/ Language: Русский / Genre:sf, / Series: Переполох

Переполох В Небесных Чертогах

Игорь Чичилин

Бесплотные, бессмертные, беспощадные — они пришли из глубин Вселенной, чтобы уничтожить нашу Галактику. Порожденные Великим Ничто, чужаки самим фактом своего существования перечеркивали все законы Мироздания. Но на их пути встали космические корсары, люди вне закона. Им пришлось выступить в непривычной для себя роли спасителей человечества, имея в союзниках своих извечных врагов — военный флот. Мужество пилотов и гений ученого — против монстров, погубивших уже не одну цивилизацию!

Игорь Чичилин

Переполох в Небесных Чертогах

Предисловие автора.

Когда были изобретены субсветовые генераторы, человечество смогло приступить к освоению Галактики. Правда, здесь все же существовали некоторые трудности.

Во-первых, нельзя совершать субсветовой прыжок вблизи звезд. Излучение и гравитация звезды, а также планет, сильно влияют при входе и выходе из подпространства, изменяя курс корабля. В результате можно врезаться в одну из планет, а то и в саму звезду. В общем, нельзя «прыгать» внутри планетарной системы, ну, разве что на самой ее окраине.

А во-вторых… Совершая субсветовой прыжок, корабль довольно быстро преодолевает большие расстояния, но выходит из подпространства через многие годы. И если, например, за время полета внутри корабля прошло около получаса, то в окружающем пространстве — более пятидесяти лет. Конечно, это не удобно… Да что там! Это совершенно невозможно. Если, скажем, вы назначаете свидание девушке, живущей в соседней планетарной системе, и через полчаса прилетаете к ней, то встречаете старуху, уставшую ждать за те пятьдесят с лишним лет, которые прошли для нее во время вашего получасового перелета. К тому же представьте, где вы найдете своих друзей и знакомых, когда вернетесь обратно домой.

Вот как раз для того, чтобы устранить этот неприятный эффект, и существуют компенсаторы темпоральных изменений — стационарные автоматические станции, создающие специальное поле, которое дает возможность субсветовому генератору корабля при выходе из подпространства компенсировать все эти годы и свести внешнее время к внутреннему корабельному времени, затраченному на полет. И все! Девушка встречает вас именно через те полчаса, которые вы летели к ней.

Огромная сеть компенсаторов, установленных в строго определенных местах пространства, перекрывает своим полем всю цивилизованную Галактику. Их наличие делает перемещение по ней простым и удобным. И даже перелетая на другой край Галактики, вы оказываетесь там через несколько часов, а не через несколько сотен лет, как это было бы без компенсаторов темпоральных изменений.

Давно уже минули времена междоусобных войн, и сейчас Галактика стала единым государством с общей государственной системой, галактической полицией и всем прочим. Множество мирных колоний, как города в одной стране, живут дружной семьей в единой Галактике.

Конечно, далеко не у каждой звезды нашлась планета с пригодными для жизни условиями и, соответственно, подходящая для заселения. На самом деле таковых оказалось немного… вернее, немного по космическим меркам. Обнаруженное количество пригодных для жизни планет измеряется десятками, если не сотнями тысяч. Хотя это только доля процента от общего количества звезд в Галактике, но людям этого вполне хватило. И до сих пор освоена далеко не половина всех подходящих планет. Правда, окраина Галактики не пользуется спросом — все предпочитают селиться где-нибудь поближе к центру, чтобы не слишком долго добираться до других колоний.

Как выяснилось, человечество является наиболее развитой, если не единственной разумной расой в Галактике. Потому что те обнаруженные существа, которых можно назвать разумными, не имеют еще никакой цивилизации и находятся пока в своем каменном веке.

А в других Галактиках? Сначала необходимо построить туда дорогу из компенсаторов, иначе корабль-разведчик вернется домой только через сотни или даже тысячи лет — кому это нужно? Естественно, создание такой дороги требует немалых материальных затрат. В правительстве давно уже ведутся дебаты о рациональности ее построения — в принципе, и в своей Галактике еще хватает забот и пригодных для заселения планет, — и пока по этому вопросу не принято положительного решения. Но, впрочем, вполне возможно, что прямо завтра ее строительство все же начнется. Кто знает этих политиков, почему они решают то или это?

* * *

Огненный метеорит появился в небе. На огромной скорости приближаясь к Земле, он горел при полете сквозь атмосферу. Механик Херш, стоя у ангара пиратов, наблюдал за ним, приставив ладонь ко лбу, чтобы прикрыть глаза от солнечных лучей. Метеорит падал совершенно бесшумно, а потом, когда звук достиг земли, небо вдруг взорвалось оглушительным грохотом. И почти одновременно с этим метеорит начал замедлять свой полет, постепенно переставая быть огненным.

Да, это был корабль, но, судя по всему, получивший крайне серьезные повреждения. Когда он опустился ниже, стало видно, что части корпуса просто нет, словно ее срезали огромным острым ножом. Казалось невероятным, что корабль еще может летать. Но двигатели работали. Приближаясь к поверхности, он как смог замедлил свой полет, хотя этого было, пожалуй, недостаточно. Потому что в результате он не приземлился, а скорее грохнулся на землю, чудом не распавшись на части.

— Ну и посадочка, — глядя на это, пробормотал Херш.

Из корабля выскочил Рэнг и, чуть пошатываясь, бросился прочь. Не успел он отойти и на несколько метров, как корабль взорвался у него за спиной. Рэнг пригнулся от взрыва, но, не останавливаясь, прямиком направился к ангару.

— Рэнг, — весело заметил Херш, — ты прилетел почти на одном двигателе.

Рэнг скользнул по нему ошалелым взглядом, похоже находясь еще в шоке от падения.

— Где Ворвуд? — хрипло произнес он, не обращая внимания на веселость Херша.

— У себя — где же еще? — пожал плечами механик.

— Отлично. Объявляй общую тревогу и поднимайте все корабли.

— А что случилось-то? — не разделяя его серьезность, довольно развязно отозвался Херш. — Может, лучше тебе отдохнуть, а то свалился как гром среди ясного не…

— Ты слышал, что я сказал?! — прорычал Рэнг, прерывая его. — Некогда отдыхать. Поднимай всех, кто есть. Я — к Ворвуду, а потом тоже присоединюсь к остальным. Кстати, приготовь для меня новый корабль.

— Да, хорошо, — несколько испуганно пробормотал Херш, видя, что Рэнг не намерен шутить, и бросился исполнять приказание.

А Рэнг направился к Ворвуду.

— Нэд, на нас напали! — высказал он, врываясь в кабинет главаря пиратов. Ворвуд сидел за письменным столом и в праздной безмятежности листал каталог последней выставки транспортных средств, разглядывая новейшие модели спортивных кораблей.

— Н-да? — с неохотой отрываясь от красивых, как леденцы, картинок, поднял он взгляд на своего главнокомандующего.

Подойдя, Рэнг не стал садиться в стоящее рядом кресло, только оперся кулаками о край стола и чуть наклонился к Ворвуду.

— Трое ребят, которые были со мной на своих кораблях, погибли, — пояснил он. — Мне чудом удалось уйти, но мой корабль взорвался после посадки.

Ворвуд вздохнул и отложил каталог в сторону.

— Что, копы все-таки нашли дорожку к нашей базе? — осведомился он.

Рэнг нахмурился.

Не знаю. По-моему, это были не копы. У них какое-то странное оружие, да и корабли тоже.

— Странное оружие?

— Да. Ты видел, как пузырьки воздуха поднимаются из воды?

— Ну-у… — не зная, как ответить на такой вопрос, протянул Ворвуд.

Но Рэнг не ждал ответа.

— Много пузырьков, целая стена, или водопад, наоборот, или… в общем, неважно. Это похоже. Только они не поднимаются из воды, а летят в космосе прямо тебе в лицо, и это не пузырьки воздуха, а огненные шары. Три наших корабля исчезли в них.

— Сгорели? — уточнил Ворвуд.

Рэнг задумался на секунду.

— Может быть. Но я не видел взрывов, и никаких обломков не осталось — они просто исчезли. Я еле смог увернуться, хотя один такой «пузырек» задел корпус, и мне снесло полкорабля, но совершенно без взрыва, просто срезало, как ножом.

— Хм… Вот как? — пытаясь представить сказанное, задумчиво покивал Ворвуд.

— Там был корабль, который и стрелял этими… огненными шарами, — продолжил Рэнг. — Мы случайно наткнулись на него, и он сразу открыл огонь, даже не подавая никаких сигналов, просто увидел нас и начал стрелять. Некогда было особенно разглядывать его, но таких кораблей я еще не видел.

— Угу, — понимающе произнес Ворвуд и посмотрел на лежащий на столе каталог.

Последнее время жизнь пиратов протекала довольно размеренно и спокойно, давно уже не происходило ничего серьезного. Все было тихо, и никакая опасность не угрожала им. Пираты начинали привыкать к спокойствию и безмятежности. Поэтому сообщение Рэнга выглядело чем-то отвлеченным и посторонним, странно было слышать о какой-то угрозе. Впрочем, три сбитых корабля были достаточно веской причиной, чтобы отвлечься от разглядывания картинок.

— Но вы хоть попытались ответить? — отводя взгляд от цветастой обложки, поинтересовался Ворвуд.

— Попытались, — горько усмехнулся Рэнг. — Только он тут же скрылся за своими огненными шарами, а наши выстрелы не причиняли им абсолютно никакого вреда. Кстати, ребята и погибли из-за этого — если бы мы ушли сразу… но сначала стали стрелять, думая, что сумеем справиться. Знаешь, Нэд, эти шарики оказались довольно мощным оружием.

— Н-да?

— В общем, пока что они за пределами нашей планетарной системы, но летят сюда, — подводя итог сказанному, произнес Рэнг. — Вряд ли они остановятся или куда-нибудь свернут. Не знаю, что им нужно, но, похоже, у них серьезные намерения. Думаю, следует ожидать нападения.

— Они? — переспросил Ворвуд. — Ты ведь сказал, что там был всего один корабль.

Рэнг покачал головой.

— Он не один. Просто на нас напал только один, который оказался рядом. Я видел еще точки на краю экрана локатора — скорее всего, такие же корабли. Правда, не удалось разглядеть их — нужно было быстро уходить. Но даже один такой корабль… Нэд, я не знаю, как воевать с ним.

— Ты не знаешь, как воевать? — улыбнулся Ворвуд. — Вот это новость! Впрочем, ладно, — становясь серьезным, продолжил он. — Судя по тому, что ты рассказал, тут не обойтись без квантовой гаубицы и медузоидов. В данном случае лучше перестараться, собрав побольше сил.

— Да, — согласился Рэнг. — Я уже сказал, чтобы поднимали все корабли.

— Так, — Ворвуд смотрел на экран локатора, расположенный на пульте рядом с его столом. — Медузоиды на своих обычных постах — я пришлю их к вам. Квантовая гаубица в ангаре. Что ж, пусть ее выводят.

— Хорошо, Нэд. Встретим их на границе системы. Я полечу вместе со всеми, для меня уже должны приготовить новый корабль.

— Давай, Рэнг!

…Минуло несколько лет со времен славного рейда на Харниан и исхода пиратов из НК-14, когда они вынуждены были оставить свою базу, чтобы уйти от галактической полиции и военного флота. В последнем сражении пираты потеряли почти все свои корабли, но главарям все же удалось уцелеть и главное — сохранить компенсатор, благодаря которому они смогли построить новую базу здесь, за пределами цивилизованного мира, в темной части Галактики.

Хотя, строго говоря, с момента битвы при НК-14 прошло немного больше чем несколько лет — около полувека. Ведь когда пираты первый раз прилетели сюда, они совершили субсветовой прыжок в дикий необжитой космос, где еще нет компенсаторов темпоральных изменений. И если для них за время полета прошло примерно полчаса, то для всей Галактики — сорок семь лет. Но теперь, установив здесь привезенный с собой (украденный когда-то у транспортной службы) компенсатор, они могли свободно летать в цивилизованную часть Галактики и обратно, уже не затрачивая на полет долгие годы. И даже более того!

Профессор Гинзл, злой гений, работающий на пиратов, установил на компенсатор код, и им могли пользоваться только свои корабли.

Фактически получилось идеальное убежище. Пираты летали в Галактику, занимаясь там своими делами, а потом, совершив субсветовой прыжок, возвращались обратно на базу; и ни один полицейский не мог последовать за ними, не зная код компенсатора, а если бы и последовал, то вышел бы здесь из подпространства почти через полвека.

Впрочем, они не давали полиции даже такую возможность. Ворвуд и Рэнг строго-настрого приказали, чтобы никто не делал «прямой» прыжок сразу на базу. Полицейские по сканерам подпространства могли проследить, куда направляются корабли. И хотя вряд ли копы отправятся в погоню, но лучше им не знать, где находится новая база. Поэтому пираты совершали двойной или тройной прыжок, чтобы запутать следы, — сначала перемещаясь в какие-нибудь другие районы цивилизованной Галактики, а уж потом, когда полицейские теряли их, отправлялись на свою базу.

Все пираты аккуратно исполняли этот приказ, понимая, насколько он важен, и, кажется, галактическая полиция пока не знала о местоположении их нового убежища.

За прошедшие годы пираты успели неплохо обосноваться здесь. Да, справочник Гинденберга, по которому Ворвуд выбирал место для новой базы, не солгал — в этой звездной системе имелась планета с пригодными для жизни условиями (Ворвуд даже не хотел думать, что было бы, окажись это не так, — пришлось бы совершать еще один субсветовой прыжок неизвестно куда, снова тратя на это бешеное количество лет).

Правда, на этой планете было довольно большое атмосферное давление, что плохо сказывалось на человеческом организме. Но эту проблему удалось легко решить. Профессор Гинзл, по его собственному выражению, «одной левой» быстро построил мощную лазерную установку, с помощью которой была срезана вершина одной из гор. Получилась ровная площадка, где мог бы поместиться средних размеров город. Площадка находилась высоко над уровнем моря, и давление на ней было меньше — как раз такое, как нужно. Там пираты и построили свою базу.

Вследствие ее высокогорного расположения облака иногда проплывали совсем близко — так, что до них буквально можно было дотянуться рукой. Да, это было красиво!

— Небесные чертоги, — сказал однажды Ворвуд, глядя на плывущие среди построек пиратов облака.

Всем понравилось это, и планету стали называть Небесными Чертогами. Правда, Гинзл не преминул съязвить, что у Ворвуда серьезная мания величия, если он считает себя правителем Небесных Чертогов. Ворвуд, как всегда, только посмеялся над шуткой своего «придворного ученого». Гинзл обычно не стеснялся в замечаниях, но Ворвуд не сердился на него — профессор был слишком полезен и делал очень много по-настоящему нужного для пиратов. Они, конечно, не пропали бы и без Гинзла, но с ним все-таки жилось куда лучше.

Гинзл был настоящим фанатиком своего дела, а именно — разрабатывания нового вооружения. Ворвуд предоставил ему все возможности, и профессор трудился не покладая рук, хотя и непонятно — то ли ради пиратов, то ли ради собственного увлечения, но с другой стороны — какая разница?

На новом месте Гинзл опять создал медузоид. Этот корабль, использующий в качестве оружия железы харнианских медуз — огромных тварей, которые обитают в космосе и способны стрелять плазмой из своих щупальцев, — представлял собой довольно грозное оружие. На этот раз Гинзл не ограничился одним экземпляром, и пираты получили целых три новеньких, радующих глаз медузоида — если, конечно, так можно сказать о монстроподобных, увешанных щупальцами страшного вида кораблях.

Правда, здесь имелся один нюанс. Во времена НК-14 медузоид являлся совершенно новым кораблем, который удалось сделать только Гинзлу. Но за полвека техника шагнула вперед, и теперь медузоиды находились на вооружении военного флота Галактики. Впрочем, Гинзл высокомерно заявил, что эти военные модели достаточно примитивны и не идут ни в какое сравнение с его творениями. Никто не стал спорить с ним… и с его медузоидами.

Ко всему прочему Гинзл создал еще и квантовую гаубицу. Ворвуд помнил, какую важную роль играла квантовая гаубица галактической полиции в противостоянии у НК-14, и решил, что пиратам тоже неплохо бы иметь такое оружие. Профессор использовал обычный грузовой транспортник, начинив его соответствующим оборудованием. И теперь у пиратов был корабль, который выглядел как мирный транспортник, а на самом деле являлся квантовой гаубицей, способной своим выстрелом разлагать материю на атомы в некотором объеме пространства перед собой.

Материалы для строительства базы и оборудование для Гинзла приобретались в цивилизованной Галактике. Все это, конечно, требовало немалых затрат, но у пиратов были деньги. Еще бы! И во времена НК-14 они имели довольно крупные счета в банках многих планет, а за прошедшие полвека эти счета значительно выросли. Неплохой способ зарабатывать деньги — совершать субсветовые прыжки в темную часть Галактики!

В результате потерь при исходе из НК-14 пиратов осталось совсем немного. Но они быстро набрали новую команду — в любые времена найдутся любители лихой жизни, которые не прочь стать флибустьерами, — и в этом времени все обстояло так же. А следует заметить, что это время было несколько чужим для пиратов. Впрочем, они быстро сориентировались, да и не так уж сильно изменилась Галактика за минувшие годы. Хотя забавно было узнать, что государственный департамент по освоению территорий ведет строительство новой мирной колонии в НК-14.

Что ж, пятьдесят лет — большой срок. Но, как выяснилось, сохранились даже некоторые старые связи, правда, люди эти были уже довольно преклонного возраста. Пираты пополнили свой флот, снова покупая истребители у харнианских охотников на медуз. И, разумеется, это были новые усовершенствованные модели истребителей, гораздо лучше тех, которые использовались во времена осады НК-14.

Таким образом, сейчас флот пиратов насчитывал около сотни харнианских истребителей, три медузоида и одну квантовую гаубицу. Строительство базы было практически завершено, теперь пираты довольно твердо встали на ноги. Все было отлично, просто прекрасно.

Зайдя в ангар, Рэнг снова увидел Херша.

— Корабль для меня готов?

— Да, — ответил Херш, — вон тот, — показал он на харнианский истребитель.

— Надеюсь, квантовая гаубица на ходу? — осведомился Рэнг и, не дожидаясь ответа, отдал распоряжение: — Выводите гаубицу, — затем повернулся и хотел идти к своему кораблю.

— Э-э-э… — останавливая его, протянул Херш. — Гаубица-то, может, и на ходу, но вот Корт…

— Что? — Рэнг обернулся. Похоже, механик хотел сообщить что-то о Корте, канонире квантовой гаубицы.

— А вот Корт не очень на ходу, — гоготнув, закончил Херш и пояснил: — У него ведь вчера был день рождения, ну, они с ребятами погуляли, и Корт сегодня еще продолжил… В общем, вряд ли он сейчас отличит нос от кормы корабля.

— Хм… — недовольно произнес Рэнг и посмотрел по сторонам, в поисках решения неожиданной и довольно нелепой проблемы. Но вокруг никого не оказалось, и Рэнг обратил суровый взгляд опять на Херша. — Ты ведь занимался ремонтом гаубицы?

— Да.

— Значит, знаешь, как ею управлять.

— Ну, в общих чертах» — соглашаясь, протянул Херш.

— Садись за штурвал и выводи гаубицу, — подытожил Рэнг.

— Я? — удивился Херш. — Но я же механик, а не пилот, и я…

— Садись за штурвал и выводи гаубицу, — с нажимом повторил Рэнг, показывая тем самым, что вопрос решен и спорить бесполезно. — Сейчас некогда выбирать, потом разберемся, кто механик, а кто пилот.

— Но… — начал Херш.

— Хватит болтать! — сурово прервал его Рэнг. — Делай, что говорят.

Хершу ничего не оставалось, как подчиниться. Он повернулся и понуро поплелся к гаубице.

Наверно, это был не лучший выбор — сажать дилетанта за штурвал квантовой гаубицы, но сейчас не было времени искать замену Корту — Рэнг взял первого, кто подвернулся. Кроме того, вполне возможно, что маскирующее поле остановит враждебные корабли и гаубица так и не вступит в сражение. Но все же необходимо иметь ее под рукой.

Конечно, планетарная система была прикрыта маскирующим полем, внутри которого корабли и база пиратов оставались невидимы для противника, а сама система выглядела пустой и абсолютно безжизненной. Такое поле сильно помогло в НК-14, когда галактическая полиция напала на пиратов. И хотя здесь вряд ли следовало ожидать появления полиции, но все же профессор Гинзл по распоряжению Ворвуда создал новый генератор маскирующего поля (старый был уничтожен в НК-14 стараниями суперагента ГРУ — галактического разведывательного управления — Арчи Маккормика), и теперь для посторонних глаз планетарная система казалась просто одной из многих незаселенных систем Галактики.

Такая маскировка была весьма полезна и затрудняла обнаружение, но все-таки не стоило абсолютно полагаться на нее. Возможно, невидимость снова поможет пиратам, но, с другой стороны, не очень приятно терпеть присутствие враждебных кораблей поблизости от своего дома. К тому же, хотя это и маловероятно, оставался вариант, что маскирующее поле не послужит препятствием для этих странных кораблей, обладающих совершенно неизвестным оружием, — кто знает, какие у них еще возможности? В общем, решено было собрать все силы. И, как оказалось, это было правильно и даже недостаточно…

Когда Рэнг вывел свой корабль на орбиту, флот пиратов, включая три медузоида, уже собрался там. Вскоре подошла и квантовая гаубица, управляемая Хершем. Почти сразу за этим последовало сообщение с одного из постов наблюдения:

— К нам приближается корабль. Довольно странного вида. Мы пока не стали обращаться к нему с запросом, чтобы не обнаруживать себя.

— Правильно сделали, — сказал Рэнг. — Он один?

— Мы видим одного.

— Понятно, — ответил Рэнг и переключился на корабли пиратов. — Всем вперед, — передал он. — Пошли встречать гостя, — и первым направил корабль навстречу приближающемуся незнакомцу.

Подойдя к краю планетарной системы, Рэнг остановил свой флот.

— Подождем здесь, — сказал он. — Мы невидимы внутри маскирующего поля, пока просто посмотрим, что будет дальше.

Экраны локаторов показывали подлетающий корабль. Да, это был точно такой же, как тот, что напал на Рэнга. Он двигался не слишком быстро. Возможно, это была его максимальная скорость, а может быть, он просто не спешил.

Рэнг выстроил корабли в боевой порядок у границы планетарной системы под прикрытием маскирующего поля. Он не хотел нападать первым, неважно, что неизвестный корабль всего один, а пиратов — около сотни. Незнакомец обладал слишком мощным и странным оружием, да и сам по себе был довольно странным — абсолютно неизвестный тип корабля. Рэнг пока не знал, с чем или с кем они столкнулись, и не хотел рисковать. Судя по предыдущей встрече, этот корабль мог таить в себе самые опасные сюрпризы. Лучше подождать и посмотреть, что он станет делать.

Пираты выстроились в боевой порядок на пути незнакомца. Два медузоида находились на флангах, и еще один — в центре. Квантовая гаубица также была в центре и чуть впереди всех — обычная тактика — всегда есть шанс прихлопнуть противника на подходе просто выстрелом гаубицы, а для этого нужно, чтобы перед ней не было своих кораблей. Хотя и не часто удается отделаться так легко.

Неизвестный корабль подходил все ближе.

— Видим еще двоих, — передали со станции слежения.

— Да, я тоже, — отозвался Рэнг, который заметил две новые точки на самом краю экрана своего локатора.

На таком расстоянии пока не было понятно, такие же это корабли или кто-то другой, но, пожалуй, наивно было предполагать, что это кто-то другой. Кто еще может летать здесь, в темной части Галактики? Только пираты… вернее, до сего момента только пираты, а теперь еще и эти. Кто же они? Откуда взялись, и что им нужно?

Но пока ясно лишь одно — это не какие-нибудь прогулочные катера, и они пришли сюда не для того, чтобы устроить пикник, — тот первый корабль начал стрелять, лишь только увидел пиратов, даже не поинтересовавшись, кто перед ним. Забавная жизненная позиция — стрелять во всех, кто окажется на расстоянии выстрела. В принципе, пираты понимали такую философию и не возражали против нее… если, конечно, она не направлена на них самих. А сейчас это происходило именно так — при всей неизвестности, агрессивности и опасности этих кораблей. Приходилось держать ухо востро и не лезть в драку без необходимости. Пока пираты лишь преграждали путь незнакомцам. Обороняться, конечно, проще, к тому же они стояли в маскирующем поле — достаточно выгодная позиция.

Глядя на подлетающих незнакомцев, Рэнг думал, как поступить с пушками — стационарными огневыми станциями, которые висели в пространстве у границы маскирующего поля, охраняя подступы к планетарной системе. Пушки находились в автоматическом режиме и должны стрелять по любому подошедшему близко чужому кораблю. Рэнг думал, не перевести ли их на ручное управление? Если не стрелять и не обнаруживать себя внутри поля невидимости, возможно, незнакомцы решат, что система пуста, и просто уйдут. Будет это хорошо или плохо после того, как они обстреляли Рэнга и уничтожили три пиратских корабля — другой вопрос. Но лучше, если база не подвергнется нападению. А там посмотрим, удастся ли отомстить.

Неизвестный корабль приближался. Двое других летели далеко позади. Хм… Это было неплохо. Если они все же сунутся в систему, возможно, удастся укокошить одного первого, прежде чем два других подойдут ближе. Но тут корабль, летевший впереди, замедлил ход и остановился, похоже, поджидая своих. Рэнг встретил этот маневр без особой радости — оказывается, они не дураки. Жаль.

Нет, все же стоит перевести пушки на ручной режим. Рэнг нажал кнопку связи и отдал необходимое распоряжение.

Два неизвестных корабля подошли к первому и тоже остановились — не очень понятно почему, но, может, просто совещаясь, прежде чем войти в планетарную систему. И только тут Рэнг понял, что они остановились на расстоянии чуть большем, чем дальность выстрела пушек. Случайно ли это? Или они видят пиратов в маскирующем поле, знают о них? Если так, то невидимость не дает преимущества, и тогда лучше все-таки начать первыми. Но если нет, то лучше подождать и подпустить их ближе. Двойственная ситуация, которая требовала совершенно противоположных решений. Нужно либо действовать, не медля ни секунды, либо, наоборот, ждать, как можно дольше не обнаруживая себя. Глядя на неизвестные корабли, Рэнг пытался понять, что будет правильнее.

И тут в приемнике раздался голос.

— Рэнг, так их только трое, — в довольно веселом тоне передали с одного из пиратских истребителей. — И ты собрал всех нас всего из-за трех кораблей?

— Н-да, всего, — пробормотал Рэнг и потом передал на корабли пиратов, не отвечая, а просто отдавая распоряжение: — Всем держать палец на гашетке. Эти ребята не так просты, как кажутся.

Три корабля стояли перед всей эскадрой пиратов. Три неизвестных корабля словно примерялись к пространству впереди, но пока не двигались с места. И в какой-то момент они начали действовать.

Как ни странно, все произошло неожиданно, хотя Рэнг не сводил с них глаз, каждую секунду ожидая нападения. Но чужаки как-то вдруг стронулись с места и неожиданно быстро полетели вперед. И почти одновременно с этим они открыли огонь. Незнакомцы выпустили вперед огромный веер огненных шаров, словно пробуя пространство впереди, словно расчищая себе путь. И было совершенно непонятно, то ли они стреляют в пиратов, то ли просто на всякий случай делают выстрелы, входя в неизвестную планетарную систему.

Но пожалуй, пиратам это было все равно. Происходило это намеренно или случайно, поток огненных шаров летел прямо на них.

Да, это было красиво! При всей опасности нельзя было не признать, что это довольно красочное и захватывающее зрелище. Сверкающие сгустки света на фоне черной бесконечности космоса. Неизвестные корабли испускали феерические мириады огненных шаров, и они переливались на лету, мерцая каким-то ярким, но таинственно мягким сиянием. Их движение было легко и естественно в своей поступательности и завораживающе в своей убийственной неумолимости. Звезды меркли в них, и смерть жила в каждом из них. И они сами были похожи на крохотные звезды, составляющие маленькие созвездия. Еще секунду назад тишина и бездействие изматывали своей неопределенностью. Но теперь маленькие созвездия оживили мир, и все взорвалось бешеным ритмом начавшегося сражения.

Некоторые пиратские корабли открыли огонь, но это было бесполезно — лучевое оружие истребителей не причиняло абсолютно никакого вреда этим огненным шарам.

Рэнг лихорадочно ударил по кнопке связи.

— В стороны! — заорал он, передавая на свои корабли. — Всем в стороны! Не стреляйте по ним, не обнаруживайте себя!

Но было поздно. Похоже, начав стрелять, пираты действительно обнаружили себя, и теперь неизвестные корабли скорректировали свой огонь, ведя его не просто наугад, а направляя на вспышки выстрелов.

— Медузоиды, гаубица, назад! — выкрикивал приказы Рэнг, сам при этом бросая корабль в головокружительные виражи, чтобы уклоняться от огненных шаров.

— Пушки, огонь!

Пожалуй, из всех только Рэнг уже видел действие этого непонятного оружия. Для остальных пиратов это стало сюрпризом. Неизвестно, как они там раскрывали рты в своих кораблях, но, наверно, удивление сейчас было не главным из того, что происходило с ними.

Каждый огненный шар был примерно в два раза больше харнианского истребителя. Чужаки находились еще далеко, и веер испускаемых ими комков света, расходясь, долетал до пиратов менее плотным — можно было уворачиваться от них. Истребители пиратов разлетелись в стороны, спасаясь от огненных шаров, лавируя между ними. Вот только квантовая гаубица и медузоиды не могли уворачиваться.

Это были большие и слишком медлительные корабли, хотя и обладающие мощным вооружением, но сейчас их мощь не имела абсолютно никакого значения — чужаки находились еще слишком далеко, ни гаубица, ни тем более медузоиды не могли достать их. При том, что огненные шары все-таки долетали до пиратов. Рэнг не преувеличивал опасность, оценивая это неизвестное оружие, даже преуменьшал, поначалу не зная о такой дальности поражения. Нужно было срочно уводить медузоиды и гаубицу, иначе можно вот так в одно мгновение лишиться главной ударной силы.

Рэнг еще отдал приказ пушкам, надеясь, что их огонь отвлечет чужаков. Н-да, они и отвлеклись… на пару секунд.

Начав движение, неизвестные корабли почти сразу оказались в пределах досягаемости пушек, которые стояли к ним ближе всех. И когда Рэнг приказал открыть огонь, чужаки представляли собой довольно легкую мишень. По всем правилам они должны были уворачиваться, стараясь уйти от огня пушек. Но они не стали уворачиваться. Просто двое чужаков, летевшие по краям, чуть повернулись и направили поток своих маленьких созвездий на пушки. Те не продержались и нескольких секунд.

Рэнг с досадой смотрел на это. Как же так?! Тяжелые огневые станции, призванные служить крайне серьезным препятствием, были сметены почти в одно мгновение и так, словно бы мимоходом. Впрочем, пушки все же успели сделать несколько выстрелов, и Рэнгу показалось, что один из них попал во враждебный корабль. Сложно было разглядеть это из-за потока огненных пузырьков, но то ли корабль обладал мощной защитой, то ли пушка все же промахнулась — во всяком случае, чужак продолжал лететь как ни в чем не бывало.

Правда, гибель пушек не была совсем уж напрасной. В результате того, что неизвестные корабли повернули и разошлись немного в стороны, испускаемый ими огненный веер несколько рассеялся, став менее плотным и предоставляя пиратам больше возможности для маневра отклонения. Но какая цена за такое ничтожное преимущество!

Медузоиды! После взрыва пушек… хотя нет, не было никакого взрыва — огненные шары просто поглотили их, словно мыльный пузырь лопнул, не оставляя ничего, что было здесь перед этим. После уничтожения пушек Рэнг резко перевел взгляд на медузоиды. Они разворачивались и уходили. Но не все. Один, который был на левом фланге, не стал уходить. Похоже, пилот этого медузоида был слишком высокого мнения о боевых качествах своего корабля. И в принципе, он был прав. Но только не в этом случае…

Медузоид направил все свои щупальца на подлетающие корабли и исторг поток плазмы навстречу огненным шарам.

— Куда?! Назад! — увидев это, выкрикнул Рэнг. Но все же с интересом и надеждой наблюдал, что будет дальше. А вдруг?..

Впрочем, это была слабая надежда, что и подтвердилось в следующие мгновения.

Когда плазма встретилась с огненными шарами… Да! Вот оно! Огненный шар исчез в потоке плазмы… или плазма исчезла в огненном шаре — так или иначе исчезло и то и другое. И это было бы победой, потому что найдено оружие против огненных пузырьков. Только вместе с плазмой исчез всего один шар, а другие продолжали лететь дальше. В основном они прошли мимо, и лишь один задел медузоид, просто сбоку чуть скользнул по нему. Но в результате этого легкого касания медузоид лишился половины своих щупальцев. Их словно срезало ножом, быстро и ровно. Рэнг вспомнил свой корабль — его корпус был срезан так же, чисто и без взрыва. Что же это за оружие?

Медузоид оставался под огнем. И теперь вряд ли ему удастся уйти — он слишком медлителен и не сможет маневрировать достаточно быстро. Видимо, понимая это, пилот и не пытался уходить. Медузоид снова выстрелил навстречу огненным шарам из оставшихся щупалец. Только, скорее, это была уже агония — становилось очевидным, что медузоид обречен. Хотя плазма опять уничтожила один из огненных шаров, но другие пролетели дальше и настигли медузоид. Всё. Даже обломков не осталось, ничего. Медузоид просто исчез, словно в выстреле квантовой гаубицы, которая разлагает материю на атомную пыль…

Квантовой гаубицы?!

Рэнг вдруг понял, что за всеми этими пушками, медузоидами и собственными маневрами отклонения абсолютно забыл о квантовой гаубице. Что с ней?

На самом деле с момента начала атаки прошло меньше минуты. Какие-то несколько секунд, а пираты уже успели лишиться пушек, медузоида и еще нескольких истребителей, которые не смогли уворачиваться достаточно проворно. Неизвестные корабли просто начали движение, вторгаясь в планетарную систему. Молчаливо и уверенно, со зловещим спокойствием, словно исполняя обычную повседневную работу, они продвигались все дальше, испуская перед собой очищающие пространство огненные потоки. Они как будто и не замечали никаких препятствий или почти не замечали, лишь слегка отвлекаясь на какие-то выстрелы, но так, мимоходом, скорее из аккуратности, чтобы не пропустить ничего, чем из-за опасения быть уничтоженными.

Нет, они не боялись быть уничтоженными, абсолютно уверенные в успехе и своей непобедимости. И все происходящее подтверждало справедливость подобного суждения. Пираты не могли сделать ничего. Истребители были совершенно бесполезны против огненных шаров. Даже такое грозное оружие, как пушки и медузоид, не смогло оказать хоть сколько-нибудь значительное сопротивление.

Обидно было видеть это. Неизвестные корабли фактически игнорировали пиратов, не считая их серьезным противником. Пираты были перед ними, словно малые дети или как мелкие насекомые под ногами.

Впрочем, некогда было думать о каких-то обидах и даже некогда считать потери… Нет, все-таки что же там с гаубицей?

Рэнг видел, что квантовая гаубица находится в самом пекле, но даже не пытается уйти, совершая какие-то странные шатания, при этом оставаясь на месте. И только чудом огненные шары пока пролетали мимо нее.

— Гаубица, назад! — передал Рэнг. — Херш, — вспомнил он, кого посадил за штурвал гаубицы, — давай назад! Быстрее!

Но Херш не понимал уже почти ничего. Действительно, он не был боевым пилотом — всего лишь механик — и, попав в серьезную переделку (а переделка была очень серьезной), совершенно растерялся. Его охватил самый настоящий животный ужас, просто дикая сумасшедшая паника.

Когда атака только началась и Рэнг передал приказ об отходе — да, Херш пытался исполнить его. Он отклонил штурвал влево и вдруг увидел, что там огненные шары. Тогда он резко дернул штурвал вправо, но там тоже были огненные шары. Херш испугался и стал дергаться, пытаясь повернуть хоть в какую-нибудь сторону. Но огненные шары были везде. В результате он в панике лихорадочно переводил штурвал то туда, то сюда, и гаубица фактически стояла на месте, лишь чуть рыскала носом. Но как ни странно, хотя в этом не было абсолютно никакой логики, именно страх и нерешительность спасали Херша. Просто по случайности сверкающие комки света пролетали мимо, хотя и совсем рядом с гаубицей, и если б она повернула, обязательно попала бы под один из них.

Но Херш не понимал этого и не понимал уже ничего. Он только выл от страха и в панике дергал штурвал в разные стороны, видя перед собой лишь убийственный огненный поток, летящий прямо в лицо. Прямо в лицо!

Нет! В конце концов он совершенно отчаялся и, бросив штурвал, закрыл глаза рукой, чтобы больше не видеть эти ужасные огненные шары. Не видеть! И одновременно другой рукой в испуге ударил по кнопке активизации выстрела. Это была истерика, паника, он уже перестал соображать от страха и только хотел, чтобы все побыстрее кончилось и все наконец оставили бы его в покое — происходящее было слишком страшно, слишком! А выстрел квантовой гаубицы — достаточно эффективная мера, чтобы тебя оставили в покое.

Правда, гаубица не могла выстрелить сразу — требовалось несколько секунд, чтобы в инжекторах накопилась энергия. Только Херш уже не помнил этого, он лишь выл от страха и одной рукой закрывал глаза, а другой — в истерике колотил по кнопке активизации выстрела, еще больше пугаясь от того, что гаубица никак не хочет стрелять.

И вдруг это возымело действие. То ли так и было задумано, то ли гаубица сработала не совсем правильно — так или иначе, в результате того, что Херш постоянно нажимал кнопку, выстрел произошел чуть раньше положенного. Инжекторы к этому времени не набрали всей энергии, и выстрел получился неполной мощности. Но все-таки он произошел. И… О чудо!

В этот момент один из враждебных кораблей заходил прямо на гаубицу и выплюнул новую порцию огненных пузырьков. Их поток полетел точно на нее и вряд ли мог пройти мимо. Горящие комки света приближались. И тут, содрогнувшись всем корпусом, квантовая гаубица исторгла из себя облако мерцающих бликов. Словно разговаривая с неизвестным кораблем, в ответ на его фразу из огненных шаров выдала свою — мерцающим облаком. Вот только некому уже было выслушать эту фразу. Чужак находился достаточно близко — облако выстрела накрыло его. Это выглядело так, словно ластиком стерли часть рисунка, — неизвестный корабль летел вперед, и яркие огненные шары были перед ним, а потом всего этого просто не стало — ластик гаубицы стер изображение. Впрочем, это был довольно странный ластик — оставляющий после себя мерцающие всполохи. Но, померцав, они вскоре исчезли, и вот тогда действительно пустота осталась в том месте, где еще несколько секунд назад был враждебный и, казалось, непобедимый корабль.

Вот это да! Херш закрывал глаза рукой, но, когда гаубица содрогнулась, делая выстрел, инстинктивно убрал руку и посмотрел вперед. И тут увидел, что этот ужасный корабль исчез вместе со своими страшными огненными шарами. Херш не верил своим глазам и только удивленно и непонимающе смотрел на пространство впереди, которое вдруг опустело.

Голос в приемнике вывел его из оцепенения.

— Отлично, Херш! — весело произнес Рэнг. — Ну вот, а говоришь, механик.

— Да я… — со смущенной улыбкой отозвался Херш, не в силах поверить, что смог сделать такое. А больше всего не в силах поверить, что он еще жив.

— Ладно, не расслабляться, — сказал Рэнг, обращаясь уже не только к нему, но и ко всем пиратам.

— Это даже не полдела… а всего лишь треть.

И действительно — после уничтожения одного из неизвестных кораблей оставались еще два. Наверно, это было уже легче, толы‹о никто не считал, что стало так уж легко.

Интересно, что сейчас думает тот весельчак, который перед боем потешался, заявляя, что Рэнг поднял в космос всю армаду пиратов всего лишь из-за трех чужих кораблей? Хм… если, конечно, он вообще еще думает. Пираты исчезали в огненных шарах один за другим. Много, слишком много потерь. Эти странные корабли действовали крайне эффективно. Раздражала неизвестность и неопределенность, беспричинность нападения при такой убийственной силе. Они пришли и молча стали убивать, не определяя никакой цели. Хотя именно сейчас все было достаточно просто и ясно — они нападают, и нужно остановить их.

После гибели товарища два других чужака повернули к гаубице и направили свои огненные потоки прямо на нее.

— Херш, стреляй в них, — передал Рэнг, — это твой единственный шанс. Иначе они сожрут тебя.

Действительно, медлительная гаубица не смогла бы уйти, и единственное, что ей оставалось, — это стрелять по огненным шарам. Херша не нужно было упрашивать. Ободренный своей победой, он понемногу пришел в себя, развернул гаубицу навстречу чужакам и снова нажал кнопку активизации выстрела. Теперь он не стал колотить по ней, во-первых, успокоившись, а во-вторых, видя, что огненные шары еще далеко и есть время подождать, пока в инжекторах накопится энергия. На этот раз выстрел гаубицы произошел в правильном режиме. Огненные шары исчезли в мерцающем облаке, словно кто-то выключил лампочки в них. Правда, сами враждебные корабли находились слишком далеко и не были задеты, но таким образом гаубица смогла по меньшей мере защитить себя, что на самом деле являлось довольно скромной задачей для такого грозного оружия как квантовая гаубица.

Чужаки не стали заходить прямо на нее. Видимо, помня, как погиб их товарищ, они разошлись в стороны и пытались взять гаубицу в клещи. Глядя на это, Рэнг понимал, что гаубица не справится, если два корабля зайдут с разных сторон, — она может стрелять только перед собой. Нужно было срочно предпринимать какие-то действия, и Рэнг передал на свои корабли:

— Стреляйте по ним, старайтесь отвлечь их от гаубицьг.

Этот приказ касался не всех. Тридцать истребителей не стали открывать огонь — Рэнг велел им отойти в сторону, а потом повел их в обход чужаков.

Это был достаточно простой шаг, основанный на наблюдении за действиями неизвестных кораблей. Рэнг заметил, что они так же, как гаубица, стреляют только вперед, и вполне вероятно, что сзади у них мертвая безопасная зона. В таком случае к ним можно подойти достаточно близко и спокойно расстрелять их. Хотя, возможно, эти корабли все-таки имели орудия, стреляющие назад, просто пока не использовали их за ненадобностью. Но все же стоило рискнуть. Просто некогда было выбирать что-то другое. Два чужака заходили на гаубицу с разных сторон, и если достаточно быстро не уничтожить их, гаубица будет потеряна. А без нее, как уже стало понятно, пиратам нечем воевать с этими незнакомцами.

К тому же такое действие было тем более логичным, что корабли пиратов невидимы в маскирующем поле. И если предположить, что незнакомцы ориентируются только по вспышкам выстрелов, то корабль, прекративший огонь, становился невидим для них — можно спокойно зайти в тыл. Если, конечно, это имеет смысл — если чужаки не могут стрелять назад. Рэнг решил рискнуть, а заодно и проверить возможности противника.

Вообще-то имелся и еще один вариант. Флот пиратов находился на краю планетарной системы, и они могли просто уйти в подпространство, сбежать от неизвестных кораблей. Но куда? Бросать свою базу на съедение огненным монстрам? Нет, это не годится.

Рэнг взял три десятка истребителей и повел их в обход сквозь потоки огненных шаров, заходя за спину чужакам.

Примерно в этот момент зажегся экран связи, на котором появился Ворвуд.

— Рэнг, с кем это ты воюешь? — спросил главарь пиратов.

— А черт его знает, — сквозь зубы произнес Рэнг, лавируя среди огненных шаров и стараясь продвигаться как можно быстрее.

— Но ты ведь сможешь справиться с ними?

Рэнг резко дернул штурвал влево, уворачиваясь от одного из шаров, и чуть не столкнулся с другим, но все же смог увернуться.

— Сейчас некогда болтать, — раздраженно ответил он. — Потом расскажу… если выживу.

— Ладно, — пожал плечами Ворвуд, похоже нисколько не сомневаясь, что его главнокомандующий не только выживет, но еще и обязательно победит, — как скажешь, — и отключил связь.

Только Рэнг вовсе не разделял уверенность Ворвуда в успешном окончании боя. Правда, расчет оказался верным — чужаки действительно не обращали внимания на переставшие стрелять истребители, и те с Рэнгом во главе беспрепятственно пробирались им в тыл. Н-да, беспрепятственно — если так можно назвать полет сквозь нескончаемый поток горящих комков света. Но, по меркам этого боя, ситуация, когда чужаки не стреляли прямо в тебя, была просто роскошью.

Рэнг продвигался дальше, огненных шаров становилось все меньше — чужаки стреляли в другие корабли пиратов, отвлекающие их, поэтому лететь становилось легче. Неизвестные корабли к этому моменту находились уже по бокам гаубицы, которая прекратила огонь, не зная, к какому из чужаков повернуться.

— Херш, — передал Рэнг, — разворачивайся и лети на правого. Мы возьмем на себя левого. Давай быстрее! И не забывай стрелять на ходу.

Сказать, что у Херша был нервный срыв, все равно что не сказать ничего. Оказалось, что после уничтожения одного из чужаков все совсем не кончилось. И даже хуже! Потому что теперь эти ужасные корабли нацелились именно на него. Но Херш уже перешел какую-то эмоциональную грань. Он был настолько напуган, что перестал ощущать страх и, находясь в странной прострации, просто автоматически, почти не думая, делал свое дело.

Поэтому, получив приказ, он не стал рассуждать, что это опасно — самому лететь на огненные шары, он просто бездумно развернул гаубицу, исполняя распоряжение Рэнга, и повел ее прямо на чужака, периодически нажимая кнопку активизации выстрела. Когда инжекторы наполнялись, гаубица исторгала облако бликов, уничтожая огненные шары. Херш нажимал кнопку, и инжекторы снова начинали наполняться, потом опорожнялись пожирающим пространство выстрелом, и Херш нажимал кнопку опять, потом еще, еще и еще раз после каждого выстрела. Это было, наверно, даже забавно, и Херш посмеялся бы над этим, вот только никак не мог сосредоточиться, чтобы понять, что же тут смешного.

Ладно, так или иначе, гаубица делала свое дело. А Рэнг тем временем вышел в мертвую зону позади неизвестного корабля вместе в тридцатью истребителями… хотя нет, теперь их осталось двадцать семь — трое не смогли пробраться сквозь огненный поток.

Чужак был прямо перед ними как на ладони. Расстреливая корабли пиратов перед собой, он пока не замечал отряд Рэнга. Рэнг с другими истребителями осторожно подходил к нему сзади. Огненные шары вырывались из неизвестного корабля и уносились вперед. Как стоять за спиной разъяренного хищника. Словно сам ты находился на стороне смерти. Впрочем, это означало, скорее, то, что смерть близка, — если неизвестный корабль все-таки способен стрелять назад, пираты, подойдя так близко, уже не смогут увернуться от огненных потоков.

Зайдя в хвост неизвестному кораблю, пираты, получив приказ Рэнга, открыли огонь по незнакомцу.

— Старайтесь все бить в одну точку, — передал Рэнг, справедливо полагая, что если пробить корпус в одном месте, то дальше дело пойдет быстрее.

Судя по тому, что он видел, когда пушка попала в чужака и тот не получил повреждений, неизвестный корабль обладал мощной защитой. Именно поэтому Рэнг взял с собой целых тридцать истребителей — была необходима серьезная огневая мощь, чтобы сбить незнакомца. Да, вот сейчас очень бы пригодился хотя бы один из медузоидов. Эти созданные Гинзлом монстры наверняка легко справились бы с чужаком. Но медузоиды ушли в глубь системы, спасаясь от огненных шаров, и не было никакой возможности вернуть их сюда. Приходилось справляться тем, что есть. Впрочем, может, все и не так страшно, может, пушка промахнулась тогда, сложно было разглядеть это.

Пираты с бешеным энтузиазмом принялись за дело. Почти три десятка истребителей разом набросились на чужака, стреляя по нему изо всех орудий.

Первый залп не принес почти никаких результатов — чужак держался. Действительно, его защита оказалась довольно крепкой. И это при таком мощном оружии. Что же это за корабль?

От попаданий в корму незнакомец дернулся, и направление огня, который он вел по истребителям перед собой, несколько изменилось. Но чужак быстро справился с управлением и начал разворачиваться.

Да! Он начал разворачиваться!

Это означало, что у него нет орудий, стреляющих назад. Что ж, тогда это уже почти победа. Пираты могли беспрепятственно расстреливать его. Теперь они вцепятся и не отпустят этого огнедышащего монстра. Неважно, какая у него там защита, рано или поздно она будет пробита.

Неизвестный корабль оказался в окружении. Разворачиваясь к группе Рэнга, он подставлял спину тем пиратам, которые были перед ним. Хотя и Рэнг не собирался снова попадать под огонь незнакомца.

— Держитесь позади него, — передал он на истребители. И они, стреляя по чужаку, описывали дугу вместе с ним, чтобы все время находиться за его спиной.

Таким образом, вскоре они должны были соединиться с кораблями, еще недавно находившимися перед незнакомцем. Теперь уже он повернулся к ним боком.

Но две группы истребителей так и не соединились, чтобы вместе добить неизвестный корабль. Он успел развернуться только наполовину, когда огонь пиратов все-таки возымел действие. Корпус чужака вдруг вспыхнул, и он взорвался, так и не закончив разворот. Последние огненные шары, выпущенные им, еще летели вперед, но сам корабль уже перестал существовать, разлетевшись на тысячи пылающих осколков.

Но что же с гаубицей? Когда этот чужак был уничтожен, Рэнг быстро перевел взгляд на квантовую гаубицу — там оставался еще один враждебный корабль. Впрочем, теперь уже не осталось и его — Рэнг видел это, — Херш успел расправиться с ним. И это было даже не очень сложно — ведь чужак летел прямо на гаубицу… или гаубица летела на чужака — в общем, он находился довольно близко и прямо перед ней, этого было достаточно, чтобы гаубица смогла превратить его в атомную пыль. Вот так. Вот и всё.

Хотя гаубица почему-то продолжала лететь вперед, делая выстрел за выстрелом, выстрел за выстрелом…

— Херш, — передал Рэнг, — всё. Уже всё. Хватит стрелять!

— А? — словно проснувшись, встрепенулся Херш и с удивлением посмотрел на свою руку, которая в очередной раз тянулась к кнопке активизации выстрела.

— Херш хотел остановить ее, но это оказалось непросто. Ему пришлось применить усилие, не заставляя свою руку двигаться или не двигаться, напряжением мышц останавливая ее. Гаубица наконец перестала стрелять.

— Всё, Херш, — повторил Рэнг, — полетели домой.

Да, сражение было выиграно, но это совсем не решило вопроса, кто же напал на пиратов? Что было нужно этим незнакомцам, и чего ждать в дальнейшем? Сражение было выиграно, но неизвестность и неопределенность омрачали победу.

Некоторые из уцелевших кораблей пиратов имели серьезные повреждения и не могли двигаться самостоятельно. Рэнг вызвал ремонтников с базы, благо до нее было недалеко. Остальные корабли полетели на базу сами.

Как выяснилось, вся битва не заняла и пяти минут. Странно было осознавать это.

Рэнг связался с одним из истребителей:

— Чарли, ты еще жив?

Чарли был ветераном, одним из немногих пиратов, которые ушли из НК-14.

— Да, — отозвался Чарли и, усмехнувшись, добавил: — Куда я денусь?

— Отлично, — кивнул Рэнг. — Слетай и посмотри, что творится вокруг. Но если обнаружишь еще такие корабли, быстро уходи, по возможности даже не попадаясь им на глаза.

— Понял тебя, Рэнг, — ответил Чарли.

Рэнг знал, что может положиться на него. Чарли прошел с ним огонь и воду, побывав в огромном количестве сражений, в том числе и в харнианской кампании. И сейчас он не стал отнекиваться и ныть, что только вышел из тяжелейшего боя. Действительно, нужно было проверить, не осталось ли еще враждебных кораблей поблизости. Чарли без вопросов взялся за это. Его истребитель отделился от общей группы и полетел в противоположном направлении — за пределы планетарной системы.

Рэнг приземлился одним из последних, приказав перед этим, чтобы на место уничтоженных доставили новые пушки, и проследил за ремонтниками, которые брали на буксир поврежденные корабли и летели с ними на базу.

После приземления, проходя по ангару, он снова встретил Херша.

— А, канонир квантовой гаубицы Херш, — весело приветствовал его Рэнг. — Молодец, отлично все сделал!

— Да… — опустив голову, протянул Херш. — У меня есть одна просьба.

— Конечно. Проси что хочешь — заслужил.

— Рэнг, — Херш поднял на него довольно нервный взгляд, — можно я так и останусь механиком? Пожалуйста, больше никогда не берите меня с собой.

Рэнг усмехнулся.

— Ладно, Херш. Будь по-твоему.

* * *

Ну и что это было? — спросил Ворвуд, когда Рэнг пришел в его кабинет и устало опустился в кресло перед столом.

— А черт его знает, — пожав плечами, ответил Рэнг той же фразой, что и из своего корабля.

Ворвуд перевел взгляд на Гинзла, который уже был в кабинете перед приходом Рэнга и сидел на диванчике сбоку.

— Профессор, а вы что скажете?

— Могу ответить то же самое, — независимо отозвался Гинзл. — Мне неизвестно ни такое оружие, ни такой тип кораблей.

Ворвуд недовольно покачал головой.

— Вы сделали запись боя? — профессор обратился к Рэнгу.

— Да, — кивнул тот, — конечно, — и положил на стол диск с записью, который заранее взял из бортового компьютера своего корабля, зная, что это понадобится.

— Я могу проанализировать запись, — чуть приподнявшись, Гинзл протянул руку и взял диск. — Возможно, тогда что-то выяснится. А пока можно утверждать только одно — это явно не галактическая полиция и вообще не какие-либо государственные силы безопасности.

— Н-да? — недоверчиво произнес Ворвуд. — Почему вы так решили?

Гинзл вздохнул и, немного помолчав, видимо подбирая слова, ответил:

— Я слежу за всеми научными разработками и техническими новинками и могу утверждать, что нигде в Галактике нет даже намека на создание такого рода оружия.

— Ну, может, вы что-то упустили? — буркнул Ворвуд.

— Нет, — холодно отозвался Гинзл, — не упустил. Нигде в нашей Галактике не существует ничего подобного — это совершенно точно.

Ворвуд пожал плечами.

— Как вы можете утверждать такое? Вдруг это какие-нибудь секретные разработки, например, в закрытых лабораториях ГРУ. Сами ведь когда-то работали там и знаете, что с секретностью у них все в порядке.

Гинзл устало посмотрел на него, не понимая, почему должен пояснять такую очевидную вещь.

— Конечно, нельзя узнать детали разрабатываемых в галактическом разведывательном управлении проектов. Но возможность создания такого принципиально нового вида оружия была бы известна в научном мире. Иначе, — он чуть усмехнулся, — кто бы еще мог это сделать, если не ученые?

— Угу, — стараясь не обращать внимания на его высокомерность, Ворвуд спокойно принял это к сведению и продолжил поиск возможных вариантов. — Ну а какой-нибудь гений-одиночка? — высказал он очередное предположение.

Профессор состроил наивное лицо.

— Какой гений-одиночка способен создать подобного рода проект?

— Ну, я знаю одного, — хитро посмотрел на него Ворвуд. — Помнится, ваш медузоид, профессор, был принципиально новым кораблем, когда вы его сделали, — таким же, как эти корабли сейчас.

— Теоретически возможность создания медузоида предполагалась давным-давно, — назидательно произнес Гинзл. — Просто я был первым, кто смог сделать его. А эти корабли… Нужно сначала создать теорию такого эффекта. Никакой гений-одиночка не способен разработать подобную теорию, а потом еще и воплотить ее в реальный корабль — уж поверьте мне.

Ворвуд хотел поинтересоваться, уж не боится ли профессор, что в Галактике появился новый технический гений, который смог переплюнуть самого Гинзла? Но не стал — все же не хотелось обижать его, да и, скорее всего, профессор был прав. И Ворвуд просто промолчал в ответ. На какое-то время повисла пауза.

— Ну хорошо, — нарушая молчание, подал голос Рэнг. — А если все-таки предположить, что это были новые секретные корабли военного флота, которые проходили испытание в этом районе и случайно наткнулись на нас…

— Я ведь уже сказал, что это не могли быть военные корабли, — прервал его Гинзл. — И потом, как они могли проходить испытание здесь, в темной части Галактики?

— Ну, может, они имеют новую способность выходить из подпространства и оставаться в своем времени, не пользуясь компенсаторами, — словно оправдываясь, проговорил Рэнг.

— Ага, — усмехнулся Гинзл. — А заодно и оснащены вечными двигателями. Нет, это не корабли военного флота Галактики — совершенно точно.

— Но тогда кто? — проговорил Ворвуд. — Не привидения же напали на нас.

Гинзл исподлобья бросил на него хмурый взгляд.

— У меня есть одно предположение, — как бы нехотя произнес он, — правда… довольно фантастического характера, но, как мне кажется, наиболее вероятное в данной ситуации.

— Да? Какое?

Гинзл снова усмехнулся, вздохнул и после небольшой паузы заявил:

Возможно, это прозвучит как бред, но, по-моему, остается предположить только одно, — он помолчал немного, все с напряженным вниманием ждали, что он скажет. — Вполне вероятно, — наконец изрек Гинзл, — что это были… инопланетяне.

— Что? Что? — почти одновременно воскликнули Ворвуд и Рэнг.

— Вернее, иногалактиане, раз уж они пришли из другой Галактики, — уточнил профессор.

Да, действительно, это звучало как бред. В другой ситуации Ворвуд и Рэнг посмеялись бы над таким предположением. Но сейчас им было не до смеха.

Интересно еще то, что подобное предположение высказал Гинзл — достаточно серьезный ученый. Но именно из-за своей учености и крайней осведомленности в науке и технике он и сделал такое, традиционно считающееся наивным предположение.

За всю космическую эпоху человечество так и не встретило в своей Галактике другую сколько-нибудь развитую цивилизацию. Были обнаружены несколько видов существ, которых можно считать разумными, но все они пока находились на самой низшей ступени развития, где-то в каменном веке. В общем, в своей Галактике люди были единственной по-настоящему разумной расой.

Так было здесь. Но никто не знал, что происходит за ее пределами. Не имело смысла отправлять корабль в другую Галактику — он вернулся бы через тысячи лет. Но, конечно, возможность того, что где-то также существуют развитые цивилизации, была вполне вероятной. Вот только никто ничего не знал об этом. Поэтому инопланетяне служили темой фантастических фильмов и книг, а заодно и шуток. Сейчас Гинзл и высказал предположение, которое могло бы звучать как шутка. Только почему-то никому не было смешно.

— И вы серьезно считаете, что это возможно? — медленно произнес Ворвуд.

— Абсолютно неизвестная техника этих кораблей дает основание для такого предположения, — словно читая лекцию, ответил Гинзл. — Откуда им еще взяться? К тому же мы находимся на самом краю Галактики. И если они пришли извне, то мы естественным образом оказались первыми, кто попался им на пути.

— Если они летели с этой стороны, — задумчиво проговорил Ворвуд и потом вдруг ударил кулаком по столу. — Но почему, черт побери, они не пришли с какой-нибудь другой стороны?!

— Подожди, подожди, Нэд, — непонимающе произнес Рэнг. — Так мы что, решили, что это инопланетяне?

Ворвуд недовольно уставился на него, ничего не говоря при этом.

— Пока это только предположение, — спокойно ответил за Ворвуда Гинзл. — Но, как мне кажется, единственно возможное на данный момент.

— Понятно, — кивнул Рэнг, не зная, относиться ли серьезно к этим словам.

— Но, с другой стороны, — добавил Гинзл, — так ли уж важно, кто это был? Мы ведь уничтожили их.

— Мы! — саркастически усмехнулся Рэнг.

Профессор проигнорировал эту усмешку, словно не заметив ее. Ворвуд перестал злиться и угрюмо обратился к Рэнгу:

— Думаешь, это еще не все?

— Не знаю, Нэд, — покачал головой Рэнг. — Но если это какое-нибудь военное формирование, вряд ли оно включает всего три корабля. Возможно, это только разведчики. Но откуда бы они ни пришли, три корабля — это слишком мало, чтобы составлять эскадру. Они нападали довольно уверенно — вряд ли они стали бы так делать, если были только втроем.

— И наверняка эта тройка успела сообщить основным силам о нашем существовании и местоположении, — рассуждая вслух, продолжил его мысль Ворвуд.

— В первые же секунды боя, — кивнул Рэнг, — если не перед его началом.

— И что теперь?

Рэнг пожал плечами.

— Мы не знаем, какова их цель. Но если они обладают достаточным количеством времени, наверняка захотят отомстить за гибель своих.

— То есть следует ожидать нового нападения, — подвел итог Ворвуд.

Рэнг только поднял брови, как бы говоря, что пока ничего нельзя утверждать.

— Я отправил один истребитель осмотреть окрестности, — сказал он. — Думаю, скоро узнаем, есть ли еще кто-нибудь поблизости.

— Кстати, — вмешался Гинзл. — На то, что это не были корабли сил безопасности Галактики, указывает еще и такой факт. Они ведь нападали молча, сразу. Полицейские или военные сначала попытались бы связаться с нами, узнать, кто мы, или хотя бы предложили сдаться. Но этим было все равно, кто перед ними. Они просто напали — и все.

— Хотите сказать, что это еще один аргумент в пользу вашей теории об инопланетянах… или иногалактианах? — проговорил Ворвуд.

— Ну-у… — развел руками Гинзл, показывая тем самым, что он тут ни при чем — факты говорят сами за себя.

— Н-да, — вздохнул Ворвуд. — Итак, на нас напал неизвестно кто, и вполне возможно, что нападение повторится, — он повернулся к Рэнгу.

— Как считаешь, что мы можем предпринять, чтобы подготовиться к встрече?

Рэнг помолчал, размышляя пару секунд, потом сказал:

— Плохо, что мы ничего не знаем о них. Толком не удалось выяснить даже то, видят ли они нас в маскирующем поле, — достаточно важный момент, определяющий нашу тактику. Но в любом случае наиболее эффективное средство против них — это квантовая гаубица. Пушки и медузоиды бесполезны. Истребители — как повезет.

— Понятно, — кивнул Ворвуд и посмотрел на Гинзла. — Профессор, вы ведь делали вторую гаубицу.

— Ну, пока в этом не было необходимости, мы не спешили, — ответил тот. — Но сейчас, конечно, я дам распоряжение, чтобы работы ускорили. Думаю, дня за три-четыре управимся.

— Три-четыре дня? Нет, это слишком долго. Постарайтесь очень ускорить работы. И пусть гаубица будет готова через сутки.

— Через сутки — это невозможно, — протянул Гинзл. — Но за двое… мы постараемся.

— Вообще-то, Нэд, — вмешался Рэнг, — если придут хотя бы десять таких кораблей, мы не справимся даже двумя гаубицами. Они просто забьют всю планетарную систему своими огненными шарами, и мы ничего не сумеем сделать. А их может прийти гораздо больше.

— Не стоит так сразу считать себя побежденными, — возразил Ворвуд. — То, что это не силы безопасности Галактики, дает нам шанс — нужно просто разбить эту отдельную эскадру — и всё.

— Да, всего лишь, — усмехнулся Рэнг.

— Как-нибудь справимся с этими пузырьковыми машинами. Возможно, их осталось не так уж много. Если опять придут всего три корабля, уже известно, что с ними делать.

— Так-то оно так, — вздохнул Рэнг, — но приходится воевать не столько с их кораблями, сколько с бесчисленным количеством огненных шаров — это совсем другое дело. И каждый корабль создает огромный поток. В общем, добавление еще хотя бы одного чужака — серьезная проблема.

— Ладно, — выпрямляясь в кресле, произнес Ворвуд, — совсем необязательно, что они придут снова. Вполне возможно, наши опасения окажутся напрасны. Будем надеяться, что мы беспокоимся зря.

— Да, надеяться, — вздохнул Рэнг. — Что еще остается?

* * *

Вернувшись, Чарли сообщил, что никого не обнаружил.

— Никого? — переспросил Рэнг. — Это точно?

— Я облетел все вокруг, — отозвался Чарли, несколько оскорбленный таким недоверием, — но, конечно, только в пределах действия поля компенсатора — дальше заходить я не мог.

— Понятно, — кивнул Рэнг. — Спасибо, Чарли.

— Чего уж там, — усмехнулся тот. — Ладно, я — в «Три пирата», надо промочить горло. Пойдешь со мной?

— Нет, сейчас не до этого.

— Ну, как знаешь, — Чарли махнул рукой и удалился.

Рэнг снова пришел к Ворвуду и сообщил ему о результатах разведки, вернее, об их отсутствии.

— Как ты понимаешь, это ничего не значит, — выслушав его, проговорил Ворвуд.

— Да, — согласился Рэнг. — Если они пришли извне, то наш компенсатор им не нужен, и они могут быть где-то неподалеку за пределами его действия. Только мы никак не можем слетать туда и посмотреть.

— Если они вообще есть. Возможно, больше никого не осталось.

— По-моему, лучше считать, что они есть, и быть наготове.

— И жить в постоянном страхе? — возразил Ворвуд. Рэнг хотел ответить, но главарь пиратов, подняв руку, остановил его. — Ладно, давай спросим, что удалось выяснить нашему профессору.

— Ворвуд нажал кнопку видеофона и связался с Гинзлом.

— Профессор, вы просмотрели запись боя?

— Да, — ответил Гинзл с экрана.

— Что-нибудь удалось выяснить?

— Ну, я проанализировал эти огненные шары с помощью альфагенного фокусатора, — проговорил Гинзл, — и обнаружил некоторые интересные зависимости. К тому же спектрометрический анализ по методу Тогрсона показывает наличие…

— Профессор, — нетерпеливо прервал его Ворвуд, — так что конкретно вам удалось выяснить?

Гинзл помолчал, видимо соображая, как сказать попроще, и потом сказал:

— Это вспышки перехода, — и замолчал, считая, что добавить уже нечего.

Но Ворвуду этого совсем не было достаточно.

— Что вспышки перехода? — непонимающе переспросил он.

— Эти огненные шары, — пояснил Гинзл, — это вспышки перехода. Знаете, когда корабль начинает переходить в подпространство, то вследствие субрелятивистских эффектов вокруг него возникает некое свечение, похожее на огненный шар. Потом, когда корабль осуществляет переход, это свечение исчезает вместе с кораблем. Думаю, вы не раз наблюдали этот эффект.

Ворвуд смотрел на него, не понимая, то ли Гинзл издевается над ним, то ли…

— Профессор, вы бы еще поучили меня шнурки завязывать, — раздраженно произнес он. — Конечно, я видел, как корабли уходят в подпространство! Но какое отношение это имеет к… — и вдруг замолчал, наконец осознав смысл сказанного. — Так эти огненные шары — вспышки перехода? — сам удивляясь своим словам, проговорил он.

— Да, — кивнул Гинзл. — Только обычно такую вспышку производит именно корабль, начинающий субсветовой прыжок, точнее, она возникает вокруг него. И мы никак не используем это свечение, просто принимая его как должное. Но они научились создавать, скажем так, автономные вспышки перехода, которые появляются не вокруг какого-то корабля, а сами по себе, не содержат внутри себя ничего и могут существовать достаточно долго.

— Вспышки перехода, — покивал Ворвуд. — Вот оно что.

Рэнг, сидя рядом, слушал их разговор.

Черт побери, Нэд, а ведь это действительно похоже, — сказал он. — Эти огненные шары точь-в-точь как вспышки перехода.

— И что интересно, — увлеченно продолжил Гинзл, — они используют их в качестве оружия. Вспышка перехода должна перемещать в подпространство, но пока внутри нее пустота, она просто существует сама по себе. А вот когда в ней оказывается корабль, она перемещает его. Это очень интересный принцип, — с азартом ученого произнес он. — Очень интересный.

— Вот почему нет взрывов, — проговорил Рэнг. — И почему части кораблей срезает, будто ножом.

— Да, — подтвердил Гинзл. — Вспышка перемещает то, что попадает в поле ее действия. Неважно — весь корабль или только часть. Просто полкорабля перемещается в подпространство, а другая половина остается на месте.

Гинзл говорил увлеченно, похоже, забыв, что речь идет о чем-то враждебном. Принцип действия нового оружия увлекал его. Собственно, в этом был весь Гинзл.

— Подождите, — нахмурился Рэнг. — Получается, что это оружие не убивает — оно только перемещает. Но… куда?

— На поверхность ближайшей звезды, например, — хмуро проговорил Ворвуд.

— Да, — согласился Гинзл. — Но необязательно ближайшей — какой угодно. И вообще куда угодно, в любое место не только Галактики, но и всей вселенной. Перемещение через подпространство — это, знаете… — он многозначительно расширил глаза.

— Думаю, вряд ли они отправляют наших ребят в райские кущи, — тяжело произнес Рэнг.

Ворвуд молчал, размышляя над услышанным.

— Ладно, профессор, — наконец сказал он, — что мы можем противопоставить этому?

— Ничего, — как само собой разумеющееся ответил Гинзл. — Или почти ничего. Тем и интересны эти вспышки, что с ними ничего нельзя сделать. Лучевое оружие наших истребителей бессильно, — Гинзл помолчал, а потом сказал, словно отвечая на не прозвучавший, но, видимо, заданный самому себе вопрос:

— Квантовая гаубица. Своим выстрелом она создает сильные возмущения в пространстве, которые нарушают стабильность этих вспышек перехода. Но, собственно, это мы уже знаем.

— Еще медузоид со своей плазмой, — подсказал Рэнг.

— Плазма? — поднял брови Гинзл, потом подумал секунду и кивнул. — Да, плазма способна заставить вспышку совершить перемещение. И, совершив его, она естественно исчезает.

— Н-да, профессор, — вздохнул Ворвуд, — все это указывает на то, что ваша теория об инопланетянах…

И тут зажегся экран срочной связи.

— Они идут! — в панике передал пират с наблюдательной станции. — Они снова идут! Их пятеро!

— Далеко? — быстро спросил Ворвуд.

— Минут через двадцать будут здесь. Может, через полчаса.

— Ясно, — ответил Ворвуд и отключил связь.

— Я в ангар, — вскакивая, сказал Рэнг. — Думаю, корабли уже заправили и…

— Подожди, Рэнг, — проговорил Ворвуд.

Но Рэнг продолжал в спешке идти к двери.

— Я поднимаю всех, кто есть, — бросил он через плечо. — Жаль, что еще не готова вторая гаубица.

— Подожди, — снова сказал Ворвуд.

Но Рэнг не слушал и уже подходил к двери.

— Стой, Рэнг! — резко выкрикнул Ворвуд, не зная, как еще остановить его.

— Ну что? — Рэнг все же остановился и обернулся. — Если поторопимся, успеем встретить их на границе системы. Нельзя медлить, Нэд.

— Мы уже пробовали бросаться на них очертя голову, — сказал Ворвуд. — Хватит. Будем действовать по-другому.

— Как?

Ворвуд посмотрел на экран локатора, оценивая ситуацию, потом сказал:

— Гаубица пусть идет на противоположный край системы — там они ее не достанут, но она сможет в любой момент переместиться к месту боя через подпространство. Ты со всеми истребителями лети навстречу этим друзьям, но оставайтесь в стороне, чтобы они не могли задеть вас, и не ввязывайтесь в драку. Пушки пусть тоже молчат.

— Что ты задумал, Нэд?

— Просто пропустим их, — ответил Ворвуд, — и посмотрим, что будет дальше. Нужно наконец выяснить, видят ли они нас в маскирующем поле.

— Это опасно, — покачал головой Рэнг. — Если они зайдут в глубь системы…

— Тебе было мало тех троих? — с вызовом прервал его Ворвуд. — Теперь их пятеро — что ты сможешь сделать? Дать им окончательно разбить весь наш флот?

Нет, будем стрелять, только если они полетят к нашей планете. Возможно, такого не случится, и тогда не придется нести напрасные потери.

— Фактически ты открываешь им дорогу на нашу базу, — медленно проговорил Рэнг.

— Да, я открываю им дорогу! — огрызнулся Ворвуд. — Но мы устроим засаду на этой дороге. Потому что в прямом бою нам их точно не одолеть.

Рэнг только покачал головой в ответ.

— Медузоиды пусть остаются здесь, на орбите, — добавил Ворвуд. — Используем их в крайнем случае, если чужаки подойдут совсем близко к планете. Все, иди.

Видя, что спорить бесполезно, Рэнг не стал пояснять, как долго смогут продержаться медузоиды против этих кораблей, — просто повернулся и молча вышел.

На самом деле у Ворвуда появился некий план действий, впрочем, пока лишь в общих чертах. Но он был совершенно согласен с Рэнгом, что медлить нельзя, поэтому не стал пускаться в пространные объяснения, а просто приказал, что нужно делать. Пожалуй, это была непривычная форма общения между ними, Рэнг уже и не помнил, когда в последний раз Ворвуд вот так приказывал ему.

С тяжелым чувством Рэнг сел в свой корабль и вывел истребители пиратов в космос, а потом направился навстречу неизвестным кораблям. Зная Ворвуда, он понимал, что тот, скорее всего, нашел какое-то лучшее решение. Но, не имея представления об этом, не очень приятно было чувствовать себя пешкой в игре.

Квантовая гаубица также поднялась с планеты и, как приказал Ворвуд, полетела к противоположному краю системы. Теперь ее вел Корт, настоящий канонир квантовой гаубицы. Он уже успел протрезветь и мог сесть за штурвал. На этот раз не пришлось прибегать к помощи Херша.

Рэнг отдал распоряжение, чтобы пушки сняли с автоматического режима ведения огня. Пушки должны молчать.

Когда истребители во главе с Рэнгом подошли к краю системы, откуда приближались чужаки, те были уже совсем близко. Рэнг приказал всем встать в стороне, правее курса, которым шли неизвестные корабли. Примерно помня, под каким углом расходятся огненные шары, Рэнг поставил истребители так, что если бы чужаки опять начали стрелять при входе в систему, пираты не попали бы под их огонь, но при этом находились как можно ближе к месту атаки.

Маскирующее поле прикрывало пиратов, если, конечно, оно действовало против незнакомцев. Но именно это и собирался выяснить Ворвуд, приказав Рэнгу не начинать первым.

Неизвестные корабли приближались. Да, их было пять. Они шли цепью, почти ровной линией, держась довольно близко друг к другу. Пожалуй, подобное построение было ошибкой — один выстрел квантовой гаубицы мог накрыть их всех сразу. Рэнг прикинул возможность этого. Нет, наверно, не всех, но четверых — наверняка. Впрочем, это лишь мечты — вряд ли удастся подогнать гаубицу так близко к ним, да еще попросить, чтобы они какое-то время не двигались и гаубица смогла сделать точный выстрел. Но, с другой стороны, то, что они шли рядом, давало им возможность действовать слаженно, как одна целое, и прикрывать друг друга. Наверно, просто они еще не были знакомы с таким оружием, как квантовая гаубица, и их тактика не рассчитана на нее.

Рэнг вдруг поймал себя на том, что действительно думает о них как о пришельцах из иной Галактики, которые впервые столкнулись с людьми и их оружием. Надо же, как заразительны идеи этого Гинзла! Рэнг попытался представить себя на месте пилотов этих кораблей. Идти в атаку, не зная не только численности, но и вооружения противника… При том, что их самих всего пятеро, а в первый раз вообще было трое. Да, эти ребята должны быть отчаянными рубаками.

Неизвестные корабли подходили к границе планетарной системы. Кстати сказать, они подлетали именно с той стороны, откуда пришла первая тройка. Это определяло направление поиска — похоже, именно там находились их главные силы, если, конечно, эти пятеро не были последними. Рэнг вдруг понял, что по логике они должны прийти всеми своими силами, и если пришли только пятеро… Впрочем, кто знает, какая логика у этих… инопланетян? Нет, надо же! Инопланетяне! Рэнг все-таки не верил, что перед ним именно пришельцы. В принципе, это могли быть и они, но… сейчас не время ломать голову над этим. Он видел перед собой противника и не собирался размышлять о его сущности. Противник — вполне определяющее понятие. Противник — и всё.

Чужаки приближались и постепенно вошли в зону поражения пушек. Но пушки молчали, как и было приказано. Неизвестные корабли находились под прицелом по меньшей мере трех пушек, которые были рядом, и подходили все ближе, тем самым упрощая огонь. Рэнг подумал, что если сейчас дать залп по одному из неизвестных кораблей, то пушки смогут сбить его с первого выстрела, даже с его мощной защитой. Другие корабли, конечно, начнут стрелять и уничтожат пушки, но один чужак будет сбит. А, как уже стало известно, уничтожение даже одного чужака — большое дело. Но пушки молчали, повинуясь приказу Ворвуда.

На этот раз неизвестные корабли не стали стрелять, входя в планетарную систему. Они просто спокойно пересекли орбиту последней планеты и так же спокойно продолжали двигаться дальше.

Если они не стали стрелять на этот раз, значит, не заметили истребителей противника? Правда, перед ними были пушки, но чужаки не стреляли и в них. Так видят они пиратов в маскирующем поле или нет?

Незнакомцы подошли ближе и миновали линию пушек, причем пройдя совсем близко от одной из них, чуть не задев ее, словно не замечая… или действительно не замечая ее? Рэнг напряженно следил за этим. Все напряженно следили за продвижением неизвестных кораблей. Интересно, что там себе думает Ворвуд? И когда начнет работать его секретный план? Можно было связаться с ним, пока пираты просто стояли. Но Рэнг не делал этого — чужаки могли засечь передачу с его корабля, лучше не рисковать так глупо.

Истребители пиратов находились в стороне. Незнакомцы, следуя своим курсом, должны были пройти мимо. Рэнг думал, что он станет делать, если чужаки повернут к ним. Уходить? Или все же ослушаться Ворвуда и броситься в атаку, защищая систему? Пока он не мог прийти к какому-либо решению, впрочем, надеясь, что и не придется выбирать.

Неизвестные корабли летели вперед, пираты не двигались с места, изо всех сил стараясь быть невидимыми. Какие забавные кошки-мышки! Жмурки на харнианских истребителях. Хотелось даже затаить дыхание, чтобы никто не заметил тебя.

Правда, Рэнг испытывал совершенно противоположное желание: его палец так и чесался нажать на гашетку. Но приказ Ворвуда был недвусмысленно прост. Рэнг оставался без движения.

И все-таки чужаки повернули. Только не в сторону пиратов, а совсем в другую. Рэнг никак не мог понять, куда же они летят? Неизвестные корабли вдруг слаженно изменили курс и полетели в почти перпендикулярном направлении своему первоначальному движению, при этом удаляясь от пиратов. Возможно, не видя, а возможно… игнорируя их. Но куда же они направляются? Кажется, впереди по ходу их движения нет ничего интересного. Хотя совершенно неизвестно, что может представлять интерес для них.

Рэнг немного подумал, потом нажал кнопку связи и быстро передал на свои корабли:

— Следуем за ними. Но держаться подальше, — и отключил связь.

Если чужаки и засекли эту передачу, то, пока они станут разворачиваться, пираты успеют уйти, и никого уже не окажется в том месте, откуда он отдал этот приказ.

Но неизвестные корабли не изменили курса, опять же, возможно, ничего не заметив, а возможно — проигнорировав это, устремленные к своей непонятной цели.

Рэнг отметил тот факт, что сейчас они находятся позади враждебных кораблей, а, как известно, корма — это слабое место чужаков. Очень удобный момент, чтобы напасть. Правда, теперь их пятеро, и, скорее всего, в случае нападения они разойдутся — не удастся держаться позади каждого из них. Но все же нынешняя позиция была наиболее выгодной для атаки — лучше не придумаешь.

Но Рэнг не стал нападать. Истребители пиратов включили двигатели и лишь медленно полетели за неизвестными кораблями, держась в отдалении от них и гадая, куда же те летят.

Наконец это стало ясно.

Последняя планета, крайняя в планетарной системе, была прямо перед ними, и становилось очевидным, что чужаки летят именно к ней. Но с какой целью? Это было абсолютно непонятно. Хотя главное на данный момент заключалось в том, что они не летят к базе пиратов. И все же зачем им последняя планета? Она была совершенно пустой и безжизненной и не представляла никакого интереса для пиратов, хм… видимо, в отличие от чужаков.

Следуя своим курсом, неизвестные корабли подлетели и остановились перед ней. Рэнг с истребителями тоже остановились поодаль и наблюдали, что незнакомцы будут делать дальше. И те не стали тянуть.

Чужаки не заставили себя ждать и начали действовать сразу, как только заняли позицию. Они одновременно открыли огонь, испуская огромный поток огненных шаров и направляя его прямо на планету перед ними. Рэнг ничего не мог понять. Зачем они делают это? Что за глупость — стрелять в планету?

Но, как оказалось, незнакомцы знали, что делали.

Поток огненных шаров врывался в атмосферу планеты и исчезал в ней. Когда внутрь вспышки перехода попадал воздух, она осуществляла перемещение в подпространство, исчезая при этом. Вернее, это был не воздух. Рэнг знал, что атмосфера этой планеты — тонкий слой газов, в основном метан, ну и еще там чего-то…

Поток огненных вспышек не прекращался, неизвестные корабли спокойно делали свою работу. Нет, это был не бой — они просто стояли на месте и стреляли вперед, наверно, даже зевая при этом, если, конечно, эти… внутри кораблей умели зевать.

Вспышки перехода, исчезавшие сначала высоко над поверхностью, стали пролетать все ниже. Похоже, забирая в каждой вспышке порцию газа, они постепенно уносили всю атмосферу, перемещая ее куда-то. Хм, куда-то? Хотя, возможно, и не всю атмосферу, но по крайней мере в этом месте огненные шары прорубили себе дорогу, и теперь вспышки перехода летели сквозь пустоту, все ближе подходя к земле.

Рэнг и остальные пираты с интересом наблюдали за происходящим.

И вот одна из вспышек коснулась скалистой поверхности. Оказалось, огненным шарам все равно, что перед ними — атмосфера или сама планета. Когда вспышка перехода достигла цели… она просто исчезла, прихватив с собой и часть поверхности. Другие вспышки тоже начали долетать до земли, и вскоре весь поток огненных шаров врезался в поверхность, уже не задерживаемый атмосферой. Только он не таял и не исчезал — исчезали лишь отдельные вспышки, а поток, испускаемый неизвестными кораблями, оставался постоянным. Таяла и исчезала сама планета. Огненные шары забирали ее, лишь коснувшись, и на этом месте не оставалось ничего, пустота, сквозь которую пролетала очередная вспышка и забирала следующую часть поверхности перед ней. Сверкающий поток шаров вгрызался в планету, неизвестные корабли проедали ее, словно огромный червь точил яблоко.

Пираты, оцепенев, взирали на происходящее. Да, такого они не видели никогда. Никто из людей еще не видел подобного. Уничтожение целой планеты. Куда там квантовой гаубице. Квантовая гаубица просто ничто по сравнению с мощью этих незнакомцев.

Неизвестные корабли продолжали разрушать планету. Они выели огромный, величиной с материк, участок коры, и магма вырвалась наружу, но тут же почти вся исчезала в огненных шарах, которые вгрызались все дальше, глубже. И вот в какой-то момент планета не выдержала. Возможно, вспышки перехода добрались до ее ядра, а возможно, и нет, но в какой-то момент разрушения достигли критического уровня, и планета взорвалась, словно кровь, разбрызгивая вокруг огненную магму, которая почти сразу застывала в холодном пространстве космоса, в том пространстве, которое еще совсем недавно было небесным телом.

Всё! Планета перестала существовать. Только беспомощно кувыркающиеся осколки разлетались во все стороны.

— О черт! — заворожено глядя на это, пробормотал Рэнг. — О черт…

Он нажал кнопку и связался с Ворвудом — после такого зрелища было уже не до сохранения радиомолчания.

— Нэд, ты видел это?! — возбужденно произнес Рэнг.

— Да, — ответил Ворвуд, наблюдавший гибель планеты на своих мониторах, куда изображение передавалось со станций слежения. — Эти ребята не шутят.

Неизвестные корабли еще продолжали стрелять, но теперь не разрушая, а просто чтобы защитить себя от разлетающихся осколков.

— И ты вот так запросто пустил их в систему? — раздраженно проговорил Рэнг.

Ворвуд не обратил внимания на его слова.

— Мы тут с профессором подготовили сюрприз для этих пузырьковых друзей, — сказал он. — Все уже готово, дело за тобой.

— Что ты задумал?

— Подложим им свинью, — весело подмигнул Ворвуд. — Мы взяли три транспортника и набили их мезонной взрывчаткой по самые антенны локаторов. Профессор установил дистанционное управление, так что можно управлять их перемещением в подпространстве. Отправляем эти транспортники к вам. Тебе остается лишь передать посылку.

— Считаешь, это сработает?

Ворвуд пожал плечами.

— Если транспортники выйдут из подпространства поблизости от этих кораблей и тут же будут взорваны — что они смогут сделать?

— Н-да? — Рэнг подумал, что Ворвуд, пожалуй, прав. Действительно, транспортник — большой корабль, и в нем может поместиться много взрывчатки, тем более в трех транспортниках. И если они неожиданно вынырнут из подпространства… Вряд ли даже защита неизвестных кораблей устоит при таком взрыве. — Ладно, — ответил Рэнг, — жду транспортники.

— Чужаки к этому моменту перестали стрелять — осколки уже не разлетались, планета стала историей, а в системе появился новый пояс астероидов. Нет, незнакомцы не обратили внимания на передачу с корабля Рэнга. Перестав стрелять, они просто стояли, ничего не делая. Они так и стояли в том же самом месте, не сдвинувшись ни на сантиметр, только теперь перед ними не было планеты — лишь пустота. И они спокойно взирали на дело рук своих. Пять неизвестных кораблей — чертовы архангелы смерти, отправляющие на тот свет целые планеты.

Истребители пиратов также оставались неподвижны. Но теперь у них был план действий — нужно лишь подождать транспортники. Чужаки стояли, словно изучая пустое пространство, оставшееся после небесного тела. Зачем — непонятно, но, наверное, и неважно.

— Рэнг, — на экране связи снова появился Ворвуд, — профессор передаст управление транспортниками на пульт твоего корабля. Думаю, ты справишься — это несложно.

— Конечно, — ответил Рэнг.

— Транспортники уже вышли, так что ждите. Как там пузырьковые ребята?

— Стоят на месте и ничего не делают. Похоже, устали и решили поспать.

— Хорошо. Сейчас поможем им уснуть покрепче, — Ворвуд усмехнулся. — Ну все, жди транспортники, — и отключил связь.

Но «пузырьковые ребята», как назвал их Ворвуд, вовсе не уснули. Постояв некоторое время, они включили двигатели и, взяв курс на какую-то новую цель, полетели вперед. Рэнг подождал, пока они немного отдалились, и двинул свои истребители за ними.

Чужаки не спешили. Видимо, очень гордые собой после такой демонстрации силы, они медленно и величественно проплывали дальше в глубь системы. Ничего, сейчас будет им победный салют. Но все же интересно, куда они летят теперь? Судя по направлению, не к базе пиратов, но в таком случае куда? Рэнг задал этот вопрос бортовому компьютеру своего корабля, и тот провел на экране линию курса чужаков, которая уперлась… Нет! Неужели?! Рэнг не верил своим глазам. Но компьютер совершенно точно показывал, что чужаки летят не куда-нибудь, а именно к следующей, второй от края планете в системе пиратов.

Вот так. Было бы верхом легкомыслия не догадаться, зачем они летят к ней. Выходит, им мало одной планеты, и теперь они летят к следующей. Нет, это уже слишком. Ворвуд пропустил их, чтобы посмотреть, что они станут делать. Но чужаки оказались не простыми туристами, которые пришли поглазеть на окрестности. Черт побери, они пришли, чтобы уничтожить эти окрестности.

Хотя вторая от края планета была такой же пустой и ненужной пиратам, но это означало, что чужаки задались целью — планета за планетой уничтожить всю систему. Собственно, в этом был некий смысл. Не зная, где именно располагается база пиратов, видимо, они решили поступить самым простым и верным способом — уничтожить все планеты системы. Таким образом, рано или поздно они доберутся и до базы. Да, это действительно было самое простое и логичное и вместе с тем самое эффективное решение. Но какая убийственная и совершенно чуждая логика! К тому же непонятно, зачем им это, — уничтожая все, они не получали ничего. Впрочем, потом разберемся зачем — сейчас не до того. Нужно прекратить это варварское шествие. План уже готов, оставалось только осуществить его.

Неизвестные корабли направлялись к следующей цели, пираты летели за ними, транспортники с мезонной взрывчаткой на борту вылетели с базы и уже приближались к эскадре. Гинзл передал управление ими на пульт корабля Рэнга, и тот скорректировал курс, чтобы они делали поправку на движение истребителей. Судя по показаниям компьютера, транспортники встретятся с истребителями чуть раньше, чем чужаки подойдут к планете. Что ж, есть неплохой шанс сохранить одну из своих планет.

Рэнг подумал, не подогнать ли сюда гаубицу? Это, конечно, риск, но когда речь идет о существовании всей системы, квантовая гаубица представляется уже не такой большой ценностью. План Ворвуда не включал участие гаубицы, но, наверное, полезно иметь ее под рукой — на всякий случай, чтобы добить тех, кто останется. В общем, стоит переместить сюда гаубицу, и лучше бы побыстрее, потому что… И вдруг Рэнг понял, что не может этого сделать.

Волосы чуть ли не зашевелились у него на голове, но холодный пот на самом деле прошиб его от этого понимания. Он не может переместить сюда гаубицу? Нет, все гораздо хуже! Это только часть проблемы, всего лишь легкая неприятность. Весь план Ворвуда катился к чертям. Ничего не выйдет. Рэнг вдруг понял, что ничего не выйдет из этой затеи с транспортниками.

Потому что чужаки, направляясь к следующей планете, заходили все дальше в глубь системы. Но внутри планетарной системы нельзя совершать субсветовые прыжки — разве только на самой окраине. Планеты и звезда влияют на курс корабля, летящего в подпространстве, и можно выйти не там, где хотел, а внутри одной из планет, а то и самой звезды. Правда — Рэнг усмехнулся забавности этой мысли, чужаки как раз и хотели устранить эту неприятность, избавив систему от планет. Но их цель, конечно, заключалась не в этом.

Так что же делать? Не удастся переместить транспортники, чтобы они вышли из подпространства рядом с чужаками, — так глубоко в системе нельзя перемещаться в подпространстве. Хотя после уничтожения крайней планеты система уменьшилась, но значит ли это, что теперь можно рискнуть?

Словно в ответ на его мысли зажегся экран связи.

— Рэнг, — сказал появившийся на нем Ворвуд, — они заходят в глубь системы.

— Да, я уже понял, — ответил Рэнг.

— Профессор говорит, что теперь система стала меньше, и сейчас они находятся как бы на ее новом краю. Но остался пояс астероидов после той планеты, и все равно чужаки слишком близко к звезде. В общем, возможно, все и обойдется, но риск, что транспортники при перемещении влепятся в оставшиеся планеты, есть.

— В оставшиеся планеты, — с усмешкой повторил Рэнг, которого позабавило такое высказывание.

— Мы не можем рисковать транспортниками — это наш единственный шанс, — продолжил Ворвуд. — Поэтому нужно выманить чужаков на открытое пространство. Атакуйте их и сразу уходите, чтобы они погнались за вами. А когда они выйдут на прежний край системы, используй транспортники.

— Так мы потеряем много кораблей, — хмуро проговорил Рэнг, — когда они будут лететь за нами и стрелять своими вспышками перехода нам в спину.

— Да, но это лучше, чем потерять всю систему, — сказал Ворвуд. — Если мы не остановим их сейчас, то не остановим уже никогда.

Рэнг недовольно вздохнул, понимая, что все обстоит именно так.

— Хорошо, — ответил он, — попытаемся выманить их на край системы. — Потом добавил: — На прежний край системы.

Ворвуд кивнул и отключил связь.

Чужаки к этому времени подошли к планете и остановились перед ней. Транспортники были уже здесь и просто стояли на месте. Пожалуй, надо отправить их первыми — они слишком медлительны и могут не успеть. Нужно, чтобы они уже были на краю системы, когда чужаки прилетят туда, погнавшись за пиратами. Рэнг произвел манипуляции на пульте управления, и транспортники на своей максимальной скорости, но на самом деле довольно медленно полетели прочь от звезды. Так, теперь придется подождать, пока они преодолеют хотя бы половину расстояния.

Неизвестные корабли, как и в первый раз, недолго стояли в бездействии перед планетой. Вскоре они начали стрелять, извергая на нее огромный поток своих огненных шаров. Пожалуй, планета была обречена.

— Ну уж нет!

Рэнг подумал, что этой планеты чужакам не видать, вернее, не видать ее гибели. Он не допустит уничтожения еще одного небесного тела в системе — хватит. Хотя пиратам не очень-то нужна эта безжизненная и никчемная планетка, но все же она находится в зоне их интересов. И в самом деле, что это за мода — приходят кто попало и уничтожают планеты. Нет, хватит, эта планета уцелеет. Просто из принципа.

Только чужакам были неведомы эти принципы, или они ни в грош не ставили их — спокойно расстреливая второе небесное тело на своем пути. Словно издеваясь и ничего не боясь, хозяйничали в системе. Но в том-то и заключался принцип — заставить считаться с собой… или уж хотя бы замечать.

Планета отдавала атмосферу огненным вспышкам. Пока что они не долетали до ее поверхности. Транспортники двигались к краю системы. Медленно, как же медленно! Рэнг смотрел то на неизвестные корабли, то на транспортники, и злость все больше охватывала его. Медлительные грузовые калоши! Чужаки расстреляют полгалактики, прежде чем они долетят куда надо. Сколько же можно! И в конце концов он не выдержал. Транспортники проделали почти половину пути… хотя, скорее, треть — ну и черт с ними! Рэнг нажал кнопку связи и передал на истребители:

— Всё, ребята, хватит глазеть на это. Стреляйте по ним, но сразу отходите, не подлетайте близко. Наша задача — выманить их на край системы.

И пираты, которым порядком надоело стоять в стороне, безучастно наблюдая, как уничтожают часть их мира, с радостью бросились исполнять приказ. Они начали атаковать неизвестные корабли, но, сделав несколько выстрелов, резко отклонялись, разворачивались и потом снова заходили на чужаков. Рэнг оставался в стороне — действия не требовали его личного участия, он только наблюдал за общей картиной боя, ожидая, когда неизвестные корабли оставят планету и повернутся к пиратам.

Истребители атаковали с тыла и, наверно, смогли бы уничтожить одного из чужаков или даже двух, если повезет. Но для этого пришлось бы подходить ближе. Другие чужаки, развернувшись, сбили бы слишком много пиратов. Ничего, пусть уничтожением займутся транспортники. Рэнг отметил про себя такую довольно странную концепцию боя, когда врагов должны уничтожить не истребители, а транспортники — мирные корабли. Но противник слишком силен, и приходится, как ни странно, действовать именно так. В общем, истребители делали лишь по нескольку выстрелов издалека — это вряд ли могло серьезно повредить чужакам, для них это лишь легкие уколы, но вполне достаточные, чтобы привлечь внимание.

Только все вышло не так, как ожидали Ворвуд и Рэнг.

Всего два неизвестных корабля, те, что были по краям общего строя, перестали стрелять по планете, развернулись и открыли огонь по пиратам. А три средних продолжали уничтожать небесное тело.

Это было довольно безрадостное наблюдение. Рэнг понимал, что неслучайно развернулись именно крайние корабли — при необходимости они могли стрелять и в стороны. Таким образом, у чужаков получилось довольно мощное звено, способное одновременно обороняться и нападать. Чужаки знали, как нужно действовать, и, черт побери, действовали — продолжали разрушать планету, оставшись на месте, и не отправились в погоню за пиратами.

Рэнг с досадой смотрел на это. Потом передал на истребители:

— Отходите назад. Хватит стрелять.

Становилось очевидно, что чужаки не пойдут за пиратами, больше не имело смысла нападать — только понапрасну подставлять корабли под эти пузырьковые вспышки перехода. Истребители, повинуясь приказу, прекратили атаку и отошли назад. Два крайних чужака какое-то время еще испускали огненные шары в их сторону, но потом перестали стрелять, при этом оставаясь в том же положении — не разворачивались к планете, а занимали оборонительную позицию, готовые в любой момент снова открыть огонь.

Рэнг в отчаянии сжал кулаки. И что? Что теперь? Как подступиться к ним? Два неизвестных корабля создавали достаточно плотный поток огненных шаров, способный сдержать все истребители пиратов. Но даже если этого окажется недостаточно, могут развернуться и другие чужаки. Совершенно бессмысленно атаковать их.

Планета тем временем отдавала остатки атмосферы. Сейчас по ней стреляли всего три корабля — процесс разрушения шел медленнее. Но, судя по всему, трех чужаков вполне хватит, чтобы довести дело до конца. Рано или поздно они уничтожат и эту планету. А потом примутся за следующую, и следующую, и следующую. И так, пока камня на камне не оставят от всей системы. Впрочем, звезду они, наверное, не тронут — большое утешение.

Ну нет! Не видать им пиратской базы как своих ушей (или что там у них). Рэнг задействовал управление транспортниками и, развернув их, направил обратно. Все-таки еще оставался шанс. Ведь до сих пор не было ясно, видят ли чужаки в маскирующем поле. Самое время проверить это и воспользоваться невидимостью… если, конечно, есть чем пользоваться. Транспортники не стреляют, не производят вспышек выстрелов, по которым могут ориентироваться чужаки. Транспортники — мирные, безобидные корабли. Хм…

Чужаки вгрызались в планету. Транспортники летели назад. Опять эти грузовые калоши двигались невероятно медленно. Хорошо, что Рэнг поспешил и начал атаку несколько раньше — транспортники не успели уйти далеко, и теперь им было ближе возвращаться. Вскоре они подошли к истребителям пиратов, и Рэнг остановил их.

Так. Два обороняющихся чужака продолжали целиться в сторону недавно атаковавших пиратов. Конечно, они могли развернуться, но все же сейчас они стояли именно в таком положении. Рэнг сдвинул транспортники с места и направил их чуть разными курсами: один должен подойти к чужакам сверху, другой — снизу, третий — справа. Истребители пиратов находились левее кораблей противника, и в крайнем случае можно будет начать атаку слева, чтобы отвлечь их. Правда, это будет довольно самоубийственная атака — взрыв транспортников мог задеть и атакующих пиратов. Но, возможно, и не придется пускать в дело истребители.

Грузовые корабли медленно приближались к чужакам. Те пока не обращали на них внимания. Не замечали? Скоро это выяснится — чужаки либо увидят их, либо нет. И оставалось только молиться, уповая на то, что незнакомцы не могут видеть корабли пиратов в маскирующем поле. Но если это так — пусть молятся они.

В корабле Рэнга зажегся экран связи.

— Рэнг, что ты делаешь?! — возмущенно выкрикнул Ворвуд. — Они прикончат транспортники на подходе, и тогда всё.

— Тише, Нэд, — цыкнул на него Рэнг, словно Ворвуд своими криками мог спугнуть чужаков, обратить их внимание на подкрадывающиеся корабли. — Это наш последний шанс, — потом снова перевел взгляд на медленно плывущие транспортники.

Ворвуд только недовольно смотрел с экрана, но ничего не стал говорить, просто отключил связь.

Планета больше не сопротивлялась, перестав защищаться атмосферой. И теперь огненные вспышки снимали почву слой за слоем, слой за слоем. Было даже скучно во второй раз за день наблюдать гибель планеты и не дай бог пришлось бы наблюдать это еще и еще раз. Кому интересны повторения? Пираты и не хотели повторения гибели планеты. Им бы больше понравилась гибель чужаков, и уж это они посмотрели бы снова и снова, не считаясь с повторениями. Жаль, что не Рэнг или Ворвуд писали этот сценарий. А тот, кто писал сценарий, — на чьей он стороне? Хотя, скорее всего, на стороне самого себя — чтобы интереснее было смотреть. Но тогда ему должна надоесть однообразная гибель планет. Впрочем, некоторые сценарий неисповедимы.

Транспортники приближались к неизвестным кораблям. Медленно. Трое чужаков были заняты небесным телом и не обращали внимания на окружающее. Но двое по бокам зорко следили за тем, что вокруг. Как цепные псы, они в нетерпении оглядывались по сторонам, готовые броситься на любого, кто подойдет близко. И словно слюна стекала с их клыков, и бока раздувались в свирепом дыхании. Транспортники уже находились в зоне их поражения, заходя один над чужаками, другой — под ними и третий — справа. Но если бы цепные чужаки захотели, они могли бы повернуться и легко переломить хребет медлительным грузовым кораблям. Только пока они не делали этого.

Рэнг пребывал в томительном бездействии — корабли двигались заданными курсами и не требовали управления, Рэнг лишь с напряженным вниманием следил за крайними чужаками — не начнут ли они разворачиваться, тогда надо срочно уводить транспортники, пытаясь спасти хотя бы один. Хотелось даже затаить дыхание, чтобы не спугнуть чужаков, шепотом отдать приказ на истребители, чтобы все пираты тоже затаили дыхание. Но, конечно, это было бы глупо.

Холодное молчание бесконечного космоса. Лишь звезды блистали в далеком пространстве. Чужаки терзали планету, рвали ее на части, транспортники медленно с разных сторон подкрадывались к ним.

Они подошли довольно близко. И, наверно, это уже был результат — если бы чужаки могли видеть в маскирующем поле, давно бы уже уничтожили их. Но грузовые корабли пока оставались целы. Да, пожалуй, они были воплощением надежды, которая умирает последней. Правда, транспортники погибнут в любом случае.

Так видят неизвестные корабли в маскирующем поле или нет? Судя по происходящему, ответ ясен — корабли, набитые взрывчаткой, подошли к ним совсем близко, но чужаки не замечают этого.

Всё. Вот оно! Победа была уже почти в кармане. Транспортники вышли на заданные позиции, и Рэнг остановил их. Но он не торопился активизировать детонаторы. Если, как оказалось, чужаки не могут видеть их, то стоит подойти еще ближе. Рэнг задействовал управление и медленно, теперь действительно самым малым ходом, пустил транспортники: верхний вниз, нижний, соответственно, вверх, и правый также шел прямо на чужаков.

Вспыхнул экран связи.

— Взрывай! Взрывай! — закричал с него Ворвуд. — Хватит тянуть!

— Да подожди, Нэд, — отмахнулся Рэнг и, не отрываясь, продолжал следить за движением транспортников.

Ему достаточно было нажать одну кнопку, чтобы взорвать сразу три корабля. Вернее, это будут восемь кораблей — вместе с чужаками.

— Черт, Рэнг, — недовольно проворчал Ворвуд, — зря я передал управление тебе, лучше бы все делал сам.

Рэнг усмехнулся на это, не сводя глаз с незнакомцев и грузовых кораблей совсем рядом с ними и держа палец на кнопке детонаторов.

Транспортники сходились, все ближе подлетая к чужакам. Те не ведали, какие тучи сгущаются над ними… вокруг них. И вдруг один включил двигатели поворота и начал разворачиваться вправо. Этого и ждал Рэнг, не снимая палец с кнопки. Действительно ли чужак заметил что-то или просто по каким-то своим причинам решил повернуться — некогда да и незачем было разбираться в этом. Хотя транспортники не подошли так близко, как хотел Рэнг, но хватит испытывать судьбу.

Чуть только неизвестный корабль начал двигаться, Рэнг дернулся и словно не одной рукой, а всем телом, чувствуя то ли озноб, то ли жар, мгновенно охвативший его, резко и сильно нажал кнопку активизации детонаторов.

И тут все взорвалось.

Огромное облако взрыва вспыхнуло на месте транспортников, поглощая огнем неизвестные корабли, которые находились между ними. Часть пространства превратилась в сплошное огненное месиво, перемалывая, сжигая и круша все, что находилось в нем. Вот так. Планета была спасена, а заодно и вся система пиратов. Чужаки остановлены — нашелся и на них огненный шар, пожирающий плоть кораблей.

Но что это? Когда облако взрыва рассеялось, пираты вдруг увидели, что не все неизвестные корабли уничтожены. Два из них, находившиеся слева, продолжали стоять на месте. Хотя было видно, что они получили колоссальные повреждения, но все же не были окончательно разбиты.

Вот это да! — воскликнул Ворвуд, который оставался на связи, но смотрел куда-то в сторону — похоже, на свои мониторы слежения. — Ну и защита у этих кораблей! Выжить после такого взрыва!

— Ничего, — мрачно отозвался Рэнг. — Сейчас исправим это. — Потом передал на истребители: — Всем вперед. Добейте их!

— И пираты с энтузиазмом ринулись на чужаков. Наверно, даже хорошо, что не все неизвестные корабли погибли при взрыве — у пиратов давно чесались руки, и теперь можно было отыграться на этих двоих. И правильно — а то победа не была бы такой ощутимой.

— Но все оказалось не так просто. Чужаки находились среди обломков остальных кораблей. Теперь они, конечно, и думать забыли о планете. Один из них, который был повернут к ней, разворачивался. Похоже, они собирались уходить, спасаться бегством. Действительно — что им еще оставалось? Но когда пираты начали атаковать, незнакомцы стали огрызаться потоками огненных шаров.

— В стороны! — выкрикнул Рэнг, увидев это. — Всем в стороны! Пока не трогайте их.

Пираты разлетелись, уходя от вспышек перехода, и остановились поодаль. Чужаки недолго оставались на месте. Видя, что атака прекратилась, они включили двигатели и полетели прочь из системы. Расступившиеся пираты ждали, когда они пройдут мимо. Неизвестные корабли, пылая на ходу множеством пробоин, как могли быстро пролетели перед ними.

— Вот теперь вперед! — скомандовал Рэнг, когда пираты оказались позади. — Ату их, ребята!

И пираты набросились на чужаков, беспрепятственно стреляя им в спину.

Все удалялись от планеты, на которой происходило гигантское извержение из огромной дыры, проделанной чужаками в ее коре. Но все же это было не смертельно, планета осталась цела.

Неизвестные корабли устремились к краю системы, пираты гнались за ними.

— Гаубица, — передал Рэнг, — Корт, прыгай на другой край системы и встань у них на пути.

Канонир квантовой гаубицы Корт без промедления активизировал субсветовой генератор и начал перемещение.

Оказалось, что скорость неизвестных кораблей довольно велика. Видимо, до сих пор у них не было необходимости спешить, и они летали относительно медленно. Но сейчас, убегая, чужаки включили двигатели на полную мощность, и пираты постепенно отставали. Жаль. Совсем не хотелось упускать их. Впрочем, гаубица была призвана Рэнгом, чтобы наконец прихлопнуть этих недобитых агрессоров. Да, космическая мухобойка в виде квантовой гаубицы уже находилась на краю системы, впереди по ходу чужаков, и они летели прямо на нее.

Пожалуй, это не так уж хорошо. Неизвестные корабли, конечно, еле дышат, но еще могут стрелять — лучше гаубице стоять немного в стороне, а не прямо у них на пути. Рэнг отдал распоряжение, чтобы Корт сдвинулся вправо. Гаубица затаилась внутри маскирующего поля, чужаки не должны были увидеть ее.

Когда Корт закончил маневр, неизвестные корабли подлетели уже совсем близко к нему. Отставшие истребители пиратов находились далеко позади. Гаубица осталась одна перед незнакомцами. Но она ведь в маскирующем поле, так что нечего беспокоиться. К тому же и чужаки еле живы.

— Подожди, Корт, — передал Рэнг. — Пусть подойдут еще ближе. Они не видят тебя, но могут обнаружить по выстрелу. Нужно прихлопнуть их сразу, одним ударом.

Корт не возражал, просто оставался на месте, поджидая незнакомцев.

Чужаки приближались, судя по всему, они пройдут прямо перед гаубицей — у Корта будут легкие мишени. Рэнг со всеми истребителями на полной скорости летел вперед. Теперь не было необходимости спешить, но просто азарт гнал пиратов.

И вдруг чужаки чуть изменили курс и направились точно на гаубицу. А заодно и открыли огонь из своих пузырьковых орудий.

— А-а-а! — заорал Корт.

Нет, он не испугался, просто немного растерялся. Ведь он впервые оказался под огнем этого оружия, не участвовал в первом сражении, а во время второго находился на другом краю системы.

— Стреляй в них! Стреляй! — выкрикнул Рэнг.

И Корт, не мешкая, исполнил его приказ. Выстрел гаубицы уничтожил огненные шары, но не задел чужаков. Они продолжали вести огонь и летели прямо на гаубицу.

Что происходит? Как это могло случиться? Неизвестные корабли повернули к гаубице, словно заметили ее издалека. Но они же не видят в маскирующем поле. Транспортники спокойно подошли к ним. Так почему сейчас чужаки повернули? Гаубица ведь стояла спокойно, не стреляя и не обнаруживая себя.

Но некогда разбираться в этом. Подлетая, незнакомцы начали расходиться и старались взять гаубицу в клещи — та же тактика, что и в первом бою. Похоже, они чему-то научились и стали воспринимать квантовую гаубицу всерьез. Но как они смогли увидеть ее?

Истребители мчались вперед — хорошо, что они так и не снижали скорость. Корт стрелял в неизвестные корабли. Те расходились, но пока ему удавалось, маневрируя, стрелять в обоих, уничтожая их огненные шары, летящие на него. Он делал выстрел в одного, потом, пока инжекторы накапливали энергию, готовя следующий выстрел, успевал повернуться и стрелял в другого. Да, это им не Херш! Корт был мастером своего дела.

Но все же квантовая гаубица довольно медлительна и, как ни старайся, не сможет маневрировать слишком проворно. Чужаки все больше расходились в стороны, скоро Корту уже не удастся поворачиваться достаточно быстро.

И тут подоспели истребители. Рэнг бросил их на ближайшего незнакомца, благо они сразу заходили на него как нужно — с кормы.

— Поворачивай к правому, — передал Рэнг Корту, — мы возьмем на себя левого, — и вспомнил, что те же слова говорил Хершу.

Это был уже известный прием. Появлялись какие-то отработанные ходы в борьбе с чужаками.

Только неизвестные корабли не стали принимать бой. Возможно, зная, чем может окончиться такая расстановка сил, а возможно — из-за своих повреждений. Едва истребители открыли огонь, чужаки сразу ушли в сторону и продолжили бегство из системы.

Корт попытался достать их, но неизвестным кораблям удалось вывернуться, выстрел гаубицы так и не задел ни одного из них.

Истребители бросились вдогонку, увлеченные азартом битвы, но Рэнг остановил пиратов. Не имело смысла гоняться за чужаками, они летают слишком быстро. Догнать их не удастся. Правда, все уже находились на краю системы, можно было совершить субсветовой прыжок и выйти из подпространства перед неизвестными кораблями. Их было всего два — гаубица и истребители могли бы справиться с ними. Но придется воевать за пределами маскирующего поля — пираты наверняка понесут потери. Сейчас, когда атака отбита, не стоило понапрасну терять корабли.

— Ладно, — передал Рэнг, — пусть уходят.

Но это было только первое соображение, почему он отпустил чужаков.

— Чарли, — связался Рэнг с одним из истребителей, — слышишь меня?

— Да, — ответил Чарли.

— Слетай за ними и посмотри, куда они направляются.

Представлялся отличный шанс выяснить местоположение основных сил незнакомцев, конечно, если таковые еще остались. Стоило проследить за ними.

— Только держись подальше, — добавил Рэнг. — Прыгай осторожно, чтобы все время быть позади.

— Конечно, Рэнг, — ответил Чарли.

— И вскоре его истребитель озарился вспышкой перехода — Чарли мог угнаться за чужаками только через подпространство, совершая короткие субсветовые прыжки вслед за ними. Так он и сделал.

— Ладно. В этом сражении пираты не понесли практически никаких потерь, кроме разве что транспортников… хм… и одной планеты. Но учитывая, что чужаков было пятеро, это очень даже неплохой результат. В общем, все закончилось достаточно удачно. Рэнг отдал приказ всем возвращаться на базу и сам полетел первый — нужно было решать, что делать дальше.

* * *

— Но они ведь не видели транспортники, когда те подходили к ним, — говорил Рэнг, сидя в кабинете Ворвуда, — а потом полетели прямо на гаубицу, явно зная, что она там. Профессор, — обратился он к сидящему рядом Гинзлу, — как это можно объяснить? Гинзл помолчал немного, размышляя над этим.

— Ммм… не знаю, — наконец произнес он. — Сложно сказать так разу. Возможно, дело в том, что транспортники находились в глубине системы, — предположил Ворвуд, — а гаубица — на ее краю.

— Нет, — покачал головой профессор. — Действие маскирующего поля абсолютно одинаково и там и тут. Причина явно не в этом.

— Наша гаубица сделана на базе транспортника, — добавил Рэнг, — так что и внешне нет никаких различий. Почему же они не видели транспортники, но смогли увидеть гаубицу?

Пожалуй, это был риторический вопрос — вряд ли прямо сейчас удастся найти ответ. Рэнг понимал это, просто высказал, что наболело. Эти чужаки были совершенно непонятны и непредсказуемы — то они видят в маскирующем поле, то нет.

— Ладно, — вздохнул Ворвуд, — главное, что все-таки удалось отбить атаку. К тому же найден способ борьбы с ними.

— Довольно дорогое удовольствие — бросаться в них транспортниками, — мрачно произнес Рэнг. — У нас почти не осталось грузовых кораблей.

— Ничего, — махнул рукой Ворвуд, — отправлю кого-нибудь в Галактику — пусть купит там новые транспортники. Это не проблема.

— Кстати, — вдруг проронил Гинзл, — вы заметили, что они начали с последней планеты? Как думаете, почему?

— Просто она ближе к ним, профессор, — словно напоминая о том, что вода мокрая, ухмыльнулся Ворвуд.

— Нет, — хитро прищурился Гинзл. — Ведь их конечная цель наверняка заключается в том, чтобы уничтожить нашу базу, и они могли начать сразу с планеты, которая наиболее подходит для этого в системе. Но они начали с последней. Это указывает на то, что им неизвестна человеческая раса, условия ее обитания и, соответственно, у них нет представления, какую из планет мы бы выбрали для себя. Поэтому они начали просто с последней, точнее, с первой у них на пути.

— Хм… — нахмурился Ворвуд, понимая, что в этом есть смысл.

Действительно, исходя из человеческой логики, несложно определить, на какой планете находится база пиратов — просто по наиболее подходящим климатическим условиям. И чужаки могли бы сразу полететь к ней. Но они так не поступили. Хотя все это означало, что они…

— Профессор, опять вы со своими пришельцами, — сурово произнес Ворвуд.

— Эти пришельцы не мои, а наши общие, — словно об известном и даже не терпящем сомнений факте, спокойно ответил Гинзл. — И кстати, направление, куда ушли эти два корабля и откуда они пришли перед этим, почти противоположно тому, в котором находится вся наша Галактика, — добавил он. — То есть они пришли извне, из открытого космоса.

Ворвуд не стал спорить. Инопланетяне так инопланетяне. Это заблуждение профессора не было вредным. К тому же очень даже запросто оно могло оказаться и не заблуждением.

— Итак, — Ворвуд обратился к Рэнгу, — мы знаем, что у них осталось по меньшей мере два корабля. Правда, они сильно побиты, но если это серьезные ребята, а скорее всего так, у них должны быть средства для ремонта. В общем, хотя бы два корабля в недалеком будущем могут вернуться. Стоит ли надеяться, что их не придет больше? Рэнг кивнул, соглашаясь.

— Я отправил Чарли проследить за ними. Скоро узнаем, куда они улетели и сколько их там.

— Угу, — принимая информацию к сведению, произнес Ворвуд. — Что у нас со второй гаубицей, профессор? — повернулся он к Гинзлу.

— Двое суток еще не прошли, — развел тот руками, — мы работаем над этим. Думаю, все будет готово, как я и обещал.

— Хорошо. — Ворвуд помолчал секунду. — Значит, следует ожидать нового нападения. И пока придется справляться одной гаубицей. Жаль, что не получается использовать медузоиды, как-то они совсем не удел.

— А знаете, — вдруг сказал Гинзл, — в чем разница между транспортниками и гаубицей?

— Ворвуд и Рэнг обратили на него внимательные взгляды. Но Гинзл молчал, нагнетая значительность продолжительностью паузы.

— В чем? — наконец не выдержал Ворвуд.

— Транспортники управлялись дистанционно, а в гаубице находился пилот, — пояснил пришедшую ему мысль Гинзл.

— Да? Ну и что? — непонимающе отозвался Ворвуд.

Похоже, мысль профессора не зашла так далеко.

— Ммм… пока не знаю, — проговорил Гинзл. — Но, по-моему, это единственная разница между ними. Возможно, в этом и заключается…

И тут на столе Ворвуда зажегся экран связи.

— Это Чарли, — сказал появившийся на нем пират, невольно прерывая Гинзла.

— А, привет, Чарли, — откликнулся Ворвуд. — Какие успехи?

— Все те же, — ответил Чарли. — Я так и не увидел их главные силы, просто проводил те корабли до границы действия компенсатора. Дальше я уже не мог прыгать, а обычным ходом мне за ними не угнаться. Но они не перемещались через подпространство — просто улетели. Похоже, место, куда они направились, где-то недалеко.

— Понятно, Чарли, — сказал Ворвуд. — Ладно, возвращайся. И когда пойдешь в «Три пирата», скажи, что сегодня твоя выпивка за мой счет.

— Хорошо, — улыбнулся Чарли, — я воспользуюсь этим, — и отключил связь.

В кабинете повисла тишина.

— Нужно как-то слетать и посмотреть, что там, — наконец высказал общую мысль Ворвуд.

— Как? — отозвался Рэнг.

— Ну, если мы знаем направление, можно просто отправить туда корабль обычным ходом, — проговорил Ворвуд.

— Да, — с сарказмом усмехнулся Рэнг. — И кого ты пошлешь на это? Там ведь нельзя перемещаться в подпространстве, а обычным ходом от этих кораблей не уйти. Обнаружение их главных сил — это верная смерть.

— Ну, можно отправить корабль на дистанционном управлении.

— Дистанционное управление, — вмешался Гинзл, — имеет ограничение по дальности действия.

— Н-да? — Ворвуд обескуражено смотрел перед собой, не зная, что еще предложить.

— У нас ведь есть компенсатор, — подсказал Гинзл. — Мы можем погрузить его на транспортник и лететь в том направлении. Соответственно, поле компенсатора тоже будет смещаться, и истребители смогут прыгать дальше.

— Угу, — с усмешкой кивнул Ворвуд. — А еще обналичить все наши счета и чемоданчик с деньгами тоже взять с собой. Чего уж отдавать чужакам один компенсатор, пусть забирают все.

Гинзл и Рэнг молчали.

— Нет, — твердо произнес Ворвуд, — компенсатор трогать нельзя. Это слишком важная вещь, мы не можем им рисковать.

Снова повисло молчание. Хотя на самом деле проблема была в общем-то пустяковой — просто разведать, что там дальше. Но решение почему-то никак не находилось.

— Хорошо, — вдруг сказал Рэнг. — Тогда давайте я слетаю в Галактику и возьму первый попавшийся компенсатор — они ведь просто висят в пространстве без всякой охраны. Мы сможем использовать его, чтобы добраться до чужаков, а наш останется на месте.

— Не получится, — покачал головой Ворвуд. — Транспортная служба по сигналу диагностики легко обнаружит, где находится похищенный компенсатор. И если ты привезешь его сюда… — он замолчал и перевел взгляд на Гинзла. — Профессор, но вы ведь сможете отключить компенсатор на месте?

— Ну-у, — соглашаясь, протянул Гинзл.

— Тогда летите вдвоем, — улыбнулся Ворвуд, глядя на Рэнга и Гинзла. — А заодно и прикупите несколько транспортников.

* * *

Солнечный день блистал синевой неба, легкость и беззаботность ощущались во всем. Хотя некоторые прохожие выглядели довольно озабоченными, но это была не такая уж серьезная озабоченность. Рэнг шел по улице города, обычного города на одной из мирных планет Галактики. Двое пиратов были с ним, еще двое ждали в космопорте, остальные десять на своих истребителях, которые Рэнг также посчитал нужным взять для захвата компенсатора, находились в окрестностях планетарной системы этой колонии. Гинзл оставался с ними. Они должны были дождаться Рэнга, стараясь не попадаться на глаза галактической полиции.

Проходя по улице, Рэнг щурился в лучах солнца. Обычный городской шум окружал его. Детский гомон — дети весело играли на спортивной площадке справа. Рэнг посмотрел на них. Как-то странно было очутиться в этой мирной обстановке после сражений с чужаками, после угрозы уничтожения самой системы пиратов. И ведь угроза еще остается, выиграны только промежуточные сражения, но наверняка предстоят другие, итог которых непредсказуем. И если чужаки в случае проигрыша могут отступить, то пираты…

Двое мальчишек выскочили с детской площадки, пронеслись перед Рэнгом и побежали к киоску, в котором продавалось мороженое. Прохожие, не обращая ни на кого внимания, шли куда-то по своим делам. Важный полицейский стоял на перекрестке и зорко следил за окружающим. Несколько молодых парней и девушек смеялись, сидя в бистро на противоположной стороне улицы.

Рэнг вдруг подумал, что будет со всеми этими людьми, если чужаки придут и сюда? Ведь после объединения Галактики в единое государство больше нет военных постов в каждой планетарной системе. И колонию будут защищать только три десятка патрульных кораблей, находящихся в составе местного полицейского участка, это на один зубок чужакам. Конечно, сразу вызовут подмогу из других систем и военный флот в придачу. Но… Рэнг помнил, как чужаки за считанные минуты уничтожили целую планету. И если они придут сюда, подоспевшая помощь вместо планетарной системы обнаружит только обломки, один большой пояс астероидов. Да, у пиратов есть истребители, пушки, квантовая гаубица, медузоиды, маскирующее поле, наконец, — пираты представляют собой довольно серьезное военное формирование, и пока им удавалось отражать атаки пришельцев. Но что сможет сделать обычная мирная колония? Только послать сигнал бедствия. И все.

Хотя что ему до этого? Рэнг — пират, и вопросы существования мирных колоний не должны волновать его. Но все же он не был кровожадным злодеем. Рэнг любил честный бой.

Ладно. Оставив своих спутников на улице, Рэнг зашел в офис фирмы, продающей корабли.

Фикусы в приемной, почти неестественно аккуратные, зализанные служащие, совсем не похожие на пиратов, обычно окружавших его. Рэнг чувствовал себя несколько неуютно в подобной обстановке. Смазливая секретарша с вежливой улыбкой и в официально строгой юбочке, лишь напоминающей о принадлежности к женскому полу, проводила его в кабинет. Рэнг был единственным посетителем на данный момент. Впрочем, рабочий день только начинался.

Стены кабинета менеджера были увешаны рекламными проспектами. На письменном столе стояла небольшая статуэтка в виде одной из первых моделей спортивных кораблей, но стилизованная на современный манер, — она служила символом, товарным знаком этой фирмы.

— Так сколько транспортников вы желаете приобрести? — улыбаясь, спросил менеджер.

— Пять, — ответил Рэнг. — И я хотел бы получить их прямо сейчас.

— Конечно-конечно. Какие модели вы предпочитаете?

Рэнг задумался на секунду.

— Что у вас есть из наиболее скоростных?

— О! — улыбнулся менеджер. — Быстрые транспортные перевозки — залог успешного бизнеса! Да, у нас есть то, что вам нужно. Могу предложить последнюю модель БМТ, — менеджер показал рекламную стереограмму с изображением сверкающего, просто с иголочки, транспортного корабля. — Отличные ходовые качества, увеличенный объем грузового отсека, кабина пилота оснащена новейшей стереосистемой. Наша фирма предоставляет вам гарантию на полтора года.

Рэнг усмехнулся про себя — если Ворвуд опять будет использовать транспортники «по назначению» против чужаков, то гарантия на полтора года не понадобится.

— Хорошо, — сказал он, — я возьму их.

— Будете платить сразу или возьмете в рассрочку?

— Сразу, — ответил Рэнг. — Заверните.

Менеджер с умильной улыбкой оценил его шутку.

Когда транспортники были получены, пираты погрузили в них корабли, на которых прилетели сюда. Потом четверо пиратов сели в кабины новеньких транспортников, Рэнг взялся за управление пятого, и все вместе поднялись в космос, направившись к ожидающим их истребителям.

Профессор Гинзл быстро установил на транспортники специально прихваченные с собой устройства, которые позволят новым кораблям пользоваться кодированным компенсатором Небесных Чертогов. Рэнг велел четырем транспортникам отправляться на базу, и те улетели. Можно было переходить к основному делу.

Рэнг оставался за штурвалом транспортника. Гинзл также был с ним в кабине пилота, в соседнем кресле.

Будем брать ближайший компенсатор? — поинтересовался профессор.

— Нет, — ответил Рэнг. — Здесь мы покупали транспортники. Лучше улететь куда-нибудь подальше.

Рэнг связался с истребителями и отдал приказ перемещаться к Колвении — она находилась достаточно далеко от этого места. Компенсаторы были развешаны в пространстве по всей цивилизованной Галактике, и все они были абсолютно одинаковы. Так что не имело значения, какой из них брать.

Вскоре корабли пиратов вышли из подпространства рядом с Колвенией — одной из многих заселенных планетарных систем. Компенсатор, обслуживающий этот район, находился так же, как в других местах, за пределами системы. Редко кто летал рядом с ним — корабли входили в подпространство и выходили из него на краю системы, а в открытом космосе, как правило, не было никого — просто здесь нечего делать. В общем, местечко было укромное, хотя и открытое настолько, насколько это вообще возможно.

Пираты направились прямиком к компенсатору, при этом оглядываясь по сторонам — нет ли где патрульных кораблей галактической полиции, вот их могла принести нелегкая. Истребители остановились невдалеке от компенсатора, а Рэнг подвел транспортник вплотную к нему.

— Сначала нужно загрузить компенсатор на транспортник, — сказал Гинзл, — иначе мне будет сложно работать в открытом пространстве.

Рэнг кивнул и, открыв грузовой отсек, задействовал манипулятор. С его помощью он подцепил компенсатор и переместил на транспортник. Затем закрыл грузовой отсек. Но компенсатор продолжал посылать сигнал на диспетчерский пульт транспортной службы. Этот сигнал и должен был отключить Гинзл, чтобы никто не смог узнать, куда делся компенсатор.

Для профессора отключение компенсатора было довольно простым делом. Но все же на это требовалось какое-то время. Рэнг развалился в кресле пилота и, в вынужденном бездействии, стал глазеть на звезды, блиставшие вокруг. Истребители спокойно стояли рядом. Все было тихо. Кража компенсатора — скучная работа.

Прошло примерно четверть часа после ухода профессора, как начались неприятности.

Говорит патрульный корабль галактической полиции, — вдруг раздался голос в приемнике. — Немедленно отойдите от компенсатора!

— Фу ты черт! — Рэнг дернулся, выпрямляясь в кресле, и посмотрел на экран локатора.

Действительно, там был патрульный корабль. Хотя было бы странно, если б его там не оказалось.

— Повторяю, — сказал коп. — Немедленно отойдите от компенсатора!

— Рэнг, — передали с одного из истребителей, — там всего одна коптилка. Что будем делать?

Коптилка-то, конечно, была одна. Но совершенно точно, что пилот уже передал сигнал в полицейский участок и вызвал подкрепление. Так что скоро сюда явятся много коптилок. Компенсаторы — слишком важная вещь для нормальной жизни Галактики, и копы очень не любят, когда кто-нибудь балуется с компенсаторами.

Надо же, как не повезло! Похоже, этот полицейский просто патрулировал свой район и случайно увидел пиратов. Нет чтобы ему пролететь здесь на полчаса раньше или позже Рэнг включил внутрикорабельное переговорное устройство.

— Профессор, сколько вам еще нужно времени?

— Минут десять, — отозвался Гинзл, находившийся в грузовом отсеке. — А что, появились какие-нибудь осложнения?

— Да, — ответил Рэнг. — Галактическая полиция наступает нам на пятки.

— Понятно. Я постараюсь быстрее.

Рэнг отключил связь.

— Последний раз повторяю, — передал полицейский. — Отойдите от компенсатора! Или я буду стрелять!

А вообще, нападение полиции выглядело забавно. После огнедышащих чужаков патрульные корабли представлялись милыми безобидными игрушками.

— Так что делаем, Рэнг? — снова спросил пират с ближайшего истребителя.

— Что делаем? — механически и как-то удивленно повторил Рэнг, несколько обескураженный такой не слишком серьезной проблемой. Но, собственно, думать тут нечего — не сдаваться же, в самом деле. — Ладно, — передал он, — дайте ему, чтоб не путался под ногами.

Десять истребителей пиратов тут же стронулись с места и устремились на полицейского.

— Всем остановиться и выключить двигатели! — увидев это, скомандовал коп.

Но пираты пальнули по нему в ответ, впрочем, издалека, вряд ли надеясь попасть — просто чтобы обозначить некоторые величины. И полицейский оценил ситуацию. Он резко отклонился в сторону и, развернувшись, полетел в обратном направлении. Но не убегая при этом, а отходя на безопасное расстояние в ожидании подкрепления. Действительно, одному ему тут нечего было делать.

— Давайте назад, — передал Рэнг своим. — Не гоняйтесь за ним, просто отпугивайте, если опять вздумает приблизиться.

И пираты вернулись к транспортнику. Рэнг надеялся, что Гинзл управится раньше, чем к этому копу подойдет помощь.

Так оно и случилось.

— Все готово, — вскоре доложил профессор по переговорному устройству.

— Хорошо, — ответил Рэнг. — Идите быстрее сюда.

Полицейской подмоги не было видно; кажется, все обошлось.

— Ладно, ребята, — передал Рэнг на истребители, — уходим отсюда, — и когда Гинзл пришел в кабину и сел в кресло, отдал приказ о перемещении.

Пираты спокойно, не торопясь, выполнили его.

В общем, все отделались легким испугом.

— Сэр, — передал полицейский, обнаруживший пиратов, — им удалось уйти.

— Понятно, — ответил Кейн, капитан местного участка полиции.

Да, это был тот самый Кейн, который отличился при налете пиратов на Харниан. Правда, тогда он был еще совсем зеленым лейтенантом, но сумел не растеряться в сложной ситуации. После этого полицейская карьера Кейна резко пошла вверх. Теперь он, конечно, был уже в летах и подумывал об отставке. Пожалуй, это его последний год службы в галактической полиции — пора и на покой.

— Сэр, — добавил полицейский, — они забрали компенсатор.

— Вот как? — удивился Кейн. — Зачем он им понадобился?

Кража компенсатора представлялась довольно странным, даже бессмысленным делом — куда его девать? Никому не продашь, да и зачем он нужен? При том, что наказание за подобное деяние было очень строгим.

— Ладно, я свяжусь с транспортной службой, — сказал Кейн. — Больше там никого нет?

— Никого.

— Ясно, — Кейн кивнул и отключился от патрульного корабля, потом связался с отделом слежения. — Удалось выяснить, куда они направились?

— Нет, — ответили ему. — Судя по показаниям сканера подпространства, они совершили множественный прыжок — сначала переместились к Левонии, потом к Теллосу, а потом еще куда-то — не удалось проследить. Сэр, похоже, это те же корабли, которые время от времени появляются там и тут и уходят неизвестно куда.

— Ничего, — проговорил Кейн, — специальный отряд занимается этим — рано или поздно попадутся голубчики.

— Действительно, специальный отряд полиции, созданный еще Лепажем, занимался поиском пиратов, но пока это не приносило результатов.

Если бы Кейн знал, что похитителем был Рэнг — тот же пират, с которым они схлестнулись когда-то на Харниане! Судьба снова свела их, хотя и не лицом к лицу. Но если во время харнианской кампании Кейн был моложе Рэнга, то теперь все было наоборот.

* * *

— Что ж, отлично, — сказал Ворвуд, когда Рэнг привез компенсатор на базу. — Надеюсь, ты не попросишь отпуск после такой «тяжелой» работы?

— Нет, — совершенно серьезно ответил Рэнг. — Я хотел сразу лететь на разведку — с этим нельзя медлить.

Мы даже не стали выгружать компенсатор из транспортника.

— Угу, — одобрительно кивнул Ворвуд. — Держи со мной связь и тут же сообщи, если что-нибудь обнаружите.

— Конечно, Нэд.

Рэнг не стал брать с собой много кораблей — это не имело смысла, все равно не удастся справиться с чужаками. Он взял семь истребителей и сам полетел на восьмом. Гинзл остался на базе, транспортник пилотировал один из рядовых пиратов. Рэнг сначала хотел взять с собой Чарли, но потом решил не беспокоить его.

Выйдя на край системы, восемь истребителей и транспортник ушли в подпространство и переместились к границе действия основного компенсатора Небесных Чертогов в том направлении, куда ушли чужаки. Дальше придется лететь обычным ходом — компенсатор в транспортнике не сможет компенсировать сам себя при перемещении. Поэтому транспортник должен двигаться обычным ходом. Истребители же смогут прыгать внутри поля, создаваемого компенсатором в транспортнике.

— Так, ребята, — прежде чем начать движение, инструктировал всех Рэнг. — Пять истребителей постоянно находятся рядом с транспортником. Я и еще два истребителя будем прыгать вперед и смотреть, что там вокруг. Если кого-нибудь обнаружим, придется быстро уходить, так что будьте начеку. Всё, поехали.

Транспортник двинулся вперед, пять истребителей летели рядом. Рэнг активизировал субсветовой генератор своего корабля и, уйдя в подпространство, переместился вперед по ходу движения к границе действия компенсатора, находящегося в транспортнике. Еще два истребителя сделали то же самое, но переместились один чуть левее, а другой — правее общего курса. Таким образом, с трех истребителей можно было проверять большой объем пространства. Хотя транспортник летел точно тем же курсом, которым ушли два подбитых чужака, но лучше посматривать еще и по сторонам.

Переместившись, Рэнг не обнаружил ничего, так же как и два других истребителя. Впрочем, никто не ожидал, что сразу же удастся кого-нибудь обнаружить. Можно было бы лететь дальше обычным ходом со скоростью транспортника, который двигался где-то далеко позади, и все время находиться на границе действия его компенсатора. Но это слишком опасно. При перемещении прыжками гораздо больше шансов остаться незамеченным. Если, вынырнув из подпространства, обнаружишь чужаков, можно сразу опять уйти в подпространство — то есть находиться рядом с ними какие-то секунды — возможно, они ничего не заметят. Если же подлетать обычным ходом, они могут издалека увидеть корабль, и тогда ничего хорошего не будет.

Кстати, Рэнг вспомнил, что ни разу не видел, как чужаки совершают субсветовые прыжки. Они появлялись и уходили обычным ходом. Это указывало на то, что незнакомцы «разбили лагерь» где-то неподалеку. И все же. Чужаки стреляют вспышками перехода, но сами не перемещаются через подпространство — почему так? Но возможно, просто не считая это нужным в данном случае.

Осмотревшись и никого не обнаружив, Рэнг стал ждать, когда транспортник подлетит ближе и можно будет снова прыгнуть вперед.

В это время профессор Гинзл отправил двух своих помощников ко второй от края планете, рядом с которой были взорваны чужаки. Он хотел подобрать несколько осколков неизвестных кораблей, чтобы исследовать их. Помощники полетели на одном из новых транспортников.

Вскоре они были на месте.

— Что там видно? — связавшись с ними, спросил Гинзл.

— Кое-что есть. Но не очень понятно, это обломки неизвестных кораблей или наших транспортников.

— Берите все, что есть, — сказал Гинзл. — Потом разберемся.

Помощники открыли грузовой отсек и, задействовав манипулятор, стали собирать летающие вокруг планеты обломки.

Рэнг в этот момент совершил еще один субсветовой прыжок. Выйдя из подпространства, он резко перевел взгляд на экран локатора. Никого. Потом на всякий случай огляделся по сторонам, хотя это не имело особого смысла — если на локаторе пусто, визуально он точно ничего не увидит. Так и случилось. Два других совершавших прыжок истребителя сообщили, что тоже никого не обнаружили.

Придется подождать еще, когда можно будет совершить новый прыжок. Миссия оказалась довольно нудной — все время нужно ждать летящий обычным ходом транспортник. Правда, Рэнг заметил, что новый транспортник летает быстрее предыдущих. Менеджер не обманул — эта модель действительно обладала неплохими ходовыми качествами. Что ж, хорошо. «Быстрые транспортные перевозки — залог успешного бизнеса», — вспомнил Рэнг слова менеджера и улыбнулся.

Долго ли, коротко ли, но транспортник наконец преодолел нужное расстояние. Рэнг велел двум истребителям, находившимся слева и справа от его корабля, перемещаться, и сам тоже прыгнул вперед.

Когда он вышел из подпространства, что-то показалось ему странным. Рэнг сразу посмотрел на экран локатора. Но в течение мгновения, пока переводил взгляд, он успел ощутить какое-то непонятное чувство. Опасности или еще чего-то — сложно было понять. Каким-то шестым или двадцать шестым чувством он ощутил присутствие чужаков раньше, чем увидел их на локаторе. Поэтому, увидев, почти не удивился.

Да, чужаки были здесь. Корабль, совсем не похожий на те, что нападали на пиратов, и в десятки раз больше. Он имел почти шарообразную форму, хотя и не совсем, но… Впрочем, разглядывать было некогда. Вокруг парили штук пять «обычных» чужаков, таких же, как те, что атаковали Небесные Чертоги. Рэнг резко нажал кнопку, чтобы прыгнуть обратно к своему транспортнику. Но в течение нескольких секунд, пока активизировался субсветовой генератор и корабль переходил в подпространство, чужаки успели заметить его. Они повернули и направились к нему. А потом его корабль совершил прыжок.

— Они здесь! — заорал Рэнг, едва оказавшись возле транспортника. — Они летят за мной! Уходим! Быстро!

Два других истребителя, прыгавших вперед, также переместились сюда. На краю экранов локаторов появились пять точек — чужаки, летевшие к пиратам. Они двигались быстро, со скоростью намного большей, чем у истребителей.

Транспортник начал разворачиваться. Нет, ему уж точно не сбежать от чужаков.

— Бросаем к черту транспортник, — передал Рэнг. — Ему не уйти.

— А как же я? — испуганно отозвался пират, управлявший грузовым кораблем.

— Катапультируйся, — сказал Рэнг. — Кто-нибудь, подберите его.

Пират тут же катапультировался, один из истребителей подлетел и взял его на борт. Чужаки были уже близко. Нужно срочно уходить. Рэнг подумал, что оставленный транспортник еще и задержит незнакомцев — они отвлекутся, чтобы уничтожить его. Правда, с их оружием это займет не так уж много времени.

— Все, — передал Рэнг, когда пилот транспортника оказался на истребителе, — перемещаемся… — и вдруг замолчал.

Он хотел сказать, чтобы пираты перемещались в цивилизованную Галактику. В таком случае, если чужаки последуют за ними, пираты не приведут их на свою базу. Но вдруг понял, что этого делать нельзя.

Если чужаки последуют за ними в цивилизованную Галактику, то окажутся среди мирных, практически не защищенных колоний. Миллиарды ничего не подозревающих жителей могут подвергнуться нападению. Нет, нельзя этого делать.

Но если перемещаться на базу, погнавшиеся за истребителями чужаки снова придут к Небесным Чертогам и будут атаковать их. Пять кораблей — снова пять, — это серьезная угроза для существования планетарной системы пиратов.

Так что же делать? Отдать чужакам на съедение мирную Галактику? Или подставлять собственные головы и планеты под их огненное оружие?

Но Рэнг был пиратом. Что ему до мирной Галактики? До галактической полиции со всеми ее патрульными кораблями, до миллиардов сонных жиреющих обывателей, которые только и делают, что глазеют в стереовизоры и набивают свои кошельки.

«Какого черта? — подумал Рэнг. — Какого черта?!»

— Все, — словно в бреду, передал он на истребители, — перемещаемся на базу. Быстрее!

И потом резко, чтобы не передумать, ударил по кнопке активизации субсветового генератора, отправляя корабль домой.

— Ну как там у вас? — Гинзл снова связался со своими помощниками. — Все собрали?

— Самые крупные осколки на борту, профессор. Можно собрать и остальные, но это отнимет много времени.

И вдруг эфир взорвался криками Рэнга, корабль которого вышел из подпространства на краю системы:

— Они летят сюда! Общая тревога! Всем истребителям срочный взлет! Выводите гаубицу!

Помощники испуганно слушали его.

— Ладно, это не наше дело, — довольно спокойно сказал им Гинзл. — Возвращайтесь на базу.

Рэнг с семью сопровождавшими его истребителями не полетел к базовой планете. Он остановился на краю системы и подождал, пока весь флот пиратов прилетел к нему. Гаубица, как и в прошлый раз, ушла на другой край. Истребители выстроились под прикрытием маскирующего поля в ожидании чужаков. Раздражала неопределенность: имело ли смысл это прикрытие?

Ворвуд связался с Рэнгом.

— Удалось что-нибудь обнаружить?

— Да, — ответил Рэнг. — Я видел их главный корабль.

— Главный корабль?

— Он большой, в десятки раз больше тех, с которыми мы сражались.

— Угу. Надеюсь, ты сделал запись того, что видел? — осведомился Ворвуд.

— Конечно. Нэд, пришлось бросить транспортник с компенсатором.

— Неважно, — махнул рукой Ворвуд. — Это был лишний компенсатор. Кстати, хорошо, что мы не использовали для этой цели свой.

— Действительно, — согласился Рэнг. — А то сидели бы сейчас… у черта на куличиках без компенсатора.

— Значит, они летят сюда? — уточнил Ворвуд, потому что пока не было видно никаких неизвестных кораблей.

— Да, они погнались за мной.

— Хм… Зачем же ты повел их к нам?

— А куда? — раздраженно отозвался Рэнг. — Приводить их на хвосте в мирную Галактику?

Ворвуд покачал головой.

— Решил заняться благотворительностью? Выкупить жизни мирных обывателей ценой наших?

— Иди к черту, Нэд! Отдавать им Галактику? Подавятся!

— Вот именно, — кивнул Ворвуд. — Пусть бы ими лучше занялся военный флот. Эта работа как раз для них. А то давно уже у военных не было достойного противника.

— Через чужаков военный флот мог бы прийти и к нам, — огрызнулся Рэнг.

— Хотя он придумал это только сейчас. А когда принимал решение лететь на базу… думать было некогда.

— Ну-ну, — недовольно произнес Ворвуд, но потом сделал мечтательное лицо. — А вообще, было бы неплохо натравить на них военный флот — как считаешь?

— Да, — согласился Рэнг. — Но как это сделать?

— Вот если бы они появились в цивилизованной Галактике, — назидательно проговорил Ворвуд, — правительство и бросило бы на них силы безопасности.

— Это конечно. Только сначала чужаки уничтожили бы десяток-другой мирных колоний.

— Филантроп, — улыбнулся Ворвуд. — Ладно, что сделано, то сделано. Ну так где эти твои пузырьковые ребята?

Неизвестные корабли все не появлялись. Пожалуй, они давно должны были бы прилететь сюда, но пока их не было.

— Может, они решили не нападать в этот раз? — проговорил Рэнг.

— Будем надеяться, что так, — вздохнул Ворвуд.

— И надежды оправдались. Чужаки так и не появились. По непонятной причине они решили не атаковать в этот раз. Впрочем, это можно было понять.

— Их ведь было только пятеро, тех, что погнались за тобой, — сказал Ворвуд, когда Рэнг пришел в его кабинет.

Прождав пару часов на краю системы, пираты поняли, что в ближайшее время атаки не будет, и вернулись на базу.

— Только! — усмехнулся Рэнг. — Тебе этого мало?

— В первый раз их было трое, потом пятеро, — не обращая внимания на его усмешку, продолжил Ворвуд. — Видимо, они решили, что пять кораблей недостаточно, чтобы одолеть нас, поэтому и не стали соваться.

Рэнг посмотрел на него.

— Хочешь сказать, что в следующий раз их будет больше?

— Получается, что так.

— Хм… — задумчиво произнес Рэнг. — Я видел пятерых, но среди них не было тех двоих, которые ушли от нас, — они не могли подремонтироваться так быстро.

— Но наверняка сделают это в ближайшее время, — добавил Ворвуд.

— Да. Значит, эти пять плюс те два — семь. Но в том большом корабле их может быть сколько угодно — десятки.

— Так что это за корабль? — нахмурился Ворвуд. — Ты принес запись?

— Конечно, вот она, — Рэнг протянул ему диск с записью.

— Давай посмотрим, — Ворвуд включил компьютер.

— Подожди, — остановил его Рэнг. — Может, позовем профессора? Наверняка он скажет что-нибудь полезное, посмотрев на них.

— Пожалуй, ты прав, — согласился Ворвуд и вызвал Гинзла по видеофону. — Профессор/ не могли бы вы зайти ко мне?

— Да, — кивнул Гинзл. — Кстати, у меня есть кое-какая новая информация. Сейчас приду к вам.

Ворвуд закурил сигару в ожидании Гинзла. Потом все же протянул руку и нажал кнопку воспроизведения. На экране появилась запись, сделанная Рэнгом, — большой корабль чужаков и другие корабли вокруг него. Ворвуд внимательно смотрел на это. Запись длилась всего несколько секунд — Рэнг недолго пробыл там.

— Ты считаешь, что их маленькие корабли могут находиться внутри большого? — спросил Ворвуд.

— Похоже на то, — ответил Рэнг. — Где еще могут ремонтироваться те двое?

— Значит, этот базовый корабль что-то вроде авианосца, — вспомнил Ворвуд древний, почти забытый термин.

— Знаешь, Нэд, — проговорил Рэнг, — после этого базового корабля идея профессора насчет пришельцев из другой Галактики уже не кажется мне невероятной.

— Н-да? Может быть, — выпуская дым, покивал Ворвуд. — Может быть.

— И еще. — Рэнг сделал паузу, не зная, как сказать это — то ли весело, то ли серьезно, но потом сказал так, как есть: — Получается, что мы защищаем Галактику.

— Что? — не понял Ворвуд.

— Если они пришли извне и мы первые у них на пути, — пояснил Рэнг, — то мы не даем им вторгнуться в Галактику и таким образом защищаем ее.

— Они легко могут обойти нас, — махнул рукой Ворвуд.

— Если знают об этом, а не нападают просто на первого, кто встретился. Им ведь неизвестно, что на самом деле мы не принадлежим к единой Галактике.

Ворвуд сделал умильное лицо.

— Рэнг, ты понимаешь, о чем говоришь? Мы защищаем Галактику… Что за чушь! Да сдалась нам эта Галактика!

— Тем не менее, — развел руками Рэнг, — происходит именно то, что происходит.

Ворвуд улыбнулся ему такой же улыбкой.

— Мы защищаем себя, — словно ребенку, пояснил он Рэнгу. — А на всю эту Галактику нам…

Но тут открылась дверь и вошел Гинзл.

— А, профессор, — весело произнес Ворвуд, — заходите. Тут у нас Рэнг записался в добровольцы.

Гинзл не отреагировал на его веселость, занятый своими мыслями.

— Вы звали меня по какому-то делу? — опустившись в кресло, осведомился он.

— Да, — став серьезным, ответил Ворвуд. — Я хотел показать вам кое-какие кадры, — и включил запись, сделанную Рэнгом.

Профессор пристально смотрел на экран, разглядывая главный корабль чужаков.

— Так-так, — когда запись кончилась, произнес Гинзл. — Что ж, я ожидал нечто подобное.

— Серьезно? — с некоторым удивлением отозвался Ворвуд.

— У них должен быть базовый корабль, — пояснил профессор, — а не одни истребители, которые долго не протянут без топлива или просто без еды.

— В Галактике полно еды в каждом супермаркете, — парировал Ворвуд.

— В Галактике — да, — согласился Гинзл. — Но они пришли не из Галактики. Точнее, не из нашей Галактики.

— Правда? — Ворвуд чуть прищурился, словно раскусив розыгрыш профессора, но подыгрывая ему, чтобы всем было веселее.

— Правда, — спокойно и немного устало ответил Гинзл и положил на стол принесенный с собой лист бумаги. — Вот, посмотрите.

Ворвуд взял бумагу и уставился на нее. Там были разные диаграммы, какие-то непонятные научные значки.

— Что это? — нахмурился Ворвуд.

— Я провел анализ обломков их кораблей, — сказал Гинзл. — Это результаты.

— М-мм… Да? Ну и что это означает? — раздраженно, не в силах разобраться в написанном, произнес Ворвуд.

— Это означает… — начал Гинзл, собираясь пуститься в научные рассуждения, но потом справедливо решил, что не стоит этого делать, и просто сказал:

— Это означает, что нам неизвестен такой материал и эти корабли не могли быть сделаны в нашей Галактике.

— Хм… — Ворвуд зачем-то еще раз посмотрел на диаграммы. — Но… но, может быть, вы все-таки не уследили за какими-нибудь новейшими открытиями?

— Нет, — спокойно и даже без высокомерия возразил Гинзл. — Совершенно точно, что эти корабли не были сделаны в нашей Галактике. И если это не доказывает, что перед нами пришельцы, то вам остается только захватить один из их кораблей и вытащить оттуда зеленого человечка.

— Н-да? — буркнул Ворвуд.

Но больше не стал спорить — пожалуй, тут уж не поспоришь, профессор привел достаточно веские доказательства. Ворвуд лишь насупился, промолчав в ответ. Сигара дымилась в его руке. Рэнг и Гинзл тоже молчали. Дым от сигары словно олицетворял молчание, повисшее над всеми.

— Хм… — с легкой улыбкой произнес Ворвуд и посмотрел на Рэнга. — Тогда получается, что ты прав, — сказал он задумчиво и так же медленно, как дым поднимался вверх, — мы защищаем Галактику. Вот уж никогда бы не подумал… И что им вообще здесь нужно?

— Кто их знает? — проговорил Рэнг. — Все, что угодно. Поди пойми этих… пришельцев.

Ворвуд усмехнулся.

— Бред какой-то! Надо же, пришельцы!

И потом замолчал, уставившись перед собой.

— В любом случае, мы должны защищаться, — сказал Рэнг. — Вряд ли удастся договориться с ними после того, как мы уничтожили их корабли. Да и вообще, судя по всему, у них скверный характер и они с самого начала пришли сюда не для разговоров. Похоже, они уже не отстанут от нас.

Никто не ответил ему.

Гинзл протянул руку и снова включил запись с изображением базового корабля чужаков. Когда она кончилась, он опять запустил ее сначала, сделав увеличение побольше.

— Посмотрите, — показывая на экран, сказал он, — это любопытно.

Ворвуд и Рэнг перевели взгляды на экран. Гинзл опять включил запись. При большем увеличении было видно, что рядом с базовым кораблем летают какие-то еле заметные крошки. Профессор сделал максимальное увеличение, чтобы рассмотреть одну из этих «крошек», и стало видно, что это…

— Это же обломки наших кораблей! — невольно вырвалось у Рэнга.

— Да, — кивнул Гинзл. — Выходит, этими огненными шарами они перемещают не на какую-нибудь звезду, как мы думали, а под орудия своего главного корабля.

— Но почему? — удивлялся Рэнг. — На звезду было бы проще.

— Под главные орудия тоже неплохо, — буркнул Ворвуд.

— Но все-таки надо стрелять — можно промахнуться, — сказал Рэнг. — На звезду было бы гораздо вернее.

— Видимо, у них есть на это причины, — высказал свое мнение Гинзл. — Возможно, когда-нибудь узнаем мы об этом.

Вид своих уничтоженных кораблей был словно взгляд на тот свет. Смерть неизбежна, никто не может миновать ее. И это выглядело как само небытие, где все окажутся рано или поздно. Да, эта картинка навевала очень мрачные мысли.

— Нэд, — Рэнг повернулся к Ворвуду, — если придет больше чем пять кораблей, нам не устоять.

Ворвуд тяжело вздохнул и, стряхнув пепел, чуть развел руками.

— Мы можем опять использовать транспортники, — как само собой разумеющееся и словно отвечая на собственные мысли, проговорил он.

— Это не так эффективно, — хмуро произнес Рэнг, — у них слишком сильная защита. В прошлый раз три транспортника подошли почти вплотную, но взорвались только три чужака. Если их будет больше… — он замолчал.

— Один транспортник за одного чужака? — Ворвуд поднял брови. — Что ж, я готов устроить соревнование — что кончится раньше: их корабли или наши деньги на транспортники. Думаю, мы уверенно победим, — он усмехнулся.

— А я думаю, что больше так не получится, — сказал Рэнг. — Они набираются опыта. В случае с гаубицей, например, во второй раз они уже знали, как ее атаковать. Вряд ли теперь они подпустят транспортники. Хотя и непонятно, видят они или не видят в маскирующем поле, но вполне смогут просто все время стрелять вокруг, чтобы к ним нельзя было приблизиться. Даже если повезет и мы снова взорвем их транспортниками, то чужаки, которые придут следующими, будут действовать именно так.

— Н-да? — задумчиво отозвался Ворвуд, но не стал возражать. — Тогда что еще остается? Нам больше нечем воевать. У нас нет оружия против этих чертовых шаров. Разве только гаубица… Но одной, двух или даже трех гаубиц недостаточно.

— А может быть, — нерешительно проговорил Гинзл, — взять и потихоньку сбежать отсюда? — Рэнг и Ворвуд одновременно сурово посмотрели на него. — Нет? — прочитав ответ в их взглядах, он пожал плечами. — Ну, как скажете. Вам виднее.

— Я понимаю, профессор, вы мирный человек, — мягко произнес Ворвуд. — Но поймите и вы, мы не можем уйти отсюда. Бросить только что отстроенную базу, бросить все только потому, что какие-то пузырьковые чудики решили пройти сквозь нашу систему? Так мы и будем бегать отовсюду? Нет, это не годится.

— Но все же они довольно сильны, — словно оправдываясь, промямлил Гинзл.

— Это не страшно, профессор, — чуть ли не нежно возразил Ворвуд.

— Это не страшно. Правда, Рэнг?

Рэнг чуть наклонил голову, соглашаясь с ним.

— Тем не менее, — вздохнул Ворвуд, — я так и не представляю, что нам следует предпринять. Разумеется, мы будем держать транспортники наготове…

— Это не выход, — вставил Рэнг.

— Да, — кивнул Ворвуд, — но хоть что-то, — и потом мечтательно произнес: — Вот так с ностальгией вспомнишь родную галактическую полицию, старину Лепажа с его милыми патрульными корабликами. Вот были времена — он весело подмигнул Рэнгу и Гинзлу, но потом опять сменил веселость на задумчивость.

— А знаешь, Нэд, — проговорил Рэнг, — по-моему, тут нечего думать.

— Правда?

— Мы ведь уже знаем, что делать, когда кто-то нападает на нашу базу. — И добавил: — Нам нужны новые корабли.

— Предлагаешь опять захватить Харниан? — с сомнением отозвался Ворвуд. — Эти новые харнианские истребители, конечно, лучше старых. Но против чужаков они почти бессильны.

— Нет, — совершенно серьезно ответил Рэнг, — на этот раз мы не будем трогать Харниан. Твоя идея насчет военного флота действительно разумна. Пожалуй, это то, что нам нужно, — мощные военные корабли.

— Хм… — протянул Ворвуд. — Конечно, неплохо бы заполучить парочку-другую линкоров. Да, они могли бы противостоять чужакам. Но где их взять?

Рэнг хитро улыбнулся.

— А где находятся военные корабли? — И сам же ответил: — На военной базе, конечно.

— Что? — Ворвуд непонимающе уставился на него. — Предлагаешь… напасть на военную базу? — удивленно произнес он.

— Да, — просто ответил Рэнг.

* * *

Флот пиратов поднялся с планеты и направился к краю системы. В его составе была квантовая гаубица, два медузоида и почти все истребители. Решили оставить на базе только пять истребителей — просто для разведки. Ворвуд отправил эту пятерку в направлении базового корабля чужаков, к границе действия компенсатора, чтобы они заранее сообщили о приближении неизвестных кораблей. Транспортники, начиненные взрывчаткой, стояли в ангаре пиратов на случай, если нападение произойдет в отсутствие главных сил.

— Рэнг, это наглость, — было первой реакцией Ворвуда на предложение Рэнга. — Ты понимаешь, о чем говоришь? Напасть на базу военного флота… Да ты в своем уме?

Но потом, поразмыслив, он пришел к выводу, что все же в этом есть рациональное зерно.

Конечно, военная база представляет собой весьма серьезное боевое формирование. Но и пираты сейчас обладали немалыми силами, значительно большими, чем во времена осады НК-14. Квантовая гаубица, медузоиды плюс немалое количество истребителей — это серьезная заявка на успех. И если бы все это было при налете на Харниан, возможно, не пришлось бы уходить от армады полицейских, которую собрал Лепаж, чтобы выставить пиратов из колонии. Хотя сейчас они решили атаковать отнюдь не мирную колонию, но в общем-то принцип был тот же.

— Они ведь не ждут нападения, — сказал Рэнг. — Ну какой здравомыслящий человек подумает, что возможно нападение на военную базу?

— Действительно, какой? — усмехнулся Ворвуд, глядя на Рэнга.

— Так что внезапность, как и на Харниане, снова поможет нам.

— На этот раз у нас не будет помощи с самой планеты, — покачал головой Ворвуд, — придется все делать самим.

— Сделаем, — уверенно произнес Рэнг. — У нас ведь есть еще один генератор маскирующего поля.

Ворвуд и Рэнг одновременно посмотрели на Гинзла.

— А? — ошарашено и даже испуганно отозвался профессор, глядя на них как на актеров, которые разыгрывают сценку где-нибудь на экране стереовизора. Нападать на военный флот?.. Гинзл думал, что они просто шутят. Но, кажется… они не шутили.

— У нас ведь есть второй генератор маскирующего поля, профессор? — повторил Рэнг.

— А-а… да, — кивнул Гинзл. — Да.

— Ну вот, — к облегчению профессора, Рэнг оставил его в покое, и они с Ворвудом снова углубились в беседу, не обращая внимания на Гинзла. — Возьмем с собой генератор в транспортнике, и наши корабли станут невидимыми.

После случая в НК-14, когда пиратам пришлось несладко после уничтожения их генератора маскирующего поля, на новом месте Ворвуд велел Гинзлу сделать запасной генератор. Его-то и хотел использовать Рэнг.

За прошедшие годы технология создания маскирующего поля в цивилизованной Галактике так и не была окончательно разработана. Гинзл намного опередил свое время. Правда, сейчас в секретных лабораториях ГРУ уже существовали опытные модели генераторов невидимости, но на практике их пока не применяли.

— Брать запасной генератор? — с сомнением произнес Ворвуд. — Не очень бы хотелось потерять и его.

— Кто говорит о потере?

— Ты ведь хочешь взять еще и квантовую гаубицу? — вопросом на вопрос ответил Ворвуд.

— Конечно, — кивнул Рэнг.

— А что останется здесь?

— Ничего, — как само собой разумеющееся произнес Рэнг. — Не имеет смысла оставлять десяток-другой истребителей или одну квантовую гаубицу — против чужаков это ничего не даст. Но для нападения нам потребуется как можно больше сил.

— А если чужаки придут, когда здесь не будет наших кораблей?

— Мы постараемся побыстрее вернуться.

— Угу, — покивал Ворвуд. — А если вы вообще не вернетесь?

Рэнг сделал недовольное лицо.

— Хорошо, — отстраненно произнес он, — давай сидеть здесь и любоваться, как эти пузырьковые ребята разносят нашу систему по камешкам.

Да, не имея достаточно эффективного оружия против чужаков, нечего было надеяться на победу. В конце концов Ворвуд согласился, что либо они предпримут что-то сейчас, чтобы обеспечить свою защиту, либо следующее нападение инопланетных кораблей запросто может окончательно избавить пиратов от подобной необходимости.

— Ты уже выбрал, какую именно военную базу атаковать? — спросил Ворвуд.

— Ну, вообще-то военные скрывают расположение своих баз, — ответил Рэнг, — но некоторые из них известны. Я думаю, сейчас нам больше всего подойдет та, что рядом с Кальдосом. Наши ребята обычно обходят это место далеко стороной — чуть только сунешься в этот район, тебя сразу прихлопнут.

— И ты: хочешь лететь именно туда? — удивился Ворвуд.

— Опасность этого места означает, что там много военных кораблей, — спокойно ответил Рэнг. — А как раз это нам сейчас и нужно.

Действительно, в колонии на Кальдосе находились большие заводы по производству корабельного топлива. Значительная часть всего топлива для Галактики производилась именно там. Когда-то давно на Кальдосе вспыхнул мятеж и нависла опасность уничтожения этих заводов — Галактике угрожал топливный голод. Хотя стараниями небезызвестного Арчи Маккормика этот мятеж был подавлен, но правительство извлекло уроки из произошедшего. Рядом с Кальдосом в соседней планетарной системе создали военную базу, причем усиленную. И с тех пор ничего подобного не повторялось.

— Узнаю старину Рэнга, — улыбнулся Ворвуд. — Ты бросаешься в самое пекло. Но ты уверен, что все получится? Может быть, выбрать какую-нибудь цель попроще?

— Получится, — уверенно кивнул Рэнг. — Должно получиться.

Да, приходилось идти на крайние меры. Пираты с большим удовольствием сидели бы спокойно и занимались своими обычными делами. Но нужно было защищаться.

— Что за напасть! — сокрушался Ворвуд. — В НК-14 галактическая полиция, здесь — пузырьковые монстры. Казалось бы, ушли от всех в темную часть Галактики. Так нет же! Именно здесь мы и нарвались на них… вернее, они на нас. Ну почему мы должны заниматься этим?!

— Потому что мы есть, — хмуро ответил Рэнг.

В конце концов все было решено. Флот пиратов поднялся с планеты и направился к краю системы, чтобы переместиться к Кальдосу. Вел его, разумеется, Рэнг. Ворвуд оставался на базе.

План действий в общих чертах был продуман. Правда, это касалось в основном начала операции, поскольку не было известно расположение и даже точное количество кораблей противника. Рэнг чувствовал себя в роли чужаков — они также нападали на систему пиратов, не зная, что там внутри. Совсем недавно он думал об этом и теперь сам оказался в подобном положении. Ладно. Пираты надеялись на маскирующее поле. Главное — войти в планетарную систему, а дальше невидимые корабли сделают свое дело. И хотя поначалу Ворвуд неодобрительно отнесся к тому, чтобы отправлять в атаку на военную базу генератор маскирующего поля и гаубицу, но потом именно он придумал, как лучше использовать их.

Квантовая гаубица пиратов переделана Гинзлом из транспортника и внешне почти не отличается от обычного грузового корабля. Ворвуд предложил сначала отправить вперед ее одну. Пусть она летит, подавая SOS, и тогда военные будут видеть лишь транспортник, терпящий бедствие. Конечно, они не станут стрелять в него. Гаубица приблизится к системе и сможет преодолеть внешние посты. А когда она проявит свою гаубичную сущность, из подпространства выйдет транспортник с генератором и другие корабли пиратов. Они останутся невидимы в маскирующем поле и полетят в глубь системы.

Выходить из подпространства всем сразу было бы слишком опасно. Как сказал Гинзл, на сам транспортник с генератором маскирующее поле не будет действовать, и военные смогут видеть его. Это создаст трудности при появлении в системе. Но мирная внешность гаубицы поможет справиться с этим.

В общем, все было продумано. Ну, или почти все. Но Ворвуд так и не изменил своего мнения, что нападение на базу военного флота — это просто наглость со стороны пиратов.

* * *

— Сэр, — на экране связи появился майор Кросби, — я начинаю занятия по практическому пилотированию. Разрешите учебный полет линкора.

— Да, разумеется, — сидя за письменным столом в своем кабинете, буднично отозвался полковник Мак-Ги и потом добавил более официальным тоном: — Учебный полет линкора — разрешаю.

— Есть, сэр! — четко ответил Кросби и хотел отключить связь.

— Майор, — остановил его Мак-Ги, — моя жена говорила, что ваша дочь поступила в гарфийский университет.

— Да, сэр, — ответил Кросби.

— Поздравляю, — улыбнулся полковник. — Рад за вас. Гарфийский университет один из лучших в Галактике.

— Спасибо, сэр, — со смущенной улыбкой произнес майор. — Мы и сами рады. Правда, не представляю, как моя Эн улетит и будет жить без нас.

— Ну, что поделаешь — дети растут, — проговорил полковник. — Вы же не хотите, чтобы она всю жизнь провела на военной базе?

— Конечно нет, сэр. Кстати, мы собираемся устроить проводы. Я хотел сказать вам об этом позже, но раз уж вы заговорили сейчас… Приходите с женой к нам в конце недели.

— Хорошо, Кросби, — ответил полковник, — мы обязательно будем.

— Майор кивнул и отключил связь. Мак-Ги отвернулся от экрана и снова принялся за бумаги, лежащие на столе перед ним.

Полковник Мак-Ги командовал специальной частью военного флота Галактики КС-257, расположенной в планетарной системе неподалеку от Кальдоса. Собственно, одной из главных задач его части и была охрана Кальдоса, важного промышленного центра Галактики. Но на Кальдосе со времен мятежа не происходило ничего серьезнее мелких хулиганских стычек, с которыми легко справлялась галактическая полиция. А часть, которой командовал полковник, в основном занималась учебными маневрами, совершенствованием и повышением уровня боевой подготовки. И в общем-то, этим занимался весь военный флот на своих базах. Давно уже у военных не было серьезной работы.

Правда, сражения все же происходили, но не боевые, а бумажные. Правительство постоянно косилось на военный флот, содержание которого требовало немалых затрат, при том, что его существование в отсутствие какого-либо потенциального противника, как считали некоторые, не вполне оправдано. По крайней мере — в таком количестве. Периодически происходили попытки сократить армию. Командование мужественно сражалось против таких поползновений. Иногда это удавалось, иногда — нет, и приходилось сдать какое-нибудь подразделение. Эти боевые действия велись с переменным успехом.

Когда Галактика стала единым государством, необходимость в большом военном флоте действительно отпала. Но небольшой флот все же оставили — нельзя же совсем распускать армию. А поскольку внутреннего противника не существовало — все колонии теперь были общей семьей, — военному флоту предписывалось охранять мирных граждан от какого-нибудь внегалактического агрессора. Но такового до сих пор не появлялось.

Впрочем, иногда и в самой Галактике происходят более или менее серьезные конфликты, требующие участия военного флота. Хотя это случалось крайне редко. Полковник Мак-Ги увлекался историей и на досуге как раз изучал такие конфликты, произошедшие за последние десятилетия. Поскольку этих конфликтов было немного, он изучил их очень подробно.

Снова зажегся экран связи. На этот раз звонил капитан Кливс, начальник караульной службы.

— Сэр, в нашем районе появился транспортник, подающий сигнал бедствия, — сообщил капитан. — Он движется к нашей системе и не отвечает на запросы, только передает SOS.

— Он один? — спросил Мак-Ги.

— Так точно, сэр.

— Хм… — полковник нахмурился. — Что ж, вышлите звено истребителей для оказания помощи.

— Есть, сэр! Лейтенант Дерт, находящийся в боевом охранении и обнаруживший транспортник, спрашивает, нельзя ли ему покинуть пост, чтобы помочь терпящему бедствие кораблю?

— Он что, устава не знает? — сурово произнес Мак-Ги.

— Но, сэр, это ведь экстренная ситуация.

— Не имеет значения, — отрезал полковник. — Лейтенанту оставаться на посту, транспортником пусть займется звено истребителей.

— Есть, сэр! — снова ответил капитан. — И еще. Сэр, можно ли проводить транспортник на базу?

— Ммм… — полковник задумался.

Вообще-то появление гражданского корабля в районе военной базы уже было нарушением, и его следовало немедленно выпроводить отсюда. Но поскольку транспортник терпел бедствие, приходилось помогать — не бросать же на произвол судьбы. Но при этом еще и приводить его на базу?..

— Пусть командир звена истребителей свяжется со мной, когда подойдет к транспортнику и выяснит, в чем там дело, — сказал Мак-Ги.

— Есть, сэр! — повторил капитан и отправился исполнять приказ.

* * *

Пираты пока не полетели к самой военной базе. Рэнг вывел свой флот из подпространства в отдалении от нее, между соседними планетарными системами в открытом космосе. На таком расстоянии военные локаторы не могли засечь их, но кораблям пиратов понадобились бы всего несколько секунд полета в подпространстве, чтобы переместиться к военной базе. Корт на квантовой гаубице уже летел туда, подавая сигнал бедствия. Нужно было подождать ответных действий военных.

Сидя в своем истребителе, Рэнг озирался, осматривая окрестности. Кажется, никого вокруг. А было бы забавно, если б сейчас появились патрульные корабли галактической полиции. Но, на счастье полицейских, они не появлялись.

Рэнг подумал, что ситуация, в принципе, довольно забавна. Во-первых, получалось так, что пираты защищали Галактику, но, более того — защищая ее, они нападали на нее. Вот так.

Ладно. Рэнг связался с квантовой гаубицей.

— Корт, как там у тебя дела?

— «Лечу на подбитом крыле», — усмехнувшись, ответил Корт словами старой песенки.

— Что делают военные?

— Несколько истребителей летят ко мне. Еще один стоит в стороне и, похоже, не собирается приближаться. Какой негодяй! Не хочет помочь терпящему бедствие кораблю.

— Взрывай магниевые шашки, — сказал Рэнг. — Может, это расшевелит его.

Магниевые шашки, установленные на гаубицу по совету Гинзла, при взрыве не должны причинить ей вреда. Но со стороны будет казаться, что на корабле начался пожар.

Корт последовал указанию Рэнга и взорвал шашки. Гаубица подошла уже к самому краю системы военных.

Лейтенант Дерт наблюдал за приближением терпящего бедствие корабля. Ему не разрешили покинуть пост, и он только с сожалением смотрел на транспортник, не в силах что-либо сделать. Впрочем, сюда летело звено истребителей, они и окажут помощь.

И вдруг лейтенант увидел, как на транспортнике начался пожар. Что-то взорвалось, похоже пробив корпус, и примерно в районе двигательного отсека вспыхнуло пламя. Нет, это уж слишком! Ситуация была крайне опасной. Если промедлить, то корабль может вообще взорваться вместе со всем экипажем. И это произойдет прямо на глазах и чуть ли не на руках лейтенанта.

Транспортник к этому моменту успел продвинуться вперед и теперь находился на территории поста лейтенанта, ну почти. Нет, Дерт больше не мог спокойно смотреть на гибнущий корабль и решил, что не будет нарушением, если он все-таки поможет транспортнику, ведь для этого ему даже не придется покидать пост, ну почти. И лейтенант на своем корабле, больше не раздумывая ни секунды, бросился на выручку терпящему бедствие.

В это время истребители, отправленные для оказания помощи, приближались к месту событий.

— Сэр, — командир звена истребителей связался с полковником Мак-Ги, — на транспортнике начался пожар. Мы прямо перед ним. И лейтенант Дерт тоже летит к нему.

— Что? — сурово произнес полковник. — Я ведь приказал ему оставаться на посту. Ну, он у меня узнает, как нарушать приказы!

— Военные корабли подошли к транспортнику и затормозили перед ним. Дерт уже был там, подойдя немного раньше.

— Рэнг, — передал Корт, — они прямо передо мной. Могу прихлопнуть их одним выстрелом.

— Отлично, — ответил Рэнг, которому уже надоело ждать, — стреляй по моей команде, — и потом передал на корабли флота пиратов: — Раз, два, три. Вперед!

Корт нажал кнопку активизации выстрела, пиратские корабли включили субсветовые генераторы и ушли в подпространство.

Вообще это не планировалось, но получилось так, что пиратам на перемещение потребовалось ровно столько же времени, за сколько в инжекторах гаубицы накапливалась энергия. Ее выстрел произошел практически одновременно с появлением кораблей Рэнга на краю системы. Пираты словно возникли из выстрела гаубицы.

Правда, в мерцающем облаке погибли не все военные истребители, которые были перед гаубицей, один все-таки уцелел.

— Черт, — недовольно пробормотал Корт, — грязная работа, — и снова нажал кнопку активизации выстрела.

— Сэр, — тревожно передал командир звена истребителей, — этот транспортник… Он стреляет, как квантовая га…

Но тут Корт сделал еще один выстрел, и лейтенант замолчал.

— Лейтенант, — нахмурившись, произнес полковник Мак-Ги. — Лейтенант! Куда вы пропали?

Но ответа не было. И хуже того, не было даже самих кораблей. Они вдруг исчезли с экрана локатора, как будто разом выключили их изображение. Да и с этим терпящим бедствие транспортником тоже творились странные вещи. Он также вместе с истребителями пропал с экрана, а потом сразу появился в другом месте — просто взял и перепрыгнул с одного места на другое. Полковник непонимающе уставился на экран. Что вообще происходит?

Транспортник с генератором вышел из подпространства вместе с другими кораблями, и пираты остались невидимы, в том числе стала невидима и квантовая гаубица. Правда, маскирующее поле не действовало на сам грузовой корабль. Рэнг усмехнулся, понимая, что на локаторах военных сейчас творятся странные вещи: транспортник гаубицы исчез, и тут же появился транспортник с генератором; они были совершенно похожи, и получилось, будто корабль взял и перепрыгнул с одного места на другое.

— Корт, — передал Рэнг, — разворачивайся и бей по пушкам.

Тяжелые огневые станции так же, как и у пиратов, защищали подступы к системе военных. Пушки, конечно, не стреляли по «терпящему бедствие» транспортнику гаубицы, а сейчас они просто не видели пиратов в маскирующем поле и тоже молчали. Но лучше все-таки уничтожить их.

Корт развернул гаубицу и начал методично превращать пушки в атомную пыль.

* * *

Один из шести линкоров, входящих в состав военной части полковника Мак-Ги, совершал учебный полет. На его борту находились: майор Кросби, руководивший занятиями, второй пилот и десять курсантов из военного училища, прилетевших на базу для прохождения практического курса боевого пилотирования. Линкор на малой скорости летел к краю системы.

— Как вы видите, — показывая на пульт, говорил Кросби курсантам, — система управления бортовыми орудиями линкора устроена достаточно удобно и просто. Но, собственно, это вы должны знать из теоретического курса. А теперь, — майор весело посмотрел на курсантов, — кто из вас хочет практически сесть в кресло управления линкором? — и показал на свободное место перед пультом.

Курсанты испуганно молчали. Второй пилот, сидя к ним спиной в соседнем кресле у пульта, усмехнулся. Впрочем, когда-то он и сам был таким же зеленым курсантом.

— Ну, смелее, — подбодрил Кросби курсантов. Но добровольцев не находилось. Тогда майор обратил взгляд на ближайшего перед собой. — Курсант?

— Курсант Дич! — четко, как и полагается, ответил тот.

— Что ж, Дич, вы будете первым, — и сделал приглашающий жест, потом обратился к остальным: — Сегодня все обязательно побывают в кресле пилота.

Дич в это время осторожно бочком подошел к пульту и сел в кресло первого пилота. Майор встал у него за спиной.

— Итак, Дич, — положив руки ему на плечи, мягко произнес Кросби, — для начала попробуйте…

Но тут в приемнике раздался голос полковника Мак-Ги:

— Майор Кросби!

— Да, сэр, — оставив курсанта, ответил майор.

— Извините, что прерываю занятие, — проговорил полковник, — но не могли бы вы посмотреть, что происходит впереди по ходу вашего движения.

Кросби поднял голову, вглядываясь вперед.

— Кажется, ничего странного, сэр, — ответил он. — Сейчас посмотрю на локаторе, — и снова обратился к курсанту: — Нажмите эту кнопку, Дич. Так. А теперь поверните эту ручку вправо до щелчка.

Получалось, что полковник не помешал занятиям, а, наоборот, его просьба оказалась как нельзя кстати.

Вследствие манипуляций Дича локатор был переведен в режим максимальной дальности обзора.

— На локаторе только транспортник, сэр, — сообщил Кросби, — тот, что терпит бедствие.

Ведя занятие, майор не следил за окружающим пространством и не видел прыжков транспортника на локаторе. Но при этом знал, что в районе базы появился терпящий бедствие корабль. Это не мешало работе, и майор не обращал на него внимания.

— Там было еще звено наших истребителей, — проговорил Мак-Ги. — Вы находитесь ближе всех к этому месту, поэтому слетайте и посмотрите, что там с транспортником. — И потом добавил: — А заодно и с нашими пушками.

Последнее время с локатором полковника творилось черт те что. Сначала с него исчезло звено истребителей, транспортник совершал немыслимые прыжки, а теперь еще стали пропадать пушки. Нет, с этим надо разобраться. Хорошо, что линкор майора оказался поблизости.

— Есть, сэр! — ответил Кросби и затем снова обратился к курсанту: — Итак, Дич…

* * *

Корабли пиратов находились на самом краю системы. Корт планомерно уничтожал пушки военных и, таким образом, проделал довольно широкий проход в их обороне. Хотя это было не очень-то нужно — пушки и так не стреляли, не видя пиратов, но лучше на всякий случай избавиться от них.

Уничтожение пушек имело еще и другую цель. Нужно выманить военных с базовой планеты. Рэнг не собирался атаковать наземные противовоздушные укрепления. Вот еще! Это все равно не имело бы смысла — при нападении на их базу корабли военных наверняка стали бы подниматься в космос. Так и так их придется брать в безвоздушном пространстве. Но, собственно, это не проблема. Пираты на то и пираты, что умеют захватывать корабли. Правда, обычно приходится иметь дело с грузовыми транспортниками или пассажирскими лайнерами, но, используя невидимость, вполне удастся справиться и с военными. В общем, нужно заставить военный флот подняться с планеты. Уничтожение пушек могло послужить причиной для этого. А если нет? Что ж, тогда придется двинуться дальше в глубь системы и поорудовать там.

Корт занимался пушками. Военные пока сидели тихо. Правда, Рэнг видел, что к его истребителям приближается линкор. Он двигался на малой скорости, похоже, совершая какой-нибудь обычный плановый полет, и не проявлял признаков беспокойства. Это было просто великолепно! Линкор сам шел в руки пиратов. Рэнг приказал не стрелять — не стоило портить потенциально свой корабль. Да, надо заметить, сражение вообще представлялось довольно странным — чем меньше кораблей противника уничтожат пираты, тем лучше. Забавная ситуация. Впрочем, в свете того, что пираты защищали Галактику и при этом нападали на нее, Рэнг уже начинал привыкать к забавности происходящего.

Линкор летел прямо к пиратам и, судя по всему, не замечал их. Можно было спокойно захватить его. Просто сказочное везение! Рэнг и не мечтал о такой удаче — еще перед началом сражения сразу заполучить линкор, самый мощный военный корабль. А имея линкор, будет уже несложно довести дело до победного конца. И, пожалуй, это была справедливая удача — пираты ведь сражались за правое дело — защищали Галактику. Рэнг усмехнулся этой мысли и отдал приказ взять линкор на абордаж.

В составе его флота имелось несколько истребителей, в экипажи которых входили специальные абордажные команды. Рэнг знал, что это понадобится. И теперь один из таких истребителей направился к линкору.

— Вскрывайте его кабину, — передавал указания Рэнг. — А то еще пробьете корпус в районе машинного отделения с реакторами. В кабине должно быть всего два пилота, вы легко справитесь. Абордажный истребитель спокойно подлетал к линкору, пилоты которого видели только пустое пространство вокруг. Ситуация была такова, что около сотни враждебных кораблей находились в системе, почти на самой базе, прямо перед носом у военных, но те даже не подозревали об этом.

Генератор маскирующего поля своим действием мог прикрывать всю планетарную систему, как это было на базе пиратов. Хотя здесь транспортник с генератором стоял на краю системы, и прикрыта была только ее половина. Но в принципе, этого вполне достаточно, тем более что можно двинуться и дальше. В общем, у пиратов была возможность разгуляться, оставаясь невидимыми. Причем корабли военных, конечно, не обладали этим свойством, поскольку у них не было активизаторов невидимости, установленных на каждом пиратском корабле.

Кстати, Рэнг вдруг понял, что захваченный линкор не будет иметь этого активизатора и, значит, военные смогут видеть его. Надо было бы захватить с собой несколько запасных активизаторов. Правда, для их установки потребовался бы Гинзл. А брать профессора для участия в боевой операции.. Ладно. Хотелось бы иметь невидимый линкор, но видимый — тоже неплохо.

Абордажный истребитель подлетел к кабине линкора. Военный корабль обладал огромными размерами, даже одна его кабина была примерно величиной с пиратский истребитель. Но бывает и так, что совсем маленький корабль может победить совсем большой. Этот случай был как раз из таких. Абордажный истребитель пристыковался к линкору с помощью специальных захватов и затем выдвинул шлюз перехода.

Рэнг заметил, что сюда летят еще несколько военных истребителей. Вряд ли вояки видели пиратов, иначе подняли бы всю свою эскадру, похоже, просто хотели проверить, куда подевались их корабли и пушки. Что ж, вполне понятное желание.

— Корт, — передал Рэнг, — хватит палить по пушкам. Разворачивайся и вставай перед теми истребителями.

Придется уничтожить эти подлетающие военные корабли. Хотя, конечно, жаль.

* * *

Едва полковник Мак-Ги закончил разговор с линкором, как на экране связи появился офицер службы внешнего слежения.

— Сэр, сканеры подпространства отметили перемещение к нашей базе большого количества кораблей.

— Большого? — уточнил полковник.

— Около сотни кораблей, сэр.

— Н-да? — озадаченно отозвался Мак-Ги. — И… и где же они?

— В том-то и дело, сэр, — согласился с его озадаченностью офицер. — На локаторе их нет. Но сканеры подпространства… — он замолчал, решив не повторяться, и ждал ответа полковника.

— Вы ничего не перепутали? — проговорил Мак-Ги.

— Никак нет, сэр. Показания сканеров достаточно явные и не вызывают сомнений.

— Хорошо, — кивнул полковник и подумал, что это слово, пожалуй, не самое подходящее в данной ситуации.

— Спасибо, — добавил он и отключил связь.

Около сотни кораблей? Но где они? Это ведь не иголка. Как можно не видеть такую армаду? Значит, их нет? Но тогда откуда они взялись на сканере подпространства? Да, и куда пропало звено истребителей и пушки? Что за бермудский треугольник образовался на территории базы?

Явно происходило что-то странное. Полковник подумал, не поднять ли по тревоге все корабли? Даже если происходящее окажется глупым недоразумением, лишняя учебная тревога не помешает. Но потом решил не делать этого. Звено истребителей просто исчезло. А если так же исчезнут и все другие отправленные туда корабли? Ведь совершенно непонятно, что там происходит. Нет, нужно сначала выяснить, прежде чем бросаться в атаку неизвестно на что. Иначе запросто можно лишиться всех кораблей.

Это не было трусостью, а просто глупый риск действительно глуп.

Впрочем, полковник связался с дежурным офицером и приказал объявить повышенную боевую готовность на всей базе. А потом отправил еще одно звено истребителей в помощь линкору, который приближался к тому месту. Но если и это звено также исчезнет, да еще вместе с линкором…

Прыгающий транспортник теперь стоял на месте, кстати больше не подавая сигналов бедствия. Наверняка он как-то замешан в происходящем. Но что может натворить один грузовой корабль? И все же как понимать эту сотню переместившихся к базе кораблей, которых нет на локаторе? Ошибка сканеров подпространства? В другой ситуации полковник так бы и подумал. Но сейчас… Какая-то мистика. Невидимые корабли, исчезающие…

Стоп! Мак-Ги вдруг поймал себя на этой мысли. Невидимые корабли? Что-то шевельнулось в его памяти, что-то смутное, когда-то где-то слышанное. Полковник мучительно пытался вспомнить, но пока ничего не получалось.

Его занятия историей были всего лишь увлечением. А на службе полковник не думал о развлечениях.

* * *

Курсант Дич вел линкор. Правда, второй пилот в соседнем кресле оставался настороже, в любой момент готовый взять управление на себя, но факт оставался фактом — курсант Дич вел линкор. Майор Кросби стоял у него за спиной и подсказывал, что нужно делать. Хотя ничего особенного делать не приходилось — курсант лишь держал штурвал, при этом неоправданно сильно сжимая его, но это не было ошибкой. Линкор летел к транспортнику, стоявшему на краю системы. Можно было бы снова включить автопилот, как это происходило до сих пор. Но майор в учебных целях перевел управление на ручное. И теперь огромная боевая машина летела в пространстве, управляемая Дичем.

Когда линкор подошел ближе к транспортнику, впереди и чуть справа вдруг что-то блеснуло. Вернее, не блеснуло, а… Какие-то всполохи, облако мерцающих бликов. И пушка, которая была в том месте, исчезла в этом мерцании.

— Сэр, — негромко, чтобы не поднимать панику, проговорил второй пилот, — вы видели это?

Дич напряженно смотрел прямо вперед и, похоже, не замечал ничего по сторонам. Остальные курсанты тихо сидели сзади.

— Да, — так же негромко ответил Кросби.

— Вам это ничего не напоминает? — осторожно спросил второй пилот.

Кросби не ответил.

— Дич, — как можно спокойнее сказал он, — нажмите, пожалуйста, кнопку повтора записи. Она находится справа от вас, рядом с управлением локатора. — Дич неуверенно потянулся к одной из кнопок.

— Да нет, — нетерпеливо остановил курсанта майор и, перегнувшись через него, сам включил повтор записи.

На экране компьютера снова промелькнуло мерцающее облако.

— Это же… — начал говорить второй пилот, теперь хорошо разглядев, совершенно уверенный в том, что видит.

— Да-да, — сурово прервал его Кросби, понимая, что курсанты слышат их, — следите за управлением, — и потом, опять перегнувшись через Дича, связался с полковником Мак-Ги.

Пока он это делал, справа зажглось еще одно мерцающее облако и еще одна пушка исчезла в нем.

— Слушаю, — ответил полковник.

— Сэр, мы наблюдаем странный эффект, — деловито, чтобы не показать беспокойства перед курсантами, произнес Кросби. — Это похоже на выстрел квантовой гаубицы. После каждого такого… эффекта мы перестаем видеть одну из наших пушек. Но эти… эффекты существуют сами по себе — никакого корабля рядом с ними нет.

— Как это сами по себе? — не понял полковник.

— Не знаю, сэр, — так же деловито, словно речь идет о самой обычной будничной ситуации, ответил Кросби. — Могу передать запись на ваш монитор.

— Ммм… давайте, — кивнул Мак-Ги.

— Кросби, уже не обращаясь к Дичу, сам быстро нажал нужные кнопки, и момент с мерцающим облаком и другим после первого передался на экран полковника.

— Так, — посмотрев на это, но пока не приняв решения, проговорил Мак-Ги. — Что вы видите еще?

— Транспортник, — сказал Кросби. — Я слышал, что на нем начался пожар. Но сейчас корабль абсолютно цел, не видно совершенно никаких повреждений.

— Хм… — полковник все еще не знал, как поступить.

Звено истребителей проделало уже больше половины пути и вскоре должно было подойти к линкору. Мак-Ги хотел сказать, чтобы майор дождался истребителей, а потом уже действовал по обстановке. Но Кросби невольно прервал его.

— И еще, сэр, — неуверенно произнес майор, прислушиваясь к звукам, доносившимся снаружи, — кажется… нас берут на абордаж.

— Что?! — расширил глаза полковник. — Как это кажется?

— На камерах внешнего слежения пусто, мы не видим никого снаружи, — пояснил Кросби. — Но звуки такие, словно кто-то пристыковался к нам и…

И тут луч лазерной винтовки пробил корпус линкора, чуть не попав в одного из курсантов, сидевших за спиной майора. Курсант испуганно отшатнулся, а вместе с ним и все его товарищи вскочили с мест и бросились в сторону.

Лазерный луч, пробив корпус в одном месте, начал медленно описывать дугу, выжигая проход в кабину линкора.

— Сэр, кто-то пытается проникнуть на корабль, — быстро произнес Кросби.

Весь его вид показывал, что происходит нечто действительно серьезное. Мак-Ги сурово смотрел на него. Сказать, что такое сообщение удивило полковника, все равно как сказать, что огонь немного горячий. Но он понимал, что если на линкор действительно совершено нападение, то времени для разговоров нет.

— Действуйте по обстановке, — по-военному коротко сказал Мак-Ги фактически то, что и собирался сказать до того, только теперь это относилось совсем к другому.

— Есть, сэр, — бросил Кросби, потом быстро отключил связь и повернулся к курсантам.

Луч пробил стену в задней части кабины, и курсанты, отскакивая от него, бросились вперед, к пульту. Теперь они, сгрудившись, стояли рядом с Кросби, растерянно поглядывая то на луч, то на майора. Кросби отметил про себя, что они смотрят именно растерянно, а не в паническом испуге. Ребята просто не знали, что делать, но не поддавались страху. Что ж, молодцы.

Впрочем, и для самого майора такую ситуацию вряд ли можно было назвать обыденной. Кто нападал на них? Насколько все серьезно? Что вообще происходит? Кросби не знал этого. Но он был кадровым военным, офицером и не мог позволить себе поддаться панике и растерянности. Тем более что на нем лежала ответственность за курсантов. Майор понимал это и постарался сохранить уверенность и твердость в сложившейся ситуации.

Так, корпус линкора уже пробит, и теперь невозможно помешать проделыванию прохода. Не оставалось сомнений, что это не какая-нибудь учебная тревога, а реальное, самое настоящее нападение. Не верилось, что такое может происходить. Нападение на линкор! Это казалось совершенно невероятным. Но приходилось принимать обстоятельства такими, как есть, и действовать в соответствии с ними.

— Всем достать бластеры, — спокойно и твердо приказал Кросби курсантам.

Устав предписывал, чтобы каждый военнослужащий, находясь на боевом корабле, имел при себе личное оружие. Это касалось и курсантов. Кросби считал такое положение правильным — курсантам полезно лишний раз поносить бластеры. И сейчас это требование пришлось как нельзя кстати. Да, устав — полезная вещь!

Курсанты немедленно последовали приказу и достали бластеры. Дич продолжал сидеть в кресле перед пультом, но теперь уже не думал об управлении, только крутил головой, стараясь поймать взгляд майора.

— Ты тоже, — сказал ему Кросби.

Дич тут же вскочил и вынул бластер.

— А вы ведите корабль, — сказал майор второму пилоту.

Тот помедлил немного и потом ответил:

— Есть, сэр, — подумав, что таким образом он будет сидеть в кресле, оставаясь спиной к нападавшим и, значит, полностью вверяя свою жизнь в руки зеленых курсантов. Но, с другой стороны, кто-то должен вести корабль — и это уж точно не один из курсантов. Приходилось подчиняться.

Луч лазерной винтовки медленно плавил металл обшивки линкора, описав уже больше половины круга. Курсанты стояли возле майора. Кросби подумал, что плохо, если они будут стоять вот так, кучей.

— Трое туда, — майор показал на нишу за шкафом с дополнительным оборудованием.

Это было достаточно удобное место — шкаф будет прикрывать от выстрелов. Правда, он находился по ту сторону луча. Но луч сейчас был в нижней половине круга.

Курсанты замешкались, не зная, кому идти.

— Быстро! — прикрикнул на них Кросби.

И трое, стоявших с краю, бросились вперед. Они перепрыгнули через луч лазера, как через веревочку, и набились в нишу за шкафом, притаившись там с бластерами в руках.

— Еще трое туда, — показал Кросби на место слева от проделываемого прохода.

Таким образом, встав сбоку, курсанты будут вне досягаемости выстрелов и как бы в засаде — любой вошедший сразу окажется у них на мушке. К тому же, находясь там, курсанты будут стоять между нападавшими и вторым пилотом, прикрывая его.

Трое курсантов, уже не мешкая, быстро исполнили приказание.

Остальные четверо остались у пульта. Кросби велел им присесть и спрятаться за креслом, в котором еще минуту назад сидел Дич — он, кстати, тоже был среди этих четверых. Сам Кросби также с бластером в руке отошел немного назад, но остался стоять — спинка кресла была достаточно высокой и прикрывала его.

Луч лазера завершал круг. Он двигался медленно, чтобы успевать плавить металл обшивки. Конечно, лучше бы этого не происходило вообще, но теперь, когда все заняли свои позиции, хотелось, чтобы все началось побыстрее — последние секунды были слишком напряженными в томительном, изматывающем ожидании.

— Стреляйте спокойно, — сказал Кросби курсантам, — но не мешкая. Они враги. И если не вы их, то они вас. Так что не раздумывайте, стреляйте по ним, — и потом добавил мягко: — Это приказ.

Курсанты на своих местах, не отрываясь, смотрели на луч и словно не слышали слов майора, никак не отреагировав на них. Но это была только видимость.

Линкор совершал обычный учебный полет. Курсанты были на борту, и время занятий еще не кончилось. Только преподаватель, стоя у пульта, больше не показывал на приборы, и курсанты не смотрели на него. И никто не знал, чем кончатся занятия и кончатся ли они для каждого вообще.

Кросби подумал, не приказать ли всем надеть кислородные маски, которые висели на стене кабины. Это будет полезно на случай, если нападавшие захотят использовать дымовые шашки или отравляющий газ. Но второй пилот отвлек его.

— Сэр, — вдруг сказал он, — приближается звено наших истребителей.

Кросби медленно повернул голову, с трудом оторвавшись от завораживающего гипнотически яркого луча, и посмотрел на экран. Там было звено истребителей. Но Кросби видел их лишь мгновение, а потом истребители исчезли, хотя и оставались где-то перед мысленным взором, отпечатавшись в зрительной памяти, но на самом деле там, где они только что были, уже мерцало все то же облако разноцветных бликов.

— Сэр, их больше нет! — выкрикнул второй пилот. — Они уничтожили истребители!

Даже не задумываясь, кто такие они.

Даже не успев ответить на это.

Даже не предполагая, что все это значит.

Мгновение словно застыло в воздухе, превратившись в долгий взгляд, крик, вздох. Курсанты тоже повернули головы на слова второго пилота. И в этот момент круг был завершен. С той стороны что-то ударило, и выжженная часть обшивки с грохотом рухнула внутрь кабины. Все обернулись на этот грохот и увидели уже зияющую дыру в корпусе линкора. Как ни странно, хотя все напряженно следили за этим, но момент, когда луч завершил круг и часть обшивки была выбита внутрь, не видел никто.

Крик второго пилота, грохот рухнувшей плиты, звено истребителей перед глазами, мерцающее облако перед глазами, зияющая дыра в обшивке линкора перед глазами…

— Огонь! Огонь! — сквозь все это заорал Кросби и сам первым нажал на курок.

И с удивлением смотрел, как в вырезанную брешь от его бластера влетает не один, а множество выстрелов. И только потом понимая, что это курсанты тоже начали стрелять.

Отдавая приказ стрелять в кабине линкора, Кросби не опасался повреждений. Бластеры не настолько сильное оружие, чтобы пробить корпус. Другое дело — лазерная винтовка. Нападавшие, конечно, знали об этом и воспользовались именно ею, чтобы вскрыть линкор. Но все же кто они? И… где они?

Стреляя, Кросби видел, что никто так и не появился в проходе, и тогда опустил бластер. Курсанты тоже поняли это и постепенно перестали стрелять. Именно постепенно — кто-то из них был напуган больше, кто-то — меньше, это определяло продолжительность бесполезной стрельбы в пустой проход. Но в конце концов все перестали стрелять, и наступило странное, совершенно неожиданное затишье. Словно никого и не было с той стороны проделанной бреши. Но Кросби знал, что это не так. Вот только почему они не идут? Неужели сначала хотят?..

Да, абордажная команда родилась не вчера, как не вчера родились пираты, составлявшие ее, так и сама техника абордажного дела. У военных, конечно, тоже существовала тактика прямого захвата кораблей, но для пиратов это была, так сказать, более основная работа. Они отлично знали, что нужно делать, и не стали соваться под первые выстрелы, впрочем, не собираясь соваться и под вторые.

С пиратского корабля в кабину линкора вдруг влетела вакуумная граната. Этого и боялся Кросби. Пираты не стали рисковать, поступив самым простым и эффективным способом. Потому что вакуумная граната не причиняет абсолютно никакого вреда аппаратуре, но, создавая резкий перепад давления, убивает всех, кто находится рядом. И от нее невозможно спрятаться за чем-либо — она не разлетается осколками, она действует сразу на весь объем замкнутого пространства кабины.

Да, пираты не стали размениваться на дымовые шашки и нервно-паралитический газ. Вакуумная граната — самый верный способ очистить корабль от экипажа. Тем более что речь шла о военных — тут уж надо действовать наверняка.

Кросби, расширив глаза, смотрел на гранату, она упала примерно посередине кабины. О том, чтобы подскочить и выбросить ее обратно, не могло быть и речи — не успеешь сделать и шагу, как она взорвется. Конечно, майор знал, что такое вакуумная граната. Еще бы! Ведь он сам на занятиях не раз рассказывал курсантам о ее устройстве, показывал схему, макет в разрезе и так далее. В общем, не то чтобы вакуумная граната была конек майора, но он знал о ней абсолютно все. В том числе и то, что от нее невозможно спастись в замкнутом пространстве.

Правде, ее взрыв происходит в результате взаимодействия некоторых химических веществ, и это НЕ взрывчатые вещества, то есть они не детонируют. Теоретически можно предположить один способ ее нейтрализации. Но только теоретически, никто еще не пробовал избавиться от вакуумной гранаты на практике.

Впрочем, Кросби не думал об этом. Все это в одно мгновение пронеслось у него голове, а в следующее — он уже поднял бластер и нажал на курок.

Если вещества внутри гранаты не детонируют, то можно разрушить ее, таким образом предотвратив химическую реакцию. Это было лишь предположение. Но на самом деле оставалось только два варианта: либо ждать, когда граната взорвется, либо попытаться уничтожить ее. И если взрыв все же произойдет, то просто второй вариант превратится в первый. А никакого другого вообще больше не было.

Кросби поднял бластер и выстрелил в гранату. И в следующее, третье, мгновение граната блеснула ослепляющей вспышкой.

Пелена перед глазами. Окружающее резко потеряло четкость и краски. Но… по все получилось! Они остались живы! Граната не взорвалась. Она лишь вспыхнула ярким светом, но не убила никого.

Хотя, разумеется, этим дело не кончилось. Вслед за первой в кабину линкора влетела вторая вакуумная граната. Конечно, пираты не использовали других. Ведь им был нужен корабль, а гранаты иного типа своим взрывом покорежили бы аппаратуру, сделав линкор небоеспособным.

Кросби не видел эту вторую гранату, лишь слышал, как она упала на пол кабины, и лихорадочно поворачивал голову, полуослепшим от предыдущей вспышки взглядом пытаясь найти ее. Но курсанты уже поняли, что нужно делать. Несколько ребят сразу выстрелили, и новая вспышка блеснула в кабине, обозначая смерть гранаты.

Уф! Кажется, пока все было неплохо, но Кросби понимал, что долго они так не продержатся — рано или поздно одна из гранат все же взорвется, и тогда… В общем, нельзя мешкать. Нужно предпринимать ответные меры.

У военных, разумеется, тоже имелись гранаты, и им было чем ответить в этой гранатной перестрелке… Вернее, перекидке. А идти в контратаку в данном случае было бы непростительной глупостью — проход слишком узкий, и всех легко перестреляют в нем. Кросби резко обернулся к шкафчику с антиабордажным набором, благо он находился слева от пульта, как раз рядом с ним.

Открыв дверцу, он резко выхватил одну из гранат. И тут услышал новое бряцанье по полу — нападавшие бросили еще одну вакуумную гранату. На этот раз они сделали это посильнее, и она упала не посередине кабины, а пролетела дальше, закатившись куда-то под кресло первого пилота.

Кросби обернулся и увидел, что граната лежит как раз рядом с Дичем, который вместе с другими курсантами прятался за креслом. И для одних граната была закрыта креслом, а для других — Дичем. Никто не мог стрелять по ней.

— А-а, — завизжал Дич, понимая или не понимая это, но видя гранату совсем рядом перед собой.

Все растерянно смотрели на него, не в силах что-либо сделать. Еще мгновение, и должен произойти взрыв. И тогда Дич вытянул руку, поднеся бластер совсем близко, и, нажав на курок, почти в упор застрелил гранату.

Блеснула вспышка. Дич перестал кричать и, дернувшись, отбросил бластер. Ствол оплавился от этой вспышки, и весь бластер раскалился. Рука Дича была сильно обожжена, а сам он, похоже, на время ослеп из-за вспыхнувшего прямо перед глазами яркого света.

Надо бы помочь ему, но сейчас некогда было заниматься этим. Убедившись, что все обошлось — более или менее обошлось, по крайней мере все остались живы, — Кросби выскочил вперед и, подбежав к бреши в корпусе линкора, бросил туда гранату, а потом резко отскочил в сторону, навалившись на курсантов, которые стояли рядом. С враждебного корабля раздался выстрел, но майор успел увернуться. А потом… Потом раздался совсем другой звук.

Нет, Кросби бросил не вакуумную гранату — ему незачем было заботиться о сохранности чужого корабля. Это была ионная граната, специально разработанная для применения во внутрикорабельных помещениях. В отличие от вакуумной, она именно взрывалась и обладала повышенной поражающей силой, но уменьшенной мощностью взрыва — чтобы не разрушать сам корпус корабля.

От раздавшегося взрыва заложило уши. Перед глазами плыли круги от вспышек гранат, а тут еще и в ушах словно появилась вата. Окружающее стало восприниматься с трудом.

Курсанты пытались оттащить Дича к пульту — в более укромное место. Дич, похоже, слабо понимал, что происходит, и только мычал от боли в руке и мотал головой, пытаясь восстановить зрение.

Майор сквозь пелену в глазах смотрел на эту возню за креслом. Потом, словно очнувшись и вспомнив о нападавших, повернул голову к проходу, прислушиваясь. Но слух, как и зрение, был лишь наполовину. Впрочем, с враждебного корабля больше не бросались вакуумными подарками. Следовало предположить, что майор своей гранатой смог уложить всех нападавших. Надо было как-то проверить это.

Кросби подождал еще немного. Противник не подавал признаков жизни. Это была хорошая примета. Но совершенно необязательно, что на неприятельском корабле не осталось никого в живых. Возможно, кто-то притаился там с бластером в руке, а возможно, и не один.

Ладно. Нужно проверить. Не стоять же так до скончания века.

Кросби осторожно выглянул в проход. Никого. И никто не стрелял оттуда. Майор поднял бластер и вышел из-за угла. Все было тихо. Кросби постоял немного, прислушиваясь. Но, черт побери, это было непросто с заложенными ушами.

— Прикрывайте меня, — сказал он курсантам и, крадучись, двинулся вперед.

Курсанты встали за его спиной, в любой момент готовые открыть огонь.

Сделав несколько шагов по шлюзу перехода, Кросби приблизился ко входу на вражеский корабль, и ему стала видна его кабина.

Н-да, курсантам лучше не смотреть на такое. Майор увидел трупы, кровь на полу и стенах. Пройдя чуть дальше, он понял, что опасаться нечего. Кабина харнианского истребителя представляла собой месиво покореженной аппаратуры и человеческих тел. Майор удачно бросил гранату, видимо, она взорвалась как раз посередине. В маленьком корабле этот взрыв имел крайне разрушительные последствия.

Атака была отбита — в этом не приходилось сомневаться.

Кросби постоял еще немного, оглядываясь вокруг. Да, это явно была кабина харнианского истребителя. Но на камерах внешнего слежения линкора видна только пустота — майор точно знал это. Получалось, что сейчас он находится в корабле, которого нет. Хотя корабль, конечно, был, вот только почему его не видно снаружи? Мистика какая-то. Впрочем, ладно. Майор уже хотел уходить, и вдруг ожил чудом уцелевший приемник:

— Гортес, Хеч, Зелински, где вы там? — раздался голос из переговорного устройства. — Что происходит?

Кросби остановился на полуобороте, потом снова повернулся к кабине и сделал несколько шагов к приемнику, осторожно перешагивая через трупы.

— Почему молчите? — продолжал спрашивать недовольный голос. — Долго вы еще будете возиться с этим линкором?

Но те, кого он вызывал, лежали на полу кабины и теперь вряд ли могли когда-нибудь ответить.

Кросби взглянул на пульт. Аппаратура была испорчена взрывом. Хотя… Майор протянул руку и нажал кнопку, чтобы включить локатор. Экран вспыхнул лишь на секунду, а потом снова погас, и, похоже, теперь навсегда. Но, пока он работал, Кросби успел увидеть корабли, много кораблей. Они находились совсем рядом, и это была совершенно не такая картинка, как на локаторе линкора, где ничего поблизости не высвечивалось. Что это — ошибка поврежденной аппаратуры или?..

— Куда вы пропали? — снова спросил голос. — Отвечайте.

Кросби хотел было ответить, чтобы окончательно поставить точку в этом сражении, и уже набрал воздух. Но потом просто повернулся и ушел.

— Все кончено, — мрачно бросил он курсантам, зайдя на линкор, и направился к Дичу.

Тот сидел на полу в углу у пульта, привалившись к стене. Майор склонился над ним. Ожог руки был довольно сильным, но в военном госпитале легко смогут восстановить поврежденные ткани.

— Ничего, — мягко сказал ему Кросби, — до свадьбы заживет.

Дич поднял голову, ослепшими глазами пытаясь увидеть майора. Кросби легко похлопал его по плечу.

— Молодец, Дич, — ободряюще произнес он. — Считай, что всем нам спас жизнь.

Курсант чуть улыбнулся, глядя перед собой невидящим взглядом. Впрочем, зрение уже начинало понемногу возвращаться к нему.

Майор оставил Дича на попечение его товарищей, а сам повернулся к пульту и связался с Мак-Ги.

* * *

После того как Кросби сообщил о непонятных «эффектах», похожих на выстрел квантовой гаубицы, и о совершенно явном нападении на линкор, полковник уже не раздумывал. Что еще нужно для начала действий? Чтобы противник ворвался в его кабинет? Мак-Ги тут же объявил общую тревогу и приказал поднимать все корабли. Пилоты забегали, занимая свои места. Полковник решил пока оставаться у себя. События происходили в пределах планетарной системы, и можно было отсюда наблюдать за всем. А с базы гораздо удобнее осуществлять управление.

Уничтожение второго звена истребителей стало еще одним подтверждением правильности принятого им решения объявить тревогу. Правда, это указывало на довольно сложные и опасные обстоятельства — корабли по-прежнему исчезали неизвестно куда.

Военный флот уже взлетал с планеты, когда Кросби снова связался с полковником.

Сэр, нам удалось отбить атаку, — сообщил майор. — Это был харнианский истребитель — тот корабль, который пристыковался к нам.

— Так, — кивнул полковник, пока еще не торопясь радоваться. Похоже, Кросби хотел сообщить что-то еще.

— Но мы не видим его на камерах внешнего слежения, — продолжил майор. — То есть мы не видим корабль, пристыкованный к нам.

— Вот как? — нахмурился полковник.

— Да. После уничтожения нападавших я побывал в кабине этого корабля. Сэр, кто-то вызывал его по рации. Я думаю, здесь есть еще другие корабли. Но мы… не видим их.

— Угу, — принимая это к сведению, произнес полковник.

Слова «харнианский истребитель» снова задели что-то в памяти. Они стояли где-то рядом с «невидимыми кораблями». Но что все это означает, полковник пока не мог вспомнить. Впрочем, и не особенно пытался. Нужно было срочно принимать решение. И Мак-Ги принял его.

— Тот транспортник еще перед вами? — спросил он.

Это был лишний вопрос — полковник и сам видел это на своем локаторе. Правда, теперь понятие «видел» стало уже не таким определенным. К тому же он дал себе лишние пару секунд на размышление.

— Да, сэр, — ответил Кросби.

— Уничтожьте его, — сказал полковник Мак-Ги.

— Что? — удивился майор. — Но, сэр, это ведь гражданский корабль.

— Уничтожьте его, — твердо повторил полковник. — Это приказ. Выполняйте.

— Есть, сэр, — вяло ответил Кросби и отключил связь.

Транспортник явно был замешан в происходящем. Все неприятности начались именно с него. И, судя по всему, корабль только притворялся терпящим бедствие. То есть, абсолютно точно, что транспортник имеет отношение к нападению. А если вдруг даже и не так, то гибелью десяти уже исчезнувших истребителей вполне можно оправдать уничтожение оказавшегося в районе боевых действий подозрительного транспортника. Разумеется, нехорошо уничтожать мирные корабли. Но полковник был почти уверен, что это совсем не мирный корабль.

Мак-Ги не знал, что ошибается, считая этот транспортник первым, который пришел в систему. Но, ошибаясь, он поступал совершенно правильно, бил в самую точку.

— Так, — мрачно приказал Кросби курсантам, — всем сесть в кресла.

Не очень ему нравилось такое задание — уничтожить мирный корабль. Но приказ есть приказ. Курсанты удивленно смотрели на него.

— Быстро! — прикрикнул на них майор.

И курсанты бросились к своим креслам, в которых сидели в начале занятия. Дича они взяли под руки и тоже отнесли в одно из кресел. Кросби занял место первого пилота, на котором Дич еще недавно управлял линкором.

— Давай! — чуть повернувшись, сказал майор второму пилоту.

И тот резко включил максимальную скорость, направив линкор прямо к транспортнику. Курсантов вдавило в спинки кресел. Но Кросби, презирая перегрузки, нажимал кнопки управления, активизируя боевую систему корабля.

Линкор с прицепленным к нему харнианским истребителем на полной скорости мчался вперед. Курсанты, как положено, сидели в креслах позади пилотов. Да, занятие получилось очень практическим… если не сказать больше. И кстати, примерно через месяц по программе обучения предстояло ознакомительное занятие по устройству вакуумных гранат. Пожалуй, эту лекцию курсанты будут слушать очень внимательно.

* * *

— Гортес, Хеч, Зелински, — вызывал Рэнг абордажную команду, — где вы там? Что происходит?

Никто не отвечал. Возможно, это означало, что пираты заняты захватом линкора и пока не в состоянии ответить. Ничего, можно и подождать. Правда, линкор продолжал лететь к транспортнику с генератором, хотя и малым ходом, но подходил все ближе. Это не очень радовало Рэнга. Генератор маскирующего поля слишком важен для пиратов, необходимо беречь его как зеницу ока. Но Рэнг надеялся, что линкор вскоре будет захвачен, если это уже не произошло. Не стоило беспокоиться и уж тем более стрелять в почти свой корабль.

Да, все складывалось удачно. Беспрепятственное вхождение в систему, легкое уничтожение истребителей и пушек военной базы, а также взятие линкора служили подтверждением правильности выбранной тактики. Предстояла довольно простая миссия. Даже странно — все-таки военный флот, но пираты без труда вторглись в систему и сейчас спокойно хозяйничали здесь. Судя по всему, дальше все будет происходить в том же духе. Невидимость пиратских кораблей служила хорошим подспорьем в успешном окончании дела и имела решающее значение в данном случае. Что ж, профессор Гинзл, конечно, сам не участвовал в сражениях, но его маскирующее поле — еще как участвовало. Невидимость была серьезным оружием, хотя и не убивала сама по себе.

Рэнг вновь попытался связаться с абордажной командой и вдруг увидел, что военные корабли начали взлетать с планеты.

Ага. Забегали все-таки… вернее, залетали. Наверно, с линкора успели сообщить о нападении, да и уничтожение истребителей тоже не фунт изюма — в общем, военный флот зашевелился. Отлично. Этого и ждали пираты. Теперь остается только, как грибы, собирать гаубицы и линкоры, беря их на абордаж невидимыми кораблями. Рэнг улыбнулся.

Так, что там у нас? Пара сотен истребителей, несколько десятков крейсеров, пять линкоров — неплохо, и — ого! — восемь квантовых гаубиц. Да еще какие — не транспортники Гинзла, а настоящие военные квантовые гаубицы! Впрочем, этого и следовало ожидать. Рэнг с удовольствием представил, как будет использовать их. Восемь гаубиц — это большой строй. А можно поставить их сферой, так, чтобы они стреляли во все стороны. И пусть тогда чужаки попробуют сунуться со своими огненными шарами. А если еще надавить сверху линкорами… От этих пузырьковых агрессоров только перья полетят.

Что ж, отлично, просто замечательно! Рэнг смотрел на военные корабли, уже считая их почти своими. Но, собственно, куда они денутся? Что можно противопоставить врагу, которого не видишь? Военные очень удивятся, когда корабли один за другим вдруг начнут покидать их. Забавная ситуация — корабли станут превращаться в чужие, а военные не будут знать, какой из них свой, а какой — уже нет.

Рэнг улыбался. Наверное, следовало поставить под сомнение определение «боевая» применительно к данной операции. Он чувствовал себя как покупатель перед витриной магазина, где военные раскладывали свой товар: линкоры, гаубицы, медузоиды, истребители, крейсера. Пожалуй, медузоиды и истребители не интересовали пиратов, в них нет надобности — против чужаков они не пригодятся. Рэнг отметил тот факт, что Гинзл был прав, когда похвалялся своими творениями, — военные медузоиды действительно выглядели довольно жалко по сравнению с пиратскими. Что ж, молодец профессор!

В общем, все складывалось отлично, просто прекрасно. Рэнг потирал руки, наблюдая взлет военного флота и предвкушая легкий и богатый куш.

Но все же стоило принять меры безопасности. Сам транспортник с генератором не обладает невидимостью, и военные видят его. Нельзя никого подпускать достаточно близко к нему. Нельзя потерять генератор маскирующего поля. Хм… нельзя — не то слово. Рэнг приказал двум медузоидам встать рядом с транспортником и защищать его. Пара невидимых медузоидов — достаточно надежная защита, они способны справиться с любым подошедшим близко кораблем, тем более при поддержке невидимых истребителей. Но это, конечно, на крайний случай. Лучше не доводить до такого и не уничтожать потенциально свои корабли военных.

Медузоиды заняли места рядом с транспортником. Все было готово. Абордажные команды скребли землю когтями, жаркое дыхание вырывалось из их раздувающихся ноздрей, глаза алчно косились на приближающиеся корабли военного флота — оставалось только спустить цепь. Рэнг еще хотел сказать Корту, чтобы он тоже подходил к транспортнику, и вдруг увидел, что линкор прибавил скорость.

Нет, он не просто полетел чуть быстрее. Он включил двигатели на полную мощность и с максимальной скоростью понесся прямо на транспортник с генератором. Почему? К этому моменту линкор был уже довольно близко, Рэнг не слишком обращал на него внимание, считая его почти своим кораблем. Но сейчас… Что происходит?

— Гортес, Зелински, Хеч, — быстро включив передатчик, Рэнг снова попытался связаться с абордажной командой, — Дерби, что там у вас?

Но ответа не было. Это настораживало. Хотя происходящее могло означать, что пираты находятся в кабине захваченного линкора и поначалу просто не справились с управлением непривычного корабля, нажали не ту кнопку и пустили линкор слишком быстро. По этой же причине, возможно, они еще не успели перестроить передатчик линкора на частоту пиратов. Но… кто-нибудь из них мог бы и сходить на свой истребитель, чтобы сообщить об успешном завершении захвата. Почему они не сделали этого? Хм… А если не было никакого успешного завершения? Тогда этот корабль остается военным и сейчас он атакует пиратов. Но как узнать, чей же он на самом деле?

Линкор на полной скорости мчался вперед. Прицепленный к нему истребитель нелепым выступом торчал сбоку кабины — словно злокачественная опухоль, возникшая на теле линкора. Странное уродство, которое, казалось, должно перевешивать, не давая ему двигаться прямо. Но он двигался совершенно прямо и целенаправленно, да еще как быстро! Черт побери, так кому принадлежит корабль? Смогла эта опухоль сожрать мозги линкора, или он все же переборол болезнь?

Рэнг во все глаза смотрел на приближающийся к транспортнику линкор. Свой это корабль или нет? Если свой, то глупо защищаться от него и стрелять по своему же кораблю. Но если нет. . Рэнг вспомнил, как недавно потешался над военными, что они не будут знать о собственных кораблях, остаются ли те еще своими. Получалось, сам же вырыл себе яму. Н-да… Ну так что же делать?

Линкор был уже совсем близко от транспортника с генератором и, похоже, не собирался снижать скорость. Нет, это уже не шутки. Рэнг быстро нажал кнопку связи и приказал медузоидам встать на пути линкора. Тот заходил немного сбоку, а медузоиды были впереди — между транспортником и военным флотом. Рэнг начал передавать истребителям, чтобы они также подошли ближе. И тут линкор дал залп.

Пожалуй, здесь Рэнг допустил ошибку — надо было двинуть медузоиды чуть дальше. Хотя неизвестно, успели бы они подойти со своей медлительностью. Но так или иначе, Рэнг неправильно оценил расстояние. Линкор обладал большой дальностью поражения, гораздо большей, чем любой другой корабль, и поэтому выстрелил раньше. Да, не привык Рэнг воевать с линкорами.

В общем, линкор дал залп из всех носовых орудий и, разумеется, не промахнулся. Это был всего один выстрел, который не занял и секунды. И вот так, в одно мгновение пираты сразу лишились своего главного преимущества.

Транспортник с генератором разлетелся в клочья. Из хозяев положения пираты в мгновение ока превратились в мелких нарушителей. Генератор был уничтожен, и невидимость разом покинула корабли. Чары Гинзла рассеялись, и пираты, словно голые, появились перед военным флотом. Все…

Рэнг в отчаянии сжал кулаки. Как же так?! Но оставалось только принять это как есть — маскирующего поля больше не существовало, и ничто уже не прикрывало его корабли.

Пожалуй, теперь не приходилось сомневаться насчет принадлежности линкора. Выходит, абордажной команде не удалось захватить его, и он остался именно военным кораблем. Нет, нельзя так просто отпускать его…

Медузоиды двинулись вперед, но слишком медленно. Линкор легко увернулся от их плазменных струй. Да, это был единственный тип военных кораблей, одновременно обладавший мощным вооружением и великолепными ходовыми качествами. Линкор был почти так же быстр и маневренен, как истребитель, а вооружение… тут уж и говорить нечего. В общем, нег корабля лучше, чем линкор. И сейчас пиратам представилась возможность на собственной шкуре убедиться в этом.

Линкор увернулся от медузоидов и стал уходить. Корт тоже выстрелил по нему, но это, скорее, был жест отчаяния — гаубица находилась на слишком большом расстоянии, линкор без труда ушел и от нее. Огромный боевой корабль со множеством грозных орудий маневрировал легко и проворно, словно не замечая своих гигантских размеров. Уйдя от медузоидов и Корта, линкор полетел прочь, стреляя из кормовых орудий по преследовавшим его истребителям. Теперь, конечно, он видел пиратов. Теперь… черт!.. теперь все видели пиратов.

Линкор не стал отходить далеко. Медузоиды были опасны для него — подойдя достаточно близко, даже один медузоид мог уничтожить линкор, тем более медузоид Гинзла, но вот истребители — это как семечки для линкора. Он не стал убегать от них. Отдалившись от медузоидов, огромный боевой корабль развернулся и начал спокойно расстреливать истребители. Пираты даже не успевали подлетать на расстояние своего выстрела, линкор беспрепятственно бил их издалека.

— Назад! — приказал Рэнг, отзывая истребители. И мрачность была в его голосе, черная глухая мрачность. — Всем назад, — а потом добавил с отвращением к тому, что приходится говорить это: — Уходим отсюда.

Да, приходилось признать поражение. Без маскирующего поля здесь нечего делать. Военный флот летел к пиратам, правда, был еще далеко, но… Пять линкоров, не считая этого рядом, восемь квантовых гаубиц, да еще медузоиды, крейсера, истребители — тут не на что надеяться, остается только уйти.

И дело даже не в том, что пираты не смогут справиться с ними, а просто — какой в этом смысл? Даже если каким-то фантастическим способом и удастся одолеть военный флот, это означало бы уничтожение всех военных кораблей. Зачем это нужно? Пираты пришли сюда, чтобы захватить, а не уничтожать корабли. А воевать с ними — только терять в сражении собственные. Это, кстати, еще одна причина, почему не стоит вступать в совершенно ненужную битву с военным флотом — лучше сохранить корабли для борьбы с чужаками.

В общем, думать тут нечего. После потери генератора маскирующего поля пиратам оставалось только одно — побыстрее ретироваться отсюда. Н-да, жаль. А так хорошо все начиналось. Ладно, ничего не поделаешь.

— Все, — повторил Рэнг, — уходим отсюда.

И вдруг увидел, что линкор не успокоился, когда истребители перестали атаковать его. Огромный военный корабль развернулся и начал заходить на квантовую гаубицу пиратов. Корт, увидев это, стал поворачиваться к нему, собираясь ответить мерцающим облаком. Но гаубица двигалась слишком медленно — линкор заходил сбоку, и Корт явно не успевал развернуться.

— Нет! — выкрикнул Рэнг, передавая на гаубицу. — Корт, поворачивай обратно. Уходи от него. Уходи!

Линкор двигался быстро и целенаправленно. Корт по приказу Рэнга действительно стал поворачивать в другую сторону. Но это было слишком медленно, слишком. Вскоре линкор должен подойти к гаубице, и тогда…

Нет, это совершенно невозможно! Потерять еще и гаубицу?! Как тогда жить рядом с чужаками без квантовой гаубицы?

— Прыгай в подпространство! — крикнул Рэнг Корту и бросил свой истребитель вперед.

Совершить субсветовой прыжок было единственным шансом для гаубицы уйти от линкора. Но, чтобы переместиться в подпространство, ей требовалось несколько секунд. Нужно как-то отвлечь линкор на эти секунды. Особенно выбирать не приходилось, да и раздумывать было некогда. Рэнг выбрал самый простой и бесхитростный вариант. Он повел свой истребитель прямо вперед, прямо в лоб линкору.

Это, конечно, был отчаянный шаг. Но необходимо любой ценой спасти гаубицу. И Рэнг сделал то, что мог. Стреляя изо всех орудий, он на полной скорости полетел прямо на военный корабль.

Только линкор не стал играть в эти игры с лобовыми атаками. Он свернул в сторону, и лишь одно из его башенных орудий осталось нацеленным на истребитель — одного было вполне достаточно. Поймав Рэнга на мушку, орудие сделало выстрел. Впрочем, Рэнг все же добился своего — линкор свернул, и гаубица была спасена.

* * *

Когда полковник Мак-Ги после уничтожения транспортника с генератором маскирующего поля вдруг увидел пиратов, это произвело на него незабываемое впечатление. Около сотни вражеских кораблей, находящихся в системе военной базы… Шок? Полковник был достаточно мужественным человеком, но и его потрясло такое зрелище. Наверно, все военные разом затаили дыхание, увидев внезапно появившиеся корабли противника, и долго не делали следующий вдох. Температура окружающей среды понизилась, потому что кровь стыла в жилах при мысли об этих кораблях, которые вот так незаметно проникли на базу и практически держали всех на мушке, оставаясь совершенно невидимы. Существующие представления уже не давали опоры в оценке опасности окружающего — можно ли быть уверенным хоть в чем-то в этом обманчиво пустом пространстве? Военные вдруг увидели призраков, целую сотню привидений. А сколько еще их скрывается здесь, прямо рядом, возможно, ближе чем на расстоянии вытянутой руки? Нет, чур меня, чур!

Придя в себя от первого потрясения, полковник нажал кнопку связи и, стараясь придать голосу спокойствие и твердость, скомандовал своим кораблям:

— Линкоры, вперед! Истребителям и крейсерам прикрывать их! Гаубицы и медузоиды, следуйте за ними!

Линкоры, истребители и крейсера прибавили скорость и устремились к кораблям нарушителей. Медлительные гаубицы и медузоиды продолжали движение, догоняя остальных.

Мак-Ги переключился на открытый канал.

— Полковник Мак-Ги неизвестным кораблям: назовите себя! — Немного подождал, но ответа не последовало. — Повторяю, назовите себя! Вы находитесь на территории военной базы. Если не будете отвечать, мы откроем огонь.

Но на самом деле это была только формальность — не оставалось сомнений, что эти корабли пришли сюда явно не с целью туризма и уже уничтожили истребители и пушки, к тому же пытались"захватить линкор. Совершенно точно, что это — враждебный флот.

Но все же полковник представлял собой государственные военные силы, законную власть Галактики, и был обязан сначала обратиться к нарушителям и только потом открывать огонь. Тем более что реально никто не видел, как хотя бы один из этих кораблей стрелял по военным истребителям и пушкам. В общем, для порядка, чтобы соблюсти формальности, полковник сначала сделал предупреждение.

Разумеется, никто не ответил ему. Собственно, этого и следовало ожидать. Полковник не очень надеялся на ответ.

— Полковник Мак-Ги неизвестным кораблям, — на всякий случай повторил он. (Впоследствии специальная комиссия будет разбирать не то что по буквам, а по атомам каждое его слово. Мак-Ги не сомневался в этом и был готов к этому. Все же он представлял собой законную власть. А открывать огонь на поражение в мирное время — серьезное дело.) — Остановиться и выключить двигатели! — сурово приказал он. Потом подождал немного. — Повторяю, остановиться и выключить двигатели! В случае неподчинения мы будем вынуждены уничтожить вас!

Нет, эти нарушители совершенно не реагировали на его слова. Пожалуй, все формальности были соблюдены. Хотя, может быть, полковник не очень долго ждал ответа. Но линкоры быстро летели вперед — в принципе, это могло служить оправданием. Что ж, у этих незнакомцев в основном истребители, есть, правда, пара медузоидов… довольно странных, невоенного образца, но… Кстати, наличие медузоидов в их команде — еще одно доказательство того, что это отнюдь не бродячий цирк или компания заблудившихся курортников. В общем, пять военных линкоров, при поддержке истребителей и крейсеров, вполне смогут справиться с ними. К тому же там рядом еще и линкор майора Кросби. Короче, хватит болтать.

Полковник снова связался со своими кораблями:

— Говорит полковник Мак-Ги. Приказываю уничтожить нарушителей! — не без удовольствия произнес он.

И вот тогда температура окружающей среды повысилась от горячего желания военных отомстить за смерть своих товарищей.

* * *

Второй пилот развернул линкор, уходя от медузоидов и квантовой гаубицы. Майор Кросби из кормовых орудий стрелял по преследовавшим их истребителям. Но вскоре они отстали и отошли назад. Оставалась еще квантовая гаубица, находившаяся ближе других. Она была сделана из обычного транспортника — Кросби не верил своим глазам. Правда, теоретически такое возможно, и теперь он видел это на практике, но… Но, пожалуй, некогда удивляться.

— Заходи на него сбоку, — сказал Кросби второму пилоту. Или надо было сказать «на нее», раз уж речь шла о квантовой гаубице? Неважно.

Второй пилот развернул линкор и повел его на квантовый транспортник. А Кросби приготовился стрелять. Курсанты притихли на своих местах и во все глаза следили за происходящим.

Приказ Мак-Ги об уничтожении нарушителей был получен, и Кросби, не зная сомнений, был готов крушить врага.

Линкор заходил на транспортник — квантовую гаубицу. Пожалуй, ей не удастся уйти от быстрого маневренного корабля. И вдруг откуда-то сбоку выскочил истребитель и, стреляя, на полной скорости понесся на линкор, прямо в лоб.

— Сверни в сторону, — недовольно поморщившись, сказал Кросби второму пилоту.

Этот истребитель был уж очень прытким, и из-за его прыти, похоже, придется упустить гаубицу — не подставлять же кабину под удар этого камикадзе. Впрочем, сам камикадзе, конечно, получит то, на что напрашивается. Кросби собирался прихлопнуть эту стреляющую харнианскую муху.

— Можно мне, сэр? — останавливая его, проговорил второй пилот, которому тоже хотелось сделать хотя бы пару выстрелов. В последнее время военным нечасто удается побывать в реальном сражении и вести настоящий боевой огонь на поражение. Хотя это скорее хорошо, чем плохо, но майор понимал второго пилота и разрешил ему выстрелить по этой достаточно легкой цели.

Второй пилот несколько суетливо задействовал управление боевой системой со своего места и навел одно из орудий на подлетающий корабль. Он целил прямо в кабину истребителя.

— Нет, — увидев это, сказал Кросби, — бей по двигателям. Возьмем живым этого голубчика. Надо узнать, кто они такие.

Второй пилот кивнул и перевел прицел с кабины на двигатели корабля.

Н-да, Рэнг не знал, что майор Кросби фактически спас ему жизнь.

Счастье второго пилота было недолгим. Одного выстрела мощного башенного орудия вполне хватило, чтобы разнести двигатели. После этого истребитель потерял ход и беспомощно повис перед линкором.

Остальные корабли нарушителей находились далековато и один за другим начинали уходить в подпространство — не имело смысла лететь к ним. Пожалуй, сражение закончено. Майор снова связался с Мак-Ги.

— Сэр, — сказал он, — мы подстрелили один их корабль, разбили ему двигатели, но кабина осталась цела.

— Взяли языка, значит? — улыбнулся полковник. — Хорошо, сейчас пришлю кого-нибудь за ним, — и потом добавил: — Отличная работа, Кросби! Благодарю за службу.

— Служу единой Галактике! — четко ответил майор.

* * *

От попадания корабль сильно тряхнуло и отбросило назад. Рэнг пытался справиться с управлением, но двигатели не слушались. Просто потому, что больше не было никаких двигателей. Черт! Все. Похоже, он отлетался. Линкор был рядом. Рэнг в уцелевшей кабине истребителя беспомощно болтался прямо перед ним. Линкор не добивал его, пожалуй, по вполне понятной причине.

Несколько истребителей пиратов бросились на помощь, но Рэнг остановил их.

— Назад! — приказал он. Хорошо хоть передатчик еще работал. — Уходите на базу.

Линкор легко расстрелял бы их, не подпустив к Рэнгу.

— Но как же ты, Рэнг? — передали с одного из кораблей.

Уходите, — зло повторил Рэнг. — Я тут как-нибудь сам разберусь.

— Как ты разберешься без двигателей?

— Неважно, — отрезал Рэнг. — Всем уходить на базу! — снова передал он на пиратские корабли.

— Другие линкоры военных, в сопровождении истребителей и крейсеров, на полной скорости летели сюда, но пока были далеко — пираты могли спокойно уйти, хотя и мешкать не стоило.

Да, это было поражение. Полный, абсолютный провал. Правда, пираты обошлись почти без потерь, но миссия была провалена окончательно. То-то Ворвуд обрадуется, когда его люди вернутся с пустыми руками да еще без транспортника с генератором маскирующего поля.

Рэнг угрюмо смотрел, как пиратские истребители один за другим уходили в подпространство. Он потерпел поражение. Он был раздавлен и смят. И это больше чем поражение — не только общее для всех пиратов, но еще и его личное. Потому что, вдобавок ко всему прочему, он захвачен в плен. Ниже пасть уже некуда.

Рэнг смотрел на свои корабли. Постепенно все они ушли в подпространство и покинули планетарную систему. Он остался один. Огромная махина линкора неподвижно висела рядом. Чертов линкор! Все из-за него. «И как это я умудрился подпустить его к транспортнику?» Впрочем, ладно. Что теперь говорить? Поздно говорить. Поздно даже злиться.

Наверное, можно было достать бластер и разом покончить со всеми проблемами. Но Рэнг не стал этого делать. Он был слишком оптимистичен и никогда не сдавался в любой ситуации. Оставалось только посмеяться, что, не сдававшийся в любой ситуации, он как раз и сдавался сейчас. Но посмотрим. Возможно, удастся как-нибудь выпутаться.

Вскоре военные корабли подошли к краю системы. Пиратов уже не было, пилотам не удалось попрактиковаться в стрельбе.

Несколько истребителей и два крейсера направились к Рэнгу и окружили его.

— Так, приятель, — передали с военного корабля, — сейчас твоя главная задача — не беспокоиться. Потому что беспокойство очень вредно для твоего здоровья. Будешь беспокоиться, нам придется испортить его. В общем, дыши ровно и глубоко и сиди тихо, как мышка, а мы наведаемся к тебе. Все понял?

Рэнг не стал отвечать. Конечно, он не хотел «беспокоиться» — это было бы довольно глупо. Но и помогать военным тоже не собирался. Пусть сами справляются, если им так нужно.

— Ты все понял? — снова спросили с военного корабля. — В общем, мы идем к тебе. Надеюсь, ты встретишь нас улыбкой, а не выстрелом бластера.

* * *

Сержант ввел Рэнга в кабинет полковника Мак-Ги. Рэнг был в наручниках. Сержант держал бластер направленным на него.

— Спасибо, сержант, — сидя за своим столом, кивнул полковник. — Оставьте нас.

Сержант помедлил, не решаясь оставить пирата наедине с полковником. Но потом все же подчинился приказу и вышел за дверь.

— Присаживайтесь, — Мак-Ги показал на стул перед своим столом.

Рэнг последовал приглашению и присел. Полковник продолжал писать что-то в бумагах, не обращая внимания на пленника, словно тот был обычным посетителем и пришел по какому-нибудь будничному, малозначительному делу. Скучая, Рэнг смотрел на стены кабинета.

— Так, — наконец оторвавшись от бумаг, Мак-Ги поднял взгляд, — ну и зачем вы это сделали?

И тут взгляд его переменился, из безучастного и скучного став внимательным. Полковник пристально разглядывал Рэнга.

— Хм… — озадаченно произнес Мак-Ги, — кого-то вы мне напоминаете.

Рэнг улыбнулся.

— Мне говорили, что я похож на президента Галактики.

— На президента вы не похожи, — совершенно серьезно возразил полковник, — но вот… — он нахмурился, пытаясь вспомнить, но пока это не получалось. — Впрочем, ладно, — оставил свои попытки Мак-Ги. — Так зачем вам понадобилось нападать на военную базу?

Рэнг принял равнодушный вид и с разглядывания стен переключился на потолок.

— Я еще понимаю, когда нападают на транспортник или пассажирский лайнер, — продолжил Мак-Ги, — но на военную базу… — он развел руками.

Рэнг вздохнул, сочувствуя непониманию полковника.

— Знаете, — пытаясь разговорить пленника, продолжал Мак-Ги, — на самом деле мне даже необязательно беседовать с вами. Все, что нужно, мы уже сделали. Остается только передать вас в руки галактической полиции. Но мне просто по-человечески интересно зачем? Расскажите мне, что заставило вас совершить такой абсолютно безумный шаг?

Рэнг ухмыльнулся на это, но продолжал молчать.

— Ну хорошо… — начал полковник и тут замер на полуслове, вдруг сразу вспомнив. — Рэнг! — выкрикнул он. — Вы ведь Рэнг!

Рэнгу стоило усилий совладать с собой и сохранить безучастный вид.

— Рэнг? — с праздным удивлением отозвался он. — Может быть. А возможно, Билл или Чак — как хотите.

— Нет, — возбужденно произнес полковник, — вы именно Рэнг. Невидимые корабли, харнианские истребители — все сходится. Стычка с пиратами в НК-14, налет на Харниан.

— Полковник увлекался историей и на досуге любил изучать военные конфликты, произошедшие в Галактике за последние десятилетия. Случай в НК-14 был одним из них. В свое время полковник с интересом просматривал материалы по этому делу. Но он никогда не думал, что его увлечение обернется такой практической стороной.

Мак-Ги взволнованно смотрел на Рэнга, забыв, что перед ним пират, напавший на его базу. Нет, Мак-Ги видел перед собой живое воплощение своего хобби. И вдруг понял одну простую вещь.

— Подождите, — озадаченно проговорил он. — Но ведь это было больше пятидесяти лет назад. И это не можете быть вы.

— Ну конечно, — с умильной улыбкой ответил Рэнг, — это не я.

Полковник пытался сообразить, в чем тут дело. Фотография Рэнга из архивов галактической полиции, разумеется, присутствовала в материалах по делу об НК-14, и сидящий перед ним человек был точной копией…

— Вы его сын или внук? — сделал предположение Мак-Ги.

Рэнг ухмыльнулся.

— Внучатый племянник, — кивнул он.

Нет, что-то здесь было не так. Возможно, этот человек лишь похож на Рэнга. Но слишком много всего сходилось одно к одному: невидимость, флот харнианских истребителей, личность Рэнга… и, кстати, медузоиды. Полковник вспомнил, что медузоиды, которые он видел сегодня у нагадавших, тоже были похожи на тот, который профессор Гинзл сделал когда-то в НК-14. Профессор Гинзл… Мак-Ги просто млел при мысли об этом. Это была история, нечто захватывающее и удивительно интересное. Хотя пираты, конечно, враги. Но в историческом плане враги переставали быть врагами.

Правда, сейчас полковник имел дело отнюдь не с историей. Перед ним сидел человек, осуществивший налет на его базу и уничтоживший несколько кораблей вместе с пилотами в них. Осознавая это, полковник вернулся к реальности и постарался взять себя в руки.

— Ну хорошо, — насупившись произнес он. — Рэнг вы или не Рэнг — с этим разберется галактическая полиция. А я все же хотел бы узнать, с какой целью вы напали на нас? Решили завоевать Галактику? — усмехнувшись, продолжил он, потому что Рэнг по-прежнему молчал в ответ. — Тогда почему начали с нас? Могли бы для начала выбрать кого-нибудь попроще.

Рэнг недовольно вздохнул, показывая всем своим видом, что ему надоели расспросы полковника и что он совершенно точно не намерен отвечать. Мак-Ги начинал понимать это: и, признаться, ему также надоело спрашивать одно и то же. Он терял надежду получить ответ. Что ж, если так…

Тут дверь кабинета открылась, и вошел лейтенант из службы внешнего слежения. В руках у него был лист бумаги.

— Сэр, — бросив взгляд на Рэнга, лейтенант обратился к полковнику, — мы получили новые данные, — и, подойдя к столу, положил на него бумагу.

Мак-Ги взял ее в руки и прочитал, что там было написано.

— Угу, — кивнул он. — Спасибо, лейтенант. Можете идти.

Лейтенант снова посмотрел на Рэнга взглядом «только сунься», потом повернулся и вышел из кабинета.

— Ну вот, — держа лист бумаги, сказал полковник Рэнгу. — Мы проследили за вашими кораблями с помощью сканера подпространства и теперь знаем, куда они улетели. Хм… — Мак-Ги внимательнее вгляделся в написанное, поначалу не вдумываясь в цифры, но теперь понял, что эти координаты находятся… в темной части Галактики. Он пожалел, что так сразу отпустил лейтенанта. Наверно, это какая-нибудь ошибка? Полковник нажал кнопку и связался со службой слежения.

— Слушаю, — ответил майор, начальник службы.

— Мне тут передали ваши данные о месте, куда переместились эти корабли, — проговорил полковник. — По-моему, вы ошиблись.

— Нет, сэр, — возразил майор, — никакой ошибки.

— Но это в темной части Галактики, — удивленно произнес полковник.

Рэнг похолодел при этих словах, понимая, что военные действительно получили информацию о расположении базы пиратов.

— Так точно, сэр, — ответил майор. — Они улетели именно туда.

— Н-да? — отозвался Мак-Ги. — Что ж, ладно, — и отключил связь.

Рэнг сидел ни жив ни мертв. Поражение пиратов? Его личное поражение? Хуже уже некуда? Оказывается, есть куда!

Поражение не завершилось, когда пираты ушли от военной базы и когда Рэнг попал в плен. Все гораздо хуже. Военные еще и смогли узнать координаты базы пиратов. Это дикий, всеуничтожающий, просто вселенский провал. Абсолютный крах. Крах вообще всего. Вот так. Разжились военными кораблями. И кой черт дернул их напасть на эту базу? Впрочем, Рэнг сам предложил это. Да, сам же и поплатился. Но вместе с ним теперь поплатятся все. Расположение их базы больше не тайна, теперь об этом узнает вся Галактика. И тогда… Конечно, база пиратов находится далеко, но у военных есть корабли — передвижные компенсаторы, и при желании, зная, куда именно нужно лететь, они могут потратить лишний месяц на полет обычным ходом. Правительство вряд ли согласится с существованием пиратской базы пусть даже и в темной части Галактики.

Рэнг сидел ни жив ни мертв. Хотя изо всех сил старался не показывать этого, сохраняя спокойный безучастный вид.

— Так-так, — произнес Мак-Ги, снова посмотрев на лист бумаги.

У него мелькнула мысль, что, может быть, пираты просто бросились куда глаза глядят, подальше от военного флота. Но вообще-то их маневр не был похож на паническое бегство. Они уходили достаточно спокойно и могли переместиться в любое место цивилизованной Галактики. Почему же они пошли в ее темную часть?

И вдруг он понял. Полковник был опытным офицером и умел сопоставлять факты, к тому же и занятия историей учили его этому.

— Подождите, — проговорил он. — В деле об НК-14 фигурировал украденный компенсатор, — он смотрел на Рэнга, но говорил, скорее, не ему, а просто размышляя вслух. — И выходит… выходит, пираты ушли в темную часть Галактики и устроились там с помощью этого компенсатора, — он покачал головой. — Так вот чем все кончилось. И вот почему полиция так и не смогла найти их… Нет, не их — вас! — Мак-Ги горящими глазами смотрел на Рэнга. — Именно вас! Ведь вам пришлось потратить годы на первый прыжок без компенсатора. И это именно вы Рэнг, — он снова видел перед собой свое увлечение и теперь, узнав нечто новое и, более того, абсолютно новое, чего не знал еще никто, полковник радовался, словно коллекционер, заполучивший очень редкую и ценную вещь. Все сошлось, вот теперь все точно встало на свои места. Да, это было нечто!

Но в конце концов полковник очнулся и снова напустил на себя суровый вид.

— Ладно, — проговорил он. — Итак, теперь, когда стало известно, кто вы на самом деле, скажите мне, с какой целью вы напали на нас? — пожалуй, это оставалось единственной загадкой в этой истории, все остальное Мак-Ги уже знал.

Рэнг продолжал молчать, и полковник вспылил, разозленный его глупым упрямством.

— В конце концов, — возбужденно произнес он, — что за блажь — нападать на военную базу? Взбесились вы там, что ли, в своей темной части Галактики?

Рэнг все это время думал, как выпутаться из создавшегося положения? У него вертелась в голове одна идея. Правда, ее воплощение могло обернуться для пиратов новыми неприятностями. Но терять все равно уже было нечего. Рэнг решил рискнуть и попробовать.

— А знаете, — резко сменив отстраненность на приветливую улыбку, почти дружески произнес он, — вас удивит, возможно, обрадует, но уж точно заинтересует причина, по которой мы это сделали.

— Хм… — с готовностью выслушать его произнес полковник. — Я уже заинтригован.

— Наверно, это прозвучит странно, — продолжил Рэнг, — но в данном случае мы с вами делаем общее дело.

— Вот как? — поднял брови Мак-Ги.

— Военный флот ведь существует для того, чтобы защищать Галактику от внегалактических агрессоров, — с многообещающей улыбкой произнес Рэнг.

— Ну; не только, но… — соглашаясь, протянул Мак-Ги.

— Но вам еще не представилось случая попрактиковаться в этом деле, — продолжил Рэнг. — 06 этом я и хочу поговорить.

— Ммм… Я пока не совсем понимаю, — проговорил полковник. — Объясните подробнее.

— Хорошо, — согласился Рэнг. — Но сначала вы позволите воспользоваться вашим видеофоном?

— Пожалуйста, — Мак-Ги безразлично кивнул на аппарат, стоявший на углу стола.

Рэнг наклонился и пододвинул его к себе.

— Кстати, — улыбнулся он, — угадайте, кому я буду звонить?

Полковник со скукой на лице пожал плечами. И вдруг его взгляд загорелся интересом.

— Неужели Ворвуду? — азартно произнес он, не в силах скрыть увлеченность. Это ведь была история, и Ворвуд в этом смысле был исторической фигурой. Звонить ему — примерно то же самое, что позвонить Наполеону или Александру Македонскому. Хотя Ворвуд, конечно, фигура не такого масштаба, но все же. И кстати, если сравнивать площадь, или, точнее, объем контролируемого им пространства, то Наполеон и Александр Македонский выглядели довольно бледно.

Рэнг улыбнулся в ответ и начал набирать номер. Странно было нажимать кнопки в наручниках, держа одну руку на весу рядом с другой, но Рэнг постарался не обращать на это внимания. Когда номер был набран, пришлось подождать немного, пока ему ответили. А потом на экране появился Ворвуд.

— Слушаю, — сказал он и вдруг увидел, кто звонит ему. — Рэнг? — удивленно произнес Ворвуд. — Это ты?

— Нет, — усмехнулся Рэнг, — это мое привидение.

Ворвуд нахмурился.

— Где ты? — сухо произнес он.

— Понимаешь, Нэд, тут возникло одно дело, и я…

— Где ты? — перебивая его, снова спросил Ворвуд, всем своим видом показывая, что не будет продолжать разговор, пока не узнает ответ.

— Ну, — протянул Рэнг, — меня пригласили в гости, и я не смог отказаться.

— Где ты, Рэнг? — мягко, но очень настойчиво повторил Ворвуд.

— Я же говорю, — Рэнг старался держаться как можно легче, словно он действительно находится на какой-нибудь развеселой вечеринке, — я в гостях у полковника…

— Мак-Ги, — подсказал полковник.

— … у полковника Мак-Ги, — улыбнулся Рэнг. — Очень милый человек. Знаешь, Нэд, оказывается, он наш поклонник.

Ворвуд хмуро смотрел на него.

— Значит, ты на военной базе, — негромко и холодно констатировал он. — Тебя взяли в плен, и теперь ты звонишь сюда. Ты соображаешь, что делаешь?! — перешел он на крик. — Они ведь моментально запеленговали место, откуда я с тобой говорю. В первые же секунды разговора. И только поэтому я продолжаю — потому что уже поздно что-либо предпринимать. Рэнг, черт тебя побери! Фактически ты показал им, где находится наша база. Какого черта?! Или ты сделал это нарочно?!

— Им и так уже известно, где находится наша база, — перестав дурачиться, устало произнес Рэнг. — Они проследили за нашими кораблями.

Ворвуд чуть наклонил голову в легком удивлении. Это было слишком ужасное известие, способное повергнуть в безумное отчаяние, но, конечно, это было бы глупо и довольно смешно. Поэтому он изобразил лишь праздное удивление, словно ему сообщили о том, что сегодня будет дождь.

— Серьезно? — подняв брови, проговорил Ворвуд. — И ты звонишь мне, чтобы сообщить, что не ты один сел в калошу?

Полковник Мак-Ги молчал, откинувшись на спинку кресла, и внимательно следил за их разговором с едва заметной улыбкой и с нескрываемым интересом в глазах.

— Понимаешь, Нэд, — так же устало и не пытаясь ничего доказать, а просто знакомя Ворвуда с фактом, сказал Рэнг, — пожалуй, я нахожусь на шаг впереди тебя. Мне уже пришлось пережить это известие, и, конечно, оно меня не обрадовало. Предлагаю тебе побыстрее тоже сделать этот шаг и смириться с тем, что военным известно о нашей базе. С этим уже ничего не поделаешь. Но есть один вариант, который я и хотел бы обсудить с тобой.

— Н-да? — Ворвуд посверкал глазами, но потом все же перестал злиться, понимая, что это не имеет смысла, и решил внять доводам Рэнга. — Ну и что ты предлагаешь? — не скрывая недовольства, но тем не менее достаточно спокойно спросил он.

— Все просто, — улыбнулся Рэнг. — Да, кстати, — перед тем как излагать свою идею, он поднял руки и повернул видеофон, чтобы Ворвуду стал виден полковник. — Познакомься с полковником.

Мак-Ги чуть кивнул Ворвуду, но молча, продолжая сохранять отстраненность и словно не принимая участия в происходящем, лишь наблюдая со стороны, как будто он смотрит фильм или спектакль. Ворвуд остался нарочито неподвижным, не проявив абсолютно никаких эмоций по отношению к полковнику, не то чтобы презирая, но демонстративно не замечая его.

— Пожалуйста, Нэд, — вежливо произнес Рэнг, — покажи полковнику кадры уничтожения планеты.

— Что ты задумал, Рэнг? — мягко и почти ласково поинтересовался Ворвуд, как бы предлагая, чтобы он оглянулся вокруг и пришел в себя.

— Я хочу ввести полковника в курс дела, — не замечая его намеков на ненормальность подобного поведения, деловито пояснил Рэнг. — Думаю, этот момент будет достаточно наглядным.

Ворвуд пару секунд пристально смотрел на него, словно пытался понять, в своем ли тот уме. Потом, видимо осознав, что спорить бесполезно, молча нажал нужные кнопки и включил запись. На экране видеофона Мак-Ги появилась сцена с изображением того, как чужаки уничтожали планету.

Рэнг краем глаза наблюдал за полковником. Тот смотрел на экран, по-прежнему не проявляя эмоций, словно считал, что происходящее совершенно его не касается. Что ж, Рэнг собирался пояснить полковнику, что как раз к нему это имеет самое прямое отношение.

Когда планета была уничтожена, Ворвуд выключил запись и снова появился на экране, выжидающе глядя на Рэнга. Но тот обратился к полковнику:

— Ну как вам?

— Что ж, — вздохнул Мак-Ги из глубин своего кресла и так, словно из зрительного зала разговаривал с актером на сцене, — зрелище, конечно, впечатляющее. Но что это такое?

Рэнг усмехнулся.

— Это не компьютерные эффекты, — сказал он, — и не сценка из очередного космического боевика. На самом деле это ответ на ваш вопрос, почему мы напали на вас.

— Правда? — полковник понемногу осуществлял переход из зрительного зала на сцену, начиная участвовать в постановке, но еще до конца не отделался от своей сущности зрителя. — Я пока не улавливаю связь.

— Они пришли к нам и начали уничтожать наши планеты, — пояснил Рэнг. — Пока что нам удавалось отбивать их атаки, но вы видите, какое у них оружие.

— Да, — кивнул Мак-Ги. — И кто же они?

Рэнг остался совершенно серьезным, хотя предстоящий ответ традиционно не выглядел таковым.

— Наверно, это прозвучит неожиданно для вас. Но, с другой стороны, можете считать, что наступил ваш звездный час. Потому что это и есть именно тот внегалактический агрессор, ради которого существует военный флот.

Полковник озадаченно посмотрел на него.

— Хотите сказать… что это пришельцы? — мягко, словно разговаривал с сумасшедшим, и ни в коем случае не собираясь спорить, уточнил Мак-Ги.

— Да, полковник, — серьезно и спокойно ответил Рэнг. — Именно так. Я понимаю, это звучит дико. Но, надеюсь, вы доверяете мнению профессора Гинзла?

Полковник кивнул, как бы соглашаясь, но на самом деле просто не желал спорить.

— Профессор проанализировал обломки этих кораблей, — пояснил Рэнг, — и точно определил, что они не могли быть сделаны в нашей Галактике. Если хотите, можете поговорить с ним.

Мак-Ги секунду боролся с искушением. Поговорить с самим Гинзлом! Но, пожалуй, нынешняя беседа не предполагала участия профессора.

— Нет, не нужно, — словно через решетку сумасшедшего дома, ответил полковник. — Так вы говорите, обломки? Значит, вам удалось разбить их?

— Несколько кораблей — да. Но это только малая часть их флота. — Рэнг повернулся к Ворвуду. — Нэд, покажи, пожалуйста, их базовый корабль.

На этот раз Ворвуд без вопросов исполнил роль киномеханика. Полковник посмотрел на изображение базового корабля чужаков.

— Так вот, полковник, — когда запись кончилась, сказал Рэнг. — Дело в том, что мы защищаем Галактику.

Мак-Ги вопросительно посмотрел на него. Пожалуй, это было достаточно серьезное заявление в смысле того, что спорить не надо.

— Мы стоим у них на пути, — пояснил Рэнг, — и пока не пускаем в мирную Галактику. Разумеется, невольно. И мы с удовольствием не делали бы этого. Но, похоже, они аккуратные ребята, не пропускают ничего и, однажды обнаружив нас, не уйдут, пока не доведут дело до конца. К тому же тут уж пошли личные счеты после того, как мы сбили несколько их кораблей. Словом, суть в том, что хочется нам этого или нет, но мы защищаем Галактику.

— Угу, — кивнул Мак-Ги, понимая сказанное, но пока не решив, относиться ли к этому серьезно. — Ну хорошо. Только при чем здесь я?

— Как? — удивился Рэнг. — Ведь главная задача военного флота и состоит в том, чтобы защищать Галактику.

— Да, — пожал плечами Мак-Ги. — Но не вашу базу. Вы, — он учтиво улыбнулся, — извините, не принадлежите к единой Галактике.

— Рэнг недовольно вздохнул, удивляясь такой непонятливости полковника.

— Вы ведь видели, сколько им понадобилось времени, чтобы уничтожить планету?

— Ну, несколько минут, — ответил полковник.

— Представляете, что будет, если они придут в цивилизованную Галактику к какой-нибудь мирной колонии? Долго продержатся несчастные тридцать патрульных кораблей местного полицейского участка? Как вы думаете? А потом эти чужаки двинутся ко второй, третьей, десятой колонии. Вы будете считать погибших миллионами, если не миллиардами. Мак-Ги нахмурился.

— Да, это, конечно, ужасно, — наконец произнес он, — но как раз и напоминает фантастический фильм-катастрофу. На самом деле, как вы верно заметили, военный флот существует для вполне определенной цели и, уверяю вас, сумеет выполнить свою задачу.

— Как быстро? — уточнил Рэнг. -Что?

— Я говорю, как быстро вы сможете это сделать? — Полковник хотел ответить, но Рэнг прервал его: — После уничтожения двух, трех, пяти мирных колоний? Думаю, вполне достаточно и одной. Вы ведь узнаете о появлении чужаков, только когда они примутся за дело. А это у них, как вы видели, происходит довольно быстро. Так вот, — Рэнг выдержал паузу, подчеркивая значительность своих следующих слов, — мы можем предоставить вам шанс уничтожить их прямо сейчас, пока они еще не вошли в мирную Галактику.

Мак-Ги улыбнулся.

— Только не надо делать мне одолжений. Ворвуд наблюдал их разговор на экране своего видеофона и постепенно понимал, куда клонит Рэнг. Что ж, следовало оценить его идею. Привлечь на свою сторону военный флот — серьезная вещь. Только на самом деле это была палка о двух концах, и военные одним концом этой палки могли уничтожить чужаков, а другим — самих пиратов. Хотя, конечно, и тех и других они будут уничтожать одними и теми же кораблями, но надо как-то сделать так, чтобы военный флот разбил чужаков и при этом не тронул пиратов. Похоже, Рэнг сумеет обеспечить первую часть этого плана. А вот вторую…

Извините, что вмешиваюсь, — вежливо произнес Ворвуд, — но, полковник, не могли бы вы сказать, вы уже сообщили кому-нибудь о нашем нападении?

— Ну, — переключаясь на электронного собеседника в виде Ворвуда на экране, протянул полковник, — пока я передал информацию в довольно общем виде, просто что произошел некий инцидент.

— Угу, — принимая это к сведению, кивнул Ворвуд.

Заполучить в союзники военный флот было бы просто замечательно. Но, чтобы справиться с пришельцами, совершенно не нужен весь флот Галактики, достаточно одного подразделения полковника. Важно, чтобы никто другой не узнал об этом, тогда появится шанс оставить все в тайне. С одним полковником договориться гораздо легче, чем со всей Галактикой и ее правительством, без которого, конечно, не обойдется.

— Знаете, полковник, — проговорил Ворвуд, — Рэнг, с присущей ему горячностью, несколько поспешил с предложением. На самом деле речь идет скорее о сделке, ну или о договоре, если так вам покажется благозвучнее.

— Да? — с нескрываемым интересом отозвался Мак-Ги.

— Да, — серьезно кивнул Ворвуд. — Мы предоставим вам возможность расправиться с чужаками за пределами мирной Галактики, но, в обмен на это, вы никому не расскажете и сами забудете о нашем существовании.

Полковник улыбнулся.

— Забавное предложение. Вы ставите условие за то, что я должен избавить вас от опасности.

На самом деле Мак-Ги уже понял всю серьезность ситуации. Но также он понял и то, что спешить некуда. Ему хотелось закончить разговор с Ворвудом и Рэнгом как с легендарными для него личностями, а уж потом он сообщит о появлении долгожданного внегалактического агрессора. И тогда командование разберется с этой проблемой.

Скорее всего, он сам не будет принимать непосредственного участия в предстоящей кампании. Конечно, жаль. Но у военного флота есть мобильные подразделения, которые и займутся этим. Командование не пошлет на такую операцию корабли полковника Мак-Ги — они должны охранять Кальдос. В общем, он только сообщит обо всем начальству, а потом будет ждать новостей. Все события произойдут помимо него. Не очень приятно сознавать это, но дисциплина, разумеется, на первом месте, иначе это будет не военный флот, а… а какая-нибудь шайка пиратов. Нет, это недопустимо.

— Полковник, — Ворвуд старался говорить как можно более доходчиво, — вы ведь понимаете, что воевать с противником лучше на чужой территории.

— Конечно, — согласился Мак-Ги. — Только при чем здесь вы? Нам уже известно все, что необходимо, и вы нам не нужны. Мы сами вполне справимся с этим.

— Когда? — пристально глядя с экрана, спросил Ворвуд.

— Ммм… в смысле? — не понял Мак-Ги.

— Вам ведь придется лететь к нам обычным ходом, — пояснил Ворвуд, — и на это уйдет по меньшей мере месяц. К тому времени вместо нашей планетарной системы вы обнаружите только огромный пояс астероидов, и никаких чужаков здесь уже не будет. У вас есть шанс схлестнуться с ними прямо сейчас, но только с нашей помощью, если мы предоставим вам возможность воспользоваться нашим кодированным компенсатором. В противном случае вам придется гоняться за чужаками по темной части Галактики, где нет компенсаторов. И вы сможете добраться до них, только когда они придут в мирную Галактику, уничтожив при этом как минимум одну колонию, а скорее всего гораздо больше. То, что вы так или иначе победите их, — несомненно. Но речь идет о спасении мирных колоний и о тысячах, миллионах жизней мирных граждан, которые подвергнутся нападению в первую очередь. Я думаю, это слишком высокая цена за возможность встретиться с противником.

— Хм… — Мак-Ги начинал понимать, что все обстоит гораздо серьезнее, чем казалось на первый взгляд. Ворвуд был прав, жизни миллионов жителей Галактики — достаточно веский аргумент. — Что ж, хорошо, — медленно произнес он, — я могу поговорить со своим начальством об этом. И когда они свяжутся с вами…

— Нет, — прервал его Ворвуд, — давайте обойдемся без начальства. Мы будем говорить и иметь дело только с вами. Итак, вот мое предложение. Вы со своим подразделением прилетаете сюда, и мы вместе уничтожаем пришельцев, — полковник чуть усмехнулся на слово «вместе». — А затем, — продолжил Ворвуд, — вы улетаете обратно и забываете все, как страшный сон… или сладкий сон — как вам угодно. Но никто не должен узнать о произошедшем, а главное — о существовании нашей базы. Таковы наши условия. Вы меня понимаете?

— Да, — кивнул Мак-Ги. — Выходит, я должен справиться с ними силами своей части?

— Вас что-то смущает?

— Да. Вернее… То есть я готов сразиться с пришельцами. Но получается, что все наши корабли покинут свою базу, и на какое-то время она останется совершенно пустой.

— Вы ожидаете нападения? — осведомился Ворвуд. — Противник здесь, а не там, поблизости от вас.

— Дело не в нападении, а… — полковник задумался.

Вся дисциплина летела к черту. Нет, это было совершенно невозможно. Чтобы целое подразделение, тем более такое крупное, не спрося никого, по собственной воле вдруг покинуло свои позиции и разгуливало неизвестно где, сражаясь неизвестно с кем. Военная часть вот так возьмет и уйдет в самоволку во главе с самим полковником. Мак-Ги не мог себе представить такого. Все же он был серьезным офицером, и вопросы дисциплины для него стояли на первом месте.

— Знаете, полковник, — решил помочь ему Ворвуд, — чтобы вам проще было принять решение, я скажу такую вещь. Если вы не согласитесь с моим предложением, то мы сообщим об этом в средства массовой информации. Думаю, они с руками оторвут такую новость. Нам уже нечего терять, а вы впоследствии станете косвенным виновником гибели миллионов людей. Как вам такая перспектива? Вдобавок ко всему прочему, это бросит тень на весь военный флот, который в нужный момент спасовал перед противником и не сделал то, для чего существует. А, как известно, позиции военного флота и так довольно шатки -того и гляди сократят совсем.

— Как раз нападение пришельцев будет способствовать увеличению военного флота, — задумчиво проговорил полковник.

Ворвуд усмехнулся на это.

— Что ж, тогда вам повезло.

Мак-Ги еще какое-то время пребывал в задумчивости. Но потом стал понимать, что иного выхода действительно нет.

— Ну хорошо, — сказал он, — как вы себе это представляете?

— Как? — поднял брови Ворвуд. — Для начала скажите, вы сможете замять информацию о нападении на вашу базу?

— Ммм… — полковник прикидывал в уме различные варианты. — В принципе, я могу сказать, что это был какой-нибудь подвыпивший сержант, который устроил пальбу, а мы сразу не разобрались, в чем дело. -Правда, погибли несколько пилотов… Черт! — Мак-Ги вдруг сурово посмотрел на Ворвуда, начиная видеть ситуацию совсем в другом свете, вернее, вспоминая, что перед ним враги, которые убили его людей, -о каком договоре может идти речь? Вы уничтожили наши корабли! — зло произнес он.

Ворвуд равнодушно пожал плечами.

— Извините, полковник, так получилось. Но ваш линкор тоже сбил несколько наших истребителей. Так что мы квиты и, — он улыбнулся, — готовы к сотрудничеству.

Полковник продолжал смотреть на него горящим взглядом, но потом все же успокоился, понимая, что сейчас не время для ссор.

— Ладно, — все-таки не в силах скрыть недовольства, с некоторой неприязнью произнес он, — что дальше?

— Дальше вы дадите честное слово, что никому не расскажете о нас, — как само собой разумеющееся ответил Ворвуд. — И мы снимем код с нашего компенсатора, чтобы ваши корабли могли прилететь сюда.

— Н-да? — с некоторой иронией отозвался полковник. — И у вас есть доверие к такому понятию, как честное слово? Тем более в столь серьезном деле.

— Ну, — насупился Ворвуд, — я думаю, вы, полковник, достаточно ответственный человек и можно положиться на вашу честность.

— Что вам еще остается? — усмехнулся Мак-Ги.

— Подожди, Нэд, — вмешался Рэнг, который все это время молчал, не мешая Ворвуду плести сеть вокруг Мак-Ги. — Наверно, мы можем положиться на слово полковника, но ведь он будет не один. Потребуется участие всех его кораблей — это десятки, если не сотни пилотов. Как быть с ними?

Ворвуд выслушал его и затем перевел озадаченный взгляд на полковника. Тот улыбнулся.

— Здесь я вам ничем не могу помочь, — с нескрываемым удовольствием произнес он. — Я не могу до такой степени отвечать за каждого своего подчиненного. Тем более что в этом деле я вообще не вправе командовать ими, поскольку это неофициальная операция. Так что вам придется рискнуть. Или давайте забудем об этом, — он хитро смотрел на Ворвуда.

Тот нахмурился и хотел что-то ответить. Но потом быстро повернул голову, глядя куда-то в сторону.

— Да, — сказал Ворвуд кому-то, кого не было видно на экране видеофона полковника. — Сколько их?

Ему ответили, но здесь не было слышно, что именно.

— Сколько?! — ошарашено переспросил Ворвуд и, выслушав ответ, помрачнел.

— Ладно, понятно, — сказал он невидимому собеседнику и потом снова повернулся к полковнику и Рэнгу. — Так, — со всей серьезностью произнес он, — положение изменилось. И не в лучшую сторону. — Он помолчал секунду.

— Мне сообщили, что сюда летят пятнадцать кораблей чужаков.

— Сколько?! — так же, как Ворвуд перед этим, переспросил Рэнг.

— Да-да, — хмуро покивал Ворвуд, — ты не ослышался. Наши корабли, которые стоят на границе действия компенсатора, заметили их. Пока еще они далеко, но летят сюда. И теперь их пятнадцать.

— Что ты собираешься делать? — забыв о том, что сам он пленник и находится в кабинете полковника, спросил Рэнг.

— Что тут сделаешь? — опустив глаза и словно размышляя вслух, чуть пожал плечами Ворвуд. — По-моему, бесполезно даже отправлять корабли им навстречу.

— Ты хочешь уходить? — напрямик спросил Рэнг.

Ворвуд не ответил, только молчал, глядя перед собой. Потом посмотрел на Мак-Ги.

— Итак, полковник, — сказал он, — ваше решение?

Мак-Ги ответил ему таким же суровым взглядом.

— Вы считаете, что теперь оно еще что-нибудь значит?

— Да, — Ворвуд развел руками. — И в основном для мирных жителей Галактики. Потому что сейчас либо вы прилетаете сюда, либо мы просто уходим. С таким количеством чужаков нам точно не справиться, бесполезно и пытаться — только напрасно погибнем. Совсем не хочется уходить, но это лучше, чем умереть. И когда мы уйдем, уже никого не останется между пришельцами и мирной Галактикой. Решайте, полковник. Сейчас или никогда.

— А вы считаете, что мы успеем прийти к вам на помощь? — уточнил Мак-Ги.

— Вполне, — кивнул Ворвуд. — Они пока только на границе действия поля компенсатора — это далеко. У вас достаточно времени, чтобы добраться сюда.

— Так, — принимая это к сведению, произнес Мак-Ги.

— Соглашайтесь, — сказал Ворвуд и затем улыбнулся, чтобы разрядить нависшую напряженность и настроить полковника на дружественные отношения. — Очень не хочется уходить. А вам, я полагаю, не хотелось бы пустить чужаков в мирную Галактику. Мы можем помочь друг другу, так почему бы не сделать это? Соглашайтесь, полковник, — с улыбкой произнес Ворвуд с экрана.

— Соглашайтесь, — вторя ему, сказал Рэнг, сидящий напротив.

Их было трое: Ворвуд, Рэнг и Мак-Ги. И они могли быть вместе, заключив союз. А могли разлететься кто куда. Впрочем, полковник просто останется на своей базе, Рэнга увезет галактическая полиция, а Ворвуд исчезнет в неизвестном направлении, спасаясь от чужаков. С тем лишь дополнением, что в первом варианте ко всему прочему будет спасена Галактика. Но если участников было трое, то само решение принимал только Мак-Ги, и вся ответственность за последствия ложилась именно на его плечи — над или под погонами — неважно. Но полковник должен был принять решение. И немедленно.

— Хм… — нахмурившись, произнес Мак-Ги.

Рэнг и Ворвуд напряженно ждали его ответа. Все слова уже были сказаны, нечего добавить, оставалось только выслушать ответ полковника.

Мак-Ги пару секунд задумчиво смотрел перед собой, собственно, уже зная, что у него нет выбора. Даже если последующие действия будут стоить ему карьеры, это мелочь по сравнению с жизнями тысяч и миллионов мирных жителей. И даже по сравнению с жизнью одного человека.

— Хорошо, — неожиданно резко сказал полковник, — я согласен. Что делаем дальше?

— Дальше мы снимаем код с нашего компенсатора, чтобы вы могли воспользоваться им, — так же по деловому ответил Ворвуд. — И ваши корабли переместятся к нашей базе, — затем все-таки чуть улыбнулся, — координаты места, как я понимаю, вам известны.

— Да, — совершенно серьезно кивнул Мак-Ги, не замечая его улыбку.

— В любом случае, Рэнг будет с вами и подскажет, если понадобится, — продолжил Ворвуд. — В общем, ждем ваши корабли у себя.

— Хорошо, — снова кивнул Мак-Ги.

— Поспешите, полковник, — с хитрыми искорками в глазах произнес Ворвуд. — Если вас не будет, когда чужаки войдут в систему, мы уйдем отсюда.

— Не предпринимайте ничего без нас, — откликнулся на это Мак-Ги, — просто следите за ними, -потом выключил видеофон и связался с дежурным офицером.

— Слушаю, сэр, — ответил капитан Рив.

— Общая тревога! — насупившись, приказал Мак-Ги. — Всем кораблям — срочный взлет!

— Рэнг, который тихо сидел до этого, поскольку происходящее не требовало его участия, решил, что нужно вмешаться.

— Не стоит брать с собой медузоиды, — осторожно проговорил он. — Они абсолютно бесполезны против чужаков. Истребители и крейсера также малоэффективны.

— Мак-Ги спокойно выслушал его и, ничего не ответив, снова обратился к дежурному офицеру:

— Отставить общий взлет! — сказал полковник. — Поднимайте все линкоры, все гаубицы, первый и второй взводы истребителей и первый взвод крейсеров.

— Остальные остаются на базе.

Полагаясь на мнение Рэнга, который, как знал Мак-Ги, обладал немалым опытом в вопросах космического боя, тем более против этих неизвестных чужаков, полковник решил последовать его совету. Сейчас они были заодно и можно было доверять Рэнгу, несмотря на его пиратскую сущность. Но Мак-Ги все же взял истребители и крейсера — как его учили в академии: нерационально использовать одни тяжелые корабли без прикрытия.

— Есть, сэр! — ответил капитан.

— Выполняйте! — бросил Мак-Ги и отключил связь. Затем перевел тяжелый взгляд на Рэнга.

Происходило нечто необычное. Разумеется, полковник уже не раз объявлял тревогу на своей базе, даже сегодня. Но сейчас предстояла несанкционированная, можно сказать, подпольная операция, которую Мак-Ги проводил самолично. Пользуясь своим служебным положением, просто брал корабли военного флота и отправлял их неизвестно куда. Совершенно немыслимый поступок для такого ответственного лица, как командующий гарнизоном, имеющий в подчинении довольно грозную силу. При том, что это была самая настоящая боевая операция. Фактически таким же образом он мог начать боевые действия против любой колонии Галактики. Бунт? Восстание? Конечно, намерения полковника были самые благие, но… Если все командиры начнут распоряжаться своими подразделениями, как им вздумается, в Галактике начнется черт те что.

Впрочем, Мак-Ги постарался отогнать от себя подобные мысли — они мешали делу. К тому же решение было принято, и хватит об этом. Взялся — значит, делай.

— Что ж, пойдемте, — сурово сказал полковник и поднялся из-за стола.

Рэнг тоже встал и последовал за ним.

Когда они вышли из кабинета, то увидели сержанта, который привел Рэнга и теперь ждал арестанта в коридоре.

— Сержант, — остановившись перед ним, произнес Мак-Ги, — снимите с него наручники, — и кивнул на Рэнга.

Сержант помедлил секунду, но, видя суровый взгляд полковника, не решился спорить и просто исполнил приказ. Рэнг хотел потереть освободившиеся запястья, но подумал, что это будет выглядеть слишком банально, и просто сунул руки в карманы.

— Я беру задержанного под свою ответственность, — бросил Мак-Ги сержанту, затем повернулся и, даже не взглянув на Рэнга, пошел по коридору. Рэнгу ничего не оставалось, как последовать за ним. Сержант удивленно смотрел на них. Это совершенно не было похоже на конвоирование. Полковник просто шагал вперед, абсолютно не обращая внимания на арестанта, который сам по себе шел где-то за его спиной.

Рэнг не знал, куда его ведут, впрочем, об этом несложно было догадаться. Кроме того, дорога была уже в общем-то знакома — так же его вели от корабля к кабинету полковника, только в обратном направлении. Мак-Ги, похоже, не имел желания говорить с ним, ну и ладно. Рэнг просто шел следом и поглядывал по сторонам то ли с независимым, то ли с беззаботным видом — он так и не выбрал, как именно держать себя, и получилось нечто среднее. Что ж, пожалуй, нечасто пирату удается прогуляться по военной базе.

А Мак-Ги по дороге к своему кораблю все думал, как поступить с подчиненными. Рассказать им все перед началом операции? Но тогда участие в ней станет их личным решением. Может быть, лучше, если он просто прикажет и, таким образом, возьмет всю ответственность на себя? Хотя это, наверно, будет неправильно и даже нечестно по отношению к пилотам. Тем более что предстоит боевая и, следовательно, опасная операция. Правда, последнее обстоятельство вряд ли остановит кого-нибудь, скорее, наоборот.

На посту у входа во флагманский корабль стоял капрал. Увидев Мак-Ги, он отдал честь. Полковник чуть посторонился, пропуская Рэнга, и кивнул, чтобы тот поднимался на корабль. Когда Рэнг проходил мимо, капрал все еще держал руку у головы, и теперь получалось, что отдавал честь пирату.

— Вольно, капрал, вольно, — понимая это, проговорил Мак-Ги.

Солдат опустил руку. Рэнг чуть улыбнулся этой небольшой заминке. Впрочем, так, мимоходом.

Когда люк флагманского корабля закрылся за Мак-Ги, ему в голову пришло забавное словосочетание, в связи с неофициальностью предстоящего дела. «Мятежный полковник», — подумал он и усмехнулся. Мятежный полковник…

Зайдя в рубку своего флагмана, Мак-Ги указал Рэнгу на свободное кресло, потом уселся на место командующего и нажал кнопку связи.

— Дежурный офицер, доложите о готовности! -сказал он.

— Корабли готовы к взлету, сэр, — тут же ответил капитан Рив.

— Хорошо, — отозвался Мак-Ги. — В мое отсутствие командование базой передается моему заместителю подполковнику Ремски. — И затем твердо отдал приказ: — Кораблям — взлет!

Огромные линкоры и квантовые гаубицы включили двигатели и начали подниматься в воздух. Истребители и крейсера также последовали за ними. Грозные корабли военного флота взлетели с планеты и, ведомые флагманом, направились к краю системы.

Сидя в своем кресле, Рэнг подумал, что полковник упустил из виду одну важную вещь — он так и не рассказал своим подчиненным о сути предстоящего дела и не взял с них обещания о сохранении тайны. Возможно, для военных это не имело такого уж значения, но для пиратов это было достаточно важно. Скорее всего Ворвуд, точнее Гинзл, уже снял код с компенсатора, и дорога на базу пиратов открыта. Довольно опасный момент, если военные все же захотят нарушить договор и, покончив с чужаками, заодно расправиться и с пиратами.

Рэнг думал, как поступить. С одной стороны, нельзя пускать военных флот в Небесные Чертоги без подобного обещания, но с другой — что еще делать? Он уже хотел напомнить полковнику, решив, что тот просто впопыхах забыл о такой важной детали. Но Мак-Ги предупредил его беспокойство.

На самом деле полковник ничего не забыл и ничего не упустил. Но, поскольку дело имело конфиденциальный характер, Мак-Ги хотел говорить только с теми, кто непосредственно участвует в операции. Время, пока корабли летели к краю системы, чтобы уйти в подпространство, было самым подходящим для такого разговора.

Мак-Ги снова включил связь, но теперь передавал только на корабли, летевшие с ним, оставшиеся на базе не должны были слышать его.

— Говорит полковник Мак-Ги, — начал он. — Мне необходимо информировать вас о предстоящей миссии. — Помолчал немного, потом продолжил: — Во-первых, это боевая операция. Повторяю, это не учебный, а боевой вылет. А во-вторых, это неофициальная операция. То есть командование о ней не знает. Решение принято мною самостоятельно. Таким образом, вы вправе не подчиниться мне в этом деле. Сказанное означает, что каждый из вас должен решить для себя — либо вы летите со мной, либо возвращаетесь на базу. Пока мы не ушли в подпространство, вы еще можете вернуться.

Мак-Ги замолчал, делая паузу, чтобы все могли осмыслить его слова.

— Сэр, — передали с одного из кораблей, — а что именно мы должны сделать?

— Мы должны защитить Галактику, — ответил Мак-Ги. — Обстоятельства таковы, что приходится делать это неофициально. Я беру всю ответственность на себя, но при этом не могу вам приказывать. А учитывая то, что предстоит реальное сражение и некоторые из вас могут погибнуть, решение остаться на базе будет вполне оправданно.

Рэнг слушал полковника. Что ж, Мак-Ги говорил достаточно прямо и в то же время представил все так, что тот, кто откажется, будет выглядеть трусом. Вряд ли кто-нибудь из его подчиненных вернется на базу. А участие в реальном сражении могло только привлекать военных, которым нечасто представлялась возможность попрактиковаться в настоящих боевых действиях. Правда, полковник так ничего и не сказал о сохранении тайны. Это настораживало.

— Не скрою, — продолжал полковник, — противник довольно силен. Он обладает необычным и крайне эффективным оружием. Возможно, это прозвучит неожиданно, но это и есть тот самый внегалактический агрессор. Хотя, думаю, это не должно удивлять вас — мы все знали, что рано или поздно такое может случиться. И вот они пришли. У нас есть возможность помешать им вторгнуться в Галактику, но мы должны сделать все сами, и то, что произойдет, должно остаться в тайне. То есть вам нельзя будет никому рассказать об этом. С официальной точки зрения наши действия выглядят как самовольная отлучка. Поэтому любой из вас может отказаться от участия в предстоящей операции и вернуться. Итак, решайте — вы со мной?

Корабли к этому моменту подлетели к краю системы. Мак-Ги велел своему пилоту, сидящему в соседнем кресле, остановить корабль. Весь флот военных также остановился и повис в пространстве вокруг флагмана. Рэнгу было непривычно наблюдать это, оставаясь безучастным. Он всегда сам командовал своими кораблями. Правда, сейчас это были не его корабли, но все же он находился на флагмане. Странно было, что он не командует, а лишь тихо сидит в углу — то ли пленник, то ли союзник.

— У вас есть последняя возможность, чтобы вернуться, — передал Мак-Ги своим подчиненным. — Кто хочет остаться?

Он подождал. Но все военные корабли были неподвижны, никто не собирался возвращаться на базу.

— Хорошо, — видя это, сказал полковник. — Напомню, что все последующие действия должны остаться в тайне. А теперь передаю координаты места, куда нам нужно совершить субсветовой прыжок, — и передал на все корабли координаты пиратской базы.

Рэнг смотрел на это. Чертов военный флот вот так запросто прыгал прямо на его тайную базу — дико было воспринимать такое. К тому же сам он при этом находился на флагмане и чуть ли не вел военных к пиратам. Совершенно бредовая ситуация, которая не могла бы привидеться ни в одном кошмаре.

— Сэр, — передали с одного из кораблей, — но эти координаты находятся в темной части Галактики.

— Настройте ваши субсветовые генераторы, — передал полковник на все корабли, — и увидите, что в том месте имеется поле компенсатора.

Действительно, перед перемещением субсветовой генератор давал информацию о наличии поля компенсатора в заданном месте выхода из подпространства. Пилот флагмана также настроился на нужные координаты, и Мак-Ги с облегчением увидел, что они могут перемещаться, — все же в этом у него оставались сомнения. Кстати, у Рэнга тоже. Он чуть приподнялся и из-за плеча пилота взглянул на пульт. Приборы показывали, что компенсатор пиратов открыт для доступа военным.

— Всем осуществить перемещение, — передал Мак-Ги. — Выход из подпространства по схеме 1-3. — Вперед!

Схема 1-3 означала, что по выходе из подпространства корабли должны занять оборонительную позицию. Мак-Ги не знал, что может встретиться там, и решил, что такой вариант будет наиболее правильным.

Корабли военного флота озарились вспышками перехода и ушли в подпространство. Таким образом, они самовольно покинули свою базу, и, в принципе, этот поступок мог быть расценен как дезертирство. Только все было наоборот. Собственно, это стало уже нормальным способом развития событий. Здесь вообще все было наоборот: пираты защищали Галактику; защищая ее, они нападали на нее; военный флот, подвергнувшись атаке пиратов, летел, чтобы спасти их; и, дезертируя со своих позиций, шел навстречу опасности.

Пока корабли летели к базе пиратов, Мак-Ги развернул кресло и сел лицом к Рэнгу.

— Насколько я понял, вы уже проводили сражение с этими… чужаками? — спросил полковник.

— Да, — с легкой улыбкой ответил Рэнг, видя, что полковник все же старается сохранять отстраненность, не желая водить дружбу с пиратом, по крайней мере на глазах у подчиненных, — и не одно.

— Расскажите мне все, что вам удалось выяснить об этих кораблях и о том, как они ведут бой.

Из того, что Мак-Ги знал о Рэнге, он считал, что тот обладает немалым опытом боевых действий, и, собственно, был прав. Стоило прислушаться к его мнению, неважно, что Рэнг пират. Но Мак-Ги, естественно, ничего не было известно об инопланетных кораблях. Разумеется, полковнику вооруженных сил Галактики не пристало консультироваться у пирата, но нужно было выяснить как можно больше, чтобы, вступая в сражение, иметь представление о противнике, знать,, с чем можно столкнуться, и соответственно планировать свои действия.

— Хорошо, — кивнул Рэнг и задумался, выбирая, с чего начать.

— Начните с их оружия, — словно прочитав его мысли, подсказал полковник. — Что конкретно оно из себя представляет?

— Интересно, что Рэнг и Мак-Ги были довольно похожи: они занимались в общем-то одним делом — и тот и другой командовали боевыми кораблями. Хотя Рэнг не носил погон и доктрина пиратов отличалась от военной, но все же и он и Мак-Ги были командующими, можно сказать, людьми одного круга.

— Их оружие? — проговорил Рэнг. — Это вспышки перехода.

— И затем рассказал полковнику все, что пиратам удалось узнать об этих огненных кораблях.

* * *

Ворвуд приказал, чтобы каждые две минуты ему сообщали о продвижении инопланетных кораблей. Пять истребителей, следивших за чужаками, летели перед ними, словно служа авангардом их армии, приближающейся к планетарной системе пиратов. Чужаки не гнались за ними, просто летели вперед, кстати сказать, не слишком быстро — непонятно почему, но они редко передвигались с максимальной скоростью. И сейчас их неспешное движение можно было назвать зловещим. Пятнадцать пришельцев. Пятнадцать! Это не просто грозная сила, это как стихийное бедствие, вселенский катаклизм, взрыв сверхновой, против которого бесполезно бороться. Ворвуд и не думал бороться. Он ждал военный флот и следил за продвижением чужаков.

Неизвестные корабли были еще далеко от системы, но если военные не появятся в ближайшие полчаса, нужно будет быстро собирать чемоданы и самым пошлым образом драпать отсюда. Куда — лучше не спрашивать. Но оставаться здесь — это верная смерть.

Черт! Ворвуд со злостью думал об этом. Как же не хотелось бросать такое удобное место, только что отстроенную базу. И это означало, что придется снова строить базу где-то в другом месте. Опять? Опять все сначала?! Ворвуда просто бесила подобная перспектива.

Впрочем, возможно, военный флот все-таки поможет им, и уходить не придется. Хотелось сойти с ума от этой мысли и смеяться идиотским смехом. Единственное спасение, на которое могли надеяться пираты, — это военный флот. Черт-те что! Нет, совершенно черт-те что творилось в Галактике, вернее, в ее темной части.

Корабли, вернувшиеся после неудачного нападения на военных, пока оставались на базе. Еще при появлении чужаков Ворвуд приказал механикам заправить баки и установить полные боекомплекты. Если уж уходить, то максимально подготовленными как к долгому перелету, так и к возможным боевым действиям. Потому что сначала уходить придется в цивилизованную Галактику, где есть компенсаторы, а уж потом оттуда прыгать в ее темную часть. Ворвуд скрипнул зубами при мысли об этом. Жаль, что сейчас поблизости не было чужаков, он бы, наверно, испепелил их взглядом — настолько был зол. Мало того, что понадобится опять строить новую базу, но еще и придется делать прыжок в темную часть Галактики, а значит, снова уходить из своего времени. Еще на полвека? Или больше? Черт! Чертовы пришельцы! Какого дьявола им понадобилось здесь?! И что за невезение — надо же было оказаться у них на пути!

Ладно. Ворвуд связался с ангаром.

— Корабли готовы? — спросил он.

— Еще не все, — ответил один из механиков. — Но работы осталось совсем немного.

— Вам нужно все доделать в течение пятнадцати минут. Иначе потом это уже не будет иметь смысла.

Механик хотел было возразить, но Ворвуд прервал его.

— Все ясно?! — со злостью выкрикнул он.

— Да… хорошо, — не решаясь спорить, испуганно проговорил механик. — Мы постараемся.

— Старайтесь! — бросил Ворвуд и отключил связь. Затем связался с Гинзлом.

— Профессор, будьте готовы в ближайшие полчаса покинуть базу.

— Все так плохо? — нахмурился Гинзл.

— Да, — раздраженно ответил Ворвуд, злясь не на профессора, а просто не в силах сдержать недовольство происходящим. — Подготовьте, что сможете взять из своего оборудования. Времени на сборы нет. Мы практически драпаем отсюда самым позорным образом.

— Нет никакой надежды?

— Есть, — с отвращением ответил Ворвуд. — Но, как вы понимаете, нужно быть готовым к худшему.

— Да, конечно, — согласился Гинзл.

— Ладно, все, — сказал Ворвуд. — В ближайшее время сообщу, как идут дела. В любом случае, здесь мы вас не бросим, — он чуть улыбнулся, но не весело, совсем не весело.

* * *

Значит, эти корабли обладают большой скоростью, большей, чем у ваших истребителей? — переспросил Мак-Ги.

— Да, — подтвердил Рэнг. — Но главное не это. Приходится воевать не столько с самими кораблями, сколько с их огненными шарами, которые они выпускают десятками и сотнями. Единственное средство против этих сверкающих вспышек — квантовая гаубица. А по дальности стрельбы с чужаками могут сравниться только линкоры.

— Понятно, — сурово кивнул Мак-Ги.

— И тут пилот, сидевший в своем кресле перед пультом, сообщил:

— Сэр, мы прибываем.

Мак-Ги обернулся к нему и, бросив взгляд на приборы, понял, что осталось меньше минуты полета.

— Что ж, хорошо, — сказал полковник Рэнгу. Полученные им сведения не радовали; судя по словам Рэнга, пришельцы действительно были очень сильны. Впрочем, теперь Мак-Ги имел представление о них и знал, чего можно ожидать. — Посмотрим, что они представляют собой на практике, — и, оставив Рэнга, снова развернул кресло к пульту.

Военный флот приближался к точке выхода из подпространства. И вскоре на краю планетарной системы пиратов засверкало множество вспышек перехода. Некоторые из них имели довольно внушительные размеры. Линкоры и гаубицы выходили из подпространства так, словно на этом месте вспыхивали и тут же гасли яркие звезды, оставляя после себя грозные корабли. Истребители и крейсера также появлялись рядом, похожие на маленькие планеты вокруг этих звезд.

Ворвуд смотрел на прибытие военного флота. Впечатляющее зрелище! Однажды он уже видел такое, когда военный флот пришел в НК-14, чтобы уничтожить пиратов. Тогда его появление означало смерть. А теперь устрашающий вид военных кораблей означал спасение. Да, они все-таки пришли! Военный флот здесь, и пусть теперь чужаки попробуют справиться с пиратами!

Ворвуд нажал кнопку связи.

— Полковник Мак-Ги, — передал он по открытому каналу, — говорит Нэд Ворвуд. Ответьте.

И через секунду на экране связи появился Мак-Ги.

— Да, слушаю.

— Рад приветствовать вас в Небесных Чертогах, — улыбаясь, произнес Ворвуд. — Зададим перца этим пришельцам!

— Зададим, — хмуро согласился Мак-Ги и сразу перешел к делу: — Какие сведения о продвижении противника?

— Вы прибыли как раз вовремя, — улыбался Ворвуд. — Они не успели войти в нашу систему. Но будут здесь минут через десять.

Мак-Ги смотрел куда-то в сторону.

— Вижу их на своем локаторе, — сказал он. — Там еще летят ваши корабли. Отзовите их, теперь они только мешают.

— Хорошо, полковник, — ответил Ворвуд. — Как мы будем действовать дальше?

— Вы никак не будете действовать, — глядя исподлобья с экрана, сухо ответил полковник. — Держитесь подальше и не путайтесь у нас под ногами.

Действительно, легкие харнианские истребители пиратов ничем не могли помочь. Мак-Ги видел корабли неприятеля, цель и задача были ясны. Теперь оставалось лишь разбить противника. А шайка безалаберных пиратов только внесет сумятицу и спутает карты военным.

Ворвуд не стал обижаться на такое пренебрежительное отношение.

— Хорошо, — с улыбкой сказал он. — Я уведу свои корабли на другой край системы — это достаточно далеко?

Мак-Ги так же хмуро смотрел на него. Он понимал, что если пираты уйдут на другой край системы, они смогут почти моментально переместиться через подпространство к месту боя. Но не стал говорить об этом.

— Не предпринимайте ничего, не посоветовавшись со мной, — ответил полковник и добавил: — Если не хотите, чтобы ваши корабли попали под наш огонь.

— Договорились, — кивнул Ворвуд. — Кстати, Рэнг с вами?

Рэнг чуть приподнялся со своего кресла и помахал рукой из-за плеча полковника.

— Ага, — видя это, удовлетворенно произнес Ворвуд. — Тогда пока все. Будем держать связь на открытом канале.

Обычно военные корабли поддерживали связь друг с другом на закрытом канале, чтобы противник не мог подслушать их. Но в случае с пришельцами этого не приходилось опасаться.

— Да, — понимая это, ответил Мак-Ги и затем отключил связь.

Ворвуд тут же связался с ангаром.

— Всем кораблям — взлет, — сказал он. — Отправляйтесь на другой край системы и ждите там дальнейших распоряжений. — Потом немного подумал и добавил: — Гаубица и медузоиды остаются на орбите планеты.

Пожалуй, гаубица и медузоиды были его страховкой против военных. Ворвуд подумал, что если полковник решит все же нарушить договор, ему будет непросто справиться с пиратами. Ведь их планетарная система прикрыта маскирующим полем, и невидимые гаубица, медузоиды и истребители вполне смогут оказать сопротивление даже при такой силе военного флота. Невидимость — серьезное оружие.

А вообще, ситуация была довольно необычной, если не сказать больше. В окрестностях планетарной системы собрались три боевых флота, каждый из которых по идее был враждебен двум другим. И только то, что военные и пираты принадлежали к одной расе, позволяло им быть заодно. Принадлежность к одной расе — достаточно явное, но не слишком надежное отличие. Тем более — в случае людей. Люди, как известно, не боги. Поэтому Ворвуд оставил квантовую гаубицу и медузоиды на орбите своей планеты.

Мак-Ги в свою очередь понимал, что фактически они находятся на вражеской территории, тем не менее он не опасался пиратов. Пока есть пришельцы, военный флот нужен Ворвуду, и он будет, скорее, беречь, чем нападать на него. Вот так, враждебные чужаки, которые нападали на военных, на самом деле являлись их защитой. И если пираты стояли между чужаками и мирной Галактикой, то теперь военные вставали между пиратами и чужаками. Что ж, военный флот исполнял свою задачу — защищал Галактику, хотя и через вторые руки. А пираты… Мак-Ги не боялся пиратов и без чужаков — его флот достаточно силен. Впрочем, их отношения — это, скорее, политика. А сейчас было не до политики — пришло время конкретных боевых действий.

Чужаки приближались. Пираты, летевшие перед ними, ушли в подпространство, видимо, по приказу Ворвуда, и теперь перед военными были только пришельцы. Как и приказал полковник, его корабли, появившись в системе, заняли позицию по схеме 1-3, которая предполагала круговую оборону, но сейчас это было не совсем правильно — противник приближался с вполне определенной стороны. Пока чужаки находились еще далеко, полковник решил перестроить свои корабли. Рэнг, наблюдавший за действиями Мак-Ги, подумал, что стоит внести свои предложения.

— Могу посоветовать, — осторожно сказал он, — поставить квантовые гаубицы впереди. Линкоры — сразу за ними. А истребители и крейсера — по бокам сзади, чтобы они в случае необходимости могли совершить обходной маневр.

Мак-Ги выслушал его и, ничего не ответив, просто передал на свои корабли:

— Гаубицы встают впереди, линкоры — сразу за ними, истребители — сзади на левом фланге, крейсера — сзади на правом фланге.

Корабли военных исполнили приказ полковника. Рэнг спокойно наблюдал за ними, не думая о первенстве или о том, что полковник слушается его. Надо было победить в сражении, а первенство… Рэнг не думал об этом. Мак-Ги также не считал зазорным следовать советам Рэнга. Полковник знал, что при этом совершенно не уходит на второй план. Да и вообще дело было не в первом месте — нужно победить в сражении. Что ж, Рэнг и Мак-Ги действительно были чем-то похожи. Пожалуй, даже во многом. Но главное их отличие состояло в том, что Рэнг не любил подчиняться, а для Мак-Ги дисциплина была на первом месте. Сложный вопрос — что лучше: дисциплина или свобода? И вряд ли здесь может быть ответ. Да и зачем он?

Предложенный Рэнгом боевой порядок был действительно эффективен. Стоящие впереди гаубицы будут уничтожать огненные шары. Восемь квантовых гаубиц — хорошая защита. А линкоры, имея большую дальность стрельбы, смогут бить чужаков из-за спин гаубиц или, если нужно, выйдут вперед со своей маневренностью и быстроходностью.

Чужаки приближались. Мак-Ги отметил тот факт, что он не видит на локаторе корабли пиратов, которые, как обещал Ворвуд, должны были уйти на другой край системы. И тут же понял, что он и не сможет увидеть их. Ну конечно — невидимость профессора Гинзла! Пожалуй, это создавало некоторую опасность. Если пираты вдруг ударят им в спину, военные даже не увидят их. Впрочем, пираты, разумеется, не станут этого делать. Пока есть чужаки, такая атака обернется против Ворвуда. А потом… Посмотрим, что будет потом. Если пираты и решат напасть, можно просто уйти вперед. Из материалов об НК-14 Мак-Ги знал, что маскирующее поле прикрывает только планетарную систему — можно выйти за ее пределы, таким образом нейтрализовав действие невидимости. А на открытом пространстве у пиратов нет шансов против военного флота.

Полковник подумал, что фактически он находится между двух огней — пришельцы спереди и пираты сзади. Но нет, Ворвуд не станет нападать даже после уничтожения чужаков. Он должен понимать, что подобное нападение перечеркнет их договор. И тогда военные просто уйдут, а затем сюда могут вернуться все силы безопасности Галактики, неважно, что через месяц или больше, ведь им придется лететь сюда обычным ходом, но пиратам не устоять даже с их невидимостью. Впрочем, это опять политика. Хватит политики, нужно просто разбить противника.

Хм… Мак-Ги отметил такую интересную мысль, что, получается, чужаки представляют собой наименьшую из проблем. И наверно, это от того, что как раз с чужаками все ясно: их нужно уничтожить — вот и вся политика.

Когда военный флот закончил построение оборонительной линии, корабли чужаков были уже совсем близко. Глядя на них, Мак-Ги как-то не чувствовал опасности и такой уж серьезной угрозы. Их было всего пятнадцать — почти в десять раз меньше, чем военных кораблей. К тому же корабли чужаков выглядели не так уж внушительно: чуть побольше истребителей — просто букашки по сравнению с линкорами. Но он, конечно, доверял словам Рэнга. Если уж Рэнг говорит, что они опасны, то это действительно так. Рэнг не стал бы опасаться каких-то мелких хулиганов — полковник знал это, — не стал же он опасаться Лепажа со всей галактической полицией. Правда, для военных галактическая полиция традиционно не служила примером грозной силы — в лучшем случае она воспринималась как младшая сестра военного флота.

Но, кроме мнения Рэнга, еще и кадры уничтожения планеты, показанные Ворвудом, говорили, что чужаки представляют собой сильного противника. Ладно, посмотрим, чего они стоят против военного флота.

Кстати, об оценке сил. Если пираты, спасаясь от чужаков, напали на военных, считая, что это проще…

Как-то не очень приятно было понимать такое. Но полковник постарался отогнать эти мысли и сосредоточиться на предстоящей битве.

Чужаки, как и в случае, когда они пришли впятером, летели довольно близко друг к другу. Наверняка они видели военные корабли, на которых без активизаторов невидимости не действовало маскирующее поле пиратов. Но, в принципе, военным и не нужна маскировка, даже лучше, если противник полетит прямо на них и будет атаковать готовый к обороне строй.

Что ж, действительно все было готово к отражению атаки. Чужаки не спеша, со своей зловещей аккуратностью летели вперед, наверно уже нацеливая свое огненное оружие на стоящие перед ними корабли. Только теперь их встречал военный флот, грозные линкоры и гаубицы. Хотя и чужаков сейчас было больше, но на этот раз им придется столкнуться с регулярными военными силами Галактики.

Черные глубины космоса… Миллиарды мирных жителей были заняты своими обычными делами, никто даже не подозревал, какое действие разыгрывается здесь, за пределами цивилизованного мира, в темной части Галактики, и насколько их жизни зависят от этого. Многие жизни мирных обывателей, которым лучше никогда не узнать всеуничтожающей силы сверкающих потоков огненных шаров.

Чужаки открыли огонь. Пятнадцать кораблей разом исторгли яркие мириады огненных вспышек. Чужаки летели близко друг к другу, выпущенные каждым из них потоки смешивались с соседними, образуя почти сплошную стену огня. Теперь невозможно было бы уворачиваться от вспышек перехода — созданный чужаками сверкающий водопад был слишком плотным. Огненное море в черной бесконечности космоса.

Сверкающее цунами надвигалось на военных, но они не собирались уворачиваться, им это было не нужно.

— Гаубицы, огонь! — спокойно скомандовал Мак-Ги.

И квантовые гаубицы военного флота одновременно выстрелили навстречу летящей на них стене огня. Едва заметные мерцающие всполохи, затмевающие свет не так, как огненные шары — пожирая пространство чуть поблескивающей пустотой, закрывая звезды ничем. Мощь двух цивилизаций столкнулась друг с другом, и огненный прилив разбился о мерцающие облака квантовых гаубиц.

Но разумеется, чужаки не успокоились на этом. Вслед за первым они выпустили новый сноп огненных шаров. Гаубицы снова дали залп, и тогда второе полчище сверкающих вспышек исчезло в мерцании.

Военный флот спокойно делал свою работу. Противник был силен и жесток, но военные обладали достаточно эффективными средствами против этих пузырьковых монстров. Что ж, пожалуй, здесь кончалось всеуничтожающее превосходство чужаков над людьми, как это было до сих пор, — военный флот вносил свои коррективы.

Действительно, предложенный Рэнгом боевой порядок оказался достаточно полезным. Мак-Ги смотрел на летящие навстречу огненные шары и понимал, как легко обмануться в оценке опасности этих пришельцев. Пузырьковая стена огня выглядела устрашающе. Если бы он заранее не знал, что нужно делать, итог сражения мог бы оказаться плачевным. Военные запросто могли проиграть в первые же секунды боя, если бы не выставили вперед заградительный огонь квантовых гаубиц. Правда, полковник видел действие огненных шаров только на экране в записи, которую показывал Ворвуд. А сейчас не был уничтожен ни один корабль. Но, собственно, несложно догадаться, что с этими пузырьковыми ребятами шутки плохи.

Корабли противника выстрелили еще раз, гаубицы отразили и этот сверкающий поток. Стреляя, чужаки продолжали лететь вперед. С одной стороны, это было на руку Мак-Ги — вскоре они должны войти в зону поражения военных, но с другой — если подойдут слишком близко, гаубицы, пока в их инжекторах накапливается энергия, могут не справиться со всеми огненными шарами. Мак-Ги отдал приказ линкорам, чтобы они двинулись вперед и встали рядом с гаубицами, помогая своими дальнобойными орудиями уничтожить противника, когда тот подойдет достаточно близко. Полковник подумал, что Рэнг был прав, говоря о бесполезности хоть и мощных, но слишком «близоруких» медузоидов, а также о малоэффективности истребителей и крейсеров. Действительно, только линкоры и квантовые гаубицы были достаточно хорошим средством в этой войне. И это еще раз доказывало, что Рэнг полезный союзник.

Линкоры по приказу полковника заняли свои позиции и уже взяли на мушку подлетающие корабли пришельцев. Если все так и пойдет дальше, то сражение будет недолгим и даже не очень трудным. Но, увы, дальше все пошло совсем не так.

Как отметил Рэнг еще в первом бою, пришельцы были отнюдь не дураки. Подлетая к линии обороны военных, чужаки почти вышли на расстояние выстрела линкоров, но ни один из линкоров так и не успел открыть огонь. Чужаки вдруг резко свернули в стороны и, заложив крутой вираж, полетели в обратном направлении, удаляясь от военных. Все пятнадцать кораблей инопланетян таким же плотным строем, как приближались, теперь улетали прочь.

Что это? Они испугались и решили уйти? Все не отрываясь смотрели на улетающих пришельцев. Гаубицы перестали стрелять, Мак-Ги не отдавал приказов, пилоты линкоров убрали руки от пульта управления боевой системой. Огненные инопланетные монстры больше не испускали сверкающих потоков, они повернулись спиной и уходили. Возможно, они поняли, что их атака не удалась, и решили вернуться и защищать свой базовый корабль? Мак-Ги уже хотел отдать приказ лететь вдогонку за ними, зная от Рэнга, что со спины чужаки безопасны и это лучший способ атаки. Но, как выяснилось, чужаки вовсе не уходили. Они перестраивались, собираясь атаковать по-другому.

Нет, этим пришельцам было не занимать храбрости, агрессивности или упорства. Даже встретив такой мощный отпор, они не стали отступать. Отойдя на некоторое расстояние, чужаки вдруг разлетелись в стороны. Словно распускались лепестки цветка — корабли вдруг разошлись, одновременно разворачиваясь, и снова полетели на военных. Только теперь они атаковали широким фронтом, огромной полусферой. Видимо, решив, что один мощный кулак бесполезен в этом бою, они пытались охватить военных с разных сторон. Пятнадцать чужаков против восьми квантовых гаубиц — почти в два раза больше, — у них был неплохой шанс на успех.

— Первая, вторая, восьмая и седьмая гаубицы, повернуться, — быстро передал Мак-Ги, чтобы стоящие по краям гаубицы нацелились на чужаков, заходящих по флангам.

Но было очевидно, что это лишь временная мера, которая поможет только, пока чужаки еще далеко. Они расходились все больше, похоже собираясь окружить флот военных. Что ж, это было продолжением урока их борьбы с квантовыми гаубицами. Пришельцы уже знали, что нужно обходить эти корабли с разных сторон, и теперь делали так же, только против нескольких гаубиц сразу, что, в общем-то, не играло особой роли при соотношении сил один к двум. Правда, можно было поставить восемь гаубиц так, чтобы они стреляли сферой, но на такую перестановку требовалось время, военные явно не успевали сделать это.

Рэнг вскочил со своего кресла и бросился к пульту. Перегнувшись через пилота, он стал быстро нажимать кнопки, перестраивая канал для связи с кораблями пиратов. Пилоту пришлось согнуться под его тяжестью. Он было попытался сопротивляться, но Рэнг просто навалился и придавил, совершенно не обращая внимания на его сопротивление — некогда было расшаркиваться. Пилот бросил на Мак-Ги отчаянный взгляд Полковник сделал жест, чтобы он сидел тихо, понимая, что Рэнг пытается спасти положение, хотя и не знал, что именно тот задумал.

Стоявшие по краям квантовые гаубицы чуть развернулись Чужаки, подлетая, начали стрелять, но пока гаубицам удавалось уничтожать огненные шары.

— Свяжитесь с Ворвудом, — быстро нажимая кнопки и не поворачиваясь к нему, бросил Рэнг полковнику.

Мак-Ги остался неподвижным, не видя причин подчиняться.

— Свяжитесь с Ворвудом! — рявкнул на него Рэнг.

И полковник все же исполнил его… просьбу, если это так можно назвать, решив, что сейчас не до амбиций.

— Слушаю, — ответил появившийся на экране Ворвуд.

В этот момент Рэнг завершил настройку и нажал кнопку связи.

— Всем кораблям, — передавая на истребители пиратов, сказал он. — Говорит Рэнг. Всем быстро переместиться к месту боя. Заходите им в спину. Вперед!

Странно было командовать кораблями, которых не видишь, — из-за маскирующего поля на локаторе военных не было пиратов. Рэнг отдал приказ своим невидимым даже для себя кораблям. А затем, как раз что-бы устранить эту несуразность, повернулся к Ворвуду.

— Нэд, отключи невидимость, — без лишних слов предложил он.

— Да? — тоном «ишь чего захотел» отозвался Ворвуд.

— Или передай картинку со своего локатора на наш, — решив, что так, наверное, будет правильнее, сказал Рэнг. Для пришельцев лучше сохранить невидимость.

— И тогда военные смогут видеть нас, — напомнил ему Ворвуд, подумав, что в этом случае его страховка в виде гаубицы и медузоидов на орбите планеты потеряет силу.

— Нужно разбить чужаков, — не желая спорить или убеждать, а просто обращая внимание на главное в данный момент, произнес Рэнг. — Иначе нам придется нападать еще на одну военную базу. Если мы вообще сможем нападать.

— Мак-Ги, оставаясь как бы в стороне от происходящего на своем собственном флагмане, безучастно наблюдал за их спором. Ни Ворвуд, ни Рэнг не обращали на него внимания.

— Надо атаковать чужаков со спины, — продолжил Рэнг. — Если мы входим в сражение, военные должны видеть нас, чтобы не задеть своим огнем. В любом случае, — добавил он, — ты всегда сможешь отключить сигнал, посланный на локатор военных.

Ворвуд подумал секунду.

— Хорошо, — понимая разумность этих доводов, ответил он. Потом отвернулся от экрана и стал производить манипуляции на своем пульте.

План Рэнга был новостью для Мак-Ги. Фактически Рэнг принимал решение, не посоветовавшись с ним. Правда, при этом он командовал своими пиратскими кораблями, но все же это было общее сражение. Впрочем, такое действие являлось, пожалуй, правильным. Военные попали в трудную ситуацию, и помощь пиратов пришлась бы кстати. Поэтому полковник не стал возражать, просто спокойно принял к сведению намерения союзников.

А вообще, получалось, что у сражения нет главнокомандующего. Мак-Ги думал, что эта роль принадлежит ему, но действия чужаков изменили ситуацию.

Что ж, ладно. Полковник пока не видел лучшего варианта, а борьба за власть была бы сейчас совершенно неуместна. К тому же вряд ли пиратские корабли стали бы подчиняться его приказам.

В результате манипуляций Ворвуда на локаторе перед Мак-Ги появилась иная картинка — теперь на нем были еще и корабли пиратов.

— Все в порядке? — осведомился Ворвуд.

— Да, — ответил Рэнг.

— Ладно. До связи, — с легкой улыбкой кивнул Ворвуд полковнику, так и не сказавшему ни слова, и отключился.

К этому моменту истребители пиратов успели совершить субсветовой прыжок и вышли из подпространства на краю системы за спиной чужаков. Те, словно не замечая или действительно не замечая их — все же пираты находились в маскирующем поле, — продолжали атаковать военные корабли. Гаубицы пока отстреливались от огненных шаров, но чужаки все больше охватывали их с флангов. Истребители и крейсера военных беспомощно жались за спинами гаубиц. Линкоры не выглядели так уж беспомощно, но тоже прятались за гаубицами.

Чужаки приближались, изрыгая на лету полчище сверкающих вспышек.

— Третья, четвертая, пятая и шестая гаубицы, вперед! — скомандовал Мак-Ги, и четыре стоявшие в середине гаубицы сдвинулись с места и полетели навстречу чужакам. — Третья и шестая, стоп! — приказал Мак-Ги, и две гаубицы, выйдя немного вперед, остановились. Две центральные продолжали лететь дальше. Полковник подождал немного, а потом остановил и их.

Таким образом, квантовые гаубицы выстроились в полукруг. Конечно, было бы лучше, если бы они заняли круговую оборону, но это требовало более сложных маневров. Сейчас гаубицы все время стреляли, защищаясь от огненных шаров, и не могли развернуться, чтобы переместиться в нужное место.

Пока Мак-Ги занимался перестраиванием линии обороны, Рэнг тоже не сидел сложа руки, вернее, не стоял — он так и продолжал нависать над пилотом — и нажал кнопку, задействовав канал, настроенный для связи с истребителями пиратов.

— Всем вперед! — передал он. — Заходите на крайнего правого.

Потом осторожно, как мог вежливо в этой ситуации, но все же твердо и сильно подтолкнул пилота, чтобы тот освободил место — как-то надоело стоять согнувшись, да и просто глупо было вести бой в такой позе. Пилот попытался сопротивляться, но Рэнг надавил посильнее и фактически выкинул его из кресла. Пилот хотел возмутиться, но Мак-Ги, заметив эту легкую потасовку, кивнул ему на кресло сзади, в котором перед этим находился Рэнг.

— Посиди пока там, — сказал полковник. Пилоту ничего не оставалось, как подчиниться.

А Рэнг, уже забыв о нем, занял его место у пульта.

Истребители пиратов, как и приказал Рэнг, летели к крайнему на левом фланге чужаку, правда, для них — поскольку они летели навстречу военным — он был справа.

— Пока не стреляйте, — передал Рэнг. — Огонь по моей команде.

— Линкорам подойти к гаубицам, — отдал приказ Мак-Ги, чтобы линкоры снова встали рядом с гаубицами, которые выдвинулись вперед.

Получалось, что Мак-Ги и Рэнг одновременно отдавали команды своим кораблям. Они сидели в соседних креслах перед пультом и, не обращая внимания друг на друга, вели сражение как бы с разных сторон. Но все же это было общее сражение. На самом деле Мак-Ги и Рэнг действовали вместе, только их связь проходила через поле боя, и они ориентировались друг на друга, глядя на противника, а не на соседнее кресло.

Истребители пиратов подлетали к крайнему чужаку и выходили на расстояние выстрела.

— По моей команде — общий залп, — передал Рэнг. — Цельтесь ему в двигатели. Огонь!

Рэнг знал, что защита инопланетных кораблей крепка и совсем не просто пробить ее. Нужно было как можно быстрее остановить этого заходящего с фланга чужака. Рэнг надеялся, что общий залп всех пиратов сможет сделать это сразу.

Пиратские истребители одновременно выстрелили по чужаку, тот завертелся на месте, хотя и не погиб, но его полет был остановлен.

Мак-Ги с удивлением смотрел на это. Около сотни истребителей дали залп по этому кораблю, он должен был разлететься на куски от такого количества попаданий, но остался цел, только был отброшен немного в сторону.

— Черт побери! — потрясенно проговорил полковник.

— Я вас предупреждал, — не поворачиваясь к нему, мрачно произнес Рэнг.

Чужак, продолжая стрелять, крутился на месте, словно вертушка фейерверка, разбрызгивая вокруг огненные шары. Пираты уворачивались от них. Сложно было подойти к самому чужаку — огненные шары летели во все стороны, хотя и неплотным потоком, так что можно было легко уклоняться от них.

— Атакуйте следующего! — приказал Рэнг.

Теперь уже не удалось бы дать залп — истребители пиратов, уворачиваясь, разлетелись кто куда, некогда было собирать их вместе. Следующий пришелец был близко от них. Рэнг решил, что пусть атакуют его как получится, хотя бы отвлекут внимание на себя.

И пираты, не забывая уклоняться от огненных шаров вертевшегося чужака, полетели к следующему.

Все это происходило на левом фланге, а на правом корабли пришельцев продолжали атаковать военных, стараясь обойти их. Но для тех, которые нападали в середине, не было такой свободы маневра. Двигаясь вперед, центральные чужаки приближались к гаубицам и вот-вот должны были войти в зону их поражения. Только они не стали делать этого. Как ни агрессивны и бесстрашны были пришельцы, все же они не желали глупо погибать, влетев в мерцающие облака квантовых гаубиц. Поэтому, приблизившись, атаковавшие в центре чужаки снова развернулись и полетели назад, готовясь к новому заходу на военных.

Увидев, что пришельцы подставили спины, Мак-Ги не стал медлить.

— Третий и четвертый линкоры, вперед! — быстро скомандовал он.

Два линкора, находившиеся в центре, вышли из-за гаубиц и на полном ходу полетели вдогонку за пришельцами.

В этот момент пираты атаковали «своего» чужака. Они подошли сзади и, летя за ним, начали стрелять изо всех орудий. Тот не стал долго терпеть такое. Видимо понимая, что от него не отстанут, он прекратил атаковать военных и начал разворачиваться к пиратам.

— Бросайте его, — передал Рэнг, — отходите влево.

Пираты подчинились приказу и стали отходить, перемещаясь на правый фланг. Чужак, развернувшись, погнался за ними. При этом первый, вертевшийся пришелец справился с управлением и вместе со вторым тоже полетел за пиратами, стреляя им вдогонку огненными шарами.

Линкоры, устремившиеся за инопланетными кораблями в центре, догоняли их и открывали огонь. Но чужаки недолго подставляли им спину. Получив несколько попаданий, они начали разворачиваться, тем более что уже успели отойти достаточно далеко для нового захода на военных.

— Третий и четвертый линкоры, отходите обратно за гаубицы! — приказал Мак-Ги, не дожидаясь, когда инопланетные корабли развернутся и окатят линкоры потоками огненных шаров. Орудия линкоров были бессильны против вспышек перехода. Понимая это, Мак-Ги не хотел терять корабли, в данном случае это была бы совершенно бесполезная потеря.

Два чужака с левого фланга гнались за пиратами. Таким образом, слева не было атаки. Рэнг повернулся к Мак-Ги.

— Левый фланг свободен, полковник, — спокойно сказал он. — Выводите свои истребители и крейсера в обход чужаков.

Мак-Ги слышал его, но не О1рываясь следил за линкорами, которые уходили от пришельцев в центре.

Корабли пришельцев уже нацеливались на них, а линкоры еще не успели уйти за гаубицы. Чужаки выстрелили им в спину.

— Разойтись! — выкрикнул полковник, видя, что огненные шары догоняют линкоры. — Третий и четвертый линкоры, разойтись!

Линкоры, изменив курс, разлетелись в стороны. Огненные шары продолжали лететь дальше. Полковник ждал, когда линкоры отойдут достаточно далеко друг от друга, чтобы могли выстрелить гаубицы, иначе их огонь задел бы свои корабли.

— Четвертая, пятая гаубицы, залп! — скомандовал полковник, пожалуй, несколько раньше, чем можно было стрелять, но медлить тоже не следовало, иначе гаубицы не успели бы уничтожить летящие на них огненные вспышки. Полковник рассчитывал на то, что, пока в инжекторах гаубиц будет готовиться выстрел, линкоры успеют уйти из-под огня.

И действительно, когда стоявшие в центре гаубицы дали залп, линкоры находились вне их досягаемости. Хотя мерцающее облако выстрела чуть не задело один из линкоров, но все обошлось. Огненные шары были уничтожены. Когда чужаки выстрелили снова, линкоры успели уйти за линию гаубиц.

— Сверните влево и летите к краю системы! — передал Рэнг на свои корабли.

Пираты сделали, как он велел. Два чужака, следовавшие за ними, не видели этого и продолжали, стреляя, лететь вперед, считая, что гонятся за пиратами, — маскирующее поле профессора Гинзла делало свое дело.

Обезопасив корабли пиратов, Рэнг снова повернулся к Мак-Ги.

— Полковник, выводите истребители и крейсера, — напомнил он.

К этому моменту Мак-Ги как раз разобрался с линкорами и, не глядя на Рэнга, сразу отдал новое распоряжение.

— Истребителям и крейсерам, — передал он. — Продвигайтесь по левому флангу и заходите им в тыл.

В этот момент он увидел, что справа назревает довольно опасная ситуация и в то же время появляется новая возможность для контратаки.

Обходя военных справа, чужаки заходили им за спину. Гаубицам пока удавалось отстреливаться, но, судя по всему, такое продлится недолго. При этом из-за того, что правые чужаки отдалились от центральных, появился проход в потоке огненных шаров, который уже перестал быть сплошным. Мак-Ги решил контратаковать — в данном случае стоять на месте и только защищаться было опаснее.

— Пятый и шестой линкоры, вперед! — скомандовал полковник.

Два линкора, стоявшие справа, двинулись в образовавшийся в потоке огненных шаров проход.

Истребители и крейсера военных на левом фланге вышли вперед. Два чужака, гнавшиеся за пиратами, пока продолжали свой полет и, таким образом, улетали от военных, которые, соответственно, находились у них за спиной. Создалось очень удобное положение для атаки этих двоих.

— Полковник, — сказал Рэнг, — прикажите своим кораблям атаковать.

Но Мак-Ги был слишком занят линкорами на правом фланге. Два линкора вышли из-за гаубиц и обходили крайних справа пришельцев. Три чужака, отдалившиеся от центральной группы, зашли уже довольно далеко и вот-вот могли оказаться в тылу у военных. Когда линкоры почти поравнялись с ними, Мак-Ги приказал открыть огонь. Линкоры могли стрелять вбок, вперед, назад — как угодно: башенные орудия поворачивались в любую сторону. Два контратакующих линкора исполнили приказ полковника. Они описывали дугу, стараясь обогнуть чужаков, и одновременно стреляли в них. Вернее, не в них, а пока лишь в одного, который был ближе. Два огромных военных корабля, обладающих мощнейшим вооружением, вместе стреляли по одному чужаку. Это был самый левый из тройки пришельцев, обходящих военных справа.

— Полковник, — настойчивее повторил Рэнг, — прикажите своим истребителям и крейсерам атаковать.

Но Мак-Ги снова не отреагировал на его слова. Два линкора выходили слишком далеко и оставались совершенно одни, беззащитные против огненных шаров. Нужно было постоянно контролировать их движение, иначе запросто можно лишиться сразу двух линкоров. Если чужаки, нападающие в центре, вдруг полетят к ним…

— Полковник! — зло выкрикнул Рэнг. — Вы слышали, что я сказал?!

Военные истребители и крейсера просто стояли на месте, не получая никаких приказов. Между тем обстановка постоянно менялась. Пока была хорошая возможность для атаки, но потом ее может не быть. Нельзя упускать такой шанс. Тем более что маскирующее поле не действует на военные корабли и пришельцы видят их. Вряд ли они останутся равнодушны к тому, что противник зашел им в спину. Глупо могло получиться, если истребители и крейсера, совершив такой удачный обходной маневр, просто простоят на месте, не сделав ничего.

Но Мак-Ги не мог оторваться от правого фланга.

Два линкора так и не успели зайти за спину ближайшего к ним чужака. Как ни была крепка его защита, орудия линкоров оказались мощнее. Да, это были не харнианские легкие истребители пиратов. После нескольких залпов огромных военных кораблей пришелец не выдержал и взорвался, разлетевшись на тысячи кусков. Это был первый уничтоженный в сражении корабль. Но двое других чужаков на правом фланге начинали разворачиваться, нацеливая свое огненное оружие на линкоры. Медлить было нельзя.

— Пятый и шестой линкоры, полный ход прямо на них! — выкрикнул Мак-Ги. — Огонь изо всех орудий!

— Черт! — в ярости прорычал Рэнг, видя, что ему не дождаться внимания полковника.

Только бой не мог ждать. Нельзя было попросить пришельцев замереть, пока полковник наконец соизволит отдать приказ. И тогда Рэнг со злостью нажал кнопку, переключаясь на открытый канал, и передал на военные корабли:

— Военные истребители и крейсера, атакуйте двух чужаков перед вами. Быстрее!

Полковник не поверил своим ушам, услышав это, и сначала возмутился от такой наглости. Этот пират вздумал командовать военными кораблями? Ладно, когда он самолично стал отдавать приказы пиратам, не согласовывая действия с полковником. Разумеется, это было нехорошо, но все же он командовал своими кораблями. Но теперь!..

Такова была первая реакция полковника. Слова Рэнга настолько поразили его, что он все-таки оторвался от линкоров и бросил взгляд на левый фланг. И тогда, моментально оценив ситуацию, он понял, что мешкать действительно нельзя. Но вышедшие вперед на правом фланге линкоры тоже требовали постоянного внимания. Мак-Ги не мог разорваться и одновременно заниматься тем и этим.

Напряженность сражения требовала быстрых действий, и в этой боевой обстановке полковник мгновенно принял решение.

— Истребителям и крейсерам, — передал Мак-Ги на свои корабли, — выполнять его команды.

От такого приказа полковника глаза пилота, сидевшего в кресле за спинами Рэнга и Мак-Ги, раскрылись так широко, как это вообще возможно. Этот пират был пленником. Мало того, что Мак-Ги дал ему свободу, позволив управлять своими, но теперь полковник передает в его руки командование военными кораблями! Да в своем ли он уме? Это был повод для того, чтобы поднять бунт на корабле и оградить сослуживцев от командования безумного полковника. Но пилот не стал этого делать. Когда идет сражение, не время поднимать бунт. Да и вообще, что он мог? И пилот так и остался сидеть в кресле сзади, лишь со стороны наблюдая за происходящим.

После приказа Мак-Ги истребители и крейсера военных сдвинулись с места и полетели за двумя чужаками, которые считали, что они гонятся за пиратами. А невидимые пираты, как и говорил Рэнг, ушли к краю системы, отдалившись от места боя, и сейчас находились в безопасности.

В отличие от харнианских истребителей Рэнга, истребители военных были гораздо мощнее и обладали большей скоростью. Полетев за чужаками, они быстро стали догонять их. Но из-за того, что Мак-Ги промедлил с приказом, эти два чужака ушли далеко. Пока военные летели к ним, пришельцы заметили их атаку и, прекратив погоню за невидимками, начали поворачиваться навстречу новой цели, тем более что это была явная, видимая цель. Судя по всему, военные не успеют прикончить их, пока чужаки не повернутся, и даже подойти к ним на расстояние выстрела. Атака кораблей Мак-Ги становилась самоубийственной. Два чужака своими огненными шарами запросто могли уничтожить военные истребители и крейсера, а те даже не смогут ответить. Жаль, что Мак-Ги так долго тянул с приказом, фактически все испортил. Но, кажется, еще остается возможность исправить положение.

— Военным истребителям и крейсерам, назад! -передал Рэнг, затем переключился на канал связи с пиратами. — Всем кораблям, вперед. Атакуйте этих двоих.

Пожалуй, даже хорошо, что поле Гинзла не маскирует военных и чужаки видят их. Пусть погонятся за ними, а невидимые пираты ударят пришельцев сзади.

Истребители и крейсера военных совершили маневр разворота и полетели в обратном направлении, почти мгновенно из атакующего отряда превратившись в приманку. Пираты в это время приблизились к пришельцам. Пока все разворачивались — чужаки и военные, — пираты летели вперед и, когда пришельцы выстрелили по военным, тоже начали стрелять — по чужакам.

Военные, отступая, уворачивались от летящих за ними огненных шаров, но длилось это не очень долго. Эти два пришельца уже подвергались атаке, пираты уже обстреливали их и сейчас просто завершали начатое. Конечно, харнианские истребители — это не то что мощные линкоры, но все же почти сто кораблей чего-то стоят. Чужаки не продержались долго под огнем пиратов. Сначала один, а потом и другой превратились в яркое облако взрыва. Отлично!

— Военным развернуться! — передал Рэнг, потом переключился на канал пиратов. — Летите на правый фланг и атакуйте крайнего справа!

— Военным истребителям атаковать центр! — снова переключившись на открытый канал, отдал приказ Рэнг. — Крейсерам — ближайших к вам чужаков!

Ему уже надоело все время переключаться с канала на канал, командуя своими и… не совсем своими кораблями. Рэнг вдруг подумал, что мог бы просто остаться на открытом канале — пираты ведь слышат его. Ладно, это не самая большая проблема.

Нацелив пиратов на правый фланг, истребители военных — на центр, а крейсера — на левый фланг, Рэнг, таким образом, атаковал чужаков по всему фронту, вернее, по всему тылу, поскольку они нападали сзади. Истребители военных, которые были быстрее крейсеров, он направил лететь дальше — к центру, а крейсерам выдал цели поближе.

Кажется, все шло неплохо. Пришельцы очутились между двух огней — с одной стороны гаубицы и линкоры, а с другой — истребители и крейсера. Правда, последние не могли защищаться от огненных шаров, но зато были быстрее и маневреннее — можно легко увести их, если чужаки вдруг решат обратить свое огненное внимание на них. Да, пожалуй, теперь все были на своих местах. Если в начале сражения истребители и крейсера только прятались за гаубицами, то сейчас они очень эффективно использовали свои возможности.

Рэнг отметил такую странную вещь: уничтожение этих двух чужих кораблей прошло как-то буднично и спокойно. В самом первом сражении с пришельцами уничтожение одного их корабля было целым событием, а теперь все случилось как бы мимоходом. Впрочем, ладно.

Пираты и военные вышли на свои позиции и начали обстрел противника. Пожалуй, там все было в порядке, а что же происходит в этот момент у Мак-Ги на правом фланге?

В этом сражении получилось так, что Мак-Ги командовал линкорами и гаубицами, а Рэнг — более легкими кораблями. Таким образом, у людей было сразу два главнокомандующих. Но в данном случае это шло на пользу и по-другому было вряд ли возможно. Один человек не смог бы уследить за всем сразу.

Два крайних пришельца на правом фланге разворачивались, чтобы отомстить за гибель своего товарища и чтобы их самих не постигла та же участь. Мак-Ги приказал двум линкорам на полной скорости лететь прямо на них. Это был единственный шанс не только чтобы уничтожить этих чужаков, но и спасти сами линкоры, которые вырвались слишком далеко вперед и не успели бы спрятаться от огненных шаров за гаубицы. Нужно было прикончить этих двух пришельцев, пока они не развернулись.

Два линкора на полном ходу неслись вперед и палили из всех орудий. Корабли пришельцев обладали сильной защитой, но все же была надежда, что мощные орудия линкоров успеют прихлопнуть их, прежде чем те начнут стрелять. Один чужак был уничтожен довольно быстро — в какой-то момент множество маленьких вспышек попаданий в него стали одной большой вспышкой взрывающегося корабля. А вот другой все-таки успел развернуться.

Линкоры как раз переводили огонь на него, когда чужак выстрелил в них своими сверкающими шарами.

— Не прекращать огонь! — видя это, выкрикнул Мак-Ги. — Обходите его слева!

Да, отступать было бесполезно, единственный вариант — уничтожить чужака. Впервые линкоры сошлись в прямом бою против огненных шаров — до сих пор они атаковали только с тыла. Хотя соотношение сил складывалось в пользу военных — два линкора против одного пришельца, но огненных шаров было гораздо больше.

Линкоры отчаянно стреляли по чужаку, одновременно уходя влево, чтобы снова зайти ему за спину. Но чужак поворачивался, отслеживая их движение. Испускаемый им огненный поток был направлен не прямо на военные корабли — лишь самые крайние шары могли попасть в них.

Первая порция сверкающих вспышек прошла мимо. Чужак выстрелил еще раз. И тут усилия башенных орудий линкоров все же принесли результат. Корабль пришельцев взорвался так же, как перед этим его товарищ. Только выпущенные им огненные шары продолжали лететь вперед, и на этот раз они не миновали цели.

Один из шаров врезался в линкор, правда, всего один — остальные прошли мимо. Линкор был слишком большим кораблем, и один огненный шар не мог уничтожить его, но огромная боевая машина получила колоссальные повреждения. Огненный шар врезался примерно в центр линкора и сразу исчез, прихватив с собой часть корабля. Словно гигантский невидимый зверь цапнул линкор за бок и отхватил от него огромный кусок. Огненный шар проделал в корпусе полукруглую выемку, и она выглядела как следы зубов огромного хищника.

Но все же линкор не погиб. Судя по всему, он остался на ходу.

— Шестой, шестой, — передал Мак-Ги, — как у вас там?

— Множество повреждений, сэр, — ответил майор Кросби, командовавший шестым линкором. — Но разрушения не превысили критического уровня.

— Доложите о состоянии корабля. Что именно повреждено?

— Система наведения, система регенерации, система навигации, управление бортовыми орудиями… — перечислял Кросби. — Мы уточняем положение, сэр.

— А двигатели? — спросил Мак-Ги.

— Ходовая часть в порядке, сэр, — отозвался майор. — Двигатели не задеты.

Хотя бы это успокаивало. Выходит, теперь линкор не может стрелять, но сохранил ходовые качества.

— Вы говорите, повреждена система регенерации? — переспросил Мак-Ги.

— Да, — ответил Кросби. — Но мы продержимся, воздуха хватит примерно на пятнадцать часов.

— Хорошо, — передал Мак-Ги. — Уходите за гаубицы, — и потом более командным тоном: — Пятый и шестой линкоры, отходите за линию гаубиц!

Сражение продолжалось, некогда было заниматься повреждениями. Да, космическая баталия была в самом разгаре. Пожалуй, люди постепенно одерживали верх. Сначала Рэнг на левом фланге, а теперь и Мак-Ги на правом"устранили инопланетную угрозу. Разделенная между двумя командующими битва приносила успех — Рэнг и Мак-Ги уничтожали пришельцев каждый со своей стороны. Пока счет был три-два в пользу полковника. Крейсера военных, по приказу Рэнга атаковавшие пришельцев с тыла, начали стрелять по ближайшему к ним чужаку, и вскоре счет сравнялся. Три-три. Крейсера были довольно мощными кораблями, посильнее истребителей, хотя и слабее линкоров, но, когда они атаковали в таком количестве, корабль пришельцев не смог продержаться долго.

Потом и истребители военных тоже добились результата. Крейсера переходили к следующей цели. Вот только пираты отставали, их легким харнианским истребителям требовалось больше времени, чтобы пробить защиту чужаков. Создавшееся положение явно указывало, что победа не за горами. Хотя пришельцев оставалось еще немало — примерно половина.

Они еще могли устроить неприятности. По опыту было известно, что чужаки не любят, когда кто-то стреляет им в спину, и следовало ожидать их ответных действий против крейсеров и истребителей. Рэнг напряженно следил за пришельцами, в любой момент готовый отдать приказ своим кораблям… вернее, кораблям, которыми он командовал, чтобы они быстро уходили, если чужаки начнут поворачиваться к ним.

Но чужаки не стали разворачиваться. Хотя для этого имелась и другая причина — они подлетали к гаубицам и должны были свернуть от их всеуничтожающего мерцающего облака. Они и свернули. Только не в обратную сторону, а вниз.

Видимо, не желая больше находиться между двух огней, чужаки решили обойти гаубицы, чтобы противник мог угрожать им лишь с одной стороны. Это было их ошибкой. Хотя оставаться в тисках истребителей и гаубиц — тоже не сахар, но маневр обхода был явно губителен.

Чужаки стали облетать силы военных на таком расстоянии, чтобы гаубицы не могли достать их. Но при этом они оказались сначала боком к военным, а потом вообще кормой. Мак-Ги не стал долго раздумывать.

— Всем линкорам, кроме шестого, — атаковать противника! -уверенно и твердо приказал он.

И линкоры, легко стронувшись с места, пошли наперерез курсу противника. Огромные боевые корабли набросились на пришельцев, те не могли отвечать, не обладая возможностью стрелять вбок или назад.

Это было впечатляющее зрелище. Пять линкоров военного флота одновременно вели огонь изо всех орудий. Пространство превратилось в сплошную паутину выстрелов, в которую военные корабли поймали пришельцев. Линкоры повеселились на славу! Семь чужаков начали маневр обхода, и только трое закончили его. Это был очень неплохой результат.

— Линкоры, назад! — скомандовал Мак-Ги, когда чужаки отошли на приличное расстояние и, судя по всему, снова собирались разворачиваться. Не стоило испытывать судьбу. Линкоры молодцы против чужаков только в атаке со спины, а при встрече с огненными шарами выглядят довольно бледно. Хватит и одного подбитого.

Собрав такой обильный урожай, линкоры стали уходить, не дожидаясь ответного удара.

— Гаубицам развернуться и выровнять линию, — продолжал отдавать приказы Мак-Ги. — Истребителям и крейсерам оставаться за гаубицами.

Командование Рэнга кончалось. Теперь Мак-Ги брал все сражение в свои руки.

Квантовые гаубицы развернулись к чужакам, а затем выровняли свой полукруг в прямую линию. Линкоры отошли за них, истребители и крейсера встали там же. Фактически военные построились в тот же порядок, что и перед началом боя, только теперь нацелившись в обратную сторону. Направление атаки и вообще весь фронт развернулись на сто восемьдесят градусов.

Рэнг приказал своим пиратам оставаться позади военных, довольно далеко позади — теперь не стоило лезть в драку и, по словам полковника, путаться под ногами. Да и правильно — пусть военный флот делает свое дело, на то он и военный флот. А пираты с радостью посмотрят, как регулярные силы Галактики выполнят работу за них.

Трое оставшихся чужаков развернулись и остановились. Было видно, что у них немалые повреждения — линкоры успели «погладить их по головке». Правда, эти три корабля еще способны вести бой. Сейчас они ничего не предпринимали, возможно, решая, что делать дальше.

Мак-Ги тоже обдумывал варианты завершения битвы. Двинуть вперед гаубицы и линкоры? Или пустить в обход другие корабли? Чужаков осталось только трое, но они все еще опасны со своими огненными шарами. И если бы не квантовые гаубицы, даже эти трое могли уничтожить значительную часть флота Мак-Ги, если не вообще весь. Не стоит недооценивать их. Полковник уже знал, как легко обмануться их кажущейся безобидностью.

Военный флот и пришельцы застыли в неподвижности.

И тут перед Мак-Ги зажегся экран связи, на котором появился Ворвуд.

— Полковник, — недовольно спросил он, — вы что, теперь загоняете их в систему?

Мак-Ги усмехнулся курьезности этого вопроса, между тем ситуация выглядела именно так.

— Ничего они вам не сделают, — успокаивающе произнес полковник. — Считайте, что их уже нет.

— Пока я не могу так считать, — раздраженно отозвался Ворвуд.

— Дайте мне немного времени, — ответил полковник и отключил связь.

Но все же стоило обратить внимание на слова Ворвуда. Мак-Ги подумал, что имеет смысл разделить свои силы.

— Гаубицы с первой по четвертую включительно — субсветовой прыжок на другой край системы, — передал он. — Первый, второй линкоры — с ними. Первый взвод истребителей — тоже!

У Мак-Ги было недостаточно сил, чтобы запереть всю планетарную систему и не выпустить из нее пришельцев, но, отправив корабли на другой ее край, можно попробовать поймать чужаков, если они вздумают ретироваться. К тому же, если опасения Ворвуда сбудутся, хотя это и маловероятно, и чужаки вдруг решат напасть на планету пиратов, можно будет атаковать их с двух сторон, тогда уж им точно крышка. Разделение флота не было опасным сейчас, когда оставалось всего три пришельца, — четыре гаубицы в каждой группе вполне справятся с их огненными шарами.

Названные полковником корабли включили субсветовые генераторы, ушли в подпространство и вскоре появились на другом краю системы. Мак-Ги велел им построиться в уже проверенный против чужаков порядок — гаубицы впереди других кораблей — и ждать дальнейших приказов.

Пришельцы продолжали стоять на месте, видимо наблюдая за действиями военных, но не реагируя на них, словно им не было никакого дела до этой мышиной возни, поскольку они сильнее и, что бы ни затевал противник, это не поможет ему победить.

И вот, когда военные закончили свои передвижения и замерли, чужаки, словно только этого и ждали, начали действовать. Стронувшись с места, они сначала медленно, а потом со все нарастающей скоростью устремились на военных, прямо на стоящие перед ними квантовые гаубицы.

— «Черт побери!» — глядя на это, подумал Мак-Ги. Он ожидал, что чужаки попытаются сбежать — в данном случае это являлось наиболее правильным действием для них. Но пришельцы стали атаковать. Это была совершенно безнадежная, фактически самоубийственная атака. Зачем? Мак-Ги не понимал этого. Впрочем, неважно — если противник хочет быть уничтоженным, он будет уничтожен.

— Гаубицы, вперед, — скомандовал полковник, — остальным следовать за ними!

И тяжелые квантовые гаубицы медленно, словно нехотя, полетели навстречу чужакам. Те на полной скорости неслись прямо на них, с какой-то исступленной одержимостью атакуя военных. Как будто им не было дела до собственной жизни и они не признавали никакой опасности или превосходящей силы. К черту такое безумие! Мак-Ги отправил гаубицы вперед, чтобы у чужаков было меньше возможности для маневра отклонения и чтобы быстрее завершить дело.

Корабли пришельцев открыли огонь. Гаубицы выстрелили им навстречу, выставляя против огненных шаров мерцающую преграду. Линкоры летели сразу за гаубицами, в любой момент готовые прибавить ход и выйти вперед, если чужаки попытаются уйти.

Но они не пытались уйти. Три чужака, испуская потоки огненных шаров, мчались на гаубицы и, судя по всему, не собирались сворачивать. Мириады вспышек, сверкающий фейерверк в черной пустоте космоса, огненные потоки, льющиеся в пространстве, стремясь заполнить бездонные чаши мерцающих облаков гаубиц.

Но играть в лобовую атаку с квантовыми гаубицами — безнадежное дело. В какой-то момент стало очевидным, что чужаки не успеют свернуть и уйти, даже если захотят. Они и не пытались сделать это. Не снижая скорости, их корабли приблизились, а затем, вслед за своими огненными шарами, влетели в мерцающие облака и пропали, исчезли в них. Космос вокруг снова стал черным и пустым, лишь звезды поблескивали где-то в бесконечной дали.

Мак-Ги смотрел на опустевшее пространство. Рэнг, сидя рядом, тоже заворожено взирал на черную пустоту. Время словно остановилось, пришельцы исчезли и унесли с собой движение.

— Всем кораблям — стоп! — сбрасывая оцепенение, передал Мак-Ги. И этим приказом снова запустил время.

Зачем чужаки поступили так, оставалось загадкой. Возможно, этим они пытались показать, что не проиграли сражение, а только позволили себя победить. Что ж, пусть думают так, если им от этого легче. Правда, они уже не могут думать и вообще что-либо делать, их просто нет, они распались на атомы, превратились в космическую пыль, затерялись в мерцающих облаках квантовых гаубиц. Да! Противник уничтожен, атака отбита. Это была победа.

Рэнг с улыбкой повернулся к Мак-Ги.

— Поздравляю, полковник, — весело произнес он, — вы их все-таки одолели.

— Ну, это не только моя заслуга, — насупившись, но с явной радостью в глазах отозвался Мак-Ги. — Вы тоже принимали в этом участие.

— Любезно с вашей стороны заметить это, — сказал Рэнг.

— Сложно было не заметить это, — все же улыбнулся полковник. — Ваша поддержка пришлась весьма кстати, — добавил он.

— В общем, мы победили, — Рэнг светился радостью.

— Да, мы победили.

Военные и пираты в своих кораблях ликовали, радуясь общей победе. Пожалуй, сражение было не из легких, но все же они добились успеха.

Ворвуд не замедлил появиться на экране связи.

— Отличная работа, полковник! — радостно проговорил он. — Теперь не остается сомнений, что военный флот великолепно знает свое дело.

— А в этом были сомнения? — с улыбкой поднял брови Мак-Ги.

— Конечно, нет, — улыбался в ответ Ворвуд. — Но сегодня вы на деле доказали это. Внегалактический агрессор разгромлен. Вы одержали уверенную победу и защитили Галактику. Поздравляю, полковник!

Мак-Ги хотел сказать, что в этом не только его заслуга, но подумал, что в таком случае разговор пойдет по второму кругу.

Но ведь это еще не все, — заметил полковник. — Мы разбили только их атакующие силы, остался базовый корабль, который вы показывали мне на записи.

— Да, конечно, — согласился Ворвуд. — Только, скорее всего, у них больше нет боевых кораблей. Думаю, мы… то есть вы уничтожили последние.

— Тем более нельзя медлить, — сказал Мак-Ги. — Нельзя дать им уйти. Иначе они могут вернуться с новыми силами.

— Вы хотите сразу атаковать их базовый корабль? — удивился Ворвуд.

— А чего ждать? — пожал плечами Мак-Ги. — Лучше ударить по ним сейчас, пока они не опомнились от поражения, — полковник повернулся к Рэнгу. — Правильно я говорю?

— Пожалуй, да, — кивнул тот.

Мак-Ги и раньше не считал Рэнга безобидным младенцем, а теперь, после произошедшего, полковник стал относиться к нему с искренним уважением. Поэтому вполне естественно, что Мак-Ги при принятии решения обратился к Рэнгу. Не то чтобы советуясь с ним, но демонстрируя свое уважение и не желая, чтобы Рэнг незаслуженно оставался в тени.

Правда, это было только одной из причин.

Теперь, когда чужаки были уничтожены, полковник не знал, как ему дальше быть с пиратами. Общий противник сближал их, а когда его не стало, снова начинали всплывать различия в статусе — кто-то из них был кадровым военным, а кто-то — пиратом. В пылу сражения некогда было заниматься этическими вопросами, а теперь в спокойной обстановке моральные представления вставали на первое место.

Полковник не желал вражды. Хотя бы потому, что обещал не нападать на пиратов, или потому, что не хотел воевать с теми, кто вместе с ним участвовал в битве, или… Словом, просто не желал вражды. Мак-Ги понимал, что именно необходимость покончить с базовым кораблем пришельцев поможет избежать возможного конфликта с союзниками. Как это ни странно, он собирался спрятаться за сражение, чтобы сохранить мир. Да и, собственно, чего тянуть? Окончательно разбить противника и улететь отсюда от греха подальше, Какой смысл стоять здесь, выжидая неизвестно чего? И, кстати, чем быстрее они вернутся на базу, тем быстрее кончится их самовольная отлучка. Возможно, никто ничего и не заметит. В принципе, это вполне вероятно. Так что лучше побыстрее возвращаться домой — мало ли что.

Странно было чувствовать себя школьником, сбежавшим с уроков, притом, что на самом деле Мак-Ги защищал Галактику, спасая ее от едва ли не самой большой опасности за всю историю человечества.

— Что ж, наверно, вы правы, — проговорил Ворвуд. — Действительно, незачем тянуть, лучше уж сразу раздавить это осиное гнездо.

Собственно, Ворвудом владели те же мысли. Он также понимал несовместимость военных и пиратов, непрочность их союза. И значит, чем быстрее военные уйдут отсюда, тем лучше. Н-да, те еще союзнички собрались на этой войне — того и гляди, забыв об общем противнике, начнут палить друг в друга.

— Как вы предполагаете это сделать? — спросил Ворвуд. — Я имею в виду, нужна ли вам наша помощь?

— А вы хотите оставить ваши корабли здесь? — с наигранной наивностью произнес Мак-Ги.

— Нет, — улыбнулся Ворвуд. — Конечно же, нет. Просто я хотел узнать, не будете ли вы возражать против того, что наши корабли полетят с вами?

— Полагаю, ваша помощь не потребуется, — ответил полковник. — Но, судя по произошедшему сражению, возможны любые неожиданности. В данном случае ваша поддержка оказалась весьма полезной. Поэтому я предпочел бы, чтобы ваши корабли летели с нами. К тому же, видимо, это ваша привилегия как хозяев дома.

— Не могу не согласиться с вами, — с учтивой улыбкой отозвался Ворвуд. — Значит, вы отправляетесь прямо сейчас?

— Да.

— Ясно, — кивнул Ворвуд. — Надеюсь, вы понимаете, что сможете совершить субсветовой прыжок только до границы действия нашего компенсатора, а поскольку базовый корабль чужаков находится дальше, вам придется лететь к нему обычным ходом. Это займет некоторое время.

— Вообще, это новость для меня, — признался Мак-Ги. — Я не предполагал, что все может так затянуться.

— Извините, полковник, я не хотел ничего скрывать, видимо, просто не было случая сообщить вам эту информацию, — Ворвуд старался быть вежливым по понятным причинам, так же, как и Мак-Ги, не желая конфликтов. Вежливость в данном случае исполняла свою первопричинную задачу — не давала людям из-за глупых недоразумений снести друг другу головы.

— Ничего не поделаешь, — ответил полковник, — в принципе, это не так уж страшно. Так где именно, вы говорите, находится их базовый корабль?

— Я передам вам координаты, — пообещал Ворвуд. — Но еще… — он посмотрел на Рэнга. — Рэнг, ты останешься с полковником, или прислать для тебя корабль?

— Ммм… — Рэнг задумался на секунду. — Пожалуй, я останусь здесь. Отсюда удобнее вести управление. К тому же покажу, где их главный корабль.

— Я так и думал, — улыбнулся Ворвуд. — Значит, все ясно. Или остались еще какие-то невыясненные моменты?

— Наверно, нет, — пожал плечами Мак-Ги.

— Кстати, — как бы между прочим, словно случайно вспомнив об этом, сказал Ворвуд. — Если хотите, вы можете отправить ваш подбитый линкор к нам на базу. Наши механики починят его, пока вы будете добивать чужаков.

— Н-да? — хитро прищурился Мак-Ги, все же не в силах сдержать ехидства.

Это было довольно наивное предложение, хотя и сделанное, казалось бы, из самых дружественных побуждений. Но на самом деле… Конечно, неплохо отдать линкор в починку. Но смогут ли военные получить его обратно? Наверняка у пиратов найдутся тысячи объективных причин, почему корабль ну никак не сможет вылететь в нужный момент. Еще бы! Линкор военного флота — это очень лакомый кусок для пиратов, они наизнанку вывернутся, чтобы заполучить его. Добрый Ворвуд с милой улыбкой предлагал помощь союзникам — оставалось только усмехнуться на это. Конечно, корабль требовал ремонта, но вот так взять и подарить пиратам линкор…

— Нет, спасибо, — скрывая усмешку, вежливо ответил полковник. — Повреждения не такие значительные. Линкор остался на ходу и вполне может передвигаться самостоятельно. Мы уж как-нибудь потерпим до своей базы.

— Да? — не стал спорить Ворвуд. — Ну, как знаете.

А вообще-то жаль. Конечно, нехорошо так думать, но чужаки, подбив линкор, сыграли на руку пиратам. Ворвуд уже положил глаз на этот корабль. Очень бы хотелось заполучить его, да и повод был самый естественный. Но, видно, не судьба.

— Итак, вы отправляетесь? — с радушной улыбкой произнес Ворвуд.

— Да, — кивнул полковник. — Нужно поставить точку в этой кампании.

— Удачи вам, — улыбнулся Ворвуд.

— Спасибо, — с серьезным видом отозвался Мак-Ги.

Когда связь с Ворвудом прервалась, полковник приступил к действиям, начиная новый поход на пришельцев… или продолжая уже начатый.

Мак-Ги подумал, что прежде всего нужно объединить свой флот — вторая группа до сих пор находилась на другом краю системы. Но потом решил, что это можно сделать проще.

— Всем кораблям, — передал он, — субсветовой прыжок в точку с координатами…

Таким образом, второй группе военных не придется прыгать два раза, а все соберутся вместе уже на пути к чужаку.

— Всем кораблям, — сразу за ним стал передавать Рэнг пиратам почти те же слова, — перемещаемся к границе действия компенсатора.

— Вперед! — скомандовал полковник.

— Вперед! — скомандовал Рэнг.

И объединенные силы пиратов и военного флота Галактики ушли в подпространство, направляясь к притаившемуся неподалеку главному кораблю пришельцев, чтобы окончательно разбить противника.

Когда пираты и военные вышли из подпространства у границы действия компенсатора, Мак-Ги и Рэнг указали своим кораблям курс, и все полетели в заданном направлении уже обычным ходом.

Рэнг оставался в кресле пилота.

— Вы позволите? — с легкой улыбкой спросил он Мак-Ги перед субсветовым прыжком, кивнув на пульт.

— Да, конечно, — пожал плечами полковник.

И Рэнг стал управлять кораблем. Ему необходимо было сидеть за пультом, чтобы командовать своими пиратами, а поскольку пилотирование осуществлялось именно с его места, Рэнг стал тем, кто вел флагман военного флота. Всеми забытый пилот сидел в кресле сзади, оставаясь не у дел, и только безучастно наблюдал за происходящим.

Военные и пиратские корабли летели в космическом пространстве. Скорость была не слишком большой — приходилось ориентироваться на тихоходные квантовые гаубицы. Но зато гаубицы были, пожалуй, самыми полезными кораблями в этой кампании.

В вынужденном бездействии, доверив управление автопилоту, Рэнг сидел в своем кресле, глядя вперед. Для него это была знакомая дорога, он уже летал по ней, и вообще он был единственным, кто своими глазами видел главный корабль чужаков. Впрочем, что с того? Наверно, ничего — просто, пока нечего было делать, всякие мысли лезли в голову. Рэнг смотрел на летевшие рядом военные корабли. Непривычно было лететь с таким эскортом и быть одним из них.

Используя свободное время, Мак-Ги связался с шестым линкором, выясняя подробности о повреждениях и что уже удалось исправить, а что получится отремонтировать только на базе. Майор Кросби отвечал ему.

— Как вы думаете, полковник, — спросил Рэнг, когда Мак-Ги закончил разговор, — с какой целью они напали на нас?

— С какой целью? — удивленно отозвался Мак-Ги. — А с какой целью одна страна нападает на другую?

— Но мы ведь живем не на одной планете с ними. Вселенная бесконечна, и в ней для всех найдется место.

— Возможно, они еще не умеют летать на слишком большие расстояния — только до соседней Галактики, — предположил Мак-Ги. — Хотя это больше того, на что способны мы, но недостаточно для освоения всей Вселенной.

— Но это означает, что им стало тесно в своей Галактике.

— Может быть, это просто разведывательная экспедиция. Достигнув определенного уровня развития, они захотели узнать, что или кто находится вокруг них.

— Тогда почему они сразу стали нападать, а не попытались вступить с нами в контакт?

— Может, что-то напугало их. А кстати, вы не пробовали завязать с ними переговоры?

— Нет, — чуть улыбнулся Рэнг. — Как-то было не до того. Да и как мы можем говорить с ними, не зная их языка и вообще не зная о них ничего, даже того, как выглядят они.

— Действительно, — кивнул Мак-Ги. — В этом случае можно только начинать с символов или простых жестов, показывая, что вы представляете другую цивилизацию. Но, думаю, они отлично понимают, что мы разумны, однако это обстоятельство совершенно не интересует их. Возможно, они уже имеют печальный опыт общения с другими цивилизациями и в этом случае решили напасть первыми.

— Неужели у них нет элементарного любопытства? — проговорил Рэнг. — Вот вам, полковник, интересно, кого мы встретили?

— Интересно, — с улыбкой ответил Мак-Ги. — Но интерес все-таки должен быть взаимным, иначе не получится никакого разговора. Вполне вероятно, что все другие цивилизации, с которыми они встречались, оказались враждебными. И они просто не верят в мирные отношения с кем-либо. Хотя, по-моему, это не совсем убедительное объяснение, но не знаю, что еще можно предположить. А в принципе, если хотите, давайте попробуем поговорить с ними, прежде чем открывать огонь.

— Думаю, вряд ли они ответят, — покачал головой Рэнг, — после стольких потерь… И вообще, как чужаки определят, что мы обращаемся к ним? Даже если они ловят наши радиопередачи, что они поймут, не зная нашего языка? Скорее всего подумают, что мы просто переговариваемся между собой.

— Ну, может, они все-таки расшифровали наш язык. Из тех же радиопередач.

— Слишком много предположений, полковник, — вздохнул Рэнг. — И даже если так, даже если зная наш язык, они не хотят говорить, это явно указывает на их нежелание контакта. И теперь это можно понять — все зашло слишком далеко.

— Н-да, — согласился Мак-Ги. — Но, черт побери, они сами начали это и должны пенять только на себя.

— Это по нашим понятиям, соответственно нашим моральным принципам и здравому смыслу, — возразил Рэнг. — У них наверняка все по-другому, другие принципы и даже другой здравый смысл.

— Возможно, — Мак-Ги смотрел на звезды впереди, на корабли, летящие рядом. — А все же интересно, кто они? Может быть, попробуем не уничтожать этот базовый корабль, а отбуксируем его в Галактику, и пусть ученые разберутся, что это за птицы.

— Как вы собираетесь это сделать? Базовый корабль обладает орудиями. Думаю, не удастся даже просто подойти к нему, а уж перевезти… К тому же и размеры его огромны.

Мак-Ги шумно выдохнул.

— Жаль, что мы связаны обязательствами, — с досадой произнес он. — Если все-таки сообщить обо всем правительству, можно было бы привезти ученых сюда. Рано или поздно они разобрались бы с этими пришельцами.

— Угу, — с сарказмом кивнул Рэнг. — И тем самым сделать из нашей базы постоялый двор для ученых, репортеров и просто зевак. Ворвуд будет директором гостиницы, а я — швейцаром у входа.

— Все же это необычный случай, — не споря, а просто высказывая свою точку зрения, произнес Мак-Ги. — Мы впервые встретили иную цивилизацию. Жаль, если мы так ничего и не узнаем о них.

— Полковник, — улыбнулся Рэнг, — вы слишком романтичны для военного. По-моему, в вашей профессии вредно рассуждать.

— В любой профессии полезно оставаться человеком, — ответил Мак-Ги.

— Не расстраивайтесь, — продолжал улыбаться Рэнг. — Полагаю, они отправили сигнал своим о нашем существовании. И скоро сюда явятся другие такие же корабли. Так что мы еще встретимся с ними.

Сказав это, Рэнг перестал улыбаться, понимая, что в этом нет ничего веселого.

— Вполне вероятно, — кивнул Мак-Ги. Разговаривая, он не поворачивался к Рэнгу, впрочем, так же, как Рэнг к нему. Они смотрели вперед в бескрайнее пространство перед собой. Просто неудобно было бы сидеть боком, повернувшись к собеседнику, да и сверкающие звезды притягивали взгляд. — И это обстоятельство делает ваше требование оставить все в тайне не совсем правомерным, — продолжил полковник.

— Галактика должна знать о них и быть готова к новому нападению.

— Извините, полковник, — фыркнул Рэнг, — но посудите сами — что нам еще остается? Мы и так приняли удар на себя. Вы не можете требовать, чтобы мы еще и сдались правительству. Это уж слишком.

— Вы не патриот, — с сожалением произнес Мак-Ги.

— Нет, — как о чем-то очевидном ответил Рэнг. — Мы сами по себе. И потом, здесь нам живется гораздо лучше, чем на солонитовых рудниках.

— Думаю, узнав об обстоятельствах дела, правительство не стало бы привлекать вас к уголовной ответственности, — как бы между прочим заметил Мак-Ги.

— Это еще неизвестно, — высокомерно проговорил Рэнг. Но потом, все же понимая серьезность вопроса, добавил: — Впрочем, если вы найдете способ сообщить о пришельцах, не упоминая о нас, наверно, мы изменим свою позицию. Но нужно согласовать это с Ворвудом.

— Мы могли бы изменить записи в бортовых компьютерах кораблей, — сказал Мак-Ги, — и указать другое место действия. Правда, сложно будет убрать изображение ваших кораблей — полагаю, сражение с пришельцами будет изучаться очень подробно, — но все-таки можно попробовать что-нибудь сделать.

— Мы еще поговорим об этом. Но решающее слово будет за Ворвудом — он лучше разбирается в таких вопросах.

— А если я просто нарушу свое обещание, — грустно улыбнулся полковник, — и расскажу все как есть?

— Тогда вас замучает совесть, — совершенно серьезно ответил Рэнг. — А если этого будет мало… Не хотелось бы угрожать вам, но, как вы понимаете, мы не останемся равнодушны к предательству.

Мак-Ги поднял брови.

— Дело настолько серьезное, — спокойно сказал он, — что я готов передать эту информацию, а потом сразу же застрелиться, если хотите.

Рэнг тоже в свою очередь поднял брови.

— Правда? — с наигранной наивностью произнес он. Мак-Ги хотел ответить, но тут зажегся экран связи.

— Сэр, — передал пилот одного из истребителей-разведчиков, которые полковник отправил вперед, — видим большой корабль неизвестного типа.

— Он один? — спросил Мак-Ги. — Рядом нет истребителей чужаков?

— Нет, сэр. Большой корабль без сопровождения.

— Хорошо, — ответил Мак-Ги. — Не приближайтесь к нему. Оставайтесь в стороне и ждите нас.

— Есть, сэр, — ответил пилот, и Мак-Ги отключил связь.

— Ну вот, — сказал полковник Рэнгу. — Думаю, мы закончим наш разговор позже.

— Согласен, — кивнул Рэнг.

Флот военных и пиратов приближался к базовому кораблю пришельцев. Вскоре он стал виден на локаторах. Истребители-разведчики стояли поодаль. Военные и пиратские корабли подлетели к ним и тоже остановились.

Холодное пространство дальнего космоса… Темная часть Галактики была безжизненной, и только огромный корабль чужаков притаился здесь. Он пришел из неизвестных глубин Вселенной и молчаливо висел в пространстве, посреди звездной пустоты. Вряд ли стоило бояться его, но все же какой-то опасностью веяло от этого гиганта, сам его вид внушал холодное жуткое чувство, ощущение огромной силы, таящейся в нем, абсолютно чужой неведомой силы. Правда, разум подсказывал, что теперь корабль скорее всего пуст — истребители чужаков разбиты военным флотом, но сложно было отделаться от чувства тревоги при виде огромного пришельца.

Теперь, остановившись неподалеку, можно было хорошо разглядеть его. Почти шарообразная форма, чуть сплюснутая по вертикали. В средней части какие-то выступы, которые скорее всего являлись орудиями. Впрочем, наверху и внизу тоже имелось нечто подобное. Похоже, этот корабль представлял собой крепость, содержащую в себе другие корабли. Сейчас он был один — видимо, в крепости уже не осталось защитников. Только это не обещало военным и пиратам безопасность — крепостные орудия были достаточно сильны.

— Ну что, — с легкой улыбкой произнес Рэнг, — хотите попробовать пообщаться с ними?

— Ммм… — задумчиво протянул полковник. — Пожалуй, да. Больше у нас не будет возможности сделать это.

Атаку можно начать и позже, то есть теперь было самое время для попытки вступить в контакт — потом, когда атака завершится, уже не с кем будет вести переговоры.

— Говорит полковник Мак-Ги, — по открытому каналу передал полковник. — Неизвестный корабль, ответьте.

Подождал. Но чужак продолжал сохранять молчание.

— Полковник военного флота Галактики Мак-Ги вызывает неизвестный корабль. Если вы слышите, ответьте.

Пустота вокруг, пустота в эфире.

— Неизвестный корабль, мы хотим начать переговоры, — снова передал Мак-Ги — Ответьте, или мы будем вынуждены уничтожить вас.

Но огромный корабль был так же молчалив, как холодные звезды, служившие ему фоном.

— Похоже, он не слышит или не понимает нас, — сказал полковник Рэнгу. — Надо попробовать как-то по-другому. Что бы такое сделать?

— Помахать ему ручкой, — улыбнулся Рэнг. — Ладно, теперь наша очередь, — все же ему также было интересно поговорить с пришельцами, он нажал кнопку и связался с одним из истребителей пиратов. — Чарли, слышишь меня?

— Да, Рэнг, — ответил Чарли — Или теперь надо говорить: да, сэр? — весело добавил он.

— Подойди поближе к этому кораблю, — не обращая внимания на его шутку, сказал Рэнг, — но так, что-бы он не достал тебя из своих орудий, и помигай ему посадочными огнями.

— Мало тебе военных, теперь хочешь подружиться еще и с чужаками? — так же весело отозвался Чарли. — Ладно, сейчас сделаю.

Его истребитель включил двигатели и полетел вперед. Выйдя из общей группы, Чарли приблизился к чужаку и остановился прямо перед ним, но достаточно далеко, чтобы не попасть под огонь его орудий. Намерения были, конечно, самые дружелюбные, вот только пришелец мог не разделять их. Стоя перед ним, Чарли включил посадочные огни своего корабля, потом погасил, а потом снова включил. Это выглядело достаточно доходчиво, не нужно было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, что Чарли сигнализирует чужаку и именно ему — они стояли отдельно от остальных друг перед другом.

Только пришелец совершенно не реагировал на это, абсолютно не замечая никаких сигналов и обращений к себе или не желая отвечать на них.

Чарли продолжал мигать.

— Рэнг, — передал он, — сколько мне еще изображать новогоднюю елку?

Рэнг подождал немного. Но становилось очевидным, что чужак не расположен к общению.

— Ладно, Чарли, — сказал Рэнг, — хватит, — и потом полковнику: — По-моему, мы сделали все, что могли. Пусть пеняют на себя, если их не интересуют переговоры.

— Да, — вздохнул Мак-Ги. — А все-таки жаль. Может, не уничтожать его? Ведь сам по себе базовый корабль не опасен.

— Нет уж, — ответил Рэнг. — Это наш пришелец, и мы желаем уничтожить его. Вы с нами?

— Разве я не с вами? — улыбнулся полковник и потом передал приказ: — Гаубицы вперед, линкорам следовать за ними, двум истребителям провести разведку боем!

Квантовые гаубицы, стронувшись с места, медленно полетели к чужаку. Линкоры, прячась за их спинами, следовали за ними. Два истребителя военных, включив полную скорость, вырвались вперед и понеслись прямо на чужака. Мак-Ги хотел проверить, что именно за орудия у этого огромного корабля — и в зависимости от этого проводить атаку.

Два военных истребителя на полном ходу мчались на пришельца. Лишь только они приблизились, чужак открыл огонь. Военные ожидали этого и резко свернули в сторону. Быстрые маневренные истребители легко увернулись от выстрелов и потом ушли от чужака. В результате их действий стало ясно, что базовый корабль пришельцев имеет лучевое оружие, хотя и довольно мощное, но огненными шарами он не стрелял. Что ж, отлично. Следовало предположить, что этим огненно-пузырьковым оружием обладают только истребители пришельцев, а крепость оснащена орудиями иного типа. Это был более привычный вид боевых действий, Мак-Ги отлично знал, как поступать в таких случаях.

— Линкоры, вперед, — скомандовал он, — атакуйте противника! Гаубицам продолжать движение! Истребителям и крейсерам сопровождать гаубицы!

Когда чужак открыл огонь по разведчикам военных, Мак-Ги заметил, что он сделал это не на таком уж большом расстоянии. Дальность стрельбы линкоров была больше. Это означало, что атака может пройти без осложнений и даже вообще без какой-либо опасности для флота Галактики.

Пять линкоров, обогнав гаубицы, приближались к чужаку. Шестой, поврежденный, оставался позади. Теперь приказы о боевых действиях касались только пяти линкоров, а шестой не участвовал в сражении.

Линкоры заходили на чужака, спокойно приближаясь к цели. Правда, цель была довольно большой, но ничего, это просто несколько затянет дело, а то, что в конце концов противник будет уничтожен, не вызывало сомнений. Стрелки линкоров нацеливали орудия на базовый корабль пришельцев. Да, тут сложно было промахнуться. Окончание кампании оказалось достаточно простым. Оставалось лишь спокойно расстрелять чужака, поставив точку в этом деле. И точка эта была довольно жирной, в виде огромного шарообразного корабля пришельцев.

Линкоры выходили на расстояние выстрела. И вдруг в боку базового чужака открылся шлюз, и оттуда вылетел истребитель. Всего один. Но это был уже известный пузырьковый корабль, стреляющий огненными шарами. Линкоры находились далеко впереди гаубиц и остались беззащитными перед этим неожиданно появившимся противником.

Увидев это, Мак-Ги пожалел, что так безрассудно бросил свои корабли вперед. Видно, близкая победа вскружила голову, полковник пренебрег осторожностью и вот теперь мог поплатиться за это.

Чужой истребитель появился слева и заходил с фланга на цепь линкоров. Первый из них был прямо перед ним. Линкор, конечно, мог открыть огонь, но пока он уничтожит чужака, тот успеет выпустить немало огненных шаров и вряд ли промахнется на таком расстоянии. А линкор просто не успеет уйти.

Черт! Один последний завалявшийся истребитель пришельцев мог наделать немало бед, даже больше, чем предыдущие пятнадцать. Просто он застал военных совершенно врасплох, и позиция была выгодна для него и совсем невыгодна для военных. В этого чужака мог стрелять только крайний линкор, а пока подойдут другие, появится слишком много огненных шаров. В общем, заходя сбоку, чужак запросто мог по одному уничтожить все линкоры.

Что тут было делать? Полковник видел три варианта. Либо все линкоры отходят назад за гаубицы; либо отходят все, кроме первого, который пытается самостоятельно справиться с чужаком; либо все бросаются на чужака. Первый вариант означал, что линкорам придется лавировать в потоке огненных шаров, летящих им в спину. Конечно, линкоры обладают хорошей маневренностью, но они слишком большие и им сложно уворачиваться. Второй вариант повлечет за собой почти верную гибель одного линкора, но зато будут спасены другие — в сущности, лучше потерять один, чем все, что могло случиться в третьем варианте.

Времени на раздумья практически не оставалось. Полковник должен был в течение секунды принять решение.

Мак-Ги быстро нажал кнопку связи, собираясь отдать приказ. Но не успел он произнести первое слово, как в эфире раздался голос:

— Я возьму его на себя!

Это был Чарли. Помигав большому пришельцу по приказу Рэнга, он отошел, но не назад, а в сторону. Инопланетный истребитель вылетел слева, и Чарли находился довольно близко к нему. Все же кораблю пришельцев нужно было немного повернуться, чтобы нацелиться на линкоры.

И вот, когда он появился в пространстве и все поняли, какой бедой это грозит, истребитель Чарли сорвался с места и, стреляя изо всех орудий, полетел прямо на чужака.

— Чарли, нет! — выкрикнул Рэнг.

Пожалуй, у Чарли не было шансов. Если нескольким десяткам пиратов требовалось немало времени, чтобы пробить крепкую защиту пришельца, то Чарли на одном истребителе потребовался бы целый год, чтобы сбить его. Хотя он, пожалуй, не надеялся уничтожить чужака — только отвлечь. И ему это удалось.

Чарли открыл огонь, его выстрелы попадали в чужака, и тот стал поворачиваться не к линкорам, а к Чарли — подставляя военным кораблям спину. Все было бы хорошо, только Чарли находился слишком близко, да еще и сам летел к чужаку.

Видя такой поворот дела, Мак-Ги больше не раздумывал. Неважно, какой приказ он хотел отдать перед этим, теперь действия были очевидны.

— Всем линкорам атаковать чужака! — передал Мак-Ги.

И линкоры открыли огонь по истребителю пришельцев.

А чужак тем временем развернулся к Чарли и выпустил навстречу ему поток огненных шаров. Похоже, атакуя противника, Чарли надеялся увернуться. Да, ему было не занимать храбрости и лихости. Только на этот раз ситуация оказалась слишком серьезной и слишком простой — даже для везения не было места. Когда чужак выстрелил, Чарли резко отклонился в сторону, но огненный поток был слишком плотным, и враг был совсем близко. Чарли все-таки успел изменить курс, но не успел выйти из сектора поражения. И огненные шары накрыли его.

Истребитель Чарли исчез внутри сверкающей вспышки, и вспышка исчезла вместе с ним. Впрочем, это еще не означало гибель — огненные шары не убивали, лишь перемещали. Исчезнув, Чарли почти сразу появился вновь, но уже перед орудиями главного корабля пришельцев. Вот как работали огненные шары. Хотя уже было известно, что они перемещают захваченные корабли к своей крепости, но теперь все воочию убедились в этом. Огненный шар выплюнул проглоченный истребитель Чарли в пространство перед базовым кораблем, и вот тогда главные орудия чужака принялись за него и очень быстро завершили дело. Харнианский истребитель разлетелся в клочья. Не было абсолютно никакой надежды, что Чарли хоть как-то мог спастись.

— Черт! — в отчаянии выкрикнул Рэнг. — Черт!!! Проклятый пузырь! Полковник, уничтожьте его!

В принципе, эти слова были лишними. Линкоры добивали истребитель чужаков. После гибели Чарли тот не продержался и нескольких секунд. А потом военные принялись за базовый корабль, «проклятый пузырь», как назвал его Рэнг.

Истребители пришельцев больше не появлялись, и военные спокойно расстреливали главного чужака. Действительно, дальность выстрела линкоров оказалась больше, чем у орудий базового корабля, и уничтожение пришельца проходило без проблем. Линкоры методично обстреливали его с оптимального расстояния.

Рэнг угрюмо смотрел на это.

— Должен признать, — проговорил Мак-Ги, — что ваш истребитель фактически спас линкоры.

— Это был Чарли, — грустно ответил Рэнг, — один из немногих, кто ушел из НК-14.

— Сочувствую, — кивнул полковник. — Это был смелый поступок. Он погиб как герой.

Рэнг только вздохнул на это.

Дальнобойные орудия линкоров били по чужаку. Тот не мог ответить и лишь принимал удары. Множество попаданий зажигались яркими вспышками на его корпусе, но пока он держался. Полковник не командовал огнем, предоставив линкорам действовать самостоятельно. В принципе, было неважно, как быстро они уничтожат корабль пришельцев, — он уже не представлял опасности и вряд ли мог как-то спастись. Правда, гаубицы стояли сразу за линкорами — на всякий случай, если вдруг появится еще один шальной истребитель чужаков.

Линкоры военного флота Галактики обрушили всю мощь своих грозных орудий на главный корабль пришельцев. Это можно было назвать шквалом огня, и это действительно было так, но чужак был слишком велик, и даже огромные линкоры по сравнению с ним выглядели маленькими корабликами. Но все же эти «маленькие кораблики» были далеко не безобидны. Самые мощные в Галактике орудия линкоров изрыгали пламя, обрушивая гнев цивилизации на агрессора, посягнувшего на жизни людей.

Это продолжалось долго, а возможно, всего лишь минуту. Все не отрываясь смотрели на бушующий огонь линкоров, завораживающий своей мощью и натиском. А потом одно из попаданий вдруг вспыхнуло огромным взрывом на корпусе базового корабля. И почти сразу в другом месте из него вырвался столб пламени. Чужак все-таки не выдержал, его шарообразный корпус покрылся испариной взрывов, а потом он весь превратился в один гигантский взрыв. Пузырь лопнул, разбрызгивая огонь, и пламя вырвалось наружу, пожирая остатки пришельца.

— Хотите что-нибудь добавить? — деловито спросил полковник.

— Нет, — улыбнулся Рэнг. — Что тут добавишь?

Действительно, это была окончательная безоговорочная победа. Флот чужаков разгромлен вместе с их базовым кораблем.

— Что ж, будем надеяться, это все, — устало, но с радостью в глазах проговорил Мак-Ги.

— Конечно, — отозвался Рэнг. — Вряд ли у них есть еще корабли, иначе они пришли бы на помощь.

Но даже если где-то и завалялось еще несколько истребителей, они долго не протянут без базового корабля.

— Пожалуй, так, — согласился полковник.

Странное ощущение владело им, как, впрочем, и Рэнгом. Чувства по инерции еще говорили об опасности и необходимости действий. Но разум понимал, что враг разбит и все напасти позади. Хотя это ощущение создавало скорее легкость чем напряжение. Можно было только посмеяться над глупыми чувствами и полнее ощутить победу.

Корабли военного флота стояли там же. Только теперь вместо огромного пришельца, заслоняющего звезды, перед ними разверзлась бесконечность космоса. Правда, чужак с того света все же пытался воздействовать на пейзаж — своими обломками, плавающими в пространстве. Но это, пожалуй, только радовало, делая окружающее более приятным для глаз.

— Всем кораблям, — передал Мак-Ги. — Благодарю за службу! Мы сделали то, что не приходилось делать еще никому в Галактике.

Рэнг улыбался, слушая полковника.

— Стоило бы устроить пир в честь победы, — сказал он. — Это была действительно жаркая битва. Как, полковник, примете наше приглашение?

— Хм, — улыбнулся в ответ Мак-Ги. — Интересная мысль. Что ж, не откажусь. Тем более нам еще есть что обсудить.

Победа кружила голову, заставляя забыть различия между военными и пиратами. Это была их общая победа, которая, возможно, всего лишь на время уничтожила и былые разногласия. Впрочем, Мак-Ги трезво оценивал ситуацию и вполне отдавал отчет в своих решениях и действиях.

— Всем собраться вокруг флагмана, — передал полковник. — Мы возвращаемся.

Рэнг тоже передал своим команду о возвращении. И весь объединенный флот устремился обратно в Небесные Чертоги, воодушевленный победой над пришельцем и оставляя его обломки у себя за спиной.

Дорога назад была недолгой. Радость владела всеми и заставляла время идти быстрее.

Когда корабли вышли из подпространства на краю системы, Ворвуд тут же связался с ними.

— Какие новости, полковник? — деловито спросил он.

Главарь пиратов еще не знал о победе, военные действия для него продолжались, и он все еще находился в состоянии войны с противником, которого больше не существовало. Мак-Ги позабавила эта мысль. Ворвуд был слишком серьезен и озабочен уже несуществующими вчерашними проблемами.

— Поздравляю вас, — весело ответил полковник, — мы победили.

— Хм, — улыбнулся Ворвуд. — Спасибо за поздравления, — продолжая шутку полковника, ответил он и потом уточнил: — Значит, вы уничтожили их базовый корабль?

— Да, — кивнул Мак-Ги. — Всех уничтожили. Противник разбит наголову.

— Отлично, полковник! — Ворвуд светился счастливой улыбкой. — Даже не знаю, как благодарить вас. Будь моя воля, я бы тут же сделал вас адмиралом.

— Нэд, — вмешался в разговор Рэнг, — я взял на себя смелость и пригласил полковника к нам.

— Правильно сделал, — одобрил его действия Ворвуд и затем обратился к Мак-Ги: — Когда вас ждать? Мы расчистим посадочную площадку, чтобы все ваши корабли могли поместиться на ней.

— Нет, — стараясь сделать это как можно мягче, проговорил Мак-Ги, — не утруждайте себя. К вам прилечу только я на своем флагмане. Другие наши корабли побудут пока на краю системы.

— Вот как? — Ворвуд изобразил огорчение, словно ему не удастся увидеть лучших друзей. Но на самом деле он отлично понял скрытый смысл сказанного полковником.

Мак-Ги не доверял пиратам, что, пожалуй, было естественно. Поэтому он оставлял свой флот в космосе в боевом состоянии, а не совершал посадку на планету, где корабли были бы небоеспособны. Впрочем, он старался не оскорбить недоверием союзников, тех, с кем военные, сражаясь бок о бок, выиграли жестокую битву. То, что он сам все-таки отправлялся в логово пиратов, было достаточно убедительным доказательством его миролюбивых намерений. Мак-Ги не хотел конфликтов, но, что называется, держал бронепоезд наготове.

— Дело в том, что у нас мало времени, — полковник решился даже на нечто, похожее на оправдание. — Я ведь не информировал начальство о нашем отлете с базы. Поэтому нам необходимо вернуться как можно быстрее.

Понимаю, — кивнул Ворвуд, принимая это объяснение и стараясь не показать, что он раскусил его подоплеку.

— Собственно, я хотел только обсудить некоторые подробности нашего договора, — продолжил полковник. — Это можно было бы сделать по связи, но, наверно, нужно вернуть вам нашего пленника.

— Или, — он хитро прищурился, — нам увезти его обратно к себе?

— К-хе, — сидя в соседнем кресле, чуть кашлянул Рэнг. — Это было бы не очень учтиво с вашей стороны, полковник.

Действительно, Рэнг ведь до сих пор оставался на военном корабле и, хотя успел покомандовать не только своими пиратами, но и военными, пока еще так и не получил свободу. Вообще говоря, полковник действительно мог увезти его обратно на свою базу, чтобы потом передать в руки галактической полиции. Конечно, такое предположение выглядело совершенно дико, но тем не менее…

— Шучу, — улыбнулся Мак-Ги Рэнгу, высказав эту мысль, просто чтобы пираты не очень обольщались его оправданиями. Потом снова обратился к Ворвуду: — И еще, надеюсь, мы с вами выпьем за успешное окончание дела?

— О! В этом можете не сомневаться! — с самой радушной улыбкой заверил его Ворвуд.

Когда разговор был закончен, Мак-Ги связался с шестым линкором.

— Майор Кросби, — сказал полковник, — вы будете сопровождать меня в этом визите. Поднимайтесь ко мне на борт.

Мак-Ги было бы не с руки одному идти к пиратам, и он решил взять с собой Кросби — офицера, доказавшего свою опытность и решительность. Да и вообще, среди тех, кто сейчас находился здесь, Кросби наиболее подходил для этого дела. Мак-Ги давно знал майора и мог полностью положиться на него.

Когда Кросби явился, флагман полетел к базовой планете пиратов. Вел его по-прежнему Рэнг. Майор с некоторым удивлением наблюдал за тем, что пират управляет их флагманом, но ничего не стал говорить — полковнику виднее, кому лучше управлять его кораблем. В данном случае это было даже полезно — Рэнг совершал посадку на родную планету.

Ворвуд отметил тот факт, что Мак-Ги оставил свои корабли не на краю планетарной системы пиратов, как обещал, а за ее пределами, где уже не действовало маскирующее поле. Что ж, полковнику не откажешь в предусмотрительности. Впрочем, подобное действие носило, скорее, оборонительный характер, так что не стоило заострять на этом внимание.

Когда флагман Мак-Ги совершил посадку, Ворвуд вышел встречать полковника. Собрав нескольких внушительного вида пиратов и выстроив их у себя за спиной, Ворвуд встал перед входом на флагманский корабль. Вскоре люк открылся, и на пороге сначала показался майор Кросби. Быстро оглядевшись, он посторонился, пропуская полковника. Мак-Ги появился в проеме люка и, сойдя по трапу, ступил на планету пиратов.

— Рад приветствовать вас, полковник, — с улыбкой произнес Ворвуд. — Наконец-то я могу пожать вашу руку, — и действительно сделал шаг навстречу и протянул руку.

— Взаимно, — улыбаясь, принял его рукопожатие Мак-Ги. — Взаимно.

После более или менее официального приветствия Ворвуд пригласил полковника в свои апартаменты. Кросби неотступно следовал за Мак-Ги.

Когда вся группа направилась к покоям Ворвуда, из флагмана спокойно и даже с праздной безмятежностью вышел Рэнг. Никто не обратил на него внимания. Выйдя из корабля, Рэнг остановился. С удовольствием вдохнув свежий воздух родной планеты, он поднял голову и, сощурившись, подставил лицо мягким теплым лучам солнца. Постоял так немного, а потом зашагал к ангару, насвистывая на ходу что-то легкомысленное.

У пиратов, естественно, не было зала для приемов, и Ворвуд пригласил полковника просто в свой кабинет. Мак-Ги шел по базе пиратов. Да еще каких! Легендарные пираты Ворвуда. Те самые, которые сражались с галактической полицией в НК-14. Увлечение полковника историей переставало быть лишь разглядыванием картинок, он сам находился здесь и пожал руку самому Ворвуду. Вряд ли это была большая честь для полковника вооруженных сил Галактики — рукопожатие с пиратом, — но для историка Мак-Ги это был незабываемый момент. А учитывая только что одержанную победу над пришельцами, полковник вполне мог чувствовать себя частью истории.

Ведя полковника к себе, Ворвуд отправил одного из пиратов за Гинзлом, а другого — за Рэнгом. В суматохе торжественной встречи он не проследил за своим главнокомандующим, просто было не до того, и, собственно, Рэнг сам не маленький, мог бы и догадаться, где ему положено быть сейчас. Отношение Ворвуда к нему было двойственным. С одной стороны, битва выиграна, но с другой — Рэнг провалил нападение на военную базу. Хотя в конечном счете это оказалось даже к лучшему, но все же Рэнг потерпел поражение — Ворвуд не мог похвалить его за это. Впрочем, все невзгоды остались позади, пираты избавились от опасности, и следовало радоваться победе, а не считать промахи и неудачи, которые, пожалуй, теперь уже не имели значения. Или… хм, как знать. Избавившись от чужаков, пираты навлекли на себя другую опасность — теперь военные знали об их базе.

В кабинете Ворвуд, Мак-Ги и майор Кросби подняли бокалы с инзонийским вином, провозгласив тост за победу. Вскоре пришел Гинзл.

— А, профессор, — улыбнулся Ворвуд, — проходите, знакомьтесь.

Когда Гинзл подошел к полковнику, Ворвуд представил их друг другу.

— Очень приятно, — восторженно глядя на ученого, полковник горячо пожал ему руку. Ведь это был Гинзл! Сам профессор Гинзл! Мак-Ги просто не верилось, что он смог воочию увидеть его, быть представленным ему. Потрясающе! Да, хотя бы ради такого стоило лететь в темную часть Галактики и сражаться с полчищами злобных пришельцев. Мак-Ги, что называется, был на седьмом небе.

— Да-да, — рассеянно отозвался Гинзл, не понимая, что тут такого замечательного, и лишь из вежливости пожал руку какому-то полковнику военного флота.

Потом пришел и Рэнг. Его появление было воспринято не так восторженно. Мак-Ги подумал, стоит ли говорить ему, что майор Кросби командовал тем самым линкором, который сыграл главную роль при нападении пиратов на военных. Но решил умолчать об этом факте — не стоило омрачать радость общей победы. И Рэнг не знал, что сидящий перед ним майор именно тот человек, который провалил его атаку и взял в плен его самого. Интересно, что сделал бы Рэнг, узнав об этом? Хотя, наверно, ничего — теперь они уже не были врагами. Но радость общей победы действительно была бы омрачена.

— Итак, — Ворвуд поднял бокал с инзонийским вином, — думаю, мы потрудились на славу и нам есть что отметить. Я очень рад, что вы оказали нам честь своим визитом, и еще больше рад вашему участию в этом деле. — Мак-Ги учтиво улыбнулся, принимая его слова. — Что ж, военный флот — грозная сила, теперь об этом знают не только в нашей Галактике. Мы одержали серьезную победу, впервые в истории человечества разбив внегалактического и, надо сказать, крайне опасного противника. Можно радоваться не только за себя, но и за все человечество. Наша цивилизация оказалась на высоте. Чертовы пришельцы повержены. И именно мы сделали это. Итак, за победу!

Все присутствующие улыбались, слушая его, и также подняли бокалы. Действительно, им было чему радоваться, ликование и гордость переполняли сердца. Это было тем более замечательно, что, если бы все сложилось иначе, неизвестно, что бы там переполнялось радостью у пришельцев, которых, кстати, так никто и не увидел.

— Все же интересно, кто они и откуда пришли, — осушив бокал, проговорил Мак-Ги. — У вас нет предположений на этот счет?

— Нет, — покачал головой Ворвуд. — Профессор, — обратился он к Гинзлу, — может быть, вы проясните этот момент?

— Ну, это сложная задача, — ответил Гинзл. — Нам ведь так и не удалось получить какую-либо информацию о них. — Полковник слушал его с нескрываемым интересом и уважением. — Единственное, что у меня есть, это обломки их кораблей. Конечно, материал, из которого они изготовлены, крайне необычен и неизвестен в нашей Галактике в принципе. Это представляет предмет исследований — я еще займусь ими. Но все равно это слишком маленькая зацепка, вряд ли я смогу выяснить слишком много. На самом деле нам ведь даже неизвестно, гуманоиды ли они. К сожалению, должен признать, что теперь уж мы вряд ли узнаем это.

— Ну и ладно, — с теплой улыбкой произнес Ворвуд. — Зачем нам здесь заспиртованный пришелец? Хотя, — он весело поднял брови, — это был бы неплохой трофей. Но главное, по-моему, что мы все-таки смогли справиться с ними. Знаете, в какие-то мгновения я совсем не был уверен, что все кончится хорошо.

— Тем слаще победа, — заметил Мак-Ги.

— Да, — улыбаясь согласился Ворвуд, — да.

И все засмеялись, оценив замечание полковника.

— Кстати, — когда смех утих, продолжил Ворвуд, — хотя я и назвал это историческим событием, но, надеюсь, оно все же не попадет в историю. По крайней мере в ближайшее время. Ведь так, полковник?

Он произнес это довольно весело, но смысл сказанного был достаточно серьезным. Ворвуд просто пробовал лед, не желая заострять внимание на этом опасном моменте, но хотел получить подтверждение договоренности. Только оказалось, что лед был не очень прочным.

— Да, — полковник сразу стал серьезным, — мы как раз обсуждали эту проблему с вашим главнокомандующим, — он чуть кивнул Рэнгу. — Только нам не удалось закончить беседу.

— Дело в том, Нэд, — подключился к разговору Рэнг, — что, как ты понимаешь, крайне вероятен приход других таких же чужаков, новое нападение. Полковник считает, что Галактика должна знать об этом, чтобы подготовиться к встрече и быть начеку.

— Хм… — Ворвуд нахмурился. — То есть вы намереваетесь нарушить наш договор? — посмотрел он на Мак-Ги.

— Не совсем так, — ответил полковник. — Если бы я намеревался его нарушить, то не стал бы сообщать вам об этом. Просто я хочу внести некоторые поправки.

— О да, — совершенно серьезно кивнул Ворвуд, — вы человек чести.

Он хотел подчеркнуть это обстоятельство и вызвать в полковнике гордость, чтобы тот ни в коем случае не отступал от своих принципов — сейчас это было крайне необходимо пиратам.

— А о каких поправках идет речь? — поинтересовался Ворвуд.

— Собственно, Рэнг уже изложил суть проблемы, — ответил Мак-Ги. — Просто в самом начале не было времени как следует обдумать все обстоятельства. В принципе, я не жалею, что поступил подобным образом. Но необходимость проинформировать о случившемся соответствующие государственные структуры Галактики очевидна. Действительно, мы не можем пренебрегать такой опасностью, тем более что она крайне реальна. Я почти уверен, что следует ожидать повторного нападения.

— И что это значит? — напряженно проговорил Ворвуд.

— Мне также не хотелось бы и подставлять вас, — продолжил Мак-Ги. — Поэтому могу предложить два варианта.

— Так-так? — с живым интересом произнес Ворвуд и приготовился слушать.

— Первый вариант таков: мы рассказываем все как есть, и я почти уверен, что правительство не станет прибегать к какому-либо наказанию в отношении вас, учитывая важность произошедших событий.

— Это не годится, — не раздумывая, быстро ответил Ворвуд. — Какой следующий вариант?

— Почему вы так сразу отказываетесь? — удивился Мак-Ги. — По-моему, в этом случае будет хорошо всем.

Ворвуд усмехнулся.

— Нет, полковник, мы это уже проходили. В НК- 14 была возможность заключить мирный договор с правительством. Нет, это не то, что нам нужно.

— А, действительно, — вспоминая историю конфликта в НК-14, обескуражено произнес Мак-Ги. — Как-то я не подумал ..

— Так каков же второй ва