/ / Language: Русский / Genre:det_irony / Series: Дамский смешной детектив

Дульсинея Тамбовская

Ирина Хрусталева

Жила себе Лена и даже не подозревала, что беспутный папаша, которого она никогда не видела, не забыл о дочурке и оставил ей нехилое наследство. Да не что-нибудь, а сеть магазинов в Милане! Прихватив для храбрости подругу Светку, Лена отправилась принимать дела. В Италии девушек встретил роскошный особняк, предупредительная прислуга и… русская мафия, сходу предложившая перекупить магазины раз в двадцать дешевле их стоимости. А когда Лена решительно отказалась, в ее доме прогремел взрыв… Как же хрупким девушкам перехитрить мафию?

Ирина Хрусталева

Дульсинея Тамбовская

Глава 1

Аэропорт «Malpensa», как и все крупные аэропорты, был людным, оживленным и бестолковым. Все крутилось, вертелось, куда-то бежало и что-то громко кричало.

– Я сейчас точно в обморок свалюсь, – простонала Алена. – У меня голова кружится. Еще от посадки не очухалась, а здесь, по-моему, даже хуже, чем в самолете. Почему они так суетятся и кричат? Такое впечатление, что эти итальянцы, все без исключения, страдают тугоухостью, – оглядываясь по сторонам, вовсю ворчала она, разговаривая то ли с подругой, то ли сама с собой.

– Поменьше внимания обращай. Просто итальянцы – слишком темпераментная нация, у них все на эмоциях, – улыбнулась Светлана. – Пошли лучше багаж получать.

– Подожди, давай посидим немного, что-то мне нехорошо, – остановила подругу Алена и в изнеможении присела в кресло. – Свет, вот скажи мне, пожалуйста, почему я впадаю в такую панику при взлете и посадке самолетов? Это фобия, да? Это ведь ненормально, правда? – спросила она.

– Успокойся ты, ради бога, многие люди страдают всевозможными фобиями, кстати, боязнь летать на самолетах – самая распространенная, – ответила девушка.

– Как раз летать я не боюсь… ну, или почти не боюсь, – сморщила носик Алена. – На меня ступор нападает только при взлете и посадке, и меня это страшно напрягает. Вдруг я больная?

– Не заморачивайся, никакая ты не больная. Да и летаешь самолетами не так часто, чтобы беспокоиться по этому поводу. Зачем паниковать по пустякам? – пожала плечами Света. – Мы уже, слава богу, на твердой земле, так что выбрось все из головы, пошли багаж получать, – повторила она.

– Никуда он не денется, наш багаж, очередь рассосется, и пойдем, – отмахнулась Алена, еще глубже угнездившись в кресле. – Ладно, предположим, что ты права и на это не стоит обращать внимания, – продолжила она развивать тему о фобиях, нехотя согласившись с доводами подруги. – Я тоже слышала, что очень многие испытывают что-то подобное. А то, что я по поводу и без повода сваливаюсь в обморок, как барышня из девятнадцатого века, это тоже считается нормальным? Нет, со мной явно что-то не в порядке. Может, мне к врачу обратиться, как ты думаешь, Свет?

– Врач перед тобой, между прочим, – заметила та, ткнув пальчиком себе в грудь. – Или меня тебе мало? Тоже мне, нашла время и место об этом вспоминать. Твои обмороки уже как притча во языцех, мы к ним давно привыкли, и тебе пора. Последний раз говорю, пошли багаж получать, барышня ты наша, – засмеялась она и, схватив подругу за руку, потащила ее в сторону вертушки, где крутились вещи пассажиров, прибывших с этим рейсом.

Девушки простояли там двадцать минут, уже почти все пассажиры забрали свой багаж. Светин чемодан они тоже давно получили, а вот вещей Алены все не было и не было.

– Да что же это такое? – простонала та. – Почему мне всегда везет больше всех, только с обратной стороны? Вот где мои вещи, а? Вот где они? Наверняка потерялись или, того лучше, улетели куда-нибудь к черту на рога, в Занзибар, к примеру.

– Лен, может, ты заткнешься на минуточку? – шикнула на подругу Светлана. – Никуда не денется твой чемодан, сейчас приедет. Кому он на хрен нужен, да еще в Занзибаре? – хохотнула она.

Девушки простояли еще минут пятнадцать, и, когда на вертушке не осталось уже ничего, Светлана проговорила:

– Похоже, что ты оказалась права, твоих вещей нет. Пошли на контроль, там будем выяснять, куда подевался твой багаж.

– Издевательство какое-то, – проворчала Алена и поплелась следом за подругой. – Только со мной обычно происходит что-то невероятное. Я как чувствовала, не хотела сюда лететь, так и знала, что все пойдет наперекосяк, – не успокаивалась она.

– Лен, хватит ныть как маленькая, – одернула ее Светлана. – С тобой поэтому и происходят такие вещи, что ты любишь заранее все предопределять и планировать в черном свете. Бери пример с меня: когда бы у меня ни спросили, я отвечаю – все хорошо, все отлично и замечательно.

– Как я могу говорить, что все замечательно, когда ничего не замечательно, а шиворот-навыворот? – буркнула Алена, хмуро глядя себе под ноги. – Сейчас я им устрою небо в алмазах, мало им не покажется! Они обязаны следить за багажом пассажиров, а не ворон считать, – не успокаивалась она.

Девушки подошли на контроль, и когда Алена уже было открыла рот, чтобы возмутиться по полной программе, Светлана ее остановила.

– Лен, успокойся. Не советую идти на конфликт, лучше спроси обо всем культурно и с улыбкой, тогда и к тебе отнесутся соответственно, давно проверенный метод.

Алена прикрыла глаза, сосчитала до десяти, нацепила на лицо кислую улыбку и обратилась к девушке, которая стояла на контроле:

– Здравствуйте, мне неудобно вас беспокоить, но пропал мой багаж, и мне хотелось бы выяснить, куда он мог провали… подеваться? – спросила она по-английски.

Девушка очень дружелюбно отнеслась к проблеме пассажирки. Она сразу же куда-то позвонила, с кем-то поговорила и после этого успокоила Алену, пообещав, что в ближайшие пару часов обязательно выяснит, что случилось и куда подевались вещи.

– Вы можете пока пройти в наше кафе на втором этаже и посидеть там за чашечкой кофе. Кофе и пирожные, естественно, за счет компании, – предложила она, лучезарно улыбаясь. – А я за это время постараюсь сделать все, зависящее от меня.

– Ну, сидеть здесь еще два часа я не собираюсь, – сказала Алена. – Я оставлю вам номер моего мобильного телефона, как только найдется мой чемодан, позвоните, я приеду и заберу. Если это вас не затруднит, конечно?

Девушка, продолжая дружелюбно улыбаться, снова дала обещание, что постарается все выяснить как можно быстрее, а потом она обязательно позвонит. Поблагодарив за любезность, подруги двинулись к выходу практически налегке, не считая чемодана Светланы и дамской сумочки Алены. Девушки, уезжая из России в Италию, не стали брать с собой слишком много вещей, рассчитывая на то, что смогут все необходимое купить на месте.

– Пить ужасно хочется, – проговорила Света, вытирая пот со лба. – Пойдем, купим бутылку воды.

– Пошли, – нехотя согласилась Алена. – Я уже домой хочу, в Москву, – вздохнула она. – У меня предчувствие, что все здесь пойдет через одно неприличное место, раз началось с неприятностей.

– Поменьше каркай, – улыбнулась Светлана. – Все будет нормально. А вещи? Вещи – это ерунда, в аэропортах так часто бывает. Они обязательно найдутся.

– Да при чем здесь, найдутся или не найдутся? Я о самом факте говорю, – раздраженно проговорила Лена. – Не успели приехать, и сразу же началось… черт знает что. А что дальше будет?

– Нормально все будет, главное – не раскисать, – посоветовала Света.

– Я не раскисаю, я злюсь, – буркнула Алена. – Ну вот куда могли провалиться мои вещи, а? Почему именно моему чемодану приспичило пропасть? Моя мать права, планида у меня такая… несчастливая.

– Может, хватит уже ворчать? – улыбнулась Светлана. – И не стыдно тебе на свою планиду наговаривать? Какая же она у тебя несчастливая? На тебя такое счастье свалилось, а ты….

– Не в деньгах счастье, – отмахнулась девушка. – Поживем – увидим, во что мне это счастье выльется. Пока ничего хорошего я заметить не успела, если не считать того, что осталась совершенно без вещей.

Подруги прошли паспортный контроль и, выйдя в общий зал, сразу же попали в водоворот общей сутолоки.

– Терпеть не могу аэропорты и вокзалы, до чего здесь все бестолково, – снова проворчала Алена и, приподнявшись на цыпочки, старалась разглядеть, где находится выход на улицу.

– Вон, кажется, киоск, где воду продают, – сказала Светлана и, взяв подругу за руку, потащила ее в ту сторону. Девушки подошли к киоску, и Светлана увидела, что воду продают только за евро. Алена тем временем крутила головой, точно пропеллером, разглядывая разношерстную толпу народа, снующую по зданию аэропорта во всех направлениях.

– Лен, спроси, продают ли они здесь за доллары, а то на ценнике стоит цена в евро, – попросила Света. – Мы-то с тобой еще не меняли. Может, он английский язык понимает?

Увидев, что Алена не обратила на ее просьбу внимания, она раздраженно дернула ее за руку.

– Может, хватит по сторонам таращиться? Ты слышала, что я тебе сказала? Хочешь, чтобы я скончалась от жажды?

– Не кричи, я все слышу, – отмахнулась Алена. – Сейчас спрошу. – Она уже было открыла рот, чтобы выполнить просьбу подруги, как ее глаза округлились. – Светка, вон он, мой чемодан! – закричала она, показывая в сторону центрального выхода. – Его вон тот парень забрал. Нет, ты только посмотри, что творится! Кругом беспредел, даже в Италии! Не успела оглянуться – и нате вам, прямо из-под носа вещи умыкнули.

Алена со всех ног бросилась к молодому человеку, который катил тележку с багажом.

– Эй-эй, уважаемый, а куда это, интересно, вы увозите мой чемодан? – закричала она. – Остановитесь.

Парень не отреагировал на ее крик и совершенно спокойно продолжал свой путь. Алена прибавила скорость и в три прыжка оказалась рядом с ним.

– А ну стой, говорю! – рявкнула она и, схватив парня за плечо, резко развернула его в свою сторону. Она невольно залюбовалась мужественным лицом, но тут же взяла себя в руки и строго сдвинула бровки к переносице. Молодой человек посмотрел на странную девушку удивленными глазами и неуверенно улыбнулся.

– Чем могу помочь, сеньорита? – спросил он по-английски.

– Мне помогать не нужно, я как-нибудь со своим добром и сама управлюсь. Чемодан отдай, – строго ответила та тоже по-английски.

– Чемодан? – захлопал красавец глазами. – А зачем вам мой чемодан?

– Тво-о-ой? – возмущенно воскликнула Лена. – Вот это наглость!

– Сорри, но я вас не понимаю, – смущенно и растерянно улыбнулся молодой человек.

– А что здесь понимать-то? Отдавай чемодан, вот и все понятие, – вздернула Лена носик.

– Ну, если он вам так нужен, то пожалуйста, берите, – пожал плечами парень, глядя на девушку веселыми глазами. – Только вряд ли вам подойдет то, что там лежит.

– А вот это уж совсем не ваше дело, – возмутилась та. – Не вам это носить, а мне.

С этими словами она спихнула сумку, которая лежала наверху, и сдернула с тележки чемодан. Молодой человек с интересом наблюдал за действиями девушки, ничего не говорил и лишь удивленно улыбался. Лена бросила на него взгляд, полный презрения, и потащила чемодан в сторону киоска, где оставалась Светлана.

– Ну и наглец, – ворчала она. – Уже и в чемодан успел заглянуть. Вздумал меня учить, что мне подойдет, а что не подойдет! Жаль, что мы в чужой стране, а то бы я тебе сейчас устроила разбор полетов.

Молодой человек продолжал стоять и смотреть на Алену немного растерянным и одновременно восхищенным взглядом.

– Ну и народ, – пропыхтела та, ставя чемодан на пол и вытирая пот со лба. – Глаз да глаз нужен. Стащил чужой чемодан, и еще улыбается! Если бы мы были не здесь, а в России, я бы его быстренько упекла куда надо.

– Так это действительно твой чемодан? – удивленно спросила Света.

– А ты не видишь, что ли? – округлила глаза Алена. – Я же не идиотка, чтобы за чужим чемоданом сломя голову бежать? Вон, у него уголок стерт, я его ни с каким другим не перепутаю. Ну, блин, и страна, – снова возмутилась она. – Поехали быстрее отсюда, не хватало, чтобы еще что-нибудь произошло. С меня и этого вполне достаточно.

– Нужно было позвонить и сказать, чтобы нас встретили, – напомнила Света. – И никаких проблем бы не было.

– Встретят, только завтра, – буркнула Алена. – Ты же знаешь, какая ерунда с билетами получилась, мне неудобно было перезванивать. Да и забыла я, если честно, сама помнишь, в какой панике я была перед поездкой. Ничего, возьмем такси и прекрасно сами доедем, адрес у меня есть.

Девушки вышли из здания аэропорта, и к ним тут же подбежали несколько мужчин. Жгучие темпераментные брюнеты затараторили на своем быстром языке, почти одновременно размашисто жестикулируя. Подруги растерялись и стояли, замерев на месте, испуганно таращась на орущую толпу мужиков.

– Слушай, кажется, они нас приняли за проституток, – прошептала Светлана, ни слова не понимая из того, что они говорили. – Что делать будем?

– Может, полицейского позвать? – опасливо озираясь, спросила Алена. – А то увезут куда-нибудь, ограбят, да еще и прибьют. Пошли в здание аэропорта, подойдем к полицейскому и спросим, как вызвать такси.

В это время один из мужчин, самый маленький и шустрый, выхватил из рук Алены чемодан и тут же куда-то потащил его.

– Да что же это такое, черт побери! – топнула та ногой. – Мой чемодан что, медом намазан, что за него все хватаются? Эй, эй, любезный, ты куда? – закричала она и ринулась за ним. – Светка, кажется, нас конкретно решили ограбить. Наверняка это подельник того красавца. Помоги мне его догнать, – на ходу выкрикнула она. – Милиция, помогите, грабят! – что есть силы заорала Алена.

Парень оглянулся и посмотрел на девушку удивленными глазами, когда на его голову обрушился удар дамской сумочкой. А сумочка была достаточно увесистой, потому что одной косметики там было килограмма два, не меньше.

– Что вы делаете, сеньорита? – недоуменно спросил он по-итальянски и при этом глупо улыбнулся. Чемодан плавно вывалился из его рук, а сам он начал нервно оглядываться по сторонам.

– Так-то лучше, – пропыхтела Алена, подхватывая с асфальта свои пожитки. – Знаем мы вас, наслышаны! У-у-у-у, мафия, – снова замахнулась она сумочкой на бедного коротышку. – На ходу подметки рвете! Не успеешь оглянуться, уже без всего осталась. Не получилось в аэропорту, так вы решили здесь повторить? А в нем, между прочим, мои самые хорошие вещи, – без остановки трещала она, грозно глядя на растерянного парня. – Можно сказать, все мое приданое. Чего уставился как баран на новые ворота? Иди давай подобру-поздорову, пока я тебя в милицию не сдала. Или в полицию, по-вашему.

– Полиция? Вы о чем, сеньорита? – ничего не понимая, кроме слова «полиция», пробормотал коротышка, и тут же заговорил быстро-быстро, естественно, по-итальянски: – Что я такого сделал? Я вам хотел помочь, отвезти до места, которое вы укажете, вон моя машина. Почему вы так ведете себя? Вы откуда приехали? Совсем ненормальная? – покрутил он пальцем у виска.

– Ду ю спик инглиш? – строго спросила Елена. – Прекрати немедленно тараторить как заведенный, у меня сейчас уши в трубочку свернутся. Говори по-человечески.

– Ленка, ты совсем уже с ума сошла? – зашипела ей на ухо Светлана, подоспевшая в это время к месту «разборки». – Разуй глаза, это же таксист, у него на груди значок. Он решил донести твой чемодан до машины, услужить, значит, а ты его – по голове… ненормальная.

– Да? А что же ты мне раньше не сказала? – прошипела та.

– Я сразу не обратила внимания, да и не успела ничего сообразить, тебя же как ветром за ним сдуло. Вон, кажется, его машина.

– Надо же, а я думала, он меня ограбить решил, – как ни в чем не бывало ответила Алена и тут же улыбнулась водителю. – Мы – рашен герлз, – продолжая растягивать рот в обворожительной улыбке, сказала она таксисту. – Итальяно – ноу, инглиш – йес. Понятно? А ты инглиш – йес? – ткнув остреньким ноготочком в грудь молодому итальянцу, спросила она. – Ду ю спик инглиш? – повторила она.

– Иди к черту, русская идиотка, – пробормотал на своем языке водитель и пошел к машине, держась за свой травмированный затылок.

– Идиото – это про нас? – удивленно глядя вслед коротышке, спросила Алена у Светы.

– Думаю, да, – усмехнулась та. – С тобой не соскучишься, подруга, – осуждающе покачала она головой. – Огреть человека по башке ни за что ни про что – на такое только ты способна.

– Нечего было мой чемодан трогать, – буркнула Алена.

– Помни, пожалуйста, моя дорогая, что мы с тобой в чужой стране, и здесь подобные номера просто так не проходят. Скажи спасибо этому парню, что он тебя в полицию не сдал.

– В полицию? Интересное дело, за что это меня в полицию? Почему он, не спросясь, чемодан из рук вырывает? Сам виноват, – встала в позу Лена. – Нужно было сначала объяснить, что он таксист, а потом и за вещи хвататься.

– Да-а, с тобой спорить – себе дороже, – вздохнула Светлана. – Пошли на стоянку быстрее, пока еще в какую-нибудь историю не попали, горе ты мое луковое. С такой горячей головой, как у тебя, это запросто.

Девушки торопливо направились к стоянке такси, чтобы взять машину. Светлана легко несла свой чемодан, вещей там было не так уж много, да и сама девушка отличалась настолько внушительными размерами, что чемоданчик казался крошечным в ее руках. Алена же с трудом тащила свой тяжелый чемодан, который при каждом шаге бился о ее бедро, и недовольно ворчала:

– Ты только посмотри на этих мужиков, стоят и пялятся, вместо того, чтобы помочь. Вот кто здесь идиото, они или я? Неужели не стыдно совсем смотреть на наши мучения и ничего не делать?

– Я лично не мучаюсь, – усмехнулась Светлана, приподняв в руке свой чемодан, точно перышко. – А тебе, между прочим, уже хотел один помочь, только ты его за это по макушке «отблагодарила». Я так думаю, что они приняли нас за ненормальных. Обрати внимание, с какой опаской на нас смотрят. Я совсем не удивлюсь, если нас никто не повезет.

– Черт, вот папенька удружил мне со своим наследством, – чертыхнулась Алена. – Мне ж теперь сколько времени придется в этой стране жить, пока со всем разберусь. Хорошо, хоть ты со мной, а то я бы сейчас развернула оглобли – и назад, в родную Россию. Не успели приехать, и уже столько проблем. Деньги – это, конечно, очень хорошо, но здоровье мне как-то дороже.

– Это ты сейчас так говоришь, а вот как искупаешься в роскоши, сразу по-другому запоешь, – засмеялась Света. – Ничего, Алена, прорвемся, где наша не пропадала. Ты только свой темперамент и бойцовский характер куда-нибудь подальше спрячь, хотя бы на то время, пока мы здесь. Осмотришься, привыкнешь, и все встанет на свои места.

– Я совсем не собираюсь привыкать, все формальности улажу, и домой, в Москву, – возразила Лена. – Что я здесь забыла?

Дело было в том, что Алена, совершенно неожиданно для себя, да и для всех, получила наследство от отца, которого она не видела больше двадцати лет. Он бросил их с матерью, когда девочке было всего три года, и пропал в неизвестном направлении. Когда Елена подросла, она, естественно, начала приставать к своей матери с расспросами, ей было интересно, кто был ее отец, что он за человек и почему ушел от них. Но Мария Михайловна очень не любила говорить о нем и всегда обходила эту тему, стараясь перевести разговор в другое русло. Если Алена становилась слишком настойчивой, мать сразу же сникала, на ее глаза наворачивались слезы, а руки начинали подрагивать. Видя, как мать нервничает, девочка вздыхала и оставляла ее в покое. Со временем, став более-менее взрослой, Лена совсем перестала интересоваться отцом, и лишь фамилия Рысь и отчество Васильевна говорили о том, что такой человек когда-то существовал в ее жизни. Можно даже сказать, принимал некоторое участие в ее появлении на свет. И вот, восемь месяцев тому назад, будучи достаточно богатым человеком, он заболел неизлечимой болезнью. Перед смертью вспомнил, что в России у него есть единственная дочь, и завещал ей все свое огромное состояние. Уже после его смерти душеприказчик миллионера поехал в Россию, разыскал законную наследницу оставленных миллионов, Елену Васильевну Рысь, и при свидетелях зачитал последнюю волю ее отца. Еще он отметил, что в законные права наследования она может вступить через шесть месяцев и для этого должна будет приехать в Италию, чтобы подписать документы. И вот Алена вместе со своей лучшей подругой Светланой Конюховой действительно приехала в Италию, в Милан, чтобы вступить наконец в законные права наследования. Она не хотела ехать, откровенно боялась этого вояжа, но в то же время понимала, что это необходимо. Правда, прежде чем девушка узнала об этом нежданном огромном наследстве, с ней начали происходить очень странные вещи. Ей пришлось пройти через очень загадочные, порой даже жуткие, а иногда и смешные события. Кстати, Света тоже принимала в них непосредственное и весьма активное участие.[1]

Девушки подошли к стоянке такси и остановились у одной из машин.

– Ду ю спик инглиш? – спросила Алена у водителя.

– Ноу, – мотнул головой молодой человек.

– Ноу? – растерялась девушка. – Черт, и как тут прикажешь с народом общаться? Нам бы до центра Милана, любезный, – кисло улыбнувшись, проговорила она. – Ми-ла-но, – по слогам произнесла Лена. – Ферштейн, дубина?

– А по мне – хоть до Мадрида, лишь бы платили, – хмыкнул тот. – Сама овца, – на чистом русском языке произнес молодой человек.

– Вы русский? – удивилась девушка, от неожиданности пропустив мимо ушей «овцу». – Вот здорово, – захлопала она в ладоши. – Господи, как же приятно увидеть русское лицо! Хотя на вид ты вполне сойдешь за итальянца.

– Это от загара, – тоже улыбнулся молодой человек. – А так я чистокровный русич.

– Ну, наконец-то, – облегченно вздохнула Светлана, услышав родную речь, с радостью глядя на молодого человека. – Ты откуда родом, приятель?

– Я-то? Из Питера, – снова улыбнулся тот. – А вы откуда?

– Мы москвички, – ответила девушка. – Приехали по делам моей подруги. А ты как здесь? Смотрю, такси у тебя. Эмигрант, что ли, раз работаешь?

– Да, работаю, но только я не эмигрант. Вот, приехал к другу в гости и застрял здесь. Уже второй год баранку кручу, а еще в ночном клубе вышибалой подрабатываю. Как только заработаю немного, сразу же свалю отсюда.

– Ни фига себе работенка – и днем, и ночью. А спишь когда? – хлопнула ресницами Лена.

– Какой сон, девушка? Здесь спать некогда, успевай только поворачивайся, одно жилье столько стоит – мама, не балуй. В такси я работаю через день, а в клубе через ночь, так что все в порядке, успеваю.

– Тебя как зовут? – поинтересовалась Елена.

– Сергеем.

– Вот что, Сережа, мы только что приехали, ничего и никого здесь не знаем, сейчас чуть в историю не попали – нарочно не придумаешь. Успеть нужно много, даже не знаю, с чего начинать. Нам нужен молодой, сильный и надежный человек. Не хочешь подработать?

– Смотря какая работа, – неопределенно ответил тот и бросил на стройную фигурку девушки лукавый взгляд. – Если….

– Даже не мечтай, – усмехнулась Алена, прекрасно поняв, куда он клонит. – Побудь нашим личным водителем пару недель… или месяц. Только мне нужно не через день, а ежедневно.

– А сколько будешь платить? – тут же перешел на деловой тон парень.

– Сколько ты в день зарабатываешь?

– По-разному бывает, – пожал Сергей плечами. – Когда как.

– Максимум.

– Ну-у-у, девяносто, иногда сто, а уж в самый хороший день и сто двадцать бывает. Здесь конкуренция сумасшедшая, трудно копеечка достается, – пожал плечами молодой человек.

– Долларов или евро?

– Скажешь тоже, – усмехнулся Сергей. – Стал бы я торчать здесь за баксы, они ж падают! Евро, моя хорошая, евро. Доллар здесь почти не котируется с недавнего времени.

– Прямо как у нас в России, – улыбнулась Лена. – Доллар падает, все на евро переходят, а вообще-то народ стал больше рублю доверять, он у нас теперь уже не совсем деревянный. Итак, ты сейчас зарабатываешь в среднем сто евро в день, я правильно тебя поняла?

– Нет, в среднем поменьше получается, я на такси через день езжу, а в клубе за ночь сорок платят. И отдыхать надо хоть иногда, – честно признался Сергей. – Если раскидать на тридцать дней, то полтинник выходит. Вот и считай: триста за квартиру отдай – мы с одним парнем на двоих снимаем, кушать тоже нужно, из одежды что-то купить, да и по мелочам много уходит. Мыло, зубная паста, стиральный порошок, гель для бритья и тому подобное.

– Значит, практически ничего не остается? – с жалостью спросила Светлана.

– Остается, но мало, – согласился Сергей. – Стараюсь экономить, чтобы побыстрее накопить, только не всегда получается. Недавно зуб у меня заболел, и пятьсот евро как корова языком слизала. Сначала терпел, думал, пройдет, содой полоскал, анальгин пачками жрал, да где там, – безнадежно махнул он рукой. – Как три ночи не поспал, на четвертый день подхватился – и бегом к стоматологу. Здесь, чтобы все зубы вылечить, такие бабки нужны – обалдеешь.

– Если согласишься на мое предложение, будешь получать двести евро, а если понадобится мужская сила – за это отдельная плата, – не торгуясь, произнесла Алена.

– Мужская… в каком смысле? – снова хохотнул парень.

– Не в том, в каком ты подумал, Сережа, – засмеялась Алена. – Я имею в виду, когда нужно будет нас защитить, если вдруг приставать будут. Я смотрю, здесь мужиков, как грязи, а женщин не так уж и много.

– Женщин здесь достаточно, просто вы еще нигде не были, кроме аэропорта. А насчет того, что будут приставать – не волнуйся. Здесь это не принято, итальянцы очень дружелюбный народ, так что переживать по этому поводу нет причины, – улыбнулся Сергей. – Если не будете ходить куда не нужно, никто и никогда к вам не пристанет.

– А куда не нужно? – насторожилась девушка.

– Садитесь в машину, по дороге расскажу, – усмехнулся Сергей.

– Ну, так ты согласен подработать или нет? Ты не ответил, – снова спросила Алена.

– Отчего ж не поработать, да еще за двести евро в день? – пожал плечами тот. – Я здесь и застрял для того, чтобы зарабатывать.

– Не за день, а за сутки, – поправила его Алена. – Ты должен быть готов приехать к нам по первому требованию, в любое время суток.

– Хорошо, за сутки, – покладисто согласился молодой человек. – С удовольствием поработаю, я не дурак, чтобы отказывать, да еще таким девчонкам. Только нужно будет со сменщиком договориться, чтобы он в любой момент мог меня подменить. За это, конечно, ему тоже отстегивать придется, но с двухсот евро – я готов, – засмеялся он. – Если, конечно, вы, девчонки, пургу не гоните и не шутите со мной.

– Какая пурга? Какие шутки, Сергей? – возмутилась Алена. – Мы что, похожи на людей, которые могут обмануть?

– Да вроде не похожи, – неопределенно пожал плечами молодой человек. – А там – кто вас знает? – снова засмеялся он.

– Не переживай, – заверила его новоиспеченная наследница. – Сейчас приедем на место, сам посмотришь, что к чему. Правда, я пока и сама не знаю, что там как, и вообще… – тяжело вздохнула она. – Здесь все для нас пока чужое. Нам действительно нужен нормальный, надежный человек, чтобы… короче, у нас должна быть защита. Ну, договорились?

– О’кей, договорились, только хочу сразу же предупредить, – проговорил Сергей. – Если мне придется действительно быть вашим телохранителем и вступать в драки, лечение синяков и ссадин – за ваш счет. Ну, а уж если травма будет, это вообще отдельный разговор, – снова перешел он на деловой тон. – Здесь медицина такая дорогая, что без штанов можно остаться, если страховки нет. А откуда у меня страховка, если я живу почти на птичьих правах?

– Нет проблем, за этим дело не станет. Синяки и ссадины Светка очень хорошо лечить умеет, она у нас медик, – засмеялась Алена. – А до травмы, думаю, дело не дойдет.

– А вдруг?

– Ну, если уж дойдет, оплачу все издержки медицинского обслуживания плюс моральный ущерб, – согласилась Алена.

– Тогда по рукам, – улыбнулся Сергей.

– Вот и ладушки, – облегченно вздохнула девушка. – Хоть одна проблема решена, а то я вообще не представляла, как мы будем здесь по чужому городу передвигаться, даже языка не зная. Я владею только английским, а Светка и его не знает.

– Английским здесь многие владеют, во всяком случае в отелях, больших магазинах и всех местах, которые относятся к сфере обслуживания, – дал информацию молодой человек.

– Ты-то вот не знаешь, а тоже в сфере обслуживания, – смеясь, напомнила Алена.

– Зато я итальянский освоил на все сто процентов, он мне почти родным стал. Так что английский мне знать такой уж крайней необходимости нет. Кое-какие слова знаю, конечно, в рамках школьной программы, – засмеялся Сергей. – А больше мне и не надо. Я всего лишь таксист, мне достаточно адрес знать, куда клиента доставить, а разговаривать с ним совсем необязательно. Во всяком случае жалоб пока не было, тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, – сплюнул он через левое плечо. – А на итальянском я уже свободно болтаю, жизнь заставила быстро научиться, – повторил он. – И вы быстро научитесь, он не такой трудный, как может показаться на первый взгляд.

– Поживем – увидим. Ты город хорошо знаешь? – поинтересовалась Лена.

– Как свою ладошку, я ж таксист, – хмыкнул Сергей. – Как бы я работал, если бы не знал здесь каждый переулок? Между прочим, мог бы спокойно еще и экскурсоводом подрабатывать, только времени нет, да и не возьмет никто, – засмеялся он. – Так что, девчонки, доставлю в лучшем виде, куда только пожелаете.

– Отлично, – кивнула девушка. – Кажется, колесо фортуны завертелось наконец в нужную сторону. Сережа, отвези нас вот по этому адресу, а потом сообразим, что к чему, – велела Лена и подала парню листок, на котором был написан адрес.

– Ничего себе! – присвистнул тот. – Это же элитный район города, только для богатых. Вам точно туда, девчонки? – недоверчиво поинтересовался молодой человек. – Вы ничего не перепутали?

– Туда, туда, поехали, – тяжело вздохнула Лена. – Ничего мы не перепутали. Вот и посмотрим, как богатые живут и что это за район такой.

Девушки уселись на заднем сиденье, и Сергей тронул машину с места. Дорога до города, а именно до того района, который был указан в записке, прошла за веселым разговором. Никто из них не заметил, что за ними на некотором расстоянии, стараясь не отставать и не потерять их из виду, едет «Мерседес». Он припарковался недалеко от ворот дома, у которого остановилось такси. Сергей вышел из машины, подошел к воротам и что-то сказал в переговорное устройство. Мужчина, сидевший за рулем «Мерседеса», внимательно наблюдал за происходящим.

Сергей вернулся и, наклонившись к окну, проговорил:

– Там охранник спрашивает, кто приехал, а я даже не знаю, что ему сказать: кроме ваших имен, мне ничего не известно.

– Скажите, пожалуйста, какие здесь все бдительные! – фыркнула Алена и торопливо выскочила из машины. – Неужели не видно, что мы совершенно не похожи на бандитов? Забаррикадировались, да еще и законную хозяйку не желают пускать! Ну, держитесь, я вам покажу, как нужно гостей встречать, – ворчала она, направляясь к воротам.

– И как долго прикажете мне стоять у порога своего собственного дома? – рявкнула она в переговорное устройство, едва успев подойти к воротам. Причем на чистом русском языке. – А ну, открывайте немедленно, я устала с дороги!

– Представьтесь, будьте так любезны, – проговорил бесстрастный мужской голос.

– Сереж, ты не можешь перевести, что этот болван сказал? – начиная пылать праведным гневом, обратилась девушка к водителю.

– Он попросил тебя представиться, – перевел молодой человек, уже с неподдельным интересом поглядывая на Алену.

– Рысь Елена Васильевна, этого вам достаточно?

– Добро пожаловать домой, сеньорита, – проговорил все тот же голос, и ворота начали плавно распахиваться.

– Так-то лучше, – проворчала Елена и направилась к машине. Сергей завел автомобиль, миновал ворота и поехал по подъездной дороге к большому дому, который виднелся из-за густой поросли деревьев.

– Ничего себе особнячок, – присвистнул молодой человек, увидев огромное строение. – Ты что, в самом деле хозяйка всего этого? – недоверчиво спросил он у Алены.

– Да, так уж случилось, – пожала та плечами, во все глаза разглядывая дом. – Неужели нам здесь придется жить? – прошептала она и с удивлением посмотрела на Свету.

– Да уж, действительно… – ошарашенно пробормотала та.

Хозяин «Мерседеса» все это время сидел за рулем своего автомобиля и продолжал внимательно наблюдать за происходящим. Он решил дождаться, когда водитель такси будет выезжать обратно, остановить его и задать несколько вопросов, ответы на которые хотел бы получить. Ждать ему пришлось не очень долго, через двадцать минут такси показалось на дорожке, ведущей к воротам. Человек из «Мерседеса» уже хотел выйти и остановить его для разговора, но в последний момент передумал. «Думаю, не стоит с ним разговаривать здесь, лучше сделать это в другом месте», – решил он и, повернув ключ в замке зажигания, тронул свою машину следом за такси.

Глава 2

– Мы так рады вас видеть, сеньорита Елена, – улыбаясь «шоколадной» улыбкой, говорила представительная мадам лет сорока с небольшим хвостиком волос на затылке. Она довольно хорошо разговаривала на русском языке, правда, с легким акцентом. Женщина была задрапирована в строгий костюм, глаза прятались за очками с дымчатыми стеклами. – Мы вас ждали завтра, а сегодня… такая неожиданность. Почему вы не позвонили? Я бы обязательно послала за вами машину. Как вы доехали из аэропорта?

– Нормально доехали, на такси. А насчет того, что на день раньше приехали, так с билетами небольшое недоразумение произошло, – беспечно махнула рукой Алена. – Я их по телефону заказывала, как раз на шестнадцатое число, а диспетчер, видно, не расслышала. Мне привезли их прямо на дом, и оказалось, что вылет пятнадцатого. Хорошо, что я догадалась вообще в них заглянуть, а то неизвестно, чем бы все закончилось, – широко улыбаясь, рассказывала она. – А вы кто? Случайно, не родственница моего отца?

– Нет, я не родственница. Я домоправительница, меня зовут Мадлен, – представилась женщина с легким наклоном головы.

– Очень приятно познакомиться, Мадлен, – улыбнулась Лена. – А это моя лучшая подруга, Светлана, прошу любить и жаловать, – представила она девушку.

Мадлен снова слегка склонила голову в сторону Светланы и тут же произнесла:

– Пойдемте, я покажу вам ваши комнаты. Там все приготовлено для вас, сеньорита Елена. Комната вашей подруги будет рядом.

– Мадлен, у меня к вам просьба, – обратилась Алена к женщине.

– Я вся внимание, сеньорита.

– Не нужно называть меня сеньорита, это как-то непривычно, – пожала девушка плечами и смущенно улыбнулась. – Зовите просто по имени.

– Как прикажете, сеньорита.

Лена переглянулась с подругой, закатила глаза под лоб, но говорить больше ничего не стала. Спрятав улыбки, девушки покорно пошли за домоправительницей на второй этаж. После того как они ознакомились со своими спальнями, Мадлен повела их по всему дому, показывая планировку и внутреннее убранство.

– Ничего себе папочка жировал! Сразу видно, ни в чем себе не отказывал мой родитель, – удивленно прошептала Алена на ухо подруге, чтобы ее не слышала Мадлен. – Думаю, первое время, без сопровождения и без привычки, придется здесь поплутать.

Больше часа девушки обходили и разглядывали большой, шикарно обставленный дом, общей площадью в тысячу двести квадратных метров. Кроме него, имелся еще огромный участок с бассейном, конюшней, кортом для тенниса, прогулочной аллеей и даже полем для мини-гольфа. В конюшне стояла четверка великолепных породистых скакунов. Сразу же за домом располагался патио, очень уютный уголок с фонтанчиком, беседкой, где стоял большой круглый стол, и с изгородью, которую обвивали лозы с гроздьями винограда. У самого дома имелся просторный гараж на четыре автомобиля. Сейчас там стояли только три шикарные машины разных марок. Как сказала Мадлен, на четвертой слуги поехали в магазин, чтобы пополнить запасы в доме.

– Мы вас ждали только завтра, поэтому я распорядилась, чтобы закупили все необходимое для праздничного ужина, – объяснила она. – Но вы не волнуйтесь, наш повар Пьер все успеет, и сегодня праздничный ужин обязательно будет.

– Не нужно беспокоиться. Мадлен, совсем необязательно устраивать праздник из-за нашего приезда, – улыбнулась Алена. – Мы вполне обойдемся обычным ужином.

– Как скажете, сеньорита, – как всегда сдержанно, ответила та.

Когда очередь дошла до осмотра конюшен, домоправительница очень подробно рассказала обо всех ее обитателях.

– Хозяин очень любил своих коней и часто сам ухаживал за ними, – начала объяснять она. – Вот этот, Гамлет, золотой призер международных соревнований, – остановилась она рядом со стойлом, в котором нетерпеливо гарцевал вороной красавец. – Видите, как он заволновался? Наверное, думает, что сейчас его выведут на прогулку. Потерпи немного, Гамлет, придет Хуанитто и выведет тебя, – ласково сказала она и погладила коня по черной морде. – А это Гром, самый резвый среди всех, – показала Мадлен на огненно-рыжего скакуна. – Хозяин никому не разрешал на него садиться, он мог запросто с себя сбросить и поранить человека. Он слушался только его и Хуанитто, это наш конюх. Вот эту белоснежную красотку зовут Мечта, хозяин ее держал для потомства. Собирался уже в этом году впустить к ней Гамлета, да не успел, – грустно добавила она. – И последний конь, Юпитер, он еще молодой, двухлеток, хозяин говорил, что это будущий фаворит. Теперь все они ваши, сеньорита, – отметила домоправительница. – Вы любите лошадей?

– Понятия не имею, – пожала Алена плечами, во все глаза таращась на коней. – А если честно, я их до смерти боюсь.

– Значит, продадите, – вздохнула Мадлен. – Пройдемте дальше, я покажу вам участок.

Они осматривали владения еще минут сорок и порядком притомились. Как только экскурсия закончилась, девушки извинились перед домоправительницей и сказали, что хотят немного отдохнуть после полета.

– Ужин подается обычно в семь часов, – проговорила Мадлен и, слегка кивнув головой, грациозно уплыла на половину прислуги.

– И что отец здесь делал один? – недоуменно пожала Алена плечами, когда девушки вошли в ее комнату. – Ведь и заблудиться недолго в таких-то апартаментах. И зачем столько комнат?

– А почему ты думаешь, что он жил здесь один? – пожала Светлана плечами. – Может, у него семья была?

– Если бы у него была семья, не думаю, что он оставил бы мне свое состояние, – возразила Лена. – Он ни разу не вспомнил о нас с матерью за все эти годы и при наличии семьи… сомневаюсь, что вспомнил бы и перед смертью.

– Мало ли какими могли быть обстоятельства? Ведь ты же пока ничего не знаешь о нем.

– Какими бы они ни были, это совсем его не оправдывает. За столько лет мог хотя бы поинтересоваться, как я живу, что делаю, как расту, и вообще… может, я уже умерла давно?

– Лен, ты сама говорила, что твоя мать никогда не рассказывала тебе о причине развода, – напомнила Света. – А у кого-то другого ты не пыталась узнать. Вдруг окажется, что твой отец вовсе и не виноват? Ты же совсем ничего не знаешь о нем, – вновь повторила она.

– Может, ты и права, – нехотя согласилась Алена. – Я пробовала поговорить об отце с тем человеком, который приезжал в Россию, чтобы огласить завещание, только он ничего не мог мне рассказать. Ты же помнишь, я тебе говорила об этом? Он сказал мне тогда, что он всего лишь помощник поверенного отца, поэтому практически ничего не знает.

– Думаю, что, находясь здесь, у тебя будет возможность узнать о своем отце все. Он прожил в Италии много лет, наверняка имел друзей, которые его хорошо знали.

– Очень надеюсь на это, – ответила Алена.

Она вновь обвела взглядом большую комнату и вздохнула:

– Как он здесь жил? О чем думал? Чем занимался? Здесь же сдохнуть можно одному, в таком количестве комнат, – пришла к неожиданному выводу она.

– Ну, судя по тем миллионам, которые тебе оставил твой отец, видно, что он был далеко не последней величиной в бизнесе, – проговорила Светлана. – А это значит, что ему приходилось организовывать какие-то приемы, встречи. Вот для этого и нужна большая площадь. И потом, престиж, имидж, эти «атрибуты» везде и во всем должны сопровождать делового человека. А твой отец был деловым человеком, в этом я ничуть не сомневаюсь. Создать сеть супермаркетов, да еще в чужой стране, для этого нужно иметь неординарный характер, огромную силу воли и упорство. Я думаю, тебе стоит гордиться своим отцом.

– Во-первых, не супермаркетов, а супермеркато, здесь это именно так называется, – поправила подругу Алена. – А насчет того, чтобы им гордиться… это ты, по-моему, погорячилась, подруга, – хмыкнула она.

– Как ни крути, а на смертном одре он все же вспомнил именно о тебе, – не сдалась та. – А перед смертью обычно вспоминают самых дорогих и любимых людей.

– Свет, не вышибай из меня слезу, все равно не получится, – отмахнулась Алена. – В одном ты права: я ничего не знаю о своем отце, но то, что он бросил нас с матерью на произвол судьбы, когда нам жрать было нечего, этот факт мне хорошо известен. А миллионы, которые он мне оставил… Наверное, откупиться за свою подлость решил. Только я все равно никогда не смогу ему простить предательства.

– Если ты так думаешь, зачем же тогда приехала сюда за этими миллионами? – усмехнулась Светлана. – Отказалась бы, если такая гордая.

– Счас, разбежалась, – фыркнула Алена. – Я что, похожа на идиотку? Кто же от таких денег отказывается? Я же сказала, что простить его не смогу, а наследницей быть – это всегда пожалуйста, – захохотала она. – Должна же быть хоть какая-то компенсация за мое трудное детство?

– Хоть? – хмыкнула Света. – Если бы на меня свалилось такое «хоть», я бы, наверное, с ума сошла от счастья.

– Какая же ты меркантильная особа, оказывается, Светлана Викторовна, – шутливо сморщила носик Алена. – А деньги – это зло, они портят человека.

– Посмотрим, посмотрим, как они будут портить тебя, подружка. Мне будет весьма интересно понаблюдать за этим процессом, – засмеялась Света.

– Меня они вряд ли испортят, – махнула Алена рукой. – Вроде скупостью и жадностью я никогда не страдала. А вот то, что они дадут мне полную свободу, от этого я заранее балдею, – мечтательно прикрыла она глаза. – Представляешь, Светка? Покупай что душа пожелает, езжай куда хочешь, хоть в Америку, хоть в Австралию, и везде тебе рады!

– Не тебе, дурочка, а твоему банковскому счету, – усмехнулась Светлана.

– Пусть так, но ведь обладательницей этого счета являюсь я, Елена Васильевна Рысь. А это значит, что все мне будут угождать, улыбаться, исполнять любые желания. Разве не кайф? – весело засмеялась девушка.

– Кайф, – согласилась Света. – Слушай, я что-то проголодалась, – заметила она. – Мадлен сказала, что ужин будет только в семь часов. До семи я точно скончаюсь от голода. Где бы нам с тобой перекусить?

– Сейчас сообразим, я тоже есть хочу, – тут же подхватила идею подруги Лена. – Перед тем как ехать сюда, я в Интернете все вверх ногами перевернула, собирая информацию о Милане. Мы посмотрим по карте, где находится Autogrill, я слышала, что там замечательно можно пообедать, вкусно и не очень дорого. Самое лучшее место на Corso Europa. Приходишь, берешь поднос и набираешь все, чего душа пожелает, там более трехсот наименований разнообразной еды. Очень удобно, особенно для такой хорошей хозяйки, как я, например. Ты же знаешь, как я не люблю готовить, – засмеялась она. – Вот, кажется, нашла, – тыча пальцем в карту, радостно сообщила Лена. – Это совсем недалеко отсюда. Карту мы с собой возьмем на всякий случай, чтобы спросить у кого-нибудь, если вдруг заблудимся. Только переодеться нужно, не идти же в том, в чем мы столько времени в дороге болтались, то в самолете, то в машине.

Девушка тут же бросилась к своему чемодану, который стоял рядом со шкафом, и, подхватив его, плюхнула на кровать.

– Сейчас надену легенькие капри и топик.

Алена раскрыла чемодан и уставилась на то, что там лежало, широко раскрытыми глазами.

– Что за хрень? – наконец выговорила она. – Свет, посмотри, что это такое? – позвала она подругу. Та подошла к кровати, заглянула в чемодан и мгновение спустя громко расхохоталась.

– Что это с тобой? – нахмурилась Лена. – Я, между прочим, ничего смешного здесь не вижу.

– Разве? А вот это? – продолжала веселиться Светлана и, подхватив мужские плавки, покачала ими перед носом подруги.

– Но откуда все это барахло в моем чемодане? – топнула Лена ногой, вытаскивая на свет божий мужские рубашки, галстуки и носки.

– Не догадываешься? – хмыкнула Света. – Ты же сама отобрала этот чемодан у парня в аэропорту.

– Мама дорогая! – ахнула Алена. – Так, значит, я его чемодан забрала?

– Ну, судя по этим вещам, так оно и есть, – пожала Светлана плечами.

– А где же тогда мой чемодан? – растерянно пробормотала она. – Ты только посмотри, точная копия моего.

– Можно подумать, что он у тебя был сделан по особому заказу, в единственном экземпляре, – фыркнула Светлана. – Таких чемоданов тысячи, если не миллионы.

– А стертый уголок? Ты посмотри, посмотри, совсем как у моего, прямо мистика какая-то.

– Случайное совпадение, – ответила девушка. – Надо же, действительно мистика, нарочно не придумаешь, – усмехнулась она. – И цвет, и размер, и ремешки с замками, и даже стертый уголок. У тебя, кстати, тоже левый был стерт?

– Не-е-ет, – замотала Алена головой. – У меня правый. А здесь… о боже, – простонала она. – Как я могла не заметить этого в аэропорту? Свет, выходит, что я отобрала у человека его вещи? А почему же он мне ничего не сказал? Ведь он совершенно спокойно разрешил мне забрать чемодан. Господи, какой же идиоткой я себя чувствую, – ахнула Алена. – Ты представляешь, он ведь меня предупреждал, что мне вряд ли подойдет то, что здесь лежит.

– Как это? – не поняла Света.

– Ну, я к нему подбежала – отдай чемодан, говорю, а он так спокойно отвечает: «Ну, если он вам так нужен, то пожалуйста, забирайте. Только вряд ли вам подойдет то, что там лежит». Свет, ты представляешь, что он обо мне подумал? Наверняка принял меня за ненормальную, – схватившись за пылающие щеки, прошептала Алена.

– Ну, уж прям и за ненормальную? – хохотнула та. – Хотя… все может быть, ты в тот момент… ну очень странно выглядела.

– Представляешь, он даже возражать не стал, отдал чемодан сразу, причем с улыбкой, – не обратила Лена внимания на шпильку подруги. – Даже вещами своими пожертвовал, лишь бы со мной не связываться. Ясное дело, за кого он меня принял. И что же нам теперь делать? Как вернуть его? – без остановки трещала она. – Свет, что делать?

– Понятия не имею, – развела руками та.

– Ну, елки зеленые, что же это такое со мной происходит? Не одно, так другое, – взвыла девушка. – Не успела приехать в чужую страну, и уже началось! Света-а-а, что делать? – вновь проныла она. – У меня же в моем чемодане все вещи. Во что мне теперь переодеваться?

– Ты же оставила свой телефон служащей аэропорта, как только твой чемодан отыщется, тебе позвонят, – напомнила та.

– Ну да, я совсем забыла. А как же этот вернуть? – кивнула Лена головой в сторону мужских вещей.

– Сейчас посмотрим, может, здесь какие-нибудь документы есть, – ответила Светлана и начала обследовать внутренние кармашки чемодана.

– Какой ужас, какой кошмар, – шептала Алена, наблюдая за манипуляциями подруги. – Ну, нашла что-нибудь? – нетерпеливо подпрыгивая на месте, спросила она.

– Я прям удивляюсь, как он так спокойно тебе свои вещи отдал? Неужели действительно даже и возражать не пытался? – удивленно бормотала та, продолжая залезать во все щели чемодана. – Может, действительно подумал, что ты того?

– А я тебе о чем говорю, – буркнула Алена. – Стыд-то какой!

– Не бери в голову, ты его видела в первый и в последний раз. Какая разница, за кого он тебя принял?

– Ты не представляешь, какой это мачо, – закатила глаза Алена, вспоминая мужественное, красивое лицо молодого человека. – Честно тебе скажу, я остолбенела, когда увидела его. Если бы не мой чемодан….

– Не твой, а его чемодан, – усмехнувшись, напомнила Светлана.

– Какая теперь разница? – отмахнулась Лена. – Видела я его действительно в первый раз… но теперь надеюсь, что не в последний, – хитро посмотрела на подругу она.

– Он что, назначил тебе свидание? – хихикнула та. – Прикольно было бы. Ты его, можно сказать, грабишь среди бела дня, а он тебе: «А не поужинать ли нам сегодня вечером?..»

– Хватит смеяться, Светка, – улыбнулась Лена. – Я тебе, можно сказать, свою душу наизнанку, а ты… Никакого свидания, естественно, он мне не назначал, а вот я ему вполне могу назначить.

– Как это?

– Да очень просто, – засмеялась девушка. – Чемодан-то вернуть необходимо? Сам он к своему хозяину не побежит, значит, его нужно будет ему отвезти. Вот тебе и свидание. Ну, что ты там возишься? Нашла что-нибудь или нет? – снова нетерпеливо спросила она.

– Вот, кажется, что-то есть, – обрадованно произнесла Светлана и вытащила с самого низа конверт со стопкой визитных карточек.

– Что там? – спросила Алена, подскочив к подруге. – Дай посмотреть.

– Джон Смит, адвокат. Здесь номер телефона есть, – проговорила Светлана. – Очень хорошо, прямо сейчас и позвоним.

– А вдруг это не его визитки?

– Зачем гадать, его, не его, позвоним и сразу узнаем.

– Как узнаем? Он скажет: «Да, я адвокат, Джон Смит, с кем имею честь говорить?» И что я ему скажу? По телефону я же не могу увидеть, тот это парень или не тот.

– Лен, ты меня удивляешь, – всплеснула Света руками. – Где-то ты умная баба, а где-то дуб дубом.

– Сама такая, – проворчала та. – И нечего меня обзывать. Лучше скажи, как бы ты поступила на моем месте.

– Все очень просто: тебе нужно спросить, был ли этот самый Джон Смит сегодня в аэропорту, а дальше дело техники.

– Да, действительно, очень просто, – согласилась Лена. – Посмотри, там еще и адрес есть, – подсказала она.

– Да, есть.

– Звонить не будем, лучше сразу же поедем, – тут же решила Лена и начала торопливо запихивать вещи в чемодан.

– Погоди, куда ехать-то?

– Как куда? К этому адвокату.

– А вдруг это не он, сама же только что об этом сказала.

– Если в чемодане человека лежат чьи-то визитки, значит, они должны быть знакомы. В конце концов, спросим и сразу же узнаем. Но я все же надеюсь, что это именно тот человек. Нет, я уверена, что это именно он, едем. Нужно сегодня же чемодан вернуть, извиниться в конце концов. Господи, как неудобно получилось, я ведь его за вора приняла, – сетовала Алена, продолжая как попало запихивать вещи в чемодан. – А в результате сама ограбила человека, да еще и адвоката. Нет, нужно срочно к нему ехать и отдавать пожитки, не дай бог, он еще вздумает на меня в полицию заявить. О боже, – округлила она глаза. – А вдруг и правда? Светка, быстрее поехали!

– Успокойся ты, ради бога, – нахмурилась та. – Какая полиция, что ты несешь? Откуда он знает, на кого заявлять?

– Да? А, ну да, я как-то об этом не подумала, – пробормотала Лена. – Но все равно, чем быстрее мы от этих вещей избавимся, тем лучше. Собирайся, поехали, – велела она.

– Давай тогда Сергею позвоним, чтобы он отвез нас, – предложила Света. – Не хватало еще в какую-нибудь историю попасть с чужим водителем да с чужими вещами… да в чужом городе.

– Про страну забыла, – засмеялась Алена. – Она тоже чужая.

– Во-во, и страна тоже чужая, – кивнула Света. – Так что давай, звони Сергею, пусть приезжает сюда.

– Да, ты совершенно права, он и город хорошо знает, и с итальянским языком у него вроде все в порядке, с ним мы не заблудимся, – согласилась с подругой Алена.

Она вытащила из кармана брючек листок, на котором совсем недавно записала номер мобильного телефона молодого человека и, взяв трубку, начала набирать цифры.

– Обалдеть можно, с чего наше с тобой путешествие начинается, – проворчала она. – То одно, то другое. Не успели приехать – и нате вам, сплошные неприятности. Мой багаж пропал, человека обчистила, можно сказать, до трусов, – бросила она хмурый взгляд на разбросанные предметы мужского туалета. – Ладно бы, хоть женские вещи были, а то галстуки да плавки. Мне даже переодеться не во что, нижнего белья запасного – и то нет, все в моем чемодане. Придется теперь в магазин тащиться. Кстати, это неплохая мысль: Сергей приедет, отвезем этот чемодан адвокату, перекусим, а потом в магазин. Черт, в чем дело-то? – чертыхнулась она. – Автоответчик сообщил, что такого номера не существует.

– Попробуй еще раз, – посоветовала Светлана. – Может, неправильно номер набрала?

– Сейчас попробую, – вздохнула Алена и начала вновь набирать цифры.

Глава 3

Человеку в «Мерседесе» пришлось ездить за таксистом почти два часа, прежде чем появилась возможность с ним поговорить.

Как только Сергей остановил машину у стоянки и вышел из нее, его сразу же остановили.

– Прошу прощения, можно вас на минуту? – услышал Сергей и обернулся. Быстрой походкой к нему подошел молодой мужчина очень привлекательной наружности и проговорил на весьма сносном итальянском языке: – Еще раз прошу прощения, молодой человек, вы не могли бы ответить на несколько вопросов?

– На несколько вопросов? – удивленно вскинул брови тот. – Смотря на какие.

– Совсем недавно вы подвозили двух девушек из аэропорта. Меня интересует, откуда они прилетели.

– А почему вас это интересует? – насторожился Сергей. – Я всего лишь шофер такси, откуда мне знать, кто они и откуда прилетели?

– Но вы были в том доме, куда отвезли девушек, достаточно долгое время. Мне даже показалось, что вы хорошо с ними знакомы.

– Вам это действительно показалось, – не сдался Сергей.

– Нет-нет, мне не показалось, я видел, что вы знакомы. Неужели вам так трудно ответить всего лишь на один вопрос? Откуда прилетели девушки?

– А вы, собственно, кто? – подозрительно прищурился Сергей. – И почему я должен отвечать вам на этот вопрос? Вы что, из полиции?

– Нет-нет, что вы, – замахал мужчина руками. – Мое имя Джон Смит, я адвокат, вот моя визитная карточка, – улыбнулся он и протянул Сергею визитку.

Тот недоверчиво повертел ее в руках и вновь вопросительно посмотрел на молодого человека.

– И что же вы от меня хотите, господин адвокат?

– Я уже сказал. Меня интересует, откуда прилетели эти две девушки?

– А я вам уже ответил, что не знаю, – пожал плечами таксист, упрямо посмотрев на адвоката. – Что-то еще, или я могу идти?

– Почему вы мне не верите? – не хотел сдаваться Джон Смит. – У меня нет плохих намерений, я…

В это время у Сергея в кармане зазвонил мобильный телефон, он поспешно вытащил его и включил.

– Прошу прощения, – сказал он адвокату, отошел немного в сторону и поднес трубку к уху. – Си, – коротко бросил он.

– Алло, Сергей, это ты? – услышал он голос Алены.

– Да, это я.

– Сережа, срочно дуй обратно к нам, это Елена тебе звонит. Надеюсь, ты не забыл своего обещания везде нас сопровождать?

– А что случилось? – удивленно спросил тот. – Прошло всего ничего, как я от вас уехал.

– Ой, тут такая белиберда произошла, умереть, не встать, – торопливо затрещала Лена. – Представляешь, я в аэропорту у одного парня чемодан отняла. Думала, это мой, а оказалось – не мой, и мне теперь даже не во что переодеться, но это не самое главное. Главное, что нагло умыкнула чужой чемодан, и трава не расти. Так неудобно получилось, у меня прямо уши горят, как вспомню. Мы тут в чемодане визитки нашли, а там адрес есть. Вот мы со Светкой решили поехать и отвезти вещи владельцу, да боимся заблудиться, города еще не знаем. Ты меня слушаешь? Эй, ты чего притих-то? – закричала она в трубку.

– Слышу, слышу, я все понял, – ответил Сергей. – А куда ехать нужно?

– А хрен его знает, куда? Тут на визитке адрес есть, я по карте посмотрела, вроде недалеко, так это ведь на карте. Давай, Сережа, немедленно приезжай. Отвезешь нас по этому адресу, потом куда-нибудь поедем перекусить, а потом по магазинам, я совсем раздета.

– Совсем раздета? – засмеялся Сергей. – Любопытно было бы взглянуть.

– Счас схлопочешь, – проворчала Алена. – Нечего зубоскалить, лучше приезжай быстрее, нам нужно срочно избавиться от чужого чемодана.

– Что за спешка такая? А завтра никак нельзя этот чемодан отвезти? – пожал Сергей плечами. – Я хотел в сервис заехать, что-то тормоза мне не нравятся.

– Сереж, ты меня слушаешь или итальянских ворон считаешь? – возмутилась Алена. – Говорю же, что это нужно сделать сегодня, прямо сейчас, а еще лучше – немедленно. Мы с тобой вроде обо всем договорились. Забудь о своей раздолбанной тачке, на ней никто ехать и не собирается, здесь в гараже целых три машины стоят, на любой вкус. Давай приезжай по-быстрому, хочу поскорее избавиться от этого чемодана, – повторила она. – В визитках написано, что этот парень – адвокат. А вдруг он на меня в суд подаст? Скажет, что я у него вещи украла, доказывай тогда, что я не верблюд.

– Адвокат, говоришь? – спросил Сергей и бросил осторожный взгляд на молодого человека, который стоял в сторонке и терпеливо ждал, пока он закончит разговор. – А имя его скажешь?

– Джон Смит, – ответила Елена. – Сереж, да какая, к черту, разница, как его имя? – тут же спохватилась она. – Хоть папа римский, лишь бы быстрее вернуть его вещи. Все, я заканчиваю разговор, жду тебя, – поторопилась закруглиться девушка и сразу отключилась. Сергей задумчиво посмотрел в сторону адвоката, а потом решительно подошел к нему.

– Говорите, хотите узнать, откуда те девчонки приехали? – усмехнулся он. – Небось хотите за свой чемодан им иск предъявить?

– С чего вы взяли? Сорри, я хотел сказать, откуда вы знаете про чемодан? – удивился Джон.

– Да мне только что Елена позвонила, просила приехать, чтобы отвезти чемодан по адресу, который написан на вашей визитке, они их в чемодане нашли.

– Но в визитке написан адрес моего офиса, сейчас там находится только секретарша. А вы сейчас поедете туда, к девушкам?

– Допустим, – неопределенно ответил Сергей.

– Послушайте, уважаемый, я очень вас прошу, возьмите меня с собой, – возбужденно глядя на него, попросил адвокат. – Уверяю вас, что никакого иска я предъявлять не собирался и не собираюсь, я совсем по другому поводу….

– И по какому же? – прищурился Сергей.

– Вы знаете, все так внезапно получилось, я и сам не знаю, как объяснить, – замялся Джон.

– А вы объясните как есть, – усмехнулся таксист. – Не переживайте, я понятливый.

– Мне очень понравилась та девушка, – откровенно признался адвокат. – И мне очень хотелось бы с ней познакомиться… поближе.

– С которой из них?

– Блондинка, с голубыми глазами, стройными ногами, с… в общем хорошенькая до умопомрачения. Да что я вам объясняю, вы же сами ее видели. А какой темперамент? – закатил глаза молодой человек. – Я даже не смог ей сказать ничего против, когда она потребовала отдать ей мой чемодан. Мне тогда показалось: попроси она у меня не чемодан, а луну с неба, я бы ее непременно достал.

– Любовь с первого взгляда? – усмехнулся Сергей.

– Наверное, – пожал Джон плечами. – Сам пока не пойму, что случилось. Вот как увидел ее, у меня прямо по всему телу сначала мурашки пробежали, а потом в жар бросило, – откровенно признался он. – У вас никогда такого не бывало?

– Ну-у-у, брат, этот симптом мне хорошо знаком, – захохотал Сергей. – Меня тоже в жар бросает, когда красивую девчонку в постель хочу затащить, – подмигнул он адвокату.

– Нет, я совсем с другими намерениями, честное слово, – вполне серьезно и даже с обидой ответил Джон.

– Ладно, садитесь в машину, приедем и сами разбирайтесь, – махнул рукой Сергей. – Девушки все равно к вам собрались, так что приедем как раз вовремя и, главное, в тему.

– Вы езжайте, а я за вами на своей машине поеду, если не возражаете, – предложил Джон.

– Хозяин – барин, – пожал Сергей плечами. – Мне без разницы, на чем вы поедете, хоть на велосипеде.

Он сел за руль своего такси и поехал в сторону элитного района, Джон последовал за ним.

Через тридцать минут они снова оказались перед воротами особняка, и Сергей сказал в переговорное устройство, что их ждет хозяйка. Ворота практически сразу поехали в сторону, пропуская транспорт на территорию. Алена со Светой уже стояли у входа в дом и ждали Сергея. Рядом с ними стоял тот самый злосчастный чемодан. Лена нетерпеливо подпрыгивала на месте, то и дело вскидывая руку, чтобы посмотреть на часы. Когда из-за деревьев показалась машина, она облегченно вздохнула:

– Ну, наконец-то. Ой, а это кто там еще? – удивленно уставилась она на «Мерседес», едущий следом за такси. – Кажется, к нам гости, которых мы не ждали, – пробормотала девушка, задумчиво нахмурив бровки. – Свет, как ты думаешь, кого это Сергей у себя на хвосте притащил? – обратилась она к подруге.

– Откуда же мне знать? – пожала та плечами. – Сейчас подъедут, сразу и увидим.

– А вот и я, – с улыбкой сообщил Сергей, как только остановил машину и вышел из нее. – А еще я к вам гостя привез.

– Кого это, интересно? – строго спросила Алена. – Я вроде объяснила тебе русским языком, что у нас весьма срочное дело. До гостей ли нам сейчас?

– Думаю, что как раз к этому гостю у вас дело, – усмехнулся Сергей и махнул рукой Джону, чтобы он выходил из машины.

– Твою мать, – пробормотала Алена, сразу же узнав молодого человека, у которого она нагло отобрала чемодан.

– Светка, кажется, мы опоздали с извинениями, пострадавший уже здесь. Сейчас он вызовет полицию и меня арестуют за грабеж среди белого дня, – испуганно зашептала она.

– Не говори глупости, если бы он хотел это сделать, то приехал бы сюда уже с полицией и наручниками, – отмахнулась та.

– Добрый день, милые дамы, – произнес Джон на ломаном русском языке, при этом лучезарно улыбнувшись.

– Добрый, – пискнула Алена и невольно закашлялась. – Вы знаете русский язык? – не зная, что сказать, спросила она.

– Йес, да, литл, – еще шире заулыбался тот. – Сорри, немножько, – показал он свой мизинец. – Зовсем чуть-чуть.

– А вот ваш чемодан, – спохватилась Лена. – Мы как раз собирались его отвезти к вам. Когда я его открыла, сразу же поняла, что это не мой. А мой точно такой же, один в один, прямо как брат-близнец, – торопливо начала оправдываться она. – Даже потертость на уголке такая же, представляете? Только у меня с другой стороны, а я даже на это внимания не обратила. Вы, наверное, приняли меня за бандитку или воровку? Только это не так, честное слово! Я это сделала без всякой задней мысли, я думала, что все наоборот, что вы украли мой чемодан. Вы меня понимаете? – возбужденно произнесла она, испуганно глядя на адвоката.

– Чуть-чуть, – снова показал тот на свой мизинец, продолжая улыбаться и без отрыва глядя на Алену.

– Чуть-чуть не считается, – проворчала та и начала объяснять ситуацию более спокойно, уже на английском языке. – Теперь понятно? – вновь спросила она, после того, как закончила подбирать слова, чтобы стало все ясно.

– Ноу проблем, – замахал руками адвокат. – Я ничего такого о вас не подумал и приехал сюда совсем по другому поводу.

– По какому же? – насторожилась девушка.

– Дело в том, что я знал хозяина этого дома, господина Василотто Рысалеса.

– Как-как? – вытаращила глаза Алена. – Василотто Рысалес?

– Йес, Василотто Рысалес, – кивнул головой Джон. – Он мне говорил, как это звучит по-русски, – нахмурился он, вспоминая трудно произносимые слова. – Василий Рысь, кажется?

– Точно, Василий Рысь, – подтвердила Алена.

– А на итальянский манер вашего отца звали Василотто Рысалес.

– Охренеть, – выдохнула девушка. – Что ни день, то новости.

– Что такое есть охереньеть? – с интересом спросил адвокат, глядя на девушку наивными глазами.

– Не охереньеть, а охренеть, – не удержавшись, захохотала Лена.

– Что есть охре…охренеть? – с трудом повторил Джон.

– Как бы объяснить? – сморщилась девушка и с надеждой посмотрела на Светлану, надеясь на поддержку. Та с остервенением терла свой покрасневший нос, едва сдерживая хохот, который уже вовсю из нее рвался. Видя, что от подруги толку мало, Лена попробовала объяснить сама.

– Ну-у-у, охренеть, это… это вроде того, как бы… офонареть, – попыталась найти альтернативу она. – Или обалдеть.

– Офонарьеть, обальдеть, – повторил Джон, напряженно хмуря лоб и пытаясь сообразить, что же это такое.

– Да не парься ты, все равно не поймешь, – махнула Алена рукой. – Прошу прощения, я хотела сказать, не парьтесь вы, – кисло улыбнувшись, поправилась она. – Русский могучий, в смысле матерный и молодежный, переводу на иные языки не поддается. Итак, мой родитель – Василотто. Выходит, что я Елена Василоттовна? – снова вернулась она к прерванной теме.

– Ноу, – отрицательно качнул головой адвокат. – Выходит, что вы Елена… Сорри, как имя вашей матушки?

– Мария.

– О, Мари, это распространенное имя в Италии. Значит вы, Елена Мари Василотто Рысалес. Здесь к собственному имени добавляются имена родителей, а потом фамилия, – объяснил Джон. – Обычно имен бывает два, потом имена родителей, а потом уже и фамилия.

– Пока их все выговоришь, запросто состаришься, – засмеялась Алена. – Но Елена Мари Василотто Рысалес мне нравится. Звучит красиво, на мой взгляд. Прикольно, правда, Свет? – спросила она у подруги.

– Елена Мари Василотто Рысалес, – бормотала та, перебирая все имена. – Да, действительно прикольно, – согласилась она.

– При-коль-но, – шептал тем временем Джон, снова пытаясь сообразить, что бы это значило.

– Девчонки, мне кажется, что я вам пока не нужен? – подал голос Сергей. – Может, я тогда в сервис сгоняю?

– Какой еще сервис? – тут же стала серьезной Алена. – Мы голодные, как волки, поедем куда-нибудь перекусим. А вы, господин адвокат, примите еще раз мои искренние извинения, забирайте свой чемодан, и милости прошу к нам в гости, завтра… на ужин, – лучезарно улыбнулась она молодому красавцу. – Мне бы очень хотелось, чтобы вы рассказали о моем отце, ведь вы сказали, что были с ним знакомы.

– Я с удовольствием это сделаю прямо сегодня. Потому что я тоже голодный… Как это вы сказали? Как койот, – весело сообщил Джон.

– Как волк, – снова захохотала Алена. – Он супер, правда? – спросила она у Светланы.

– Ничего экземплярчик, – согласилась та.

– Так вы хотите поехать с нами, чтобы тоже перекусить? – поинтересовалась Лена у адвоката.

– Йес, очень хочу, – закивал тот головой. – Если вы не против, конечно?

– Ну, почему же мы должны быть против? – улыбнулась девушка. – Поехали.

– Вот и отлично, – тут же радостно засуетился Сергей. – Значит, я все же могу быть сегодня свободным? Джон отвезет вас на своем «мерине», а я поехал в сервис.

– Господи, Сережа, ты снова за свое? – простонала Лена. – Вот и надейся после этого на русского мужика. А вдруг у Джона не будет потом времени отвезти нас обратно?

– А ты у него спроси, если будет, тогда я поехал, – уперся молодой человек. – Это же моя кормилица, – показал он на свою машину. – Как я ее в гараж сегодня буду ставить, если она неисправна? На ней же завтра мой напарник будет выезжать, нажалуется хозяину, и тот в одну секунду попрет меня из гаража. Я туда, знаешь, с каким трудом устроился? – закатил глаза Сергей. – Вы через месяц уедете, а мне потом новую работу искать? Здесь не Россия, моя дорогая, здесь тебя быстро к порядку приучат.

– Все так серьезно? – недоверчиво спросила Алена.

– Серьезней не бывает, – вздохнул Сергей. – Мне бы еще хоть годик здесь продержаться, подзаработать, а потом можно и обратно, домой. С деньгами я там сразу смогу какое-нибудь свое дело сообразить. А без денег что я могу? Да ничего. Без денег мы нигде не нужны, ни на чужбине, ни на Родине. Так-то, мать, – тяжело вздохнул молодой человек. – Хочешь жить – умей вертеться, вот я и верчусь.

– Ну, ладно, коли так, – согласилась Лена. – Что же с тобой делать? Езжай, но завтра в десять утра чтобы как штык был здесь. Поедем мои владения осматривать, нужно будет во всех трех магазинах побывать.

– Так точно, босс, ровно в десять буду как штык, – весело отрапортовал Сергей и торопливо юркнул в свою машину, боясь, что Алена передумает. Он тут же завел мотор и рванул с места в карьер.

– Ну, что ж, друзья мои, поехали, – проговорила девушка и вопросительно посмотрела на Джона. – Я надеюсь, что мы сможем воспользоваться вашим транспортом?

– О, да-да, конечно, – засуетился тот. – Прошу, милые дамы, – распахивая дверцы «Мерседеса», пригласил он.

– А обратно вы нас сможете отвезти? Дело в том, что мы пока не знаем города, боимся заблудиться, – объяснила Алена. – Насколько мне известно из Интернета, такси здесь можно взять только со специальной стоянки. Стоять на дороге с поднятой рукой – бесполезная трата времени.

– Такси удобнее всего заказывать по телефону, – подсказал Джон. – Но вам, милые дамы, этого делать не придется. Я вас отвезу куда захотите, а потом доставлю домой в целости и сохранности. А сегодня мне бы хотелось, чтобы вы были моими гостями.

– К себе домой повезешь? – сморщила Алена носик. – Не очень бы хотелось.

– Зачем домой? – улыбнулся Джон. – Я отвезу вас в одно место, которое вам непременно понравится. Там очень уютно и к тому же недурно готовят.

Глава 4

– Итак, значит, она приехала? – задумчиво проговорил мужчина средних лет, нервно раздавливая окурок сигареты в пепельнице. – И что ты собираешься делать? – спросил он у молодого человека, стоявшего у окна, и посмотрел на него тяжелым взглядом.

– Приехала и приехала, – пожал плечами тот. – Несколько дней мы ей дадим для того, чтобы оглядеться, а потом я нагряну с визитом.

– Несколько дней? – вскинул брови мужчина. – Думаю, что хватит и суток.

– А стоит ли так торопиться? – спросил молодой человек. – Нужно как следует подготовиться, чтобы уж наверняка.

– Что мне готовиться, я уже давно готов, – рявкнул мужчина и щелчком смахнул с рукава несуществующую пылинку.

На нем был дорогой костюм от Армани, небрежно распахнутый на груди. Белоснежная батистовая рубашка выгодно оттеняла его загорелое ухоженное лицо. Черные волосы, лишь чуть-чуть подернутые сединой на висках, были тщательно зачесаны назад, открывая крутой, умный лоб. Колючие глаза не мигая смотрели на молодого человека, от этого взгляда тот невольно поежился. Мужчина быстро поднялся из кресла и, засунув руки в карманы брюк, прошелся по комнате туда и обратно.

– Этот Василотто очень не вовремя отправился на тот свет, – проворчал он.

– Как это не вовремя? Вы же сами хотели… – напомнил молодой человек. – Ведь все было спланировано заранее, и я…

– Я не об этом, – резко перебил того мужчина. – Нужно было сначала проверить всю его родословную, до седьмого колена, прежде чем делать то, что мы сделали. Вот что я имею в виду. И как это мы упустили завещание, черт возьми? – злобно чертыхнулся он.

– Ну, кто же мог предполагать, что в России у него есть дочь? – развел руками молодой человек. – Ведь он здесь прожил почти семнадцать лет и никакой связи с Россией у него никогда не было, это проверено. Я, например, был совершенно спокоен и уверен, что он одинок, как волк, никаких наследников нет и в помине. Думал, умрет, бумаги уже готовы, нотариус прикормлен, так что все о’кей.

– Вот тебе и о’кей, – раздраженно прикрикнул мужчина. – Выходит, что все эти полгода я напрасно ждал? Неужели за такой промежуток времени у тебя не хватило ума все выяснить? Возись теперь с этой наследницей, только ее здесь не хватало!

– Я не думаю, что с ней возникнут какие-то проблемы, – возразил молодой человек. – Девчонка молодая, припугнем и будет как шелковая.

– Дай-то бог, чтобы так и было, – вздохнул мужчина. – Я на эти сорок миллионов возлагаю большие надежды, они мне как воздух необходимы. Покупатель уже нервничает, торопит, ему нужно срочно возвращаться в Америку.

– Не волнуйтесь, они будут ваши, я обещаю, – снисходительно улыбнулся молодой человек. – А покупателя я беру на себя, недельку подождет, никуда не денется. Раз вы так нервничаете и торопитесь, я прямо сегодня подготовлю все бумаги и завтра же нанесу наследнице предварительный визит. Если она не согласится на условия, которые я предложу ей, тогда буду уже принимать соответствующие меры. Но все же надеюсь, что девчонка примет наши условия. Куда ей деваться в чужой стране, не зная законов? Я адвокат с хорошей практикой, да и учителя у меня были очень хорошие. Надеюсь, что моих способностей вполне хватит, чтобы запудрить ей мозги настолько, насколько это нам необходимо.

– Посмотрим, – вздохнул мужчина. – Хочется верить, что я не напрасно плачу тебе такие деньги.

– Разве я вас подводил хоть раз? – удивленно вскинул брови адвокат. – Всегда считал, что я недаром ем свой хлеб.

– Извини, я что-то нервничаю, – нахмурился мужчина. – Ведь чуть не влипли с дарственной. Если бы не звонок твоей секретарши, мы нажили бы уйму неприятностей за подделку документов.

– Ну, недаром же я с таким трудом устроил туда свою подружку, Кончитту? – улыбнулся адвокат. – У меня все под контролем, босс.

– Поэтому и терплю тебя столько лет, – проворчал тот. – У меня долго никто не задерживается, не люблю одни и те же лица. А тебя вот терплю.

– Я того стою, босс, – засмеялся молодой человек. – Я стою намного больше и докажу вам это.

– Посмотрим, посмотрим, – произнес тот и, налив в бокал коньяка, опрокинул его себе в рот. – Сроку тебе – неделя, и ни днем больше. К двадцать третьему числу готовые документы должны лежать у меня на столе.

– Сделаем, – самоуверенно ответил адвокат. – И не с такими делами справлялись, а уж с этой незапланированной наследницей… не стоит и сомневаться.

– Она приехала одна?

– Нет, с подругой.

– Что еще за подруга? – нахмурился мужчина.

– Не стоит внимания, – махнул рукой адвокат. – Рядовой терапевт в одной из московских клиник, двадцать семь лет, незамужняя, вернее, разведена, без детей.

– Меня не интересует ее семейное положение, – грубо проговорил мужчина. – Что за человек?

– Баба как баба, – пожал адвокат плечами. – На гренадера похожа, – усмехнулся он. – Рост метр восемьдесят, не меньше.

– Нам лишние свидетели совсем ни к чему.

– Уберем, нет проблем, – спокойно пообещал молодой человек.

– Ты идиот, адвокат! – рявкнул мужчина. – Как раз такие проблемы мне совсем ни к чему.

– А как же тогда? – растерялся тот. – Сами же сказали, что лишние свидетели….

– Бабу можно нейтрализовать и по-другому.

– Как, например?

– Сам сказал, что она разведена, значит, свободна. Что бабе нужно, когда она свободна? Мужик ей нужен, и желательно хороший. Кто у нас подходит на роль Казановы?

– Николос.

– Это который?

– Брат Красавчика, только повыше, как раз под стать подружке нашей наследницы. Причем довольно неплохо владеет русским языком, у них мать из России.

– Этот факт очень кстати, – одобрительно кивнул головой мужчина. – Вот пусть он ею и займется, да так, чтобы у девки крышу от любви снесло. Чтобы забыла не только про подругу, а и как маму с папой зовут. Заодно и под нашим контролем будет, глядишь, какую-то информацию о наследнице можно будет получить. Бабий язык – как помело. Давай, звони этому Николосу, пусть немедленно берется за дело. Тебе все ясно?

– Так точно, босс, яснее некуда, – улыбнулся адвокат. – Прямо сейчас позвоню Николосу и дам ему задание, он это дело любит. Уверен, что уже сегодня вечером он будет знаком с этой девицей. А другой я займусь завтра – лично.

– Мешкать не стоит, на все про все у тебя неделя, и ни днем больше, – повторил мужчина. – Дольше я ждать не могу. Нужно быстро все оформить, получить деньги с покупателя всей недвижимости и звонить нашим друзьям, они давно ждут. Я не хочу, чтобы эта партия товара уплыла у меня из-под носа. Семейка Чекалонне тоже не дремлет, и мне очень будет приятно, если на этот раз я утру им нос. Я им покажу, кто хозяин на этой территории! Мало им своей? Они и на мою замахиваются? Ничего у вас не выйдет, господа, – злобно прищурился мужчина. – Отнять чужое – это для меня раз плюнуть, а вот когда отнимают у меня… это уж извините! Своего я никому отдавать не намерен.

* * *

– Ха-ха-ха, Джон, какой же вы прикольный, – хохотала Алена над неправильной русской речью молодого человека. – Нужно говорить не «по барибьяну», а по барабану. Понимаете? По ба-ра-ба-ну, – по слогам повторила она, вытирая слезы, выступившие от смеха.

– Ба-ра-бья-ну, – попытался выговорить тот. – Сорри, русский язык такой тяжелый, – смешно сморщился он, перейдя на привычную английскую речь. – Но я научусь, обязательно научусь… надеюсь, с вашей помощью. В следующий раз я возьму с собой блокнот и буду записывать все слова, которые вы говорите. Мне, например, очень понравилось… как это… бьежать поперьёк паровьёза, – с трудом, но очень радостно выговорил он.

– Бежать впереди паровоза, – снова захохотала Алена. – Ладно, берите в следующий раз свой блокнот, я вам преподам науку о русской лингвистике. Когда я начинала учить английский язык, он мне тоже казался трудным, а сейчас запросто разговариваю, читаю и даже пишу без ошибок. Русский язык совсем не трудный, поверьте мне на слово.

– Это потому, что он ваш родной, а для меня он как джунгли, хотя кое-что я уже научился понимать, как вы успели заметить, – ответил Джон, с интересом и одновременно с нежностью глядя на Алену.

– Послушайте, Джон, а давайте мы с вами уже на ты перейдем, – предложила та. – Если честно, до ужаса не люблю я эти чайные церемонии.

– С удовольствием, – радостно согласился молодой человек. – Что есть чайные церемонии?

– Ну, как бы объяснить? – задумалась Лена. – Это когда приходится соблюдать приличия, – как смогла, объяснила она.

– А разве обращение друзей друг к другу на ты – это неприлично? – удивился Джон.

– Нет, это не так. Просто… как бы… в общем, не парься, – махнула Алена рукой. – Здесь очень красиво, ты не соврал, когда говорил, что повезешь нас в уютное место, – поторопилась она перевести разговор на другую тему.

Молодой человек, как и обещал, действительно привез девушек в очень уютный ресторанчик. Джон сам сделал заказ, решив поразить их изысканными блюдами. Черепаховый суп прошел на ура, а вот бифштекс с кровью у Светланы вызвал рвотные позывы.

– Господи, как это есть-то? – глотая подступивший к горлу комок, прошептала она. – Мы же не вампиры, чтобы кровь пить. Лен, ты только глянь, мясо совсем сырое.

– Говорят, что это полезно, – возразила та, хотя ее взгляд очень многозначительно говорил, что она думает на самом деле. – Я, правда, ни разу не пробовала есть сырое мясо, но слышала, что оно очень нежное, а кровь придает ему изысканный вкус.

– Сырую рыбу я ем запросто, это не так противно, как может показаться, а что касается мяса… – пробормотала Светлана. – Думаю, не получится, меня уже невозможно тянет к унитазу. Джон, а можно заказать что-нибудь другое? – обратилась она к молодому человеку. – Гамбургер, например, или просто картошечку с грибочками? Или рыбу, на крайняк?

– Ай эм сорри, что есть краяк? – переспросил тот.

– Лен, переведи ему, пожалуйста, что я не ем мяса. Скажи ему, что я вегетарианка, чтоб не обижался, – попросила Света подругу.

– Черепаху слопала, аж за ушами трещало, вегетарианка хренова, – хмыкнула та. – Джон, мы будем рыбу, фиш, – с лучезарной улыбкой объявила она молодому человеку. – А это пусть унесут, – показала девушка на тарелки с мясом. – Мы на строгой диете, это нельзя.

– Зачем тебе диета, Елена? – удивленно вскинул брови Джон. – Ты стройна, как кипарис.

– Как мило, – заулыбалась та, кокетливо стрельнув глазками. – Ты в самом деле считаешь, что моя фигура в порядке?

– Более чем, – подтвердил молодой человек. – Так что смело кушай мясо, оно тебе не повредит.

– Нет, – поспешно выкрикнула Алена и тут же виновато захлопала глазами. – Если честно, Джон, то меня… у меня этот бифштекс не вызывает аппетита.

– Почему? – удивился тот.

– Ну-у-у, как бы объяснить? – замялась девушка. – Кровь….

– Ты не любишь мясо с кровью? – понимающе улыбнулся адвокат. – Извини меня, я не подумал об этом. Мне нужно было спросить, прежде чем делать заказ.

– Что он говорит? – влезла в разговор Светлана. – От меня когда-нибудь уберут это? – скосила она глаза на тарелку. – Или мне бежать в туалет и отдавать унитазу еще и черепаху?

– Он говорит, что сейчас это унесут, а взамен принесут обезьяньи мозги, – захихикала Алена. – Кстати, это блюдо подают только особо важным гостям.

– Ща ты у меня схлопочешь, – сморщившись, рявкнула Светлана. – Чего издеваться-то? – сердито проворчала она.

Схватив стакан с минеральной водой, девушка без отрыва выпила его до дна и тут же налила из бутылки еще.

– Давайте лучше закажем пиццу или перейдем к десерту. Хотя я уже сомневаюсь, что он полезет мне в горло, что-то аппетит у меня совсем пропал.

Джон знаком подозвал официанта и сказал:

– Прошу прощения, но девушки не желают есть мясо. Принесите, пожалуйста, форель, приготовленную на углях.

– Моменто, – с готовностью отозвался тот и мгновенно унес тарелки с мясом. Буквально через десять минут он вернулся с другими, от которых шел аппетитный аромат форели.

– Вот это по-нашему, – заулыбалась Светлана. – Кажется, у меня снова проснулся аппетит, до чего вкусно пахнет, – потянула она носом. – Правда, Лен?

– Угу, – кивнула та головой, уже засовывая в рот кусок рыбы, а следом дольку лимона. – Кайф, – дала она оценку блюду.

– Что такое есть кайф по-русски? – с интересом спросил Джон.

– Кайф, это когда… – прикрыла глаза Алена. – Это когда хорошо, прикольно… кайф, одним словом, – как смогла, объяснила она.

– Кайф, это когда прикольно, – пробормотал молодой человек, пытаясь соединить совершенно несоединимое. – Только при чем здесь рыба? Я всегда думал, что слово кайф ассоциируется с наркотиками. У русских не так?

– У нас тоже так, – согласилась Алена. – А еще и с водкой, сексом и хорошей вкусной едой. У нас это все – кайф.

– Надо же, какой широкий спектр понятия одного слова, – изумился Джон. – Это нужно непременно запомнить. Секс, водка, наркотики и вкусная еда… кайф, – весело подытожил он и принялся с аппетитом уплетать свой бифштекс с кровью, умело орудуя ножом и вилкой.

Когда все принялись наконец за десерт, Алена завела разговор, который интересовал ее больше всего.

– Джон, ты обещал мне рассказать о моем отце, – напомнила она. – Ты хорошо его знал?

– К сожалению, не очень хорошо, – вытирая рот салфеткой, откликнулся тот. – Мой друг познакомил нас однажды на светском рауте. Рон тоже адвокат, как и я, мы вместе окончили Гарвард. У него были какие-то юридические дела с твоим отцом.

– Какие именно? – с интересом спросила Лена.

– Об этом мне ничего не известно, – пожал плечами молодой человек. – Кажется, что-то, связанное с недвижимостью. У нас не принято интересоваться подобными вещами. Все, что связано с делами клиента, строго конфиденциально. Извини, Елена, что не могу удовлетворить твое любопытство, – виновато улыбнулся он.

– Ну, а дальше что было? Твой друг познакомил тебя с моим отцом. И что? – спросила девушка.

– Мы немного поговорили о политике, а потом он пригласил меня на прием, который собирался устроить в своем доме через неделю.

– В том самом доме, где сейчас живем мы со Светой?

– Точно так, именно в том доме и состоялся прием, – подтвердил адвокат.

– И ты принял приглашение?

– Да-да, конечно, – кивнул головой Джон. – Я был на том приеме и общался с твоим отцом.

– Ну, и как ты считаешь, что он за человек?

– Трудно вот так сразу дать оценку, – пожал плечами адвокат. – Могу лишь сказать, что собеседником он был весьма интересным.

– Ну, а навскидку? – не сдалась Алена.

– Что такое есть на вс…вскидоку? – сморщился молодой человек, пытаясь выговорить трудное слово.

– Это значит на первый взгляд, – начала объяснять девушка. – Каково твое первое впечатление об этом человеке?

– Как я уже сказал, он был достаточно интересным собеседником, видно, что образован, воспитан. Что я еще могу сказать? Очень гостеприимен, в нем сразу чувствовались русские корни.

– Да, мама говорила, что у него два высших образования, он действительно был образованным, – заметила Алена. – И всегда любил, когда в доме было много гостей. Но это, кажется, единственное, что она о нем рассказывала. Скажи, Джон, а кто-нибудь знал, что в России у него есть дочь? – задала она следующий вопрос.

– Вот об этом мне ничего не известно, прости, – развел руками тот. – Я же тебе сказал, что знал его не очень долго, поэтому и не очень хорошо.

– А о чем вы с ним говорили?

– О политике, о котировках на бирже, о погоде. Еще я ему сказал, что у него хороший дом, на что он ответил, что купил его по случаю, не планируя такое приобретение заранее. У него был другой дом, в том же районе, только немного поменьше. Тот он продал и купил этот, где вы поселились с подругой.

– Этот прием был давно? – спросила Алена.

– В прошлом году.

– Интересно, отец тогда уже знал, что болен? – грустно пробормотала девушка.

– Ничего не могу сказать, – пожал Джон плечами. – Во всяком случае выглядел он тогда совершенно здоровым человеком. Кстати, а чем он болел?

– Мне сказали, рак желудка, за месяц сгорел, как свеча.

– Прими мои искренние соболезнования.

– Ни к чему они, Джон, – махнула рукой Алена. – Я не знала своего отца, никогда его не видела, только на фотографии. Впрочем, кажется, я неправа, ведь он сделал меня своей наследницей. Соболезнования принимаются, спасибо. Ты что-то еще можешь рассказать?

– Похоже, нет, – стеснительно признался тот. – Я сказал тебе, что знал его, но… это было… Как это по-русски? Кажется, звучит так: это было слишком громко сказано, – засмеялся молодой человек. – А для меня это стало хорошим поводом, чтобы поближе познакомиться с тобой. Видишь, Елена, насколько я откровенен.

– Познакомиться со мной? – удивилась та. – Мне кажется, у тебя был более весомый повод для этого.

– То есть? – не понял Джон.

– Твой чемодан, который я так нагло отняла у тебя в аэропорту, – засмеялась девушка. – У меня к тебе просьба, – тут же добавила она.

– Все, что хочешь. Какова просьба?

– Ты не мог бы дать мне координаты своего друга, того самого Рона, который учился вместе с тобой? Если он имел с моим отцом какие-то деловые отношения, то должен знать его лучше, чем ты, – объяснила Алена свою просьбу.

– Нет проблем, я дам тебе телефон Рона, – тут же согласился молодой человек. – Только хочу тебя предупредить заранее: он живет в Америке, а здесь бывает реже, чем раз в два месяца, да и то по делам.

– Ничего, я ему позвоню и пообщаюсь хотя бы по телефону, – улыбнулась девушка. – Мне очень важно знать, что за человек был мой отец.

– Я тебя понимаю.

– Нет, Джон, вряд ли ты меня понимаешь, – не согласилась Алена. – Дело в том, что я своего отца всю жизнь ненавидела, потому что он бросил нас с мамой. Нет, наверное, я неправильно выразилась. Я его не то чтобы ненавидела, он просто для меня не существовал. Как только я повзрослела, сразу же для себя решила: нет у меня отца и никогда не было.

– Неужели совсем ничего о нем не было известно? – с удивлением спросил Джон.

– Абсолютно, – вздохнула Алена. – Почти двадцать четыре года он не давал о себе знать, и вдруг – это наследство. Почему он решил это сделать через столько лет? Проснулась совесть? Тогда почему она спала столько времени? Мне хочется узнать о нем как можно больше, и желательно хорошего, чтобы хоть как-то реабилитировать его. Ты меня понимаешь?

– Да, Елена Мари Василотто Рысалес, я тебя очень хорошо понимаю, – улыбнулся Джон. – Я хоть и немного общался с ним, но мне показалось, что он порядочный человек. Мне кажется, у твоего отца были какие-то причины, чтобы поступить так. В нашей жизни ничего не происходит напрасно и просто так, значит, для чего-то это было ему нужно.

– Возможно, ты прав, только мне от этого не легче, – вздохнула девушка. – Он мог хотя бы поинтересоваться, как я живу, чем занимаюсь…

– А может, он интересовался, просто ты об этом не знаешь? – предположил молодой человек.

– Нет, если бы было так, я бы знала. Мама обязательно бы сказала об этом, – возразила Алена. – А она, наоборот, всегда уходила от разговора об отце, стоило мне только его завести.

– И она никогда не называла причину, по которой они расстались?

– Нет, никогда, – покачала девушка головой. – Как только я об этом спрашивала, она начинала плакать, и я… в общем ты меня понимаешь. Потом, когда я уже стала совсем взрослой и самостоятельной, я вообще перестала вспоминать своего отца, как будто его никогда и не было. Впрочем, так оно и есть, его никогда не было, я его совсем не помню. И вдруг, как гром среди ясного неба, – огромное наследство.

– Значит, твой отец все же всегда помнил о тебе, – пришел к выводу Джон.

– Я не совсем в этом уверена, – снова возразила Алена. – Это наследство… в общем случилось так, что, когда отец умирал, здесь, в Италии, как раз оказался один человек.

– И что?

– Эта такая запутанная история, о которой мне бы сейчас не хотелось вспоминать,[2] – сморщила девушка носик. – Может быть, когда-нибудь я и расскажу тебе, только не сейчас.

Она помолчала.

– Не хочу портить всем настроение в такой замечательный день. Мне очень понравилось в этом ресторанчике, – поторопилась переключиться на другую тему Лена. – Не очень далеко от дома, и готовят здесь замечательно.

– Тебе правда понравилось? – оживился Джон. – Я очень рад, что угодил. А в следующий раз я отвезу тебя в настоящую итальянскую пиццерию. Такой пиццы, как там, ты никогда и нигде не попробуешь, это настоящее произведение кулинарного искусства.

– Похоже, что в ближайшее время мне придется в одиночестве осматривать достопримечательности Милана, – проворчала Света. – Мою подругу арендовали на продолжительный срок.

– Сорри, я не понял, что она сказала? – спросил Джон у Алены. – Мне показалось, или она действительно чем-то недовольна?

Засмеявшись, Елена перевела все, о чем проворчала ее подруга.

– Зачем же в одиночестве, сеньорита Светлана? – улыбнулся молодой человек. – Я давно практикую в Милане, у меня здесь своя юридическая контора, поэтому город знаю достаточно хорошо. Если вы хотите его осмотреть, я к вашим услугам. Всегда буду рад услужить таким очаровательным сеньоритам и побыть для них экскурсоводом.

– Что он сказал? – спросила Света у Алены, и та перевела все, что сказал адвокат.

– Заметано, – тут же ухватилась она за предложение. – Хочу отметить, что я тебя за язык не тянула, ты сам предложил, так что отказаться и дать задний ход не получится. Мы с Аленой с огромным удовольствием познакомимся поближе с городом, в котором нам предстоит прожить целый месяц… а может, и больше. Ну, достопримечательности, это, конечно, здорово, но и немного поразвлечься нам тоже не помешает. Должны же мы людей посмотреть, себя показать? Лен, как ты считаешь, я права?

– Естественно, – засмеялась та. – Обязательно будем развлекаться, вот только все дела улажу, и начнем отрываться по полной программе.

К сожалению, задумкам девушек не суждено было осуществиться. Прямо со следующего дня странные и незапланированные события вокруг них завертелись так стремительно, что они даже и опомниться не успели, как оказались в бурном водовороте.

Глава 5

Уже вечером девушки сидели в столовой за большим длинным столом и смотрели на тарелки, которые только что перед ними поставил мужчина в ливрее прислуги. Он снял с тарелок куполообразные крышки, и столовая сразу же наполнилась приятным ароматом специй.

– Бон аппетит, сеньориты, – проговорил он и учтиво удалился.

– Вот уж никогда не думала, что доживу до такого извращения, – хихикнула Алена, рассматривая столовые приборы, лежавшие рядом с салфеткой.

– В каком смысле? – не поняла Света.

– А в таком, что буду сидеть за столом в шикарном доме, который принадлежит теперь мне, а мой собственный слуга будет подавать мне ужин. Нужно срочно изучить все эти вилки и ножи, чтобы соответствовать, а то я даже не знаю, который из приборов для чего предназначен, уж слишком их много, – проворчала девушка. – Лекции по этикету я обычно прогуливала.

– Предположим, что этот человек – не твоя собственность, – возразила Светлана. – Он всего лишь служащий, а ты его работодатель. Ешь тем, чем удобно, мы с тобой не на светском приеме, – добавила она.

– Да какая разница, кто он? Ты же понимаешь, что я хотела сказать? Важен сам факт, – отмахнулась Лена. – Что тут вкусного? – дернула она носом, наклонившись над тарелкой. – Будем надеяться, что не мясо с кровью.

– Нет, пахнет какими-то овощами, специями и… еще чем-то. Только вот не могу понять, чем именно, – произнесла Светлана, тоже принюхиваясь.

– Я слышала, что итальянская кухня достаточно разнообразна и специфична, надеюсь, что нам с тобой она понравится, – проговорила Лена и, взяв в руки вилку, осторожно поковыряла ею в тарелке. – Ну что, Свет, попробуем? – улыбнулась она. – Где наша не пропадала?

– С богом, – весело подхватила та и, подцепив на вилку первую порцию из тарелки, отправила себе в рот. Алена замерла, наблюдая за подругой в ожидании «диагноза», то бишь оценки.

– Я все поняла, – кивнула та головой, проглотив порцию. – Это лазанья, я такую у нас в супермаркете покупала. Правда, там она продается в замороженном виде, ее нужно в микроволновке разогревать, прежде чем есть. А здесь сразу чувствуется, что с пылу с жару, свеженькая. М-м-м, обалдеть!

– Я понятия не имею, что такое лазанья, ни разу не пробовала, но вижу, что тебе понравилось, значит, и мне можно есть, – засмеялась Алена.

– Ну, ты и коза, – захохотала Светлана. – Ждала, пока я первая отравлюсь?

– Будем надеяться, что травить нас никто не будет. И правда, вкусно, – прикрыв глаза, пробормотала Алена, как только проглотила первый кусок. – Чтоб мне так жить, вкуснотища-то какая!

– Теперь, моя дорогая наследница, только так ты и будешь жить, – заметила Света. – И я заодно побалдею с тобой рядышком. Когда мне еще так доведется пошиковать? Ни о чем не заботиться, никуда не бежать, не думать, что проглотить на ужин… все, что захочешь – пожалуйста.

– Я думаю, Свет, и за что на меня все это свалилось? Все как-то слишком уж хорошо, верится с трудом. Ведь в жизни так не бывает, ты согласна? – задумчиво проговорила Лена. – Только в сказках все происходит по мановению волшебной палочки или по щучьему велению. Жила себе простая, ничем не приметная девушка, звезд с неба не хватала, работала, как все, ничего такого не имела, и вдруг… миллионерша! Ведь так не бывает, согласись, – снова повторила она.

– Как видишь, бывает, – пожала та плечами. – Не ломай над этим мозги, просто живи и радуйся, – посоветовала она. – Наслаждайся тем, что на тебя свалилось, и ни о чем не думай.

– Я не могу не думать, оно само собой думается, – промямлила Алена с набитым ртом. – До чего же вкусно, в самом деле. Понимаешь, Свет, где большие деньги, там обязательно появляются проблемы, причем тоже немаленькие. Эти магазины…

– И что? Ты уже ждешь каких-то эфемерных проблем? – усмехнулась та.

– Я их не жду, но прекрасно понимаю, что они могут в любую минуту появиться, ведь я совсем не разбираюсь в торговле продуктами питания. Что касается шмоток, это раз плюнуть, а вот все остальное…

– Лен, мы с тобой на эту тему уже говорили, – напомнила Светлана. – Какой приятный вкус у этого вина, – отметила она, запивая лазанью вином из высокого бокала. – И, помнится, пришли к обоюдному мнению, что ты не будешь морочить себе голову, просто все продашь и вернешься в Россию. Вернешься как раз для того, чтобы избежать проблем, связанных с магазинами твоего отца. Пусть проблемы будут у того, кто все это купит. А ты, имея приличный банковский счет, будешь наслаждаться жизнью и ни о чем не думать. Снимай себе проценты с капитала и живи с наслаждением.

– Твоими бы устами мед пить, подружка. Его еще нужно найти, покупателя этого, – проворчала Алена. – А как это делается, я понятия не имею. Говоришь, вино хорошее? – спросила она и тоже сделала пару глотков из своего бокала. – Да, ты права, действительно, очень приятное.

– Купля-продажа везде происходит одинаково. А что касается покупателя, так этим вопросом не ты должна заниматься, а твои адвокаты, – подсказала Светлана. – Не забывай, дорогая, что ты теперь самая настоящая миллионерша, поэтому всеми делами, связанными с твоими миллионами, должны заниматься профессионалы. У твоего отца таковые были, и не сегодня-завтра они непременно явятся и к тебе.

– Ты так думаешь? – недоверчиво спросила девушка.

– Я в этом уверена так же, как в том, что мы слопали изумительную лазанью и запили ее прекрасным виноградным вином. О, а вот и десерт подоспел, – улыбнулась она, когда в дверь вошел лакей с подносом в руках. На нем были два стакана с молочными коктейлями и вишневый пирог, который сам просился в рот.

– Мне кажется, что через месяц такого чревоугодия мы с тобой в дверь не пролезем, – проворчала Алена. – Прошу прощения, а как вас зовут? – спросила она у прислуги. Тот промолчал, будто и не слышал, и Лена осторожно дотронулась до его рукава. От неожиданности он вздрогнул и вопросительно посмотрел на девушку.

– Как ваше имя? – повторила Алена вопрос. – Я Елена, – показала она на себя. – Вот Светлана, – показала она на подругу. – А вы?

– Мое имя Эмилио, – почти на чистом русском ответил мужчина.

– Вы говорите на русском языке? – удивилась девушка.

– Я прослужил у вашего отца почти одиннадцать лет, это он меня научил, – с заметным почтением проговорил Эмилио.

– Вы так долго служили у моего отца? Значит, вы хорошо его знали? – возбужденно спросила Алена.

– Настолько, насколько положено слуге знать своего хозяина, – уклончиво ответил мужчина.

– Вы мне расскажете о нем то, что знаете сами?

– Если вы захотите.

– Конечно, я уже хочу, – нетерпеливо заерзала на стуле девушка. – Мы сегодня сможем с вами поговорить?

– Как прикажете, сеньорита.

– Супер, в десять приходите в мою комнату.

– Сеньорита, я не могу прийти к вам в комнату, это… это неприлично, – изумленно округлил глаза Эмилио. – У нас так не принято! Вы молодая, незамужняя девушка… Нет, это нельзя.

– Ну, во-первых, я уже давно не девушка, я была замужем, теперь я разведенная дама, – отметила Алена. – И не такая уж молодая, мне уже двадцать семь лет.

– Все равно, у нас это не принято, – не уступил Эмилио.

– Ну, тогда я к вам сама приду, – брякнула она, наивно хлопая глазами.

– Что вы, что вы, – замахал руками слуга. – Это еще хуже!

– Черт побери, опять не так, – чертыхнулась Алена. – Я же не в постель к вам прыгать собираюсь, а просто поговорить об отце. Что здесь такого страшного?

– Нет, нельзя… у нас так не принято, это неприлично, – испуганно повторил Эмилио.

– Ну, хорошо-хорошо, – махнула Алена рукой. – Прямо не дом, а монастырь какой-то. Тогда скажите сами, где и когда мы с вами можем поговорить?

– Мы можем посидеть вечером в патио, за кружечкой пива, – предложил Эмилио. – Я пойду туда, как будто собираюсь прислуживать вам, и мы сможем поговорить.

– Годится, тащи туда ящик пива и орешки, фисташки, я сегодня их в кухне видела, целый мешок, – обрадовалась девушка. – Светка, устроим пивной бум! Не мешало бы еще креветочек, ну да ладно, хватит и орешков.

– Если вы хотите креветок, они будут, – тут же откликнулся Эмилио. – Я скажу повару, чтобы сварил их к половине десятого, а в десять я их принесу.

– Как в сказках «Тысячи и одной ночи», – улыбнулась Светлана. – А больше тебе ничего не хочется? Мне интересно, если ты пожелаешь что-нибудь эдакое… экзотическое, это тебе принесут?

– Эмилио, ответь, пожалуйста, моей подруге. Если мне захочется чего-нибудь необычного, мне это принесут? – спросила Алена.

– Если это продается, то непременно принесут, – с достоинством ответил тот.

– Слыхала? – вздернула Лена нос. – Принесут, так что желай на здоровье чего тебе хочется.

– Нет, я так налопалась, что ничего пока не хочу, – пропыхтела Света. – Спросила просто из любопытства.

– Эмилио, значит, договорились? – снова спросила Алена. – В десять встречаемся в патио.

– Да, сеньорита, в десять встречаемся в патио, – ответил тот, слегка поклонился и бесшумно вышел из столовой.

– Йес! – запрыгала Лена. – Наконец-то я хоть что-нибудь узнаю, да еще из первых рук. Ведь слуги всегда лучше знают своих хозяев, да и обо всех остальных тоже. Правда, Свет?

– Так говорят, – пожала плечами та. – Послушаем, что скажет твой Эмилио.

– А он ничего, вроде хороший дядька, – отметила Алена. – Такой спокойный, степенный, услужливый, а главное, аккуратный. Ты видала, какие на нем белоснежные перчатки? Да, видно, папочка всех здесь к порядку приучил. Прислуги в доме много, а мы с тобой почти никого не видели. Это говорит о том, что здесь привыкли к дисциплине и стараются лишний раз не попадаться на глаза хозяевам.

В это время внезапно погас свет, и в столовой стало совсем темно.

– Эй, это что еще за дела? – возмутилась Лена. – Почему погас свет? Эй, кто-нибудь, откликнитесь! – закричала она. – Светка, ты что-нибудь видишь? Я вообще ничего, – обратилась она к подруге.

– Темень, как у негра в… нехорошем месте, – проворчала та. – Что здесь можно видеть, я разве из породы кошачьих?

– И что теперь делать?

– Посидим, подождем немного, может быть, сейчас включат.

Прошло больше десяти минут, но света по-прежнему не было.

– Так и будем сидеть и ждать? – раздраженно спросила Лена. – Светка, ты почему молчишь? Ты здесь?

– Где же мне еще быть? – ответила та. – Пошли, доберемся до двери, может, там светло?

– А если так же темно, что тогда будем делать? – спросила Алена. – Я пока в этом доме и при свете не могу ориентироваться, о чем уж говорить, когда темно. Мы выйдем с тобой отсюда и заблудимся.

В это время открылась дверь, и девушки увидели множество огоньков, как бы паривших в воздухе. Это пришел Эмилио и принес канделябр со множеством зажженных свечек.

– Да будет свет, – захлопала в ладоши Алена. – Как красиво, Эмилио! А что случилось с электричеством?

– Не могу знать, похоже, что-то на линии, я уже вызвал электрика, скоро он будет здесь. А пока свечи развеют мрак, и вам не будет так страшно. Вас проводить в ваши комнаты, сеньориты? – поинтересовался он.

– Пожалуй, проводите, – тут же согласилась Алена. – Здесь почему-то прохладно, или мне показалось?

– Я могу выключить кондиционер, – сразу же предложил Эмилио. – Хотя он не работает, что это я, – смутился он. – Ведь электричества нет. Пойдемте, сеньориты, я вас провожу, – повторил он и пошел к двери, неся в руках канделябр, освещая девушкам путь. Когда они подошли к лестнице, раздался звонок.

– Кто это? – испуганно замерла Алена.

– Наверное, электрик, – ответил Эмилио и направился к дверям. – Как быстро он приехал, однако, – отметил он.

Это действительно оказался электрик, который вошел в холл с большим ярким фонарем в руках и широкой улыбкой на лице.

– Добрый вечер, сеньориты, – проговорил он на чистом русском. – Я смотрю, у вас проблемы? Сейчас мы их быстро устраним, и ваш дом снова озарит яркий свет.

– Спасибо, это будет очень кстати, не люблю, знаете ли, темноты, – отозвалась Алена. – Я смотрю, вы русский, или просто так хорошо знаете язык? – спросила она.

– У меня мать русская, а отец итальянец, – с готовностью ответил парень. – Так что оба языка для меня родные.

– А почему вы заговорили именно на русском языке, как только вошли сюда?

– А мне в нашей конторе сказали: в этот дом приехала наследница, русская, – с готовностью ответил молодой человек. – Вот я и решил сразу блеснуть, – откровенно признался он, широко при этом улыбаясь.

Светлана стояла, точно громом пораженная, во все глаза таращилась на молодого, сногсшибательно привлекательного исполина в комбинезоне электрика и не могла вымолвить ни слова.

– Меня зовут Николос, – тем временем представился тот и пристально посмотрел на Свету черными жгучими глазами. Та сглотнула нервный комок, который почему-то застрял в горле, и еле выговорила:

– Очень приятно, почти как Николай по-русски, а сокращенно – Коля, – стеснительно улыбнулась она. – Я – Светлана.

– Моя мать так меня и называет. Я всегда восхищался русскими женщинами, – глядя на нее, снова лучезарно улыбнулся Николос. – И вновь убедился в том, что самые красивые женщины могут быть только в России, – многозначительно проговорил он, без отрыва глядя на девушку. – Мне очень приятно познакомиться с вами, Светлана… и с вами тоже, – кивнул он головой в сторону Алены. – Вы не назвали своего имени.

– Елена, – сдержанно представилась девушка.

– Пойдемте, я провожу вас к щитку, он в подвальном помещении, – прервал обмен любезностями Эмилио. – А вы, сеньориты, дойдете до комнат без меня? Возьмите по свече, чтобы не споткнуться в темноте, – проговорил он и, вытащив свечи из канделябра, протянул девушкам по одной. Светлана машинально взяла свечу, продолжая без отрыва смотреть на электрика.

– Пошли, – толкнула ее в спину Алена. – Рот закрой, – шепнула она ей на ухо.

Девушки начали подниматься по лестнице на второй этаж, и Света раз пять оглянулась, чтобы еще и еще раз посмотреть на молодого человека. Правда, видела она теперь только его широкую спину, маячившую в бликах маленьких огоньков, потому что они с Эмилио тоже двинулись в нужном им направлении – в подвал.

– Я в шоке, – наконец выговорила она. – Ленка, кажется, я пропала!

– От электрика, что ли? – усмехнулась та. – Ты же никогда не признавала любви с первого взгляда.

– Я не думала, что она существует.

– А сейчас думаешь? – с иронией спросила Алена.

– Сейчас я, кажется, в этом уверена.

– Не болтай глупости, – фыркнула Лена. – Ты его видела всего пять минут. Откуда ты можешь знать, что он за человек?

– Он не может быть плохим человеком… с такими глазами, – мечтательно произнесла Светлана. – Николос, какое изумительное имя! Коля, Николай, Николаша…

– Ага, и главное, редкое, особенно в Италии, – снова усмехнулась Алена. – Спустись с облаков, подруга, он всего лишь электрик.

– А что, электрик, значит, не человек? – возмутилась Света. – Зато какой красавчик!

– Вот именно красавчик, – подтвердила Лена. – А у таких, сама знаешь, баб – вагон и маленькая тележка. Ты хочешь быть одной из них?

– Лен, хватит мне на мозги капать, а? Ты же прекрасно знаешь, что мне со своим ростом достаточно трудно найти достойного партнера, все какие-то маломерки. А в нем не меньше двух метров. Могу я хоть немного потешить свое самолюбие? Тем более он сам проявил ко мне внимание… мне так показалось.

– И что ты хочешь этим сказать? – насторожилась Алена. – Закрутишь любовь, если он предложит?

– В этом можешь не сомневаться, лишь бы предложил, – радостно сообщила Светлана. – Потом, когда уеду отсюда, хоть будет, что вспомнить.

– С ума сойти от тебя можно.

– Ой-ой, кто бы говорил, – с сарказмом заметила Света. – Сама-то ты что делаешь?

– В каком смысле?

– Да в самом прямом, – усмехнулась девушка. – И не делай вид, что не понимаешь, о чем я говорю.

– Но я в самом деле тебя не понимаю, – удивленно округлила глаза Алена.

– Ты с адвокатом весь день флиртовала, я же тебе ничего не говорила по этому поводу, – напомнила Света. – Это твое личное дело, кому глазки строить. Тебя почему-то не останавливает его смазливая физиономия и то, что ты можешь стать одной из многих. Скажи, что я неправа, и я умру от смеха, – поторопилась высказаться Светлана, увидев, как у подруги возмущенно раздуваются ноздри.

– Я и не собиралась ничего говорить и уж тем более – возражать, – выдохнула та. – Да, мне очень понравился Джон. Могу даже признаться, что он мне понравился еще в аэропорту, когда я его только увидела, но… – запнулась она.

– Что – но? Уж теперь договаривай.

– Что ты сравниваешь Джона, адвоката, окончившего Гарвард, с каким-то электриком Колей? – высказалась Алена.

– И давно это мы стали такими… снобами? – усмехнулась Светлана. – Я смотрю, миллионы тебе по голове здорово настучали, Елена… Василоттовна.

– Не говори глупости, – огрызнулась та. – Мои миллионы совсем ни при чем. Просто мне не безразлично, с кем будет встречаться моя лучшая подруга. Мы только сегодня приехали, у нас впереди целый месяц. Неужели ты думаешь, что за такой промежуток времени ты не найдешь достойного мужчину, с которым не стыдно провести время? Джон сегодня сказал, что обязательно познакомит нас со своими друзьями. Зачем торопиться?

– Лен, я от тебя балдею, – захохотала Светлана. – Ты так возбужденно все это говоришь, как будто Николос уже назначил мне свидание! То, что я на него запала, еще ни о чем не говорит. В конце концов, может мне понравиться какой-нибудь мужчина? Я уже пять месяцев живу как монашка, а я – живой человек, между прочим, если ты об этом не забыла. И как врачу, мне прекрасно известно, как вредно воздержание. С природой не поспоришь, моя дорогая, физиология все равно себя проявит, как не старайся ее подавить. Я молодая, смею думать, достаточно интересная женщина, мне необходим «анальгин».

– Твой «анальгин» сидит в Москве и безропотно дожидается, пока ты созреешь, – напомнила Алена. – Сколько ты будешь Стаса мучить?

– Господи, Лен, сколько можно переливать из пустого в порожнее? – простонала Светлана. – Ты же прекрасно знаешь, что со Стасом у меня никогда ничего быть не может.

– Ну а почему, ведь он такой хороший? Он по пятам за тобой уже сколько ходит? Цветы дарит, подарки к празднику, в театр приглашает. Культурный, образованный, два института, аспирантура – гений, а не мужик.

– Вот именно, гений, – закатила глаза Света. – Вот пусть себе жену под стать и выбирает. Он ботаник, а я медик.

– И что с того?

– «Дельфин и Русалка – не пара, не пара, не пара», – со смехом пропела девушка. – И потом, посмотри на меня и вспомни его. Я же его однажды вместе с простыней вытряхну – и не замечу. Он у меня как раз под мышкой умещается, – снова захохотала она. – И к тому же все гении немного того… чокнутые. За каким, спрашивается, дьяволом, мне ненормальный муж нужен?

– Да ну тебя, Свет, – махнула рукой Алена. – То плачешь, как надоело одной куковать, а когда счастье рядом, ты на попятную.

– Кто угодно, только не Стас, – сказала, как отрезала, та. – И в последний раз тебя предупреждаю: разговора на эту тему больше не заводи.

Станислав Клушин был давним воздыхателем Светланы. Они жили в одном дворе, и он был безнадежно влюблен в нее, еще когда она училась в школе. Признаться в своих чувствах он так и не сумел, будучи по своей природе очень застенчивым человеком. Он лишь горько вздыхал, глядя, как однажды за Светой прикатил украшенный цветами лимузин и совсем другой мужчина отвез ее во дворец бракосочетания. Правда, брак с тем мужчиной быстро распался, и, как только Света оформила развод, Стас вдруг удивительно активизировался. Видно, понял, что второго такого шанса ему не представится и нужно ковать железо, пока горячо. Он практически каждое утро оказывался рядом с подъездом именно тогда, когда Светлана выходила оттуда, чтобы ехать на работу, и провожал ее до самой клиники. В выходные дни он обязательно заходил к ней и приносил то цветы, то пирожные, то конфеты. Но, как и прежде, о своих чувствах не говорил. Светлана смотрела на это, смотрела, а потом прямо в лоб спросила:

– Станислав, ты, может, уже скажешь, зачем возле меня ошиваешься? Ты что, ухаживаешь за мной, или как?

– Да, ухаживаю, – испуганно признался тот. – А ты против, Светлана?

– Конечно, против, – без всяких обиняков ответила та. – Извини, Стас, но ты мелковат для меня будешь, – посмотрела она на мужчину сверху вниз.

– А при чем здесь мой рост? – запетушился тот. – Мал золотник, да дорог. И потом, это не я маленький, а ты большая, – обиженно добавил он. – Разве в росте счастье?

– Ты не обижайся, Стас, я согласна, что не в росте счастье, только не в моем ты вкусе, понимаешь.

– А откуда ты можешь знать, в твоем я вкусе или нет? Ведь ты меня совсем не знаешь, – снова не сдался тот.

– Отвали, а? – не выдержав, рявкнула девушка. – Что тебе от меня нужно?

– Я хочу, чтобы ты стала моей женой!

– Жено-о-ой, – удивленно округлила глаза Светлана. – А больше ты ничего не хочешь?

– Нет, больше ничего не хочу, остальное у меня есть.

– Даже так? Неужели все есть? – усмехнулась Света.

– Практически все, – пожал плечами Стас. – Квартира, загородный дом, машина, работа. Что еще человеку нужно? Ничего, кроме жены.

– Вот и женись, только не на мне, – посоветовала Света.

– Только на тебе, Светлана, другой мне не нужно, – настойчиво ответил мужчина.

– Но почему именно я? Что, других девушек мало? – всплеснула та руками. – Оглянись вокруг, посмотри, сколько красивых девушек мимо ходит. Зачем я тебе нужна, тем более такая высокая?

– Я давно за тобой наблюдаю, ты мне нравишься, я уверен, что ты – моя судьба. Твой рост здесь ни при чем, ты мне подходишь по всем остальным показателям.

– Но ты-то мне совсем не подходишь, ни по каким показателям, – вышла из себя Светлана. – Можешь ты это понять или нет?

– Я буду ждать, пока ты изменишь свое решение, – упрямо проговорил Стас.

– Господи, вот привязался, – вздохнула Светлана. – Ну, жди-жди, если тебе так хочется.

И Станислав настойчиво ждал – неизвестно чего. Даже Алене его было жалко, а Света только смеялась и морщила носик…

– Кто угодно, только не Клушин, – повторила она. – Одна фамилия чего стоит!

– Кто угодно, только не Клушин, – проворчала Лена. – Электрик Коля, например?

– Если бы Коля, я бы, наверное, умерла от счастья, – откровенно призналась Светлана.

В это время холл озарила яркая вспышка света, и обе девушки зажмурились от неожиданности. За этим спором они даже не заметили, что остановились наверху лестницы и говорят во весь голос.

– Да будет свет, – улыбнулась Алена. – Слава тебе, господи, что так быстро все исправили, терпеть не могу темноту.

В гостиную неторопливо вошел электрик в сопровождении Эмилио и вновь бросил восторженный взгляд на Светлану.

– Не хотите что-нибудь выпить? – спросила вдруг та и начала грациозно и неторопливо спускаться с лестницы.

– С удовольствием, – радостно сообщил Николос. – Тем более когда предлагает такая девушка, как вы.

– Эмилио, вы не могли бы нам принести что-нибудь выпить из легких напитков? – обратилась Светлана к мужчине.

Тот сдержанно кивнул, пряча недовольный взгляд. Алена заметила, как он хмурится, и поняла, что ему, так же как и ей, этот Николос не очень-то симпатичен.

– Я, пожалуй, пойду к себе в комнату, – проговорила она. – Устала за сегодняшний день, хочу отдохнуть до десяти вечера. Надеюсь, ты не забыла, что у нас сегодня пивные посиделки?

– А я останусь, с твоего позволения, – хитро улыбнулась Светлана. – Надо же угостить человека вином, ведь он так старался. И приехал быстро, и все исправил моментально. Про посиделки я не забыла, не волнуйся, не опоздаю.

– Ну-ну, – усмехнулась Лена. – Я уже по твоим глазам вижу, как ты не опоздаешь.

– Лен, хватит тебе….

– Проводи гостя в гостиную, там вам будет удобно, – перебив подругу, подсказала та и, развернувшись, направилась в свою комнату. Эмилио тоже галантно удалился, тихонечко прикрыв за собой двери.

Глава 6

– Светка, просыпайся, уже девять, – с улыбкой проговорила Лена, входя в комнату подруги.

– Ну и что, что девять? – проворчала та и еще глубже зарылась в одеяло. – Куда торопиться? Выспаться хочется.

– Как это, куда торопиться? – возмутилась Алена. – В десять часов Сергей за нами приедет. Мы же собирались сегодня по магазинам моего отца проехаться, посмотреть, что они из себя представляют. Я теперь хозяйка как-никак, должна видеть, чем владею.

– Прямо сегодня приспичило? Нельзя на завтра отложить сие мероприятие? – проворчала Света. – Спать хочу, прямо умираю.

– Нечего было столько времени лясы точить с этим электриком, легла бы, как нормальный человек, и, соответственно, выспалась, – заметила Лена. – Вот мне интересно, о чем можно разговаривать полночи с мужчиной, которого практически не знаешь?

– Как раз с незнакомым человеком и есть о чем поговорить, потому что ничего не знаешь о нем и все интересно, – заметила Светлана. – Тем более с таким мужчиной, как Николос. Я хохотала, как ненормальная, он такой прикольный! У него в запасе столько разных веселых историй, он меня ими всю ночь и развлекал.

– Ладно, об этом ты мне потом все расскажешь, – прервала подругу Алена. – А сейчас поднимайся, приводи себя в порядок, я буду ждать тебя в столовой. Слушай, а ты, кстати, ночью не видела Эмилио?

– Нет, не видела, – пожала плечами Светлана. – Он принес в гостиную поднос с двумя бутылками разного вина, два бокала, поставил все это на стол, ушел и больше не возвращался. Правда, прежде чем уйти, поинтересовался, не нужно ли что-то еще. – А почему ты спрашиваешь? Вроде ты с ним должна была в десять встретиться в патио и устроить пивной бум.

– Пивной бум я собиралась устроить с тобой, это во-первых, а во-вторых, он вообще не пришел. Так что я сидела там целый час, без пива и обещанных креветок, но Эмилио так и не дождалась.

– А искать не пробовала?

– Нет, не пробовала, неудобно как-то было бегать по дому и спрашивать. Я посидела часок, а потом спать пошла. Слушай, ты долго еще будешь лежать? – опомнилась Алена. – Вставай быстрее, пошли завтракать. Надеюсь, за завтраком мы его увидим, тогда и спрошу, что случилось и почему он не пришел.

– Какая разница, случилось или нет, – проворчала Светлана. – Он же знал, что ты его ждешь, значит, должен был предупредить, что прийти не сможет, а ты сидела там, в одиночестве, да еще я… Ты меня извини, я же не знала, что ты там одна сидишь. Если бы знала, обязательно пришла бы. Честно-честно, – поклялась она, увидев насмешливый взгляд подруги. – А я думала: хорошо, что вы с Эмилио без свидетелей поговорите. Мало ли, что он хотел тебе рассказать про отца, а при мне, может, и не стал бы. Извини, что так все получилось.

– Ладно уж, – засмеялась Алена. – Что с тобой делать? Небось и думать про меня забыла?

– Ой, Ленка, и не говори. Если честно, я, кроме Николоса, вчера никого вокруг не видела и обо всех забыла, – откровенно призналась Света, пряча от подруги сияющие глаза. – Ты уж прости меня, непутевую.

– Не парься, – успокоила подругу Лена. – Я прекрасно провела время в одиночестве, иногда это полезно для мозгов. Тишина, только цикады трещат, погода отличная, небо звездное, воздух великолепный, гроздья спелого винограда чуть ли не сами в рот лезут, полный кайф. Ой, Светка, живем и ничего не замечаем вокруг, – вздохнула она. – Я на небо смотрела, до чего же красиво! Сижу и думаю: когда я видела луну со звездами в последний раз? Сколько ни пыталась, но так и не вспомнила. Все куда-то бежим, торопимся, проблемы себе наживаем, а потом с таким же энтузиазмом стараемся их решить. Спроси у кого-нибудь из подростков: где находится ковш Большой Медведицы? Уверена, что на этот вопрос смогут ответить процентов десять, не больше.

– Что это тебя вдруг на романтику потянуло? – удивилась Светлана. – Луна, звезды, Большая Медведица? Ты случайно не влюбилась в своего адвоката? – засмеялась она.

– Да ну тебя, – нахмурилась Алена. – Весь кайф обломала. Мне Джон нравится, этого я и не скрываю, а что касается любви… думаю, до этого еще далеко, а может, и вообще невозможно. Я после своего бывшего на мужиков спокойно смотреть не могу, ты же знаешь. Как вспомню, каким он до свадьбы был – прямо шоколад с мармеладом. И что потом из этого получилось, ты тому живой свидетель.

– Нашла, с кем сравнить, – хмыкнула Света. – Джон – это фигура, а твой бывший – так… – пожала она плечами. – Думаю, ты поняла, что я хочу сказать? Значит, понравилась тебе итальянская ночь? – поторопилась она перевести разговор в мирное русло, потому что знала: воспоминания о бывшем муже всегда выводят Елену из себя.

– Я давно такого удовольствия не получала от простого сидения в саду, – сразу же заулыбалась та. – Спала потом, как младенец, даже снов не видела, а утром проснулась, словно только что родилась. Нужно будет почаще такие посиделки перед сном устраивать, здесь изумительный воздух. Ты давай, поднимайся, я пошла в свою комнату, встретимся в столовой, – напомнила Лена и вышла из комнаты.

В половине десятого девушки, как и договорились, встретились в столовой. На столе для них уже стоял завтрак. Аппетитные круасаны были теплыми, а паштет из гусиной печени – очень нежным. Икра осетровых рыб – в меру соленая, а кофе необычайно ароматным и вкусным. Алена с удивлением посмотрела на молодую девушку, которая прислуживала им сегодня вместо Эмилио.

– А что случилось с Эмилио? – спросила она у той. – Где он?

Девушка растерянно улыбнулась, так как не поняла вопроса, заданного на русском языке. Алена уже было открыла рот, чтобы попытаться хоть как-то объяснить, что именно ее интересует, но в это время открылась дверь, и в столовую грациозно вплыла Мадлен.

– О, как хорошо, что вы пришли, – воскликнула Лена. – Доброе утро, Мадлен.

– Доброе утро, сеньориты, – сдержанно ответила та. – Все ли в порядке с завтраком? Может быть, желаете что-то еще?

– Все отлично и всего достаточно. Вы не могли бы мне сказать, почему нет Эмилио? – задала вопрос Алена.

– Эмилио уехал вчера вечером, – спокойно ответила домоправительница.

– Как уехал? Куда? – удивилась Лена.

– Домой уехал, очень срочно. Позвонили из его города, внезапно заболела его родная сестра, и Эмилио пришлось спешно собираться. Я сама звонила в аэропорт, чтобы узнать, когда ближайший рейс, а потом заказывала такси, – объяснила женщина.

– Надо же, неприятность какая, – нахмурилась Алена. – А почему же мне ничего не сказали? Может быть, я могла бы чем-то помочь?

– Спасибо, мы справились, – сдержанно ответила Мадлен. – Простите, сеньорита, что не известили вас. Эмилио – простой слуга, и обычно вопросы, отпустить кого-то из них или нет, решаю я, домоправительница. Во всяком случае, ваш отец, светлая ему память, возложил эту обязанность на меня, – очень степенно, без эмоций, объяснила она. – Если вы имеете что-то против, пожалуйста, очертите круг моих обязанностей, и я никогда не преступлю черту.

– Господи, Мадлен, что вы такое говорите? – округлила глаза Лена. – У меня даже в мыслях не было посягать на вашу территорию. Делайте так, как считаете нужным. Просто я подумала, что могла бы помочь Эмилио… хоть чем-то, – пожала она плечами. – Уехал и уехал, будем надеяться, что с его сестрой ничего страшного и она скоро поправится.

– Спасибо за участие, сеньорита, – сдержанно ответила Мадлен и как-то странно посмотрела на девушку. – Я могу быть свободна или будут какие-то распоряжения?

– Нет-нет, Мадлен, все нормально, нам ничего не нужно. Сейчас мы позавтракаем и поедем по делам, – с улыбкой ответила Алена.

– Ленка, мне кажется, что эта мадам ревнует тебя к Эмилио, – хихикнула Света, как только Мадлен скрылась за дверью.

– Что за глупости? – округлила глаза та. – Он же слуга, в отцы мне годится.

– Это ты ей скажи, а не мне, – засмеялась девушка. – Я-то прекрасно знаю, что это бред, а вот она смотрит на тебя, как на соперницу.

– Тебе показалось, – отмахнулась Алена. – Мадлен неглупая женщина и прекрасно понимает, что этого не может быть, потому что не может быть никогда. Что такого я у нее спросила? По-моему, вполне нормально, что хозяйка интересуется, куда делся ее слуга, то есть служащий, – тут же поправилась она, вспомнив вчерашний разговор с подругой. – Ничего странного в этом не нахожу. Нужно было спросить, когда он вернется, мне же так и не удалось поговорить с ним об отце.

В это время в столовую снова вошла Мадлен и доложила, что к сеньорите приехал гость.

– Кто это, интересно? – удивилась та.

– Он представился Сергеем.

– А-а-а, так это же Сережа, наш водитель, – обрадовалась Алена.

– Ваш водитель? – изумилась домоправительница. – Но в доме есть водитель.

– Правда? – засмеялась Лена. – А я не знала, вот Сережу на время и наняла.

– Как наняли, так и увольте, – пожала Мадлен плечами. – Зачем же лишние траты?

– Ничего страшного, Сережа наш соотечественник, нам приятно с ним общаться, мы здорово подружились. Разве можно дружеские отношения измерять деньгами? – возразила Алена. – Проводите его сюда, пусть с нами позавтракает.

– Как прикажете, сеньорита, – произнесла Мадлен стальным голосом и удалилась.

– «Железная леди», – проворчала Светлана, провожая даму взглядом. – У меня такое впечатление, что она и не человек вовсе, а робот, Терминатор.

– Не обращай внимания, – улыбнулась Алена. – Надеюсь, что со временем мы к ней привыкнем, она тоже привыкнет к нам, глядишь, и подружимся. Мне кажется, что она не может смириться с мыслью, что теперь здесь хозяйка – я. Она прослужила у отца чуть больше года, наверняка привязалась к нему, и вдруг такая потеря. А может, у нее просто характер строгий и необщительный. Кто знает? Поживем, увидим, – махнула рукой она. – Не будем пока на это обращать внимания, а дальше будет видно.

– Да я и не обращаю, – сморщила носик Света. – Просто она такими глазами на тебя посмотрела, когда ты спросила про Эмилио, что не заметить этого было невозможно. Я подумала – ты моментально превратишься в кучку пепла.

– Не утрируй, пожалуйста, – засмеялась Алена.

В это время открылась дверь, и в столовую стремительно ворвался Сергей.

– А вот и я, привет честной компании, – весело проговорил он. – Приятного аппетита, милые дамы.

– Доброе утро, Сережа, спасибо, – улыбнулась молодому человеку Лена. – Присоединяйся к нам. Кофе еще горячий, круасаны теплые.

– Горячий кофе, это хорошо, – потер руку об руку Сергей. – А теплые круасаны, это вообще супер. Я с удовольствием принимаю твое приглашение, потому что убежал из дома без завтрака. А если честно, рассчитывал, что меня накормят, и не ошибся, – засмеялся он, присаживаясь к столу. – Когда еще доведется посидеть за одним столом с миллионершей?

– Откуда ты знаешь, что я миллионерша? – нахмурилась Алена. – Я об этом вроде не говорила.

– Ну, во-первых, в этом районе купить себе дом могут позволить только миллионеры. А я понял, что ты теперь являешься хозяйкой этого дома. Или я ошибаюсь?

– Предположим, не ошибаешься, – уклончиво ответила Алена.

– Тогда я продолжу, – лучезарно улыбнулся Сергей и откусил внушительный кусок от круасана. – А во-вторых, о том, что прикатила наследница из России, написано во всех газетах.

– Да ты что? – ахнула девушка. – Откуда они про меня узнали?

– Об этом мне ничего не известно, – пожал плечами Сергей. – У газетчиков свои источники информации. Думаю, тебя ждали.

– Кто?

– Ну как это – кто? Репортеры, журналисты, осведомители, – начал перечислять молодой человек. – Черт их знает, кто там еще?

– Но откуда они могли узнать, что я прилетела именно вчера… и что я – наследница? – пробормотала Лена. – Обалдеть можно: про меня… в газетах…

– Ничего удивительного. Когда умер твой отец, об этом тоже все газеты писали, его супермеркато пользуются большой популярностью в городе. Соболезновали, что так внезапно его постигла страшная болезнь, еще такого молодого и полного сил мужчину. Что выглядел он всегда здоровым человеком… и меньше чем за месяц… ну, и тому подобное. Некрологи тоже были. Естественно, любопытствовали, к кому же теперь перейдет его дело и состояние. Я думаю, начали специально разнюхивать, и вот результат. В сегодняшних газетах уже есть статья, что ты прилетела, чтобы вступить в права наследования. Кстати, хочу тебя предупредить: у ворот дежурят репортеры. У магазинов наверняка тоже, так что держись, – хохотнул он.

– Как это – дежурят? – опешила Алена. – И что мне с ними делать?

– Нужно как-то прорываться.

– Как?

– Вот заправлюсь немного, тогда и будем думать, как, – ответил Сергей, запихивая в рот кусок хлеба, обильно намазанный паштетом, а сверху – икрой. – Чтоб я так жил, – блаженно прикрыл он глаза, отпивая из чашки кофе. – Надеюсь, ты не уедешь отсюда годиков… пять-шесть.

– С ума сошел, Сережа? – засмеялась Алена. – За такой промежуток времени можно не только магазины продать, но и всю эту страну с прилегающими к ней территориями.

– Да я совсем не об этом пекусь, – захохотал тот. – Когда мне еще так повезет в жизни, как сейчас? Быть водителем у миллионерши, о таком я даже во сне не мечтал. Вот поэтому и хочу, чтобы ты не уезжала отсюда как можно дольше.

– Сереж, если ты не хочешь, чтобы мы с тобой поссорились, очень прошу, не называй меня миллионершей, – хмуро и вполне серьезно проговорила Лена. – Я простая девушка, и совсем недавно тоже ломала голову: на чем бы сэкономить, чтобы купить себе новую машину. Эти миллионы свалились на меня помимо моего желания и стремления к богатству, они… просто свалились, и все.

– И почему я – не ты? – шутливо посетовал Сергей. – Всю жизнь мечтал, чтобы мне на голову свалилось наследство, и желательно потяжелее. Я бы все выдержал, и репортеров в том числе.

– Хватит трепаться, Сергей, – нахмурила бровки Алена. – Мне совсем не хочется, чтобы в мою личную жизнь вмешивался кто-то посторонний. Я же не голливудская поп-дива, чтобы про меня в газетах писали? Вот не было печали, да черти накачали, – проворчала она. – Мне только репортеров не хватало. Они в самом деле у ворот стоят, или ты пошутил? – с надеждой спросила она.

– Делать, что ли, мне больше нечего, как шутить с утра пораньше? – пожал плечами тот, с удовольствием смакуя ароматный кофе. – Никогда в жизни не пробовал ничего подобного, – произнес он, наливая из кофейника третью чашку напитка. – Какой вкусный, а как пахнет! – потянул носом он. – Ты не переживай, проскочим. Не будут же они машину останавливать, в самом деле?

– Поедем на одной из тех, что стоят в гараже, – проговорила Алена. – У джипа стекла тонированные, вот на нем и поедем.

– Как скажешь, босс, – улыбнулся Сергей и прищелкнул каблуками под столом. – А мне потом можно будет на нем свою подружку прокатить? Пусть посмотрит, что и мы не лыком шиты.

– До чего же вы, мужики, любите пыль в глаза пускать, – хмыкнула Светлана.

– Так это же не мы виноваты, а вы, дорогие нашему сердцу женщины, – тут же парировал Сергей. – Это вы слишком падки на спецэффекты, вот мы и стараемся соответствовать. Чем больше пыли, тем быстрее результат, – засмеялся он.

Только Светлана собралась что-то ответить, не желая уступить в споре, как открылась дверь, и все автоматически посмотрели в ту сторону.

– Сеньорита Елена, к вам еще один посетитель, – произнесла Мадлен, вошедшая в столовую.

– Сегодня у нас что, день открытых дверей? Что за посетитель? – напряглась та. – Я никого не приглашала. Не репортер, случайно?

– Нет, репортера сюда не впустил бы охранник, они все стоят за воротами. Это человек сказал, что он адвокат, – ответила домоправительница. – Я проводила его в гостиную.

– Адвокат? – сразу же заулыбалась Лена. – Так это, наверное, Джон Смит. Зовите его немедленно сюда.

– Нет, простите, сеньорита, но это не Джон Смит, – не согласилась Мадлен. – Этот человек назвался Хулио Джакотто.

– Ленка, это, наверное, адвокат твоего отца, – подсказала Светлана. – Мы как раз вчера с тобой говорили о том, что к тебе обязательно должны прийти.

– Вы ошибаетесь, сеньорита Светлана, адвоката сеньора Василотто, господина Родригеса, я прекрасно знаю, – снова возразила домоправительница. – А этого молодого человека я вижу впервые.

– Интересно, кто же он и что ему нужно? – нахмурилась Алена.

– Если интересно, нечего гадать, иди в гостиную и узнай, – подсказала Света.

– Пошли со мной.

– А мне-то зачем? – пожала девушка плечами. – Он наверняка с тобой пришел поговорить, уверена – тет-а-тет.

– Ты так думаешь?

– Лен, что с тобой? – всплеснула Светлана руками. – Ты чего так испугалась-то? Человек пришел поговорить, ничего страшного в этом не вижу.

– Я не знаю, но мне почему-то не по себе, – призналась та. – Я совершенно ничего не понимаю в адвокатских делах, поэтому чувствую себя не в своей тарелке. Но ты права, если человек пришел, значит, ему что-то нужно. Подождите меня с Сергеем в патио, надеюсь, скоро освобожусь, и мы поедем по магазинам. Все остается в силе, будем жить по намеченному плану.

– Хорошо, подождем, если что, зови, – улыбнулась Света. – И выше нос, подружка, не забывай, что ты – хозяйка.

Лена расправила плечи, провела рукой по волосам и, вздернув нос, шагнула к двери.

Как только она вошла в гостиную и встретилась взглядом с холодными глазами Хулио Джакотто, у нее под ложечкой почему-то неприятно засосало. Изобразив приветливую улыбку, она заговорила первой.

– Доброе утро, и прошу прощения, господин Джакотто, что заставила вас ждать. Извините, вы говорите по-русски? – спохватилась она. – Я еще не привыкла к тому, что нахожусь в Италии.

– Да, я говорю по-русски, нет проблем, – лучезарно улыбнулся адвокат. – Очень приятно с вами познакомиться, сеньорита Елена, – сразу же добавил он и, взяв ее руку, галантно поцеловал.

– Что вас привело в мой дом? – спросила Алена.

– Я пришел к вам с визитом по поручению своего клиента, – ответил Хулио. – Я его адвокат, и он велел мне решить с вами кое-какие коммерческие вопросы.

– Решить со мной? – удивилась Алена. – А разве у вас не принято решать коммерческие вопросы со своими коллегами?

– То есть?

– Вы адвокат своего клиента, и у меня тоже есть адвокат, – объяснила Лена. – Не правильней ли будет коммерческие вопросы решать именно с ним, а не со мной? Дело в том, что я пока еще не ознакомилась с состоянием дел моего отца, я только вчера приехала.

– Вы хотите сказать, с состоянием ваших дел? – улыбнулся адвокат.

– Ну да, теперь – моих дел, – нехотя согласилась Алена. – Только от этого ничего не меняется, я не стала знать больше. А уж если говорить откровенно, я пока вообще ничего не знаю, – развела она руками. – Поэтому вам лучше обратиться к моему адвокату, думаю, что по всем коммерческим вопросам он сможет дать вам правильные ответы.

– Но ведь последнее слово все равно должно быть за вами. Стоит ли тратить время на то, чтобы… Возможно, мое предложение удовлетворит вас сразу же, и вам не нужно будет платить за сделку своему адвокату, – не отрывая глаз от Елены, спокойно проговорил Хулио. – И потом, я пришел всего лишь поговорить, – пожал он плечами.

– Ну, если вы настаиваете… – согласилась Алена. – О чем вы со мной хотите поговорить?

– Вы являетесь наследницей некоторой недвижимости, – осторожно начал объяснять адвокат. – Но вы не имеете итальянского подданства, вы – россиянка.

– И что?

– Я думаю, вам будет проще продать бизнес своего отца, чтобы избежать серьезных проблем с работой магазинов, с налогами и тому подобное. Вы молодая девушка, зачем взваливать такой груз на свои хрупкие плечи? – улыбнулся Джакотто. – Нужно жить без проблем, пока вы молоды, тем более, когда есть такая возможность.

– Ой, так вы по этому поводу хотите со мной поговорить? – обрадовалась Елена. – Да я только об этом и думаю, всю голову уже сломала! Только сегодня разговаривала с моей подругой на эту тему – где мне искать клиента, а тут вы, прямо как по заказу, – широко улыбалась она.

– Вот и отлично, раз так, – удовлетворенно потер руки адвокат. – Как там у вас, у русских, говорится? У вас есть товар, у нас есть купец… сговоримся.

– Ну конечно, сговоримся, о чем речь, – замахала руками Алена. – Я так рада, что вы сами ко мне приехали.

– Мой клиент хочет купить у вас сразу все три магазина и предлагает вам два миллиона, – спокойно назвал цену молодой человек. – Наличными, конечно, иначе неизбежен огромный налог, и вам придется заплатить весьма кругленькую сумму, – поторопился добавить он.

– Я не ослышалась, вы сказали, два миллиона? – округлила глаза Елена, не поверив собственным ушам.

– Нет, вы не ослышались, именно два миллиона… долларов, естественно, – с улыбкой подтвердил молодой человек.

– Но, если мне не изменяет память, в документах отражена… хм… несколько другая сумма, – усмехнулась девушка.

– Елена Васильевна, не забывайте, что здесь не Россия. Как я уже сказал, при официальном оформлении вам придется заплатить огромную сумму налога, и в результате у вас и останется не более двух миллионов.

– Вот как? – вскинула Лена брови. – Всего-то?

– Да-да, сеньорита Елена, здесь именно так, – тяжело вздохнул адвокат. – Налоговая политика Италии… очень жестокая и совершенно неподкупная дама.

– Я, может быть, не совсем хорошо знаю здешнюю налоговую политику, но и не настолько безграмотна, чтобы не уметь считать, господин адвокат. У меня высшее экономическое образование, – отметила Алена. – Хоть получено это образование не в Итоне или Гарварде, а всего лишь в университете имени Ломоносова в Москве, но, поверьте, азы экономики везде одинаковы. И в университете, где я училась, у нас был предмет «Экономика зарубежных стран». Хочу отметить, что по нему у меня всегда было только «отлично», – серьезным спокойным голосом проговорила она.

– Похвально, – вскинул брови адвокат. – Признаться, не ожидал от вас услышать такой тирады, вы меня немного удивили. Вы не только красивая женщина, но и умная… оказывается.

– Безмерно польщена, господин Джакотто, столь высокой оценкой, – усмехнулась Алена. – Чего же вы от меня хотите… на самом деле? – спросила она, строго сдвинув брови к переносице.

– Я от вас ничего не хочу, – улыбнулся Джакотто. – Хочет мой клиент, а для меня желание клиента – закон.

– Ваш клиент хочет меня ограбить, – с сарказмом заметила Лена. – А для вас, господин адвокат, значит, это и есть закон? Как вы могли прийти ко мне с таким предложением, загодя зная, что это – преступление? – нахмурилась она.

– Ну, какое же это преступление? – развел руками Хулио. – Это всего лишь бизнес и моя попытка договориться полюбовно.

– Вы что, в самом деле рассчитывали, что я соглашусь на подобное предложение? – с удивлением спросила Елена. – Если так, выходит, что вы считаете меня идиоткой?

– Ну, зачем же так категорично? – пожал плечами Джакотто. – Я же вам сказал, что рассчитывал на полюбовное соглашение, вот и все. Все, что мне от вас нужно, это ваше согласие на сделку.

– А ключи от квартиры, где деньги лежат, вам случайно не нужны? – весело засмеялась Лена.

– Прошу прощения? – вопросительно вскинул брови адвокат, не оценив шутки. – Что вы сказали?

– Не парьтесь, это понятно только для продвинутых, – махнула девушка рукой. – Я надеюсь, ваш визит подошел к концу? Всего доброго, господин адвокат. Не буду лукавить и говорить, что мне было приятно с вами познакомиться… это совсем не так, – ехидно улыбалась она. – Как у вас принято прощаться – ариведерчи, кажется? Так вот, ариведерчи, господин Джакотто. Надеюсь, что больше мы с вами никогда не встретимся.

– Не нужно так торопиться, сеньорита Елена, – едва сдерживая ярость, проговорил тот. – Дело в том, что ваш отец задолжал моему клиенту некоторую сумму, и теперь, когда его не стало, этот долг перешел на вас… и вы должны его вернуть! Поверьте: делая вам подобное предложение, мой клиент терпит убытки, но он очень великодушный человек и готов пойти на эту жертву.

– То, что он великодушный человек, видно сразу, причем невооруженным взглядом, – хмыкнула девушка. – Не нужно делать из меня дурочку, поверьте мне на слово, – ткнула она себя пальцем в грудь, – я не идиотка, на это можете не рассчитывать! Если бы мой отец остался должен такую сумму и был согласен ее заплатить, он бы не стал составлять завещание в мою пользу! Он бы просто подписал дарственную на вашего клиента, вот и все! Согласитесь, что это было бы намного проще и быстрее? И если он этого не сделал, это говорит о том, что ничего он вам не должен! А посему, что бы вы мне ни говорили, я никогда не соглашусь на подобную аферу, и не надейтесь.

– Зря вы так. Мы рассчитывали на ваше благоразумие, ведь вы здесь совершенно чужой человек, значит, не можете рассчитывать на какую-то защиту со стороны местных властей. Они, знаете ли, не очень жалуют чужаков, особенно русских.

– Что ж так? Чем же им насолили русские, за что их так не любят? – усмехнулась Алена.

– Чересчур наглые, – с иронией ответил адвокат, стрельнув в Лену цепким, холодным взглядом. – Так что советую подумать над предложением моего клиента, сроку вам – три дня. Если через три дня вы не дадите положительного ответа, то можете вообще остаться без всего, – проговорил он железобетонным голосом.

– Вы мне угрожаете?

– Я вас предостерегаю от возможных ошибок, госпожа Рысалес.

– Я – Рысь!

– Это не столь важно.

– Я прямо сейчас пойду в полицию и напишу на вас заявление.

– Заявление? – противно засмеялся адвокат. – Не смешите меня, госпожа Рысь. На чем будет основано ваше заявление? У вас есть какие-то доказательства против меня и моего клиента? Или есть свидетели нашего с вами разговора? Да если бы даже они и были, что с того? Кто вас будет слушать в полиции?

– Вы мне угрожаете, вот на этом и будет основано мое заявление.

– А кто это может подтвердить? С чего вы взяли, что вам кто-то угрожает? Вам сделано выгодное предложение, от которого я бы на вашем месте не стал отказываться. Согласившись, вы спасете доброе имя вашего отца и сами останетесь довольны. Мне кажется, что сумма в два миллиона долларов для вас должна быть более чем удовлетворительной. В России вы работаете простым продавцом в магазине модной одежды для мужчин с соответствующей зарплатой. И вы еще думаете, когда вам предлагают два миллиона долларов? Это, по меньшей мере, смешно!

– Я работаю старшим менеджером-консультантом, – поправила адвоката Елена.

– Да какая разница? – сморщился тот. – Зарплата у вас небось долларов пятьсот, от силы семьсот?

– Тысяча шестьсот, – уточнила Лена.

– Это не столь большая разница, – усмехнулся адвокат. – Имея два миллиона, вы сможете жить припеваючи и вообще не думать о работе. Что вам еще нужно? Соглашайтесь, и разбежимся полюбовно.

– Но это же беспредел, – нахмурилась Алена. – Вы хотите меня обобрать до нитки и говорите, что это нормально? Что в полиции меня никто не будет слушать? Тогда я пойду в наше российское посольство и там буду искать защиту! Я подам на вас в суд, вот пусть он и разбирается, а я подожду, мне торопиться некуда.

– В таком случае, мне придется предоставить закладные вашего отца и подать встречный иск, – развел руками молодой человек.

– Наверняка закладные поддельные? – прищурилась Алена. – Сходите с ними в сортир, там от них будет гораздо больше пользы, – во весь рот улыбнулась она. – Что же вы молчите? Вам нечего мне ответить?

– У вас будут большие проблемы, сеньорита Елена, – холодно произнес адвокат.

– Какие же у сеньориты могут быть проблемы? Вы придете сюда с бандитами и будете меня пытать раскаленным утюгом? – весело поинтересовалась она.

– У вас будут финансовые проблемы, потому что все ваши счета будут заморожены до определенного решения суда. Судебные издержки тоже стоят недешево, чтобы вы знали, а у вас не будет ни копейки с той самой минуты, как я подам иск. Снять сейчас большую сумму вы не можете, она ограничивается выплатой в десять тысяч евро в неделю, и не более того, и вам прекрасно об этом известно. Вы пока еще не вступили в права наследования официально, это произойдет только девятнадцатого числа, через три дня. Вот эти три дня я вам и даю на размышление.

– Все продумали? Все предусмотрели? Ну, вы и сукин сын, господин адвокат, – с ненавистью прошипела Алена. – Убирайтесь из моего дома, немедленно!

– Этот дом тоже принадлежит моему клиенту, смею напомнить, – отметил молодой человек.

– А еще что принадлежит твоему клиенту, прохвост? – злобно прищурилась девушка. – Надеюсь, что воздух, которым я дышу, он еще не скупил на корню?

– Через три дня я вам позвоню, – коротко бросил Хулио. – Разрешите откланяться, сеньорита Елена, – кивнул он головой и, резко развернувшись, пошел к двери, приостановился и, не оборачиваясь, глухо произнес: – Я не советую вам рассказывать о нашем разговоре своей подруге и этому водителю, который сейчас находится в вашем доме. И уж тем более вы не должны рассказывать о нем Джону Смиту.

– Я смотрю, вы уже все обо мне знаете, а также о моих друзьях? – откровенно удивилась Лена.

– У меня работа такая – все знать. Джон Смит не должен знать о нашем с вами разговоре, – настойчиво повторил он.

– Это почему? – с вызовом спросила девушка. – Он тоже адвокат, думаю, он может быть полезен и будет рад оказать мне помощь.

– Если ваши друзья действительно вам дороги, вы ничего им не скажете.

– Снова угрозы? – взвилась девушка. – Да кто вы такие со своим клиентом, черт бы вас побрал? Что вы о себе возомнили?

– Я вас предупредил, а там как хотите, – пожал Джакотто плечами, по-прежнему стоя лицом к двери. – Поверьте, ничего личного у меня к вам нет и быть не может, я вижу вас сегодня впервые. Вы, как я успел заметить, очень приятная, симпатичная и умная девушка. Я всего лишь выполняю приказ моего клиента и хочу предостеречь вас… не связывайтесь с ним: он очень серьезный человек. Не нужно никому ничего рассказывать, он не любит лишних свидетелей. Всего доброго, сеньорита Елена, через три дня я вам позвоню, – вновь повторил адвокат.

– У ворот дома дежурят журналисты, – поспешно проговорила девушка, вспомнив разговор с Сергеем. – Вы не боитесь, что я прямо сейчас выйду к ним и расскажу про наш с вами разговор? – насмешливо поинтересовалась она.

– Я не советовал бы вам этого делать, – Джакотто медленно повернулся в сторону Елены, посмотрел на нее тяжелым взглядом и добавил: – Не забывайте, что все в этом мире продается и покупается, и в первую очередь – журналисты.

– Думаю, что всех купить у вас не получится, – не уступила Лена.

– Тогда мне придется предъявить закладные вашего отца и этим самым опозорить его имя. А про вас я скажу, что вы просто не хотите платить по счетам, поэтому и решили спровоцировать скандал.

– Фальшивые закладные, – напомнила девушка.

– Это только ваши предположения, а что есть на самом деле, вы и понятия не имеете, – насмешливо проговорил молодой человек. – Будете рисковать?

– Буду! – выкрикнула Алена. – Вам назло буду, и вы не сможете закрыть мне рот!

– Кажется, я слишком поторопился, назвав вас умной девушкой, – равнодушно пожал плечами Джакотто. – Хочу вам напомнить, что в России у вас осталась мать.

– А при чем здесь моя мать? – округлила глаза Елена.

– В том-то все и дело, что она совершенно ни при чем, вы очень правильно это заметили, сеньорита, – ехидно улыбнулся Джакотто. – Вот пусть так и останется. Пусть ваша мама будет ни при чем. Я надеюсь, что на этот раз мы правильно поняли друг друга? Через три дня я вам позвоню, и вы дадите мне свой окончательный ответ. Очень надеюсь, что вы хорошо подумаете, прежде чем все решить, – с ударением произнес он и поспешно скрылся за дверью.

Елена проводила его взглядом, полным ярости и презрения. Она обессиленно упала в кресло и некоторое время сидела, застыв, точно статуя.

– Недаром мне сегодня приснилась крыса, – прошептала она. – Сон в руку… вещий сон!

Глава 7

– Лен, что с тобой? – обеспокоенно глядя на подругу, спросила Светлана. – На тебе лица нет. Что-то случилось? Кто это был, что за адвокат? Ты почему молчишь? – нахмурилась она.

– Свет, давай не сейчас, – сморщилась та. – Я что-то нехорошо себя чувствую. Похоже, что поездку по магазинам придется отложить. Сережа, сегодня ты можешь быть свободен, – обратилась она к молодому человеку. – Извини, что напрасно побеспокоила. За сегодняшний день я тебе все равно заплачу, как и договаривались.

– Да бог с ними, с деньгами, – махнул рукой тот. – Я смотрю, у тебя какие-то проблемы, девочка? – спросил парень. – И, кажется, достаточно серьезные?

– С чего ты взял? – пожала Алена плечами и даже попробовала улыбнуться. У нее это не очень удачно получилось, на лице вместо улыбки появилась кислая гримаса. – Все нормально, просто чувствую себя не очень хорошо, наверное, из-за перемены климата. Голова ужасно разболелась.

– Сказки рассказывать будешь своим внукам, а не мне, – не поверил Сергей. – Я же вижу: что-то не так, и твоя голова здесь совершенно ни при чем. Поделиться не хочешь? – поинтересовался он. – Если кому-то морду нужно набить, только дай задание, проблем не будет. У нас в гараже, знаешь, какие парни работают, Шварценеггер отдыхает.

– Нет, морду бить никому не нужно, – покачала Лена головой. – Спасибо, Сережа, за участие, но у меня правда все нормально. Езжай домой, отдыхай пока. Если вдруг понадобишься, я тебе позвоню.

– Ну ладно, как скажешь, – пожал плечами тот. – Мое дело предложить. Но, если что, только скажи.

– Непременно.

Как только молодой человек скрылся за дверью, Светлана сразу же накинулась на подругу.

– Ленка, колись немедленно, что произошло?

– Ничего не произошло, отстань, – огрызнулась та. – Говорю же, голова у меня разболелась, от перемены климата, наверное. Сейчас лягу, немного отдохну, и все пройдет. К полудню буду как огурчик.

– Ой, не финти, – прищурилась Света. – Ты случайно не забыла, что я врач и знаю все твои болячки как свои пять пальцев? Когда у тебя болит голова, ты выглядишь совсем по-другому, а сейчас… Сейчас ты похожа на только что преставившуюся покойницу. Немедленно рассказывай, что у тебя произошло с этим адвокатом, пока вы были в гостиной, – прикрикнула она.

– Этот человек приходил от имени своего клиента, который хочет купить у меня магазины, – спокойно ответила Лена.

– И что?

– Я ему отказала, потому что он предлагает слишком маленькую сумму, вот и все, – пожала девушка плечами. – И вообще пусть куплей-продажей занимается адвокат моего отца, я все равно в этом ничего не понимаю.

– И это все? – недоверчиво спросила Света.

– Все.

– Больше он тебе ничего не говорил?

– Нет.

– А какова сумма?

– Я уже не помню, – сморщилась Алена. – Но недостаточная, в этом я уверена.

– И ты хочешь сказать, что из-за этого ты так расстроилась?

– Да с чего ты взяла, что я расстроилась? – раздраженно спросила Алена. – Могу я в конце концов просто отдохнуть? Что ты ко мне пристала, как банный лист к заднице?

– Ладно, отдыхай, я с тобой потом поговорю, – нехотя согласилась Светлана. – Пойду поищу Мадлен, попрошу у нее что-нибудь успокаивающее, это тебе не помешает. Если бы я знала, что этот визитер тебя так расстроит, я бы с тобой пошла, когда ты мне предложила.

– Я думаю, ты правильно сделала, что не пошла, – устало ответила Лена. – Он бы все равно не стал при тебе ничего говорить. Идея насчет успокоительного мне нравится. Пойди, найди Мадлен, попроси чего-нибудь…

Алена направилась в свою комнату, а Света кинулась на другую половину дома, где были помещения для прислуги.

– Ой, что-то здесь не то, я это спинным мозгом чувствую, – ворчала она. – Может, этот адвокат – и не адвокат вовсе, а кто-то еще? Я Ленку давно такой не видела. О, Мадлен, как хорошо, что я вас встретила, – обрадовалась она, когда увидела домоправительницу, выходившую из дверей кухни. – В доме имеется аптечка?

– Естественно, – пожала плечами та. – А что случилось? Кто-то заболел?

– Да, Елене стало нехорошо, – кивнула головой Света. – Нет ли в аптечке чего-нибудь успокоительного?

– Так, может, лучше вызвать доктора? Я сейчас же позвоню, – с готовностью отозвалась Мадлен.

– Нет-нет, думаю, это лишнее, – замахала Светлана руками. – Лене просто нужно отдохнуть. Я сама врач, поэтому могу смело заявить, что ничего серьезного нет, во всяком случае пока нет.

– А где сейчас сеньорита Елена? – спросила Мадлен.

– Она в своей комнате.

– Сейчас я принесу туда аптечку, выберите сами, что ей подойдет.

– Спасибо большое, – улыбнулась Света. – Я тоже там буду.

Она побежала к лестнице, а домоправительница поторопилась за аптечкой.

Елена лежала на кровати и смотрела на потолок, в одну точку.

– Что мне делать? Что же мне делать? – размышляла она. – Ведь, по большому счету, этот адвокат совершенно прав. Я в чужой стране, ничего и никого здесь не знаю. Он сказал, что его клиент – очень серьезный человек и не будет со мной церемониться. Что мне делать? А что, собственно, я думаю? – встрепенулась вдруг она и даже вскочила с кровати. – Мне нужно срочно связаться с адвокатом моего отца и все ему рассказать! Точно, так я и сделаю.

Алена уже было собралась найти номер телефона адвоката, как в комнату вошла Светлана.

– Ты как? – спросила она у подруги. – Мадлен принесет тебе лекарство.

– Спасибо, я уже в порядке, почти, – ответила та. «Вот тебя мне только и не хватало, – подумала она. – Ни за что ничего не расскажу. Меньше знаешь, крепче спишь. Не думаю, что этот чертов Джакотто шутил, когда говорил про тебя и вообще – про моих друзей, про маму. Господи, вот сволочи! Мать-то моя при чем? Я должна молчать, как рыба об лед, чтобы… не дай бог! Нет, Светке сказать, конечно, все равно придется, только не все, а… совсем немного».

– Ты чего это там шепчешь? – спросила Светлана. – Молишься, что ли?

– Почти, – машинально ответила Алена и махнула рукой. – Не обращай внимания, столько мыслей в голове, даже не умещаются.

– Поделись, и сразу голове станет легче.

– Да вот хочу связаться с адвокатом отца, поручить ему заняться продажей недвижимости и оформлением всех документов. Мне хочется побыстрее разделаться со всеми делами и уехать домой.

– Не успела приехать и уже обратно собралась? Ты, Ленка, явно что-то недоговариваешь. Ты перестала мне доверять? – с обидой спросила Светлана. – Вот уж никогда не думала, что моя лучшая подруга…

– Свет, прекрати, а, – сморщилась Алена. – При чем здесь доверие или недоверие? Ты прекрасно знаешь, что у меня сроду от тебя секретов не было, ты же мне как сестра.

– Но я вижу: что-то изменилось, – возразила та. – Ты чем-то сильно расстроена, взволнована, а мне не хочешь говорить, в чем дело.

– Но мне правда нечего сказать. Да, я расстроена, потому что адвокат сказал: дороже, чем предлагает он, я не смогу продать магазины. И все потому, что я не итальянская подданная, а россиянка. Ну, и все в том же духе, – хмуро глядя в пол, объяснила Алена.

– А сколько он тебе предложил? Может, действительно, стоит согласиться?

– Свет, ты не поверишь: два миллиона, – усмехнулась Лена.

– Что-о-о-о? – округлила глаза та. – Это же грабеж среди бела дня!

– Вот поэтому я и хочу, чтобы этим делом занялся адвокат моего отца, – вздохнула Алена. – Напишу ему доверенность, а сама уеду домой, в Москву. Я двадцать семь лет жила без миллионов, поживу еще немного. Скажу адвокату, чтобы не торопился и нашел нормального покупателя.

– Может, ты и права, – согласилась Светлана. – Но мы хоть немного можем здесь погостить? Обидно так быстро уезжать, мы же с тобой даже не были нигде, ничего не видели. В Рим хочется съездить, в Венецию, в Турине побывать. Ведь обидно же – приехать в Италию и уехать, ничего не посмотрев.

– Не переживай, побудем, конечно, – нехотя согласилась девушка. – Насчет Рима, Венеции и Турина ничего не могу обещать, а вот посмотреть Милан – запросто. Мне же все равно только через три дня вступать в законные права наследования. Так что эти дни мы с тобой вполне можем посвятить себе любимым.

– Всего три дня? – разочарованно спросила Светлана.

– Свет, не капай мне на мозги, – отмахнулась Алена. – Посмотрим по ситуации. Зачем бежать впереди паровоза? Если хочешь услышать мое откровенное мнение, то я бы прямо сейчас взяла билет на самолет, и тю-тю, пишите письма.

– Все-все, успокойся, ради бога, – замахала руками та. – Ты права, посмотрим по ситуации. Нужно будет улететь, значит, сядем в самолет и улетим, только не нервничай.

В это время в дверь постучали, и, как только Елена дала разрешение войти, показалась Мадлен.

– Вот, я принесла то, что вы просили, – сказала она и поставила на стол аптечку и стакан с водой. – Здесь вы найдете все необходимое. Если понадобится доктор, скажите мне, я сразу же позвоню и вызову.

– Спасибо, Мадлен, надеюсь, что обойдусь без доктора, – улыбнулась Алена. – Тем более здесь у меня свой доктор имеется, – посмотрела она на Свету.

– Как скажете, – ответила Мадлен. – Я вам больше не нужна?

– Нет-нет, Мадлен, можете идти.

Женщина вышла из комнаты, а Светлана сразу же начала рыться в аптечке, чтобы выбрать лекарство для подруги.

– Вот это, я думаю, подойдет, – подала она две капсулы и стакан с водой. – Прими и ляг, немного отдохни.

– Лекарство я выпью, а вот отдыхать мне некогда, – устало ответила Лена. – Прямо сейчас позвоню адвокату и попрошу его приехать сюда.

– Правильно, куй железо, пока горячо, – поддержала ее Света. – Это же надо иметь такую наглость, чтобы предложить два миллиона за магазины, которые стоят в пятнадцать раз дороже. Я просто в шоке!

– Я тоже, – вздохнула Алена. – Подай-ка сумочку, там у меня лежит визитка адвоката.

Найдя то, что ей нужно, она решительно взяла телефонную трубку и набрала номер. Практически сразу ей ответила какая-то девушка. Она говорила по-итальянски, и Лена в первую секунду растерялась.

– Прошу прощения, вы говорите по-английски? – спросила она.

– Да, говорю, – приветливо ответила собеседница, и Лена облегченно вздохнула.

– А могу я побеседовать с Энрике Родригесом? – спросила она.

– Господина Родригеса в данный момент нет. Я его секретарша, чем могу помочь? Может быть, что-то передать?

– Да, передайте ему, пожалуйста, что звонила Елена Рысь, дочь его клиента, Василотто Рысалеса. Мне срочно нужно с ним переговорить, и, как только он появится, пусть мне перезвонит.

– Я непременно все передам господину Родригесу, сеньорита Рысь, – с готовностью ответила секретарша. – Всего доброго.

– До свидания, – ответила Лена и, разочарованно вздохнув, положила трубку. – Если уж не везет, то это диагноз, – проворчала она. – Его нет на месте.

– Расслабься, я уверена, не пройдет и часа, как он сам тебе позвонит. Ты думаешь, секретарша не знает, где он сейчас? Наверняка знает и доложит, что ты звонила, – как могла, успокоила подругу Света.

– Будем надеяться.

– Лен, а может, тебе Джону позвонить?

– И что я ему скажу?

– Ну, он тоже адвокат, может, посоветует, что делать, как себя вести?

– Свет, Джон – совершенно посторонний человек, я его знаю всего сутки. Кто знает, что он за личность?

– Вроде он тебе нравится? – улыбнулась Светлана.

– Да, нравится, я этого не скрываю, – согласилась Алена. – Но это еще не говорит о том, что я должна ему все рассказывать. Я для него, так же, как и он для меня, посторонний человек, – повторила она. – Никому и ничего я пока говорить не буду, для этого существует другой человек: Энрике Родригес, поверенный моего отца, а теперь, значит, и мой.

– Может, ты и права, – согласилась Светлана. – Чем пока займемся? Может, сходим куда-нибудь?

– Мне, если честно, ничем не хочется заниматься, а уж идти куда-то совсем настроения нет, – сморщилась Алена.

– Ну, начинается, – вздохнула Света. – Так дома и будем сидеть? Давай хоть по городу прогуляемся, тебе обязательно нужно развеяться. Приехали в Италию, и будем смотреть на нее из окна этого дома?

– Извини, Светик, только не сегодня, – снова отказалась Лена. – Честное слово, нет у меня настроения.

– Так я и говорю о настроении. Погуляем немного, ты развеешься, вот настроение и поднимется.

– Нет, я не пойду. Если хочешь, иди одна.

– Куда я без тебя попрусь? Не хватало еще заблудиться! Ты хоть английский язык знаешь, а я, кроме нашего родного русского, ничего. Нет, вру, еще матерный хорошо знаю, – засмеялась она. – Ладно, как хочешь, отдыхай, а я тоже пойду к себе в комнату, почитаю немного. Хорошо, что я догадалась в чемодан пару детективчиков бросить. Телевизор бы посмотрела, так там тоже все по-английски или по-итальянски, ни хрена не понимаю, – вздохнула она. – Да еще по пяти каналам футбол показывают, который я терпеть не могу, особенно после своего «счастливого» замужества. Похоже, у них здесь все население, от мала до велика, футбольные фанаты. Нет, как ни крути, в гостях, конечно, хорошо, а дома лучше.

– Да, итальянцы очень горячие болельщики, об этом даже в Интернете упоминается, – подтвердила Алена.

В это время у Светланы в кармане зазвонил мобильный телефон, и она с удивлением посмотрела на незнакомый номер.

– Интересно, кто это может быть? – нахмурилась она, но трубку все же включила. – Алло, я слушаю, – осторожно спросила она, и через мгновение ее лицо озарила широкая улыбка. Щеки вспыхнули ярким румянцем, а глаза засверкали, как звездочки. – Николос, как я рада тебя слышать, – прощебетала она и бросила на Алену счастливый взгляд. Та спрятала понимающую улыбку и вышла из комнаты, чтобы не мешать подруге разговаривать. Она облокотилась о перила лестницы и бездумно уставилась вниз.

– Да, как ни крути, а жизнь продолжается, что бы ни случилось, – лениво улыбнулась Лена. – Проблемы – у меня, и Светка здесь совсем ни при чем, пусть хоть она порадуется, пофлиртует немного.

Через пять минут Светлана выскочила из двери, точно укушенная, и просвистела в свою комнату быстрее молнии.

– Николос пригласил меня на прогулку по городу! – на ходу выкрикнула она. – Ленка, помоги мне одеться и захвати косметичку, будем меня красить. Через полчаса он заедет на своей машине, будет ждать у ворот.

– Ну вот, хоть одной из нас сегодня везет, – улыбнулась Алена и пошла в свою комнату за косметичкой.

* * *

– Ну вот, а ты говорил, что проблем с этой девицей не будет, – раздраженно проговорил мужчина, нервно вышагивая по комнате. – А если она и в самом деле пойдет в посольство? Что мы тогда будем делать? Что ты молчишь, как истукан?

– Не волнуйтесь, босс, все под контролем. За домом следят, и, как только она сделает хоть один шаг, мне сразу же доложат.

– А что толку, что тебе доложат? – рявкнул мужчина. – Нужно не докладов дожидаться, а делать что-то конкретное. Чтобы она не сделала этот шаг из дома!

– Я же вам говорю, все под контролем, я уже работаю над этим. Эта девушка оказалась не такой глупой, как я думал, – пожал адвокат плечами. – Но и не настолько умной, чтобы суметь переиграть меня, – усмехнулся он. – Я и не такие партии выигрывал, вы же знаете, босс.

– Мне все равно, как ты будешь выигрывать эту партию, меня интересует лишь одно: положительный результат.

– Результат будет только положительным и никаким другим, – самоуверенно пообещал адвокат. – Я предугадаю все, что она собирается сделать, на два шага вперед. Я уверен, первое, что она попытается предпринять – связаться со своим адвокатом, Энрике Родригесом.

– И что?

– Она его не найдет, – усмехнулся молодой человек.

– Как долго?

– Уже через два дня, то есть послезавтра, вместо него с ней будет говорить наш человек, а эти два дня секретарша, Кончитта, о которой я вам говорил, будет пудрить ей мозги и оттягивать время.

– Как тебе это удастся сделать, я имею в виду, подсунуть нашего человека?

– У меня свои секреты достижения нужной цели, – самоуверенно ответил Хулио. – Ни о чем не беспокойтесь, босс, все будет так, как вы хотите. Правда… есть небольшая проблема, – осторожно проговорил он.

– Что еще за проблема? – недовольно спросил тот.

– Возросли непредвиденные расходы, нужно бы денег добавить.

– Я же тебе выделил сумму, на которую можно накормить целую страну третьего мира, черт тебя побери, – раздраженно проговорил мужчина. – Ты что, тратишь их на шампанское, в котором купаешься по три раза в день?

– Нет, конечно, но… возросли расходы, которых мы не планировали, – повторил молодой человек. – Все не так просто, как может показаться на первый взгляд.

– Ты же говорил, что наоборот – все очень просто, – ехидно заметил мужчина.

– Все просто тогда, когда ты не стеснен в средствах, – парировал адвокат. – Вы же понимаете, босс, за все нужно платить, и немало.

– Ладно, черт с тобой, нужно, значит, нужно, – проворчал мужчина. – Я распоряжусь, чтобы на твой счет перечислили дополнительную сумму.

– Спасибо, теперь действительно не будет никаких проблем, – весело отозвался молодой человек. – Кстати, Николос вчера уже приступил к выполнению задания по обольщению подруги нашей наследницы.

– И как успехи?

– Как всегда, отлично, – усмехнулся адвокат.

– Мне бы его заботы, – проворчал мужчина. – Надеюсь, что хоть с этой подругой не возникнет никаких проблем. Сам понимаешь, когда приходится дело иметь с бабой, это еще полбеды. А вот когда их уже две, это… – закатил он глаза под лоб. – Это почти катастрофа: визг, писк и тому подобные неожиданности. А я не люблю неожиданностей, ты меня знаешь.

– Никаких неожиданностей не будет, я уже сказал, у меня все под контролем. В этом можете не сомневаться, полностью положитесь на меня.

– А что, если наследница действительно вздумает пообщаться с журналистами?

– Не вздумает.

– Ты уверен?

– На все сто процентов.

– Хорошо, коли так, – одобрительно кивнул головой мужчина. – Не буду спрашивать, каким образом тебе удалось ее переубедить, меня это мало интересует, главное – результат. Не забудь о времени, у нас его не так много, как хотелось бы.

– Не забуду, босс, у меня прекрасная память. С вашего позволения, я удалюсь, у меня очень много дел намечено на сегодня.

– Иди, Хулио, и помни: у нас меньше недели, – повторил босс и, тяжело вздохнув, пробормотал уже закрытой двери: – Я не могу упустить то, что уже давно считаю своим.

Глава 8

– Ленка, я, кажется, влюбилась окончательно и бесповоротно, – томно закатив глаза, проговорила Светлана. – Николос такой внимательный, такой предупредительный, такой щедрый.

– С трудом себе представляю щедрого электрика, – усмехнулась та, глядя на разрумянившуюся подругу.

Света только что вернулась с прогулки и ворвалась к подруге в комнату, точно ураган. С разбега плюхнувшись к ней на кровать, она, радостно улыбнувшись, спросила:

– Все валяешься?

– А что же мне делать? – пожала плечами та и, отложив книгу в сторону, проговорила: – Я смотрю, свиданием ты осталась довольна?

– Еще бы, – выдохнула та. – Он такой… такой замечательный, просто эталон мужской силы и обаяния.

И вот сейчас, когда Лена с иронией заметила, что с трудом может себе представить щедрого электрика, Светлана сразу же ощетинилась.

– При чем здесь его работа? Он, конечно, не может подарить мне бриллиантовое кольцо или яхту, но в остальном он очень щедр. Мы сегодня были в ресторане, и смею заметить, не в самом дешевом. Он купил мне вот этот букет цветов, – показала она на цветы, которые действительно были очень красивыми и, сразу видно, дорогими. – Еще мы были в кино, а потом гуляли по парку. И представляешь, он ни разу даже не намекнул на интимные отношения, вел себя как настоящий джентльмен.

– Все еще впереди, – хмыкнула Алена.

– Я на это очень надеюсь, – ехидно парировала Света. – Я смотрю, ты совсем за меня не рада?

– Рада, Света, очень рада, только прошу: будь поосторожнее.

– В каком смысле?

– Да в самом прямом. Ты же его совсем не знаешь, и что у него на уме – тоже. Поэтому и говорю: будь осторожнее. Вдруг он маньяк?

– Не говори глупости, – фыркнула Светлана. – Николос совсем не похож на маньяка, он такой веселый, прикольный, я с ним без конца смеюсь. А у тебя-то как дела? – спохватилась она. – Твой адвокат не звонил?

– Который? – усмехнулась Алена. – Вокруг меня одни адвокаты и собрались, ситуация – нарочно не придумаешь.

– Я имею в виду того, которому ты сегодня сама звонила, адвокат твоего отца.

– Нет, не звонил, – отрицательно покачала головой Лена. – Я сама звонила, и его секретарша сказала, что он еще не приехал.

– Спросила бы у этой секретарши, как с ним можно связаться.

– Я спрашивала, только она ответила, что в данный момент это невозможно, его нет в стране.

– Ну, а хоть когда он будет, она не говорила?

– Она и сама не знает, ждет его звонка.

– Странно, – задумчиво проговорила Света. – У любого современного человека есть мобильная связь. Неужели эта секретарша не могла тебе дать его номер?

– Мне и не нужно было об этом спрашивать. В визитке, помимо телефона офиса, есть и номер мобильного, только он не отвечает, я сегодня целый день его набираю.

– А Джон не звонил?

– Звонил, приглашал на прогулку, только я отказалась, – грустно ответила Лена.

– Почему?

– Не хочется мне ничего, Свет, ни прогулок, ни свиданий, – сморщила девушка носик. – Я домой хочу, в Москву.

– Ну, совсем ты раскисла, подруга, – всплеснула та руками. – Так нельзя, моя милая. Ты из-за денег расстроилась? Я думаю, это преждевременно, объявится твой адвокат и все решится наилучшим образом.

– Да при чем здесь деньги? – отмахнулась Алена. – Мне весьма конкретно дали понять, что я здесь никто и звать меня никак, вот это и обидно.

– Нашла, на что обращать внимание, – усмехнулась Светлана. – Плюнь и живи в свое удовольствие. Ты посмотри, как здесь за нами ухаживают! Все подается на блюдечке с голубой каемочкой. Думать ни о чем не нужно, в магазин сломя голову лететь не надо, у плиты стоять тоже нет необходимости.

– Ладно, не обращай на меня внимания, – вздохнула Алена. – Надеюсь, завтра проснусь совсем с другим настроением. Будет новый день, и все будет иначе. Спокойной ночи, Светик.

– Спокойной ночи, – улыбнулась та, поцеловала подругу в щеку и вышла из комнаты. Алена выключила ночник, откинулась на подушку и задумалась.

«Как нарочно, адвоката нет, и что мне без него делать, ума не приложу. А вдруг он и через два дня не появится? Нет, такого не может быть, ведь мне нужно будет ехать к нему в офис и подписывать бумаги о вступлении в законные права наследования. Значит, он к этому времени обязательно должен приехать. Не буду пока морочить себе голову, всему свое время», – пришла к выводу она и повернулась на бок, чтобы уснуть. Сон не шел, и Лена продолжала думать.

«Как нагло со мной разговаривал этот Хулио, – сморщилась она. – Так и хотелось съездить ему по самодовольной физиономии. Ничего, даст бог, мне еще представится такая возможность. А лучше – вообще никогда его больше не видеть. Все, хватит об этом думать, нужно спать, – сама себя одернула Лена. – А то я, кажется, начинаю нервничать. Спать, спать!»

Следующий день прошел относительно спокойно и без новостей, если не считать того, что позвонили из аэропорта и сообщили, что чемодан Елены нашелся. Девушки взяли такси и, съездив за вещами, быстро вернулись обратно. Алена снова несколько раз звонила адвокату, но того по-прежнему не было, а его мобильный телефон не отвечал. Только на следующий день, ближе к полудню, Елене позвонили из офиса и просили приехать к четырнадцати часам.

– Я с тобой, – тут же вызвалась Светлана.

– Конечно, поехали, мне страшно одной, если честно, – согласилась Алена. – Группа поддержки мне сейчас необходима.

– Может, Сергею позвонишь, чтобы он отвез нас? – спросила Света.

– Я думаю, не стоит его беспокоить, попрошу Мадлен, чтобы она вызвала для нас такси, – ответила Лена. – Нам наверняка придется там задержаться, процедура не быстрая. Чего ради ему там ждать? Поедем на такси.

– Хорошо, такси, так такси, – пожала Светлана плечами. – Давай собираться, нужно выглядеть на все сто, чтобы не сомневались: русские девушки – самые красивые в мире, – засмеялась она.

Подруги с особой тщательностью привели себя в порядок и, как только Мадлен сообщила, что такси прибыло, перекрестившись на дорожку, поехали в офис. Встретила их там улыбчивая секретарша и, предложив кофе, попросила немного подождать. Через пять минут в дверях показался симпатичный молодой человек и пригласил Елену в кабинет. Та испуганно посмотрела на подругу и, получив от нее ободряющий взгляд, вошла в кабинет.

– Присаживайтесь, сеньорита Елена, – улыбнулся молодой человек. – Меня зовут Владимир Нилов, – представился он. – Я ваш новый поверенный.

– Вы русский? – с удивлением спросила Алена.

– Да, я русский, но живу здесь очень давно, почти двенадцать лет, – ответил тот все с той же «мармеладной» улыбкой. – Вас что-то не устраивает?

– Но, насколько мне известно, у моего отца был совсем другой адвокат, и он занимается моими делами.

– Я полагаю, вы говорите о господине Родригесе? – с грустью в голосе поинтересовался молодой человек.

– Именно о нем я и говорю, – подтвердила Елена, начиная нервничать. – Где он?

– Мне очень неприятно об этом сообщать, сеньорита Елена, но ваш адвокат лежит в больнице, и прогнозы весьма неутешительны.

– Что с ним?

– Он попал в автомобильную аварию два дня назад. Ему сделали операцию, но бедняга до сих пор без сознания, – тяжело вздохнул он.

– А вы кто?

– Я? – удивленно вскинул брови молодой человек. – Я же вам только что сказал, что теперь имею честь быть вашим поверенным.

– Но кто вас им назначил?

– Видите ли, уважаемая сеньорита Елена, – медленно начал молодой человек. – У нас в стране существует адвокатская коллегия, которая и назначает на то или иное освободившееся место специалистов.

– А почему же меня не спросили об этом?

– О чем?

– Мне казалось, что, прежде чем назначать нового поверенного, должны спросить клиента, хочет ли он именно этого человека, или, может быть, ему угодно назначить своего, – с раздражением ответила девушка. – Или я не вправе этого сделать? Вам и вашей коллегии не приходило в голову, что у меня могут быть друзья среди адвокатов? Или что я захочу нанять человека со стороны?

– Но я думал, что вполне соответствую… – растерянно заговорил молодой человек. Елена его беспощадно перебила.

– Нет, господин Нилов, вы не соответствуете, и скажу вам откровенно, не очень нравитесь мне, – резко проговорила она. – А еще откровеннее – вы мне совсем не нравитесь.

– Вот как? – удивился молодой человек.

– Вот так, – твердо подтвердила Алена.

– Но что же делать? Сегодня вы должны вступить в законные права наследования и, значит, подписать соответствующие документы. Без доверенного лица и свидетелей вы не можете этого сделать, а ваше доверенное лицо на данный момент – это я, и с минуты на минуту прибудут свидетели.

– Значит, мы отложим это мероприятие до следующего раза, – ехидно улыбнулась Лена.

– Как это до следующего? До какого следующего, сеньорита Елена?

– До более благоприятного… для меня, – с той же улыбкой ответила та. – Всего доброго, господин Нилов!

С этими словами Елена встала со стула и быстро прошла к двери.

– Сеньорита Елена, вы делаете большую ошибку, – с трудом сдерживая ярость, проговорил молодой человек.

– Ничего, я привыкла делать ошибки и учиться на них, – не оборачиваясь, ответила та. – Еще одна погоды не испортит.

Лена резко распахнула дверь и, не останавливаясь, просвистела через приемную.

– Пошли, нам здесь больше делать нечего, – на ходу бросила она Светлане. Та вскочила с дивана, недоумевающе посмотрела на секретаршу и, пожав плечами, бросилась следом за подругой.

– Ленка, остановись хоть на минутку и объясни, что случилось! – едва поспевая за той, выкрикнула она.

– Дома расскажу, – буркнула та, продолжая быстро идти. На ходу она вытащила из кармана мобильный телефон и набрала номер Сергея. – Сережа, добрый день, это Елена, – проговорила она в трубку. – Мы тебя ждем на улице… – бросив взгляд на дом, она назвала адрес. – Здесь рядом сквер, мы будем сидеть на лавочке, приезжай как можно быстрее.

– Буду через десять минут, я недалеко, – с готовностью ответил тот.

Алена захлопнула крышечку телефона и направилась в сторону сквера. Она обессиленно плюхнулась на скамейку и, вытерев испарину со лба, раздраженно прошипела:

– Ну, господа, вы меня достали, и вы еще плохо меня знаете! Зря вы так со мной, ой, как зря! Я хоть и блондинка, но не настолько глупая, как о нас рассказывают в анекдотах.

– Может, ты мне все же объяснишь, что случилось, или так и будешь играть в шарады, черт тебя побери? – рявкнула на нее Светлана. – Что произошло в офисе? Он приставал к тебе?

– Свет, думай, что говоришь, – фыркнула Елена.

– А в чем тогда дело? Ты выскочила из кабинета, будто тебя в задницу подстрелили.

– Ты видела того молодого адвоката? – спросила Алена.

– Конечно, я же не без глаз, – пожала Света плечами. – Симпатичный парень.

– Этот симпатичный парень – вовсе не тот адвокат, который был у моего отца.

– А где же тот?

– Он попал в автомобильную аварию, лежит в больнице.

– Да ты что? – ахнула Светлана. – И что теперь?

– Ты не соображаешь, что теперь? – взвилась Алена. – Родригес в больнице, а вместо него – этот самый Нилов!

– И что? Чем он тебе не угодил?

– Свет, неужели ты ничего не понимаешь? – всплеснула Алена руками.

– Если честно, не понимаю, – откровенно призналась та. – А что я должна понять?

– Они специально убрали Родригеса и прислали этого Владимира Нилова! Я отказалась подписывать документы.

– Кто они-то? Ты в конце концов будешь говорить по-человечески, или мне придется сидеть здесь, как идиотке, и разгадывать твои шарады? – прикрикнула на подругу Светлана. – Про кого ты сейчас говорила? Кто они?

– Ай, не спрашивай, – махнула Алена рукой и болезненно сморщилась. – Ну надо же, Владимир Нилов, прошу любить и жаловать! Ждали здесь тебя, как же, держи карман шире!

– Он русский? – спросила Светлана, лишь бы спросить, потому что ничегошеньки не могла пока понять.

– Да, русский, – кивнула головой Лена. – Что-то много русских вокруг нас вьется, тебе не кажется?

– А что здесь удивительного?

– Мы в Италии, не забыла?

– И что? Сейчас в какую страну ни сунься, везде наткнешься на русскую физиономию. Ничего удивительного в этом не вижу, – пожала Света плечами. – Не пойму, почему ты так взбеленилась?

– Ай, ладно, Света, не бери в голову, – махнула Алена рукой. – Это все нервы, наверное.

– Э-э-э, моя дорогая, а ну-ка не финти и не пудри мне мозги, – прищурилась та. – Я знала, чувствовала, что ты мне чего-то недоговариваешь. Или ты мне сейчас же, не сходя с этого места, говоришь все, или я очень серьезно обижусь на тебя, – велела она.

– Свет, это мое дело и мои проблемы, тебе совершенно ни к чему лезть в них, – отмахнулась Алена.

– Что значит, твое дело и твои проблемы? – подпрыгнула от возмущения та. – Это выходит, если у меня что-то случится, это будет только мое дело и только мои проблемы? А ты? «Моя хата с краю, ничего не знаю»? Так, что ли?

– Не говори глупости, – сморщилась Алена. – Ты же знаешь, я за тебя хоть в огонь, хоть в воду.

– Вот и я тоже, дорогая моя! Или ты об этом не знала? – с упреком спросила Светлана.

– Прости меня, – нахмурилась Алена. – У меня в голове такая каша, сама не знаю, что говорю.

– Ладно, проехали, успокойся немного, приди в себя и потихоньку мне все расскажи. Глядишь, вместе что-нибудь придумаем.

– Что мы можем придумать в чужой стране, законов которой совсем не знаем? Здесь все чужое, и люди, и дома, и деревья, и даже вот эта скамейка, – проворчала Алена, с раздражением стукнув по деревяшке ладонью.

– Лен, вспомни, из какой переделки мы с тобой недавно выпутались, – обняв подругу за плечи, напомнила Света. – Какая разница, в какой мы стране, ведь мы же вместе, а это дорогого стоит. Ты знаешь, одна голова – хорошо, а две всегда лучше. Еще один принцип очень хорош: «Один в поле не воин». Мы обязательно что-нибудь придумаем, вот увидишь, только нужно вместе держаться. Вдвоем мы о-го-го, а по одному нас перещелкают, как орешки.

– Ты думаешь, что дело может дойти до стрельбы? – испуганно спросила Лена.

– Это образное выражение, дурочка, – засмеялась Света. – А дойдет ли дело до стрельбы, это зависит от серьезности положения. Только я понятия не имею, насколько оно серьезно, ведь ты не хочешь посвящать меня в свои тайны, – с сарказмом заметила она.

– Ладно, садись рядышком, я тебе все расскажу, – тяжело вздохнув, согласилась Алена. – У меня от мыслей уже голова опухла, а поделиться не с кем.

– Как ты могла целых два дня молчать? Я думала, ты считаешь меня своей лучшей подругой, – с обидой произнесла Светлана.

– Именно потому, что ты моя лучшая подруга, я и не хотела тебе всего рассказывать, – призналась Лена. – Меня предупредили, чтобы я этого не делала, если дорожу тобой.

– Ни хрена себе заявочки! – ахнула девушка. – Тебе угрожали?

– Еще как, Светка, еще как, – вздохнула Алена. – И я ума не приложу, что мне теперь делать. Вся надежда у меня была на Родригеса, а теперь вместо него этот Нилов, а я ему не доверяю.

– Почему?

– Потому что у него на лбу написано, что он прохвост! Я почему-то уверена, что авария была специально подстроена, чтобы убрать Родригеса, а вместо него подсунуть мне этого типа со смазливым фейсом. Поэтому я и не стала подписывать документы. Я должна найти надежного адвоката со стороны, который будет заниматься моими делами.

– Может, позвонишь Джону и попросишь его? – подсказала Светлана.

– Нет, Джона я просить не буду.

– Почему?

– Я никому не доверяю, Света. Ты разве забыла, что Джон тоже появился внезапно, когда его никто не звал?

– А сама-то ты случайно не забыла, что отняла у него чемодан в аэропорту? – хмыкнула Света. – Так что я бы не стала с такой категоричностью утверждать о внезапности. Это не он с тобой захотел познакомиться, а скорее ты с ним.

– Свет, что ты глупости говоришь? – взвилась Алена. – Ты же прекрасно знаешь, как все получилось. Я тогда ни о каком знакомстве и не помышляла, я его за вора приняла. А он потом как снег на голову свалился. Откуда он узнал, где я живу? Значит, он следил за нами? Отсюда вытекает вопрос.

– Ну, если бы у тебя внаглую отняли чемодан, я думаю, ты бы тоже следила, – не согласилась с подругой девушка. – Нет, Джон как-то не котируется в роли преступника.

– Сама знаю, что не котируется, но береженого бог бережет, – стояла на своем Алена. – И не нужно меня переубеждать, – предупреждающе подняла она руку, увидев, как Светлана открыла рот, чтобы возразить.

– Я вовсе и не собираюсь тебя переубеждать, я хотела напомнить, чтобы ты зубы мне не заговаривала, а начала рассказывать, – засмеялась Светлана.

– Сейчас Сергей приедет, – бросив взгляд на часы, проговорила Алена. – Поэтому придется потерпеть до дома. Мне не хотелось бы при нем рассказывать.

– Ему ты тоже не доверяешь?

– Ему? – нахмурилась девушка. – Ему вроде пока не за что, а там… кто знает, что у него на уме?

– Его мы поймали в аэропорту, – напомнила Света. – Сами, между прочим, к нему подошли. А потом, ты сама его попросила помочь нам и побыть личным водителем и телохранителем заодно.

– Да, ты права, Сергей здесь, конечно, ни при чем, – согласилась Алена. – Но ведь эти люди, узнав, что он вхож в мой дом, могут его купить. За деньги, сама знаешь, мать родную продадут, не то что какую-то случайную знакомую. А Сергей пашет, как папа Карло, чтобы заработать. Так что никакой гарантии того, что он устоит, нет, если ему предложат хорошие деньги.

– Тоже верно, – вздохнула Света. – Чем дальше, тем страшней и непонятней, – проворчала она. – Господи боже мой, да расскажи ты мне все наконец, у меня уже голова разболелась, потому что я ничего толком не знаю!

– Свет, потерпи до дома, – одернула подругу Алена. – Вон, Сергей на своей тачке подъехал, пошли.

– Привет, девчонки, – помахал тот рукой, увидев подруг. – Быстро я приехал?

– Молодец, Сережа, мы и опомниться не успели, – улыбнулась Светлана.

– Хорошо, что я рядом был, как раз одного клиента отвозил.

Глава 9

– Да-а-а, дела, как сажа бела, – пробормотала Светлана, выслушав все, что ей рассказала Елена. – Ты правильно сделала, что не стала подписывать документы. Я бы на твоем месте поступила точно так же. Это своего рода страховка, бандиты ничего не смогут сделать, пока ты не вступила в законные права.

– Почему ты решила, что они бандиты? Джакотто – весьма представительный субъект, – возразила Алена.

– А кто же они, по-твоему, если так нагло собираются тебя ограбить? Совсем неважно, как их называть, смысл происходящего от этого не меняется. Ты правильно сделала, что не подписала документы, – повторила Светлана.

– А вдруг наоборот? – задумчиво ответила Лена. – Вдруг они как-нибудь подделают мою подпись, и тогда… Ведь Джакотто предупреждал меня, что если я не соглашусь на два миллиона, то вообще останусь без всего.

– Лена, не паникуй раньше времени, лучше хорошенько подумай. Если бы они могли подделать твою подпись и знали бы, что это сойдет им с рук, они бы давно это сделали. Не стали бы приезжать сюда и предлагать сделку, – начала рассуждать Светлана. – Из этого следует, что ты им нужна.

– Слушай, а вдруг Джакотто не врал, что мой отец должен его клиенту? Он же говорил про какие-то закладные. Вдруг они существуют на самом деле?

– Лен, у тебя что-то с головой? Мы только что обсудили эту тему, – напомнила Света. – И мне кажется, что твои выводы совершенно правильные. Твой отец не стал бы писать тебе завещание, если бы у него были такие долги. Он же прекрасно понимал, что после его смерти они перейдут на тебя. Зачем ему нужно было бы взваливать на тебя эти проблемы?

– Ну, не знаю, – пожала Лена плечами. – Может, отомстить хотел?

– За что ему тебе мстить? – округлила Светлана глаза. – Он тебя с трех лет не видел. Думай, что говоришь, – покрутила она пальцем у виска.

– Да я уже и сама не знаю, что думать и что говорить, – махнула Алена рукой. – Думала, что Родригес мне все расскажет об отце, все объяснит, а видишь, как все получилось? Я уверена, что эта автомобильная авария случилась неспроста, – повторила она о своей догадке. – Сегодня мне должен звонить Джакотто, и я до ужаса боюсь этого звонка.

– А чего тебе бояться? – пожала Светлана плечами. – Послушаешь, что он тебе скажет, а дальше решим, что делать. Если снова будет угрожать, то можно будет обратиться в наше посольство, как ты и говорила.

– Наверное, я так и сделаю, – согласилась Алена. – Другого выхода не вижу. Правда, вчера, когда спать легла, все думала. А может, согласиться мне на эти два миллиона? Взять их и спокойно уехать домой. Два миллиона, ведь это такие огромные деньги.

– Лен, а тебе не обидно будет? – спросила Светлана. – Твой отец зарабатывал эти деньги много лет, не думаю, что они ему легко достались. Эти деньги по праву рождения принадлежат тебе, и ты не имеешь права просто так их разбазаривать. Он, бедный, перевернется в гробу, если ты так поступишь.

– Я их не разбазариваю, у меня собираются их отнять, – возразила девушка. – А это не одно и то же.

– Тем более, хотят отнять, а ты, как покорная овечка, собираешься их отдать? Не узнаю я тебя, Алена, – прищурилась Света. – Где тот борец за справедливость, который всегда был твоей второй натурой?

– Отстань, – отмахнулась та. – Нечего мне на совесть давить, она и так меня уже загрызла до смерти. Справедливость, это, конечно, хорошо, но моя жизнь и мое здоровье мне намного дороже.

– Значит, все-таки сдаешься?

– Я пока ничего не могу сказать, потому что еще ничего не решила.

В это время постучали в дверь и послышался голос Мадлен:

– Сеньорита Елена, вас просят к телефону.

– Спасибо, Мадлен, я сейчас спущусь, – крикнула та и посмотрела на Свету испуганными глазами. – Наверняка это Джакотто. Что мне ему говорить?

– Сначала послушай, что он тебе скажет, а по ходу разговора сообразишь, что ему отвечать, – посоветовала та. – Пошли вместе, я буду рядом, если что, подскажу.

Девушки торопливо спустились в гостиную, и Лена, глубоко вдохнув в грудь воздуха, взяла трубку.

– Алло, я слушаю, – почти спокойно проговорила она.

– Сеньорита Елена, добрый день, – проговорил собеседник бархатным голосом. – Вас беспокоит адвокат Джакотто.

– Добрый день, – сдержанно ответила та. – Чему обязана, господин Джакотто?

– Что же это вы, госпожа Рысалес, наделали? – с упреком спросил адвокат.

– Я Рысь, – напомнила Лена. – И что я, интересно, наделала?

– Почему же вы не подписали сегодня документы?

– А вам какое дело? – с вызовом спросила Алена.

– Мы не будем возвращаться к нашему разговору, я не считаю нужным напоминать то, что уже сказал, – железобетонным голосом ответил Джакотто. – Итак, я задал вам вопрос, на который хотел бы получить ответ.

– Мне не понравилось лицо нового адвоката, и я намерена пригласить на его место другого, которому доверяю, – совершенно спокойно ответила девушка, и в ее глазах запрыгали веселые чертики. Она зажала трубку рукой и, повернувшись к Светлане, зашептала: – Слушай, я оказалась права, Нилов – подставной адвокат, они уже знают, что я ничего не подписала, – захихикала она.

– А ты чего веселишься-то? – округлила глаза та.

– Не знаю, – пожала плечами Лена. – Я прямо через трубку чувствую, как он нервничает, и это меня развеселило.

– Госпожа Рысь, почему вы молчите? – услышала она раздраженный голос в трубке.

– А что бы вы хотели от меня услышать?

– Я задал вам вопрос. Вы подумали над моим предложением?

– Конечно, подумала.

– И что вы мне можете сказать? Что мне передать своему клиенту?

– Что я могу сказать? – задумчиво произнесла Алена. – А вот что… Вы меня внимательно слушаете?

– Да-да, очень внимательно, говорите…

– Пошел ты к дьяволу вместе со своим клиентом! Вы бандиты, и я не собираюсь покорно отдавать вам все, что заработал мой отец! – выпалила она и тут же отключилась. С испугом посмотрела на трубку, потом на Светлану. – Все, это конец, – пробормотала она. – Объявлена война, нужно готовить оборону.

– Как ты его… красиво! – восхищенно глядя на подругу, проговорила Света. – Пошел ты к дьяволу вместе со своим клиентом, – повторила она. – Ленка, ты молодец, так их, гадов!

– Молодец-то молодец, только что теперь будет? – вздохнула та. – Но все равно, я собой горжусь, – тут же вздернула носик Алена. – Пусть знают, что я не из пугливых, иначе заклюют! Я почему-то уверена, что, согласившись на два миллиона, я бы их тоже не получила. Если эти люди так нагло грабят, то – до конца, сколько раз об этом в детективах читала.

– Ты совершенно права, – моментально согласилась Светлана. – Мало того, что грабят, да еще потом и саму жертву убивают, чтобы никаких свидетелей.

– Ты думаешь, меня захотят убить?! – ахнула та.

– Алена, успокойся, не дергайся раньше времени. Никто тебя убивать не будет… до тех пор, пока ты им нужна, – откровенно высказалась Светлана. – Ты же сегодня документы не подписала, и это твой козырь. А вот как только подпишешь… тогда держись.

– Ну, спасибо, подруга, ты умеешь поддержать и успокоить в нужный момент, – проворчала та.

– А это – всегда пожалуйста, дорогая, – лучезарно заулыбалась Светлана. – Я смотрю, тебе бы хотелось, чтобы я тебе сопли утирала? Успокаивала – все хорошо и нормально? Что волноваться не стоит, нет причин? Так?

– Мне не нужно сопли утирать, у меня их нет, – огрызнулась девушка. – Но и так откровенно, прямо в лоб, тоже не стоило. Ведь я не железная, боюсь до смерти.

– Чего же тогда на рожон полезла с этим Джакотто, если боишься? – прищурилась Светлана. – А еще раньше, в офисе, с Ниловым? Зачем ты это все сделала, если боишься? – настойчиво спросила она.

– Я не знаю, – пожала Алена плечами. – От обиды, наверное. И потом, ты же прекрасно знаешь мой чокнутый характер. Если у меня отрубаются тормоза, меня уже не остановить. В такой момент я сначала делаю и только потом думаю, когда уже поздно.

– Я согласна, это не самая хорошая черта твоего характера, – согласилась Света. – Но сегодня она сыграла очень важную роль. Ты не дрогнула и не сдалась, а это уже кое-что. Преступники, которые хотят все у тебя забрать, теперь обязательно призадумаются, стоит ли вообще с тобой связываться.

– Твоими бы устами нектар кушать, – хмуро проворчала Алена. – Если бы все было так просто, я бы, наверное, умерла от счастья. Не думаю, что они от меня отстанут, – вздохнула она. – Если ты помнишь, на кону стоят почти сорок миллионов долларов. Нет, Светка, от такого пирога они вряд ли откажутся, если уж задумали его сожрать. Представляешь, перед тем, как ехать сюда, я специально прочитала книгу об итальянской мафии. Ведь все эти крестные отцы, семейные кланы, все отсюда пошло, из Италии. Вот я и думаю, что какая-то семейка решила прибрать бизнес моего отца к рукам, а тут я появилась как снег на голову, прошу любить и жаловать.

– Какая разница, семейка, клан? – нахмурилась Светлана. – Хрен редьки не слаще. Что дальше?

– Пока не знаю, что дальше, – пожала Алена плечами. – Думаю, завтра мне нужно будет съездить в больницу и попытаться поговорить с Родригесом. Правда, Нилов мне сказал, что он без сознания, но верить ему, я думаю, не стоит. Поеду и проведаю. Если он действительно без сознания, пусть мне об этом доктора скажут.

– Доктора тоже покупаются и продаются, – заметила Света. – Так что на их правдивые слова надежды мало.

– Да? Ты так считаешь?

– А ты так не считаешь?

– А что, если позвонить в клинику и узнать, в каком состоянии находится Энрике Родригес? – возбужденно предложила Алена. – Ведь дают же справки по телефону.

– Это неплохая идея, – согласилась Света. – А в какой он клинике лежит, ты знаешь?

– Ой, понятия не имею, – растерялась девушка. – Я даже не подумала об этом. Черт, и что теперь делать? Как узнать, где он лежит?

– Я думаю, по справочной.

– Нам самим не справиться, зови сюда Мадлен, – велела Елена. – Она знакома с Родригесом, вот и сообщим ей, что он в больнице. Думаю, она в курсе, как узнать, в какой именно.

Светлана пошла искать Мадлен, а Елена вытащила мобильный телефон и набрала номер Сергея. Как только номера соединились, она быстро заговорила:

– Сергей, это снова я, Елена. Я хочу попросить, чтобы завтра у тебя был свободный день – для меня.

– Нет проблем, куда едем? – весело откликнулся тот.

– Я пока не знаю, куда именно, завтра скажу.

– В какое время я должен подъехать?

– Думаю, часиков в десять будет нормально.

– О’кей, в десять буду.

– Тогда до завтра, – сказала Лена и отключилась. – Итак, завтрашний день я посвящу тому, чтобы всеми правдами и неправдами увидеться с господином Родригесом, – пробормотала она. – Будем надеяться, что все пройдет гладко, а главное, со значительным счетом в мою пользу.

Как только Мадлен узнала, что адвокат Родригес в больнице, она долго кудахтала, как наседка, и в отчаянии заламывала руки.

– Как же так случилось? Надо же, автомобильная авария! Дева Мария, помоги ему, он такой хороший человек, – закатывая глаза к потолку, бормотала она. – Нужно обязательно съездить, навестить его, ведь он совсем одинокий. В прошлом году умерла его жена, а два года тому назад погиб их сын, он был полицейским. Во время его дежурства какие-то наркоманы открыли огонь по машинам, припаркованным у торгового центра. Парень со своим напарником был поблизости, они как раз патрулировали этот район. Когда увидели, что творят хулиганы, естественно, вмешались, и одна из пуль попала ему прямо в сердце. Убитая горем мать и года не протянула, умерла, и господин Родригес остался совсем один. Горе-то какое, мамма мия! – раскачивалась она из стороны в сторону. – Нужно непременно его навестить.

– Вот для этого я и позвала вас, Мадлен, – сказала Алена. – Мы не знаем, в какой клинике лежит господин Родригес, и хотели вас попросить помочь это выяснить.

– О, с этим не будет проблем, – махнула та рукой. – Сейчас я принесу справочник, там есть телефон специальной службы. Они имеют общую базу данных, и, назвав имя, фамилию и домашний адрес, мы сразу же узнаем, в какой именно клинике лежит такой больной.

* * *

– К господину Родригесу пока нельзя, – ответила медсестра, сидевшая на ресепшен. – Он только вчера пришел в себя после сложной операции и еще слишком слаб.

– Но я только взгляну на него, чтобы убедиться, что с ним все в порядке, – прижимая руки к груди, почти прорыдала Алена. – Вы даже не представляете, что я пережила за эти дни! Я очень вас прошу, помогите!

С этими словами она осторожно положила на стол стодолларовую купюру и придвинула ее поближе к медсестре. Та опасливо посмотрела по сторонам и, торопливо схватив деньги, спрятала их в карман.

– Пойдемте, я дам вам форму, шапочку и бахилы. Вот, возьмите бейджик моей сменщицы, приколите его к карману куртки, – вполголоса проговорила она, поминутно крутя головой – как бы ее кто не услышал из обслуживающего персонала. – Если вдруг вас остановят и спросят, что вы делаете в травматологии, скажите, что пришли забрать снимки из рентгеновского кабинета. Это на всякий случай, скорее всего на вас никто не обратит внимания, так как на вас будет форма нашей клиники.

– Я говорю только по-английски, – напомнила Лена.

– Здесь почти все говорят по-английски, можете быть спокойны. Практически все врачи – иностранцы. Итальянцы – в основном санитары, нянечки и уборщицы. Пойдемте быстрее, до конца моей рабочей смены осталось очень мало времени, всего час.

– Ой, спасибо вам огромное, – обрадовалась Лена. – Света, я сейчас его увижу, – сообщила она подруге.

– Лен, а как же я? – спросила та.

– Ты иди к Сергею в машину, ждите меня там, – велела девушка. – Я постараюсь быстро вернуться. Мне бы только увидеть Родригеса и задать ему несколько вопросов.

– С богом, – напутствовала подругу Света. – Удачи тебе.

– Ага, – машинально кивнула та и поторопилась за медсестрой, которая быстрой походкой шла в сторону раздевалки.

– Вот, переодевайтесь прямо здесь, – подавая Алене форму, велела медсестра. – Обязательно наденьте бахилы, у нас по клинике никто без них не ходит, здесь все стерильно. Волосы уберите под шапочку, иначе вас сразу же остановят в травматологии, там тоже все стерильно. В общем, надеюсь, вы меня поняли и все запомнили. Мне нужно возвращаться обратно, а то будут ругаться, если увидят, что меня нет на месте. Постарайтесь вернуться быстро, посмотрите на своего больного – и обратно, – возбужденно давала наставления медсестра. – Моя сменщица приходит за полчаса до начала следующего дежурства. Вы должны успеть вернуться до ее прихода. Я иду на должностное преступление, между прочим, сердце сейчас выскочит, – выдохнула она, схватившись за левую сторону груди. – Вы хорошо все запомнили?

– Да-да, я все запомнила, все сделаю, как надо, не волнуйтесь, – пообещала Алена. – Вы можете идти, дальше я сама справлюсь. И еще раз спасибо вам за понимание, – улыбнулась она.

Медсестра поторопилась вернуться на свое рабочее место, а Лена начала натягивать на себя костюм, куртку и брючки голубого цвета с эмблемой клиники. Волосы она убрала под шапочку, а для пущей конспирации надела на лицо марлевую повязку, которая нашлась в кармане куртки.

– Ну, вот и отлично, – проговорила Алена, посмотрев на себя в зеркало. – Теперь можно смело идти в травматологию. Надеюсь, меня никто не остановит и ни о чем не спросит. Ответить я ничего не смогу, потому что в медицине соображаю так же хорошо, как мой кот – в танцах на льду.

Девушка осторожно вышла из раздевалки, осмотрелась по сторонам и, расправив плечи, двинулась к лестнице, чтобы подняться на второй этаж.

– Палата № 935, – повторяла про себя Лена. – Палата № 935!

Она поднялась на второй этаж и быстро пошла по бесконечному коридору, разглядывая номера на дверях палат. Наконец, достигнув нужной, девушка остановилась и осмотрелась. Убедившись, что никого нет, она осторожно открыла дверь и заглянула внутрь. У окна она увидела единственную кровать, на которой лежал пожилой человек с закрытыми глазами. Лена тихонько подошла и позвала:

– Господин Энрике, вы меня слышите?

Мужчина приоткрыл глаза и посмотрел на девушку.

– Вы что-то сказали? – тихо прошептал он.

– Здравствуйте, я – Лена, – улыбнулась она. – Елена Рысь. Я дочь Василотто Рысалеса, приехала из России и узнала, что вы в больнице.

– Сеньорита Елена? – удивленно переспросил мужчина и уже более осмысленно посмотрел на нее. – Вот вы какая… А что вы здесь делаете? Как вас пропустили?

– Я пришла вас проведать, – ответила Лена, а потом, махнув рукой, откровенно призналась: – Господин Родригес, я пришла к вам, потому что не знаю, что мне делать, – начала торопливо объяснять она. – Эти люди мне угрожают, вместо вас прислали какого-то Владимира Нилова. Но я отказалась подписывать документы, я не хочу это делать без вас.

– Какие документы и какие люди? – не понял адвокат.

– Я не знаю, что это за люди, – пожала девушка плечами. – Они мне угрожают, – повторила она. – Все как-то запуталось. Вы только скажите: мой отец был порядочным человеком? Он сам заработал те деньги, которые оставил мне в наследство, или мне даже и не стоит за них бороться?

– Постойте, постойте, Елена, – прервал девушку адвокат. – Все же ответьте мне, о каких людях вы говорите? Я ничего не понимаю.

– Ко мне пришел Хулио Джакотто от имени своего клиента и предложил мне продать магазины моего отца за два миллиона долларов. Естественно, я отказалась, и теперь мне угрожают.

– Бред какой-то, я ничего не понимаю, – сморщился мужчина. – Кто же это такой умный? Магазины вашего отца стоят тридцать миллионов, не считая оборотных средств, и об этом черным по белому написано в документах.

– Вот и я о том же, – возбужденно согласилась Алена. – А он мне говорит, что у его клиента есть какие-то закладные моего отца, по которым он якобы остался должен большую сумму денег. И что те два миллиона, которые они мне предлагают – большая жертва и великодушие с их стороны. В случае, если я откажусь, останусь вообще ни с чем. Я не знаю, что мне делать, поэтому и пришла к вам.

– О Хулио Джакотто я премного наслышан, однажды даже встречался с ним. Этому человеку нельзя доверять, естественно, ваш отец ничего и никому не должен, вас обманывают.

– Так я и думала, – кивнула Лена головой. – Господин Родригес, мне необходимо знать: мой отец был честным бизнесменом? Вы можете мне ответить на этот вопрос? – спросила она и заметно напряглась в ожидании ответа.

– Я уже немолодой человек, адвокат с большой практикой, – тихо заговорил Родригес. – И поверьте мне на слово, сеньорита Елена, что в своей жизни я мало встречал людей честнее и благороднее вашего отца. Ничего не подписывайте без меня, надеюсь, что вскоре я смогу выйти отсюда.

– Как вы себя чувствуете? – запоздало поинтересовалась Алена и смущенно улыбнулась.

– Как человек, только что побывавший в автомобильной аварии, – слабо улыбнулся в ответ адвокат.

– Как только я узнала об этой аварии, мне почему-то пришла в голову очень нехорошая мысль, – проговорила Лена.

– Какая же?

– Что эта авария была специально подстроена! Почему она произошла именно тогда, когда нам нужно было встретиться для подписания документов? И почему прислали какого-то Нилова? Кстати, по какой причине произошла авария?

– Отказали тормоза…

– Вот видите, – возбужденно воскликнула девушка. – Я так и знала, что-то здесь не так!

– Извините меня, сеньорита Елена, я не очень хорошо соображаю после травмы, – сморщился адвокат. – Приходите дня через два. Я немного приду в себя, и мы с вами обстоятельно все обсудим.

– Ой, простите меня, ради бога, – спохватилась та. – Я так нагло ворвалась к вам в палату со своими проблемами. Простите.

– Ваши проблемы – это теперь и мои проблемы, ведь я ваш поверенный, – улыбнулся Родригес. – Просто совсем недавно мне сделали укол, и у меня слипаются глаза.

– Я побежала, буду здесь через два дня, – радостно проговорила Лена. – Спасибо вам большое, что так хорошо сказали о моем отце, для меня это очень важно! Значит, вы считаете, что я поступила правильно?

– Да, совершенно правильно, – подтвердил Родригес. – Приходите через два дня. Мне очень неудобно перед вами, но я действительно неважно себя чувствую, устал и хочу спать.

– Уже ухожу, до свидания, – тихонько отступая к двери, произнесла Елена. – Отдыхайте и побыстрее поправляйтесь.

Она вышла за дверь и чуть ли не бегом бросилась к лестнице.

«Честнее и благороднее человека я мало встречал в своей жизни», – с улыбкой вспоминала она слова адвоката.

«Значит, я на правильном пути. Вы объявили мне войну, господа бандиты? Что ж, будет вам война. Просто так, за здорово живешь, я не отдам деньги моего отца!»

Переодевшись, Елена вышла на улицу и подошла к машине, в которой ее ждали Светлана с Сергеем.

– Ну что, тебе удалось его увидеть, поговорить? – нетерпеливо спросила Света.

– Да, все нормально, – ответила Лена. – Он еще очень слаб, поэтому удалось перекинуться всего парой слов. Но этих двух слов мне вполне достаточно, чтобы понять: я все правильно сделала.

– А поподробнее можно?

– Дома, Светик, все дома, – отмахнулась Лена от подруги. – У меня прорезался страшный аппетит. А не заехать ли нам, друзья, куда-нибудь в приличное местечко, чтобы перекусить? Сережа, как ты на это смотришь?

– Нет проблем, – весело ответил тот.

– Ты знаешь в городе приличные места?

– Естественно.

– Тогда вперед.

– Кто бы спорил, только не я, – улыбнулся Сергей. – Люблю хорошо покушать, грешен!

Глава 10

Елена проснулась от криков:

– Пожар, пожар!

Она вскочила с кровати и, подбежав к окну, отдернула штору. Яркие всполохи огня буквально ослепили ее.

– Боже мой, конюшня горит! Там же кони, они сгорят заживо, – прошептала Лена и бросилась вон из комнаты в чем была. Она пролетела лестницу в мгновение ока и выбежала на улицу. К конюшне бежали люди, что-то кричали, вокруг царила полная неразбериха.

– Ленка, что это? – услышала девушка голос Светланы. – Кажется, конюшня горит?

– Да, горит, и там кони! – выкрикнула та и побежала в сторону строений. Светлана бросилась за ней.

– Пожарных вызвали? – прерывисто дыша от бега, спросила она.

– Наверное, вызвали, не знаю, – ответила Алена, продолжая бежать точно угорелая. – Господи, что же это такое? От чего они могли загореться среди ночи? – выдохнула она. – Я как чувствовала, что все пойдет наперекосяк, еще когда мы только приехали. Так все и случилось, не одно, так другое!

В это время послышался вой сирены, и девушки увидели две машины пожарной службы. Следом за ними следовала целая вереница автомобилей неизвестного назначения. Как только они остановились, из них как горох посыпались люди с камерами и микрофонами.

– Во, принесла нелегкая, – проворчала Светлана.

– Кого?

– Не видишь, что ли? Журналисты налетели, точно воронье.

– Черт с ними, с журналистами, меня они меньше всего волнуют. Только бы успели лошадей спасти, – проговорила Алена, остановившись недалеко от пылающих конюшен. – Что-то я не вижу ни одной. Свет, ты не видишь коней? – спросила она у подруги, крутя головой во все стороны.

– Нет, не вижу, – ответила та, тоже озираясь по сторонам.

– Господи, неужели они погибли?! – ахнула Алена. – Отец их так любил! Помнишь, Мадлен говорила?

– Госпожа Рысалес, что вы можете сказать по поводу случившегося? – затараторил шустрый журналист на ломаном русском языке. Парень разглядел Елену в отблесках бушующего огня и в мгновение ока оказался рядом с ней. – Вы не считаете, что это происки конкурентов вашего отца? Прошу прощения, я хотел сказать, ваших конкурентов? Как вы думаете, кто мог поджечь вашу конюшню? Вы недавно приехали из России. Вы уже вступили в законные права наследования? – без остановки сыпал он вопросами.

– Оставьте меня в покое, – раздраженно ответила Лена. – Кто вас пропустил сюда, здесь частная территория!

– Ворота были открыты, – улыбнулся журналист. – Сеньорита Рысалес, так что же вы можете…

– Эй, уважаемый, – окликнула его Светлана, перебив на полуслове.

– Да-да, – тут же с готовностью отозвался журналист и в мгновение ока оказался рядом с ней. – Я внимательно вас слушаю. Простите, не знаю вашего имени.

– Это неважно, мое имя ни о чем вам не скажет, а вот я очень хочу вам кое-что сказать, – ехидно улыбаясь, произнесла Света.

– О, вам есть, что сказать? Я внимательно слушаю!

– Еще как есть, – прищурилась Света.

– Я вас слушаю, – повторил парень и поднес микрофон к самому лицу девушки. Для этого ему пришлось приподняться на цыпочки.

– А не пошел бы ты к едрене фене, пока я тебе здесь не накостыляла! – зловеще прошипела она в микрофон. – Вали отсюда, пока цел, борзописец хренов.

Журналист растерянно заморгал глазами, не веря, что секунду назад его очень конкретно послали. Глядя на злое лицо Светланы, он понял, что не ослышался, и решил не испытывать судьбу во второй раз. Молодой человек уже хотел снова вернуться к Елене, но Света встала между ним и подругой, словно скала. Тот посмотрел на ее грудь, которая оказалась как раз на уровне его носа, и осторожно приподнял голову.

– Чтобы через пять секунд я тебя здесь не видела, – велела она, глядя на журналиста сверху вниз.

– Сеньорита Елена, беда-то какая! – всхлипнула Мадлен, подбегая к девушкам. Женщина куталась в цветную шаль, ноги ее были босы, впрочем, как и у подруг. В длинной ночной рубашке, без очков, с трогательным хвостиком, Мадлен выглядела весьма милой и домашней женщиной. От чопорной и чересчур серьезной домоправительницы не осталось и следа.

– Из людей никто не пострадал? – с беспокойством спросила у нее Лена.

– Нет, никто, слава Деве Марии!

– А кони? Коней вывели?

– Нет, не успели, – снова всхлипнула Мадлен. – Пока заметили, пока прибежали, крыша уже обвалилась.

У Елены подкосились ноги, и она села прямо на траву. Слезы полились из ее глаз.

– За что? Ну, почему? – всхлипывала она. – В чем виноваты эти животные, господи?

– Лен, успокойся, – проговорила Света, присев рядом с подругой. – Нужно бога благодарить, что из людей никто не погиб. Представляешь, если бы там работники остались? Я кому сказала, вали отсюда, – гаркнула она на взъерошенного журналиста, который снова попытался приблизиться к ним. Тот замер как вкопанный, с опаской поглядывая на даму-гренадера.

– Лучше не доводи до греха, парень, ведь я и зашибить могу, – пригрозила Светлана. – У меня черный пояс по карате!

Молодой человек наконец понял, что ловить ему здесь нечего, и поплелся к догорающим постройкам.

– Я даже не пришла туда больше ни разу, после того, как Мадлен нам показала коней, – прошептала Алена, бросив тоскливый взгляд на почерневшие стены. – Почему это случилось?

– Пошли в дом, на улице прохладно, а мы с тобой босые, – приподнимая подругу с травы, проговорила Светлана. – Не хватало еще заболеть для полного комплекта.

– Да-да, идите в дом, сеньорита Елена, – поддержала Мадлен. – Ложитесь в постель, а я принесу вам горячего чая.

– Мне бы тоже чай не помешал, – сказала Света. – Я буду у Лены в комнате, принесите две чашки.

– Непременно.

– А как же здесь? – спросила Лена, идя за подругой и поминутно оглядываясь на пожарище.

– Здесь и без нас разберутся. Чем мы можем помочь?

Девушки вошли в дом и, поднявшись на второй этаж, прошли в комнату Алены. Войдя, обе замерли у дверей, точно громом пораженные, взглянув на кровать.

– О-о-о-о, – протяжно простонала Лена и… рухнула в обморок. Светлана настолько была ошарашена увиденным, что даже не успела ее подхватить, и подруга с глухим стуком свалилась на пол, прямо к ее ногам.

А увидели девушки весьма неприятную картину. На кровати, прямо на подушке, лежала окровавленная голова одного из коней, Гамлета, международного призера, которого больше всех любил отец Елены. Вся постель была забрызгана кровью, по полу, от самых дверей, тянулась дорожка из кровавых капель.

– Вот сволочи, а! При чем здесь бедное животное? Нелюди, подонки! – процедила Светлана сквозь зубы и, подхватив подругу под мышки, потащила ее к двери, чтобы вынести из комнаты. Напряженно пыхтя, она протащила ее по коридору и, открыв ногой дверь своей комнаты, уже собиралась занести туда Алену.

– Что вы делаете, сеньорита Светлана? – услышала она удивленный голос Мадлен. Та поднималась по лестнице с подносом, на котором стояли две чашки чая, сахарница и молочник.

– Тащу Ленку к себе в комнату, – пропыхтела та. – Она в обморок упала, оставлять ее там опасно для ее психики, – кивнула она в сторону комнаты подруги.

– Дева Мария! – вскрикнула Мадлен. – Сеньорита Елена в обмороке? Ей стало плохо из-за пожара? Я позвоню доктору, он через пятнадцать минут будет здесь, – закудахтала она.

– Не нужно никуда звонить, с Леной такое частенько случается, когда она видит кровь, – остановила женщину Светлана. – Лучше помогите мне положить ее на кровать и принесите нашатырный спирт.

– Кровь? Откуда кровь? Она ранена? Что с ней? – с новой силой завелась Мадлен. Она поставила поднос с чаем прямо на пол и поторопилась к Светлане, помочь донести Елену до кровати.

– А вы к ней в комнату пройдите, сразу и увидите, откуда кровь, – с раздражением прошипела Светлана. – Не дом, а дурдом, – скаламбурила она. – То пожар, то отрубленные головы! Я совсем не удивлюсь, если завтра здесь случится потоп.

– Отрубленные головы?! – икнула Мадлен и выпустила ноги Елены. – Кому отрубили голову? – растерянно захлопала она глазами.

– Гамлету, – совершенно спокойно ответила Света и, подняв подругу с пола, рывком закинула ее на кровать.

– Гамлету?! – с ужасом прошептала домоправительница и нахмурила лоб, мучительно вспоминая, кто же такой Гамлет. Принц датский?.. Но… – Мамма мия, да объясните же вы наконец, в чем дело, – заломив руки, взмолилась она. – Кто такой Гамлет?

– Господи, Мадлен, что здесь непонятного? – сморщилась Светлана. – Гамлет – это конь, ему отрубили голову и положили ее на кровать Алены! Как только мы вошли в ее комнату, то сразу же увидели это изуверство, и она брякнулась в обморок. Ленка не выносит вида крови. Теперь вам все понятно?

– Ага, си, да, – закивала та головой, точно китайский болванчик. Она смотрела на Светлану широко раскрытыми глазами, ничегошеньки не понимая.

– Принесите нашатырный спирт, Мадлен, это все, что от вас сейчас требуется, – не мигая велела Света. – И не нужно на меня так смотреть, я не сумасшедшая! Если не верите моим словам, пройдите в комнату Лены и посмотрите сами.

– Нужно срочно вызвать полицию, – произнесла Мадлен, наконец обретя дар речи. – Если вы говорите правду, то это же… хулиганство… тогда это вовсе не пожар, а поджог! – пришла вдруг к выводу она и сама испугалась своей догадки. – Нужно вызвать полицию, я позвоню, – перешла на загадочный шепот она. – Это не простой пожар, не случайный!

– Я, между прочим, сразу так и подумала – поджог, – подтвердила Светлана. – Вы наконец принесете нашатырь?

– Да-да, непременно, нашатырь, я помню, и нужно срочно вызвать полицию, – продолжала бормотать Мадлен, идя к двери.

– Не нужно никуда звонить, они уже здесь, – сказала Светлана, глядя из окна на остатки пожарища. – Вон, сразу три полицейские машины стоят, на огонек прикатили.

– Да? Очень хорошо, – кивнула головой Мадлен. – Сейчас мы им все расскажем и покажем, пусть примут меры! Они наверняка придут сюда, чтобы поговорить с хозяйкой. Ой, а как же они будут с ней говорить? – посмотрев на бесчувственную Алену, испуганно спросила она.

– Мадлен, да принесите же наконец этот чертов нашатырь! – рявкнула Светлана, и домоправительницу в одну секунду точно ветром сдуло из комнаты.

* * *

– Скажите, госпожа Рысалес, вы кого-нибудь подозреваете? – спрашивал у Елены молодой полицейский. Мадлен сидела рядом и выступала в роли переводчицы.

– Да, у меня есть кое-какие мысли на этот счет, – ответила девушка.

– Я вас внимательно слушаю, – приосанился полицейский.

– Дело в том, что я совсем недавно приехала сюда, чтобы вступить в законные права наследования. Ко мне пришел человек, назвавшийся Хулио Джакотто. Он представлял интересы своего клиента, который предложил мне продать магазины моего отца за два миллиона долларов.

– Постойте, постойте, сеньорита Елена, – перебил девушку полицейский. – Я вас спросил о пожаре, а вы мне говорите про какие-то магазины вашего отца.

– Так это же звенья одной цепи, – взволнованно проговорила та. – Они мне угрожали, потому что я не подписала бумаги, и теперь – вот… решили устроить пожар.

– Из того, что вы мне сказали, я мало что понял, но суть ухватил, – откровенно признался полицейский. – Вы лучше приезжайте завтра к нам в участок и все расскажите комиссару. Такими делами… э-э-э, как бы это сказать, связанными с угрозами и последующими действиями, у нас занимается специальный отдел собственной безопасности. Всего доброго, сеньориты, – поспешно откланялся он. – Всего доброго, мэм, – натянуто улыбнулся молодой человек домоправительнице. – Мне очень жаль, что погибли ваши лошади.

– Мадлен, проводите молодого человека, – хмуро велела Алена.

– Так вы даже не взглянули на отрубленную голову! – выкрикнула Светлана по-русски вслед полицейскому, и тот, естественно, ее не понял.

– Всего хорошего, завтра милости просим в участок, – снова повторил он и торопливо скрылся за дверью, сопровождаемый домоправительницей.

– Беспредел, твою мать, – выругалась Светлана. – А голова?

– Голову сфотографировал другой полицейский, – подсказала Алена. – А потом положил ее в полиэтиленовый мешок и отнес в машину, мне Мадлен об этом сказала.

– Ну, хоть что-то, – проворчала Света. – А то я уж подумала, что здесь всем все по барабану. Лен, ты видела, как этот парень испугался? – спросила она у подруги.

– Нет, не заметила, – пожала та плечами. – С чего ты взяла?

– Да как только ты произнесла имя Хулио Джакотто, он аж в лице переменился. Как хамелеон, за тридцать секунд пять цветов поменял.

– Я не обратила внимания, не до этого мне, – отмахнулась Алена. – Да и тебе наверняка это только показалось. С чего бы ему бледнеть и синеть? Или этот Хулио – его родной папа? – хмыкнула она.

– Ага, крестный папа, наверняка, – проворчала Светлана. – Если на тебя наехала мафия, то полиция тебе не поможет, она у них вся куплена, к гадалке не ходи.

– Господи, Светка, от тебя с ума сойти можно, – простонала Алена. – Хоть уши затыкай, до чего у тебя все зловеще и мрачно.

– А я не ношу очков с розовыми линзами и на жизнь смотрю с ее реальной стороны, так, как и есть на самом деле, – огрызнулась та. – О том, что в любой стране вся полиция куплена местной мафией, и догадываться не нужно, об этом всем давно известно.

– Зачем же обобщать? – не уступила Елена. – Не всегда нужно верить тому, что пишут в книгах и показывают по телевизору.

– Посмотрим, что тебе завтра скажут в участке и как будут искать виновников пожара и садизма над животным, – с сарказмом ответила Светлана. – Пошли спать, – резко оборвала она разговор.

– Я не пойду в свою комнату! – испуганно вскрикнула Лена. – И спать я совсем не хочу.

– Тебя никто и не заставляет идти в твою комнату, будем спать в моей, вдвоем веселее, не так жутко, – передернулась Света. – Я посплю на диване, а ты ложись на мою кровать. Утро вечера мудренее, завтра решим, что делать.

– Ни в какой участок я не поеду, – буркнула Алена. – Наверное, ты права, истины я там не найду. Послезавтра я снова пойду в клинику к господину Родригесу, он подскажет, что делать. А сейчас нужно действительно ложиться. Хоть спать и расхотелось, но у меня страшно разболелась голова, – сморщилась она. – Не ночь, а кошмар какой-то!

На следующее утро, уже в десять часов, позвонил сам комиссар полиции и попросил к телефону Елену. Как только Мадлен сказала об этом девушке, та замахала руками и зашептала:

– Скажите, что я куда-нибудь уехала, не хочу с ним говорить.

– Господин комиссар, оказывается, сеньориты Елены нет дома, она уехала с подругой по магазинам, – проговорила в трубку Мадлен.

– Передайте ей, как только она приедет, чтобы связалась со мной по номеру… – и он продиктовал домоправительнице номер телефона своего кабинета.

– Непременно, господин комиссар, обязательно передам, – ответила Мадлен и медленно положила трубку. Она с упреком посмотрела на Лену и покачала головой: – Вы заставляете меня обманывать такого человека! Это нехорошо, сеньорита Елена.

– Мадлен, простите меня, ради бога, только у меня совсем нет настроения с кем-то говорить, тем более с комиссаром полиции.

– Я слышала, что он очень порядочный человек, уверена, он непременно постарается разобраться. Напрасно вы не захотели с ним говорить, вам же все равно придется ехать в участок, дело о пожаре и… голове поставлено на заметку.

– Я обязательно съезжу и побеседую с ним, но только не сейчас. Я сделаю это завтра, и только после того, как поговорю со своим адвокатом, господином Родригесом, – упрямо ответила Алена. – А до этого времени меня ни для кого нет, я уехала, и вы не знаете, куда. Вам все понятно, Мадлен?

– Да, я все поняла, – ответила та и обиженно поджала губы. – Какие-то странные секреты… и вообще мне это совсем не нравится. При господине Василотто такого никогда не случалось, у него не было от меня никаких тайн.

– Мадлен, дорогая моя, не обижайтесь на меня, – примирительно произнесла Лена с улыбкой. Она подошла к домоправительнице и обняла ее за плечи. – Я вам обязательно все расскажу, но не сейчас. Я сама пока ничего толком не понимаю, и вообще не знаю, что делать. Мир? – засмеялась девушка и поцеловала женщину в щеку. Та удивленно округлила глаза и посмотрела на Лену. Увидев ее открытую улыбку, она зарделась от удовольствия, и ее глаза стали сразу теплыми и добрыми.

– Мир, сеньорита Елена, и вы меня тоже извините.

– Мадлен, я вас просила, чтобы вы называли меня просто по имени, – напомнила та. – Моя мама зовет меня Алена, а друзья – как придется: Лена, Ленка, Алена, а иногда даже Акулина.

– Акулина? – удивилась женщина.

– Да, Акулина, – засмеялась девушка. – Я и сама не знаю, кому первому пришло в голову это имя, но оно с тех пор приклеилось ко мне. Оно известно только самым близким друзьям.

– Я вас буду звать Алена, мне так больше нравится, – проговорила Мадлен.

– Вот и договорились. Как там, в конюшне, все убрали? – перешла она к домашним проблемам.

– Да, работы вовсю идут, строение почти все сгорело, поэтому его решили снести совсем, эту землю вспахать, разровнять и посадить там траву.

– Посадите там цветы, много цветов, – сказала Елена. – Кстати, Мадлен, вам не звонил Эмилио? Как там его сестра, поправляется? – вспомнила девушка о слуге.

– Ой, я же вам совсем забыла сказать, – спохватилась домоправительница. – Оказывается, дома у Эмилио все в порядке, сестра совершенно здорова. Кто-то неудачно пошутил, сказав, что она смертельно больна и он непременно должен ехать туда, иначе может не застать ее в живых.

– Ничего себе шуточки! – округлила глаза Елена. – Кому это, интересно, понадобилось?

– Ничего не могу сказать, – пожала женщина плечами. – Я взяла на себя некоторую смелость, позволила Эмилио остаться у родственников еще на некоторое время, раз уж так вышло. На дорогу потрачены деньги, поэтому пусть немного побудет у своих, он не ездил к ним уже три года, – виновато проговорила она. – Вы не против?

– Да ради бога, пусть побудет, – замахала Елена руками. – Почему я должна быть против? Просто странно все это… Кому понадобилось так шутить с пожилым человеком? – повторила она.

– Ему позвонил какой-то мужчина и представился доктором больницы, где якобы лежит его сестра. Сказал, что она очень плоха и просит, чтобы он приехал попрощаться. Эмилио очень разволновался, и я сразу же позвонила в аэропорт, узнать, когда ближайший рейс. Оказалось, что самолет улетает через три часа, и Эмилио, быстро собравшись, отправился в аэропорт, – подробно рассказала Мадлен. – А вчера он мне позвонил и сказал: оказывается, его сестра совершенно здорова и чувствует себя прекрасно!

– Странно, – нахмурилась Алена. – Ну ладно, слава богу, что все хорошо, остальное не столь важно, – махнула она рукой. – Эмилио приедет и сам все расскажет. Давайте наконец позавтракаем.

– Завтрак давно готов, – доложила Мадлен. – Проходите в столовую.

– Свет, пошли, – позвала подругу Лена.

Та сидела на диване, забравшись на него с ногами, и о чем-то сосредоточенно думала.

– Ты меня слышишь? – окликнула ее Лена. – Завтракать пойдем, или будешь здесь сидеть?

– Пошли, – ответила та и соскочила с дивана. – Подкрепиться нам не помешает.

Когда девушки уселись за столом, Светлана вдруг спросила у Лены:

– У меня сегодня свидание с Николосом. Как ты думаешь, мне идти или нет?

– Не знаю, – пожала та плечами. – Почему ты у меня об этом спрашиваешь?

– Ну, мало ли, – нахмурилась Светлана. – Может, не стоит нам с тобой сейчас из дома выходить?

– Я и не собираюсь выходить по вполне понятным причинам. А вот ты… Мне кажется, тебя это совсем не должно касаться. Смело иди на свидание к своему Николосу и развлекайся за нас обеих, – улыбнулась Алена.

– Он пока не мой, к сожалению, – разочарованно вздохнула девушка.

– С такими темпами, думаю, исправление этого пробела в твоей личной жизни не за горами, – засмеялась Лена.

– Так ты считаешь, что мне стоит пойти? Лен, только ответь честно, – попросила Светлана. – Если тебе будет скучно одной, я останусь.

– Конечно, иди, – уверенно подтвердила Алена. – Не хватало еще и тебе запереть себя в четырех стенах. Развлекайся и ни о чем не думай.

– А если здесь опять что-то произойдет, а меня не будет рядом?

– Держи телефон включенным, если что-то случится, я сразу тебе позвоню. Не парься, Свет, гуляй, я позавтракаю и немного почитаю. Хочется отвлечься от неприятных мыслей.

– Ну, хорошо, – согласилась та. – Только ты обязательно мне позвони, если что, я сразу же вернусь.

– Обязательно позвоню, успокойся, – засмеялась Алена. – Давай завтракать, а то уже все остыло.

Глава 11

Алена услышала, как звонит ее мобильный телефон, и нехотя взяла трубку с прикроватной тумбочки.

– Алло, слушаю.

– Елена, здравствуй, это Джон, – радостно сообщил собеседник. – Я позвонил к тебе домой, но Мадлен сказала, что тебя нет. Где ты сейчас?

– Здравствуй, Джон, – ответила девушка и замолчала, не зная, что придумать по поводу своего местонахождения.

– Елена, где ты находишься? – вновь повторил молодой человек.

– Я? Я сейчас в одном месте… по делам, – неуверенно проговорила та.

– Я только что видел по телевидению, что в твоем доме случился пожар. Елена, скажи, как это произошло? Ты не пострадала? Все живы, здоровы? – торопливо спрашивал адвокат. – Я могу тебе чем-то помочь? Почему ты молчишь, Елена?

– Все в порядке, Джон, не волнуйся, все живы и здоровы. Пожар произошел не в доме, а в конюшне. Ты мне перезвони… часа через два, я сейчас очень занята и не могу говорить, – выпалила она и отключилась. – Черт! – выругалась Алена. – Мне сейчас, если честно, не до тебя… я вообще никого не хочу видеть, ни с кем не желаю разговаривать, тем более о пожаре. Я уже никому не верю, – задумчиво прошептала она. – Ни-ко-му!

Девушка встала с кровати и подошла к окну. На месте пожарища копошились какие-то люди в рабочей одежде, бульдозер сгребал весь мусор в одну кучу. На тумбочке вновь затрезвонил телефон, и Лена недовольно проворчала:

– Сказала же, что не могу сейчас говорить. Зачем названивать-то?

Она взяла телефон и посмотрела на дисплей.

– Странно, номер не определился, – пожала Алена плечами. – Кто бы это мог быть?

Девушка включила трубку и осторожно поднесла ее к уху. Она молчала, дожидаясь, когда абонент заговорит первым, но на другом конце сети тоже молчали. Первой не выдержала Алена и с раздражением спросила:

– Ну, и как долго мы будем играть в молчанку?

– Я терпеливо жду, когда вы откликнитесь, сеньорита Елена, – проговорил бархатный голос. – Я привык во всем уступать дамам.

– Ах, это вы, господин Джакотто? – неприязненно произнесла та. – Чему обязана на этот раз? Кстати, откуда у вас номер моего мобильного телефона, я что-то не помню, чтобы давала его вам?

– Я позвонил, чтобы выразить вам глубочайшее сожаление по поводу сегодняшнего происшествия, сеньорита Елена. Мне жаль, что такое случилось с вашими конями, искренне жаль, – противным мягким голосом промурлыкал адвокат в трубку, проигнорировав вопрос насчет номера телефона.

– Благодарю вас, господин Джакотто, но, если честно, я не нуждаюсь в вашем участии, – с раздражением ответила Лена. – Мне кажется, вам уже давно пора понять, что у меня отсутствует всякое желание общаться с вами. Я прошу вас больше мне не звонить.

– А что говорит полиция? – спросил адвокат, вновь сделав вид, что не слышал последних слов Елены.

– А почему вас это интересует?

– Ну, может быть, я могу вам чем-то помочь?

– Я не нуждаюсь ни в чьей помощи, и уж тем более в вашей, – сердито ответила Алена. – Неужели для вас не очевидно, что у меня нет никакого желания общаться с вами, господин Джакотто? По внешнему виду не скажешь, что вы глупый человек и не понимаете того, что вам говорят.

– Напрасно вы так разговариваете со мной, сеньорита Елена! В следующий раз могут пострадать не только животные, но и люди. И вот тогда вам придется ответить перед властями: почему в вашем доме так плохо обстоит дело с безопасностью, – все тем же елейным тоном проговорил Джакотто.

– Вы опять мне угрожаете? – усмехнулась Лена, понимая, что этот человек нарочно издевается над ней, специально хочет ее запугать. – Я прекрасно знаю, что пожар – ваших рук дело, и я все сделаю для того, чтобы привлечь вас к ответственности, – нарочито спокойно проговорила она. – Не нужно думать, что меня некому защитить, вы глубоко ошибаетесь. И ничего вы от меня не получите, ни за два миллиона, ни за сто два, так и передайте своему хозяину. Или как вы там его называете? Кажется, клиентом? Я не знаю, кто он такой, и кто вы такой, я, кстати, тоже не знаю. Но обещаю: я костьми лягу, чтобы узнать это!

– А разве я скрывал от вас, кто я? – усмехнулся молодой человек. – Я же вам представился по полной форме: Эмилио Джакотто, адвокат. Это мое настоящее имя, и скрывать мне нечего, можете поинтересоваться, уверяю вас, моя репутация ни у кого не вызывает сомнений.

– Вызывает, еще как вызывает, – с иронией ответила Лена. – Если вы сами и не преступник в полном понимании этого слова, то уж ваш хозяин подходит под это определение на все сто процентов. Имейте в виду, господин адвокат, что просто так я сдаваться не собираюсь. Я лучше потрачу эти деньги, которые вы хотите у меня отнять, на то, чтобы вывести вас на чистую воду, чем отдам их в ваши руки, – решительно высказалась она.

– Не нужно так горячиться, сеньорита Елена. Вы же умная девушка, должны понимать, что бороться с ветряными мельницами – неблагодарное занятие, их никому и никогда не победить. Тем, что вы собрались бороться, вы только усугубите ситуацию и подвергнете своих близких людей опасности.

– Вы мне угрожаете? – взвилась девушка, не на шутку разозлившись. – Да как вы смеете…

– Я еще не договорил, – раздраженно перебил ее адвокат. – Вы дурно воспитаны, госпожа Рысь, сразу видно, что выросли вы не в цивилизованной стране, а именно в России. Итак, я продолжу прерванную тему. Я пока не снимаю своего предложения с повестки дня, прекрасно понимая, что вам нужно успокоиться и прийти в себя после ночного происшествия. Но много времени на это я дать вам не могу. На раздумье вам отпущены сутки, это крайний срок. Завтра, в девять часов вечера, я вам позвоню, – твердо проговорил он и моментально, поменяв тональность голоса, начал прощаться: – Всего вам доброго, сеньорита Елена, рад был побеседовать, – ласково промурлыкал он и тут же отключился.

Алена посмотрела на трубку и со злостью швырнула ее на кровать.

– Позвонишь? Черта с два я буду с тобой разговаривать! Пошел к дьяволу, скотина! – выкрикивала она, нарезая круги по комнате. – Вот сволочь, вот бандит! Ведь я точно знаю, что это ты, все было по твоему приказу – и пожар, и голова Гамлета… Нелюдь, садист!

Алена в изнеможении села на пол, прислонилась спиной к стене и запустила обе руки в волосы.

– Интересно, что вы придумаете в следующий раз? – пробормотала она. – Скорей бы наступило завтра. Я поеду к господину Родригесу, и мы все решим. Мне так нужен хороший совет, скорей бы завтра…

– Алена, вы не спуститесь к обеду? – услышала девушка голос домоправительницы.

– Проходите сюда, Мадлен, – крикнула она. – Почему вы не входите, а стоите за дверью?

Та осторожно приоткрыла дверь и заглянула в комнату.

– Вы же мне сказали, что не хотите никого видеть и ни с кем разговаривать, – ответила она.

– На вас это никак не распространяется, – улыбнулась Лена. – А что у нас сегодня на обед?

– Суп рыбный из осетрины, на второе – телячьи отбивные в гранатовом соке, жульен из грибов ассорти под сметанно-горчичным соусом, салаты четырех видов, на ваш вкус. На десерт абрикосовый пирог, клубника со сливками, ананасовое желе и фрукты. Вино: какое пожелаете, сухое, полусухое, красное или белое, можно столовое, если хотите, десертное, – отрапортовала Мадлен. – Чай, кофе, морс, лимонад, минеральная вода Перье.

– Ресторан «Метрополь», да и только, – засмеялась Алена. – Разве может один человек столько съесть?

– Вы можете выбрать то, что вам по вкусу, – пожала Мадлен плечами. – Мне сказать, чтобы подавали? Вы придете сейчас или чуть позже?

– Сейчас.

– Хорошо, спускайтесь в столовую, а я дам распоряжение, чтобы подавали.

Алена поднялась с пола и подошла к зеркалу. Поправила прическу, посмотрела на свою помятую блузку и решила переодеться.

– Небрежно выглядеть я не имею права, ведь хозяйка такого дома всегда должна быть на высоте, – пробормотала она и, стянув блузку, вытащила из гардероба топик фисташкового цвета.

– Надену вот это, с джинсами, вроде ничего смотрится, – решила девушка. – Переобуваться не буду, пойду в домашних тапочках. Или здесь это не принято? – задумалась она. – Нет, наверное, стоит и переобуться.

Алена скинула тапочки и сунула ноги в босоножки.

– Ох уж мне этот этикет, – вздохнула она. – Скорей бы все закончилось, я так хочу домой, в свою квартиру! Она хоть и не такая шикарная, как этот дом, всего лишь двушка в хрущевке, зато мне там уютно, а главное, спокойно.

Девушка спустилась в столовую и села за огромный стол.

«Как неуютно одной в таком большом помещении, – подумала она. – Пообедаю здесь, а ужин… попрошу, чтобы принесли в мою комнату. Включу телевизор и буду балдеть».

В столовую вошел повар с подносом в руках, а следом за ним вплыла домоправительница. Повар поставил супницу на стол и, взяв тарелку, налил туда два половника. Он поставил тарелку перед Еленой, сказал:

– Бон аппетито, – и тут же удалился.

Лена взяла ложку и уже приготовилась было отведать суп, как вдруг проговорила:

– Мадлен, присоединяйтесь ко мне.

– Я? К вам? – удивленно вскинула брови та. – Это не положено, – растерянно пожала она плечами.

– Мало ли что положено, а что не положено, – махнула Лена рукой. – Я не люблю есть одна, у меня сразу же пропадает аппетит. Очень вас прошу, присаживайтесь, давайте пообедаем вместе, – улыбнулась она и скорчила умоляющую гримаску. Мадлен тепло посмотрела на девушку и с удовольствием присела к столу.

– Вы очень добрая девочка, Алена, и с каждым днем нравитесь мне все больше и больше, – откровенно призналась она. – Могу сказать вам честно, что я ожидала увидеть эдакую надменную новую русскую, но, к счастью, ошиблась.

– Какая же из меня «новая русская»? – засмеялась та. – И откуда вы знаете, какие они, новые русские?

– Здесь бывало много туристов из России. Моя приятельница работает горничной в пятизвездочном отеле. Она мне такого порассказала, – закачала Мадлен головой. – Мамма мия, стыдно слушать! Еще здесь очень много русских эмигрантов. Те, кто из простых, вроде ничего, хорошие люди, а вот те, у кого имеются деньги, совершенно не умеют себя вести. Почему-то они считают, что им все здесь обязаны. Мы, итальянцы, очень дружелюбный народ, стараемся быть гостеприимными, но если итальянца обидеть… добра не жди.

– Нет, Мадлен, я, наверное, никогда не буду «новой русской», у меня это просто не получится, – пожала девушка плечами. – Я выросла в обыкновенной, очень простой обстановке. Мама – служащая, и все мои друзья тоже звезд с неба не хватают. Я не избалована деньгами и роскошью, привыкла зарабатывать сама. Могу вам признаться честно, Мадлен, что это наследство давит на меня, как гранит. Я уже пожалела, что приехала сюда. Как говорится: «Не жили богато, нечего и начинать», – горько усмехнулась она. – От больших денег, кроме проблем, ждать нечего.

– Что это с вами, Алена? – вскинула та брови. – А-а-а-а, понимаю, – закивала она головой. – Это вы из-за пожара так расстроились. Но, Леночка, это же несчастный случай. Разве можно из-за этого так пессимистично смотреть на жизнь в целом?

– А голова Гамлета?

– Этим хулиганом должна заниматься полиция, и уверяю вас, Леночка, что она с ним разберется, как только узнает, кто это сделал. За такие жестокие шутки его ждет тюрьма, уверяю вас.

– Да нет, Мадлен, совсем не в этом дело, – вздохнула та. – Давайте наконец поедим, а то все остынет, – поторопилась она закрыть тему. Девушка вдруг сообразила, что, не подумав, завела слишком опасный разговор, а это лишнее.

* * *

– Городская клиника, администратор Лючия, добрый день. Чем могу помочь?

– Добрый день, Лючия. Я могу узнать о самочувствии господина Родригеса? Он лежит в травматологическом отделении, – проговорила Алена в трубку. – А заодно узнать, когда у вас часы посещения, мне бы хотелось его навестить.

– Представьтесь, пожалуйста, – ответила ей администратор.

– Мое имя – Елена Мари Василотто Рысалес, – назвалась девушка полным именем, на итальянский манер.

– Кем вы приходитесь господину Родригесу?

– А это имеет какое-то значение? – удивленно спросила Лена.

– Большое, – коротко бросили на другом конце провода.

– Господин Родригес – мой поверенный, он много лет был адвокатом моего отца, а после его смерти стал и моим. Так что мы почти родственники, можно сказать, он мой второй отец, – весело ответила девушка. – Мне бы очень хотелось его навестить, так сказать, проявить внимание, мы давно с ним не виделись.

– Господин Родригес умер сегодня, в четырнадцать часов, – скорбным голосом ответила администратор. – Примите мои искренние соболезнования.

– К… как… как умер? – еле выговорила Алена, почувствовав, что под ее ногами словно зашатался пол. – Он же вчера прекрасно себя чувствовал, даже улыбался, – прошептала она. – Вы не могли ошибиться?

– Нет, сеньорита Рысалес, в таких вещах, как объявление о кончине пациента, ошибок мы не допускаем, – твердо ответила администратор. – И откуда вам известно, что он улыбался, вы же только что сказали, что давно с ним не виделись? – удивленно спросила она.

– Отчего он умер? – упавшим голосом спросила Лена, совершенно не обратив внимания на замечание. – Хотя какое это теперь имеет значение… Извините за беспокойство, до свидания, – попрощалась она.

– Всего доброго, сеньорита, – произнесла администратор и положила трубку.

– Господи, что же это? – простонала Алена. – Все против меня… абсолютно все против меня! Что мне теперь делать? У кого просить помощи?

Лена торопливо схватила телефон и набрала номер Светланы.

– Немедленно приезжай домой, – выпалила она, как только подруга ответила.

– Что случилось? – с беспокойством спросила та.

– Не по телефону, приезжай быстрее, – бросила Алена и тут же отключилась, чтобы избежать дальнейших вопросов. Она заметалась по комнате от двери к окну и обратно, сосредоточенно хмуря лоб.

– Это все они, – шептала она. – Я уверена, что это их рук дело! Как им нужны мои деньги, как же они им нужны! Теперь я точно знаю, что их ничто не остановит.

Алена вышла из комнаты и торопливо спустилась вниз. Пролетев через гостиную, она распахнула дверь столовой и заглянула туда. Никого не увидев, девушка поспешила дальше. Увидев горничную, стиравшую пыль с мебели, Лена спросила:

– Вы не подскажете, где может быть Мадлен?

Горничная стеснительно улыбнулась и пожала плечами.

– Ах, да, вы же не понимаете по-русски, – вспомнила Алена и, показав рукой на себя, медленно произнесла: – Мне… нужна… Мад-лен. Мадлен, понятно?

Девушка понимающе закивала головой и показала в сторону кухни.

– В кухне? – переспросила Лена, а потом, махнув рукой, помчалась в том направлении. Едва она открыла дверь, как увидела домоправительницу, которая, вооружившись поварешкой, снимала пробу из какой-то кастрюли.

– Соли маловато, и специй тоже, – со знанием дела дала она оценку. – А в остальном вкусно, очень хорошо, Пьер, – улыбнулась она повару-французу.

– Мерси, – галантно наклонил голову тот, и его высокий колпак тут же переместился с макушки на лоб. Он поправил его рукой и взял поварешку из рук домоправительницы.

– Мадлен, можно вас на минуточку? – окликнула женщину Лена.

– Конечно, – с готовностью откликнулась та и, ополоснув руки, поторопилась к девушке. – Вы что-то хотели? Чай, кофе или, может, что-то из вина?

– Нет-нет, спасибо, ничего не нужно, – отказалась девушка. – Мне нужно с вами поговорить. Вы можете уделить мне несколько минут?

– Конечно, – удивленно произнесла женщина. – Зачем же спрашивать? Я полностью в вашем распоряжении.

– Где мы можем поговорить, чтобы нам никто не помешал?

– Пойдемте в гостиную.

Они прошли туда и сели в два кресла.

– Я вас слушаю, – беспокойно посмотрев на Лену, проговорила Мадлен. – Что-то случилось? Вы чересчур бледны, – заметила она.

– Умер господин Родригес, – упавшим голосом сообщила та. – Сегодня, в два часа дня.

– Дева Мария! – вскрикнула женщина. – Как же так?! Вы мне говорили, что были у него, и он неплохо выглядел для человека, только что перенесшего операцию.

– Да, именно так и было, и завтра я опять собиралась к нему, – всхлипнула Лена. – А только что я решила позвонить в клинику, справиться о его самочувствии. А мне там… там… сказали, что он умер! – зарыдала она. – Мадлен, я уверена, что он не сам умер, ему… помогли!

– Мамма мия, что вы такое говорите, сеньорита Елена?! – всплеснула та руками. – Что это значит?

– А то и значит! Вы помните, ко мне приходил адвокат, некий Хулио Джакотто?

– Да, конечно, помню.

– Ну, так вот, – глубоко вздохнула Алена, собираясь с мыслями. – Он приходил ко мне от имени своего клиента. Правда, я понятия не имею, что это за человек, и даже не знаю, как его зовут, – отметила она. – Этот человек поставил мне условие. Или я продаю магазины своего отца за два миллиона долларов, или он сделает так, что я вообще ничего не получу. Ну, а магазинов все равно лишусь, естественно.

– Вам угрожали?! – ахнула Мадлен. – А почему же вы не заявили в полицию?

– Я пыталась это сделать, кстати, при вас, – нахмурилась Алена. – Вы разве не помните, что, как только я упомянула имя адвоката Джакотто, полицейский сразу же дал совет приехать в участок, а сам поспешно удалился?

– Да-да, припоминаю, – закивала Мадлен головой. – Я была настолько потрясена случившимся, что находилась в полной прострации. Переводила ваш разговор с полицейским автоматически, совершенно не вникая в смысл. Я слишком впечатлительна, – махнула она рукой. – Простите меня.

– Да ладно, тот полицейский все равно ничем бы не смог помочь, он просто мелкая сошка, как я теперь понимаю, – вздохнула Лена.

– Вам нужно поехать к комиссару, тем более он сам вас приглашает, – настойчиво повторила женщина.

– Подождите, Мадлен, дослушайте сначала до конца, – сморщилась Лена. – Про комиссара я уже думала, он от меня никуда не убежит. После того как я отказалась от этой «сделки»… нет, все было не так. Как вы уже знаете, я должна была подписать документы о законном вступлении в права наследования. Приехав в офис, вместо господина Родригеса я увидела там молодого адвоката, который представился мне Владимиром Ниловым. Он и сообщил мне о том, что поверенный моего отца лежит в больнице после автомобильной аварии, и его прислали вместо Родригеса. У меня сразу же мелькнула мысль, что эта авария произошла неспроста, и я отказалась подписать документы. Вчера я была у господина Родригеса, и он неплохо выглядел… он не мог умереть, я в этом уверена! А сегодня ночью произошел пожар и эта история с лошадиной головой. Мне снова позвонил Джакотто и очень прозрачно намекнул, что если я и дальше буду продолжать упрямиться, то в следующий раз вместо животных могут погибнуть люди.

– Дева Мария! – всплеснув руками, испуганно ахнула Мадлен. – Какой ужас!

– Когда я была в клинике у господина Родригеса, он сказал, что я правильно сделала, отказавшись подписать документы. Велел, чтобы я приехала к нему через пару дней, и мы вместе все решим. Завтра я собиралась к нему для разговора. Я должна была получить от него совет – что мне делать. Сегодня я позвонила в клинику, чтобы узнать о его самочувствии, и мне сказали, что он умер. Я не верю, что он умер сам, я уверена, что это все их рук дело, тех людей, которые мне угрожают, – повторяла Елена как заведенная.

– Нужно срочно идти в полицию, – снова сказала Мадлен.

– Но с чем я туда приду? Какие у меня есть доказательства? – нахмурилась Елена. – Кто мне поверит? Тем более, что наверняка я этого не знаю, имеются лишь подозрения. Нет, конечно, я уверена, что все это – их рук дело, но доказательств у меня никаких нет. С чем я приду в полицию? Со своими туманными подозрениями? Кто мне поверит? – с сожалением вздохнула она.

– Вы, наверное, правы, – задумчиво проговорила домоправительница. – Но надо же что-то делать.

– Я и сама прекрасно понимаю, что надо, поэтому и решила рассказать все вам, – вздохнула Лена. – Вы хорошо знали моего отца и господина Родригеса, и вам известны законы этой страны. Что мне делать? К кому я могу обратиться за помощью?

– Нужно хорошенько подумать, – произнесла женщина.

В это время в гостиную влетела Светлана и уже было открыла рот, чтобы спросить, в чем дело, почему ей испортили свидание, но, увидев подругу с Мадлен, резко его захлопнула.

– Привет честной компании, – кисло улыбнулась она. – За чью жизнь переживаете? Лена, я пойду к себе в комнату, как только освободишься, приходи туда.

– Света, присаживайся, есть серьезный разговор, – грустно проговорила Елена. – Мадлен в курсе, я ей только что обо всем рассказала.

– Слушаю, – ответила Светлана, усаживаясь на диван.

– Сегодня, в два часа дня, в больнице умер господин Родригес, – упавшим голосом сообщила Лена. – Я в шоке, даже не знаю, что мне делать дальше.

– Охренеть! – только и смогла выговорить Света. – Как это произошло?

– Я не знаю, как это произошло, и даже не поинтересовалась, от чего он умер. Какое теперь это имеет значение? Его больше нет, и этим все сказано. Нужно думать, что мне делать. Джакотто дал мне сутки на размышление, завтра он позвонит. Я должна ему ответить: либо да, либо нет.

– Я сказала сеньорите Елене, что нужно обратиться в полицию, – подала свой голос Мадлен. – Но она не хочет, говорит, у нее нет никаких доказательств.

– Правильно, – махнула Светлана рукой. – Все они здесь одним миром мазаны. Там уже наверняка все схвачено и за все заплачено этими бандитами.

– Но, насколько мне известно, господин комиссар полиции очень принципиальный человек и никогда не берет взяток, – возразила домоправительница. – О нем все отзываются с большим уважением, я не думаю, что его можно купить.

– Когда речь идет просто о деньгах, может быть, и невозможно, а когда об очень больших деньгах, я бы засомневалась, – сморщила Светлана носик. – В конце концов, сутки у нас есть, глядишь, какая-нибудь умная мысль и придет в голову. Не думаю, что за это время полицейский участок от нас куда-то убежит. Лен, пошли ко мне в комнату, мне нужно кое-что тебе рассказать, – обратилась она к подруге. – Извините нас, Мадлен, мы немного посекретничаем о своем, о девичьем, – улыбнулась она.

– Ну, конечно, девичьи секреты – это святое, – развела руками та. – Где мои двадцать пять? – закатив глаза, вздохнула женщина.

– Мадлен, а почему вы не замужем? – неожиданно спросила Света. – Вы такая интересная женщина, и вдруг – одна…

– Я была замужем, но очень рано овдовела, мир праху моего незабвенного супруга, святой был человек, – скорбно опустив глаза, проговорила та. – Мы прожили с ним всего один год, он заболел неизлечимой болезнью. До сих пор скорблю и очень жалею, что не успела родить ребенка.

– Простите меня, ради бога, я не знала, что вы вдова, – нахмурилась Света. – Язык мой – враг мой.

– Ничего страшного в вашем вопросе нет, – махнула Мадлен рукой. – Прошло уже пятнадцать лет, боль и тоска давно утихли, остались только хорошие воспоминания о моем супруге. Я пойду на кухню, скоро ужин, – торопливо встала с кресла она. – Проверю, все ли у нашего повара готово.

– Кстати, наш повар – француз? – спросила Лена.

– Да, его нанял ваш отец пять лет тому назад. Когда господин Василотто умер, Пьер хотел уйти, но, потом, узнав, что сюда прибудет молодая хозяйка, решил остаться. По распоряжению вашего отца всей прислуге выплачивалась прежняя зарплата до того момента, когда вы вступите в законные права и распорядитесь о дальнейшей нашей судьбе сами. Так что уволить всех или оставить, вам решать, сеньорита Елена.

– Очень мило, – вздохнула та. – Я не знаю, что со мной-то будет завтра, а уж распоряжаться вами вообще не имею права. Живите пока, а дальше будет видно. Зависит от того, как все обернется, тогда и поговорим.

– Я пойду в кухню, – повторила Мадлен. – Через час ужин будет подан в столовую.

Домоправительница удалилась, девушки поднялись на второй этаж. Елена сначала хотела остаться в гостиной, но Светлана потащила ее к лестнице.

– Ты разве не знаешь, что и у стен есть уши? – зашептала она. – Пошли в комнату.

– Можно подумать, что комнаты здесь без стен, а значит, и без ушей, – усмехнулась Алена. – Что за тайны у тебя?

– В комнате надежнее, там хоть все как на ладони, а здесь… – Света с опаской обвела взглядом огромную гостиную. – Столько всего, что спрятаться и подслушать можно запросто, без напряга.

Как только девушки поднялись в комнату и Светлана плотно закрыла дверь, она набросилась на подругу чуть ли не с кулаками.

– У тебя как с головой-то? – покрутила она пальцем у виска. – За каким хреном ты все рассказала Мадлен?

– А что такого? – удивленно пожала Лена плечами. – Она же служит в этом доме, значит, напрямую заинтересована, чтобы… – запнулась она на полуфразе, не зная, что сказать дальше.

– Чтобы что? – подбоченилась Света.

– Ну, я должна была хоть с кем-то посоветоваться? – растерянно ответила Елена. – Господи, Света, да не смотри ты на меня так! – закричала она. – Что такого страшного я сделала?

– Лена, ты моя лучшая подруга, – осторожно, но очень внушительно заговорила та. – И я тебя очень люблю. Но иногда ты делаешь такие глупости, что мне хочется тебя прибить. Ты видишь эту домоправительницу всего несколько дней, а о ней самой, кроме того, что ее зовут Мадлен, вообще ничего не знаешь. Как ты можешь доверять свои мысли и планы совершенно постороннему человеку?

– Какая же она посторонняя? – возразила Алена. – Ее мой отец даже в завещании упомянул.

– Ага, упомянул, это я помню, – с сарказмом усмехнулась Светлана. – Она может забрать из своей комнаты приглянувшуюся ей картину стоимостью в три… копейки!

– Ну, предположим, картина стоит не три копейки, а пять тысяч евро, – заметила Алена. – И вообще какое имеет значение ее цена? Главное, что отец проявил к этой женщине внимание, это говорит о том, что он уважал ее.

– В том, что твой отец уважал Эмилио, я уверена на все сто процентов, – в свою очередь, отметила Светлана. – А что касается Мадлен, это остается под вопросом. Он оставил Эмилио купчую на домик, который приобрел незадолго до смерти. И я так поняла, что твой отец приобрел этот домик специально для старого слуги. Плюс пожизненная пенсия, а это, сама знаешь, дорогого стоит. Вот ему бы я доверила любую тайну, но больше – никому в этом доме.

– Я прекрасно все это знаю, Эмилио прослужил у отца одиннадцать лет и был у него на особом счету, – согласилась Лена. – Но его сейчас здесь нет, к сожалению. А Мадлен хорошая, и она тоже прослужила у отца…

– Один год, подруга, – напомнила Света. – Всего один год! Ровно столько, сколько она прожила со своим мужем, а потом тот заболел неизлечимой болезнью. Ты случайно не забыла, что твой отец тоже заболел внезапно, и тоже – неизлечимой болезнью?

– Господи, Светка, что ты такое говоришь?! – ахнула Алена. – При чем здесь муж Мадлен, который умер пятнадцать лет назад… и мой отец? Ты в чем-то ее подозреваешь?

– Я всех подозреваю, – упрямо буркнула та. – Если ты не забыла, то я тебе напомню. На кону стоит почти сорок миллионов долларов!

– Мне кажется, уже больше, – упавшим голосом проговорила Алена.

– В каком смысле? – не поняла Светлана.

– Я сегодня смотрела по телевизору биржевую сводку. Акции компании «Алмаз» за шесть месяцев подскочили на двадцать два пункта.

– И что?

– По завещанию в моем активе этих акций – на четыре с половиной миллиона евро.

– Ого! – округлила глаза Светлана. – Четыре с половиной миллиона плюс двадцать два процента… подруга, ты стала богаче еще на один миллион евро, ура! – захлопала в ладоши она.

– Меня этот факт почему-то не очень радует, по понятным причинам, – вздохнула Лена. – Иногда кажется, что лучше бы я вообще никогда не знала, что такое быть богатой наследницей.

– Это пройдет, как только закончится вся эта бодяга, – беспечно отмахнулась Света. – Три к носу, прорвемся, и не такие шторма бывали. Лучше вернемся к нашим помидорам. Больше чтобы никому ничего не говорила, ни одного лишнего слова. Ты меня поняла, Алена?

– Поняла, – вздохнула та. – Что делать-то будем, Свет?

– У нас с тобой сутки в запасе есть? Есть. Вот завтра будет день, будет и пища, – резюмировала та. – У меня сегодня такое свидание сорвалось, и это меня сейчас волнует больше всего.

– Какая же ты эгоистка, – ахнула Алена. – Здесь, можно сказать, жизнь под угрозой, а она про свидание!

– Николос хотел меня сегодня пригласить к себе домой, а мне пришлось срываться и лететь сломя голову к тебе, – с сожалением произнесла Светлана, не обращая внимания на выпад подруги. – Наверняка сегодня он затащил бы меня в постель, а по твоей милости это мероприятие сорвалось.

– Света, тебе не стыдно? – еще пуще взвилась Елена. – Тут такое серьезное дело, а ты…

– Да шучу я, шучу, – засмеялась та. – Нужно же тебя хоть как-нибудь расшевелить? Я же знаю, когда ты злишься, сразу же начинаешь шевелить мозгами с утроенной силой. Вдруг благодаря мне в твоей головушке мысль появится? Какой-нибудь наполеоновский план по уничтожению врагов.

– Как ты можешь шутить в такой ситуации? – нахмурилась Лена. – С тебя все как с гуся вода. Твоим нервам можно только позавидовать.

– Прикажешь биться в конвульсиях? Я бы запросто, если бы это помогло, – пожала Светлана плечами. – С Николосом мы договорились, что встретимся послезавтра, прямо с утра, так что весь завтрашний день я в полном твоем распоряжении, можешь пользоваться напропалую.

– Слава богу, хоть совесть в тебе проснулась, – проворчала Алена. – А то сижу в четырех стенах одна-одинешенька и не знаю, куда деваться.

– Между прочим, я у тебя спрашивала, идти мне на свидание или нет, – напомнила Света. – Что ты мне на это сказала? «Иди, конечно, иди. Почему это ты должна сидеть из-за меня взаперти?» – передразнила она подругу. – А теперь меня же упрекаешь в бесчувственности? Ни стыда ни совести, – упрекнула она Лену.

– Что это ты разворчалась, как старуха? – сморщила та носик. – Ну, извини, виновата, сама не знаю, что говорю. Так перенервничала из-за этого Джакотто, даже тошнит. Ты бы только слышала, как он нагло со мной разговаривал, уму непостижимо! Я такая злая, что уже готова на что угодно, лишь бы утереть им нос… и оставить с носом, – скаламбурила она. – А еще лучше – посадить за решетку.

– Пошли вниз, скоро нас позовут к ужину, – напомнила Света. – Сейчас подзаправимся и составим план наших действий. «Вор должен сидеть в тюрьме, я сказал», – повторила она крылатую фразу Глеба Жеглова. – В бою важна не только тактика, но и стратегия.

– Ты о чем это, Свет? – с удивлением посмотрела на подругу Алена.

– Я все о том же, о девичьем, – снова засмеялась та. – Сейчас мы с тобой разработаем стратегический план, а для этого нужно поставить себя на место преступников, – подмигнула она Елене.

– Это как?

– Не гони лошадей, после ужина все узнаешь.

Глава 12

– Давай поставим себя на место преступников, – забравшись в кресло с ногами, проговорила Светлана. Она держала в руках высокий стакан с апельсиновым соком и отпивала из него небольшими глотками. – Слушай, я, кажется, объелась, – пропыхтела девушка. – Так жить нельзя, это вредно для печени. Такое впечатление, что нас с тобой решили откормить, как индюшек к рождественскому столу, и в положенный срок потащат на гильотину, головы отрубать.

– Не отвлекайся, говори дальше, и желательно, по существу, – напомнила ей Алена. – Тебя насильно никто не кормит, сама все подряд сметаешь, как мясорубка, – засмеялась она.

– Нечего смеяться, лучше своему повару-французу выговор сделай, чтобы не готовил так вкусно, – огрызнулась Светлана. – Уф, счас спою, счас точно спою!

– В следующий раз, Светик, я скажу Мадлен, чтобы для тебя приносили только морковку, грызи на здоровье, – ехидно пообещала Алена.

– Я тебе что, кролик, чтобы морковкой питаться? – возмутилась та. – И вообще…

– Свет, может, к делу перейдем? – перебила подругу Лена. – Сказала «А», говори уж и «Б».

– Итак, поставим себя на место преступников, – тут же став серьезной, начала говорить та. – Нам нужны деньги наследницы, во что бы то ни стало. Но наследница оказалась несговорчивой, уперлась, как ишак, не желая с ними расставаться. Что бы ты сделала на их месте?

– Начала бы ее запугивать, что они, кстати, и делают, – пожала Алена плечами.

– Верно, начала бы запугивать. Но на наследницу и это не действует. Что дальше?

– Откуда я знаю, что дальше? А ты бы что сделала?

– Я бы перешла к решительным мерам.

– К какой, например?

– Я бы попыталась от нее избавиться.

– В каком смысле?! – вытаращила Алена глаза.

– А в самом прямом, – беспечно засмеялась Света. – Я бы ее убила. Состряпала бы все так, чтобы было похоже на несчастный случай, и путь к денежкам свободен.

– Ты как что-нибудь ляпнешь, Светка, хоть стой, хоть падай, – проворчала Алена. – Ты хочешь сказать, что они попытаются это сделать?

– Нужно, чтобы попытались, – весело отозвалась та. – Мы должны их спровоцировать на такой шаг, а сами в это время… Это называется ловля на живца.

– А больше ты ничего не могла придумать, идиотка несчастная? – взвилась Лена. – Я пока еще с ума не сошла, чтобы провоцировать бандитов. Я уже и так от каждого шороха вздрагиваю!

– Успокойся и не кричи, я же еще ничего тебе не сказала, – тоже повысила голос Света. – Что ты раньше времени психуешь?

– Да я даже слушать не хочу, что бы ты ни придумала и как бы меня ни уговаривала. Я прекрасно поняла, что ты имеешь в виду, и вот тебе мой ответ: ни-ког-да! – твердо, с ударением, произнесла Алена, хмуро посмотрев на подругу.

– С тобой каши не сваришь, – вздохнула та и махнула рукой. – Тогда отдавай свои миллионы этим ублюдкам и поехали домой. Пусть они на них жируют, веселятся и от души смеются, что на такую дуру нарвались. Ты права: не жила богато, не фига и начинать. Сиди в своем магазине и продавай богатым мужикам фирменные трусы, – проворчала девушка.

– Я продаю модную одежду, а не трусы, – буркнула Алена.

– Да какая разница? – отмахнулась Светлана. – Твоя зарплата от этого не меняется. Я не хочу сказать, что она совсем уж низкая, у меня в пять раз меньше, но и не такая большая, чтобы держаться за нее руками и ногами.

– Мне обещали заплатить два миллиона, – напомнила Лена. – Думаю, получив их, потом совсем не обязательно сидеть в магазине.

– Блажен, кто верует. Кто недавно говорил: скорее всего они даже и не подумают отдавать тебе эти два миллиона? Именно так и будет. Как только ты подпишешь им все бумаги о том, что передаешь недвижимость и акции, они сразу же постараются избавиться от тебя, вот увидишь, – возбужденно проговорила Света.

– Да, я, пожалуй, согласна, – нехотя ответила Алена. – Только мне не очень этого хочется, – сморщила носик она. – Хорошо, что ты предлагаешь? – сдалась девушка.

– Давно бы так, – тут же оживилась Света и даже вскочила с кресла. – Завтра, когда тебе позвонит Джакотто, ты скажешь, что прямо сейчас едешь в полицию. Но самое главное – ты должна сказать, что после этого сразу же направишься в наше посольство и будешь просить защиты еще и там. То есть ты спровоцируешь их на быстрые и кардинальные меры, и они сделают все, чтобы ты никуда не доехала, – с горящими глазами выложила она свой план.

– Я не поняла, – нахмурилась Алена. – А если я и в самом деле не доеду? Свет, сама подумай, какой это риск. Если у них все получится, что тогда?

– Ты дашь мне договорить или так и будешь перебивать своими глупыми вопросами? – взвилась та. – Какая же ты нетерпеливая, Ленка, с ума можно сойти.

– Хорошо, говори, – тяжело вздохнула девушка.

– Завтра рано утром в посольство поедешь не ты, а я! И сделаю там заявление от твоего имени. Они обязаны отреагировать и прислать к нам людей, чтобы те, в свою очередь, смогли прищучить преступников прямо на месте. Им не отвертеться, если их возьмут при попытке убийства, – возбужденно высказалась Светлана. – Ну, как тебе?

– Их возьмут при попытке… ты имеешь в виду, когда они меня будут убивать?! – прищурилась Алена.

– Ну конечно, тебя, не меня же, – возмутилась Светлана непонятливостью подруги.

– И после этого ты смеешь говорить, что у меня не все в порядке с головой? – процедила Алена сквозь зубы, бросая на Свету убийственные взгляды. – Это не у меня с головой проблемы, это у тебя крышу снесло, как я посмотрю! Выкинь эту ахинею из головы и забудь, стратег хренов! Если у тебя с мозгами не все в порядке, то я пока еще соображаю.

– А чем плох мой план? – пожала Светлана плечами. – Я считаю: чем быстрее все сделать, тем лучше. Зачем тянуть кота за усы? Ты подумай: если просто заявить в полицию, это же сколько времени пройдет, пока они там разберутся? И потом, ты же сама говорила, что не пойдешь туда, потому что у тебя нет никаких доказательств. Что ты там предъявишь? Телефонные разговоры с Джакотто? Это ерунда. Смерть твоего адвоката? Так ты даже не знаешь, по какой причине он умер. Может, у него сердце было больное, не выдержало последствий аварии и операции. Пожар в твоей конюшне? Так это мог быть просто несчастный случай. Голова коня на твоей постели? А это просто какие-то хулиганы решили таким диким образом подшутить над русской богатой бабой. Подумай хорошенько, Лена, до завтра осталось совсем чуть-чуть, еще не поздно принять меры. Неужели ты будешь просто сидеть и со страхом ждать этого проклятого телефонного звонка?

– Твой план, может, и сработал бы, только толку все равно никакого не будет.

– Это почему?

– А это потому! Неужели ты думаешь, что Джакотто и его так называемый клиент сами будут пытаться меня убить? Нет, конечно, они пошлют своих шестерок.

– Ну и что? – пожала плечами Света. – Достаточно и шестерок, а они уже назовут имена заказчиков.

– Если даже и назовут, для выдвижения обвинений нужны неопровержимые доказательства, – не сдалась Алена. – Шестерки сядут в тюрьму, а настоящие преступники останутся на свободе, я в этом уверена на двести пятьдесят процентов.

– Хорошо, предположим, ты во всем права, – кивнула Светлана. – Я даже уверена, что права. Но все равно начнется следствие, разгорится скандал, и твоему Джакотто с его клиентом ничего другого не останется, как забыть про тебя и твои миллионы. Мы выиграем кучу времени, и ты уже совершенно спокойно сможешь уладить все дела с наследством и продажей магазинов. Пока суд да дело, мы уже в Россию свалим. До утра у тебя есть время подумать обо всем. К тому времени, когда позвонит Джакотто, все должно быть готово.

– У меня болит голова, – сморщилась Лена. – И, если честно, совсем не хочется думать о завтрашнем телефонном звонке. Я не знаю, какие мысли у меня будут завтра, но сегодня я хочу все забыть. Давай что-нибудь придумаем на сегодняшний вечер.

– Например? – оживилась Света.

– Я позвоню Джону и Сергею, приглашу их в гости, на вечеринку, – улыбнулась Алена. – Может случиться так, что завтра… сама понимаешь.

– А вот такие мысли выбрось из головы! – прикрикнула Света. – Нечего заранее панихиду заказывать. А идею насчет небольшого сабантуйчика я полностью поддерживаю. Может, нам еще и Николоса пригласить? – с горящими глазами предложила она. – Впрочем, нет, не стоит, – тут же отмела она эту мысль. – Ты мне недавно сказала, чтобы я не очень-то на него западала, потому что не знаю, что он за человек, и я теперь на каждое его слово внимание обращаю.

– И каков результат?

– Не очень положительный, – вздохнула Светлана. – Мне теперь почему-то кажется, что он какой-то неискренний, и вообще… даже не знаю, как сказать. А может, мне просто так кажется? – пожала плечами она. – Я еще точно не поняла. И до тех пор, пока я в нем не разберусь, думаю, на приватные вечеринки его приглашать не стоит. Береженого бог бережет.

– Мнительный ты, Сидор, – засмеялась Алена. – Но ты права, обойдемся пока Джоном и Сергеем, по крайней мере, их мы хоть немного знаем, – согласилась она и, взяв телефон, начала набирать номер Джона.

Света вздохнула.

– Джон, привет, это Елена, – сказала Алена. – Ты не занят? Можешь со мной поговорить?

– Здравствуй, Елена, – радостно отозвался тот. – Я счастлив слышать твой голос. Нет, не занят, если бы даже и был занят, для тебя немедленно освободился бы.

– Джон, мы со Светланой решили устроить небольшую вечеринку. Ты как, не против приехать ко мне домой и присоединиться?

– Я с радостью приеду, – с готовностью согласился молодой человек. – Что мне привезти?

– Привозить ничего не нужно, думаю, в доме найдется все необходимое, – ответила Лена. – Тогда мы тебя ждем, часикам к десяти вечера.

– О’кей, непременно буду.

– Тогда до встречи?

– До встречи.

Алена отключилась и набрала номер Сергея. Ему она сказала то же самое, что и Джону, и тот моментально согласился приехать и составить компанию.

– Ну вот, теперь пойду к Мадлен и сделаю кое-какие распоряжения, – улыбнулась она Светлане. – Гулять, так гулять.

– Где будем тусоваться? – поинтересовалась та.

– Думаю, в патио, там стоит большой стол, нам вчетвером будет за ним удобно. Возьмем с собой магнитофон, будем слушать музыку и пить вино. Сейчас попрошу Мадлен, чтобы туда принесли все для барбекю, ну, и все остальное: вино, пиво, фрукты.

– Согласись, здорово знать, что все твои желания тут же исполнят, стоит только захотеть? – с хитрой улыбкой спросила Светлана.

– Неплохо, – пожала Лена плечами. – А к чему ты об этом спросила?

– А к тому, чтобы ты выкинула из головы те два миллиона, о которых ты думаешь: а не взять ли их и смыться домой, вот к чему, – строго ответила Света. – Будем бороться до конца за твое наследство, и никаких гвоздей.

– Если бы еще знать, как бороться, – вздохнула Алена. – Слушай, может, хватит портить мне настроение? – спохватилась она. – Мы вроде договорились, что сегодня все проблемы выкинем из головы. Сегодня гуляем, а завтра… Завтра будет день, тогда и будем их решать.

– Иди к Мадлен, а я пока прогуляюсь к патио, посмотрю, что там к чему, – велела Светлана. – Кстати, попроси, чтобы лично для меня принесли креветки. Я сегодня буду пить только пиво, вина не хочу.

– От креветок и я не откажусь, – засмеялась Лена. – В прошлый раз так и не получилось их попробовать, значит, сегодня оторвемся.

Она побежала искать Мадлен, а Светлана раскрыла гардероб. Что же ей надеть сегодня вечером?

– Думаю, изощряться не стоит, ночи здесь не такие уж и теплые, – пробормотала она, перебирая свои скудные пожитки. – Надену джинсы и футболку с длинными рукавами. Тем более что Николоса не будет, а перед остальными… а на остальных мне наплевать.

* * *

Молодые люди и девушки веселились до поздней ночи, расходиться им совсем не хотелось. Из магнитофона лилась музыка, из бутылок лилось вино, а из их уст лился веселый смех.

– Кажется, за руль я сесть сегодня не в состоянии, – смеялся Джон, слегка покачиваясь. – Придется вызывать такси, чтобы добраться до дома.

– Такси стоит прямо во дворе, только таксист, похоже, скоро тоже залезет под стол, – захохотал Сергей. – Давно я так не веселился и столько не пил! Девчонки, как же здорово, что вы сообразили устроить сегодняшний вечер! Я будто дома побывал, в Питере, мы там так же отрывались. Мне самому придется такси вызывать, чтобы до дома добраться. Во, прикол: таксист вызывает такси, – веселился он, опрокидывая еще одну рюмку текилы. – Уф-ф, хорошо пошла.

– Никакого такси вызывать не надо, – громко сказала Алена. – В доме полно свободных комнат для гостей, выбирайте любые, кому какая понравится, и спите на здоровье. Куда вы поедете на ночь глядя? Вернее, на утро глядя, – поправилась она, посмотрев на часы. – О боже, третий час, – закатила она глаза. – А спать совсем не хочется.

– Ты так считаешь? – спросил Джон, глядя на девушку захмелевшим взглядом. – Мы в самом деле можем остаться в твоем доме?

– Да, я так считаю, – кивнула Лена и, взяв бокал с вином, проговорила: – И не просто можете, а должны остаться. Предлагаю тост за дружбу!

– И за любовь, – тут же подхватил ее идею Джон, приподняв свой бокал над головой. – За любовь с первого взгляда, – добавил он.

– Такой любви не существует в природе, я не буду за нее пить, – заартачилась Алена, изрядно захмелев. – Существует состояние влюбленности, и ученые уже давно доказали, что оно приравнивается к заболеванию… мозга.

– Ты не права, она не заболевание, она существует, – не уступил ей молодой человек.

– А я говорю, нет, – топнула девушка ногой.

– А я говорю, да.

– А я говорю….

– Эй-эй, друзья мои, хватит спорить, – прокричал Сергей, остановив Алену на полуфразе. – Для кого-то она не существует, а для кого-то она – заболевание мозга… и существует. Белиберда какая-то получилась, – пробормотал он и заглянул в свой бокал. – Пить или не пить, вот в чем вопрос? Свет, а ты что молчишь? – спросил он у девушки. – Есть любовь с первого взгляда или нет? Допить мне это вино или лучше не надо?

Света тем временем пристально всматривалась в стенку гаража и совершенно не слушала, что ей говорят.

– Свет, ты где? – чуть ли не в самое ухо прокричал ей Сергей. – Очнись, нас обокрали!

– Тихо, ребята, – шикнула она на парня. – Кажется, там кто-то есть, – кивнула она головой в темноту. – Я видела свет фонарика.

– Тебе показалось, давай выпьем, – Сергей махнул рукой и полез за бутылкой через весь стол. Не удержав равновесия, он завалился прямо на его правый край, из-за чего тот наклонился и с него посыпалось все, что там еще не упало.

– Эй, прекрати посуду бить, медведь, – засмеялась Алена. – Что о нас подумает Мадлен, когда увидит такой беспорядок?

– А что она увидит? Ну, погуляла молодежь немного, ну и что? – ответил Сергей. – Можем мы себе позволить немного расслабиться? Попить, поесть, поплясать, музыку послушать… ну, и посуду побить заодно? Я сто лет уже так не отдыхал. Как из Питера уехал, так и… только и знаю, что работаю, – хмуро проворчал он. – Эх-ма, тру-ля-ля, не женитесь на курсистках, – неожиданно заорал он. – Эх-ма, тру-ля-ля, они толсты, как сосиски!

– Может, заткнешься хоть на минуту? – сердито одернула его Светлана. – Я серьезно говорю, что видела свет фонарика. В гараже кто-то есть!

– Наверное, сторож ходит, осматривается, все ли в порядке, – предположила Алена. – Кто там еще может быть?

– Зачем сторожу понадобилось среди ночи входить в гараж?

– А ты видела, что туда кто-то вошел? – вскинул брови Сергей, до которого наконец дошел смысл сказанного. – В чем же дело? Пошли, посмотрим. Если вор, мы ему быстренько накостыляем, – весело проговорил он и тут же закричал: – Эй, домушник, мы уже идем, сейчас ты получишь по полной программе! Или ты гаражник?

– Сережа, не вопи, я серьезно: там кто-то есть, – шикнула на парня Светлана.

– И я говорю, пошли, посмотрим и, если надо, набьем морду, – пьяно повторил тот. – Машину решил стянуть, гад такой? Вот мы его сейчас и прищучим!

– Машину отсюда не угонишь, ворота закрыты, никто проехать не сможет, – напомнила Алена.

– Чё гадать-то? Пошли, посмотрим и все выясним. Счас я ему покажу, где раки зимуют, по-нашему, по-питерски, – запетушился Сергей.

– А если он вооружен? – нахмурилась Светлана. – Что тогда?

– А мы тоже не лыком шиты, – ответил Сергей. – У меня в машине припрятано кое-что для самообороны.

– Пистолет? – возбужденно спросила Света. – Тащи сюда!

– Лучше пистолета, – усмехнулся молодой человек.

– Автомат, что ли? – округлила глаза девушка.

– Еще лучше: монтировка, – многозначительно приподнял палец Сергей.

– Монтировка? – захохотала Светлана. – Ну и оружие, я сейчас описаюсь от смеха.

– Напрасно смеешься, мы, шоферá в совершенстве владеем искусством применения этого предмета в нужном месте и в нужное время, – молодой человек упер руки в бока и выставил ногу. Не продержавшись в наполеоновской позе дольше тридцати секунд, он покачнулся и чуть не спикировал на землю.

– Я не очень хорошо поняла, что ты хотел сказать, и вряд ли пойму, слишком много выпито сегодня. Неси свою монтировку, посмотрим, кто там ходит, – засмеялась Светлана, удержав Сергея от падения.

Джон с Аленой уже шли к гаражу.

– Эй, нас подождите, – крикнул Сергей и побежал к своей машине, чтобы взять шоферское «оружие», а заодно и фонарик. Буквально через две минуты он присоединился к компании, и все четверо осторожно приблизились к гаражу. Первым к воротам подошел Сергей и, оглянувшись на друзей, приложил палец к губам, чтобы те молчали. Он немного приоткрыл створки и грозно крикнул:

– Кто здесь? А ну, выходи, мы тебя видели!

Ответила ему тишина, и молодой человек уже смелее начал раздвигать ворота. Как только открылось достаточное пространство для обзора, Сергей осветил его фонариком.

– Ну вот, никого нет, – проговорил он, убедившись, что помещение гаража пусто, не считая машин.

– А вдруг он в какой-нибудь машине спрятался? – зашептала Светлана. – Нужно в них заглянуть.

– Нет проблем, сейчас посмотрим, – весело отозвался Сергей и уже собрался шагнуть в гараж, как вдруг… раздался взрыв, и молодой человек отлетел от ворот, упав прямо на девушек и Джона. Те от неожиданности повалились на землю, не понимая, что произошло. Прямо на них сыпались какие-то обломки железа, земля, мусор. Все четверо лежали, боясь пошевелиться. Первым «отмер» Джон и, приподняв голову, посмотрел в сторону бывшего гаража.

– О, гуд год, – прошептал он. – Что это?!

– Бр-р-р, – затряс головой Сергей, встав на четвереньки. – Вот это салют!

– Какое счастье, что мы не успели войти! Иначе от нас ничего бы не осталось, – проговорил Джон, с ужасом глядя на развороченные ворота гаража.

– Я же говорила, что там кто-то есть, а вы мне не верили, – всхлипнула Светлана и кое-как села. – У меня в ушах щелкает, – затрясла она головой.

– Ребята, вы в порядке? – дрожащим голосом спросила Алена, продолжая лежать, прижавшись к земле.

– Вроде да, но я еще не понял, – ответил Джон.

– Три машины как корова языком слизала, вот уроды! – снова всхлипнула Света.

– Бог с ними, с машинами, хорошо, что сами целы, – пропыхтела Алена, садясь рядом с подругой. – Одна в запасе осталась, Мадлен говорила, что она в сервисе стоит, на техосмотре. Светка, как ты думаешь, что это было?

– Взрыв.

– Сама вижу, что взрыв, но почему?

– А ты не догадываешься? – прищурилась девушка.

– Кажется, догадываюсь.

– А зачем тогда глупые вопросы задаешь?

– Не знаю, от страха, наверное.

– Эй-эй, подружки, вы о чем это там? – спросил Сергей, на четвереньках подползая к девушкам. – Кто о чем догадывается и что все это значит?

– Сережа, не обращай на нас внимания, – отмахнулась Светлана. – Это мы бредим, последствия контузии, наверное. А как грохнуло, а? Бум-м-м, и все к чертям, – нервно хихикнула она.

– Что-то не очень вы похожи на контуженых, – проворчал молодой человек. – А вот у меня в голове все гудит, – сморщился он и схватился за макушку. – Еще одна секунда, и я бы сейчас разговаривал со своим дедушкой, царство ему небесное, знатный был бабник. Монтировку свою потерял, в темноте не могу найти. Фонарик тоже куда-то улетел…

– Фонарик в траве лежит и светится, – кивнула Лена головой в сторону слабого лучика.

Сергей пополз в ту сторону, девушки услышали его радостный возглас:

– О, и монтировка моя нашлась… рядом с чьей-то головой, – произнес он странную фразу.

– О какой голове он болтает? – удивленно спросила Светлана.

– Понятия не имею, – пожала Алена плечами. – Пошли, посмотрим.

– Не пошли, а поползли, у меня ноги трясутся, идти я не смогу, – возразила Света.

– Девушки, вы куда? – удивленно спросил Джон, когда увидел подруг, передвигающихся на четвереньках. До этих пор он лежал на траве, раскинув руки, и бездумно смотрел в небо, пытаясь отойти от случившегося.

– Туда, туда, – махнула Света рукой в сторону Сергея. – Он там на чью-то голову наткнулся. Я думаю, кто-то мимо проходил, а тут взрыв, голова и того… отлетела. Нужно теперь все остальное искать.

– Светка, прекрати прикалываться! – затряслась от нервного смеха Алена. – Он все равно тебя не понимает. Ты же знаешь, что русский у него через пень-колоду.

– Да? А я совсем забыла…

– Что там, Сережа? – спросила Алена, остановившись на некотором расстоянии от молодого человека.

– Да вот, какой-то мужик лежит, голова в крови, а рядом моя монтировка, – ответил тот, освещая лицо пострадавшего фонариком. – Молодой вроде, – пожал он плечами. – Иди, посмотри, не из твоего ли он дома?

– Можно подумать, что я всех в своем доме знаю, – проворчала девушка. – Ты же знаешь, мы только приехали, некогда было со всеми познакомиться. А что он здесь забыл среди ночи? – кивнула она головой в сторону бесчувственного незнакомца.

– Откуда же мне знать, что он здесь забыл? Может, у него свидание было, а взрыв всю малину… того… изгадил.

– Он случайно не умер? – дрожащим голосом спросила Алена. – Посмотри, дышит?

Сергей приложил ухо к груди незнакомца и ответил:

– Живой, кажется, сердце стучит.

– Тогда его нужно срочно в дом отнести и врача вызвать.

– Ты думаешь, я его дотащу, амбала такого? – окинув взглядом фигуру внушительных размеров, спросил Сергей. – В нем не меньше ста кило. С ним только Светка сможет справиться, – хохотнул он.

– Джон поможет, – подсказала Алена.

– Джона самого до дома нужно тащить, он не меньше литра текилы выпил. Да и я… меня тоже штормит, – усмехнулся он. – Слушай, вот если бы этот взрыв произошел, когда мы трезвые были, мы бы наверняка пострадали. А так… Правду говорят, детей и пьяных ангел-хранитель бережет.

– Не всегда, – возразила Алена. – У меня в Москве сосед есть, вернее, был: он по пьяной лавочке под электричку попал. Вздумалось ему на ночь глядя на дачу ехать. Стал пути переходить, лень ему было на мост забираться, а в Москву как раз последняя электричка уходила, вот он под эту электричку и угодил. Пьяный был в стельку, вот тебе и ангел-хранитесь, – вздохнула она.

– Эй, друзья мои, я смотрю, вы и правда в зюзю ужрались, – прикрикнула Светлана. – Нашли момент – пьяных покойников вспоминать! Лучше подумайте, что с раненым делать? Не оставлять же здесь? Ему медицинская помощь нужна.

– Покойник пьяным быть не может, – машинально отметил Сергей и потряс головой, стараясь распределить мысли по нужным полочкам. – Принеси-ка мне бутылку вина, – попросил он Свету. – И текилу, если осталась.

– Зачем?

– Буду этого чудика в чувство приводить, – кивнул молодой человек на незнакомца. – Как ни крути, а в его травме я виноват, монтировка-то моя.

– Так ведь не ты же его по голове жахнул, она сама отлетела, – возразила Алена.

– И она обязательно напишет чистосердечное признание по этому поводу, – хмыкнул Сергей.

– Кто она? – вытаращила Алена глаза. – Ты про кого говоришь-то? Я про монтировку твою сказала…

– И я про нее, – пожал молодой человек плечами. – А про кого же еще? Кто может подтвердить, что это не я его по голове ударил, а все произошло случайно?

– Мы можем, я, Светка, Джон, – тут же подсказала Лена. – Мы же все видели и можем подтвердить.

– Вам не поверят, скажут, что защищаете меня, – возразил молодой человек. – И откуда ты только взялся, черт тебя побери! – выругался он, глядя на распростертого на земле парня.

– Как в голове гудит, – сморщилась Лена. – Только не пойму, отчего: то ли от выпитого, то ли от взрыва…

– Так-так-так, кажется, я снова пропустила что-то интересное, – проговорила Светлана, подходя к ним. В руках она несла сразу три бутылки с остатками спиртного.

– А ты где была? – удивленно спросила Алена. – Я даже не заметила, как ты куда-то испарилась.

– Сергей попросил принести спиртное, а заодно я решила оценить степень разрушения, – ответила девушка. – К развалинам ходила.

– И какова степень?

– Стопроцентная, восстановлению не подлежит.

– Так стены-то вроде целы, – удивилась Лена, с недоумением оглянувшись на гараж. – Или у меня что-то со зрением, как у путника в пустыне, и это всего лишь мираж?

– Да при чем здесь стены? Хрен с ними, – отмахнулась Светлана. – Я про машины говорю. Три такие тачки, аж скулы сводит, до чего жалко! И у какого гада поднялась рука на такое изуверство?

– Машины – это всего лишь куча металлолома, – вздохнула Алена. – Вот когда погибли кони, было намного страшнее.

– Итак, Елена Василоттовна, это уже второй звоночек, – напомнила Света. – Вот интересно, что они придумают для третьего раза? А до утра осталось всего ничего, – посмотрела она на небо. – Скоро звездочки погаснут. Я надеюсь, что хоть сейчас ты согласишься со мной?

– В каком смысле?

– Да в самом прямом! – прикрикнула Светлана. – О чем мы с тобой вечером говорили, забыла?

– Оставь свою затею, мне не до этого, – одернула ее Алена. – И прекрати кричать на всю округу, совсем необязательно рассказывать всему свету о наших разговорах.

– Так, значит, ты не хочешь сделать то, о чем я тебе говорила? – не собиралась останавливаться Света.

– Нет, не хочу, и забудем об этом.

– Хозяин – барин, – пожала девушка плечами. – Смотри, не пожалей потом!

– Ой, сколько народу сюда бежит, – сказала Алена, показывая в сторону дома, торопливо прерывая неприятный диалог. – Наверное, все обитатели района проснулись.

– Еще бы им не проснуться, – усмехнулась Светлана. – Жахнуло очень даже оглушительно.

– Во – как раз вовремя народ подтягивается, – подал голос Сергей, подходя к девушкам. – Мужик, по-моему, даже не собирается приходить в себя, и врач действительно может понадобиться, – бросил он взгляд в сторону неизвестного.

– Что опять случилось, сеньорита Елена? – послышался взволнованный голос Мадлен.

– Гараж кто-то взорвал, – устало вздохнула та.

– Дева Мария, что же это за напасти на нас сыплются?! – всплеснула женщина руками. – То одно, то другое! Никто не пострадал?

– Из нас – никто, мы все пьяные, – хохотнул Сергей. – А вон тому мужику, похоже, необходим доктор.

– Кто это?! Что с ним? – с ужасом спросила Мадлен, приближаясь к тому месту, где лежал бесчувственный человек.

– А кто ж его знает, кто он? – пожал Сергей плечами. – Посмотрите, он вам случайно не знаком? – спросил он и посветил в лицо молодого человека фонариком.

– Нет, я его никогда не видела, – интенсивно замотала Мадлен головой из стороны в сторону. – Кто же это?

– Прохожий какой-то.

– Прохожий?! – вытаращила глаза женщина. – Что он здесь делал среди ночи?

– Ну, заблудился, наверное, – продолжал веселиться Сергей. – Вот, моя монтировка мимо пролетала – и прямо по макушке бедолаге угодила. Будет теперь знать, как ночью по чужой территории шляться!

– Мадлен, не слушайте этого балагура, у него язык без костей, – вклинилась в диалог Алена. – Если вам не трудно, позовите кого-нибудь из мужчин, чтобы помогли отнести раненого в дом, – попросила она. – Шутки шутками, а человеку необходима медицинская помощь.

– Да-да, я мигом, – засуетилась та и рысью побежала в сторону гаража, где столпились домочадцы.

– Небось опять полиция нагрянет, – тоскливо произнесла Лена. – Те же глупые вопросы, и никакого толку, – вздохнула она.

– Ты смотри, веди себя с ними аккуратно, – предупредил Сергей, сразу же став серьезным.

– А в чем дело? – насторожилась девушка.

– Я не знаю, насколько это правда, но поговаривают, что комиссар полиции связан со здешней мафией…

Глава 13

– Ничего особенно страшного с ним не произошло, – сказал доктор, осмотрев пострадавшего незнакомца. – Как видите, в себя он уже пришел, даже видит, сколько я ему пальцев показываю. Обработаю рану на голове, и уже через пару дней он будет скакать как кузнечик. Мадлен, как ваше самочувствие? – тут же обратился он к домоправительнице. – Когда я был у вас в прошлый раз, вы жаловались на мигрень.

– Слава Деве Марии, сейчас уже намного лучше, – ответила та. – Лекарства, что вы мне выписали, очень помогли. Я всегда держу их при себе, на всякий случай, чтобы боль не застала меня врасплох.

– Этим препаратом не следует чрезмерно увлекаться, только в крайнем случае, когда боль невыносима.

– Да-да, я так и делаю, – кивнула Мадлен головой. – Не хотите ли чаю? – поинтересовалась она.

– Чаю не хочу, а от кофе не отказался бы, – улыбнулся врач. – Вы же меня прямо из постели вытащили, – бросив многозначительный взгляд на часы, проговорил он. – Обычно в это время все нормальные люди еще спят.

– Вы уж извините, но сами видите, у нас исключительный случай, – развела женщина руками. – А кофе сейчас будет, я лично для вас сварю, – засуетилась она и поспешно вышла из гостиной.

Травмированный незнакомец тупо смотрел на всех широко распахнутыми глазами, и обильный пот стекал с его лица.

– Ну что, бедолага, как дела? – спросил Сергей. – Как тебя угораздило под мою монтировку угодить?

– Я… я не знаю, – ответил парень, нервно сглотнув слюну.

– А вы вообще-то кто такой? – спросила его Светлана, вплотную приблизившись к дивану, на котором сидел раненый. – И как оказались в саду среди ночи?

Тот посмотрел на девушку непонимающим взглядом и перевел его на Сергея. Парень повторил ее слова по-итальянски.

– Я? – растерянно переспросил парень. – Я… не помню…

– Как это не помнишь? – удивился Сергей.

– Не знаю, не помню, и все.

– Сережа, что он сказал? – спросила Светлана.

– Говорит, что ничего не помнит.

– Ну ни хрена себе заявочки! – ахнула девушка. – Как это – не помнит? Нам только этого и не хватало! Имя?

– Не знаю, – вновь растерянно ответил парень и с диким ужасом посмотрел на окружающих. – А где я и кто вы такие? – в свою очередь, спросил он.

– А ну, выворачивай карманы, может, какие-нибудь документы есть, – велела Светлана и, не дожидаясь, когда незнакомец сделает это, полезла в его карманы. – Ничего нет, – сердито проворчала она. – Документики-то с собой нужно носить, уважаемый! Мало ли что может случиться? Вот и случилось. Может, хоть что-нибудь помнишь: адрес, фамилию, имена знакомых? Ну, хоть самую малость, а? – настаивала девушка с упрямством бульдозера. Сергей быстро переводил незнакомцу все, что она говорила.

– Нет, ничего не могу вспомнить, – затравленно оглядываясь по сторонам, проблеял тот. – А где я нахожусь? – вновь спросил он.

– Доктор, почему он ничего не помнит? – спросила Светлана у эскулапа, не обратив внимания на вопрос больного. Врач уже раскрыл свой чемоданчик и готовил перевязочные материалы и лекарства. Он не отреагировал на вопрос девушки, поэтому Сергей повторил то же самое по-итальянски.

– Что ж, ничего удивительного в этом нет, – пожал плечами эскулап. – Это временное, так сказать, постшоковое состояние, через пару дней пройдет… А может, и не пройдет, – неопределенно добавил он. – Я бы посоветовал, молодые люди, отправить его в клинику для обследования. Мало ли какие последствия могут быть после травмы. Голова – дело серьезное, с этим органом шутить не стоит.

– Как мы его отправим в клинику, если даже не знаем, кто он такой? – возмутилась Светлана. – И похоже, сам он тоже все забыл. Кто его без документов туда примет? Сережа, переведи доктору мои слова, может, он посоветует что-нибудь.

– В клинику, на обследование, это все, что я могу вам посоветовать, – пожал плечами врач, повторив свои рекомендации. – Я, конечно, могу сюда приезжать, чтобы делать перевязки, уколы, наблюдать за симптомами, но не более того. Я всего лишь семейный доктор, занимаюсь частной практикой, у меня нет своей клиники, и положить мне его некуда. Рентген на дому сделать я не могу, поэтому диагноз поверхностный, а посему за последствия отвечать я не берусь, – развел он руками.

– Тьфу, вот не было печали, – сплюнула Светлана. – И откуда ты только свалился на нашу голову? – прикрикнула она на травмированного, и тот мгновенно, втянув голову в плечи, с опаской посмотрел на монументальную девушку. Без перевода Сергея он сообразил, что она сердится.

– Что уставился как баран на новые ворота? Немедленно вспоминай, кто ты такой, иначе я не знаю, что с тобой сделаю! – прикрикнула она. – Сережа, переведи ему, слово в слово.

– Толку-то оттого, что я переведу? – усмехнулся тот. – Если бы это помогло ему все вспомнить…

– Слушай, а может, он притворяется? – встрепенулась вдруг Светлана и, прищурившись, с подозрением посмотрела на незнакомца. – Я же своими глазами видела, что в гараж кто-то входил, а потом – взрыв. Что он делал в саду среди ночи, а? Точно, это он гараж заминировал! – пришла к выводу она. – А теперь косит под придурка, чтобы мы его не разоблачили.

– А что, эта мысль мне нравится, – согласился Сергей. – Действительно, что он мог делать на территории в такое время? Спьяну до меня как-то сразу и не дошло.

– Я его точно сейчас придушу, – прошипела Светлана. – Вот гад, а! Там такие крутые тачки стояли, целых три штуки, и – все в клочки! И что нам теперь с ним делать?

– Нужно срочно собрать совет и как следует проанализировать ситуацию, – нахмурился Сергей. – С чего это вдруг кто-то решил взорвать ваш гараж? Что это? Месть или еще что-то? Где Елена с Джоном? – огляделся он по сторонам. – Ты их не видела?

– Молодые люди, вы позволите мне наконец обработать раны больного? – подал голос доктор. – Я думаю, у вас будет достаточно времени для того, чтобы поговорить и решить все вопросы, но только после того, как я выполню свой врачебный долг.

– Выполняйте, мы вам совсем не мешаем, – пожала плечами Света. – Сережа, побудь пока здесь, а я посмотрю, куда Ленка с Джоном подевались. Только смотри, никуда не уходи, а то вдруг этот мнимый больной сбежать вздумает.

– Не волнуйся, от меня не сбежит, – хмыкнул тот и многозначительно посмотрел на стол, где лежала его монтировка. – Если ему мало одного раза, я могу и повторить.

– Так держать, – одобрила Света намерения молодого человека. – С нами, русскими, лучше не связываться: как бы потом пожалеть не пришлось. Я найду эту парочку и вернусь вместе с ними, тогда и соберем совет.

Девушка умчалась искать Алену и Джона, а доктор приступил к своим обязанностям.

– Рана не очень глубокая, но удар пришелся почти на темечко, а это самое уязвимое место на черепе, не считая виска, конечно, – рассказывал он, обрабатывая рану больного. Тот болезненно морщился и норовил схватить врача за руку, когда боль становилась нестерпимой.

– Придется потерпеть, молодой человек, не хватайтесь за меня, этим вы можете себе навредить, – спокойно говорил доктор. – Я настоятельно советую вам пройти полное обследование. Головокружение есть? – поинтересовался он.

Больной неуверенно кивнул головой и вновь сморщился от боли.

Послышался вой сирены полицейских машин, и Сергей поспешно подошел к окну.

– О, прилетели вóроны, сейчас будут пытать, что да как, – проговорил он. – За несколько дней второе происшествие в одном и том же доме. Если бы еще район был другой, а здесь… это ЧП национального масштаба!

Больной напрягся, испуганно прислушиваясь к вою сирены. Ничего не подозревающий врач продолжал обрабатывать рану тампоном, пропитанным каким-то лекарственным препаратом, как…

Незнакомец внезапно сорвался с места и, буквально опрокинув врача, ринулся к двери. Тот сел на пол и недоуменно уставился на тампон. Медленно повернул голову к двери, за которой только что скрылся его пациент, и пробормотал:

– Что это с ним, ведь я еще не закончил… Разве можно так легкомысленно относиться к своему здоровью?

Мимо доктора что-то пронеслось со скоростью урагана, и он сообразил, что это был Сергей, только потому, что тот опрокинул стул, который упал на голову врачу.

– Что происходит в этом доме? – нахмурился он, с кряхтеньем поднимаясь с пола. – Все куда-то бегут, опрокидывают то меня, то стулья. Разве можно работать в такой обстановке?

* * *

– Вот вы где, – подбоченилась Светлана, увидев Елену и Джона, сидевших на лавочке в патио. – Я бегаю, ищу их, а они воркуют, голубки! Тоже мне, нашли время, когда уединяться! В доме раненый, его доктор сейчас обрабатывает, мы с Сергеем всю голову сломали, кто это такой.

– А он сам что говорит? – спросила Алена.

– Сам он ничего не говорит, только я ему не верю.

– А теперь еще раз, и желательно, с переводом, – усмехнулась Лена. – Ты сама-то поняла, что сейчас сказала?

– А что я такого сказала? – удивилась девушка. – Я ему действительно не верю.

– Как можно не верить тому, чего не говорят? Ты сказала, что он ничего не говорит, только ты ему не веришь.

– Что ты меня путаешь? – нахмурилась Светлана. – Он говорит, что ничего не помнит, а я ему не верю.

– Как не помнит?

– А вот так, не помнит, и все. Как его зовут, не знает, откуда родом, не помнит, как в саду оказался, тоже не имеет понятия, – развела Света руками. – Но я ему не верю, – упрямо повторила она. – Это он гараж заминировал, к бабке не ходи! Иначе что он мог делать на частной территории среди ночи? Пошли в дом, сама все увидишь и услышишь. Нужно срочно что-то решать. Пошли, Сергей его сторожит.

А Сергей тем временем, не догнав шустрого незнакомца, тяжело дыша, материализовался пред очами удивленной публики и плюхнулся на лавочку.

– Сбежал, скотина, – пропыхтел он. – У него ноги, как у страуса.

– Кто сбежал? Неужели этот, с разбитой головой? – ахнула Светлана. – Я так и знала, нет, как чувствовала, что так и будет, – всплеснула она руками. – Сережа, я же тебя предупреждала: смотри за ним как следует.

– Я только на минуту отвернулся, услышал сирену полицейской машины и подошел к окну, – начал оправдываться тот. – А он, сукин сын, доктора на пол – и как сайгак рванул, я даже глазом не успел моргнуть.

– Как это, доктора на пол? – округлила глаза Света. – Что он с ним сделал?

– Да ничего он с ним не сделал, просто оттолкнул, и все. А тот на пол со всего маху и плюхнулся задницей. Ты же видела, какой этот докторишка маленький, щупленький, как цыпленок, – хохотнул Сергей. – Его не то что толкать, на него дунь, и он полетит как перышко. Лен, мы тут со Светой подумали и решили, что… Ой, Свет, а что мы решили-то? – нахмурился он. – Помню, ты пошла, чтобы найти эту сладкую парочку, а я остался сторожить того парня. А он сбежал. Кстати, друзья мои, а что это вы здесь сидите? – спохватился он, глядя на Алену и Джона. – Мы там, можно сказать, жизнью рискуем, за бандитами гоняемся, а они здесь ля-ля-тополя?

– Сережа, хватит клоуна изображать, – хмуро проговорила Лена. – Мы с Джоном разговаривали по поводу сложившейся в моем доме ситуации. Дело в том, что это своего рода предупреждение.

– В каком смысле? – не понял тот.

– Ну, сначала конюшню подожгли, коню Гамлету голову отрубили и положили ее мне на подушку. Теперь – этот взрыв… – всхлипнула девушка. – И что будет дальше, я не знаю.

– Так-так-так, а вот с этого места поподробнее, пожалуйста, – вдруг резко протрезвев, потребовал Сергей.

– Я только что рассказала все Джону, – тихо ответила Лена.

– Так то Джону, – пожал плечами молодой человек. – Я пока ничего не слышал.

– Лена, ты считаешь, что правильно поступила? – спросила вдруг Светлана.

– А что мне оставалось делать? – всхлипнула та. – Мне здесь совершенно не к кому обратиться. Да, я рассказала все Джону, и будь что будет! Мне почему-то кажется, что он не способен на подлость.

Светлана посмотрела на адвоката и увидела, что тот о чем-то думает, сосредоточенно сдвинув брови.

– Эй, подружки, я тоже здесь, между прочим, – пощелкал Сергей пальцами перед лицом Алены. – Про себя я точно могу сказать, что неспособен на подлость. Или вы забыли, что я из Питера? Давайте-ка, колитесь немедленно, что у вас за проблемы?

* * *

– Вам не кажется странным, сеньорита Рысалес, что в вашем доме происходят такие вещи, как пожар, а теперь еще и взрыв? – строго хмуря брови, спрашивал комиссар полиции. – Здесь обособленный район, в котором живут уважаемые люди, они не привыкли, чтобы их покой нарушался подобным образом. При вашем отце все было спокойно и пристойно, но стоило приехать вам, как…

– Что вы хотите этим сказать, господин комиссар? – встала в позу Алена. – Уж не думаете ли вы, что я сама устраиваю диверсии в своем собственном доме?

– Я не говорю, что это вы их устраиваете, но факт остается фактом. Почему-то меня никто не поджигает и не взрывает. Почему вы не приехали в участок, когда я вас просил об этом после первого случая? – строго спросил тот. – Или вы совсем не заинтересованы в благоприятном исходе следствия?

– У меня не было времени, – хмуро ответила Елена. – И не нужно на меня кричать. Я прекрасно понимаю вашу позицию на данный момент. Всем известно, что лучший способ защиты – это нападение. Только со мной у вас этот номер не пройдет, я не из пугливых! Что толку от того, что я приеду к вам в участок? Вы мне сможете чем-то помочь? Вы нашли тех людей, которые подожгли конюшню, а потом… эту голову положили ко мне в постель? – пошла в наступление она. – Вы кого-нибудь нашли? Отвечайте, господин комиссар. Что же вы молчите?

– Нет, мы никого пока не нашли, но если бы вы нам помогли… все возможно, – ответил тот и нервно переложил пачку сигарет из одного кармана в другой.

– Как я вам могу помочь? Я что, сыщик? – фыркнула Алена. – Это ваше дело – искать преступников, а не мое.

– Но ведь вы могли бы нам подсказать, что думаете по этому поводу, кого подозреваете, – теперь уже пошел в наступление комиссар. – Ведь не просто так кем-то все это делается? Не ради же спортивного интереса кто-то с таким упорством устраивает эти жуткие вещи в вашем доме? А вы не хотите ничего говорить. Может быть, вместе мы сможем разобраться? Может быть, у вас есть кого подозревать во всем этом безобразии? Что вы сами думаете?

– Нет, я никого не подозреваю и ничего не думаю, – дернула Лена плечом. – Понятия не имею, кому это все понадобилось. Видно, кому-то не по нутру, что я приехала сюда, вот меня и выживают. Только напрасно они это делают, я и сама скоро уеду, мне здесь совсем не нравится, – с вызовом проговорила она. – А мне, между прочим, говорили, что Италия – очень гостеприимная страна.

– Италия действительно гостеприимная страна, – улыбнулся комиссар. – И мне очень жаль, что в вашем доме происходят эти странные вещи.

– Ничего смешного не вижу, – проворчала Алена.

– Доктор сказал, что здесь был какой-то человек, серьезно раненный, а потом он внезапно сбежал. Кто это был?

– Понятия не имею, его Сергей так и не догнал, – пожала Лена плечами. – Если бы он действительно был серьезно ранен, не бегал бы так шустро.

– Кто это был? – повторил комиссар вопрос.

– Сказала же, не знаю, – раздраженно ответила девушка. – Мы и сами пытались это выяснить, только он сказал, что ничего не помнит. Врал, наверное? Можно мне уйти к себе в комнату, я страшно устала? – спросила она. – Я вам рассказала все, что могла, больше мне добавить нечего.

– Хорошо, сеньорита Елена, можете идти, – согласился комиссар. – Пригласите сюда свою подругу. Кажется, ее зовут Светлана?

– Да, ее зовут именно так, – подтвердила та. – Только она не знает ни английского языка, ни итальянского.

– Ничего, как-нибудь разберемся, – ответил комиссар. – Я позову своего помощника, он прекрасно говорит по-русски. Это именно она увидела, как в гараж кто-то вошел? – спросил он, пристально наблюдая за Еленой.

– Вы мне уже задавали этот вопрос, и я вам на него ответила, – с сарказмом напомнила та. – Да, именно Светлана заметила луч света от фонарика, а потом – как кто-то вошел в гараж. Что-то еще? – с вызовом поинтересовалась она.

– Извините, сеньорита Елена, но это профессиональное, задавать одни и те же вопросы по нескольку раз, – пожал плечами комиссар. – Вдруг вы что-то забыли?

– У меня с памятью все в порядке, слава богу, на ее отсутствие я не жалуюсь.

– И монтировка действительно отлетела случайно, вернее, вследствие взрыва? – задал он следующий вопрос, не обращая внимания на раздражение девушки.

– Совершенно верно, она отлетела, когда раздался взрыв, и Сергей, отброшенный взрывной волной, упал на нас.

– И попала по голове тому человеку, который заминировал ваш гараж?

– Я не говорила, что именно этот человек заминировал гараж, потому что мы не видели и не знаем этого точно, я сказала, что такой вариант вполне возможен. Что еще он мог делать в саду среди ночи?

– Логично, – согласился комиссар. – Можете идти, сеньорита Елена.

– Наконец-то, – облегченно вздохнула та. – Весьма вам признательна, я уже валюсь с ног от усталости и этой нервотрепки.

– Но на днях вам все равно придется приехать в участок, – напомнил комиссар.

– Зачем?

– Ну, как же? – пожал плечами комиссар. – Требуется соблюсти узаконенные формальности. Не мешало бы еще поговорить, когда пройдет некоторое время и вы немного успокоитесь. Сейчас, сразу после происшествия, вы могли что-то забыть, а потом… Вы, кажется, выпили?

– Совершенно верно, я выпила, мы с друзьями устроили сегодня праздник, так сказать, вечер культурного отдыха, – с вызовом ответила Алена. – Но я не настолько пьяна, чтобы не помнить, как все произошло.

– Извините меня, я совсем не хотел вас обидеть, – приложив руки к груди, искренне произнес комиссар. – Просто моя практика говорит о том, что по прошествии некоторого времени у человека в памяти всплывают детали, на которые он сначала не обратил внимания и вообще не придал им значения.

– Если такой феномен произойдет, я непременно вам позвоню, – дала обещание Лена.

– И все же я настоятельно прошу вас приехать в участок… например, завтра или послезавтра.

– Нет, в участок я не поеду.

– Почему?

– Если я вам нужна, приезжайте сюда сами.

– Я смотрю, вы очень быстро адаптировались, – усмехнулся мужчина.

– В каком смысле?

– Богатые люди обычно присылают ко мне своих адвокатов или говорят именно так, как только что сказали вы: «Если вам нужно, приезжайте сами». Вы теперь богатая наследница….

– Я так сказала совсем не потому, что стала богатой наследницей, – пожала Алена плечами. – А исключительно потому, что не люблю беседовать в казенной обстановке, она на меня давит.

– Вам часто приходилось находиться в подобной обстановке? – тут же придрался к слову комиссар.

– Да, очень часто, – усмехнулась Алена. – В подростковом возрасте я состояла на учете в детской комнате милиции.

– Вы это серьезно? – вскинул брови мужчина.

– Более чем.

– Забавно, – улыбнулся комиссар. – Глядя на вас, я никогда бы не подумал, что вы были проблемным подростком.

– Что же делать, – притворно вздохнула Алена. – Недостаток воспитания, я выросла в неполной семье, где отсутствовала твердая рука отца. Трудное детство, одним словом.

– Ну, хорошо, идите, сеньорита Елена, и пригласите ко мне вашу подругу, – напомнил комиссар, поняв, что та просто подшучивает над ним.

Алена вышла из гостиной и поднялась на второй этаж.

– Ну, о чем он у тебя спрашивал? – тут же накинулась на нее Светлана. – Что говорит по поводу случившегося?

– Света, он ждет тебя, – ответила Лена. – Потом поговорим, когда он отсюда уедет. Поскорей бы уже, – сморщилась она.

– Ты случайно не проболталась спьяну? Ничего ему не говорила о том, кто все это делает? – с подозрением спросила та.

– Нет, не говорила и не собираюсь, мы же обсуждали этот вопрос, – устало вздохнула Алена. – Господи, как мне все надоело! И потом, Сергей мне сказал: ходят слухи, что комиссар связан со здешней мафией, – добавила она.

– Да ты что? – округлила глаза Света. – Неужели правда?

– Правда или нет, вопрос спорный, но лучше пока помолчать, это ясно, как дважды два. Так что ты там не очень-то откровенничай, говори только о том, что мы на самом деле видели и что за этим последовало.

– Обижаешь, начальник, – надула губы Светлана. – Я совсем, что ли, дурочка?

– Ну, мало ли, вдруг тебя на откровенность потянет… спьяну? – с сарказмом проговорила Алена, повторив ее же слова. – Шучу-шучу, не смотри на меня, как на врага народа, – засмеялась она. – Свет, иди, неудобно, он ждет. Посмотри на часы, он ведь тоже живой человек, небось спать хочет.

– Нашла кого жалеть, – фыркнула та. – Он не человек, он – мент!

– Это у нас менты, а здесь – полицейские, – засмеялась Лена. – В Америке копы, а во Франции – ажаны.

– Как горшок ни назови, он все равно горшком и останется, – хмыкнула Светлана. – Хоть коп, хоть ажан, все равно – мент.

– Ты идешь или нет? – прикрикнула Алена. – Мы с тобой потом обсудим этот вопрос, а сейчас мне хотелось бы, чтобы этот комиссар поскорее убрался из моего дома.

– Не ворчи, бегу, – произнесла Света и, помахав подруге рукой, скрылась за дверью.

Комиссар, развалившись, сидел в кресле и потягивал кофе, который ему принесла предупредительная Мадлен.

– А вот и я, – произнесла Светлана и остановилась у двери.

– Проходите, сеньорита, – пригласил ее комиссар, а молодой полицейский тут же перевел приглашение.

– Спасибо, – буркнула девушка, пересекла гостиную и присела в кресло напротив. – Я вас внимательно слушаю, господин комиссар.

– Это я вас внимательно слушаю, госпожа… э-э-э, Конюхова, – проговорил мужчина, заглянув в лист бумаги, который лежал на столе. – Я правильно произнес вашу фамилию?

– Правильно.

– Итак, я вас слушаю. Что произошло сегодня ночью? – задал комиссар вопрос. – Если можно, поподробнее. Все, что вы видели, что запомнили, что думаете по этому поводу, и так далее.

Светлана изложила все, что произошло, ничего нового не добавив к тому, что уже было сказано всеми, с кем беседовал комиссар. Тот внимательно выслушал показания, что-то записал в блокнот и поспешно откланялся.

Мадлен проводила его до дверей и, вернувшись в гостиную, тяжело вздохнула:

– И что за напасти сыплются на наши головы? При прежнем хозяине было так спокойно, так хорошо…

– Прежнего хозяина нет, царство ему небесное, – проворчала Светлана. – А теперешняя владелица совсем не виновата в том, что происходит, и нечего валить с больной головы на здоровую.

– Я никого и не виню, я просто очень переживаю, – замахала женщина руками. – Убытки-то какие! То конюшня с конями вместе, теперь гараж с машинами. А что дальше?

– А что вы каркаете? – возмутилась Света. – Почему вы решили, что дальше непременно что-то будет? Или вы уверены в этом, потому что имеете к этому отношение? – нахмурилась она.

– Что вы такое говорите, сеньорита Светлана? – ахнула Мадлен. – Какое я могу иметь к этому отношение? Я в этом доме скоро два года, верой и правдой…

– Только вот этого спектакля не надо, а? – махнула та рукой. – Кто знает, что у вас в голове? Все вы здесь заодно! – проворчала девушка. – Ленка как чувствовала, не хотела сюда ехать. И нечего на меня смотреть такими удивленными глазами. Да, я никому не верю, и вы не исключение, и это мое право! В наше время никому нельзя доверять, тем более, когда… Впрочем, неважно, я спать пошла, – внезапно оборвала она свою тираду.

– Да-да, идите, сеньорита Светлана, вам необходимо выспаться, – засуетилась Мадлен. – Я на вас не обижаюсь и зла не держу, сейчас у всех нервы на пределе, да вы еще и выпили изрядно.

– Хотите сказать, что я пьяная? – прищурилась та. – Да я еще столько же выпью и буду как стеклышко.

– Спокойной ночи, сеньорита Светлана, – очень мягко произнесла Мадлен. – Идите, ложитесь, вон вы какая бледная.

– Ладно, время покажет, кто из нас прав, – еле слышно пробормотала та и направилась к лестнице.

Глава 14

– Это ваше последнее слово, госпожа Рысалес? – чуть грубовато поинтересовался Джакотто.

– Сколько можно вам напоминать, что я Рысь? – раздраженно спросила Алена.

– А по мне хоть пантера, – усмехнулся молодой человек. – Мне удобнее называть вас Рысалес. Итак, я повторяю свой вопрос. Это ваше последнее слово?

– Да, это мое последнее слово, и ничего другого вы от меня не дождетесь, – очень твердо ответила девушка.

– Очень жаль, – вздохнул адвокат. – Я считал вас более разумным человеком.

– А вот о моей разумности судить не вам, господин Джакотто. Впрочем, мне абсолютно наплевать на ваше мнение, можете меня считать кем угодно, хоть сумасшедшей. Я надеюсь, что мы с вами никогда больше не встретимся и вы не будете докучать мне своими телефонными звонками? – тут же поинтересовалась она.

– Этого я обещать не могу, – нахально засмеялся тот.

– Ах, даже так? В таком случае я сегодня же заявлю на вас в полицию, мне надоели ваши звонки и уж тем более ваше нелепое предложение. А еще больше мне надоело то, что вы устраиваете в моем доме. Вы решили меня запугать? Еще один такой выпад, и мало вам не покажется. Я всех на ноги подниму, так и знайте! Вы еще не знаете, с кем связались, не забывайте, что я русская, а значит, очень упорная и выносливая, – с вызовом высказалась Алена. – Я прошу вас в последний раз, и пока по-хорошему: оставьте меня в покое, не заставляйте идти на кардинальные меры.

– Успокойтесь, сеньорита Елена, со своей стороны я могу вас заверить, что не буду больше искать встреч с вами и звонить не стану. Но… боюсь, что вы сами будете очень стараться, чтобы найти меня, – загадочно проговорил Джакотто. – Желаю удачи, госпожа Рысалес… О, прошу прощения, госпожа Рысь, – тут же поправился он, но сделал это насмешливым голосом.

– Что вы имеете в виду? – насторожилась Алена. – Почему вы так говорите? Зачем я буду вас искать?

– Мне кажется, что через пару часов вы об этом узнаете, – ответил Джакотто. – А может быть, и раньше, – добавил он и, противно засмеявшись, отключился.

– Что это значит? – не на шутку встревожилась Лена, глядя на телефон. – Какую еще пакость ты придумал, ублюдок? Что мне ждать на этот раз? Нужно пойти к Светке и все рассказать, – решила она и понеслась к лестнице. Распахнув дверь и заглянув в комнату, она обнаружила ее пустой.

– Куда она подевалась, интересно? – пробормотала Алена и снова спустилась вниз. Заглянув в столовую, она увидела там домоправительницу.

– Добрый день, Мадлен, вы случайно не видели Свету? – спросила она.

– Сеньорита Светлана ушла сразу же после завтрака, – ответила та. – Когда она попросила меня принести кофе, я спросила, почему за завтраком нет вас. Она мне ответила, что вы еще спите и будить вас не нужно. После того как сеньорита Светлана покушала, она сразу же ушла из дома, сказав, что будет только к вечеру.

– Куда, интересно, она могла уйти? – растерянно пробормотала Алена.

– Кажется, у ворот ее ждала машина, – ответила Мадлен.

– Что за машина? – насторожилась Лена.

– Я не могу сказать точно, но мне показалось, что это тот же автомобиль, на котором за сеньоритой Светланой в прошлый раз приезжал молодой человек.

– Николос?

– Я не знаю его имени.

– Ну, большой такой, под два метра ростом. Электрик, который приходил в дом, когда отключился свет.

– Ничего не могу сказать, может быть, и он. Я смотрела из окна второго этажа, поэтому видела только небольшую часть машины, – виновато развела руками Мадлен. – За деревьями невозможно было разглядеть, кто сидит за рулем, кроны очень густо разрослись. Но машина была точно такая же, как и в прошлый раз, это я точно видела.

– Значит, она понеслась на свидание с Николосом, – пришла к выводу Алена. – Больше ей не с кем уезжать.

– Все возможно, – согласилась домоправительница. – А вы позвоните сеньорите Светлане и сразу же узнаете, где она и с кем.

– Господи, Мадлен, какая же вы умница, – обрадовалась Лена. – У меня совершенно вылетело из головы, что можно позвонить.

– Неудивительно после такой беспокойной ночи, – покачала та головой. – У меня сегодня утром так сильно разыгралась мигрень, что пришлось принять лекарство.

– А Сергей и Джон еще спят? – спросила девушка.

– Нет, молодые люди проснулись рано и уехали. Они встали еще раньше, чем сеньорита Светлана, позавтракали и уехали. Просили вам передать, что позвонят, – дала справку Мадлен.

– Одна я провалялась до обеда, лежебока, – проворчала Алена, сетуя на себя. – Так все царство небесное можно проспать. Ладно, узнаю, где моя подруга. Приготовьте мне крепкий кофе, – попросила она женщину.

– Через пять минут кофе будет на столе, – с готовностью ответила та. – А что вы будете на завтрак?

– Какой завтрак, Мадлен? – сморщила носик Алена. – Время близится к обеду.

– До обеда целых два часа, а вы еще ничего не ели, – возразила та. – Завтрак вы пропустили, тогда пусть это будет ланч. Правда, во время сиесты у нас никто не ест, а только отдыхает, но для вас можно сделать исключение.

– Ну, хорошо, ланч, так ланч, – засмеялась девушка. – Через пять минут я спущусь.

Она побежала наверх, вошла в свою комнату и, взяв в руки телефон, набрала номер подруги.

– «Набранный вами номер отключен или находится вне зоны действия сети», – объявил бездушный автоответчик, и Лена чертыхнулась: – Черт, мало того, что смылась из дома, ничего мне не сказав, так еще и телефон отключила! Я, конечно, знаю, что она к Николосу на свидание помчалась, но сказать-то можно было.

Алена в расстроенных чувствах вернулась к лестнице.

– Я сегодня, наверное, уже десять километров накрутила, бегая туда и обратно по лестнице, – ворчала она. – И никакого толку. Все смылись втихаря с самого утра, даже посоветоваться не с кем. Что мне дальше делать? Где искать нового адвоката, да еще надежного? Вроде Светка говорила, что свидание с Николосом они перенесли на послезавтра? – мысленно вернулась Алена к исчезновению подруги. – Она говорила об этом вчера, значит, свидание должно было состояться только завтра. Небось позвонил, уговорил, вот она и сорвалась из дома ни свет ни заря. Да, любовь творит настоящие чудеса, – вздохнула она. – После сумасшедшей ночи, да еще после такого количества выпитого вина, не выспавшись… Я бы так не смогла, хоть застрелите.

Алена бездумно слонялась по дому, то и дело набирая номер Светланы, но слышала одно и то же.

– Недоступен.

– Вот непутевая, – ворчала она. – Неужели трудно позвонить, ведь прекрасно знает, что я буду волноваться!

Только через два часа зазвонил телефон, и Лена, посмотрев на дисплей, увидела номер подруги.

– Ну, слава тебе, господи, наконец-то сама догадалась позвонить, – радостно заулыбалась она и включила трубку.

– Алле, гулена, где тебя носит с утра пораньше?

– Лен, привет, это я, – сообщила ей Света, каким-то странным, потухшим голосом.

– Привет-привет, дорогая. Что с твоим голосом? – хмыкнула та. – Похмельный синдром давит на связки? Почему ты ушла и ничего мне не сказала? Кто так делает, Света? А вдруг бы я передумала насчет твоего плана и, проснувшись, согласилась бы, а тебя нет? – без остановки, с возмущением трещала Алена. – Я звоню тебе, звоню, а номер недоступен. В чем дело? Неужели трудно было самой позвонить, и не через пять часов, а сразу? Я придушить тебя готова, насколько зла сейчас.

– Лена, Лен, помолчи, пожалуйста, минутку, а, – тихо проговорила Светлана. – Выслушай меня.

– Ну, слушаю, – с вызовом ответила та. – Посмотрим, что ты придумаешь в свое оправдание.

– Лен, ты только не волнуйся, пожалуйста, но я… – и Света, споткнувшись на полуслове, почему-то замолчала.

– Что случилось? – насторожилась Алена. – Ты почему молчишь? Да говори же, наконец, – не выдержав, рявкнула она.

– Кажется, меня похитили, – всхлипнула Света. – И они говорят, что обязательно меня убьют, если ты не согласишься на их условия.

– Что сделали? – икнула Алена. – Что за дурацкие шутки? Это ты так прикалываешься, да? – нервно хихикнула она.

– Это не шутки, меня правда похитили, – снова всхлипнула Светлана.

– Светка, где ты?! – не своим голосом закричала Алена, поняв наконец, что подруга действительно не шутит. – Что они с тобой делают? Я сейчас же звоню в полицию!

– А вот этого делать не стоит, – прозвучал у нее в ухе совсем другой, мужской голос. – За твоим домом постоянно следят. И если ты вздумаешь сделать хоть шаг по направлению к полицейскому участку, твою подругу сразу же подвесят за ноги на металлической балке, которых здесь полно. А если ты по-прежнему будешь упорствовать и не сделаешь того, о чем тебя просят, то завтра ее подвесят уже не за ноги, а за шею. Знаешь, что после этого происходит? – противно усмехнулся он. – Правильно, воздух прекращает поступать в легкие, и человек отбрасывает коньки, проще говоря, умирает. Ты же не хочешь, чтобы твоя подруга умерла?

– Нет, не хочу, – прошептала Елена. – Я вас прошу, ничего не нужно с ней делать, ни сегодня, ни завтра, вообще никогда! Я на все согласна, я все сделаю так, как вы хотите, только отпустите ее, пожалуйста, – быстро-быстро заговорила она, чтобы собеседник не отключился. – Отпустите ее прямо сейчас, и вы все получите.

– Нет, отпускать ее сегодня мы не будем, у нас совсем другие планы, – ответил неизвестный. – Завтра за тобой приедет машина и отвезет куда надо. Там ты подпишешь документы и тогда спокойно, без лишней суеты, сможешь забрать свою подругу.

– А где гарантии того, что вы поступите именно так, как говорите? – осторожно спросила Алена. – Какие вы можете мне дать гарантии? – повторила она.

– Гарантии? О каких гарантиях ты толкуешь, когда жизнь твоей подруги висит на волоске? – раздраженно рявкнул собеседник. – В общем так: завтра я тебе позвоню и сообщу, в котором часу ты должна будешь выйти из дома. Как только мы убедимся в том, что за тобой не следят и ты не притащишь за собой полицейских, я снова позвоню и дам следующие указания. Куда ты должна будешь пойти, тебя будет ждать машина. Но имей в виду: если мы вдруг что-то заподозрим, твоя подруга сразу же будет убита. Ты хорошо все поняла? – строго спросил он.

– Да-да, я… очень хорошо, – ответила Алена, интенсивно кивая головой, как будто собеседник мог ее видеть. – Я сделаю все, как вы говорите. Не волнуйтесь, я не пойду в полицию.

– Умная девочка, молодец, все схватываешь на лету, – довольным голосом произнес неизвестный. – Завтра жди моего звонка, телефон все время держи при себе.

– Хорошо.

Незнакомец отключился, и Лена с тоской посмотрела на трубку.

– Светка, как же так? – прошептала она. – Зачем сегодня ты вышла из дома? Ведь вчера мы договорились, что до тех пор, пока Джакотто не позвонит, будем соблюдать осторожность. А ты по первому звонку Николоса помчалась, не соблюдая… Мама дорогая! – ахнула вдруг Алена. – Выходит, Николос тоже из этой банды? Он специально выманил сегодня Светку из дома! Они все продумали заранее… Вот скотина! – процедила сквозь зубы она. – Она в тебя почти влюбилась, говорила, какой ты хороший, внимательный, щедрый. Теперь понятно, почему ты был таким белым и пушистым, тебе нужно было ее приручить. Что же мне делать?

Алена заметалась по комнате.

– Стоп, – сама себе приказала она. – Нельзя раскисать и впадать в панику. Ведь этот человек сказал, что они ее отпустят, если я подпишу бумаги. Я их подпишу, конечно! А что потом? А потом они грохнут нас обеих, – пришла к страшному выводу Лена и в изнеможении плюхнулась на кровать.

«Нужно что-то придумать, – нахмурилась она. – Только что? Сколько у меня времени? Не так уж и много: всего один день».

* * *

– Будем надеяться, что твоя подруга поступит благоразумно и не полезет в бутылку, – усмехнулся здоровенный парень, откусывая кусок пиццы. – Я бы на ее месте не стал рисковать, я ведь действительно тебя убью, если что не так пойдет. Чего молчишь, язык, что ли, проглотила?

– Пошел к черту, идиот, – огрызнулась Светлана и сморщилась от боли в руках, которые были привязаны к стулу веревкой. Парень отвинтил пробку бутылки с минеральной водой и начал пить прямо из горлышка. Его кадык ходил ходуном, он издавал громкие глотающие звуки. Света облизала пересохшие губы, без отрыва глядя на прозрачную воду с пузырьками.

«Вот скотина, хоть бы предложил напиться, – подумала она. – Мало того, что привязал к стулу, так еще и жаждой морит, дебил!»

– Может, ты меня развяжешь? – спросила она. – Куда я денусь-то?

– Сиди и не дергайся, мне так спокойнее, – отмахнулся парень. – Кто знает, что у тебя на уме?

– И не стыдно, такой большой, а бабы испугался? – усмехнулась Света. – Скажи хоть, как тебя зовут, а то общаемся, как неандертальцы: ты да ты.

– Не твое дело, как меня зовут, – проворчал здоровяк. – Меня вполне устраивает то, что есть. А насчет того, что я испугался, ты не права. Мне – тебя бояться? – пожал он плечами, показывая на пистолет, который лежал рядом с ним на деревянном ящике. – У меня приказ: стрелять без предупреждения. И я не промахнусь, если вдруг дернешься, сразу дырку в голове сделаю.

– Сколько же тебе заплатили, что такое рвение демонстрируешь? – с ехидной улыбкой спросила Светлана.

– Мне вполне хватит, – огрызнулся парень. – И рот закрой. Слишком много вопросов задаешь.

– А что еще делать? – пожала девушка плечами. – Времени – вагон и маленькая тележка, так что вполне можем за жизнь поговорить. Я вижу, ты не итальянец, волосы у тебя русые и глаза голубые, по-русски шпаришь как по писаному. Откуда ты родом, если не секрет?

– Из Москвы, – машинально ответил парень и тут спохватился. – Не твое дело, откуда я. Чего пристала со своими вопросами?

– Так мы ж с тобой земляки, дорогой ты мой! – Светлана изобразила радостную улыбку. – Я на Ленинградке живу, недалеко от Белорусского вокзала. Давно ты из России сюда приехал?

– Отстань, сказал, – рявкнул молодой человек. – Мне с тобой разговаривать запрещено.

– Кем запрещено?

– Не твое дело.

– Что ты заладил, как попугай: не твое дело да не твое дело? Я же у тебя ничего о твоих заказчиках не спрашиваю? Ничем таким секретным не интересуюсь? Просто хочется поговорить о Москве, мы же соотечественники. Я, например, в 619-й школе училась, потом в Третий медицинский поступила, сейчас врачом работаю в клинике имени Боткина.

– Боткина? – заметно оживился парень. – У меня там друг санитаром подрабатывал, когда тоже в медицинском институте учился.

– Кто такой, может, я его знаю? – с интересом спросила Света.

– Много будешь знать, скоро состаришься, – снова нахмурился парень. – Ишь, чего захотела! Тебе все расскажи, а потом еще дай попробовать.

– Извини, я без всякой задней мысли спросила, – пожала Светлана плечами. – Клиника большая, там тьма народу работает, я всех и не знаю, только тех, кто со мной в одном отделении. Слушай, ну скажи ты, как тебя зовут, не могу я так общаться, без имени. Ты даже можешь вымышленное назвать, просто придумай, и все. А я тебя так и буду называть.

– Петр, – коротко бросил тот, и Светлане почему-то показалось, что парень назвал свое настоящее имя.

– Ну вот, совсем другое дело, Петр, – улыбнулась она. – А мое имя тебе наверняка известно: я Света. На срок нашего с тобой заточения в этом уютном местечке давай заключим временное перемирие, – предложила девушка.

– Что значит, перемирие? – вскинул Петр брови. – Я тебя развязывать не буду, и не надейся.

– Я не об этом, можешь не развязывать, – нахмурилась Света. – Ты мне только воды немного дай. Надеюсь, что хоть это тебе не запрещено? Нас никто не видит и не слышит, так что бояться тебе совершенно нечего.

– Я никого и ничего не боюсь, – ощетинился парень. – Воды сейчас дам, только, как ты ее пить будешь?

– А ты мне помоги, налей в стакан и поднеси к моему рту, вот и все дела, – улыбнулась Светлана. – А будет еще лучше, если ты меня все же развяжешь, – повторила она свою просьбу. – Я тебе клянусь, что даже шага лишнего не сделаю. Кроме того, что ужасно хочу пить, я еще и в туалет хочу. Что в этом случае делать?

– А вот этот вариант я как-то не предусмотрел, – откровенно растерялся Петр. – Туалет здесь только на улице.

– В чем же дело? Возьми свой пистолет, приставь его к моей голове и отведи к туалету. Не справлять же мне нужду прямо здесь? Нам с тобой почти сутки здесь куковать, неприятно будет испражнениями дышать. Петь, ты что надулся как индюк? – улыбнулась Светлана. – Никак не сообразишь, что к чему? Развязывай, не бойся, я смирная.

– Вставай, пошли, развяжу у туалета, – нехотя согласился тот. – Только имей в виду: один лишний шаг, и я стреляю, мне терять нечего.

– Человеку всегда есть, что терять, – возразила Света. – И не думаю, что ты исключение.

– Что ты имеешь в виду? – нахмурился Петр.

– Да это я так, к слову, – улыбнулась девушка. – Пошли быстрее, а то у меня сейчас мочевой пузырь лопнет… и все остальное тоже.

Как только они вышли на улицу, Светлана внимательно огляделась вокруг, чтобы понять, где они находятся. Когда ее сюда привезли, то предварительно завязали глаза и сняли повязку только в помещении.

«Похоже, заброшенный завод или что-то в этом роде, – подумала про себя она. – Или замороженная стройка».

Когда они прошли некоторое расстояние, Светлана увидела пластиковую будку туалета.

– Как у нас в России, платные, – усмехнулась она. – Наверное, это стройка, раз такие удобства.

– Ты почему смеешься? – насторожился Петр, увидев ее улыбку.

– Да вот, Россию-матушку вспомнила, когда увидела это, – кивнула она на голубую будку туалета. – Совсем как у нас в Москве, на рынках.

– Давай, – подтолкнул парень Светлану. – Быстрее делай свои дела и пошли обратно.

– Так ты сначала развяжи мне руки, – нахмурилась та. – Не зубами же мне с себя трусы стягивать? Или ты сам это сделаешь? – ехидно спросила она. – Может, еще потом и задницу мне подотрешь?

– Сейчас ты у меня договоришься, – зло прошипел парень. – Придется в эти самые трусы все дела делать. Я тогда посмотрю, как ты будешь улыбаться.

– Да, ладно тебе, Петь, уж и пошутить нельзя, – миролюбиво проговорила Света и повернулась к нему спиной, чтобы он развязал ее. Тот распутал узел, и она облегченно вздохнула, когда освободились запястья.

– Господи, как хорошо-то, – блаженно вздохнула девушка, разминая затекшие конечности. – Иногда как мало нужно человеку, чтобы понять, до чего прекрасна жизнь!

– Тебе бы испытать то, что мне пришлось, тогда по-настоящему поняла бы, как она прекрасна, – проворчал Петр. – Завязанные руки, это так, семечки, – вздохнул он.

– А что тебе испытать пришлось? – с интересом спросила Света.

– Ты только что говорила, что не можешь терпеть, – напомнил парень. – Мне снова тебя связать?

– Нет-нет, я уже побежала, – торопливо проговорила девушка и поспешно скрылась за дверью туалета. – Эй, здесь даже туалетной бумаги нет, – крикнула она. – Что делать?

– Я откуда знаю, – ответил Петр. – У меня ее тоже нет.

– Беспредел, – проворчала Светлана. – Если уж похищаете человека, то будьте добры, позаботьтесь о нормальных условиях существования!

На самом деле Света, как могла, тянула время, скрупулезно соображая, как бы ей обмануть этого парня и сбежать отсюда. В маленькую щелочку она пристально наблюдала за надзирателем.

«Здоровый он, боюсь, мне не справиться, – думала она. – Да и пистолет у него. Вдруг и правда выстрелит? Нет, мне нужно притупить его бдительность, прикинуться смирной овечкой, а ночью… а ночью будет видно», – решила Света и вышла из будки.

– Вот и все, а ты боялся, – весело проговорила она. – Говорила же тебе, что я смирная, мухи не обижу. Слушай, а что здесь такое? Стройка? – спросила она, оглядываясь по сторонам.

– Меньше будешь знать, крепче будешь спать. Давай-ка, поворачивайся, – хмуро произнес Петр, приготовив веревку, чтобы снова завязать ей руки.

– Петь, не нужно меня связывать, – умоляюще глядя на парня, попросила Светлана. – Я клянусь, что буду сидеть тихо-тихо, как мышка. Посмотри, какие у меня борозды на запястьях, – показала она на глубокие красные полосы. – Мне же больно, неужели не понимаешь?

– Ладно, иди вперед, – махнул он пистолетом в сторону построек. – Но имей в виду, что церемониться я с тобой не намерен, если что… ты знаешь, что произойдет.

– Спасибо, Петя, век не забуду, – широко улыбнулась Света. «А он не такой уж и плохой парень, каким хочет казаться», – отметила она.

Глава 15

Алена лихорадочно набирала цифры, но они упрямо не хотели складываться в нужный ей номер.

– Да что же это такое, черт возьми, – ругалась она, поняв, что вот уже в третий раз набрала не ту комбинацию. – Так, нужно сосредоточиться, – начала она саму себя успокаивать. – Оттого, что ты будешь психовать, Алена, ничего не изменится. Нужно просто немного посидеть, равномерно подышать, а потом позвонить Сергею и Джону.

Алена села в кресло, прикрыла глаза, несколько раз глубоко вздохнула, посчитала до десяти, а потом сосредоточенно, не торопясь, набрала нужные цифры.

– Ну вот, все и получилось, – прошептала она, слушая длинные гудки. – Нужно было просто успокоиться, и все. Сергей, у меня ЧП, Светку похитили! – как оглашенная закричала она, мгновенно забыв о спокойствии, услышав знакомый голос.

– Лен, ты, что ли? – удивленно поинтересовался молодой человек. – Что ты сказала?

– Сережа, немедленно приезжай ко мне, Светку похитили, мне только что звонили и сказали, что убьют ее, если я не соглашусь на их условия, – истерично всхлипывая, повторила Алена. – Я позвоню Джону и попрошу, чтобы он тоже приехал.

– Что они хотят? Выкуп? – взволнованно спросил Сергей.

– Да, им нужен выкуп, все мое наследство, – выдохнула Лена.

– Что-о-о-о? – изумленно протянул Сергей. – Как это – все наследство?

– Может, ты не будешь задавать мне глупых вопросов по телефону, а приедешь сюда? – раздраженно спросила девушка. – Я кому вчера все рассказывала, телеграфному столбу или тебе?

– Буду у тебя через тридцать минут, – коротко бросил Сергей и отключился.

Алена тут же набрала номер Джона и, ничего ему не объяснив, просто попросила приехать. Тот сразу же согласился. Она позвонила и охраннику у ворот и предупредила, чтобы он пропустил ее друзей сразу же, как только они приедут.

Тридцать минут подряд, пока молодые люди ехали к ней, Алена металась по комнате, то и дело подбегая к окну, чтобы посмотреть, не показалась ли хоть одна из машин. Как только она увидела знакомый «Мерседес», бросилась на первый этаж, чтобы встретить Джона прямо у порога. Тот вышел из машины с букетом цветов и счастливой улыбкой на губах. Но она моментально исчезла с лица молодого человека, как только он увидел взъерошенную бледную Алену.

– Что случилось? Ты заболела? – обеспокоенно спросил он. – Я могу тебе чем-то помочь?

В это время на подъездной дороге показалось такси, и Лена вместо ответа сказала:

– Вон и Сергей приехал, пройдем в дом, и я вам все расскажу.

Молодые люди обменялись приветствиями, хоть уже и виделись сегодня – ведь они ночевали у Алены. Девушка пригласила их пройти за ней, и вскоре все трое оказались в ее комнате. Она плотно прикрыла дверь, посмотрела, нет ли кого за шторами, даже заглянула под кровать. Джон с удивлением наблюдал за действиями Лены и бросил недоумевающий взгляд в сторону Сергея. Тот неопределенно пожал плечами, сделав вид, что тоже ничего не понимает.

– Успокойся, Джон, я не сумасшедшая, – горько усмехнулась Алена. – Просто не хочу, чтобы то, о чем мы сейчас будем разговаривать, кто-нибудь услышал.

– Что случилось, Лена? – спросил тот. – Ты попросила меня приехать, и вот я здесь. У тебя снова неприятности? Что на этот раз? Я уже предпринимаю кое-какие действия…

– Джон, Сережа, присаживайтесь, – проговорила та, не дав договорить молодому человеку. – Я попросила вас приехать, потому что не знаю, что мне делать. Час назад мне позвонила Света и сообщила, что ее похитили.

Джон напряженно хмурил лоб, пытаясь понять, что именно сказала Лена, но у него ничего не получалось, так как с русским языком все еще были проблемы.

– Об этом ты мне уже по телефону сказала, – напомнил Сергей. – Какие-нибудь соображения есть?

– Прошу прощения, – подал голос Джон. – Лена, ты не могла бы все сказать по-английски, а то я ничего не понял, – попросил он.

Девушка повторила новость на английском языке и увидела, как округлились глаза молодого человека.

– Нужно срочно сообщить в полицию, – выкрикнул он. – Это же преступление!

– В полицию сообщать нельзя, они предупредили – если я это сделаю, сразу же убьют Светку, – вздохнула Алена. – Ребята, очень вас прошу, помогите мне что-нибудь придумать. Или мне лучше отдать этим бандитам все, что они просят? – тут же спросила она.

– Лен, ты же прекрасно понимаешь, что после этого тебя никто не захочет оставлять в живых, – вздохнул Сергей. – Дело серьезное, нужно хорошо подумать, прежде чем принимать решение. Ты сначала еще раз расскажи все в подробностях, а потом и думать будем. Извини, но вчера мы были навеселе, поэтому…

Алена выложила ситуацию как на духу, не скрывая от друзей ничего. Ни того, как к ней приехал Джакотто с нелепым предложением, ни того, что ее адвокат умер, и она подозревает, что не своей смертью, ни того, что Николос наверняка – засланный казачок. Она рассказала все, плоть до последнего момента, когда ей позвонила Света, а потом с ней поговорил бандит.

Троица долго обсуждала возможные варианты, как и Свету освободить, и наследства не лишиться, но, к сожалению, ни к какому определенному знаменателю прийти не смогла. Когда аргументы и предложения иссякли, все приуныли. Сергей, насупившись, сидел в кресле, Джон нетерпеливо прохаживался по комнате, а Лена стояла у окна и тихо плакала.

– Мне кажется, нужно подключить прессу, – высказался Джон. – Это самый надежный способ приструнить вымогателей.

– Как мы можем кого-то подключить, когда мне ясно дали понять: Светку убьют, если я… Ай, да что я вам говорю, вы и сами все понимаете, – безнадежно махнула она рукой.

Сергей все это время молчал. Наконец его чело просветлело, и от улыбки на щеках заиграли ямочки.

– Ребята, кажется, я придумал, что нужно делать!

– Что? – нетерпеливо выкрикнула Алена. – Говори быстрее!

– Судя по методу запугивания и общему способу ведения этого гнусного вымогательства, здесь действует мафия, – начал объяснять Сергей. – Так как мы не такие всесильные, чтобы бороться с ней, мы должны найти альтернативу.

– В каком смысле альтернативу? – не поняла Алена. – Что ты под этим подразумеваешь?

– Мы поступим очень просто: натравим их друг на друга, – радостно сообщил молодой человек.

– А понятнее объяснить не можешь? – раздраженно спросила Лена. – Кого на кого мы натравим?

– Мафию на мафию, – очень просто ответил Сергей, как будто говорил о совершенно обыденных вещах.

– Это как? – захлопала девушка глазами.

– Нужно хорошенько все взвесить, – посерьезнел Сергей. – Ты говорила, что к тебе приходил Хулио Джакотто, адвокат, и вел с тобой переговоры от имени своего клиента?

– Да.

– Все очень просто, – пожал парень плечами. – Нужно узнать, на кого он работает, и мы сразу узнаем, какая это группа, русская или итальянская.

– Мне кажется, русская, – проговорила Алена. – Слишком много там русскоговорящих. Николос, Светкин ухажер, сволочь недобитая, потом этот подставной адвокат, Владимир Нилов, и сам Джакотто очень хорошо говорит по-русски. Кто еще? – нахмурилась она, силясь вспомнить. – А человек, говоривший со мной по телефону, очень чисто по-русски изъяснялся.

– Какой человек?

– Ну, тот самый… который мне сказал, что убьет Светку, если я…

– Значит, русская мафия, – задумчиво прошептал Сергей. – Это очень хорошо, просто замечательно!

– Что же здесь хорошего? – проворчала Алена. – Что русская, что итальянская, хоть монголо-татарская, один черт, хрен редьки не слаще.

– Не скажи, моя дорогая, – возразил Сергей. – Если это действительно русская мафия, то натравить на них итальянскую – раз плюнуть, у них кровная вражда уже много лет, и об этом все знают.

– И как мне попасть туда, в эту итальянскую мафию? – хмыкнула Лена. – Здравствуйте, я ваша тетя? А не примете ли новоиспеченную родственницу в свою мафиозную семью?

– Это дело предоставь мне, – ответил Сергей. – Я попробую в гараже у друзей-шоферов разузнать, что к чему. Наверняка кто-нибудь что-нибудь да знает.

– Сережа, у нас времени совсем нет, – взвыла Алена. – Меньше суток осталось!

– Джон, а ты случайно ничем в этом деле помочь не можешь? – обратился молодой человек к адвокату.

– Если вы объясните мне, о чем речь, тогда, может быть, – ответил тот. – Вы так быстро говорите с Еленой, что я не успел ничего разобрать, вы же знаете, у меня с русским языком проблемы. Единственное, что я разобрал, так это слово «мафия».

Сергей рассказал Джону, что к чему, и тот хитро посмотрел на друзей.

– А что, это неплохая мысль, между прочим, – одобрил он замысел Сергея. – И кажется, что я смог бы помочь, только…

– Каким образом? – нетерпеливо спросила Лена, даже не дав адвокату договорить. – Джон, говори быстрее, у нас же совсем нет времени.

– Дело в том, что итальянской мафией заправляет некто Марио Чекалонне, очень влиятельный человек.

– Крестный папа, – уточнил Сергей.

– Ну, можно и так сказать, – согласился молодой человек. – Так вот, год назад я спас от тюрьмы его племянника.

– Как?

– Случилось так, что моего тогдашнего босса убили буквально за два дня до слушания дела, и мне пришлось взять на себя защиту парня. Об этом убийстве потом все газеты целую неделю трубили, но об этом не время вспоминать. Так вот, племянник Чекалонне – мальчишка совсем, всего двадцать два года, попался на наркотиках. Я помогал шефу с ведением этой защиты, поэтому знал уголовное дело досконально. И вот в день суда мне пришлось выступить в роли защитника… и я выиграл это дело! Сам Чекалонне тогда подошел ко мне и сказал: «Если когда-нибудь тебе понадобится моя помощь, звони». Он дал мне свою визитку, и я просто сунул ее в карман. Потом куда-то ее запихнул, даже не помню, – вздохнул Джон. – Тогда я подумал, что лучше с такими людьми никаких отношений не иметь, но теперь я бы сделал это. Я уверен: если позвоню ему, он не откажет в помощи. Но где мне искать его визитку, я понятия не имею, – пожал он плечами.

– Если ты ее немедленно не найдешь, я тебя прикончу! – подпрыгнула Алена. – Куда ты мог ее девать?

– Выбросить я не мог, – нахмурился Джон. – У меня нет такой привычки – выбрасывать вещи, если я даже уверен, что они мне никогда не пригодятся. Нужно посмотреть в письменном столе, возможно, она там.

– А чего тогда ты стоишь? – рявкнула Алена. – Немедленно едем к тебе, я сама весь твой дом переверну вверх ногами!

Она уже было ринулась к двери, но ее остановил голос Сергея.

– Куда ты собралась, ненормальная? Ты сама только что сказала, что за домом следят.

– Ой, точно, – растерянно согласилась Алена. – И что теперь?

– Пусть Джон едет к себе и ищет эту чертову визитку, а мы пока пойдем чай пить, желательно с пирогами, – весело ответил молодой человек.

– Чай? – хлопнула глазами Лена. – Мы будем пить чай, когда Светка на волосок от смерти?!

– Может, прикажешь траур надеть или вообще в схимники податься ради такого случая? – нахмурился Сергей. – Слава богу, она жива, будем надеяться, здорова, поэтому ничего страшного не случится, если мы немного перекусим. Время, между прочим, уже к обеду приближается, сиеста заканчивается. Джон, а ты поторопись, времени в обрез, как ни крути.

Адвокат поспешно удалился, а Сергей с Аленой спустились в столовую. Девушка попросила Мадлен приготовить чай и что-нибудь перекусить.

– Через тридцать минут подадут обед, – напомнила та. – Подождете или все же желаете чай?

– У меня, если честно, совершенно нет аппетита, – призналась Лена. – Нервничаю ужасно. Сережа, подождем или как? – спросила она.

– Подождем, – пожал тот плечами. – За чашкой чая, – с улыбкой добавил он. – Так быстрее время пролетит, что-то я тоже нервничаю.

– Мадлен, скажите, чтобы принесли сначала чай, а потом обед.

– Хорошо, сеньорита Елена, – кивнула та головой и степенно удалилась из столовой.

– Господи, только бы он нашел визитку с телефоном, – прошептала девушка, сложив руки у груди. – Только бы нашел! Сережа, как ты думаешь, это крестный папа действительно поможет, если Джон его попросит?

– Я не знаю, будет ли он помогать Джону, – пожал тот плечами. – А в том, что он поможет тебе, я уверен. Нам бы только добраться до него.

– А почему ты уверен, что он будет помогать мне? – удивилась Алена.

– Потому что у тебя есть деньги, девочка моя, – засмеялся Сергей. – Зелененькие такие доллары, а еще лучше – евро. Такие люди, как Чекалонне, не любят, когда им напоминают об их долгах, а вот хорошо заработать… подобного шанса они никогда не упустят.

– А зачем же мы тогда отправили Джона за визиткой? – нахмурилась Лена.

– Я смотрю, у тебя на нервной почве перестали мозги шевелиться? – усмехнулся Сергей. – Без этой визитки и без звонка Джона мы никогда не попадем к крестному папе. А так он назначит встречу, и ты ему предложишь деньги за то, чтобы он избавил тебя от вымогателей. И тебе хорошо, и он сразу двух зайцев подстрелит. И деньги получит, и от конкурентов избавится. Для нас первостепенная задача: попасть к нему, остальное – дело техники.

– У меня и правда мозги совсем перестали варить, – вздохнула Алена. – В последние дни сплошные стрессы.

– Если бы ты рассказала мне все еще в первый день, у тебя бы не было этих проблем. А ведь я спросил, в чем дело, – проворчал Сергей. – Глядишь, вместе что-нибудь придумали бы, когда время еще было.

– Не обижайся, Сережа, меня визит Джакотто так ошарашил, что я сама не знала, что мне делать, – виновато произнесла Алена. – Я даже Светке не сразу рассказала. А тебя я вообще не знала, виделись всего два раза. Ты бы доверился незнакомому человеку? Нет, естественно. Тем более, я рассчитывала на господина Родригеса, адвоката моего отца, а видишь, как все получилось, – тяжело вздохнула она. – Слушай, а как же мне из дома выйти, если Джон найдет телефон и мне нужно будет ехать к этому Чекалонне? – спохватилась вдруг девушка.

– Что-нибудь придумаем, – успокоил ее Сергей. – Главное, чтобы он нашел визитку, об остальном потом подумаем.

Как будто услышав мысли Алены, зазвонил ее телефон. Она поспешно схватила трубку, увидев, что высветился номер Джона.

– Алло, я слушаю, Джон, – закричала она. – Ты нашел визитку?

– Все в порядке, Елена, я уже еду обратно, – ответил тот. – Правда, сомневаюсь, что мне стоит это сейчас делать, – произнес он странную фразу. – Нет, скорей всего, не стоит. Возьми ручку и бумагу.

– Зачем?

– Я тебе продиктую прямой номер Чекалонне, на всякий случай.

– В чем дело, Джон? – забеспокоилась Алена.

– Когда я ехал из твоего дома, заметил, что за мной последовала машина. В своей квартире я пробыл ровно пять минут, очень быстро нашел визитку. Как я и предполагал, она лежала в моем письменном столе. Когда я только сел в машину, чтобы вернуться к тебе, я увидел, что эта машина снова едет за мной. Ты взяла ручку и бумагу?

– Да-да, взяла, диктуй.

Джон продиктовал набор цифр и тут же заговорил снова:

– Я прямо из машины попытаюсь связаться с господином Чекалонне и предупрежу его, что ты ему будешь звонить.

– А сам не приедешь? – забеспокоилась Алена.

– Я думаю, не стоит этого делать, машина по пятам следует за мной. Будет лучше, если я немного покатаюсь по городу, чтобы запутать преследователей.

– Господи, Джон, прости меня, ради бога, – всхлипнула девушка. – Я и вас с Сергеем втянула в это дерьмо!

– Ничего, на то мы и мужчины, чтобы страдать ради женщин, – весело ответил тот. – Лена, я отключаюсь, позвоню господину Чекалонне, – напомнил тот. – Не вешай носа, рядом с тобой Сергей, он очень хороший парень. Как только я дозвонюсь Чекалонне, сразу же извещу тебя. Пока, девочка.

– Пока, – упавшим голосом попрощалась та и посмотрела на Сергея глазами, полными слез. – За ним привязалась какая-то машина, он решил не ехать сюда.

– Правильно, – одобрил Сергей. – Умный мальчик.

– Он попытается дозвониться Чекалонне. А потом сообщит мне. Вот, он дал номер телефона.

– Сообразительный, чертяка, хоть и американец, – усмехнулся молодой человек. – Что ж, будем ждать его звонка, другого нам не остается. О, а вот и обед подоспел! – потер он руку об руку, когда увидел, как в столовую вошел помощник повара с подносом в руках. Следом за ним шла молодая служанка, тоже с подносом.

– Что ж, полчаса на трапезу у нас есть, а потом – сразу же за дело, – проговорил он, снимая крышку с супницы и с вожделением потянув носом. – Чтоб мне так жить до самой пенсии!

– А я есть совсем не хочу, – грустно проговорила Алена. – У меня сейчас ничего в горло не полезет.

– А вот это ты зря, – не одобрил ее упаднического настроения Сергей. – На сытый желудок и голова намного лучше варит, чтоб ты знала. Когда я голодный, вообще плохо соображаю, а как поем, совсем другое дело.

– У вас, у мужиков, к любому органу пути ведут через желудок, – усмехнулась Алена. – Что к сердцу, что к мозгам, что к… любым другим местам.

В это время вновь зазвонил ее телефон, и она поспешно его включила.

– Все в порядке, Елена, можешь звонить господину Чекалонне прямо сейчас, он тебя выслушает. Я ему рассказал о твоей проблеме в двух словах, но он хочет послушать, что скажешь именно ты. Кстати, его зовут Марио, он не любит, когда к нему обращаются по фамилии. Ты меня слышишь, Елена? Почему ты молчишь?

– Я слышу, Джон, спасибо, – тихо ответила та. – Сейчас я позвоню господину Марио. Боюсь до ужаса, – откровенно призналась Лена. – Что мне ему сказать?

– Говори все как есть, – дал совет Джон. – Только я не думаю, что он захочет это слушать по телефону: он назначит тебе встречу.

– А ты сказал ему, чтобы он поторопился ее назначить? У нас же меньше суток осталось, – занервничала Лена.

– Не волнуйся, звони, – повторил Джон. – Я его уже проинформировал, он в курсе, что времени практически нет.

Глава 16

– Сережа, как же мне из дома выйти? – с беспокойством спросила Алена, глядя на часы. – Через два часа мы должны быть на месте… А как мы туда попадем?

– Так, спокойствие, главное, спокойствие, – выставив руки перед собой, проговорил тот. – Ну-ка, повернись, – велел он.

– Зачем? – удивилась Лена.

– Раз говорю, значит, надо, – строго ответил Сергей.

Девушка покрутилась вокруг своей оси и, остановившись, уставилась на друга вопрошающим взглядом.

– Здешняя служанка вроде бы одной с тобой комплекции, – пробормотал тот. – Я придумал. Тебе нужно переодеться в форму служанки, потом быстро шмыгнешь в мою машину, а дальше… будем надеяться на удачу, на господа бога и на мои способности виртуозно водить машину, – весело проговорил Сергей. – Давай, не стой столбом, чеши, разыскивай свою служанку и раздевай ее, – поторопил он Алену.

– Зачем ее раздевать? – пожала та плечами. – Я видела в прачечной запасные комплекты формы. Там специальные шкафчики стоят, наверное, для прислуги.

– Тогда вперед, в прачечную, – подтолкнул Алену в спину Сергей. – И постарайся, чтобы никто не увидел, как ты берешь форму.

– Ты думаешь, мне нужно опасаться даже тех, кто живет в моем доме? – нахмурилась девушка.

– Тебе сейчас нужно всех подряд опасаться, даже вон тех птичек, которые сидят на дереве у тебя в саду, – вполне серьезно ответил Сергей. – Беги, время не стоит на месте.

Девушка убежала, а Сергей подошел к окну и посмотрел на свою машину, которая стояла у парадных дверей.

– Наверное, нужно ее переставить к черному ходу, – подумал он. – Хотя нет, этот маневр может привлечь внимание тех, кто следит за домом. Вот привязались, гады, – сплюнул он. – Нашли, кого грабить – молодую женщину! Ни стыда ни совести!

Алена пулей пронеслась по лестнице, пересекла холл и спустилась вниз, в подвальное помещение, где располагалась прачечная. Прежде чем войти, она прислушалась, поняв, что там никого нет, переступила через порог. Она начала распахивать шкафчики, но ни в одном из них не нашла то, что ей было нужно.

– Черт, где тонко, там и рвется, – выругалась Алена. – И во что мне теперь переодеваться? В повара, что ли? – усмехнулась она, крутя в руках белую куртку с колпаком. В это время Лена услышала какой-то шум, и через мгновение на пороге прачечной показалась та самая служанка, о которой говорил Сергей. В руках она несла стопку белья для глажки. Девушка в нерешительности замерла, увидев хозяйку дома, и уставилась на нее удивленным взглядом.

– Сеньорита, вам что-то нужно? – спросила она по-итальянски, Лена с трудом ее поняла.

– Нет-нет, ничего, не волнуйся, – дружелюбно улыбнулась она. – А где еще одна твоя форма? – прибегая к жестикуляции, попыталась спросить она. – Мне, – показала Лена на себя, – нужна твоя форма, – показала она на одежду девушки. – Поняла?

Та отрицательно замотала головой, разводя руки в стороны и пожимая плечами.

– Господи, что ж ты такая бестолковая-то? – простонала Алена.

Она бросила взгляд на часы, и ее глаза испуганно округлились.

– Мама дорогая, времени совсем не осталось! Миленькая моя, прости, ради бога, но мне придется тебя раздеть, – быстро заговорила она, хватаясь за пуговицу на блузке девушки и расстегивая ее. Та ошарашенно уставилась на хозяйку и тоже схватилась за эту же пуговицу, пытаясь помешать ее расстегнуть. Она мотала головой и отступала к двери. При этом она что-то быстро-быстро говорила, ее щеки запылали ярким пурпурным цветом. Двумя руками она запахнула блузку у себя на груди и так сильно сжала кулачки, что они посинели.

– Ты что подумала, дура несчастная? – рявкнула Алена, до которой дошло, чего испугалась служанка. – Ты что, приняла меня за… эту самую… Тьфу, зараза, от неожиданности даже забыла, как это называется. На хрена ты мне сдалась? Мне одежда твоя нужна. О-деж-да! Поняла, тупица? – не на шутку разозлилась она.

Девушка продолжала таращиться на разбушевавшуюся Лену дикими глазами, ни словечка не понимая.

– В чем дело? Что еще за шум? – грозно вопросила Мадлен, появившаяся в это время в прачечной, но, увидев Елену, запнулась на полуслове. – Сеньорита Елена? – удивленно спросила она. – А что вы делаете в прачечной?

– Пришла постирать, – брякнула Лена первое, что пришло в голову.

– Дева Мария, этого только не хватало, – всплеснула женщина руками. – Я же забрала из вашей комнаты все грязные вещи. Что-то осталось? Давайте сюда, я прослежу, чтобы это выстирали и погладили как можно быстрее.

– Нет-нет, я не тороплюсь, это может подождать, я просто решила посмотреть, как здесь все оборудовано, – торопливо заговорила Алена, глупо улыбаясь. – Я уже ухожу, до свидания, здесь все очень здорово, мне понравилось, – тараторила она, отступая к выходу.

Лена быстро прошмыгнула в дверь и тут же услышала, как служанка начала что-то быстро говорить домоправительнице. Она приостановилась на лестнице и прислушалась. Естественно, она не поняла, что там болтала девушка, но очень явно услышала, как ахнула Мадлен.

– Черт, представляю, какие теперь обо мне пойдут слухи, – чертыхнулась она и, стремительно преодолев ступеньки, понеслась в свою комнату.

– Ты что так долго? – набросился на Лену Сергей, как только та показалась в дверях комнаты. – И где одежда служанки?

– Ой, и не спрашивай, – пропыхтела та и махнула рукой. Немного отдышавшись, она вдруг громко захохотала.

– Что с тобой? – округлил глаза Сергей.

– Меня служанка за лесбиянку приняла, – икая от смеха, еле-еле выговорила Алена. – Я ей говорю: раздевайся, мне нужна твоя одежда, а она… ой, не могу! А она вцепилась в свою пуговицу, как черт в грешную душу. Представляешь, что теперь обо мне слуги будут говорить? Ой, не могу, я сейчас точно лопну, – стонала она, согнувшись пополам от хохота.

– За каким чертом ты ее раздевала, ты же говорила, что запасной комплект есть? – напомнил Сергей.

– Нету его там, я все шкафчики посмотрела, – развела Алена руками и снова засмеялась. – Правда, поварской колпак нашла, но он мне не подошел.

– Значит, с переодеванием в служанку у нас облом, – проворчал Сергей, хмуро глядя на Алену. – Хватит ржать, – прикрикнул он. – Смеяться потом будешь, сейчас не до веселья.

– Прости, не могу удержаться, – еле выговорила Алена. – Давай я лучше в мужика переоденусь, в водопроводчика, например.

– В водопроводчика, в водопроводчика, – бормотал Сергей, сосредоточенно потирая подбородок. – А что, неплохая мысль, между прочим, – оживился он. – Только будешь ты не водопроводчиком, а разносчиком пиццы. Надеюсь, машину водить умеешь? – тут же поинтересовался он.

– А то, – подбоченилась Лена. – Пять лет уже права имею.

– Права и десять лет можно иметь, а водителем быть никудышным.

– Я нормально вожу. Эй, не поняла, а почему ты про машину спрашиваешь, – встрепенулась девушка. – Разве ты не сам ее поведешь?

– Я свою машину никому не доверяю, только сменщику, – ответил Сергей. – А ты на другой поедешь. Если у нас, конечно, все получится, как я задумал.

– А что ты задумал? – с интересом спросила Лена.

– Сейчас узнаешь, – отмахнулся тот и выхватил из ее рук трубку. Он быстро набрал номер и, как только его соединили, быстро заговорил по-итальянски. Алена пыталась понять, о чем он трещит, но разобрала только слово «пицца».

– Ты что, заказал пиццу? – вытаращилась она. – Сережа, у тебя с головой все в порядке? Мы же только что пообедали.

– Ты меня вообще-то слушаешь или в облаках витаешь? – прищурился тот. – Ты же сама только что предложила переодеться в водопроводчика. А я тебе сказал, что ты переоденешься не в водопроводчика, а в разносчика пиццы. Вот я пиццу и заказал, чтобы его принес разносчик. В его форму ты и переоденешься. Надеюсь, все понятно? – с ударением спросил он. – А потом выйдешь из дома, сядешь в его машину и поедешь к крестному папе. Кстати, позвони на ворота, чтобы пропустили машину, скажи, что ты заказала пиццу, – спохватился Сергей. – Ты почему на меня так вытаращилась, словно я – воскресшая мумия? – с удивлением спросил он.

– Сереж, ты хочешь сказать, что к этому Марио Чекалонне я одна поеду, без тебя? – со страхом спросила Лена.

– Придется, – развел руками тот. – Другого выхода у нас нет.

– Я не поеду одна, хоть застрели, – взвыла девушка. – Я его ни разу не видела, но уже боюсь до смерти!

– Чего бояться-то? Обыкновенный человек, только мафиози, – пожал плечами Сергей.

– Нет!

– Лен, погоди, не паникуй. Я же сказал, что у нас нет другого выхода. Если даже каким-то образом тебе и удастся прошмыгнуть в мою машину незаметно, они все равно за мной поедут. Представь себе перспективу. Отрываться нужно будет, петлять, плутать, нарушать правила дорожного движения. Кто знает, сколько времени это займет, а у тебя его практически нет. Такие люди, как Чекалонне, не любят, когда опаздывают к назначенному времени. Он наверняка изменил какие-то свои планы, чтобы встретиться с тобой и выслушать. Представь себе, с каким настроением он тебя встретит, если ему придется ждать. Представила? Правильно, лучше не надо, – махнул рукой Сергей. – А так – ты спокойненько сядешь в машину разносчика пиццы и без всяких приключений доедешь до места встречи.

– А как же разносчик?

– А мы с ним здесь посидим, вина выпьем, за жизнь поговорим, – улыбнулся Сергей. – Правда, предупреждаю заранее, что ему придется заплатить за всю пиццу, которую он не довезет до заказчиков. Ну, и за беспокойство, конечно.

– С этим проблем не будет, заплачу, – отмахнулась Лена. – Меня совсем другое волнует. Как мне разговаривать с Чекалонне? И вообще как вести себя в его присутствии?

– Разговаривай спокойно, расскажи все как есть, веди себя естественно, – дал совет Сергей. – Не показывай, что ты его боишься.

– А какой он, интересно?

– Понятия не имею, – засмеялся Сергей. – К счастью, я с ним не знаком. Я пошел вниз, посижу в холле, скоро пиццу должны привезти. А ты пока раздевайся и жди.

– Что значит, раздевайся и жди? – опешила Алена.

– Лен, что ж ты такая бестолковая, а? – вздохнул Сергей. – Скажи мне, пожалуйста, сколько времени разносчик пиццы может сидеть в доме заказчика?

– А чего ему сидеть-то? Отдал пиццу, получил деньги и ушел, – ответила та.

– Вот в этом все и дело, – согласился Сергей. – Для этого ты и должна быть уже раздета.

– Для чего – для этого?

– Раздевайся и жди, – рявкнул парень. – Додумывать потом будешь, а я пошел.

Он вышел из комнаты, а Лена начала задумчиво расстегивать «молнию» на джинсах.

– А-а-а-а, все поняла, – додумалась наконец она. – Я же должна быстро надеть форму разносчика! – улыбнулась она и шустренько все с себя скинула, оставшись только в трусиках. Лена прикрыла обнаженную грудь халатиком и, усевшись на свою кровать, в ожидании уставилась на дверь.

Сергей уселся в холле в кресло и, взяв в руки журнал, сделал вид, что читает. Буквально через десять минут он услышал, как по гравию подъездной дороги зашуршали автомобильные шины, и поспешно вскочил, чтобы открыть дверь. Из ярко-оранжевого фургона, размалеванного рекламными объявлениями, выскочил молодой парень в униформе пиццерии и, шустро открыв дверцы багажного отделения, вытащил оттуда большую коробку с пиццей. С широкой улыбкой на лице он прошел к двери и, увидев Сергея, заулыбался еще лучезарнее.

– Доставка пиццы, сеньор. С вас шестнадцать евро, сеньор. Пицца еще горячая, сеньор, – как попугай, затараторил он.

Сергей отошел от двери и жестом показал разносчику, чтобы тот проходил в дом. Как только молодой человек ступил в холл, Сергей улыбнулся и проговорил:

– Моя сестра очень любит вашу пиццу, это она заказала ее. Пройдите на второй этаж, она с нетерпением ждет вас. Говорите, еще горячая? – продолжая улыбаться, спросил он, настойчиво подталкивая парня к лестнице. – Я, пожалуй, тоже съем кусочек. Проходите, прошу вас, – распахивая дверь комнаты, пригласил он разносчика. Как только тот оказался внутри, он тут же захлопнул дверь и, не тратя время на объяснения, выдохнул: – А теперь быстро раздевайся, парень!

– Что сделать?! – вытаращил тот глаза. – О-о-о, сеньор, что здесь происходит? – испуганно спросил он, когда увидел Алену, практически голышом. Та хлопала глазами с таким же ужасом, как и сам разносчик.

– Что здесь происходит, сеньор? – спросил молодой человек.

– Потом, все потом, дорогой, некогда, – отмахнулся тот, а сам тем временем стянул с парня комбинезон, а затем и футболку с эмблемой пиццерии. – Нужно все быстро сделать, времени у нас очень мало.

– Но я не могу быстро делать такие вещи! – возмутился парень. – Я же мужчина, должен подготовиться.

– К чему тебе готовиться? – не понял Сергей. – Так, бейсболку тоже сюда давай, она очень кстати.

– О, господи, что сегодня за день такой ненормальный, – простонала Алена. – Одна меня черт знает за кого приняла, теперь и этот туда же! Почему-то все думают об одном и том же.

– Послушайте, сеньор, мне бы хотелось выяснить некоторые детали, – снова заговорил разносчик, стоя перед публикой в одних трусах, носках и ботинках, их Сергей, естественно, снимать не стал.

– О каких деталях речь? – машинально поинтересовался тот. – Так, Лена, быстро все это на себя натягивай и бегом в машину, время пошло, – бросая форменную одежду девушке, распорядился он. – Ключи от машины где? – снова обратился он к разносчику.

– Ключи в замке, – пожал плечами тот. – А зачем вам ключи от моей машины? Я думал, что вы…

– Потом, амиго, все потом, – снова отмахнулся Сергей, не дав парню договорить. Он с тревогой взглянул на часы. – Дай девушке уехать, а потом мы с тобой обсудим и детали, и перспективы, и вообще… Бейсболку поглубже на лоб натяни, – велел он Лене. – Вот так, отлично, – разглядывая новоиспеченного разносчика пиццы, заулыбался он. – Все, с богом, ключи в машине, езжай! С дороги обязательно позвони и потом, как только состоится разговор, – тоже.

– А как же он? – кивнула Алена в сторону парня.

– За него не переживай, все будет тип-топ, я же здесь, – заверил ее Сергей. – Все, уже семь минут прошло, слишком долго ты в доме задержался… сеньор, – улыбнулся он, щелкнув девушку по носу.

Алена кубарем скатилась с лестницы, выскочила на улицу и юркнула в пикап, который стоял рядом с дверью.

Она завела машину и, мысленно перекрестившись, нажала на педаль газа.

А Сергей, повернувшись лиц