобуры «Солнечную Ярость» и зарядил пистолет фузионной канистрой. С привычной легкостью, стравив немного газа из вентиляционного отверстия, он поставил оружие на предохранитель.

— Да, лорд Гурион, я готов и я отправляюсь. Тем более, я уже собрался, и отказываться сейчас было бы неудобно. 

ГЛАВА 3

БИРСА ПРАЙМ пала. Шиббоэт пал. Иберия пала. Города-государства Кантики погибали, и Центральный Бураганд не был исключением.

Хотя Кантика была опорой обороны Коридора Медины, ее вооруженные силы не выдержали натиска врага. В масштабах суб-сектора Кантика не обладала стратегической важностью, но в пределах системы мир был единственным защитником Медины. Мир, полный древностей, казавшийся с орбиты шаром из пожелтевшего пергамента, испытал на себе всю ярость удара главных сил Великого Врага. Мощная молниеносная атака не позволила полкам Кантиканской Колониальной Гвардии сформировать организованную оборону. Кантиканская Гвардия состояла в основном из легкой пехоты, ее части были разбросаны по всей системе, и не смогли даже временно замедлить сокрушительное наступление Великого Врага.

Вторжение началось четыре месяца назад с точечного удара с целью прощупать имперскую оборону. Десант, высаженный с рейдеров типа «Гончая», пробившихся сквозь линию патрулей имперского флота.

Корсары Хорсабада Моу – Броненосцы, опытные в искусстве десантных операций, – захватили плацдармы на берегу Кантиканского Залива. Численность вражеских войск, в основном пехоты, оценивалась в сто пятьдесят тысяч солдат.

На одиннадцатую неделю вторжения лорд-генерал Дрей Гравина записал в своем дневнике:

«Великий Враг, решившись на высадку десанта, сосредоточил свои войска вдоль линии наших береговых укреплений. Нашим намерением является лишить противника доступа к внутренним стратегическим маршрутам. Это может быть достигнуто сосредоточением наших сил в береговых крепостях на востоке и севере Кантиканского Залива. Это предоставляет благоприятную возможность позволить противнику истощить силы в атаках наших укреплений».

В данном случае это было именно то, на что рассчитывал Великий Враг. Силы Кантиканской Гвардии были растянуты вдоль берега, чтобы противостоять этому отвлекающему удару. На шестнадцатую неделю вторжения Броненосцы начали высадку с воздуха в незащищенных внутренних районах Кантики. Легионы механизированной и моторизованной пехоты и боевых машин высаживались прямо в городах. Значительная часть кантиканских континентов была покрыта городской застройкой, и эти глиняные и терракотовые города стали главной целью врага.

События, которые последовали за этим, вошли в историю как Зверства. По более поздним оценкам, общее число военнопленных и гражданских, убитых в течение первых двух недель оккупации, превысило четыре миллиона.

Имперский миссионер по имени Вилльнев делал пикт-записи и собирал другие свидетельства Зверств. Он погиб, но его записи позже были обнаружены имперской разведкой. Печально известные записи Вилльнева показывали массовые захоронения и колонны рабов, которых вели в пустыню, вероятно, для работ на раскопках. Лорд-генерал Гравина был публично казнен. Солдаты Великого Врага протащили его тело в парадном мундире со всеми наградами по улицам правительственного района.

Хуже всего были дневники и письма мертвых граждан, найденные на пепелищах. На обгоревших страницах дневника была запись: «Боюсь, что сойду с ума от всего этого ужаса и мерзости. Вчера оккупанты нашли школу, в которой прятались местные дети. Их погрузили на грузовики и вывезли из города. Я не знаю, что стало с этими детьми. Они кричали «Спасите нас!», когда проезжали мимо нашего дома».

Падение Кантики, важнейшего из центральных миров Коридора Медины, обозначило начало конца имперских военных усилий.

РОСС видел клубы дыма над руинами Бураганда, глядя из иллюминатора стратосферного челнока. Зрелище опустевших развалин и воронок от бомб было напоминанием, что он теперь на территории противника.

Челнок резко снизился. Сейчас он летел над самой поверхностью воды Кантиканского залива, чтобы уменьшить вероятность обнаружения вражескими радарами. Пилот-сервитор вел машину так низко над водой, что за турбинами челнока оставался след пара и кипящей воды. На горизонте Росс видел Бураганд, главный город-государство Кантики, возвышавшийся, как тысячеэтажная пирамида.

С ревом двигателей челнок скользил над водой вдоль западного побережья Бураганда. Это был модифицированный флотский шестидесятитонный челнок, его вооружение было снято, чтобы установить гасители выхлопов, средства радиоэлектронной борьбы и дополнительные топливные баки. Снаружи челнок был похож на метательную стрелку, с заостренной, как игла, кабиной и четырьмя массивными двигателями. Его гладкий, острый профиль имел минимальную эффективную поверхность рассеяния, а гасители выхлопов затрудняли его обнаружение в инфракрасном спектре, делая его почти невидимым для средств наблюдения противника.

Они летели вдоль дамбы, огромного сооружения, укреплявшего берег на протяжении пятидесяти километров. Челнок пролетел вдоль нее почти сорок километров, пока пилот-сервитор не обнаружил пролом в дамбе, и провел челнок в него, на высоте не более двадцати метров над уровнем моря.

Челнок летел так быстро, что Росс с трудом выдерживал силу инерции. Вид за иллюминатором мелькал слишком быстро для его глаз. Он едва успел заметить очертания кантиканского города, постройки терракотового и медного цвета, возвышавшиеся пирамидальными ярусами.

Облик города определяли его строители – каменщики. Строя без отвесов и спиртовых уровней, они, казалось, импровизировали. Здания выглядели странно, с тупыми углами, изогнутыми парапетами и наклонными стенами, это придавало городу головокружительный вид. Между строениями протянулись лестницы, соединявшие разные уровни города, от минаретов на самых верхних ярусах, до окаменевших руин на глубине нескольких километров под землей.

Продолжая свой рискованный полет на предельно малой высоте, челнок оказался среди развалин нижнего Бураганда. Археологическая пустошь простиралась по склонам, усыпанная каменными обломками с верхних ярусов города. Руины, похожие на сломанные зубы, проносились мимо, так опасно близко, что, когда челнок пролетал рядом с ними, они, казалось, шептали. Наконец, челнок сделал крутой вираж, перевернувшись почти кверху брюхом, прежде чем резко сбросить скорость у деревянного каркаса строения, державшегося на дряхлых столбах. Росс не мог определить, что за здание это было раньше, вероятно, часовня, судя по медному куполу. Как бы то ни было, проржавевшая медь могла дополнительно защитить челнок от обнаружения радарами противника.

Рев двигателей челнока перешел в мягкое мурлыканье, когда пилот-сервитор сбросил скорость. После посадки он деактивировал все системы челнока. Медленно, в молчании, члены группы Росса вышли из пассажирского отсека, держа оружие наизготовку.

Инквизитор Росс вышел первым, низко пригнувшись, его спатейские боевые доспехи позволяли двигаться без всякого шума. Заняв позицию за грудой обломков, Росс достал из кобуры плазменный пистолет и оглядел окрестности. Повернувшись к челноку, инквизитор подал знак, что все чисто.

Следующими вышли капитан Прадал и Сильверстайн. С тренированной четкостью они сбежали по трапу, раскрошенный камень хрустел под их ботинками. Они заняли позиции на флангах Росса. Последней появилась Селемина, одетая в свой ярко-желтый обтягивающий костюм, странно выглядевший среди развалин.

— Пригнуться! – прошипел Росс. Селемина неловко присела, внезапно осознав, что в руинах среди скелетов зданий может прятаться сколько угодно невидимых убийц.

— Сильверстайн, определи наше точное местоположение, — приказал инквизитор, глядя на отблески пожара на горизонте. Для Росса верхний Бураганд казался лишь силуэтом во тьме, нагромождением разрушенных зданий, но для охотника с его аугметическими линзами он выглядел по-другому.

Охотник встал, желтые линзы аугметических зрачков сузились, наводясь на отдаленные цели. На периферии зрения начали мелькать данные анализа расстояния до цели, метеорологической обстановки и сигналов движения.

+++ Бураганд, Верхний город, Кантика. Расстояние до цели – 7255 метров. Тепловое излучение высокое, ветер сильный, сигналы движения: 41% +++

— Сир, я засек множество сигналов движения, возможно, это вражеские патрули. Если мы направимся к северо-востоку, то сможем обойти большинство из них, — сказал Сильверстайн.

Росс кивнул и повернулся к остальным.

— Последнее известное местонахождение Делаханта – форт гарнизона в Верхнем Бураганде, примерно в семи километрах к северу. Туда мы и пойдем. Сейчас это вражеская территория, так что сохраняйте бдительность и двигайтесь быстро. Понятно?

Другие члены команды сняли оружие с предохранителей и кивнули. Поднявшись, они пошли через руины к горящему Верхнему городу. Вдалеке раздавалось эхо выстрелов и криков, которое уносили порывы ветра, поднимавшие облака темного пепла.

ОНИ вошли в опустошенные, изуродованные артиллерийским огнем остатки крепости. Плац за терракотовыми стенами был покрыт воронками и усыпан шрапнелью и осколками. Снаряд попал в центральную башню, и строение обрушилось внутрь, как сплющенная грудная клетка. Кровь и смерть впитались в пористую землю, и пелена дыма все еще висела в воздухе.

Сильверстайн шел впереди, его бионические зрачки то расширялись, то сужались, отслеживая цели. Снайперская винтовка висела на плече охотника, ее камуфляж сливался с зеленым цветом кожаного пальто. Пригнувшись и перемещаясь перебежками, Сильверстайн был похож на охотничьего пса, выслеживавшего добычу.

В пятнадцати шагах позади за ним следовали Росс и Селемина. Росс выглядел еще более высоким и стройным в своей спатейской броне и обсидиановом табарде – его любимых доспехах. Он двигался широкими шагами, доспехи ничуть не мешали ему, а, казалось, напротив, лишь подчеркивали грациозность его движений.

Рядом с Россом шла Селемина, сжимая в обеих руках громоздкий огнеметный пистолет. Запасные канистры с огнесмесью висели на поясе и портупее вместе с аптечкой и другим снаряжением.

Последним шел капитан Прадал, держа у бедра лазган с примкнутым штыком. Оружие было кантиканского образца, заметно длиннее, но при этом тоньше стандартного лазгана, с прикладом и цевьем из низкосортной древесины. Капитан был одет в стандартную кантиканскую форму – коричневый кавалерийский мундир, широкие серые бриджи, ботинки с брезентовыми обмотками. На его темноволосой голове было характерное для кантиканских полков круглое белое кепи с плоским верхом и козырьком.

Через каждые несколько шагов капитан поворачивался, наводя лазган на пустой плац. Во рту он держал кусок жевательного табака и медленно жевал его.

Инквизитор Росс изучил историю Кантиканской Колониальной Гвардии, прежде чем лететь сюда. Было бы грубо с его стороны не сделать этого. Кантиканские полки, хотя и не слишком известные в Империуме, были главной военной силой в системе Медины, которую они защищали вместе с локальными СПО. Как и история планет, которые они защищали, их прошлое было окутано древностью. Первые полки Колониальной Гвардии были набраны шесть тысяч лет назад из кантиканских лоялистов, сражавшихся на  стороне Империума во время Войн Освобождения. Те немногочисленные племена пустыни, которые поддержали Империум во время Освобождения, получили потом почетное право основать полк Имперской Гвардии и защищать весь этот регион. Во времена имперской колонизации Миров Медины этим солдатам приходилось участвовать лишь в стычках с пиратами приграничья и незначительными набегами ксеносов Восточной Окраины. Ничто в их долгой истории не могло подготовить их к войне таких масштабов против бесчисленных легионов Хаоса.

Нигде не было видно никаких следов Делаханта. Казармы во внутреннем дворе форта были пусты. Команда Росса осторожно вошла в блокгауз, тишину нарушал лишь хруст разбитого стекла под ногами. В крепости не было никаких признаков жизни.

Внутри казармы пятна засохшей крови покрывали стены, запеклись в углах и трещинах на кафельном полу. Кругом валялись стреляные гильзы и аккумуляторы лазганов. Койки были перевернуты, некоторые из них, очевидно, использовались для создания импровизированных укрытий, их металлические рамы были искорежены и обгорели. Здесь явно шел упорный бой. В одном углу казармы за импровизированной баррикадой из мешков с зерном стоял тяжелый стаббер, из которого стреляли до последнего патрона. Ствол стаббера деформировался от перегрева, под ним была рассыпана куча медных гильз. Несомненно, гвардейцы здесь оказали ожесточенное сопротивление врагу.

Росс выглянул из разбитого окна во внешний двор. Он увидел трупы солдат гарнизона – сто двадцать человек – повешенные на зубцах стен. Росс, будучи агентом Ордо Еретикус, видел много жестокостей, но так и не смог к ним привыкнуть. Это зрелище было отвратительно, и он знал, что капитану Прадалу еще больнее это видеть. Здесь висели тела его соотечественников, раскачиваясь на ветру. Хотя капитан не знал их лично, это были его братья по оружию. Росс ощутил тяжкую скорбь.

— Живые цели! В юго-восточном углу крепости, — сообщил Сильверстайн. Немедленно все четверо бросились на пол.

Доспехи Росса лязгнули, ударившись о кафель. Правой щекой инквизитор попал в лужу наполовину засохшей крови. Она была еще вязкая, и ощущалась как масло на коже. Тихо выругавшись, Росс прополз к Сильверстайну.

— Сколько их там?

— Как минимум трое, судя по датчику движения. Возможно, больше. Взглянуть еще раз? – спросил Сильверстайн.

— Нет, я сам, — сказал Росс. Плазменный пистолет в руке завибрировал, когда инквизитор снял его с предохранителя. После этого Росс осторожно глянул в разбитое окно с торчавшими из рамы грязными осколками.

Разумеется, охотник был прав. Росс заметил, как что-то мелькнуло между двумя приземистыми складскими постройками, не более чем в пятидесяти метрах от казармы. Потом еще движение, на этот раз ближе, и явно по направлению к казарме. Росс увидел достаточно. Он снова присел и подозвал остальных.

— Противник. Они собираются прижать нас здесь. Мы можем либо прорываться из крепости через плац, либо… подождать.

— Я предлагаю подождать, по крайней мере, пока мы не выясним, сколько их там. Иначе нас всех перебьют на открытом пространстве, — испуганно сказал капитан Прадал. Остальные выразили согласие.

— Хорошо. Селемина, Прадал, прикрывайте это окно. Сильверстайн, за мной, — приказал Росс, перебираясь через перевернутые койки. Он быстро оглядел возможные точки входа в казарму. Кроме основной двери и центрального окна на внутренний двор здесь не было  других входов.

Они сидели в напряженной тишине, глаза насторожены, челюсти сжаты. Росс не сводил взгляда с двери. Это была тонкая металлическая дверь, настолько искореженная и издырявленная пулями, что ее невозможно было закрыть. Она висела открытая, покосившись на петлях, и Росс ждал, когда в ней мелькнет хоть какой-то признак движения. Слева от него сидел Сильверстайн, положив снайперскую винтовку на чемодан. Дыхание охотника было спокойным, он замедлил свой пульс и расслабил мышцы. Иногда он поглядывал в прицел снайперской винтовки, на секунду закрывая глаза и снова открывая, чтобы проверить настройку. Россу хотелось бы чувствовать себя так же спокойно.

— Слышите? – прошептала Селемина. Ее голос показался таким громким, что Росс вздрогнул.

Вскоре они тоже услышали шаркающие звуки шагов по грязному полу. Сначала они были едва слышны, но становились все громче. Кто-то бежал к казарме. И явно не один.

Вдруг дверь дернулась. Палец Росса скользнул на спусковой крючок пистолета. Инквизитор поднял оружие, держа его обеими руками. В дверном проеме возник силуэт, темный на фоне солнечного света. Росс прицелился в него, мозг уже отдал приказ руке нажать на спуск…

— Не стрелять! Не стрелять! – закричал Сильверстайн. И в ту же секунду охотник инстинктивно выстрелил. В последний момент он успел изменить положение винтовки, и пуля ушла в потолок. Грохот выстрела был оглушительным.

Росс застыл в замешательстве. Его плазменный пистолет дрогнул в руке. Вздохнув, инквизитор остановился, вглядываясь в силуэт в дверях. Его глаза привыкли к свету, и он, наконец, смог разглядеть фигуру в дверном проеме. Это был кантиканский солдат.

Гвардеец изумленно смотрел на них, стоя в дверях. Росс подумал, что сейчас, наверное, на их лицах одинаково потрясенное выражение. Солдату было не больше 17-18 лет; он был еще не настолько взрослым, чтобы у него начала расти борода. Его форма была грязной и изорванной, один рукав коричневого фетрового мундира был оторван, а на серых бриджах не было обмоток. Судя по поясу со знаками различия, Росс заметил, что этот гвардеец был в звании капрала.

— Мы свои, — наконец произнес молодой гвардеец, опустив кантиканский лазган. Позади него появилось еще несколько солдат в кантиканской форме, таких же грязных и усталых. Другой кантиканец отодвинул в сторону молодого капрала. Этот гвардеец был гораздо старше, с густыми усами. На его поясе были знаки различия старшего сержанта. Он смотрел на Росса, не зная, что следует делать в такой ситуации, пока не заметил на левом наплечнике Росса эмблему Инквизиции. Увидев ее, сержант облегченно вздохнул.

— Слава Императору. Вы инквизиторы, — прошептал он.

Росс спрятал пистолет в кобуру и поднялся в полный рост. Он выглядел весьма впечатляюще и был более чем на голову выше всех кантиканцев. Несколько солдат даже отступили на шаг или два.

— Я инквизитор Ободайя Росс из Ордо Еретикус. Это моя команда, — сказал Росс. Краем глаза он заметил, что Сильверстайн и Прадал не опустили оружия. Учитывая обстоятельства, это была разумная предосторожность.

— Сержант Тал Асинграй, Кантиканский 6/6-й пехотный полк.

Капитан Прадал поднялся со своей позиции у окна.

— Сержант, вы дезертиры? – спросил он, сжимая в руках лазган.

Сержант заметно напрягся.

— Нет, сэр. Мы продолжаем сражаться.

— Сражаться? Кантика пала, — мрачно заметил Прадал.

— Да, Кантика пала. Но некоторые из нас еще сражаются. В подземельях под городами создаются ячейки сопротивления. Мы немного можем сделать, но делаем то, что можем, — ответил сержант.

Реакция капитана Прадала была неожиданной. Он бросил лазган, оставив его висеть на ремне, и крепко обнял старого солдата. Росс мог только предположить, что чувствует капитан, узнав, что его родина не погибла, что его народ все еще сражается. Возможно, у них еще был шанс.

Кантиканцы, вошедшие в казарму, пожимали руку капитану и называли свои имена. Для офицера было необычно так по-товарищески вести себя с нижними чинами, но и ситуация не была обычной. Росс подождал, пока выражения радости немного утихнут, прежде чем заговорил.

— Господа, это первые хорошие новости, которые я слышал за несколько недель. Но войска Великого Врага полностью контролируют поверхность планеты?

Сержант Асинграй бросил взгляд на внутренний двор, где на стенах висели трупы солдат гарнизона, и дальше, в сторону города, которым сейчас владел враг.

— Здесь не безопасно. Пойдем с нами в подземелья. Мы сможем поговорить там.  

ГЛАВА 4

КОГДА люди колонизировали Миры Медины много тысяч лет назад, на засушливых равнинах они воздвигли большие города. Это были древние строения из глины и известняка, образовавшегося из морских раковин давно вымерших обитателей океана. В течение столетий города постепенно разрушались от пыльных бурь и беспощадного солнца, пока на скелетах старых городов не начинали строиться новые. Этот естественный цикл продолжался тысячелетия, пласт за пластом построек, города не только расширялись, но и росли вверх, а под ними образовались обширные подземелья, многоэтажные лабиринты древних строений, достигавшие пяти километров в глубину.

Там, в четырех километрах под поверхностью Верхнего Бураганда, инквизитор Росс встретился с бойцами имперского сопротивления. В глубинах подземного лабиринта, по которому они шли, строения были такими древними, что срослись с природным камнем. Заросли плесени в глубине становились все больше и гуще.

Росс освещал путь тусклым голубым сиянием включенной силовой перчатки. На одной ступеньке Росс споткнулся и нечаянно ударил силовой перчаткой по стене из тесаного камня, пробив ее. За стеной оказался дом, в который люди не заходили как минимум семь тысяч лет. Дом был пуст, в нем остались лишь маленькие предметы повседневного быта, которые лежали нетронутыми все эти тысячелетия под слоями пыли и белой плесени – керамические вазы и тарелки, рассыпающиеся остатки украшенной медью кровати, бирюзовые от патины. Внимание Росса привлекло священное изображение аквилы на дальней стене. Стилизованный двуглавый орел из черного камня покоился внутри киота из пористого, осыпающегося хлопьями дерева.

Россу хотелось очистить аквилу от паутины и плесени, но, подумав, он решил не делать этого. Если что-то покоилось в таком виде уже тысячелетия, не ему нарушать его покой.

После двух часов спуска по лабиринту во тьме и пыли, Росс подумал, что они наконец-то пришли. Он увидел пласт древних построек, которые, разрушаясь, образовали что-то вроде ущелья около 250 метров длиной. Уступы ущелья были усыпаны зданиями, такими старыми и окаменевшими, что они срослись с поверхностью планеты, образовав ячеистую сеть пещер. Над головой, опираясь на каменные колонны, покоился другой пласт руин, словно свод собора. Когда инквизитор и его спутники вошли в это подземное ущелье, Росс скорее почувствовал по запаху, чем увидел, признаки устроенного здесь лагеря. Он чувствовал запах варящейся похлебки, химического топлива для костров и человеческих тел.

— Это здесь, — сказал сержант Асинграй, указав на каменные жилища.

Судя по количеству костров и собравшихся здесь беженцев, Росс предположил, что в этом небольшом подземном поселении нашли убежище более тысячи человек. Мужчины, женщины и дети дрожали от подземного холода, кутаясь в лохмотья и одеяла, их лица были истощены от голода. У старой малокалиберной автопушки за бруствером из мешков с песком сидел кантиканский гвардеец. Эта огневая точка, защищавшая вход в устье ущелья, была единственным укрепленным пунктом в лагере.

Росс устало потер лицо руками. Ситуация была поистине прискорбной. Он надеялся увидеть что-то большее, возможно, подземный штабной бункер или хотя бы некое подобие эффективной ячейки сопротивления. Похоже, его задание – собирать информацию на кантиканском фронте – закончилось, даже не начавшись. Кантика была полностью разгромлена.

— Сержант, я не хочу больше тратить время. Мне нужна информация о поражении на Кантике. Расскажите мне все, что знаете, — приказал Росс.

— Похоже, вы разочарованы, инквизитор. Но мы не побеждены, еще нет, — ответил Асинграй. – А на ваши вопросы может ответить наш командир. Я знаю, он очень хотел бы поговорить с вами.

Он повел их через поселение, и когда Росс проходил мимо людей, он начал понимать, что имел в виду сержант. Несмотря на температуру почти ниже нуля и нехватку еды, женщины в расшитых бисером шалях танцевали и били в тамбурины. Усталые мужчины грелись у костров, делясь друг с другом последними сигаретами. Хотя их одежда была изорвана и лоснилась от грязи, люди вели себя с достоинством. Когда Росс и его спутники проходили мимо, за ними побежал мальчик не старше четырнадцати лет. Его лицо было истощенным, волосы спутаны, но в глазах горела неумолимая ярость. Хотя у него даже не было обуви, он держал в руках лазган.

— Кантика жива! — закричал он, подняв оружие над головой.

— Воистину так, — улыбнулся Росс. Он начал понимать.

Наконец, они подошли к человеку, разливавшему похлебку в миски беженцев. Он выглядел довольно импозантно, с львиной гривой волос и густыми черными бровями. Аккуратно подстриженная борода подчеркивала решительную линию челюсти, и, когда он встретился взглядом с Россом, его глаза были кремнево-серого цвета. Этот человек напомнил Россу лица, изображенные на имперских пропагандистских плакатах.

— Это наш выборный лидер, Шах Гешива.

Росс ожидал увидеть военного, но Гешива был гражданским. Тем не менее, он носил кожаные патронташи и тяжелый автоган с магазином револьверного типа с привычной легкостью. Увидев незнакомцев в своем лагере, Гешива осторожно передал черпак и ведро с похлебкой ближайшей женщине. Когда он подошел к Россу, на его лице явно выражалось недоверие. Словно Гешива не верил, что инквизитор и его спутники настоящие. Он внимательно посмотрел на Росса, прежде чем обратить взгляд на Селемину. После чего Гешива покачал головой и провел рукой по своей львиной гриве.

— Мастер Гешива, я и мои спутники из плоти и крови, можете не сомневаться, — сказал Росс, протянув ему руку.

— Доктор. Доктор Гешива. До войны я был врачом, но сейчас я просто Гешива, — ответил лидер беженцев, пожимая руку Росса, — Приятно знать, что Империум не забыл о нас, — добавил он, больше для себя, чем для Росса.

Росс поклонился.

— Я инквизитор Росс из Ордо Еретикус. Это моя коллега, инквизитор Фелис Селемина.

Селемина тоже поклонилась, улыбнувшись.

— Нам очень важно знать, что о нас помнят. Пожалуйста, у меня столько вопросов, и мне так нужны ответы… не согласитесь ли вы присоединиться ко мне и выпить чаю?

— Показывайте дорогу, — сказал Росс. Сейчас он заботился лишь о том, чтобы Гешива не возлагал на них несбыточных ожиданий. Ожиданий, которые двое инквизиторов, охотник и молодой капитан едва ли смогу оправдать.

ПАЛАТКА доктора Гешивы представляла собой всего лишь брезент, натянутый на каменном уступе на скате ущелья. Натриевые лампы, подключенные к балластному генератору, разгоняли своим светом вечную тьму.

Росс присел на мешок с песком, скрестив ноги. Его спутники поступили так же, устроившись на мешках с песком, расставленных вокруг деревянной доски, уложенной на ящик из-под боеприпасов. Брезент, натянутый над головой, был привязан конопляными веревками и увешан медицинскими принадлежностями. По обычаю Гешива предложил гостям еду – сухари, разваренные в воде до состояния жидкой каши, пайковый тюбик соленого жира и банку консервированной рыбы.

Люди здесь голодали, и Росс не хотел лишать их и без того скудной пищи. Хотя он был голоден, он собирался отказаться от еды, но Гешива широко улыбнулся ему.

— Ешьте, ешьте! – энергично предложил Гешива. Сам он не ел, и кажется, уже несколько дней.

Росс неохотно добавил немного соленого жира в кружку с сухарной кашей. Обменявшись обеспокоенными взглядами с Селеминой, он понял, что она разделяет его мысли. Она попробовала немного каши из своей помятой оловянной кружки. Никто не притронулся к драгоценной банке с рыбой. Гости съели свои порции, но от добавки отказались. Росс проглотил остатки каши и поблагодарил хозяина. Когда кантиканский обычай гостеприимства был исполнен, Гешива прочистил горло.

— Имперская Гвардия спасет нас? – задал он самый главный вопрос.

— Простите, доктор Гешива, но Верховное Командование сейчас в затруднении относительно Кантики. Мы даже не знаем, что здесь происходит. Связь между планетой и 9-м Флотом прервалась двадцать семь дней назад. Мне придется ответить вопросом на ваш вопрос: что здесь случилось?

— Посмотрите вокруг, инквизитор. Вот это и есть Кантика. Враг отобрал у нас наш мир, а выживших загнал в подземелья. Вокс-системы не работают. Никакой связи нет. Насколько мы знаем, мы можем быть последними выжившими.

Росс помолчал, обдумывая информацию.

— Разгром был таким внезапным, таким сокрушительным. Как противник смог разгромить вас? Это были… — Росс попытался найти правильные слова, — … это были… Старые Короли Медины?

Шах Гешива слегка наклонился вперед, словно не расслышал Росса.

— Вы имеете в виду, мифические Старые Короли? – он усмехнулся. – Нет.

Откинувшись назад, он мягко покачал головой.

— Враг сражался упорно, но наши бойцы были еще упорнее. Боевой дух был высок, и мы все делали что могли для защиты нашего мира. Женщины вязали одеяла, заготавливали еду для солдат… Мы думали, что сможем продержаться, — Гешива замолчал, ком в горле мешал ему говорить.

— Но месяц назад еще сотни тысяч вражеских солдат обрушились на нас с небес, высаживались колонна за колонной бронетехники и механизированной пехоты. Наши истощенные гарнизоны продержались только два дня…

— Значит, они еще не нашли Старых Королей, — прошептал Росс.

— Простите мою прямоту, инквизитор, но Великий Враг терзает Миры Медины именно ради того, чтобы найти их, — сказал Гешива.

Росс был изумлен. Проницательность доктора поразила его. Он посмотрел на Селемину, но она тоже была слишком ошеломлена.

— Не удивляйтесь так, инквизитор. Я все-таки не дурак. Зачем еще начинать полномасштабную войну за этот захолустный Коридор Медины, если не ради чего-то очень важного? – Гешива невесело улыбнулся.

— Перейдем к следующему вопросу. Инквизитор Маркус Делахант прибыл на Кантику шесть месяцев назад с целью поиска информации о Старых Королях Медины. Его последнее известное местонахождение установлено по маяку, передающему сигнал бедствия, в развалинах форта, где сержант Асинграй нашел нас. Может быть, Делахант в вашем лагере?

— Простите, инквизитор, нет. В подземелья с поверхности ведут тысячи ходов, туннелей и люков. Если он еще жив, то здесь его нет.

Росс обдумал все услышанное. Ситуация была угрожающей, но тот факт, что Кантика была завоевана без использования древних артефактов, как ни странно, ободрил его. У Росса и его группы было время узнать, что случилось с Делахантом, используя это поселение как временную базу. Еще многое надо было сделать.

— Вы слышите? – спросила Селемина, вдруг вскочив на ноги. Ее внезапное движение прервало размышления Росса.

Сначала Росс подумал, что Селемина, псайкер каппа-уровня, почувствовала что-то, чего он не заметил. Но вскоре он понял, что тоже слышит это – далекий лай собак. Росс повернулся к Гешиве, но доктор уже встал со своего мешка с песком, схватившись за автоган. Этот жест отнюдь не уменьшил тревогу Росса.

— Вас выследили? – спросил Гешива.

Прежде чем Росс успел ответить, доктор выскочил из палатки. Лай становился громче. Громче и ближе.

— За мной, — приказал Росс своей команде. В ответ послышался лязг заряжаемого и снимаемого с предохранителей оружия. Не оглядываясь, Росс вышел из палатки.

Снаружи поселение было охвачено паникой. Костры были потушены, палатки убраны. Беженцы прятались в каменных пещерах, унося с собой детей и стариков. Росс заметил десяток вооруженных добровольцев, бегущих в противоположном направлении – к входу в ущелье. Росс последовал за ними, направляясь к автопушке у входа в ущелье.

Он услышал, как кто-то прокричал приказ погасить свет. Огромные прожекторы, освещавшие поселение, немедленно отключились. Росс бросился на землю рядом с автопушкой, когда все вокруг накрыла тьма. Он тяжело упал на живот.

Тишина воцарилась в поселении так же внезапно, до этого как началась паника. Глазам Росса понадобилось некоторое время, чтобы привыкнуть к темноте, но во флуоресцентном свете подземных лишайников он смог разглядеть темные силуэты. Недалеко залег Гешива, заметный по очертанием львиной гривы и бороды. Слева от Росса занял позицию Сильверстайн, целясь из своей снайперской винтовки – на аугметические глаза охотника никак не повлияло отсутствие света. Вместе с кантиканскими добровольцами они сформировали линию обороны, на протяжении пятидесяти метров, если не больше, защищавшую узкий вход в ущелье и его западный фланг.

Росс, прищурившись, вглядывался в темноту, и с трудом рассмотрел гуманоидные силуэты, взбирающиеся на насыпь из камней и обломков перед ними. Враги, остановившись на вершине этого каменного холма, смотрели прямо на них. Сейчас их вполне можно было поразить огнем стрелкового оружия. Росс тихо выругался, глядя на них, пока они смотрели, казалось, прямо на него. Они были так близко… Росс даже слышал, как они говорили друг с другом хриплыми гортанными голосами.

Гешива, повернувшись, прошептал:

— Карательные отряды Великого Врага. Они прочесывают развалины в поисках бойцов имперского сопротивления. Не двигайтесь.

Росс затаил дыхание, вжимаясь в землю. Несколько силуэтов отделились от отряда на насыпи и начали осторожно спускаться.

— Сир, я насчитал пятнадцать. Пять приближаются сюда, — прошептал Сильверстайн.

— Собаки? Что насчет собак?

— Это боевые псы, не ищейки. Я обнаружил семь из них на расстоянии ста двадцати метров дальше вверх, и не похоже, чтобы они учуяли нас. Здесь нет ветра.

— Будь готов и жди приказа, — велел Росс.

Солдаты противника перебирались через обломки зданий и рухнувшие колонны. Теперь они были так близко, что Росс мог разглядеть резкие очертания их бронированных фигур, металлические лепестки и венцы на их плечах и руках. Трое из них были вооружены лазганами, остальные двое несли фонари и тыкали в развалины длинными металлическими пиками.

Росс закрыл глаза и сжал кулаки. На его верхней губе выступил пот. Белые лучи фонарей метались туда-сюда, иногда проходя в опасной близости от позиции кантиканцев. Наконец, когда по счету Росса прошло пятьдесят восемь мучительных секунд, вражеские солдаты повернулись, направившись назад. Они снова начали взбираться на насыпь, рыча что-то на своем языке. Ругались они, или докладывали своим командирам – Росс не мог понять. Еще несколько раз бросив взгляд в сторону ущелья и спрятанного в нем убежища, воины Великого Врага скрылись за насыпью.

Росс глубоко вздохнул. Он и не заметил, что все это время почти не дышал. Кантиканцы ждали еще несколько секунд, вглядываясь во тьму, потом начали подниматься из своих укрытий.

— Обычный патруль, — сказал Гешива.

Все уже поднялись, но Сильверстайн все еще лежал на земле. Росс взял его за плечо и встряхнул.

— Бастиэль, ты в порядке?

Охотник посмотрел на Росса, ошеломленно моргая своими бионическими глазами.

— У них нет лиц… — сказал он.

— Бастиэль?

— Я видел их. У них нет лиц, — повторил Сильверстайн, вставая. В первый раз за почти десять лет службы Росс видел его таким потрясенным. Охотник на ксенотварей, бесстрашно сражавшийся с кракенами и карнодонами, был испуган зрелищем истинного лица Великого Врага. 

ГЛАВА 5

ОН в ловушке и спасения нет.

Когда инквизитор Маркус Делахант очнулся, это была первая мысль, которая пришла ему в голову. Он попытался сесть, но боль в сломанном бедре пронзила его, как раскаленная игла. Делахант упал на бок, и его стошнило на холодный, мокрый каменный пол.

Он пытался вспомнить, где он находится. Оглядевшись вокруг, он увидел, что лежит на полу в каком-то темном зале. Зал был уставлен брусьями из полированного дерева, на них рядами, как выпотрошенные туши, висели цилиндрические кожаные мешки. На стене была фреска, расписанная яркими красками – стилизованное изображение борющихся обнаженных атлетов. Делахант догадался, что это спортивный зал.

Но он не помнил, как попал сюда. Его последние воспоминания были о том, как он пытался скрыться от карательных отрядов, убегая по улицам Верхнего Бураганда. Смутно он вспомнил, как столкнулся с вражеским солдатом на мотоцикле. Именно тогда он и сломал бедро.

Делахант оперся на дрожащие руки и заметил большой керамический таз с водой. Несомненно, его поставили сюда, чтобы атлеты могли утолять жажду из него. Но сейчас все атлеты были мертвы. Делахант вспомнил их койки в казармах, красные от крови, когда он пробирался сюда. Это воспоминание было самым четким.

Мучительно медленно Делахант потянулся к тазу с водой. Но расколотые кости отозвались такой болью, что он едва не потерял сознание. Он бессильно повалился на пол, его горло было слишком сухим даже для тошноты.

Совершенно разбитый, инквизитор лежал, даже не моргая. Он уже помышлял о том, чтобы покончить с собой, и обдумывал эту мысль некоторое время. Но наконец, Делахант принял иное решение. Подняв левую руку, он прижал к губам свое инквизиторское кольцо, и начал говорить. Простое с виду бронзовое кольцо несло инквизиторскую эмблему. Когда Делахант говорил, его слова преобразовывались в данные, записывавшиеся с помощью микроскопических кварцевых проводников в инквизиторской инсигнии. Поток информации шел по схемам и зашифровывался, трансформируя звуки в закодированные символы.

В его состоянии это был тяжкий труд. Иногда теряя сознание, медленно и с огромным усилием, Делахант записывал все, что он мог вспомнить с того момента, как прилетел на Кантику.

НАСКОЛЬКО Росс мог сказать, уже наступило утро. Шел только второй день его пребывания в подземных руинах, а он уже потерял чувство дня и ночи. Единственная причина, по которой он думал, что уже утро – он чувствовал себя очень уставшим. Его глаза жгло от недосыпания, а голова страшно болела.

Он и Селемина не спали всю ночь, пытаясь установить психическую связь с Делахантом, но безуспешно. Психическое напряжение было не только изнуряющим, но и опасным. По очереди они, отделившись от телесной оболочки, парили в виде психической сущности над минаретами Бураганда. Угроза быть атакованными другими психическими сущностями, особенно на планете, захваченной силами Хаоса, была очень велика. И пока один из инквизиторов пытался установить связь с Делахантом, другой охранял его, будучи в готовности вмешаться и прийти на помощь, если возникнет необходимость. Ночь тянулась медленно, попытки установить психическую связь давались с все большим трудом, усталость брала свое. Росс проглотил три таблетки мелатонина, но даже это не помогало сохранить ясность ума.

Селемина заснула, растянувшись на холодном каменном полу. Она по-прежнему была одета в ярко-желтый обтягивающий костюм и высокие ботинки, ее волосы растрепались, упав ей на лицо. Возможно, психический потенциал Селемины соответствовал эта-уровню, но пока она была еще молода и считалась очень способным псайкером каппа-уровня. Как следствие этого, ей пришлось взять на себя большую часть усилий. После третьей попытки Селемина так устала, что с трудом могла говорить.

Они прятались в руинах дома кантиканского стиля с плоской крышей, оказавшегося в этом ущелье вечность назад. Дом так оброс отложениями мела и известняка, что стал похож на каменную раковину. По крайней мере, в руинах можно было найти покой и уединение, необходимые для псайкерской медитации. Гешива оказался любезным хозяином, предоставив им пластиковое покрывало и угольную печь для обогрева.

Росс осторожно укрыл покрывалом спящую Селемину. Ей необходимо было отдохнуть, и Росс не хотел ее будить. Он устроился в крошечной каменной хижине, усевшись, скрестив ноги, на древних каменных плитах. Он принял еще две таблетки мелатонина и мысленно приготовился к новой попытке установить психическую связь с Делахантом. На этот Россу придется действовать одному.

Росс позволил своему разуму плыть, как лодке по течению. Он воспарил, как незримый луч света, и видел сверху себя и Селемину. Он уже устал, и течения Эмпирей угрожали навеки унести его в бездну. Россу пришлось напрячь  все силы, чтобы преодолеть их. Укрепив свой внутренний взор, он начал подниматься…

Сначала он медленно поднимался сквозь пронизанные ходами и пещерами ярусы подземных руин.  И на каждом из окаменевших пластов Росс чувствовал следы, оставленные призраками. Он пролетал сквозь самые древние пласты кантиканской истории, видел дворец династии правителей — имперских губернаторов, увенчанный куполом. Он понимал чувства генерал-губернатора, подавившего мятеж кочевников. Генерал-губернатор приказал похоронить живыми мятежников и их коней шесть тысяч лет назад. Это чувство было горьким.

Он поднимался сквозь пласты одноэтажных домов, построенных из глиняных кирпичей, и покрытых мозаикой из красного, коричневого, бирюзового камня. Хотя сейсмическое давление уже давно превратило эти дома в обломки, Росс чувствовал запах их очагов. Маслянистый аромат готовящейся пищи был так силен, что Россу захотелось остаться здесь ненадолго. Но он летел дальше вверх, набирая скорость.

Скоро подземные пласты руин с их приливом ощущений остались позади, и Росс вырвался на поверхность. Сразу же вся ярость и безумие города, растерзанного войной, обрушились на него, угрожая разорвать его разум. Приливная волна лютой жестокости и парализующего ужаса захлестнула его ментальную защиту. Если бы не долгое время обучения у лучших психо-дуэлянтов Ордо Еретикус, Росс умер бы, не выдержав этого. Он укрылся за ментальной броней, внутренне сосредоточившись. В четырех километрах под поверхностью физическое тело Росса содрогнулось, и его сердце едва не остановилось.

Он чувствовал ужас семей, прятавшихся в погребах и подвалах, удушающее, безнадежное отчаяние тех, кто просто ждал смерти. Что хуже всего, он чувствовал опьяняющую ярость свирепствовавших в городе Броненосцев. Он видел их черные ауры, страшные и тошнотворно злые. Они заполняли город, как чума, как орда смеющихся призраков.

Росс знал, что не выдержит здесь долго. Он летел низко, скользя над беспорядочным нагромождением многоквартирных домов. Он мчался над богато украшенными строениями из терракоты и тяжелой меди, и вскоре достиг главного канала Бураганда. Взор его разума искал хоть какие-то признаки присутствия Делаханта – мысль, крик о помощи, хоть что-нибудь.

Росс старался изо всех сил. По сравнению с Селеминой он был не таким сильным псайкером, но то, чего ему не хватало, он восполнял волей и концентрацией. Как и тело, разум можно тренировать. Медитация, психо-дуэли, и даже просто головоломки – все это инструменты тренировки разума, так же, как тренажеры, упражнения и диета помогают тренировать тело. Росс регулярно тренировал и тело и разум, и достиг псайкерских способностей омикрон-уровня.

Обыскивать город квартал за кварталом было очень тяжело. Делаханта нигде не было. Вместо этого Росс заскользил над центральной площадью Бураганда, вымощенной миллионами морских раковин – узор мозаики напоминал звезды и планеты Коридора Медины. Когда-то это была главная базилика и форум Бураганда, а сейчас Броненосцы сгоняли сюда кантиканских пленников, чтобы позже направить их на раскопки. Страдание и безнадежность этих несчастных, которых ударами и уколами пик гнали на площадь, были так мучительны, что у физического тела Росса стали лопаться сосуды, и кровь потекла из глаз и носа.

Это было слишком, и на секунду Росс потерял контроль и едва не впал в кому. Он отчаянно пытался удержаться – одинокий цветок, сопротивляющийся буре. «Еще один полет», решил Росс. Сузив зону поиска до района вокруг форта, где Делахант оставил аварийный маяк, Росс описал над ней круг.

В четырех тысячах метров под землей тело Росса содрогнулось в приступе судорог. Кровь текла по его лицу. Она текла из носа, ушей, глаз, из каждой поры на коже. Атмосфера чудовищной бойни пожирала его.

Не в силах больше поддерживать свою психическую форму отдельно от тела, Росса решил вернуться. Он уже начал удаляться от конических шпилей и бронзовых крыш Верхнего Бураганда. Но вдруг он что-то заметил – едва ощутимую психическую искру, кто-то активировал инквизиторскую печать. Росс остановился, затаив эфирное дыхание. Он попытался найти этот знак снова, и на этот раз он был более осязаемым. Глубоко под огромным амфитеатром в торговом квартале Верхнего Бураганда, Росс почти смог дотянуться и коснуться его. Это должен быть Делахант…

Отбросив осторожность, Росс рванулся вперед, как хищная птица. Приняв форму психического копья, он влетел в амфитеатр и направился к казармам в западном крыле комплекса.

Промчавшись сквозь каменные колонны психическое копье влетело в спортивный зал. Там у стены лежал инквизитор Делахант. Он был без сознания, и его отчаяние было слишком ощутимым, но он был жив.

Росс привел его в чувство резким ментальным сигналом.

«Маркус Делахант

— Это я… — прохрипел инквизитор. Он моргал, пытаясь разглядеть Росса, как человек, смотрящий на солнце. Делахант не был псайкером, и не мог его увидеть. Несмотря на кровотечение и спазмы, Росс собрал последние ментальные резервы, и вызвал образ, который Делахант мог узнать. Это был образ Росса в юности, когда они с Делахантом учились в Схоле Прогениум. Он появился перед глазами Делаханта – подвижный высокий подросток Ободайя Росс, облаченный в форму Схолы на несколько размеров больше.

«Маркус, это я, Ободайя»

— Старый мерзавец… Как давно это было? Шестнадцать, семнадцать лет назад? – усмехнулся Делахант сквозь сломанные зубы.

«Слишком давно, Маркус. Я знал, что ты здесь, ты слишком крутой, чтобы просто так сдохнуть, варп выплюнет тебя обратно».

— Если бы… Я не знаю, сколько мне еще осталось. Весь город просто кишит солдатами Великого Врага. Я слышу, как они ломятся в дверь…

«Знаю, Маркус. Я вижу это. Скажи скорее, где именно ты находишься

Делахант пожал плечами.

— Думаю, в Галерее Восьми Ветвей. Это старый спортивный комплекс для борцов в торговых кварталах Бураганда. Кажется, я как-то смог сюда заползти.

«Продержись до заката, дружище. Мы вытащим тебя»

— Подожди, Росс…

«Маркус? Быстрее, я теряю сознание»

Росс уже почти минуту не дышал. Началась гипоксия, и углекислый газ отравлял кровь.

— Росс, если я вас не дождусь, вся информация, которую я нашел – в моем кольце.

«Ты нашел Старых Королей

Делахант покачал головой.

— Я даже не знаю, что это. Я расскажу все, что мне известно, когда вы придете сюда, если, конечно, враг не доберется до меня раньше.

«Мы найдем тебя раньше, Маркус. Найдем».

После этого у Росса уже не оставалось сил. Он прервал психический контакт, слишком быстро и резко для его ослабленного состояния. Задыхаясь и корчась в судорогах, он рухнул на каменные плиты.

КОГДА Бастиэль Сильверстайн нашел Росса, инквизитор стоял на коленях, откинувшись назад и выгнув спину. Его лицо было покрыто засохшей кровью.

Он выглядел так, словно был уже мертв. По крайней мере, так подумал Сильверстайн, пока его аугметика не обнаружила, что пульс еще есть. Охотник бросился вперед, подхватил Росса и помог ему сесть.

— Сир, что случилось? – спросил Сильверстайн.

Росс моргнул и неразборчиво пробормотал:

— Я в порядке… просто установил психический контакт…

Сильверстайн помог ему опереться о стену и поднес оловянную кружку, от которой шел пар.

— Я принес вам немного чая.

— Спасибо… — Росс взял кружку обеими руками и, переведя дыхание, сделал небольшой глоток чая. Это был слабый дешевый чай, какой давали гвардейцам, но его горечь улучшила настроение Росса.

В этот момент проснулась Селемина. Она сбросила покрывало и машинально поправила волосы. Когда она заметила Росса, ее глаза расширились.

Росс поднял руку, прерывая возможные вопросы, прежде чем она их задаст.

— Спокойно. Я в порядке, но сейчас важно другое.

— Росс…

— Тсс. Делахант жив, и я знаю, где он. Приведи Гешиву, посмотрим, какую помощь он может нам предоставить. Мы пойдем за Делахантом сегодня ночью. 

ГЛАВА 6

ЕСАУЛ обычно был совсем не против того, чтобы стоять часовым на крыше. Там всегда была возможность застрелить какого-нибудь раба, достаточно глупого, чтобы бродить по улице после наступления темноты. Глядя вниз со своего поста на крыше самого высокого дома, Есаул чувствовал себя почти богом. С начала вторжения он собрал впечатляющую коллекцию ушей и зубов, украсив ими ремень своего добытого в бою лазгана. Но ему хотелось еще.

На молитвенных башнях-минаретах пробило двенадцать часов. Громкоговорители на минаретах и в альковах храма когда-то оглашали улицы пением святых имперских гимнов и молитв. Сейчас все изменилось. Сейчас из динамиков раздавались заклинания Хорсабада Моу на гортанном низком готике. Это  были страшные, уродливые звуки, их воющие интонации и зловещую монотонность не могли заглушить даже статические помехи.

Эти заклинания, звучавшие на безмолвных улицах покоренного города, сильно деморализовали непокорных жителей и бойцов сопротивления. Звуки так хорошо отражались от медных и бронзовых крыш города, что эхо звучало несколько минут. Есаул слушал эти звуки с удовольствием. Он достал из одного из многочисленных подсумков на доспехах сигарету с обскурой и закурил. Наслаждаясь чудовищным пением, Есаул глубоко затянулся наркотическим дымом.

Завитки дыма вырвались из щелей его металлической маски. Из-за сухих жарких дней и холодных ночей пустыни кожа под маской воспалилась. Есаул небрежно потыкал штыком в щели маски, чтобы уменьшить зуд.

Вдруг что-то мелькнуло в тенях на улице внизу. Сразу же забыв про скуку и зуд, Есаул, перегнувшись через край, глянул с крыши на улицу. Еще раз затянувшись обскурой, он смотрел сквозь дым во тьму внизу. И снова увидел это: кто-то, выйдя из тени под стеной, бросился бежать. На секунду Есаул подумал, не галлюцинации ли это от обскуры. Но нет, вскоре к двоим бегущим по улице присоединился третий.

Отбросив окурок, Есаул взялся за оружие. Лазган на сошках был установлен на краю крыши так, чтобы с нее можно было простреливать всю улицу. Судя по тому, как спешили эти неизвестные, это могли быть мародеры. Есаул устроился поудобнее, прижавшись щекой в маске к прикладу. Глядя в прицел, он следил за бегущими силуэтами. В перекрестие попала спина одного из мародеров. Есаул приготовился выстрелить, объявив этим ничтожествам о своем присутствии. Он снова был богом, а они – его игрушками.

Внезапный удар по затылку прервал его приятные мысли с такой силой, что Есаул едва не уронил лазган с крыши. Захваченный врасплох Броненосец перевернулся на спину, прикрыв руками голову, и следующий удар пришелся на его ржавые наручи. Его противник не прекращал атаку, стоя над лежащим Броненосцем и нанося удар за ударом.

В тусклом лунном свете Есаул смог разглядеть того, кто напал на него. Это был человек в гражданской одежде, но с оружием и военным снаряжением – явно боец сопротивления. Есаул убил уже достаточно их, чтобы узнать в темноте еще одного.

— Эшулк! – прорычал Броненосец. Яростный ближний бой был его стихией, из его левой бронированной перчатки выдвинулось спрятанное в ней лезвие – одно из многих в его доспехах. Есаул сбил с ног противника, и теперь они поменялись местами. Сразу же свободной рукой в железной перчатке Есаул схватил врага за горло и приготовился нанести смертельный удар.

Но не успел. Невидимый нож пронзил его горло. Сильные руки запрокинули голову Броненосца, и штык-нож вонзился под железную маску.

ВЫСОКО на крыше партизан просигналил рукой, что все чисто. Часовой снят.

Росс просигналил в ответ, и его группа развернула строй, держа под прицелом улицу. Это была узкая, тесная и извилистая улица, ведущая к торговому кварталу. Росс и Сильверстайн укрылись за обломками тележки торговца фруктами, покрашенной в синий цвет и позолоченной. Пока они прикрывали улицу, Селемина и капитан Прадал проскользнули мимо них, держась ближе к стенам магазинов и мастерских по краям улицы. Они прошли мимо мастерской портного, часовщика, парикмахерской – все пустые и покинутые. На свисающих карнизах, как фонари, висели птичьи клетки, когда-то наполненные певчими птицами. Сейчас птицы были мертвы, их трупики высохли.

За командой инквизитора шли бойцы сопротивления, держа под прицелом крыши. Гешива позволил взять на задание пятнадцать партизан-добровольцев. Это были смелые, упорные люди, которые хорошо знали город. До войны большинство их было мирными горожанами, которые жили и торговали в этом самом районе, но месяцы войны закалили их и превратили в бойцов.

Один из добровольцев, юноша, который потерял руку от взрыва гранаты, мягко шагал рядом с Россом. Инквизитор знал, что его звали Танзиль, и до войны он был учеником ткача ковров. Теперь он  больше не сможет ткать ковры, даже если Кантика снова будет свободной. Сейчас к его жилету, слишком большому для его узких плеч, были пришиты карманы для патронов, а в своей единственной руке он сжимал стаб-пистолет.

— После этой улицы мы выйдем на открытый базар, а за ним как раз и будет амфитеатр Бураганда, — прошептал Танзиль.

Росс кивнул и сделал знак рукой, приказав партизанам идти вперед, чтобы прикрыть следующую секцию улицы. Селемина и Прадал прикрыли следующую. Так с осторожностью они продвигались, пока не достигли перекрестка.

Добровольцы прошли вперед, половина из них заняла позиции, держа оружие наизготовку, чтобы прикрыть огнем разведчиков, скрывшихся за поворотом. Спустя некоторое время, разведчики вернулись. Росс не мог разобрать, что там происходит, но, казалось, что партизаны тихо спорят между собой.

— Что они там делают? – спросил Росс Сильверстайна.

Охотник пожал плечами.

— Сейчас узнаем, — сказал он, кивнув в сторону Танзиля, который уже бежал к ним.

Парень махнул обрубком руки и покачал головой.

— Путь заблокирован, мы не сможем пройти.

— Что значит «заблокирован»? – спросил Росс.

— Баррикады. Противник забаррикадировал выход на площадь. Камни, обломки, колеса, колючая проволока – баррикады около двадцати метров в высоту. Думаю, нам придется вернуться и поискать другой путь.

Росс красочно выругался. Потом выругался еще раз.

— Не все так плохо, инквизитор. Ткацкая мастерская моего хозяина в пятистах метрах отсюда, если пройти назад. Там через черный ход можно выйти на соседнюю улицу. Мы сможем добраться до амфитеатра оттуда, — заверил его Танзиль.

— Ну ладно. Тогда веди, — ответил Росс.

Команда Росса начала мучительно медленное продвижение обратно по тому пути, по которому они шли сюда. Они не успели далеко уйти, когда услышали низкий рев двигателей – тактическая осторожность была более чем оправдана. Партизаны начали шепотом передавать предупреждение вдоль линии.

Сначала Росс не понял, что за басовитый гул нарушил тишину ночи.

— Вражеский патруль, прячьтесь, — прошептал один из добровольцев. Предупреждение шепотом передавалось по колонне.

Но прятаться на узкой улице было некуда. Росс увидел приближающийся свет фар и прожекторов. Лучи ярко-белого света пронзали тьму. Шелковый мрак ночи вокруг внезапно сменился ослепительным сиянием. Они были в ловушке.

Росс подскочил к ближайшему окну, закрытому деревянной решеткой. Ударом плеча инквизитор проломил ее и ворвался внутрь, упав на колени в облаке пыли. Это оказался маленький книжный магазин. Полки были опрокинуты, вырванные страницы книг устилали пол. Ряд узких окон выходил на улицу. Еще двое партизан вскочили в помещение и, сорвав решетчатые ставни, приготовились стрелять, устроившись с оружием на подоконнике.

Первыми появились мотоциклисты, моторы их машин ревели как цепные пилы. За ними следовали два легких грузовика – патрульные машины серо-белого цвета со следами грязи и ржавчины. В их кузовах помещались два отделения Броненосцев и своры боевых псов.

Большинство партизан было застигнуто на улице. Открыв неприцельный огонь, они пытались найти укрытие. Патрульные грузовики остановились почти рядом с партизанами, и противник начал высаживаться. Первыми рванулись из кузовов боевые псы, громадные рычащие мастиффы. За ними с лязгом и грохотом спрыгивали Броненосцы.

Росс выстрелил из плазменного пистолета. Мини-сверхновая плазменного заряда испепелила Броненосца, выпрыгивавшего из кузова, расплавив его доспехи и фактически приварив к раме грузовика. Из углубления в стене напротив Росса Селемина и Прадал обстреливали противника.

Чей-то выстрел разбил прожектор на первом грузовике, и все вокруг погрузилось во мрак. В наступившей тьме Росс видел лишь сверкающие лазерные разряды и вспышки выстрелов автоганов. Сквозь шум боя он слышал рычание псов, рвавших что-то мягкое и мокрое.

— Если не отвлечь их, мы покойники, — сказал Сильверстайн. Он занял позицию рядом с Россом, темнота ему ничуть не мешала.

Прежде чем Росс смог возразить, Сильверстайн сжал его руку.

— Я вернусь к вам еще до рассвета. Держите вокс-канал открытым.

И охотник выскользнул через окно на улицу.

На секунду он задержался, двумя точными выстрелами сняв двух мотоциклистов. Пули с мягкой оболочкой просто сорвали их с мотоциклов. Едва сбавив шаг, Сильверстайн пересек улицу, направившись туда, где под треугольной аркой группа партизан была прижата огнем противника. Еще несколько точных выстрелов по вражескому патрулю дали бойцам сопротивления передышку, в которой они так нуждались. Сильверстайн и несколько кантиканцев, выскочив из укрытия, бросились прямо на врага. Оставшиеся партизаны отступили туда, где прятался Росс, и знаками показали, что можно следовать дальше.

Противник был отвлечен, а именно это и нужно было Россу. Не теряя времени, инквизитор выпрыгнул на улицу. Что произошло дальше, он почти не помнил. Он едва видел спину бегущего впереди человека. Во всеобщем смятении Селемина схватила его за руку, и Росс крепко держался за нее, стараясь не отстать на бегу. Они продирались через ряды фанерных прилавков, взбегали вверх по ступенькам, едва не падая в темноте. Однажды что-то с треском сломалось под ногой Росса, и инквизитор едва не вывихнул лодыжку. Он надеялся, что кантиканцы, бегущие впереди, знают, куда они направляются.

После очередного головокружительного подъема по хрупким деревянным ступенькам, они выбрались через люк на крышу. Партизаны сразу же начали уходить по крышам, но Росс успел бросить взгляд на улицу внизу. Там, внизу, прямо под ним, были машины карательного отряда. Еще дальше он увидел вспышки выстрелов – это мог быть только Сильверстайн и последовавшие за ним добровольцы. А еще дальше был виден яркий свет прожекторов – новые машины противника подходили к месту боя. С болью в душе Росс отвернулся, понимая, что ничем не может помочь Сильверстайну, и начал подниматься по крышам.

Преодолев ряд террас, они, наконец, спустились по водосточной трубе в узкий переулок. Дорожка для пешеходов была не больше девяноста сантиметров в ширину, и оканчивалась рядом неровных ступенек. Путь освещала натриевая лампа на проволоке. Это место воняло желчью и мочой.

— Сюда, быстрее, — сказал Танзиль.

Остатки их отряда, выстроившись в неровную колонну, последовали за юношей. Вскоре поблизости – слишком близко – послышался злобный рев моторов.

ЗАЛ собраний на борту «Карфагена» был огромен, его сводчатый потолок украшали гобелены и знамена. Тяжелые скамьи, обитые кожей, были расположены ровным восьмиугольником, окружая возвышение в центре. Стены зала являли собой истинный триумф имперского великолепия – мозаика из глазированных плиток изображала исторические сцены времен, предшествовавших Воссоединению, ярко сверкавшие в бледно-голубом свете. Из трехсот тысяч плиток не было двух одинаковых – труд, который занял у гениального художника Жоржа Севилля почти половину столетия.

Здесь лорд-маршал Кхмер выступил перед собранием самых важных и влиятельных людей этой звездной системы. Присутствовали девятнадцать генералов, во всем блеске и великолепии парадной формы, двенадцать командиров дивизий, два десятка высших чинов Имперского Флота, лучшие полковые командиры и представитель Оффицио Ассасинорум. Собравшиеся здесь люди обладали достаточной властью для того, чтобы уничтожать миры.

Штабные кадеты суетились между скамьями, разнося напитки и закуски. Несмотря на роскошь и великолепие зала, деликатесов здесь не было – только солдатские пайки. Офицеры ели то же, что и солдаты, и меньшего от них не ожидалось. Серебряные лотки были наполнены сухарями, а на подносах из лучшего серебра были сырые луковицы и консервированная рыба. Даже в хрустальных графинах было лишь крепкое пиво, которое выдавалось солдатам по пол-пинты в день. Воистину суровые времена.

Лорд-маршал Кхмер подождал, пока разнесут подносы и офицеры усядутся. Он начал свою речь спокойно и размеренно, благодаря великолепной акустике его голос был слышен всем в зале.

— Братья по оружию, я созвал военный совет, чтобы рассмотреть стратегические вопросы, касающиеся кампании по обороне Миров Медины. Слишком долго командование проявляло нерешительность, и было подвержено внешнему влиянию.

Послышались вежливые аплодисменты. Некоторые офицеры одобрительно затопали сапогами по палубе. Лорд-маршал поднял руку, призывая к тишине, и продолжил:

— Наши солдаты сражались храбро и безупречно. Но мы не можем отрицать, что наша стратегия истощения противника ведет к проигрышу войны. Главная наша задача – остановить наступление войск Хаоса. И единственной возможностью добиться этого в настоящем положении является тактическое отступление. Я считаю, что мы должны направить все силы на удержание Звезд Бастиона. Для этого нам следует отступить на соединение с прибывающими имперскими подкреплениями во внутреннем суб-секторе.

Это заявление собравшиеся встретили потрясенным молчанием. Кхмер ожидал этого. Среди тех, кто сидел здесь, многие были верны ему, но некоторые придерживались иной точки зрения, и были склонны согласиться с требованием Инквизиции защищать Медину.

Для того чтобы усмирить этих инакомыслящих, лорд-маршал уже разработал план. Он специально пригласил сюда некоторых офицеров, которые, как ему точно было известно, не были верны ему. Это будет  возможность преподать им урок.

И точно, высокий худой бритоголовый офицер с лицом, покрытым шрамами от лба до подбородка, встал со своей скамьи. Судя по знакам различия на поясе, это был бригадный генерал, командир 29-й Кантиканской бригады легкой кавалерии. Кавалерист прочистил горло, прежде чем говорить.

— Сэр, если позволите мне сказать, приказ инквизиции запрещает нам отступать. Конклав требует, чтобы мы удерживали Миры Медины всеми доступными средствами, пока инквизиторы не узнают, какие цели преследует Великий Враг в Медине. Разве не является нашей главной задачей не позволить врагу добиться своих целей?

— Нет, бригадный генерал, я не позволю вам нести чушь! И я не собираюсь губить свою армию ради каких-то старых сказок! Конклав Медины не делает ничего полезного, лишь подрывает наши усилия по обороне суб-сектора. Сядьте и не смущайте людей, — прошипел Кхмер.

— С уважением, сэр, приказ Инквизиции вполне ясен. Защищать Коридор Медины. Как бы ни было неприятно это говорить, Конклав является здесь высшей имперской властью, — ответил офицер.

«Дурак упрям, но это мне на руку», подумал Кхмер.

— Я здесь высшая имперская власть! Это мои люди и мой корабль! Я разберусь с Гурионом и его бродячим цирком, понятно?

— Да, сэр, — сказал кавалерист сквозь зубы. Прижав кепи к груди, он сел на скамью.

Казалось, воздух в зале стал холоднее на несколько градусов. Офицеры зашептались. Некоторые, судя по их взглядам, готовы были согласиться с этим бригадным генералом.

— Друзья мои, поймите, что я совсем не хочу оставлять врагу наш дом, наши миры. Но у нас нет выбора. Гражданским не придется делать тот выбор, какой должны сделать мы. Наш долг – защитить Империум, и мы не сможем исполнить его, если бесполезно погибнем здесь. Нам следует укрепить оборону Звезд Бастиона, чтобы остановить наступление главных сил Великого Врага.

Кхмер ждал, когда выскажутся недовольные, зная, что ловушка для них уже готова. И действительно, со скамьи снова поднялся тот же бригадный генерал.

— Это наша родина, сэр. Вы говорите, что мы должны позволить Великому Врагу уничтожить наш дом, мы должны нарушить приказ Инквизиции – волю самого Бога-Императора. Я считаю это отвратительным и не приму в этом участия.

Это было именно то, на что надеялся Кхмер. Теперь наступила развязка. Зал затих. Лорд-маршал Варуда Кхмер молчал долгие десять секунд. Он даже сосчитал их про себя. Наконец, его рука метнулась к кобуре, он мгновенно выхватил лазерный пистолет и выстрелил офицеру в грудь.

Лицо кавалериста исказилось от шока. Он был мертв еще до того, как сполз обратно на скамью, его глаза и рот были еще открыты. Никто не произнес ни слова. Собравшиеся здесь военачальники многое повидали, но случившееся потрясло даже их.

Лорд-маршал наконец нарушил тишину.

— Помните. Я здесь высшая имперская власть.

Он достал шелковый платок из нагрудного кармана и аккуратно протер пистолет, прежде чем спрятать его обратно в кобуру. Зал все еще молчал, когда Кхмер подошел к переднему ряду и протянул руку представителю Оффицио Ассасинорум.

Облаченный в камелеолиновый маскировочный костюм, менявший цвет во всех спектрах серого и черного, ассасин казался призраком смерти. Он пожал руку Кхмера, показав всем, что считает его союзником. Это был еще один блестяще срежиссированный спектакль, недвусмысленный знак собравшимся здесь представителям командования.

— Братья по оружию, ради победы в этой кампании я принимаю полномочия высшей имперской власти в этом регионе, во имя Бога-Императора. Если кто-то хочет возразить – говорите сейчас.

Как и ожидал Кхмер, никто не произнес ни слова. 

ГЛАВА 7

ПРОШЛО только три часа после полуночи, но уже начинался рассвет. Тройные солнца уже окрашивали горизонт из темно-синего в янтарный, укорачивая тени и прогоняя тьму. Дневная жара скоро сменит ночную прохладу.

По расчетам Росса, у них было тридцать минут, чтобы добраться до своей цели и вернуться в подземелья. Самое большее – сорок минут. К счастью, Галерея Восьми Ветвей уже была видна. Это был естественный амфитеатр, стадион в форме полумесяца, встроенный в обрывистый изгиб среди красных, белых и оранжевых скал. Ступенчатые ряды скамей возвышались над овальной ареной, покрытой смесью соли и песка. На этой арене лучшие борцы Медины сражались ради развлечения тысяч зрителей. Здесь же они приняли свой последний бой, когда оккупанты окружили и перебили их всех.

Команда Росса, пройдя по периметру стадиона, вошла в тренировочные залы и казармы, расположенные в крыльях Галереи. Это был комплекс палестр и жилых помещений спартанской обстановки, где атлеты тренировались и спали.

Танзиль и капитан Прадал шли впереди, за ними Росс, а за инквизитором следовали остальные бойцы команды. Они прошли центральный двор комплекса палестр, прямоугольную площадку, окруженную колоннадой. Колонны были во множестве по всему периметру двора, формируя галереи, которые вели в обширные тренировочные залы.

Каждый зал осматривали с методической точностью. Группа двигалась быстро, силуэты бойцов сопротивления мелькали между колоннами, скользя мимо бань, боксерских груш и гирь. В каменных стенах были вырезаны прекрасные фризы, изображающие атлетов и их святых-покровителей. Броненосцы явно уже побывали здесь, осквернив стены богохульными надписями, которые выглядели бы почти по-детски, если бы не были написаны кровью.

По изображениям атлетов, Росс видел, что они практиковали традиционную мединскую борьбу. Росс всегда интересовался боевыми искусствами, с тех пор, как еще в детстве, в Схоле Прогениум начал заниматься кулачным боем.

Как боец-рукопашник, Росс уважал жестокое искусство мединской борьбы. В ней запрещались удары кулаками и ногами. Вместо этого удары наносились предплечьями, локтями, коленями и головой. Большинство боев были короткими и беспорядочными, и обычно заканчивались нокаутом одного из бойцов. Росс жалел лишь, что его первая встреча с этим спортом состоялась в таких прискорбных обстоятельствах.

Страшнее всего оказалось то, что они увидели в казармах. Атлеты спали здесь на соломенных матах, кругом осталось множество их личных вещей – книги, одеяла, часы, молитвенные пергаменты и даже пикт-снимки родственников.

Когда Росс и его люди шли по этим казармам, они видели запекшуюся на полу кровь и осколки. Капли крови засохли на фото-пиктах и занавесках. Едва узнаваемые останки людей разлагались на полу, трупное зловоние вцеплялось в ноздри и липло к нёбу. Навыки следователя помогли Россу понять, что здесь произошло – защитники пытались запереться в своих казармах, но солдаты Великого Врага забросали их гранатами. Броненосцы упоенно предавались разрушению, и почти ничего здесь не осталось невредимым.

— Видите, инквизитор? – спросил Прадал, указав  на землю.

Росс посмотрел и сначала не разглядел ничего. Но подойдя ближе туда, куда указывал Прадал, он увидел свежий кровавый след, более яркий, чем засохшая коричневая кровяная корка вокруг. Краснея среди запекшихся кровяных сгустков, свежие капли крови вели по галерее в боковой коридор. Они были едва заметны.

— Делахант? – спросила Селемина, присев, чтобы изучить кровавый след. Ее голос звучал приглушенно из-за платка, который она прижимала к лицу.

— Весьма уместное предположение, мадам. Можно только надеяться, что это он, — сказал Росс. Этот кровавый след был от легкой раны, возможно, небольшого разреза или прокола. Едва ли это было опасное ранение, тем не менее, Делаханту нужно было оказать помощь. Необходимо было найти его как можно скорее, и последние несколько метров Росс преодолел бегом сквозь ряды четырехгранных колонн.

Обогнув вход, он увидел инквизитора Делаханта, лежащего освежеванным на плитках пола.

Росс остановился, затаив дыхание. Кто-то добрался до Делаханта раньше них. Судя по тому, как было положено его тело, он был оставлен здесь специально, чтобы его нашли. Должно быть, это ловушка. Кто-то разыгрывал здесь свою игру и был на шаг впереди. Глаза Росса расширились от изумления, когда он внезапно осознал это, и вдруг что-то мелькнуло на периферии его зрения – какие-то призрачные силуэты приближались к его команде, обходя с флангов. Росс открыл рот, чтобы закричать, но его бойцы так и не услышали слова «засада».

Его заглушил грохот очередей автоматического оружия. Росс успел упасть на землю, когда стоящего рядом с ним партизана срезало очередью. Над головой свистели пули. Одна пуля попала в наплечник, пробив доспехи и проникнув под броню. Вращаясь в ране, кусок металла разрывал плечо. «Пули с экспансивной выемкой», мелькнула мысль в мозгу Росса. Выругавшись, он нырнул вперед на локтях и коленях и спрятался за резервуаром с водой. Только оттуда он смог разглядеть нападавших, появившихся из-за колонн.

Росс ожидал увидеть солдат Великого Врага, но вместо этого увидел нечто совсем иное – самых опасных и смертоносных наемников суб-сектора, если не всего Сегментума Ультима: орфратинцы, так называемые  Чистокровные. Евгенически выведенные люди с длинными конечностями, облаченные в обтягивающие кожаные костюмы. Их появление здесь никак не могло быть случайностью. В полутьме они двигались как сияющие призраки, меняя оттенки от коричневого до розовато-лилового и багрового. На ремнях и портупеях несли они все необходимое для их ремесла: боеприпасы, пистолеты, мотки шнура, медикаменты и другое снаряжение. Фонари на их оружии освещали темный зал слепящими кругами света.

Каждый наемник был вооружен автоганом EN-Scar. Матово-черные карабины разрывали воздух грохотом выстрелов. Выдвигаясь на позиции, наемники вели прицельный огонь одиночными выстрелами с перекрытием участков.

В углу тренировочной арены, за штабелем деревянных манекенов Чистокровные установили тяжелый стаббер на сошках. Стрелок-орфратинец обстреливал зал и коридор продольным огнем, прижав бойцов Росса на открытом пространстве. Сияющие трассеры очередей прорезали темноту.

Паника отнюдь не была привычным состоянием для инквизиторов. Они действовали от имени Бога-Императора, и их редко можно было застать врасплох в столь уязвимом положении. Но сейчас слова «уязвимое положение» были явным преуменьшением опасности ситуации.  Селемина спряталась за каменной стойкой, пули со скрежетом били в камень и вонзались в деревянные руки и ноги манекенов. Выстрелы щербили стену, украшенную фреской, позади Росса, обдавая инквизитора осколками камня и известковой пылью. Двое из шести бойцов сопротивления были уже мертвы. Прадала нигде не было видно.

Но более чем шок и ярость от внезапного нападения, Росса поразил тот факт, что эту засаду устроили не солдаты Хаоса. Орфратинские Чистокровные, генетически улучшенные представители касты воинов с Орфратиса, с начала кампании в Мирах Медины сражались на стороне Империума. Используемые имперским командованием для проведения специальных операций – способность, которой так не хватало Кантиканской Колониальной Гвардии – эти наемники, насколько было известно Россу, подчинялись Верховному Командованию Имперской Гвардии. Но сейчас они напали на команду инквизитора. И каковы бы ни были их мотивы, они выполняли свою работу чертовски хорошо.

Их огонь был таким яростным, что Селемина не могла сосредоточиться, чтобы собрать ментальные силы для психической атаки. Она медлила, охваченная странной для нее нерешительностью. Расстегнув подсумок на портупее, она взяла из него гранату. Судя по желтой маркировке Муниторума, граната была осколочная. Селемина выдернула чеку и покатила гранату по полу, как мяч для крокета, после чего снова нырнула в укрытие и зажала уши руками.

«В укрытие

Она телепатически направила этот приказ прямо в мозг своим спутникам.

Росс, стрелявший из плазменного пистолета по наемникам, скрывавшимся за колоннами прямо перед ним, едва успел броситься в укрытие, прежде чем граната взорвалась. Взрыв с грохотом сотряс зал. Россу показалось, как будто кто-то сильно хлопнул его по спине. Вражеский огонь ослабел на несколько секунд.

Это и было нужно Селемине. Она немедленно воздвигла перед врагом иллюзорную стену, превращая тьму зала в бесформенную бездну, вызывающую тошноту и головокружение. Это был ее любимый трюк, и в темноте этого было достаточно, чтобы сбить противнику прицел и вывести из равновесия. Даже Росс, прятавшийся вне радиуса действия, был захвачен его эффектом.

Только тогда Селемина выскочила из-за своего укрытия и заявила о своем присутствии выстрелом огнемета. Струя жидкого огня с ревом разрезала мрак, выжигая Чистокровных из их укрытий. Селемина убила пятерых, прежде чем давление в стволе огнемета ослабело и пламя исчезло. Второй раз нажав на спуск, она заставила орфратинцев рассыпаться и бежать в поисках нового укрытия. Огненное копье пронзало тьму, осветив зал ярким янтарным светом.

«Святой Трон, женщина. Ты не говорила, что можешь быть настолько опасной!» — телепатически сказал Росс.

«А если бы я сказала, ты бы поверил?» — Селемина завершила мыслефразу звонким девичьим смехом.

«Нет», признался Росс себе. «Не поверил бы». На самом деле, ему до сих пор было трудно в это поверить. В резких тенях, освещенная пламенем огнемета, Селемина в своем ярко-желтом обтягивающем костюме и амуниции с военным снаряжением была похожа на школьницу, играющую в пикт-драме.

Но эта хрупкая девушка, лишь недавно получившая звание инквизитора, в одиночку обратила в бегство не менее сорока тренированных убийц самой устрашающей репутации – орфратинских Чистокровных.

— Отступить и выйти из боя! – приказал капитан Прадал, внезапно появившись неизвестно откуда и стреляя из лазгана очередями. Перехватив инициативу, уцелевшие партизаны, стреляя на ходу, последовали за ним к выходу из галереи, по которой они вошли сюда. Шедшие последними двое кантиканцев остановились у выхода, прикрывая огнем Селемину и Росса.

«Пора уходить», мысленно позвала она.

Росс вынырнул из укрытия и уже собрался бежать к выходу, но вдруг остановился.

«Нет! Подожди, не сейчас

Он развернулся и бросился к телу Делаханта. Психически он чувствовал, как Селемина убеждает его скорее уходить. Орфратинцы уже приходили в себя после псайкерской атаки, по-военному четко выкрикивая приказы и координаты целей. Их огонь возобновился, становясь все более плотным и точным.

Росс был уже близко к Делаханту. Он видел ободранное тело своего старого друга, лежащее у стены, его шея была выгнута назад под неестественным углом, руки распростерты, как у мученика. Позади Росс слышал, как в огнемете Селемины с фырканьем и хрипом догорают последние остатки огнесмеси. Скоро три десятка орфратинцев расстреляют его и Селемину на этом открытом пространстве. В голову пришла нелепая мысль, как шесть сотен пуль разорвут его тело.

В этот момент из-за колонны выскочил орфратинец и врезался в Росса. Они оба тяжело рухнули на каменный пол. Росс оказался прижат к полу тяжелым корпусом наемника. Сейчас он понимал, как выведение породы профессиональных убийц стало основой экономики Орфратиса. Орфратинец был рожден для боя. Как и его отец, и отец его отца, это был продукт тщательного генетического отбора касты воинов. Таким образом, в генетической чистоте продолжалась династия высоких, гибких и беспощадных убийц.

На удлиненном лице наемника, прижавшего Росса к полу, не выражалось никаких эмоций. Из подсумка на плече он достал моток тонкой проволоки. Отработанным движением Чистокровный накинул проволочную петлю на шею Росса. Схватившись за руку наемника, чтобы не позволить ему затянуть петлю, Росс поднял силовой кулак.

Силовая перчатка времен Танской войны с гудением включилась, окутавшись голубоватым сиянием.

Проволока врезалась в кожу Росса, разрезая ее так чисто, что даже крови не было видно. Но инквизитор успел ударить силовым кулаком по ребрам наемника до того, как проволока перерезала артерии. Силовые кулаки прежде всего предназначены для пробивания брони. Росс по опыту знал, что силовой кулак может пробить даже бортовую броню танка. Против незащищенной же плоти он действовал так, что и думать об этом было страшно. Росса буквально заляпало размазанными внутренностями орфратинца.

Росс отбросил выпотрошенное тело и пробежал последние несколько метров до Делаханта. Глаза мертвого инквизитора были еще открыты и, казалось, их остекленевший взгляд выражал упрек. Росс не успел спасти Делаханта, как обещал.

— Прости… — прошептал Росс. Он склонился над телом Делаханта, выключив силовой кулак, и сразу же увидел блеск кольца с инквизиторской печатью. Росс дернул за руку Делаханта, и кольцо, скользкое от крови, оказалось в его ладони.

В это время огнемет Селемины израсходовал последнюю канистру огнесмеси.

«У меня кончились боеприпасы», телепатически сообщила она.

Росс резко развернулся и помчался к выходу из галереи. Краем глаза он увидел фалангу наемников, ощетинившуюся стволами автоганов. Три пули едва не содрали с него скальп. Он подхватил Селемину, держа ее за талию, и продолжил бежать. Еще одна пуля попала в сегментированные броневые пластины живота. Броня приняла удар, поглотив кинетическую энергию. Доспехи не были пробиты, хотя на животе должен остаться большой синяк.

Когда до выхода оставалось меньше десяти шагов, Росс увидел, как выстрел сразил одного из партизан, прикрывавших отступление. Молодой человек, бывший клерк из дворца губернатора, повернулся, ударившись лицом о стену, из его шеи хлынул фонтан ярко-алой артериальной крови. Росс выскочил из галереи и побежал дальше.

Он оказался у жилых бараков. Выжившие  — капитан Прадал и молодой Танзиль – выскочили из своих укрытий, как только увидели Росса. 

— Туда, мы прорвемся через тренировочные залы, — указал Танзиль.

Росс кивнул и отчаянным жестом приказал им бежать. Позади он услышал, как последний уцелевший партизан повернулся и несколько раз выстрелил по входу в зал, где их подстерегла засада. Несомненно, наемники бросятся в погоню. Орфратинцы дорожат своей репутацией. Росс продолжал бежать, не упуская из виду мелькающий впереди силуэт Танзиля.

— Теперь ты можешь отпустить меня, — сказала Селемина.

Росс забыл, что несет ее на плече, и ее голова бьется о его бронированную спину. Он немедленно опустил ее на пол.

— Прошу прощения, я не хотел…

Селемина прижала палец к его губам.

— Сейчас не время для многословия.

— Но я…

— Тсс. Ты слишком много говоришь.

Партизан, прикрывавший отступление, отчаянно замахал им руками, призывая двигаться дальше. По извилистому туннелю они направились к выходу из комплекса тренировочных залов.

Когда они выбрались из комплекса, ночь уже прошла, наступил день. Росс увидел, что они оказались на самой арене. Три солнца уже взошли, словно красные угли, тлеющие над горизонтом. С трудом переводя дыхание, ошеломленные своей неудачей, бойцы инквизиторской команды шли через стадион обратно, в захваченный врагом Бураганд. 

ГЛАВА 8 

БАСТИЭЛЬ Сильверстайн подал в патронник последний патрон. У охотника мелькнула мысль оставить последний патрон для себя. Но он был слишком упрям. С усталой отрешенностью Сильверстайн поднял оружие и сделал последний выстрел по врагу.

Пуля, выпущенная с минарета, возвышавшегося над улицей на пятьдесят метров, пролетела по диагонали над крышами домов. Нацеленная на отряд Броненосцев, блокировавших квартал, она попала в одного из вражеских солдат, присевшего за своей патрульной машиной. Пуля вошла ему прямо в лоб и вышла из затылка в фонтане брызг крови и мозга, раскрыв железный шлем Броненосца, как цветок.

Сильверстайн присел за балконным ограждением молитвенной башни. Раздался ответный залп – чего и ожидал охотник, пули яростно застучали в кирпичную стену над головой. Отложив ставший бесполезным автоган, Сильверстайн оперся на красные кирпичи балкона и вздохнул.

— У кого-нибудь еще остались патроны? – спросил он.

Шесть бойцов сопротивления покачали головами. Они израсходовали все, что было у них в карманах, мешках и подсумках. Они предельно устали и были истощены. Сейчас было только раннее утро, но солнца Медины уже иссушали город опаляющей жарой. Обезвоживание, усталость и жара начинали брать свое.

Эта осада длилась уже почти пять часов, с тех пор, как Сильверстайн и несколько партизан отделились от остальных, чтобы отвлечь противника. Враг упорно преследовал их, и они потеряли троих по пути сюда. Казалось, что патрули Броненосцев и боевые псы ждут их за каждым углом. Они укрылись в самой высокой молитвенной башне торгового района Бураганда и там заняли оборону. Точность их огня заставила солдат Великого Врага организовать настоящую осаду, блокировав весь район и стянув сюда ближайшие патрули.

В последний час, когда боеприпасов осталось совсем мало, партизаны просто отдали оставшиеся патроны Сильверстайну, предоставив ему отстреливать врагов, окружавших минарет. По их предположениям, Сильверстайн израсходовал за это время не менее двух сотен патронов. Почти все его выстрелы попадали в цель, неся смерть врагу.

Некоторое время они ждали. Противник больше не стрелял, словно проверяя – нет, провоцируя их ответить огнем. Но у них ничего не осталось, и скоро враг это поймет.

— Как думаете, скоро они догадаются пригнать танк и сровнять с землей всю эту штуку? – спросил Гоа, бывший рабочий литейного цеха. Ему было уже за шестьдесят, и он страдал от солнечного удара больше других. Когда он говорил, его глаза были закрыты, голова безжизненно свисала.

— Нам повезет, если мы погибнем от огня артиллерии. Но они не доставят нам такого удовольствия, — сухо ответил Сильверстайн.

И как будто в подтверждение этих слов они услышали, как Броненосцы ломают ворота на первом этаже башни чем-то вроде тарана. Резкие голоса выкрикивали приказы на непонятном языке.

— Они идут, — Сильверстайн пожал плечами.

Шесть партизан начали готовить к бою штыки, но Сильверстайн просто сидел молча, положив руки на колени.

Охотник чувствовал странную отрешенность и какую-то необычную апатию. Он и хотел бы ощущать тот же мотивирующий страх, что и его спутники, но не мог. Тяжелые шаги воинов Великого Врага, поднимающихся по винтовой лестнице, должны были вызвать какую-то панику, если не ужас, но Сильверстайн не чувствовал ни того, ни другого. Возможно, тридцать лет на службе Инквизиции лишили его нервы чувствительности. Возможно, годы его юности, когда он работал загонщиком, загоняя крупных хищников для старших охотников на своем родном мире Вескепине, закалили его. Мальчики быстро взрослеют, когда им приходится выгонять огромных клыкастых волков из логова с помощью одной лишь палки. Многие вещи его просто не волновали. Сильверстайн расстегнул костяную пуговицу на кармане пальто и, достав из кармана сигарету, понюхал ее, надеясь, что у него еще осталось время закурить.

Броненосцы ворвались на верхнюю площадку, воя и рыча от жажды крови. В первый раз Сильверстайн видел их при свете дня. Они были дикого, зверского вида, одетые в беспорядочную смесь кольчуг, кирас, бригандин и пластинчатой брони. Некоторые были вооружены автопистолетами, другие лазганами. Сильверстайн даже заметил у одного картечный мушкет.

Они бросились на балкон. Сильверстайн закрыл глаза, не желая рассматривать их с помощью своей биоптики с такого близкого расстояния. Он не хотел, чтобы последним зрелищем в его жизни были подробные данные об этих хаоситах.

— Танг этай!

Смертельного удара не последовало. Властный голос приказал им остановиться. Сильверстайн достаточно работал с Имперской Гвардией, чтобы понять, что это приказ, отданный офицером. Медленно, охотник открыл глаза.

Воины Великого Врага стояли на расстоянии вытянутой руки. Они возвышались над ним, как железная стена.  Биоптика Сильверстайна вдруг стала мигать и давать помехи, и охотник не знал почему. Раньше аугметика никогда не подводила его. Словно машинные духи не хотели передавать такую картину в его мозг.

Глядя в глаза Хаоса, шесть кантиканцев бросили оружие и опустились на колени. Адреналин боя ушел, и их нервы просто сдали. Для них все это было уже слишком.

— Кемор авул, кемор эшек авул, — произнес офицер Хаоса странно веселым голосом на своем непонятном языке. Полевой командир Броненосцев являл собой страшное зрелище. Высокий и гибкий, он был облачен в кирасу из броневых пластин, покрытых шипами, к поясу кираса суживалась, переходя в бронированный передник, из-за чего Броненосец был похож на разъяренную гадюку. В отличие от его подчиненных, металлические полосы, которые были прикреплены к его шлему и полностью закрывали его голову, были украшены узорами  в виде симметричных переплетений, доходящих до центра головы. «Что-то вроде офицерских знаков различия», подумал Сильверстайн.

Офицер Великого Врага рассматривал их, с любопытством склонив голову набок. Внезапно он метнулся вперед и схватил Гоа за горло. Пожилой партизан был так измучен, что не отреагировал на это, даже когда его вздернули на ноги. Одним быстрым движением Броненосец сбросил старика с балкона.

Сильверстайн встал. Он хотел умереть стоя. Вражеский командир повернулся к нему. Схватив охотника за лацканы кожаного пальто, Броненосец перегнул его через ограждение балкона. Сильверстайн смотрел вниз с пятидесятиметровой высоты. Внизу на мостовой лежал Гоа, под ним растекалась лужа крови.

Но Броненосец не сбросил его. Он остановился, заметив значок на воротнике пальто. Маленькая серебряная булавка в виде инквизиторской инсигнии ярко блестела на солнце.

— Ты цепной пес мертвого Императора? – спросил Броненосец на низком Готике.

Сильверстайн сжал зубы и не сказал ничего.

— Ордэй ангхиари инквизт, — сказал командир своим подчиненным. Судя по их удрученному виду, Сильверстайн понял, что им не разрешат убить пленных здесь и сейчас.

— Я наик Ишкибал. Наик – мое звание. Ишкибал – мое кровное имя. Но ты не можешь называть меня ни по званию, ни по имени. Это святотатство, и мне придется убить тебя. Я говорю это потому, что пока не хочу убивать тебя. Понятно? – металлический резонанс его голоса выразительно передавал угрозу.

— Засунь кулак себе в задницу, — сплюнул Сильверстайн.

— Хорошо. Хорошо. Ты быстро учишься, цепной пес. Посмотрим, как долго ты протянешь. Думаю, мои командиры захотят поговорить с тобой.

— Я не инквизитор. Я охотник, — ответил Сильверстайн.

— Все равно. Ты носишь знак, значит, у тебя есть ответы, — усмехнулся наик. Повернувшись к подчиненным, он отдал серию приказов на своем языке.

Броненосцы, кулаками и пинками уложив партизан на пол, начали связывать им руки и ноги проволокой.

— Амел буриаш! – прорычал командир. – Они нужны мне целыми для допроса. Я съем лицо каждого, кто пустит им кровь без моего разрешения.

УЖЕ третью ночь они провели, скрываясь. Росс был покрыт запекшейся кровью – частью его собственной, но в основном вражеской. Кирпичная пыль, песок и сажа покрыли его доспехи коркой цвета грязных зубов. Усталость превысила все пределы, сухожилия, казалось, готовы были разорваться, мускулы пульсировали от боли.

Свое текущее местонахождение Росс также представлял себе довольно смутно. Он предполагал, что они спрятались в вентиляционной шахте какого-то полуразрушенного многоквартирного дома в Верхнем Бураганде. Но даже в этом он не был уверен, потому что ни в одном месте они не осмеливались задерживаться слишком долго. Карательные отряды Броненосцев весьма тщательно вели патрулирование. Однажды, на второй день, их едва не поймали. Испытывая отчаянный голод, они решились пробраться в полуразрушенный амбар в поисках продовольствия. Но вместо этого наткнулись прямо на патруль Броненосцев. Им едва удалось спастись. На наголенниках Росса остались следы клыков боевого пса в подтверждение этого.

И все же эти страдания были чисто физическими. Разум Росса все еще не мог отойти от шока последних семидесяти двух часов. За это время он потерял Бастиэля Сильверстайна, отряд кантиканских партизан, отправившихся с ним на задание, был почти полностью уничтожен, и сейчас приходилось прятаться в каком-то грязном подвале, надеясь, что Броненосцы не найдут и не убьют их здесь. Яду на его раны добавлял тот факт, что он не мог даже представить, кто мог нанять орфратинских Чистокровных, чтобы организовать такую хорошо рассчитанную засаду. Он перебирал все варианты, пытаясь найти ответ, но никаких хоть немного логичных или просто разумных версий найти не мог. Единственным правдоподобным объяснением было предательство. Предательство внутри его собственной команды. В том положении, в каком Росс находился сейчас, об этом даже думать было невыносимо.

В этом пандемониуме мыслей ясной была только одна – он не может сейчас покинуть Кантику. Хотя Селемина упорно настаивала на возвращении, Росс отказывался улетать с планеты, потерпев такое поражение и ни на шаг не приблизившись к истине. Росс умел быть упрямым, и оперативная группа была под его командованием. Они остались хотя бы для того, чтобы собрать сколько возможно информации, которая была целью их задания.

— Я принесла тебе немного супа, — сказал Селемина. Она пробралась сюда по туннелю, одной рукой держась за сточную трубу над головой, чтобы сохранить равновесие. В другой руке она держала фляжку, из которой шел пар, — Это всего лишь концентрат, но сегодня ночью холодно.

Росс поблагодарил ее и взял фляжку. Глотнув супа, он откинул голову назад. Теплый металл так приятно грел замерзшие руки. Суп, хотя и из стандартного гвардейского пайка, был совсем неплохим. Густой и соленый, он немного напоминал вкус консоме. Но лишь немного.

Селемина присела рядом с Россом, чтобы устроиться в тесном туннеле, ей пришлось упереться ботинками в противоположную стену. Возможно, на Росса действовала усталость, но в фосфоресцирующем сиянии газовых фонарей Селемина выглядела особенно прекрасной. В химическом свете профиль ее лица казался удивительно хрупким и изящным. Даже кольцо в губах – украшение, которое никогда не нравилось Россу – придавало ей особенно невинный вид. Росс не сразу осознал, что любуется ею.

— Ты знаешь, нам нельзя здесь оставаться, — сказала Селемина.

— Мы подождем еще двенадцать часов. Если Сильверстайн не свяжется с нами… — Росс замолчал.

— Росс. Мы больше не можем здесь оставаться. Я уже устала бегать и прятаться. У нас не осталось еды и почти не осталось воды. Мы должны вернуться на «Карфаген» и доставить Конклаву кольцо Делаханта для расшифровки. Это единственный разумный вариант.

— В любое другое время и в любом другом месте я бы согласился с тобой. Но сейчас, когда от нашего задания зависит столь многое, мы не можем покинуть Кантику, пока не убедимся, что Старые Короли не попали в руки Великого Врага. Мы еще не закончили здесь.

Росс не был уверен, сколько в этой его речи пустой бравады, а сколько его обычного упрямства. Но он просто не мог допустить этого сейчас. Его учитель, ныне покойный инквизитор Лист Вандеверн упрекал Росса за то, что он был слишком импульсивен и слишком легко поддавался эмоциям. Сначала этот недостаток едва не помешал Россу получить звание инквизитора. Но за годы инквизиторской службы внутренний инстинкт  не раз пригодился Россу. И сейчас инстинкт говорил ему, что нельзя возвращаться к Конклаву ни с чем, поджав хвост, как побитый пес, из-за пары перестрелок. Высаживаясь на планете, захваченной силами Хаоса, Росс должен был ожидать, что в него будут стрелять. Вообще-то это часть инквизиторской работы. Или, возможно, он просто не мог сейчас мыслить нормально.

— Росс, это идиотизм. Прости, но это так, и иначе я это назвать не могу. По крайней мере, мы должны двигаться, потому что нам нельзя долго оставаться здесь,  — возразила Селемина.

Росс заметил, что когда она была расстроена, она не могла смотреть ему в глаза. Она отводила взгляд и нервно кусала кончики пальцев.

— Я обещал Сильверстайну, что буду ждать в этом районе, когда он выйдет на связь.

— Росс. Пожалуйста. Ты сам сказал, что мы здесь не закончили. Как ни больно это говорить, речь не о Сильверстайне. Конклав приказал нам узнать, существуют ли древние артефакты на Кантике.

При этих словах Росс глубоко вздохнул. Она была права, и он знал это. Они должны улетать – или продолжить выполнять задание. Улететь Росс не мог, так что особого выбора не было.

— Пойдем, — согласился он.

— Я рада, что ты согласен, потому что у капитана Прадала есть отличный план!

Росс засмеялся, в первый раз за эти четыре дня.

— Пожалуйста, расскажи.

— Ты слышал выстрелы артиллерии в последние несколько дней?

— Нет, — признался Росс.

— А я слышала. И наш бравый капитан тоже. Это означает, что противник еще с кем-то сражается. То есть, можно предположить, что где-то в регионе еще ведут бои имперские войска. Капитан Прадал рискнул выйти на связь на имперской частоте. Он очень профессионально работает с вокс-связью, и не думаю, чтобы противник успел засечь наш сигнал. Это может произойти, только если мы захотим этого.

— И?

— И он связался с ними! Батальон Кантиканской Гвардии сражается примерно в двадцати километрах к северо-западу от Бураганда.

— И нам придется идти двадцать километров пешком по вражеской территории?

— Нет. И вот почему план так хорош…

КАРАТЕЛЬНЫЙ отряд с грохотом мчался по пустой улице, мощные дизели хищного вида машин грозно ревели. Два бронированных грузовика, покрашенные в грязно-белый цвет, сопровождались двумя патрульными машинами, с рычанием извергавшими из выхлопных труб облака дыма. Патрульные машины были приземистыми тупоносыми четырехколесными вездеходами с открытым пассажирским сиденьем. Из амбразуры броневого щита торчал ствол тяжелого стаббера, за щитом сидел стрелок. С начала Зверств характерный вибрирующий рев двигателей патрульных машин стал самым пугающим звуком в ночи. Партизаны и беженцы метко прозвали машины карательных отрядов «хищники и ищейки».

Промчавшись по разрушенным войной улицам 9-го квартала Бураганда, машины резко затормозили у большого многоэтажного здания. Весь фасад здания осел, отделившись от конструкции, как мокрая бумага, обнажив погнутые балки и опоры.

Кто-то передавал сигнал бедствия на имперской частоте. Броненосцы прослушивали эту частоту с тех пор, как разгромили Кантиканскую Гвардию. Сигнал шел из этого самого здания.

Солдаты карательного отряда высаживались из своих машин, проверяя оружие и подтягивая патронташи, как только спрыгивали на землю. Два полных отделения – двадцать опытных убийц – быстрым шагом направились к главному входу. Странно, что хотя стена вокруг была почти полностью разрушена, дверь и дверная рама остались невредимы. Командир отделения – наик – сбил замок своей латной перчаткой, остальные Броненосцы построились за ним в колонну, подняв оружие.

Внутри сквозь пробоины в стенах проникали лучи лунного света. Треть здания обрушилась, словно разрезанная поперек. На седьмом этаже на самом краю уцелевшего пола стояла детская колыбель, одна ее железная ножка висела над пустотой.

Наик направился к источнику сигнала с ауспексом в руке. Сигнал был ясный и четкий, его источник находился на расстоянии не более пятидесяти метров. Скоро, как ожидал наик, еще одна партизанская ячейка на себе испытает, как опасна длительная передача вокс-сигнала на вражеской территории. Наик навел крупнокалиберный автопистолет на угловатые тени впереди.

Карательный отряд прошагал по главному коридору. Где-то прорвало сточную трубу, и весь нижний этаж был по лодыжку залит грязной водой, смешанной с пеплом и содержимым канализации. Большинство дверей в доме были сорваны с петель, внутренние помещения разграблены. Мебель разбита и выброшена в коридор, хрупкие мокрые деревянные обломки хрустели под ногами.

Писк ауспекса вдруг перешел в пронзительный визг. Впереди дверь закрывала вход в котельную дома, расположенную в подвале. Вокс-сигнал шел оттуда, в этом Броненосцы были уверены.

Они принесли таран из прочного металла весом тридцать килограмм. В последний раз проверялось оружие. Броненосцам так не терпелось приступить к убийству, что из-за металлических пластин, покрывавших их лица, слышался возбужденный лязг зубов. Схватившись за таран, Броненосцы обрушили его на дверь. Дерево с хрустом раскололось, как раздробленная кость.

Карательный отряд ворвался в котельную. Наик вошел первым, размахивая пистолетом в поисках целей. Но, едва войдя в помещение, он заметил две вещи.

Во-первых, котельная была пуста, в ней был только вокс-передатчик военного образца. Он стоял на полу в пятне лунного света и передавал сигнал о помощи по имперским вокс-каналам. Во-вторых, на дверь была поставлена простейшая мина-растяжка. Кусок провода, прикрепленный к двери, был соединен с ремнем, связывавшим несколько гранат. Когда дверь выломали, натяжением провода из гранат выдернуло чеки с хорошо слышным щелчком.

Когда наик это заметил, было уже поздно. Он даже не стал предупреждать солдат об опасности, а просто развернулся и попытался выскочить обратно. Но не успел.

Гранаты взорвались с оглушительным грохотом. Тысячи противопехотных поражающих элементов – шариков разорвали в клочья все содержимое котельной. Мгновенно стены, покрытые штукатуркой, стали похожи на пористую губку. Солдаты Великого Врага, ворвавшиеся в помещение, были накрыты градом разлетевшейся шрапнели. Взрывной волной выбило в доме все окна, которые еще не были разбиты, и окна в других домах на улице.

ЗВОН разбитых окон послужил сигналом. Росс выскочил из укрытия в сточной канаве во дворе рядом с домом. Остальные бойцы его группы последовали за ним. 

Выглянув из-за стены, они увидели машины карательного отряда, стоявшие перед зданием. Росс побежал к бронированному грузовику, зная, что его сейчас вполне могут подстрелить до того, как он добежит. Выстрелов не последовало, и Росс запрыгнул в открытую дверь машины. Оказавшись в кабине, он повернулся и втащил за собой Селемину. В зеркало заднего вида он увидел, что капитан Прадал и двое партизан залезают в кузов.

Внутри грузовика воняло машинным маслом и аммиаком. Росс был рад, что еще слишком темно, чтобы видеть внутренности кабины в подробностях. Потянувшись под приборную доску, он нащупал там ключи зажигания. Они были еще теплые. Росс повернул их, и двигатель грузовика взревел, как разбуженный зимой медведь. Фары включились, пронзив темноту двумя лучами тусклого белого света.

Грузовик пришел в движение, сначала тяжело и неуклюже. Росс повел машину вперед, вдавив педаль газа. В боковом зеркале Росс увидел, как из здания, шатаясь, вышел Броненосец, оглушенный, раненый, но свирепо размахивающий  лазганом. Капитан Прадал уложил его одним метким выстрелом. После этого капитан по очереди прострелил большие колеса патрульных вездеходов-«ищеек».

— Вперед, сэр, пошли-пошли-пошли! – крикнул Прадал, стукнув по задней стенке кабины.

Словно пробудившись окончательно, грузовик рванулся вперед, подняв тучу пыли. Когда стрелка потрескавшегося спидометра добралась до цифры 70 км/ч, квартал уже остался далеко позади.

ЛОРД-МАРШАЛ Кхмер сидел в своем кресле, погруженный в мрачные раздумья, когда адъютант доложил о прибытии орфратинского эмиссара.

Шелковые ширмы, закрывающие дверь в его каюту, неслышно отодвинулись в стороны с помощью сложных механизмов. В каюту вошел Аспет Фьюр, почтительно поклонившись на пороге. Как и других членов его клана, у Фьюра была бронзовая кожа и тусклые оливково-зеленые глаза, что выдавало в нем Чистокровного, продукт достижений евгеники. Обтягивающий костюм из змеиной кожи цвета сепии подчеркивал его мощную мускулатуру. Несомненно, он был настоящим бойцом, хотя из вежливости и оставил все оружие и снаряжение за дверью, кроме автопистолета «Люгос» в кобуре у бедра.

Кхмера это все не слишком впечатлило. Он даже не потрудился встать с кресла. Для него орфратинцы были всего лишь варварами-наемниками. Они действительно  вели происхождение от воинов-варваров субарктических регионов Орфратиса времен, предшествующих воссоединению с Империумом. Это были те же дикари, которые поклонялись небесным питонам и воздвигали колонны из раскрашенных костей врагов десять тысяч лет назад. Сейчас вся экономика Орфратиса зависела от капитала, зарабатываемого его знаменитыми наемниками.

— Приветствую вас, лорд-маршал. Вы, кажется, не в настроении, поэтому изложу все кратко.

Лорд-маршал поднял бровь. Похоже, варвары выбрали посланника, который умеет говорить связно и не рычать между словами.

— Я слушаю, — сказал Кхмер.

— Восемьдесят часов назад была проведена атака по первостепенным целям в Бураганде, Кантика. Ваш информатор, внедренный в группу целей, обеспечил моих агентов достаточными разведданными. К сожалению, атака имела лишь ограниченный успех. Главная цель еще не уничтожена…

— Заткнитесь! – взревел лорд-маршал, вскочив с кресла, на его шее от гнева вздулись вены. Он опрокинул туалетный столик из атласного дерева шоколадного цвета. Это было настоящее произведение искусства, созданное покойным Туссеном Пилоном в стиле раннего Возрождения. Столик был инкрустирован мозаичным узором из жемчужин; радужные переливчатые узоры напоминали играющих херувимов. Кхмер проломил сапогом нижний ящик.

— Вы знаете, что это значит? Ваша некомпетентность, неспособность ваших людей могут стоить мне всего! Вы знаете, с кем мы имеем дело? С проклятой Инквизицией! Здесь нет места для ошибки!

— Кстати, лорд-маршал. Вы не потрудились сообщить нам перед заключением контракта, что целью является полноправный инквизитор. Столь высокий риск требует повышения начальной цены не менее чем на 800%.

Кхмер чуть ли не пеной исходил от ярости.

— Я нанял вас, идиотов, ожидая, что вы способны выполнять свои обязательства. И теперь вы ждете, что я после этого буду иметь с вами дело?

Орфратинец пожал плечами.

— Мы не задаем вопросов. Мы сражаемся, проливаем кровь и ожидаем полной оплаты. Таковы правила, лорд-маршал.

— Не в этот раз. Думаете, я позвал вас сюда, чтобы услышать о ваших неудачах? Я о них уже знаю. Мне давно известно, что ваши люди опозорились.

Орфратинца это явно застало врасплох. В первый раз на его благородном лице отразилось замешательство.

— Тогда зачем этот спектакль? Почему вы потребовали встречи, если знали ответ?

Кхмер искривил губы в холодной усмешке.

— Потому что у меня тоже есть для вас новости. Я хотел посмотреть, как вы на них отреагируете.

Орфратинец шагнул назад. Его пальцы легли на кобуру пистолета. Шелковые ширмы позади него раздвинулись, и за ними оказалось целое отделение офицеров военной полиции, вооруженных дробовиками и парализующими дубинками.

Лорд-маршал театрально прочистил горло.

— Я хочу сообщить вам, Аспет Фьюр, что двенадцать часов назад войска гарнизона Кантиканской Колониальной Гвардии на Орфратисе, атаковали владения вашей компании. Ваша сеть уничтожена, и те немногие из вас, кто еще остался на свободе, сейчас скрываются. Ваши преступления, в том числе сотрудничество с Великим Врагом и убийство инквизитора, дают мне право пресечь деятельность вашей организации и принять соответствующие карательные меры.

Орфратинец покачал головой в немом изумлении, не веря своим ушам.

— Жаль, что пришлось сделать это. Но молчание стоит дорого, — сказал Кхмер, повернувшись спиной к наемнику. 

ГЛАВА 9

ПОСЛЕДНИЙ батальон 26-го артиллерийского полка Кантиканской Колониальной Гвардии вел бой уже тридцать один день. С начала Зверств 1200 солдат 26-го полка оборонялись в комплексе пещерных храмов в двадцати километрах к западу от Бураганда.

Они держались даже тогда, когда сокрушительное наступление механизированных колонн Броненосцев раздавило 90% сил Кантиканской Гвардии. Каждый день солдаты Великого Врага штурмовали этот грубый вулканический утес более чем трехсотметровой высоты. Каждый день огнем стрелкового оружия и артиллерии из пещер кантиканцы отражали их атаки.

Равнина, поросшая низким кустарником, не предоставляла противнику никаких укрытий. Эрозия выветрила близлежащие руины и окаменелости. Луковицеобразные суккуленты росли в промежутках созданных человеком геоформ. С тех пор, как гвардейцы укрепились в комплексе пещерных храмов, они прозвали это место Барбаканом. Три тысячи трупов хаоситов, устилавших прерию вокруг, подтверждали, что это прозвище заслужено.

Изрыгая огромные клубы дыма, 60-фунтовые орудия обстреливали позиции Броненосцев, беспокоя их огнем и провоцируя на самоубийственные атаки. Тяжелые орудия сотрясали пещеры своей отдачей, посылая снаряды за канал Эрбус в пяти километрах отсюда.

Хотя от постоянных атак и обстрелов противника погибло уже 592 гвардейца, батальон продолжал сражаться. Солдаты 26-го полка упорно оборонялись, несмотря на тот факт, что им уже нечего было оборонять. До войны батальон дислоцировался здесь с целью защиты единственной автомагистрали, связывавшей Бураганд с западными городами-государствами, а теперь это уже не имело значения.

Ранним утром тридцать первого дня инквизитор Ободайя Росс и его свита нашли убежище в укреплениях Барбакана. Захваченный грузовик они бросили за периметром обороны. Из суеверия они подожгли машину, прежде чем оставить ее за колючей проволокой.

Инквизитор и его люди, шатаясь и хромая, взбиравшиеся на эскарп, были одеты в лохмотья, окровавлены и едва живы от усталости. Они брели к ближайшему бункеру, расположенному в пещере, где находился аванпост, вмещавший не более трех-четырех человек.

Бункер был замаскирован травой и укреплен бруствером. Солдаты Прасад и Буакав вышли из пещеры навстречу Россу. Увидев гвардейцев в кантиканских коричневых мундирах и поясах со знаками различия, инквизитор поднял свою инсигнию. Усталость сковала его, не позволяя ничего сказать. Он уронил инсигнию в пепел и упал на одно колено.

РОСС не знал, сколько времени он проспал. Он даже не помнил, как заснул. Когда он проснулся, три солнца уже наполняли пещеру ослепительно белым светом.

Росс увидел, что лежит в маленькой пещере, на некоем подобии кровати из пустых ящиков. Его спатейская кираса была снята и лежала рядом, как пустая скорлупа. На бедрах и ногах по-прежнему оставались элементы доспехов, но выше пояса на нем была лишь хлопчатобумажная рубашка, затвердевшая от пота. Плазменный пистолет был на своем месте – в кобуре на плече.

Моргая от яркого света, Росс встал. Он поморщился, когда в напряженных конечностях вспыхнула боль от молочной кислоты в мышцах. Поверхностный осмотр выявил синяки на ребрах, незначительные ранения и перелом ноги в нижней части. Учитывая, через что он прошел, Росс мог считать, что ему очень повезло.

Оглядевшись вокруг, он увидел, что находится в искусственной пещере с гладким полом и низким потолком. Не сразу он вспомнил, что оказался в некоем храмовом комплексе, расположенном в сети пещер, и до войны это место было объектом паломничества. Небольшие священные предметы и пожертвования Богу-Императору, исполненные по обету, заполняли стены грота – глиняные аквилы, цветные свечи, четки, цитаты из священных книг на полосках пергамента.

Хромая, Росс подошел к выходу из пещеры и посмотрел на Барбакан, находившийся прямо под ним. Это был пологий утес из серого и белого, как слоновая кость, камня, покрытый зарослями колючих кустов, тростника и шипастыми толстыми кактусами. В некоторых местах склон переходил в почти вертикальные обрывы – голые, каменистые, крутые и неровные. На плато, как гнезда гигантских птиц, располагались артиллерийские батареи, стволы тяжелых «Сотрясателей» смотрели на горизонт.

— Хорошо спали, инквизитор? – спросил капитан Прадал. Росс обернулся и увидел, что кантиканец вышел из туннеля в задней части пещеры. Офицер побрился и соскреб с лица большую часть кровавой грязи. Его голова и левая рука были перевязаны.

— Как после битья палками, — сказал Росс, протирая лицо руками. Куски засохшей крови и грязи прилипли к ладоням.

— Добро пожаловать, инквизитор. Вы долго не приходили в сознание, — рядом с Прадалом появился второй кантиканский офицер. На его поясе были знаки различия полковника, но он был слишком молод для такого звания. Бритоголовый офицер с толстой шеей и квадратной челюстью был больше похож на бандита, чем на полковника Имперской Гвардии. Когда он говорил, его голос звучал резко и хрипло, или от курения, или от порохового дыма. Его суровой манере подходило и то и другое.

— Спасибо, полковник…

— Полковник Гамбурян, командир 26-го артполка, — представился офицер.

Они пожали друг другу руки. Рука полковника была твердой и мозолистой от многих лет работы с тяжелыми снарядами и орудийными механизмами. Россу стало стыдно за свои ухоженные руки.

— Капитан Прадал уже сообщил мне о вашем положении. Не знаю, чем мы можем помочь, но если чем-то можем, не сомневайтесь, я сделаю все возможное, — хрипло сказал полковник, достав из-за уха сигарету и ловким привычным движением закурив ее.

На самом деле Россу сейчас было бы достаточно немного пищи или хотя бы просто воды, и тряпку, чтобы вытереть засохшую кровь и грязь с лица. Но у него были более важные задачи.

— Мне нужен шифровальный аппарат. Стандартный военного образца подойдет, у вас такой где-то должен быть.

Полковник с наслаждением затянулся сигаретой и кивнул.

— Я так и думал. Ваша коллега, Селламини, кажется, ее зовут, сказала, что вам может понадобиться шифровальный аппарат. Он у нас в главном штабном бункере.

— Отлично. Вы весьма расторопны, полковник, — сказал Росс, с трудом поднимаясь на ноги.

— Приходится. Мы же все еще живы, не так ли? – Гамбурян усмехнулся, пожав плечами и держа в зубах сигарету. – Могу я еще что-то сделать для вас?

Росс устало вздохнул.

— Да, полковник. Могу я попросить у вас сигарету?

КОГДА Росс говорил о шифровальном аппарате военного образца, он забыл, что «военного образца» часто означало устаревший, изношенный и, возможно, неисправный.

Шифровальный аппарат оказался тяжелым мощным когитатором, скрытым глубоко в недрах Барбакана. Его фарфоровый корпус стал лохматым от пыли, валы и клавиши потрескались и потускнели. Несколько сотен ржавых кабелей тянулись из-под его корпуса, как щупальца морского чудовища. Росс за все годы службы никогда не видел такого когитатора.

Не обладая ни терпением, ни склонностью к работе с техникой, Росс доверил большую часть работы Селемине. Она, казалось, была в своей стихии, нажимая на педали и крутя шестеренки и ручки настройки. Машина загудела, и цветок из слоновой кости на передней панели корпуса начал вращаться, сигнализируя об активации дешифратора. Росс, желая  принести какую-то пользу, попытался заняться кабелями.

— Чем скорее ты перестанешь стоять у меня над душой, тем скорее мы начнем расшифровку, — предупредила его Селемина.

Росс пробормотал извинения и, усевшись на импровизированную скамью из фанеры и пустых ящиков из-под боеприпасов, удовольствовался ролью наблюдателя. Селемина вставила кольцо Делаханта в центральный разъем аппарата, направив данные в логические схемы когитатора. Другой рукой она придерживала  ленту бумаги, выходящую изо рта фарфорового херувима, лицо которого украшало боковую панель корпуса машины.

— Готово? – спросил Росс, глядя со своей скамьи.

— Нет. У кольца Делаханта уровень доступа «маджента», а этот аппарат просто старый хлам. Его логические схемы должны понять код, которым зашифрованы данные, и полиалфавитную подстановку. Остальное ты можешь представить.

Росс непонимающе посмотрел на нее. Селемина встала, уперев одну руку в бедро, и укоризненно постучала замшевым сапогом по земле. Она переоделась, сменив свой обтягивающий костюм на хлопчатобумажную рубашку и мешковатые кантиканские бриджи. Они были так ей велики, что ей пришлось свернуть их чуть ли не вдвое и туго затянуть на своей тонкой талии шелковым шарфом. Рубашка тоже была так широка, что ее концы Селемина завязала узлом на животе. Росс подумал, что сейчас она похожа на танцовщицу из улья. Ее взгляд обратился к нему.

— Это значит, что придется подождать.

— Ладно. Мы можем подождать, — сказал Росс.

И, словно опровергая его слова, бункер внезапно вздрогнул. С потолка посыпалась пыль и песок. Росс своей диафрагмой почувствовал, как трясется земля.

— Нас атакуют? – спросила Селемина. Ее игривое настроение исчезло. Она схватила свою портупею, висевшую на балке потолка.

— Вряд ли это вражеская артиллерия, — ответил Росс.

Пещеру снова встряхнуло, задрожали стены, укрепленные мешками с песком.

— А что же тогда?

— Наша. Гвардия обстреливает противника.

Его слова были заглушены тремя последовательными разрывами, их грохот эхом раскатился в пещерах Барбакана.

Скоро в штабном бункере начали собираться кантиканские офицеры. Аппаратура вокс-связи, занимавшая целую стену пещеры, зашипела и зажужжала. Из ее динамиков послышались звуки выстрелов и крики приказов, смешанные с треском помех.

Росс поймал за рукав пробегавшего мимо капитана.

— Как обстановка? – спросил инквизитор.

Капитан посмотрел на него так, словно это был риторический вопрос.

— Ну… мы сражаемся. Снова. Броненосцы опять атакуют, переправились через канал Эрбус и сейчас наступают через ничейную землю.

— И часто это бывает?

— Каждый чертов день, — последовал ответ.

КАПИТАН Прадал увидел противника первым. Молодой офицер вызвался добровольцем на один из передовых постов в пещере, из которой просматривались северные подходы к Барбакану, и был там, когда увидел их – пехотинцы противника в молчании лезли вверх по крутому каменистому склону.

В магнокуляры он разглядел, как они ползут по нагромождениям вулканического камня, пробираясь сквозь редкую поросль горного кустарника. Они умело использовали скудные укрытия, взбираясь по каменистым осыпям и цепляясь за чахлую сухую растительность. Сначала Прадал заметил лишь десятерых, потом увидел двадцать, пятьдесят, еще больше. Целая рота Броненосцев поднималась на склон в строю колонны.

Прадал обернулся к двоим гвардейцам, стоявшим на посту вместе с ним, и передал одному из них магнокуляры, а сам бросился к вокс-аппарату. Но в этом уже не было необходимости. Противник открыл огонь первым. Ракета, выпущенная, вероятно, из переносной установки, с визгом пролетела над головой, оставляя дымный след. Она не попала в цель и взорвалась в сорока метрах выше по склону, среди обломков скал.

Так воины Великого Врага объявили о своем появлении. С диким ревом Броненосцы вскочили в полный рост и бросились в атаку. Прадал видел, что здесь не менее четырех или пяти пехотных рот полного состава. Враги появлялись из-за укрытий и неровными рядами бежали вверх по склону, быстро сокращая двухсотметровую дистанцию. Но позади рядов пехоты, поднимая тучи пыли, через канал Эрбус двигались механизированные колонны. Именно боевых машин Броненосцев больше всего боялся Прадал.

Сразу же по противнику открыли огонь три позиции узла обороны — два бункера, расположенных в пещерах, и один бетонный ДОТ. Капитан Прадал занял место за тяжелым болтером в орудийном окопе. Болтер весом 40 кг трясся, как промышленный бур, хотя Прадал налег на него всем весом. Тупоносые снаряды с грохотом вылетали из короткого ствола.

— КП-1! Это наблюдательный пост №8. Пехота противника наступает по северному берегу! — прокричал рядовой Чамдри в микрофон вокса. Он присел рядом с Прадалом, одной рукой придерживая кепи, другой держа у рта микрофон.

Броненосцы уже достигли первой линии обороны – трех полос проволочных заграждений. Прадал выпустил в них очередь болтерных снарядов с расстояния пятьдесят метров, взметнув облако кровавых брызг и металлических осколков доспехов. Противник отвечал огнем лазганов.

Поле зрения Прадала начало суживаться, превращаясь в туннель. Он чувствовал метановый запах физелина, когда его оружие выбрасывало дымящиеся стреляные гильзы. Попадание из лазгана разбило пустой ящик из-под боеприпасов рядом с ним. Горячие осколки дерева брызнули во все стороны, некоторые вонзились ему в щеку.

— Давайте, подходите, уроды! Это мой дом! – крикнул Прадал, с перекошенным от ярости лицом нажимая на спуск, грохот выстрелов заглушил его слова.

Глядя в прицел, Прадал расстрелял Броненосца, пробиравшегося через заросли кустарника. Болтерный снаряд разорвал цель в фонтане крови и сухих листьев. Следующий выстрел прошел мимо, попав в камень. Но это было не важно. От разрыва болтерного снаряда во все стороны полетели осколки камня, убив больше Броненосцев, чем прямое попадание.

Капитан продолжал стрелять, а рядовой Чамдри заправлял патронную ленту в патронник болтера. Стреляя длинными очередями, Прадал игнорировал стандартное требование экономить боеприпасы и стрелять короткими прицельными очередями. Слишком много было врагов.

Выше по склону начали стрелять и из других пещер, организовав сильный заградительный огонь. Болтеры, автопушки и тяжелые стабберы грохотали так оглушительно, что Прадал уже ничего не слышал, кроме звона в ушах.

— … веселитесь без меня… — послышался чей-то голос, звучавший приглушенно, будто говорили сквозь толщу воды. Прадал смог разобрать только обрывки фразы. Обернувшись, он увидел, что инквизитор Росс вышел из туннеля в тыльной части укрепления.

— Еще нет, сэр, вы пропустили только вступление! – крикнул в ответ Прадал. По крайней мере, он думал, что сказал именно это. Сам он не слышал своих слов.

Тем не менее, он был прав. Наступление пехоты было лишь прикрытием. Пехота Броненосцев расстреливалась огнем тяжелого оружия, погибая на проволочных заграждениях. Но уже в полукилометре отсюда была видна приближавшаяся бронетехника. Рыча моторами и изрыгая клубы дыма – не менее пятидесяти патрульных машин, вооруженных бронированных грузовиков и «Химер» при поддержке полного эскадрона легких колесных танков КЛ-5 «Падальщик». Восьмиколесные танки, защищенные дополнительной броней, сверкавшие металлом и белой краской, маячили вдали, подобно призракам.

— …танки испортят нам все веселье… — произнес Росс. Гвардейцы, зажатые в тесноте орудийного окопа, сопроводили эти слова красочными комментариями. Сейчас Прадал даже был рад, что из-за грохота выстрелов плохо слышал.

— Можешь подбить их? – прокричал Росс в самое ухо Прадала.

Прадал повернул тяжелый болтер, поймав в прицел один из быстро приближавшихся КЛ-5. Он выпустил длинную очередь, ощутив, как отдача  сотрясает его плечи. Болтерные снаряды били в лобовую броню танка, разлетаясь множеством маленьких взрывов. Кроме дыма и царапин на броне, для танка это не имело никаких последствий.

Несмотря на сильный огонь, бронетехника врага продолжала атаку. Сейчас, когда до позиций кантиканцев оставалось около трехсот метров, колонны машин начали перестраиваться в некое подобие кавалерийского развернутого строя. К ним устремлялись светящиеся трассеры, пули и осколки стучали по броне. Несколько патрульных вездеходов и бронированных грузовиков загорелись, их топливные баки взрывались, разбрасывая пылающие обломки.

Вражеский огонь усиливался, терзая позиции Гвардии. Сейчас противник был прямо перед ними. Пехота Броненосцев высаживалась из своих машин, бросаясь на склон, прямо навстречу имперскому огню. Справа от позиции Прадала легкий танк поравнялся с передовым бункером. Башня «Падальщика» начала разворачиваться, наводя на укрепление автопушку.

— Надо уходить! – прокричал Росс. Он схватил Прадала за воротник и оттащил его от болтера. Прадал не видел, что произошло дальше. Да этого и не надо было видеть. КЛ-5 открыл огонь, и капитан скорее почувствовал, чем услышал, как килотонны кинетической энергии раскалывают рокрит 30-сантиметровой толщины.

В ПОЛУКИЛОМЕТРЕ выше залпы вражеского огня накрывали верхний ярус линии обороны. Брустверы из бревен и кирпичные укрепления разрушались, не выдерживая действия тяжелых снарядов.

Селемина бросилась на землю, когда лазерный разряд с треском влетел в пещерный бункер. Он проделал аккуратное отверстие в паломнической святыне у задней стенки пещеры. Кувшины, свечи и статуэтки посыпались с каменной полки.

— Противотанковое оружие, какое-нибудь, дайте сюда! – крикнула Селемина двум солдатам, прятавшимся с ней в укреплении. В панике она забыла всякое подобие грамматически правильной речи.

— Вы уверены? Противник слишком далеко, инквизитор, только зря потратите боеприпасы, — прокричал в ответ солдат Джагдеш.

— Да, да! Давайте скорее, — махнула рукой Селемина, и Джагдеш подполз к ней с реактивным гранатометом. Конечно, он был прав: с расстояния 500 метров ракета, скорее всего, не попала бы в цель и ушла по спирали, но у Селемины был другой план.

— Заряжай, — приказала она, задумчиво закусив губу. Джагдеш держал гранатомет, а солдат Джанзук заряжал его. Когда они отдали оружие ей, они смотрели на нее так, словно считали ее абсолютно сумасшедшей. 

Подняв гранатомет на плечо, Селемина выглянула за бруствер. Она видела вспышки выстрелов из замаскированных орудийных окопов, бункеров и укрепленных пещерных храмов. Она видела, как Броненосцы высаживаются из своих машин и бросаются в атаку. Отсюда они были похожи на крошечных серебристых жуков.

Селемина поправила прицел, настраивая угол и расстояние. Взведя ударно-спусковой механизм, она прицелилась. Пуля врезалась в бруствер рядом с ее плечом, но Селемина была слишком глубоко в психотрансе, чтобы заметить это. Положив гранатомет на бруствер, она поймала в перекрестие легкий танк КЛ-5, находившийся уже на расстоянии двухсот метров от позиций гвардейцев и быстро приближавшийся.

— Осторожно! Реактивная струя! – предупредила она.

Оружие выстрелило с глухим хлопком. Струя раскаленного газа ударила в заднюю стенку пещеры, уничтожая безделушки, принесенные паломниками. Ракета, щелкнув стабилизаторами, помчалась к цели, оставляя за собой дымный след. Более двухсот метров она летела точно к цели, пока не начала терять скорость и отклоняться в сторону.

Селемина, сосредоточившись, потянулась к ракете психосилой и, поймав ее телекинезом, вернула на прежнюю траекторию. Она чувствовала жужжание стабилизаторов так, словно держала ракету в руках. Ракета описала петлю, прежде чем ее снова удалось направить на КЛ-5. Селемина нацелила ее в башню, и ракета сделала то, для чего была предназначена. Она пробила броню, и танк сотрясло мощным взрывом. Башня была сорвана. Люк в борту открылся, и из танка выскочили охваченные пламенем члены экипажа. Рухнув на камни, они корчились, как жуки на булавках, потом затихли.

— Вот так, — выдохнула Селемина. И, словно в ответ, залп снарядов автопушки врезался в стену над ее головой. Инквизитор и солдаты успели скрыться в туннеле запасного выхода, и сразу же град снарядов обрушился на бункер в пещере, который они занимали секунду назад. Пещера обрушилась за ними с сейсмическим грохотом, содрогаясь, словно от скорби.

В ЦЕНТРАЛЬНОМ штабном бункере, скрытом глубоко в недрах Барбакана, на командном пункте полка кипела активность. Связисты сидели у вокс-станций, крича в микрофоны, один громче другого. Батальонные командиры ходили туда-сюда, отдавая приказы, спотыкаясь о ящики с боеприпасами, и перекрикивая друг друга. Сквозь прочный камень ощущалась вибрация от взрывов наверху. Единственная натриевая лампа качалась на проволоке, отбрасывая пляшущие тени.

Росс и Прадал вошли на КП по одному из множества туннелей сообщения. За собой они тащили рядового Чамдри, который плакал от страха, подняв трясущиеся руки над головой, словно уже сдавался в плен.

— Полковник Гамбурян! – крикнул Росс, подкрепив голос психическим усилением, чтобы быть услышанным в этом  пандемониуме.

Из группы офицеров, собравшихся вокруг стола с картой, выглянул Гамбурян. Полковник снял свой кавалерийский френч, и с его бриджей свисали подтяжки. На груди и рукавах его рубашки выступили пятна пота. Офицер отошел от группы своих коллег.

— Инквизитор. Как дела?

— Автопушку не убедили мои манеры джентльмена. А в остальном все прекрасно, спасибо. Как обстановка?

— Обстановка под контролем. Ничего такого, с чем мы не сталкивались бы раньше, — ответил полковник, доставая сигарету.

— Сэр, бункеры по периметру захватываются противником, — вмешался Прадал.

— Как и ожидалось, капитан. Оборонительные позиции на северном и восточном валах заняты моторизованной пехотой противника. Я уже приказал артиллерии обстреливать периметр, пока наша пехота отходит глубже в Барбакан. Поверьте мне, бывало куда хуже.

И, словно подтверждая слова полковника, раздался низкий грохот артиллерийских орудий, как приглушенный гром. Глубоко в недрах пещерного комплекса казалось, что это лавина срывается вниз по склону.

БОЙ продолжался и после захода солнца, постепенно затихая. Еще три раза Броненосцы предпринимали попытки наступления – механизированные колонны вместе с пехотными взводами. И каждый раз они сталкивались с отчаянным сопротивлением, падая рядами под яростным градом имперского огня. Не раз Броненосцы захватывали позиции первой линии, очищая бункеры гранатами и огнеметами. Одному отделению Броненосцев даже удалось прорваться в сеть туннелей Барбакана и вырезать расчет орудия, прежде чем их всех перебили.

Кантиканцы сменяли друг друга на боевых постах, дрожа от притока адреналина, с остекленевшими глазами и сведенными от усталости пальцами. Всего они выпустили более шестидесяти тысяч снарядов, ракет, пуль и лазерных зарядов. К вечеру атаки Броненосцев стали ослабевать, и враг начал отходить к темнеющему горизонту.

Непрерывные атаки на северном и восточном направлениях нанесли кантиканцам серьезные потери. В числе убитых был майор Агаджан, заместитель командира батальона. Он и еще пять старших офицеров осматривали позиции в перерыве между атаками, когда один минометный снаряд убил их всех. Для батальона это была невосполнимая потеря. Всего 26-й полк за этот день потерял убитыми 41 человека. Раненых было гораздо больше. 

ГЛАВА 10

СЕЙЧАС на поле боя было тихо. На следующее утро противник не проявлял какой-либо активности, не было даже артиллерийских обстрелов и газовых атак. Но все же Росс был слишком измучен усталостью от последнего боя, в его ушах до сих пор звенело. Ночью звон в ушах был таким сильным, что Росс не мог заснуть, и сейчас он был очень рад тишине. Сражение за Барбакан было куда более жестокой и ужасной осадой, чем он мог представить.

Он стоял на плато Барбакана, глядя на простиравшуюся внизу каменистую равнину, тянувшуюся вдаль, как растянутая серая простыня. На такой высоте ветер свистел в пластинах доспехов, от его порывов онемели уши и нос. Ветер нес тонкую пепельную пыль с мертвых равнин между Бурагандом и западным берегом, колючую и холодную. До войны путь к пещерным храмам был известен как Лестница Паломника.

Больше его не было. Трупы воинов Великого Врага усыпали склоны, как выброшенные на берег рыбы, висели на колючей проволоке, были разбросаны среди камней. Темные выжженные круги и рваные кратеры уродовали землю. Поле боя было серым и безмолвным, по нему еще стелились клубы дыма, как и на каждом из полей сражений, которые когда-либо видел Росс. Но Кантика была по-своему иной.  Здесь не было надежды; закончившееся сражение напоминало спектакль после того, как занавес уже опущен. Окружающая атмосфера была спокойной, созерцательной и предельно мрачной.

Здесь ему предстоит умереть.

Росс подобрал осколок кремня и швырнул его вдаль, к горизонту, туда, где собирались войска Великого Врага. Там четыреста тысяч воинов Губительных Сил предавались грабежам, разрушениям и убийствам. Его работа здесь была закончена. Он сообщит Конклаву то, что успел выяснить,  и ему позволят умереть здесь – по крайней мере, умереть с достоинством, бросая вызов врагу.

Он услышал шаги на ступеньках туннеля, ведущего на плато. Росс подумал, что это Селемина возвращается с данными шифровальной машины, но это была не только она.

Люк, замаскированный колючими кустами, скользнул в сторону. Из люка вылез полковник Гамбурян, как всегда с сигаретой. За ним вышла Селемина, держа в руках пачку бумаг.

— Отсюда чудесный вид, — сказал Росс, снова поворачиваясь и глядя вдаль.

— Всегда приятно посмотреть на то, как мы им всыпали, — кивнул Гамбурян, подойдя к Россу на краю плато.

— Сколько наших погибло сегодня, полковник?

— Только что, пять минут назад, в лазарете умер капрал Алатас. Ему оторвало ногу танковым снарядом, и бедняга умер от потери крови. Считая его, у нас сегодня сорок один убитый.

— О… — сказал Росс, его плечи заметно поникли.

Гамбурян протянул ему маленький конверт из вощеной бумаги.

— Не хотите закурить? Вы просто ужасно выглядите.

Росс засмеялся, услышав столько прямое замечание офицера, и взял сигарету. Он уже давно не смотрелся в зеркало, и боялся, на что он будет похож, когда, наконец, посмотрит.

— Откуда вы их вообще берете? – вздохнул Росс.

Сначала здоровяк даже смутился.

— Пожертвования паломников. Вы удивитесь, сколько паломников приносили в дар храму табак, чтобы заслужить милость  Бога-Императора.

Инквизитор фыркнул.

— Император помогает.

Шуршание бумаги напомнило ему о присутствии Селемины. Росс заметил, что в последнее время его разум становился все более рассеянным. Это было совсем на него не похоже. Он повернулся и почтительно поклонился.

— Весьма невежливо с моей стороны. Прощу прощения, мадам, вы хотели что-то сказать?

Она кивнула, ее лицо было странно равнодушным. Протянув Россу пачку бумаг, Селемина сказала:

— Я расшифровала текст записи Делаханта.

Росс взял бумаги и рассеянно пролистал их, почти не читая.

— Что там? – спросил он, подняв взгляд.

— Похоже, Делахант считал, что Старых Королей не может быть на Кантике.

Росс пожал плечами.

— Я тоже так думал.

— Ты? – удивленно спросила Селемина.

— Если бы они здесь были, ты не думаешь, что Великий Враг уже нашел бы их? Кантика в их руках уже больше месяца. 

— Я нашла кое-что важное в его материалах, — сказала Селемина. Пролистав страницы, она нашла то, что искала, и показала Россу.

— Вот. Он пишет: «С определенной степенью уверенности, судя по историческим данным и геологическому строению, можно утверждать, что эти артефакты времен Войны Освобождения не находятся на Кантике. Скорее, миф о Старых Королях стал опорой культурной самобытности, так укоренившись и в истории и в легендах планеты, что стало трудно отделить миф от реальности»

— Что это значит? – спросил полковник Гамбурян.

— Это значит, что наша задача здесь выполнена. Старые Короли, вероятно, находятся на одном из других центральных миров, полковник, а другими мирами занимаются другие члены Конклава.

— Так куда мы отправимся отсюда? – спросила Селемина.

Росс некоторое время думал над этим. Не над тем, что им дальше делать. Нет, это он уже решил. Он думал над тем, как сказать это Селемине.

— Мы остаемся здесь. Не сомневаюсь, полковнику пригодится наша помощь.

— Мы… остаемся? – повторила Селемина. Казалось, ей трудно произнести эти слова. Даже полковник Гамбурян был удивлен. Окурок выпал из его пальцев, и, кувыркаясь, полетел, подхваченный ветром.

— Да. Конечно. Мы инквизиторы. Мы сражаемся с врагами человечества, пока не умрем. Таково наше предназначение. Мы принимаем это, когда становимся тем, кто мы есть. И какую пользу принесет наше бегство? – сказал Росс. Он не мог смотреть в глаза Селемины. Вместо этого он не отрывал взгляд от горизонта.

Селемина молчала. Судя по выражению ее лица, она была совсем не готова услышать такой ответ.

— Инквизитор. Вы не должны делать этого, — сказал полковник.

— Нет, должны. Да и какой у нас еще выбор? Мы не сможем добраться до стратосферного челнока. Мы окружены здесь. Лучше погибнуть, сражаясь, чем убегая, как побитые псы.

— Это из-за Сильверстайна?— резко сказала Селемина.

Росс ничего не ответил.

Селемина мягко покачала головой.

— Позволь мне поговорить с Гурионом.

— Если считаешь нужным. Но не думаю, что у нас есть какой-то выбор. Там, четыреста тысяч убийц не согласны  с твоими прогнозами, — Росс указал вдаль.

— Я… я понимаю твою логику. Но я спрошу лорда Гуриона, когда буду сообщать ему о результатах нашей миссии, — сказала Селемина, уступая ему, хотя и явно сомневаясь.

— Как хочешь, — сказал Росс. Затянувшись сигаретой, он отвернулся, не говоря больше ни слова.

ЧЕРЕЗ час после полуночи, когда ночь была особенно тихой и прохладной, Броненосцы атаковали снова. Из тьмы прерии выступили ряды пехоты, прикрываемые с флангов быстроходными патрульными машинами, образовавшими что-то вроде клещей с большим охватом. Передовые бункеры, едва восстановленные после дневного боя, открыли огонь по противнику с расстояния не более пятидесяти метров. Над ними, артиллерийские батареи на гребне Барбакана не стреляли, их стволы смотрели угрожающе, но молчали. Боеприпасов было слишком мало, чтобы расходовать их на что-то менее серьезное, чем бронетехника. 

По отзывам гвардейцев, участвовавших в бою рядом с ним, инквизитор Росс сражался с неистовой яростью. Он повел взвод из тридцати человек в контратаку, с примкнутыми штыками. Они сделали широкий обход, чтобы зайти во фланг клещей Броненосцев и помешать их наступлению продольным огнем. Кантиканцы под командованием Росса сражались как люди, которым уже нечего терять. Это казалось самоубийством, не защищенные броней гвардейцы на открытой местности против бронированных патрульных машин. Они стреляли из гранатометов, и, когда закончились боеприпасы, бросились в штыковую атаку. Это был кровавый, жестокий бой. Лицом к лицу с врагом.

Солдаты 26-го полка видели, как Росс проломил силовым кулаком моторное отделение патрульной машины. Инквизитор разорвал легкую броню в средней части машины и расстрелял экипаж в кабине. Видимость была плохой, и солдаты сражались почти вслепую, нанося удары по тяжелым черным силуэтам.

Несмотря на малочисленность бойцов Росса, контратака помешала наступлению Броненосцев, на недолгое время задержав их у проволочных заграждений. Через восемь минут Броненосцы отступили, отогнанные обратно во тьму залпами лазганов.

СЕЛЕМИНА села, скрестив ноги, и сделала несколько глубоких расслабляющих вздохов. Было очень трудно сконцентрироваться, когда снаружи пещерного бункера постоянно шел бой. А с тех пор, как она оказалась здесь, бой почти не прекращался. И с этим она ничего не могла поделать.

Она изо всех сил пыталась найти наиболее подходящую для ее задачи пещеру. После недолгих поисков она обнаружила небольшую пещеру глубоко в самом сердце Барбакана. Здесь стояла ярко раскрашенная статуя святой из папье-маше, украшенная венками из колосьев и молитвенными четками. С начала войны святая делила свою часовню с ящиками с боеприпасами и бочками с горючим. Когда-то Кантика была прекрасной планетой, и Селемина печально подумала, что ей хотелось бы посетить этот мир до войны. Если бы…

Медленно Селемина вошла в медитативное состояние. Отдаленный грохот выстрелов и взрывов затих. Она была в трансе. Температура в пещере стала понижаться. Свечи, расставленные геометрическими узорами, вдруг все погасли. Дыхание Селемины, ровное и ритмичное, паром клубилось в холодном воздухе.

Мягкая тишина наполнила часовню. Святая, стоявшая на коленях, с руками, протянутыми для благословения, смотрела на Селемину стеклянными глазами. На щеках святой появились капли воды, пропитывая бумажную кожу и смывая краску с лица. Когда сознание Селемины покинуло ее тело, последнее, что она видела – бумажная святая, плачущая в молитве.

 С ЛЕВОГО борта «Карфагена» свет тройных солнц Медины проникал сквозь ставни высоких арочных окон. Судя по положению солнц, на Кантике уже начинался рассвет.

В каюте Форда Гуриона хронометр, установленный на кантиканское время, пробил три часа. Гурион сидел в глубоком кресле с подушками и высокой спинкой. Из-за аугметических ног Гурион редко испытывал необходимость сидеть, но часто присаживался просто из вежливости, или чтобы его гости чувствовали себя спокойнее. А сейчас было очень важно, чтобы человек, сидевший в кресле напротив него, чувствовал себя спокойнее.

— Желаете выпить? – спросил Гурион, кивнув на стакан в руке. Впрочем, в жестах не было необходимости: его собеседник был слеп.

— Нет, благодарю вас. Алкоголь искажает ясность разума, — сказал человек с ввалившимися пустыми глазницами. Вышитые длинные одеяния, свешивавшиеся с подлокотником кресла, сиявшие яркими оттенками изумрудного цвета, указывали на его принадлежность к адептам Астра Телепатика.

— Ах да, конечно. Я каждый раз предлагаю вам выпить, не правда ли?

— Да, последние два раза, когда мы пытались.

— Будем надеяться, что на этот раз нам повезет больше, — сказал Гурион, морщинки  в углах его глаз выдавали его волнение.

— Если пожелает Император, — произнес астропат своим монотонным голосом.

После этого астропат еще плотнее укутался в свои одеяния, откинувшись на спинку кресла. Его голова склонилась вперед, и долгое время он сидел очень тихо. Казалось, что псайкер задремал. Вдруг, несмотря на обогреватель с железной решеткой, в каюте стало холоднее на десять градусов. В воздухе запахло озоном.

Гурион испытывал беспокойство, но не из-за холода. Из-за астропата. За свою более чем вековую службу в Инквизиции Гурион много раз имел дело с астропатами, но легче от этого не становилось. Из-за того, что они так корчились и бились в своем трансе, их лица искажались от мучительной боли… Или, возможно, из-за того, что их разум путешествовал через варп. Гурион всегда считал, что в этот момент единственный барьер между ним и чудовищами варпа  – глаза астропата. И, когда астропат вдруг судорожно выгнется, открыв рот, его глаза распахнутся, и из них хлынет варп…

Гурион выпил стакан и встряхнул головой, чтобы отогнать ненужные мысли. Терпкий пряный и землистый терруар марочного Моспельского вина укрепил его чувства. На всякий случай Гурион положил на колени маленький никелированный автопистолет, и стал ждать, поглядывая на хронометр.

— Гурион… — прошептал астропат после долгого молчания.

Гурион внутренне содрогнулся. Когда астропат говорил, это был не его монотонный голос, к которому инквизитор привык. Это был мягкий ритмичный голос Фелис Селемины. И это всегда тревожило Гуриона. Кто-то когда-то объяснил ему, что при астропатической связи посредник становится одним целым с вестником, отправляющим послание, копирует его эмоции, голос и даже язык тела. Но для Гуриона, который не был псайкером, это не стало выглядеть менее пугающим.

— Гурион… — позвал голос Селемины.

Старый инквизитор склонился ближе, сервомоторы в его бедре зажужжали.

— Да, да, Фелис, это я. Форд Гурион.

— Гурион. Я не знаю, безопасно ли сейчас проводить сеанс связи. Здесь очень шумно. Очень шумно и ярко… Нужно, чтобы вы услышали о том, что стало нам известно, — произнес астропат.

— Конечно. Расскажи мне, дорогая, — кивнул Гурион. Взяв с полки инфопланшет, он приготовился записывать услышанное позолоченным стилусом.

— С чего начать?

— С самого начала, дорогая.

Слово за словом, Селемина рассказывала о том, что им удалось узнать. Она рассказала о судьбе Делаханта, о его поисках и о падении Кантики. И, что самое главное, она сообщила, что на захваченной врагом планете нет Старых Королей. Можно сделать вывод, что они спрятаны на одном из двух других центральных миров Коридора Медины. Когда астропат закончил говорить, Гурион обнаружил, что так сжимает подлокотник кресла своей аугметической рукой, что продавил кожаную обивку, оставив на ней следы пальцев в виде маленьких полумесяцев.

— А как там вы двое? Вы в порядке? Как Ободайя?

— Росс… Я в порядке. Но инквизитор Росс хочет остаться и погибнуть здесь, на Кантике. Он говорит, что нам некуда бежать, и мы должны умереть, сражаясь… Я… — начал астропат.

Гурион покачал головой.

— Нет, нет, нет! Это недопустимо. Вы нужны Конклаву.

— Я тоже так подумала, — сказал астропат голосом Селемины. Гурион не был уверен, но ему показалось, что псайкер издал вздох облегчения.

— Нет. Селемина, слушай внимательно. Инквизитор Вандус Барк на Аридуне обнаружил нечто крайне важное для наших поисков. Мы не можем рисковать, передавая информацию по вокс-связи или через астропата, и мне нужно, чтобы Росс и оперативная группа «Бдительность» отправились на Аридун. Неважно, как вы туда доберетесь, просто отправляйтесь как можно быстрее. Вандус Барк в Храме Зуба на континенте Антилло. Это все, что могу тебе сказать, и боюсь, что, возможно, сказал уже слишком много. Вы сможете встретиться с ним?

— Мы попытаемся, — сказал астропат, пожав плечами, так, как это сделала бы Селемина.

— Это все, чего ожидаю, Селемина. Попытайтесь добраться туда за две недели. Вандус будет ждать вас.

— Да, лорд Гурион. Я должна идти, — сказал астропат, октавы его голоса колебались между мужским и женским голосом.

— Будьте осторожны, — попросил Гурион. Он крепко пожал руку астропату, и сразу же почувствовал себя глупо из-за этого.

РОСС ждал новостей от Селемины уже некоторое время. Испытывая дурные предчувствия, он пытался занять свой разум другой деятельностью. По приказу полковника Гамбуряна Росс и батальонные командиры направились провести инспекцию передовых укреплений.

Росс следовал за Гамбуряном из бункера в бункер, беседуя с солдатами на постах, хваля их за успешные действия в недавнем бою и делясь сигаретами. Это была обычная офицерская инспекция. Но она также помогла ему реалистично оценить сложившуюся ситуацию. Гвардейцы очень устали, их нервы были напряжены до предела непрерывными боями. Некоторые еще держались хорошо, привыкнув к постоянной угрозе вражеской атаки; с другими было хуже, их руки тряслись, на лицах застыло бессмысленное выражение. Запасы, особенно чистая вода, заканчивались, и случаи дизентерии стали обычными. Если Великий Враг не убьет их здесь, то убьют голод и болезни.

В пещерном укреплении, обозначенном как бункер 2-2, в центре линии укреплений, за тяжелым стаббером, укрытым маскировочной сетью, они нашли умирающего человека. Это был капрал по имени Набхан, и он умирал от гангрены. Завернувшись в одеяло и сжимая в руках лазган, гвардеец добровольно вызвался на боевой пост в бункере 2-2, чтобы держать там оборону, пока не умрет. Обезвоживание и гангрена превратили капрала в бледное призрачное подобие человека. Полковник Гамбурян, присев рядом с гвардейцем, дал ему несколько таблеток допамина. Больше Росс ничего не мог сделать для него.

Когда Гамбурян наливал воду в крышку от фляжки для Набхана, Росс услышал стук по балке, поддерживающей туннель. В пещеру вошла Селемина, пригнувшись, чтобы не удариться головой о балку.

— Астропат лорда Гуриона связался со мной, — сказала она, закусив губу.

— Хорошо. Что говорит Конклав? – спросил Росс. Для человека, который, не дрогнув, шел под вражеский огонь, он был странно взволнован.

— Ну, в свете наших последних находок, Гурион приказывает нам прибыть на Аридун и…

— Абсолютно исключено, — прервал ее Росс.

Его ответ явно потряс Селемину. Ее глаза приобрели тот особенный розовый цвет, который появляется перед слезами, скорбный рубиновый оттенок, из-за которого она казалась странно уязвимой. Росс ощутил укол вины.

— Прошу прощения, если был невежлив. Я имел в виду, что мы не сможем покинуть Кантику. Противник охотится за нами с самой высадки. Лучше мы сразимся с ним здесь.

Взгляд Селемины стал более твердым.

— Росс, я не хочу умирать здесь. Нам еще слишком многое нужно сделать.

— Я понимаю, как ты сейчас себя чувствуешь, но у нас нет особого выбора. Мы уже сделали то, что должны были сделать.

— Прости, Росс, но вряд ли ты понимаешь. Я слишком молода. Я должна чего-то достигнуть…

Но Росс понимал. Он помнил свою первую инквизиторскую миссию на Сирене I в 866. М41. Оказавшись между восстанием сепаратистов и ксеноугрозой уровня «Альфа», он едва не погиб на своем первом задании. Фаталистическая часть его характера говорила, что он должен был погибнуть на Сирене, и каждая секунда его жизни с того времени – отсрочка, дарованная Богом-Императором. Инквизитор не может действовать эффективно, если будет слишком обеспокоен своим самосохранением. Он всегда так считал.

Росс подошел к Селемине и коснулся кончиков ее волос. Он и сам не знал, почему он сделал это. Это был неловкий жест, но он подействовал успокаивающе.

— Как бы то ни было, Селемина, мы не можем покинуть планету. Посмотри вокруг. Мы в осаде. Враг окружает нас со всех сторон, и мы не сможем добраться до нашего челнока. Наша работа здесь закончена. Больше мы ничего не можем сделать.

— Есть одна идея, инквизитор, — решительно сказал полковник Гамбурян. Он стоял у входа в пещеру, пытаясь зажечь сигарету. Закурив, он подошел к Россу четкой офицерской походкой, и некоторое время задумчиво молчал, прежде чем продолжить.

— 26-й полк может выйти из Барбакана и атаковать противника. Выйдем все, до последнего солдата. А вы и ваша группа сможете покинуть Барбакан под прикрытием нашего наступления, — сказал полковник спокойным, сдержанным голосом.

Росс, сочетая в себе ум ученого и хитрость мошенника, весьма редко терялся, не зная, что сказать. Но сейчас он действительно просто не знал, что ответить на это. Полковник Гамбурян продолжил, прежде чем Росс успел хоть что-то возразить.

— Будем реалистами, инквизитор. У нас кончается продовольствие, вода, и, что самое главное, боеприпасы. Каждый день я теряю все больше людей. Сколько мы еще продержимся? Две недели? Месяц? Это уже не важно. То, что вы сможете сделать для суб-сектора гораздо важнее того, что мой последний батальон может сделать здесь.

— Я не могу послать ваших людей на смерть для того, чтобы спастись самому, — прошептал Росс.

— Мы уже мертвы, Росс. О нас никто и не вспомнит, если вы не выберетесь отсюда. Так позвольте нам уйти в сиянии славы. Последняя яростная атака, разве это не прекрасно? – засмеялся полковник.

Росс задумался, не зная, что ответить. Конечно, он прав. Проклятье, они оба правы. Инквизитор не должен жить в страхе смерти, иначе он не сможет служить Императору. Доктрина Инквизиции учит этому. Но его наставник старый инквизитор Лист Вандеверн учил его, что умерев глупой смертью, он не принесет пользы Империуму. Размышления Росса были прерваны слабым голосом капрала Набхана:

— Сэр… если будет последняя атака, можно я пойду со своим взводом? – прохрипел Набхан, его глаза неподвижно смотрели на каменный потолок пещеры.

— Сынок, если будет последняя атака, я уж точно не запрещу тебе в ней участвовать, — ответил полковник Гамбурян. И, повернувшись к Россу, он широко улыбнулся.

ПОСЛЕДНЯЯ атака была назначена на 6:00 тридцать шестого дня осады.

В 5:00 солдаты 26-го полка – 525 человек – начали последнюю проверку снаряжения. У подножия Барбакана мрачные солдаты, построившись, примыкали штыки и поправляли свои брезентовые ремни. В вещевые мешки они укладывали подсумки с патронами, гранаты и по два запасных аккумулятора к лазгану.

В 5:30 полковник Гамбурян в последний раз проверил готовность батальона. Пять сотен его солдат стройными рядами стояли по стойке «смирно» в своих коричневых мундирах и высоких белых кепи, к которым он так привык за двадцать лет службы. Они стояли посреди открытой прерии и ждали, когда враг заметит их, дразня его своим присутствием. Полковник подумал о своей жене, которую он не видел с начала Зверств, и которая никогда больше не пошутит над его хмурым видом и не уберет прилипшую нитку с его мундира. Он думал о ней, и эти мысли укрепляли его решимость.

В 6:00 Гамбурян приказал атаковать. Развернутым строем батальон двинулся в атаку, с каждым шагом все быстрее. Трубили горнисты, офицеры свистели в оловянные свистки. Гвардейцы хриплыми голосами прокричали боевой клич, когда было поднято полковое знамя. Знамя с саблей и скакуном Кантиканской Гвардии и вышитым венцом 26-го артиллерийского полка гордо взвилось  на свежем восточном ветру.

В это время Росс, Селемина, и весьма неохотно последовавший за ними капитан Прадал покинули Барбакан. Они направились на запад к побережью, держась канала Эрбус. В пути им много раз приходилось прятаться, чтобы избежать встречи с войсками Броненосцев, двигавшимися в противоположном направлении – на штурм комплекса пещерных храмов. Когда бой закончился, Росс и его группа уже покинули опасную зону. Местные командиры Броненосцев были так поглощены желанием покончить с 26-м полком, что одинокий челнок, взлетевший с западного побережья, не привлек их внимания.

Росс не видел этого последнего боя на раскаленной равнине, покрытой сухой травой и похожими на клыки камнями. В гуще боя батальон построился в большое оборонительное каре два человека в глубину. В первый раз Броненосцы сражались с защитниками Барбакана на столь близком расстоянии. Воинов Великого Врага охватило хищное ликование, они яростно бросились на гвардейцев, которые так долго им сопротивлялись. Броненосцам не терпелось заполучить головы и уши врагов. Даже экипажи легкой и тяжелой бронетехники выбирались из своих машин с клинками и ударным холодным оружием. Каждый военачальник и каждый младший командир Броненосцев в радиусе двадцати километров направил своих солдат в бой. Не менее восьми тысяч Броненосцев пешком, на бронетехнике и легких машинах, собрались на равнине у Барбакана.

Несмотря на сокрушительную атаку врага, кантиканцы держались как неколебимый бастион. Они стояли твердо, плечом к плечу, сформировав фалангу, ощетинившуюся стволами лазганов, тяжелого оружия, автопушек и гранатометов. Они создали двухсотметровую зону смерти, скашивая нахлынувшую на них пехоту Броненосцев.

Невзирая на ранения в ноги и верхнюю часть туловища, полковник Гамбурян продолжал командовать батальоном. В последние моменты боя, когда кантиканская фаланга была пробита, разорвана, и начала рассыпаться, Гамбурян пытался в одиночку прикрыть разрыв в строю. Полковник погиб, лежа за дымящимся от перегрева тяжелым болтером. Он получил тринадцать ранений, но окончательно добила его пуля, рикошетом попавшая под подбородок.

Гвардейцы сражались, сдерживая атаку врага восемнадцать минут, хотя Броненосцы несколько раз прорывали кантиканское каре. Много лет спустя эту сцену изобразил масляными красками знаменитый художник Никколо Баттиста. Сияя яркими цветами на потолке собора Святого Соломона на Священной Терре, она сохранила память в истории о солдатах 26-го полка Кантиканской Колониальной Гвардии.  

ГЛАВА 11

КЛЕТКА, где их держали, была холодной, ржавой, вызывающей головокружение…

Сильверстайн уже не помнил, сколько времени он пробыл в плену. Он уже много дней был прикован к решетке, вместе с пятью кантиканцами. Их клетка была по размеру не больше обычного грузового ящика Муниторума, и висела под потолком грузового дока, раскачиваясь как маятник. Из-за ее конструкции в ней не было пространства, чтобы сесть или хотя бы опуститься на корточки, и, когда его товарищи по несчастью двигались, чтобы суставам было хоть немного легче, клетка раскачивалась, вызывая тошноту. Их охранники иногда бросали им объедки, в случайное время и без всякого подобия регулярности.

Все, что знал Сильверстайн – они находятся на борту космического корабля в полете. Это был огромный войсковой транспорт Великого Врага, куда-то направлявшийся. Эльтебер обещал Сильверстайну, что их доставят «на обед» к Хорсабаду. Кто такой этот Хорсабад и где он находится, Сильверстайн не знал. Тем не менее, охотник поклялся сбежать при первой возможности. Он и его товарищи бесконечно обсуждали возможности побега. Это было единственное, что помогало не сойти с ума.

Однажды, через несколько дней – или, возможно, недель – их путешествия, надсмотрщик— Броненосец, дернув рычаг, с лязгом опустил клетку на палубу. Надсмотрщик был облачен в кольчугу и гофрированную мантию из легких железных пластин. Небрежно положив на плечо огромную двуручную булаву, он вошел в клетку и выбрал Варима – часовщика с крепкими руками, который был хорошим стрелком из лазгана. Без предупреждения Броненосец ударил шипастой булавой по голове Варима. Быстрый мощный удар окатил всех облаком кровавых брызг.

Потом Броненосец просто запер клетку и ушел. Не было ни причины, ни провокации, ни предупреждения. Они снова были подняты в своей клетке на лязгающих цепях вместе с окровавленным трупом Варима. Во время этой казни никто не произнес ни слова. Сильверстайн, прижатый к трупу, не мог отвернуться. Его биоптика наблюдала, как тело постепенно остывает, и показания пульса исчезают, обращаясь в ничто.

АРИДУН, самый малый из Миров Медины, был одновременно и молодым и древним. Шесть тысяч лет назад на планете произошло массовое вымирание форм жизни. Атмосфера подверглась эрозии, и тройные солнца стали выжигать планету, испаряя огромные океаны и запекая почву пылающим жаром. Эти перемены породили новую флору и фауну, эволюционирующую и процветающую в суровой окружающей среде. Это был новый рассвет жизни, начавшийся лишь шесть тысяч лет назад.

Пепельные равнины были усыпаны доисторическими останками, раздробленными костями и окаменевшим прахом оттенка поблекшей сепии. Где когда-то были океаны, отложения соли из испарившейся воды образовали соляные равнины.

В южном поясе, среди сухих саванн и дюн, был основан центр имперской колонии. Здесь климат был достаточно умеренным, чтобы в нем могли расти тысячекилометровые заросли саговников, папоротников и гинкго.

Здания здесь были более древними, чем имперская колония. Города, известные как Цепь Крепостей, сформировали линию укрепленных пунктов, растянувшуюся вдоль южной саванны. Всего в ней было двадцать три города-государства – Перкасса, Аргентум, древний Барсид, мертвая Ангкора, и еще девятнадцать других, расположенных в линии на расстоянии двадцати километров друг от друга. Крепостная стена длиной четыреста километров соединяла укрепленные города в единую оборонительную линию. Эта линия – стена и вал из песчаника и известняка, и была известна как Цепь Крепостей. Бомбарды и мортиры грозно смотрели из бойниц стены, протянувшейся вдоль горизонта, как каменная гряда. Это был единственный бастион цивилизации и, фактически, жизни на Аридуне.

Удивительно, но мало населенный и охраняемый небольшим гарнизоном Аридун пострадал от войны меньше всех других миров Коридора Медины.  До сих пор, по неизвестным причинам, нападения Великого Врага носили характер разведки боем. Высадка войск Броненосцев была ограниченной; разведка Кантиканской Гвардии оценивала силы противника максимум в 70 000 солдат, судя по имевшимся в его распоряжении десантным кораблям. Но даже и так средствам ПВО Цепи Крепостей удалось рассеять большую часть этих кораблей и отогнать их от населенного южного пояса на много километров в районы Островов Клетки и выжженных пустошей. 

И в этом умеренном поясе, в девятой крепости Цепи – Аргентуме – Росс и оперативная группа «Бдительность» нашли Храм Зуба.

РОСС разгладил складки шелкового халата сапфирового цвета, прекрасного одеяния, который он часто надевал во время отдыха. Они прибыли на Аридун меньше недели назад, но было удивительно, как после принятия ванны, бритья и нескольких дней сна, война на Кантике стала казаться прошлым многолетней давности. Росс вышел на крышу храма, чувствуя, как теплые глиняные черепицы согревают его ноги. С крыши над невысокими храмовыми стенами открывался прекрасный вид на саванны южного пояса. Последние два дня храмовые священники предлагали Россу проводить медитацию на стенах храма, чтобы восстановить силы. Это был мудрый совет, ибо сам пейзаж здесь, казалось, помогал изгнать из разума сомнения и страхи. Вдали участки зеленых зарослей покрывали окрестности Цепи Крепостей. Узкие каноэ плыли из болот по каналам в город, направляясь в торговые районы. Еще дальше, паслись стада зауроподов, серых рептилий с длинными шеями и толстыми ногами. «Сильверстайну понравилось бы охотиться здесь», подумал Росс.

Храм вполне соответствовал своему названию, напоминая по форме коренной зуб человека. Здание было полностью построено из глины, и представляло собой круглое основание, увенчанное кольцом минаретов около сорока метров в высоту. Каждый год до начала сезона дождей на старые стены намазывалась новая глина. Лишь мастера из городской гильдии штукатуров считались достойными этой работы.

Работа начиналась в благоприятный по предзнаменованиям день, определяемый наблюдением за звездами, религиозными дебатами, и когда глина в каналах была подходящей плотности. Фундамент храма благословлялся священными молитвами – смесью имперских псалмов и местных заклинаний. Каждая фаза реконструкции отмечалась ритуалом.

Когда-то лишь пристанище для монахов, сейчас Храм Зуба был чем-то вроде санатория, обслуживаемого священниками святого Солиаса. Это было модное место для лечения, его залы и внутренние дворы были заполнены отдыхающими больными. Инквизитор Барк не мог выбрать более подходящего места для встречи. После тяжких испытаний прошлого месяца это было меньшее, что он мог сделать, чтобы быть в состоянии исполнять свои служебные обязанности. Росс провел в храме два дня, и большую часть этого времени крепко спал.

Питание местной здоровой пищей – рисом, сваренным в бульоне из птицы – восстановило его силы, и его раны заживали.

— Тебе лучше? Ты выглядишь мрачным.

Росс обернулся и увидел, что Селемина вышла из медной двери в коническом основании минарета. Как и Росс, она несколько дней назад  сняла свое боевое облачение, и до сих пор его не надевала. Сейчас она надела платье-рубашку белоснежного цвета, ее воротник был отделан белым кружевом. Она была освеженной и отдохнувшей, и Росс подумал, что она выглядит просто потрясающе.

Он любезно поклонился.

— Селемина. Я в порядке, спасибо.

Она плавной походкой приблизилась к нему и притворилась, что снимает нитку с его воротника.

— Не ври, Росс. Ты определенно не в порядке. Что с тобой?

Росс вздохнул. Хотя сначала он думал, что Селемина слишком молода и неопытна, чтобы быть инквизитором, теперь он считал иначе. Она была умна и проницательна, возможно, даже больше, чем он. Более того, несмотря на свою обманчивую внешность, она была чертовски хороша в бою. Гурион подобрал ему хорошую спутницу.

— Эта засада… — начал Росс, — Противник, это были не хаоситы. Хуже того, они знали, что мы идем туда.

— Ты подозреваешь утечку информации, — сказала она прямо.

— Я подозреваю, — сказал Росс, осторожно выбирая слова, — что кто-то очень высоко в Имперском Командовании хочет нашей смерти. Согласно всем отчетам, Орфратинские Чистокровные использовались Имперским Командованием для операций в тылу врага с начала кампании по обороне Миров Медины.

Селемина сморщила нос и задумчиво прикусила кольцо в нижней губе. Это было выражение, к которому Росс странным образом привык.

 -Ты подозреваешь, что утечка идет от капитана Прадала?

— Да, он самый вероятный подозреваемый.

Селемина задумалась над этим.

— Или, возможно, это я? Я же была там.

Росс засмеялся. Он вдруг осознал, что Селемина стоит очень близко к нему. Так близко, что он чувствовал аромат ее косметики, с оттенками цитруса и свежего молока.

— Если ты хотела убить меня, почему не убила до сих пор? Ты могла застрелить меня в любой момент.

Она снова сморщила нос.

— Или, может быть, это Сильверстайн? Я не хочу никого обидеть, Росс, но все сходится. Прости.

Это предположение испугало Росса.  Он и подумать не мог, чтобы Сильверстайн, старина Бастиэль, его самый доверенный агент, мог выдать его наемникам. Однако Сильверстайн ушел от них перед засадой, возможно, не в тех обстоятельствах, которые сам бы выбрал, но все же ушел.

— Да, определенная вероятность есть. Но…

— Но?

— Было бы бесчестно с моей стороны позорить друга, возможно, уже погибшего, такими подозрениями. Я был бы низким человеком, если бы думал так.

Селемина кивнула.

— Я бы тоже тогда думала о тебе хуже. Не заставляй меня делать это.

Росс отвернулся. Вдали он увидел, как стая крылатых рептилий лениво кружит в солнечных потоках. Когда он снова повернулся к Селемине, он уже успокоился.

— Ты еще что-то хотела мне сказать?

Она улыбнулась.

— Да. Инквизитор Барк ждет тебя с тех пор, как мы сюда прибыли. Он сказал, что вам с ним нужно многое наверстать в спортивном зале.

— В спортивном зале?

— Конечно, — сказала она, взяв его за руку. – Он уже ждет тебя там.

ОНА вела Росса за руку по винтовым лестницам и извилистым коридорам храма.

Наконец они вошли в крытый внутренний двор, примыкающий к основному зданию. Хотя храму было уже четыре тысячи лет, спортивный зал был недавним дополнением, сделанным гильдией штукатуров. Гимнастические бревна, кони и перекладины стояли на твердом глиняном полу, а кольца и брусья свешивались с потолка, словно странные плоды. Все они служили превосходными инструментами для восстановления сил, но сейчас, ранним утром, спортзал был пуст.

Здесь был только инквизитор Вандус Барк, разминавшийся в центре спортзала. Хотя со времени окончания Схолы Прогениум прошли десятилетия, Росс мгновенно узнал его – молодого человека с телосложением борца. Его бычья шея  и широкие плечи переходили в узкую талию, стянутую поясом. Борцовское трико, которое он носил, оставляло открытыми руки, бугрившиеся мускулами и покрытые татуировками. Если бы Росс не знал Барка, он принял бы его за бандита.

Барк выполнял растяжку, когда Селемина и Росс вошли во двор.

— Ободайя! Святой Трон, ты ужасно выглядишь, — улыбнулся Барк, сжав Росса в объятиях с сокрушительной силой.

— Я был лишен тех удобств, которыми ты наслаждался тут последние месяцы, — ответил Росс, крепко пожимая ему руку.

— Да уж, я ознакомился с отчетами. Гурион хорошо проинформировал меня о ваших злоключениях.

Росс пожал плечами, почти отстраненно. Оглядев спортзал, он понял, что уже не помнит, когда проводил свою обычную тренировку по кулачному бою и гимнастике.

— Как обстановка здесь? В смысле, на Аридуне, — спросил Росс.

Барк разминался, сгибая руки в запястьях и растирая их, чтобы разогреть.

— Я расскажу тебе, пока мы потренируемся.

Это был в некотором роде их ритуал. Это было почти соперничество, еще со времени, когда они были учениками Схолы Прогениум. В то время Росс был чемпионом по кулачному бою в своей группе. Он был легким, но очень быстрым бойцом. Многочисленные победы Росса, нокаутировавшего противников более тяжелого веса и на несколько лет его старше, до сих были источником легенд в дормиториях Схолы Прогениум.

Барк был смелым и агрессивным бойцом. Он был отлично знаком с военной «самозащитой без оружия» — линейной системой рукопашного боя, разработанной для гвардейских полков Кадии и окружающих ее суб-секторов. Его жесткий военный стиль дополнялся высоким уровнем мастерства ученика Схолы Прогениум. Основу его арсенала приемов составляли удушения, захваты и броски.

— Прошло много лет, Вандус. Или ты действительно стал лучше, или стал слишком самоуверенным, — заметил Росс. Он принял фронтальную боевую стойку, широко расставив ноги и подпрыгивая на носках, как танцор. Ведущий кулак он держал прямо вперед, как фехтовальщик оружие. Его оппонент Барк встал в изготовку к бою, полуприсев, обе руки подняты перед лицом.

— Все еще практикуешь эту ерунду для слабаков?

— Это благородное искусство, — огрызнулся Росс. – А ты собираешься дальше издеваться, или наконец расскажешь, что происходит на Аридуне?

Барк осторожно шагнул вперед.

— На Аридуне война. Но по сравнению с бойней на других планетах региона, не в таких масштабах. Великий Враг высадил  много войск, но их численность и близко не сравнится с тем, что он бросил на другие центральные миры.

— А что насчет моторизованных частей Броненосцев? На Кантике они раздавили пехоту Гвардии. – Росс подчеркнул свой вопрос, выполнив обманное движение ногой и нанеся односторонний двойной удар кулаком.

Удары застали Вандуса врасплох, поразив его в нос. Рыча, как раненый бык, Вандус выполнил уход вправо.

— Войска противника здесь представлены в основном пехотой. Бдительные силы ПВО Аридуна ограничили их зоны высадки пустынями как минимум в трехстах километрах от Южной Саванны.

Воспользовавшись преимуществом, полученным в результате опережающих ударов, Росс скользнул вперед, и, разворачивая правый кулак, нанес прямой удар. Кулак с убедительным треском врезался в верхнюю челюсть Барка. В ответ Барк нанес верхний боковой удар, в полной мере задействовав массу тела.

Росс шагнул назад. Предплечьями, поднятыми как столбы, он выполнил двойной наружный блок, захватив ударную руку Барка. Это был прием, известный как «вязкие руки». Помимо множества вариантов ударов искусство кулачного боя  содержало тщательно разработанную технику из пятидесяти одного приема блоков и отбивов. Росс полагал, что достиг совершенства уже в сорока из этих приемов. Выведя Барка из равновесия этим блоком, Росс отошел, разорвав дистанцию боя.

— А как вообще идет кампания в Медине? Оборона системы еще держится? – спросил Росс между резкими вдохами.

— Хуже, чем мы предполагали. Из полудюжины окраинных миров только Синоп еще не захвачен противником, но и там в течение последних недель идут тяжелые бои. На Холпеше мы увязли в войне на истощение, и у нас не хватит сил, чтобы выиграть ее.

Барк попытался провести захват и бросок, упав на колени и вытянув руки. Росс ожидал захвата – и Вандус получил еще несколько скоростных ударов в челюсть и нос.

— Тогда вопрос: зачем моя группа здесь? Гурион сказал, что я вам нужен, — сказал Росс, его дыхание становилось более тяжелым. Чтобы не позволить Барку сократить дистанцию, он выполнял обманные радиально симметричные движения ногами, нарушая тактические планы оппонента.

— Потому что я потребовал вашего присутствия.

— Я польщен, дружище, — сказал Росс, прямым ударом впечатав кулак между глаз Барка.

На скулах и переносице Вандуса начали появляться ярко-красные рубцы. Он встряхнул головой, чтобы прояснить ее, и продолжил говорить, словно ничего не почувствовал.

— Я тут уже шесть месяцев и много чего успел накопать. Моему агенту, ксеноархеологу, стало известно о некоем ценном артефакте, которым сейчас владеет один коллекционер древностей на Холпеше, и он собирается продать этот артефакт на аукционе.

— Ты считаешь, что нашел Старых Королей?

Барк пожал плечами.

— Скорее всего нет, но этот артефакт более древнего периода, чем эпоха Войны Освобождения, и, возможно, он выведет нас на что-нибудь. Агенты инквизитора Иоакима связались со мной, и, кажется, они считают, что это достаточно важное дело. Я им доверяю, так что пока это самая важная зацепка, которая у нас есть.

Барк резко шагнул вперед и попытался снова выполнить захват. На этот раз Росс развернулся на пятках и провел серию ударов в голову Барка. Шесть ударов за одну секунду. Несмотря на толстую мускулистую шею, Барк был заметно оглушен. Он бросился вперед, нанося удары кулаками, локтями и коленями. Два бойца обменялись сериями мощных ударов.

— Холпеш – почему этим не займется инквизитор Иоаким? Он же возглавляет команду Конклава на Холпеше, разве нет? – тяжело дыша, сказал Росс, выполняя уход от удара.

Барк сократил дистанцию и стремительно атаковал. Он нанес боковой удар подъемом стопы, но Росс быстро шагнул назад, и удар не достиг цели. Оказавшись в уязвимом положении, Барк прикрыл корпус, и Росс выполнил серию ударов в открывшуюся голову. «Корпус — голова, корпус – голова», в точности как его учили.

— Ты не слышал? – фыркнул Барк между ударами Росса. – Инквизитор Иоаким погиб. Три недели назад механизированные войска Великого Врага перешли в скоординированное наступление на континентах внешнего шельфа на Холпеше, — Барк на секунду остановился, пропустив мощный хук в ребра. — 4-я и 12-я дивизии Кантиканской Гвардии разгромлены. В числе убитых и Иоаким.

Росс был потрясен. Мрачная новость так его поразила, что он пропустил захват и бросок Барка. Его ноги оторвались от земли, и тело тяжело рухнуло на утоптанный глиняный пол. Росс ошеломленно моргнул, падение выбило воздух из его легких. Вестибулярный аппарат был охвачен головокружением. Селемина что-то испуганно крикнула, но Росс не слышал, что именно.

Потом он начал задыхаться. Барк сдавил предплечьем шею Росса, задействовав массу своего тела. Удушение перекрыло сонные артерии. Кровяное давление в сосудах головы так повысилось, что Росс чувствовал, как дрожат носовые пазухи. Он начал терять сознание.

— Победа за мной, — прорычал Барк, с трудом вдыхая воздух. – Это удушение Эзекиля. Касркины научили.

Давление внезапно ослабело. Барк отпустил шею Росса, и кровообращение начало возвращаться в норму. Откатившись в сторону, Барк лег на спину, тяжело дыша.

— Иоаким мертв? – прохрипел Росс. Приподнявшись на локтях, он закашлялся.

Кивнув, Барк указал на Селемину.

— Трое нас – все, что осталось в распоряжении Гуриона. Во всяком случае, поскольку дело касается Конклава.

— Когда мы летим на Холпеш?

— Как можно быстрее. Завтра я отправляюсь с караваном зауроподов к Марке Эриду и свяжусь с ксеноархеологом. Если вы чувствуете себя лучше, можете сопровождать меня.

Услышав это, Селемина встала с гимнастического коня, на котором сидела.

— Караван зауроподов? Я еще не ездила на них, — сказала она.

Росс покачал головой.

— Мне нужно, чтобы ты осталась здесь и присмотрела за капитаном Прадалом.

Селемина была явно удручена этим, но уступила.

— Вандус, а мы не можем добраться туда на поезде? Я слышал, на Аридуне отличная система железных дорог, — спросил Росс.

Инквизитор Барк заметно помрачнел.

— Поезда сейчас не используются. Железные дороги оказались слишком уязвимы для атак противника.

— Разве силы Броненосцев не остановлены за демаркационной линией в районе Островов Клетки и западных пустошей? – спросила Селемина.

Сказанное ею было правдой. Большая концентрация лазерных батарей и другие средства ПВО отогнали десантные корабли противника в район Островов Клетки. По данным разведки многочисленные острова сейчас были заняты морскими силами Великого Врага. Группы подводных лодок, морских барж и бронекатеров заполняли проливы Островов Клетки, их трюмы были набиты грузами и солдатами. Имперские аванпосты на демаркационной линии обстреливали их огнем тяжелой артиллерии, но в основном морские корабли Броненосцев действовали беспрепятственно, свободно высаживая войска на берега континентов Аридуна.

— Большая их часть. Но Броненосцы – налетчики. Их небольшие отряды постоянно атакуют имперские коммуникации. По крайней мере, если мы поедем на зауроподах, нас не остановит уничтожение противником участка железнодорожного пути. С начала вторжения Броненосцы подорвали уже 1200 километров железных дорог.

Росс мрачно кивнул. Они имели дело с особым противником. Броненосцы были прежде всего налетчиками, и лишь потом солдатами. Даже когда у них не было численного превосходства, как сейчас на Аридуне, они наносили несоразмерный ущерб гражданской и военной инфраструктуре.

— Тогда вооружаемся и готовимся к путешествию? – спросил Росс.

— Я бы не стал покидать южный пояс, не обладая серьезной огневой мощью, — решительно заявил Вандус.

Росс собирался засмеяться, но увидел, что его друг говорит абсолютно серьезно. 

ГЛАВА 12

ИХ переправили на планету вместе с их клеткой на борту брига-лихтера, под конвоем эскадрильи истребителей-перехватчиков. На борту брига их охраняла сотня ветеранов-Броненосцев – суровые, покрытые шрамами бойцы, украшенные многочисленными военными трофеями. Пленные видели, что их считают действительно ценной добычей.

Когда охранники выгнали их на трап, Сильверстайн поморщился от непривычно яркого солнечного света. Он уже потерял счет дням, в течение которых его держали в клетке, и его аугметика реагировала болезненно. Линзы расширились, чтобы лучше видеть при слабом освещении, и сейчас внезапный поток солнечного света едва не ослепил его.

Когда бионика его глаза перенастроилась, и зрение вернулось в норму, Сильверстайн почти пожалел, что он не ослеп. Он увидел, что находится в военном лагере Великого Врага.

Зрелище перед ним казалось воплощенным кошмаром. На выжженной соленой земле располагалась огромная стоянка техники. Они выжгли целый квадратный километр пространства, превратив землю в чернеющую рану. Среди колес и гусениц машин были развернуты бивуаки и маскировочные сети. Это был полевой парк техники Броненосцев – легкие танки КЛ-5 «Падальщик», «Химеры», «Адские Псы», патрульные вездеходы и восьмиколесные грузовики стояли неподвижно, словно спящие хищники. Пленных построили под наблюдением сторожевых башен, поднимавшихся на решетчатых опорах.

Пелена химического дыма от топлива и горящего пластика висела в воздухе. Над лагерем возвышались два уродливых деревянных идола, каждый семь метров в высоту. Вырезанные грубыми, резкими ударами, идолы изображали жуткую картину: похотливо ухмыляющийся демон, с языком, свесившимся ниже пояса, вырывал ребенка из утробы беременной женщины. Неким сверхъестественным образом, эти идолы казались самым пугающим зрелищем, которое когда-либо видел Сильверстайн.

ПЛЕННЫХ прогнали вдоль периметра лагеря, окруженного земляным валом высотой по грудь человеку. Солдаты Великого Врага смотрели на них. От одной лишь мысли о том, что на него смотрит так много оскверненных Хаосом глаз, на спине Сильверстайна выступал холодный пот. Некоторые из Броненосцев злорадно смеялись, изображая жестами перерезанное горло.

Игнорировать их было невозможно. Сильверстайн с видом холодного безразличия расправил золотой кант на своей грязной куртке. Когда он в детстве сопровождал отца на охоте, он часто думал, что если закрыть глаза и не видеть зверя, то зверь, возможно, не увидит его. Он вспомнил свой детский инстинкт и закрыл глаза. Сильверстайн не был трусом, нет. Он просто пытался остаться в здравом уме.

— Ухуп, ухуп! – прорычал Броненосец в ухо Сильверстайна. Толкнув пленного, его мучитель указал на кузов бронированного грузовика. Сильверстайн разгладил воротник, и смело встретил взгляд Броненосца. За такую дерзость Броненосец ударил его по почкам и, схватив за шиворот, зашвырнул в кузов грузовика. Скорчившись от боли, Сильверстайн скорее почувствовал, чем увидел, как другие пленные, сдавливая его своей массой, набиваются в грузовик.

Люк в задней части кузова захлопнулся, стало темно, как в закрытом шкафу. Задыхаясь от жары и зловония, в кромешной темноте, Сильверстайн, напрягая слух, расслышал рев заводившихся двигателей других машин. Он предположил, что это охрана конвоя. Их везли куда-то, какая бы судьба ни была им уготована. Снаружи кто-то с силой хлопнул по борту грузовика, удар гулко прозвучал в кузове. За ним послышались приглушенные раскаты смеха, и грузовик двинулся вперед.

Сильверстайн не мог сделать ничего, лишь смотреть и ждать своей участи.

БЫЛО светлое влажное утро, когда двое инквизиторов перебрались через рифы. Росс приложил руку к глазам, чтобы защитить их от света тройных солнц, глядя на необычное средство передвижения, ожидавшее его. Во всех своих путешествиях он не видел ничего подобного.

Караван зауроподов готовился отправляться в путь в сырой болотистой низменности на окраине города. Рептилии были огромными и серыми, некоторые из самцов достигали шести метров в холке. На их длинных гибких шеях росли гребни перьеобразных шипов.

Росс насчитал восемь животных в сбруе, на их спинах качались пассажирские платформы. Зауроподы издавали звучный трубный рев из внутричерепных полостей. Россу этот звук показался одновременно пугающим и величественным, словно медные рога, звучащие где-то в океане.

Суетясь под их колоннообразными ногами, караванщики поправляли попоны из яркой ткани, разукрашенные бисером, кистями и звенящими серебряными дисками. В качающихся плетеных паланкинах на спине некоторые животные уже несли десятки погонщиков, торговцев и охранников. На богато украшенной платформе на спине первого зауропода в караване Росс увидел характерный силуэт тяжелого стаббера с ленточным питанием.

— Вандус, ты всегда путешествовал со вкусом, — насмешливо сказал Росс, увязая в грязи начищенными сапогами своего спатейского доспеха.

— Если хочешь, всегда можешь прогуляться пешком, — ответил Барк, взбираясь по веревочной лестнице, свешивавшейся с бока зауропода.

Инквизитор Барк, как всегда эксцентричный, был облачен в такое снаряжение, какого Росс раньше никогда не видел. В некотором роде это  было типично для Ордо Ксенос. Барк был одет в обтягивающий костюм защитного оливково-зеленого цвета, но с живота он был защищен громоздким бронекостюмом. Его торс, руки и плечи были покрыты толстой броней с торчащими кабелями. Воинственный силуэт бронекостюма подчеркивался огромными бронированными кулаками с поршневым приводом на обеих руках. За каждым кулаком были размещены многочисленные стволы крупного калибра, расположенные в группах по восемь. Но внимание Росса привлекло не вооружение, а молочно-зеленая эмаль, покрывавшая бронекостюм, и его странно органические очертания.

— Технология ксеносов? – спросил Росс, взбираясь по лестнице.

Барк весело рассмеялся.

— Не совсем. Я получил этот бронекостюм от некоего знатного дома с верхних уровней одного улья.

— И с моей стороны было бы мудро не спрашивать, что это был за благородный дом?

Барк подмигнул ему.

— Именно так. У меня было подозрение, что они могут иметь кое-какие дела с ксеносами тау – но достаточно безобидные, чтобы я не обратил на них внимания. Они были очень благодарны и подарили мне этот чудесный боевой костюм.

— Ты становишься слишком мягким.

— А ты – слишком закоснелым, — ответил Барк.

Росс покачал головой, устраиваясь в скрипящем паланкине.

— Ты играешь с огнем, Вандус. Уже за одно это я мог бы отправить тебя под трибунал ордосов.

— Нет, если я убью тебя раньше, — засмеялся Барк, сгибая руки в сегментированной броне.

Росс собирался ответить, но щелканье бичей погонщиков и рев зауроподов заглушили  его слова. Покачиваясь, огромные животные медленно двинулись вперед, и вскоре стена Цепи Крепостей исчезла вдали.

НА ПОЕЗДЕ путешествие заняло бы не больше трех часов, но действия противника вынудили отказаться от использования железных дорог. На зауроподах путь занял большую часть дня. Но Росс не считал это время потраченным напрасно. После несчастий предыдущих недель он наслаждался видом открывшейся перед ним страны.

Всюду Росс видел наступление новой эры в эволюции планеты. Они шли по биотическим рифам, расползавшимся по бухтам побережья – бесконечные километры шелестящих зарослей хвощей, папоротников, саговников и хвойных растений. Но он видел  и остатки прежней экосистемы. Монолитные соляные равнины, когда-то бывшие дном горячих океанов, тянулись на горизонте кристально-белыми полосами. Сланцевые расселины, красный песчаник морского дна и кальцитовые равнины были могилами существовавшей здесь раньше экологической системы.

Самым пугающим были покинутые города, безмолвно стоявшие на их пути. Когда тысячи лет назад солнца изменили ось, Аридун был охвачен ураганами, наводнениями и жарой, выпаривавшей воду из земли. Давно заброшенные, эти города поднимались на горизонте как иссохшие скелеты, почерневшие от древности.

Дважды по пути они встречали стаи хищных рептилий размером с собаку. Привлеченные теплым запахом людей и шагами зауроподов, сотрясающими землю, рептилии следовали за караваном на осторожном расстоянии. Охранники каравана стреляли из лазганов, чтобы отогнать их.

— Это падальщики, они только и могут, что кусать за пятки. Опасаться стоит не их, а когтистых крикунов, — сказал Барк. Закованной в броню рукой он передал Россу позолоченную подзорную трубу и указал вдаль.

Росс уже слышал о них. Эти животные были хорошо известны тем, кто интересовался местной фауной. Разумеется, Росс, будучи любопытным и эрудированным человеком, но рисунки не могли передать всей свирепости этих хищников. Глядя в подзорную трубу, Росс видел группу нелетающих птиц, большими шагами вприпрыжку бежавших к южному краю горизонта. Даже на таком расстоянии они казались огромными, гораздо больше, чем имеет право быть любая птица.

— А что насчет противника? – спросил Росс.

— ПВО Цепи Крепостей отогнала десантные корабли Броненосцев далеко в пустоши. Угрозу здесь представляют небольшие диверсионные отряды противника, — ответил Барк.

Теперь Росс понимал, как Аридун смог избежать худшей судьбы, по крайней мере пока. Окружающая среда не благоприятствовала передвижениям больших масс войск, особенно с плохо организованным снабжением. Это была раскаленная пустыня, совершенно бесплодная и лишенная укрытий.

Росс откинулся на сиденье, вытирая лоб. После полудня воздух был сухим и неподвижным. Даже в тени их похожего на пагоду паланкина температура доходила до сорока градусов. Росс не привык к такой жаре, и, что еще хуже, он уже начал сильно жалеть о том, что надел свою спатейскую броню. Металл, раскаляясь, заключил его в кокон обжигающего жара.

— Этот ксеноархеолог, как удалось затащить его сюда, в зону военных действий? – проворчал Росс, больше для себя.

— На самом деле это часть сделки. В обмен на помощь я обещал ей безопасный транспорт из Коридора Медины. Она прилетела на Аридун, чтобы изучать новый цикл истории, и оказалась здесь как раз в тот момент, когда началось наступление Великого Врага.

— Она?

— Да. Профессор Мадлен де Медичи из университета Катон-Руж.

Услышав это имя, Росс щелкнул языком. Ему были отлично известны работы профессора де Медичи. Она была выдающимся ксеноархеологом, лучшим специалистом по этому вопросу в звездной системе, если не во всем суб-секторе. Она была автором множества научных трудов, в том числе «Трактата о доимперском человеке» и «Исследований ранней истории Восточного Предела». Росс восхищался ее подходом к теме исследования и красноречием, с которым были написаны ее работы.

Росс часто думал, что если бы не был инквизитором, то стал бы ученым. И действительно, его увлечение знаниями прошлого было больше чем просто хобби, а его большое поместье на Арлоне было больше похоже на библиотеку. Для Росса знания были страстью. Его восхищала идея воина-ученого с тех пор, как он прочитал о королевстве Гойосеон, существовавшем в древности на Терре, и о касте Рыцарей Цветов, или «цветочных юношей». Эти юноши с раннего возраста обучались искусству каллиграфии, стрельбы из лука, театральному искусству и верховой езде. Они являли собой симбиоз воинского искусства и великолепного образования, и были символом духовного баланса среди древних азиатских царств Терры. Росс долго хранил романтическое восхищение этими рыцарями, и даже теперь, несмотря на то, что стал старше, часть его продолжала восхищаться их добродетелями.

ОКАМЕНЕВШИЙ лес Эриду находился в восьмистах километрах от демаркационной линии, как раз на полпути между южными саваннами и пустошами, где собирались силы Великого Врага. Росс и Барк слезли с зауроподов на краю леса и дальше пошли пешком.

Окаменевший лес был похож на парк скульптур из расплавленного, растекшегося камня. Кобальтово-синие колонны возвышались как огромные шахматные фигуры. Всюду, куда бы Росс ни бросил взгляд, он видел следы застывшего времени: застывший отпечаток листа на камне, окаменевшие ветви и раковины на дне высохшего моря, позвоночник какого-то вымершего животного, возвышавшийся над осадочной породой.

Иссохшие деревья без листьев, некоторые до шестидесяти метров в высоту, образовывали над головой паутину из своих хрупких, легких ветвей. Некоторые деревья переливались сияющим перламутровым блеском. Солнечный свет, проникая сквозь ветви, испещрял землю узорами, словно мозаичный пол.

Под зарослями древесных лишайников Росс увидел команду Мадлен де Медичи, проводившую раскопки в маленькой узкой теснине. Рабочие были местными жителями, сильно загоревшими от постоянного пребывания на солнце. Должно быть, это были безнадежно нищие сельские батраки, потому что другие аридунцы после начала войны не стали бы покидать защищенный южный пояс.

Когда инквизиторы подошли к месту раскопок, навстречу им бросились полдюжины человек. Вместо комбинезонов цвета хаки, которые носили рабочие, эти люди были одеты в черные костюмы-тройки и темные льняные визитки. На их поясах висели позолоченные лазерные пистолеты на золотых цепочках. К их лацканам были приколоты значки имперской администрации Аридуна – печать губернатора.

— Стоять! Ни с места! – кричали они.

Росс едва удержался, чтобы не расхохотаться. Эти напыщенные жеманные щеголи были абсолютно не в своей стихии. Они пытались казаться устрашающими профессионалами, но выглядели слишком жалко, чтобы воспринимать их всерьез. Это были всего лишь технократы, пытающиеся изобразить из себя солдат.

Росс насмешливо поднял руки, изображая сдачу в плен, и с усмешкой посмотрел на Барка. Его друг с механическим жужжанием пожал бронированными плечами. Они с Россом были во многом похожи, особенно в том, что касалось всяческих проказ.

— Бросить оружие! Положить оружие на землю и лечь лицом вниз! – приказал один из них, нацелив пистолет на Росса. Вероятно, это был их предводитель – высокий человек с удлиненным высокомерным лицом клерка Администратума. Этот клерк, однако, явно нарастил себе мышцы рук с помощью химических средств, чтобы выглядеть более устрашающим. Инквизиторов это отнюдь не впечатлило.

— Шутишь что ли? – фыркнул Барк, подняв батареи крупнокалиберных стволов на бронированных руках. Росс не знал, показывает ли этим Барк весь идиотизм их требований, или это скрытая угроза. Так или иначе, Росс находил это весьма забавным.

— Я не знаю за кого вы меня приняли, но я Лоренцо Миас Гиерон, агент и советник по безопасности мадам де Медичи! – с негодованием взвизгнул клерк.

— Я тебя спрошу, когда ты понадобишься, — поддразнил его Росс, еще больше приводя его в бешенство.

— Смерти захотелось? Вы что, идиоты? Не знаете, что на Аридуне идет война? Сообщите, с какой целью вы явились, или за последствия не ручаюсь! — завопил Лоренцо. Его товарищи согласно закивали головами, как игрушечные птицы.

— Лоренцо! Ласлетт, Хэмил, Петр, где ваши манеры? – раздался голос позади Гиерона. Это был голос женщины, властный и полный достоинства настолько, что его не приходилось повышать.

Росс не сразу узнал уважаемую мадам де Медичи. Она выглядела гораздо моложе, чем он ожидал. Он предполагал увидеть поседевшую почтенную старушку; а перед ним была женщина с гладкой, как фарфор, кожей, высокими скулами и изящной фигурой дочери знатного рода.

Мадлен де Медичи вышла из своей брезентовой палатки. В руках, одетых в перчатки, она изящно держала кружевной зонтик. Для такого климата ее одежда была решительно неподходящей: скромная узкая юбка и двубортный саржевый пиджак. Ее лицо было слегка украшено румянами, а каштановые волосы вились локонами, столь модными среди аристократов верхних шпилей. Если бы не это место раскопок в зоне военных действий, Росс принял бы ее за наследницу знатного рода из улья.

— Мадам де Медичи? – спросил Росс, он еще не был полностью уверен, что это действительно она.

— Мадлен Рибекен Луиза де Медичи. Но пожалуйста, зовите меня просто Мадлен, — сказала она, сделав реверанс.

Оба инквизитора любезно поклонились.

— Мадам, я Ободайя Росс. Должен сказать, я большой поклонник ваших работ. «О естественных циклах войн и конфликтов» — безупречно составленный сборник эссе.

Мадлен вздернула нос.

— Инквизиторы, вы мне льстите.

— Инквизиторы? – пролепетал Гиерон, пятясь назад. Он отвел своих коллег в сторону, как наказанных детей.

Когда охранники отошли за пределы слышимости, Мадлен подошла ближе к инквизиторам.

— Простите их. Я действительно смущена их поведением.

— Считайте это замечанием постороннего, но эти люди не бойцы, — сказал Росс.

— Да, но они считают себя бойцами. Так что ладно уж, позволим им и дальше так думать. Губернатор Аридуна лично дал мне в сопровождение несколько своих дворцовых охранников. Он настаивал.

— Губернатор хочет, чтобы вас убили? Линия фронта меньше чем в дне пути отсюда. Вам не стоило забираться так далеко с этими клоунами вместо охраны.

— Не беспокойтесь, инквизитор, я могу позаботиться о себе, — фыркнула она.

«Возможно, она права», подумал Росс. Из всех ее работ для него особенно выделялось ее недавнее исследование древних пилонов на пограничных планетах Восточной Окраины. Книга была издана ограниченным тиражом и включала иллюстрации нападения эльдар на команду профессора де Медичи. Но она спаслась, а ее отчет об этом событии вызвал интерес даже в ордосах Инквизиции.

— Пусть так, — сказал Барк, — Вам пора отослать этих хлыщей обратно к губернатору и отправиться с нами. У нас мало времени.

— У меня тут несколько чемоданов полевого снаряжения и оборудования, которое может мне понадобиться, — сказала Мадлен через плечо, уже отвернувшись, – Пусть рабочие погрузят их на ваши машины.

— У нас нет машин, мадам. Только зауроподы, — ответил Росс.

Она остановилась, медленно повернувшись обратно. Ее губы сжались, удлиненное лицо покраснело.

— Я не могу ехать на зауроподах! Леди не путешествуют на вьючных животных!

— Тогда можете прогуляться пешком, — засмеялся Росс. 

ГЛАВА 13

ЛОРД-МАРШАЛ Кхмер достал пистолет с полки шкафа. Это был тяжелый пистолет длиной с его предплечье, отделанный темным деревом, с выемками на изогнутой рукояти. Рукоять пистолета была инкрустирована топазовыми желудями и листьями, а ствол украшали филигранные серебряные узоры в виде виноградных лоз. Такое оружие не использовалось со времен Хадрианского Инцидента в 762. М41.

Этот пистолет Кхмер взял как трофей на дуэли много лет назад. Адмирал флота, потерявший пистолет, потерял и несколько пальцев на руке от удара сабли Кхмера. «Повезло», подумал Кхмер, «что один из этих отрубленных пальцев не успел нажать на спуск».

Зарядив пистолет, Кхмер не спеша прогулялся по своему тиру. Это был его собственный тир на борту «Карфагена». Когда-то здесь располагалась казарма, способная вместить два взвода по шестьдесят солдат. Сейчас стены зала были покрыты свинцом, решетчатые стенды для стрельбы стояли напротив ряда мишеней на расстоянии от двадцати до двухсот шагов. Одна стена была полностью занята великолепной коллекцией старинного оружия, собранной Кхмером. В застекленных стойках на ней располагались фузеи, картечные мушкеты, сделанные вручную крупнокалиберные пистолеты и древние винтовки длиной в рост человека. Были здесь собраны и различные варианты лазганов военного образца.

Лорд-маршал встал, держа пистолет обеими руками, и прицелился в раскрашенную брезентовую мишень в восьмидесяти шагах. На брезенте было нарисовано почти детское карикатурное изображение демона с выпученными глазами и оскаленными зубами. Он выпустил в мишень три пули, от их попаданий брезент хлопал, как воздушный змей на ветру. Оглушительный грохот выстрелов эхом звучал в покрытых свинцом стенах зала с великолепной акустикой. Для Кхмера не было звука прекраснее.

— Вычистить, — приказал Кхмер, бросив пистолет в руки ожидавшего его младшего офицера. – И если я найду хоть пятнышко, его будут отчищать твоей шкурой.

Маршал подошел к своему арсеналу и выбрал автоган. По сравнению с другими предметами коллекции это оружие было непримечательно, устаревшая автоматическая винтовка из штампованного металла и старого дерева более метра в длину. Характерный металлический прицел, серповидный магазин и приклад из твердой древесины говорили о его возрасте и предыдущих владельцах. Автоган был простым и невзрачным, но у него была своя история.

Кхмер был большим ценителем истории. У каждого оружия в его коллекции была своя история, которая стоила того, чтобы ее рассказать, своя война, от лазгана с бронекожухом Внутренней Гвардии Бастиона до ручной пушки револьверного типа, захваченной у техноварваров где-то глубоко в Скоплении Стаи. История, написанная теми, кто стрелял быстрее и точнее.

— Лорд-маршал! На минуту, пожалуйста.

Кхмер положил автоган обратно в обитый бархатом ящик и оглянулся, увидев Форда Гуриона, ворвавшегося в зал. Судя по быстрому топоту его аугметических ног, инквизитор поспешил сюда не по личным причинам.

— Форд Гурион, — произнес Кхмер безразличным тоном. Отвернувшись обратно, лорд-маршал продолжил рассматривать свою коллекцию оружия.

— Надо поговорить с вами лорд-маршал, немедленно, — сказал Гурион сквозь сжатые зубы.

Кхмер устало посмотрел на Гуриона. Инквизитор стоял перед ним, мышцы его челюсти дергались, в аугметической руке был крепко сжат какой-то документ. Махнув рукой, Кхмер отпустил своего адъютанта.

— Гурион, вас что-то беспокоит?

Инквизитор взмахнул сжатым в руке пергаментом.

— Вот это. Здесь сказано, что вчера в 6:00 подкрепления с Люпины были отведены из зоны военных действий в Коридоре Медины. 76 000 стрелков 102-го Люпинского направлены на усиление обороны Звезд Бастиона.

— И в чем проблема? – сказал Кхмер, протирая картечный мушкет рукавом мундира.

— Проблема в том, лорд-маршал, что это вы приказали направить их туда, — Гурион выплюнул эти слова как яд.

— Именно так. Я сделал то, что будет лучше в плане долгосрочных целей этой кампании.

— Мне напомнить вам, что Пленарный Совет утвердил наши задачи? Мы должны удерживать Миры Медины, пока тайна Старых Королей не будет раскрыта.

Наконец Кхмер отложил мушкет и повернулся к Гуриону.

— Это ваши задачи, Гурион. Моя задача как командующего проста – лишить силы Хаоса господства в космосе, нарушить их координацию и не позволить им захватить суб-сектор. В сложившейся обстановке я могу этого добиться лишь сосредоточив силы на обороне Звезд Бастиона.

— Не вам это решать. У Конклава есть убедительные доказательства, что мифические Старые Короли могут оказаться угрозой уровня «альфа».

— Вы не военный, — сказал Кхмер с видимым сожалением. – Вы не понимаете, как ведется война. Мы не выиграем войну, основываясь на мифах и догадках. Войны выигрываются логикой и стратегией. Это вы можете понять?

Гурион покачал головой, не потому что он не мог понять, а потому что Кхмер был слишком упрямым и косным. Отогнув лацкан плаща, Гурион продемонстрировал инквизиторскую инсигнию на цепи.

— Лорд-маршал, у Инквизиции есть свои способы.

Если Кхмер и понял намек, то никак этого не проявил. Вместо этого лорд-маршал прошел вдоль ряда стоек с оружием, пока не нашел то, что искал. Он взял лазган, посмотрел в прицел и подержал оружие в руках.

— Видите это оружие, Гурион? – спросил он. Это был светло-серый лазган со складным прикладом и укороченным стволом, что придавало оружию хищный, жестокий вид.

— Да. Это лазган. Конечно, я не так хорошо разбираюсь в их образцах, как вы, — ответил Гурион, явно показывая, что его это не интересует.

— Это не просто лазган. Видите направляющую Пикатинни? – сказал Кхмер, указав на рукоять. – А укороченный ствол и ствольную накладку? Лазган модифицирован для воздушно-десантных войск, — продолжал он, указывая на начищенный ствол и гладкий серый полимер кожуха.

— Я вижу, — осторожно ответил Гурион.

— Такими лазганами вооружаются Столетние полки Браванды. Более того, этому оружию довелось сражаться при взятии Провинциального Дворца Браванды. В 870. М41 местные магнаты, представители оппозиционной фракции, называвшие себя революционерами, арестовали Регента Браванды в его собственном дворце. Правящая элита и дворяне-землевладельцы сформировали собственное правительство. Народные массы Браванды страдали, но ничего не могли сделать.

— Мне известно о революции на Браванде. Продолжайте.

Кхмер, приложив лазган к плечу, прицелился в воображаемого врага.

— Вы должны понять. Мы, Имперская Гвардия, представляем народ. И Регент был Регентом народа. В первый же день революции небольшая группа имперских гвардейцев, оставшихся верными присяге, без всяких приказов атаковала Провинциальный Дворец.

Опустив оружие, Кхмер повернул зарядное устройство и одним движением снял ствол.

— Этот самый лазган принадлежал сержанту Нэтаму Кэрри из 7/7— го Столетнего полка. Сорок пять минут он в одиночку защищал от мятежников ворота дворца. Он был одним из пяти братьев, и все они служили в Гвардии. Их отец, рабочий мануфакторума, часто работал сверхурочно, чтобы прокормить своих детей, пока они росли. Сержант Кэрри в том бою убил более сорока мятежников. Знаете, что с ним сделали революционеры, когда захватили его? Многие мятежники были осужденными преступниками, которых магнаты освободили из мест заключения. Когда они, наконец, схватили его, они изувечили, изрубили его на куски, и засняли это на пикт-снимки. Его посмертная медаль за доблесть была возложена на пустую могилу.

— Впечатляющая история, — согласился Гурион. – Но какое отношение она имеет к нашему делу?

— Это должно быть очевидно. Война ведется оружием, а за каждым оружием – человек. Медина не представляет стратегической важности, и я не собираюсь бесполезно тратить жизни моих солдат здесь, когда мы должны защищать Звезды Бастиона вместе с Люпинскими стрелками, Внутренней Гвардией Бастиона, монтейскими и арпадскими полками.

Гурион глубоко вздохнул. Таков был лорд-маршал Кхмер. Несмотря на все свое высокомерие, склонность к политическим интригам, любовь к роскоши, он был великолепным командующим. Он и не получил бы своего звания, если бы был чем-то меньшим. Гуриону неприятно было думать, что, возможно, он должен будет использовать свои инквизиторские полномочия и отстранить лорда-маршала от командования. Войска, защищающие Коридор Медины, будут деморализованы, лишившись своего командующего.

— Лорд-маршал, давайте на секунду забудем о Старых Королях. Если вы оставите Коридор Медины, то обречете миллиарды имперских подданных на смерть от рук хаоситов.

— Вы, возможно, думаете, что я чудовище. Но я делаю то, что должен, чтобы остановить Великого Врага. А для этого приходится быть чудовищем. Я лорд-маршал! Я командую убийцами. Мы делаем то, что обучены делать! – гремел Кхмер. Его спокойствие улетучилось, лицо покраснело, на нем выступили вены. Легендарная гневливость Кхмера набирала силу.

— Я понимаю. Но у меня есть свои соображения, и я не пришел бы сюда, если бы не считал их важными. Мой Конклав упорно работает над теми же задачами, что и вы. Силы Хаоса действуют не без причины, так почему они хотят захватить Медину? Почему?

— Я не знаю. Мне не нужно это знать. Мы решили дать бой врагу в пространстве Звезд Бастиона. Не здесь! – прорычал Кхмер, отшвырнув лазган сержанта Кэрри. Оружие пролетело через весь зал и врезалось в стойку, обрушив на пол лес мушкетов.

Гурион сохранял невозмутимость.

— Можете бушевать сколько угодно, Кхмер. Но я представляю Инквизицию здесь. Не заставляйте отбирать у вас командование и ваших кантиканцев. Вы отличный генерал, и лишиться вас было бы тяжелой потерей.

Оскалив зубы, с совершенно зверским лицом, Кхмер приблизился к Гуриону. Лорд-инквизитор стоял с каменным лицом, положив аугметическую руку на пистолет «Люгос». Гурион знал, что не стоит терять бдительность: Кхмер был слишком непредсказуем. Рассвирепевший лорд-маршал в арсенале, полном оружия – опасное сочетание.

— Это не важно, — сплюнул Кхмер. – С вашими оперативными группами на Аридуне покончено.

Из всего сказанного Кхмером, лишь это заставило Гуриона содрогнуться. Никто кроме членов Конклава не знал, что на Аридуне действуют оперативные группы Инквизиции. Гурион не хранил никаких записей по этим операциям, и ни с кем их не обсуждал. И все же инквизитор ничего на это не сказал. Гурион слишком долго играл в эту игру, чтобы выдавать свои чувства. На службе Инквизиции он потерял 60 % своего тела. Человек, столько испытавший, становится острым, как хорошо заточенное лезвие. Он научился сохранять бесстрастное лицо, держать рот закрытым, а глаза и уши – открытыми. Он наблюдал за лордом-маршалом, потому что это он умел лучше всего.

Кхмер дернулся, словно поняв, что сказал слишком много, его поведение пугающим образом изменилось. Опустив плечи, лорд-маршал отвернулся от Гуриона, словно они и не говорили. Зарядив новый аккумулятор в лазган Кхмер почти рассеянно побрел к стрелковому стенду.

— Прежде чем я уйду, — сказал Кхмер через плечо, — я хотел бы напомнить вам, что я – та сила, на которой держится вся кампания. Уберете меня – и Медина обрушится вам на голову, инквизитор.

НОЧЬ всегда была временем тишины и спокойствия в храме. Но сегодня в его пустых коридорах появился неожиданный нарушитель.

Призрачная, облаченная во тьму, ее длинные конечности двигались так быстро, так странно, что, казалось, она не идет, а перепархивает с места на место между колоннами, нишами и ступеньками.

Священники в это время ужинали. Пациенты уже вернулись в свои палаты. Свет луны сиял в извилистых коридорах. В центральном молитвенном зале единственный луч лунного света проникал с потолка атриума, словно полупрозрачная колонна, залитая плавающими пылинками.

Все было так тихо и неподвижно, что призрачное движение во мраке казалось чем-то совершенно чуждым. Она прошла через атриум, упав с потолка, словно капля воды. Она двигалась от тени к тени, скрываясь в чернильной тьме.

Когда она скользила мимо освещенных мест, были видны очертания ее силуэта. Гибкие мускулистые конечности, защищенные наручами и поножами из твердой кожи. Блеск обнаженных клинков.

Она взбиралась по стенам с удивительной легкостью, ее конечности мелькали, как у паука. Перебравшись через три этажа лестничной площадки, она попала в помещение, оказавшееся храмовой кухней.

Здесь было светлее. Обширное пространство кухни занимали гладкие каменные полки и глиняные печи. Котлы, медные горшки и глиняные кувшины стояли ровными рядами, как солдаты в строю.

Три священника в чистых белых одеяниях госпитальеров мыли глиняные тарелки в корыте с водой. Они были увлечены разговором и не заметили тень, мелькнувшую позади.

Она достала три метательные иглы и небрежно метнула их с расстояния пятнадцать метров. Иглы входили точно под основание черепа жертвы, между вторым и третьим шейными позвонками. Двое священников рухнули, их нервные системы перестали функционировать, ноги подогнулись. Третий успел повернуться, и игла вонзилась ему в грудину.

Последним, что он увидел перед смертью, было лицо его убийцы – стилизованная ухмыляющаяся маска шута, с длинными оскаленными зубами и глазами, прищуренными в вечном смехе.

Ассасин скользнула в сторону от места убийства и сбежала вниз по узкой извилистой лестнице. Она оказалась в северной палате. Это был длинный зал, где психически больные пациенты проводили дневные часы, рассеянно бродя и иногда разговаривая.

Сейчас здесь было почти пусто, узкие окна впускали в зал длинные полосы лунного света. В дальнем конце зала в кресле-качалке сидел пациент, никогда с него не встававший. Ветеран Гвардии, теперь он проводил дневные часы, бессмысленно уставившись в стену, вцепившись ногтями в подлокотники кресла.

Ассасин быстро убила его узким клинком и направилась дальше.

Северная палата сообщалась с изолятором. Ряд обитых медью дверей в глиняных стенах вел в спальни психически больных. Окна в коридоре были закрыты.

Достав зубчатую пилу, ассасин последовательно обошла все спальни. Она работала быстро, не пропуская ни одного пациента. Дважды ей встречались священники из ночной смены, и дважды она душила их гарротой, втаскивала трупы в спальни и запирала двери.

Ассасин вышла из последней двери в конце коридора. Ее пила была покрыта длинными полосами крови. Черно-белая маска шута забрызгана ярко-красными каплями.

Отстегнув подсумок от пояса, ассасин взглянула на хронометр. Она успевала точно вовремя. Спрятав пилу в ножны, она направилась в западную палату. К рассвету в Храме Зуба не останется никого живого.  

ГЛАВА 14 

РОСС был разбужен криком.

Даже сквозь мглу сна, крик был страшным. Пронзительный, исполненный страдания и почти жалобный. Росс слышал в нем голос смерти.

Вскочив с постели, путаясь в льняном белье, Росс схватился за плазменный пистолет. Пока он спал, свечи в его комнате растаяли и погасли, и наступила кромешная тьма. Его рука нащупала холодный, тяжелый металл рукояти пистолета, и бешено колотящееся сердце немного успокоилось. Гудение газа в фузионной канистре после того, как он снял «Солнечную Ярость» с предохранителя, подействовало на него успокаивающе, как факел в темной ночи.

Раздался еще один вопль, на этот раз ближе, долгий протяжный плачущий вой, внезапно прерванный отрывистым придушенным хрипом.

Росс на секунду подумал, не надеть ли доспехи, части которых были разложены на полу спальни. И только укрепившись в этой мысли, он понял всю ее глупость. Вместо этого он накинул синий шелковый халат, лежавший в ногах на его постели. Уже подойдя к двери, он вдруг вернулся и надел табард из психо-реактивного обсидиана. Просто на всякий случай.

Он выскочил из комнаты, изготовив к бою пистолет, но остановился и замер на пороге. Росс не был уверен, что увиденное им реально. Вид того, что открылось перед ним, передавался по зрительным нервам в мозг, но часть мозга отказывалась принять его. Это было слишком нелепо.

Дверь выходила в атриум, открытый внутренний двор, вымощенный плиткой. С арок, колонн и тимпанов свисали трупы. В центре атриума мягко журчал фонтан, вода в нем была темно-красной от крови. Вокруг фонтана сидели четыре мертвых священника. У одного не было рук, второй сидел с открытым окровавленным ртом без языка, у третьего были отрезаны уши, а последний смотрел, казалось, прямо на Росса пустыми кровавыми глазницами.

Росс понял символизм этого зрелища. Это была заключительная сцена из трагедии Метузелы «Четыре ада Короля-Еретика». Четвертый акт пьесы традиционно повествовал о высокомерии короля Мессанины и его наказании в 109 кругах ада. Это было, если можно так выразиться за отсутствием лучшей интерпретации, предупреждение грешникам и нечестивцам. На своем родном мире Санкти Петри у Росса были контрамарки во все местные театры, и эта пьеса была его любимой. Но никакое другое исполнение не могло сравниться с ужасом этого.

— Еретик… — прошептал шелковый призрачный голос из тьмы почти в его ухо.

Кто-то другой замешкался бы, возможно, даже повернулся бы, чтобы найти источник голоса. Но не Росс.

Пригнувшись, он нырнул вперед, и что-то бритвенно-острое и невероятно быстрое рассекло воздух над его головой. Перекатившись, Росс развернулся и поднял плазменный пистолет.

Противник ударом ноги выбил у него оружие. «Слишком легко», упрекнул себя Росс.

— Не сопротивляйся, еретик, и умрешь быстро.

Росс снова перекатился, чтобы не позволить врагу подойти слишком близко. Ассасин вошла за ним в атриум. Только здесь, под светом луны, Росс разглядел убийцу.

Она была одета в черно-серый обтягивающий костюм, полимерная ткань переливалась, как радужная нефтяная пленка. Росс насчитал как минимум десяток различных клинков, крюков и сюрикенов, прикрепленных к разным ремням и петлям на ее костюме, хотя точно он не был уверен – его голова гудела от адреналина.

Ассасин подошла к нему, присев, как кошка, готовая к прыжку. Ее лицо было загадочной маской улыбающегося шута. Росс узнал ассасина культа смерти. Она не обладала техномагией агентов Оффицио Ассасинорум, но то, чего ей не хватало, она восполняла свирепостью. Для ассасина культа смерти это был не просто вопрос уничтожения цели; она была менее расчетлива, менее запрограммирована, чем ассасины Кулексус или Каллидус. Вместо этого она использовала свой простой арсенал клинков с таким творческим блеском, что возвышала простое убийство до уровня искусства, превращая его в театральное действие.

Перекатившись по кафельным плиткам, Росс вскочил на ноги, приняв фронтальную стойку изготовки к бою. Он не тешил себя иллюзиями: без оружия его можно считать мертвецом.

Ассасин метнула в него что-то.

Метательная игла пронзила его предплечье, воткнувшись глубоко в мышцы. Боль вспыхнула, огненными искрами обжигая локоть.

— Яд? – задумчиво спросил Росс, пытаясь удержаться в боевой стойке.

— Я предлагала тебе быструю смерть. Ты не захотел. Так что теперь мы сделаем это медленно и мучительно, — ответила она.

Нарочито медленно ассасин достала из ножен на спине бритвенно острое лезвие. Это был не инструмент убийства; это было оружие для ближнего боя. Длинный тонкий клинок был ровно метр в длину и шириной в палец. В ночной тьме он чем-то напоминал  расколотый меч с двуручной рукояткой, покрытой резиной.

Когда ассасин взмахнула клинком, он издал резкий жужжащий звук. Он был таким острым, что раскалывал воздух.

— По крайней мере, сделай мне одолжение перед смертью, скажи, кто тебя послал? – спросил Росс, пытаясь выиграть время.

— Император, — прошипела она. Одним молниеносным движением она направила клинок в разрыв между мозаичными обсидиановыми пластинами его табарда. Удар был таким быстрым, таким точным, ни йоты зря потраченных усилий. Один удар – один труп.

Росс бросился вперед, к противнику – сработали инстинкты бойца. Если бы он попытался уйти от удара назад, клинок рассек бы его туловище точно над бедром. Поэтому он вошел внутрь ее удара. Клинок врезался в черный обсидиан, брызнули сверкающие осколки. Табард не был предназначен для защиты от физических ударов, но его оказалось достаточно, чтобы отразить тонкое лезвие.

Росс знал, что другого шанса не будет. Использовав свое секундное преимущество, он схватил руку, державшую клинок. Это было все, что он мог сделать, чтобы задержать ее. Словно играя в расчетливую игру, ассасин разорвала его захват и, сделав пируэт, приземлилась на расстоянии четырех или пяти шагов.

Воздух взорвался треском и грохотом выстрелов, вспышки пламени рассекли ночную тьму. И Росс и ассасин упали на землю, когда трассеры осветили ночь над атриумом.

Лежа на животе, Росс оглянулся на вспышки выстрелов. Он увидел Мадлен де Медичи стоящую под аркой в шифоновой ночной рубашке, стреляя из автопистолета. Хотя она очень старалась, но стреляла не слишком метко, от отдачи пистолет едва не вырывался из ее рук.

Судя по ее отчаянной стрельбе, через несколько секунд она расстреляет весь магазин. Росс должен был действовать быстро. Он подполз и схватил «Солнечную Ярость», лежавшую рядом с фонтаном.

Он поднял плазменный пистолет как раз в тот момент, когда оружие Мадлен издало пустой щелчок. Ассасин, вскочив на ноги, бросилась к Мадлен. Ее клинок был поднят, как жало скорпиона, готовое нанести удар.

— Я – инквизитор! – взревел Росс, подкрепляя слова психосилой.

Под маской шута не было видно, какую реакцию вызвали эти слова у ассасина. Но, судя, по тому, что она слегка вздрогнула, едва заметно сбилась с шага, это была новость для нее. Ассасин остановилась, ее лицо в маске повернулось к Россу.

Это была ее ошибка. Росс выстрелил четыре раза, четырежды нажал спуск – тап тап тап тап. Пистолет изверг струю раскаленной плазмы. Ассасин испарилась, атомы, составлявшие ее тело, рассеивались клубами пара. Все, что осталось – лужицы расплавленного металла от ее клинков, быстро застывавшие на плитках атриума. Стена из освященной глины позади нее почернела и покрылась паутиной трещин.

Мадлен уронила оружие, на ее лице застыло выражение шока и ужаса. Дверь распахнулась, и в атриум из своей комнаты выбежал Вандус Барк, завернувшийся в простыню.

— Где, во имя Трона, ты был? – зарычал Росс, адреналин все еще наполнял его вены.

— Император милосердный… — выдохнул Барк, его глаза расширились при виде учиненной здесь резни.

Остальные бойцы оперативной группы ворвались в атриум, явно разбуженные шумом боя. Селемина и Прадал, подойдя к Россу, остановились, не произнося ни слова. Они не могли ничего сказать, не в силах оторвать взгляд от аккуратно развешанных и разложенных трупов. Плечи Селемины начали дрожать, Прадал вцепился в свой лазган, прижимая его к груди.

— Где вы были?! – крикнул Росс.

Барк покачал головой.

— Прости, Росс. Кажется, я проспал, — виновато признался он.

— Посмотри вокруг, — прорычал Росс, указывая на мертвецов, на пробоины от пуль в стенах, на кровь, заливавшую кафельные плитки. – Ты проспал это?

— Да. Проспал. Что случилось?

Росс покачал головой. Он больше не знал, кому верить. Кто-то, близкий к нему, приговорил его к смерти, приговорил его команду к уничтожению. Кто-то обладающий большой властью. Ему сейчас хотелось бы, чтобы его старый учитель инквизитор Лист был здесь, и успокоил бы его страхи, подсказал бы ему, что делать. Или Гурион. В первый раз за всю карьеру Росс подумал, что он, возможно, слишком неопытен для задачи такой важности. И в первый раз он осознал, что были в Империуме те, кто не боялся Инквизиции.

— Вандус, с рассветом я отправляюсь на Холпеш. Тебе туда лететь не стоит.

— Ободайя, пожалуйста, скажи, что происходит?

— Не могу. Но думаю, было бы лучше, если бы ты не сопровождал меня на Холпеш. Я опасаюсь предательства.

Барк рассеянно моргнул.

— Ты мне не доверяешь?

Росс, выровняв дыхание, посмотрел сначала на Селемину, потом на Прадала, и, наконец, остановил взгляд на Барке.

— Среди нас предатель. Я не думаю, что это ты, Вандус. Но если это окажешься ты, мне не хотелось бы тебя убивать. Прости, дружище.  

ГЛАВА 15

ГРУЗОВИК резко затормозил. Хотя Сильверстайн был зажат в тесноте кузова, он почувствовал резкую остановку и услышал протестующий визг тормозов. Он не знал, сколько времени они были в пути. Может быть, два часа, а может быть восемь. Сказать точно было невозможно.

— Нет, Сильверстайн, даже не пытайся, — умоляюще произнес Асинг-ну во тьме. Сильверстайн не видел его, но узнал голос бывшего крестьянина, с характерным кантиканским акцентом, растягивавшим гласные.

— Может быть, если подождем немного, нам представится лучший шанс для побега, — с трудом проговорил Темуган. Его голос звучал неуверенно. Сильверстайн заметил, что партизану – бывшему часовщику и хорошему стрелку – не хватает хладнокровия. В случае побега он может стать помехой.

— Сильверстайн, решай что делать, я с тобой, — сказал Апартан, бывший солдат. Он служил сержантом во 2-й дивизии Кантиканской Колониальной Гвардии. Несмотря на кантиканский акцент, его речь была по-военному четкой. Нерсех, охотник и траппер с окраин Кантики, согласно кивнул. За время, проведенное в плену, Сильверстайн успел понять, что оба они – надежные люди, и он был рад, что сейчас они поддерживают его.

— Делайте что хотите. Я не собираюсь встречаться с их военачальником. Не думаю, что нас там ожидает что-то хорошее. А вы? – спросил Сильверстайн, обращаясь к другим пленным.

Агдиш, самый старший из пленных, портовый рабочий с сильными руками, принял решение за них всех.

— Делай что решил, Сильверстайн. Или так, или мы все умрем.

Люк в кузове распахнулся. В их темную тюрьму хлынул беспощадно яркий солнечный свет. Сильверстайн перенастроил аугметику, чтобы защитить глаза, и в сотый раз прокрутил в голове план, представляя его в мельчайших деталях.

В грузовик заглянул Броненосец.

— Арам галал! Арам!

В ответ Сильверстайн впечатал сапог в глотку Броненосца. Он прицелился в уязвимое место между пластиной, защищающей горло и маской на лице. Броненосец издал булькающий звук и, пошатнувшись, упал, схватившись за раздавленную трахею.

Ни секунды не медля, Сильверстайн выскочил из грузовика. Это его единственный шанс. Другие пленные последовали за ним. Охотник неловко приземлился на плечо, его руки все еще были связаны. Он оглянулся, оценивая ситуацию.

Они были в густом лесу. Вокруг возвышались колоссальные деревья с толстыми стволами, похожие на перевернутые горы. Среди их огромных корней разрастались густые заросли папоротников и гинкго. Сильверстайн был охотником, и лес был его стихией, но этого места он не знал.

Конвой остановился в лесу для дозаправки. Броненосцы, тащившие к машинам помятые канистры с горючим, обернулись к Сильверстайну. Они видели его. Он видел их. В спешке хватаясь за оружие, некоторые Броненосцы уронили свои канистры. Раздался злобный, шипящий треск выстрелов. Лазерный разряд уложил Агдиша, попав в кантиканца, когда он бежал к деревьям. Другой выстрел попал в живот Нерсеху, траппер упал, сложившись пополам. Теперь их осталось трое.

Сильверстайн бросился к упавшему Броненосцу, все еще корчившемуся на земле, из-под железной маски текла кровь и пена. Охотник схватил лазерный пистолет из кобуры на бедре Броненосца и прицелился, насколько позволяли его связанные запястья. Лазерный разряд с шипением пролетел рядом с ухом Сильверстайна, так близко, что охотник ощутил его жар. Он целился в опрокинутую канистру, из которой на землю лилось горючее. Один точный выстрел – все, что ему было нужно.

Лазерный луч попал в канистру с горючим. Эффект был мгновенный. Пары горючего вспыхнули облаками пылающего газа. Раздался резкий хлопок сжатого воздуха, расширявшегося под действием обжигающего жара. Началась цепная реакция.

Дым, черный и густой, клубился удушливыми тучами. Ветер раздувал оранжевые вихри пламени. Люди ошеломленно метались вокруг, ослепшие и задыхающиеся от дыма. Это было именно то, что нужно Сильверстайну. Со щелчком его аугметические глаза открылись и, настроив зрение для работы в условиях плохой видимости, он увидел все происходящее вокруг в оттенках зеленого.

Он прицелился в мотоциклиста, сидевшего на своем мотоцикле и вслепую махавшего руками. Одним метким выстрелом из лазерного пистолета Сильверстайн уложил его. С помощью своей биоптики охотник отыскивал в дыму мотоциклистов и убивал их одного за другим выстрелами в голову. За шесть секунд он убил шестерых.

Повернувшись к своим товарищам пленным, Сильверстайн подтолкнул их к упавшим мотоциклистам.

— Хватайте мотоциклы и горючего сколько можете!

Партизаны, почти ослепнув в пылающем аду, неуверенно двинулись сквозь жар и дым.

— Пошли! Быстрее! – торопил Сильверстайн, толкая их вперед. Лазерный выстрел с шипением прошел над его плечом, опасно близко.

Охотник сбросил труп Броненосца с его мотоцикла. Это был четырехколесный мотоцикл с глубоко протектированными широкими шинами. Сильверстайн сел на сиденье и завел мотор, его руки все еще были связаны. Мотоцикл взревел.

— Следуйте за мной, — приказал Сильверстайн. Рванувшись с места, мотоцикл помчался в чащу леса, объезжая огромные деревья. Оглянувшись, охотник увидел, как мотоциклы партизан вырываются из облаков маслянистого дыма под градом пуль и лазерных выстрелов.

РЕШЕТКА обогревателя в каюте Гуриона слегка вибрировала, излучая едва ощутимое тепло. На заднем плане негромко играла симфония «Аллегро Летнего Сада» Каваллери для деревянных духовых инструментов. Старый инквизитор дремал за рабочим столом, используя вместо подушки горы документов, тактических выводов и распечаток сообщений. Последние недели были воистину адскими. Кампания балансировала на краю пропасти. Разведка докладывала о вторжении противника на отдаленный Синоп. Ночи Гуриона были заполнены бесконечными военными советами и напряженными брифингами – Верховное командование судорожно пыталось остановить волну поражений. Гуриону редко удавалось найти время для сна. В возрасте двухсот лет он уже не был таким молодым и сильным, каким привык быть.

И во время этого сна к нему явился Росс. Точнее, перед его мысленным взором появился астропат в облике Росса – лишь инструмент телепатической связи. Астральная проекция, преодолев физическое расстояние в 300 000 километров, отобразилась прямо в его мозгу.

— Лорд Гурион, — произнес призрачный образ, звук его голоса подхватило психическое эхо.

Подсознание Гуриона мгновенно проснулось, хотя физическое тело погрузилось в еще более глубокий сон.

— Росс. Сколько времени сейчас?

— Уже поздно. Я слышу музыку Каваллери?

— О, да. Конечно. Музыка – единственное, что помогает мне не сойти с ума, — засмеялся Гурион.

— А я, наверное, уже сошел с ума. Дела плохи. Как ты бы сказал, совсем тухло.

— Что именно?

— С чего бы начать? – Росс печально вздохнул. – Среди нас предатель. В последнее время меня слишком часто пытаются убить.

— Почему ты решил, что это предательство? В конце концов, ты находишься в зоне военных действий, на планете, которую вот-вот захватит противник.

— Потому что убийцы были имперскими агентами. Ассасин культа смерти, местные наемники, до сих пор сражавшиеся на нашей стороне.

— Понятно, — задумчиво сказал Гурион. Когда он был задумчив, он катал слова на языке, словно оценивая букет вина.

— Могу предположить, что расположение и деятельность моей оперативной группы являются секретными сведениями Конклава?

— Да, конечно. Только я знаю о деятельности оперативных групп Конклава…

— А это значит, что предатель кто-то из моих подчиненных, он передает на сторону добытые нами сведения и опережает нас на два шага, — закончил Росс.

— Сейчас ты в безопасности?

Астро-призрак Росса пожал прозрачными плечами.

— Завтра я направляюсь на Холпеш. Но я не полечу вместе с группой инквизитора Барка. Я не могу допустить…

— Я понимаю. Ты в трудном положении. Полет из одной зоны военных действий в другую с предателем в своих рядах требует особой осторожности, — задумчиво сказал Гурион.

— Я подозреваю Варуду, — прямо признался Росс.

— Не ты один. Он разве что открыто не признается, что ведет грязную игру. Но я не могу действовать без доказательств. Не в такое время. Кампания висит на волоске, и казнить командующего ею генерала – слишком серьезный риск, на который я не могу пойти без веских доказательств.

— Конечно. Сделайте для меня одну вещь, лорд Гурион.

— Все что угодно.

— Следите за Варудой и найдете предателя.

Гурион задумчиво кивнул.

— Я не спущу с него глаз. 

ГЛАВА 16

ХОЛПЕШ в своей географии и архитектуре имел много общего с Кантикой и другими мирами Медины. Цивилизация сосредоточилась на цепи архипелагов – вершин океанских горных хребтов, рассеянных посреди бушующего моря. Тройные солнца Медины вечно кружились в бело-бесцветном небе. Вследствие этого богатая протеином вода, покрывавшая большую часть поверхности планеты, испарялась в больших количествах с сопутствующим образованием штормов. На Холпеше не было смены дня и ночи, лишь обжигающее сияние солнц и черные грозовые тучи бурь.

Вследствие этих географических особенностей, Великий Враг вел войну на Холпеше иным способом. Так как здесь было недостаточно площади суши для высадки больших масс войск, Броненосцы начали вторжение воздушными бомбардировками. Эскадрильи вражеских перехватчиков и бомбардировщиков ревели турбинами двигателей, скользя в небе, как стаи летучих мышей. Эскортные крейсера Великого Врага, проскользнувшие мимо патрулей Имперского Флота, маячили в небе, как призрачные летающие континенты.

Бомбардировка опустошила Холпеш, сея смерть и разрушение от цитрусовых рощ и песчаных пляжей прибрежных равнин, до ступенчатых пирамид и минаретов городов-государств Холпеша.

Стратегия противника состояла в том, чтобы вывести из строя пути сообщения, нарушить управление и связь, и нанести урон. Эти цели были достигнуты за три дня непрерывных налетов. Дороги были разрушены, сельские районы изолированы, города горели, и четыре миллиона граждан остались без крова. Потери достигали ста двадцати тысяч убитыми.

В некотором отношении бомбардировка укрепила боевой дух народа Холпеша. В Мантилле, главном городе Холпеша, улицы заполнились толпами горожан, готовых предоставить продовольствие и сдать кровь для пострадавших. Столпотворение было столь велико, что губернатору пришлось приказать гражданам разойтись по домам, чтобы не мешать организованной помощи.

Не желая сидеть сложа руки, отдельные пехотные роты Кантиканской Гвардии прошли маршем семьдесят километров за один день, чтобы оказать помощь жителям разрушенных сельских районов Астура и Валадуры. Правительство Холпеша пребывало в смятении и замешательстве, и старшие офицеры Кантиканской Гвардии самостоятельно предприняли усилия для оказания помощи пострадавшим.

Спустя двадцать четыре часа колонна из шестидесяти тысяч кантиканских гвардейцев с шанцевым инструментом в рюкзаках, под развевающимися знаменами гарнизона Холпеша, отправилась в долгий путь в отдаленные провинции.

Военные грузовики с предметами снабжения пытались пересечь разрушенные дамбы и ирригационные системы, храбро пренебрегая собственной безопасностью. Многим удалось добраться до беженцев, покинутых среди руин своих деревень, и доставить столь необходимые медикаменты и продовольствие. Но десятки грузовиков и их водителей утонули или были потеряны из-за оползней.

Далеко от больших городов, в провинциях, изолированные поселения стали маленькими островками страданий. Муж привязал к своей спине тело погибшей жены и отвез ее на велосипеде за тридцать пять километров, к кладбищенским пещерам.

В самих городах многие жители ошеломленно бродили среди развалин и дыма. В Ориссе Минор молодые мать и отец, плача от горя, умоляли помочь найти их сына, погребенного под обломками многоквартирного дома. Родители работали на мануфакторуме, когда это произошло. Хотя потери исчислялись сотнями тысяч, собравшаяся толпа застыла в безмолвии, когда подняли рокритовые плиты. Люди копали много часов, прохожие присоединялись к ним с лопатами, ведрами и даже голыми руками.

Когда были расчищены обломки внутри, там нашли три тела. Ребенок, два месяца не доживший до шести лет. Его держал на руках дедушка. Бабушка обнимала мужа. Даже посреди царившего вокруг разрушения люди открыто плакали.

МАНТИЛЛА, столица Холпеша, всегда была городом аристократов, олигархов и высших слоев общества планеты. Поэтому она была единственным городом Холпеша, защищенным полусферой пустотного щита. Щит, похожий на сверкающий пузырь маслянистой воды, принял на себя главный удар вражеской бомбардировки. Именно поэтому Мантилла стала основной целью наземного наступления Броненосцев. Обеспечив себе плацдарм после жестокой воздушной бомбардировки, Великий Враг бросил на осаду города все силы, задействованные в завоевании Холпеша – пятьдесят дека-легионов Броненосцев, пятьсот тысяч воинов, при поддержке моторизованных и механизированных батальонов, как и требовала доктрина Броненосцев.

К четвертому месяцу осады сражение за Мантиллу перешло в позиционную войну на истощение. Система имперских траншей достигала трехсот метров в глубину, за ними возвышались украшенные мозаикой стены Мантиллы и пилоны пустотного щита. Целые секции траншей, укрепленных мешками с песком, находились на дистанции броска гранаты от позиций Великого Врага. Это были ожесточенные ближние бои, и никогда не прекращавшиеся перестрелки.

В таком месте высадилась оперативная группа Росса. Стратосферный челнок, выполняя маневры уклонения, с трудом совершил посадку в пределах оборонительного периметра, сопровождаемый огнем зенитной артиллерии противника. Иного приема никто и не ожидал.

Оказавшись на земле, оперативная группа узнала о предстоящих ей задачах и приступила к их выполнению с непреклонной эффективностью.

Связавшись через капитана Прадала со старшими кантиканскими офицерами, инквизитор Росс произвел тщательную оценку осады. Обойдя многие километры тянувшихся зигзагами укреплений, он проинспектировал траншеи, по лодыжку полные жидкой болотистой грязи. Кантиканские гвардейцы на Холпеше показались ему самыми запущенными и несчастными солдатами, которых он когда-либо видел. Их форма была рваной и изношенной, многие были ранены и неумело перевязаны. Казалось, даже в глаза этих людей просочилось разрушение и распад.

Мадлен де Медичи в сопровождении инквизитора Селемина направилась в сам город Мантиллу. Они должны были установить связь с одним из контактов Мадлен, посредником подпольной сети частных коллекционеров, куда входили очень важные люди.

Атмосфера в столице была такой, что они и вообразить себе такого не могли. Два миллиона беженцев заполняли улицы, кутаясь в одеяла и прижимая к себе узлы с последним своим имуществом. Они сбивались в толпы, спали прямо на мостовой, забиваясь во все ниши и щели, маленькими кучками собирались в узких переулках.

Под защитой пустотного щита, аристократы и богатые буржуа выставляли напоказ свое богатство и положение, устраивая пораженческие оргии. Они пировали, когда их родной мир горел. В своих театрах, концертных залах и павильонах они поглощали бесконечное количество спиртного, крича «Они идут!»

Не было нормирования продуктов. Элита не желала себя ограничивать, и никак не осознавала свою ответственность. Мантилла смирилась со своей судьбой. Они лишь прожигали жизнь, тратя время, что у них еще оставалось.

АВТОМОБИЛЕМ – седаном с обтекаемым носом и открытым кузовом – управлял молодой лейтенант из транспортного корпуса. Кантиканские офицеры, в своей специфической джентльменской манере, настояли, чтобы Мадлен и Селемина путешествовали по Мантилле на штабном лимузине.

Мантилла была старым и могущественным городом-государством. Ряды высоких домов, окрашенных в мягкие пастельные цвета – розовые, нефритово-зеленые и серовато-голубые – выстраивались вдоль дорог, вымощенных каменными плитами. Город рос ступенчатыми этажами, и это напомнило Мадлен древний доимперский текст, повествующий о Вавилонской Башне. Пурпурные минареты и легкие позолоченные купола возвышались над горизонтом. Мантилла обладала тем высокомерным космополитическим очарованием, с которым не мог сравниться никакой другой город Холпеша.

Как только они въехали в жилые районы, их штабной автомобиль оказался окружен скоплением беженцев. Отчаявшиеся голодные люди стучались в тонированные стекла, протягивали руки, умоляли. Лейтенант нажал звуковой сигнал, осторожно ведя машину вперед. За звуконепроницаемым стеклами и бронированными дверьми Мадлен чувствовала себя странно далекой от их горя. Их голоса были едва слышны. Воздух в салоне был холодным и кондиционированным. Из-за всего этого внешний мир казался сюрреалистическим. Невыносимо.

Мадлен и Селемина вышли из машины, несмотря на протесты водителя. Две леди, одетые в скромные наряды мединских женщин, пошли по городу пешком.

Они пересекли муниципальный парк района. Аккуратные газоны и геометрически правильные дорожки стали лагерем беженцев. Парк был уставлен плотными рядами импровизированных палаток, сделанных из продуктовых мешков. Люди использовали парковые фонтаны как источники питьевой воды, и из-за этого быстро распространялись инфекционные заболевания. Всюду здесь были видны пожелтевшие лица больных холерой и дизентерией.

Мадлен видела, как маленькие истощенные дети провожают ее взглядом темных печальных глаз, когда она проходила мимо. Дети лежали на руках родителей, слишком усталые и слишком больные, чтобы двигаться.

— Это ужасно. Это место такое грязное. И запах… Неужели все войны такие? – спросила Мадлен.

— Этим еще повезло. Здесь миллионы беженцев, некоторых везут на баржах со всего архипелага, некоторые идут пешком, целыми днями… На каждого беженца, которого вы видите здесь, приходится десяток таких, перед кем закрыли ворота. А еще сотни тысяч людей никуда не успели бежать, когда Великий Враг начал свое наступление, — сказала Селемина.

— О, пожалуйста, прекратите! – взмолилась Мадлен, не желая слушать остальное.

Некоторое время они шли в молчании.

Перейдя пешеходный мост, они оказались в торговом районе. Четырехэтажные здания с ярко раскрашенными оградами и пирамидальными крышами были отгорожены от остального мира. Здесь жили только привилегированные горожане. Беженцы толклись у их порогов, копались в мусорных корзинах в поисках объедков.

Много раз по пути Мадлен видела, как мимо проскальзывают упряжные колесницы мелких аристократов и буржуа. Их пассажиры часто были вдрызг пьяны, иногда они орали ругательства на беженцев, не успевавших достаточно быстро убраться с пути их лошадей. Однажды телохранитель, ехавший на подножке, даже схватил лазган и начал стрелять в воздух, чтобы разогнать людей.

Когда они подошли к верхним уровням Мантиллы, атмосфера начала меняться. В элитных кварталах, где жили богатые торговцы и чиновники, беженцев было гораздо меньше. У ворот особняков и поместий стояли гориллоподобные частные охранники. Женщины с накрашенными лицами, вероятно, знатного происхождения, судя по их высоким прическам и непристойно открытым корсетам, скакали и веселились прямо на улице. Компанию им составляли растрепанные аристократы, их дыхание воняло алкогольным перегаром, они хохотали, как умалишенные. Все они были усыпаны бисером и увядшими лепестками цветов.

Мадлен почувствовала глубокое отвращение.

Толстобрюхий аристократ схватил ее сзади, с хихиканьем уткнувшись потным лицом в ее шею.

 — Пожалуйста, что за манеры?! – возмутилась Мадлен, пытаясь освободиться.

Мерзавец не отставал. С пьяным смехом он обнял Мадлен скользкими от пота руками.

Селемина вырубила его ударом ладони под основание черепа. Она двигалась так быстро, что Мадлен едва успела заметить ее движение. Хрюкнув, аристократ осел на землю, схватившись за шею.

Две женщины быстро скрылись, исчезнув в сладострастной толпе.

ЧАЙНАЯ была построена в виде роскошного вольера.

Это был широкий павильон, его ограда и перила из кованой стали были окрашены в цвет морской волны. Трехногие столики и стулья теснились под навесом вдоль тротуара. В центре чайной, в огромной клетке, изготовленной в виде дворца, содержались сотни певчих птиц, переливавшихся оттенками изумрудного, сапфирового и малинового цветов.

Здесь элита Мантиллы могла обсуждать свои ежедневные дела, касавшиеся торговли, политики и общественной жизни, без досадных помех вроде войны или беженцев. За этим следила дюжина частных охранников, вооруженных дробовиками.

Здесь Мадлен должна была встретиться со своим посредником. Она сразу же узнала его. Разумеется, он не называл своего имени, посредники работали в условиях строгой секретности; черный рынок контрабандных артефактов был эксклюзивной сетью для элиты, и клиенты относились к этому очень серьезно. Но Мадлен пользовалась его услугами достаточно часто, чтобы узнать его в лицо.

Посредник производил впечатление грубоватого и добродушного человека. Однако по этому случаю он надел до нелепого пышный парик, длинный, завитой и украшенный лентами. Маленький жилет едва не рвался на его широких плечах, а бычью шею украшал кружевной галстук. Все это вместе с накрашенными бровями и напудренным лицом производило впечатление самого любопытного и в то же время отталкивающего человека, с которым когда-либо была знакома Мадлен.

— Клиент всегда прав, — сказала Мадлен, присев за его столик.

— О, клиент никогда не ошибается, — ответил посредник условленной фразой.

— Это моя подруга, леди Фелис Селемина. Она – клиент, заинтересованный в покупке.

Посредник протянул свою тяжелую лапу в кружевной перчатке.

— Рад видеть вас, леди Селемина. Зовите меня Маленький Кадис.

— О, конечно, Маленький Кадис, какое очаровательное имя, — прощебетала Селемина, старательно изображая интерес. Мадлен видела едва сдерживаемое отвращение. Но инквизитор сохраняла самообладание.

Маленький Кадис сразу же заказал по чашечке травяного настоя, как требовал этикет, прежде чем обсуждать дела.

— По вашему требованию я посвятил немало времени и энергии поиску продавца. До сих пор вы не назвали никого конкретно, в связи с чем мне пришлось сделать некоторые выводы по тону вашего голоса, — хихикнув, сказал Кадис.

— Я говорила о Хайэме Голиасе, коллекционере, который продает артефакт времен Эры Отступничества.

— Судя по вашему уверенному тону, можно сделать вывод, что этот артефакт – довольно важная вещь, если вы так спешите найти его. Если бы это было нечто не столь важное, например, дорогие часы или ювелирные изделия ксеносов, ваш голос был бы менее напряженным.

«Он сумасшедший?», телепатически спросила Селемина.

Мадлен медленно кивнула, прикусив губу.

— Но в вашем голосе звучала некая тревога, и, кажется, это была тревога за ваше благополучие. Понимаю и искренне сочувствую. Мы живем в опасном мире и в опасное время. Мне было бы трудно сказать, кто из людей на этой планете подвергается большей опасности, чем мы, возможно, только маленькие дети.

«Это, должно быть, какая-то уловка, чтобы сбить с толку», мысленно сказала Селемина.

— Если это так, у него хорошо получается, — едва слышно прошептала Мадлен. – Когда вы сможете организовать нам встречу с господином Голиасом? – спросила она, написав на бумажной салфетке число, обозначающее приличную сумму  для оплаты услуг посредника.

Кадис придвинул салфетку к себе и взглянул на цифру. Кажется, сумма его удовлетворила.

— Ради завершенности нашего дела, я бы сказал – представьте грандиозный праздник в поместье Голиаса, туда соберутся представители высшего общества. Празднование освобождения! Там вы найдете господина Голиаса!

«Десять секунд. У него десять секунд прежде чем я дотянусь и вырублю его», Селемина подчеркнула мыслефразу обжигающим оттенком агрессии.

Мадлен рассмеялась.

— Простите, я что-то не то сказал? – спросил Кадис, явно встревоженный.

— Нет, вовсе нет. Когда будет это празднование?

— Каждую ночь, разумеется! Они идут. Нельзя терять время, — произнес он театральным голосом.

— Конечно, — спокойным голосом сказала Мадлен.

— Но именно сегодня господин Голиас хочет вас видеть. Вас обеих. Он очень желает познакомиться с вами.

Вытащив из нагрудного кармана листок пергамента, Кадис элегантно подвинул его к ним по столу.

— Приглашения в поместье Голиаса. Желаю вам всяческих успехов в ваших торговых делах.

После этого Мадлен и Селемина встали из-за стола, сделали реверанс и покинули безумца.  

ГЛАВА 17

РОСС вышел на наблюдательную площадку командного пункта. За ним следовала группа штабных офицеров, так близко, что они буквально наступали ему на пятки.

Командный бункер был построен у основания крепостных стен Мантиллы, и окружен кольцом траншей, как паутина, изрезавших землю вокруг. Уродливое сборное строение, укрепленное досками и мешками с песком, оно напоминало пузатую урну, наполненную мешками с песком и маскировочными сетями. Но все же его наблюдательный пункт предоставлял достаточно хороший обзор поля боя.

Местность была холмистой и лишенной растительности. Те немногие растения, которые могли прорасти в этой песчаной почве, были смешаны с землей огнем артиллерии. Город окружали имперские траншеи, укрепленные проволочными заграждениями общей протяженностью 12 километров, танковыми ловушками и орудийными окопами. Напротив, почти пересекаясь с ними, располагались траншеи войск Великого Врага. С тактической точки зрения, противник был в более выгодном положении, удерживая более высокие холмы. Имперские войска оказались в неудачном положении, так как артиллерия Броненосцев могла обстреливать их позиции с этих холмов почти прямой наводкой.

— Это ужасно, — сказал Росс. – Абсолютно неприемлемо.

— Какое право вы имеете говорить так? – прорычал один из офицеров.

Человеком, который сказал это, был генерал-майор Сихан Кабалес, командующий войсками, защищавшими Мантиллу. Он враждебно относился к Россу с того самого момента, как инквизитор высадился в городе. Кабалес был высоким джентльменом в возрасте за семьдесят, впечатляющей внешности, с широкими плечами, растягивавшими его кавалерийский мундир.

— Генерал-майор, почему, если не в результате глупой ошибки, противнику было позволено овладеть теми высотами?

Кабалес подошел к Россу на краю площадки, укрепленной мешками с песком. Поле боя перед ними дымилось, словно сама земля впитала жар снарядов, перепахивавших ее.

— Потому, — начал генерал, — что эти люди – самые деморализованные и опустившиеся солдаты, которых я когда-либо видел. Они абсолютно бесполезны.

— Генерал, войны проигрывают не солдаты, а офицеры. Я не военный, но даже я это знаю, — сказал Росс. Инквизитор не мог сдержаться, он понимал, что ведет себя слишком высокомерно, но генерала надо было как-то расшевелить.

— Тогда вы сделайте это, — хищно ухмыльнулся Кабалес. – Вы можете принять командование над той секцией траншей Магдалы.

Генерал щелкнул пальцами, и к ним подошел молодой лейтенант, поднеся генералу табакерку и стопку свернутых карт. Кабалес взял из стопки одну карту и развернул ее.

— Вот предгорья Магдалы. Если вы думаете, что сможете взять одну из тех высот, возьмите эту.

Росс нашел высоты на карте, затем посмотрел на них в телескоп. Это было явно плохое место. Приблизив масштаб, он всмотрелся в избитую снарядами полосу унылой каменистой земли. Сеть траншей покрывала большую часть низины. Это само по себе было военной ошибкой.

Хуже того, противник перед их фронтом удерживал высоты Магдалы. Они возвышались в полукилометре дальше, ряд горбатых холмов, изрезанных трещинами, расщелинами и естественными укрытиями в виде камней  и зарослей утесника. На вершинах холмов противник оборудовал артиллерийские позиции и обстреливал отлично видимые ему имперские траншеи в низменности. По мнению Росса это было наихудшее из возможных тактических положений.

— Вы примете командование? – спросил Кабалес достаточно громко, чтобы это слышали собравшиеся офицеры.

Конечно, это была хитрость со стороны Кабалеса, чтобы восстановить лицо и поставить на место молодого выскочку-инквизитора. Кабалес знал это. Росс знал это. Более опытный и осторожный инквизитор, ветеран, не стремившийся что-то доказать, решил бы, что это глупый поступок. Росс слышал голос своего учителя, инквизитора Листа, упрекающего его. Но он уже принял решение.

— Я принимаю, — Росс пожал плечами. – Проводите меня к секции Магдалы и давайте посмотрим на этих ребят.

ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ позиции у предгорий Магдалы солдаты называли «западней» не без причины.

Потери здесь доходили до сорока процентов. О частях 9-го и 16-го пехотных полков, 7-го полка легкой кавалерии и 22-го уланского товарищи говорили, что они «вытянули плохую соломинку».

Росс спустился в траншеи, и его сапоги немедленно увязли в липкой грязи. Это была мерзкая смесь размокшей земли, дождевой воды, человеческих испражнений и немалого количества крови. Он прошел по траншеям в сопровождении Прадала и группы унтер-офицеров.

Здесь было сыро, влажность вцеплялась в его ноздри, как зловонная пленка. Температура свыше тридцати градусов не способствовала сохранению трупов, многие из которых были уложены штабелями вместе с мешками с песком  и досками, укреплявшими стенки траншеи.

Росс шел осторожно, сопротивляясь желанию зажать рукой нос и рот. Это не произвело бы хорошего впечатления на солдат, которыми ему предстояло командовать. Инквизитор шел среди них, кивая им, когда они смотрели на него. Но лишь немногие поднимали взгляд. Большинство гвардейцев сидели, глядя перед собой тусклым, неподвижным взглядом, остекленевшим от предельной усталости и шока из-за постоянных обстрелов.

В общем, это действительно были самые деморализованные солдаты, которых Росс когда-либо видел. Они сняли свои щегольские коричневые мундиры, оставшись в бриджах и подтяжках. Они сидели на ящиках, мрачно шептались и курили. Многие были в противогазах, потому что угроза газовой атаки была постоянной.

Возможно, это была не слишком заметная деталь, но Росса больше всего обеспокоило то, как они держали свои лазганы. Оценить боевой дух и обученность солдат можно по тому, как они держат свое оружие. Хорошо обученные солдаты с соответствующей стрелковой подготовкой держат пальцы на цевье, всегда готовые открыть огонь, или носят оружие на плече. Другие держат его в обеих руках, близко к груди. Вариантов много, но намерения одни и те же – оружие всегда готово к бою, всегда готово открыть огонь и разить врага.

Солдаты на позициях Магдалы держали свои лазганы как костыли, опираясь на них с усталой отрешенностью. Казалось, они оставили всякие мысли о бое и лишь хотели, чтобы это все скорее кончилось.

Росс присел рядом с бородатым солдатом, строгающим палочку штык-ножом. Инквизитор не мог определить какого он звания – пояс со знаками различия был испачкан грязью и кровью так, что ничего нельзя было различить.

— Солдат, где нам найти полковника Паустуса?

Солдат не ответил. Росс повторил вопрос дважды, прежде чем понял, что гвардеец оглох от постоянных обстрелов.

Капитан Прадал привлек внимание солдата, взявшись рукой за его штык-нож. Солдат поднял глаза, и капитан Прадал обменялся с ним серией полевых сигналов, чтобы выяснить, где полковник.

Солдат заговорил, его голос был неестественно громким.

— Полковник убит. Вчера из миномета… Сейчас командует майор Арвуст. Он у станции связи, если его еще не убили.

Прадал знаком подтвердил, что он понял сказанное, и они с Россом пошли дальше, пытаясь ступать по доскам, положенным над особо топкими местами жидкой грязи.

Майора Арвуста они нашли в траншее первой линии на импровизированном командном пункте. На ящики из-под боеприпасов была установлена вокс-станция, и сверху растянута пластиковая пленка, чтобы уберечь аппаратуру от дождя. Майор сидел у вокс-станции, неподвижно уставившись на дымящуюся сигарету в руке.

Майор Арвуст всю жизнь провел в Гвардии. Росс видел это по складу его челюсти и по тому как его указательный палец был все время согнут, словно готовясь нажать невидимый спусковой крючок. Он был жестким человеком, его лицо обладало некоей суровой красотой. На вид ему было за сорок, но Росс знал, что служба в Гвардии быстро старит людей. Скорее всего, Арвусту было не больше тридцати пяти лет.

— Сэр, капитан Прадал, офицер связи штаба Верховного Командования, — представился Прадал, четко отсалютовав.

Майор не отрывал взгляда от вокс-станции. Он махнул рукой  в некоем отдаленном подобии салюта, хотя это было больше похоже на жест, которым отгоняют мух, и затянулся сигаретой.

— Генерал-майор Кабалес уже предупредил о вашем прибытии. Вы и инквизитор. Что вам здесь надо?

Арвуст говорил даже не глядя на них.

— Помочь командованию на этом участке фронта. Судя по тому, что мы слышали, потери офицерского состава очень велики, — сказал капитан Прадал.

Майор пожал плечами.

— Ну, добро пожаловать.

Росс шагнул вперед.

— Давайте сразу к делу, майор. Этот участок фронта медленно умирает. Я никогда не видел гвардейцев в таком скверном состоянии. Я не хочу наступать вам на пятки. Или вы поможете нам восстановить положение, или – можете уйти.

Удивленный прямотой Росса, майор Арвуст стряхнул пепел с сигареты, повернулся и посмотрел на инквизитора долгим оценивающим взглядом. Росс понял, что майор отличный офицер; хороший штурман на погибающем корабле.

— Я пытался. Штаб приказывает нам держать оборону и не двигаться с места. Мои руки связаны, — устало сказал майор.

Росс присел рядом с Арвустом и просмотрел заметки офицера и тактические карты.

— А мои руки не связаны. У меня есть полномочия командовать этим участком обороны так, как мы сочтем необходимым. Если, конечно, вы пожелаете оказать мне содействие.

— Посмотрим, — по угрюмому лицу майора скользнула искренняя улыбка. – Если вы решили делать то, что решили, полагаю, у вас есть какой-то план.

— Давайте посмотрим, что мы тут можем придумать, — сказал Росс, указывая на карту.

ПОМЕСТЬЕ Голиаса представляло собой четырехэтажную виллу, окрашенную в серовато-розовый цвет. Это была вилла типично холпешского дизайна, в высоту больше, чем в ширину, и абсолютно асимметричная. Она возвышалась над галереей с длинной спиральной лестницей, которая спускалась на пятьдесят метров вниз, в коммерческий район. Подъем в шестьсот с лишним ступеней был нелегким, и Мадлен пришлось прикладывать носовой платок к лицу, чтобы от пота не расплылась косметика. Расположенное так высоко на самых высоких уровнях Мантиллы, поместье Голиаса, окутанное атмосферой древности и высокомерия, несомненно, выглядело весьма впечатляюще.

— Это место просто чудесно! – воскликнула Селемина, поднимаясь по ступенькам. Она была одета в платье из льняной ткани кремового цвета и шарф с капюшоном из мягкой шерсти – Мадлен лично подобрала ей эту одежду. Селемина весело закружилась, длинные концы ее шарфа взвились в воздух. Трудный подъем, казалось, совсем не беспокоил ее.

Но он беспокоил Мадлен. Ступени были узкие, из неровного, истершегося за столетия камня, они уходили по спирали вниз, на головокружительную глубину. В туфлях на высоких каблуках она двигалась осторожно, ненадолго останавливаясь на каждой ступеньке. Как и Селемина, Мадлен нарядилась по такому случаю в платье-рубашку.

— Этот Хайэм Голиас, что он за тип? – спросил Селемина.

— Он здесь не самая важная фигура. Видите эти лавки и мастерские в торговом районе? Ему принадлежат лишь немногие из них.

— Угу. А как вы с ним познакомились?

— Ну… была история, — сказала Мадлен, не входя в подробности. Это была не ее вина, что ей пришлось два раза иметь дело с господином Голиасом, от него исходило столь высокомерное, холодное обаяние, что она не могла устоять. Пусть лучше Селемина сама с ним познакомится.

— И как действует эта сеть?

— Ну, торговлей артефактами занимаются энтузиасты. Историки, инвесторы, коллекционеры…

— Культисты? — добавила Селемина.

— Подозреваю, что да, если продается интересующая их вещь. Но все делается секретно – никто не задает вопросов и не отвечает на них. Весь этот бизнес основан на слове и репутации. Если ты не ведешь дела чисто, никто не будет сотрудничать с тобой.

— И что это значит? – спросила Селемина, преодолев три или четыре ступеньки одним прыжком.

— Тогда ты потеряешь свою сеть. Поставщиков, контрабандистов, посредников, клиентов. Там все тайно связаны. Это сообщество не пускает к себе нежелательных личностей.

— Кого вы имеете в виду под нежелательными личностями? – спросила Селемина, хотя уже знала ответ.

— Инквизицию, конечно, — засмеялась Мадлен.

ПРАЗДНОВАНИЕ уже началось к тому времени, как они добрались до виллы. Или, возможно, это еще не кончились празднества предыдущей ночи. Так или иначе, гости Голиаса уже гуляли по роскошному залу. У многих были вялые потные лица наркоманов, остальные были заметно пьяны. Они бродили почти раздетые, забывшись в беспамятстве потакания своим порокам.

Это было прискорбно, потому что сам зал был поразительно красивым. Сотканные вручную кантиканские ковры и подушки были разбросаны по полу. Стены обиты красным бархатом с цветочными узорами, вышитыми золотой нитью. Чучела экзотических животных, кошачьих хищников с других планет и рогатых травоядных были расставлены по углам зала, словно в неподвижной пантомиме, на их протянутых лапах гости развесили свое белье. «Это прекрасный дом, и как жаль, что его оскверняют те, кто не способен оценить его красоту», подумала Мадлен.

Когда они шли по залу, вялые сонные голоса звали их, приглашая присоединиться к оргии. Другие кричали тост мантилланской знати в эти дни:

— Они идут!

— Трахайте сами себя! – прошипела Селемина сквозь зубы.

Привратник в ливрее прислуги отвел их к накрытому столу. Вокруг мраморного стола были расставлены диваны, чтобы гости могли есть полулежа. На столе стояли блюда с сырыми моллюсками и другими морскими деликатесами, и желатиновые десерты. Несомненно, это были не те пайки, что предписывались гражданам правительством.

— Благодарю за гостеприимство, но мы не голодны. Не могли бы вы проводить меня к господину Голиасу? – спросила Мадлен.

— Господин Голиас сейчас занят. Пока вы немного подкрепитесь, он освободится и будет готов принять вас.

«Скажите ему, что если он не притащит Голиаса сюда сейчас же, эта маленькая пташка начнет стрелять из большого пистолета», телепатически сказала ей Селемина.

— У моего клиента назначена встреча с господином Голиасом, и леди очень спешит, — дипломатично заявила Мадлен.

— Потребовалось мое присутствие?

Они все обернулись и увидели, что из соседнего зала выходит Хайэм Голиас, его роскошный халат бесстыдно расстегнут. За ним с виноватым видом следовали две женщины, аристократки, судя по их увеличенным с помощью имплантантов губам и обилию косметики, одетые лишь в костяные корсеты.

— Господни Голиас, это я, профессор де Медичи, а это леди Фелис Селемина.

— Конечно, как я мог забыть такое прекрасное лицо! – рассмеялся Голиас, входя под свет люстр.

Он был утонченным джентльменом, ему было уже далеко за семьдесят, но он отлично сохранился благодаря своему роскошному образу жизни и в немалой степени приему средств омоложения. Он был высоким и широкоплечим, с наращенными с помощью химических средств мышцами и длинной гривой серебряных волос. Его лицо было если не красивым, то слащаво самоуверенным, с высоким лбом и суровой линией челюсти. Хотя он не был бойцом, но испытывал типичное для аристократа восхищение риском и приключениями, и вытатуировал на животе эмблему некоего не слишком известного полка Имперской Гвардии. Конечно, Голиас никогда не служил в Гвардии, человек его положения не обязан был служить, но это определенно возбуждало интерес у женщин.

— Я удивлена, что вы помните меня, господин Голиас, — сказала Мадлен. Она чувствовала, что ненавидит его, но в то же время покраснела.

— Я удивлен, что вы могли решить, будто я вас забыл. А это, это Фелис? У нее такой прекрасный изгиб спины. Если бы все мои покупательницы были так сложены! – сказал Голиас. Он оценивал женщин, как антикварные проиведения искусства, или, может быть, как домашних животных на аукционе.

«Отвратительно. Невыносимо отвратительно».

Мадлен вздрогнула, в смущении приложив руку к покрасневшей щеке. Она не ожидала, что ее мысли будут столь очевидны. Столь откровенное поведение чрезвычайно нарушало нормы этикета.

«Все в порядке. Я понимаю, что вы хотите сказать. Если бы я не так сильно ненавидела его за его самоуверенность, его богатство, его низменные вкусы…»

Хлопнув в ладоши, Голиас дал знак гостям, что празднование окончено. Они выходили, нетвердо держась на ногах, направившись искать другие обители порока.

— Мы можем обсудить дела в более конфиденциальной обстановке? – застенчиво спросила Селемина, играя именно ту роль, которую Голиас ожидал от нее.

— Это зависит, миледи, от того, какие именно дела вы хотите обсудить, — Голиас рассмеялся пугающе вкрадчивым смехом.

РОСС и его офицеры работали день и ночь. Многое нужно было сделать. Планы операции создавались и забраковывались, координировалось время, и в пепельницах скапливались горы окурков. Росс никогда полностью не понимал тех мелочей и деталей, которые и составляли основу оперативного искусства, даже то, в каком порядке войска должны осуществлять марш.

Тройные солнца никогда не заходили на Холпеше, и время отмечалось регулярностью газовых атак.

Почти каждый час в траншеях раздавались сигналы оловянных свистков. Солдаты доставали из вещмешков неуклюжие противогазные маски и натягивали их на лица. Клубящиеся массы коричневато-желтого газа и ползущие по земле завитки горчичного цвета, накатываясь с востока, наполняли траншеи. Отравляющее вещество представляло собой концентрированный стернит, и движение только усиливало его действие. Вместо этого солдаты оставались на своих позициях, позволяя густым облакам газа осесть. Газовые атаки происходили так часто, что гвардейцы часто почти не обращали на них внимания, продолжая играть в карты или чистить оружие.

Разумеется, Россу было трудно разрабатывать тактические детали и обсуждать план операции, глядя на карту через мутные линзы противогаза, но он справился. Он справился, потому что знал, что надо делать, с той самой минуты, когда увидел, какие солдаты оказались под его командованием. Они были слишком деморализованы неподвижным сидением на позициях, погибая под вражеским огнем. Необходимо было наступление, удар всеми доступными силами по удерживаемым противником высотам Магдалы. Росс собирался дать им то, в чем им так долго отказывал слишком осторожный штаб Кабалеса. Он поведет их в бой. На личном уровне это было именно то, что ему нужно, чтобы занять мысли, пока остальные агенты его оперативной группы  работают с подпольной сетью торговцев артефактами. Это дало ему цель после событий на Кантике.

Сам бой обещал быть очень тяжелым. По сведениям майора Арвуста, географические особенности, расположение противника и силы и средства кантиканцев не оставляли им слишком много возможностей выбора. Противник окопался в предгорьях, до его позиций предстояло преодолеть примерно четыреста метров по ничейной земле.

В магнокуляры Росс видел большое количество бронетехники на позициях противника: легкие танки, танкетки, бомбарды и «Василиски», в основном стоявшие в выкопанных укрытиях. Металлический блеск их башен под камуфляжными сетями напоминал железные гвозди, воткнутые в землю. Их будет трудно выбить оттуда, и Броненосцы едва ли ожидают, что осажденные имперские войска могут предпринять контратаку. Это предположение Росс и был намерен максимально использовать.

Эти машины могли вести огонь со смертоносной эффективностью со своих позиций на высотах, но Арвуст и Прадал были уверены, что они окажутся уязвимы для хорошо организованного наступления пехоты. Росс был склонен согласиться с ними хотя бы из-за одной их уверенности.

С этой целью Росс назначил для атаки объединенные роты 7-го полка легкой кавалерии и 22-го уланского, оставив части 9-го и 16-го пехотных полков в траншеях в резерве. Таким образом, в атаке должно было участвовать меньше четырех сотен гвардейцев – численное соотношение было не в их пользу. Но эти гвардейцы были элитой кантиканской кавалерии. Особенно высокую боевую репутацию имели уланы. Кантиканской Колониальной Гвардии не хватало бронетехники по сравнению с другими полками Имперской Гвардии, и уланы заполняли разрыв между пехотой и техникой. Главным назначением легкой кавалерии было сопровождение немногочисленных кантиканских танков в качестве мобильной пехоты, а уланы были ударными частями.

В частности, уланы носили на груди гранатные сумки, наполненные гранатами. На своих девятисоткилограммовых боевых конях они мчались на вражеские боевые порядки, осыпая противника градом гранат.

К несчастью, будучи отправленными в траншеи, кантиканские кавалеристы расстались со своими скакунами в Мантилле. Росс попытался вернуть столько коней, сколько смог. По вокс-связи он потребовал вернуть коней, но ему сообщили, что из нескольких тысяч хорошо обученных кавалерийских лошадей, оставшихся в Мантилле, сотни были забиты на мясо для празднеств аристократии. Росс встретил эти новости серией отборных ругательств и весьма серьезных угроз благополучию всей аристократии Мантиллы.

После того, как его гнев немного остыл, они пересмотрели план. Наступление на высоты Магдалы будет проводить смешанными силами пехоты и кавалерии. Под прикрытием дождя части 7-го и 22-го полков атакуют предгорья Магдалы, каждый солдат возьмет столько подрывных зарядов, сколько сможет нести. Их целями станет вкопанная бронетехника, те  самые машины, которые обрушивали тонны снарядов на позиции кантиканцев прошлые месяцы. Вследствие нехватки соответствующего снаряжения многим гвардейцам пришлось импровизировать, создавая собственные средства для боя в траншеях с тем снаряжением, которое у них было в наличии.

Имея два дня на подготовку, кантиканцы проявили изобретательность в искусстве нести смерть. Ручные гранаты разряжались и утыкались гвоздями, превращаясь в дубинки, снаряды калибра .68 обвязывались узлами каната, и получались кистени. Самым простым оружием, которое увидел Росс во время последней проверки, был заточенный шанцевый инструмент. Даже тонкие металлические пластины для укрепления стрелковых ступеней в траншеях сбивались в подобия панцирных нагрудников. Процесс изготовления оружия и подготовки к бою наполнил кантиканцев энергией, которой они не чувствовали с самого начала войны.

Наступление будет прямым, фронтальным ударом. План был прост, хотя и далеко не безупречен. Но для гвардейцев это было лучше, чем ждать, сидя в траншее, когда на голову упадет снаряд.  

ГЛАВА 18

С ПОТОЛКА атриума спускался луч солнечного света, словно слегка наклонная колонна из золота. Пляшущие пятнышки света сливались вместе на поверхности пруда под ним.

Сад во дворе поместья Голиаса не был большим, но недостаток площади он компенсировал изысканным нео-мединским дизайном. Атриум был в высоту в три раза больше, чем в ширину, такая высота позволяла размещать завезенные деревья, в основном высокие пальмы и папоротники. Решетки,  увитые хищными цветущими лианами и горшки с суккулентами ядовитых цветов стояли рядами, выставляя напоказ флору иных миров. Для завершения обстановки в углу у центрального бассейна была поставлена каменная скамья с арфой, уголок покоя в субтропическом окружении.

— Впечатляюще, господин Голиас, — прощебетала Селемина. Механическая пчела с золотым часовым механизмом села на ее плечо и наполнила воздух искусственным ароматом прежде чем улететь прочь.

— Ах, это? Это ничто. Все это не будет иметь никакого значения, когда Великий Враг возьмет город, — пожал плечами Голиас. Он сорвал несколько плодов и подал один Мадлен.

— Поэтому вы так спешите избавиться от своего артефакта?  – спросила Мадлен.

— Избавиться – не совсем точное слово. У меня множество перспективных покупателей на этот артефакт. Особенно из Империума, если слухи верны, — сказал Голиас, сбросив халат и прыгнув в бассейн.

— Слухи? – спросила Селемина, ее лицо внезапно стало серьезным.

— Да. Слухов множество. Вы когда-нибудь слышали о Старых Королях Медины?

— Так, между прочим.

— Вы слышали все эти детские сказки. Артефакты времен Войны Освобождения, чуть ли не яйца самого Императора или типа того. Так или иначе, у меня есть кое-что ценное.

— У вас есть Старые Короли?! – воскликнула Мадлен, не в силах больше притворяться.

Голиас фыркнул, плавая в бассейне на спине.

— Это вряд ли. Но у меня есть артефакт, который может многое открыть о природе Старых Королей, вполне вероятно, он одного с ними происхождения.

Селемина решила надавить на него.

— Господин Голиас, Империум может многое выиграть от этого, особенно сейчас, во время войны. Вправе ли вы скрывать его?

— А вы что, из Инквизиции? – хихикнул Голиас. – Именно поэтому они так хотят купить его, что один частный коллекционер из суб-сектора Алипсия предлагал мне за него земельные владения размером с половину континента.

Голиас подплыл к краю бассейна и слизал воду с губ с хищной ухмылкой.

— Если у тебя есть то, что нужно Империуму, ты обладаешь властью.

— Это измена, — решительно сказала Селемина.

— Кто эта сучка и что она делает в моем доме? – прорычал Голиас, указывая на Селемину. Его поведение быстро менялось под влиянием алкоголя и оставшихся в крови наркотиков.

— Пожалуйста, господин Голиас, — вмешалась Мадлен. – Она не хотела оскорбить вас.

Голиас раздраженно посмотрел на Селемину, его зрачки расширились, ноздри заострились.

— Мы можем дать более высокую цену. Леди Селемина имела в виду лишь, почему вы продаете столь ценную вещь так поспешно?

Казалось, это успокоило Голиаса. Секунду его настроение колебалось, прежде чем черты его лица смягчились.

— Потому что я люблю роскошную жизнь. Холпеш не будет существовать вечно, а у меня есть кое-что, что Империум может счесть очень ценным.

Голиас вылез из бассейна и отряхнул свою мокрую гриву.

— Лучше я возьму сейчас то, что могу, и буду жить, чем умру, дожидаясь, пока предложат более высокую цену.

Обнаженный Голиас подошел к ним, раздвигая восковые листья. Он повел их через сад, шурша листьями и зарослями папоротников, пока не привел к нише в атриуме, до того ими не замеченной. За окном, на посадочной площадке, расположенной на крыше виллы, был заметен загнутый нос военного флаера.

— Вот почему я хочу распродать свои ценности, — гордо объявил Голиас. Он вывел их наружу, на посадочную площадку, так высоко, что они могли видеть вспышки от разрывов снарядов на горизонте.

На площадке, как орел в гнезде, со сложенными крыльями, словно когтями, вцепляясь в землю стойками шасси, стоял грузовой флаер типа «Голем». Тридцать метров в длину, с турбинами, расположенными в носовой части, и круглым фюзеляжем, он выглядел сугубо утилитарно, как только может выглядеть машина службы тыла. «Голем» был транспортом снабжения, перевозившим грузы между крейсерами флота, и был вполне способен к космическим полетам не небольшие расстояния. Мадлен была весьма удивлена, что Голиас сумел добыть себе такой флаер.

— Полагаю, лучше не спрашивать, как вы его заполучили? – сказала Мадлен.

— Вы не поверите, что мне пришлось делать, чтобы заполучить его со складов губернатора, — Голиас рассмеялся, похлопав по дюзам двигателей на крыле «Голема». Там, где были руки Голиаса, Мадлен могла различить остатки счищенного серийного номера Муниторума.

Мадлен и Селемина обошли флаер, дотрагиваясь до фюзеляжа и притворяясь, что они восхищены. Надо признать, у Голиаса была смелость. С начала военной кампании в Мирах Медины имперские власти запретили частным лицами использовать флаеры военного образца. Баржи, эвакуировавшие с планеты беженцев, были немногочисленны, и то большинство мест на них было предназначено для представителей имперских властей и старших военных чинов. У большинства людей на Холпеше просто не было никаких средств спастись.

— Как видите, я хорошо подготовлен к тому моменту, когда пустотные щиты падут. Меня ожидает торговый фрегат, который доставит меня за пределы Звезд Бастиона. Что вы намерены делать с артефактом, когда я улечу, меня не интересует. Многие из моих предполагаемых покупателей, вероятно, хотят продать его за большую цену имперским властям.

— Если вы можете получить хорошую цену с Империума, почему вы продаете артефакт частным лицам, зная, что они перепродадут его? – осторожно спросила Мадлен.

— Потому что я не желаю иметь дел с Империумом. Никаких. Вы можете делать что хотите. Я к тому времени буду уже в нескольких суб-секторах отсюда, — усмехнулся Голиас.

— Мы можем увидеть артефакт? – спросила Селемина.

Голиас недоверчиво посмотрел на нее и расхохотался.

— Разумеется, нет. Вы что, дилетант в этом бизнесе?

— Как я узнаю, за что плачу? – возмущенно запротестовала Селемина.

— И снова, кто она? Она ничего не знает о сети? Кто ваш посредник? — пролаял Голиас.

Селемина оттолкнула Мадлен.

— У меня есть звание и полномочия, — сказала она, прежде чем Мадлен успела остановить ее.

Голиас изумленно посмотрел на нее.

— Кто вы? Работаете на военных? На Экклезиархию? Что во имя Трона происходит?

Мадлен пыталась вмешаться, но это было бесполезно. Селемина сказала слишком много. Голиас направился к двери. Мадлен схватила инквизитора за руку и оттащила в сторону.

— Охрана! Охрана! – закричал Голиас.

Мадлен и Селемина повернулись и побежали. Они промчались по роскошному дому Голиаса, расталкивая испуганные гостей. Хаэйм Голиас бежал за ними. Теперь с ним были его охранники, вооруженные дробовиками, но они боялись стрелять среди толпы гостей.

— Хватайте их! – крикнул Голиас с верхней площадки лестницы, когда Мадлен и Селемина добежали до фойе. Аристократ в птичьей маске и маскарадном костюме неуклюже попытался схватить их, когда они показались в двери. Селемина ударила его по шее, там, где находилась сонная артерия. Человек с птичьим лицом рухнул, и они выскочили из огромных двойных дверей поместья Голиаса.

ДОЖДЬ лил сплошной пеленой.

Спустя некоторое время после полудня в небе сгустилась мгла, а сумерки на Холпеше всегда предвещали дождь. Словно пар под давлением, клубящиеся узоры грозовых туч, постепенно заполняли небо, и, наконец, оно прорвалось обильным ливнем.

Части 7-го и 22-го полков продвигались медленной рысью, их лошади понуро брели под ливнем. Здесь отравляющий газ оставался активным в почве несколько дней, учитывая неизменно влажные погодные условия, и земля была ядовито-желтого цвета. Противогазы были абсолютно необходимы, чтобы передвигаться по отравленной земле. И люди и лошади были защищены кантиканскими газовыми масками Мк02.

Перед ними, открытая низменность, разделявшая траншеи противников, превратилась в болото жидкой грязи. Противотанковые надолбы и проволочные заграждения поднимались из горчично-серого болота. Кое-где виднелись наполовину утонувшие в грязи трупы, словно морские животные, выброшенные на берег.

Росс и капитан Прадал с взводом улан двигались впереди главных сил. Они сошли с коней и продвигались ползком, разрезая проволочные заграждения, которых здесь было множество. Это была медленная и трудная работа, исследовать землю вокруг колючей проволоки на предмет мин, прежде чем дать сигнал батальону, что можно двигаться дальше.

Росс подполз близко к траншее противника. Так близко, что можно было плюнуть туда, если бы он захотел. На стрелковой ступени стоял одинокий часовой, вглядываясь в серую пелену дождя. Он стоял около автопушки с барабанным магазином; и он и его оружие были защищены от дождя натянутым листом пластика.

Когда путь был расчищен, передовой отряд вернулся к главным силам. Четыре сотни всадников на мускулистых скакунах терпеливо ждали под дождем. Их лошади били копытами по грязи, фыркая и тряся головами. Некоторые солдаты молились, другие молча смотрели в направлении вражеских позиций, которых они не видели за завесой дождя. Их сабли были вытащены из ножен и пики готовы к бою. Им было приказано двигаться в рассыпном строю. Достигнув вражеских траншей, 7-й полк легкой кавалерии должен был спешиться и атаковать. Уланы должны были атаковать в конном строю, используя преимущество скорости и внезапности, чтобы скорее добраться до стоящей за траншеями бронетехники. Это было достаточно просто, и противник не должен был ожидать такой агрессивности от до сих пор лишь оборонявшихся имперских войск.

Скакун Росса был великолепным образцом боевого коня, двадцать пять ладоней в высоту с перекатывавшимися горами мышц. Конь переступал, слушаясь движений ног Росса, и опасно раскачивая всадника. Росс был неплохим наездником, когда-то занимаясь верховой ездой в свободное время, но об управлении конем в бою он знал мало. Кроме того, он уже много лет не ездил верхом.

Росс посмотрел в небо. Тучи закрывали его плотной пепельно-серой пеленой, и он едва мог разглядеть всадников по обеим сторонам от него. У него мелькнула мысль, что это не самое лучшее время и место заново вспоминать тонкости искусства верховой езды.

Майор Арвуст подъехал к Россу.

— Мы все на месте, командуйте атаку, — прошептал он, протянув офицерский оловянный свисток.

Росс покачал головой.

— Нет. Это ваши солдаты. Командуйте сами.

Они ждали, затаив дыхание, еще несколько секунд, вслушиваясь в тяжелое стаккато дождя. Потом майор дунул в свисток.

С ревом кантиканцы поднялись из грязи и бросились к траншеям врага. Скрываясь в пелене серого тумана, они сами казались призраками.

Противник открыл огонь, стреляя вслепую. Лучи лазерных выстрелов зашипели, разрезая туман перед их строем. Луч поразил улана слева от Росса. Всадник и конь внезапно остановились и рухнули. Последнее, что видел Росс – очертания копыт лошади, взметнувшихся в воздух.

Теперь они были близко. Вглядываясь сквозь стену дождя, Росс мог видеть зловещие силуэты солдат Великого Врага, поднимавшихся на стрелковые ступени своих траншей. С пятидесяти метров противник увидел их, и его огонь стал более точным. Мелькнули линии трассеров, врезаясь в строй кантиканской кавалерии. Но всадники уже достигли позиций врага.

Внезапно серый туман осветился вспышками оранжевого пламени. Гвардейцы объявили о своем появлении, кидая гранаты во вражеские траншеи. Серия взрывов ударила по барабанным перепонкам Росса до звона в ушах.

К чести улан, они исполняли свою часть плана операции безупречно. Первая волна кавалерии, бросив гранаты, спешилась и атаковала траншеи. Вторая волна продолжала атаку в конном строю, преодолевая траншеи с громким топотом копыт по земле, направляясь к второй линии вражеской обороны.

Росс, крича, привстал на стременах и включил силовой кулак. Его конь преодолел последние несколько метров до позиций противника, и Росс неловко спрыгнул с седла. Вспышки от разрывов гранат затуманивали его зрение, и инквизитор наполовину спрыгнул, наполовину упал во вражескую траншею.

Он был совершенно дезориентирован.

Вокруг него в воздух взлетали грязь и обломки. Взрывы окатывали траншеи осколками и брызгами крови. Солдаты противника, дрогнув под градом гранат, отчаянно пытались оказать сопротивление. Взглянув вверх, Росс увидел на краю траншеи кантиканского гвардейца, промчавшегося верхом, его лицо было изуродовано лазерным выстрелом. Солдат был мертв, но держался в седле.

Росс инстинктивно ударил силовым кулаком, почти ничего не видя и не слыша из-за дыма, дождя, крови и грохота боя. Они не могли использовать огнестрельное оружие из опасения попасть в своих, а тесное пространство траншеи не позволяло использовать примкнутые штыки. Дрались тем, что было под рукой.

Броненосец с прямоугольным тесаком обошел Росса слева, ударив его в бедро. Клинок высек искры из спатейской брони. Другой вражеский солдат нанес удар траншейной киркой по голове Росса. Жестокая тупая боль вспыхнула в затылочной части черепа. Росс прикусил язык, и кровь потекла по его подбородку.

Оглушенный, Росс пригнулся и выбросил назад руку с силовым кулаком. Это был инстинктивный удар отчаяния, но противник сзади был слишком близко, чтобы избежать его. Силовой кулак врезался в челюсть невидимого противника, от удара голова Броненосца вылетела из траншеи. Хрипя, как раненый бык, Росс ударил Броненосца с тесаком. Противник, сложившись пополам, рухнул в грязь и больше не двигался.

Росс огляделся вокруг, кровь из раны на голове заливала его глаза. Рана была глубокой, он чувствовал это потому, что она немела вместо того, чтобы болеть. Он только надеялся, что его череп не поврежден. Сморгнув маслянистую кровь с глаз, Росс попытался оценить обстановку.

В поле зрения мелькнул капитан Прадал, размахивавший траншейной дубинкой. Его правая рука висела вдоль туловища, ее рукав до локтя был пропитан кровью. На этой руке не хватало двух пальцев.

— Что у вас с рукой? – крикнул Росс сквозь шум боя.

Прадал посмотрел на изуродованную руку и засмеялся, почти удивленный.

— Даже не заметил, — ухмыльнулся он.

Их ярость росла. Росс знал, что это опасно. Они не должны увязнуть в продолжительном бою в траншеях. Пройдет не так много времени, и противник, подтянув силы по сети траншей, раздавит их численным превосходством. Надо двигаться дальше.

— Продолжать наступление, цели по направлению движения! – крикнул Росс, указывая на склоны холма и стоявшую на них бронетехнику.

Майор Арвуст дунул в свисток.

 — Взрыватели! Взрыватели! – закричал он, приказывая выйти из боя и применить гранаты с взрывателями замедленного действия.

Кантиканцы, к их чести, сохранили дисциплину и в порядке оторвались от потрясенного противника. Оставив бегавших в панике лошадей на другой стороне траншей, они пешими бросились на склон холма. Гвардейцы забросали траншеи бомбами с взрывателями, установленными на замедленное действие, чтобы помешать противнику преследовать их. Очистив первую линию траншей, кантиканские кавалеристы присоединились к второй волне в бою у Магдалы.

РОСС вскочил на лобовую броню легкого танка КЛ-5 «Падальщик».

Он взбирался на танк, ботинки скользили по бронеплитам, пытаясь зацепиться. Его силовой кулак оставлял глубокие оплавленные вмятины в лобовой броне, когда Росс подтягивался вверх.

Люк в башне открылся, из него высунулся Броненосец. Росс ударом тыльной стороны силового кулака вбил его обратно в башню. Кантиканский гвардеец взобрался на башню и забросил в люк осколочную гранату. Она упала в танк с металлическим грохотом. Росс захлопнул люк, и они с гвардейцем спрыгнули на землю, а танкетку встряхнуло приглушенным взрывом.

Повсюду вокруг солдаты 7-го и 22-го полков атаковали боевые машины Великого Врага. Бронетехника, стоявшая в окопах, огрызалась громовыми выстрелами 105-мм орудий и очередями автопушек. Многие кантиканцы спешились, бегая среди вражеских машин и разбрасывая гранаты.

Бомбы с взрывателями замедленного действия и осколочные гранаты, разрываясь, грохотали сквозь пелену дождя, как раскаты грома – непрерывно, вспыхивая, словно электрические схемы, когда на них попадает вода. Самым мощным поражающим действием обладали подрывные заряды ПК-12. Эти небольшие мины прикреплялись к корпусам машин магнитами. После срабатывания заряд приводил в действие сердечник из расплавленной меди, пробивавший 100-мм броню. Каждый кантиканец нес как минимум три или четыре таких заряда.

Росс приблизился к «Леман Руссу», обходя его сбоку. Огромный танк был трофеем, захваченным у Имперской Гвардии, его старый камуфляж стерся до блестящей металлической поверхности. «Леман Русс» стоял в широком окопе, пытаясь навести свою чудовищную башенную пушку на быстро движущиеся цели. Росс прикрепил заряд ПК-12 в нишу между башней и корпусом и бросился бежать прежде чем тяжелые орудия успеют навестись на него. Сзади его догнала взрывная волна, в небо хлестнул фонтан пламени и обломков.

Это была короткая, жестокая схватка. Пехота Броненосцев пришла в смятение, и многие оставили свои позиции, когда кавалерия прорвалась через их передовые траншеи. Они не выдержали волны грохочущих копыт и града гранат. Это были не те сломленные гвардейцы, которые едва  удерживали свои траншеи у Магдалы. Броненосцы не были готовы к этому.

Росс видел, как кавалерист заскочил за щит «Василиска». Кантиканец атаковал его расчет саблей и пикой, убив двоих Броненосцев, прежде чем его стащили с седла. Справа от Росса кантиканский улан выстрелил из реактивного гранатомета по приближающейся патрульной машине. Ее капот задрался вверх, как обгоревшая кожа. Машина пролетела над уланом, превратившись в шар огня на горящих колесах.

Еще одна танкетка взорвалась фейерверком горящих обломков. Лучи лазерных выстрелов пролетали мимо Росса так близко, что он чувствовал пар от испаряемых ими дождевых капель. Поблизости разорвалась граната.

— Перегруппироваться! – приказал Росс, натянув поводья. Кавалерийская атака в своей ярости теряла сплоченность, кантиканцы атаковали одиночные цели, преследуя отступающего противника. Это могло привести к их уничтожению.

Энергия кавалерийской атаки истощалась. Пехота Броненосцев перегруппировывалась, активно обороняясь. К ним приближались быстроходные патрульные машины, заявив о своем появлении огнем тяжелых стабберов.

— Вернуться в строй! – закричал Росс, но его голос заглушало шумом бури.

Впереди широким конусом вспыхнуло пламя, поглотив нескольких кавалеристов и обломки КЛ-5. Из пелены дождя, словно призрак, появился зловещий силуэт огнеметного танка «Адский Пес». Его башню облизывали языки огня.

Росс повернул коня и пришпорил его, переходя в галоп. Надо найти вокс-связиста, прежде чем воины Великого Врага, воя от жажды крови и стуча в свои боевые барабаны, окружат и перебьют их всех.

Он нашел вокс-аппарат, но связист был убит. Его лошади нигде не было видно, а его труп с оторванной челюстью лежал на земле. Вокс-аппарат был брошен, погрузившись в грязь, в нескольких метрах дальше.

Спрыгнув с лошади, Росс присел на колени и схватил наушники. Очередь трассирующих пуль прошила землю прямо перед ним, поднимая маленькие фонтаны грязи. Росс заставил себя успокоиться, прежде чем настроиться на связь по всем вокс-частотам.

— Это 7-й и 22-й, кавалерия Магдалы. Срочно нужно подкрепление на предгорье Магдалы, нас прижали огнем. Прием!

— Кавалерия Магдалы, это штаб сектора. В подкреплении отказано. Высоты Магдалы – красная зона, что, во имя Императора, вы там делаете?

Росс выстрелил из плазменного пистолета в направлении, откуда вел огонь противник. Он сомневался, что во что-то попал.

— Штаб сектора, мы взяли предгорье. Запрашиваем подкрепление, чтобы закрепиться на захваченных позициях.

Голос в наушниках, хотя и был искажен помехами, звучал явно недоверчиво:

— Закрепиться на захваченных позициях?

— Ты оглох что ли? Мы отбросили Броненосцев! Я…

Росс не договорил – пуля пробила вокс-аппарат. Следующий выстрел попал в грудь инквизитора, прямо под ребра, опрокинув его на землю. Кинетическая энергия была так сильна, что Росса даже слегка вдавило в грязь. С хрипом он попытался вздохнуть. Под пластинами брони он чувствовал, как раздробленные кости его ребер трутся одна о другую.

Еще один выстрел попал в пластину доспеха под грудиной. Сегмент брони на животе под грудной клеткой вдавился внутрь. В лучшем случае будет небольшой перелом и значительное кровоизлияние. Но Росс опасался худшего – сильного внутреннего кровотечения.

Он попытался перекатиться на колени, но обжигающая острая боль лишила его сознания. Следующие несколько секунд он то приходил в себя, то вновь терял сознание.

Он видел, как Броненосцы выходят из облаков дыма – длинный ряд угловатых силуэтов в покрытых шипами доспехах.

Он видел, как вокруг мелькали лошадиные копыта. Кантиканцы, должно быть, перегруппировывались.

В рядах кавалерии разорвался снаряд. Росс не знал, насколько близко. Но достаточно близко, чтобы он видел, как одну лошадь с всадником подбросило на пять метро в воздух, ее ноги были вывернуты под неестественными углами.

Было много стрельбы. Многие его солдаты погибали.

Когда он окончательно пришел в себя, в пробоины в его броне затекла дождевая вода. Ощущение холода на коже помогло ему прийти в сознание. Оглядевшись, он увидел, что некоторые солдаты 7-го и 22-го полков все еще сражаются, кавалеристы, привстав на стременах, стреляли из лазганов. Но большинство кантиканцев было уже убито. Трупы лошадей, перевернутые вверх ногами, как на скотобойне, усыпали поле боя. Гвардейцы, присев за трупами коней, и иногда отстреливаясь, перевязывали раненых товарищей.

Больше им негде было укрыться. Броненосцы же спрятались в траншеях, стреляя с подготовленных позиций. Видимость была почти нулевой.

— Вы слышите меня? – раздался голос сквозь шум боя, и тяжелая рука схватила Росса за наплечник.

Росс повернул голову и увидел майора Арвуста. На лбу офицера была рана, по лицу текла кровь. Росс слабо кивнул.

Арвуст потащил его обратно к захваченным кантиканцами позициям. Гвардейцы – возможно, их уже осталось меньше роты – пытались укрыться за телами убитых лошадей. Выглядывая из-за них, они отстреливались одиночными выстрелами, чтобы сберечь боеприпасы.

У имперских солдат осталось только одно тяжелое оружие. Это был роторный стаббер на колесном лафете – тяжелый многоствольный стаббер, буксируемый на конной тяге. Не так уж много, но это все, что у них было.

Майор Арвуст, присев за медным орудийным щитом, заряжал магазин стаббера.

— Сколько патронов у нас осталось для этой штуки? – спросил он.

— Шестьсот в свинцовой оболочке и около четырех сотен с суживающейся хвостовой частью и трассирующих, сэр, — ответил молодой капрал между выстрелами.

— Выкинуть трассирующие. Я не хочу, чтобы они выдавали нашу позицию. Сколько патронов останется тогда?

Капрал немедленно начал выковыривать трассирующие патроны из барабана штыком.

— Не больше девятисот, сэр.

Майор Арвуст повернул рукоятку затвора.

— Тогда нам лучше потратить их с пользой.

Задрожав на своих колесах со спицами, тяжелый стаббер начал выстукивать непрерывное чам-чам-чам. Дымящиеся стреляные гильзы потоком хлынули в грязь. Росс считал их, пока они, вертясь, летели на землю. 

ГЛАВА 19

«АЛОЕ ПИСЬМО» было одним из самых простых приемов Инквизиции. Но столетиями оно оставалось и одним из самых эффективных. Гурион за свою долгую карьеру не раз использовал его с большим успехом, и никогда оно его не подводило.

Это был самый примитивный метод выявления вражеского агента. Фальшивые разведданные — приманка, намеренно подбрасывались противнику. В данном случае Росс указал противника – это лорд-маршал Кхмер.

Далее срабатывал механизм манипуляции. Противник передавал приманку своему агенту. Агент действовал, основываясь на фальшивых сведениях, и тем самым раскрывал себя, демонстрируя, что владеет информацией, которую не мог знать кто-либо, не связанный с врагом. Весьма простая ловушка, основанная на базовых методах работы Инквизиции.

Простая, но сложность ее была в искусстве исполнения. Безупречно сработанное «алое письмо» было искусной и утонченной ловушкой.

Гурион наслаждался этой игрой. Он уже много дней усиленно работал над ней. Для Кхмера надо организовать что-то особенное и чрезвычайно замысловатое.

Во-первых, он взял из морга труп матроса. Матрос умер по естественным причинам, если можно считать естественной причиной лопнувший трос в ангаре, хлестнувший своей восьмидесятикилограммовой тяжестью его по груди.

Гурион одел труп в серую штормовку и бронежилет, и даже нацепил на бедро болт-пистолет. Самое главное, он повесил на шею мертвеца инквизиторскую печать, и назвал его «инквизитор Гейбл».

Приманкой в данном случае послужили документы в кармане «инквизитора Гейбла». В них просто сообщалось, что Конклав подозревает, что в оперативную группу «Бдительность» внедрился вражеский агент. Далее в них сообщалось, что зашифрованная запись Делаханта содержит сведения о личности агента, и что Росс работает над ее расшифровкой. Конечно, все это тоже было зашифровано, но относительно простым кодом, который, как считал Гурион, будет способна расшифровать разведка флота.

Ирония была в том, что Гурион и понятия не имел, что содержала запись Делаханта, кроме его контакта с Селеминой. Но Кхмер не должен это знать. Семя уже брошено.

Труп «инквизитора Гейбла» был помещен на борт вместе с прибывающим грузом, специально, чтобы флотские офицеры нашли его. Гурион не сомневался, что командование прикажет обыскать труп и забрать все, что содержит какие-либо секретные сведения, прежде чем сообщить о находке Инквизиции.

Все произошло именно так, как предполагал Гурион. Труп был возвращен Конклаву, но документов при нем не было. Теперь они были в руках военной бюрократии. Пытаться подсунуть фальшивку напрямую Кхмеру было бы слишком глупо. Вместо этого Гурион позволил событиям идти естественным путем. Без сомнения, лорду-маршалу сообщат о находке, если он не обыскивал труп лично.

В качестве последнего штриха к своей ловушке, Гурион написал отчет о смерти инквизитора Гейбла. Он сообщал, что инквизитор был убит на Холпеше агентами противника. На следующем заседании Пленарного Совета Гурион сообщил об этом с большой торжественностью. Инквизитор Гейбл погиб на службе Конклава, и офицеры, в том числе и Кхмер, участвовали в минуте молчания.

Ловушка была поставлена. Остальное, он знал, зависит от Кхмера.

ТАНКОВЫЙ снаряд упал в центр имперской цепи.

Осколочный подкалиберный. Это безошибочно определялось по тому, как он низко пролетел над землей, визжа, словно злой дух, вырвавшийся из ада.

Снаряд взорвался, ударившись о землю, исторгнув поток осколков. Действие их на пехоту, лишенную укрытий, было страшным, они срывали форму с плоти, а плоть с костей.

Росс подумал, что, скорее всего, это выстрел «Леман Русса». Надо двигаться, пока наводчики противника не успели лучше прицелиться и перезарядить.

Росс выкатился из-за трупа лошади, за которым прятался, и пополз по грязи туда, где перестраивались остатки 7-го и 22-го полков. В его ребрах пульсировала сильная боль, вдавленная пластина брони впивалась в тело, но он продолжал ползти. Уланы и солдаты легкой кавалерии были дисциплинированы, и они постоянно двигались, отстреливаясь и меняя позиции, прежде чем противник успел точно прицелиться. Дисциплинированный огонь и маневр – единственное, почему они еще не все были убиты.

И еще из-за дождя. Ливень продолжал обрушиваться с неба серыми колоннами, так что Росс едва мог видеть что-то на расстоянии двадцати метров. Если дождь прекратится – им всем конец.

Майор Арвуст упал в скользкую грязь рядом с Россом. Его кепи куда-то пропало, и лицо было вымазано грязью.

— Инквизитор! Мы должны отступать! Дальнейшие потери неприемлемы, — закричал он.

Словно подтверждая его мнение, мощный лазерный луч, скорее всего, из лазерной пушки, опалил землю в десяти шагах от них. Вспышка энергии оставила после себя вакуум, заполнившийся воздухом с громовым треском.

Росс колебался. Отступить сейчас означало отдать врагу позиции, с таким трудом захваченные ими в предгорьях. Хотя кантиканцы оставили за собой след из горящей вражеской бронетехники, противник вернет высоты, и они окажутся в том же положении, что и до того. Их тактическая победа станет лишь жестом отчаяния.

— Тогда отступаем, пока еще можем, — сказал Росс. Он хотел бы верить, что его раны не оказали влияния на его решения, но он и сам не был уверен.

— По моему сигналу. Двигаемся к востоку и обходим траншеи Броненосцев, на случай, если они перегруппировались и готовы отрезать нас.

— Понятно, — ответил Росс, дождевая вода и кровь затекали в его рот.

Майор Арвуст поднялся и сделал два шага. Пуля пробила его затылок. Из выходного отверстия Росса обдало фонтаном дымящейся крови.

Арвуст замер, глядя на Росса расширенными глазами. Рот майора двигался, пытаясь произнести слова, но ничего не было слышно. Его мозг больше не был связан с позвоночником. Медленным движением майор упал на спину под неестественным углом.

Потом из-за пелены дождя вырвались Броненосцы.

Они появлялись с боевым кличем, материализуясь из стены дождя, как дымящиеся призраки. От их бронированных силуэтов шел пар. Они размахивали оружием. Булавы, кистени, молоты и тесаки блестели мокрым металлом.

В первый раз Росс оказался лицом к лицу с корсарами Хорсабада Моу. Он видел их безликие маски, их грубые, варварские доспехи. Он чувствовал ярость от того, что такие свирепые дикари могут угрожать ткани цивилизации. Росс понял, что ненавидит их. Это был не страх, или адреналин, но холодная расчетливая ненависть. Он ненавидел их за неудобства, которые они причиняли ему. Было нелепо, что он пытается им отомстить, но его вело высокомерное равнодушие к собственной жизни. Ему было плевать, он просто был зол.

Броненосцы с плеском шли по грязи. Первые кантиканцы, которых они заметили, прятались за трупами лошадей, стреляя из лазганов. Варварские орудия убийства разрубали мягкую плоть и хрупкие кости. От ударов Броненосцев вверх взмывали фонтаны крови. Гвардейцы падали, и тяжелые куски металла разрывали их на части.

Росс поднялся на ноги, его ярость преодолела боль.

— Встать! Построиться и в атаку! – взревел он. — Примкнуть штыки и атаковать!

Невозможно было указать направление атаки. Росс не знал, где сейчас фронт, где тыл, где фланги. Бой превратился в беспорядочную кровавую мясорубку. Броненосец с громоздкими наплечниками, выкованными из танковых гусениц, оказался перед Россом. Инквизитор поднял плазменный пистолет, целясь в массивный наплечник, и выстрелил. Пораженный плазменным зарядом в упор, Броненосец упал, верхняя часть его туловища просто испарилась. Раскаленный газ обжег лицо Росса, но он был слишком полон адреналина, чтобы это заметить.

Росс стрелял еще и еще. Заряды перегретой плазмы разорвали еще трех Броненосцев. Твердое вещество превращалось в газ, вскипая фонтанами кровавого пара. Росс расстрелял весь аккумулятор, и перезарядил.

Краем глаза Росс заметил капитана Прадала, лазган кантиканца стрелял в полуавтоматическом режиме. Росс думал, что Прадал тоже убит. Зрелище того, что он жив, побудило Росса сражаться с новой яростью.

— Положить нас всех тут не было частью плана, капитан, прошу прощения, — крикнул ему Росс, стреляя по целям, находившимся на расстоянии удара.

— Мы сделали то, за чем пришли, и сделали это хорошо! – ответил Прадал. Он поразил Броненосца в смотровую щель шлема, стреляя, как по уставу на стрельбище.

— Все равно, я иногда думаю, что подвергаю себя ненужной опасности, — пошутил Росс, уклоняясь от удара булавы.

— Вы действительно так думаете? – произнес в ответ Прадал. Росс не понял, это был сарказм или нет. Мелькнувшая перед его глазами булава занимала большую часть его внимания.

Один из гвардейцев поблизости упал на колени, его лоб был проломлен ударом молота. Росс ударил силовым кулаком, разбив оружие, и расплющив Броненосца, державшего его.

Он был так охвачен неистовой яростью боя, что не заметил кувалды, ударившей его в спину. Обжигающая боль пронзила позвоночник, и его ноги подогнулись. Боль была настолько сильной, что он чувствовал ее вкус во рту – резкий, горький, с оттенком серы. Его ударили снова, но на этот раз он даже не почувствовал. Он только заметил, что лежит на спине, глядя в небо.

Мир вокруг, казалось, отключился. Картины боя стали какими-то неестественными и отрывочными. Он не переставал думать, что боль – это хороший знак. Боль означает, что его тело все еще действует так, как должно. Отсутствие боли вообще не означает ничего хорошего.

Он видел кувалду, раскачивавшуюся, как маятник. Он следил, как он опускается. Он ждал, что она сейчас обрушится на его голову, и думал, почувствует ли он при этом что-нибудь.

Но этого не произошло.

Кувалда не опустилась. Выстрел отбросил державшего ее Броненосца куда-то в сторону.

За этим выстрелом последовали другие. Четкие, точные. Сияющие лазерные лучи, словно от нимба Императора. Несколько Броненосцев поблизости были убиты. Они беззвучно падали в грязь.

Слабо, словно очень-очень издалека, Росс услышал звук оловянных свистков. Сначала он подумал, что это звук крови, вырывающейся под давлением из его ушей, но оказалось, что это не так. Характерное звучание командирских свистков Кантиканской Гвардии было ясным и отчетливым. И это был самый прекрасный звук, который Росс когда-либо слышал.

На фоне неба появилось лицо капитана Прадала.

— Дышите, Росс, дышите. Можете двигаться?

Росс покачал головой, не зная, может ли. Потом он понял свою глупость и поднял ногу. Он мог двигаться.

— Они здесь? – спросил Росс, пока Прадал поддерживал его и помогал ему встать на ноги. Капитан не прекращал стрелять по врагу, держа лазган в одной руке.

— Они здесь. С большими силами, — ответил Прадал.

Дождь прекратился. По болотистой низине, вдоль их фланга, меся гусеницами жидкую грязь, наступал полный эскадрон «Леман Руссов». Их броня была окрашена в серо-коричнево-золотистый камуфляж кантиканских полков, их турельные стабберы регулярно изрыгали очереди трассирующих пуль.

Наступая вместе с редкими кантиканскими танками, двигались шесть, восемь, возможно, десять рот кантиканской пехоты. Построенные сомкнутыми шеренгами, как на марше, они стреляли  на ходу, залпы губительного огня врезались в открытый фланг противника. Барабанщики громко выбивали на своих инструментах, офицеры передавали приказы свистками, развевались полковые знамена.

— Значит, они отозвались, — прошептал Росс.

Прадал не ответил. Он сделал еще несколько выстрелов по отступающим Броненосцам. Стремительность их контратаки иссякла, наткнувшись на залпы лазерных лучей и пуль. Поток огня очищал высоты Магдалы, преследуя противника за их гребнями. Выстрелы, как тысячи сияющих стрел света, жалили бегущих врагов и валили их лицом в грязь.

Кто-то закричал:

— Магдала наша!

Выжившие из 7-го и 22-го не кричали. Они просто падали в грязь, предельно уставшие, их лица ничего не выражали. Многие закрывали глаза и тут же засыпали. Они знали, что, по крайней мере, сейчас они в безопасности.

ПРЕДГОРЬЯ Магдалы стали первой настоящей имперской победой за многие месяцы.

Части кантиканской полевой артиллерии и пехотные батальоны оказали поддержку 7-му и 22-му полкам. Броненосцы отступили, потеряв двухкилометровый участок своих позиций. Над высотами было поднято имперское знамя.

Новости распространялись на улицах Мантиллы, и впервые даже беженцы смеялись и плясали от радости. Поспешно изображенная художником картина имперского знамени, поднятого на высотах офицером с высокомерным лицом аристократа, рисовалась повсюду на стенах города. Хотя такого офицера не существовало, эта картина на много недель стала символом имперского сопротивления. 

ГЛАВА 20

СИЛЬВЕРСТАЙН следил за Броненосцами из укрытия.

Он был замаскирован красной пылью, ее песчаная пленка покрывала даже линзы его биоптики. Он лежал, растянувшись у кромки высохшего речного дна. Его дыхание было ровным, медленным и неглубоким. Маскировочная сеть, сплетенная из корней, ветвей и других частей сухих пустынных растений, закрывала его силуэт. Партизаны так же старательно замаскировались, как и он. Если бы не знания и опыт Сильверстайна, патрули Броненосцев, охотившиеся за ними последние пять дней, уже нашли бы их. В маскировку была втерта костяная мука и соль, чтобы скрыть запах. Это позволило сбить со следа боевых псов Броненосцев после побега, и Сильверстайн требовал, чтобы они продолжали выполнять эту процедуру.  Партизаны не спорили. Под покровом ночи они казались лишь неровностями на грядах скалистой бухты.

Меньше чем в двадцати метрах от них стояли три заправщика, огромные гусеничные транспортеры, укрытые маскировочными сетями. В темноте восемнадцатиметровые машины казались непомерно громадными, но Сильверстайн по опыту знал, что воздушная разведка увидит только длинные заросли кустарника.

Апартан, бывший сержант Кантиканской Гвардии, подполз к Сильверстайну, ветви на его маскировочной сети слегка вздрогнули.

— Это уже одиннадцатый склад горючего, который мы находим за три дня, — прошептал он в ухо Сильверстайна.

— Здесь они добывают горючее, — сказал Сильверстайн партизанам. – Видите вышку?

Асинг-ну покачал головой. Сельский житель, он никогда раньше не видел нефтяных вышек. Решетчатое строение из стальных балок выглядело странным и неуклюжим.

— Для чего она?

— Выкачивает ископаемое горючее из подземных залежей. Противник собирает ресурсы, готовясь к большой кампании, и осторожно, я бы сказал. Прячет склады в глуши и собирает войска вдали от глаз имперской разведки.

— Почему? Почему они просто не атакуют и не захватят планету, как захватили они Тарсис, Орфратис, Ниневию… — Апартан замолчал и глотнул — … и Кантику?

Сильверстайн не знал, что ответить.

Броненосцы действовали таким образом уже некоторое время. Они заготавливали ресурсы, чтобы снабжать силы вторжения, и тщательно маскировали свою деятельность от имперской разведки. Биоптика Сильверстайна заметила в небе характерные очертания разведывательной «Молнии» Имперского Флота, несомненно, выполнявшей здесь воздушную разведку. Противник прилагал большие усилия, чтобы скрыть свои действия. Эта в высшей степени скрытная, методичная подготовка совсем не была похожа на массированные высадки с воздуха, характерные для Броненосцев. Слишком необычно, чтобы это игнорировать.

— Не двигаться! – прошипел Апартан.

Они все замерли, прижавшись лицами к скале. Камень был все еще теплым от дневной жары. Сильверстайн медленно досчитал до десяти, вцепившись в рукоять трофейного лазерного пистолета. Взглянув на свои руки, он увидел белые бесцветные точки на коже. Но потом он понял, что это не так. Эти светлые пятна были естественным цветом его кожи, почти полностью покрытой красной грязью, пылью и засохшей кровью. Его руки были розовато-лиловыми, как и лицо. Прошли уже недели, если не месяцы, с тех пор, как он в последний раз мылся. Пять дней со времени их побега, а сколько времени прошло до того?

— Противник, прямо внизу, — прошептал Темуган, глядя за каменную гряду в прицел лазгана.

Сильверстайн посмотрел туда, и его биоптика подтвердила этот факт. Вокруг нефтяной вышки стояли часовые Броненосцев. Другие вражеские солдаты, раздетые до пояса, тащили трубы и присоединяли шланги к ожидавшим гусеничным заправщикам. Их бледные мускулистые тела, покрытые шрамами, странно выглядели вместе с безликими железными масками. До сих пор Сильверстайн часто сомневался, люди ли скрываются под этими пластинами брони.

+++ Расстояние: горизонтальное 17 метров – вертикальное 6 метров. Показатели тепла/движения: 8 человек/гуманоидов (вероятность 85%). Температура: 31 градус. Видимость: низкая +++

— Обнаружено восемь солдат противника, — сказал Сильверстайн, оценивая полученную информацию и передавая ее своим спутникам. – Действуем так: бывший гвардеец и фермер со мной, — сказал он, указывая на Апартана и Асинг-ну. – Темуган, остаешься здесь и прикрываешь нас огнем, отстреливаешь их, если… что-то пойдет не так.

Темуган, бывший часовщик с крепкими руками, кивнул. Он нес лазган, единственное настоящее оружие, которое им удалось захватить во время побега пять дней назад. Остальные переползли через каменную гряду на руках и коленях, держа трофейное оружие и импровизированные взрывные устройства.

Они двигались мучительно медленно, иногда совсем замирая на месте, ползли вперед едва заметными движениями. Они двигались в обход по окружности расположения противника, заходя во фланг. Силуэты Броненосцев, казалось, маячили везде на территории склада. Сильверстайн старался не смотреть на них. Это было суеверие старого охотника – что, глядя на жертву, ты предупреждаешь ее, она почувствует, что за ней охотятся. Как дети, которые верят, что, если они закроют глаза, то и их не увидят. В этом была и какая-то частица истины. Хороший охотник полагается на другие чувства.

Они затратили двадцать минут, чтобы ползком зайти во фланг, и еще десять, чтобы приблизиться к нефтяной вышке.

— Стой! – встревоженно зашипел Апартан.

Сильверстайн уже замер. Левой ногой он покачал пучки тростника в маскировочной сети, чтобы они качались так же, как сухая трава, по которой он прополз.

В темноте прямо на них шел Броненосец. Было темно, и Сильверстайн мог разглядеть только силуэт в громоздких, широких наплечниках. Охотник решил не рассматривать врага подробнее. Но успел безошибочно заметить очертания тяжелого стаббера на плечах Броненосца.

Трое беглецов лежали очень тихо. Броненосец подошел ближе. Подкованный железом сапог с пластинами брони на лодыжках опустился на землю лишь в пяти метрах или около того от лица Сильверстайна. Вражеский солдат начал поддевать сухую траву сапогами, как будто искал что-то.

Медленно рука Сильверстайна скользнула к спусковому крючку автогана. Броненосец подошел еще ближе, шаркая по траве одной ногой. Сильверстайн сжал спусковой крючок на волосок сильнее.

С удовлетворенным ворчанием Броненосец нашел то, что искал. Он начал возиться в своем кольчужном табарде, бормоча что-то сквозь зубы. Сильверстайн услышал журчание горячей жидкости, шипевшей на сухой траве, и вздохнул с облегчением. Вражеский солдат искал отхожее место.

Они подождали, пока он удалится, и еще несколько минут после этого. Наконец, Сильверстайн подал знак продолжать двигаться.

Передвигаясь на животе и локтях, они ползли к вражескому складу горючего. Из-за необходимости маскировки лагерь не был освещен ничем, кроме света луны. Темнота была главным преимуществом Сильверстайна.

Охотник еще раз осмотрел местность своей биоптикой. Он насчитал восемь Броненосцев, не больше. Поднявшись на одно колено, он просигналил остальным целиться в противников слева от него. Сам он, глядя в прицел, взял на себя шестерых остальных. Он собирался вести огонь так, чтобы наиболее гладко переходить от одной цели к следующей. Он собирался застрелить часового у основания вышки, но понял, что из-за расположения его позиции это оставит самой дальней цели – Броненосцу у кабины заправщика – возможность спастись. Он мог отстреливать врагов с середины лагеря к окраинам, начиная с двух Броненосцев, которые курили сигареты в центре лагеря, но это встревожит находящихся дальше противников на долю секунды раньше.

После некоторых раздумий, Сильверстайн решил отстреливать их справа налево, быстро переходя от одной цели к следующей. Если ветер не испортит ему прицел – а скорее всего этого не будет – он уложит всех шестерых за три секунды.

Раздался бешеный треск выстрелов. Партизаны поднялись, стреляя очередями.

— По грузовикам огонь! – приказал Сильверстайн.

Раздался новый шквал выстрелов, за ним последовал страшный взрыв. На секунду ночь превратилась в очень яркий день. Из взорвавшихся заправщиков изверглось грибовидное облако ярко-красного газа.

Среди дыма и смятения, Сильверстайн бросился к нефтяной вышке и бросил в насос единственную осколочную гранату. После этого охотник бросился бежать, не оборачиваясь. Взрыв мог сжечь волосы на его лице.

Сильверстайн и партизаны быстро покинули расположение склада, их мотоциклы исчезли задолго до того, как ближайшие подразделения Броненосцев успели подняться по тревоге. Когда они уезжали, горизонт полыхал желтым заревом на фоне темного неба. Это был девятый склад горючего, который они уничтожили за пять дней.

РОСС был отправлен в офицерский лазарет, стоявший отдельно от госпитальных палаток для нижних чинов. После боя у Магдалы санитары привязали его к лошади и направили в Мантиллу для лечения. Если бы его не накачали метадином и гипроксолом, поездка на лошади была бы невыносимо мучительна для его израненного тела. Инквизитора разместили в доме Бокоб, бывшем сиротском приюте, и здесь, за стенами Мантиллы, вдали от боев, он позволил себе немного отдохнуть.

Дом Бокоб был большим зданием с двумя флигелями, настолько по-имперски аскетичным и строгим, насколько позволяла архитектура Холпеша. Тем не менее, его купол был отделан мозаичной глазированной черепицей и инкрустациями из цветного стекла. Выложенный глиняными кирпичами двор, окружавший приют, был уставлен деревянными постройками для игры детей.

Там были горки, качели, кольца, сейчас они были похожи на скелеты животных, обглоданные падальщиками и высушенные солнцем. От детей не осталось и следа. Никто не знал, куда они исчезли. Никто и не подумал спросить.

Раненые офицеры быстро проходили через лазарет.  Здесь не было достаточно коек, и фронт взимал с офицерских кадров тяжкую дань. Офицеры с ранениями легче второй степени возвращались на фронт, проведя максимум три дня в доме Бокоб. Умерших сносили в подвалы, в которых раньше хранились продукты. Койки, которые они занимали, обмывались водой, и на них помещались новые пациенты. Кровь и испражнения пропитывали простыни и матрасы. Поэтому в доме Бокоб сейчас пахло разложением.

У Росса были ранения четвертой степени.

Боль была, вероятно, по крайней мере, третьей степени. Он получил тупую травму грудной клетки, достаточную, чтобы вызвать небольшое внутренне кровотечение. Медики также скрепили его позвоночник железными стержнями, чтобы ограничить его движения. Удар кувалды выбил диск и почти привел к грыже седьмого позвонка. Возможно, его ранения соответствовали более высокой степени, чем четвертая, но медики оценили их как «не угрожающие жизни/средней тяжести».

Последние двадцать четыре часа Росс, больше чем от ран, страдал от полукоматозной лихорадки. Вероятно, он подхватил инфекцию из-за плохой гигиены в лазарете. Медики поставили ему капельницу с венцом трубок. Посреди притока раненых никто не заметил, что он был инквизитор. В доме Бокоб он был просто пациентом четвертой степени, и они оставили его дальше бороться за жизнь самостоятельно.

— Это просто мое мнение, но мне кажется, ты предпочел бы, чтобы тебя убили, — голос вывел Росса из тяжелого забытья.

Росс очнулся, охваченный жаром лихорадки. В его поле зрения показался нечеткий, расплывающийся силуэт Селемины. Она по-прежнему была одета в платье с цветочными узорами. Переливчато-зеленые тени, украшавшие ее глаза, придавали им кошачий отблеск. На ней были длинные накладные ресницы, и она убрала кольцо из губы. Росс едва узнал ее.

— Что, во имя Трона, ты на себя нацепила? – слабо пробормотал Росс.

Селемина скрестила руки и притворилась, что злится.

— Это для встречи с Голиасом. Но ты этого не знал, потому что был слишком занят, пытаясь произвести впечатление на гвардейцев, — проворчала Селемина.

— Я думаю, что она выглядит очень мило, — сказала Мадлен, подходя к его койке. Она так же была одета в праздничный наряд. Ее каштановые волосы были сейчас длинными и прямыми, с модной прямой челкой. Ее губы были рубиново-красными.

— Вы обе выглядите как уличные… — Росс замолчал, когда Мадлен твердо сжала его плечо.

— Так с леди не разговаривают, — упрекнула его Мадлен.

— Тогда вам, наверное, лучше вернуться к Голиасу. Похоже, он знает, как должна выглядеть леди, — сказал Росс, трясясь от смеха.

— Не думаю, что теперь мы там желанные гости, — сказала Селемина.

Росс перестал смеяться.

— Как прошла встреча?

— Плохо, — сказала Мадлен. Она бросила взгляд на Селемину, но ничего не сказала.

— Насколько плохо?

— Он пытался нас убить, — ответила Селемина.

Росс вскочил. Железные стержни врезались в спину, но сейчас ему было плевать.

— Что?

— Когда переговоры не удались, он попытался нас убить. Он был очень осторожен с этой сделкой. Не думаю, что он позволил бы нам даже взглянуть на товар.

— Но вы уверены, что артефакт подлинный?

— Не понимаю, зачем ему пытаться убить нас, если бы артефакт не был подлинным, — заявила Мадлен.

Росс начал с яростью вырывать трубки капельницы из вен, потом отстегнул железные стержни от спины.

— Росс, ты что делаешь? – протестующе закричала Селемина. Они с Мадлен попытались затолкать его обратно на койку.

Но Росс уже вышел из себя. Он оттолкнул их руки и сорвал последние бинты.

— Найдите мне капитана Прадала. Пусть он отберет взвод лучших кантиканских гвардейцев. Мы нанесем визит этому ублюдку Голиасу. Этой ночью.

УЛАНЫ были одним из подразделений, на основе которых создавалась Кантиканская Колониальная Гвардия. Они были элитной частью, входившей в первый Полк Основания, набранный из неспокойных колоний Медины. Еще во времена Войны Освобождения уланы сражались мечами и алебардами в Пограничной Ауксилии на стороне лоялистов. Это было шесть с половиной тысяч лет назад.

Кантиканская Гвардия, не будучи богата боевой техникой, характеризовалась прежде всего качеством солдат, а не превосходством в вооружении, и апогеем этой философии были уланы. Подобно кадианским касркинам или курассианским коммандос, набор в уланы был ограниченным и весьма избирательным.

Требовался рост не ниже 185 сантиметров, и требования к физической подготовке были чрезвычайно высоки. В основном кандидаты выбирались из своего полка, из любой части в составе полка, и никому не оказывалось особых предпочтений. Уланы были элитой, и сама рота, а не офицеры, решали, кто достоин носить значок улана.

Рекрутов, которых называли «пони», мучили беспощадно, невзирая на их происхождение. В ходе ритуала, называемого «закалкой», рекрута зверски избивали пять полноправных улан. Рекрутов ломали морально и физически. Это был процесс, во многом сходный с обстругиванием палки. У человека оставалась лишь его  храбрость и твердость, которая и оценивалась равными ему. Тех, кто не был сломлен, принимали в свой круг. Те же, кто не выдерживал, как шутили уланы, всегда могли пойти в «конную пехоту».

Росс не смог бы найти лучших солдат для нападения на поместье Голиаса. Капитан Прадал привел его к дому, где были расквартированы уланы, реквизированному военными властями зданию, ранее известному как «Дом ревнивых возлюбленных». Это был нелегальный бордель на окраине Мантиллы, закрытый после начала войны. Фасад дома был украшен красными шелковыми драпировками, интерьер отделан так же. Дорогие ткани красных, черных и желтоватых оттенков, привезенные с других планет, струились со стен, обрамляя открытые окна.

Росс нашел улан из резерва, чистящих оружие и проверяющих снаряжение, сидя под массивными портьерами. Это было странное зрелище – суровые худощавые гвардейцы, сосредоточенно разбирающие оружие среди роскошных шелковых тканей. Большинство улан сидели на больших овальных кроватях, части оружия и снаряжения, разложенные на ткани, оставляли жирные черные полосы.

— Это капитан Алмейда, он командует вторым взводом, позывной «Шакал», — с гордостью объявил Прадал. Хотя они были в одинаковом звании, было очевидно, что более молодой Прадал испытывает почтительное благоговение перед уланским офицером.

Капитан Алмейда пожал руку Росса. Его ладонь была твердой и мозолистой, и Росс заметил, что костяшки его пальцев были пыльно-белого цвета – признак кулачного бойца.

— Инквизитор. Вы командовали наступлением у Магдалы с потрясающей храбростью, я и мои солдаты восхищаемся вами. Но надеюсь, что ваша репутация не внушила вам ошибочных мыслей. Мы – уланы, и это мои уланы. Вы работаете вместе с нами, понятно?

Росс подумал, что Алмейда – типичный офицер спецназа. Ему понравилась эта резкая прямота. Не каждый день полевой офицер будет говорить так открыто с членом Инквизиции.

— Вполне понятно, капитан. Берем штурмом поместье и все. Вошли и вышли, — сказал Росс.

Алмейда не смотрел на него. С сосредоточенным лицом он застегивал на груди характерный уланский пояс с подрывными зарядами и осколочными гранатами. Гранаты висели на кожаной амуниции, словно металлические плоды.

— Капитан Прадал уже проинструктировал нас. В поместье могут быть гражданские, поэтому мои парни вооружатся малокалиберными автоганами. Я не хочу, чтобы случайные лазерные лучи пробивали стены и убивали матерей с детьми и стариков. Еще вопросы есть? – спросил Алмейда.

Он помахал автоганом Т20 «Стэм», липким от смазки, и вероятно, служившим уже много столетий. Оружие было из штампованного металла, с тонким профилем, и было похоже на металлическую трубу с металлической же Т-образной планкой вместо приклада. Его магазин был горизонтальным и расположенным сбоку. Без сомнения, это было самое неудобное и некрасивое оружие, которое Росс когда-либо видел.

— «Стэм» Т20, капитан? Вы считаете, этого достаточно?

Алмейда со щелчком вставил магазин, и с металлическим лязгом отпустил рукоятку.

— Какая разница, если вам между глаз попадет заряд болтера калибра .75, или 10-мм пуля Т20? Результат будет тот же.

Капитан был прав. Кантиканские Колониальные полки определенно не являются лучше всех снаряженными в Имперской Гвардии, но если сорок злых улан не смогут взять это поместье, то лучше даже и не пытаться, подумал Росс.

ПРОНИКНОВЕНИЕ в поместье Голиаса было затруднительным вопросом. Причудливая красота высокой террасы давала его расположению определенное тактическое преимущество. Оно располагалось высоко над улицами города, и это лишало улан возможности проникнуть в него сразу с нескольких пунктов. Извилистая каменная лестница создавала естественное дефиле, поэтому фронтальная атака не являлась возможной. По сведениям Мадлен и Селемины, многочисленные ниши и окна террасы содержали множество охранных систем.

Словно для того, чтобы усложнить ситуацию, тройные солнца светили днем и ночью, не давая тени, и выдали бы их присутствие. Подойти к поместью скрытно не представлялось возможности.

Поэтому Алмейда приказал брать поместье открытым штурмом. Росс не возражал. Команда «Шакал-1» из двенадцати улан берет главный вход и взрывает медные ворота поместья подрывными зарядами. «Шакал-2», так же из двенадцати солдат под командованием Селемины и Прадала войдет через крышу сада, высадившись со «Стервятника».

Последняя группа «Шакал-3» под командованием Алмейды и Росса войдет на террасу через внутренний двор с тыла. План прямой и беспощадный в своей простоте, как и предпочитал Росс.

ВЕТЕР был сильным, несущим частицы песка в своем теплом потоке.

Внешняя стена двора была сделана из гладкой терракоты. Росс схватился за нее, пристегнутый к тросу, ритмически ударяясь о стену с каждым порывом ветра. Они забрались высоко, на самый высокий жилой уровень Мантиллы, среди сказочно богатых поместий, принадлежавших местным олигархам.

Росс взглянул на хронометр на руке. Согласно мигающим цифрам на дисплее, штурм скоро начнется.

В наушниках вокса раздался треск помех.

— Всем позывным, это «Шакал-1». Группа на месте. Ждем отсчета. Прием.

Алмейда сжал большим и указательным пальцами бусину вокс-передатчика.

— «Шакал-1», это «Шакал-3», мы на месте. Прием.

В вокс-наушнике послышался голос Селемины.

— «Шакал-1», это «Шакал-2». К высадке готовы. Прием.

Росс взглянул вверх. Действительно, в небе висело едва заметное пятнышко – штурмовик «Стервятник», вой его турбин был достаточно негромким, чтобы противник не заметил его.

— Приготовить заряды! — приказал Алмейда, его голос был усилен порывом ветра.

Вслед за гвардейцами огневой группы Росс снял с пояса осколочную гранату. Он проверил гранату в руке, покатал на ладони, ощущая ее тяжесть. Гвардейцы, как один, выдернули чеки и крепко сжали гранаты, удерживая спусковой рычаг запала. Они ждали.

Все безошибочно поняли сигнал, когда услышали его. Глубокая вибрация от многочисленных взрывов сотрясла переднюю часть террасы. Хотя взрывы были приглушены стенами, Росс чувствовал, как их энергия проходит через его позвоночник, как сильный порыв ветра. «Шакал-1» взорвал ворота.

— Вперед! – взревел Алмейда, и бойцы «Шакала-3» бросили гранаты за стену. Стена содрогнулась от взрывов, облако пыли и осколков поднялось до самого ее верха.

Росс первым спустился во внутренний двор. Его Т20 был уже в руках, нацеленный на крытый сад у дома. Поврежденные суставы и раны прошлых дней были забыты, его кровь наполнял адреналин. За ним спускались уланы, держа оружие наизготовку. Они не встретили никакого сопротивления.

Никого не было видно.

Они преодолели стену, ожидая боя. Хотя бы сопротивления охранников, но – ничего. Огневая группа была ошеломлена, словно на секунду растерявшись и  не зная, что делать, если некого убивать.

— Здесь чисто. Где к черту все? – прошипел Росс.

Капитан покачал головой, щелкнув вокс-передатчиком.

— «Шакал-1», это «Шакал-3». Доложите обстановку, прием.

Некоторые из улан тревожно смотрели друг на друга. Они заметили, что в доме не слышно звуков стрельбы. Такая же мрачная тишина, прерываемая лишь жужжанием механических насекомых, была и в саду.

— «Шакал-1», это «Шакал-3». Доложите обстановку, прием, — повторил Алмейда.

И вдруг, с треском помех, по всем каналам раздалось сообщение «Шакала-1». Оно было таким громким, что некоторые уланы поблизости от Росса вздрогнули, вцепившись в наушники.

— Император! О, проклятье, проклятье…

Новый всплеск помех.

— Я истекаю кровью! Я теряю…

Внезапно связь прервалась. Это был голос сержанта Чанчина, командира «Шакала-1». Безумный ужас в его голосе врезался в память Росса. Несколько улан сорвали наушники, злобно ругаясь.

Потом под ударом оказался «Шакал-3».

Мины, скрытые в субтропических растениях, взорвались вспышками ослепительно белого пламени. Росс даже не услышал самого взрыва – так сильно зазвенело в его ушах. Противопехотные поражающие элементы разнесли сад в клочья, взметнув вихрь кусков растений и человеческого мяса.

Его зрение и слух вернулись не сразу. Какое-то время он  видел лишь белое, и слышал лишь звон в ушах. Когда чувства вернулись, он увидел перед собой страшную картину. Почти половина солдат огневой группы лежали на земле, их конечности были вывернуты или оторваны, кровь лилась ручьями. Мины, вероятно, были спрятаны под корнями толстого саговника, и те, кто стоял ближе к дереву, пострадали больше всех. Изуродованные тела лежали вокруг расколотого пня.

— Вы в порядке? – закричал Алмейда прямо в ухо Росса. Капитан истекал кровью из раны на щеке, глубокого разреза, в котором была видна белая кость.

Росс проверил свое состояние, подвигав конечностями. Его спатейские боевые доспехи приняли себя все повреждения. Броню на левой ноге и части торса покрывали вмятины и сколы, многочисленные, как звезды в галактике. Иначе противопехотные мины разорвали бы его.

— В порядке, в порядке, — ответил Росс.

— Ублюдки ждали нас. Какая сволочь предупредила их, что мы идем?! – прошипел Алмейда.

«Нас предали», хотел сказать Росс. Но сейчас было не время. Вместо этого он огляделся вокруг и быстро оценил ситуацию. Четверо улан из состава «Шакала-3» были несомненно мертвы, а из раненых двое были не в состоянии сражаться. Один раненый улан держал свою правую руку, весь бицепс с нее был оторван. Другой страшно кричал, его лицо, ободранное щепками и гравием, превратилось в одну сплошную рану.

Осталось семь боеспособных, включая Росса и Алмейду. Этих сил могло не хватить, но пути назад не было. Алмейда уже двигался дальше, просигналив остальным следовать за ним.

Росс пересек двор, со злостью пнув по пути фонтан. Алмейда достиг входа в дом, закрытого решетчатой дверью из ароматного дерева. Капитан выломал ее ударом ноги и бросил в темный проем гранату.

Росс бросился за Алмейдой. Адреналин пульсировал в его висках. Он выстрелил из своего Т20. Оружие вздрогнуло, когда он выпустил короткую очередь. У этого автогана не было сотрясающей всю руку отдачи плазменного пистолета, но оранжевые трассеры подействовали на Росса странно успокаивающе. Росс остановился на пороге дома, выпустил очередь в наполненную дымом комнату и ворвался в дом вслед за капитаном.

За дверью их ждали охранники Голиаса. Все они выглядели как бывшие бандиты. У элиты Мантиллы была склонность нанимать бандитов из трущоб в качестве охранников. Так же у них было модно химически наращивать мышцы и делать гангстерские татуировки. Это позволяло буржуа думать, что они заигрывают с опасностью. Это приносило немного остроты в их изнеженную жизнь. И эти люди не были исключением. Все они были бритоголовыми, с бульдожьими физиономиями, и покрыты татуировками по самую шею.

Прячась за диванами, креслами и книжными шкафами, наемники Голиаса обращались с оружием с напускной храбростью любителей. Они открыли ураганный огонь, заботясь не столько о прицеле, сколько о том, чтобы выпустить как можно больше пуль.

В этой перестрелке с близкого расстояния Росс видел, как по-разному действовали хорошо обученные гвардейцы и уличные бандиты. Уланы залегли, действуя спокойно и хладнокровно, некоторые даже переговаривались жестами. Их ответный огонь был точным. Одному охраннику пуля попала в грудь, развернув его. Следующий выстрел попал ему в спину, уложив на пол. Другой охранник схватился за горло, из его рта хлынула кровавая пена. Уланы выпускали хорошо нацеленные короткие очереди, поражая врага в центр тяжести.

Через несколько секунд уланы зачистили помещение. Пять охранников Голиаса лежали на роскошном ковре на полу, над ними рассеивалось облако дыма.

— Чисто! – воскликнул Алмейда.

— Чисто! – ответили его солдаты.

И они направились дальше.

БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ первого этажа здания занимал зал для торжественных приемов. Охранники Голиаса ждали там в засаде.

Росс чувствовал их разумы, чувствовал, как они прячутся за богато украшенной мебелью нео-колониального стиля. Он ощущал их страх перед боем, как кислый запах в воздухе. Он чувствовал их намерение убивать.

Остановив огневую группу перед решетчатыми дверями зала, Росс предупредил солдат о засаде. Алмейда нисколько не усомнился в этом. Он проломил в решетчатой конструкции двери широкую дыру, и солдаты забросили через нее в зал несколько гранат.

Раздались взрывы. Подождав две секунды, уланы ворвались в зал, стволы их автоганов извергли в пелену дыма потоки огня.

Росс вошел в зал вслед за огневой группой, подняв оружие. Дым от гранат рассеивался, и охранники Голиаса отчаянно отбивались. Тяжелая мебель из слоновой кости и твердого черного дерева частично защитила их от осколков. Они отстреливались из дробовиков и тяжелых пистолетов.

Зал заволокло дымом от сгоревшего физелина. Противников разделяли менее чем десять шагов. Росс пригнулся за перевернутым большим шкафом, пытаясь найти укрытие за прочной мебелью из черного дерева.

На расстоянии не больше вытянутой руки с другой стороны шкафа высунулся охранник Голиаса. Он выстрелил из дробовика и промахнулся, не успев прицелиться, так как слишком спешил снова укрыться. Выстрел дробовика пробил книжную полку позади Росса.

— К фрагу, — выругался Росс, бросив Т20 и достав из кобуры «Солнечную Ярость». Усталость уже лишала его сил, он чувствовал, как боль от прежних ран пульсирует, словно приближающийся прилив. Надо было заканчивать этот бой быстро. Первый плазменный выстрел Росса проплавил безупречную полусферу в толстой стене шкафа. Следующий сжег неудачливого стрелка с другой стороны.

— «Шакал-3», это «Шакал-2», — раздался в вокс-передатчике голос Селемины.

— Второй, это Третий, доложите, прием, — ответил Алмейда, сопровождая приказ очередью из Т20.

— Высадка невозможна! Повторяю, высадка «Шакала-2» невозможна. Сканеры самолета засекли тяжелое оружие и многочисленные мины-ловушки на крыше. Это труднее, чем мы думали, — прокричала Селемина.

— Второй, это Третий. Отменить высадку, — приказал Алмейда, выпустив еще очередь из-за дивана. Повернувшись к Россу, он крикнул:

— Все, теперь мы одни.

Росс пригнулся, когда над ним загрохотали выстрелы дробовиков. Да, они остались одни. Но они – кантиканские уланы, а их противник – всего лишь нанятые гангстеры. Росс ни в малейшей степени не был обескуражен.

— Схема огня — заградительная, — приказал Алмейда на частоте отделения.

Это было упражнение, которое уланы отрабатывали вместе с Россом перед операцией. Они показали ему только основы, но это было достаточно простое упражнение. Каждому в огневой группе был присвоен четный или нечетный номер.

По приказу Алмейды четные номера поднялись и открыли плотный огонь, заставив противника залечь. Одним из них был и Росс. Он перекатился на колени и произвел серию плазменных выстрелов в глубину зала. Выстрелы испаряли ткань и испепеляли дерево, оставляя пробоины размером с кулак в дальнем конце зала.

Нечетные приготовили гранаты, и когда четные прекратили огонь, они поднялись, полуприсев, и метнули гранаты, которые, отскакивая от стен, падали прямо за импровизированной баррикадой противника.

Вспышки взрывов поглотили дальний конец зала. Стены вздрогнули, с потолка посыпалась штукатурка. Рухнул стеллаж с книгами.

Жаркая перестрелка утихла. Враги вопили и стонали от боли. Они были уличными громилами, молодыми гангстерами, сумевшими произвести впечатление на глупых аристократов, чтобы те их наняли. Некоторые из них знали, с какого конца браться за нож или пистолет, но они не могли сравниться с обученными солдатами.

Уцелевшие охранники вышли из-за баррикады с поднятыми руками. Капитан Алмейда поднялся и перестрелял их точными выстрелами. Слишком многое зависело от этого задания, и возиться с пленными не было времени.

Росс отдохнул пару секунд, прислонившись к разбитым, расколотым и обугленным обломкам большого шкафа, тяжело дыша. Он взглянул на убитых наемников, их трупы были разбросаны вокруг баррикады. Странно, но ему было даже немного жаль их. Это были отчаявшиеся люди, ввязавшиеся в дело, которое было им не по зубам.

— Всем позывным, это «Шакал-3», первый этаж чист. Продвигаемся на второй этаж, прием, — сообщил Алмейда по воксу. Вероятно, все бойцы «Шакала-1» были уже мертвы, а «Шакалу-2» еще долго сюда добираться. Алмейда мог им ничего не сообщать.

Они пошли дальше. Алмейда и его сержант шли впереди. Они двигались с согласованной эффективностью. Алмейда бежал, пригнувшись, сержант за спиной прикрывал его, целясь из Т20. Вместе семь бойцов «Шакала-3» добрались до винтовой лестницы на верхние этажи.

ОНИ  встретили упорное сопротивление в коридоре второго этажа, капрал Атурк был убит выстрелом в голову на входе. Началась яростная перестрелка, но уланы отбросили охранников Голиаса. Рядовой Аман, специалист огневой группы по тяжелому оружию, выступил вперед с огнеметом. Его оружие извергло вихрь огня, выжигая двадцатиметровый коридор. Все закончилось за несколько секунд.

Они нашли гостей Голиаса, сбившихся, как стадо испуганных овец, в верхних комнатах. Здесь было, возможно, пятьдесят или шестьдесят представителей мантилланской элиты, сжавшихся в ужасе, плачущих и напуганных до состояния истерики. По лицам женщин каплями стекала косметика, мужчины были еще хуже, их плечи содрогались от рыданий. Некоторые все еще находились в наркотическом опьянении, их горячечный ужас усиливался наркотиками.

Сержант Калхид схватил за шелковые лацканы богатого олигарха и подтянул ближе. Тот явно находился под действием обскуры, сперса, алкоголя, или комбинации всего этого.

Сержант, подтянув его нос к носу, оскалился.

— Значит, вы предпочитаете игнорировать войну и веселиться на всю катушку? А как у тебя получится игнорировать это? – сержант Калхид прижал ствол Т20 к голове олигарха. Тот с громким звуком обгадился, его колени подогнулись. Сержант с отвращением отшвырнул его.

Росс посмотрел на Алмейду, но капитан не сделал выговора сержанту, не приказал ему остановиться. Вообще-то Калхид выразил чувства, которые испытывали они все. Слишком долго аристократы и олигархи занимались своими делишками, игнорируя войну за счет всех остальных. А теперь словно возмездие самого Императора настигало их за их оргии.

Уланы заперли охваченных паникой гостей в  их комнатах, забаррикадировав двери тяжелыми стульями, прежде чем двигаться дальше.

Зачистив второй этаж, они услышали, как «Стервятник» обстреливает крышу поместья из автопушек. Это было похоже на грохот промышленного бура.

— «Шакал-3», это «Шакал-2». Получено разрешение от командования на использования оружия самолета в гражданской зоне. Нейтрализуем сопротивление на крыше. Скоро присоединимся к вам. Конец связи, — сообщила Селемина.

ГОЛИАС оказался в ловушке между «Шакалом-3», штурмующим винтовую лестницу с нижних этажей, и «Шакалом-2», атакующим с крыши. Охранники пытались оказать сопротивление в саду на крыше, но быстро поняли, что их опыта уличных драк здесь недостаточно.

-«Шакал-2», «Шакал-2». Третий этаж полностью чист, кроме атриума и ангара. Доложите обстановку, — прорычал Алмейда. Огневая группа настороженно ожидала, наводя стволы автоганов, то на один угол, то на другой. Голиас должен быть где-то близко.

— Это «Шакал-2». Крыша зачищена. Ему некуда бежать. Прием.

— Вас понял. Охраняйте крышу и будьте готовы. Мы все еще можем упустить его. Конец связи.

Сейчас Голиас может быть особенно опасен. Росс отлично знал, что, когда жертва загнана в угол, она становится наиболее непредсказуемой.

«Шакал-3» нашел Голиаса в атриуме. Коллекционер не был вооружен. Он плавал обнаженным в своем бассейне.

Огневая группа развернулась веером, наведя автоганы на Голиаса, пока ауспексы искали мины, ловушки и признаки движения. Голиас, казалось, не обращал на них внимания. Он хлопал ладонью по поверхности пруда, наблюдая, как на воде расходятся круги.

Росс медленно подошел к коллекционеру.

— Хайэм Голиас. Я инквизитор Ободайя Росс. Я много слышал о вас. Думал, вы окажете более упорное сопротивление.

Коллекционер лениво поднял взгляд, отводя с лица гриву серебристых волос. Он небрежно пожал плечами.

— А я думал, что вы все сейчас уже мертвы. Иногда все получается не так, как мы ожидаем.

— Ублюдок ты все-таки, — заметил Росс.

— Я лишь защищаю свои интересы. Вас сюда никто не звал, — пожал плечами Голиас.

— А кто тебе сказал, что мы идем сюда, Голиас? Кто предупредил тебя? – спросил Росс, возвышаясь над ним.

Голиас не смотрел на него.

— Кто-то, кто учел мои интересы. Кто-то, кому вы очень не нравитесь, инквизитор.

Росс решил действовать по-другому. Он достал плазменный пистолет и ткнул в лицо Голиасу.

— Это плазменный пистолет «Солнечная Ярость» Мк3. Его фузионный реактор стреляет ионизированным газом, который прожигает десять сантиметров пластали. Представляешь, что он сделает с твоим лицом?

Голиас ничего не сказал.

— Начнем с пары вопросов, — сказал Росс спокойным тоном. – Кто сказал тебе, что я приду за тобой?

Наконец, Голиас поднял взгляд, посмотрев в глаза Росса.

— Я не знаю. Меня предупредил кантиканский офицер. Он не сказал мне, кто его послал. Не задавай лишних вопросов и не болтай. Так мы работаем.

Росс проверил истинность его слов, вторгшись в разум Голиаса, заставив его заметно вздрогнуть. Возможно, Росс действовал более жестко, чем обычно. Он просто грубо обыскал его эмоциональные рецепторы. Голиас говорил правду.

— Следующий вопрос: где артефакт? – спросил Росс.

— А сколько вы мне заплатите? – дерзко сказал Голиас.

— Сейчас для тебя есть три возможности, Голиас. Если ты окажешься слишком глуп, мы можем убить тебя прямо здесь. Или ты можешь сотрудничать с нами, и остаться в живых. И третий вариант: если ты попытаешься меня дурачить, то мы сбросим тебя на территорию Великого Врага.

— Вы не убьете меня, я вам нужен, чтобы добраться до артефакта, — уверенно сказал Голиас.

Росс отвесил высокомерному торговцу унизительный подзатыльник. А потом еще один.

— Все-таки ты совсем дурак. Авто-сеанс. Слышал о таком? Я могу сейчас проделать дырку в твоем черепе, а потом вытащить твою жалкую, вопящую душонку из варпа, чтобы получить ответы.

Теперь Голиас выглядел далеко не столь уверенным. Его губы заметно дрожали.

— Будь хорошим парнем. Покажи нам, где артефакт, — сказал Росс в почти добродушной манере, присев рядом с Голиасом. – Мне не хочется сейчас тратить заряд на твою бесполезную голову. 

ГЛАВА 21

— Я НИКОГДА не видела  сооружений таких масштабов и в такой хорошей сохранности, — сказала Мадлен.

Она присоединилась к огневой группе Росса на «Стервятнике». Ее мнение эксперта, по словам Росса, было абсолютно необходимо. Оперативная Группа, держа Голиаса под прицелом автоганов Т20, спустилась в шахту. Это казалось шахтой на первый взгляд, когда Голиас открыл замаскированную бронированную дверь, скрытую под масляным портретом его предка.

— Это место – шахта во всех смыслах, — выдохнула Мадлен.

Ржавый лифт с решетчатыми бортами, лязгая и скрипя, вез их вниз. Его металлический скрежет эхом раздавался в бездонных глубинах, жуткими воплями возвращаясь к ним снизу. Они спускались ниже и ниже, пока на глубине шести тысяч метров не достигли дна.

— Святой Трон, — прошептал Росс, когда фосфорные лампы лифта осветили подземную тьму.

— Да, это именно настолько великолепно, как вы и ожидали, — сказал Голиас.

На самом деле артефакт Голиаса оказался вовсе не тем, чего ожидал Росс, да другие бойцы его оперативной группы.

Сначала казалось, что это разрабатываемый рудный пласт как минимум восьми километров в длину. Его стены испещряли прожилки железной руды. Штанги крепи поддерживали громадные пещеристые пласты, где камень был срезан ровными горизонтальными и вертикальными слоями.

Когда они подошли, то смогли разглядеть более мелкие детали. На каменной поверхности были различимы зубчатые стены и церковные шпили, похожие на незаконченные скульптуры. В некоторых частях в слое камня были вырезаны многочисленные стрельчатые арки, их длинные ровные ряды шли, казалось, по всей длине шахты.

— Это имперская готическая архитектура, возможно, стиль Экклезиархии? – прошептала Мадлен.

— Нет. Это «Диктатор», — сказал Росс.

— Диктатор? Я не знаю такого архитектурного направления. Оно происходит с Восточной Окраины? – спросила Мадлен.

— Он имеет в виду, — объяснила Селемина, — что это крейсер типа «Диктатор». Видите орудийные палубы? Шпили с горгульями?

Артефакт Голиаса оказался окаменевшим имперским крейсером. Минеральные наросты покрывали его открытые части, отложения солей и силикатов блестели, как корка льда, усыпали борта, как гроздья моллюсков. Крейсер словно стал частью мантии планеты, тектоническим образованием из кварца, слюда, кальция и отложений железной руды.

Голиас провел их по трапу к огромной пробоине в борту корабля. Эта рана в теле корабля тоже напоминала шахту. Балки создавали опорную конструкцию под оседающим камнем, там, где взрывы и буры пробили его поверхность.

— Это «Решительный», крейсер типа «Диктатор» 2-го Экспедиционного флота, — с гордостью объявил Голиас. – Корабль упал на поверхность Аридуна во время Войны Освобождения в Мирах Медины. В данных на борту не оказалось ничего о причинах гибели корабля, но, судя по этой пробоине в корпусе, Империум сражался здесь отнюдь не с примитивными варварами.

Росс остановился у входа в пробоину. Броня почти пятиметровой толщины была разорвана. Что бы ни поразило «Решительный», это было воистину мощное оружие.

— Голиас, если у тебя остались какие-то тузы в рукаве, лучше сразу забудь про них. Мне очень хочется прикончить тебя, так что лучше не давай для этого повода. Понял? – прорычал Росс.

Коллекционер молча кивнул, когда Росс с шипением стравил газ из плазменного пистолета. Селемина включила зажигание огнемета. Капитан Прадал переключил Т20 в режим полуавтоматического огня. Даже Мадлен взвела курок маленького стаб-пистолета с револьверным барабаном.

— Ты первый, — сказал Росс, жестом приказывая Голиасу идти в пробоину.

Медленно, оперативная группа вошла в окаменевший крейсер.

ОГРОМНЫЕ внутренние помещения крейсера едва можно было узнать.

За тысячелетия бороды сталактитов, росших сверху, искривили поверхности палубы. Росс шел впереди, луч его фонаря выхватывал из тьмы силуэты искореженных механизмов корабля и похожие на пещеры коридоры.

Род Голиас установил здесь тусклые фосфоресцирующие лампы для освещения пути. Под слабым светом Росс видел, как странно и причудливо прошедшие века изменили корабль. Бездонное чрево крейсера было окрашено в оттенки коричневого и черного. Многие внутренние переборки рухнули или полностью слились с камнем. В трещинах блестели опаловые прожилки. В некоторых коридорах сформировались термальные источники, изрыгающие гейзеры ядовитого газа. Воздух был душным, и во влажных испарениях на стенах росли штаммы бактерий и плесени.

— Ничего не трогайте, некоторые микробы здесь довольно заразны, — сказал Голиас, искусно ведя их путем, которым он, несомненно, ходил много раз. Это корабль был единственной причиной, по которой древние патриархи рода Голиас возвели в этой местности свое родовое имение. Они понимали его ценность, и вкладывали в него средства. И эти вложения продолжались уже сорок пять поколений.

— Помедленнее, Голиас, — приказал Росс. – Куда ты ведешь нас?

— На мостик корабля, куда же еще? Если, конечно, вы не желаете исследовать пещеры, — сказал Голиас в своей раздражающей бесцеремонной манере.

— Голиас, я сейчас очень близок к тому, чтобы вбить твой нос тебе в череп, — ровным голосом сказал Росс.

Какое-то время они больше карабкались наверх, чем шли, пока не оказались в посту связи. В тридцати метрах перед ними зияли взорванные двери на мостик, словно расколотая раковина гниющего моллюска.

— Это мостик, его не трогали со времен Войны Освобождения, — сказал Голиас, внезапно устремившись вперед через окаменевшую гряду известняка, бывшую когда-то, вероятно, опорной стойкой.

Росс крепче сжал пистолет и приказал нескольким кантиканским солдатам остаться на посту снаружи мостика.

В отличие от остальных отсеков крейсера бронированный мостик сохранился удивительно хорошо. Это был словно осколок истории, кристаллизовавшийся во времени. На тактическом алтаре все еще была разложена боевая карта, маленькие, похожие на шахматы, фигурки на ней были приколоты на своих местах. Командирский трон корабля был сохранен в неприкосновенности, его нейро-разъемы ровным рядом разложены на кожаном сиденье.

— Сервиторы? – спросила Мадлен, указывая на трех хрупкого вида когитаторных логиков, стоявших вокруг командирского трона. Это были странные существа с унылыми человеческими лицами и богато украшенными коробчатыми торсами. В люках на их животах были видны переключатели и провода.

Голиас кивнул.

— Мы купили их, чтобы поддерживать аппаратуру мостика в рабочем состоянии. Они могут включить главный банк данных корабля.

Росс махнул пистолетом на Голиаса.