/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Панорама романов о любви

Белый танец

Хэрриет Гилберт

Они были словно с разных планет. Он — удачливый бизнесмен, первое лицо в огромной корпорации. Она — телохранитель и готова в любую минуту рисковать жизнью. Пожалуй, единственное, что у них есть общего, это категорическое нежелание создавать семью. Их, таких разных, подхватывает вихрь страсти и кружит, кружит в неистовом, упоительном танце любви, а замысловатые па, выделываемые непредсказуемыми в своих поступках партнерами, придают этому танцу особую пикантность.

Хэрриет Гилберт

Белый танец

Пролог

В универмаге «Маршал Филдс» сегодня яблоку негде было упасть. Погода, что ли, загнала их всех сюда, досадливо подумала Саманта, держась на небольшом расстоянии от группы женщин, одетых в традиционные арабские платья. В Вашингтоне с утра шел дождь, хотя погода стояла теплая. Женщины, оживленно жестикулируя и обмениваясь быстрыми фразами на родном языке, переходили от одного прилавка к другому. Саманта, не выпуская их из поля зрения ни на одну минуту, одновременно окидывала натренированным взглядом покупателей, которые оказывались в непосредственной близости от арабок.

Женщин сопровождали несколько слуг, они несли пакеты и свертки с покупками. Саманта уже давно поняла, кто из них является ходячим банком. Иначе говоря, который из слуг носил сумку, набитую деньгами, чтобы оплачивать покупки шести жен шейха, пока сам он вел переговоры о продаже нефти в министерстве торговли США.

Саманта знала по опыту, что в многолюдных местах, где бывают богатые иностранцы, промышляют карманники, мастера высочайшего класса. Она не сомневалась, что если воры засекли живописную группу чужестранок, то уж наверняка раньше нее вычислили слугу с деньгами. Поэтому она не отставала от своих подопечных, обыскивая профессиональным взглядом тех, кто крутился около арабок.

Это была самая скучная, неинтересная работа, хотя и требовала большого напряжения внимания и зрения. В списке приоритетов Саманты такого рода занятие стояло на последнем месте.

Они находились в универмаге уже больше двух часов, но Саманту утешало то, что скоро жены шейха должны вернуться в отель на ланч. Будет ли их повелитель присутствовать на ланче или его пригласят высокопоставленные чиновники из министерства, она не знала. Но ее это, честно говоря, и не интересовало. Она отвечала за безопасность только его жен во время их пребывания в американской столице.

Сегодня, слава Богу, ее мучениям придет конец — вечером шейх отбывает на родину со всем своим гаремом.

1

— И слышать об этом не хочу! Этот Марио Арпино, я уверен, даже не знает, за какой конец держать пистолет, не говоря уже о том, чтобы выстрелить из него! Право, Федерико, ты помешался на безопасности, — сердито сказал Лучано Гранди, сгребая со стола бумаги и бросая их в раскрытый кейс.

Федерико Рибальди тяжело вздохнул и решил предпринять еще одну попытку убедить темпераментного Лучано серьезно отнестись к этому вопросу. Задачка была не из легких.

Ничего удивительного: какому мужчине в возрасте тридцати семи лет, да еще богатому, да к тому же холостяку весьма привлекательной наружности, у которого отбою нет от женщин, понравится вмешательство в его личную жизнь?

Но в данном случае Федерико был полностью согласен со страховой компанией, настаивавшей на том, чтобы председатель правления и исполнительный директор крупной корпорации, коими и являлся Лучано Гранди, был обеспечен круглосуточной охраной.

— Если с синьором Гранди что-то случится, мы обязаны будем выплатить вашей корпорации огромную сумму денег, — мотивировал свое жесткое требование директор страховой компании. — Поэтому мы не хотим рисковать, пока существует угроза его жизни.

Страховой компании легко оперировать законами, думал Федерико, продолжая тяжело вздыхать. Попробовали бы сами уговорить синьора Гранди согласиться на меры, обеспечивающие безопасность его персоны.

— Послушай, Лучано, — просительным тоном начал он, — постарайся быть разумным. Понимаю, тебе это кажется смешным, но на подобные угрозы не обращать внимания нельзя. Это уже верх легкомыслия.

— Да, я согласен, что мне надо принять разумные меры предосторожности, — ответил Лучано. Он положил в кейс свой паспорт и захлопнул крышку. — Именно это я и собираюсь сделать.

— Хорошо. — Федерико испустил вздох облегчения. — Значит, мы организуем для тебя телохранителя и…

— Исключено, — прервал его Лучано, помотав темноволосой головой. Он нажал на кнопку переговорного устройства и попросил секретаршу передать водителю, что он уже выходит. — Я не возражаю против того, что я должен быть осторожен, но ты не убедишь меня в том, что моя жизнь ежеминутно подвергается опасности. Короче, никакой телохранитель мне не нужен!

— Но наша страховая компания и правление корпорации настаивают…

— Черт возьми, Федерико! — взорвался Лучано, сверкнув голубыми глазами. — Мы оба прекрасно знаем, что этот тип обыкновенный вор. Такое случается — главный бухгалтер, зная, что его увольняют, крадет у компании миллионы лир.

— Да, но…

— Помню-помню, он угрожал расправиться со мной, — нетерпеливо проговорил Лучано. — Мне только непонятно, почему все так серьезно отнеслись к этому.

— Я тебе уже объяснил, что страховая компания…

— Да брось ты! Марио Арпино может быть вором, алчным, бессовестным человеком. Но чтобы он вдруг превратился в опасного убийцу — это просто смешно! — Лучано подхватил кейс и быстро направился к выходу. — Мне даже как-то неловко заводить телохранителя из-за такого ничтожества, — сказал он, берясь за ручку двери.

Федерико бросился за ним из кабинета. Он едва поспевал за высоким стройным шефом, который быстро шагал по мраморному полу коридора к своему персональному лифту.

— Но ты же должен как-то позаботиться о своей безопасности, Лучано.

— Как долго мне придется терпеть присутствие этого телохранителя? Месяц? Полгода? Год?

— Ну… я не знаю… — растерянно пробормотал Федерико. — Наверное, какое-то время придется.

— То-то и оно! — рявкнул Лучано и вошел в кабину лифта. Федерико — за ним. — Так что вы не заставите меня жить Бог знает сколько бок о бок с пустоголовым накачанным верзилой!

Сейчас, конечно, было уже поздно сожалеть о том, что он не вызвал полицию, когда аудиторы доложили ему о серьезной проблеме в финансовом отделе корпорации. Если бы Лучано предпринял тогда быстрые и решительные действия, то не оказался бы сейчас в дурацкой ситуации. Но, к сожалению, он позволил жалости взять верх над здравым смыслом.

Когда он вызвал к себе в кабинет главного бухгалтера Марио Арпино и устроил ему выволочку, тот неожиданно начал каяться. Признавшись в содеянном, Арпино со слезами на глазах стал сокрушаться по поводу того, что же теперь будет с его женой и малыми детками. Расчувствовавшись, Лучано вместо полиции вызвал местную охрану и попросил выдворить главбуха из здания корпорации.

Какого же дурака он тогда свалял! Как вскоре оказалось, у Арпино не было ни жены, ни тем более малых деток. Он жил со своей довольно обеспеченной матерью. После увольнения он исчез и теперь находился в бегах. Но перед этим бывший главбух оставил письмо, в котором угрожал убить Лучано Гранди, человека, который был к нему более чем снисходителен.

Так тебе и надо! В следующий раз не будешь размазней! — ругал себя Лучано. Если бы этот негодяй попался мне сейчас, я, не задумываясь, свернул бы ему его тощую, костлявую шею!

— Ты не можешь и дальше игнорировать требования нашей страховой компании, — бубнил свое Федерико.

— Что?

Лучано понял, что чересчур увлекся, кляня свою мягкотелость, и пропустил большую часть того, что говорил ему подчиненный. Двери лифта открылись, и он, быстро пройдя по вестибюлю, вышел через стеклянные двери на улицу, где у подъезда его ждали шофер и черный лимузин.

— Страхователи требуют, чтобы при тебе был телохранитель двадцать четыре часа в сутки, пока полиция не поймает Арпино! — выпалил запыхавшийся Федерико.

— Что за вздор! — возмутился Лучано, внезапно остановившись на полпути. — Ты считаешь, что они действительно?..

Федерико кивнул.

— Если ты откажешься от охраны, они обещают сразу же лишить тебя страховки, особенно учитывая тот факт, что ты уезжаешь на две недели за рубеж.

— Да они просто спятили! — продолжал кипятиться Лучано. — С чего они взяли, что этот пигмей Арпино будет следовать за мной по пятам? И каким образом он узнает, где я буду в конкретный отрезок времени — в Париже, в Лондоне или в Вашингтоне, если я сам еще не знаю об этом?

Федерико неопределенно пожал плечами.

— Поскольку ты ключевая фигура в корпорации и от тебя зависит ее будущее, поэтому они и настаивают на экстраординарных мерах по твоей охране. Не согласишься — они разорвут контракт на страхование твоей жизни. Их тоже можно понять: в случае чего им придется выплатить миллионы лир тебе или твоим родственникам.

Мысленно послав страшное проклятие в адрес страховой компании, Лучано в упор посмотрел на Федерико, затем перевел взгляд на свои золотые наручные часы.

— Ну все, если я сейчас не уеду, то опоздаю на свой рейс в Париж. Так что давай закончим этот разговор, — бросил он раздраженно и сел в лимузин.

— Мне очень жаль… — беспомощно пролепетал Федерико. — Я пытался договориться с ними, но страхователи стояли на своем. Они даже вызвались сами организовать для тебя личную охрану. Насколько я понял, к тому времени, когда ты прилетишь в Вашингтон, там тебя уже будет ждать телохранитель. Все расходы они берут на себя.

— Ну еще бы! Я как подумаю о тех гигантских суммах, которые мы выплатили этой страховой компании за годы существования нашей корпорации, мне становится плохо. Вот это действительно грабеж средь бела дня! — прорычал Лучано, с силой захлопнув дверцу лимузина. Затем он опустил стекло и жестко сказал: — Федерико, я хочу, чтобы ты довел до сведения этих умников: если уж они выкручивают мне руки с этой личной охраной, то пусть позаботятся о том, чтобы мой телохранитель был лучшим в своей профессии!

Тем временем Саманта Митчел, находившаяся за тысячи километров от Генуи, томилась на переднем сиденье «роллс-ройса», поглядывая в окно на яркое приветливое солнце и зеленые кроны деревьев.

Иметь свое дело, конечно, здорово. К тому же если оно приносит ощутимые доходы. Но ее работа требовала сильного нервного напряжения, и Саманта уже начинала чувствовать ее негативное воздействие на свой организм.

Она занималась этим бизнесом уже одиннадцать лет, и занималась, справедливости ради надо отметить, с большим удовольствием. За эти годы Саманта столько раз рисковала собой, имела столько приключений, сколько большинство людей не имеют за всю свою жизнь.

Она всегда была сорвиголовой — такое уж она получила воспитание. Ей было всего несколько месяцев от роду, когда умерла ее мать. Отец, оставшийся с крошечной дочкой на руках, воспитывал ее так же, как и старшего сына. Когда со временем выяснилось, что девочка в отличие от своего брата унаследовала отцовскую тягу к спорту, мистер Митчел пришел в неописуемый восторг.

У нее было счастливое, обеспеченное детство, но, как известно, и на солнце есть пятна. Для шестнадцатилетней Саманты, например, было шоком узнать, что мальчики отдают предпочтение девочкам в платьях с оборочками. Взрослея, она с недоумением замечала, что друзья ее брата злились, когда она вчистую обыгрывала их на теннисном корте. Им также не нравилось, когда она упрекала их в «мягкотелости» и в одну секунду, применив прием дзюдо, перебрасывала через плечо попытавшегося поцеловать ее молодого человека.

Окончив школу, Саманта поступила на курсы инструкторов по физической подготовке. Однажды ее попросили присмотреть за одним посетителем спортклуба — парень неожиданно стал рок-звездой и ему начали досаждать поклонники. Именно этот случай помог Саманте найти свое истинное призвание, и с тех пор «личная охрана» стала ее постоянной работой. К этому времени она уже разобралась в том, что целоваться с представителями противоположного пола — не так уж плохо. Но осознание этого факта ничего не изменило в личной жизни Саманты, так как вскоре ей предложили пройти курс серьезной подготовки в спецшколе.

Саманта до сих пор вздрагивала, когда вспоминала о тяжелейших, изматывающих занятиях, которые она посещала в течение нескольких недель в этой закрытой школе, расположенной в глухом районе штата Невада. Она оказалась единственной женщиной-курсантом и, уже уехав оттуда, долго не могла понять, как ей удалось вынести суровый, где-то даже жестокий, режим заведения. После этого жизнь Саманты круто изменилась, и в результате она стала одной из лучших в своей профессии.

В последующие годы, будучи в зените своей славы, Саманта не раз задумывалась над тем, что собой представляет обычная, нормальная жизнь, которой живут миллионы людей на планете.

Эти размышления привели ее к идее создать собственное охранное агентство. При нем Саманта организовала различные тренировочные курсы — для обычных людей, для сотрудников охранных фирм. Она также обеспечивала своих клиентов группами наблюдения, например, при серийных кражах в офисах или когда возникала угроза промышленного шпионажа.

Эта работа была, несомненно, более спокойной, чем та, которой она занималась прежде. Но Саманте иногда начинало казаться, что она теряет нечто очень важное и значимое. Большинство ее друзей уже имели семьи, детей и вели нормальный образ жизни. И, хотя Саманта не искала себе мужа, а о детях вообще не думала, ее все чаще и чаще посещало чувство неудовлетворенности своей жизнью. Но как бороться с этим, она не знала.

Порой ей приходило в голову, что все дело в накопившейся усталости и ей просто надо хорошо отдохнуть. Лежать часами на пляже она не умела и не любила. А вот снять дом где-нибудь высоко в горах… Скажем, на северо-востоке Америки или даже в Европе. Например, в Швейцарии или в Австрии.

Саманта представила, как гуляет в сосновом бору и дышит свежим горным воздухом, но тут ей пришлось отвлечься от своих радужных мыслей, потому что «роллс-ройс» мягко затормозил и остановился.

— Соберись, Джон! — немедленно отреагировала она. — Нельзя же быть таким рассеянным в подобных ситуациях! Сколько раз я должна повторять одно и то же: при малейших признаках намеренно созданного препятствия на дороге, ты быстро включаешь заднюю скорость и давишь на газ.

— Я знаю, мэм, — удрученно пробормотал водитель «роллс-ройса». — Но я… ну, это… не поднимается у меня рука, мэм, портить такую машину.

— Понимаю, тебе трудно отказаться от многолетней привычки, — сказала Саманта уже более миролюбиво, — но что ты станешь делать, когда жизни твоего пассажира будет угрожать опасность? Заботиться о своем драгоценном лимузине? То-то и оно! — заметила она, как бы подчеркивая, что жизнь пассажира находится на первом месте. — Ладно, давай попробуем еще раз.

Джон вздохнул. Эти курсы, на которых обучали искусству быстро действовать в трудных и опасных ситуациях водителей богатых, влиятельных людей, стояли у него поперек горла.

— Вот, уже гораздо лучше, — похвалила его Саманта через некоторое время. — А теперь попрактикуйся без меня, — добавила она, отстегивая ремень безопасности. — Покрутись на площадке, пока не почувствуешь, что уже нутром реагируешь на ситуацию. А потом мои ассистенты покажут тебе, как вести себя на скользкой дороге. Один участок у нас специально покрыт масляным слоем. Хорошо?

Джон кивнул. Когда у него стало что-то получаться, он почувствовал себя гораздо увереннее, да и настроение поднялось. Саманта же, покинув «роллс-ройс», направилась к старому строению, стоявшему в конце тренировочной площадки и служившему ей офисом. По дороге она сняла защитный шлем и распустила белокурые волосы, доходившие ей до плеч.

Но только она расслабилась, сев за стол в своем кабинетике, как раздался резкий звонок телефона. О, неужели опять Мэтью Дакстер, ее старый знакомый и владелец солидного охранного агентства?! Саманта помедлила перед тем, как снять трубку. Мэтью мог быть очень настойчивым, когда хотел чего-то добиться. Но ничего, подумала Саманта, со мной он, где сядет, там и слезет.

Едва услышав в трубке голос Мэтью, она рявкнула:

— Я больше не намерена охранять гарем арабских шейхов! После твоих последних клиентов я без тошноты не могу смотреть на магазины. Докатилась!

— Успокойся, Сэм, — смеясь, попытался утихомирить ее Мэтью, — речь идет совсем о другом.

— Не может быть! — с иронией отозвалась Саманта. — Но ты запомни, что я тебе только что сказала. Кроме того, у меня своих дел по горло.

— Ну что ты злишься, — добродушно урезонил ее Мэтью. — Я согласен, что был не прав, предложив тебе ту мелочевку. Ну как — мир?

— Не заговаривай мне зубы, Мэтт! Я тебя знаю. Сначала поешь соловьем, а потом подкладываешь свинью, — проворчала Саманта. — Что ты припас для меня на этот раз? Утечка информации на вонючем химическом заводе? Или слежка за членом какого-нибудь крутого наркосиндиката? Выкладывай, не стесняйся.

— Не угадала. У меня для тебя есть работенка не бей лежачего. Надо присмотреть за одним важным клиентом. Это дней на десять-двенадцать. Он будет жить в отеле в Вашингтоне. Там все чисто. Речь идет только о круглосуточной охране, — поспешно добавил Мэтью. — Платят по высшему разряду.

— И сколько это, хотела бы я знать? — насмешливо спросила Саманта.

— Лучше не бывает, — уклончиво ответил Мэтью.

— Гм, что-то не пойму я тебя, Мэтт. Если эта работа, как ты утверждаешь, такая легкая, почему ты тогда предлагаешь ее мне?

— Вообще-то я наметил Берта Ашера на нее, — признался Мэтью, — но этот идиот заснул за рулем, когда возвращался вчера вечером домой. Сейчас лежит в больнице с множественными переломами. На самом деле клиентом является не тот тип, которого ты будешь охранять, а его страховая компания, которая в отличие от него самого серьезно воспринимает угрозу в его адрес. Парень, кажется, итальянец и не горит желанием иметь у себя на хвосте телохранителя. Поэтому важно, чтобы охранник легко вписывался в его окружение. И ты как раз очень подходишь на эту роль. Мы навели кое-какие справки и выяснили, что он весьма неравнодушен к женщинам.

— Ну спасибо тебе, удружил, — саркастически поблагодарила Саманта.

— Да ты и не с такими справлялась, — льстиво сказал Мэтью. — Просто парень неровно дышит к вашей сестре, вокруг него постоянно вьются разные красотки… Сама знаешь, как это бывает.

— Знаю, к сожалению. — Саманта вздохнула. — Ну ладно, давай ближе к делу. Сколько я получу за эту работу? — Услышав цифру, она презрительно рассмеялась. — Поищи другого дурака, Мэтт.

— Сэм, не капризничай.

— Это не каприз, коллега. Ведь это я буду иметь дело с джентльменом, который, как ты выразился, «неравнодушен» к прекрасному полу. А это, если я чего-то смыслю в нашем деле, влечет за собой кучу проблем. Короче, если хочешь, чтобы я с ним работала, удвой гонорар, возьми на себя все организационные вопросы и выдели мне группу для круглосуточного наблюдения. В противном случае, я отказываюсь от этой «синекуры».

— Боже, как с тобой трудно, Сэм, — простонал Мэтью и, поворчав, согласился на все ее условия.

2

Лучано Гранди удовлетворенно вздохнул, окинув взглядом просторный номер люкс в фешенебельной гостинице «Виста». После интенсивных переговоров в Париже и в Лондоне он надеялся, что в американской столице ему удастся расслабиться и приятно провести время.

Трансатлантический перелет утомил его. Ему так часто приходилось разъезжать по свету, что он стал подумывать о том, чтобы приобрести личный самолет.

Лучано снял пиджак, расслабил узел на галстуке и потянулся. Что мне требуется в первую очередь, подумал он, так это хорошая порция виски, а уже потом можно принять душ.

Деловая программа в Вашингтоне состояла всего из одной встречи в крупном коммерческом банке по поводу финансирования итало-американского проекта на северо-западе США. Таким образом, у Лучано оставалось много свободного времени на встречи со старыми друзьями и с племянницей, которая практиковалась в английском языке на курсах при Виргинском университете.

Но сначала ему надо было разобраться с проблемой охраны его персоны. Лучано почти каждый день звонил в свой офис в Генуе. Вчера секретарша доложила, что страховая компания уже нашла для него телохранителя через какое-то солидное американское охранное агентство. Кроме того, страховщики пожелали, чтобы их подробно информировали о его личной жизни.

Лучано еще мог понять, зачем могли понадобиться его паспортные данные, группа крови, описание внешности и адрес его личного врача в Генуе, если страховщики считали, что его жизнь находится под угрозой. Но его возмутили такие вопросы, как то: есть ли у него враги, охотится ли за ним кто-нибудь, является ли он членом какой-нибудь политической группировки?

Эти идиоты из страховой компании, очевидно, принимают меня за Джеймса Бонда, раздраженно подумал Лучано.

Он стоял у широкого окна со стаканом виски в руке и смотрел вниз на проезжавшие машины. Возня вокруг его безопасности все больше напоминала ему фарс.

И этот телохранитель… Как там его? Лучано взял со стола сообщение, которое ему вручил администратор отеля, когда он предъявил свой паспорт в бюро обслуживания при заселении. Ага, Сэм Митчел. Так вот, если этот Сэм Митчел думает, что Лучано Гранди будет спокойно выносить его круглосуточное присутствие рядом с собой, то он глубоко ошибается!

В последние несколько дней Лучано не раз возвращался мыслями к этому вопросу и в конце концов пришел к выводу, что самым простым выходом из положения будет переиграть страховую компанию. Короче говоря, предложить мистеру Митчелу за то, чтобы тот оставил его в покое, сумму, раза в три превышающую гонорар, который ему обещала выплатить страховая компания.

Допив виски, Лучано решил, что душа ему будет недостаточно, чтобы смыть всю дорожную пыль и усталость, и он минут сорок нежился в теплой ароматной ванне.

После этой процедуры он почувствовал себя гораздо бодрее и решил, что уделял вопросу о телохранителе неоправданно много сил и времени. Здесь, в Вашингтоне, ему надо больше думать об удовольствиях, о встречах с друзьями. В частности, одни из них пригласили его сегодня вечером на концерт классической итальянской музыки. Лучано улыбнулся при мысли о том, что он, итальянец, пролетел тысячи километров, чтобы послушать произведения своих великих соотечественников. Его размышления прервал резкий стук в дверь.

Он пошел открывать, ожидая увидеть служащего отеля или водителя лимузина, который был предоставлен в его распоряжение на весь срок его пребывания в Вашингтоне. Но, распахнув дверь, он столкнулся взглядом с парой холодных серых глаз, обладательницей которых была высокая и стройная молодая женщина.

— Синьор Гранди?

— Да, — машинально ответил Лучано по-итальянски. — Да, это я, — повторил он уже по-английски и вежливо поинтересовался: — Чем могу служить?

— Думаю, что этот вопрос скорее всего должна задать я. — Женщина улыбнулась уголками рта и протянула ему руку. — Саманта Митчел. Вы, очевидно, ждали меня.

Сбитый с толку Лучано автоматически пожал ей руку. Его замешательство возросло, когда женщина еще раз коротко улыбнулась ему и стремительно прошла в гостиную.

— Здесь все очень удобно, — деловито прокомментировала она, быстро обведя глазами просторную комнату с глубокими диванами и большими креслами, кремовая обивка которых удачно гармонировала с бледными оконными шторами из «мокрого» шелка. — И у вас из окна открывается прекрасный вид на площадь, — добавила она, выглядывая на улицу.

— Похоже, что так, — пробормотал Лучано, прислонившись плечом к арке, соединявшей гостиную с кабинетом.

Он с насмешливым удивлением смотрел на женщину, которая неожиданно ворвалась в его номер и вела себя с потрясающей бесцеремонностью. Лучано почему-то сразу подумал, что появление странной особы в этом роскошном люксе не сулит ему ничего хорошего. Всем известно, представительницы древнейшей профессии частенько наведываются в дорогие отели, где останавливаются богатые люди. Владельцы гостиниц вели с этими леди борьбу, но перевес был — с переменным успехом, правда, — на стороне ночных бабочек.

Лучано еще раз окинул взглядом стройную гибкую фигурку молодой женщины, ее дорогую одежду и решил, что она все же не из числа жриц любви.

У него был наметанный глаз на женщин. Имея мать, старшую сестру и множество красивых стильных подружек, Лучано научился хорошо разбираться в женской одежде и аксессуарах. Во всяком случае, сумочка, которая небрежно болталась на плече этой особы, несомненно, весьма дорогая. Да и платье для коктейля из черного шелка, соблазнительно облегавшее ладную фигурку, тоже далеко не из дешевых.

Весь ее облик — от туфель ручной работы на высоком каблуке до небольших бриллиантовых сережек, благородно сверкавших сквозь белокурые пряди шелковистых волос, — свидетельствовал о том, что эта молодая женщина была высший класс.

В таком случае, что она делает в моем номере? — спросил себя Лучано Гранди.

Саманта, стоявшая в противоположном углу гостиной, тоже с пристальным вниманием разглядывала своего очередного клиента. Он вызывал у нее не только удивление, но и любопытство. Дело не только в том, что он прекрасно говорил по-английски — его национальность выдавал едва уловимый акцент — и был высоким и стройным. Итальянцы, с которыми ей приходилось встречаться, были в основном низкорослые и коренастые.

Лучано Гранди оказался не таким, каким она его представляла. Саманта не могла бы назвать синьора Гранди красивым в классическом значении этого слова. У него был удлиненный нос с горбинкой и высокие скулы. И тем не менее он производил впечатление необычайно привлекательного мужчины.

Возможно, своей притягательностью он был обязан веселому блеску, который шел из глубины его пронзительно голубых глаз, чуть прикрытых сверху тяжелыми, словно слегка припухшими веками с черными густыми ресницами. Как бы там ни было, Саманта, находившаяся от Лучано на почтительном расстоянии, почти физически ощущала его необычайный мужской магнетизм, который, казалось, сочился из всех пор его стройного сильного тела.

Вот и доверяй после этого Мэтью Дакстеру! Саманта не сомневалась, что если ее новый подопечный и «неравнодушен к прекрасному полу», то только потому, что этот пол наверняка гроздьями вешается ему на шею, причем с тех пор как этот знойный брюнет вылез из коротких штанишек.

И все же ей определенно не нравился устремленный на нее взгляд итальянца. Может, Мэтью все-таки не погрешил против правды и мистер Гранди действительно искушенный соблазнитель, сердито подумала Саманта. Она злилась оттого, что испытывала неловкость под проницательным, испытующим взглядом его ярко-голубых глаз.

— Видеть вас здесь, признаюсь, большая радость, — медленно произнес Лучано, пожирая глазами ее фигурку. Губы его при этом дрогнули в насмешливой улыбке.

Выражение лица Саманты оставалось непроницаемым, но Лучано понял — по едва заметному движению ее губ и мимолетному раздражению, мелькнувшему в серых глазах, — что она без труда прочла его мысли.

— Но тем не менее, — мягко продолжал он, — я был бы очень признателен, если бы вы сообщили мне о цели вашего прихода.

Лучано удивила ее реакция. Молодая женщина озадаченно смотрела на него несколько секунд, затем тряхнула белокурой головкой, досадливо поморщилась и, приблизившись, протянула ему визитную карточку.

— О, извините, синьор Гранди. Очевидно, произошло недоразумение. Я была уверена, что агентство прислало вам сюда, в отель, все бумаги, подтверждающие мое назначение.

— Агентство?

— Мэтью Дакстер, который возглавляет Международное охранное агентство, обычно работает очень четко, — поспешила заверить его Саманта, увидев напряженный, непонимающий взгляд своего клиента, который, кажется, и не подозревал, что является таковым. — Но вы не беспокойтесь, — быстро добавила она, взглянув на свои золотые часики, — я лично все проверила. Так что если вы готовы… — Она бросила взгляд на черный вечерний пиджак, висевший на спинке стула. — Водитель ждет нас с машиной у заднего входа и…

— Одну минуту! — резко остановил ее Лучано, словно сбросив с себя оцепенение. Насмешливое, вальяжное выражение моментально исчезло с его загорелого лица. Он уставился на визитку, которую держал в руке. — Здесь, должно быть, какая-то ошибка…

Еще не закончив фразу, Лучано почувствовал, как невероятная, ужасная правда навалилась на него всей своей неимоверной тяжестью.

— Ошибка? — нахмурившись, переспросила Саманта. — Но в вашем расписании, которое мне прислали из Генуи, черным по белому написано, что сегодня вечером вы идете на концерт классической музыки…

— Я знаю, куда я иду! — раздраженно отрезал Лучано. — А вот что вы здесь делаете, хотел бы я знать?

— Синьор Гранди, теперь мне совершенно ясно, что между вами и охранным агентством не было никакого контакта, — спокойно сказала Саманта, желая разрядить обстановку. — Разрешите представиться: я ваш телохранитель.

— Что за вздор!

— Я буду охранять вас во время вашего пребывания в Вашингтоне, приложив к этому все мое умение, — все тем же спокойным тоном продолжала Саманта. Она старалась не смотреть на застывшего в мрачном напряжении Лучано и намеренно не замечала ярость, исказившую его привлекательное, бронзовое от загара лицо.

— Но мой телохранитель — мужчина! — выдвинул он последний аргумент. — Некий мистер Сэм Митчел. Но уж никак не мисс Саманта Митчел. Господи, это просто смешно! — Возмущенный голос Лучано разносился по всему номеру. — Я не могу допустить, чтобы меня охраняла женщина, — заявил он напоследок, как бы ставя точку в этом вопросе.

Ну вот, приехали! — с привычным смирением подумала Саманта. Каждый раз одно и то же. Глупая предубежденность мужчин против женщин, в основе которой лежал слепой предрассудок, отчасти и заставила ее открыть собственное дело. У себя в агентстве хозяйкой была она, поэтому имела возможность пресекать на корню любые проявления мужского шовинизма.

Саманта решила, что, если сейчас же не возьмет ситуацию под свой жесткий контроль, они выбьются из расписания и все ее организационные мероприятия полетят к черту.

— Как мило с вашей стороны заметить, что я женщина. — Она мягко улыбнулась и протянула Лучано его пиджак. — Время бежит. Будьте добры, наденьте это…

— Не смейте разговаривать со мной в таком покровительственном тоне! — процедил он сквозь зубы и тихо ругнулся, когда машинально взял пиджак из рук Саманты и надел его. — Учтите, я наотрез отказываюсь…

— Да-да, согласна с вами, — рассеянно отозвалась Саманта, одновременно подталкивая его к выходу. — Но нам надо поторопиться.

— Матерь Божья! — простонал Лучано по-итальянски и, остановившись как вкопанный, резко обернулся к Саманте. — Я никуда не поеду. И тем более с вами. Понятно? — Он снова перешел на итальянский.

Ее лицо осталось холодно-безучастным.

— Ну разумеется. Вы выразились очень ясно и, главное, громко.

Саманта имела достаточный опыт общения с трудными клиентами, чтобы понять — в данную минуту у нее есть небольшое преимущество перед этим строптивцем.

Трудный — еще полбеды, подумала молодая женщина. Вот то, что он непредсказуем, это уже хуже. Поняв, что жесткостью здесь ничего не добьешься, она решила действовать более тонко.

— Синьор Гранди, лично я не большая поклонница старинной музыки, — небрежно сказала Саманта. — Поэтому, если вы не боитесь огорчить своих друзей, которые будут ждать вас в концертном зале, можете никуда не ехать. Честно говоря, — добавила она дружеским тоном, — меня вполне устроит провести тихий вечер в этом замечательном отеле. Так что решайте сами.

Лучано метнул на нее убийственный взгляд. Внутри у него все клокотало от бессильной ярости. Он понял, что эта особа — чтоб ей пусто было! — аккуратненько загнала его в угол. Подвести своих старых друзей он, разумеется, не мог.

— Очень хорошо, — раздраженно проворчал Лучано. — Вижу, в данный момент у меня нет выбора. Но предупреждаю — завтра утром я разберусь с вашим боссом по поводу этой нелепой ситуации!

— Сделайте милость, — преувеличенно покорно проронила Саманта, стараясь сохранить серьезность. Она приоткрыла дверь и шепнула охраннику, которого поставила у номера в коридоре: — Передай водителю, что мы уже выходим. — Убедившись, что тот выполнил ее поручение, Саманта открыла дверь и, обернувшись к Лучано, сказала: — Только после вас, синьор Гранди!

— Благодарю вас, мисс Митчел, — процедил он сквозь зубы и, испепелив ее уничтожающим взглядом, вышел в коридор.

3

— Прошу прощения. Это, конечно, не парадный выход, но…

— Вы очень наблюдательны, — съязвил Лучано, глядя с отвращением на мусор, разбросанный на тротуаре перед служебным подъездом отеля.

— Мы здесь не задержимся, — быстро сказала Саманта, увидев, что водитель уже подгоняет лимузин.

Ну доберусь же я до этого паршивца Мэтью Дакстера! — мысленно пригрозила она, направляясь к машине. Саманта не без удовольствия ждала минуты, когда выскажет Мэтту все, что о нем думает. Мало того что подсунул ей абсолютно неуправляемого клиента, так он еще умудрился запороть все организационные вопросы.

Дакстер проинформировал синьора Гранди о том, что ему выделен телохранитель, но не дал себе труда разъяснить основные правила личной охраны. И уж совсем непонятно, почему Мэтт представил ее клиенту детским прозвищем «Сэм» — так ее называли только родные, друзья и коллеги.

— Не соблаговолите ли сесть в машину? — вежливо предложила Саманта, открывая для Лучано дверцу. Она всячески избегала его взгляда, чувствуя воинственное настроение клиента.

— Это не мой автомобиль и не мой водитель, — высокомерно заявил Гранди, не двинувшись с места. — Какое вы имели право менять их без моего ведома?

Держи себя в руках, Саманта! — приказала себе молодая женщина, борясь с желанием стукнуть кулаком по дурной голове синьора итальянца. Надо же, взрослый мужчина — а такой взрывной и нервный, удивлялась она, уже воспринимая скверный характер подопечного как данность, с которой ничего нельзя сделать. Что ж, в ее практике попадались разные клиенты, и такие тоже.

— Так положено. Это делается в целях вашей безопасности, — сдержанно объяснила Саманта.

— Вы что, издеваетесь надо мной? — прошипел Лучано. — Я находился в полной безопасности до тех пор, пока не появились вы и… и этот громила! — Он гневно мотнул головой, указывая на здорового плотного парня, стоявшего за его спиной.

Охранник ответил ему снисходительной улыбкой, что еще сильнее взбесило Лучано.

— На Билла вы можете положиться. Он очень опытный и хорошо тренированный оперативник, — отрекомендовала коллегу Саманта.

Еще когда они спускались по лестнице черного хода, Билл шепнул ей на ухо:

— Ты поосторожнее с ним, Сэм. От этого парня можно ожидать чего угодно.

— Я уже давно поняла это, — так же тихо ответила она, мысленно поблагодарив за поддержку бывшего морского пехотинца, с которым проработала не один год.

Теперь задача Саманты состояла в том, чтобы заставить упрямого клиента сесть в машину, иначе они рисковали опоздать на концерт.

— И за водителя не волнуйтесь, — продолжила она тоном терпеливого учителя. — Он также прошел специальную подготовку и в случае критической ситуации может…

Лучано не дал ей договорить, презрительно фыркнув.

— О, ради Бога, избавьте меня от рекламы ваших услуг, мисс Митчел!

Просверлив телохранительницу своими дерзкими голубыми глазами, он вдруг беспомощно пожал плечами и влез в машину.

Саманта с облегчением перевела дух. Она не хотела признаваться даже себе, что в какой-то момент у нее начали сдавать нервы. Молодая женщина не могла понять, как это произошло. Она справлялась с клиентами и похлеще Лучано Гранди.

Саманта подождала, когда Билл займет место рядом с водителем, затем, глубоко вздохнув, забралась на заднее сиденье лимузина, где уже восседал ее клиент, всем своим видом воплощающий оскорбленное достоинство. По рации Саманта сообщила машине прикрытия, которая стояла за углом отеля, что они выезжают, и только потом дала команду своему водителю трогаться.

Занятая всеми этими делами, Саманта вдруг осознала, что последние несколько минут синьор Гранди ведет себя на редкость тихо. Угомонился наконец! — подумала она, украдкой скосив глаза на своего клиента, сидевшего в противоположном углу широкого кожаного сиденья.

Лучи уходящего солнца бросали розоватый отсвет на орлиный профиль итальянца, который смотрел перед собой в одну точку, явно погруженный в свои мысли. По выражению его застывшего, отрешенного лица Самана не могла понять, что творится у него в голове, ей оставалось лишь уповать на то, что Гранди уже успокоился и решил трезво отнестись к создавшейся ситуации. Хотя, успев немного изучить особенности его характера, Саманта слабо надеялась на это.

Ее мысли были прерваны резким писком рации, которую она постоянно держала в руке.

— Я понимаю, это раздражает, но ничего не поделаешь, — виновато произнесла Саманта, прикладывая рацию к уху. — Предлагаю вам свернуть направо на следующем перекрестке, а мы поедем через главный парк. Хорошо? — Получив подтверждение, она отключила рацию и повернулась к Лучано.

— Впереди образовалась большая пробка, поэтому нам придется совершить объезд, — объяснила она.

— А я не опоздаю из-за этого на концерт? — брюзгливо поинтересовался он.

— Нет, — уверенно ответила Саманта, уже почти поверившая, что Гранди окончательно смирился с ее присутствием. — У вас еще будет время выпить с вашими друзьями перед началом концерта.

— Рад это слышать. — Лучано наградил ее дружеской улыбкой. Затем, продолжая удивлять Саманту, кивнул на рацию. — Я понимаю, что вы должны поддерживать связь с другой машиной. Но почему вы используете эту штуку для переговоров с нашим водителем? Не проще ли отодвинуть перегородку, которая разделяет нас?

— Когда рядом с вами находится телохранитель, перегородка должна быть плотно закрыта, — пояснила Саманта. — Она сделана из пуленепробиваемого стекла, как и все остальные окна этого автомобиля. Потому что, если что-то случается с водителем…

— Если его убьют, например? — Это было скорее утверждение, чем вопрос.

— Ну… что-то в этом роде. Хотя это маловероятно. Но в любом случае вам нечего беспокоиться.

— О, я совсем не беспокоюсь, мисс Митчел, — заверил он и тепло, обезоруживающе улыбнулся. — Должен признаться, я считаю все эти так называемые угрозы в мой адрес чистейшим вздором.

— Ну знаете, если кто-то выдвигает угрозы, то всегда есть вероятность того, что они будут приведены в исполнение, — заметила Саманта.

Она вдруг обнаружила, что ей трудно устоять перед покоряющей улыбкой этого мужчины. Не говоря уже о том, что его бархатистый голос и завораживающий акцент оказывал на нее какое-то странное воздействие.

— Я полностью доверяю вам, — неожиданно заявил Лучано. — Я, наверное, вел себя не совсем корректно с вами там… в отеле. Это, очевидно, от усталости. Ну, вы понимаете — длинный, утомительный перелет и прочие нагрузки…

— Я… конечно… — пролепетала растерявшаяся Саманта.

— Вот почему, моя дорогая мисс Митчел, я надеюсь, что вы простите мне мое дурное поведение, — пропел он соловьем.

Вот это поворот на сто восемьдесят градусов! — ошарашенно подумала Саманта. У нее голова чуть не закружилась от очередной ласкающей, почти интимной улыбки Лучано.

Ну что ж, одно, по крайней мере, ясно как Божий день. Синьор Гранди не просто успокоился — он вознамерился доконать меня своей чрезмерной вежливостью и навязчивым обаянием. И, судя по тому, как у меня вдруг стало пресекаться дыхание, его метод оказался весьма эффективным.

— Я вас хорошо понимаю. Вам необязательно извиняться передо мной, — пробормотала Саманта, стараясь сохранить самообладание.

Но легче сказать, чем сделать. Особенно если учесть, что ее разум по какой-то непонятной причине перестал подчиняться воле. Возможно, виновата в этом была чувственная, волнующая атмосфера, которая быстро заполняла ограниченное пространство салона лимузина.

Стараясь не думать о притягательности сидящего рядом мужчины, Саманта пыталась угадать, что задумал этот коварный искуситель. Потому что она ни на секунду не поверила в его россказни насчет «некорректного поведения» в отеле. Синьор Лучано Гранди вел себя как самая настоящая свинья и прекрасно знал об этом!

Машина, шедшая впереди них, вдруг резко затормозила. Саманта поняла, что причиной задержки явилась группа подростков, катавшаяся по проезжей части на роликовых коньках. Она быстро прочесала глазами территорию парка, через которую они ехали, и поднесла к губам рацию.

— Расслабьтесь. Это дети резвятся на дороге. Не обращайте на них внимания, им скоро надоест эта игра, и они оставят нас в покое.

Она почти с завистью смотрела на мальчишек, которые ловко маневрировали между двумя движущимися автомобилями. Ее оценка ситуации оказалась верной. Ребятам действительно скоро наскучила игра, и они поехали искать новые развлечения.

Когда маленький кортеж возобновил движение, Саманта откинулась на спинку сиденья и, проводив ребят взглядом, задумалась, смогла бы заняться этим видом спорта или уже слишком стара для этого.

Лучано Гранди, молчаливый свидетель этого эпизода, без труда угадал мысли телохранительницы, и уголки его губ дернулись в снисходительной усмешке. А почему бы и нет? — подумал он. Она девушка спортивная, тренированная, так что имеет шанс быстро освоить роликовые коньки, как освоила и все остальное, без чего не обойтись в ее профессии.

Лучано уже понял, что криком и руганью от этой невозмутимой особы ничего не добьешься. Недаром он так быстро поднялся по служебной лестнице. И одним из уроков, которые Лучано вынес, строя свою стремительную карьеру, было осознание необходимости проявлять гибкость.

Поэтому, поразмыслив немного, он решил попробовать другую тактику — на все действия мисс Митчел отвечать сладчайшей улыбкой и медовыми речами. Правда, несмотря на то что девица вроде бы простила ему хамское поведение в отеле, в ее подернутых серой дымкой глазах Лучано видел настороженность.

И, хотя он не мог припомнить случая, чтобы ему не удалось обворожить женщину, мисс Саманта Митчел пока оставалась равнодушной к его неотразимым мужским чарам.

Беда была в том, что он абсолютно ничего не знал о ней, и это лишало его определенных преимуществ. Лучано привык к тому, что у него под рукой всегда было досье на человека, с которым он вступал в контакт. Знание личных качеств партнера или конкурента помогало Лучано выбрать правильную линию поведения, что во многом определяло его успех в делах.

Здесь же ему не за что было зацепиться, он не имел ни малейшего представления, как подступиться к Саманте Митчел, и это делало его беспомощным. Он даже не знал, что заставило ее избрать в высшей степени необычную для женщины профессию.

Лучано чуть изменил позу, чтобы иметь возможность лучше разглядеть высокую стройную фигуру белокурого сфинкса, сидевшего справа от него.

Мисс Митчел была определенно не в его вкусе. Лучано никогда не привлекали властные, самонадеянные женщины, ставившие себя на одну доску с мужчинами. Все его пассии, почти без исключения, были темноволосыми изящными созданиями с очаровательным налетом хрупкой утонченности. Некоторые были скучноваты, другие полностью поглощены собой, третьи чересчур капризны — но ни одна, ни при каких обстоятельствах не позволяла себе помыкать Лучано. Боже упаси! Им даже в голову не могло прийти сказать ему, что он может делать, а что — нет.

С другой стороны… если бы Саманта Митчел не раздражала его так сильно, Лучано мог бы, пожалуй, признать, что она необычайно привлекательная, интересная женщина. Во всяком случае, это было первое, о чем он подумал, когда Саманта появилась на пороге его номера.

Лучано скользнул взглядом по ее упругим грудям, проступившим через тонкую ткань, когда она подняла руку, чтобы убрать с лица прядь волос. Затем он прошелся по ее короткому платью и остановился на длинных стройных ногах, обтянутых колготками тончайшего черного шелка. Первое впечатление не обмануло его — мисс Митчел, ничего не скажешь, женщина что надо.

Но, когда они подъехали к концертному залу, Лучано снова изменил свое мнение о ней.

Ни его обаяние, ни откровенная попытка откупиться от нее деньгами не смогли поколебать холодное самообладание этой железной леди.

— Расслабьтесь, синьор Гранди, — доброжелательно посоветовала Саманта, неожиданно наградив его пленительной улыбкой. — Я, конечно, отдаю должное вашим итальянским чарам, но вы напрасно теряете время, пытаясь отделаться от меня при помощи чрезмерной лести. Я не брошу работу, на которую меня наняли. И, боюсь, — добавила она, не скрывая иронии, — никакие деньги не заставят меня расстаться с таким клиентом, как вы. К сожалению, я подписала контракт не с вами, а с вашей страховой компанией. Так что, пока они не отпустят меня, нам, увы, придется как-то сосуществовать вместе. Вы поняли меня? — Последнюю фразу она произнесла по-итальянски.

Так мне и надо, мрачно подумал Лучано, получив этот словесный плевок в лицо. Как ни раздражала его Саманта, в глубине души он признавал, что женщина эта — достойный противник.

Но Лучано не собирался терпеть и дальше ее присутствие или позволять ей убаюкивать его сознание своими покоряющими улыбочками. Лихорадочно соображая, как отделаться от телохранительницы, он вдруг вспомнил, что забыл в отеле билет и поэтому не сможет попасть в зал. О чем не без удовольствия поставил в известность мисс Митчел. На это Саманта беззаботно пожала плечами.

— Не беспокойтесь, я взяла его со стола, когда мы уходили из номера. — И, наслаждаясь погрустневшим выражением его лица, вытащила билет из своей сумочки.

— А как же вы? — спросил он сквозь зубы, когда лимузин подкатил к концертному залу. — Что будете делать вы, пока я буду наслаждаться музыкой? Неужели вам доставит удовольствие стоять в течение трех часов у дверей ложи моих друзей?

— Мне платят приличные деньги не за то, чтобы я получала удовольствие, — парировала Саманта его сарказм, открыла дверцу лимузина и, когда они вышли из машины, быстро провела Лучано в просторный холл концертного зала.

— Эй, привет! Мы уже думали, что ты не приедешь! — крикнул Филип Бредли, пробираясь к другу через толпу людей.

— Хорошего же ты обо мне мнения, — ухмыльнувшись, заметил Лучано и поздоровался с Дороти, женой Филипа.

Болтая с Дороти, обмениваясь с ней последними новостями, Лучано на время забыл о существовании Саманты Митчел. Но если он думал, что избавился от нее хотя бы на три часа, то глубоко ошибался.

— Ах ты, старый плут! Мне следовало догадаться, что ты появишься в обществе очаровательной подружки, — пожурил Филип и шутливо ткнул Лучано кулаком в живот, когда заметил высокую молодую женщину, стоявшую за спиной друга. — Я очень рад видеть вас здесь!

Сияя улыбкой, он взял Саманту под руку, прежде чем Лучано успел объяснить, что мисс Митчел вовсе не его подружка.

— С местами не будет проблем — двое наших друзей вынуждены были отказаться от концерта в последнюю минуту, — продолжал Филип, протягивая Саманте бокал с вином и знакомя ее со своей женой.

Рассеянно болтая со знакомыми четы Бредли — довольно занудным банкиром и его супругой — в шумном, многолюдном баре концертного зала, Лучано понял, что уже ничего не может сделать.

В результате он оказался в весьма щекотливом положении. Не мог же он, в самом деле, за пять минут до начала концерта пуститься в долгие объяснения со своими друзьями по поводу того, зачем ему понадобился личный телохранитель. Тем более что Лучано был абсолютно уверен: Бредли сочтут весьма забавным тот факт, что ему навязали в этом качестве женщину.

Саманта же, поначалу удивившись, что ее приняли за женщину Гранди, вопросительно посмотрела на своего подопечного, как бы давая понять, что готова, если надо, сыграть эту роль. Ей не раз приходилось изображать преданную жену или любящую невесту, особенно, когда речь шла о скрытной работе, например, о слежке за подозреваемым. Поэтому сыграть роль подружки Лучано для нее не представляло никакого труда.

И если бы… если бы этот скверный тип хоть немного подыграл ей, она, возможно, вела бы себя в рамках приличий. Но Гранди, позволив своим друзьям поверить, что Саманта его последняя куколка, стал полностью игнорировать ее: повернулся к ней спиной и как ни в чем не бывало разговаривал с супругами Бредли и с их друзьями. В общем, вел себя так, словно она была пустым местом.

Саманта пришла в ярость. Одному Богу известно, сколько ей пришлось вытерпеть от этого мерзавца только за один этот вечер! Но она не была дурой и понимала, почему он не объяснил друзьям их ошибку. Хотя это не давало Лучано права вести себя грубо по отношению к ней. Синьор Гранди, подумала молодая женщина, скривив губы в презрительной усмешке, просто решил объединить приятное с полезным — за мой счет.

И такое немужское, с точки зрения Саманты, поведение переполнило чашу ее терпения.

Когда прозвенел первый звонок и люди стали постепенно переходить из бара в зрительный зал, она приблизилась к Лучано и ловко просунула руку ему под локоть.

— Дорогой, ты же не хочешь оставить меня здесь одну? — с легким смешком проворковала Саманта и дерзко посмотрела на него сияющими, счастливыми глазами. Она взяла реванш за свои муки: Лучано превратился в натянутую струну, а на его красивом загорелом лице мелькнула тень ужаса. Саманта с улыбкой обратилась к друзьям своего «возлюбленного»: — Я так рада, что Лучано пригласил меня на этот концерт. Мне давно хотелось послушать старинную музыку. Это такой подарок!

Как только они вошли в ложу, Саманта сразу определила место для своего клиента. Она отпустила его руку и поставила одно из кресел так, чтобы Лучано был недосягаем для потенциального убийцы из зала. И в то же время с этого места хорошо была видна сцена.

— Дорогой, тебе лучше всего сесть здесь, — промолвила Саманта с нежнейшей улыбкой на губах.

— Да нет, спасибо, — процедил сквозь зубы Лучано, вынужденный улыбаться перед друзьями. — Наверняка кто-то из дам захочет занять это место.

— Не выдумывай, дорогой, я настаиваю на том, чтобы ты сел именно здесь, — уже твердо сказала Саманта, положив руки на спинку кресла.

К ее застывшему лицу приклеилась фальшивая улыбка. Чета Бредли снисходительно наблюдала за препирательством, ошибочно приняв его за легкий спор между влюбленными.

Сообразив, что телохранительница снова обставила его, Лучано взбеленился. Он мысленно метал громы и молнии. Его голубые глаза пылали опасным огнем, и Саманта приготовилась к тому, что сейчас он сорвется и устроит ей грандиозный скандал. Однако итальянец довольно быстро овладел собой. Только Саманта догадывалась, чего ему это стоило.

— Идите вы к черту! — прошипел он, пряча от друзей перекошенное злобой лицо, и опустился в кресло.

— Только после вас, котик, — елейным голоском пропела Саманта и села позади Лучано.

В зале погас свет, на сцену вышел дирижер и встал за пульт. Лучано откинулся на спинку удобного мягкого кресла. Лицо его было спокойным, но в голове бродили нехорошие мысли.

За всю свою жизнь он ни разу не применил силу против женщины. Ему даже во сне не могло привидеться такое. Поэтому Лучано был потрясен, когда поймал себя на том, что серьезно обдумывает — да еще с каким удовольствием! — план уничтожения Саманты Митчел.

Чем я провинился перед Богом, что Он послал мне такое наказание? — мысленно вопрошал Лучано, уставившись пустым взглядом на сцену. Но чарующие звуки музыки, заполнявшие зал, постепенно оказывали на его взвинченную нервную систему благотворное воздействие, и вскоре Лучано начал рассуждать более здраво.

То, что Саманте Митчел до сих пор удавалось вертеть им, как она хотела, еще не означает, что она будет продолжать и дальше в таком же духе. Пришло время преподать этой наглой высокомерной девице урок, который она не забудет до конца своих дней.

Пока Лучано Гранди замышлял против нее план мести в прямом смысле у нее под носом, Саманта наслаждалась музыкой. Концерт доставил бы ей еще большее удовольствие, если бы ее не отвлекала работа — охрана клиента.

То, что она в последний раз связалась с Мэтью Дакстером, Саманта не сомневалась. Были у нее сложные клиенты в прошлом, но этот… О, этот перешел все границы! Его надо было придушить, как только он родился!

Саманта, разумеется, понимала, что спровоцировала Гранди на последнюю грубость. Не следует играть с огнем ради минутного удовольствия видеть вышедшего из себя мужчину, сказала она себе. Как бы мне ни хотелось поставить итальянца на место, я как опытный телохранитель не должна реагировать на взбрыкивания клиента. Это просто непрофессионально. Так что, голубка, ищи-ка другие подходы к этому высокомерному индюку.

Легко сказать! Гранди не только невыносим, он еще и грешит мужским шовинизмом. За примерами далеко ходить не надо: он буквально встал на дыбы, когда узнал, что его телохранителем в Вашингтоне будет женщина.

Ситуация осложнялась тем, что Лучано Гранди обладал сильнейшим мужским магнетизмом. Когда он не злился, от него исходила мощная волна почти гипнотического обаяния, которое окутывало человека колдовскими чарами, лишая способности трезво мыслить. Обаяния, которое итальянец при случае использовал как весьма действенное оружие. Саманта вспомнила, как он без зазрения совести пытался расстроить ее контракт с его страховой компанией.

В общем, синьор Гранди представлял собой сложную смесь едва сдерживаемой агрессивной силы и неотразимой сексуальности. При таком клиенте нельзя расслабляться ни на минуту. Подумав об этом, Саманта перевела взгляд с оркестрантов на объект своих забот.

В ложе было довольно темно, но ей хватило и взгляда, чтобы понять настроение своего подопечного. Застывшая фигура Лучано и особенно его широкие, напряженные плечи под дорогим вечерним пиджаком свидетельствовали о том, что он еще не избавился от злости.

Ложи в театрах и в концертных залах, как правило, имели небольшие комнаты, где люди могли выпить и перекусить во время антрактов. Поэтому, когда закончилось первое отделение концерта, Саманта — в благодарность за то, что чета Бредли пригласила ее в свою компанию, — вызвалась помочь Дороти, которая распорядилась принести в ложу легкий ужин.

— Здесь ничего особенного, — кокетничала миссис Бредли, вытаскивая из принесенной из буфета корзины различные коробочки и тарелочки. — Сандвичи с лососиной и на десерт — свежая клубника и взбитые сливки.

— Да у вас сказочное меню! — смеясь, возразила Саманта, наблюдая, как Дороти извлекает из волшебной корзины бутылки с ледяным шампанским.

Миссис Бредли передала вино мужу и наказала проследить за тем, чтобы бокалы у всех были наполнены.

— А вы давно знаете Лучано? — спросила она Саманту.

— Нет. Мы… мы встретились сравнительно недавно, — пробормотала Саманта, бросив настороженный взгляд на своего клиента. Тот разговаривал с банкиром.

— Они с Филипом учились в одной школе, так что дорогой Лучано — один из наших самых старых друзей, — с любовью сообщила Дороти. — А какой красавец! Море обаяния, и к тому же он очень богат. — Она закатила глаза к потолку и добавила со смехом: — Убийственное сочетание!

Саманта подумала, что миссис Бредли пытается предостеречь ее, и уже собралась сказать, что между ними ничего нет, но та опередила ее, быстро покачав головой.

— О, поймите меня правильно! Мы с Филипом очень рады, что он пришел на концерт с вами. Лучано уже пора остепениться, завести семью, детишек. Так что, если ему удалось наконец избавиться от той ужасной женщины, Лючии Росси, я буду только рада. Признаться, мы с мужем считаем, — тут она подмигнула Саманте, — что вы с Лучано просто созданы друг для друга.

Только этого мне не хватало! — подумала Саманта, вежливо улыбнувшись своей собеседнице. То, что она пыталась одержать верх над Гранди, это одно. Но вводить в заблуждение симпатичных супругов Бредли относительно своих отношений с их лучшим другом, она не хотела.

— Честно говоря, Дороти, я и Лучано… — Саманта замолчала, пытаясь найти нужные слова. — Дело в том, что…

— Дело в том, что мы просто с ума сходим друг от друга! — закончил фразу незаметно подошедший Лучано.

Ошарашенная его внезапным появлением, Саманта была крайне удивлена, когда он ловко обнял ее за талию и крепко прижал к себе.

— Глупый, ты все напутал! — засмеялась Дороти. — По-английски правильно говорят: сходим с ума не друг от друга, а друг по другу.

— Ты права, мне надо подзаняться английским, — лукаво блеснув глазами, заметил Лучано. — Но Саманта прекрасно знает о моих чувствах к ней. Не правда ли, лапочка? — И он прижал ее к себе еще крепче.

Правда, черт тебя возьми! — мысленно выругалась Саманта. Она удивлялась, как это ему удалось так незаметно подойти к ней. Застать ее врасплох было практически невозможно.

Саманта дернулась, пытаясь незаметно для окружающих освободиться из объятий Лучано, но не тут-то было — хватка у него оказалась железной.

— Мне так повезло, что Саманта заботится обо мне, — журчал Лучано. — У нас с ней очень тесные отношения. Ммм… клубника! Обожаю. — Он выбрал самую крупную и сочную ягоду и спросил, глядя на Саманту со слащавой нежностью: — Ты ведь тоже ее любишь, дорогая?

Саманта подняла на него глаза, полные бессильной ярости. Дороти смотрела на «влюбленных» с умилением.

— Да, клубника действительно очень красивая, — заставила себя сказать Саманта.

Она не могла понять, почему Лучано вдруг стал изображать пылкого возлюбленного. Тем более что при этом, когда он смотрел на нее, в его голубых глазах сверкал лед.

— Так я хотела сказать, Дороти, что мы… О! — Саманта чуть не подавилась, когда Лучано проворно сунул ей в рот ягоду.

— Ты права, кошечка, клубника просто восхитительна, — заметил он, с наглой ухмылкой наблюдая, как Саманта пытается спешно проглотить слишком большую ягоду. — Хочешь еще одну? — елейно осведомился Лучано, по-прежнему крепко прижимая ее к себе.

— У-у, — промычала Саманта набитым ртом и яростно замотала головой.

— Ну разве она не прелесть! — фальшиво восхитился Лучано, когда Саманте удалось наконец проглотить злосчастную клубнику.

Дороти воспринимала происходящее как игру влюбленных и растроганно смотрела на них. А Гранди в этот момент наклонился к Саманте, будто собирался поцеловать ее. Молодая женщина сжалась и отвернула от него лицо. Но у Лучано, как оказалось, и в мыслях не было никаких вольностей. Прижавшись губами к ее уху, он зло прошептал:

— Пусть это будет для вас уроком, радость моя. Поэтому впредь больше не злите меня, иначе будет еще хуже. Договорились?

Лучано отпустил ее лишь после того, как Саманта слегка качнула головой в знак согласия. Затем он подошел к Филипу Бредли, и мужчины продолжили разговор.

— Как вам повезло! — Дороти завистливо вздохнула.

Повезло как утопленнику, в бешенстве подумала Саманта, метнув на Лучано свирепый взгляд. Она мечтала сейчас об одном — побольнее отомстить ему за свое унижение.

4

Короткий путь в гостиницу они проделали в полном молчании, и то потому, что Саманта еще не оправилась от шока и злилась. К тому же итальянец продолжал действовать ей на нервы. Она не могла понять, по какому поводу он так веселился в ложе. Возможно, радовался, что сумел поставить ее на место. Он и сейчас, сидя рядом с ней, мурлыкал себе под нос мелодию, прозвучавшую в концерте.

Саманта дала указание водителю подвезти их к заднему входу отеля. Распределив охранников на ночное дежурство, она поднялась с Лучано в его номер, не переставая твердить себе, что должна оставаться спокойной и выдержанной несмотря ни на что. Если клиент снова выкинет какой-нибудь фокус, это его дело. А она будет выполнять свою работу, за которую ей хорошо платят.

— Ну что ж, вечер получился весьма интересным, — растягивая слова, поделился впечатлениями Лучано, когда они вошли в номер. — Хотите чего-нибудь выпить? — спросил он и направился к бару.

— Спасибо. Я никогда не пью во время работы.

— Ах да, ваша работа, — с притворным почтением произнес он. — Кстати, я тут думал о ваших обязанностях в качестве моего личного телохранителя… — Лучано налил себе приличную порцию виски, затем поднял голову и посмотрел на Саманту с широчайшей из своих улыбок. — И, знаете, пришел к одному или даже к двум любопытным выводам.

Саманта насторожилась. Когда Гранди становился слишком любезным, она автоматически внутренне собиралась и готовилась к бою. Чрезмерное обаяние итальянца уже вызывало у нее нервную аллергию, в такие моменты она ждала от него очередной дьявольской каверзы.

— Как мы оба знаем, я был против того, чтобы ко мне приставляли личного охранника. Тем более женщину. Не подумайте только, что я что-то имею против женщин…

— Рассказывайте об этом кому-нибудь другому! — презрительно фыркнула Саманта.

— Я просто предвидел… как бы это получше выразиться… определенные трудности в связи с таким назначением, — продолжал Лучано, проигнорировав ее ремарку. — Однако поразмыслив немного на досуге, я вдруг осознал, что эти трудности на самом деле являются для меня несомненным благом!

— Что-то не пойму, к чему вы клоните, — заметила Саманта, насторожившись.

— Я к тому, что как мой личный телохранитель вы должны осуществлять личную и плотную охрану моего бренного тела, — мягко объяснил Лучано и медленно направился к двери, у которой стояла Саманта.

— Ну и что?

— Насколько я знаю, вас наняли охранять меня двадцать четыре часа в сутки, так?

— Да, строго говоря. Но…

— Вот! — победоносно воскликнул Лучано и плотоядно ухмыльнулся. — Меня вдруг осенило, что с моей стороны будет непростительной глупостью, дорогая мисс Митчел, упустить такой шанс. Я имею в виду плотную охрану моего тела всю ночь.

Молодая женщина изумленно уставилась на него, но уже в следующее мгновение с ужасом осознала всю нелепость ситуации, в которой оказалась.

— Вы, должно быть, шутите! — Она нервно засмеялась.

— Вовсе нет, — тихо возразил Лучано, блеснув голубыми глазами. — Мне даже доставляет удовольствие мысль о том, что мы с вами можем провести ночь вместе. Скажите, на какой половине кровати вы предпочитаете спать? — Он вызывающе улыбнулся.

— Не говорите глупостей! — возмутилась Саманта.

Она была почти уверена, что Гранди нарочно заводит ее, чтобы вывести из равновесия, однако все же решила четко объяснить ему, какие взаимоотношения, согласно инструкции, должны существовать между телохранителем и клиентом.

— Я действительно несу полную ответственность за вашу безопасность. Но…

— Великолепно! — радостно объявил Лучано с той же сладострастной ухмылкой. — Я сплю без пижамы, естественно. Но вы, будучи настоящей профессионалкой, наверняка имеете в запасе большой выбор сексуальных ночных сорочек. А?

— Да прекратите наконец! Вы что, не слышали, что я вам сказала? — раздраженно одернула его Саманта. — Я не собираюсь проводить ночь в вашем номере.

— Что-о? Вы намерены пренебречь своими служебными обязанностями? — притворно вознегодовал Лучано. — Какой позор! Я обязательно доложу об этом вашему начальству.

— Очень смешно! — с ядовитой иронией проронила Саманта. — Можете проверить, если хотите: за вашей дверью уже стоит охранник. Вместе с напарником он будет оберегать ваш ночной покой.

— А как же вы?

— Я буду находиться в соседнем номере. Но дверь, соединяющая наши номера, будет заперта! И мне совершенно непонятно, почему вы решили, что я хочу разделить с вами постель! — Саманта рассмеялась на высокой, почти истерической ноте. — Вы, возможно, считаете себя неотразимым, котик, но, уверяю вас, я не настолько голодна!

Лучано шагнул к ней, лицо его сразу стало жестким и угрожающим.

— Осторожно, мисс Митчел! — предупредил он. — Я ведь только шутил с вами, как вы, очевидно, поняли. Но мне не нравится, когда со мной разговаривают в подобном тоне.

— Меня это не волнует, — огрызнулась она, решив, что итальянец уже изрядно утомил ее. — Знаете, если бы я даже безумно хотела мужчину, то все равно не польстилась бы на такого воинствующего шовиниста, как вы!

В гостиной повисла мертвая тишина, которую нарушил резкий, шумный вздох Лучано.

— В самом деле? — с язвительной любезностью осведомился он, и его голубые глаза стальными буравчиками впились в серые глаза Саманты.

— Ну ладно, давайте больше не будем об этом, — быстро сказала она, призвав на помощь все свое самообладание, когда Лучано положил руки на ее плечи.

Саманта в очередной раз мысленно отругала себя за то, что затеяла ссору с таким клиентом, как Лучано Гранди. Но тут же, правда, заметила себе, что с ним не выдержал бы даже святой. Скоро, однако, Саманта убедилась — во второй раз за этот вечер, — что сильно недооценила своего противника. Она всегда гордилась своей реакцией, но Лучано Гранди превзошел ее. Он с молниеносной быстротой одной рукой прижал ее к себе, а другой взял за подбородок.

Саманта лишь успела заметить полыхнувшее в голубых глазах пламя, и в следующее мгновение Лучано завладел ее ртом.

Саманта была настолько шокирована стремительным натиском итальянца, что поначалу растерялась. Но, опомнившись, она начала вырываться из его крепких рук, мысленно проклиная себя за то, что позволила Гранди обвести ее вокруг пальца. Вдруг Саманта почувствовала, как его рука медленно заскользила по ее спине вниз.

Она задрожала от внезапно охватившего ее сексуального желания, а в ногах появилась приятная слабость. Саманта не понимала, что с ней происходит. Очевидным было одно: и она, и Лучано находились в состоянии сильного возбуждения.

Лучано раздвинул языком ее губы и проник внутрь, потом, словно почувствовав ее замешательство и растерянность, неспособность справиться с волной горячего желания, оставил в покое ее рот, зато дал волю рукам, которые чувственно заскользили по изгибам тела Саманты, скрытого под тонкой тканью платья. Ее подсознание отмечало глухие удары сердца Лучано, запах его одеколона, теплоту его губ, но время для Саманты будто остановилось, и она, запутавшись в сетях собственных эмоций, ощущала себя абсолютно беспомощной. Казалось, у нее нет иного выбора, кроме как без остатка отдаться нарастающим возбуждению и страсти, которые сотрясали ее тело.

Грубая реальность стала пробиваться сквозь завесу переполнявшего ее желания, когда Саманта почувствовала, что мужская рука расстегивает молнию на ее платье. Обнажившееся тело затрепетало от восторга под нежными прикосновениями его пальцев, которые принялись за крючки на бюстгальтере.

О Господи, что я делаю?! Ведь он мой клиент! — пронеслось у нее в голове.

Следующее усилие потребовало от Саманты колоссального напряжения воли, но наконец-то ей удалось высвободиться из объятий пылкого итальянца. Саманта уперлась ладонями в грудь Лучано и с силой оттолкнула его от себя. Однако она не смогла удержать равновесия, и ее отбросило назад — она ударилась спиной о стену и вскрикнула от боли.

— Что с вами? — озабоченно спросил Лучано.

— Не прикасайтесь ко мне! — злобно прошипела Саманта и быстро застегнула молнию на платье. Почувствовав себя увереннее, она возмущенно спросила: — Что вы себе позволяете?!

Лучано, загадочно глядя на нее из-под опущенных век, саркастически рассмеялся.

— Мне кажется, вы недостаточно хорошо знаете английский язык, мисс. Правильнее было бы спросить: что мы позволяем себе?

— Множественное или единственное число — какая разница?! — огрызнулась Саманта, злясь не столько на Лучано, сколько на себя за то, что поддалась его чарам. — Вы даже не подумали извиниться за свое отвратительное поведение! — добавила она, задыхаясь от бешенства: этому отвратительному типу все как с гуся вода.

— Извиняться? — изобразил наивное удивление Лучано. — Моя дорогая мисс Митчел, скажите ради Бога, почему я должен просить прощения за тот восхитительный поцелуй? Я, честно сказать, был потрясен вашей э-э-э… восторженной реакцией. Вы уверены, что не хотите охранять мое тело этой ночью? — спросил он насмешливо.

— О, да замолчите же вы наконец! — рявкнула Саманта, желая покончить с этим фарсом. — Я ухожу, — холодно добавила она, поворачиваясь к двери. — И, если вы не извинитесь передо мной до девяти утра завтрашнего дня, я буду считать наш контракт расторгнутым.

Удалиться с гордо поднятой головой ей не удалось — пришлось повозиться с ручкой, чтобы открыть дверь. Саманта шла по коридору, а в ушах у нее стоял издевательский смех Лучано Гранди. Ее лицо горело от стыда и унижения.

5

Саманта тяжело вздохнула. Она уже два часа безуспешно пыталась уснуть, ворочаясь с боку на бок. Оставив наконец неравную борьбу с бессонницей, она откинула одеяло, набросила на себя легкий халатик и босиком прошлепала по толстому ковру в гостиную — точную копию той, что была у ее клиента.

Страховую компанию моего итальянца трудно заподозрить в скупости, подумала Саманта, окидывая взглядом богатый интерьер просторной гостиной. Она позвонила в ресторан и заказала в номер чай из трав.

Лучано Гранди, несомненно, очень важная персона, если компания без звука оплатила люкс для его телохранителя. Единственное различие между их номерами состояло в том, что гостиная Саманты напоминала сейчас офис, в котором стояло оборудование для связи с оперативниками.

Поскольку уж она не спала, то решила проверить пост в коридоре.

— Все в порядке, Сэм, — доложил по рации охранник. — Кругом тихо как в могиле.

— Рада слышать это. Да, имей в виду, я только что заказала себе чай в номер, официант может появиться в коридоре в любой момент. Понял?

— Без проблем, — отозвался охранник. — Но ты все-таки попробуй заснуть хоть на пару часов. В нашем деле без сна опасно работать.

— Кому ты это говоришь! — мрачно изрекла Саманта и отключила рацию.

Энди, конечно, прав, подумала она, наливая в чашку принесенный официантом горячий ароматный чай. Телохранителям сон нужен как воздух. Выходя на задание, мы должны чувствовать себя хорошо отдохнувшими и бодрыми.

Прежде, стоило Саманте коснуться головой подушки, как она моментально засыпала. Но в ее практике и такого трудного клиента раньше не было. Хотя — ей, правда, было стыдно признаваться в этом — большинство проблем с Лучано Гранди возникало по ее собственной вине.

Мало того что я действовала на любительском уровне, я еще умудрилась нарушить все основные правила поведения с клиентом, с горечью констатировала Саманта. Надо быть последней дурой, чтобы дразнить человека с таким взрывным и непредсказуемым характером! Верх моей глупости — попытка поставить итальянца на место.

Особенно удручало Саманту то, что она позволила Лучано, как мужчине, взять над ней верх. Она прекрасно знала, что, если бы действительно захотела освободиться из объятий итальянца, сделала бы это без особого труда. Саманта владела несколькими приемами, которые позволяли осадить любого прыткого кавалера, но — черт побери! — не воспользовалась ни одним.

Издав мучительный стон, Саманта откинулась на мягкую подушку дивана и, запрокинув голову, уставилась в потолок, пытаясь разобраться в том позорном эпизоде, который произошел в номере синьора Гранди несколько часов тому назад. Она не переставала удивляться тому, что ее, профессионала, провели как воробья на мякине. Более того, она еще и помогла итальянцу тем, что пошла на поводу у своих эмоций и совсем потеряла голову!

Признавая свою вину, Саманта ни в коем случае не собиралась оправдывать Лучано Гранди. Она только не могла взять в толк, почему он решил отомстить ей таким странным способом — страстным объятием и не менее страстным поцелуем.

Однако у нее не было времени копаться в его психологии, потому что хватало своих проблем, которые висели над ней дамокловым мечом.

Что же мне теперь делать, черт возьми?!

Впервые в своей практике столкнувшись с такой ситуацией, она не знала, как из нее выбраться наилучшим способом. Хотя ультиматум, который Саманта выдвинула Лучано под горячую руку, возможно, и был правильным решением. Потому что, не определив четкое место каждого из них в этом тесном временном союзе, она не могла нормально работать со своим клиентом.

Пока же у Саманты создавалось впечатление, что скорее всего ей придется отказаться от этой работы. И она решила позвонить Мэтью Дакстеру и сказать ему об этом.

Гранди, конечно, нажалуется на меня в свою страховую компанию и в охранное агентство Мэтта, размышляла Саманта, и обвинит меня во всех смертных грехах. Но помешать ему я не могу, значит, придется пережить и это. Вряд ли слухи и разговоры, которые неизбежно возникнут после моего отказа работать с этим итальянцем, повредят моему основному делу — проведению практических занятий в собственной охранной фирме. А телохранителем я больше работать не собираюсь.

Поэтому Саманта решила отнестись к этому случаю как к досадному недоразумению, поставить на нем точку и начать с надеждой смотреть в будущее.

Но когда она поднялась с дивана и направилась в спальню, у нее возникло ощущение, что отделаться от Лучано Гранди легким испугом ей не удастся.

Однако жизнь, как известно, вносит свои коррективы.

Мэтью Дакстер, само собой, не посочувствовал Саманте, когда она позвонила ему утром.

— Сэм, ты не можешь поступить со мной так! — завопил он в трубку.

— Мне самой очень жаль, Мэтт, — грустно проронила Саманта.

— Да что толку в твоей жалости! Сама знаешь, какая у нас сейчас запарка! — кипятился Мэтью. — В Вашингтоне проходит несколько крупных международных мероприятий — гости понаехали со всего света, и каждый хочет получить первоклассное обслуживание.

— Я знаю, но…

— Короче: отпустить тебя не могу, — заявил Мэтью, резко оборвав ее. — Контракт подписывала? Подписывала. Бросишь работу на полдороге, с тобой никто больше не захочет иметь дела. Это я тебе гарантирую. Усекла?

— Только не надо шантажировать меня, Мэтт, — сердито бросила Саманта. — Я с тобой не в игрушки играю. Если хочешь знать, ты сам во многом виноват — не надо было приставлять к этому парню телохранителя-женщину. Он чуть к потолку не взвился, когда узнал, что я буду охранять его. А после нашей последней стычки вчера вечером, он сам попросит уволить меня.

— Да? А что случилось вчера вечером? — оживился Мэтт.

— Тебя это не касается! — вспылила Саманта. Она знала, что Дакстер обожал собирать сплетни, чтобы потом развлекать ими своих друзей. — Можешь мне поверить, синьор Гранди не меньше меня хочет, чтобы меня сняли с этой работы.

Мэтью вздохнул.

— Ладно, Сэм. Я свяжусь с его страховой компанией и выясню, что тут можно сделать, а потом перезвоню тебе.

Бессонная ночь все еще давала о себе знать. Саманта нервно расхаживала по гостиной и жевала остывший тост с сыром.

Как бы ей ни хотелось все бросить и сбежать из этого роскошного люкса, она вынуждена была оставаться на посту до тех пор, пока Мэтью не найдет ей замену. Саманта связалась по рации с охранником, стоявшим в коридоре, и выяснила, что в данный момент синьор Гранди наслаждается обильным завтраком у себя в номере. Она набралась терпения и стала ждать вестей от Мэтью.

Когда спустя полчаса он позвонил и сказал, что итальянец не только не потребовал ее немедленного увольнения, но даже заявил, что весьма доволен ею как телохранителем, Саманта не поверила своим ушам и была потрясена до глубины души.

— Что значит «доволен»? — скептически спросила она.

— Об этом я знаю не больше тебя. Я лишь позвонил страхователям и обрисовал им ситуацию. Они, в свою очередь, связались с Гранди и потом передали мне его ответ. Так что мы — страховая компания и мое агентство — выполняем условия контракта. Советую и тебе делать то же самое.

— Но я не могу!!! — в отчаянии выкрикнула Саманта и жалобно добавила: — С этим типом совершенно невозможно работать. И почему он хочет продолжать эту комедию, не понимаю…

— Не желаю ничего знать о твоих трудностях, Сэм. У меня хватает своих! — заявил Мэтью, теряя терпение. — У тебя есть работа, так что иди и выполняй ее!

Великолепно! Саманта в ярости уставилась на трубку, в которой уже звучали короткие гудки. Она со злостью швырнула ее на аппарат. Мэтт умыл руки, а что мне теперь делать?!

Походив по гостиной из угла в угол, молодая женщина решилась наконец войти в клетку со львом.

Она была озадачена желанием Гранди оставить ее при себе, но тем не менее собиралась изложить ему несколько основных правил, касающихся их дальнейшего взаимодействия. Если он думает, что сможет и дальше ломать комедию, пусть поищет себе другого телохранителя.

Внутренне приготовившись к встрече со своим самонадеянным клиентом, Саманта решительно вошла в его номер. Но Лучано и на этот раз изрядно удивил ее — сдержанным приветствием.

— Доброе утро, мисс Митчел.

Лучано сидел за небольшим столиком для завтрака. Отложив в сторону газету, он смотрел на вошедшую женщину вежливо, но бесстрастно.

— Нам с вами пора серьезно поговорить, — объявила Саманта официальным тоном.

— Согласен. — Он неспешно налил кофе в чашку. — Мы действительно должны откровенно поговорить друг с другом. Вы завтракали?

— Да, спасибо, — тихо ответила Саманта и, подойдя к окну, стала смотреть вниз на поток машин, медленно ползущих по узкой улице. Она лихорадочно пыталась собраться с мыслями. Другого случая расставить все точки над «i» могло и не представиться. — Послушайте, синьор Гранди! — жестко начала она, поворачиваясь к нему лицом. — Не знаю, какую игру вы ведете и почему сказали своей страховой компании, что «удовлетворены» моей работой. Но таких глупостей с вашей стороны, какие вы позволили себе вчера вечером, больше не будет. Понятно?

Лучано поставил чашку на стол, откинулся на спинку стула и вперил взгляд в стоящую у окна женщину. На его лице застыло какое-то непонятное выражение.

— Я готов «послушать» вас, как вы выразились, — произнес он наконец. — Хотя вначале нам, может, стоит немного разрядить атмосферу. Как вы считаете? Мне бы хотелось принести вам свои извинения за тот… э-э-э… досадный инцидент.

— Да? — Саманта посмотрела на него с недоверием.

— Я понимаю, нельзя оправдывать людей, которые теряют самообладание и выходят из себя, — заявил Лучано. — Мою неожиданную вспыльчивость, очевидно, можно объяснить чрезмерной загруженностью по работе и усталостью после длительного перелета через Атлантический океан. — Он неопределенно махнул рукой. — Я очень сожалею и могу вас заверить, что такое больше не повторится.

— Уж будьте уверены! — горячо подхватила Саманта.

Она немного растерялась оттого, что ее подопечный взял на себя всю вину за вчерашний эпизод. Саманта готовилась к тому, что Лучано обрушит на нее град язвительных насмешек, но теперь, когда он покаялся, она не знала, как вести себя дальше. Размышляя над этой проблемой, Саманта не, замечала, что Лучано смотрит на нее с насмешливым любопытством.

— Давайте забудем об этом досадном эпизоде, — мягко предложил он. — Тем более что я могу дать вам слово: подобного действительно больше не будет.

— Ну-у… — нерешительно протянула Саманта, по-прежнему глядя на него настороженно.

— Может, присядете и выпьете со мной чашку кофе? Трудно разговаривать с человеком, который находится в противоположном конце комнаты, — добавил Лучано, сопровождая свои слова теплой, дружеской улыбкой.

— Коварный обольститель! — пробурчала себе под нос Саманта, мрачно отметив, как легко и умело он заговорил ей зубы. Она собиралась задавать тон в разговоре по поводу его отвратительного поведения, но Гранди повернул дело так, что она снова начинала плясать под его дудку.

Самое главное — Саманта никак не могла понять, почему так происходит. Тем не менее впредь она решила не терять головы и зорко следить за всеми действиями своего подопечного.

Но продолжать стоять у окна в напряженной позе тоже было глупо. И обсуждать дальше вчерашний волнующий поцелуй не хотелось. Особенно если учесть, что она до сих пор была глубоко озадачена — и сильно раздосадована! — собственным поведением. Поэтому, подумала Саманта, если итальянец решил забыть об этом инциденте как о не имеющем никакого значения, мне остается последовать его примеру.

— Какой кофе вы предпочитаете, мисс Митчел? — спросил Лучано, когда она оторвалась наконец от окна и направилась к нему.

— С молоком и без сахара, — ответила Саманта, присаживаясь за столик.

Пока Лучано обслуживал ее, она незаметно рассматривала его.

Правду говорят, что в мире нет справедливости! — с досадой подумала Саманта. Из-за бессонной ночи я чувствую себя отвратительно. А Лучано выглядит так, будто проспал восемь часов крепким, здоровым сном.

Вчера вечером с ней, судя по всему, случилось что-то странное. Она много раз работала телохранителем у знаменитых и очень красивых мужчин, но их великолепные мужские достоинства никогда не мешали ей выполнять свои профессиональные обязанности. Саманта и не замечала их притягательности.

Сейчас же, глядя на белоснежную сорочку Лучано, она вдруг поймала себя на том, что обращает внимание на то, как тонкая шелковая ткань плотно облегает крепкий торс, широкие плечи и узкую талию великолепно тренированного мужского тела.

Когда Лучано поставил кофейник на стол и начал складывать газету, Саманта завороженно уставилась на узкий золотой браслет часов, обхватывающий сильное запястье, и на тонкие загорелые пальцы рук Лучано. Рук, которые всего несколько часов назад чувственно скользили по ее телу…

Господи, о чем я думаю!? — ужаснулась Саманта и поспешно поднесла к губам чашку с кофе.

— Итак, мисс Митчел…

Лучано снова откинулся на спинку стула и посмотрел на Саманту. Он обратил внимание, что она чуть покраснела и, явно стремясь избежать встретиться с ним взглядом, слепо уставилась в какую-то точку на столе.

Лучано Гранди не мог объяснить, что именно его привлекало в этой молодой, чрезвычайно агрессивной женщине.

Кроме поразительно больших серых глаз и очаровательной улыбки, которая изредка появлялась на ее губах, больше ничего достопримечательного в мисс Митчел не было. Красавицей ее, конечно, не назовешь. И, хотя Лучано уже познакомился с прелестями ее стройного тела — особенно с тонкой талией и восхитительно упругими грудями, — мисс Митчел, судя по всему, не собиралась привлекать его внимание к своей высокой стройной фигурке.

Она была одета в строгий, хотя и модный, темно-синий костюм, из-под которого выглядывала белоснежная блузка. Косметику мисс Митчел, видимо, не жаловала, светлые волосы собрала в хвост, чтобы не мешали.

Более того, Саманте Митчел, очевидно, были чужды различные женские уловки, которыми обычно пользуется слабый пол для достижения своих целей. Лучано начал быстро осознавать, что имеет дело с леди, которая является личностью в прямом смысле этого слова.

Осознание этого факта явилось для него приятным сюрпризом.

Вчера вечером он, к сожалению, был не в настроении, чтобы в должной мере оценить ее высокие профессиональные качества и способность быстро справляться с возникающими проблемами. Кроме того, он имел удовольствие держать ее в своих объятиях и был, следует признать, потрясен полученными ощущениями!

Отбросив мысли о тех приятных мгновениях, Лучано подумал, что прямой, откровенный подход Саманты к решению жизненных проблем заслуживает серьезного отношения. Теперь, по крайней мере, они четко знали свои позиции! Приятная смена обстановки, с грустью отметил Лучано, уставший от своих личных проблем в Генуе.

— Так что?.. — нарушила Саманта затянувшуюся паузу.

Лучано не сразу понял, что она ждет от него продолжения.

— Ах да, — спохватился он, — я хотел сказать, что вчера мне позвонили из Италии и сообщили, что полиция напала на след человека, который посылал угрозы в мой адрес.

— Вы имеете в виду…

Он кивнул.

— Да, похоже, его арест — лишь вопрос времени. И поскольку Марио Арпино вряд ли появится здесь, в Америке, страховая компания согласилась немного сократить мою охрану. Они решили, что теперь мне достаточно иметь одного телохранителя и водителя.

— Полагаю, для вас эта новость явилась большим облегчением, — сказала Саманта, удивляясь, почему не радуется своему скорому освобождению от этого человека. — Я уверена, что охранное агентство без труда подберет для вас подходящего специалиста…

— Вы не поняли меня! — резко оборвал ее Лучано. — Я собирался объяснить вам, почему сказал своей страховой компании, что готов и дальше пользоваться вашими услугами.

Саманта нахмурилась.

— Поймите, мисс Митчел, — проговорил Лучано с улыбкой, — я просто не выдержу еще одно вмешательство в мою жизнь. Начало наших отношений было весьма бурным, но сейчас, я надеюсь, мы уже понимаем друг друга. При мысли, что снова придется привыкать к постороннему человеку, который будет жить у меня под боком, мне становится плохо. Ну как, договорились?

Она пожала плечами.

— Наверное. Ладно, хорошо. Я тогда отпущу остальных охранников и договорюсь, чтобы в нашем распоряжении в любое время была машина с профессиональным водителем.

— Замечательно! — Лучано расцвел в улыбке.

— Мне потребуется полный график всех ваших передвижений на ближайшие дни. И с вашей стороны не должно быть никаких сюрпризов. Например, уход из отеля без моего ведома исключается. Если вы захотите пойти в ночной клуб или пригласить женщину к себе в номер, я постараюсь вести себя незаметно и буду заботиться о том, Чтобы вас не беспокоили. Но я всегда должна знать о том, где вы и что делаете. Договорились?

— О Господи! — сердито вскричал Лучано. — Да за кого вы меня принимаете? Я же не юнец, чтобы вести себя таким образом.

— Да? — иронически спросила Саманта. — Посмотрим. Меня уже трудно чем-либо удивить. Если бы вы знали, что себе позволяют некоторые весьма солидные люди, у вас волосы встали бы дыбом от их «шалостей».

То, что эта молодая привлекательная женщина привыкла сталкиваться с грубыми и грязными сторонами жизни, почему-то вызывало у Лучано беспокойство.

— Расскажите мне что-нибудь о себе, — неожиданно попросил он, нарушив молчание. — Согласитесь, профессия, которую вы избрали, довольно необычна для женщины. Да-да, кое-что мне известно, — добавил он с улыбкой, заметив, как Саманта удивленно вскинула на него глаза. — То, что для вас является нормой, рядовым людям, включая меня, представляется довольно странным способом зарабатывания денег.

— Ну… я думаю, вы задали вполне естественный вопрос, — пробормотала Саманта, гадая, из какого источника Лучано почерпнул сведения о ее карьере.

Как, черт возьми, ему удалось выяснить все это за такой короткий срок? — спрашивала она себя. Ну и шустрила! Что ж, это мне лишнее напоминание о том, что в обществе Лучано Гранди нельзя расслабляться.

— У меня такое ощущение, что вы хорошо поработали сегодня утром, — заметила Саманта, не слишком горя желанием выворачивать перед ним душу наизнанку.

Лучано пожал плечами.

— Я, разумеется, поддерживаю постоянную связь со своим офисом в Генуе. И я попросил своего секретаря достать для меня кое-какую информацию. Вот и все.

Саманта скептически хмыкнула. Сейчас всего девять часов утра. Значит, прикинула она, учитывая разницу во времени, несчастную секретаршу подняли с постели часов в пять.

— Ну ладно, — сказала Саманта, поставив на стол свою чашку. — Что именно вас интересует?

— Мне, в частности, интересно узнать, почему привлекательная женщина тратит свою жизнь на то, чтобы охранять скучных бизнесменов, таких, например, как я. Мне эта работа кажется довольно однообразной.

— Некоторые бывают более скучными, чем другие, — парировала Саманта.

— Браво! — Лучано рассмеялся, поняв едкий намек на его вчерашнее поведение. — Но, насколько я знаю, работа телохранителя не единственное ваше занятие. Это так?

— Совершенно верно, — подтвердила Саманта.

И рассказала ему о своем агентстве, о забавных случаях из своей практики, вспомнила, как ходила с женами арабского шейха по магазинам, от которых ее теперь тошнит. Они много смеялись, и Саманта почувствовала, как под его теплой, обаятельной улыбкой постепенно начинает расслабляться. К ее большому сожалению, Лучано Гранди был слишком привлекательным мужчиной.

— Мисс Митчел… А можно, я буду называть вас Самантой? — неожиданно спросил он. — Мне кажется, официальный этап нашего знакомства миновал. Поэтому предлагаю, когда мы вдвоем, называть друг друга по имени.

— Не возражаю.

— Прекрасно. А теперь, боюсь, мне придется испортить вам настроение. Мне нужно купить моей племяннице небольшой подарок. Думаю, какую-нибудь симпатичную нитку жемчуга. Может… — Лучано снова тепло улыбнулся, — может, вы посоветуете мне, где это лучше сделать?

Саманта старалась не замечать подкупающей, даже завораживающей теплоты его улыбки. Она поинтересовалась возрастом племянницы. Оказалось, что девушке всего шестнадцать лет и она занимается на курсах английского языка в летней школе при Виргинском университете километрах в ста от американской столицы. Саманта покачала головой.

— Вы меня извините, конечно, но мне кажется, что ваша племянница сочтет «симпатичную нитку жемчуга» слишком старомодной. Такие украшения носят, как правило, мамы, а не их дочки, — пояснила Саманта, увидев озадаченное выражение на лице своего клиента. — Думаю, девушка ее возраста хотела бы иметь украшение более броское, современное. Например, наручные часики от Картье. Или, скажем, какую-нибудь безделушку от Тиффани…

— Моя дорогая Саманта, я вижу, что без вас мне и в самом деле не обойтись во время моего пребывания в этой стране! — Лучано весело рассмеялся и встал. — Если вы сможете заставить себя снова войти в магазин, то тогда поехали!

6

Когда они покинули предместье Вашингтона и выехали на автостраду, Саманта нажала на акселератор. Было прекрасное, солнечное утро, за окном автомобиля мелькали зеленые поля вперемежку с лесными островками и лугами.

Саманта вдруг почувствовала, как у нее поднимается настроение оттого, что они покинули душный город и скоро смогут насладиться свежим воздухом и чудесной природой.

Она бросила косой взгляд на сидящего рядом мужчину. Лучано с интересом рассматривал сельские пейзажи, тянущиеся по обеим сторонам шоссе. Саманта не смогла удержаться от улыбки.

Несколько дней назад она готова была поспорить на что угодно, что Лучано Гранди скорее перережет себе горло, чем позволит какой-то женщине возить его на машине. Но он опять потряс ее своим неожиданным жестом. По его просьбе Саманта взяла напрокат удобный спортивный автомобиль, поскольку Лучано считал, что нет смысла ехать за город в лимузине. А сегодня утром, когда они подошли к «порше», Лучано небрежно бросил Саманте ключи, а сам уселся на пассажирское место.

— Бог мой! — воскликнула пораженная Саманта. — Вот это доверие так доверие!

— Не понимаю, что вас удивляет, — проворчал он.

— Вы меня простите, Лучано, но мне казалось, что вы не тот мужчина, который может согласиться на водителя-женщину.

Он издал короткий смешок.

— Вы правы, я не тот мужчина. Могу даже сказать, что за всю свою жизнь впервые позволяю женщине командовать собой.

— Вот это да! — Саманта в притворном изумлении закатила глаза. — Как мне повезло!

— То, что я позволил вам сесть за руль, моя дорогая Саманта, вовсе не означает, что мне нравится ваше странное чувство юмора, — строго сказал Лучано.

— А мне не очень нравится, что мы отпустили оперативника, который возил нас последние несколько дней, — парировала она. — Я знаю, что ситуация изменилась, но все равно предпочитаю иметь поддержку — на всякий случай.

— Перестаньте волноваться, пожалуйста, — отмахнулся Лучано, разворачивая на коленях карту. — Честно говоря, мне уже порядком надоело чувствовать себя закутанным в толстый слой ваты. Если я готов идти на так называемый незначительный риск, то вы можете спокойно заниматься своими обязанностями.

— Вам виднее, — пробормотала она себе под нос, пытаясь разобраться, куда какая скорость переключается.

— Ну так чего мы ждем? — нетерпеливо спросил Лучано. — Поехали, Саманта! Живее, живее! — сказал он по-итальянски.

«Поехали» и «живее», казалось, были его любимыми словами. Еще ни один из клиентов Саманты не требовал от нее выполнять все его распоряжения чуть ли не молниеносно. В последние несколько дней она вертелась как белка в колесе, едва успевая выполнять просьбы Лучано и не отставать от его сумасшедшего распорядка дня.

Поход по магазинам оказался не таким ужасным, каким Саманта представляла. Одному Богу известно, как это получалось, но, стоило Лучано войти в магазин, его тут же окружали продавщицы, которые наперебой начинали предлагать свои услуги.

Это происходило, очевидно, благодаря его необыкновенному обаянию, угрюмо подумала Саманта. Она-то знала, каким капризным и требовательным мог быть этот человек. И все же она сама не раз становилась жертвой сексуальных улыбок Лучано. Что уж говорить о молоденьких продавщицах, которые стайками сбегались при его появлении в торговом зале!

И такие сцены повторялись повсюду, куда бы они ни приходили. Саманта была потрясена, с какой легкостью Лучано удалось растопить сердце мегеры в приемной Вашингтонского банка.

Может, добрые феи сверх меры наделили его обаянием, чтобы он легко шагал по жизни и каждая женщина, возникающая на его пути, горела желанием услужить ему? — предположила Саманта. Впрочем, его друзья и знакомые — от Филипа Бредли до директора крупного банка, — тоже получают удовольствие от его компании.

Получалось, что единственным человеком, который устоял перед обаянием Лучано — вначале, по крайней мере, — была она сама. Но вчера вечером, выполнив просьбу Лучано заказать столик «где-нибудь, лишь бы там было не очень шумно», Саманта в полной мере испытала силу его мужского магнетизма.

Оглядев зал ресторана, Лучано сверкнул белозубой улыбкой.

— Похоже, вы сделали удачный выбор, дорогая Саманта. Остается надеяться, что местная кухня соответствует замечательному интерьеру этого заведения.

— Соответствует, — заверила она и скрестила под столом пальцы — на удачу.

Как раз накануне Лучано продемонстрировал, сколь привередливым может быть, когда дело касается еды. Он устроил грандиозный спектакль в известном итальянском ресторане в центре Вашингтона.

Отослав обратно два блюда, которые официант принес по его заказу, и возмущенно заявив: «Это так не готовится, а это просто пародия на итальянскую кухню!» — Лучано потребовал пригласить менеджера.

Вскоре явился добродушный толстяк, и Лучано стал быстро говорить что-то по-итальянски. Наверное, выкладывает бедняге все, что думает о его кухне и об обслуживании, криво усмехнувшись, предположила Саманта. Она заметила, что другие посетители, забыв о еде, с открытыми от изумления ртами взирают на скандал, который происходит у них на глазах посреди зала дорогого вашингтонского ресторана.

Лучано и толстяк кричали друг на друга и отчаянно жестикулировали руками. Саманта даже стала опасаться, что словесная дуэль может перейти в рукоприкладство, и приготовилась вмешаться.

И вдруг, словно по мановению волшебной палочки, возмущенные крики итальянцев перешли в жизнерадостный смех, они стали похлопывать друг друга по спине и клясться в вечной дружбе. Саманта была потрясена.

— О чем вы с ним спорили? — поинтересовалась она, когда им принесли с кухни великолепные свежие блюда и они приступили к ужину.

Лучано пожал широкими плечами.

— Я сделал ему выговор за плохое обслуживание. И сказал, что из-за таких, как он, американцы могут думать, будто в Италии люди питаются некачественной едой. Хотя на самом деле итальянцы придают этому очень большое значение.

— Да, конечно, — пролепетала Саманта, опустив глаза в тарелку.

Она боялась встретиться взглядом с людьми, сидевшими за соседними столиками. Невольные зрители перепалки между двумя почтенными итальянцами еще не оправились от шока.

— Оказалось, наши семьи родом из одного местечка недалеко от Венеции, — добавил Лучано.

— Я думала, что вы живете в Генуе.

— Да, но моя мать — она, кстати, американка — до сих пор проводит лето в нашем родовом доме в Аллеге, куда к ней приезжают ее дети и внуки.

— Так вот почему вы хорошо знаете английский язык? — спросила Саманта, которую этот вопрос интересовал с первого дня их знакомства.

— И да, и нет, — с улыбкой ответил он. — Дома мы иногда говорили по-английски, но когда меня, тринадцатилетнего подростка, отправили учиться в Америку, мои школьные товарищи поначалу с трудом понимали меня.

— В таком раннем возрасте родители отправили вас в другую страну? — удивилась Саманта.

— Да, но обо мне очень хорошо заботились мои американские дед и бабка. Я часто бывал в их загородном доме. Кроме того, ездил на каникулы в Италию. И в школе у меня появилось много друзей. С некоторыми, например, с Филипом Бредли, я до сих пор дружу.

Разговор снова перешел на профессию Саманты.

— Я понимаю, работа обязывает вас быть готовой вылететь в любую точку земного шара по первому звонку, — сказал Лучано. — Но то, что вы спокойно относитесь к тому, что должны рисковать своей жизнью ради спасения своего клиента — чужого вам человека! — этого я никак не могу взять в толк.

Саманта улыбнулась.

— Высокопрофессиональные телохранители, которых я знаю, не задумываясь, подставят себя под пули, чтобы защитить своего клиента. Это приходит в процессе учебы. В конце концов, в этом и состоит наша работа.

— О Боже! — Лучано почти с ужасом посмотрел на нее. — Какая страшная профессия.

— Успокойтесь. — Саманта рассмеялась. — Такие инциденты происходят крайне редко. Если я начну бояться за свою жизнь, то не смогу выполнять свою работу. — Она немного помолчала. — Мне приходилось несколько раз бывать на волосок от смерти, но начинаешь об этом думать только после того, как все заканчивается. Обычно я внимательно слежу за окружающей обстановкой, — добавила она, — поэтому очень редко попадаю в ситуации, с которыми не могу справиться.

Саманта видела, что мысли о ее опасной профессии портят настроение клиенту, поэтому попробовала сменить тему разговора, но у Лучано были еще вопросы.

— Я заметил, дорогая Саманта, — игриво произнес он, — что ваше красивое серебристое платье не только подходит к вашим прекрасным серым глазам, оно великолепно облегает вашу потрясающую фигуру. Я уже несколько минут пытаюсь угадать, где вы прячете револьвер. Может, носите его в сумочке?

— О Господи, конечно нет! — воскликнула она, покраснев от завуалированного комплимента. — Я предпочитаю не пользоваться оружием, поскольку в отличие от большинства моих коллег считаю, что от него бывает больше неприятностей, чем пользы.

Лучано с удивлением посмотрел на эту необыкновенную женщину, когда они выходили из ресторана. На улице их уже ждал лимузин.

— Есть немало способов, которые позволяют справиться с преступником, не прибегая к помощи оружия, — добавила Саманта.

— В самом деле? — насмешливо спросил Лучано, усаживаясь на заднее сиденье.

Кто тянул тебя за язык! — мысленно отругала себя Саманта за болтливость. Не надо обладать особой проницательностью, чтобы понять, что Лучано подразумевал тот случай, когда я неожиданно для себя оказалась в его объятиях. Но это произошло потому, что я не предприняла никаких усилий, чтобы освободиться от него, утешила себя молодая женщина.

Когда они возвращались в отель, Саманта почувствовала, как в небольшом пространстве задней части салона стало вдруг слишком тесно. Уличные фонари отбрасывали свои пляшущие таинственные тени на строгий орлиный профиль Лучано. Саманта кожей ощущала его близость. На поворотах его теплое крепкое бедро касалось ее тела, и это вносило еще большую сумятицу в эмоциональное состояние Саманты.

Она не выпила ни капли алкоголя за ужином, но сердце ее стучало в повышенном ритме, а ладони повлажнели.

Не могла же я настолько потерять разум, чтобы снова не устоять перед его чарами? — размышляла Саманта, пытаясь объяснить свое волнение.

Лучано был на редкость сдержанным и молчаливым, когда она вела его через главный вход отеля к лифтам.

— Надо постоянно менять маршрут, чтобы дезориентировать противника, — заметила Саманта.

Лучано никак не отреагировал. Он хранил молчание и в лифте. И только, когда Саманта вошла с ним в его номер — проверить, все ли там в порядке, — нарушил затянувшуюся гнетущую паузу, спросив:

— Хотите выпить?

— Н-нет, — неуверенно ответила Саманта, но тут же твердо добавила: — Нет, спасибо. Я хочу лечь сегодня пораньше.

Она направилась к двери, но обнаружила, что Лучано заблокировал ей путь. Саманта не могла вспомнить, чем расстроила своего клиента. Но ее беспокоило, что она уже побаивалась смены его настроения. В ресторане это был веселый, приятный собеседник, а сейчас перед ней стоял суровый, совершенно чужой человек. Только в блестящих голубых глазах, напряженно смотревших на нее сверху вниз, таилось какое-то непонятное выражение.

— Простите меня, — быстро сказал Лучано и, взяв руку Саманты, поднес ее к своим губам. — Я вел себя как старый брюзга.

Что она могла ответить на это? Лучано действительно часто переходил на ворчливый тон, разговаривая с ней. Но поскольку в этом не было ее вины, Саманту это не трогало. Лучано Гранди ее клиент, а значит, имеет право быть сварливым и придирчивым. Тем не менее у нее было ощущение, что чем скорее она выберется сейчас из его номера, тем лучше. То, что Лучано до сих пор не сводил с нее проницательного взгляда и продолжал держать ее ладонь в своей, наводило Саманту на определенные подозрения.

Она слегка потянула руку, как бы показывая, что ей пора идти, но Лучано лишь озорно сверкнул глазами, а его рот дернулся в насмешливой улыбке.

— Я хочу сказать… Дело в том, Саманта, что я получил большое удовольствие, общаясь с вами в последние дни. Но сейчас я оказался в неловком положении.

Понятно, подумала она, собирается меня уволить. Но поскольку мы провели приятный вечер в ресторане, ему неудобно прямо сказать мне об этом.

— Не стесняйтесь, — подбодрила она Лучано, изобразив на лице широкую улыбку. После его слов у нее появилось странное ощущение разочарования и потери, но Саманта не хотела думать об этом сейчас. — Это обычное дело, — небрежно добавила она. — Я с самого начала считала, что вам нужен телохранитель-мужчина. Поэтому, если вы решили расстаться со мной, я пойму вас и…

— Нет! Вы опять меня не поняли! — воскликнул Лучано, раздражаясь, что ему не даются тонкости английского языка. — Все как раз наоборот, дорогая Саманта, — продолжил он уже мягче и снова приник своими теплыми чувственными губами к ее пальцам. — Я хотел сказать, что очень сожалею о том, что дал вам слово чести на днях.

О Господи! Опять я не угадала, тяжело вздохнув, подумала Саманта. Мой клиент, оказывается, хочет всего-навсего получить от меня еще и услуги личного характера.

К ее большому сожалению, ярко выраженное мужское начало Лучано, его завораживающий сексуальный итальянский акцент оказывали катастрофическое воздействие на ее в общем-то устойчивую и трезвую натуру. Саманта уже и не пыталась обманываться на этот счет.

Несмотря на то что в последние дни она яростно отрицала этот факт, внутренний голос подсказывал ей, что она ходит по краю пропасти. И если срочно не принять меры против мощной притягательной силы и сексуальности Лучано Гранди, то можно рухнуть в эту самую пропасть.

Перед Самантой стояла трудная задача — перебороть непреодолимое влечение к Лучано. Ей нестерпимо хотелось прижаться к его сильному упругому телу и почувствовать, как его руки обнимают ее.

Ну все, хватит! — приказала себе Саманта.

— Простите, Лучано. Я… то, что я сказала вам на днях, не было пустым звуком. У нас с вами установились очень приятные… э-э-э… рабочие отношения. И мне будет жаль, если мне придется расстаться с вами раньше срока.

Несколько секунд Лучано стоял неподвижно, молча взирая на свою телохранительницу. По его глазам Саманта не могла понять, о чем он думает. Но вот он сжал руку, в которой лежала ее ладонь, и Саманта поняла, что ее ответ вызвал у Лучано недовольство.

И в тоже время молодая женщина внезапно почувствовала, как ее окружила аура, пронизанная электрическими разрядами, где-то в подсознании тревожно зазвонил колокольчик, и по телу пробежала мелкая дрожь.

Однако уже в следующее мгновение, когда Лучано привычно пожал плечами, Саманта подумала, что все это было плодом ее разгоряченного воображения.

— Вы, разумеется, правы, — сказал он. — Мне тоже будет жаль, если вы уйдете. Так что давайте считать, что я вам ничего не говорил. Хорошо? — И, быстро поцеловав, Лучано отпустил ее руку.

Когда Саманта выходила из его номера на нетвердых ногах, ей послышалось, что, закрывая дверь, Лучано тяжело вздохнул. Может, он и в самом деле рассчитывал провести со мной ночь? — подумала она. Но почти сразу отмела это предположение, объяснив несколько фривольное поведение синьора Гранди хорошим ужином и изрядным количеством выпитого вина.

Вопреки опасениям Саманты этот эпизод никак не повлиял на их дальнейшие отношения. Когда на рассвете следующего утра она постучала в дверь номера своего клиента, Лучано встретил ее с обычным невозмутимым выражением на лице.

Он был в хорошем расположении духа, гонял ее, как служанку, и с нетерпением ждал, когда они наконец отправятся за город.

Когда они въехали на территорию университетского городка, Саманта вынуждена была сбавить скорость. Они быстро нашли кампус, в котором жила Кьяра, племянница Лучано.

Некоторое время спустя Саманта сидела в уютном уголке просторного фойе и с улыбкой наблюдала, как хорошенькая Кьяра беззаботно болтает со своим дядей. Девушка энергично жестикулировала руками и восторженно тараторила по-итальянски. Очевидно, благодарит дядюшку за щедрые подарки, предположила Саманта.

Она с интересом отметила, что, общаясь с родственницей, Лучано выглядит более расслабленным и ведет себя раскованнее, чем обычно. Он даже запрокидывал голову, разражаясь громким смехом. Было совершенно ясно, что Лучано — любящий и снисходительный дядя, а племянница совсем не боится его и разговаривает с ним, как с ровней.

Вначале Лучано объяснил девушке, что Саманта его знакомая, которая любезно согласилась отвезти его в этот городок. А потом, смеясь, признался, что именно Саманта настояла на том, чтобы он купил у «Тиффани» серебряные серьги, которые так понравились Кьяре.

— Моя сестра Антонелла сочтет их совершенно неподходящими для своей дочери, — заявил в магазине Лучано. — К тому же Кьяра слишком молода, чтобы носить серьги, которые символизируют поцелуй.

— Да не будьте вы ханжой! — упрекнула его Саманта. — Эти сережки очень забавные, и ничего больше.

— Антонелла не хотела, чтобы Кьяра прокалывала себе уши, — упрямился Лучано. — Она будет ругать меня, если я сделаю девочке ненужный подарок.

Однако после того как Саманта убедила Лучано, что серьги не слишком дорогие и ничего страшного не случится, если они не придутся по душе его сестре, он нехотя купил их в качестве дополнения к основному подарку.

— Вы были правы, Саманта! — признал Лучано, виновато ухмыльнувшись, когда его племянница, едва взглянув на нить великолепного жемчуга, лежавшую в дорогом футляре, сразу нацепила серьги и побежала к зеркалу.

— Как вы угадали? — удивлялся Лучано, явно довольный тем, что угодил любимой племяннице.

Саманта рассмеялась.

— Наивный вопрос! Если бы вы были молодым человеком, которому отец запрещал принимать алкоголь, что бы вы сделали, впервые покинув родительский дом и вырвавшись на свободу? Только честно, Лучано, — добавила она с улыбкой. — Я почти уверена, что вы сразу же завалились бы в ближайший бар и хлопнули там большой стакан пива или даже виски!

— Да, конечно. Вы, как всегда, правы!

— Проколотые уши и серьги — это мелочи, — сказала Саманта. — Пусть лучше ваша Кьяра выражает свое подростковое бунтарство таким образом, чем водит дружбу с неподходящими мужчинами.

Лучано, став серьезным, кивнул, выражая свое полнейшее согласие.

Кьяра, пританцовывая, вернулась и предложила дяде и его спутнице поехать на пикник с компанией ее друзей.

— О нет, — запротестовал Лучано, — ни на какой пикник я не поеду! А ты поезжай, желаю тебе хорошо провести время. — Он обнял ее и пообещал повидаться с ней еще раз — перед отъездом из Америки.

Лучано взял Саманту под руку и предложил немного прогуляться. Саманта отметила, что ей очень приятно идти по улице рядом с ним. Наслаждаясь компанией красивого, сексуального мужчины, она тем не менее не забывала о своих обязанностях. Вскоре профессиональный инстинкт подсказал ей, откуда можно ждать опасность.

В этот субботний июньский день толпы людей высыпали на улицу. А если чего и боятся телохранители, так это оказаться со своими подопечными посреди огромной массы людей. Саманта узнала у одного из прохожих, что на главной площади городка готовится торжественная церемония по случаю какого-то университетского праздника. Она, конечно, не думала, что в толпе собравшихся людей находится человек, угрожавший ее клиенту, но чувствовала, что на всякий случай Лучано надо поскорее увести отсюда.

Но тот заупрямился, заявив, что хочет посмотреть на торжество. Люди напирали со всех сторон. Саманта жалась к Лучано, не переставая обшаривать глазами окружающих. Она уже собралась силой увести его с площади, но в этот момент рядом с ними прогремели оглушительные взрывы. Воздух моментально заполнился желтым тошнотворным дымом и треском, похожим на пулеметную очередь.

Саманта действовала автоматически. Она быстро рванула Лучано на себя и, загородив его своим телом, сделала подсечку. Мгновение спустя она уже лежала на Лучано, закрывая собой его неподвижное тело.

Не обращая внимания на испуганные крики и визг — в толпе началась паника, — Саманта напряженно смотрела через облако дыма в ту сторону, откуда была слышна оружейная стрельба.

7

Когда Лучано вспоминал об этом эпизоде, ему казалось, что в тот момент земля вдруг резко повернулась вокруг своей оси, затем грянул мощный взрыв и разверзлась адская бездна. Он даже не успел испугаться, потому что вслед за этим его что-то подбросило вверх, и он со всей силы грохнулся на мощеную булыжником землю.

Что случилось после этого, Лучано уже не помнил. Полная пустота. Затем в его пробуждающемся сознании постепенно начали возникать яркие вспышки света. У него появилось ощущение, что он поднимается по спирали вверх, к свету, через узкий темный тоннель. Потом внезапно со всех сторон на него лавиной обрушился оглушительный шум из криков и воплей, который перекрывал пронзительный звук сирены полицейской машины. В воздухе запахло тухлыми яйцами. Лучано пытался рассмотреть что-нибудь сквозь пелену, застилавшую ему глаза, но мутный взор упирался лишь в серо-бурый булыжник. Кроме того, он ощущал, как что-то давит на его ноющее от боли тело.

Словно издалека до него донесся панический женский крик:

— Помогите, они стреляют в нас!

Вслед за этим в толпе, хаотично мечущейся по площади, раздались пронзительные вопли ужаса, от которых у Лучано заложило уши.

Он осторожно повел головой, но в поле его зрения попадали лишь мельтешащие руки и ноги. То, что он лежит под Самантой, закрывшей его своим телом, Лучано понял, только когда она помогла ему встать на колени.

— Спокойно, все в порядке, — произнесла она, прижавшись губами к его уху, чтобы перекрыть шум толпы. — Похоже, вы отключились на короткое время. Как чувствуете себя?

Прошло несколько секунд, прежде чем до Лучано дошло, о чем она говорит.

— Кажется, я уже в норме.

— Сможете встать?

Лучано кивнул отяжелевшей головой. Даже в таком состоянии он смог оценить силу Саманты, которая помогла ему подняться на ноги.

— Вам нельзя двигаться, если у вас сотрясение мозга. Но если эти люди окончательно обезумеют, они вас затопчут, — крикнула она, подставляя ему плечо. — Так что давайте попробуем выбраться отсюда, и побыстрее!

Выставив вперед локоть, она прокладывала себе и своему подопечному путь к небольшому кафе. Лучано старался сфокусировать зрение — ему казалось, что они передвигаются в каком-то нереальном мире.

— Я еще не знаю, что там случилось, — сказала Саманта, помогая ему опуститься на скамейку во дворе кафе. — Но здесь, по крайней мере, потише. — Она стряхнула пыль со своих светлых брюк и стала расхаживать взад-вперед, прокручивая в голове последовательность событий. — Я почти уверена, что это была не оружейная стрельба, — медленно проговорила она наконец, присаживаясь на скамью. — Надеюсь, полиция скоро наведет порядок на площади.

— Хорошо бы, — слабо шевеля бледными губами, прошептал Лучано и прикрыл уставшие глаза.

— О Господи, мне это совсем не нравится! — услышал он голос Саманты и почувствовал, как она вытащила у него из кармана пиджака носовой платок.

— Что такое?.. — пробормотал Лучано, приоткрыв глаза.

— Вы, кажется, слегка поранили голову при падении, — ответила Саманта и стала промокать платком сочившуюся из ссадины кровь.

Лучано, широко раскрыв глаза, смотрел на ее лицо, находившееся совсем близко. Позже Саманта объясняла то, что произошло вслед за этим, шоковым состоянием. По крайне мере, в этом была хоть какая-то логика.

К своему сожалению, она не нашла ничего странного в том, что тоже стала неотрывно смотреть в прояснившиеся голубые глаза Лучано. Она даже не обратила внимания, что по какой-то непонятной причине крики, доносившиеся с площади, стали звучать тоньше, а затем вдруг совсем исчезли. Она также не удивилась, когда небольшое пространство вокруг их скамьи внезапно превратилось в островок, на котором находились только они вдвоем. Казалось, будто разом остановились все часы. Исчезло само понятие времени, измеряемое минутами и секундами, когда они смотрели друг другу в глаза. Саманта лишь почувствовала, как на нее наваливается странная сонливая тяжесть, когда Лучано медленно поднял руку, чтобы забрать у нее носовой платок.

— У вас испачкано лицо, — едва слышно сказал он и нежным движением вытер пятно на ее щеке.

Саманта чувствовала легкое, приятное головокружение. Лучано отбросил платок и, медленно пропустив свои пальцы сквозь золотистые пряди ее чудесных волос, коснулся шеи Саманты.

Она сидела, как завороженная, даже дышать боялась. Только сердце внезапно забилось от нежных прикосновений теплых пальцев Лучано. И когда его рука скользнула в вырез ее жакета и коснулась груди, обтянутой тонким шелком блузки, по телу Саманты пробежала дрожь. Лучано водил пальцем вокруг ставшего твердым соска, и от этих эротических прикосновений ее бросало то в жар, то в холод. Саманту лихорадило, как при высокой температуре. Лучано обнял ее свободной рукой и привлек к себе. Она ощутила его дыхание на своем лице.

Он наклонился и едва коснулся губами губ Саманты, и вдруг ее внутренний мир взорвался в ослепительном экстазе, словно кто-то поднес спичку к бочке с порохом, а по венам разлилась горячая лава. От острейшего желания мышцы живота Саманты сжались в тугой узел, и она страстно ответила на поцелуй.

Лучано тоже, казалось, был охвачен безумием. Губы его скользнули к груди Саманты, а руками он все сильнее прижимал ее, дрожащую, к своему крепкому, мускулистому телу. Саманте хотелось раствориться в этих сильных объятиях и больше ни о чем не думать.

Поглощенная нахлынувшей страстью Саманта не сразу осознала, что они здесь уже не одни.

— Да, я думаю, что тут ей будет лучше, — говорил полный мужчина своему молодому спутнику, заглядывая во двор кафе.

Глухо вскрикнув, Саманта отпрянула от Лучано и вскочила на ноги. Лицо ее пылало от смущения.

— Извините, ребята, но бедняжка плохо себя чувствует, — сказал толстяк, указывая на пожилую хрупкую женщину.

— Могу ли я чем-нибудь помочь? — спросила Саманта, не смея бросить даже короткий взгляд на Лучано.

— Спасибо, красавица, — поблагодарил толстяк, когда Саманта помогла им усадить женщину на скамейку, стоявшую в противоположном углу двора.

— Нет, вы останьтесь на месте, — сказала Саманта своему подопечному, по-прежнему не глядя на него, когда заметила боковым зрением, что тот встает. — Я схожу за помощью, — быстро добавила она и почти бегом направилась со двора, лишь бы поскорее покинуть место своего позора.

— Фейерверк?! — воскликнул пораженный Лучано, когда Саманта вернулась и принесла последние новости. — Вы всерьез утверждаете, что я нахожусь в этой больнице из-за нескольких дурацких хлопушек и вонючих фейерверков, пущенных молодыми идиотами?

— Боюсь, что это так. Хотя шишку на голове вы получили по моей вине.

Саманта виновато улыбнулась и, отвернувшись к окну, стала смотреть на улицу. Несмотря на то что сейчас все ее мысли были заняты здоровьем пострадавшего клиента, молодая женщина не могла выкинуть из головы сцену, которая произошла во дворе кафе. Ее мучили угрызения совести.

Как я могла потерять всякую власть над собой? — спрашивала себя Саманта. Добро бы это был посторонний мужчина. Но нет, я выбрала объектом вожделения своего клиента! Что совершенно недопустимо в моей профессии.

Они впервые остались вдвоем после того, как Лучано попал в больницу. Саманта до сих пор не знала, что он думает по поводу их страстных объятий на скамейке. Но каждый раз, когда Лучано смотрел на нее, Саманта начинала жутко нервничать. Сама она всячески избегала затрагивать чувствительную тему.

— Может, вам станет легче, если я скажу, что вы не единственный, кто пострадал в той давке, — заметила Саманта. — В этой больнице находится еще человек десять из тех, кто был на площади. У кого-то сломана рука, кто-то получил сотрясение мозга. Когда начинается паника, очень легко возникает хаос и ситуация выходит из-под контроля.

— Благодарю за лекцию! — раздраженно буркнул Лучано. — Но мне важнее знать, когда меня выпустят отсюда.

— Сейчас я пойду поговорю с врачом, — вызвалась Саманта, ухватившись за возможность покинуть палату.

А в голове ее продолжала крутиться мысль о том, что она опустилась до поцелуев с клиентом на общественной скамейке. Саманта пыталась объяснить это шоковым состоянием, потому что другого разумного объяснения придумать не могла. Еще она нервничала из-за боязни, что однажды Лучано заговорит с ней об этом, а она представления не имеет, что ему ответить.

Оставалась, правда, слабая надежда, что Лучано находился в еще более глубоком шоке и, возможно, даже не помнил, что произошло между ними в том злосчастном дворе. Но Саманта понимала, что, думая так, уподобляется утопающему, хватающемуся за соломинку.

После ее поспешного ухода Лучано с тяжелым вздохом откинулся на подушку и задался риторическим вопросом: чем я провинился перед Богом, что Он так меня наказал?

Ему было интересно общаться с Самантой Митчел — такой необыкновенной женщины он еще не встречал. Но, к сожалению, признался себе Лучано, она слишком привлекательна и притягательна. А у меня в Генуе и так хватает личных проблем с Лючией Росси, не говоря уж о сумасшедшей загруженности на работе. Так что, оставляя в стороне вопрос о моем необъяснимом поведении, я больше не собираюсь повторять ошибку, допущенную мной во дворе кафе.

Когда «скорая» привезла Лучано в отделение неотложной помощи, он уже пришел в себя и заявил, что совершенно здоров и не нуждается в госпитализации, на которой настаивала Саманта. Ей, видно, мало было шишки, которую он заработал по ее милости. Эта неуемная женщина упорно продолжала причинять ему неприятности, пытаясь сделать все по-своему.

С таким же успехом Лучано мог быть немым, потому что все равно никто не обращал внимания на его слова. Он вспомнил, как Саманта настоятельно требовала от врачей, чтобы те осмотрели ее подопечного с головы до пят. И эскулапы, чтобы только отвязаться от нее, как полагал Лучано, выполнили просьбу.

— Лучше перестраховаться, чем потом сожалеть, — парировала Саманта возражение Лучано и, схватив молодого врача за рукав, заставила зафиксировать кисть правой руки, которую ее подопечный слегка потянул при падении.

— Черт знает что! — возмущался Лучано. — Подумаешь, легкое растяжение! Да оно почти не беспокоит меня. И потом, как я смогу пользоваться правой рукой, если она будет забинтована?

— Запросто, — небрежно бросила Саманта, подмигнув симпатичному врачу. — Вы ведь левша, — добавила она с очаровательной улыбкой.

Сейчас, потянувшись к тумбочке за стаканом воды, Лучано уставился на свою туго забинтованную кисть.

Он утешался тем, что врач обещал снять повязку завтра. Само же пребывание в больнице, несмотря на отдельную палату и великолепный уход, Лучано рассматривал как тюремное заключение.

— Мне очень жаль, что я не могу ускорить вашу выписку, — заявила Саманта, вернувшись в палату через несколько минут. — Кстати, с вами хочет поговорить полиция, они собираются привлечь к ответственности парней, устроивших на площади фейерверк.

— Этого мне еще не хватало! — проворчал Лучано, бросив на нее сердитый взгляд. — Вы хотя бы понимаете, что все это происходит по вашей вине?! Помните поговорку: заставь дурака богу молиться, он и… — Лучано осекся, сообразив, очевидно, что хватил через край.

— Не волнуйтесь, мы скоро выйдем отсюда, — спокойно сказала Саманта, не реагируя на его сарказм.

К тому же Лучано был отчасти прав. Она действительно перестаралась в своем рвении защитить его, в результате чего он и угодил на больничную койку.

После ухода полицейского в палату зашел молодой врач, который, судя по всему, хотел продолжить знакомство с Самантой. Она ему явно понравилась.

— Ну что ж, — бодро произнес он, обращаясь к Лучано, — похоже, вы легко отделались. Ваш телохранитель — потрясающая женщина! Я бы не возражал угодить в небольшую переделку, если бы она охраняла меня, — добавил он с сальной улыбочкой.

— Как выяснилось, реальной опасности не было, — холодно заметил Лучано. Его изначальная неприязнь к тщедушному докторишке сейчас переросла в откровенную враждебность.

— Вы, конечно, правы, строго говоря. Но вы должны благодарить судьбу, что есть человек, готовый не только защитить вас, но и, не задумываясь, прикрыть своим телом.

Лучано понял, что дальше разговаривать с этим субъектом, по уши втюрившимся в Саманту, бесполезно.

Дурак! — в сердцах подумал о нем Лучано, когда врач вышел из палаты. Он устало прикрыл глаза. Если бы этот тип провел с моей телохранительницей хотя бы несколько дней, запел бы по-другому. Даже влюбленный в нее человек не смог бы вытерпеть, если бы ему указывали с утра до вечера, что он должен делать.

Кроме того, я, Лучано Гранди, не нуждаюсь в том, чтобы какой-то там сопливый мальчишка объяснял мне то, что мне и без него хорошо известно. Я сам знаю, что Саманта очень смелая женщина. Так же, как и в состоянии понять, что если бы на площади мне действительно угрожала реальная опасность, ее решительные действия спасли бы мне жизнь. За что я ей премного благодарен, разумеется.

И, несмотря на все это, я лежу в этой забытой Богом больнице с перевязанной кистью, с синяками и ушибами по всему телу и с ноющей головной болью, которая усиливается с каждой минутой. Так что в данный момент я совсем не чувствую благодарности к женщине, которая — по какой-то непостижимой для меня причине — перевернула вверх дном всю мою личную жизнь.

Но, когда Саманта вернулась и, едва взглянув на Лучано, вызвала сестру и попросила дать ему лекарство от головной боли, он подумал, что мисс Митчел, возможно, и обладает несколькими положительными качествами.

— Доктор сказал, что вы можете покинуть больницу, — сообщила Саманта после того, как ее подопечный проглотил таблетку аспирина.

Лучано хмыкнул и, сев в кровати, поморщился. Он чувствовал себя разбитым, больным и уставшим от жизни, а в особенности от женщины, стоявшей напротив него. Поэтому обратная дорога в Вашингтон не вызывала у него особого энтузиазма.

— Я понимаю, что это не первоклассная чистка, но в данных обстоятельствах это лучшее, что я могла сделать, — сказала Саманта, доставая из шкафа его костюм.

Одна из медсестер помогла ей очистить брюки от грязи и пыли и отутюжить измятый пиджак. Теперь Лучано мог покинуть больницу в приличном виде, по крайней мере. Но итальянец, привыкший выглядеть как с иголочки в любое время суток, придирчиво оглядел свою одежду.

Саманта постояла секунду, а потом повесила костюм на спинку стула, стоявшего у кровати.

— Вам помочь надеть брюки? — спросила она. — Я позову сестру, если хотите.

— Не надо! — отрезал Лучано. — Я сам могу справиться со своей одеждой.

— Хорошо. — Саманта пожала плечами, пряча улыбку. Итальянец-то, оказывается, стеснительный. — Я буду за дверью, если понадоблюсь вам.

Она была почти уверена, что раздраженный Лучано скорее выйдет голым из палаты, чем попросит ее о помощи, и поэтому, прислонившись к стене, приготовилась ждать.

Но все-таки ей было жаль симпатичного итальянца, который стал жертвой неудачного стечения обстоятельств, и в данном случае Саманта с пониманием относилась к его плохому настроению. Он в нормальной-то ситуации не был ангелом, а тут его ни за что ни про что упекли в больницу. Есть от чего взбеситься!

Но Саманта знала: окажись она снова в подобной ситуации, то действовала бы точно так же, чтобы защитить своего клиента. Все это, разумеется, служило слабым утешением для итальянца. Но, по крайней мере, его злость на всех и вся, и особенно на нее, отодвинула на задний план эпизод с тем сумасшедшим поцелуем, когда он…

О нет! Я больше не буду думать об этом. Никогда! — сказала себе Саманта. Но при воспоминании о мягких теплых губах Лучано, о его сильном теле, к которому он страстно прижимал ее, она густо покраснела.

Когда Лучано вышел наконец из палаты, он по-прежнему был не в духе. Они пошли к лифтам. Саманта спросила, не хочет ли он, чтобы она сообщила Кьяре о том, что с ним случилось.

— О происшествии наверняка подробно напишет местная газета, — заметила она, — поэтому ваша племянница может подумать, что вы тоже пострадали.

— Я категорически против, — заявил Лучано, — незачем волновать девочку. Тем более что со мной ничего серьезного не случилось. — И, помедлив, добавил: — Я сам позвоню ей вечером из Вашингтона и расскажу обо всем.

Они спустились в главный вестибюль и вышли на улицу.

— А это как оказалось здесь? — ворчливо спросил Лучано, с удивлением уставившись на «порше», стоящий у входа в больницу.

Саманта открыла для него дверцу со стороны пассажирского места.

— Пока вами занимались врачи, я перегнала его со стоянки. Забирайтесь.

— Не хочу я никуда забираться! — огрызнулся Лучано, но все же, пригнув голову, осторожно нырнул в салон.

Поскольку одна его рука была на перевязи, пришлось попросить Саманту помочь ему пристегнуть привязной ремень, и это еще больше разозлило Лучано. Он поудобнее устроился на сиденье и закрыл глаза.

Лучано вдруг подумал, что поступает несправедливо, выплескивая на Саманту свое плохое настроение. Тем более что от этого ничего не менялось. Она, конечно, отчасти повинна в том, что он попал в дурацкую ситуацию, но, с другой стороны, делала все возможное, чтобы вытащить его из передряги.

Лучано удивлялся, почему так остро отреагировал на происшедшее, и уж тем более не хотел вспоминать о той в высшей степени непонятной вспышке страсти, которая бросила их с Самантой в объятия друг друга несколько часов назад. Но забыть об этом было трудно, потому что стройная Саманта сидела рядом и он кожей ощущал ее великолепное тело.

Ничего, утешал себя Лучано, осталось недолго страдать от ее навязчивой опеки, я уволю ее сразу же по приезде в Вашингтон! А потом домой, в Италию, где меня ждет нормальная, налаженная жизнь.

Хотя, если быть честным, с горечью подумал Лучано, в последние месяцы моя жизнь в Генуе была не такой уж спокойной и безоблачной.

О, эти женщины! Сам черт их не разберет, какими бы красивыми они ни были. А Лючия Росси — одна из красивейших женщин.

Вначале Лючия привлекла Лучано не только красотой, но и мягким, покладистым характером. Они стали заметной парой в городе. Когда Лучано приглашал друзей в свою огромную квартиру в центре Генуи, Лючии отводилась роль хозяйки. Она, конечно, не блистала умом, но с ней было не стыдно появиться в обществе. Так они прожили целый год.

Но, к сожалению, его относительно спокойная, упорядоченная жизнь, некоторое время назад начала давать трещины. Лучано плотно стиснул зубы, злясь на свое непонятное, идиотское нежелание покончить с этой ненормальной ситуацией.

Он тщательно покопался в своей памяти и не обнаружил там даже намека на то, что когда-либо обнадеживал Лючию относительно их совместного будущего. Более того, при каждом удобном случае он вежливо давал ей понять, что о ее переезде в его просторную холостяцкую квартиру не может быть и речи. Как бы Лючия ему ни нравилась — в постели и вне ее, — у Лучано и в мыслях не было сделать ее своей женой.

У него перебывало немало красивых, ярких женщин, но он еще не встретил ту, с которой захотел бы прожить остаток жизни и иметь детей. И, самое главное, по крайней мере, для Лучано, чтобы она нравилась его дорогой маме.

Для тридцатисемилетнего мужчины было немного странным учитывать мнение матери при выборе жены, но синьора Гранди была умнейшей женщиной, и к тому же весьма проницательной. Может быть, поэтому Лучано никогда не привозил своих подружек в родительский дом.

В том, что поступал правильно, Лучано убедился, когда его мать, гостившая как-то у него в Генуе, увидела Лючию и отнеслась к той резко отрицательно. Тем более что в последнее время его красивая подруга была буквально одержима желанием выйти за него замуж и всячески давила на Лучано. Он стал позволять себе грубости в отношении нее, открыто говорил, что не любит ее, но при этом не шел на разрыв.

Теперь Лючия постоянно устраивала сцены, твердила, что загубила на него молодость и заливала дорогие ковры в его квартире горючими слезами. Лучано не понимал, почему она стремится захомутать его. Единственное, что ему было ясно как Божий день, это что с Лючией надо покончить в самое ближайшее время. Но не мог же он после столь продолжительного романа взять и послать ее к черту, как уличную девку!

Может, купить ей новую квартиру в качестве утешительного подарка? — думал Лучано, прислушиваясь к мягкому урчанию «порше». Хотя, хорошо зная Лючию, он не сомневался, что она захочет получить от него дорогое украшение и в придачу роскошный автомобиль. Так или иначе, но когда он вернется в Геную, то положит конец этой затянувшейся истории.

Придя к такому решению и чуть успокоившись, Лучано открыл глаза. Они проезжали через небольшой населенный пункт, расположенный в живописном месте.

— Что-то не припомню, чтобы мы ехали этой дорогой в Виргинию. Вы выбрали другой маршрут? — спросил он, нахмурившись.

— Нет. Я решила, что после всех испытаний сегодняшнего дня вам будет трудно выдержать длительную дорогу в Вашингтон, — ответила Саманта. — Поэтому я позвонила своему брату и договорилась с ним и его женой, что мы переночуем у них.

— Вы сделали… что?

— Вы плохо выглядите, и вам не помешают сейчас горячая ванна и удобная постель, — поспешно добавила Саманта, готовясь к бурному возмущению.

И она не ошиблась. Лучано был даже рад, что ему — наконец-то! — представился случай высказать все, что он о ней думает. И он обрушил на Саманту длинный перечень своих претензий и обид.

Поставив под сомнение ее способность работать телохранителем, Лучано перешел к критике тех черт ее характера, которые считал невыносимыми. А именно — ее непозволительно высокомерное, диктаторское и бесцеремонное отношение к мужчинам вообще и к нему в частности!

Саманта не протестовала и не возражала — она сосредоточенно вела машину и старалась не замечать, как небольшой салон «порше» сотрясался от гневных тирад ее экспансивного клиента.

— Надеюсь, теперь вам полегчало? — с улыбкой осведомилась она, сворачивая на проселочную дорогу.

Машина миновала чугунные решетчатые ворота и поехала по внутренней дороге, покрытой гравием. После продолжительного молчания Лучано хмыкнул и коротко рассмеялся.

— Да, полегчало. Вы невозможная, ужасная женщина!

Саманта остановила машину у большого особняка.

— Но, смотрите, не перегните палку, — предупредил Лучано и пристально посмотрел ей в глаза.

— Ну что вы, разве я могу? — Саманта смиренно потупила взор, чем вызвала у Лучано очередную порцию скептического смеха. Саманта заглушила двигатель и повернулась к своему спутнику. — Мы приехали. Коротко для вашего сведения: моего брата зовут Доналд Митчел, он профессор археологии в Виргинском университете. Его жена Хелен очень приятная женщина и к тому же весьма состоятельная. Этим объясняется тот факт, что они живут в огромном доме. На зарплату университетского профессора, как известно, особо не разгуляешься. — Саманта вышла из машины и открыла дверцу для Лучано. — Да, — сказала она, как бы что-то вспомнив, — я знаю, что вы устали и раздражены. Но я была бы весьма признательна, если вы постараетесь вести себя прилично хотя бы с ними.

Пропустив мимо ушей колкость — как она вообще могла подумать о нем такое! — Лучано с трудом вылез из машины. Он потянул затекшие мышцы и посмотрел на стоявший перед ним дом.

Вечернее солнце бросало свои косые лучи на черепичную крышу и многочисленные окна старинного особняка. Из соседней березовой рощи слышалось веселое щебетанье птиц, воздух был чистым и свежим. Окружающий пейзаж давал удивительное ощущение покоя и умиротворенности.

Лучано вдохнул полной грудью и почувствовал, что начинает приходить в себя.

8

Лучано шел за Самантой по дорожке, выложенной светлой плиткой. Вдруг дубовые двери дома распахнулись и на пороге появилась женщина. Она сбежала по ступеням и бросилась навстречу гостям.

— О, мои дорогие! Какой кошмар! Мы только что видели это в вечернем выпуске новостей. Какие ужасные молодые люди! От них можно ожидать чего угодно! — причитала Хелен, обнимая Саманту. — А вы, должно быть, Лучано! — воскликнула она, поворачиваясь к спутнику своей золовки.

— Он самый. Вы были очень добры, пригласив меня сюда, но…

— Бедняга, — не дослушав его, стала сокрушаться Хелен, — Саманта нам все рассказала по телефону! Мне очень жаль, что это случилось в Америке во время вашего отпуска. — Она взяла Лучано под руку и озабоченно взглянула на забинтованную кисть. — Надеюсь, вам не очень больно?

— Да нет… я…

— Представляю, как все это вам надоело! Эти больницы с их ужасными кроватями, измотанными врачами, медсестрами с нищенскими зарплатами… — продолжала тараторить Хелен, и Лучано, даже если бы и захотел что-то сказать, не смог бы вставить и слова.

Он уже начал опасаться, что падение и удар головой о булыжник серьезно сказались на его умственных способностях, но в этот момент поймал взгляд Саманты. Увидев, с каким добродушно-ироничным выражением она смотрит на жену брата, Лучано успокоился. Значит, с его мозгами все в порядке и это обычная манера хозяйки дома разговаривать с людьми.

К тому времени, когда его усадили в большое удобное кресло, напоили горячим чаем и заставили съесть кусок восхитительного домашнего пирога, Лучано уже стал думать, что ему, возможно, и удастся пережить в этом доме ближайшие сутки.

Он даже стал получать удовольствие от чрезмерной заботы, которой его окружила эта хрупкая, изящная и очень симпатичная женщина. В отличие от своей золовки — Лучано бросил недобрый взгляд на Саманту — Хелен на лету ловила каждое его слово и уж конечно знала, как поднять настроение уставшему мужчине.

Саманта, легко прочитав его мысли, веселилась от души. Лучано, как и остальные мужчины, обожает, когда вокруг него пляшут на задних лапках. Подождем, синьор Гранди, что вы скажете за ужином. Потому что, если вы вообразили, будто Хелен сама испекла этот чудесный пирог, то вас ждет большое разочарование, ибо моя невестка может претендовать на звание наихудшего повара в мире.

Саманта очень любила Хелен, но не питала иллюзий на ее счет. Жена Доналда была весьма удачливой художницей, она рисовала в основном портреты известных людей. Хелен могла убедить Лучано, что ловит каждое его слово, но Саманта хорошо знала, что Хелен едва ли вообще слышала, что говорил гость. Она не сомневалась, что широко раскрытые зеленые глаза, проникновенно смотревшие на лицо Лучано, скорее всего видят только разлет бровей и линии его высоких скул. Саманта могла дать голову на отсечение, что в данную минуту Хелен прикидывает, какое сочетание красок лучше всего передаст оттенки загорелой кожи.

Она даже подумала, что напрасно не предупредила Лучано, что Хелен при первой же возможности постарается затащить его в свою мастерскую, чтобы поэкспериментировать с новой натурой. Саманта тут же решила, что бедняге Лучано и так досталось сегодня, ему надо хорошенько выспаться. Так что придется, если что, умерить пыл Хелен, а вот завтра пусть обрушивает на гостя свою творческую одержимость и заодно — свою полную несостоятельность в домашних делах.

Заболтавшись, Хелен забыла представить гостя своему мужу и, когда тот вышел из кабинета, сказала:

— Ты не представляешь, что этому человеку пришлось вынести сегодня! Мы должны создать ему все условия, чтобы он смог прийти в себя на природе. — И, уже обращаясь к Лучано, добавила: — Надеюсь, вы останетесь у нас хотя бы до конца выходных.

Она незаметно сделала знак мужу. Доналд, все мысли которого были поглощены работой над книгой и который не смог бы сказать, какой сегодня день, к удовольствию своей жены, стал уговаривать Лучано остаться у них, насколько тот пожелает.

— Благодарю за приглашение, — ответил Лучано. Ему действительно очень не хотелось снова забираться в «порше» и продолжать путь в Вашингтон. — Но есть небольшая проблема. У нас с Самантой нет смены одежды.

Но Саманта — умница, подумала Хелен, наградив ее лучезарной улыбкой — сообразила, что Лучано может подойти кое-что из гардероба Доналда.

— Вряд ли вас потянет здесь на светскую жизнь, поэтому не имеет значения, во что вы будете одеты, — заметила она. — А у меня тем более не будет проблем — здесь, можно сказать, мой второй дом.

На следующее утро, ни свет ни заря, Лучано разбудил душераздирающий крик, от которого у него мороз пробежал по коже. Он вскочил с кровати и подбежал к окну. По саду, важно вышагивая, разгуливала огромная птица.

— Свернуть бы тебе шею, — сонно пробормотал Лучано и, вернувшись в постель, моментально заснул.

Несколько часов спустя его снова разбудили — на этот раз стук в дверь. Лучано открыл глаза и увидел на пороге комнаты Саманту с подносом в руках.

— Как вы себя чувствуете? — приветливо спросила она, ставя поднос на тумбочку около кровати. — Кисть не болит?

— Нет, — ответил Лучано, взглянув на правую руку. Он сел и подложил под спину большую подушку. Его общее самочувствие вообще значительно улучшилось. — Если бы не эта проклятая птица, разбудившая меня своим безумным криком посреди ночи, то совсем было бы хорошо.

— Да, этот павлин иногда жутко надоедает, — согласилась Саманта, нервно улыбнувшись.

Ей трудно было заставить себя не смотреть на обнаженные загорелые руки и плечи Лучано, не говоря уже о широкой мускулистой груди, покрытой завитками черных волос.

Министерству здравоохранения следовало поставить на Лучано Гранди при пересечении границы штамп с надписью «Опасно!». Такое количество соблазнительной мужской плоти действительно может свести с ума любую, даже самую стойкую, женщину.

— Это был павлин? — изумился Лучано.

— Что? Ах да, павлин, — спохватившись, отозвалась Саманта. Близость полуобнаженного Лучано мешала ей трезво мыслить. — Кто-то подарил Хелен. Своеобразный подарок, ничего не скажешь, — с усмешкой заметила она и прошла к окну.

— Такие подарки можно делать лишь врагам, — с иронией сказал Лучано.

Его взгляд скользнул по стройной фигуре Саманты, одетой в легкую белую блузку с коротким рукавом и в плотные голубые джинсы. Он впервые видел ее в простой одежде, и в ней она выглядела моложе и более раскованной, чем в элегантном городском костюме.

— У Хелен, очевидно, нет врагов, иначе она передарила бы его давно, а придушить эту сумасшедшую птицу у нее рука не поднимается.

Саманта присела на подоконник. Теперь, находясь на расстоянии от Лучано, она уже не так нервничала. А он, слушая ее, подозрительно рассматривал содержимое подноса. После вчерашнего ужина, который был абсолютно несъедобным, Лучано уже не надеялся, что завтрак будет лучше. Однако апельсиновый сок, ароматный горячий кофе, румяные тосты и джем вселяли надежду на то, что он не умрет с голоду в этом доме.

— Расслабьтесь! — весело сказала Саманта, снова прочитав его мысли. — Хелен не придает значения питанию и к тому же обходится без завтрака. Поэтому мы с Доналдом сами готовим его. Так что на завтрак здесь подается единственная еда, качество которой в какой-то степени гарантировано.

— Да-а… — протянул Лучано, качая головой. — В жизни не пробовал такой отравы, как вчера за ужином! — со смехом признался он.

Саманта усмехнулась.

— Все знают, что Хелен не умеет готовить. Нельзя сказать, что она не старается. Наоборот. Всегда пытается сделать что-нибудь этакое, чтобы порадовать своих гостей, но в результате получается черт знает что. Вчера, например, она подала куриные грудки, забыв их перед этим пожарить. И картофель…

— Умоляю, пощадите! — воскликнул Лучано, подняв вверх обе руки. — Я хочу забыть об этом варварском ужине и больше никогда не вспоминать о нем.

— Как я вас понимаю!

— Знаете, что я думаю? — задумчиво проронил Лучано. — Мне кажется, что этот павлин своего рода месть за несъедобный обед.

— То есть? — растерянно спросила Саманта.

— Гость отведал угощение Хелен в виде сырой курицы и в отместку подарил ей самую большую, так сказать, неприготовленную птицу, которую сумел достать.

Саманта громко рассмеялась. Затем она подошла к Лучано и налила ему кофе в чашку.

— Мне, надеюсь, возмездие не грозит. Сок и кофе я приготовила несколько минут назад. За тосты и джем тоже ручаюсь — они свежие. — Она повернулась, собираясь уйти.

— Не уходите, — попросил Лучано и схватил ее за руку. — Я хочу поговорить с вами. Это недолго, — добавил он, жестом приглашая Саманту присесть к нему на кровать.

Помедлив, она все же приняла приглашение и оказалась в опасной близости от обнаженного торса Лучано. Молодая женщина подозревала, что и нижняя часть его тела, скрытая под пуховым одеялом, тоже лишена одежды. Но она ведь не застенчивая девственница, чтобы вопить от ужаса при виде обнаженного мужчины! И все же Саманта ощущала легкую нервозность. Потому что каждый раз, когда она оказывалась в непосредственной близи от Лучано, с ней начинало твориться нечто странное.

Вот и сейчас, когда она, казалось бы, настроилась на серьезный лад, его мощная сексуальная аура стала медленно обвивать ее своими нежными, коварными щупальцами.

— Я хотел извиниться за свое вчерашнее недостойное поведение, — сказал Лучано, беря с подноса стакан с соком. — Я понимаю, что, если бы на площади были настоящие взрывы, я бы остался жив благодаря вам.

Саманта небрежно пожала плечами и без кокетства сказала:

— Это моя работа.

— Нет, — возразил он, — для вас это, может, и в порядке вещей, но на самом деле вы действовали смело и самоотверженно. — Лучано отпил немного соку. — А я, вместо того чтобы поблагодарить, выместил на вас всю свою злость за инцидент на площади.

— Прошу вас, не надо извиняться! — взмолилась Саманта, смущенная тем, что не знает, как вести себя в этой ситуации. — Вы были в шоковом состоянии, поэтому ваша реакция вполне объяснима.

— Я — в шоке? — с легким возмущением уточнил Лучано. — Не говорите ерунды, Саманта! Я могу быть злым, раздраженным, но только не в «шоковом состоянии», как вы выразились.

Это называется «попросил прощения»! — с горечью подумала Саманта.

— Хорошо, будь по-вашему. Вы всегда считаете себя правым, — довольно резко сказала Саманта. — А я запомню, что у вас железные нервы и что вы образец доброты и света. И никогда, ни при каких обстоятельствах не позволяете себе впасть в шоковое состояние. Так лучше? — спросила она сладким, нежным голоском.

В комнате повисла тишина. Лучано какое-то время сердито смотрел на Саманту, а потом многозначительно хмыкнул и, криво ухмыльнувшись, сообщил:

— Вы самая умопомрачительная женщина, с которой я имел несчастье встретиться! Хотя, к своему прискорбию вынужден признать, что вы, как всегда, правы. Я, наверное, действительно, был не в себе.

— И не только вы, — великодушно заметила Саманта. — Практически все, кто находился на площади, были в состоянии паники.

— Кроме вас, Саманта, — мягко сказал Лучано и взял ее руку. — Вы оставались абсолютно хладнокровной и ни на секунду не теряли самообладания.

Саманту бросило в жар от прикосновения его длинных пальцев.

— Ну… гм… не совсем… — пробормотала она.

— Согласен. Потому что в определенный момент мы оба потеряли контроль над собой.

— Я… мне не хотелось бы говорить об этом, — уже более уверенно сказала Саманта. Она посмотрела на их сплетенные пальцы и порозовела. — Я считаю, что мы… в общем… должны забыть об этом случайном эпизоде. И поскорее! — выпалила она.

— Я тоже так считаю, — с той же мягкой интонацией поддакнул Лучано. Он выпустил на секунду ее руку, чтобы поправить подушку за спиной.

Саманта обрадовалась, что разговор на щекотливую тему закончился, и подняла глаза на Лучано.

— Но тем не менее, — продолжал тот, нежно кладя руку ей на талию, — когда я вспоминаю об этом эпизоде, у меня появляется большое желание сделать дубль.

— Что?.. — Саманта в растерянности уставилась на Лучано. — Подождите минуту! — запротестовала она, почувствовав на своей талии его вторую руку.

— А может, две? — бархатистым голосом осведомился Лучано и привлек Саманту к своей обнаженной груди.

— Нет! Пожалуйста, не делайте этого!

Саманта, сопротивляясь, уперлась руками в его плечи, но, что бы она ни говорила, все ее усилия были напрасны, и она знала почему. Стоило Лучано дотронуться до нее, как Саманта тут же забывала о всех своих благих намерениях.

Лучано едва коснулся ее губ, и Саманту снова, как вчера на скамейке, закружил водоворот странных эмоций. Обнаженный торс Лучано возбуждал молодую женщину. Она вдыхала опьяняющий, терпкий запах его кожи, и по ее телу волна за волной прокатывалось острое желание.

Губы Лучано тем временем скользили по ее губам со все нарастающей страстью, и Саманта чувствовала, что задыхается, ошеломленная своей потребностью в этом поцелуе. И когда Лучано, оторвавшись от ее рта, скользнул к шее, у Саманты чуть не вырвался стон недовольства. Она открыла глаза, и в лицо ей ударило яркое утреннее солнце, лучи которого потоком лились в комнату через широкое окно. Саманта вынырнула из эротического транса и вернулась к действительности.

— Нет! — выкрикнула она, злясь на себя. — Не могу поверить, что все это происходит со мной уже во второй раз.

Она решительно высвободилась из объятий Лучано, поднялась с кровати и на ватных ногах добралась до окна.

Жизнерадостная идиотка! — ругала себя Саманта. Ты же знаешь, что тебе нельзя приближаться к Лучано ближе чем на метр, и все-таки липнешь к нему, как жвачка к подошве!

Приведя в порядок одежду и немного охладив свой пыл, она резко повернулась к Лучано.

— Послушайте, больше я не позволю… — начала Саманта, но он жестом остановил ее.

— Нет, это вы послушайте меня! То, что между нами сейчас произошло, еще не конец света. Да-да, — добавил Лучано, пресекая ее попытку возразить. — Я прекрасно знаю, как вы относитесь к взаимоотношениям между вами и теми, кого называете клиентами. Но в данном случае, моя дорогая, речь идет просто о мужчине и женщине, которых вдруг потянуло друг к другу. Это нормальное явление, и в этом нет ничего предосудительного. Мир от этого не рухнет.

Говори за себя! — мысленно огрызнулась Саманта, потому что ее колотило так, будто она находилась в эпицентре землетрясения. Но синьора Гранди ничем не проймешь, думала она, видя на его лице безмятежное выражение.

— Ладно. — Она устало вздохнула. — Я не буду отрицать того, что вы сказали, — частично, по крайней мере. Поскольку мы с вами, кажется, действительно… — Саманта осеклась и покраснела под пристальным взглядом обворожительных голубых глаз Лучано. — Ну хорошо, я считаю вас очень привлекательным мужчиной, — призналась она, решив действовать прямо. — Я уверена, что в Италии найдется немало женщин, которые с удовольствием подтвердят это, — ехидно добавила Саманта.

— О, вы ошибаетесь. Я совсем не донжуан, — со смешком возразил Лучано.

Но Саманта успела заметить, как дрогнули его ресницы и слегка поджались губы, что могло служить подтверждением ее слов. Было бы очень странно, если бы такого мужчину не окружал сонм поклонниц.

— Однако, — строго продолжала она, — пока я являюсь вашим телохранителем — а я, позвольте вам напомнить, до сих пор нахожусь при исполнении — между нами должна пролегать четкая граница, через которую мы не можем переступить. Поэтому больше никаких фокусов, договорились?

— Никаких чего? — насмешливо спросил Лучано.

— Вы все слышали! — огрызнулась Саманта. — И не пытайтесь пудрить мне мозги вашим излюбленным: «Моя плехо знает английски». Потому что нам обоим хорошо известно, что вы владеете английским языком не хуже меня, а возможно, и лучше!

Лучано вдруг запрокинул голову и разразился громким хохотом.

— О, вы неподражаемы! — стонал он, утирая набежавшие слезы.

— Ну? Мы договорились? — спросила Саманта, предпринимая героические усилия, чтобы не заразиться его жизнерадостным смехом.

— Да, — ответил Лучано, чуть успокоившись. — Обещаю, что больше не стану — как это сказать? — играть дорогими вашему сердцу вещами. И впредь буду относиться к вам со всей серьезностью и уважением.

Однако, несмотря на заверения Лучано, у Саманты осталось ощущение, что он не понял, о чем она ему говорила. Ну и пусть! Для себя она решила, что сделает все, чтобы подобные «эпизоды» больше не повторились.

Сытая по горло общением со своим невыносимым клиентом, Саманта вознамерилась немного передохнуть, рассудив, что Лучано прекрасно сумеет себя развлечь, тем более что он успел подружиться с Доналдом. Этому в немалой степени способствовало то, что брат Саманты великолепно знал архитектуру Италии, что не могло оставить синьора Гранди равнодушным.

Мужчины отправились на прогулку, с которой вернулись через три часа голодные как волки. Саманта времени даром не теряла и успела приготовить обед.

Доналд, у которого вкусовые рецепторы за годы супружеской жизни давно атрофировались, поглощал блюда молча, но Лучано похвалил бифштекс, чем несказанно обрадовал Саманту.

В кладовке Хелен, естественно, гулял ветер, но Саманта умудрилась даже из тех немногих продуктов, что удалось отыскать, приготовить вполне сносное угощение.

Как-то она спросила невестку, почему та не возьмет повара и домработницу.

— Ты же знаешь, что еда не имеет значения для меня, Доналд каждый день обедает в университетской столовой, а держать повара ради гостей я считаю излишней роскошью, — смеясь, ответила Хелен. — И вообще, я слишком занята, чтобы тратить время на такую ерунду, как еда!

Хелен нетерпеливо ждала, когда закончится этот обед. Она даже не позволила Лучано насладиться сполна чашкой кофе после обильной трапезы и увела его прямо из-за стола в свою студию.

Спустя какое-то время Саманта заглянула туда и увидела их увлеченно беседующими. Оказалось, они обсуждали эскизы и рисунки Хелен. Удивившись, что невестка показывает гостю свои работы — честь, которой редко удостаивались даже члены семьи, — Саманта спросила, не желает ли синьор Гранди покататься на лошади.

— Сегодня такой чудесный день, вот я и не удержалась, позвонила Джону. — Она объяснила Лучано, что это местный фермер, который дает ей лошадей, когда у нее появляется настроение поездить верхом. — Но, если вы заняты, я поеду одна.

— Подожди, Сэм, — остановила ее Хелен. — Думаю, я уже утомила нашего гостя своей живописью. — Она поблагодарила Лучано за терпение, достала из папки какой-то рисунок углем и вручила ему. — Мне кажется, что здесь самое близкое сходство. Но мне хотелось бы написать вас маслом как-нибудь.

— Почту за честь. — Лучано с интересом рассматривал подарок. — Вы правы, сходство действительно большое. Я обязательно сохраню его, — добавил он с улыбкой и направился к двери. — Вы не ошиблись, Саманта, — сказал он, когда они вышли из мастерской, — погода самая что ни на есть подходящая для прогулки верхом. Но вот моя одежда вряд ли годится для этого вида спорта.

— Но и мы с вами собираемся не на показательные выступления. В джинсах, которые одолжил вам Доналд, вполне можно ездить на лошади, — возразила Саманта.

— В таком случае, буду рад составить вам компанию. Подождите меня, пожалуйста, я только отнесу в свою комнату рисунок Хелен.

До фермы Джона они доехали на «порше». Как только Лучано сел на крупного, довольно резвого жеребца, Саманта сразу поняла, что он опытный наездник. Вскоре они уже медленно ехали по дороге, вьющейся между двумя огромными полями. Саманта не удержалась и полюбопытствовала, как ее подопечный провел время в студии Хелен. Ей очень хотелось хоть глазком взглянуть на рисунок, но Лучано почему-то не похвастался подарком перед тем, как отнести его в свою комнату.

— Хорошая она художница или плохая, но Хелен имеет колоссальный успех, — заметила Саманта. — К ней невероятно трудно попасть. Очень многие хотят получить портрет ее работы, даже записываются в очередь.

— Я не специалист, но, на мой взгляд, ваша невестка весьма талантливая художница. Хелен показала мне пару полотен, написанных в абстрактной манере, они просто великолепны.

— Приятно слышать, что вам понравились ее работы. Я тоже считаю, что она чудесная художница, хотя так же, как и вы, не являюсь экспертом в этой области. Впрочем, как и Доналд. Что бы Хелен ему ни показала, он всегда говорит одно и то же: «Прекрасная картина, лапочка. Просто потрясающая!» Может, в этом и состоит счастье семейной жизни? — с улыбкой предположила Саманта.

Они ехали молча какое-то время, затем Лучано медленно произнес:

— Мне кажется, вам очень повезло с семьей. — Увидев ее удивленный взгляд, он пояснил: — Взять, к примеру, вашего брата Доналда. Я получил большое удовольствие от разговора с таким умным, эрудированным и заботливым человеком.

— Заботливым?

— Да. Он очень беспокоится за вас, Саманта.

— Вот как? — бросила Саманта, которой не нравилось, в каком направлении движется их беседа.

— Это правда. Насколько я могу судить, Доналд вас очень любит. Хотя, надо сказать, не понимает и даже удивляется, почему вы избрали такую опасную профессию.

Саманта передернула плечами и с легким раздражением отозвалась:

— Старая песня! Они с Хелен прожужжали мне все уши, что я должна найти «нормальную» работу, и не хотят понять, что мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь.

— Вы ошибаетесь насчет Хелен, — возразил Лучано. — Она довольно спокойно относится к вашей карьере.

— Что-то новенькое!

— Нет, — медленно проговорил Лучано, бросив на Саманту насмешливый взгляд. — Хелен уверена, что, если вам что и нужно, так это муж.

Саманта громко рассмеялась.

— Чепуха! Вы только что придумали это.

— Нет, я не обманываю вас. Она действительно считает, что вам пора обзавестись семьей.

— Вздор! — недоверчиво фыркнула Саманта.

Они выехали на луг, поросший густой травой.

— Вы поезжайте, — сказал Лучано, заметив, что она нетерпеливо ждет, когда они поскачут по лугу. — Я еще не совсем оправился от ушибов, поэтому поеду медленнее.

— Я могу остаться с вами, — предложила Саманта.

— Ни в коем случае, — улыбнувшись, ответил Лучано. — Вперед!

Он придержал лошадь, глядя вслед стремительно удалявшейся всаднице, затем тронул жеребца и легкой рысью поехал за ней.

Лучано вспоминал свой разговор с Хелен и думал, что правильно сделал, не передав Саманте всего, о чем они говорили. Кому понравится, когда тебя обсуждают за твоей спиной? Но для Лучано эта беседа была весьма полезной и познавательной.

— Саманта — чудесная девочка, — говорила Хелен, делая быстрый набросок углем на листе бумаги, прикрепленном к мольберту. — Но ее проблема состоит в том, что снаружи она производит впечатление жесткой и несгибаемой, хотя в действительности у нее мягкое, доброе сердце и прекрасная душа. И в этом несоответствии формы и содержания виноват ее отец.

— Отец? — с легким удивлением переспросил Лучано.

— Жена мистера Митчела умерла довольно рано, оставив на его руках сына и крошечную дочку. Он воспитывал их одинаково. Думаю, так ему было проще. Пока Саманта была маленькая, это не имело значения, но когда бедняжка подросла, то не могла понять, мальчик она или девочка. Возможно, Саманта выросла бы другой, если бы брат занимался спортом, играл в бейсбол или в баскетбол… Но Доналд, как назло, целыми днями просиживал за книгами.

Лучано вдруг обнаружил, что слушает Хелен с интересом. Он боялся даже прерывать ее вопросами, которые у него возникали по ходу рассказа.

— Мистер Митчел был страшно недоволен этим. И, очевидно, чтобы как-то реализовать свою мечту о сыне-настоящем мужчине, этот рехнувшийся папаша взялся за Саманту, которая от природы была необычайно живым, подвижным ребенком. Он просто стал лепить из нее мальчишку. Что в последствии и привело ее к определенным проблемам личного свойства.

Лучано удивленно вскинул брови.

— О, не подумайте ничего плохого, с Самантой все в порядке, — поспешила заверить его Хелен. — Она абсолютно нормальная и очень привлекательная женщина. Но ей потребовалось немало времени, чтобы осознать, что кроме ее замечательного тела, которое нужно постоянно тренировать, холить и лелеять, в жизни есть много других не менее важных и интересных вещей. Сейчас мы с ней уже весело смеемся над ее прошлой одержимостью. Но процесс взросления дался ей нелегко.

Хелен умолкла и сосредоточенно стала подправлять рисунок. Затем она оторвала лист и попросила Лучано повернуться к ней боком — она хотела нарисовать его в профиль.

— Я думаю, если бы была жива ее мать, все было бы иначе. Она смогла бы смягчить резкие черты характера своей дочери, — продолжила Хелен, снова приступив к рисованию. — Саманта выросла слишком независимой и страшно самостоятельной, и, кроме того, она бывает чересчур прямолинейна. Чем отпугивает всех молодых людей, которые пытаются ухаживать за ней. Надеюсь, что однажды она встретит сильного человека, которого ей не удастся запугать своей самоуверенностью. Но такие мужчины в наши дни, увы, редкость, — с грустной усмешкой заметила Хелен. — Честно признаться, я очень волнуюсь за бедную девочку. У нее, конечно, полно поклонников, и ей стоит лишь мигнуть, как все они будут у ее ног. Но она умная, решительная, и ей нужен мужчина, которого бы она не только любила, но и уважала. Я лично считаю, что последнее очень важно. Вы согласны?

— Гм, — произнес Лучано. Его, итальянца, вполне устраивало такое отношение жены к мужу.

— Но, боюсь, — Хелен вздохнула, — наша дорогая Саманта найдет себе какого-нибудь слюнтяя, которым будет вертеть, как хочет, а он станет безропотно ей подчиняться. Все, готово! — воскликнула она и, отложив уголек, стала вытирать руки о тряпку. — Хотите взглянуть на мои работы?

Догнав наконец Саманту на противоположном конце луга, Лучано залюбовался ею: щеки раскраснелись от быстрой скачки, на лице сияет счастливая улыбка, а серые глаза серебрятся смехом. Внезапно Лучано почувствовал, что отчаянно хочет эту потрясающую молодую женщину.

Когда они возвращались обратно, он думал о тех препятствиях, которые стоят перед ним. Лучано убедился на собственном опыте, что мисс Митчел не охотница за мужчинами. А ее решительная, суровая позиция по взаимоотношениям с клиентами, одним из которых в данном случае он являлся, создавала дополнительные трудности.

Однако теперь, когда Лучано был настроен серьезно и имел перед собой цель, ему оставалось лишь найти способ ее достижения.

9

Ближе к вечеру Саманта сидела перед зеркалом в своей комнате и думала о том, как неожиданно приятно и спокойно прошел этот день.

Как ни странно, Лучано вписался в их семью на редкость легко. Он вел себя так естественно, что ни Доналд, ни Хелен, ни она сама не чувствовали себя обязанными развлекать его. Лучано находился в доме как бы на положении старого друга семьи.

К сожалению — или к счастью, в зависимости от того, как на это смотреть, — Хелен отказалась готовить ужин, сославшись на то, что они с Доналдом приглашены на прием в университет.

— Это жуткая скучища, дорогая, — заявила Хелен, когда Лучано и Саманта вернулись с верховой прогулки и все сидели за чаем в саду под раскидистым дубом. — Бедный Доналд всегда страдает от головной боли на следующий день после таких приемов. Но кто же откажется от хорошего вина, которое обычно подают на подобных вечеринках?

— Да уж, вино, особенно портвейн, стоят любой головной боли, — подхватил Доналд, довольно ухмыльнувшись. — Простите, Лучано, я так заработался сегодня днем, что забыл вам передать — вам звонили несколько раз. Из Италии. — Он порылся в карманах и извлек оттуда клочок бумаги с номером.

— Странно… — Саманта нахмурилась. — Как они узнали, что вы находитесь здесь?

Лучано пожал плечами.

— Я, разумеется, поддерживаю регулярную связь со своим офисом в Генуе. Можно воспользоваться вашим телефоном?

Получив разрешение хозяев, он улыбнулся Хелен, встал из-за стола и пошел в дом.

— Да какое это имеет значение, Сэм? — ворчливо заметил Доналд, приканчивая второй кусок пирога. — Но мне кажется, что звонили не из Генуи, а из Рима. Впрочем, я могу и ошибаться, — добавил он и, извинившись перед дамами, направился в свой кабинет, чтобы немного поработать перед отъездом на прием.

— Нам будет не хватать вас, — с улыбкой обратился Лучано к Хелен, которая садилась в машину, чтобы ехать в университет. — Но, я надеюсь, Саманта порадует меня каким-нибудь необыкновенным блюдом.

— На вашем месте я бы не была так уверена! — буркнула Саманта.

Но она уже ломала голову над тем, что бы ей такое придумать, чтобы чересчур разборчивый синьор остался доволен.

После того как Хелен и Доналд уехали, Саманта переоделась в простое бледно-голубое шелковое платье без рукавов. На плечах оно держалось на тонкой тесьме и свободно струилось вниз по фигуре. Сунув ноги в домашние туфли без задников, Саманта спустилась в кухню.

— Не верю своим глазам! — воскликнула она, пораженная увиденной картиной.

Лучано, надев большой фартук, стоял у плиты и что-то помешивал в кастрюле деревянной ложкой.

— Напрасно иронизируете, дорогая Саманта, — сказал он и, оторвавшись от своего занятия, с улыбкой посмотрел на нее. — Итальянцы серьезно относятся к своему питанию. Вас это, возможно, и удивит, но я, между прочим, умею прекрасно готовить.

— Я без предрассудков, — бросила Саманта и, подойдя к плите, заглянула в кастрюлю. — Что у нас на ужин?

— Ничего особенного, — небрежно ответил Лучано. — Но, скажу я вам, такой пустой кладовой мне еще не приходилось видеть. Если бы я не нашел немного зелени и овощей в саду, нам пришлось бы ехать в ресторан.

— Неужели настолько плохо? — Саманта не удержалась от улыбки.

— Хуже некуда. Но зато вы, моя дорогая, выглядите очаровательно. — Лучано одобрительно оглядел ее с головы до ног. — Вам очень идет этот цвет.

— Ммм… спасибо, — пробормотала она, заметив, что его взгляд остановился на ее груди. — Принести бутылку вина? — быстро спросила Саманта, жалея, что не надела более строгое платье или хотя бы бюстгальтер.

Лучано кивнул и попросил ее выбрать вино получше, чтобы подсластить пилюлю «после весьма посредственного ужина», как он выразился.

— Ну, если вы это называете «посредственным» ужином, то что же бывает, когда в вашем распоряжении полная кладовая? — спросила потрясенная Саманта спустя примерно час, когда их тарелки уже опустели. — Где вы научились так вкусно готовить?

— В прошлом у меня была подруга, которая хорошо стряпала. Как-то незаметно и я втянулся. Я вообще считаю, что кулинария — прекрасный способ расслабиться после тяжелого трудового дня. Стакан вина, приятная музыка… Вас это шокирует?

— Нет, что вы! Почему меня должно это шокировать?

— Некоторые женщины не выносят мужчин у плиты. Они, очевидно, полагают, что это не мужское дело, что в этом есть что-то женоподобное…

Саманта от души рассмеялась.

— Глупости! У меня для вас найдется несколько эпитетов, и некоторые из них не очень лестные. Но, ручаюсь, слова «женоподобный» среди них нет!

— Спасибо на добром слове. Сегодня в доме душновато, так не перейти ли нам на веранду? — предложил Лучано.

И здесь, как призналась себе позже Саманта, она сделала ошибку. Прекрасный ужин и приличное количество выпитого вина — что случилось с ее железным правилом никогда не пить на работе? — притупили инстинкты Саманты, и она расслабилась. Не следовало бы ей сидеть сейчас на диване-качалке рядом с Лучано, бедро которого крепко прижималось к ее ноге.

— Последние несколько дней были очень интересными. — Лучано взял у Саманты бокал с вином и поставил на перила веранды. — Вы помните, как я возражал против того, что вы называете «плотной охраной»? — продолжал он с улыбкой, беря ее за руки. — Но должен признаться, к своему удивлению, что в жизни, оказывается, бывают вещи похуже бдительного ока высокопрофессиональной мисс Митчел.

— Спасибо… — проронила Саманта, — за несколько сомнительный комплимент.

Она хотела провести вечер за легкой, приятной беседой, избегая опасных полутонов и намеков, но у Лучано был свой сценарий, который не предусматривал шутливого обмена репликами и милой болтовни о пустяках.

— Да, — продолжал Лучано, — интересными были не только прошедшие дни, но я получил удовольствие и сегодня, включая этот вечер, разумеется.

— Приятно слышать, — сдержанно отозвалась Саманта.

Она злилась, что ведет себя, как провинившаяся школьница, и в то же время была обеспокоена тревожными сигналами, посылаемыми ее смятенным разумом.

— Сегодня утром я говорил с вами серьезно, — тихо произнес Лучано, поднеся ее руку к своим губам. — Я не собираюсь играть с вами в кошки-мышки и тем более — играть вашими чувствами.

— Я рада, — пробормотала Саманта, по-прежнему ощущая неловкость.

— На самом деле, мои намерения совсем… совершенно другие.

— Не понимаю, что вы имеете в виду, — пролепетала она, чувствуя, как ее обдает жаром от близости с человеком с такой сильной мужской аурой.

— Не может быть! — промурлыкал улыбающийся Лучано и привлек ее к себе. — Такая умная, сообразительная женщина, как вы, моя дорогая, конечно же понимает, что я хочу заняться с ней любовью.

О! Этого мужчину нельзя заподозрить в пристрастии к двусмысленности! — подумала Саманта, сдерживая приступ нервного смеха.

Но ей стало не до веселья, когда Лучано крепко сжал ее в своих объятиях и еще сильнее прижал к себе.

— Ну все, хватит! — не выдержала Саманта, пытаясь, хоть и против своего желания, высвободиться из ловушки. — Мы, кажется, договорились больше не допускать таких глупостей! Или вы забыли?

— Да, мы не должны нарушать правила, — охотно согласился Лучано, но она уловила в его тоне насмешку. — Я, правда, запамятовал, где находится эта запретная зона. Здесь? — вкрадчиво спросил он, снова заключая ее в объятия. — Или, может, нам передвинуть ее сюда? — Лучано повернул Саманту лицом к себе и положил ее руки на свои плечи.

— Прекратите! — попросила она, но в голосе ее не было уверенности.

— А может, нам лучше перекроить границу и провести ее заново здесь? — жарко прошептал он и медленно провел ладонями по всей длине ее платья. — Нет, все-таки лучше всего в этом месте, — хрипло сказал Лучано, нежно лаская груди Саманты, прикрытые лишь тонким шелком платья.

Искушение нарушить собственный запрет было слишком сильным. Чувствуя, что теряет способность соображать, Саманта запустила пальцы в густые черные волосы Лучано. Учащенно дыша, она смотрела в его голубые, кристально чистые, пронизывающие насквозь глаза, которые блестели в ярком свете луны.

Лучано начал медленно склоняться к ней, а Саманта молча смотрела на его чувственные губы и думала лишь о том, что он делает это слишком медленно. И, когда он наконец приник к ее жаждущему рту, она, как и на скамейке во дворе кафе, забыла обо всем и крепко обхватила руками его сильную шею. Лучано быстро встал и, легко подхватив Саманту на руки, направился в свою спальню.

— Я больше не желаю слышать никаких возражений, — твердо сказал он, осторожно опуская ее на кровать. — Я серьезный человек, а не зеленый юнец, бросающийся на любую женщину, готовую ответить на его сексуальные поползновения. Я не собираюсь пользоваться нашими деловыми отношениями, — продолжал он, опускаясь на кровать рядом с ней, — дело есть дело. Но это, — добавил он, нежно обнимая Саманту, — это уже личное! Сейчас мы просто мужчина и женщина, которые хотят быть вместе.

Святая правда! — подумала Саманта, чувствуя, как от одного звука бархатистого низкого голоса Лучано ее охватывает безумное желание отдаться этому мужчине. Ей казалось, что все в нем имеет над ней неограниченную власть. Она удивлялась, насколько сильна в ней жажда принадлежать человеку, которого она в общем-то едва знает. Но это чувство возникло — сейчас Саманта уже не лгала себе — в первый вечер их знакомства, когда Лучано обнял ее и поцеловал.

Лучано наклонился к ней и нашел ее губы. Он целовал Саманту осторожно и ласково, но эти нежные поцелуи возбуждали ничуть не меньше, чем страстные, бурные объятия.

— Саманта, дорогая… — хрипло шептал Лучано, освобождая ее от платья. Он отбросил его в сторону и снова жадно припал к ее губам — поцелуи стали требовательнее, ласки более дерзкими. — Я мечтал об этом моменте, когда впервые обнял тебя! — горячо шептал он, снимая с нее кружевные трусики.

Его руки нетерпеливо двигались по всем изгибам ее обольстительного тела, нежно ласкали упругие груди и твердые, набухшие соски, жаждущие прикосновений его пальцев и губ.

Лучано ненадолго отстранился и, лихорадочно сбросив с себя одежду, снова начал ласкать Саманту. Саманта чувствовала, как он прокладывает путь мелкими, похожими на укусы, поцелуями от ее шеи к грудям и затем вниз, к животу. Ей казалось, что она сейчас лишится сознания от острых чувственных ощущений и больше не сможет сдерживать стоны наслаждения, рвавшиеся из груди.

Саманту подхватил ураган сумасшедшего экстаза, и она, отбросив смущение, стала ласкать сильное тело Лучано. Он, дойдя до наивысшей степени накала, изнывая от мучительного наслаждения, нежно прошептал что-то по-итальянски, и их тела слились в исступленном эротическом танце. Пульсирующие, ритмичные движения, казалось, зажгли яростный огонь неистовой обжигающей страсти, который испепелял обоих до тех пор, пока они не вознеслись на вершину блаженства и там не освободились от переполнявшей их энергии в ослепительном взрыве оргазма.

10

Саманта с трудом втиснула «порше» на освободившееся место на стоянке.

— Я быстро, — сказала она, выключив зажигание. — Мой дом находится за углом. Я возьму кое-какие вещи и отвезу тебя в отель. А потом сдам машину в бюро проката. Хорошо?

— Нет, я пойду с тобой, — с улыбкой возразил Лучано. — Мне хочется посмотреть, как ты живешь.

— Ничего особенного. Крошечная городская квартирка, — сказала Саманта, судорожно вспоминая, в каком состоянии оставила ее перед отъездом.

— Я слишком долго просидел в этой тесной машине, — решительно заявил Лучано, отстегивая привязной ремень.

— Ну хорошо, — смирилась с неизбежным Саманта.

— Очень мило, — похвалил Лучано, когда Саманта открыла дверь своей квартиры и пропустила его вперед. — И какой великолепный вид на реку, — добавил он, выглядывая из окна.

— Я использую эту квартиру как своего рода опорный пункт в Вашингтоне, — стала объяснять Саманта, впервые сравнив свое тесное жилище с хоромами Доналда и Хелен. — Располагайся. Если хочешь, в холодильнике должен быть апельсиновый сок. — Она махнула рукой в сторону кухоньки, которую отделяла от гостиной арка. — А я пока соберу вещи.

Войдя в спальню и плотно закрыв за собой дверь, Саманта принялась один за другим выдвигать ящики, из которых доставала нужные вещи и бросала их в дорожную сумку. Ей было странно сознавать, что Лучано находится сейчас в ее квартире.

Она купила ее недавно, главным образом потому, что дом находился в центре американской столицы. Большинство богатых, влиятельных клиентов Саманты жили либо в центре города, либо останавливались в первоклассных отелях, которые также располагались в этой части Вашингтона. У маленькой квартирки было одно преимущество — получив срочное задание, Саманта могла просто запереть ее и отправиться в назначенное место.

В свободное от работы время Саманта любила бывать в большом доме Доналда и Хелен. Бездетные, они всегда были рады видеть Саманту у себя. Если бы у нее не было этой спокойной, надежной гавани, она, очевидно, давно бросила бы свою беспокойную работу. Саманте было приятно, что Лучано тоже понравилась умиротворенная атмосфера старого особняка.

Она старалась не думать о бурной ночи, проведенной с Лучано в доме брата. Потому что, как только Саманта начинала вспоминать о ласках Лучано, ее сразу охватывало сексуальное волнение и она страстно желала снова очутиться в его объятиях. Но мысли о том, как они занимались любовью, как их пылающие тела были сплетены в один жаркий клубок, постоянно крутились у нее в голове, и с этим молодая женщина ничего не могла поделать.

Саманта закрыла сумку и опустилась на кровать. На нее хлынули воспоминания, как на протяжении всей ночи, с короткими перерывами, они, словно изголодавшиеся волки, снова и снова набрасывались друг на друга, не в состоянии утолить свою неизбывную страсть.

Ее одолевала сладостная усталость после ночи безумной любви и не менее страстного утра, но Саманта понимала, что начинается новый рабочий день и ей надо сохранять ясную голову. Ей надо было собрать еще кое-какие мелочи, а Лучано наверняка уже злится, что она так долго пакует вещи.

Однако Лучано, ожидая появления Саманты из спальни, отнюдь не нервничал. Он расхаживал по небольшой гостиной, рассматривал скудное убранство комнаты и пытался понять, как его телохранительница проводит свободное от работы время.

На полке он обнаружил внушительную коллекцию дисков с записями классической музыки, но это его не удивило. Потому что, если он что-то и знал о Саманте наверняка, так это что под ее хладнокровной, рациональной оболочкой прячется необычайно эмоциональная, страстная женщина.

Лучано вспомнил, как внешне жесткая, напористая молодая женщина постепенно оттаивала в его руках, пока наконец не сбросила с себя стальные доспехи, в которые облачалась в повседневной жизни, и не раскрыла перед ним свою потрясающую чувственность и сексуальность.

Лучано тихо выругался. Что в Саманте Митчел такого, отличного от других страстных женщин, которых он знал, что при одном воспоминании о ее неистовой, самозабвенной реакции на его любовные ласки, он моментально возбуждается, как восемнадцатилетний юнец?

Но Лучано чувствовал, что кроме несомненной сексуальной совместимости между ними есть что-то еще. Нечто очень странное, чего он ни разу не испытывал ни с одной из своих женщин. Саманта вызывала у него неведомые ему ранее чувства. Лучано еще не знал, какие именно, но потребность касаться ее, любить, любить, забыв обо всем на свете, была слишком велика. Сейчас он хотел Саманту так же неотступно, как ночью.

Снова пробормотав ругательство, он убыстрил темп шагов и теперь напоминал метающегося в клетке хищника. Однако вскоре поняв, что ведет неравную борьбу с самим собой, Лучано подошел к двери спальни и резко распахнул ее.

— Что?! — вскрикнула Саманта, вскакивая с кровати.

— Дорогая, — захлопнув за собой дверь, ответил Лучано и начал снимать пиджак, — боюсь, нам придется вернуться в отель немного позже.

— Почему? Что случилось? — испуганно спросила она.

— Не волнуйся, — успокоил ее Лучано, расстегивая пуговицы на сорочке, — я просто должен заняться с тобой любовью. Немедленно!

— Но мы не можем! — растерянно пробормотала Саманта. — Мы только недавно… только утром…

— Какое это имеет значение?! — нетерпеливо бросил он и заключил ее в свои объятия. — Я хочу тебя. Прямо сейчас!

Саманта молча смотрела на него в изумлении и вдруг рассмеялась.

— Ты невозможен!

— Да или нет? — хрипло прошептал Лучано, скользнув руками по ее телу.

— Так и быть, попробую найти окно в своем расписании, — с улыбкой сказала Саманта, и ее руки сами собой обвились вокруг его шеи.

Позже, когда Саманта, обессилевшая, но наполненная любовью, лежала в постели, пока Лучано принимал душ, у нее возникло ощущение надвигающейся катастрофы.

Несмотря на то что их потребность друг в друге была очевидной, Саманта терзалась сомнениями. Она осознавала, что безоглядно влюбляется в человека, с которым познакомилась лишь несколько дней назад и который, мрачно напомнила она себе, скоро уезжает в свою страну.

В этом заключалась суть проблемы. Все произошло слишком быстро. И если Саманта мало что знала о Лучано Гранди, кроме того что он ласковый, нежный и страстный любовник, то уж в том, что их короткий роман не может иметь счастливого конца, была уверена с самого начала их знакомства.

Они были словно с разных планет. Он — удачливый бизнесмен, первое лицо в огромной корпорации. Она — телохранитель, которая должна быть готова в любую минуту сорваться с места и мчаться туда, где требуются ее услуги. Что может их связывать?

Но это была лишь часть проблемы.

У Лучано в Италии оставались одна или две зазнобы. Саманта была уверена, что он не бросит свои старые связи ради какой-то женщины, с которой познакомился во время своего короткого визита в США. И, даже если бы она была его единственной подругой на сегодняшний день, Лучано Гранди не из тех мужчин, которые стремятся к браку. Так что роман ведет ее в никуда и поэтому, пока не поздно, надо рубить концы. У нее есть свое дело, вот она и займется им вплотную.

Но здесь возникали свои проблемы. Согласно контракту, Саманта обязана была работать с Лучано еще несколько дней, остававшихся до его отъезда в Италию. И как бы осторожно и осмотрительно они ни вели себя, им трудно будет скрыть свои отношения от служащих отеля или, что гораздо важнее, от водителей, которых присылает агентство Мэтью Дакстера.

Саманта много раз работала с этими парнями на аналогичных заданиях, и они все хорошо знали друг друга. Поэтому стоит кому-то одному заподозрить любовную связь между ней и ее клиентом, это сразу ударит по карьере Саманты. Учитывая неизбежное возвращение Лучано в Италию, продолжение их связи было бы профессиональным самоубийством с ее стороны.

Невеселые мысли Саманты были прерваны появлением из ванной Лучано. Саманта, которая лишь секунду назад твердо решила порвать с ним, почувствовала, что ее решимость тает как весенний снег.

Великолепное стройное тело Лучано, покрытое каплями воды, казалось, занимало большую часть пространства крошечной спальни. Он излучал здоровье, силу и… секс. И Саманта, сердце которой болезненно сжалось, когда она ощутила всеми своими клетками силу его мужского магнетизма, поняла, насколько ей будет трудно расстаться с Лучано.

Никто сейчас не умирает от разбитого сердца, уговаривала себя Саманта. И я переживу этот удар… со временем. Но, почувствовав, как холодные острые когти невыносимой тоски уже начали подбираться к сердцу, она поняла, что забвение придет нескоро.

Настала очередь Саманты принимать душ, однако мысли о Лучано и о решении порвать с ним не покидали ее ни на минуту. Она пришла к выводу, что это надо сделать до того, как они вернутся в отель. Саманта пошла бы на все, чтобы этого разговора не состоялось, тем более что она предвидела бурную реакцию Лучано.

Не то чтобы она очень высоко оценивала свои женские чары, во всяком случае, Саманта не могла поставить себя рядом с теми эффектными, роскошными женщинами, с которыми, как она подозревала, Лучано проводил время в Италии. И в то же время его страстное желание заниматься с ней любовью говорило о том, что для него это была не случайная связь. Судя по его поведению, Лучано находил Саманту весьма привлекательной и поэтому должен был возражать против ее решения прекратить с ним интимные отношения. Почему бы ему не спать со мной, если это доставляет ему удовольствие, хотя бы то время, пока он находится в Америке? — рассуждала Саманта.

Она помнила, какой грандиозный скандал он устроил в дорогом итальянском ресторане, а также шумную сцену в больнице, поэтому не хотела затевать оглушительную перебранку в отеле, о чем всем сразу стало бы известно.

Саманта вернулась в спальню, выпроводила оттуда Лучано, чтобы одеться и стала думать, как убедить его в том, что им надо расстаться.

Бросив на себя последний взгляд в зеркало, молодая женщина направилась в гостиную, не ожидая ничего хорошего от предстоящего разговора.

Прогноз Саманты оказался правильным.

— Ничего хорошего из этого не выйдет, — говорила она уже в десятый раз, сидя за рулем «порше», когда они ехали в отель. Саманта чувствовала, как от сидящего рядом с ней Лучано исходит холодная ярость. — Ты знаешь, что я говорю разумные вещи.

— Ничего я не знаю и знать не хочу! — отрезал тот и уставился на дорогу злыми глазами.

Саманта вздохнула.

— Взгляни фактам в лицо. Скоро ты упорхнешь в Италию. Как мы с тобой будем встречаться, живя по разные стороны Атлантического океана? Неужели это не ясно?

— Ерунда! — отмахнулся Лучано. — При желании все можно организовать. Я могу устроить так, что мы по-прежнему будем часто видеться. Поэтому я отказываюсь принимать твой аргумент, — добавил он с презрительной усмешкой.

— О Господи! — взорвалась Саманта. — Это не так просто организовать, и ты это знаешь! Неужели тебе непонятно, что наши отношения — это что-то вроде… романа на отдыхе!

— Нет! Это не так! — возмущенно рявкнул Лучано.

Саманта поняла, что их перебранка не закончится в машине, поэтому предусмотрительно подъехала к черному ходу отеля. Лучано, как она успела убедиться, привык давать волю своему гневу независимо от того, где он находится.

— Хоть я и польщена тем, что ты не хочешь расставаться со мной, — продолжала Саманта, вылезая из машины, — в Генуе тебя ждет целый гарем твоих очаровательных подруг. Так что в отличие от меня у тебя будет все в порядке, — не удержавшись, съязвила она.

— Ты говоришь чушь! — возмущенно вскричал Лучано и, выйдя из машины, с силой захлопнул дверцу.

Однако Саманта заметила, как у него на скулах вспыхнули два ярких пятна. Кроме того, Лучано избегал смотреть ей в глаза.

О-о! Я, кажется, наступила на больную мозоль, подумала Саманта. У него и в самом деле в Италии есть постоянная связь. Может, я правильно поступила, решив порвать с ним? Быть одной из его пассий? Ни за что! Решение расстаться с Лучано крепло в Саманте с каждой минутой. Ее возмущало, что всю дорогу он говорил только о себе. Ему даже не пришло в голову задаться простым вопросом: а что будет с ней?

Проклятые мужчины, все они одинаковы! — мрачно подытожила Саманта.

Не сказав больше ни слова, она проводила Лучано в его апартаменты, потом прошла в свой номер и заперла дверь на ключ, отгородившись от всего мира — и от Лучано.

11

Последующие два дня были просто ужасными. Саманта сидела на заднем сиденье лимузина и гадала, долго ли ей еще томиться в ожидании Лучано.

Он, конечно, был взбешен своей отставкой и теперь, как считала Саманта, мстил ей, делая все назло. Превратившись в холодного, чужого человека, Лучано вряд ли мог заставить себя вести цивилизованно, хотя, по ее мнению, не очень-то и старался. Возведя между собой и Самантой невидимую преграду, он сосредоточился на бизнесе.

Саманта пыталась договориться с Лучано о расторжении своего контракта, полагая это для обоих самым лучшим выходом из ситуации. Но Лучано, — по какой-то извращенной прихоти, как она считала, — наотрез отказался отпустить ее. Мэтт Дакстер тоже не мог помочь Саманте, потому что был завален работой. Саманта пришла к выводу, что ей остается только терпеливо ждать окончания контракта. Поэтому она стиснув зубы в прямом и в переносном смысле продолжала работать.

С самого первого дня Саманта твердила Лучано — тысячу раз уже, наверное, — чтобы он никуда не уходил, не предупредив ее. Но этот своенравный осел именно так и поступал. Вчера, например, исчез из отеля, и у Саманты чуть инфаркт не случился, прежде чем она обнаружила Лучано в небольшом баре на соседней улице.

— Ты просто законченный идиот! — набросилась на него Саманта как рассвирепевшая кошка, давая выход накопившемуся страху. — Не могу понять, почему я до сих пор вожусь с тобой! Ну неужели… неужели тебе непонятно, что, разгуливая по городу один, ты даешь убийце прекрасную возможность прикончить тебя?!

— Я сыт по горло тем, что со мной обращаются, будто с ребенком! — выкрикнул Лучано, словно сорвавшись с цепи. — И почему я должен о каждом своем шаге докладывать тебе?!

— Потому что я стараюсь спасти твою паршивую шкуру, вот почему! — огрызнулась Саманта, продолжая выпускать пар нервного напряжения последних дней. — Послушай, а может, тебе надоело жить? — насмешливо спросила она. — Тогда ради Бога, делай что хочешь. Мне все равно, — добавила она с нервным смешком и выскочила из бара.

Саманта прислонилась к стене рядом с входной дверью, благодаря небо за то, что тьма скрывает ее пылающие щеки. Она глубоко вдыхала прохладный ночной воздух, пытаясь успокоить бешеное биение сердца.

— Все, что я прошу, это ставить меня в известность, куда ты уходишь из отеля, — твердо сказала Саманта, когда Лучано вышел наконец из бара. — Я не собираюсь ни в чем тебе мешать, но обязана знать, где ты находишься в данную конкретную минуту.

— Да, понимаю, — угрюмо буркнул Лучано и направился к отелю.

Саманта поплелась за ним. Она знала, что совершила глупость, сорвав злость на Лучано. Но тот скоро нашел способ отыграться.

Томясь в лимузине ожиданием, Саманта жалела, что не догадалась захватить с собой газету или хотя бы термос с кофе. И, чтобы быстрее скоротать время, она решила прогуляться, а заодно и размять мышцы.

— Сколько нам еще торчать здесь, Том? — спросила она, заглянув в окно водителя.

— Часа три, не меньше. Думаю, раньше двух твой клиент не появится. Мы не одни здесь кукуем, — заметил Том, кивнув на вереницы дипломатических машин, припаркованных на соседних улицах.

Саманта медленно ходила взад-вперед вдоль здания итальянского посольства. Все окна в нем были ярко освещены, оттуда доносилась музыка и смех. По крайней мере, мой клиент веселится, подумала она, скривив губы в кислой улыбке. Саманта плотнее запахнула жакет, стараясь не думать о шампанском и о разных деликатесах, которые Лучано наверняка поглощал в данную минуту.

Ей уже много раз приходилось коротать время в ожидании своих клиентов, поэтому этот вечер не был каким-то особенным или более трудным для нее. Но она была всего-навсего человеком, и когда сегодня утром в номер к Лучано явилась ослепительно красивая девушка, которую он встретил восторженными восклицаниями, Саманту вдруг охватила жгучая ревность.

Это было ужасное чувство. Собственно говоря, она впервые в жизни ощутила разрушающее, разъедающее душу и мозг действие ревности, ядовитые стрелы которой, казалось, пронизывали все ее существо.

Девушка была действительно необыкновенно хороша! При всем желании Саманта не смогла найти в ней ни одного изъяна — великолепная матовая кожа, фигурка, как у фарфоровой статуэтки. Такого же мнения, к сожалению, придерживался и Лучано, который заключил девушку в объятия и расцеловал в обе щеки. Саманта не выдержала этой сцены и вышла из его номера.

Через некоторое время Лучано попросил ее зайти и сдержанно и сухо объяснил ей, что девушка — дочь его старого знакомого и принесла ему приглашение на прием в итальянское посольство, который состоится сегодня вечером.

Почему Саманта решила, что он возьмет ее с собой на прием, она не могла объяснить. Лучано, очевидно, на это и рассчитывал, потому что, когда лимузин подкатил к залитому огнями подъезду посольства, высказал наигранное недоумение, зачем она вырядилась в красивое вечернее платье.

— Мне искренне жаль, что ты потратила время на то, чтобы выбрать подходящий наряд для этого вечера, ведь твое имя не значится в приглашении, — с ядовитой иронией сокрушался Лучано, нагло разглядывая ее проступавшие под платьем формы. — Бедная Саманта, совсем как Золушка.

У Саманты чесались руки стереть с его губ эту мерзкую усмешечку, но устраивать сцену у дверей посольства она не дерзнула. Лучано прекрасно знал, что может говорить ей что угодно и чувствовать себя при этом в полной безопасности, отчего тоже получал удовольствие.

— Надеюсь, что пока я буду развлекаться, ты будешь зорко следить за тем, чтобы ни один подозрительный тип не проник в посольство, — добавил Лучано и, победоносно ухмыльнувшись, ушел.

Саманта размышляла, как не догадалась, что он придумает какую-нибудь пакость против нее. Никому не нравится, когда его бросают. Но, прекратив с Лучано любовные отношения, она переживала не меньше, чем он. Чувствовала себя глубоко несчастной, почти не смыкала глаз за последние двое суток, страдая оттого, что не может снова оказаться в его объятиях.

Но Лучано, очевидно, и в голову не приходило, что Саманта тоже мучается, несмотря на то что сама же и инициировала их разрыв. Он думал лишь о себе и о своем самолюбии, которое она задела, отказав ему в интимной близости. Саманта молила Бога, чтобы Лучано поскорее вернулся в Геную.

Том оказался прав. Вскоре после двух ночи Лучано вышел из посольства. Не один, как и предполагала Саманта. На руке у него висла юная красотка, которая навещала его утром в номере. Лучано крепко обнял девицу и приник к ней в долгом поцелуе. Саманта, наблюдавшая эту сцену с заднего сиденья лимузина, сразу сообразила, что этот мини-спектакль разыгран частично и для нее. Она была уверена почти на сто процентов, что Лучано страшно огорчился бы, если бы она не увидела его затяжной поцелуй.

Но как бы ей ни было больно, молодая женщина решила показать Лучано, что ей глубоко безразличны его эскапады. К тому же Лучано был уверен, что у нее стальные нервы и железная воля. Зачем же разочаровывать человека?

— Ну скажи, разве она не прелесть? — умилился Лучано, обращая внимание Саманты на девицу, которая посылала воздушные поцелуи вслед отъезжавшему лимузину. — Мне надо почаще встречаться с ней! — добавил он, с удовольствием вонзая Саманте нож в сердце.

Но у нее было достаточно времени, чтобы собраться и ответить достойно.

— Да, и в самом деле красивая девушка, — охотно согласилась Саманта. — И такая юная… Ей, наверное, не больше восемнадцати? Но, если бы я была ее отцом, — обманчиво мягко заметила она, — мне очень не понравилось бы, что она связалась с мужчиной, который лет на двадцать старше ее. Но, с другой стороны, я ведь ничего об этом не знаю.

— То-то и оно! Не знаешь! — раздраженно ответил Лучано. — Ты просто завидуешь ее молодости и красоте.

Саманта, проведя полночи на улице, чувствовала себя жутко уставшей, и ей уже надоело пикироваться с ним.

— Ты прав. — Она тяжело вздохнула и, откинувшись на спинку сиденья, уставилась глазами в потолок салона. — Но ты ведь именно этого и добивался, не так ли? Так что прими мои поздравления, твои усилия не пропали даром!

— Саманта… я…

— Да пошел ты к черту! — в сердцах бросила она и закрыла глаза, чтобы удержать подступившие слезы.

— Боюсь, я уже там, — тихо произнес Лучано.

— Ну, значит, нас уже там двое. — Саманта опять вздохнула и с горечью упрекнула: — Только ты ни разу не подумал обо мне. Ты слишком занят собой и своими переживаниями, чтобы обращать внимание на настроение других.

Лучано резко повернулся к женщине, сидевшей рядом с ним. Он был потрясен, заметив капельки влаги, медленно катившиеся по ее щекам из-под плотно сомкнутых век. Мокрое от слез лицо Саманты хорошо было видно, когда лимузин остановился у ярко освещенного подъезда отеля.

Но Лучано не успел ничего сказать — водитель открыл дверцу, и Саманта, выскользнув из машины, быстро скрылась в фойе.

12

Она провела еще одну бессонную ночь, большую часть которой ругала себя за слабость и безволие. Саманта была удивлена, когда на следующий день, рано утром, Лучано вызвал ее к себе.

— У меня есть две новости — хорошая и плохая, — объявил он. — Плохая состоит в том, что итальянской полиции пока не удалось задержать человека, который угрожал мне. Этот Марио Арпино исчез, испарился в воздухе, поэтому моя жизнь по-прежнему находится в опасности. Хорошая новость, — продолжал Лучано тем же ровным, бесстрастным голосом, — заключается в том, что мне по разным причинам нужно срочно вернуться в Италию.

Ну вот и пробил час, подумала Саманта. У нее задрожали колени, к горлу подступил ком. Она стояла молча, ожидая, когда Лучано попрощается с ней. В голове у нее проносились разные мысли по поводу того, что он ей скажет при расставании. Но когда он заявил, что намерен взять ее с собой в Италию, Саманта едва не лишилась чувств.

— Ты не можешь… — запротестовала она, обретя дар речи. — Я не нужна тебе в Италии. Что за нелепая идея?

— Я уже обсудил этот вопрос со своей страховой компанией и с мистером Дакстером. Они тоже считают, что наш контракт должен быть выполнен до конца, — твердо сказал Лучано. — Хочу предупредить вас, мисс Митчел, — он снова перешел на официальный тон, — что, если вы нарушите его условия, я взыщу с мистера Дакстера и с его агентства все, что они получили от моих страхователей, до последнего цента. И, кроме того, устрою так, что вас как телохранителя больше никто и никогда не возьмет на работу.

Саманта была в шоке. Она смотрела в спокойные, ничего не выражающие голубые глаза итальянца, которого она сейчас люто ненавидела, и мрачно думала о том, что ее загнали в угол.

Саманта пристегнула ремни, устроилась поудобнее в широком кресле и стала ждать взлета. Ее одолевали грустные мысли.

За что Господь послал мне такие испытания? Жизнь моя пошла кувырком после того, как Мэтт Дакстер уговорил меня взяться за эту работу. Точнее, подумала Саманта, жизнь моя сейчас напоминает катание на американских горках. Я то взлетаю на небеса от счастья, то низвергаюсь в пропасть от отчаяния… Стоп, надо взбодриться и постараться извлечь максимум приятного из этой ситуации. Должен же блеснуть луч солнца на затянутом тучами небе!

Последние два дня ее окружал сплошной мрак. С той минуты, как Лучано объявил, что она сопровождает его в Италию, он обрушил на Саманту всю свою ледяную ярость и пылающий гнев. По ночам она плакала в подушку, а днем, не выспавшаяся и раздражительная, вообще плохо соображала, что с ней происходит.

Саманта, не без оснований считавшая себя разумным, трезвомыслящим человеком, впервые столкнулась с таким ураганом глубоких противоречивых чувств, которые выводили ее из равновесия и полностью дестабилизировали ее устойчивый внутренний мир.

Неужели все это происходит с ней оттого, что она, несмотря на свое внутреннее сопротивление, всерьез влюбилась в Лучано? Если это так, то она пропала! Влюбиться, считала Саманта, это все равно что попасть в ад или в тюрьму. Ей было бы легче справиться с ситуацией, если бы Лучано не получал удовольствия от ее страданий.

Саманта покосилась на склонившегося над ворохом бумаг Лучано — он сидел у противоположного борта небольшого частного самолета, на котором они летели. При других обстоятельствах она восхищалась бы его способностью концентрировать все свое внимание на работе и разрешать сложные, запутанные деловые вопросы в любых условиях, но сейчас Саманта была не склонна отдавать должное его феноменальной работоспособности. С какой стати делать ему комплименты, если он использует работу для того, чтобы избегать обсуждения вопроса о моей непонятной поездке в Геную? — рассуждала она.

Ее также выводили из себя резкие перепады в поведении Лучано. Когда он прекращал работу, то становился чрезвычайно любезным и предупредительным. И, кроме того, он в отличие от нее сохранял самообладание, что тоже изрядно злило Саманту. Лучано ни разу не дал ей повода выплеснуть на него всю ее боль и гнев.

Он был спокоен, сдержан и будто не замечал ее поджатых губ и едва сдерживаемой ярости. Иногда его голубые глаза насмешливо блестели или искрились смехом, и от этого Саманта также готова была лезть на стену.

Когда они приехали в аэропорт «Даллас» в Вашингтоне, Саманта уже настроила себя положительно на поездку в Италию. Эта страна славилась своими модельерами, и она решила воспользоваться представившейся возможностью хотя бы частично обновить свой гардероб.

Эта мысль согревала ей душу, когда они, пройдя необходимые формальности, направлялись к самолету, который Лучано зафрахтовал специально для этой поездки.

Он объяснил Саманте, что ему осточертело летать на регулярных рейсах, когда подчас торчишь в аэропорту больше времени, чем длится сам полет. Поэтому он хочет попробовать воспользоваться частным самолетом. Если эксперимент окажется удачным, он, возможно, приобретет лайнер для своей компании.

Саманта не спорила — кто не хочет летать с комфортом, вместо того чтобы томиться в переполненных рейсовых или чартерных лайнерах, как сельди в бочке? Но только лишь когда они поднялись в воздух, она поняла, насколько обманчивым было поведение Лучано на земле.

Вначале Саманта не прислушивалась к тому, что сообщал им пилот о высоте и скорости движения самолета. Но когда он, включив в очередной раз связь с салоном, пояснил, что из-за попутного ветра они прибудут в Венецию на тридцать минут раньше запланированного времени, Саманта была буквально сражена этой новостью.

— Венеция? — недоуменно переспросила она, повернувшись к Лучано, который убирал бумаги в кейс. — Я думала, мы летим в Геную?

Лучано насмешливо поднял бровь и спокойно осведомился:

— Почему, интересно, я должен лететь в Геную? Не понимаю, с чего ты это взяла.

— Но ты… но ты говорил…

Он покачал головой.

— Я сказал тебе, что возвращаюсь в Италию. А насчет Генуи, помнится, ничего не говорил.

Саманта замолчала, быстро перебирая в памяти его слова относительно отъезда из Америки. А действительно, Лучано ни разу не произнес слово «Генуя». Я просто логическим путем пришла к выводу, что он возвращается в свой офис. И эта скотина даже не соизволила исправить мое ошибочное предположение! Что происходит, черт возьми?!

— Ладно, Генуи не будет, — мрачно констатировала Саманта. — Но почему Венеция? У тебя что, там бизнес?

— Нет, — невозмутимо ответил Лучано. — Я хочу побывать в старом родительском доме. Ну и, конечно, навестить маму.

То, что Лучано внезапно прервал визит в США и срочно вылетел в Италию, чтобы уладить свои дела, было вполне объяснимо. Но спешно менять свои планы только ради того, чтобы повидаться с престарелой матерью, — это казалось Саманте в высшей степени странным.

Однако Лучано объяснил, что его мать, вдовствующая уже много лет, в последнее время чувствовала себя неважно, и его это очень беспокоит. Он хочет убедиться, что у нее нет серьезного заболевания, а потом уже вернуться к своим делам в Генуе.

Его доводы звучали вполне логично, и Саманта успокоилась. Кроме того, она слышала, что многие итальянские мужчины, даже когда заводят собственные семьи, остаются сильно привязаны к своим матерям. Ей, правда, было трудно представить Лучано в роли нежно любящего сына.

Но что я вообще знаю о нем? — подумала Саманта, бросив на Лучано короткий взгляд. Его поведение не укладывается ни в какие рамки. То он сдержан, невозмутим и сосредоточен, то вдруг взрывается, как Везувий, и выплескивает на тебя свою раскаленную ярость и скверное настроение. Может, это и есть так называемый латинский темперамент?

Наконец самолет произвел посадку в венецианском аэропорту «Марко Поло». Когда они вышли на площадь, Саманта чуть не задохнулась от жары. Мерзавец, даже об этом меня не предупредил! — возмущенно подумала она, с трудом волоча ноги за носильщиком.

Их уже ждал водитель с длинной черной спортивной машиной с открытым верхом.

— Спасибо, Паоло, — сказал Лучано, принимая от водителя ключи. — Сейчас я хочу вернуться в Геную, — добавил он, забираясь на водительское место.

Саманта давно привыкла к экстравагантности своих богатых и известных клиентов, поэтому ее не удивило, что шофер Лучано пригнал машину из Генуи специально для того, чтобы его босс смог вернуться в свой город, сидя за рулем собственного автомобиля.

— Ну так что?! — рявкнул Лучано, грубо ворвавшись в ее мысли. — Ты едешь или нет?!

— У меня есть выбор? — со злой иронией спросила Саманта, но ее слова, — возможно, к счастью, — заглушил рев мощного мотора «феррари».

Сидя в открытой машине под палящим солнцем, она похвалила себя за то, что не забыла прихватить темные очки. Саманта также была рада, что Лучано сам сел за руль своего великолепного авто, а не заставил ее вести машину по незнакомым итальянским дорогам.

Саманта пристегнула ремень в тот момент, когда Лучано отпустил сцепление. Вовремя! — похвалила она себя, потому что «феррари», казалось, прямо с места взмыл в воздух и с оглушительным ревом выкатился со стоянки аэропорта. Саманта зажмурилась и вжалась спиной в сиденье, молясь, чтобы доехать до Генуи целой и невредимой. Не говоря о том, что она уже умирала от жажды.

Ухмыльнувшись, Лучано покосился на спутницу, которая выглядела так, словно из нее выкачали весь воздух. Ему-то жара была нипочем, он привык к ней с детства, а для светловолосой и белокожей Саманты итальянское солнце стало тяжелым испытанием.

— Скоро мы будем в горах, — сказал он, желая подбодрить ее.

— Но я думала… — Саманта удивленно посмотрела на него. — Разве мы не заедем в Венецию?

— Нет. — Лучано покачал головой. — Сейчас там тяжело — настоящее пекло и полно туристов.

Распрощавшись с мечтой о прохладительном напитке, Саманта вздохнула. Одному Богу известно, когда они теперь сделают остановку.

Но, как Лучано и обещал, обжигающая жара и влажность скоро уступили место свежему воздуху и легкому, приятному ветерку, когда они достигли горной дороги. Вокруг простирались обширные виноградники и оливковые рощи.

— Очень красивые пейзажи, — заметила Саманта, подставив лицо прохладной, освежающей струе воздуха. — А это что?

И Лучано, будто заправский экскурсовод, начал рассказывать ей о местности, по которой они проезжали.

У Саманты уже голова шла кругом от смены его настроения. У нее создалось впечатление, что, ступив на родную землю, Лучано сразу сбросил с себя ледяной покров невозмутимости, которым доводил ее до белого каления в Вашингтоне и в самолете. Сейчас это был теплый, обаятельный и неотразимый мужчина, в которого она глубоко и безнадежно влюбилась.

Может, это произошло, потому что он вернулся в привычную для себя среду? Или он, подобно хамелеону, меняет цвет в зависимости от ситуации, в которой находится в тот или иной момент своей жизни?

Но каковы бы ни были причины, Саманте от этого не становилось легче. С той минуты, как она вошла в номер Лучано в вашингтонском отеле, ее нервная система постоянно подвергалась основательной встряске от противоречивых эмоций и чувств. Она уже потеряла привычные жизненные ориентиры, утратила уверенность в себе, не говоря о способности предугадывать, как поведут себя люди в определенных ситуациях — качество, которым необходимо обладать в ее профессии.

Но Саманта настолько устала бороться с Лучано, что решила: если он захотел вести себя с ней любезно и по-дружески, то почему бы и ей не быть с ним милой и вежливой.

— Куда конкретно мы сейчас направляемся? — спросила она.

— В горное местечко Аллеге, где находится мой отчий дом.

— Ах да, помню, ты уже говорил мне об этом. Нам далеко еще?

— Нет. Минут сорок, и мы будем на месте.

Дорога, петляя, пошла резко вверх. Кругом, на крутых склонах, рос бук, ели и сосны. Саманта чувствовала, как ее тело и мозг постепенно освобождаются от напряжения и усталости. Горный воздух — лучшее лекарство для организма, длительно подвергавшегося стрессам. Откинувшись на сиденье, Саманта слушала рассказ Лучано о его семье.

— В этом доме выросло несколько поколений семьи Гранди. Но у мамы есть дом и в Венеции. Она переезжает в горы с наступлением жары, когда жизнь в городе становится невыносимой. Мы — я и моя старшая сестра с семьей — любим проводить там свой летний отпуск, когда у нас бывает такая возможность. К тому же приятно сменить городское пекло на прохладу гор.

Лучано свернул с главной дороги на более узкую, проложенную среди буковой рощи, и вскоре впереди показались две высокие каменные колонны, которые образовывали широкий въезд на территорию семейства Гранди. Лучано сбросил скорость и, проехав метров сто под зеленым сводом, образованным из крон больших буков, остановился у огромного дома.

— Бог мой! — воскликнула Саманта, с изумлением глядя на массивные стены из желтовато-коричневого камня, величественно стоящие в окружении высоких кедров и зарослей цветущего кустарника. — Это не дом, а целый дворец!

Лучано засмеялся и покачал головой. Он открыл для Саманты дверцу и помог ей выйти из машины.

— Уверяю тебя, этот дом весьма далек от дворца. Ты сама скоро убедишься в этом, — добавил он и обернулся на отчаянный лай целой своры собак, несущихся прямо на него.

— Да замолчите, вы, несносные создания! — крикнула по-английски какая-то женщина.

Саманта, которая решила, что у нее было уже достаточно сюрпризов за сегодняшний день, потрясенно застыла на месте. Из-за дома появилась высокая, худощавая и очень элегантная светловолосая женщина. Широко улыбаясь, она смотрела на Лучано.

— Дорогой! Как чудесно, что ты уже здесь — я ждала тебя не раньше чем через час. Как прошел полет? — спросила она, принимая объятия Лучано.

Саманта не сразу сообразила, что эта женщина — мать Лучано. Ей должно было быть не меньше шестидесяти, но выглядела она на пятьдесят.

Ничего себе немощная старушка-мама!

Саманта даже растерялась поначалу и машинально протянула руку, когда Лучано представил ее матери. Та с улыбкой пожала руку и пригласила в дом.

— Я слышала, вы охраняете моего сына, — сказала синьора Гранди, когда они вошли в просторный холл, пол которого был выложен мраморными плитами. — Надеюсь, он не доставляет вам много хлопот?

Саманта либо еще не отошла от длительного перелета через Атлантику, либо ее уставший, издерганный мозг уже ничего не соображал, потому что, к своему ужасу, она услышала собственный голос:

— Не доставляет хлопот? Вы, должно быть, шутите!

— О, — с дружелюбной улыбкой сказала почтенная синьора, — Лучано, кажется, совсем заработался!

— Можно, конечно, объяснить это и так! — буркнула Саманта, осознав вдруг, что ведет себя бестактно по отношению к сыну этой женщины. И, торопясь исправить свою оплошность, покаянно добавила: — Простите меня, синьора Гранди. Не знаю даже, что на меня нашло. Я совсем не хотела…

— Моя милая девочка, — мягко сказала синьора Гранди, положив ладонь на руку Саманты, — вы не должны переживать так по этому поводу. Я знаю своего дорогого сына. Слишком хорошо знаю, — со смехом добавила она.

Саманта робко улыбнулась, чувствуя, как запылало от смущения лицо. Она готова была проглотить свой болтливый язык. Что о ней подумает эта милейшая женщина?

Но синьора Гранди, дружески взяв ее под руку, сказала:

— Я уверена, что вы мечтаете о прохладительном напитке. Пройдемте в гостиную, там нам будет удобнее.

В гостиной, пригласив гостью сесть в старинное мягкое кресло, синьора Гранди заявила:

— Саманта, я хочу узнать вас поближе. Давайте начнем с того, что будем обращаться друг к другу по имени. Я буду очень рада, если вы станете называть меня Элизабет. Не возражаете?

— Нет… хорошо… Элизабет, — пролепетала Саманта, еще не пришедшая в себя после первого шока.

— О, вы уже беседуете! — сказал Лучано, заглянув в гостиную через несколько минут.

— Как видишь, — ответила его мать с улыбкой.

Она вручила Саманте стакан с холодным лимонадом, а сыну кивнула на небольшой мраморный столик у окна, на котором стоял его стакан.

— Можно даже сказать, — добавила синьора Гранди, лукаво подмигнув Саманте, — что мы уже на пути к тому, чтобы стать очень хорошими подругами!

13

Саманта вышла на балкон своей спальни, облокотилась о перила и стала смотреть на простиравшуюся внизу широкую лужайку, окруженную цветущим кустарником. За ним начинался густой лес, который выходил на обширную горную Долину. Там, в туманной дали, виднелись высокие горные вершины.

Но сейчас, с наступлением темноты, все яркие дневные краски померкли и окружающий пейзаж таинственно и серебристо мерцал в ярком лунном свете. В воздухе витал аромат ночных цветов.

Саманта подумала, что этот район Италии — одно из самых красивейших мест на земле.

Она приехала сюда уставшей и издерганной, но в этом тихом, почти патриархальном доме, которым умело управляла Элизабет Гранди, снова возродилась к жизни. В восстановлении сил ей помогала, конечно, и чудесная местная природа. Кроме того, в течение первых дней своего пребывания в семейном гнезде Гранди, Саманта практически была предоставлена самой себе, что тоже способствовало залечиванию душевных ран. Во многом это стало возможным благодаря отсутствию Лучано, который после их приезда почти сразу исчез из поля зрения Саманты.

Элизабет лично проводила Саманту в эту очаровательную своей простотой спальню.

— Это не самая лучшая гостевая комната в нашем доме, — как бы извиняясь, с улыбкой сказала Элизабет. — Но когда мой сын позвонил и сообщил, что приедет со своим телохранителем, я подумала, что вам необходимо располагаться поблизости от него. А эта спальня как раз находится на его стороне дома.

Саманта почувствовала, что краснеет. Она покосилась на хозяйку дома, но та оглядывала комнату, проверяя, не забыли ли слуги какой-то мелочи. Лицо Элизабет Гранди ничего не выражало.

Саманта распаковала дорожную сумку, приняла душ и спустилась в гостиную, где ее ждала Элизабет, чтобы выпить аперитив перед обедом. Лучано нигде не было видно, он словно сквозь землю провалился.

— Да, кажется, ему пришлось срочно куда-то уехать, — сообщила его мать, неопределенно пожав плечами, когда Саманта поняла, что они будут обедать вдвоем. — Но, боюсь, я не смогу вам сказать, где он находится.

— Не можете или не хотите? — довольно резко уточнила Саманта.

— Э-э-э… и то и другое, — ответила Элизабет и таинственно улыбнулась.

В этот момент она была так похожа на своего сына, что Саманта даже вздрогнула.

— Прошу вас, синьора! — твердо сказала она. — Ничего страшного, если Лучано ушел из дома, чтобы провести ночь с одной из своих подруг. Но он обязан был поставить меня в известность. Тем более он знает, что ему уже трудно удивить меня чем-либо. Но если Лучано исчез в неизвестном направлении и вы действительно не знаете, где он и когда вернется, то это уже серьезно!

— Ну-у… я не уверена…

— Мне ведь не надо напоминать вам, Элизабет, что кто-то угрожал убить вашего сына. Так что, если вы не знаете, где он, вам лучше сказать мне об этом прямо. Лучано поставил меня в затруднительное положение. Я вынуждена буду поднять тревогу и обратиться за помощью в полицию.

— Простите, Саманта, но мой сын в самом деле не сказал мне, куда ушел. — Синьора Гранди вздохнула. — Я могу только догадываться, где он.

— А я должна знать совершенно определенно, — жестко сказала Саманта.

— Давайте-ка расслабимся, выпьем немного хорошего вина и вместе подумаем, что нам делать дальше, — с мягкой улыбкой предложила Элизабет. — Перед уходом Лучано обещал звонить мне два раза в день, чтобы мы знали, что с ним все в порядке. Так что подождем до вечера, прежде чем объявлять тревогу.

Саманта смотрела на нее с минуту, затем пожала плечами.

— Хорошо, согласна. Но, если он не позвонит, у меня могут быть крупные неприятности.

К счастью, Лучано позвонил. После обмена быстрыми фразами на итальянском языке — Саманта поняла, что синьора Гранди отчитывала своего сына, — она передала ей трубку.

— О, дорогая, не сердись! Ты же знаешь, что я…

— Нечего мне вешать на уши спагетти! — набросилась на него Саманта. — Как я могу быть твоим телохранителем, если у меня нет тела, которое я должна охранять?

— Прости, но мне очень нужно было уехать, — стал оправдываться Лучано, — завершить одно старое дело. Но я уладил вопрос со своей страховой компанией и с мистером Мэтью Дакстером. Они не возражали. Я вернусь через три дня.

— Учти, я позвоню Мэтту и проверю! — прокричала Саманта, но Лучано уже отсоединился. — Великолепно! — Она в ярости швырнула трубку на рычаг. — Что теперь?

— Ну, — невозмутимо произнесла Элизабет, — если то, что говорит мой сын, правда, почему бы вам не устроить себе небольшой отдых? Вам ведь не повредит короткий перерыв в работе, а?

— Неплохая идея, — кисло отозвалась Саманта, все еще возмущенная беспечностью Лучано. — Но я все же должна позвонить в Вашингтон, чтобы проверить, все ли в порядке. Там сейчас как раз утро.

Мэтт Дакстер, как всегда утопавший в работе, лишь буркнул:

— Да, твой клиент договорился со своими страхователями. Нет-нет, не знаю, в чем там у него дело. Да забудь ты об этом и отдыхай, пока есть возможность!

Элизабет оказалась права насчет того, что мне надо сделать перерыв в работе, думала сейчас Саманта, стоя на балконе.

За последние несколько недель она впервые как следует выспалась, много гуляла и в результате снова стала чувствовать себя бодрой и сильной.

Лучано сдержал обещание, которое дал матери, — он звонил каждый день из своего таинственного укрытия. Но Саманта отказывалась говорить с ним, когда Элизабет протягивала ей трубку.

— Можете передать своему сыну, что у меня отпуск и чтобы он не беспокоил меня! — заявила она, не желая ссориться с Лучано по телефону. Она подождет, когда он вернется!

Где-то в лесу ухнула сова, напомнив Саманте, что пора ложиться спать.

Спустя какое-то время ее глубокий сон потревожил странный звук. Саманта с трудом разлепила сомкнутые веки — в комнату через открытую балконную дверь уже заглядывали первые проблески рассвета.

— Проклятая сова! — пробормотала она и стала снова погружаться в сон.

Но в этот момент Саманта почувствовала, что кто-то тихо скользнул к ней в постель. Сон как рукой сняло, мозг сразу просигналил: опасность! Саманта рванулась, чтобы сесть, но чьи-то сильные теплые руки прижали ее плечи к подушке. И она услышала низкий знакомый голос Лучано, который уже нашептывал ей нежные слова, накрывая ее своим еще влажным после душа телом.

— Что?.. — задыхаясь, прошептала она сипло. — Где… ты был? Что ты здесь делаешь? В моей комнате?

— Я улаживал одну проблему. Теперь все в порядке, все уже позади. — Лучано убрал волосы с ее лица. — Лучше скажи, почему я не могу спать с женщиной, которую люблю всем сердцем? И которая, я очень на это надеюсь, тоже любит меня?

— Ты… любишь меня? — переспросила Саманта, ошеломленная его признанием.

Она еще не совсем проснулась, и все сейчас происходящее казалось ей волшебным сном, который исчезнет с наступлением утра.

— Естественно! Как ты можешь сомневаться в этом? Не может быть, чтобы ты не знала о моих чувствах к тебе! А я знаю о твоих страхах и сомнениях относительно меня, любимая, — прошептал Лучано, осыпая ее лицо быстрыми поцелуями. — Но здесь, в этой тихой, спокойной обстановке мы сможем преодолеть все трудности. Мы построим прочные отношения на основе нашей любви.

— О, Лучано!

— Моя любимая, страстная Саманта, — глухо пробормотал он, лаская рукой ее тело. — Я чуть с ума не сошел от твоей холодности. Это было ужасно! Я так сильно желал тебя, хотел держать тебя в своих объятиях, целовать… вот так…

И он взял губами сначала один сосок, потом другой. Под его ласками соски Саманты затвердели и вызывающе торчали на нежной округлости грудей. Лучано явно истосковался, он продолжал целовать Саманту, спускаясь все ниже и ниже.

Когда его ладонь достигла повлажневшего лона, у Саманты пресеклось дыхание, а из груди вырвался сладостный, мучительный стон. Она провела языком по губам Лучано, словно хотела удовлетворить свою жажду, а ее руки уже ласкали его, вызывая горячий отклик плоти.

Их подгонял ненасытный голод, и Лучано, не тратя больше времени на любовную прелюдию, одним мощным движением вошел в Саманту. Они двигались в едином ритме, испытывая взаимную радость, восторг и экстаз, пока их бьющая через край энергия не вознесла их на пик наслаждения, откуда они медленно опустились на землю.

Лучано обнял ее, и Саманта прижалась щекой к его взмокшей груди. Он нежно поглаживал ее волосы, словно хотел остановить дрожь, которая еще сотрясала ее тело.

— Ты необыкновенная женщина, — прошептал он нежно. — И мне необыкновенно повезло, что я встретил тебя.

— Ммм… — довольно проурчала Саманта. — Считай, что это сказала я… — И она провалилась в глубокий сон.

Несмотря на вновь обретенное счастье, Саманта не забывала о том, что все еще является телохранителем Лучано. Поэтому на следующее утро она попросила у Элизабет разрешения тщательно осмотреть дом и прилегающую к нему территорию, объяснив это тем, что ей нужно знать расположение всех входов и выходов на случай возникновения опасной ситуации.

— Ну разумеется, моя дорогая, — ответила Элизабет и лично провела ее по всем лабиринтам виллы и по примыкавшему к ней саду.

— Да-а… — удрученно протянула Саманта после осмотра, качая головой. — Будем надеяться и молить Бога, чтобы полиция поскорее арестовала Марио Арпино. Ваш дом, Элизабет, с его многочисленными закоулками, подвалами, старыми лестничными пролетами — самая настоящая мышеловка. Если ситуация станет угрожающей, мне придется вызвать подмогу.

— У вас такая необыкновенная работа, — с оттенком восхищения сказала Элизабет, опускаясь на скамью. Она похлопала ладонью рядом с собой, приглашая Саманту присоединиться. — Я бы с удовольствием послушала какую-нибудь историю из вашей практики.

— В моей работе нет ничего особенного. В основном, это довольно утомительное и скучное занятие, — сказала Саманта, однако все же рассказала о своей фирме, где водителей богатых и известных людей обучают вождению в экстремальных условиях и проводят занятия по простейшим приемам самообороны для желающих.

— Да, теперь я понимаю, что иногда это бывает скучновато. Особенно, когда имеешь дело с такими законченными трудоголиками, как мой сын. Кстати, вы знаете, что этот невозможный человек наконец вернулся домой?

— Да. — Саманта старательно избегала взгляда Элизабет. — Но он категорически отказался обсуждать вопрос о своем исчезновении, поэтому я до сих пор не знаю, где он пропадал.

Синьора Гранди сочувственно улыбнулась.

— Лучано — копия своего отца. Я очень любила мужа — не проходит и дня, чтобы я не вспоминала о нем и о нашей прекрасной, хотя и короткой, совместной жизни, — с мягкой грустью проговорила она и посмотрела вдаль, на вершины гор. — Но вообще-то мой дорогой Лучано — типичный итальянец. Их девиз: никогда не извиняться, никогда ничего не объяснять. Моя дорогая, по-моему, все итальянские мужчины считают себя примадоннами! — со смехом заключила Элизабет.

Она встала, похлопала Саманту по плечу и направилась к садовнику, копошащемуся у клумбы с цветами. Как верно Элизабет подметила насчет итальянцев! — думала Саманта, идя к дому.

— Где ты была? — сердито спросил Лучано, когда она вошла на веранду. — Я искал тебя повсюду.

— Зачем? Что-то случилось? — встревожилась Саманта.

— Нет, я просто хотел знать, где ты. Ты ведь мой телохранитель, не так ли?

— Даже телохранители имеют право на короткий перерыв! — вспылила Саманта, возмущенная учиненным ей допросом и ехидным намеком на то, что она манкирует своими обязанностями.

Как я только могла подумать, что влюбилась в него? Грубый, властный и… совершенно невыносимый! — раздраженно сказала себе Саманта.

— Работаешь ты или у тебя перерыв — не имеет ни малейшего значения, когда я хочу обнять тебя, — заявил Лучано и подхватил ее на руки.

Как всегда, когда она оказывалась в его объятиях и его губы с томной чувственностью начинали скользить по ее губам, Саманта была не в силах остановить внезапную страстную реакцию своего дрожащего тела.

— Минуту! — взмолилась она, вдруг вспомнив об одной проблеме. — Мне надо поговорить с тобой.

— Сначала любовь, а потом разговор, — хрипло прошептал Лучано.

— Нет! Мы должны кое-что обсудить. Это важно! — поспешно добавила Саманта, потому что он начал осыпать ее лицо поцелуями.

— Ничего нет важнее того, что я хочу тебя и что я не могу без тебя, — твердо сказал Лучано и овладел ее ртом.

— Нет… пожалуйста… — прерывисто дыша, возразила она спустя несколько минут. — Ты, кажется, забыл, что твоя страховая компания наняла меня в качестве твоего телохранителя.

— Так в чем проблема? — растягивая слова, озорно осведомился Лучано. — Именно мое тело и нуждается в твоем внимании, и немедленно! — добавил он и опустил ее чуть ниже, чтобы Саманта в полной мере ощутила его возбуждение.

Но она не позволила увести себя от серьезного разговора.

— Что прикажешь мне делать, если убийца внезапно появится в тот момент, когда мы будем заниматься любовью? Ты будешь крепко держать меня в объятиях, и я не смогу защитить тебя. И бесполезно уверять меня, что это ерунда, — я не могу не думать об этом.

Лучано открыл было рот, чтобы сказать что-то, но, очевидно, передумал и поставил Саманту на пол.

— Хорошо, я понял. У нас есть проблема, которую мы должны решить, так? — Он помолчал, потом вдруг щелкнул пальцами. — Я, кажется, нашел выход! Допустим, днем я веду себя как паинька — работаю в кабинете или мы едем осматривать какое-нибудь интересное место. При этом я стараюсь не надоедать тебе своими объятиями. Но ночью, и я настаиваю на этом, уже я охраняю твое тело, а нанятые мною охранники патрулируют дом и прилегающую территорию. Как тебе такой план?

Саманта долго обдумывала его предложение.

— Хорошо, кажется, это может сработать.

— О, слава тебе, Господи! А теперь, любимая, не могла бы ты сосредоточиться на более важном и неотложном деле? — нетерпеливо спросил Лучано, увлекая ее в спальню.

Саманта вовсе не была уверена, что Лучано выполнит свою часть этой так называемой сделки. Поэтому, как только начало светать, она выскользнула из его постели, чтобы проверить, действительно ли он поставил охрану в доме и на улице.

— Ты должна знать, что я всегда держу слово, — сонно проворчал Лучано, прижимая ее к себе, когда Саманта вернулась.

— Да, но ты скажи этим парням, чтобы они не приносили с собой автоматы. Кем они себя считают?

— Просто наемными убийцами, — небрежно сообщил Лучано и набросился на нее с таким нетерпением и страстью, что Саманта лишь на следующее утро вспомнила о его словах и подумала: он что, пошутил?

Но, решив, что на самом деле ей все равно, кем были эти охранники и где Лучано нашел их, Саманта всецело отдалась своей любви.

Следующая неделя пролетела незаметно. Все эти дни, сменяя друг друга, были похожи на сверкающие хрустальные бусинки, которые нанизывались на нитку ее счастья.

Лучано приходилось много работать, но он выкраивал время, чтобы показать Саманте местные красоты. Они также посетили многие исторические места. Когда он привез ее в Венецию, город, действительно, кишел туристами.

— Сейчас слишком жарко, — сказал Лучано. — Мы приедем сюда в сентябре, когда будет меньше народу, и ты сможешь осмотреть все достопримечательности в более спокойной обстановке. А теперь, думаю, нам пора перекусить. Не возражаешь?

Лучано повез ее в ресторан, где они не торопясь пообедали и вернулись на виллу под вечер.

Утром за завтраком Саманта узнала, что в этот день за обедом соберется все семейство Гранди. Она не была уверена, что ей следует присутствовать на этом семейном сборе, поэтому высказала пожелание исчезнуть на это время.

— Я давно хотела посмотреть старый монастырь, — сказала она Элизабет. — Возьму с собой бутерброды и…

— Даже слышать об этом не желаю! Разумеется, вы должны присутствовать на нашем семейном обеде, — заявила синьора Гранди тоном, не терпящим возражений. — Кроме того, с вами хочет встретиться моя дочь Антонелла, — добавила она, загадочно блеснув глазами. — Она упомянула о каких-то серебряных серьгах…

— О Боже! — воскликнула Саманта, всплеснув руками. — Я совсем забыла об этом! Надеюсь, она не очень ругает меня за них?

— Нет, конечно. — Элизабет рассмеялась. — Антонеллу только заинтриговала новость, которую она узнала от своей дочери, моей внучки, — о том, что у дяди Лучано появилась новая подружка.

Саманта почувствовала, как у нее запылали щеки, и сделала себе строгий выговор за свою слепоту. Синьора Гранди — умная и проницательная женщина — уже наверняка догадалась, что ее сын и его телохранительница проводят каждую ночь в объятиях друг друга, а ей, дурочке, даже в голову это не пришло!

Что говорят матери любовника в таких случаях? — лихорадочно соображала Саманта. Но если у Элизабет и были какие-то мысли по этому поводу, то она крепко держала их при себе. Она безмятежно пила кофе и доброжелательно расспрашивала Саманту, понравилась ли той Венеция.

Позже, в своей спальне, глядя на себя в зеркало, молодая женщина подумала, не слишком ли простенькое на ней платье для торжественного семейного обеда. Платье было хлопчатобумажное, бледно-голубого цвета. Саманта немного нервничала, готовясь к встрече с семьей Лучано.

Однако когда она уже сидела за столом среди его шумных, говорливых родственников, Саманта поняла, что ее опасения были напрасны. Все отнеслись к ней дружелюбно и тепло, особенно Антонелла — полная, темноволосая женщина, мать Кьяры, с которой Саманта познакомилась во время поездки в Виргинский университет.

Веселая, сердечная атмосфера, царившая за большим обеденным столом, омрачалась небольшим обстоятельством. Элизабет время от времени бросала на сына озабоченные взгляды. Саманта отметила, что и Лучано был сам не свой после того, как ему сегодня утром позвонили из Генуи.

Наверное, проблемы по работе, подумала она, но тут все вдруг зашумели, раздался дружный смех и стук вилок о бокалы, и Саманта забыла об этом. Лучано, сидевший на другом конце стола, отложил салфетку и медленно встал.

Он говорил по-итальянски, Саманта смогла уловить лишь несколько слов, в том числе и свое имя. Лучано закончил свою речь под общий хохот и по-английски обратился к Саманте:

— Я рассказывал им, почему мне потребовался телохранитель. И в каком шоке я был оттого, что мной стала командовать женщина, указывать, что мне позволено делать, а что нет. Но я заверил своих родственников, что стал другим человеком, который понимает необходимость делать то, что ему говорят, причем всегда!

— Очень хорошо! — выкрикнула со своего места Антонелла и подмигнула Саманте. — Если мой братик будет досаждать тебе, ты только скажи — я живо вправлю ему мозги!

«Братик» ростом под два метра присоединился к всеобщему хохоту.

Обед подходил к концу. Семейство Гранди распалось на группки. Элизабет объявила, что собирается ненадолго прилечь. Лучано оживленно беседовал с мужем сестры о политике, а младшее поколение отправилось играть в футбол на лужайку. Саманта решила, что теперь может незаметно удалиться в свою комнату.

В коридоре ее остановил один из слуг и сказал, что кто-то, желающий увидеться с «американской мисс», ждет ее в малой гостиной. Гадая, кто бы это мог быть, Саманта подошла к уютной гостиной и открыла дверь. Там, у широкого окна, стояла совершенно незнакомая ей женщина.

— Привет! — поздоровалась незнакомка, обернувшись на звук закрываемой двери. Насколько я понимаю, вы — телохранитель дорогого Лучано?

— Да, это я, — подтвердила Саманта, не понимая, кто эта поразительно красивая женщина и какое она имеет отношение к семье Гранди.

— И, наверное, его новая подруга, верно?

— Ну-у… — Саманта замялась, не зная, как ответить на заданный в лоб вопрос.

В конце концов, их с Лучано интимные отношения — это их личное дело. И он вряд ли обсуждал эту тему даже со своей семьей. Так что с этой женщиной следует вести себя осторожно.

— Простите, я не расслышала ваше имя. Вы?..

Незнакомка внимательно смотрела на нее несколько секунд, затем ее красивый рот медленно растянулся в широкой улыбке.

— О, извините, я забыла представиться. Меня зовут Лючия Росси. Мы с Лучано были помолвлены и собирались пожениться — еще несколько дней назад, во всяком случае.

В голове Саманты теснились вопросы, опережая друг друга и создавая хаос в мыслях. Она молча смотрела во все глаза на красивейшую женщину, которую когда-либо встречала в своей жизни. Но когда Саманта начала выходить из оцепенения, до нее наконец стал доходить весь смысл сказанного красавицей.

Лючия? Лючия Росси? О, конечно! Это, должно быть, та женщина, о которой пренебрежительно отзывалась жена Филипа Бредли во время антракта в концертном зале в тот день, когда она, Саманта, приступила к обязанностям телохранителя Лучано.

Она смутно помнила события того вечера, но не забыла создавшегося у нее четкого впечатления, что супруге Филипа, Дороти, эта самая Лючия очень не нравилась.

Неудивительно, подумала Саманта, бросив косой взгляд на Лючию, которая в данный момент любовалась своим отражением в большом зеркале. На моем месте, подумала Саманта, любая нормальная женщина, видя такое лицо и фигурку, сочла бы себя дурнушкой. Вот и я чувствую себя неполноценной, находясь рядом с такой совершенной красотой.

Лючия была чуть выше среднего роста, со стройными ногами и красивыми коленками. Ее чувственная, сексуальная фигурка, классические, точеные черты лица, густые темные волнистые волосы и безупречная матовая кожа притягивали взгляд. Она, возможно, выглядела моложе своих лет, и Саманта не сомневалась, что, стоит Лючии поманить своим холеным пальчиком любого мужчину, тот будет лежать у ее ног через секунду.

Овладев собой, Саманта поняла, что оказалась в щекотливом положении. Особенно если эта красивая женщина действительно была помолвлена с Лучано. Она понятия не имела, что ей делать в этой весьма неприятной ситуации.

Лючия поправила шелковое платье, которое облегало ее потрясающую фигурку так, словно было второй кожей, и повернулась к Саманте.

— Лучано — очень привлекательный мужчина. И в постели он необычайно хорош, конечно, — добавила она, играя улыбкой. — Мне будет его не хватать.

— Прошу прощения, — холодно заметила Саманта, — но я не понимаю, какое отношение это имеет ко мне? Если вы поссорились с Лучано, советую вам решать эту проблему с ним.

Красавица покачала головой.

— Нет, мы не ссорились. Ни в коем случае! Лучано такой добрый и такой щедрый… — Она выставила вперед руку, на которой сверкало кольцо с огромным бриллиантом. — Нет-нет, — проворковала Лючия, подняв свои большие красивые глаза на Саманту, — я приехала сюда только за тем… в общем, я верю в женскую солидарность.

Женская солидарность? Бог мой! Кто бы говорил об этом! — подумала Саманта, чуть не рассмеявшись. Потому что это необыкновенно яркая женщина не могла иметь ничего общего со своими соплеменницами — ей было на них просто наплевать!

— Возможно, я неточно выразилась, — поправилась Лючия, заметив скептическое выражение на лице собеседницы. — Но я сочла своим долгом приехать сюда и предупредить вас, чтобы вы не рассчитывали, что Лучано женится на вас.

— Могу лишь ответить вам, — холодно отчеканила Саманта, — что вопрос о браке с кем бы то ни было в моей повестке дня не стоит.

— О, не говорите глупостей! — бросила Лючия, небрежно махнув рукой. — Если женщина влюблена в мужчину, она мечтает выйти за него замуж. Вот почему я здесь — хочу уберечь вас от страданий. Лучано не женится на вас, я знаю, о чем говорю. Он известный обманщик. Например, вы знаете о том, что он провел со мной в постели три ночи, когда приезжал в Геную на прошлой неделе? По вашим глазам вижу, что не знаете, — констатировала Лючия, наслаждаясь ошеломлением соперницы. — Уверена, он сослался на срочные дела. Угадала? Лучано лгал вам так же, как и мне, когда обещал, что мы поженимся. А я верила ему, потому что мы фактически были мужем и женой в течение целого года.

Саманта ощутила, как ее пронзила острая сердечная боль, когда она представила Лучано в постели с этой женщиной. Но она постаралась внушить себе, что, до того как она встретилась с ним и они полюбили друг друга, у Лучано была личная жизнь, что естественно.

И в то же время, мысль о том, что пока они с Элизабет целых три дня беспокоились о нем, не зная, где он пропадает, а Лучано в это время развлекался с Лючией, жгла ей мозг сильнее каленого железа. Однако сейчас Саманта не готова была что-то решить в связи с внезапно открывшейся правдой.

— Послушайте, я ничего не знаю о ваших отношениях, — спокойно сказала она, не желая показывать Лючии, насколько расстроена, — но такие вещи случаются. Люди меняют свои решения, и мне кажется, что лучше отважиться на болезненный шаг, чем связывать свою жизнь не с тем человеком.

— Возможно, — милостиво обронила Лючия, снова поворачиваясь к зеркалу. — И вы, конечно, уверены, что если он обманул меня, то это не значит, что он поступит так же и с вами, да?

Саманта лишь пожала плечами.

— Но, к сожалению, его ложь в отношении меня не идет ни в какое сравнение с тем, что он проделал с вами. И я могу доказать это, — заявила Лючия и взяла с подоконника свою сумочку. — Мои друзья в Генуе сказали, что вы здесь в качестве его телохранителя. Это так? Чтобы охранять его от Марио Арпино, который угрожал ему?

— Так, — подтвердила Саманта, удивляясь осведомленности Лючии.

— Вы знаете, мы все очень веселились, задаваясь вопросом, — Лючия хихикнула, — зачем Лучано телохранитель, если Марио Арпино арестовали две недели назад?

— Что?! Что вы сказали?!

— Пожалуйста, убедитесь сами. — Лючия снова противно захихикала и протянула Саманте большую газетную вырезку.

Статья была, естественно, на итальянском языке, и Саманта не могла ее прочитать, но разобрать два слова «Марио Арпино» в подписи под снимком было ей вполне по силам. Фоторепортер запечатлел момент, когда мужчина в наручниках в сопровождении полицейского входил в здание полицейского участка.

В первое мгновение Саманта испытала облегчение оттого, что злоумышленник находится в тюрьме, однако ее радость испарилась, когда она обратила внимание на дату.

О Господи, Лючия права! — подумала Саманта, и кровь отхлынула от ее лица. Она вспомнила, как Доналд говорил Лучано, что ему звонили несколько раз из Италии, и поняла, что Арпино задержали в тот день, когда они были в Виргинском университете. Лучано знал об аресте Арпино до своего внезапного решения вернуться на родину!

— Вот видите! — торжествующе воскликнула Лючия. — Я говорила вам, что он лжец!

— Да-а… да, говорили, — прошептала Саманта, в шоке глядя на клочок газеты, который держала в руке.

Почему? Почему Лучано поступил со мной так? Почему делал вид, что его жизнь находится в опасности, в то время как ему уже ничто не угрожало? О Господи, надо мной же все будут смеяться! Ни один человек, работающий в охранном бизнесе, не упустит возможность напомнить мне, что я настолько ослепла от любви к своему клиенту, что продолжала плотно охранять его, когда необходимость в этом давно отпала! — с пронзительной тоской и невыразимой горечью думала Саманта, отрешенно глядя в одну точку.

Задыхаясь от душевной боли и не пролитых слез, она доплелась до стула и тяжело опустилась на него. В ушах у нее стоял злобный, ядовитый смех Лючии, а в голове стучали два вопроса, отдаваясь мучительной болью во всем теле: «как он мог обойтись со мной так?» и «что же мне теперь делать?»

14

Саманта бросила взгляд на часы и раздраженно прищелкнула языком. Если этот растяпа не появится в самое ближайшее время, она закроет офис и отправится домой, в Вашингтон.

Все эти водители одинаковы! — злилась она, размышляя о своем нелегком бизнесе. Они не очень любят, когда их учат водить машину в экстремальных ситуациях. Большинство из них — бывшие полицейские, вышедшие на пенсию, и, разумеется, считают себя непревзойденными ассами. А тут им дает советы какая-то девица. Немудрено, что они каждое мое слово принимают в штыки.

И вообще, в моей жизни в последнее время все складывается неудачно, подумала Саманта и, тяжело вздохнув, принялась за бумаги, лежавшие перед ней на столе. Но, как с ней часто случалось в эти дни, она не могла заставить себя сосредоточиться.

Она надеялась, что по прошествии полутора месяцев, события, имевшие место в Италии, потеряют остроту и постепенно начнут уходить в прошлое, но ничего подобного не происходило. Услужливая память все время возвращала Саманту к тому дню, когда она, потрясенная и растерянная, сидела в малой гостиной дома семьи Гранди и отчаянно пыталась найти выход из жуткой ситуации, в которой оказалась.

Саманта быстро поняла, что ей надо бежать оттуда, чтобы подумать о случившемся в спокойной обстановке, где она не будет слышать противного, издевательского смеха красивой любовницы Лучано.

— Ради Бога, замолчите наконец! — прикрикнула на нее Саманта, и Лючия подчинилась, глядя, как американка расхаживает по гостиной из угла в угол, погруженная в свои мрачные мысли.

Саманта осознавала, что в любую минуту в комнату может кто-то заглянуть, поэтому быстро приняла решение.

— Вы живете в Генуе, да? — спросила она Лючию и, когда та кивнула, задала второй вопрос: — Как вы сюда добрались?

— Долетела самолетом до Венеции, а в аэропорту взяла напрокат машину.

— Прекрасно! — Саманта выхватила у Лючии сумочку и стала искать ключи от зажигания.

— Что вы делаете?! И куда это вы собрались? — всполошилась итальянка, когда Саманта стремительно направилась к двери. — Вы не можете забрать мою машину и уехать, не сказав ни слова!

— И то правда!

Саманта вернулась, схватила со стола газетную вырезку и прикрепила ее к верхнему краю зеркала. Затем вынула из своей сумочки губную помаду и большими печатными буквами написала на серебристой поверхности: «Думаю, все ясно!».

Сообразив, что не может оставить Лючию, которая непременно сотрет ее послание, Саманта схватила красавицу за руку и потащила к двери.

— Что вы себе позволяете?! — возмущалась та, упираясь. — Немедленно уберите от меня руки!

— Заткнись! — грубо цыкнула на нее Саманта. — Если я услышу еще один писк, то сделаю из тебя котлету. Так что веди себя тихо и делай что говорят!

Угроза, которую она высказала исключительно для устрашения, подействовала — Лючия больше не сопротивлялась.

Ничто не пропадает зря, мрачно похвалила себя Саманта за то, что не напрасно облазила этот дом вдоль и поперек. И хотя ее усилия, продиктованные заботой о защите и безопасности Лучано, как оказалось, были заведомо ненужными, сейчас ее предусмотрительность позволила ей и Лючии незамеченными пробраться по узкому темному коридору и через боковой выход улизнуть из дома.

Маленький «фиат» Лючии стоял под раскидистым деревом. Саманта молча толкнула итальянку на пассажирское место, сама села за руль и, запустив двигатель, помчалась прочь от дома.

В голове у нее не было никакого плана, когда она поспешно удирала с виллы Гранди. Саманта знала только, что ей надо побыть какое-то время вдали от Лучано. По расчетам Саманты, ее должны были хватиться не раньше чем через час, поэтому она располагала временем обдумать свои дальнейшие действия, а также понять, почему Лучано утаил от нее арест Марио Арпино.

Лючия, сидевшая рядом с ней, имела бледный вид. Саманта спускалась по горному серпантину на довольно приличной скорости, и на одном крутом повороте крошечный «фиат» так занесло, что он встал на два колеса. Итальянка громко ахнула от страха.

— Куда… вы едете?

— Не знаю, — зло ответила Саманта. — Куда ведет эта дорога?

— В Венецию, — пролепетала Лючия, едва дыша от испуга.

Саманта вспомнила, что паспорт и деньги при ней, поэтому она легко может покинуть Италию, где в настоящее время ей уже нечего делать. Лучано, с которым она не хотела встречаться, пока как следует не обдумает всю эту ситуацию, мог легко найти ее здесь. Она потребовала от Лючии, чтобы та показывала ей дорогу в аэропорт.

Добравшись туда без приключений и даже не попрощавшись со своей спутницей-соперницей, Саманта купила билет на ближайший самолет, вылетавший в Нью-Йорк. Оттуда она местным рейсом добралась до Вашингтона.

Но и сейчас, полтора месяца спустя, Саманта все еще не знала причину, по которой Лучано скрыл от нее арест Арпино. Доналд и Хелен, в доме которых она прожила около двух недель после возвращения из Италии, ничем не могли ей помочь.

— Мне очень сложно что-либо советовать тебе в этой запутанной ситуации, — ответила Хелен Саманте, которая, наверное, уже в десятый раз просила невестку помочь ей разобраться в отношениях с Лучано. — Мужчины вообще сложные существа и в лучшие-то времена.

— Дело в том, — рассуждала Саманта, вышагивая по просторной мастерской Хелен, — что даже если эта ужасная Лючия нагло врала мне, остается вопрос, почему Лучано притворялся, что его жизнь по-прежнему находится в опасности? В конце концов он мог сказать: «Этого парня арестовали, давай съездим к моей матери и проведем там несколько дней». Зачем надо было огород городить?

— Честное слово, не знаю, дорогая, — проронила Хелен, сосредоточенно мешая краски. — Я лишь помню, что он сходил по тебе с ума, если это хоть как-то может помочь тебе прояснить ситуацию. Он даже попросил у меня один из твоих портретов. Ну тот, который я написала в прошлое Рождество.

— Что?! — изумилась Саманта. — Мой портрет?

— Да, когда вы гостили у нас. Я рисовала портрет Лучано… у него великолепная голова! Потом он попросил показать ему мои работы.

— И?

— Один ему очень понравился, и я подарила его Лучано, — пояснила Хелен. — Как я уже говорила, он к тебе был неравнодушен. Во всяком случае, в то время.

Саманта вздохнула.

— Да, мне тоже так казалось.

— И я уверена, что он до сих пор неравнодушен к тебе, — твердо сказала Хелен. — Но ты ведь знаешь, как ведут себя люди, когда влюблены. Их хваленое самообладание и железная логика летят к черту, и они начинают руководствоваться лишь эмоциями и чувствами. — Хелен отошла от мольберта и взглянула на пейзаж, над которым сейчас работала. — Честно говоря, дорогая, мне кажется, что самый быстрый и верный способ получить ответы на все твои вопросы, это связаться с Лучано и спросить его самого.

Хелен не понимает, почему я не могу этого сделать, подумала Саманта. Она-то знала, что, как только услышит низкий, бархатистый голос, вся ее решимость тут же улетучится и она будет чувствовать себя безвольной тряпичной куклой.

Кроме того, после ее бегства из Италии Лучано не сделал ни одной попытки связаться с ней. Не могла же Саманта первой позвонить ему!

У нее, конечно, бывали моменты, когда она готова была сдаться. Обычно это происходило в предрассветные часы. Саманта просыпалась на влажной от слез подушке, и у нее возникало невыносимое желание снять трубку и набрать его номер. Но каждый раз она подавляла этот порыв, потому что в ее воображении сразу возникал Лучано, лежащий в постели с красавицей Лючией.

Эту тему Саманта не могла обсуждать даже со своей любимой невесткой. Она стыдилась признаться Хелен в том, что сходит с ума от ревности, стоит ей лишь представить, как Лучано занимается любовью с этой поразительно красивой женщиной. Иногда Саманта, лежа в своей одинокой постели, видела, будто наяву, что Лучано ласкает великолепное обнаженное тело итальянки, и тогда начинала выть от тоски и отчаяния.

Она, разумеется, понимала, что Лючия приезжала на виллу только для того, чтобы расстроить ее отношения с Лучано, и, преуспев в своем черном деле, постаралась, конечно, снова затащить его в свою постель. А какой мужчина устоит перед такой поразительной красотой?

Некоторое облегчение Саманта получала оттого, что ее приключения еще не стали достоянием коллег по охранному бизнесу, но она понимала, что это вопрос времени. Сейчас все были сильно загружены работой, и им было не до сплетен. Но как только наступит затишье, Мэтью Дакстер обязательно вытащит правду на свет, и тогда ей не поздоровится.

Снова тяжело вздохнув, Саманта вернулась к бумагам. Как фамилия этого водителя? Она перевернула лист, чтобы посмотреть анкетные данные. Так, если этот Брайан Вебер не явится через пять минут, я позвоню его боссу и выскажут все, что о них думаю. В этот момент раздался стук в дверь.

— Войдите! — сердито крикнула Саманта и, не поднимая головы, продолжала заниматься своим делом, выказывая таким образом клиенту свое недовольство. — Нельзя приходить на занятия с опозданием на полчаса, — строго добавила она, по-прежнему не отрывая глаз от бумаг. — Подождите, я должна заполнить форму.

Саманта услышала, как вошедший придвинул стул к ее столу и, сев, засмеялся низким, рокочущим смехом.

— Не нахожу ничего забавного в том, что вы страдаете отсутствием пунктуальности, — проворчала она, подняв наконец глаза, — и имею полное право отстранить… Какого черта! — Саманта открыла рот от неожиданности и ошеломленно уставилась на Лучано, сидевшего в полуметре от нее. — Как… что… ты здесь делаешь? — прошептала она, когда к ней вернулся голос.

— Должен же был кто-то из нас сделать первый шаг, — мягко заметил Лучано, пожав плечами.

— Ну конечно! И это все, что ты можешь сказать мне? — скептически спросила Саманта. — После того как полтора месяца не подавал никаких признаков жизни?

Лучано вперил в нее взгляд.

— Вот смотрю на тебя и думаю, зачем я вообще приехал сюда. После того как ты непорядочно поступила со мной… и что мне пришлось пережить после твоего исчезновения с виллы. Откровенно говоря, Саманта, были минуты, когда я хотел забыть о тебе навсегда!

— Интересно! — насмешливо воскликнула она. — А как быть с моими переживаниями? Как насчет того, что ты обманным путем заставил меня поехать с тобой в Италию, заявив, что Марио Арпино якобы еще находится на свободе? Что ты морочил голову тем гангстерам, которых нанял охранять себя, прекрасно зная, что твоя жизнь уже вне опасности? И, наконец, что прикажешь мне делать после того, как выставил меня посмешищем в глазах моих коллег?

Лучано отреагировал на поток обвинений лишь пожатием плеч.

— Ну? — сурово проронила Саманта. — Ты не считаешь, что должен хотя бы объяснить, почему вел себя так по отношению ко мне?

— Как, моя дорогая, я могу объяснить тебе одну из самых величайших загадок человеческой жизни? Как я, простой смертный, могу выразить словами, почему два человека вдруг влюбляются друг в друга?

— Я… я не понимаю, о чем ты говоришь, — растерянно пробормотала она.

Его простые, человечные слова даже испугали Саманту. Она опасалась, что Лучано двигало не страстное желание воссоединиться со своей новой возлюбленной, когда он летел к ней в Америку, а нечто другое. И поэтому она не ждала ничего хорошего для себя от этой встречи.

Внезапно ей стало невыносимо, что единственный человек, которого она глубоко и страстно любит, сидит сейчас перед ней и невозмутимо разглядывает холодными глазами. Она резко встала и подошла к окну.

— Да, вижу, ты не понимаешь, о чем я говорю, — сказал Лучано, глядя на напряженную спину Саманты. — Поэтому как я могу рассчитывать на то, что ты поймешь, насколько сильно я любил тебя?

Саманта, которая ощущала каждой клеткой своего тела присутствие Лучано в этой маленькой комнате, сразу отметила, что, говоря о своих чувствах к ней, он использовал прошедшее время.

А, вот, значит, почему он приехал, с горечью подумала она, сказать, что между нами все кончено. Оглушенная этой мыслью, она на какой-то миг перестала даже дышать. Ее мозг старался воспринять жестокую истину — Лучано покидает ее навсегда. Но, несмотря на свое отчаяние, Саманта решила не показывать ему, каким ударом станет для нее расставание с ним. У нее еще будет время выплакать свои слезы. Вся оставшаяся жизнь.

— Ты была права, обвиняя меня в том, что я скрыл от тебя арест Марио Арпино, — донесся до нее словно издалека голос Лучано. — И я не отрицаю, что обманом заставил тебя поехать со мной в Италию. Скажу также, что я действительно нанял людей охранять виллу, прекрасно зная, что Арпино уже за решеткой. В общем, дорогая моя, я полностью признаю, что ты абсолютно права, обвиняя меня во всех этих прегрешениях. В этом, по крайней мере, мы с тобой сходимся.

— Но почему? Почему ты пошел на все это? — хрипло прошептала Саманта, оцепенело глядя в окно. Она из всех сил сдерживала слезы, готовые хлынуть из глаз в любой момент.

— О, в этом-то все и дело! — Лучано тяжело вздохнул. — Хотя я не уверен, что смогу объяснить тебе, в чем состоит сила любви. Понимаешь, как я ни сопротивлялся, но все-таки как-то сразу и безоглядно влюбился в тебя. А потом вдруг обнаружил, — поздновато для моего возраста, признаюсь, — что настоящая любовь — это всепоглощающее и очень сильное чувство. Поэтому, — продолжал Лучано, — мне трудно объяснить эти, казалось бы, нелогичные поступки. Могу только сказать, что, когда ты решила поставить крест на наших отношениях, я понял, к своему ужасу, что готов пойти на все — на обман, на подлог, на кражу, — кроме убийства, конечно, лишь бы удержать тебя около себя. Мне нужно было время, чтобы убедить тебя в том, что я люблю тебя. И доказать, что, если мы действительно любим друг друга — в чем я не сомневался и тогда, — то у нас с тобой есть шанс на совместное будущее. Но ты… ты лишила меня такой возможности. Ты совершенно не доверяла мне. Что ты сделала, когда возникла первая трудность? Просто взяла и сбежала.

Обида, прозвучавшая в голосе Лучано, острой болью отозвалась в сердце Саманты.

— Но я, разумеется, собирался положить конец своей игре, — продолжал Лучано. — Я хотел признаться тебе во всем после обеда, который мама устроила для того, чтобы представить тебя нашей семье.

— Представить меня? — удивленно переспросила Саманта. — Но я думала, что…

— Зачем бы еще мои родственники бросили все свои дела и приехали в такую даль? Они, конечно, догадывались, что я хочу познакомить их со своей будущей женой.

— Но… но ты никогда не говорил, что хочешь жениться на мне, — растерянно сказала Саманта, медленно поворачиваясь к нему лицом.

— Я собирался сделать это после обеда, но ты удрала. Почему ты поверила этой дурочке? О, я, разумеется, понял, что это была Лючия — слуги точно описали ее, — презрительно заметил Лучано.

— Да, кстати! — встрепенулась Саманта. — Что ты скажешь о тех трех ночах, которые провел в постели с очаровательной Лючией? Пока я сходила с ума, думая, что с тобой случилось что-то ужасное, ты тем временем развлекался в Генуе со своей старой любовницей! Как ты мог переспать с этой ужасной женщиной и сразу после этого лечь в мою постель? — Саманта заплакала от обиды и злости.

— О, моя любимая! — воскликнул Лучано, вскакивая со стула. Он подбежал к Саманте и заключил ее, дрожащую, в объятия. — Неужели ты и в самом деле поверила, что я способен на такую подлость?

— Но Лючия… она сказала… и даже твоя мама, кажется, знала, где ты был… А я так волновалась за тебя, — всхлипывая, бормотала Саманта, уткнувшись мокрым лицом ему в плечо.

Лучано прижал ее к себе и, вздохнув, повел к дивану, стоявшему у противоположной стены.

— Моя мать — умная женщина, — сказал он, опускаясь вместе с Самантой на мягкие подушки. — И она, конечно, должна была догадаться, куда я поехал и зачем, — добавил он, беря Саманту за подбородок и поднимая ее лицо к себе. — Ты помнишь, я сказал, что я серьезный человек, когда мы впервые занимались с тобой любовью? Это были не пустые слова. Я не мог признаться тебе в своих чувствах, не поставив точку в отношениях с Лючией. И хотя моя связь с ней закончилась еще до того, как я встретил тебя, я считал себя обязанным — хотя бы из самоуважения — достойно закрыть эту страницу своей жизни. И только после этого открывать новую — с тобой. Ты понимаешь, о чем я говорю?

Саманта кивнула.

— Поэтому, как только мы с тобой приехали на виллу, я сразу помчался в Геную — расставить все точки над «i». Я купил Лючии новую квартиру, кое-какие побрякушки и машину, а затем вернулся домой, чтобы уже с чистой совестью сказать тебе о своей любви и просить тебя выйти за меня замуж.

— И… ты не был помолвлен с Лючией?

— Конечно нет! Я с удовольствием проводил с ней… время, но никогда не любил ее. Поэтому у меня даже не возникало мысли о том, чтобы жениться на ней.

— Прости, я должна была верить в нашу любовь, — прошептала Саманта, вытирая слезы. — Но почему ты молчал до сих пор, почему ничего не объяснил, зная, какие мысли могли у меня возникнуть, когда я узнала о том, что Марио Арпино давно арестован?

— Дорогая, я не мог связаться с тобой раньше, потому что через несколько дней после твоего исчезновения у мамы случился сердечный приступ.

— О нет! — с болью вскричала Саманта, и все ее личные проблемы сразу отступили на второй план. — Мне очень жаль. Я знаю, как ты ее любишь. Она… она поправится?

— Не волнуйся, обязательно поправится, — заверил Лучано. — Кстати, мама очень хочет видеть тебя в самое ближайшее время.

— Нет, не может быть. Мне так неловко, что я расстроила ваш семейный обед… Надеюсь, твои родные не слишком рассердились на меня за это?

Лучано покачал головой и еще крепче обнял ее.

— Стыдно признаться, но они буквально набросились на меня с обвинениями! Особенно после того как в поисках тебя перевернули весь дом и Антонелла нашла ту чертову вырезку из газеты. Ты ей очень понравилась, — заметил Лучано. — Сестра винит меня в нашей ссоре. Она права, конечно.

— Я даже не знаю, как все это случилось, — с грустью сказала Саманта. — Я не могла понять, что происходит, и… чуть с ума не сошла от ревности, когда Лючия…

— Не знаю, поверишь ли ты мне, — Лучано вздохнул, — но эта женщина даже не затронула мое сердце. И, что бы она ни говорила, я никогда не давал ей повода рассчитывать на постоянные отношения со мной. А о том, чтобы она переехала жить в мою квартиру, и речи не могло быть.

— Я верю тебе. Это я виновата, что выслушивала ее лживые утверждения. Вначале я скептически отнеслась к ее словам, но потом она показала мне вырезку из газеты, и я купилась.

— Все, — твердо сказал Лучано, — больше ни слова о Лючии, она уже в прошлом. Сейчас меня больше волнует наше будущее, Саманта. Хелен предупредила меня, что…

— Хелен?

Лучано кивнул.

— Я действительно не мог уехать из Италии, пока не стало ясно, что жизнь мамы вне опасности. Звонить тебе я тоже не хотел, — боялся, что ты бросишь трубку, не пожелав даже выслушать меня. Поэтому я получал информацию о тебе у твоей невестки. И, должен сказать, она очень помогала и поддерживала меня, — смеясь, добавил Лучано, когда Саманта стала шутливо бить его кулачками в грудь.

— Моя дорогая, советую тебе следить за своим темпераментом, — поддразнил ее Лучано. — Теперь, когда я стал таким послушным.

Саманта подняла на него глаза, которые застилали слезы счастья.

— Вот этому я не верю — ни на секунду!

Лучано закрыл ей рот долгим, нежным и чувственным поцелуем.

Эпилог

Телефонный звонок отвлек Саманту от утомительного и монотонного занятия — она паковала вещи.

— Как дела, Сэм? — вкрадчиво осведомился Мэтью Дакстер.

— Великолепно! — бодро заверила его Саманта. Она догадывалась, что последует за дежурным вопросом, и предвкушала интересную словесную дуэль.

Мэтью не обманул ее ожиданий.

— Слышал, Сэм, ты дала маху со своим последним заданием, — сказал он тоном, не предвещавшим ничего хорошего. — Так увлеклась, что охраняла тело клиента денно и нощно неизвестно от кого, ведь злоумышленник уже парился на нарах.

Саманта чуть поморщилась, отметив с удивлением, что раньше полууголовный жаргон Мэтта не резал ей слух.

— Ты же знаешь, Мэтт, — смиренно ответила она, — я всегда с рвением отношусь к работе. Последнее задание не было исключением, тем более что им я обязана тебе. Я просто не могла тебя подвести, ты ведь не дал сигнал отбоя.

— Верно, закрутился, — покаялся Мэтью, однако Саманта уловила в его голосе фальшивые нотки. И, словно опасаясь, что собеседница не поняла намека, он продолжал развивать свою мысль: — Полагаю, тебе, бедняжке, особенно трудно пришлось ночью. Красавец мужчина, пылкий итальянец, как же ты справлялась с женщинами, которые наверняка не давали ему проходу?

Саманта притворно тяжело вздохнула, поддерживая игру.

— Ох, Мэтт, и не говори! Вешались ему на шею пачками!

— Так что же ты предприняла?! — теряя терпение, рявкнул Мэтт. Поскольку Саманта не отвечала, он, ошибочно приняв ее молчание за раскаяние, заорал: — Ты, паршивка, сама залезла к нему в постель! И волки сыты, и овцы целы! Мне все известно, не отпирайся! Говоришь, не могла подвести меня? Дудки! Спать с клиентом — последнее дело, у меня охранное агентство, а не бордель! Какого черта, Сэм, ты себе позволила?! Что о себе вообразила?! Возможно, ты еще не в курсе, но в нашем кругу только об этом и говорят! Ты подставила себя, ладно, твое дело, но ты и меня подвела! Представь, мне сегодня звонят из какой-то желтой газетенки и спрашивают, плачу ли я налоги с сумм, которые перепадают мне за сводничество! И это только начало! Что прикажешь делать, я тебя спрашиваю?!

— О, Мэтт… — жалобно проскулила Саманта, с трудом сдерживая приступ веселья. — Откуда они пронюхали?

— Откуда-откуда, — проворчал он. — Навела подружка твоего итальянца, Лючия какая-то. Ну а журналистов, сама знаешь, хлебом не корми, дай раздуть скандал.

— Мэтт, значит, теперь я не могу рассчитывать, что ты дашь мне работу? — все тем же жалобным голоском спросила Саманта.

— Работу?!! — взревел тот. — Да ты с ума сошла! Как бы мне теперь по миру не пойти — репутацию ты мне своей выходкой здорово подмочила!

— Мэтт, мне так жаль… Знаешь, — вдруг оживилась Саманта, которой наскучило играть в кошки-мышки, — я, пожалуй, продам тебе свою фирмочку и соберу пресс-конференцию, чтобы постараться хоть как-то реабилитировать тебя в глазах общественности.

Мэтью Дакстер задумался, а потом воскликнул:

— А это идея, Сэм! Но что ты скажешь репортерам, чтобы раз и навсегда заткнуть им рты?

— О, всего шесть слов.

— Шесть слов? — недоверчиво переспросил Мэтт. — И каких же?

— Я выхожу замуж за Лучано Гранди.

Мэтт долго дышал в трубку, переваривая новость, а потом довольно дружелюбно сказал:

— Ты все-таки обставила меня. Ну и мерзавка же ты, Сэм!

Саманта показала язык своему невидимому собеседнику и весело расхохоталась.