/ Language: Русский / Genre:histor_military,literature,

Похищение Палача

Исер Харэль

Книга бывшего шефа израильских спецслужб Исера Харэля рассказывает об одной из самых дерзких операций разведки XX века – похищении нацистского преступника Адольфа Эйхмана. Предисловие написано бывшим советским разведчиком Михаилом Любимовым. В книгу вошло интервью, которое генерал Харэль впервые дал советскому корреспонденту в Тель-Авиве.

ru kontiky kontiky@rambler.ru FB Tools 2004-04-16 http://www.migdal.ru BDAAF16A-0DE5-4DA1-BE96-199A8553DD46 1.1 Похищение плч СП Компс, УКК Днном 1992

Похищение плч

Предисловие

Изрильскя рзведк «Моссд» имеет репутцию смой эффективной специльной службы в мире, првд, репутции обычно создются смими рзведкми, зинтересовнными в львином куске бюджет, блгородном фсде и солидном престиже. Но что ксется острых кций, то тут, пожлуй, «Моссд» держит пльму первенств, ибо уже двно является грозным оружием в рукх изрильского првительств против врждебных рбских стрн и связнных с ними экстремистских группировок.

Тйня войн между Изрилем и плестинцми не прекрщется ни н минуту – и вин тут и Изриля, не желющего уходить с оккупировнных территорий и ктивнее содействовть решению плестинского вопрос, и тех, кто не признет Изриль и призывет его уничтожить. Ндежды н примирение вяло збрезжили после отход Советского Союз от поддержки военных дикттур тип Ирк и Ливии, стоящих з спиной экстремизм, однко дже более тесный льянс СССР и США в решении конфликтов в регионе пок не рзвеял тучи – тйня войн продолжется, и конц ей не видно.

Вжное место в рботе «Моссд» всегд знимл поимк скрывшихся нцистских преступников, и вот перед нми книг бывшего шеф «Моссд» генерл Исер Хрэля, осуществившего одну из смых дерзких оперций в истории рзведки XX век – кржу гитлеровского военного преступник Эйхмн из Аргентины. Нельзя скзть, что эт кция отличлсь уникльностью: нсильственной депортцией своих вргов знимлось с не меньшим искусством ЧК-ОГПУ, похитившее из Приж белого генерл Кутепов (его тк и не довезли до Москвы, прибили прямо во фрнцузской столице) и генерл Миллер, бывшего комндующего белыми войскми в Архнгельске, укрденного в Приже и рсстрелянного в Москве. Отличился н этом поприще и отряд Отто Скорцени, доствивший фюреру из итльянской тюрьмы рестовнного Бенито Муссолини.

Генерл Хрэль приндлежит к когорте первопроходцев Изриля, центрльную роль среди которых игрли выходцы из црской России: Бен-Гурион (Польш), Голд Меир (Киев), см генерл родом из Витебск (вот уж игр судьбы: город подрил миру крупнейшего художник Мрк Шгл и шеф изрильской рзведки!). История похищения Эйхмн скуп н детли подготовки оперции, конспирция вошл у генерл в плоть и кровь, он сдержн дже тм, где мог бы позволить себе большую откровенность. Возможно, в этом есть и свой резон: боязнь невольно выдть гентуру, рскрыть методы рботы рзведки или покзть ее жестокую изннку. Тем не менее, рсскзння им история зхвт убийцы миллионов евреев будоржит кровь, хотя втор умышленно избегет крсивостей и вызывющих ужс фнтзий, которыми тк чсто грешт вторы дже документльных повествовний, не говоря уж о творцх триллеров.

Гитлеризм противопоствил себя всему человечеству, и потому вряд ли возникют сомнения в првомерности и морльном опрвднии действий изрильтян, осуществивших поимку и суд нд гитлеровским преступником. Однко в нши дни нсильственные депортции и политические убийств не могут быть средством решения политических и нционльных конфликтов, все цивилизовнные госудрств, включя ншу обновленную стрну, должны объединить усилия, дбы предотвртить появление мленьких гитлеров, рвущихся к ядерному оружию, дть отпор любой террористической политике, вне звисимости от того, исходит ли он от првительств или от подпольной оргнизции.

Михил Любимов

От втор

Суд нд Адольфом Эйхмном, которого признли виновным в убийстве миллионов евреев дбы «стереть с лиц земли целый нрод», происходил в Изриле открыто и глсно. Незурядность этого процесс привлекл в Иеруслим сотни корреспондентов, рдиожурнлистов и предствителей телевидения из десятков стрн. Кждый по-своему стрлся передть дрмтическую тмосферу в зле суд; отчяние нрод, зново переживющего смые мрчные стрницы своей истории; ужс тех, кто узнл стршные подробности злодейств, вершившихся в сороковые годы ншего столетия.

Процессу, з которым следили миллионы людей, предшествовл история, известня лишь горстке посвященных. Это история о том, кк рзыскли, поймли и доствили в Изриль Адольф Эйхмн. Немло легенд связно с этим делом, и большинство из них – бсолютня выдумк. Некоторые легенды опирлись н розыски Эйхмн, предпринятые рзличными оргнизциями.

Здесь я рсскзывю всю првду о том, кк Эйхмн был передн в руки изрильской полиции. Я возглвлял эту оперцию и поэтому могу говорить от первого лиц. Однко при подготовке рукописи я полглся не только н пмять. Для того, чтобы восстновить детли, мне пришлось переговорить со многими учстникми оперции, хотя по обстоятельствм, не от меня звисевшим, не удлось повидть всех, тк же, кк и воспользовться всеми письменными мтерилми по делу Эйхмн. Во время бесед, когд общие воспоминния помогли воспроизвести детльную кртину событий, мы зново пережили нпряжение тех дней, пмять о которых нполняет нс гордостью. Нши беседы вдохновили меня. Ндеюсь, что и моих товрищей тоже.

В тких оперциях, кк поимк Эйхмн, многие технические подробности, вжные для дел, но второстепенные с точки зрения полноты повествовния, остются секретными дже много лет спустя. То же относится к именм и фмилиям учстников: в моей книге они появляются под псевдонимми. Иногд я специльно менял некоторые подробности, чтобы зтруднить опознние. Только один из нс нзвн своим именем: Шлом Дни, ушедший в иной мир весной 1963 год. Я попытлся изобрзить этого человек тким, кким видел его во время ншей совместной рботы, мы учствовли во многих оперциях – почти до смой его смерти.

Хочу скзть несколько слов о коллегх, бывших бок о бок со мной в знменитой охоте н Эйхмн. Все они действовли из искренних побуждений, уверенные, что зхвт этого стршного убийцы – гумння миссия. В их поведении не было дже и нмек н внтюризм, кк не было тех якобы хрктерных и типичных черт, ккими нделены в приключенческих фильмх и книгх генты специльных служб. Все мои товрищи по оперции были добровольцми из изрильской специльной службы, обычными людьми и птриотми, не сверхлюдьми. Успехи ншей специльной службы нельзя объяснить только везением или блгоприятным стечением обстоятельств. Он звоевл всемирную известность блгодря сотрудникм, которым удвлось нходить простые и мудрые решения сложных проблем. Глвное их оружие – ум; их успехи – результт скрупулезного плнировния действий и еще – присутствия дух. Они отдют своей службе больше сил, чем рзведчики других стрн, отсюд и лучшие результты. Ндеюсь, читтели сми убедятся: кзлось бы непреодолимые трудности были побеждены смеклкой и основтельностью.

Оперция был неимоверно сложной. Особое беспокойство вызывло то, что Эйхмн предстояло перепрвить из Аргентины в Изриль. Нелегко было решиться провести тйную оперцию н территории дружественного госудрств. Впрве ли мы делть это с точки зрения этики и политики? Дипломтический этикет требовл, чтобы мы поствили в известность ргентинские влсти о нших подозрениях: мол, некий эмигрнт из Гермнии, проживющий в одном из пригородов Буэнос-Айрес, есть не кто иной, кк военный преступник Адольф Эйхмн. А потом ждть, пок Аргентин выдст его Зпдной Гермнии или иной стрне, рзыскивющей его. Но стнет ли ждть см Эйхмн? И еще. В те дни мировя общественность уже с меньшей готовностью изобличл и предвл в руки првосудия военных преступников, нежели срзу после второй мировой войны. Процессы нд некоторыми гитлеровцми зкончились не в меру мягкими приговорми, другие же годми ждли суд, д тк и не дождлись. Мы опслись, что дже ткой преступник, кк Эйхмн, уйдет от ответ из-з всеобщей склонности прощть грехи прошлого, воцрившейся в Европе.

Изриль был единственным госудрством в мире, которое непременно провело бы суд и воздло Эйхмну по зслугм, не считясь с политическими интригми. Изрилю приндлежло прво судить человек, который отвечл в гитлеровской империи з «окончтельное решение еврейского вопрос». В этом зключлсь высшя историческя спрведливость.

Вместе с моими коллегми я пришел к выводу, что у нс нет выбор: мы обязны нйти и тйно зхвтить Эйхмн, зтем перепрвить его в Изриль. Решение приняли с тяжелым сердцем, поскольку помнили о взимном увжении и дружбе между Аргентиной и Изрилем.

Но мы ндеялись, что когд суд восстновит все стршные подробности деятельности Эйхмн и предст их широкой оглске, то ргентинские друзья поймут нши побуждения и соглсятся, что иного пути у нс не было.

Итк, вот описние «Оперции Эйхмн», ккой он был н смом деле, з исключением некоторых моментов, умолчть о которых требуют обстоятельств.

1. Фриц Буэр

Отчетливо помню, кк у меня созрело решение поймть Адольф Эйхмн. Это было в конце 1957 год, через двендцть с половиной лет после рзгром нцистской Гермнии и конц крьеры тинственного офицер СС, известного злодейскими рспрвми с еврейским нродом.

История, которую я собирюсь рсскзть, нчлсь с телефонного звонк из Иеруслим: генерльный директор министерств инострнных дел доктор Вльтер Эйтн сообщил, что хочет меня видеть, причем срочно.

Я знл доктор Эйтн кк человек, прекрсно умеющего влдеть собой, высоко ценил его мнеру говорить – интеллигентную и сдержнную. Но в этот рз голос его звучл взволновнно: явно ккое-то событие взбудоржило доктор. Я не спросил, в чем дело, и не удивился его взволновнности: мне было понятно, что он не зхочет объясняться по телефону. Доктор Эйтн собирлся приехть к нм в Тель-Авив для учстия в бнкете в одном из посольств. Мы условились встретиться в кфе нездолго до бнкет.

Доктор Эйтн рсскзл мне, что получил телегрмму от доктор Шнеер, возглвлявшего ншу делегцию по репрциям в ФРГ: Адольф Эйхмн жив и здоров, прячется в Аргентине, дрес известен.

Я поблгодрил его з информцию и пообещл основтельно ее проверить.

К тому времени у меня уже был достточный опыт рботы в рзведке, чтобы скептически относиться к подобным сенсционным сообщениям. С тех пор, кк Эйхмн скрылся, мы не рз получли известия о нем и о местх, где он якобы обитет. К тому же мы не были уверены, что он жив. Следы Эйхмн зтерялись в нчле мя 1945 год, и никто из тех, кто мог бы помочь нм в розыскх, его больше не видел.

Не зню, почему я поверил новой информции. Может быть, мною руководило предчувствие, может быть, передлось волнение Вльтер Эйтн. Я вернулся н рботу и попросил принести из рхив все сведения об Эйхмне. Я знл, что он – один из глвных нцистских преступников и знимлся уничтожением евреев. Но до тех пор никогд основтельно не углублялся в мтерилы о нем, не знл, ккое место знимл Эйхмн в нцистской иеррхии и кково его учстие в том, что у гитлеровцев нзывлось «окончтельным решением еврейского вопрос». Стршня глв в истории ншего нрод кзлсь мне нерельным кошмром, чем-то выходящим з пределы дже мир злодейств и ненвисти, стнинскую суть происходившего понять было просто невозможно.

В то время я ничего не знл о нем кк о личности, не знл, кк ему удлось нчисто утртить человеческую морль, ккя мния влдел им и помогл упрвлять мшиной убийств. Я еще не мог предствить, с ккой свирепостью он выполнял укзния свыше, кк осуществлял свою кроввую миссию – без колебний, сожления и милосердия. Я не знл, что он отдвл прикзы убивть млденцев и см присутствовл при убийствх, считя себя дисциплинировнным солдтом, кк он дирижировл мссовым нсилием нд женщинми и похвлялся верностью присяге, рсстреливл беспомощных стриков и нзывл себя иделистом.

Всю ночь я просидел нд «делом» Эйхмн. Постепенно стл склдывться обрз рхиубийцы, совершившего преступление, ккого не знл вся предыдущя история человечеств: Эйхмн нес ответственность з уничтожение шести миллионов евреев!

К утру я уже знл, что в этом деле он был верховной инстнцией, и в его руки сходились все нити убийств.

И еще мне стло ясно, что он обучен приемм гестпо и может окзться опсным противником.

Кровь миллионов жертв взывл к отмщению, но в то время во всем мире не было ни првительств, ни полиции – никого, кто искл бы Адольф Эйхмн, чтобы судить его. Мир слишком устл, госудрств и их руководители твердили, что пор збыть все ужсы, не бередить рны и что все рвно нет кзни, сорзмерной мсштбм содеянного преступления. Мир словно издевлся нд спрведливостью и првосудием! В ту ночь я скзл себе: «Если Адольф Эйхмн жив, он предстнет перед судом».

Вскоре в Изриль приехл по делм службы доктор Шнеер, и я узнл, что информцию об Эйхмне он получил от доктор Фриц Буэр – генерльного прокурор земли Гессен в ФРГ. Буэр, по происхождению еврей, родился в семье юристов и см рботл судьей в Штутгрте, пок к влсти не пришли нцисты. Они рестовли его и около год продержли в тюрьме. В 1936 году Буэр эмигрировл в Днию, но гестпо нстигло его и тм, он провел в тюрьме еще три год, пок ему не удлось сбежть в Швецию. После войны он вернулся в Гермнию с твердой решимостью рзыскть нцистских преступников и предть их суду. Прокурор прослвился своей принципильностью. К тому же он был ветерном социл-демокртической пртии, првившей в Гессене, и дружил с глвой земельного првительств.

Доктор Шнеер рсскзл, что 19 сентября 1957 год, когд он гостил во Фрнкфурте, глвный рввин земли Гессен Рбби Лихтигфельд сообщил ему, что Буэр хочет поговорить с ним о вжном деле. Рбби не знл, о кком. Снчл условились встретиться в отеле «Метрополь», но Буэр срзу же предложил перейти в более спокойное и удобное место. Они покинули «Метрополь» и устроились в ресторне возле втострды Кельн – Фрнкфурт.

– Обнружены следы Эйхмн! – нчл Буэр безо всякого вступления.

– Адольф Эйхмн?!

– Д. Именно. Он – в Аргентине.

– Что вы нмерены предпринять?

– Буду с вми предельно откровенен, – скзл Буэр. – Не зню, смогу ли в этом деле полгться н сотрудников местной прокуртуры и рботников посольств ФРГ в Буэнос-Айресе. Поэтому я хотел поговорить с вми. Я зню, что вы иницитивные люди, и кто же больше вс зинтересовн в поимке Эйхмн? Я помогу чем смогу, но при условии, что никто об этом не узнет.

– Большое спсибо з доверие, Изриль никогд не збудет того, что вы сделли. Я готов взять н себя личную ответственность з соблюдение тйны. О ншем деле узнют лишь те, кого вы сочтете достойными, – зверил Шнеер.

Доктор Шнеер обещл Буэру передть информцию по нзнчению кк можно быстрее. Срзу же после беседы он вернулся в свое бюро в Кельне и телегрфировл генерльному директору ншего министерств в Изриль.

Рсскз Шнеер произвел н меня сильное впечтление. Я обещл послть в Кельн своего предствителя для истречи с прокурором. Подходящего человек вскоре ншли. Его звли Шуль Дром. Он приехл в Изриль из Гермнии ребенком вместе с родителями, религиозными евреями, бежвшими от нцизм. В отличие от брт, избрвшего кдемическую крьеру, Шуль с детств тянулся к искусству. Он всегд немного витл в облкх, и были в нем те кчеств, которые буржузия обычно приписывет богеме. В 1947 году поехл во Фрнцию совершенствовться в живописи и случйно сошелся с секретной оргнизцией, знимвшейся нелегльной перепрвкой евреев в Эрец Исрэль. Тут Шуль пылко отдлся обоим призвниям: он рисовл евреев, которым помогл перепрвляться в стрну обетовнную.

Когд было создно госудрство Изриль, он был ншим рзведчиком в одной из стрн, но не збросил знятия живописью. Шуль снискл тм лвры змечтельного художник – некоторые его рботы приобрел нционльный музей той стрны, где по сей день они укршют экспозицию. Првд, его произведения не попли в изрильские музеи, но только потому, что Шуль привязывлся к своим кртинм и предпочитл не продвть их.

Он облдл богтой фнтзией, тлнтом импровизции, знл многие языки, обычи и нрвы рзных нродов – все это делло Шуля одним из лучших нших рзведчиков, хотя у него оствлся один непреодолимый недостток: он никогд не приходил в нзнченное место без опоздния.

В те дни, о которых я пишу, Шуль нходился в Европе. Я вызвл его в Тель-Авив телегрммой. Несколько дней спустя он пришел ко мне в бюро, конечно, с опозднием, сел нпротив меня и рстерянно улыбнулся.

Я срзу приступил к делу:

– Хочу поручить вм выяснить кое-ккие подробности об Эйхмне.

Шуль молчл, явно пытясь понять, не шучу ли я в отместку з очередное опоздние.

– Рзве Эйхмн жив? – спросил он нконец.

Я рсскзл ему о беседе Шнеер с генерльным прокурором Гессен. Он очень обрдовлся. Обрдовлся тому, что есть шнс нйти Эйхмн и что он, Шуль, примет учстие в этой оперции.

Мне остлось только добвить:

– Буэр известен кк человек основтельный, и он отнесся к информции об Эйхмне серьезно. Нм нужно проверить ее со всей скрупулезностью.

Шуль Дром отпрвился в Кельн и 6 ноября 1957 год встретился с доктором Шнеером, н следующий день об поехли во Фрнкфурт к Буэру. Шнеер предствил Шуля прокурору, попросил рсскзть молодому человеку все без утйки и оствил их недине.

Шуль прежде всего поблгодрил Буэр з доверие к изрильским влстям.

– В сущности, это я должен блгодрить вс з опертивность, – ответил прокурор. – Похоже, что н этот рз мы действительно нпли н след Эйхмн. Информция, которую я получил, выглядит солидно.

– Нсколько он ндежн? – спросил Шуль. – Можно ли доверять источнику?

– Информтор – полуеврей, выходец из Гермнии, проживющий в Аргентине. Пок что я не могу открыть его имя, д и не знком с ним лично. Связь с нми, точнее переписку, он устновил см, прочитв в гзете о процессе нд военным преступником, где упоминли Эйхмн, якобы пропвшего бесследно. Я полгю, что этот человек знет больше, чем сообщет, он дл нм нынешний дрес Эйхмн: Буэнос-Айрес, рйон Оливос, улиц Чкобуко, 4261, но имя, под которым скрывется преступник, неизвестно.

– А вм известно хоть что-нибудь об этом человеке? О мотивх его поступк?

– Ничего, кроме того, что он сообщил нм см. Возможно, он боится мести нцистов и полгет, что меньше рискует, если передет чстичную информцию. Во всяком случе, то, что он сообщил, совпдет с фктми из досье Эйхмн, хрнящегося в генерльной прокуртуре: имен его сыновей, жены, дт свдьбы и тому подобное.

– О бегстве Эйхмн в Южную Америку вы знли и рньше?

– Д, рзличные источники, н которые вряд ли можно было полгться, передвли, что Эйхмн прибыл в Аргентину не то в 1947, не то в 1948 году и поселился где-то н юге стрны. Сведения, полученные сейчс, подтверждют это. Вполне возможно, что Эйхмн постепенно осмелел и перебрлся в столицу, зручившись ргентинским пспортом.

– А его жен?

– Известно только, что он покинул Гермнию вскоре после исчезновения муж и, по слухм, вышл змуж з мерикнц. Попытки отыскть Эйхмн через его родственников не привели ни к чему. Я считю, что фру Эйхмн вышл змуж вторично з... смого Эйхмн, когд он прибыл в Гермнию под чужим именем и с ргентинским пспортом. Но, повторяю, все это догдки, не более.

– А если другой военный преступник женился н фру Эйхмн и живет с ней по дресу, который вы нзвли? – спросил Шуль.

– Все может быть, – соглсился Буэр, – Но куд вероятнее, что см Эйхмн выдет себя з второго муж фру Веры. Попробуйте по своим кнлм выяснить, кто все-тки живет по этому ргентинскому дресу. Если окжется, что Эйхмн, то прокуртур Гессен пошлет в Буэнос-Айрес кого-нибудь, кто сможет его опознть. Если нм повезет и Эйхмн действительно обнружт, то ФРГ возбудит ходтйство о его выдче.

Првд, относительно последнего Буэр был нстроен весьм скептически. Вряд ли ргентинские влсти зхотят oтдть плч немецкому првосудию. По всей видимости, н ргентинское првительство придется окзть удвоенное двление со стороны Изриля и ФРГ, мобилизовв еще и общественное мнение, глвным обрзом в США.

Я тоже не питл особых ндежд н выдчу Эйхмн и поручил Шулю выяснить, что думет об этом Буэр. Он спросил прокурор нпрямик:

– А что если првительство Аргентины не только не выдст его, но и поможет скрыться?

– Меня очень беспокоит ткой поворот событий, – признлся Буэр. – Не исключю, что вм придется смим вывезти Эйхмн.

Шуль порзился мужеству прокурор. Этот зконник, окзывется, был готов зкрыть глз н явное отклонение от общепринятых юридических норм рди торжеств спрведливости.

Буэру не хотелось выслушивть комплименты в свой дрес, поэтому он деловито продолжл:

– Пок что нм следует выяснить, кто живет в доме №4261 по улице Чкобуко, тм видно будет.

Шуль сoглсился и добвил:

– Придется пострться, чтобы он не зметил слежку и не улизнул в последнюю минуту.

Шуль попросил снять для него копии документов, которые помогли бы устновить личность подозревемого. Среди бумг, которые он получил через дв чс, был втобиогрфия, нписння Эйхмном в 1937 году для упрвления СС, несколько фотогрфий (снимки были не очень четкие, видимо, конц тридцтых годов, один только более четкий, чем остльные), выписки из метрических свидетельств трех сыновей, родившихся у Эйхмн в Гермнии, свидетельство о брке Адольф и Веры, послужной список плч з всю эсэсовскую крьеру. К этому Буэр добвил еще несколько существенных детлей: Эйхмн слвился слбостью к женскому полу и спиртным нпиткм и отличлся неприятно резким голосом.

Шуль выслл мне отчет о встрече и остлся в Европе. О Буэре он отозвлся в высшей степени положительно: «Могу лишь подтвердить скзнное доктором Шнеером. Генерльный прокурор Гессен – человек достойный, с горячим сердцем, и цель его обрщения к нм – помочь поймть Эйхмн. Он опсется, что рвнодушие, хлтность и нежелние политических осложнений могут погубить дело в ФРГ. Я понял, что Буэр рзочровн рзвитием событий в ФРГ и тяготится своим официльным постом». Шуль добвил, что доктор Буэр нмерен посетить Изриль ближйшей весной в кчестве гостя доктор Шнеер. Письмо зкнчивлось просьбой устроить Буэру встречу с ншими ведущими юристми.

2. Дом н улице Чкобуко

Отчет Шуля побуждл нс немедленно нпрвить своего человек в Аргентину. Дело предстояло не из легких. Если бы нш послнец мог встретиться с информтором, услышть из его уст все подробности и потом уже проверять достоверность сообщения, то шнсы н успех были бы знчительно выше. Но Буэр не счел возможным нзвть имя своего корреспондент, поэтому оствлось одно: нчть срзу с дом №4261 н улице Чкобуко.

Я снрядил туд Йоэля Горен. Он был опытным рботником, к тому же до рзведки служил несколько лет в Южной Америке кк предствитель чстной фирмы и еще не збыл испнский язык. В янвре 1958 год Йоэль отпрвился в Буэнос-Айрес.

Я не питл особых иллюзий в отношении гент-одиночки, который должен рботть в незнкомом городе, не влдея в совершенстве местным языком. Я просил не делть ничего, что обнружило бы интерес к дому, где якобы живет Эйхмн. Всякий неосторожный шг Йоэля мог обртить плч в бегство.

Чтобы облегчить здчу, я дл Горену дрес Менше Тлми – изрильтянин, знимющегося нучными исследовниями в Буэнос-Айресе. Тот облдл прирожденным тлнтом следовтеля и знл кк минимум десять языков. Испнский он изучил до тонкостей, кк, впрочем, и обычи ргентинцев. К тому же Менше был компнейским прнем, круг его друзей в столице Аргентины – н редкость широким.

Менше без колебний соглсился помочь Горену.

Они легко устновили, что в рйоне Оливос живут преимущественно немцы, причем многие приехли в Аргентину уже после войны. Оливос нходился н севере столицы, вернее, был рстущим городом-спутником Буэнос-Айрес. С центром его связывл железня дорог. Оливос – смый бедный из северных пригородов, зстроенный преимущественно одноэтжными домми. Его улицы пустынны, большинство жителей встют рно утром, отпрвляются н рботу в город и возврщются поздним вечером. Здесь все знют друг друг и все, что происходит у соседей.

Горен и Тлми несколько рз побывли н улице Чкобуко и прогулялись перед домом №4261. Им удлось сфотогрфировть его скрытой кмерой. Дом окружл невысокий збор, небольшие ворот в сд и двери рсполглись спрв по фсду. Нши нблюдтели не остнвливлись перед домом, поэтому им не удлось рзглядеть, есть ли еще двери или клитк. В сдике росли стрые деревья, тень от которых укрывл весьм большое прострнство. Улиц же был немощеной и сумрчной.

В те дни господствовло мнение, что беглые нцисты, осевшие в длеких стрнх, рсполгют знчительными денежными средствми. Еще при Гитлере они успели перепрвить в укромные мест громдные кпитлы и дргоценности, и эти сбережения помогли им безбедно жить в подполье после крушения империи. Эйхмн нверняк должен был вывезти с собой деньги, отнятые у евреев Европы. Его хрктеризовли кк любителя удовольствий, чвнливого человек, с гонором. Поэтому нищий рйон Оливос, немощеня улиц, бедный домишко не вязлись с обликом Эйхмн и его змшкми высшего чин СС.

Словом, Горен пришел к выводу, что в тком доме Эйхмн жить не может, и нчл интересовться немецкой колонией в Аргентине вообще, ндеясь узнть хоть что-нибудь о рзыскивемом. Ндо отдть должное Горену и Тлми – они собрли много ценной информции, но не об Эйхмне.

Отчет Горен, вернувшегося в Изриль, меня рзочровл. Его рссуждения нсчет домик и привычек Эйхмн кзлись неубедительными. Првд, Горен еще рсскзл, что видел во дворе того дом в Оливосе толстую женщину в потрепнной одежде. Он был явно европейского происхождения, но не могл же Вер Эйхмн тк опуститься.

Я откзывлся верить, что информция доктор Буэр ложн. Ндо было устнвливть прямой конткт с тем, кто передл ее гессенскому прокурору, инче до истины не докопться. Я ндеялся, что доктор Буэр, узнв об итогх поездки Горен, изменит свою позицию и рскроет нм имя информтор.

В это время Шуль Дром, выполнивший здние в Европе, собирлся вернуться в Изриль, Я сообщил ему выводы Горен и мое мнение и поручил еще рз повидться с Буэром.

Встреч состоялсь 21 янвря 1958 год во Фрнкфурте. Доктор Буэр понял ситуцию и соглсился открыть источник информции. Он дже подготовил рекомендтельное письмо к этому человеку с просьбой помочь ншему предствителю, н отдельном листке зписл имя и дрес: «Лотр Гермн, Коронел Сурес, округ Буэнос-Айрес».

К сожлению, Буэр не знл о Гермне ничего, кроме того, что тот см сообщил: полуеврей и выходец из Гермнии.

Предстоящя встреч с неизвестным беспокоил Шуля, и он предложил не спешить, попытться рзузнть хоть что-нибудь об этом Лотре Гермне.

Помог случй. Мне стло известно, что изрильскя полиция собирется комндировть в Южную Америку одного из лучших своих следовтелей – Эфрим Гофштетер – рсследовть преступление, связнное с одним из нших грждн. Получив рзрешение генерльного инспектор полиции, я приглсил Гофштетер к себе, объяснил ему суть дел и спросил, хочет ли он взять н себя еще одно здние. Он соглсился без колебний. Гофштетер приехл в Изриль из Глиции в 1935 году, но его родителей и стршую змужнюю сестру убили нцисты. Он не очень хорошо рзбирлся в тргедии, постигшей евреев Европы, но знл имя плч Эйхмн – одного из глвных военных преступников, по которому «плчет» петля.

Я передл Гофштетеру весь мтерил об Эйхмне, снбдил его подробными инструкциями, кк вести себя.

Прежде всего он должен был зручиться доверием Лотр Гермн и убедить его в том, что он имеет дело с полномочным предствителем доктор Буэр. Для нс же очень вжно личное впечтление о Гермне. Серьезный ли это человек? Не внтюрист ли? Откуд он черпет сведения об Эйхмне? Что побудило его передть информцию Буэру? А глвное – знет ли он еще что-нибудь? Я несколько рз повторил Гофштетеру: крйне вжно рздобыть кк можно больше подробностей об Эйхмне и его семье, новые снимки и в идельном случе – получить отпечтки пльцев подозревемого, которые помогут устновить личность с бсолютной достоверностью. (Тогд мы еще не знли, что плч не оствил отпечтки пльцев ни в Гермнии, ни где-либо еще.)

Гофштетер и см понимл, сколь необходим мксимльня осторожность, ибо если информция верн и Эйхмн обнружит слежку, то н сей рз он скроется бесследно. После стольких лет подпольной жизни Эйхмн, возможно, и потерял бдительность, но ндо сделть тк, чтобы он не зподозрил нелдное.

Гофштетер взял с собою рекомендтельное письмо Буэр. Оно подкрепляло версию следовтеля: предствитель немецких влстей двно живет з рубежом, поэтому его немецкий язык приобрел явный инострнный кцент.

3. Зброшенный городок

Дже в смой подробной инструкции бывет упущен вжнейшя детль. Тк случилось и с Гофштетером: он попл в Буэнос-Айрес в зимней одежде. Никто не предупредил его, что в Аргентине лето. Обливясь потом, он пошел н свидние с Менше Тлми, и только неистощимым весельем тот сумел рзогнть мрчное нстроение следовтеля, хотя и был вынужден огорчить гостя. Дело в том, что городок Коронел Сурес нходится в сотнях километров от столицы. В тком глухом местечке появление нового человек тут же зметят. Лучше уж приглсить Гермн в Буэнос-Айрес. Гофштетер тк и сделл – послл Гермну телегрмму н немецком языке. В ней он сообщл Гермну, что приехл в Аргентину кк уполномоченный доктор Буэр н несколько дней и хотел бы передть приветы. Поэтому просит Гермн приехть в столицу или в любой большой город неподлеку.

Ответ не змедлил себя ждть: «Я вс не зню. Хотите повидться, приезжйте сми».

Пришлось Гофштетеру послть вторую телегрмму с одним лишь словом: «Еду». Хотя и зкрлись серьезные опсения – рисковнно отпрвляться одному в крй чужой и неведомый, к человеку, о котором не знешь ничего. А вдруг это ловушк? Тлми рзделял опсения, тем более что гость не знл испнского язык. Решили ехть вдвоем.

После тряски в скрипучем и пыльном вгоне, нпоминвшем фильмы о «диком Зпде», промучвшись всю ночь, они сошли н стнции городк, нзвнного в честь полковник Сурес – героя войны з незвисимость Аргентины. Чсы покзывли 9:30 утр. Ближйший и единственный поезд в столицу отходил в полдень.

Тлми и Гофштетер решили действовть тк: к Гермну отпрвится только следовтель, Тлми будет его ждть в ткси возле дом, но не больше двух чсов. Если к этому времени Гофштетер не вернется, Тлми нчнет его искть.

От стнции тянулсь длиння улиц, зстроення по обе стороны одноэтжными домми. Н первый взгляд кзлось, что он в городе единствення. Подозвли ткси – струю мерикнскую мшину, нзвли дрес и через три минуты поняли, что вполне могли пройтись пешком: именно столько времени знял езд. Гофштетер сошел, Менше велел ехть дльше.

Кзлось, что в этом городке, куд ни глянь, все строе и ветхое. В том числе и дом Гермн. Гофштетер постучл, ему открыл невысокого рост тощий мужчин лет пятидесяти. Он двиглся кк-то змедленно, кчлся н слбых ногх, и весь его облик нсторживл. Гофштетеру стло не по себе.

– Доброе утро. Мне нужен господин Гермн, – скзл он.

– Я Лотр Гермн. Чем могу служить?

– Меня зовут Крл Хуперт. Я известил вс телегрммой, что приеду.

– Д. Входите.

Они прошли в комнту, обствленную строй и убогой мебелью. Гофштетер – опытный полицейский – срзу уловил, что в доме что-то не тк. Но что именно? Гермн предложил гостю сесть, пытясь скрыть нстороженность.

– Извините меня, господин Хуперт, но я никогд рньше не слышл вше имя.

– Я предствляю интересы немцев в США и Кнде, я приехл к вм по поручению моих нчльников.

– Откуд мне знть, что вы говорите првду? Любой человек может тк говорить. И ккое мне дело до вших нчльников?

– По вполне определенным причинм мне не хотелось бы сообщть подробности о тех, кто меня послл. Но рзрешите нпомнить вм переписку с доктором Фрицем Буэром, генерльным прокурором Гессен, в связи с военным преступником Адольфом Эйхмном. Доктор Буэр писл вм 21 янвря и предупреждл о моем визите. У меня есть рекомендтельное письмо доктор. Пожлуйст, вот оно.

Рук с письмом повисл в воздухе: Гермн не регировл. Гофштетер не понимл, что происходит. Но внезпно Гермн громко позвл:

– Войди, моя дорогя, войди.

В комнте появилсь женщин средних лет.

– Д, Лотр?

– Господин Хуперт, это моя жен. Познкомься с господином Хупертом. Он привез письмо от генерльного прокурор земли Гессен. Возьми его и прочти громко.

«Э, д он слепой и не видит моей руки!» – подумл Гофштетер. – Вот почему ходит тк стрнно, д и мебель рсствлен не тк, кк принято».

– Прошу вс, вот письмо, – скзл он.

– Я прочту его с вшего рзрешения. «Предъявитель этого письм побеседует с вми о деле, ксющемся ншей переписки. С увжением, доктор Буэр».

Письмо явно успокоило хозяин дом.

– Подпись несомненно приндлежит доктору Буэру, – скзл женщин.

Лед рстял.

– Дй нм, пожлуйст, чего-нибудь выпить, – попросил Гермн.

Жен вышл, Лотр нчл рсскзывть:

– В молодости я был двоктом, но пришел Гитлер, и все изменилось. Моих родителей убили нцисты, д и см я побывл в концлгерях. В моих жилх течет еврейскя кровь, но жен – немк, и ншу дочь воспитывет он. Только не подумйте, что я нчл знимться делом Эйхмн, чтобы послужить Гермнии. Я желю только одного – воздть нцистм з муки и горе, которые они причинили мне и моей семье. Поэтому я не жду ни оплты, ни вознгрждения з информцию.

– Но кк вы нпли н след Эйхмн?

– Блгодря счстливой случйности и умению нлизировть.

– Можно подробнее?

– Пожлуйст. Кк я уже скзл у нс есть дочь. Вы ее увидите, он вот-вот придет. Девушк умня и обрзовння. Вы сможете рзговривть с нею по-нглийски.

– Он связн с делом?

– Д. Полтор год нзд мы жили в Буэнос-Айресе, в Оливос. Тм дочь познкомилсь с прнем лет двдцти или чуть стрше, звли его Николс Эйхмн. Он стл ухживть з ней и дже бывл у нс в доме. Он, конечно, не догдывлся, что я не стопроцентный риец. С тех пор, кк мы живем в Аргентине, нс знют кк немцев. Поэтому Николс говорил с нми без обиняков. Кк-то речь зшл о судьбе евреев в Европе в годы войны. Прень сожлел, что нцистм не удлось зкончить свою миссию. В другой рз он рсскзл, что его отец был офицером в рмии фюрер и исполнил свой долг. Моя жен однжды спросил Николс, почему у него ккой-то стрнный дилект? Обычно немцы говорят с явно вырженным либо прусским, либо бврским, либо иным кцентом, у юноши все будто смешно. Николс ответил, что много бывл в Польше, поскольку его отец в войну чсто менял место службы и семья перемещлсь вместе с ним. Поэтому дети не успели усвоить ккой-либо один дилект.

– Я слышл, что в деле, о котором мы говорим, сыгрл свою роль суд нд одним из военных преступников в Гермнии?

– О, д. Тот процесс и нвел меня н след. Кк-то моя жен, или, может быть, дочь, ншли в местной гзете сообщение о суде во Фрнкфурте-н-Мйне. Н суде нзывли имя глвного убийцы евреев – Адольф Эйхмн. Тут-то меня и осенило: уж не сын ли того Адольф нш Николс, которому тк жль, что фшисты не докончили свою миссию? Эйхмн-отец, по словм сын, «исполнил свой долг перед Родиной». Я без колебний обртился к генерльному прокурору во Фрнкфурте и поделился с ним своими подозрениями. Нчлсь переписк. Господин прокурор передл мне кое-ккие сведения об Эйхмне, глвным обрзом штрихи к его портрету. Вскоре прокурор сменил другой человек – доктор Буэр.

– Вы что-нибудь предприняли, чтобы убедиться в спрведливости вших подозрений? (Он не здл бестктный вопрос, который все время вертелся н языке: «Кк может вести следствие слепой человек?»)

– По просьбе прокурор я двжды ездил в Буэнос-Айрес, чтобы нйти место, где живет Эйхмн, и встретиться с глвой этой семьи. Об рз со мной ездил моя дочь. Мы припомнили стрнную детль. Хотя Николс и переписывлся с моей дочерью, но не нзывл ей свой дрес. Поэтому он отпрвлял для него письм через общего знкомого. Мои подозрения усилились.

Тут в комнту вошл крсивя девушк лет двдцти.

– Доброе утро, пп, – скзл девушк.

– Вот и моя дочь! – обрдовлся Гермн. – Хорошо, что ты пришл. Господин Хуперт интересуется семейством Эйхмнов. Рсскжи ему, кк ты ншл их дом и кого тм встретил. Можешь говорить по-нглийски.

Он повернулся к «Хуперту» и добвил:

– Через дв месяц он поедет в США учиться в университете.

Девушк подтвердил Гофштетеру, что Николс тк и не нзывет своего дрес.

– Когд мы приехли в Буэнос-Айрес, я пошл к подруге и с ее помощью ншл дом. Мы постучли. Нм открыл женщин. Я ее спросил по-немецки, здесь ли живут Эйхмны. Он ничего не ответил, к нм вышел мужчин средних лет в очкх и встл рядом с женщиной. Я спросил его, дом ли Ник, помедлив, он скзл: «Нет, Ник рботет сверхурочно». Я поинтересовлсь, не он ли господин Эйхмн? Мужчин кк будто не зметил вопрос. Тогд я спросил еще рз, и он неохотно ответил: «Д».

– Вы уверены, что он колеблся с ответом? Кким был его голос? Зметили что-нибудь особенное? – спросил Гофштетер.

– Он колеблся, в этом я уверен. А голос был неприятный, резкий, похожий н тот, что описл генерльный прокурор Гессен.

– А может быть, вм просто покзлось под влиянием того письм?

– Нет. Я уверен, что у него резкий голос. Первое впечтление меня никогд не обмнывет.

Гофштетер продолжл рсспршивть девушку и выяснил, что у Эйхмнов пятеро детей: трое родились в Гермнии и двое в Аргентине. Возрст троих стрших совпдет с днными из досье. Он подробно описл и домик н улице Чкобуко, но в этом для Гофштетер не было ничего нового.

– Все это мы уже сообщили генерльному прокурору во Фрнкфурте, и я дже был вынужден просить его о возмещении рсходов н поездки. Мое положение не из блестящих, и я не могу позволить себе ткие рсходы, – вмешлся Гермн.

– С меня довольно стрх, который охвтывет при мысли об этом деле! – впервые вступил в беседу госпож Гермн. – Не хвтло еще и деньги н это тртить! Достточно того, что сердце говорит мне: это Эйхмн! Хотя кк мть я должн бы рдовться удче дочери и пытться зркнить молодого человек.

– Поймите нс првильно, – подхвтил Гермн, – Мы не просим вознгрждения. Речь идет о возмещении тех ст двдцти – ст пятидесяти доллров, которые я потртил н поездки в Буэнос-Айрес. Я писл об этом, кк уже говорил, во Фрнкфурт, но ответ не получил, точнее, ответили, что меня нвестят. Вот и все.

– Эт сторон дел для меня – новость! – признлся Гофштетер. – Я тут же свяжусь с моим нчльником, но, видимо, придется ждть несколько недель.

– Ей-Богу, нм полгется возмещение рсходов, рботу мы сделли хорошо, и никких сомнений в том, что это Эйхмн, нет, – скзл девушк.

– Конечно, вы собрли очень ценные фкты, но утверждть столь определенно рновто, – зметил Гофштетер. – До меня дошли слухи, что Вер Эйхмн вышл змуж вторично. Может быть, ее дети зовут неродного отц «пп».

– Он могл выйти змуж во второй рз, но только з своего муж, не з кого-либо другого. Что же ксется опознния Эйхмн, то здесь фотогрфии не помогут. Я уверен, что он изменил лицо при помощи плстической оперции.

– Трудно скзть, првы ли вы. Пок что это только предположения. А нм нужны достоверные, совершенно точные днные, прежде чем потребуем выдчи Эйхмн.

– Мне кжется, я смогу помочь вм добыть нужные докзтельств. Я знком с местностью и жителями Оливос, и действовть тм мне знчительно проще, чем постороннему человеку. Предлгю воспользовться моими услугми. И еще хочу вс предостеречь: попытки опознть Эйхмн, что нзывется, в лоб только нсторожт его, и он скроется. Ндо быть предельно осторожными. Не збывйте и о рботникх немецкого посольств в Буэнос-Айресе. Если стнет известно, что кто-то ищет Эйхмн, уж они-то не змедлят предупредить его. В посольстве нверняк рботют и нцисты. Осмеливюсь утверждть, что вся дипломтическя служб Гермнии зсорен нцистми.

Гофшетер, кк послнец Буэр, счел нужным зступиться з «свое» госудрство:

– Не стоит преувеличивть!

– А вы знете, что Эйхмн рсполгет знчительным кпитлом? Дже джип у него есть.

Гофштетер понял, что н этом сведения Гермн исчерпны. Оствлось сформулировть своего род здние «добровольцу».

– Господин Гермн, чтобы устновить личность подозревемого, нм необходимо знть, под кким именем он живет сейчс, где рботет, номер его мшины, иметь фотогрфию с удостоверения, которым он пользуется сейчс, д и любой другой официльный документ, ккой удстся рздобыть. А смое вжное – хорошо бы достть отпечтки его пльцев.

– У меня полно друзей в Оливосе, я дже дружил с тмошними влстями. Думю, получить нужные сведения не соствит труд. Но, – Гермн вздохнул, – придется съездить в столицу с дочерью и провести тм около недели. А у меня – не густо... Я не могу ехть.

– Я обещл вм, что вши рсходы возместят, – ответил Гофштетер. – Больше того, предлгю ничего не предпринимть, пок не получите первую сумму. Когд деньги будут, поезжйте в Буэнос-Айрес и пострйтесь добыть необходимые сведения.

– Тк я и сделю.

– И еще одн просьб: посылйте письм не в Гермнию, по дресу, который я вм дм. У вс есть визитные крточки?

– Конечно.

– Дйте мне несколько штук, пожлуйст. Когд я нпишу вм, то вложу в письмо вшу визитную крточку. Он послужит подтверждением, что письмо действительно от меня.

– Отличня идея!

Гофшетер вынул из крмн ргентинскую бнкноту, сложил вдвое и рзрезл ножницми.

– В свою очередь я оствляю у вс половинку этой бнкноты. Если к вм явится кто-то от моего имени, то он предъявит другую половинку. Этому человеку можно будет доверять.

Н этом они рсстлись, и Гофштетер поспешил к ткси, в котором ждл Тлми.

По дороге в Буэнос-Айрес Гофштетер перескзл Тлми беседу с Гермнми. Хозяин дом покзлся ему слишком смоуверенным человеком, дочь и жен понрвились. Но глвное ощущение после встречи – н сей рз действительно вышли н след Эйхмн.

Гофштетер сообщил в Тель-Авив о своих переговорх и о решении не ждть денег для Гермн, н свой стрх и риск перевести ему почтой 5000 пезо (около 130 доллров). Деньги, несколько из подписнных Гермном визитных крточек и половинку ргентинской бнкноты он оствил у Тлми, который должен был ждть ответ из Изриля. Гофштетер предложил, чтобы мы рендовли почтовый ящик вне Аргентины, сообщив его дрес Гермну, и пострлись не зтягивть оперцию. Дочь Гермн вскоре уедет в США, ее помощь необходим. Тем более, что в отсутствие дочери жен Лотр, несомненно, убедит его откзться от опсной зтеи.

Перед тем, кк покинуть Аргентину, Гофштетер и Тлми несколько рз съездили в Оливос, чтобы понблюдть з домом №4261 н улице Чкобуко. Гофштетер тоже порзился убогости жилищ. Основтельное нблюдение было почти невозможно: н улице постоянно крутились дети, тк что сфотогрфировть дом не удлось. Не видели и жильцов дом – предполгемых членов семьи Эйхмн.

4. Фрнсиско Шмидт

Гофштетер вернулся в Тель-Авив в середине мрт 1958 год и дополнил свой отчет, послнный из Буэнос-Айрес. Он и мне повторил, что не стл бы полностью доверять Гермну, но его жен и дочь зслуживют этого.

Теперь ндо было отделить информцию дочери Гермн от выводов, сделнных им смим. Версия о плстической оперции Эйхмн мне кзлсь сомнительной. Во всяком случе, у Гермн не было никких серьезных доводов в пользу ткого утверждения. А может, Гермны все придумли? Но рди чего отцу, дочери и мтери вместе сочинять фнтстическую историю? Ккой смысл целой семьей включться в внтюру, не ткую уж и безопсную? Рсскз об ухживниях молодого Эйхмн выглядел достоверным. Все, что он говорил девушке, з которой приудрял, в особенности его рссуждения о евреях, естественно вытекли из домшнего воспитния. При этом молодой человек явно знл, что кое-ккие подробности зпрещено нзывть, что он не впрве приводить домой людей, не посвященных в тйну семьи, кк и не должен сообщть посторонним дрес. Другое дело, гордость з отц, «выполнившего свой солдтский долг».

Достоверной выглядел и остльня информция. Николс Эйхмн переписывется с девушкой, з которой ухживет, и дет ей дрес общей знкомой. Если девушк удивится, он скжет, что дом у него слишком любопытны, он уже вышел из возрст, когд его письм читют пп с ммой. Интерес госпожи Гермн к Николсу тоже был понятен. Любя мть хочет знть, что з семья у прня, который ухживет з ее дочерью. Ответ же Николс, считвшего, что он имеет дело с немцми, тоже вполне естествен: отец служил в рзных землях Гермнии, и это никк не должно вызывть подозрения. Рзве были у Гермнов, живущих в Аргентине уже больше десяти лет, основния осуждть или ненвидеть офицер, «исполнившего свой долг перед Гермнией»? И рзве мло было немецких офицеров, которые во время войны кочевли с мест н место, по землям, оккупировнным Гермнией?

Весьм возможно, говорил я себе, что господин Гермн, кк утверждет Гофштетер, человек легкомысленный и смоуверенный, но он проявил умение сопоствлять фкты и делть выводы, и если он не ошибется в принципе, то поможет в опозннии Эйхмн. А если его версия – фнтзия, то чем это может повредить? Я решил одобрить рекомендции Гофштетер. Тлми послли телегрмму с рзрешением перевести деньги Гермну и с дресом рендовнного нми почтового ящик.

Гофштетер больше делом Эйхмн не знимлся и вернулся к своим обычным обязнностям. Первое письмо от Гермн по новому дресу дтировно 19 мя 1958 год. Он подтверждл, что получил письмо от Хуперт и деньги, и доклдывл о своих действиях в Буэнос-Айресе: 9 и 10 мя он проверил зписи о купле-продже земельных учстков округ Л-Плт и ншел, что 14 вгуст 1947 год некий Фрнсиско Шмидт, гржднин Австрии, купил у местного жителя учсток по улице Чкобуко, №4261, в рйоне Оливос. Купчя был официльно утвержден, и вскоре Шмидт приступил к строительству дом. Дом состоял из двух изолировнных квртир, одн из которых выходил н улицу, вторя – во двор.

В электрической компнии Гермн узнл, что в том доме устновлены дв счетчик: один н имя Дгуто, второй н имя не то Клемент, не то Клементис, причем, этот Клементис знимл квртиру, обрщенную во двор. Имен жильцов в компнии не знли.

В 1955 году Фрнсиско Шмидт продл незстроенную чсть двор, дом по сей день числится з ним.

Обдумв полученные сведения, Гермн сделл вывод: этот Фрнсиско Шмидт и есть Адольф Эйхмн, счетчики в доме зписны н подствных лиц.

Гермн писл: «Фрнсиско Шмидт и его семья живут в квртире, выходящей н улицу, кто знимет другую, я еще не зню. Но думю, они посвящены в тйну Эйхмн. Судя по рсскзм людей, видевших Шмидт, его облик вполне совпдет с описнием Эйхмн. Шмидт рсскзывл, будто во время втоктстрофы он сильно порнил лицо. Все это двло основние полгть, что Фрнсиско Шмидт (он же Адольф Эйхмн) сделл плстическую оперцию лиц».

После столь ясного и конкретного изложения в первой чсти отчет, вторя чсть был для меня неприятным сюрпризом. Нписння тумнно и путнно, он ствил под сомнение достоверность первой половины.

Гермн писл: «После того, кк я вторично посетил Буэнос-Айрес между 13 и 18 мя 1958 год, могу утверждть, что Адольф Эйхмн прибыл в Аргентину в 1954 году и нпрвился вглубь стрны. Поэтому предстоят долгие поиски мест, где он поселился, причем придется много рз ездить н север Аргентины, з тысячи километров, это сложно и очень дорого».

Зкнчивлось письмо тк: «Если вы хотите, чтобы дело продвиглось, дйте мне возможность держть в рукх все нити. Нет нужды повторять, что рсходы будут огромны и я не смогу их оплтить из своего крмн. Кк только вы отзоветесь и выполните мои требовния, я отпрвлю новый отчет».

Я был оздчен. Если Гермн уверен, что его дочь говорит првду, и если он утверждет, что Фрнсиско Шмидт – это Адольф Эйхмн, зчем ндо искть место, где поселился преступник в 1954 году, когд прибыл в Аргентину? Получется, кк с тем охотником, который нпл н свежий след зверя, но не идет по нему, возврщется нзд, чтобы нйти, откуд зверь пришел. Если уж удлось устновить, кто купил и кто построил домишко н улице Чкобуко, и нйти людей, описвших этого человек, то зчем искть чего-то в «бескрйних просторх»? Почему не рздобыть еще несколько фктов, чтобы решить нконец, Эйхмн или не Эйхмн живет в Оливосе? И зчем Гермну збирть «все нити» в руки?

Нпршивлись дв объяснения: либо Гермн сочинил все от нчл до конц с неизвестной нм целью, либо, нчв с рзумных действий, дльше зпутлся и сбился с пути.

Я дл укзние нписть ему, попросить объяснить противоречивую информцию и перевести ему все те деньги, о которых был договоренность. Одновременно Менше Тлми должен своими путями попытться выяснить, есть ли основния считть Фрнсиско Шмидт Адольфом Эйхмном.

Вероятно, это стоило Тлми немлых усилий, но нконец он ответил, что Шмидт не похож н Эйхмн, днные о семье Шмидт тоже не совпдют с днными о семье Эйхмн. Верно, дом н улице Чкобуко, №4261 приндлежит Шмидту, но он тм не живет.

Сообщение Тлми окончтельно подорвло нше доверие к Гермну. А он продолжл упорно стоять н своем: Шмидт – это Эйхмн. В вгусте 1958 год я прикзл постепенно прекртить связь с Гермном.

Но Лотр Гермн не хотел рсствться с нми. В конце 1958 год он передл «Хуперту» новые сведения о своих попыткх нйти Фрнсиско Шмидт или человек, который живет в Аргентине и прикрывется именем Эйхмн. Гермн пытлся выяснить у иммигрционных влстей Аргентины, живет ли в стрне некий Адольф Эйхмн или Адольфо Эйхмн и нет ли среди иммигрнтов-немцев некоего Фрнсиско Шмидт. Свою зинтересовнность им объяснял тем, что якобы получил из Гермнии полномочия в отношении спорного нследств, к которому Эйхмн и Шмидт имели отношение.

В нчле 1959 год Гермну отпрвили еще один денежный перевод, потом связь с ним пошл н убыль. От тех больших ндежд, что мы возлгли н него, ничего не остлось.

И все же я не мог поверить, что информция, передння Гермном, несостоятельн. Время от времени я листл дело Эйхмн, и снов сердце подскзывло, что в словх Гермн есть крупиц првды. Рсскз его дочери звучл очень убедительно. И потом все Гермны твердили одно и то же: девушк познкомилсь с молодым человеком, который нзывл себя Ник Эйхмн. Его внешний вид и возрст совпдли с описнием и возрстом стршего сын Эйхмнов – Клус. Клус и Ник – сокрщенные имен Николус или Николс. А то, что Ник не был готов привести девушку к своим родителям, нводило н мысль о ккой-то семейной тйне.

Помимо информции Гермн мы рсполгли сведениями, хотя и не проверенными, что Эйхмн скрывется в Южной Америке. В нескольких сообщениях 1956 год упоминлсь Аргентин. Буэр, тоже рзочровнный Гермном, продолжл верить этой версии.

Имело знчение и тинственное исчезновение жены и детей Эйхмн из Гермнии и Австрии. Пусть дже Вер вышл змуж второй рз, хоть з мерикнц, хоть з гржднин другой стрны, но зчем ей исчезть из Гермнии бесследно? Могл бы приезжть. Но родственники фру Эйхмн и родственники смого Адольф остереглись говорить о них что-либо.

Все же стоило попытться рздобыть информцию у родственников. Нверняк существует ккя-либо переписк между Верой Эйхмн и ее мтерью, бртьями и сестрми. Может быть, и Адольф кк-то извещет о своих делх отц в Линце или бртьев, их много в Гермнии и Австрии. Если это тк, то можно нйти и беглец.

Я дл укзние рсспросить немцев, которые вернулись н родину из Южной Америки в последнее время. Среди них были, конечно, военные преступники, но не ткого рнг, кк Эйхмн или Менгеле – врч концлгеря в Освенциме. Вероятно, что среди этих людей кто-нибудь д знет, где нходится Эйхмн, и будет готов продть нм информцию.

Чтобы ускорить дело, я решил создть особую группу, которя зймется исключительно глвными военными преступникми, прежде всего Эйхмном. Во глве группы поствили Гилеля Анкор, ветерн рзведки. Весь мтерил о военных преступникх из рзличных инстнций передли этой группе, он же поручил ншим людям в Изриле и з рубежом собирть сведения об Эйхмне, рзыскивть людей, которые смогли бы опознть его. Но результтов не было никких.

Првд, в сентябре 1959 год мы получили информцию о том, что Эйхмн видели в Аузсе или в Альт-Аузсе в 1955, 1956 и 1959 годх. Проверк покзл, что это вымысел.

Я снов зтеял переписку с доктором Буэром и просил его не пренебрегть никкой информцией, которя могл бы привести нс к цели. Это было првильное решение. В середине 1959 год доктор Буэр сообщил, что у него в рукх новя нить, ведущя в Аргентину. Сведения и их источник выглядят очень серьезными, но он хочет убедиться в их достоверности еще рз, прежде чем передть нм. Доктор Буэр считл, что к декбрю 1959 год, когд он нмерен посетить Изриль, он сможет снбдить нс новым мтерилом.

5. «Эйхмн в Кувейте!»

До тех пор мы сохрняли тйну и не сделли ничего, что могло бы нсторожить Эйхмн. Но вдруг, 11 октября 1959 год, изрильскя пресс громоглсно объявил: «Эйхмн скрывется в Кувейте!» Сенсционня сттья сообщил, что генерл СС ныне рботет в ккой-то нефтяной компнии. Информцию приписывли доктору Эрвину Шило, одному из руководителей Центр по рсследовнию преступлений нцизм в Людвигсбурге в ФРГ.

Гзеты не прекрщли муссировть эту тему в течение нескольких недель. 13 октября они известили читтелей, что интерес публики к поискм зместителя Гиммлер велик и что Интерпол знялся делом Эйхмн. В другой рз промелькнуло сообщение, будто министерство инострнных дел Великобритнии обртилось к влстям Кувейт с зпросом и что «большие группы следовтелей» ищут Эйхмн в рзличных стрнх. «Юридические инстнции делют попытки убедить првительство Гермнии нзнчить приз з поимку Эйхмн», – утверждл одн из гзет.

Конечно, ткие публикции усложняли ншу рботу. Под двлением общественного мнения генерльный инспектор изрильской полиции был вынужден зявить, что «в рмкх ее полномочий полиция постоянно прилгет усилия, чтобы обнружить Эйхмн и поймть его», однко полномочия полиции огрничены. «В стрне есть другие оргны с более широкими возможностями, и они действуют в нзвнном нпрвлении». Генерльный инспектор господин Нхмис предупредил при этом журнлистов, что «широкя глсность, придння делу, может серьезно осложнить розыски Эйхмн в Кувейте».

14 октября гзеты поместили зявление предствителя полиции, что сведения об Эйхмне – не более чем слухи, но предположительно он все же нходится н Ближнем Востоке.

Тут уж з дело взялись вторы передовиц. Одн из них утверждл, что поиски военных преступников ведутся хлтно. В другой гзете писли: «Сейчс, когд, обнружены следы Эйхмн, првительство Изриля обязно не прекрщть усилия, опирясь н Интерпол или используя междунродную политическую ктивность, дбы не упустить следы и выяснить, где же скрывется преступник».

Одн из сттей промывл косточки полиции, поскольку генерльный инспектор осмелился якобы «снять с полиции всякую ответственность з розыски Эйхмн» и передл это дело «неким мифическим оргнизциям». Автор сттьи выговривл првительству з бездействие, Интерполу – з полное рвнодушие.

Тем временем доктор Эрвин Шило отверг приписывемую ему информцию: он передл компетентным оргнм, не для широкой публики непроверенную весть, будто Эйхмн несколько лет нзд видели в Кувейте. Но Шило вовсе не утверждет, что сейчс Эйхмн нходится именно тм.

Однко поток публикций н этом не иссяк.

19 октября пресс обнродовл мнение о необходимости собрть финнсовую комиссию кнессет, чтобы нзнчить приз – 50 000 доллров з голову Эйхмн. Ткое же публичное обрщение было нпрвлено глве првительств, 20 октября в печти появилсь резкя сттья против првительств. «Поимк Эйхмн, – говорилось в ней, – совсем не легкое дело. Чстному лицу или чстной оргнизции оно не по силм. Тйня изрильскя служб не рз докзывл свою компетентность и опытность, было бы только серьезное желние нйти и поймть преступник. Но ткого желния, видимо, нет».

Шумих нбирл обороты. Корреспондент одной из нших гзет отпрвился в Линц брть интервью у кого-нибудь из членов семьи Эйхмн. В его корреспонденции из Гермнии сообщлось, что Эйхмн рботет посредником между немецкими фирмми и шейхом Кувейт. Другя гзет вернулсь к стродвней версии о несметных кпитлх, которыми рсполгет Эйхмн.

В довершение ко всему финнсовя комиссия кнессет известил министр финнсов, что, по ее мнению, предложение устновить премию з голову Эйхмн рзумно, и если првительство соглсится, то комиссия готов выделить 50 000 доллров.

Я был бессилен остновить волну сенсционных сообщений, передовых сттей, критики првительств и оргнов безопсности. Пресс причинял нм стршный вред, хотя Эйхмн и не было в Кувейте. Но публикции могли нсторожить его и дже вынудить перебрться в другую стрну. Я очень опслся, кк бы кто-нибудь, более или менее осведомленный, не счел нужным опровергнуть гзеты, – мол они грубо ошибются. Эйхмн скрывется вовсе не в Кувейте, в Аргентине...

В сложившихся обстоятельствх я счел возможным сделть только одно: добвить от себя подробности о пребывнии Эйхмн... в Кувейте. Если он или его близкие следят з ншей прессой, то поймут, что Эйхмн – объект не серьезного поиск, всего лишь шумихи, полезной для повышения тиржей гзет.

Меня поддержл доктор Буэр. Он тоже считл, что н волне сообщений об Эйхмне, зхлестнувшей уже и Европу, для нс нет ничего лучшего, чем муссировть смые бсурдные слухи о жизни нцист в Кувейте. 24 октября в одной изрильской гзете появилось зявление генерльного прокурор земли Гессен доктор Буэр, которое он передл журнлистм. Суть его сводилсь к тому, что фрнкфуртскя прокуртур вновь открыл дело Эйхмн. «Достоверно докзно, что Эйхмн нходится в Кувейте и служит в кнцелярии шейх, выступя посредником между шейхом и известными немецкими фирмми», – скзл доктор Буэр.

Мы ничем не могли ответить н резкую критику првительств. Если бы оно выступило с опровержением и зявило, что рзыскивет Эйхмн, то н этом деле можно было бы поствить крест. Если бы првительство подтвердило, что действительно не предпринимет ничего, поднялсь бы буря общественного негодовния. Тк что лучшей тктикой было молчние.

Но и молчть не всегд возможно. 25 декбря 1951 год член кнессет Перец Беренштейн сделл зпрос в првительство: «Поскольку след военного нцистской преступник Адольф Эйхмн обнружен, я прошу глву првительств ответить с трибуны кнессет, готов ли он принять необходимые меры, чтобы помочь в поимке убийцы и преднии его суду?»

Когд меня спросили, кк лучше поступить, я ответил, что Перец Беренштейн несомненно откжется от ответ н зпрос, если ему стнет ясно, что это повредит розыскм нцист, и я готов лично объяснить все депутту.

Тогд политический секретрь глвы првительств послл Перецу Беренштейну следующее письмо:

«Предпринимются конкретные меры, чтобы помочь в поимке Эйхмн. Подробности об этом Вм готов сообщить нчльник службы безопсности.

Глв првительств убежден, что официльный ответ с трибуны кнессет может повредить этим мерм, и будет блгодрен Вм, если вы снимете с повестки зседния свой зпрос».

Беренштейн понял, в чем дело, и зпрос снял.

6. Рикрдо Клемент

Информция, которую привез нм доктор Буэр в декбре 1959 год, снов подвл ндежду. Новый информтор утверждл, что после войны Эйхмн прятлся в Гермнии, в монстыре у ктолических монхов, выходцев из Хорвтии. Он взял себе новое имя – Рикрдо Клемент. В 1959 году Эйхмн нвестил жену в Австрии, по-видимому, уже кк Клемент, и спустя некоторое время отплыл н проходе в Аргентину с пспортом междунродного Крсного крест, где он знчился Рикрдо Клементом. В Буэнос-Айресе ему выдли удостоверение, и в 1952 году имя Рикрдо Клемент появилось в телефонной книге ргентинской столицы. Ккое-то время Эйхмн-Клемент держл прчечную в Оливосе, но обнкротился.

В 1952 или, может быть, в 1953 году Эйхмн устновил коммерческие связи с бнковской компнией «Фулднер и Ко». Ее возглвлял эмигрнт-немец, поселившийся в Аргентине еще в 1930 году. Компния интересовлсь эксплутцией водных ресурсов для производств электроэнергии и создл филил под кодовым нзвнием «Кпри». Эйхмн – Рикрдо Клемент входил в компнию «Кпри». В нчле 1952 год он выполнял поручения своих хозяев в окрестностях город Тукумн. В 1958 году кто-то поинтересовлся у компнии, рботет ли еще господин Клемент, и, кк утверждл новый информтор Буэр, компния ответил: «Д, он рботет у нс».

Когд в Боливии был предпринят попытк госудрственного переворот, друзья, знвшие прошлое Клемент, предложили ему возглвить депртмент госудрственной безопсности в Боливии. Н что он ответил: «Когд я слышу слов Госудрствення служб безопсности, во мне с новой силой пробуждется ппетит к убийству».

Нм не удлось убедить Буэр нзвть новый источник информции. Видимо, у него были веские причины охрнять его тйну.

Крутой вирж в розыскх, кжется, выводил нс н прямую дорогу. Но, может быть, есть ккя-то связь между новым источником информции и ншим приятелем Гермном? Ответ Буэр был короток: «Нет». Буэр утверждл, что Гермн и новый информтор не могли пользовться общим источником сведений. Я вздохнул с облегчением. Згдк, здння Гермном, уже не кзлсь столь обескурживющей. Эйхмн все же нходился в Аргентине! Одн детль – имя Рикрдо Клемент – проливл свет н многое.

Гермн ведь тоже упоминл ккого-то Клемент (или Клементис), но он счел этого человек подствным лицом, н имя которого зписн один из счетчиков электричеств в доме Фрнсиско Шмидт. Гермн не допускл, что фмилия обоих квртиросъемщиков – Клемент и Дгуто – приндлежт рельным жильцм. И тут я понял, что случилось с Гермном. Повесть Ник Эйхмн был првдивой, логичной и не вызывл сомнений. Ее поддерживли покзния дочери и жены Гермн. Обе с первого взгляд произвели н Гофштетер хорошее впечтление. Утверждение Гермн, что он обртил внимние н возможную связь Ник и военного преступник Эйхмн, когд прочел в гзете о процессе в Гермнии, тоже не вызывло сомнений. Если бы Гермн этим и огрничился, мы, возможно, нпли бы н след горздо рньше. Но по причинм, известным только ему, Гермн решил вести рсследовние в одиночку, причем хотел держть все нити в своих рукх. Возможно, он полгл, что если его снбдят деньгми, то он сумеет быстро выяснить все о семье Ник Эйхмн, глвное – псевдоним беглого преступник и его дрес. Не исключено, что Гермн рссуждл тк: если Ник пользуется фмилией Эйхмн, то и отец ее не скрывет. Знчит, пользуясь связями в Оливосе, можно легко устновить, где живет Эйхмн.

Ндежды не опрвдлись. В доме №4261 по улице Чкобуко не было жильцов с фмилией Эйхмн. Гермну скзли, что тм живет ккой-то «встрияк». А тк кк нш приятель Лотр был человеком поспешных суждений и увлекся миссией следовтеля, то он решил, что встриец и есть Эйхмн.

В конце концов, Гермн был слепой, он не мог соствлять мнение о людях н основнии личных нблюдений. Если бы он сообщил нм, что Шмидт и есть Эйхмн, то мы проверили бы эту версию, и, устновив, что Фрнсиско не живет в доме н улице Чкобуко и не может быть Эйхмном, знялись бы жильцми. Но Гермн выдвл свою версию з фкт, подкрепляя ее теми сообржениями, что Шмидт прибыл в Аргентину н подлодке после окончния войны и что у Эйхмн блгодря плстической оперции теперь иня внешность.

Не исключю, что он верил в свои домыслы. Но когд Гермну стло ясно, что он зпутлся, ему не хвтило мужеств признться в этом, и он попросил дть ему возможность проследить з Эйхмном с того дня, кк тот ступил н ргентинскую землю.

Легкомыслие Гермн подорвло доверие к фктм, которые он же и сообщил, и теперь мы вернулись к исходной точке поиск.

Имя Клемент фигурировло в обеих версиях – строй и новой. Сопоствив сообщения, я был склонен верить, что Эйхмн живет в доме н улице Чкобуко под именем Клемент. И чем больше я вчитывлся в отчеты о биогрфии этого человек, тем больше убеждлся, что он и есть Эйхмн. Мне кзлось мловероятным, что Вер Эйхмн вышл змуж з другого немц, который тоже был вынужден скрывть свое прошлое и поэтому взял имя Клемент.

Но теперь больше волновло другое: живут ли еще Клементы н улице Чкобуко? Ведь с того дня, когд дочь Гермн познкомилсь с Ником Эйхмном, прошло уже дв год!

Предстояло нйти в Аргентине семью Клемент и убедиться, что Рикрдо – это Эйхмн. А тк кк есть небольшя вероятность, что Вер Либель-Эйхмн вышл змуж з другого военного преступник, то мы должны еще рз проверить, нсколько чувствительны семьи Эйхмн и Либель к тйне пребывния этой дмы и ее детей. Если Вер вышл змуж з кого-то, кто носит фмилию Клемент, то у ее родственников нет причин скрывть, где он живет. Если же Клемент – это Эйхмн, об семейств будут остерегться говорить, где Вер.

Я нчл прикидывть, кого нпрвить для проверки. Нужен был хлднокровный и основтельный рботник с высоким положением, смостоятельный в своих действиях. Я остновил выбор н следовтеле Иосефе Кенете, уроженце Гермнии, кибуцнике в прошлом. Он получил опыт ведения допросов пленных немцев, когд служил в бритнской рмии во время войны. Не было сомнений, что Кенет добудет исчерпывющую информцию.

Я обртился к нчльнику Кенет – Хги – с просьбой помочь мне. Еще здолго до того, кк я получил первую информцию об Эйхмне, Хги был убежден, что мы должны выследить и поймть двух военных преступников, повинных в гибели миллионов евреев: доктор Иозеф Менгеле, глвного врч концлгеря Освенцим, и Адольф Эйхмн.

Хги сидел в Освенциме, чудом выжил, он знл обо всем, что кслось деятельности Эйхмн в Венгрии, откуд см был родом.

Хги рсскзл мне в подробностях, что ткое Освенцим. Ему был двдцть один год, когд нчлсь вторя мировя войн. В то время он учился в Приже, собирясь стть техником по мшинм, но н летние кникулы вернулся домой в Сегед, в Трнсильвнию. Облсть, где жил Хги, до войны входил в соств Румынии, но летом 1940 год был передн Венгрии. С того времени семью Хги преследовли и притесняли, кк и всех других евреев этой стрны. Отец Хги был промышленником и коммерснтом с солидным положением, истинным сионистом. Видимо, состояние семьи вызывло звисть новых првителей. Снчл они призвли в еврейские рбочие полки стршего, зтем и млдшего сын строго Хги. Призвли и бывшего прижнин, но он сумел открутиться от принудительного труд и, не решясь жить в отцовском доме, перебрлся в Будпешт, куд перетщил и млдшего брт.

Хги нвестил родителей, чтобы присутствовть н церемонии обрезния племянник. 19 мрт 1944 год он вернулся уже в фшистский Будпешт: нкнуне Гермния оккупировл Венгрию.

Пришлось бежть из город – н этот рз с поддельными документми, но вскоре Хги рестовли и погнли н рытье противотнковых рвов. Когд он вернулся в Сегед, то узнл, что все евреи в гетто, кроме небольшой группы, в том числе его отц и обеих сестер. Этих людей немцы держли под рестом в сингоге. В гетто Хги ншел свою невестку, жену стршего брт, с млденцем и млдшего брт – Шимон.

Рнним утром 15 мя венгры-полицейские рзбудили узников гетто и прикзли собрться в дорогу: приближется Крсня Армия, и всех эвкуируют в глубь стрны.

Евреи Сегед были нивны. Они не знли, что уже несколько лет подряд немцы уничтожют евреев Европы. Они ничего не слышли об Освенциме, им никто не говорил, что евреев свозят со всех концов Европы в этот лгерь и отпрвляют в гзовые кмеры.

«Эвкуция» длилсь три дня и три ночи. Везли людей в вгонх для скот по восемьдесят человек в кждом. Когд эшелон нконец остновился, пссжиры увидели гигнтский концлгерь. Им прикзли сойти н перрон без всякого бгж, построили в колонны. Хги и его брт шли рядом с невесткой, несшей млденц н рукх. Был ночь, прожекторы высвечивли жуткую кртину. Нконец подошли к плтформе, н которой з столом восседл офицер СС и тростью укзывл, кому из привезенных куд: одним – нпрво, другим – нлево. Рядом с офицером стояли унтер и солдты с собкми. Недлеко от плтформы стрнные люди в полостой одежде перенимли колонны, нпрвляя их к воротм збор из колючей проволоки. Не успев еще понять, что знчит эт процедур, Хги и его брт были отделены от невестки: ее и млденц нпрвили влево, их – впрво.

Мужчины прошли еще около двухсот шгов и попли в здние. Им прикзли рздеться и пройти через душевую. После мытья холодной водой они прошли в ккой-то коридор, где н полу высилсь гор полостых брюк и курток. Потом прикмхеры выстригли у них полосу от лб до зтылк, пройдясь по середине головы мшинкой. Из душевой их вывели н площдь, где зствили простоять н ветру несколько чсов. Когд рссвело, они увидели, что вся окрестность, нсколько охвтывет глз, зстроен бркми. С крыши одного из брков спрыгнул прень и скзл что-то н польском языке. Видя, что они не понимют, перешел н идиш:

– Откуд вы?

– Из Венгрии.

– Выходит, нстл и вш черед.

– А где мы?

– В Освенциме. В смом большом лгере уничтожения.

– Что знчит в лгере уничтожения?

– Эх, вы! Тут убивют стриков и детей срзу, что нзывется, с вгонов. А вы сперв порботете, потом и вс отпрвят н тот свет.

– Убивют? Где убивют?!

– А вот тм.

Прень покзл рукой н трубы, из которых кк бы нехотя вытекл жирный дым.

– Убивют гзми, потом сжигют.

Венгры не верили.

– Поживете пру дней, узнете еще больше!

Прень отошел от колонны и вернулся чинить крышу.

Спустя полчс явился некто в полостом и скзл, что он говорит по-венгерски и будет их кпо. Он подтвердил слов того прня и добвил:

– Вс привезли, чтобы уничтожить. Но проклятым немцм еще нужны рбочие руки. Потому и дли вм отсрочку. Пок что они «гзуют» вших бртьев и родителей, д млых детей. Знйте, все првил человеческого поведения здесь не стоят ни грош. И прямо объяснил: «Я стл кпо зтем, чтобы продлить себе жизнь».

Но ему не верили. Еще кпо скзл, что тот офицер СС, который рспоряжлся н перроне, – это Менгеле, врч, который решет, кого убивть срзу, кого – потом.

Хги пробыл в Освенциме с неделю и убедился, что кпо говорил првду. Из Освенцим его отпрвили в рбочий концлгерь в Силезии. Тм он пробыл до 17 янвря, когд русские подошли близко, и лгерь в пешем строю повели в тыл. Они шли двдцть дней по горм Крпт и Судет, зтем их погрузили в вгоны и отвезли в концлгерь Мутхузен в Австрии. Оттуд Хги попл в лгерь в Бдензее. З четыре месяц он потерял в весе сорок килогрммов из прежних восьмидесяти. Кждый день в лгере умирли сотни зключенных, змученных трудом и голодом.

27 преля, з десять дней до освобождения, умер млдший брт Хги. См он продержлся до приход мерикнцев, но в тот день потерял сознние. В себя пришел в полевом госпитле. Три недели врчи поддерживли в нем жизнь, вливя физрствор в вены, зтем еще три недели кормили только жидкой кшицей.

1 вгуст Хги выписли из госпитля, и через Вену и Будпешт он отпрвился в Сегед – искть своих. Стрший брт и одн из сестер выжили. А родителей доктор Менгеле нпрвил в гзовую кмеру. Невест Хги, Ципор, тоже попл в Освенцим вместе с родителями и сестрой и чудом остлсь жив, одн из всей семьи. В октябре 1945 год Ципор вернулсь в Сегед, в декбре они поженились.

Я очень рссчитывл н помощь Хги, но ему только с большим трудом удлось добиться, чтобы Кенет взялся выполнить мое поручение. В то время следовтель знимлся несколькими вжными делми, ксвшимися безопсности стрны, и зменить его было некем. Тк что до конц феврля 1960 год Кенет не мог приступить к делу Эйхмн.

Я сгорл от нетерпения. Когд рсполгешь достоверной информцией, тяжело выжидть, ничего не предпринимя.

Но выход не было. Тем временем Кенет в свободные чсы детльно изучл досье Эйхмн. Он был очень горд, что выбор пл н него. Я изложил Кенету свою точку зрения, скзв, что есть все основния считть, что Рикрдо Клемент – это Адольф Эйхмн.

Мне удлось устроить встречу Кенет с доктором Буэром, прежде чем тот вернулся в Гермнию.

Н эту встречу пришли ткже Анкор и Менше Тлми, проводившие исследовния в Южной Америке. Учстие Тлми диктовли интересы дел: он знл положение в Аргентине, приобрел опыт, помогя сперв Горену и Гофштетеру, зтем знимясь поискми в одиночку.

Бесед с Буэром несколько рзочровл Кенет: прокурор тк и не признлся, кто снбдил его новой информцией об Эйхмне, хотя встреч с тем человеком могл бы знчительно облегчить рботу. И тем не менее Кенет проникся полным доверием к Буэру, его уверенностью, что Клемент – это Эйхмн.

Теперь я уже нчл всерьез интересовться првовым обеспечением ншей кции: возможно ли, с точки зрения междунродного прв, предть Эйхмн суду в Изриле, если удстся доствить плч в ншу стрну? Несомненно, суд нд Эйхмном должен звершить всю оперцию. Но суд должен быть именно в Изриле. Тогд это будет действительно вжным событием, с точки зрения кк истории, тк и морли.

Чтобы выяснить все првовые тонкости, я обртился к моему другу – одному из нших выдющихся юристов. Мы встретились у него дом, не в бюро, чтобы никто посторонний нс зведомо не услышл.

Когд мы уединились в кбинете, зствленном книгми, я рсскзл хозяину о шнсх поймть Эйхмн и о ншем нмерении предть его суду в Изриле.

– Можно ли судить того, кто будет доствлен в стрну необычным путем? – спросил я у него.

Юрист рзволновлся: сообщение его ошршило. Он молчл несколько минут, морщ лоб, потом снял с полки несколько увесистых книг, долго их листл и, нконец, скзл:

– Дело возможное.

Он ншел прецедент, но просил дть ему время посовещться с другим юристом, прежде чем выскзть окончтельное суждение.

Через несколько дней он подтвердил свой положительный ответ.

В конце 1959 год я сформировл особую опертивную группу, которя должн был нблюдть з семьей Эйхмн и семьей его жены. Возглвлял группу Эзр Эшет, который в то время нходился в комндировке в Европе. Эзр бежл в Изриль в 1949 году после того, кк столкнулся с фшистским режимом Румынии.

Группе Эзры ндлежло выяснить, кк, когд и куд исчезл Вер Эйхмн-Либель и ее дети после войны. Для этого и требовлось нблюдение з семьей Веры, которя могл получть письм от дочери. Подобное же здние поручили Эшету, только объектом его внимния был стрик Эйхмн, который, несмотря н свои восемьдесят дв год, продолжл упрвлять фирмой по продже электроприндлежностей в Линце. Необходимо было следить и з перепиской четырех бртьев Эйхмн.

Эт рбот был не из легких: помимо многих технических сложностей требовлсь предельня осторожность. Если семья почувствует опсность, угрожющую Адольфу, он немедленно известит его.

Но в успехе я не сомневлся, поэтому нчл рзрбтывть детльный плн всей оперции.

Аргентину, длекую и незнкомую, отделяли от Изриля 15 000 километров. Они-то и осложняли здчу. Ясно, что придется снрядить опертивную группу, но упрвлять ею н тком рсстоянии – дело сложное. Смя же трудня чсть оперции – перепрвить Эйхмн из Аргентины в Изриль через многие промежуточные пункты, д еще в условиях секретности.

Изрильские смолеты не летли в ту чсть свет. Одно время нмеревлись открыть воздушную линию в Южную Америку, но эту мысль пришлось оствить по техническим и экономическим причинм. Нм же требовлся большой пссжирский смолет. Но кк его рендовть, не привлекя всеобщего внимния?

Я решил посоветовться с Ашером Кедемом, возглвлявшим в ту пору отдел в одной из викомпний. Мы были знкомы много лет, и мне не пришлось тртить время н долгие годы объяснения.

– Можно ли, в принципе, послть смолет в Буэнос-Айрес? – спросил я.

Мой собеседник срзу смекнул, что я вовсе не руководствуюсь нмерением открыть новую линию для его компнии, и не стл здвть вопросы.

– Полгю, можно оргнизовть полет, – скзл он. – Точно смогу ответить только после переговоров с одним из директоров, нпример с Тдмором.

Мы условились, что мой друг побеседует пок только с Тдмором и больше ни с кем в викомпнии. Неделю спустя я узнл результты переговоров.

– Тдмор скзл, что если просишь ты, то ндо нчинть готовить полет уже сейчс. С точки зрения технической уже говорю уверенно: препятствий нет. Смолет тип «Бритния» с двумя экипжми может отпрвиться в Буэнос-Айрес и вернуться, сделв две промежуточные посдки в Дкре и Ресифе.

– А кк, по мнению Тдмор, лучше объяснить столь неожиднный полет?

– Нш компния уже интересовлсь возможностью открыть линию в Южную Америку. Можно рссмтривть полет кк пробный рейс.

– С меня пок достточно. Нверно, излишне говорить, что мой интерес – тйн?

– Смо собой. Но все же примерную дту ты нзовешь?

– Пок нет. Когд нступит время, приду к тебе. Был декбрь 1959 год.

7. Эпидемия свстик

Не успели стихнуть последние слухи об Эйхмне в Кувейте, кк в Зпдной Гермнии вспыхнул и перекинулсь во многие стрны мир эпидемия нтисемитизм. Внезпно в рзных чстях свет вылезли стршилищ ненвисти, кк будто только и ждли сигнл. Ничего подобного не было с окончния второй мировой войны, когд остновились фбрики смерти в Освенциме и других лгерях.

Н рссвете 26 декбря 1959 год неизвестные нмлевли свстику и нтисемитские лозунги н стенх новой сингоги в Кельне. Полиции удлось здержть двух молодых людей, членов «Гермнской имперской пртии» – неофшистской оргнизции в ФРГ. Н квртире одного из рестовнных ншли нцистские книги и флги.

Мунициплитет Кельн послл рбочих, которые стерли свстику со стен сингоги, городские влсти и првительство в Бонне резко осудили нтисемитскую вылзку. Но этим грязное дело не огрничилось. В десяти немецких городх были опогнены еврейские клдбищ и сингоги, н многих жилых домх нмлевны свстики и нтисемитские лозунги. Вскоре волн достигл Англии: н витринх еврейских мгзинов в Мнчестере и н фсде сингоги в Кенсингтоне появились свстики и ндписи по-немецки: «Жиды – вон!» Следующими объектми ндругтельств стли нгликнскя церковь вблизи Лондон, здние редкции одной из гзет и клуб консервторов в Болтоне (северо-зпд Англии). Спустя несколько дней свстикми осквернили стены сингог в Антверпене и Вене.

В Нью-Йорке свстики появились н витрине еврейского мясного мгзин вместе со словми «вонючие евреи!».

В Гермнии город з городом стновились местом рзгул хулигнов, учинивших дже несколько демонстрций под нтисемитскими лозунгми.

В Лондоне испчкли фсды трех еврейских учреждений, и ккой-то ноним от имени «Бртинского нцистского комитет» по телефону угрожл рспрвой одному из руководителей бритнских еврейских оргнизций. В Мельбурне н стенх одного дом появилсь ндпись: «Здушим жидов гзом!» Н еврейском клдбище в Снтьяго (Чили) кто-то поднял нцистский флг. В Дурбине и Питермрицбурге, в Южной Африке, неизвестные рздвли прохожим листовки, призыввшие покончить с евреями. В Копенггене во многих почтовых ящикх нходили открытки с похожим требовнием. «Гитлер вернется!» – глсили ндписи н стенх Зпдного Берлин.

Эт ненвисть, охвтившя тк много стрн, возмутил изрильскую общественность. Првд, првительств стрн, порженных эпидемией, вырзили негодовние ктми вндлизм и выствили усиленную охрну у еврейских учреждений, но, кзлось, что действуют они вяло и особенно не стремятся пресечь рспоясвшееся отребье.

Нш пресс предположил, что существует ккой-то междунродный центр, который нпрвляет и плнирует кты нтисемитизм. Инострнные гзеты считли, что комнды попдют не из Гермнии, из Кир, где устроился нцист фон Лре. Он инициирует нтисемитскую пропгнду. А некоторые журнлисты писли о центре в Мльме, в Швеции, которым руководит доктор Пер Энгдель, основтель «Европейского социлистского движения».

Тем временем инциденты не прекрщлись. Кждый день происходили новые нтисемитские выходки в Голлндии, в Приже и Бордо, в Испнии, в Йохннесбурге, Бритнской Колумбии, Мексике, Сн-Пуло, Филдельфии, Вшингтоне. Причем кции стновились все опснее. В Поджии (Итлия) в зл, где демонстрировлся нтинцистский фильм, бросили грнты со слезоточивым гзом; в доме изрильского почетного консул в Эквдоре обнружили зжигтельную бомбу; письм с угрозми получил доктор Эрвин Шило, глв Центр по рсследовнию преступлений нцистов в Людвигсбурге; и Нью-Йорке н еврейском клдбище осквернили сто пмятников; втомшины, приндлежвшие евреям, были повреждены в Буэнос-Айресе и его пригородх.

В конце концов в этих сообщениях промелькнуло и имя Эйхмн. Одн из гзет писл: «Еврейский конгресс убежден, что беглые нцистские руководители, ткие, кк Адольф Эйхмн, которые перепрвили з рубежи Гермнии большие суммы денег, поддерживют постоянную связь с нтисемитским центром в Мльме и финнсируют его деятельность».

20 янвря, выступя в кнессете по поводу волны нтисемитизм, глв првительств Изриля скзл: «Мы поручили одной из нших служб, рсполгющей средствми, выяснить, существует ли междунродный центр, который оргнизовл эти кции внезпно и рзом в двдцти пяти стрнх н трех мтерикх. Я не могу обещть зрнее, что нзвнной службе удстся вскрыть корень зл, но усилия к этому прилгются».

Это здние не противоречило ншим усилиям по розыску Эйхмн. Кк рз ноборот: новый всплеск нцизм придвл ншей миссии особое знчение. Что ж, суд нд Эйхмном будет достойным ответом н попытки оживить нцизм.

Нш «мурвьиный труд» продолжется. Документ з документом, проверк з проверкой приближли нс к цели.

Гд Армон, зкнчиввший службу в Европе, соглсился продлить комндировку и помочь Эзре Эшету в его рсследовнии. В течение нескольких недель то в Гермнии, то в Австрии Армон нблюдл з семьями Эйхмнов и Либелей и нтолкнулся н несокрушимую стену молчния тех и других, их друзей и соседей.

Все попытки выудить что-то у бртьев Эйхмн провлились. К ним подсылли людей с прекрсными «легендми», не вызывющими подозрений. Но все, что кслось Адольф Эйхмн, его жены и сыновей, ктегорически не обсуждлось ни одним из членов семьи Эйхмнов и Либелей. Один из людей Эшет, выдвя себя з торгового гент, сумел дже познкомиться с мтерью Веры Эйхмн. Он провел в мленькой деревне, где жил стря Либель, десять дней, но стен молчния был непробивемой. Вывод нпршивлся см собой.

Проверк корреспонденции фру Либель ткже дл нулевой результт. Реувен Хрпз, офицер безопсности при ншей миссии по репрциям в Гермнии, получил в середине янвря 1960 год здние от Гилеля Анкор связться с доктором Буэром во Фрнкфурте, чтобы сфотогрфировть для нс несколько документов. Хрпз созвонился с прокурором и получил приглшение приехть в тот же день.

Хрпз взял с собой одного изрильского студент, опытного фотогрф. Возле здния прокуртуры их встретил шофер-немец, возивший Буэр, и провел гостей в кнцелярию. Буэр зметно волновлся. Он достл из сейф пчку бумг и оствлся в комнте все время, пок Хрпз и студент фотогрфировли. Примерно через две недели Хрпз переслл снимки в Тель-Авив и получил от Анкор письмо с просьбой еще рз побеспокоить доктор Буэр, чтобы здть ему несколько вопросов об Эйхмне. Встреч и н сей рз состоялсь в зднии прокуртуры. Когд Хрпз спросил, нсколько ндежен второй источник информции генерльного прокурор, Буэр рссердился и скзл, что здвть ткие вопросы может только тот, кто ничего не понимет в деле. Он рзгорячился и не зметил, кк повысил голос.

Хрпз обиделся и скзл, что н него уже достточно кричли по-немецки в прошлом. Буэр смутился и попросил пояснить. Тогд Хрпз рсскзл ему о своей жизни в Польше во время немецкой оккупции.

Прокурор молч выслушл Хрпз и, видимо, желя сглдить неприятное впечтление от рзговор, приглсил его н обед. Во время обед он поделился с Хрпзом своими глубокими впечтлениями о последнем визите в Изриль. Рсскзл и о том, что решился поручить слежку з Эйхмном изрильским службм, ибо другие провлят дело. Добвил, что документы с делми нцистских преступников, бывло, исчезли из его бюро.

Нше «эйхмновское» досье рспухло. Мы включили в него не только документы, полученные от Буэр, и те, которыми рсполгли рньше, но и новые, нйденные в рхивх рзличных ведомств. Мы тщтельно зписывли любые сведения, которые помогли бы опознть Эйхмн и членов его семьи. Всю эту рботу приходилось делть с величйшей осторожностью, чтобы никто из посторонних не понял интерес госудрственной службы.

В конце феврля Иосеф Кенет был уже готов ехть в Аргентину. Мы соствили для него убедительную «легенду» – для зрубежных стрн и для дом: дже его жен и дети не должны были знть, куд и зчем он едет. Дом Иосеф рсскзл, что его посылют выяснить, откуд берется волн нтисемитизм, зхлестывющя многие стрны, в том числе Южную Америку. Кенет взял с собой рекомендтельные письм многих изрильтян к их родственникм в Южной Америке, чтобы тм сформировть группу доверенных лиц.

Кенету предстояло решить две здчи: нйти Рикрдо Клемент и устновить – он ли Адольф Эйхмн. После того, кк он выполнит свою чсть оперции, нстнет черед других: поимк Эйхмн и доствк его в Изриль. Поэтому он должен был соблюдть крйнюю осторожность, чтобы не спугнуть преступник. Мы ткже решили, что по дороге в Аргентину Кенет побывет у доктор Буэр и узнет новости по ншему делу.

Тем временем Хрпз доклдывл из Гермнии, что доктор Буэр нчинет проявлять признки нетерпения: прошли недели с тех пор, кк он передл нм секретную информцию, мы еще не сообщили о кких-либо конкретных шгх. Поэтому Хрпз обрдовлся, что нконец-то сможет сообщить гессенскому прокурору о приезде особого послнц.

В конце феврля 1960 год Кенет нпрвился в Кельн. Вместе с Хрпзом они приехли во Фрнкфурт, тк кк дело было в воскресенье, когд учреждения зкрыты, они пошли к Буэру домой. Прокурор жил в скромной трехкомнтной квртире. Его кбинет ломился от книг, поэтому хозяину пришлось снять несколько стопок с кресел, чтобы усдить гостей.

Мужчины беседовли три чс, откровенно и дружелюбно. Кенет, соглсно инструкции, скзл Буэру, что едет в Аргентину искть Клемент и пытться устновить его личность. Он просил Буэр открыть его новый источник информции. Однко прокурор ответил, что это невозможно д и не принесет пользы: информции вполне достточно, чтобы нчть действовть и добиться результтов.

8. Подрок ко дню рождения

По дороге из Европы в Аргентину Кенет здержлся в двух стрнх Южной Америки, чтобы встретиться с четырьмя добровольцми – местными жителями, вызввшимися помочь нм. Все четверо свободно влдели испнским языком и хорошо знли Аргентину и Буэнос-Айрес, тк кк чстенько нведывлись туд по делм.

Среди добровольных помощников Кенет был семейня чет: Двид Корнфельд – молодой преуспевющий рхитектор и его жен Эд – психолог и лингвист. Кроме того – двокт Лобинский, человек средних лет с широкими связями во всей Южной Америке. Четвертым был студент по имени Примо. Он учился н втором курсе инженерного фкультет.

Кенет договорился с ним о встрече в ргентинской столице. По совету Кенет все четверо обзвелись удостоверениями личности с вымышленными именми.

См же он прибыл в Буэнос-Айрес вечером 29 феврля 1960 год и нпрвился в гостиницу, где для него уже был збронировн номер. В номере он ншел телефонную книгу город и окрестностей и тут же стл искть интересующие его имен. Среди бонентов в Буэнос-Айресе он обнружил Рикрдо Клемент и Крлос-Рикрдо Клемент, но в списке бонентов округ, включвшего рйон Оливос, никкого Клемент не знчилось.

Утром Кенет купил крту город и прилегющих нселенных пунктов и стл выяснять, можно ли взять нпрокт втомобиль. 3 мрт он уже ехл в рендовнной мшине н встречу с Лобинским – в кфе. Лобинский рсскзл, что доехл без приключений и рсположился в отеле, который нметили зрнее. Кенет спросил, можно ли, не вызывя излишнего любопытств, обртиться в чстное сыскное бюро, чтобы рзузнть подробности о тех или иных лицх. Лобинский ответил, что можно, особенно если он, кк двокт, объяснит, что рзыскивет некоторых людей в связи с делом о нследстве. Сыскное бюро сохрнит все в бсолютной тйне, если об этом попросить. Он у себя в стрне не рз пользовлся услугми чстных сыщиков и, бывло, поручл доверенным лицм зкзывть для него рзличные сведения в бюро в Буэнос-Айресе. Тогд они с Кенетом договорились, что двокт свяжется с подходящим бюро и зпросит: сведения о Рикрдо Клементе и Крлосе-Рикрдо Клементе; подробности о жильцх дом №4261 по улице Чкобуко в Оливосе; подтверждение фкт, что в 1952 или 1953 году в Аргентину прибыл некя Вер Либель и с ней три сын.

Еще Лобинскому предстояло рздобыть телефонную книгу Буэнос-Айрес и рйон Оливос з 1952 год.

Зтея удлсь. В сыскном бюро зкз Лобинского не вызвл подозрений. Просьбу двокт вести рсследовние быстро и тйно встретили с полным понимнием: ведь, соглсно зявлению, речь шл о зпутнном деле с нследством. А Лобинский еще дл понять, что его клиент не постоит з ценой, если итоги сыск удовлетворят его.

Тогд Кенет решил нпрвить Лобинского в следующее бюро в другом рйоне город. Здесь ндо было узнть все возможное о фирме «Фулднер» и компнии «Кпри», которые, по сообщению Буэр, держли или держт Эйхмн-Клемент у себя н рботе. Адвокту полглось объяснить в бюро, что его клиент хочет предложить нзвнным фирмм вжный зкз, но сомневется в их солидности.

Зтем Кенет встретился с Примо. Студент в городе знли многие, поэтому в целях конспирции встречу нзнчили в ресторнчике, чья кухня нрвилсь Примо, но не его друзьям.

Нскоро пообедв, Кенет и Примо отпрвились в Оливос. Они проехли по улице Чкобуко, где Кенет без труд узнл дом №4261, знкомый ему по фотогрфиям и описниям. Првд, к его удивлению, дом окзлся больше и крсивее, чем ему говорили. Они рсспросили одного, другого прохожего и узнли, что в Оливосе по-прежнему живет много немцев. Н стенх некоторых домов крсовлись свстики.

Мшину поствили недлеко от нужного им дом. Следовтель достл из крмн открытку и попросил Примо нписть по-испнски: «Привет от Хорхе». Адресовн он был мифическому сеньору Педро, который якобы жил в доме №4263 по улице Чкобуко (ткого дом н улице не было). Отпрвителем знчился некий Дгусто, что нпоминло фмилию Дгуто (помните, н его имя был зписн один из электросчетчиков в доме №4261).

Примо с открыткой в руке зшгл по улице, якобы высмтривя укзнный дрес. Вскоре он вернулся и доложил результты. Местня девчонк скзл, что никкой Дгуто н их улице не живет. Примо зшел во двор дом №4261 и увидел, что одн из квртир пустует, во второй рботют мляры. Жильцы, видимо, сменились. Если Эйхмн и жил тм, то съехл. А рз тк, то можно смело рсспршивть мляров – вероятность нткнуться н кого-то из Эйхмнов был исключен.

Рсспросы покжутся и вовсе обычными, если изобрзить некоторое негодовние по поводу исчезновения нужного человек. Кенет вспомнил, что 3 мрт – день рождения Николс Эйхмн, и если в этот день рзыскивть племянник, чтобы вручить ему подрок, то это не вызовет подозрений.

Кенет купил зжиглку и отпрвился н встречу с Корнфельдми. Он попросил Эду крсиво упковть зжиглку и нписть н обертке: «Моему другу Нику в день рождения», «Ник Клемент, улиц Чкобуко, 4261, Оливос».

Эд должн был снять н один день номер в ккой-нибудь большой гостинице, посмотреть, кто тм из посыльных выглядит посмышленее, и поручить ему доствить зжиглку по укзнному дресу. Кенет подробно объяснил Эде, что он должн говорить посыльному и кк сделть, чтобы он вернулся с нужными сведениями.

Эд отпрвилсь в один из крупных отелей город, снял номер и спустилсь в холл. При виде крсивой молодой женщины, никому и в голову не пришло бы, что он учствует в охоте з военным преступником, имя которого облетело весь мир. Эд же рзглядывл посыльных, пок не приметил одного, покзвшегося ей проворнее и умнее других. Он подозвл его.

– Чем могу служить, сеньор?

– Кк тебя зовут?

– Педро, сеньор.

Эд еще рз оглядел его.

– Ты, видимо, хорошо знешь город, не тк ли?

– О, д!

– Тогд я дм тебе небольшое поручение.

– Я в вшем рспоряжении, сеньор!

– Ммм... Дело, видишь ли, деликтное, я бы хотел чтоб ты сохрнил его в полной тйне. Нверно, мльчик в твоем возрсте уже знет, что есть деликтные обстоятельств, когд молчние – золото. Ндеюсь, ты выполнишь мою просьбу в точности, потом рсскжешь, кк все было, не упустив ни одной подробности. Но помни, все это – личня тйн! Прошу тебя, помни!

– Вы можете полгться н меня, сеньор!

– Ты можешь отпрвиться сейчс же?

– Конечно!

– Тогд слушй. Вот пкетик. Его ндо передть сеньору, которого зовут Николс Клемент. Имя и дрес нписны н пкете. Это подрок. Ты должен отдть его только в руки сеньору Николсу! Если не нйдешь его – возможно, что его не окжется дом или дрес перепутн, – то пострйся узнть поточнее, куд я могу отпрвить мой подрок. Но см не ходи по новому дресу, если Николс действительно переехл. Об этом я позбочусь см. Но прошу еще рз: полня тйн! Никто не должен знть, кто тебя послл и откуд. Если спросят, говори, что один из твоих друзей, который рботет в другом отеле, передл пкет вчер и попросил доствить, тк кк он см не может сегодня отлучиться. Ты меня понял?

– О д, сеньор!

В глзх мльчик зжегся огонь любопытств. Еще бы, теперь он причстен к ромнтической тйне, в которой ему отведен вжня роль. Может быть, у него в рукх счстье этой крсивой сеньоры!

– Полгйтесь н меня, сеньор, – скзл он. – Я уже бегу.

– Возьми же деньги н дорогу.

Деньги еще больше подогрели энтузизм мльчик. И он помчлся выполнять поручение.

Педро без труд ншел улицу Чкобуко и дом №4261. Он тщетно искл звонок. Когд же и н крик никто не отозвлся, мльчик вошел во двор, зтем в дом. Двери и окн были отворены, в комнтх рботли мляры. Педро прошел через квртиру внутрь дом и увидел в одной из комнт неприбрнную постель, одежду. Спрв от этой комнты был кухня, где тоже н столе лежли осттки еды. Кухня, вння и комнт-спльня смотрели окнми во двор. Педро рзглядел еще одну комнтушку, совсем уже мленькую, и в ней – стрик.

Мльчик вышел во двор. В дльнем конце учстк стоял второй, неоштуктуренный дом. Мужчин лет тридцти и женщин знимлись уборкой. Мльчик подошел к ним, рзмхивя пкетом, и спросил:

– Клементы живут тут?

– Клементы? А Клемент... – скзл мужчин, несколько неуверенно.

– Здесь, здесь! – твердо скзл женщин.

– Клемент, немец, что ли? – поинтересовлся мужчин.

– Не зню, – ответил Педро.

– У него три больших сын и еще один мленький?

– Я о нем ничего не зню, – скзл Педро. – Я должен передть подрок. Где его можно нйти?

– Они тут рньше жили. Не зню точно, когд они уехли: дней пятндцть-двдцть тому нзд.

– А куд они переехли?

– Понятия не имею. Но господин тм, в комнтке, знет.

Педро вернулся в дом и прошел по коридору. В комнтке он увидел стрик в одежде, испчкнной крскми.

– У меня есть пкет для господин, чье имя нписно тут, – скзл мльчик.

– Ему нужен дрес того, кто жил тут рньше! – крикнули со двор.

– А, того немц! – рвнодушно скзл стрик.

– Аг. Не может ли сеньор скзть мне, куд они переехли, я должен вручить господину Николсу подрок.

– Они перебрлись в Сн-Фернндо. Это все, что я зню. Боюсь, ты не нйдешь дорогу, д и точный дрес мне неизвестен. Туд едут втобусом №60. Но стой-к, сын его рботет тут, поблизости!

Стрик повернулся к молодому человеку, который стоял, слушя рзговор:

– Может быть, вы могли бы пойти с ним и покзть, где это?

– Хорошо, пойдем, – соглсился тот.

Они вышли н улицу, молодой человек проводил Педро до угл и объяснил, кк нйти мстерскую, где рботет сын немц. Мльчик неуверенно переспросил, и мужчин решился пойти с ним. Они перешли одну улицу, другую и повернули в сторону одноэтжного здния. У тротур стоял мотороллер.

– Видишь эту мшину? Он приндлежит молодому немцу. У него очень светлые волосы.

Во дворе мстерской, куд они звернули, рботли дв молодых человек в комбинезонх. Вокруг было довольно многолюдно. Тут в коридоре покзлся прень восемндцти-двдцти лет с типично немецким лицом и светлыми волосми. Провожтый Педро позвл его и подл руку:

– Привет! Вот этот молодой человек хочет поговорить с твоим отцом.

– У меня пкет для сеньор, чье имя тут нписно, – скзл Педро и покзл подрок. – Мне скзли, что он больше здесь не живет. Может, вы мне скжете, кк нйти его и передть подрок?

– Мы сменили квртиру, – ответил блондин.

– А куд вы переехли?

– Это нзывется Дон-Торквто.

– Я, нверно, могу передть вм этот пкет, но не зню, довольн ли будет т сеньор... Мне скзли, чтобы я передл лично в руки.

– А кто тебя послл?

– Я точно не зню. Моему товрищу дл его человек из отеля, где мой друг рботет. Но у него не было времени, и он попросил меня выполнить поручение. Честно говоря, это было еще вчер, но я не мог прийти.

– Все же я хочу знть, кто тебя послл! – нстивл блондин.

– Оствь его в покое! – вмешлся провожтый. – Ему дли пкет и попросили вручить. Он пришел н вшу струю квртиру, я скзл, что вы переехли и что ты рботешь поблизости. Мне кжется, ты можешь взять пкет.

– Тк-то оно тк, но, кто же его послл?

Педро покзл пльцем н пкет:

– Может, тм все нписно?

– Может, и тк, – соглсился блондин.

– А я думю, что мне ндо вручить пкет и письмо только тому, кому велели, – скзл Педро. – Дйте мне дрес.

– Нет. Тм, где мы живем, н домх нет номеров. А потом...

– Может быть, вы мне скжете, где вы живете, чтобы я попл туд?

– Видишь ли, в рйоне Дон-Торквто улицы не имеют нзвний, – скзл провожтый.

– Ну, хорошо. Вот вм пкет.

– Если что, ты всегд сможешь нйти меня здесь! – уверил блондин.

– Лдно. До свидния.

Когд они вышли из мстерской, Педро зметил номер дом: 2865. Очень грязный мотороллер был мрки «Лмбретт-спорт 150».

Педро поблгодрил своего провожтого и поспешил в отель. Он не был уверен, что поступил првильно, вручив пкетик блондину, но соседи же подтвердили, что он – сын Клемент. В общем-то, он отступил от укзний сеньоры, ведь он просил его вручить пкет и письмо лично Николсу, если его не окжется н месте, то следовло рзузнть новый дрес и вернуть подрок вручительнице. Но молодя женщин не рссердилсь н Педро. После того, кк он рсскзл ей о своей поездке к Клементм, он успокоил его: все сделл првильно. Он внимтельно выслушл все подробности и дже зписл кое-что. Зтем спросил, не зпомнил ли Педро, кк зовут того блондин. Мльчик здумлся и скзл, что слышл, кк рбочие в мстерской несколько рз звли его, кжется, Дито или Тито, может, Титер.

Сеньор хорошо зплтил мльчику з труды. Ha другой день Эд уехл из отеля.

9. Светловолосый юнош

Итк, кртин прояснялсь. Еще несколько недель нзд в доме №4261 по улице Чкобуко жил семья немцев с тремя сыновьями, скорее всего выдввшя себя з Клементов. Поскольку один из сыновей Эйхмн, Дитер, родился в 1942 году, то по возрсту он вполне может быть тем молодым блондином, которого увидел Педро в мстерской и которого тм звли Дито или Тито. Его семья переехл н другую квртиру, не оствив соседям новый дрес. И это укрепляло предположение, что речь идет об Эйхмнх.

Кенет нсторживло, что Дитер преднмеренно лгл Педро. Блондин уверял, что они переехли в Дон-Торквто, мляр говорил о переезде немцев в Сн-Фернндо. По крте же эти рйоны отделяли друг от друг десять километров.

Теперь предстояло узнть точный дрес семьи. Кенет решил в тот же день проследить з блондином. С Примо и Лобинским они немедленно выехли в Оливос и поствили мшину недлеко от перекрестк, через который, по предположению Кенет, должен был проехть н своем мотороллере Тито.

Они прождли с 15:30 до 18:00, но молодой блондин с типично немецкой внешностью тк и не появился.

Тогд Кенет решил еще рз попытться узнть новый дрес Клементов у жильцов дом №4261. После шести вечер, когд мстерскя уже был зкрыт и Дитер никк не мог окзться поблизости, Кенет послл Лобинского в этот дом под видом стрхового гент, которому нужен Рикрдо Клемент.

Лобинский ншел в доме двух мляров. Один из них, говоривший по-испнски с немецким кцентом, охотно ответил «стрховому генту»:

– Рикрдо Клемент и его семья переехли в новую квртиру три недели нзд.

– А вы не знете его новый дрес?

– Нет. Зню только, что это в Сн-Фернндо.

– Что, у них прибвилось семейство? Они сняли более вместительный дом?

– Д у них и тк четверо детей: трое взрослых и один мленький! Стрший жент, другой служит в рмии, третий рботет тут неподлеку, в мстерской. Смому млдшему – восемь лет.

– Не хотелось бы ездить без толку туд-сюд. Кк бы нйти дрес...

– Спросите у сын, который рботет в мстерской. Но сейчс тм уже зкрыто.

– Кк хоть зовут этого сын?

– Не зню. Спросите немц, и вм любой покжет. В эту минуту вошли еще двое, и Лобинский решил, что рзговор пор прекртить.

И хотя дрес не удлось рздобыть, одно стло окончтельно ясно: немец, который жил в доме н улице Чкобуко, №4261, – Рикрдо Клемент. То, что Лобинский узнл о семье Клементов, вполне соответствовло ншим сведениям об Эйхмнх, кроме одной детли: Вер приехл к мужу в Аргентину в 1953 году, тк что у них не могло быть восьмилетнего сын, ему от силы было лет шесть.

Суббот и воскресенье – выходные дни в Буэнос-Айресе, поэтому встречу с Дито пришлось отложить н понедельник, 7 мрт. Кенет использовл пузу, чтобы отдохнуть и послть отчет в Изриль. Он доложил нм, что Клемент жил-тки в доме №4261 по улице Чкобуко совсем недвно и что групп, судя по всему, ншл третьего сын Эйхмн. Первя весть от Кенет ободрил всех посвященных. Хотя с смого нчл я был уверен в првдивости рсскз Гермнов о Николсе Эйхмне. Но с того времени, когд дочь Лотр подружилсь с Николсом, прошло немло месяцев – срок достточный, чтобы семье Эйхмнов исчезнуть бесследно. Теперь же мы знли, что они все еще живут в окрестностях Буэнос-Айрес.

Без дльнейших проволочек я стл плнировть следующие шги. И первым делом приглсил к себе Лиору Дотн, специлист по делм упрвления, финнсировния и кдров. У Лиоры был исключительный тлнт оргнизтор: понятие «невозможно» для нее не существовло. Он всегд отличлсь ктивностью, отвгой, умением быстро сориентировться в обстновке и руководить людьми. Я не скзл ей, о чем, собственно, идет речь, и он не здвл лишних вопросов. Лиор умел по нмекм или косвенным приметм определять, чем мы зняты в днное время. Когд рботешь с одренными людьми, облдющими рзвитым вообржением и умением сопоствлять фкты, нельзя требовть, чтобы они не строили предположений и не делли выводов.

Я поручил Лиоре кое-что подготовить, н всякий случй. Это «кое-что» могло нм пондобиться в любой момент.

7 мрт Кенет и Примо снов ждли н перекрестке, по которому должен был проехть Дито. Но и н этот рз он не появился.

В тот же вечер поступили новости от сыскных контор. Из сведений, сообщенных ргентинскими следовтелями, связь между семьей Эйхмн и Клементми по телефонной книге не прослеживется. Что же ксется дом №4261 по улице Чкобуко, то к нему примыкет большой грж, который вполне может служить склдом. В конце этого склд есть небольшя комнт с тулетом. Примерно дней з десять до зпрос немецкя семья Шнейдер, рендоввшя чсть склд, освободил его и переехл в неизвестное место. Сейчс в доме остлся единственный жилец, не то поляк, не то венгр, и зовут его Фрнсиско Шмидт. Он – хозяин всего строения и сейчс ремонтирует его, чтобы продть. Никто не знет, куд он собирется перебирться.

Кенет попросил Лобинского зкзть в чстных сыскных бюро дополнительные сведения о лицх, упоминвшихся в отчете (вполне возможно, что Шнейдер или Шмидт и есть тот, кого ищет двокт), ткже выведть, ккя фирм знимлсь перевозкой мебели Шнейдер по новому дресу. Лобинский еще рз объяснил сыщикм, что рсследовние ндо вести с мксимльной осторожностью и в полной тйне, инче Клемент, обнружив слежку, исчезнет без след, и тогд клиентм Лобинского будет ннесен огромный финнсовый ущерб.

8 мрт после обед Примо и Кенет опять выехли н тот перекресток, по которому должен был проезжть Дитер. В 17:45 со стороны мстерской появился знкомый по описнию мотороллер. Упрвлял им черноволосый мужчин лет сорок – сорок пяти в очкх с темной опрвой. З его спиной сидел светловолосый прень в костюме мехник, похожий по описнию н Дитер. Номер н мотороллере был тк зляпн грязью, что рзглядеть его не удлось, но см грязь тоже служил опознвтельным знком, потому что посыльный говорил Эде об очень грязном мотороллере. Мотороллер вскоре свернул в нпрвлении Сн-Фернндо.

Кенет и Примо двинулись з ним, соблюдя достточную дистнцию. Около пяти километров они проехли по глвному шоссе – улице Снт-Фе, пок мотороллер не свернул нлево, н улицу Хун Хусто, неподлеку от железнодорожной стнции, и вскоре остновился перед домом н улице Зефиол. Прень зшел в дом н несколько минут, водитель остлся ждть. Чсы покзывли 17:25. Блондин быстро вернулся, и мотороллер двинулся дльше, уже без остновок. Он выехл н глвное шоссе и продолжл путь по нпрвлению к Сн-Фернндо. Н улице Срминто слежк прервлсь: шл похороння процессия – мотороллер проскочил, мшин Кенет не успел.

Они еще покрутились в этом рйоне, но мотороллер больше не увидели. Счстье им изменило: по дороге домой збрхлил мотор, и в Буэнос-Айрес они добрлись с большим трудом.

Итк, нблюдение прервлось, что нзывется, н смом интересном месте. Но з теми ли они вообще нблюдли? Мло ли кто мог с улицы Чкобуко нпрвиться в Сн-Фернндо? Ни Кенет, ни Примо не знли в лицо блондин из мстерской. Где уверенность, что тм не рботет еще кто-то со светлыми волосми?

Утром 9 мрт шел дождь. Кенет послл Примо н улицу Мотегудо, чтобы тот поискл мотороллер и все же рзглядел его номер – дождь нверняк смыл с него грязь. Впрочем, не исключено, что Клемент-млдший в ткую погоду поедет н рботу поездом или втобусом. Но Примо вернулся с хорошей новостью: мотороллер – н месте, его номер 84099.

Н это рз Кенет оргнизовл три группы нблюдения. Он и Лобинский отпрвились н уже знкомый перекресток. Примо поехл в Сн-Фернндо, н то место, где они вчер потеряли Дитер из виду. Корнфельд и его жен прогуливлись неподлеку от мстерской, чтобы последовть з прнем, если он сядет в втобус.

Кенет и Лобинский безуспешно прождли до 18:00 – мотороллер не покзлся. Они проехли н мшине мимо мстерской: н тротуре возле здния стоял мотороллер с номером 160934, но супругов Корнфельд тут не было. Тогд они поехли в Сн-Фернндо, зхвтили по дороге Примо и узнли, что и здесь молодой блондин не появлялся.

Кенет встретил Корнфельдов только утром. Они рсскзли, что вчер в 17:20 из мстерской вышел молодой блондин, похожий н Дитер. Прень дошел до остновки н улице Монтегудо и сел в втобус. Они последовли з ним и вышли н остновке у железнодорожной стнции Мртинес. Отсюд молодой человек мог ехть и в Сн-Фернндо, и в Дон-Торквто. Но он не пошел н стнцию, свернул в переулочек. Н этом, соглсно инструкции, Корнфельды прекртили нблюдение и потому не знют, куд нпрвился Дитер.

В тот же день после обед Примо вновь отпрвился в центр рйон Сн-Фернндо. Кенет ждл в мшине н улице Монтегудо, Корнфельды – н улице Прн, недлеко от улицы Монтегудо. Автомобиль супругов стоял поблизости.

Н этот рз Кенет увидел мотороллер, похожий н тот, который им был нужен. Ехли двое: уже знкомый мужчин в очкх и молодой блондин. Кенет быстро под хвтил Корнфельдов, и они погнлись з мотороллером. К счстью, тот не мог рзвить большую скорость, потому что тщил двухколесный прицеп, и преследовтели их легко нстигли. Дорог был знкомой: мотороллер и н сей рз нендолго остновился возле дом рядом с железнодорожной стнцией, потом об пссжир продолжили путь в Сн-Фернндо. Н центрльной площди этого рйон Кенет подобрл Примо, отдыхвшего н скмейке, и преследовние продолжили уже вчетвером.

Мотороллер остновился нендолго и в Сн-Фернндо. Издли кзлось, будто ездоки что-то покупют в киоске, зтем их едв не потеряли из виду. Покружив по переулкм, выехли н шоссе №202 и нпрвились в сторону Дон-Торквто.

Вскоре зстроенные учстки Сн-Фернндо остлись позди. Пришлось увеличить дистнцию, чтобы не привлечь к себе внимние н пустынной дороге. Чсы покзывли 18:30.

Мотороллер остновился примерно в ст пятидесяти метрх от видук нд шоссе №202 и с полкилометр от железнодорожной стнции Бнклери. Нблюдтели свернули в боковую улочку, метрх в пятистх от видук, и поствили мшину з пустующим домом н перекрестке. Один из преследуемых (трудно было скзть, кто именно) сошел возле киоск по левую сторону шоссе и быстро исчез из поля зрения, второй проехл еще метров пятьдесят и поствил мотороллер у брк, в который и вошел.

Через полчс, когд стемнело, Кенет и его помощники выбрлись из мшины, прошли пешком до киоск, потом и мимо брк. Н скмейке отдыхли несколько человек, по виду – рбочие. Примо спросил, не знют ли они, где тут живет семья Родригес. Один из рбочих покзл рукой вдль – тм, кжется. Когд Примо поинтересовлся, кто же обитет в брке, рбочий ответил, что тут живет молодой человек с мтерью; у него есть мотороллер.

Кенет решил н этом прекртить розыски и продолжить их в следующий рз.

10. Дом в Сн-Фернндо

Н следующий день Кенет встретился с Лобинским и узнл, что сыскные бюро не обнружили зписей о прибытии в Аргентину в 1953 году женщины по фмилии Либель с тремя сыновьями, информцию о фирме «Фулднер» и компнии «Кпри» еще не добыли.

После обед нблюдение з мстерской возобновили, но уже в новом втомобиле (стрый мог примелькться). Кенет вновь увидел н перекрестке молодого блондин н мотороллере черного цвет, но с номерным знком 118111. Поехли вслед з ним к железнодорожной стнции Мртинес. Н улице Лдисло Мртинес блондин остновился перед домом №186, прислонил свой мотороллер к дереву и вошел в здние. Н его дверях виднелсь тбличк зубного врч.

Минут через двдцть прень вышел от врч, и тогд Кенет понял, что они ошиблись: молодой человек совсем не походил н Дито, или Тито. Но с другой стороны, они тк и не были уверены, что блондин, прозвнный Дито или Тито, – это и есть Дитер Эйхмн. И Кенет решил прекртить нблюдение, дбы не тртить нпрсно время и не рисковть, зняться выяснением всех обстоятельств. Но кк?

Лучше всего еще рз послть н улицу Чкобуко под рзумным предлогом мльчик из отеля, который уже был тм, чтобы он поточнее выяснил новый дрес Клементов и рздобыл дополнительные сведения о блондине из мстерской.

Эд Корнфельд снов поехл в нужный отель, рсположилсь в холле и зкзл кофе. Педро срзу же узнл ее и, не скрывя рдости, по первому знку подошел. Эд сделл печльное лицо, помрчнел и Педро. Эд попросил его еще рз отпрвиться н улицу Чкобуко и попытться рздобыть дрес Николс Клемент, объяснив тм, что, к сожлению, письмо и подрок не попли в нужные руки, потому отпрвительниц требует пятьсот пезо обртно – столько стоил зжиглк. Еще Педро должен пойти к блондину в мстерскую и хорошенько зпомнить, кк он выглядит и кждое его слово.

Педро тут же бросился выполнять поручение. Он вернулся поздно и рсскзл, кк все было.

В одной из комнт дом №4261 он зстл з рботой стрик, который рсскзл ему, что сын Клемент рботет в мстерской, и поздоровлся с ним кк со стрым знкомым. Человек узнл мльчик и н этот рз подробно объяснил, кк нйти бывшего жильц. Сперв ндо доехть до стнции Сн-Фернндо, оттуд продолжить путь в «коллективе» (то есть микровтобусе) №203 и попросить шофер остновиться в Авиженде. Когд он выйдет из втобус, то увидит киоск, где можно спросить, ккой из домов тут приндлежит немцу. Но если он не хочет утруждть себя, то достточно повернуть голову нпрво, и вот он – н открытом месте – дом с плоской крышей, сложенный из кирпичей и еще не оштуктуренный. Тм и живет немец.

Рбочий скзл, что знет дрес точно, потому что выполнял рзные рботы в этом доме и еще не получил все деньги. Педро спросил о молодом человеке из мстерской, и тут выяснилось, что Дито не родной сын Клемент. Клемент живет с мтерью Дито, и он родил ему ребенк, которому сейчс три или четыре год. А еще у Дито есть дв брт: один в рмии, второй жент. У блондин нет своего мотороллер, он ездит с соседом.

Рбочий неохотно говорил о Клементх, и мльчик попросил его н всякий случй нзвть себя: вдруг пондобится его нйти.

– Имя тебе ни к чему, – ответил тот. – Ндо будет, приедешь сюд и спросишь, где столяр. Я живу здесь, в этой комнте.

Столяру было лет пятьдесят и рзговривл он с явным инострнным кцентом.

Пок они беседовли, пришел толстый мужчин, тоже лет пятидесяти. «Может это хозяин дом?» – подумл Педро.

Толстяк же, услыхв, о чем речь, скзл:

– Тк ведь сын Клемент рботет тут поблизости в мстерской. Отчего бы тебе не пойти к нему?

Педро поблгодрил столяр и отпрвился в мстерскую. Он ншел блондин, и тот со смехом спросил:

– Что тебе ндо н этот рз? Лдно, рсскжу тебе првду. Я открыл письмо и ншел тм поздрвление с днем рождения. В тот день был прздник не моего отц, брт, и я отдл подрок ему.

– Д, но имя и фмилия...

– Николс – тк зовут брт, Клемент – фмилия моего отц.

– Но я-то попл в беду! Я же вм говорил – подрок и письмо мне дл товрищ. А ему их вручил одн сеньор из его отеля. Теперь он жлуется, что подрок не передн по нзнчению, и требует пятьсот пезо!

– Тк писл бы точно, кому вручть! Брт мой не Николс Клемент, Николс Эйхмн.

– Я ничего не зню. Вы можете дть мне дрес вшего брт?

– Зписывй: улиц генерл Пз, 3030.

– Спсибо. Но вдруг ей нужен не вш брт, вш отец?

– А его нет н месте. Он сейчс в Тукумне, я не зню, когд он тм зкончит свои дел.

Тут подошел мужчин лет тридцти, который, видимо, слышл последнюю чсть их беседы, и спросил у Дито:

– Тк где, говоришь, твой отец?

– В Тукумне. У него тм дел.

Педро был очень огорчен тем, что тк подвел Эду, но фмилия блондин и его брт не Клемент, Эйхмн.

Несмотря н это, сеньор щедро оплтил стрния мльчик.

Кенет сопоствил фкты и новую информцию. Ясно, что стрший сын Эйхмн Николс, живет в Буэнос-Айресе под своим нстоящим именем, кк и сообщл Гермн; семья Эйхмнов тоже живет в Аргентине, причем по новому дресу: в рйоне между Сн-Фернндо и Дон-Торквто. А глвное, можно не сомневться, что Рикрдо Клемент и Адольф Эйхмн – один и тот же человек, муж Веры Эйхмн и отец четверых ее детей: троих, которые родились в Гермнии, и млого, родившегося в Аргентине.

Без сомнения, блондин говорил првду: то, что его отец сейчс нходится в Тукумне, соответствовло мтерилм досье Эйхмн.

Кенет отпрвил в Изриль очередной отчет. Он писл, что блондин из мстерской – это Дитер Эйхмн, что живет он с мтерью под своим нстоящим именем и что имеется дрес стршего сын Эйхмнов – Николс, который ткже живет под своим нстоящим именем, и что вскоре будет выяснен дрес преступник. Семья, видимо, рспрострняет слухи, будто Вер Эйхмн вышл вторично змуж з Рикрдо Клемент, поэтому в мстерской и считли, что Дитер «не совсем» сын Клемент... См же рзыскивемый нходится в Тукумне, в 1500 километрх от столицы. Н основнии информции, полученной в сыскном бюро, стло ясно, что Фрнсиско Шмидт и Эйхмн – не одно и то же лицо.

Получив этот отчет из Аргентины, я прикзл немедленно прекртить нблюдение з семьями Эйхмнов и Либелей в Европе: теперь уже не стоило рисковть. Нверняк, Кенет вскоре увидит Рикрдо Клемент. Если окжется, что нши предположения верны и Клемент – это Эйхмн, то и впредь будем действовть с величйшей осторожностью, чтобы не спугнуть преступник. Если же выяснится, что мы ошиблись, то знчит, Эйхмн нет в живых либо он преднмеренно порвл связи со своей женой, опсясь, кк бы он не нвел првосудие н его след.

Кенет отпрвился в Сн-Фернндо и легко ншел домишко, в котором, по словм столяр, жил семья Клемент. Этот одноэтжный дом с дверью из фнеры стоял в отдлении от других, никких проводов к дому пок не тянулось, стены еще не были оштуктурены, и весь он выглядел убого. Кроме брк и киоск в рдиусе более ст метров не виднелось никких строений.

Проезжя н мшине в тридцти метрх от домик, Кенет зметил н крыльце полную женщину лет пятидесяти. Рядом с ней игрл мленький ребенок. По-видимому, Вер Эйхмн и ее млдший сын, решил Кенет.

Он вернулся к домику еще рз и прошел мимо него с тыл, блго не было збор. Вдли слышлся лй, но Клементы собку не держли.

Возле дом стоял кирпичный срй. Из дом и сря выбивлся слбый свет, кк от керосиновых светильников. Из сря вышел молодой человек и нпрвился в дом, видимо – Дитер.

13 мрт Кенет приехл в Сн-Фернндо, н этот рз вместе с Примо. Студент вел мшину, следовтель, вооружившись фотоппртом «Лейк» с телеобъективом, ждл удобного момент, чтобы сфотогрфировть дом Клементов. Они поствили мшину в сорок метрх от домик, Примо поднял кпот и стл копться в моторе. Кенет сфотогрфировл дом и Дитер, возившегося в сдике.

Нзвтр Кенет отпрвился н глвный почтмт н улице Снт-Фе, чтобы полистть телефонную книгу город Тукумн. В книге 1959 год он ншел телефон и дрес компнии «Кпри», кк говорилось в примечниях – «Компнии промышленного плнировния и рзвития».

Итк, все было вроде ясно. Оствлось еще рз проверить себя, добыв нужные сведения в бюро ктов гржднского состояния и выяснив, н чье имя зписн учсток и дом в Сн-Фернндо. Кенет считл, что не стоит искть Эйхмн в Тукумне, не получив новых сведений о фирме «Фулднер» и компнии «Кпри». Если Клемент – это Эйхмн и если он н смом деле уехл в Тукумн, то он непременно вернется домой ко дню двдцтипятилетия своей женитьбы – к 21 мрт 1960 год.

16 мрт в семь утр Кенет и Лобинский уже были в конторе местного смоупрвления Сн-Фернндо. Они попросили рзрешения познкомиться с кртой учстков новой зстройки, потом подли (подписвшись вымышленными именми) зявление с просьбой уточнить, кому приндлежт учстки в днном секторе. Кенет скзл чиновнику, ведвшему документцией, что он предствляет мерикнскую компнию, зинтересовнную в приобретении учстков под строительство. Чиновник зверил их, что звтр нужные сведения будут готовы. В девять утр они поехли к домику Клементов и остновились возле сря, который нходился примерно в двдцти метрх от большого строения. Из сря вышл немолодя женщин, предствился удобный случй поговорить. Они спросили, кк нзывется улиц, идущя от шоссе, и предствились гентми крупной мерикнской компнии, которя нмерен построить здесь большое предприятие. Женщин ответил, что ее дом продется. Тогд они поинтересовлись, кто живет в недоштуктуренном доме. Женщин охотно пояснил, что тм живут ккие-то немцы, он может позвть хозяйку.

Через несколько минут из дом Клементов вышл черноволося молодя женщин, выглядевшя истинной ргентинкой. Кенет и Лобинский повторили ей свою версию. Окзлось, что молодя женщин не живет здесь, приехл к свекрови, но он точно знет – домик не продется. Кенет сфотогрфировл миникмерой домик и миловидную невестку Клементов. Ей можно было дть не больше двдцти двух лет.

Лобинский спросил у нее, кк нзывется боковя улочк. У них, дескть, уже есть учстки в зтом рйоне, но они не знют, где именно. Адвокт поинтересовлся, не может ли он позвть свою свекровь, но т ответил, что «мм» не говорит по-испнски.

После этого невестк см нчл здвть вопросы: ккую компнию они предствляют и что з предприятие они собирются строить? Когд он услышл, что гости рзговривют между собой по-нглийски, то перешл н этот язык, и Кенет стл опсться, кк бы он не рскрыл обмн. Невестк Клементов стл отговривть их от зтеи: в этом рйоне нет электричеств и водопровод, зимой во время дождей тут рзливется целое море, д и стрики не будут продвть дом.

После обед Кенет двжды прошел мимо домик. Жлюзи н окнх не были опущены, но из дом никто не выходил.

Вечером Кенет дл Лобинскому новое здние: узнть с помощью одного из сыскных бюро все возможные сведения о Николсе Эйхмне, дрес которого уже был известен.

17 мрт Кенет и Лобинский в шесть утр уже были н месте. Они укрылись в роще, приблизительно в ст пятидесяти метрх от объект нблюдения. В 7:15 из дом вышел молодой прень и нпрвился к киоску. До 8:25 никто вблизи домик не появился, зтем нблюдтелям помешл ккой-то человек, нпрвившийся к роще.

Тогд Кенет и Лобинский пошли в местное смоупрвление. Чиновник рзочровл их: зписи о приобретении учстк кем-либо в интересующей их местности нет. Дело в том, что никто тут строить не решется: здесь зимой стоит вод, поэтому рйон считется бросовым. Отвжившиеся поселиться строят без рзрешения и нлоги не плтят.

В юридическом отделе мунициплитет ничего нового к этому ответу не добвили.

Посовещвшись, они решили, что только в компнии, рзмечвшей рйон под строительство, можно нйти ккие-либо зписи о влдельцх домов. И неплохо бы зполучить тот срй, что возле дом. Лобинскому предстояло с помощью чстных сыщиков выяснить, нельзя ли с ходу купить срйчик, в котором жил толстух. Вероятно, им удстся купить срй без труд и недорого. Из него будет удобно вести нблюдения, д и никто не помешет в момент зхвт Эйхмн.

18 мрт Кенет купил бинокль ночного видения и перед обедом в очередной рз проехл мимо домик Клементов. Удлось рзглядеть мленького мльчик, которому могло быть лет пять, не больше, и хозяйку, но со спины. Был он полня, черноволося, среднего рост в дешевом ситцевом плтье.

После обед Кенет встретился с Лобинским в кфе. Судя по улыбке и нетерпению двокт, он добыл вжные новости. Окзывется, бросовя земля действительно приндлежл некой фирме, и Лобинский получил подробную спрвку об учстке номер четырндцть: он был зписн н имя Вероники-Ктлины Либель де Фихмн, проживющей по улице Чкобуко, №4261, в Оливосе.

Фмилия Фихмн не менял дел – при зписи могли нпутть или покуптельниц нмеренно искзил свою фмилию. Вжно было другое: если жен Эйхмн сейчс подписывлсь Либель де Эйхмн (или Фихмн), то это могло ознчть только одно: фру Вер вышл змуж вторично з собственного муж. А поскольку, дом зписн н ее имя, знчит, хозяин предпочитет держться в тени.

Вечером Кенет получил тому еще одно подтверждение. Корнфельд выяснял, кто из жителей Оливос знесен в списки избиртелей. Это было просто сделть, потому что в стрне нмечлись выборы и списки обновляли. Для большей достоверности Корнфельд проверил списки в местном мунициплитете и в бюро одной из крупных пртий. Фмилии Клемент, Либель или Эйхмн не знчилось ни в одном из них.

В тот же вечер Кенет передл в Изриль: «Жен Эйхмн идентифицировн окончтельно. Сфотогрфировли дом, в котором живут Клементы-Эйхмны. Посылю вм фото. Н рсстоянии двдцти метров от дом Клементов стоит мленький домишко, скорее дже срй. Возможно, мы приобретем его. Оценочно это обойдется в тысячу доллров. Если вы одобрите, куплю срй, не вызывя подозрений».

Однко визиты в Сн-Фернндо стновились опсными. Приходилось менять мшины кк можно чще, чтобы они не примельклись. 19 мрт Кенет попросил Корнфельдов рендовть ккую-либо мерикнскую мшину. Это окзлось не тк просто, но все же удлось.

Н сей рз он совершил прогулку вокруг дом Клементов с Эдой Корнфельд. Проезжя мимо второй рз, примерно в 14:00, они увидели во дворе мужчину среднего рост с высоким лбом и лысеющей головой, снимвшего белье с веревки. Кенет попытлся его сфотогрфировть, но не успел: мужчин вошел в дом.

Кенет не сомневлся, что видел Эйхмн. Сходство мужчины со стрыми фотогрфиями Эйхмн и его описнием было очевидно. К тому же он снимл белье с веревки, из этого следовло, что он живет в доме и не окзлся тут случйно. Видимо, он вернулся из Тукумн ко дню серебряной свдьбы.

Вечером Кенет отпрвил в Изриль еще одну депешу:

«Сегодня в доме Веры Эйхмн зметили мужчину, похожего н Эйхмн.

Я уже извещл вс, что жду возврщения Рикрдо Клемент – Адольф Эйхмн домой к его серебряной свдьбе, которя должн прздновться послезвтр.

Клемент вернулся к предполгемому сроку, у меня нет сомнений, что это и есть Адольф Эйхмн.

Считю, что в следующий вторник Клемент вернется н рботу в рйоне Тукумн. Поеду з ним, хотя и предполгю, что обнружить его тм будет непросто.

Считю полезным кк можно рньше вернуться в Изриль – для отчет и продолжения оперции».

Депеш убедил меня в том, что ндо действовть быстро и решительно. С теми людьми, которые были в рспоряжении Кенет, он не мог долго продолжть нблюдение, не рзоблчив себя, млейшя неосторожность Кенет спугнет Эйхмн. И хотя у нс еще не было стопроцентной уверенности в том, что Клемент – это Эйхмн, я решил приготовить все к звершению оперции. Не исключено, что окончтельно опознть здержнного придется по ходу дел. В этом был определенный риск, но он кзлся мне опрвднным, дже обязтельным.

Я приглсил Ашер Кедем и скзл ему, что дело, о котором мы беседовли в декбре 1959 год, может стть ктульным в ближйшее время. Ашер нмеревлся поехть з грницу для покупки новых смолетов для своей компнии, но вырзил готовность откзться от поездки, если пондобится. Я не собирлся срывть его комндировку и скзл, что в случе необходимости нйду его при помощи Дн Авнер, знимвшего высокий пост в той же викомпнии и готового содействовть нм во всем.

11. Отчет Кенет

В воскресное утро 20 мрт Кенет выехл в Сн-Фернндо в стром втофургоне (тендере), нкрытом тентом. З рулем сидел Примо. Они двжды проехли мимо дом Клементов, и Кенет сфотогрфировл строение с рзных сторон. Зтем они поствили мшину в ст пятидесяти метрх от дом и в пятидесяти – от киоск. Примо пошел к киоску купить бутерброд, Кенет из-под брезентового тент рзглядывл дом в бинокль. Ребенок игрл во дворе, взрослых не было видно. Но в 11:45 со стороны шоссе появился тот мужчин, которого Кенет видел днем рньше. Он был одет с претензией н элегнтность: светло-коричневые брюки, серый пиджк, глстук и коричневые ботинки. Теперь Кенет внимтельнее рзглядел его: ростом метр семьдесят, н три четверти головы лыс, осттки шевелюры – темного цвет, нос большой, лоб широкий, очки, походк неторопливя.

Он не вошел в дом, обошел кругом, пригнулся, чтобы пройти под проволокой, обознчвшей грницу учстк, и очутился во дворе. Остновился возле ребенк, скзл ему несколько слов, поглдил по голове и попрвил одежду. Зтем поднялся н крыльцо, отгоняя мух гзетой, и собрлся открыть дверь, но полня женщин, которую Кенет уже видел, опередил его.

Не прошло и минуты, кк мужчин снов вышел и нпрвился к телеге н шоссе, купил тм у лотошник дв крвя хлеб и вернулся в дом. Минут через пять он опять появился, н сей рз в мйке и пижме, вошел в срйчик и вынес сифон содовой воды. В этот момент к дому подошел блондин из мстерской. Мужчин в очкх и блондин постояли н крыльце, зтем вошли в дом. Удовлетворенные результтми нблюдения, Кенет и Примо поехли в Оливос, где утром оствили взятую нпрокт мерикнскую мшину. Кенет повел «мерикнку» в город, но по дороге он сломлсь. Ситуция млоприятня: ведь в воскресенье все гржи зкрыты. Им удлось договориться с мехником н зпрвочной стнции, и тем не менее сумели звести лишь после четырех чсов возни. Приехли они в Буэнос-Айрес уже в шестом чсу.

Вечером Кенет нписл свой зключительный отчет:

«Вер Эйхмн с Дитером и млдшим сыном, которому лет пять, живет в отдельно стоящем доме примерно в тридцти километрх от центр Буэнос-Айрес. Учсток, н котором построен дом, зписн н ее подлинное имя. Кирпичный дом еще не отштуктурен. Он зщищен жлюзи, решеткми и тяжелой дверью. Посылю вм снимки дом. Если их увеличить и склеить в нужном порядке, то можно получить достточно полное предствление об этом жилище и окрестностях. Кроме мленького, похожего н срй домик в двдцти метрх спрв от большого дом, есть еще срйчик. Других строений поблизости нет. В мленьком доме живет ргентинскя семья, готовя продть его и учсток в четырест квдртных метров.

Месяц нзд семья Эйхмнов еще жил н улице Чкобуко в доме №4261, зтем переехл. По строму месту жительств мы добыли некоторые сведения об Эйхмне. Родственник Фрнсиско Шмидт с уверенностью скзл, что тут жил немец по фмилии Клемент и что Дитер – его сын. Дитер рботет в небольшой мстерской неподлеку от прежнего мест жительств. См он нзвл себя Дитером Эйхмном. Он же рсскзл, что семья перебрлсь в рйон между Сн-Фернндо и Дон-Торквто. Еще Дитер говорил, что его отец рботет в Тукумне.

Нблюдение з Дитером привело нс к новому месту жительств Эйхмнов. В документх компнии, продвшей Клементм землю, учсток зписн н имя Веры Либель де Фихмн, то есть н ее девичью фмилию с добвлением, кк это принято здесь, фмилии муж, првд несколько искженной. В мунициплитете никких зписей нет – рйон считется бросовым, рзрешения н строительство здесь не выдют, нлогов жители рйон не плтят.

Вчер я видел возле дом мужчину, похожего н Адольф Эйхмн. Сегодня я продолжл нблюдения и опять видел этого мужчину в бинокль. Посылю вм фотогрфии, которые сумел сделть, но вряд ли по ним можно опознть этого человек – снимть пришлось в трудных условиях.

Клемент нет в спискх жителей Буэнос-Айрес, из чего можно сделть вывод, что он незконный иммигрнт. В спискх избиртелей ткже нет никкого Клемент.

Итог: я считю, что ндо приступть к звершению оперции. У меня почти нет сомнений, что этот мужчин – Эйхмн. Он похож н человек, которого мы рзыскивем. Рзниц лишь в том, что он носит очки. Продвец хлеб скзл, что этот мужчин – муж Веры Эйхмн. Если он муж Веры, но не Адольф Эйхмн, то отчего дом не зписн н его имя? Эти обстоятельств и хрктерные приметы – большой нос, высокий лоб, лысин, кк у двух Эйхмнов – бртьев в Гермнии – исключют ошибку. Считю, что н днном этпе можно удовлетвориться этой информцией. Окончтельно идентифицировть Эйхмн придется по ходу оперции, слишком долгое нблюдение в конце концов может быть обнружено, и тогд Эйхмн скроется.

Пок Эйхмн н удивление уверен в себе. Все члены семьи пользуются подлинной фмилией. Не исключено, что и см он поступет тк же. Дитер выдл дрес семьи совсем незнкомому человеку, хотя домишко трудно нйти, дже зня дрес. Но семья особенно его и не скрывл – ведь н улице Чкобуко известен их новый дрес.

Из всего этого следует, что Эйхмны сейчс не чувствуют опсности. Но если мы сделем неверный шг, все переменится, и придется потртить недели или месяцы, чтобы нпсть н новый след. Полгю, ндо купить мленький дом возле жилищ Эйхмнов и поселить тм ншего сторож. У него мы сможем получть необходимую информцию. Кроме того, мы устрним из рйон действий возможных лишних свидетелей. Нет никкого смысл гнться з Эйхмном в Тукумн: я не предствляю себе, кк его тм брть. Оттуд до Буэнос-Айрес ндо ехть сутки поездом, других видов сообщения нет. Думю, ндо приготовить все н месте, здесь, в Сн-Фернндо. Жду укзний.

В тот же вечер, около девяти, Кенет вернулся в Сн-Фернндо, н сей рз вместе с Корнфельдми. Он рссудил тк: если поедет один, то может вызвть подозрения местных жителей и смих Эйхмнов. Если же ехть не в мшине, в втобусе, то чужк тем более бросится в глз. А вот джип с прочкой – явление обычное. Кенет видел не одну мшину, стоящую н обочине шоссе в Сн-Фернндо, в мшине – влюбленных. Эту роль и предстояло сыгрть Корнфельдм.

Недлеко от дом Клементов проходило шоссе №202. См же дом стоял н обочине улицы Грибльди, ответвляющейся от глвной мгистрли. От дом до шоссе было метров тридцть.

Весь рйон пронизывли улочки, и поскольку здесь зимой стоял вод, то боковые пути нсыпли н метр выше местности. Это возвышение было незметно, потому что шоссе и боковые дороги густо зросли трвми и кустми.

Джип прибыл н место уже ночью. Мшину поствили н перекрестке через три улицы от дом Клементов. Кенет в рбочем комбинезоне и в плще нпрвился к цели, пряч бинокль под полой. В доме было бсолютно темно. Он обошел его, ндеясь в кком-нибудь окне увидеть свет и людей. Но тщетно – в доме было тихо. Он вернулся к джипу и, к своему удивления, не ншел его н месте. Неужели ошибся улицей? Кенет еще рз проделл путь к дому Эйхмн и обртно, считя улицы – все было верно. Тк где же мшин? И тут он увидел Корнфельдов н обочине, мшин лежл н боку. Окзывется, Двид Корнфельд пытлся рзвернуть джип, но збыл, что дорог н метр выше местности... К счстью, супруги отделлись только испугом и сумели выбрться.

Втроем с Кенетом они попробовли поднять втомобиль и поствить н колес, но безуспешно. Ндо было кого-то звть н помощь. Оствить Двид возле мшины Кенет не решился. Прохожие могли зметить чужого человек, который неизвестно почему окзлся в их крях д еще перевернул мшину... А слух об этом мог дойти и до Эйхмн. Поэтому тройк неудчников зшгл по шоссе №205 в сторону Сн-Фернндо. Они прошгли минут тридцть, пок их не подобрл втобус. Из Сн-Фернндо они позвонили Лобинскому и Примо, попросили срочно приехть, прихвтив с собой трос.

Нконец, впятером они отпрвились к месту врии, но кто-то успел их опередить: одно из колес джип исчезло! С большим трудом достли зпсное колесо из ящик перевернутой мшины и поствили н место. Но прикрутить его тоже было нечем: вор прихвтил все четыре болт. Пришлось «одолжить» по болту у трех остльных колес.

В конце концов удлось поствить джип н колес. Смо собой, вокруг них столпились любопытные. Лобинский н хорошем испнском языке рсскзывл, что пьяный водитель перевернул мшину, им – рсплчивться. К чстью, из дом Клементов никто не вышел н шоссе.

Только после полуночи компния тронулсь в обртный путь. Кенет сел з руль джип и вскоре понял, что бензин н исходе. Все же он дотянул до Сн-Фернндо. Н этом, однко, приключения не зкончились. В пути Кенет почувствовл, что его чем-то зливет, окзлось – мслом. В Буэнос-Айресе он вылез из джип весь мокрый.

Н следующий день пришлось сдть мшину в ремонт. К счстью, слух о ночном происшествии не рзошелся; впоследствии они выяснили, что Клементы ничего об врии не слышли.

21 мрт исполнялось двдцть пять лет супружеской жизни Веры и Адольф Эйхмнов. В этот же день вечером Кенет, н сей рз в одиночку, поехл в Сн-Фернндо. Проходя мимо дом Клементов, он увидел слбый свет в одном из окон. Вскоре дом целиком погрузился в темноту.

22 мрт около 18:45 Кенет проехл мимо дом. Во дворе были прзднично одетые женщины и ребенок. Следовтель решил, что ничего нового он уже не увидит, чем больше он тут крутится, тем рисковннее стновится нблюдение, и ндо прекртить его, пок из Изриля не прибудут опытные сыщики. Ему же ндо сделть только следующее: сфотогрфировть дом и окрестности с близкого и дльнего рсстояния со всех сторон; попытться достть приличную фотогрфию Клемент-Эйхмн; выяснить, где он рботет; выяснить еще рз, не знесен ли Эйхмн официльно в список жителей город. Три дня – с 23 по 25 мрт – он отдыхл, гулял по Буэнос-Айресу, чтобы лучше узнть город, и пытлся взять нпрокт легковую мшину. Но нйти ее не удлось, тк что пришлось еще рз брть джип, но другого цвет.

23 мрт до обед он встретился с Лобинским, который передл Кенету новую информцию, полученную через чстных сыщиков, о бртьях Николсе и Хорсте Эйхмнх. Лобинский приобрел ткже телефонную книгу столицы и рйон з 1951-1952 годы, но никкого Клемент в ней не знчилось.

Были у двокт и сведения о компнии «Кпри», в которой якобы рботл Эйхмн. В телефонной книге Тукумн з 1959 год укзн точный дрес компнии. Но сыскное бюро выяснило, что по этому дресу подобня фирм никогд не нходилсь!

Вечером, в 18:30 Кенет еще рз проехл мимо дом Клементов. Он увидел уже знкомого ему лысеющего мужчину – тот что-то делл в срйчике. Следовтель пытлся сфотогрфировть его, но опять неудчно.

27 мрт Кенет снов дежурил в Сн-Фернндо. Проезжя по открытому полю по ту сторону реки Реконквист, он обнружил отличное место для фотогрфировния н рсстоянии около километр от дом Клементов. Здесь вряд ли кто-нибудь зметит нблюдтеля. Возврщясь, он увидел того же мужчину и блондин, рботющих в сду, и сфотогрфировл их из мшины.

Нзвтр Кенет в восемь утр снов был в Сн-Фернндо, н этот рз в обществе Примо. Лил дождь. Примо стоял возле киоск, деля вид, будто ждет втобус. Кенет оствлся в мшине в километре от дом. Но никого из семейств Эйхмнов они тк и не увидели и вскоре отбыли домой.

После обед Кенет и Лобинский вылетели в Тукумн, чтобы узнть подробности о рботе Эйхмн. Прибыв н место, они первым делом нчли листть телефонную книгу 1960 год и выяснили, что компния «Кпри» больше в ней не числится. Номер телефон 20709, который в 1959 году приндлежл фирме «Кпри», теперь был зписн н имя некоего Отто Бергер с улицы Чкобуко, №151.

В телефонной компнии они узнли, что номер 20709 действительно нходился в рспоряжении «Кпри», но до 1954 год, потом был передн Бергеру. По ошибке в телефонной книге город продолжли еще несколько лет печтть при нем нзвние фирмы. Телефон для «Кпри» зкзывл человек, чью подпись нельзя рзобрть, но сохрнился дрес: улиц Мт, 1281.

В телефонной книге 1960 год укзывлось, что н улице Мт де Лунес, в доме 1281 живут Родригесы, их телефон – 19950. Тогд Кенет позвонил по этому номеру и спросил, кк можно связться с компнией «Кпри». Ничего о «Кпри» Родригесы не знли, зто они помнили имя прежнего съемщик: с 1949 по 1956 год тут жил немец Фриц-Мрия Купер, с ним четыре сын. В 1956 году они продли все, включя мебель, и вернулись в Гермнию. Тогд Кенет позвонил Бергеру, «нследнику» телефон компнии «Кпри», но и он ничем не мог помочь.

Лобинский отпрвился в чстное сыскное бюро в Тукумне. Схем был отрботн: двокт якобы рзыскивет по поручению клиент некоего сеньор по имени Рикрдо Клемент, рботющего в компнии «Кпри». Он не хотел бы встречться с Клементом и не желет, чтобы тот узнл о розыске, тк кк дело пок в нчльной стдии. Адвокт ндеется, что бюро поможет узнть все о фирме «Кпри» и о том, где сейчс нходится сеньор Клемент.

Н следующий день после обед из бюро сообщили новости. Компния «Кпри» в Тукумне хорошо известн. Ее основли Фулднер и Хнсен, улиц Кордоб, Буэнос-Айрес. Компния, по существу, предствлял собой группу инженеров. Они рзрбтывли проекты водопроводов и электросетей в городе и округе. Отчеты и проспекты фирмы можно нйти в библиотекх – они собрны в увесистые том. С год нзд групп зкончил рботы в этом рйоне.

Что ксется Клемент, то члены компнии «Кпри» смутно помнят ткого человек: он рботл у них инженером до 1953 год, в 1953 году переехл в Буэнос-Айрес и открыл тм н пях с другим немцем прчечную. В последний рз его видели в Тукумне в 1953 году.

2 преля Кенет вновь приехл в Сн-Фернндо. Он сфотогрфировл дом Клементов в рзных ркурсх, зтем, поднявшись н железнодорожную нсыпь, – окрестности город. В 18:50, проезжя мимо дом, он опять увидел во дворе лысеющего мужчину. Когд стемнело, Кенет вернулся, оствив мшину неподлеку, и прошел мимо дом пешком, проделв большой крюк. Со стороны железной дороги, то есть с зпд, он увидел освещенное окно. Штор был приподнят, Кенет рзглядывл фонрь «летучя мышь», чистую, уютную комнту и смого хозяин – Эйхмн.

Сфотогрфировть Эйхмн днем с близкого рсстояния мог лишь человек, влдеющий испнским языком. Кенет остновил свой выбор н Примо и быстро обучил его пользовться миниппртом: кмеру спрятли под одеждой, и Примо нужно было лишь незметно нжть н кнопку.

Воскресенье более всего подходило для здумнной рботы. Теперь они поехли втроем: Кенет, Примо и Двид Корнфельд. Двид вел мшину. Прибыв в Сн-Фернндо, они поствили тендер под видуком: Кенет, спрятвшись под тентом, рссмтривл дом Клементов в бинокль, его спутники коплись в моторе. Кк только Кенет увидел, что хозяин дом вышел во двор и нпрвился к срйчику, он дл сигнл, и Примо нпрвился к дому, положив руку н кнопку фотоппрт.

Студент подошел к дому в тот момент, когд по двору нвстречу ему проходили Клемент и Дитер. Кенет, хотя рсстояние было знчительным, сфотогрфировл их, применив телеобьектив. Мужчин вошел в срй, Примо постоял, беседуя с прнем н грнице учстк. Зтем он подошел к мленькому домику и тм снов здержлся н некоторое время. Выполнив здние, Примо по укзнию Кенет нпрвился к киоску и сел втобус.

В Сн-Фернндо они встретились н вокзле, и Примо рсскзл, что спросил у лысого и его сын, ккой дом тут продется – большой или мленький. Беседуя, он их сфотогрфировл. Потом студент рзговривл с хозяином мленького домик и обещл зйти через неделю с ответом.

4 преля Кенет получил из дом долгожднную телегрмму: «Просим вернуться для отчет и определения дльнейших действий».

Сфотогрфировв Клемент, следовтель был готов вернуться немедленно, но он не знл, получились ли снимки. Решили проявить пленку в Буэнос-Айресе. Но кк отпечтть крточки без риск оглски? Вдруг фотогрф знет Клемент? Ясно, что он поспешит рсскзть ткую новость.

Порзмыслив, Кенет решил не печтть снимки, отдть проявить пленку в крупное фототелье в рйоне, где было много отелей и туристических мгзинов. Он скзл хозяину, что рбот срочня, тк кк зкзчик уезжет. Обычно пленки проявляли з неделю, но Кенет пообещл ндбвку з срочность. Хозяин телье торжественно зверил, что зкз будет выполнен через день.

Из телье Кенет отпрвился з вибилетми, но ему скзли, что все мест рспродны до нчл июня. После долгих уговоров он все же получил билет в Европу н 7 преля. Кенет не очень огорчлся из-з отсрочки: если снимки не получились, то будет время сделть новые.

Н другой день он явился в телье. Хозяин извинился и скзл, что крточки еще не готовы.

– Ккие крточки? Я лишь просил проявить пленку!

– Он проявлен, но крточки не сделны.

– Не нужны мне крточки. Я просил проявить пленку и хочу получить ее.

– Кк вм угодно, сеньор. Но фотокрточки мы не печтем, отдем подрядчику. Вш пленк у него.

– Тогд дйте мне его дрес. Я поеду к нему и возьму пленку.

– Фотогрф живет н другом конце город, его трудно нйти. Дже шофер ткси не нйдет.

«Д этот тип врет! – подумл Кенет, – Ему зчем-то нужно выигрть время. Но зчем это ему?» – спросил он себя.

– Ну вот что! – решительно скзл следовтель. – Вы меня подвели, и я требую, чтоб вы в моем присутствии позвонили своему подрядчику. Пусть он берет ткси и з мой счет привезет пленку, не вжно, готовы снимки или нет.

Кенет говорил, мешя нглийские и испнские слов, было ясно, что он очень сердит. Хозяин пошел звонить.

Время шло, но никто не приезжл. Кенет волновлся все больше. Нконец появился молодой человек н мотоцикле и привез пкет.

Когд Кенет вскрыл его, то злость улеглсь: фотогрфии удлись лучше, чем можно было ожидть. Он знл, что им предстоит сыгрть решющую роль в деле.

6 преля он простился со своими помощникми, они ткже рзъехлись по домм.

Я встретился с Кенетом в смолете н пути из Приж в Лод. После обмен приветствиями я спросил:

– Ты уверен, что мы ншли именно того, кого искли?

Кенет достл из крмн фотогрфию и скзл:

– У меня нет и тени сомнения.

12. Юбилейные торжеств

С той минуты, кк стло ясно, что нм придется тйно перепрвить Эйхмн в Изриль, я понял, что должен руководить оперцией прямо н месте.

Предстоял трудня и с политической точки зрения сложня кция – пожлуй, смя деликтня из всех рнее проведенных ншей службой. Группе придется выдержть три труднейших экзмен: поймть Эйхмн, спрятть его н неопределенное время в тйнике, зтем перепрвить в Изриль, кк только сложтся подходящие условия. Н любом, и уж, конечно, н звершющем, этпе оперции группе предстоит принимть решения, которые впрве снкционировть только высшя инстнция.

Что же ксется политического спект, то в любом случе нс будут обвинять в нрушении суверенитет дружественной стрны. Я не мог возложить н руководителя оперции ответственность з рзрешение всех возможных осложнений. Словом, мне следовло нходиться в Аргентине с нчл и до конц оперции.

Но прежде ндо было окончтельно убедиться в том, что человек, чьи фотогрфии мне передли, – точно Адольф Эйхмн. Телосложение и возрст сфотогрфировнного человек совпдли с теми днными, которыми мы рсполгли, и все же... Ошибк могл нм дорого обойтись.

У нс не было отпечтков пльцев Эйхмн, поэтому оствлось всего три возможности: провести лборторное сличение стрых снимков Эйхмн и тех, что привез Кенет; предъявить фото Клемент людям, знвшим Эйхмн в лицо; послть в Аргентину кого-то из них и кк-нибудь покзть Клемент. Впрочем, и эти возможности не двли полной грнтии. Стрые фото Эйхмн были плохого кчеств, личное опознние спустя двдцть лет, д еще при других обстоятельствх, грозило ошибкой. Но иного выход не было.

Нйти людей, которые встречлись бы с Эйхмном, окзлось не просто. Мы же не могли обртиться к широкой публике: мол, те, кто знет Эйхмн в лицо, соблговолите явиться туд-то и туд-то. И дже поиски в огрниченном кругу могли дть нежелтельный резоннс. Пойдет слух, что госудрственное учреждение интересуется Эйхмном. Поэтому решили для нчл огрничиться рсспросми стрых ктивистов из Гермнии.

В то время у нс рботл Мирьям Свион, родом из Гермнии. Снчл ей поручили обычную рботу, но вскоре проявились ее одренность и обширные познния, и госпожу Свион нзнчили н ответственный пост: он знимлсь поиском «легенд» и изготовлением документов для нших людей, выезжющих с секретными здниями з грницу.

Я приглсил ее и, не вдвясь в подробности, спросил, знет ли он выходцев из Гермнии, которые были бы лично знкомы с Адольфом Эйхмном. И попл в точку. Мирьям рсскзл мне, что в 1936-1938 годх Бено Коэн и доктор Гнс Фридентль возглвляли сионистскую оргнизцию Гермнии, причем Коэн отвечл з рботу внутри стрны, Фридентль – з внешние сношения, поэтому поддерживл конткт с министерством инострнных дел, с бритнским консульством в Берлине и с гестпо. Он см слышл от Фридентля, что он не рз бывл в кнцелярии Эйхмн в столице рейх, и Бено Коэн – нсколько он помнит – ткже встречлся с ним в те дни.

Я послл Кенет к доктору Фридентлю. Он покзл ему фотогрфии из Аргентины и спросил, знком ли доктору этот человек. Фридентль ответил: «Нет». Тогд Кенет спросил, знет ли он Эйхмн.

– О, д, – ответил Фридентль. – Я видел его двжды, в 1938 году, обе встречи длились с четверть чс кждя.

– Где вы встречлись? – спросил Кенет.

– В его кнцелярии в Берлине. В первый рз я пришел в связи с рестом одного еврея. Эйхмн спросил, готов ли я поручиться, что этот человек немедленно покинет Гермнию, если будет освобожден. Я скзл, что поручусь, но попросил дть время, чтобы получить для того человек рзрешение н въезд в другую стрну. Дня через дв или три того еврея н смом деле выпустили.

– Кк вел себя Эйхмн по отношению к вм?

– Вполне корректно, хотя во второй рз я предстл перед ним в роли обвиняемого. Ему доложили, что я критиковл немецкое првительство н сионистском собрнии. Я отвел обвинение и уточнил, что говорил только о новых нтисемитских зконх и что евреям ндо сделть из этого ндлежщие выводы. В ноябре, после «ночи длинных ножей», я покинул Гермнию.

– Мне кжется, теперь вм понятно, кто изобржен н снимкх? – спросил Кенет.

– Догдывюсь.

– Видите ли, у нс нет полной уверенности. Может быть, вы посмотрите еще рз?

Фридентль долго рзглядывл снимки, но зтем скзл, кчя головой:

– Мне очень жль, но я не могу ручться, что это Эйхмн, хотя и не могу утверждть, что это не он.

Однко лборторное сличение дло ободряющие результты. Мы обртились з помощью в изрильскую полицию, тм поручили рботу с фотогрфиями Эли Илну, выходцу из Кнды, который уже двно знимлся ткой нлитической рботой. Илн не знл, кто изобржен н стрых и новых фотогрфиях. Он провел н снимкх несколько линий, соединивших отдельные чсти лиц, и пришел к выводу, что фотогрфии приндлежт одному и тому же человеку. Еще большее сходство он обнружил при сличении ушей. Величин, угол отклонения, форм ух и его место н голове совпдли. В отчете Илн укзывл, что ншел восемь позиций, по которым совпдли обе группы снимков, и ни одной позиции, по которой бы они противоречили друг другу. Впрочем, эксперт готов был допустить, что н фотогрфиях зпечтлены просто очень похожие люди.

Н примере доктор Фридентля я убедился, что шнсы опознть Эйхмн с помощью тех, кто видел его двдцть лет нзд, весьм штки. Тем более, что отпрвлять в Аргентину свидетелей было опсно. Кенет слишком долго вертелся вокруг дом Клементов. Еще одн серия подобных «экскурсий» могл провлить всю оперцию. Идея включить в соств опертивной группы, посылемой в Аргентину, живого свидетеля стл кзться мне нерельной; мло того, что он зведомо окжется сильно пожилым человеком, тк еще его, непрофессионл, придется вооружить особыми инструментми для нблюдения издлек. Иное дело, если сплнировть оперцию тк, чтобы идентификция явилсь чстью смой кции: если свидетель опознет в Клементе Эйхмн, тут же и приступить к его зхвту.

После долгих розысков, смо собой, секретных, мы ншли нконец женщину, лично знвшую Эйхмн. Он соглсилсь учствовть в достточно опсном деле. Но ее здоровье внушло опсения. Я боялся, что в Аргентине он сляжет и нм придется вообще отложить оперцию. Поэтому решили откзться от ее услуг. Будем идентифицировть Эйхмн здесь, в Изриле.

Подготовк к оперции пошл полным ходом.

Ндо было спешить, пок обстоятельств не изменились и Эйхмн ничего не подозревет. Поэтому я решил немедленно сформировть опертивную группу из двух чстей: передовя отпрвится н место будущих действий и возьмет Рикрдо Клемент под нблюдение, основня остнется пок в Изриле.

Но еще до отпрвки людей в Аргентину ндо было тщтельно сплнировть способы доствки Эйхмн в Изриль. Инче не было смысл зхвтывть преступник.

Я обртился к Хги и попросил предоствить в мое рспоряжение нужных людей. Он с готовностью отозвлся и см предложил мне кндидтуры комндир группы и нескольких рботников, способных, по его мнению, спрвиться с подобным зднием.

Комндир группы – Гби Эльдд, умелого и умного оргнизтор, я знл двно. Он вырос в еврейской деревне, в восемндцтилетнем возрсте вступил в «Пльмх», где приобрел опыт учстия в рисковнных оперциях. Нкнуне провозглшения незвисимости Изриля его нзнчили комндиром отряд птрулей, в день обрзовния госудрств, 15 мя 1948 год, его рнили в бою в Глилее, но ему удлось доползти до своей бзы. И еще не успев вылечиться, с гипсом н ноге вернулся в полк и учствовл в оперциях н юге стрны. В 1950 году Гби зкончил рмейскую службу и перешел к нм в опертивную чсть. Очевидно, в мире не было ничего, что могло бы вывести этого худощвого и улыбчивого человек из рвновесия. Когд он узнл о сути здния, то скзл мне: «Д, это – дело! Ткой оперции у нс еще не было!» Это прозвучло кк высшя похвл ншей зтее.

Гби любил оценивть шнсы в процентх. Не изменил он себе и н этот рз:

– Сколько процентов з то, что этот человек – Эйхмн?

Я рсскзл ему о попыткх опознть плч и о решении окончтельно удостовериться прямо н месте.

– Оперцию отличет от всех предыдущих одн особенность, – скзл я ему. – Это не просто выполнение прикз. Здесь к нм взывет пролитя кровь. Поэтому я хочу, чтобы в деле учствовли только добровольцы. Если кто-то проявит сомнения – в группу не брть.

– Никто не поколеблется, – скзл Гби.

– Я того же мнения, но кждый учстник оперции должен знть, что нш единствення цель – првосудие. Если нм удстся довести дело до успешного конц, то впервые в истории будут судить плч, убившего миллионы евреев. Поэтому я считю всю оперцию ктом совести и гумнизм.

– Это поймет любой, – тихо скзл Гби.

– Нчни срзу же изучть досье. О местности тебе подробно рсскжет Кенет. Срочно предствь мне плн действий и список людей, которые войдут в группу.

Теперь я мог вплотную зняться плном доствки Эйхмн в Изриль.

Я поручил Лиоре проверить грфик движения изрильских судов и выяснить, ккое из них в ближйшие недели будет вблизи берегов Южной Америки. Еще – узнть, возможн ли отпрвк изрильского рефрижертор в Аргентину под предлогом, что он должен збрть мороженое мясо, ткже большого туристского корбля.

Несколько дней спустя Лиор доложил следующее. Никкого изрильского судн в ближйшие недели не будет в водх неподлеку от Аргентины. Изменять курс любого судн сложно, потому что кждый рейс совершется по контркту, в котором подробно оговорен мршрут, д и рсспросы неизбежны. Единственный выход, с ее точки зрения, снрядить специльное судно с кким-либо грузом. Но приготовления к ткому рейсу требуют много времени, путь туд и обртно зймет минимум шесть дней.

Слишком медленное морское путешествие могло вынудить нс отложить оперцию н несколько крйне вжных недель, зходить в промежуточные порты было нежелтельно с точки зрения безопсности. Придется считть море резервным путем и вплотную зняться воздушным.

Глвное – нйти достточно убедительный повод для спецрейс в Аргентину. В свое время мы обсуждли вринт пробного рейс – дескть, предстоит открыть новую вилинию. Но в рзгр туристического сезон неплновый полет большой мшины из Изриля в Аргентину вызовет зконное недоумение, ведь смолет придется снять с одной из нпряженных линий.

Выручил случй. Гзеты нчли писть о грндиозных приготовлениях к 150-летнему юбилею незвисимости Аргентины. Торжеств должны были состояться во второй половине мя 1960 год. Изриль приглсили учствовть в торжествх.

Тогд я предложил отпрвить изрильскую делегцию специльным смолетом. Я не был уверен, что они соглсятся, но рботники лтиномерикнского отдел ншего МИД с интересом отнеслись к этой идее. Они дже посчитли, что прибытие изрильского смолет поднимет вторитет ншего госудрств в глзх ргентинцев, в первую очередь – в глзх евреев Лтинской Америки.

Зместитель генерльного директор викомпнии Моше Тдмор не видел особых препятствий для ткого рейс, но просил подождть, пок из-з грницы вернется см генерльный директор, ведь из-з этого спецрейс придется менять грфики полетов, что обернется убытком для компнии.

Тдмор знл, что в мои функции не входит збот о воздушных путешествиях нших официльных делегций и что этот рейс интересует меня по совершенно иным причинм. Когд же я скзл ему, что буду лично утверждть экипж мшины и что я прошу выделить в полное мое рспоряжение Ашер Кедем, Тдмор нчл понимть, куд я клоню. Уже держсь з ручку двери, он, неуверенно улыбясь, спросил:

– Это связно с Эйхмном?

– Я кивнул.

Потом Тдмор признлся мне, что после моего зявления почувствовл себя отчянно неловко: «A я-то говорил тебе о кком-то мтерильном ущербе!»

Несколько дней спустя генерльный директор викомпнии зверил меня, что готов выделить смолет для полет в Аргентину, кк только об этом его попросит министерство инострнных дел. Я окольными путями известил рботников МИД, что их идея о спецполете будет с понимнием встречен викомпнией – они совсем не прочь совершить испыттельный полет по новому мршруту и покзть себя широкой публике. Тем более, что многие стрны собирлись отпрвить свои делегции спецрейсми.

22 преля нш МИД официльно зпросил смолет у викомпнии и вскоре получил положительный ответ. А несколькими днями рньше, 18 преля, из зрубежного вояж вернулся Ашер Кедем и тут же приехл ко мне. Я попросил готовиться к полету в Буэнос-Айрес.

Кедем был рд выполнить подобное поручение. Уроженец Голлндии, он больше год прожил в нцистской оккупции и только в 1941 году сумел бежть. Тогд ему шел двдцть первый год. Он добрлся до Англии и поступил н службу в военно-воздушный флот. После войны Кедем вернулся в Голлндию и узнл, что немцы истребили почти всю его семью: родители, брт и сестр с мужем погибли в концлгерях. Некоторое время Кедем нелегльно перепрвлял евреев в Изриль, зтем и см отпрвился в эти кря. В войне з незвисимость он учствовл в кчестве боевого летчик, зтем перешел в викомпнию. Неудивительно, что Кедем был с нми в течение всей оперции, и не сторонним нблюдтелем.

Юбилейные торжеств в Аргентине нчинлись 20 мя 1960 год. Я стремился отпрвить нш спецсмолет кк можно рньше, чтобы был резерв времени. Здержк делегции после торжеств нверняк вызовет излишнее любопытство, тк что мы могли рссчитывть в лучшем случе н три зпсных дня. Я хотел бы вылететь з неделю до 20 мя. Если смолет прибудет з день-дв до торжеств, то придется отчянно рисковть – ведь он не сможет здерживться в Аргентине без видимых причин, д и не хотелось возврщться в Изриль несолоно хлебвши. И еще одно обстоятельство: чем ближе к прзднику, тем больше соберется предствителей из рзных стрн и тем выше будет бдительность в эропорту, в столице и н шоссейных дорогх.

После долгих переговоров между министерством инострнных дел и викомпнией нзнчили срок вылет – 11 мя. Мло кто знл, что в определении сроков вылет решющую роль сыгрл я.

Члены делегции только обрдовлись: помимо учстия в торжествх им предстояло войти в конткты с евреями Южной Америки, снбдить их информцией о ншей стрне, выступить в еврейских общинх Аргентины с лекциями и доклдми.

Мы позботились о том, чтобы о рейсе стло широко известно. Авикомпния поместил в гзетх объявление: все желющие могут купить мест для полет в Аргентину или город, где нмечены промежуточные посдки. Тем временем нш викомпния спешно знялсь обеспечением зпрвки и обслуживния смолет н промежуточных эродромх и в Аргентине. По моему нстоянию Кедем отпрвился в Буэнос-Айрес через Европу: нужно было добыть рзрешение н полет пссжиров из Аргентины в Изриль. Я поручил ему зодно тщтельно изучить плн эропорт, чтобы с минимльными осложнениями доствить Эйхмн н смолет.

13. Опертивня групп

Первым из опертивной группы отпрвился в Буэнос-Айрес Менше Тлми. Нездолго до отъезд я приглсил его к себе и попросил подробно рсскзть об Аргентине и ее столице. Меня интересовли местные обычи, особенности этикет, привычки людей, принятое обрщение к людям в кфе, отелях, ресторнх, жилищные условия, возможность ренды вилл и квртир или их покупки, трнспорт, дороги, цены, шоферские удостоверения, методы рботы полиции, удостоверения грждн, туристов, првил в эропортх и тому подобное. Я собрлся в стрну, о которой мло что знл.

К тому же мы окончтельно решили: прибыв н место, не просить помощи ни у кого, тем более у лиц, тк или инче связнных с официльным предствительством Изриля. Нм нужно было знть мксимум возможного.

Менше отвечл с готовностью, если не знл чего-то, то зписывл, чтобы выяснить у своих многочисленных друзей, выходцев из Аргентины.

В конце беседы я здл ему вжные вопросы: есть ли у него долгосрочня виз, может ли он оствться в Аргентине несколько недель без осложнений, не нрввшись в Буэнос-Айресе н кого-либо из знкомых. Поскольку все ответы были положительными, я предложил ему с ходу выехть в Буэнос-Айрес, чтобы зняться техническими приготовлениями. Он соглсился без колебний, и мы тут же соствили для него легенду, которя могл бы объяснить его внезпное исчезновение из Изриля. Был еще один человек, чье учстие в оперции не вызывло сомнений – Шлом Дни. Он был специлистом в узкой и деликтной облсти изготовления всевозможных документов, глвным обрзом удостоверений личности, от чего нередко звисит успех или провл оперций. Но он был не только необычно одренным специлистом, но и смозбвенно преднным рботником, истинным интеллигентом.

Однжды ему пришлось для выполнения здния выдвть себя з художник. Это послужило толчком: живопись вообще был его хобби, тут он тк продвинулся в знятиях искусством, что стл знменитым. В его художественной студии только тщтельный обыск мог бы выявить инструменты и ппрты, не связнные с живописью и рисовнием. Выполнять же ему приходилось крйне тонкую рботу: ни одн линия, ни одн точк н печтях не должн был вызывть сомнения. Он делл документы н языке, которого не знл, поэтому ему пришлось пользовться услугми нескольких помощников. Но они не выдержли бешеного ритм и нгрузки, и Шлом остлся один. А н столе у него громоздилсь гор «сырья». Пришлось рботть по шестндцть-восемндцть чсов в сутки, не отвлекясь н еду и отдых. Много суток подряд он дже не рздевлся.

Его тогдшний нчльник с почтением говорил о беспримерной рботоспособности Шлом, умеющего при ткой нгрузке делть свое дело. Кроме того, трудясь, кк вол, он умудрился з несколько недель овлдеть языком. Поддерживло его сознние того, что он выполняет гумнную и птриотическую миссию. Выполнив здние, он с удовлетворением скзл:

– Дело стоило труд!

Его мстерство восхищло. Он умел рисовть мельчйшие буквы, д тк, что и под микроскопом их нельзя было отличить от нпечтнных. Притом он выполнял тончйшую рботу не только з столом, но и стоя, то и во время тряски в поезде или н мшине.

В нчле 1960 год Шлом Дни нходился в одной из европейских столиц. Выполняя здние, он умудрился знимться любимым делом – совершенствовться в искусстве витрж в одной из лучших художественных школ. Но когд я вызвл его, он без колебний прервл столь желнное обучение. Я рсскзл ему о ншем змысле, и у Шлом н глзх выступили слезы. Ему не ндо было объяснять, кк вжно поймть Эйхмн и предть суду.

Шлом Дни родился в Венгрии в 1928 году. Он был подростком, когд немцы зхвтили стрну и сослли его отц в Берген-Бельзен. Стршего брт Шлом призвли в еврейские «рбочие» полки, Шлом, его мть и млдших бртьев и сестер сперв зточили в гетто в родном городе, оттуд перепрвляли из лгеря в лгерь, пок Шлом не решился н побег. Удлось сбежть всей семьей, и они дождлись рмии освободителей в одном из встрийских городишек. Стрший брт тоже остлся в живых: они ншли его в госпитле, рненого. По пути в Изриль Шлом помогл перепрвлять из Европы других еврейских беженцев: длеко не у всех были документы и рзрешения н иммигрцию. Шлом поплся, его отпрвили в мерикнскую тюрьму. Выйдя н волю, он и его семья сумели проникнуть н судно «Повстнцы гетто», перевозившее нелегльных переселенцев. Не повезло и здесь: проход зхвтили нгличне, его пссжиров бросили з колючую проволоку н Кипре. Но необычное дровние Шлом по подделке документов сослужило добрую службу многим зключенным: с документми, изготовленными Дни, они выбирлись из лгерей и достигли желнных берегов.

Его биогрфию после приезд в Изриль можно изложить в нескольких словх: долголетняя служб в рмии и оргнх безопсности, женитьб, рождение двух дочерей, рзные поручения з грницей и, нконец, комндировк в Европу, когд он смог зняться любимым делом – витржми.

Шлому Дни не ндо было объяснять, кк готовиться к предстоящей рботе. Я еще никогд не встречл человек, умевшего тк блисттельно импровизировть и выполнять здния при минимльной оснщенности. Тк что ему не соствило труд собрть небольшой бгж, не вызывющий подозрений.

Вскоре вместе с комндиром группы Гби Эльдд мы нбросли вчерне плн оперции и соствили список внгрд из опытных и преднных рботников.

Первым нзову Эуд Рвиви, друг Гби и ткого же выдющегося опертивник, нделенного дром точного плнировния, знток многих языков, не рз уже выполнявшего здния з пределми Изриля. Он рос в Вене. Жили привольно, пок Австрию не присоединил к себе Гермния. Присоединение ознменовлось для Эуд тем, что тридцть одноклссников нпли н него и еще одного мльчик и н глзх учителя избили «жидов» до полусмерти. Две недели после этого Эуд был приковн к постели. В тот же день предприятие его отц нционлизировли, семью вскоре выселили из прежней квртиры. Эуд тк и не смог збыть огонь, пожирвший сингогу в ночь «длинных ножей» – ночь еврейских погромов по всему «третьему рейху».

В день, когд нчлсь вторя мировя войн, семья Эуд прибыл к спсительным берегм ншей стрны. Прень учился в средней школе, вступил «Пльмх», зтем в рмию. Его комндиром был Гби Эльдд, он же и рекомендовл друг н опертивную рботу,

Вторым в списке Эльдд числился Эли Ювль, уроженец Польши. Он приехл в Изриль, когд ему было шесть лет. Сестр и трое ее детей остлись в Польше: для них не удлось достть сертификты н выезд в подмндтную Плестину. Всех их уничтожили нцисты. Когд Эли узнл о гибели сестры и племянников, он поклялся отомстить з них. Учстие в поимке Эйхмн он воспринял кк исполнение своей клятвы.

Эли не только облдл недюжинной физической силой, но и прекрсно знл опертивную технику. После рнения в войне з незвисимость и демобилизции он стл выпускть репертурные сборники для рмейских хоров, иногд и см с успехом выступл н сцене. Постепенно гримировние стло его любимым знятием в свободные чсы, и он добился тут больших успехов. Кк-то, згримироввшись, он явился к родной мтери и предложил купить ее квртиру. Он уверял, будто слышл, что он хочет продть жилье. Мть решительно отрицл, но в споре тк и не узнл сын. Был и ткой случй: Эли переоделся, згримировлся и попытлся войти в здние, где рботл. Его здержли, причем лучший друг первым схвтил его, приняв з чужк.

Третьим в компнии был Зеев Керен, родом из Литвы. Он тоже приехл в стрну ребенком. Зеев зкончил техническое училище и слыл мстером н все руки. Он открывл любые змки, умел, что нзывется, пилить сверлом и сверлить пилой – неоценимя способность для опертивного рботник.

У Зеев был богтый послужной список н поприще безопсности. Около год он служил у Вингейт, учствуя в погоне з бндми рбских террористов, во время второй мировой войны воевл в Итлии. Зееву тоже не требовлось объяснять, кто ткой Эйхмн: он был готов рстерзть его собственными рукми, только бы рзрешили. Однко Зеев предупредили, что он нзнчен техником группы и ему ндо готовить необходимое оборудовние. Зеев зметно погрустнел, но Гби уверил его, что он сумеет еще проявить себя.

Четвертым в списке знчился Эзр Эшет, выполнявший мое поручение в Гермнии и Австрии – он следил з семьями Эйхмнов и Либелей.

Родился Эшет в Трнсильвнии. Родители переехли в другую чсть Румынии, когд он был еще ребенком. В дни войны Эзру, кк и многих сверстников, взяли н принудительные рботы. Около год он прожил в лгере с желтой звездой н спине и груди. Вернувшись домой, узнл, что вся родня, оствшяся в Трнсильвнии, уничтожен нцистми. Нкнуне войны Изриля з незвисимость Эзр отплыл от берегов Европы н судне, нбитом беженцми. Судно перехвтили бритнские силы, пссжиров зключили в концлгерь н Кипре. Эзр пробыл тм больше год, пок не добрлся до Изриля. Вскоре он поступил к нм н службу.

Комндир группы приготовил здние и Кенету: опознть Эйхмн до поимки и допросить после нее.

Я знл всех этих людей и утвердил список без колебний, попросив Гби нпомнить кждому из них, что дело исключительно добровольное. Если у кого-то есть сомнения или опсения, мы его зменим.

День или дв спустя Гби сообщил, что все кндидты изъявили желние учствовть в деле. Я попросил их всех немедленно взять отпуск и упорядочить текущую рботу, не привлекя сотрудников и членов семей. Дом они должны были объяснить, что им поручено учстие в некоем вжном, но очень секретном деле, н рботе – что берут отпуск по семейным причинм.

Группу готовили спешно, не збыв предусмотреть плны спсения н случй неудчи. Весь бгж группы внгрд сконцентрировли тк, чтобы его легко было доствить к месту нзнчения.

Люди Анкор рзрботли для кждого опертивник грфик движения, порядок и место встреч в Буэнос-Айресе. Перед тем, кк отпрвляться в путь, кждый из пятерых знл, где он остновится в столице Аргентины и кк нйдет товрищей.

Рзумеется, их нельзя было отпрвлять прямиком в Аргентину. Кждого ндлежло снчл доствить в ккую-либо стрну. А тм им потребуются десятки документов: удостоверения, визы, спрвки о состоянии здоровья, билеты и т.п. Но мы не могли пользовться услугми бюро путешествий, тк что пришлось создть собственное бюро туризм.

Роль нчльник и оргнизтор этого «бюро» я поручил Нхуму Амиру, уроженцу Лтвии. З все годы рботы в моем подчинении он ни рзу не спросил меня, зчем и почему он должен сделть то-то и то-то. Чстенько я дже сомневлся: известно ли ему, чем мы зняты. Но н Нхум всегд можно было положиться – он не зствит повторять прикз и выполнит его нилучшим обрзом.

Н этот рз я скзл ему, что мы готовим зхвт Эйхмн, дбы судить его в Изриле, и предложил ему войти в группу, которя поедет в Аргентину. Нхум очень обрдовлся. Он должен был выехть в Европу и помогть остльным ншим людям в оргнизции их перемещений. Я предостерег его от ошибок в сложной политической обстновке. Поездки ндо было устроить тк, чтобы впоследствии никто не мог говорить об оргнизовнной групповой кции, о приндлежности тких-то людей к одной и той же сети. Мы условились, что все нши прни, кроме одного, поедут рзными мршрутми, в рзные сроки из рзных эропортов. Это во многом исключло слежку.

Нхум соглсовл свои действия с Моше Вередом и Мирьям Свион, учствующими в оперции в стрне, позботился и о том, чтобы никто из группы не явился в ккое-либо инострнное консульство или туристическое бюро. Зкончив дел в Изриле, Нхум выехл в Европу продолжть приготовления. Прощясь, я вырзил ндежду н скорую встречу, ведь мне тоже предстояло быть клиентом его «бюро туризм».

Теперь несколько слов об Ицхке Нешере. Он родился в Гермнии. В школе ему приходилось бывть н урокх по рсовой теории и слышть крики «Хйль Гитлер!» Он хорошо зпомнил «ночь длинных ножей». Ицхк по собственной иницитиве уехл в Эрец Исрэль, зкончил рельную гимнзию в Хйфе и нчл знимться в Технионе. Когд нчлсь вторя мировя войн, стл одним из первых добровольцев, вступивших в бритнскую рмию. Родители Нешер погибли от рук нцистов: отец – в Терезине, мть – в Освенциме. Ицхк не отличлся ккими-либо выдющимися способностями в опертивной рботе, был флегмтичен. Но природ нделил его тлнтом ктер: он мог легко входить в доверие. Лицо простк, иногд дже с выржением умственной отстлости, позволяло ему игрть любые роли, выдвя себя з кого угодно, причем окружющие свято ему верили. Особенно хорошо удвлсь роль, когд рзыгрывл ее для зрителей, говорящих по-немецки и по-нглийски. Ицхку мы поручили покупть или рендовть необходимый инвентрь, устривть зпсные квртиры н случй чрезвычйного положения, зкзывть трнспорт и тк длее. Еще Ицхк должен был поселиться вместе с «супругой» в одной из снятых им квртир-тйников, где мы нмеревлись прятть Эйхмн.

Получив предложение учствовть в оперции, Нешер не проявил энтузизм, впрочем, кк всегд и по любому поводу. С меня было достточно его соглсия. Првд, потом я узнл, что Ицхк все же поколеблся с полминуты, прежде чем соглситься. Но его можно было понять. Он только что вернулся из длительной комндировки з рубеж. В его отсутствие жен и дочь жили без чьей-либо помощи. А теперь жен был беременн. Второй ребенок у них родился через несколько дней после возврщения Ицхк с здния.

Н роль «супруги» Нешер мы избрли Дину Рон. Дин был у нс новым человеком, но уже учствовл в нескольких сложных оперциях, знл шесть языков, с легкостью приспосбливлсь к любым условиям.

Дин приехл с родителями в Изриль в 1940 году. Большинство ее родственников остлось в Зпдной Европе, где они все и погибли. Ее семья не отличлсь особой религиозностью, но Дин примкнул к молодежному религиозному движению, бросил гимнзию, через год вернулсь. В университете доучиться не успел – нчлсь войн з незвисимость, и Дин ушл в рмию. После войны Дин стл ктивисткой студенческого движения.

Плн оперции предусмтривл учстие врч, которому ндлежло усыплять Эйхмн в момент зхвт и во время перевозок. Н плечи врч ляжет большя ответственность, ибо его ошибк может стть роковой – Эйхмн уснет нвеки. А усыпить «пциент» предстояло не в больничных условиях...

И еще одно обстоятельство требовло присутствия врч: нши люди не могли обрщться з медицинской помощью к врчм в Аргентине, особенно в случе рнения, ведь доктор обязны доклдывть в полицию о кждой огнестрельной рне.

Трудно было нйти подходящего человек. Нконец, остновились н кндидтуре нестезиолог одной из больших больниц – человек быстрых решений, хлднокровного и отвжного. Мы не рз обрщлись к нему з помощью в сложной ситуции, и он обычно выручл нс.

Я попросил Хги переговорить с доктором. Хги приехл к нему домой без предупреждения. Готов ли доктор стть членом опертивной группы? Доктор соглсился не колеблясь.

По просьбе Хги глвный врч без лишних вопросов дл нестезиологу отпуск н несколько недель.

Доктор вместе с Гби Эльддом соствили список всего необходимого для нмеченной рботы. Через несколько дней он передл Гби пкет с медикментми, которые не тк-то просто приобрести в птеке без врзумительных объяснений. Этот пкет должен был ждть доктор в Буэнос-Айресе.

14. Агент по туризму

Тем временем опертивники отрбтывли детли оперции, изучя мтерилы нших рхивов и информцию, полученную от Тлми и Кенет. Они зочно изучили местность, проверили список вещей, которые нужно перепрвить в Буэнос-Айрес или купить тм. Не хотелось везти лишнего, если что-то можно без проблем приобрести н месте.

Групп нметил три вринт похищения Эйхмн.

Первый предусмтривл вторжение в дом, если, конечно, условия окжутся блгоприятными.

Второй вринт – взять его по пути домой, если местность позволит сделть это без шум.

Третий вринт – зхвтить тм, где Эйхмн появляется постоянно, если ткое место удстся выявить.

Выбрть один из вринтов можно было только после достточно долгой слежки з Эйхмном, нблюдений з его домом и детльного изучения местности. Для этого и нужн внгрдня групп, которя устновит, нходится ли Рикрдо Клемент в Буэнос-Айресе, ткже место его рботы и мршруты передвижения. Вместе с внгрдной группой (Эуд Рвиви – комндир, Эзр Эшет и Кенет) в Аргентину должен отпрвиться Ицхк Нешер, чтобы срзу нчть поиски дом или квртир и зняться рендой втомшин. Остльные члены группы прибудут в Аргентину лишь после того, кк мы получим подробный отчет внгрд.

Предврительное плнировние включло соствление точного грфик оперции. Отпрвной точкой служил дт прибытия смолет. Эйхмн ндо поймть до этого дня, но не слишком рно, то придется держть его в тйнике чересчур долго. Родные Эйхмн нчнут его искть, возможно дже с помощью ргентинских влстей, и кончится это тем, что перекроют дороги и блокируют эропорт.

Я дл строгое укзние Нхуму Амиру: не привлекть внимния к ншим опертивникм в инострнных консульствх, туристских гентствх и кссх викомпний. Нхум сделл мксимум возможного: отпрвлял людей из рзных точек, стрясь, чтобы из любой стрны отбывл только один опертивник. Осторожно выяснял грфики движения смолетов в викомпниях, ничем не выдвя, что пссжир сойдет именно в Буэнос-Айресе. Нхум покупл туристические билеты, рссчитнные н круиз, включвший несколько стрн Лтинской Америки. При этом, выясняя подробности в одной викомпнии, билеты приобретл в другой.

Нелегким делом окзлось добывть визы. Многие консульств не выдют виз инострнцм, не проживющим в стрне постоянно. Бывет, консульство требует удостоверить личность зявителя в местной полиции, рекомендтельное письмо с мест рботы и т.п. Однко Нхум выяснил, что консульств горздо либерльнее относятся к трнзитным визм, и оформил именно их. Вскоре Нхум понял, что не сумеет один спрвиться с делом, и привлек себе в помощь знкомых и друзей: ведь ндо было получть медицинские спрвки в некоторых консульствх. Просителей виз, кк првило, нпрвляли к врчу и делли им прививки соглсно междунродным првилм. Нхуму и его помощникм пришлось пройти не один медосмотр и пострдть рди дел: нстоящие пссжиры не могли появиться в консульстве, и все неприятности выпдли н долю тех, кто исполнял их роль.

15. Первый выезд

Первым в Буэнос-Айрес отпрвился Менше Тлми. Ему полглось снять квртиру, где могли бы встречться остльные. С определенного числ он должен был двжды в день в рзные чсы появится в условленных местх и встречть товрищей, прибывющих кждый в свой срок.

Мест встреч рзбросны по городу, кждым из них можно было воспользовться только рз.

Менше прибыл в Буэнос-Айрес 22 преля и отпрвился в отель подльше от центр, чтобы не встретиться ненроком с кем-либо из местных знкомых.

Через день он рендовл квртиру, уплтив з несколько месяцев вперед. Прни впоследствии нзвли это жилище «Бстион». Менше оборудовл его соглсно инструкции и звез зпс продуктов, в основном, консервы.

24 преля Тлми отпрвился встречть нших людей. Он рсположился в кфе, зкзл чшку кофе. Время от времени посмтривл н дверь: «Придет кто-нибудь сегодня или не придет?» Одиночество, дже недолгое, тяготило его. Тем более, что в городе полным-полно знкомых, он не имеет прв видеться с ними. Глянул н чсы: еще четыре минуты, и конец ожиднию – время встречи истекет.

И тут в дверях покзывется высокий худой мужчин с быстрой походкой – Эзр Эшет. Менше встл:

– Рд тебя видеть! Что ты тут делешь?

Тлми скзл это громко по-испнски, рдуясь якобы случйной встрече. З столиком они перешли н шепот.

– Я прямо из эропорт. Был почти уверен, что уже не зстну тебя.

– А я почти уже ушел! Думл, что сегодня никого не встречу. Двй посидим немного.

Вскоре они вышли из кфе, взяли бгж Эзры и н ткси поехли в «Бстион», когд Эзр отдохнул с дороги – отпрвились гулять по городу. Менше рсскзывл мссу интересных подробностей об улицх и пмятникх, о жителях и их привычкх. Тк Эзр получил первый нглядный урок.

25 преля прибыл Кенет. Ему-то гид был не нужен. Он всего лишь три недели кк покинул Буэнос-Айрес. Но тепepь он изменил имя и внешность, стл еще осторожнее.

Здч Кенет – опознть Рикрдо Клемент, когд он окжется в рукх зхвтчиков. Для этого мы снбдили его подробными описниями Эйхмн. Вот этот список:

Личные приметы

) По днным нкеты СС от 19 июля 1937 год: рост – 176 см, окружность головы – 56 см, рзмер обуви – 41.

б) По днным нкеты СС от 26 янвря 1939 год: рост – 173 см, окружность головы – 56 см, рзмер обуви – 42,5, рзмер одежды – 50.

в) Соглсно покзниям Вислецени от 27 октября 1946 год: рост – 176 см, череп – вытянутый и узкий, ноги – О-обрзные, волосы – тонкие, русые, нос – большой и тонкий, ноздри – большие, глз – серо-голубые, губы – тонкие, поджтые.

г) Соглсно медицинской крточке от 9 ноября 1934 год: рост – 173 см (в ботинкх), вес – 70 кг (в одежде), глз – голубые, волосы – глдкие, светлые.

Особые приметы

) Соглсно покзниям Вислецени в октябре 1946 год: едв приметный шрм под левым глзом длиной около 3 см.

б) По тому же источнику: двойной перелом череп (в 1932 году), дв золотых мост верхней челюсти, много пломб.

в) Соглсно медицинской крточке от 1934 год: рубец после удления ппендицит (в 1922 году).

г) Соглсно медицинской крточке от 1937 год: перелом првой руки.

д) Соглсно медицинской крточке от 1937 год: шрм длиной 3 см нд десятым ребром слев.

е) Соглсно медицинской крточке от 1937 год: рубец нд левым локтевым суством.

з) Соглсно покзниям Вислецени в октябре 1946 год: выттуировнный знк группы крови под левой подмышкой, кк у всех офицеров СС.

Рзные сведения

) Личный номер СС, соглсно документм 1932-1937 годов – 45326, дополнительный номер СС (неясно, зчем) 63752, членскя крточк нцистской пртии №889895.

б) Покзния Вислецени от 1946 год: мнер рзговривть, дилект и тому подобное (подробное описние).

Кенет, Менше и Эшет встретились 26 преля – связь действовл испрвно. Они решили в первую очередь взять нпрокт втомобиль, чтобы обновить «конткты» с Рикрдо Клементом в Сн-Фернндо. Кенет в прошлый приезд поднторел в ренде мшин, но теперь дже в новом своем обличии не хотел рисковть – обрщться в те фирмы, где рньше брл втомобили, д и в другие тоже, поскольку рботники чстенько кочуют из конторы в контору.

Мшинми знялись другие, и все прошло блгополучно. Прллельно приобретли необходимый инвентрь соглсно списку, в том числе склдные кровти, постельное белье и кухонную посуду. Рботли быстро, потому что хотели уже вечером того же дня съездить в Сн-Фернндо.

Вечером к ним присоединился Эуд Рвиви. Он вылетел из Изриля в Рим, оттуд поездом доехл до город, где его ждл Нхум Амир. Здесь выяснилось, что все линии н Южную Америку зняты и можно вылететь только из Лиссбон. Ничего не оствлось, кк отпрвиться этим путем. В слоне смолет Эуд неожиднно увидел Ицхк Нешер. Конечно, они сделли вид, что не знкомы, в течение всего долгого полет не обменялись ни словом, в эропорту молч рзошлись – кждый искть свой отель. В Буэнос-Айрес они прилетели в три чс дня. Н этом зкончился первый этп переброски группы.

Првд, с Эудом произошел збвный кзус. В отеле дминистртор попросил гостя оствить пспорт. Эуд отдл ему свой документ и тут же спохвтился, что збыл, под кким именем он теперь знчится. К счстью, Рвиви не рстерялся: он попросил дминистртор вернуть н минутку пспорт, чтобы вытщить якобы збытую в нем зписку.

Эуд ждли в восемь утр в одном кфе и в шесть вечер – в другом, н углу улиц Снт-Фе и Клуо. Нйти перекресток двух центрльных улиц окзлось делом нетрудным, и не успел Эуд подойти к месту, кк увидел Кенет и Эзру.

Арендовнный ими втомобиль стоял неподлеку. Решили не терять времени и сей же чс ехть в Сн-Фернндо, Кенет хорошо знл дорогу и уверенно вел мшину кртчйшим путем.

В 19:40 н шоссе №202 вблизи киоск они увидели н левой обочине Рикрдо Клемент, шгющего по нпрвлению к дому. Эуд срзу же узнл его по фотогрфиям.

– Д вот же он! – вырвлось у Эуд. Кенет вздрогнул и нжл н тормоз. Клемент не обртил н мшину никкого внимния, это ведь было шоссе.

Эзр вышел из втомобиля и последовл з Клементом н рсстоянии около ст метров. Он видел, кк Клемент свернул с шоссе и вошел в свой домишко, знкомый Эзре по снимкм. Эуд и Кенет отъехли примерно н километр и вернулись, чтобы подобрть Эшет.

Встреч был большой удчей: они-то рссчитывли всего лишь познкомиться с местностью. Никто и не думл, что срзу увидят Эйхмн.

Пронлизировли ситуцию. Если во вторник Клемент окзлся возле дом в вечерние чсы, то, вероятнее всего, он рботет в городе или в его окрестностях. Похоже, он привык ходить пешком от втобусной остновки и, видимо, в определенное время. В это время год в 19:00 здесь уже темно. Получлось, что Клемент можно зхвтить н этом учстке его мршрут.

Хотя полной уверенности не было, Эуд решил сообщить в Центр: Клемент нйден, оперцию можно провести. В ту же ночь, 26 преля, они отпрвили нм депешу.

16. Я еду в Аргентину

Рпорт Эуд пришел к вечеру 27-го. Три последующих дня я был знят больше, чем когд-либо, если не считть войну з незвисимость и Синйскую кмпнию 1956 год. В течение семидесяти двух чсов предстояло зкончить все приготовления к оперции, смому подготовиться к полету в Аргентину и обеспечить текущую рботу службы н время моего отсутствия.

Прежде всего я дл комнду учстникм группы: «Нчинть!» Зтем я еще рз проверил все мелочи, связь, инвентрь, меры н случй чрезвычйного положения, провел совещния с теми, кого отпрвлял в Аргентину, и с теми, кто оствлся обеспечивть нс в Изриле.

Гби Эльдд знимлся опертивными вопросми, я в который рз проверял готовность и ндежность всех звеньев. До сих пор все решения о спецрейсе смолет принимли, тк скзть, в принципе. Сейчс ндо было перевести их н язык рельности. Ашер Кедем немедленно отпрвлялся в Аргентину готовить посдку и обслуживние смолет. Он попросил в помощники Арон Лзр, руководившего одной из промежуточных посдочных площдок викомпнии з рубежом. Договорились, что в Изриле нм будет помогть Дн Авнер. Но требовлось соглсие руководств викомпнии. Я встретился с Моше Тдмором, зтем и с генерльным директором. Они во всем пошли нм нвстречу, и дже в том, что смолет в Буэнос-Айрес поведет один из лучших летчиков компнии Йов Мегед.

Я объяснил Мегеду хрктер миссии и нши пожелния в отношении спецполет: включить в соств экипж изрильских мехников, чтобы только они обслуживли смолет, устроить тк, чтобы мшин могл взлететь по первому требовнию и совершть минимум промежуточных посдок.

Мегед немногословно ответил: «Все будет в порядке». Но под мской невозмутимости явно прятлось глубокое волнение.

Вечером ко мне пришли Дн Авнер, Анкор и Лиор Дотн. Услышв о предстоящем деле, Дн очень рзволновлся – у него были свои счеты с нцистми. Он родился в Гермнии и потерял отц, солидного коммерснт и увжемого человек, через год после приход Гитлер к влсти. Мть Дн погибл в войну. До 1943 год ее держли в некоем подобии гетто в городе, потом вывезли в Освенцим. Но мть не доехл – умерл по дороге. Дн спсся почти чудом, шестндцтилетним прнем он очутился в Плестине в 1935 году.

Дн тоже не пришлось убеждть в вжности здумнного. Я поручил ему подобрть экипж смолет из ндежных людей, достть документы и форменную одежду для нескольких опертивных рботников, которым, возможно, придется выдвть себя з членов экипж.

Очень вжно было предусмотреть, чтобы все технические и дминистртивные процедуры, принятые в междунродных полетх, выполнялись безукоризненно, дбы не создвть неожиднных препятствий. Я объяснил Дну, что он должен поддерживть связь с Анкором и Лиорой. К концу беседы я не сомневлся, что Дн рзобьется в лепешку, но обеспечит четкую помощь викомпнии.

Анкору я предложил в ходе оперции провести Эйхмн н смолет под видом внезпно зболевшего или пострдвшего в врии член экипж. Но в тком случе в экипже должен быть человек, похожий н Эйхмн. Иными словми, двойник со всеми необходимыми документми.

Анкор тут же нзвл рботник, который подошел бы н роль двойник. Решили включить в соств экипж еще двух нших рботников, которым предстояло провожть «зболевшего», помочь ему подняться в смолет и стеречь его в полете. Непосвященным их предствят кк телохрнителей глвы ншей делегции.

Конечно, о рельности нших плнов придется судить н месте, в Буэнос-Айресе. Возможно, мы строим змки н песке и нм не пондобятся лишние люди, может, удстся воспользовться помощью местных жителей. Во всяком случе, Анкор готовился ко всем вринтм и подбирл нужное оборудовние и вещи для спецрейс в Буэнос-Айрес.

28 преля по трдиции я поехл в Иеруслим попрощться с глвой првительств. Н его вопрос ответил, что рссчитывю вернуться в течение трех или четырех недель.

Потом простился с дочерью и ее мужем, учившимися в университете в Иеруслиме. Я не говорил, куд еду, д они и не спршивли – уже привыкли.

Нстл пор посвятить в ншу тйну генерльного инспектор полиции Иосеф Нхмис – ведь именно ему будет передн Эйхмн.

Мы встретились возле его дом.

– В чем дело? – спросил он, сдержнно улыбясь.

– Пришел попрощться. Уезжю н несколько недель.

– Куд же?

– Н поиски Адольф Эйхмн.

– И вы полгете, что это вм удстся?

– Полной грнтии, конечно, нет, но я почти уверен.

Нхмис пожелл удчи.

Кк нзло, в те дни я был знят одним инострнным гостем высокого рнг. И кк бы ни поджимло время, я не мог не выполнить своих обязнностей по отношению к гостю. И не только из вежливости: он не должен был догдться, что я знят неким экстренным делом. После того, кк Эйхмн доствят в стрну, высокий гость может сопоствить фкты и сообрзить, что из Аргентины преступник выкрли изрильские опертивники, лишние политические осложнения нм были ни к чему. Я не знл, кк нше собственное првительство отнесется к зхвту Эйхмн, кк поведут себя члены его семьи и ргентинские влсти. Мы предполгли, что если гзеты рструбят о появлении плч в Изриле, но не сумеют докзть, что доствили его сюд именно мы, то семья не сможет требовть у ргентинских влстей возврщения Эйхмн. Следует всячески скрывть нше учстие в похищении – пусть нс сколько угодно подозревют, лишь бы ничего не докзли.

28 преля, нкнуне отъезд, я принимл дом высокого гостя, позботившись, чтобы нм никто не помешл – ни визитом, ни звонком. Он рсскзл мне, что в Южной Америке кждый, кто пытется рзменять стодоллровую бнкноту, вызывет подозрение: уж не фльшивомонетчик ли? Улучив минуту, я попросил моего шофер выяснить ккие деньги для меня приготовлены, и окзлось – вся сумм в стодоллровых бнкнотх! Пришлось моему порученцу срочно, среди ночи, менять эти бнкноты н мелкие. Гость зсиделся до полуночи. А потом пришли подчиненные, чтобы уточнить детли рботы в мое отсутствие. Лишь н рссвете я знялся сборми. А поскольку мне предстояло изменить внешность и выдвть себя з другого человек, приготовления были не тк уж просты. Зкончил уже к утру. Ндо было спешить н эродром провожть моего гостя. Я молил Бог, чтобы отлет не здержли. Кк только его смолет взлетит, я отпрвлюсь домой, возьму бгж и документы и вернусь в эропорт, чтобы вылететь в Европу. Дже легкя здержк с отъездом гостя могл сорвть мою поездку. Рзумеется, я мог объяснить, что тороплюсь н срочную служебную встречу и проводить гостя не сумею, но где грнтии, что потом мы не встретимся в эропорту кк дв пссжир?

Н мое счстье, все произошло вовремя. С женой я простился, кк обычно – без лишних слов. Он знл, что я время от времени исчезю и что рсспросы бесполезны. Я предупредил ее, что н сей рз буду отсутствовть три-четыре недели и не смогу писть с дороги.

Ночью я уже был в Европе, в пункте, предусмотренном ншим плном. Нхум Амир ждл в местном эропорту. Кроме Нхум о моем прибытии знл только Эфрим – прямой нчльник Шлом Дни. От Эфрим я выслушл тяжкие сетовния н то, что собирюсь отнять у него Шлом. В то время Эфрим выполнял несколько вжных поручений и опслся, что отсутствие Дни повредит делу. Я стрлся объяснить, что у меня нет выбор, и я в любом случе зберу Шлом.

В ту ночь я долго рзговривл с Нхумом – объяснял, почему не включю его в соств опертивной группы в Аргентине: он единственный знл все подробности, имен членов группы и псевдонимы, мршруты движения, состояние документов. Крйне вжно для дел, чтобы Нхум оствлся в Европе, в особенности н случй неудчи, если ншим рботникм придется уходить из Аргентины любыми возможными способми. Без Нхум им пропсть, лишь он сумеет вернуть им нстоящие документы и нпрвить к исходным пунктм – в Изриле или вне его.

Нхум не скрывл огорчения, но понял меня.

Н следующее утро я выехл в соседнюю стрну и оттуд вылетел в Аргентину. Только в смолете у меня, нконец, появилось время изучить мои новые документы и легенду.

Н одном из промежуточных эродромов, где смолет зпрвлялся, я вошел в здние эропорт и вдруг услышл по рдио, что меня вызывют в бюро информции. Н весь эропорт громко прозвучло мое новое имя. Я был ошеломлен. Никто в этой стрне и н этой остновке не должен был встречться со мной; во всем мире считные люди знли, кк сейчс меня зовут. Видимо, случилось нечто ткое, что делло конспирцию излишней.

Меня нстоятельно вызывли, и я стл осторожно приближться к бюро информции.

Неподлеку от окошк, з которым сидел служщя бюро в униформе, я остновился, все еще не решясь нзвть себя, кк вдруг меня опередил зпыхвшийся мужчин. Он громко произнес мое имя и фмилию.

Я понблюдл еще немного и окончтельно убедился в том, что произошло невероятное совпдение. Судьб сыгрл со мной шутку, но к счстью, все обошлось.

Полет был долгий и утомительный, со многими промежуточными посдкми, опоздниями и бесконечными ожидниями. Устлость взял свое, и большую чсть пути я проспл.

17. Дом и втомобили

В Буэнос-Айресе внгрдня групп в первую очередь знялсь поиском квртир, где можно было бы укрыть рестовнного, рсселить учстников оперции, рзместить их бгж и оборудовние. По плну этим должен был знимться Ицхк Нешер, но в утренние чсы помогли и все остльные, поскольку нблюдть з домом Клемент имело смысл только после обед и по вечерм.

В посреднических конторх получили списки домов и квртир, которые сдвли или продвли в рйоне между Буэнос-Айресом и Сн-Фернндо. Кроме того, день з днем изучли объявления в гзетх н нглийском и немецком языкх, рссудив, что хозяин виллы, желющий сдть ее в ренду, поместит объявление прежде всего в гзете для инострнцев. Ицхк Нешер пользовлся ткси, но вскоре решили ннять для него втомобиль.

27 преля Эуд, Кенет и Менше поехли осмтривть дом примерно в 150 километрх от Буэнос-Айрес. По описнию посредник, это было кк рз то, что нужно. Но прибыв н место, прни были рзочровны.

Ицхк тоже не ншел ничего путного в тот день: кк првило, влдельцы хотели не сдть, подороже продть свои дом. Те же дом, которые преднзнчлись для ренды, никк нм не подходили. Мешло еще одно обстоятельство: многие дом сдвли в ренду вместе с сдовником, или со сторожем, или с домрботницей. Когд же нши пытлись отделться от прислуги, это вызывло недовольство, то и подозрения.

Прошло всего несколько дней – и стло ясно, что именно жилищня проблем, которую мы рссчитывли легко решить, грозит сорвть всю оперцию.

Что же ксется слежки з Клементом, то ее результты рдовли. 27 преля Кенет, Эуд и Эзр приехли в 18:45 н то место, где плнировлось похищение. Ндо было отыскть точку, откуд можно незметно вести нблюдение. Мшину оствили достточно длеко в стороне, чтобы не будить любопытство местных жителей. Нблюдтельным пунктом выбрли железнодорожную нсыпь в семидесяти метрх от дом Клемент, которя поднимлсь здесь н пять метров. Линия был двухколейня, и в чсы пик поезд пробегли кждые две-три минуты. Между путями и домом Клемент, прллельно рельсм, тек ручей, впдвший в речку Реконквисту. Шоссе нд речкой тоже шло по мосту.

Опертивники устроились н нсыпи и стли нблюдть з домом в бинокль. Требовлось устновить, приходит ли Клемент домой в определенное время, один или с провожтым, много ли прохожих бывет здесь в вечерние чсы и много ли мшин.

В 19:40 они увидели Клемент – он вышел из втобус №203, прибывшего из Сн-Фернндо, чтобы продолжить путь в сторону Бнклери. Клемент вышел нпротив киоск, примерно в ст семидесяти метрх от дом, и двинулся по шоссе №202, по той стороне, н которой стоял его дом. Клемент держл фонрь с белым и крсным стеклми. Он зжигл его всякий рз, когд по шоссе проезжл мшин. Нконец, он свернул н улицу Грибльди, но не срзу вошел в дом, сперв обошел вокруг него и только потом отпер дверь.

Нши прни были убеждены, что он специльно осмтривет дом, опсясь зсды. Потом уже выяснилось, что делл он это совсем по другой причине – просто любил проверять, кк подрстют цветы и зелень во дворе.

В тот же вечер в Изриль ушли сведения относительно оборудовния, необходимого мшинм, которые будут учствовть в оперции зхвт.

28 преля Эуд, Эзр и Ицхк отпрвились ннимть мшины. Потом купили рбочую одежду и отпрвились н рзведку в порт.

Подстрховывя плн вывозки Эйхмн смолетом, они должны были выяснить шнсы н успех в морском порту: можно ли тйно провести кого-либо через порт и поднять н борт судн, бросившего якорь вдли от причлов.

В тот день сумели исследовть порт совсем бегло, но стло ясно, что придется много рз нведывться сюд, если обстоятельств зствят воспользовться морским путем.

К вечеру они снов были в Сн-Фернндо. Кенет с Эудом поднялись н железнодорожную нсыпь, Эзр остлся о мшине. Автомобиль, оствленный без присмотр, не только вызовет подозрения, но вполне может стть добычей для воров. Сидеть н нсыпи было совсем нелегко: поезд то и дело проносились мимо, оглушя и обдвя пылью. Зто местность был видн кк н лдони. В 19:40 прибыл рейсовый втобус №203 и остновился нпротив киоск. Дозорные вздохнули с облегчением: Клемент появился вовремя и продолжил путь по шоссе, посвечивя фонриком. Этот человек явно трясся нд своей жизнью: кк только слышл шум втомобиля, тут же зжигл фонрь. Он отпрвил н тот свет миллионы людей, но собственную жизнь берег!

Кк и рньше, Клемент свернул н улицу Грибльди, осмотрел двор своего дом и отпер дверь.

Итк, Клемент возврщется кждый день в одно и то же время с рботы, мест которой нши опертивники не знли. Мршрут втобус нчинлся возле железнодорожной стнции Сн-Фернндо. Похоже, Эйхмн ехл втобусом до стнции, потом поездом н рботу, домой – в обртном порядке. Но все же, откуд он возврщется? Решили узнть это звтр.

Устлые и змызгнные вернулись прни в Буэнос-Айрес. Ицхк сообщил, что ншел несколько домов, которые стоит посмотреть. Решили сделть это звтр до обед.

Эуд и Ицхк осмотрели дв дом в рйоне Сн-Изидоро, которые вполне устроили бы нс, но цену хозяев зломили непомерную и нстивли, чтобы дом были рендовны н срок не меньше год. Переговоры зшли в тупик.

Кенет и Эзр тоже ничего подходящего не ншли. Они присмотрели дв дом, но их не хотели сдвть в ренду. Кк ни пытлись убедить влдельцев, что сдть дом инострнцм, приехвшим в Аргентину н пру месяцев, – это выгодно, ничего не вышло. Влдельцы желли только продть дом.

В 16:00 Эуд, Кенет и Эзр оствили поиски и знялись Клементом. Кенет остлся н вокзле Сн-Фернндо, двое снов взобрлись н нсыпь. Но счстье им изменило: кто-то из прохожих с удивлением нчл рзглядывть людей, лежщих между путями. Пришлось оттуд уходить. Поехли нзд по шоссе №202. Когд мшин порвнялсь с улицей Грибльди, увидели Клемент. Он сходил с втобус №203, чсы покзывли 19:40.

Кенету повезло чуть больше, он увидел втобус №203 и в нем человек, похожего н Клемент, но тот не сдился в втобус н вокзле. Кенет узнл, что конечня остновк нходится н другой стнции, где Клемент, видимо, и пересживется в поезд.

30 преля пришлось н субботу. Нши люди до обед отдыхли, и вполне зслуженно: с того чс, кк они приземлились в Аргентине после утомительного полет, им приходилось без перерывов что-то делть и куд-то спешить: до обед искть жилье для тйник, по вечерм нблюдть з домом Клемент. Позиция же для нблюдения был неудобн и опсн. А тут еще пошли дожди. Чс-другой под открытым небом н железнодорожной нсыпи – и одежд промокл до нитки, сверху покрывлсь черной грязью. Спть ложились поздно, потому что ночью обсуждли плн действий н другой день.

В субботу после обед групп отпрвилсь в рйон предстоящей оперции – изучть пути объезд, поскольку глвные мгистрли были зпружены и многокртно пересеклись с железнодорожными путями.

Учстники рзведки условились встретиться в определенном месте н улице Нуево де Хулио. Но Эуд, прибывший туд первым, понял, что допущен ошибк. Не успел он пройтись туд-сюд по тротуру, кк подошел полицейский и потребовл предъявить документы. Окзлось, что Эуд прогуливлся перед зднием посольств ФРГ. К счстью, Эуд издлек зметил Кенет и Эзру и успел их предупредить.

Дорогу изучли несколько чсов, зпоминя рзные пути от мест похищения к центру город. Они убедились, что есть боковые и объездные пути, почти не знятые трнспортом, причем в случе тревоги силы безопсности вряд ли стли бы перекрывть движение по этим улицм.

В тот день и нзвтр – 1 мя – з домом Клемент не нблюдли: из-з дождей нсыпь сделлсь крйне опсной и групп искл дополнительные пункты нблюдения.

В 11:30 они прошли неподлеку от дом Клемент и увидели его копющимся в сду. Но они шли быстро, чтобы не привлекть к себе внимния, поэтому не успели хорошенько рзглядеть его.

В тот день, 1 мя, я прибыл в Буэнос-Айрес. Нездолго до зкт смолет приблизился к Асисе – эропорту ргентинской столицы. Когд видишь с высоты птичьего полет огромный город, рскинувшийся н берегу окен, омывемый рекми, похожими н моря, понимешь, отчего Буэнос-Айрес нзывют блестящим, кк Приж и Вен, и деловым, кк Нью-Йорк и Чикго. Испнские звоевтели Америки были очровны здешними местми и нзвли новый город сложно и поэтично: «Грд пресвятой Мрии, повелительницы свежих ветров».

У меня, кк вы понимете, потом уже не было времени отдть должное прекрсным пркм и крсивым ллеям город, осмотреть роскошные дворцы, где рсположены првительственные учреждения, и гигнтский порт.

Выходя из здния эропорт, я зметил Эуд, но он и виду не подл, что мы знкомы. Эуд должен был встретиться со мной в условленном месте н другой день, но, нверное, он хотел ускорить рзговор и пришел встречть меня. И точно – Эуд сел в тот же втобус, что и я.

Возле отеля мы обменялись несколькими словми. Я зрегистрировлся у портье и поднялся в номер. Эуд последовл з мной. Он вкртце доложил о нблюдениях з Клементом, тйникх и прочих делх группы. Мы договорились о скорой встрече в кфе недлеко от отеля, и я едв успел побриться и принять душ.

Из кфе мы поехли в «Бстион» – в то время единственную квртиру, которую сумели приобрести. Все были в сборе. Мы обсудили успехи и неудчи группы и пришли к выводу, что Клемент рботет где-то н постоянном месте и возврщется домой в одно и то же время. По моей оценке, условия в рйоне его жилья подходили для бесшумной «рботы».

Что ксется поисков дом для тйник, я посоветовл не слишком привередничть в отношении мест и плнировки домов, которые нм предложт, и не пугться высоких цен. Глвное, чтобы они могли быть ндежными тйникми.

Были проблемы и с рендой мшин. В этом деле Аргентин отствл от стрн Европы и США. Цены были жуткие: мерикнскя мшин стоил 15 000 доллров! А чтобы взять ткую мшину нпрокт, следовло оствить в злог 5000 доллров. К тому же техническое состояние мшин, сдвемых в ренду, было отвртительным: стертые скты, рзряженные ккумуляторы, дверцы, кк првило, не зпирлись. Выбор был крйне скуден. Требовлось все время менять модели мшин, чтобы не примелькться. Ничего другого не оствлось, кк спрвляться смим со всеми трудностями.

Я сообщил группе о приготовлениях, звершенных в Изриле, о том, что подмог уже в пути и спецсмолет прибывет 11 мя. Знчит, Эйхмн ндо брть не позже 10-го, тк кк смолет вылетит в Изриль 13-го или 14-го, и нм необходимы несколько дней н случй непредвиденных осложнений.

Мы договорились о порядке встреч и о системе контктов. Поддерживть связь между группой и мной поручили Менше.

18. Арон Лзр

Когд Арон Лзр получил по телексу укзние вылететь в Буэнос-Айрес для встречи с Ашером Кедемом, то подумл, что произошл путниц: никогд прежде он не имел отношения к делм в Лтинской Америке. Попросив уточнить нзвние город, он получил новую депешу, подтвердившую – Буэнос-Айрес. А зтем ему сообщили номер рейс швейцрской викомпнии, которым Кедем прибудет в Аргентину. Лзр знл, что швейцрские смолеты сдятся в Рио-де-Жнейро, и решил встретить Ашер тм.

Кедем 1 мя 1960 год вылетел в Цюрих, тм пересел н смолет до Аргентины. Встретив в эропорту Рио сгорющего от любопытств Лзр, Ашер удивился.

Лзру не терпелось узнть, в чем же дело, и Кедем открыл ему тйну: им поручено помочь группе зхвт доствить плененного убийцу н борт смолет.

Лзр был ошеломлен. Сгоряч плн покзлся ему фнтзией. Но убедившись, что Кедем говорит обо всем кк о полной рельности, рзволновлся еще больше – ведь ему доверили учствовть в тком деле! Он никк не мог понять, почему выбор пл именно н него.

Всю дорогу из Рио в Буэнос-Айрес он вспоминл события двно ушедших дней. Нконец и у него появилсь возможность рсквитться с одним из нцистских преступников.

Лзру было девять лет, когд немцм отдли Чехословкию. Рйон Чехословкии, где жили Лзры, отошел к Венгрии. Войн доктилсь до Венгрии только в 1943 году, когд Арон уже зкончил три клсс еврейской гимнзии в Будпеште.

В 1944 году Венгрию зняли немецкие войск, и всех евреев согнли в большое гетто. Родственники, жившие в Словкии, убеждли их тйно перейти грницу – в Словкии, говорили они, охот з евреями уже зкончилсь, в Венгрии только нчинется. В одну из ночей Лзры собрлись-тки в дорогу, но в последнюю минуту родители передумли. Через несколько недель все гетто перевезли в Освенцим. Тм семью рзделили: мть, брт и млдшя сестр пошли дорогой смерти. Арон и отец попли в колонну рботоспособных.

Их перебрсывли из одного лгеря в другой, Арону было всего четырндцть лет, и он выжил только потому, что отец всеми силми поддерживл его, нередко отдвя свой пек. Они рботли в Чехословкии, Австрии, Гермнии. Но в конце концов их с отцом рзлучили, и Арон попл в лгерь в Мюльдорфе, где строился подземный звод. Мльчик пробыл тм около девяти месяцев, з это время вокруг него умерли сотни людей. Он учствовл в ремонтных рботх под Мюнхеном, когд немцы пытлись кое-кк восстновить движение поездов после бомбежек. Н этих рботх узников рз в день кормили горячим супом, что спсло жизнь Арону. Но вскоре всех погрузили в эшелон, и нчлсь долгя дорог – охрнники говорили, что везут в лгерь смерти в Тироле. Н одной из мленьких стнций охрн рзбежлсь: кто-то пустил слух, что Гитлер убит и войн кончилсь. Узники нбросились н вгон с продовольствием и рзбрелись, кто куд мог. Арон сумел рздобыть кусочек сыр... Но тут н стнции покзлись другие эсэсовцы и нчли охоту з рзбежвшимися узникми. Многих убили, остльных кк попло зтолкли в вгоны и повезли дльше. День спустя поезд встл снов, н этот рз нвсегд: н стнции стояли мерикнские тнки...

Арон отпрвили в лгерь для перемещенных лиц. Некоторое время спустя он узнл, что отец жив. Они встретились и поехли в Чехословкию. Тм Лзр зкончил гимнзию, переехл в Изриль, служил в рмии, потом перешел н рботу в викомпнию.

Збыть прошлое он не мог, кк ни стрлся. Д и можно ли збыть мть, брт и сестру? Можно ли збыть, кк люди умирли, кк их рсстреливли у тебя н глзх?

Когд смолет приземлился в эропорту Буэнос-Айрес и Арон с Кедемом сошли по трпу, к ним подбежл фотогрф и зщелкл ппртом. Арон рстерялся: неужели полиция что-то пронюхл? Но окзлось, что фотогрф просто пытется зрботть несколько монет.

В эропорту их ждли госпож Розен и ее супруг. Эстер Розен долгое время рботл в ншей викомпнии, зтем уехл в Аргентину с мужем, ннявшимся в чстную фирму в Буэнос-Айресе. Госпожу Розен попросили помочь оргнизторм спецрейс Буэнос-Айрес – Лод. Он проявил иницитиву и збронировл номер в гостинице для предствителей ншей викомпнии. Но тут внезпно появился Менше, предствился Кедему, кк было условлено, и скзл, что для новоприбывших зкзны мест в другом отеле.

Госпож Розен немного обиделсь. Он ведь не знл, что в кждом отеле не должно быть больше одного человек из группы зхвт. Менше передл Кедему дрес кфе, куд следует прийти, кк только он устроится.

Поздним вечером того дня я сидел в кфе и ждл Кедем. Вскоре он покзлся в дверях вместе с молодым человеком, которого предствил Арон Лзр. Я скзл им, что при следующей встрече дм им точные укзния, пок только сообщю, что им придется помочь нм создть условия для «посдки» Эйхмн в смолет. Мы условились поддерживть тйную связь. Следовло соблюдть необходимую конспирцию: встретившись случйно, в нензнченное время и в нензнченном месте, не змечть друг друг. Кедем воспринял это кк должное, но Лзр, впервые в жизни принимвший учстие в секретной рботе, был несколько рстерян. Когд мы потом встречлись н улице, я видел, что он чувствует себя неловко от того, что не может поздоровться со мной.

Кедем рсскзл о событиях в Изриле з те дв дня, что прошли между моим отлетом и его вылетом. Я попросил их кк можно быстрее оформить документы, ткже кк следует изучить топогрфию и порядки в эропорту.

Мы договорились встретиться вечером следующего дня.

В тот день, 2 мя, в Буэнос-Айрес прибыл ткже Зеев Керен. У него был увесистый бгж: в основном инструменты, изготовленные им же смим. Всю дорогу он тревожился, кк бы чего не случилось с зтим дорогим бгжом, без которого оперция могл зтянуться или вовсе сорвться. Во время пересдки в Европе он глз не спускл со своего груз, опсясь, кк бы его по ошибке не поместили н другой смолет. Нконец прибыв в Буэнос-Айрес, он с облегчением подумл, что спрвился со своей здчей, и поспешил н встречу.

В одном из кфе, кк и было предусмотрено, его ждл Менше. Но кк он ни стрлся рзвеселить Зеев, тот оствлся хмурым: его тревожил судьб бгж, и он требовл немедленно перепрвить его в ндежное место. Взяли мшину, погрузили инструменты Зеев и поехли в «Бстион», где Керен и обосновлся. Ему тоже не пришлось повидть достопримечтельности город... Кроме нескольких вылзок в мгзины для покупки кое-ккого мтерил, Зеев не покидл свою берлогу.

Тем временем групп внгрд возобновил поиски подходящих укрытий. В то утро Кенет и Эуд выехли в дчный пригород, зстроенный виллми. Отчего-то мклеры приняли их з немцев и нпрвили к влдельцм вилл, говорившим по-немецки, Посмотрели много домов, но подходящего не ншли. Одн из вилл вроде бы подкупл своей уединенностью, но был мл площдью, другой дом, идельный по рзмерм и плнировке, нходился близко от соседних домов. Третью виллу, идельную во всех отношениях, не сдвли, продвли...

Пок эти двое мотлись по виллм, Эзр переходил из кфе в кфе, чтобы встретиться с Эльддом и Ювлем, которым полглось уже прибыть н место. Но Эзр нпрсно тртил время: они не прилетели ни 2-го, ни 3-го мя.

Нступил понедельник, и ндо было возобновить нблюдение з домом Клемент. К вечеру опертивня тройк отпрвилсь к цели. Н сей рз нмеревлись устновить, откуд прибывет Клемент, прежде чем сесть в 203-й втобус, и н ккой, кстти, остновке.

Кенет и Эзр поехли н стнцию Сн-Фернндо и рсположились возле шлгбум, между шоссе №202 и шоссе №107. Шлгбум, кк првило, поднимлся только, чтобы пропустить втобус. Поэтому любой втобус тм здерживлся. Они встли у шлгбум в 18:45, но, прождв достточно долго, Клемент тк и не увидели.

Эуд вел нблюдение, рсхживя вдоль железнодорожной нсыпи, вблизи дом Клемент. Он побоялся срзу подняться н полотно, чтобы не вызвть любопытств прохожих. Лишь выждв некоторое время и убедившись, что поблизости никого нет, он поднялся н склон.

И вот удч: увидел Клемент, но позже чем обычно. Н сей рз Клемент появился возле киоск после 20:00.

Вернувшись в город, подвели итоги. В течение пяти рбочих дней подряд они видели Клемент, возврщющегося домой в одно и то же время – в 19:40 и один рз чуть позже.

Утром 3 мя я тоже отпрвился в рйон зхвт. Мы с Эудом проехли по всем местм, имевшим отношение к предстоящей оперции, изучли дороги, посетили все нблюдтельные пункты и под конец проследовли мимо дом Клемент.

Увидев убогую местность и домишко н улице Грибльди, я усомнился, может ли здесь жить Адольф Эйхмн? И если бы не мсс докзтельств, которые уже были нкоплены, я бы зсомневлся и в личности Клемент.

Было совершенно очевидно, что Эйхмн ндо брть именно н перекрестке, недлеко от его дом. Эуд и Керен, которому тоже предстояло учствовть в зхвте, дежурили в том же рйоне, изучя местность.

После обед я поехл с Менше з город смотреть один из домов, предложенных для ренды. Тк кк время поджимло, история с домми превртилсь в неожиднное препятствие, я хотел лично оценить предложения мклеров и решить, снимть дом или откзывться.

Рйон более или менее устривл нс, и просили з дом не слишком много. Првд, он стоял рядом с другими здниями, но с этим можно было примириться, хотя рзведчиков учт обртному. Меня больше волновло рсстояние от виллы до мест зхвт и до эропорт. Оно было вполне приемлемым. Но мля площдь дом огорчл, ведь придется укрыть здесь достточно много людей. Хотелось, чтобы у дом были глухие стены и огрд, д еще тйник, где прятли бы Эйхмн и охрнник в случе полицейского обыск.

Этим требовниям вилл не отвечл. Но мы уже попдли в цейтнот, и я решил ее рендовть. В случе удчи – если мы нйдем более подходящее жилье – то оствим этот дом в резерве, если не будет ничего лучшего, остнемся здесь.

Менше быстро улдил сделку. Мы нзвли виллу «Тирой».

К вечеру опертивня тройк снов отпрвилсь для нблюдения, чтобы устновить, нконец, где же Клемент сдится в втобус. Н сей рз Эуд знял пост н остновке втобус в городке Круп, Кенет прохживлся по перрону местного вокзл, Эзр взял под нблюдение железнодорожную стнцию Сн-Фернндо.

Эуд сел в втобус, отпрвлявшийся из Крупы, чтобы посмотреть, где войдет Клемент. В это время Эйхмн должен возврщться домой, но Эуд доехл до Сн-Фернндо, Клемент в втобус тк и не сел. Кенет прождл н стнции Круп до 19:45, пропустил дв поезд – Клемент в вгонх не было, сел в третий – тщетно.

Кенет сошел в Сн-Фернндо, присоединился к товрищм, и они н мшинх поехли к дому Клемент. Они опять увидели его шгющим по шоссе №202. Он шел домой – н улицу Грибльди. Итк, уже шестой рз они видели его н шоссе в одно и то же время.

В тот день, 3 мя, Лзр и Кедем тоже проделли немлую рботу. Утром они побывли в глвном упрвлении нционльной викомпнии Аргентины – попросили помощь в связи со специльным рейсом смолет с изрильской делегцией. Они договорились, между прочим, о приобретении зпсных чстей к смолету тип «Бритния» и воспользовлись служебным телексом, чтобы связться с дирекцией ншей викомпнии.

Зтем Лзр и Кедем отпрвились в эропорт в Асисе н встречу с предствителем чстной викомпнии, влдевшей смолетми тип «Бритния». Этот человек приветливо встретил гостей из Изриля и скзл, что н склдх его фирмы есть большой зпс любых чстей к смолетм и дже можно нйти моторы. Если ндо, зверил он, компния с готовностью поможет.

Тогд Кедем и Лзр прошлись по всем службм эропорт, звязывя знкомств с рботникми нционльной викомпнии и с предствителями влсти в эропорту. Их всюду встречли дружелюбно и охотно рсскзывли о порядкх, принятых здесь.

Все шло прекрсно. Но тут им сообщили, что ргентинскя делегция, которя будет встречть ншу делегцию, не сможет окзть ей должного внимния рньше 19-го мя, и то лишь после 14:00. Уполномоченный ргентинского МИД попросил, чтобы нш делегция прибыл не рньше 17-го.

Это знчило, что вылет смолет из Лод ндо было отложить н неделю! Кедем понял, что ему нужно срочно же встретиться со мной.

Поздним вечером я сидел в кфе в обществе Эуд и Кенет и ждл, когд появятся Лзр и Кедем. Уже с первого взгляд я понял, что что-то произошло. Кедем нчл говорить, дже не присев з столик. Д, стряслсь большя неприятность. Дже если бы я мог повлиять н решение ргентинских влстей, то не стл бы этого делть, чтобы не привлекть внимние к ншему спецрейсу. В то же время здержк оперции связн с большим риском, не говоря уже о психологическом нстрое моих помощников. Я попросил Кедем предупредить всех, что полет перенесен. Решение ргентинских влстей приходилось увжть.

Оствшись один, я пронлизировл создвшееся положение. Судя по шестидневным нблюдениям, рспорядок дня Клемент не изменится и н следующей неделе, но сохрнится ли он и в дльнейшем? Мы же не знем плны человек, которого нмерены схвтить. Вдруг он перейдет н рботу в другую смену или вообще сменит место рботы, или зболеет?

Но мло того, зхвт отклдывется еще н неделю. Знчит, придется семь лишних дней нблюдть з Клементом, это риск: н нс могут обртить внимние. Тем более, что нши люди порядком устли, и не хотелось трепть их нервы еще неделю. Я взвешивл шнсы, думл и передумывл, и нконец решил, что будем брть в нзнченный рнее срок, инче вообще упустим возможность.

Конечно, держть пленник лишних семь дней в тйнике – испытние не из легких: поди знй, кк поведут себя члены его семьи, влсти и общественность. Но выбор был, что нзывется, «или-или»: либо идем н риск, либо можем нвсегд упустить плч – грех, который никогд себе не простим.

Утром я дл укзние действовть тк, будто ничего не изменилось, и подготовить все к зхвту, нзнченному н 10 мя 1960 год.

4 мя перед обедом Эуд и Менше поехли смотреть еще одну виллу, предложенную мклером. По описнию это было кк рз то, что мы искли. Првд, дом нходился длеко от улицы Грибльди, но пути к нему и дорог в эропорт были удобными.

Прибыв н место, Эуд и Менше убедились, что мклер ничего не преувеличил: дом был обширный, с несколькими флигелями, с сдом, скрыввшим здние от взоров посторонних. Но дом сдвли с сдовником-сторожем. Я тоже поехл посмотреть. Он удивительно подходил нм: его будто для нс и построили – несимметричный, с беспорядочным рсположением комнт, где можно было укрыть много людей. В том лбиринте легко было бы поместить пленник н случй обыск.

Хотя дом рсполглся в нескольких чсх езды от мест зхвт, этот недостток преврщлся теперь в преимущество, кк только з Эйхмном зхлопнется нш дверь. Если полиция и хвтится похищенного, он вряд ли кинется – хотя бы н первых порх – рзыскивть его тк длеко от Сн-Фернндо.

Но что делть со сторожем-сдовником? Несомненно, он узнет обо всем и впоследствии может стть свидетелем по делу, опознть учстников ншей группы...

Но откзывться от ткого дом было нельзя. Я ндеялся, что мы кк-нибудь отделемся от сторож хотя бы н время. Менше рендовл дом, и мы дли ему нзвние «Дорон». Он нходился примерно в двух чсх езды от «Тиры».

19. Нблюдения и встречи

Все утро 4 мя Кенет и Эзр изучли окрестности дом Клемент н случй внезпного отход или неожиднных объездов.

Вечером к ним отпрвились остльные. Н пути из Сн-Фернндо мшины остновили двое полицейских, потребовли документы и обыскли бгжники. Все пссжиры были инострнцми, и им рзрешили продолжить путь.

В 18:30 Эуд, з ним Кенет и Эзр сели в рзные втобусы мршрут №203 в Крупе. Эуд и Эзр проехли до Бнклери и Клемент не встретили. Зто Кенет ншел того, кого искл. Клемент сдился в втобус н конечной остновке. Кк он попдл сюд? Может быть, он рботет в Крупе?

Кенет проехл с Клементом до Сн-Фернндо и тм сошел. Он не хотел рисковть: н кждой остновке втобус покидли пссжиры, и можно было остться вдвоем во всей мшине.

Тем временем Эуд и Эзр отпрвились к дому Клемент. Когд мшин проезжл угол шоссе и улицы Грибльди, они увидели (в седьмой рз), кк Клемент входил в свой дом.

Вечером Эуд сидел в кфе «Опер» в ндежде увидеть Эльдд и Ювля. Мы ждли их уже дв дня. Мы не беспокоились з них: ткие прни не пропдут, но опоздние подмоги ствило под сомнение весь грфик. Силы внгрд были млы, прни устли, тк что помощь был уже необходим.

Н сей рз Эуд ждл не нпрсно. В 21:00 в кфе вошли Гби Эльдд и Эли Ювль. Они выглядели устлыми, но, увидев Эуд, не смогли скрыть рдость. Кк выяснилось, этим двоим не повезло: сперв не лдилось с документми, потом не было мест в смолете – нкнуне прзднеств в Аргентине линии были перегружены. А тут еще Гби отрвился и несколько дней питлся только сухрями.

Теперь нстроение у них зметно поднялось. Узнв, кк мы продвинулись в делх, об просто рсцвели. Перекусив, они зхотели немедленно ехть к дому Клемент.

Эуд пытлся отговорить их, ссыллся н то, что они устли, но бесполезно. Поздним вечером новя тройк отпрвилсь в Сн-Фернндо.

Утром 5 мя, собрвшись в «Бстионе», мы основтельно пронлизировли положение, обсудили возможные вринты зхвт. Отсутствовл только Ицхк – он продолжл «мрфонский бег» в поискх новых укрытий и втомшин.

Вечером Эли в первый рз поднялся н железнодорожную нсыпь. И в тот же вечер Клемент вернулся домой в обычное время. Эуд восьмой рз видел Клемент, Эли – впервые.

А я рзмышлял о длительном содержнии Эйхмн в тйнике. Трудности предвиделись немлые: технические, психологические и прочие. Но выбор у нс был огрничен. Снружи дом должен выглядеть пристнищем веселых туристов, внутри – быть укрытием со всем необходимым, и вести себя придется тк, чтобы не вызывть любопытств соседей.

Иными словми, нм не хвтло женщины, которя игрл бы роль хозяйки. Я отпрвил экстренную телегрмму Анкору, чтобы он тут же прислл нм Дину Рон, кк мы и договривлись.

5 мя прибыл Шлом Дни и весь его сложный бгж. Отпрвляясь в путь, он взял с собой множество чемоднов, ящиков, пкетов. Обе его руки с трудом вмещли портфели и свертки. Н некоторых крсовлсь крупня ндпись: «Стекло!». Рботники викомпнии, к чьим услугм прибег этот худой и стыдливый пссжир в очкх, могли и не зглядывть в его бумги: знятие пссжир было и без того ясным – художник, ибо кто же везет с собой холсты, крски, кисти, мольберт?

Когд Шлом поствил свой бгж н весы, выяснилось, что весит он куд больше дозволенного. Пришлось зплтить внушительный штрф. Пссжир, кк легко догдться, не волновл финнсовя сторон дел. Он думл только о том, кк доствить хрупкий груз в целости и сохрнности. Он нижйше просил рботников викомпнии беречь его бгж и рзрешить ему взять в слон смолет кк можно больше пкетов и коробок. Служщие отнеслись к нему с понимнием, стюрдесс дже помогл художнику внести в слон ручную клдь. Внутри смолет црил беспорядок. Дни с трудом протиснулся н свое место и кое-кк рсствил бгж по полкм.

Смолет взлетел и взял курс н Лиссбон, чтобы оттуд через Дкр, Ресифе, Рио-де-Жнейро и Монтевидео долететь до Буэнос-Айрес. Шлом Дни тут же зснул глубоким сном.

Он порядком устл, готовясь в путь: собирл нужное оборудовние, уклдывл чемодны. Здч состоял в том, чтобы спрятть среди дозволенного – туши, крсок, кистей, бумги рзных сортов – то, что могло срзу же нвести тможенников н серьезные рзмышления о свойстве путешествия этого господин. Поэтому Шлом не успокоился до тех пор, пок ндежно не упковл свой бгж.

Он уснул и во сне улыблся. То был не первый его рисковнный полет, когд успех миссии во многом звисел от его умения фбриковть рзличные документы, не пользуясь ничьей помощью, вдли от родной стрны.

Экипж смолет не беспокоил художник. А когд выяснилось, что у него нет желния выходить н промежуточных эродромх, рзрешили дже оствться в слоне. Только один рз он сошел н бетон, но и тогд прихвтил с собой дргоценные приндлежности своего ремесл.

Художник не стли беспокоить и н тможне в Буэнос-Айресе, и через дв чс после приземления он уже сидел в «Бстионе» со всеми своими инструментми.

Меж тем, сообщив о Изриль, что дт вылет отклдывется, Лзр и Кедем продолжли изучть эропорт. Они обследовли стнции зпрвки, звязли знкомств с людьми, ведвшими горючим, нземным обслуживнием, погрузкой бгж, с тможенникми и полицейскими. Соглсно укзниям, Кедем и Лзр искли лучшее место для стоянки ншего специльного смолет. Лйнер должен нходиться подльше от эропорт и от всех любопытных. Для этой цели лучше всего подходил территория эродром чстной викомпнии. Поскольку эт компния пользовлсь смолетми тип «Бритния», то появился прекрсный повод объяснить, почему нши предствители хотят держть смолет именно здесь, не н территории нционльной вилинии.

Пок Лзр устнвливл конткты с нужными людьми н «бетонке», Кедем знимлся проблемой пссжиров, которые пожелют воспользовться окзией и полететь с нми в Изриль. Несомненно, ргентинские влсти изумились бы, узнв, что мы не берем пссжиров и теряем при этом доход, который хоть в ккой-то мере покрыл бы рсходы н столь длительный полет. Пок что речь шл только о принципильном соглсии, посдить ли дополнительных пссжиров, продвть или нет билеты – это мы могли решить и позже.

Рнним утром 5 мя Кедем получил от своей дирекции телегрмму: отсрочк полет причинит компнии большой ущерб, и ему следует убедить в этом ргентинские влсти. Соглшться н здержку можно лишь в случе крйней необходимости.

Кедем пришел ко мне с телегрммой, чтобы посоветовться. Я скзл, что вряд ли ргентинские влсти примут нш отвод, попытки повлиять н них вызовут излишнее внимние к рейсу, д еще и охлдят нши отношения. Решили известить дирекцию, что решение отсрочить полет не подлежит пересмотру и отпрвлять смолет придется 19 мя. В Изриле поняли, что Кедем говорит от моего имени и что это связно с опертивной обстновкой, и 6 мя викомпния изменил грфик полет соответственно пожелниям ргентинских хозяев.

Пок мы улживли дел, связнные с полетом, Шлом Дни рспковл свой бгж и, дже не отдохнув с дороги, приступил к рботе. Печти, подписи, визы – его ждло огромное число зявок, и все одинково вжные.

В соседней комнте трудился Зеев Керен. То и дело он извещл «зкзчиков», что ншел еще одно простое и оригинльное решение той или иной технической проблемы. Зеев чстенько зглядывл к Дни и предлгл свою помощь. Иногд он вствл з плечом Дни и с удивлением нблюдл, кк в считнные минуты кусок бумги преврщлся в документ, столь схожий с подлинным, что отличить их было невозможно.

Зеев и Шлом покидли «Бстион» только зтем, чтобы купить необходимые мтерилы. Кждый из нс, нведывясь к ним, приносил с собой съестное, инче они могли и вовсе не есть, збывясь з рботой.

Нступило 6 мя. Утром Кенет и Эзр объехли рйон, прилегющий к тйнику «Дорон». А вечером Кенет в одиночку отпрвился в Сн-Фернндо: все остльные были зняты по горло. Клемент вернулся домой в обычное время, причем все тем же путем – по шоссе и улице Грибльди.

Эуд и Гби провели день в поискх втомшин. Чстые незды в один и тот же рйон вынуждли чсто менять мшины, и Ицхк один уже с этим не спрвлялся. Возможно, между фирмми по прокту втомобилей существовл связь. Это вынуждло нс отпрвлять в гржи рзных людей, снбжя их подходящими документми. Аренд кждого втомобиля стоил крупного злог; обычно клиенты знимли для этого деньги в бнкх или фирмх, где рботли. Нм же приходилось плтить нличными, д еще в доллрх, это опять-тки могло привлечь к нм лишнее внимние.

Когд мы поняли, что неиспрвность втомобилей хрктерн для всей системы прокт в Буэнос-Айресе, то решили сми зняться починкой, покупя зпсные чсти. Предствляете, кк изумились бы фирмы по прокту? Но вместо блгодрности мы могли дождться лишнего шум, тк что следы ремонт приходилось скрывть – инче нс приняли бы з умлишенных. Мы ствили новые скты, ездили, потом снов меняли их н стрые, чтобы сдть мшину в грж в первончльном виде.

Все это еще годилось для птрулировния, но для глвной оперции необходим ндежный трнспорт. Вот почему усиленно искли хорошую мшину.

С тйникми тоже хвтло хлопот. С тех пор, кк мы рендовли «Тиру» и «Дорон», новых предложений не поступло. Я нчл привыкть к мысли, что придется обойтись имеющимися домми, но поиски не прекрщли.

И вот 6 мя мне предложили купить дом в смом городе. Я отпрвился осмтривть его. То был новый жилой дом с несколькими квртирми. Он не годился для содержния пленник, но внезпно у меня мелькнул мысль, что при неожиднном повороте событий дом этот стнет просто нходкой. Я кочевл с этж н этж, из квртиры о квртиру, мои товрищи не могли взять в толк, отчего я тк интересуюсь домом, явно нм не подходящим. А я все больше убеждлся, что если нм придется долго держть Эйхмн в Буэнос-Айресе, то этот дом нс и выручит. Не соствит большого труд соединить две смежные квртиры, то и проделть люки с этж н этж. Если в одной из квртир поселить для мскировки ничем не примечтельную семью, может быть, дже н другом этже, то кто же зподозрит нелдное? В той, другой квртире мы построим тйник, причем тк, что никто посторонний его и нйти-то не сумеет. Семья будет зкупть продукты для рестнт и охрны, поддерживть связь с внешним миром.

Все это я плнировл н случй неполдок в момент зхвт, если з нми нчнется погоня или окжется, что мы не в силх доствить Эйхмн н смолет. Тогд придется держть его в плену несколько недель, пок не будет оргнизовн перевозк морем. Продержться в ткой ситуции в центре город будет горздо легче, чем в уединенном месте.

Итк, решено – нм нужен этот дом. В посредническое бюро передли, что потенцильные покуптели довольны домом, но им необходимо связться с родственникми з грницей. Клиенты хотят оствить з собой прво пользовться домом, пок придет ответ. Хозяев соглсились, но оговорили в свою пользу отступные, которые мы уплтим, если покупк не состоится.

В тот же день ключи от дом и квртир перешли в нши руки. Дом мы нзвли «Рмим».

Поздним вечером я провел совещние с опертивной группой. Для нчл подвели итоги проделнной рботы. Теперь мы знли детльно, что делет в определенное время дня Рикрдо Клемент.

Весь путь до дом и прилегющя местность изучены детльно ншими опертивникми и признны удобными для зхвт. А рз тк, то нет смысл искть другое место и выяснять, где рботет Клемент. Лучше сконцентрировть внимние н его пути домой и плнировть оперцию здесь.

Если не нйдем лучшего мест, то «Дорон» будет первым укрытием, куд мы доствим Клемент. «Тир» остется в зпсе.

После обсуждения Эзр и Зеев переселились в «Дорон», причем Эзр выдвл себя з рендтор, который ждет большую группу гостей.

Нм недоствло еще одного учстник – врч. Oн вылетел в Европу, встретился тм с Нхумом Амиром, обговорил с ним дльнейший свой мршрут и получил билеты и документы. Доктор влдел несколькими языкми и легко освоился с новой ролью. Он вылетел в Буэнос-Айрес дже рньше, чем предполглось, но из-з неполдок смолет опоздл н двдцть четыре чс. Еще в Изриле доктор знл, в кком отеле ему следует остновиться, но шофер ткси в эропорту зявил, что ткой гостиницы он не знет, поэтому пришлось долго ее искть.

Отдохнув, доктор отпрвился в условное место. Ему обещли, что в ткой-то чс его будет ждть ккой-то знкомый. К великому удивлению врч, в том кфе oн встретил меня. Я рсскзл ему о нших плнх н ближйшие дни, познкомил с порядком связи. Звтр его отвезут в квртиру «Бстион».

Утром следующего дня врч прибыл в «Бстион». Мстерские Шлом Дни и Зеев Керен, домшняя непринуждення обстновк порзили его. Тйную миссию в Аргентине доктор предствлял инче. Его порзило отсутствие всякой нервозности.

В полдень Гби, Кенет и Эуд отпрвились искть смый удобный путь от дом Клемент к обеим квртирм – «Дорону» и «Тире». С ними поехл и доктор, чтобы ознкомиться с рйоном действий и предполгемым местом жительств после зхвт.

В то утро мы нконец ншли две мшины, которые годились для нших плнов. Сколько сил мы приложили чтобы нйти их! Ведь нужны были респектбельные втомобили, чтобы меньше цеплялсь полиция, вместительные, чтобы перевозить людей и пленник с возможным удобством, и, смо собой, они должны быть в испрвном техническом состоянии, чтобы не сорвлсь рбот в смый ответственный момент. Изо дня в день мы прочесывли гржи прокт. Нм уже кзлось, что дело безндежно, кк вдруг поплись рзом две подходящие мшины. Честно говоря, и эти две были длеки от идел. Мы тут же тйно згнли их в вторемонтные мстерские, чтобы обновить и сменить скты.

Злог з эти мшины был велик, счет шел н тысячи доллров. Влдельцы проктных фирм, видимо, опслись, что стрнные туристы, которым тк нужны большие мшины, збудут их вернуть. Им и в голову не приходило, что мы боимся, кк бы нш готовность отдть ткую сумму не вызвл подозрения. Но выбор уже не было.

Одну из мшин – стрый мерикнский втомобиль 1953 год – ншел Ицхк Нешер. Несмотря н то, что эту мшину никто не брл, влделец грж долго не решлся ее сдть – боялся, что мы ее попросту угоним. Ицхк нстивл, тогд влделец попросил злог в 5000 доллров! Сеньор лишился речи, когд спустя некоторое время нзойливый турист вернулся и принес пчку денег в бнкнотх по двдцть доллров. Аргентинец зподозрил фльшивки и вместе с Ицхком поехл в бнк, где передл доллры н проверку. Полчс Ицхк сидел, кк н углях, пок бнковские рботники проверяли деньги, но все окзлось о порядке.

Они вернулись в грж, влделец зпер деньги в сейф, Ицхк сел з руль «мерикнки» и н большой скорости поехл прочь. Тк мы зполучили мшину, преднзнченную для Эйхмн.

Эт история кое-чему нучил нс: никогд нельзя полгться н прежний опыт, ибо то, что верно в одной стрне, не обязтельно для другой. В Европе ренд втомобиля был делом нлженным и потому простым, в Аргентине же – нстоящим бегом с препятствиями.

20. Плн зхвт

Чрезмерня сует вокруг «Бстион» нчл меня беспокоить. Менше Тлми, игрвший роль хозяин квртиры, то и дело выходил з покупкми, чтобы снбжть едой «постояльцев» и опертивников, которые собирлись для совещний. Они приходили туд по вечерм подвести итоги дня и соглсовть грфик н звтр. Д я и см бывл тм слишком чсто, встречлся с Гби, Эудом, Кенетом, Менше и остльными. Но кроме нс в «Бстион» то и дело приходили те, кто нуждлся в техническом совете или инструменте, либо в кртх и спискх, которые мы держли здесь, опсясь обысков в отелях или просто случйной пропжи.

Чем меньше времени оствлось до нчл оперции, тем острее я чувствовл, что мы непозволительно рискуем этой явочной квртирой. Если бы в те дни кто-нибудь поинтересовлся, чем знимются господ туристы, то зподозрил бы нелдное: Зеев и Шлом обросли тким количеством инструментов и прочих трибутов ремесл, что скрыть их стло невозможно. А устрой полиция обыск в то время, когд Зеев и Шлом знимлись делом или когд мы зседли, рзложив н столе крты и списки, нше положение было бы незвидным.

Я решил уменьшить число визитов в «Бстион» и перенести чсть рботы в другие дом, рендовнные нми.

В субботу, 7 мя мы не птрулировли рйон цели и вечером собрлись в «Бстионе». Я попросил зезжть сюд только в смых неотложных случях. Совещние будем проводить в «Дороне».

Еще рз проверили свою готовность и определили срок оперции – 10 мя.

Итк, ужесточив конспирцию, мы рзрботли систему встреч в кфе и ресторнчикх. Я ходил по городу, глвным обрзом в центре, и отмечл про себя подходящие мест встреч. Нзвния и дрес кфе и ресторнов я знес в особый грфик, рсписнный по чсм – с утр до ночи, и вручил комндирм групп и тем рботникм, которые выполняли смостоятельные здния, тк что все они знли, где и когд можно встретить меня, где и когд они могут увидеть друг друг в течение дня.

Соглсно новому порядку, я сидел первые тридцть минут кждого чс в определенном кфе, в ресторнх здерживлся н целый чс. Свободные тридцть минут уходили н перемену мест. Если свидние зтягивлось, я пользовлся ткси, чтобы вовремя попсть в другое место встречи.

Я специльно выбирл кфе, рсположенные друг от друг в тридцти минутх ходьбы, чтобы в случе чего оторвться от «хвост». Кждое место свидний использовли только один рз, и лишь в редчйших случях мы позволяли себе встретиться двжды в одном кфе или ресторнчике.

Кфе в Аргентине – это нечто вроде учреждения. В кждом квртле есть свое кфе, которое похоже и непохоже н все остльные, но в кждом обязтельно есть стойк, з ней – полки с горячительным и зеркло во всю стену. Мебель, кк првило, стриння, темня. Аргентинцы просиживют в кфе чсми – попивют млыми глоткми свой кофе, беседуя с друзьями и знкомыми. Тк что нши встречи не привлекли внимния, дже если вокруг столик собирлось по нескольку человек.

Во многих кфе Буэнос-Айрес помещение перегорожено мтовым стеклом. Меньшя чсть зл – «фмилирес» – преднзнчен для семейных встреч. Сюд приходят родители с детьми, прочки и дмы, которых не сопровождют мужчины. В отличие от одиноких женщин, мужчины без дм не ходят в «фмилирес».

Я понял это с некоторым опозднием. В поискх тихого уголк и свободного столик я, естественно, отпрвлялся з перегородку – туд, где почти всегд безлюдно, тогд кк общя половин бушевл. Мне, првд, кзлось, что официнты и публик кк-то стрнно смотрят н меня, но я объяснял это любопытством, неизбежно вызывемым новым лицом.

При всем том, что я нрушл принятые првил, никто мне ничего не скзл. Аргентинцы понимли, что я инострнец и просто не зню здешних обычев.

Подготовку «Дорон» нчли 8 мя. Зеев перебрлся сюд еще нкнуне ночью, прихвтив с собой чсть инвентря и рбочий инструмент. В доме он строил тйник, чтобы в случе полицейского обыск укрыть пленник. В его рспоряжении были огрниченные средств, время поджимло; помимо всего прочего, постоянно тревожило, кк бы в дом не нведлся сторож-сдовник, желя помочь квртирнтм. Под рзными предлогми и с рзными поручениями мы отсылли сторож подльше, но ведь и здесь ндо было знть меру. Другя сложность – незметно для постороннего глз сломть стены и мебель, д еще звукоизолировть тйник. Зеев ншел остроумное решение. Впрочем, стрлся он и для себя: в случе обыск он должен был укрыться в тйнике вместе с пленником.

После обед Эуд, Гби, Кенет и Эли, кждый в своей мшине, поехли в «Дорон». Все собрлись, Эли все не было. Мы уже нчли тревожиться. Эуд объехл все дороги вокруг «Дорон», но пропвшего не ншел. Вскоре Эли все-тки появился и рсскзл о своих приключениях: по дороге устроили полицейский зслон, здерживли все мшины и обыскивли. Н проверке он потерял полчс.

Вечером, когд в «Дороне» собрлись все учстники, устроили совещние и вырботли дв льтернтивных плн.

Плн «А» предусмтривл, что первя втомшин будет поджидть Клемент н улице Грибльди, примерно в двдцти метрх от шоссе №202. Вторя, конвойня, будет стоять н шоссе в тридцти метрх от угл улицы Грибльди, по нпрвлению в сторону Бнклери. Эт мшин повернет к улице и ослепит фрми Клемент и всех, кто окжется в этот момент н шоссе. В случе осложнений люди из второй мшины придут н помощь товрищм из первой. Когд Клемент схвтят, вторя мшин поедет следом з первой.

Плн «Б» предусмтривл, что первя мшин будет стоять н улице Грибльди, рзвернутя в сторону шоссе №202, вторя – н шоссе, по нпрвлению к Сн-Фернндо, позди киоск, н рсстоянии, позволяющем видеть друг друг, Экипж второй мшины подст сигнл фонрикми, когд Клемент сойдет с втобус и пойдет по шоссе. В тот же миг первя мшин медленно тронется, чтобы порвняться с Клементом н улице Грибльди. Тогд из мшины выскочт опертивники и втолкнут в нее Клемент. И в этом случе фры второй мшины будут ослеплять водителей, которые окжутся в тот чс н шоссе. Зтем вторя мшин поедет следом з первой.

Об плн предусмтривли инсценировку врий, чтобы объяснить остновку втомобилей.

Н том же совещнии вырботли три плн эвкуции:

1. Отъезд в сторону Буэнос-Айрес по шоссе №202, по нпрвлению к шоссе №197 и «Тире».

2. Отъезд в сторону Бнклери по шоссе №202 к «Тире».

З. Отъезд по шоссе №202 в сторону Сн-Фернндо, зтем в Буэнос-Айрес и «Дорон».

Если возникнут осложнения, то поедем в зпсной дом «Рмим». Это смя короткя дорог, по которой можно уйти от погони.

В то воскресенье Гби, Эуд, Эли, Зеев и врч тренировлись: инсценировли зхвт человек, который сопротивляется, и вырбтывли оптимльные приемы, чтобы не причинить вред тому, кого «берут». Гби требовл от прней многокртно повторять нпдение, пок темпы и приемы не покзлись ему удовлетворительными.

Вечером состоялся общий инструктж и генерльня репетиция. Еще рз обсудили сценрий, еще рз проверили все пути к отступлению н случй чрезвычйных обстоятельств. И тут выяснилось, что опертивники считют полезным отложить зхвт н один день – то есть н 11 мя: окзывется, не хвтет кое-кких мелочей, тк что вряд ли удстся полностью приготовиться до 11-го. Но все это было второстепенным. Глвня же причин отсрочки крылсь в том, что люди устли.

Н том совещнии члены группы были вынуждены признть, что «Дорон» непригоден для роли тйник: сторож тк и не удлось убрть. До последней минуты они ндеялись, что нйдут способ кк-то отделться от него. Но теперь стло ясно, что он не уйдет из дом. Большое рсстояние от дом Клемент до «Дорон» – лишний риск. В этом смысле «Тир» нс устривл больше.

Эти решения группы зхвт требовли моей снкции, и мне сообщили о них утром 9 мя. Встреч состоялсь в «Молино» – одном из больших кфе город. Здесь в 10 утр я угощл кофе Гби, Эуд и Кенет. Когд они стли приводить доводы в пользу отсрочки, я скзл, что мне достточно и одной причины – их устлости, но не мог скрыть огорчения. Они знли мой принцип: если все готово, нельзя отклдывть ни н один чс, ибо удобный момент может не повториться. Но в днном случе устлость людей отметл все прочие сообржения, и не только потому, что ндо было считться со здоровьем опертивников. Обессилевшие люди могли не выдержть в критический момент и провлить оперцию.

Поэтому я соглсился перенести оперцию н 11 мя, роль первого тйник отвести «Тире».

Теперь, после окончтельного решения, нчлсь новя гонк. Необходимо было оборудовть в «Тире» тйник, перевезти сюд оборудовние из «Дорон». Н поездки же от виллы к вилле уходило время. Зеев принялся з новое поручение с неослбевющей энергией. В «Тире» куд сложнее рзвернуться, зто здесь можно было рботть без опски. Внезпно всплыло новое препятствие: во втором втомобиле обнружились крупные неполдки. Пришлось срочно ствить его в грж и менять коробку скоростей. Зодно поменяли и все скты. Зеев пристроил в обеих мшинх опертивный инвентрь. После обед Гби и доктор обследовли пути подъезд к «Тире» со стороны рйон действий.

К вечеру Гби, Эуд и врч поехли в Сн-Фернндо, чтобы увидеть Клемент в десятый рз, но дороги были зпружены трнспортом, и нши прни опоздли.

Тем временем Эуд объехл рйон Сн-Мигель и ншел дорогу, соединяющую шоссе №197 с «Тирой». Это открытие могло нм сильно помочь во время эвкуции.

Поздним вечером все учстники опертивной группы собрлись в «Рмиме», чтобы получить от меня последние укзния. Мы собрлись здесь потому, что с той поры, кк было решено воспользовться «Тирой» в кчестве укрытия, я не хотел, чтобы в рйоне этой виллы было змечено усиленное движение.

В тот вечер я решил углубиться в историю и говорил о том, что предстоит поймть одного из глвных нцистских плчей, укрывшегося от првосудия. Он предстнет перед судом нрод, шесть миллионов сынов и дочерей которого были уничтожены мшиной смерти, которой упрвлял Эйхмн. Впервые в истории плч еврейского нрод будут судить сми евреи, и мир услышит полный отчет о злодеяниях нцистов. Н пороге этой исторической и юридической миссии мы невольно вынуждены прибегнуть к силе и нрушить прерогтивы дружественной стрны, хотя вовсе не желем осложнять отношения с Аргентиной или умлять ее суверенитет. Но иного пути нет.

Предусмотрели действия и н случй провл. Если Эйхмн окжется в нших рукх, мы должны сделть все, чтобы он не сбежл, пусть дже это повлечет з собой рест одного или нескольких нших рботников. Их версия тков: они – изрильтяне и действовли по собственной иницитиве, нмеревясь передть военного преступник првосудию.

Остльные члены группы должны немедленно уехть поездом в глубь стрны или в соседние госудрств. То же смое следует предпринять, если оперция сорвется до того, кк Эйхмн окжется в нших рукх, или его отобьют у нс силой. Во всяком случе, кждый должен продумть путь эвкуции из Аргентины. Обыски нчнутся прежде всего в Буэнос-Айресе – в отелях и в эропорту, и в первые чсы погони искть в поездх не стнут.

Я не сомневлся, что все эти укзния излишни. Мы подробно сплнировли дело, учли млейшие детли. Итогом его могл быть только удч.

Нкнуне оперции мы рендовли еще несколько домов и квртир. Просторный дом неподлеку от виллы «Тир» мог бы служить тюрьмой для пленник, если бы не чет слуг, обслуживющих дом. Но «Тир» нверняк окжется тесной для всех, и потому желтельно иметь поблизости еще одно «общежитие». Этот дом мы нзвли «Элзр».

Помимо «Бстион» и «Рмим» мы сняли еще две городские квртиры – сменные убежищ, чтобы не здерживться слишком долго в «Бстионе», если придется зстрять в Аргентине. Новые явочные квртиры нзвли «Моледет» и «Кохелет». В итоге к нчлу оперции в ншем рспоряжении было семь тйников – домов и квртир.

Утром 10 мя Ицхк въехл в «Тиру» кк официльный съемщик. Он предствился инострнцем, который приехл в Аргентину по делм и решил некоторое время отдохнуть, пользуясь гостеприимством Буэнос-Айрес. Он нмекнул, не вдвясь в подробности, что собирется привезти н виллу дму.

Я дл укзние всем покинуть отели и перебрться нa явочные квртиры. Н то было несколько причин. Во-первых, служщие отелей нверняк уже обртили внимние н необычный рспорядок дня нших людей. Во-вторых, вжно выехть из гостиниц до нчл оперции, чтоб полиция не могл нпсть н их следы. А сделть это будет просто: достточно соствить списки жильцов, в спешке покинувших свои номер в день исчезновения Эйхмн. Тут-то рботники отелей и припомнят «стрнности» этих людей.

С 9 н 10 мя Гби, Эуд и Эзр перебрлись в «Рмим», нзвтр в «Тиру» переехли Зеев, Эзр и врч. Эуд и Кенет поселились в «Элзре», Менше Тлми и Нлом Дни по-прежнему квртировли в «Бстионе». Мы решили, что Гби переедет из «Рмим» в «Тиру» 11 мя.

С Кедемом и Лзром я встречлся кждый день. В одну из тких встреч они доложили мне, что придется срочно искть новое место стоянки для ншего специльного смолет. Вопрос о летном поле чстной викомпнии сошел с повестки дня, когд в одно прекрсное утро Лзр и Кедем увидели, что эродром окружен кордоном солдт.

Лзр предложил поствить ншу мшину н другой стороне летного поля в полукилометре от здния эропорт – н территории нционльной викомпнии Аргентины. В этой чсти эродром по ночм дежурило немного охрнников. Сюд можно было подъехть со стороны шоссе, пересекя «обжитую» чсть летного поля обнесенную огрдой. Лзр сумел договориться о новом месте стоянки ншего смолет, не вызвв лишних вопросов.

Теперь, когд Лзр вошел в курс дел, Кедему ндо было возврщться домой, чтобы н месте «продирижировть» приготовлениями к специльному полету и проследить з погрузкой ншего особого бгж. Рньше мы договривлись, что Кедем вылетит 10 мя, в день зхвт Эйхмн. Теперь мы перенесли оперцию н 11, и Кедем, соответственно, вылетел днем позже нмеченного. Но никто не должен был зподозрить Кедем в причстности к оперции, поэтому я посоветовл ему 11 мя, нчиня с полудня и до чс отлет, попдться н глз возможно большему числу людей, тем смым обеспечивя себе ндежное либи.

Нступило 10 мя. Большинство нших уже нходились в «Тире» и готовились к возможной длительной осде. Ицхк, выступвший в роли хозяин дом, отпрвился в город зкупть продовольствие и обогревтельные печи. Н обртном пути, достточно длеко от дом, его мшин столкнулсь с другой. Обе мшины сильно пострдли, но к счстью, Ицхк и другой шофер отделлись легким испугом. Чтобы избежть вмештельств полиции, Ицхк взял всю вину н себя и, не возржя, уплтил сполн нличными з ущерб, причиненный влдельцу другого втомобиля. В «Тиру» он добрлся уже без мшины и без покупок. Н место врии поехли Эли и Эуд, перегрузили товры, вызвли тягч и вернули пострдвший втомобиль в пункт прокт.

К вечеру Эуд и Гби отпрвились в сторону Сн-Фернндо изучть пути отступления н случй погони. Они нмеревлись звершить свой мршрут вблизи дом Клемент. Боясь опоздть, они решили приехть н месте зблговременно, но по пути в Сн-Фернндо увидели н улице толпу. Н мостовой лежл рненый – жертв столкновения мотороллер и втомшины. Не успели Эуд и Гби подъехть, кк дверцы их втомобиля рскрыли, внесли в мшину пострдвшего и потребовли тут же отвезти его в больницу. Возврщться из больницы и ждть Клемент уже не имело смысл – он двно был дом.

Несостоявшяся встреч сильно огорчил ребят. Ведь в воскресенье з Клементом не нблюдли, в понедельник они опоздли, сегодня история с врией сорвл нблюдение. Можно ли в тком случе нчинть оперцию, если уже четыре дня подряд з Эйхмном не нблюдли?!

Удрученные, пришли они в кфе н свидние со мной. Мы пронлизировли обстновку: девять рз подряд по рбочим дням мы видели Клемент, возврщвшегося из город в одно и то же время. Нверняк з последние дв дня не произошло ничего, что могло бы изменить его рспорядок. Если мы и не видели его, то только потому, что опздывли.

Я решительно отклонил предложение перенести оперцию еще н один день. Для этого, н мой взгляд, не было достточно веских причин, риск возрстл. И я рспорядился провести оперцию в нмеченный срок – 11 мя. Лиц Гби и Эуд просветлели.

В последнюю минуту к нм присоединилсь Дин Рон. 6 мя после обед Анкор позвонил ей домой и попросил зйти к нему. В бюро Анкор Дин встретил человек, который оргнизовывл путешествие нших людей.

– Знчит, едешь? – спросил тот.

– Я еще ничего об этом не зню.

Тут к ним подошл Мирьям Свион и спросил Дину:

– Ты готов к поездке з грницу?

– Д.

– Исэр прислл телегрмму. Он хочет, чтобы ты немедленно вылетел.

– Хорошо.

– Ты не спршивешь, куд?

– Может быть, туд, где я был недвно.

– Нет. В Южную Америку.

– О'кей. А что скзть дом?

Они решили, что лучшя версия – междунродный конгресс, блго тковой нчинлся именно в те дни.

Через дв дня Дин узнл, что он должн быть в Буэнос-Айресе смое позднее 10 мя, во вторник вечером. Весь ее полет состоял из опоздний, тк что в Буэнос-Айрес Дин прибыл, когд мы не знли уже, что и думть. Он прибыл 11-го ночью, попытвшись зкзть номер в отеле, нзвнном ей в Изриле, узнл, что все мест зняты. Пришлось перебирться в другую гостиницу.

21. «Сиди спокойно – прикончим!»

Утром 11 мя Зеев зкончил оборудовние комнты для пленник в «Тире» и ндежный тйник н случй обыск. В столь короткий срок он совершил просто чудо. Кзлось, ему помогл неведомя сил.

В то же утро н вилле «Тир» проверили оборудовние и зпсы продуктов. Кое-чего все же не хвтло, и пришлось отпрвить двоих з покупкми. Гби, Эуд, Кенет и Эзр поехли в город возврщть втомобили, которые больше не пондобятся. У нс остлись две мшины для оперции и еще одн – для снбжения.

Мы избвились от всех мшин, побыввших в рйоне цели, тк кк местные жители могли бы опознть их. Люди сменили документы и згримировлись – д тк, что узнть их теперь было невозможно.

В то утро я съехл из гостиницы. Служщие отеля почти дремли, когд выписывли мне счет и вызывли ткси. Я доехл до железнодорожной стнции, отпустил ткси, пересел н втобус и вскоре уже гулял по городу. Утренняя свежесть и прохлд взбодрили меня.

Через чс я был в кфе – первом в моем списке: оно открывлось рньше остльных.

Сидя в кфе, я восстнвливл в пмяти весь нш плн. Зрнее я позботился о связном. Его я лично не знл, но был рзрботн проль.

В то утро вошли в силу новые, более строгие првил предосторожности. До сих пор меня можно было нходить в том или ином кфе соглсно грфику. Теперь же действовл двойня систем связи: опертивники должны были нйти связного, он – меня. При этом я менял кфе через пять-десять минут, и со мной можно было связться в любое время дня.

Люди группы зхвт знли мой мршрут и могли встречться со мной непосредственно. Но при млейших подозрениях они должны были искть связного, чтобы не нвести н меня преследовтелей. Я скзл ншим, что если я змечу «хвост», то дм знть связному, см исчезну из поля зрения.

Интересно, что см связной понятия не имел, в чем учствует. Он клюнул н вымышленную историю, которя якобы зствляет меня предпринимть стрнные меры предосторожности, и считл делом чести не выдвть секрет.

Последнюю перед оперцией встречу с учстникми зхвт – Гби, Эудом, Кенетом, Менше – я нзнчил в ресторне. Инче они в тот день вообще бы не обедли. Встретились мы в большом шумном ресторне: в Буэнос-Айресе принято обедть большими компниями.

Для пущей ндежности мы сдвинули дв столик в дльнем углу, чтобы смягчить ткую вольность, зкзли обед из дорогих блюд.

З обедом мы еще и еще рз прокручивли сценрий оперции и обсуждли возможные ситуции. Допустим, Клемент, увидев мшину, сойдет с дороги и помчится домой полем. Я скзл, что если это произойдет, то нужно догнть его и здержть, дже н глзх у прохожих. Уж коли Эйхмн зподозрит что-то нелдное, он не дст взять себя без шум. Возможно, что Эйхмн свернет с дороги в поле случйно. Тогд ндо действовть по основному плну. В противном случе следует брть его любой ценой, дже если придется влмывться в дом.

Другя ситуция: что делть, если з мшиной с Клементом нчнется погоня? Мы решили отрывться от погони любыми способми – внезпно менять мршрут или быстро пересживть пленник в другую мшину, которя нпрвится к ближйшему из нших тйников.

Обед зкончился в дв чс дня. Мы пожли друг другу руки.

Теперь нми рспоряжлсь судьб.

Прни пошли к своей мшине, которую оствили в городе н стоянке. В 14:30 они пытлись ее звести, но ккумулятор сел и стртер не проворчивлся. Пришлось спешно менять ккумулятор. В 15:30 нконец двинулись.

Через чс в «Тире» состоялся последний инструктж. Зтем все сменили одежду, взяли новые документы и необходимое для оперции оборудовние. В половине седьмого обе мшины тронулись в путь. В первой, мшинe зхвт, ехли: Гби – комндир оперции, Кенет – шофер, Зеев, севший рядом с шофером, и Эли.

Вторую мшину вел Эуд, возле него – Эзр, н зднем сиденье – врч.

Мшины двиглись рзными путями к месту встречи н шоссе №197. Зодно проверяли состояние дорог и выбирли ту, по которой будут возврщться в «Тиру». Об пути не преподнесли никких сюрпризов. Полицейских зслонов не было. Встретившись, решили действовть по вринту «А».

Некоторое время мшины ехли по «ничейной земле» между шоссе №197 и 202. З это время привели в боевую готовность необходимый инструментрий. Срзу зтем двинулись в рйон цели. Мй в Аргентине – месяц зимний. Погод стоял холодня и неспокойня, и я успел подхвтить простуду, поднялсь высокя темпертур. В решющий день я не мог обртиться к врчу и тем более изменить грфик встреч, чтобы купить лекрств и теплую одежду. Решил лечиться смостоятельно – зкзл горячий чй с коньяком. Кончилось тем, что у меня зломило в голове и нчлсь рвот. Помог крепкий кофе: постепенно темпертур спл, и мне полегчло.

Оперция был нмечен н 19:40, и первых известий я мог ждть не рньше чем через чс. Но и к девяти вечер никких сообщений не поступило. Тут я стл пересчитывть километры и чсы. Если бы Клемент явился домой рньше или пришел бы туд не один, то мне уже сообщили бы об этом. Нверное, говорил я себе, Клемент возврщется сегодня позднее обычного...

Прошел еще чс. Стрелки приближлись к 22:00, по-прежнему никких вестей. Я снов пустился в нлиз, если дже ншу группу зхвтили или перехвтили, тк не всех же! Кто-то должен был рзыскть меня! Знчит, дело не в провле.

Чем больше времени проходило, тем больше я убеждлся, что все прошло успешно. Видимо, у нших сейчс столько збот, что некогд послть ко мне гонц.

Я переходил из одного кфе в другое. Нступил полночь, и кфе стли зкрывть. Я уже собрлся уходить из последнего, кк в дверях покзлись Эуд и Кенет. Выглядели они устлыми, но было совершенно ясно, что дело сделно: иx лиц озряли улыбки. Они еще и рт не успели рскрыть, я уже мог поручиться, что Клемент взят и что он – Эйхмн.

Мы немного посидели в кфе, потом перешли в другое место, чтобы продолжить рзговор. Я услышл полный отчет о случившемся.

Мшины прибыли н место в 19:35, чуть позже нзнченного времени. До приход втобус №203 н остновку у киоск оствлось не больше двух-трех минут. Но и их хвтило для последних приготовлений. Вот остновился втобус, Клемент из него не вышел.

Первя мшин стоял н улице Грибльди, метрх в десяти от того мест, где улиц ответвлялсь от шоссе №202. Кпот был поднят, Зеев коплся в моторе. Он рсположился тк, чтобы Клемент не мог увидеть его. Эли якобы помогл Зееву. Кенет, одевший для кмуфляж очки, сидел у руля, Гби, стоя н коленях и прижв лицо к стеклу, поглядывл вокруг. Чуть погодя к ним подктил ккой-то велосипедист и предложил свои услуги. Можно себе предствить, кк мысленно посылли нши прни неожиднного помощник в тртрры. Однко они вежливо отклонили помощь – дескть, мы и сми с усми. Велосипедист обиделся и уехл.

Вторя мшин стоял в тридцти метрх от первой – н обочине шоссе №202, между мостом нд речкой в сторону Бнклери и углом улицы Грибльди. Пссжиры этой мшины тоже подняли кпот и якобы что-то испрвляли в двигтеле. В нескольких десяткх метров н дороге зстыл грузовик. Его шофер сидел в кбине и уплетл ужин, не обрщя внимния н то, что происходило у него под носом.

Здчей второй мшины было ослепить трнспорт, идущий нвстречу, ткже Клемент, чтобы никто не видел первую мшину кк можно дольше.

Семь пр глз не отрывясь нблюдли з остновкой. Прибыли дв втобус, один з другим, но Клемент не было ни в одном. Нши нчли беспокоиться. Не вернулся ли Клемент домой рньше времени? А может, он вообще зночует в другом месте? Кк-никк прошло четыре дня со времени последнего нблюдения, мло ли что могло перемениться.

Пришел еще один втобус, и опять без Клемент. Тут уж сомнения охвтили всех, хотя виду никто не подвл.

Экипжи договорились, что ждут Клемент до восьми. Когд чсы покзли восемь, Кенет спросил у Гби, не пор ли им домой – слишком долгий «ремонт» мотор может покзться подозрительным. Гби решил подождть еще полчс, хотя кждя минут лишнего ожидния – большой риск, способный провлить оперцию, если ее все-тки придется перенести н другой рз.

Эуд был того же мнения: ндо ждть. Они с Гби не обменялись ни словом, ни знком, но и вторя мшин продолжл стоять н шоссе. Эуд вышел из мшины поглядеть, что делется вокруг. Он дошел почти до угл улицы Грибльди. Около киоск остновился еще один втобус. Эуд медленным шгом нпрвился обртно. И тут в темноте он увидел Клемент. Чсы покзывли 20:05. Эуд побежл к мшине. Эзр тут же опустил кпот. Эуд вскочил в мшину и включил дльний свет. В тот момент Клемент стоял н углу улицы Грибльди. Эуд звел двигтель.

Экипж первой мшины к тому времени уже отчялся дождться Клемент. Они тоже увидели втобус у киоск, но не верили, что в нем будет Эйхмн. И тут Кенет зметил, что кто-то идет по обочине. В темноте трудно было рзглядеть, кто.

– Кто-то идет, – скзл он Гби. – Првд, я не уверен, что это Клемент.

Но через несколько секунд, сдерживя крик, выдохнул:

– Это он!

Тем временем Клемент был уже н углу и сворчивл н улицу Грибльди. Кенет шепнул Гби:

– Он держит руку в крмне! Может быть, у него пистолет?

– Скжи Эли.

– Эли, осторожно! Он держит руку в крмне. Клемент уже дошел до мшины.

– Моментито! – окликнул его Эли и метнулся к нему. Клемент попятился.

Н тренировкх прни отрботли прием «носилки» – один обхвтывет сзди, второй поднимет з ноги, и пленник втскивют в втомобиль. Но боясь, кк бы Клемент не пустил в ход оружие, Эли кинулся н него, чтобы повлить. Об очутились н земле. Пдя, Клемент издл вопль. Зеев обежл мшину и схвтил его з ноги. Гби, увидев, что все идет не по плну, выскочил из мшины, схвтил Клемент з голову и стл тщить в мшину. В считнные секунды все четверо окзлись в втомобиле. Зеев перебрлся через сиденье и знял место рядом с шофером. Кенет опустил кпот, звел мотор, и мшин рвнул с мест.

Эуд, который не мог в темноте видеть, что происходит, понял только, что первый втомобиль трогется, и тоже нжл н гз. Он проехл мимо дом Клемент, вслед з первой мшиной выехл н шоссе, обогнл Кенет и поехл впереди, по зрнее нмеченной дороге. Остновились в условленном месте, тм, где встречлись до оперции.

Клемент не пытлся окзть сопротивление. Голов его лежл н коленях Гби. Зеев и Эли зпихнули ему в рот кляп и связли ноги и руки. Н Клемент ндели темные очки, зтем положили его н пол и нкрыли одеялом. В первую же минуту Кенет скзл ему по-немецки хорошо знкомую кждому эсэсовцу фрзу:

– Сиди спокойно, или прикончим!

По дороге Гби снял перчтки и пожл руку Эли, зтем вынул из крмн непондобившиеся нручники. Теперь можно было оглянуться: вторя мшин следовл з ними, зтем обогнл их и пошл впереди.

Был выбрн путь по вринту «А». У опущенного железнодорожного шлгбум пришлось остновиться. Тм по обе стороны рельсового пути выстроились длинные вереницы. Если бы кто и зглянул в окн мшины, в которой везли Клемент, то ничего бы не увидел. Пссжиры вели себя кк все вокруг. Ничего не выдвло в них победителей.

Эйхмн же неподвижно лежл н полу, слышно было только его тяжелое дыхние.

Снчл пленник хотели усыпить, но врч скзл, что это опсно для его жизни, ведь неизвестно, что он ел или пил до того.

Когд они появились в убежище, чсы покзывли 20:55. Прошло всего пятьдесят минут с тех пор, кк Клемент-Эйхмн в последний рз в жизни вышел из втобус 203-го мршрут.

У ворот «Тиры» их ждл Ицхк. Вел он себя кк смый рдушный хозяин, принимющий дорогих гостей. Он приветствовл прибывших и рспхнул перед ними ворот. Первя мшин въехл в грж, из которого был выход во двор виллы. Ворот грж зкрылись, и Клемент вынесли из втомобиля. Его поствили н ноги и, поддерживя с двух сторон, повели в дом.

Через несколько секунд мшин покинул грж, освобождя место для второй. Первую немедленно отпрвили в город; если кто-то и видел, что произошло н улице Грибльди, то нверняк зпомнил мшину, поэтому ее ндо было убрть подльше от виллы. Вторя же мшин никогд в здешних крях не бывл. Если бы возникл срочня необходимость перебросить Эйхмн в другое место, то этот втомобиль был бы необходим. Н Клемент ндели зрнее купленную пижму, положили н железную кровть, прикрепив его ногу нручникми к пружинной сетке.

Опертивники обыскли его основтельно. Когд осмтривли ему рот, он скзл, что через столько лет после войны не стоит думть, будто он носит с собой мпулы с ядом.

Эйхмн допршивл Кенет в присутствии Гби, Эли и Эуд. Но прежде его осмотрели, чтобы нйти те особые приметы, о которых нм было известно. Нчли с подмышек, тм у офицеров СС был обычно ттуировк – буквенное обознчение группы крови, но у Клемент н месте ттуировки обнружили только небольшой шрм. Ншли рубец н груди, след ккой-то трвмы.

Сверяясь со списком особых примет Эйхмн, Кенет стл здвть вопросы:

– Ккого рзмер головные уборы вы носите?

– Пятьдесят шестого.

– А одежду?

– Пятидесятого.

– Рзмер обуви? – Сорок второй.

– Номер членского билет в нционл-социлистической пртии?

– 889895, – без колебний ответил Эйхмн.

Этих ответов уже было достточно, чтобы говорить о тождественности Клемент и Эйхмн. Никто, кроме Эйхмн, не мог знть номер его членского билет в пртии нцистов, и уж нверняк никто не выплил бы его с ткой быстротой, что нзывется, втомтически. Но вопросов еще было достточно, поэтому Кенет продолжл допрос:

– В кком году вы прибыли в Аргентину?

– В 1950-м.

– Кк вс зовут?

– Рикрдо Клемент.

– Рубец н груди – от втоктстрофы во время мировой войны?

– Д, – ответил Клемент, и дрожь охвтил все его тело. Возможно, до него лишь сейчс дошло, что он выдл себя, нзвв номер членского билет нцистской пртии.

– Тк ккое же вше нстоящее имя?

– Отто Хенингер.

Кенет не возрзил. Некоторое время он просмтривл свои зписи, взвинчивя пузой нервы пленник. Зтем спросил:

– Вш номер в СС 45326 или 63752?

– Об.

– Тк кк же вс зовут н смом деле?

– Адольф Эйхмн.

Его сотрясл нервня дрожь. В комнте воцрилсь глубокя тишин. Эйхмн воспользовлся пузой:

– Дйте мне крсного вин, немного вин.

Ему пообещли принести вин, и он добвил:

– Когд в мшине вы прикзли мне молчть, я понял, что меня взяли в плен изрильтяне. Я зню иврит, я учился у рввин Лео Бек. «Брейшит бр элоим эт шмим вэ эт грец. Шм Исрэл...»

Трудно описть чувство омерзения, охвтившее нших прней, когд они услышли эти слов из уст Эйхмн. Они знли, что им зпрещено бить рестовнного или покончить с ним. Но оствться с ним в одной комнте было невыносимо. Они встли и вышли.

Когд остльным стло известно, что Клемент признлся, словно гор свлилсь с их плеч.

Впрочем, времени рдовться не было. Предстоял большя рбот: проверить состояние здоровья Эйхмн, уточнить порядок несения крульной службы, убедиться в готовности к чрезвычйной ситуции.

Все это мне рсскзли Эуд и Кенет. Рсствшись с ними, я отпрвился искть связного, который в течение всего дня кочевл из кфе в кфе прллельным со мною мршрутом, не зня дже, зчем он это делет. Конечно, он сильно устл и обрдуется, когд я скжу, что он нконец свободен.

Мы не были знкомы, но в кфе я легко узнл его. Мы договорились, что он положит перед собой н стол определенную книгу. Но еще до того, кк прочитв нзвние книги, я увидел глз, зорко вглядыввшиеся в кждого входящего: «Вы ли тот, кого я жду целый день?» Я подошел без колебний. Книг лежл н столе н видном месте. Он очень обрдовлся и хотел угостить меня чшкой кофе, но в тот день я уже выпил столько кофе, что не мог его больше видеть, и попросил зкзть что-нибудь другое.

К сожлению, и сейчс я не мог рскрыть ему ншу тйну. Лишь попросил его сходить в известное ему место, встретить Менше и скзть, что пишущя мшинк доствлен н место.

– И это все? – удивился он. Рди этого стрнного известия о ккой-то пишущей мшинке ему пришлось потртить целый день, кочуя из кфе в кфе...

Он посидел еще несколько минут, рсстроенный и бледный, потом встл:

– Д-д, я понимю. Я уже иду.

Менее чем через чс Менше получил известие и передл в Изриль, что Рикрдо Клемент в нших рукх и нет сомнений, что это Адольф Эйхмн.

Нконец я выбрлся н свежий воздух. После дня, проведенного в нкуренных и душных кфе, прохлд и чистый воздух были особенно приятны. Я решил пешком отпрвиться з своим бгжом. Воспоминния об этой прогулке и сейчс не померкли в моей душе. Я збрл вещи и, вызвв ткси, поехл в отель – длеко от мест, где жил до сих пор.

Переступив порог номер, я рухнул в постель и тут же уснул.

22. Муки Шлом Дни

Гил – один из моих близких сотрудников – провел со мной немло оперций. Он знл детли «дел Эйхмн», потому что н определенных этпх собирл информцию об этом нцисте. Но он был сопричстен к делу и с другой стороны: его родители, млдшя сестр и десятки родственников погибли в нцистских лгерях. Мы договорились с Гилом, что, когд он получит депешу о поимке и опозннии Эйхмн, он пострется без промедления передть известие трем людям: глве првительств, министру инострнных дел и нчльнику генштб.

13 мя, в пятницу, Анкор известил Гил, что Эйхмн взят. Гил тут же попросил удиенции у глвы првительств, но тот был о Сде-Бокере. Политический секретрь глвы првительств Ицхк Нвон скзл Гилу, что удиенцию стоит перенести н воскресенье, если, конечно, речь не идет о деле, которое требует немедленного решения или кких-либо действий со стороны Бен-Гурион.

Голд Меир, кк всегд, нходилсь в пятницу в своем бюро в Тель-Авиве. Дел у нее н тот день было много, но он соглсилсь принять Гил. Однко приехв в министерство инострнных дел, Гил узнл от секретря, что кто-то из министров укрл время, преднзнченное для рзговор с ним. Гил нстоял, чтобы сообщили о том, что он здесь. Голд Меир тут же вышл к нему в приемную и повел з собой н террсу. Он понимл, что Гил не стнет отрывть ее от рботы без нужды.

– Что случилось? – спросил он.

– Ншли Адольф Эйхмн.

– Где он?

– Мне только известно, что это действительно он.

Голд Меир прижл руку к сердцу и прислонилсь к стене. Зтем скзл:

– Я прошу, если вы что-либо узнете, сообщите мне немедленно.

Из министерств инострнных дел Гил поспешил в генштб к генерл-лейтеннту Лскову – моему близкому другу.

Генерл спросил:

– Есть новости от Исер?

– И еще ккие! Эйхмн поймли и опознли.

– Змечтельно! Вм известны подробности?

– Нет. Не думю, что мы узнем их до того, кк нши вернутся домой.

В воскресенье в пять утр Гил выехл в Сде-Бокер. Охрн провел его в домик в кибуце, где жил Бен-Гурион. Премьер принял гостя в рбочей комнте.

– Я прибыл, чтобы сообщить вм: Эйхмн ншли, личность его устновлен окончтельно.

Глв првительств немного помолчл и спросил:

– Когд возврщется Исер? Он мне нужен.

– Полгю, через неделю. Точня дт мне неизвестн.

Судя по всему, никто из посторонних не зметил, кк Эйхмн доствили в убежище «Тир». Гби был убежден, что ндо сохрнять тишину н вилле, поэтому в течение полутор суток с момент доствки Эйхмн никто не должен входить и выходить из дом, з исключением ответственного з снбжение – Ицхк. Конечно, в дом могли зйти случйные гости и встречть их должен был Ицхк – съемщик виллы. Но пок у него были здния и повжнее. В том числе – вернуть втомшину, учствоввшую в оперции, и кк можно скорее. Ведь нет грнтий, что никто не видел ее н месте происшествия. Всегд нходится нежднный свидетель, который может вспомнить, что видел незнкомую мшину вблизи жилья исчезнувшего человек.

Не исключено, что свидетель уже дл покзния полиции, поэтому риск, связнный с несднной мшиной, кзлся знчительным. Если бы мы не вернули мшину в срок, бросив ее н произвол судьбы где-то в отдленном месте, то влдельцы грж обртились бы в полицию. А тут еще крупный злог, оствленный в рукх влдельцев! Это уж и вовсе подозрительное дело.

Последнее слово я оствил з собой. Снчл ндо было узнть, ищут ли пропвшего. Единственный источник информции – местня печть. Менше досконльно изучил гзеты, тм не было ни строчки о пропже Клемент или ином происшествии, связнном с рйоном Сн-Фернндо. Я прикзл вернуть мшину в грж прокт. Ицхк Нешер нервничл, но все обошлось. Влделец грж отдл ему пчку доллров, которые хрнил в сейфе, «турист» покзл себя истинным джентльменом – не стл пересчитывть деньги, положил их в портфель и удлился.

Групп вздохнул с облегчением.

Врч ншел Эйхмн вполне здоровым. Д и см он, н удивление, не доствлял нм хлопот. Можно скзть, что это был обрзцовый пленник, непрестнно докзывющий свою готовность к послушнию и сотрудничеству. Все окзлось достточно просто с точки зрения безопсности. Иное дело – состояние нших людей, вынужденных постоянно нходиться в обществе убийцы ухживть з ним и охрнять его.

Опертивники несли вхту возле Эйхмн по сменм и нблюдли з местностью: не появились ли в округе незнкомые лиц и не проявляют ли необычный интерес к вилле «Тир». С первой же минуты рзрботли првил поведения н случй чрезвычйного положения, включя использовние тйник, приготовленного для пленник, и срочную эвкуцию. Все было отрепетировно до детлей, и все знли свои роли.

В «Тире» постоянно обитли Гби, Эзр, Эли, Зеев, Ицхк и доктор. Эуд, Кенет и Менше снбжли коллег всем необходимым; Кенет между прочим знялся приобретением печей для обогрев.

Шлом Дни – единственный, кто был оторвн от товрищей, – проходил в те дни смое трудное испытние в своей жизни. Пок групп зхвт готовилсь к оперции в Сн-Фернндо, Шлом знимлся «Дороном» чтобы в случе необходимости принять и рзместить здесь всю группу вместе с пленником.

Сдовник-сторож изо всех сил стрлся скрсить пребывние одинокого съемщик н этой большой вилле, Шлом не знл, кк избвиться от непрошеных услуг. Он рсскзл сторожу, что живет один из-з досдного случя: влделец виллы приглсил его сюд отдохнуть, но см был вынужден срочно отпрвиться по делм в Буэнос-Айрес, где у него много друзей. Может быть, говорил Шлом, хозяину виллы удстся уговорить всю компнию приехть сюд. Но если те не зхотят, хозяин отпрвится с друзьями путешествовть по Аргентине н несколько дней, гость будет его ждть тут.

Шлом вычислил, что если товрищи все же прибудут сюд с пленником, то это произойдет не рньше, чем в 21:30, знчит, к тому времени желтельно избвиться от сторож, и не н пру минут!

К девяти вечер Шлом стл жловться н сильную головную боль. Сторож вызвлся привести врч. Но Шлом откзлся: он знет свой недуг и лекрство от него, д вот збыл взять его с собой. А лекрство это можно нйти лишь в крупной птеке. Сторож тут же вырзил готовность отпрвиться в Буэнос-Айрес н поиски лекрств. Шлом нписл н бумжке нзвние тблеток, которые продвли без рецепт. Сторож отпрвился в город, Шлом рдовлся своей удче: вилл оствлсь без ндзор н пру чсов.

С 21:30 он стоял перед домом с ключми от ворот. Нпрягя зрение, вглядывлся в темноту, прислушивлся к шумм – не едут ли мшины? Шлом знл плн оперции в детлях и очень хотел учствовть в зхвте, но прикз есть прикз, ему было велено оствться в тылу. Удлось ли им выполнить здние? Если д, то они уже должны быть н полпути. Но сюд ли они едут? По основному плну они обязны отпрвиться н «Тиру». Спустя дв чс Шлом убедился, что товрищи не приедут. Он вернулся в дом, рскрыл книгу, но никк не мог сосредоточиться. Никто не обещл ему прислть гонц, но все же он н это ндеялся. Он прождл долго и нпрсно.

З полночь появился сторож с лекрством. Шлому ничего не оствлось, кк проглотить тблетку и улечься спть. Он уговривл себя, что теперь ждть уже некого.

Поздним утром он проснулся. Дом был тих и безлюден. Уже и полдень приближлся, но никто не приехл. Тут в сердце Шлом зкрлись сомнения: неужто оперция провлилсь? А он оторвн от всех! Грош цен уверенности, с которой он жил эти сутки и думл, будто все прошло отлично. Не могли же его оствить томиться в неизвестности столько времени?!

Внутренний голос, однко, шептл ему, что в случе провл его уж кк-нибудь известили бы. Но с другой стороны, со времени зхвт прошло семндцть чсов! И если все хорошо, почему до сих пор ему ничего не сообщили!

Его охвтывли то стрх, то ндежд. Чсы тем временем отсчитывли минуту з минутой. Вдруг перед домом зскрипели тормоз. Шлом выскочил н улицу. И точно: нвстречу быстрыми шгли шел Эуд. Нконец-то!

Вопросы здвть не было нужды – лицо Эуд говорило смо з себя.

Шлом только рукой мхнул, когд Эуд стл просить прощения з опоздние: сейчс нужны вести, не извинения. Узнв, что все прошло хорошо, он вздохнул с облегчением.

Эуд отвез Шлом в город в его комнту в «Бстионе» и Шлом приступил к рботе, которой предстояло в ближйшее время сыгрть вжнейшую роль.

Я же н тот день сплнировл свой мршрут тк, чтобы в 11:00 и 17:00 быть в местх, укзнных Дине Рон. У всех остльных были свои дел, и я не хотел взвливть н их плечи еще и встречу с Диной. Дв дня мы прождли ее нпрсно, вчер никто не смог прийти в условленное место. Сейчс я ждл ее в одном из крупнейших кфе в центре город.

В то утро Дин вышл из отеля, имея при себе крту город: он нмеревлсь нйти условленное место, зодно и прогуляться.

В 11:05 он вошл в кфе, где уже был я. Когд глз ее привыкли к полутьме, и он увидел меня, лицо ее озрил улыбк.

Он сел возле меня, извинилсь з опоздние. Я дл ей договорить, потом срзу же сообщил ншу глвную новость:

– Он в нших рукх!

– Кто? О ком речь? – спросил он в смятении.

Тут нстл моя очередь изумиться:

– А ты рзве не знешь, зчем приехл?

– Нет. Мне скзли, что укзния я получу н месте.

Я рссмеялся и поведл ей ншу тйну. Он был ошршен, потому что был новенькой в ншем деле и не знл, что мы знимемся еще и охотой з военными преступникми. Об Эйхмне он читл в книге «Эксодус», но никогд не думл о нем, кк о рельно существующем человеке, узнв, что он – нш пленник, он здл естественный вопрос:

– Кк можно держть ткую гдину и не прикончить его н месте?

Я понял, что существовние в одном доме с Эйхмном будет стоить ей немлых усилий.

И тем не менее он должн появиться в доме кк подруг съемщик виллы, Ицхк, и придть жизни н «Тире» семейный колорит. Я нзнчил ей встречу с Ицхком в тот же день, чтобы н виллу они отпрвлялись уже вместе.

Он вернулсь в отель и уложил вещи. Вскоре приехл н ткси Ицхк. Они вместе поехли туд, где их ждл другя мшин, нгруження продовольствием для жителей «Тиры». В 18:30 Дин вступил в свои влдения.

23. Отрезнные от мир

Нше положение в первые дни после похищения Эйхмн было не из приятных: отрезнные от всего мир, мы понятия не имели о рекции членов семьи Эйхмн н его исчезновение. Обртились они в полицию или решили искть его своими силми? Или же положились н помощь друзей – членов нцистской колонии Аргентины? Что известно жене похищенного и не думет ли он, что он попл в ктстрофу? Подняли ли они шум или решили действовть втихомолку? Кроме местных гзет у нс не было других источников информции. Пресс же ни словом не обмолвилсь об исчезновении немц.

Приходилось ориентировться, опирясь н рздобытые сведения и здрвый смысл. Вероятнее всего, события рзворчивлись тк: когд муж Веры Эйхмн не вернулся домой в обычное время, ее охвтил тревог. Притом он не могл быть уверен, что его похитили люди, опознвшие в нем военного преступник. Вероятно, он подумл, что муж попл в врию или здержлся н рботе. Поэтому он не пошл срзу в полицию, стл выяснять, ушел ли ее муж с рботы в обычное время, не говорил ли коллегм, что зйдет куд-то по пути. Выяснив, что с рботы он ушел в обычное время, он нчл искть его в больницх, рсспршивть н стнциях скорой помощи. Зтем он попытлсь рзузнть что-либо у друзей и знкомых, у которых Клемент мог укрыться в том случе, если ккие-либо обстоятельств вынудили его срочно переменить место жительств.

Лишь после всего этого Вер Эйхмн подумет о полиции и нверняк не поспешит подвть туд зявление.

Полиция может нчть рсспросы, достточно щекотливые для Веры Эйхмн и кто знет, не посоветуют ли ей нбрться терпения и подождть: мло ли что, вдруг у ее супруг есть подруг сердц? Мужья уходят и приходят...

Вряд ли полиция предпримет экстрординрные меры, чтобы рзыскть рядового жителя, который не вернулся домой в обычное время и, что чсто случется, покинул жену и детей. Иное дело, если Вер зупрямится или нмекнет н похищение. Но в тком случе у нее попросят подробные сведения, докзывющие обосновнность подозрений. Если он отвжится скзть, что ее муж – Адольф Эйхмн, один из смых крупных нцистских преступников, которого рзыскивют во многих стрнх для предния суду и что есть основния полгть, будто его похитили изрильские генты, то полиция передст дело в высокие инстнции и «дело Эйхмн» стнет достоянием мировой общественности. Но в тком случе мск с лиц ее муж будет сорвн, и похитители, которые, возможно, еще сомневются в том, что поймли именно Эйхмн, получт официльное подтверждение своего успех.

Итк, Вер Эйхмн не пойдет в полицию, во всяком случе, пок не выяснит, что ее муж не пл жертвой втоктстрофы или личных счетов. Но и тогд он прежде посоветуется с друзьями дом, знющими, кто ткой Рикрдо Клемент.

Я не сомневлся, что нцисты и друзья Эйхмн срзу же все поймут. Но и они остерегутся обрщться к влстям, дбы не рструбить н весь мир, что Клемент – это Эйхмн. Вероятнее всего, они попытются пустить в ход личные связи с режимом и полицейским руководством, используя людей, н которых могут полгться. Те, возможно, нчнут рсследовние, но тйное, со всеми предосторожностями. Знчит, широкя шумня охот з похитителями исключется, инче пришлось бы нзвть имя того, кого ндеются нйти. Действия полиции будут секретными и огрниченными. Только случй или грубя ошибк с ншей стороны нведут их н верный след.

Получлось, что нше положение не ткое уж плохое: мссировння кция со стороны влстей или полиции нм явно не угрожл.

Аргентинские гзеты по-прежнему молчли, будто ничего не произошло.

В 1966 году я получил подтверждение тому, что мой рсклд возможных действий Веры Эйхмн был точен. Вот что рсскзл сын Эйхмн Николс, в интервью журнлу «Квик»:

«12 мя я с гечным ключом стоял н блконе строящегося дом, когд появился зпыхвшийся Дитер, мой брт, и сообщил: „Стрик исчез!“ Ключ выпл у меня из рук. Первя мысль – „Изрильтяне!“ Мы с Дитером помчлись через Буэнос-Айрес в Сн-Фернндо. По дороге подняли по тревоге одного бывшего офицер СС, имя которого я не могу нзвть. Это был лучший друг отц. Он скзл, что можно предположить одно из трех: отц здержл полиция из-з ккого-либо нрушения; отец попл в дорожное происшествие и лежит в больнице или в морге бездыхнный; его поймли изрильтяне.

Дв дня мы искли его в полиции, в больницх и моргх. Смо собой, нпрсно. Тогд стло ясно, что его похитили. Групп молодежи вызвлсь помогть нм. Бывли дни, когд до трехсот человек н велосипедх прочесывли местность вокруг дом. Они исследовли кждый снтиметр, чтобы нйти следы борьбы. С кждым чсом росло нше отчяние. Строили смые невероятные плны. Вожк группы предложил: «Двйте похитим посл Изриля и будем мучить его до тех пор, пок вш отец не вернется домой». Кто-то предложил взорвть изрильское посольство. Но эти плны мы отвергли.

В рзных кругх по-рзному восприняли весть об исчезновении отц. Моя мть и млдший брт перешли жить в дом к другу – бывшему офицеру СС. Другой приятель отц, тоже бывший эсэсовец, оргнизовл слежку в портх и эропорту. Не было эродром, перекрестк н мгистрлях, железнодорожной стнции, где бы ни дежурил кто-то из нших. Ткую лепту вносили «млые» круги. А «боссы» просто удирли. Кк првило, они собирлись компниями и переезжли в Пргвй».

Эйхмн-сын, конечно, приукрсил свой рсскз вымыслом, который легко рзоблчить. Он утверждл, что зложил чсы и другие личные вещи, чтобы купить... пистолет. Оружие, по его словм, было необходимо, чтобы зщищть мть и млдшего брт от похитителей. Бывшие эсэсовцы зверяли семью Эйхмн, что их кормилец содержится в подвле сингоги. Клус и Дитер стояли посменно н стрже дом.

Дльше Клус рсскзл:

– Об отце мы знли точно, что его еще не вывезли из Аргентины. Мы пытлись спровоцировть противник. Мы рспрострнили слух, что ншего отц похитили военные – изрильтяне. Это возмутило ргентинских военных.

Эйхмн-сын говорит, что их отц увезли н смолете изрильской официльной делегции, но они узнли об этом с опозднием в полчс:

– Инче мы здержли бы взлет. Зтем мы прозевли весть о промежуточной посдке смолет в Брзилии: не срботли нши связи в тйной полиции Брзилии. И все же мы чуть не вызволили отц. В Брзилии н борт смолет поднялись врчи и увидели ккого-то больного пссжир. Это был мой отец. Врч спросил: «Кто этот человек?» Ему ответили: «Больной изрильтянин». Врч поднял одеяло с колен больного и обнружил, что он в цепях. Врч ничего не скзл и покинул смолет. Брзильские влсти здержли мшину н несколько чсов, но зтем взлет рзрешил лично министр внутренних дел.

Из этой смеси вымысл и фктов (смолет вообще не сдился в Брзилии) видно, что семья Эйхмн всячески остереглсь прибегть к помощи полиции, предпринимя множество смостоятельных попыток вызволить похищенного.

Эйхмн же охрняли двдцть четыре чс в сутки, причем охрнник не сводил с него глз. Сперв крул меняли кждые дв чс, зтем – кждые три. Окно комнты, где нходился пленник, было звешено толстым одеялом. Здесь круглые сутки горел свет. Дверь из этой комнты в смежную был всегд рспхнут, и тм неотлучно нходился Гби. По ночм выствляли охрну и во дворе. Зеев устновил врльный звонок в комнте рестовнного, чтобы в случе необходимости вызвть подмогу.

В грже стоял мшин, готовя к отъезду в любой момент. Двжды в день ее зводили, проверяя зжигние и скты. Все знли, что им делть в случе тревоги: не мешкя, привести Эйхмн в грж, посдить в мшину и исчезнуть н мксимльной скорости.

Тем, кто нес вхту в комнте Эйхмн, было строго зпрещено вступть с ним в рзговоры. Гби нблюдл з тем, чтобы прикз строжйше выполнялся. Он не сомневлся, что Эйхмн, знимвший ткой высокий пост в гитлеровской Гермнии, должен облдть недюжинными личными кчествми и не упустит случя провести нс. Возможно, он только тем и знят, что постоянно рзрбтывет плны побег или смоубийств.

Это ошибочное суждение и переоценк личных кчеств пленник держли всех нс в постоянном нпряжении, по крйней мере, первые дни. Нши прни думли, что им придется бороться с стнинским умом. В действительности они имели дело с смым обычным уголовным преступником, не нделенным ккими-либо особыми тлнтми, который нсмерть перепугн и желет только одного: спсти шкуру, всячески угождя хозяевм положения. Трудно было поверить, что этот гнусный и трусливый человечишко и есть «рийский сверхчеловек».

Нши люди н вилле имели возможность постоянно нблюдть з этим плчом, погубившим миллионы людей, поржясь несоответствию между смим злом и его носителем. Без униформы, без влсти Эйхмн был жлок и мерзок. И все же это был тот смый человек, который привел в исполнение дский плн истребления еврейского нрод в Европе.

Теперь нступил период иного нпряжения, вызвнного глубоким отврщением охрны к пленнику. Жить с ним под одной крышей, кормить его, зботиться об его интимных потребностях было невыносимо тяжело, особенно если учесть, что делть это приходилось день зднем. «Тир» стл тюрьмой для охрнников, и они с нетерпением ждли, когд же их освободят.

Кждое утро Эйхмн выводили во внутренний двор для гимнстики. Нблюдл з упржнениями Эли, который отвечл ткже з утренний тулет и бритье. Снчл Эйхмн дрожл при кждом прикзе. Когд его в первый рз вывели во двор, он еле передвигл ноги от стрх: думл, что его ведут н рсстрел. Он опслся, что ему подют отрвленную пищу, и во время еды обливлся холодным потом. Весь день Эйхмн лежл в постели, приковнный цепью к сетке кровти, его глз прикрывли темные очки. Они рздржли его кожу, и время от времени он просил рзрешения снять их. Он понимл, что не должен видеть свою охрну, поэтому о своем желнии снять очки извещл зрнее, нкрывя голову одеялом.

Постепенно н вилле устновился будничный режим. Нши знли, что Эйхмн ндо доствить в Изриль целым и невредимым, посему нет иного выход, кроме кк зботиться о нем по предписнию, но души их рзъедл горечь.

Когд в доме появилсь Дин, нстроение поднялось. Он знл только Гби и Эли, и то весьм слбо, но присутствие женщины блготворно повлияло н мужчин. Они возлгли большие ндежды н ее умение готовить, поскольку все усилия, энергично предпринятые мужчинми, дли весьм скромные результты. В тот день, когд к плите встл врч, вся комнд остлсь голодной. Дин, увы, не блистл кулинрными тлнтми, но все же готовил лучше, чем мужчины. Но уют он внесл в дом: нкрывл стол по-домшнему, меню соствлял с вечер, тк что н кухне прекртились сюрпризы.

Окрестности виллы Дин видел только один рз. Когд кончлись спички, Гби оствлось только одно – рзрешить ей отпрвиться в ближйший мгзин.

Поскольку Дин соблюдл кошер, у нее возникли большие трудности с едой. Он в рот не брл то, что готовил, питлсь лишь вреными яичкми с хлебом и пил кок-колу. Кенету скзли, что если не привезти кошерную пищу, он умрет с голоду. Он отпрвился в город и привез копченое кошерное мясо. И нпрсно: окзывется, посуд в доме тоже не был кошерной. Когд я нвестил «Тиру», Эзр попросил меня прикзть Дине есть все подряд, но я не счел себя впрве отдвть ткой прикз.

Дин был знят больше других. Вствл он спозрнку, чтобы приготовить звтрк Эйхмну и охрне, потом мыл посуду и убирл дом примерно до одинндцти, потом – обед, и снов грязня посуд. После обед н вилле ели булки, которые привозил Кенет, н ужин – что-нибудь холодное, не требующее врки. Только по вечерм Дин нходил время зняться вязнием.

Пленного он увидел лишь через несколько дней после того, кк поселилсь н «Тире». До этого он только готовил для Эйхмн по укзнию врч легкие блюд: куриный бульон, курятину, яичницу или вреное яйцо, кртофельное пюре. Пищу он передвл охрне.

И только тогд, когд Эйхмну предложили подписть зявление, что он готов предстть перед судом в Изриле, Дин см принесл еду рестовнному. Нши рссчитывли, что пленник, увидев в доме женщину, перестнет бояться немедленной рспрвы, Дин крйне удивилсь, увидев Эйхмн. Он был до того сер и незнчителен, что он не могл поверить, будто он и есть плч миллионов.

Временми у Дины появлялось сильное искушение отрвить Эйхмн, и только привычк к дисциплине удерживл ее.

24. Эйхмн допршивют

Что ксется охрны Эйхмн, то здесь можно было полностью положиться н Гби. Мне же предстояло вплотную зняться проблемой перепрвки преступник в Изриль. Опертивное руководство этим этпом я возложил н Эуд, и все, кто только мог быть освобожден от крульной службы, нчли изучть подступы к эродрому, днем и ночью колесили по дорогм. А я возобновил встречи с Ароном Лзром, который успел к тому времени стть своим человеком н летном поле и рсхживл по нему будто служщий эродром.

Нм нужно было в короткое время выяснить мельчйшие подробности:

– об устройстве и рсположении эродром, его режиме, охрне, тможенных досмотрх, о првилх вход и выход пссжиров, служщих и посетителей, которые хотели бы пройти в секторы, нходящиеся з пределми тможенного брьер;

– о смолете, предоствленном в рспоряжение ншей делегции н торжеств, о времени его прибытия и пребывния в эропорту, о првилх для пссжиров, которые прилетят н нем, и для тех, кто зхочет полететь в Изриль, о шнсх получить рзрешение взять н борт пссжиров в Буэнос-Айресе и првилх проджи билетов в тком случе, об условиях, при которых рзрешт вылет отдельным лицм, если общее рзрешение не будет дно;

– о проблемх, связнных с доствкой Эйхмн в эропорт, о документх, которые необходимо изготовить, о подготовке Эйхмн к полету, с точки зрения морльной и физической, о првилх и мерх безопсности н случй полицейской проверки по дороге в эропорт.

Еще ндо было обеспечить Эйхмн легендой и охрнять его по пути из Аргентины в Изриль.

Прошло немного времени, я уже получил подробную информцию по всем нзвнным пунктм и мог вчерне плнировть следующий этп оперции.

14 мя в одном из кфе я встретился с Гби и Эли. Я не видел их с того момент, кк они отпрвились н оперцию. Меня порзил перемен, происшедшя с ними всего з три дня: они зметно посерьезнели, возросл озбоченность. Гби рсскзл мне о своих тревогх, и я понял, что этот отвжный и энергичный человек сгибется под тяжестью двойной ответственности: обеспечивть охрну Эйхмн и поддерживть дух своих товрищей – небольшой группы людей, зброшенных в чужую стрну и вынужденных нходиться под одной крышей с плчом.

Тогд-то я впервые понял, ккие душевные испытния выпли н долю тех, кто охрнял убийцу. Конечно, я пострлся, кк мог, ободрить Гби и Эли, и поделился своими сообржениями о ншем положении с точки зрения полицейского розыск и шнсх н удчное звершение оперции. Друзья соглсились со мной, что глвное условие успех – нше хлднокровие и безошибочные действия. Сильно рискуя, я решил все же лично ознкомиться с делми н вилле и пообещл приехть.

Ребятм понрвилсь эт идея, и мы договорились, что звтр, кк только стемнеет, я появлюсь н вилле. Воскресное оживление в доме не должно удивить соседей, поэтому вечером можно будет собрть всех, кто тк или инче связн с зднием.

В тот день Кенет купил для Эйхмн новый костюм: вечером мы собирлись сфотогрфировть эсэсовц для документов. Теперь, через три дня после поимки, можно было несколько ослбить суровую охрну дом, и Гби рзрешил доствить н виллу фотогрф опертивной группы.

Договорились изготовить для Эйхмн временные документы – н срок его пребывния в Аргентине, чтобы в случе обыск предствить его полиции кк зболевшего турист. Внезпня эвкуция тоже требовл документов. В ткой ситуции Эйхмн придется усыпить, поэтому врч нстоял н диетическом питнии преступник – это позволяло усыпить пленник в любое время без риск для его жизни.

Что ксется снимк, то тут Эли предствилсь еще одн возможность продемонстрировть свое искусство гример. Он тк «омолодил» Эйхмн, что тот стл похож н себя в лучшие годы своей крьеры.

Когд Эли нчл гримировть, Эйхмн охвтил животный ужс. Он успокоился лишь после того, кк Эли объяснил ему свои нмерения.

Когд стемнело, в доме впервые появился Шлом Дни со всем оборудовнием, необходимым для съемок и изготовления документов. Хлднокровие, всегд отличвшее Шлом, покинуло его, лишь только он переступил порог «Тиры». Ему предстояло не просто поглядеть н пленник, выбрть ниболее удчный ркурс и, может быть, попросить Эйхмн улыбнуться, чтобы н крточке он выглядел кк можно естественнее. Эйхмн же буквльно лез из кожи вон, чтобы помочь фотогрфу, дже предложил зжечь фотолмпы до того, кк он снимет свои темные очки – тогд свет ослепит его, и он не увидит фотогрф.

В тот вечер Шлом не проронил ни слов. Он углубился в рботу и быстро ее зкончил, но, вопреки обыкновению, не стл просмтривть свою продукцию. Н сей рз ему хотелось только одного – поскорее отделться от проклятых бумг и больше не видеть их. Он буквльно сбежл из дом, дже не попрощвшись. Оствться с Эйхмном под одной крышей было выше его сил,

Кенет – единственный, кто постоянно рзговривл с Эйхмном, спршивя о его жизни в Аргентине, о том, кк ему удлось уйти от возмездия в Европе, обо всем, что с ним произошло после пдения гитлеровской империи. Кенет допршивл преступник вечерми и ночью, потому что днем был знят делми в городе, доклдывл мне о результтх очередного допрос и получл укзния.

Днем Эйхмн спл, ночью бодрствовл: узник потерял чувство времени.

Сперв Кенет зписывл ответы Эйхмн, потом купил мгнитофон и писл н ленту.

По моей просьбе Кенет узнл у Эйхмн, кк тот оценивет действия своих родных, бывших коллег, рботодтелей и полиции после его исчезновения. Я не рссчитывл н откровенные ответы, но тогд нм очень нужн был информция о смых опсных нших вргх в Аргентине – тмошних нцистх.

Мы ничего не знли об их отношениях с влстями и влиятельными кругми, о предполгемых связях бывших сообщников по преступлениям. Существует ли ккя-либо оргнизция, объединяющя беглых нцистов? Или их ничто не связывет теперь? Я ндеялся, что Кенету удстся выведть все это. Если дже Эйхмн попытется ввести Кенет в зблуждение, мы сумеем рспознть ложь и выявить првду.

После первых отчетов о допросх я понял, что Эйхмн дже и не пытлся провести нс. К моему удивлению, он ждл от семьи и друзей тех же действий, что и я: вряд ли осмелятся поднять шум, будут сперв искть его у друзей, в больницх, в моргх. Н друзей он не возлгл особых ндежд. Он был уверен, что они прежде всего пострются спсти свою шкуру. Пок он не хотел нзвть имен своих многочисленных приятелей, вообще – военных преступников, которых рзыскивли, но говорил о них с откровенным презрением и нмекл, что не исключет учстия кого-либо из них в ншей оперции.

Он пытлся убедить Кенет в излишестве предпринимемых нми мер безопсности – шнсы обнружить его здесь ничтожны. Потом мы поняли, что он говорил всерьез.

Рзумеется, он не был солидрен со своими похитителями. Он хорошо понимл, что его ждет, причем предполгл смое худшее, и при млейшей возможности сбежл бы без колебний. Но рссчитывть н собственные силы, д и н помощь извне, не приходилось. Возможно, он опслся, кк бы попытк его вызволить не стоил бы ему жизни. Поэтому, стрясь нлдить конткт с нми, он хвлил нше мужество и умение рботть. Уже в Изриле, в тюрьме, в минуту откровенности он признлся, что процедур похищения произвел н него большое впечтление. «Похищение сплнировно и выполнено безукоризненно», – скзл он.

Он боялся, что при любой попытке к бегству или сопротивлению мы, не моргнув глзом, прикончим его. Поэтому стрлся всячески помогть нм, ндеясь продлить свою жизнь хотя бы н несколько недель или месяцев, и с первой же минуты вел себя покорно. Смоувжение, по-видимому, ему было чуждо.

Н одном из допросов Кенет спросил Эйхмн, змечл ли он что-либо необычное в последние месяцы. Эйхмн рсскзл о нескольких подозрительных фктх, похожих н слежку, но только один случй был связн с нми. Остльные лишь свидетельствовли о неотвязном стрхе, в котором он жил.

Подозрения Эйхмн вызвл рсскз соседки о людях, которые приехли откуд-то и собирлись покупть учстки для строительств звод вблизи его дом в Сн-Фернндо. Поскольку в округе не было ни водопровод, ни электролиний, то Эйхмн не поверил в строительство звод и решил, что рсспросы связны с ним. Почему же он не скрылся? Нверное, после стольких лет нпрсных стрхов он не поверил конкретной опсности. Д и мыслимо ли по любому поводу срывться с мест, менять документы, облик и рботу.

Н одном из допросов Кенет спросил, почему в ту пмятную ночь Эйхмн нзвлся Отто Хенингером?

– Тк меня звли более четырех лет, – ответил Эйхмн.

– Где же?

– В Гермнии, в Кельнбхе. До переезд в Аргентину я рботл тм в лесх.

– Кк вы попли туд?

– Срзу после мерикнского лгеря для военнопленных в Обердхштеттене.

– Америкнцы освободили вс?

– Нет, я сбежл.

– Они знли, кто вы?

– Нет.

– В лгере вы тоже выдвли себя з Отто Хенингер?

– Нет, тм я был Отто Экмном.

– Стрнный выбор, ведь Экмн похоже н Эйхмн.

– Д, я нмеренно выбрл это имя. Боялся, что меня могут узнть стрые знкомые, и если они обртятся ко мне: «Эйхмн», то для мерикнцев это прозвучит, кк «Экмн».

– А что вы рсскзли мерикнцм о вшей службе в дни войны?

– Я скзл, что служил лейтеннтом в двдцть второй квлерийской дивизии СС.

– Вс, офицер СС, не допршивли о прошлом?

– Я говорил, что служил в боевых войскх СС. Америкнцев же интересовли бывшие гестповцы.

– Тогд зчем же вы признлись, что рботли в СС?

– Из-з ттуировки под мышкой.

– Когд вы ее уничтожили?

– Я пытлся избвиться от нее перед тем, кк сбежть из лгеря. Остльные пленные помогли мне, но нм не удлось уничтожить ттуировку полностью.

– Сколько времени вы нходились в лгере?

– Около шести месяцев.

– Тм еще были люди из вшего отдел?

– Д, мой дьютнт Айниш.

– Вс взяли в плен вместе?

– Д.

– Где?

– Неподлеку от Ульм.

– И срзу отпрвили в Обердхштеттен?

– Нет, снчл мы попли в другой лгерь, но только н несколько недель. Тм было плохо.

– Кк зто понимть? Плохие условия? Теснот?

– Нет. Но мерикнцы нчли осмтривть пленных – искли офицеров с ттуировкми.

– Но вы же признлись, что вы офицер СС?

– В том лгере я выдвл себя з рядового из виции.

– Под именем Экмн?

– Нет, Адольф Крл Брт.

– Когд это было?

– В ме 1945-го.

– Чем вы знимлись до плен?

– Тогд уже ничем. Перед смым концом войны я отвез жену и сын в Австрию, см вернулся туд, где нходился Кльтенбруннер, глв упрвления госудрственной безопсности рейх. Это были дни полной нрхии: никто не знл, что делть. Мы с дьютнтом Яйнишем пошли в путь и скоро нс здержли мерикнские солдты.

– А когд вс здержли во второй рз?

– В конце июля или нчле вгуст 1945 год.

– Тогд-то вы и нзвли себя офицером СС Отто Экмном?

– Д.

– Почему вы решили бежть из Обердхштеттен?

– Из-з процессов в Нюрнберге: мое имя тм звучло много рз, и я боялся, что мерикнцы опознют меня. Окончтельное решение я принял после покзний Дитер Вислицени, нговорившего обо мне черт знет что.

– Кк вы убежли?

– Я попросил рзрешения бежть у стршего пленного – подполковник Офенбх. Он собрл офицерский совет, и мой побег одобрили. И помогли, рзумеется: дли мне документы н имя Отто Хенингер. Один офицер нписл рекомендтельное письмо к своему брту в Кульбхе и просил устроить меня н рботу в лес. В первых числх мрт 1946 год я уже был в Целле и оствлся тм больше четырех лет.

– А потом?

– Все эти годы я не видел свою семью. Я хотел повидть жену, но ндо было выждть, пок улягутся стрсти и обо мне збудут. Я ншел оргнизцию, которя помогл выехть из Гермнии. Он позботилсь о моей перепрвке в Итлию. Фрнцискнский монх достл мне пспорт беженц н имя Рикрдо Клемент и ргентинскую визу. В середине 1950 год я приехл в Буэнос-Айрес.

– А когд к вм присоединились жен и дети?

– Примерно дв год спустя.

25. Душевное смятение

Будничный режим, бездействие, последоввшие з бурными и нсыщенными днями, нконец, необходимость вести себя корректно к Эйхмну, вопреки обуреввшим чувствм, утомляли людей н вилле «Тир». Им приходилось ежеминутно принуждть себя сдерживться, чтобы по мере возможности хорошо обслуживть пленного. Кково же им приходилось! Смим брить, умывть Эйхмн, присутствовть при его опрвке. Требовлись невероятные усилия, чтобы сдерживть омерзение, тошноту, ненвисть.

Это был смый тяжелый этп оперции. Ведь содержли Эйхмн и жили с ним под одной крышей сыновья и дети убитых им евреев, бртья млденцев, пристреленных по его прикзу, зкопнных живьем, рстоптнных спогми.

Мы решили поочередно двть сотрудникм увольнения. Эли первым отпрвился в город рзвеяться. Он получил подробные инструкции, кк вести себя, чтобы не зпутться в нсыщенных меню богтой мерикнской кухни, ему посоветовли зкзывть «бэби-стейк». Эли вернулся поздним вечером в подвленном нстроении: нши укзния нстолько огрничили его передвижения, что если бы не прикз не переступть порог «Тиры» днем, он вернулся бы еще до обед. Что же до прослвленной «отбивной для млденцев», скзл Эли, то это кусок мяс, величиной с новорожденного – никто из жителей Изриля не спрвился бы с ткой порцией дже з неделю.

Охрн Эйхмн долгие чсы проводил з шхмтми. Тот, кто знл нглийский язык, мог читть книги. Остльные слушли музыку по рдио, словом, убивли время, кто кк мог. Бывли дни, когд н «Тире» съедли невероятное количество яблок, потому что Эли и Зеев устривли соревновние – кто съест больше.

В сумеркх 15 мя я нвестил «Тиру». Снружи дом ничем не отличлся от остльных, ничто не выдвло дрму, которя рзыгрывлсь внутри.

Прни обрдовлись моему приезду, д и я многих не видел со дня зхвт. Нконец я поздрвил всех с удчей.

Я пошел посмотреть н Эйхмн. К моему удивлению, он не вызвл у меня тех чувств, о которых твердили нши опертивники. «Д он выглядит кк нормльный человек», – подумл я. Првд, я не зню, кк должен выглядеть убийц миллионов. Если бы он поплся мне н улице, я не обртил бы н него внимния. Что же преврщет обычного человек в чудовище? Неужто тк и нет никкого внешнего признк, который отличл бы плч от нормльных людей?

Прежде чем зйти в комнту, я выслушл подробный отчет Кенет о последних допросх Эйхмн. В последнее время Эйхмн стл выржть сожление по поводу того, что было сделно с евреями во время войны. Себя он считет винтиком в огромной мшине нцистского режим, винтиком, бессильным изменить что-либо в принятых решениях. Но сейчс он понимет, что против еврейского нрод совершено тяжкое преступление, и он готов сделть все, чтобы это никогд не повторилось, – рсскзть всему миру о злодеяниях в дни войны, дбы предостеречь человечество.

Через Кенет я предложил Эйхмну письменно подтвердить соглсие н перепрвку в Изриль и учстие в процессе. Конечно, ткой документ не будет иметь ккого-либо юридического знчения, если возникнет вопрос, впрве ли Изриль предвть суду того, кто был доствлен в стрну столь необычным способом. Этот документ имел знчение только с морльной точки зрения.

Эйхмн соглсился предстть перед судом и держть ответ з учстие в преступлениях нцизм, но требовл, чтобы его судили в Гермнии, в стрне его подднств. Когд ему объяснили, что это исключено, он попросил устроить суд н Родине – в Австрии. Но и этот вринт не подлежл обсуждению. Только Изриль, где живет большинство уцелевших узников концлгерей – свидетелей по его делу – может вынести приговор Эйхмну. Я обещл ему, что суд будет спрведливым и состоится в полном соответствии с зконми, подсудимый получит прво зщищть себя всеми зконными средствми через двоктов.

После долгих переговоров Эйхмн попросил двдцть четыре чс н рзмышление. Мы соглсились.

Должен отметить, что мы не собирлись принуждть Эйхмн, мы хотели получить от него добровольное зявление.

В тот вечер все учстники оперции были гостями Дины з прздничным столом. «Если все пойдет по плну, то оперция звершится через пять дней», – скзл я. Нстроение у всех срзу улучшилось, особенно у Эли, который весь вечер, не перествя, веселил нс.

Но несколько слов, оброненных з столом Гби, удивили меня. Окзывется, мы невольно ннесли тяжелый удр по безвинным: ведь жен и дети Эйхмн остлись без кормильц. Гби считл, что плч ндо нкзть по всей строгости зкон, но в отношении его семьи долг еврейского нрод выкзть великодушие и взять н себя зботу о ней.

Я возржл Гби: если бы в мировой прктике и был принят ткой критерий, то он относился бы прежде всего к семьям уголовников, но я не зню ткой стрны, где был бы принят ткой порядок. К тому же мы не знем, в ккой мере Вер Эйхмн причстн к преступлениям нцизм и собственного муж – конечно, ей было известно о существовнии лгерей смерти и роли Адольф в «окончтельном решении еврейского вопрос». Мы не трогли ни ее, ни ее детей и впредь не нмерены это делть. Но отсюд до мтерильной поддержки семьи Эйхмн – «дистнция огромного рзмер». Рзве плч Эйхмн и его подчиненные зботились о родственникх своих жертв?

Гби не тк-то просто уступл, спор зтянулся. А я гордился им, хотя резко и недвусмысленно отклонил его идею. Это был прекрсня хрктеристик ншего нрод и ншей службы безопсности: руководитель группы, измотнный до предел, не перествл рзмышлять о нрвственности и спрведливости.

Тк мы сидели и беседовли н мленькой вилле в Аргентине, в одной из комнт которой в тот чс спл человек, повинный в смерти миллионов. Мло-помлу нпряжение в доме рзрядилось и временми кзлось, что мы вовсе не з тысячи километров от дом и не в убежище-тюрьме.

Прежде чем покинуть «Тиру», я дл Гби новые укзния н случй чрезвычйных обстоятельств. Мои прежние инструкции об охрне Эйхмн и првилх безопсности безукоризненно выполнены. А были они тковы.

Всеми возможными путями исключить побег или смоубийство пленник. Врчу строжйше следить з здоровьем Эйхмн, чтобы ничего не случилось во время его переброски в Изриль. Соседи не должны зметить, что н вилле много нроду. Для внешнего мир здесь живут лишь супружескя пр – съемщики виллы, ткже редкие их гости. В доме рзговривть только шепотом, покидть его только для неотложных дел, и то в темноте, принимя особые меры предосторожности. Нши зпсные дом держть в постоянной готовности принять пленник и охрну. Если н вилле «Тир» или в другом ншем убежище появятся полицейские или предствители иного официльного ведомств, дом немедленно покидют все, Эйхмн и его телохрнителя переводят в тйник. Если выяснится, что визит блюстителей зкон не случен, их ндо под любым убедительным предлогом увести н время или зпутть, чтобы дть возможность двум охрнникм эвкуировть Эйхмн через зпсный выход. Остльные уйдут по одному, сообрзно обстоятельствм. Все будут действовть тк, чтобы дть возможность выполнить глвное: эвкуировть Эйхмн, пусть дже это будет связно с крйним риском для группы, которя должн здержть или устрнить преследовтелей.

Если обиттели убежищ будут зстигнуты полицейскими врсплох или н них обрушится большя сил и не будет возможности вывести Эйхмн, то опертивники должны сделть все, чтобы вырвться из облвы и убежть. Те же, кто остнутся н месте, откроются полиции, объяснят, кто их пленник, рсскжут о тяжкой ответственности тех, кто помогет ему скрыться, и потребуют встречи с предствителями влсти – полицейской или гржднской – н смом высоком уровне.

Теперь, когд нм стло ясно, что мы не ошиблись и изловили того, з кем охотились, требовлись новые укзния. Если дом окружт крупные полицейские силы и Гби поймет, что вывести пленник невозможно, то пусть свяжет себя и Эйхмн нручником и выбросит ключ, чтобы нельзя было рсковть его немедленно. Все остльные обязны уйти, несколько людей остнутся поблизости, чтобы нблюдть з домом и обеспечить безопсность Гби.

Гби должен сообщить полиции, что он и несколько его товрищей схвтили одного из смых свирепых военных преступников нцистской империи – Адольф Эйхмн, повинного в уничтожении миллионов евреев, и кк рз нмеревлись передть пленник полиции, но он опередил их. После этого Гби потребует доствить его вместе с Эйхмном к нчльнику полиции, чтобы доложить ему обстоятельств зхвт и сообщить дополнительные подробности. Я считл, что тк мы предотвртим освобождение Эйхмн нцистми или их пособникми, весть о ншей оперции стнет достоянием глсности, тк что никто уже не поможет Эйхмну незметно скрыться. Я понимл, что при подобных обстоятельствх Эйхмн вряд ли предстнет перед судом. А вот учстники оперции явно попдут н скмью подсудимых. Но и к процессу «похитителей Эйхмн» можно будет привлечь мировую общественность и добиться всеобщего осуждения нцистов предствителями демокртических кругов. Я не считл себя впрве взвлить н Гби ткую ответственность:

– Если тебя вместе с Эйхмном доствят к ккому-нибудь ответственному чиновнику, ты должен зявить, что ты – изрильтянин и действовл по укзнию другого изрильтянин, возглвляющего группу добровольцев. Скжешь, что Рикрдо Клемент – это н смом деле Адольф Эйхмн, бывший нчльник учреждения, н которое было возложено уничтожение евреев Европы во время второй мировой войны. Вш групп прибыл в Буэнос-Айрес, чтобы проверить фкты и зхвтить Эйхмн, если сведения верны, и выдть его ргентинским влстям, дбы преступник предстл перед судом. Скжешь, что группу возглвлял Исер Хрэль, дшь дрес моего отеля и рскроешь мой псевдоним.

– Этого ты не можешь мне прикзть! – ответил Гби.

– Здесь я решю, кк поступть! После того, кк сообщишь мой дрес и псевдоним, скжи: «Исер прикзл мне сообщить вм эти сведения. Он лично объяснит вм мотивы нших действий и возьмет н себя полноту ответственности, соглсно зконм морли и стрны, где мы нходимся».

– Выслушй меня, – взмолился Гби. – Приковть себя к Эйхмну и пойти с ним вместе под рест – это понятно и естественно. Но не вынуждй меня выдвть тебя влстям. Человек твоего положения не имеет прв быть рестовнным.

– Дорогой мой, все, что мы сделли до сих пор, – еще ничто. Для меня эт оперция – выполнение нционльного долг, и ее успех вжнее всех прочих сообржений. Все, что я скзл тебе, – прикз, изволь его выполнять.

Мы обсуждли мловероятную ситуцию, но рзговор глубоко порзил Гби. Он с трудом соглсился со мной, но я знл, что прикз он выполнит вопреки своему желнию.

26. Шесть плнов

Рзрыв по времени, обрзоввшийся между прибытием смолет из Изриля и поимкой Эйхмн, тил в себе известную опсность, нши противники могли догдться о связи между этими фктми и помешть нм доствить пленник н борт. Н всякий случй я решил предусмотреть льтернтивные пути перепрвки Эйхмн. Поэтому нблюдения в порту Буэнос-Айрес и н его причлх возобновились.

Порт ргентинской столицы состоит из двух бухт – Южной и Северной. Южня нходится вблизи Риочуэлло – приток реки Л-Плт. Здесь стновятся н якорь глвным обрзом небольшие корбли, плвющие по водм рек Уругвй и Прн. Здесь же нходится живописный квртл Л-Бок: по берегм реки рзбросны многочисленные ресторнчики, и к вечеру тысячи людей стекются сюд, чтобы вкусно, в уютной обстновке, поужинть.

Между Южной и Северной бухтми тянется ллея Костнер – излюбленное место жителей город. Летом вдоль ллеи выстривются сотни тележек-буфетов, где продют горячие деликтесы.

Северня бухт принимет окенские суд, прибывющие з мясом, пшеницей и другими экспортными товрми, поэтому тут круглые сутки не стихет жизнь.

Эту чсть порт мы в рсчет не принимли. Нши люди интересовлись в основном пристнями больших прогулочных ктеров и выясняли, есть ли шнс купить лодку, н которой можно было бы уйти в открытое море, чтобы встретиться с кким-либо из нших корблей.

В те дни в Буэнос-Айрес прилетел Дн Авнер, один из моих уполномоченных в викомпнии. Арон Лзр встретил его в эропорту и ввел в курс нших дел. Они рзделили между собой рботу, которую я поручил Лзру. Дн должен был нходиться н эродроме днем и ночью, познкомиться с его рботникми, приучить охрну к своему присутствию и, прежде всего, изучить првил полицейского контроля и тможенного досмотр.

Н следующий день я устроил Дну встречу с Эудом, н которого возложил руководство вторым этпом оперции. В сопровождении Дн Эуд побывл во всех уголкх эродром, изучя систему охрны и контроля.

Получив всю необходимую информцию, я нметил шесть возможных вринтов доствки Эйхмн н смолет. Они были хороши тем, что легко сочетлись и переходили один в другой.

Я верил, что мы сумеем воспользовться одним из трех вринтов – легких и простых. Три других вринт, предусмотренных н случй осложнений, помогут довести дело до конц дже в смых критических обстоятельствх.

Первые три вринт плн исходили из того, что семья Эйхмн и его друзья не стнут поднимть шум и не вовлекут полицию в основтельные поиски. А если тк, то никто не стнет связывть прилет изрильского смолет с похищением Эйхмн. Более того, пок нш смолет будет стоять в эропорту Буэнос-Айрес, местным влстям и силм безопсности вообще стнет не до нс – столько вжных делегций прибывет! Нш смолет нверняк обслужт смым зурядным обрзом.

Н здешнем эродроме было принято, что готовый к взлету смолет тянут н бетонку к глвному зднию и только тм передют экипжу. Мы добились рзрешения доствить нш смолет н дльнюю стоянку своим ходом, получив тким обрзом возможность зрнее поднять н борт хоть чсть экипж. Исходя из этого, я и построил свой плн.

Соглсно первому вринту, Эйхмн должен прибыть в костюме одного из летчиков вместе с теми членми экипж, которые поднимутся н борт н дльней стоянке. Пленник будет уже в слоне, когд смолет двинется к глвному зднию. Если его зхотят осмотреть, мы скжем, что Эйхмн, один из подменных мехников, зболел и потому прилег. Если же мы увидим, что грозит более тщтельня проверк, то спрячем Эйхмн тк, чтобы его никто не увидел.

Если экипжу не рзрешт подняться н борт н стоянке или учинят строгий досмотр, то придется воспользовться вторым вринтом. Предствим Эйхмн зболевшим или пострдвшим при втоктстрофе членом экипж. Он подойдет к смолету вместе с летчикми и пройдет с ними все необходимые формльности.

Третий вринт незнчительно отличлся от второго: здесь Эйхмну отводилсь роль изрильского гржднин, который в связи с болезнью должен срочно вернуться домой. Конечно, в тком случе ему придётся пройти все процедуры, предусмотренные для пссжиров, поэтому для большей убедительности и безопсности Эйхмн будет сопровождть нш врч. Этот вринт мы припсли н тот случй, если ргентинские влсти проявят повышенный интерес к смолету.

Во всех трех вринтх придется слегк «отключить» Эйхмн.

Мы не могли предвидеть ход событий, поэтому я рзрботл все вринты плн с мксимльной точностью и отдл укзние нчть подготовку, в основном – собирть инвентрь и готовить документы.

Долгое ожидние угнетло врч больше, чем остльных обиттелей «Тиры». Нблюдение з пленником не знимло много времени, и доктор перечитл уже все книги, ккие только можно было нйти н вилле, слушл музыку, экспериментировл с мгнитофоном Кенет и дже пробовл свои силы, првд без особых успехов, в поврском искусстве. Поэтому врч искренне обрдовлся, когд я приглсил его н свидние в город.

Он уже достточно рзбирлся в нших делх, чтобы не удивляться никким просьбм и вопросм. Я рсспршивл его о возможных рнениях и сотрясениях в втоктстрофх, о болезнях сердц, потере сознния и тому подобное. Врч терпеливо рзъяснял мне рзличные способы симуляции болезни. Еще я выяснил, рзрешют ли врчи человеку, перенесшему сердечный приступ или сотрясение мозг, летть н смолете и в кком состоянии в этих случях пциент выписывют из больницы.

Мне не пришлось объяснять ему, куд я клоню. Доктор см подскзл, ккие симптомы сотрясения мозг должен симулировть человек, чтобы невозможно было докзть обмн. Я соглсился, что сотрясение мозг – то, что нм ндо. Ткой больной, кк првило, нуждется в нблюдении и после выписки из больницы, для полного выздоровления нужн спокойня обстновк, желтельно – у себя дом, дже если он может попсть туд только по воздуху. В тком случе полет должен быть без промежуточных посдок или с минимльным их числом.

После беседы с врчом я придумл оперцию, получившую нзвние «Дорожное происшествие», и ее продолжение – доствку смолетом домой пострдвшего в этой дорожной ктстрофе.

Рфэль Арнон – уроженец одного из первых кибуцев. Он учствовл в войне з незвисимость, д и вообще, сколько помнит себя, всегд был готов служить своему нроду.

Совершенно случйно Арнон окзлся в Аргентине в ме 1960 год. З год до того он, рботя н тркторе, получил тяжелое рнение в голову. Несколько месяцев пролежл в больнице, и вышел со шрмми н лице и голове. Он решил, что теперь-то может себе позволить осуществить струю мечту – попутешествовть по дльним стрнм. Все, кто знл Рфэля, считли, что он зслужил ткой отдых после долгих лет тяжелого труд. Родственники из Южной Америки приглсили Арнон к себе. Тк он окзлся в дльней стороне.

Гуляя по Буэнос-Айресу, Рфэль неожиднно встретил двнего знкомого – Менше Тлми. Тот, употребив свои блисттельные способности, сумел скрыть от земляк, что он здесь делет и где живет, но см отметил для себя дрес Арнон и сроки его пребывния в городе. Менше спешил н встречу со мной, поэтому извинился перед товрищем и договорился о новой встрече – позднее, в одном из кфе поблизости.

Менше слышл от меня, что нм еще пондобятся люди – изрильтяне или евреи – грждне стрн Лтинской Америки, но не ргентинцы, знющие испнский язык и местные обычи, поэтому он и не хотел упустить из вид Рфэля. Кк рз он и мог нм помочь.

Менше не ошибся. Прошло совсем немного времени, и Рфэль уже сидел рядом со мной з столиком в одном из кфе. Поговорив о том о сем, я спросил, не хочет ли он учствовть в одном простом, но и неприятном деле. Возможно, нше предложение покжется ему совсем пустяковым, но оно имеет отношение к вжной оперции о которой я, к сожлению, не могу рсскзть.

Рфэль понятия не имел, с кем говорит и кто просит у него помощи, но, полгясь н своего друг Менше, воздержлся от рсспросов и не колеблясь соглсился исполнить любое поручение.

Я дже пожлел, что ткому отвжному прню придется выполнять столь простую здчу, и пообещл в следующий рз поручить ему что-либо повжнее. Пок что он должен обртиться в больницу и попросить госпитлизировть его, поскольку получил сотрясение мозг в дорожной ктстрофе. Точные укзния он получит от ншего врч и будет знть, что говорить в приемном покое и кк вести себя в плте. Арнон зметил, улыбнувшись, что по чсти больниц он уже достточно поднторел, и покзл свой шрм.

Я скзл, что в больнице он должен зявить, что приехл в Буэнос-Айрес в ндежде попсть н смолет с изрильской делегцией, и без конц нпоминть, что хочет улететь именно этим смолетом из-з невжного состояния здоровья. Он хочет поскорее попсть домой, специльный рейс предоствляет ему эту исключительную возможность – лететь без пересдок и долгих стрнствий. Нш врч будет инструктировть его все время, пок он будет лежть в больнице.

В тот же день Рфэль встретился с доктором. Врч подробно описл Рфэлю симптомы сотрясения мозг и посоветовл говорить в больнице, что во время ктстрофы он сидел н зднем сиденье и помнит только, кк втомобиль внезпно остновился. Потом он очнулся уже в своем номере отеля. С тех пор у него кружится голов, смочувствие скверное. Рфэль зверил доктор, что все понял, и обещл «болеть» в строгом соответствии с укзниями.

Прямо из кфе, где он беседовл с врчом, Рфэль, поддерживемый Менше, поехл в свой отель. Тм они рсскзли о «ктстрофе» и попросили вызвть врч, который дл укзние отвезти пострдвшего в ближйшую больницу. Врч в приемном покое тоже внимтельно выслушл историю Рфэля и срзу же положил его н обследовние. В тот же день в плте появился профессор с группой студентов, кждый из которых осмотрел пострдвшего. Вечером у него взяли нлиз крови, н следующий день ему сделли рентгеновские снимки череп. Рфэль опслся только одного: кк бы эти проверки не вскрыли у него ккую-либо нстоящую и серьезную болезнь.

27. Эйхмн ствит подпись

В то время, кк Рфэль вкушл прелести больничного уход, Эуд и его групп провели рекогносцировку дорог, выбиря удобный и безопсный мршрут доствки Эйхмн из убежищ в эропорт.

В городе уже ощущлсь предпрздничня сует. Полиция и другие службы делли все возможное, чтобы обеспечить в стрне порядок, грнтировть покой и безопсность увжемых гостей, прибывющих н торжеств. Н всех дорогх появились военные и полицейские птрули. Специльные эскорты сопровождли инострнных гостей и ргентинских предствителей, отпрвлявшихся встречть прибывющих. Время от времени дороги перекрывли зствми и обыскивли мшины.

Мы не знли, что именно ищет полиция, и готовились к любым сюрпризм. Нши люди избегли глвных мгистрлей и оживленных перекрестков и предпочитли объездные пути.

Но по мере приближения к эропорту выбор стновился все меньше, и, в конце концов, приходилось двигться по глвной мгистрли в одном потоке с мшинми гостей, полицейских и военных.

Усиленное движение н дорогх и двк в смом эропорту осложняли перевозку Эйхмн. Пок что он помогл ншим опертивникм, но в толпе, и тем более при конткте с общественностью, он мог изменить поведение. Решили менять дозы снотворного в звисимости от условий и основтельно проконсультировлись с врчом.

К тому времени в убежище между пленником и Эли, которому был поручен збот о личных нуждх Эйхмн, устновились весьм необычные отношения. Вспомнив, что именно Эли первым нпл н него, Эйхмн тем не менее угдл в нем отзывчивого человек. Между ними звязлся дилог, причем один свободно объяснялся н идиш, второй н встрийском дилекте немецкого. Эти беседы не прерывлись, пок Эли нходился в комнте пленник, несмотря н мой зпрет.

Эйхмн, приученный подчиняться силе, видел в человеке, пленившем его, нчльник, которому ндлежит беспрекословно повиновться, и не упускл случя похвлить Эли, вырзить ему свое восхищение. Без всякого принуждения он то и дело повторял, что не собирется нрушть дисциплину и тем более бежть. Он признлся Эли, что беспокоится о семье:

– Я не оствил им денег. Кк они будут жить?

– Проживут, – успокивл Эли. – Кк-нибудь перебьются. С ними ничего не случится. Но скжите мне, вы, ткой любящий отец, кк же вы и вм подобные могли убивть мленьких детей тысячми и сотнями тысяч?

– Сегодня я и см этого не понимю! – почти стонл Эйхмн. – Я всегд был з евреев, всегд стремился нйти приемлемое для них решение. Но я вынужден был делть то же, что и все, – пойти н службу рди крьеры.

Презрение к Эйхмну сменялось жлостью. Кк ни стрлся Эли мысленно облчить Эйхмн в форму и увидеть его прежним, ничего не получлось. Пленник оствлся для него существом жлким и приниженным. Иногд Эли отзывлся н его просьбу и приносил крсного вин, хотя Гби стршно руглся по этому поводу.

– Не понимю, кк вы можете тк хорошо относиться ко мне, – говорил Эйхмн, получя вино.

Однжды пленник упросил Эли принести проигрывтель, и тот выполнил его просьбу. Но тут пришел Ицхк и отобрл проигрывтель и плстинку.

Неудивительно, что Эйхмн решил посоветовться с Эли по поводу его зявления о готовности предстть перед судом о Изриле. Эли посоветовл подписть зявление. Мы предложили ему короткий текст, в котором преступник выржл принципильное соглсие предстть перед судом в Изриле. Но Эйхмн нстоял н своем тексте, с рскянием и смоопрвднием:

«Я, нижеподписвшийся Адольф Эйхмн, добровольно зявляю: сейчс, когд стло известно, кто я н смом деле, нет смысл пытться уйти от суд. Я зявляю о моем соглсии поехть в Изриль и предстть тм перед компетентным судом. Смо собой рзумеется, что я получу юридическую зщиту и со своей стороны рсскжу фкты, связнные с последними годми моей службы в Гермнии, не скрывя ничего, дбы грядущим поколениям был известн истиння кртин тех событий. Нстоящее зявление подписывю добровольно. Мне ничего не обещли и ничем не угрожли. Я хочу, нконец, обрести душевный покой. Поскольку я уже не могу восстновить в пмяти прошлое во всех подробностях и подчс путю события, то прошу предоствить мне документы и свидетелей, которые помогли бы восстновить кртину происшедшего.

Адольф Эйхмн. Буэнос-Айрес, мй 1960.»

Все это время мы следили з ргентинской прессой, но по-прежнему в ней не было и нмек н исчезновение Рикрдо Клемент. Менше просмтривл гзеты н испнском языке, остльные читли прессу н нглийском и немецком. Мы не пропускли дже мельчйшую информцию, но об исчезновении Клемент не было ни слов.

По этому поводу н «Тире» нчли беспокоиться. Мы ожидли, что исчезновение немц взбудоржит общественность, что ее попросят помочь в поискх. Это знчило бы, что друзья Эйхмн терпят неудчу. Полное же отсутствие публикций о его похищении или исчезновении кк рз нсторживло: знчит, семья и друзья ншего пленник действуют тйно и не нмерены рскрывть свои ходы.

Я же считл инче. Молчние говорило в пользу моей версии – близкие Эйхмн и его друзья из числ эмигрнтов-нцистов не торопятся связывться с полицией и влстями. Н мой взгляд, молчние прессы лишь подтверждло стрх нцистов: они вовсе не собирлись ствить себя под удр, чтобы спсти своего.

У нс был еще один источник информции – эропорт, но он продолжл жить своей обыденной жизнью, смолеты взлетли, кк всегд, без дополнительных осмотров. Никого не искли.

28. Оперция Менгеле

Перед тем, кк выехть в Аргентину, в сумбурные дни сборов, я просмотрел дел военных преступников, которые по ншим сведениям укрылись в Южной Америке. С особым внимнием я изучил дело Иозеф Менгеле – врч из концлгеря Освенцим, о котором все спсшиеся узники рсскзывли стршные вещи. Он был неимоверно свиреп. Менгеле руководил «селекцией», сортировл прибывющих в лгерь, одних – в гзовые кмеры, других – н кторжный труд, медленную смерть. Но кроме того, врч Освенцим ствил опыты н узникх, издевлся нд детьми и женщинми, был изувером номер один среди прочих учстников кроввой бойни.

По непроверенным сведениям, этот врч-убийц жил н ферме где-то в Аргентине.

С смого нчл охоты з Эйхмном я скзл себе, что если только предствится случй, не упущу возможности рзыскть и этого оберплч. Когд же Нхум Амир посетовл, что специльный рейс смолет в Аргентину обойдется нм в чудовищную сумму, весь полет для того только и нужен, чтобы доствить... Эйхмн, я ответил:

– Хорошо, чтобы полет окзлся более рентбельным, постремся привезти с собой и Менгеле.

Все днные о Менгеле были зшифровны в моем блокноте, причем прочитть зпись не мог никто, кроме меня, д и см я рзбирлся в ней с трудом.

Теперь, когд Эйхмн был в нших рукх, смолет еще не прибыл, я решил, что нстло время зняться Менгеле. Нельзя скзть, что условия рсполгли: большинство моих подчиненных были достточно згружены, я же проводил по семндцть-восемндцть чсов в рзных кфе город, встречясь с обиттелями виллы и выслушивя отчеты нблюдтелей в эропорту. Однко сознние того, что Менгеле живет где-то поблизости, не двло покоя.

Но кк мне ни хотелось изловить доктор-плч, я не имел прв ствить под угрозу глвное – оперцию доствки Эйхмн в Изриль. Поэтому придется действовть, соблюдя этот принцип. Я попросил Кенет допросить Эйхмн о Менгеле, потребовть его точный дрес.

Ответ Эйхмн содержл косвенную улику. Он не стл зверять нс, что не знет никкого Менгеле и где тот прячется. Просто ему не хотелось выдвть бывшего коллегу. Зто теперь мы не сомневлись, что Менгеле нходится где-то рядом.

Кенет нстивл, тогд Эйхмн скзл, что не хочет ствить под удр свою жену и детей: дескть, если мы схвтим Менгеле, нцисты отомстят семье Эйхмн. И тогд некому будет зботиться о его семье.

Мы пообещли взять н себя зботу о семье Эйхмн, если он сообщит нм дрес Менгеле. Но и это не помогло. Кзлось, его охвтил стрх.

Мы не стли двить н него, пустили в ход рзные методы убеждения и мтерильного стимулировния. В конце концов Эйхмн признлся, что до недвних пор Менгеле жил в Буэнос-Айресе в пнсионте некой фру Йормн.

Кто зймется Менгеле? Из опертивников можно было рссчитывть только н Менше, который сумеет выкроить хоть сколько-нибудь времени для дополнительного здния, но Шлом Дни см потребовл подключить его к новому делу. Однко двоих явно было недостточно, нужны еще помощники, желтельно говорящие по-испнски.

Через Менше я приглсил н встречу Меир Лви, который в ночь зхвт Эйхмн был ншим связным, не ведя, в кком деле учствует. Меир родился в Северной Африке, в 1955 году он с женой отпрвился в Изриль. Они вступили в кибуц, кибуц отпрвил Меир в Еврейский университет в Иеруслиме, где он получил степень бклвр з рботы в облсти литертуры и истории. В 1958 году супруги Лви приехли в одну из соседних с Аргентиной стрн по приглшению еврейской общины. Менше знл Меир по прежним визитм в Буэнос-Айрес и предложил мне поручить Меиру роль связного в оперции по зхвту Эйхмн. А потом Меир уговорили остться н некоторое время в городе, чтобы быть у нс в резерве. Теперь ткой случй предствился.

Он и его жен знли испнский язык и могли выдвть себя з местных жителей. Я нмеревлся поселить их н время в пнсионте госпожи Йормн.

Но во время беседы с Меиром выяснилось, что ни он, ни его жен не знют испнский в той мере, ккя позволил бы им выдвть себя з уроженцев Лтинской Америки. А я-то хотел с их помощью выяснить обстновку в пнсионте, в котором, по-видимому, скрывлись нцисты, и выяснить, бывет ли тм Менгеле. Для опознния я прихвтил фотогрфии этого «врч».

Я спросил Меир, не знет ли он супружескую пру, которя производил бы впечтление истинных ргентинцев и могл бы поселиться у фру Йормн. Он рсскзл о супругх из Изриля, тоже кибуцникх, Аде и Беньямине Эфрт. Они получили отпуск в кибуце, чтобы Беньямин мог зняться своим семейным имуществом в соседней с Аргентиной стрне, где он родился. Ад и вовсе был родом из Буэнос-Айрес, после женитьбы и до отъезд в Изриль они жили в этом городе.

Меир зверил меня, что можно всецело полгться н Эфртов, и по моей просьбе тут же поехл з ними.

Н следующий день Беньямин Эфрт уже сидел з моим столиком в очередном кфе. Внешне он подходил нм кк нельзя лучше, ничем не отличлся от любого типичного ргентинц. Он слышл о Менгеле и срзу же соглсился взять н себя любое здние, связнное с поимкой врч-изувер. Тогд я устроил ему встречу с Шломом Дни, от которого он должен был получить подробные укзния.

Шлом в тот день нблюдл з пнсионтом фру Йормн. С помощью крты он ншел в богтом рйоне Висенте-Лопес подходящий дом-особняк, рсположенный в тупике, с ухоженным плисдником. Сквозь деревья с одной стороны просмтривлся въезд для мшин, с другой – ступеньки для пешеходов.

Вечером Шлом привел чету Эфртов к пнсионту мдм Йормн. Они должны были покрутиться вокруг особняк и осторожно порсспросить, кто здесь живет.

Ад и Беньямин быстро соствили для себя подходящую «легенду» и пошли н соседнюю виллу узнть, не здесь ли пнсионт, о котором они столько слышли. Им рсскзли, что пнсионт рсположен в конце тупик и живут тм мерикнцы.

Вскоре мне доложили об итогх этого первого визит. Несомненно, соседи говорили првду. Но рзве Менгеле не может жить тм, выдвя себя з мерикнц? Я попросил Шлом понблюдть з виллой, чтобы по внешнему виду жильцов попытться определить, немцы они или мерикнцы, и нет ли среди них человек, похожего по описниям н Менгеле. Шлом, желя придть своему визиту в незнкомый рйон большую достоверность, приглсил в спутницы Аду. Они гуляли вокруг пнсионт с шести до десяти утр, и все это время Ад н отличном испнском языке перескзывл Шлому содержние фильм, который смотрел вчер. Шлом же знл по-испнски лишь несколько слов, но делл вид, что все понимет и время от времени восклицл: «О! Си, си!»

Нблюдение нс рзочровло: из пнсионт не вышел никто, хоть отдленно походивший н Менгеле.

Н другой день в дозор отпрвились Меир и Беньямин. Н этот рз Шлом вручил Меиру микрофотоппрт и нучил, кк с ним обрщться. Беньямин и Меир должны были фотогрфировть всех, кто выйдет из пнсионт. Но и в этот рз они увидели только двоих детей, которые по-видимому, шли в школу. Меир сфотогрфировл их, но снимок не получился.

Нблюдения ничего не дли, и я решил действовть инче. Я попросил Беньямин поговорить с почтльоном и узнть, живет ли сейчс н вилле некий сеньор Мендже или Менхе, Если мы н верном пути, то почтльон испрвит ошибку и переспросит: «Менгеле?»

Утром Беньямин поехл в Висенте-Лопес побродил по улицм чс дв и нконец увидел почтльон.

– Не можете ли вы помочь мне, увжемый? Я ищу моего дядю, с которым рзминулся вот уже несколько лет. Я зню, что он живет где-то тут, но точного дрес у меня нет.

– Кк его зовут?

– Доктор Мендже.

– Д, конечно! Был у нс ткой. Он жил тм (почтльон укзл н особняк в конце тупик) еще с месяц нзд или дже меньше.

– Вот не везет! – скзл Беньямин. – Опоздл я. Он случйно не оствил нового дрес? Куд пересылют письм, которые приходят н его имя?

– Не зню. У меня нет никких укзний.

– Может, жильцы знют? Кто тм живет?

– Новый жилец – инженер из Южной Африки. Рсспросите его.

– Большое спсибо!

Почтльон рзвел рукми.

– Извините, что не смог помочь вм.

Тот фкт, что доктор не оствил дрес, лишь укрепил мою уверенность: мы нпли н след Менгеле. Возможно, что-то вспугнуло его, и он решил переменить место жительств. Покинул Буэнос-Айрес и Аргентину или ншел новое прибежище в городе? Не исключено, что он велел почтльону никому не двть его новый дрес. Это можно было узнть н местной почте, и я отпрвил туд Беньямин. Глвное, говорил я ему, не нтолкнуться н того же почтльон.

Н другое утро, когд почтльоны рсходятся с корреспонденцией, Беньямин зшел в почтовое отделение Висенте-Лопес, примерно в четырехстх метрх от пнсионт Йормн, и спросил у служщего з окошком, не оствил ли доктор Менгеле свой новый дрес. Служщий подтвердил, что Менгеле жил здесь еще месяц нзд. Но он не оствил нового дрес, все письм н его имя возврщются отпрвителям.

В моих зписях был еще одн обндеживющя подробность: Менгеле выдвл себя з делового человек и сдвл нпрокт токрные стнки вторемонтным мстерским. Мстерскя, о которой мы имели сведения, нходилсь тм же, в Висенте-Лопес. Оствлось ндеяться что, покидя особняк, Менгеле не успел порвть связи с мстерской.

Нверняк в мстерской знли, кто влделец этих стнков, который всякий рз пользуется рзными именми, тем более, что в последнее время он жил в том же квртле под своим нстоящим именем.

Мы решили, что Беньямин придет в мстерскую зкзывть большую пртию гек с левой резьбой. Для ндежности он зручлся визитной крточкой одного из крупных гржей город, чтобы сойти з его предствителя.

В мстерской в Висенте-Лопес его принял секретрш. Беньямин предствился и объяснил, что ему нужно и почему он хочет поговорить с влдельцем стнков.

Девушк попросил клиент подождть несколько минут. Из-з двери доносился рзговор, но слов нельзя было рзобрть. Вскоре секретрш вернулсь, внимтельно посмотрел н Беньямин и молч вышл. А еще через несколько минут он холодно объяснил сеньору, что здесь не знимются токрным делом, и тем более не знют господин, который влдеет этими стнкми.

Когд Беньямин рсскзл мне о стрнном приеме в мстерской, я уже не сомневлся: мы н верном пути. Ведь совершенно ясно, что секретрше не ндо ни с кем советовться, если клиент ошибся дресом. А кроме того, тот, с кем он совещлсь, явно послл ее рзглядеть посетителя. Было бсолютно ясно, что с незнкомыми людьми здесь дел не имеют.

Если бы з это взялись профессионлы, то рботники мстерской вывели бы нс н Менгеле. Но в моем рспоряжении были всего лишь несколько добровольцев, неопытных в рзведке, д и оствлось всего несколько дней. Пришлось откзться от мысли выйти н след Менгеле тким путем. Но был еще один шнс – обследовть виллу. Ведь могли же соседи и почтльон по ошибке или по сговору дть нм ложную информцию?

Я хотел сделть в Аргентине все возможное.

29. Специльный рейс

Мы рсстлись с Ашером Кедемом в тот день, когд я попросил его вернуться домой, чтобы руководить подготовкой специльного рейс. Ашер должен был вылететь 10 мя, но в последнюю минуту по техническим причинм вылет перенесли н 11 мя.

Он приехл в эропорт зрнее и пострлся попсться н глз многим людям, чтобы его зпомнили. Ашер выглядел беззботным и веселым, умело скрывя внутреннее нпряжение. Он не поднимлся н борт смолет, ожидя моего окончтельного прикз.

Несколько чсов ожидния покзлись Ашеру бесконечными. Нконец, он увидел Менше, спокойного, кк сфинкс.

– Ты принес мне ккое-либо сообщение?

– Д, можешь лететь.

– И это все?

– Все.

Ашер не понимл, отчего Менше именно сейчс столь непроницем и молчлив. Но он не посмел здвть вопросы и см прикинул, что если бы дело сорвлось, его не посылли бы домой готовить специльный рейс. Кедем попрощлся с Менше и в 23:00 вылетел в Нью-Йорк. По мере приближения к дому его волнение нрстло. Он понимл, что по существу первым везет в Изриль весть о поимке Эйхмн. Но рсскзывть об этом никому нельзя, д и см он почти ничего не знет.

В Лоде его встречли Анкор и Лиор Дотн. Тогд-то Кедем и обрдовл их, сообщив, что, судя по всему, Эйхмн нходится в рукх изрильтян.

З несколько дней до спецрейс Анкор приглсил к себе Йорм Голн.

– Открою тебе секрет, – нчл Гилель.

Он не знл, что Йорм догдывлся о ншей миссии: в профессионльной среде, конечно, уловили связь между отсутствием нескольких сотрудников, повышенным интересом влстей к делм нцистских преступников и слухми о поимке Эйхмн, рспрострнившимися пок в узком кругу. Тк что Йорм не удивился, когд собеседник продолжил:

– Адольф Эйхмн в нших рукх. Возможно, тебе придется вылететь в Аргентину и учствовть в его доствке. Ты соглсен?

– А что, ты боялся, что я откжусь? – обиделся Йорм.

– Тогд собирйся в путь. И принеси свои фотокрточки, ккие только имеешь.

Н другой день Голн принес свои фотогрфии. Гилель и незнкомый человек рзложили н столе снимки Эйхмн в форме и без, рядом – его, Йорм, снимки.

Поняв, что крточки сличют, Голн почувствовл невольную дрожь. Между тем Гилель и незнкомец ншли, что определенное сходство между тем и этим существует, но придется сделть новые снимки Йорм, уже в гриме. Тут Голн понял, что его избрли н роль двойник Эйхмн. Он не долго колеблся: кто-то ведь должен сыгрть и эту роль. Почему не он? Глвное – быть среди тех, кто доствит Эйхмн в Изриль.

После долгих проб удлось получить вполне удовлетворительную фотогрфию. Через несколько дней предложили примерить форму летчик: Йорм полетит в Аргентину под именем Зихрони, кк член экипж. А Эйхмн, возможно, доствят в Изриль кк рз по документм Зихрони, тогд кк Йорм покинет Аргентину кким-нибудь иным способом.

Вместе с Йормом в Буэнос-Айрес должны были вылететь еще дв опертивник, тоже под вымышленными именми и под видом рботников викомпнии: Йоэль Горен, нш рзведчик н улице Чкобуко в 1958 году, и Элиш Нор. Н пути в Изриль им предстояло сыгрть роль сопровождющих при зболевшем члене экипж, то есть «Зихрони».

Их предупредили, что действовть придется в непростых обстоятельствх: не исключены проверки, обыски н промежуточных эродромх и прочие препятствия.

Лиор обеспечивл трех новых «летчиков» документми. Никто в те дни не знл, где и кк он рздобыл нужные бумги, но в нзнченное время Лиор вручил Анкору документы. Форменную одежду опертивники уложили в чемодны, н борт смолет поднялись в шттском. Члены делегции приняли их з обычных пссжиров, члены экипж – з офицеров безопсности, приствленных к делегции.

Я же ндеялся, что Йоэль и Элиш помогут поймть Менгеле, если нм удстся обнружить его.

Сроки вылет специльного смолет двжды переносили. Снчл, кк помнит читтель, его плнировли н 11 мя. Потом по ряду причин перенесли н 14 мя, о чем объявили в прессе и сообщили туристическим гентствм. Нконец, по просьбе ргентинских влстей, полет отложили еще рз – н 18 мя. Авикомпния опять дл объявление: вылет состоится 18 мя в 11:00, мшин сделет промежуточные посдки в Риме, Дкре и Ресифе, приземление в Буэнос-Айресе – 19 мя в 17:00. Плн предусмтривл, что обртным рейсом смолет вылетит 21 мя в пять утр и прибудет в Ресифе (Брзилия) в тот же день в 12:20. После чсовой стоянки смолет возьмет курс н Дкр, куд прибудет в 19:30. В Дкре он простоит еще чс, зтем вылетит в Рим, где приземлится 22 мя в 4:45 и после еще одной стоянки в Риме нконец нпрвится в Лод, где приземлится в 9:45.

Когд об этом рейсе узнли рботники викомпнии в Нью-Йорке, их охвтило недоумение и обид. Бюро ншей викомпнии в Нью Йорке отвечло з все действия в зпдном полушрии, глвным обрзом в Южной Америке, тк что известие о спецрейсе, притом вычитнное в гзетх, здело его рботников. Упрвляющий нью-йоркским бюро вырзил протест зместителю генерльного директор компнии Моше Тдмору. Он считл, что нпрсно обошли мерикнский филил и упустили ткой удобный случй для реклмы в Буэнос-Айресе, не говоря уже о том, что в Нью-Йорке можно было рспродть билеты пссжирм, готовым лететь в Изриль через Южную Америку. Тдмору пришлось извиняться и объяснять, что компния не вполне рспоряжлсь этим рейсом поскольку здесь глвное не коммерция, политик, и сроки вылет устнвливли госудрственные оргны: «Возможности, о которых вы упоминете в письме н мое имя, мы будем иметь в виду, но не сейчс, по причинм о которых здесь неуместно говорить. Прошу Вс никоим обрзом не вмешивться в этот рейс, не двть никких рспоряжений, связнных с ним, и воздерживться от рзговоров о нем кк в вшем бюро, тк и вне его, кроме тех случев, когд мы попросим Вс об этом». Получив ткой ответ, упрвляющий нью-йоркским филилом вырзил Тдмору свои сожления по поводу неуместного вмештельств.

Ашер Кедем провел пять трудных дней, пок смолет готовили к рейсу, но его стрния были вознгрждены: экипж соствили из лучших пилотов. Вел смолет опытный летчик Йов Мегед. В Дкре к нему должен был присоединиться другой прекрсный пилот Гд Нешри. Дв бортмехник взяли с собой все возможные зпсные чсти и инструменты. Оборудовние, приготовленное для нс, доствили н борт, у трех нших рботников, присоединившихся к экипжу, все необходимое было при себе.

Рзумеется, члены делегции и понятия не имели о преднзнчении этого спецрейс.

Среди пссжиров нходился чрезвычйный посол Изриля в Уругве и его семья, ткже еще один дипломт с семьей, нпрвляющийся в другую стрну Лтинской Америки. Летел в Буэнос-Айрес рввин Эфрти, предствлявший н торжествх рввинт стрны, и выдющийся генерл Меир Зоре.

В Лоде делегцию провожли посол Аргентины в Изриле, генерльный директор министерств инострнных дел, директор викомпнии и журнлисты.

Несмотря н то, что мы тщтельно соблюдли секретность, экипж кое о чем догдывлся. Гд Нешри, которому вместе с другими пилотми предстояло подняться н борт в Дкре, не сомневлся в том, что его полет связн со специльным зднием. Список лиц, которые должны были лететь с ним, лишь подтвердил его догдку. Гд был опытным бойцом «Пльмх»: летл боевым пилотом во время войны з незвисимость. Он был рнен, когд н своем «примусе» доствлял оружие знменитой колонне Неби Смуэля, окруженной рбми. После госпитля Гд нпрвили з грницу обучться искусству пилотировния, зтем в течение нескольких лет он комндовл подрзделением трнспортной и деснтной виции нших военно-воздушных сил.

Очевидно, опыт пльмховц и военного подскзл ему, что этот рейс в Аргентину кк-то связн с преступникми-нцистми. Во всяком случе, когд смолет сел в Дкре и Гд увидел Кедем, спускющегося по трпу, он нпрямик спросил его:

– Тк кого мы будем доствлять: Эйхмн или Менгеле?

Кедем рстерялся. Откуд в Дкре знют о ншем секретнейшем секрете? Его рстерянность подтвердил подозрения Нешри. Тогд Кедем решил, что не стоит скрывть истину, куд умнее зручиться помощью, и спросил:

– Кто тебе рсскзл об этом?

– Никто.

– Лдно. Мы берем Эйхмн. Рзумеется, это тйн, если он будет рзглшен, дело провлится. Тк что обещй мне: ты нем кк рыб.

– Не беспокойся, Ашер, я грнтирую молчние! – просиял Гд и от рдости поцеловл Ашер в обе щеки.

В Дкре Нешри сменил у штурвл Мегед и нверняк весь долгий путь до Ресифе пытлся вспомнить, когд же он впервые услышл имя Эйхмн.

Это было в тридцтые годы. Юный Нешри жил тогд в Вене. По городу поползли слухи, что Эйхмн – комисср по делм евреев – обещл Гитлеру подрок ко дню рождения: Вену, очищенную от евреев. Нешри было 14 лет, когд Австрию присоединил нцистскя Гермния.

Нешри немедленно выгнли из школы, семью – из квртиры в рбочем квртле. Из всех ужсов тех дней ярче всего в пмять мльчик врезлсь ткя кртин: чернь нпдет н стрик-рввин, зтлкивет ему в рот свиное сло и поджигет бороду. А вокруг рвнодушня толп, и кое-кто явно нслждется зрелищем. Никто не попытлся вмешться, остновить издевтельство.

Потом был «хрустльня ночь», когд горели сингоги, тысячи избитых евреев рестовны и сослны в концлгеря. Отц Гд тоже рестовли, но встрийский офицер сумел освободить двнего приятеля, првд, с одним условием: они больше не знкомы и не встречются. В ту же ночь его отец поехл в Кельн, чтобы попытться перейти бельгийскую грницу, но был поймн и возврщен в Гермнию. Однко он рискнул еще рз и сумел выбрться в Голлндию. Вскоре к нему присоединилсь семья. В 1940 году Гд приехл в Плестину, его родители и сестр остлись в Бельгии, попли под оккупцию и погибли в Освенциме.

Около двдцти членов его семьи погублены в лгерях смерти. И вот тот, кто руководил этим дьявольским делом, нконец поплся в нши руки и будет доствлен в Изриль, чтобы держть ответ з злодеяния.

Не только Нешри почувствовл, что это необычный полет, Фриц Шефер из отдел обслуживния, член экипж, был того же мнения. Фриц был другом Йов Мегед, и н првх друг попытлся выведть у него, в чем дело. Мегед лишь скзл Фрицу, что он не пожлеет о своем учстии в полете.

Нмеки еще больше рсплили любопытство Фриц. Увидев в смолете трех незнкомых людей, он шепотом спросил Мегед:

– Эти трое... они в порядке?

Йов усмехнулся.

– В полном порядке. И не удивляйся, если мы по пути домой прихвтим еще кое-кого, тоже тебе не знкомого.

Лео Брки, один из ветернов службы стюртов викомпнии, вылетевший в Дкр зрнее, чтобы приготовить для смолет продовольствие, при посдке тоже зметил трех незнкомцев. Он подумл, что это люди из охрны, приствленной к ншей делегции. Но перед посдкой в Буэнос-Айресе он увидел, что они ндевют летную форму. Тут уже было нд чем подумть. Лео вспомнил о длительных приготовлениях экипж, о незнкомых бортмехникх и смекнул: предстоит что-то необычное.

Он зметил, кк нервничют его товрищи, но никто не здвл никому лишних вопросов, и Лео тоже молчл.

Точно тк же повел себя Цви Гутмн.

16 мя директор попросил Цви подготовить к специльному рейсу смолет «Бритния». Цви и его товрищи тщтельно готовили мшину – полет предстоял неблизкий. Они делли все, что положено, и дже больше, чтобы грнтировть безврийный рейс.

Н следующий день директор приглсил к себе Гутмн и скзл:

– Цви, мы решили включить в экипж мехник и электрик.

Увидев, что Гутмн оздчен, директор добвил:

– Полет очень долгий, в том рйоне почти что нет смолетов тип «Бритния». Поэтому мы опсемся, что в случе неполдки не сумеем нйти мстер, знющего мшину. Кого ты порекомендуешь вторым мехником?

– Электриком берите Негби. А что ксется мехник...

И тут он подумл, что и см вполне мог бы полететь. Чем плохо повидть Южную Америку, где у него живут родственники, и кто знет, когд еще ткя возможность предствится?

– Мехником рекомендую смого себя, – скзл он, смутившись от своей нескромности.

Директор сдержнно принял предложение. Цви был, что нзывется, «пружиной» мстерских, кк еще без него дел пойдут?

В полете Цви смог перевести дух и отдохнуть. Он был доволен состоянием смолет: все мехнизмы рботли испрвно. Цви незметно рзглядывл членов делегции. Все же не кждый день доводилось ему бывть в обществе тких вжных персон. Зметил он и троих незнкомцев, которые не были рботникми викомпнии, и решил, что это телохрнители членов делегции.

– Любят у нс преувеличивть, – скзл он себе. – Специльный рейс, д еще телохрнители? Но мне-то ккое дело?

Во время полет Цви зшел в бгжный отсек, и тут его порзили кое-ккие предметы, преднзнчение которых ему было неизвестно. Вернувшись в слон, он стл интересовться у коллег, но и те понятия не имели, что это тм ткое в бгжном отсеке. Тут Цви зметил, что один из телохрнителей прислушивется к его рсспросм, и решил прекртить рзговоры н эту тему.

Однко н том неожиднности не кончились. Нездолго до посдки в Буэнос-Айресе трое незнкомцев зчем-то переоделись в форменную одежду викомпнии. Н этот рз Цви прикинулся, будто ничего не змечет.

Н последнем отрезке пути из Дкр в Ресифе смолет попл в полосу тропической бури. Экипж прилгл все усилия, чтобы мшину не трясло. В пять утр приземлились в Ресифе. Чс был рнний, но н летном поле смолет встречли нш посол в Брзилии Йосеф Теко и неколько тысяч евреев, пожертвоввших сном рди встречи с изрильской делегцией. Собрвшиеся с восторгом приветствовли изрильтян и рзобрли н пмять все, что только могло сойти з сувениры. Глв местной общины и рввин приглсил экипж и пссжиров н прогулку по городу.

Тем временем Мегед и Кедем пошли к нчльнику эропорт, чтобы зрегистрировть грфик полет, кк это принято. Узнв, что ншему смолету не выдно рзрешение н полет, они збеспокоились, Мегед предложил вообще откзться от полет в воздушном прострнстве этой стрны: можно ведь повернуть нзд и пройти нд морем. И тут нчльник эропорт уточнил: нш смолет может пролететь нд Брзилией, но у него нет рзрешения н взлет. Нш посол в Брзилии Йосеф Теко и глв делегции пытлись уговорить нчльник, но он стоял н своем.

Мегед зподозрил нелдное: уж не просочилсь ли сюд из Аргентины кое-ккя информция, инче трудно объяснить столь внезпные осложнения. Кедем и Теко отпрвились в изрильское консульство в городе, чтобы связться с центрльными opгнми брзильской гржднской виции, но не смогли нлдить связь. Вернувшись н эродром, они увидели, что Мегед рзмхивет ккой-то бумжкой. Это было рзрешение н взлет. Проблему решили с помощью предствителя ргентинской нционльной викомпнии. Мегед немедленно добыл телегрфное подтверждение того, что рзрешение н полет выслли в Ресифе еще нкнуне.

Но и после того, кк пссжиры зняли мест в смолете, нчльник эропорт ншел причину для здержки рейс. Он потребовл от Мегед подписть деклрцию с широким юридическим дипзоном – действие, не принятое в междунродной прктике полетов. Мегед отклонил требовние, и после длительных переговоров нчльник удовлетворился деклрцией, упоминвшей место взлет, грфик рейс и его цель.

Инцидент в Ресифе рсстроил нших людей. Мегед, смо собой, волновлся больше всех, Нешри, не посвященный во все подробности оперции, вообще решил, что дело провлилось.

30. Последние приготовления

Из-з инцидент в Ресифе смолет опоздл н дв с половиной чс, но это не повлияло н церемонию встречи в Буэнос-Айресе. Перед смолетом рсстелили крсный ковер, оркестр исполнил гимны Изриля и Аргентины, дети рзмхивли флжкми обоих госудрств. Кроме официльных лиц, предствлявших стрну-хозяйку, смолет встречли рботники ншего посольств и глвы еврейской общины. Одним словом, делегцию приняли торжественно и тепло.

Кк только члены делегции сошли по трпу, Дн Авнер поднялся в слон и объявил мехникм, что они обязны оствться в смолете и охрнять его вечером и ночью, поскольку есть основния опсться вредительств.

Мехники приуныли. Обидно проделть столь долгий путь до Буэнос-Айрес и не повидть слвящийся своей крсотой город. Цви огорчлся, что не сможет встретиться с родственникми. Кк он объяснит это своему отцу?

В ту ночь некоторые члены экипж ночевли в гостинице эропорт, остльные, в том числе об пилот, рсположились в большой гостинице в центре город.

К прибытию делегции я перевел мой «штб» в кфе рядом с эропортом, и уже через чс после посдки спецмшины выслушл отчеты о мерх по ее охрне и подготовке к обртному пути. Соглсно ншему плну, смолет возврщлся без делегции н борту. Глв ee собирлся отпрвиться из Аргентины в США, остльные официльные лиц тоже оствлись в Америке. Поэтому смолет здержится только н время технического осмотр и отдых, предусмотренного междунродными првилми для экипж.

З смолетом постоянно нблюдли нши люди. Мы сделли это под тем предлогом, что противники Изриля, недовольные теплым приемом, окзнным ншей делегции в Аргентине, могут попытться вывести из строя мшину. Н деле же я хотел выяснить, не зподозрил ли кто-нибудь связь между ншим спецрейсом и похищением Эйхмн. Если д, то з смолетом и членми экипж попытются устроить слежку. А это уже двло нм шнс устновить, кто интересуется судьбой Эйхмн.

Мегед и Кедем явились в мое «дежурное» кфе вскоре после прибытия смолет. Выглядели они устлыми, я объяснил это долгим перелетом. Но их всерьез беспокоил инцидент в Ресифе. Йов зявил мне, что выполнит любое мое рспоряжение, кроме одного: еще рз приземляться в Ресифе. Кедем просто недоумевл: еще до того, кк отпрвиться из Аргентины в Изриль, он оформил рзрешение н полет в Брзилию и не может предствить себе мотивы стрнного поведения нчльник эропорт в Ресифе.

Я успокоил их. Логик исключл связь между оперцией и недорзумением в Ресифе. Если бы информция просочилсь, то это обнружилось бы прежде всего в Буэнос-Айресе, не в Брзилии. Нм же остлось сделть последний шг – с мксимльной осторожностью доствить Эйхмн н смолет. Поскольку мы рзрботли несколько вринтов, можно считть, что оперция удстся. Кедем и Мегед успокоились, но Йов все-тки повторил, что больше не желет сдиться в Ресифе.

Из всех вринтов, которые я изложил, Мегед счел ниболее удчной идею выдть Эйхмн з больного член экипж. Мы договорились, что весь экипж приедет н стоянку в одно время, тк кк в большой группе легче будет рзыгрть сцену с больным. Те, кому во время подготовки мшины к взлету делть нечего, остнутся с Эйхмном в переднем слоне.

Я хотел ускорить отлет, но Мегед объяснил мне, что безопсность требует времени, достточного для полного отдых экипж. Решили стртовть в полночь 20 мя. Я предложил объявить, что смолет взлетит в дв чс ночи, чтобы ввести в зблуждение возможных преследовтелей: если они добьются обыск, то не успеют перехвтить мшину.

З день до прибытия ншего смолет ргентинские службы выствили зствы н дорогх, ведущих в эропорт столицы. В тот день н летном поле нходились мерикнские военные смолеты и один бритнский лйнер. Лзр был уверен, что эти мшины доствили официльных гостей н прзднеств. Проверку н зствх вели тщтельно. Лзр не пропускли в город, пок не убедились, что он – предствитель инострнной викомпнии.

Нш смолет, кк и было зплнировно, получил стоянку н летном поле ргентинской нционльной викомпнии. В эту чсть эродром вел окружня дорог, не зхвтывющя территорию, обнесенную огрдой, поэтому здч упрощлсь. Мы же нрочно оргнизовли усиленное движение через контрольно-пропускной пункт эродром. Дн только и делл, что сновл туд-сюд, тк что все привыкли к его мелькнию. Дв мехник постоянно дежурили в смолете, обеспечивя возможность взлет по первому требовнию. Цви уже не сомневлся, что все неувязки, происходившие с этим смолетом, неслучйны, но никому о своих выводх не говорил. Зкончив рботу в смолете, он снов попросил рзрешения повидть родственников. Дн соглсился, дже снбдил Цви деньгми и вызвл ему ткси. Но родственников не окзлось дом. Цви оствил зписку и вернулся рньше срок.

Н «Тире» снов возросло нпряжение. В опостылевшем тйнике все с нетерпением ждли, когд прибудет смолет из Изриля.

К моменту приземления ншего смолет Гби и Эуд были в эропорту. Они стояли в стороне, в толпе зевк, не спускя глз с трп. Троих из тех, кто сошел н поле, они знли достточно хорошо и через чс должны были встретиться с ними в городе.

Вступление н ргентинскую землю зствило Йорм поволновться. Дело в том, что он был знком с рввином Эфрти, членом делегции Изриля. Еще в Лоде рввин поинтересовлся у Йорм, входит ли он в соств делегции. Йорм ответил утвердительно. А что еще он мог скзть? Спускясь по трпу в форменной одежде летчик, он снов столкнулся с рввином, кк ни стрлся избежть этого. Эфрти не стл здвть вопросы. Он лишь многознчительно улыбнулся, и Йорму покзлось, что почтенный рбби подмигнул ему. Посоветоввшись с товрищми, Йорм решил ничего не объяснять рввину. Все трое опертивников считли, что Эфрти тоже никому не скжет о метморфозе «член делегции».

Поздним вечером того же дня я провел серию совещний с руководителями опертивных групп: пересмотрели и уточнили все плны, определили роль кждого и нзнчили мест встречи рзных групп.

С Гби и Эудом мы обговорили все опертивные мероприятия.

Окончтельный вринт доствки Эйхмн н борт выглядел тк. Одевем преступник в форменную одежду летчик и снбжем документми н имя Зихрони, взятыми у Йорм. Врч усыпляет пленник. С утр н дорогх, ведущих к эропорту, произведем рекогносцировку. Maшин с Ицхком з рулем выедет из «Тиры» по нпрвлению к эродрому. Если все будет в порядке, то с эродром к «Тире» отпрвится другя мшин. Если и он доберется без препятствий, то можно будет вывозить Эйхмн и его охрну. З руль сядет Кенет, Эйхмн – н зднее сиденье, между врчом и одним из конвоиров. Второй конвоир зймет место возле Кенет.

Если выяснится, что нет возможности поднять Эйхмн н борт смолет н дльней стоянке, попытемся сделть это, когд смолет будет нходиться перед зднием эропорт, причем выддим его з член экипж, пострдвшего в дорожном происшествии. При тком положении вещей «пострдвшему» придется пройти все общепринятые в эропорту проверки.

Менше должен был обеспечить испрвность втомшины, н которой повезут Эйхмн, пригнть ее н эродром и передть Кенету. Еще Менше продолжл поддерживть связь с Рфэлем Арноном, чтобы помочь ему выписться из больницы к нзнченному дню. Документы Арнон предстояло передть Шлому Дни, который подгонит их к днным Эйхмн. Эти бумги пондобятся, если нм придется докзывть, что Эйхмн пострдл в врии. Нконец, Менше включили в соств группы, которя должн был проверить прежнее место жительств Менгеле.

Последний, с кем я говорил в тот вечер, был Шлом Дни. Я попросил его прежде всего зняться документми «летчик Зихрони» и проверить состояние документов всех других членов опертивной группы, чтобы они могли беспрепятственно покинуть Аргентину. Мы договорились, что, зкончив рботу в лбортории, Дни приедет ко мне в эропорт, прихвтив с собой нбор инструментов для рботы в необычных условиях – з столом в одном из злов ожидния либо в смолете н стоянке.

Mы рсстлись очень поздно. В ту ночь Шлом вообще не ложился, срзу же приступил к делу. Не спли и многие другие учстники оперции. Н «Тире» до рссвет рботли в ускоренном темпе. Пришлось потрудиться, чтобы придть вилле ее прежний вид. Все, что было здесь до ренды, возврщли н свои мест, остльное либо уничтожли, либо собирли, чтобы вывезти. Первую проверку готовности дом нзнчили н утро, последнюю – н тот чс, когд Эйхмн окжется уже н территории эропорт.

Ткой же порядок эвкуции рзрботли и для остльных нших явочных квртир. Гби должен был проследить, чтобы все следы ншего пребывния в столице Аргентины были уничтожены.

31. Смый долгий день

Нступило 20 мя 1960 год – последний, смый долгий и дрмтический день оперции. Рнним утром я уложил свои вещи, рсплтился з отель и покинул его, нняв ткси до вокзл. Я оствил вещи в кмере хрнения и отпрвился в условленное место, где меня ждли первые визитеры того дня.

Снчл пришли Беньямин Эфрт и Меир Лви. Я понимл, что шнсы зстигнуть Менгеле н вилле мдм Йормн весьм слбы, и все же... Если бы врч-изувер окзлся тм, мы взяли бы дом под круглосуточное нблюдение, ворвлись туд в темноте и зхвтили Менгеле. Зтем мы немедленно увезли бы его н мшине, н месте остлись бы двое нших людей, чтобы не позволить семье Менгеле или кому-либо из жильцов виллы вызвть полицию. Если плч попдет к нм в руки, мы доствим его к смолету в последнюю минуту, когд первый «клиент» уже будет в слоне. Если дже нс нкроют с Менгеле, то полиция вряд ли отпрвится н поиски похитителей именно в эропорт, тем более, что ншим людям прикзно не выдвть тйну Эйхмн, во всяком случе, пок смолет не поднимется в воздух.

Но прежде ндо было отыскть Менгеле. Меир отпрвился н виллу Йормн под предлогом, что ему поручено передть пкет одному из жильцов, Беньямин – под видом мстер, приглшенного несколькими неделями рньше для проверки тепловой сети в доме. Меир пошел первым, до обед, Беньямин – вечером.

Не успел я рсстться с Меиром и Беньямином, кк появились Йов Мегед и Ашер Кедем. Они попросили рзрешения ввести в курс дел стрших членов экипж, чтобы те могли сознтельно выполнять прикзы. Я соглсился, что стоит сообщить о нших плнх второму пилоту, обоим штурмнм и бортинженерм, двум стюрдм и одной стюрдессе. Тут же мы рсписли грфик действий кждого из членов экипж. Комндир и мехники, зпускющие двигтели, покинут отель в 20:30 и прибудут к стоянке смолет в 21:30. Остльные члены экипж приедут в эропорт н чс позже.

Автомобиль с Эйхмном приедет н летное поле в 23:00 и после последней проверки двинется к стоянке смолет, вслед з микровтобусом, в котором поедут все члены экипж. Они должны быть у смолет в 23:10. После того, кк Эйхмн поднимут н борт, пилоты зпустят двигтели, и лйнер вырулит н площдку перед глвным зднием. Н это потребуется пять минут.

Перед обедом Мегед собрл тех членов экипж, которых мы решили посвятить в тйну Эйхмн. Он сообщил им, что смолет примет н борт пссжир – якобы зболевшего член экипж. Пссжир будет выглядеть больным, но только из-з уколов. Мегед не скзл, о ком идет речь, но подчеркнул, что экипж выполняет вжнейшую для всего еврейского нрод миссию. Информция удивил слуштелей. Они, конечно, зметили много стрнного во время полет, но не знли, в чем дело. Мегед рспределил между ними роли и скзл, ккие обязнности они должны возложить н своих подчиненных.

Зтем Мегед, кпитн смолет и штурмны рзрботли мршрут прямого перелет Буэнос-Айрес – Дкр. Ткой перелет для мшины тип «Бритния» был тяжелым испытнием, глвным обрзом потому, что могло не хвтить горючего. Но погод блгоприятствовл, и пилоты решили рискнуть.

* * *

Тем временем, «смочувствие» Рфэля Арнон улучшлось, Менше нвещл его кждый день и передвл укзния ншего врч. Рфэль строго соблюдл все, что кслось его выздоровления. Одним словом, был он обрзцовым пциентом и, несмотря н слбые познния в испнском языке, приобрел друзей среди персонл больницы. Врчи же рдовлись, что он больше не стрдл рвотми, и объясняли это эффективным лечением. Доктор нчли поговривть о выписке, Рфэль же твердил без устли, что специльно приехл в Буэнос-Айрес, дбы воспользовться прямым рейсом в Изриль. Д и экономия ккя! Н этот рейс не продют билеты, но земляки не могут не принять во внимние состояние его здоровья. Приятель Менше уже говорил об этом с предствителями изрильской викомпнии и зверяет, что дело почти сделно, лишь бы врчи рзрешили.

Персонл больницы отнесся к истории Рфэля с большим сочувствием. Врчи говорили ему, что все звисит не от них, от состояния его здоровья. Никто не возьмет н себя ответственность з преждевременную выписку пциент из больницы, тем более, что ему предстоит столь непростое путешествие. Но, поскольку Рфэль быстро и зметно идет н попрвку, его шнсы полететь н родину велики.

19 мя Менше нвестил больного – принес ему большую коробку слдостей и передл укзния ншего врч, кк вести себя в тот вечер и н следующий день. Принес Менше и приятную весть: викомпния готов доствить больного н родину бесплтно, но врчей просят письменно подтвердить, что Рфэлю ткой перелет не повредит.

Врчи не откзывлись подготовить спрвку, но только в том случе, если нлизы не покжут ухудшения.

* * *

В то утро пришел ко мне Йорм Голн. Я скзл ему, что если все пойдет по плну, то воспользуемся для Эйхмн его – Йорм документми и вывезем немц под видом член экипж. Но мы еще не уверены в исходе дел, поэтому я советую Йорму погулять по городу и встретиться со мною после обед.

Из тйного убежищ поступли ободряющие доклды: вблизи «Тиры» ничего тревожного не змечено; нстроение узников виллы зметно поднялось; Эйхмн кормят только тем, что не помешет усыпляющему уколу. Врч считет, что здоровье Эйхмн позволяет выдержть долгий путь в состоянии дремы.

Н летном поле тоже все было в порядке. Смолет – тк передли мне – в полной испрвности, в течение вечер и ночи ни влсти, ни кто-либо иной не интересовлись ншей «Бритнией».

Гзеты были переполнены сообщениями о юбилейных торжествх, о мерх, принимемых влстями н случй беспорядков. Но о Клементе по-прежнему ни слов.

После обед я перенес мой передвижной «штб» в эропорт.

В этот чс здесь было много смолетов, гомонил толп, везде сновли полицейские и солдты. Сует был связн с прибытием высокопоствленных гостей, которых встречли руководители стрны. Войск и полиция обеспечивли безопсность и тех и других.

Снчл я нмеревлся обосновться в одном из трнзитных злов, но тм нверняк зсели и офицеры безопсности. Конечно, ничего стрнного в том, что кто-то провел несколько чсов в зле ожидния, нет, но лучше не рисковть. Поэтому я отпрвился н поиски другого мест, где можно переждть день и встречться с помощникми. Но все было збито до откз. Нконец я ншел большой зл – это был столовя для рботников эропорт, и притом достточно дешевя.

Здесь тоже было полно нроду. Большинство збегли сюд перекусить или отдохнуть между сменми, согреться: н дворе лил дождь. Я поискл свободный столик – но куд тм! Все было знято, многие стояли в ожиднии, когд освободится стул. В обе двери втекл толп, стлкивясь и переругивясь.

Идельное место для опертивного штб! В этом столпотворении никто не обртит внимние н нескольких людей, сменяющих один другого у столик. Но кк нйти этот столик? Я присоединился к тем, кто ждл свободных мест. В конце концов я очутился з одним столом с группой солдт, которые ели с большим ппетитом. Они были в прекрсном рсположении дух и очень вежливы.

Первый из нших прней, появившийся в моем новом «штбе», вынужден был подойти ко мне вплотную, инче бы мы не слышли друг друг. Но это никого не удивляло – сесть-то некуд.

Постепенно я очутился в кругу моих сотрудников. Кк только освобождлось место, кто-то из нших знимл его. В итоге мы «оккупировли» стол и позботились, чтобы он оствлся в ншем рспоряжении. Мы охотно отдли несколько лишних стульев соседям, и теперь к нм подсживлись только свои. З этим столом я и отдвл все рспоряжения до конц оперции.

Одним из первых ко мне в столовую пришел Ашер Кедем. Меня интересовл рекция членов экипж н полученное здние. Кедем скзл, что кое-кто догдывется о связи этого полет с поимкой нцистских военных преступников. Нет сомнений, что экипж досконльно выполнит свои обязнности.

Я попросил Кедем проверить еще рз, ккие првил действуют здесь для членов экипж, которые готовят мшину к зпуску двигтелей и выводят ее н площдку перед глвным зднием, когд именно они проходят тможенный досмотр и погрничную проверку.

Тогд же мы решили окончтельно, что обе мшины, в которых члены экипж прибудут в эропорт, подождут н площди третью – с Эйхмном, чтобы вместе пройти через контрольно-пропускной пункт к стоянке смолет. Первой, рзумеется, въедет н территорию эропорт одн из мшин с членми экипж, проверяя бдительность охрны. Нши люди должны весело и громко рзговривть, кк будто чувствуют себя все еще н отдыхе. Мы обязны позботиться о том, чтобы смолет был зпрвлен горючим и проверк его готовности произведен до прибытия летчиков. Бгж должен дожидться погрузки н площдке перед глвным зднием, дбы не терять ни минуты.

Остлось выяснить только одно обстоятельство, в сущности, второстепенное. В местный филил викомпнии обртились несколько изрильских грждн, по кким-либо причинм зстрявших в Аргентине или зболевших здесь: они просили взять их н борт смолет бесплтно. Кк поступить? К сожлению, пришлось откзть им. Я опслся, что новые пссжиры здержт взлет, не говоря уже о том, что мы не знли, кто они ткие. Не хотелось нвлекть н викомпнию обвинения в жестокости, и я попросил Кедем объявить, будто мы получили из Тель-Авив укзние не брть пссжиров, поскольку смолет пойдет не в Лод, в другое место.

* * *

Весь этот день Цви Гутмн и Негби готовили смолет к рейсу: по нескольку рз проверили вce узлы и мехнизмы, но не ншли никких неиспрвностей. В полдень к ним присоединился Зеев Керен. Его предствили мехникм кк своего человек, которому ндо помогть во всем.

У Зеев было много дельных вопросов к мехникм. Однко Гутмн никк не мог понять, что же н смом деле интересует этого незнкомц, тк хорошо рзбирющегося в технике. Когд Зееву потребовлся инструмент, отсутствующий н борту, Цви беспрекословно отпрвился в мстерские эропорт одолжить инструмент. Один из руководителей мстерских с откровенностью и сердечностью, хрктерной для ргентинцев, зверил Гутмн, что поможет ему во всем. Вскоре он с гурьбой своих коллег явился к ншему смолету: им хотелось вблизи посмотреть н мшину тип «Бритния» – до сих пор они тких не видели.

К вечеру Цви получил здние походить по летному полю, выйти з его пределы и вернуться нзд, чтобы н контрольно-пропускном пункте привыкли к нему. И действительно, после того, кк Цви несколько рз прошел туд и обртно, у него вообще перестли спршивть пропуск.

Гутмн все более и более убеждлся, что с этим рейсом связны ккие-то особые события. По поведению Зеев нельзя было догдться, в чем же, собственно, дело: он продолжл здвть вопросы, интересуясь конструкцией смолет, но зчем? Цви решил не ломть себе голову и знялся прогревом двигтелей.

А Рфэль Арнон с возрстющим нетерпением ждл результтов последних нлизов. Он не знл, зчем ндо его выписть из больницы именно сегодня, но понимл, что из-з отсрочки может сорвться ккое-то вжное мероприятие. Нконец, Рфэля вызвли. Лечщий врч похлопл пциент по плечу и не без рдости сообщил, что нлизы хорошие и больниц готов выписть его немедленно, рзрешив полет в Изриль. С этими словми врч протянул уже готовую спрвку:

«Анмнез состояния больного Рфэля Арнон:

17 мя 1960 год нзвнный пциент пострдл во время езды в втомшине, при резком торможении его выбросило с зднего сиденья вперед. Н голове пциент нет видимых повреждений, но он потерял сознние н несколько минут. В последующие сутки стрдл от головокружения. Неврологическое обследовние днем позже (18 мя) дло нормльную кртину. Снимок череп не выявил переломов или трещин. Выписн из больницы 20 мя. По ншему мнению, пциент может перенести полет. Желтельно, чтобы во избежние осложнений врчебное нблюдение продолжлось».

Рфэль тут же позвонил Менше и сообщил, что выписывется. Менше ждл звонк поблизости в одном из кфе и тут же пришел в больницу. Дльше Менше действовл по схеме: привез Рфэля в «Рмим», взял у «больного» документы, зпретив ему строго-нстрого покидть дом, с документми Рфэля поехл к Шлому Дни. У Дни н столе уже лежли зготовленные фотогрфии Эйхмн, и он нклеил их н документы Рфэля.

Менше поторопился ко мне доложить о выписке Арнон и покзть спрвку. Я попросил оствить Рфэля в «Рмиме». Если мы используем его бумги, то Менше привезет ему новые, но дже если нм не пондобятся его документы, Рфэль должен кк можно скорее покинуть Аргентину, чтобы не столкнуться с кем-либо из больничного персонл.

* * *

Групп, знимвшяся Менгеле, опздывл. Прошло уже дв чс после условленного срок, Меир Лви не было. Я нчл беспокоиться.

Нконец появился рсстроенный Меир. Он признлся, что не сумел оргнизовть посылку, которую якобы должен был доствить н виллу Йормн. Поняв, что теряет дргоценное время, Меир решился н риск. Он ншел в телефонной книге дрес нужного дом, номер телефон его влдельц и позвонил по этому телефону. Трубку поднял женщин, по-испнски он говорил плохо, поэтому объяснялись н нглийском. Выяснилось, что женщин – мерикнк, недвно приехл сюд. Он не побоялсь нзвть себя и зверил Меир, что незнком с прежними жильцми виллы.

Я рссердился н Меир з смоупрвство, но все же попытлся ободрить его: в конце концов, он принес нужные сведения. Я велел ему ждть новых укзний.

Чс спустя пришел уствший Беньямин. Утром он отпрвился н виллу, позвонил у дверей. Открыл женщин. Беньямин по-испнски объяснил ей, что пришел чинить электрический бойлер. Женщин отвечл н скверном испнском, причем не то с нглийским, не то с мерикнским кцентом. Он не понимл, чего хочет Беньямин, он терпеливо объяснял ей, зчем пришел. Нконец, он скзл, что не вызывл монтер.

Беньямин спросил, кк ее зовут. Он скзл свое имя. Оно совпдло с тем, которое нзывл почтльон. Женщин определенно не был немкой и не пытлсь скрыть что-либо. Судя по всему, Менгеле тут больше не жил.

Я поблгодрил Меир и Беньямин з помощь и попросил звтр же выехть из Аргентины, пок, до полуночи, оствться о ншем рспоряжении. Они соглсились, хотя понятия не имели, что должно произойти ночью.

Жль было, что Менгеле скрылся, но это не звисело от нс.

После обед я получил отчеты из «Дорон»: звтр утром можно вернуть дом влдельцм. Н «Тире» тоже все шло по плну. Эли згримировл Эйхмн, д тк великолепно, что дже близкие друзья Эйхмн не узнли бы его.

Мне доложили, что н дорогх пок еще не сняты зствы, но все же есть шнсы провезти пленник без проверк. Если не произойдет что-то непредвиденное, легковые мшины не будут здержны и при въезде в эропорт. В эропорту и н подъездх к нему полно солдт и полиции, но они никого не обыскивют и не здерживют. В злх ожидния обычня сует; все внимние обрщено н вжных гостей из-з рубеж.

Н стоянке ншего смолет нет лишних людей, и никто им особенно не интересуется.

А что пресс? В гзетх по-прежнему не было ни слов об Эйхмне-Клементе.

32. Пять минут после полуночи

В 19:30 я ждл последнего отчет Ицхк, который весь день курсировл между эропортом и виллой «Тир» и доклдывл мне о кждой поездке. В 20:00 я уже должен был отпрвить к «Тире» мшину, в которой доствят Эйхмн, но Ицхк куд-то зпропстился.

Кенет сидел рядом со мной и ждл укзний: ему предстояло вести мшину с пленником. В 19:55 мы нчли беспокоиться, кк бы не сорвлся грфик: Ицхк все еще не было. Если бы я знл, что мшин испортилсь, то не волновлся бы. Можно было послть Кенет нвстречу Ицхку. Во всяком случе, Кенет мог см проверить положение н дорогх. Но вдруг Ицхк здержли? Конечно, он не выдст нс, ибо кто же, кк не он, умел прикидывться дурчком, но н душе было тревожно.

В 20:00 я скзл Кенету и его помощнику, что ждть больше нельзя. Если н дорогх спокойно, пусть доствляют Эйхмн и его охрну в эропорт к 23:00, не дожидясь вестей от Ицхк. Если положение стнет угрожющим, я вышлю им нвстречу связного.

* * *

Йов Мегед нзнчил ужин для пилотов н 19:00 и скзл им, что срзу после ужин они покидют отель и едут в эропорт. В 20:30 он и его помощники выехли из Буэнос-Айрес. По дороге и н въезде в эропорт их никто не остновил и не попросил предъявить документы. Только у КПП нционльной викомпнии Аргентины у них посмотрели пропуск, но проверк был смой обычной. В 21:30 они уже сидели в смолете и ждли остльных товрищей. Вокруг все было спокойно.

Вечером в эропорт приехл Шлом Дни, зкончив свои дел в лбортории. Выглядел Дни кк обычный пссжир, в рукх у него был портфель. Я поручил ему несколько срочных дел. Он уселся в дльнем углу зл и делл вид, что пишет письмо, н его столике лежло много конвертов. См он в тот вечер нписл немло: зполнил рзличные блнки, продлил срок годности одного пспорт, зменил фотогрфию в другом. Официнты, то и дело подходившие к его столику с кофе и печеньем, не зметили ничего особенного.

Дн Авнер пришел ко мне и доложил, что все члены экипж уже в эропорту, никто не опоздл и не был здержн. Сейчс они присоединились к товрищм, которые рзмещлись в отеле эропорт. Некоторые уже прошли необходимые процедуры, чиновники отнеслись к ним, по обыкновению, вежливо.

Чсы покзывли 22:30. Если все идет нормльно, то вот-вот появится мшин с ншими людьми и Эйхмном. Пришел Эуд и доложил, что в эропорту и вокруг него ничего особенного не происходит, поэтому нет необходимости высылть связного нвстречу Кенету. Я послл Эуд к смолету и попросил доложить мне, кк тм дел. Потом он должен отпрвиться нвстречу мшинм с ншими сотрудникми, доложить мне об их прибытии, зтем ждть моего сигнл.

Тем временем Дн Авнер собрл всех членов экипж в гостинице эропорт:

– Господ, вы учствуете в чрезвычйно вжном деле. Мы везем с собой кое-кого в Изриль. Кого именно, я сообщу вм позже. А пок точно выполняйте мои укзния.

Непосвященные члены экипж не очень удивились. Они уже поняли, что рейс необычный. Тк что, получив прикз Дн рсположиться в двух мшинх, ожидвших н стоянке возле гостиницы, они зняли мест, не здвя лишних вопросов.

Тем временем Эуд провел несколько минут возле смолет, зтем поехл к глвному входу в эропорт и послл ко мне человек с известием, что путь свободен.

Эуд подошел к двум мшинм с членми экипж. Он рспорядился, чтобы никто не выходил из мшин, шоферы звели моторы. Еще попросил во время осмотр н КПП говорить громко и смеяться, чтобы отвлечь внимние солдт от третьей мшины, которя присоединится к ним. Около смолет они должны столпиться – это очень вжно!

Отдв укзния, Эуд вернулся к глвному входу в эропорт.

Все это время я не покидл столовую. Прошло уже около трех чсов, кк Кенет выехл з Эйхмном. Я не просил доствлять мне рпорты из «Тиры», потому что, случись срыв, все рвно не смог бы помочь. Оствлось полгться н иницитиву и тлнты моих подчиненных. Ицхк тк и не появился: либо случилсь врия, либо он встретил коллег и приедет с ними.

После томительного ожидния, когд, кзлось, время остновилось, я увидел одного из нших прней, проклдывющего себе локтями дорогу к моему столику. Чсы покзывли 23:00. Эйхмн прибыл и с ним четверо сопровождющих, в том числе врч. Вслед з ними шл мшин, которую вел Гби. Все прошло спокойно, в эропорт въехли беспрепятственно. Сейчс мшины стоят н прковке и ждут укзний. Гор свлилсь с моих плеч.

Я вышел из зл и нпрвился к мшинм. Эйхмн, одетый в форму, вроде бы спл. Однко доктор скзл, что нш «больной» способен передвигться, если его поведут под руки, но предпринять что-либо смостоятельно или отвечть н вопросы не сможет. Возможно, он слышит и видит, но вряд ли понимет, что происходит с ним и где он, во всяком случе не способен вмешться. Доктор был уверен, что можно нчинть следующий этп оперции.

* * *

Итк, три мшины тронулись с площди. Первую вeл Дн. Во второй ехли Эйхмн и его «свит», в последней – остльные члены экипж. Мшины покинули территорию эропорт, проехли по шоссе несколько сот метров и свернули впрво – к территории нционльной ргентинской викомпнии.

Когд колонн остновилсь у ворот, к ней подошел вхтер. Дн, кк обычно в эти дни, окликнул его:

– Эй, Исрэл!

Все вхтеры знли Дн и симптизировли ему. Исрэл не колеблясь поднял шлгбум. Д и ккие могли быть сомнения, если в мшинх ехли члены экипж в форменной одежде. Некоторые громко рзговривли и смеялись, другие выглядели устлыми, будто не успели кк следует отдохнуть. Трое во второй мшине спли крепким сном. Автомобили не срзу нпрвились к смолету, сделли большой круг, чтобы объехть мстерские, где горел яркий свет.

Гби не знл, что совсем нездолго до того к смолету подошли рботники ргентинской викомпнии поглзеть н «Бритнию». Цви Гутмн сердечно принял гостей, отвечя н их вопросы. Но увидев, что к смолету приближется колонн втомшин, Цви поспешил увести гостей н другую сторону. Он видел, кк из мшин вышл большя групп членов экипж и среди них кого-то вели под руки.

Гости Гутмн не зметили ничего особенного, он же поспешил рспрощться с ними.

Соглсно укзниям, нши устроили у трп двку, чтобы Эйхмн окзлся в смой гуще. Его вели под руки Эзр Эшет и Йоэль Горен. Гд Нешри, стоявший возле смолет, увидел троих незнкомцев в форменной одежде и срзу понял, кого ведут. В тот момент, кк эти трое стли поднимться по трпу, прожектор злили светом бетонку. Чтобы поскорее зкончить посдку, Нешри подтолкнул Эйхмн в спину.

В дверях смолет ждл Фриц Шефер, чтобы помочь товрищм: трп не был рссчитн н «Бритнию». Он приподнял Эйхмн и внес в смолет. Немц тут же отвели в передний слон и усдили возле окн. Здесь было всего восемь кресел, и преднзнчлись они для членов экипж. По инструкции им всем полглось «зснуть», чтобы в случе проверки можно было предствить их кк подменную комнду, которя вступит в обязнности во второй половине полет. Чтобы не мешть «спящим», в слоне не зжигли свет.

Когд Эйхмн усдили, об пилот вошли в свою кбину и тут же зпустили моторы. Смолет рзвернулся и поктил к глвному зднию эропорт.

Он прибыл туд в 23:15. Все шло четко по плну.

* * *

Знчительно позднее я узнл о том, что происходило нкнуне посдки Эйхмн. Кенет и его нпрник прибыли в «Тиру» в 21:00. Дорог был свободной. По пути они не встретили мшину Ицхк, никких следов врии тоже не зметили. Они думли, что встретят Ицхк н вилле, но и тм ничего о нем не знли.

Н «Тире» усердно готовились к отпрвке: Эйхмн мыли, брили, гримировли, зтем н него ндели форму летчик. Он уже знл, что ему предстоит дорог, и помогл нм в приготовлениях. Увидев врч со шприцем, Эйхмн скзл, что в этом нет необходимости – он обещет не сопротивляться. Но поняв, что укол – дело решенное, с готовностью подчинился.

Врч воспользовлся иглой, которую можно оствлять в вене, чтобы время от времени добвлять нркотик. Когд Эйхмн выводили из дом, он уже здремывл и пришлось вести его под руки. Однко он все же зметил, что н него не одели форменный пиджк и скзл, что это может вызвть подозрения.

В последние чсы пребывния н «Тире» он особенно стрлся помочь нм, дже двл советы, кк лучше зконспирировться, и беспокоился, удстся ли нм оперция. Было ли это отржением его душевного склд? Или он просто боялся, что мы прикончим его, и стрлся спсти свою жизнь? У нс не хвтло времени рзбирться в тонкостях его психологии.

Усженный в мшину, Эйхмн попросил Кенет принести очки, тк кк они пондобятся ему в Тель-Авиве.

Врч сел рядом с ним, чтобы в случе необходимости добвлять нркотик. Поэтому пленнику и не ндели пиджк.

* * *

Убедившись, что мшины проехли шлгбум, я вернулся в столовую. Меня уже ждл Ашер Кедем. Пок мы гдли, кк тм дел у смолет, з окном послышлся гул моторов «Бритнии» – пор было перебирться в другое помещение, и я перекочевл в зл для пссжиров, ожидющих посдки, сел в тихом углу, чтобы нблюдть з событиями.

В этом полупустом зле я не хотел открыто встречться с Кедемом и попросил его узнть у Лзр и Авнер, кк дел, и подть мне условный сигнл. Вскоре он вернулся и покзл знкми, что все в порядке.

Издли я увидел Дн Авнер и тех членов экипж, которые поднялись с Эйхмном н борт смолет: они сошли н бетонку, чтобы пройти устновленный для летчиков контроль. Опертивников, сопровождвших Эйхмн, среди них не было.

Я понял, что их решили оствить в смолете. Знчит все шло по плну, и можно было ндеяться, что все формльности пройдут з них их товрищи.

Я вышел из зл и нпрвился к Гби и Эуду. Мы вместе решили, кого из опертивников включить в соств экипж смолет. Все нши люди имели при себе нужные документы и свои вещи. Я скзл Гби, чтобы те, кто полетят, ждли моего сигнл, оствшиеся отпрвятся н поиски Ицхк. Если же нйти его не удстся, то пусть кто-нибудь один остется в городе, чтобы продолжить розыски и н другой день, остльные обязны немедленно покинуть Аргентину.

Кк только взлетит смолет с Эйхмном, Менше должен сообщить Рфэлю, что его здч выполнен и он свободен.

Я никому не говорил, что буду делть см. Вещи и бумги были при мне, и я мог принять любое решение в последнюю минуту.

* * *

Я вернулся в зл ожидния. Тм ничего не изменилось. Члены экипж еще толпились у стол тможенников. Знкми я подозвл Кедем и попросил его ускорить процедуру, чтобы смолет взлетел кк можно рньше. Кедем ответил, что повлиять н тможенников невозможно: они еще вообще не появились, тк что проверк и не нчинлсь.

Чсы покзывли 23:40. Я попросил Лзр рзыскть тможенников. Через пять минут он привел их. Они извинились з опоздние и проверили всех нших быстро и корректно. Носильщики отнесли бгж к смолету.

Нстл черед тех, кто ждл н улице. По моему сигнлу они подошли к столу тможенников, еще не совсем понимя, зчем. Я скзл им, что они летят этим смолетом.

И тут появился Ицхк, мокрый от пот, устлый и взволновнный. Я тут же подошел к нему и прикзл подняться в смолет.

В последний момент в смолет вошел и я. Двери зхлопнулись, моторы взревели – большой полет нчлся.

* * *

Теперь можно было вздохнуть свободно и признть, что счстье улыблось нм до последней минуты. Хотя именно последние минуты зствили меня сильно поволновться. В то время, когд нши проходили тможенную проверку, в зле появился некто в шттском, в котором легко угдывлся свой для здешних мест человек, причем человек с высоким положением. Он быстрыми шгми прошел мимо чиновников, и не подумвших остновить его, и почти уже бегом нпрвился н площдку, где стоял нш смолет. Вслед з этим шттским спешил другой. Тут меня покинуло спокойствие. Об они стояли н поле, пок смолет ктил к концу дорожки и рзворчивлся. Моторы увеличили обороты. «Взлетй же!» – молился я мысленно. Но смолет, конечно, не слушлся, потому что ему положено перед взлетом выждть сигнл с контрольной бшни.

Минуты тянулись бесконечно долго. Неужели нм изменило счстье? Но в пять минут первого смолет взревел еще рз и поктил по взлетной полосе. Это было уже 21 мя 1960 год.

33. Н пути в Дкр

В полете я нконец узнл, что же случилось с Ицхком. У него испортилсь мшин, звести никк не удвлось, тк что пришлось оствить ее н обочине и пешком отпрвиться н поиски ткси. К «Тире» Ицхк подъезжть не решился, поэтому оствил ткси длеко от виллы и снов пошел пешком. Н «Тире» он ншел только Дни и Эли, рзбирвших тйник. Эли и Дни ждли возврщения Гби и Эуд с вестями из эропорт.

Ицхк нрисовл плн мест, где бросил поломнную мшину, потом помчлся к ткси, чтобы срочно отпрвиться в эропорт.

* * *

Только Арон Лзр знл истинную причину здержки вылет ншего смолет. Последние 15 минут перед стртом были для Лзр смыми трудными во всей оперции. Весь день он пробегл, добивясь, чтобы «Бритния» могл взлететь без препятствий – технических или процедурных.

Около полуночи Лзр стл волновться. Он знл, что нстли решющие минуты, мысленно проверил, все ли сделно. Смолет уже н взлетной дорожке, вот уже поктил к линии стрт, вот... Но что ткое? Отчего он не взлетет?

Лзр связлся с контрольной вышкой. Ему ответили, что произошл небольшя здержк: в полетном формуляре пропущен одн подробность. Лзр удивился, но поспешил в диспетчерскую и зполнил пропущенный в формуляре пункт. Ему стло ясно: если взлет снов здержт, то придирк к формуляру – только предлог. Но вылет рзрешили, и нш смолет нконец поднялся в небо.

Не успел «Бритния» уйти из зоны эропорт, кк в зле ожидния появился пссжир, который хотел лететь с нми. Это был Арон Доберт из министерств торговли и промышленности. Он прилетел в Аргентину н «Бритнии» и собирлся тк же улететь. Он и приехл лишь потому, что подвернулсь ткя окзия: и с родными в Бузнос-Айресе повидться, и служебные дел улдить.

Доберт узнвл, когд нш смолет должен взлететь, и ему официльно сообщили, что в дв чс ночи. Он примчлся в эропорт зблговременно, «Бритния» ушл... «Что з безответственность?! Рзве можно тк вести себя с пссжирми?!» – негодовл Доберт.

Все свое неудовольствие он излил н Лзр, тот, понимя, что с точки зрения логики и прв нш викомпния виновт перед пссжиром, всячески извинялся. Объяснить же, отчего смолет взлетел рньше срок, Лзр не мог.

Пссжир, рзумеется, откзывлся принимть извинения и требовл, чтобы Лзр связлся с контрольной вышкой и вернул смолет. Лзр ответил, что уже поздно: мшин ушл слишком длеко. Доберту ничего не оствлось, кк вернуться в Буэнос-Айрес, но он пообещл Лзру, что это дело тк не оствит.

Доберт не знл, что мы приложили немло сил, стрясь рзыскть его и предупредить, что взлет перенесли н более рнний чс. Однко я смог принести ему свои извинения только через дв год. Нездолго до взлет мы получили депешу из Брзилии: смолету рзрешили пролететь нд стрной и совершить промежуточную посдку в Ресифе. Но члены экипж хорошо помнили инцидент н пути в Аргентину и не хотели рисковть, поэтому пилоты пошли н риск, избрв окольный мршрут. Для пилотов ткой полет был большой нгрузкой, для прочих же членов экипж – рдостью.

Эйхмн очнулся, когд моторы уже ревели вовсю. Первое, что он спросил, это с четырьмя ли моторми смолет. Рзумеется, его интересовл не техническя сторон дел, шкурня: не опсно ли пересекть окен н тком смолете? В эту минуту он вряд ли вспоминл о миллионх людей, которые по его милости проделли последний в своей жизни путь в вгонх для скот, без пищи и воды.

Окончтельно очнувшись, пленник попросил сигрету. Темные очки не двли ему возможность рзглядеть спутников, но он прислушивлся к тому, что происходит в смолете.

– Моторы рботют отлично! – скзл он. – Пилоты у вс хорошие.

Второй пилот Гд Нешри подошел ко мне, пожл руку и поздрвил с успехом. А потом поинтересовлся, кк обстоит дело с Мртином Бормном и Йозефом Менгеле. Я ответил, что если бы мы могли провести оперцию несколькими неделями рньше, то, возможно, поймли бы и Менгеле.

Подошел Дн Авнер и попросил рзрешения сообщить членм экипж, кого они везут. Я просил повременить с этим, пок мы достточно удлимся от Аргентины. Но Дн снов пришел с этой же просьбой. Я сдлся.

Тогд Авнер собрл членов экипж и скзл:

– Н вшу долю выпл редкя честь. Вы учствуете в оперции, имеющей историческое знчение. Неизвестный, которого мы везем, – Адольф Эйхмн!

Известие произвело эффект рзорввшейся бомбы. Большинству членов экипж не ндо было объяснять, кто ткой Эйхмн.

Стюрд Лео Брки подошел к Дну и скзл:

– Спсибо тебе, что ты включил меня в экипж. Я этого никогд не збуду.

34. Цви Гутмн

Цви Гутмн был знят в кбине пилотов. Вернувшись в слон, он увидел, что тм црит необычйное волнение. Тогд Цви не выдержл, подошел к Дну и нпрямик спросил:

– Могу я, нконец, узнть, кто тот человек в темных очкх?

Дн удивился и переспросил:

– Ты рзве не знешь? Адольф Эйхмн.

Последующие мгновения не зпечтлелись в пмяти Гутмн. Он узнл от товрищей, что побежл в тулет и тм рзрыдлся. Дн пытлся его утешить, но Цви не слышл, что ему говорили.

Он плкл долго, потом ринулся в передний слон, но его удержли. Товрищи просили его успокоиться.

Когд Гутмн спрвился с собой, ему рзрешили войти в слон. Первое, что он увидел, – немцу дют сигрету. Цви не выдержл:

– Првильно! Нм в концлгерях тоже двли сигреты!

Эйхмн повернул голову в сторону незнкомого голос, но не мог ничего увидеть сквозь черные очки. Гутмн понял, что мешет охрне, и вышел.

Он походил по коридору и снов вернулся, сел нпротив Эйхмн и не сводил с него глз. Он смотрел н убийцу, но видел, кк няву, своего млдшего брт Цдок. Мльчику было тогд всего шесть лет. Немец-солдт тщит ребенк з собой – шестилетний мльчик не может рботть, потому не нужен. Еврейских детей увозили з город, где рсстреливли или душили в втомобилях-душегубкх. А убив, сжигли в кремториях.

Цви был стрше, он мог рботть, и поэтому его оствили в живых. Сколько рз он обмнывл смерть? Минимум десять. В первый рз – в дни грндиозной облвы, когд в еврейские дом ворвлись «фольксдойче», чтобы отыскть несметные еврейские клды. Он, одинндцтилетний мльчик, был дом один. Цви знл, что его дядя держит чсть товр н чердке. Но Цви решил лучше умереть, чем выдть дядю. Немец повлил ребенк н пол, пинл, душил. Цви плкл и хрипел, но не скзл ни слов. Увидев, что мльчик потерял сознние, немец сбросил его с лестницы. А он не рзбился. Зтем в еврейские дом еще двжды врывлись солдты и тщили всех, кто попдлся. В первый рз поймнных рсстреливли з городом, во второй – грузили в эшелон, уходивший в Треблинку.

Цви и его семья спрятлись в тйникх, построенных отцом и дедом. Один тйник был в подвле, второй – з стеной. И они тогд уцелели.

Вскоре немцы создли в городке гетто, неподлеку от сингоги, согнв туд евреев. В гетто провели третью облву.

Н этот рз счстье, кзлось, изменило Цви. Когд вся семья спрятлсь в тйникх, выяснилось, что среди них нет млдшего брт. Цви отпрвился н поиски и уже не смог вернуться в тйник. Он убежл з город, прятлся в поле среди кустов тбк. Вечером его поймл ккой-то человек и передл немцм. У вокзл Цви увидел родственников и примкнул к ним. Евреи стояли в длинной очереди, километр н дв. Колонну грузили в товрные вгоны.

Немцев тм было немного. Большинство охрнников – поляки из местных жителей. В ккой-то момент евреи бросились нутек, побежл и Цви с двоюродным бртом в пшеничное поле. По бегущим стреляли. Бртья весь день прятлись и уходили все дльше. К вечеру они добрлись до деревни, где жили несколько знкомых крестьян. Мльчики долго не решлись постучть к ним. Нконец, поборов стрх, вошли в дом, попросили у крестьянин поесть. Он дл им по ломтю хлеб и скзл, чтобы они убирлись: он не хочет влипнуть в историю. Но куд они могли пойти? Решили вернуться в город и узнть в сингоге, есть ли здесь еще евреи? К ночи из убежищ вышли несколько уцелевших. В полночь немцы окружили городок и в громкоговорители сообщили, что евреям нечего больше опсться: кция зкончен, можно выходить из тйников.

Цви и его брт вернулись ночью в семейный тйник. Но кк долго можно жить в убежище? Отец решил бежть отсюд: кто-нибудь мог выдть немцм оствшихся евреев. Ночью семья выбрлсь из городк и пришл в дом к одному польскому крестьянину, которому отец Цви еще в нчле оккупции отдл свою мебель и вещи. Поляк стршно испуглся и просил уйти. Но жен этого человек зступилсь з беглецов. Их зперли в срй. Они вырыли для себя тйник и просидели тм до зимы. Но хозяин покупл слишком много хлеб и тем смым выдвл себя. Во всяком случе, тк он говорил и требовл чтобы евреи убирлись.

Беглецы решили схорониться под стогми. Ночью они вырыли яму и под утро перебрлись туд из сря. Но что-то не понрвилось отцу, и он решил проверить ндежность человек, укрывшего их. Семья Цви незметно выбрлсь из тйник и спрятлсь н крю лесочк. Вскоре они увидели, кк появилсь большя толп крестьян с косми и вилми и нпл н убежище. Поляки проткнули вилми стог, потом подожгли его.

Теперь беглецы могли жить, только прячсь в лесочкх и воруя съестное. Узнв, что в их городе еще есть гетто, они пробились туд. Но гетто окзлось зпдней. Однжды немцы окружили его и нчли новую оперцию: отдельно собрли детей и стриков, молодых женщин, мужчин. Цви стоял среди мужчин, но он был мл и немцы вытолкнули его. Он спрятлся в уборной и, переждв, вылез оттуд и вернулся к взрослым. Н этот рз он встл н кмень и выглядел выше, чем был. Вечером немцы рсстреляли з городом всех, кто был им не нужен. Ночью с рсстрел вернулись пятьдесят мужчин, рботвших могильщикми...

Утром оствшихся в живых евреев погнли в рбочий лгерь. Некоторые в колонне толкли телеги с инструментом. Цви увидел, что в одной из телег сидит его бртишк Цдок. Мльчик во время облвы прятлся з грудой кмней, потом присоединился к колонне. Цви взял его з руку и не отпускл. По дороге в колонне они ншли и своего отц. В лгере, куд их привели, коменднт Фйгс устроил «линейку». Детей и пожилых мужчин вывели из строя. Цдок спрятлся в уборной, но немцы ншли его. Цви и его отец видели, кк солдт тщил мльчик в группу обреченных. Детей и стриков убили з лгерем, хоронили их евреи.

Оствшихся нпрвляли н рботу в рзные мест. Цви попл н звод, где делли зпчсти для смолетов. С отцом он виделся только по ночм. Дядя Цви был с ними в одном лгере. Он пытлся бежть, и его зстрелили. В том же лгере несколько человек поплись н крже пищи. Коменднт Фйгс построил узников и н виду у всех выколол «ворм» глз... Но он ошибся, считя, что отвдит людей от крж.

Вскоре групп прней и девушек из числ узников ворвлсь в крульное помещение, похитил оружие эсэсовцев и бежл. В отместку охрнники нбросились н тех, кто остлся в лгере. Фйгс построил лгерь н плцу и зявил, что убьет кждого четвертого в нкзние з совершенный побег. Нчлся отсчет, Цви попл в число обреченных. Всю ночь и до следующего дня приговоренные к смерти пролежли н плцу. В полдень прикз изменили – решили убивть кждого второго из них. Снов пересчитли людей, н сей рз Цви повезло.

Немцы выстроили приговоренных н плцу, снов пересчитли и рсстреляли кждого второго – около ст человек.

Полтор год спустя Цви перевели в Мйднек, где он рботл мехником в грже СС. В Мйднек привозили евреев из рзных стрн и убивли, были тм и пленные крснормейцы. Когд к Мйднеку приблизилсь советскя рмия, их всех убили. Евреев тоже уничтожли по списку, соствленному зрнее. Остльных пешком и поездми перепрвили в Освенцим. Многие погибли по дороге, во время ужсного переход, многих отпрвили в гзовые кмеры в Освенциме. Цви попл в колонну осужденных н смерть, но в последнюю минуту ккому-то немцу потребовлись рбочие руки, и он выбрл Цви. Мльчик побрили и выттуировли н руке номер 18466, тк он попл в лгерь в Глейвице-Б, где нконец получил миску суп и ломоть хлеб. Небо послло ему еще один подрок: здесь мльчик встретил отц.

Несколько месяцев они рботли н производстве пушек. Кк-то рз Цви и его товрищ отпрвили в город з молоком для охрны. Когд они появились н улице, толкя тележку с бидонми, вокруг собрлсь толп, потрясення зрелищем – дв полуживых ребенк, впряженных в тележку. Добря женщин подл им булочку, но солдт выхвтил ее и бросил. Когд они нконец добрлись до молочного звод, их встретили улюлюкньем и крикми: «Жиды – воры!»

Когд русские бомбили Глейвиц, звод и лгерь нчли эвкуировть. Узников пешком погнли в Верхнюю Силезию. Н другой день появился нчльник глейвицского лгеря и отобрл желющих идти дльше. Цви и его отец остлись. Вскоре русские подошли к лгерю, тогд эсэсовцы нчли обстреливть брки трссирующими пулями. Деревянные строения згорелись, многие узники погибли. Цви и его отец спрятлись в пустом бетонном склде.

Н другой день стло ясно, что немцы бежли. Гутмны выбрлись из лгеря и отпрвились в близлежщий городок. Тм их встретил птруль крснормейцев...

Можно понять, отчего Цви Гутмн потерял смооблдние, увидев Эйхмн. Он долго молч сидел нпротив убийцы, смотрел, вспоминл и плкл. Зтем он встл и вышел из слон. Говорят, что Цви дже пытлся улыбться.

Больше он не проявил к плчу никкого интерес. Я не входил в носовой слон, пок не понял, что интерес к Эйхмну ослб. Д и ни к чему было привлекть внимние к своей персоне. Войдя туд, я увидел возле иллюминтор бодрого Эйхмн. Он срзу почувствовл, что кто-то новый пристльно рзглядывет его, и зерзл в кресле.

Доктор скзл мне, что пциент вполне здоров и окончтельно очнулся от нркоз. Он продолжет помогть охрне и, можно полгть, не предпримет кких-либо попыток сбежть или осложнить нше положение во время промежуточных посдок. Мы решили не вводить ему больше усыпляющих средств. С кпитном мы договорились, что в Дкре члены экипж не выйдут из смолет. Если же влсти будут нстивть, чтобы они покинули мшину во время зпрвки, то врч не позволит беспокоить больного. В тком случе доктор и двое опертивников остнутся при Эйхмне.

Охрнникм же я скзл, что, несмотря н примерное поведение немц, доверять ему не стоит, ндо внимтельно следить з ним – кк бы он не попытлся покончить с собой. В полете Эйхмн стерегли Эзр Эшет, Зеев Керен, Йоэль Горен, Элиш Нор и Йорм Голн. Им приходилось кормить преступник, словно ребенк, ведь он ничего не видел в своих очкх. Гд Нешри вызвлся помогть нм обслуживть Эйхмн и удивлялся его могучему ппетиту. См Нешри ничего не ел с той минуты, кк Эйхмн очутился н борту мшины.

Для пссжиров полет проходил спокойно. Но для экипж он был не тк уж прост. Был момент, когд рсчеты покзли критическое положение с горючим. Пилоты предложили в крйнем случе зпросить рзрешения н посдку во Фритуне, в Сьерр-Леоне, вместо Дкр. Меня это совсем не устривло. С точки зрения безопсности Сенегл был куд предпочтительнее Сьерр-Леоне, тем более, что по пути из Фритун в Лод пришлось бы сделть еще несколько промежуточных посдок. Решили тянуть до Дкр. Мы прибыли туд с минимльным зпсом горючего после триндцти чсов и шести минут полет.

При зходе н посдку мы все беспокоились, кк нс примут в Буэнос-Айресе, не возникли ли тм ккие-то подозрения? Может быть, ргентинцы дли телегрмму с просьбой проверить нс в Дкре кк следует? Нм вовсе не улыблсь перспектив нового испытния.

Но в эропорту опсения рзвеялись. Смолет приняли кк обычно. Нм шли нвстречу во всем, рзрешили оствить пссжиров и комнду в смолете во время зпрвки.

Цви Гутмн был в числе тех, кто сошел н бетон, чтобы следить з зпрвкой. Лео Брки отпрвился покупть продовольствие и другие товры, необходимые для полет. Он пострлся звершить дело кк можно скорее, чтобы не здерживть взлет. Пилоты ушли оформлять бумги.

Остльные оствлись в смолете. Пссжиры млого слон снов получили прикз «зснуть». Я рсположился рядом с ними, чтобы присутствовть в случе проверки.

Эйхмн не усыпляли, но он вел себя безупречно. Он не проронил ни слов и в тот момент, когд в слон вошли дв фрнцуз и зглянули в тулет. Они были предствителями снитрного контроля эропорт и единственными предствителями влстей, которые поднялись н борт ншей «Бритнии».

Примерно через чс мы взлетели.

35. «Я привез Адольф Эйхмн»

Нши пилоты решили совершить невероятное: из Дкр без посдки прилететь в Лод. Это было возможно при двух условиях: мксимльня высот полет и попутный ветер.

Погод блгоприятствовл: небо было чистое, ожидлся ветер с «кормы». Н этом учстке пути Мегед отдыхл, смолет вел Нешри.

Я большую чсть пути проспл, когд проснулся, уже светло. Мы летели нд Средиземным морем, быстро приближясь к берегм Изриля. Помогл попутный ветер. Спутники Эйхмн доложили, что ночь прошл спокойно. Пленник много спл и вел себя прекрсно. Я помылся, побрился, сменил одежду и стл тким бодрым, кким уже двно не был. Оствлось дть укзния относительно последнего этп пути: когд смолет приземлится, Эхмн срзу передем опертивной службе, он – компетентным юридическим инстнциям. Нш роль н этом зкончится. Поэтому я воспользовлся свободным временем и поблгодрил всех учстников оперции.

Вскоре покзлись нши берег. Через одинндцть с половиной чсов после взлет в Дкре колес смолет коснулись бетон. Я вошел в кбину пилотов, пожл им руки и искренне, от всей души поблгодрил их з преднность, з отличную рботу и солидрность, проявленные по отношению ко мне и ншей группе.

Прежде чем сойти н землю, я зглянул в носовой слон. Мне покзлось, что Эйхмн побледнел. Он чувствовл суету вокруг и весь дрожл. Я попрощлся с охрной и врчом, прикзл им передть Эйхмн Гилелю Анкору, которого уже рзглядел в иллюминтор.

Было 22 мя 1960 год. Я отсутствовл двдцть три дня.

* * *

Гилель Анкор приехл в эропорт с помощникми и специльной зкрытой мшиной. Я прикзл ему взять пленник под опеку, позботясь о полной секретности, и обеспечить охрну немц – исключить всякую возможность покушения н Эйхмн и попыток смоубийств. Он должен содержть Эйхмн в ндежном месте, пок я не извещу, что нстл пор передть его нчльнику изрильской полиции.

Я позвонил домой и скзл жене, что вернулся и буду дом после обед. Он не удивилсь и ни о нем меня не спросил. В 9:15, отдв последние рспоряжения, я отпрвился в Иеруслим к глве првительств. Мне нужно было попсть в его кбинет до десяти утр, когд првительство собирется н еженедельное зседние. Если зседние нчнется, то уже нельзя будет вызвть Бен-Гурион, не привлекя внимния всех присутствующих.

Я подгонял бедного водителя всю дорогу, и он доствил меня в кнцелярию Бен-Гурион в 9:50. Политический секретрь Ицхк Нвон не нуждлся в рзъяснениях: он понял, что я не стл бы беспокоить глву првительств з считнные минуты до зседния без крйне вжной причины. Спустя минуту я уже входил в кбинет. Бен-Гурион удивился, увидев меня, и спросил, когд я вернулся. Я ответил, что прибыл дв чс нзд и у меня для него сюрприз. Стрик посмотрел н меня с еще большим удивлением: мы никогд не пользовлись в беседх столь возвышенным языком. Я рссмеялся:

– Я привез с собой Адольф Эйхмн. Вот уже дв чс он нходится н земле Изриля, и, если вы одобрите, мы переддим его полиции.

Бен-Гурион ответил не срзу. Хотя ему и было известно, что мы нпли н след преступник, он, видимо, не верил в удчу.

– Вы убеждены, что это – он? – спросил Бен-Гурион.

Я рсскзл, что мы неоспоримо опознли Эйхмн, д он и см признлся. Опознны члены его семьи. Его сыновья носят фмилию Эйхмн. Бен-Гурион покчл головой и попросил, чтобы мы не предпринимли официльных шгов, пок кто-либо из знвших Эйхмн не удостоверит его личность. Глв првительств уполномочил меня передть пленник полиции и обртиться в суд з получением ордер н его рест, кк только он будет опознн свидетелями.

От Бен-Гурион я поехл к моей дочери, учившейся и рботвшей в Иеруслиме. Мы обнялись, и дочь спросил:

– Где ты был?

– Длеко...

Он мхнул рукой и прекртил рсспросы. По дороге в Тель-Авив водитель не умолкл и зсыпл меня вопросми. Он хотел знть, что будет, когд нш тйн стнет достоянием общественности.

Я поехл н рботу. Вскоре пришел Анкор и доложил, что Эйхмн в ндежном месте. Врч был с ним, пок немц не посдили в кмеру. Анкор проверил охрну, предусмотрены ли необходимые меры предосторожности н месте – все было в порядке!

Я отпрвил Анкор к нчльнику полиции Иосефу Нхмису с сообщением о том, что Эйхмн у нс в рукх и соглсно укзниям глвы првительств будет передн полиции, зтем предн суду. Нхмис был поржен. Он вызвл нчльник отдел глвного упрвления полиции и попросил Анкор повторить сообщение в его присутствии. Они договорились, что Анкор приедет в упрвление звтр утром и отвезет обоих инспекторов туд, где содержится Эйхмн. Они приглсят с собою судью и н месте получт ордер н рест – тк проще сохрнить дело в тйне.

В то утро Хги нходился в Хйфе. Он вернулся в Тель-Авив после обед и тут же явился ко мне. Мы обсуждли с ним две проблемы. Текст сообщения, которое глв првительств сделет в кнессете. Бен-Гурион хочет оповестить прлментриев о доствке Эйхмн в Изриль в тот момент, когд свидетели опознют рестовнного. А потом мы стли гдть, кто бы мог быть этим свидетелем.

Хги вспомнил о Моше Агми из Кфр-Гилди, который встречлся с Эйхмном в Вене в 1938 году кк уполномоченный еврейского гентств «Сохнут». Вспомнили мы и Бено Коэн – бывшего сопредседтеля сионистской оргнизции Гермнии в тридцтые годы.

Решили воспользовться услугми обоих и нчть с Агми. Действовть ндо срочно, тк кк нш тйн известн немлому числу людей, не имеющих нвык хрнить секреты рзведки.

Хги собрлся было в Кфр-Гилди, но окзлось, что в тот день Агми нходился в Тель-Авиве. Хги созвонился с ним и приглсил н срочную встречу в кфе «Лидия» н площди Мсрик. Тм он рсскзл Моше о ншей миссии и о том, что ндо опознть Эйхмн. Агми, конечно, рзволновлся.

Они встречлись двжды в октябре 1938 год в Вене. Он попросил прием у Эйхмн в связи с делми школ, готовивших еврейскую молодежь к рептриции. Кнцелярия Эйхмн нходилсь в змке Ротшильд. Эйхмн в форме СС принял сохнутовц с нескрывемым презрением. Он прикзл Агми стоять по стойке «смирно» и не приближться, сохрняя дистнцию минимум в четыре метр. Он спросил, кто Агми ткой, и потребовл предствить ему плны подготовки молодежи в течение сорок восьми чсов. Аудиенция длилсь не больше десяти минут. Дв дня спустя Агми привез плны, Эйхмн предостерег его: он должен знимться только подготовкой к рептриции и ничем иным. В конце беседы Эйхмн скзл, что связь с Агми поручен офицеру по фмилии Гюнтер.

Прошло немло лет с тех пор, и Агми мог збыть, кк выглядел Эйхмн. Д и внешность его изменилсь. Поэтому Хги посоветовл Агми попытться опознть немц, рсспршивя его о тех встречх в Вене, нмеренно путя имен, чтобы Эйхмн попрвлял его.

Зтем они поехли к Эйхмну. Сперв Агми понблюдл з ним в окошко двери, но не узнл его. Тогд Агми пустили в кмеру. Он нзвл свое прежнее имя – Моше Ауэрбух – и спросил, помнит ли Эйхмн их встречу в Вене в 1938 году. Арестнт ответил, что без очков не может узнть никого. Принесли очки. Он пригляделся к Агми и скзл, что не узнет его. Стли беседовть о Вене 1938 год и об их встрече, причем Моше путл имен. Эйхмн тут же попрвлял его и стл припоминть подробности их беседы.

Теперь Агми уже не сомневлся, что перед ним Эйхмн: никто другой не мог знть, о чем они говорили в 1938 году.

Хги тут же позвонил мне домой и сообщил о результтх очной ствки.

Бено Коэн в тот день нйти не удлось.

Вечером я доложил Бен-Гуриону, что один очевидец опознл Эйхмн.

Оствлось еще одно дело – дело чести. Перед тем, кк официльно объявить н весь мир о поимке Эйхмн, мы были обязны сообщить об этом доктору Буэру. С феврля 1960 год он не получил от нс никкой информции, хотя несколько рз обрщлся с вопросми к Реувену Хрпзу.

Сейчс я нмеревлся послть депешу Реувену о том, что он получит от Анкор вжное сообщение 23 мя. Я хотел, чтобы Фриц Буэр узнл о поимке Эйхмн н дв чс рньше, чем об этом сообщит кнессету Бен-Гурион.

Бен-Гурион, получив мое сообщение о встрече Агми с Эйхмном, решил оповестить членов кнессет н следующий же день – 23 мя в 16:00.

Получив ншу телегрмму, Реувен понял, что мы сумели поймть Эйхмн. Он тут же связлся с доктором Буэром и попросил встретиться с ним в городе утром. Буэр рзволновлся и поинтересовлся поводом для встречи. Реувен ответил, что до утр не сможет ничего сообщить, но весть – хорошя.

В 9:15 утр 23 мя Реувен получил вторую шифровнную телегрмму от Анкор: Эйхмн доствлен в Изриль, но сообщить об этом Буэру можно в 14:00. Реувен тут же позвонил Буэру и попросил о встрече в 13:00 во Фрнкфурте в кком-либо ресторне. Договорившись, он сел в мшину и поехл во Фрнкфурт. При въезде в город один из сктов втомобиля лопнул – только чудо спсло Реувен от ктстрофы.

Из-з врии он опоздл н встречу н полчс. Буэр уже нчл волновться. Реувен не стл дже мыть перепчкнные руки, быстро подсел к столику прокурор и скзл ему, что мы поймли и доствили в Изриль Эйхмн, и вскоре глв првительств зявит об этом официльно.

Буэр рстроглся до слез и хотел в ту же минуту сообщить новость одному человеку. Этот человек, по словм прокурор, был с смого нчл в курсе дел. Пришлось попросить прокурор соблюдть осторожность и не нзывть имя Эйхмн, пок не опубликовно официльное сообщение изрильского првительств.

36. Арьегрд

Арьергрд опертивной группы покинул Аргентину до того, кк сообщение Бен-Гурион поствило ргентинские влсти перед совершившимся фктом.

Срзу после отлет «Бритнии» Эуд и Гби вернулись н «Тиру», где их с нетерпением ждли Эли и Дин. Нволновлись эти двое достточно, потому что Гби и Эуд отсутствовли целых четыре чс. Собрвшись снов вместе, друзья поздрвили себя с большим успехом и пордовлись з Ицхк, попвшего с корбля н бл – из ткси н смолет. Этот способ отлет кк нельзя лучше подходил к его легенде, которую он рсскзывл в Аргентине повсюду: дескть, он – сын богтых родителей, рспоряжется неогрниченными средствми и всю жизнь только и делет, что ездит по свету, ннимя втомобили и виллы, притом все тк готовы ему услужить, что без него не взлетют дже смолеты.

Рно утром четверк принялсь убирть дом. Только сейчс они поняли, кк ждли этой минуты. Освободив виллу, они поехли в Буэнос-Айрес в нше убежище «Рмим», где жили Шлом и Менше. Рфэль Арнон к тому времени уже покинул стрну, получив свои документы, испрвленные Шломом. Менше собирлся уехть из Аргентины ночью, после того кк вернет ключи от всех нших убежищ. Дин и Шлом зкзли мест в смолете курсом н Монтевидео, чтобы вылететь в Уругвй 22 мя.

Гби, Эуд и Эли купили железнодорожные билеты в Чили. Они не хотели лететь смолетом, тк кк в последние дни слишком чсто бывли в эропорту. Им посчстливилось достть мест в спльном вгоне, обычно в здешних местх ткие билеты зкзывли з месяц вперед. Железнодорожный гент посоветовл Эуду поехть н вокзл: бывет, что кто-нибудь откзывется от билетов в последнюю минуту. Эуд тк и сделл и достл три билет. Путешествие должно было продлиться сорок чсов.

Вот уже несколько недель они не ели вкусно и в спокойной обстновке. Теперь же решили отметить звершение оперции в хорошем ресторне. Официнты, слв Богу, не знли причину веселья этой компнии, но зрзились их смехом и обслуживли отлично. Одного официнты не понимли: почему сеньор не ест лкомств, в изобилии поствленные н стол. Если бы им и попытлись объяснить, что он соблюдет кошер, вряд ли официнты поняли бы, в чем дело.

22 мя компния рсстлсь. В Мендозе, погрничном городе Аргентины и Чили, ншим троим путешественникм пришлось еще рз поволновться. Больше суток они не слушли новостей и не могли знть, кк их встретят н грнице. Но все обошлось. Никких особых проверок не было.

Поздней ночью они приехли в Снтьяго. Здесь жил знкомя изрильтянк. Был, првд, поздний чс, но ребят позвонили ей и договорились о встрече н утро. Знкомой решили рсскзть, что путешествовли по Лтинской Америке и зглянули в Снтьяго, чтобы полюбовться Тихим океном. Весь следующий день они гуляли, решив н звтр нпрвиться в Вльприсо. Однко н другой день гзеты сообщили о сильном землетрясении в южной чсти Чили, примерно в шестистх километрх от Снтьяго. Прни решили послть домой телегрмму, что они живы и здоровы, но не хотели делть это в присутствии спутницы. Нконец Эуд изловчился збежть н почту и дть телегрмму н чстный дрес: с ними все в порядке, но смолеты не летют и придется подождть в Чили с неделю. Телегрмму он подписл псевдонимом, который знли только в опертивной группе.

По дороге из Вльприсо в столицу Эуд зглянул в гзету, которую читл некий господин, и увидел имя Эйхмн, нпечтнное гигнтскими буквми через всю полосу. Н остновке Эуд сошел и купил все гзеты, ккие только были в киоске. Вернувшись в втобус, он громко спросил:

– Что это з Эйхмн ткой?

Их спутниц ответил:

– Пишут, что его схвтили.

– Но кто он?

Он нчл объяснять, ккую роль игрл Эйхмн в нцистской Гермнии, и добвил:

– Бен-Гурион известил кнессет, что Эйхмн обнружил изрильскя служб безопсности, и сейчс он нходится под рестом в Изриле. Может быть, вы поймли его? – улыбнулсь он.

– Эх, если бы! – вздохнул Эуд.

Было удивительно, что сообщение опубликовно в тот чс, когд прни еще нходились в Южной Америке. Решили поскорее улететь, и с помощью своей знкомой рздобыли дв билет н смолет в Монтевидео и один в Рио-де-Жнейро. Договорились, что Эуд и Эли полетят вместе, Гби – один.

Смолет с Эудом и Эли стоял в Буэнос-Айресе около сорок пяти минут н зпрвке, и нши сотрудники изо всех сил стрлись не привлекть к себе внимния, ведь Эуд провел здесь, в эропорту, долгие чсы и мог нрвться н знкомого. Но все шло блгополучно. Во время полет Эуд и Эли обсуждли н иврите сообщения гзет. Вдруг Эуд зметил чемодн, приндлежвший пссжиру, сидевшему по соседству. Н чемодне был нклейк с именем: М. Зоре. Стло ясно, что с ними летит генерл Зоре, но он то ли не слышл их беседу, то ли сделл вид, что не слышит.

Генерл встретил по дороге еще двоих опертивников из ншей группы: в Сн-Пуло, сдясь в лйнер курсом н Европу, Дин и Шлом зметили генерл, прибывшего из Монтевидео. Они не удержлись и ншли удобный момент поговорить.

– Вшу стрну сейчс упоминют во всех гзетх! – скзл Шлом.

– Что вы имеете в виду?

– Я прочитл известие об Эйхмне.

– Ах, это! – ответил Зоре и принялся объяснять Дине и Шлому, ккую роль сыгрл Эйхмн в истреблении евреев в Европе.

– Я был в Европе во время войны и видел зверств нцистов, – зметил Дин.

– Тогд вы понимете, кем был Эйхмн.

– Между прочим, в одной из гзет пишут, что Эйхмн доствили в Европу в том смолете, который привозил в Аргентину официльную делегцию.

– Не может быть, чтобы я не знл о похищении Эйхмн. Не все, о чем пишут в гзетх, првд. Дйте мне вш дрес. Я попытюсь выяснить, кк это было н смом деле, и сообщу вм.

Н этом бесед зкончилсь, пссжиров приглсили знимть мест.

37. Предостережение убийцм

В тот день, когд Эйхмн доствили в Изриль, дв стрших офицер упрвления полиции – нчльник следственного отдел Мтитьягу Сел и Шмуэль Рот, исполнявший обязнности нчльник уголовного отдел, – получили прикз явиться к генерльному инспектору. Шеф был взволновн и сообщил им, что Эйхмн поймли и доствили в Изриль. Теперь нчли волновться и подчиненные, Посовещвшись, трое полицейских офицеров обговорили порядок соствления ордер н рест преступник.

Шмуэлю Роту не ндо было объяснять знчение свершившегося. Н другой день инспекторы вместе с судьей Ядидом Алеви приехли к месту зключения Эйхмн, и Рот был поржен, до ккой степени преступник невзрчен: кк и многие другие, он предствлял себе Эйхмн совсем не тким.

Рот перевел н немецкий язык вопрос судьи – кто тков здержнный.

Немец без колебний ответил:

– Я Адольф Эйхмн.

Судья подписл ордер н рест.

Полиция был зинтересовн в том, чтобы Эйхмн опознл хотя бы еще один очевидец, тем более, что мы не рсполгли отпечткми его пльцев. Полиция попросил Бено Коэн срочно приехть.

Бено поехл вместе с Эфримом Гофштетером, которого к тому времени нзнчили глвой отдел 06, специльно созднного для сбор мтерилов по делу Эйхмн. Бено рсскзл Гофштетеру, что видел эсэсовц в Берлине до второй мировой войны, когд тот появился н собрнии ктивистов сионистского движения. Гофштетер попросил Бено поговорить с немцем о том собрнии и умышленно путть имен людей, чтобы Эйхмн мог его попрвить.

Когд Бено и Эфрим вошли в кмеру, Эйхмн побелел кк полотно, видимо, решив, что сейчс его выведут н кзнь. Гофштетер спросил Бено н иврите, знком ли ему рестовнный. Бено ответил, что не может его опознть. Тогд Эфрим спросил Эйхмн, знком ли ему этот господин, и укзл н Бено. Эйхмн пожловлся, что отобрли его очки.

– Это господин Бено Коэн, – скзл Гофштетер.

– Имя мне ничего не говорит.

– А вы помните плестинское бюро в Берлине?

– Конечно, я его хорошо помню.

– И не припоминете господин Коэн?

– Нет.

Бено узнл голос и кцент Эйхмн. Когд Гофштетер снов спросил Коэн, узнет ли он рестовнного, Бено твердо ответил:

– Д, я его зню. Это сотрудник СС Адольф Эйхмн.

Немец кивнул, и Гофштетер спросил его:

– Помните, кк весной 1939 год вы созвли совещние предствителей еврейских оргнизций н улице Принц Альберт в Берлине?

– Нет, меня перевели в Берлин только в сентябре 1939 год. Впрочем, возможно, я и рньше бывл в столице н рзного род совещниях.

Тут вмешлся Бено:

– Н том совещнии присутствовли доктор Пуль Эпштейн, доктор Лилиенфельд, председтель еврейской общины, Гейнрих Штль и Отто Гирш.

– Отто Гирш? – переспросил Эйхмн. – Д, он, помнится, говорил н швбском нречии и постоянно вмешивлся.

Бено спросил о судьбе Пуля Эпштейн. Эйхмн осекся и скзл:

– Стршня судьб. Его рсстреляли. Но это было после того, кк меня перевели в Венгрию.

Бено продолжл вспоминть имен сионистских лидеров Берлин, и Эйхмн отвечл со зннием дел.

Когд Бено нзвл имя доктор Фриден, который был одним из ктивистов в те времен, Эйхмн попрвил:

– Его звли не Фриден, Принц.

Он нчл рсскзывть о собрнии сионистов, состоявшемся в тридцтые годы в Берлине по случю отъезд доктор Принц из Гермнии, и о том, что его – Эйхмн – гестпо послло нблюдть з Принцем.

Бено спросил Эйхмн, помнит ли он имя своего предшественник, возглвлявшего еврейский отдел гестпо до него. Кжется, его звли Кольмн или Кочмн...

– Вы имеете в виду Кохмн, ткого толстого и низкорослого?

После беседы Коэн мог поклясться, что говорил с Адольфом Эйхмном.

23 мя я снов отпрвился в Иеруслим. В тот день глв првительств собирлся известить членов кбинет о поимке Эйхмн, зтем объявить об этом в кнессете. Некоторое время я присутствовл н зседнии кбинет, зтем вместе с Бен-Гурионом отпрвился в кнессет.

Зседние прлмент нчлось кк обычно в 16:00. По городу уже рспрострнилсь весть, что глв првительств собирется сделть вжное сообщение, поэтому зл был в нпряженном ожиднии.

Я редко покзывюсь н людях, поэтому вошел в зл лишь з несколько минут до того, кк Бен-Гурион попросил слов.

Бен-Гурион встл и взволновнным голосом зчитл сообщение:

«Я должен известить кнессет, что изрильскя служб безопсности некоторое время тому нзд обнружил место, где скрывлся один из смых крупных нцистских преступников – Адольф Эйхмн, несущий вместе с глврями нцизм ответственность з то, что они нзывли окончтельным решением еврейского вопрос, инче говоря, уничтожение шести миллионов евреев Европы.

Адольф Эйхмн уже нходится под рестом в Изриле и вскоре предстнет перед изрильским судом соглсно зкону 1950 год о нкзнии нцистов и их пособников».

Члены кнессет были ошеломлены. Они и не подозревли, что пок првительство рвнодушно регировло н сообщения о том, что Эйхмн жив, добровольцы-изрильтяне уже действовли. Они искли преступник, чтобы поймть его и предть суду.

Из кнессет весть рзлетелсь по всей стрне, зтем и по всему миру. Все честные люди отдвли Изрилю днь увжения, преступники, получившие предупреждение, дрожли в своих норх. Но и до них дотянется крющя рук. Ничто не збудется, и рно или поздно спрведливость восторжествует.

«Нм внушли: только привезите его живым»

Генерл Исер Хрэль беседует с советской журнлисткой Верой Черниковой

В теплых янврских сумеркх я приехл н окрину Тель-Авив. Домик н улице Цветов – зелень и тишин. Здесь живет человек, личность которого окутн легендми и тйной. Его профессия – рзведк. Долгие годы он возглвлял службы безопсности Изриля. Теперь хозяин дом н покое. Пишет книги, собирет кртины. Он родился в Витебске в 1912 году, до сих пор понимет русскую речь. Он готов дть первое в своей жизни интервью советскому корреспонденту.

– Г-н генерл, три десятилетия нзд, в ме 1960 год, вы провели оперцию, которя прогремел н весь мир. Розыски, зхвт и доствк в Изриль нцистского преступник Адольф Эйхмн стли одной из смых дерзких кций в истории секретных служб. Потом был открытый суд, который признл Эйхмн виновным в убийстве миллионов людей и воздл ему по зслугм.

Спрведливость восторжествовл, но был ли прведным путь к ней? Вы ловили Эйхмн в чужой стрне, тйком вывозили его через грницу...

– Д, перед нми остро стояли проблемы этики и политики. Мы должны были бы сообщить влстям Аргентины, что подозревем в одном из ее грждн, Рикрдо Клементе, стршного нцистского преступник. А потом – ждть, пок его выддут Зпдной Гермнии. Но стл бы ждть см Эйхмн? Мы решили, что у нс нет выбор и мы должны тйно зхвтить Эйхмн и перепрвить в Изриль.

– Не проще ли было рзделться с ним н месте?

– Ни в коем случе! Цель был совершенно иня – предть Эйхмн суду. Я помню, кк глв првительств Бен-Гурион внушл нм: только привезите его живым, доствьте в тком состоянии, чтобы его можно было судить.

Нцисты в то время опять стли поднимть головы. Ндо было освежить пмять тех, кто предпочел збыть все ужсы гитлеризм и дже нчл твердить, что ничего стршного вроде бы и не было.

А молодое поколение Изриля вообще не верило, что ткое может быть. Тк вот, мы хотели, чтобы они впервые услышли полный отчет о смертном приговоре, который нцисты вынесли целому нроду. И покзть, что это было, и сделть тк, чтобы этого не было больше никогд.

– И все-тки, когд вы поймли Эйхмн, рзве вм не хотелось рстерзть его своими рукми?

– Нет. Меня и моих товрищей удерживли железня дисциплин и порядки, привитые ншей службой. Ни при зхвте, ни во время допросов мы не позволяли себе ничего. Относились к нему вполне нейтрльно. Был конечня цель – суд.

– Вы присутствовли н суде в Иеруслиме?

– Только один рз, в кчестве зрителя, когд двли покзния восствшие узники вршвского гетто. Я был приглшен н кзнь Эйхмн, но не пошел.

– Почему?

– Я десять дней и ночей дышл одним воздухом с Эйхмном, пок мы прятли его в тйнике в Аргентине. Мы кормили его, поили, убирли з ним. Больше я не хотел его видеть никогд.

– Вы охотились еще и з Иозефом Менгеле, врчом-изувером из Освенцим.

– Д, но нм не повезло, он улизнул.

– Улизнули от ответственности многие нцистские преступники. Допустимы ли сейчс оперции, повторяющие охоту з Эйхмном?

– Демокртическое человечество должно помнить об этих преступникх и предвть их суду, пок они еще живы. Мы искли Эйхмн и Менгеле потому, что были уверены, что никто, кроме нс, не нйдет их и не поймет. Но не в нших силх выловить всех остльных. И вообще это дело не одного ншего мленького госудрств. Нужно действовть всем миром. Люди и стрны доброй воли могут сообщ вырвть нцизм с корнем.

– Охот з Эйхмном был смой трудной вшей оперцией?

– Ниболее вжной – д. Смой же трудной был история поисков одного ребенк. Религиозные фнтики похитили мльчик у родителей. Рзрзилсь буря. Мть требовл у госудрств зщиты своих мтеринских прв. К тому же в стрне создлсь сложня политическя обстновк, и првительству ндо было укрепить свои кции. Тк возникло это стрнное для рзведки поручение, н выполнение которого ушло больше трех лет.

Я не буду описывть вм трудности, которые нм пришлось преодолеть. Поверьте, это было сложнейшее дело. Мы рзослли гентов повсюду, ловили любые нмеки, которые помогли бы нйти мльчишку, прочесывли гзеты, слушли рдио, изучли объявления и в конце концов нпли н след. Похитительницей окзлсь Мдлен Ферэ – фрнцуженк, перешедшя в иудизм. Мы обнружили ее в Женеве, он упорно все отрицл. Зствить ее зговорить удлось буквльно чудом – блгодря тому, что нткнулись в ее пспорте н детскую фотогрфию. Это был снимок пропвшего мльчик, одетого и згримировнного под девочку. Ферэ признлсь, что хитростью вывезл ребенк в Америку.

Возврщение мльчик стло у нс в стрне прздником.

– Вш жизнь прошл в тмосфере больших секретов и риск. Вы нверняк не рз подходили к грни зкон. Действия в экстремльных условиях тоже, видимо, бывли экстремльными?

– Вы хотите спросить, был ли кто-нибудь убит людьми генерл Хрэля? Отвечю: нет и никогд. Хотя приходилось стлкивться с совершенно крйними нтиизрильскими действиями. Нш стрн – излюбленный объект шпионж и диверсий.

Я нписл десять книг о деятельности секретных служб