/ Language: Русский / Genre:detective,

Гекатомба

Гарри Зурабян


Зурабян Гарри

Гекатомба

ГАРРИ ЗУРАБЯН

ГЕКАТОМБА

"Бог дал людям свободу воли и люди сами

могут выбирать между добром и злом."

Рене Генон, французский философ.

49 г. до н. э. Цизальпинская Галлия, р. Рубикон.

С неба капали брызги солнца. Прожигая землю, застывали самородками. Слышалась тяжелая поступь центурионов. И идущие на смерть, приветствовали Его...

На рассвете, когда день только откроет глаза и на его ресницах еще будут вздрагивать паутинки снов, Он выйдет из шатра. Первый луч скользнет, срываясь с золота доспех, и бесследно канет в пурпурных складках плаща. Он увидит даль, которую завоюет и отдаст в руки когорт. Он обещал им дальние страны, богатые земли, теплые моря и ласковых женщин. Он привел их сюда, чтобы покорять и сгибать, чтобы принести здесь жертву богам из пепла и крови, слез и плоти. Но пока Его воины спят, Он стоит один и медленно пьет из кувшина рассвета зыбкую, звенящую тишину...

Погаснут костры, руки лягут на рукоятки мечей и жар лета остынет, повергнутый в прах холодом и беспощадностью тысяч глаз. Он взмахнет рукой и земля, содрогнувшись, примет на себя удары котурн, подков и колесниц. Он станет главным жрецом в древней мистерии, имя которой - война.

Лукавые боги будут, посмеиваясь, смотреть, как яростно и неистово пустой кубок любви. Он наполняет кровью жертв, как торопится заполнить драгоценный сосуд наслаждений проходящими мирской славой и подвигами. Он будет пить тягучую, терпкую влагу сражений и битв, чтобы однажды, ощутив смертельную тяжесть металла, упасть и уже не подняться. Он уйдет в другой мир тихим и нищим, ничего не взяв из несметных сокровищ Своих...

1590 год. Шотландия. Восточный Эдинбург, Северный Бервик.

Вельможа осторожно спустился по лестнице в мрачное подземелье, освещенное несколькими факелами, укрепленными на стенах. Размытые, причудливые тени, холодный и сырой воздух сжали его сердце судорогой ужаса. На мгновение он замер, невольно втянув голову в плечи. Он готов был вернуться, но любопытство взяло верх и, усмехнувшись своей минутной слабости, он решительно переступил порог потайной комнаты.

Небольшое окно в одной из стен позволяло, оставаясь незамеченным, наблюдать за ходом дознания. Безмолвным жестом отпустив сопровождавшего его монаха, вельможа приблизился к окну и заглянул в расположенную за стеной пыточную камеру. В это время тишину подземелья потряс истошный крик. Вельможа в испуге отшатнулся. Черты лица его заострились, пальцы левой руки нервно теребили роскошный, искуснейшей работы, кружевной воротник. Широкие крылья носа трепетали, жадно и шумно вдыхая воздух. Круглые, глубоко посаженные глаза, наполнились лихорадочным, болезненным блеском. Он воровато оглянулся на дверь; она была плотно прикрыта. Никто не должен знать о его слабости и страхе...

Он вспомнил о своем путешествии из Дании в Шотландию на военном английском корабле. Ночь плавания была поистине ужасной и лишь Божье провидение и непристанные молитвы позволили ему и его невесте избежать гибели при кораблекрушении. А виной всему - дьявол и бервикские ведьмы, устроившие в ту ночь шабаш и желавшие его смерти.

До вельможи донесся голос одной из них. Он вновь приблизился к окну и увидел А.С. Она происходила из одной из знатных и влиятельных эдинбургских семей. Дама почтенного возраста, со следами былой, неувядающей красоты - и в лице, и в фигуре. Но теперь от красоты ничего не осталось, как, впрочем, мало что вообще осталось от А.С. Ее лицо и тело были изуродованы чудовищными пытками, голова обрита наголо. На спине и груди зияли кровоточащие раны на месте "печатей дьявола" - там, где их увидели слуги Господа. Вокруг ее шеи обвивалась жесткая бечевка, под которой виднелись незаживающие рубцы и причинявшая несчастной, должно быть, невыносимую боль.

Вельможа жадно ловил каждое слово, все больше возбуждаясь и приходя в экстаз от услышанного: церковь в Северном Бервике... черные свечи... рекой льющееся вино, непристойные отношения собравшихся мужчин и женщин... хула на Господа, веселые мелодии варгана, исполняемые служанкой А.С. И ... дьявол! Дьявол в образе любимой собаки А.С.

- Они могли это делать, - шептал, захлебываясь словами, вельможа. - Их надо истреблять! Истреблять семя сатаны, демонов колдовства! Сжигать. Сжигать, чтоб не проросло в других - чистых, непорочных душах, греховное начало дьявольского рабства.

В 1591 году в Северном Бервике на костре были сожжены пять человек, обвиненные в малефицизме - колдовском вредительстве и причинении зла. В ночь после аутодафе на всем восточном побережье Шотландии разразилась невиданная даже для тех мест гроза.

1971 год. Советский Союз. Восточный Крым, Приморск.

Растрелянное грозой небо падало на захлебнувшуюся в дожде землю. Город, распластанный на пиршественном столе стихии, корчился и стонал, содрагаясь от вакхических плясок ураганного ветра. В чаше залива пенилось и пузырилось обжигающее, холодное, колдовское зелье моря. Неукротимый напиток, переливаясь через края чаши, неудержимо устремлялся к берегу, к судорожно разверзнувшимся каменным губам берегов. Город был вдрызг пьяный и больной...

До полуночи оставалось семь минут. В приемном покое приморского роддома царила тишина. Две акушерки и дежурный врач сидели в ординаторской на втором этаже и молили Бога, чтоб в эту кошмарную ночь кому-нибудь не приспичило рожать. Смену возглавлял заведующий отделением патологии Тихомиров Сергей Филиппович. Это был сравнительно молодой еще, лет тридцати пяти, рыжеволосый, высокий и добродушный крепыш. Прихлебывая кофе и лениво перелистывая истории болезней, он временами , на какой-то легкомысленный мотив, принимался напевать вполголоса строки Пушкина:

- Родила царица в ночь не то сына, не то дочь...

Акушерки, молодая и пожилая, украдкой переглядывались и иронично улыбались. Неожиданно Тихомиров поднял голову и прислушался.

- Везут? - спросила пожилая, Вера Игнатьевна.

Сергей Филиппович засмеялся. О его "веселеньких" сменах знал весь роддом. Если дежурит Тихомиров, младенцы не просто сыпятся один за другим, а каждые вторые роды превращаются буквально в битву за "урожай природы".

- Что-то, девчата, сегодня не так, - проговорил заведующий. - Дело к полуночи, а у нас ни одной новой живой души.

- Тьфу-тьфу, - Вера Игнатьевна символически плюнула через левое плечо и постучала по крышке полированного стола. - В такую ночь ни двери, ни, прости Господи, матка не откроются. Внутри-то оно надежнее, - грубо пошутила она.

- Да уж, ночка... - Тихомиров задумчиво посмотрел в окно. Перед его взором на мгновение мелькнуло фантастическое видение, но настолько быстро, что он даже не успел его осознать.

- Без пяти двенадцать. Полсмены отстояли. Каких-нибудь восемь часов и шабаш.

Сергей Филиппович еще договаривал последнее слово, а за окном уже начал набухать тяжелый рокот грома, разрывая пространство, круша его на тысячи осколков. В окнах тоненьким, вибрирующим писком захлебнулись стекла.

Вера Игнатьевна решительно поднялась из-за стола, кивнув молоденькой напарнице:

- Пойдем, Светлана, в приемный покой, а то бросили Федоровну одну.

Тихомиров встал из-за стола:

- Я, пожалуй, тоже по отделениям пройдусь. Начну с приемного.

Втроем они спустились на первый этаж. За столом, подле настольной лампы, сидела седая, полная, небольшого росточка, санитарка. При виде врача, она живо спрятала в стол книгу и встала. Тихомиров невольно улыбнулся, на подобные вольности персонала он смотрел сквозь пальцы. Что с того, если человек сделал свою работу, сел отдохнуть и почитать? Чего у него над душой стоять, как надсмоторщик на плантации? Все-равно ведь будут читать, читать и бояться. Заведующий не любил, когда люди боятся, кого- и чего бы то ни было. Он был обеими руками за дезрежим, правильное замачивание градусников и наконечников, хранение лекарственных препаратов и пр. пр. Он, конечно, был за соблюдение всех инструкций и правил, но в состоянии здравого ума.

Аглаю Федоровну Чистякову, санитарку приемного покоя, боготворил и любил весь роддом. Есть люди с таким внутренним светом, что погреться возле него испытывают непреодолимое желание и праведники, и грешники.

- Читайте-читайте, Федоровна, - Сергей Филиппович махнул рукой. Сегодня, наверное, нам не " повезет".

В это время резкий порыв ветра ураганной силы ударил в окна приемного покоя. Входная дверь, закрытая на крючок, забилась в пазах, как попавший в капкан зверюга. Крючок не выдержал и дверь, распахнувшись, с оглушительным треском влетев в стену, выворачивая петли, рухнула за пределами крыльца. Люди, остолбенев, смотрели, как сияющий чистотой приемный покой стремительно погружается в грохочущую, грязную воронку хаоса. Первой опомнилась Чистякова. С быстротой, не свойственной ни комплекции ее, ни возрасту, она бросилась на крыльцо. На подоконнике приемного покоя, на стареньком допотопном будильнике часовая и минутная стрелки сошлись на цифре 12. Держась за медные перила, она наклонилась над каким-то свертком на крыльце.

- Ребенок! - ахнула Аглая Федоровна. - И как дверью-то не зашибло. Она пригляделась и в свете мелькнувшей молнии с ужасом узнала одеялко, в которое был запеленат малыш. - Ну не дура, ты подумай! Чего учудила-то, шалава... - и это были ее последние слова.

В ту же секунду в нее вонзилось ослепительное копье, тело ее конвульсивно задергалось. Она еще попыталась оторвать руку от медного поручня, но мозг взорвался яркой вспышкой и ее стало увлекать в черную бездну, на дне которой начал разгораться неземных красок свет.

- Света! - закричал Тихомиров, приходя в себя и бросаясь к Чистяковой. - Быстро валик из одеяла. Вера! Набирай кубик лобелина или цититона, что есть. - Он склонился над Федоровной. - Это что за черт! Девчата, здесь еще и ребенок... Света, помоги мне.

Вдвоем они затащили женщину и ребенка в приемный покой. Тихомиров бросил взгляд на Светлану и увидел, как она побледнела. Глаза ее стали принимать отсутствующее выражение.

- Светка, не вздумай! - рявкнул он. - Ну-ка, бегом к анастезиологам. Одна нога здесь, сама вся уже там. - И он вновь склонился над пострадавшими. - Вера, давай шприц. Вытягивай Аглае язык... - Врач медленно ввел ей в кончик языка содержимое шприца и, подложив под шею одеяло, стал энергично делать искусственное дыхание, в перерывах процедив сквозь зубы: Вера, золотко, не стой, как танк на постаменте, займись ребенком.

Через несколько минут весь дежурный персонал роддома горел лишь одним желанием - вывести из состояния клинической смерти бабушку Аглаю и ребенка...

Тихомиров зашел в кабинет, закрылся изнутри и, обессиленный, сел в кресло.

Реанимационная бригада приехала в роддом в считанные минуты. В принципе, Сергей знал, что надо делать и он на все сто был уверен в опыте, знаниях дежурной смены, но он также и знал, что реаниматологи сделают свою работу не только на сто, но и на сто десять процентов. Девочку-подкидыша удалось спасти, а вот бабу Аглаю... Тихая и спокойная, безучастная ко всему, она покоилась теперь на голой каталке, с головой укрытая застиранной простыней, со штампом морга приморской горбольницы ь1.

Сергей с трудом поднялся из кресла, достал из сейфа бутылку коньяка. Но, передумав, поставил обратно.

"Сейчас начнется, - зло подумал он. - Комиссии, проверки: что? как? почему? Соблюдалась ли техника безопасности? Почему перила медные? Почему девочка на крыльце лежала? Какие поставили перила, такие и были! Куда положили девочку, там и лежала! Дебилизм, ей-Богу..."

Он присел на краешек стола и стал набирать номер телефона. Машинально глянул на наручные часы. Обе стрелки непоколебимо стояли на цифре 12. "Чертовщина какая-то", - подумал он с раздражением.

В трубке раздался знакомый голос:

- Сазонов слушает.

- Славик, Тихомиров беспокоит.

- Забодали вы меня! Здорова ваша "крестница", здорова! Даст Бог, ты еще ее детей принимать будешь.

- Я хотел ее забрать.

- А куда ж ты денешься, - засмеялся Сазонов. - Конечно заберешь! Готовь, Филиппыч, цветы, торт и шампанское.

- Мне бы, Славик, сейчас не шампанского, а водки; граммов триста. Аглаю нашу жалко...

- Милый мой, - отозвался Вячеслав, - о такой смерти только мечтать можно.

- Можно, но не нужно.

- Ну, дорогой, нам с тобой не грозит ни "можно", ни "нужно". Мы с тобой от цирроза сдохнем, свихнувшимися параноиками, в какой-нибудь богодельне, куда нас заботливые родственнички определят.

- Славик, ты сегодня в ударе, - усмехнулся Сергей.

- Я, Сережа, всегда в ударе, когда людей теряю. И не потому, что меня за смертность горздравовские задницы искусству лечить учить будут. Чем дольше работаю, тем больше убеждаюсь: не те уходят, Сережа, не те. Дерьмом обрастаем. Мне с некоторых пор вопросик один покоя не дает. Хочешь знать, какой? Куда хорошие уходят? И почему меня до сих пор никто не позвал? Я какой?

- Славик, у меня бутылка коньяка есть, - предложил Тихомиров.

- Понял. Во сколько?

- Приезжай после работы. Моя Ирина у матери сегодня.

- Но ты, Серега, одной бутылкой все-равно не отделаешься. Папаша... хохотнул Сазонов и положил трубку.

Заведующий бросил взгляд на настенные часы - 15.17. Внезапно он вспомнил! Прошедшая ночь, ураган, бушующий за окнами ординаторской, и промелькнувшее то ли перед глазами, то ли мысленно, жуткое видение: средневековый город, толпа людей, судейские мантии, богатые наряды вельмож и серые одеяния простолюдинов. Костер, а в нем... Что же так поразило его в этом аутодафе? Лицо женщины в языках пламени! У нее было... лицо Аглаи!

1995 год. США. Калифорния, Лос-Анджелес.

Стэнли Уилсон боязливо отодвинул штору на окне и внимательно оглядел улицу перед домом. Все, как обычно. Если не считать небольшого фургончика, припаркованного у противоположной стороны тротуара. Появление его два дня назад встревожило Стэнли. Впервые за семь месяцев он, по-настоящему, испугался и попытался представить, что будет, если... Но стоило представить, как организм начинал бунтовать. Ладони делались липкими и влажными от пота, во рту пересыхало, появлялся горький привкус и, казалось, язык покрывается тонкой коркой наждака. Под коленями и в паху кожа превращалась в холодный панцырь, утыканный острыми иголками. В животе нарастала боль, скручивая внутренности в плотный, тяжелый, отвердевший комок. А сердце и легкие, проталкивая в парализованные сосуды кровь и кислород, бешено сокращались, дергаясь в оргиастической пляске.

Не заметив ничего подозрительного, успокоившись, Уилсон отошел от окна и в раздумье остановился посередине комнаты.

- Черт бы побрал эту смазливую девчонку! Но она виновата сама. Сама! Ей не надо было грубить мне и... злить меня! - сказал он вслух, в изнеможении опускаясь в кресло и закрывая глаза.

На вид ему было около тридцати пяти. Темно-каштановые волосы аккуратно пострижены и уложены. Добродушное лицо, с пухлыми губами, чуть широковатым носом и внимательными серо-голубыми глазами. Стэнли был выше среднего роста, без единого грамма жира. Но и развитая постоянными занятиями спортом мускулатура не бросалась в глаза, а представляла собой тот спокойный и умеренный фон, что придает молодым людям не только уверенность, но и изящество во внешнем облике. Его уважали коллеги, боготворили пациенты и он пользовался несомненным авторитетом в Ассоциации, как хорошо зарекомендовавший себя врач-гинеколог. В Ассоциации не скрывали, что возлагают на него кое-какие надежды. Единственное, что вызывало недоумение - нежелание Стэнли жениться, несмотря на то, что женихом он считался более чем завидным - приличный счет, богатая клиентура, собственный дом. Но женщин он сторонился, впрочем, не настолько, чтобы прослыть ярым женоненавистником или убежденным холостяком. Сейчас, сидя в кресле, Стэнли вновь мысленно вернулся в тот день, когда встретил Дину.

... Они сидели в баре "Жемчужная корона". Дина рассказала, что родом из Окснарда, расположенного между Санта-Барбарой и Лос-Анджелесом. Свою мать она не помнила. Та умерла, когда ей было два года. Отец имел небольшую кондитерскую, слыл добропорядочным и дочь воспитывал в строгости, но не без любви и ласки. Все изменилось в тот день, когда Дине исполнилось пятнадцать. Отец привел в дом мачеху. Элен Гардинг была вдовой - доброй, тихой и аккуратной женщиной. Лично против нее Дина не имела ничего, но внимание и любовь отца она ни с кем не желала делить и меньше всего - с новой матерью. В доме начались бесконечные скандалы, продолжавшиеся в течение трех лет. Жизнь отца и мачехи Дина превратила в ад. В конце концов, ей самой это надоело и она сбежала из дома с заезжей музыкальной группой, приехав в восемнадцать лет покорять Лос-Анджелес.

Стэнли сочувственно слушал ее исповедь. Но вряд ли кто мог догадаться, что за внешним, слегка сентиментальным, взглядом скрывается натура, обуреваемая сильными страстями.

По мнению Уилсона, Дина была прекрасна. Но сколь была она прекрасна, столь же и порочна. И ей не выбраться самой из этого замкнутого круга. Он, Стэнли Уилсон, поможет ей, спасет ее, разорвет порочный круг, освободив ее душу, сделав чистой и желанной Господу. Он оглянулся. На них никто не обращал внимания. Их столик располагался в глубине зала, скрытый полутьмой. Это давало возможность, не привлекая внимания, рассматривать посетителей, что Уилсон и делал, стараясь, в то же время, не терять нить разговора с Диной.

Все эти мужчины и женщины - жующие, пьющие, шепчущиеся, похотливо подмигивающие и улыбающиеся друг другу, с бесстыдством в речах и лживыми глазами, были для Стэнли порождением распутства и порока. Они превратили эту землю в вертеп, где совокупляясь, порождают новых и новых демонов тьмы.

Он взглянул на Дину. "Нет, ее я им не отдам. Ей уготовлен иной путь. Ее красота никогда не будет осквернена повторением в новом, рожденном ею, демоне, который, в свою очередь, привлечет других мужчин или женщин. Он, Стэнли Уилсон, прервет связующую нить бесконечных воспроизведений. Дина станет его седьмой жрицей в Храме красоты. Она окажется недосягаема для чужих, грязных, алчущих рук и горячих, жаждущих губ."

Уилсон открыл глаза. Затуманенным, бессмысленным взором обвел комнату. И вновь вспомнил о фургоне. Им овладел страх. Его невидимые щупальца, переплетаясь и извиваясь, медленно, но неотвратимо подползали к креслу. Он инстинктивно сжался, подтягивая ноги к туловищу. Внезапно в голову пришла странная мысль и он удивился, как не додумался до этого раньше. Теперь он знал, как избавиться от страха и полностью отдаться во власть воспоминаний.

"Ведь это так просто! - подумал с облегчением. - А фургон... знак свыше. Я выполнил свою миссию и теперь буду жить, как все. Так, как от меня требуют и ждут. Я должен затаиться и молчать. Ничто не должно нарушить моей главной, священной тайны. Все эти люди просто не в состоянии понять мою миссию, мой, искупающий их грехи, путь. Молчание... А все, что может пролить на него свет, должно исчезнуть - из моей жизни, моего дома, этого города и страны."

Уилсон спустился в гараж, открыл кладовку-тайник и вытащил объемную кожаную сумку. Из нее достал почти новые вещи: джинсы, рубашку, темно-серый шерстяной свитер с оригинальной аппликацией черного кондора слева. Из пакета - чисто вымытые коричневые туфли на толстой, рифленной подошве, пакет поменьше, в котором лежали парик, грим и очки в тонкой оправе. Стэнли взял свитер и джинсы, поднес их к лицу, вдыхая запах. Сердце запрыгало, как теннисный мячик на корте. Улыбаясь, он блаженно зажмурился и... тишину гаража разорвал в клочья визгливый женский крик.

- Не подходи ко мне, ублюдок! - в глазах Дины искрами метались отчаянная решимость и злость.

Но где-то в глубине Стэнли заметил едва приметные всполохи животного страха. Он доверчиво улыбнулся ей. Голос его прозвучал ласково, убаюкивающе и завораживающе:

- Дина, зачем ты сопротивляешься? Я дам тебе бессмертие. Не бойся, это нисколько не больно, - он кивнул на огромный нож, зажатый в руке. - Я ведь профессионал и знаю, куда надо ударить. Дина, я - врач.

- Ты - не врач! - ее крик перешел в безумный, хриплый вой. - Ты взбесившийся, сумасшедший импотент! - она нервно сглотнула слюну, напряженно следя за каждым его движением.

- Дина, - он придвинулся к ней еще на два шага, - ты ведь не хочешь иметь детей, не так ли? - его лицо исказила брезгливая, презрительная гримаса. - Они вырастут такими же красивыми, но более - порочными. Дина, я помогу тебе искупить все твои грехи и при этом навсегда остаться красивой.

Она ответила ему потоком отборной брани.

- Ты не должна оскорблять меня, - обиделся он и неожиданно, потеряв контроль над собой, взрываясь изнутри рвущейся волной предчувствия крови, закричал:

- Ты не должна говорить мне этого, похотливая, грязная шлюха!

Уилсон кинулся к ней, намереваясь ударить в низ живота. Но за секунду до удара, Дина, стоявшая на кровати и прижимавшаяся спиной к стене, кинулась на него, как кошка, пытаясь вонзить ногти в его глаза. Стэнли дернул головой, отклоняясь, но она уже повисла на нем, увлекая на пол. Ударившись затылком, последнее, что он почувствовал - мягкая, поддатливая плоть, рассекаемая ножом, крепко зажатым в его руке...

Стэнли, тяжело дыша, нехотя отвел руки с одеждой от лица. Он был пьян пережитыми воспоминанием. Однако, к сладостному, будоражащему чувству примешивались горечь и разочарование.

Когда Уилсон пришел в себя, Дины нигде не было. Кровавый след обрывался на ступеньках, ведущих во двор. Он долго искал свою седьмую жрицу вокруг заброшенной сторожки в горах, которую открыл для себя год назад, превратив в Храм красоты. Именно здесь он держал колбы с заспиртованными матками шести предыдущих его жриц, которых он принес в жертву. Эти шесть женщин навсегда остались ослепительно красивыми и молодыми. Он подарил им вечную молодость и красоту. К их мертвым телам впоследствии прикасались руки многих мужчин - полицейских, детективов, экспертов, но никто из них уже не смог совокупиться с их красотой и зачать новых демонов тьмы. У них не было матки. Стэнли Уилсон разорвал порочный круг грехопадения. Однако магическое число "семь" не давало ему покоя. Дина должна была стать седьмой его жрицей. Он должен ее найти!

Поспешно уезжая, Стэнли, со слезами на глазах, сжег свой Храм красоты. О Дине он услышал уже через несколько часов из экстренного выпуска новостей. И теперь не проходило ни дня, чтобы о ней не говорили. Эти остолопы-полицейские называли ее очередной жертвой серийного убийцы. Ее подобрала проезжавшая машина. О пострадавшей ничего неизвестно, так как с момента обнаружения и до настоящего времени она находится без сознания вследствие ножевого ранения и большой кровопотери. В тот же день в пожарную часть поступил сигнал о горящем заброшенном строении в лесистой части гор близ города . Полиция пока отказывается от комментариев по поводу взаимосвязи этих двух происшествий.

Стэнли усмехнулся, вспоминая события тех дней. Они ничего не найдут и не узнают. Им просто это не дано. Он с сожалением посмотрел на вынутые вещи. Они были с ним все эти семь месяцев. Делили восторг и экстаз, чувствовали смятение и ужас жриц в их последнюю минуту. Они впитали запах возмездия, крови и искупления. В этих вещах застыли мольба и крики, смирение и агония. Они видели то, что видел он. Они делали это вместе с ним. Они чувствовали так, как чувствовал он. Они помнят все, что он помнит. Они - часть его и часть его миссии.

Глядя на вещи, Уилсон понимал,что должен расстаться с ними, но ему было бесконечно жаль, как-будто кто-то злой и безжалостный вырвал из него часть плоти. У него защипало в глазах. И в память вещей упал прозрачный, чистый оттиск слез сентиментального Стэнли Уилсона.

Он вышел с пакетом из дома и перешел улицу. Навстречу ему, на роликовых коньках, катились соседские дети - восьмилетняя Мадлен и десятилетний Фрэнк.

- Добрый день, мистер Уилсон, - закричали они, улыбаясь.

Стэнли остановился с ними поболтать.

- Вы тоже решили помочь русским? - спросил Фрэнк.

- Да, вот собрал кое-что, - Уилсон кивнул на пакет.

- А мы с Мадди еще и игрушки положили. Отец сказал, что русским сейчас тяжело. Их детям нечего носить, они голодают, у них нет игрушек.

- Ваш отец прав, - поддержал разговор Стэнли. - Люди должны помогать друг другу. Америка - великая и богатая страна и ее долг помогать бедным и слабым. На этой оптимистической ноте он тепло попрощался с "подрастающими демонами" и передал пакет гуманитарной помощи для "бедных и слабых русских" стоящим у фургончика молодым представителям христианской общины...

Спустя девять дней, самолет с грузом гуманитарной помощи покинул пределы Соединенных Штатов Америки.

Спустя сорок дней, Стэнли Уилсон был застрелен агентами ФБР, оказав отчаянное сопротивление при задержании.

Часть первая. Формула преступления.

Гладков лежал на кровати, отвернувшись лицом к стене. Он проснулся часа в три ночи и до рассвета уже не смог заснуть. Темное пятно ковра постепенно набухало цветами и оттенками, превращаясь в красочный, замысловатый узор. Вглядевшись, в хитросплетениях орнамента Гладков угадал собачий профиль: стоящие торчком уши, черная крапинка глаза, открытая пасть и свисающий из нее длинный язык. Собак он любил и сколько себя помнил, всегда мечтал, чтобы родители разрешили ему завести щенка. Он много раз представлял, как принесет малыша домой, старательно выберет для него место, оборудует его, какими будут миска и игрушки, как он, Валерка, будет гулять с ним, дрессировать его и какими неразлучными друзьями они станут с Амуром. Это имя родилось вместе с мечтой. Ему не нужны были, как всем мальчишкам, железная дорога, футбольный мяч, велосипед, скэйт, а позднее - магнитофон или аудиоплейер. Ему нужен был только Амур.

Родители воспитывали Валерку в строгости. Слова "нежелательно", "безнравственно" - являлись в его детских и подростковых воспоминаниях доминирующими. Отец, начальник цеха на крупнейшем судостроительном заводе и мать, учительница русского языка и литературы, относились к той категории родителей, которые твердо знают, что именно надо их чадам. Чадам необходимо было "хорошо закончить среднюю школу", "хорошо сдать экзамены в вуз", "хорошо его закончить" и т.д. и т.п. Критерий "хорошо" позволял сделать жизнь стабильной и относительно комфортной, то есть по утвердившемуся в то время в обществе мнению, быть в "золотой серединке": не взлетать слишком высоко, но и не путаться под ногами. Собака почему-то в эту тщательно выверенную схему не вписывалась. Тем более такая, каких любил Валерка. А любил он собак больших.

После распада Союза и последовавшего за ним бардака на заводе, а попросту говоря - разграбления уникального оборудования и превращения его в металлолом, с Гладковым-старшим случился обширный инфаркт.

Черный, отливающий синеватой сталью, элегантный костюм, пошитый к выпускному вечеру у самого Соломона Исааковича Фельдмана, лучшего портного в Приморске, Валерка надел на похороны отца. Все, что он запомнил о тех днях - осунувшееся лицо матери, без кровинки и слезинки, сильно и как-то враз постаревшее, с плотно сжатыми губами и лихорадочно блестевшими глазами. И... одуряющий запах июньских роз.

С необъяснимым чувством воспринимал он толпу людей, пришедших проститься с отцом, почему-то полностью абстрагировавшись от того вопиющего факта, что это был его отец. Валерка ловил сочувственные взгляды, слышал обрывки фраз и почти физически, сквозь плотную ткань одежды, ощущал со стороны толпы всепоглощающее любопытство. Оно достигло пика, когда неподалеку от подъезда остановилась машина директора. Люди неосознанно колыхнулись прочь от покойника в сторону маленького, невзрачного, лысого человечка, уверенно шагавшего по тротуару с печатью властной скорби на лице. Именно таким запомнилось Валерке выражение его лица - "властная скорбь". Сравнивая мать и директора, он понял разницу между скробью "властной" и "людской". В первой есть нечто дьявольски хитрое и затаенное, тщательно маскируемое. В ней нет безмолвного, рвущего в клочья душу, крика, неизбывно тоскливого и печального, зато в избытке присутствует холодный, тщательно выверенный в мимике и жестах, контроль и расчет.

Уже на кладбище, слушая коллег отца, говоривших о том, "какой замечательный человек безвременно ушел", ему показалось, что все эти люди с беззастенчивым равнодушием лгали, прямо здесь - у обитого алым, дорогим бархатом гроба, могилы, среди траурных венков, чужих надгробий и цветов. Из уст живых людей вдогонку уходящему навсегда человеку летели разбухшие от лжи тяжелые комья мертвых слов. Они шлепались в вязкий, сладкий запах мертвых роз, расплавленных в огромном котле адского пекла июня.

В кафе, где проводились поминки по отцу, Валерке стало плохо: закружилась голова, к горлу подкатила тошнота, рубашка под пиджаком пропиталась теплой, потной влагой. Пока он шел к выходу, обострившийся слух вбирал в себя обрывки фраз.

- ... Да-а, не поскупился завод, такие похороны отгрохал...

- Потому и отгрохал, чтобы замять свои делишки... Завод растаскивают уже в открытую. Говорят, Гладков-то этот поперек директору пошел. И вот, пожалуйста, уже, как говорится, отпели...

- ... Водка - чисто слеза! И вообще - дорогой стол... Милочка, подайте мне, пожалуйста, балычка. Сто лет не ела...

- ... В магазинах - шаром покати, а начальство, это ведь надо, и после смерти жирует. Смотри, смотри, парень их идет...

- ... Я те га-ва-рю: крутой был му-жжик Гладков, но... спрв-вед-ли-вый...

- ...Вон, видишь, с Рудаковым - главным инженером, слева сидит. Она и есть Ирка Долгорукова, теперешняя любовница директорская. Говорят, он ей квартиру трехкомнатную выбил. Вот сучка! А приглядеться - ни кожи, ни рожи. Видать, тем местом только и взяла...

Выйдя из кафе, Валерка повернул за угол, вошел в приоткрытые ворота и оказался на заднем дворе. Он встал в тени раскидистого ореха и, закрыв глаза, несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул. Медленно открыл глаза. Возле двери черного входа стояла толстая бабенка в коротком, бело-замусоленном халате, с накрахмаленным марлевым коконом на голове и настойчиво совала в руки худенькому подростку лет тринадцати две увесистые торбы. Третья сумка стояла на крыльце.

- Ну я не донесу-у-у, ма-а-ам, - пробуя на вес сумки, канючил пацан.

- Жрать, так вы с отцом горазды! - рявкнула женщина. - А таскать я, что ли, всю жизнь буду? У, дармоеды, на, неси!

Валерка подошел ближе. Парнишка косо зыркнул на него и засеменил прочь, сгибаясь под тяжестью неподъемных, по-видимому, торб.

- Тебе чего надо, парень? - спросила женщина, на всякий случай задвигая ногой третью сумку в подсобку.

Валерка ощутил исходящий от нее запах водки.

- Ты к кому или ... от кого пришел? А? - глянула она настороженно и выжидающе, нервным жестом затолкав под кокон выбившуюся прядь сальных, крашенных волос.

- Я? - Валерка почувствовал, как накопившиеся эмоции готовы вывернуть его наизнанку. На лице Гладкова-младшего появилась улыбка, скорее, похожая на оскал: - Я - от Дмитрия Николаевича.

Толстуха удивленно уставилась на него, затем нахмурилась, оглядывая подозрительно.

- Вера! - зычно крикнула в глубину подсобки, не спуская с Валерки сверлящего взгляда маленьких, заплывших глаз. - Ну-ка, выдь-ка на минутку...

Через мгновение появилась раскрасневшаяся Вера, по габаритам приближающаяся к Большой Берте. Дыша отнюдь не "духами и туманами", а принеся с собой стойкий аромат общепитовской кухни и спиртного, громко чихнула, утерлась краем несвежего, захватанного фартука и хрипло осведомилась:

- Че такое?

Первая кивнула на Валерку:

- Говорит, мол, от Дмитрия Николаевича.

- От какого еще Дмитрия Николаевича?! - нахмурившись, грубо бросила Вера.

Лицо Валерки непроизвольно свела судорога, отчего улыбка, и без того далекая от лучезарности, сделалась и вовсе жутко-шальной. Стараясь подавить отвращение, он, тем не менее, с убийственной вежливостью произнес:

- От Дмитрия Николаевича Гладкова. Его час назад похоронили. Я - его сын.

Обе женщины враз испуганно охнули, в их глазах заметались панический страх и растерянность. Валерка, не обращая на них внимания, вытащил из подсобки сумку и, схватив за днище, одним махом вытряхнул ее содержимое. По крыльцу, как разноцветное монпасье, покатились зеленые огурцы, красные помидоры, нарезанные кружочками желтые лимоны, оранжевая осетрина, коричневый сервилат. Толстухи в молчаливом столбняке созерцали эту летнюю палитру. Валерка поднял на них глаза и сказал всего одну фразу:

- Вы - не крысы и даже не мародеры. Вы - упыри! - и, развернувшись, пошел прочь.

Гладковы, еще и при живом отце, слыли среди знакомых семьей, не умевшей крутиться и не понимавшей, какие плюсы можно извлечь из должности начальника цеха крупнейшего в Союзе судостроительного завода. После смерти Гладкова-старшего Валеркин с матерью быт исподволь, незаметно, стала прощупывать нищета. Она действовала, как умный, осторожный хищник, обкладывая свою жертву со всех сторон, подавляя ее силой и властью неотвратимого, не оставляя ни единого шанса на спасение. После школы он год работал на одном из приморских предприятий. О "хорошем" институте пришлось забыть. Отслужив армию, Валерка вернулся повзрослевшим, возмужавшим, но молчаливым и замкнутым. Он устроился водителем в приморский автопарк и с фанатичным остервенением отдался работе. Работа, работа и еще раз работа, ничего, кроме работы. Он карабкался из последних сил, лишь бы не рухнуть в страшную пропасть нищеты. Так продолжалось до тех пор, пока от знакомого врача он не узнал, что матери срочно нужна операция. Денег на операцию в семье не было. Лишних денег и тем более таких, о которых заикнулся знакомый. Когда он понял, что взять их негде, а без операции мать погибнет, он с ужасом осознал, что ему предстоит пережить вторые похороны. И если первые - отца, надорвали душу пышностью и помпезностью, ничего общего не имевшими с истинной скорбью, то вторые - матери, способны были вытоптать ее окончательно, но уже своей неприглядной и унизительной нищетой.

Древний, священный ритуал предков с годами постепенно превратился в отвратительное, двуличное шоу. С одной стороны, тризна - валютная проститутка, с другой - нищая старуха.

Первую сделали кощунственно привлекательной и красивой: полированные гробы, позолоченные аксессуары, сверкающие лимузины, престижные места, мраморные надгробия и диковинные цветы. Но за ними - все теже, купленные, как любовь продажной девки, речи; завистливые души; суетное желание живых "не ударить в грязь лицом", "не быть хуже других" и, увы, неосуществленное, как правило, желание мертвых - отдать все долги земной юдоли.

Вторая, напротив, безобразна и убога: собранные по соседям копеечки и рублики; пропахшая нафталином немодная (куда там до новизны!) одежда; наспех сваренные "дядями" (ванями, петями, колями) пирамидки и оградки (за энное количество литро-рублей); два - три веночка, бутерброд и самогон - за помин души и это неприменное авточудовище - дребезжащий, уродливый катафалк с черной полосой, которая невольно ассоциируется с красным крестом на стенках душегубок. Именно тризна-нищая старуха должна была встать в изголовьи гроба матери.

Тайком Валерка снял копии со всех ее документов, грамот, благодарностей, почетных званий и пошел в горисполком просить материальную помощь. В помощи ему отказали, сославшись на пустой бюджет. Реконструкция главной улицы Приморска и предстоящий День Города, по мнению властей, события, несоизмеримые по значимости с историей болезни Анны Андреевны Гладковой, заслуженного учителя, отличника народного образования с тридцатилетним стажем. Он отчетливо помнил день, когда пришел записываться на прием к мэру...

На дворе стояла весна. Апрельское солнце ласково вылизывало мокрый после дождя город. Теплый, влажный воздух поднимался от земли. Смешиваясь с ароматами первотравья и первоцветов, пьянил, кружил голову, растекался по лицам прохожих, смывая с них озабоченность, напряжение и хмурые взгляды. Весна, долгожданная, выстраданная за зиму в стылых, нетопленных квартирах, согревала людские души и плоть, окуная в живительный бальзам света, красок и тепла, размягчая и отдирая с людей жесткие, затвердевшие струпья невзгод, болезней и разочарований.

Гладков прошел в сверкающие, стеклянные двери четырехэтажного здания горисполкома и оказался в огромном, отделанном мрамором и деревом, вестибюле. В нем царили полумрак, прохлада и пустота, среди которых особенно одиноко и беззащитно смотрелся щуплый, небольшого роста, молоденький охранник в камуфляжной форме.

Когда Валерка поднимался на второй этаж по широкой мраморной лестнице, ему в голову пришла мысль, что он не поднимается вверх, а его, наоборот влечет вниз. Всего мгновение назад перед глазами цвел буйный праздник золотого света, искрящийся и радостный. И вот, словно не двери сомкнулись за спиной, а предательски тихо и коварно сжались невидимые челюсти, враз заглотнув и протолкнув его в великолепную, сверкающую, но холодную и безучастную к нему, утробу. Пришли на память строки Рождественского:

"... Здесь похоронены сны и молитвы,

Слезы и доблесть. "Прощай и ура!"

Сколько же, действительно, всего похоронено в подобных этому "Белых домах" - непробиваемых, несгораемых сейфах власти? Сколько надежд оставлено в приемных и кабинетах Самих, их многочисленных замов, завов, секретарей, референтов и пр. пр.? Тому, кто прошел через этот унизительный конвейер, кто пережил самую изощренную пытку власти - пытку присутственным местом, уже нечего терять и ничего не страшно. Такой человек становится неограниченно свободен в поступках, ибо душа его выжженна и мертва. В ней не осталось надежды.

Гладков прошел в кабинет с табличкой на двери:

"Общественная приемная. Бурова Анна Григорьевна"

За столом сидела элегантно одетая женщина, лет сорока пяти. Красивая, модная стрижка, умело наложенный макияж, очки в дорогой тонкой оправе. Во взгляде маленьких, глубоко посаженных глаз - нетерпение и властная жесткость.

- Здравствуйте, - Гладков улыбнулся.

- Проходите, присаживайтесь,- не отреагировав на улыбку, обронила Бурова. Тон, каким это было сказано, заставил Валеру невольно съежиться. Подобным тоном можно предлагать только электрический стул. - Давайте кратко, по существу и быстро, - она взглянула на него с ленивым и спокойным равнодушием, словно посетитель сидел уже, по меньшей мере, часов пять и успел смертельно ей надоесть.

Гладков с готовностью протянул папку с документами и заявлением на материальную помощь. Она быстро все пролистала и, не поднимая головы, едва разлепив губы, бесстрастно проговорила:

- Ваша мама работает в системе гороно. Вам надо обратиться туда.

- Я уже был у них, отказали. - Валера слегка привстал: - Там есть бумага, посмотрите, пожалуйста, хорошенько.

- Да, вижу. Но записать вас на прием к мэру не могу. Вам, наверняка, откажут. - Бурова поджала губы и глянула на посетителя в упор. В ее глазах отчетливо читался вызов...

С годами весь сложный механизм унижения человека был разработан до мельчайших подробностей и доведен до автоматизма. Эта стадия называлась провокация. Отказав посетителю в первую минуту, чиновник плавно уходил в защиту, но не в глухую, а - агрессивную.

Гладков молчал.

- Вам понятно? - голос чуть выше, на пол-тона.

- Нет, - спокойно ответил Валера.

- Что вам не понятно? Вы, что, газет не читаете, телевизор не смотрите? Не знаете, какое положение в городе, в государстве, наконец?! От агрессивной защиты она уверенно перешла к следующей стадии - нападению, когда чиновник вынуждает просителя оправдываться и мысленно соизмерять разницу между личными проблемами и городскими, государственными. Мол, почувствуйте разницу, смерды!

Гладков глянул на нее остро, неприязненно, но голос его прозвучал спокойно и, что удивительно, доброжелательно. Настолько, насколько доброжелательной может быть самая ядовитая ирония:

- Для вас, уважаемая Анна Григорьевна, конечно, было бы гораздо проще, если бы я читал только ваши газеты и смотрел только ваши телевизионные передачи. Я бы, естественно, проникся - и тяжелым положением в городе, и катастрофическим - в государстве. Но к сожалению для вас, я много чего еще читаю, вижу и чем способен, действительно, проникнуться. "Государство лжет на всех языках добра и зла: и в речах своих оно лживо, и все, что имеет оно, - украдено им." Не приходилось встречаться с подобной точкой зрения? Ницше. И на прием вы меня запишите, - твердо произнес Валера. Обязательно. А уж протянет руку дающий или отдернет - не вам решать. - И, ухмыльнувшись, добавил с издевкой: - Не вашим местом.

Он удовлетворенно и расслабленно откинулся на спинку стула, наблюдая, как сидящий напротив "наполеончик провинциального розлива", до краев, по самую пробку, наполняется желчью и гневом.

- Да что вы здесь себе позволяете, товарищ Гладков! Да вы представляете...

- Я не товарищ, а господин! - повысив голос, перебил ее Валера. Глаза его вдруг обдали Бурову крутым кипятком ненависти. Он встал и навис над столом: - А ты, полинявшая из "красного" в "белый" крыса, потому только и сидишь здесь, что мы сюда приходим. Но ведь мы можем однажды и не с бумажками в руках придти. Где ты тогда будешь? Отец мой от ваших политических игрищ уже загнулся, теперь мать умирает. Ты человек или робот? Ты знаешь, что такое, когда умирает мать?!

На прием к мэру его записали, но в помощи отказали, при этом еще и попеняв, что, дескать, нельзя себя вести, по-хамски, в таком учреждении. Однако мэр пообещал договориться с главным врачом больницы, чтобы мать прооперировали бесплатно.

- Я возьму вашу просьбу под личный контроль, - заверил он Гладкова. Но вам, молодой человек, тоже придется поднапрячься и найти средства для дальнейшего лечения вашей мамы. - Он помолчал. - Вы должны понимать, что город в настоящий момент не может обеспечить всех материальной помощью. Реконструкция главной улицы, предстоящие торжества по случаю освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, День Победы, День Города, - эти праздники тоже необходимы жителям. Всем жителям ... и вашей маме. Люди устали от серости и будней. Хоть изредка, но нам всем нужнен праздник в душе. К тому же эти мероприятия воспитывают любовь к городу, способствуют его престижу, привлечению к нам внимания, а значит - и допольнительных средств, инвестиций. И еще... Вы, надеюсь, знаете, сколько в нашем городе героического прошлого проживает ветеранов войны, инвалидов. Им-то мы в первую очередь и оказываем всяческую помощь и поддержку...

"Реконструкция главной улицы... - Валера усмехнулся про себя. - Кто ж по ней гулять будет? Тот, кто в этом "городе героического прошлого" в живых останется? Так их всех потом на одной скамейке разместить можно будет. Или эти загадочные ветераны... Весь год даром никому не нужны: вымирают одинокие и больные, брошенные и родственниками, и государством. Раз в году о них вспомнят на День Победы, подкинут к пенсии червонец, крупы гречневой, банку килек да цветами завалят, как покойников. Но стоит кому-то робко попросить что-то у государства, незамедлительно следует ответ: "В первую очередь инвалидам и ветеранам войны". Чертовщина какая-то: раньше всем хватало - и простым смертным, и заслуженным, еще и на страны Варшавского Договора оставалось. Теперь бюджет пустой. Да и сами ветераны..."

Гладков обратил внимание на парадоксальную вещь: чем дальше от войны, тем больше ветеранов. Причем многие, настойчиво требующие себе привилегий, по возрасту подходят даже не к сынам полка, а - к младенцам. А сколько у нас воинов-интернационалистов с корочками? Если всех собрать в кучу, то окажется, что в Афгане не Ограниченный контингент, а Квантунская армия стояла. Каких только удостоверений ни повидал Валера, работая водителем автобуса. И, пожалуй, не сильно бы удивился,если бы однажды встретил ветерана Куликовской битвы. А все от нищеты вековой, дурости дремучей, натуры холопской...

Раскидаем, бывало, агрессоров всех мастей, пробежимся по Европе просвещенной раз-два в столетие, по верхушкам свобод нахватаемся, себя покажем - без этого ни-ни... Как там у Филатова? Чтобы помнили! И опять домой, в берлогу: душу свою загадочную пестовать и гуманитаркой давиться. От тех, кому еще вчера по башке надавали. Чужаков терпеть нам любовь к Отчизне не велит. А тушенку жрать из коров, которых они от нас эшелонами пятьдесят лет назад вывозили? Прям по Михаилу Юрьевичу получается: "Люблю Отчизну я, но странною любовью..." И все грыземся, грыземся между собой, как стая собак голодных. Привыкли веками друг друга изводить, так "натренировались", что любого агрессора схарчить для нас, как два пальца облизать. Так мало этого, взяли моду: чуть в мире где напряженка, мы тут как тут - за дело этого самого мира, с АКМ-47 наперевес. Людей у нас - не меряно, как нефти или газа. Это в Лихтенштейне задрипанном народу мало, вот он без армии и без войны уже лет сто пятьдесят от скуки гниет. А мы? А мы завсегда...Вот и выходит, что для того, чтобы в тридцать себе зубы вставить, надо прежде их в двадцать в какой-нибудь "горячей точке" оставить.

Гладков вспомнил "голливудскую челюсть" Буровой. Да и у мэра тоже, вон как зубки переливаются, "аквафрешем" отполированные. Оно и понятно, этим зубы крепкие нужны, они ими не кашу манную перетиратирают - друг друга и нас, убогих...

После аудиенции у мэра Валера вернулся домой раздосадованным, но приободренным. Хоть что-то выходил. Через два дня мать положили в больницу. А еще через пять - она умерла. От послеоперационных осложнений. Именно тогда Валера и осознал народную мудрость: "Даром лечиться - даром лечиться." Он настолько оказался растерян и подавлен происшедшим, что если бы не коллеги матери, сослуживцы по автопарку, не смог бы ничего сделать.

Проводить Анну Андреевну Гладкову пришли учителя, бывшие и нынешние ученики. В полном составе, вместе с родителями, явился весь ее, теперь уже осиротевший, выпускной класс. Валера даже представить себе не мог, как любили его мать в школе. Он с детства рос примерным сыном. Проблему "отцов и детей" их семья легко и без особого надрыва благополучно решила. Наверное потому, что главными в семье были доверие и уважение. Гладков был приучен к аккуратности, самостоятельному ведению домашнего хозяйства, мог приготовить обед, постирать белье, убрать в квартире. Позже, уже работая, он неизменно приносил домой всю зарплату, хотя и не слыл среди водителей, друзей и своих пассий скопидомом. Он, конечно же, любил мать. Но именно в день похорон, видя истинное людское горе, по-настоящему, осознал, что с этого момента навсегда, до конца собственных дней лишился в жизни главного - матери. Отныне он будет жить без нее. Без нее ложиться и вставать, смотреть телевизор, читать книги, гонять чаи, вспоминая о работе, друзьях и девчонках. Под вешалкой будут стоять ее тапочки, на трюмо - лежать расческа, на стене - висеть фотография, в кухне - сверкать позолотой ее любимая чашка. Останутся вещи и все то, что ее окружало. Но это будет уже без мамы.

Он вспомнил, как в последнее время часто ловил на себе ее неразгаданные взгляды. И только стоя у гроба, глядя в ее спокойное, неподвижное лицо, навсегда закрытые глаза, разгладившиеся морщинки, понял, что, оставшись без мужа, ближе к старости, она робко пыталась опереться на него, как на сильного, любимого мужчину, который был для нее живым воспоминанием о другом - некогда беззаветно любимом, но, увы, навсегда и безвозвратно ушедшем. Она робко пыталась найти возможность больше сблизиться с ним, на уровне душевного тепла и света. Ему вспомнилось, как на похоронах он рассеянно смотрел на маминых подружек - пожилых, располневших учителей, в старомодных, еще советской выделки, пальто и сапогах, ангоровых вытертых беретиках и норках, чьи зверьки, наверное, были свидетелями падения Тунгусского метеорита. Они стояли в общей массе людей, но чем-то отчетливо в ней выделяясь. В их глазах, за прозрачными озерами скорби, проступало тоже, как у матери, робкое, несмелое желание прикоснуться, обогреться, снять уродливый, холодный, звуконепроницаемый кокон одиночества, которое сродни стылым сумеркам глубокой осени.

"Мама... Мамочка... Прости меня!.. Как же тебе хотелось почувствовать на своей руке мою горячую ладонь. Не прилежность нужна тебе была, ни чисто вымытая посуда и выстиранные мной носки, рубашки, носовые платки. Тебе нужны были улыбка, лишние пять-десять минут, но отданные только тебе. И тогда, в больнице, после операции, лежа на застиранных, в пятнах крови и лекарств простынях, держа мою руку, ты все просила: "Посиди. Побудь еще со мной..." А я бежал в аптеку, доставал деньги, искал шприцы и капельницы. Господи, зачем?!! Я торопился делать для нее. А надо было торопиться к ней..."

Валера повернулся на кровати и от яркого света зажмурил глаза. До слуха, сквозь открытую форточку, донеслись звуки фортопиано. Пятиэтажка, в которой на втором этаже находилась квартира Гладковых, вплотную примыкала к частному сектору. Он знал, что в одном их ближайших домов живет необычной внешности девушка. Валера не раз наблюдал с балкона, как она приходила в расположенный на первом этаже их пятиэтажки магазин в сопровождении огромного черного пса. Недавно он услышал разговор подъездных кумушек: они живо обсуждали ее игру на пианино. Он удивился и не поверил. Девушка поселилась в этом районе восемь лет назад. Ходили слухи, что она обладает сильными экстрасенсорными способностями. Ее родители были врачи, а сама она - слепой. Разве могла слепая так играть? Гладков разбирался в музыке на уровне человека, выросшего в интеллигентной семье. Порой, музыка, проникавшая в его квартиру, настолько увлекала и подчиняла себе, что он с трудом подавлял в себе желание пойти и познакомиться с человеком, исполнявшим ее. И вот оказывается, что это играла слепая музыкантша. Этой девушке Валера и так страшно завидовал - у нее была собака, причем такая, о какой втайне он все время мечтал.

С момента смерти мамы прошло чуть больше полгода. Боль утраты нехотя, но постепенно отступала. Однако, случалось, ему на глаза попадались ее вещи. Он вздрагивал и замирал, сжав зубы и пытаясь погасить всплеск скорбных и печальных эмоций. Острая, как стилет, тоска начинала по живому кромсать душу. В такие минуты ему хотелось бежать прочь из дома. Но не к людям, а куда-нибудь в лес, в горы, к морю. Туда, где первозданный мир природы готов был бережно принять на покаяние и успокоение израненную людскую душу, чтобы омыть и исцелить ее своим покоем и тишиной, утолить жажаду чувств и страстей мудростью и красотой. Но вокруг были здания, люди, машины, нужные и ненужные вещи. Вокруг был равнодушный, безликий, перевитый пулеметными лентами проблем город, от которого нельзя было уйти, но в котором было так одиноко.

- Все, баста! - вслух проговорил Гладков, переодеваясь.

Еще умываясь и завтракая, он решил круто изменить жизнь и теперь, готовясь к предстоящему, загорался все большей решимостью.

Валера вышел на балкон, жадно вдохнул свежий, утренний, августовский воздух, пока не разбавленный потоками раскаленного южного зноя. Вернувшись в квартиру, открыл шкаф, выбирая одежду. На глаза попался старый свитер, с кожаными латками на локтях. Вчера за два месяца выдали зарплату. Он почти Крез из Лидии! Но новый свитер может подождать. Сегодня он не будет думать о тряпках. Ему предстоит выкупить самого себя из рабства одиночества. И с этой уверенностью он в приподнятом настроении покинул квартиру.

Вначале Гладков поехал на базар, хотя скопления большого числа людей действовали на него удручающе. После смены на раздолбанном "Икарусе", которые в парке иначе, как "скотовозы" и не именовали, большого желания посещать многолюдные места у него не возникало. Но на базар его влекла необходимость. Ему предстояло идти в гости в незнакомый дом. И заявиться туда с пустыми руками было для него выше сил и ниже собственного достоинства, ни говоря уже о просто хорошем тоне и воспитанности. Что подарить слепой? Вот этого Валера совершенно не знал. На каком-то интуитивном уровне он сразу отказался от цветов и кондитерских изделеий. Гладков медленно шел между рядами с товарами, сосредоточенно и внимательно их обозревая. До него не сразу дошло, как в окружающем пространстве что-то неуловимо изменилось. Только через несколько мгновений он понял: базар настороженно затих. Валера поднял голову и в упор встретился взглядом с ... Буровой.

Главарь администрации, то бишь, мэр и его многочисленная свита, улыбаясь, переговариваясь и жестикулируя, шли прямо на него.

- Базар шерстят, стервятники, - услышал он приглушенный голос торговки.

- Забодали с этими праздниками, - откликнулась другая. - И ведь сколько денег на ветер спустят. Лучше б нашим мужикам задолженности по зарплате выплатили, а старикам - пенсии.

- Инспекцию устроили, заразы, - продолжала первая. - То бандюки обирали, теперь менты и эти крысы исполкомовские.

- И не говори! Когда они уже нажрутся и нахапаются? Вроде православные все, а рук, как у Будды, по десять штук.

Мэр остановился рядом с Гладковым и, следуя популярной новой моде, решил в его лице "пообщаться с народом".

- Вы, молодой человек, наш, приморский? - Дружески-покровительственным тоном спросил мэр. - Как вам рынок, цены, обслуживание?

- Приморский, - ответил Валера и едва удержался, чтобы не добавить: но не ваш. - Родной базар очень люблю, цены нормальные и обслуживание хорошее.

Он заметил, как с лиц свиты оплывает напряжение, уступая место расслабленности и снисходительности. Они все радостно ему улыбались, словно восхищаясь и говоря при этом: "Молодец, парень, не подкачал! На такой вопрос сложный, видал, как отчеканил!" И даже Бурова, несомненно узнавшая его, но не снизошедшая из сонма "приморских божков", тем не менее, приветливо улыбнулась. Этим "хэппи-индом" мэру бы и удовлетвориться. Но он решил и дальше корчить из себя демократа на этих необъятных скифских просторах.

- А как вам город в целом? Перемены чувствуются? Говорите, что думаете, не бойтесь.

Улыбки окружающих сделались еще шире и приветливее: давай, мол, парень, не подкачай и главное - не бои-и-иссь!

- Я и не боюсь, - спокойно, глядя прямо в глаза мэру, ответил Валера. - Это же наш город, кого мне в нем бояться? А перемены чувствуются: я вот, например, уже и маму похоронил.

В наступившей тишине явственно послышался приглушенный голос директора местного телевидения:

- Быстро выключи камеру, Саша.

Гладков был далек от мысли испытывать наслаждение от эффекта, произведенного его словами. Хотя эффект был потрясающим. По лицам свиты будто смерч пронесся, оставив жалкие остовы и руины былого расположения.

- Примите мои искренние соболезнования... - заметил мэр и добавил: - Я вспомнил вас, ваша мама была учительницей. Я могу что-то сделать сегодня для вас?

Перед Валерой теперь стоял обыкновенный простой мужик, не чуждый ничего человеческого. В его интонациях, мимике чувствовалось искреннее участие, на которое способен лишь человек, сам в недалеком прошлом переживший потерю близких.

- Спасибо, что помогли с больницей, - ответил Валера. - А мне ничего не надо. Извините...

Он обошел мэра и вклинился в толпу приближенных. Свита мгновенно развалилась на два куска, освобождая проход и шарахаясь от него, как от прокаженного. Впрочем, краем глаза он успел заметить два-три изучающих и заинтересованных взгляда. Будто смотревшие фотографировали его, откладывая в память образ занятной и непростой марионетки, которую при случае можно попытаться использовать, естественно, на "благо родного города и его жителей". От этих взглядов ему стало совсем тошно. Гладков сделал несколько шагов и остановился возле следующего прилавка, оперевшись руками на что-то мягкое, пушистое и теплое.

"Извращенцы, а не люди, - подумал с отвращением. - Неужели у них есть любимые женщины, дети, какие-то привязанности, глубокие и искренние, которыми они, по-настоящему, дорожат, над которыми трясутся и боятся потерять? Бывают ли они вообще когда-нибудь сами собой? Никогда. Они, видите ли, "не принадлежат себе". Бред какой-то!..". Он, скорее, почувствовал, чем услышал приближающиеся шаги и обернулся. Так и есть, Бурова.

- Вы за автографом, Анна Григорьевна?

Она зло и презрительно что-то стала ему выговаривать, отчитывая, как нерадивого школяра. Внезапно он почувствовал ошеломляющую пустоту вокруг исчезли звуки, цвета, запахи. В том месте, где стояла Бурова, возник ослепительный, огненный шар, внутри которого замелькали женские лица, сведенные судорогами муки и боли. Он попытался отогнать кошмарное видение, но руки словно приросли к прилавку. Валера почувствовал животный ужас. Это был не просто страх, а страх за гранью человеческих ощущений. В голову пришла совершенно абсурдная, дикая мысль: "Эту Бурову надо убить. Прямо сейчас. Немедленно..."

- ... Леонид Владимирович недавно похоронил свою маму, но продолжает работать на благо города. Вы же озлобились, замкнулись и готовы с вашей матерью похоронить весь город. Чтобы ноги вашей больше не было в исполкоме! Вы слышите?! Я прослежу. Лично...

"... Чего ты медлишь? Убей ее! Почему она кричит на тебя? Ты не должен позволять ей так бесцеремонно обращаться с тобой?!! Убей ее!.. Господи, что это со мной?.. Что-о-о?!!"

Гладков, глазами, расширенными от ужаса, смотрел на Бурову и видел, как ниже подбородка, на шее, у нее расползается красная полоса. Из нее начинают вываливаться нитки, куски, ошметки чего-то желеобразного, густого, окутанного едва заметным облачком пара, а вниз, по груди и животу, уже низвергается красный водопад.

"Да ведь это же кровь! У нее перерезано горло... И это... сделал я? Я-я-а-а?!!"

- Мужчина! Вы берете вещь или нет? - резкий, недовольный голос выдернул его из кровавого кошмара.

Он тяжело дышал, с него градом лил пот, пропитав тонкую рубашку, волосы на голове слиплись и весь он стал похож на пришедшую к финишу лошадь-фаворита. Не хватало только пены на губах.

- Не, ну ты па-сат-три на него. Мужчина!

- А?! - Валера перевел затравленный взгляд на звук голоса и увидел возмущенное лицо стоящей напротив женщины.

- Где Бур...ла...кова? Бурова? - спросил он пересохшими губами, еще не придя в себя окончательно.

- Мы все тут бурлаки! - не поняла она. - Бурлаки в Приморске! Будь здоров, сумки с товаром тягаем, ни одна баржа не выдержит. Вещь берешь?

Гладков глянул на прилавок. Так вот во что он вцепился мертвой хваткой: мягкий, теплый, пушистый, темно-серый свитер, с аппликацией раскинувшего крылья кондора.

- Бери, не пожалеешь, - уговаривала продавщица. - От америкосов гуманитарка. Смотри: воротник, рукава, - не обтрепаны, нитки нигде не торчат.

- Сейчас, - проговорил он, собираясь с мыслями и делая вид, что внимательно рассматривает вещь.

"Что это было? Как я здесь вообще оказался?!" И он вспомнил все, за исключением единственного эпизода - он не мог точно сказать, имел ли место в действительности его разговор с Буровой. Во всяком случае, оглядевшись и придя в себя, он понял, что не убивал ее. Солнце... Во всем виновато солнце. С детства оно не раз играло с ним злые шутки. Потом, правда, все нормализовалось и с годами забылось. Забылось ли?..

Продавщица, обслужив покупателей, вернулась к нему.

- Решились?

- Да, свитер классный.

Деньги у него были, да и утром он только подумал о покупке нового. Взять стоило, ибо вещи "сэконд-хэнд" были недороги, имели приличный вид и хорошее качество. Он достал из кармана рубашки портмоне. Назвав цену, продавщица вновь отлучилась к покупателям.

"А ведь пришел я сюда ни ради тряпок, а подарка этой девушке. С другой стороны, подобную вещь и за такую сумму вряд ли найду, а холода не за горами. - Его раздирали сомнения. - Ладно, - наконец, решился он, - девушке - сувенир, собаке - корм и игрушку, себе - свитер. Или не брать?.."

Мавр дремал, спрятавшись от летного зноя, развалившись на спасительном сквозняке под открытым настежь окном. Но вот он поднял голову, прислушался и вмиг его тело превратилось в сжатую сильную пружину. Он встал, осторожно и бесшумно двинулся в сторону прихожей. Остановившись, принюхался: чужой. Тотчас мелодично прозвучал звонок. Мавр услышал легкие шаги хозяйки. Он преградил ей дорогу, в глазах светились предупреждение и азарт. Девушка ласково провела рукой по загривку.

- Спокойно, Мавр, - она шагнула вперед, распахивая дверь.

Черное с любопытством выставило рожки-антенны: мужчина, незнакомый, взволнован. Гость. Друг или враг? Черное - густое, плотное и непроницаемое, рассыпалось и расстаяло, превратившись в тонкие, но прочные паутинки. Они медленно поплыли к незнакомцу, каждая за своей добычей: запахом, звуком, эмоциями, формой, цветом, вкусом. Они окружили стоящего на пороге человека, то приближаясь, то отталкиваясь от него, успевая при этом жадно и цепко ухватить в свои сети большие и крохотные частицы, в каждой из которых было отражено единое целое.

Паутинки-антенны сложились друг на друга - сначала, как желе, потом, как бумага и, наконец, Черное вновь стало плотным, густым и непроницаемым, с одной единственной пульсирующей, золотистой точкой. Она означала постигнутое знание. Черное успокоилось и стало ждать НАЧАЛА. И слово было сказано...

- Здравствуйте.

Гладкову не приходилось видеть девушку вблизи. Ее волосы, фигура, черты лица ошеломили Валеру. Он стоял, как каменное изваяние с острова Пасхи, с той разницей, что вся его сущность за считанные секунды подверглась стремительному напору выплеснувшихся из глибун эмоций: радость, очарование, сомнение, любопытство, страх, надежда.

- Здравствуйте. Я могу чем-то вам помочь? - услышал Гладков обращенные к нему слова.

- Извините, но мне надо с вами поговорить, - произнес он робко и нерешительно.

Она отступила в дом, жестом приглашая гостя войти:

- Проходите в комнату. Я сейчас чай поставлю.

Валера удивился, насколько легко и свободно она ориентировалась в доме, но тут же возразил себе: "А чего, собственно, я ожидал? Что она будет об косяки биться и стулья опрокидывать? В конце концов, это же ее дом.". Он не решился без хозяйки на чем-нибудь присесть и потому остановился на пороге гостинной, чувствуя неловкость.

- Что же вы на проходе стоите? Проходите, присаживайтесь и давайте знакомиться, - голос у нее был приветливый, а тон - располагающий. - Меня зовут Аглая.

- А меня Валера Гладков. - Он замолчал, не зная с чего начать. Волнуясь, никак не мог подыскать нужные слова, а потому еле слышно и неуверенно проговорил: - Мне нужна собака. Как у вас. - И тут его прорвало: - Мои родители умерли, я живу один. У меня есть работа, друзья, приятели. Женщина есть. Но я всегда хотел иметь собаку - большую, как ваша. У меня хорошие условия, вы не думайте. Мы можем даже в гости ко мне сходить, прямо сейчас. Я тут неподалеку живу, в пятижтажке. - Он сделал неопределенный жест рукой, от волнения получившийся слишком резким и нервным.

За спиной послышалось глухое, но красноречиво свидетельствующее о предупреждении рычание.

- Не делайте, пожалуйста, резких движений, Валера. Извините, я не познакомила вас. - Она протянула руку и позвала: - Мавр, иди ко мне. Иди сюда, партизан. - Аглая рассмеялась: - Он тестирует всех моих гостей, наблюдая за ними из засады. Главное - не притворяйтесь в своих чувствах в этом доме и вы будете всегда желанный гость.

Мавр вошел в комнату. Скосив глаза, но не подойдя, миновал Гладкова и сел у ног хозяйки, отвернувшись к окну. Но его расслабленная поза мало кого могла обмануть. За кажущейся ленностью и вальяжностью чувствовалось напряженное ожидание.

- Сейчас он подойдет к вам. Постарайтесь общаться с ним на равных. И расслабтесь, пожалуйста, это же живая душа, - мягко попросила его Аглая.

Гладков сидел, не шелохнувшись, как молитву повторяя про себя: "Расслабься, расслабься, расслабься... - Ему стало смешно: - Идиот, тебе надо было на базаре не свитер, а памперсы выбирать." - Он громко, от всей души, рассмеялся, вдруг почувствовав себя в этом доме счастливым и свободным.

- Я все вам сейчас объясню, Аглая, - и он рассказал ей о событиях сегодняшнего дня, опустив только эпизод с Буровой, так как не был уверен, имел ли он место в действительности. О том, как муторно у него на душе было утром, как решил он неприменно сегодня изменить свою жизнь, как выбирал подарки, волновался и боялся, что его неправильно поймут и вообще выставят отсюда.

- Пожалуйста, Аглая, только не отказывайтесь, - говорил он, торопливо выкладывая подарки. - Мне мама всегда говорила: "Идешь впервые в чей-либо дом, обязательно принеси что-то от чистого сердца и пусть потом это принесет в дом счастье".

Мавр подошел к журнальному столику. Не спуская настороженных глаз с гостя, обнюхал разложенные на нем предметы: пачку собачьего корма, мячик, косточку-игрушку и аудиокассету. Затем осторожно взял зубами кассету и отнес ее Аглае. Девушка положила ее меж двух ладоней и замерла. Под смуглой кожей проступил нежный румянец.

- На ней записана "Юнона и Авось" Алексея Рыбникова, - пояснил Валера. - Вы играете на пианино?

- Да, - она улыбнулась. - Спасибо вам огромное. Вы угадали мою самую любимую вещь в музыке.

- Я часто слышу, как вы играете романсы из этого произведения.... - Он замолчал, смутившись, но не надолго: - А Мавру я корм принес и игрушки.

- Валера, спасибо вам за все, а сейчас идемте в кухню чай пить. - Она поднялась и бережно положила кассету рядом с музыкальным центром. - Кухня у меня выходит в сад. Сидеть в ней, гонять чаи - одно удовольствие. Забирайте корм, так и быть, разрешу вам самому угостить нашего партизана.

Кухня, отделанная деревом, в доме была самым большим помещением. На стенах - холсты с деревенскими пейзажами, пучки трав, связки сушенных овощей, приправ и фруктов. Керамика, дерево, фаянс, - все сияло и блестело, создавая неповторимый колорит, уют, вселяя настроение тихого, радостного покоя и умиротворения.

Накрывая на стол, пока он подкладывал корм Мавру, Аглая спросила:

- Вы придумали имя собаке?

- Да, - живо откликнулся Валера, - Амур. Я еще в детстве так решил.

- Мавр недавно погулял с одной "барышней", - продолжала Аглая, Думаю, мои друзья не будут против, если вы решите усыновить их совместного мальчишку.

- Скоро? - не мог он скрыть нетерпения в голосе.

- Месяца через три. - Но почти физически ощутив его огорчение, добавила: - Пока вы сможете приходить к нам, гулять с Мавром. Если подружитесь.

Аглая повернулась к нему. Он отдавал себе отчет в том, что она слепая, не может видеть, но это был именно взгляд - пристальный и изучающий. Гладкову стало не по себе. Будто Аглая внезапно прозрела, а он стоит перед ней совершенно голый и все его прелести и изъяны, как снаружи, так и изнутри, преломляясь, ложатся на дно изумрудной чаши ее глаз.

- Ваши близкие не будут против, если я стану к вам ходить?

- Не будут, - ответила девушка и, помолчав, обронила: - Валера, вам никогда не говорили, что вы... не от мира сего? В вас есть нечто такое, о чем, по-моему, вы даже сами не подозреваете. - Но уже в следующую секунду тон ее сменился на беззаботный и легкомысленный: - Извините, на меня иногда находит, не обращайте внимания. Давайте чай пить.

Валера вымыл руки и протянул их за полотенцем. Взгляд его рассеянно охватил распахнутое окно и он невольно вздрогнул. На него в упор смотрели диковатые, желтые глазищи здоровенного кота.

- Вот это котище! - не скрывая восхищения, воскликнул он.

Хозяйка дома повернулась к окну и ее движение ошеломило, окончательно доконав Гладкова.

- Аглая, как вы узнали, что он... на подоконнике?

- Валера, в этом нет ничего сверхъестественного. Я знаю привычки обитателей этого дома. Если мы с вами станем друзьями, то со временем вы тоже научитесь чувствовать присутствие Мавра и Кассандры.

- Кассандры?

- Эту, с позволения сказать, "котищу" зовут Кассандра. Моя кошка.

- Ваша кошка? - он смутился, словно пытался вспомнить ответ на знакомую загадку. - Подождите-ка... вы, случайно, не видели мой пакет? спросил он, суетливо оглядываясь. И тут же понял, что сморозил глупость. Извините, - еще больше смутился он.

- Да будет вам, - отмахнулась девушка. - Пакет ваш, скорее всего, в комнате остался.

Через минуту Валера вернулся, держа в руках банку консервов.

- Вот, - протянул он Аглае банку "килек в томате".

Она тщательно ее ощупала:

- Валера, вы совсем разорились на подарки нам. Если ваша мама права, то у нас в доме скоро будет полная чаша счастья. - И вдруг резко спросила: - Вы знали, что у меня есть кошка? Почему вы взяли консервы?

- Я не знал о вашей кошке, вы же ходите только с собакой. Но я купил их, словно меня кто под руку толкнул. Сам не знаю, зачем. И игрушки тоже две купил. Мяч - для собаки, а косточку игрушечную... Черт его знает! Ума не приложу.

- Как бы там ни было, спасибо, Валера. Будем считать, что в вас шестое чувство проснулось. - Она засмеялась: - А, может, вам мысли Кассандры передались? Она у нас любит "кильку", но я давно ей не покупала. Ладно, садитесь чай пить.

- А Кассандру покормить?

Она ловко вскрыла банку и протянула ему:

- Положите ей. Это ваш гостинец, вам и право.

Он с готовностью покормил кошку и когда она, насытившись, принялась умываться, вернулся к столу.

- Да это не чаепитие, а целый обед! - он оглядел накрытый стол. Красиво, даже есть жалко.

- Никаких жалко! Едим и все тут! Я - большая грешница, Валера, неисправимая чревоугодница. Люблю готовить, люблю поесть и люблю угощать. Трапеза людей под одним кровом, семейным или дружеским кругом - целое священнодействие. У древних наших предков трапеза являлась не столько частью быта, сколько культовой необходимостью дома, семьи, рода. В древности никого так не презирали и не подвергали опале, как тех, кто предал после совместной трапезы. На мой взгляд, тот, кто в свое время создал образ Иуды Искариота, был гениальный психолог. "И один из вас предаст меня..." Помните, при каких обстоятельствах это было сказано?

- Я плохо разбираюсь в христианстве. К сожалению. Это сказал Иисус Христос во время Тайной вечери?

- Вы правы. Иуда предал не только своего Учителя, веру, друзей. Он предал дом, где с ними был; хлеб, который делил; семью Апостолов, которые не дали ему почувствовать себя одиноким.

- А вас предавали когда-нибудь?

- Напрямую нет, а косвенно... Валера, вы совсем перестали есть, быстренько наполняйте тарелку.

- Да я ем, - возмутился он. - Посмотрите! - И сконфуженно примолк.

- Валера, - твердо произнесла Аглая, - Если каждый раз вы будете бояться меня обидеть, я просто откажу вам от дома.

- У меня вырвалось, - пробормотал он.

- Поймите, если бы я все время болезненно реагировала на свою слепоту, давно бы умом тронулась.

- Извините, я подумал, вам будет неприятно.

- Глупости какие и давайте больше к этому не возвращаться. О чем мы говорили? Предательство... Вы обратили внимание на огромную фонотеку в гостинной? На кассетах не только музыка, но и книги. Море книг: проза, стихи, наука, искусство, художественная литература, - легче перечислить, чего нет. Ее мне подарили родители и друзья. Мой отец, зная сколь многим обделила меня природа, часто повторял: " Ты должна научиться не только слушать ушами, но и слышать чувствами. Твои чувства - твои глаза." Я и училась. Слушала надиктованные книги, постепенно заполняя свои внутренние пустоты. Вот так, допустим, я слышу ложь, а вот - страх, это предательство и так далее. Слушая книгу, я не читала ее в обычном понимании, а училась чувствовать через слух до тех пор, пока не начинала ощущать преданной себя...

Она замолчала, облокотившись о спинку мягкого уголка. В ее настроении произошла неуловимая перемена, но Валера неосознанно почувствовал это. Он понял, что она поделилась с ним далеко не всем, но тактично промолчал.

- Я совсем заговорила вас, - прервала Аглая затянувшуюся паузу. Валера, расскажите о себе.

Гладков смутился. Ему многое хотелось бы рассказать этой девушке. Он чувствовал к ней доверие и симпатию, но они странным образом основывались не на физиологии, а имели более глубокие корни. Он и сам затруднился бы ответить, что именно питало эти чувства. В обществе Аглаи, ее животных он ощущал необыкновенный душевный комфорт, словно через много лет потерь и скитаний, наконец, набрел на целительный источник, возле которого душа и тело слились в гармонии друг с другом и с окружающим их пространством. У него оставался только один единственный груз, который он нес еще с детских лет. Гладков решил, что пришло время освободиться от него.

- Я расскажу вам давнюю историю из своего детства. Не могу ее забыть. Считаю, она во многом повлияла на мою последующую жизнь. Я тогда ходил во второй класс. Наша классная, Ольга Викторовна, повела нас в поход. Как и большинство малявок, я боготворил свою первую учительницу. От нее всегда так необычно пахло... Духами, мелом и... сдобными булочками. Часами я мог слушать ее, открыв рот и забыв обо всем на свете, а дома опять же часами рассказывать - какая она самая лучшая, самая добрая, самая умная и самая-самая во всем. В тот день мы до одури бегали, играли, наслаждаясь свободой, чистым воздухом, чудесной природой. Ближе к обеду Ольга Викторовна привела нас на поляну, и мы устроили пикник. У всех к тому времени разыгрался зверский аппетит. На еду родители своим детям не поскупились. Еды было море! Но я всегда стеснялся кушать в компании, потому что мама часто надо мной подшучивала: "После тебя под столом можно еще полк накормить." Ну, не давалось мне есть аккуратно! И странно, чем прилежнее я старался есть, тем больше крошек сыпалось. Потому я и сел с краю. Мы утолили первый голод, расслабились и тут на поляну вышла собака... - Голос Валеры напрягся и стал неживым, как у робота, когда люди стараются тщательно скрыть обуревающие их эмоции. - ... Собака была бродячая. Знаете, есть такие - облезлые, страшные, с запавшими боками, худые, все в репьях, с отвисшими ушами и тоскливым, затравленным взглядом. Она остановилась и смотрит на нас. А мы едим. С аппетитом. Она не просила, не скулила. Но у нее были такие глаза... Я поднялся и, протягивая бутерброд, пошел к ней. Она привстала и тоже потянулась мне навстречу. Тянулась, а глаза спрашивали: "Правда, можно съесть? Не обманешь?" Все притихли, но тут раздался громкий голос Ольги Викторовны: "Гладков, немедленно вернись! Эта тварь может быть больной или заразной!" Собака сжалась и юркнула в кусты. Я пошел следом. Она отбежала еще и замерла. Я положил на траву хлеб с колбасой и котлетой. Все с любопытством переводили взгляд с классной на меня. Наверное, у меня было страшное лицо... - Валера замолчал.

- Что ты ей сказал? - спросила Аглая, переходя на "ты".

Он не удивился ее обращению. Во время его повествования между ними установилась незримая связь, он ощутил это почти физически. Удивило его другое.

- Как ты догадалась, что я ей что-то сказал?

- Нельзя препятствовать детям в их желании сострадать и делать добро. Реакция может последовать, в лучшем случае, агрессивная или вообще неадекватная.

- Ты права. Я подошел к Ольге Викторовне и выдал: "Я не хочу возвращаться к вам, потому что вы сами - тварь... Больная и заразная!" и пошел домой. Через четыре дня я был в другой школе. Мама, естественно, провела со мной "политбеседу", а папа был без затей, даром, что начальник выдрал ремнем, как сидорову козу. Но на этом история на закончилась... Через год, день в день, после того злополучного похода от рака желудка умерла Ольга Викторовна. Последние недели она ничего не могла есть. Когда мама рассказала об этом, я очень испугался...

- ... потому что за год до ее смерти ты пожелал ей именно этого? "Чтоб у тебя кусок в горло не лез!" И, наверное, от всей души?

Валера в смятении посмотрел на Аглаю. Она догадалась о его состоянии.

- Я слышу твои чувства. Ты заново переживаешь события тех лет. Конечно, осторота восприятия и отражения уже не та, но настроен ты достаточно эмоционально. Вокруг тебя целый букет: сомнение, страх, ненависть, раскаяние.

- До сих пор я чувствую себя убийцей, - хрипло и тихо проговорил Гладков. - Причем, дважды. Потому что моя мама... тоже умерла от рака желудка. Ее смерть для меня стала, как падение в пропасть. И я все время думаю: почему она, а не я? Ведь палачом был я.

- Может, потому, что смерть жертв - это избавление от мук и обретение свободы. А жизнь палача - это каземат души и кандалы памяти. Судьба наказала тебя отречением от матери, отняла последнего близкого человека и обрекла на одиночество.

- Но по идее я сделал добро?

- И тут же свернул на колею ненависти. Ненависть оказалась настолько сильной, что перевесила добро.

- Где же выход?

- В нас самих, - улыбнувшись, вздохнула Аглая. - Должны же мы когда-нибудь повзрослеть и поумнеть.

- Ты веришь в это? - Гладков не смог скрыть иронии.

Аглая вновь улыбнулась в ответ:

- Мне нравится легенда христиан об Иисусе Христе, но я - сторонник теории Дарвина. В основе первой - покорность и неизменный порядок вещей. Вторая - предусматривает работу ума и напряжение чувств самого человека, говорит о бесконечности Вселенной, многообразии форм жизни в ней, а это значит, вокруг - ступеньки бесконечной лестницы. Она простирается не только во времени и пространстве, но и в глубинах человеческого сознания, его внутренного "эго". Нет греха и раскаяния, есть поступок и его отражение.

- Ты не веришь в Бога?

- Я верю в Природу, ее красоту, терпение и мудрость. - Она встала: Валера, давай еще чайку?

Гладков поднялся из-за стола:

- Нет, спасибо. И так загостился. Мне завтра после выходного в первую смену. Но, честное слово, я так рад, что решился прийти сюда.

- Где ты работаешь?

- В автопарке, 19 - ый маршрут. Номер у меня запоминающийся: 01-03, "пожарные", "скорая".

- 02 не хватает.

- Не люблю их, - неожиданно резко проговорил Гладков.

- Приходилось контактировать? - улыбнулась Аглая.

- Тьфу-тьфу, миловало, но насмотрелся. Автовокзал же рядом с Центральным рынком. Одно слово - стервятники.

- Никогда не сравнивай людей с животными и растениями, - серьезно заметила Аглая. - Последние этого не заслужили. А вообще, я рада, что мы познакомились. Еще раз спасибо за подарки. Так трогательно и приятно. Приходи в любое время. - Она мягко придержала его за руку: - Только не приноси больше ничего, ладно? Мы и без того будем рады.

Оглянувшись у ворот, он помахал им на прощание рукой, стараясь подольше сохранить в памяти огненно-рыжую Аглаю и двух ее угольно-черных друзей - Мавра и Кассандру.

КАССАНДРА: - О-ох, и намучаемся мы с ним.... Ты заметил, какой тонкий круг над его головой? Еще не смерть, но и не жизнь.

МАВР: - Он очень одинок.

КАССАНДРА: - Ему надо завести подругу и маленького человека.

МАВР: - Он хочет собаку.

КАССАНДРА: - Мавр, как ты думаешь, если ему предложить и кошку, он откажется?

МАВР: - Думаю, будет заботиться о ней. Кассандра, ты ничего не почувствовала в нем? Внутри?

КАССАНДРА: - Сумерки... Туман, дождь, очень тихо и холодно.

МАВР: - Он не знает самого себя и это может плохо кончиться. Очень плохо.

КАССАНДРА: - Вечно с людьми какие-то проблемы! Они стали такими нервными, злыми, жадными и у них, по-моему, совсем нет мозгов. Они не только нас разучились понимать, но и друг друга - лгут, убивают, изменяют, предают, воруют. Когда смотришь на все это трезвыми глазами, просто шерсть дыбом встает!

Дмитрий Осенев, а попросту - Димыч или Димка, сидел в редакции городской газеты "Голос Приморска". Рабочий день заканчивался, но он с нетерпением ждал телефонного звонка. Позвонить должна была одна из его давних знакомых - Татьяна Рожкова. Она работала в городской больнице ь1 медицинской сестрой хирургического отделения. Их связывала многолетняя дружба. С тех пор, когда Осеневы и Рожковы жили в коммуналке. Со временем, все соседи получили отдельные квартиры, но что случается довольно редко - в одном микрорайоне. Поэтому дружеские отношения взрослых и детей не только не прервались, но и укрепились, получив оперативный простор на дополнительных квадратных метрах.

Дима и Таня в детстве разительно отличались друг от друга, внешне и внутренне. С годами они так же отличались, но при этом поменявшись ролями. Он - толстый, неуклюжий, русоволосый, с ярко-голубыми, смешливыми глазами, ртом и ямочкой на подбородке был полной противоположностью худой, стройной, чероноволосой, кареглазой, волоокой и задумчивой Татьяне. Повзрослев, Дмитрий превратился в физически крепкого, высокого молодого человека, с умным, проницательным и ироничным взглядом. Татьяна стала пухленькой, невысокого роста, веселой хохотушкой, с двумя ямочками на щеках. Оба были молоды, успели получить специальность, но Осенев не был женат, а Рожкова успела "сходить замуж". Отбыв от звонка до звонка "пять лет каторги", она развелась, устав от делового мужа.

- Хочу нормальную семью и детей, - жаловалась она Димычу. - А у этого "деловара" одни холдинги, транши и лизинги на уме. Я замуж за мужика выходила, кто ж знал, что он киборгом окажется?

Димыч глянул на часы, достал сигарету, но прикурить не успел. Дверь в кабинет резко распахнулась: на пороге стояла "свой в доску парень Танька-Рожок".

- Ты готов, едем? - с порога, запыхавшись, выдохнула она.

- Присядь, на тебе лица нет, - Димка закурил.

- Уф-ф! - Татьяна осторожно придавила стул к полу своими восмьюдесятью ккилограммами при росте метр пятьдесят пять. - Жарища, сдохнуть можно! Дай попить чего-нибудь.

- А насчет поесть? - его глаза озорно сверкнули.

- Смейся, смейся, - одним махом опрокинув в себя кружку "Фанты", она кивком поблагодарила Дмитрия и проникновенно заметила: - Димыч, ты только что человека от смерти спас. Тебе зачтется.

- Я ждал звонка, - как бы между прочим напомнил он.

- А, - отмахнулась она, - меня ребятки со "скорой" подвезли. Им по пути было.

- Ты договорилась?

Она кивнула, деликатно зажав рукой рот:

- Извини, из меня твоя "Фанта" назад лезет. Пожалел, наверное. - Она посерьезнела: - Договорилась, только... Димка, я тебя умоляю: сильно на нее не дави. А то я твою манеру знаю - если ты в кого вцепишься, такового потом даже в анатомичку не возьмут для нужд науки.

Осенев изобразил на лице кротость и смирение.

- И не смотри на меня, - отрезала Татьяна. - Все твои приколы наизусть знаю! Договорились? Ведешь себя вежливо, учтиво, корректно...

- Танюха, - перебил он ее, - что-то не пойму, ты с Английским клубом об интервью договорилась или с ведьмой?

С минуту она молча, с интересом, раглядывала его, будто видела впервые.

- Что ж, - ответила спокойно, налюбовавшись его ироничным видом, - я тебя предупредила.

Дмитрий легко поднялся из-за стола, загасил окурок. Подойдя к Тане, ласково приобнял ее за талию и, глядя с мольбой в ее глаза, проговорил обреченно:

- Танюша, у меня к тебе огромная просьба. Учитывая нашу давнюю дружбу, не откажи, родная. Если твоя ведьма превратит меня в жабу, позволь мне жить у тебя в коробочке из-под "Фиджи". Ты будешь кормить меня большими, жирными мухами?

- Осенев, и когда ты повзрослеешь! - засмеялась она, отпихивая его.

Золотисто-медовые летние сумерки, перевитые алыми лентами заката, плавно струились к распахнутому окну. Навстречу им волнами перекатывались звуки полонеза. И сумерки, возносясь на гребни волн, колыхались загадочными тенями, рассыпаясь и опадая бархатными лепестками предвестников ночи.

Земля не спеша меняла декорации в театре людей. Опускался занавес на сцене комедийного, гротескного, драматического дня. А откуда-то с небес невидимые руки на тонких нитях уже поднимали полог ночи, обнажая лики страха, тайн, трагедий.

Рядом с домом, из окна которого звучал полонез, остановились "жигули" четвертой модели. Из них вышли Дмитрий и Татьяна. Он вопросительно глянул на свою спутницу. Она утвердительно кивнула.

- Да, представь себе, это она играет.

Димка, вытянув шею, пытался разглядеть маленький дворик за небольшим, аккуратным, выкрашенным в синий цвет, забором.

- Я представлял себе нечто подобное, - усмехнулся он. - Довоенный, на славу замастыренный дом, вековой сад и ... молодая ведьма. - Только полонез, знаешь ли, сюда немного не вписывается.

- А ты что надеялся услышать? "Реквием" Моцарта или "Хоральные прелюдии" Баха?

Димка замер, прислушиваясь.

- Блеск! Дествительно БЛЕСК - увидеть, услышать и умереть. Ни "горячих точек", ни криминала, ни державных идиотов. Ничего и никого. Бездна первозданности. Неужели такое возможно?

Смолкли последние аккорды музыки. Входная дверь открылась и Дмитрий пристально вгляделся, весь подавшись вперед, заметив мимолетный, ироничный взгляд Тани. Что и говорить, зрелище было впечатляющим. В дверном проеме стояла высокая, хрупкая девушка, с копной огненно-рыжих волос. На этом все нормальное заканчивалось. Дальше начинались сюрпризы наследственности: несвойственная рыжим смуглость кожи; классически правильные овал, черты лица и вдруг миндалевидный, восточный разрез глаз.

Хозяйку дома обтекало простенькое, чуть ниже колен, зеленого цвета, платье. Из тех простеньких, которые дают возможность судить о хорошем вкусе и чувстве меры их обладателей. Колоритный портрет в обрамлении дверной коробки довершала огромная черная псина, из породы... Дмитрий затруднился бы точно определить породу, что-то среднее между немецкой овчаркой и крупным волком. Но что он понял наверняка - собака была из породы друзей, которые будут защищать, не разомкнув челюсти даже после смерти и которые способны умереть на могиле хозяина. Всю эту сцену Осенев охватил разом в считанные минуты. "Действительно, ведьма, - подумал с восхищением. - Что там Багамы и Канары брателл с фотомобледями - мезозойская эра! С такой бы дивой укатить на шабаш, даже на горбатом "запоре" - это круто! Так, Осенев, открой "бардачок" и достань губоскататель, - одернул себя Димыч. - Неужели правда все то, о чем рассказывала Танька? О, мой Бог, а походка... походка - держите меня, силы небесные! И такой экземпляр - безхозный. Но как уверенно идет! Одно слово - ведьма. А я, шо, до сих пор стою?! Странно... Такое чувство, будто давно упал и валяюсь..."

Хозяйка дома, улыбаясь, шла навстречу гостям. Рядом, торжественно, в ногу, вышагивала собака. Они остановились возле машины, в ту же секунду Татьяна радостно повисла на шее у "ведьмы", не забыв потрепать по загривку пса и застрочила словами со скоростью пулемета "Максим" в фильме "Чапаев".

Дмитрий воспользовался суматохой, открыл дверцу машины и с заднего сиденья достал пакеты и цветы. Он вдруг почувствовал себя маленьким и беспомощным. Это было выше его сил, самого отвязанного журналиста, "беспредельщика пера", как величали его в городе. На его теле шишек было больше, чем написанных им статей. Его боялись, любили, уважали и ненавидели. Но он сам испугался впервые. Больше всего бесил тот факт, что он не мог объяснить причину своей слабости, только чувствовал, что пропал... Пропал! Окончательно и бесповоротно. Наконец, он оказался с ней лицом к лицу. Она протянула руку и приветливо улыбнулась:

- Здравствуйте. Я - Аглая. А это, - жест в сторону собаки, - Мавр.

Дмитрий быстро переложил пакеты и цветы в левую руку и протянул ей свою правую для приветствия. Ладонь Аглаи была горячей, сухой и ему не захотелось, чтоб она убрала свою руку из его. Димыч неловко приподнес ей цветы:

- С Днем Ангела! - и впервые в упор, как следует, заглянул ей в глаза.

- Спасибо, - она приняла букет, тонкими пальцами прошлась по головкам колокольчиков, как по клавишам фортепиано. На лицо ее набежала легкая тень. - Жаль... - неопределенно заметила она и грустно улыбнулась.

Осенев продолжал неотрывно смотреть на нее, пытаясь разглядеть признаки фальши или мистификации. Тщетно. Глаза не скрывали никаких тайн. Они были надежной, непробиваемой преградой, отгородившей душу Аглаи от остального мира. Девушка, действительно, была слепой.

Все вместе они прошли в дом и Димка с интересом стал изучать обстановку. По выражению его лица можно было догадаться, что он разочарован. Ему с самого начала представлялось, что вещи в доме неминуемо должны нести оттенок способностей его хозяйки. "Танька, разумеется, приврала, - рассуждал Осенев, разглядывая стеллажи с богатейшей фонотекой и... библиотекой. - Если бы эта дива в самом деле обладала сверхъестественными способностями, о ней бы давно на каждом углу кричали. Слухи и сплетни на сегодня - самое "скоростное средство передвижения". Да и большими деньгами здесь явно не пахнет. А они - первый и верный признак "офигительных" способностей всяких колдунов, магов, экстрасенсов, ведьм и прочей нечисти. "

Из кухни доносился оживленный женский разговор. Внезапно у Дмитрия возникло неприятное ощущение, словно к спине приставили острый нож. Он резко обернулся: на пороге комнаты сидела миленькая собачка хозяйки дома. "Вот и Отелло пожаловал, - усмехнулся он про себя. - Сейчас навалится, придушит, как Дездемону, и плакало твое интервью, Осенев.".

- Мавр, - тихо позвал Дима пса, - иди ко мне. - Зверь не шелохнулся, лишь ярче сверкнули в сумерках глаза. - Ну, хороший, иди ко мне. - Он протянул к нему руки, раскрытыми ладонями вверх: - Видишь, у меня ничего нет. Оружие не принес и стырить ничего не успел.

Собака поднялась и, мягко переставляя мощные лапы, двинулась к гостю, не спуская с него немигающих, диковатых глаз. Дмитрий запаниковал. "Сейчас эта зверюга подарит ко Дню Ангела своей хозяйке бифштекс с кровью. Из меня." В самый драматический момент в комнату вошла Аглая, включила бра и обратилась к собаке:

- Мавр, он - наш гость. Хороший гость, - сделала она ударение на последних словах.

Зверь зыркнул в сторону Аглаи, затем вновь посмотрел на Осенева. Димка готов был поклясться, что глаза Мавра горели лукавством, как у нашкодившего ребенка, а сам он, если такое вообще применительно к собаке, буквально давился от смеха.

- Уютно у вас здесь. Душевно, я бы сказал, - он даже не пытался скрыть сарказм.

- Дима, пока Таня готовит ужин, давай поговорим, - предложила Аглая, присаживаясь в старинное кресло. Рукой она указала место напротив, на мягком уголке. - Проходи, здесь тебе будет удобней.

- Мы уже на "ты"?

- Тебя что-то смущает?

- Да нет, нормально.

Мавр улегся у ног Аглаи, положив морду на лапы и прикрыв глаза. Димка кивнул в его сторону:

- Он всех так встречает?

- Нет. Он просто не понял смысл твоего интереса ко мне, - она склонила голову к плечу и пальцами стала перебирать пряди волос.

Приглушенный свет бра, падавший сзади, окутал ее голову тонкой медной вуалью. Кожа приобрела бронзовый оттенок, отчего руки и лицо сделались похожими на ожившее древнеиндийское божество. Осенев не мог оторвать от девушки очарованного взгляда и совершенно не подумав, с нотками ревности, выдал:

- Тобой часто интересуются? - И тут же понял, что вопрос прозвучал двусмысленно, если вообще не бестактно.

Осенев был журналюга до мозга костей, но какими бы "горячими и бомбометательными" ни были его статьи, он никогда не позволял себе опускаться до оскорблений и унижений тех, о ком писал. А писал он круто. Сейчас, задав Аглае вопрос, подумал о том, что она неправильно его поймет: ну кого, мол, может интересовать какая-то слепая девушка?

Однако Аглая упредила его извинения.

- Дима, - засмеялась она, - если ты сейчас попытаешься иначе задать вопрос, то еще больше запутаешься. Я совсем не считаю себя ущербной, а тебя - бестактным. Я - другая.

"Да, родная-другая, с тобой не соскучишься," - подумал Осенев, с сожалением осознав, что ситуация выходит из-под контроля. Из-под его контроля. Впервые за все время работы корреспондентом, инициатива с его стороны была потеряна. Надо было как-то исправлять ситуацию. Проигрывать Осенев не любил, тем более - женщинам. Надо было собраться и... вывести эту "огненную дамочку" на чистую воду.

- ... Давай отбросим некоторые условности, - донесся до него голос Аглаи. - Что касается интереса, то он чисто практический. Кто-то испытывает потребность в моих способностях, а мне, в свою очередь, надо на что-то жить. Я - не одна, со мной Мавр, Кассандра, родителям хочется помочь.

- Кассандра?

- Моя кошка. Еще познакомишься, - усмехнулась Аглая.

- Ясно. Значит, ты продаешь свои способности? - Глаза Димки загорелись: - Как это происходит практически?

Девушка улыбнулась, почувствовав его нетерпение.

- Ты уже мечтаешь о сенсации? - иронично осведомилась она.

Дмитрий в который раз испытал смущение. "Чертова ведьма! - подумал он. - Мысли она читает, что ли?"

- Я тебя понимаю, - продолжала хозяйка дома, как ни в чем ни бывало. Это твоя работа. Ты привык докапываться до дна, загоняя собеседника в угол. Это, как охотничий гон. И вдруг ты сталкиваешься с ситуацией, когда тебя опережают. Хочешь совет? Не старайся во что бы то ни стало согнуть, переломить и подчинить. Ведь ты в незнакомой, скажем так, местности, не знаешь законов этого пространства. Ты действуешь хорошо проверенными методами. Как же, они тебя еще не подводили! Но в моем доме иное восприятие - людей, окружающего мира, вещей и предметов. Этот дом привык ко мне и если ты попытаешься в него не войти, а вломиться, он просто выдует тебя, как фантик от конфетки. Этот дом живет в мире образов, которые сформированы не цветом и формой, хотя и ими в какой-то степени, но, в основном, слухом, запахами, осязанием, психологическими ощущениями.

- Ты... не видишь с рождения?

- Этого, к сожалению, никто не знает. Я ведь подкидыш, - ничуть не смутилась Аглая. - Когда меня нашли на ступеньках роддома, в городе бушевал страшный ураган. В ту ночь погибла санитарка приемного отделения - Аглая Федоровна Чистякова. Ее убило молнией. Мне тоже, говорят, досталось. Дежурным был Сергей Филиппович Тихомиров. Он и его жена, Ирина Ильинична, опекают меня все эти годы. Этот дом раньше принадлежал матери Сергея. После ее смерти он сделал мне дарственную.

- Тихомировы удочерили тебя?

- Ирина не могла иметь детей. Они предоставили мне право самой решать. Я ношу имя Чистяковой, отчество - Сергея, а фамилию - девичью, Иринину Ланг.

- Ты не захотела быть их дочерью?

- Пойми, бумаги абсолютно ни к чему не обязывают. Важно, что я люблю их. - И, по- видимому, чтоб закрыть эту тему, твердо добавила: - В моей жизни есть только четверо, кого я люблю - Сергей, Ирина, Кассандра и Мавр. И они все на одной ступеньке.

- Люди и звери?

- Не помню кто сказал: "Человек - самый страшный зверь на земле.", она иронично улыбнулась. - Да, для меня нет разницы; Сергей и Ирина добрые, преданные звери, а Мавр и Кассандра - тактичные, умные, доброжелательные люди.

- Когда ты поняла, что "другая"?

- Ира и Сергей возили меня по всем медицинским светилам. Никто не мог понять причину моей слепоты. Когда мне исполнилось семь лет, вояжи закончились... - Аглая нервно сжала пальцы рук, резко выдохнула и вся неожиданно сгорбилась и уменьшилась: - Извини, мне до сих пор не совсем приятно об этом вспоминать. Я испугалась тогда очень сильно сама, а за Иру и Сережу вообще говорить не приходится.

... Она помнила этот день до мельчайших подробностей. День своего семилетия.

Девочка еще спала в мягком и теплом коконе ЧЕРНОГО, но слух уже уловил едва различимый шорох. А потом к лицу прикоснулся запах. Из-под одеяла выплеснулись смуглые, худенькие руки. Пальцы растопырились, заколыхались, пытаясь нащупать шорох и запах. Девочка открыла глаза и улыбнулась.

Черное проворно скатало кокон и затолкало его под кровать. Потом бережно подхватило тело ребенка на руки, прижало к себе. Ласково целуя, заскользило губами воздуха по щекам, лбу, носу и глазам. Черное отпустило девочку на ступеньку нового дня, незыблемо встав за спиной, как друг и страж, готовое в любую минуту прийти на помощь.

- С Днем рождения, Аглашка-букашка! - услышала девочка мужской голос.

Сильные руки выхватили ее из-под одеяла и высоко подбросили вверх.

Черное испуганно бросилось вослед ребенку, но ощутив энергию любви, отступило, успокаиваясь.

- Сережа, - прошептала девочка восторженно и, обвив руками шею мужчины, уткнулась ему в плечо.

Послышались легкие шаги.

Черное приоткрыло одно из чувств и удостоверившись, что это "свой", вновь плотно смежило восприятие и задремало, как старая, бдительная нянька.

- Где наши самые большие уши? - раздался радостный женский голос.

- Ира! - Девочка отстранилась от мужчины и очутилась в объятиях женщины.

- Огонек ты наш, светик, - Ира порывисто расцеловала ребенка, слегка потрепав его за уши. - Сережа в честь тебя сегодня намерен дать грандиозный, царский бал. У тебя, Огонек, будет уйма гостей.

- Вы не дежурите сегодня?

- Ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра, - ответил Сергей. - Тебе, милая, исполняется целых семь лет. Ты - безнадежная старуха. Но мы намерены отпраздновать это событие хорошим кутежом!

- Как во время вакхических мистерий во Фракии? - восторженным шепотом спросила девочка.

Наступила тишина. Супруги переглянулись. "Вот, опять!" - говорили глаза Ирины. Сергей пожал плечами и только развел руками. Иногда Аглая ставила их в тупик своими вопросами. Со временем они, прада, смирились, но привыкнуть так до конца и не смогли.

- Это будет настоящая мистерия? - продолжала допытываться девочка. - С вином и плясками?

- Лимонад будет литься рекой и хороводы будем водить до утра, - придя в себя, бодро заверил ее Сергей.

У Черного сладко замерло в груди сердце. Оно радостно закудахтало, заливаясь счастливым смехом.

После предпраздничного домашнего завтрака, Ирина и Сергей взяли ребенка за руки и повели в свою комнату.

Черное засеменило следом, вытянув рожки-антенны и горя темными, атласными чувствами, Черное распирало любопытство.

- Огонек, - услышала девочка голос Ирины, - положи сюда свои руки и нажми.

Девочка с опаской прикоснулась к поверхности.

Черное задрожало от нетерпения и возбуждения, все обратившись в слух. Оно было полно ожиданием...

Поверхность под пальцами оказалась в тоненьких, едва осязаемых, трещинках. Они шли через равные промежутки между гладкими, небольшой, одинаковой длины, палочками. Девочка нажала на одну из них. Раздался резкий высокий звук.

Черное охнуло и сжалось, замерев в испуге.

Но пальцы уже заскользили вдоль поверхности, высекая все новые и новые звуки, от высоких до низких.

Черное радостно подпрыгнуло, засуетилось и, увлекаемое вихрем беспорядочных звуков, заплясало по комнате. Через несколько мгновений какафония звуков смолкла и Черное обессиленно рухнуло, растекаясь по пространству безмолвной, рыхлой массой..

- Это пианино, Ира? - голос девочки дрожал от волнения.

- Да, Огонек. Это наш подарок тебе ко Дню рождения.

- Я смогу играть, как в телевизоре? - волнение сменилось сомнением.

- Мы с Сережей будем тебе помогать. Я сама когда-то закончила музыкальную школу. И даже пыталась писать музыку.

- Ира... - девочка оборвала себя на полуслове, не решаясь попросить.

- Ты хочешь, чтобы я сыграла?

Ребенок молча кивнул. Сергей сел в кресло, взяв девочку к себе на колени.

- Сейчас руки погрею немного. Сто лет не играла, не знаю, получится ли что-нибудь...

Черное вздрогнуло, насторожившись. Первые звуки разочаровали. Это были хаос, разлом, отсечение, беспорядочное скольжение, сталкивание и, наконец, тишина...

- Вот руки, кажется, готовы, - Ирина глубоко вздохнула, подавив нервный смешок. - Ну, с Богом!

Первые аккорды музыки робко прикоснулись к Черному. Они были мягкими и теплыми, как само Черное. Оно сжалось, невольно отодвигаясь, но мягкое и теплое доверчиво покатилось к нему, норовя прильнуть и спрятаться, войти в Черное и раствориться в нем.

Теплое и мягкое, порывшись в складках одежды, протянуло Черному шкатулку. Она была легкой, как воспоминание о давно минувшем и безвозвратно ушедших. Черное слегка приоткрыло ее и заглянуло вовнутрь. На дне, выстланном невесомой материей тонких чувств, безмятежно спало трогательное и волнующее. От него исходил завораживающий, трепетный аромат грусти.

Черному сделалось невыносимо больно и одиноко, То, что спало на дне шкатулки, было из другого мира. Черное увидело его сны...

Скитаясь по дорогам, трогательное и волнующее оказалось у обители Черного и теперь пыталось рассказать ему об увиденных и сотворенных невесть кем мирах. Все Черное стало одним слухом. Торопливо, задыхаясь, боясь отстать, Черное бежало по тонкой паутинке повествования рядом со звуками. Оно второпях заглатывало их, наполняясь ими до краев и опустошаясь до дна.

Черное бунтовало, волновалось, смирялось, искало выход в миры цвета и форм. Но выхода не было... Черное, устав бороться, жалобно всхлипнуло и заплакало. Оно умирало... Но прежде, чем успело это понять, музыка смолкла и наступила тишина...

Ирина повернулась к мужу и ребенку.

Сергей поднес палец к губам, призывая жену к молчанию. В его взгляде застыли мольба и смятение. Глаза девочки были закрыты. Она почти не дышала. По щекам ее катились прозрачные бусинки слез. Ира закусила губы. Пальцы рук судорожно впились в колени и побелели. Ребенок открыл глаза и в недоумении потрогал мокрые щеки, но будто что-то вспомнив, теснее прижался к Сергею и срывающимся от волнения хриплым шепотом проговорил:

- Мама, что ты играла?

Ирина вздрогнула, ахнула и, пытаясь загнать невольное восклицание обратно, зажала рот рукой.

Мама? - девочка протянула к ней руки.

Ирина схватила их и медленно опустилась на колени рядом с креслом. Она уткнулась лицом в детские ладошки и беззвучно заплакала.

- Так, милые дамы, с вами не соскучишься! - подчеркнуто грубовато пробасил Сергей, но голос его предательски дрогнул.

- Папа? - почувствовав его состояние, тревожно спросила девочка.

Тут уж не выдержал Сергей. Он сгреб обоих в охапку и они долго сидели втроем, прижавшись друг к другу, молчаливые и счастливые. Их "Аглашка-букашка", их любимый и боготворимый ими "Огонек" впервые назвал Ирину и Сергея Папой и Мамой. Им казалось, что все тревоги и несчастья позади, но судьбе было угодно иное...

За два часа до прихода гостей супруги наряжали девочку. У нее были длинные, пушистые волосы, которые Ирина заплетала в толстую косу, венчая ее голубым или зеленым бантом. Сегодня же, в честь праздника, Ирина впервые вплела ей белый бант. Повертев ребенка, оценив, Сергей, с этого дня "папа", радостно подытожил, обращаясь к жене:

- Не обижайся, мать, но нынче все мужчины будут у ног нашей дочери.

- Какие обиды! - глаза Ирины, с этого дня "мамы", лучились невыразимым счастьем.

- Папа, а мне идет белый бант?

Сергей вопросительно посмотрел на жену. В ответ она молча покачала головой.

- Почему ты решила, что он - белый?

- Но ведь он же и вправду белый! - упорно настаивала девочка.

- А тебе какой хотелось бы? - пришел в себя Сергей.

- Голубой, мой любимый, - ответил ребенок.

Ирина принесла бант и принялась заново переплетать косу.

- Пойду покурю, - Сергей бросил на жену многозначительный взгляд и покачал головой.

- Ну вот, так, как ты хотела, - Ира прижала девочку и крепко поцеловала.

В комнату вернулся Сергей. С укором глянул на жену и перевел взгляд на ребенка.

Коса с бантом была перекинута через плечо и лежала на груди. Пальцы девочки торопливо ощупывали бант. Темп, с каким она это делала, постенно нарастал. Пальцы ребенка не просто скользили по материи, они мяли и дергали ее в разные стороны. Губы девочки были крепко сжаты, а лицо приняло выражение недоумения и обиды.

Черное испуганно встрепенулось, стряхивая осколки безмятежного м спокойного сна-полузабытья. Оно принюхалось. Пришедший запах странно и тревожно возбуждал. Слух обострился, раскинув невидимые сети, в которые то там, то здесь стало биться коварное и злое. Черное охватили паника и ужас. Оно не знало, что ЭТО, но чувствовало его присутствие.

Коварное и злое замерло, затаившись в сетях слуха. Но не в состоянии было спрятать запах. Волна запаха поднималась и ширилась, неудержимо заполняя все вокруг. Вскоре Черное оказалось на крохотном островке, над которым угрожвюще нависли стылое, холодное пространство, плотный, непроницаемый, медово-полынный запах и тонко вибрирующая струнка тишины, с изготовившимся к прыжку коварным и злым.

Черное, задыхаясь от ужаса, заметалось в поисках спасения. И тотчас в самую середину мечущегося, страдающего Черного ударило острое копье мысли: коварное и злое исходило от... Сергея и Ирины! Оно являлось порождением мира, умевшего только видеть и называлось... ЛОЖЬ!

Черное споткнулось об нее и, падая, закричало, запричитало, захлебываясь в хриплом, диком вопле...

Девочка закаменела, лицо ее, как молния, перечеркнула судорога. Руки порывисто сжали бант, будто хотели раздавить его и уничтожить.

- Это... не голубой бант! Это - зеленый! - завизжала она, теряя сознание...

Сердце Дмитрия, сбившись с ритма, гулко ударяя о грудную клетку, налилось многопудовой тяжестью. Он представлял собой один большой сгусток адреналина. Аглая же сидела не шелохнувшись, со спокойным и даже бесстрастным лицом.

- С тех пор, - закончила она свой рассказ, - мои Дни рождения не отмечают. Только Дни Ангела.

- Вы пытались объяснить, что с тобой произошло?

- К приходу гостей я, к счастью, пришла в себя. Ребенок есть ребенок. Но Ирина и Сергей не отпускали меня ни на шаг. Я чувствовала, как от них идут мощные потоки страха и раскаяния. Мне было их невыносимо жалко. Я изо всех сил старалась быть "на уровне".

- А бант?

- Бант к тому времени поменяли на мой любимый, голубой. Но дело было ни в нем и ни в цвете. Они впервые позволили себе обмануть меня. Я страдала, не понимая зачем они это сделали.

- Миллионы людей ежедневно лгут друг другу, - снисходительно усмехнулся Дмитрий.

- Они лгут с такой легкостью потому, что не представляют, как выглядит ложь на ином уровне восприятия. Для большинства, ложь - абстрактна: нельзя пощупать, столкнуться лицом к лицу, остаться один на один. Но существует иное ее ощущение: оно довольно неприятно и это еще мягко сказано. Это очень страшно.

Есть мир, созданный для человека, в его материальном, так сказать, исполнении. Но есть миры, порожденные человеческой мыслью. Энергия мысли во сто крат превосходит мускульную, физическую. Она может стать панацеей для человечества, но может и универсальным оружием, по сравнению с которым атомное, водородное и прочее покажется набором игрушек из "Детского мира".

- Надо полагать, ты таким оружием владеешь?

- Не в той мере, в какой хотелось бы.

- Энергией мысли может управлять каждый или это удел людей... людей...

- ...слепых, ты хочешь сказать?

- Я понимаю, что у некоторых людей с отклонениями, могут быть обострены другие чувства. Но незрячих, например, много, однако мало кто из них обладает твоими способностями.

- И у сколь же ты спрашивал об этом?

- До тебя ни у кого, - вынужден был обескураженно признать Дмитрий.

- Вот видишь, - в голосе Аглаи послышалась обида. - Кто знает, какими образами живет в мире зрячих слепой? Слепой от рождения? Никто! А между тем, это пограничный мир. Как миры немых, глухих, сумасшедших...

- Сумасшедших? - перебил ее Димка. - По-моему, ты увлеклась.

- А что тебя смутило? - спокойно отреагировала Аглая. - Кто такие сумасшедшие? - И с ударением произнесла: - Сошедшие с ума! То есть, перешедшие на иной уровень восприятия и отражения.

- Только и всего-то, - не смог скрыть иронии Осенев.

Аглая поморщилась:

- Ты исходишь из принципа, что окружающие тебя люди - нормальные. Но позволь спросить: по отношению к чему, к кому они нормальные и относительно чего? Есть какой-то мир, именуемый миром нормальных людей. Но было бы глупо предположить, что он - единственный. Те, кто не вписываются в его рамки, имеют отклонения - ненормальные. А отличие их, в сущности, всего лишь в том, что нормальные и ненормальные по-разному воспринимают окружающий их действительный мир. Тем не менее, именно все вместе мы и создаем тот пестрый, мозаичный фон, который потом предстает во всем многообразии и неповторимости.

- Какое ты в нем занимаешь место?

- Со мной сложнее, - смутилась Аглая. - После того происшествия с бантами Ирина и Сергей поняли, что я обладаю способностями, не развитыми у большинства людей. Они сразу отбросили все сверхъестественное и стали искать цепочку явлений, проявляющихся в природе на ином уровне. На том, о котором сегодняшняя цивилизация пока не знает, а может знала, но знание это утратила. Они обложились массой книг - медицинских, философских, по археологии и истории. Человечество в своем развитии уходило вглубь окружающего пространства, расширяя информационное поле о нем, спрессовывая время, ужимая. Ты только вдумайся: в 1861 году в России отменили крепостное право, а в 1961 люди уже полетели в космос. Через каких-то сто лет! Огромной скачок сделала человеческая мысль в техническом направлении. Но за двадцать два года до полета в космос, создали крематории. Сожжение заживо людей - это эпоха инквизиции - четырнадцатый, пятнадцатый века. А теперь представь, на сколько рванула вперед и ввысь техническая мысль и на каком уровне осталась человеческая мораль.Так вот, Ирина и Сергей, помимо того, что помогали мне расширять, грубо говоря, диапазон технической мысли, основной упор сделали на расширение информационного поля не вокруг меня, а вглубь меня самой. Во все времена рождались люди, чье информационное поле в пространстве оказывалось ограниченным. Одни не умели видеть, другие слышать, третьи - говорить... те же сумасшедшие. Все они вынуждены были уходить в себя, в сущность природы самого человека. Но что мы знаем о себе? Да ровным счетом ничего! Я оказалась среди тех, кто вынужден идти вглубь сущности человека. А она неотделима от природы. Человек - ее последнее творение, она постаралась вложить в него весь свой "золотой запас". К сожалению, повзрослев, человек не оценил в полной мере это наследство. Но самое неудачное, что он сделал - это добровольно обрек себя на изгнание из общей, цельной экосистемы планеты и космоса. Мои способности, Дима, - это колоссальная работа, цель которой - достичь максимальной гармонии между моим внутренним миром и природой.

- Аглая, извини, - перебил ее Дмитрий, - какое у тебя образование?

- Экстерном программа общеобразовательной школы, истфак заочно, музыкальная школа по классу фортепиано и каждый день - занятия "на природе".

- Не понял.

- Видишь ли, у человека одним из главных и сильнейших восприятий является зрительное. Но, согласись, в природе есть масса видов, не способных отличать цвета, видящих лучше не днем, а ночью, либо видящих ограниченный спектр окружающего мира, некоторые - не имеют глаз вообще.

- Кто это? - невольно вырвалось у Дмитрия.

- Растения, например. Природа - это не только тот, кто. Это еще и что: камни, дождь, почва, горы, ветер многое другое. Вспомни древнейшие цивилизации дохристианского периода, которые на тот момент находились в тесной взаимосвязи с природой, обожествляя эти явления. Они наделяли своих языческих богов физическими чертами людей - умением видеть, слышать, осязать, чувствовать и под давлением этих чувств совершать те или иные поступки. Иначе говоря, наши далекие предки как бы признавали за явлениями природы право на собственную жизнь, но только на ином уровне. Я понимаю, сегодня подобные рассуждения могуть вызвать, в лучшем случае, снисходительную улыбку.

- Если я тебя правильно понял, ты хочешь сказать, что камни, деревья или дождь способны чувствовать?!

- Как-нибудь я тебе продемонстрирую это, - откликнулась Аглая. - Но легче всего в живой природе распознается человек. Он является высокоорганизованной материей, а значит, информация, сосредоточенная в нем, рядом с ним, обширна, как ни у кого более на земле.

- Ты можешь продемонстрировать свои способности?

- Я - не маг или волшебник. Демонстрация способностей - это, скорее, трюк. Истинные способности - работа и, поверь, не самая легкая. Я никогда не трачу свои усилия на "показательные выступления".

- Я так и знал! - с победным видом резюмировал Осенев.

Аглая лишь улыбнулась в ответ на его выпад. Улыбка получилась мудрой, сделав одновременно ее лицо молодым и привлекательным. Дмитрий устыдился своего мальчишеского триумфа и невольно смутился. В это время в комнату вошла Татьяна.

- Кушать подано! - провозгласила она, держа на вытянутых руках уставленный тарелками большой поднос.

Дмитрий с готовностью встал, собираясь ей помочь. Вскочил и Мавр.

- Маврик, ты, как всегда, в своем репертуаре: если за стол, то впереди планеты всей, - заметила Татьяна.

Все засуетились, рассаживаясь. В разгар веселой и шумной трапезы в комнате появилось новое действующее лицо. Мавр, вкушавший свою порцию еды на кухне, неожиданно возник на пороге. Он весь был преисполнен достоинства, как старый английский дворецкий. Аглая, до того что-то оживленно говорившая, замолчала и повернулась в его сторону.

- Заходи уже, - ласково проговорила она.

Дмитрий решил тоже поддержать собаку:

- Мавр, иди к нам.

- При чем здесь Мавр? - усмехнулась Татьяна и, лукаво глянув на Осенева, принялась за новую порцию салата.

Димка вопросительно посмотрел на нее. Она вся ушла в процесс поглощения блюда. Мавр, выдержав эффектную паузу, отошел в сторону и из-за двери показалась кошачья мордочка.

- Вот и Кассандра пожаловала. Здравствуй, гулена. У нас, между прочим, гости. Опаздываете к ужину, мадам, - голос Аглаи был пронизан нотками тепла и ласки.

Кошка грациозно прошествовала к столу и потерлась о ноги хозяйки. Затем подошла к Татьяне и выразительно на нее посмотрела.

- Попрошайка, - беззлобно обронила та. - Я тебе и Маврику все на кухне оставила. В доме гости, веди себя, пожалуйста, прилично.

Кошка сделала для себя выводы, но они явно шли вразрез с "приличным" поведением: получив от Татьяны кусочек котлеты, Кассандра выразительно уставилась на Осенева.

- Чего зажлобился? - рассмеялась Танька. - Не видишь, что ли, человек кю-ю-ушать хочет.

Димка протянул ей колбасу.

- Думаешь, ей есть нечего? - не унималась Таня. - Это она тебя "тестирует": поделишься или нет.

- И если бы не поделился...

- ... то к моменту ухода обнаружил бы приличную лужу в кроссовках, а, может, и еще что - теплое, мягкое и скользкое.

- Таня! - не выдержала Аглая.

- Молчу, молчу, молчу...

Касандра, удовлетворенная, отбыла с Мавром на кухню.

- Пошли наши косточки перемывать, - не удержалась от комментария Таня.

Дмитрий потянулся было к тарелке с хлебом, да так и застыл с протянутой рукой, настолько поразила его пришедшая мысль: "Как она догадалась о присутствии Кассандры?! Ладно, собаку еще могла услышать. Но кошку?!"

Аглая подняла голову от тарелки и замерла.

- Что случилось? - спросила, обращаясь к Дмитрию.

Он изумленно уставился на нее. Татьяна, не понимая, переводила взгляд с одного на другого.

- Тебя что-то взволновало? - скорее, утвердительно заметила Аглая.

- Это, что, трюк? - наконец выдавил он из себя.

- О чем ты? - голос Аглаи напрягся.

- Кошка, - процедил Осенев.

- А-а, - облегченно вздохнула она. - Вот ты о ком.

- Но как тебе это удалось? - И не владея собой, не заботясь о такте и приличиях, он выпалил на одном дыхании: - Ты не могла ее видеть! Ты вобще ничего не могла видеть!

Аглая отложила вилку и нож и откинулась на спинку кресла:

- От тебя такой шквал эмоций катит, я боюсь, в кресле не усижу. Спокойно, Дима.

- Ты ясновидящая?

- Я уже объяснила тебе и достаточно популярно, что я слепочувствующая.

- Почему тогда о твоих способностях никто не знает?

- Кому надо, тот найдет. Я не делаю рекламы, но и не скрываюсь, обронила Аглая. Она помолчала и вдруг перешла на официальный тон: Господин Осенев, я твердо убеждена, что какими бы гениальными способностями не обладал человек, он при этом имеет полное право на личную жизнь. Я не могу исцелить всех страждующих и найти всех пропавших без вести. Не могу и не хочу. - Голос ее дрогнул, стал тише и Димке пришлось даже напрячь слух, чтобы услышать ее: - Я согласилась на встречу, это так. Но не потому, что возмечтала о популярности. Денег мне, слава Богу, хватает. Я должна извиниться: я никогда бы не дала согласие на это интервью.

Димка смотрел на нее во все глаза. В нем отчаянно боролись два чувства. Ему было жаль эту красивую и несомненно одаренную девушку. Но с другой стороны - его использовали, провели, как мальчишку. И его мужское самолюбие требовало немедленного, сиюминутного ответа. Татьяна, поняв по лицу Осенева, что надвигается гроза, поспешила ретироваться из комнаты, скороговоркой объяснив, что на кухне без присмотра остался пирог. Неловкое, затянувшееся молчание нарушила Аглая:

- Дима, я понимаю твое состояние и обиду. - Он увидел, как под смуглой кожей Аглаи расцветает нежно-персиковый румянец. - Танька мне все уши о тебе прожужжала... Я очень хотела познакомится с тобой. - И не давая ему опомнится от столь откровенного признания, быстро, сбивчиво продолжала, словно боясь, что он ее перебьет: - Мне кажется, я знаю тебя много лет. Наверное, это глупо с моей стороны, пытаться удержать тебя. Поверь, я никогда не использовала свои способности во вред, для нажима и давления... Но с тех пор, как я узнала о тебе, у меня не раз возникало желание ... повлиять на тебя. - Она глубоко вздохнула: - Но сегодня ты здесь по своей воле и вправе уйти и забыть обо мне. Первое, чему научил меня Сергей: любовь и насилие - несовместимы. Вот...

Она опустила голову и замолчала. Дмитрий продолжал пребывать в шоковом состоянии. Это было самое настоящее признание в любви - не отнять, что называется, не прибавить... Он, по-разному, представлял свою вторую половину, но даже в самых смелых фантазиях ему никогда не приходило в голову, что это будет девушка, хоть отдаленно напоминающая Аглаю. Впоследствии он так и не смог объяснить, что именно заставило его сделать этот шаг, но Дмитрий никогда о нем не пожалел. Это был какой-то безумный, безотчетный порыв, искра, молния, - одним словом, огонь. Осенев встал, легко подхватив девушку из кресла и прижав к себе, прошептал ей на ухо:

- Аглая, я здоров, как бык. Все мои родственники тихо и мирно сидят по домам. Но я хочу попросить тебя об одном одолжении . - Он сделал паузу, на миг испугавшись и представив, что произойдет, если он неправильно ее понял. Но почти тотчас отбросил эту мысль и "кинулся в омут с головой": - Выходи за меня замуж.

Она слегка отстранилась:

- Ты представляешь себе, что значит иметь такую жену, как я - слепую "ведьму"?

- Позволь тебя огорчить, я тоже не ангел, - в тон ей ответил Дмитрий и мечтательно проговорил: - Зато какие у нас будут дети... Рыженькие, как ты, голубоглазые, как я. Рожки маленькие, копытца стройненькие. И... хвостики!

- И у каждого персональная метла, - продолжила Аглая.

- Ага, с проблесковым маячком. Так ты согласна?

- Я сделала даже больше, - прошептала счастливо Аглая. - Я согласилась нарожать тебе чертову дюжину.

- Танька! - заорал Осенев так, что Аглая отшатнулась.

- Что случилось?! - застыла та испуганно, влетев в комнату.

Следом за ней вбежали Кассандра и Мавр.

- Свидетельствую! - указующий перст Димки уперся в сторону смущенной Аглаи. - Эта женщина меня околдовала и отныне я вынужден терпеть ее присутствие "в горе и в радости, в богатстве и в бедности, пока смерть не разлучит нас."

- Дима... Аглая... - Татьяна, боясь поверить в мелькнувшую догадку, неуверенно присела на краешек кресла. - Осенев, в натуре, ты что, женишься?!!

Дмитрий привлек к себе Аглаю.

- Пора и мне на покой, - философски заметил он.

- А-а-а! - взвизгнула Танька, кидаясь к ним и повисая всей своей нехилой массой на обоих. - Осенев, это же бомба будет в городе! Никто не поверит - "беспредельщик пера" женится! - Она обернулась к присмиревшим животным: - А вы чего расселись, как партбюро? Гуляют все!

Собака и кошка задумчиво созерцали суету сует человеческую.

КАССАНДРА : Таня говорила, что у него есть квартира в "курятнике". Как ты думаешь, Мавр, он переедет к нам или заберет Аглаю к себе? Должно быть, это ужасно жить вместе с курами. Они гадят, где попало.

МАВР: Если он любит ее, то останется в этом доме. У нас теперь будет два хозяина. Начнется неразбериха: один одно говорит, второй - другое. Порядки, наверное, изменятся, дисциплина станет жестче.

КАССАНДРА : Я слышала, большинство мужчин кошек терпеть не могут. Соседский Вася, рассказывал, как однажды нечаянно опозорился в уголке. Так хозяин схватил его сзади за шею и, чуть не сломав, принялся тыкать в кучу прямо флизимо... физиномомией, в общем, мордой.

МАВР: Святой Анубис, какая безживотность!

КАССАНДРА : Василий говорил, что он пред этим просился, но все смотрели какой-то боевик по "ящику" и никто не хотел вставать, чтобы его выпустить.

МАВР: Эти люди, действительно, иногда бывают совершенно несносны. И вообще меня давно волнует вопрос: думают ли они?

КАССАНДРА: Если и думают, то очень немногие.

МАВР: А Дмитрий?

КАССАНДРА: Он поделился со мной из своей тарелки и погладил.

МАВР: Я видел. А какая у него рука?

КАССАНДРА: Сильная, но ласковая. По-моему, он не будет нас шпынять.

МАВР: Я принесу жертву Святому Анубису и попрошу его подсказать Дмитрию быть со всеми поласковей в этом доме.

КАССАНДРА: - У меня осталась рыбья головешка. Думала, завтра утром доем. Да чего уж теперь! Раз такие дела, возьми от меня эту жертву. Твой Анубис не обидится, что не вся тушка, а только головешка?

МАВР: - Главное, чтоб шло от сердца. Тогда все примется, сложится, взвесится и вернется в судьбу.

КАСАНДРА: - Мавр, я подумала, если он останется надолго в нашем доме, здесь могут появиться новые люди... маленькие.

МАВР: - Если большие люди хотят маленьких людей, значит они любят друг друга.

КАССАНДРА : - Все у тебя просто. Ты меряешь больших людей нашими мерками.

МАВР: - Кассандра, я чувствую этого человека, он - хороший. Не злой и не предатель.

КАССАНДРА: - Поживем-увидим, но ты захвати Анубису и мою рыбью головешку...

ДНЕВНИК УБИЙЦЫ.

... Зачем я родился? Кто повелевает мной? Я сам? Люди? Бог?

Если я сам, то почему не волен в своих поступках? Я родился свободным, но все, что есть у меня моего - только имя. Я принадлежу этому дому, этой улице, городу, стране. Я - их собственность. Если я захочу перестать ею быть, я должен откупиться деньгами. Должен иметь очень много денег, чтобы сделать другой паспорт, продать здесь свое имущество, заплатить с него налог, пройти через все посты, вокзалы, таможни и границы. Но почему?!! Почему должен платить я? Всегда, всем, за все. Ведь никто из тех, кому я должен сегодня, ничего не заплатил за то, чтобы я родился свободным. То были другие люди, которых уже нет...

Я должен платить за проезд, хлеб, квартиру, учебу, врача. Я - должен! Но кто заплатит мне? Мне давно никто не платил. У меня украли мои годы, работу, зарплату. Я сам ничего ни значу. Я - раб. Рабов хотя бы кормили...

Иногда мне нечего бывает есть. Но я никогда не смогу украсть. Я берусь за самую грязную работу. Когда я прихожу ее делать, те, кто мне ее дают, видят мои глаза, в которых только голод. Они знают, что я буду терпелив и покорен, потому что я уже "на дне".

Они удивляются: зачем я пытаюсь выплыть на поверхность? Зачем мне солнце, берег, твердая земля? Они не говорят вслух, но я чувствую их взгляды. "Этот парень - не наш, - говорят они себе и друг другу. - С ним ясно: он не умеет жить, крутиться, приспосабливаться к обстоятельствам. Он обречен. Он - слабый, а нам нужны сильные."

... И сильные уходят вперед, оставляя на обочинах слабых, подбирая их скарб, воровато ощупывая карманы, срывая крестики и ладанки.

Я закрываю глаза, а вокруг только черное, черное, черное... Когда я их открою, ничего не изменится. Я стою "на дне". Без тепла, солнца и надежды. Меня придавили ко "дну" ноги сильных. Они стоят на моих плечах...

... Может, ведут меня и повелевают мной люди?

Но кто они - "ведущие и повелевающие"? Кто решил, что ЭТИ люди могут быть "поводырями", а ТЕ, например, нет? Кого они призваны вести - свободных или рабов? У сводобных одна дорога, у рабов - другая. А "поводыри" у всех одни. Но разве может тот, кто ведет свободных, знать, о чем мечтает раб, его желания и мысли, явные и тайные?

Свободными движет любовь и вера, рабами - страх и ненависть. Но что движет нашими "поводырями"? Они над любовью, верой, страхом и ненавистью, над свободными, которых ослепили и над рабами, которых погрузили в сон. Они боятся прозревших и проснувшихся. Если каждый из нас будет видеть свою дорогу, зачем ему "поводырь"? Но мы не видим и боимся остаться в одиночестве. Мы готовы отдать все, что есть: душу свою, мысли, совесть и тех, кого любим, кому завидуем, кого ненавидим. Даже тех, кого рожаем и кого хороним.

ПОВОДЫРЬ - это смысл жизни, наркотик.

Он дает ощущение хлеба и крова, сладости греха и его искупления, веры и цели. Одного не могут дать нам те, кто ведет нас и повелевает нами видеть. Из века в век они прячут от нас истину.

"Ведущие и повелевающие" уходят вперед, оставляя по обочинам кресты и виселицы, крематории и рвы, заполненные прозревшими свободными и проснувшимися рабами, подбирая семена рассыпанных ими слов, воровато выкалывая им глаза, вырывая языки.

Я иду за моим "поводырем", пью его, как наркотик. Хочу ли я прозреть и проснуться? Остаться один? ОДИН... на кресте, костре или виселице, в газовой камере, крематории или во рву? Я БОЮСЬ. Но если я прозрею и проснусь, смогу ли я сам стать "поводырем"? Будет ли кто надо мной? Только Бог?..

... Я был сегодня в церкви и видел глаза Бога. Он смотрел на меня с печалью и сожалением. Но почему? Он не хочет, чтобы я прозрел и проснулся? Стал "поводырем"?

Я просил его :

- Господи, помоги мне! Я лучше тех, кто ведет меня и повелевает мной. Я знаю, куда идти, как сделать всех свободными, где скрыта истина и как звучит слово правды. Помоги мне, Господи...

Но Бог молчал, глядя с печалью и сожалением.

Где была твоя печаль, Господи, когда меня лишили хлеба? Где была твоя жалость, Господи, когда меня выбрасывали "за борт"? Кто знает муки мои, раны, унижения?.. Почему я родился свободным, живу рабом и мертвый до смерти? Господи, слышишиь ли ты меня?! Есть ли ты?!

Но Бог молчал...

Я не убивал, не крал, не обижал сирот. Я забыл, что такое грех. Тебе не угоден нищий праведник? Или страданиями своими я расплачиваюсь за место в Твоем раю? Так возьми меня к себе! Я устал ТАК жить... Тебе нужна чистая, страдающая душа или грязная, заблудшая душонка, приползшая на коленях к вратам рая, молящая о прощении и спасении, кающаяся и покорная? Дай мне знак, чудо, чтобы я уверовал в Тебя, Господи! Чтобы знал, что в страданиях моих Ты со мной.

Но Бог...

- Господи, Тебе не нужна моя душа?!!

Я никому не нужен здесь и не нужен Тебе, Господи. Но ведь так не бывает. Если человек приходит в этот мир, значит его ждут. Но кто его ждет за пределами этого мира? Кто придет за мной - ангелы или бесы? Здесь, на земле, правят бесы, значит, это - ад. Тогда ... почему я один в этом аду? Если я не могу повести свободных и рабов, я поведу мертвых...

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД!!!

... Я шел по улице, вокруг меня было много людей. Они шли рядом со мной - сзади, сбоку, позади и впереди. Мы касались друг друга. Мимо нас проносились машины, автобусы. Еще были дома, учреждения. И везде - люди. Море, океан людей. Почему же я так одинок? Я встречался с ними взглядом, а они быстро отводили глаза. Но я замечал, как они мгновенно меня оценивали. Стоптанные туфли, старая немодная одежда - на мне очень и очень дешевый ценник. Я привык к тому, что стою дешево. Сначала мне было стыдно, потом обидно, теперь это уже не имеет никакого значения.

Раньше, когда у меня была постоянная работа и деньги, я мечтал разбогатеть, хорошо одеваться, сделать ремонт в квартире, окружить себя изящными вещами, интересными книгами и видеофильмами. Потом я мечтал найти работу, неважно какую, лишь бы были деньги. Сейчас я мечтаю о том дне, когда смогу вдоволь поесть. Мои мечты крошатся и мельчают. Кто в этом виноват?

Голод и одиночество - два моих палача. Один пытает меня днем, второй по ночам. Я просыпаюсь задолго до рассвета и не могу заснуть. Я всегда один на ночном пиру. Это пир любви и смерти. Но смерти - чаще.

Человек идет по черному лабиринту, а за ним невидимками крадутся страх и ужас - смертный лик ночного пира. Человек не знает, есть ли на нем тавро смерти, обреченная ли он жертва или роковой перст неотвратимости назначил ему иную ночь, другой час.

Но я видел ЭТО. Их было двое: охотник и жертва.

... Площадь была пуста. Яркие фонари освещали несколько иномарок у входа в ночной клуб. Одному из их владельцев оставалось жить несколько минут. Но он не знал. Он вышел из клуба и, улыбаясь, глубоко вдохнул. Он не почувствовал, как зазвенели листья на тополях и пригнули головы ниже к земле цветы, как судорожно сжалась под тротуарной плиткой почва и в лихорадочном блеске задергались звезды. Он думал, что если он - человек, то самый сильный и умный. Раслабленно и спокойно он шел к машине и не знал, что он - уже никто и ничто, только жертва, маленькая фигурка в перекрестье прицела.

Автоматная очередь сначала отбросила его назад, потом переломила пополам и, распяв пулями, швырнула на грязный асфальт дороги. И тогда я увидел охотника. Он слез с крыши магазина, перебежал через проходной двор. Мгновение спустя во дворе хлопнула дверца машины, взревел мотор и она, сверкнув под светом фонарей темно-красным астероидом, упала в ночь.

В дикой природе хищник, убив жертву, устремляется к ней, чтобы утолить голод. Человек, убив себе подобного, стремится скрыться прочь от жертвы, чтобы не оставить память о себе. Я знаю, что ночь создана для любви, иногда я тоже вижу ее лик, слышу дыхание - нежное, возбужденное... Стоны, слова, гармония и покой. Но я был на ночном пиру смерти. Я никогда не смогу забыть его. Теперь он каждую ночь со мной. Я боюсь своего одиночества, себя, потому что знаю, как легко, быстро и безнаказано можно убить человека...

...Почему "за бортом" оказался именно я? За что я наказан? Возмездие это или испытание? Если мое нынешнее положение - возмездие за прошлое, то где он - грех? Какой и в чем? В поступке или мыслях? А, может, он в моем молчании? Может ли быть возмездие за то, о чем мы думаем, но не совершаем, видим, но молчим? Возмездие-предупреждение. Не огонь, но ожог. Чтобы задумались: если такова кара за мысль, то какова она будет за поступок? А молчание? Оно - согласие или протест? Сколько же нас - равнодушно-согласных и безмолвно-протестующих?..

Сегодня я был в исполкоме: хотел записаться на прием к мэру. Я устал в одиночку решать свои проблемы. Но в исполкоме не решают личных проблем, только общие, всего города. И я понял, почему. Если власти будут решать проблемы каждого жителя, у них не останется времени для решения своих собственных. А ведь именно ради этого и идут во власть. Власть - наше испытание и наше возмездие. Испытание на здравосмыслие, голос или молчание. И уже потом, в зависимости от нашего выбора, нас настигают либо возмездие, либо оправдание. Но чаще - расплата. Бьет она больнее всего тех, кто эту власть выбирает. Возмездие стегает кнутом власти по плечам тех, кто их для нее подставил. Я из тех, кто подставил и сегодня меня вытянули кнутом, как раба. Мне указали мое место...

Женщина, холодная и страшная, как прорубь, сортировала человеческие беды и горе. Мы тонули в ее ледяных глазах, слезами и словами цепляясь за острые торосы ее души, а она деловито и спокойно прижигала нас своим властным клеймом: "допущать к сиятельному вельможе", "не допущать". В какой-то момент мне показалось, что я вижу ее в перекрестье оптического прицела. Но она это не почувствовала. Я не хочу жить в одном городе с "поводырем", который не чувствует, не слышит тех, кого он ведет. Это - мой город! В нем стало слишком много "поводырей". И слишком много рабов, когда-то родившихся свободными.

Раб от рождения не страшен.

Опасен раб, познавший свободу и однажды лишенный ее.

... Могу ли я стать чьим-то ВОЗМЕЗДИЕМ?..

После отпуска, последовавшего за скромной свадьбой, Осенев вышел на работу в редакцию. Первый день дался ему с трудом: замучили коллеги и, не умолкая, звонил телефон. Главным образом, всех волновало его житье-бытье с Аглаей. Родители - Димкины и его жены - постарались сделать все возможное, чтобы "дети" с первых дней почувствовали их поддержку, уважение и понимание. Дмитрий знал, насколько нелегко было его родителям смириться с выбором сына. Но мать и отец, после встречи с Аглаей, настолько оказались ею очарованы, что намечавшиеся напряженнось и неприятие угасли, не успев разгореться. Тихомировы же окружили Димку таким вниманием и любовью, словно не Аглая была их дочерью, а он - сыном. Кроме того, обоих родителей объединила одна, но "пламеная страсть" - внуки и ... побольше.

До встречи с Осеневым Аглая не была затворницей, но вела достаточно замкнутый образ жизни, общаясь, в основном, с Тихомировыми, двумя-тремя друзьями и дуэтом Кассандра-Мавр. Дмитрий же, в силу профессии, имел обширные связи и знакомства. Он понимал, насколько непросто будет жене адаптироваться к его окружению, ритму жизни и проблемам. Расписавшись, они, по обоюдному согласию, организовали маленький семейный вечер, на котором присутствовали только родители, несколько близких друзей и свидетели. Со стороны Аглаи - Татьяна, со стороны Дмитрия - Юрка Звонарев. Последний работал в отделе уголовного розыска горуправления Приморска. "Закрытый характер" главного события в жизни "беспредельщика пера" Осенева, лишь подогрел и обострил интерес к его второй половине. Среди коллег и многочисленных знакомых на этот счет гуляли невероятные слухи, строились догадки, а самые азартные рискнули заключить пари. Одним словом, прежде нараспашку жизнь Осенева неожиданно оказалась окутана тайной, проникнуть в которую желал весь околожурналисткий и, не только, бомонд Приморска.

Поэтому первый день после отпуска Димка охарактеризовал, как "пресс-конференцию со стриптизом". Он впервые оказался в роли "обратной стороны". Его расспрашивали, ему звонили, но после доброжелательных поздравлений неизменно следовали вопросы - умные и глупые, беспардонные и остроумные, ставящие в тупик, либо вызывающие едва сдерживаемое раздражение. К концу рабочего дня Осенев почувствовал себя зверски избитым, бесчеловечно затравленным и безжалостно распятым. Он нетерпеливо поглядывал на часы, желая только одного - дождаться пяти часов, сорваться с места и в считанные минуты оказаться у ворот старого домика, за стенами которого ждали его женщина, его кошка, его собака.

Медовый месяц, сентябрь, они вчетвером провели в доме Аглаи. Под страхом смертной казни туда было запрещено появляться всем без исключения. На этот счет Осенев выразился достаточно откровенно: "Убью любого, кто вломится!" Однако, месяца ему не хватило, запрет был продлен, с одним лишь исключением - вновь подключили телефон. Аглая вошла в его жизнь непознанным континентом. Он так и называл ее иногда "золотая терра инкогнита". Каждый новый день приносил сногшибательные открытия. Однако она, видя его нетерпеливое желание познавать ее, не торопилась открывать перед ним свои, блистающие светом озарения, и темные, уходящие в бездну, миры.

Временами, просыпаясь по ночам, он долго лежал с открытыми глазами. В полумраке комнаты, затопленной наводнением лунного сияния, разглядывал спящую Аглаю. Боясь разбудить, осторожно притрагивался к ее волосам, погружая пальцы в притушенный ночью блеск огненного, шелковистого водопада. Из сада, сквозь раскрытое окно, в комнату бесшумно падали капли тонкого аромата спелых яблок, отцветающего цветотравья. Он наслаждался этими ночами, с их настороженной тишиной, размытыми очертаниями предметов, неясной тревогой, заключенной в неузнанных шорохах, которые пронзали мозг, вызывая в нем фантастические, ирреальные видения.

Его возбуждал запах и голос ночи. Из глубин подсознания, из памяти хромосом пробуждалось и рвалось наружу его первобытное, дикое естество. Он чувствовал себя наполненным до краев восторгом и страхом, одержимостью и смирением, бунтом и умиротворением. С тех пор, как он встретил Аглаю, невольно попав под ее влияние, Димка стал замечать вещи и явления, которым ранее не придавал в жизни абсолютно никакого значения.

Вот и теперь, сидя в кабинете, ожидая окончания рабочего дня, бестолкового и шутоломного, Осенев совсем не испытывал прежней радости от того, что завтра ему вновь возвращаться сюда: читать письма, готовить в номер материал, мотаться по городу, встречаться с людьми, - одним словом, выполнять косметические операции по приданию человеческому обществу "а-ля двадцатый век" сколько-нибудь удобоваримого облика. Зазвонил телефон. С кислым выражением лица он нехотя поднял трубку.

- Осенев, слушаю, - голос усталый и безразличный.

- Звонарев, докладываю.

- И ты, Брут?

- Достали? - понял Юрка. - А как ты хотел? Слава, брат, вещь утомительная. - И ехидно осведомился: - Доступ к телу продолжается? Я не опоздал?

- Юрка, - уже смягчившись, поинтересовался Димыч, - ты вообще-то в курсе, что в жизни не только трупы встречаются, но и живые люди?

- Я живых людей престал замечать, когда в угрозыск пришел. Нет их, живых, Димыч. Только трупы - живые и мертвые.

- А ты тогда кто?

- Я? Мент поганый! - бодро откликнулся друг.

- И что тебе, мой самый лепший и поганый мент, от меня надо?

- Поговорить.

- А санкция прокурора у тебя есть?

- Ага, - засмеялся Юрка, - "Макаров" его фамилия. Устроит?

- Ладно, хорош трепаться. Я уже пошабашил и рву когти, пока меня Альбина не приработала. Она мне сегодня тайм-аут дала. Так что я уже бегу, а ты давай подгребай к нам, часам к восьми. Пойдет?

- Если все тьфу-тьфу будет, то да.

- Тогда ждем. Пока.

Услышав гудки отбоя, Осенев положил трубку, собрался и, стараясь незамеченным проскользнуть мимо кабинета главного редактора, вышел на улицу.

Напротив редакции, через оживленную, широкую автомагистраль, располагался Центральный рынок Приморска. Поглядев по сторонам и, не обнаружив засевших в каменных джунглях "вьетконговцев" (гаишников), Димка перебежал на красный свет. Под ярко горящими уличными фонарями, несмотря на сгустившиеся октябрьские сумерки, сидели многочисленные торговки. Прирыночная площадь находилась в стадии реконструкции. Стихийный рынок постепенно вытеснялся белоснежными, отделанными по евростандарту, ларьками. Они являли собой яркий контраст с грязными лужами, ямами, кусками кирпичей и разноцветным бумажным мусором. Но самым разительным образом "оазисы европредпринимательства" отличались от сидящих рядом на раскладных стульях и в самих ларьках бесполых существ, с отечными, обветренными лицами и неизменными сигаретами в руках. Это были торговки, одетые в куртки, ватники, брюки и штаны, сапоги, кроссовки или галоши.

На приезжающих в Приморск иностранцев они производили глубокое, неизгладимое впечатление, для выражения которого им явно не хватало словарного запаса родного языка. Хотя по мнению державных рулевых, именно эти "бизнес-вумен", освобожденные от воспитания детей, бытовых и семейных проблем, оккупировавшие провинциальные рыночные и привокзальные площади, должны были символизировать небывалый расцвет малого бизнеса на СНГ-овских великих просторах. "Расцвет" же самих "вумен" мог стать неисчерпаемой темой для западного кинематографа ужасов. Всякие там "чужие", гориллы, Годзиллы, вампиры и маньяки со всеми своими приколами и "сюжетными поворотами" просто отдыхают!

Большинству из торговок было от двадцати пяти до сорока и старше. Глядя на их руки и лица, закаленные веселеньким приморским климатом, Осенев не раз с содроганием представлял себе последующие поколения города, зачатые этими женщинами после двенадцатичасовых "трудовых капиталистических вахт", которых "любили" их мужчины, освобожденные от работы и зарплаты, в стылых, нетопленных, без света, тепла, воды и газа, квартирах. Но, несмотря на облупившийся маникюр, расплывшуюся косметику, хриплые голоса, увядшую кожу, ранние морщины и тоскливые глаза, Осенев любил их. Любил за искусство выживать, одержимость не сдаваться на волю "временных трудностей", за хлесткий, неповторимый юмор и даже за наивную, всепоглащающую страсть к "мыльницам" и кроссвордам. Он без дураков, вполне серьезно полагал, что они во сто крат превосходят самых элегантных и грациозных див. Легко улыбаться в глазок теле-фотообъектива, идя по подиуму в платье от Диора, зарабатывая за один демонстрационный показ тысячи долларов. Это сможет сделать любая женщина. И только наши способны улыбаться , имея пятак с пачки сигарет, глядя в беспросветное будущее, сидя по двенадцать часов на раскладном стуле в дождь, зной, снег, стужу, в бесполых и бесформенных "шедеврах", производства Китая и Турции. За миллионы можно продать душу. Но на них нельзя ее купить. У приморских "вумен" душа была. Не купленная, а Богом данная.

Дмитрий никогда не упускал случая остановиться, поболтать, узнать последние городские "самые достоверные" слухи и новости, купить какую-либо мелочевку. Чувствуя его искреннее расположение и сочувствие, женщины отвечали ему взаимностью, нередко делясь интересной и, по-настоящему, стоящей информацией. Идя по рядам, здороваясь, он увидел, как навстречу, из-за широкого стола, поднимается дородная, внушительная Баба Рая.

- Димыч, - позвала она грубым голосом, - иди сюда, дружочек мой.

Осенев подошел. Она подмигнула соседкам и, держа на отлете в пальцах-сосисках тоненькую коричневую сигарету, нагнувшись, пошарила в огромной, клетчатой сумке. То, что она вытащила, повергло Димку в смятение.

- Мы тут сложились с девчатами, решили тебя поздравить и супружницу твою. Девку, говорят, ты тихомировскую взял. Не каку-бы там фотомандель. Мужик ты - видный, Димыч, но выбор твой одобрямс! Так что, как говорится, совет да любовь. - Она помедлила и спросила: - Ну, шо? По пять капль?

Димка, растерявшись, не знал, как поступить. Девчата положили подарок в большой пакет и теперь выжидающе смотрели на него.

- Это я должен бы вам ставить. Ладно, девчонки, завтра выставлюсь по полной программе.

Они живо разлили водку по одноразовым стаканам, разложили на хлеб сало, колбасу и соленья. Дружно выпили и закусили.

- Ты на базар че притопал? - с набитым ртом спросила Баба Рая. - Не стесняйся, тебе сегодня все бесплатно.

Осенев возмутился:

- Да вы что, в самом деле, девчонки! Избалуете, я каждый день женится буду.

- Не будешь! - уверила его Баба Рая. - От тихомировской дочки за здорово живешь не уйдешь.

- Чего так? - засмеялся Димка.

- Да уж так! - отрезала Баба Рая.

Через пять минут они выудили из него весь список: банка паштета, "Килек в томате", шоколадка, пиво, вяленая рыба. Еще раз клятвенно пообещав поставить "за свадьбу", распрощавшись, Димыч побежал к машине, на ходу кинув под язык предусмотрительно заготовленный девчатами "антиполицай". То ли от водки (сколько он там выпил?), то ли просто от общения с женщинами, настроение у него поднялось. Он был тронут подарком и искренними поздравлениями. Но больше всего - их деликатностью в обсуждении Аглаи. За день он наслушался столько и всего, что был приятно удивлен отсутствием интереса с их стороны. Хотя прекрасно понимал, чего им стоило сдержать себя. Торговля, базар - не столько "купи-продай", сколько многочисленные вариации на темы:

- Ты слышал, говорят...

- Да ты шо?!! Не может быть..

- А вы знаете, у этого-то...

- Да ну?!!

- Точно говорю! Сам видел... и т.д. и т.п.

Дмитрий открыл ворота, заехал во двор и заглушил двигатель. В кухне горел свет. Его ждали. Он на минуту прикрыл глаза и почувствовал, как наполняется нежностью и трепетом. Сколько осталось секунд? Сорок? Тридцать? Вот, сейчас, он откроет дверь, войдет и... Снаружи по дверце послышалось легкое скрежетание. Осенев перегнулся, взял пакеты и приоткрыл дверцу машины.

- Кассандра, - позвал шепотом.

В ответ раздалось требовательное мяуканье. Он вылез из машины, закрыл ворота и пошел к дому. Впереди, поминутно оборачиваясь, бежала Кассандра. Над дверью горел свет. Димка на мгновение задержался. Кошка подняла голову и сверкнула огромными желтыми глазами: "Открывай же! Чего ждешь?" - говорил ее нетерпеливый взгляд. Осенев улыбнулся:

- Эту женщину нельзя любить с разбега, Кассандра. К ней надо идти впотьмах, на ощупь, с замиранием сердца. Чтобы потом в полной мере насладиться ее "аглаем".

Кошка зажмурила глаза, заурчала и покорно села у его ног на крылечко.

КАССАНДРА: - Святая Багира, он совсем потерял голову! До чего у него глупый вид. Интересно, что он сегодня принес нам с Мавром? Если мне опять "Кильки в томате", я сниму с него весь отрицательный потенциал и он будет спать, как... Убитый? Фу! Слово-то какое нехорошее. Как котенок у материнской сиськи! Вот!

Осенев, наконец, распахнул дверь. Первым к нему подлетел Мавр. Кассандра, напротив, подбежала к вышедшей Аглае. Дмитрий, свалив в кучу на пол пакеты, потрепав по загривку Мавра, шагнул к жене и, обняв, зарылся лицом в густое, золотистое облако волос.

- Хозяйка, - зашептал ей на ухо, - не найдется ли в вашей таверне лишней раскладушки для странствующего менестреля? - Он подмигнул Мавру и Кассандре. - И для двух его друзей?

Собака и кошка выжидающе замерли, обратившись в слух.

- Ходють тут по дорогам всякие менестрели с друзьями, - нарочито грубо отвечала она, - а потом столовое олово пропадаить.

- Хозяйка, я вам песню спою и на лютне сыграю, - не унимался Димка. А друзья подпоют.

- Ну уж нет! - воскликнула Аглая, засмеявшись. - Если еще друзья начнут подпевать, то мне впору самой в странствия подаваться.

- Всем в кухню! - закричал Димка. - К очагу! Я чувствую запах зажаренного на вертеле вепря.

Мавр и Кассандра мигом сорвались с места. Войдя, Осенев увидел накрытый стол, аккуратно разложенные по тарелкам закуски. От духовки шел запах, способный утопить в слюнках самого взыскательного гурмана. Димка хитро взглянул на Аглаю и потянулся к своему любимому лакомству - сыру, намереваясь стащить кусочек. Мавр, увидев его маневр, глухо зарычал.

- Димка, ну-ка марш в ванную руки мыть.

Он быстро отдернул руку от тарелки и закатил глаза:

- Не дом, а "пресс-хата", ей-Богу, - притворился он обиженным. Стукач на стукаче!

Дмитрий щелкнул собаку по холке, но не успел отдернуть руку, как та сомкнула челюсти на его пальцах и легонько сжала, скосив глаза. Угрозы в них не было, лишь приглашение к игре.

- Хорошо-хорошо, Отелло, ты у нас в доме хозяин. Сдаюсь и подчиняюсь.

Помывшись и переодевшись, он вернулся. Голос его был бодрым и веселым:

- Значит, так: построение, перекличка, ужин, горшок и отбой. И чтобы в спальню не подглядывали, - обратился он к животным. - А то, ишь, взяли моду: как нам с матерью спать, так вам то кушать, то пить, то на двор приспичит. - Он разложил по плошкам еду Мавру и Кассандре.

Из прихожей принес большой красный пакет, раскрыл его. Димка достал шикарный деловой дневник с разными примочками: калькулятор, часы, карандаши, блокнотики, ручки и прочие канцтовары. Вынул красивую кожанную коробку и приоткрыл ее. На белом атласе, в гнездах-углублениях, лежал женский гарнитур: кольцо, серьги, браслет и бусы.

- Аглая, - позвал он, - иди ко мне. - Она молча приблизилась. - Нам с тобой сегодня подарок сделали. Продавцы с базара. Мне - деловой дневник, а тебе - вот это... - он вдел ей в уши серьги, надел на руку кольцо, браслет, на шею - бусы.

Ноздри Аглаи затрепетали:

- Можжевельник... - Она принялась пальцами ощупывать подарок: - Они, наверное, любят тебя, эти продавцы. Подарок - теплый-теплый, а запах от можжевельника - ласковый и... - она смешно сморщила нос, - ...вкусный.

На Аглае было темно-бордовое платье, с вырезом, открывавшим шею и плечи, отделанным тонкой полоской белоснежной кружевной вышивки. Мягкий трикотаж плотно облегал стройную фигуру. Незрячий взгляд резко контрастировал с отливающим матовым светом изящным гарнитуром, отшлифованным до костяного блеска. Осенев не мог отделаться от ощущения, что Аглая - порождение иной материи, соединившей в себе, казалось, несовместимые вещи: хрупкость и силу, беззащитность и способность сокрушать. Почувствовав его настроение, она прижалась к нему:

- Осенев, ты есть думаешь? И потом, ты обещал, что споешь мне и сыграешь на лютне. Боюсь, на голодный желудок это не получится. - Она помолчала. - Передай своим милым поклонницам в торговых рядах, что это самый дивный подарок, какой я получила к свадьбе. Не считая твоего, конечно.

- Ты серьезно?

- Более чем.

Он поцеловал ее и, обняв, направился к столу.

- Где мой любимый сырок? - Димка протянул руку к тарелке, но в это время в дверь позвонили. - Убью! - беленея, вскричал он. - Я же сказал, чтоб никто не приходил.

Открыв дверь, он увидел на пороге Звонарева. Тот, с папкой под мышкой, подчеркнуто строгим голосом, осведомился:

- Гражданин Осенев? Детектив Костогрызофф. К нам поступил сигнал, что вы силой удерживаете в доме заложницу.

- Заходи, детектив Костоломофф, - сменил гнев на милость Димыч. - Как раз к ужину.

- Ой, Димыч, - ужаснулся Юрка, - я фрак забыл надеть. - Он заискивающе заглянул в глаза друга: - Ничего?

- Ну, батенька, извините, без фрака никак нельзя. Барыня гневаться изволят.

- Ребята, может вам ужин в прихожую принести, на пороге и потрапезничаете.

Димка проводил гостя в кухню.

- Осенев, тебя еще и кормят?!

- А ты как думал, - он быстро схватил с тарелки сыр и отправил его в рот, блаженно закатив при этом глаза. - Баловень судьбы, можно сказать.

- Да, Димыч, пока не забыл. - Юра протянул ему небольшую папку: - Будь другом, побереги до лучших времен.

Глаза Осенева азартно заблестели, но Звонарев вмиг охладил его пыл.

- У тебя теперь жена есть, - понизив голос, проговорил он скороговоркой, пока Аглая отлучилась их кухни.

- Все так запущено? - дурашливо поинтересовался Димка.

- Даже хуже, чем ты думаешь, - серьезно ответил Юра, не приняв его шутливый тон.

- Мэр?

Звонарев кивнул.

- Копаете, значит, потихоньку?

- Копаю. Впрочем, хочешь - верь, хочешь - не верь, но изначальные материалы попали ко мне совершенно случайно. Бывает и к нам, ментам, Фортуна личиком поворачивается.

- Ладно, понял, - дружески хлопнул его по спине Димыч и с черным юмором пошутил: - Как говорится, в случае чего... и если меня того... в моей смерти прошу винить... и сразу в лоб - Совет безопасности ООН. А чего мелочиться?! Давай к столу. - Хозяйка-а! - позвал он жену командно-приказным тоном. - Долго еще нам с Портосом ждать бургудского?!!

- Бегу, бегу, господа мушкетеры, - послышались ее торопливые шаги и она возникла на пороге с графином ярко-красной наливки. - Не изволите гневаться. Вам презент, лично от Его Высокопреосвященства кардинала Ришелье. - Она открыла графин и принюхалась. Потом помахала вокруг горлышка рукой и вновь принюхалась.

Звонарев молча кивнул на нее и вопросительно взглянул на Димку.

- Это она запах миндаля отгоняет, - зловещим шепотом поведал Осенев. Щас накапает нам, грешным, по граммулечке и... поминай, как звали. Сад у нее большой, выбирай любое дерево. Между прочим, фирма пожелания клиентов учитывает. Тебя под каким закопать - под яблоней или грушей?

- А тебя? - ехидно осведомился Звонарев.

- Не выйдет, - покачал пальцем перед его носом Димка. - У меня, милорд, знаете ли, персональный гробик в подвале стоит. Уютненький такой, славненький, изнутри драпом обит, чтоб в холода не мерзнуть и...

- Димка! - осадила его Аглая. - Ты прекратишь, в конце-то концов?! У тебя какие-то нездоровые наклонности ко всему, что касается вампиров, бесов, демонов...

- ...и ведьм, - не преминул он съехидничать.

Аглая несколько раз легко взболтнула графин, еще чуть-чуть погрела его в руках и протянула мужу.

- Разливай, вампиреныш. Совсем гостя заболтал. Юра, накладывай себе в тарелку и ешь. И поменьше слушай этого пустомелю.

Дмитрий еще пытался весело больтать, но Аглая все-таки урезонила его.

- Дай ты человеку поесть нормально, Осенев! Он целый день не ел.

- А, что, заметно? - прожевав, смущенно спросил Юра. - Слишком жадно на еду набросился, да?

- Конечно! - тут же встрял Димка. - Уже одиннадцатую пельмешку в кобуру прячешь. Я все-е-е вижу. Небось, выйдешь от нас и к своему Шугайло побежишь, пельмешки понесешь, чтоб подлизаться. Знаю я вас, сатрапиков... угрюмо пробормотал Осенев с набитым ртом.

- Да не слушай ты его, Юра. Ешь! Про жадность вообще речь не идет. Я просто знаю, что тебе сегодня некогда было покушать.

- А-а, - неопределенно протянул Звонарев, с недоверием переводя взгляд с Дмитрия на Аглаю.

Димка не выдержал и расхохотался.

- Юрка, ты такой сурьезный стал, у мене давно насшот тобе сумнения зашевялились: здоров ли? Не больно-то на тобе наш великий пряморский поход супротив супостата - ентой "мафии бессмертной", сказался-то? Давай я тобе ще граммулечку накапаю... - и он решительно разлил наливку по рюмкам.

Аглая, недолго посидев для приличия с мужчинами и поняв, что Юра пришел к мужу неспроста, извинившись, удалилась в комнату. После ужина, отдав должное кулинарным способностям Аглаи, оба друга расслабленно закурили. Дмитрий открыл форточку, вернулся на свое место за столом и пристально взглянул на Звонарева.

- Рассказывай, - бросил равнодушным голосом.

- О чем? - невинно осведомился тот.

Дмитрий усмехнулся:

- Так я и поверил, что ты по мне соскучился... в долгой разлуке. Тебе, с этими "сиятельными трупами", небось, в сортир некогда сбегать. Да и в конторе вашей болячки разные встречаются, но одна на всех общая - аллергия на прессу. У тебя она вообще в острой и тяжелой форме протекает.

- Однако с тобой у нас отношения нормальные.

- Только потому, что знаем друг друга тысячу лет.

- А раз знаем, должен понимать: мир не обязательно из белого и черного состоит.

- Понимаю. Бывает, например, еще синее, фиолетовое, багрово-красное. Когда человека сковывают наручниками и начинают раписывать "под хохлому", не только руками, но и ногами.

Звонарев недовольно поморщился:

- Димыч, я не о том. - Он замялся: - Димка... я тебя никогда ни о чем не просил...

- Попробуй, рискни последним зубом, мой лепший мент, - рассмеялся Осенев.

- Ты опять не понял. Ничего такого, что шло бы вразрез с твоими принципами. Речь идет об... об... Аглае.

Димка подобрался и внутренне напрягся:

- Ты что это имеешь в виду?

- В городе, похоже, серийный убийца...

- ... и стрижет он ответственных работников великого и всемогущего чиновничьего аппарата. Но какое отношение имеет к этому моя жена?

- Убийства необходимо раскрыть в кратчайшие сроки. Приказ с самого верха.

- Значит, это - не "отстрел"?

Звонарев выдержал неприятный взгляд друга:

- Это - отрез, Димыч, в полном смысле слова, и не надо на меня так смотреть. Я знаю, что акушерка тебя не роняла и мужик ты умный. Кто-то всерьез взялся за власть в городе.

- Вы уверены, что не "нулевка" и не "партизанская война" братков?

- Уверены, - твердо сказал Юра. - Паника сверху донизу. При перечисленных тобой вариантах такой паники не бывает.

- А, может, кто-то из мира "голодных и рабов", бывших гегемонов? Из тех, кто не имеет ничего, но решил, если и не завоевать весь мир, то хотя бы испытать чувство глубокого удовлетворения от не бесцельно прожитых до высшей меры лет?

- У нас нет "лет", Димыч. Времени ровно столько, чтоб успеть либо получить несоответствие, либо уйти по "состоянию здоровья". - Юра помолчал и с печальной безысходностью произнес: - Димка, если б ты знал, как я устал от этого города, оккупированного тупыми и продажными чинушами, с комсомольским задором в речах и плутовскими душонками! С неизлечимой манией величия!

Осенев понимающе улыбнулся:

- Расслабься, парень. Может, Юрич, я и бронетанковый, но, как на духу тебе скажу: лично мне плевать, что кто-то решил сделать ревизию в нашем "Белом доме". Порядочных людей там - пальцев одной руки хватит, чтобы пересчитать. Ваша контора в свое время громко объявила войну браткам. Повоевали вы и победили, разогнали "отцов-командиров". Юрич, вы - люди военные, вам можно приказать не говорить лишнего, но еще не родился министр, способный запретить подчиненным думать, если им, конечно, есть чем. Ответь мне, наши братки, что, в вакууме жили? Они же тесно контактировали с официальной властью, с тем же "Белым домом". Но братков попросили из города, по типу: "Вас здесь не стояло!" и принялись доделывать то, что "отцы-командиры" не доделали: дальше грабить этот город. Как тебе такой расклад?

- У меня теперь один расклад - найти убийцу.

- У тебя?! Господи, ты-то чего колотишься?! Крайним стоишь? Поверь мне, силовые структуры вполне могут обойтись без министра и его замов, недаром их так и тасуют. Но вот без чего им ни в кейф будет, так это без хороших оперов. Если это в самом деле одиночка, то надо отдать ему должное, ученик из него вышел гениальный.

- О чем ты?

- А ты не понимаешь? Кто у нас самый крутой и главный киллер? Государство! Вот у него мы и учимся - "чему-нибудь и как-нибудь". Если не "нулевка" и не братки, то точно люмпен. И чтобы вычислить его, Аглая вам не нужна.

- Это ты так решил?

- Я - ее муж и больше к этому не будем возвращаться.

- Аглая - взрослый, самостоятельный человек. Тебе не кажется, что стоило бы ей самой предоставить право решать. Возможно, она согласится помочь нам.

Дмитрий глубоко затянулся сигаретой и долго, в упор, разглядывал друга.

- Так вот ты какой - цветочек аленькый... - задумчиво проговорил он. Юрич, у нее были уже контакты. Правда, не с вашей конторой. - Звонарев молчал. - Паранормальные фокусы - не ваш стиль. Вы - ребята простые, без затей. А вот эсбисты - другое дело.

- Дима, она обладает уникальными способностями. По фото и вещам нашла двадцать одного человека из двадцати четырех семей, к ней обратившихся.

- Откуда ты знаешь?

- Работа такая, - скромно потупившись, обронил Юра.

- Эсбисты сдали ее вам и теперь вы решили, что она поможет найти убийцу. Что ж, поговорите с ней, - ехидно проговорил Димка.

- Видишь ли.. - Звонарев замялся. - К ней уже обращались, ты прав. Два года назад.

- Отказала?

Юрка кивнул.

- Попытались, по-моему, надавить на Тихомировых, но там, говорят какая-то темная история вышла и их всех оставили в покое.

- Что, начальство по ночам в постель мочиться стало? - не смог сдержать сарказма Дмитрий.

- Осенев, повторяю для тех, кого акушерка, все-таки, уронила: у Аглаи способности - уникальные.

- Ясно. Через Тихомировых не получилось, теперь решили давить на меня.

- Мы не давим, - устало откликнулся Юра, - мы просим. Дело в том, что обстоятельства убийств не совсем обычные, с примесью секстанства. Сегодняшние жертвы - люди из властных структур, а завтра ими может стать кто угодно.

- Сатанисты? - с тревогой спросил Осенев. - В городе, где на сто пятьдесят тысяч населения уже восемнадцать православных храмов?! Юрич, не гони. Только этого не хватало.

В свое время Димке пришлось проводить журналистское расследование по поводу письма одной пожилой читательницы, чья дочь оказалась втянутой в сатанинскую секту. Впечатлений ему хватило надолго и мало не показалось. С тех пор он очень серьезно относился ко всему, что имело отношение к фанатикам различных религиозных культов.

Звонарев с интересом посмотрел на Осенева и ухмыльнулся:

- Видишь, Димыч, как все просто, если каким-то боком и тебя коснуться может. О ментах за последние годы столько копий обломали, как и об "интернационалистах": душители мы или спасители? Какую газету ни возьми, какой детектив ни открой, какой фильм ни глянь, - везде одно: генералы продажные, оперы - алкаши, участковые - дауны, следаки - взяточники. Вообщем, сплошная канализация: вонь, какашки, темень и крысы. - Он закурил: - И общество от нас старается держаться подальше. Глазки отвело, нос платочком заткнуло, губки презрительно поджало: "Боже упаси с ментами дело иметь!" А чуть придавили кого, сразу вопль, за стон народный выдаваемый: "Караул! Репрессии! Тридцать седьмой год!"

Однако у меня, Димыч, к нашему ебчеству, с моей стороны забора, тоже вопросов немало накопилось. Только боюсь, что ебчество паралич хватит, если я их задавать начну. Помнишь Славика Истомина, участкового, которому в подъезде трое наркоманов сначала голову проломили, а потом забили насмерть? С первого по пятый этаж одиннадцать мужиков-бугаев в это время дома сидели. Допускаю, один-два, ну три, - испугались. Но одиннадцать?! Или последнее убийство... Человека рядом с гаражами убивали. Стали опрос проводить. Да, вроде слышали, кричал, мол, кто-то "истошным голосом". Но у одного - движок барахлил, у другого - карбюратор, третий - резину менял. И так человек двадцать. Ответь мне: это нормальные люди? Или тоже серийные убийцы? И мафия, "тлетворное влияние Запада" здесь ни при чем. Это - наше, оно в крови у нас. Чужой кто сунется, мы на всю катушку отвязываемся. А друг другу, в своем доме, всю жизнь норовим ножь в спину воткнуть. Убери сейчас милицию из Приморска и скажи: "Народ, все, что сотворишь, законом преследоваться не будет, останется исключительно на твоей совести." И плевал Приморск на свою групповую совесть! К утру город похлеще Хиросимы будет. Да что город! В часы пик дай каждому входящему в автобус ствол и крикни: "Народ, можно!", голову даю на отсечение, - к конечной остановке "труповозка" приедет... - Юра зло глянул на Осенева: - Вот и тебе плевать, что режут "баранов Белого дома", их уже успели в народе окрестить "ББД". Но знаешь, что я тебе скажу: ты мне противнее, чем убийца. Тот хоть нашел в себе силы поднять руку на власть, может, и вправду она его по самую макушку достала. Но опаснее, Димыч, такие, как ты. Характер у тебя - "стойкий, нордический", моральные принципы тебе убивать не велят, живешь ты с законами в ладу, не нарушаешь. Классный ты, Димыч, парень, но... ненадежный. Потому как радостно тебе, что кто-то исполкомовским крысам нож в спину воткнул. Мне тоже эти хари сытые оптимизма в жизни не добавляют, но я против того, когда человеку горло от уха и до уха разваливают. - Звонарев замолчал, стараясь не встречаться с Димой взглядом, затем мельком глянул на часы: - Извини, Димыч, заболтался я с тобой. Пора мне. Давай, будь! - он кивнул смущенному Осеневу. - Аглая спит, наверное, не беспокой ее. Привет ей и спасибо за угощение. Не провожай меня, - бросил он на ходу и поспешно вышел.

Осенев, обиженный и сконфуженный поспешным уходом друга, задумчиво стоял посередине прихожей. Он не слышал, как Аглая подошла сзади и вздрогнул от ее прикосновения.

- Так устроен мир. В нем нет любви. За наше счастье сегодня кто-то вчера заплатил своей болью. Значит завтра наш черед оплачивать чье-то счастье. Люди сами уствновили такой порядок. Мысль, поступок и воздаяние согласно им правят миром людей, но за столько веков они не удосужились это усвоить.

- Ты забыла раскаяние, - подал голос Осенев.

- Раскаяния не существует в природе. Есть жалость по несостоявшемуся ожидаемому результату и желание оправдать эту несостоятельность.

Они вместе убрали остатки ужина, помыли посуду и прошли в комнату. На диване, свернувшись клубками, прижавшись друг к другу, мирно посапывали Мавр и Кассандра.

- Ты устал. Может, приляжешь? - спросила Аглая, усаживаясь рядом с ним и укрываясь пледом.

Он привлек ее, положив голову к себе на грудь.

- Аглая... - Дмитрий не знал, имеет ли право задать ей этот вопрос.

- Если тебя что-то волнует, - она мягко взяла его за руку, - никогда не бойся спрашивать.

- Почему ты не согласилась работать на службу безопасности?

- Не видела в этом смысла, - просто ответила она. - Я бы чувствовала себя несвободной. В любой государственной системе присутствуют ложь, обман, предательство, амбициозность. И уж если я не могу изменить этот порядок вещей, то хочу хотя бы не быть к нему причастной.

- Но ты живешь по законам существующего порядка вещей, значит, уже причастна и к порядку, и к явлениям, ими порожденным.

- Ошибаешься. Я не принадлежала ко всему этому в силу своей слепоты. Люди, подобные мне, никогда всерьез не интересовали ни одно государство. На протяжении многих веков, мы - ущербные, неполноценные. С рождения и до смерти. Мы - аппендикс государства.

Когда я была маленькой, мне в память врезались строки одной песни: "Сегодня не личное главное, а сводки рабочего дня...". Большего абсурда придумать, наверное, было невозможно. Но не в абсурде дело. Дело в том, что мы как раз и были тем "личным", неспособным на "сводки", при том глубинно-личным. Склеенные коробки для вермишели явно не вписывались в выданные на гора тонны зерна, стали и чугуна. Вот только в природе ничего не рождается лишним. Во всем, созданном ею, есть определенный смысл. Если кого-то она обделила слухом, голосом, зрением или движением, то, несомненно, в другом сыпанула выше меры. Но государству в подобных тонкостях разбираться, как правило, некогда. То за мир во всем мире боролись, то с Америкой в догонялки играли. К тому же физическая ущербность иногда предполагает повышенный умственный потенциал. И это тоже качество чисто природное. Оно предусматривает борьбу данного рода за свое сохранение. А кому в государстве нужен повышенный умственный потенциал? В конечном итоге, он всегда сводился к пристальному вниманию со стороны силовых структур. Либо - военно-промышленный комплекс, либо психушки и лагеря.

- Извини, но мне кажется, в тебе говорит обида. Комплекс неполноценности, перешедший в комплекс замкнутости и оторванности от мира. Свою слепоту ты возвела в культ.

- Свою слепоту я довела почти до совершенства, - перебила его Аглая. Дай Бог, чтобы зрячие видели так, как я.

- Согласен, довела. Дальше что? Ведь не самоцель же это? И зачем доводить до совершенства, если нет желания использовать? Не в ладах ты с логикой, Огонек.

- Очень даже в ладах. Ты требуешь от меня логики рядового члена общества, с известным принципом всеобщего равенства. Если у меня что-то есть, я непременно должна поделиться этим с дорогим обществом. Проявить, так сказать, революционную сознательность.

Тебе никогда не приходило в голову, почему у нас человека постоянно ставят перед идиотским и изощренным выбором: общественное и личное? И почему именно в таком порядке: сначала общественное, потом - личное? Нам всем с детства формируют сознание, зомбируя на группу и коллектив, причем на жесткие группу и коллектив. Попробуй только высунуться со своей индивидуальностью! Кто такой? По какому праву? Допуск имеете на индивидуальность? Ах, вы - не такой, как все? Пройдемте, гражданин...

В детском саду детей даже на горшок навострились "коллективно" высаживать. Одну из интимнейших физиологических потребностей превратили в коллективное явление. Здорово, правда? С детства приученные, прости за выражение, какать на глазах друг у друга, вырастая, мы уже ничуть не смущаемся потом откладывать кучки друг другу на головы.

Я свои способности применяю, исходя из личных побуждений. Есть конкретный человек и его проблема - вот я и решаю ее не на общественном уровне, а на личностном. Пойми, я не чувствую общество, оно абстрактное и бесполое, среднего рода.

- Выходит, ты исходишь не из стремления помогать вообще, не из принципов добра, а из личных симпатий и антипатий: понравился человек помогу, не понравился - проходите, следующий.

- А что в этом плохого? Я, мой дорогой менестрель, не очки и записную книжку ищу, а родственную душу. Если я войду в духовное противоречие с человеком, который просит меня о помощи, то ничего не получится. Все силы я потрачу не на собственно поиск, а на преодоление барьера между нами. Сам поиск - представляет собой тончайшую психоэнергетическую связь, где задействованы подсознание многих людей, экология планеты и духовные ресурсы макрокосмоса. Я берусь за поиск только в том случае, если чувствую, что могу его завершить.

- Это проявляется физически?

- Попробую объяснить, если не заснешь. Я принимаю исключительно тех, кто движим любовью. - Аглая усмехнулась: - Ко мне, кроме вежливых, и грубые мальчики подкатывали. Партнер, к примеру, "пропал" с деньгами, братки со "стрелки" не вернулись и как в воду канули, посредник с товаром "потерялся". Но все это не то, потому что я не могу вести поиск с оглядкой на выгоду или месть. Другое дело - любовь. Она в единичном измерении, ей нет антипода и это - не земное понятие, а космическое. Где бы ни находился человек, которого любят, с ним всегда существует связь, но на уровне, более совершенном, чем тот, в котором мы живем. Эту связь большинство людей может не видеть, не слышать, не осязать, но чувствовать. Огромную роль имеют воспоминания, воображение, предчувствия, сновидения. Уровень подобного восприятия в обычной жизни, как правило, не нужен. Но вот, представь, исчезает человек, породненный с тобой физически и духовно...

Это сродни проникающему ранению, с большой площадью поражения. Признаки такого ранения не визуальные, а скрытые, внутренние. Однако, рана есть рана. И организм включает систему адаптации. Самое первое чувство тревога. Из жизни неожиданно выпадает приличный сегмент. Психологические силы организма, нацеленные на него, вдруг оказываются не у дел. И тогда наступает время обратной связи, чувство второе - паника. Несмотря на мобилизацию всех внутренних сил, процессы в организме идут в режиме хаоса и торможения. В этот момент люди иногда не состоянии вспомнить даже элементарные вещи. Казалось бы, мозг использует максимум возможностей, в голове, что называется, информационный бум. Но ничего стоящего. А потом наступает самое страшное - страх...

Дмитрий поежился, настолько драматичной была исповедь Аглаи.

- Рыжик, я ночью точно кричать буду. И вообще, ты бы мне, на всякий случай, на ночь клееночку подстелила.

- Да ну тебя, - обиделась она. - Не желаешь слушать, не надо.

- Напротив, мне интересно. Но ты об этом так говоришь, что мне хочется на диван с ногами забраться. Честное слово! Хочешь, в сад сбегаю и землю съем?! - он сжался и вытаращил глаза.

Аглая улыбнулась и ощутимо ткнула его кулаком под ребра.

- Продолжать? - Димка кивнул. - Так вот, страх - удивительное свойство человеческой натуры. И, пожалуй, самое сильное из человеческих чувств по мощности восприятия и отдаче. Возможно потому, что возраст его под стать старушке-планете. Он эволюционировал вместе с ней и родился задолго до появления первых людей. Потом каждый новый век добавлял в копилку страха свои "сбережения".

В двадцатом веке человек вышел в космос, но в ареале планеты прочно увяз в собственных страхах. Как накопленных лично им, так и заложенных в нем эволюцией. И вот, представь, весь этот шквал обрушивается на человека, полностью погребая под собой, подчиняя и делая рабом. Мозг блокируется на уровне только негатива: избили, ранили, изнасиловали, убили. Воображение подсовывает кошмарные сцены ужасов. Это - фаза восприятия. Она способна бросить в эмоциональный штопор, из которого люди зачастую выходят с поврежденным сердцем, а то и мозгом. Следующая фаза - отдача или сомнение. Да, человек пропал, его нет рядом, но, возможно, он есть где-то далеко. Границы "далекого" пока не определены, они размыты и расплывчаты. Но это уже не то "далекое", что ассоциируется с безвозвратно ушедшим. Знаешь, задумчиво проговорила Аглая, - я много раз убеждалась: если человек, по-настоящему, кому-то дорог, если он остался в живых в первые трое-четверо суток, он должен остаться в живых и быть найденным. Просто до сих пор мы еще не научились в полном объеме использовать тот уровень связи, о котором я говорила. Вступает в действие психологическая регенерация "раневой поверхности". Восстанавливается частично прерванная под воздействием паники и страха связь и наступает очередь "дальнобойной артиллерии": идет невидимый, но упорный психологический поиск в пространстве. Сначала он хаотичный, но потом вся известная и пришедшая информация начинает ложиться точно в заданный квадрат.

И тогда приходит - надежда. Из категории мысленной она переходит в категорию виртуальную и материальную. Это и есть поиск без вести пропавших твоей Аглаи. Но во всем этом есть один нюанс...

Когда я нахожу живых, то получаю энергию созидания, от того, что люди живы. Но когда я чувствую чьи-то расстрелянные, растерзанные, обезображенные пытками, повешенные, разложившиеся тела, я - умираю. Меня поглощает энергия разрушения. И умираю я также, как умирали эти люди. К сожалению, из тех, кого я нашла, четверо были мертвы...

Дмитрий нежно провел рукой по ее волосам. Наклонившись, поцеловал и через какое-то время спросил:

- Огонек, тебе никогда не хотелось наказать тех, кто убивает? Ты могла бы найти человека, которого не любят, а ненавидят? Убийцу?

Она приподнялась и поплотнее закуталась в плед. Лицо ее приняло отчужденное выражение, превратившись в холодную, бесстрастную маску.

- Поиск убийцы - это, скорее, не поиск, а поединок. - Убийца существо, стремящееся во что бы то ни стало оборвать все связи с окружающим миром, в том числе мысленные и психологические. Но именно в силу данного обстоятельства, он наиболее уязвим для тех, кто его чувствует. Его биополе - тотальный страх. Человек-убийца во много раз страшнее любого хищника в природе. Животное-хищник убивает, подчиняясь законам природы. Это заложено в нем изначально. Человек, убивая себе подобных, действует вопреки законам природы, потому и воздаяние к нему приходит согласно им, а не законам общества, как думает большинство. Тавро ложится на матрицу всего рода и никому не дано знать, когда и на ком оно проявится. В Библии, например, сказано, что дети отвечают за грехи отцов до четвертого поколения. На мой взгляд, процесс этот гораздо глубже.

- Я не совсем понял относительно законов общества, - заметил Дмитрий.

- Мы пришли к тому, с чего начали. Почему я не стала работать на службу безопасности? Да потому, что она в своих действиях руководствуется законами общества, которые, на мой взгляд, бесконечно далеки не только от совершенства, об этом вообще можно не упоминать, но даже от нормального, здравого смысла.

Допустим, я должна найти человека, настроенного враждебно к нашему государству. Но кто меня просит об этом? Государственная система, которая сама, в свою очередь, является инструментом насилия!

- Рыжик, ты безнадежно неблагонадежный член нашего общества, а я, как сознательный его член, просто обязан отреагировать и донести. Несмотря на тот факт, что ты - моя жена. Жена может изменить журналисту Осеневу, но не Родине. У тебя пораженческие, оппортунистические и троцкистско-бухаринско-зиновьевские настроения. Ты напрочь лишена патриотизма. Я вообще удивляюсь, как с такими мыслями ты до сих пор на свободе.

- Должна заметить, - невозмутимо парировала Аглая, - тюрьмы и лагеря не самые ужасные способы лишения человека свободы, если, допустим, брать в широком и философском смысле. Распространенные, да. Но есть более изощренные и отвратительные. Когда люди сами лишают себя свободы.

- Например?

- Власть, деньги, война...

- Ты пропустила женщин и лошадей, - невинным голосом добавил Димка.

- Осенев, - засмеялась Аглая, - знаешь, почему я полюбила тебя с первого чувства? Ты взрослеешь внешне, внутренне - остаешься, по-прежнему, хулиганистым мальчишкой.

- Из этого что-нибудь следует? - поинтересовался Димыч. - Впрочем, можешь не отвечать, я знаю. Ты решила сэкономить, завести себе одновременно и мужа, и ребенка. Но больше - ребенка, им легче манипулировать и командовать. Что может позволить себе бедное дитятко, живя в вечном страхе рядом с рыжей и грозной ведьмой?

- Это ты-то бедное дитятко?!! - она приблизила к нему свое лицо и вдруг, с силой тряхнув каскадом медных волос, захохотала гортанным, с невыразимыми интонациями, смехом.

Димыч уставился на нее оторопело, по телу пробежал легкий озноб. Аглая стала похожа на мифическую гарпию, наделенную нечеловеческой силой воздействия, истоки которой уходят глубоко в древность, когда мир, в основном, и состоял из мифов. Такой свою жену Осенев видел впервые, в очередной раз убедившись, как мало он ее знает и как много ему, возможно, еще предстоит узнать. Она резко оборвала смех, вновь став доброй и спокойной его Аглаей. Лишь едва различимый отсвет минутной трансформации все еще лежал на обострившихся чертах ее загадочного лица. Но и он постепенно угасал, уступая место привычному и знакомому для Димыча выражению покоя, красоты и одухотворенности.

- Это было круто, Рыжик! - выдавил из себя потрясенный Осенев. - И часто ты так... упражняешься?

- Понравилось? - лукаво улыбнулась Аглая.

- Спаси и сохрани, Господи, как понравилось! - поежился Димка. Знаешь, родная, впечатляет. Теперь я спокоен за наше будущее. Если Альбина меня выставит, я стану твоим импрессарио и буду по всему миру ездить, за деньги тебя показывать.

- Мне кажется, - засмеялась она, - аншлаг будет полнее, если я время от времени буду превращать тебя на глазах изумленной публики в ... во что-нибудь эдакое.

- Аглая Сергеевна, - строго произнес Димка, - вы, определенно, представляете угрозу не только для безопасности нашей великой Хохляндии, но, я не побоюсь этого сказать вслух, для всего прогрессивного человечества и мирового сообщества. - Он на мгновение задумался и с ехидной улыбкой закончил: - Но вообще-то, нет худа без добра. Женившись на тебе, я стал единственным обладателем самого грозного оружия во всем мире. И теперь буду всех шантажировать. Ох, и заживем мы с тобой, Рыжик... - протянул он мечтательно. - Первых прищучим америкосов. Они, блин, уже всех достали со своим аппетитом...

- Осенев, Осенев, - вздохнув, перебила его Аглая, - я, конечно, подозревала, что ты на мне из-за выгоды женился, но ты перещеголял самые мрачные мои предчувствия.

Он обнял ее и, прижав к себе, прошептал:

- "... Что опьяняет сильнее вина? Женщины, лошади, власть и война..." Рыжик, твои предчувствия тебя не обманули. Я оказался даже большим мерзавцем, чем ты думала. - Он страстно поцеловал ее в губы: - Я женился на тебе, потому что люблю тебя.

- Всего лишь?! - притворно вскричала Аглая. - Какая посредственность мне досталась! Подумать только, на какую серость и скуку ты меня обрек. Мне до конца дней теперь предстоит жить в любви! Увы и ах... - обреченно проговорила она.

Сильные руки Дмитрия осторожно и трепетно начали ласкать ее тело. Он чуть приподнял подол платья, обнажив стройные ноги. Кончиками пальцев заскользил по упругой, смуглой коже. Чем выше поднимались его руки, прикасаясь к разгоряченному телу любимой женщины, тем глубже он сам погружался в бескрайний океан блаженства. Волны наслаждения, испытываемые Аглаей, возвращались к нему же и, омывая, просачивались сквозь мельчайшие поры. Проникнув внутрь, расстекаясь, устремлялись огненными, тоненькими струйками в русла вен, артерий и сосудов. Кровь превращалась в густой, жгучий коктейль, неудержимо рвущийся к сердцу и мозгу. Наконец, достигнув их, огненный хмель до краев наполнил эти два драгоценных кубка и тогда, еще минуту назад спокойная, умиротворенная плоть вдруг стала набухать и расширяться. Плоть без сожаления расставалась с ничего не значащими одеждами коварного и двуликого века. Выскользнув из них, она легко и свободно взошла на ждущий ее алтарь любви, чтобы принести себя в жертву таинству двоих.

Осенев опоздал в редакцию на пять минут. Не встретив в коридоре никого из сотрудников, быстро прошмыгнул в кабинет. За одним из столов в муках творчества корчился и извивался Серега Корнеев.

- Привет, - бросил Димыч, проходя и усаживаясь за свой стол.

Корнеев, до того безучастно созерцавший противоположную стену, скосил на него глаза.

- Ты сегодня первый в списке приговоренных, - радостно обронил он. Альбина два раза тобой интересовалась. Спрашивала, кто будет платить за простой электрического стула?

- Как у нее настроение? - Димка постарался, чтоб вопрос прозвучал обыденно и равнодушно.

Но Сергея не обманешь. Он с интересом посмотрел на коллегу:

- Уже месяц на какой-то бразильской диете сидит. Но сегодня ее, похоже, на домашненькое потянуло.

- С чего ты взял?

- Взгляд у нее странный. Как у вампира, который год на консервированной донорской крови сидел.

Осенев раскидал по столу бумаги, положил несколько ручек, карандашей, сверху кинул купленные по дороге в редакцию газеты.

Корнеев, улыбаясь, наблюдал за его манипуляциями.

- Вид бурной деятельности создаешь?

- Учусь у прорабов демократии, которые ее в долгострой списали, ухмыльнулся Димка, критически оглядывая стол и обращаясь к Сергею: - Ну, что скажешь?

- Для посмертного музея сойдет. Не хватает лишь таблички с золотым тиснением: "За этим столом, выворачивая душу наизнанку, скрипело лучшее перо Приморска - Д. Б. Осенев. Помним. Любим. Скорбим."

- Не дождетесь, - хохотнул Дмитрий. - Я пошел.

- Ни пуха! - бросил Сергей и когда Осенев уже выходил, ехидно осведомился: - Завещание составил?

- А как же, - не остался тот в долгу, - лично тебе, Серега, печень свою завещал. Учитывая наш ратный труд и образ жизни, лишняя тебе не помешает.

Осенев, на секунду задержавшись перед дверью главного редактора, глубоко вдохнул, выдохнул, сосчитал до десяти и, приклеив на лицо очаровательную улыбку, вошел.

- Добрый день, Альбина Ивановна! - отрапортовал бодро, проходя и садясь на ближайший стул.

Воронова кивнула, не отрываясь от разложенных на столе газет. На вид ей было около сорока лет. Чуть выше среднего роста. Стройная, крашенная блондинка. Ее без преувеличения можно было назвать красивой женщиной. Некоего шарма ей добавляли умело подведенные, на манер Клеопатры, большие темно-карие глаза. Этой женщиной можно было бы запросто и не на шутку увлечься. Увлекаться можно было бы долго и самозабвенно до часа "Х", когда она вдруг представала во все своей красе. "Внутренняя краса", по единодушному мнению всей редакции, исчерпывающе умещалась в одном слове: самодура. Но поскольку газета являлась ее собственностью и от нее зависело материальное благосостояние работающих в редакции "карлов", то немногие рисковали вступать с ней в решительный бой, который зачастую, как в песне, оказывался последним. Одним из редакционных камикадзе был Осенев. Редактрисса, сцепив зубы, терпела Дмитрия, так как его статьи, репортажи и журналистские расследования имели непосредственное отношение к тиражу, а, следовательно, и к прибыли.

Пока Альбина, с многозначительным выражением лица, пыталась "въехать" в информационно - массовый бред, он вспомнил, как она погнала его брать интервью у нового начальника горуправления милиции. "Голос Приморска" опередил тогда все городские "стенгазеты".

- Как тебе новый? - спросила Воронова.

- Кожанка и маузер на боку. В деревянной кобуре. Читала о таких? Фанатики называются.

- Это хорошо или плохо? - не поняла его Альбина.

- Смотря в каком государстве мы живем. Если в правовом, то хорошо. Четкое соблюдение законности не позволит ему выйти на оперативненький простор. А если закон, как дышло, то наш новый центуриончик вполне может сконструировать себе тачанку. Во всяком случае, послушай добрый совет. Для того, чтоб швыряться в этого человека "милицейским произволом" и прочими ужасами застенков, "а-ля 37", надо иметь кристально чистое издание и окружение. В противном случае, он оставит тебе только резинку от трусов. И то для того, чтобы на ней повеситься - всем нашим дружным и юморным коллективом.

- Осенев, ты испугался?! - не скрывая презрения, воскликнула она.

- Всего лишь трезво оценил, - не обращая внимания не ее выпад, ответил Дмитрий. - Для него слишком хлопотно продаваться. Есть, конечно, один способ его достать, но это если тебе не дают спокойно спать лавры Веры и Фанни.

- Кто это такая - Вера Ифаня? Она из Приморска?

Даже теперь, вспомнив, Димка не смог сдержать улыбки. Вера Ифаня! В этом была вся Альбина. Засулич и Каплан были за пределами ее кругозора. Он не раз удивлялся, как ей вообще удается содержать газету. Если, не приведи Бог, этот состав редакции уйдет, на издании можно будет поставить крест. Потому, как сама Альбина, с ее упрямством, самодурством и ограниченностью, вряд ли способна работать в журналистике.

Впрочем, что там Вера и Фанни. Альбина, по случаю каждого прыщика бегавшая ставить в церковь свечки, на полном серьезе полагала, что Сергий Радонежский... - священник в одном из приморских храмов. Над перлами "журналистки с двадцатилетним стажем", бывало, уходила в кому вся редакция. Она так часто и так много совершала ошибок, что была ходячей энциклопедией под названием: "Так жить нельзя. Либо вы сами свернете шею, либо вам помогут."

- Тебе не кажется, что твой отпуск затянулся? - не поднимая головы, наконец, нарушила молчание главный редактор. - Ты опоздал на семь минут.

- Виноват, исправлюсь, - Димка не настроен был на побоище и потому отреагировал доброжелательно и спокойно.

Альбина зыркнула на него из-под лобья дивными глазами Клеопатры.

"Сейчас скажет, что у газеты упал тираж", - подумал Димка.

- Осенев, - она закурила, предложив и ему, - у нас упал рейтинг.

"Вот это да! - удивился он. - Новое слово выучила. Теперь даже посылать будет на "рейтинг" и в "рейтинг".

- У тебя есть стоящие предложения? - с умным видом осведомилась Альбина, словно предстояло, по меньшей мере, решать проблему спасения Венеции, а не лечить временную импотенцию своего издания.

"Самый быстрый способ поднять тираж, это опустить тебя, родная, в капсуле на самом дальнем конце Вселенной и... забыть там."

- Что молчишь? - не унималась она.

- Думаю, - глубокомысленно изрек Осенев.

- Я тут просмотрела нашу, областную и центральную прессу. В городе, между прочим, три убийства. Вероятно, маняк, - она произнесла это слово именно так и выразительно глянула на Дмитрия.

Он выдержал ее взгляд:

- У меня алиби, Альбина Ивановна.

- Господи... - прошипела Воронова. "Египетские глаза" уплыли к потолку. - ... За что ты наказал меня этим чудовищем?!

"Так он тебе и ответил, - злорадно подумал Димыч. - Небесная канцелярия, как рейхсканцелярия, свои тайны огласке не придает". Но вслух заметил:

- Может, есть смысл отклониться от генеральной линии борьбы с преступностью? Лично меня уже тошнит от всех этих трупов, расчлененок и повального садомазохизма.

- Твое личное мнение никого не интересует, - жестко перебила его Альбина. - Ты ничего не понимаешь в специфике журналисткой работы. Люди хотят отвлечься от сегодняшних трудностей. Человек так устроен, что собственные проблемы теряют свою остроту, если он знает, что кому-то еще хуже.

- Если ты имеешь в виду три трупа в городе, то им не хуже, им вообще уже никак. И вряд ли пристальное внимание к ним прессы, способно снизить остроту сегодняшних проблем для жителей города. Скорее, наоборот. Ко всем имеющимся добавиться еще одна - как избежать участи трех предыдущих жертв.

- То, что ты говоришь, полный бред! - начала заводиться Альбина. Наша задача - потребовать четкого ответа от милиции: когда, наконец, уровень их работы станет прямо пропорционален количеству средств, изъятых из карманов налогоплательщиков.

"Класс! Полчаса расслабухи, - с радостью подумал Осенев, удобнее устраиваясь на стуле. - Альбина села на своего любимого Россинанта и теперь с горящим "египетским взором" будет штурмовать доблестные правоохранительные мельницы."

На словосочитание "силовые структуры" Воронова реагировала, как стайер на звук стартового пистолета. Рванув по гаревой дорожке не слишком отягощенного знаниями и опытом ума, она уверенно и целеустремленно начинала словесный марафон на приз "Оплевывания правоохранительных органов", который неизменно завершался у финишной прямой "1937 год". Осенев с интересом наблюдал за ораторствующей Альбиной. "Ленин, Гитлер, Кастро могут отдыхать! Ум, логика, перспектива, конечно, отсутствуют напрочь, но темперамент, эмоции, как в латиноамериканских танцах. А глаза? Так даже мартены не горели в период развитого социализма. И ради чего весь этот митинг одного актера? Альбина, Альбина, нет на тебя Ивана Андреевича. Моська ты наша, с приморской родословной..."

Она закончила "ораторию", нервно прикурила и, глубоко затянувшись, лопнула последним мыльным пузырем:

- Правильно в народе говорят: "Хорошие менты только на кладбище". Затем снизошла до Дмитрия: - Ты что-нибудь надумал?

- Я тебя слушал, - он смотрел невинными, кристально честными, глазами.

- Не придуривайся, - остыв, спокойно бросила она. - Вобщем, слушай сюда. Пойдешь в горуправление, потребуешь всю информацию. Мне плевать на их заморочки, типа "тайны следствия". Они этой формулировкой свое бессилие прикрывают. У нас демократия или как?

- Пока еще "или как", - констатировал Димыч.

- Пора переходить от болтовни о демократии к правовому государству!

- Ты знаешь каким образом? - не стерпев, полюбопытствовал Осенев. Пошли телеграмму президенту и парламенту. Обрадуй их. Они над этим уже вторую пятилетку бьются.

- Острица ты наша, редакционная... - ухмыльнулась Воронова. - Я сказала: пойдешь и потребуешь! Сколько тебе надо времени на все про все, чтобы бабахнуть к черту этот сонный город?

- На все про все - суток пятнадцать, - невозмутимо парировал Дмитрий. - А чтобы бабахнуть... - Он пожал плечами: - Альбиночка, я не знаю сколько за терроризм и массовые убийства дают.

- Осе-не-ев, - зарычала Воронова, приподнимаясь, - даю тебе неделю. А теперь - свободен, - и она тяжело рухнула в кресло.

В дверях Димыч остановился и, нахально улыбаясь, осведомился:

- Поскольку ты твердо решила отныне жить в правовом государстве, позволь поинтересоваться: за статью и мое расследование ты мне деревянными заплатишь или "капустой"? - И не дожидаясь ответа, выскочил за дверь.

В кабинете, над наполовину исписанным листом, дотлевал Корнеев. Димка сел на свое место и, глядя ему в глаза, проникновенно продекламировал:

- "... Как я выжил, будем знать Только мы с тобой.

Просто ты умела ждать, Как никто другой."

В кабинет заглянула молодая, симпатичная брюнетка невысокого роста, с тонкими чертами лица, на котором особенно выделялись проницательные, живые, ироничные глаза. Это была Маша Михайлова или Машуня, - зав. молодежным отделом. Димка позвал ее жестом.

- Машуня, к борьбе за дело загнивающего капитализма, будь готова!

- Есть, третий-четвертый товсь! - ответила она без запинки и тут же, приняв озабоченный вид, пролепетала: - Димыч, извини, у меня только полтинник...

Он непонимающе уставился на нее. В углу, за столом, ехидно захрюкал Корнеев.

- Серега, - строго обратился к нему Осенев, - знаешь, сколько за вымогательство у несовершеннолетних дают?

В кабинет ввалились бухгалтер Светлана Васильева и верстальщик Олег Даньшин.

- Димыч, - улыбнулась Светлана, - ты когда к Альбине пошел, Серега принял профилактические меры.

Осенев вырвал у нее из рук лист бумаги, на котором значилось:

"На венок: "Дорогому ДИМОЧКЕ ОСЕНЕВУ от безутешных коллег"

1. Корнеев - 1 долл.

2. Васильева - 3 йен.

3. Даньшин - 2 дырки без динар

4. Михайлова - 5 сольди (выкопаны в кабинете гл. редактора)

5. Самойленко - 2 бантика на ленты :

желтый в зеленый горошек, красный с мишками Гамми

6. Андрейченко - шампанское, пролетки, цыгане

7. Пашутин - установка "Град" для салюта, смехальщицы..."

Кабинет потряс дружный хохот.

- Тсс! - прошептал Олег, - Альбина услышит.

- Отбыла, - с облегчением заметила Светлана, - по делам.

- Деловарка гребанная! - в сердцах бросила Машуня. - Опять томогавком по всей статье прошлась. "Это людям не надо. Это им не интересно", мастерски передразнила она редактора. - Она сама-то знает, что им надо?!

- Трупы, - просветил ее Осенев.

- От наших материалов и без них мертвечиной за версту несет, - с отвращением поморщилась Михайлова.

- Ничего, ты, родная, не понимаешь в "специфике журналисткой работы", - менторским тоном поправил Димыч.

- У нас в логотипе скоро придется приписку делать. "Голос Приморска ... с того света"! Класс? А ниже - "Совместное издание городского морга и общества патологоанатомов". Налетай, народ! Свежанинка!

- Чем тебя Альбина развлекала? - спросил Олег, обращаясь к Осеневу.

- Удостоился чести присутствовать "на завтраке".

- Опять ментами давилась? - фыркнула Маша. - Я скоро чокнусь от всех этих СБ, ВД, ВС. Будто забот других нет, как только копаться в грязном белье силовиков.

- А как же ваша гражданская позиция, госпожа Михайлова? - не удержался Сергей.

- В этом долбанном государстве, дорогой Сереженька, мне даже позиции не оставили, так, окопчик маленький. Вот из него мне и предстоит два дня, до получки, своими пятью сольди отстреливаться. И во время этих незабываемых, оборонительных и кровопролитных боев мне будет глубоко наплевать - кто и за сколько продается в этом паршивом городе, найдут урода, который трех шишек пришил из "Белого дома" или не найдут. Для меня что власть, что силовики, как японцы, - все на одно лицо. Лично я, Маша Михайлова, конкретный человек, им всем - до известного места, как в случае и с другими человеками, тоже конкретными. Они не интересуют меня в такой же степени, как и я их. Еще вопросы есть?

- Машуня, тебе надо не "молодежкой" заведовать, а политическое обозрение вести, - с восхищением заметил Сергей. - У тебя потрясающая образность мышления.

- Я тебе объяснила, что питает сию образность.

- Охолонись, Маруся. Ты раскалилась, как гранотомет под Ведено, - он услужливо протянул ей стакан "Колы".

- Кваса хочу! - надула губы Маша.

- Квас, Машуня, это пережиток развитого крепостничества. - А ныне, на гребне "Колы", мы уверенно вливаемся в прогрессивное мировое сообщество.

- Не завидую я, в таком случае, ни прогрессу их, ни сообществу. Даешь, славяне! - и она залпом опрокинула стакан.

- Макеты готовы на следующий номер? - подал голос Олег. - Или опять в двенадцать бом-бом первую полосу дедушкой Хичкоком забивать будем? Кто дежурный по верстке?

- У нас всегда один дежурный, - невозмутимо проговорила Светлана. Бардак его фамилия, слышал?

- Альбина будет на верстке? - Олег старательно протирал очки.

- Куда ей деться? - удивилась Машуня. - Чеченцы от нас далеко, так что похищать ее, златокудрую, некому.

- Надо им наводку дать, - задумчиво выдал Осенев.

- Во-во, - хохотнул Сергей, - дай. Пусть они ее против федералов, как психотропное оружие используют.

Разговор пошел на убыль. Редакционный пар был выпущен и теперь каждый мог спокойно приступить к исполнению своих обязанностей: курить, пить кофе, трепаться на отвлеченные темы и молить Бога, чтобы Альбина не "зарезала" запланированный в номер материал или, что еще хуже, ознакомившись с ним в последний момент, не заставила его переделывать, исходя из своего представления о "специфике журналистской работы". Кабинет постепенно опустел и Осенев остался один. Он глянул на часы и потянулся к телефону.

- Звонарев слушает, - ответили ему.

- Дяденька, у меня самокат украли, - плаксивым голосом всхлипнул Димка.

- Лучше б, мальчик, тебя самого украли, - не остался тот в долгу. Городу спокойнее бы спалось.

- Ничего, ты, Звонарев, не понимаешь. Вот наша Альбина считает, что город давно пора бабахнуть. Кстати, сколько за терроризм дают?

- Тебе, как и любому из "Голоса Приморска", только "вышка" светит. Скажу больше, наши все будут табельное из рук друг у друга рвать. От желающих "лично привести в исполнение" отбоя не будет.

- Юра... - тревожным и испуганным голосом проговорил Димка, - ... У вас, что, с табельным оружием напряженка?

- У нас напряженка с объективной прессой, Осенев!

- А вы, товарищ Звонарев, не знаете, как прессу объективной сделать?! - грозно осведомился Димыч. - Да по почкам ее, продажную, по почкам! И веселее, веселее, с настроением! Е-е-еха-а-а!

- Спасибо за совет, - с издевкой тут же откликнулся Юра. - Твоя Воронова и без того на каждом перекрестке каркает, что у нас тридцать седьмой год.

- А вы не пробовали ей новый календарь подарить? Или повесьте на перекрестках знаки, запрещающие звуковые сигналы.

- Димка, ты по делу или развлекаешься? - приняв серьезный тон, спросил Звонарев.

- Я тебя от допроса или от преферанса оторвал? - не унимался Осенев.

- Я сейчас вышлю к тебе группу ребят, которые уже третьи сутки мечтают оторваться.

- Все, понял. Гражданин начальник, у кого я могу получить информацию "по маняку"?

- В пресс-центре, как будто ты не знаешь.

- Мне нужны подробности.

- Подробности могли быть вчера, - жестко оборвал Звонарев.

- В обмен на Аглаю?

- Зачем так грубо?

- А вы ласково не умеете! - рявкнул Дмитрий.

- Не заводись, Димыч. - Он помолчал: - Ладно, приходи, но... огородами. За тебя могут зацепиться.

- Чьи-то дубинки или "берсы"? Аптечку свою брать или у вас есть?

- Она тебе не понадобится... - зловеще прошипел Звонарев.

Дмитрий положил трубку и с минуту задумчиво смотрел на телефон. Затем закурил и пригубил остывший кофе.

Почему человек совершает убийство?

В жизни мы, рассвирепев, походя бросаем: "Я тебя убью!". Но часто подобная угроза гаснет, не воплотившись в реальность. Состояние аффектации идет на спад, срабатывает невидимый тормоз и нередко человек уже в следующую минуту корит себя за несдержанность и гнев. Но каковы истоки хладнокровного, тщательно продуманного, умышленного убийства? Что происходит и что заставляет человека скурпулезно подбирать варианты встречи, планировать детали, анализировать способы и орудия убийства. Какие эмоции движут человеком, какие умозаключения толкают его, в конце концов, перейти грань, навсегда ставящую его на самой низкой общественной ступени а роли изгоя и парии? А имела ли человеческая жизнь вообще когда либо свою реально высокую цену?

Казалось бы, прошло ни одно тысячелетие, человечество стало мудрее, имея опыт предшествующих поколений и постигнув самостоятельно, уже на сегодняшнем этапе, немало тайн. Но отказаться от убийства, по-прежнему, не в состоянии. Убийство - мера ума или души? Во все времена общество его осуждало, но... Осуждало единоличное убийство, не государственное. Сколько мы потеряли, например, в Афгане, учитывая инвалидов, хроников и тот будущий генофонд, который никогда уже не восполнится, надежно запаянный в цинковых гробах? Массовое убийство под эгидой государственного флага. Некоторые, кто выжил там, вернулись и стали убивать здесь. Но здесь убивать нельзя. Здесь за это карают лагерями и вышкой. И различие только в одном - место действия. Там - можно, здесь - нельзя. Выходит, цена человеческой жизни не везде одинакова. И так до логического завершения: моя жизнь - все, чужая ничто.

Истоки убийства берут свое начало у жертвенных алтарей древних святилищ. Уже тогда будущий царек природы постигал не в меру пытливым умишком азы мироздания, но так, как хотелось бы ему: если хочешь заслужить себе внимание, любовь и снисхождение богов, принеси им в жертву кого-то другого. И уже тогда начала формироваться могущественная каста избранных: шаманы, жрецы, будущие священники, церковные отцы и папы, идеологи всех рангов и мастей. Они-то и не давали засохнуть крови на всех последующих алтарях, сделав убийство неизменным атрибутом государственной политики, как внешней, так и внутренней.

Два века по всей Европе полыхали костры. Сколько было сожжено инквизицией во славу Божью? Сколько жизней стоили России прорубленные Петром Первым в Балтийское и Черное моря "иллюминаторы"? Сколько индейских племен уничтожила ныне благовоспитанная и богобоязненная Америка? Сколько вообще сгинуло бесследно людей во всех этих сомнительных развлечениях власть придержащих и желающих ее вырвать: войнах, восстаниях, революциях и переворотах?

Через сто пятьдесят лет после отмены в России крепостного права, очередные отцы нации настоятельно рекомендовали измочаленному ветрами перемен народу выдавливать из себя раба. Но в отличие от Спартака, на вооружении у "раба" уже были атомная и водородная бомбы, не считая других "игрушек". Совершенствовались не моральные и нравственные принципы государства и общества, совершенствовались орудия убийства. И если раньше это был жертвенный нож, то теперь его с успехом заменила ядерная боеголовка.

Но "что дозволено Юпитеру, то недозволено быку". Поэтому лицензию на убийство государство ревностно охраняет от рядовых граждан. А запретный плод, как известно, сладок. Вот и случаются накладки. Пока Клинтон с пикирующих бомбардировщиков сбрасывал на головы югославов западные свободу и демократию, у него самого в "свободной и демократической" Америке, перестреляли учащихся в одной из школ. И плевать хотели эти недоноски на то, что в Югославии, якобы, можно, а в Америке - нельзя. Везде можно! Если в воскресенье отцы нации стоят в церкви, а в понедельник отдают приказ бомбить чужие города и села, объявляя их либо зоной своих "жизненноважных интересов", либо - "субъектом федерации", то можно быть уверенным, что во вторник или в среду непременно зазвучат выстрелы в собственном доме. И природа еще не раз ткнет нас самодовольной, гомосапиенской мордой в то отвратительное и дурнопахнущее, которым мы уже по самые полюса завалили планету.

Дмитрий подъехал к зданию горуправления.

После того, как в Приморске высадился десант "варягов", прошмонавший город вдоль, поперек и вглубь, приморские группировки, соблюдая дисциплину и порядок, организованно ушли в подполье. Фамилии "отцов-командиров" были у всех на слуху, а растиражированные на листовках лица - на виду. Впрочем, словесные портреты бывших депутатов, а ныне лиц, "находящихся в розыске за совершенные тяжкие преступления", были столь характерны, что узнать их не смогла бы даже родная мать. Оставив нажитое непосильным и упорным рэкитирским трудом добро, братки благополучно скрылись из города. Поговаривали, это стало возможным благодаря "джентельменскому" соглашению братков и властей: ну, типа, мужики, вы нам - город без боя, а мы вам гарантируем жизнь, кое-что на хлебушек с маслицем и икоркой и сутки-двое форы. Осенев отчасти в это верил, ибо формула "кошелек или жизнь" куда старее по происхождению всякой там мафии и автором ее является никто иной, как само государство.

Силовики, тем не менее, приободренные "победой", отрапортовали об этом эпохальном событии по всем каналам СМИ: радио, пресса, телевидение. Правда, высокие милицейские чины скромно умолчали, что для этого им понадобилось столько же времени, сколько когда-то для освобождения города от немецко-фашистких захватчиков. Пока наши генсеки боролись за мир во всем мире, собственные детки как-то выпали из воспитательного процесса и дома не замедлил подрасти и войти во вкус собственный прожорливый "коммунюгенд", трансформировавшийся в конечном итоге в так хорошо знакомые по кинохронике короткие аккуратные стрижки, спортивные фигуры, отмороженные глаза и готовность убивать, не рассуждая.

"Варяги", очистив город от чуждых светлому капиталистическому обществу личностей, как водится, принялись за собственные ряды. Полетели перья. Их вырвали ровно сто - те, кто все эти годы не соблюдал правил личной гигиены, заляпав и руки, и мундир. Новые центуриончики оказались в некотором роде людьми культурными, образованными и с претензией на эстетство, о чем свидетельствовали многочисленные полотна живописи, заменившие в кабинетах портреты "рулевых". В основном, это были морские пейзажи, выполненные в стиле Айвазовского и итальянского цикла Сильвестра Щедрина. Пейзажи радовали глаз школой, техникой исполнения, мастерством и настроением. Да и сам подбор полотен давал обильную пищу для размышлений. В целом же, коллекция собраний маринистов ненавязчиво так намекала , что "рулевые", мол, приходят и уходят, а море-океан - колыбель человечества, было, есть и будет. Правоохранительные органы тут, вроде, и ни причем. На первый взгляд. А если приглядеться, то они - при ком, при нас с вами, от самой этой колыбели. Рядышком, так сказать, бдят. И всем сразу ясно, кто в доме с колыбелькой хозяин. Осенев по поводу "варягов" не питал больших иллюзий, хотя ему нравилось, что держались они достаточно независимо в этом городе, погрязшем в коррупции, кумовстве, жульничестве и воровстве.

Дмитрий постучал в дверь кабинета Звонарева и, услышав "войдите", переступил порог. В тесном и маленьком помещении стояли три стола. За двумя сидели оперативники - Звонарев и Миша Жарков.

- Здравствуйте, - Димка нерешительно замер на пороге.

Оперы с интересом смотрели на него, не скрывая ироничных улыбок.

- Дяденьки, я пришел оружие сдать, - вид у Осенева был испуганный и откровенно дебильный.

- Что у тебя, рус Иван? - подыграл ему Миша.

- Дык, это... как его, оружие массового поражения... На эти, - он осторожно потрогал голову, - мозги влияет...

- Оно и видно, - фыркнул Юра. - Проходи, садись.

- Надолго? - не унимался Димка, присаживаясь к свободному столу.

- Тебя долго держать не будем. - Звонарев ласково улыбнулся: - Психами у нас Минздрав занимается.

- Чем порадуете, сатрапики? - Дмитрий раскрыл пакет и стал доставать пирожки и пакетики с растворимым кофе. - Кипяток есть?

По кабинету поплыл аппетитный запах сдобы.

- С чем пирожки? - Миша включил электрочайник и, откусив пирожок, блаженно зажмурился: - М-м-м...

- С цианистым калием, еще тепленькие, - мрачно пошутил Димка. "Привет от Альбины" называются.

- Неужели расщедрилась?! - удивился Жарков.

- Успокойся, - осадил его Звонарев, - Воронова нам только на некролог может расщедриться.

- Зато на первой полосе и самым крупным кеглем, - засмеялся Осенев и, сменив тон, серьезно поинтересовался: - Ну, рассказывайте, ребятки, как вы три "сиятельных трупа" запротоколировали. Обчественность знать желает...

- Обойдется твоя "обчественность"! - зло бросил Юра. - Ты официально или...

- Нет, меня Интерпол вам в подмогу прислал. Юра, я с Аглаей говорил, Осенев закурил и остро глянул на друга.

Оперы перестали есть и выжидающе смотрели не него.

Дмитрий встал и с безразличным видом принялся неторопливо готовить кофе. Пауза затягивалась.

- Ты, часом, не с общепитом наше заведение попутал? - не выдержал Звонарев.

- Ты торопишься? - как ни в чем не бывало спросил Осенев. Он разнес по столам кофе, поделил поровну пирожки, сел и тогда только заговорил: - Я думаю, она не согласится. - Увидев, как изменился в лице Звонарев, поспешил одарить его пока несуществующей надеждой: - Но есть шанс, что изменит свое решение. Мне нужны снимки с мест убийств.

- Хотел бы взглянуть? - Жарков брезгливо скривился: - Ты садист, Осенев! Сначала жрать приносишь, потом просишь снимки с этой бойней. Я тебе голову даю на отсечение - зрелище не для слабонервных.

- Оставь, Мишенька, свою голову при себе. До пенсии далеко, а голова твое орудие производства.

- Зачем тебе снимки? - спросил Звонарев.

- Хочу Аглае показать.

- Но она ведь...

- Слепая? Не ты ли говорил об ее выдающихся способностях? Ей не нужны глаза, она видит лучше любого из нас и при этом то, чего мы в упор не замечаем.

- Тогда, может, есть смысл свозить ее на место происшествия? - подал голос Миша.

- Обязательно, - согласился Димка. - Но сначала предстоит еще уговорить ее туда поехать.

- С помощью снимков? - недоверчиво глянул на него Жарков.

- Какой ты догадливый! - Осенев отхлебнул горячий кофе и, обжегшись, чертыхнулся.

- Дима, в этом деле есть один нюанс... - Звонарев замялся.

- Хочешь угадаю? - невозмутимо спросил Дмитрий. - Аглая, если согласится, должна будет работать бесплатно, это - во-первых. Во-вторых... Одним словом, достаточно и во-первых.

- Откуда...

- Догадался, - перебил Звонарева Осенев. - Еще бы, три работника горадминистрации с перерезанными глотками, с интервалом в семь дней, с точностью до часа, а у вас ни одной зацепки!

- Откуда... - снова начал Юра.

- Работа такая, - ехидным голосом припомнил тому его собственные слова Димка. - Хочешь я тебе полный расклад дам? Поправишь, если что. Этому делу придают политическую окраску. Но высокое начальство никогда не согласится на то, чтобы в расследовании участвовал посторонний человек, к тому же женщина, к тому же - слепая. Так далеко наши свобода и демократия еще не распространаяются. - Он отхлебнул кофе и продолжал: - Когда произошло первое убийство, вы заткнули всем рты и спокойно начали работать. В "биде"...

- Где-е?! - удивленно спросил Миша с полным ртом.

- В "би - де", - по слогам произнес Димка. - "Белый дом".

- А почему "бИ - де"?

- Тому, як по-москальски, "белый", а, по-хохлятски, "билый". Це я овладеваю ридной мовою. И бачишь, яки гарни слова слогаються! - с готовностью пояснил Осенев.

- Да? - Жарков с сомнением покачал головой.

- О чем я говорил? - Димка посмотрел на Звонарева.

- В "биде"...

- А-а, так вот... В кабинетах "биде", видя вашу целеустремленность и желание, поговорили и успокоились. Через семь дней, когда обнаружили второй труп, заткнуть рты стало трудно, но еще можно. Тех, кто считал это случайностью, было большинство. Ведь никто не мог поверить всерьез в то, что кто-то занялся "сокращением штатов" именно в горадминистрации. Вам на головы поплотнее уселись все самые большие задницы, не только в области. Прибыла бригада "важняков" из столицы. Те решили показать, яки вы - дурни, а воны - гарны хлопци. А тут - опачки! - объявился и третий трупец. И все поняли: это - пи... Ну, вы - большие уже мальчики, сами дорифмуете. Он, третий, надо полагать, и стал причиной паранормального явления: нашу глушь осчастливил "генеральский съезд". Рот затыкать уже никому не надо было. В "биде" и так стояла, можно сказать, предгробовая тишина. С девяти до восемнадцати ноль-ноль все сидели, молча уставившись в стену. Жизнь города никогда не интересовала чиновников. Но теперь сей процесс имел несколько иной смысл: "Кто следующий? А вдруг - я?"

Я тут подсуетился сегодня в разных местах... - Дмитрий лукаво глянул на оперов: - АТС и нотариальные конторы. В таких случаях обычно говорят: "На бирже царила настоящая паника". После третьего убийства, когда все поняли, что жертвы вообще никаким боком не связаны, за исключением места работы, в Приморске выпало годовое количество "осадков", в виде междугородних, международных звонков и... завещаний. Но самая интересная картина наблюдалась в центральной городской поликлинике. Две трети состава горадминистрации ушли на бюллетень! Потому что поняли: это - охота на власть. Не уголовщина, а политика.

На сегодняшний день у вас масса версий и ни одной зацепки. Никто ничего не видел, не слышал, не знает, конкретного, я имею в виду. - Осенев с усмешкой посмотрел на Юру: - Тебя, мой лепший мент, вызвали в службу безопасности и попросили выйти через меня на Аглаю. - Звонарев молча выдержал его взгляд. - Сказать почему? Вы перетряхнули все ближайшие деревни, села, подворья, всех мясников с рынка, - всех, у кого есть или была в недалеком прошлом рогатая скотинка, но но вы до сих пор не можете понять, почему на месте преступления убийца оставляет... кончик бычьего хвоста.

- Идиот, возомнивший себя матадором, - в сердцах бросил Жарков.

Осенев с минуту молча смотрел на друзей:

- Нет, сатрапики, не матадором, а жрецом.

- Кем?! - в один голос воскликнули оперы.

- Жрецом, - спокойно повторил Димка. - Из всех, кого вы сегодня перетряхиваете, вы забыли еще одну категорию: бывших работников мясокомбината. Забойщиков скота.

- Вспомнил! - фыркнул Звонарев. - Он уже четыре года, как банкрот. Ты хочешь сказать, что кто-то сознательно оставлял себе на память бычьи хвосты, чтобы спустя четыре года вложить их в руки жертв?

Осенев ничуть не смутился.

- Между прочим, достаточное время, чтобы человек, для которого ремесло убийцы было средством повышения уровня материального благосостояния, как говаривали наши вожди, осознал, кто именно лишил его этого самого благосостояния.

- Откуда у тебя сведения о бычьих хвостах? Из наших кто-то ляпнул? Звонарев невольно подался вперед.

- И при чем тут жрецы? - недоуменно спросил Миша.

- Убийца - не просто маньяк, он помешан на античности.

Оперативники переглянулись.

- Где и когда ты успел это откопать, интересно? - в голосе Звонарева прозвучало сомнение. - Или это плод буйной фэнтази от "Голоса Приморска"?

Дмитрий быстро взглянул на Мишу.

- Голову даю на отсечение!

Звонарев поднялся:

- Димыч, а не пройти ли нам с тобой к начальству?

- Значит, Аглая вам больше не нужна?

- Извини, - развел руками Юра, - для такого решения у меня слишком мало звезд на погонах.

C начальником приморского горуправления Осеневу уже приходилось встречаться. Невысокого роста, крепко сбитый, с коротокой стрижкой "ежиком", слегка полноватый, он производил впечатление внушительного тарана. Глядя в его цепкие, серые глаза, даже идиоту неминуемо пришло бы на ум - слишком хлопотно иметь этого человека в качестве своего врага. Оценивая Сергея Константиновича Шугайло, как-то не возникало желания похлопать его запросто по плечу и рассыпаться в запредельном откровении. Осенев знал, что начальник приморского горотдела - из новых центуриончиков, много лет проработал в уголовном розыске, мент и опер до мозга костей. Возможно из тех, кто не продается, даже если ставкой будет жизнь его близких. Хотя, в чем и в ком можно сегодня быть уверенным до хромосом? Но кое-что в Шугайло Дмитрия настораживало: то самое ощущение мощного тарана, осознающего свое предназначение, но направляемого чужими руками. Шугайло мог взломать любую оборону, поразить любую цель, но выбирали цель и отдавали приказ другие. А вот они-то зачастую совсем не прочь были и продаться, и поторговаться.

Осенев знал о существовавшем испокон веков соперничестве между милицией и службой безопасности. При других обстоятельствах, эсбисты черта с два передали бы ментам Аглаю. Но теперь, когда руководящие кресла в обоих ведомствах начали раскачиваться с опасной амплитудой, стало не до жлобства. Шугайло метил со временем перебраться в столицу. Не без помощи влиятельного свояка, генерала милиции в областном центре. Начальнику отдела службы безопасности нужно было с почетом уйти на пенсию, а не вылететь без таковой, да еще с Бог знает каким количеством "сиятельных трупов". Сложилась пикантная ситуация. Эсбисты знали об Аглае и ее способностях, но в свое время она дала им от ворот поворот. У ментов же появился доступ в дом Аглаи через Звонарева. С одной стороны, Димке до тошноты было противно, что в эти закулисные игры оказались вовлечены его любимая женщина, друг детства и он сам. Но с другой стороны, где-то глубоко в душе тлела маленькая искорка осеневского журналисткого тщеславия. И даже он сам не смог бы сказать, когда именно и в какой пожар эта искра способна полыхнуть.

Обо всем этом думал Осенев, сидя в кабинете Шугайло, куда его любезно "доставил" Звонарев и ожидал, пока соберутся вызванные начальником для беседы с Дмитрием сотрудники. "Представляю, каково им иметь дело с кем бы то ни было из "Голоса Приморска", - усмехнулся про себя Осенев.

В городе ни для кого не было секретом, что Альбина состояла в гражданском браке с одним из приморских авторитетов. Поначалу у редакции с "варягами" сложились неплохие отношения. Но когда из города в срочном порядке эвакуировались заправили местной оргпреступности, Альбина, не без совета своего обожаемого крутого муженька, выступила на страницах газеты с циклом статей, в которых с чисто женской эмоциональностью, но при полном отсутствии логики, заклеймила позором доблестные правоохранительные органы, их смертельную борьбу с бессмертной мафией и особенно методы этой борьбы, в виде подбрасываемого "ненужным" людям компромата: патроны, оружие, наркотики и пр. После альбининых статей "Голос Приморска" молниеносно из "дружественного" издания перешел в разряд "бандитской прессы" ("БП"), со всеми вытекающими последствиями. Тавро "БП" легло на всех сотрудников, особенно корреспондентов, для которых двери в "лучшие дома Филадельфии" оказались закрыты вплоть до второго пришествия. Однако этому финалу предшествовало еще кое-что. Обе стороны, имея по "независимому изданию", вооружившись горшками с нечистотами, встали друг против друга, включили вентилятор и... скучающему взору жителей приморского региона, утомленного латиноамериканским "мылом", предстало во всей красе захватывающее зрелище русская национальная забава: какашкабол. На какое-то время оказались забыты безработица, задолженности по зарплате, пенсиям и пособиям, злополучная реконструкция "дорогой сердцу каждого жителя" главной улицы. Неизвестно, чем бы все закончилось и с каким счетом, если бы не тайный энтузиаст, решивший в одиночку заняться кадровой политикой в "биде".

Шугайло представил сотрудников, с большинством из которых Дмитрий был знаком в виду специфики работы в газете, в отделе криминальных новостей. Его позабавила реакция собравшихся: как отнесутся к нему, представителю "вражеского боевого листка"? Отнеслись спокойно. Осенев впервые присутствовал на подобной беседе и невольно зауважал мужиков. Перед ним сидели профессионалы, которые двадцать четыре часа в сутки видят один нескончаемый документальный сериал из цикла "Содом и Гоморра". Именно из них государство умело слепило надежный буфер для защиты своих интересов, четко разграничив ответственность перед Законом между властью и остальными, кто к ней не принадлежит. В своей лицемерной трактовке Закона власть зашла столь далеко и так увлеклась, что потеряла элементарное чувство меры. Именно власть наглядно продемонстрировала, как можно безнаказанно украсть чужие деньги, ликвидировать инакомыслящих, превратить человека в рабскую скотину, изнасиловать его мозги и душу. Власть пошла по пути необузданного порока. Стоит ли удивляться, что вдогонку за ней толпами устремились подданные? Но чтоб они не наступали на пятки, сохраняли дистанцию и, упаси Бог, не вырвались вперед, власть и создала тех, кто должен оберегать право. Чье? На что? От кого? Неважно! Главное, чтобы право охранялось, было кому дать команду: "Фас!" и... кем не жалко было бы при случае пожертвовать, кого бы подставить. И вот теперь в этом веками отработанном механизме произошел сбой. Кто-то посмел замахнуться на власть и ее право.

"Да, мужикам не позавидуешь, - думал, глядя на собравшихся, Осенев. Власть ими не дорожит и народец не жалует. Может, прав Юрка, говоря, что нашему обществу тоже не мешало бы вопросики подкинуть, типа: "Если оно такое все в белом, откуда в его пенатах мент поганый и продажный появился? Менты, они ведь чьи-то дети, кто-то их родил и воспитал..."

По просьбе собравшихся Дмитрий рассказал то, что удалось ему выяснить. Слушали его внимательно. Если кто и испытывал недоверие и скептицизм, то внешне это никак не проявлялось.

- Еще раз поподробнее о забойщике с мясокомбината, - попросил его Шугайло.

- Видите ли, - начал Осенев, слегка волнуясь, - мне не в первый раз приходится проводить журналисткое расследование. Не хочу вас обидеть, но иногда журналисту скажут о том, чего никогда - представителю милиции. Вы, в некотором роде, официальная власть, а у нее с простыми смертными всегда были непростые отношения. Я разговаривал с человеком, который обнаружил одну из жертв. Он припомнил, что лет шесть назад на приморском мясокомбинате работал забойщик, убивавший животных не электродубинкой, а ножом, закалывая и перерезая горло. Причем, быков исключительно черной масти. Забойщик был молодой парень. Он потом ушел в армию, а человек этот уволился. Но он отметил одну интересную деталь: перед убийством парень одевал на рога быку цветы...

- Ритуальное убийство, - заметил начальник уголовного розыска Кривцов.

Дмитрий кивнул в знак согласия и продолжал:

- Человек, который мне рассказал об этом видел подобное лишь однажды. Удивился, конечно, но спрашивать у парня ничего не стал. В цехе, правда, поговаривали, что у того не все дома. Но животных он не мучил, тихий был, спокойный. Вообщем, шесть лет назад каждый уже был занят только своими проблемами и то, что у кого-то начала ехать крыша, мало кого интересовало.

- Как звали парня он помнит? - спросил Кривцов.

- Фамилию - нет, но имя - то ли Вячеслав, то ли Валерий, точно не может сказать.

- Как фамилия вашего информатора? - Шугайло в упор глянул на Дмитрия.

- Сергей Константинович, вы же должны понимать! - оскорбился Осенев. В этом городе на меня у многих драконовские зубы, но даже их обладатели не рискнуть утверждать, что я когда-либо сдал своего информатора.

Шугайло недобро усмехнулся, не сводя оценивающего взгляда с Осенева.

- Начитались о сицилийской мафии, крестных отцах, донах и омерте. Молчальники чертовы! - бросил он зло.

Дмитрий счел за благо не отреагировать на его выпад и спокойно спросил:

- Вы позволите еще одно дополнение?

Шугайло кивнул из-под лобья.

- Александр Иванович, - Дмитрий глянул на Кривцова, - правильно заметил, что это были, по всей вероятности, ритуальные убийства быков...

- Бред какой-то! - буркнул Шугайло недовольно, но, поймав злой Димкин взгляд, махнул рукой: - Ладно, продолжайте.

- ... В античные времена в Древней Фригии существовал культ Кибелы, Великой богини-матери. Мистерии этого культа носили вакхо-эротический характер. Во время их проведения жрецы Кибелы, галлы, оскопляли себя. Неотъемлемой частью культа стал обряд тавроболия - принесения в жертву быка. Обряд был необычайно величественен и, по-язычески, прекрасен. Священной жертвой, как правило, выбирали огромного, красивого и черного, как смоль, быка. Его рога украшали золотыми подвесками и цветами. Верховный жрец храма Кибелы должен был обладать недюжинной силой, хладнокровием и определенным искусством, чтобы заколоть быка насмерть с первого удара. Затем рассекалась шея животного и кровь обагряла жертвенный алтарь.

В Древнем Риме этот обряд дополнился некоторой подробностью. Жертвенная кровь заливала уже не алтарь, а человека, стоявшего в специально сооруженной нише. Считалось, что таким образом участник мистерии заново рождается, освобождаясь от прежних грехов и пороков.

В античном мире существовал и еще один обряд, только в жертву приносились сто быков. Обряд назывался - гекатомба. Но вам наверняка будет интересен малоизвестный среди знатоков античности факт: в Древнем Риме участник тавроболия получал после крещения кровью... кончик бычьего хвоста с кисточкой. - Осенев, казалось, не обратил внимания на мимолетное замешательство, вызванное его последними словами и как ни в чем не бывало закончил: - Сергей Константинович, я узнал, что в системе горадминистрации ровно сто штатных единиц.

- Сто баранов на заклание, - мрачно изрек Шугайло.

- Быков, - не улыбнувшись, поправил его Кривцов.

- Уже девяносто семь, - уточнил Дмитрий. - Одного не могу пока пояснить: почему их убивают с интервалом в семь дней?

Гридасов, начальник отдела криминалистики, глянул на наручные часы. Все посмотрели на него. Он быстро подсчитал, беззвучно шевеля губами, и сказал:

- Если его не остановить, то через пятьдесят шесть часов у нас будет еще один бара... бы..., простите, - смутился он, - ... еще одно убийство.

- Почти двое с половиной суток, - подал голос Кривцов. - Стоит попробовать.

Шугайло скептически скривился и обратился к Осеневу:

- Когда, говорите, ваша мать-богиня быков наладилась резать?

- Предположительно, второй век до нашей эры.

- Вот так-то, - хмыкнул он в сторону начальника угрозыска. - Больше двадцати веков нашей дамочке, а ты решил с ней за пятьдесят шесть часов управиться.

Димка следил за выражением лиц собравшихся. Он отнюдь не склонен был доверять ни тяжким вздохам Шугайло, ни мученическим физиономиям собравшихся. Он почти физически ощущал так хорошо знакомый ему самому зуд погони, когда впереди уже замаячило нечто и хочется поскорее проверить то это или не то. Осенев почувствовал себя лишним в кабинете и ему стало обидно. Ведь именно он, Дмитрий Осенев, вышел на след, он привел их к старту, но, увы, забег пройдет без него.

- Сергей Константинович, - обратился к нему Дмитрий, - я знаю, что вы пытались привлечь к розыску мою жену. Думаю, теперь в этом отпала необходимость.

Шугайло пристально посмотрел на Дмитрия, интуитивно поняв его состояние.

- Отчего же? - казалось, удивился Сергей Константинович. - Думаю, ее помощь нам может пригодиться. Вы говорили с женой?

Осеневу стало жарко.

- Да... - хрипло выдавил он и закашлялся, заметив снисходительную усмешку Шугайло. - Она согласна... то есть... согласится. Я мог бы взять несколько фотографий с места происшествия, показать жене?

Сергей Константинович повернулся к Кривцову:

- Под мою личную ответственность.

Дмитрий кивнул.

- Аглая Ланг... слепая? - спросил начальник горотдела. - Впрочем, мне говорили об ее способностях.

Начальник угро и Осенев поднялись, направляясь к выходу. Уже будучи на пороге, Дмитрий услышал голос Шугайло.

- Дмитрий, вы не хотели бы поменять место работы?

Осенев решил отыграться, хотя и сознавал, что новый центуриончик раскусил его, неведомо каким зрением разглядев ту самую искорку осеневского тщеславия.

- Сергей Константинович, - простодушно улыбнулся Осенев, - на мне ужасно сидит форма. Но это еще полбеды. У меня плохой вестибюлярный аппарат, я совершенно не могу стоять по команде "смирно".

- Вестибюлярный аппарат - это серьезно, - не без ехидства парировал Шугайло. - Если не лечить, то и упасть можно.

- Так ведь с моего места и падать не высоко, Сергей Константинович, заметил Димка, попрощался и вышел вслед за Кривцовым.

Получив снимки и выйдя из кабинета начальника угро, Осенев решил зайти к Звонареву. Жаркова не было, а Юра сидел, склонившись над бумагами.

- Тебя под залог отпустили или на подписку о невыезде? - он закрыл бумаги в сейф и устало поинтересовался: - Торопишься?

- Думал в пару мест заскочить, но что-то не хочется. - Дмитрий присел за свободный стол и кивнул на конверт со снимками. - Ужинать сегодня точно не буду. Не знаю, как показать это Аглае. Жуть...

- Дима...

- Не надо, Юрка. Понимаю, что я - сволочь. Но этого мужичка, действительно, надо остановить. Я хорошо знал убитых. Симпатии они у меня никогда не вызывали. И хотя о мертвых плохо не говорят, знаешь, удивляюсь: как они до сих пор живы-здоровы были. Особенно Бурова. Грубиянка, дрянь и взяточница. Она не просто чиновником была. Инквизитором! Сколько на нее жалоб от людей было, ты себе представить не можешь. Остальные, поверь, не лучше. Продажные и трусливые. И ведь как дешево продавались! А сколько апломба, значимости. Наша приморская власть - это синтез порока и безнаказанности. Но... когда тебя проклинают столько людей, добром это не кончается. И, все-таки, парня надо остановить. У него крыша поехала и, по-моему, давно.

- Жрец, - задумчиво проговорил Звонарев. - Димыч, а, может, не у него, а у нас крыша поехала?

- Ты о чем?

- Да так, рассуждаю. Пытаюсь понять, что нужно сделать с человеком, чтобы он начал убивать? В здоровом обществе человеком движут здоровые инстинкты. В больном - патологические. У нас тюрьмы и лагеря забиты убийцами и насильниками, которых психиатрическая экспертиза признала нормальными. Но ведь человек, совершивший убийство и насилие, по всем законам просто не может быть нормальным! Кого мы пытаемся обмануть? Себя? Или гребанное, затраханное благами западной цивилизации, мировое сообщество? Мы же нация мутантов и никто не знает, как, от чего и чем нас лечить.

Димыч, я часто думаю: в мире столько неизлечимых болезней. Так нет же, нам мало, что природа нас пачками отстреливает, мы еще и друг с другом развлекаемся. Что нас вылечит? Глобальная война? Чтобы в каждый дом по две похоронки и по три инвалида? Понимаешь, в каждый! Чтобы потенциал нерастраченной любви в конце концов перевесил потенциал скопившейся ненависти. Что такого страшного мы должны испытать, чтобы перестать лгать, предавать, убивать, чтобы соскучиться по простым, нормальным человеческим отношениям? Что это должно быть, Димыч?!

Осенев с сочувствием посмотрел на друга:

- Юрка, я, честное слово, не знаю, что должно произойти. Может, тебе в церковь сходить? Только не смотри на меня, как на юродивого. Я, между прочим, не крещенный, поклоны и персты класть не умею, ни одной молитвы не знаю, но хожу. Тому, что есть в православных храмах, зримого и тайного, тысяча лет и кто мы такие, чтобы отказываться от того, что пережило Чингис-хана, Наполеона, Романовых, Гитлера да и наших "рулевых"? Тебе никогда не приходило в голову, почему коллекционеры, исповедующие совершенно различные веры, отваливают сумасшедшие деньги за православные русские иконы? Что в них особенного? Подумаешь, старые доски, с потемневшими ликами старцев и мадонн. Но ты сходи в нашу приморскую, Успения Пресвятой Богородицы. Там есть старинная икона, бесценная, но об этом мало кто знает. Ее невозможно не узнать. Она смотрит глазами прямо в душу. Во время войны Приморск весь лежал в руинах. Из девяти храмов не уцелел ни один. Целой осталась одна единственная стена. Догадываешься, какая? Та, на которой висела эта икона. Мистика?

- Димыч, у меня башка и без икон, как Иван-колокол.

- Тогда осталось последнее радикальное средство. Патентованное, французское. Очень многим вылечило не только головную боль, но и массу других проблем решило.

- Спасибо, - догадался Звонарев. - Я уж как нибудь цитрамончиком огбойдусь. К тому же для твоего средства я происхождением и положением не вышел. Не Людовик Шестнадцатый и не Дантон. Самое престижное, на что я могу рассчитывать, это от работы - бандитская пуля, от дружбы с тобой - цирроз печени.

Дверь в кабинет распахнулась, вошел Миша Жарков.

- Протрубили общий пионэрский сбор! У шестнадцать нуль-нуль. - Он тяжело плюхнулся на стул, с укоризной взглянув на Осенева: - Это ты, негодник, удружил всему личному составу участие в дикой охоте полковника Шугайло? Как шуганет он сейчас Приморск, чертям тошно станет!

Дмитрий встал, собираясь домой.

- Заскочишь вечером? - с надеждой глянул на Звонарева.

- Не обещаю, Димыч. Если что, утром созвонимся.

- Пока, сатрапики, - Димка устало, но тепло распрощался с операми.

- Бывай, рус Иван! - напутствовал его Миша. - И, Димыч, ради Бога... умерь свой энтузазизм первых пятилеток. Мы же тебя знаем: для тебя первым номером быть - умереть не страшно!

- Есть! - козырнул Димка и вышел.

По дороге домой, сидя за рулем машины, Осенев неожиданно испытал острое чувство вины перед Аглаей. "Какого черта я полез в это дело?! подумал с неприязнью к самому себе. - Выпендриться захотел, поучаствовать в обчественной жизни города. Ну поймают "маняка", отольют девять граммов. Дальше? Он, что, единственный и последний? Вот Аглая - единственная. Если согласится помочь найти убийцу, получается он, Осенев, ее подставил. Не дай Бог в какой-то момент пути их пересекутся, она окажется с ним один на один: слепая Аглая и зрячий психопат... - от этой мысли Дмитрию стало плохо. Ладони резко вспотели, во рту пересохло и сердце будто взбесилось. Он покрепче вцепился в руль, так, что побелели костяшки пальцев. - Возьму с завтрашнего дня на работе отгулы или за свой счет. - Но тут же представил реакцию Альбины. Из-за поворота на предельной скорости выехала машина "01", с включенными сиреной и мигалкой. - Во! Копия Альбины. Она также будет орать благим матом, мигая "египетскими" глазами. Отпустит, как же... Если только ей справку из морга на меня принесут. Господи, - с тоской подумал Осенев, - что нам всем спокойно не живется-то? Все норовим отличиться друг перед другом: территориями, заборами, счетами, тряпками, личными, так сказать, достижениями. Мечемся по жизни, как пылесосы, заглатывая всех и вся и урча от удовольствия. Как деньги делать теперь все знают. Забыли, как делать нормальных детей, из которых потом нормальные взрослые вырастают.

Кто, когда и за что надавал подзатыльников приморскому "маняку", если спустя годы в нем это аукнулось? Его, конечно, наши доблестные нутрянные органы пымають и осудють, по всей строгости закона, защищающего завоевания капиталистической революции. Но Юрка правильно вопрос поставил: "Что нужно сделать с человеком, чтобы он свихнулся и начал убивать?". Ведь был же еще кто-то, да не один, глядя на кого этот психопат решил, что можно, что сойдет с рук. Для того, чтобы человек начал убивать, кто-то должен прежде убить человека в самом убийце. Есть же слово такое - "нелюдь", старое, несовременное. Значит, дело не во времени и нравах, а в человеке, в его сущности и значении в этом мире. А что мы об этом знаем?..

Родились, встали на две конечности, вызубрили, как попугаи: "Чур меня!", "Господи, помоги!" и "Авось!" и рванули... к финишу. Рождаемся голенькими и уходим. Но ведь должен же быть какой-то промежуточный смысл?! В чем он? Во всяком случае, наверняка, ни в последней модели "мерса", количестве нолей на счету или в мягком кресле. Вот у Мавра и Кассандры ничего за душой нет. А зачем им? Душа есть - это главное. - Дмитрий невольно улыбнулся пришедшей на ум мысли: - Думают ли о душе Мавр и Кассандра?"

Осенев подъехал к дому и почувствовал, как в нем нарастает нервозность, словно его обложили со всех сторон, загнали в угол и это ощущение непреодолимого, безвыходного тупика лишало сил и последней надежды. А где-то внутри кипела и плавилась злобная ярость на собственное тщеславие, на неутоленное желание кому-то и что-то доказать.

Только сейчас, медленно подходя к дому, он отчетливо осознал, насколько дорога ему ждущая его женщина. Неужели ему мало было ее любви? Он привык быть журналистом "номер один" в Приморске. Привык макать перо в нечистоты города и, как древний алхимик, обращать их в "золотые" статьи и репортажи. Впервые за много лет он нашел в себе мужество признаться, что нравился ему не сам путь истины, а ее триумф, который в Приморске неизменно ассоциировался с его, Осенева, фамилией. Надо отдать ему должное, он никогда не пытался иметь с этого дивиденты лично для себя. Но со временем его разоблачительные статьи превратились в карающую самоцель: разоблачить, наказать во что бы то ни стало, пригвоздить, распять и на обломках чьей-то жизни, неправедной и грешной, воодрузить блистающий трон возвращенной к жизни правды. Правды, но истины ли?.. Он не заметил, как постепенно в нем исчезли мудрость и сочувствие, сомнение и прощение. В нем умер врачеватель и проснулся палач. В руках палача засверкало самое совершенное орудие возмездия всех времен - слово. Имел ли он право карать словом?

Однако, после его встречи с Аглаей, Мавром и Кассандрой в нем неуловимо что-то стало менятся, хотя рецедивы прежнего отношения к окружающему миру все еще случались. Как, например, сегодня, когда ему захотелось показать свою осведомленность перед Шугайло. "Мне скажут то, чего вам, родные, дулю с маком..." - мысленно передразнил себя Димыч. Идиот. Еще и снимки попросил. Я, мол, в нашей семье не один такой клевый пацан. У меня, гражданин начальник, и жена тоже - у-ух, какая хитромудрая. Мальчишка! Ты бы им в помощь еще Мавра с Кассандрой предложил. Да тебя просто заело, что им всем не ты, "номер первый", а Аглая нужна. Признайся, Осенев, честно: тебе, ведь, по большому счету по фигу и жертвы, и убийца, и менты, и вообще все! Тебе важно на слуху остаться, с очередной сенсацией...". Дмитрий решительно рванул дверь, твердо пообещав себе не обсуждать эту тему, даже не заикаться о ней. "Наводку дал ментам и хватит. Если с Аглаей что-то случится, я - не жилец. Слишком много эти трое стали для меня значить."

- Царевна-лягушка! - закричал Димка с порога бодрым голосом. - Это я, твой Иван-царевич, в коробчонке приехал.

Он бросил кейс под вешалку и принялся снимать обувь. Аглая вышла из кухни и, присев, поцеловала его в макушку.

- Ваня... - начала она со смехом, но осеклась и резко выпрямилась.

- Что случилось? - в один голос, напряженно, воскликнули оба.

Осенев с интересом посмотрел на жену.

- Огонек, я безумно тебя люблю, - наконец, произнес он ласково. - Но, знаешь, иногда я столь же безумно... тебя боюсь.

- Осенев, что ты натворил? - в ее голосе послышалась насмешка.

- Я? Я проголодался! - беспечно ответил он.

Она повернулась и, пожав плечами, пошла в кухню. Димка бросился следом, схватил ее за талию и, единым махом перебросив на плечо, понес в спальню.

- Отпусти меня, чертов ландскнехт! - закричала Аглая, молотя кулаками по его спине. - Я превращу тебя в... в... сороконожку!

Задыхаясь от смеха, он рухнул с ней на кровать:

- Альбина будет в восторге! Я теперь в сорок раз быстрее бегать по городу буду и статьи писать. - Дмитрий схватил Аглаю за руки, прижав к холодному, атласному покрывалу. Склонившись над ее лицом, захотел поцеловать, но замер, пораженный: - Саламандра... - прошептал он хрипло, с восхищением. - Саламандра... - Он внезапно почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы и с пронзительной печалью подумал: "Если бы она могла сейчас видеть! Господи, если бы могла... Если бы...".

Она попыталась откинуть с лица разметавшиеся волосы.

- Не шевелись! - приказал ей Димка. - Прошу тебя... не надо. - Он нежно прикоснулся губами к ее вздрагивающим ресницам.

- Осенев, - она едва подавляла смех, - у нас открыта входная дверь. Если кто-нибудь войдет сюда, он рухнет на пороге: наемник занимается любовью с членистоногим.

- Тогда пойдем туда, где нас никто не застукает, - срывающимся от волнения голосом предложил он. - Ты сказала, что я - ландскнехт? Тебя любил когда-нибудь солдат удачи? На большой дороге?

По ее лицу скользнуло удивленно-настороженное выражение. Он резко встал, потянув ее за собой.

- Скорее, - выдал нетерпеливо, увлекая ее в сторону окна и распахивая его. - Огонек, это будет что-то...

Аглая услышала, как он рывками сдернул со стены ковер и бросил его в открытое окно. Димка быстро прошел в прихожую и достал из шкафа овчинный тулуп, который отправил вслед за ковром. Потом подошел к жене и начал медленно-медленно ее раздевать...

Мавр дремал, свернувшись клубком под старой яблоней. Временами садовые плоды, скользнув меж ветвей, с глухим стуком падали на землю, выстланную опадающими листьями. И вновь наступала тишина. Его уши чутко улавливали каждый шорох и звук. Он слышал, как приехал хозяин, но не торопился его встречать. В последнее время Мавр и Кассандра старались реже бывать в доме, чтобы не смущать хозяев, которые то и дело запирались в спальне.

Дни и ночи начала октября выдались на удивление ясными и теплыми. Лишь по утрам забористый, прохладный воздух казался разбавленным холодным не то квасом, не то молоком. Густой, насыщенный - не сладкими летними запахами, а терпкими, настоявшегося бабьего лета, он дурманил, пьянил и сводил с ума. Не хотелось ничего делать, к чему-то стремиться и даже шевеление ушами и виляние хвостом можно было рассматривать, как утомительную и бессмысленную суету. Хотелось просто лежать, прикрыв глаза, и медленно погружаться в позолоченную осеннюю дымку, наслаждаясь ароматами старого сада. Хотелось просто созерцать дни - вытканные, по-королевски, с пурпуром, багрянцем и золотом и чарующие ночи - беспросветно-черные, загадочные и непостижимые, как долгие и глубокие реки Леты.

"... Повезло нам с соседями, - думал Мавр. - Василий - простой кот, не задается, не важничает и работяга. Одно слово - крысолов. Жулька соседская сторожевая - душа-собака. Подумать есть с ней о чем, не только о благоустроенной конуре, костях и соседских собаках. А как запоет, бывало, в полнолуние... Шерсть дыбом! И хозяева у них неплохие люди. Иногда, правда, зададут трепку обоим. Но больше с уважением относятся. Кормят хорошо и вовремя, в холода в дом пускают, вода в мисках свежая и сами миски чистые, без грязи и мусора..."

Полудремотные размышления Мавра прервали странные звуки. Он открыл глаза и, слегка приподняв голову, настороженно прислушался. Шум шел от окна хозяйской спальни.

- Димка, ты - находка для диссертации психиатра. Совсем с ума сошел, услышал Мавр возбужденный голос хозяйки.

Он готов был вновь вернуться к полусонным грезам, но его насторожило происходящее у окна. Сначала из комнаты выбросили ковер, затем появился сам хозяин в странном, развевающемся наряде и, выпрыгнув из окна, принялся расстелать ковер под деревом, прямо на земле. Мавр поднялся, стараясь ступать бесшумно по шуршащим листьям, приблизился и затаился.

- Давай возьмем одеяло. Мы замерзнем, Дима, - умоляюще проговорила Аглая.

- Нет, - отрезал твердо муж. - Ты оскорбляешь меня, несчастная. Берегись! Неужели ты думаешь, что разгоряченный смертельной схваткой ландскнехт не в состоянии согреть юную деву?!

- О! - обреченно заметила Аглая. - Ну почему я не вышла замуж за простого "нового русского"? Это только начало совместной жизни, а я - то жена бродячего менестреля, то - добыча кровожадного ландскнехта.

- Кровожадными нас писатели и режиссеры сделали. В жизни мы - одинокие рыцари на дорогах Земли, с неутоленной жажадой любви в сердцах. - Дмитрий весело рассмеялся и протянул ей руки: - Приди в мои обьятья, Огненная Дева!

Осенев бережно поддержал жену, пока она спускалась из окна в сад. На ней развевалось столь же немыслимое одеяние, как и на Дмитрии. Они встали лицом к лицу в центре расстеленного на земле ковра, положив руки на плечи друг другу, на мгновение слились и... одежда пала к их ногам.

"Святой Анубис!" - пронеслось в голове у Мавра. Представшая взору картина повергла в шок и трепет собачье сердце своей первозданной, дикой красотой. Гулявший в саду молоденький любовник-ветер ошеломленно замер и, запутавшись на качелях ветвей, бесшумно рухнул на землю, утонув в мягкой перине опавших листьев. Деревья в сладостной истоме прогнулись под тяжестью зимних, еще не убранных, плодов. Запах, покинув сочную, сладкую мякоть яблок и груш, устремился сквозь тонкую кожицу, изливаясь хмельным дурманом в червленный лунным серебром кубок ночи.

Шелест покрывал. Мгновенный всплеск-мерцание синего атласа. Огненные струи волос. Два обнаженных тела, плавно оседающих в водовороте ласк, словно погружающиеся в бездну, но душами возносящиеся к коралловым, белоснежным атоллам Млечного Пути.

"Святой Анубис!" - вновь подумал завороженный Мавр. Он не сразу откликнулся на зов Кассандры. Почувствовав ее рядом, вздрогнул и нехотя обернулся. В темноте ярко блеснули его пьяные глаза.

КАССАНДРА: Ты, что, валерианки оппился?

МАВР: Они там... под деревьями.

КАССАНДРА: Воры?!!

МАВР: При чем тут воры? Аглая и Дима. Они там... без одежды. Голые...

КАССАНДРА: Голые?!! На улице?! Их раздели воры?

МАВР: Дались тебе эти воры! Их никто не раздевал. Они сами. Они занимаются, ну, этим... как в спальне.

КАССАНДРА: Ты видел своими глазами?! О-о, как интересно!

МАВР: Видел. Не нервничай и перестань лупить хвостом по листьям, они могут услышать.

КАССАНДРА: Не могу поверить, что Аглая занимается с мужем проно... порогр... Порнографией! Мы с Василием однажды видели это с дерева по телевизору у его хозяев. Люди та-ко-ое вытворяли... Ужас! Я до сих пор сардельки видеть не могу.

МАВР: Но у наших было так прекрасно...

КАССАНДРА: Тогда это не пронография, а эротика. Мне Василий разницу объяснял. Он хозяев подслушал.

МАВР: Послушай, Кассандра, никакая это не поронграфия и не эротика. Им захотелось любить друг друга, как первым людям. Без одежды, кровати, без крыши и стен. Чтобы рядом не было никого и ничего.

КАССАНДРА: Как так никого? А мы?! Мавр, я ничего не вижу. Я хочу поближе подойти.

МАВР: Да стыдно как-то...

КАССАНДРА: Но люди же смотрят, когда мы любовью занимаемся. Маврушенька, я осторожненько, по деревьям.

МАВР: Ты белка, что ли, по деревьям скакать? Еще свалишься на них, напугаешь, а им сейчас так хорошо...

КАССАНДРА: Мавр! Я хочу знать, как любили первые люди!

МАВР: Не смей!

КАССАНДРА: Значит, ты видел, а мне - "не смей!" А вот пойду и посмотрю!

Мавр клацнул зубами и зарычал. В ответ Кассандра зашипела, выгнув спину, и отступила в направлении распахнутого окна спальни.

Аглая, счастливая и возбужденная от неистовых, нежных ласк, лежала, прижавшись к разгоряченному телу мужа. То, что она пережила в эти мгновения, не укладывалось в рамки самой безудержной фантазии. Она не представляла, что можно так любить друг друга.

- Осенев, - она нежно коснулась губами его подбородка, - откуда в тебе эти волшебные фантазии, эти слова и образы?

- Из Азии, - он подложил ей под голову руку и крепче прижал к себе. Из Афганистана, Огонек. Это очень личное, я никому и никогда не рассказывал. Знаешь, лес, поле, речка, - это здорово. Это наше, русское. Но в мире нет ничего прекраснее гор. А мы лезли на них, обдираясь в кровь, срываясь, чтобы на вершинах преодоления убивать друг друга. Убивать в горах - все равно, что вырыть в Эрмитаже противотанковый ров и устроить массовые казни. Горы - неоцененное, непостигнутое человеком зодчество планеты. Цивилизованный человек может позволить себе стрелять из гранотомета или автомата в зале, где висят полотна Рафаэля или стоят пережившие века скульптуры греческих богинь? В страну, где пашут деревянной сохой, мы пришли дикими варварами. Им не нужна была наша цивилизация. У них было все, что им нужно, понятно и любимо - Аллах и горы.

Знаешь, почему мы, русские, так несчастливы? Наше предназначение на Земле - любовь. А нас все время заставляют воевать и ненавидеть. Мы нация, смертельно уставшая от ненависти и потерявшая надежду когда-нибудь явить миру свое истинное предназначение. Любовь в нас настолько велика, органична, самобытна и неповторима, что мы страшимся ее проявления. Аглая, - голос Димки дрогнул, - ты не представляешь, как я боялся умереть в горах Афганистана! Хотелось не торжества революции. Хотелось дома, сада, леса хотелось, речки и поля и еще очень хотелось любви женщины. Чтобы вот, как сейчас, лежала на руке и любила, любила, любила... до бесконечности. Аглая притронулась рукой к его щеке. Она была мокрой от слез, но он, казалось, этого не заметил. - Там, в горах, я поклялся : если выживу, у меня обязательно когда-нибудь будет волшебная ночь с домом, садом и фантастически красивой женщиной. И я буду любить ее, переполненный любовью тех пацанов, которые с гор не вернулись. Я перекормлен ненавистью и до сих пор не могу избавиться от ее трупного привкуса. Я хочу, чтобы меня любили и любить сам так, как это возможно только в сказках Азии - изощренно, утонченно, прекрасно и... дико.

- Осенев, - прошептала Аглая ошеломленно, - я думала, что знаю о тебе все или почти все. Но сейчас поняла: я тебя совсем не знаю. - Она обвила руками его за шею и потянулась к губам: - Осенька... моя золотая...

Он привлек ее, страстно целуя. В это время у него за спиной раздался непонятный хрип, отчетливый шорох листьев и на голову Осенева шлепнулось что-то мягкое, пушистое, тотчас ощетинившись острыми колючками. Он испуганно выпрямился. Что-то попыталось судорожно вцепиться когтями ему в голову, но не удержавшись, свалилось между ним и Аглаей. Кто-то еще, невидимый, с разбега молча и мощно толкнул его в спину. Димка потерял равновесие и рухнул на жену, придавив копошащееся и шипящее существо. В ту же секунду раздался испуганный, нервный крик Аглаи, дикий кошачий вопль, густой собачий лай и безудержный хохот Дмитрия.

Кривцов подъехал к дому, где, как ему объяснили, жил Осенев с женой. Время для визита, конечно, позднее, но необходимо было забрать фотографии и к тому же Александр Иванович надеялся еще раз подробнее поговорить с журналистом, заодно познакомиться с его женой. Он знал, что у Аглаи Ланг жила огромная псина-поводырь, ростом со здорового волка и необычайно умная. Открыв калитку, он громко позвал хозяев. Тишина. И тут до его слуха донеслись странные крики и стоны, нечленораздельные хрипы, вопли и истерический смех. Кривцов решительно направился к погруженному во мрак дому. Позвонив и не услышав шагов, помня о собаке, осторожно приоткрыл входную дверь.

- Дмитрий?..

В ответ не раздалось ни звука. Лишь почудилось, что где-то в пределах дома идет молчаливая и упорная борьба, сопровождаемая все теми же странными восклицаниями. Кривцов медленно двинулся вперед. Глаза помалу привыкли к темноте и в лунном свете он мог достаточно хорошо ориентироваться. Неожиданно справа послышалось угрожающее рычание, без сомнения, крупного зверя. Звон бьющейся посуды был подобен взрыву авиабомбы. Кривцов сделал шаг, чтобы заглянуть в расположенную справа комнату, рискуя навлечь ярость хозяйской собаки. Но то, что он увидел, было похлеще иного фильма ужасов. Ему не один раз приходилось брать накаченных дурью отморозков и вооруженных современным стрелковым оружием бандитов, но впервые он воочию оценил состояние, при котором волосы действительно встают дыбом.

Из распахнутого окна в комнату, залитую мертвенно-бледным светом луны, сначала вкатился черный, воющий и шипящий шар, блеснув двумя ослепительными, желто-зелеными искрами. Следом за ним на подоконник, похожая на исчадие ада, вскочила огромная собака, издавая хриплое, клокочущее рычание и скаля жуткую пасть, зубы в которой, казалось, способны шутя откусить ствол у танка. Собака на мгновение застыла, потом спрыгнула в комнату, принюхалась и присела за широкой спинкой кровати. Кривцов понял, что она готовится к броску, что бросок будет молниеносным и страшным, что... Но тут появилось новое действующее лицо. На подоконник взобрался человек. Он был обнажен до пояса, вокруг бедер болталось немыслимое одеяние. Человек легко спрыгнул на пол и в то же мгновение, сатанея, заорал истошным голосом, согнувшись от боли:

- Убью, паразиты! Месяц на перловке сидеть будете! И еще месяц - на "спецпоселение", на помойку! А за вазу вообще конкретно ответите! О, ноги!!!

За окном кто-то продолжал биться в истерике - или плакал навзрыд, или хохотал на последнем издыхании. Человек проковылял, прихрамывая, к тумбочке и включил свет. Все происшедшее заняло минимум пять-десять секунд. Четверо в комнате ошалело переводили взгляды друг на друга. Первой пришла в себя Кассандра. Устало развалившись на кровати, всем своим видом демонстрируя безразличие к присутствующим, она слегка пригладила языком шерстку, а затем и вовсе обмякла, закрыла глаза и, блаженно замурлыкав, впала а в полную отключку. Мавр же, напротив, решил доказать, что его боевой запал только-только достиг критической массы. Потому, вздыбив шерсть на загривке и оскалившись, двинулся к Кривцову с твердым намерением все-таки устроить кровавую разборку, вероятно, догадавшись, что тому не столь легко, как Кассандре, будет проигнорировать вызов. Но его ждало разочарование.

- Мавр! - пришел в себя Дмитрий, когда собака уже готова была послать мощное тело в прыжок. - Не сметь! Шпионское отродье... Это - гость, - и Осенев обессиленно присел на кровать.

Мавр, глухо ворча, продефилировал мимо Кривцова, всем своим видом выражая крайнюю обиду и озабоченность по поводу низкого уровня дисциплины в этом доме. Дмитрий не выдержал и захохотал.

- Добрый вечер, Александр Иванович! - выдавил он сквозь смех. Извините, что...

- Вы в порядке, Дмитрий? - наконец-то, пришел в себя и Кривцов.

- Вполне, - бодро ответил тот. - Вот только ноги поранил.

- А почему у вас еще и руки в крови?

Димка недоуменно уставился на свои руки.

- Действительно. Наверное, когда перелазал через окно, задел за осколки вазы.

- Вы всегда таким образом заходите в дом?

- Случается, - Дмитрий неопределенно хмыкнул. - А что вас, собственно, смущает, Александр Иванович?

- Дмитрий, где ваша жена?

- Какая? - брякнул, не подумав, Осенев.

- У вас их... несколько?

- Александр Иванович, вы извините, тут такое получилось... - Димка чувствовал себя смущенным. - Вы за фотографиями? Я сейчас верну. К сожалению, Аглая не согласилась. Мне очень жаль, - не моргнув глазом, соврал Осенев.

Он поднялся, намереваясь пройти в прихожую. Кривцов двинулся следом, почти наступая ему на пятки. Димка повернулся и остановился. Так как с Кривцовым они были одного возраста и во внеслужебной обстановке, Димка, набравшись наглости, проговорил:

- Саша, мне руки свободно держать или за спиной?

- Дима, я спросил тебя о жене, - спокойно отреагировал Кривцов.

Едва сдерживаясь от смеха, глядя прямо в глаза, Дмитрий произнес:

- Моя жена лежит под деревом в саду. Живая. Мы с ней занимались любовью, а наши домочадцы за нами решили пошпионить. Ты успел к концу разборки.

На лице Кривцова промелькнула целая гамма чувств: от сомнения до сочувствия.

- Я могу на нее взглянуть?

- Опер, ты случайно головой об сейф не ударился? Я, конечно, знаю, что врачу и следователю надо все рассказывать. Но не показывать же?!

Осенев прошел в прихожую, открыл кейс и, достав конверт с фотографиями, протянул его Кривцову. За спиной скрипнула дверь. Димка понял, что это вошла Аглая. Он резко оглянулся, бросив снимки обратно в кейс. Жена стояла на пороге, набросив на плечи овчинный тулуп, из-под которого живописно, по-цыгански, нисподала складками голубая атласная материя покрывала.

- У нас гости, - радостно объявил Дмитрий.

Аглая проскользнула между мужчинами и, пробормотав извинения, поспешно скрылась в ванной комнате.

- Убедился? - Осенев иронично взглянул на Кривцова. - Жива-здорова, как видишь.

- Да, - согласился тот, пристально глядя на Димку. - Какого черта ты, Осенев, суетишься с фотографиями? Что-то не пойму я тебя. Ты ведь и не собирался их показывать жене. Да и что она могла бы по ним распознать? По фотографиям жертв? О них все давно и всем известно.

- Какого черта? - повторил за ним Димыч. - Если ты такой умный, то сам должен догадаться, подсказывать тебе я не собираюсь.

- Стыдно признаться, что слава крутого журналюги тебя уделала?

Димка вспыхнул, но сдержался.

- Ничего, - бросил небрежно, - от этого можно вылечиться. - И искренне улыбнувшись, предложил: - Ужинать будешь, гражданин начальник?

- Спасибо, поздно уже. В другой раз.

- Ну хоть кофе выпей, стресс сними.

- Проходите в кухню, я кофе заварила, - послышался голос Аглаи.

- Когда Аглая Сергеевна приглашает, - назидательным тоном проинформировал его Дмитрий, - отказываться считается неприличным.

- Почему? - усмехнулся Кривцов.

- Для нее пренебречь трапезой - смертельное оскорбление. А Аглаюшка у меня, между прочим, ведунья - добавил многозначительно.

Проводив гостя в кухню, Дмитрий захватил из спальни одежду и прошел в ванную комнату. Напротив, из зеркала, на него смотрело лицо человека, который все-таки рискнул постоять "под стрелой". Мало ему не показалось. "А как замечательно вечер начинался! - с грустью подумал Димыч. - Сад, спелые яблоки, хризантемы, листья опавшие, звезды, овчинка и женщина. И как я любил эту женщину... И как она меня любила... Утро казалось таким далеким. А потом - кошмар: Кассандра, Мавр - "смешались в кучу кони, люди...", а "залпом тысячи орудий" стал приход Кривцова. Как он раскусил меня. Ам! - и нету. Психо-о-лог!

Ну и жизнь - любовь, кошки, собаки, убийства, менты, - и негде скрыться. Удавиться и то, наверное, негде. Все идут, прутся днем и ночью: помоги, достань, пристрой, закажи, привези, - тьфу на вас всех! А когда-то нравилось. Млел и таял от причастности к ебчеству и бродящих в ем процессах. Постарел? Скурвился? Стал ханжой и циником? Черта с два! Люблю и любим. Как мало в голове, но какие мощные крылья за спиной. С такими крыльями да ничего не поднять в когтях? А вот не хочется и все тут. Просто любить и просто летать." Дмитрий усмехнулся своему отражению в зеркале: "Мужчина, не надо суетиться. Дышите глубже и расслабьтесь.".

Аглая очаровала Кривцова. Он не спускал с нее глаз, забыв про кофе и стресс. Дмитрий перехватил хитрый взгляд Мавра, чья милая мордашка, упокоившись на мощных лапах, лежала в нескольких сантиметрах от левой ноги начальника приморского угро, на которой между краем брючины и носка соблазниткльно белела тоненькая полоска оголившейся плоти. Осенев с трудом подавил острый приступ подлючести, глазами приказав Мавру угомониться. Тот с непередаваемой мукой во взгляде, но смиренно, принял приказ хозяина, хотя весь вечер его не покидало страстное желание кого-нибудь за что-нибудь тяпнуть. Не видя перспектив, он тяжко вздохнул и задремал, впрочем, не совсем потеряв надежду.

Увидев вошедшего Дмитрия, Кривцов нехотя поднялся.

- Спасибо за кофе. - Он посмотрел на часы, а потом выразительно - на Осенева: - Мне пора. Я и так незванным гостем в ваш дом, да еще и задержался.

- Но вы же только пришли, Саша, - удивилась Аглая.

"О, уже Саша, - усмехнулся про себя Димка. - Коммуникабельная до потери сознания у меня жена! И как ей только удается буквально за несколькь минут расположить к себе незнакомых людей?"

- Я, собственно, на пару минут забежал. Дмитрия повидать, смутившись, пробормотал Кривцов.

Повисла неловкая пауза. Осенев, тем временем, не спеша заварил в турке новую порцию кофе и разлил в три чашки.

- Давай еще кофейку, Саша, - он намеренно выделил имя Кривцова, произнеся его с едва заметной иронией. - На посошок, а? С коньячком? Дмитрий достал из шкафа бутылку "Коктебеля".

- Я - за рулем, - быстро вскинулся Кривцов.

- Неужели и тебя останавливают?!

Дмитрий не то, чтобы наслаждался возникшей ситуацией. Но ему было в какой-то степени интересно, как новый начальник угро выберется из нее. "Варяги" ни в чем не терпели панибратства и уж тем более трудно было бы представить, что кто-то из "Голоса Приморска" позволил бы себе обращаться с ними на "ты". Поэтому, говоря с Кривцовым, Димка так и упирал на местоимение, видя что тому не слишком это нравится. Но со стороны Димки это была, своего рода, маленькая компенсация за прерванные игры в саду.

- Ни за что не поверю, гражданин начальник, чтобы тебя остановили и, говоря языком протокола, привлекли.

- Гражданин начальник? - усмехнулась Аглая. - Саша, выходит, вы сотрудник милиции? Зачем же сказали, что вы - коллега Димы?

Отпираться не имело смысла.

- Извините, Аглая Сергеевна, я работаю в уголовном розыске.

- Начальником, - уточнил Димыч, поймав недовольный взгляд Александра.

- Вы давно знакомы с мужем? - поинтересовалась Аглая.

- Сто лет, - беспечно ответил тот.

- Странно... Дима никогда о вас не рассказывал, - в ее голосе промелькнула неприкрытая насмешка.

Кривцову стало неудобно и он понял, что Аглая раскусила его с первых же лживых слов. Но тут заговорил Осенев.

- Дорогая, - тоном светского льва поведал ей Дмитрий, - Саша у нас очень скромный. Предпочитает держаться в тени. Пойми, у него такая работа.

- Работа у вас, Саша, и, правда, специфическая.

- Грязная?

- Я не это имела в виду, - не согласилась Аглая. - Противоречивая.

- А кому, дорогая, сегодня легко? - философски заметил Дмитрий.

Аглая засмеялась:

- Осенев, ты точно что-то натворил!

- С чего ты взяла? - искренне возмутился он.

- Слишком тебя в последнее время милиция "бережет".

- Дмитрий - зав. отделом криминальной хроники в газете, - невозмутимо объяснил Кривцов. - Ничего удивительного в том, что у него так много знакомых в нашем ведомстве...

- ... которые сплошь и рядом знают его по "сто лет", - улыбаясь, закончила Аглая. И тут же резко переменила тему разговора. - Александр Иванович, у вас есть результаты по делу о трех убийствах в городе?

Кривцов быстро взглянул на Дмитрия. Тот отрицательно покачал головой, в глазах его были мольба и отчаяние.

- Продвигаемся помаленьку.

У Осенева не выдержали нервы, он встал:

- Ну что, баиньки? Сашок, может останешься? Поздно уже, на улице хулиганья полно. Не бай Бог, пристанут...

- Да нет, Димыч, я домой, - в тон ему ответил Кривцов, приподнимаясь из-за стола. - Спасибо, хозяюшка за хлеб, за...

- Осенев, сядь! - резкий и властный окрик Аглаи заставил вздрогнуть обоих мужчин. - И вы, гражданин начальник, тоже... присядьте, - жестко добавила она. - Дмитрий, - обратилась затем к мужу, - принеси сюда свой кейс. Быть слепой и идиоткой - это все-таки разные понятия. Терпеть не могу, когда вокруг смог вранья расплывается. Дышать нечем! - презрительно скривилась она.

- Аглая, я... - выдавил Димка беспомощно.

Кривцов внимательно всмотрелся в лицо сидящей напротив женщины и ему стало неуютно: незрячие глаза, застывшие черты лица, в которых ни покоя, ни покорности. Напротив, нечто страшное, неумолимое и где-то сардоническое. Кривцов почувствовал, как цепенеет при взгляде на Аглаю. В какой-то миг показалось, что в уютной до сих пор, такой домашней кухоньке, появилось и стало накапливаться, расти что-то потустороннее, угрожающее, от чего невозможно защититься и спастись. Поток невидимой, сокрушительной энергии, исходящей от Аглаи, заставил Кривцова покорно сесть на место. "Жуткий дом... - пронеслось у него в голове. - Сумасшедший журналист, голышом разгуливающий по ночам в саду, странные животные, с человеческими глазами, и вдобавок - женщина, очень смахивающая на ведьму."

Осенев нерешительно переминался с ноги на ногу на кухне, безуспешно пытаясь вразумить "нетрадиционную" жену:

- Аглая, послушай, я не хочу, чтобы ты занималась этим делом. Это опасно. Зачем тебе это?

- Для меня опасно и в магазин ходить, - отрезала она. - Я не могу спокойно жить в городе, где так убивают людей.

- Но раньше-то могла?! Что изменилось? Это же не первые убийства!

- Если правда то, что я чувствую, то, представь себе, первые!

- О чем ты говоришь?!

- Осенев, хватит меня интервьюировать! Неси кейс!

- Аглая...

Нервной системе Кривцова второй раз за вечер предстояло подвергнуться нешуточному испытанию. На первый взгляд, не было ничего особенного в том, как Аглая, подняв руку, ладонью слегка коснулась груди Осенева. Тот едва заметно качнулся. Но в ту же секунду его глаза приняли отсутствующее выражение. Фигура будто оплавилась и уменьшилась: руки безвольно повисли вдоль тела и он, как сомнамбула, приволакивая при ходьбе ноги, двинулся из кухни. Лицо его при этом выражало полнейшее равнодушие, абсолютное отсутствие каких бы то ни было чувств. Кривцов сидел, не шелохнувшись. Услышав шаркающие шаги возвращающегося Дмитрия, вновь взглянув в лицо Аглаи, он ощутил, как по спине сбежала тоненькая струйка холодного пота. В довершение ко всему пришла неожиданная мысль о собаке. Александр Иванович слегка подвинулся на мягком уголке, скосив глаза на лежащего у его ног пса. Тот моментально вскинул голову, будто заранее предчувстввовал момент, и Кривцову сделалось вовсе плохо. Даже его тренированным, закаленным работой и годами атеистетического мышления мозгам, увиденное могло оказаться не под силу: собака... подмигнула. Не просто прикрыла один глаз, а еще и красноречиво дернула при этом головой. В голове самого Кривцова засемафорила четкая и ясная мысль: "Спокойно, человек. Не бойся. Здесь тебя никто не обидит. И да поможет тебе Святой Анубис!"

Вошел Осенев, открыл кейс, достал конверт с фотографиями и, разложив их на столе перед Аглаей, сел рядом с ней. Она коснулась его руки.

- Вот, - воскликнул Дмитрий раздраженно, мгновенно выйдя из состояния прострации. - Но больше я тебе в этом деле не помощник и повторяю: я не желаю, чтобы ты в нем хоть каким-то образом участвовала!

- Угомонись, - осадила она его. - Решать буду я, потому что нас все-равно в покое не оставят. И, пожалуйста, Димон, помолчи хоть несколько минут. Мне надо сосредоточиться.

Димка резко поднялся, негодуя и фыркая, как проснувшийся вулкан. Он открыл форточку, чуть не вырвав при этом из пазов шпингалет, закурил и мрачно уставился на жену. Аглая медленно провела ладонью вниз вдоль веера снимков. Мавр насторожился, приподнимая голову. Вытянув морду и принюхиваясь, подошел к Аглае и жалобно заскулил.

- Знаю, мой хороший, знаю. Им было очень больно, - прошептала она, ласково поглаживая льнущего к ней пса.

Осенев, не донеся сигарету до рта, ошелемленно застыл. Кривцов завороженно уставился на женщину, боясь пропустить хоть слово или движение. Аглая безошибочно выбрала снимок первой жертвы. Взяв его в руки, принялась боязливо ощупывать кончиками пальцев поверхность фотографии. Постепенно лицо ее стало меняться и приобретать выражение ужаса и страдания. Руки задрожали, на лбу выступили крупные капли пота, лицо, с закрытыми глазами, превратилось в восковой слепок, словно застывшую посмертную маску. Она тяжело вздохнула и воздух со свистом прошел сквозь судорожно сжатые зубы. Мужчины попытались приблизиться к ней, но Мавр, вздыбив шерсть и угрожающе рыча, заставил их вернуться на места.

Черное бросило на острую корону ослепительного света и в тот же миг обдало , обволокло нестерпимым, жарким огнем. Черное в ужасе закричало, но крик утонул в раскаленных струях огня. Жар, терзая Черное, лился откуда-то сверху, низвергаясь подобно водопаду из обжигающих капель и брызг. От огня не было никакого спасения. Но не только от него...

К Черному прикоснулось острое и холодное, на миг замерло, примериваясь, и вдруг стремительно, с силой, вонзилось в Черное, вспарывая и кромсая его. Черное задохнулось, забилось, содрагаясь в конвульсиях. То раскачиваясь, то вздрагивая, оно попыталось освободиться от засевшего в нем прочно и тяжело острого и холодного. Еще несколько мгновений его безжалостно и равнодушно терзали боль и ужас, но вот они схлынули...

Черному стало легко и покойно. Ласковые, прозрачные и прохладные волны приняли его в свою божественную юдоль и подхватили, раскачивая и баюкая. Они все быстрее стали увлекать Черное в темный, безмолвный тоннель: все далее ввысь, где медленно разгорался, переливаясь всполохами, свет. Первые его лучи коснулись Черного, оно плавно заскользило меж ними, окунаясь и с каждым разом все глубже погружаясь в гигантский водоворот, сотканный из тепла и любви.

Черное оглянулось. Позади и вдалеке оно увидело человека. Рядом с ним стояло крупное, красивое животное, темную спину которого покрывала алая попона, а золотые рога причудливо перевивали яркие, благоухающие цветы. На плече человека сидела огромная птица с редким, необычным оперением.

Человек поднял руку и птица вспорхнула, раскинув мощные крылья, а животное, наклонив лобастую голову, терзая копытами передних ног землю, ринулось вперед... Но прежде из руки человека вылетел острозаточенный нож. Как пущенная из тугой тетивы стрела, он устремился к Черному, парализуя его игрой сверкавших на лезвии бликов.

Черное заметалось и попыталось спрятаться в глубине обнявшего его теплом и любовью водоворота. Но гигантская воронка, напротив, вытолкнула Черное, подбросив высоко над собой. Нож пролетел под Черным, с угрожающим свистом рассекая воздух и смертельным фантомом ушел в бесконечность пространства в поисках иной жертвы...

Черное завертело, перекувыркнуло несколько раз и оно, рухнув, заскользило, побежало и, наконец, не спеша двинулось по знакомому миру запахов сада, кофе, сигаретного дыма. Чувство неизменного, привычного мира, родного дома прижало его ласково к себе...

Черное на мгновение застыло, пытаясь осознать увиденное и пережитое. Но понятое и познанное лишь увеличили страдание, ибо хранитель острого и холодного, являющийся проводником Смерти, одновременно приходился Черному самым близким и дорогим человеком...

Аглая менялась на глазах. Она превратилась в раздавленный комочек плоти, вид которой вызывал сострадание и жалость своей оголенностью чувств - беззащитностью и невыразимыми страданиями. Перемена в ее облике настолько ошеломила мужчин, что они, не сговариваясь, кинулись к ней. Кривцов вырвал из ее рук снимок и отшвырнул прочь, попутно отметив про себя, насколько холодными и безжизненными были ее пальцы. Осенев нежно обнял жену, ласково целуя и гладя, как ребенка, по голове.

- Огонек, солнышко мое, да разве так можно?.. - приговаривал он дрожащим голосом.

Кривцов поднес к ее губам полную рюмку коньяка:

- Аглая, выпей. Тебе сразу станет легче и согреешься. Ты, как ледышка.

- Черт с ними, с убийствами! - резко проговорил Дмитрий, ища взглядом поддержку у Александра.

- Конечно, - живо откликнулся тот. - Никуда от нас этот урод не денется. Найдем! - пообещал он твердо. - А тебе, Аглая, надо пойти и лечь. Все уже кончилось.

- Все только завязалось, - неожиданно спокойным и твердым голосом проговорила Аглая. - Иваныч, плесни-ка мне, пожалуйста, еще рюмашечку.

Кривцов вопросительно посмотрел на Дмитрия. Тот кивнул и прибавил:

- Мне тоже. И себе. Я думаю, лишним не будет.

Когда все трое молча выпили, Аглая передернула плечами и поежилась:

- У-ух! Хор-р-рошо! - И, энергично потерев руками, добавила: - А теперь, мальчики, за работу!

- Ты с ума сошла! - заорал не своим голосом Осенев. - Какая, к черту, работа, на тебе лица нет! Только через мой труп!

- Вполне возможно, - жестко перебила его жена.

Осенев осекся и недоуменно уставился на нее.

- В каком... смысле? Я не... понял.

- В прямом, - ответила она. - В какой-то момент он будет очень близко от нас, совсем рядом.

- Кто? - быстро спросил Кривцов.

- Убийца, - она вновь зябко передернула плечами: - Я видела его.

- Но это... невозможно! - Кривцов невольно подался вперед.

- Как сказать, - деловито сообщила Аглая. - Александр Иванович... Она напряженно замерла, не решаясь говорить, но, видимо, собравшись с духом, выпалила на одном дыхании: - Я понимаю, мои слова очень смахивают на бред, но, к сожалению, я не смогу помешать убийце в этот раз. Зато следующего - точно не будет!

- Ты хочешь сказать, что будет еще одно убийство?! - воскликнул Кривцов пораженно.

- Да, - ответила она еле слышно, с нотками крайнего сожаления в голосе. - Я... сильно испугалась. Теперь мне потребуется время, чтобы отыскать его и понять.

Начальник угро странно взглянул на Аглаю, на ничего не понимающего Осенева и стал молча сгребать со стола снимки, кое-как запихивая их в конверт.

- Ребята, - сказал он устало, - вы меня извините, у вас здесь, конечно, интересно, я бы даже сказал, интересно до жути, но меня ждет работа. Аглая, ты меня меня, бесспорно, удивила. Расскажи кто другой, ни за что бы не поверил. Но я - простой парень и все эти... колдовские приколы слишком сложно для моих ментовских мозгов. Честно!

- Колдовство! - ничуть не обидевшись, фыркнула Аглая. - Да вы, Саша, еще не знаете, что значит настоящее колдовство! А я вам говорю о реальных вещах. Только большинство людей отказываются их воспринимать. Ни не могут или не хотят, а именно отказываются. Потому что позволь они себе подобную блажь, жизнь их превратится в сплошной кошмар. Кому же захочется знать о себе наверняка, что он - распоследняя сволочь или безнадежный болван? Человеческие мысли, несущие в себе порок, столь же материальны, как и наш мир. Только это материя иного рода. И то, что мы отказываемся ее воспринимать, вовсе не исключает ее существования. Более того, наше яростное желание во что бы то ни стало отгородиться, отмежеваться, откреститься от нее, лишь теснее связывает нас с ней. Этот процесс никогда не зависел , не зависит и вряд ли будет зависеть от человека. Мы ведь сеем не только зерна и плевелы слов и поступков, но и мыслей. А что сеем, то и пожинаем.

- Аглая, я совсем не хотел тебя обидеть, - смущенно проговорил Кривцов. - Возможно, то, что ты излагаешь, действительно существует, но все это удел будущего. А мы живем сегодня. И на сегодня требуется поймать убийцу. Любой ценой...

- ... потому что убивает он не простых смертных, а власть имущих, - не скрывая злой насмешки, закончила Аглая.

- Мы старались бы в любом случае! - вспылил Кривцов.

- Александр Иванович, вы сами-то хоть верите в то, что говорите? - не унималась Аглая. Но тут же резко сменила тему: - Я постараюсь по возможности максимально вам помочь, но вы будуте очень удивлены результатом. Очень. Я вас заранее предупреждаю.

- Почему ты уверена, что ему удастся еще одно убийство? - помолчав, спросил Александр.

- Нож. Он ушел впростанство. Убийца все продумал и рассчитал. Я же настолько испугалась, что не успела блокировать его мысли. Ничего нельзя изменить. Его мысль вступила в фазу поступка.

- Аглая, ты апеллируешь только тебе понятными вещами. Давай договоримся: ты все обдумаешь, подробно и доходчиво систематизируешь. А завтра в девять тридцать созвонимся и встретимся. Где тебе удобно?

- Саша, - она вновь назвала его по имени, пытаясь восстановить особую доверительную атмосферу, - но вы должны иметь в виду, что я буду работать не с вами рядом, а - параллельно. Ты сам сказал, что мои методы непонятны. Все дело в специфике поиска. - Она закусила губу и тряхнула головой: - Вы работаете с осязаемыми доказательствами, уликами, имеющими материальное воплощение и, кроме того, в ограниченных пространственных и временных рамках: конкретно место происшествия, время. Моя точка отсчета может показаться, на первый взгляд, не совсем нормальной. Я рассматриваю преступления в этом городе с момента трагедии понтийского владыки, потомка Ахеменидов.

- Синопского наследника? Но ведь это было почти две с лишним тысячи лет назад! - воскликнул Кривцов. - Какая может существовать связь?!

- Для тебя, Димки и даже меня - абсолютно никакой. Точно так же, как нет, на первый взгляд, никакой видимой связи между ростом онкологических заболеваний в местах, значительно удаленных от развалившегося Четвертого энергоблока. Но все-таки связь есть: радиация. В нашем случае тоже существует некое подобие связи - невидимой. Ведь мы все - не только дети Земли, но и Вселенной.

- Господи, Аглая, - не выдержал Кривцов, - ты в такие дебри полезла!

- Этот город заражен, - она спокойно откинулась на спинку мягкого уголка. - Понтийский царь умертвил дочерей, его предал собственный сын, а сам он принял смерть от меча телохранителя. На судьбе города лежит тавро убийства. Он проклят. И то, что происходит в нем сегодня, не что иное, как метастазы древней, "раковой опухоли". Лукреций в своем трактате "О природе вещей" заметил: "Ничто не превращается в ничто". Прибавь ко всему массовые несанкционированные раскопки на местах расположения древних городищ и самое ужасное - захоронений.

- Да это-то при чем? - устало и скептически поинтересовался Кривцов.

- Видишь ли, научные археологические раскопки представляют интерес для людей, как источник дополнительного знания. А знание - основной строительный материал Вселенной. Но разграбление могильников, выбор смерти, как источника обогащения, - страшный путь. Это - регенерация субстанций темных сил, проникновение в жизнь живых людей законов мира мертвых.

- Ты серьезно так думаешь?

- Если бы ты хоть однажды почувствовал то, что способна чувствовать я, ты бы никогда не задал этот вопрос. И именно из-за подобных вопросов я и не хочу завтра выглядеть законченной дурой в вашем управлении.

Кривцов взгянул на Дмитрия. Тот сидел, отрешенно глядя в стену, временами наливая себе коньяк и лихо опрокидывая рюмку за рюмкой. В разговор жены и "столетнего друга" он не вмешивался, но, заметив краем глаза интерес со стороны Кривцова, на удивление трезво проговорил:

- Черепицею шурша, крыша едет не спеша. Да, Сашок? Тебе хорошо, ты сейчас уйдешь, а мне с такой женой всю жизнь мучиться. - Он твердой рукой наполнил всем троим рюмки и, не ожидая согласия от Аглаи и Александра, смакуя, выпил свою, предварив ее тостом: - За вас, Аглая Марпл и Александр Пуаро!

- Не обращайте на него внимания, - усмехнулась Аглая. - Это защитная реакция мозга.

- Ага, - поддакнул Димка, - реакция... защитная... Для тех, у кого он есть. Господи, почему я - не прапорщик?!

- Саша, - продолжала Аглая, - если вы действительно хотите не допустить убийства, то должны объявить в "Белом доме" карантин.

- Ты с ума сошла! - невольно вырвалось у Александра, но он тут же поправился: - Извини, Аглая. Но это значит парализовать жизнь в городе. Все-равно, что объявить во всеуслышание о начале массового психоза.

- Интересная задумка...- влез в разговор Дмитрий.

- Ты слишком высокого мнения о городской власти, - усмехнулась Аглая. - Никто ничего не заметит. Ну, разве что несколько настырных пенсионеров, которые, по-детски, и наивно до сих пор пребывают в уверенности, что городская администрация работает на них, а не на себя, любимую.

- Это нереально, - возразил Кривцов. - Неизвестно, сколько понадобится времени, чтобы задержать убийцу. Но нельзя запереть всех сотрудников исполкома по домам.

- Правильно! - встрепенулся вновь Осенев. - По домам не можем. Но можно всех запереть в одном доме... Сумасшедшем, у Ваксберга! Разницы даже сама горадминистрация не заметит!

- Осенев, ты - пьяный, - констатировала Аглая.

- Милая моя, когда в городе режут глотки, лучше быть "под наркозом". Я осю... ощу... тьфу ты! ... о-су-ществ-ля-ю профилактические меры. Вот! - Он сонно прикрыл глаза. - Ребятки, я сегодня так нарезвился, так набегался и напрыгался... - Димка прильнул к Аглае: - Мамочка, я баиньки, и-ик, хочу и, и-ик, катись оно все к черту!

Кривцов поднялся и стал прощаться.

- Я обязательно позвоню вам завтра, Саша, - пообещала Аглая, принимая из его рук визитку.

В который раз за проведенное с Осеневыми время он поразился насколько расчитаны и безошибочны ее движения. Мало того, они поражали необыкновенной грацией и изяществом. "Все-равно, ведьма, - подумал Кривцов. - Настоящая. Фирменная." - Но вслух сказал:

- Я буду с нетерпением ждать завтра вашего звонка.

- Полегче, и-ик, майор, полегче, и-ик, - заметил Димка и передразнил: - С нетерпением... И-ик!

- Извините, - пробормотал Кривцов. - Ребята, - искренне сказал он на прощание, - я был рад с вами познакомиться.

Но Осенев не был бы Осеневым.

- А уж мы, - затянул он гнусаво, - так, и-ик!... так, воще, в восторге, Са-шок! И-ик! - И грузно осел на подставку для обуви.

- Он еще маленький, - кивнула Аглая на Димку. - С возрастом это пройдет, перерастет. - Она протянула руку: - До свидания, гражданини начальник Саша.

Проводив его, она обернулась. Осенев стоял абсолютно трезвый, тоскливо и виновато глядя на жену. Она почувствовала его настроение.

- Ты что- то хочешь мне сказать?

- Огонек, я - последняя сволочь, потому что толкнул тебя в эту канализацию. Сам в ней, как свинья, который год валяюсь, но я - другое дело. Привык и даже похрюкиваю иногда от удовольствия. Я ведь знал, как ты не хотела в это влезать. Прости меня...

- Знаешь, Осенев, мне всегда нравились мужики с дерьмецом. Это лучше, чем с гнилью и плесенью. Какашки всегда можно отмыть. Гниль и плесень даже яд не берет.

- Тогда пошли в сад? - прошептал он, загораясь.

- Дима, я должна начать работать. Мне надо подготовить Мавра и Кассандру, без них я, как без глаз.

- Ох уж эти твои думные бояре! - воскликнул Дмитрий. - Из-за них я, между прочим, как йог, по стеклам прыгал.

- Как твои ноги? - встревоженно спросила она.

- Ноги? - Он ухмыльнулся: - Если у мужчины ранены ноги, это не значит, что он инвалид. Идем в сад? Я тебе покажу "вторую часть Мерлезонского балета".

Она засмеялась:

- Осенев, ты неисправим. Какой сад в октябре месяце и в три часа ночи?

- А разве тебе было плохо? - искренне изумился он.

Не ответив, она засмеялась, прижимаясь к нему и подставляя губы для поцелуя.

- Вот и ладненько! - проговорил Димка с удовлетворением. - А "маняка", как и водится испокон века на Руси, начнем ловить с понедельника...

Дежурный автобус развозил водителей второй смены по домам. В салоне слышался оживленный разговор. Как обычно и в который раз работяги перемывали косточки начальству, поминутно посылая его в такие гиблые места, охарактеризовать которые способен лишь наш великий и могучий русский язык.

Гладков, устало прикрыв глаза, вполуха прислушивался к разговору, но больше был занят собственными мыслями. С ним творилось что-то неладное. Временами казалось, что он натурально сходит с ума. Пару раз он даже пытался позвонить ведущему психиатру города, с которым его родителей связывали некогда многолетние близкие и дружеские отношения. Но каждый раз что-то останавливало Валеру. Если в колонне узнают, что он был на приеме у Ваксберга, мужики засмеют, да и с работой можно смело распрощаться. Кто станет держать за рулем психа? Может, как выяснится, и не психа вовсе, но поди потом доказывай и отмывайся. Валера был на сто процентов уверен в порядочности Ваксберга, но ведь есть еще медсестры, санитарки, лаборанты, регистраторши - чьи-то жены, сестры, племянницы, любовницы. Город маленький, обязательно рано или поздно этот факт выплывет. Матвей Иосифович иногда звонил Валерке, интересовался жизнью, приглашал в гости, всегда добрым словом поминал родителей. Но именно к нему Гладков и стеснялся обращаться. А выход искать было необходимо. И срочно!

- Гладков! - донеслись до него голоса коллег. - Приехали! Или тебя, как на летающей тарелке, прямо к балкону? - засмеялись мужики.

Он встал, с сожалением покидая теплый салон автобуса. Выйдя, с тоской поглядел на темные окна своей квартиры. "Пора жениться, - подумал Валера и ему стало смешно от этой дежурной мысли. - Два часа ночи. Была бы жена и чтобы - ждала сейчас? Но все-равно приятно знать, что кто-то есть в доме, не пусто и холодно. И запах совсем другой: ужина, покоя, уюта, сотворенного женскими руками. Господи, как хочется нормальной жизни! Мужики, вон, жалуются на своих благоверных: то не так, другое. А одному по нашим временам, что, лучше, что ли? Да по любым временам, один, вроде как и не человек, а только половинка: ни поговорить, ни помолчать, ни посмеяться, ни поругаться. Разве что перед зеркалом во время бритья, но это уже точно прямая дорога к Ваксбергу... Завтра - выходной. Заявлюсь с утра к Ольге и предложу замуж. Сколько можно "дружить"? Пусть перебирается ко мне и завтра же заявление подадим."

Он по новой, но уже привычке, свернул к дому Аглаи, хотя этот путь до подъезда был длиннее. Гладков увидел в доме Осеневых свет на кухне. "Зайти? Но как на это муж посмотрит? До сих пор лично мне с ним встречаться не приходилось. Говорят, Дмитрий Осенев - самый крутой журналист в городе и ко всему - красивый мужик. - Гладков не раз видел его в репортажах городского телеканала, читал статьи. Валера представил, как будет выглядеть в своей скромной одежде рядом с этим упакованным баловнем судьбы. - Если бы не смерть отца, не распад Союза, я смог бы закончить университет и заняться тем, о чем мечтал всю жизнь: археологией. Теперь я тоже раскопками занимаюсь, - грустно усмехнулся про себя Гладков, - в латанном, как лоскутное одеяло, "Икарусе".

С момента первой встречи с Аглаей, Валера несколько раз забегал проведать ее и Мавра, гулял с собакой. Он был в восторге от умного и преданного пса. Случалось, Валера брал Мавра и они уходили вдвоем на берег моря, часами сидели молча, глядя на рассекаемую яхтами, нежную, голубовато-бирюзовую поверхность пролива. И в этом безмолвном постижении прекрасного Валерка ощущал превосходство животного. Мавр никогда - ни голосом, ни поступком, не дал ему это почувствовать, но он был твердо уверен: сидящая рядом с ним собака знает и понимает об этом мире куда больше людей. Иногда Аглая просила прихватить Кассандру. Последняя сворачивалась клубком у него на коленях, закрывала лапами и хвостом мордочку и умиротворенно засыпала. Ее черный, влажный нос забавно трепетал и вздрагивал, жадно вдыхая прохладный, соленый, морской воздух.

Проходя мимо калитки, Валерка невольно замедлил шаги и испытал жгучее желание зайти. Даже протянул руку к выведенному звонку, но в последний момент передумал. Он не мог и на миг представить, что в нескольких шагах , за освещенным окном в уютной кухоньке Аглая только что сделала выбор, который будет иметь самое непосредственное отношение к его дальнейшей судьбе. Гладков постоял несколько минут рядом с воротами, ощущая особенную, нестерпимую тоску - даже не зеленую, а глухо- черную, затем решительно повернулся и пошел домой.

Войдя в квартиру, он включил свет в прихожей и обессиленно прислонился к стене. Взгляд затравленно скользнул по дверцам шкафа. Между ними виднелся кончик газового шарфа. Гладков почувствовал, как похолодели руки и по спине заструились капельки пота. Прежние страхи, как волки из засады, рванулись из темных закоулков квартиры, намертво вцепившись, силясь опрокинуть навзничь и - душить, терзать, рвать его на части. Он понял тщетность всех своих надежд. Не будет завтра ни предложения Ольге, ни похода в ЗАГС, ни обычного нормального выходного дня. И если он хочет, чтобы все это в действительности когда-нибудь состоялось, необходимо завтра, не откладывая, идти к Ваксбергу и рассказать обо всем, что с ним происходит. Откуда у него мужской зонт, очки и женский шарф, - вещи, пришедшие из его ночных кошмаров?

Валера прошел на кухню, заварил двойную порцию кофе. Он боялся спать. Сон превратился в глумливого и безжалостного палача, посадив его в тесную клетку кровавого ужаса. Во сне виделось такое, от чего запросто можно было однажды вообще не проснуться. Его начинал бить неукротимый, огненно-ледяной озноб при одной только мысли, что сны - столь же реальны и осязаемы, как и вещи, невесть откуда взявшиеся.

Он знал, что в городе произошли три зверских убийства. С будущими жертвами Валерка хоть раз в своей жизни, но встречался. Кондратьев, зав. промышленным отделом. Лизунов, начальник управления жилищно-коммунального отдела горисполкома. Бурова, зав. общим отделом и общественной приемной. С первым Гладков имел "счастье" схлестнуться во время забастовки водителей автопарка. У Лизунова - был на приеме по поводу починки кровли в доме. На пятом этаже жил инвалид Великой Отечественной войны, чья квартира во время дождей превращалась в душевую. Старик-инвалид, бывший командир Т-34, прошедший от Москвы до Берлина, оказался бессилен пробить чиновничью броню. Хлопотал за него Валерка. И последняя, Бурова, никак не желавшая записывать его на прием к мэру для решения вопроса о материальной помощи в оперативном лечении матери.

Вспоминая всех троих, Гладков, как и впервые, ощутил резкое чувство отвращения и неприязни. "Люди-кресла", способные мимикрировать и перевоплощаться в зависимости от "курсов" и "линий". Это Союз рухнул, а ее величество система, как Кощей Бессмертный, продолжала существовать и процветать. Главным образом, благодаря кондратьевым, лизуновым и буровым, прочных под напором любых ветров, устойчивых в любой среде и из года в год все более равнодушно-дубовых, как и столы, за которыми они извлолят либо принимать, либо выталкивать взашей холопов-подданых.

Гладков с содроганием вспомнил последнюю встречу с Буровой на Центральном рынке. Действительно ли он хотел тогда ее убить или это - всего лишь разыгравшееся воображение? Он знал, что эти трое были убиты чудовищным образом: им перерезали горло. Но за много недель до того, Валерий Гладков, рядовой водитель из колонны ь2 АТП-13564, знал, как это будет выглядеть. По крайней мере, с Буровой. Знал настолько хорошо, как-будто сделал это сам. И этой мысли он боялся больше всего...

Валерка прошел в комнату, отхлебывая горячий кофе. Включив свет, прищурившись, оглядел длинные стеллажи с книгами. При виде книг он всегда успокаивался. Это был его единоличный необитаемый остров, на котором он мог спрятаться, отдохнуть измытаренной душой, набраться сил и надежды.

Выбирать стоило нечто захватывающее и интересное, чтобы бодрствуя, пережить жуткие ночные часы. Впрочем, выбора, как такового, не существовало. На журнальном столике давно ждали любимые книги по аттике и истории Древнего мира. Он с нетерпением открыл на месте оставленной закладки "Предшественников христианства (восточные культы в Римской империи)" Куна и, постепенно отрешаясь от действительности, с упоением углубился в чтение, периодически открывая ту или иную книгу, делая пометки в толстую общую тетрадь. Лишь несколько раз он оставлял это занятие, чтобы приготовить новую порцию кофе. Когда за окнами начало светать, усталость и напряжение сломили его, но ночь он пережил, а днем страхи покидали его, уползая в дальние норы памяти. Он так и заснул на диване, полураздетый, с наброшенным на ноги теплым, пушистым пледом, среди разложенных кругом книг и записей. На его груди, в такт дыханию, мерно покачивался черный фолиант с золотым тиснением на корешке "Словарь античности". Книга была раскрыта на стр. 561, буква "Т", где в алфавитном порядке значилось: "Таблиний. Табу. Табула Раза. Табулярий. Тавр. Таврида. Тавроболий. Тавромений. Таинства. Тайгет. Тайхоскопия. Таксида. Тактика."

Конец страницы...

ДНЕВНИК УБИЙЦЫ.

Я СДЕЛАЛ ЭТО! Весь город обсуждает! Это сделал Я! Я убил трех "поводырей". Осталось еще девяносто семь. Как жалки и беспомощны были они перед порогом Вечности. Теперь я знаю точно: это были не настоящие "поводыри". Они купили всего лишь себе это священное право. А Я - один из тех, кого они вели, учили, над кем издевались, кого не раз предавали, презирали и ненавидели, Я сделал их ничем и никем! Они думали, что всегда будут главными в этом городе, но я обманул их надежды. Теперь главный здесь - Я! Я - проводник смерти! Только жертвенная кровь сможет помочь их уставшим от лжи и зла душам воссоединиться с вечностью, не остаться в рое бесприютных, проклятых душ.

Я сделал это и получил причитающееся мне вознаграждение. Отныне я не буду делать грязную работу. Отныне никто не посмеет мне приказать, унизить, оскорбить меня. Я узнал себе цену. Цена эта - свобода. Впереди, сзади, слева и справа есть Я ОДИН. И только надо мной, высоко, есть Бог. Но царство его придет после смерти. Здесь, на Земле, я -единственный хозяин, воин, мужчина и землепашец.

У меня скоро будет все, о чем я когда-то мечтал: уютный дом, любимая женщина, мои наследники. Вернутся старые друзья, чтобы порадоваться моему освобождению. Придут, наверное, и мои враги. Но теперь они не страшны мне. Я убил своих "поводырей", а с врагами я договорюсь.

Я наконец-то купил себе приличную одежду. Мне стало приятно выходить на улицу. Я полюбил гулять среди толпы. Теперь там я - свой. Мне ужасно хочется рассказать им всем, что я сделал, чтобы они порадовались вместе со мной, как я стал свободным. Но я не могу, не имею права это делать потому, что среди них, наверняка, найдутся те, кто тоже захотят разобраться с "поводырями". Этого допустить я не могу. Я - единственный избранный. Я первый догадался, что поводыри - обманщики и шарлатаны. Но как хочется рассказать!

Я должен постоянно быть среди людей. Я умею многое - руками, ногами и головой. Голова у меня - самое дорогое. Я должен ее беречь, потому что она сделала меня свободным от "поводырей"...

Я думаю, мне надо быть скромнее... Я, безусловно, счастлив. Но мой вид может насторожить помощников "поводырей". Сейчас такое время, что счастливым не может быть никто. Абсолютное счастье - это отсутствие надежды. Что такое надежда? Это желание получить то, чего нет. А чего нет сегодня у многих? Еда, деньги, место на определенном уровне в обществе, различные блага, возможно, что-то еще... Ах, да, забыл - здоровье. Если его нет, то вряд ли будет все остальное. И, все-таки, главное не это, даже вместе взятое. Главное - покой в самом себе. Не то, чтобы уже не на что надеятся и не то, что хочется надеяться на слишком многое. Просто однажды вдруг понимаешь: то, что есть - это так ценно, этого так много (хотя можешь вообще ничего не иметь), что надеятся на что-то еще просто бессмысленно, это "что-то еще" - не переварить...

У меня появилась новая работа. Она позволит мне проникнуть в святая святых человека. Я научу его думать и освобожу от рабства "поводырей". Основную физическую работу, конечно, придется делать самому. Этот этап слишком ответственный, чтобы кому-то его доверить. Но чтобы завершить освобождение, необходимо подготовить как можно больше людей. Внутренне, духовно они должны быть готовы к моменту, когда я провозглашу час свободы. Люди должны будут четко знать, кто они есть с этого момента, чем им заниматься, как пользоваться обретенной свободой, что принять, а что и отринуть - без жалости, окончательно и безповоротно.

Я нашел самую совершенную за все прошедшие тысячелетия систему влияния на человеческий мозг. Я ничего не создавал и не изобретал заново. Просто я знаю, как наиболее эффективно использовать то, что уже придумано и существует. Завтра - НАЧАЛО, как оно сложится? В любом случае, я верю в себя и свои силы.

Я буду Главным Жрецом в этом таинстве отсечения власти от свободы. Власть - сама по себе, а свобода личности - неприкасаема и священа. Я заранее беру на себя весь тяжкий грех человеческого жертвоприношения. Надо мной только Бог и я в ответе только перед ним. Никаих солдат свободы, посредников-священников, наемников и фанатиков. Где одиночка, там нет предательства. Большинство великиих дел потерпело крах именно потому, что мессии доверились помощникам и ученикам, которые на поверку оказывались, в большинстве своем, людьми ограниченными, алчными, своекорыстными и слишком слабыми духом для того, чтобы всецело проникнуться идеями мессий. Я такой ошибки не сделаю. У меня будут сотни, тысячи помощников, чтобы влиять на умы людей. Но счет головам я буду вести сам...

Не успел Звонарев переступить утром порог кабинета, как его "обрадовал" Миша Жарков:

- Юра, у нашего шефа крыша поехала.

- Вот и чуднеько, а то у него вид слишком здоровый был. Помнишь Никитина, нашего первого Папу? Как он говорил? Идешь работать в угрозыск, настраивайся, что со временем мозги, как Пизанская башня, набекрень будут. Что у тебя по связям? - переменил он тему.

- Их связи - сто пятьдесят тысяч населения города... девяносто процентов которого вполне могли при благоприятно сложившихся обстоятельствах отправить всех троих в поля вечной охоты Виниту. Общенародная любовь к ним и на троечку не тянет. Да и коллективчик у них еще тот серпентарий!

- Кончай материться, - улыбнулся Юра. - Серпентарий, - передразнил он, - не смей гадов оскорблять.

Они помолчали.

- А с чего ты взял? - Юра выразительно покрутил пальцем у виска.

- Ты о шефе? Представь, заходит сегодня ни свет, ни заря и спрашивает: "Михал Михалыч, у вас, говорят, овчарка дома есть, большая умница...". Я киваю: - Да, кобель, шесть лет. - А он мне: "Вы у него никогда странностей не замечали?" Я ему: - В каком смысле ? - Он замялся, потом выдает: "Например, чтоб ваша собака общалась с вами мысленно или... улыбалась, подмигивала?". Юра, я о-бал-дел!!!

- Он, наверное, вчера у Осеневых гостил.

- Причем тут они?

- У Аглаи есть собака по кличке Мавр. Здоровенный волкодав, но псина феноменальная. Впрочем, и кошечка у нее - тот еще фрукт.

- Тебе не кажется, что все помешались на этой "феноменальной" семейке? Только и слышишь о них в превосходной степени. Юра, ты у них часто бываешь, она, действительно, экстрасенс?

- Не экстрасенс, а натуральная ведьма, со всеми вытекающими из этого факта обстоятельствами.

- И на метле летает? - засмеялся Михаил.

- Метла... - небрежно бросил Звонарев. - Она занимается левитацией.

- Врешь! - уверенно провозгласил Жарков. - Спорим?

- Извини, Миша, на Аглаю не могу спорить.

- Жалеешь?

- Господь с тобой, сатрапик, как говорит Осенев. Боюсь! Есть в ней что-то потустороннее. Черт ее знает, но спорить - уволь. Ладно, Миша, осеневская семейка может подождать. Что у тебя со списками?

Часа три они молча изучали списки. Наконец, Жарков не выдержал:

- Не могу больше, мне червяк весь желудок изгрыз. Может, прервемся?

- Ставь чайник, - ответил Звонарев, не отрываясь от бумаг.

Миша, потягиваясь, мечтательно произнес:

- Хоть бы Осенев забежал. Классные пирожки он вчера принес.

- Помечтай, - откликнулся Звонарев. - Не все коту масленица.

В дверь постучали, приоткрывая. Показалась голова Осенева.

- О, - не удержался Миша, - вспомни, как говорится, "Голос Приморска", вот и... оно.

- Спасибо на добром слове, сатрапики, - улыбнулся Димка.

- Тебе чего, мальчик? - спросил Юра, откидываясь на спинку стула и потирая виски. - Самокат нашел?

- Ага, - радостно сообщил Дмитрий. - На нем, оказывается, опергруппа на задержание выезжала.

- Что не заходишь? Сейчас сквозняком башку отшлепнет, а у нас и без тебя в городе "всадников без головы" хватает.

- Я не один, с дамой.

- Надеюсь, это не Альбина?

- Нет. Сейчас приведу, я только хотел убедиться, что вы уже встали. Вдруг, думаю, еще в исподнем, не одеты, не умыты...

- Постой, - Звонарев резко поднялся, - ты не с Аглаей ли пожаловал?

Дверь распахнулась и Дмитрий пропустил вперед жену.

- Глазам своим не верю! - воскликнул Юра. - Девочка моя, что он с тобой сделал, если ты решила почтить вниманием нас, убогих?

- Грязный шантаж, - с деланным негодованием ответила Аглая.

- И что же этот негодяй откопал?

Она приняла невинный и смущенный вид:

- Как говорил великий Ришелье: "На земле нет ни одного человека, которого нельзя было бы за что-нибудь повесить".

- Мы ему отомстим, - с готовностью заверил ее Юра.

- Мне или Ришелье? - поинтересовался Осенев.

- Тебе, родной, тебе.

В это время в коридоре послышался громкий лай.

Звонарев изумленно поднял брови:

- Да вы, никак, с детьми пожаловали?

Жарков распахнул дверь, но тут же отпрянул, увидев огромного черного пса.

- Мавр, - заметила Аглая, - перестань пугать сотрудников уголовного розыска.

В коридоре на скамейке стояла объемная кожаная сумка, к которой пытались подступиться сотрудники милиции. Правда, безуспешно. Двое были с автоматами.

- Чья сумка и собака? - послышался грозный окрик одного из них.

- Извините, - быстро сориентировался Осенев, - это наши люди.

- Что в сумке? - спросил высокий человек в гражданской одежде, с холодным взглядом.

- Все нормально, Коля, - выступил вперед Звонарев. - Это - к нам.

Дмитрий подхватил сумку и попытался вернуться в кабинет. Его остановили. Но судя по виду, ситуация крайне его забавляла и доставляла удовольствие. "Коля", между тем, не унимался, поставив цель докопаться до дна сумки.

- Что там? - вновь спросил он, полностью проигнорировав замечание Звонарева.

- Кошка, - ответил Осенев.

- Коля, там действительно кошка, - натянуто улыбнулся Юра.

Пока автоматчики незаметно, но профессионально, отсекали Осенева от дверей кабинета, несгибаемый Коля решительно протянул руку за сумкой, не спуская с Дмитрия бдительных чекистских глаз.

- Что здесь происходит? - послышался голос с противоположного конца коридора.

Все развернулись, кроме автоматчиков, по-прежнему, державших под прицелом Дмитрия. Быстрым шагом к живописной группе приближался Кривцов. Увидев Осенева и собаку, поздоровался.

- Мы пришли, - просто сказал Димка, - всей семьей.

- В сумке, надо полагать, Кассандра?

Осенев раскрыл полностью чуть приоткрытую молнию и из сумки показалась кошачья мордочка. Кошка потянулась, зевнула, продемонтстрировав пасть, которой позавидовала бы и барракуда и обвела столпившихся людей откровенно скучающим взгдядом.

- Красивая тварь! - с восхищением произнес Коля.

Мавр угрожающе зарычал, а Кассандра, моментально сбросив маску безразличия, выгнула спину и, зло сверкнув глазищами, зашипела.

- Ты смотри! - не удержался от комментария один из автоматчиков.

- Будьте, пожалуйста, повежливее и... осторожнее, - послышался предостерегающий голос Аглаи. - Они не любят это слово.

Не сговариваясь, все обернулись в ее сторону. Сотрудники милиции, исключая Звонарева и Кривцова, в изумлении уставились на нее. Они не сразу поняли, что в облике женщины присутствует нечто странное. Спустя минуту общего молчания, кто-то шепотом, не удержавшись, выдохнул:

- Она же... слепая! Но как она...

Осенев окаменел при этом замечании. Звонарев выглядел растерянным. На лице Кривцова промелькнула гримаса неудовольствия.

- Аглая Сергеевна, - извиняющимся тоном проговорил он, - пройдемте ко мне в кабинет. - Он учтиво взял ее под локоть и повел прочь от молчаливой и ошарашенной группы коллег.

Мавр, взяв в зубы сумку с Кассандрой, не спеша двинулся следом за начальником угрозыска и своей хозяйкой.

- Представление окончено, спасибо за внимание, - Звонарев втолкнул в кабинет Осенева и Жаркова. Закрыв дверь, зло накинулся на друга: Довыеживался?! Тебе надо было не на журфак идти, а в придворные шуты. Был бы лучшим полудурком всех времен и народов!

- Не ори на меня! - прорвало Дмитрия.

- На тебя не орать, а к стенке ставить надо, - уже тише заметил Юра. Не можешь без эффектов, на собственной шкуре эспериментируй, понял? Нет чтобы, по-человечески, зайти в кабинет, с женой, собакой и кошкой. Думаешь, я не знаю, зачем ты сумку в коридоре оставил? Хотел нас на вшивость проверить, спонтом, кто-то в коридоре бомбу оставил. Дурак! Когда ты уже в "молодо-зелено" наиграешься?

- Не было у меня "молодо"! - краснея, начал заводиться Осенев. - Мое "молодо" в Афгане "зеленка" покромсала, пока вы все тут в "одобрямс" и в "ладушки" играли.

Звонарев тяжело, из-под лобья, уставился на друга.

- Ну, скажи! Скажи еще, что ты меня туда не посылал! - запальчиво продолжал Дмитрий.

- Я тебя сейчас пошлю так далеко, раз и навсегда, что ты рискуешь никогда юольше ко мне не вернуться.

Они зло смотрели друг на друга.

- Эй, мужики, - Миша осторожно втиснулся между ними, - а слабо перестрелку устроить?

Осенев расслабился, неловко тряхнул Юрия за плечо:

- Ладно, извини. Что-то я в последнее время всех в дурацкое положение ставлю...

Звонарев кивнул и тоже хлопнул его по плечу:

- Да и я... погорячился... Неловко как-то с Аглаей получилось.

- Ой, чайник кипит! - пытаясь скрыть неловкость, засуетился Жарков. Идите чай пить, горячие приморские парни.

- Я сейчас, - Димка быстро вышел из кабинета.

Звонарев сел за свой стол и уткнулся в бумаги, но сосредоточиться не получалось. "Зажрался, сукин сын! - зло подумал он. - Ни дня без своих вонючих приколов прожить не может. Или контуженные все такие? Время от времени с тормозов соскакивают. Нормальный, вроде, мужик, но нет-нет и начинает из него дерьмецо, как из канализации переть: все кругом сволочи и все ему должны за его гребанные фронтовые годы. А, может, не ненависть это, а боль? И не на голову он контуженный, а на то, что глубоко внутри, чему и названия-то нет. Душа? Нутро?

Он все пытается выпендриться, на виду и на слуху быть. Не оттого ли, что в Афгане полтора года, как стиснутая до упора пружина, существовал? Укрыться, спрятаться, стать невидимым - значило остаться в живых, перехитрить смерть, отгородиться от страха. Полтора года - ползком, перебежками, на брюхе, распластавшись по земле, вжимаясь в траву, песок, в камни и даже в воздух. А теперь ограничитель сняли и его прорвало. Теперь он жмет до упора других, порой, самых близких и дорогих, часто неосознанно.

Война гипертрофировала в нем инстинкт самосохранения, превратив в упреждающе-ударную дубину. Вообще-то зря я на него наехал, еще и при Михаиле. Интересно, куда это он рванул и вернется ли?"

Осенев вернулся. В руках у него был пакет, от которого по кабинету поплыл знакомый операм запах сдобы и горячих пирожков. Жарков шумно втянул в себя воздух:

- Димыч, неужели? Мои любимые... с калюнчиком цианистым.

- Пока гражданин начальник с моей супругой беседовать изволят, давайте поедим.

- Я - за! - Миша с готовностью подскочил из-за стола.

- Юра, а ты? - осторожно спросил Осенев.

- И ты еще, мальчик, спрашиваешь? Когда это менты от халявы отказывались? Все, заканчиваю.

Спустя несколько минут, они с аппетитом принялись за еду.

- Кстати, Дима, - нарушил молчание Жарков, - прости за нескромный вопрос. Сколько тебе платят? - Он кивнул на стол: - Широко живешь. Или коммерческая тайна?

- Угу, тайна, - промычал Дмитрий с набитым ртом. - Ты в налоговую звякнешь, а мне Альбина потом вырванные годы сделает.

- У вас вакансий нет случайно?

- Опоздал, сатрапик. Была, но уже мужичка взяли. Без образования, правда, но талант от Бога.

- Не боишься конкуренции? - спросил Юра.

- Мы с ним параллельными курсами идем. Он по "социалке" работает.

- Павлов? - Юрий перестал жевать. - Это его статья "Затеряный мир", о бомжах на свалке? Сильно написано. Видно, талант у мужика. Павлов псевдоним или настоящая фамилия?

Дмитрий кивнул:

- Настоящая. Он еще и тезка твой, тоже Юра.

- Кем он раньше работал? - поинтересовался Миша.

- По-моему, связистом. Потом его, вроде, сократили. Точно не знаю. Я с ним толком и не общался: "Здрасьте - до свиданья" - и все дела. Если честно, просто некогда. Но Машуня наша ему прозвище интересное дала - Наг.

- Это из "Маугли"? - решил блеснуть эрудицией Жарков.

- Миша, - снисходительно заметил Юра, - ты когда последний раз сыну книжки читал?

- А! Вспомнил! Киплинг, про мангусту - змеи Наг и Нагайна. За что это она его так уделала?

Димка пожал плечами:

- Говорит, взгляд у него временами, как у кобры - жуткий и немигающий.

- Честно говоря, неплохой зверинец у Альбины подобрался, - засмеялся Жарков. - У тебя тоже прозвище есть?

- Вепрь, - усмехнулся Димыч. - Но это облагороженное. Свиньей меня назвать Машуне воспитание не позволяет, я ведь в "отбросах" роюсь, пояснил он.

- А кто мы по ее классификации?

- Да что-то французское, - смутился Димыч и неопределенно помахал в воздухе рукой. - Ну-у, типа там, Жерминаль, Жизель, Жорж Санд, с примесью египтологии.

- Иди ты! - изумился Михаил. - И как это звучит?

- Жкнвз, - скороговоркой пробурчал Осенев, не уточняя вслух, что именно это означает.

- Как-как? - не понял Михаил.

- Вот пристал... Скарабеи! В Древнем Египте - священные насекомые, между прочим.

В кабинете повисло неловкое молчание.

- Между прочим, говоришь? - ласково переспросил Жарков. - Насколько мне известно, скарабеи - это навозные жуки.

- Миша, съешь плюшечку, смотри, какая румяненькая, - заискивающе произнес Осенев.

- Какой у нас разговор пошел содержательный, - заметил ехидно Звонарев.

Осенев непроизвольно глянул на часы:

- Благоверная-то моя задерживается. С самого утра предчувствие гадкое и на душе тошно.

- Не дергайся, - осадил его Юра. - Ничего с твоей Аглаей не случится.

- Зря ее втянул в это дело. Но все так спонтанно получилось. Я было передумал, а тут вчера ваш Кривцов, нарисовался - не сотрешь. Приехал за снимками, ну и... закрутилось.

- Все нормально будет, - успокоил его Миша. - Мы сейчас несколько этапов перспективных отрабатываем.

- Каких? - безразлично спросил он.

Но оперов его тон не обманул.

- Всяких, - честно глядя ему в глаза, ответил Звонарев.

- Тоже мне, пинкертоны, - фыркнул Димка. - Небось, списки работников мясокомбината и приема граждан. Не пересекались ли пути-дорожки?

- Мальчик, - проникновенно проговорил Юра, - я знаю, что у тебя среди наших есть "источники, заслуживающие доверия". Ты их, конечно, под пытками не выдашь. Но меня беспокоит, что они могут продавать информацию не только тебе.

- Пообещай, что все, что я тебе скажу, не выйдет за эти стены.

- Дальше точно не выйдет, но выводы я буду делать сам.

- Сколько угодно, - нагло ухмыльнулся Димыч. - Сатрапики, - он сочувственно посмотрел на оперов, - вы даже представить себе не можете, сколько информации можно скачать из таких прозаических вещей, как коридоры, туалеты, буфеты, ближайшие к вашим учреждениям кафешки, барчики и прочее, прочее, прочее. Но и это не все. К журналистам сами знаете какое отношение: недоверие и антипатия. Начальники в высоких кабинетах, когда у них берешь интервью, такими хитросделанными выглядят: все мысли профильтровали, ответы умные, осторожные. Одним словом, провели, мол, этих засранцев-щелкоперов. А ты сидишь себе спокойненько, киваешь на его "мудрый" словесный бред, а сам незаметно по сторонам - на хозяина, на интерьер кабинета, но больше - на бумаги на его столе: указы, приказы, постановления, директивы и, конечно, же - на резолюции. И ничего сложного, надо только быстро уметь читать верх ногами. Вот из таких мелочей, плюс знание положения в регионе, плюс другие "источники", и складывается общая картина.

- Да-а, - многозначительно произнес Миша, - так ты, Димыч, оказывается, у нас "конь троянский". И на скольких ты досье собрал своим ноу-хау "ноги вверх"?

- Может, тебе еще сказать и где я их храню?

- И тебе нравится так работать? - Звонарев глубоко затянулся и, прищурившись, ехидно посмотрел на друга.

- Можно подумать, где-то существует иной подход. Если хочешь получить какие-то сведения, то притвориться идиотом - наилучший вариант. У нас ведь общество поголовной мимикрии. Настоящего лица никто никогда и ни у кого не видел. С таким же успехом можно и у тебя спросить: "Звонарев, тебе нравится твоя работа?"

- Я работаю в преступном мире, где люди, заметь, сознательно поставили себя вне закона, выбрали путь зла. Поэтому в какой-то мере не могут рассчитывать на то, что общество будет с ними церемониться. Мы используем разные методы извлечения информации для того, чтобы бороться с преступным миром. Но ты же действуешь среди нормальных людей, а будто в замочную скважину подглядываешь. - Он презрительно фыркнул: - Коридоры, буфеты и... туалеты - бр-р-р!

- Ах, вон оно что! - возмутился Димка. - Ты работаешь в криминальном мире, а я в нормальном. А знаешь ли ты, почему наша оргпреступность самая отмороженная и отвязанная в мире? Потому что таковой ее сделала официальная власть. Мы, мой лепший мент, не на Земле живем, а на Луне, со светлой и темной сторонами. Они, эти стороны - зеркальные отражения одного и того же явления - государственной системы. На светлой стороне - президент, бюджет, налоги, на темной - пахан, общак, рэкет и т.д. - Димка сделал пальцы веером и протянул с оттяжкой: - А теперь, бра-а-тан, а-тветь мне, в на-а-туре, хто у ково учился? - Оперы невольно засмеялись. - Смеетесь? А я вам вот что еще скажу... Главного пахана вы из города турнули. Вам ясно было, без суда и следствия, на какие шиши он хатынку, машинку и охранку прикупил. Но что интересно, на соседней улице, между прочим, у первого зама мэра в два раза круче шалашик стоит. Но вам отчего-то слабо прийти и спросить: "Слышь, Степаныч, откуда, мол, таньга на шалашик? И не западло тебе в нем горевать, когда в городе три тыщи бездомных детей?" Вот потому что вам слабо было, вы сегодня и имеете отдельно головы и туловища "степановичей". Когда есть нож, но нет хлеба, которым его режут, появляются интересные мысли. Я бы сказал, нестандартное решение проблем. Так что, извини, но мы все жили, живем и будем жить в преступном мире до тех пор, пока будем мимикрировать притворяться, приспосабливаться, шифроваться друг от друга и делать при этом вид, что все у нас здорово и прекрасно. Я согласен с тобой, что кто-то сам выбирает зло. Но есть те, Юра, кого это сделать вынуждают.

- Все зависит от самого человека, - заметил Жарков. - Тебя же не вынудили.

- Ошибаешься, - парировал Осенев. - Еще как красиво вынудили: со словами чести, присягой, целованием знамени и прочими прибамбасами. Послали Родину защищать, аж в отроги Гиндукуша. Ты когда-нибудь читал в учебниках истории, чтоб наша Родина так далеко свои державные крылья размахивала? Так какого черта я там делал? А я скажу тебе: расстреливал в упор чужой народ и собирал по кускам в цинковые гробы генофонд собственного!

- Димыч, - не выдержал Звонарев, - ты забодал своим самобичеванием!

- Голодный сытого не разумеет - огрызнулся тот. - Вы все сегодня голодные на результат. Вам не терпится установить, изобличить, загнать в угол, обложить, поймать и отрапортовать. А я сыт по горло этим гоном. Ради кого стараетесь, сатрапики?

- Дима, ты вообще не в ту степь поехал.

- Никуда я не еду, - устало отмахнулся Осенев. - Я, Миша, полжизни твердой земли не видал. Все плыву и плыву по реке, длиннее Амазонки и шире Волги. Не слыхал о такой?

- Плывешь и не тонешь, - съехидничал Юра.

- Стараюсь не с головой в ней утонуть.

- Довольно комфорно стараешься, - улыбнулся Звонарев. - В отличие от тех самых трех тысяч бездомных детей. И почему бы тебе самому не спросить, вместо того, чтобы глазами "верх ногами" косить?

У Дмитрия готов был сорваться с языка соответствующий ответ, но зазвонил телефон. Звонарев поднял трубку. Жарков и Осенев затаили дыхание, интуитивно угадав, что звонит Кривцов. Разговаривая по телефону, Юра бросил мимолетный взгляд на друга. Димка подался вперед, рот у него приоткрылся и Жарков, не удержавшись, слегка поддел подбородок Осенева. В наступившей тишине громко клацнули димкины зубы. Он подскочил на стуле и всерьез замахнулся на Михаила, но вовремя заметил грозящий им обоим здоровенный кулачище Звонарева. Яростно оскалившись, тот приказывал им немедленно угомониться, используя для наглядности весь запас мимических возможностей. Его отчаянные гримасы являли собой столь разительный контраст с твердым, уверенным голосом, что Жарков и Осенев невольно прыснули от смеха, зажимая ладонями рты. Юра положил трубку и несколько мгновений молча рассматривал Дмитрия и Михаила.

- Мужики, вам в голову ничего не бьет? Может, за угол сводить? Вам скоро внуков нянчить, а вы все в детство играете, в саечки.

- Не понял, - обиделся Миша, - я, что, на семьдесят лет выгляжу?

- Нет, родной, не на семьдесят, а на семь!

Звонарев перевел взгляд на Осенева:

- Тебя Кривцов ждет у себя в кабинете.

- И это все?

- Что ты ко мне пристал?! - вдруг грубо и зло взвился Юрий. - Он тебе все объяснит.

- А ты? - продолжая сидеть, спокойно допытывался Димка.

- Дима, пойми, я - просто опер.

- Вот так значит... - недобро ухмыльнулся Осенев, вставая. - Удачи вам, сатрапики! - бросил уже от дверей, не обернувшись.

Когда за ним закрылась дверь, Жарков с сочувствием взглянул на коллегу и осторожно обронил:

- Юра, тебе лучше уйти. Он убьет тебя, если вернется. Ведь ты знал, чем закончатся твои и кривцовские "еврейские, хитрые" подходы?

- Аглая - взрослый человек, насильно ее никто не тянул. Она сама согласилась помочь. И уходить я никуда не собираюсь. Не хватало еще прятаться от журналистов, пусть даже и таких безбашенных, как Димка.

- Мне кажется, мы его несколько недооцениваем, - задумчиво продолжал Михаил. - Он - умный, хороший парень, но в нем живет что-то коварное и, как бы это поточнее сформулировать, неуправляемое.

- Да брось ты! - отмахнулся Юрий. - Просто давно никто его по заднице хорошо не учил. Зарвался парень - вот и весь диагноз...

Дмитрий, не постучав, рванул на себя дверь начальника приморского угро. Тот, стоя спиной к Осеневу и глядя в окно, спокойно обернулся и, указывая на стул, пригласил:

- Присаживайтесь, Дмитрий.

- Где мои?! - еле сдерживая ярость, процедил сквозь зубы Осенев, продолжая стоять в дверях.

- Закрой дверь, неврастеник! - рявкнул на него Кривцов. - Сядь и успокойся.

Димка переступил порог кабинета и с такой силой грохнул дверью, что со стены сорвалась огромная картина, изображающая отходящий от пристани под всеми парусами старинный корвет.

- Он сказал: "Поплыли!", - с наглой улыбкой произнес Осенев, небрежно разваливаясь на стуле и закидывая ногу на ногу.

Кривцов, не обратив внимания на его выпад, обошел стол. Подняв картину, полюбовался ею и, прислонив к шкафу, вернулся за стол. И еще до того, как начал говорить, стал молча раскачиваться на стуле...

Эта привычка шефа выводила из себя большую часть сотрудников. Первое время они пытались не обращать внимания. Но "акробатический аттракцион" оказывал прямо-таки деморализующее действие на всех, кто становился его свидетелем. Первую минуту вы даже с интересом наблюдаете за "мальчиком на трапеции". Потом неминуемо охватывает беспокойство, когда амплитуда колебаний постепенно нарастает. Следующая фаза вызывает легкое подташнивание. В конце концов, вы ловите себя на мысли, что вам безумно хочется не только раскачиваться, но и спать... спать... спать...

- Дмитрий Борисович, - донесся издалека голос Кривцова до "убаюканного" вконец Осенева, - мы очень ценим вашу помощь следствию. Вы, действительно, помогли на начальном этапе. Но с преступностью должны бороться профессионалы, а не журналисты, рабочие, крестьяне, и революционные солдаты-матросы. Вы, на мой взгляд, немного запутались в личных и семейных проблемах и недостаточно адекватно реагируете на события, в эпицентре которых оказались совершенно случайно.

С одной стороны, сыграло определенную роль профессиональное чувство журналисткое тщеславие. С другой - вполне понятная обеспокоенность судьбой близких людей и... и... животных. Вы слишком увлеклись сложными психологическими категориями. А все, что от вас требовалось, это поговорить с женой и передать ей просьбу помочь в расследовании. - Кривцов с сочувствием посмотрел на Осенева: - Дима, пойми, речь идет о серьезных и сложных преступлениях. Убийствах! Я знаю, сегодня все сплошь и рядом адвокаты Мейсоны, следователи Турецкие и аналитики Дронго. Но в реальной жизни - гораздо запутаннее, страшнее и безнадежнее. Поэтому у меня к тебе большая просьба: пожалуйста, не мешай...

Лично я отношусь к тебе с большим уважением и мне бы не хотелось, чтобы к трем имеющимся жертвам из числа горадминистрации добавились новые, из среды журналистов. - Кривцов поднялся. Взяв со стола аудиокассету, протянул Дмитрию: - Это от Аглаи Сергеевны.

- Я не верю ни единому слову из того, что вы мне здесь сейчас с таким надрывом исполнили. Не верю! - почти выкрикнул Дмитрий.

Кривцов недовольно поморщился и, вздохнув, пожал плечами:

- Тогда тебе лечиться надо, парень. И серьезно.

Осенев схватил кассету и, не попрощавшись, вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Картины вздрогнули, но не "поплыли"...

Кивнув сидящей за столом Корнеева Машуне, он молча прошел к своему месту, осторожно поставив на стол пакет, в котором звонко тренькнуло. Михайлова с опаской проследила за его манипуляциями. Осенев с ленцой, не спеша, достал из пакета литровую бутылку "Пшеничной", бутылку "Старого замка", три - пива, связку вяленых бычков, шоколадку, брынзу, зелень, колбасу, батон и пакет с фруктами.

- Это кому? - неуверенно пролепетала Мария.

- Нашему споенному коллективу, - хмуро отозвался Димка.

- За свадьбу ты выставлялся. Теперь что, развод?

Он дернулся, как от удара, и уставился на Машу глазами зомби, затянутыми непроницаемой коркой ярко-голубого льда.

- Димыч, ты рехнулся. - И добавила: - Никогда больше не смотри так на меня.

- Извини, Машуня, - он устало опустился на стул, сжал голову руками и закрыл глаза. Из-под плотно прикрытых век покатились слезы.

- Дим... Димыч... Да что случилось-то?!! - истерически и испуганно выкрикнула Мария.

Он открыл глаза, но теперь вместо льда в них была бездна черной тоски.

- Аглая? - спросила Машуня осторожно.

Дмитрий кивнул. Прикурив, глубоко затянулся сигаретой и сам не заметил, как начал рассказывать Маше всю свою историю с Аглаей: от первого дня знакомства до сегодняшнего утра в горуправлении Приморска, со всеми подробностями и ничего не скрывая. Когда он закончил, они несколько минут сидели неподвижно в полной тишине.

- Димка, - нарушила молчание Михайлова, - я тебе завидую и еще люблю.

Он вскинул на нее удивленный взгляд.

- Нет-нет, - поспешила пояснить она, - не как мужчину. Как человека, она смутилась и покраснела. - Ты всегда был такой уверенный! Только, пожалуйста, не обижайся, даже наглый. Мы с ребятами считали, что тебе не важно, о чем писать; лишь бы самоутвердиться, раскопать что-нибудь. Чтобы все вокруг говорили: вот, мол, дает Осенев! И не боится! Ты был, как мусороуборочная машина, прости за сравнение. Весь такой неподкупный, совершенный. Вроде все правильно делал, но, понимаешь, рядом с тобой тяжело дышать было и страшно рядом находиться.

А сейчас, когда ты плакал, я поняла, что тебе просто любви не хватало. Ты самый обыкновенный простой мужик, которого любит замечательная женщина и который любит ее. Не переживай, ничего с ней не случится. В конце концов, не бандиты ее в заложницы взяли. И потом, видимо, ей это было необходимо, она увидела в этом смысл. Понимаю, ты переживаешь, но это не первое ее расследование. Не мешай ей, Димон.

- Она слепая, Машка.

- Но она жила как-то до тебя и, по слухам, довольно успешно. А ты, как малое дитя! Ведь не в группу захвата ее определили, в самом-то деле! Сидит где-нибудь на конспиративной хате, под охраной.

- А если он ее первым вычислит? - не сдавался Осенев. - Ты уверена, что у него в ментовке своих людей нет? И кто решил, что он - одиночка? А если это тщательно спланированная акция? Звонарь - друг детства с пеленок! - и тот меня предал. Голову даю на отсечение, знал он, что Аглаю заберут у меня.

- Димыч, думай, что говоришь! С твоими рассуждениями недалеко до паранойи докатится. Надеюсь, ты не думаешь, что "маняк" среди нас?

Ответить Осенев не успел, дверь в кабинет открылась и заглянул Павлов.

- Не помешал? - спросил он, входя.

- Заваливай, третьим будешь, - привстав, Дмитрий пожал протянутую руку.

Юрий, присев на свободный стул, кивнул на батарею бутылок:

- Тысячу лет первому упоминанию о венике на Руси отмечали. Восемьсот лет русскому граненному стакану - тоже, как и триста лет побегу Жилина и Костылина. Что на этот раз? Взятие Рима чукчами?

- А это идея, - улыбнулся Осенев. - Альбина здесь, Машуня?

- Забыл? - искренне удивилась она. - С мужем сегодня изволят отбыть в Иерусалим.

- Да-а, - протянул Дмитрий с сожалением, - не повезло евреям. Мало им Ясира Арафата, еще и Альбина на их голову.

- Себя пожалей. Тебе велено передать, чтобы к возвращению материал по "маняку" лежал у нее на столе.

- Хорошо не сам "маняк", - буркнул Осенев.

- А самого слабо? - поддел его Павлов.

- Ох, май дарлинг, - сочувственно глянул на него Осенев, - я, по выражению Машуни, уже не мусороуборочная машина, а простой влюбленный мужик. Укатали сивку...

- Может, мне передашь?

- На бифштекс с кровью потянуло? - усмехнулся Дмитрий. - Там, Юра, такая скотобойня, что нормальному человеку лучше за версту обойти.

- В каком смысле - "скотобойня"?

- В прямом. Сдается мне, "маняк" на мясокомбинате работал когда-то.

- И что?

- Что... Комбинат обанкротился, человека в утиль списали. Он, бедолага, помыкался, помыкался и решил властям вексель предъявить за "бесцельно прожитые годы". Счет пошел, как говорится, по головам.

- Откуда у тебя информация?

- Волка ноги кормят - изрек Осенев. - Да черт с ним, с "маняком". Что ты там по поводу Рима и чукчей говорил? Зови остальных. - Юрий поднялся. Подожди, - остановил его Осенев, глядя на Машу: - как насчет того, чтобы все прошло в здоровой и культурной атмосфэре?

- Димка, ты змей! - возмутилась она.- А газета?

- Господи, да у нас еще две ночи впереди.

- Осенев, окстись! Сколько номеров по пьянке вышло. От газеты за версту водкой несет.

- И хорошо! - бодро отреагировал Дмитрий. - И обрати внимание, возврат - минимальный. А почему? Народу на опохмелку тратиться не надо. Он, как начитается между наших косых строк, - все, готов! Голова - туман, ноги ватные, слегка тошнит и общая расслабуха. А денежки, заметь, целые. Вообщем так, Мария, как старший по чину и по возрасту, приказываю: региональный семинар на тему: "Роль отечественной водки в совершенствовании методов работы СМИ" перенести в более подходящее для этого помещение. Юра, зови ребят. По машинам и едем ко мне домой.

Пока коллеги с интересом исследовали новое пристанище Осенева, Маша на пару с ним готовили в кухне закуску. Она украдкой следила за Дмитрием и, наконец, не выдержала:

- Димка, сядь!

Он отложил нож и буквально рухнул на мягкий уголок.

- Не могу, - выдавил хрипло.

- Вижу, не слепая. Я понимаю, тебе муторно оставаться одному, так ехал бы на квартиру или к матери. Какого черта ты приволок сюда наш "тимуровский отряд"? И что, в принципе, такого страшного произошло? Что-о?!! Да пойми: что она ра-бо-та-ет! Ее ох-ра-ня-ют!

- Тех тоже охраняли.

- Тьфу ты! - не сдержалась она. - Да кто их охранял? Сам говорил, если и с ментами накладка выйдет, Мавр и Кассандра ее обязательно защитят. Давай, Димыч, выпьем по маленькой, а?

Он кивнул, соглашаясь. Маша, неумело скрутив пробку на бутылке с "Пшеничной", плеснула в две чайные чашки.

- Ты ведь не пьешь водку, - Осенев с удивлением заметил, что чашки наполнены почти наполовину.

- Один раз в год и баллистическая ракета летает. За твою Аглаю! - она лихо опрокинула чашку и выпила до дна крупными глотками. И тотчас начала судорожно хватать ртом воздух. - Осенев, закусь дай! - загробным, хриплым басом выдавила Машуня, покрываясь красными пятнами.

Держа свою порцию невыпитой в руке, другой Осенев принялся лихорадочно запихивать ей в рот ветки укропа и петрушки. Машка скривилась и с отвращением выплюнула зелень в мусорное ведро.

- Димыч, блин, ты шо, не русский?!! - тем же хриплым басом рявкнула она. - Я тебе не лошадь Прживальского. Шо ты мне траву суешь? Огурец соленый дай! Ты еще за жену не выпил?!!

Димка машинально выполнил ее команду, почти не почувствовав обжигающе-горячую жидкость. Михайлова протянула ему наколотый на вилку огурец.

- У-ух! - перевела она дух и неожиданно засмеялась: - Ты посмотри, как мы в свою тару вцепились, не оторвешь. Красивые чашки, - она в упор взглянула на Дмитрия. - Загадывай желание. Не жалко будет грохнуть за Аглаю?

Он на миг закрыл глаза и тут же их открыл. В них горел неиссякаемый азарт.

- Все, загадал. Бьем?

Они разом размахнулись и... разбилась лишь одна чашка. Та, что была в руках Осенева непостижимым образом отскочила от пола и плюхнулась в миску с водой, из которой обычно пил Мавр. Маша завороженно смотрела, как Димка медленно достает чашку из миски, старательно стряхивает с нее капли воды и осторожно ставит на подоконник распахнутого настежь окна.

- Ты разбила мою. Из этой всегда пила Аглая, - бесцветным голосом проговорил он.

Она увидела в его глазах знакомый ей бездонный провал - нечеловеческую тоску. А в комнатах дома играла музыка, слышался веселый смех и обрывки разговоров редакционных коллег. Чтобы исключить ненужные разговоры, Дмитрий сказал им, что Аглая на время уехала, не объясняя причин, о которых, впрочем, никто из чувства деликатности и не стал допытываться. Правду знала одна Михайлова. Теперь они стояли друг против друга и не знали, что делать, что говорить и как себя вести.

Напряженную паузу разорвал резкий, стреляющий звук. Осенев увидел, как лицо Маши, обращенное к окну, приобретает выражение крайнего смятения.

- Юрка, отходи! - дико закричала она и рванулась к окну.

Димка стремительно развернулся на сто восемьдесят градусов и увиденное заставило его резко схватить Машу поперек туловища. Потеряв равновесие, они вдвоем упали на пол. Затем последовал слабый вскрик, утонувший в оглушительном треске. Как при замедленной съемке они наблюдали шокирующую картину: в открытое настежь окно медленно заваливалась огромная, сухая, отколовшаяся от ствола ветка ивы. С глухим, громоподобным звуком она тяжело рухнула на подоконник. Из коридора, тем временем, уже спешили сотрудники редакции, слышались возбужденные возгласы и топот ног. Дмитрий и Маша, приподнявшись, во все глаза смотрели на подоконник, где среди скрюченных, мертвых ветвей ярким голубым пятном на самом краю стояла чашка Аглаи. В носу у Марии нестерпимо защекотало и она судорожно вдохнула оседающую в кухне древесную пыль.

- А-ап-п-пчхи-и! - непроизвольно дернулась Михайлова, взмахивая руками и ударяя по отросткам свисавших с улицы ветвей.

От ее движения голубая чашка Аглаи сдвинулась, накренилась и полетела на пол, разбиваясь на десятки мельчайших осколков. Как говорится, вдребезги! Осенев закрыл глаза и, не отдавая отчета в своих действиях, захохотал, крича, как одержимый:

- Машка, она все-таки грохнулась!!! Она разбилась, Машуня!

Вслед за его словами началось настоящее святопредставление. Все загомонили, закричали, засуетились, сталкиваясь и мешая друг другу, задавая вопросы и удивляясь, на предельном эмоциональном уровне выражая свое отношение к происшедшему. Затем, одурев от происходящего, проявляя героические усилия, попытались затащить ветку в дом.

- Нет, вы определенно чокнулись! - перекрывая общий гвалт, закричал Олег Даньшин. - Это же не новогодняя елка, что вы ее в дом тащите?! Или в детство впали, решили возле пионерского костра посидеть?

Постепенно до народа дошло. Гурьбой высыпали во двор. Даже Юрка Павлов, с головой, живописно перевязаннной бинтом. В тот момент, когда ветка готова была рухнуть, он гулял в саду прямо под злополучной ивой. Спасли его отчасти собственная реакция и заполошный, отчаянный крик Машуни. Только слегка расцарапало веткой голову. Рана была не серьезная, но крови пролилось достаточно. Женская половина редакции проявила недюжинные познания и оперативность в оказании первой медицинской помощи "пострадавшим от экологической катастрофы", включая "противошоковую терапию" Павлову, Михайловой и Осеневу в водочном эквиваленте. Примечательно, что если бы не мужская половина "Голоса Приморска", Павлов был бы сейчас похож на египетскую мумию, спеленатую бинтами с головы до ног. Отбили его от доморощенных сестер милосердия "железным" аргументом:

- Если вы его всего перевяжите, как он пить будет и чем рюмку держать? - резонно заметил Сергей Корнеев.

Дамы согласились и Машка, критически оглядев его забинтованную голову и заметив кровь на куртке, авторитетно изрекла:

- "Голова обвязана, кровь на рукаве..." - это про тебя. Ты, Юрчик, у нас теперь Щорсом будешь.

- "След кровавый стелется по сырой траве..." - допел Даньшин. - Все на ликвидацию последствий!

Народ бодро и поспешно принялся убирать завалы из веток. Дамы поначалу изъявили страстное желание поучаствовать в "субботнике", но Осенев безапелляционно их отстранил:

- Нет уж, милые, идите в дом и готовьте "поляну", а мы быстренько управимся и присоединимся к вам.

Вскоре двор был приведен в более или менее нормальный вид.

- Странно, - заметил Корнеев, - окна целые, а чашка разбилась.

- Хорошо, что Машуню с Димкой не придавило, - подал голос Саша, водитель редакционной машины.

- Это потому, что она с Осеневым была, - засмеялся Сергей. - Он у нас известный фаворит у госпожи Фортуны.

Димка, выпрямляясь, резко поднял с земли охапку веток. И тут он заметил мимолетный взгляд, брошенный на Сергея одним из сотрудников и ошарашенно замер, настолько его поразил этот взгляд.

- Димыч, ты, часом, не веткой ли подавился? - толкнул его в бок Олег.

- А? - он вздрогнул и перевел на Олега потрясенный взгляд.

Тот, в свою очередь, помахал перед его лицом раскрытой ладонью и сильно вытаращил глаза:

- Димыч, ку-ку!

Осенев вновь взглянул в сторону озадачившего его коллеги, но тот, как ни в чем не бывало, весело хохотал над очередной шуткой Сергея. "Фу, черт, мерещится всякая дрянь! - подумал он, мотнув головой, но привидевшееся не отпускало. - А привиделось ли?" Этот эпизод прочно засел в голове и не раз потом в течение дня, как яд, проникая в мозг и душу, отравлял сознание.

Ближе к вечеру коллеги, оставив во дворе машины, в большинстве своем "на автопилоте", покинули, по словам Корнеева, "гостеприимную родовую дом-усадьбу Ланг-Осеневых", клятвенно заверив хозяина повторить "региональный семинар", но уже обязательно под патронатом блистательной Аглаи Сергеевны...

Осенев обошел дом, зашел в кухню. Все было тщательно вымыто и прибрано, лишь под батареей громоздился ряд бутылок. Взгляд его упал на миски в уголке. Между ними что-то лежало. Дмитрий наклонился и поднял. Сердце сжало тисками тоски: на руке покоился осколок Аглаиной чашки маленькая золотистая ящерица на голубом фоне.

- Где ты, моя Саламандра? - шепотом прозвучало в тишине кухни, но он приказал себе: - Все! Хватит! Спать...

"На пятой и восьмой полосах еще и конь не валялся. Альбина завтра мне суд шариата устроит, с поочередным отрывом всех выступающих частей тела. Убьет прямо через Интернет. С нее станется, - думал он, раскладывая диван. Лечь в спальне у него не хватило духа. - Елы-палы, какие женщины меня покинули! За Аглаю и говорить нечего. А Альбина? Сколько вместе судов-атак отбито, сколько раз оборону держали от этих долбанных "нутрянных органов". Самодурства у нее, конечно, выше крыши, но все-таки есть "в ей кака-никака изюманка", как говорит Звонарев. - При мысли о Юрии, Димка скрипнул зубами и мысленно "отомстил": - Только появись на пороге, мой лепший, любимый мент - в порошок сотру! Я тебя... Я тебе..."

Осеневу снилось, что он плывет в лодке по широкой реке. Впереди, в такой же лодке - Аглая. Он почти догнал ее, протянул длинный багор, уцепился за корму. Но внезапно его лодку стало сильно раскачивать течением, откуда-то появились огромные валуны. Лодка билась о них, но он крепко держал в руках багор, подтягивая к себе лодку с Аглаей. Она была так близко, что он смог различить любимые черты лица: стоя на корме, она радостно улыбалась. Дмитрий протянул руку, чтобы схватить ее, но в этот момент его лодка с силой ударилась о валун и он, кувыркаясь, полетел в холодный, бурлящий водоворот. Осенев проснулся и резко сел на диване.

- Очухался, алкоголик-интернационалист?!! - молотом ударил по барабаным перепонкам зычный голос, от которого у него похолодело внутри.

Дмитрий тяжело оперся руками о постель. Подушка, часть простыни и плед были мокрыми и это окончательно его отрезвило. Он попытался найти тапочки. Голова раскалывалась, во рту - сплошной кошачий туалет. Димка нащупал тапки, но в ту же секунду вновь рухнул на диван.

Над головой, рассекая воздух, пролетело цинковое ведро.

- Прекрати! - заорал он. - Мне не семнадцать лет!

- Да что ты говоришь?! - издевательски произнес тот же голос и, набухая грозовыми интонациями, загрохотал в больной и тяжелой голове Осенева: - Где моя дочка, алкаш контуженный?! Дите только за порог, а ты и рад - кильдим устроил! Вставай, дрянь такая!

- Помоги мне, Господи... Ну что ты полыхаешь, как "наливник" на Саланге? - с мучительным стоном пролепетал Дмитрий.

- Что-о-о?!! Я те щас устрою Саланг! И Саланг, и Кандагар, и Курскую битву со Сталинградской...

Димку, как пушинку, сдернули с дивана и он с ужасом увидел приближающийся к лицу огромный кулачище.

- Ма-а-ама! Мне на рабо-о... - панически заорал он, но крик захлебнулся и плавно вернулся туда, откуда и был исторгнут.

Правую скулу обожгло огнем и Дмитрий, как давешняя ветка ивы, рухнул на диван. Послышались удаляющиеся шаги и вскоре из кухни донесся голос матери:

- Марш в ванную! Я пока чай крепкий заварю.

Димка поднялся и, пошатываясь, побрел в указанном направлении.

Из зеркала на него глянула отвратительная морда человекообразного существа, с всклоченными волосами и набухающей гематомой под правым глазом. "Все, приехали! - со злостью подумал он. - Да в конце-то концов, она меня, что, до пенсии лупить будет?! Вот кого бы министром МВД поставить... Мою дражайшую маман - Клавдию Федоровну Осеневу. Она бы в двадцать четыре часа в государстве порядок навела. Сначала - всю эту "бессмертную" мафию под дихлофос пустила, как тараканов, а тех, кто выжил, тапочком бы добила."

Клавочка Осенева, при росте метр пятьдесят шесть и весе девяносто килограммов, работала водителем такси. Нрава была веселого и, в общем-то, доброго. По словам своих коллег-водителей, пользовалась в первой автоколонне "агромадным авторитетом". По праздникам и воскресеньям не отказывалась пропустить стаканчик-другой винца собственного приготовления и имевшего также "агромадную" популярность. Но, вместе с тем, слыла непримиримым противником "несанкционированных" застолий и пресекала их, широко используя свои легендарные 90 кагэ. Осенев-старший сей факт осознал и старался не нарываться. Димка пытался бороться, приводя матери множество аргументов в защиту своеобразности своей профессии. Добрая и веселая Клавочка молча выслушивала и приводила собственный аргумент - один, но веский. В данном случае, таковой ныне красноречиво присутствовал на лице Осенева-младшего.

- Сидай, солнце мое незаходящее, - ласково проворковала она, увидев стоящего в дверях сына.

Он зыркнул на нее из-под лобья, но сел за стол, на котором стоял сноровисто приготовленный матерью завтрак.

- Мама, - осторожно проговорил Димка, стараясь не выходить "из образа", - ну сколько раз просить тебя... Я, если ты забыла, все-таки с людьми работаю.

- Прикажешь задницу тебе ремнем полировать? Это в твои-то годы! искренне изумилась она.

- Лучше ее.

- Ну да, - фыркнула мать, - а статьи стоя писать будешь? Не пей в рабочие дни и никаких проблем не будет. Тебе вообще пить нельзя. Я твою контузию сколько лет лечила. Всю Европу объехали, у кого только не были. Вылечила на свою голову! Где Аглая?

- Не знаю, - буркнул Димка.

- Хорош муженек! - не скрывая сарказма, выдала мать, но, казалось, ничуть не удивилась его ответу. - Сам за обе щеки деликатесы заморские трескаешь, а кровиночка наша пусть, значит, на ментовских харчах всухомятку сидит?! У тебя совесть есть или всю пропил? Да как я сватам в глаза смотреть буду, подумал?

Дмитрий, не спуская глаз с матери, отставил кружку с чаем:

- Вот так, значит... Откуда, позволь тебя спросить, ты знаешь, что Аглая на "ментовских харчах сидит"?

- Ха! - хмыкнула Клавочка. - Да с самого утра весь город только об этом и гудит: мол, тихомировскую дочку к расследованию подключили. Мы с Ирочкой уже у Шугайло побывали. Передачку ему передали. Вкусненького всякого...

- Кому, Шугайло?! - раскрыл глаза Дмитрий.

- Я те щас второй фингал поставлю, шоб мозги симметрию обрели! разозлилась мать. - Мы, что, со свахой совсем контуженные, чтоб пришлых ментов прикармливать?! Аглае твоей, кому же еще! И малым. Им вообще теперь с Кассандрочкой вдвое больше надо кушать.

- Кому им? - он почувствовал, как у него начинают закипать мозги.

Клавдия Федоровна изучающе посмотрела на сына:

- Димка, в последний раз, по-хорошему, прошу: уходи, Христа ради, из своей редакции. Совсем мозги пропил. Доберусь я до твоей Альбины, ишь, устроила забегаловку в газете.

- Мама, перестань. Альбина совершенно ни при чем. И потом, у нее единственной в городе нормальное издание. Остальные - сплошная туалетная бумага - задницы городским властям полировать. Трусы и интриганы. Их издателям на город глубоко наплевать и оживляются эти хамолеоны лишь во дни "всенародного волеизъявления". Ладно, черт с ними. Объясни мне толком, что происходит?

Мать встала, пересела ближе к сыну. Он с опаской покосился на нее.

- А ты ничего не знаешь? - Она покачала головой и усмехнулась: Мужики-мужики... Димочка, - Клава ласково провела рукой по голове сына, но глаза ее при этом были полны иронии, - ты даже не представляешь, как тебе повезло с женой. Будь у меня невестка - вертихвостка, ты бы точно ни в одни двери не прошел.

- С какой это стати? - подозрительно зыркнул на нее Димыч.

- Стать у тебя, действительно, была бы... как у благородного оленя. Ветвистая и во-о-от такой ширины, - мать театрально развела руками.

- Ну спасибо! - не выдержал Димка и засмеялся.

- Вы, мужики, всегда все последними узнаете. Тебе Аглая ничего перед отъездом не сказала?

- Она мне аудиокассету передала и на ней много чего записано. Что конкретно ты имеешь в виду?

- Ладно, - махнула мать рукой, - вернется, сама скажет.

- Да что скажет-то?!

- Остынь и не ори на слабую женщину, - осадила его мать.

- Хм... слабая женщина, - буркнул он, невольно потрогав саднящую скулу.

- За дело получил. Скромнее надо быть, сынок. Ты теперь женатый человек, а что вытворяешь. Жена только из дому, а у тебя - бордель.

- Мама, это не бордель, а мои коллеги, сотрудники газеты.

- Надо работу выбирать, чтобы коллеги не были похожи на сотрудников борделя. Деревья, смотрю, попереломали. Это ж сколько выпить надо было, чтобы такую ветку с мясом от ствола оторвать?

Дмитрий устало закатил глаза.

- Вообщем так, - подытожила Клавдия Федоровна, - Шугайло попросил, чтобы ты никуда не лез и за Аглаю не волновался. Ей все условия создали, а тебе она просила передать, что любит и скучает, - голос Клавочки дрогнул и на глазах выступили слезы. - Дай Бог, чтоб наша кровиночка поскорее вернулась, - она смахнула слезы рукой, улыбнулась и, приобняв сына, прошептала: - Дим, мне так тоскливо без нее. Я ведь прям сердцем к ней прикипела. Мы с отцом сейчас каждую копейку в доллары переводим. Подсобираем, свозим ее за границу, может поможет кто... Не может быть, чтобы такой, как наша Аглаюшка, никто не помог. А, Димка? - она с надеждой посмотрела в глаза сыну.

- Конечно, свозим, - бодро проговорил он, обнимая мать. - Мама, ей обязательно помогут, если этого хочешь ты. - Он улыбнулся и поцеловал ее в щеку: - Засветишь им пару раз в глаз, как миленькие забегают. Не только Аглае, всем зрение вернут.

- Да ну тебя, - засмеялась она и беззлобно добавила: - Иди уже, собирайся в свой притон. Я тут приберу.

Осенев вошел в кабинет и бодрой походкой прошествовал к столу.

- Привет, Серега! - бросил, усмехаясь, Корнееву.

- Совсем спятил? - тот изумленно рассматривал Дмитрия. - Ты бы еще дворники на них нацепил.

Осенев неторопливо снял темные очки, медленно вытер на них крупные капли дождя и аккуратно положил на стол. Только после этого с вызовом взглянул на коллегу.

- Та-ак, понятно, - прокомментировал Корнеев сочувственно. - Царица Клава Грозная и сын ее Дмитрий. - Он поднялся из-за стола, остановился напротив Димки и присвистнул: - Какого коня на скаку остановили... Димыч, все хочу спросить: она тебя, часом, в угол, на горох, не ставит?

Они дружно расхохотались. На столе у Осенева зазвонил телефон.

- Слушаю, Осенев.

- Здравствуйте, Дмитрий, - послышалось на другом конце провода. - Мы не встречались, но, возможно, вам рассказывала обо мне Аглая Сергеевна. Меня зовут Виктор. Виктор Гладков.

- А-а, припоминаю. Вы иногда с Мавром гуляли.

Дмитрий услышал, как его абонент облегченно вздохнул, но продолжать разговор не торопился.

- Виктор, - решил подбодрить его Осенев, - Аглая рассказывала о вас много хорошего. Вы почему не заходите к нам?

- Она, правда, говорила обо мне хорошо? - с опаской спросил Виктор. В его голосе слышалась напряженность.

Димка быстро взглянул на Сергея, в его глазах промелькнули недоумение и озадаченность.

- Конечно, - поспешил он заверить Гладкова. - Заходите сегодня вечером, посидим, поговорим, - радушно пригласил его Дмитрий.

Заслышав его слова, Корнеев закатил глаза, плотоядно ухмыльнулся и красноречиво щелкнул пальцами под подбородком. Осенев невольно тронул фингал под глазом и погрозил Сереге кулаком.

- Дмитрий, - отозвался Гладков, - я не могу ждать до вечера. Мне надо срочно увидеться с вами. И с Аглаей Сергеевной. Понимаете, срочно! - почти выкрикнул он в трубку.

- Да, конечно, - опешил Димка. - Вы можете придти в редакцию. Знаете, где расположен "Голос Приморска"?

- А Аглая Сергеевна?

- Она в командировке.

- В какой командировке?! - запаниковал Гладков. - Она ведь нигде не работает.

- Виктор, - попытался успокоить его Дмитрий, - ее попросили помочь в одном деле.

- Она ищет убийцу, - упавшим голосом проговорил Гладков. - Весь Приморск говорит...

Осенев почувствовал, как закололо в кончиках пальцев - верный признак, что появился "след". В трубке слышалось невнятное бормотание и кряхтение, на фоне пробивающейся песни в исполнении А. Б.: "А ты такой холодный, как айсберг в океане...". "Холоднее не придумаешь, - пронеслось в голове у Дмитрия. - У нас уже трое холодных-холодных..."

- Алло? - осторожно спросил Димыч. - Виктор, вы меня слышите? Алло?

- Слышу, - откликнулся его собеседник, чей голос был, на удивление, спокойным и твердым. - Я сейчас приеду и все объясню. Только, пожалуйста, сначала выслушайте меня, а потом вызывайте милицию.

Осенев не успел ответить, как зазвучали гудки отбоя. Он положил трубку и посмотрел на Корнеева. В глазах его постепенно пробуждался азарт.

- Судя по твоему виду, Лихтенштейн и Монако попросились в состав нашей Хохляндии. И это, как минимум, - иронично ухмыльнулся Сергей.

- Серега, - срывающимся голосом, судорожно сглотнув, произнес Осенев, - быстро подключай всех, кто свободен. Даю тебе час-полтора. Нужны все сведения на Виктора Гладкова, водилу автопарка, маршрут номер девятнадцать.

- Он собирается "Икарус" в Турцию угнать?

- Он - убийца, которого ищут "милиция и пожарные и не могут найти", и, насколько я понял, он собирается к нам на исповедь, - четко проговорил Дмитрий.

- Мама дорогая! - воскликнул Сергей. - Тогда, Димыч, извини, я сначала в травмпункт заскочу, пусть мне на шею гипс наложат, чтоб этот урод помучился, перед тем, как ее перепилить.

- Кончай придуриваться! - взбеленился Осенев.

- Ты, что, совсем конченный?! - в свою очередь, заорал на него Корнеев. - А если он нас тут порешит всех? Вызывай "беркутят"!

- Я пообещал, что выслушаю его, - ссузив глаза, зло проговорил Дмитрий.

- Ни черта ты ему не обещал! Я слышал ваш разговор. Димка, пойми, если ты не ошибаешься и если это, действительно, он, то...

- То что?

- Он наверняка сумасшедший.

- Серега, это наш шанс! Нас здесь четверо здоровых мужиков. Неужели не скрутим?

- Мы тебя самого скрутим и к Ваксбергу отправим, вместе с этим уродом.

- Можешь, чтоб наверняка, еще войска вызвать и из здания всех эвакуировать, - ехидно поддел его Дмитрий. - Человек сам позвонил и попросил разрешения прийти, чтобы исповедоваться. А мы его, выходит, сразу ментам сдадим?

- Он не человек, Димыч, он - убийца!

- А если я ошибаюсь?

Корнеев судорожно вздохнул, развел руками и громко выматерился.

- Знаешь что? Вернется Альбина, я попрошу ее пересадить меня в другой кабинет или пусть доплачивает за вредность. Ты достал меня! И всех! Понял? - он вышел, громко хлопнув дверью...

Глаза постепенно привыкли к полумраку. Он огляделся и понял, что единственный здесь посетитель. Пройдя вперед, остановился и глянул вверх, взглядом обвел просторное помещение. Со стен на него смотрели глаза святых. Ему стало страшно и на миг показалось, что нестерпимым огнем обожгло пальцы, сжимавшие пакет.

- Господи, - прошептал он, - прости меня...

Увидев сбоку деревянную скамью, он на дрожащих ногах подошел и осторожно присел. Закрыл глаза и беззвучно заплакал. "Господи, это не я, это тот, второй, что живет во мне. Господи, помоги мне и научи меня. Что мне делать?!"

Он вдруг явственно представил, как его будут брать. Рослые, плечистые парни в камуфляжной одежде, с автоматами, заломят назад руки, безжалостно и лихо кинут лицом на землю. Для острастки кто-нибудь ударит прикладом меж лопаток или наподдаст грубым, твердым рантом тяжелых ботинок под ребра и в живот. Потом обыщут и, заглянув в пакет, все поймут. И тогда... начнут бить, по-настоящему. Сначала тычками, пока будут волоком тащить до машины, потом - в управлении, в камере для допросов. "А, может не будут бить? подумал с тайной надеждой и сомнением. - Я же сразу признаюсь и все подпишу. Наверное, на допросе будут присутствовать и эсбэшники. Куда ж без них? Эти будут вежливы и внимательны. Но им тоже нужны "результаты". И вовсе не маньяк-одиночка, а лучше - настоящий заговор против власти. Как я их всех ненавижу! Господи, прости меня, но как же я их всех не-на-ви-жу-у-у! То же мне, поводыри чертовы! О, Господи, прости меня..." мгновенно покаялся он, вспомнив, что имя дьявола нельзя ни в коем случае поминать в церкви.

- Господи... - прошептал он, нервно слизывая языком слезы с губ, Господи, накажи меня. Самой страшной карой, но только пусть душа моя успокоится...

- Я могу вам чем-то помочь? - услышал он и открыл глаза.

Перед ним стоял седой старец в рясе. Он поспешно встал.

- Извините, я сейчас уйду, - пробормотал, волнуясь.

- Не торопитесь. Ведь Господь еще не дал вам своего ответа.

- Откуда вы знаете? - спросил он ошеломленно.

- Присядьте, - священник улыбнулся, но глаза его остались печальными.

Он покорно сел рядом со старцем.

- Ваша душа чиста, - неторопливо заговорил священник, - а вы терзаете ее муками. Бог наделил вас великим даром, но вы не верите в Бога и не в состоянии оценить этот дар.

Он с ужасом смотрел на старца. "Способность убивать этот выживший из ума старик называет Божьим даром?! - подумал, внутренне холодея. Наверное, не только я, но и весь мир сошел с ума."

- Вы ошибаетесь, батюшка, - проговорил он со злым упрямством, - Бог отвернулся от меня. Я - убийца! - неожиданно выкрикнул он и тут же втянул голову в плечи, затравленно озираясь и чувствуя безотчетный страх.

Он сжался, устрашась собственных, произнесенных в запале, слов и словно боясь, что сидящий рядом священник начнет его "вязать". Но тот сидел прямо, устремив взгляд на алтарь. Руки его спокойно лежали на коленях. И посетитель внезапно почувствовал необычайное умиротворение, которое совершенно не соответствовало происходящему с ним. "Если меня не расстреляют, если выживу в тюрьме, то, выйдя, обязательно стану священником," - подумал он и мысленно горько усмехнулся, ибо с этого момента все и упиралось в это крошечное, но роковое и неотвратимое "если...".

- Вы наговариваете на себя, - донесся до него голос старца.

- Но это правда, - убежденно воззразил он.

- Правда - ни есть истина.

Он попытался вникнуть в услышанный ответ, но его отвлекло мягкое прикосновение руки старца. В смятении взглянув на него, он поймал спокойный взгляд ясных голубых глаз. И в волнующем, трепетном порыве с благодарностью сжал протянутую ему в храме руку православного священника.

- Спасибо вам, батюшка... Иосаф, - он, наконец, вспомнил редкое имя известного всему Приморску старца, которого многие, не только прихожане, по праву считали почти святым, и в тот же миг ощутил легкое, нарастающее головокружение.

Окружающая его реальность стала растворяться в туманной, невесомой, но плотной дымке. Он почувствовал, как тело катастрофически теряет вес и, скользя по искрящейся, широкой спирали, неотвратимо устремляется в центр бешено вращающегося водоворота. Он успел подумать о том, что на него опять нахлынуло это, и сердце сжалось от страшного предчувствия, больно кольнув неизбывной тоской и жалостью к себе. "Господи! - взмолился он в отчаянии. Я не хочу его убивать! Что это делается со мной? За что-о-о мне это?!!". Но все вопросы, как и ранее, остались без ответа. Он вышел на дорогу, ведущую в ад...

... На приближающемся перроне, на равном расстоянии друг от друга, стояли рослые автоматчики. Звук пришел позже. Он как-то разом, вдруг ворвался в мозг, ударив в уши многоголосыми криками человеческой толпы, хриплым, захлебывающимся лаем свирепых овчарок, стуком вагонных колес, пронзительным гудком паровоза и бравурным маршем из чрева станционных репродукторов.

Перед его взором медленно проплыла вывеска с названием станции, ощетинившись острыми, как копья, готическими буквами. Он никогда не знал этого языка, но неведомо каким образом смог прочитать название. И когда до него, наконец, дошел смысл прочитанного, почувствовал, как каждая клетка тела содрогнулась от ужаса. Накатывая волнами, он вызывал приступы тошноты. Судорожно сцепив зубы, он старался дышать как можно глубже. Глаза его лихорадочно блестели, оглядывая заполненное нетерпеливой, колышущейся массой людей пространство вагона. В воздухе стоял тяжелый, резкий запах тревоги, неизвестности и чего-то еще, неизбежного и непоправимого. Он догадался, что подобный запах человек может ощутить только раз в своей жизни, потому что другого у него просто не будет. Это был запах Апокалипсиса.

Состав, в котором он находился, пересек невидимую черту, вздрогнул и замер на стыке двух несоприкасающихся миров, но являющихся продолжением друг друга. Это было концом жизни и началом смерти. Он стал затравленно озираться и внезапно его взгляд встретился с другим - с ясными голубыми глазами. В них было смирение простого смертного человека и одновременно сила духа божественного начала. В них была вера. Глядя безотрывно в эти глаза, он понял, что поколебать ее не в силах даже эти, несущие смерть "копья" готического шрифта, сложившиеся в короткое название станции "Аушвиц"...

Он не знал, сколько длился очередной приступ, но первое, что почувствовал, придя в себя, липкую и прочную паутину спеленавшего его страха - кошмара, которого он не испытывал даже в трех предыдущих случаях.

- Вам лучше? - донесся до него встревоженный голос священника.

Он прищурился, пытаясь разглядеть находящегося рядом человека, но разглядел только смутные очертания фигуры. И в этот момент испытал еще один шок: если отец Иосаф говорит - значит, живой. Он окончательно пришел в себя, в немом изумлении воззрившись на старца.

- Вы в порядке, батюшка? - выдавил из себя он, заикаясь и тараща глаза.

Лицо священника озарилось улыбкой, радостной и, как ему показалось, немного лукавой.

- Наверное, этот вопрос вам лучше адресовать себе. У вас на душе тяжкий груз, но он не ваш, поверьте мне.

- Батюшка, это не груз, а тягчайший грех. Вы совсем не знаете меня, сокрушенно покачал головой посетитель.

- Нынче в храмы ходит много убийц, - печально заметил старец. - Но они не плачут в них. Все сегодня просят Бога о снисхождении и милосердии и почти никто - о наказании. - Он глянул кротко и смиренно: - Не подумайте, что я гоню вас, но вам надо успокоиться. Приходите вечером, часов в шесть. Я буду ждать вас. Договорились?

- Я обязательно приду, - дрогнувшим голосом, тихо проронил посетитель. - Если... - он замялся в нерешительности, но затем вскинул голову и посмотрел прямо в глаза старца: - Спасибо вам за все, отец Иосаф.

- Храни вас Господь, - напутствовал его старец.

Выйдя из ворот церкви, он оглянулся. Священник стоял на пороге храма, глядя ему вслед, губы беззвучно шевелились: батюшка молился за него...

До шести вечера было далеко и прежде чем пойти домой, он все-таки решил выполнить обещание, данное ранее другому человеку. Только теперь в его душе не было прежней уверенности в том, что он сможет четко, ясно и логически пояснить цель своего визита.

Звонарев бросил взгляд на часы. Приближалось время обеда. Первую половину дня он провел на мясокомбинате. Как оказалось, обанкротился он "наполовину": то есть, предприятие работало, что-то производило и реализовывало, но на зарплате рабочих эти волшебные производственные процессы никоим образом не отражались. И так как это был уже не просто мясокомбинат, а ЗАО "Приморские колбасы", то все попытки работяг выяснить судьбу своих кровно заработанных упирались в шлагбаум с вывеской "коммерческая тайна". Хранила ее дирекция ЗАО в лучших традициях всех вместе взятых спецслужб мира.

Приехав с утра в отдел кадров, Звонарев сел проверять личные дела работников "убойного" цеха, вплоть до востребованных из архива. Учитывая текучку кадров на предприятии, работа предстояла сизифова. Накануне, правда, Мише Жаркову удалось установить осеневского информатора. Мишка вообще считался в угро спецом по "внедрению", обладая завидным талантом быстро сходиться с разными людьми и расставаться с ними, имея перспективы на дальшее сотрудничество, а то и "дружбу до гробовой доски". Основываясь на показаниях мужика, с которым Жарков намедни "хорошо посидел в гараже и поговорил за жизнь", была разработана схема, согласно которой и уродовался Звонарев, листая папки личных дел.

Он взял из стопки очередную, на титульном листе которой значилось: "Гладков Валерий Дмитриевич".

- Валерий Гладков, - пробормотал вслух Юра. - Где-то я о нем слышал...

Он задержался взглядом на фотографии и принялся перелистывать тонкую папку. Автобиография... Копия характеристики из школы, даты, подписи, печати, принят... переведен... уволен... "Где же все-таки я о нем слышал, от кого? А, может, ориетировка какая была? Да нет... Ну вот же, совсем недавно.". Взгляд его выхватил строки из школьной характеристики:

"... Неоднократно принимал участие в олимпиадах по истории. Занял 1-е место в республиканской олимпиаде по истории античных культов Восточного Причерноморья. Был участником археологических экспедиций на полуострове. Состоял в Малой Академии наук, имеет дипломы за работы по исследованию периода Аттики..."

- Прямо вундеркинд! - не смог скрыть восхищения Звонарев, но в следующую минуту его словно окатило холодной водой в жаркий, знойный полдень. - Жрец! Аттика, античные культы, экспедиции... - ошеломленно перечислял он вслух. - Мать честная! Неужели?!!

Юра стал лихорадочно шарить в карманах в поисках сигарет. Найдя, не обращая внимания на висевшую в кабинете табличку "У нас не курят", с волнением закурил и углубился в материалы папки. Внимательно прочитав все подшитые в "дело" документы, вновь вернулся к фотографии, пристально ее изучая. "Черт, ну где я мог слышать за этого Гладкова?". Звонарев закрыл глаза, пытаясь сосредоточиться и... вспомнил! Но от этого его, напротив, бросило в жар. Юрий придвинул телефон, волнуясь, набрал номер. После шестого гудка трубку, наконец, подняли:

- "Голос Приморска", Осенев слушает.

Юрий, не давая ему опомниться, скороговоркой затараторил:

- Димыч, это Звонарев. Я понимаю, у тебя на меня не только зуб, но целый бивень. Дима, мне срочно нужна твоя помощь. Я сейчас подъеду, жди меня в редакции... - ему почудилось, что Осенев судорожно сглотнул. Послышался его панический возглас:

- Нет! Не сейчас!

- Да пойми, это, действительно, серьезно.

- Нет!

- Черт бы тебя побрал! - заорал, сатанея, Звонарев. - Это касается городских событий, - попытался он убедить Дмитрия.

- Что ты хочешь? - настороженно спросил тот.

- Ты знаком с Гладковым? Валерием Дмитриевичем? Алло? Алло, Димка?

- Нет, не знаком, - после продолжительной паузы ответил Осенев.

- Но он приходил к Аглае. Вспомни...

- Не знаю, Юра. Извини, мне некогда, у меня важная встреча, я и так опаздываю, - нервно перебил его Дмитрий. - Он уже клал на телефон трубку, когда до его слуха донеслось внятно и со злостью произнесенное Звонаревым ругательство, каким в народе обычно величают чудаков на букву "м". - Да сам такой! - в сердцах бросил Димка, швыряя трубку.

Он посмотрел на сидящего напротив парня:

- Тебя вычислили, Валера. Звонил мой друг, оперативник из угро. Очень хороший оперативник, между прочим. Интересовался тобой.

- Значит, не судьба, - обреченно вздохнул Гладков. - Жаль, не успел вам ничего рассказать.

Дмитрий с минуту размышлял и решился:

- Поехали ко мне на квартиру!

- Вы не боитесь? - напрягся Валера. - Понимаете, на меня это всегда неожиданно накатывает. Я сам себя боюсь.

- Я тебя заранее скотчем к стулу примотаю, в лучших традициях отечественных "сриллеров", - натянуто рассмеялся Осенев. - Поднимайся. Чуют мои почки, здесь сейчас весь горотдел будет, вместе с "Беркутом". Тебе этот экскорт нужен?

Гладков, продолжая сидеть, затравленно смотрел на Дмитрия, не решаясь принять окончательное решение. Он вновь был во власти прежних страхов.

- Возможно, Дмитрий, это и выход, - проговорил тихо.

- Валера, я не верю, что ты их убил, - Димке было, по-настоящему, жалко растерянного и, по всей вероятности, основательно запутавшегося в собственных проблемах парня.

- Хватит соплей! - он грубо сдернул Гладкова со стула. - Поехали, - и подтолкнул того к двери.

Выйдя в коридор, остановились.

- Подожди секундочку, - попросил Дмитрий, заходя в соседний кабинет.

Несколько пар глаз с любопытством уперлись в Осенева.

- Раскололся? - недоверчиво поинтересовался Корнеев. - Так быстро?

- Парень определенно чудит, - отмахнулся Димка. - И если он - убийца, то я - королева Нидерландов. Словом, вы меня, дорогие коллеги, не видели и где я - не знаете.

- Кто-то должен задать подобные вопросы? - протирая очки, нейтрально спросил Олег.

- В самое ближайшее время, - живо откликнулся Осенев. - Сюда едет Звонарев. Думаю, где-то через часок я уже буду объявлен в розыск, невесело пошутил он. - Если не найдут Гладкова. А мы с ним теперь, как "сладкая парочка".

- Дима, - в упор глянула на него Маша, - ты уверен, что поступаешь правильно?

- Абсолютно не уверен. Но раз он пришел к людям, значит, не успел стать зверем, - он повернулся и взялся за ручку двери, когда услышал позади голос Корнеева:

- Димыч, подожди. Я с тобой.

Осенев оглянулся. Коллеги решительно задвигали стульями и засобирались.

- Ребята, чувствую, завтра у меня будет второй фингал под глазом, улыбнулся Димка.

- Нашел о чем печалиться, - фыркнула Светлана, бухгалтер редакции. Бог троицу любит.

- У меня всего два глаза! - возмутился Осенев, но его живо вытолкнули за дверь.

Гурьбой они высыпали в коридор и вдруг разом замолчали, глядя на одиноко стоявшего в пустом коридоре у стены парня.

- Здравствуйте, - улыбнулся он, но улыбка вышла жалкой и натянутой.

Ему никто не решился ответить.

- Валера, - выдвинулся вперед Осенев, стараясь за бодрым видом и голосом скрыть неловкость, - это мои коллеги, они поедут с нами. Группа поддержки, так сказать. - Но уловив двусмысленность в своих словах, уточнил: - Твоей поддержки.

В осеневскую "четверку" набились мужчины. В редакционные "жигули" сели женщины.

- Кому рассказать - не поверят, - вздохнула Светлана. - Всей редакцией, в компании с предполагаемым убийцей, снова завалиться в гости к Осеневу. Машунь, мы - нормальные?

- Вполне в духе - и нашего издания, и времени, - как ни в чем ни бывало откликнулась та. - Хорошо успели пленки на семь полос вывести. Одна осталась. А вы-то зачем поехали, Светлана Викторовна? - с сочувствием спросила Михайлова.

- Затем, Машуня, что массовый психоз, оказывается, ужасно заразная штука.

- Это точно, - согласилась с ней Маша, вздохнув и покачав головой.

Небольшая однокомнатная "хрущевка" Осенева стала еще меньше от заполонивших ее людей. Женщины сразу прошли на кухню, мужчины расположились в комнате. Когда чай и бутерброды были расставлены на столе, все, как по команде, посмотрели на Гладкова.

- Да-да, я понял, - начал он, волнуясь, - сейчас...

Он, судорожно вздохнув, внезапно опустил голову. В комнате повисло напряженное молчание. Ждали, когда он заговорит, но Гладков молчал. То, что с ним происходило, первой поняла Светлана Григорьевна. Она встала и, подойдя к Валере, секунду поколебавшись, обняла его за плечи. Ей было сорок семь лет, она была не только старшей по возрасту, но и, по-матерински, мудрее, сумев интуитивно почувствовать настроение Валеры. Ему был необходим именно этот - домашний и доверительный жест.

- Валера, - проговорила участливо, - вам надо выговориться. Вы слишком долго носили в себе свои беды.

- Спасибо, - послышался глухой голос Гладкова. Он поднял голову, в его глазах стояли слезы.

- Та-а-ак, - многозначительно протянул Димка и вышел из комнаты, но через минуту вернулся... с едва початой литровой бутылкой "Кремлевской" в руках. - Машуня, готовь тару.

- Дмитрий, ему сегодня идти "сдаваться", - осторожно заметил Даньшин, кивнув в сторону Гладкова. - А если и нас тепленькими за компанию загребут? Представляешь последствия? Альбина с одеждой и обувью сожрет!

- Плохо ты Альбину знаешь, - ухмыльнулся, не соглашаясь, Осенев. Если нас повяжут, она такое устроит... Придется в Приморск миротворческие силы ООН вводить. Стопки наголо, Машка!

- Я вообще-то не пью, - робко вклинился в разговор Гладков.

- И мы не пьем, - несказанно удивился Осенев. - Просто иногда напиваемся. От жизни этой "бродячей", - он быстро разлил водку.

- За что пьем? - понюхав жидкость, скривился и передернул плечами Корнеев.

- За него! - Дмитрий ободряюще улыбнулся Валере.

Собравшиеся переглянулись.

- Интересный тост, - не без иронии заметил Сергей. - Я бы сказал нетрадиционный. Есть в нем что-то паранормальное...

- Тут ты в самую точку попал, - перебил его нетерпеливо Димка и добавил загадочную фразу: - Мавр не мог ошибиться! - Увидев недоуменные лица коллег, Осенев попытался сгладить остроту и неловкость момента: - Да поймите вы все: самое страшное, что может произойти, - "второе пришествие" Клавдии. У нее, к слову, сегодня выходной. И приди ей в голову навестить квартирку горячо любимого сыночка, здесь бы, знаете, что было? Танковое сражение может отдыхать! Но она, к счастью, отбыла к сестре в деревню.

После его слов быстренько выпили и собравшиеся дружно потянулись к разложенным на подносах тарелкам с бутербродами и зеленью. В этой "гастрономической" паузе робко прозвучал голос Гладкова:

- Я всегда мечтал иметь такую собаку, как Мавр.

Народ перестал жевать и ни без удивления уставился на него. Он смутился, ощутив себя в центре внимания, к которому, похоже, не привык.

- А у тебя были собаки? - спросил Сергей.

- Нет, родители не разрешали.

- Почему?

- Не знаю. Может, считали, что она будет отвлекать меня от учебы, а, может, думали, что я не смогу за ней должным образом ухаживать. Но мне так хотелось... - он неловко вертел в руках бутерброд, вероятно, стесняясь есть при всех. Потом все-таки надкусил самую малость, прожевал и, не поднимая головы, но постепенно воодушивляясь, вновь заговорил: - Я мечтал в детстве, вот вырасту, выучусь, буду по экспедициям ездить и собака со мной. А потом мы будем возвращаться домой: я - статьи писать, материалы систематезировать и разбирать, а она - рядом лежать. Как сейчас вижу: голова - на лапах, глаза закрыты и лапы подрагивают во сне...

Лицо Гладкова приняло отрешенное выражение мечтательности и умиротворенности, совершенно не вязавшееся с хмурыми лицами сотрудников редакции, но более всего - с самой целью присутствия здесь всех этих людей, чьи мысли были заняты потрясшими город убийствами, к которым, предположительно, сидящий среди них человек, с его же слов, имел первостепенное, непосредственное отношение.

Однако в настоящий момент этот человек, по-видимому, пребывал в каком-то незнакомом для остальных мире. Он жил придуманными, несуществующими образами, недоступными пониманию других и его собственный, построенный им мир, уж так сложилось, почему-то не мог существовать в гармонии с тем, который предлагала реальная жизнь. Оттого, наверное, окружающие, за редким исключением - только очень близко и хорошо знавших его людей, зачастую относили Гладкова к категории, именуемой в просторечии "не от мира сего" - вроде нормальный, но вроде и немного... того, пограничье, одним словом.

- ... Я в детстве Джеком Лондоном зачитывался, Кервудом, Сетоном-Томпсоном, - тихо лилась речь Валеры. - А "Белый клык" настольной книгой был и до сих пор остается.

- А кроме них ты что-нибудь читал? - заглядывая ему в глаза, спросила Маша.

- Конечно, - улыбнулся он. - Массу книг по археологии и истории. Очень люблю О.Генри, Брета Гарта и Роберта Шекли.

- Совершенно разные писатели, - заметил Сергей.

- Это только на первый взгляд так кажется, - мягко не согласился Валера. - Лондон, Гарт и О.Генри в чем-то пересекаются, Шекли - фантаст, Кервуд и Сетон-Томпсон - превосходные натуралисты. Но их объединяют два направления - романтизм и человечность.

- Да? - искренне удивился Корнеев и с иронией взглянул на Гладкова. Извини, Валера, но... как бы это сказать, романтизм и человечность не совсем укладываются в тему нашего... нашей встречи.

Гладков мгновенно сник, а Сергей поймал на себе несколько осуждающих взглядов коллег. "Ну, урод, Серега, - со злостью подумал про себя Осенев. Человек помаленьку раскрываться начал, а он, как кувалдой по темечку."

- Валера, - несколько выправил положение Олег, - а что ты там про экспедиции обмолвился?

- Я хотел после школы на истфак поступать, археологией мечтал заняться. Вы знаете, мы живем в непростом месте. Городу этому не одна сотня веков. Он богат на судьбы и события, но на нем тавро убийства.

Осенева при этих словах словно ударило током. Он деонулся на стуле и неосознанно подался вперед:

- Что ты сказал?! - тон, каким он задал вопрос, заставил присутствующих замереть.

Валера, закусив губу, помолчал, но потом продолжил:

- Я понимаю, из моих уст это звучит неординарно. Вы не подумайте, я не оправдываюсь...

- Стоп! - Корнеев резко ударил ладонью по столу. - Валера, давай-ка, все по порядку.

- Я и говорю, по-порядку, - он вздохнул. - Это случилось в первый раз на базаре. Имел место небольшой инцидент. Одним словом, наш мэр делал рейд накануне праздника... - И он рассказал об эпизоде с Буровой. - ... На ней в тот день был газовый шарф - красивый, элегантный и запоминающийся. А после ее убийства, представьте, я этот шарф нашел у себя в квартире, в прихожей в шкафу...

Собравшиеся, открыв рты и затаив дыхание, слушали его повествование. Валера, чувствуя к себе неподдельный интерес и, несмотря на весь ужас переживаемых им вновь событий, приободрился.

- ... Накануне я во вторую смену работал. Приехал на дежурке поздно ночью, часа в два. Спать не хотелось, а тут еще Егора встретил, из соседнего подъезда. Он тоже когда-то археологией увлекался. Зашли к нему, потом у меня посидели. Он ушел, а я в сон, как в пропасть провалился. И точно помню, что ночью мне тот "рыночный кошмар" снился, с Буровой. Проснулся где-то около двенадцати дня. А дней через пять полез за чем-то в шкаф и... - Гладков судорожно сцепил пальцы рук и побледнел, - ... увидел ее шарф. Сначала не мог понять, откуда он у меня. Потом вспомнил сон, да еще и убийство это - весь город на голове стоял, - я совсем потерялся. Дальше - больше: очки Кондратьева нашел и зонтик этого, третьего, Лизунова. - Он устремил жуткий взгляд в пространство и после продолжительной паузы вдруг выдал: - А сегодня я чуть отца Иосафа не убил.

- К-а-ак эт-т-то? - заикаясь, выдохнула Маша.

- С утра в церковь решил сходить, - стал пояснять Валера упавшим голосом. - После того, как вам, Дмитрий, позвонил. Если честно, сам не пойму, что меня туда потянуло. В церкви прихожан не было, рано слишком. Отец Иосаф присел со мной рядом, мы разговорились. И я... Я. сказал, что... Я сказал ему, что я - убийца.

- Ну ты даешь! - воскликнул Сергей. - А он что?!

Валера как-то странно взглянул на него:

- Он ответил, что у меня... Божий дар, но я не верю в Бога и оттого не осознаю его... То есть, это... дар его.

- Ничего себе дар, - покачал головой Даньшин.

- Я о том же подумал: спятил старик. Ему ведь под девяносто уже. Но он с таким сочувствием ко мне отнесся. - Валера вновь побледнел: - И тут на меня это накатывать стало. Все поплыло, туман перед глазами. То, что я увидел... - он зажмурился и затряс головой.

Люди в комнате стали испуганно переглядываться. Сергей с Дмитрием, не сговариваясь, напружинились, готовые в любую минуту рвануться и броситься на Гладкова. Но тот сидел, не шелохнувшись. Осенев обвел взглядом ошеломленных коллег, мимолетно "зацепив" глазами "Кремлевку".

- Серега, наливай! - приказал Осенев.

- Есть! - четко отреагировал тот, с молниеносной быстротой разлив водку.

Не чокаясь, быстро выпили, но закусывать никто не стал. Все взоры устремились на Валеру.

- Я был в Освенциме. Это такая жуть... такой кошмар... - произнес он страшным, замогильным голосом.

- Извини, пожалуйста, я не понял: где ты был? - склонив голову набок и подавшись вперед, спросил Корнеев, причем выражение лица у него было в этот момент совершенно идиотским.

Справедливости ради стоит сказать, что у остальных оно было тоже не лучше: приоткрытые рты и вытаращенные глаза, с отраженным в них интенсивным мыслительным процессом, но... далековато за гранью нормального.

- Я никогда не был в Польше, - Гладкова начала бить нервная дрожь, слова давались ему с трудом. - Но я могу с точностью до мельчайших деталей описать людей и станцию, куда прибывали эшелоны. Я был в одном из вагонов... В этом вагоне был и отец Иосаф, только молодой. Я по глазам его узнал. А когда пришел в себя, то увидел, что он - живой. Без этой страшной раны на шее... - Гладков, не в силах справиться с охватившим его волнением, попросил Корнеева: - Сережа, не могли бы вы налить еще? Пожалуйста... - И пока тот покорно выполнял его просьбу, закончил: - Он ждет меня сегодня в церкви в шесть часов. Сказал, чтобы я пришел. Я пообещал. Ну вот и... все, - Валера схватил рюмку и махом опрокинул ее.

Сотрудники редакции, не сговариваясь, повторили его маневр. Оставшиеся бутерброды на этот раз вмиг расхватали.

- Валера, - замявшись, обратилась к нему Мария, - ты не пробовал обращаться к психиатру?

Он кивнул, соглашаясь:

- Хотел. Ваксберги дружили с моими родителями. После их смерти Матвей Иосифович часто звонил мне, в гости приглашал. Несколько раз с Ниной Ивановной даже заезжали ко мне. Но, если честно, мне стыдно было. - Он опустил голову и глухо произнес: - Вы же знаете, как у нас к психам относятся. Клеймо потом на всю жизнь. Я, конечно, не имею в виду Матвея Иосифовича. Он - деликатный и интеллигентный человек, но город маленький, кто-нибудь все-равно узнал бы и пошло-поехало... Куда бы я после на работу устроился?

- Валера, ты сам веришь в то, что убил этих людей? - напрямую спросил Сергей.

Гладков тяжко вздохнул, сцепил в волнении пальцы рук так, что они побелели.

- Но ведь откуда-то их вещи в моей квартире появились?! Не подбросили же их, в самом деле. И кому, зачем это делать?

Пока шел разговор, Осенев обратил внимание на Сашу, редакционного водителя. Этот сороколетний мужчина нравился Димке обстоятельностью, искренностью и готовностью откликнуться на любые просьбы коллег. Дмитрий не раз попадал с ним в крутые переделки и у него ни разу не возникло повода усомниться в порядочности и в немалом мужестве этого неприметного, на первый взгляд, человека. Сейчас Саша сидел молча, о чем-то сосредоточенно размышляя.

- Саша, ты чего молчишь? - спросил негромко Димка, толкая его в бок.

- А? - тот недоуменно посмотрел на Осенева.

- О чем думаешь?

Водитель смутился, будто его застали врасплох за незавидным занятием.

- Да понимаешь, Димыч, есть у меня одна мыслишка, но больно бредовая.

- Вы что шепчетесь? - заметил громко Корнеев.

- Валера, - обратился к нему Саша, - ты сказал, что, мол, в Освенциме "был". - При этом он усмехнулся и покачал головой. - Поверить, сам понимаешь, как-то... в общем, невероятно это все. Да еще и старец наш приморский, якобы, там же "был", вместе с тобой. - Он остро и проницательно глянул на Гладкова: - Ты можешь вспомнить какую-нибудь деталь... - Саша замолчал, подыскивая подходящее слово и нахмурился. - ...Что-то необычное. Черт, как же тебе объяснить это... Одним словом, приметы индивидуальные одежда, поведение. Понимаешь, что я имею в виду? - с надеждой посмотрел он на Гладкова.

- Я поняла! - внезапно радостно закричала Марья. - Саша, вы - умница! Только пытаетесь подобраться не с того края. Ребята, кто-то из нас срочно должен съездить к отцу Иосафу. Немедленно! - она блестящими от азарта глазами обвела собравшихся.

- Может, объяснишь, в чем дело? - холодно спросил Корнеев.

- После, Сереженька. После, мой родной. - Машка решительно поднялась: - Саша, поехали.

- Извините... - подал голос Гладков. - Дело в том, что я забыл в церкви вещи. Если вы будете там, не могли бы вы захватить их?

- Какие вещи? - недоуменно повернулась к нему Маша.

- Убитых, - пояснил Валера.

- Ты, что же это, с собой их таскаешь?! - ошеломленно выдохнул Осенев.

- Нет, - мотнул тот головой. - Я только сегодня их из дома вынес. Я же к вам сдаваться шел.

- Ну тогда молитесь все! - махнула рукой Марья и крикнула из прихожей: - А вы, Валера, больше всех!

Входная дверь громко клацнула замком.

- Вы, конечно, извините меня, я знал, что в мире немало идиотов, но даже предположить не мог, что все они - жители Приморска, - подвел итог встрече Корнеев.

- Что ты имеешь в виду? - нахмурившись, поинтересовался Осенев.

Сергей ничего не ответил, лишь молча разлил по стопкам остатки водки...

Машина мягко затормозила.

- Приехали, Аглая Сергеевна, - Кривцов помог ей выйти, следом резво выскочили Мавр и Кассандра. - Я вас провожу, - он предупредительно взял ее под руку.

- Спасибо, Александр Иванович, - она мягко отстранилась. - Мы сами.

Вместе с ними приехали Миша Жарков и двое сотрудников службы безопасности.

В руку Аглаи ткнулся Мавр, держащий в зубах кожаный поводок. Она продела руку в петлю. Поводок натянулся и Мавр, Кассандра и Аглая сделали первый шаг в подлесок, простиравшийся широкой полосой рядом с автогаражным кооперативом. Один из эсбэшников бросил мимолетный, скептический взгляд на своего коллегу и, усмехнувшись, недоверчиво покачал головой:

- Цирк да и только! - проговорил чуть слышно.

- Посмотрим, - уклончиво ответил его напарник.

Кривцов и Жарков, услышав их реплики, переглянулись. В глазах обоих промелькнули тревога и сомнения.

КАССАНДРА: Хорошо-то ка-а-ак... Сто лет не была "на природе"!

МАВР: Вот и дождалась. Повод, правда, не совсем удачный.

КАССАНДРА: Да ну тебя! Вечно ты все усложняешь. Работа, конечно, не из приятных, но, в целом, нам с тобой грех на жизнь жаловаться.

МАВР: А кто жалуется? Я другое понять не могу, хоть на живодерню меня сдай! Посмотри, какая красота кругом! Запах - чистый, тонкий, звуки нежные. Слышишь шорох? Деревья раздеваются... Глянь левее - платаны. Святой Анубис! Ни одного листочка, а как хороши: кожа - гладкая, тело - стройное. Чертовски грациозны! Куда до них человечьим барелинам...

КАССАНДРА: Не барелинам, а балеринам. А мне сосны больше нравятся. Прямо балдею от их запаха. Скорее бы Новый год: веточки в доме поставим, шары повесим. Обожаю в них смотреться: у меня морда в них такая смешная делается, как у поросенка в Васькином дворе - здорову-у-ущая...

МАВР: Она у тебя и по жизни не маленькая.

КАССАНДРА: Мавр, как ты думаешь, что нам подарят на Новый год? Их двое... Интересно, они сложатся или каждый по отдельности подарит? Хорошо бы, по отдельности, я бы тогда с Васькой поделилась.

МАВР: Ты поделишься, как же. Кто в позапрошлом году у Фенечки все молоко вылакал?

КАССАНДРА: Ты теперь этим молоком до самой смерти меня попрекать будешь. Я же не знала, что домовые и вправду бывают. Зато Фенечка твой разлюбезный второй год подряд у меня бычки тырит и думает, что я ничего не замечаю. Нет, чтобы прийти и, по-соседски, попросить. А вообще, он приколненький! Столько историй смешных про людей знает. Мавр... Вот мы все такие разные - ты, я, Василий, Жучка, Фенечка, сад, ветер, дождь, ну, другие всякие разные. Но мы как-то сочувствуем друг другу, входим в положение, стараемся дружить, не шпынять, не причинять боль. Почему люди так не живут? Ведь Земля большая, всем хватит еды, места и шкур. И если бы мужчины не воевали, у каждой женщины был бы друг, они бы любили и родилось бы много маленьких человеков. Почему люди хотят иметь много денег и не хотят много маленьких человеков? Мавр... а я что-то знаю.

МАВР: И, конечно, это - "страшная тайна", которую ты "не скажешь и за банку "Килек в томате"".

КАССАНДРА: Тайна, но тебе скажу. Мы с Аглаей скоро окотимся. Вот!

МАВР: Святой Анубис! У Аглаи и Димы будет маленький человек?! Здорово!

КАССАНДРА: А за меня ты, значит, не рад?

МАВР: Еще как рад! У меня ведь тоже скоро маленький будет.

КАССАНДРА: Ты кого хочешь - кобелька или сученьку?

МАВР: Конечно, кобелька! Или даже двух, трех.

КАССАНДРА: А я хочу разных маленьких. Чтобы было поровну. Ты представь, принесут твоего, мои, Аглая окотится, - полный дом маленьких! И все будут расти вместе! Мавр! Я чувствую... это.

МАВР: Святой Анубис! Бедная сосна...

КАССАНДРА: Со стороны, где встает солнце, больше всего упало иголок. А вон еще одна... и еще. Сколько страха! Здесь царство страха. Слишком глубоко все ушло.

МАВР: Или высоко. Посмотри на верхние ветки, их все сожгло...

- Мы подходим, - негромко произнесла Аглая.

- По-моему, еще далеко, Аглая Сергеевна, - не согласился с ней скептически настроенный эсбэшник.

Перед поездкой их представили друг другу. Того, который сейчас разговаривал, звали Олегом Петровичем Кориным. Второго, молчаливого, более старшего по возрасту, да, пожалй, и по званию, - Виталием Степановичем Романенко.

- Если вы не против, давайте остановимся, - попросила Аглая. - Мне необходимо сориентироваться.

Кривцову и Жаркову нестерпимо хотелось курить. Но они терпели, не решаясь и не зная, как отреагирует на данный факт Аглая. Кривцов стоял к ней ближе , потому к нему она и обратилась:

- Александр Иванович, ради Бога извините, но вы с коллегой меня отвлекаете.

- Простите, не понял? - начальник угро озадаченно посмотрел на нее.

- Вы что-то хотите, у вас быстро идет накопление раздражения.

- Что случилось? - подходя, встревоженно поинтересовался Романенко.

Аглая виновато улыбнулась:

- Извините, Виталий Степанович, есть небольшая проблема.

- Слушаем вас.

- Позвольте дальше нам идти самим. У всех вас слишком сильный эмоциональный фон. Я боюсь совершить ошибку.

- Если вы настаиваете... - нерешительно произнес он. - Но как же вы пойдете одна... - он смутился, подыскивая нейтральную формулировку.

- Слепая, вы хотите сказать? Виталий Степанович, ваши опасения совершенно беспочвенны. Здесь, - она сделала ударение на этом слове, - я даже не споткнусь. Вы и представить не можете, насколько легко ориентироваться среди растений. Если научиться их понимать и любить. К сожалению, эти деревья, - в ее голосе послышались негодующие нотки, когда она обвела рукой окружающее пространство, - серьезно больны.

- Что вы имеете в виду? - не понял ее Романенко.

- Страх. - И она пояснила: - Мы с вами в данный момент стоим у зоны тотального страха. Это, своего рода, психологический Чернобыль. Мне приходилось сталкиваться с подобным и поверьте, ощущения - не из приятных. Человеку, совершающему преступление, только кажется, что рядом нет свидетелей. Свидетели есть всегда! Убийца, например, часто не придает значения, с его точки зрения, "неодушевленным предметам": камни, растения, ветер, облака и так далее. Когда убивают человека, в окружающее пространство выбрасывается колоссальная негативная энергия. Кровь жертвы это то, что мы видим визуально. Энергетика "негатива" - невидима, но ее "брызги", в буквальном смысле, заливают все окружающее пространство. Они везде и на всем. Надо только научиться их чувствовать.

Четверо сотрудников силовых ведомств, открыв рты, с изумлением смотрели в покрытое взволнованным румянцем лицо молодой женщины, на котором насыщенной, непроницаемой бездной страшно и жутко отсвечивали мертвые изумрудные глаза.

- Вам не понадобится помощь? - наконец, пришел в себя Романенко.

- Думаю, справлюсь, - помедлив, ответила Аглая. - Вам лучше подождать меня здесь, - на лице ее промелькнула необъяснимая улыбка, заставившая вздрогнуть и поежиться бывалых оперативников, отнюдь не робкого и малодушного десятка.

Она натянула поводок.

- Пошли, ребята, работать, - сказала, обращаясь с животным. - Чем быстрее закончим, тем раньше вернемся домой, - присев на корточки, прошептала она, подбадривая их и внутренне ненавидя себя за то, что в который раз подвергает их страшному испытанию, заставляя соприкасаться с мрачными сторонами жизни на этой земле.

Четверо мужчин молча смотрели, как вглубь подлеска удаляются хрупкая, рыжеволосая молодая женщина в сопровождении двух угольно-черных животных, казалось, пришедших из иного мира или измерения.

- В ее словах, безусловно, есть рациональное зерно, но, на мой взгляд, сама затея - абсолютно сумасшедшая, - закуривая, высказал свое мнение Корин. - Что нового она может сообщить?

- Как знать, - задумчиво проговорил Кривцов. - Согласен, методы ее поиска не совсем обычны, но у нее за плечами - конкретные результаты и доказательства, мало что общего имеющие с обманом и шарлатанством. И потом, - он вздохнул, - мы, дейтвительно, очень мало знаем об этом мире.

Его размышления прервал зуммер мобильного телефона. Александр Иванович извинился и отошел на несколько шагов в сторону, чтобы иметь возможность разговаривать свободно. От него не укрылось, как Корин и Романенко обменялись заинтересованными взглядами. Жарков, напротив, сделал вид, что наслаждается осенним убранством деревьев.

- Нам приказано немедленно возвращаться, - подходя, оповестил коллег Кривцов. - Его нашли, готовится операция по захвату. Миша, - обратился он к Жаркову, - приведи, пожалуйста, Аглаю Сергеевну. Давай в темпе.

- Подробности есть? - спросил Романенко, когда Жарков скрылся за деревьями.

- Согласно предварительным данным, в настоящий момент он находится в квартире Дмитрия Осенева. В компании сотрудников "Голоса Приморска", в полном, так сказать, составе. - Кривцов нахмурился, на скулах заходили желваки.

Ситуация и впрямь складывалась патовая, на грани фола. Жена Осенева помогает найти убийцу, а тот в это время спокойно посиживает на квартире ее законного супруга, да еще "под патронатом" редколлегии газеты, на которую у всех силовиков в городе не просто "зубы", "клыки саблезубого тигра". И хорошо, если это не более, чем случайное совпадение. "Но как загорелись глазки у эсбэшников, - с неприязнью подумал Александр Иванович. - Им, ясное дело, не сумасшедший одиночка нужен. Как минимум, заговор против... А против кого, собственно? Против тех, кого еще вчера готовы были сажать и стрелять? Против хузяев жизни, одним словом. Заговор... А ведь вполне могут состряпать, если напрягутся и постараются. Занятно, нас в эти "казаки-разбойники" втянут или своими кадрами ограничатся?..."

- Этот бандитский рупор давно пора закрыть, - донесся до него злой голос Корина. - Интересно, что их могло связывать: "Голос Приморска" и этого ножеметателя?

"Опачки! - с удовлетворением констатировал Кривцов. - Главное правильно поставить вопрос, а ответ уже иногда просто не имеет смысла."

- По оперативным данным, - подкинул информацию Кривцов, подозреваемый является другом семьи Осеневых.

- Другом семьи? - усмехнулся Корин.

- Не передергивайте, Олег Петрович, - осадил его жестко Александр Иванович, не понимая, почему Романенко, явно старший в их дуэте, позволяет Корину вести себя столь развязано и пошло.

- Жена Цезаря вне подозрений, - не отреагировав на замечание Кривцова, продолжал усмехаться Корин.

- Это еще предстоит выяснить, - дипломатично заметил Романенко. Здесь что-то не так. Выходит, Ланг или не распознала его, или, исходя из неизвестных нам соображений, покрывала. Как вы считаете, Александр Иванович?

- Возможно, - ответил тот нейтрально и нетерпеливо посмотрел на часы: - Что-то Жарков задерживается.

- И погода портится, - ни к месту обронил Корин, указав рукой на надвигающиеся фиолетово-черные тучи.

Из глубины леса внезапно ощутимо потянуло холодным и сырым воздухом.

- Да где же они, черт возьми?! - с досадой выругался Кривцов, мысленно кляня на чем свет стоит и подчиненного, и Аглаю.

Его нервозные размышления прервал протяжный собачий вой.

- Что это? - взволнованно произнес Романенко, резко разворачиваясь в сторону пришедшего звука и вопросительно оглядывая коллег.

Мгновение спустя, они, не сговариваясь, бросились в густой подлесок. Им удалось сделать лишь несколько шагов. Невесть откуда взявшийся шквал ураганного ветра играючи пригнул к земле три маленькие человеческие фигурки. Вой повторился. По силе воздействия на психику, он мало чем отличался от молниеносно набирающей силу природной стихии.

- Матерь Божия! - испуганно выкрикнул Корин. - Что же это делается!

Ему удалось обхватить руками ствол ближайшей сосны и тотчас он почувствовал внутри нарастающий, не поддающийся осмыслению, жуткий страх. Корин в смятении оглянулся на своих спутников: на лицах последних отражались те же эмоции.

- Что будем делать?! - прокричал он, срывая голос, пытаясь пересилить шум ветра.

Кривцов, находящийся к нему ближе, отплевываясь от летящих в лицо листьев, сухой травы, мелких веток, крупинок почвы, лихорадочно пытался собрать мысли "в кучку". "Друг семьи... - проносилось в голове. - ... Не знала или покрывала? Заманила? Заманила зачем? Убить? Кривцов, приди в себя, идиот! - приказал строго, стараясь совладать со страхом. - На дворе двадцатый век, этого не может быть! Какие ведьмы?! - Но память "услужливо" вытащила из подсознания однажды столь поразившее его зрелище: лицо Аглаи и ее фигура, в которых пульсировало, накапливалось, готовое вырваться наружу, нечто колдовское и потустороннее. - Не хватало только, чтобы из-под земли сейчас гоблины и упыри полезли..."

Александр Иванович из последних сил держался за тоненький ствол молодого платана. Дерево неистово моталось в непрекращающейся то ли судороге, то ли пляске. Верхние ветки то закручивались вокруг ствола, то с силой распрямлялись в обратную сторону, рассекая воздух со свистом и коротким, ухающим стоном. Кривцов посмотрел на небо: оно опускалось на землю громадным, тысячетонным прессом. Послышался нарастающий, глухой звук. Он понял, что сейчас произойдет такое, чему он, в своей, далеко небезмятежной и неспокойной жизни еще ни разу не был свидетелем. Как бы в подтверждение его мыслей, на фиолетовых, вздувшихся буграми-булыжниками боках туч хаотично засверкали острые копья молний - но отнюдь не те знакомые, много раз виденные с детства предгрозовые "разряды электричества в атмосфере". Это была демонстрация силы, перед которой все боеголовки, ядерные потенциалы и прочая ерунда выглядели, примерно, в соотношении комар и слон. Кривцов сцепил зубы. На лицо упали крупные капли дождя, мгновенно перешедшего в хлесткий, обжигающе-ледяной ливень.

- Утопить решила, стерва! Не на тех напала! - залихватски выкрикнул Александр Иванович с какой-то злой радостью.

Вдруг он обратил внимание на одно странное обстоятельство: направление ветра. Он шел не сквозь лес. Справа, невдалеке, находилась высокая, непрерывная стена автогаражей. Они стояли впритык друг к другу, не имея меж боковинами и малейшего намека на зазоры. Бумаги же и мусор, скопившиеся у задних стен, ветер нес... по широкой дуге, словно закручивая в большую, спиралевидную воронку. "Похоже на смерч или торнадо, - подумал Кривцов. Но откуда они здесь, в Приморске?"

За 14 минут до описываемых событий

Аглая поняла, что подлесок заканчивается. Впереди ровными рядами уходили в бесконечность стволы сосен и платанов. Она остановилась и отвела в сторону свободную от поводка руку. Пальцы нащупали шероховатую поверхность ствола. Кончики их чуть онемели. Она помедлила и, внутренне собравшись, положила на ствол ладонь.

- Скажи всем, что я пришла помочь, - послышался ее тихий голос. - Я лишь человек, ваша младшая сестра. Но я могу разделить ваши боль и страх, извлечь их и оставить взамен жизнь и любовь. Мне надо тайное знание - то, что вы храните. Здесь были двое и один из них - убийца. Я должна знать кто он? - Аглая замерла, полностью сконцентрировавшись на середине ладони, лежащей на стволе дерева.

МАВР: Кассандра, ты готова?

КАССАНДРА: Го-т-това. Мне страшно, глянь, я стала на дикобраза похожа - вся шерсть дыбом. Мы стоим на этом. Я не могу... Мои лапы... будто стою в плошке с кипятком или со льдом.

МАВР: Это боль и страх поднимаются от земли.

Ладонь Аглаи сделалась необычайно сухой и холодной, но вдруг в нее будто сыпанули горсть горячих углей. Она сжала зубы, на лбу выступили крупные капли пота. По спине, между лопатками, медленно заскользила капля... еще одна... еще... Кожа лица приобрела восковой оттенок, губы приоткрылись, обнажая стиснутые зубы. Она отняла руку от ствола, вторую высвободила от поводка. Распустив волосы и скинув легкий плащ, рывком сбросила с ног туфли-лодочки. Вслед за ними полетел пояс с платья... Собираясь ехать на место преступления, она специально не одела нижнее белье. Будь ее воля, она вообще осталась бы в чем мать родила, если бы не провожатые, которым подобный вид вряд ли прибавил бы здоровья и неизвестно как отразился на рассудке.

Освободившись от одежды, стоя босыми ногами на земле, едва присыпанной опавшими листьями, она глубоко вдохнула, сложила на груди руки крест-накрест, охватывая плечи. Тряхнув огненной гривой волос, смежила веки, опустила голову и замерла неподвижно, сосредоточившись мысленно на стволе дерева, где только что покоилась ее ладонь.

Свободна.

Я свободна от мира людей.

Я возвращаюсь к началу, откуда пришла.

Матери мои, Земля и Вода, отцы мои, Огонь и Воздух! Позвольте вернуться в Дом, где между Солнцем и Луной качается моя колыбель.

Позвольте мне стать дождем и ветром, деревом и камнем, небом и птицей. Позвольте понять язык тех, кто со мной из одной колыбели, но до поры молчит. Я пришла за знанием.

Клянусь, что не возьму от него ни богатства, ни славы, ни власти. Мне нужны только истина и добро...

Жарков, пригибаясь, отводя руками ветки, с трудом продирался сквозь густой подлесок. "И как она через него слепая лезла? - думал, чертыхаясь вполголоса. - Начальству, конечно, виднее, но "экскурсия на природу" сильно смахивает на массовое помешательство. Слепая деваха утащила в лес четырех здоровых (надеюсь, во всех отношениях) мужиков. Да-а, докатилось государство! Скоро фоторобот по хрустальным шарам составлять начнем, в операх - колдуны и алхимики бегать станут, а "малины" - по звездам и расположению светил вычислять. Умора, да и только! Хотя... Начальство можно и понять. Когда под тобой мягкое кресло закачается, не за соломинку - за метлу ухватишься. С самим дьяволом сделку заключишь, потому как в противном случае - полный "обломов"! Сегодня твоя лапа весь город держит, а завтра не лапа, а так, скрюченные пальчики рядового пенсионера и заискивающий взгляд в окошко сберкассы: "Девоньки, есть пенсия?" - "Еще не перечислили!" - рявкнут "девоньки", да таким тоном, что сразу вспомнишь, кто ты есть на самом деле: даже не мусор, а так себе, соринка в масштабах государства.

Понимать, мол, надо: мы МВФ миллиарды должны, а тут вы со своей пенсией. Ходите, ногами шаркаете, просите чего-то. Ложились бы да спали... вечным сном. Вон земли свободной сколько. Марш, марш вперед, пенсионный народ! У кого денег на оркерстр нет - не беда: национальный гимн сыграем. Вы только в темпе и поплотнее укладывайтесь... Тьфу, блин! Что это за бред в голову лезет", - не на шутку испугался Михаил.

Помянутый ни к месту бред не замедлил материализоваться в жуткий, собачий вой. Жарков споткнулся, одна из веток с силой стеганула по лицу и он, вскрикнув, со смаком выматерился.

- Чует мое сердце, из леса две "аглаи" выйдут: Осенева и Жарков, высказался он вслух о себе в третьем лице. - Ничего, не пропаду. Пойду слепым бандуристом в ансамбль песни и пляски МВД. Буду былины слагать о... - он не договорил, поежившись от пронзительного холода.

Жарков остановился и огляделся. Быстро темнело и Михаил бросил взгляд на часы. "День, а темно, как в сумерках", - отметил про себя. Сквозь верхушки деревьев просматривалось мрачное, затянутое грозовыми тучами, небо.

- Тучи над городом встали, - запел Михаил, продираясь меж деревьев. Где же ты, наша Аглая? Черт тебя, ведьму, возьми! Аглая-я-а-а! - закричал и вмиг задохнулся от порыва шквального ветра. Он надрывно закашлялся, зло сплюнул под ноги и тут же получил по лицу хлесткий удар веткой. - Да что же это, мать твою, за сказочный, венский лес такой! - заорал он в бешенстве, пытаясь унять дрожь. Ветер рвал одежду, голые ветки, ощетинившись, не давали сдвинуться с места. - Где эта чародейка, Мэри Жопинс заховалась, в конце-то концов?! Аглая-я-а-аа! Ау! - выкрикнул Жарков и невольно засмеялся.

"Ну да, "ау" - в самый раз! Согласно оперативной обстановке. Позывные, так сказать. Ни фига себе, в лесок сходили! - подумал Михаил, обхватывая руками ствол ближайшего дерева. С неба хлынул ливень. - Ну, ва-а-аще класс! Щас попьем водички, успокоимся и пойдем искать добрую девушку Аглаю с ее "чинганчгуками" клыкастыми."

Жарков, в изнеможении, но не отпуская из рук ствол, сполз вниз, тщетно стараясь спрятать лицо от ветра и жестко секущих струй дождя. Он прислонился щекой к шероховатой, мокрой коре. И уже через несколько мгновений ощутил состояние блаженного покоя, легкой грусти и еще чего-то забытого, но теплого и надежного. "У каждого человека есть дерево-покровитель..." - всплыли в памяти прочитанные где-то строки. Он поднял голову, вглядываясь в остатки листвы.

- Дуб. Ну, здравствуй... дерево дуб! - прошептал Михаил, давясь от смеха. - Какой человек - такое и дерево.

Ему казалось, он пьян и тонет в дубовой бочке, наполненной хмельным и забористым зельем. Стало нестерпимо жарко. Он порывисто, с силой рванул молнию на куртке, теснее прижимаясь телом к стволу.

- Эх, дубинушка, - прошептал доверительно, - щас бы граммов сто, да дымящей картошечки с хамсичкой малосолненькой, огурчик хрустящий и хлебушек черненький. Моя Наташка такие обалденные огурцы солит! Сказка! Я тебя с ней познакомлю. Завалимся как-нибудь в гости: винца возьмем домашнего, картошки напечем. Желудей насобираем. Из твоих желудей может дуб вырасти? Я обязательно посажу возле дома. Будет у тебя сын...

"... А у меня - койка в сумасшедшем доме, - подвел он итог. - Так, надо вставать и идти искать этого "Слепого Кашпировского в юбке". Жарков, приказал себе Михаил, - ставь на место свою крышу и - вперед! Поиграли в друидов и хватит. Друиды... Друиды? Эт что за мутотень? Группировка? Где-то я о них слышал... Банда? Секта? Хорош гадать, подъем!"

Он медленно встал, опираясь о ствол. Рядом продолжала бушевать гроза, и он не сразу понял, что именно изменилось в этом неистовом и неукротимом "рядом". Михаил словно находился внутри прозрачной капсулы, которую плавно обтекали дождь и ветер. Неосознанным движением Жарков погладил ствол дерева:

- Ну, будь здоров, я еще приду. Жди... - пробормотал, чувствуя, как к руке приливает тепло, будто в ладонь вложили нагретый летом морской камень-голыш.

Он отдернул руку, но, помедлив, приложил вновь. По руке растеклось ласковое тепло. "Надо выбираться отсюда", - запаниковал Михаил, ломанувшись сквозь деревья, как обложенный королевскими егерями свирепый, но, увы, обессиленный и загнанный вепрь. Ему с трудом удалось преодолеть метров тридцать, когда, вглядевшись, он различил впереди широкую поляну. То, что на ней происходило, заставило его закаменеть, застыв изванием. Это были даже не шок или потрясение. "Дружок, ты слишком долго стоял рядом с дубом. Получите результат...", - иронично усмехнулся про себя Михаил. На это он пока был способен...

В центре поляны стояла полностью обнаженная Аглая. Впрочем взору Жаркова видна была лишь верхняя часть ее туловища. Остальное надежно укрывали переплетенные меж собой ветки густого кустарника, обрамлявшего поляну. У ее ног сидели животные. Голова женщины была низко опущена. Рыжие волосы разметал ветер и они, как солнечная корона, образовали ослепительный ореол. Позади Аглаи в землю непрерывно били молнии и один за другим следовали оглушительные раскаты грома. Они не успевали еще стихнуть, как в них уже начинали вплетаться протяжные и тоскливые нотки собачьего и кошачьего воя. Жуткая какафония звуков нарастала и усиливалась. Вибрируя, она постепенно заполняла и пропитывала, насыщая собой, все окружающее поляну пространство.

Жарков почувствовал, что еще чуть-чуть и он кинется от этого кошмара прочь, не разбирая дороги. Но в тоже время ноги будто приросли к земле, не давая возможности сдвинуться ни на шаг. Между тем, на поляне появились два пульсирующих облака - светлое и темное. Они находились в непрерывном, скользящем движении. Перемещаясь, сталкивались, поглощая друг друга. Но затем вновь распадались, уплывая и возвращаясь. Становились то непроницаемо плотными, то невесомо прозрачными, принимая или причудливые, рваные формы, или четкие, но фантастические, очертания.

- Я пришло, - сказало ТО, ЧТО БЫЛО ВСЕГДА. - Женщина, рожденная людьми, знаешь ли ты, что открыла дверь в мир, куда не должен приходить человек? Что ищешь ты здесь, в Царстве Тьмы и Зла?! Душа твоя чиста, но держат ее руки человеческих богов, а боги ваши - алчны и жестоки. Зачем ты позвала меня?

- Я не хочу, чтобы здесь, где стою, была твоя власть, - ответила Аглая громко. - И власть моих богов, - добавила она, помедлив.

ТО, ЧТО БЫЛО ВСЕГДА снисходительно засмеялось.

- Ты принадлежишь к тем, кто приводит меня за собой, куда бы они не пришли, ибо там, где человек, всегда буду и Я - ЗЛО. Я знаю: ты хочешь, чтобы тьма ушла из этого леса. Ты хочешь стереть память у травы и листьев, деревьев и ветра, птиц и дождя, у каждой букашки и зверя, что построили тут свой дом. Ты хочешь стереть память об одном из своих сородичей... Но их слишком много. Когда-нибудь сюда придут другие и, рано или поздно, приведут меня за собой. Они будут жечь костры, ломать руки деревьям, топтать траву, стрелять птиц и ставить капканы на зверей, они оставят здесь пьяные, визгливые голоса и зловонный, мерзкий запах. Но главное - они оставят здесь страх. Страх перед злом, рожденным человеком. И этот страх спасет тех, кто вырастит здесь и построит свой дом через много лет. Все здесь переболеет страхом, а я вернусь к людям. Женщина, рожденная людьми, чего ты хочешь больше: чтобы я осталось тут на долгие годы или чтобы сейчас вернулось к людям?

- Я хочу увидеть того, за кем ты пришло, - твердо ответила Аглая.

ТО, ЧТО БЫЛО ВСЕГДА несколько минут молча смотрело на нее безжизненными, пустыми глазами холодной, бесконечной вечности.

- Ха-ха-ха!!! - разорвал тишину издевательский смех. - Вот он! Смотри!!! Ты этого хотела? Ведь ты узнала, почувствовала его - проводника смерти... Теперь он твой! Что ты сделаешь с ним: предашь и убьешь или... спрячешь и помилуешь?

Застывшая неподвижно, как мраморная скульптура, фигура Аглаи чуть шевельнулась. Жарков нервно провел ладонью по лицу, судорожно всхлипнул и, облизав пересохшие губы, прищурился, вглядываясь.

Она медленно поднимала голову, одновременно ослабляя пальцы рук, сжимавшие плечи. Животные вскочили и испуганно прижались к ее ногам, жалобно поскуливая. Аглая резко вскинула голову, одновременно выбрасывая вперед руки, будто пытаясь защититься от чего-то страшного, неумолимо на нее надвигающегося. Глаза ее были широко распахнуты. Спустя мгновение, сердце Жаркова сжал ледяной спазм ужаса - он понял, что она его видит. Михаил отшатнулся и неосознанно стал креститься...

Собака присела на задние лапы и, оскалив пасть, зашлась громким, хриплым лаем. Кошка, выгнув спину и шипя, неистово скребла лапами, наполняя окрестности пронзительным, истошным воем. Черное облако перед Аглаей, набухая и разрастаясь, выплескивало длинные, тонкие и мохнатые щупальца. Жаркову послышались приближающиеся голоса, шум толпы, скрип повозок, лязг оружия, стук подков и показалось, что где-то впереди сплошной стеной катит вал неудержимого огня, ослепительно яркого и нестерпимо жаркого... И спустя мгновение, он увидел это...

КАССАНДРА: Мавр, куда их ведут?

МАВР: На заклание. Это древний обряд.

КАССАНДРА: Заклание? Их, что, убьют? Да, убьют... Мавр, они ведь знают, что рядом смерть. Почему же они идут?!

МАВР: Они верят человеку. До последнего.

КАССАНДРА: Но зачем человеку убивать столько быков?!

МАВР: Отвернись, не надо смотреть на это.

КАССАНДРА: Посмотри: жертвенный нож. Мавр, сделай что-нибудь! Разгони их! Пожалуйста... Ай, кровь! Зачем столько крови?У меня все лапы в крови. Я не хочу! Уходите! Прочь, прочь, прочь... Бегите, ну, же!

МАВР: Святой Анубис, помоги мне... Пошли, пошли отсюда! Вот тупые создания! Эй, есть среди вас вожак? Ваш поводырь?

КАССАНДРА: Мавр, смотри, вон всадники на лошадях, а кони умнее быков. Гони их в середину стада. Пусть эти тупицы сворачивают в боковой проход. Да не в храм! Не в храм же. Отгоняй их, Мавр! Там нож, слышите вы, болваны, прочь от храма, там - смерть. Понимаете, смерть! СМЕРТЬ!!!

МАВР: Эт-т-то что? Кассандра, где мы?

КАССАНДРА: Это танки, Мавр! Святая Багира! Ну и попали в переплет... Аглая! Выводи нас отсюда. Аглая, ты чувствуешь нас?! О-ох, сарделькина мать, да это ж пули... Во дела! Мавр, ты ее чувствуешь?

МАВР: Что я могу в этом грохоте и лязге?! Это война!

КАССАНДРА: А где быки? Быки где, Мавр? Откуда здесь столько техники?

МАВР: Я тебе главный вожак, что ли? Я даже не знаю, как это все называется! Это ты сутками с Васькой у телевизора сидишь, кино смотришь. Нет, ты только посмотри что делается, что творится! Да за что они так друг друга колошматят-то?

КАССАНДРА: Известное дело - за сферы влияния.

МАВР: Чего-о-о?

КАССАНДРА: Мавр, тебе не кажется, что люди чем-то похожи на жертвенных быков и....

МАВР: Вот он, смотри!

КАССАНДРА: Кто?

МАВР: Убийца!

КАССАНДРА: Да где?!

МАВР: Вон тот, высокий, красивый мужчина, с коротким галльским мечом. Рядом с ним черный бык и на плече его большая птица, кажется, это кондор.

КАССАНДРА: Мавр... Ты чувствуешь его?

МАВР: Да.

КАССАНДРА: Мне показалось или...

МАВР: Тебе не показалось, Кассандра. Они одной крови.

КАССАНДРА: О, боги... Но как это могло случиться?!!

МАВР: Ты забыла, как она пришла в этот мир - безымянной. Но так не бывает. Мне жаль ее...

Жарков давно перестал ощущать, на каком, собственно, свете он находится и что вообще происходит вокруг. И вместе с тем, на подсознательном уровне понимал, что стал свидетелем таинственного, загадочного явления, поведай он о котором, неминуемо привело бы его в дружеские объятия приморского Общества невропатологов и психиатров. Михаил оставил тщетную попытку объяснить происходящее с точки зрения привычных категорий и здравого смысла, полностью положившись на неизбывный, классический русский "авось". Он заставил себя ничему и никому не удивляться и спокойно, насколько это представлялось возможным, дождаться конца этого захватывающего действа. Закончилось оно столь же неожиданно, как и началось.

Сначала прекратился ливень, потом стихли порывы ураганного ветра, небо прояснилось, вновь сверкая голубизной сквозь кружевную вязь оголившихся верхушек деревьев. В воздухе запахло свежестью и озоном, мокрой листвой, слегка тронутой увяданием и прелью. На лесном полумраке, как на бархатном, плотном полотне, то здесь, то там замелькали золотистые стежки, вышитые острыми иглами солнечных лучиков. Все возвращалось на привычные круги своя, если не вспоминать, конечно, пережитого страха и ужаса.

Михаил отряхнулся, рукой смел с одежды остатки листвы и мусора, энергично потер ладонями лицо и решительно двинулся к поляне, на которой стояла Аглая, в наспех накинутом платье и поверх - плаще, в окружении притихших животных.

- Милицию вызывали? - бодрым голосом проговорил он, подходя. - С вами все в порядке, Аглая Сергеевна?

- Это вы, Миша? - послышался ее слабый голос.

Он внимательно вгляделся в бескровное, с признаками усталости, лицо. Видимо, путешествие в "параллельные миры" стоило ей колоссального напряжения и сейчас она держалась, на пределе сил и человеческих возможностей. Михаил, бережно ее поддерживая, повел по едва заметной под опавшей листвой тропинке к дороге, где предположительно их должны были ждать.

Первым к ним кинулся Кривцов, увидевший их сквозь деревья. Вид у него был весьма потрепанный и жалкий. Александр Иванович с междометиями, которые очень смахивали на "непереводимую игру слов", ломанулся через густой кустарник, на ходу крича:

- Где вы были, черт вас возьми?! С вами все в порядке?

Жарков, наконец, выбрался из подлеска, шатаясь от усталости и с трудом ведя под руки почти повисшую на нем Аглаю. Он вскинул больные, измученные глаза на Кривцова, собираясь от всей души прокомментировать происшедшее, но неожиданно осекся, натолкнувшись на изумленный и испуганный взгляд майора. Кривцов смотрел, как бы на него, но в тоже время - мимо. Это был странный, ничего хорошего не сулящий взгляд человека, который, казалось, находится за гранью нормального восприятия мира.

- Что? - хрипло спросил Жарков. - Что еще?!!

- Миша... Миша... - начальник впервые назвал подчиненного по имени и лицо его при этом приняло выражение крайнего сочувствия. - Миша... повторил он в который раз, видимо не в состоянии поверить в очевидное. ... Ты только не волнуйся, ладно? - Он судорожно сглотнул: - Дело в том, что ты... ты... весь седой.

Жарков дернулся и неосознанным движением схватился руками за голову, словно пальцы его могли видеть и передавать изображение. При этом он выпустил Аглаю и она стала медленно заваливаться навзничь на землю. Подбежавшие комитетчики живо подхватили ее и на руках понесли в сторону своей машины. Животные опрометью кинулись вослед, недовольно мяукая и ворча. Кривцов подошел вплотную к Жаркову, они посмотрели друг другу в глаза и, сделав шаг навстречу, крепко обнялись.

- Миша, прости, - голос начальника дрогнул.

Тот в ответ мотнул головой.

- Всем досталось, Александр Иванович.

Они пошли к машине, негромко переговариваясь.

- Звонарев нашел его, - просветил майор Жаркова. Он сделал паузу и нехотя проговорил: - По всему выходит, что предполагаемый убийца был другом семьи Осеневых. Особенно хорошо знал Аглаю Сергеевну.

- Его взяли?

Кривцов бросил взгляд на часы, недоуменно поднял брови.

- Чертовщина какая-то... Сколько на твоих?

Миша задрал рукав куртки:

- Мне казалось, прошло больше времени, - проговорил он с сомнением. А по часам выходит... семнадцать минут...

Они сидели в комнате и беседовали, когда приглушенные голоса резко перекрыл долгий телефонный звонок. Все вздрогнули и напряженно замерли.

- Вдруг это Машуня? - спросил Даньшин, обводя взглядом присутствующих.

- А если менты? - Осенев нервно прикурил и глубоко затянулся.

Звонки повторились несколько раз и смолкли. Но спустя буквально несколько секунд возобновились. С той лишь разницей, что это уже были звонки в дверь.

- Они не могли так быстро доехать, - высказала предположение Светлана. - Я имею в виду милицию.

- Сейчас гляну, - Дмитрий поднялся и, стараясь ступать неслышно, прошел в прихожую, предварительно плотно закрыв дверь в кухню, чтобы свет оттуда не отсвечивал в дверной глазок.

Приподняв его язычок, осмотрел лестничную площадку. На ней одиноко, с испуганным выражением лица, стояла соседка с нижнего, второго этажа. Она приблизилась и несколько раз стукнула сухоньким кулачком по массивной, оббитой деревянной планкой, двери.

- Димочка, вы нас затопили, - послышался ее неуверенный голос.

"Разумеется, - подумал Димка, криво ухмыляясь. - А еще мне телеграмму должны принести. Как минимум, правительственную. На меньшее черта с два я открою!"