/ Language: Русский / Genre:children

На арене - цирк Пинтике! (Кот Мирр-Мурр - 3)

Иштван Чукаш


Чукаш Иштван

На арене - цирк Пинтике! (Кот Мирр-Мурр - 3)

Иштван Чукаш

НА АРЕНЕ - ЦИРК ПИНТИКЕ!

Кот Мирр-Мурр #3

Перевод С. Фадеева

1. Путешествие в посылке

Улыбчивая повариха, у которой кот Мирр-Мурр и его друг кот Ориза-Тризняк провели зиму, в один прекрасный день проговорила, задумчиво глядя на неразлучных друзей: - Куда же мне вас девать? Обращалась она с этим вопросом, судя по всему, к самой себе. Повариха собиралась отправиться в путешествие, а так как она была женщиной обстоятельной и любила порядок, то подумала обо всем, в том числе и о котах. Друзья не могли пожаловаться на добрую женщину, жили они припеваючи. Бока у них за зиму округлились, шерсть лоснилась, ведь кормили их исключительно свежим мясом. Что и говорить, котам даже слегка наскучила такая сытая жизнь.

Чтобы как-то скоротать длинные зимние вечера, они предавались воспоминаниям о своих многочисленных похождениях. Мирр-Мурр рассказывал, как он попал в город в кармане пиджака старьевщика. Он с благодарностью вспоминал этого человека, ведь тот так любезно принял кота в своей квартире, потчевал молоком. С улыбкой припоминал Мирр-Мурр свою первую встречу и знакомство с Ориза-Тризняком, обладавшим столь необычным именем. В тот памятный день Ориза-Тризняк сидел на верхушке дерева в парке и собирался разогнать оркестр пожарников. Тогда-то они и познакомились. Ориза-Тризняк пригласил Мирр-Мурра на дерево, там они представились друг другу и, подняв истошный вой, вместе изгнали оркестр из парка. Правда, потом еле ноги унесли от разгневанного дирижера. С той поры они стали закадычными друзьями: водой не разольешь. Мирр-Мурр с уважением и восхищением относился к Ориза-Тризняку, обладателю такого странного имени. Но с этим ничего не поделаешь. Таким именем Ориза-Тризняка одарил один пустоголовый трубочист. А вообще-то это был очень умный и дельный кот. Друзья вместе выдержали три испытания для того, чтобы стать полноправными членами Всемирной Ассоциации Бродячих Котов. Вместе им пришлось бежать, когда был сломан дом, на крыше которого находилась Большая Гулкая Труба - священное место для всех котов-бродяг. Вместе друзья нашли добрую повариху, которая приютила их, мокрых, усталых и исхудавших. Она обогрела, вдоволь накормила котов и позволила провести у себя на кухне всю долгую зиму. И вот теперь повариха в раздумье рассматривала их, размышляя над тем, куда же их определить на время своей поездки. Оба кота, скорчив подобающие для такого случая серьезные мины, преданно смотрели на свою хозяйку. - У вас самих нет какой-нибудь идеи? - спросила повариха. Ориза-Тризняк лениво помотал головой. Более совестливый Мирр-Мурр начал искренне соображать, что делать. И вот, о чудо, в голову ему пришла любопытная мысль. Он подумал о своих старых друзьях: оловянном солдатике Ать-Два, о кукле-негритянке Бобице, о Янчи Паприке, о псе Крохе и сереньком ослике Шаму, с которыми так часто играл когда-то. Все они жили в деревне на большом дворе, где стоял крольчатник. Его сердце забилось чаще, когда он подумал о своих старых друзьях. Он так давно не виделся с ними... С той самой поры, когда в кармане пиджака переехал жить в город. Мирр-Мурр почувствовал, что соскучился: перед глазами возник большой двор с тутовыми деревьями, в тени которых можно было играть, пустая кроличья клетка, забор с множеством дырок, через которые так удобно наблюдать за улицей. Мирр-Мурр осторожно толкнул лапкой своего друга, чтобы тот пододвинулся ближе. Всем своим видом он показал, что собирается сообщить нечто важное. - Ну, что ты хочешь мне сказать? - спросил друга Ориза-Тризняк, придвинувшись ближе. - Я хотел обсудить с тобой одну идею, - прошептал Мирр-Мурр. - А не съездить ли нам в деревню? К моим друзьям? Уверен, что и тебе там понравится. Это точно! - Что ж, недурно, - пробормотал Ориза-Тризняк. - А то мы здесь совсем раскисли. Нам не повредит смена обстановки. Мирр-Мурр обрадовался, что друг одобрил его идею. - Вот увидишь, - проговорил он, - там здорово! То солнышко припечет, то дождик пойдет, и целыми днями мы сможем гулять по двору. Ориза-Тризняк заметил в ответ: - Действительно, должно быть здорово. Повариха тоже согласилась с предложением Мирр-Мурра. - Только как вы туда доберетесь? - спросила она. В конце концов решили, что лучше всего прибегнуть к услугам почты. Повариха тут же соорудила для котов коробку, просверлила в ней несколько отверстий, чтобы они не задохнулись, положила внутрь несколько кусков мяса, а в баночку налила воды. Оба кота усердно помогали ей, хотя Ориза-Тризняк и выразил недовольство тем, что хозяйка положила слишком мало мяса, а воды налила чересчур много. Чтобы как-то возместить это, он до отвала наелся мяса перед дорогой и даже съел кусок хлеба, чего обычно не делал. - Вдруг нас на почте потеряют, - объяснил он. - Знаешь, пусть нас пошлют заказной бандеролью! С уведомлением! Это очень важно. На всякий случай! Повариха согласилась, и они двинулись в путь. Женщина несла под мышкой коробку, внутри которой удобно расположились два кота-бродяги, при этом один из них смотрел направо, а другой - налево. Хозяйка всю дорогу разговаривала с ними: - Вы мне пишите! Будьте осторожны и благоразумны, осенью я обязательно за вами приеду! Собаки и воробьи с удивлением взирали на говорящую коробку. Наконец повариха добралась до почтового отделения, где почтальон с длинными усами принял из ее рук коробку, наклеил на нее специальную бумажку и выписал квитанцию. Просунув в одно из отверстий чернильный карандаш, он попытался кончиком карандаша погладить Ориза-Тризняка по голове, но тот поспешно увернулся и, обиженный, забился в угол, проворчав: - Терпеть не могу чернильных карандашей. Повариха простилась со своими любимцами и направилась к выходу, то и дело прикладывая платок к глазам. Однако путешествие друзей было коротким и довольно скучным, к неудовольствию Ориза-Тризняка, жаждущего приключений. Не успели они уничтожить и половины запасов еды и питья, как оказались на месте. Двор встретил их с восторгом, когда уже другой усатый почтальон поставил на землю странный ящик. Все местные жители от мала до велика окружили посылку. Утки громко крякали, цыплята пищали, голуби ворковали, поросята визжали. Получилось так, что, по крайней мере, добрых десять минут обе стороны никак не могли понять друг друга. Наконец воцарилась тишина, и заговорил Мирр-Мурр. - Привет всем! - изрек он из коробки. - Мы приехали. Представляю вам своего друга, он тут у меня за спиной, зовут его Ориза-Тризняк. Обитатели двора чинно переместились на другую сторону коробки и шумно приветствовали незнакомца. - А почему вы не вылезаете? - спросил пес Крох. - А и правда! - заметил Мирр-Мурр. - Мы сейчас вылезем. Только коробку-то откройте! Оловянный солдатик Ать-Два перерезал веревку, и два кота-бродяги выпрыгнули из коробки, с наслаждением разминая затекшие лапы. Затем они поочередно стали заключать в объятия обитателей двора. Мирр-Мурр повел своего друга по окрестностям, все ему показал. Они взобрались на одно из деревьев, напились воды из утиной поилки, выглянули на улицу, просунув головы в дырку в заборе. Мирр-Мурр был на вершине блаженства, его друг тоже остался всем доволен. - Каков здесь аромат! - все время повторял Ориза-Тризняк, вдыхая полный деревенских запахов воздух. Вся вторая половина дня у друзей ушла на знакомство с округой, а вечером все собрались в тени пустого крольчатника и завели непринужденную беседу. Правда, очень скоро котов сморил сон, и они крепко и сладко уснули. А серебряный свет луны укрыл их, словно одеяло.

2. Таинственный незнакомец

Все вокруг буквально изнывало от жары, пыль шелковым шлейфом стлалась по дороге, а разморенные жарой кусты акации, ставшие как будто жестяными, мерно покачивали ветвями. Мирр-Мурр и его друзья от нечего делать один за другим просунули головы в отверстия старого забора и глазели на пустую улицу. И вдруг перед их глазами возник странный незнакомец. Вначале они увидели только две худые ноги, которые барабанили по мостовой, поднимая облачка пыли. Брюки у незнакомца были закатаны до колен. Особенно привлекал внимание ремень в брюках. Отделанный медью, он ярко блестел в лучах солнца. На незнакомце была красная клетчатая рубашка, расстегнутая на груди. На голове - островерхая шляпа, надвинутая на самые глаза. Из шляпы торчало длинное фазанье перо. В правой руке человек держал палку, которая лежала у него на плече. На конце палки раскачивался узелок. Левой рукой незнакомец толкал перед собой небольшой ящик на колесах, на стенках которого большими причудливыми буквами было написано:

ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНЫЙ ЦИРК ПИНТЕКЕ!

Таинственный незнакомец не смотрел по сторонам и, казалось, не заметил общество, глазевшее на него из-за забора. Мирр-Мурр с друзьями, конечно же, заинтересовались незнакомцем. Их пристальное внимание привлек пояс, но не меньшее впечатление произвела и шляпа с фазаньим пером. Они разглядели узелок, качавшийся на посохе, но особенно внимательно всматривались в ящик на колесах. Тем временем неведомый незнакомец продолжал невозмутимо двигаться вперед, облачка пыли по-прежнему поднимались из-под его ног, а потом медленно оседали на мостовую. Вдруг ящик зацвел. Да-да! На его крышке внезапно появились десятки красных роз. Сначала друзья решили, что им это показалось. Мирр-Мурр поспешно закрыл глаза, но когда снова открыл их, розы все так же красовались на крышке ящика. - Вот это да! - изумилась компания. Таинственный незнакомец улыбнулся одними глазами, но друзья этого не заметили. Он продолжал идти своей дорогой, не глядя по сторонам. И вскоре странный путник скрылся в конце улицы, скрылся вместе со своим ящиком на колесах, с островерхой шляпой, увенчанной фазаньим пером, с узелком на конце посоха. Друзья вернулись к пустому крольчатнику и в возбуждении стали обсуждать неожиданное появление загадочного незнакомца. - Это волшебник! - в восхищении бормотала кукла-негритянка Бобица. - Скорее всего, это и правда волшебник, - заметил Ориза-Тризняк. - Вы же видели, одежда у него в пыли. Это бродячий волшебник. Он пришел издалека, это уж точно. - Но если он волшебник, то почему разгуливает пешком? - возразил им Мирр-Мурр. - Это волшебник-пешеход! - сделал вывод Ориза-Триз-няк. - А может, его заколдовали? - включился в разговор пес Крох. - Возможно, что и заколдовали, - заметил оловянный солдатик. - Иначе он не толкал бы сам этот тяжеленный ящик. - Возможно, он поссорился с каким-нибудь злым чародеем и тот его заколдовал, - внушительно сказал Янчи Паприка. - Или он сам что-нибудь напутал. Часто приходится слышать о подобных историях. - Одно можно сказать наверняка, что с розами у него здорово получилось. Тут он не напутал! - встал на защиту незнакомца Мирр-Мурр. - Это правда! Тут ничего не скажешь, отлично сделано, - закивали головами остальные. Потом они еще долго обсуждали появление странного незнакомца. А в это время тот уже был в корчме, заказал себе кружку пива, отпил половину и стал размышлять. Его мысли вертелись вокруг компании, которая глазела на него в дырки ветхого забора. И хотя он не подал вида, что пристально их рассматривает, на самом деле он успел это сделать. Пйнтеке, а именно так звали таинственного незнакомца, был человеком хитрым. Этому его научила жизнь. Когда-то он был директором "Всемирно известного цирка Пинтеке", но сейчас остался единственным членом своей труппы. А это, что ни говори, маловато для настоящего цирка. Пйнтеке это прекрасно понимал и ломал голову над тем, где бы ему взять недостающих артистов. Впрочем, кто нынче выберет себе столь ненадежную профессию? А звери?! Где их взять? Словом, директор цирка отчетливо понимал: его цирк гроша ломаного не стоит до тех пор, пока он не наберет себе труппу. Уже несколько месяцев Пинтеке занимался поисками бродячих циркачей, но так ни одного и не встретил. Цирковые артисты теперь предпочитали жить в городах и разъезжать по стране в специально оборудованных фургонах со всеми удобствами, даже с телевизорами. - Бррр, - тряхнул головой Пинтеке. - Где они, старые артисты-бродяги, которые на своих двоих бродили по белу свету? И никаких телевизоров у них не было! Официант неверно истолковал его движение головой и поспешно подошел к нему. - Еще кружку? - спросил он. - Пожалуй, - произнес посетитель. - Принесите еще одну кружку. Когда официант принес пиво, Пинтеке заговорил с ним: - Скажи-ка, приятель, что это за деревня? Официант томился от безделья и поэтому с готовностью воспользовался поводом для разговора: - Самая обыкновенная тихая деревушка. Не большая, но и не маленькая. Средняя. - Понимаю, - молвил Пинтеке. - А скажи-ка, дружище, что здесь за люди живут? Я имею в виду, очень они любопытны, во все ли суют свой нос? - Да как сказать... - заколебался официант. - Ну, например, - продолжал свои расспросы Пинтеке, - пропадет в деревне пара собак или кошек, будут их искать? - А... - проговорил официант, поняв, что имеет в виду посетитель. Нет, не будут! - Это точно? - снова спросил Пинтеке. - Абсолютно, - твердо заявил его собеседник. - Тут у нас столько собак и кошек развелось, что если пропадут одна или две, никто их разыскивать не станет. Ни одна собака. Ха-ха-ха! - расхохотался официант своей шутке. Пинтеке был вполне удовлетворен его ответом. Человек осторожный, он предпочел заранее все разузнать. И вот теперь у него возник оригинальный план. Пинтеке расплатился, похлопал на прощание официанта по плечу, впрягся в свой ящик на колесах и двинулся дальше. Его план заключался в том, чтобы заполучить компанию Мирр-Мурра. Пинтеке решил создать из нее новую цирковую труппу. "У них вполне смышленый вид, отметил Пинтеке про себя. - Их можно быстро научить сложным трюкам. Каждый освоит два-три номера". Поскольку Пинтеке был человеком хитрым и предусмотрительным, он решил не идти к ним на поклон, а обставить дело так, чтобы звери сами пришли к нему. Важно было, чтобы ни у кого не возникло и тени подозрения о каком-то похищении. На всякий случай надо все рассчитать заранее! Еще не хватало, чтобы за ним гналась полиция из-за какой-то кошки или собаки. И с гордостью Пинтеке подумал о том, насколько он рассудителен, умен и дальновиден. "Уж я так все организую, что вы сами ко мне прибежите. А я буду чист перед законом!" - размышлял он, направляясь за околицу, туда, где росла небольшая акациевая роща. Там Пинтеке расположился на траве, достал из ящика чистый лист бумаги и чернильный карандаш. Положив листок на крышку ящика, он стал старательно писать.

ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ВСЕМИРНО ИЗВЕСТНАЯ ЦИРКОВАЯ ТРУППА ПИНТЕКЕ

ОБНОВЛЯЕТ СВОЙ СОСТАВ. ПРИГЛАШАЕМ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ СТАТЬ НАСТОЯЩИМИ ЦИРКОВЫМИ АРТИСТАМИ! ЗАЯВКИ ПРИНИМАЮТСЯ СЕГОДНЯ ДО ПОЛУНОЧИ! МЕСТО ПРОСМОТРА - АКАЦИЕВАЯ РОЩА. ПРОСЬБА ПРЕДЪЯВИТЬ ТЕКСТ ДАННОГО ОБЪЯВЛЕНИЯ! Директор цирка Пинтеке.

Oн с удовольствием перечитал текст объявления, потом улегся рядом с ящиком и спокойно проспал до вечера. Вечером он проснулся свежим и отдохнувшим. Надвинув шляпу на глаза, чтобы его нельзя было узнать, Пинтеке отправился в деревню, а объявление спрятал под рубашку. У полуразвалившегося забора он остановился и осторожно заглянул во дзор. Компания во главе с Мирр-Мурром играла на крыльце. Пинтеке незаметно проскользнул во двор и прикрепил листок к стене пустого крольчатника. Удалился он точно так же, как и появился, - никем не замеченный. Вскоре Мирр-Мурр и его друзья обнаружили объявление и очень удивились, когда прочли то, что там было написано. - Как оно сюда попало? - взволнованно спрашивали они друг у друга. - Я же говорила, он волшебник! - обрадовалась Бобица подтверждению своих слов. - Все очень просто. Наколдовал, и оно здесь появилось. Вот и все! - А здорово, должно быть, жить в таком цирке! - мечтательно проговорил Мирр-Мурр. - Путешествуешь по всему белому свету, видишь разные города, страны, может, даже до моря доберешься... Ориза-Тризняком тоже овладели сладкие грезы: - И аплодисменты! Овации! Об этом не забывай. Успех! Ты стоишь на арене в свете прожекторов и кланяешься. Настоящая буря аплодисментов! - И цветы, цветы. Их бросают прямо на арену, - продолжала мечтать Бобица. - А детишки смеются от радости, у них даже лица раскраснеются! - подлил масла в огонь Янчи Паприка. - Тысяча чертей! Не забывайте и о выручке! Деньги к нам потекут рекой! Каждый из нас сможет купить сколько угодно конфет и вафель! - веско заметил оловянный солдатик. - Я б себе вареной колбасы купил, - пробормотал пес Крох. - Вот здорово будет! - вздохнул ослик Шаму. Словом, все до единого они почувствовали призвание стать артистами. Сняв объявление, друзья мысленно попрощались с опустевшим двором, с тутовыми деревьями, а потом сквозь дырку в заборе выбрались на улицу и отправились в сторону акациевой рощи.

3. Артисты в акациевой роще

Пинтеке довольно улыбнулся, заметив в серебряном свете луны бредущую в сторону рощи компанию. - Теперь необходимо как следует подготовиться к приему, - пробормотал он и стал рыться в ящике. Прежде всего он извлек на свет шелковый плащ, на котором были изображены луна и множество звезд. Пинтеке стряхнул с плаща пыль, потом с удовольствием оглядел свой наряд. "Эх, старые добрые времена!" - тяжело вздохнул он, накинул плащ на плечи и застегнул на шее огромной медной застежкой, блестевшей, словно золотая. Вновь покопавшись в ящике, он вытащил оттуда пару гигантских сапог. Сапоги были из красной кожи, расшиты золотыми нитями. Пинтеке сунул руки в сапоги и с грустью убедился, что подошва прохудилась. Директор цирка даже просунул указательный палец в отверстие, изобразив на лице удивление, словно видел его в первый раз. "Да, дырявый, - пробормотал он. - Но не страшно. Все равно незаметно". Затем, прыгая поочередно то на правой, то на левой ноге, натянул сапоги. На этот раз Пинтеке долго рылся в ящике, пока не нашел там цилиндр, который был смят, словно гармошка. Пинтеке распрямлял его и разглаживал, пока не вернул ему утраченную форму. После этого водрузил цилиндр себе на голову. Опять надолго погрузившись в ящик, Пинтеке снова искал там что-то. "Где же моя волшебная палочка? - приговаривал он себе под нос. - Из настоящего эбенового дерева!" И тут его осенило. Он вспомнил. Конечно же! Он лишился палочки на позапрошлой неделе, когда отбивался от злой собаки, которая выхватила волшебную палочку и вмиг сгрызла ее. "Эх, жаль, - сокрушенно вздохнул директор цирка, - однако это лучше, чем если бы она разорвала мне брюки. Не беда, найду себе новую волшебную палочку!" Подумав так, Пинтеке захлопнул крышку ящика, поправил на голове цилиндр, еще раз встряхнул плащ и, сложив руки на груди и приняв позу, исполненную чувства глубокого достоинства, стал ждать прибытия новоявленных циркачей. Впереди шли Крох и Ориза-Тризняк. Они несли объявление, как стяг. Увидев Пинтеке, они от удивления застыли как вкопанные. Наконец кот проговорил: - Мы по объявлению! Остальные молча закивали. Директор цирка не шелохнулся, но произнес торжественным тоном: - Все вы ощущаете в себе призвание к цирковому искусству? Снова от имени всей компании ответил Ориза-Тризняк: - Да! - Хорошо, - кивнул Пинтеке. - Это самое главное! Этот священный трепет надо ощущать в себе постоянно! Наша профессия - самая трудная на свете! Но и самая замечательная! И даже если судьба будет к вам неблагосклонна, может быть, вам придется голодать, мокнуть под дождем, брести под пронзительным ветром, скитаться, вы всегда должны помнить о моих словах. Затем Пинтеке вытянул правую руку в сторону прибывших: - Вы совершаете сегодня первые робкие шаги на многотрудной стезе. Пока вы новички, еще не артисты! Но я сделаю из вас первоклассных циркачей! Вот этими руками! Мы будем жить все вместе, как одна семья. Нас будет греть священный огонь искусства. Между прочим, вы во всем должны мне подчиняться. Один за всех - все за одного! Эти слова должны стать нашим девизом. Вы меня поняли? Новоявленные артисты, раскрыв рты, слушали своего директора. Когда он кончил говорить, они с воодушевлением закивали, показывая, что все поняли и со всем согласны. Хотя, откровенно говоря, друзья отнюдь не все уразумели из его торжественного монолога. К примеру, Ориза-Тризняк обратил внимание на слово "голодать". Он решил, что еще расспросит о нем Пинтеке. "А как же насчет доходов?" - подумал оловянный солдатик. - А теперь можете аплодировать, - заявил директор. - Мне нравится, когда мои слова встречают аплодисментами! Компания с энтузиазмом захлопала в ладоши. Пинтеке поклонился, сняв с головы цилиндр. - Благодарю вас, - прошептал он, - благодарю вас. Затем он выпрямился, снял плащ, сапоги и вместе с цилиндром убрал в ящик. - А теперь вновь вернемся к теме нашей беседы, - проговорил Пинтеке. Он уселся на траву и махнул рукой остальным, приглашая их последовать его примеру. - Прежде всего верните мне текст объявления. Я вижу, нас вполне достаточно для создания цирковой труппы. Теперь я вкратце расскажу вам о своем замысле. Слушайте внимательно, второй раз я повторять не намерен! Наш цирк называется "Всемирно известный цирк Пинтеке". Он неизменно пользовался заслуженным уважением среди всех цирковых артистов. Постарайтесь и вы не опозорить его. Я - директор цирка. Это естественно, ибо цирк принадлежит мне. Я вкладываю в это предприятие свои средства, и вполне понятно, что весь доход от представлений тоже принадлежит мне. Я, со своей стороны, торжественно обещаю сделать из вас первоклассных цирковых артистов. Я посвящу вас в тайны черной и белой магии, в секреты искусства воздушных гимнастов, научу вас вызывать смех у зрителей, поднимать тяжести, обучу клоунаде, стойке на руках, научу делать сальто и различные кувырки! Когда вы овладеете азами циркового мастерства, мы отправимся в настоящий замок, он находится неподалеку, в соседней области. Там мы отшлифуем наши номера, а потом отправимся в триумфальное турне, в котором нам будут сопутствовать овации, лавры и, конечно, деньги! А теперь каждый из вас должен мне представиться. Один за другим друзья подходили к директору и называли свое имя. Пинтеке сразу же запомнил, как кого зовут. И для каждого у него нашлось два-три ласковых слова. Кроху он сделал комплимент по поводу его мускулатуры, Ориза-Тризняка похвалил за блеск в глазах, Бобицу - за красивый голос, Мирр-Мурра - за пушистую шерсть, оловянному солдатику сказал, что у него прекрасный меч, он отметил тонкий вкус Янчи Паприки, а ослику Шаму сказал, что у него замечательно длинные уши. - Теперь в дорогу, - заявил Пинтеке, - по ночам мы будем двигаться, а днем - отсыпаться. Пока еще вы не можете считаться артистами, и я не хочу, чтобы вас видели раньше времени. Сейчас я распределю обязанности. Он выстроил свою команду в одну шеренгу и каждому дал задание. Крох должен был тащить ящик на колесах. Пинтеке сказал, что всем можно взобраться на крышку, но желательно, чтобы они шли пешком. Ведь по дороге можно будет собирать ягоды, грибы, фрукты - и все это складывать в ящик. И вот бродячий цирк двинулся в путь. Впереди шел директор, за ним - Крох с ящиком, а следом тянулись остальные. Все весело смеялись, подтрунивали друг над другом, искали ягоды и грибы. А луна освещала им дорогу, словно огромный фонарь.

4. Фердинанд, лягушонок-пешеход

Так шли они целых трое суток, ночью двигались вперед, а днем отсыпались. Наконец друзья добрались до опушки большого дремучего леса. Лес этот был очень густым, а деревья в нем такие высокие, что верхушек с земли не увидишь. Пинтеке настороженно вглядывался в чащобу. - Странно, - бормотал он. - Вроде никакого леса не было, когда я проходил здесь в последний раз. Он сделал несколько шагов вдоль опушки, потом вернулся, шагнул в другую сторону: у леса не было ни конца ни края. - Видно, лучше напрямик идти, - обратился Пинтеке к членам своей труппы, вернувшись из разведки. - А вы как считаете? Первым слово взял Ориза-Тризняк. - Я думаю, мы должны идти прямо через лес. Днем будем идти - в чаще нас никто не увидит! - а спать будем ночью. Директор кивнул. - Разумно, - согласился он. Остальные молчали. Откровенно говоря, им было немного страшно брести через темный густой лес. Но они во всем полагались на своего руководителя, обладавшего, как они были уверены, богатым жизненным опытом. С ним не пропадешь! В конце концов, он директор цирка и обязан заботиться о членах своего коллектива. К тому же в друзьях проснулось любопытство, ведь они еще никогда не бывали в таких лесных чащобах. - Ну, тогда вперед! - отдал приказ Пинтеке. Но не успели они сделать и нескольких шагов в глубь чащобы, как их остановило тихое, хриплое покашливание. - Кто здесь? - спросил директор. - Есть тут кто-нибудь? - Да, - произнес в ответ хриплый голос. - Так. А кто вы? - снова задал вопрос Пинтеке. - Фердинанд, лягушонок-пешеход! - глухо отозвался незнакомец. - Где вы находитесь? - поинтересовался директор. - Рядом с вашей правой ногой, - ответил Фердинанд. Пинтеке повернулся направо, достал коробок и зажег спичку. И тогда они наконец увидели обладателя хрипловатого голоса. Им действительно оказался лягушонок, который в самом деле был пешеходом, поскольку ни лошадью, ни автомобилем он не располагал. Лягушонок приветливо улыбнулся нашим друзьям, негромко покашлял, а потом вежливо проговорил: - Думаю, вам следует поберечь спички! Они еще могут пригодиться! - Что верно, то верно, - заметил Пинтеке и спрятал коробок в карман. - У меня к вам огромная просьба, - снова раздался голос лягушонка. - Слушаем! - сказал Пинтеке. - Возьмите меня с собой! - А что ты умеешь делать? Мы как-никак цирковая труппа. - Я неплохо умею трубить, - ответил лягушонок. - Хотите послушать? - Да, - поощрил его Пинтеке. - Какая мелодия вам больше нравится - быстрая или медленная? - спросил Фердинанд. - Быстрая, - произнес директор. Тогда Фердинанд, лягушонок-пешеход, надул щеки, затрубил и быстро, отрывисто запел какую-то веселую песенку. Что и говорить, трубил Фердинанд здорово. Слова у песни были такими:

Спойте, спойте, дядя Янош, Эту песню спойте мне. Далеко ушли мы за ночь При серебряной луне.

Едва он закончил петь, Пинтеке без колебаний заявил, что берет лягушонка в свою труппу. - Будешь музыкальным эксцентриком, - сказал он, - вымажу тебе физиономию белой краской и сделаю накладной нос из картошки. Лягушонок-пешеход Фердинанд очень обрадовался и запрыгал от счастья. - Сегодня самый замечательный день в моей жизни! - заявил он. - А зачем ты собрался в лес? - спросил директор, когда тот немного успокоился. - Разве вы не знаете? - Что именно? - Что это волшебный лес. - Так я и думал, - проговорил Пинтеке, - ведь его здесь не было, когда я бродил в этих краях в последний раз. - Возможно, - сказал Фердинанд, - лес этот появляется там, где ему вздумается. - Хорошо, хорошо, но почему все-таки он считается волшебным? - спросил Ориза-Тризняк. - Вы так добры ко мне, что я расскажу вам историю этого леса. Я уже целую неделю торчу здесь на опушке, но один никак не решаюсь пуститься в путь. Садитесь, времени у нас достаточно. Наши друзья расположились поудобнее вокруг Фердинанда и приготовились слушать. - Случилось это давным-давно, - начал свой рассказ лягушонок. Дедушка моего прадедушки был еще совсем юным лягушонком, когда жил на свете один бедняк. Он был так беден, что не было у него ни кола ни двора. Даже одежда, которую он носил, ему не принадлежала. Он получил ее от одного жадного богача, а тот за это потребовал, чтобы бедняк отработал несколько дней на его поле. И вот однажды бедняк сидел на берегу реки и сокрушался вслух: "Ничего-то у меня нет: ни дома, ни сада, ни лошади, ни телеги! Господи, дай же и мне что-нибудь!" И вдруг сразу после этих слов откуда-то сверху к его ногам упал желудь. Обрадовался бедняк: теперь и у него появилась своя собственная вещь. Конечно, это не бог весть какое сокровище, но важно, что теперь он должен был заботиться об этом желуде. Бедняк поднял его с земли, вытер пыль, погладил и сказал: "Ну, маленький, теперь ты принадлежишь мне! Знай, ты попал в хорошие, трудовые руки, я буду о тебе заботиться". Он отыскал удобное место, выкопал ямку, опустил в нее желудь, присыпал землей, полил водой, которую в ладонях принес из реки. И, о чудо, прямо у него на глазах желудь дал росток, который стал быстро увеличиваться и вскоре превратился в огромное дерево. Но на этом дело не кончилось. С дерева в разные стороны посыпались желуди, каждый из которых тотчас начинал прорастать и превращаться в дерево. Бедняк только диву давался, а сердце его переполнялось радостью. "Ведь это я посадил желудь!" - думал он. Тут появился богач, увидел выросшие деревья и стал кричать на бедняка: "Ну-ка тащи топор и руби деревья! Они выросли на моей земле и вполне сгодятся на дрова!" Но бедняк не стал его слушать. Он сказал: "Я сажал желудь, поливал его водой из реки, и вот теперь, на радость мне, из него выросло дерево. Пусть у меня отсохнут руки, если я стану его рубить!" От гнева богач покраснел, словно индюк. И снова закричал на бедняка: "Ах ты, гнусный оборвыш! Это не твой лес, он на моей земле вырос! А ну, убирайся! Я приведу сюда дровосеков, пусть вырубают!" Бедняк ничего не сказал, а просто сел в тени дерева. Отсюда он с радостью наблюдал, как разрастается лес. А деревья тянули свои ветки, стараясь ударить богача-крикуна, вокруг же бедняка играли и пели диковинные птицы. Не выдержал богач, побежал в деревню, позвал лесорубов. Но как те ни старались, ничего не могли сделать с волшебным лесом. Уже и топоры у них затупились, а ни одного дерева им срубить не удалось. Тут богач совсем рассвирепел и заорал: "Поджечь этот проклятый лес!" Но и огонь не брал волшебный лес. Наоборот, поднялся вдруг ветер, и деревья замахали ветками и погнали огонь прямо на жадного богача. Одежда на нем вспыхнула, он помчался к реке и бросился в воду, чтобы не сгореть заживо. И тогда - раз-два! - лес исчез с земли жадного богатея. Исчез и бедняк. С той поры лес путешествует: то в одном месте появится, то в другом и все ждет путешественников. - А что бывает с теми, кто приходит в лес? - стал допытываться Мирр-Мурр. - Этого я не знаю, - отозвался Фердинанд. - Но мне известно одно: кто пройдет сквозь волшебный лес, достигнет цели своей жизни. Скажем, у меня в жизни вообще не было никакой цели, просто я трубил, пел песни, когда хотел. А теперь у меня есть цель - я хочу стать музыкальным эксцентриком. - Тогда нам этот лес подходит, - пробормотал Пинтеке. - Пора и мне найти цель в жизни! - А кто же считается достойным волшебного леса? - спросила Бобица. - Кто во время путешествия по лесу не делает ничего плохого, высказал предположение Крох. - И другим помогает, выручает из беды, - добавил Мирр-Мурр. - Ну, тогда мы и есть настоящие путешественники! - решил Ориза-Тризняк. - Ведь мы ничего дурного не делали. - Верно, - подвел итог директор цирка. - А теперь в дорогу! Будьте внимательны, не отставайте. Я иду первым, остальные - за мной! И они двинулись в путь, пробираясь между деревьямивеликанами. Трава у них под ногами была такой мягкой, будто они шли по ковру. Ветки деревьев раздвигались перед ними и смыкались за спиной. Когда путешественники оглядывались назад, то ничего, кроме огромных деревьев, не было видно.

5. Попугай Бас

Директор труппы остановился и подождал, пока подошли его спутники. Пинтеке казался озабоченным. - Не хочу никого пугать, но, кажется, мы заблудились, - сказал он. Что нам теперь делать? - Надо бы у кого-нибудь дорогу спросить, - высказал предположение Ориза-Тризняк. - Правильно, но только у кого? - проговорил Пинтеке. - Кто-нибудь да ответит! Как-никак лес-то волшебный! - продолжал настаивать Ориза-Тризняк. - Что ж, можно попробовать, - согласился Пинтеке. Затем он громко произнес: - Мы правильно идем? - До сих пор шли верно, - отозвался кто-то из темноты низким, красивым голосом. - Большое спасибо, - поблагодарил директор. - С кем имею честь разговаривать? - Позвольте представиться: попугай Бас, - проговорил все тот же голос. - А где вы находитесь? - спросил Пинтеке. - На ветке, как раз над вашей головой, - буркнул попугай. Директор цирка зажег спичку и поднял ее над головой. Попугай Бас действительно восседал на ветке. У него было разноцветное оперение и большой крючковатый клюв. Попугай внимательно разглядывал компанию бродячих циркачей. Неожиданно он произнес: - Благодарю вас за освещение. Теперь, когда мы познакомились, потушите спичку. Разговаривать можно и в темноте. Хотите для начала услышать историю моей жизни? - Хотим, - согласился Пинтеке. - Прежде всего пусть коты торжественно пообещают, что не тронут меня. Мирр-Мурр и Ориза-Тризняк заверили попугая в своих добрых намерениях, любезно пояснив: - Не бойся нас! Мы не из тех, кто обижает птиц. - Спасибо! - поблагодарил попугай своим низким голосом. - Теперь я спокоен. Это очень важно, ведь стоит мне испугаться, я тут же начинаю икать. И уже ничего не могу толком рассказать. Труппа уселась под деревом и стала слушать историю жизни попугая Баса. - Мои предки жили далеко-далеко отсюда, в Бразилии. Свою родину я почти не помню, потому что меня увезли оттуда еще желторотым птенцом. Помню только, что там очень жарко и много разных цветов. Без цветов прожить можно, а вот холода я категорически не переношу, тут же начинаю хрипеть, и голос у меня садится. Так он садился и садился, пока моему хозяину не надоело, что я все время разговариваю басом. Он не мог спокойно меня слушать, так мне и сказал: "Твой голос действует мне на нервы!" Открыл дверцу моей клетки и выпустил меня на все четыре стороны. И вот я попал в этот лес, но в глубь его лететь не решился. Все сидел на ветке и икал от страха. У меня к вам просьба - возьмите меня с собой! Может, ко мне вернется мой красивый голос. Прошу вас, возьмите меня с собой! Пинтеке в раздумье почесал затылок, а потом заявил: - Дело в том, что у нас цирковая труппа, в ближайшее время мы станем всемирно известным цирковым коллективом. Каждый из нас умеет или скоро научится исполнять какой-нибудь номер. Мы можем взять тебя с собой, если ты станешь цирковым артистом. Попугай Бас заверил их в том, что всегда мечтал выступать на арене. - Только что я должен делать? - Гм, гм, - задумчиво хмыкнул Пинтеке. - Хорошо бы тебе стать воздушным гимнастом. Если какой промах, ты взлетишь - и порядок! - Отлично! - пробасил попугай. - А если ко мне вернется голос, смогу я еще и петь? - Поживем - увидим, - сказал в ответ Пинтеке, - прошу тебя занять место в наших рядах. Встань между Бобицей и оловянным солдатиком. Я иду первым, за мной - Крох, за ним - все остальные, а замыкает шествие Ать-Два. У него острый меч, он будет защищать нас с тыла. Я все время буду насвистывать, чтобы вы не сбились с дороги. А вы можете петь! - Я буду трубить! Можно? - спросил Фердинанд. - Конечно, - согласился Пинтеке, - теперь вперед! Ать-два, левой! Они запели, затрубили, весь волшебный лес наполнился звуками веселой песни. Солировал Фердинанд, лягушонок-пешеход. Вскоре Пинтеке перестал свистеть и стал подпевать остальным: На околице колодец глубок, В нем купался забавный гусек. Эх, гусек, ты веселый гусек, Жаль, судья тебя в оброк заберет. На околице мы вырыли пруд И коней туда водили по утру. Конь-огонь, я тебя не продам, Заберет тебя староста сам. Ну-ка, Агнешка, притопни, подскочи, Каблучком постучи, постучи. А сломается каблук - не беда, Подошьют или подклеют мастера.

6. Семиглавый (Огнедыщащий) дракон

Впереди лес начал редеть. Стало светлее, друзья отчетливо различали стволы деревьев, ветки, корни и больше не спотыкались. Тропинка резко повернула вправо, стало совсем светло. Пинтеке остановил отряд. - Нам надо привести себя в порядок. Вдруг мы с кем-нибудь встретимся? Мы должны выглядеть аккуратными, подтянутыми, как настоящие артисты. Он извлек из ящика цилиндр, плащ, сапоги. Остальные тоже стали прихорашиваться, стряхивать пыль, чиститься. Фердинанд, лягушонок-пешеход, подошел к директору труппы. - Очень прошу тебя, покрась меня в белый цвет! - Что ж, можно, - согласился Пинтеке, - хотя, правда, профессионально ты еще не подготовлен. Но попробуй вести себя, как настоящий музыкальный эксцентрик. И он размалевал известкой физиономию лягушонка, а вокруг глаз углем нарисовал ему черные длинные ресницы. - Накладной нос я тебе сделать не могу - не из чего, - проговорил директор. - Пока тебе твой собственный послужит. А найдем картошину, смастерю тебе накладной нос. Лягушонок-пешеход Фердинанд был наверху блаженства. Он всем демонстрировал свою белую физиономию. И все наперебой восторгались им. Крох пожал лягушонку лапу и проговорил: - Поздравляю тебя! Ты обязательно покоришь публику! Еще раз тебя поздравляю! Пинтеке в последний раз окинул взором свою команду. - Порядок, - отметил он. - Вот теперь с вами не стыдно и на людях показаться. Можем идти дальше. И они снова тронулись в путь, но через некоторое время вдруг заметили впереди большие деревянные ворота. К воротам была прибита вывеска, на которой разноцветными буквами было написано:

ПОЛЯНА СКАЗОК

и ниже, более мелкими буквами:

вход

У ворот сидело существо, при виде которого попугай Бас тут же начал отчаянно икать. Это был огромный Семиглавый (Огнедышащий) дракон. Я пишу слово "огнедышащий" в скобках, потому что ни одна из его голов не действовала, не выбрасывала огонь, даже не дымила.

Пинтеке погладил попугая по спине. - Не бойся! Не бойся! Но тот никак не переставал икать. - Оставайтесь здесь, - приказал своим циркачам директор, - я сам с ним поговорю. Он подошел к дракону и попросил: - Будьте так любезны, улыбнитесь, а то наш попугай очень испугался и теперь икает без остановки. - Пожалуйста! - откликнулся Семиглавый (Огнедышащий) дракон. И улыбнулся, причем сразу семью головами. - Вот видишь, - сказал Пинтеке, обращаясь к птице, - можешь успокоиться. Попугай замолчал и вместе со всеми подошел к воротам у Поляны Сказок. Директор собрался было продолжить разговор с Семиглавым (Огнедышащим) драконом, но тот опередил его: - Я очень прошу вас разговаривать одновременно со всеми моими головами, иначе я никак не могу сосредоточиться и путаюсь. - Хорошо, - согласился Пинтеке, - только распределим обязанности. С первой головой я буду разговаривать сам, со второй - Крох, с третьей Ориза-Тризняк, с четвертой - Мирр-Мурр, с пятой - Фердинанд, с шестой Янчи Паприка, с седьмой - Ать-Два. А Бобица, попугай и ослик будут внимательно слушать. Итак, можно начинать? - Да, - сказал Семиглавый (Огнедышащий) дракон. - Я - Пинтеке, директор передвижного цирка, а это - моя труппа. - Очень рад, - произнесла первая голова. - Я тащу тележку, - проговорил Крох. - Ты, наверное, очень сильный? - спросила вторая голова. - Что такое Поляна Сказок? - задал вопрос Ориза-Тризняк. - Тут каждый может встретиться с героями любимых сказок, - ответила третья голова. - Даже те, кто не умеет читать? - допытывался Мирр-Мурр. - Да. Здесь живут герои сказок, те, что сошли со страниц книг, пояснила четвертая голова. - Как я тебе нравлюсь? - спросил Фердинанд, лягушонок-пешеход, который никак не мог налюбоваться собой. - Белая краска тебе очень идет! Ты прекрасно выглядишь! - вежливо откликнулась пятая голова. - А почему ты здесь, а не на Поляне Сказок, ведь ты тоже сказочный персонаж? Я много о тебе читал. - Спасибо, что ты меня узнал. Дело в том, что у меня погас огонь. Не уследил я, вот он и погас. Обычно, когда я сплю, одна из моих голов продолжает бодрствовать и хранит огонь, а когда остальные шесть просыпаются, они получают от нее пламя. И вот теперь я торчу здесь, огня у меня нет, и на Поляну Сказок мне путь закрыт, пока огонь не достану, пожаловалась шестая голова. - Почему же ты не попросишь его у кого-нибудь? - задал вопрос оловянный солдатик. - Огонь я могу получить только от того, кто хоть раз в жизни сделал доброе дело, - произнесла седьмая голова. Ать-Два и Янчи Паприка подошли к Пинтеке. - У тебя ведь есть спички, - обратились они к директору, - надо помочь Семиглавому (Огнедышащему) дракону. Ты ведь наверняка хоть раз в жизни сделал доброе дело. Пинтеке задумался. - Что-то не припомню, - честно сознался он. - Подумай хорошенько, - подбодрил его оловянный солдатик Ать-Два. - Не приходит мне ничего в голову, - засмущался директор, - как я ни стараюсь. - Слушайте, у меня есть идея, - сказал солдатик. - Говори! Говори! - закричали остальные, а Семиглавый дракон прокричал "говори!" целых семь раз. - Идея моя в том, - начал оловянный солдатик, - что Пинтеке дает огонь первой голове, а, значит, уже делает доброе дело. Потом подносит спичку ко второй голове, и огонь наверняка вспыхнет. - Замечательно! Оригинальная идея! - воскликнули все хором. Особенно ретиво кричал Семиглавый (Огнедышащий) дракон, он просто ликовал. - Все это хорошо, - произнес Пинтеке, - но у меня всего одна спичка осталась. Другие я в лесу израсходовал. Тут все пригорюнились, а Семиглавый дракон с горя повесил все семь своих голов. Вдруг Фердинанд проговорил тихим голосом: - Ты мне доброе дело сделал. Как я обрадовался, когда ты покрасил мою физиономию в белый цвет. Хоть я пока и не настоящий музыкальный эксцентрик. Ты меня порадовал - значит, сделал доброе дело. - Это правда? - переспросил Пинтеке. - Тут надо все продумать, у меня ведь только одна спичка осталась. - Все точно! Точно! - заверил Фердинанд. - Я потому из дома ушел, что был самым некрасивым лягушонком в округе. Все надо мной насмехались. А дети даже пугались. Увидят меня - и убегают. Так совсем растеряешься! А ты мне вернул чувство уверенности в себе. Зажигай спичку! Я отвечаю! - Что ж, хорошо, - сказал Пинтеке. - Если я вернул тебе чувство уверенности в своих силах - это действительно доброе дело! Он зажег спичку и осторожно поднес ее к одной из пастей Семиглавого (Огнедышащего) дракона, а тот заранее сделал глубокий вдох. - Огню нужен кислород, - проговорил он и тут же стал разевать все семь своих пастей, выдувая из каждой струю пламени. Попугай Бас сразу же взлетел на ветку ближайшего дерева и стал быстро-быстро икать. - Не бойся! - закричали ему снизу. - Ничего не могу с собой поделать, - произнес между иканиями попугай. - Пожалуйста, выдувай огонь не так сильно! - попросил Янчи Паприка Семиглавого (Огнедышащего) дракона. Тот кивнул и захлопнул все свои пасти, только в одной из них огонь продолжал тлеть. - Можешь слезать! - сказал директор, обращаясь к попугаю. Семиглавый (Огнедышащий) дракон никак не мог остановиться, рассыпаясь в благодарностях: - Весьма признателен, чрезвычайно благодарен, никогда не забуду! Большое спасибо! Скажите, а не могу ли я вступить в вашу прославленную труппу? - Не могу отказать, мы рады тебе. Будешь глотателем огня. Мы как раз ищем артиста с таким амплуа. Но, может, тебе больше нравится жить на Поляне Сказок? - Нет, я люблю путешествовать, смотреть на мир. Вы примете меня? - Конечно, пошли вместе с нами. Только осторожней с огнем, спички-то здесь не достанешь! А теперь - на Поляну Сказок! Сердца у них забились от волнения, когда они вошли в ворота. Больше всех боялась Бобица, кукла-негритянка. - Только бы нас никто не заколдовал! - все время шептала она. Оловянный солдатик ее подбадривал: - Не бойся! С нами директор, Крох и Семиглавый дракон! Да и я рядом, если что случится. Вот мой меч! - Спасибо, - прошептала Бобица, - ты такой смелый! - Солдат не имеет права на страх, он никогда и никого не должен бояться, - заметил Ать-Два.

7. Поляна Сказок

На Поляне Сказок ярко светило солнце. Было очень жарко, легкий ветерок нежно ласкал лица. Ориза-Тризняк развалился на шелковистой траве. - Настоящая волшебная трава! - кричал он. - Пушистая волшебная трава! На хлебных деревьях росли свежие булочки, на сахарных - висели конфеты, а вокруг деревьев была ограда из вкусных, душистых колбасок. Мирр-Мурр и Ориза-Тризняк в возбуждении стали их обнюхивать. - Давай попробуем, - прошептал Ориза-Тризняк. - Боюсь! Вдруг они какие-нибудь заколдованные, - ответил другу Мирр-Мурр. - Вот трус! - заявил Ориза-Тризняк. Он осторожно вытащил из ограды одну колбаску и стал ее жевать. И чудо: на месте украденной колбаски тотчас появилась новая. - Видишь, - высокомерно бросил Ориза-Тризняк, - они не убывают. Осторожный Мирр-Мурр подождал, пока его друг проглотит свою добычу. Убедившись, что ничего страшного не произошло, он тоже вытащил колбаску и съел ее. - Надо запастись в дорогу, - сказал Ориза-Тризняк, извлек из ограды целых три колбаски и повесил их себе на шею. Мирр-Мурр решил не отставать. Он тоже вынул три колбаски и тоже повесил на шею. За это время остальные циркачи довольно далеко ушли вперед по мягкой, шелковистой траве. Коты понеслись вдогонку. Первым сказочным персонажем, с которым встретились друзья на Поляне Сказок, был великан Фаньве. Он стоял обнаженный по пояс и сдирал с деревьев кору. Ловко срывал кору с дерева и сразу же переходил к другому. - Надо бы с ним поздороваться, - решил Пинтеке. - Добрый день! - закричали хором друзья. Фаньве даже не повернулся в их сторону, только рукой небрежно махнул. А сам принялся за следующее дерево. - Ничего! - проговорил Пинтеке. - Главное, мы с ним поздоровались. Тут надо ухо востро держать. На каждом шагу могут быть сюрпризы. Будущие циркачи продолжали путь по мягкой, шелковистой траве. Вдруг сверху упала тень, и ворчливый голос прокричал: - Сейчас же верните колбасу! Пинтеке со страхом взглянул вверх и поспешно сдернул с головы шляпу. Прямо над ним в воздухе на старом помеле вилась Старая Ведьма. - Тысяча извинений, почтенная матушка, но мы никакой колбасы не брали. Поэтому и вернуть ее не можем, - резонно заметил Пинтеке. - Ее коты украли, два кота! Она и сейчас у них на шее болтается. Счастье твое, что ты назвал меня матушкой, иначе бы я тебя в камень обратила. Но воришек я обязательно накажу. А вот как, сейчас придумаю. Придумала! Пусть у одного из них шерсть станет голубой, а у другого - красной. Ха-ха-ха! Визгливый смех Старой Ведьмы зловеще прозвучал в тишине. Но когда друзья посмотрели на котов, то невольно тоже рассмеялись. Мирр-Мурр стал голубым, как утреннее небо, а его друг - красным, как петушиный гребешок. Пинтеке тут же отобрал у котов колбасу и возвратил ее колдунье. Старуха улыбнулась, при этом лицо ее избороздили глубокие морщины, потом она сказала: - Ты мне нравишься, парень! Все больше и больше! А не хочешь ли взять меня в жены? Пинтеке вздрогнул, побледнел и, заикаясь, ответил: - Я-то хочу! Очень даже хочу! Только об этом и мечтаю! Но вот беда, у меня есть жена и двенадцать ребятишек. Сердце мое от горя разрывается, но стать твоим мужем я не могу. - Жаль! Жаль! - прокаркала Старая Ведьма. - Если передумаешь, всегда можешь найти меня здесь. Она уселась на помело. Тут же поднялся ветер, от которого закачались деревья, а шерсть у красного и голубого котов взъерошилась. - Фу! - с облегчением вздохнул Пинтеке. - Пошли отсюда поскорее, а то эта колдунья еще вздумает вернуться! Друзья торопливо двинулись в путь, стараясь не глядеть по сторонам. Так они шли, шли и вдруг очутились в крошечном домике. Вообще-то внутри оказались не все: Семиглавый (Огнедышащий) дракон не мог протиснуться в дверь, поэтому он остался снаружи, но через окна просунул свои головы внутрь. В домике царили чистота и порядок. У стены в ряд стояли семь кроваток, около каждой из них - по паре маленьких тапочек. Не успели друзья оглядеться по сторонам, как в комнату вошла Белоснежка. Она была в красивом белом платье. Особенно привлекательно выглядели ее золотистые длинные волосы. - Здравствуйте! Я Белоснежка. Нет ли у вас спичек? У меня огонь в печи погас, и я не могу приготовить ужин семи гномам. - Увы, уже нет, - сказал Пинтеке, - но мы можем попросить Семиглавого (Огнедышащего) дракона, он даст тебе огня. Дракон с готовностью закивал всеми своими семью головами, выражая желание скорее помочь Белоснежке. Он просунул одну из своих голов в окно крошечной кухонки и зажег огонь в печи, где уже лежали дрова. Поленья тут же весело затрещали. - Большое спасибо, - поблагодарила Белоснежка. - С радостью приглашаю вас на ужин. Пинтеке с сомнением посмотрел на малюсенькие кастрюли и тарелки. Он сразу же понял: приняв приглашение, труппа уничтожит месячный запас продовольствия гостеприимной хозяйки. Поэтому директор сказал: - Мы никак не можем принять ваше любезное приглашение, потому что очень спешим. Они попрощались с Белоснежкой и вышли из домика. Ориза-Тризняк брел в конце процессии и бурчал себе под нос: - Не понимаю только, куда это мы так торопимся? Пинтеке не оборачиваясь проговорил: - Воришки вообще лишены права голоса на сегодня! Кот тут же умолк. Долго брели путешественники по мягкой, шелковистой траве, пока не услышали устрашающий скрежет зубов. Бобица в ужасе прижалась к оловянному солдатику, даже Семиглавый (Огнедышащий) дракон в беспокойстве потряс своими семью головами. На тропинку из-за кустов вышел огромный Волк весьма неряшливого вида, из пасти у него торчали огромные клыки. - Вы Красную Шапочку не видали? - Нет, - кратко ответил директор. - А жаль, - проговорил Волк. - Вечно ждешь ее, ждешь, у меня уж и ноги онемели. - Пойди да отдохни где-нибудь в тени, - предложил Волку Янчи Паприка. - Никак нельзя, - отрицательно покачал головой Серый. - Я обязан дождаться Красную Шапочку. Так ведь в сказке написано. Прощайте! Если встретите Красную Шапочку, скажите ей, чтобы она поторапливалась. - Непременно, - заверил его Пинтеке. Волк же спрятался за кустом и опять стал громко щелкать зубами. - Зубы-то у него скоро выпадут - так он ими лязгает, - заметил Ориза-Тризняк, когда они отошли от места встречи с серым разбойником. - Мне Красную Шапочку жалко, - проговорила Бобица. - Надо ее предупредить, чтобы она в засаду не попала. - Не надо никого жалеть, - обронил попугай Бас, - она ведь все равно в конце сказки спасется. - А мне Волка жалко, - заявил Семиглавый (Огнедышащий) дракон. - Он все время в засаде сидит - ив дождь, и в холод, и в жару. "Здесь не бывает ни жары, ни холода", - подумал Мирр-Мурр, но вслух возражать не решился. - Вот что я вам скажу, - проворчал Пинтеке, - нам надо торопиться, чтобы засветло уйти с Поляны Сказок. У меня нет ни малейшего желания здесь ночевать. Кто знает, что может с нами случиться в кромешной тьме! - Мне уже нечего бояться, - прошептал Ориза-Тризняк. - Красный кот! Кто о таком слыхал? Я бы с удовольствием провалился сквозь землю! Наконец они вышли на тропинку и увидели длинную жердь, торчащую из земли. На жерди была прибита дощечка с надписью: "Выход". - Вот в какую сторону нам надо идти! - сказал Пинтеке, и друзья ускорили шаг. Они сразу же поняли, что вышли за пределы Поляны Сказок, потому что трава у них под ногами потеряла упругость и шелковистость, а у котов, к их великой радости, шерсть стала прежнего цвета. Мирр-Мурр и Ориза-Тризняк сияли от счастья. Только Янчи Паприка резонно заметил: - Я бы на вашем месте наоборот жалел, что лишился такой шерсти. Шутка ли, красная или голубая! Да вы на весь мир могли прославиться своей красотой! - Долой всемирную славу! - прокричал Ориза-Тризняк.

8. Волшебная подзорная труба

Переночевали друзья под большим деревом, подальше от Поляны Сказок. Семиглавый (Огнедышащий) дракон стоял на страже. Поочередно то одна его голова, то другая бодрствовали, остальные спали. Он сам вызвался стоять на карауле, потому что теперь внимательно следил за тем, как бы у него не погас огонь. Утром, едва первые солнечные лучи осветили спящую компанию, друзья начали просыпаться, протирать глаза, потягиваться. - А-а-а! - замычал Пинтеке и сладко потянулся, подняв руки вверх. Мирр-Мурр в страхе вскрикнул. - В чем дело? - спросил Крох. - Да вы только поглядите! - проговорил Мирр-Мурр и показал на Пинтеке. - Как у него руки вытянулись! Все посмотрели на руки директора и убедились, что они действительно странно выросли и, более того, продолжают тянуться вверх. Директор цирка был в отчаянии, он никак не мог понять, что с ним происходит. - Прекрати потягиваться! - закричали хором друзья. - Я не могу, - простонал Пинтеке. Кистей его рук уже не было видно, так высоко они находились, наверное, где-то за облаками. Вдруг директор начал хихикать. - Что случилось? - спросил у него Янчи Паприка. - Кто-то мне ладони щекочет. А я боюсь щекотки! Хи-хи! Хи-хи! Хи-хи! Вся труппа собралась в кружок. Стали совещаться, что следует предпринять. Тут в голову Кроху пришла одна идея. - Постарайся взлететь, - сказал он попугаю Басу, - и посмотри, кто там щекочет директора. Попугай Бас с готовностью выполнил его просьбу: поднялся в воздух и довольно долго отсутствовал. Наконец он вернулся, и к этому времени Пинтеке перестал смеяться. - Уф, до чего они высоко! - сказал попугай, отдуваясь. - А что там такое наверху? - спросил Янчи Паприка. - Да орел там! - произнес попугай. - Он щекотал ладони директора. - А зачем он это делал? - раздался голос Пинтеке. - Решил, что ты хочешь его поймать. Я ему объяснил, что у тебя и в мыслях этого не было. Но сначала он не верил. В конце концов я его убедил, что ты не собираешься ему делать ничего плохого, и тогда он улетел. - Огромное спасибо, - поблагодарил директор. - Э, гляньте-ка, руки возвращаются! И правда, руки у Пинтеке начали укорачиваться и постепенно стали прежней длины. Директор с радостью разглядывал и ощупывал их, а потом спрятал в карманы брюк. - На всякий случай, - пробормотал он. - Здесь они в надежном месте, авось больше не вырастут. Я вам не советую так сладко потягиваться. Давайте-ка тронемся в путь да побыстрее! А где моя шляпа? И тогда друзья заметили, что небо потемнело. Они посмотрели вверх и в невольном ужасе закричали: - Шляпа! Шляпа Пинтеке, которую он на ночь повесил на ветку дерева, теперь стала величиной с огромный шатер, под которым легко могла уместиться вся компания. - Бог с ней, бежим отсюда! - закричал Пинтеке. Но в это время шляпа начала уменьшаться в размерах и свалилась директору прямо на голову. - Вот те раз, - пробурчал он. - Хотелось бы мне знать, что здесь происходит. А больше всего я хочу живым и невредимым убраться отсюда подобру-поздорову! Друзья заспешили прочь от странного места. Первым, как всегда, шел директор, вслед за ним, тесно прижавшись друг к другу, двигались остальные. Ать-Два замешкался: у него меч застрял в корнях дерева и он довольно долго пытался его высвободить. Тогда все замедлили шаг и стали оглядываться, высматривая своего товарища. - Его надо найти! - твердо заявил Пинтеке. Они начали искать, но безуспешно. У многих даже слезы на глазах выступили; они уже стали оплакивать своего друга. Наконец Пинтеке сказал: - Мы должны идти дальше. Вдруг встретим какого-нибудь волшебника, который скажет, куда исчез Ать-Два. Друзья пошли дальше с камнем на сердце, постоянно оглядываясь назад в надежде увидеть храброго оловянного солдатика, но его нигде не было видно. Фердинанд, лягушонок-пешеход, размышляя вслух, громко произнес: - Шутки в сторону! У нас нет иного выхода, кроме как найти бедняка, которому принадлежит лес. Он несет ответственность за то, что здесь творится. И обязан знать, куда делся оловянный солдатик. - Правильно! - сказал Крох. - Только вот где этого бедняка искать? - Он должен быть где-то здесь, в лесу, - высказал предположение Фердинанд. - Давайте ему покричим!

И они подняли такой шум, что весь лес наполнился звуками их голосов. - Эй, бедняк! Бедняк! Отзовись! Наконец друзья устали и смолкли. И тогда внезапно до них донесся тихий, приятный голос: - Идите прямо, никуда не сворачивая! И все образуется! - Спасибо! Спасибо! - радостно закричали друзья и снова двинулись в путь. Вдруг на ветке одного из деревьев они заметили странное существо, которое, забыв обо всем на свете, рассматривало что-то в старинную подзорную трубу. - Да это обезьяна! - проговорил Пинтеке. - Цирковая обезьяна. Подойдя поближе, они убедились в том, что на ветке действительно раскачивалась обезьяна. Она была в красных шароварах, а на голове у нее красовалась турецкая феска. - Эй, наверху! - закричали друзья. - Не мешайте! - невозмутимо отозвалась обезьяна. - Действительно, не будем ей мешать, - произнес Пинтеке. - Скажи, не видела ли ты нашего друга, оловянного солдатика? - Я за ним как раз наблюдаю, - хладнокровно ответила обезьяна. Интересно! Рубит налево и направо. Да он храбрец, ваш солдатик! - А мы не могли бы взглянуть? - спросил Крох. - Залезайте на дерево и, пожалуйста, смотрите, - ответила обезьяна. - Ну-ка, марш наверх, - приказал Пинтеке котам, - главное, запомните направление! В мгновение ока Мирр-Мурр и Ориза-Тризняк вскарабкались на дерево. - Дай нам посмотреть, - попросил Мирр-Мурр. - А с какой стороны ты хочешь в нее заглянуть? - хитро прищурилась обезьяна и протянула им трубу. Ориза-Тризняк поспешно выхватил инструмент. - А не все ли равно? - бросил он. - А вот и не все равно, - затараторила обезьяна, - посмотри-ка отсюда! Вон как увеличивает! - Как раз это нам и надо, - самонадеянно заявил Ориза-Тризняк. - Для того и существует подзорная труба! Он заглянул в нее, и тут же с его губ сорвался крик: - На помощь! - В чем дело? - закричали снизу остальные. - Ать-Два сражается со слоном! - И вовсе это не слон! Это мышь, - отрезала обезьяна, - а труба все увеличивает. - Что же теперь делать? - в отчаянии спросил Ориза-Тризняк. - А ты поверни ее другой стороной и уменьшишь зверя. Смотри прямо на мышь! Только на нее! И правда, мышь в одно мгновение стала величиной с ноготок. До этого момента Ать-Два героически отражал ее атаки, теперь убрал меч в ножны и произнес, обращаясь к мыши: - А ну, убирайся подобру-поздорову! Мышь исчезла в ту же секунду. Ориза-Тризняк радостно прокричал: - Мышь убежала! Победил Ать-Два! Ура! Пинтеке, подумав, приказал котам: - Бросайте подзорную трубу сюда и слезайте! Коты мгновенно выполнили его приказание. Пинтеке спрятал подзорную трубу в карман, предварительно сложив ее. А обезьяна все еще сидела на ветке и вдруг подняла страшный шум: - Это моя труба! Сейчас же верни ее! Это моя подзорная труба! - Да ведь ты ее наверняка украла, - заметил Пинтеке. - Знаю я вас, цирковых обезьян, вы все воруете! А не замолчишь, я тебя превращу в такую маленькую обезьянку, что для тебя муравей великаном покажется! Обезьяна тут же замолчала, продолжая с мрачным видом раскачиваться на ветке. - Чем же мне теперь играть? - задала она довольно глупый вопрос. - Уж во всяком случае не волшебной трубой, иначе много бед натворишь. Знаешь что? - пожалел Пинтеке обезьяну, у которой был очень жалкий вид. Мы тебе сейчас новую игрушку соорудим. С этими словами он извлек из ящика две длинные веревки и дощечку. На конце каждой веревки Пинтеке сделал по петле, потом вложил в них дощечку получились качели. - Ну вот, пожалуйста, - произнес он. - Можешь на них качаться сколько душе угодно! - Большое спасибо! - выразила свою признательность обезьяна. Благодарю вас. И она тут же попробовала качели. Раскачавшись что есть сил, обезьяна стала взлетать высоко-высоко, прямо к верхушкам деревьев. При этом мартышка громко визжала от радости. Компания уселась под деревом и стала поджидать оловянного солдатика. Вскоре он подошел к друзьям, обнял каждого, потом, показав на обезьяну, спросил: - А это кто? - Да вот убежала из цирка. Это она играла с волшебной трубой и напустила на тебя зверя, но мы ее обезоружили, - ответил Пинтеке. Оловянный солдатик немного удивился, что никто из друзей не расспрашивает его о подвигах. Однако он не был хвастуном, поэтому сам ни о чем не стал распространяться. Попрощавшись с обезьяной, все двинулись дальше. Но Фердинанда вдруг осенило: - Надо ведь бедняка поблагодарить! - Спасибо, бедняк! - закричали они хором. - Скажи, когда мы встретимся? - задал Крох вопрос, который его очень волновал. Тихий, приятный голос ответил: - В конце пути! Желаю вам счастливого путешествия!

9. Свистун

- "В конце пути..." Только когда этот лес кончится? - проворчал Пинтеке, продолжая идти во главе своего маленького отряда. - Если я что-то понимаю, речь идет о том, что главное у нас в жизни. Вот оно как! А моя жизненная цель, надеюсь, не в том состоит, чтобы блуждать по этому волшебному лесу! Кончится тем, что я стану браконьером! - Но в следующее мгновение лицо его прояснилось. - Если подумать, я ведь постепенно приближаюсь к цели моей жизни. Еще недавно я был один, как перст, а теперь у меня есть труппа. Правда, большинство моих новых артистов еще недостаточно подготовлены, но, черт возьми, все-таки лучше шагать по лесу вместе с друзьями, чем брести в одиночку. Я еще сделаю из них всемирно известных циркачей! И он на радостях стал насвистывать какой-то веселый мотив. Скоро Пинтеке так разошелся, что заливался соловьем. Его беззаботное настроение передалось всем остальным, один за другим друзья стали насвистывать, а Фердинанд даже затрубил. Лес наполнился звуками жизнерадостной мелодии, ноги путешественников невольно задвигались быстрее. Семиглавый (Огнедышащий) дракон в такт песне раскачивал всеми своими головами. Конец веселью положил незнакомец, который внезапно появился на тропинке. Из глаз у него рекой катились слезы. - Вот те раз! - изумился Пинтеке и замолчал. - Ты чего разревелся, приятель? В чем дело? Он подошел к незнакомцу и похлопал его по плечу. Человек только потряс головой, продолжая рыдать навзрыд. - Ну перестань же хоть на минуту! Мы тебе ничем не сможем помочь, пока ты нам толком не объяснишь, что с тобой стряслось! Человек перестал плакать, обеими руками он начал яростно тереть глаза, потом тоненьким голоском проговорил: - Я уже перестал! - И правильно сделал! - заметил Пинтеке. - А теперь выкладывай, что случилось? - Со мной произошло ужасное несчастье! О-ох-ох-ох! - Располагайтесь, друзья! Нам, видно, придется подождать, пока он не наплачется вдоволь, - сказал директор. Друзья расселись вокруг рыдающего незнакомца и стали его утешать. На этом человеке была странная пестрая одежда, и походил он на какую-то птицу с пестрым оперением. Ноги и руки у него тоненькие и хрупкие, как у птицы. Рот - необычной формы, губы оттопырены и вытянуты вперед, словно птичий клюв. - Давайте его напугаем, вдруг он плакать перестанет, - предложил Янчи Паприка. Пинтеке незаметно подкрался к незнакомцу и внезапно с силой бросил свою шляпу о землю. Она упала с таким шумом, словно пушка выстрелила. Незнакомец тут же прекратил рыдать. - Ну наконец-то, - вздохнул с облегчением директор и стал отряхивать шляпу. - Итак, мы слушаем, в чем дело? - Знали бы вы мое прозвище, сразу бы поняли, в чем дело, - проговорил, изредка всхлипывая, странный незнакомец. - И как же тебя прозвали? - спросил Пинтеке. - Свистун! - Очень приятно, - проговорил директор. - Меня зовут Пинтеке, а все это - мои друзья. А теперь все-таки расскажи, что с тобой стряслось? - Знали бы вы, почему меня прозвали Свистуном, тогда бы поняли... продолжал канючить незнакомец. - Так объясни же, почему тебя так прозвали, - начал терять терпение Пинтеке. - Потому что я умею свистеть лучше всех! - Ну, раз ты так говоришь, значит, так оно и есть! А не мог бы ты и нам посвистеть? - спросил Крох. - Ох-ох-ох-хо! - запричитал Свистун, его опять словно прорвало. Пинтеке снова подкрался к нему и опять швырнул шляпу на землю. Раздался громкий хлопок, и человек опять перестал рыдать. - Спасибо, я не плачу. - Тогда расскажи нам свою историю, - приободрил его Пинтеке. - Я так здорово умел свистеть, что даже лесных птиц обучал этому искусству. - Что ж, это замечательная профессия! - сказал директор. - Дело в том, что я не могу больше свистеть. Ох-ох-ох! - снова зарыдал Свистун. Пинтеке решил посоветоваться с остальными. - Ну что нам с ним делать?! Если его бросить одного, у него сердце разорвется от горя. С собой его брать тоже не хочется, для нас это плохо кончится: можно сойти с ума от его рыданий. Крох отозвал директора в сторону: - Давайте вырежем ему свисток из дерева. Пусть свистит на здоровье. - Спасибо за разумную мысль! - сказал Пинтеке. Он отыскал длинный ивовый прут, срезал его под корень и начал вырезать из него свисток. Вскоре все было готово. Пинтеке засунул свисток в рот человеку-плаксе, и сразу же полились красивые трели. Он свистел, свистел, заливался и никак не мог насвистеться. Он и правда свистел, как соловей, а потом защелкал канарейкой. - Только будь внимателен! - предупредил его Пинтеке. - Тебе нельзя разговаривать, иначе свисток потеряешь. Свистун радостно закивал головой и стал обнимать всех по очереди, не умолкая ни на минуту.

10. Состязание в вежливости

Тропинка, по которой друзья двигались вперед, становилась все уже и уже, с обеих сторон на нее наступали кусты, образуя живую изгородь. Теперь будущие циркачи шли гуськом, друг за другом, впереди - Пинтеке, за ним остальные, а замыкал шествие оловянный солдатик. Шли они, шли, пока Пинтеке вдруг нос к носу не столкнулся с сидевшим прямо на тропинке китайцем. Тот сидел, скрестив по-восточному ноги и невозмутимо улыбаясь. Заметив Пинтеке, он расплылся в особенно широкой, любезной улыбке. Пинтеке решил не отставать, он тоже улыбнулся, насколько мог учтиво. Тогда китаец расплылся в такой сладкой улыбке, что ее впору было запивать водой. Пинтеке тоже улыбнулся, стараясь не отстать от соперника. Наконец, перестав улыбаться, китаец кивнул головой. Директор тоже закивал. Китаец встал и склонился в глубоком поклоне. Пинтеке тоже, как мог, изогнул спину, при этом фазанье перо его шляпы прочертило полосу на пыльной тропинке. "Видно, здесь это принято, пронеслось у Пинтеке в голове, - никуда не денешься. Придется сразиться в вежливости, иначе нам дальше не пройти. Надо действовать. Мы тоже не лыком шиты!" - подумал он и выпрямился. Наконец китаец заговорил: - Меня зовут Дзинь-Дзен. Пинтеке представился и знаком показал остальным, чтобы они назвали свои имена. Один за другим друзья представились китайцу, а Семиглавый (Огнедышащий) дракон при этом назвался целых семь раз. Китаец, не переставая улыбаться, терпеливо выслушал их, а потом проговорил: - Да не увянет улыбка на ваших устах! Пинтеке почувствовал, что сейчас начнется настоящее состязание в вежливости. Он махнул рукой своей команде, чтобы все держали ухо востро, ведь в этом соревновании всем придется принять участие. - Не волнуйся! - прошептал директору Янчи Паприка. - Мы непременно победим. Пинтеке кивнул, широко улыбнулся и произнес, обращаясь к китайцу: - Да воцарится вечная весна в вашем сердце! Китаец тут же парировал: - Просыпайтесь свежими даже после недолгого сна! Крох дружелюбно тявкнул и сказал: - Да не попадет вам заноза в ногу! Китаец улыбнулся и мгновенно ответил: - Да не настигнет вас худая весть, но всегда пусть догонит добрая! Наступил черед Ориза-Тризняка. Подмигнув Мирр-Мурру, он откашлялся и произнес короткую речь: - Пусть ваш холодильник всегда будет полон яств: копченой колбасы, грудинки, шкварок, сала, буженины, окороков, зельца, а также молока, сметаны и творога! Проговорив все это, он замолк, горделиво оглядевшись по сторонам. Что правда, то правда, пожелание у него вышло длинным. Китаец слушал внимательно, кивал на каждое слово, улыбался, а когда Ориза-Тризняк замолчал, быстро проговорил: - Да не будет у вас врагов, а будут сотни друзей! Мирр-Мурр немного растерялся, но, собравшись с духом, отбарабанил: - Да не испортите себе желудок дурной пищей! Китаец улыбнулся и небрежно бросил: - Пусть в пути вам сопутствует удача! Теперь "в бой" вступил Фердинанд, лягушонок-пешеход: - Да сбудутся все ваши желания! Китаец кивнул, а Пинтеке с радостью заметил, что тот начал уставать. "Мы его все-таки одолеем!" - подумал он. Но на всякий случай показал рукой, чтобы оловянный солдатик поменялся местами с Семиглавым (Огнедышащим) драконом. Кроме стратегии, в бою нужна и тактика. Улыбаясь, словно заводной, китаец продолжал отбиваться: - Пусть в вашем доме всегда звенит смех! Наступила очередь попугая Баса: - Да не изведаете вы чувства страха! Китаец кивнул и вымолвил: - Да не услышите вы лживого слова! Янчи Паприка медленно и важно проговорил свое пожелание: - Да не порвется у вас одежда! А если это все-таки случится, пусть у вас всегда будет с собой иголка и нитка и еще наперсток, чтобы вы не укололи палец. И пусть у вас всегда будет ткань, из которой можно сделать заплату! И желаю, чтобы ткань была того же цвета, что и ваш костюм! Чтобы над вами никто не смеялся! Это было действительно доброе пожелание, что и говорить. Друзья с нетерпением ждали, что ответит китаец. Тот, однако, не растерялся, а, улыбаясь, проговорил: - Да радуются вам домочадцы, когда вы дома, и горюют, когда вы в отъезде! Затем слово взяла Бобица: - Пусть у вас на устах будут только веселые песни! Китаец опять кивнул и сказал: - Да откроется вам первой цветок вишни! Ослик Шаму ужасно нервничал: он никак не мог решить, что бы такое пожелать китайцу. Покраснев до ушей, он выпалил первое, что пришло в голову: - Да не застрянет репей в вашей шкуре! Янчи Паприка тихо подсказал ему: - В шевелюре. - Спасибо, - прошептал Шаму и поправился: - Да не застрянет репей в вашей шевелюре! Китаец кивнул, сделав вид, что ничего не заметил. Потом промолвил: - Да овевает вас легкий ветерок! Пришел черед оловянного солдатика, который по указанию Пинтеке поменялся местами с Семиглавым (Огнедышащим) драконом: - Пусть вам всегда удается избегать опасности! Китаец слегка осип, но, по-прежнему вежливо улыбаясь, устало процедил: - Пусть у вас под головой всегда будет мягкая подушка! Наконец наступила очередь Семиглавого (Огнедышащего) дракона. Директор возлагал на него большие надежды, он считал, что именно Семиглавый заставит китайца отступить. Как-никак у него семь голов! Пинтеке подмигнул ему и махнул рукой, чтобы тот начинал. Дракон всем своим видом показал, что не подведет, выскажет все пожелания на свете. И он начал: - Пусть в понедельник все сокровища мира будут вашими! - Пусть во вторник все яства мира будут вашими! - Пусть по средам все напитки мира будут вашими! - Пусть по четвергам все радости мира будут вашими! - Пусть по пятницам вам принадлежат все зрелища мира! - Пусть по субботам вам принадлежат все прекрасные мелодии мира! - А по воскресеньям пусть вам принадлежит все, о чем я раньше забыл упомянуть! Это была победа. Полная и окончательная победа. Никаких сомнений быть не могло. Семиглавый высказал все пожелания, которые только можно было придумать. Китаец молчал. По-прежнему улыбаясь, он посторонился с дороги и пропустил членов труппы. Все тут же бросились поздравлять Семиглавого (Огнедышащего) дракона. Пинтеке с гордостью проговорил: - Я основную ставку делал на тебя. Мы просто обязаны были победить! И они вежливо распрощались с китайцем. Собравшись с силами, тот в последний раз улыбнулся им в ответ.

11. Все представляют себя на месте Фердинанда, лягушонка-пешехода

Друзья упорно двигались вперед, спотыкаясь о корни деревьев, перепрыгивая через сухие ветки и валежник. В волшебном лесу тропинка была то гладкой и прямой, то извилистой и полной разных препятствий. Небо над верхушками деревьев потемнело. Казалось, собирается дождь. Пинтеке с тревогой на лице следил за небом и поторапливал друзей. Все прибавили шаг, только Фердинанд, лягушонок-пешеход, стал отставать. Тогда кое-кто начал на него злиться, а некоторые даже покрикивать. Фердинанд старался изо всех сил, но выдержать столь быстрый темп все-таки не мог, поэтому в сердцах крикнул: - Не ругайте меня! Лучше подумайте, каково было бы вам на моем месте! Голос у Фердинанда был одновременно и жалобным и требовательным. И прозвучало в нем что-то такое, что заставило всех прислушаться к его словам. Пинтеке перестал тревожно поглядывать на небо: вроде бы оно посветлело. Фердинанд приободрился. И снова закричал: - Да! Представьте-ка себя на моем месте! Хоть на одно мгновение! Пинтеке первым поставил себя на место Фердинанда. И с удивлением заметил, насколько высокими стали деревья, а корни и ветки выглядели необыкновенно толстыми. Не так-то легко перелезать через них! И как много этих ужасных препятствий! Теперь директор уже не злился на Фердинанда за неповоротливость. "Что правда, то правда, - думал он, - деревья огромные, а корни их почти непреодолимы, если посмотреть на все глазами лягушонка". Затем Крох вообразил себя Фердинандом. Внезапно он почувствовал, что ему стало холодно. По телу пробежал озноб. "Ну конечно, - подумал Крох, - ведь у Фердинанда нет теплой шерсти, земля сырая, а он ходит так близко к земле". И Крох тоже перестал сердиться на лягушонка. Ориза-Тризняк тоже представил, каково Фердинанду. "Гм, - пробормотал он, ноги какие-то непослушные и все время скользят. Ну конечно! Ведь у Фердинанда нет острых когтей. Понятно, что он не может передвигаться так быстро, как я!" Мирр-Мурр также вообразил себя лягушонком-пешеходом. Он сразу же заметил, что все смотрят на него без обычной симпатии. "Почему это? - удивился он. - А, понимаю, у Фердинанда ведь нет такой милой мордочки, как у меня. Напротив, он, честно говоря, не очень симпатичен. Я-то привык, что мне все улыбаются. Бедный Фердинанд! Я теперь сам постараюсь ему улыбаться!" Затем наступила очередь попугая Баса. "Итак, - подумал он, - летать я теперь не могу. Могу только прыгать, ведь у Фердинанда нет крыльев. Видно, совсем ему плохо, бедолаге. Никогда не буду его ругать. У него даже крыльев нет". Паприка, представив себя Фердинандом, заметил, что стал тугодум. Мысли у него двигались как-то медленно, неповоротливо. "Ведь далеко не все умеют так быстро соображать, как я, - думал он. - А лягушонку нужно время, чтобы все как следует обдумать. Хорошо, что теперь я это понял. Впредь буду более терпимым к лягушонку". Бобица тоже начала фантазировать. И вдруг почувствовала, что говорит хриплым, низким голосом. "Куда же пропал мой звонкий, красивый голосок? подумала она. - Ну правильно, я ведь теперь на месте Фердинанда, а у него голос грубый и резкий. Бедняжка! Правда, он здорово трубит. Надо почаще говорить ему об этом!" Наступил черед и ослика Шаму. Он взглянул себе на ноги и убедился, что красивые, лакированные копытца пропали, да и уши тоже! Точнее говоря, остались какие-то бугорки. "Конечно, - подумал он. - Сейчас я на месте Фердинанда, поэтому у меня и нет моих длинных ушей. Надо быть поласковее с лягушонком!" И вот Фердинандом вообразил себя Семиглавый (Огнедышащий) дракон, причем он фантазировал сразу семью головами. И вдруг почувствовал, что у него осталась всего лишь одна голова. "А где остальные шесть? - ужаснулся дракон. - Какое странное чувство! Мне очень одиноко. Я теперь понимаю, почему Фердинанд такой печальный. С этой минуты я постараюсь во всем ему помогать!" Наконец настал черед оловянного солдатика Ать-Два. Он тут же увидел, что теперь у него нет ни шпор, ни меча, ни кивера, ни усов, ни сапог. А без всего этого солдат уже не солдат. "Тысяча шрапнелей! - проворчал он. Несчастный лягушонок! Какие у него могут быть радости в жизни? Гм, гм, надо быть к нему повнимательнее! Кто о нем позаботится?" Фердинанд дружелюбно смотрел на своих спутников, они же с умилением взирали на него. И вот чудеса - небо просветлело, лучи солнца заиграли на листьях деревьев. Первым заговорил сам Фердинанд: - Я бы потрубил немного, если вы не возражаете. Все наперебой стали упрашивать его помузицировать. Говорили, чтобы он трубил себе на здоровье, они, дескать, с радостью его послушают и даже споют вместе с ним. Вот когда они поняли и почувствовали, что нет на свете ничего прекрасней, чем дружба.

12. Сойка, говорящая наоборот

Какая-то птица раскачивалась на ветке и пронзительным голосом кричала: - Икинтуп! Ару! Тевирп! Пинтеке потряс головой, словно ему в ухо попала вода и он стал плохо слышать. - Вы что-нибудь поняли? - спросил он. Друзья стояли под самой веткой и с удивлением вслушивались в крики сойки. - Наверное, она не по-венгерски говорит, - высказал предположение Крох. Сойка продолжала кричать и прыгать, и было заметно, что она злится: - Иксрегнев-оп! Пинтеке почесал в затылке. - Ничего не понимаю, - озадаченно заявил он. - Я тоже ни слова не могу разобрать, - сказал Мирр-Мурр. - Тевирп! - закричала сойка. - Может, это венгерская сойка, только она слова неверно произносит, предположил Янчи Паприка. - Я слышал о таких случаях. Научили ее говорить, но потом она отвыкла и теперь путается, вздор несет. Сойка еще яростнее закричала на них: "Ыв икаруд!" - и в негодовании запрыгала на ветке. Друзья даже немного испугались, что ей станет плохо. - Что мы с ней будем делать? - размышлял вслух Пинтеке. - Наверное, она что-то хочет сообщить нам, только никак не может правильно выговорить! Сойка замолчала, но по ее виду было ясно: она страшно раздражена, ее блестящие глаза-бусинки так и буравили компанию. - Попробуем ей посвистеть, - предложил Крох. - Или протрубить какой-нибудь мотивчик, - сказал Фердинанд. - Все же лучше попробовать с ней договориться. - И он прокричал, обращаясь к птице: - Хорошо? Сойка кивнула в знак согласия. - Видите, она согласна, - изрек Пинтеке. Друзья уселись под деревом, а сойка поудобнее расположилась на ветке. Директор приступил к разговору. - Один. - Нидо, - ответила сойка. - Два. - Авд, - произнесла птица. - Три. - Ирт, - проворковала сойка. Пинтеке беспомощно огляделся по сторонам. Ему не удалось продвинуться вперед. Он так ничего и не добился. - Давайте я попробую, - предложил Янчи Паприка. - У меня есть кое-какая идея на этот счет. Начнем! Он поднялся и крикнул птице: - Отто! - Отто! - отозвалась сойка. Янчи Паприка бросил на остальных гордый взгляд. - Вы теперь поняли, в чем дело? Остальные отрицательно закачали головами, они и сейчас не понимали, о чем идет речь. - А я разгадал секрет, - радостно заявил Янчи Паприка. - В чем же он?. - с любопытством спросил Мирр-Мурр. - Птица говорит по-венгерски, только она слова произносит задом наперед. - И он крикнул сойке: - Да? - Ад, - ответила та. - Вы слышали? - продолжал Янчи Паприка. - Она сказала "ад", то есть произнесла слово "да" наоборот. Все удивились и стали наперебой хвалить Янчи Паприку, хлопать его по плечу, а сойка радостно запрыгала на ветке. - Но как же нам с ней разговаривать? - резонно спросил директор. - У меня есть идея и на этот счет, - ответил Янчи Паприка. Все с любопытством замолчали. Друзья ждали, чтобы он раскрыл свой план. А сойка буквально затаила дыхание. - Моя идея состоит в том, чтобы здесь, в лесу, найти место с таким эхом, которое все наоборот повторяет, как в Тихани - Вот теперь мне все ясно, - ударил себя по лбу Пинтеке. - Тогда мы услышим речь сойки наоборот, то есть все будем легко понимать! Ну-ка, пошли! Они бросились на поиски эха. Янчи Паприка предложил всем кричать слово "Алло!". Он сказал, когда они услышат в ответ "Олла", нужное место найдено. Так кричали они "алло" довольно долго, но повсюду в ответ им неслось то же самое слово. Янчи Паприка строго-настрого приказал сойке молчать, чтобы не мешать им. Сойка ретиво кружилась над ними, но не произносила ни звука. Наконец у покрытой мохом скалы серого цвета они услышали долгожданное "олла". - Вот что нам нужно! - обрадовался Янчи Паприка и крикнул "алло" еще раз, чтобы проверить. - Ну теперь, дружище, твой черед, - сказал Янчи Паприка, обращаясь к птице. - Теперь ты можешь высказать все, что у тебя накопилось на сердце, мы тебя поймем! Сойка набрала воздух и, повернувшись к скале, начала свой рассказ: - Меня зовут Матьи, коротко и ясно - Матьи. Всем известно, что я самая красивая, самая сильная, самая быстрая, самая смелая и самая умная сойка в мире! И то, что я говорю неправильно, это ерунда, случайная ошибка. Точнее, недоразумение. Меня учили говорить с помощью магнитофона и однажды по ошибке включили ленту наоборот. С этого времени я все слова произношу наоборот. Но сейчас с радостью могу вам сообщить, что я - Матьи, самая красивая, самая смелая, самая быстрая, самая сильная и самая умная сойка в мире. Да! - А еще самая тщеславная и самая болтливая! - в сердцах воскликнул попугай Бас. - Я за всю жизнь не слышал столько вздора! Еще хорошо, что ты наоборот все произносишь, тебя хоть понять нельзя. Янчи Паприка покачал головой. Что правда, то правда, сойка болтала ерунду и тщеславна была, видно, сверх всякой меры. На сойку слова попугая не произвели ни малейшего впечатления. Она горделиво поглядывала на бродячих артистов сверху вниз. Ситуация получалась щекотливая, они понимали, что сойка им больше ничего не скажет. И молчали. Наконец Бобица нашлась. - Послушай, - сказала она, обращаясь к сойке. - Повернись, пожалуйста, спиной к скале. Я тебя научу одному стихотворению, повторяй его за мной. Сойка повернулась в сторону Бобицы, а та красивым, звонким голосом начала декламировать стихотворение. Вы легко поймете, какие слова произносила Бобица, а какие - сойка. Вот как прозвучало это стихотворение: Светает - театевс. Мы пришли - илширп ым Издалека - акеладзи. Лучи - ичул, Звезда - адзевз, Мы - ым Играем, но молчим - мичлом он, меарги. После этого они попрощались с птицей, которая еще долго кричала им вслед: "Тевирп, тевирп!" Ведь сидела она, повернувшись к скале спиной.

13. Шандор, Йожеф, Бенедек

Внезапно сильно похолодало. При выдохе стал заметен пар, покрылась тоненьким слоем льда вода в лужах и небольших озерах. Друзья начали ежиться от холода, а потом и дрожать, зубы их стали отбивать какую-то странную мелодию. - Ч-что это? 3-з-зима наступила, ч-ч-что л-ли? - проговорил, стуча зубами, Ориза-Тризняк. - Н-и-но ведь с-сей-час еще л-л-лето! - возразил Пинтеке. Друзья невольно стали прижиматься друг к другу, чтобы согреться. Они страдали от холода, стучали зубами, дрожали. Неожиданно Фердинанд закричал: - А ч-ч-чего м-мы, собственно, м-мерзнем? У нас же есть Семиглавый дракон, значит, огня у нас хватает! Семиглавик, разведи-ка, будь добр, костер, согрей нас! И правда, чего им мерзнуть, если с ними Семиглавый (Огнедышащий) дракон?! Семиглавый дракон разжег в своих пастях огонь, друзья набрали валежник и развели большой костер. Потом они уселись вокруг костра и стали греться. Так они сидели грелись, пока вдруг не увидели трех незнакомцев. Они были на редкость худыми, дрожали от холода, и у каждого на спине висел тощий мешок. Незнакомцы шли прямо на костер. - Добрый день! - сказал один, постукивая зубами от холода. - Эй, да тут костер! - заметил второй. - То, что нам нужно! - произнес третий. - День добрый! - отозвался Пинтеке. - С кем имеем честь? - Нас зовут Шандор, Йожеф, Бенедек! Мы носим в мешках тепло. Мешки у нас есть, да только пустые, как видите. В них совсем нет тепла. - Так идите сюда и грейтесь! - предложил Пинтеке. Шандор, Йожеф, Бенедек опустились на корточки рядом с Семиглавым (Огнедышащим) драконом и, вытянув ладони, стали греться у огня. Когда лица у них покраснели от тепла, Бенедек заговорил: - Эх, если бы я мог собрать в свой мешок это тепло да выпустить за околицей! Нас ведь в деревне просто заждались! Шандор тоже вздохнул: - Конечно, тогда бы все перестали лязгать зубами! Йожеф поддержал их: - Нас очень ждут. Я так и слышу их голоса: "Шандор, Йожеф, Бенедек, принесите же тепло!" Услышав эти слова, Крох что-то прошептал Пинтеке, а тот в свою очередь Семиглавому (Огнедышащему) дракону. Прошептал же он вот что: "Семиглавик, помоги, пожалуйста, этим людям. Пусть они наберут полные мешки теплого воздуха и отнесут туда, где их так ждут". Дракон кивнул в знак согласия. И тогда Пинтеке торжественно заявил: - Наполняйте свои мешки теплым воздухом, мы с радостью поделимся с вами! - Спасибо! Большое спасибо! - закричали наперебой Шандор, Йожеф, Бенедек. Они сняли с плеч свои объемистые мешки, раскрыли их, а Семиглавый (Огнедышащий) дракон стал выпускать над ними огонь, чтобы наполнить мешки теплым воздухом. Наконец мешки стали плотными, как большие воздушные шары. Тогда Шандор, Йожеф, Бенедек затянули их веревками. - В благодарность за вашу доброту мы расскажем вам одну историю, сказал Бенедек. - Давным-давно, у прапрадедушки моего прадедушки тогда еще молоко на губах не обсохло, на земле было только одно время года - лето. Оно длилось круглый год. Все время светило солнце, благоухали цветы, деревья сгибались под тяжестью плодов. Никто тогда и слыхом не слыхивал о лютой зиме и морозах, никто не знал, что такое весна и осень. Вот тогда-то и встретились прапрадеды наших прадедов. Их звали так же, как и нас: Шандор, Йожеф, Бенедек. Ребята они были бойкие, веселые, крепко дружили друг с другом, водой не разольешь. Они гуляли по полям и лесам, лакомились ягодами и фруктами, запивали их ключевой водой. И вот однажды кто-то из них воскликнул: "До чего же эта жара надоела!" Двое других тут же начали ему поддакивать, дескать, им тоже надоело это вечное тепло. Друзья решили попытаться изменить такое положение. Свободного времени у них было много, поэтому решили они отыскать место, где живет Лето. Недолго думая, отправились в путь. Шли они три дня и три ночи и вот подошли к воротам огромного амбара. - Давай войдем, - стали подталкивать они друг друга. Наконец решились и перерезали ивовую лозу, которой были завязаны ворота. Внутри амбара оказались три клетки. В одной из них скрючилась Весна, в другой сидела Осень, а в третьей, в углу, лежала Зима. Времена года обрадовались появлению друзей. Осень тут же начала им шептать: - Видите, каково нам здесь? Заточили нас, заперли. Откройте двери клеток, мы вам пригодимся. Только открывайте быстрее, пока старика сторожа нет! Не раздумывая, парни взялись за дело: открыли двери клеток, оттуда сразу же выпрыгнули Осень, Весна и Зима. - Спасибо, спасибо! - прокричали они, и след их тут же простыл. В это время друзья заметили, что с посохом в руках к ним бежит запыхавшийся старик сторож, одетый в просторный белый плащ. Рядом с ним неслась собака. Он еще издалека стал кричать беглецам: - Эй, стойте! Остановитесь! Стойте! Старик в бессильной злобе потрясал посохом, но сделать уже ничего не мог. И тогда он проклял прапрадедов наших прадедов: - Будьте вы прокляты, вы, ваши сыновья, ваши внуки, правнуки и праправнуки! А в наказание вы в конце зимы будете разносить тепло в мешках, раз сами этого захотели! Да будет так! А теперь убирайтесь с глаз моих долой, а не то я вам бока обломаю посохом! - Вот так все это случилось! - закончил свой рассказ Бенедек. - С той поры наши прадеды, деды, отцы, а теперь и мы вынуждены разносить тепло. Шандор, Йожеф и Бенедек взвалили мешки на плечи и отправились в свой далекий, нелегкий путь. Компания долго смотрела им вслед. Вскоре друзья почувствовали, что воздух заметно потеплел, и Семиглавый (Огнедышащий) дракон тут же погасил огонь в шести пастях из семи.

14. Друзья получают в подарок свои следы

Шли они, шли и вдруг увидели огромный щит, прибитый к двум деревьям. На щите было написано объявление:

ВНИМАНИЕ! НЕ УПУСКАЙТЕ СВОЙ ШАНС!

И чуть ниже более мелкими буквами:

ОТДАЙТЕ ТО, В ЧЁМ У ВАС НЕТ НИКАКОЙ НАДОБНОСТИ!

Пинтеке вслух медленно прочитал текст объявления. - Вроде бы тут всё понятно, - заметил он. - Вообще-то не очень, - проворчал Семиглавый (Огнедышащий) дракон, - я ничего не понял. Пожалуйста, разъясни мне смысл этих слов! - Лучше я еще раз прочту, а ты внимательно слушай! - проговорил Пинтеке. И он медленно с начала до конца перечитал текст объявления, но Семиглавый (Огнедышащий) дракон и на этот раз ничегошеньки не понял, ни гугу. - Видно, тебе совсем не помогает то, что у тебя семь голов, рассердился директор, - ты от этого не стал в семь раз умнее! Скорее наоборот! В этот момент друзья услышали у себя за спиной приятный вкрадчивый голос: - Не волнуйтесь понапрасну! Дядюшка Хитрец все вам разъяснит. Все начали оглядываться, осматриваться, чтобы посмотреть, кто это с ними заговорил. Наконец они увидели в траве гнома - маленького человечка с красивыми голубыми глазами, красным лицом и длинной седой бородой. На голове у него красовалась старая, сильно измятая шапка. - Вы и есть дядюшка Хитрец? - спросил у него Пинтеке. - Я, - гордо ответил гном, снял шапку и потер ею лысину, а потом продолжил: - Я этот щит соорудил и объявление написал. Правда, интересное объявление? - Очень интересное, - с готовностью согласился Семиглавый дракон. - Вот только я никак в толк не возьму, что значит второе предложение. Прошу тебя, объясни его мне, пожалуйста! - С радостью! - воскликнул гном. - Именно поэтому я и вышел встретить вас, моих дорогих гостей! Подходите сюда поближе! Смелее! Давайте пройдем все вместе вон туда, на поляну! Любезно улыбаясь, он пошел во главе процессии, поминутно снимая шапку и отвешивая поклоны. Будущие артисты послушно двигались вслед за ним. И вот они вышли на ровную поляну, имевшую форму правильного прямоугольника. Причем поляна эта была расчерчена на такие же прямоугольники, только значительно меньших размеров. Почва здесь была глинистая. Почти все маленькие прямоугольники были заполнены следами чьих-то ног. Рядом с ними в землю были воткнуты стержни с маленькими табличками, на которых были написаны имена владельцев следов. Гном остановился на краю поляны и сказал, обращаясь к нашим друзьями: - Будьте любезны, встаньте здесь в одну шеренгу! Сейчас я вам все объясню! Демонстрируя свои владения, он сделал такой широкий жест рукой, что едва удержался на ногах. - Это моя коллекция! Смело могу утверждать, что она не имеет равных себе в мире. Одни собирают марки, другие монеты, а я - коллекционирую следы. Все побывавшие здесь оставляли мне на память свои следы. Ведь они никому не нужны, а мне этим подарком люди доставляют большую радость. Ну, а теперь ты все понял? - спросил гном у Семиглавого голосом строгого школьного учителя. - О да! - счастливо проговорил дракон. - Только вот загвоздка, почему ты написал "Не упускайте свой шанс!"? Гном заулыбался, поглаживая свою длинную окладистую бороду. - Что же, я и это вам объясню. Но прежде мне надо сходить к ручью за водой. Мне приходится все время поливать глину, чтобы она не засыхала, иначе почва потрескается и ценные экспонаты моей коллекции могут пропасть. Подождите меня немного, я мигом обернусь! Он взял в каждую руку по небольшому ведру и поспешно направился в глубь леса. Друзья с любопытством стали разглядывать коллекцию дядюшки Хитреца. Каких только следов в ней не было! Тут были и большие следы, и маленькие, и взрослых людей, и детей. Мирр-Мурр стал вслух читать надписи на табличках. - Это следы Дюри Козмы, эти - Кати Козмы, а рядом - Габора Этелей, с ним вместе - Маци Этелей. Ориза-Тризняк не захотел отставать от друга и тоже осторожно подошел к следам чьих-то ног. Он начал читать по складам: - Вот следы Борбалы Шёгешди, а вон там - бршайи Калас, рядом - Пйшты Каласа. А там вон - Бёнце Ковача. - Осторожнее, не повредите следы! - предостерег их директор. Семиглавый (Огнедышащий) дракон всеми семью головами ухитрялся читать надписи в семи разных местах, он так увлекся, что у него едва не погас огонь. Хорошо, Ать-Два его предупредил. Семиглавый поспешно отдернул ту голову, в которой едва тлел огонь, а остальными продолжал рассматривать коллекцию гнома. При этом губы у него шевелились, он тоже читал вслух: - Нора Юхас, Габор Шбмлаи, Жолт Бёрки, Мате Мамче-ров, Акош Рона и Агнеш Рона. Бобица внезапно вскрикнула: - Смотрите, здесь какая-то иностранка след оставила! Жу-жа Хорвай! Оловянный солдатик Ать-Два умерил ее пыл: - С чего это ты решила? Ведь это можно прочитать и как Хорвай Жужа Крох долго рассматривал один след, принюхивался к нему. - Собачий, - наконец заявил он. - И на табличке написано: "Бймбо". Мне кажется, это след большой немецкой овчарки. Тут к ним подошел гном с двумя ведрами воды. - Ну что, познакомились? - спросил он с улыбкой. - Я сейчас полью водой глину вот здесь и там, а вас прошу, когда почва размякнет, наступите на нее. Причем, прошу вас, поосторожнее, рисунок у следа должен быть четким и чистым. Это очень важно! Я собираю только четкие и красивые следы! Слово опять взял Семиглавый (Огнедышащий) дракон: - Ты же обещал мне все объяснить! Дядюшка Хитрец, продолжая улыбаться, уставился на дракона своими глазками-угольками: - Раз обещал - значит, объясню. Нет для коллекционера большей радости, чем говорить о своем увлечении! Но прежде всего прошу вас оставить свои следы! Пожалуйста, наступите на глину вот здесь один за другим. И он стал осторожно и тщательно смачивать глину водой. Друзья оставили свои следы на указанном участке, гном тут же написал их имена на табличках, а потом воткнул рядом с отпечатками ног будущих мировых знаменитостей. По просьбе Пинтеке рядом с его именем гном написал: "Директор всемирно известной цирковой труппы". - Видите ли, - заявил Пинтеке, - реклама никогда не помешает! Хотя наш цирк еще только создается, он все равно скоро станет известным на весь мир! Со следами все шло очень гладко, только с Фердинандом, лягушонком-пешеходом, приключилась беда. Он застрял в мокрой глине. Тянули его, тянули, но вытащить никак не могли. - Подождите! - сказал дядюшка Хитрец. - Мы еще немного смочим глину, пусть она мягче станет. Ты ведь воды не боишься? - Лей, не жалей! Чего-чего, а воды лягушки никогда не боялись. Гном плеснул воды под ноги Фердинанду. Он немного перестарался: почва окончательно размокла. - Постой, пожалуйста, немного на одном месте, - взмолился дядюшка Хитрец, - иначе все следы смажутся. Я сейчас что-нибудь придумаю. Гном задумался, теребя свою окладистую, пышную бороду, время от времени он почесывал в затылке, снимал и вновь на-хлобучивал на голову шапку. Циркачи с большим любопытством наблюдали его мучительные раздумья, которые столь явно отражались на лице дядюшки Хитреца. Наконец гном хлопнул себя по лбу и громко воскликнул: - Есть одна идейка! Ну-ка, Семиглавый, встань, будь добр, рядом со мной! Семиглавый (Огнедышащий) дракон тут же выполнил его просьбу. - Что я должен делать? - спросил он. - Вытяни шею над Фердинандом, любую из семи. Он за нее ухватится, а ты медленно и осторожно поднимай голову вверх. Понял? - Конечно! - произнес Семиглавый (Огнедышащий) дракон и вытянул шею, но, к сожалению, это была шея той головы, в которой хранился огонь. - Эй, осторожней! - закричал Фердинанд. - Ты меня подпалишь! - Прошу прощения, - проговорил Семиглавый. Он убрал эту голову и вытянул другую. Фердинанд ухватился за шею обеими лапками и вполне благополучно выбрался из глины. - Ну, а теперь я могу объяснить вам смысл надписи "Не упускайте свой шанс!", - сказал гном. Друзья уселись под деревом на краю поляны и приготовились слушать. - Это ведь не какая-нибудь уловка с целью заманить зевак, - сказал дядюшка Хитрец. - Действительно, на первый взгляд надпись странная, не каждый ее поймет. - Вот видите, - радостно вскрикнул Семиглавый, - я даже на седьмой взгляд ее не понял! - Это не значит, что другие не разобрались, что к чему! - высокомерно бросил Пинтеке. - Мы очень быстро все поняли... - Не перебивайте! - прикрикнул гном. - Итак, я продолжаю. Ведь, в сущности, я собираю не только следы, но и память об их владельцах. Я храню благодарную память о тех, кто выполнил мою просьбу и оставил след для моей коллекции. Смотрю я на нее и думаю обо всех вас. Разве это не прекрасное чувство, когда знаешь: о тебе помнят, ты оставил о себе добрую память! И это прекрасное чувство я дарю вам взамен следов. Вот почему я имел полное право написать вторую часть объявления. Теперь смекнул, в чем дело? спросил он у Семиглавого.

- Теперь я все понял, - ответил дракон, - и очень благодарен тебе за объяснение. - Ты и о нас будешь вспоминать? - поинтересовалась Бобица. - Конечно! - сказал гном. - Извините, мне опять надо бежать за водой, чтобы глина не высохла. Желаю вам счастливого пути! Он схватил ведра и побежал в сторону родника. Друзья тоже двинулись в путь. Попугай Бас, пройдя несколько километров, даже вернулся назад, чтобы еще раз посмотреть на следы, а потом быстро догнал остальных. - Я посмотрел, не смазались ли они. Это ведь так здорово, что он будет о наc помнить. Важно, чтобы наши следы были четкими и чистыми! - пробормотал он.

15. Прощание с волшебным лесом

Так шли они довольно долго, пока не увидели, что тропинка внезапно оборвалась. А в конце ее сидел уже известный путешественникам бедняк. У него длинные седые волосы, ниспадающие на плечи, большие усы до конца подбородка. На ногах у бедняка - старые стоптанные ботинки, а на плече сума, отделанная мехом. Он смотрел на будущих циркачей и улыбался. Особенно широко он улыбнулся, когда увидел Фердинанда. Тот в ответ тоже одарил бедняка широкой и доброй улыбкой и даже подмигнул ему. - Добрый день, - приветствовал бедняка Пинтеке и снял шляпу. Бедняк приветливо кивнул. - И вам день добрый! - проговорил он. - Итак, наступил конец вашему путешествию по волшебному лесу. - Да, вроде мы вышли из леса, - сказал директор. - Ну что же, присядьте пока, отдохните, - предложил друзьям бедняк. Они с радостью согласились и уселись прямо на траву у самого конца тропинки. - Все это время я наблюдал за вами, - заявил бедняк, продолжая улыбаться, - и могу сказать, что вы вели себя достойно. Не бросали друзей в беде, были терпеливыми, добрыми. Это пришлось мне по душе. Я по-настоящему жалею, что вы уходите из моего леса. Между прочим, если хотите, оставайтесь! Если нет, не забывайте, что волшебный лес в любое время примет вас с радостью! - Спасибо за теплые слова! - поблагодарил его директор от имени всей труппы. - Мы всегда будем Помнить о вашем любезном приглашении. - Куда же вы теперь направляетесь? - спросил бедняк. - Мы хотим отыскать моего друга Баламбера. Он живет неподалеку, в замке, работает там комендантом. В замке мы собираемся репетировать, там моя труппа будет учиться секретам циркового искусства, а потом мы отправимся покорять мир! - Что ж, замечательный план! - кивнул бедняк. - Желаю вам успеха! Когда я был маленьким, очень любил ходить в цирк. - Вот что мне на ум пришло, - произнес Пинтеке. - Мне очень нужна новая волшебная палочка. Старую я где-то потерял. - Нет ничего проще, срежь ветку с любого дерева! Пинтеке тут же срезал длинную ветку. - А вот подзорную трубу я прошу вас вернуть обратно, - сказал бедняк, она действительно принадлежит обезьяне. Директор отдал бедняку подзорную трубу. Бедняк снял с плеча суму и сказал: - За достойное поведение вы получите от меня три подарка. Первый свисток. Свистните, если кому-нибудь потребуется помощь, и ваше желание исполнится. Второй - сдобная пышка, которая, правда, изрядно пережарена видите, она почти превратилась в уголь, но это ничего. Спрячьте ее пока, достанете, когда будете очень голодны. Ее хватит на всех. Третий подарок стихотворение. Благодаря ему вы никогда не собьетесь с пути: здесь многие города и поселки названы.

В Пишко мы пешком рванули, день по Шату мы шатались, в Гёргетеге с гор катались, в Потони мы утонули. В Шютте шутили, в Олде долбили, в Пате потели, в Ньёште не ели, в Чёсе чесались, в Боде бодались, и, глаза тараща, мы явились в Таррош. За невежливую речь в Пёче бросили нас в печь. Сонные гиганты в Гиге нас корили за интриги. В Козард мы входили, блея, в длинных козьих бородищах. Не нашли мы брадобрея ни за сотню, ни за тыщу. Лбы едва не поросли в Поросло у нас травой. Ушли. В Шошвертике вертикально, затекально, вытекально в небо дождевые трубы жадно вытянули губы. Мёргеш. Мергелевый конь под землею вскачь несется. У него из глаз - огонь. То-то Мёргеш весь трясется. В Палконье - палки, в Валконье - свалки, в Пали упали, в Цуне - цунами, в Цйганде - цыгане, в Литке - улитки, в Чёнье - мученье, в Тёрпеше терпели, в Сёлеште зашелестели. В Гадаче живет гадюка, жалит всех подряд без звука. В Дуже проживает уж, он лежит и порет чушь: "Через три-четыре дня мир узнает про меня!" В Нёже нас нежь, в Коромле корми, в Позву зови. В Красноквайде целый год жди меня у красных вод. В Озде нацепи звезду и спляши мне на ходу. В Собе дали нам собаку, в Лаке - мебельного лаку, в Чанн - чан, в Чоме - чемодан, в Пюшки - пушку, в Сухе - сушку, в Маслони - масла, а в Мйсле - мыслей. Тихань. Круглая луна. Постучимся в погреб сна.

- Теперь, - сказал бедняк, закончив декламацию, - еще раз желаю вам счастливого пути! Он одарил их в последний раз своей доброй и широкой улыбкой и пропал. А вместе с ним исчез и волшебный лес со всеми его обитателями. Друзья стояли и глазели на это чудо. Пин-теке даже головой покачал, приходя в себя. - Вот так, был лес - и не стало его, - задумчиво проговорил он. - Самое главное, у нас есть волшебная палочка! Вперед! Нам еще сегодня надо добраться до замка! Декламируя услышанное от бедняка стихотворение, друзья двинулись дальше. Вскоре они вышли на дорогу, которая, как утверждал Пинтеке, вела прямо в замок. Директор по-прежнему шел впереди, а замыкал шествие оловянный солдатик. При этом он хныкал: "Вот так лес! Взял и исчез. Ни с того ни с сего. Хорошо, хоть дождя нет!" Но в конце концов он успокоился и замолчал. Затаив дыхание, друзья шли дальше в ожидании новых приключений.

16. Похищенный замок

У замка их ожидал сюрприз. Они прошли по мосту, переброшенному через речушку, но никакого замка не обнаружили. Осталось только ровное место, где когда-то находилось здание. Что-то вроде поляны. Пинтеке настолько удивился, что встал как вкопанный, не веря своим глазам. - Куда же он подевался? Он же всегда вот здесь стоял! Эй, Баламбер! закричал он. Друзья немного подождали, но ответа не последовало. Точнее говоря, спустя несколько секунд до них донеслись чьи-то рыдания. Кто-то неудержимо, горько плакал поблизости. - Эй, Баламбер! - снова крикнул Пинтеке. - Ты здесь? Плач прекратился. - Здесь! - внезапно ответил Баламбер и вышел из лачуги, сооруженной из обломков досок. Пинтеке обнял лохматого человека с заплаканным лицом, потом стал похлопывать его по спине и приговаривать: - Дружище Баламбер! Что случилось? - Ох-ох-ох! - снова захныкал Баламбер низким голосом. - Ну, я вижу, тут дело нешуточное. Пошли-ка в дом, там ты все расскажешь. Он взял приятеля под локоть и направился вместе с ним в сторону лачуги. - А вы что остановились, ждете особого приглашения? - крикнул он остальным. - Проходите, располагайтесь во дворе, отдыхайте, пока я не выясню у этого плаксы, что с ним такое приключилось. Надо же нам знать, почему он так заливается. Как-никак он комендант и поэтому несет полную ответственность за то, что здесь происходит. В конце концов, только он знает, куда делся замок. Они вошли во двор и уселись на фундаменте пропавшего замка. - Ну, кум Баламбер, успокойся, пожалуйста, - снова стал подбадривать друга Пинтеке, - расскажи мне, что произошло. - А случилось это так, - начал свой рассказ Баламбер. - Решил я на ярмарку сходить. Она тут, рядом. Я был уверен, что спокойно могу на несколько часов оставить замок без присмотра, ведь обычно сюда никто не заглядывает. Закрыл я ворота на замок, спрятал ключ в карман и отправился на ярмарку. На обратном пути к замку я сразу почувствовал что-то недоброе. На верхушке сторожевой башни не было флюгера-петушка. И чем ближе я подходил, тем яснее становилось: случилось непоправимое! Не было ни башни, ни замка. Поначалу я решил, что у меня что-то с глазами. Подошел к мосту и тут окончательно убедился, что украли даже ворота. Как они ухитрились это сделать, до сих пор понять не могу! И замок-то был так себе, небольшой и довольно старый. Но мне он подходил. А украли его как раз за месяц до моей пенсии. Теперь пенсии - каюк! Меня со службы прогонят, это уж как пить дать! И он опять стал рыдать, растирая слезы по щекам. Пинтеке похлопал его по плечу. - Не грусти, Баламбер, я приму тебя в свою труппу, и все образуется. Мы покорим весь мир! - В цирк? Вот здорово! - обрадовался Баламбер. - Только я ничего не умею делать. Пинтеке задумался. - Послушай, Баламбер! - проговорил он наконец. - Ты у нас львом будешь, у нас как раз нет диких зверей. А ты умеешь громко реветь. Немного потренируешься, и успех обеспечен! Скажи, пожалуйста, еще раз, где была ярмарка? - В соседней деревушке, - ответил Баламбер, - но с завтрашнего дня она, видимо, отправится дальше. - Тогда за работу, друзья! - вскочил на ноги директор. - Начинаем репетицию. Фердинанд, ко мне! Остальные отойдите к лачуге. Кум Баламбер, встань на четвереньки, как-никак ты теперь лев. А еще тебе придется научиться скалить зубы, чтобы выглядеть пострашнее. Итак, прошу внимания! У нас нет времени для долгих репетиций. Мы должны успеть на ярмарку. Фердинанд, марш! После этого Пинтеке отошел к лачуге и там быстро надел плащ, сапоги и цилиндр. Взяв в руки волшебную палочку, он вернулся к фундаменту - это было все, что осталось от украденного замка. А Фердинанд трубил, стараясь изо всех сил. - Музыка, стоп! - прокричал Пинтеке. Фердинанд тут же умолк. - Первым номером выступаю я - приветствую зрителей. Вторым номером акробат. Будь добр, иди сюда! - сказал он, обращаясь к попугаю. - Вот обруч, это тебе для акробатического этюда. Посмотрим, как у тебя это получится! Попугай Бас ухватился клювом за обруч и сделал полный оборот. Затем, ухватившись покрепче, стал быстро и непрерывно вращаться. - Замечательно! - похвалил его Пинтеке. - Тебе обеспечен шумный успех! Третий номер - музыкальный эксцентрик Фердинанд! - А что я должен делать? - робко спросил лягушонок-пешеход. - Это же совсем нетрудно! - сказал директор. - Ты должен прыгать, строить забавные рожи и трубить. Фердинанд вышел на середину двора, запрыгал, затрубил и при этом ухитрялся корчить забавные физиономии. - Ну как? - крикнул он, закончив свой номер. - У тебя все хорошо получается, только прыгай повыше, - ответил Пинтеке. - Теперь четвертый номер нашей программы - прославленный фокусник Пинтеке! Музыканты, туш! Зрители, аплодисменты! Крох, прошу тебя на время стать моим ассистентом. Будь добр, принеси реквизит. - Какой реквизит? - не понял Крох. - Стол, большой платок и двух котов. Мирр-Мурр и Ориза-Тризняк будут выполнять роль кроликов. Уши у них, правда, коротковаты, но мы не станем обращать на это внимания. Крох принес стол из лачуги Баламбера, большой цветастый платок, а коты подошли к директору. Пинтеке объяснил присутствующим номер: - Прошу внимания, дамы и господа! Великий фокусник Пинтеке демонстрирует свое искусство. Я сейчас устрою сеанс черной магии. Накрываю цилиндр платком! Как вы сами можете убедиться, сейчас он пуст! Смотрите все, волшебная палочка движется справа налево, теперь слева направо, фокус-покус, раз, два, три! Как вы думаете, есть что-нибудь в цилиндре? А? К этому времени в цилиндре должен быть кролик. Поэтому, дорогой Мирр-Мурр, тебе надо незаметно проползти под платком в цилиндр. Потом я сниму с цилиндра платок и продемонстрирую тебя зрителям. Все ясно? - Да! Все довольно просто! - ответил Мирр-Мурр. - Работать вы будете вместе с Ориза-Тризняком, - продолжил директор, а чтобы вы не путались, когда и кому лезть в цилиндр, я вначале постучу по правому карману, и в шляпу полезет Мирр-Мурр, а потом по левому - тогда Ориза-Триз-няк. Ясно? - Проще пареной репы, - небрежно бросил Ориза-Триз-няк. - А теперь следующий, пятый, номер нашей программы - Семиглавый дракон - огнеглотатель! - Гип-гип-гип-гип-гип-гип-гип, ура! - прокричал Семиглавый дракон. - Помолчи пока! - цыкнул на него директор. - В цирке говорит только ведущий, то есть я! Я же буду говорить так: "Дорогая публика, есть ли у кого-нибудь коробка спичек?" Наверняка найдется человек, у которого окажутся спички, он по моей просьбе зажжет одну, а ты разинешь пасти и выпустишь огонь, а потом быстро захлопнешь их. Ясно? Семиглавый ничего не ответил. - Теперь говори сколько хочешь, это во время представления ты обязан молчать. Понял, что ты должен делать? - Понял, - семь раз подряд рявкнул Семиглавый (Огнедышащий) дракон. - Наступает очередь Баламбера, царя зверей! Пожалуйста, Баламбер, порычи! Баламбер заревел так громко, что остальные едва не оглохли и стали затыкать уши пальцами. - Хорошо, хорошо, достаточно! Перестань, пожалуйста. Но не забывай скалить зубы. Итак, ты идешь у нас последним номером в программе. - А что же мы будем делать? - с отчаянием в голосе спросил Ать-Два. Мы вообще не будем участвовать в представлении? Пинтеке задумчиво посмотрел на остальных членов труппы и проговорил спустя несколько секунд: - Вы будете изображать "живую картину"! - Вот здорово! - закричала Бобица. - А что это такое? - Слушайте внимательно, что я придумал, - продолжил Пинтеке. - Бобица, ты у нас будешь Спящей красавицей. Сделаешь вид, что крепко спишь. Ослик Шаму будет ложем, на котором ты возлежишь. Оловянный солдатик постоит рядом с тобой: он охраняет твой сон. Янчи Паприку сделаем принцем, он разбудит Спящую красавицу поцелуем. Понятно? Теперь давайте репетировать! - Мне все ясно, - сказал Ать-Два. - Уж я-то буду охранять ее как следует. Они сыграли "живую картину". Бобица легла на спину ослику, Ать-Два обнажил свой меч и встал рядом, Янчи Паприка подошел к Бобице и поцеловал ее. Спящая красавица тут же очнулась от глубокого сна. Пинтеке остался доволен увиденным, он снял плащ, цилиндр, сапоги и убрал в ящик. Потом сказал, обращаясь к своей труппе: - Завтра у нас особый день. Мы проводим первое представление. Это будет великий день, я уверен. Еще раз прошу вас постараться не ударить в грязь лицом! Сегодня мы должны лечь спать пораньше, на рассвете отправляемся на ярмарку. Балам-бер, закрывай ворота! - Увы, это невозможно сделать, - печально произнес Ба-ламбер, - ты забыл, их тоже украли. - Не беспокойтесь, - заявил Крох, - я буду стоять на часах. Друзья стали устраиваться на ночлег, а Крох пошел к месту, где когда-то находились ворота замка, чтобы охранять сон своих друзей. Он уселся на землю и стал глазеть на луну, а потом начал пересчитывать звезды на небе.

17. Баламберу не спится

Баламбер никак не мог уснуть, он беспрестанно ворочался с боку на бок, но сон так и не шел к нему. Баламбер все время думал об украденном замке. Наконец он поднялся на ноги и отправился к Кроху. Он осторожно брел по двору, стараясь не потревожить сон товарищей. Баламбер уселся рядом с Крохом и тоже стал всматриваться в небо, издавая при этом тяжкие вздохи. Крох какое-то время с сочувствием прислушивался к его вздохам, а потом предложил: - Надо бы по следу пойти! - Что? - переспросил Баламбер. - Надо пойти по следу воров, укравших замок. В нашем распоряжении целая ночь. Я могу попросить оловянного солдатика постоять в карауле, а мы отправимся по следу преступников, - предложил Крох. Баламбер тут же прекратил вздыхать, в его глазах вспыхнула надежда, и он возбужденно закричал: - Замечательная мысль! Удачнейшая идея! Давай прямо сейчас примемся за дело! Они разбудили Ать-Два, который был дисциплинированным солдатом и тут же принялся караулить спящих, расхаживая у ворот. Крох и Баламбер отправились на расследование. - Прежде всего, - заявил Крох, - расскажи мне, как выглядит украденный замок. Я должен знать, что мы ищем. Баламбер принялся описывать похищенный дворец. - Начну сверху. На сторожевой башне замка был флюгер в форме петушка. Из меди. А в башне жила галка со своим семейством... - Стоп! - перебил его Крох. - Вот и первый след. Теперь можно по-настоящему взяться за дело. Будем расспрашивать галок. Ну что же ты, продолжай! - Под башней находился тронный зал, в нем стояли трон, стол и стулья. Собственно говоря, вот и все. Ах, да! Еще был подвал, но он уцелел. - Какие-нибудь особые приметы не припомнишь? - Здание было построено из красного камня. Да, чуть не забыл! Замок издавал сильный запах сливового варенья. Я его всегда в подвале варил и хранил. Видно, запах въелся в стены. - Очень хорошо! Это вторая примета. Скоро мы сможем двинуться в путь! - И правда, - сказал Баламбер, - уже скоро полночь, а там и до утра рукой подать. - Минуточку, - бросил Крох, - мы еще кое-что должны иметь в виду. - Что? - спросил Баламбер. - Похитители должны были увезти замок на телеге. На спине его не утащишь. Итак, телега. Вот и надо обследовать местность, чтобы найти следы телеги. Причем следы эти обязательно должны быть глубокими. Я подчеркиваю, очень глубокими! Это самая важная улика. С нее и начнем. К счастью, в ту ночь луна светила ярко, небо было безоблачным. Поэтому они довольно быстро обнаружили глубокую колею, оставленную колесами тяжело нагруженной телеги. - Ага! - прокричал Крох. - Вот что нам нужно. Баламбер диву дался, почему Крох решил, что именно эти следы они искали. Он громко спросил: - Откуда ты знаешь, что это те самые следы? - Был бы ты ниже ростом, сам понял бы! Но Баламбер и на этот раз ничего не уразумел. - Тогда бы ты, - терпеливо продолжил объяснение пес, - придавал большее значение деталям. Сверху для тебя все следы кажутся одинаковыми. Ты не привык внимательно вглядываться в то, что у тебя под ногами. Ты смотришь вдаль. Следишь за тем, что находится далеко от тебя. Вот и не можешь правильно оценить след телеги в дорожной пыли. Теперь понимаешь? Мы, собаки, находимся ближе к поверхности земли, поэтому внимательнее всматриваемся в то, что у нас под носом. Я дам тебе добрый совет: никогда не веди расследование без собаки! Только пес способен все заметить и во всем разобраться! А каждая мелочь может оказаться очень важной для расследования! Баламбер кивнул, но все-таки продолжал настаивать: - Итак, след есть! Так давай поскорее пойдем по нему! - Вообще-то мы можем трогаться в путь, - сказал Крох, - но все-таки я бы хотел еще кое в чем разобраться. - В чем еще? - с отчаяньем в голосе спросил Баламбер. - Ведь ты нашел след телеги, на которой везли замок. - Все надо как следует проверить! А вдруг на этой телеге везли мешки с мукой. След глубокий, это верно. Но что за груз был на ней? - Быстрее выясняй, и пошли дальше! - Баламбер начал терять терпение, но собака не обращала на него никакого внимания. Крох внимательно осматривал обочины дороги, принюхивался, изредка похмыкивал. - Ну, - спросил Баламбер, дрожа от нетерпения, - удалось что-нибудь установить? - Да, - спокойно произнес в ответ Крох. - Я уже знаю, что на этой телеге перевозили мешки с мукой. Круг сужается. Однако возникает еще одна проблема, которую нам предстоит решить. - Да не интересуют меня никакие мешки с мукой и никакие другие проблемы! Мне замок надо найти! - окончательно вышел из себя Баламбер. - Спокойно, спокойно. Мне это ясно, - неторопливо проговорил Крох. Нас интересует замок. Надо проверить все гипотезы. Я же говорю: круг сужается. - Ну, а когда мы по следу пойдем? - взмолился Баламбер. - Сначала исключим возможность того, что телега была нагружена кирпичом или камнями. Потом убедимся, что на ней не перевозили кукурузные початки. Баламбер больше не стал возражать, уселся на обочину и обхватил голову руками. - Исключай все возможности, проверяй гипотезы, только делай это побыстрее! Крох довольно долго бродил вдоль обочины, что-то высматривал, порой принюхивался. Наконец заявил: - Можем идти! Я установил, что это была телега, на которой везли замок. Ты, конечно, спросишь,, как я пришел к такому заключению. Отвечу. Во-первых, я не нашел ни крупинки муки, ни одного осколка кирпича и ни одного зернышка кукурузы. Значит, ничего такого на телеге не перевозили. А вот осколок красного камня с сильным запахом сливового варенья я нашел, да еще нашел галочье перо. Это доказывает, что на телеге везли похищенный замок. Чтобы окончательно убедиться в своей правоте, я решил отыскать немного медной пыли. К сожалению, мне это не удалось. - Какую еще медную пыль? - удивился Баламбер. - Ты же сам говорил, что на башне укреплен медный флюгер в форме петушка, - напомнила собака. - Медная пыль - главная улика. - Ой-ой-ой! - простонал Баламбер. - Неужто даже медную пыль необходимо найти? - Поскольку времени у нас очень мало, я решил прекратить поиски медной пыли, - заявил Крох, - хотя делаю это без особого удовольствия. - Вот это правильно! - с воодушевлением воскликнул Баламбер. - Пошли. Время не ждет. Скоро рассвет! И они двинулись по следам тяжело груженной телеги. Первым шел Крох, а за ним тяжело ступал Баламбер. Так шли они, шли, пока вдруг не услышали горькие рыдания. - Стоп! - приказал Крох и остановился. Прямо на дороге сидел галчонок, весь растрепанный, вид у него был довольно жалкий. Увидев собаку, он перестал плакать. - Ты что здесь делаешь? - спросил Крох. - Из гнезда выпал... - ответил галчонок. - А где же оно? - В башне. - Вот как, - заметил пес. - Ну, слушай меня внимательно и постарайся правильно ответить на вопрос, который я тебе сейчас задам. Это очень важно! Ты уверен, что гнездо в башне, а не на какой-нибудь колокольне?

- Конечно, уверен! - ответила птица. - Этот лохматый может подтвердить, что наша семья давно свила гнездо в башне, - тут галчонок указал крылом на Баламбера. - Он же у нас комендант. Нечего сказать, комендант, если у него замок прямо из-под носа увели. По дороге я выпал из гнезда и вывихнул себе ногу. Требую, чтобы меня вернули обратно! Баламбер не обратил внимания на нахальный тон галчонка и стал жадно его расспрашивать: - А ты знаешь, где спрятали замок? - Конечно, знаю! Тут поблизости! - самоуверенно заявил галчонок и показал крылом в сторону перелеска. - Вот там он находится. Отсюда и флюгер виден. Петушок, конечно, проспал все на свете. Он все время спит. Я такого сонливого флюгера никогда не видел. Они посмотрели в сторону небольшого леса и действительно увидели возвышавшийся над макушками деревьев медный флюгер. Крох в смущении улыбнулся, ведь он уже давно мог заметить замок, а Баламбер был так счастлив, что ни на что не обращал внимания. Он завернул галчонка в рубашку и бросился в сторону замка. Они подошли к воротам, и Баламбер принялся стучать. Долгое время никто не открывал, потом из замка вышел заспанный человек. - Чего нужно? - спросил он весьма пренебрежительно. - Это ты украл замок? - спросил Баламбер. - Я, - ответил человек с сонной физиономией. - А почему ты украл? - Потому что мой тоже украли. Не могу же я остаться без куска хлеба! - Но ведь это был мой замок! - настаивал Баламбер. - Жаль, - проговорил незнакомец. - Что же ты теперь будешь делать? Тоже украдешь? - Я красть не собираюсь, - заявил Баламбер. - Просто решил сменить профессию. Теперь я - лев во всемирно известном цирке Пинтеке. - Поздравляю! - сказал человек с заспанным лицом. - Это замечательная профессия! Ну тогда зачем тебе замок? - добавил он. - Цирк ведь сегодня здесь, завтра - там! Замок ты все равно не сможешь охранять как следует, а у меня, между прочим, нет никакого таланта. Я сменить профессию не смогу. Мне остается только стеречь замок. - Да ты, я вижу, мастак! - крикнул нахальный галчонок. - Тоже свой замок проворонил! У тебя ведь его стащили? - Что правда, то правда, - проговорил заспанный незнакомец. - Ты что, жил в этой башне? - Да, и требую, чтобы меня положили в гнездо! - Хорошо, - согласился незнакомец. Потом он крикнул, обращаясь к Кроху и Баламберу: - Заходите в гости, навещайте меня! Я вам с удовольствием замок покажу, причем бесплатно. Но обратно его не отдам! Что им оставалось делать? Баламбер понял, что надо идти на попятную. Он попрощался с незнакомцем. И вместе с Крохом двинулся в обратный путь. - Должен признать, что ты настоящий следопыт, что ни говори! - похвалил он усердного пса.

18. Друзья приобретают реквизит

Когда Крох и Баламбер вернулись к месту ночлега, начало светать. Они решили разбудить остальных. И тогда Баламбер заревел. Надо признать, окажись поблизости настоящий лев, он бы, поджав хвост, в ужасе бежал. Настолько громко рычал Баламбер. Однако льва поблизости не было, а. все тут же проснулись, повскакали с земли и помчались в лачугу, поспешно захлопнув за собой дверь. Из лачуги стало доноситься громкое икание попугая Баса. Баламбер горделиво огляделся, радуясь произведенному эффекту. Он засмеялся и крикнул: - Выходите! Не бойтесь, это я, Баламбер! Друзья один за другим вышли наружу, а Пинтеке раздраженно заметил: - Дружище, в другой раз ты так не делай! А то можешь до смерти напугать! Баламбер самодовольно усмехнулся. - Что, здорово я рычал? - спросил он. Ему никто не ответил. Однако это его не смутило. Он Очень гордился своим голосом. Пинтеке попросил всех построиться и сказал: - Раз уж мы проснулись благодаря Баламберу, предлагаю двинуться в путь. Ярмарка недалеко, но нам еще предстоит раздобыть кое-какой реквизит. - Какой еще реквизит? - не понял Мирр-Мурр. - Прежде всего нам нужно несколько картошин. Из них я сделаю накладной нос Фердинанду. Затем нужно раздобыть какой-нибудь старый тулуп для Баламбера. Голос у него, что и говорить, замечательный, но без шкуры лев из него все равно не получится! - Это так, - согласился Баламбер. - Одних голосовых данных маловато. Правда, реви я из-за занавеса, вряд ли кто осмелится утверждать, что это не львиный рык! Но публика наверняка захочет меня увидеть, и поэтому, конечно, шкура нужна! - Я рад, что ты со мной согласен! - проговорил Пинтеке, которого раздражало самомнение Баламбера. "Нельзя быть таким самоуверенным, если умеешь только громко реветь!" - подумал он. А потом продолжил: - К тому же нам совершенно необходим мешок опилок! - Это еще зачем? - довольно развязно спросил Баламбер. - Для арены! - спокойно ответил Пинтеке. - Цирковую арену невозможно представить без опилок. Опилки очень важны! Они создают настроение. Когда люди чувствуют запах опилок, они понимают, что пришли в цирк! Это гораздо важнее, чем цирковой лев. Без льва цирк можно представить, без опилок на арене - никогда! Баламбер обиделся и направился к своей лачуге, ворча себе под нос: - Мы еще посмотрим, кто больше понравится публике! Лев или опилки? Уверен, что лев! Пинтеке не обратил ни малейшего внимания на его брюзжание. - В путь, друзья, в путь! - воскликнул он. - К полудню мы должны быть на ярмарке, а в пути надо раздобыть реквизит. Прошу членов труппы быть предельно внимательными и выполнять все мои указания. Это относится и ко льву! И они двинулись в путь. Первым шел Пинтеке, последним плелся Баламбер, то и дело пробуя голос. Однако спустя некоторое время к нему вернулось доброе расположение духа. Ведь он все-таки лев! Это главное! Вскоре они добрались до окраины какой-то деревушки. Пинтеке остановил свою команду. Он решил произвести разведку. - Крох и Мирр-Мурр пойдут вместе со мной! - приказал директор. - Они лучше других умеют растворяться среди местного населения. Остальные спустятся под мост и отдохнут в тени, пока мы не вернемся. Прошу никого никуда не отлучаться! Пинтеке, Мирр-Мурр и Крох двинулись в глубь деревни, которая состояла из одной-единственной улицы, насчитывавшей несколько десятков дворов. На улице не было видно ни души. Друзья прошли по ней с начала до конца и не встретили ни одного человека. Повернувшись, они пошли в обратном направлении. - Куда это люди подевались? - удивился Пинтеке. - И собак тоже нет, - заявил Крох. Действительно, ни одной собаки не было видно. - И кошки куда-то исчезли, - заметил Мирр-Мурр. Они остановились посредине улицы, ломая голову, куда могли подеваться обитатели деревни. В это время до их слуха донеслись приглушенные рыдания. Друзья сделали несколько шагов навстречу этим звукам и вскоре убедились, что в одном из домов кто-то плачет. - Давайте войдем, - предложил Пинтеке и открыл калитку. - День добрый! - громко произнес он. Плач прекратился. Спустя несколько секунд в дверях дома появилась женщина, вытиравшая глаза уголком фартука. Пинтеке снял шляпу и проговорил: - Не можем ли мы быть вам полезны? Что у вас стряслось? Женщина ничего не ответила, знаком пригласила их в дом. В большой комнате в кроватке лежал мальчуган. Горло у больного ребенка было завязано шерстяным платком. Лицо раскраснелось из-за высокой температуры. Пинтеке бросил взгляд на мальчугана и заговорил: - Немного смеха больному не повредит. Смех - самое прекрасное лекарство! Ты бывал в цирке? - спросил он у больного мальчика. Тот отрицательно покачал головой. - Специально для тебя мы устроим представление всемирно известного цирка Пинтеке! Потерпи еще немного! Он подозвал Мирр-Мурра и что-то шепнул тому на ухо. Пинтеке приказал коту привести остальных. Мирр-Мурр кивнул и тут же выскользнул из дома. Пинтеке спросил у хозяйки: - А где остальные жители деревни? - Да на ярмарке, - ответила она. - И мы бы тоже отправились, но вот сынок захворал. Пинтеке попытался ее утешить. - Самым интересным зрелищем на ярмарке будут выступления цирка Пинтеке! Это я вам говорю! А вам мы его отдельно покажем. Так что не грустите, вы ничего не потеряли! Потом он вспомнил о реквизите. - Если у вас в доме найдется для нас пара картошин, буду вам чрезвычайно признателен. Их нам как раз не хватает. - Как не найтись, - кивнула женщина и вытащила из чулана целую корзинку картошки. Пинтеке выбрал самую большую и тут же сделал накладной нос для Фердинанда. Потом сказал, обращаясь к хозяйке: - Если же дадите нам старую шубу или тулуп, мы будем вам вдвойне благодарны! - Есть и шуба, - сказала женщина, - но уж больно старая, сплошные дырки. - Это не страшно, нам и такая подойдет. Хозяйка вытащила из чулана дырявый тулуп. - Вот бы если у вас еще и опилки нашлись! - с надеждой в голосе проговорил Пинтеке. Женщина задумалась. - Чего-чего, а опилок нет. Однако есть несколько чурбанов. Их можно распилить, и опилок будет сколько угодно. - Вот спасибо! Мы их распилим, только, пожалуйста, дайте нам пилу. А вот и остальные. Сейчас мы начнем представление. Кровать мальчика поставим поближе к двери, чтобы он лучше видел. Артисты прошли через калитку в сад и расположились во дворе. Пинтеке вышел к ним, достал из ящика плащ, сапоги, цилиндр и переоделся. Потом он прикрепил Фердинанду накладной нос. - Смотри, чтобы не отвалился! - приказал он. Затем Пинтеке подозвал Баламбера, дал ему в руки пилу и сказал: - Слушай! Мы сейчас будем выступать перед больным ребенком. Пугать его нельзя. Поэтому обойдемся без тебя. А чтобы ты не скучал, вот тебе пила. У забора лежат дрова. Распили несколько чурбанов на мелкие части. И опилки собери в мешок! Не грусти, шкуру я тебе достал. Баламбер очень обрадовался, увидев старый тулуп. - А можно мне его надеть? - задал он довольно глупый вопрос. - Конечно, можно. Вот только не будет ли тебе жарко? - поинтересовался директор. Баламбера это не смутило. Он нацепил тулуп и отправился пилить дрова. Пот катился с него градом, но он не обращал на это внимания. Пинтеке вернулся в центр двора, поклонился в сторону двери и произнес: - Глубокоуважаемые зрители! Всемирно известный цирк Пинтеке начинает представление. Музыка! Фердинанд затрубил туш. Пинтеке стал показывать фокусы. Он доставал из цилиндра то одного кота, то другого. Попугай Бас исполнил свой акробатический этюд, Семиглавый (Огнедышащий) дракон выпускал огонь из всех семи пастей. Затем наступила очередь Фердинанда. Он прыгал, как козел, трубил веселые мелодии и корчил смешные рожи. Наконец, Бобица с оловянным солдатиком и Янчи Паприкой показали "живую картину". Больной мальчик смеялся от души. Глаза у него заблестели, было заметно, что ему стало лучше. Приподнявшись на постели, он старался ничего не пропустить.

- Благодарю вас, - поклонился Пинтеке, - ваш смех для нас - самая высокая награда. Еще раз спасибо от имени всех членов моей труппы! Боковым зрением он уже искал Баламбера, чтобы посмотреть, есть ли опилки. Надо отдать должное льву. Он распилил несколько чурбанов на мелкие кусочки. Мешок был полон опилок. - Что ж, мы можем идти дальше, - сказал Пинтеке, - нас ждет публика на ярмарке. Директор убрал в ящик плащ, сапоги и цилиндр. Туда же он спрятал и несколько картошин. Мешок с опилками тащил на спине Баламбер. Они тепло попрощались с мальчиком и хозяйкой, потом вышли из сада. Хозяйка дома еще долго приветливо махала им рукой, пока они не скрылись за деревьями.

19. Бесплатный завтрак в харчевне

Такой яркой, пестрой, блестящей, богатой ярмарки друзья никогда в жизни не видели. Вокруг все шумело, кричало, визжало, гудело, бурлило. В воздухе носились вкусные запахи. Луг за околицей был сплошь заставлен палатками, телегами, лотками. На жердях висели разноцветные сапоги и ботинки, на лотках были разложены пестрые платки, кувшины, разнообразная снедь. Всего и не перечислишь! У друзей глаза разбегались от этой пестроты. И хотя было довольно рано, народу собралось много. Люди рассматривали товары, торговались, покупали. Детишки небольшими стайками сновали туда-сюда, перебегая от одной палатки к другой. Пинтеке с радостью наблюдал за этой шумной суматохой. - Народу-то сколько! В публике недостатка не будет! А что за запахи! Коты тоже почуяли приятные запахи и стали возбужденно принюхиваться. Прежде всего они унюхали запах жареного мяса. Мирр-Мурр и Ориза-Тризняк с энтузиазмом согласились с предложением Пинтеке, когда тот сказал: - Прежде всего надо позавтракать. На полный желудок и выступать легче. Правда, денег у нас нет, но что-нибудь придумаем! Друзья направились к ближайшим палаткам и вскоре обнаружили небольшую харчевню. Она находилась под полотняным тентом, укрепленным на четырех столбах, врытых в землю. В очаге горел огонь, над-ним висел большой котел, в котором готовилось жаркое. Неподалеку от очага стоял стол, там хозяин харчевни резал мясо. За очагом присматривал мальчуган лет двенадцати, изредка он подбрасывал хворост в огонь. Друзья встали за спиной у мальчика и стали наблюдать за ним. Скоро они заметили, что ребенок не очень старателен. Он частенько без всякой надобности убегал и подолгу не возвращался. Огонь в очаге почти угасал. Пинтеке тотчас же послал вслед за мальчиком Мирр-Мур-ра - посмотреть, чем тот занимается. - Думаю, нам удастся чем-нибудь поживиться, - пробормотал хитрый директор себе под нос. Вскоре Мирр-Мурр вернулся и доложил, что мальчик стоит в очереди у палатки, где продаются тянучки. Огонь в очаге между тем совсем погас. - Прекрасно, - произнес Пинтеке. - Пришло наше время! Он подошел к повару. - Доброе сковородное утро! Да будет оно удачным для вас! Хочу вас предупредить, в очаге погас огонь. Поэтому я осмелюсь предложить вам свои услуги. Мы на целый час возьмем на себя заботу об очаге, если вы накормите нас завтраком. Повар бросил поспешный взгляд в сторону очага, в котором огонь действительно совсем погас, потом внимательно посмотрел на Пинтеке: - С ума сойти! Где этот бездельник?! Ну что ты с ним будешь делать! Значит, за один завтрак ты быстро разожжешь очаг? - Да, но не за одну порцию, а за семнадцать. Нас, правда, всего одиннадцать, но у одного из моих друзей семикратный аппетит! - Что ж, по рукам! Приступайте! Да побыстрее, а то у меня жаркое остынет! Пинтеке с улыбкой оглядел приятелей. - Сейчас будет завтрак! - торжественно произнес он. Директор усадил Семиглавого дракона у очага и попросил: - Зажги в очаге огонь и следи за ним в оба одной головой, остальные шесть могут спокойно завтракать. Повар накрыл отдельный стол, перед каждым из гостей поставил тарелку, положил на нее кусок свежего хлеба и большую порцию мяса. Друзья с аппетитом позавтракали. А повар все время торговался с Семиглавым драконом: - У меня всегда бывает мяса - ешь не хочу! Мне как раз нужен такой, как ты! Чтобы за огнем следить! С парнем одна морока! Он все время куда-то убегает, огонь гаснет, жаркое недоваривается. Хочешь у меня остаться? Семиглавый (Огнедышащий) дракон смущенно улыбался в ответ и отрицательно покачивал своими головами. В разговор вмешался Пинтеке: - Не тратьте время зря. Семиглавый (Огнедышащий) дракон - великий, очень популярный цирковой артист. - Ну, нельзя так нельзя! - тяжело вздохнул повар. - Но если ты все-таки решишься, в любое время - добро пожаловать! Всегда буду рад! Вдруг тебе цирк надоест, приходи, встречу с распростертыми объятьями! Семиглавый ничего не отвечал, только улыбался и кивал. Наконец в харчевню прибежал мальчик с охапкой хвороста в руках. Все лицо у него было испачкано в сливочной тянучке. Он быстро подложил в костер дрова, а в это время труппа прощалась с хозяином харчевни. - Помни о том, что я тебе говорил! Я всегда рад тебя видеть! - продолжал кричать трактирщик. Семиглавый в ответ приветливо помахал ему лапой.

20. Премьера

Пинтеке собрал свою труппу на полянке за палаткой с медовыми пряниками и обратился к друзьям с короткой речью: - Слушайте меня внимательно! Нам необходимо обойти ярмарку, чтобы все поскорее о нас узнали. Так всегда делают циркачи. Фердинанд будет трубить, остальные кричать на все лады: "Всемирно известный цирк Пинтеке! Замечательное зрелище! Необыкновенные по сложности номера! Целый час непрерывного хохота! Всемирно известная труппа Пинтеке!" Поняли? Потом мы найдем главную площадь ярмарки и там устроим представление. Вопросы есть? - Есть! - заявил Семиглавый. - Что я должен делать? - Выдувай огонь из всех пастей, только выдувай вверх, чтобы случайно кого-нибудь не обжечь! - Хорошо, я буду осторожен! Фердинанд затрубил, и труппа Пинтеке с криками и смехом вывалилась из-за палатки. Друзья прошли мимо лотков сапожников, лавчонок, где продавались сливочные тянучки, палаток меховщиков, пронеслись мимо торговца кухонной утварью и продавца платков. Фердинанд трубил во весь голос, остальные кричали: - Прибыл всемирно известный цирк Пинтеке! Необыкновенное зрелище! Спешите! Целый час хохота! Сапожники, торговцы, меховщик, продавец тянучек во все глаза смотрели на эту странную процессию. Что и говорить, компания наделала много шуму, а ребятишки и вовсе ни на шаг не отставали от труппы Пинтеке, по пятам шли за циркачами. Пинтеке удовлетворенно бормотал себе под нос: "Прекрасно! Очень хорошо, что есть дети! Любой директор радуется именно ребятишкам!" Мальчишки с сияющими глазами двигались вслед за цирком. Среди них, конечно, оказался и помощник повара. Под мышкой у него была охапка хвороста. Пинтеке понял, что очаг в харчевне опять погас. А хозяин, наверное, рвет на себе волосы. Но теперь это не имело особого значения: вся ярмарка мечтала попасть на цирковое представление, жаркое людей не интересовало. Наконец артисты вышли на центральную площадь. Фердинанд перестал трубить, Пинтеке тихо сказал, обращаясь к своим артистам: - Смелее! Успех нам гарантирован! Надеюсь, никто не волнуется? Друзья очень волновались, но никто из них не подавал вида. Особенно переживал ослик Шаму, у него было доброе сердце, поэтому он беспокоился не только за себя, но и за своих товарищей. - Только бы успешно выступить! - приговаривал он. Особенно страшно становилось ему, когда он думал о "живой картине", в которой принимал участие. Пинтеке рассыпал по поляне опилки, потом облачился в плащ, сапоги и цилиндр, в карманы брюк сунул котов и, поправив накладной нос Фердинанду, вышел на середину арены. "Музыка!" - шепотом приказал он лягушонку-пешеходу. Фердинанд затрубил, а когда он окончил, Пинтеке обратился к собравшейся публике: - Уважаемая публика! Дорогие зрители! С радостью приветствую вас от имени труппы всемирно известного цирка Пинтеке! Мы начинаем наше представление! Прошу внимания! Смотрите внимательно, чтобы ничего не пропустить! Тут Пинтеке неожиданно захихикал и пустился в пляс. При этом он извинялся перед публикой. Оказывается, случилось вот что: директор наступил ногой на маленький муравейник. Сапоги у него были дырявыми, и поэтому муравьи легко проникли внутрь сапога и стали щекотать ноги Пинтеке. Собравшись с силами, он прекратил смеяться и объявил первый номер: - Уважаемая публика, сейчас перед вами выступит прославленный акробат! Пинтеке взял в правую руку обруч и высоко поднял его над головой, попугай Бас начал вертеться в нем, словно белка в колесе. Акробат заслужил громкие аплодисменты. Пинтеке подождал, пока они утихли, а потом торжественно объявил: - Уважаемые зрители! Следующим номером нашей программы выступит музыкальный эксцентрик лягушонок Фердинанд! Фердинанд выскочил на середину арены. Он прыгал, трубил, строил забавные рожицы. Дети в толпе так и покатились со смеху, увидев раскрашенную известью физиономию Фердинанда, его накладной нос. Всем понравилось и его умение строить веселые рожицы. - Еще! Еще! Вот это да! Бис! - радостно кричали ребятишки. - Как весело! Фердинанд старался изо всех сил, он уже стал уставать, но все-таки протрубил еще одну песенку на "бис". - Да здравствует Фердинанд! Я в жизни ничего подобного не видел! закричал какой-то мальчуган, когда стихли аплодисменты. - Третий номер нашей программы! Пинтеке - всемирно известный фокусник! Прошу ассистента принести реквизит. Крох принес стол, платок и волшебную палочку. Два кота уже находились в карманах директорских брюк, но зрители, естественно, ни о чем не подозревали. Пинтеке раскланялся и проговорил: - Дамы и господа! Всемирно известный фокусник прославленной цирковой труппы Пинтеке демонстрирует свое искусство! Сейчас вы увидите сеанс черной магии! Итак, смотрите внимательно. Я накрываю цилиндр платком. Еще раз показываю: цилиндр пуст, платок тоже обычный. Одно движение волшебной палочки над цилиндром слева направо, потом справа налево, фокус-покус, раз, два, три! Что же сейчас находится в цилиндре? А? Там кролик! И он постучал вначале по правому карману, а спустя некоторое время - по левому; коты незаметно переместились под платком в цилиндр. Пинтеке вытащил за уши Мирр-Мурра и показал изумленной публике, а потом достал и Ориза-Триз-няка. Публика восторженно аплодировала, Пинтеке стал раскланиваться, коты присоединились к нему. Затем директор объявил: - Теперь четвертый номер программы. Уважаемые зрители! Вероятно, у кого-то из вас есть коробка спичек? Сейчас перед вами выступит огнедышащий дракон. - У меня есть, - сказал хозяин харчевни и вышел вперед. Он вынул спичку и протянул ее директору. Семиглавый тут же дунул на спичку всеми своими глотками, и длинные языки пламени протянулись прямо к зрителям. Они невольно подались назад. Что и говорить, номер удался. Наконец Семиглавый перестал выдувать огонь. Он заслужил настоящую овацию. Это был шквал аплодисментов. Особенно восторженно аплодировал хозяин харчевни. При этом он кричал: - Браво! Браво! Брависсимо! Уж я-то могу оценить этот номер. Наконец, когда аплодисменты смолкли, Пинтеке объявил пятый номер: - А сейчас на арене царь зверей - лев Баламбер! Давай, дружище! Напусти на них страху! Баламбер зарычал так, что у зрителей кровь застыла в жилах. При этом он скалил зубы. Да еще как скалил! Да, Баламбер был страшен в рваном тулупе, вывернутом мехом наружу! Однако публика вскоре пришла в себя. А Баламбер рычал уже добродушно, потом и вовсе дружелюбно заулыбался. Он сделал это по просьбе директора, чтобы не очень пугать ребятишек. Те тоже стали улыбаться льву в ответ. - Заключительный номер нашей программы, - продолжил Пинтеке, - "живая картина"! Вперед вышли ослик Шаму, оловянный солдатик Ать-Два, Янчи Паприка и кукла-негритянка Бобица. Бобица улеглась на спину ослика, Ать-Два с обнаженным мечом застыл на страже, а Янчи Паприка приблизился к Спящей красавице, чтобы разбудить ее поцелуем. Вот тут-то и случилась беда. Ослик Шаму настолько волновался, что весь дрожал. И вдруг его осенило: ведь у него есть волшебный свисток, полученный от бедняка из волшебного леса. Он достал свисток, подул в него и мысленно приказал: "Спать!" Ему хотелось, чтобы Бобица заснула как следует, чтобы по-настоящему удалась "живая картина". Но в голове у него все перепуталось, он начал без устали повторять: "Спать, спать!", и все зрители вдруг стали сонными: они зевали, опускались на землю и сразу же засыпали. Так внезапно заснула вся ярмарка. Спал сапожник, храпел продавец сливочных тянучек. Уснули трактирщики и продавцы пряников. Посапывали во сне ребятишки, еще недавно так весело смеявшиеся. Погрузились в сон даже животные: лошади, бараны, индюки, гуси, куры, коровы. Пинтеке, протирая глаза, никак не мог понять, что произошло. Только что зрители бурно реагировали на представление: смеялись, аплодировали. Что же теперь случилось? И тут он заметил свисток во рту ослика. - Так это ты натворил? - Я, - смутившись, ответил Шаму, - но я же хотел как лучше. Я мечтал, чтобы "живая картина" по-настоящему получилась. Я хотел, чтобы Бобица по-настоящему заснула, а все вдруг заклевали носом. - Ну ладно, ладно, ничего страшного. Но представление окончилось. Да и нашим выступлениям на ярмарке - конец! Теперь пора вещички собирать. Тут он заметил, что к нему бежит плотный, коренастый человек. Это был местный староста. Кто-то сообщил ему, что на ярмарке стряслась беда. - Я староста! - проговорил он, отдуваясь. - Умоляю вас, сделайте что-нибудь! Я слышал, что вы настоящий чародей, вы наверняка сможете их разбудить! Не хочу, чтобы над нашей деревней вся страна смеялась! Пинтеке тут же успокоился. Оказывается, никто его не собирается запирать в темницу. К нему обращаются за помощью! Все в порядке! Лицо директора приняло серьезное выражение, и он ответил старосте: - Хорошо, попробую кое-что предпринять. Но за плату! За плату! Староста сообразил, что к чему. - Если ты их разбудишь, я тебя глашатаем назначу. Вот моя рука! Я не обману! Тут настал черед задуматься Пинтеке. "Всю свою жизнь я скитался. Крыши над головой у меня никогда не было, не было у меня ни кола ни двора. Простыней мне служила сырая земля, одеялом - звездное небо. Хватит бродяжничать. Работа глашатаем меня вполне устраивает. Будет, наконец, свой угол, люди станут меня уважать. И сапоги новые я, наконец, смогу купить, надоело ходить в дырявых!" - Принимаю твое предложение! - сказал он. - Тогда с завтрашнего дня приступай к работе, - обрадовался толстяк. - Однако у меня есть одно условие. - Слушаю. - Мои друзья тоже должны получить какую-нибудь работу! Мы вместе делили горе, вместе с ними я хочу разделить и радость. - Хорошо, - сказал староста, - твоим друзьям работы хватит, это я обещаю. - Здорово! - обрадовался Пинтеке. - Мы полюбили друг друга и поэтому не смогли бы расстаться. А теперь к делу! - Когда же ты их разбудишь? - спросил староста, указывая на спящих людей. - Когда мы отсюда уйдем подальше! Я не хочу, чтобы все на нас набросились, когда проснутся, - мудро заметил Пинтеке. Староста ничего не смог ему возразить, и циркачи отправились за околицу. Там Пинтеке достал свисток и дунул в него, мысленно приказав: "Проснитесь, проснитесь!" И вот чудеса! Все проснулись. Некоторое время люди искали бродячих циркачей, сыгравших с ними такую дурную штуку. Но так и не нашли, потому что те были уже далеко. Староста привел их в большой чистый дом с зелеными ставнями. - Теперь это ваш дом! - сказал он. И друзья поселились в нем. Живут они там, наверное, и по сей день.

Csukas Istvan PINTYOKE CIRKUSZ, VILAGSZAM! "Mora", 1971.