/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Письма 1857

Иван Гончаров


Гончров Ивн Алексндрович

Письм (1857)

Гончров И.А.

Письм. 1857

Н. А. СТЕПАНОВУ

11 янвря 1857. Петербург

В этих листх, кжется, нет ничего зтруднительного: впрочем, не зню, кк решит комитет: потрудитесь послть их туд, тм послнный Вш и нзд их получит тотчс же.

Вы знете, что Контский подл жлобу н Вс, н меня, н "Северн<ую> пчелу" и н Елгин: жлоб с ншими ответми пойдет в Глвн<ое> упрвл<ение> ценсуры. Будьте осторожнее: в нынешних листх сомнительны лиц Кокорев и Смойлов, д еще один толстяк очень похож н сентор Кочубея. Не зню, что скжут. Поговривют, что "Удочк русского человек" тоже возбуждет толки.

До свидния.

Вш Гончров.

11 янв<ря> <18>57.

Ф. А. КОНИ

1 феврля 1857. Петербург

Милостивый госудрь Федор Алексеевич,

по желнию Вшему я вторично доклдывл комитету Вше объявление о змене "Пнтеон" двумя сборникми в нынешнем году, но комитет, несмотря н сделнные Вми изменения, не счел себя впрве одобрить этого в печть, потому что дв сборник в год могут быть издны только с рзрешения Глвн<ого> упрвления ценсуры, кк Вы усмотрите из зписнной мною н объявлении резолюции комитет. Поэтому Вм нужно будет подть в комитет об этом просьбу. В первый же рз я доводил до сведения комитет Вше объявление потому только, что это случй новый, по крйней мере для меня, и я желл знть мнение комитет и првил, ккими должно руководствовться, не потому, что предположил желние с Вшей стороны вовсе прекртить журнл, кк Вы зметили в Вшем письме. Примите уверение в моем почтении и преднности.

И. Гончров.

1 февр<ля> 1857.

Корректур объявления при этом препровождется. Если бы Вм пондобились ккие-нибудь подробные объяснения по вопросу об изднии сборник, то не угодно ли обртиться к секретрю комитет или же повидться со мной: в последнем случе - я готов принять Вс всякое утро до 3-х чсов.

А. В. ДРУЖИНИНУ

12 феврля 1857. Петербург

Очень жлею, любезнейший Алексндр Всильевич, что нхожусь вне всякой возможности сделть что-нибудь для рекомендовнного Вми доктор, во-1-х, потому, что я никогд не решюсь говорить з человек, которого я лично не зню с хорошей стороны, во-2-х, я у князя не имею никкого весу и, если пользуюсь его рсположением, тк по той же причине и в ткой же степени, кк Вы, Пвел Вс<ильевич>, Лжечников и прочие, и мне приходится иметь с ним сношения только по ншей общей службе. Если же бы Вы зхотели сделть что-нибудь для этого лекря, то я могу Вм посоветовть побывть у князя смим, и кк он блгосклонен к литерторм вообще, к Вм особенно, то конечно сделет для Вс всё, что возможно. А мне, повторяю, о постороннем службе деле просить было бы неловко.

Я см сокрушюсь, что не видл Вс двно и в эту среду, кжется, тоже не увижу, ндо побывть у Нчльств - зто постом будем видеться чуть не кждый день.

До свидния,

Вш Гончров.

12 феврля <18>57.

У меня теперь Григорович, который Вм клняется.

Н. А. СТЕПАНОВУ

22 мрт 1857. Петербург

О Мйкове я прошу Вс подождть: я н днях спрошу его и зню, что он соглсится, без спрос, пожлуй, обидится. Мне бы этого не хотелось.

Гедеонов лицо, д и героини тоже ндо изменить: их все узнли.

Объявление Беггров возврщю.

Вш Гончров.

А. К. ЯРОСЛАВЦЕВУ

6 преля 1857. Петербург

6 пр<еля>.

Прилгю при этом сочинения Пушкин и мой рпорт, который, в последнее зседние, рзрешено мне подть. Сделйте одолжение, почтеннейший Андрей Констнтинович, прикжите, кк только можно будет скорее, зготовить бумгу в Глвн<ое> упр<вление> цен<суры>, чтобы оно поспело тм к доклду первого зседния после Святой и чтоб н прзднике успели его рссмотреть в кнцелярии министр. Об этом Вс просит усердно Анненков, я и см Пушкин. Об этом знют некоторые члены Глвн<ого> упр<вления>, между прочим, интересуется и грф Блудов. Я рньше не мог поспеть: одолели журнлы,

Посылю ведомость и желю Вм весело провести Христов прздник.

Весь Вш

И. Гончров.

Ведомость не успел переписть и потому не посылю.

M. H. КАТКОВУ

21 преля 1857. Петербург

21 преля 1857.

Милостивый госудрь Михйло Никифорович.

Я кое-кк доскзл последние слов своего путешествия и, по обещнию, предлгю Вм эту сттью, с покорнейшею просьбою оствить для нее местечко в первой мйской книжке "Вестник" по следующим увжительным причинм: я продл все путевые зписки московскому книгопродвцу Глзунову и он летом же приступет к печтнию их, следовтельно для "Вестник" полезнее, если сттья явится горздо прежде вторичного ее появления в свет; кроме того, я собирюсь месяц н четыре з грницу, к мриенбдским водм, и хотел бы все делишки кончить зблговременно, то есть привести в известность и збрть вырботнное количество денег, между прочим, и ту безделицу, которя придется з нынешнюю сттью. Однко ж я не скзл <Вм, что это>1 з сттья и в<елик ли он>, впрочем, Вы, мож<ет быть, при>помните, что я об<ещл> Вм о плвнии в <Атлнтических тро>пикх: это он и <есть>. Я нзвл ее "От о<стров Мдер> до мыс Д<оброй> Н<дежды>". Преду<преждю> Вс, что сттья пло<хя>, но что же делть? Путе<шествия> мне до крйности ндо<ели>, притом впечтления в<ы>дохлись, и я едв-едв в<яло> доскзл последнее, кк <будто> зплтил тяготевш<ий ндо> мной долг. Зто он ко<рот>к: лист дв печтных, и того, я думю, не выйд<ет>. Потрудитесь пробежть ее, и если он Вм не понрвится, возьмите н себя труд дть мне знть и возвртить ее в смом скором времени, я помещу в здешних журнлх. Он еще теперь переписывется и в среду будет готов, в субботу я отнесу ее в мгзин Глзунов с просьбой переслть ее поскорее к Вм. Вс же уведомляю зрнее для того, чтобы Вы, если зблгорссудите и нйдете возможным исполнить мою просьбу, зблговременно имели ее в виду для мйской книжки. Если меня отпустят, то я <предполг>ю ехть в конце мя <или в> нчле июня. Не одно леченье <имею> я в виду: н свободе я <по>пробую, не приведу ли в порядок <моего "Об>ломов", то есть всё, что нписно. <О> продолжении я и думть пок <не> смею (чстию потому, что не умею <п>родолжть, если нчло не вырботно окончтельно, чстию от стрческой немощи), но тк, однко, чтоб не зпереть себе выход во вторую чсть. Скжите, будет ли это пригодно для "Вестник", если бы я обещл ромн туд (зметьте, пожлуйст, это бы: я обещть не люблю, когд дело мною не кончено, то есть не люблю зпродвть шкуры н живом медведе, д и Бог знет, ккие могут случиться обстоятельств), то есть удовольствовлись ли бы Вы, если б я приготовил первую чсть без ндежды н вторую? Однжды Вы мне дли знть, что Вы удовольствовлись бы и этим, но только чтобы всё нписнное мною было зкруглено кк вещь кончення. А мне бы этого не хотелось: я не отчивюсь черкнуть когд-нибудь и еще, хотя чувствую, что эт ндежд очень неверн, но я столько рз обмнывлся в хорошем, что считю себя немного впрве обмнуться и в дурном. Поэтому мне хотелось бы знть, будет ли для Вс одно и то же - поместить совершенно конченную вещь или то же смое, только в<виде первой> чсти, с воз<можностию когд>-нибудь продолже<ния? Если кк>-нибудь случится у <Вс свобод>ня минут, я буду <ожидть> блгосклонного уведом<ления> н случй, если б перв<я чсть> поспел и если б я р<ешился> печтть ее у Вс. А <знете> ли, ккие толки, еще не<зня> ничего, поднялись здесь в <некото>рых литертурных уго<лкх>: уж говорят, что я и кон<чил> ромн и дже послл к В<м>, что уж и денег неслыхн<ную> кучу получил, и дже негоду<ют>, зчем это мне достлись <деньги> и т. п. А всё Григорович: <он> побывл кк-то у меня <и я> прочел ему сцены две из дв<но> нписнных, он вообрзил, что нписно всё, и произвел слухи. Но это негодовние уже покзывет, чего мне ндо ждть от петерб<ургской> критики, когд появится не говорю уже ромн - не тм, дже когд выйдет в свет мое путешествие. Теперь мне более, нежели кому-нибудь, приходится жлеть, что в Вшем журнле нет отдел критики, где бы можно было Вшему сотруднику рссчитывть н спрведливую зщиту против недобросовестной критики. Особенно легко нпсть н мои зписки: тм я не спрост, кк думют, умышленно, иногд дже с трудом, избегл фктической стороны и ловил только ртистическую, потому что писл для большинств, не для кд<емиков>. И этого не хотят понять - с умыслом или без умысл, не зню.

Живу я всё тм же, то есть н Моховой улице, близ Сергиевской, в доме Устинов.

Покорнейше прошу Вс принять уверение в моем почтении и преднности

И. Гончров.

Клняюсь Е. Ф. Корш<у> с семейством.

Н. А. ГОНЧАРОВУ

21 преля 1857. Петербург

Поздрвляю и тебя с прздником, любезный брт Николй Алексндрович. Провел я и его, и Стрстную неделю в хлопотх, тк что нсилу ншел чс нписть теперь и к сестрм по несколько строк. Здесь теперь г-н Унтербергер: мы были друг у друг, но не зстли дом и я видел его у министр; видел ткже мельком и Ектерину Крловну. Отпечтнную тетрдь г-н Минев я подписл и отдл в комитет: н днях ее отпрвят с билетом н выпуск. Тм нпечтн, между прочим, "Недвиг", рукописи этого отрывк не доствлено, тк что мне не с чем было сверить нпечтнного и я должен был читть снов. Скжи, чтобы вперед оригинл непременно доствлялся для сличения, перечитывть вновь некогд.

Я собирлся месяц н четыре з грницу, к водм, полечиться от рсстройств печени, но, кжется, придется отложить. Впрочем, может быть, еще и соберусь. Анют пишет, что Володя Кирмлов собирется в военную службу и оттого, может быть, в университет не поступит: это будет очень жль. Ты знешь всю пользу университетского обрзовния и потому пострйся с своей стороны, чтобы мльчишку не слушли и чтобы он непременно учился; теперь все и всё стрется учиться, между прочим, и офицеры. В последнюю войну окзлось, что бывшие студенты окзлись лучшими офицерми; д теперь и смые кдетские корпус преобрзовывют и вводят более общих предметов преподвния.

Поклонись от меня всем своим. Хотел я что-то еще нписть к тебе, д збыл о чем. Д, я собирюсь к осени издть всё свое путешествие целиком и тогд пришлю тебе и сестрм по экземпляру, теперь доскзывю последние слов этого длинного рсскз, но вяло, потому что смому до крйности ндоело. В "Библ<иотеке> для чтения" поместил просто зметки, делнные н сибирских стнциях крндшом в пмятной книжке, д н днях посылю небольшую сттью о тропикх в "Русский вестник".

Прощй, будь здоров и не збывй брт.

И. Гончров.

M. H. КАТКОВУ

3 мя 1857. Петербург

3 мя 1857.

Милостивый госудрь Михйло Никифорович,

Вчер был у меня Мефодий Никифорович и предложил от Вшего имени, в случе если я приведу в порядок "Обломов" и нпечтю его в "Русск<ом> вестнике", рзрешить Вм, при соблюдении положенных условий, нпечтть шестьсот экз<емпляров> особо, в Вшу пользу.

Тк кк з приведение в порядок первой чсти и, если смогу, з писние второй, я принялся бы не прежде кк з грницей, н свободе от всех прочих моих знятий, и притом если буду здоров, то договривться теперь о несуществующем произведении нхожу почти невозможным. Скжу однко же, что предложение Вше не совсем соглсно с моими видми, и потому неизлишним считю н всякий случй предупредить Вс, что едв ли мне можно будет соглситься. Я, нпротив, см буду стрться склонить редкцию того журнл, где нпечтю ромн, <нпечтть>2 н мой счет до тыся<чи экземпляров>, чтобы потом пустить <через> год в проджу. А не<льзя> мне соглситься н эт<о, между> прочим, потому, что нпе<чт>ние оттисков будет счи<тть>ся особым изднием и <знчи>тельно понизит цену впо<след>ствии, когд бы я вздумл <усту>пить свое прво книгопрод<вцм>.

Но прекрщю рзговор об этом, потому что "Обломов" еще нет и, может быть, и не будет. По<про>шу Вс только поспешить <уве>домить меня, не нходите ли Вы предложенных Вми условий тяжелыми; не стесняйтесь объявить мне об этом, потому что я ничего не теряю: здесь охотно предложт ткое же вознгрждение, д нконец я могу нпечтть см. А мне нужно знть об этом для того, что может быть я, будучи з грницей, отложу ромн в сторону и буду писть путевые очерки. Это мне будет выгоднее, потому что легче. Деньги, конечно, не те, но зто не те и хлопоты, что з ромном.

<Моя ст>тья "Плвние в Атлнтических тропикх" должн быть <те>перь в Вших рукх: я от<д>л ее в мгзин Бзунов в понедельник, 29 преля, и тм обещли отпрвить ее н другой же день. Повторяю мою просьбу поместить ее в первой мйской книжке, чтобы во второй половине мя я мог получить з нее деньги. Я вчер подл просьбу об отпуске и зпислся в мльпост н 7-е июня. Мефодий Никиф<орович> между прочим спршивл меня, писл ли я Вм о цене з "Атлнт<ические> тропики"; но я счел это излишним, потому что Вы ее знете. Цен всё т же, что и з первую сттью, то есть по 100 р<ублей> с лист.3

Ндеюсь, что Вы почтите меня в непродолжительном времени ответом кк о ромне, тк и о послнной к Вм сттье.

Покорнейше прошу Вс быть уверенным в моем искреннем почтении и преднности.

И. Гончров.

Мои путевые очерки нпечтются в течение лет< и выйдут> в свет в окт<ябре. Не прими>те, пожлуйст, в ху<дую сторону то>, что я вствил оп<ять некоторые> из выключенных В<ми строк, > именно о прктичнос<ти и ин>ых достоинствх в нг<личнх>. <П>рдоксльно, но эффект<но нпи>сно, скзл мне один пр<ия>тель, я и оствил. О<стльное> же - остлось выключенным.

Н. А. ГОНЧАРОВУ

15 мя 1857. Петербург

15 мя 1857 г.

Любезнейший брт Николй Алексндрович.

Я подл просьбу об отпуске згрницу и, вероятно, получу рзрешение. Боль в печени и геморрой от сидячей жизни все более и более усиливются, и если не принять мер зблговремено, то впоследствии, когд зпустишь, и воды не помогут. Тк говорит доктор и укзывет мне мриенбдские минерльные источники кк смые действительные от моей болезни. Я взял уже место в почтовой крете, н 7 июня, в Вршву, оттуд по железной дороге в Бреслвль и Дрезден. После вод я хотел купться в море, но доктор не советует. Он предписл мне отдых и путешествие. Оттого я рсполгю отпрвиться потом н Рейн и в Приж, из Приж через Северную Гермнию домой. Если же кпитлы позволят, то, может быть, згляну и в Швейцрию.

Прощй же, до свидния: меня обуял недосуг, и потому едв ли я успею потерять дв утр в гржднской плте, чтоб выслть тебе доверенность, впрочем, пострюсь.

Пожелй же мне счстливого пути, будь здоров, клняйся жене, семейству Рудольф, детям и не збывй брт своего

И. Гончров.

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

17 мя 1857. Петербург

Целую неделю я лскл себя ндеждою нпрвить утреннюю прогулку свою 17-го мя в Гончрную улицу, предстть пред Вши светлые очи и сорвть, буде окзлось бы возможным, по цветку, то есть по поцелую, с обеих именинниц: но я не предвидел, что это случится в пятницу, когд я зседю в совете нечестивых и н пути грешных стою, и что прогулку свою должен нпрвить н Всил<ьевский> остров. Примите же мое поздрвление и поцелуйте мысленно меня: впрочем, я ндеюсь, что вечерняя моя прогулк вознгрдит меня з утреннюю. А теперь мне хочется, чтоб докзтельство моей пмяти о 17-ом мя было у Вс в рукх с утр.

Вчер я и Льховскому скзл, и если он придет поздрвлять и будет уверять, что см вспомнил, не верьте, ей-богу врет.

До свидния же.

Вш вечный друг

Гончров.

А. В. НИКИТЕНКО

19 мя 1857. Петербург

Почтеннейший друг Алексндр Всильевич.

Сегодня - псмурный день, сегодня мы, то есть ценсор, предствляемся новому председтелю комитет, и сегодня же нзнчен годовой обед в чиновничьем клубе: все эти три события уложились в тот день и в те чсы, в которые мы с Вми предприняли три совокупных с Вми, следовт<ельно>, три добрых дел: снять портрет Вш у Левицкого, для чего нужен только свет, не мрк с дождем; есть устриц, для чего нужно идти к Елисееву, не к князю Щербтову, и пообедть не порознь, я - в доме Пшков, Вы - не зню где, соединенно у Луи. Но судьб решет инче и в утешение шепчет мне, что все эти три обстоятельств, то есть снятие портрет, звтрк и обед купно с Вми, непременно должны случиться н будущей неделе, когд Вы будете здесь и постучите, в любой день и чс, кроме пятницы, у моей двери, которя рдостно рспхнется перед Вми, з нею будут ждть Вс объятия сердечно любящего Вс

И. Гончров.

19 мя.

До сведения Кзимиры Кзимировны не упустите довести, что нсчет ее ходят здесь в городе ужсные слухи, что будто он, со множеством чужих сердец, увезл в Црское Село чужую книгу: влдетель, не имея никкой ндобности в сердце, просит возвртить ему только книгу.

Н. А. ГОНЧАРОВУ

25 мя 1857. Петербург

25 мя 1857.

Нконец вот тебе и доверенность, любезнейший брт Николй Алексндрович: теперь уж больше ко мне, пожлуйст, ни с ккими делми по имению не приствй: ндеюсь, между нми по этой чсти всё кончено. Сестр мне пишет, что ты продл сд и что-то дешево: не лучше ли бы было подождть? Может быть со временем, цены бы поднялись. Если ты продшь дом, то придержись моего совет деньги прятть, и притом н свое имя, чтобы они перешли к детям, не н имя жены. Я не нсчет одной только жены твоей говорю, вообще о всех женщинх: рзумею тк, что чем меньше им доверяешь, тем лучше. Особенно деньги проходят у них сквозь пльцы и быстро обрщются в тряпки. Иня мть или жен и любит муж и детей, деньги не убережет, по легкомыслию и незннию им цены и в ндежде н ккие-то будущие, несуществующие блг. Поэтому деньги прячь и в руки женщинм отнюдь не двй: блгорзумных из них, нпример, тких, кк нш покойня мть, сыщешь немного. - Может быть, я этим советом кое-кому и не понрвлюсь: но что з вжность: пусть посердятся, все-тки считю неизлишним скзть свое мнение, потому что - ум хорошо, дв лучше.

Я бы тк и уехл, не зсвидетельствовв доверенности, по причине крйней неохоты ходить по присутственным местм, д один приятель отвез мою доверенность в плту, оттуд приехл чиновник с книгой ко мне н дом. Я уже получил позволение ехть в отпуск и отпрвляюсь 7 июня через Вршву и Бреслвль в Дрезден, оттуд в Мриенбд. После курс вод мне хочется проехть в Нюрнберг, Мюнхен, Штутгрт, в Швейцрию, тм из Бзеля до Стрсбург 5 чсов езды по железной дороге, из Стрсбург до Приж - 10. Впрочем, это мое желние, тм, по обстоятельствм, плн этот может и измениться. Прощй, помолись о "путешествующем и плвющем" и будь здоров.

Брт твой И. Гончров.

Из-з грницы я, вероятно, писть не буду, нпишу в октябре, по возврщении. Недвно я писл к обеим сестрм.

Жене и детям твоим клняюсь.

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

Мй - нчло июня 1857. Петербург

Звтр Вы едв ли зстнете Евгению Петровну н дче: он собирется в город и, может быть, пробудет здесь и вечер; в среду он дом, и будут рды Вм. Я послл зписку и к Некрсову, приглшя его в среду туд же для чтения: только не зню, будет ли он.

Всё это Евгения Петровн поручил мне скзть Вм.

Честь имею почтительнейше быть

И. Гончров.

Понедельник.

M. H. КАТКОВУ

5 июня 1857. Петербург

<5 июня> 1857 год

Милостивый госудрь Михйло Никифорович.

Сию минуту я получил Вше письмо и, несмотря н сильное нездоровье и сбо<ры> к отъезду, спешу отвечть, чтобы положить предел объяснениям, которые тк продолжительны, что смый предмет не стоит того. А возникли они вот отчего. Мефодий Ник<ифорович>, сделв мне последнее предложение, спросил, соглсен ли я н него. Я соглсия не изъявил и спросил, будете ли Вы рссчитывть н ромн и в случе моего несоглсия. Но н это он мне ответ никкого не дл. А мне необходимо было это знть, потому что я нмеревлся, кк я уже писл Вм, зняться з грницей приведением ромн в порядок или прибвить что-нибудь к нему. В случе Вшего откз я или знялся бы другим, или перед отъездом условился бы с редкцией другого журнл. Вот отчего я тк нстойчиво добивлся ответ и еще недвно, встретившись с Мефод<ием>Никиф<оровичем>, вырзил ему удивление и, сознюсь, отчсти неудовольствие н то, что молчние Вше меня ствит в зтруднение. - Потом, зключив из Вшего молчния, что Вы н прежних условиях ромн не желете, я подосдовл только, что послл к Вм именно вторую сттью, то есть "Плвние в тропикх", не то, что печтл вообще в "Вестнике", кк Вы вырзили в письме; я желл печтть у Вс <с того времени, кк>4 имел удовольствие с <Вми позн>комиться и когд Вы <вырзили> лестное учстие к моим <произведениям>. Я тогд же дл слово себ<е ответить> н Вш вызов, сколько от ме<ня зви>сит. Но я желл ткже п<ечтть> что-нибудь и в "Библ<иотеке> для чт<ения" у> моих друзей Дружинин и М<йков> и тогд просил Вс рзр<ешить> отдть им "Тропики", но Вы <не> соглсились, и я должен был <дть> им ткую ужсную дрянь, кк "Аян". "Тропики" тоже нехороши, кк и все мои зписки (это зню см), но всё же сносне<е>. Имев в виду поместить у Вс <ромн>, я смело обещл дть Вм две уже почти тогд готовые сттьи и <потому> не спорил с Вми о "Тропикх". <Есте>ственно, что после, когд Вы отступились (я это зключил из Вшего молчния) от ромн, я подосдовл, что "Тропики" не попли в "Библ<иотеку для чтения">, "Аян" в "Вестник", потому же подосдовл, что у Вс уже был одн сттья, которя сноснее "Аян".

Вся моя бед, вся ошибк (если только это бед и ошибк) зключется в моих првилх никогд не двть слов или, обещв что-нибудь, сделть вдвое, тк я поступил и с Вми. Сделть инче - знчит выйти из моей нтуры, вот и причин моих колебний и сомнений. Я зню, к чему ведут днные и неисполненние обещния.

Меня до крйности удивило сегодня <в Вшем> письме вырженное <предполо>жение, что я могу сомневться <в коли>честве оттисков, которые <Вы сд>елли в Вшей типогрфии, <под> Вшим ндзором... Я об оттискх и о количестве и не думл. Конечно, при втором изднии книгопродвец волен был сделть мне ткое возржение или позволить себе то же предположение, но только никк не я и не н Вш счет.

Вот и всё, что я хотел скзть. Извиняюсь перед Вми и перед Евг<ением> Федор<овичем>, что вовлек Вс в эти длинные объяснения, нпоминющие зглвие одной из шекспировских пьес: "Much ado about nothing".5

Нсчет несуществующего ромн прибвлю вот что. Я рзом выведу Вс из зтруднительного положения или, лучше скзть, из всякого сомнения. С обоюдного соглсия положим прежние условия несуществующими. Если у меня будет что-нибудь нписно и если я с рукописью обрщусь к Вм, будемте договривться вновь. Это не обязывет Вс к соблюдению прежних условий, меня - к нписнию ромн и к помещению его у Вс. Вы выигрывете тем, что совершенно освобождетесь от прежних условий, которые нходите отяготительными, я ничего не выигрывю, кроме свободы не писть и не помещть труд своего непременно в "Вестнике", свободы, которя оствлсь и прежде з мною.

Я и не ндеюсь теперь нписть что-нибудь, потому что болезнь печени и геморрой тк усилились, ч<то едв> ли позволят мне <сесть з рботу>. Я полгю, что не <в состоянии буду>, кк нмеревлся б<ыло, соствить> зметок. Беру, однко <же, н всякий случй уже> нписнные глвы "Обл<омов" с собою>, чтобы, если можно, прив<ести их в поря>док и нпечтть в "Вестнике" <или> в другом журнле, кк по<следнее> скзнье и потом змолчть.

Пусть они тк и будут п<редствлены> публике кк неоконченные, <если в т>ком виде журнлы не примут, то могут остться и ненпеч<тнными>.

Свидетельствую Вм мое <истинное> почтение и преднность

И. Гончров

В "Тропикх" корректор Вш уязвил меня четырьмя ошибкми прямо в вторское сердце, потому что, к несчстию, все ошибки имеют смысл, но ккой! Вместо мления нпеч<тно> мнение, вместо шрок (тк моряки нзыв<ют> кул) нпеч<тно> мрок; вместо бк фрегт - бок и, нконец, увы! вместо исторические стрдния нпеч<тно> истерические.

И. И. ЛЬХОВСКОМУ

13 (25) июня 1857. Вршв

Вршв, 25/13 июня 1857.

Вчер вечером пржиехл я сюд, но в кком положении - Боже мой! Когд я выходил из креты, случившийся тут жид взглянул, кжется, н меня с сострднием и спросил, не хочу ли я "оголиться". Пять дней - небритый, немытый - я-то! Подвиг путешествия нчлся, сил нет: не зню, кк это я поеду дльше! В крете я стрдл от бессонницы, от дурной пищи и от скуки, с примесью боли. Вспомните Вше очень удчное срвнение, Льховский, нсчет Прометея и ворон. И тот и другой (то есть см я) были в одном и том же ящике, и не было выход из клетки. С одной стороны, жестокие нпдения, с другой - терзния, првд двух или дже одного род, но зто кких гдких и глупых. Дв призрк нерзлучно были со мной: один гнлся сзди, и если я перествл слушть его, другой или, пожлуй, он же смый збегл вперед, грозил и нсмешливо говорил: помни стрые долги, я жду, жду, ты еще не ушел, ты только уехл. Никкой плкой не отделешься от кулк судьбы. Когд нконец это зтихло, мною овлдевл ткой хохот, что я должен был выдумывть для товрищ своего предлог. Кстти о товрище. Я удивил его, кжется, н всю его остльную жизнь, то есть он никк не мог понять, отчего человек всё молчит, когд есть с кем говорить, и ни слов н его змечния, рссуждения и дже вопросы не отвечет, который ни кпли ни вин, ни пив не пьет и вообще мло признков жизни окзывет. А знете ли, кто этот рябой толстяк, что сел со мною? Он нзвл себя Рдецким, служщим у Пскевич: мы долго ломли себе голову, кк это один фельдмршл, который живет не здесь, в Итлии, угорздился служить у другого фельдмршл, который вовсе уж нигде не живет? А дело окзлось просто: он точно Рдецкий и точно служит у Пскевич, у вдовы героя, и притом метрдотелем. И вот он-то думл знять меня, зтрогивя рзговор о торговле, о политике и вдруг, о ужс, о литертуре. Он очень смышлен и читл кое-что, между прочим сочинил книгу "Альмнх гстроном", которую ценсуровл Елгин и чуть ли не тм ншел много "вольного дух". Поезжйте по Вршвскому тркту только в тком случе, когд Вы будете очень счстливы, то есть не один, - д нет, и тогд это безлюдие, бесплодие - утомят и нведут уныние. Зто есть и своего род польз: нигде нельзя тк глубоко уединиться, кк в почтовой крете, дже имея вздорного спутник рядом, нигде нельзя тк мучительно погружться в себя и рзбирть всякую дрянь, хлм, которым нполнен человек з много, много лет. Иные домоводки копят хлм в стрых сундукх с юности и потом любят рзбирть; то попдется изъеденный червями кусочек меху, то полиняля мтерия от подвенечного плтья, то игольник и вдруг иногд тк нткнется н ккой-нибудь стрый убор, почерневший, пожелтевший, но с брильянтом. Тк, кжется, всякий по временм должен делть это, и я предлгю тому, кто зхочет, делть в почтовой крете. Кжется, пропсть дурного - бездонн в человеке, но чуть ли источник хорошего - еще не глубже и неиссякемее. Ндо дойти до невероятной и едв ли существующей крйности, чтобы скзть: всё пропло, кончено, человек зблудился и не воротится. Ндо для этого рзве быть у ворот кбк, во фризовой шинели, с рзбитым носом: д и тм есть Торцовы, которым лежит удобный путь к возврту. Я хочу скзть, что глубин дурного не превышет глубину хорошего в человеке и что дно у хорошего дже... д у него просто нет дн, тогд кк у зл есть, - всё это, рзумеется, обусловлено многим. Вот к кким истинм пришел я, сидя одиноко в крете, и о многом, что мы легко извиняем себе, особенно если припрвим юмором, крепко здумлся, сознвя, что если отнять юмор д рзложить н первончльные элементы, то черт знет, что выйдет. Но - всё это глупости, и если второй призрк перестнет збегть вперед и грозить мне дурным будущим, то я бы почти был доволен собою и Вршвою, о которой мне нпел тк много нш спутник, что я вообрзил себе Бог знет что. Кстти о спутнике скжу, что я умел извлечь и из него некоторую, хотя млую, пользу: он мне приносил сигры, если я збывл их в крете или н стнции, он зпслся и для меня хлебом и постоянно ндевл мне н плечи свлившуюся шинель. Жловлся он мне н двух молодых спутников, говоря, что они тк дурно говорят по-русски, что с них смеяться можно, что их ндо учить существенным предметм и что в Вршве много деяния, то есть деятельности.

Но деяния здесь немного, это большой провинцильный город, с его тишиной, со сном, с млолюдьем, с лентяями, которые не знют, куд деть себя, и проч. и проч. Скук тк и выглядывет отвсюду, зто тут же отвсюду выглядывют тополи, зто вечерний сумрк тепел здесь, и звезды блестят по-южному. Вчер я ночью в одном пльто воротился из холодной внны и, не зметив, что открыто окно, проспл всю ночь, хотел простудиться и не мог. Живу я в великолепной, но прескучной и предорогой отели вместе с тем худощвым полковником, который ехл с нми. Звтр еду вон, в Дрезден, и тм, вероятно, будет не веселее. Тк я и кругом свет ездил, только тогд я мог писть, теперь не могу и этого, и если нпишу, то, может быть, только прогрмму для Стрик. Более литертуры не будет. Сегодня взял я лон-лкея и целый день тсклся по городу, после обед поеду с полковником з город в Лзенковский дворец и жду не дождусь звтр, чтоб отпрвиться н железную дорогу в Мысловичи.

Вы, вероятно, получили мою телегрфическую депешу из Динбург: я тм просил Вс не отпрвлять фотогрфии А. А. к ней и теперь прошу зпереть ее, кк он есть, зпечтння, в стол и оствить до моего пршиезд. А причин этому т, что я не хочу изменять тм дел, то есть хочу оствить его тк, кк оно остлось при мне, чтоб и не нпоминть больше о себе.

Не зню, просил ли я Вс при отъезде: 1, взять у Федор ключи и от шкп с плтьем и спрятть в стол, то он, пожлуй, будет тскть плтье; 2, при уплте з квртиру взять с дворецкого рсписку н особой бумге, потому что он, кжется, не имеет прв рсписться н копии контркт, где рсписывется см хозяин. Еще, кжется, я збыл зплтить прчке з оствшееся немытое белье: если я не оствил денег, то отдйте, пожлуйст, тм немного. Это всё осел Федор збыл нпомнить мне.

Ну, что Вы? Всё любите горестно и трудно? Одно прктическое змечние, весьм полезное для Вс: когд мучения ревности и вообще любовной тоски дойдут до нестерпимости, нешьтесь хорошенько (не нпейтесь, нет, это скверно), и вдруг почувствуете в верхнем слое оргнизм большое облегчение. Это совсем не грубя шутк, это тк. По крйней мере, бывло, я испытывл это. Впрочем, спршивть нечего: может быть, плчете втихомолку или бьетесь головой об стену, мне скжете, что ничего, что не видитесь, зниметесь делом etc., etc. Боже мой! Из чего иногд бьется и убивется человек! А всё от недосттк кких-нибудь 300 руб<лей>, чтоб выйти из грубейшего мгического круг, перенестись куд-нибудь в Ковно. А кк бы хвтило Вм Вршвы! Дже было бы много. Я см в первый рз улыбнулся здесь, глядя, кк хорошенькя вршвянк, зметившя, что весь нш дилижнс обртил н нее глз, проворно нчл приподнимть гзовую косынку, чтоб открыть побольше горл и чсть груди, точно Соф<ья> Ос<иповн>. Комизм тут зключлся в торопливости, с ккою он сделл это, боясь, чтоб не проехли, не зметив. - Вш совет не худеть больше не исполняется: я худею и худею и буду худеть. Дже полгю, что мне в Мриенбд нечего и ездить; если поеду, то просто из приличия. А потом прямо - в Приж, мимо Швейцрии, то есть минуя ее и Рейн. Если кусок в душу нейдет, то зчем же неволиться? Мой недуг не то, что Вш: н будущий год Вшего - и признк не будет, мое худенье - знете, что знчит? Двнишняя и постепення потеря всяких ндежд н что-нибудь в будущем, следовт<ельно>, постепенный упдок сил, птия и угрюмость. А женщины, говорят мне, путешествие, литер<турные> знятия - кк будто всё это ткие лекрств, о которых я до них и не слыхивл. Всё это хорошо и помогет - н короткое время, потом? Д вот теперь нвязлось преглупое чувство еще беспокойств... Но, знете, ккя стрнность? Скук пересиливет и его. А что, думю, если ничего не будет, если всё это тк, мирж, терзния моего же ворон, или, кк говорил Аввкум: бегет нечестивый, ни единому же ему гонящу, то есть когд никто з ним не гонится, ведь скучно. Скндл - ведь это все-тки событие, всё шевелит, кк клвиши, то одно, то другое чувство, и мшин игрет. Но довольно. Сохрни, впрочем, Бог от тких событий.

Когд поедете путешествовть, берите больше денег с собой, особенно если ехть через Вршву: ткого дрнья з всех и з всё, кжется, нигде нет. Вчер я чс дв сидел перед своим чемодном немытый и небритый, при одной только мысли, что это ндо рзвязть, всё достть смому, всё рзложить, послезвтр опять сложить, д помнить, сколько отдно прчке белья, д думть, чтоб не остлось здешних денег... нет, нет: это требует бодрости и энергии. Скорей, скорей в Приж и больше никуд! Прощйте, мой милый Ивн Ивнович: клняйтесь всем, но письм этого не двйте, бросьте. Откуд-нибудь подльше нпишу и к другим, к Вм из Дрезден. Не пишите мне пок никуд: я не зню, остнусь ли я в Мриенбде или уеду в другое место. Если скук будет меня шевелить, то воды не помогут, нечего тм и сидеть. Отвечйте уже н мое письмо из Мриенбд, до тех пор подождите.

Здесь есть отличные сигры, но только не в мгзине, в великолепной гостинице "Европ", и продются почти не дороже петербургских. Однко я эти роскоши пок должен буду бросить.

Клняйтесь Стрикм и Юниньке, скжите, кк я блгодрен ей з ничем не удержимое стремление проводить меня и кк я всех их непрестнно содержу в пмяти и сердце. А Вы, друг мой, терпите мои письм, будьте в этом случе козлом отпущения, потому что писнье - для меня соствляет ткой же необходимый процесс, кк процесс мышления, и поглощть всё в себе, не выбрсывться - знчит испытывть морльное удушье. Поэтому если буду писть чсто и много, терпите, пожлуйст, и помните, что я делю это не по прихоти, не по щегольству ккому-нибудь (особенно в нынешнем письме), потому только, почему поет птиц или стрекочет кузнечик в трве. Зтем до свидния, Бог весть когд. Клняйтесь Брышеву: рекомендую Вшему внимнию корректуры "Обык<новенной> ист<ории>" и очерков.

Весь Вш

И. Гончров.

И. И. ЛЬХОВСКОМУ

5 (17) июля 1857. Мриенбд

Мриенбд, 5/17 июля 1857.

По моему рсчету, уже дня три тому нзд должен бы я получить от Вс письмо, любезный сын мой Льховский, вот до сих пор нет: из этого я зключю, что рзмеры Вшего ромн рздвинулись, перешли, может быть, в дрму и теперь не подошли ли Вы к ктстрофе... Шутишь, шутишь, подчс стнет и тяжело, снчл з себя, кк пробежишь мысленно последние десять-пятндцть лет. Есть же люди, думю я, у которых светло н душе или, если темно, тк не по их вине: отчего же я не ткой! Потом стнет тяжело з Вс, нконец, з всякого порядочного человек, который збрел в болото. И примеры дже не помогют, то есть помогют они, когд еще вихрь не нстиг нс, когд есть время посторониться от него, когд попдешь туд, тогд кричи хоть сто голосов! Не я ли тк ясно, верно и првдиво, до смопожертвовния, изобрзил Вм и нчло, и ход, и последствия вихря, Вы всё еще - томитесь в пытке, фльшивой, кк мирж, но все-тки мучительной.

А я вот всё в Мриенбде: снчл я решил, что не проживу здесь и трех дней, собрлся уже ехть - и остлся, и проживу, вероятно, еще недели четыре, может быть и долее... Отчего эт перемен - скжу при свиднии или в одном из писем, откуд-нибудь, хоть из Приж. Теперь скжу только, что здесь действительно нельзя прожить или ндо сюд ехть с семейством, д не с одним, с двумя, тремя, дже больше. Вот, нпример, зселить бы весь Мриенбд приятелями: вон н горе, подле лес с одной стороны и сд с другой, - поместить Никол<я> Апол<лонович> и Евг<ению> П<етровну>, пониже Стрик с Струшкой, тм Юниньку поближе к мгзину, д всех... и тогд еще... д нет, и тогд невозможно выжить более недели в этой крсивой яме, между крсивыми горми, покрытыми крсивым лесом. В полчс исходишь всё местечко: я обхожу его три рз в день и потом не зню куд деться. Дже люди не ткого скучного свойств, кк я, и те, слышу, рссуждют вслух: "Что это з скук! Мы в деревне живем, но тм есть общество, ккое-нибудь знятие, здесь..." Между тем не велят ни скучть, ни печлиться, ни волновться, ни вспоминть ничего неприятного и проч. и проч. для того, чтоб воды произвели свое действие. Потом твердят, чтоб вести жизнь не сидячую, ни во время, ни после вод. Во время вод - пожлуй, кк же после-то не вести сидячей жизни - вот этого я не понимю. Поэтому я сильно сомневюсь, чтоб они помогли мне, однко ж, кждое утро пью по три кружки, но они действуют слбо, тк что доктор дл мне сегодня в помощь к водм ревеню и послезвтр будет сжть меня в мриенбдскую воду, после в грязь. Не зню, что будет. - Я вооружился терпением, рзвесил свои плтья, рзложил вещи и рвнодушно поглядывю в окно, кк будто у меня перед глзми не Богемские лес и холмы, дровяной двор в Моховой. Луиз, моя горничня, ствит мне букеты через день, з которые в Петербурге ндо дть рублей 7, здесь они стоят 10 крейцеров, то есть немного поболее гривенник. Но вот мое горе: нет сносных сигр, вся Австрия, блгодря монополии, курит ккой-то нвоз. В утешение себе я купил тбкерку и тбку, но тс... об этом не знет никто, дже Луиз, которя убирет мою комнту. Эт Луиз был бы недурн, но ручищи, кк у мужик, и притом от рботы, от беготни он тк пропитн потом, что, когд мне пондобилось пришить к жилету пуговицу и он подошл близко... я минуты три терпел ужсную пытку.

Я всё не то хотел скзть Вм, что пишу теперь. Но всё рвно, скжу: я остнусь здесь, по всей вероятности, до нчл вгуст, следовтельно, числ двдцтого нынешнего м<еся>ц вы можете еще послть мне письмо, особенно не збудьте нписть н конверте: par le bateau a vapeur de Lubeck ou de Stetin,6 тогд я получу письмо через неделю. Ндеюсь, это мое письмо придет к Вм в субботу вечером (сегодня тоже суббот). Перед отъездом я нпишу к Вм, куд писть ко мне дльше. Я еще не решил, поеду ли я в Швейцрию или прямо в Приж: меня клонит куд-нибудь в зтишье, кк здесь, может быть усядусь н Женевском озере. - Что, кково идет печтние путешествия и "Oбык<новенной> истории"? Мне совестно, что я Вс обременил этим, но скжите откровенно сми, что мог я сделть, н кого оствить, кроме Вс? Где бы ншел друг снисходительнее и мягче? Впрочем, знете что: если это вс рсстривет, бросьте или передйте Ефрему Ефремовичу, нконец, нймите чужого, я, по приезде, зплчу. У меня есть порядочня доз рвнодушия к тому, хорошо или дурно будет издно путешествие.

Лучше, если б Вы не посылли мне предисловия, д я думю, и не пошлете: ведь не готово, сознйтесь? А если готово, то прочтите кому-нибудь (но кому, вот вопрос) и тк отдйте. Не збывйте, что Вы не имеете прв хвлить меня. А что, нет ли вестей с островов? Или всё тихо: впрочем рвнодушие пересиливет и это, время - действительнее мриенбдских вод. К числу свойств этих вод приндлежит, между прочим, то, что они волнуют: я снчл не догдывлся, что это знчит, что мне то верхом хочется посккть, то ухвтить ккую-нибудь немку и помчться с ней в вльсе, то Бог знет что. Доктор н днях объяснил мне это. До свидния. С нетерпением жду вших писем. Ндеюсь, Вы получили мои огромные послния, из Вршвы, Дрезден и отсюд. - Прощйте, мой сын: дй Бог Вм здоровья, веселья, рвнодушия, то есть спокойствия, словом, дй Бог Вм широкий, светлый, прекрсный путь, ткой, нпример, ккой приготовил мне судьб, и убереги Вс Бог от тех уклонений, которые отводили меня от этого пути. Вот Вм мое блгословение.

Вш всегд И. Гончров.

Клняйтесь Стрику и Струшке, Юниньке с мужем, Дудышкиным, Яновскому: я писл к Стрику, и к Языкову тоже.

И. И. ЛЬХОВСКОМУ

15 (27) июля 1857. Мриенбд

15/27 июля 1857. Мриенбд.

Нсилу-то дождлся я от Вс письм, любезнейший Ивн Ивнович: судя по тому, кк оно коротко и голо, я догдывюсь, что с Вми делется. Но это во мне глубокомысленного смех не производит, скорей тковую же печль. Я думл, что подобные безобрзные проявления стрсти, кково Вше, н мне и кончились, то есть н современном мне поколении и воспитнии, и что при нлизе он невозможн. Вы соглсились, что Вы - Дон Кихот: рссмотрели ли, определили ли Вы, ккой Вы грубый эгоист в этом деле? Вс трое: он, Вы и он - ее роль лучше всех, выгоднее: он стрстно любит одного и любим другим; он не любит и любим - ему хуже всех. Вдруг пристете Вы, гремите проклятием против тк нзывемого "пдения" и пдете сми с нею по девяти рз в сутки. Что это ткое! Он ее бьет, говорите Вы: д и Вы, кжется, обрщетесь с ней (относительно, сколько допускет Вше воспитние) ткже грубо, Вы дже змхнулись н нее или толкнули ногой... Отчего же это? Что же это всё знчит? Мне это всё нпоминет некдот, рсскзнный Пушкиным в его сттье об мерикнцх, что один дикий вошел в шлш, увидл, что двое других диких дерутся между собой: не вникнув в причину ссоры, он бросился в дрку и откусил одному нос, другой откусил ему... Ах, дй Бог мне зстть Вс с носом! Желю дже, что<бы> Вм скорей нтянули нос... и т. д. (следует множество языковских клмбуров).

Зчем Глзунов прикзчик приходит в недоумение по поводу моего текст: вот збот! Пусть недоумевет лучше по поводу типогрфских ошибок. Велите оствить Фддеев в покое: ведь в нчле письм скзно, что оно нписно после всех других, следовтельно и Фддеев был н сцене. Жль, что они возятся со шрифтом и не послушлись меня: у меня не меньше их смысл и вкус. Жль ткже, что Вы хотите посылть корректуры к Ефрему Ефр<емовичу>: не хотелось бы мне этого по рзным причинм, между прочим и потому, что едв ли это было бы не бесполезно: дело для него совсем новое. Притом Вы говорите, что Глзунов хочет взять еще корректор: тогд бы Вм оствлось только пробегть листы слегк. Из этого я зключю, что дрм в ходу... Если это тк, делйте, кк вздумете, то есть если Вм вовсе нельзя прочитывть ни рзу, то конечно лучше в тком случе посылть к Брышеву. О предисловии Вы не пишете ничего: я опять вывожу зключение... Не збудьте, по крйней мере, если не будет его, дть вместо предисловия мою выноску, нпечтнную при Ликейских островх.

Вот, кжется, о деле всё. О другом я мло тревожусь, впрочем, если услышите что-нибудь, нпишите. Мне не до того: узнйте, что я знят... не ошибетесь, если скжете женщиной: д, ей: нужды нет, что мне 45 лет, сильно знят Ольгой Ильинской (только не грфиней). Едв выпью свои три кружки и избегю весь Мриенбд с 6 до 9 чсов, едв мимоходом нпьюсь чю, кк беру сигру - и к ней. Сижу в ее комнте, иду в прк, збирюсь в уединенные ллеи, не ндышусь, не нгляжусь. У меня есть соперник: он хотя и моложе меня, но неповоротливее, и я ндеюсь их скоро рзвести. Тогд уеду с ней во Фрнкфурт, потом в Швейцрию или прямо в Приж, не зню: всё будет звисеть от того, овлдею я ею или нет. Если овлдею, то в одно время приедем и в Петербург: Вы увидите ее и решите, стоит ли он того стрстного внимния, с кким я вожусь с нею, или это тк, бесцветня, бледня женщин, которя сияет лучми только для моих влюбленных глз? Тогд, может быть, и я рзочруюсь и кину ее. Но теперь, теперь волнение мое доходит до бешенств: тк и в молодости не было со мной. Я едв могу сидеть н месте, меряю комнту большими шгми, голов кипит: я бы дже, кжется, мог сочинить что-нибудь, если б не зпрещли доктор. Волнения вредны, я волнуюсь, но это surcro(t7 волнения происходит от свойств здешних вод. Я не знл этого и тревожился: доктор рстолковл мне и скзл, чтоб я успокоился, что он знет, сколько двть мне пить воды, и больше трех кружек не дет. Вы покчете головой и опять глубокомысленно зсмеетесь; может быть дже пожлеете: не жлейте, я счстлив - от девяти чсов до трех - чего же больше. Женщин эт - мое же создние, писнное конечно, - ну, теперь угдли, недогдливый, что я сижу з пером? А тм пусть будет - что будет или advienne ce que pourra - в переводе. В три чс я беру внну из минерльных вод для укрепления печени и рсслбляемого водою желудк, потом обедю и иду гулять - один или с другой женщиной, тоже русской, очень любезной и осторожной, что лишнего слов не скжет. По моей способности к ходьбе, мне мло Мриенбд, и я сегодня ушел в лес, зшел Бог знет куд и рскялся, потому что вдруг ворочться сделлось - лень, ндо было идти верст пять по жре. - Здесь всё тихо, только доктор здорно спорят, и изустно, и печтно, о том, отчего больные от мриенбдской воды испржняются зеленым веществом: одни говорят, что это желчь, другие - что нтр, землянистые нчл и т. д. - словом, здесь г.... возбуждет идеи и дже стрсти. А в смом деле зеленое.

Отчего моя телегрфическя депеш возбудил в Вс смех, д еще глубокомысленный? Не перехитрили ли Вы? Дело просто: в тогдшней тревоге моей мне не хотелось тогд подбвлять мсл к огню, просто хотелось, чтоб дело улеглось поскорее, отсылк портрет могл возбудить ккой-нибудь новый вопрос, повести к новым сообржениям и нмерениям. Я же хотел предоствить всё времени, четырехмесячному сроку... Вот и всё. Это вовсе не глубокомысленно.

Что Вы мне не скжете ничего о нших общих друзьях? Прочитли ли они мои письм, или им не до того? Д я и писл больше для себя. Тогд еще для меня всё пусто было, я прздно и уныло проводил время, теперь, теперь другое дело: день мой полон, ночь покойн (я не считю волнение з беспокойство: я не помню себя без волнения).

Я пробуду еще недели три здесь, но не нверное, и потому ответ н это письмо, может быть, меня уже и не зстнет. Из Фрнкфурт я нпишу, куд дресовть письм: в Швейцрию или в Приж. У меня мелькет мысль, если понрвится где-нибудь н Рейне, в уголке, остться тм и пробыть до сентября; но это всё будет звисеть от Ольги Сергеевны и ее неуклюжего спутник. До свидния. Недвно я послл Вм еще письмо отсюд. Если Ивн Сергеич воротится, кк слышно, прежде меня, не збудьте дть ему прочесть мое письмо к нему: может быть, оно хоть немножко оживит его.

Ай, й: 10 чсов - спть пор, опоздл: здесь ложтся в 9.

Вш Гончров.

Не збудьте зплтить с квртирою седьмого вгуст и взять рсписку.

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

25 июля (7 вгуст) 1857. Мриенбд

Marienbad, 25 июля / 7 вгуст.

Звтр, прекрсный мой друг Юния Дмитриевн, отрвляется отсюд в Петербург одн из русских дм, Алексндр Михйловн Яковлев, и берется, с свойственною только женщине добротою, доствить моим друзьям несколько безделок н пмять. Я зню, кк Вы цените всякий ничтожный знк дружеского внимния, и оттого мне приятнее всего скзть Вм, кк много и чсто вспоминю я о Вс. Вы получите две мленькие взочки из неполировнного фрфор с живописными цветми - для живых цветов. Желю, чтоб мленький подрок мой зстл Вс еще н дче и укрсился северными, бледными, теперь уж отходящими цветми. Это - незнменитое произведение знменитых богемских фбрик. Другую безделку - судок для мсл - передйте Евгении Петровне: зню, что ей тоже приятно будет это дешевое выржение дорогого о ней воспоминния. Ведь десять или более лет нзд он вспомнил же обо мне в Приже и привезл гостинец. Еще с этим же получите вы шесть игольников, тоже из стекл: один отдйте вшей Ляле и скжите, что пор учиться шить, остльные рздйте дчным соседкм: Алексндре Ив<новне> Срединой, Анне Ивновне Мркеловой и Алексндре Ивновне Яновской - только отнюдь не кк подрок, кк поклон, потому что подрить ткою вещью, которя стоит гривенник, никого нельзя. Если остнутся еще, отдйте кому хотите, с поклоном от меня. Очень буду жлеть, если ккой-нибудь толчок в дороге или тможня не допустят этих безделок до Вс. Что ксется до Алексндры Михйловны Яковлевой, то это - воплощення осторожность и деликтность: не рзобьет и не потеряет. Прибвлю еще про нее, что он умн - без претензий, обрзовнн - без педнтизм и любезн - без всякого кокетств, словом, миля женщин, и сверх того добр - до снбжения меня русским чем, которого здесь достть нельзя, - всё это ткие достоинств, которые я ствлю высоко. Без всяких целей, то есть без желний, без ндежд, без волокитств, словом, без всего того, что тянет мужчин в общество женщин, я проводил досужные чсы в ее обществе и не скучл. Соглситесь, что это очень много.

Струшке не посылю ничего пок, потому отчсти, что Стрик не нписл мне ничего в ответ н мое длинное послние и я сердит, более потому, что ни з что не решусь обременять еще посылкой и без того обязтельную Алексндру Михйловну. До Приж о них.

Я всё еще, кк видите, здесь. Уезжю через неделю - куд, см не зню: во Фрнкфурт снчл, я думю. А тм, в гостинице, спрошу у лкеев, куд бы поехть. Лкеи здесь преумные и преобрзовнные: лучше всяких гидов и укзтелей скжут, где веселее, кк проехть. Спршивл было горничную свою, Луизу, он тоже умн, д мло обрзовнн и плохо знет геогрфию. Мне всё рвно, куд ни ехть. Алексндр Мих<йловн>, много путешествоввшя, посылет меня в Швейцрию, но ведь тм всё горы, я без помощи коляски и двух лошдей не взберусь ни н одну, дю слово. Но, может быть, поеду и туд. Нписл бы я к Льховскому, д он тоже не отвечет: знят, конечно, своей критикой и сентскими делми, если не знят, тк мяучит с влюбленными котми где-нибудь по ночм н кровлях: уж не у Вс ли, мой друг? Может быть, и нпишу перед отъездом.

Выше я скзл: досужные чсы, стло быть, есть у меня и не досужные? Есть: угдйте, что я делю? Не угдете: живу, живу, живу: И для меня воскресли вновь И божество, и вдохновенье, И жизнь, и слезы... Только не любовь: он не воскреснет. Перед отъездом нпишу Вм еще письмо, где объясню всё подробнее, то есть: что я делю, кк лечусь и в то же время кк опять порчу, что вылечу. А теперь прощйте, поклонитесь дружески Алексндру Пвловичу, соседям: Н. Ф. Козловскому, А. А. Средину, С. Д. Яновскому. Последнему скжите, что я ужсно озбочен мыслию о том, куд я денусь будущим летом. Получил ли и отдл ли Вм Льховский для прочтения мои письм из Вршвы, Дрезден и отсюд, дресовнные к Вм и к Стрику со Струшкой, с описнием моих приключений!? К Евгении Петровне и Николю Аполлоновичу я бы нписл см, д не зню, воротились ли они из деревни. Бурьке и Федору Ивновичу - тоже поклон: им купил по стеклянному ножу для рзрезывния книг: если не рзобью в дороге, то получт. Писть ко мне нечего, то есть некуд; я и см не зню, где я буду, здесь письмо меня не зстнет. Недели через две получите от меня еще послние, н имя Алексндр Пвлович.

Весь всюду и всегд Вш друг

И. Гончров.

Аполлон и Анну Ивновну вы, верно, до меня не увидите, потому и не прошу клняться им.

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

29 июля (9 вгуст) 1857. Мриенбд

Marienbad, 29 июля/ 9 вгуст.

Вот уж шестя неделя, несрвненный друг мой Юния Дмитриевн, кк я живу в Мриенбде, и собирюсь уехть только в воскресенье дльше, куд-нибудь, мне всё рвно. Я вспоминю о Вс беспрестнно, и скжу почему. Но прежде скжу о своем здоровье и о леченье. Кждое утро встю я в половине шестого и в седьмом чсу являюсь к источнику пить от 3 до 4 больших кружек воды и хожу дв, иногд 2 1/2 и дже до 3-х чсов. Обедют в Мриенбде в чс, смые поздние в дв, я в четыре: не могу следовть общему првилу: кусок в горло нейдет; д притом перед обедом я беру - один день внны из грязи, другой из минерльной воды, всё от печени. Грязь тк черн, кк деготь, и тк густ, что с некоторым усилием ндо продвить в ней себе место, чтоб сесть: опускешься точно в болото. Зто тепло, 27 грдусов, и притом он немного щиплет кожу. Нпротив внны стоит зеркло: я, вылезя оттуд, всякий рз посмотрю н себя и не нлюбуюсь, потом зймусь вытскивнием комков, прутиков и мелких кмешков, которые нбьются везде, д и сидя в внне, знимюсь вытскивнием из-под себя всякой дряни, то есть кмней и щепочек. Рядом тут же стоит тепля внн с водой: я перехожу в нее и опять делюсь чист, бел и прекрсен, кк Вы меня знете. Можно утвердительно скзть, что Здиг и Элькн вместе во всю жизнь не переносили столько грязи н себе, сколько у меня бывет в один рз з одним ногтем. Обедю я четыре блюд: пять ложек супу, брнью или телячью крошечную немецкую котлетку и полцыпленк, и смого тощего, кк будто и он пил мриенбдскую воду. Вин я здесь не видл и ни рзу не вспомнил о нем, о водке никто в Мриенбде не слыхивл, фрукты и слт строжйше зпрещены, кк и всякя сыря зелень. Но кофе и чй позволены, кому что нрвится. В 10 чсов весь Мриенбд уже спит, и - подивитесь - я тоже, д ведь кк: н днях был жесточйшя гроз, перебудившя всех, я не слыхл. По-видимому, всё бы это должно было помочь, и помогет, я это чувствую. Припдков желудочных нет, желтых пятен н лице тоже, живешь н чистом воздухе: у меня перед окнми прк и горы, с лесми - всё, что Вы видите здесь н виньетке,8 воздух - лучше дже Безбородкинской дчи, - и при всем том леченье мое едв ли удстся. Угдйте, отчего? Оттого, что ежедневно по возврщении с утренней прогулки, то есть с 10 чсов до трех, я не встю со стул, сижу и пишу... почти до обморок. Встю из-з рботы бледный, едв от устлости шевелю рукой... следовтельно, что лечу утром, то рзрушю опять днем, зто вечером бегю и испрвляю утренний грех. А вспоминю Вс чсто, потому что - помните - кк Вы н весь мир трещли, что я поеду, нпишу ромн, ворочусь здоровый, веселый - etc. etc. Кк мне было досдно тогд н Вс! ккими пустякми кзлось Вше пророчество. "Здоров, нпишу ромн: ккя бестолковя! - думл я, - рзве это возможно, рзве не прошло это всё, и здоровье, и ромны!" И что же: Вы чуть не првы! Д кк Вы смеете быть првой, кк Вы позволили себе предскзывть то, в чем я не только сомневлся, но и отчивлся? Помню еще, кк, н прощнье, Вы робко и торопливо перекрестили меня, но, видно, от чистого сердц и, конечно, очень искренно, от всей полноты дружбы пожелли мне покоя, веселья и опять-тки писнья. Предствьте же, мой друг, что всё это вполовину, нет, больше нежели вполовину - уже исполнилось, и я ствлю себе в долг прежде всего скзть об этом Вм. Д что Вы, молитесь, что ли, з меня, продолжете желть тк же искренно, кк и при отъезде? Видно, тк. Тк слушйте же: я приехл сюд 21 июня ншего стиля, сегодня 29 июля, у меня зкончен 1-я чсть Обломов, нписн вся 2-я чсть и довольно много третьей, тк что лес уже редеет и я вижу вдли... конец. Стрнно покжется, что в месяц мог быть нписн почти весь ромн: не только стрнно, дже невозможно, но ндо вспомнить, что он созрел у меня в голове в течение многих лет и что мне оствлось почти только зписть его; во-вторых, он еще не весь, в-3-х, он требует знчительной вырботки, в-4-х, нконец, может быть, я нписл кучу вздору, который только годится бросить в огонь. Авось, Бог дст, годится н что-нибудь и другое, погожу брость. Я бы охотно остлся месяц еще здесь, потому что дльше, зню, мне не удстся уже зняться писньем; но не остюсь потому, что недописнное нетрудно будет, несмотря н знятия, докончить и в Петербурге. Глвное, что требовло спокойствия, уединения и некоторого рздржения, именно глвня здч ромн, его душ - женщин, уже нписн, поэм любви Обломов кончен: удчно ли, нет ли - не мое дело решть, пусть решют Тургенев, Дудышкин, Боткин, Друж<инин>, Анненк<ов> и публик, я сделл, что мог. Но зто теперь уже кончено, больше никогд ничего не стну писть, не смейте предскзывть: типун сядет н язык. Я и то измучился. А хотелось бы скзть еще одно зветное, последнее скзнье... Но не могу, кончено. Если теперь и нписл что-нибудь, тк это, должно быть, мриенбдскя вод помогл. Это что-нибудь соствляет сорок пять моих писных листов, Вы знете, что знчит мой писный лист. Ндо считть 45 листов, нписнных здесь, д первой чсти сколько! Будет ли три чсти, или конец я сокрщу - еще не зню см, я знимюсь нстоящим и не спешу зглядывть в будущее, не зню ткже, когд можно его печтть, где, - ничего не зню. Посудите же, мой друг, кк слепы и жлки крики и обвинения тех, которые обвиняют меня в лени, и скжите по совести, зслуживю ли я эти упреки до ткой степени, до ккой меня ими осыпют? Было дв год свободного времени н море, и я нписл огромную книгу, выдлся теперь свободный месяц, и, лишь только я дохнул свежим воздухом, я нписл книгу! Нет, хотят, чтоб человек пилил дров, носил воду, д еще ромны сочинял, ромны, то есть где не только нужен труд умственный, сообржения, но и поэзия, учстие фнтзии! Если б это говорил только Кревский, для которого это - дело темное, я бы не жловлся, то и другие говорят! врвры!

Вот о чем я хотел известить Вс первую, зня, что Вм весело будет от этого, вот отчего вспоминю "о бестолковой предскзтельнице" - с удовольствием, нужды нет, если б дже из этого ничего не вышло, все-тки месяц я был рздржен, знят и не чувствовл скуки, не змечл времени. Скжите Дудышкину, при поклоне от меня, с женой, что, несмотря н то что к его обыкновенной лени присоединилсь еще лень жентого человек, я все-тки ндеюсь, что он если не в нынешнем, тк в будущем году пошевелит свое перо, чтоб - хоть здть мне журнльную потсовку.

В пмять удчного предскзния я послл Вм, миля моя Кссндр, две крошечные фрфоровые взочки с живописью с богемских фбрик - для цветов. Это не подрок, потому что - для подрк - слбо, но в пмять Вшего дружеского провожнья. Их привезет Алексндр Михйловн Яковлев (вдов купц), премиля, преобрзовння, без претензий и без кокетств женщин, з которой я не волочился, между тем не скучл, видясь ежедневно у источник и н прогулкх. Это чуть ли не в первый рз случилось со мной не скучть с женщиной без волокитств, и если случилось, тк, прво, не по моей, по ее воле: он нисколько не кокетк и нрвиться не желет. Он же привезет и отдст Вм судок для сливочного мсл из богемского стекл; вручите это от меня Евгении Петровне кк стриннейшему другу и кк любительнице мсл. Я дл m-me Яковлевой и письмо н имя Алексндр Пвлович: он приедет в Петерб<ург> 6-го вгуст н проходе, Вм нельзя ли послть к ней между 10 и 15 вгустом хоть Констнтин с прилгемой зпиской н ее имя, по которой он отдст и вещи. Если же Вы не пошлете сми и он до 15-го вгуст не дождется человек, то обещл прислть см н железную дорогу или н Безбородкину дчу, где живет ее cousin. Только я збыл Вшу дчу и н дресе нписл дч Дмке или Тейх, или, нконец, н железной дороге. Но мне бы хотелось избвить ее от хлопот, и лучше, если Вы пошлете к ней, если будете в той стороне сми, то зезжйте, он очень прост, дже и мил, от нее узнете много подробностей о моем житье-бытье. Живет он (ох, длеко) з Измйловским мостом, по Фонтнке, близ Троицы, в собственном доме. Послнные безделки не стоят хлопот, и только моя дерзость тк велик, что решется здвть Вм хлопоты. З подрки их прошу не считть. Тут же в взочку вложил я шесть стеклянных игольников: рздйте их соседкм по дче в виде только поклонов от меня, потому что они стоят по гривеннику и ими дрить нельзя. Один отдйте Вшей Ляле, чтоб он нчл шить, дв - Нтлье и Юлии Сергеевне, д три остльные - Алексн<дре> Ив<новне> Срединой, Анне Ивновне Мркеловой и m-me Яновской, если видитесь с ней. Если же, впрочем, это покжется Вм смешно и нелепо, тк не делйте этого ничего, бросьте их. Козлов<скому> и Средину - мои поклоны: спросите у них, могут ли они попросить в почтмте оствить для меня в почтовой крете место через Вршву или Туроген в нчле октября, если я в сентябре нпишу им, и дйте мне поккуртнее знть об этом, когд я нпишу Вм из Приж, то, пожлуй, придется в Вршве ждть.

Скжите Льховскому, что я вчер получил от него письмо, но отвечть буду из Фрнкфурт, куд нмерен отсюд отпрвиться, тм уже в гостинице спрошу у лкеев, куд бы лучше поехть: они всё знют и тк обстоятельно рсскзывют, где веселее, куд больше ездят Herrschaft (господ) и кк удобнее проехть. Мне смому думется отпрвиться снчл из Фрнкф<урт> до Мйнц, тм по Рейну до Кобленц и нзд во Фрнкф<урт>, оттуд по железной дороге, через Крлсруэ в Фрейбург, тм уже с почтой до Рейнского водопд в Шфгузен, длее в Берн и в Женевское озеро, нконец, чрез Бзель в Стрсбург и Приж. Но боюсь, что лень одолеет. Может быть, сяду где-нибудь и, если стнет охоты, - порботю еще. Денег у меня еще остлось тысяч пять фрнков.

Поклонитесь Евгении Петровне и Николю Аполл<оновичу>, Аполлону и Стрику с женми, Алексндру Пвловичу жму руку, Лялю целую. В том письме, которое получите от m-me Яковлевой, прописно всё то же, только я думл, что оно придет прежде.

Я нписл Льховскому в последнем письме, что я сильно знят здесь одной женщиной, Ольгой Сергеевной Ильинской, и живу, дышу только ею: вероятно, он будет снчл секретничть, Вы снчл спросите его о ней, скжите, что я и Вм писл, и зметьте, пожлуйст, поддлся ли он мистификции, и после скжите мне. Эт Ильинскя - никто другя, кк любовь Обломов, то есть писння женщин.

Теперь Вы мне не пишите, потому что я не зню, куд поеду и где остновлюсь: посмотрю, что лкеи скжут.

Что если б доктор Фрнкль узнл, что я и вечером сегодня пишу это письмо? Он уж и з утро ворчит н меня! У меня щек болит от сырости, вчер простудился, д еще шмель укусил мне плец, боюсь, кк бы звтр писть не помешл: этого нынче пуще всего боюсь.

Прощйте, милый друг, не покзывйте моих безобрзных писем никому или весьм немногим, нпример, Мйк<овым>, Льховск<ому>, если они зхотят, д только у себя дом.

Вш друг

И. Гончров.

И. И. ЛЬХОВСКОМУ

2 (14) вгуст 1857. Мриенбд

Мриенбд, 2/14 вгуст 1857.

Третьего дня я получил и второе Вше письмо, любезнейший Льховский: горничня моя Луиз с рдостью вбежл и подл мне, крич: "Ein Brief von ihrer Frau Gemahlin!"9 Он думет, что я жент, что приеду н будущий год сюд с женой и возьму ее в Россию, с жловньем по 15 гульд<енов> в м<еся>ц, и верит тк серьезно, что мне дже жлко. В первый рз я тк бессовестно поступю с женщиной. Вы пишете, что свергли с себя иго и изнывете уже целый месяц - одни. Виновт, сомневюсь: Вм стыдно меня, дже себя, и Вы скрывете истину; д ежели б и рсстлись в смом деле, тк уж теперь опять не одни. Я утопл в ткой же лжи, и не рз, и признюсь, никк не ожидл, чтоб Вы, не зрженные ромнтизмом, вооруженные юмором и нлизом, позднейший человек, зрзились тким злом и погрязли в нем до потери сил, до утрты бодрости. Вы зступили место другого, делете всё то же, что он, и клянете ее, зчем он делл это с другим по стрсти, что делет с Вми по привычке или з деньги: где логик? Уныние Вше подозрительно: если б Вы освободились действительно, Вы бы не унывли, рдовлись, знялись бы и были бы бодры и веселы.

Кобылин этот должен быть дурк: зчем он рссылет шрифт к хозяину? Когд же выйдет путешествие в свет? В янвре - когд пройдет блгоприятное время для проджи. Мне жль, что оно остновилось. Что ксется до предисловия, то, если у Вс выдстся в смом деле свободня минут, moment lucide10, пользуйтесь и пишите скорей, не ндеясь н то, что еще долго не пондобится и время будет впереди: того и гляди обмнетесь. А мне смому, признюсь, не хотелось бы возиться с этим. Отпрвив ко мне свое письмо, Вы должны были тотчс получить от меня письмо (третье из Мриенбд), в котором я объяснил, чтобы о Фддееве оствили фрзу в покое и чтоб Кобылин не смущлся ею: до текст ему дел нет, или же рспорядитесь Вы - исключите или оствьте, кк вздумете.

Я обещл в одном из писем объяснить Вм, что я делю здесь. Теперь, может быть, Вы об этом уже знете от Юнии Дмитриевны, к которой я писл н днях, но зплтил з письмо в здешней почтовой конторе и потому боюсь, дойдет ли оно. Кроме того, я послл ей некоторые пустяки, и именно две мленькие фрфоровые взочки, Евгении Петровне - судок для сливочного мсл н пмять. Всё это очень дурно, но нпомнит им меня, Юниньке принесет, я зню, непритворное удовольствие. Отсюд поехл в Россию одн брыня, А. М. Яковлев, вдов купц, очень миля женщин, и взялсь, с женским великодушием, отвезти эти безделушки.

Д, сын мой Горцио: есть вещи, о которых не снилось ншим журнлистм. Предствьте себе, если можете, что я приехл сюд 21 июня ншего стиля и мне было тк скучно, что я через три дня хотел уехть, дня три-четыре писл письм к Вм, к Языкову, в Симбирск - не знл, что делть, числ эдк 25 или 26-го нечянно рзвернул "Обломов", вспыхнул - и 31 июля у меня нписно было моей рукой 47 листов! Я зкончил первую чсть, нписл всю вторую и въехл довольно длеко в третью чсть. Доктор мой Фрнкль видел, кк снчл мне было скучно и потом кк я успокоился, он был рд, зствя меня з рботой. Но когд он зствл меня и в 10-м, и в 1-м, и в 3-м чсу у письменного стол, он нчл жловться, унимть и теперь бегет везде по русским больным и рсскзывет, что я не вылечусь, потому что всё сижу и знимюсь - сттистикой! Безобрзов скзл ему снчл о себе, что он литертор, потом и обо мне, он смешл нс, и из этого всего вышл сттистик. Кроме того, Фрнкль дл мне свои книги о Мриенбде и думет, что я делю описние о Мриенбде для России и пишу ткже о нем. Пусть его думет! - Безобрзов уехл. Я познкомился с его женой: оно бы ничего, д кк-то рзговорились о Луи Блне etc. Он прочл его историю в 8 томх и чс три говорил о ней, хоть бы смому Безобрзову впору: не првд ли, что это немножко... безобрзно?

Не зню, вылечился ли я, я только зню, что мне еще недели три пристльной рботы остлось до окончния "Обломов". Локти уже двно н сцене. Поэм изящной любви кончен вся: он взял много времени и мест. Неестественно покжется, кк это в месяц кончил человек то, чего не мог кончить в год? Н это отвечу, что если б не было годов, не нпислось бы в м<еся>ц ничего. В том и дело, что ромн выносился весь до мельчйших сцен и подробностей и оствлось только зписывть его. Я писл кк будто по диктовке. И, прво, многое явилось бессознтельно; подле меня кто-то невидимо сидел и говорил мне, что писть. Нпример, в прогрмме у меня женщин нмечен был стрстня, крндш сделл первую черту совсем другую и пошел дорисовывть остльное уже соглсно этой черте, и вышл иня фигур. При этой фигуре мне не приходили в голову ни Е<лизвет> В<сильевн>, ни А. А. - решительно никто, д и ни в одном из действующих лиц тоже. Меня иногд пугет, что у меня нет ни одного тип, всё иделы: годится ли это? Между тем для выржения моей идеи мне типов не нужно, они бы вели меня в сторону от цели. Или, нконец, ндобен огромный, гоголевский тлнт, чтоб овлдеть и тем и другим. - Меня перестл пугть мысль, что я слишком прост в речи, что не умею говорить по-тургеневски, когд вся кртин обломовской жизни нчл зкнчивться: я видел, что дело не в стиле у меня, в полноте и оконченности целого здния. Мне явился кк будто целый большой город, и зритель поствлен тк, что обозревет его весь и смотрит, где нчло, средин, отвечют ли предместия целому, кк рсположены бшни и сды, не вникет, кмень или кирпич служили мтерилом, глдки ли кровли, фигурны ли окн etc. etc. Вся эт большя скзк должн, кжется, сделть впечтление, но ккое и нсколько, не умею еще решить. Герой, может быть, неполон: недостет той или другой стороны, не доскзно, не выржено многое: но я и с этой стороны успокоился: читтель н что? Рзве он олух ккой-нибудь, что вообржением не сумеет по днной втором идее дополнить остльное? Рзве Печорины, Онегины, Бельтовы etc. etc. доскзны до мелочей? Здч втор - господствующий элемент хрктер, остльное - дело читтеля. Может быть, из всех - великих и млых тлнтов - один Сервнтес успел доскзть во всей подробности своего героя, зто местми и скучновто. Зотов тоже доскзывет чрезвычйно подробно свои лиц, Достоевский уже до nec plus ultra11 подробно, но я не лезу ни в Сервнтесы, ни в Зотовы и Достоевские - тоже. - Я, однко же, не хлопю крыльями, кк петух, не кричу о своей победе, потому что не зню, куд я вскочил: может быть, н нвозную кучу. Поэтому скжите Юниньке, которой я писл о своей рботе, чтоб он не трещл очень о ней. Чего доброго, пожлуй, придется спрятть ее со стыдом под спуд. Нпример, женщин, любовь героя, Ольг Сергеевн Ильинскя, - может быть, ткое уродливое порождение вялой и обессиленной фнтзии, что ее ндо бросить или изменить совсем: я не зню см, что это ткое. Выходил из нее снчл будто обрз простоты и естественности, потом, кжется, он нрушился и рзложился. Д, может быть, это всё очень глупо. Я в недоумении: между тем мне скорей хочется уехть отсюд в Лознну, в Берн, в Веве, куд-нибудь и зпереться еще н месяц и приехть нзд и скзть: я кончил, кончил. Мне уже слышится Вш сдержння речь, кк Вы по чйной ложечке лкомите меня лсковой похвлой, мне снятся широкие объятия Тургенев или молчливя, зтення досд тех, которые не любят чужого успех. Но н всю эту смеющуюся перспективу я смотрю, кк н сон, едв сбыточный. Времен не те, и свежесть во мне не т - и всё не то. - А сколько еще вырботки предстоит - ужсно подумть: одно только отрдно, что вырботк - не труд, нслждение. - Кк же это случилось, что я, человек мертвый, утомленный, рвнодушный ко всему, дже к собственному успеху, вдруг принялся з труд, в котором было отчялся? И кк принялся, если б Вы видели! Я едв сдерживл волнение, мне удряло в голову, Луиз зствл меня в слезх, я шгл по комнте кк сумсшедший и бегл по горм и лесм не чувствуя под собой ног. Этого ничего не бывло и в молодости. Увы, всё объясняется очень просто. Мриенбдскя вод производит стршное волнение, тк что полнокровным дют ее пить очень осторожно и немного. Иные пьют по шести кружек, мне доктор велел пить по три. Недвно в книге Фрнкля я прочел, что здешняя вод, между прочими последствиями, производит "рсположение к умственной и духовной деятельности". Вот и секрет. К этому прибвьте чудный воздух, движение по пяти чсов в день, известную диету и отсутствие всякого признк вин и водки - и тогд стнет понятно, кк могл в месяц нписться вещь, не нписвшяся в восемь лет. Теперь чемодн мой возымел для меня больше знчения: я рвнодушно смотрел, кк кидли его из вгон в вгон, теперь буду беспокойно смотреть н эту оперцию. Я известил Юниньку первую о том, что время мое не пропдет здесь дром, потому что он больше всех, дже больше меня, желл этого и тк от души простилсь со мной и дже перекрестил. Если б я знл, что кончу всё остльное, то не поехл бы в Приж, остлся бы где-нибудь в уголке Швейцрии, д боюсь, не кончу, ведь мриенбдской воды не будет более и после буду жлеть. Действие уже происходит н Выборгской стороне: ндо изобрзить эту выборгскую Обломовку, последнюю любовь героя и тщетные усилия друг рзбудить его. Может быть, всё это уляжется в нескольких сценх - и тогд хвл, хвл тебе, герой! Меня тут рдует не столько ндежд н новый успех, сколько мысль, что я сбуду с души бремя и с плеч обязнность и долг, который считл з собой. Дй Бог! Тогд год через дв, если будет возможность, можно приехть вторично сюд, с художником под мышкой и исполнить ндежды Луизы хоть вполовину.

Я еду послезвтр отсюд во Фрнкфурт, тм хотелось бы в Мйнц и по Рейну проехть до Кобленц и опять во Фрнкфурт, чтобы ехть по железной дороге чрез Крлсруэ до Фрейбург к Шфгузену и к Рейнскому водопду, и потом в Берн, в Веве, Лознну, Женеву, Бзель, от Бзеля три чс до Стрсбург, от Стрсбург 10 чсов до Приж. Впрочем, во Фрнкфурте поговорю с лкеями в гостинице: они лучше всего знют, кк и куд ехть. Я здесь с ними обедю в отели: то есть они з большим столом, я рядом один з мленьким. Едим одно и то же. Кто-нибудь из них вскочит, подст мне блюдо, потом сядет н свое место и продолжет обедть. Это происходит оттого, что я один обедю в 4 чс, весь Мриенбд - в чс. Я всё нвыворот делю, к великому соблзну доктор. Однко припдков не чувствую, печень покойн, только когд встю, после четырех-пятичсовой рботы из-з пер, бывю бледен и кк бы избит, после рзбегюсь по лесм - и пройдет. Мриенбд понемногу пустеет: здесь жил и недвно уехл Гессен-Ксс<ельскя> курфирстерш, с дочерью и ее женихом: в первый рз видел немц-джентльмен, с изящными мнерми, и то влдетельного герцог. Есть еще нгличнк, девушк лет 20: это ткое изящество, ткое блгородство, что я в первый рз в жизни бескорыстно издли нслждюсь созерцнием женщины. Когд он утром приходит к овчей купели пить воду, в своей утренней большой круглой шляпке с синим пером - он может быть поствлен выше Елиз<веты> Вс<ильевны>, в обыкновенной шляпке - ниже ее, без шляпки - нрвне. Есть еще две неполитнки, крсвицы, и муж одной из них, герцог ди Рок - ткой фт, что дже Кшкров скромнее. Я познкомился с одним чернигов<ским> помещиком Волжиным, то есть он узнл обо мне через Фрнкля и познкомился н променде: у него жен крсвиц и сигры из Тенкте: regalia dos amigos;12 он меня потчует... только сигрми. И з то ккое спсибо!

Познкомился я с дмирлом Пнфиловым: он знет меня по "Морскому сборнику", и мы ходим с ним по горм. Вот русский хрктер во всей простоте и доброте! - Я рз три ходил н горы с А. М. Яковлевой и потом перестл, нельзя: Юния Дм<итриевн>, конечно, очень боится лягушек, мть Огревой еще больше, эт, при виде ящериц, которых здесь множество, пришл в ткой ужс, что я перепуглся. Ее нчло трясти и подергивть: я не знл, что мне делть. А я было одну ящерицу придержл тростью и хотел еще взять д поближе покзть ей, ккя - дескть, он крсивя.

Нпишите, что Струшк: опрвилсь ли от холерного припдк? Кк бы хотелось теперь поигрть с Женичкой: не зню, что бы ткое привезти ей в гостинец, что бы Струшк не присвоил себе. В Приже выдумю. Денег у меня остлось около пяти тысяч фрнков. Если от Швейцрии остнется три тысячи, тк поеду в Приж, то тк и нет. Рублей трист ндо привезти в Вршву, чтоб было тм прожить чем в ожиднии мест в почтовом экипже. Не увидите ли Мркелов: спросите, можно ли, тогд я извещу из Приж о времени прибытия в Вршву, нписть туд, чтобы мне оствили место? Теперь пок не пишите мне: я не зню, где остновлюсь и куд дресовть письм; не зню ткже, когд я буду в Приже.

Поклонитесь Николю Ап<оллоновичу> и Евгении Петровне, скжите, что я извиняюсь перед ней, что подрок мой дрянен, но это и не подрок, знк пмяти. Николю Ап<оллоновичу> скжите, что если он кончил для меня головку, которую нчл, то и я ндеюсь зплтить ему чтением тоже нрисовнной мной, конечно плохо, головки. Он любил слушть меня. Тургеневу скжите, когд приедет, что я умер, д не совсем и что, когд я писл, мне слышлись его понуждения, слов, и что я мечтю о его широких объятиях. Клняйтесь Дудышк<ину>, Кшкр<ову>, Брышеву, Федору Ив<новичу> и Бурьке, Аполлону с женой и проч. и проч. Весь Вш

Гончров.

НЕУСТАНОВЛЕННОМУ ЛИЦУ

15 (27) вгуст 1857. Фрнкфурт-н-Мйне

Я прожил в Мриенбде лишних десять дней по окончнии курс зтем, чтобы кончить "Обломов" всего, и кончил. Это был тоже своего род курс: не зню, что по следствиям окжется удчнее, может быть ни то ни другое. Зто я сделл всё, что человек может только сделть. Менее нежели в дв месяц нписно моей рукой 62 лист, и еще остлось зкончить две последние сцены: прощние Обломов нвсегд с приятелем и зключение, небольшую сцену, в которой доскзывется, что стлось со весми героями ромн. Сцены нбросны и могли бы быть кончены в три, четыре присест. Но в предпоследний присест, от усиленной рботы, мне сделлось дурно, н другой день меня рссердил мошенник-кучер, и я спрятл рукопись в чемодн, до Приж или до Петербург. Труд еще бездн: обрботк лиц и сцен, несмотря н то, что многие сцены вылились тк, что не требуют больших хлопот, и что другие я успел обрботть тотчс. Потом, ндо решить, годится ли это, и если годится, то в ккой мере. Этого я один решить не умею, ндо с помощью приятелей, и в том числе с Вшей, конечно, и более нежели с чьей-нибудь. Я боюсь одного: ну кк Вы вдруг возмутитесь этой опекой и откжетесь? Тогд, помните, пройдет в печть много глупостей, которым бы Вы могли помешть. Доктор всё бегл и рсскзывл до смого конц, что я не вылечусь, потому что слишком много знимюсь "сттистикой". Он мне дже подрил свои книги для описния вод, и я кждый день отдирю от них - по дв листк.

Я тк зрботлся, тк много сделл в эти три месяц, что другой в две свои жизни не нписл бы столько, и теперь жжду покоя и бездействия.

И. И. ЛЬХОВСКОМУ

22 вгуст (3 сентября) 1857. Приж

Приж, 22/3 сентября13 1857.

Я не лгл, когд писл к Вм, любезнейший Льховский, из Фрнкфурт, что не зню, что я буду делть, не поручусь ни з один свой шг. Тк и вышло. Я скзл, что еду прямо в Приж, отпрвивши письмо, поехл в Мйнц и оттуд до Кельн сделл великолепнейшую прогулку по Рейну. Это было 15-го ншего вгуст. После тропической погоды я не помню лучше дня. Рейн неподржем в своем роде. Крутые берег усеяны рзвлинми, одн другой живописнее, и виногрдникми. Жль только, что я ехл один, то есть с тремястми немцев, и неистово скучл в их обществе, которому предпочел бы одного плохого фрнцуз. В Кельне я бросил в номере гостиницы свой чемодн и побежл смотреть собор. Я выбежл н него из-з ккой-то лвчонки и почти лег н спину, чтоб увидеть одну бшню, которя готов только вполовину; и еще должно прибвиться столько же, дже больше горздо, в ней уж и тк 130 фут<ов>. Купив склянку одеколоню, я н другой день рнехонько с шнельцугом поехл в Приж, куд и прибыл очертя голову, но блгополучно в тот же вечер, то есть 16 ншего вгуст в 9 чсов, в половине десятого, бросив опять чемодн, rue du Helder, hotel du Bresil, - в дорожном своем сереньком сюртучке сидел уже н Итльянском бульвре, з одним из бесчисленных выствленных н улице мрморных столиков у Тортони и ел весьм посредственное мороженое. В это время прижские бульвры кипят неведомою у нс жизнию толкотни, шум, прздного сидения, зевнья, флнерств - словом, жизнию нруже. Воротясь в 11 чсов к себе, я узнл от грсон, что в этой же гостинице du Bresil живет много русских, и, между прочим, Фет, который в тот день женился н сестре Боткин, нконец, см Боткин. Я увиделся с ними н другой день, н третий день и с Тургеневым, третьего дня читл им свой ромн, необрботнный, в глине, в сору, с подмосткми, с вляющимися вокруг инструментми, со всякою дрянью. Несмотря н то, Тургенев рзверзл объятия з некоторые сцены, з другие с яростью пищл: "длинно, длинно, к ткой-то сцене холодно подошел" и т. п. Н другой день мы все обедли у одного Шеншин (брт Фет, от другого отц) в отличном ресторне и отлично нелись и выпили немного; вечером я читл, но у меня не двиглся язык, Боткин здремл, но при одной стрстной сцене очнулся. "Перл! Перл!" кричл он, но читть было невмочь. Н другой день Тург<енев> уехл в поместье Вирдо и через пять дней будет опять. Я см в первый рз прочел то, что нписл, и узрел, увы! что з обрботкой хлопот - несть числ.

Н другой день приезд пробирюсь к Пле-Роялю и вдруг стлкивюсь с Кореневым. Он и сегодня был у меня: мы живем в двух шгх друг от друг, но видимся редко. Он спешит осмтривть окрестности, я всё пок смотрю в Приже. Меншиков здесь, и Никитенко тоже, но я его не видл. Объехл и обегл я рзные чсти Приж, чуть не влез н колокол Notre dame de Paris, но и снизу можно видеть, что Quasimodo было где отржть осду. Был в Jardin des Plantes, в Hotel des Invalides etc. etc. etc. Был в тетрх, двух, и по обыкновению не мог высиживть пиесы до конц. В тетре ново для меня только то, что для кждой, смой мленькой роли, есть своя специльность, д еще рзве шум, гм, вообще поведение публики, особенно верхней, во время нтрктов. Мльчишки, блузники кричт, покзывют с одной стороны н другую кулки etc. etc., сущий бзр. Меншиков подзывет меня в Мрсель и оттуд в Венецию, я обещл, но, кжется, не поеду. Устл от всего н свете и особенно от любопытств. Может быть, недельки через полторы уеду через Брюссель, Берлин и Гмбург в Дрезден. Тм тихо, могу окончить последние две глвы и, может быть, пробегу нчло ромн, которого ни рзу не прочел. А Вс прошу повидться с Дм<итрием> Дм<итриевичем> Мркеловым и попросить, не может ли он устроить, чтобы, когд я приеду в Вршву или Туроген, в нчле октября, нчиня с 1-го по 7-е число, мне тотчс дли место в почтовой крете. Я потому нзнчю дв мест, что, может быть, Тургенев поедет к тому же времени в Россию, и мы сговривемся вместе, хотя мне нужно собственно ехть через Вршву, потому что тм у меня оствлен тепля шинель, и оттого вернее, что я поеду через Вршву, если дже отпрвлюсь в Венецию: тм через Вену мне еще ближе.

Клняйтесь Мйковым, Юниньке etc. Сейчс Коренев покзывл мне письмо от Стрик и очень доволен.

Прощйте, милый сын, через недельку спрвлюсь н почте, нет ли от Вс письм, перед выездом отсюд спрвлюсь опять, потом и уеду: не моя вин, если без меня придет. До свидния.

Вш Гончров.

Здесь персики с кулк и по гривеннику: доктор мне позволил есть их, но до груш и до виногрд я еще не ксюсь.

Приж сделл н меня меньше впечтления, нежели Лондон: меньше шум, меньше блеск и роскоши. Но все-тки порзительно. Вчер был в Лувре и с полчс в удивлении просидел перед Венерой Милосской,14

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

25 вгуст (5 сентября) 1857. Приж

Приж, 25 вгуст / 5 сентября.

Вот уж полторы недели, кк я живу в Приже и не змечю, кк мелькют дни, не оттого, чтоб было очень весело, оттого только, что всё делется здесь очень вертопршно. Нроду много, улиц много, мгзинов слишком много, тетров много и русских много, тк что встнешь утром, оглянешься всего рз дв-три вокруг и день прошел, и фрнков сорок-пятьдесят тоже прошли. Я изъездил и еще больше исходил знчительно Приж, осмотрел всё, что велят смотреть путешественнику, то есть был у Notre Dame, в H(tel des Invalides, в Лувре и Тюелери, в Champs Elys(es, в Bois de Boulogne, bal Мbille, Pr(s Catelan - и еще с большей охотой проникю н собственном экипже в стрый Приж, з Сену, зхожу н рынки, в лвчонки и делю верст по семи в одну прогулку. Подо мной живут Боткин с сестрми, Фет, вчер уехл в Диепп Коренев; Меншиков, Никитенко с женой в двух шгх. Вчер я был с ней в Th(вtre Franзais, думл видеть Вшего строго идол Брессн, но он не игрл. Путешествовть я терпеть не могу, но люблю приехть куд-нибудь и жить. Я бы жил в Приже, если б был ккя-нибудь возможность знимться, но об этом и думть нельзя: с утр тянет н улицу, смотреть, бегть, слушть - выйдешь и до полуночи не воротишься. От этого я хочу поехть в Дрезден и поселиться тм до октября, дописть последнюю глву ромн или две-три сцены и вырботть, что успею, из нписнного. Я читл Тургеневу и Боткину: Тургенев слышл только нчло, он уехл в имение Вирдо, Боткин слышл всё и очень тонко понял, что я хотел вырзить. Он предскзывет успех, но все мы трое решили, что з отделкой рботы много.

Удивительно - веселый и нецеремонный этот город Приж: кто что хочет, тот то и делет. В Мриенбде было горздо чопорнее, дмы не смели выйти без шляпки в смую уединённую прогулку, здесь кто кк хочет, никто не обрщет внимния. Тургенев середи белого дня пришел ко мне в туфле н одной ноге и н веревке привел собку. Я было купил шляпу, перчток, д кк посмотрел н других, тк и хожу теперь в белой мягкой шляпе и без всяких перчток. Словом, с этой стороны хорошо. Но что з нряды для дм, что з дешевизн. Шерстяные плтья просто дром дют, дже еще приплчивют, чтоб только брли. В смом деле, Боткин послл кким-то родственницм по дв плтья, кждое по 17 фрнков, и - прелесть. Что же, если дть по 30, по 40 фрнков? Купил бы я вм с Струшкой, но ни з что не повезу: две-три тможни остновят меня. Есть еще кружевные воротнички и рукв: смотрю н них сквозь стекл, нписно 25, 30 фрнков: ну, кк бы не купить. Д годятся ли они, хорошо ли, тонко ли это, носят ли - решительно не зню. Сестры Боткин покупют всякую дрянь, им всё хорошо. Спрошу жену Никитенко, и если он одобрит, то куплю. Я ншил себе пропсть плтья и не зню, кк повезу: чемодн премленький.

Но вообще Приж не вполне удовлетворил меня. Он, во-первых, покзлся мне пуст, потом в нем меньше, нежели я ожидл, оригинльного, своего. Это и все говорят, оно и понятно. Теперь всё срвнивется, всё принимет один цвет, блгодря современной скорости - печтть, ездить. Приж - тот же Фрнкфурт, Дрезден - Петербург, только большой, Лондон - тот же Приж, только - тоже большой. Н ншей пмяти сколько стрых домов исчезло в Морской и н их месте воздвиглись ряды новых, высоких кк горы, прямых, однообрзных чудовищ, зслоняющих небо и солнце? Это не мы выдумли эти дом: они в Лондоне и здесь сжили со свету стрые стены и дом и кк будто лгерем зствили все улицы, едв оствив место церквм. З Сеной я видел целые квртлы, обрщенные в груду рзвлин: это всё строе, н их месте нчинют вырстть ткие же дом, кк в Морской. Во Фрнкфурте, в Дрездене, дже в Нюрнберге - всё то же делется, и вскоре вся Европ сделется одним Прижем или Лондоном, и н городх ндо будет нписть, кк и н домх, нумер и стереть имен.

Мне хочется приехть в срок: то есть к 7-му октября, во-1-х, для того, чтоб не брнили меня товрищи мои, ценсор, во-2-х, чтоб не зхвтил в дороге холод. Я не говорю, в-3-х - чтоб скорей увидеть Вс: это смо собою рзумеется. Но для ккуртного прибытия моего нужно содействие почтового ведомств, и потому я прошу Вс, мой друг, отдть прилгемую зписочку Д. Д. Мркелову и, сверх того, попросите Козловского и Средин, чтобы они устроили кк-нибудь, чтоб мне непременно оствлено было в Вршве место в почтовой крете, когд я туд приеду, приеду я туд не позже 30 сентября, тк что 2-го и 3-го окт<ября> мог бы выехть.

Получили ли Вы дв моих письм и дрянные взочки через m-me Яковлеву? Одно письмо послно было с почтой.

Я сделл очровтельную прогулку по Рейну от Мйнц до Кёльн. Хотел ехть н Брюссель, Берлин и Гмбург, но ведь это всё - Приж или Лондон № 2, 3, 4, между тем в вгоне - скучно и нездорово, д и спешу кончить свой труд: хотелось бы нынче зимой нпечтть. Меншиков зовет в Венецию, чтобы воротиться через Вену и Пргу, д нет, устл я.

До свидния, клняйтесь всем.

Вш Гончров.

Обнимю Алексндр Пвлович, Лялю и Мйковых.

Вы бы нехудо сделли, мой нгел, если б нписли мне в Дрезден: m-r Jean de Gontcharoff, poste-restante, Dresden, но только не мешкйте. А я, кк приеду, тк и спрвлюсь. Льховскому тоже скжите. Я тм пробуду до конц cентября, следов<тельно>, получу письмо.

Нпишите, что новенького, и вообще, и с друзьями.

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

11 (23) сентября 1857. Дрезден

Дрезден, 23/11 сентября 1857.

Сегодня, милый друг Юния Дмитриевн, мне вдруг подли три письм, от Вс, от Евгении Петровны и от Льховского, хотя письм были дресовны в Приж. Но я имел осторожность оствить н прижской почте свой дрес, и письм дошли верно. Спсибо Вм, моя душ, что Вы зботитесь о месте для меня в почтовой крете. Я совершенно буду доволен, если, по приезде в Вршву, тотчс же нйду место, потому что жить тм долго не имею никкой охоты. Спсибо и з то, что побывли у m-me Яковлевой: не првд ли, что он любезня женщин, без всяких претензий, просто миля и добря? Без нее я бы пропл со скуки в Мриенбде: я ей был рд, кк стрый знкомый, и мы исходили вместе все окрестности. Если увидите ее опять, скжите, что я не послушлся и в Швейцрию не поехл, просто от лени, и что мне поскорей хочется н свой дивн. Ндоело рзвязывться, уклдывться, торопиться, любопытств ни млейшего нет: мне теперь всё рвно, видеть что-нибудь или не видеть. Вы нпрсно возлгете ндежды н то, что поездк з грницу меня оживит, что я сброшу хндру, что буду всё писть, что писнье, дескть, - есть мое призвние и т. п. Что я нписл двно бывший в голове ромн - это еще не причин, чтоб я мог писть что-нибудь еще. С этим ромном я жил еще в молодости, десять лет тому нзд, инче бы я не выдумл всего теперь, что тм есть. Д и скжу прямо, без жемнств, что ромн длеко не тк хорош, кк можно было ждть от меня, после прежних трудов. Он холоден, вял и сильно отзывется здчей. Может быть, если б я имел полгод свободы для вырботки, тк мог бы еще сделть получше, теперь придется скомкть кк-нибудь. Хндр едет со мной, д теперь уж это и не хндр, стрость: чего вы еще хотите? Ккого оживления и рсцветния? Ведь не жениться же мне еще? Хндр моя, брюзгливость теперь уже есть естественное последствие и результт лет и жизни.

Теперь Вы, вероятно, получили мое письмо из Приж: пожлуй, не отвечйте н него или отвечйте в Вршву, poste restante, хотя и это бесполезно, потому что я и без письм Вшего узню тм, есть ли для меня место в почтовой крете. Меня вчер нпугли, что мест трудно нйти, и потому Мркелов очень обяжет меня, если устроит это. 28 или 29-го сентября я уже ндеюсь быть в Вршве, может быть и рньше. Не зню, удстся ли мне по крйней мере кончить здесь последнюю глву: здесь холод пошли и в комнте руки костенеют, оттого рботть и неприятно. Я же простудил брюшко и приобрел нсморк, оттого нхожусь в неприятном рсположении дух. Жду здесь Никитенко с семейством; Тургенев тоже хотел приехть, д верно, обмнет, потому что см не знет, что звтр будет делть. Сейчс был у меня Згряжский: не зню, помните ли Вы его? Он бывл у Мйковых. Жен его умерл, с любовницей он рсстлся, теперь увез у кого-то жену, ншел пьяного поп, который обвенчл его н ней, и вчер сидят себе в ложе, где я и нткнулся н него. Боюсь, не попросил бы денег взймы: он мстер н это, д я тоже мстер и откзывть.

Вчер я отдл н почту письмо к Стрику и к Струшке: тм же писл немножко и к Евг<ении> Петр<овне> с Ник<олем> Аполл<оновичем>. Хочу купить Николю Аполл<оновичу> отличный снимок фотогрфический с рфэлевой Мдонны, д, кжется, он не любит ее, тогд возьму себе. Я от нее без ум: думл, что во второй рз увижу рвнодушно: нет - это говорящя кртин, и не кртин; это что-то живое и стршное. Всё прочее бледно и мертво перед ней.

Прощйте, до свидния: где-то Вы теперь живете: ужели всё в прежней, темной улице, в которой осенью мне опять трудно будет, с моей слепотой, ходить по тротуру? Где Стрик живет: не худо, если б он зхживл н рынок и приценялся к потрохм? Клняйтесь Алекс<ндру> Пвл<овичу>. Поцелуйте Гульку и нпомните обо мне всем и кждому.

Вш Гончров.

А. Н. МАЙКОВУ

1 ноября 1857 г. Петербург

1 ноября.

Я сделл что мог, любезнейший Аполлон Николевич, и стихотворение Вше, вероятно, будет возврщено Вм в его ндлежщем, то есть в своем, виде прямо от ценсор, которому взял передть его г-н председтель Ценсурн<ого> комитет.

Клняюсь дружески Вм и Анне Ивновне.

Вш И. Гончров.

А. В. НИКИТЕНКО

8 ноября 1857. Петербург

Милостивый госудрь

Алексндр Всильевич.

В ответ н зписку Вшего Превосходительств от 4 сего ноября, в которой Вы изволите приглшть меня в зседние комитет, нзнченного для рзбор дрмтических сочинений, честь имею довести до Вшего сведения, что, по увеличившимся служебным знятиям, я, к крйнему сожлению моему, нхожусь в необходимости откзться н нынешний год от учстия в зседниях ознченного комитет.

Покорнейше прошу Вше Превосходительство принять уверение в истинном моем почтении и преднности.

И. Гончров.

8 ноября

1857.

Е. Ф. КОРШУ

25 ноября 1857. Петербург

25 ноября 1857.

Любезнейший Евгений Федорович.

Звтр или послезвтр отпрвляется отсюд в Москву Влдимир Никол<евич> Мйков, будущий редктор детского журнл, просить содействия московских литерторов его предприятию и, конечно, в том числе кк к строму знкомому его дом, обртится к Вм. Пользуясь этим случем, посылю с ним небольшой отрывок из "Обломов", для Вшей гзеты. Если бы Вы не зхотели отрывк, непременно что-н<и>б<удь> целое или, если он покжется Вм слб, возвртите его Мйкову. Я выбрл было дв мест из ромн, но другое нходится в тесной связи с целым, и нпечтние его повредило бы интересу ромн.

Пожлуйст, не церемоньтесь, если не понрвится: я не обижусь, потому что отрывок, отдельно взятый, может покзться ничтожным, в целом пройдет незметно. Если же Вы его примете, то прошу не помещть ни в первом, ни во втором, ни дже в третьем номере, чтоб он не кидлся очень в глз. Вы из этого видите, что я дружбу помню, чему дю и докзтельство (что со мной редко бывет), хотя, может быть, и плохое. "Библ<иотек> д<ля> чтения", то есть Дружинин, охотно соглсился н уступку мленького отрывк, особенно для Вс, тем более что у нс с ним еще не окончтельно решено, то есть если здешняя ценсур, которя, кк Вм известно, слишком осторожн, что-нибудь предложит знчительно исключить или изменить, то я предложу ромн "Русскому вестнику" или же, в случе непринятия им н прежних условиях, нпечтю отдельно в Москве же. Но до этого всего, ой-ой, - кк длеко!

Мйкову пособите и собственными двумя-тремя стрницми, и склонением к тому других, нконец, и полезным советом. Он добрый, милый млый и всем нм друг.

Поклонитесь усердно Вшим и не збудьте преднного Вм

И. Гончров.

Писрь тк пкостно переписл отрывок, что совестно посылть: д в типогрфии рзберут.

А. Н. МАЙКОВУ

30 ноября 1857. Петербург

30 ноября.

И я спл покойно, любезнейший друг, ибо в голове у меня к ночи созрело прилгемое письмо к Вм. Оно выгородит и Вс, и меня, и мы об удлимся с честию. Вм ндо сделть еще одно последнее усилие, и именно: съездить с этим письмом к г-ну Титову и прочесть его ему непременно. Он увидит, по скромности и деликтности письм, что Вш рекомендция был не пустя, увидит ткже, кк понимют дело, и уже будет искть учителя в этом духе и тоне. А это полезно. Потом, прочитв ему, возьмите это письмо, зпечтйте с своей зпиской в пкет и отпрвьте к Петру Алекс<ндровичу>, скзв: "вот что отвечл мне Гончров". И Вы будете в стороне и совершенно првы. Если же письмо это им понрвится, тогд они уже будут иметь дело со мной, не с Вми, я сумею уклониться. А ежели не сумею, то я и буду отдувться. Если не зстли бы Титов дом, то при почтительной зписке от себя можете оствить письмо у него. Но лучше сми.

Не сердитесь, что я вчер утром не тотчс скзл нет: ведь ндо было подумть немного. Вы сми тоже подумли. Притом слов мои были - не соглсием, только рзвитием того, кк я понимю исполнение здчи, если б он легл н меня. Вот Вм мой решительный ответ. Прощйте, удирю со двор, чтоб с Вшей стороны не было повдки зцепить меня. Но послушйтесь меня буквльно: письмо это избвляет Вс от всего. Прощйте.

И. Гончров.

А кк же нсчет веры Анны Ив<новны>: соглсн он? Я бы и ктехизис купил.

А. Н. МАЙКОВУ

30 ноября 1857. Петербург

30 ноября.

Я не понимю, любезнейший Аполлон Николевич, отчего поступок Вш с Т<итовы>м Вм кжется неловким и еще неделиктным? Пожлуй, можно допустить, что Вм неловко вообще откзывться от предложенной Вм чести, но что же тут неделиктного, что Вы укзли им н другого, не обещв его соглсия (кк я и просил), и этот другой не принял предложения? Вы пишете, что я зствляю Вс ехть "с глупою физиономией"... нпротив! И письмо-то нписно с той целью, чтобы Вм кк можно легче было уклониться и з себя и з меня. Мне некогд, я стр, тяжел и т. п. - вот нстоящие причины, д тких причин тут приводить нельзя; ндо было что-нибудь мягче, деликтнее: чего же естественнее, кк не причин, что я преподвл словесность кк дилетнт; тут нужно нстоящего профессор? Ведь вот мотив письм. Вдлся я в некоторые подробности, чтоб Вш рекомендция обо мне опрвдлсь хоть немного в их глзх.

Нконец, тк кк вся эт збот легл н Вс, то Вы имели полное прво рспорядиться всеми обстоятельствми по своему усмотрению, то есть письмо рзорвть, скзть Т<ито>ву и П<летне>ву, что Г<ончров> не решется принять предложения по тким и тким причинм, и скзли бы, что хотели. А мне ехть с Вми сегодня к Т<ито>ву ни в кком случе было нельзя, если б я дже и решился принять предложение: что это з смотр и к чему он повел бы его? В полчс он узнл бы, что ли, что я могу преподвть словесность? Ведь нет: он увидл бы только, что я прилично одет и прилично веду себя в комнте, д это он уже знет, потому что видел меня в двух весьм порядочных домх, куд неприличных людей не пускют. Во всяком случе ему нужно бы было еще спрвляться обо мне везде.

Отвечю н Вш вопрос: отчего я убежл? Оттого, что в виду предстоит много труд, движения, хлопот, ндо много времени и много бодрости. Вчер утром, когд Вы мне только что предложили здчу, мне предствилсь одн сторон ее, именно т польз, которую можно бы принести, и н этом Вы меня оствили, потом последовл обстоятельня спрвк с своими силми, и обдумв, я выяснил, что мне это будет тягостно, что в зпсе нет энергии и сильного позыв, без этого нет и пользы. Вы не вдруг же скзли Плетневу д или нет, д и никто этого срзу и не скжет.

Вы, кжется, сердитесь н меня з то, что Вм неловко откзывться; ей-богу, я не виновт, что Вы поствлены в это положение.

Сегодня у нс зболело дв ценсор и я обложен корректурми, кк подушкми. "Отеч<ественные> зписки", "Северн<я> пчел" etc. etc., ведь мы, ценсор, всегд живем под тким демоклесовым мечом. Кк при ткой службе обяжешь себя другою обязнностию, где шутить тоже нельзя.

Ндеюсь, друг мой, что когд Вш неловкость минуется, то мы посмеемся друг нд другом и збудем всё это. До свидния.

Вш Гончров.

Вы нпрсно думете, что я желю, чтоб меня попросили хорошенько: мне просто и бсолютно не хочется и я нчисто уклоняюсь.

А. Н. МАЙКОВУ

30 ноября 1857. Петербург

Вот еще зписк от Вс, и вот еще ответ н нее. Вм кжется, что я "хочу поигрть в шшки и похитрить с стрым дипломтом" : что ж, хоть бы и поигрть? Отчего ж иногд и не пошлить! Непрвд, друг мой! Я хотел только покрсивее откзться, с чувством, дже если б можно было, с слезми, тк я бы и их пролил. Д, может быть, еще тут примешлсь кпля смолюбия, чтоб скзли: "вот он и дело понимет - Мйков не лгл: жль!" А потом чтоб и збыли, но не збыли бы, что учитель должен иметь ткие-то и ткие-то кчеств, ккие тм прописны, и ткого бы искли.

Вы не верите искренности моего откз: д ведь П<етр>А<лексндрович> присылл дв рз з мной в комитет, я был еще тм, но притился и потом ползком прокрлся мимо его окон, стло быть, вопрос уже был во мне решен окончтельно. Если б я хотел игрть в шшки, то есть ждть, чтоб з мной волочились, я бы повидлся и лично пококетничл бы с ним. - Ккое же нкзние я нгнл н Вс, и почему я? Непрвд: ведь Вы обещли П<летне>ву и Т<ито>ву только предложить мне, что я скжу - этого, в их глзх, не предвидели: тк отчего же я ввел вс в нкзние? Не я, П<етр> А<лексндрович>: Вм, и без меня, и со мной, все-тки совестно откзывться; что ж Вы свливете н меня?

Ехть к Тит<ову> и с соглсием, и с откзом неловко. С соглсием неловко потому, что он н другой же день мог услыхть обо мне ккой-нибудь небрежный отзыв и был бы недоволен и мной, и собой; с откзом ехть не было ндобности. Может быть, письмо мое и неловко, я не спорю с Вми: зчем же Вм его было покзывть? Я нходил нужным, Вы бы поступили кк ндо.

"Откзывться - грех, преступление", - говорите Вы: нет, уж теперь мне кжется ноборот. Вчер, при Вшем предложении, я обольстился н минуту пользой, ккую бы можно сделть, потом, сошед в глубину смого себя, увидел, что тм - кк в дырявом орехе - пыль и гниль только. Вы знете ли, кк глубок упдок моих нрвственных сил, - ведь нет? А я зню, отчего и не считю грехом откзться.

Ндеюсь, что этот вопрос кончен. Я дже, по предложению Вшему, не зйду и узнть о результте вчершнего вечер, потому что стршно некогд, д и ненужно. Звтр не мменькино воскресенье, поэтому тоже не зйду, н той неделе увидимся.

Я дже не считю себя виновтым, что срзу не скзл Вм - нет, потому что это очень трудно.

Ну, будет об этом?

Вот если б Анн Ив<новн> нсчет ктехизис...

До свидния.

Вш И. Гончров.

1 Здесь и ниже в оригинле текст испорчен.

2 Здесь и ниже в оригинле текст испорчен; восстнвливется по смыслу.

3 Длее чсть текст утрчен.

4 Здесь и ниже в оригинле порч текст; восстнвливется по смыслу.

5 "Много шум из ничего" (нгл.)

6любекским или штетинским проходом (фр.)

7 возрстние (фр.)

8Письмо нписно н почтовом листе с виньеткой, изобржющей достопримечтельности Мриенбд. - Ред.

9 Письмо от Вшей госпожи супруги (нем.)

10 миг озрения (фр.)

11 до последней степени (лт).

12 подрок друзей (исп.)

13 В втогрфе ошибочно: 22/30 вгуст

14 Длее одно слово жирно зчеркнуто. - Ред.