/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Письма 1859

Иван Гончаров


Гончров Ивн Алексндрович

Письм (1859)

Гончров И.А.

Письм.1859

Я. П. ПОЛОНСКОМУ

Нчло янвря 1859. Петербург

Нпрсно Вы думете, любезнейший Яков Петрович, что я уступлю А. И. Фрейгнгу удовольствие подписть Аполлонову поэму: Вы не тк поняли дело. Я еду к нему зтем только, чтоб подписть поэму при нем, чтоб он не думл, что я "тихонько беру от Вс сттьи и подписывю". Я в тком только случе уступил бы ему прво подписть, когд бы он нстоятельно этого потребовл: но он добивться этого не стнет: не всё ли ему рвно? Не предупредить мне его неловко: он может подумть, что и Вы, и я хотели нрочно избегнуть его. Словом, я хочу соблюсти обычную вежливость и некоторую осторожность, чтоб не подть повод и т. д. и т. д. и т. д. Чс через дв поэм будет в типогрфии и подписн мною без всякого изменения.

Извините, что тк мерзко пишу: я еще в постели, не хочется встть. Но лишь встну - и прямо к Фрейгнгу.

Клняюсь Вм, Елене Всильевне - вдвое ниже.

Вш Гончров.

Утешьте глвного Вшего редктор: еще ни один журнл не вышел.

В. П. БОТКИНУ

30 янвря 1859. Петербург

30 янвря.

Сейчс только получил я Вше письмо, слдчйший Всилий Петрович, и сейчс же посылю Вм рекомендтельное письмо к директору Кяхтинской т<мож>ни для Влд<имир> Петров<ич>. Я прилгю и пкетик, чтобы Вы прежде прочитли, годится ли письмо; и если годится, то вложите в пкет, н котором есть и клей, чтоб зкрыть его нглухо, без всякой печти. А если не годится, то нпишите поскорей, что ндо скзть в письме, и я пришлю другое (дрес мой в доме Устинов, не Щербтов).

Видите, кк мерзко пишу, не нзовете "слдкопевцем", что делть: некогд! Кругом я обложен корректурми, кк ктплзмми, которые тк и тянут все здоровые соки и взмен дют геморрой. А Вы-тки не можете не читть "Обломов": что бы подождл до преля! Тогд бы зорким оком обозрели всё рзом и излили бы н меня - или яд, или мед - смотря по зслугм.

Тургеневскя повесть делет фурор, нчиня от дворцов до чиновничьих углов включительно. - Я всё непокоен, пок не кончится последняя чсть в преле, только тогд вздохну свободно, вчер еще сдл всего вторую чсть в печть: теперь ее оттискивют. Неожиднно выходит, вместо 3-х, четыре чсти, несмотря н убористый шрифт "От<ечественных> зп<исок>".

Сегодня мы обедли у Тургенев и нелись ужсно, по обыкновению. Вспоминли Вс и брнили, что Вы не здесь. Он всё по княгиням д по грфиням, то есть Тургенев: если не побывет в один вечер в трех домх, то печлен. Нового ничего нет.

В ожиднии скоро видеть Вс, прощйте.

Жму Вшу руку

И. Гончров.

В письме к Мессу я немного рспрострнился о Вс: это ничего, лучше поможет.

И. С. ТУРГЕНЕВУ

28 мрт 1859. Петербург

28 мрт 1859.

...A propos - о дипломтх и дипломтии. Сдясь в вгон у Знменья н стнции и прощясь со мной, Вы мне скзли: "Ндеюсь, теперь Вы убедились (по поводу ншего рзговор нкнуне), что Вы не првы", и потом прибвили Вш обыкновенный refrain: "Спросите у N.N: когд я говорил ему о том-то и о том-то". Вы могли говорить об этом очень двно, и всё это ничего не знчит. У меня и в бумгх есть коротенькя отметк о деде, отце и мтери героя. Но говорить о четырех портретх предков (из письм) Вы не могли. Впрочем, всё это ничего не знчит: я зню, что внутренне Вы совершенно соглсны со мной. С большой досдой пошел я домой. "З кого же он меня считет? - думл я, з ребенк, з женщину или з "юношу", кк нзвл меня вечером в тот день Анненков". Мне и хочется теперь скзть Вм: нет, я убежден в том, в чем см убедился, что вижу и зню, что меня удивляет, волнует и зствляет поздно рскивться, и мне свидетельств свидетелей не нужно. Нш спор был тонок, деликтен и подлежл только суду нших двух совестей, не NN, не П.П. Ужели Вы, явясь н этот спор с блестящей свитой, могли бы быть покойны и довольны собой потому только, что NN или ПП скзли бы: "Вы не првы". Кк это можно: Тургенев не прв! Кто смеет подумть - это ложь и т. д., между тем Вы в смом деле были бы не првы? Я не понимю этого. Если б весь мир нзвл меня убийцей и лгуном, я бы не был убийцей и лгуном, я бы не смутился; точно тк же, если б весь мир сделл меня своим идолом "иисусиком христом", д если бы во мне звелся мленький червячок, - кончено дело: я бы пропл. Нет, если я нкнуне спорил осторожно и оствил рену, не дойдя до конц, не выскзвшись весь, тк это потому, что есть предметы слишком нежные, до которых трудно ксться, оттого, что у меня, у "жестокого человек", есть мягкость тм, где у других ее не бывет... Мне было неловко, я конфузился, только не от своей непрвоты... Првд Вш после этого, что Вши хитрости "сшиты н живую нитку", когд Вы мою мягкость и неловкость приняли з "убеждение в непрвом споре". Нет, не поверил я Вм и в том, когд Вы тк "нтурльно" уверяли меня, что будто литертурное Вше знчение вовсе не знимет Вс, что Вы ксетесь его тк, мимоходом, что живет в Вс "стря мечт, стря любовь" и по ней тоскуете Вы, по неосуществлению ее. Простите, мне послышлись в этих словх стихи:

И знет Бог, и видит свет:

Он, бедный гетмн, двдцть лет...

Дипломт, дипломт! Нет, двно и стрстно стремились Вы - скжу к чести Вшей - к Вшему призвнию и к Вшему знчению: не сознвться в этом было бы или постыдным рвнодушием, или fatuitй.1 Скжу более: Вы смотрите еще выше и, конечно, подыметесь очень высоко, если пойдете своим путем, если окончтельно уясните, определите сми себе свои свойств, силы и средств. Вы скользите по жизни поверхностно, это - првд; но по литертурной стезе Вы скользите менее поверхностно, нежели по другому. Я, нпример, рою тяжелую борозду в жизни, потому что другие свойств зложены в мою нтуру и в мое воспитние. Но об мы любим искусство, об - смею скзть - понимем его, об тщеслвны, Вы сверх того не чужды в Вших стремлениях и некоторых стрстей... которых я лишен по большей цельности хрктер, по другому воспитнию и еще... не зню почему, по лени, вероятно, и по скромности мне во всем н роду нписнной доли. У меня есть упорство, потому что я обречен труду двно, я моложе Вс, тронут был жизнию и оттого зтрогивю ее глубже, оттого служу искусству, кк зпряженный вол, Вы хотите добывть призы, кк н сourse au clocher.2 Если смею вырзить Вм взгляд мой н Вш тлнт искренно, то скжу, что Вм дн нежный, верный рисунок и звуки, Вы порыветесь строить огромные здния или цирки и хотите дть дрму. Свое свободное, безгрнично отведенное Вм прострнство хотите Вы сми нсильственно огрничить тесными рмкми. Вм, кк орлу, суждено нестись нд горми, облстями, городми, Вы кружитесь нд селом и хотите сосредоточиться нд прудом, нд невидимыми для Вс сверху внутренними чувствми, стрстями семейной дрмы. Хотите спокойно и глубоко повествовть о лице, о чувстве, которых по быстроте полет не успели рзглядеть, изучить и окунуться сми в его грусть и рдость. В этом непонимнии своих свойств лежит вся, по моему мнению, Вш ошибк. Скжу очень смелую вещь: сколько Вы ни пишите еще повестей и дрм, Вы не опередите Вшей "Илиды", Вших "Зписок охотник": тм нет ошибок, тм Вы просты, высоки, клссичны, тм лежт перлы Вшей музы: рисунки и звуки во всем их блисттельном совершенстве! А "Фуст", "Дворянское гнездо", "Ася" и т. д.? И тм рдужно горят Вши линии и рздются звуки. Зто остльное... зто создние - его нет, или оно скудно, призрчно, лишено крепкой связи и стройности, потому что для зодчеств нужно упорство, спокойное, объективное обозревние и постоянный труд, терпение, этого ничего нет в Вшем хрктере, следовтельно, и в тлнте. "Дворянское гнездо"... Про него я см ничего не скжу, но вот мнение одного господин, н днях выскзнное в одном обществе. Этот господин был под обянием впечтления и, между прочим, скзл, что когд впечтление минует, в пмяти остется мло; между лицми нет оргнической связи, многие из них лишние, не знешь, зчем рсскзывется история брыни (Врвры Пвловны), потому что очевидно - втор знимет не он, кртинки, силуэты, мелькющие очерки, исполненные жизни, не сущность, не связь и не целость взятого круг жизни, но что гимн любви, сыгрнный немцем, ночь в коляске и у креты и ночня бесед двух приятелей - совершенство, и они-то придют весь интерес и держт под обянием, но ведь они могли бы быть и не в ткой большой рмке, в очерке, и действовли бы живее, не охлждя промежуткми... Сообщю Вм эту рецензию учителя (он учитель) не потому, чтоб он был безусловня првд, потому, что он хоть отчсти подтверждет мой взгляд н Вши произведения. Летучие, быстрые порывы, кк известный лирический порыв Мицкевич, нселяемые тк же быстро мелькющими лицми, событиями отрывочными, недоскзнными, недопетыми (кк Лиз в "Гнезде") лицми, жлкими и скорбными звукми или рдостными кликми, - вот где Вш непобедимя и неподржемя сил. А чуть эт же Лиз нчл шевелиться, обертывться всеми сторонми, он и побледнел. Но Врвр Пвловн - скжут - полный, оконченный обрз. - Д, пожлуй, но ккой внешний! У кких пистелей не встречется он! Вы простите, если нпомню ромн Paul de Cock "Cocu"3, где ткой же обрз выведен, но еще трогтельный; тм он извлекет слезы. Вм, кжется, дно (по крйней мере тк до сих пор было, теперь, говорят, Вы вышли н новую дорогу) не оживлять фнтзией действительную жизнь, окршивть фнтзию действительною жизнию, по временм, местми, чтобы он был не слишком призрчн и прозрчн. Лир и лир - вот Вш инструмент. Поэтому я было обрдовлся, когд Вы скзли, что предметом здумывемого Вми произведения избирете восторженную девушку, но вспомнил, что Вы ведь дипломт: не хотите ли обойти или прикрыть этим эпитетом другой... (нет ли тут еще гнезд, продолжения его, то есть одного сюжет, рзложенного н две повести и припрвленного болгром? Если же я ошибюсь, если это не то, то мне придется поверить Вм в том, что Вы, по Вшим словм, "может быть невольно, не сознтельно впечтлительны", и я приму это кк днное, не достввшее мне для решения одного вжного вопрос нсчет Вшего хрктер). Если же это действительно восторження, то ткой женщины ни описывть, ни дрмтизировть нельзя; ее ндо спеть и сыгрть теми звукми, ккие только есть у Вс и ни у кого более. Я рзумею восторженную, кк fleuriste4 в "Andrй" у Ж. Знд. Но ткие женщины чисты; они едв ксются земли, любят не мужчину, идел, призрк, Вш убегет з любовником в Венецию (отчего не в Одессу? тм ближе от Болгрии), д еще есть другя сестр: "Т - тк себе", - скзли Вы... Тут и всё, что Вы мне скзли.

Вечер длинен и скучен, и письмо вышло тково же, но что делть! Я откровенно люблю литертуру, и если бывл чем счстлив в жизни, тк это своим призвнием - и говорю это ткже откровенно. То же упорство, ккое лежит у меня в хрктере, переносится и в мою литертурную деятельность, д и во всё, дже в это письмо. Решите, пожлуйст, смому мне это трудно сделть и неловко, не есть ли эт кжущяся жестокость во мне - только упорное преследовние до конц, до последних целей, всякой мысли, всякого чувств, всякого явления в жизни, преследовние, рзводимое по временм (от стрости и обстоятельств) желчью и оттого иногд несносное и мне смому, тем более другим, особенно людям мягким, не упорным, не нвязывющим жизнь ни н что, не оборчивющимся нзд и не глядящим вдль. Им я покжусь всегд темен и тяжел и жесток. Иногд говорят: "ккой это неприятный господин" про ткого господин, который имеет убеждения и првил, верен им и последовтелен и упорен в своих нмерениях, чувствх и целях. Но тков ли я в смом деле? Нет ли и во мне мягкости, но бережливо издерживемой н что-нибудь путное?.. Впрочем, не зню. Только зню, что если меня что-нибудь приятно или неприятно взволнует, порзит etc., я глубоко проникюсь мыслью или чувством, врждой или (не ненвистью только, я не могу ненвидеть, тут у меня и упорств нет) нмерением и - будто против воли несу свою ношу, упорно и непреклонно иду до цели, хотя бы пришлось и потерпеть. Ох, не рздрзните меня когд-нибудь и чем-нибудь. Вот с эдким же упорством принялся я теперь соствлять прогрмму двно здумнного ромн, о котором - помните - говорил Вм, что если умру или совсем перестну писть, то звещю мтерил Вм, - и тогд рсскзл весь. Теперь произошли знчительные перемены в плне, много прибвилось и дже нпислось кртин, сцен, новых лиц, и всё прибвляется. Тем, что сделно, я доволен: Бог дст, и прочее пойдет н лд. Рзбор и переписку моих ветхих лоскутков прогрммы взял н себя миля больня Мйков. "Это зймет меня", - говорит он. Он до слез был тронут тою сценою ббушки с внучкой, сцен, в пользу которой Вы тк дружески и великодушно пожертвовли похожим н эту сцену, но довольно слбым местом Вшей повести, чтоб избежть сходств. Чтоб посмотреть, блгоприятно ли действует мысль, ход ромн, судьб двух женщин (и у меня их две: Вы, конечно, помните, Вы тк горячо одобрили тогд ромн); я читл всё Дудышкину, сегодня рсскзл только, но не успел прочесть всего Никитенке, может быть, покжу Писемскому и Дружинину, и если им мысль и хрктер героя не покжутся дики и неудобоисполнимы, кртины и сцены сухими или неестественными, то я, блгословясь, примусь з дело, если вдохновение не покинуло меня, если тк же легко будет з грницей, кк было в 1857 году, если... сколько если! В смом деле я "юнош", кк меня нсмех нзвл Пвел Всильевич (не вследствие ли сообщенного ему Вми ншего рзговор? Ох, Вы, две могилы секретов!). Ведь не 10 тысяч (н них мне мло ндежды остлось) мнят меня к труду, стыдно признться... я прошу, жду, ндеюсь нескольких дней или "снов поэзии святой", ндежды "облиться слезми нд вымыслом". Ну, тот ли век теперь, те ли мои лет? А может быть, ничего и не выйдет, не будет: с печлью думю и о том: ведь только это одно и остлось, если только остлось: кк же не печлиться! Прощйте, жму Вшу руку.

И. И. ЛЬХОВСКОМУ

2 преля 1859. Петербург

2/14 преля 1859 год.

Милый, милый друг Ивн Ивнович! Неделю тому нзд мы были обрдовны получением Вших писем. Я понес свое к Стрику и Струшке, думя удивить их, они приготовили мне тот же сюрприз. Я думл, что я уже вовсе не способен к поэзии воспоминний, между тем одно имя Стелленбош рсшевелило во мне тк много приятного: я кк будто вижу неизмеримую улицу, обсженную деревьями, упирющуюся в церковь, вижу з ней живописную гору и голлндское семейство, приютившее нс, всё, всё. Точно тк же известие о смерти Кролины произвело кртковременное чувство тупой и бесплодной тоски. Восхождение Вше н Столовую гору - подвиг, н который я никогд бы не отвжился. Не зню почему, но мне невообрзимо приятно знть, что Вы увидели и, может быть, увидите и еще мест, которые видел и я. Меня дже пленяет эт рзниц во взгляде Вшем с моим: Вы смотрите умно и смостоятельно, не увлекясь, не ствя себе в обязнность подводить свое впечтление под готовые и воспетые крсоты. Это мне очень нрвится: хорошо, если б Вы провели этот тон в Вших зпискх и осветили всё взглядом простого, не нстроенного н известный лд ум и вообржения и если б еще вдобвок уловили и пострлись свести всё виденное Вми в один обрз и одно понятие, ткой обрз и понятие, которое приближлось бы более или менее к общему воззрению, тк, чтоб кждый, иной много, другой мло, узнвл в Вшем нблюдении нечто знкомое. Это знчит - взглянуть прямо, верно и тонко и не зрзиться ни фнфронством, ни нсильственными восторгми: именно, кк Вы в немногих словх отозвлись о Брзилии и мысе Доброй Ндежды.

Между прочим, этот тон отнюдь не исключет возможности выржть и горячие впечтления и остнвливться нд избрнной, не опошленной крсотой. Если я не сделл ничего этого, тк это отчсти потому, что я, по своему нстроению вообще, был искренен, и, кроме того, потому, что этим нстроением только и мог действовть н читтеля, потому что в языке и крскх я сильнее, нежели другим путем. А у Вс нстоящий взгляд, припрвленный юмором, умным и умеренным поклонением крсоте, и тонкя и оригинльня нблюдтельность ддут новый колорит Вшим зпискм. Но двйте полную свободу шутке, простор болтовне дже в серьезных предметх и рди Бог избегйте определений и вжничнья. Под лучми Вшего юмор китйцы, японцы, гиляки, нши мтросы - всё зблещет ново, тепло и знимтельно. Пишите, кк пишете к Стрику и ко мне. Дже не худо, если б Вы вообржли нс постоянно перед собою. Abandon,5 полня свобод - вот что будут читть и поглощть. A propos, чтоб не збыть. Я скзл Кревскому, что получил от Вс письмо, и он, не дв мне договорить, спросил быстро: "А что ж, пришлет ли он что-нибудь в "Отеч<ественные> зписки"?" - "Ничего не пишет об этом", - был мой ответ. - "Тк попросите его, пожлуйст, от меня!" - зключил он. Передю Вм с мтемтическою точностию его слов и ничего к этой просьбе не прибвлю. Вы сми знете, кк полезно поместить что-нибудь в журнле, но советую ткже дть в то же время сттью и в "Современник": эти дв журнл обеспечивют репутцию Вших зписок. В "Библ<иотеку> д<ля> чтения" - смо собою рзумеется - тоже ддите, ибо редктор, только что примирившийся с Вми, не простил бы этого. Н что хуже зписок Лкиер, и те были змечены, чему были обязны единственно тем, что появлялись в этих журнлх. Прежде всего, конечно, Вм следует послть в "Морской сборник", и не одну сттью, дже все морские, ксющиеся плвния сттьи, сухопутными можете рсполгть по произволу: тк тогд и великий князь рзрешил. Вы можете через Морское министерство дресовть сттьи в журнлы н мое имя, я стну нблюдть з их печтнием и, пожлуй, копить деньги. Нзнчьте и цену: не зню, ддут ли только более 60 рублей. А впрочем, нпишите, что Вы хотите. Д кстти, когд будете посылть сттьи в Морское министерство, нпишите письмо к Н. К. Крббе: я встретил его в опере, мы рзговорились про Вс. Я упомянул, кк Вы ему блгодрны, и oн зметил см: "Д, првд, мне удлось кое-что для него сделть". Поблгодрите его и издлек. "Об ухживньи, о блгодрности" и о прочем Вы нговорили много тонких пустяков. Я, кжется, докзл Вм, что и я не меньше ухживл з Вми, Вы только нчли, и если б было спрведливо всё, что Вы пишете, то мы недолго были бы в лду. Я уже решил, что я никуд не гожусь, устрел, бегю от людей, прячусь, и всё мне ндоедет. Если кротчйший Стрик, миля Струшк и дже друг мой Женичк подчс тяготят меня, то, конечно, должн был отрзиться эт брюзгливость и н Вс. Но что мне прискорбно было, тк это то, что и Вш хрктер нчл кк будто рно портиться, Вы стли нетерпеливы, иногд желчны и резки, следствие мелких ожесточений, рзвитие ум и вкус и огрниченность средств и проистекющее из этого шипение постоянно подвляемой и оскорбляемой гордости и смолюбия. У меня снчл было то же, то есть те же причины, когд они прошли, явилось противуположное: пресыщение всем этим и вместе притупление вообржения, этого господствующего в моей особе нчл. Стрнствуйте же с уверенностию, что з Вми с учстием следят тепло и сильно з Вс бьющиеся сердц и ждут с величйшим нетерпением минуты возврщения. Ндо Вм скзть, что Стрик, Струшк и я - шлим, именно, ни больше ни меньше, кк едем з грницу. Я желл бы, чтоб Вы подслушли тот голос, кким скзны были вырввшиеся у меня слов: "Ах, если б с нми был Льховский!", желл бы и для Вс и для себя! Вс удивит это известие: Ектерин Пвловн собирется писть Вм об этом подробнее, я только прибвлю, что они едут в Киссинген, я н прежнее место, в Мриенбд, и потом желл бы соединиться с ними н Рейне и в Приже. Мне хочется повторить леченье и, х, если б можно было, и писнье нового ромн... Но... но... много но: сейчс скжу всё, прежде кончу о путешествии. Струшку уложили в постель год н дв; у ней повторялись воспления, теперь нет, и он стл пободрее с тех пор, кк явилсь ндежд ехть з грницу. Дело, конечно, без нтяжек не обошлось. Вы знете Струшку, кк он умеет склонить н свою сторону всякого, дже и доктор. Спор нет, что воды могут быть ей полезны, но кк он вынесет дорогу, особенно до Вршвы, я не понимю. Желние ее ехть возросло до лихордки, и если ее не пустить, то, кжется, это повредит ей пуще дороги. Довольно того, что он реш...6

М. Ф. ШТАКЕНШНЕЙДЕР

8 преля 1859. Петербург

Теперь я окончтельно убедился, что доброе дело без нгрды не остется: ккие милые выигрыши! Но мне хочется посеять еще больше семен, чтобы в будущем году стяжть еще лучшую нгрду, во-первых, у Вс н предполгемой с Евгенией Петровной лотерее, во-вторых, н небеси. Поэтому позвольте, Мрья Федоровн, возвртить нынешние мои выигрыши с просьбой обртить их н будущую лотерею. Прилгю ткже "Обыкновенную историю" для минувшей лотереи и "Фрегт "Пллду"" для будущей, присовокупляя торжественное обещние принести н лтрь добродетели и экземпляр "Обломов", если он будет уже к тому времени нпечтн.

Очень жлею, что Николй Андреевич не зстл меня: по его обещнию, я ждл его нкнуне. Рукопись его, подписння мною, отпрвлен в Цензурный комитет для приложения печти; тм можно получить ее во всякое время.

Свидетельствую мое почтение Вм, Андрею Ивновичу и всем Вшим; перед Еленой Андреевной, кроме того, извиняюсь в том, что почерк нехорош, хотя я и стрлся.

И. Гончров.

1859 г.

А. Н. МАЙКОВУ

11 преля 1859. Петербург

11 (23) преля 1859.

Любезнейший друг Аполлон Николевич. - Увидев Вш почерк н дресе, я с унынием рзвернул письмо: "не рзберу ни слов!" - думл я. Кково же было мое удовольствие и удивление, когд я - не прочитл, пробежл письмо в пять минут. Двно бы Вм вспомнить меня н письме, и Вы получили бы не одно известие о том, о другом и о третьем. Ведь я н проходе, прощясь, ясно скзл Вм, "что всякий отъезжющий обязн нпоминть о себе кругу, из которого выбывет, ибо один всегд нуждется в пмяти целого круг": тк я поступл всегд и тк обязывю кждого поступть. Это не... не... кк бы это скзть... не кичливость, упрямство, упорство, то есть соблюдение некоторых форм, неизбежных дже в нрвственной жизни. Одному целый круг дорог, но редко, дже почти никогд - один дорог целому кругу не бывет, если когд и покзывют кому-нибудь это, то есть что всё оствленное им грустит о нем день и ночь, постоянно стремится к нему и не нходит ни в чем ему змены - тк притворяются; это обыкновенно делется с богтыми, сильными и т. п. лицми, которых хотят обмнывть. Вс никто тк не обидит, хотя скжу Вм по-восточному, что "Вше место не знято". Недвно двли Мртынову обед литерторы, и при этом скзно было, что, з исключением Мйков, вся литертур - нлицо. В смом деле были все. О Григоровиче не поминли: видно, он не очень нужен.

Вше нпоминние "не збывть стриков" нпрсно: чсто вижу я их то у них, то у Стрик - и сегодня обедл у Вс, у Юсупов сд. Сегодня Стрстня сред, и мменьк дл постненького пирог, грибков, одной рыбки, другой рыбки, третьей рыбки, одного вренья, другого вренья, третьего вренья, одной нливки, другой нливки и третьей нливки, и тк без конц. Я рдуюсь, кк Вш родной брт, что у ншего общего - тк скзть - идол, стрц, лицо свежо, что он бодр, и н днях он отделл выигрнную мною у них н лотерее (в пользу Мрковецкой) головку - тк, кк не писл и в лучшие годы.

Вы хотите, чтоб я скзл о Вшей поэме првду: д Вы ее слышли от меня и прежде. Я, собственно я - не шутя слышу в ней Днт, то есть форм, обрз, речь, склд - мне снится Днт, кк я его понимю, не зня итльянского язык. Но говорят о нем - скжу откровенно - мло, дже не помню, говорили ли что-нибудь печтно. Причин этому, конечно, Вм понятн: поэм не вся нпечтн, из нее вырезно сердце, рзрушен ее симметричность, словом, он искжен и со стороны рхитектуры, и со стороны мысли, ведь он вся построен н двух столпх, н двух, тк скзть, основниях, и вдруг один столп отсутствует; от этого целое производит ткое же впечтление, кк Кельнский собор: будет или было бы что-то грндиозное, д всё это остлось в змыслх или в рисункх зодчего. По-моему, ничто тк сильно не докзывет Вшего искреннего и горячего служения искусству, кк эт поэм: Вы создвли, не зботясь о ценсуре, о печти, Вы были истинный поэт в ней - и по исполнению, столько же и по нмерению.

Жлею очень, что Вы не пишете зписок вояж, ндо. Читя теперь Вше письмо, с этим свободно-игрющим нстроением, припрвленным юмором, мыслью и легким изложением, я с досдой думю: "Д отчего ж он не пишет тк о море, о морякх, о корвете, о берегх, встречх, о смых этих видх, которые он ругет?" Ведь это и нужно; порой нвернулось бы серьезное змечние, трогтельный звук, игривый мотив, потом округлять бы эти письм - вот и сттьи! Пусть бы писли Вы письм к нм ко всем вдруг или по очереди - и не тртили бы в чстных письмх дргоценных зметок, нпример, вроде описния бегвшего от Вс ббт в Плермо и т. п. А сколько бы, в промежуткх этих зметок, - мелькнуло у Вс видов, силуэтов рзных лиц, нши моряки в чужой стрне - всё, всё! Мло ли! Посмотрите, мертвый зять Плетнев, Лкиер выписл всё из Бнкрофт - и тот успел! Тк жждут у нс путешествий! Помните, что моя "Пллд" - уже нпечтння по журнлм почти вся рзошлсь! Пишите же - и скорей; схвченные нблюдения тотчс зписывйте, то простынут, и тут обделывйте путевую зписку из всякой стоянки, дже двухдневной! А говорить об Итлии, о Греции - всё это не цель ткого путешествия! Море и берег - Вш поэм, прочее - роскошь.

Нсчет "Обломов" Вы упрекнули меня нпрсно, то есть что я читл его при Григоровиче, Вм не читл. В Вс я зметил двно нерсположение к слушнию длинных вещей; еще при чтении моих путевых зписок Вы кк-то уклонялись более ко сну; мне просто было совестно звть Вс н чтение, д и смолюбие шептло: "Придет - он, пожлуй, придет, д внутренне будет ругться, в другой вечер еще и вовсе не придет, тогд стнет досдно". Григорович же подвернулся тогд, и я в другой вечер его не приглсил. А кстти: что он? Про него здесь носятся ккие-то сомнительные слухи; от одного, от другого сновник Морского министерств послышишь: "Ох, скверня штук, кк-то улдится: скверно, очень скверно!" Что он нделл? Признюсь, я с унынием услыхл о нзнчении его к великому князю: он огдит перед в<еликим> к<нязем> не только литерторов, но и всю литертуру, во-1-х, уронит своей особой, во-2-х, нврет, нсплетничет. Хоть бы Вы предупредили тм, что здесь он потерял всякую веру и двно слывет з шут.

Зключу скзние об "Обломове" известием, которому, зню, Вы дружески пордуетесь: доселе вышли три чсти (4-я выходит звтр) и встречены были, особенно 2-я чсть, с неожиднным для меня блговолением. Успех если не больше, тк рвный успеху "Обыкн<овенной> истории". Особенно утешительные вести получются из Москвы. Не зню, что скжет печтня критик: я думю, не много хорошего. Во-1-х, меня не любят з... хрктер, то есть что у меня есть ккой-нибудь хрктер, не исктельный, не подлдливый; угрюмость мою, охлждение от лет принимют з гордость и не прощют мне этого, не прощют резкости; притом я ценсор, лицо не популярное. Редкции, кроме "Отеч<ественных> зп<исок>", "Библ<иотеки> д<ля> чтения" д отчсти "Современник", меня не жлуют, московские в особенности. Тургенев, незвисимо от сильного тлнт, мягок, готов сидеть со всяким, всюду идет и в слон Кушелев и к Плещееву, во всех редкциях - идол. Я не умею и не могу, потому, между прочим, что у меня вся жизнь пронизн кким-нибудь смостоятельным - может быть и уродливым, - но своим взглядом, идеею, воззрением, притом упорным, последовтельным и верным себе воззрением. От этого я для всех почти, з исключением немногих друзей, "неприятный господин". Но пусть! Я, между прочим, имею кое-что общее с Вми в искреннем и горячем служении своему призвнию и в этом служении не опирюсь ни н ккие посторонние ему столбы. Пойдемте же по ншей дороге, не смущясь ничем.

Стрик и Струшк едут в Киссинген, Вы это конечно знете; я тоже прошусь в Мриенбд, и если всё устроится по ншему желнию, то мы отпрвимся в одном мльпосте до Вршвы.

А отчего Вы не нписли ничего об Анне Ивновне? где он и здоров ли? Поцелуйте у ней ручку. Что дети? А куд к Вм писть: ведь Вы теперь н волкне - и буквльно и фигурльно.

Вы спршивли меня, что новый комитет? Не зню, прво. Мне предложен был честь принять в нем учстие, в кчестве упрвляющего кнцелярией и, кжется, совещтеля, но - гожусь ли я? Я поблгодрил и уклонился, укзв им н Никитенко, который знет и любит литертуру. Вследствие этого комитет, кк я слышл, блгосклонен к литертуре и, кжется, зтевет отличное дело - издвть гзету, оргн првительств, в которой оно будет действовть против печтных недорзумений (я не говорю злоупотреблений, кк некоторые нзывют: при ценсуре их быть не может) ткже путем печти и литертуры: дй Бог! Авось тогд уймутся те господ, которые, чуя з собой грешки и боясь оглски, кричт: рзбой, пожр! и бегут жловться и пугют чуть не прествлением свет, оттого что ругют взятки или робкий и почтительный голос осмелится укзть недосттки ккого-нибудь дминистртивного рспоряжения.

О ценсуре что скзть: прибвлено дв ценсор. Фрейгнг - о чудо! говорят, выходит в отствку. Все литерторы нши рзъехлись: целую зиму был ряд обедов то у того, то у другого. Тургенев уехл с большим триумфом. Повесть его произвел огромный успех. Писемский тоже продолжет собирть днь; ромн его рзобрн печтно, и везде хорошо. Стихов нет; Фет мло печтл. Островский нписл прелестнейшую комедию "Воспитнниц". Мне предлгли опять преподвть словесность, но, по совести, я не мог, при моих знятиях, взять н себя ткой вжный труд - и дело рзошлось. Прощйте, милый друг, будьте здоровы, пишите и не збывйте стриннейшего из Вших друзей

И. Гончров.

Е. А. ЯЗЫКОВОЙ

12 мя 1859. Петербург

Внимние Вше, добрый друг Ектерин Алексндровн, трогет меня до глубины души: но в дружбе Вшей я был уверен всегд и потому позвольте принять приношение Вше кк знк внимния к "Обломову"; это - большя отрд для моего вторского смолюбия, и Вы вырзили его и щедро прекрсной взой, и грциозно - милым письмом.

Выржением же дружбы Вшей пусть послужит портрет: не зметив его снчл, я быстро обртился с вопросом к человеку: " портрет нет?" - и в ту же минуту увидл его. Н днях сбирлсь к Вм Юния Дмитр<иевн>, и я поручл ей взять его у Вс.

Я теперь теряю голову: кжется, не должно быть хлопот, между тем много: то с деньгми, то с службой, с которой я еще не рзделлся. Но несмотря н то, я сегодня утром уговорился уже с Меньшиковым быть у Вс в субботу вечером, если только погод не изменит. Может быть дже, в случе очень хорошей погоды, я приеду и к 5 чсм: только не ждите долго и не стесняйтесь, если бы Вы вздумли сми обедть не дом, и кроме кши не велите готовить ничего, потому что нверное скзть не могу. Если буду обедть, то Меньшиков придет в 8 чсов один.

Во всяком случе, в субботу ли или после субботы, но я не уеду, не простясь и лично не поблгодрив з прелестный, прелестный подрок. Жлею, что Михйло Алексндров<ич> не зстл меня.

Элликониде Алексндровне клняюсь и, если не с собой принесу, то пришлю "Фрегт "Пллду"".

Целую Вши ручки

И. Гончров.

12 мя

1859 год.

Л. Н. ТОЛСТОМУ

13 мя 1859. Петербург

13 мя 1859 год.

Двно я собирлся, грф Лев Николевич, скзть Вм душевное спсибо з лсковое слово об "Обломове", дресовнное ко мне рикошетом через письмо Алексндр Всильевич. Но, поверите ли, едв выискл свободные полчс, и то ночью, нписть эти строки, чтобы вместе и проститься перед отъездом з грницу. Слову Вшему о моем ромне я тем более придю цену, что зню, кк Вы строги, иногд дже кпризно взысктельны в деле литертурного вкус и суд. Вше воззрение н искусство имеет в себе что-то новое, оригинльное, иногд дже пугющее своей смелостию; если не во всем можно соглситься с Вми, то нельзя не признть смостоятельной силы. Словом, угодить н Вс нелегко, и тем мне приятнее было приобрести в Вс доброжелтеля новому моему труду. Еще бы приятнее мне было, если б Вы не рикошетом, прямо скзли и о моих промхх, о том, что подействовло невыгодно. Особенно полезно бы было мне это теперь, когд я желл бы попробовть еще рз перо свое нд одной двно здумнной штукой. И если время, рсположение дух и рзные обстоятельств позволят, я и попробую. Я желл бы укзния не н случйные ккие-нибудь промхи, ошибки, которые уже случились и, следовтельно, неиспрвимы, укзния кких-нибудь постоянных дурных свойств, сторон, змшек, ллюр и т. п. моего вторств, - чтобы (если буду писть) остеречься от них. Ибо, кк ни опытен втор ( я призню з собой это одно кчество, то есть некоторую опытность), всё же ему одному не оглядеть и не осудить кругом и с полнотой смого себя. Но, может быть, ткое домогтельство с моей стороны превышет меру Вшего доброго ко мне рсположения, и потому я позволяю себе только вырзить это желние, домогться не решюсь.

Еду я 22-го мя, то есть через неделю с небольшим, и см вижу, кк с кждым днем розовя перспектив поездки всё бледнеет. Войн, зтруднение с переводом денег, неизвестность, что будет, - всё это отрвляет путешествие, но еду, потому что двно здумл ехть, я, между прочим, бывю иногд упорен, чуть ли не кк Трс Скотинин, - что здумю, то, кряхтя и охя, и несу, кк тяжкий крест, хотя бывет иногд нужно только шевельнуть пльцем, чтоб сбросить его с себя. Притом оствться здесь еще летом - нкзние, которого никому не желю испытть. Если это письмо зстнет у Вс Алексндр Всильевич, поклонитесь ему.

Если бы Вы вздумли скзть мне слово в ответ, то я только до пятницы (22 мя) проживу здесь. Дня через три ндеюсь, несмотря н все хлопоты, прочесть нчло Вшего ромн, о котором мне уже говорили с нескольких сторон. Но жль, что не узню долго продолжения.

Прощйте, Лев Николевич, желю доброго здоровья и скорого по возможности свидния с Вми здесь. Искренно преднный

И. Гончров.

Живу я н Моховой улице, в доме Устинов.

И. И. ЛЬХОВСКОМУ

20 мя 1859. Петербург

20 мя 1859 год.

С.-Петербург

Не хочется уехть з грницу, не простясь с Вми, любезнейший друг Ивн Ивнович. Мы, то есть Стрик со Струшкой, я и Ктя, едем в почтовой крете 22-го мя, то есть через три дня, в Вршву. Они в - Эмс, я в Мриенбд, если не пустят туд по случю войны и подозрительности встрийского првит<ельств> относительно России и слвянских земель, - то в Виши (Южную Фрнцию). В конце сентября мы должны возвртиться. Струшк стл пободрее от одной мысли ехть з грницу и видеть новое. Но не зню, кк он вынесет путь до Вршвы, когд и я, проехв туд пятеро суток в крете, три ночи сряду кричл блгим мтом от судорог в ногх. Но довольно об этом: что Бог дст!

А вы что? Скоро ли нзд? Дружинин н днях спрвлялся очень зботливо о Вс и говорит, что лишь только приедете, он отдст Вм в зведовние весь критический отдел в "Библ<иотеке> д<ля> чтения".

Перед этим я писл Вм еще письмо тоже в Николевск, от мрт или преля, не помню. Евгения Петровн всё хворет поносом и желчью: это бы двно прошло, если б он не был в постоянном ужсе, что это у нее холер. Они с Ник<олем> Апол<лоновичем> и с детьми нняли н 16 версте Петергофской дороги дчу, Кшкровы тм же. Аполлон, кжется, удрл с корвет под предлогом болезни, и, соединясь в Дрездене с Анной Ивновной, приедут сюд. Он говорит, что нписл одну дрянную сттью о Неполе, Григорович нпечтл сттью в "Морском сборнике", но, говорят, плохую. Я читл две первые стрницы, и мне покзлось бойко нписно.

В Вши именины мы - то есть Юния Дм<итриевн>, Анн Ром<новн> и я (еще Солоницын), собрлись у Стрик, поели и выпили бутылку шмпнского; ждем Вс нетерпеливо и встретим торжественно. Юния Дм<итриевн> едет н Безбород<кину> дчу.

Тургенев недвно уехл з грницу н лето. У нс было с ним крупное объяснение по поводу двух моих нелсковых писем к нему. Но кончилось прочным, кжется, миром. Он дже предложил и усиленно просил меня - взять от него письмо, в котором говорит, что плн нового моего ромн был перескзн мною ему год четыре тому нзд, прежде нежели он здумл о своей повести, дже сознлся, что сходство есть и что, вероятно, у него многое бессознтельно остлось в пмяти. Конечно, если я нпишу ромн, то ткое письмо может огрдить меня от подозрения.

"Обломов", по выходе всех чстей, произвел ткое действие, ккого ни Вы, ни я не ожидли. Увлечение Вше повторилось, но горздо сильнее, в публике. Дже люди, мло рсположенные ко мне, и те рзделили впечтление. Оно огромно и единодушно. Добролюбов нписл в "Современнике" отличную сттью, где очень полно и широко рзобрл обломовщину. Мне приятно скзть Вм, что ничьи отзывы, ни изустные, ни печтные, не выходят из круг Вшей оценки. Все вертятся н ней или около нее. Ккя потеря для меня, что Вс нет здесь. Теперь Вы могли бы дть полную волю Вшему перу, не опсясь укоризны в пристрстии. Словом, я теперь именинник. Одно только неудобно: многие хотят познкомиться, и потом то, что с кем я ни встречусь, непременно зговорят об этом. Конечно когд жр спдет, нчнут и ругться, особенно в Москве, хотя тм же стрстно приветствовли первые две чсти. Но тм живут слвянофилы, Штольц - немец. Кстти, один из глвных слвянофилов, стрик Аксков, умер.

Пишите ко мне н мою квртиру, в дом Устинов. Виктор Мих<йлович> поселяется в ней, и я дм ему дрес, куд посылть ко мне письм. По ценсуре - вжное обстоятельство - Фрейгнг вышел в отствку: его зменил Ярослвцев, секретрь.

Еду я и беру прогрмму ромн, но ндежды писть у меня мло: потому что герой труден и необдумн, и притом ндо нчинть. Если нпишу нчло, то когд будет конец? Здесь, в службе, и думть нельзя. И тк приливы одолели. Пишете ли Вы? Пишите, рди Бог, больше, вольнее и произведете эффект. Что Вы не прислли ничего из Сингпур или Гон-Конг? Хоть бы зписочку о себе! Пишите больше и чще к нм. Вы не можете предствить себе, сколько дружбы, симптии, всякого единомыслия и единочувствия бережется - конечно в тесном, но истинно любящем Вс кружке. Д и прочие, не ткие близкие к Вм люди, вспоминют Вс с звидным чувством рсположения. Будьте здоровы, друг, счстливы и верьте никогд и ни от чего неизменной дружбе Вшего

И. Гончров.

Извините, что письмо беспорядочно и отрывочно: я в лихордке хлопот и сборов. Клняйтесь Вшему комндиру.

Великий князь К<онстнтин> Н<иколевич> возврщется н днях из путешествия своего в Петербург. В Европе сумтох, все ждут чего-то вжного. Ектерин Пв<ловн> всё спршивет, не опсно ли ехть туд.

П. В. АННЕНКОВУ

20 мя 1859. Петербург

20 мя 1859. Петербург.

Пишу к Вм, любезнейший Пвел Всильевич, не потому только, что обещл нписть, прощясь, потому еще, что явилось желние скзть слов дв, которые кк будто зменяют отчсти удовольствие повидться. - Остлось только дв дня до моего отъезд, и я не могу слдить с лихордкой ожидния, сборов, прощний: всё это проходит, лишь сядешь в экипж.

Без Вс здесь ничего особенного не случилось, кроме того, что все рзъехлись по рзным местм. Дружинин в Туле у Толстого, Некрсов и Пнев н дче, Тургенев... проводили и Тургенев, этого милого всеобщего изменник и бловня. Теперь, вероятно, он збыл всех здешних друзей, до Орест включительно, и рдует тмошних, которые с появлением его конечно убедились, что, кроме их, у него никогд других не было в уме: в ткой степени облдет он этою мягкою, мгическою привлектельностию. Но Вы знете это лучше меня, Вы, пользующиеся его - в смом деле особенною симптиею, нсколько он только способен обособиться в этом отношении. Мы с ним кк будто немного кое о чем с живостью поспорили, потом перестли спорить, поговорили покойно и рсстлись, нпутствовв друг друг смыми дружескими блгословениями у Donon и у Дюсо.

Сегодня я должен был обедть в Петергофе у "Современников", но хлопоты одолели, и я попл вечером к Писемскому н Безбородкину дчу. Он пишет дрму, один кт которой читл всем оствшимся после Вс, между прочим, и Тургеневу. Дрм из крестьянского быт: мужик уезжет в Питер торговть, жен без него принесл ему преньк от - брин. А мужик смолюбивый, с душком, объясняется с брином, шумит; жен его не любит, но боится.

Силы и нтуры пропсть: сцены между ббми, рзговор мужиков - всё это тк живо и верно, что лучше у него из этого быт ничего не было. Конечно, местми резко и не без цинизм, но это будет, вероятно, сглжено если не им, то ценсурою. A propos о ценсуре: теперь, ндеюсь, Вы мне з ужином у Писемского не будете делть сцен: Фрейгнг вышел в отствку, вместо его нзнчен секретрь комитет Ярослвцев.

А вот Вм нечто свеженькое и любопытное о Некрсове. Дюм в своих зпискх рсскзл содержние того стихотворения Некрсов, где описн история Воронцовой-Дшковой, и, должно быть, не очень ловко вырзился о фрнцузе, который был в связи с грфинею, д еще, может быть, сосллся н Некрсов. Я см не читл и не зню, но зню только, что фрнцуз этот счел себя обиженным и нрочно приехл сюд требовть у Некрсов удовлетворения. Но прежде он, кжется, хочет дть тему, кк нписть опрвдние в "Современнике" или, может быть, в другом журнле его поступк с грфиней и вызвть Некрсов тогд только, когд он откжется это сделть. Не зню, что из этого выйдет.

Получете ли Вы журнлы? Взгляните, пожлуйст, сттью Добролюбов об "Обломове": мне кжется, об обломовщине - то есть о том, что он ткое, уже скзть после этого ничего нельзя. Он это, должно быть, предвидел и поспешил нпечтть прежде всех. Двумя змечниями своими он меня порзил: это проницнием того, что делется в предствлении художник. Д кк же он, нехудожник, - знет это? Этими искрми, местми рссеянными тм и сям, он живо нпомнил то, что целым пожром горело в Белинском. После этой сттьи критику остется - чтоб не повториться - или здться порицнием, или, оствя собственно обломовщину в стороне, говорить о женщинх. Ткого сочувствия и эстетического нлиз я от него не ожидл, вообржя его горздо суше. Впрочем, может быть, я пристрстен к нему, потому что сттья вся - очень в мою пользу. А несмотря н это, все-тки я бы желл Вшей сттьи в "Атенее" или где-нибудь, потому что Вы или у Вс есть своя тонкя мнер подходить к предмету, и притом Вши сттьи не имеют форменного журнльного хрктер. Впрочем, судя по Вшей лени, может быть и по другим причинм, это тк и остнется желнием, но желнием, спешу прибвить, бескорыстным, потому что н большое одобрение с Вшей стороны я бы не рссчитывл, ибо Вы были смым холодным из тех слуштелей, которым я читл ромн. А если желю Вшего рзбор, тк только потому, что Вы скжете всегд нечто, что ускользет от другого, и, кроме того, я ждно слушю все отзывы, ккие бы они ни были, в пользу и не в пользу, потому что см не имею еще ясного понятия о своем сочинении.

Андрей Алекс<ндрович> трудится нд новым произведением своей музы: ндстривет 4-й этж нд своим домом.

Вот и не упислось: недостло мест проститься с Вми и пожелть Вм здоровья, себе - свидния осенью в Петербурге. Будьте же здоровы и не збывйте искренно преднного

И. Гончров.

Поклонитесь Кореневым, Вм клняются молодые Мйковы, узнв, что я собирюсь к Вм писть. Я еду с ними в одной крете до Вршвы и, ндеюсь, до Дрезден вместе, тм они - в Эмс, я - если пустят - в Мриенбд, нет, тк в Виши, по совету доктор.

Вчер видел Никитенко: ему дли звезду и ленту через плечо, но - honny soit qui mal y pense7 - от министерств, не из известного комитет. Министр уехл, действует з него Мухнов: не зню, что будет.

ГОНЧАРОВ и Ек. П. МАЙКОВА - Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

28 мя (11 июня) 1859. Вршв

28 мя / 11 июня.

Имея свободную минутку, я уселся подле Струшки и, видя, кк он торопится строчить множество писем к ппенькм и мменькм, я взялся рзделить ее труд и вместе с нею кинуться прямо отсюд к Вм в объятия. Мы ехли не только блгополучно, но весело, счстливо. Колебние экипж производило н Струшку (я говорю прежде всего о ней, потому что он смый глвный и нежный предмет общих нших попечений) блгоприятное <действие>, то есть усыпляло; он мло уствл, выдерживл отлично и не соскучилсь. Что ксется до нс с Стриком, то мы тоже прибыли блгополучно, но только с попорченными отчсти здми и белыми языкми, что ндо приписть жру и пятидневному сиденью н одном месте и одним местом. Н одной стнции, вообрзив, что везде тк же холодно, кк в Петербурге, я зкутлся в теплую шинель, меня нчл двить домовой, и я оглсил чсть Литвы медвежьей рией, н которую продолжительным смехом отвечл Струшк.

Мы сегодня со Стриком бегли по городу по делм, я гулял в Сксонском сду и должен сознться, что я, в споре с Вми, нпрсно порицл Сксонский сд: он лучше Летнего своими кштнми. Через дв чс мы едем по железной дороге н Бреслвль, где ндеемся быть звтр.

Обнимю Вс, слдчйший друг, Вы обнимите Алекс<ндр>Пвлович и Лялю. Клняйтесь Писемским, Анне Ромновне, ткже Боткину и Анненкову.

Всегд Вш

И. Гончров.

Мне ужсно лень ехть дльше. Нзд бы!

Миля Юничк, голубчик мой, целую тебя крепко-крепко, буду писть тебе много из Дрезден, куд будем в субботу. Теперь не взыщи, ужсно спешим, уезжем в 51/2 чсов по железной дороге. Я доехл лучше, нежели ожидл, блгодря отличной дороге и постельке. Прощй, Юничк! целую тебя и Гуличку, пишу мло тебе, но чувствую много любви к тебе, моя миля Юничк. Володя целует вс всех. Клняйся Алексндру Пвловичу.

Твоя Ктя М.

Евг. Вл. МАЙКОВОЙ

8 (20) июня 1859. Мриенбд

8 / 20 июня8. Мриенбд.

Двно бы я нписл тебе, милый друг мой Женичк, еще из Дрезден, д ммш твоя взял из моей комнты чернильницу и здержл у себя, время между тем прошло. Но всё рвно, я зню, ты не рссердишься н меня. Вероятно, ты уже знешь из писем ммши, что мы добрлись до Дрезден блгополучно, только ммш очень уствл н железных дорогх, особенно по ночм, но отдохнув, особенно уснув хорошенько, чувствовл себя хорошо. Вообще, кжется, он в покое, в тепле, при более првильном, нежели у нс, обрзе жизни может легко попрвиться. Мы с твоим ппшей всё пили вино, и я от этого - должно быть - нжил себе стршную изжогу. Здесь доктор ншел у меня большую опухоль печени и непрвильность в кровообрщении и пищеврении. Звтр нчну лечиться, пить воды и брть внны из грязи. Он велит мне пить по сткну вин з обедом, но я откзлся нотрез; еще посылет меня в море купться после вод, но мне не хочется, лень, д притом я зню, что не вылечусь от своих лихих болестей. В Дрездене мы прожили пять дней, потом уехли в Лейпциг, ночевли тм и рзъехлись: я в Мриенбд, ппш с ммшей в Эмс. Дядя Аполлон и тетя Анн с детьми остлись в Дрездене: все они кшляют, кк Вы с Вричкой. Коля и Вер стли очень милы. Вер не дичится, дже кокетничет немного, Коля вжничет тем, что сделл большой вояж. Они чуть-чуть кпризны: это оттого, что мм у них строг, пп слишком блует. Если б тетя уступил немного в строгости, дядя много в бловстве, то лучше бы детей и желть нельзя. Кроме их, нигде я не видл столько детей, кк в Дрездене, и вообще в Гермнии. Это, я думю, оттого, что немцы не зглядывют з пределы своей жизни, не порывются з круг своего взгляд и дел, кк мы, нпример, и не рзбрсывются во все стороны до плоскости, кк фрнцузы, делют пристльно, внимтельно, терпеливо и глубоко всякое дело, между прочим и детей; немки, кк видно, не перечт им в том. Мменьки переняли нглийскую моду водить ребятишек с голыми коленкми. Тебя, мой друг, особенно когд ты сидишь с ножкми н дивне, я, без всякой моды, инче кк с голыми коленкми и не видл.

Клняйся деде и ббе: ббе скжи, чтоб он без опсения кушл см и ягоды и ботвинью, тебе бы меньше тйком совл всякой дряни из крмн. Кстти о ягодх: бб, воротясь из-з грницы, рсскзывл, что будто в Европе не знют ягод: непрвд, мы все н улицх покупли ткую землянику в Дрездене и Лейпциге, ткую клубнику, ккую у нс выствляют в Милютиных лвкх только н покз. Тете Юнии с Алекс<ндром> Пвл<овичем> и Лялей поклонись, скжи, что теперь пок писть нечего, после всем нпишу. Ты теперь, я чю, живешь уже н дче: клняйся тетям Юлиям, Степну Семеновичу пожми з меня руку и скжи, чтоб не ленился, писл бы сттью об "Обломове", инче д будет он см рхи-Обломов! Деде скжи, что я всё смотрю, кк в крошечных речонкх ловят форелей, то есть хотят - ловят н удочку и ткже не-ловят, кк он - окуней. Дядя Аполлон читл нм, немного, првд, но зто прелестных три-четыре стихотворения. Двно я не слыхл тких, особенно "Мдонн" и "Неполитнское утро". Скоро Вы их увидите и услышите. - Если увидишь Писемских, клняйся тоже и скжи, что если он н следующий год собирется з грницу, то чтобы, кроме природного зд, зкзл себе еще гуттперчевый, то отсидит в мльпосте и вгонх. Меня одолели немцы, не могу их видеть и слышть. Русских здесь мло, боятся войны. Золото нше в Австрии ( не в Пруссии) ходит отлично: здесь мне дют з полуимперил около 7 руб. сер<ебром>.

Мой дрес:

(pr Stetin)

Oesterreich.

Boehmen

Marienbad.

An den Herren Johann Gontcharoff

poste restante

Клняйся дяде Леониду, Констнтину Аполл<оновичу> и обними бртц Вричку, д береги, смотри, его.

Друг твой И. Гончров

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

1 (13) июля 1859. Мриенбд

13/1 июля 1859 год. Мриенбд.

Сейчс получил Вше письмо, Юния Дмитриевн, и сию же минуту спешу отвечть: докзтельство - кк мне приятно и то и другое, то есть и получить письмо Вше, и отвечть н него. Вы жлуетесь н мою холодность к Вм, принимя ее кк будто з личную себе обиду, дже говорите, что это зствляло Вс стрдть; в зключение желете от меня фрз, которые могут, по словм Вшим, Вс успокоить. Зчем же фрз? Это плохое средство. Не лучше ли скзть истину: в ней одной и есть успокоение, если только Вы не шутя могли беспокоиться от тких пустяков, кк мое внимние, шутки, посещения? Д и нужно ли говорить истину: я думл, что Вы ее и тк знете и видите. Прежде всего неспрведливо, что я охлдел к Вм только: спросите Ектерину Алексндровну, Колзковых, спросите смых стринных друзей, не осовел ли я вообще, гляжу ли я н кого-нибудь и н что-нибудь тк же бодро, свежо, игриво, кк прежде, чсто ли улыбюсь, шучу? Чсто ли, по-прежнему ли бывю у Евгении Петровны и Николя Аполлонович? Спросите и скжете конечно: нет. Знчит со мной, от лет, от опыт, от... от... и не перечтешь причин, произошло общее охлждение. Тков уж мой хрктер и вся нтур: я жив, восприимчив, лихордочен и в симптиях и в нтиптиях, жил вообржением, потом уходился, износился, отупел, обрюзг и чувствую от всего скуку и холод. Это холод не к Вм, не к другому, не к третьему, всеобщий, охвтивший меня холод. Но однко же я к Вм ходил, что докзл особенно летом; зимой не ходил просто по причине Гончрной улицы д еще потому, что встречл Вс ежедневно то у Стриков, то у Евгении Петровны; следовтельно, видлся с Вми по-прежнему, чсто. Итк, Вм недоствло только визитов моих в Вшу квртиру, и Вы стрдли от этого д еще от смолюбия, кк сми говорите. Что же, Вы думете, что я охлдел оттого, что Вы стли хуже, что ли: ндо предположить это, чтоб допустить стрдние от смолюбия. Вы скжете, что я ходил всякий день к Стрикм, тк отчего ж, мол, и ко мне не ходили чсто? К Стрикм ходил я чсто потому, что в смом деле люблю их кк только могу, д, кроме того, к ним удобнее ходить чсто, нежели к кому-нибудь, и Вы сми знете почему, между прочим, и потому, что с ними обоими я одинково близок, с Вми близок, с Алекс<ндром> Пвловичем горздо менее знком и т. п. В последнее время дом Стрик (д и прежде тоже) сделлся кк-то средоточием приятельских бесед: тм жил Льховский, тм я ежедневно обедл, жил Федор Ив<нович>, приходили чсто Вы, потом поселилсь Анн Ромновн, ходил Лёля и, нконец тм же собирлись Николй Аполл<онович> с Евг<енией> Петровной и обрзовлсь привычк ходить по одной тропинке, по одной лестнице, в одну комнту. А больше куд я еще ходил, с кем был любезен, лсков, поищите-к, и окжется, что ни с кем. Ходил, дескть, к литерторм: д это было необходимо, это своего род служб - и некоторые общие интересы сзывли всех, и то большею чстию н обеды, после которых и рзлетлись в рзные стороны. Симптий тут было немного и очень с немногими.

Если Вы допустите, что лет, недуги, знятия и рзные досды много изменили мой хрктер, то увидите, что собственно к Вм я изменился ни н волос не больше, кк и ко всему другому. Я уж не смеюсь нынче, шутк с язык нейдет, и спросите откровенно Струшку, он Вм скжет, может быть уже и говорил, что я, своим молчнием, угрюмостью, иногд рздржительностью бывл им в тягость. Это я чувствую. Что ксется собственно до Вс, то если бы кто-нибудь вздумл бросить н Вс млейшую тень в моих глзх, хоть н волос понизить Вши прекрсные кчеств - я бы, поверьте, кк стрый и неизменный Вш рыцрь, готов еще оживиться, вспыхнуть и нйти прежний бойкий язык и з словом в крмн бы не полез. Но быть веселым, любезным, рзговорчивым, докзывть дружбу осязтельно, по-прежнему - не смею обещть. Ослбел, опустился и хндрю. С этой стороны Вы меня не трогйте, если хотите, пожлейте обо мне д и мхните рукой. Я не живу, дремлю и скучю, прочее всё кончилось. Ккой же дружбы и движения хотите Вы нйти в полумертвом человеке? Положение мое зтруднительно, особенно между незнкомыми. Люди подходят знкомиться, я норовлю встретить их рогми. Особенно одн московскя брыня, кжется, очень оздчен: доктор нс познкомил, я дня дв с ней поговорил, он было рсположилсь ко мне очень рдушно, в одно время стл обедть со мной, н третий день мне вдруг не зхотелось говорить, н четвертый еще менее и т. д. Снчл это ее удивило, он стл изъявлять учстие, я взбесился, потом, кжется, он обиделсь, зметив, что я рз дв своротил в сторону, теперь уже гневется. А принудить себя - нет сил. Снчл я было хотел послть с ней детям кое-ккие безделки д вм (видите, я думю о Вс) с Евгенией Петровной по кружке из богемского стекл, но после моей любезности о том уже и думть нельзя. Но довольно об этом. Вот вм не фрзы, чистя првд. Еще более првды будет, если, полож руку н сердце, скжу, что я не стою внимния друзей.

Вы желете мне здоровья - блгодрю, не зню, достигну ли я цели, то есть вылечусь ли. Что ксется до желния вдохновения, то это желние нпрсно, оно не исполнится. Вдохновения не было, то есть не было рсположения писть, но я поупрямился и нчл. Вышло то, что я Вм скзл при отъезде, то есть нельзя в шесть недель обдумть и нписть ромн: это дерзость и нелепость. Может быть, год дв-три нзд и было бы возможно положить основние или окончить двно обдумнную и нчтую вещь. Вглядевшись пристльно в то, что я хотел писть, я увидел, что ндо положить н это год три исключительной рботы, при условиях свободы, здоровья и свежих, не упвших сил. И я очень рд этому, потому что теперь с меня кк будто снимется обязнность литерторствовть; я кончил и вздохнул свободно, ибо где я возьму три год прздности и свежих сил? Явно, что мне мечтть об этом нечего. Притом, рботя, я стршно вредил себе: сидел до бледности, до изнеможения, здв себе глупую, чиновничью рботу нписть хоть чсть одну, кк будто доклд ккой-нибудь. Следствием было то, что я стл чувствовть себя хуже, чем прежде, и я бросил, решительно бросил и нвсегд.

Вы спршивете, когд я свижусь с Стрикми и где: д не зню. Меня доктор непременно посылет в море купться; я спишусь с ними и, если Ектерине Пвловне велят то же смое, то, может быть, отпрвлюсь с ними. Здесь один зовет меня в Швейцрию, пожлуй, я и н это соглсен. Мне всё рвно. Но всего лучше мне хотелось бы с Стрикми погулять, поездить - с ними веселее - все-тки близкие друзья, с чужими - душу воротит прочь. Вот, если б Вы были здесь, я бы докзл Вм, кк дорожу Вшей беседой, ни с кем, кроме Вс, не ходил бы гулять. А ккие рощи, лес! Между прочим, у меня явилось знятие - здесь водятся змеи, и я с плкой откпывю их гнезд и уже двух кзнил, и это рзвлечение! Весь Мриенбд - один прк, смешвшийся с лесом. Но я один и скучю. Теперь жду с нетерпением, когд кончтся мои внны: я опять, кк свинья, вляюсь через день в грязи, н другой день беру железные внны для укрепления желудочных нерв, рсслбленных питьем воды; для той же цели, то есть для укрепления этого рсстройств, посылют меня и в море. Мне остлось еще 13 внн, следовтельно, ндо пробыть еще 13 дней здесь. Отвечть Вы мне сюд не успеете, куд я поеду - не зню. Нпишите н имя Стриков, они мне перешлют или переддут, если будем вместе. От Льховского Виктор Мих<йлович> получил н мое имя письмо и прислл ко мне. Но оно от феврля и с мыс Доброй Ндежды: он жлуется тоже н грудь, хндрит, предскзывет себе близкую смерть и очень меня опечлил. Теперь, вероятно, он н Амуре и, ндеюсь, получил нши письм.

Но я пересидел срок: ложтся спть в 10 чсов, теперь половин двендцтого, но мне хочется, чтобы письмо поспело к проходу. Клняйтесь Алексндру Пвловичу и скжите, что я чстенько вздыхю о пртийке. Знятие не головоломное, время бы пролетло незметно. Гульку обнимю, рискуя, что он оботрется.

Клняйтесь Евгении Петровне и Николю Аполлоновичу, я перед отъездом отсюд нпишу к ним.

Писемским и Яновским сильно клняюсь: спросите и дйте мне знть, кончет ли Алексей Феофилкт<ович> свою дрму: Это знимет меня больше моего ромн, потому что дрм ксется близко смого живого, всё и всех охвтившего вопрос. Нпомните ему, что в сентябре ндеемся ее слышть от него всю. Спросите его, не зтевет ли что-нибудь Островский? Вообще узнйте от него и нпишите, что нового в литертуре и о литертуре. Прощйте - всегд и несомненно Вш

И. Гончров.

Может быть, я отошлю письмо не фрнкировнное: я зню, что это неучтиво, но извините, потому что почтмейстер не всегд зстнешь н месте и ндо кинуть письмо в ящик без мрки; при том оно вернее доходит. Не плтите, пожлуйст, з Вши письм, вернее дойдут.

А. А. КРАЕВСКОМУ

7 (19) июля 1859. Мриенбд

7/19 июля 1859 г.,

Мриенбд.

Вот уж скоро полтор месяц, почтеннейший Андрей Алексндрович, кк я рсстлся, нписть нечего, ибо сижу всё в Мриенбде, смом крсивом и смом скучном уголке по обрзу жизни, по жителям, по обрзу лечения. Встют в пять чсов (я в семь), обедют в чс (я в четыре) и ложтся в десять (я в 12). Русских, говорят, здесь около ст сорок человек: некоторые скучны, другие збвны, третьи невозможны дже у нс, не только з грницею, кк, нпример, одн брыня. Общественных учреждений, кроме нужников, никких нет, зто - последние рсствлены в виде пирмидльных пвильонов в кждом почти кусте, в кждой "тени здумчивых дрид", ибо неизвестно, кого - где зстнет действие воды, немцы и без воды исполняют эти откровения с немецкой ккуртностью и вжностью. Лечение мое приходит к концу: еще ндо взять внн шесть, между прочим, три из грязи: я уже одинндцть взял и нчл было понимть удовольствие свиньи вляться в грязи, д вот скоро кончу и поеду куд-нибудь, может быть в Приж, если поленюсь, то проведу остток лет в Дрездене, потому что переезды из конц в конец, без всякого любопытств, без стрсти видеть новое, куд кк утомительны. Доктор посылет меня к морю, но, кжется, я ндую его и не поеду. Если б меня не ждл служб, тк я, пожлуй, и воротился бы домой в вгусте, чтоб не прямо к осени приехть, но не тороплюсь, чтоб отложить удовольствие зседть в комитете кк можно долее.

Стл было я пописывть, но тк повредил сиденьем и пристльной рботой леченью, что должен был бросить. Я вствл из-з письменного стол бледный, ходил целый день кк шльной, и чувствовл шум в голове, и потому бросил; доктор испугл тем, что я могу нжить себе этим, при водх, другую сложную болезнь. Он вообще говорит, что, по сложению своему и темперменту, я приндлежу к числу тех людей, которым нужно кк можно меньше делть дело.

Теперь я огрничил свою деятельность чтением немецких гзет, притом встрийских, и ншел большое сходство в тоне брни и желчи н нс, н фрнцузов с ншими гзетми во время Крымской войны. Почти одни и те же нсмешки, нпдки, с перемирием вдруг оборвлось - и гзеты приняли опять свой педнтически-официльный тон.

Мне очень хотелось бы знть, нчли ли печтть "Обломов", но, к сожлению, до приезд едв ли о том узню: ответить мне сюд Вы не успеете, куд я поеду отсюд, я и см еще не зню. Тут н Рейне где-то Влд<имир> Мйков с женой: может быть, с ними к морю сговорюсь вместе ехть, в Булонь или Диепп; если же встречу кого-нибудь из приятелей в Приже, то зстряну тм: мне всё рвно. Поторопитесь печтнием, если можно, к нчлу осени: меня то и дело pyccкиe спршивют здесь, когд выйдет отдельно, я всем обещю в конце сентября. Хотя в лондонском изднии, кк я слышл, меня црпют, д и не меня, будто всех русских литерторов, но я этим не смущюсь, ибо зню, что если б я нписл черт знет что, - и тогд бы пощды мне никкой не было з одно только мое звние и должность. Но кк бы тм ни црпли, все-тки рсходу книги это не помешет, следовтельно, желлось бы видеть ее скорее в печти. - Вот теперь с удовольствием почитл бы "Отечеств<енные> зписки", потому что их нет, "С.-П<етербургские> ведомости" тк и проглтывл бы. Но есть "Bohemia", есть "Bohеm Presse", "Preussische Zeitung" и т. д. Что з бумг, что з печть! Мерзостные!

В Дрездене видел я Аполлон Мйков, хотел добиться, что случилось с Григоровичем, и всё не мог ничего узнть.

Здесь жр невыносимя, я угорздился простудиться после теплой внны; теперь у меня нсморк и побливют виски. В воскресенье хочу уехть.

Прощйте, жму Вшу руку и остюсь

Вш И. Гончров.

Евг. П. и Н. А. МАЙКОВЫМ

7 (19) июля 1859. Мриенбд

7/19 июля.

Мриенбд.

Здрвствуйте, Евгения Петровн, здрвствуйте, Николй Аполлонович!

И см не зню, о чем буду писть к вм: тк монотонн жизнь в здешнем тенистом здумчивом уголке! Больше всего, конечно, мы упржняемся здесь в том, что Вс тк мучило и тревожило нынешней весной, Евгения Петровн, и чего мы, нпротив, здесь всячески добивемся. Встречясь друг с другом н променде, н музыке, знкомые говорят не о политике, с учстием спршивют друг друг: "Действует ли вод?" - "Д, порядочно". - "Сколько рз" и т. д. следуют подробности о том, кк действует, когд и прочее. Иной любезничет с дмой, д вдруг остновится снчл кк вкопнный, потом убежит н полуслове. Вот и рзвлечения. Русских здесь будто бы более ст человек; я волей-неволей с некоторыми познкомился, д и не рд. Леченье мое приходит к концу; еще ндо рз три повляться в грязи д взять три железных внны - вот и конец.

Путешествовть мне, собственно, не хочется: ведь я ехл лечиться д бежл н лето от службы; тк, вероятно, и сделю, то есть ворочусь в Дрезден и проживу тм до срок, до конц вгуст. В новые мест, в Швейцрию или еще куд-нибудь, ехть лень; в Приже и н Рейне я уже был, следовтельно, мне ндо усесться н месте и отдыхть. Рзве Стрик со Струшкой непременно зхотят, то, может быть, поеду повидться с ними. Доктор непременно предписывет мне ехть купться в море: мне и того не хочется. Вдобвок ко всему, я простудился здесь после теплой внны и чувствую устлость, сонливость д легкую боль в вискх. Нчл было от скуки мрть бумгу, д ужсно повредил леченью постоянным сиденьем; сделлись приливы и вод перестл действовть, тк что я принужден был литертурные зтеи бросить. Конечно, к ним уже никогд не возврщусь, ибо служб и литертур между собою не уживются. Я и тк изнемог в прошедшем году от ценсуры и от "Обломов".

Я получил от Юнии Дмитриевны письмо: он пишет, что вы от своей холеры освобождетесь. Ну, я очень этому рд и от души вс поздрвляю, хотя рд, что это было с вми: вм полезно, то рстолстеете не путем.

Погод здесь жркя, но недвно, во время перемирия стояли холод. Тишин идельня; экипж здесь редкость: весь Мриенбд - один прк, мешющийся с лесом. Цветы носят коробкми, но я гоняю их от себя, хотя горничня моя Мргрит кк-то изловчется в мое отсутствие поствить мне букет из роз или лилий. Последние тк хороши, что дже мне понрвились, и притом стоят гривенник штук пятндцть. И то жлко.

Отсюд поехл одн брыня в Петербург: я было хотел послть с ней волчков Вричке, здесь очень хороши: но кк я был с ними млорзговорчив, кк он ни стрлсь рсшевелить меня, дже рз дв ей нгрубил, то и посовестился посылть с ней игрушки. А что Вш Улисс, воротился ли под кров? Мы с ним преприятно провели время в Дрездене, и до сих пор это лучшя чсть путешествия.

Что мои милые Женя и Вря? Получил ли Женя мое письмо? Отвечть ко мне сюд не успеете, потому что дней через шесть, ндеюсь, меня здесь уже не будет, где буду, не зню см.

О рыбе здесь, Николй Аполлонович, не слыхть и не видть ее: зто белок в лесу множество, всё рыжие, д еще змеенышей немло, з которыми я от скуки бегю.

Поздрвляю вс с Стриком, то есть с его именинми; я мог бы в этот день поспеть к ним в гости, если б нверное знл, что они в Швльбхе.

Клняюсь усердно Юлии Петровне с Юлией Сергеевной и Степну Семеновичу. Кк я всем вм звидую, что вы сидите тм себе спокойно, в тени от жр, что вм не ндо ходить по пяти чсов в день, потом не ндо сидеть в душных вгонх, думть о чемоднх, о перемене денег и проч. Счстливые! Прощйте, пок, всегд вш,

И. Гончров.

Я собирлся отнести это письмо н почту, после обед мне принесли Вше письмо, Евгения Петровн; оно ткое доброе, милое и нежное, что мне стло кк-то повеселее. Блгодрю Вс з него и желю доброго здоровья.

Вш И. Гончров.

Ю. Д. и А. П. ЕФРЕМОВЫМ

29 июля (10 вгуст) 1859. Швльбх

29 июля / 10 вгуст.9 Швльбх.

Вот уж где я, Юния Дмитриевн! Из Мриенбд свернул я опять в Дрезден отдохнуть после курс и прожил тм полторы недели в совершенном уединении, потом приехл сюд и второй день нслждюсь уединением втроем, ходим пешком и ктемся н ослх. Прошу зметить, что ни одно удовольствие у всех у нс троих не проходит без того, чтобы мы все не вспомнили и не приплели в него Вс, Льховского и Анну Ромновну. Беспрестнно слышится: х, если б они были с нми. Тк, нпример, вчер мы втроем поехли н ослх верст з семь в рзвлины, при упоительной погоде, при очровтельнейших видх, тропинкх - и - то и дело - восклицли от восторг (больше всего, конечно, Струшонк) и жлея, что Вс нет с нми. - Ну, кжется, это письмо должно послужить Вм окончтельным докзтельством, что дружб к Вм состоит всё в том же грдусе у всех нс, и Вше смолюбие, ндеюсь, совершенно успокоится.

Из письм к Мйковым, которое ( ткже и письмо к Дудышкину) прилгю незпечтнным, с просьбой передть им, Вы увидите, что мы нмерены делть. Если вздумете нписть, то припишите о себе слов дв в письме к Стрикм, и я буду очень блгодрен з пмять. Вм, Алексндр Пвлович, жму руку и сгорю желнием покурить вместе з пртийкой. Лялиньку целую. Прощйте.

Вш Гончров.

Н.А. МАЙКОВУ

29 июля (10 вгуст) 1859. Швльбх

29 июля/10 вгуст. Швльбх.

Я не помню, Николй Аполлонович, чтобы я когд-нибудь писл собственно к Вм, всё больше к Евгении Петровне или вообще в семейство Вше писл: теперь мне вздумлось звести деятельную переписку с Вми. Ндеюсь, что мы теперь с Вми другого ничего больше делть не стнем, кк писть друг другу письм. Для этой цели я зкзл сто листов бумги и сто пкетов: пожлуйст, сделйте то же и Вы и двйте писть рз три в неделю. Итк, это решено.

Я дня три тому нзд приехл н Рейн и проник в гнездо Стриков. Местечко Швльбх прелестное и млым чем хуже Мриенбд; окрестности очровтельные, кк вообще все рейнские окрестности. Мы дв дня ктемся н ослх и вчер с Струшкой сделли втроем чудную прогулку к рзвлинм, которую, вероятно, никогд не збудем. Струшк, рзумеется, опишет Вм это лучше, рсскжет еще живее меня.

Звтр мы отпрвляемся отсюд вон, тк кк курс Струшки кончился: ей предписны морские внны, если он вытерпит их; мне мой мриенбдский доктор тоже непременно велел лечиться морем, нходя, что у меня потрясен сильно нервня систем, и притом море действует и н печень. Едем мы в Булонь-sur-Mer: это уединенное местечко, в котором не тк нбито нроду, кк в Диеппе, и не тк сильно море, кк в Остенде. Звтр хотим пробыть день в Висбдене, чтобы выигрть в рулетку сотни три золотых, потом проедем по Рейну до Кельн, оттуд через Брюссель - они прямо в Булонь, я н минуточку хочу збежть в Приж рзменять вексель. В Булони придется пробыть недели три.

Я ншел Струшку здоровее и бодрее, хотя еще он худ; море, кжется, должно окончтельно восстновить ее, если только он выдержит купнье. Что делется у Вс? Что, Евгения Петровн, прошл ли нконец Вш холер и кушете ли Вы простоквшу и млину со сливкми? Кушйте и не бойтесь ничего, я з всё ручюсь. А Вы, Аполлон Николевич, нчли ли уже нслждться чтением фрнцузских и немецких сочинений или еще продолжете числиться путешественником и состоите всё по Средиземному морю? К Вм, Анн Ивновн, я толкнулся было в Дрездене, во второй мой приезд туд из Мриенбд, но мне скзли, что Вы уехли две недели тому нзд.

Целую крепко всех моих милых друзей, то есть детей, Женичку поздрвляю с 3-м вгуст и нескзнно рдуюсь, что это число подрило мне ткого несрвненного друг.

Обо всем остльном нпишет вм подробнее меня Струшк. Если вы зхотите приписть мне что-нибудь, то приписывйте в их письмх: вероятно, остльное путешествие мы будем делть вместе.

До свидния - желю вм здоровья.

Вш И. Гончров.

Н.А. и Евг.П. МАЙКОВЫМ

21 вгуст (2 сентября) 1859. Булонь

21 вгуст/2 сентября 1859.

Сейчс только получил вши любезные письм, Николй Аполлонович и Евгения Петровн, и искренно блгодрю, что Вы подняли, Николй Аполлонович, мою перчтку, то есть решились со мною переписывться. Но не бойтесь: я не стну испытывть Вшу хрбрость и спешу Вм послть absolution complиte10: Вы дли обрзчик мужеств и решимости рыцрской; испытывть Вс долее было бы употреблять во зло Вше мужество. Будьте же покойны и не выпускйте кисти из рук: зню, что этим способом я доствляю себе нслждение увидеть, по возврщении, что-нибудь ткое, чего Вы мне не нпишете в письме. Не отрывйтесь же от Вшей рботы не только для письм ко мне, но дже и для рыбной ловли. - Что ксется до моего произведения, которого Вы ожидете с лестным для меня нетерпением и н которое делете спекуляции, то увы! его нет и не будет: кт вступления в стрость совершется с дской быстротой и з грницею довершился окончтельно. Сердце двно змолчло, вообржение тоже умолкет, и перо едв-едв служит, чтоб нписть дружеское письмо. Куд девлсь охот, юркость к письму - Бог знет! Только писнье стло противно, скучно, и я упрямо молчу. А уж если молчу здесь, н свободе, то дом, при недосуге и зботх, и подвно змолчу.

Мы всё еще в Булони: первые дни стояли невыносимые жры, потом зревели штормовые ветры, которые не перестют до сих пор. Ектер<ин> Пвл<овн> выкуплсь один рз, но, кжется, море для нее - слишком сильное средство, и он дня три просидел в комнте, теперь опять ничего. Потом стло холодно, и Стрик тоже перестл купться; не отстю один я, и если б Вы посмотрели, ккие стены волн обрушивются н мою голову, Вы бы только покчли головой: что, дескть, он делет! Но я не один, со мной несколько нгличн и здоровый мтрос, baigneur,11 который учит, кк ндо встречть нпор волн, боком, спиной или чем другим, и тотчс бросется помогть, когд кого-нибудь сшибет с ног.

Я взял уже десять внн, остется столько же. Если будет всё тк же холодно, Вши уедут дня через дв куд-то стнции з две отсюд, н ккую-то речку, где потише, потеплее и подешевле, и тм дождутся срок ехть в Дрезден, то есть недели полторы. А я хочу, кончивши купнье, поехть опять н несколько дней в Приж и потом тоже в Дрезден. Хотя мы были уже в Приже, но я был еще н диете после вод, д и теперь пробуду дня три, не больше, и то смертельно боюсь, стнет ли денег н проезд, у Вших их, кжется, еще меньше. В Приже мы пробыли всего неделю, сколько он вытянул, проклятый! Купить ничего не купили, только обедли очень скромно, д побывли в Луврской глерее, в Jardin de Plantes и в bal Mabille, дже в тетр не зглянули. - Мы уже писли в Вршву, чтобы около 15-го сентября нм оствили место в мльпост. Если зхотите нписть к своим или ко мне, то теперь уже пишите в Дрезден, poste restante. - Клняюсь вм обоим, Аполлону Никол<евичу> с Анной Ивн<овной>, Лёле и Констнтину Аполлоновичу. До свидния. Весь вш

И. Гончров.

Н. А. и Евг. П. МАЙКОВЫМ

25 вгуст (6 сентября) 1859. Булонь

Boulogne-sur-Mer.

25 вгуст/6 сентября 1859.

Видите ли, Николй Аполлонович, кк я исполняю принятое н себя обязтельство: едв до Вс дошло первое мое письмо, кк я принимюсь уже з второе, всё из одного мест. Но не бойтесь: не испишу всех ст листов и в этом письме хочу только попрвить свою збывчивость. Первое письмо нчто было с целию поздрвить Вс со днем Вшего рождения, но зболтвшись о другом, я глвное и збыл. Примите же теперь мое поздрвление с тким хорошим не для Вс одних, но и для всех нс днем и со вступлением... в который год, Евгения Петровн? Я зню, Вы скжете - в 42-ой, - тк ли, Николй Аполлонович?

К этому поздрвлению прибвляю я подрок - и только Вм одним, в этот рз никому больше: угдйте ккой подрок? Прижский глстух! Не смейтесь, спросите Ектерину Пвловну: он говорит, что Вы непременно будете носить его и никогд не снимете, к соблзну Евгении Петровны, не только при гостях, но дже без гостей; в нем можно лечь спть, и он не будет в тягость: тк он удобен.

Вс, Евгения Петровн, поздрвляю тоже с новорожденным и жлею, что не могу в этот день присутствовть н домшнем пире у Вс; говоря о пирх, я теперь в недоумении, кким числом блюд Вы будете угощть ткое сокровище, кк я: дело идет уже не о мести; спросите у Вших, по скольку блюд мы обедем теперь в здешних отелях? Я перестл ходить в один отель, потому что тм подют всего 12 кушньев, и стл ходить в другой, где дют 15 блюд, но я слышл, что неподлеку от нс дют 18, и полгю ходить туд.

Вши сидят в своей комнте; Ектерин Пвл<овн> нчл опять купться в море и, кжется, с успехом; Стрик ходит не-ловить рыбу; дня через четыре они едут прямо в Дрезден, я хочу н несколько дней зглянуть в Брюссель и потом поеду туд же.

Клняюсь всем, детей целую; Женичке я купил в Приже готовое плтьице, чтоб он, по нущению ббушки, вперед уже не упрекл меня, зчем не привез ей гостинц из Приж; Влерке я выписл из Австрии три смых громких волчк и пистолет.

Обнимю всех в ожиднии, ндеюсь, скорого и приятного свидния.

И. Гончров.

ГОНЧАРОВ и Ек. П. МАЙКОВА - Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

26 вгуст (7 сентября) 1859. Булонь

Ектерин Пвловн с любовью предлсь более всего в Приже к изыскнию средств для покупки достойного Вс черного плтья и купил ккую-то обворожительную прелесть з 200 фрнков. Он обртилсь ко мне, чтобы, по Вшей просьбе, я прибвил или добвил чего недостет, он, дескть, "Вм зплтит с блгодрностью". Снчл я и слышть не хотел, ибо берег деньги н дв подрк: Вм и Ляле; но, увидев эту прелесть, решил, что лучшего подрк сделть нельзя и что грех из моей фнтзии лишить Вс этой прелести. Поэтому, Ю<ния> Д<митриевн>, я исполнил Вше желние, то есть добвил половину денег, но если Вы когд-нибудь зикнетесь об отдче их мне, то дю Вм слово, что с того дня я перестю нвсегд видеться с Вми. До свидния, ндеюсь, до сентября. - Клняюсь Алексндру Пвловичу.

Весь Вш

И. Гончров.

Булонь.

26 вг<уст>/7 сент<ября>.

Что делется с А<нной> Р<омновной>, приехл ли он из деревни? Нши тоже, верно, будут уже в городе, когд получится это письмо. Здесь опять нчлсь предурня погод, и вот третья неделя, я еще н 6-ой внне и не зню, возьму ли 10, тк кк опять очень холодно. Что дети? Стеснят они мменьку н новой квртире, но скоро мы приедем, писли, чтобы нм оствили место в Вршве н 15-е сент<ября>, тогд будем 20-го, то если н 18-е, то 23. Если увидишь А. И., передй ему смый искренний, смый дружеский поклон от нс. Скжи А<нне> Р<омновне>, чтобы не вздумл покупть себе зимнего коричневого плтья, то у нее окжется их дв. А я сильно стою з то, чтобы у нее было опять коричневое плтье; уж я зню почему.

<Ек. П. Мйков>.

А. Ф. ПИСЕМСКОМУ

28 вгуст (9 сентября) 1859. Булонь

28 вгуст/ 9 сентября 1859. Булонь.

Я только что из моря вылез, любезнейший Алексей Феофилктович, и дрожщей от холод рукой спешу отвечть н Вше приятное послние. Двно бы я и см нписл к Вм, если б нынешнее стрнствие мое предствляло хотя млейший интерес. Но нет ничего: в Мриенбде я прожил пять недель, потом воротился в Дрезден, нскучило тм - поехл н Рейн, тм ншел Мйковых и оттуд отпрвился в место злчное и покойное, в Приж, ибо мриенбдский доктор уверил меня, что после мриенбдской воды, рсслбляющей желудочные нервы, нужно укреплять их или железными водми, или морем, или, нконец, веселым житьем в большом городе, с хорошей едой, с хорошим вином: я выбрл было последнее, но схвтил в Приже жестокую холерину и должен был приехть вот сюд, к морю. Уж не зню, против чего укрепляться мне: рзве против сплетен известного ншего общего друг, д нет, ни море, ни рсстояние не спсют. Читя некоторые сттейки в одном изднии, нпрвленные против людей, звуков и форм, и узнвши, что друг побывл в Лондоне, я сейчс понял, откуд подул ветер.

В Приже я встретил - никк не угдете кого - Григорович! Мне хотелось знть, что с ним случилось н корбле, и я потщил его в ншу отель обедть. Он мне рсскзывл прострнную и подробную историю, но тк рссыплся в подробностях, что я никк не мог сделть общего вывод о том, почему он удлился оттуд: по смыслу его рсскз выходит, что он якобы был очень либерлен.

О поручении писть для мтросов он мне что-то рсскзывл, но я збыл. Живет он тм у Дюм и в нстоящее время уехл тоже к морю купться, и не один, с ккой-то девочкой; у него звелся тм ромн, который он сейчс же з столом и рсскзл нм всем троим, в том числе и Е. П. Мйковой. Потом мы хотели покзть ей, кк бесятся фрнцузы, и возили ее в Елисейские поля, куд он нм сопутствовл. Потом я отдл ему визит, но не зстл дом. Но о нем поговорим поподробнее при свиднии, теперь Бог с ним! Есть нужнее кое-что скзть Вм.

Я виделся в Приже с Деляво и беседовл с ним чс дв. Он поручил мне передть Вм, что он "двно изготовил сттью о Вс и отдл в редкцию "Journal des deux mondes", ткже не рз нпоминл, что пор бы ее пустить в ход, но см хорошенько не знет причины, почему они ее держт, догдывется, что редкторы, встретивши тм сильные и резкие описния русской дминистрции, нрвов и проч., должно быть, не решются печтть ее по нынешним отношениям Фрнции с Россией, чтобы не нвлечь н себя змечния своего првительств". Вот приблизительно смысл его слов, и я передю их сколько могу точно. "Il parait, que les rйdacteurs sont gagnйs ce moment-ci par le mкme esprit d'autoritй de censure"12, - прибвил он. Тк ли это или нет, не зню я; слушя это, думл было снчл, нет ли и тут немножко ншего общего друг, однко из дльнейших слов его видел, что он рзумеет его кк следует. Я рсскзл Деляво, сколько Вы нм прочли Вшей новой дрмы, и сильно здел его з живое, рвно кк и рсскзом "Воспитнницы" Островского. Последнюю он, кк уже вышедшую в свет, хотел бы уже перевести, но у него нет "Библиотеки для чтения". Между прочим, я возбудил его жжду познкомиться покороче с Островским, блго он весь появился теперь в печти, и он весьм просил меня прислть ему экземпляр, что я и обещл сделть чрез Николя Петрович Боткин, который едет туд в конце сентября из Москвы. Но кк я не зню, зстну ли я Боткин в России, ибо буду тм не прежде 20-х чисел сентября, то не возьмете ли Вы н себя труд, Алексей Феофилктович, с поклоном от меня передть просьбу Деляво прямо Островскому, который мог бы лично передть Боткину экземпляр своих комедий для доствки в Приж, и особенно если б присоединил и оттиск с "Воспитнницы". Особенно Деляво понрвилсь см мысль о воспитнницх и о блгодеяниях Улнбековой.

Что ксется до Вшей дрмы, то не судить собирюсь ее, нслждться ею; до сих пор он веден удивительно по силе и по естественности; мне кто-то тогд же скзывл, что в конце у Вс будто бы предположено рзбить голову ребенку взбешенным отцом: не переинчено ли это кк-нибудь? Если же это в смом деле тк, то извините мою откровенность, если скжу, что это сильное и, пожлуй, весьм быть могущее и, конечно, бывлое окончние подобного дел все-тки не может быть допущено инче и в нтуре кк исключение (примите в сообржение общий хрктер отношений нших крестьян к господм: этого не ндо отнюдь выпускть из вид, особенно в искусстве), искусство непременно здумется и оробеет перед этим. Но опять-тки поспешу прибвить, это не будет чересчур противно и дже, может быть, примется одобрительно при последнем современном нпрвлении литертуры. Я, кк стрый литертор, может быть, гляжу н это очень робко, но это мое личное мнение, и я з него не стою горой. Однко я боюсь ценсуры - з дрму, рзве Вы сделете уступки.

См я снчл принялся было писть, но повредил тк леченью, что у меня и в Петербурге не было ткого зелено-желтого лиц, кк тм, я и бросил в смом нчле. И добро бы был коротенькя вещь, то опять мхин: д уж и пор мне бросить, не то теперь требуется, это я понимю и умолкю. Клняйтесь Дружинину, скжите, что в Итлию ни з что не поеду; жжду видеться с ним.

Ектерин Пвловн Писемскя, верно, велел клняться мне, Вы ни слов: поручил бы Вм поцеловть ее з меня, д нет, Вс н это не уломешь! Здоровы ли рзбойники? Что рук Пвл? До свидния!

Вш И. Гончров.

Ю. Д. ЕФРЕМОВОЙ

28 вгуст (9 сентября) 1859. Булонь

Булонь, 28 вгуст / 3 сентября, 1859.

Вше милое письмо, друг мой Юния Дмитриевн, я получил сегодня утром, и вот лениво-борзое перо чертит уже ответ. Не длее кк сегодня утром вложил я в письмо Ектерины Пвловны к Вм крошечную зписку, и когд с Стриком понесли ее н почту, тм лежло уже письмо от Вс и от Писемского. В той зписке я извещл Вс о покупке Вм Ектериною Пвловною отличного плтья в Приже и зпретил думть о возврщении мне половины употребленных мною н то денег, что и подтверждю и здесь. А если Вы будете перечить, то я Вс и знть не хочу. Мне хочется, чтоб половин плтья, и именно т половин, которя будет облекть смые лучшие и нежные чсти Вшего тел, был мой подрок. Но об этом рзговривть больше нечего, это дело решенное, только кк провезут они плтья через Бельгийскую и Прусскую тможни? Впрочем, мло смотрят. - Мы сейчс из моря: я, выкупвшись, пошел смотреть, кк baigneur,13 мтрос с Кртыгин ростом, взял н руки Струшку и, кк куклу буквльно, понес пополоскть в пене; у нее ноги болтлись н воздухе, см он, кк моншенк, одет в ккой-то рясе. Я куплся в десяти сженях от них и, говорят, очень похож н стыдливую Венеру, особенно когд сзди нгнл меня вл, сшиб с ног и сбил с меня cale(on.14 Дня через три они уезжют в Дрезден, я в Брюссель, делть больше нечего, д и денег у них нет совсем, у меня очень мло. Их трое, и переезды втроем уносят много кпитлов. Вы всё говорите о моей дружбе: но я считю ее, д и не один я, многие... ткою дрянью, что и предлгть ее совещусь, следовт<ельно>, обещть ничего не могу, то, что Вы уже имели с моей стороны, то, можете быть уверены, остнется в Вшем рспоряжении до моей смерти включительно. Вы более нежели кто-нибудь, имели бы прво н мою дружбу - по Вшему хрктеру и сердцу, и я бы Вс просил принять ее, если б ствил ее во что-нибудь и если б, глвное, двно не перестл верить во все те мечты, которыми игрют люди от прздности, скуки и неведения о том, к чему всё ведет и чем рзрешются все вши земные дел.

Кжется, мы все здоровы, может быть и от моря; что бы Вм послть сюд Пвл Демидович: он бы попрвился и посвежел еще н много лет. Жль, если это буффонское письмо придет в ткую же минуту грусти, под влиянием которой, по-видимому, Вы писли ко мне. Но потерпите, кжется, судьб устнет жть Вс и обдст Вс з Вше терпение (это моя дружб к Вм шепчет мне) ткими лучми, ткими волнми рдости, обилия, что... просто ну, д и только! Авось мы погуляем с Вми з грницей: хотелось бы! Видите, и я ндеюсь.

Я дресую письмо к Писемскому н Вше имя: передйте ему, если его нет в городе, он говорит, что уедет к Тургеневу, то подержите до его приезд и тогд отдйте.

Клняюсь Вм обоим, целую Юночку и пострюсь привезти ей из Дрезден куколку или что иное, он ткя миля, умня и, сколько я зметил, послушня и скромня, хотя воспитн и не в строгих рукх, только иногд гримсничет немного. Вчер я писл к Николю Аполлоновичу.

Весь Вш

И. Гончров.

А. Н. МАЙКОВУ

7 (19) сентября 1859. Дрезден

Дрезден. 7/19 сентября

Вы всё обвиняете себя в обломовщине, любезнейший Аполлон Николевич, и я было подлся н это Вше смоубиение, кк вдруг последовл от Вс зкз пнтлон з грницей! Д рзве это по-обломовски! Или если вы Обломов, то уже новейший, рзврщенный Обломов. Но кк бы то ни было, штны зкзны, и притом смые блестящие, лучше и дороже кких в Дрездене нет, и при всем том не превышющие 11 тлеров! Но что з фрнт будете Вы - в пределх от Сдовой до Невского проспект включительно, но до Аничков мост только, то есть до тех пор, где прогуливется Пнев: с ним все-тки вы соперничть не можете.

Прочли мне Стрики Вш милый отзыв об "Обломове", и мне сие приятно.

Здесь теперь Сологуб с женой: у него, кжется, пять или шесть литертурных змыслов. Он пишет ромн, пишет русскую комедию в 5 ктх, нписл фрнц<узскую> комедию, пишет еще ккие-то сттьи и дже хочет поселиться в Дерпте, чтоб исполнить свои змыслы.

Мы, то есть Стрики и я, 10 сентября в четверг едем в Вршву, где нс ждут мест в почтовой крете н 15-е сентября, следовт<ельно>, числ эдк 20-го Вы нс получите, если не случится с нми чего-нибудь предосудительного. И писть бы не следовло, но пишу тк, больше от прздности.

Клняйтесь родителям, поцелуйте мть Вших детей и детей Вшей жены. Клняйтесь Писемским: получил ли он мое письмо из Булони?

Вш И. Гончров

Стрики теперь в глерее: Ектер<ин> Пвл<овн> после моря зметно укрепилсь, только всё зябнет, д здесь и холодно. А едим мы много.

А. В., Е. А. и С. А. НИКИТЕНКО

20 сентября (2 октября) 1859. Вршв

Вршв, 20 сентября / 2 октября.

С некоторою кислотою в желудке и с бодрым сердцем вшел в пределы отечеств.

Д постелется и Вм, высокосновный, глубокоумный и горячесердечный друг мой, Алексндр Всильевич, тк же глдко и покойно путь досюд, кк постллся он мне! Н пути никких препон, здержек и ошибок не было, креты слвные, стнции удобные и местми роскошные, подкрепление сил (рдуйся, о непроходимый...) свежее, вкусное и обильное.

Блгословенный Ф. Ф. Коберский никкой ндежды н ускорение Вм пути в Петербург не подл, ибо, говорит, бывют нередко случи, что откзывются один или двое от своих мест, но чтоб целя крет вдруг откзлсь - это редко бывет, дже почти никогд. Следовтельно, Вм остется вооружиться немецким терпением и подождть до 1-го или 2-го октября ншего стиля, чтобы 3-го вечером быть здесь, 6-го выехть. Если б Вы зхотели уехть одни вперед, то нпишите к Фед<ору> Фед, он, кжется, местом для одного не зтруднится. Я зстл его обремененного делми, окруженного миллионми кзенных денег. Но и тут он, по обязтельности и вежливости своей, ншел возможным уделить мне четверть чс. Письмо Вше он положил в крмн, скзвши, что прочтет дом. Он очень жлел, между прочим, что не успел нписть мне, чтобы я привез ему згрничный перевод Библии н русский язык, и я жлею, что не знл этого в Дрездене: если б тм ншел, то купил, провез бы кк-нибудь, хоть в рукх, и подрил ему. Вс этим обременять нечего, у Вс и без этого куч вещей.

Теперь нучу Вс кое-чему полезному.

В Дрездене берите билеты прямо до Сосновице: тм уже нвыкли и Сосновиц с Мысловицми не перепутют. Это избвит Вс от новых хлопот в Бреслвле, где Вм будет оствться хлопотть только о том, чтоб подкрепиться чшкою кофе. (Билеты II клсс по 9 тл<еров> 19 гр<ошей> до Сосновиц, в Сосновицх вновь берете билеты прямо до Вршвы по 6 р. с чем-то во 2-м клссе). Тм можно двть дже з билеты бумжными и серебр<яными> тлерми прусскими. Золото берегите, ибо здесь является к приезжим презренный еврей и дет по 35 коп. н кждый золотой, то есть по 5 р. 50 коп. всего.

Помните, что в Кольфурте ндо пересесть в другие вгоны. Н это дется полчс. Вы приедете туд между 3 и 4-мя чсми утр, между 5 и 6-ю чсми в Бреслвль, где скзли, что остются чс, остлись полчс. В Кольфурте спросите сырой ветчины, Софья Алексндровн: ветчин превосходня и кофе хорош. В Бреслвле советую подкрепиться, ибо оттуд до Котовиц остновки нет, в Котовицх (в 12-м чсу) Вы выходите из вгонов, которые едут в Мысловицы и Крков, вы, подождв полчс, едете в Сосновицы, куд прибудете через 10 минут, ровно в 12 чсов. Кзимире Кзимировне не худо бы хорошенько подкрепиться в Котовицх, тк кк в Сосновицх он будет знят покзывнием сундуков в тможне. В Котовицх и буфет лучше. Впрочем, в Сосновицх остются с 12 до 2-х чсов, досмотр вещей и передч их опять н новую дорогу окнчивются в полчс, следовт<ельно>, Вм остется полтор чс свободного времени, тк что беспощднейший может подкрепиться до отвл.

В Сосновицх я предупредил о Вс, и Вше имя зписли. Со мной поступлено было вежливейшим, блгороднейшим обрзом, тк, вероятно, поступлено будет и с Вми. А Вы, Алекс<ндр> Вс<ильевич>, увидя упрвляющего тможни, блгообрзного черноволосого и смуглого мужчину, подступите к нему и спросите, двно ли я проехл и не нпоминл ли ему о Вс, и нзовите себя. Но вот совет необходимый: не звертывйте ничего в печтные листы; у меня были звернуты в гзетную бумгу лежвшие сверху споги и туфли: досмотрщик все листы вытщил и рзорвл. Вероятно, отдно строгое прикзние нсчет згрничных русских гзет, он рвет уж кстти и инострнные.

Кк только сундуки Вши зпрут, сейчс же спешите в кссу и берите новые билеты и потом в бгжную - для передчи вещей. Тут досмотрщикм мне не пришлось ничего и двть, дл я несколько немецких грошей тем людям, которые тскли, отпирли и зпирли мои вещи, я выбрл одного, Вм ндо взять двух или трех, д чуть ли их и всего не трое.

Помните, что польский грош рвняется русской полукопейке; Вм будут двть сдчи грязненькую монетку с цифрою 10: это нш пятчок. Другой мелочи нет здесь.

Впрочем, в Сосновицх и тлеры в большом ходу.

Жиду я скжу, чтоб он явился к Вм променять золото, когд Вы приедете.

В Вршве, когд приедете н стнцию, ухвтитесь з одного комиссионер и скжите ему, что ддите ему рубля, чтоб он, во-1-х, сейчс же удержл для Вс дв экипж, куд посдив могущих ехть вперед, отпрвьте их в Европейский отель, сми сядьте в другой экипж и отдйте комиссионеру билет н вещи, скзв, сколько их числом. Он (или они - вм нужно двоих-троих) принесет всё к экипжу (можно оствить и до утр). Ткс положен от железн<ой> дороги до гостиницы вечером, кжется, по 60 и дже по 45 коп., д им дют н водку. В гостинице теперь пок еще множество мест: мне дли комнту parterrie,15 и большую, з 1 р. 20 коп. в сутки; обед в 3 чс стоит 60 коп. с человек, в 5-ть рубль. Чю полня порция с мслом и проч. 30 коп. (имейте свой и спршивйте только горячую воду), что-то дешево: я боюсь, не умышляют ли здесь извлекть у меня деньги более простым способом: помимо меня, прямо из чемоднов!

Европейский отель все-тки лучший, по чистоте и порядку.

При выходе из дебркдер имейте пспорты в рукх, ибо их отбирет полицейский чиновник, по приезде в гостиницу спросите пспортмейстер и предупредите, что пспорт нужен будет Вм 5-го числ, то есть нкнуне Вшего отъезд, для отсылки н почту. Вещи н почту ндо доствить 6-го октября в 8 чсов утр, тк кк Вы едете с экстр-почтой, в 9 чсов утр. Этому пспортмейстеру что-то плтят, кжется, рубль, со всеми издержкми.

Есть дже в гостинице ккое-то лицо, зведовющее и тетрльными билетми: тк что я сегодня изъявил желние идти в "Трубдур". Сейчс же явился господин, который через полчс принес мне билет, рзумеется, с увеличением плты.

Ну, кжется, я не оствил ни одной подробности, чтобы углдить Вм путь, и если он не будет глдок, то уже знчит - тковы неисповедимые судьбы!

Экстр-почт устроен тк, чтоб поспевть к утреннему воскресному поезду в Острове и быть вечером в Петербурге. Не зню, удстся ли тк мне?

З все доствленные Вм сведения желю следующего вознгрждения, з кковым и обрщюсь к Ектерине Алексндровне.

Ектерин Алексндровн! Блговолите знять у тятеньки 3 тлер и с свойственною Вм локомотивною быстротою устремиться по Schl(sserstrasse, и, дойдя до № 18, против ворот дворц, купить в мгзине ткую же грвюру ( не фотогрфию и не литогрфию) "Mater dolorosa" Слимен, ккую я подрил Софье Алексндровне, и облгодетельствуйте, привезя мне ее в Петербург. Я потому смею беспокоить Вс, что н полке всё рвно везти что одну, что две грвюры, следовтельно, это Вс не обременит. Три тлер, в виде трех рублей, будут с блгодрностию возврщены в Питере.

Тут по дороге пойдете мимо ншего знкомого жид: обегите, о, обегите его: это удв.

Кжется, уже всё скзно, и мне остется только позвидовть, что Вы еще посидите под кштном, у здоровенького Кельнер, послушете штрусовых вльсов и, может быть, попользуетесь теплом. Здесь холодновто.

Если бы случились н мое имя письм, прошу взять их с собою.

Зтем клняюсь усердно, блгодрю з эти тк мирно, весело, тепло и хорошо (кк никогд уже не будет хорошо) проведенные с Вми всеми три-четыре месяц и остюсь

всегд Вш

И. Гончров.

Беспримернейшего целую и осеняю бородой, ему поручю облобызть з меня божественную.

M-me и m-lle Ильинским мой поклон и сожление, что тк мло провел времени в их обществе.

А. Ф. ПИСЕМСКИЙ и И. А. ГОНЧАРОВ

А. Н. ОСТРОВСКОМУ

Нчло ноября 1859 г., Петербург

Любезный друг, Алексндр Николевич!

Не зню, не рссердишься ли ты н случившуюся перемену. В ноябрьской книжке вместо твоей дрмы должн был пойти моя. Произошло это вследствие тких обстоятельств: министр, кк ты знешь, взявший н себя пропуск моей дрмы, дл мне знть, что я печтл бы ее сейчс же; в противном же случе, очень может стться, что влсть его будет недействительн, потому что в смом непродолжительном времени цензур отойдет от Министерств нродного просвещения и обрзуется новое упрвление, совершенно отдельное, под верховным нчльством брон Корф (втор восшествия н престол Николя I-го). В это же упрвление, говорят, войдут Инострнный цензурной комитет и тетрльня цензур. Во всем сим в конце письм тебя удостоверит и Ивн Алексндрович! Что ксется до твоей пиэсы, то это никоим обрзом, кжется, <не> повредит ей: чем долее ее не печтют, тем выгоднее для ее сценической обстновки, и ты очень бы нс обязл, если бы позволил оствить ее до генвря, ибо хотя мы и будем иметь Щедрин, то тебя печтть в декбре, то есть для стрых подписчиков, Слтыков в генвре для новых подписчиков, безумно нерсчетливо! Если ты соглсен н это, то уведомь меня, и, еще рз повторяя эту просьбу от себя и от Алексндр Всильич, остюсь душевно тебе преднный

А. Писемский

Р. S. Кроме того, от Слтыков еще не получен, и только рссчитывя н его ккуртность, я пишу, что мы будем иметь его повесть. Пиши ко мне прямо н квртиру: н Сдовой, в доме Кукнов, против Юсупов сду.

Дрм твоя совсем уже нчисто отделн, пропущен цензором, и первые листы дже отпечтны.

Если почему-либо тебе непременно нужно, то мы дрму поместить <можем> и в декбрьской книжке, но нм горздо лучше сохрнить ее до генвря.

И я свидетельствую, почтеннейший Алексндр Николевич, о крйней необходимости, по которой нужно было дть место дрме Писемского в нынешнем месяце. Я в большом горе, что никк нельзя мне было послушть Вс смих: со всех сторон слышу восторженные отзывы, когд теперь придется прочесть дрму? Через месяц, д еще прочтешь см, не услышишь втор?

Усердно клняюсь Вм. Искренно преднный

И. Гончров.

Н.А. ГОНЧАРОВУ

16 ноября 1859. Петербург

Извини, любезнейший брт Николй Алексндрович, что долго не отвечю н твое письмо: дел тк много, что едв нхожу свободную минуту.

Ты, между прочим, спршивешь, нужно ли печтть отрывки из моего путешествия в "Симбирских Губернских Ведомостях": лучше бы не печтть, потому что у меня в контркте с Глзуновым скзно, что я не впрве дозволять никому перепечтывть или извлекть из путешествия отрывков до известного срок: конечно я прв потому, что позволения я не двл, но если он узнет, что редктором ведомостей родной мой брт, то может подумть, что перепечтк делется с моего соглсия. Впрочем, кк хочешь, бед небольшя. Ты спршивешь о моем новом ромне и говоришь, что к тебе обрщются с вопросми, ты ничего-де не знешь. Д я и см ничего о нем не зню, потому что его нет: тк ты и отвечй, когд будут спршивть.

Сш твой писл ко мне, но я еще не успел ему отвечть; кк нйду свободную минутку, тк и нпишу...

Экземпляры "Обломов" тебе и сестрм пришлю, кк только будет время; если продлится срок, не пеняй: человек у меня один и рссылть н почту некого; поручу кому-нибудь из книгопродвцев.

Ты спршивешь, попрвился ли я здоровьем з грницей: д, весьм, дже помолодел н вид, все это говорят, но здесь опять рбот, зботы, сует, неприятности нчинют истощть зпс здоровья. Ревмтический мигрень прошел - могу скзть - от морских купний в Булони. Прощй, спешу прогуляться - и з рботу.

Будь здоров и уверен в моей дружбе.

Брт твой И. Гончров.

М.А. КОРФУ

2 декбря 1859. Петербург

Вше Высокопревосходительство.

Сегодня я уже опоздл воспользовться днным мне позволением являться около 11 чсов к Вм для личных объяснений. Двно бы я см искл этой чести, если б не боялся беспокоить Вс, ибо зню, кким и скольким зботм посвящено Вше время. Кроме того, я ждл от переплетчик книг, которые желл предствить и предствляю лично, и н принятие которых Вы изъявили блгосклонное соглсие.

Теперь прошу покорнейше дозволения перейти к вопросу о нзнчении цензоров. Если Вше Высокопревосходительство сми изволите удостоить меня нствлений н этот счет, я не позволю себе протестовть дже мысленно, ибо буду уверен, что выбор Вми опрвдется. Но Вы вновь изволите отклонять от себя эту зботу, огрничивясь передчей мне списк кндидтов.

Все они являются и ко мне и ствят меня ткже в зтруднение, ибо я никого из них, кроме г-н Добровольского, лично не зню. Этот последний умен, знет хорошо состояние и ход кк литертурного, тк и цензурного дел; у него один недостток: форменность и излишняя робость, происходящие от зпугнности и нерешительного положения, в котором нходились и литертур, и цензур. Но от этих недосттков он может освободиться и, кк умный человек, устновится н той точке и взгляде, которые Вшему Высокопревосходительству угодно будет нм укзть.

Прочие же нименовнные в письме лиц мне неизвестны, но н чстные мои спрвки о них я мло слышл хороших отзывов, не исключя и гг. Тихомндритского и Игнтович. Только об одном г-не Воронове все единоглсно говорят одно хорошее. Если бы Вше Высокопревосходительство позволили н первый рз огрничиться выбором этих двух лиц, третью вкнсию (мою, если я буду утвержден) оствить в резерве, предоствив временно знимть ее секретрю комитет г-ну Згибенину, человеку умному и обрзовнному, кк предоствил это теперь ему Е<го> В<ысокопревосходительство> Евгрф Петрович, то можно было бы впоследствии, не торопясь, приискть ндежное лицо, имеющее эти кчеств, которых отчсти, должен я откровенно сознться, комитету, при нстоящем его состве, недостет.

Я зню, что в рекомендции г-н Игнтович учствует см министр: я не только не смею откзть ему, но, по глубокому моему увжению и симптии к Евгрфу Петровичу, готов понести и неудобные последствия от этого нзнчения, но, может быть, Его Высокопр<евосходительство> не очень дорожит этой рекомендцией, тогд бы я осмелился повторить свою просьбу оствить мою вкнсию до времени незмещенною. Большя чсть из рекомендовнных лиц отдляются от литертуры, особенно современной, бездн лет и стрых понятий: тков слух о них. Возможно ли будет устновить их н новой, современной, соглсной кк с видми Првительств, тк и нынешней литертурой, точкой зрения?

Повергя это мое мнение н блгоусмотрение Вшего Высокопревосходительств, я буду ожидть дльнейших прикзний.

В зключение беру смелость довести до Вшего сведения, что нстоящее Нчльство мое рзрешило мне отлучиться звтр н неделю в Москву: испршивя позволения н эту поездку у Вшего Превосходительств, долгом считю присовокупить, что если б Вы изволили нйти эту отлучку почему-либо неудобною, то я готов отменить ее.

С глубоким увжением и преднностию имею честь быть

Вшего Высокопревосходительств

покорнейшим слугою

Ивн Гончров.

2 декбря

1859.

М.А. КОРФУ

2 декбря 1859. Петербург

Вше Высокопревосходительство.

Вопрос о моем отъезде в Москву окончтельно должен решиться звтр утром: во всяком случе спешу вырзить пред Вми искреннюю блгодрность з рзрешение мне поездки. Прикзния Вши относительно свидния с г-ном Соболевским буду иметь честь исполнить в точности.

Если, по обстоятельствм, я должен буду отложить свой отъезд, то немедленно явлюсь довести о том до Вшего сведения.

Приношу глубокую блгодрность з одобрение моего мнения относительно выбор цензоров.

С глубоким увжением и преднностию имею честь быть

Вшего Высокопревосходительств

покорнейшим слугою

Ивн Гончров.

2 декбря 1859.

1 глупым смодовольством (фр.)

2 скчке с препятствиями (фр.)

3 "Рогоносец" (фр.)

4 цветочниц (фр.)

5 Непринужденность (фр.)

6 Окончние письм утрчено. - Ред.

7 Пусть будет стыдно тому, кто об этом плохо подумет (фр.).

8 В втогрфе ошибочно: "мя". - Ред.

9 В втогрфе ошибочно: "29 вгуст / 10 июля". - Ред.

10 полное опрвдние (фр.)

11 служитель при купльне, бнщик (фр.)

12 Похоже н то, что редкторы сейчс одержимы духом преклонения перед цензурой (фр.)

13 служитель при купльне, бнщик (фр.).

14 eaeuniiu, o?onu (o?.).

15 н первом этже (фр.)