/ Language: Русский / Genre:prose_contemporary

Мишка Forever

Илья Игнатьев

После известных событий в ru.net, связанных с некоторыми блогами, Автор вынужден ПРЕДУПРЕДИТЬ, что все события, обстоятельства, действующие лица и их имена в этом ХУДОЖЕСТВЕННОМ ЛИТЕРАТУРНОМ ПРОИЗВЕДЕНИИ являются ВЫМЫШЛЕННЫМИ и существуют лишь в воображении Автора, а всякое совпадение с реальной действительностью СЛУЧАЙНО и НЕПРЕДНАМЕРЕННО

Игнатьев Илья

Мишка Forever

Эту маленькую повесть о любви, автор посвящает всем тем мужчинам, в душе которых изумрудным пламенем горит память о том, что они были мальчишками...

Я ошарашено кладу телефонную трубку. Ни фига себе! Двадцать лет... Ёлки, а ведь юбилей! Да, сегодня ровно, день в день, двадцать лет. Правда, погода сегодня совсем другая, - снег тогда валил, будто хотел отыграться за всю бесснежную зиму. За каких-то три часа навалило почти по колено. Грязный, раскисший город тогда превратился в сияющую внутренним, не ярким светом декорацию к новогодней сказке. Двадцать лет назад, день в день, с неба медленно, неохотно как-то, кружась в неспешном танце падали и падали огромные, - в пол ладони! - пушистые хлопья. Такого бы снегу на Новый Год, но нет, - праздник в том году прошёл в какой-то слякотной грязной тоске. Очередной причудливый каприз прихотливой Уральской погоды, всегда щедрой на такие каверзы, - и вот, наконец-то в тот день пошёл снег!

Да, двадцать лет! Я машинально тянусь рукой к груди, нащупываю под галстуком, под тонкой тканью сорочки Зуб, висящий на кожаном ремешке. А ведь если бы Мишка не позвонил, я бы и не вспомнил. Обалдеть можно тут, с этой работой... Впрочем, действительно навалилось, - приходится столько разгребать после двухнедельных новогодних каникул. Все-таки, какие головы у нас в правительстве! Додумались, блин... Тут ещё морозы эти, гадские! И Вадька прихворал, как назло. Говорил ведь я ему, - простынешь, не снимай куртку и шапку, - как же! Такой случай, - сфоткаться с самим Президентом! А вообще-то хорошо получилось, сыну будет, чем похвастать в гимназии после неожиданных каникул, объявленных по случаю небывалых морозов. Я, улыбаясь, смотрю на фотографию, прикрепленную на самом видном месте в моём кабинете, - прямо над плазменной настенной панелью Loewe, которая подключёна к сети RBC. Над бегущими строчками фондовых новостей и котировок красуется большой, - А2 формата, - снимок, сделанный три дня назад на горнолыжном курорте в Абзаково, в горах неподалёку от нашего Магнитогорска. На фотографии мой сын стоит без куртки, в комбинезоне и огромных горнолыжных ботинках, пепельную волнистую чёлку трепет ветерок, на плече у него лежит рука нашего Президента, Вадька смотрит прямо в объектив. Он смотрит, как обычно, когда его фотографируют, серьёзно, без улыбки, правда лицо его сейчас очень гордое, но ни подобострастия, ни растерянности не чувствуется. В. В. П. улыбаясь, смотрит чуть в сторону. Это он отгонял тогда охрану, чтобы в кадр не влезли, - те хотя и на лыжах, но со своим выражением вечной озабоченности за судьбу России, воплощённую для них в лице Президента, эти ребятки явно здесь не в тему. Да, удачно вышло. А всё потому, что Путин на горных лыжах... как бы это сказать... Ну, в общем, катается он несколько слабее, чем борется на татами. Вот потому-то он и рассекал на трассе для новичков и малолеток. Впрочем, я думаю, ему об этой особенности трассы не доложили...

А всё-таки Мишка зараза! Мог бы, гад, заранее сказать, наверняка ведь знал, что забуду. "Ты, что же, Илья, не помнишь?! Ну, Ил, как же ты так! Ведь день в день двадцать лет!". Вот какой в детстве был, зараза, такой и остался. Сюрпризы вечные. Я вспоминаю, как он дарил мне подарки на день рождения или на Новый Год, - все нервы вымотает: "А что бы ты хотел на днюху? А может лучше шарик тебе надувной? Нет? Ну, не знаю, не знаю... Куда, куда мне пойти?" Я улыбаюсь, прихлёбываю кофе, встаю из-за стола и подхожу к огромному, во всю стену, панорамному окну. Я смотрю на залитую морозным зимним солнцем, сверкающую снежными кварцевыми гранями мою Магнитку. Это мой город, здесь я родился, здесь я встретил Мишку, здесь я из-за него чуть не умер в тот день, двадцать лет назад... Здесь родился мой сын, - Вадька. Здесь, в этой земле лежит моя погибшая жена... Здесь... Что это? Ну, уж нет, плакать я не хочу! Тогда, в тот день, ровно двадцать лет назад, я наревелся на всю жизнь. Тот День... Как он хорошо начинался! И разве мог я предположить, что он так закончится! Разве мог я представить себе, что произойдёт? И вообще, разве могут происходить такие вещи с мальчишками двенадцати с половиной лет от роду? Я прижимаюсь лбом к прохладному толстому стеклу и закрываю глаза. Как мне в ту зиму хотелось снега...

***

Как в эту зиму мне хочется, чтобы наконец-то пошёл настоящий снег! Не эта пакостная крупа, а настоящий снег. Такой, что бы УХ!!! И вот он пошёл. УХ, и даже ещё больше. Я, радостно вывалившись из тесного от народа трамвая, стою на остановке, подставив лицо под неторопливые, тяжёлые и ленивые хлопья. Вот это да! Нет, ну здорово всё-таки как! Я сдвигаю на затылок вязаную шапочку, открываю рот, ловлю и ловлю этих белых мохнатых бабочек. Спортивная моя сумка валяется под ногами, люди толкаясь, огибают меня, но никто не возмущается тем, что я загораживаю им дорогу. Многие даже оглядываются на меня и одобрительно улыбаются, - все рады этому снегу. Но им, - взрослым, - конечно же, не понять, что эти хлопья значат для двенадцатилетнего пацана, который больше чем половину зимы не становился на лыжи, не играл в крепость, царя горы и даже просто не лепил крепеньких гладких снежков, которыми так здорово запустить соседке по парте по портфелю!

- Простынешь, парень! Беги домой, за санками!

Я спохватываюсь, ёлки, точно домой пора, полы сегодня надо помыть, и домашка ещё. Ну, сочинение-то я и завтра накатаю, всё равно сдавать в среду, но вообще-то с математикой надо посидеть поплотнее, если я хочу новую клюшку. Мама мне ее, конечно, купит и так, она же видит, во что превратилась старая, но я обещал разобраться с математикой. Да и Портос сегодня сказал, что с тройками не видать нам областных как своих ушей. А на область я очень хочу попасть, - это уже взрослый разряд светит, хотя тут уж как повезёт, конечно...

Так, пройти мимо этой девятиэтажки и за углом мой дом.

- Эй, пацан!

Меня, что ли? Возле последнего подъезда стоят трое парней, лет по четырнадцать, может по пятнадцать, - старше меня будут. Незнакомые, какие-то. Ну, это как раз не удивительно, у нас новый район, - я сам переехал сюда пол года назад. А эту девятку вообще ещё только заселяют. Чего им надо-то?

- Вы меня, что ли?

- Иди сюда, дело к тебе есть.

Я спокойно подхожу к этим пацанам, - вроде бы нормальные парни, один даже как-то смутно мне знаком, в школе я его видел, что ли? Школа у нас тоже новая, всех не упомнишь. Двоих других точно вижу в первый раз.

- Ну, чего? Давайте короче, мне домой пора.

- Успеешь, ты сейчас всё успеешь, - шипит один из незнакомых пацанов, крепко схватив меня за рукав. - А ну-ка, давай в подъезд двигай, да по-тихому, заорёшь, руку оторву!

Во, блин! Влип, похоже... Сколько у меня мелочи? Семнадцать копеек, что ли... Фигня, по морде только получать не охота.

- Вы чего, пацаны, не надо, пустите, мне, правда, домой надо, я здесь вот живу, рядом...

- Заткнись мелкий! Пошли по-хорошему лучше.

По-хорошему! Меня рывком затаскивают в подъезд, торопливо тащат за обе руки куда-то в бок, распахивается ещё не окрашенная дверь какой-то подсобки, будущий детский клуб, как окажется позже, - там мы с Мишкой будем почти жить несколько лет. Но это потом, а сейчас меня резко толкают внутрь, и дверь подпирается какой-то палкой. Я, споткнувшись о кучку строительного мусора, чуть не упав при этом, поворачиваюсь к этим козлам, стараюсь разглядеть их в полумраке комнаты. Один, по виду самый старший, как-то нервно потирает ладони и смотрит на меня, второй издаёт такой же нервный смешок, обходит меня за спину. Третий, полузнакомый, старательно отводит от меня взгляд и отходит назад, к двери.

- Ну кончайте, ребята, - прошу я их, чёрт голос дрожит...

- Ага, прямо сейчас и кончим, по очереди. Вставай на колени, живо, тебе сказали!

- Зачем? Не хочу я на...

Старший вдруг молча бьёт меня в лицо, я отлетаю назад, прямо на того, что пыхтит у меня за спиной. Он не теряясь, резко толкает меня под коленки, - я бухаюсь на пол. Старший из гадов подходит совсем близко, вплотную, сдёргивает с меня шапочку. Он резко задирает мне голову за подбородок. Его взгляд в сумраке кажется каким-то тухлым и почему-то испуганным. Ему-то чего боятся, - успеваю удивиться я.

- Сейчас ты у нас отсосёшь, пидорёнок, понял? Не боись, в рот кончать не будем, больно не будет и не узнает никто. Давай по быстрому, будешь сопротивляться мы тебя тут уроем на хер. А ну-ка, открой ротик. Толян, держи его за плечи!

Задний, всё так же с напряжением пыхтя, капканом ухватывает меня за плечи. Тот, что стоит передо мной задирает свою куртку и начинает торопливо расстёгивать ширинку. Ужас, тяжкий ужас тоскливой волной накрывает меня с головой. Я пытаюсь, было, слабо вырваться, но сил у меня нет, паника охватила всё моё сознание. Я мелко трясусь, как под ледяным душем. Слёзы бессилия и страха катятся у меня по щекам.

- Открывай рот, сучонок! Ну!

Я, до боли стиснув зубы, тихонько скулю и смотрю на прямой член с полуоткрытой головкой, качающийся на взводе перед моими губами.

- Ты не понял, да? Ну, бля...

Он снова заезжает мне по лицу. На этот раз не кулаком, а ладонью, со всего маху. В голове будто что-то взрывается, я, зажмурившись, сразу глохну. Непроизвольно открыв рот, я тут же чувствую, что в нём оказывается что-то постороннее.

- Соси! А ну соси, а то ещё получишь, хуже будет!

Я, окончательно потерявшись, делаю несколько сосательных движениё. Слёзы душат меня. Тот, что засунул мне в рот свой член, обхватывает мою голову обеими ладонями, и крепко удерживая её, начинает слегка покачиваться бёдрами, чуть вытаскивая и тут же снова вводя свою штуковину в меня. Его головка трётся мне по языку. Меня же сейчас вырвет, - с ужасом проносится в моей голове. Мой мучитель вдруг перестаёт качаться и резко, хрипло выдохнув, вытаскивает член из моего рта. Он направляет его мне прямо в лицо. Из щелки на кончике начинает туго брызгать мне на щёки, на губы какая-то белая вязкая жидкость. Это же... малафья это, доходит до моего затуманенного, потрясённого сознания.

- Толик, давай ты.

Козлы! Они меняются местами и второй, с уже заранее оголённым членом встаёт передо мной.

- Ну!

Он тычет его мне в губы, надрачивая сам себя. И только чуточку лишь прикоснувшись головкой к моим губам, он тут же начинает спускать. Опять те же тягучие густые брызги бьют мне в губы, но теперь немного попадает в мой приоткрытый рот. Я машинально сплёвываю.

- Оближи! - приказывает мне второй, Толик этот козлиный.

Я резко опускаю голову. Пусть что хотят, то и делают со мной, запоздало проносится в голове, пускай хоть убивают, суки, не буду я им больше ничего делать...

- Да ладно, не надо, хер с ним. Давай, Мишка, теперь ты и валим отсюда, - первый обращается к тому, что остался у двери.

- Не буду я, - глухим, но очень твёрдым голосом отвечает тот. - Обойдусь, пошли короче.

- Ты чего это, Миха?

Но тот уже, ногой резко выбив подпорку из-под двери, выскакивает из подсобки.

- Как хочешь, - вслед ему говорит первый, пожимая плечами, потом обращается ко мне. - А ты, сопляк, если проболтаешься кому-нибудь, горя хапнешь! Убьём! Понял?

И он коротко, без размаха, в третий раз бьёт меня по лицу. Бьёт он хотя и не очень сильно, не то, что в первые разы, но попадает точно по носу, а он у меня не очень-то крепкий, сразу же начинает бежать кровь. Они быстро сваливают, я обессилено валюсь на бок, прямо на кучу мусора. Тут-то, кажется, я и потерял сознание. Не уверен, но все-таки, похоже, я вырубился. Не надолго, впрочем. Если я и отключился, то вынырнул я из спасительного беспамятства тут же.

Что же это? Как же мне теперь? Я ведь жить теперь не смогу! Нет, не могу! Меня подкидывает словно порывом неодолимого урагана. Будьте вы прокляты, твари, выродки блядские! Не буду я жить! Что же делать?! На крышу! Ну конечно, и оттуда уж птичкой... Слёзы хлещут без остановки, рыдания рвут мне лёгкие. Я срываюсь с места и вылетаю на лестничную площадку. Я, почти ничего не видя из-за слёз, слепо тычусь в двери лифта. Чёрт, не подключили ещё! У нас тоже не сразу заработал, мама смеялась, говорила, что полезно для здоровья, хорошо мол, что начальство у нас о нём заботится... В мерцающей пелене перед моими глазами возникает любимое лицо. Как же мне ей в глаза посмотреть теперь? Ну, нет! Я, стиснув челюсти так, что зубы скрипят, скачками несусь вверх по лестнице. Девятый этаж. Я даже не запыхался, и слёзы неожиданно перестают бежать. Меня наполняет ясная решимость и холодная острая ненависть. Я бездумно размазываю свою кровь, слёзы и малафью этих тварей по щекам. Наверх, по узким ступенькам решетчатой железной лестницы! Направо люк на чердак, налево обитая скользкой жестью дверь для обслуживания лифта, и вот, наконец, такая же жестяная дверь на крышу. Я зло усмехаюсь, - замок, конечно же, не успели повесить. Петли просто закручены толстой стальной проволокой. Это я на раз... Вот чёрт, здорово замотали! Я, раздирая пальцы и ладони в кровь, не замечая боли, пытаюсь раскрутить проклятый накрученный узел. Слёзы снова градом катятся из глаз, да и фиг с ними! Не долго уже, подаётся потихоньку гадская проволока. Я вдруг замираю, - слышно, как снизу кто-то поднимается по лестнице. Я стараюсь унять сбившееся всё-таки дыхание, - надо тихо, неслышно переждать, пока этот кто-то не зайдёт к себе в квартиру. Вот ведь некстати как, всегда у меня всё наперекосяк! Сегодня я, правда, превзошёл самого себя. Я горько, вкривь ухмыляюсь. Ну, ничего, узел уже почти раскрутился, щас пройдут и всё... Ну чего он там стоит, блин! Ключи потерял, что ли? Вот же гадство, - сюда, кажись, поднимается, нет, ну почему же мне сегодня день такой выпал?! Я смотрю вниз и сквозь новую волну ужаса, узнаю в поднимающемся ко мне третьего из этих тварей! Ноги сразу становятся ватными, и я медленно оседаю по побеленной извёсткой стене на пол. Ну да! Он! Он же со мной ничего не стал делать, вот и вернулся, передумал, значит. Захотелось и ему. Я, застонав почти в голос, прячу голову между коленками и накрываю её руками. Не буду! Пусть хоть на куски меня рвёт, тварь! Всё равно сдохну сегодня! Мама, мамочка ты моя милая, где же ты...

- Ты здесь? Ну, я так и подумал, в подсобке тебя нет, вот тут я шапку твою прихватил и сумку, что ж ты их бросил-то? Эй, пацан! Ты чего, да не бойся ты, ничего я тебе не сделаю.

Я сквозь красный туман в голове чувствую, как он присаживается передо мной на корточки, осторожно пытается разжать мои руки.

- Да ладно, брось, кончилось уже всё, ничего с тобой больше... - я резко вскидываю голову, сквозь слёзы смотрю на него.

Он, осёкшись на полуслове, раскрыв рот, потрясённо смотрит на меня. Похоже, видок у меня тот ещё.

- Что, и тебе захотелось, да?! Что ж ты там растерялся, вот дружки-то твои, - а? Посмелее они будут, ловко они со мной, вдвоём-то... - рыдания снова перехватывают мне горло. - Ни... ничего я тебе не бу... не буду я ничего, на, бей, тварь, можно!

Он хватает меня за запястья, начинает встряхивать мои руки.

- Ну что ты, а? Ну, успокойся, ну пожалуйста! Я же сказал, что ничего тебе не сделаю. Ну всё, кончай, пацан, а? Тише, тише, всё уже...

Он встряхивает мои руки снова, не сильно, осторожно даже как-то. И с правой моей ладони вдруг срывается капелька крови и падает ему на щёку. Он растерянно выпускает мои руки, вытирает эту каплю и недоумённо рассматривает свою руку.

- Что это? Это же кровь!

Он снова берёт меня за руки и, довольно больно их выкрутив, смотрит на мои ладони.

- Ни фига себе! Где это ты так?!

Он, задрав голову, смотрит на проволоку, на двери. И сама проволока и дверь вокруг неё перемазаны моей кровью.

- Вот же чёрт! На крышу-то тебя зачем потянуло, а?

Я, не мигая, смотрю ему прямо в глаза. Меня снова наполняет всё те же восхитительные решимость и ненависть. Тварь! Сдохни сразу после меня, тварь! Его серые глаза вдруг широко раскрываются, похоже, он понимает...

- Да ты что, пацан! Рехнулся, бля! Ты что?! - его глаза темнеют, тонкие ноздри раздуваются и опадают, он теперь трясёт меня за плечи, трясёт всерьёз, я даже стукаюсь головой о стену. - Думать даже забудь! Ты о родителях подумай! А мне, что потом, следом за тобой, что ли?! Я же ничего тебе не сделал, ну прости, не помешал я этим уродам, да успокойся ты, никто никогда ничего не узнает! И их ты больше не увидишь никогда! Обещаю тебе! Они вообще не с нашего района, я с ними в больнице просто познакомился, лежали вместе, всё забудь о них. Ну всё, всё, кончай психовать, не хочу я с тобой с крыши прыгать.

Я всё так же, не мигая, смотрю ему прямо в глаза. Он пытается мне улыбнуться, получается не очень, - видно, что он здорово потрясён. Ненавижу! Кожа у меня на скулах натягивается, губы немеют, - мне знакомо это моё состояние, случалось уже со мной такое несколько раз в жизни и ничем хорошим это не кончалось...

- Чтоб ты сдох, и эти гады твои, твари! Чтоб вы сдохли! В больнице они вместе лежали! Пацанам вы там вместе за щеку давали, таким же, как я! Сдохни ты, будь ты проклят, тварь!

Я говорю не громко, сил у меня нет орать, но голос мой звенит от чувства и от напряжения. Он отшатывается от меня. Я тяжело роняю голову на коленки. Всё, решимость моя кончилась, растворилась в слезах. Ни с какой крыши я уже прыгать не смогу... Я снова беззвучно плачу. Ну почему это случилось со мной! И ведь какой хороший был день, на тренировке как бесились, и снег... Я чувствую у себя на голове лёгкую, осторожную руку. Гладит ещё, сука, успокаивает! Но сил у меня нет даже на то, чтобы просто скинуть эту паскудную, ненавистную мне руку.

- Ну, послушай ты меня, перестань, не плач. Ну, погоди, да слушай же, блин! Прости меня, я как козёл поступил, должен я был им помешать, сам не знаю, что со мной случилось, - ступор какой-то! Стоял там и смотрел, бля... Хуже их, точно! Мог же, мог! Одним движением мог я их остановить! Запросто мог, я ведь самбо пять лет занимаюсь... Прости ты меня, если можешь! А я себе этого никогда не прощу! Ну что ты хочешь? Всё сделаю. Ну, хочешь, я сейчас к ним поеду, а? Прямо с тобой, вместе. А, чёрт, я знаю только где Наиль живёт... Ну и хорошо, его это идея была... Кровью сука умоется! В ногах у тебя ползать будет, хочешь? Ну не молчи же ты! Сам ему за щеку дашь! Хочешь?

Я отрицательно качаю головой.

- Отстань ты от меня, пора мне давно... - устало шепчу я, поднимаю голову и вдруг вижу, что этот пацан тоже плачет!

Не так как я, не сильно, но несколько слезинок всё же поблёскивают у него на щеках. Вот ведь, блин! Неужели он серьёзно так переживает? Ему-то какое дело до того, что со мной случилось? И ведь, правда же, - он-то ничего со мной не делал. Ну, мог помешать этим уродам, говорит, что мог, а как там на самом деле, кто ж его знает... Да и не изменишь уже ничего! Молчал бы только потом, главное. Это самое главное, - чтобы потом молчал! Да и сейчас мне его слушать совсем не в тему...

- Пусти, пойду я, - я освобождаюсь от его рук, медленно с каким-то трудом, поднимаюсь на ноги.

- Погоди, постой! Ну, куда ж ты пойдёшь в таком виде? Пойдём ко мне, умоешься, почистишься, я же в этом подъезде живу, мы на прошлой неделе переехали. На седьмом этаже. Пойдём? У меня и дома никого нет пока.

У меня в животе снова что-то обрывается. Я как-то невольно вжимаюсь в угол, чуть было опять не присев от поганого липкого страха. Даже не могу отрицательно мотнуть головой.

- Да не бойся ты! Ну что же ты, в самом-то деле, как маленький, - этот пацан, похоже, легко почувствовал моё состояние. И сейчас, спустя двадцать лет, я не перестаю удивляться тому, с какой легкостью Мишка всегда может угадывать мои чувства, настроение и иногда даже мысли мои... - Не бойся, говорю же! Не снегом же тебе умываться, размажешь только всё. Ну, хочешь, я даже в квартиру заходить не буду, а? Тебя запущу, собаку нашу в комнате закрою и тут же в подъезд выйду. Пойдём, а?

Его голос становится каким-то... жалобным? Нет, конечно. Просящим, скорее. Совсем чуть-чуть. Но я, как ни странно, успокаиваюсь, тяжёлый ком в желудке потихоньку рассасывается. В самом деле, привести себя в порядок мне просто необходимо. Необходимо, как... как дышать! Мамы дома нет, на работе она, за это я не боюсь, это нужно мне самому. Я просто физически не могу зайти к себе домой со следами этой... этого... в общем, с этим на лице.

- Меня Миша зовут, а тебя как?

- Ил... Илья, - всхлипнув, отвечаю я машинально.

- Ну, вот и хорошо! Ну что, Ил-Илья, пойдём? - говорит он, как ни в чём не бывало.

Я смотрю на него исподлобья. А-а, ладно, была, не была! Хуже не будет, хуже уже некуда... Да и если бы он хотел чего-то... ну этого... он бы здесь попытался, чего ж ему меня к себе домой-то тащить, палиться... Я молча киваю головой и стараясь не глядеть на этого, такого неожиданного пацана, начинаю осторожно спускаться по довольно крутой железной лестнице. На площадке девятого этажа я останавливаюсь подождать, всё также старательно избегая смотреть на него.

- Это, пойдём пешком, а то у нас лифт ещё не работает. Чёрт, да ты же и сам знаешь, наверное...

Я быстро вскидываю на него глаза. Да нет, ничего. Он это спокойно сказал, - так, отметил просто... Я замечаю, что мои сумка и шапочка у него в руках.

- Дай, - говорю я и тянусь за своими вещами.

- Да ладно, я донесу.

- Дай, - коротко повторяю я. - Сам не инвалид, пока...

- Да держи, держи уж, не инвалид! Ну, пошли, Ил-Илья.

- Илья, - хмуро поправляю я его.

- Илья, так Илья, - легко соглашается этот странный пацан, и тут же спрашивает: - А что, "Ил" не подходит?

Я лишь пожимаю плечами. Мы спускаемся по лестнице, он впереди, я следом.

- А по-моему "Ил", - очень даже ничего звучит. Самолёт такой был, - Ил-2, штурмовик, жути на немцев нагонял, полный атас! Слыхал?

Я продолжаю упрямо молчать. Что-то не нагнал я жути на вас троих, не додумался... Пацан, вдруг, резко оборачивается.

- Слушай, Илья, да брось ты, наконец! Свинья я, конечно, так повёл себя с этими. Ещё раз говорю, - прости!

Я удивлённо смотрю на него сверху вниз, опять как-то угадал он, о чём я думаю.

- Прости, слышишь? Мне тоже сейчас погано, да ещё как, кто же мог подумать, что ты такой...

Какой ещё - "такой"? Ишь ты, погано ему... Слёзы снова, помимо моей воли, наворачиваются на глаза.

- Погано тебе, да? Бедненький, ну давай я тебя пожалею, кому ж ещё, как не мне тебя пожалеть... Да знаешь ты... - я лишь тоскливо вздыхаю, и обречёно машу рукой. - Пошли быстрей, умоюсь я и домой мне надо...

Он ещё секунду грустно как-то смотрит на меня, глаза его снова темнеют, он точно так же машет рукой, будто копируя меня. Снова резко повернувшись, он продолжает спускаться. На седьмой этаж мы приходим уже молча.

- Вот моя квартира, трёхкомнатная у нас. Сейчас, погоди... - пацан начинает возиться с замком. - Блин, замок новый, тугой ещё, ну вот, проходи.

Он стоит у себя в прихожей, приглашающе распахнув дверь. Я, осторожно заглянув в квартиру, тихонько прохожу внутрь, мимо посторонившегося пацана.

- На место, Корнет! Отвали на место.

Из комнаты на меня смотрит огромный доберман. Его чёрные бока и спина блестят, будто покрытые лаком. Я зачаровано смотрю на этого красавца, - правда, красавец! Я таких собак только на картинках видел. Пёс наклоняет голову на бок и негромко тявкает, не отрывая от меня взгляда. Я подпрыгиваю на месте от неожиданности. Лает он пусть и негромко, но так внушительно, что душа уходит в пятки!

- Цыц! Корнет, место, кому сказано! Ты не бойся, Илья, это он так, для порядка. Корнюха у нас правильный пёс, без команды никогда не бросится. У него три медали по ОКД. Это общий курс дрессировки так называется. И караульная служба у него тоже... Медалей, правда, только вот нет за неё. А это он так просто, - спрашивает кто ты такой. Не бойся, сейчас я вас познакомлю. Корнет, - это Илья. Свои! Понял? Свои!

Пёс, задрав голову вверх, чуть понюхав воздух в моём направлении, вяло как-то, но вполне добродушно помахивает коротко обрубленным хвостом и, повернувшись, цокая когтями по полу, неторопливо уходит в комнату.

- Вот видишь? - пацан довольно смотрит на меня. - Всё в порядке. Ну ладно, вот тут у нас ванная, погоди, свет включу, вот. Это туалет, рядом, может тебе надо... Брось, Ил-Илья, не разувайся! Ноги вытри только, пожалуйста. Ну вот...

Он некоторое время смотрит на меня. Я молчу, уставившись в стену. Пацан коротко, тихонько вздыхает.

- Ну ладно, я выйду сейчас. Вот, ключ я оставляю дома, дверь просто захлопну. Потом, когда всё сделаешь, откроешь мне её, вот так замок открывается, смотри. Ну всё, давай тут... Сейчас, я Корнета ещё закрою, вот. Давай, Илья, я пошёл.

Он хочет выйти в коридор подъезда, но я неожиданно для себя тихо, всё также не смотря на него, говорю:

- Ты это... Ладно, не надо, останься. Что же я тут один... Я не боюсь, просто... Останься, чего уж там, это же твой дом, всё-таки.

- Правда? Ну хорошо, ты не беспокойся, Илья, я тебе мешать не буду, - пацан закрывает входную дверь, быстро скидывает зимнюю куртку и ботинки. - Сними пальто, погоди, давай сумку сюда вот поставим. Давай, снимай. Ну вот, крови на нём почти нет, несколько капель всего. А извёстку мы легко отчистим. Щётка вот тут есть у меня одёжная. Давай в ванную.

Пацан как-то неуловимо для меня захватывает инициативу в свои руки. Он берёт моё пальто, зажимает его у себя под мышкой, легонько, но уверено поворачивает меня к ванной, чуть подталкивает в спину, и мы оказываемся внутри.

- Вот мыло, полотенца чистые на вешалке. Ты олимпийку-то сними, - я отрицательно качаю головой. - Ну, рукава тогда хоть подтяни, замочишь ведь.

Я подтягиваю рукава до локтей, сажусь на край ванны, повернувшись к раковине умывальника, открываю воду, регулирую напор и температуру. Наклонившись над раковиной, я начинаю осторожно умываться, стараясь не потревожить нос, чтобы кровь не пошла снова. Тем не менее, она всё-таки начинает потихоньку сочиться. Не из носа, а из пальцев и ладоней. Царапины и порезы, отставленные этой гадской проволокой, оказываются довольно глубокими. Подняв глаза, я смотрю в зеркало на пацана, стоящего рядом, позади меня. Он, обхватив моё пальто, смотрит мне в спину, взгляд у него задумчивый и какой-то грустный. Глаза опять потемнели, как странно они у него меняются. По настроению, что ли... Он вдруг встряхивает головой, очнувшись будто от чего-то важного.

- Ну что, умылся? Давай, вытирайся, и почистимся. Пальто и вот брюки у тебя тоже грязные, - он тянется за полотенцем.

- Не надо полотенце, я перепачкаю его всё.

- Как это?

Я молча показываю ему свои руки, кровь идёт хотя и не сильно, и не из всех царапин, но всё же её достаточно много, чтобы ухайдакать полотенце.

- У-у, чёрт! А ну-ка, подожди... - парень срывается, выскакивает из ванной, тут же появляется снова, осторожно, чтобы не упало, кладёт моё пальто на край ванны и исчезает снова.

Ну куда его понесло, - устало и безразлично думаю я.

- Да не лезь ты, отстань, Коря! Не до тебя, - доносится его голос.

Я отрешённо разглядываю свои ладони, держа их над раковиной. Сейчас кровь уймётся немного, и валить надо. Почищусь я и дома... Пацан появляется с белой картонной коробкой в руках. На коробке нарисован большой красный крест.

- Щас, щас, погоди, Илья, всё нормально будет, - бормочет он, торопливо роясь в аптечке. - Блин, да где ж йод-то, ведь был же где-то йод...

Тут раздаётся резкое дребезжание дверного звонка. Я сильно дёргаюсь, чуть не выбив коробку из рук у пацана. Тот ловко, автоматически и изящно даже как-то, перехватывает аптечку и спокойно так мне говорит:

- Да тише ты, ничего страшного, это мой отец. Вот уж кстати...

Он вместе с аптечкой выскальзывает из ванной и тут же снова засовывает голову ко мне.

- Ты, главное, не боись! Батя у меня, - мужик что надо! Иду, иду! - кричит он в ответ на повторную трель звонка.

Ну вот! Отец! Ну на кой же я сюда попёрся-то, а?.. Не день, блин, а не знаю даже что...

- Ты чего это с лекарствами? - раздаётся мужской голос из прихожей. - Мамы ещё нет? Ольга в институте задержится, семинар у неё. А Корнет где?

Как будто в ответ на эти вопросы раздаётся приглушенный басовитый лай добермана. Я сижу тихонечко, как мышка, боюсь даже шелохнуться. Что же делать-то? Как бы мне отсюда испарится по-тихому...

- Ты чего собаку закрыл? Мишка, да что с тобой?

- Пап, ты это... Ну... Иди-ка сюда, пожалуйста, у нас здесь вот...

Пацан появляется на пороге ванной комнаты. Странно, но лицо у него вовсе даже не обеспокоенное, а довольное, как будто бы ему мёду полизать дали. У него за спиной стоит большой, моложавый мужчина, с точно такими же глазами, как у сына.

- Вот, папа, это понимаешь ли... Ну, короче, это Илья.

- Илья. Так. А ну тихо! - довольно громко прикрикивает он в глубь квартиры, в ответ на непрекращающийся лай. - Выпусти ты его, пока он дверь нам не снёс.

Пацан снова неуловимо исчезает, а его отец, так и оставшись стоять в дверях, с лёгкой улыбкой, молча разглядывает меня. Пацан возвращается, пёс скачет следом и тут же начинает прыгать, - от радости видно.

- Тихо, Корнет, всё, всё, дома я... - мужчина трепет собаку за холку, здоровенный доберман потихоньку подвизгивает. - Ну, здравствуй, Илья!

- Здравствуйте, - севшим от огорчения голосом говорю я.

Я, вообще-то, мальчишка вежливый и воспитанный, но здороваюсь с этим дядькой очень неохотно. Мне очень неприятна вся эта ситуация, чем дальше, тем больше.

- Так, ну и что тут у вас стряслось, а, бойцы?

- Я кровь хотел у Ильи остановить. Йод тут где-то...

- Кровь?

Мужчина шагает ко мне. Он моментально, как-то профессионально оценивает положение и осматривает мои ладони. Я легонько пытаюсь вытащить их из его рук. Он не отпускает меня, пока не заканчивает осмотр.

- Так. В общем, ничего серьёзного. Миша, дай-ка мне аптечку. Где это тебя угораздило? - обращается мужчина ко мне.

Я совершенно не знаю, что ему ответить, да и не хочу я ему ничего отвечать, а потому молчу, смотрю в пол и лишь потихоньку посапываю носом, - высморкаться я не решился, боясь, чтобы кровь снова не пошла. Пауза затягивается.

- Да он это... Поскользнулся он, короче... Вот, ну а я там был просто... Ну рядом.

- А сам Илья говорить не умеет? Вроде бы поздоровался он со мной нормальным голосом. А, Илья?

Мне уже на всё наплевать, если честно.

- Ну почему? Я умею говорить, - отвечаю я тихим голосом, но очень внятно, в ванной меня прекрасно слышно. - Только что же тут говорить-то? Ваш сын всё сказал, вообще-то. Шёл я себе, домой торопился, снег такой классный, настроение было здоровское у меня! Ну вот, шёл и шёл, радовался, как маленький, а тут значит и стоит ваш сын. Вот, значит... С друзьями стоит, не один. Ну, я засмотрелся чего-то, а может замечтался, - говорю же, настроение было... Радовался я. Сам правда не знаю, чего это я так радовался. Ну, снег и снег, - что я снега не видел, что ли. Ну и вот... поскользнулся как-то и прямо так вот лицом и руками об землю... А ваш сын такой добрый. "Погодите, говорит, сейчас я этому пацану помогу, надо, мол, этому пацану помочь, говорит, очень уж этому пацану плохо сейчас". И всё. Такой у вас хороший сын, отзывчивый. Хорошо вы его воспитали...

Голос мой начинает предательски дрожать, не заметно, но я-то чувствую. Блин, только бы не разревется! Этого только мне не хватает, - разреветься перед этим мужиком. В ванной совсем тихо. Мужчина, держа в руке какой-то пузырёк, - с йодом, наверное, - молчит и внимательно смотрит на меня. Глаза его постепенно темнеют, ну совсем как у сына, а тот стоит, опустив голову, но мне всё равно видно, что он красный как рак, аж пунцовый какой-то...

- Твоя работа, Михаил? - тихо говорит мужчина, не отрывая от меня взгляда.

- Да, папа. Это из-за меня всё так получилось плохо. Я не хотел специально, но всё-таки это из-за меня он... такой вот. Прости, Илья, ещё раз.

- Да хватит тебе! - морщусь я. - Что ты всё, - прости, да прости. Простил я уже. Можешь спать спокойно... Вы на него не обращайте внимания, - это я сам виноват, ну ничего, теперь-то я буду очень хорошо под ноги смотреть. Всегда, всегда буду!

- Ладно, потом разберётесь сами, давай-ка, Илья, твоими руками займёмся, - явно ничего не поняв, говорит мужчина.

И он начинает заниматься моими руками. Довольно быстро, совсем не больно и очень умело.

- Пустяки, даже перевязывать не придётся. Видал я и похуже дела.

- Папа у нас военный, он в запасе теперь, а так он офицер, подполковник, морская пехота. Знаешь, что это? - пацан явно гордится отцом, ну, ну, гордись хоть этим, если другим нечем...

- Мишка, ты что же это расхвастался? Отставить, боец! Так, ну вот и всё, Илья. Молодец, терпел!

Чего тут терпеть-то, - удивляюсь я про себя, - не больно совсем было.

- Дай-ка я лицо посмотрю. Ну, тут тоже ничего страшного. Хотя, синяк, может быть, и останется. А это что у тебя за шрам? Не сегодня, но видно, что тоже недавно? Только не говори, что опять упал, шрам то характерный. Очень даже характерный у тебя шрам, Илья. Подрался с кем-то недавно, да?

Я потихоньку, пока этот мужчина со мной возился, расслабился. Меня как-то даже отпустило, - отчаяние и ужас от недавно пережитого помалу оставляли меня. Навсегда и совсем это, конечно же, не уйдёт уже от меня никогда, - это я понимал, но всё-таки стало полегче...

- Подрался? Да нет, это у нас в секции. У Тошки на выпаде сабля сломалась об меня и он обломком мне маску пробил, ну и вот... А драться я не очень-то люблю, ну, приходится иногда, конечно... - я совершенно не понимаю, почему я всё это рассказываю этим двоим... сероглазым.

- Драться только уроды любят, - говорит пацан, зачаровано глядя на меня, на мой шрам над бровью.

- Да, приходилось мне всякие раны видеть, даже от вил однажды, - у нас как-то один курсант, в училище ещё дело было, удачно так это с парашютом на стожок приземлился. Но вот сабельный удар впервые вижу, - в голосе у мужчины звучит явное уважение. - Ты фехтованием занимаешься? Ясно... Но ведь если бы обломок этот сантиметрами двумя-тремя ниже тебе попал, то... Слушай, а что же твой тренер?

- А что тренер? - я устало вздыхаю и осторожно потираю шрам. - Тренер-то здесь причём? Кто же мог знать, что клинок у сабли бракованный? А может и не бракованный, всякое случиться может, железка есть железка. А тренер у нас такой классный. Мы его все любим, ну и он нас... А у него могли очень большие неприятности быть, мы же понимаем... Ну мы и уговорили его, чтобы, значит, он никому не рассказывал.

- Ну, не знаю, не знаю, - я как-то привык, что старший в ответе за младших. Я ведь и сам командир. Был. Но вам там самим виднее, конечно. Ладно. Ну что, может теперь чаю?

Какой там ещё чай!

- Какого чаю?

- С мёдом, с конфетами, печенье есть. А то и поужинать можно. Миша, что у нас сегодня?

- Нет, нет, не могу я! Я пошёл уже!

Я торопливо вскидываюсь, хватаю пальто, чуть не спотыкаюсь, стараюсь никого не задеть, - особенно собаку, стараюсь ни на кого не глядеть, - особенно на пацана, и вот я уже в прихожей.

- Ну куда же ты так сорвался?

- Пора мне, - бормочу я себе под нос. - Темно уже, мама скоро с работы придёт, вообще мне пора, уже давно мне пора...

- Может мне с тобой пойти? - задумчиво спрашивает мужчина.

- Зачем? Не надо со мной, зачем же, сам дойду, рядом мне здесь...

- Михаил, проводи товарища, да и Корнета надо выгулять.

Вот ни фига себе, - я уже товарищ!

- Не, не, не! Я сам дойду.

- Конечно, пап, - говорит пацан. - Я бы и сам пошёл с ним! Сейчас, я по быстрому, где там поводок?

Я, было, снова открываю рот, но пацан так смотрит на меня, что я его тут же закрываю. Смотрит парень как-то так... В общем, я промолчал. Ёлки, ну что же за день-то сегодня такой гадский! Ну ладно, потерплю ещё немного.

- А пальто, пальто же почистить надо ещё! - пацан теребит в руках красивый кожаный поводок.

- Дома. Я сам дома почищусь.

- Ладно, Миша. Видишь ведь, торопится человек. Илья, если с родителями проблемы возникнут, скажи им, чтобы зашли к нам, - я им постараюсь всё объяснить, хотя я и сам-то толком не всё понял, что там у вас произошло. Где мы живем, ты знаешь, ну а меня зовут, - Соболев, Алексей Михайлович. А для тебя можно просто, - дядя Лёша.

Мужчина протягивает мне, как взрослому, свою руку. Я, чуть поколебавшись, жму его большую, крепкую и жёсткую ладонь. Ну что ж, похоже, и, правда, мужик хороший, - неохотно думаю я...

- Спасибо вам, Алексей Михайлович, - говорю я, подчёркнуто обращаясь только к нему одному. - До свидания.

Он смотрит на меня, потом на своего сына, явно хочет, было, ему что-то сказать, а может спросить, но тот, снова покраснев, понурившись, глядит в пол.

- До свидания, Илья. Заходи почаще, буду рад.

Ага! Как же... Я неопределённо пожимаю плечами и, подхватив свою спортивную сумку, немного повозившись с замком на входной двери, выскальзываю на лестничную площадку. Я, не оглядываясь и не дожидаясь пацана с собакой, горошиной прыгая через ступеньки, тороплюсь вниз. Пацан, однако же, не отстаёт от меня, пёс вообще скачет наравне со мной, радуясь видно, что его взяли на прогулку. Пробкой выскочив из проклятущего подъезда, я уж было, хочу рвануть так, что только бы меня и видели!

- Да постой же ты, ракета! - сердито говорит мне пацан с собакой. - Ты что как ошпаренный, в самом-то деле! Ты боишься меня, что ли, до сих пор? Сказано же тебе, я не...

- Ну что ты! - обрываю его я, смотря ему прямо в глаза. - Чего ж мне тебя бояться, ты же такой хороший! Ведь сколько же ты мне сегодня добра сделал, - на семерых хватит! Я же на тебя молиться теперь должен! Ты же для меня теперь как...

- Ну, всё, хватит с меня! - теперь уже он резко прерывает меня. - Невозможно же так...

Пацан хватает меня за рукав, покрепче даже чем тот урод и тянет в подъезд. У меня всё внутри холодеет. Господи, неужто и он?! Опять?! Доболтался, блин... Ноги у меня снова как ватные, но он, дёрнув меня к двери, поворачивается ко мне и начинает быстро, но негромко говорить мне прямо в лицо:

- Хватит уже, всё! Хватит, я сказал! Сейчас мы знаешь, что сделаем? Нет? Вот что мы сейчас сделаем, - поднимемся назад ко мне, и я всё расскажу отцу! Всё как было! И пусть он решает. Как скажет, так и будет, бля! Не могу я больше всё это от тебя слушать, пусть хоть убивает меня батя, - плевать!

- Погоди, не надо, - я пугаюсь не на шутку, но не того, что его отец узнает правду про то, что было, а пугаюсь я самого пацана, точнее того тона, с которым он мне всё это выпалил. В этом тоне одно лишь отчаяние и та же ясная решимость, которая была у меня перед дверью на крышу. - Ну ладно, ну не надо, ну пусти же! Я не буду больше, честно! Слова больше не скажу...

- Что же мне, тоже прикажешь на крышу бежать, а? Проволоку, ты там вроде бы почти что скрутил. Больно мне, понимаешь ты? Тебе ещё больнее, я знаю, но и мне хреново, как никогда не было ещё, один раз только так же вот плохо было мне и не хочу я, чтобы так было и с тобой! Эх ты, Ил-Илья!

Я ни шиша не понимаю из его сбивчивых, горячих, горячечных даже каких-то слов, но от того, как он всё это сейчас говорит, мне становится почему-то ещё страшнее.

- Ну всё, сказал же я, всё... Ну не буду я больше тебя доставать, обещаю. Слышишь, Миша... - я впервые называю пацана по имени и делаю это без усилия, это получается как-то само собой. - Миша, пусти, пошли...

Он всё так же, не отрываясь, смотрит мне прямо в глаза, его лицо напряжённо застыло, но постепенно оно смягчается, в серых ясных глазах появляется... облегчение, что ли.

- Правда? - ещё тише говорит он. - Ты знаешь, Ил, я сразу тебя не разглядел, только наверху, на крыше... Пошли, пошли... Ну вот, а когда разглядел, то чуть было сам с этой долбаной крыши не прыгнул. Стыдно мне стало, - жуть просто! Как будто бы там меня, вместе с тобой...

Мы медленно идём к моему дому. Я громко, опять с проклятым всхлипом, вздыхаю.

- Ой! Извини, я не хотел. Я больше даже не вспомню никогда об этом, клянусь тебе, Илья!

Мы, завернув за угол, направляемся к моему дому. Уже совсем темно, хотя нет, не темно, - продолжающий идти снег, и тот, что уже лежит на земле, снежинкой к снежинке собравшийся в порядочные уже сугробы, весь он как будто бы светится сам по себе, каким-то невиданным, неземным светом. Небо тоже не тёмное, - оно всё превратилось в огромный вогнутый неяркий плафон, отлитый из старого, тускловатого серебра, такого же, как у нас дома на окладе прабабушкиной венчальной иконы.

- Красиво как! - не могу удержаться я.

- Красиво, - соглашается Мишка. - Как в сказке, правда?

- Да, только вот сказка получилась, какая-то...

- Сказки кончаются всегда хорошо. А эта ещё не кончилась... И у неё должен быть тоже хороший конец, а ещё лучше продолжение. Так должно быть, потому что это, и только это правильно. Я обещаю тебе, Ил, я сделаю всё, чтобы ты не жалел об этом дне. Будешь помнить об этом лишь... ну, не знаю, как об какой-то мелкой неприятности. Ну, например, как о ненужном дождике, когда ты собрался, было, на Урал, купаться... Фу, Корнет! Вот ведь что за собака! Фу, кому сказал! Ну вот, сожрал что-то...

Пёс, действительно, торопливо дожёвывая что-то непонятное, с опаской косится на хозяина... Да, - думаю я, - ни фига себе, дождичек! А, что там за хороший конец такой?

- Ты это о чём?

- Да Корнет же! Видишь, слопал гадость какую-то. Драть его надо начать, что ли, меня совсем не слушает, только отца одного. Ха! С ним-то он как шёлковый! Вот знаешь, Илья...

- Да погоди же ты, с Корнетом... Ты о чём говорил, я не понял ни шиша. Какой ещё там хороший конец? И продолжение... Что же может теперь хорошего со мной быть?

- Скажи, Ил, ты как думаешь, ты хороший человек?

- Не знаю, - удивлённо говорю я. - Ну, не плохой, наверное...

- Не плохой? А мне кажется, почему-то, что ты очень хороший человек. Погоди, не спрашивай, дай договорить. Не знаю почему, но вот так мне кажется. Ну вот. А раз ты хороший человек, то и происходить с тобой должны хорошие вещи, - мне так один человек говорил... Я не очень верил ему, дурак, - особенно, когда... А, ладно. Главное, что я теперь верю, хочу верить! Ну, бывают, конечно, в жизни пакости всякие, подлянки там разные, но в главном всё должно быть хорошо. Ты что?

- Пришли, - говорю я, а сам удивлённо смотрю на этого Мишку во все глаза.

Всё-таки он не обычный какой-то. Говорит он со мной как-то странно, - как с равным говорит он со мной. И грустно как-то, и задумчиво он говорит. Чёрт, нравится он мне, что ли, - не пойму что-то, - совсем ведь не должен он мне нравиться...

- Здесь, да? Смотри-ка ты, у нас дома напротив. А у тебя окна сюда выходят?

- Вон, на пятом этаже. Кухня и мамина комната, а моя комната на школьный двор выходит.

- Ты тоже в тридцать второй учишься? Да? А в каком классе?

- Зачем тебе?

- Да ладно, не хочешь, - не говори, - спокойно отзывается он.

- В шестом "Г", - почему-то всё-таки отвечаю я. - Пока в "Г", но скоро нас переформировывать будут, - народу прибавляется, переезжают сюда многие.

- Нас тоже хотят. Я в восьмом "А". Я после восьмого хотел в Суворовское пойти, отец против, почему-то. Придётся в девятый, наверное...

- Почему против?

- Против, а толком ничего не говорит. Обычно он всегда мне всё толком объясняет, а тут чего-то... Он вообще против того, чтобы я в армию ходил. В горный, говорит, пойдёшь, там, говорит, военная кафедра... Не знаю. Может это с Афганом связано, он там полгода был, от морской пехоты ТОФ.

- От чего?

- Тихоокеанского Флота. Мы в Магнитке два года всего живём, а до этого отец на Дальнем Востоке служил, до того как в запас вышел, мы там жили. Тихоокеанск, Шкотово-17, слыхал? Ну, правильно, и не должен был ты слыхать, - закрытая зона это. Я, вообще-то, здесь родился, в Магнитогорске, и к бабушке сюда всегда приезжал, на каникулы и так. Потом вот совсем переехали. А твои родители кто?

- У меня только мама, отец умер, когда я маленький совсем был.

- Извини, Илья...

- За что? - удивляюсь я. - Я его и не помню вовсе. А с мамой мне хорошо. Она меня знаешь, как любит? Больше жизни. И я её тоже...

- Ну, это-то понятно...

Мы уже не стоим даже, а сидим на лавочке у моего подъезда, смахнув с неё мягкую снежную гору. Мне совсем расхотелось домой. Мне почему-то делается как-то уютно под этими грузными хлопьями, валящими с серебряного купола неба. И пацана этого я совсем не опасаюсь даже, и почти забываю, как страшно мы встретились...

- Был ещё дед, но он тоже в прошлом году весной умер, - продолжаю я говорить.

Рассказываю я всё это неспешно, тоже как-то задумчиво, невольно стараясь попасть в тон Мишке.

- Вообще-то, он мне прадед был, но я его просто дедом звал. Он тоже был военный, как и твой папа, всю жизнь в армии. Он очень долго прожил, ему девяносто пять лет было.

- Ого! Здорово, - вот повидал, наверное.

- Да. Он мне знаешь, как много всего рассказывал? Да и то, наверное, не всё, конечно.

Мишка смотрит вверх, прямо навстречу мохнатому белому покрывалу, неспешно, но упрямо накрывающему истосковавшийся по снегу город. Появляется убегавший, было, по каким-то своим собачьим делам, Корнет.

- Смотри, Ил! Прямо Дед Мороз! - негромко, и тоже как-то задумчиво, смеётся Мишка, показывая на своего пса.

И точно, тот совсем покрылся снегом, превратившись в какого-то белого медведя, только очень необычного, - стройного и остроухого. Я тоже тихо смеюсь, и совсем не опасаясь этого огромного пса, начинаю сгребать снег у него со спины. Корнет вдруг коротко гавкает мне прямо в лицо и припадает на передние лапы, выпятив вверх поджарый зад и смешно махая обрубком хвоста.

- Это он тебя играть зовёт, Ил. Хочешь, покидай ему снежки, палку сейчас не найти. Он знаешь, как здорово снежки ловит, даже сальто какое-то умудряется делать от восторга!

Это, конечно, очень заманчиво звучит, но...

- Да нет... Хорошо бы, но пора мне, как бы мама не пришла. Правда, пора.

- Ну, - домой, так домой. В другой раз поиграем.

Он встаёт, и, стянув с руки вязаную перчатку, протягивает мне руку. Вот уж этого я совсем не ожидаю! Я автоматически тянусь, было, своей ладошкой к его, - говорю же, я вежливый паренёк, но, опомнившись, отдёргиваю руку, недоверчиво глядя на него.

- Ну, чего же ты? - терпеливо говорит Мишка, а сам опять с какой-то щемящей грустью улыбается мне. - Давай лапу!

Я, помедлив, подаю ему руку. Он жмёт её не сильно, бережно даже, но я чувствую, что он сильный парень. Вот дела, блин, - думаю я растеряно...

- Слушай, тебе точно пора, руки у тебя, как ледышки. Ты чего это без варежек?

- Да есть, есть варежки, в сумке где-то валяются.

- Ну, так ты одевай, если есть, зима всё-таки. Ну, пока, что ли?

- Пока. А... это...

- Что?

- Да так, ничего...

- Ты знаешь, что? Ты как придёшь домой, сразу в горячую ванну залезь и не думай ни о чём, главное. А потом поешь, и спать ложись, и всё. А завтра утром уже всё по другому будет, точно тебе говорю. Ну ладно, давай, беги. Лети домой, самолётик-Ил!

Я послушно подхожу к двери подъезда, берусь за ручку, но оборачиваюсь и смотрю на Мишку. Тот не уходит, а смотрит на меня. Он уже не грустный, а просто спокойный.

- Слушай, а какая у тебя квартира? Ну, номер какой, если это не военная тайна.

- Пятьдесят третья, - смеюсь я, тоже мне тайна! - Это на пятом!

Я скрываюсь в подъезде, но не бегу к лифту, а просто некоторое время стою у двери. Потом приоткрываю маленькую щёлочку и одним глазом выглядываю на улицу. Мишка продолжает стоять у подъезда и смотрит вверх. На мои окна, похоже, смотрит, - куда же ещё ему там смотреть. Я распахиваю дверь и зачем-то громко ему объявляю:

- У нас это, у нас лифт работает!

- Да ну? Работает? - восхищается этот странный парень. - А ты не врёшь? По-моему ты мне всё-таки врёшь, глупому такому и доверчивому!

Я смеюсь и продолжаю смотреть на него, стоя в дверях.

- Ну ладно, пока, Ил-Илья! Увидимся, если, конечно, захочешь...

Вот тебе на! - думаю я, поднимаясь в лифте к себе на пятый этаж. Странно как всё получилось. И не страшно мне сейчас вроде, и не тоскливо даже, - так, осадок только какой-то маленький, как будто палец чуть-чуть порезал. А ведь я сейчас волком выть должен! Раненным... Ха! Как Мишка забавно меня называет, - Ил! Самолётик... Вот же блин, неужто, я ключи посеял? Эт-того, только мне... Уф-ф, вот они!

- Мгяу-у! - с порога орёт наш Пират, завидев меня дома.

- Здорово, котяра! - говорю я ему, торопясь раздеться. - Как делишки, как детишки? А у меня вот сам не знаю даже как... Щас я в ванную пойду, а ты дом охраняй и обед грей.

- Мяу? - с сомнением в голосе отвечает Пират, но долго размышлять не в его правилах и он, задрав хвост, направляется на кухню и оттуда призывно кричит: - Мня-Мнеу-у!

- Тебеу-у! - дразнюсь я. - Ты лопать, что ли, хочешь? Я ж тебя после школы кормил уже! Что там у нас, в холодильнике? А, Пиратище? Ты сколько жрать можешь, объедала полосатый? Да постой ты, не ори, сейчас нарежу, рыба-то мороженная, даже тебе не угрызть, тигра ты пиратская. Вот, получай, кис-кис-кис.

Я глажу урчащего над рыбой Пирата по крепкой, как сталь, спине. А интересно, - думаю я, - Как Корнет к кошкам относится? Хм, ясно как! Ему, таких как мой Пират, - десяток на одну лапу, так, для разминки! Ну что, в самом деле, пойти в ванную? Ёлки, пол ещё помыть надо. Я критически осматриваю полы. Да ладно, чего там! Веничком по быстрому, и... Да нет, надо помыть. Надо. Но всё-таки, - сперва, - в ванну я залезу! В большой комнате я включаю телевизор, и пока разогревается экран, стаскиваю с себя олимпийку и футболку. Брюки надо в ванную взять, почистить...

- ...прибывающие в Москву делегации братских партий. Открывающийся 26-го февраля 1986-го года, в Кремле, во Дворце Съездов, очередной, XXVII съезд Коммунистической Партии Советского Сою...

Я щёлкаю переключателем каналов, так, - а что по другой программе? Ну-ка...

- Это будет достойным вкладом Южно-Уральских животноводов в решение продовольственной программы. Увеличение выхода товарной продукции в разы, скажется ощутимой прибавкой на прилавках и столах советских тружеников!

Я, посмеиваясь, выключаю телевизор. Ходить в магазин, торчать в очередях, отоваривать талоны, - это одна из моих обязанностей, так что я полностью в курсе, как там у них с "ощутимой добавкой на прилавках"! Нечего мне тут втирать, нашли малыша, тоже мне!

Так, до маминого прихода полтора часа. Всё-таки, сначала помою пол, а уж потом в ванну, - окончательно решаю я. С алгеброй ещё повозиться придётся, не знаю даже сколько, а придётся, - хоть бы и до ночи. Это я себя заставлю, это мне не привыкать... Я скидываю в ванной брюки, оставшиеся на мне треники закатываю до колен. Хватит, что ли воды, смотрю я в ведро. Хватит, пожалуй, так, воду закрываем, ведро и тряпку забираем.

- А ну, Пират, с дороги, - отдавлю ноги!

С полами я справляюсь быстро, - квартирка у нас с мамой хоть и двухкомнатная, но всё же не Кремлёвский Дворец Съездов. Куда как нет! Я с улыбкой вспоминаю, как дед Илья учил меня мыть полы: "Запомни, тёзка, - мытьё полов есть равномерное размазывание грязи по поверхности оных. Когда она, - грязь, - лежит кучками, она, тем самым, демаскируясь, бросается в глаза придирчивому взгляду. А когда то же количество грязи размазано по всей поверхности обрабатываемого пола, её не видно, не заметно. Даже вооружившись таким вот мощным оптическим прибором! - дед помахивает своими круглыми старомодными очками, - Ну что ты смеёшься, Илюшка? Это я тебе сейчас доверяю тайну, известную лишь поколениям потомственных русских военных! Эту тайну мне доверили ещё в приснопамятном Кадетском Его Императорского Величества Николаевском Корпусе! Потом, когда меня в Пажеский перевели, к полам в дортуарах я, понятно, не прикасался, а вот в кадетах приходилось... Так что проникнись, тёзка!" И я проникался...

Я, напустив полную ванну горячей воды, с удовольствием в ней расслабляюсь. Добавить "Тайги", что ли? А, ладно, и так не плохо, и без хвойного экстракта обойдёмся, тем более что там химия сплошная, мама говорит. Царапины на руках будет щипать. Горячая вода, ванна, - это здорово! Это ж подумать страшно, сколько веков люди без таких простых вещей жили. Нет, всё-таки, цивилизация, - это ещё как здорово! Это... как его... достижение, вот!

Я начинаю потихоньку задрёмывать. Голова освобождается от всей сегодняшней мерзости, всё это кажется произошедшим не со мной. Похоже, что усталость и давешний шок от пережитого, помалу отпускают меня. Я засыпаю по-настоящему...

- Эй! Ты там не утонул, водоплавающее! Илюшка! - в дверь ванной комнаты стучит пришедшая домой мама.

Уснул! Как это я...

- Привет мам! Я счас!

- Вылезай, сокровище, я соскучилась. Ты кушал?

- Тебя ждал, - вот же ёлки, брюки не почистил, эх, тетеря...

Я мельком смотрю в зеркало. Нормально, - нос чуть распух, под глазом немного покраснело, а так, в общем, неплохо... Мама пришла, значит, всё хорошо. Кончился проклятущий день! Двадцатое января 1986 года, понедельник...

***

Двадцатое января 2006 года, пятница... Я задумчиво смотрю на свой Acer"овский монитор. Всё верно, двадцать лет, день в день. Я отключаю компьютер и набираю на селекторе пост охраны.

- Андрей? Это Токмаков. Молодец, что понял... Минут через двадцать-тридцать должен подъехать Михаил Алексеевич с мальчиками. Да, Соболев... С какими, - с Вадькой моим и с Егором. Да. Да погоди ты! Ты мальчишек к компьютерщикам не пускай, там всё равно никого нет, пусть сразу ко мне поднимаются. Авдонин? Чего он там забыл? Ясно... Ну, всё равно не пускай. Да, нет, не надо, я сам попозже зайду. Всё.

Ну, Мишка, ну, зараза! Ну, ладно, отметить, так отметить. Да и мальчишки с Нового Года не виделись. Пойти переодеться, что ли... Матери нужно позвонить, сказать, что у нас Соболев ночует с Егором. Вот маме позвонить надо обязательно! Предупредить её, чтобы она подальше всю обувь убрала, Мишка же и Бормана с собой привезёт! В прошлый раз тот уже сожрал у меня пару туфель. Свинья, а не собака! Причём сожрал со скоростью, поразившей даже Мишку с Егоркой. Предупреждал я их, - не заводите себе крокодила, купите мопсика какого-нибудь, маленькое что-нибудь такое, чтобы газетой свёрнутой прихлопнуть можно было, в случае чего. Нет ведь, немецкую овчарку им захотелось! Впрочем, им от Бормана достаётся и без моих занудных напоминаний типа: - Ага, я же вам говорил!

Я смотрю в зеркало. Так переодеться мне или не переодеваться? Вот в чём вопрос. Переоденусь. Так, вот тут у меня прикидик висит, - новая волна в линейке Miu Miu от Prada. А что? Очень даже ничего. Как это там? "Молодо, задорно, по-спортивному энергично!" И что-то ещё в этом роде. Я, сняв свой костюм от Trussardi, переодеваюсь в шмотки, купленные мною с Вадькой в Милане. По его, кстати, настоянию...

Из зеркала на меня смотрит очень даже приятный парень, да какой там парень, - пацан, года двадцать три от силы. Вот ведь... И когда же я буду выглядеть соответственно своему возрасту и положению? Даже шрам мой легендарный, даже он солидности мне не добавляет. А ведь тридцать три года в этом году стукнет, - возраст Христа. Мальчишка! Да нет, это не плохо, забавно это, даже, но поднадоело мне, что моего сына, когда мы вместе, принимают за моего младшего брата. Особенно, если этот спортивный гоночный таракан, - Вадька, я имею в виду, кто ж ещё, - так вот, если он начинает вести себя как... как эскимос впервые в жизни попавший на стриптиз-шоу! А по большей части именно так и происходит, - это его обычное, природное состояние... Ну и хвала всем Богам! Всё-таки отошёл пацан после смерти Тани, а ведь я думал, было... Да, любил Вадька нашу маму, да и как же иначе-то. Эх, Татьяна, Танька ты моя... Селектор, блин, надрывается!

- Да! Уже? Ладно, Андрей, спасибо.

В дверь моего кабинета бьётся тяжкое цунами. Ёлки! Замок, что ли, захлопнулся?

- Счас! - торопливо ору я. - Дверь, дверь оставьте! Вот ведь морковкин бог, замок этот...

Дверь бы мне только менять не пришлось! Хлипковата она для этих троих, что стоят сейчас за ней.

- Открываю! - снова ору я, отстраняясь, чтобы не задело.

- Папа! У нас Борька мороженку сожрал! Баскин, шоколадную! Класс, да? - сразу, с порога, довольно вопит мой сын.

- Здравствуйте, дядя Илья, - Егор, как всегда, застенчиво, пожимает мою руку. - Вадик, ты ж сам ему эту мороженку дал.

- Я хотел время засечь, за сколько Борман справиться, так он даже ни вот секундочки не чикался, - раз и нету! Пап, а давай у них Борьку украдём, или такого же купим! - тут же поправляется Вадька, покосившись на хозяев Бормана.

Я потрясённо смотрю на сына. Этот ребёнок не устаёт меня поражать все одиннадцать лет своей яркой жизни.

- Ты чего это заперся? - Мишка, огромный, красивый, пахнущий морозом и машиной, обнимает меня.

- Да, замок этот. Вадька, не лезь к компу, - сто раз тебе сказано было, нету тут игрушек. Сейчас, Мишка, я оденусь, и поедем.

- Погоди, Ил, дельце есть небольшое.

- Дельце? Вадька, блин горелый! Егор, тресни ему по башке, - у тебя рука полегче... Что ещё за дельце?

- Ребята, а может, вам немножко с Борманом пойти поиграть? - говорит Мишка мальчикам.

- Можно, Ил-Илья? - тут же загорается Вадька.

- Папа, а не Ил-Илья, - привычно поправляю я сына. - Какие игры, на улице мороз минус тридцать! Мишка, ты чего это?

- Егор, держи ключи от машины, замёрзнете, сразу внутрь залазьте, только смотри, Вадика на водительское место не пускай.

- Ил, мы пошли!

- Да папа же, а не Ил! Капюшон натяни! Вот... постой, воротник я тебе повыше подтяну. Слушай, Мишка, ты вот, как чемпион России по самбо, ты как относишься к мерам физического воздействия по отношению к мальчикам? Да не крутись ты! Порка, например... Вадим, где вторая перчатка?

- Была... - растеряно говорит Вадька.

- Держи, - Егор потягивает моему сыну перчатку, которую он подобрал с пола

- Ну, давайте, мы не долго.

- Мишка, ты что задумал? - я смотрю, как он роется в своём шикарном портфеле, моём подарке из Берлина.

- Вот, это первое, - он протягивает мне бумагу чрезвычайно официального вида. - Читай.

- Так. Постановление Магнитогорского городского... в связи с особыми обстоятельствами... так, основываясь на желании сторон... Ого! Признать Ткачука, Егора Викторовича... 1993-го года рождения... так, так... с присвоением ему фамилии и отчества усыновителя и именовать впредь: - Соболев, Егор Михайлович. Ну, блин! Наконец-то! Когда?

- Вчера.

- Ты что же молчал, зараза! Позвонить нельзя было, да? Как я тебя терплю двадцать лет, - памятник мне полагается! Ну, погуляем! Слушай, Миш, а Егор как?

- Ну, а как ты думаешь? Поплакал, правда, немножко. Не верил он до конца, что у нас получится... Нет, но твой Валериан, а! Хорош! Монстр! Вот ведь адвокатище! Даром, что сто двадцать килограмм. Так он провернул это всё... Слов нет.

- Ну, а чего бы я его держал-то. Да и то сказать, - за то бабло, что он с нас с тобой снял... За такие деньги он тебе рожающего папуаса помог бы усыновить, не то что Егорку. Боров. Он-то чего не позвонил?

- Не злись, Ил, это я его попросил. А теперь второе. А ну-ка, отвернись!

- Ага, а ты меня сзади по башке, как беднягу Холтофа! Штирлиц!

- Да отвернись же ты, чудо! - смеётся Мишка.

Я поворачиваюсь к Мишке спиной, он что-то там возится у меня на столе.

- Так... - бормочет он себе под нос. - Нет, лучше вот так вот... Ага, ага... Всё, можно! Поворотись-ка, сынку!

Ого! Ну, ёлки... Тула, автоматически отмечаю я. Причём, какая характерная Тула, - хоть сейчас в справочник! Что за дерево, - венге, что ли? Похоже...

- Что это? - спрашиваю я, усаживаясь за стол.

- Вот ты и определи. Ты ж у нас авторитет в этом. Я-то, - сам знаешь... По мне красиво, и пойдёт!

Я, не отрывая взгляда от композиции на моём столе, достаю пару нитяных перчаток и, взяв тяжёлую лупу в черепаховой оправе, начинаю подробный осмотр.

- Ну что ж, достойная вещь. Весьма. Что это за бумажка там у тебя? Легенда, что ли? А ну-ка, дай.

- Э-э, нет! Ты давай-ка сам, милый. Что ты можешь сказать? Чья это работа?

- Не знаю, Миш. Я не большой специалист по Туле, она у меня почти и не представлена. Так, - пара вещей Данилина, ну и ещё кое-что, по мелочи... Так, ну что я скажу. Исполнение, - вещь явно музейного порядка. Техника, - сложная, комбинированная техника тут у нас. Золотой оброн, тауширование, синение и чернение. Вот, что ещё? Ну, инкрустация и всечка, это понятно, - Тула! Литьё, с последующей проработкой чеканкой, - вот эти виноградные листья на подставке, кстати, что-то такое я уже видел... Ну и гравировка, разумеется. И очень даже приличная. Не Капелюха, но очень приличная. Так, клинок...

Я рассматриваю клинок. Так, ну-ка, ну-ка, - клеймо кузнеца на пяте правой голомени... Не понял... Курбатов, что ли? Точно, Курбатов. Сколько же Мишка за это отвалил?

- Ты сам-то знаешь кто это?

- Сам-то я знаю, вот тут написано. Вот, пожалуйста, - Бутовский и Татарников. Знаешь таких?

- Бутовский, - разумеется, второго нет. Ну, а дамаск этот, - его Курбатов сковал, ты где это взял? - говорю я, задумчиво рассматривая Мишку, сияющего, как новая монета.

- Ну да, правильно, Курбатов. У тебя его работы есть, что ли?

- Нет. Хотел было я "Шип" его купить, но не сложилось... Нет, Курбатова у меня нет.

- Теперь он у тебя есть! - говорит эта зараза, и аж сияет от удовольствия!

Я молча вставляю нож в ножны, укрепляю его на подставке, осторожно отодвигаю от себя и, стянув перчатки, смотрю в Мишкины серые глаза. Так. Ну, щас ты у меня...

- Ты совсем рехнулся, да? Зараза ты, здоровенная! Ты мне скажи, - ты где его взял, в "Гильдию" обращался? Нет? Значит, через "Русские Палаты". Так, так... И сколько же ты...

- Не скажу! - перебивает меня Мишка, правда, донельзя довольное выражение на его физиономии, начинает уступать место озабоченности. - Не скажу, ну зачем тебе знать, сколько я заплатил, - тем более что ты и сам можешь его оценить.

Телепат хренов! Оценить... Тыщь тридцать, тридцать пять, пожалуй... Зеленью, разумеется... Ну, минус оценка там, комиссия... И это стартовая цена, а как там на аукционе бы вышло, - кто ж его знает...

- Не возьму! - решительно заявляю я. - Думать даже забудь, не возьму!

- Не возьмёшь? Ладненько, - тихим кротким голосом говорит Мишка. - Я вот сейчас его выкину, на хрен! А потом знаешь, что сделаю? Пойду я потом к Егорке, и скажу ему, что Ягуар наш тюнинговый, от Arden"а, на котором мы с ним ездим, не наш, а твой. И что он тебе срочно нужен, покатались, и хватит. Так, где у меня ключи, - чёрт, я же их Егору отдал... Дай стольник на такси!

- Ты... ты... У-у, знаешь ты кто?

- Знаю. Шантажист! - гордо заявляет мой лучший друг, моя первая любовь и единственный в мире человек, который может справиться со мной как с ребёнком, будто и не было этих двадцати лет.

- Шантажист, ха! Да шантажисты по сравнению с тобой... а ты... У-у, ненавижу! Ну, куда сцапал? Посади, где росло. Подарил, - значит подарил. Пошли, а то там мальчишки замёрзнут.

Одеваясь, я соображаю, как бы мне отомстить Мишке. И где он деньги взял, - интересно. Разберёмся...

- Слушай, Ил, с Егоркой вот у меня...

- Что? Ну, говори, вижу ведь, - маешься.

- Да понимаешь ты, не может парень никак отойти, не привыкнет он никак, что никого бояться не надо, что его любят. А дома! Представляешь, Илюшка, он у меня в туалет пойти, - спрашивает разрешения! А уж как обедать... Это ж... Мелочь какую-нибудь ему куплю, так он чуть не в слёзы. Погоди, воротник у тебя завернулся... Плачет иногда во сне, тихонечко так, но я-то слышу, ты же знаешь, - я чутко сплю. Подмышку мне уткнётся и плачет... Не знаю. У меня сердце рвётся на куски, как тогда с тобой, двадцать лет назад... Что делать, - ума не приложу! А, Ил? Ведь полгода уже, как он со мной.

- Не знаю, Мишка, право, не знаю. А ты его часом, не того? Не вякнул там ничего, не подумав? - Мишка лишь коротко зыркает на меня. - Ну да, ну да... Извини. Да не переживай ты так, - обвыкнется! Тем более, сейчас, после официального усыновления. Ты представь только, сколько Егору пришлось пережить, до того как ты его подобрал.

- Я его не подбирал, - хмуро говорит Мишка, глаза его темнеют, - Что он, перчатка какая-нибудь, чтобы его подбирать?

- Подобрал, подобрал! Ну, погоди, не лезь, отстань! Изволь, - он не перчатка, считай, что Егор драгоценный изумрудный перстень, а тебе повезло, что именно ты его подобрал, а не кто-нибудь другой, или ещё как-нибудь похуже с ним не вышло, не мне тебе рассказывать. Отойдёт, терпение и любовь. Пусть с Вадькой побольше времени проводит, тот камень расшевелит. Родители ему твои нравятся, а они от него так вообще без ума, - я заметил, вот и вози Егора к ним почаще. Как, кстати, дядя Лёша с тёть Катей? Да? Ну, хорошо. Что ещё я могу посоветовать, тебе и самому виднее. Опыт у тебя есть, я в тебя за неделю влюбился. А уж как Егорка на тебя смотрит, - у меня аж сердце в пятки уходит, страшно за него, как бы с парнем чего не случилось от восторга! Погоди, портфель не забудь. Во, съезди с ним, на его тринадцатилетие, в Италию. Вадьке так, помню, Колизей понравился, - чуть на камешки не разнёс! Помпеи... В Венецию свози, - помнишь, как там весной? Риальто, Карнавал, то, сё... Двенадцатого марта у Егорки день рождения? Ну и вот. Хочешь я графу д"Аппиано позвоню? Холодновато, правда, у него в палаццо, и сыро, но ничего, - любовь греет. А что сыро, так там везде сыро. С донной Паолой познакомится. Чудо ведь синьора графиня какое-то, просто! Даром, что дожи в предках... Вадьке, поганцу, она при себе такое позволяла, я его чуть в Гран Канале не утопил, - графиня с доном Браччо не дали... Вот ведь запиралка гадская!

Мишка с мечтательной улыбкой смотрит на меня.

- Да, приятно думать, что есть вещи, не подвластные времени. Вот ты, например, чудо из чудес. А помнишь, Илюшка, как ты меня с графом познакомил? Закрыл, - ну пошли уже, пока мальчики там с Борманом мне машину не разнесли.

- Погоди, слушай, я вот спросить хотел, - ёлки, не удобно как-то, я чувствую как краснею, а, ладно, спрошу, авось, по шее не даст... - Это, Миш... А как у вас с Егором... Ну, я имею в виду ночью. Ну, как у нас, или...

- Ну почему же только ночью? - спокойно отвечает Мишка. - Не только ночью, - как нам с Егоркой захочется, так и... Да ты что, Ил, ревнуешь, что ли? Не надо, право, не надо. У нас с тобой всё по-другому было. Мы были равные, ты даже поглавнее был, хотя ты и помладше. А с Егором... Ну, не знаю я, как тебе это объяснить, Илья, но только ты не ревнуй уж, пожалуйста! Я тебя всегда любить буду, и любовь меньше не станет, но с Егором... Эх, блин! Как же мне повезло в жизни! Ты, потом вот Егорка! То, что до тебя со мной было, я воспринимаю как обещание судьбы. Как её вступительный тест, для получения права на Любовь. Ты извини, Ил, что-то я сегодня, день такой... Не ревнуй, в общем.

- Да не ревную я, что ты! Я просто по-тихому завидую, причем Егорке даже больше, чем тебе. Рад я за вас и счастлив. Я почему спросил? Я за Егора боюсь, столько пацану доставалось в его не слишком долгой жизни, жуть берёт! А ты: "не ревнуй", тоже мне, - телепат! Ну ладно, потом толком поговорим... Так, Андрей, - это я уже обращаюсь к секьюрити. - Мальчишки наши в гараже или на улице?

- Были на улице, Илья Павлович, потом замёрзли и в гараже в Ягуар залезли, - Андрей смотрит на экраны наблюдения. - Вон, сидят, греются. Вы меня извините, но я их в холл с собакой не пустил, но вы сами, после того раза, ну, когда...

- Ну и правильно сделал. И вообще, это не собака, а носорог шерстистый! Правильно, правильно, Андрей! Они тут разнесли бы мне контору в цвай секунд, а это не есть гут... Мишка, отвали, у меня охрана! Андрей, ты при оружии? Ну, то-то. Авдонин ещё здесь, конечно?

- Здесь, Илья Палыч. Это надолго, по-моему. Он тут за чебуреками посылал, и вообще... Я в восемь меняюсь, мне по смене передать?

- Не фиг! Вот в восемь его и гони! Нет, ну что за человек! Прикинь, Михаил Алексеич, все люди у меня по случаю морозов на каникулах, - оплачиваемых, заметь! - а Авдонин, как дорвётся до рабочей станции... Блин, хоть бы он женился, что ли. А счета! Вы бы, господа, счета его, которые мне от провайдера приходят, видели! Иногда мне просто интересно, - кто здесь на кого работает? Гони! Что бы духу его после восьми на фирме не было. Ты на машине, Андрей? Довези его до дому, окажи любезность, как бы он из своих эмпиреев, или где он там витает, под трамвай бы не свалился... Ёлки, зажигалку в костюме забыл. Ну, спичек у вас, конечно же, нет...

- Илья, поехали! В магазин ещё надо заехать.

- Удачи, Андрей, поехали мы. А чего тебе в магазине надо?

- Ну, как, - чего? То да сё... Тётя Наташа такую ораву не ждёт, наверное. Ты же ей не позвонил, так?

- Я тебя боюсь иногда, Мишка, честно! Телепат. Из машины позвоню... Слушай, а что, - "орава"! Подумаешь! Для Бормана у меня старые кеды есть, ну, - тебе сухарик найду, какой-нибудь там... А мы с мальчиками пиццу себе закажем. Мама на очередной диете...

- Сам вот и ешь свои кеды! А мальчикам полноценная здоровая пища нужна. В "Океане" на Юности я балык кижуча видел, ну ещё там чего-нибудь прихватим. Нет, я вообще не понимаю, - как так можно! Рестораны, кафешки... А уж пицца эта! Какое отношение эта дрянь имеет к пицце? Ты вспомни, какую мы пиццу ели в этом, как его... По... Пьо...

- Пьоведи-Сакко, - улыбаюсь я. - Это под Падуей. Ну, чего встал, пошли. Так, слушай, Соболь, если твоя эсэсовская собака меня сейчас обмусолит... Вадька, ты чего за руль уселся?! Егорка, зачем ты ему разрешил? Борман, фу! Бор... Ой! Борька, гадость ушастая! Мама! Да оттащите же его, чего ржёте!

Визжащего от восторга Бормана кое-как утихомиривают и не без труда водворяют на заднее сиденье Arden"овского X-type, - больше всех доволен, разумеется, мой сын.

- Папа, вот здорово, умываться не надо! Нет, ну точно, нам такого же надо! Ил, ну давай купим, а! Ну Илья, ну папочка, ну давай!

- Разбежался, как же! - огрызаюсь я, пытаясь привести себя в порядок после налёта этого оголтелого фашиста, Бормана, то есть. - Хватит с меня эпопеи с рыбками! Кыш! Егор, тащи Вадима на заднее сиденье, и Борьку там держите покрепче, - если он мне загривок ещё решит помыть, не видать ему кедов, как победы под Сталинградом, я ему тогда второй штурм Рейхстага устрою, я тогда вам всем...

- Ты едешь или будешь здесь стратегические планы строить?

- Да еду я, еду, помечтать не дашь! Фу, Вадька, а бензином то навонял! Ты зачем на педали жал? Миш, погоди, заслонку сначала прикрой, дай-ка я сам, здесь вот она... Егор, не пускай Вадима за руль никогда, пожалей машину. Ну, всё, - трогай, любезный! Почём нынче до театру будет, ась? Двугривенного хватит, али как? Почём берёшь та, милай? Да пацаны, блин! Держите вы дворняжку эту!

- Ну что вы, дядя Илья! Он не дворняжка, - заступается за Бормана Егор. - Да Борька же! Фу!

- Дворняжка! - возмущается Мишка. - Нашёл дворнягу! У него родословная почти как у тебя! Четыре поколения, тридцать предков!

- На пергаменте, Илья! - вопит Вадька. - Я видел! Из этого...

- Из Штутгарта, - тихонько подсказывает Егорка.

- Во-во, из Штутгарта. И клеймо у него на пузе!

- Ага, а прадед его у Гебельса служил! Тапочки ему таскал! Всё, поезжай, Мишка, уже! А ты, Борька, tu esto uno porco, corpo di Bacco! No cano... - я специально говорю это Борьке по-итальянски, но Вадька тут же мамсит, полиглот юный:

- Дядя Миша! Слыхал? Он Борьку свиньёй обзывает! Ил! Ты что!

- Да понял я, Вадик, уж это я понял! Мы ему за это... Туфли мы у него сожрём за это!

Наконец, всё помалу успокаивается, мы выруливаем на Ленина, вливаемся в поток машин, довольно оживленный, несмотря на небывалый мороз. Мальчишки позади потихоньку возятся с собакой, Мишка, посвистывая под "Авто-Радио", стальной рукой правит Ягуаром, я про себя обдумываю план мести Соболеву, - жизнь прекрасна! Покурить бы вот только... Нет, не дадут!

Нет, но где же Мишка, - и за сколько, главное, - этот нож взял-то? Вещь, безусловно, достойная. Купил бы я сам его, - это другой вопрос, Тула не мой стиль, но вещь достойная... Вот ведь ещё забота, не обмолвиться бы Соболю, что я к Туле довольно ровно дышу, хотя, конечно, школа! Так, это ладно. Ну, Егорке, допустим, я сегодня часы подарю. Точно! Omega Speedmaster! Вот парень рад будет. Такой день. Что же с самим Мишкой-то мне делать? Я нащупываю на груди, под шёлком рубашки Зуб, и потихоньку кошусь на Мишку. Сидит, понимаешь, весь внимание! Ах ты ж, чёрт! Какого же это я про дона Браччо обмолвился? Надо было втихаря купить билеты, созвониться сперва с синьором графом, а лучше с донной Паолой, чтобы для графа сюрприз был, Мишка, гад, сюрпризы ведь любит. Ладно, исправим. А хорошо бы вместе в Венецию махнуть, обожаю Карнавал, - да фиг ведь получится, и так каникулы в этом году бесконечные выдались. А уж графа повидать хочется как! Старик звонил на Рождество, звал, донна соскучилась по Вадьке. Опять же, - с каталогом ему помочь надо...

- Ты о чём это задумался? - подозрительно спрашивает меня Мишка. - Вот что, Илья, если ты что-нибудь в своём репертуаре замышляешь...

- На дорогу смотри, не отвлекайся. Позвонить домой, что ли...

- "Океан". Ну, кто со мной в магазин? Илья?

- Сами сходите, я здесь покурю пока. И мороженого Вадьке не покупай, и так хрипит.

- Тебе взять что-нибудь?

- Бормотухи! Три, нет, - пять флаконов! Нажрусь портвейна дешёвого и на люстре буду качаться!

Вадька довольно хихикает, Егор укоризненно смотрит на меня, Мишка выразительно крутит пальцем у виска.

- Нету здесь дешёвого портвейна, я потом тебе за самогонкой сбегаю. Пошли, ребята, от него, - он злой сегодня. А ты в машине не кури!

- Хочешь, чтобы я пневмонию подхватил, да? Атипичную? Грипп птичий?

- Пошли, мальчики, пока я на него Бормана не спустил!

Я звоню домой, говорю маме, что Соболев с Егоркой у нас на выходные, пока она думает, как встречать гостей, я сообщаю ей новость о Егоре. Мама некоторое время молчит, а потом дрожащим голосом поздравляет нас с Мишкой. Я чувствую, что она сейчас расплачется, - ещё бы! Мама переживала всю эту историю с усыновлением Егорки, чуть ли не эмоциональнее даже, чем мы с Мишкой. Я быстренько перевожу разговор на Бормана, тот, услышав своё имя, пытается прорваться ко мне на переднее сиденье. Дальнейший разговор, разумеется, становится, абсолютно невозможен. Кое-как договорив, я, оставив попытки отбиться от этого невменяемого фольксштурмовца по-хорошему, дую ему в морду сигаретным дымом. Не ожидавший от меня такой подлости Борька, оскорблёно скуля и отчаянно мотая ушами, прячет морду между лапами. Продемонстрировав Борману преимущества Homo Sapiens как вида, я выбрасываю бычок в окно, и торопливо его закрываю. Бр-р-р, ну и холодина же! Похоже, зима в этом году взбесилась, никогда же такого мороза не было! И синоптики то же самое говорят, - впервые за всю историю наблюдений. Хотя синоптики эти... По ним выходит, - у нас на Южном Урале субтропики должны сейчас цвести! Глобальное потепление, мать их...

В тот день, двадцать лет назад, всё было по-другому. Всегда тепло, когда идёт снег, но тогда было тепло по-особенному, - стало ясно, что будет, обязательно будет весна... Как же я заснул тогда? Да нормально я тогда заснул. Если честно, то заснул я, как убитый...

***

Заснул я просто, как убитый! Но сон мне всё-таки приснился. В этом сне Мишка, невиданными мною приёмами самбо, ловко раскидывал тех двух уродов по углам проклятой подсобки. "Мало? Ещё? Только суньтесь к пацану, гады! - кричал в том сне Мишка, - На! Это мой Ил! Мой самолётик! Мы с ним летать будем! На! Твари! Возьми их, Корнет, фас их!" Появившийся, как всегда бывает в снах, из ниоткуда Корнет, брезгливо поджав острые уши, тащил обоих этих гадов за шиворот прочь из моей жизни... Рр-р-р-р! Др-р-р! Др-р-рян-нь!

Я хлопаю рукой по будильнику, который радостно, - а ему-то что! - подпрыгивает на тумбочке возле моего дивана. У-у, проклятый, в мусорку бы тебя! Тоже мне, - "Слава"! Вот вырасту, найду такую работу, чтобы будильниками никакими и не пахло.

- Илюша, ты встаёшь?

- Я умер, мам!

- А как же ты со мной тогда разговариваешь?

- Ну, значит, после смерти я стал привидением. Ой, ну мам! Не щекотайся! Ну, всё, всё, - встаю!

- А ну-ка, дай-ка я лицо твоё посмотрю.

Мама обхватывает ладонями меня за щёки и, чуть сжав их, рассматривает моё лицо.

- Хорош, красавчик! - она смеётся и чмокает меня в нос.

- Что, здорово заметно? Ну, пусти же! Здорово, да?

- Самую чуточку. Не переживай, Илюшка, тебе это не вредит. А вот под ноги смотреть надо, всё-таки! Ворон, поди, считал?

- Мам, ну хватит, вчера всё сказала. Пошёл я в ванную.

В ванной я, пустив воду, критически рассматриваю себя в зеркале. Ну, в общем-то, и правда, сойдёт. Умываюсь я всё-таки, с некоторой осторожностью. Странно, - думаю я, - почему-то ничего не болит. А фонарь, всё-таки, будет. Н-да. Собственно, он уже есть.

А всё же я молодец, - как я вчера с алгеброй-то! И сидеть очень уж не пришлось, всё как-то само по себе получилось. И ведь не оценит никто! Мама? Ну, что мама... Похвалит, конечно, - ну, двучлены, ну, - молодец, мол, Илья! А как они мне дались? Икс в степени н, минус а, равно... Тут я вдруг, совершено неожиданно, вспоминаю о Мишке этом. Я даже зубы перестаю чистить. Чего это я? Он-то тут при чём? Какое ему дело до моей алгебры, и какое мне дело до него? И вообще, не надо бы мне с ним встречаться, на глаза ему попадаться не стоит даже. Погоди-ка! А ведь восьмые классы во вторую смену учатся. Ну, точно! По крайней мере, в школе не столкнёмся. Однако, вместо облегчения, я чувствую какую-то лёгкую досаду. Да что со мной? Парень, как парень. Ну, разговаривает он со мной как-то необычно, ну и что. Да, наверное, в этом всё дело, - решаю я. Со мной ещё никто так не говорил. Из старших, имею я в виду. Так, - по настоящему, всерьёз, как с равным. Даже мама, даже когда дед умер. Тренер мой, Сергей Владимирович, - ну да, он ко мне относится получше, чем к другим пацанам, но это после того случая, когда Тошка меня чуть не заколол. Вот дед Илья... Да тоже! Последние его годы, когда я начал что-то соображать, он жил главным образом своими воспоминаниями. Кавалерийские лавы, сабельные атаки, крови по колено... Ордена. А Мишка, - тот...

- Илюшка! Мне тебя из ванной выковыривать, что ли? Опоздать хочешь, да?

- Мама, я завтракать не буду.

- Что за новости?

- Не хочу.

- Ага, значит, ты хочешь, чтобы я тебе бутерброды в сумку положила?

- Ну, уж нет! - я ужасаюсь. - Поем, только много не надо!

- У тебя сегодня сколько уроков?

- Ух-ты! Ветчина! Ты что ж вчера не сказала? А где взяла? Мам, мы же хотели на талоны пельменей купить! Брысь, Пират, тебе рыба будет.

- Не сказала, потому что забыла. Как твою героическую физиономию увидала, так и забыла. Нам заказ дали. Там ещё шпроты, гречки кило и масло шоколадное. Так когда придёшь?

- Вкусно! Сегодня попозже, у нас собрание. Пионерская дружина на марше. Что-то там про съезд будет. А я алгебру вчера подмял! Сам. Ты спала уже.

- Молодчина. Ты знаешь, нам на работе обещали книжную лавку открыть, от общества книголюбов. Хорошо бы, да?

- Хорошо бы, да только дорого ведь будет. Нагрузки там, какие-нибудь, как в прошлый раз, про это... как его... партийное строительство.

- Ну что ж. А где бы я тебе Саймака купила? Или Шекли твоего любимого. Не у "Дома книги" же, с рук. Знаешь, сколько там, у спекулянтов, твой "Заповедник Гоблинов" стоит?

- Сколько? - интересуюсь я. - Дороже клюшки?

- Ой, ну Илья! Я про клюшку слышать уже не могу, снится проклятая! Сказала же, двадцать седьмого аванс получу, там и видно будет. Ты в школу так вот, в трусах, и пойдёшь? Галстук хоть пионерский одень.

Я смеюсь, представив себе такую картинку!

- Не-е, не поймут. Хорошо тебе, мам, два дня дома будешь!

- Да, а потом двенадцать часов, - всю ночь, - с реактивами сидеть!

- Ты же сама такой график хотела.

- И очень довольна, что добилась. Разве хорошо было, когда я пять дней в неделю в лаборатории торчала? А ну, одеваться! Диван я тебе сама заправлю.

Снегу-то, снегу! Вот это да! Интересно, за сегодня лыжню накатают? Накатают, должны. Ух-ты, почти по колено провалился.

- Илья! Токмаков! Подожди! - это Вовка Рыжков, мой одноклассник и друг.

Мы с Вовкой идём к школе, не торопимся особо, сегодня никто не торопится, болтаем о том, о сём. Чего это у тебя, - фонарь, что ли? Ага, поскользнулся, - как же! Да ладно тебе. Может, позвать его сегодня на лыжах покататься? Во сколько? Токмаков, да ты чё, сегодня же Шерлок Холмс по телеку! Точно, блин, прикинь, Вовка, я забыл. Ты даёшь, Илюха! А поесть не забыл? А сумкой по башке? А снежком умыться? Ну, Рыжков, держись! Пусти! Скажи, - дяденька, пожалуйста! Ах, ты...

- Погоди, Вовка, я расписание гляну.

- Чего глядеть, - история сейчас! Илюха, ты про Тиля этого читал, про Уленшпигеля? Расскажешь перед уроком по быстрому?

- Расскажу, да ты сам прочитай, - тебе понравится, ты ж про историю любишь.

- Ну, куда ты?

- Иди, раздевайся, я догоню...

Я, протолкавшись через толпу, смотрю на доску расписаний. Так. Восьмые, восьмой "А"... Так, ага, сегодня у них шесть уроков, два последних труды... Считай, что четыре, - трудовик болеет, у нас в субботу трудов не было. Хотя, им могут и заменить, - восьмой класс, всё-таки. Ну, а мне-то, какое дело? Дался мне Мишка этот! Как его, - Соболев, что ли? Соболем, наверное, зовут... А чего это он про самбо говорил, будто бы пять лет занимается. Туда с двенадцати лет записывают... Может, у них там, - ну, где там он жил, может у них раньше можно. Меня же вот в фехтование в девять взяли. Да, но мне-то дед помог. Китель одел, и нет проблем! Как они Звезду увидели... Ох ты ж! А ведь опоздаю я, на фиг! С Мишкой этим...

Начинается обычный маетный учебный день в шестом "Г". Обычный, да не совсем. Всё у меня сегодня как-то... Но четвёрка по алгебре, это да! Пятак по истории, ну это, как здрасьте, а вот алгебра, - это всё-таки да! После пятого урока нас, как стадо, чтобы никто не смылся, гонят в актовый зал. Собрание дружины. Мы с Рыжковым потихоньку рубимся в морской бой. Кто-то втихаря читает, кто-то спит с открытыми глазами, Закутаев с Прокопычем из "В" режутся в карманные шахматы, - значит, после школы подерутся... Рыжков, зараза, у меня выигрывает. Пятый раз подряд! Я подозреваю, что он не все корабли рисует перед началом боя. Ну, Вовец, если поймаю... А чего я? Честные, хитрые глаза... После старшей вожатой Светки Тихоновой, именуемой в пионерских массах Белым Пуделем, - за причёску, - после неё говорит завуч. То, сё, повысим, достойно встретим, а теперь о переформировании. После весенних каникул увеличится нумерация классов по буквам, численность учащихся в классах сократится. Ну, и тд. и тп.

- Вот увидишь, Токмаков, загремим мы с тобой в разные классы, - шипит Вовка.

- Может, пронесёт... Ты бы батю, Рыжков, подключил.

- Придётся, на крайняк...

Собрание заканчивается, - "Взвейтесь кострами" под магнитофон, и по домам.

- Ну что, Илюха, давай тогда после кино на лыжах покатаемся?

- Вот после кино-то я и не смогу, Вовка. Сочинение надо писать.

- Чего дотянул-то? Завтра сдавать же.

Я вздыхаю. Мы с Рыжковым делаем небольшой крюк, хотя мне можно и напрямик, - через школьный двор, просто хочется побыть вместе подольше. Мы на прощание жмём друг другу руки, я обещаю Вовке, что если он попадётся мне на мухляже с морским боем, то я сам попрошусь в другой класс. Тот беззаботно смеётся и, хлопнув меня по спине, убегает.

Мамы дома нет, записка под магнитом на дверце холодильника. Ушла к тёте Маше. Грей, обедай, будь умницей. Целую в синяк. Ха! Шуточки ей вечные, а что у сына, - единственного! - что у сына не клюшка, а дрова, - это как, смешно? Женщины...

Пират, как обычно, когда мама выходная, сытый до отвала, дрыхнет у меня в комнате на письменном столе. Ну, пусть себе дрыхнет. Ого, - почти три часа! Есть охота. Ни фига себе, - курица! Так, мамочка, будет у нас сегодня разговор. Я, пока греется обед, смотрю в окно на поляну между моим домом и домом Мишки этого. Интересно, - он здесь с собакой гуляет или на пустыре, там, где все собачники собираются? Да, Корнет, - это, конечно, всем собакам собака. И медали, и вообще... А чем они его кормят? Это не Пират, здесь мойвой мороженой не обойдёшься. Такому псу мяса надо, наверное, прорву. Нет, ну мама у меня всё-таки! Курочка вкусная какая получилась. И рис с соусом. Так, чай я пить не буду, - дед говорил, что чай после еды, это есть отсутствие культуры питания. Не знаю почему. Ну, ему виднее было, насчёт культуры.

Вот хорошо, что завтра никакой гадости нет, вроде алгебры там. География, русский-литература, две физры, - ура, лыжи, и всё. Здорово, что физра последняя. И секция. Не забыть чёрную изоленту Серому для клюшки взять. Ёлки, у меня же колет порвался! Надо было вчера домой взять, тетеря. Так, посуду помыл, сесть за сочинение, что ли?

Мама! Чего это она быстро так? Обычно, если она идёт к тёте Маше, - это надолго.

- Ты дома, сокровище?

- Дома, дома, - был на Марсе, теперь дома. Что так быстро? Тёть Маши дома нет?

- Тоська у неё болеет, - зубы лезут, я и сбежала. Ты поел?

- Поел, посуду помыл, четвёрку по алгебре получил.

- Четвёрку! А почему не пятёрку?

- Ну, ты мам, даёшь! Заявочки! Мне четвёрка эта, знаешь, как далась?

- Илюшка, Маша сегодня на работу звонила, говорит, что нам премию выписали, за первое место в соцсоревновании. Так что, клюшка у тебя, считай, есть! Присмотрел, наверное, уже в "Орбите"? Ой! Илья, прекрати! Илюшка, я же накрашенная! Ну вот, всю зацеловал, а сам-то как перемазался. Помаду дай вытру. Жалко, что я не могу тебе эти клюшки каждый день покупать, обожаю я тебя, сокровище!

- Мама! И я тебя, ты же самая-самая! Клюшка, - это здорово, это вещь, но я тебя и без клюшек там разных, знаешь, как люблю? Вот прям больше-больше всех! Ты чего? Опять плакать? Мама! А ну! Целоваться больше не буду! Ну, то-то. Так-то лучше. И чего вы, девчонки, такие плаксивые? По поводу и без повода...

- Ну да, ты же у нас мужчина, вот ты и не плачешь. Пойду, умоюсь.

Настроение у меня резко падает. Не плачешь! Вчера... И тут на меня накатывает тяжкий ужас. Настолько тяжкий, что я, не выдержав этой тяжести, падаю на диван. Жутко мне делается, но не оттого мне делается жутко, что вчера случилось, а оттого, что могло бы случиться! А если бы я вчера дверь эту гадскую, на крышу, которая, если б я её успел раньше открыть, чем Мишка этот поднялся ко мне? А если бы он, вообще, не стал бы подниматься? Тогда-то что? Ведь спрыгнул бы я! А мама тогда бы как, а? Псих! Тряпка сопливая! Истеричка. Так, всё, спокойно. Не было ничего, забыли. Нет, постой, это что же получается? Получается, мне вчера Мишка этот жизнь спас? Ни фига не получается! Если бы не он, ну не они, точнее, то ничего бы и не было, ни того, что в подсобке, ни крыши бы этой не было. Но ведь он всё-таки поднялся, искал меня по подъезду и нашёл, и ведь, как ни крути, не спрыгнул с крыши я вчера только потому, что он вовремя появился. А Мишка... Блин, запутался я...

- Мам, ты кушать будешь? А почему? А я пошёл тогда сочинение писать. Поможешь творить? Ну, сам, так сам.

Для сочинения я всегда выбираю свободные темы. Свободные-то они свободные, да только писать надо про то, про что сказано. "Подвиг Красной Армии". Делов то. Вспомним парочку дедовых рассказов, лучше про Гражданскую. Крови только, чтобы поменьше, а то у деда про войну как-то... Кровь, вши, кровь, тиф, кровь, грязь, и снова кровь. Голод ещё, вечный. Так, наверное, и было, но для сочинения, как-то... Про то, как они Киев назад у белополяков взяли, - это вот пойдёт. Без подробностей, главное.

Часа полтора, примерно, я пыхчу над черновиком. Ну, более или менее. Конец придумать надо. Придумать, - это потому, что после 12 июня двадцатого года ничего не кончилось. А про то, как в августе было под Варшавой, дед рассказывать не хотел, сказал только коротко: драпали. Но сказал так, что мне и расспрашивать не захотелось.

- Мам, проверь черновик, ошибки заметишь, - отметь, я перепишу.

- Быстро ты, Илюшка. Пирата не мучай.

Мама читает мой черновик, я смотрю в окно в её комнате на Мишкин дом. Интересно, где его окна...

- Да, - вздыхает мама. - Здорово, Илья. Сильно тебе Ильи Павловича не хватает, а?

- Что ж тут поделаешь, мам. Не хватает, конечно. Много ошибок?

- Порядочно. Вот это хорошо, - "росведка". Это что такое, - разведка? Ты бы повнимательнее, правда, Илюша. А так очень хорошо. Про Будённого хорошо, и вообще, - мне всё понравилось. Ты не зазнавайся только, Илья, но, по-моему, у тебя способности. Покраснел! Надо же. Ну всё, всё, молчу. А интересно, почему Илья Павлович ничего сам не писал, - такая жизнь ведь человеку выпала.

- Потому и не писал, что была жизнь.

- Философ ты у меня. Иди, переписывай набело.

- Бу сде!

Вот ведь я! Как хорошо получается, - сейчас перепишу сочинение, туда, сюда, Шерлока посмотрю, а потом можно и на лыжах с Рыжковым. Набор лыжных мазей, он говорил, у него есть. Сроду я без мази катался.

Ну, вот и всё. Переписал. Пойти телек включить? А почитаю ка я, лучше, чего-нибудь. Опа, в дверь звонят, - кто бы это?

- Илья, иди, к тебе мальчик пришёл.

Вовка припёрся, что ли? В прихожей никого.

- А где, мам?

- За дверью остался, почему-то. Ты в подъезде, Илюша, не торчи, в квартиру проходите.

В подъезде стоит Мишка! Вот так вот. Я, раскрыв рот, молчу, как рыба и только хлопаю глазами.

- Приве-ет, - насмешливо, нараспев говорит он и протягивает мне руку.

- П-привет, - поперхнувшись, отвечаю я, осторожно пожимая его ладонь. - Ты чего? Ко мне?

- Ну, а ты как думаешь? А ты молодец, самолётик-Ил, не соврал мне.

- Про что?

- Про лифт, и правда работает он у вас.

- А-а... - я молчу, уставившись в пол.

- Слушай, Илья, можно поговорить? Да ты не беспокойся, я сразу же уйду, скажу тебе кое-что только, и уйду, я ж понимаю... Можно?

- Ну... Можно, наверное.

В дверь выглядывает мама. Она смотрит на меня и на Мишку, склонив голову к плечу.

- Илья, - стараясь быть строгой, говорит она. - Зайдите в квартиру. Что же ты, а? К тебе пришли, а ты в подъезде гостя встречаешь. Не стыдно?

- Вы извините, я не надолго, - торопливо заступается за меня Мишка.

- Да ладно, заходи, в комнате поговорим, - отзываюсь я. - Мам, это вот Миша, ну, парень, что вчера... ну, умылся я у него, я тебе говорил. Собака ещё у них...

- Очень приятно, Миша, а я Наталья Николаевна, мама этого растяпы. Спасибо тебе, Миша, за то, что ты Илюшке помог.

Мишка краснеет и, откашлявшись, говорит:

- Да ну, я и не сделал ничего особенного.

- Это уж точно, - ляпаю я, вот ведь язык мой проклятый! - Ну, заходи, чего мы, и правда, в подъезде-то...

Я показываю Мишке, куда можно повесить его зимнюю куртку-аляску, и киваю на мою комнату.

- Туда, - коротко говорю я, а сам отчаянно смущаюсь и думаю: - и чего же это ему надо?

- Илья, можно тебя на секунду? - зовёт меня мама.

- Проходи, я сейчас, - говорю я Мишке и иду к маме в комнату.

- Илюша, ты чего это так с ним, а? Такой приятный мальчик, и красивый, и вежливый, да и старше он тебя всё-таки, а ты... Он же тебе помог вчера? Что, не понравился он тебе? Не понимаю.

- Да ладно, мам, всё в порядке, как-то неожиданно просто. Ну, не ждал я его совсем, вот и всё. Пойду я к нему, что-то он сказать хочет.

В моей комнате Мишка сидит на самом краешке дивана, сложив руки на коленях, - как первоклассник у директора, хмыкаю я про себя. Я сажусь рядом и смотрю на него. Мне вдруг, неожиданно, становится весело. Жду.

- Это что, шпага, такой тебе досталось, да? - Мишка смотрит на мою спортивную саблю.

- Такой, только это сабля, а не шпага.

- Ясно. Так вот, Ил-Илья, я чего пришёл. У нас сегодня только четыре урока было, вот я пораньше со школы и пришёл... Вот. Нет, не то... Я это...

- Да ты говори нормально, - что я тебе сделаю, ничего я тебе ведь не сделаю.

- Ладно. Илья, я сегодня утром, перед школой съездил к Наилю, ну к этому гаду, что вчера...

Я резко отворачиваюсь от него и смотрю в стену. Вот ведь...

- Да ты погоди, Ил! Послушай. Ну вот, съездил я, значит, к нему и поговорил с ним как надо.

- Зачем? - сглотнув, спрашиваю я. - Зря...

- Не зря, - жёстко и холодно говорит Мишка. - Не зря, Ил. Так надо было. И тебе, и мне. Ну вот, забудь о них, вообще забудь, как будто не было их. Они теперь не то, что к нам на квартал, они теперь и остановку нашу, и то с закрытыми глазами проскакивать будут.

- Ты что, бил его? - решаюсь я, наконец, взглянуть на Мишку.

- Мозги я им там прочистил, чтобы и мыслей таких больше не возникало у них! Хорошо, что и Толик, ну второй, тоже там оказался. Всё, Илья, всё! Забыли о них. Ладно?

- Попробую, - потихоньку говорю я

- Молодец! Ну, вот, это во-первых.

- А во-вторых?

- Держи-ка, - Мишка достаёт что-то из кармана и, взяв мою ладонь, вкладывает в неё какую-то маленькую штучку.

У меня в руке лежит, - не пойму я, что у меня лежит в руке.

- Что это?

- Зуб, - спокойно так отвечает Мишка.

- Зуб, - повторяю я. - Ничего себе. А чей это зуб?

- Дракона, - так же спокойно говорит он.

- Какого ещё дракона? Ты что, ладно тебе, - я не маленький, я в драконов не верю.

- Это зуб динозавра, Илья, а говорят, что они и были драконами.

- Правда? Настоящего динозавра? А где ты его взял?

- Мне его один человек дал, а я его тебе дарю вот. Ты не сомневайся, Илюха, это самый настоящий динозавр. Этот человек был геологом, вот, ну и нашёл этот зуб.

- Ничего себе. А где он его нашёл?

- В Монголии. Я, правда, не знаю, что это был за динозавр, этот человек говорил, что этого никто не знает. Череп и остальной скелет у них там трактор раздавил, а вот несколько зубов осталось. Так что, считай, что это и взаправду дракон. А назвать его можешь, как захочешь, я вот так и не назвал, не придумал...

- Здоровски, - шепчу я, рассматривая Зуб. Он сантиметров пяти в длину, чуть кривой, окаменевший, коричневый, отполированный временем, миллионами лет, - подумать страшно! И сам он какой-то тёплый, как живой, и совсем не кажется каменным, а в его основании проделана маленькая дырочка.

- Это что бы его носить можно было. Ну там, как талисман, какой или, как залог... - Мишка вдруг осекается. - Ну, в общем, найдёшь шнурок или там, цепочку, например, - и носи. Тот человек говорил, что этот зуб удачу приносит. Я-то сам, правда, не знаю.

- А что это за человек?

- Хороший очень это был человек, один из самых лучших. Я это, правда, потом только понял. Ты извини, Ил, я не очень хочу про него сейчас говорить, ладно? - и лицо при этом у Мишки делается грустным-грустным.

- Конечно, Миш, как хочешь. А можно я зуб маме покажу? И Вовке Рыжкову, - он точно от зависти помрёт, зараза, это ему не в морской бой мухлевать! Это же... Можно?

- Можно, конечно! - смеётся Мишка и легонько тычет меня кулаком в плечо. - Это твой друг?

- Ага, классный пацан, хитрый только уж очень. Изобретатель! Слушай, а как же мне Зуб назвать?

- Не знаю, Ил. Ты не спеши, подумай. Серьёзное имя должно быть и верное, - дракон всё-таки, не щенок.

- Я подумаю. Погоди, я счас...

Я срываюсь и чуть не в припрыжку бегу к маме. Она восхищённо рассматривает Зуб, а я торопливым шёпотом рассказываю ей, что это такое.

- Мам, а можно я Мишке покажу? Ну, дедовы, - можно?

- Ты же никому не показывал, - удивляется мама и говорит: - Покажи, конечно, они же теперь твои.

Я, покивав, спешу назад в свою комнату. Мишка уже не сидит на диване, а стоит, засунув руки в карманы.

- Ну что, Ил, пойду я, а? - опять он какой-то грустный.

- Как пойдёшь, - глупо спрашиваю я, и так же глупо добавляю, - Куда? Ты торопишься, что ли?

- Да нет, просто...

- Ну и всё, не гоню же я тебя. Я наоборот...

Мишка бросает на меня быстрый внимательный взгляд. И вдруг улыбается мне такой улыбкой, что я сразу понимаю, - нет, не хочу я, совсем не хочу, чтобы он уходил. Ни сейчас, ни вообще...

- А я, Миш, тебе показать хотел тоже кое-что, ты такого никогда не видел. Вот, а потом я на лыжах хотел, вместе можно.

- Нельзя на лыжах, - смеётся Мишка. - Не умею я, Ил, на лыжах. Я на них, как корова на льду!

- Как это, - не умеешь? - поражаюсь я.

- Да вот так, - не научился. Там, где я жил снега почти и не бывает, - океан, - вот и не научился. А я и на коньках не умею.

Мишка говорит эти поразительные вещи совершенно спокойно, и даже улыбается! Я потрясён. Как же это так, ведь лыжи, коньки, - это ж... Это ж надо!

- Ну, не знаю, на коньках тебе поздно, наверное, - большой ты уже, а на лыжах я тебя запросто натаскаю. Хочешь?

- Если ты, то очень хочу, - Мишка снова делается весёлым и насмешливым. - А ты меня как, не сильно покалечишь?

- Да нет, так только, - чуть-чуть совсем, - подхватываю я.

- Ну смотри, если чуть-чуть, тогда ладно. Только не сегодня, а то у меня и лыж-то нету. А что ты мне показать хотел, а?

- Я покажу, но только ты никому не говори, хорошо?

- Хорошо, конечно, никому не скажу, - посерьёзнев, обещает мне Мишка.

Я прячу Зуб в коробку со своими сокровищами, - ну, всякое разное там у меня, пусть и Зуб там же полежит. Я беру Мишку за рукав и веду его к сундуку.

- Ты обещал, - говорю я ему. - Не забудь, Миша.

Мишка согласно кивает мне головой, ему явно очень интересно, - чего же это я хочу такое показать, да ещё и под секретом. Я сажусь на пол рядом с сундуком и хлопаю рукой по полу, приглашая Мишку тоже сесть. Он усаживается, подогнув ноги по-турецки. Я открываю тяжёлую, окованную широкими железными полосами, крышку. Помедлив чуть, я достаю широкий и длинный кожаный футляр с медными углами и увесистый свёрток китайского шёлка. Свёрток я кладу рядом на пол, а футляр передаю Мишке. Он осторожно берёт его и вопросительно смотрит на меня.

- Вот, Миша, это деда моего. Теперь я храню. Открывай, не бойся.

Мишка открывает крышку футляра и замирает, увидев, что там внутри.

- Вот это ничего себе! Это что же, - настоящие? Конечно, сразу видно, что настоящие! Вот это да! Ну, ты даёшь, Илья! А... А можно? Я осторожненько, честное слово! Можно, Ил?

- Можно, - улыбаюсь я, очень я доволен, какой эффект на Мишку произвели дедовы шашки. - Вот эту сначала посмотри, а потом уже кавказскую.

Мишка, поставив футляр на пол, достаёт из него офицерскую шашку с бронзовым призовым знаком на ножнах, между устьем и обоймицей. Он, запинаясь на непривычных буквах, читает надпись на знаке:

"II ИМПЕРАТОРСКIЙ ПРИЗЪ Л. Гв. КЕГСГОЛЬМСКАГО П. ПОРУЧИКУ

И. П. ТОКМАКОВУ ЗА СОСТЯЗАНIЕ НА ШТЫКАХЪ

МАРТА 28го 1912го".

- Ничего себе! Так это что, - при царе ещё было? - удивлённо спрашивает меня Мишка.

- Да, после Пажеского Корпуса дед в Гвардии служил, а потом, - когда война началась, - в Армию перевёлся, в кавалерию.

- Ух ты! Гвардия, Первая Мировая... Сколько ж ему было лет?

- Он в 1890-м году родился, я же тебе говорил, что он девяносто пять лет прожил.

- Ну да, ну да, - я просто как-то не сообразил. А можно я её достану?

- Доставай, чего же нельзя.

Мишка обнажает слегка изогнутый клинок, и восхищённо смотрит вдоль него на свет из окна.

- Как блестит! А она острая?

- Ну что ты, Мишка, совсем тупая. Шашки только во время войны точили. По специальному приказу. Даже у полиции шашки тупые были. А с этой дед не воевал, говорил, что на ней крови нет.

- Ого! Крови... - Мишка смотрит на меня во все свои серые глазищи. - А эта, вторая? Можно?

- Кавказская? Смотри, конечно.

Мишка осторожно убирает клинок в ножны и кладёт шашку в футляр. Вторая из дедовых шашек достаётся наружу.

- А эта другая, без скобы.

- Без дужки гарды, - поправляю я. - Это кавказского типа, не офицерского, почти такие же и у казаков были.

- "ЗА ХРАБРОСТЬ". Да уж! Это как?

- Ну вот так, за храбрость, - значит, за храбрость. Видишь маленький белый крестик на эфесе. Да нет, с другой стороны, слева. Да. Это Георгиевский Крест. А называется, - Золотое Георгиевское оружие. Такое за храбрость и давали.

- Она что, правда золотая?

- Позолоченная. А совсем давно, рукояти из настоящего золота делали к такому оружию, а так, - война ведь шла. Ты достань её из ножен, там на клинке ещё надпись есть.

"КАПИТАНУ АДЪЮТАНТУ 14го ГРУЗИНСКАГО П.

И. П. ТОКМАКОВУ. ГАЛИЦIЯ - 1915".

- Уже капитан, - уважительно говорит Мишка.

- Да, из Гвардии с повышением переводили. И вот адъютантом полка дед был, - видишь.

- Так он, что, - у белых был? - почему-то шёпотом спрашивает Мишка.

- Почему же у белых, - возражаю я. - Не все же офицеры белые были. Дед у наших был, с Будённым. И у Тухачевского они потом вместе с поляками дрались.

- Вот это да, с самим Будённым, надо же!

- Сам балдею! Я тебе потом ещё фотографии покажу, - ахнешь! А у деда ещё две шашки было, одна подарочная, от генерала Иссы Плиева, дед у него в кавкорпусе полком командовал. И на сорокалетие Красной Армии, юбилейная, от Верховного Совета. Он их обе в музей Армии передал.

- А эти?

- А эти нет, - просто отвечаю я. - Убери, я тебе ещё не всё показал.

Пока Мишка с неохотой убирает шашку и закрывает футляр, я разворачиваю жёсткий, как жесть, шёлк и достаю кинжал. И молча протягиваю его Мишке.

- Здоровый какой! И здесь тоже чего-то написано, на пластинке. "Красному доблестному командиру т. Илье Токмакову от рев. ком. Белой Церкви Киевской губ. 25 июня 1920г. Смерть белопольским панам!". Ну, у меня даже слов нет. Слушай, Ил-Илья, а почему ты говоришь, что никому это не показывал? Это ведь... Я бы знаешь, - я бы экскурсии водил! Это же такое дело, это ж история! А дед у тебя, выходит, герой!

Мишка воодушевлёно помахивает огромным кубачинским кинжалом в такт своим словам.

- Герой, - соглашаюсь я. - Настоящий Герой Советского Союза. В сорок четвёртом получил.

- А... а за что? - совсем уж тихим шёпотом спрашивает Мишка, а глаза у самого круглые, как мой будильник.

- Он всего с полуэскадроном три танка захватить умудрился, я потом как-нибудь расскажу, - обхохочешься. Я так смеялся, когда дед рассказывал, - аж соседи прибегали!

- А что тут смешного, это же подвиг. Надо же, три танка!

- Да уж больно смешно всё это у них получилось, по-дурацки как-то. Да дед-то и сам смеялся, знаешь как? Говорил, что это самый нелепый случай, который ему известен.

- А расскажи, Ил! - загорается Мишка.

- Потом как-нибудь, скоро кино начнётся, - Шерлок Холмс. А оставайся у меня, вместе посмотрим. Оставайся, Миш, правда!

- Ну, не знаю. Я не ужинал ещё, и вообще...

- Так у меня и поужинаешь! Давай?

- Да неудобно как-то. И мама твоя... - я вижу, что Мишке и самому хочется остаться со мной, а чего он мнётся тогда, - не пойму.

- Ну и что, - мама! Мама у меня, знаешь какая? Человек! В морской пехоте, правда, не служила...

Мишка смеётся и ерошит мне волосы. По-доброму, ласково так, я даже и не отстраняюсь.

- Ах ты Ил! Самолётик... Ладно, только я домой, по быстрому сбегаю, своих предупрежу, а то у нас с этим строго.

Я, проводив Мишку, смотрю на маму, она стоит в коридоре и сморит на меня.

- Ты чего, Илюшка, - улыбка прямо до ушей. Что, понравился тебе этот Миша?

- Понравился, по-моему. Он сейчас вернётся, дома отпросится и вернётся, мы кино вместе посмотрим. Можно, мам? И поужинаем.

- Можно, - мама удивлённо поднимает левую бровь, у меня у самого такая же привычка. - Надо же, - дома отпросится! Какой ответственный паренёк. Вот с кого пример бы брать тебе надо. А то Рыжков твой... Да нет, Илья, погоди. Вова очень милый мальчик, но я вас вдвоём оставлять просто боюсь. Не вернуться бы мне на пепелище, однажды. Пират бедный, - сколько он от вас натерпелся.

- Мама! - возмущаюсь я. - Мы его нырять учили! Морского котика хотели воспитать!

- Вот-вот! Его сейчас в ванную калачом не заманишь!

- Ну и нечего ему там делать. Скажи, а тебе Мишка понравился?

- Да. Но не это главное, а главное, сокровище, - чтобы он тебе понравился.

- А я ему?

- Не было ещё человека, которому ты бы не понравился. Ты же Илья Токмаков, забыл?

- Так-то оно так...

- Иди чайник ставь, я ветчины нарежу.

Пока мы с мамой возимся на кухне, возвращается Мишка. Он довольно мне подмигивает, - отпустили его дома, значит. У них с мамой сразу налаживается разговор. Я ем хлеб с шоколадным маслом, пью себе чай и слушаю. Мишка рассказывает моей маме о себе, о своей семье, о том, как они живут, - но я чувствую, что рассказывает он это всё, вообще-то для меня. Он так со мной знакомится. А мама говорит Мишке, что мне срочно требуется крепкая мужская рука. А то он, - это я, значит, - мало управляемый совсем делается. Кота с другом мучает. И с алгеброй до утра сидит.

- А у меня с алгеброй тоже... не очень того... - невесело вздыхает Мишка.

- А у меня ничего, четвёрку оторвал сегодня, и ничего я не до утра сидел, я способный, но не внимательный я, просто. Слушай, Миш, а ты плавать умеешь? Ты же говорил, что у вас там океан есть, да?

- Плаваю я хорошо! Вот только там, где мы жили купаться нельзя, - грязно очень. Там у нас база, - кораблей много военных, - ну и мазут там всякий, мусор там... А вот немного подальше, тоже Тихоокеанск, только у нас Шкотово-17, так вот, там бухта есть, вот там-то мы и купались всегда. Классно! Чисто и понырять даже можно, осторожно только надо. Там где знаешь можно нырять, - там кладбище.

- Как это, - кладбище? - удивляемся мы с мамой.

- Ну, так вот... Да вы что? Нет, не настоящее, конечно! Свалка там кораблей старых, вот с них мы и купались, - здорово!

- Здорово, - завистливо соглашаюсь я. - У нас на Урале такого нет.

- Ты из него и так не вылазишь всё лето, водоплавающее! - смеётся мама.

- А там ещё тигры есть, - вспоминает Мишка.

- Настоящие? Живые, да? А ты сам видел?

- Мне повезло, я их не видел, а вот слышать довелось.

- Как это, - не видел, и повезло? - удивляюсь я. - Почему это повезло?

- Да с тигром если встретишься, то это последняя встреча в твоей жизни будет! У нас там, на одной сопке свинарник был, там для части свиней держали, так туда один раз тигр приходил, обошлось, правда, - никого он не съел, походил просто вокруг, поорал, да и ушёл себе. Морячки закрылись, потом даже офицеру не сразу открыли, - так испугались. А после оказалось, что от рыка тигриного одна свинья со страху сдохла! Во как! Я же говорю, - сам один раз слышал, как тигр рычит, до сих пор мурашки по коже!

- Ничего себе! Да мам?

- Да уж, Илюшка, это тебе не Пират наш, - тигра ты бы с Вовой нырять не поучил!

- А чего же они испугались? - спрашиваю я Мишку, досадливо дёрнув плечом в ответ на мамину реплику. - Морячки эти? Взяли бы его, да из автомата!

- Так откуда ж у них автоматы, - в свинарнике! Да и то сказать, тигра увидишь, так про всякий автомат забудешь, на фиг. Ой, извините, - торопливо говорит Мишка моей маме.

Мама только спокойно улыбается Мишке. Вот так-то вот! А мне бы влетело... А потом Мишка рассказывает, как его старшая сестра Ольга в наш пединститут поступала. Мы с мамой смеёмся, а Мишка совсем разошёлся, - маме моей улыбается, мне подмигивает, - чувствую я, что настроение у него здоровское. И нравится мне, что у него такое настроение, и что совсем не грустный он сейчас. И нравится мне весь Мишка, весёлый и сильный, и что со мной он так вот, - ну, как с младшим братом, что ли... Не выпендривается, не ставит из себя чёрти что. А вообще-то, так даже старшие братья себя не ведут, - вон, у Славки, такая зараза брат! Только и слышно, - уйди из-под ног, гадёныш, да отстань, гадёныш... Не-е, - Мишка, всё-таки классный парень. Ну да, напугался я вчера до одури, - так ведь кто ж не напугался бы?! А сейчас мне даже хорошо с ним, даже рад я как-то, что мы с ним познакомились, - пусть хоть и так, как вчера...

- Илюшка! Шестой кусок! Лопнешь ведь, сокровище. Нельзя же столько сладкого.

- Я тоже сладкое люблю, - похоже, Мишка решил за меня заступиться, не заметил я что-то, чтобы он на шоколадное масло налегал.

Я беспечно пожимаю плечами.

- У меня, мама, потребности, - организм у меня растёт. Мишка, а тебе до скольки разрешили у нас быть?

- Что, выгоняешь? - смеётся Мишка.

- Да ну тебя! Давай после кино ещё посидим? Давай, Миш! Можно, мам?

- Посидим, только не очень долго, а то мне ещё черчение надо закончить. Я так, как ты, Ил, до утра просидеть с чертежом не смогу, я слабый, я спать хочу...

- Да не сидел я до утра! Вот ведь! Мама! Всё ты. Как сама с тётей Машей сидишь, так тебе значит можно. Мишка, а мне мама клюшку обещала, с премии, - хочешь, вместе пойдём покупать?

- Пойдём, конечно, только я в этом ни шиша не понимаю. А когда?

- Через неделю, в следующий понедельник, - говорит мама. - Ох, чувствую я, что будет у меня та ещё неделька! Повезло твоим родителям, Миша, что ты в хоккей не гоняешь. Спят себе спокойно. А тут, - сплошные коньки да клюшки! И синяки ещё. Видел, Миша, шрам какой у Ильи? И ведь не говорит, где заработал, молчит, как Зоя Космодемьянская, партизан! Весь в прадеда.

Я сижу и, правда, молчу, как партизан.

- Так это же он вас расстраивать не хочет, - рассудительно говорит Мишка. - А шрам, - что же, что шрам. Пустяки, Илюшке даже хорошо с эти шрамом. И я бы от такого не отказался.

- Уж лучше не надо. Так, идите в комнату, включайте своего Шерлока, а я здесь уберу всё.

- Давайте мы с Ильёй сами, - предлагает галантный Мишка. - Да, Ил?

- Нет, не "да Ил", пусть сама убирает, а то и так всегда я, да я. Ты почаще приходи, Мишка, тогда я совсем филонить буду.

- Буду приходить почаще, - серьёзно говорит Мишка. - Если ты меня приглашаешь, Ил, тогда буду.

- Как ты его называешь, Миша? Ил? А что, мне нравится. А тебе, сокровище?

- Нормально, - я смотрю на Мишку и улыбаюсь ему. - Пошли, а то опоздаем.

Мы выходим из кухни, - я впереди, Мишка следом, и, вдруг, он кладёт мне руки на плечи, сжимает их и говорит мне в ухо:

- Ты мой мотор, а я пилот, а вместе мы самолёт Ил-2. Куда лететь-то? Сюда кажись?

Мишка поворачивает меня за плечи к двери в туалет. Я смеюсь и пытаюсь повернуть в сторону маминой комнаты.

- Какой у меня мотор не послушный! - удивляется Мишка. - Ага, не сюда. Тогда, значит, сюда? Блин, ванная! Аэродром где, а? Так и топлива не хватит!

Мне совсем смешно, - так со мной никто ещё не играл! Здорово! Я начинаю пофыркивать и жужжать, изображая звук самолёта, а руки, которые теперь у меня не руки, а крылья, раскидываю в стороны.

- Что же это, - заслуженному геройскому лётчику и кино теперь не посмотреть, да?

- Вот сюда надо! Да нет же! Сюда! Рули сюда, говорю.

- Во! У меня мотор говорящий! Чудеса. Поверить ему, что ли? Ну, поверим. Шасси выпускай!

- Как? Чем?

- А, ладно, без шасси. Сажусь на пузо!

Мы с Мишкой, который продолжает мной рулить, влетаем в мамину комнату и, не торопясь, делаем по ней круг, а потом мягко падаем на широкую тахту.

- Удачная посадка! Без шасси-то, - того... А ну-ка, пропеллер целый у нас?

Мишка ловит меня за голову и разглядывает мне лицо. Я, задыхаясь от смеха, смотрю ему в глаза. Они у него снова кажутся мне другими, - серые-то они, серые, - но теперь они совсем светлые, как сталь. Как дедовы шашки, и блестят так же. Мишка тоже смеётся и, легко притянув меня к себе, крепко меня обнимает. Я не вырываюсь, - а чего мне вырываться! Мне хорошо.

- Самолётик! - смеётся Мишка. - Включай телек, а то начало прозеваем.

И мы с Мишкой смотрим, как Шерлок Холмс с доктором Ватсоном прячутся от профессора Мориарти в горах Швейцарии. Мама сидит с нами недолго, а потом уходит ко мне, - читать. Я беру Мишку за руку, - он не вырывает её у меня, не ворчит, - чего, мол, как маленький! А я не маленький, просто мне так хочется, и всё. Так мы и смотрим кино, - рука в руке... И я чувствую, что Мишке тоже хорошо, и ему тоже нравится со мной вот так, - рука в руке...

- Ну вот! Кончилось... - говорю я недовольно. - И чего бы им сто серий не снять? Я бы все посмотрел. Тебе тоже нравится, Миш?

- Здорово, - отвечает Мишка. - Только сто серий, - это ты загнул, Ил. Скажи спасибо, что столько-то сняли. А всего Холмса очень много.

- Да знаю я, - мне чуть-чуть смешно. - Я же читал. У нас собрание Конан Дойла есть.

- Правда? - восхищается Мишка. - У нас тоже... А мне больше фантастика нравится.

Я молча улыбаюсь, встаю, снова беру Мишку за рукав, и тащу его в свою комнату. Он послушно идёт со мной.

- Мама, кино кончилось, я хочу Мишке свои книги показать, можно?

- Ну конечно, сокровище. Я тогда к себе пойду. Миша, я надеюсь, ты Ильке не дашь себя мучить? Если, вдруг, у него такая вздорная мысль появится?

- Я попробую, - соглашается Мишка.

- Вот, смотри, - я открываю свой книжный шкаф.

- Ничего себе... Ух ты, Азимов. Мне про роботов у него нравится. Кларк, Шекли... Ха, Булычёв! И Хайнлайн! А Стругацкие у тебя есть? Нет? Что ж так? Мои любимые, - "Трудно быть богом", читал? Нет? Ну, ты даёшь! Обязательно дам тебе почитать, суперкнига! Договорились?

- А тебе разрешат? У меня мама не очень любит, когда я свои книги даю кому-нибудь.

- И правильно, что не любит. Папа мой тоже, не очень-то. Но тебе, я думаю, разрешит. Во-первых, я тебе пообещал, а во-вторых, ты ему понравился, по-моему. Точно тебе говорю, Ил!

Я даже чуть краснею от удовольствия. Хочется, ах как хочется мне спросить Мишку, - а как я ему самому-то, - понравился? Но я лишь беру с полки "Заповедник Гоблинов", и протягиваю его Мишке.

- А ты это читал? Вот и возьми, обязательно прочитай, - вещь! Тут тоже про Дракона, и не только про него. А Дракон такой, знаешь... Не повезло ему, просидел миллион лет в камне, а вокруг него потом дела такие начались! И тигр ещё тоже, саблезубый... Миш, а Миш... - тихонько зову я.

- Чего, Илька? - так же тихонько отзывается Мишка.

- А можно я... можно мне с тобой... в общем, можно я с тобой дружить буду, а? - выговариваю, на конец-то я, у-уф-ф! И тут же тороплюсь ему всё сказать, раз уж решился: - Ты только не думай, я не навязываюсь, я понимаю, ты старше и вообще. Если нет, то ладно... Я понимаю. Но ты не думай, так-то я не плакса, я вообще, редко плачу, даже когда саблей мне, даже дед когда... Просто вчера... ну ты же сам всё видел, что случилось вчера со мной. Вот, а так я не плакса! И на лыжах я бы тебя научил, и купаться бы вместе на Урал ходили летом. А можно абонемент в бассейн взять, и не дорого вовсе. Ты бы мне приёмы показал, из самбо, ну и вообще, поучил бы меня чему-нибудь, - я же вижу, ты сильный и весёлый ты... За меня даже заступаться не надо, - ты не подумай, что я из-за этого! А я тебе совсем-совсем надоедать не буду, вот честно! А если нет, то нет, только ты сразу скажи, чтобы я не думал про себя, не придумывал чего-нибудь. А, Миш?

Мишка молча откладывает "Заповедник", молча притягивает меня к себе, молча обнимает, я молча утыкаюсь ему в грудь. Вот так вот мы какое-то время и стоим, - молча. А потом Мишка чуть отстраняется, поднимает мою голову, смотрит на меня близко-близко, и говорит:

- Всё можно! Тебе всё можно, Ил-Илья! Дружить со мной хочешь? Знаешь, если бы ты сказал мне, чтобы я больше не приходил к тебе... Ну конечно, я больше не пришёл бы, но хреново бы мне было. Не помер бы я, но так бы мне плохо тогда было, что не знаю даже, как! Дружить! Да ты знаешь, какой ты? Вот ты говоришь, что заступаться за тебя мне не надо. Да если кто на тебя хоть палец поднимет! Да пусть только кто-нибудь рискнёт, всю жизнь потом жалеть будет! У меня никогда друга младше меня не было, старше был, а младше нет. И я с тобой не потому хочу быть вместе, что мне за вчерашнее стыдно, ну что я вчера облажался, нет. Ну, может быть и из-за этого, но только сначала. А сейчас нет, - просто сейчас я вижу ведь, какой ты, Илька. А ты говоришь, - дружить! Это я тебя просить должен. Понял? Эх ты, самолётик...

В газах у меня начинает щипать, - а ещё говорил, что не плакса я. Но вот ни сколечко мне сейчас не стыдно, почему-то. А Мишка-то тоже кажись, - того, чуть сам не плачет. Ну, вообще! Как девчонки! Но мы не девчонки, мы два пацана, - просто такое дело...

- Мишка, Миша, а пойдём тогда сейчас с Корнетом погуляем, а? Давай? Снежки ему покидаем. Так просто, - побесимся, снег ведь какой! Чистый. А потом просто на улице посидим, поболтаем.

- Да нет уж, Ил, не получится. С Корнетом уже папа погулял или Олька. Да и мне уже скоро домой надо, - черчение у меня, забыл? А Корнет никуда не денется, наиграешься ещё. Давай лучше у тебя немного посидим ещё, можно?

- Да конечно, что ж ты спрашиваешь!

И мы сидим, и я рассказываю Мишке про себя, - всё-всё рассказываю. Даже про то, про что я и маме то не рассказывал. Как я, например, в "Горном Ущелье" летом, ну лагерь у нас такой, пионерский, ну вот, как я там испугался, когда мы по скалам лазили. А я вообще высоты боюсь, только не говорю никому, а Мишке вот рассказал, надо же! И про то, как мы с Рыжковым водой из брызгалок у него в подъезде обливались, да мужика какого-то и облили, а он меня поймал и в домоуправление притащил. Дурак он, Ил, - подумаешь, брызгалки! Дурак-то он, Мишка, дурак, да только он начальником каким-то оказался. А Рыжков сначала удрал, а потом, когда увидел, что меня в домоуправление волокут, так тоже туда припёрся, не бросил меня. А штраф, - прикинь, десятка целая, - только Вовке, почему-то пришёл! А он молчал, и даже вот совсем ничегошеньки своим не сказал, - ну, что не один был. Представляешь? Молодчина он, Вовка твой! Да он-то молодчина, это ежу ясно, а мне-то каково? А ты меня с ним познакомишь, Илька? С Вовкой? Конечно, только он хитрый очень, я ж тебе говорил, так ты с ним, Миш, никогда лучше ни во что не играй, ни в карты там, вообще ни во что. А плавает он хуже, чем я! А что, может нам и правда в бассейн абонементы взять? Сколько ты говоришь, он стоит? Трояк в месяц. Фигня! А бассейн у нас классный, на Центральном, знаешь? Да, я знаю, мы там с секцией бывали, - зачёты по плаванию сдавали. Вот так вот! Самбистов, значит, в бассейн водят, а нас ни шиша! Завтра надо у Портоса, - ну, тренера нашего, Сергея Владимировича, мы так зовём, - так вот, надо будет у него спросить, а почему нас в бассейн не водят? А там ведь и вышки ещё есть, Илья. Как ты насчёт вышки, а? Да ну и что, подумаешь... Прыгнул бы! Глаза бы зажмурил, и прыгнул. Ты чего ржёшь? Ах, ты так, да? Ну, всё, сейчас, Мишка, я тебя зарублю! В капусту нашинкую! Где сабля моя? Ой! Не честно так! Я ж без оружия! А самбо расшифровывается, знаешь как? Самооборона без оружия. Ни фига себе, Илюха! В глаз заехал! Ох ты ж, блин горелый, ты ещё и кусаешься? А вот так вот тебе понравится? Больно? А в глаз, по-твоему, как, - не больно? Ну, Мишка, ну держись, зараза! Уф-ф-ф... Получил? Ну, ты даёшь, Ил! В солнечное сплетение, локтём... Погоди, дай отдышусь. Ты чего, Миш? Извини, а? Не хотел я, правда, я не специально. Ну, Миша, ну ты как? Да-а, здорово! А ты хоть и маленький, ну меньше меня, я хотел сказать, а ловкий! Ха, Илюшка! А у меня тоже шрам есть! Покажи! Не-е, он у меня в таком месте... Чего? А, смешно тебе, да? А вот так вот, что не смешно сразу, да? Ой-ёй-ёй!

- Илья, ты чего орёшь, как тепловоз на переезде? Что, Миша, раскрутил он тебя, всё-таки, на драку? Это за ним не заржавеет. Мальчики, а у меня лампочка перегорела.

- Мы счас, мам! Мишка, помоги, там стол двигать надо. Мама, где у нас запасные лампочки? Да погоди, я же их сам убирал.

- Ил, берись за тот край, осторожно, сервант не зацепи. Ну, куда полез, я сам, там же высоко. Это ты, что ли, её так закрутил? Сила есть, ума не надо... Давай целую лампочку. Ну, вот и всё. Можно включать. Да будет свет!

- Мо-лод-цы! Спасибо, Миша.

- А я, а мне спасибо, а стол то кто таскал?

- Ты таскал, сокровище.

- Ну, всё, пора мне, пойду я. Ил, у тебя завтра секция, да? И у меня тоже, только с утра. А в школе завтра у нас пять уроков, так что ты давай, часов в шесть ко мне приходи, с Корнетом пойдём погуляем, хорошо? Только ты оденься как-нибудь так, а то он тебя изваляет всего в снегу.

- Здорово! Я костюм лыжный надену, да мам? Он у меня непромокаемый. В шесть, значит? Я обязательно приду, Мишка. Погоди, ты же книжку забыл, "Заповедник...". Мам, я ему почитать дал, можно? А Миша мне Стругацких обещал.

- Можно, конечно, только вы, ребята, поосторожнее с книгами, хорошо? Миша, очень рада была с тобой познакомиться, ты к нам и правда, почаще приходи. Только Илюшке особо не потакай, а то он на шею тебе сядет.

- Какая шея ещё?! Мама! Мишка, ты не слушай, не сяду я тебе на шею.

- Да можешь садиться, на здоровье, шея у меня крепкая, - выдержит. До свиданья, Наталья Николаевна. Пока, Ил-Илья! Держи пять! Ну, всё, смотри, не забудь, - завтра к шести.

Я стою на пороге, дверь не закрываю, жду, пока к Мишке приедет лифт. Улыбаюсь ему аж до ушей, - вот здорово, завтра с Корнетом побесимся! А Мишка мне улыбается, - уж не знаю я, чего он улыбается, но улыбка у него такая! Лифт приехал. Мишка машет мне на прощание книжкой. А в подъезде-то прохладно, замечаю я. Нет, ну всё-таки, какой парень! Надо будет обязательно с Вовкой его познакомить. И Корнет! Такой пёс! А может, мне вчера повезло, может то, что случилось, - просто это такая плата? За то, что я с Мишкой вот познакомился. И ведь подружимся мы, - в этом у меня никаких сомнений нет, это уж точно. На всю жизнь подружимся. А если бы не эта мразь вчерашняя, то и Мишки бы тогда не было. Чего там думать, - мне сейчас хорошо, а то что было... Ну, было, и было, что уж теперь. Главное ведь то, что теперь будет! Это главное. Теперь-то уж со мной ничего плохого не будет, раз Мишка теперь со мной, то всё будет здорово у нас.

Пока то, да сё, время спать, но в отличие от вчера, сегодня засыпаю я медленно. Думаю, думаю... Как всё будет. А почему это Мишка вчера не захотел меня... того... Да потому, что он самый лучший. А если бы захотел? А потом бы мы с ним как? Да ладно, спать надо. Да, Мишка...

 ***

Да-а, Мишка! Нет, надо же, ведь Тулу эту нашёл, подарил, денег занял, наверное, кучу. Бутовский, Курбатов! Это тебе не Испания какая-нибудь отвёрточная, вшивая! Ну, я отвечу! А Борька всё-таки свинья, а не собака. Пятно какое-то, - похоже, он мне его посадил, когда в гараже лизаться полез. Восемь месяцев щенку, - а что будет, когда ему пять лет стукнет? А семь? Сожрёт он меня. Точно сожрёт, - от восторга и сожрёт когда-нибудь. Чего Соболев с пацанами там застрял, опять Вадька, наверное, чего-нибудь затеял. А быстро мой сын с Егоркой подружился, сразу же, практически. Вадька, - он такой, это как раз не удивительно. А вот Егор... От него не ожидал, если честно. Совсем не контактный парень, да и то сказать, - с чего бы ему контактным быть-то? После того, что на его долю выпало. Да уж... Как Мишка тогда вовремя Егорку подобрал, - чудо просто. Впрочем, это природное Мишкино качество, - вовремя появляться. Одно слово, - телепат. Сходить в магазин, что ли? Ага, сами идут. Ни фига себе! Пакетов-то, пакетов, помочь надо бы, а, ладно, - их там трое, а вылезать на мороз, - ой, как неохота.

- Ну, чего ты тут? Борька, погоди, дай пакеты поставить. Ил, ты его тут не обижал? Вот, держи, поставь на колени.

- А в багажник нельзя? Чего мне-то? Мишка, вы там что, - кирпичей накупили? Вадька, ты чего такой тихий? Если ты дядю Мишу опять на что-нибудь раскрутил...

- И ничего я никого не крутил! Вот почему, - только стоит задуматься о чём-нибудь, так сразу... Егорыч, а спорим, что я сегодня смогу не спать? Я вообще могу не спать! Папа! Чё ржёшь, правда могу!

- Егорка, ты пакет между ног, на пол поставь, не держи на коленях. Так лучше? Вадим, ёлки же с дымом! Весь в отца! Одно слово, - Токмаков... Ну, и чего теперь делать будем? Торт целый? Давай-ка, и правда, лучше в багажник. Смотрите, чтобы Борман не выскочил, - лови его потом по площади...

- Мишка, это же "Советское", ты рехнулся, да? Ты что ж, думаешь, я это пить буду? Поехали, перед трамваем проскочим.

- Это я человеку одному купил, не нам, не боись. Я же знаю, что у тебя есть Alain Thienot, так ведь? Brut, да? Millesime, если не ошибаюсь, 1985 года.

- Восемьдесят седьмого. И не брют, а брют ультра. Тебе же не нравится. Ты же полусладкое шампанское больше любишь. Мишка, блин, бабку не задави! Ну, вот куда её несёт, а? Нет, ты мне скажи, Соболь, ты где этого Бутовского взял? Всё-таки "Русские Палаты", да? Что-то я в каталоге там не видел... Впрочем, тебе её там не продали бы, ты же не в VIP листе, а вещь не рядовая.

- Ил! Ты уймись, я тебя прошу. Где взял, там нету. Ну, изволь, если тебе так уж хочется знать, - я эту вещицу по случаю отхватил. С Егоркой в Москве увидели, ну и... В галерейке одной, у них там всего понемногу, и живопись, и антиквариат, ну вот и она там была. Да я бы и не заметил, ладно Егор меня носом ткнул.

- Егор, так это ты, да? Тебе я должен спасибо сказать?

- А вам понравилось, да? - застенчиво, как всегда, когда он обращается ко мне, отзывается Егорка. - Дядя Илья, правда же красивая штука?

- Очень.

- Кто красивая, кто очень? Мне, мне почему не показали? Егорыч, что вы там Илу такое купили, а? Папа, покажи!

- Вадька, цыц! Нож кабинетный они мне купили. Потом покажу, я его в офисе оставил. Вадим, ты лучше подумай, чем отдариваться будем. Ну, с Егором я придумал, как нам быть, а вот с дядей Мишей, что делать будем?

Мишка, посмеиваясь потихоньку, косится в зеркало заднего вида. Егор молчит, тише воды, ниже травы. Вадька взволнованно сопит, обдумывая мои слова. Борман, похоже, дрыхнет.

- Пап, а что ты для Егора придумал, а? А то давай мы им аквариум наш подарим? Точно! Только рыбки вот...

- Ну, уж нет! - тут же возмущается Мишка. - Мне эта братская могила для селёдки дома не нужна! Я кладбища вообще не люблю, ни человеческие, ни рыбьи, уж тем более. Верно, Егорка?

- Да ладно тебе, дядь Миш! Я ж не знал, что они передохнут, я же хотел, чтобы им веселее было. В простой воде скучно, а я им хотел зелёную сделать! Передохли, гадство... А растениям по фигу, растут. А рыбок я спасти хотел потом. Я им даже искусственное дыхание делал, если хотите знать, не помогло только ни шиша, блин...

Мы все молчим, переваривая услышанное. До меня медленно доходит.

- Чего ты им, сынок, делал? - вкрадчиво спрашиваю я Вадьку. - Искусственное дыхание? Опиши, пожалуйста, этот процесс поподробней, в деталях, - это надо в анналы занести. Ихтиолог! Локуста рыбья! Отравитель водоёмов! Вози тебя на море после этого... Ладно, хоть, что в Венеции в Лагуне ничего путного не водится. У-у, Вадька, ты когда-нибудь такое отмочишь, в Голливуде офигеют.

- Гены, - задумчиво вздыхает Мишка. - Тут уж ничего не поделаешь, - гены, есть гены. Двадцать лет назад знал я одного мальчика, так он своего кота нырять учил. Без акваланга, без скафандра, - за шкирку, и в ванну. Как же этого мальчика звали-то, а? Илья, ты случаем не помнишь?

- Вовка Рыжков его звали, - хихикнув, говорю я. - Его это идея была. Кот, правда, был мой, Пират. Рыжков, кстати, вчера звонил, тебе привет. Зовёт нас к себе, на Байкал, - может, съездим летом? Без Вадьки, разумеется, - всё-таки Байкал, это ж мировое достояние.

- А я и сам не поеду, меня там, в прошлый раз, комары чуть не сожрали! Не комары, - Дракулы! Прикинь, Егорыч, ростом с вашего Борьку! А в Байкал этот и не сунешься, - холодина! Зачем нужно озеро, в котором и искупаться-то нельзя? - довольно резонно спрашивает Вадька.

- Эстетика дикой природы, Вадим, тебе явно недоступна, - печально заключаю я. - Так, Мишка, давай-ка сначала к подъезду, пакеты домой затащим, а потом уж в гараж.

- Дай мне ключи от него, я машину сам поставлю, а пакеты уж ты как-нибудь, с мальчиками. Да погоди ты, Ил, не возникай! Мне ж Бормана придётся тащить, понял? В гараже-то место есть, а то я завтра как заведусь? Егор, не надо со мной, иди с дядей Ильёй.

- А почему это завтра? Я думал, что вы у нас все выходные будете, я и маме так сказал.

- По делу мне завтра съездить надо будет, а так всё правильно, - все выходные у вас.

- Ур-ра!!!

- Вадька! Не ори в ухо! А ну, отстань от Егорки!

- Ну, всё, берите пакеты. Егор, ты чего нахохлился, я же быстро, - машину поставлю только, и всё. Илья возьми этот пакет, он тяжелее.

Я с мальчишками захожу в подъезд, мы здороваемся с консьержем, и проходим к лифту. Вадька что-то шепчет Егорке, тот сначала хмурится, а потом, рассмеявшись, бросает на меня виноватый взгляд.

- Так, Вадим, что за гениальная мысль тебя посетила? А ну-ка поделись.

- И ничего не гениальная! То есть гениальная конечно, у меня они все гениальные. Мы с Егором тоже шампанского хотим!

- А ещё что? Ты и без шампанского буйный. Лифт приехал, заходите.

Вадька и в лифте продолжает что-то там такое нашёптывать Егору. Вот ведь неугомонный. Точно беговой таракан под допингом.

- А вот давай, Вадик, у твоего папы спросим? - вздыхает Егор. - А то будет, как в прошлый раз...

- Чего ещё? - устало спрашиваю я.

- Ил, то есть папа, дашь нам доспехи померить? Эти вот, что в кабинете слева стоят? Как там они называются? Ну скажи, пап, ну Ил, ну пожалуйста!

- Рё-такахимо-рэндзяку-до-гусоку, - вздохнув, покорно отвечаю я.

Вадька довольно смотрит на Егорку. Тот, не удержавшись, смеётся, тут же, впрочем, смутившись. Нет, всё-таки, - чудо, а не пацан!

- Прикол, да, Егорыч? Как они сами-то это выговаривали? Японцы эти? Папа, приехали.

Дверь в квартиру открыта, мама стоит на пороге.

- Баба! Ты нас в окно увидела, да? А Борман тоже с нами! Егорыч, а у меня джойстик новый, может он дольше продержится, а то те как-то не того. Баба! Я же большой уже, - целуется, понимаешь...

- Недотрога ты, Вадимка! Егорушка, мальчик мой, как я рада! Илюша, пакеты в кухню. Вадимка, а где шарф? Илья?

- Шарф где, тетеря?

- Тьфу ты! Да в машине, наверное, где ж ему ещё быть-то? С шарфом вашим... Позвони дядь Мише.

- Вот же блин, я, похоже, мобильник тоже в машине забыл...

- И кто тетеря, а? Егор, ну пошли ко мне! Нет, в кабинет лучше!

- К оружию и доспехам даже не прикасаться! Егор, я на тебя надеюсь, а то мне Мишка... Ну, ты как, мама?

- Нормально, слушай, Илья, а Егор-то до чего на Мишу становится похожим. Повадки, манера...

- С кем поведёшься... Они мне нож купили, представляешь?

- Дорогой?

- Мишку, что ли не знаешь? Я бы сто раз подумал, прежде чем такой купить. Тула, музейная... А у нас лимоны есть? Чего, один только? И где денег он взял, - не знаю. Столько ведь Валериан с него выгреб, под Егоркино дело...

- Но ведь решилось всё? А деньги, - что ж! Заработаете, вы у нас способные. А Егор-то как?

- Нормально, ты, мам, пожалуйста, этот вопрос не педалируй особо. Привыкает пацан. Ещё бы! Отец теперь у него есть, семья, и всё по закону.

- А настоящих родственников его вы так и не нашли?

- Не очень-то и хотелось, если честно. Хотя, вообще-то, надо было бы с этими... с этими, - не знаю даже, как и сказать-то! Такого парня профукать! Если б не Мишка, пропал бы пацан, - а ведь какой пацан, - золото! А, ладно... Ну, куда же ты балык, не надо его в холодильник.

- Я телятину запекла, как Вадик любит, с сыром и оливками. О, это Миша, наверное, иди открывай.

Я, открыв дверь, отпрыгиваю в сторону, так, чтобы меня не задел Борман. А тот, пулей, визжа от предвкушения, несётся, спотыкаясь и скользя на паркете, прямиком на кухню.

- Ох ты ж! Мама, балык! Вадька, Егор!

Мы, толпой, бросаемся спасать наш праздничный обед. На кухне мама стоит с поднятыми руками, подняв балык и окорок повыше, а Борька исполняет вокруг неё какой-то собачий вариант боевого гопака. И при этом не перестаёт визжать почти на ультразвуке. Мы втроём с Мишкой и Егором ловим этого голодающего. Почему втроём? Потому, что Вадька, согнувшись пополам от смеха, помощь нам оказывает чисто виртуальную, - бестолковыми, невразумительными советами.

- Ну и псина у вас, Соболевы! Мишка, мне одно непонятно, какого немцы войну умудрились проиграть, - с такими-то собаками! Вадька, хорош ржать! Восемь месяцев щенку всего, а хлопот, как от всего питомника "Waffen SS"!

- Тётя Наташа, здравствуйте! Тут вот икра и крабы ещё. А лимоны у вас есть, а то я забыл купить? Ладно, обойдёмся. Ребята, тащите Бормана отсюда, нечего ему здесь. Ил, держи шарф Вадькин, и мобильник твой, растеряшки вы оба.

- Сам ты! Спасибо... Вадька, кому сказано, чешите отсюда. Блин, надо табличку на кухне вывесить. А, да, - Борман же по-русски не того... По-немецки надо... Вадик, как по-немецки, - "собакам вход воспрещён"?

- Это, как его... щас, погоди, а дайте Борьке сосиску какую-нибудь, а то... "den Hunden ist es verboten", вот как. Пошли, Егор, отсюда. Bormann, auf den Ausgang!

Пока Егорка с тихим восхищением смотрит на Вадьку, Борман исхитряется сожрать у него из рук сосиску. Я, без лишних слов, выталкиваю мальчишек с Борькой из кухни. Мишка, накинув пальто на спинку стула, моет руки над кухонной раковиной.

- В ванную нельзя пойти? - ворчу я.

- Илья, отстань от него, - говорит мама. - Устал, Мишенька?

- Есть такое дело, тёть Наташа, - благодарно отзывается Мишка. - Притомились ноженьки, умотались рученьки! Наоборот, то есть... Но ничего! Главное, что всё позади, - теперь Егорка мой законный сын! А то неопределенность эта, проклятая...

- Ну, не знаю, Мишка, не знаю. Насчёт позади... Впереди ещё, знаешь, сколько? Растёт ведь человек. Мам, послушай, - а может нам тоже собаку завести? Чего-нибудь такого, - мастиффа там, какого-нибудь, а? А то Вадька меня совсем достал.

- А почему мастиффа? - спокойно говорит мама. - Давай уж сразу берберийского льва! Миша, а как он сам-то, - Егор, я имею в виду?

- Нормально, - Мишка пожимает плечами. - Ил вот считает, что обвыкнется.

- А ты?

- А что я? Люблю я его, аж до колик. Такой парень! Вчера после суда говорит мне: - "А может, я работать пойду?" На заправке, говорит, пацаны, мол, неплохо получают. А то, мол, говорит, столько денег ты на меня убухал... Представляете, а? Я аж... Тёть Наташ! Вы чего? Вот же блин, а, Илья...

- Мама! Ну, пожалуйста!

- Всё, всё, мальчики, не буду. Слёзы сами, как-то... Какие вы у нас, всё-таки! И Вадик вот, и Егорка. Алексей Михайлович и Катя тоже не нарадуются. А съезжу ка я к ним завтра! Точно. С Нового Года не встречались. Всё телефон, да телефон. Ну, мы обедать будем или нет, а то давайте на стол накрывать. В столовой, да, Илюша?

- В столовой, только я покурю сначала. Айда, Мишка, в кабинет. Мам, ты что сказать хочешь?

- "Какие
Хорошие
Выросли дети!
У них удивительно ясные лица!
Должно быть, им легче живётся на свете,
Им проще пробиться, им легче добиться.
Положим, они говорят, что труднее:
Экзамены, всякие конкурсы эти.
Быть может, и верно: им, детям, виднее,
Но очень хорошие выросли дети.
Конечно, задорные эти ребята,
А впрочем, по множеству признаков судя,
Мы сами такими же были когда-то -
И нас не смирение вывело в люди".

- Точно! - вякает Мишка. - Хорошие какие стихи, чьи это?

Мама выжидающе смотрит на меня.

- Шефнер? - брякаю я наугад. - Нет? Ну, Тарковский, тогда, который старший.

- Иди отсюда, невежа! Это Леонид Мартынов, Мишенька, сейчас он не очень популярен.

- Пошли, Мишка. А я, мама, не невежа! Просто в искусстве я узкий специалист.

Посмеиваясь довольно, оттого что последнее слово осталось за мной, тащу Мишку в кабинет, - курить я хочу, аж уши опухли. В кабинете Вадька с ногами забравшись в огромное кожаное кресло, барабанит по клавишам моего компа, а Егорка зачарованно смотрит на монитор. Борька с упоением что-то там такое у себя выкусывает на ляжке.

- Ну, понял? И ни шиша сложного. А тут вот можно ещё бонуса добрать, щас, погоди...

- А ну, брысь отсюда! Вадька, гадость мелкая, ты как комп запустил, я ж его запоролил, блин!

- Как, как... Что, жалко тебе, да? Повёлся?

- У тебя свой есть, его и колошмать, а к моему не фиг соваться. Идите отсюда, я курить хочу, потом обедать будем. А это что такое, а? Чего это, я тебя спрашиваю! У-у, Вадька, точно дождёшься ты ремня хорошего по заднице! Мишка ты посмотри только, что он мне на стол выложил! Гадость какая!

На рабочем столе моего компьютера женщина-робот, частично затянутая в сталь-кожу, сверкает двумя аппетитными половинками... этого... Ну, того, по чему я Вадьке ремня обещаю. Егорка, покраснев, как рак, тут же начинает отвлечённо рассматривать катанакаке с мечами, что стоит напротив моего письменного стола. Вадька, аж подпрыгнув от возмущения, тут же на меня обрушивается:

- Это кто это гадость, а? Я? Или это вот гадость? Да это же Сорояма, Ил! Ты что, совсем, - это ж не порнуха какая-нибудь. Дядь Миш! Ну скажи хоть ты ему.

- Э-э, нет, Вадик, меня ты в это не втягивай! А если папа тебе говорит, что не надо это на стол вытаскивать...

- Драть его надо, Мишка! Точно говорю. Слова тут бессильны. Егор, а ты-то, что молчишь?

- Да я не знаю... А так вроде ничего... Ну, красиво, что ли... - и Егорка совсем уж засмущавшись от своих слов, умолкает.

- Да? - тут же оживляется Мишка. - Ну-ка, ну-ка... Так. Ну и чего ты орёшь, Илья? Я, признаться, никакого криминала здесь не вижу. Как ты Вадик, говоришь, что там за "яма"?

- Так, всё! Хватит с меня сегодня дискуссий по искусствоведению! Вадька, а ну марш к себе! Стоять! В ванную сначала, руки мыть. Ещё раз стоять. Егор, ко мне! Стань-ка тут. Вадька, не мельтеши. Эх вы, дети века, внуки НТР... Значит так.

Я подхожу к секретеру, откидываю палисандровую крышку-столешницу, достаю из шкафчика коробочку из крокодиловой кожи. Все заинтригованы. Даже Борька, не мигая, замирает.

- Вот, Егор, такое дело. Поздравляю тебя. От души поздравляю! Теперь ты Соболев. Сам знаешь, какая это фамилия, носи её с гордостью и достоинством. Ну-ну, чего ты? Егор Михайлович! Держи, малыш, это тебе на память от нас с Вадькой. Открывай, давай.

Егорка, шмыгнув носом, открывает крышку.

- Вау! - орёт Вадька и лупит Егора по спине. - Молодец, папа! Это лучше аквариума.

- Это мне, что ли? Совсем, да? - молвит тихонько Егор. Чёрт, а парень-то потрясён по-настоящему.

На чёрном бархате тяжёлым золотом тускло поблёскивает легендарный хронограф от Omega. На чёрном же, - чёрном, как ночи Ле-Мана, - циферблате, стрелки любому говорят, что это даже не просто Speedmaster, а Broad Arrow, - легенда внутри легенды.

- Ремешок подгоним, и носи. Нравятся? Вадька, погоди ты, не скачи! Егор, да вытащи ты их, чего растерялся-то? Что скажешь, Михаил Алексеевич? Егорка, дай-ка я тебя расцелую, - хотя нет, не буду, а то расплачусь.

- Я, я не расплачусь! - тут же орёт Вадька и лезет к Егорке целоваться. - Ты, Егорыч, молодец чувак! Я тоже поздравляю! И тебя, дядя Миша! Всё! Теперь с вас точно шампанское! По целому бокалу, да Егорыч? По два! Егор, давай на пуск жми, они даже десятые доли секунды считают. Вот кнопка, а эта - стоп. Папа, ты чё, не завёл их?

- Егор сам заведёт. Валите, Вадим, к себе, руки не забудьте помыть только. Бормана! Борьку с собой отсюда заберите, на фиг!

- Дядя Илья! И ты, Миша... ой извини, - папа, я хотел сказать, - я не привык ещё... Я вам сказать хочу. Вы... Я не знаю, что бы со мной сейчас было... Вы самые лучшие! И ты, Вадик. А я, - не знаю я, почему мне так вот повезло. А, пап?

- Потому, что ты этого достоин, сынок. С хорошими людьми должны происходить хорошие вещи, да Ил? Только так.

- Потому, что это, и только это, - правильно! Ступайте, ребята, мы скоро.

Мальчики, прихватив Бормана, оставляют нас вдвоём с Мишкой. Он подходит ко мне, берёт мою правую ладонь своей левой рукой. Пальцами свободной руки он проводит вверх по моей щеке, потом гладит мне бровь. Нежно трогает мой шрам.

- Ил... Самолётик ты мой. Ты...

- Не надо, Миш, не говори ничего, не надо...

Мишка целует меня. Его губы такие... За двадцать лет ничего со мной так и не случилось лучше вот этого. Лучше этих губ. Сколько было других губ, - а, не важно! Мишка лучше всех, - был лучше всех, и всегда останется лучше всех. Я отрываюсь от него, смотрю ему в облака серых глаз. Лучше всех Мишка! Егор удивляется, как ему повезло, - мальчик ещё не понял до конца насколько он прав. КАК ему повезло. И как в своё время повезло мне.

- Ил, а может это чересчур, а?

- Ты о чём?

- Да часы эти, Omega. Они же стоят, - пропасть ведь, сколько они стоят! А? Наверное, на BMW тянут, на пятёрку, да?

- А какая разница, сколько они стоят? При чём здесь деньги? - удивляюсь я. - Мне захотелось, и всё тут. Стоят! Я вчера три вагона сортопроката продал, если хочешь знать. Немцам. Подумаешь, - стоят! А Егорка-то, как обрадовался! Вадька доволен, Егор рад, тебе хорошо, - ну, и чего же ты? Хочешь сигару? Нет? А коньяку? То-то. Otard. Что может быть более коньяком, чем коньяк, сделанный в подземельях замка Cognac?

- У тебя, Ил, двойные стандарты, - французов ты не любишь, а коньяк и шампанское их, - за милую душу...

- А какая связь? Французы французами, коньяк коньяком. Они вот русских тоже не того, а, однако же, икорку нашу...

- Я Егора хочу в самбо записать.

- Не надо, - советую я. - Груз фамилии его раздавит. Соболев! Сын чемпиона. Он же чемпионом не станет, - поздно, и будет парень переживать. Оно тебе надо? В плавание отдай, лучше. Во! Слушай, Мишка! У нас же лучшие в стране стрелки! Практическая стрельба! Ничего интересней для пацана и быть не может, - это тебе не пейнтбол даже! Всё по-взрослому. Я бы Вадьку давно отвёл, - да боюсь, пристрелит он там кого-нибудь, по запару... Прикинь, Соболь, российская сборная чуть не на половину из Магнитки, и они в Таиланде, что ли, первое место выиграли! Только там, наверное, с четырнадцати лет... А то ещё эти, как их, - ну, по ледяным стенам лазают, в университете у вас, - тоже чемпионы Европы, кажись...

- Ну, загорелся! Сам вот и лазай. Лучше уж плавание, в самом деле...

Пока мы с Мишкой так вот болтаем, к нам заходит мама, тихонько садится на диван, улыбаясь, слушает нас. Я обращаюсь к ней, спрашиваю, как она день провела. Нормально. А Вадим на меня ей жаловался, я, видите ли, не купил им с Егором абонемент на сезон, на игры "Металлурга"! Почему всё я, да я! Забыл... Новый Ледовый какой строят, видал? А в старом что будет? Баскетбол? Н-да... К нам Задорнов приезжает, тётя Наташа, вам билеты брать? Илья, пойдёшь? Я скопления людей не люблю, я гордый! Сынок, но причём же здесь гордость? А вот! Ну-ну... Мишка говорит, что думает земли купить на Верхнеуральском водохранилище. А что? Здорово, да ведь, тётя Наташа? Дом с Егоркой построим, пускай мои там летом живут, отец рыбалку любит. На какие шиши, - знаешь, сколько там сейчас земля стоит, - мода есть мода! Ты поможешь, ты тоже рыбалку любишь, ну вот и... Я тут же начинаю ныть, что, мол, маркет совсем плохой стал, вата сплошная, обороты падают, мол... Мама с Мишкой смеются. Мишка вспоминает, как они с Егором ездили на Кубу. Прикинь, Ил, - социализм сплошной, митинги, все дела, Фидель бодрый такой, крепкий, шесть часов без бумажки говорил, - представляете, тёть Наташа? Уму не постижимо... Всяких Бушей переживёт нафиг! А лангусты только иностранцам, гадство ведь какое... Услышав про лангустов, мама тут же вскидывается:

- Что же это я? А ну, давайте-ка ребят зовите, обедать пора. Илья, вы кого угодно заболтаете. Мишенька, а Борман борщ вчерашний будет? А то может быть, ему что-нибудь сварить надо, специально?

- Морда треснет, - ворчу я. - Тогда так, борщ ему на первое, а кеды на второе. Мишка, отстань зараза, мама, чего он! Блин, пепел из-за тебя уронил. Вадька, Егор! Убивают! Борька, пошёл вон! Соболь, гад! Уйми собаку свою! У-у, я не знаю, что я с вами сделаю! Где катана моя? Вадька, ты сдурел, да? Это же период Муромати, начало шестнадцатого века, ему ж цены нет! Откуда знаю, - от верблюда! Клейма на нём! Сугата без клейма, - это не сугата, а металлолом. Погоди, Мишка, да не хватай ты! Порежешься. Вот, видишь? Это "дзурё-мэй", титулярная подпись. Имя кузнеца, Кацахиро, а это титул у него придворный, - Сюри-но-Сукэ... Да пошли вы! Будете ржать, вообще ничего показывать не буду! Отстань! Сказал, - не буду, значит, не буду. Отвали, блин, сказал же, порежешься! Чего, чего, - имя владельца, вот чего... По-японски: "кирицуке-мэй". Откуда ж мне знать, кто он такой, а, Егор? Воин... Да не вакидзаси это, Мишка, а катана, а короткая потому, что тогда их делали такие. Кубо Юсаку его звали, Егор, а Ка-Хо имя клинка, это значит: "фамильная реликвия". Идём, идём, мам! Мальчишки, бегом бабушке помогать! Мишка, возьми из бара шампанское, да не там, - в холодильном отсеке. Чёрная, да. Эх, хороши сигары! "Corona-coronas", прямо бы дым лизал! Тебе не понять...

Мы обедаем. Егорка, впрочем, не столько ест, сколько ежесекундно смотрит на своё запястье, на котором красуется мой подарок. Мишка тоже чего-то как-то вяло ковыряется в своей телятине. Ну, мама понятно, - диета. Вадька в минуту расправляется со своей порцией мяса, с негодованием отвергает мамины попытки подсунуть ему рыбы, и, демонстративно не замечая моего негодования, подкармливает со стола Борьку. Вот тот-то отдувается за всех! У меня давно уже есть подозрения, что эта собака не просто собака, а часть тайного плана неоимпериалистов, по подрыву российской экономики. А что? Запросто...

- Так, Егор! Если ты сейчас не оторвёшься от своих часов, то я их у тебя отниму, спрячу и отдам только тогда, когда ты в одиночку тут всё съешь. И из холодильника тоже... И кеды Борькины. То-то. Мишка, ты-то чего? Телятина не нравится? Погоди, сейчас шампанское откроем.

- Пусть дядя Миша открывает! Ты, пап, не умеешь, оно у тебя не стреляет!

- Оно и не должно. Вадим, а ты что, всерьёз рассчитываешь на шампанское? Наивный!

- Так, да?! Так? Ну, ладненько, увидишь! Я тебе, папочка, тогда в увлажнитель в ящике твоём с сигарами, знаешь, чего налью?

- Боги! И знать даже не хочу! Давай бокал, пошутил я. Мама?

- Дядя Илья, а мне тоже можно немножко?

- Всем можно! Напьёмся! Коллективно, блин! Это, как его, - корпоративно. Тащите, кто-нибудь, Борькину миску, а ладно, не надо, - я ему потом шнапсу налью.

- А у тебя шнапс есть? - вдруг живейшим образом интересуется Мишка.

- Нету, - несколько растерявшись, отвечаю я. - А ты что, шнапсу хочешь?

- Не хочу я шнапсу, я просто вспомнил, как ты с немцами своими тогда...

- Что, блин, темы другой нету, - за столом поговорить? Вспомнил он! Вадька, не маши вилкой перед носом!

- Нет, в самом деле, Илюша, - вступает мама. - А действительно, почему так получается, в Германии у себя они такие сдержанные, холодные даже, а тут...

- Поведенческие стереотипы, - глубокомысленно изрекаю я. - Они, мама, заранее морально готовы к тому, что если уж ты попал за русский стол, то вести себя надо соответственно. Да разве только немцы? Все одинаковы. За исключением японцев, разве только... Ну, они вообще, сверкают, подобно драгоценной яшме. Кстати, о японцах, - я же цубу купил! Напомни, Мишка, покажу потом. Вадька, а по шее? Мама, хорош за него заступаться, - он же всю вишню с торта сожрал! Один ты тут, да? Водки, что ли выпить...

- После шампанского? - щурится на меня Мишка. - Зря я о шнапсе заговорил.

- А это не ты заговорил, это он заговорил! - возникает Вадька. - Торта ему жалко! Баба, я сыр не буду! Раз торт нельзя... А ещё шампанского можно? Егорыч, давай ещё по бокалу дёрнем?

- Во лексика! - восхищаюсь я. - Я щас как дёрну, - кому-то сразу дёргать расхочется! Ух-ты, а чего это он, а?

Я показываю на Бормана. Тот, выгнув спину коромыслом, задумчиво смотрит, куда-то... внутрь себя он смотрит!

- Егор, вы что же, - не выгуляли его с Вадиком? И сам я ему погулять не дал. Вот же ёлки с дымом, вести его придётся, - Мишка начинает вставать из-за стола.

- Я сам, папа, - Егорка торопливо срывается с места. - Борман, пошли! Вадик, ты с нами?

- Вадим, сидеть! Оставь, Мишка, я с Егором пройдусь, - я, отложив вилку и нож, встаю. - Сиди, Миш, ты чего-то и правда, усталый какой-то, а с Вадькой они опять толком не погуляют. Егор, возьмёшь меня?

Егорка вопросительно смотрит на Мишку. Тот, улыбаясь, кивает мальчику. Вот если б Вадька у меня был бы такой! Хотя... Мы с Егоркой торопливо одеваемся, - Борька ждать не будет, видно, что невмоготу ему.

- Обожрался! - ворчу я, пока Мишка надевает на пса ошейник. - Ничего удивительного, столько слопать. Егор, готов, - пошли.

- Илюша, ты не долго, - мороз.

- Долго, не долго, - не от меня, мам, зависит, это уж как Борман. Ладно, постараемся...

- Guten Spazierganges, Bormann. Тебе тоже, Ил! - это Вадька из-за стола голос подал.

Мы заходим за дом, там у нас такой скверик есть. Вообще-то с собаками оттуда гоняют, но сейчас нам без разницы. Я достаю сигарету Nat Sherman, мои любимые, с ментолом, прикуриваю. Борька, вместо того, чтобы сразу делать свои дела, начинает валять дурака, носиться по скверику, ну и всё такое, в этом роде. Впрочем, я подозревал, что он себя так поведёт. Просто из фашистской вредности.

- Дядя Илья, а можно вас спросить?

- Можно.

- А какой Миша был, когда он был маленький? Вы же с детства его знаете.

- Такой же, как сейчас, - самый лучший. А чего это ты вдруг?

- Так... Интересно.

- Ну-ну. Егор, ты не замёрз?

- Совсем нет. Потеплело, кажись...

- Кажись...

Я вижу, что парень что-то хочет спросить, но ему мешает его застенчивость. Поможем...

- Слушай, Егор. Твой, - наш, - Мишка, был, есть и будет самым лучшим человеком, которого я знаю. Он всегда всё делает так, как надо. Не сразу это всем ясно, может быть, но в итоге так и получается, что он всё и всегда делает правильно. "Правильно", кстати, не значит - "скучно". С ним, вообще, скучно не бывает. Впрочем, ты и сам это не хуже меня знаешь.

- Знаю... - вздыхает Егорка.

- Ну, а в чём тогда дело? Послушай, Егорка, ты очень хороший человек, люблю я тебя, мы все тебя очень любим, но нельзя же, в самом-то деле, быть таким застенчивым! Ну чего ты всё стесняешься? Пойми, наконец, - ты такой же, как и все мы. Ты с нами. Всё. Ну, есть, конечно, у тебя обязанности, - а у кого их нет? У меня их, знаешь, сколько, - поделился бы, с радостью! Вот и у тебя, тоже... Но и прав у тебя не меньше, чем у Вадьки, например... А уж право спрашивать, - это вообще есть право неотъемлемое. Спрашивай, я же вижу, - ты что-то хочешь.

Егор смотрит на меня, - внимательно смотрит, по-взрослому совсем, - и взгляд у него такой хороший и умный.

- Я спрошу, только вы не обидитесь? Правда нет? Ну ладно. Вот мы с Мишей... Ну... Нет, не знаю, как сказать.

- Вы любите друг друга. По-настоящему, я имею в виду, по-взрослому, - так?

Егор зачарованно смотрит на меня и медленно кивает головой.

- И тебя это волнует, да? Ты не знаешь, правильно это или нет. А что тут голову ломать! Ступай сейчас к Мишке и скажи ему: "Всё, мол, Миша, - или папа... Ну вот, всё, мол, не будет у нас с тобой больше ничего такого, всё! Хоть и нравится мне это, но не знаю я, - правильно это или нет. Так что всё. Будем, как сын с отцом, и всё. Будем любить друг друга на расстоянии". Пойди, я тебя осуждать не буду, а уж Мишка, тем более. Что? Нет? Чего ты там шепчешь-то?

- Нет! - почти кричит Егор. - Нет... Я не хочу, я не смогу без него, без этого. Это и мне нужно...

- Закрыта тема, значит. Я, когда был на твоём месте, не думал! Во мне тогда любовь одна бушевала. Она сразу же все сомнения смела, она меня всего затопила, все другие чувства. Были лишь Любовь и Счастье...

Егорка потрясённо смотрит на меня.

- Вы?..

- А чего ты так удивляешься-то? - спокойно говорю я. - Я думал, ты знаешь... Представь себе. Ну, у нас не так это было, как у вас, - Мишка говорит, что не так, - мы оба тогда мальчишками были. Но это было здорово! Я бы таким сейчас не был, если б не это.

- А потом... почему тогда...

- Почему, почему... - ворчу я. - Вырос я, наверное. А может, поглупел, не знаю. Да и влюбился я... В Вадькину маму. Право, не знаю, Егор... Но то, что было у нас с Мишкой, это было лучше всего и это навсегда со мной. Forever.

- Здорово... - растерянно молвит Егорка. - Ничего себе, а я и не знал... Блин, как же я сам не догадался-то, не маленький ведь, не слепой! Я теперь понимаю... Как это здорово, дядя Илья! Миша, он такой... Forever...

- Смотри, Борька прибежал, похоже, что он всё уже сделал. Пойдём домой, что ли, - холодно, всё-таки. Сколько там времени, глянь-ка.

Егор торопливо задирает рукав и с удовольствием смотрит на часы.

- Пол восьмого. Вау! А тут стрелки светятся!

- Возьми-ка ты Борьку на поводок, Егорка.

Мы обходим дом и направляемся к подъезду. И тут от остановки маршруток, от ларьков, доносится какой-то шум.

- Чего это там, а, дядя Илья? Пацаны дерутся, что ли? Борька, стой.

- Дерутся? - я смотрю на стайку пацанов, человек пять-шесть. - Если дерутся, то как-то странно это у них, Егор. А ну-ка подойдём, только ты позади меня держись, но так, чтобы они Бормана видели.

Да, теперь всё ясно. Пятеро мальчишек, лет так по четырнадцать-пятнадцать, повалили на снег шестого, все вместе бьют его. И хотя они мешают друг другу, но лежащему, похоже, всё-таки достаётся. Особенно старается один, покрупнее других, всё пнуть норовит. И ведь по голове норовит пинать, шакал! И на остановке, как назло, никого...

- А ну, крысы! - рычу я. - Разбежались, твари! Брось пацана, кому сказал, - ты, большой! Щас собаку спущу, Борман, фас!

Я, в общем-то, не слишком рассчитываю на Борьку, но тот, вопреки моим ожиданиям, рявкает настолько убедительно, что я и сам подпрыгиваю от неожиданности! Видно кровь тридцати предков, нёсших службу в каком-нибудь там Бухенвальде, всё-таки сказалась. Пятеро гадов, - вот уж кто точно фашисты, так это они, - не теряя времени на оценку возможностей Бормана, моментально испаряются. Врассыпную, как тараканы. Я присаживаюсь возле паренька на корточки.

- Ты как, живой? Егор, придержи Бормана, чего-то он разошёлся не на шутку. Ты цел, парень?

Мальчик, приподнявшись на руке, с благодарностью смотрит на нас. Нос разбит, губа тоже, из-под сбившейся спортивной шапочки чуть сочится кровь.

- Не знаю, цел, вроде...

- Держи-ка платок, у тебя из носа кровь идёт. Бери, бери, платок чистый. Вот так вот прижми и голову запрокинь. Да ты погоди, поднимись со снега, чего ж ты... Кто это были, зачем они тебя били, а? Егорка, там вот снег почище, набери-ка мне немного. Так что у вас произошло тут?

- Не знаю я, кто это были. Просто, гады какие-то. Я маршрутку ждал, "сорок третью", мне домой на ней надо. Потом хотел сникерс купить, они деньги увидали и пристали. Ой, у меня и лоб разбит! Ногой, наверное...

- Наверное... Давай снежок, Егор. Борька, отлезь! Ты собаку не бойся, не обидит. Убери платок, снег лучше приложим, а платком лоб зажми. Ты где живёшь-то?

- На Гагарина... Как теперь домой, - деньги забрали, сволочи...

- Не близко. А здесь-то ты чего делал, у кого был?

- Я к бабушке приехал, я забыл, что она на дежурстве, баран. А мама сегодня тоже в ночь работает, а я ключи, как назло потерял, дважды баран... Что же делать?

Мальчишка не жалуется, нет, - я спросил, он ответил. И "что же делать?", - это он спрашивает не у меня, а у самого себя... Тут вздыхает Егорка, да так тоскливо.

- Хреново на улице, особенно если с непривычки, да ещё и без денег... - говорит он, а сам смотрит на меня.

- Тебя как зовут-то, парень? - спрашиваю я для начала, и лихорадочно соображаю, а что же делать-то, в самом деле? А глаза-то у парнишки кажись серые, - ну точно, блин, серые...

- Миша, - говорит мальчик.

Меня ни разу в жизни не било током. Ну, вот не случилось, и всё! А тут я понимаю, что значит, когда говорят: "будто током ударило"! Я даже на какое-то время, на несколько секунд, теряю дар речи. Смотрю я на этого мальчика, и ощущение реальности происходящего покидает меня. Чёткое, абсолютно ощутимое чувство де-жавю! Но ведь так не бывает! Это же... А ну-ка, возьми себя в руки! - приказываю я себе.

- Миша... - повторяю я. - Так, Миша, значит. А твоя фамилия, - не Соболев, а?

А ведь я не шучу! Какие там шутки, голос мой даже делается каким-то жалобным, и если мальчик скажет "да", то я даже не знаю, что тогда, вообще... Тут уж и Егорка вскидывается и смотрит на паренька странно так.

- Почему Соболев? - удивляется мальчик. - Нет... Шилов я. Миша Шилов.

Егорка смеётся с каким-то даже облегчением.

- Ну вот! А то вы, дядя Илья, того... А что мы делать-то будем, а?

- Ну, что-то делать надо, у него вон кровь идёт. Сначала к нам пойдём, а там и решим, все вместе.

- Не, не надо. Может, вы мне десять рублей займёте, на маршрутку, а я бы вам потом привёз, честно. Вы только скажите, где живёте, а я привезу, обязательно!

- Ну, десятка деньги не великие. Но что же ты делать будешь? Как я понял, домой ты попасть не можешь, куда же ты пойдёшь, на ночь глядя? Да и кровь. Надо же посмотреть, что там у тебя.

- Да я бы к Саньке пошёл, к другу, - не прогонят, наверное.

- Не должны, раз друзья, - соглашаюсь я. - Но всё-таки пойдём сначала к нам. Ты не беспокойся, мы хорошие, правда, Егор? Там у нас народу много: сын мой, папа Егоркин ещё, и бабушка. У нас там праздник сегодня, но ты не помешаешь. А раны твои боевые, профессионально осмотрят и обработают. Егора отец у нас чемпион России по самбо, так он с этим делом знаешь, как здорово управляется! Ну а потом и решим, что дальше делать, - к другу, так к другу, на такси тебя отправим. Может быть, ты есть хочешь, так у нас там полно всего, да Егор? Борман не всё сожрал, тебе хватит, в крайнем случае, я тебе свои старые кеды пожевать дам, только надо так, чтобы Борька не видел, он мою обувь обожает...

Егорка лишь хмыкает, - он-то к моим шуточкам дурацким привык, а вот паренёк этот, Миша Шилов, смеётся от души. А славный какой мальчишка, и смеётся так по-хорошему, и не испугался он этих гадов, по-моему. Во всяком случае, сейчас он смеётся.

- Ну ладно, делать-то мне нечего, - рассудительно говорит он, и тут же задорно, как и положено мальчишке, усмехается. - Да и кеды сойдут, а то эти козлы у меня сникерс тоже забрали.

- О! Наш человек, правда, Егор? Пошли ребята, что-то замёрз я, и Борька вон, лапы тоже поджимает...

Дома сразу же начинается суматоха. Я на ходу объясняю ситуацию и тащу маленького Мишу в ванную. Мама причитает, Мишка скупо высказывается в мой адрес, - что, мол, надо было ему самому пойти с собакой, уж он бы не опоздал, мол, не дал бы мальчика в обиду, не то, что я, тетеря... Зараза. Вадька возбуждёно донимает Егорку, - расскажи, как всё было! Мой сын,

всё-таки, авантюрист по складу характера, а тут такое приключение, и без него! Егор солидно и обстоятельно описывает, что и как. Без особых, впрочем, деталей, - да и какие там детали... Борька сидит на удивление тихо, снисходительно на нас поглядывая, - тоже мне, гордится он собой, понимаешь...

Мишка оттесняет меня от мальчика, осматривает его, промывает ему раны, - ссадины, точнее, и требует у меня аптечку, перекись, зелёнку, ну и всё, что в таких случаях надо.

- В кабинете, - говорю я. - Пойдёмте в кабинет, там удобнее всего. Вадим, к тебе это не относится. Пойдите с бабушкой, прибор столовый ещё один поставьте. Егор, ты тоже ступай, пожалуйста. Вадим, вот спорить только сейчас не будем, ладно?

- Не будем, конечно! Вот ты и не спорь, папа! - Вадька полон решимости. - Как хочешь, Ил, а я в кабинет с вами! И так самое интересное пропустил, - блин, всегда так!

- Я тоже с вами пойду, если Вадик тоже, - Егор не менее решителен, чем мой сын. Я даже не обращаю внимания на Егоркин синтаксис, ни фига себе, заявки!

- Видал? - обращаюсь я к младшему Мише. - Вот так вот тут меня и слушаются, а ведь я здесь вроде как хозяин...

Тот сочувственно кивает мне головой, а сам улыбается. Понимает он, что я шучу, и вообще, вижу я, что ему у нас нравится, легко ему с нами. Определённо, славный парнишка! И глаза серые...

- Давай на диван, Ил, свету добавь. Да нет, парень, ты ложись. Подушку вот под голову возьми, вот так. Тебя не тошнит? Перекись найди, Илюшка, чего ты мне зелёнку суёшь? Не тошнит? И голова не кружится? Ну, крови совсем нет, посечение маленькое, вскользь удар был, видно. Нос не больно, вот здесь? Переносица цела. Ватку, Илья, мне скрути, тампоном... Сейчас немножко пожжёт, ты не пугайся. Тебя как зовут, боец?

- Миша его зовут, представь себе, - говорю я. - Миша Шилов.

- Да? - Мишка бросает на меня быстрый взгляд. - Тёзки мы с тобой, выходит. Не больно?

- Нет, жжётся немного.

- Ну и хорошо, так и должно быть. Так, это мазь тетрациклиновая, она не жжётся. Ну, вот и всё, в общем. Пластырь сейчас только наклеим... Спектакль окончен, - это уже относится к Вадьке, а тот аж изогнулся весь, так ему интересно, - чего же это тут, - что, понимаешь, за раны у парня. Сам же раненый герой оглядывается по сторонам, с удивлением рассматривает оружие, а оно тут кругом...

- Сколько тут у вас всего! А это японские, да?

- Миша, а может быть позвонить куда-нибудь надо? - спрашивает мама.

Мишка пожимает плечами.

- Да куда тут звонить, тётя Наташа, - нет, наверное... Домой, разве только, - тебе домой позвонить не надо, тёзка?

Младший Миша объясняет, что и как. А на работу маме его не дозвонится, её из цеха не позовут.

- Так что придётся мне к Саньке ехать, - вздохнув, добавляет он.

- Особой радости я у тебя не наблюдаю, - ты что, не уверен, пустят ли тебя туда?

- Да пустят, конечно, но и радоваться тут нечего.

- Цел остался, вот тебе и повод для радости, - замечаю я. - Могло бы совсем всё плохо быть. Мало, что ли, случаев всяких...

- Ну, это-то да...

И наступает пауза. Театральная, прямо. И все смотрят на меня, даже Борька! И то сказать, - назвался груздем...

- Ну, значит так, - решаю я, наконец. - Оставайся-ка ты у нас, Миша Шилов, места здесь всем хватит. А уж утром тебя дядя Миша домой и отвезёт, ты же завтра куда-то всё равно собирался, да, Соболь? Мам, ты как считаешь?

- Подождите, как же это? Я ж не могу, я ведь вас не знаю, то есть, вы меня не знаете! Как же?

- А что тебя знать-то, - вякает Вадька. - Смотри-ка, Ил, загадка природы, ха! Пацан, как пацан...

- Вадька, не встревай! Знаешь, Миша, а Вадим прав, в общем-то, - знать тут особо нечего! У тебя проблемы, мы их можем решить, - ну, и что тут знать, в самом деле? А что ты с нами не знаком, это ничего, познакомимся. Плохого с тобой здесь ничего не случится, мы не маньяки, это ж ясно! За Вадьку вот только с Борманом я ручаться не берусь, но от них мы тебя защитим, слово! Да ты не думай особо, сердцем решай.

- Я не знаю, - мальчишка смотрит на всех нас по очереди, и его взгляд вновь останавливается на мне.

- Ты чё, Незнайка, что ли? - снова вступает Вадька. - Не знает он! Ты не знаешь, а мы знаем! У нас прикольно, оставайся. Ты машины любишь? Айда, мы тебе с Егорычем чего покажем, мы модель собираем, - "Дюзенберг", - ты и не слыхал небось...

- Не слыхал, - соглашается Миша Шилов, а сам продолжает смотреть только на меня. - А как же... Ну, то есть, где вы меня положите, а то, может я мешать буду?

- Да хоть вот тут, в кабинете и ложись. Да, мам? Диван, видал какой?

- Да не фига! У меня пускай, с нами! А я спать не буду, как говорил!

- Куда же у тебя, Вадимка - смеётся мама. - Ты что же, на полу гостя положишь? Правильно, Илюша, здесь постелем. А ты, Мишенька, тогда уж в гостиной, хорошо?

- Нет, ну ты видал, а? - завистливо шипит Вадька Мише Шилову. - Тебе вот можно. А меня бы! - В кабинете бы! - Фиг бы! - Положили бы! Железяки тута, мол! Маленький я, мол. Это же это... как его... блин, щас... - дискриминация по возрастному признаку!

Мы все, - трое взрослых, двое пацанов и восьмимесячный щенок немецкой овчарки, - все мы, обалдев, смотрим на это чудо, на нашего Вадьку. А ведь я на нём мог бы деньги заколачивать, - приходит мне в голову. Ха, деньги, - деньжищи! Это ж надо... Обстановка мгновенно становится лёгкой и, по привычному для нас, весёлой. Всё-таки Вадька мой - это, да-а...

Мы снова за столом. И разговор у нас вполне нормальный, как будто бы Миша Шилов был с нами с самого начала. И сам мальчик совершенно освоился, смеётся даже. И глядя на Вадьку, тоже потихоньку суёт Борьке кусочки со стола. В общем, всё ОК. Alles in Ordnung, как сказал бы партайгеноссе Борман, чтоб ему! А на душе у меня так... Не знаю даже как, - смотрю и смотрю на Мишу Шилова. А он нет-нет, да и поглядывает на меня. Да как-то так поглядывает... взгляд у него делается задумчивый и ясный. Глаза серые... На меня же так Соболь смотрел! - доходит до меня. А сам Соболь тоже, похоже, что-то такое замечает, телепат, - потому что начинает, обращаясь персонально к Мише Шилову, рассказывать обо мне. Много чего, не всё, конечно, но много. И про Коллекцию, и про то, какой я известный. И не только в России, представь себе, тёзка, его и заграницей знают хорошо! Вот в Венеции, - какая выставка была. И книга вот ещё, кто такой Александр Великий, знаешь? И какой я успешный в бизнесе. И про то, какой я был мальчишка. Илья, вот сколько я его знаю, ни разу не сделал ничего такого, за что мне бы было стыдно самому подписаться! И Вадьку, мол, я воспитываю таким же. Я чувствую, что краснею. Вадька же сразу наливается спесью, и довольно на всех поглядывает. Егорка удивлёно смотрит на Мишку, потом до него доходит, и он возвращается к торту, лишь хитро поглядывая на меня. Ну вот, а Мишка совсем разошёлся. Всем-то я хорош, один лишь у меня изъян, не тщеславен, мол, я совсем. Спорт вот, например, забросил в своё время. Мастера сделал и успокоился, а ведь ты, Илюшка, мог не меньше моего достичь.

- Ну, хватит, Мишка! Ты чего, в самом деле... - откашлявшись, говорю я. - Вадим, нос опусти. Соболев, это ж не педагогично, мам, скажи хоть ты ему.

Мама лишь влюблёно смотрит на Мишку, - понятно, она бы такое про своё сокровище, про меня, то есть, часами бы слушала... Я пинаю Мишку под столом, - кончай, мол, зараза! Мишка кидает в меня вишенкой.

- Вот так вот и живём, - говорит мама, обращаясь к младшему Мише. - Не обращай внимания, Миша, у нас всегда шумно. Вадимка один у нас на тропический шторм тянет.

- А ты, баба, его видала, шторм этот? - возмущается Вадька. - Шторм... Ты не слушай никого, они про меня ещё и не такого скажут, это всё... беспочвенные обвинения! Голословные!

- Мам, ну откуда он таких речевых оборотов понабрался? И не читает ведь ни шиша! Компьютер один, да телек ещё...

- Оттуда и набрался, не надо было ему кабельное тянуть.

- Дождешься, Вадька, - оставлю я у тебя один канал, - Discovery...

- А у нас кабельного нет, - наконец-то подаёт голос Миша Шилов. - Мама обещала мне на день рождения провести.

- А когда у тебя день рождения? Сколько тебе будет? - тут же оживляется Вадька.

Выясняется, что день рождения у Миши Шилова будет совсем скоро, двадцать девятого, в воскресенье.

- Мне четырнадцать лет будет.

- Четырнадцать, - задумчиво говорит Вадька, сосредоточено дёргая себя за нос. - Так, так.

- Как, как? - смеётся младший Миша.

- Мне тоже будет четырнадцать! Через три года...

Я смотрю на нового мальчика. Четырнадцать. А Миша смотрит на нас всех, потом обращается ко мне:

- А можно я Вадика с Егором пригашу на день рождения?

- А чего же ты меня спрашиваешь? Твой день рождения, тебе и решать, кого пригласить. И маме твоей, разумеется.

- Я хотел спросить, вы бы их пустили?

- Ха! Пустил бы... А как бы я им запретил, ты себе это как представляешь? Ты ж видишь, какой у нас Вадька, а уж если его на день рождения приглашают... Ты лучше, Миша Шилов, у них самих спроси.

- А чего нас спрашивать?! Ясное дело пойдём, да Егорыч? А шампанское будет?

- Вадимка!

- Погоди, мам! Вадим, ты... Мне очевидно твоё будущее, - алкоголизм! И цирроз печени в финале!

- Да пошутил я! Шуток вообще не понимают! Цирроз ещё, какой-то! Самим, так всё можно говорить. Вырасти бы мне бы уже бы побыстрей бы...

Ну, и в таком духе. Кончен обед, день на склоне. Трое мальчиков идут в Вадькину комнату, мама с Мишкой начинают убирать со стола, я потихоньку смываюсь в кабинет. Прихватив там сигареты и два бокала с коньяком, иду на кухню. Мама складывает в машину посуду, Мишка в столовой убирает скатерть, и тоже приходит к нам на кухню. Я протягиваю ему коньяк, мы усаживаемся вдвоём на подоконник.

- И как вам этот мальчик, Миша Шилов? - спрашиваю я маму с Мишкой.

- Мне понравился, - говорит мама.

- Смелый парнишка и весёлый. Отца, похоже, нет у него, ни разу не вспомнил. Ил, да не дыми ты в мою сторону!

- Похоже, что нет отца, - соглашаюсь я с Мишкой.

- Плохо это, - у каждого мальчишки в жизни должен быть старший мужчина, любящий, разумеется, - безапелляционно заявляет Мишка.

- Ты так считаешь, Мишенька? Но вот Илюша у нас ведь без отца вырос, сам же знаешь.

- Мам, это у Мишки после Егора такая парадигма, это даже не обсуждается!

- Я, Ил-Илья, не знаю, что такое парадигма, но это правда! И это с Егоркой не связано. Правда, - она вообще, ни с кем конкретно не связана, она сама по себе, - какие уж тут обсуждения тебе нужны! А ты не умничай, понял, а то сигареты заберу! Погоди-ка, - а ты что, со мной не согласен, что ли?

- Согласен, конечно же. Это я так ляпнул, по глупости, - я задумчиво отхлёбываю коньяк. - Ты куда, мам?

- Пойду мальчикам винограду отнесу.

- Давай. Конечно, я согласен, Мишка, - вздыхаю я.

- Ну и вот! А вздыхаешь тогда чего?

- А того, что всех не подберёшь!

- Не ори! - Мишкины глаза темнеют. - Чего орёшь? Согласен, всех не подберёшь, - тьфу ты, слово-то какое откопал! Не подберёшь всех, но мы не про всех сейчас говорим, а про конкретного мальчика, про Мишу Шилова!

- А мы что, - говорим?

- Я вот тебе сейчас пепельницу на уши одену, Токмаков, - шипит Мишка. - Я говорю, и ты хочешь, не хочешь, но тоже говоришь!

- Тише ты, мама сейчас зайдёт!

- Не зайдёт, чего ты думаешь она вышла? Не зайдёт... Ты что, Ил, я же видел, что за столом было. Молчи, сказал! Видел... И Егор, по-моему, тоже... Как ты на мальчика смотрел, и как он смотрел на тебя. Между вами же канат повис, хоть ходи по нему. Вадька маленький ещё, не понял ни шиша, да и тётя Наташа тоже. Но я то! Я же тебя насквозь вижу! Молчи, Ил, дай договорить.

- Договаривай, - внезапно успокоившись, говорю я. - Телепат...

- Тебе ведь это нужно! Ты в себя посмотри, Ил! После Тани, - уж прости меня, Илюша, - после Тани тебе это нужно. И я тут тебе не подхожу, что уж тут, в одну реку дважды не войдёшь. Не может человек без Любви, - если он Человек, конечно, а не пенёк с руками и ногами. А ты не просто человек, ты у меня Ил! Я тебя ведь лучше всех знаю, ты извини, но ни мама твоя, ни Вадька...

- А мальчик, а? Мне нужно, телепат ты! А мальчику?

Мишка смотрит на меня, потом качает головой.

- Да что с тобой, Ил? Дурачком слепым ты никогда не был... Ты же Самолётик, - ты что, летать разучился? А, ладно, - пустой разговор у нас получается. Если ты в мальчике этом ничего не разглядел, то и говорить нечего. Пойду я кино посмотрю какое-нибудь, не хочу я с тобой сейчас общаться! Не напейся тут, смотри...

- Подожди. Сядь. Я же ничего о нём не знаю, я ж не телепат! Симпатичный пацан, да нет, - красивый пацан! Не дурак, - да, весёлый, - да. И взгляд у него очень хороший. Настоящий. И что? Всё. А он обо мне, ещё меньше того знает. Ну, это-то не проблема, это всё придёт. А если ему это не надо? А? Я ж потом с ума сойду!

- Не сойдёшь, мы не дадим. А насчёт Миши у меня даже никаких сомнений нет! Ему это не меньше, чем тебе надо. Ты вот меня телепатом называешь, - бог его знает, право! Но я отлично понял, что парень не хотел с мальчишками идти, ему с тобой хотелось остаться. Иди сейчас к ним и приглядись к мальчику получше, сам всё поймёшь. Ступай, Ил-Илья, и не спорь ты со мной, ради всего святого! Я в гостиной буду, не лезь ко мне без нужды. Всё.

Мишка оставляет меня, я сижу на подоконнике, развернувшись, смотрю в окно, а там всё равно ни шиша не видно, темно там. И не в окно я смотрю, а в себя, как Мишка мне посоветовал. Прав Соболь, он всегда прав, и сейчас он прав. И про Любовь, и про мальчика, и про меня... Я, разумеется, тоже почувствовал, что между мной и Мишей Шиловым что-то сверкнуло. Что-то очень знакомое, то от чего мне не отмахнуться, то, что навсегда. Forever. Вопрос для меня не в этом, вопрос в том, - а стоит ли мне пытаться отмахиваться? И кем я тогда стану, если попытаюсь отмахнуться? Двадцать лет назад я не размышлял! Утонул, и всё! Сам, с радостью. Поглубже, ещё глубже, - так, чтобы дышать одной Любовью. Может я и правда, - летать разучился? Пойду! - решаю я. Будь что будет! Ввысь, так ввысь, в штопор, так в штопор!

Я, допив оставленный Мишкой коньяк, встаю с подоконника. Ну, и чего я психую? Не нужен я мальчику, что ж... Да нет! Нужен! Это же настолько ясно, что даже и говорить не приходится. Тут вообще слов не надо. А уж как он мне нужен... Пойду.

Как всё-таки трудно быть первым. Как мне было просто тогда, двадцать лет назад. А вот Мишке, наверное, было также трудно, как и мне сейчас. А я тогда, - ну что я? На меня свалилось счастье. Нежданно негаданно. Я прикасаюсь к Зубу, что висит у меня на груди. А если бы Мишка тогда раздумывать начал? Сомневаться, мучаться, как я сейчас? Так бы я бы дурачком бы и прожил бы, - как Вадька говорит. Может быть, теперь моя очередь быть первым? Достаточно ли я для этого вырос? Проверим... Пора становиться первым, как тогда Мишка...

***

Во всём Мишка первый! Неделю мы уже вместе, три дня я учу его кататься на лыжах, а он меня уже обставляет, зараза! Я устало пыхчу ему в спину, стараясь наехать на его лыжи. Ух ты, получилось!

- Так, Токмаков! Надоел! Если ещё раз так сделаешь, я тебе снегу за шиворот насую, понравилось тебе в прошлый раз, похоже! Тебе надоело если, Илька, - так и скажи, домой поедем. Как маленький!

- Сам ты! А сколько сейчас?

Мишка смотрит на часы.

- Три, без пяти. Домой, что ли?

- Поехали, Миш, мне и правда, надоело.

- Так бы сразу и сказал, а то...

- Не бухти. Завтра, завтра, завтра! - напеваю я, разворачиваясь на лыжне.

- Вот ведь самолётик неугомонный! - смеётся Мишка.

- Что же ты за человек такой! Как же ты не понимаешь, Мишка, - это же КЛЮШКА! Понял? Новая! Новенькая, блин! Клюшечка, клюшечка, клю-шеч-ка!

Завтра, в понедельник, мы с Мишкой идём покупать мне новую клюшку! Я за эту неделю всех достал. Маму, Мишку, Мишкиных родителей даже. За эту неделю, что мы вместе, я у Мишки стал совсем своим. Даже высокомерная студентка Олька, Мишкина старшая сестра, красивая и холодная, как богиня Афина из учебника истории за пятый класс, даже она снисходит до того, чтобы со мной общаться. Особенно, после того, как я притащил к Мишке дедов альбом с фотографиями. Миг славы! Твоей славы, дед Илья. Как все молчали и, открыв рты, смотрели на эти фотографии. Буденный, Уборевич, Егоров, Тухачевский, польский фронт. А это Отечественная. Ленинград. Ворошилов, Жуков, Хозин, Говоров, Мерецков. Кремль, сорок четвёртый. Калинин вручает деду Звезду. А это что, Илья? Это кто же, - неужто... Да, Николай II. Это трёхсотлетие Романовых. Офицеры легкоконной Гвардии с Императором. Во-от дед, в предпоследнем ряду. А это он в Пажеском. Мальчик совсем, ты на него похож немного, Илюша. Да нет, тёть Катя, не очень... А форма какая простенькая, и бескозырка, как у моряков, только без ленточек. А вот ещё, смотрите, дядя Лёша, это в штабе у Брусилова. Так, что здесь написано? Ага, "АВГУСТЪ, 1916". Как раз наступление шло. Да нет, Оля, это вот Брусилов, маленький, с папиросой. А я подумала, что этот вот великан с бакенбардами. Это я знаю кто, мне дед про него говорил, он сволочь, - ой, извините... Почему, Илья? Да так... А всё же? Ну... Полковник Свентицкий. Он потом у Скоропадского служил, - Гетман который, ну, после революции когда. Народу перевешал, - вообще! Гад, одним словом. А это деда в отставку провожают, в 59-ом. Да, тут ничего не скажешь, вот судьба человеку выпала, - гордись, Илья, прадедом! Так ведь я и горжусь... Он, знаете, какой был? Железный. Стальной, как сабля! Я не такой совсем...

Вот так вот, в общем. У Мишки я совсем своим стал. И с Мишкой я почти всё своё время провожу, кроме школы и секции. Даже уроки вместе делаем. Вовка сначала дулся, а как с Мишкой познакомился, - ничего, отошёл. Это же Мишка, - ведь он такой, с любым сдружиться может, если захочет. Только тут у Рыжкова нашла коса на камень, - Соболев ещё лучше него в карты мухлевать умеет. Оба хороши. Вот пусть сами, вдвоём и играют, я и лезть больше не буду! А сегодня, вообще, у меня праздник.

Во-первых, - мы завтра идём с Мишкой покупать мне клюшку. Во-вторых, - завтра понедельник, а в школу-то нам и не надо, - отменили школу! Карантин у нас, грипп. В-третьих, - у меня мама сегодня в ночь. Почему праздник? Да потому, что я уговорил всех, чтобы Мишка остался у меня на ночь. Да, а вдруг он проспит? Что же, мне одному за клюшкой бежать? Нет уж, пусть он у меня будет, под рукой. Под боком, - смеются Мишкины родители. Клюшку-то покажешь, Илька?..

В общем, жизнь прекрасна! Только вот Мишка, зараза, за три дня лучше меня на лыжах кататься научился! За три дня! Это как, - правильно? Но и я не лыком шит. Даром что ли я столько времени с Вовкой Рыжковым провёл? Я очень быстро понял, где у Мишки слабое место. Это его отношение ко мне. Я же могу на нём прямо-таки ездить! Верхом. Нет, не то что бы он стелется передо мной, - нет, конечно. И по шее я уже успел пару раз схлопотать, и выволочки он мне устраивает частенько, но это всё так, - и по делу и от души, но любя. Вот это-то "любя", - это и есть его слабое место. Я сразу стал главным. Ха! И старше он меня, и умнее, и умеет он всё-всё-всё, и сильнее, - это вообще даже не обсуждается, - а всё ж таки он меня любит и поэтому я главный. И чего он во мне нашёл? - счастливо думаю я. Таких как я пруд пруди, - полная школа у нас таких как я... Ой-ёй-ёй! Мамочки! Мишка!

- Вот это здорово! Ой, не могу, держите меня! - ржёт Соболь. - Ты чего же это, - на ровном месте, блин! Держись за палку! И ведь самый большой сугроб выбрал, молодец, Илюшка...

Мишка протягивает мне свою лыжную палку, я хватаюсь за неё, и он меня подтягивает на ноги. Я покорно поворачиваюсь из стороны в сторону, пока Мишка отряхивает с меня снег. Ну и что, подумаешь, - сугроб! Задумался, бывает.

- Хорош, Мишка, чистый я уже. Миш, а Миш, а ты покажешь мне приёмчик ещё какой-нибудь сегодня, а?

- Фиг тебе! Ты потом опять это на Вовке отрабатывать будешь!

- Это он тебе намамсил, да? У-у, дождётся он у меня!

- Илька, а меня мама завтра в библиотеку ММК запишет!

- Туда детей не записывают, я пробовал. В читальный только...

- А меня запишут, прикинь!

- Везёт... А не врёшь? Ну, всё, кончай! Отстань, сказал! Ты меня с собой брать будешь, понял? Там у них такие книжки, - обалдеть! Погоди, - завтра, говоришь? А клюшка?

- Да ёлки ж с дымом! Клюшка твоя! Что ж мы, - целый день с ней чухаться будем, что ли? Быстрей бы её купить уже, проклятую...

- Вот это точно! Быстрей бы. И на каток! Я ещё мячик теннисный с мамы выжму, до кучи, а то старый совсем того...

- Шайбой играй, по-взрослому.

- Ты совсем сдурел, Соболев? Шайбой! Скажет тоже. Поубиваем там кого-нибудь, нафиг. Во! Точно! Шайбой! А на ворота Рыжкова поставить надо будет, мамсика! А, чёрт, - не выйдет ни шиша, хитрый он...

- Умный он, не то, что некоторые.

- Это кто это некоторые, а? Это ты про себя, что ли? Конечно, про себя, - никого ж тут нету больше... Ой! Мишка, зараза! Не надо! Только не за шиворот! Всё, Соболь, кранты тебе! У-у, зараза, щас получишь, ой, мама! Спасите, милиция, убивают!

Мы с Мишкой барахтаемся в сугробе, лыжи мне здорово мешают, а то бы я ему показал! И получается так, что я, хохоча и отбиваясь от этого агрессора, крепко Мишку обнимаю, стараясь лишить его возможности двигаться. А он вдруг перестаёт пытаться напихать мне снегу за шиворот, замирает, неловко как-то смотрит мне в лицо, чуть краснеет и тихо так говорит:

- Ну, хватит, Ил, хватит, я больше не буду, давай вставай.

- Ты чего, Миш, а? Обиделся, что ли?

- Да нет, Ил-Илья, так просто...Давай помогу. Не обиделся, чего ж мне обижаться? Я, если хочешь знать, на тебя вообще обижаться никогда не буду, понял ты, самолётик? Так только, - если что, просто дам по шее разик, и хорош с тебя.

- Не надо по шее, Мишенька, - смеюсь я, а сам так доволен, что пусть хоть триста раз по шее он мне даст!

- Ну, не хочешь по шее, не буду по шее, - легко соглашается Мишка. - В ухо тогда дам...

Что есть счастье? Что есть Дружба и что есть Любовь? Когда и Дружба и Любовь, - две части одного целого, две грани одного кристалла удивительной изумрудной мальчишеской души, - вот это и есть Счастье. Удрав в мае со школы на Урал, лёжа в нашем укромном месте, обнимаясь так, что кровь горячими и мощными толчками с трудом прорывалась по нашим жилам, мы с Мишкой познавали счастье. Дурея от запаха друг друга, почти теряя сознание от невыносимо пронзительной нежности друг к другу, мы познавали, что есть счастье. И желание, - оно такое чистое, невинное, что каждое слово кажется тут ржавым, тяжёлым и неуместным, как кованый топор. И желание, - оно такое неодолимое, ненасытное, неукротимое, что мы жалели только об одном, - что нельзя продлить это вечно, и нельзя залезть внутрь друг друга, нельзя друг в друге ощутить самого себя, как в самом себе... Счастье, - это когда я слизнул капельку крови с пальца Мишки, уколовшегося о рыболовный крючок, а он, ткнувшись мне носом в макушку, что-то шептал, горячее и неразборчивое, и шевелил мне на макушке волосы губами... То, как он победил на соревнованиях, и, найдя меня глазами в зале, смотрел мне в глаза, и губы его шептали: для тебя, для тебя... Счастье, - это когда печаль и грусть осени в серых облаках Мишкиных глаз уходят, тонут в моих поцелуях. Когда душу топит гордость оттого, что нас снова приняли за братьев. Счастье, - это когда мне уже невмоготу больше смотреть на чеканный Мишкин профиль, как на лучших античных образцах, и глаза я отвести всё равно не в силах. А он, склонившись над физикой, постукивает себя по губам карандашом... Мой Мишка. Мой навсегда... Мишка Forever...

- Ну, пока.

- А ты что, не ко мне?

- У тебя же мама спит, ей же в ночь сегодня.

- Ну, она не спит ещё, да и мы потихоньку.

- Знаю я, Ил, твоё "потихоньку". Домой я. А ты ко мне лучше приходи. Блин, Илюшка! У меня же "Комета" сломалась! Гадина, лентопротяг накрылся.

- Выкинь ты её на фиг, Мишка! Чинишь, чинишь, - а толку... Не, лучше мне отдай, я из неё чего-нибудь сделаю, придумаем с Вовкой чего-нибудь такое.

- Вы придумаете, это точно! А я, что, - без музыки сидеть буду, да?

- Музыка... - ворчу я, тут мы с Мишкой, как на разных языках говорим. И вспомнив, тут же, хихикнув, добавляю: - "Музыка дело хорошее, особенно барабан!".

Мишка тоже ухмыляется, но тут же смотрит на меня с подозрением.

- А это ещё откуда ты выкопал, чудо?

- Это, Мишенька, не я выкопал, это знаешь, кто сказал? Суворов это сказал!

- Не ври, не говорил он такого, сам небось придумал...

- Очень надо, - врать тебе! Тоже мне... Сказал! " Наука побеждать", - знаешь? Ну вот. Мне дед читать давал. Здоровская книженция, - обалдеть! "Господа офицеры, - какой восторг!".

- Иди отсюда, давай! Пока я тебя точно в снег не уронил. Эрудит...

- Я уроню кого-нибудь, ронять расхочется! Руки, руки! Всё! Молчу. Ну, ты идёшь или нет?

- Сказано же тебе, - сам приходи.

- Ну ладно, я Корнету косточку принесу, мама борщ варила.

- Борщ, - это хорошо! Борщ тётя Наташа у тебя чёткий варит.

- Мишка, а ещё она нам пирог с вареньем испекла, с клубничным!

- Всё, Илюха! Молчи! А то я тебя сейчас съем. Беги, давай.

- Я пулей!

Я залетаю домой, гремя и поругиваясь под нос, убираю лыжи в кладовку.

- Сокровище! Обедать.

- Мам, меня Мишка ждёт. Ну, ладно, давай по быстрому, бутер какой-нибудь там...

- А борщ? Борщ ведь, Илюшка!

- Не, не, не! Мам, косточку Корнету заверни мне во что-нибудь.

- Илька, ты у Миши до вечера будешь?

- Да нет, мам. Поспать тебе дадим, потом придём.

- К половине восьмого приди, пожалуйста. И вот ещё что, Илья. Я тебя прошу, веди себя у Миши прилично.

- Мам! Ты что же думаешь, - я там на ушах хожу, что ли? Я там такой, - знаешь... Погоди, а на ушах, - это как? Это как мы с Рыжковым, да? Не, мам, я хорошо себя веду.

- Ну-ну, - произносит мама с сомнением. - Вот косточка Корнету, не забудь. Мишиным родителям привет от меня передай.

- Тёте Кате только, дядя Лёша на работе.

Алексей Михайлович, уволившись в запас, у нас в Магнитке устроился работать. Ну и правильно, - не дома же ему сидеть! Не старый же он ещё. И вот он и устроился в Дом Обороны, в ДОСААФ, занимается там с пацанами, Мишка говорит, что здоровски там у него. Даже из мелкашки пострелять можно. Мы, правда, там ещё не были, но ничего, - и это от меня не уйдёт! Мелкашка, - это вещь! Это тебе не воздушка в тире у "Магнита", за две копейки пулька. Две копейки, деньги конечно не большие, - думаю я, запивая бутерброд чаем, - но всё-таки. Десять пулек, вот уже двадцать копеек. Вот и думай себе, - или пострелять, или в кино сходить. Да и равнять воздушку с настоящей мелкокалиберной винтовкой, - ха! Я, правда, ещё ни разу не стрелял...

- Ну, всё, мам. Испаряюсь...

Да что же это такое?! Пустят у них лифт когда-нибудь или нет? Бегай тут на седьмой, как альпинист какой-то... И Мишка тоже хорош, - не мог на первом поселиться. Я звоню в дверь нашим условным звонком, - успели мы с Мишкой такой себе придумать, - два коротких, пауза, короткий. Олька поворчала, было, а сейчас сама так звонит, - хитрая, знает, что Мишка быстрее откроет. Надо шифр менять, засветились...

- Ты что там, - через Пекин ко мне шёл, чего долго так?

- Да меня мама поесть заставила, Миш, какой ещё Пекин?

- Поесть? Так, - Мишка хмурит прямые брови.

- Видишь, Миша. Здравствуй, Илюша, а он тебя ждал, один за стол не садился.

- Правда, что ли? Здрасьте, тёть Кать! Мишка, Мишка... Я только бутер и съел, так что и не наелся вовсе...

- Да? - спрашивает повеселевший Мишка. - Ну ладно, живи! А это что, - Корнету? Коря, иди, косточка тут тебе прибыла!

Появляется красавец-пёс, он с достоинством принимает от меня кость, вообще, это выглядит так, будто Корнет снисходит до моего скромного подарка лишь потому, что так полагается, а то ещё я разревусь с горя... Не перестаю я удивляться на эту собаку. На улице Корнейка просто воплощение живости и веселья, как щенок, - только бы со мной подурачиться, повалять меня в снегу, это для него и косточки не надо! А дома он само достоинство и неприступность.

- Миша, сам потом крошки после Корнета убирать будешь, а то Оля в прошлый раз...

- Ну и не сломалась Оля, - бухтит Мишка. - Полезно ей, а то свалили всё на меня, как негр на плантации, блин... Ну, ты долго торчать тут будешь, Ил? Пошли на кухню, а то я сейчас у Корнета косточку заберу, так есть охота.

Пока мы с Мишкой едим тушёную картошку с курицей, тётя Катя, опершись подбородком на руку, с улыбкой слушает мою болтовню. Ну там, про наши приключения за два дня и про то, какая у меня завтра будет клюшка, а Мишка у вас ничего не понимает, и зря я его на лыжах взялся учить, всё равно благодарности никакой, - только снег за шиворот! Мишка лишь неодобрительно на меня поглядывает, он вообще за столом болтать не любит. И нечего на меня так зыркать! Вот и молчи себе в тарелку... Правда, тёть Кать, он у вас способный, - что есть, то есть, - это я, как честный человек, должен сказать прямо! А только всё равно, снег за шкирку, - это он зря! Я ему за это, такое придумал... Ты ешь, ешь, Мишка, нечего на меня так смотреть! Ну вот, а вам мама привет передала. Да, спасибо. А здорово как, что у нас карантин. Да что же хорошего, Илюша? Мише вот с английским подтянуться надо бы, а тут карантин. Мальчики, вы чай будете? Тогда, может быть, компоту, а, Илюш? А что английский, подумаешь, - я бы на его месте посидел пару часиков, и готово...

- Зубрилка, - ядовитой коброй свистит Мишка.

Я, задрав подбородок, некоторое время молча разглядываю Мишку. А затем спокойно сообщаю тёте Кате, что, мол, есть вот ещё такие, малоспособные к английскому языку, а туда же, на лыжи! Мишка, не выдержав, смеётся, и я с ним тоже...

- Оставайся у нас жить, Илюша, - посмеиваясь, говорит тётя Катя.

- Не-е, я уж лучше с мамой, а вот Мишку я бы у вас забрал! И не на сегодня только, а вообще. И Корнета. Нет, Корнета, пожалуй, не выйдет, Пиратище ведь у меня... Он как Корю увидал, так два дня потом от своей тени шарахался! Пуганый какой-то.

- Вы бы с Вовкой ещё парочку экспериментов над ним провели, так он и от света бы шарахался, не то, что от тени. Представляешь, мам, с котом-подводником у них не вышло, так они ему центрифугу там какую-то придумали! Если б я не отбил Пирата у них, то я не знаю прям! Ну, по шее я им дал, понятно, - а толку?

- Какую это центрифугу? - тётя Катя смотрит на меня, слегка даже обалдев. - Это как у космонавтов?

- Да нет, - где ж нам такую взять, - говорю я с некоторым сожалением. - Так, в одеяло его суёшь, ну и по комнате кружишь. Царапается он, зараза! Но молчит.

- А чего орать-то? С вами, - ори, не ори... Нет, Ил, вы с Рыжковым вдвоём, - это ж слов нет, это видеть надо. Спасибо, мам!

- Спасибо!

- На здоровье, мальчики.

Мы в комнате с Мишкой разбираем его "Комету". Магнитофон это его, полумёртвый. "Мы", - это значит так: - Мишка всё откручивает и снимает всякие там штуки, а я аккуратненько все эти болтики, гаечки и ручки собираю в специальную такую коробку, - это, значит, не потерять, чтобы. Я смотрю на Мишку, и прямо таки им любуюсь, - так он это ловко и здоровски всё делает! И ещё объясняет мне, где чего там внутри, и зачем это всё надо. Мне-то, правда, это нужно, как карпу зонтик, да и не запомнить мне этого, - но приятно мне так, что аж жмурюсь я от удовольствия! И жалко мне, что у меня дома нет ничего такого, что можно было бы вот так же вот разбирать с Мишкой, и собирать потом, а он бы толком мне всё объяснял, - чего тут и как...

- Токмаков, тетеря! Куда пружина полетела? И что теперь, - диван двигать, да? Да ну тебя, Илька, в самом деле... Достал, что ли? Ну, ты даёшь, и как пролез-то, только!

- Смотри, Миш, а тут ещё вот что, штучка тут валяется, какая-то.

- Ух ты! Молодчина, Ил! Я ж её с самого переезда ищу! Это от эспандера моего.

- Миш, а где Олька?

- Олька, Олька... - ворчит Мишка. - На кой она тебе? Вот тут подержи... С этим своим она. Как с утра учесала...

"Этот её", - это парень Ольги, учатся они с ней вместе, в институте. И что-то у Мишки с ним как-то не того. Не знаю, Мишка мне толком ничего не рассказывал, ну а я и не лезу, понятное дело. Буркнул Соболев, что-то такое, - про выпендрёжников всяких, ходят тут, мол... Ну и не моё это дело, хотя Ольга мне, в общем-то, нравится. Да и не "в общем-то", а очень даже нравится. Она с виду такая только, - неприступная. А так-то ничего совсем, нормальная. И весёлая, как Мишка. А уж красивая, говорю же, - Афина! Как глазищами своими глянет, - особенно, если настроение у неё, - держись тут только, аж дух захватывает. Очень они с Мишкой похожи, он тоже самый красивый пацан в школе, это все девчонки так у нас говорят. Только Мишка потеплее как-то, и волосы у него тёмные. Вот сейчас смотрю я на него, - а он нахмурился, губу нижнюю чуть прикусил, - пытается он пружину на место накинуть, - ну вот, смотрю я на него и так мне его обнять охота, даже странно как-то.

- Токмаков, - тихо говорит Мишка. - Если сейчас у меня эта тяга соскочит, я тебе по шее, в глаз, то есть, засвечу. Ну что такое, в самом деле! Подержать, не дёргая, трудно, да? Ещё чуть-чуть... Во! Понял, как мы её! Всё, Ил-Илья, соберём щас всё и включим.

Мишка мне подмигивает, - очень он, значит, доволен. И рожа у него такая довольная, ну точно мой Пират, когда мяса сырого ему достаётся. И хотя тяга эта его мне, прямо скажем, до одного места, да и вся "Комета" целиком, - но и я тоже доволен. Раз Мишка мой рад, - то и я тоже, понятное дело, рад. А почему, интересно, собирать что-нибудь всегда дольше, чем разбирать? И почему...

- Ты чего мне суёшь, а? Это ж не отсюда.

- Так ты ж молчишь сам! Говори путём чего тебе надо, а то тоже, - молчит, понимаешь... В глаз ещё обещает, тёть Кать, вы слыхали? Мне! В глаз! Ему тут помогаешь, помогаешь, а он! Уйду сейчас к Корнету на половик, копайся тут один со своим магом...

Мишка хитро как-то на меня смотрит, усмехается и заявляет:

- К Корнету? Давай, давай! Только самого интересного и не увидишь! Не услышишь, то есть. Я тут такую штуку записал, ну ладно, что ж, мы с мамой вдвоём послушаем, а ты к Корнету иди, может, там косточка у него осталась.

Я соображаю, - может обидеться мне и взаправду уйти к Корнюхе, - ну уж фигушки! Он тут будет что-то интересное слушать, а мне, - косточка! Я мстительно щипаю Мишку за тугой бицепс. Не сильно щипаю. Не охота в самом-то деле по шее.

- Это вот тебе за косточку! Тёть Кать, а он вот чего, - обижает! Младшего! Это что же, - по офицерски, а, Мишка? То-то. Ну, говори, чего ты там записал?

Я стараюсь говорить небрежно, мол, мало меня это интересует, так только, чуть-чуть совсем, но Мишку не проведёшь, он же во мне, как в книжке читает. Сразу раскусив, что он меня зацепил, Мишка начинает меня изводить. Вот терпеть этого я у него не могу, зараза! Короче, так он мне ничего и не говорит, пока "Комета" его, проклятая, не собрана и пока не вкручен последний болт. Мишка усаживает нас с тётей Катей на диван, прямо театр какой-то, а сам, заправив в магнитофон ленту, говорит:

- Ну вот. Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Предлагаем вашему вниманию передачу из цикла "Илья Токмаков рассказывает". Запись из фондов Михаила Соболева.

Мишка, помолчав для важности, щёлкает клавишей, и магнитофон моим голосом начинает рассказывать, как мой дед Илья захватил три немецких танка. Вот что, значит, Мишка придумал! То-то он так тогда приставал: - и сядь вот так, Ил, и говори погромче, и вопросы всякие наводящие... А я и не злюсь вовсе! Ну и ладно, подумаешь. Я уже привык, что у Соболя вечно сюрпризы всякие. Да и получилось неплохо. Тётя Катя вон как смеётся. Мишка тоже, хотя историю эту он уже сотый раз слушает. Да чего там, мне и самому смешно, - а если честно сказать, то мне очень интересно послушать себя со стороны. В общем, Мишка здорово придумал, только мог бы мне всё заранее сказать. А может и правильно, что не рассказал, я тогда всё не так бы сделал. Не так естественно, что ли. А так очень даже ничего получилось, надо Мишку попросить будет, чтобы он маме моей дал послушать...

- Здорово, правда, мам?

- Здорово, - улыбаясь, говорит тётя Катя. - Молодец Илья.

Я скромненько ковыряю пальцем обивку на диване.

- Чего ж я молодец? Это ж дед... Я и не придумал ничего, - всё так, как он рассказывал, я всё так и пересказал.

- Ну да, конечно же не придумал, никто ж и не говорит, что придумал! А знаешь, мам, я хочу папе дать это послушать, пускай у себя потом всем покажет, в Доме Обороны, ты как, Ил?

- Не, не, не! Думать забудь, Мишка! Ты что, спятил? Не хочу я! Да и дед был бы против, иначе он бы об этом и сам бы всем рассказывал. А так он знаешь, как про этот случай говорил? Я тебе потом скажу, когда одни будем. Нет, Мишка, нельзя, а то я тебе больше ничего рассказывать не буду!

- Да ладно, успокойся, не буду, раз не хочешь, - торопливо говорит Мишка, похоже он даже опешил от моей горячности. - Всё, Илья, нет, так нет. Можно только, я себе эту плёнку оставлю, а? Ты не беспокойся, я её никому слушать не дам, если только ты сам не разрешишь.

- Ну, это ладно, это можно, - успокоившись, говорю я. Раз Мишка сказал, значит так и будет, он в этом отношении точно, как мой дед, - железный человек! - И дяде Лёше можно показать, это я даже совсем не против. Пусть и он послушает, чего ж. Только ты, Мишка, в другой раз предупреждай меня, понял? А то на лыжах он научился кое-как, понимаешь, и возомнил тут о себе... Всё! Молчу, не буду я больше! Щас по магу по твоему, ка-ак...

- Миша, пусти ты его! Папа вон пришёл, открой ему. Илюша, поди ко мне, я тебе рубашку поправлю. Что, достаётся тебе от Мишки нашего?

- Нормально, - говорю я.- Я не против...

В зал заходит дядя Лёша, огромный, с плечами неимоверной ширины, с чуть седыми висками. Мишка, наверное, такой же потом станет, - думаю я, с удовольствием глядя на Соболевых. - Вот здорово-то! Так мне классно, что я с этими людьми, что я совсем свой для них, у меня аж дыхание перехватывает.

- А, Токмаков! И ты тут, это кстати, - я радостно жму твёрдую, как приклад автомата, дядь Лёшину ладонь. - Держи-ка! Как обещал... Это от ДШК, трассирующая.

Я ловлю в свои ладошки огромную и тяжёлую, точно снаряд, пулю.

- Во-още! - только и могу выдохнуть я. - Это же... Ну спасибо, дядь Лёш! Во-още, ёлки! Видал, Мишка?

- Я их столько видал, - рассказать, не поверишь, - смеётся Мишка.

- Да ну тебя! - злюсь я. - Рыжкову лучше покажу, он-то понимает...

Вообще, после знакомства с Мишкой и его папой мой арсенал сильно пополнился. Две кокарды, несколько звеньев пулемётной ленты, пуля вот теперь ещё, от ДШК, гвардейский темляк от кортика, и жемчужина моей коллекции, - памятный вымпел ГДР-овского большого десантного корабля "Frosch"! Дядя Лёша на нём с визитом дружбы был. Это вдобавок к тому, что у меня было до этого, - ну, от деда кое-что, и ещё там некоторые вещицы. Мы с Рыжковым подолгу с этим всем возимся, рассматриваем, перебираем, - одним словом, приобщаемся. И пусть себе Мишка посмеивается снисходительно, он и сам ко всем этим штукам не равнодушен, я же вижу! Шашки вот дедовы, например. А про ордена я вообще молчу! Как он на дедов генеральский китель смотрел! А на нём и места нет совсем свободного... Жалко, что у деда царские не сохранились, а то в 43-м их тоже носить разрешили.

- Мишка, я с Корнетом сегодня сам погуляю, дело у меня там одно. Илья, завтра клюшку покажешь? Я тут у одного нашего офицера интересовался, он говорит, что клюшки сейчас из пластика делают, что-то я не очень поверил... Ольга где? Значит, обедать без неё... Поели? Ну, я тогда один, и рюмочку, кстати, неплохо бы, с морозца! А, Катя? Ма-аленькую, да, Илька? - дядя Лёша мне подмигивает, а я согласно киваю, что ж, он же взрослый, дед у меня тоже перед обедом не прочь был, насчёт рюмочки. Но, вообще-то, гадость она, похоже, а чего бы они тогда так морщились?

- Мишка, иди ближе, спрошу чего-то, - шепчу я, когда мы остаёмся одни. - А ты водку пробовал?

- Ха, водку! Да тыщу раз!

- Да брось ты, я ж серьёзно. Нет, ну правда, - пробовал?

- Ну, было однажды. Ты чего уставился, - не веришь? Пойди, у мамы спроси. Болел я как-то очень, вот мне немного с мёдом и давали. Ох и пакость! А чего ты вдруг?

- Да так. Смотри, уже семь часов, а мама сказала, чтобы мы до её ухода у нас были. К пол восьмого надо прийти.

- Ну, если надо, то придём. Давай-ка, маг уберём и одеваться будем.

Аккуратный Мишка всё складывает куда нужно, отвёртки, плёнки, магнитофон закрывает крышкой. Военно-морская школа, - чего тут скажешь. А я получается, - разгильдяй. Ха! А Рыжков тогда кто?

- Погоди, Илька, мне тут надо тебе взять кое-что...

- Мне? Чего взять? А? Ну скажи, ну Миша.

- Чего, чего... Потом покажу, отстань.

Нет, тут просить и канючить бесполезно, это значит, мне ждать придётся, пока он сам не покажет, зараза! Что бы мне такое ему придумать-то, в самом деле... Мишка берёт небольшой продолговатый свёрток, загораживаясь от меня спиной, прячет его в карман своей аляски. Ладненько...

Мы с Мишкой на кухне слушаем указания дяди Лёши чего и как. Ну, там, чтобы не бесились, спать там, чтобы вовремя, ну и всё такое. Зубы, чтобы на ночь почистили, - Мишка, ты щётку взял свою? Мишка, хлопнув себя по лбу, смывается в ванную. Вот, а ты, Илья, к нему не приставай с расспросами, а то точно, до утра проболтаете, Михаил, это и к тебе относится. Ну, всё вроде бы, счастливо, бойцы. До свиданья, дядь Лёш, до свиданья, тёть Кать, спасибо, что Мишку отпустили. Пошли, Ил, опоздаем.

Всю недолгую дорогу ко мне, я не оставляю безуспешных попыток узнать у Соболя, что же это он такое мне взял. Молчит, зараза, посматривает только загадочно...

- Ты, Соболев, как этот, как резидент какой-то! Ну, я не знаю, что я тебе сделаю!

- Ничего ты со мной не сделаешь, ха, - сделает он! Таких, как ты знаешь, сколько надо, чтобы мне что-то сделать?

- Ну, - сколько, сколько?

- Дверь открывай! Сколько... Много.

- Мам, мы пришли! Ты не спишь уже? Мам, а я Мишке магнитофон его починил, а он мне чего-то взял, а сам не показывает...

- Мамсить будешь, так и не покажу! Здрасьте, тётя Наташа. Погоди, это кто это маг чинил, а? Чинил он! Он мне там чуть пружину не посеял! Молчи, сказал, не хочу я с тобой бодаться. Тётя Наташа, мама сказала, что зайдёт к вам завтра, чего-то там по вязанию...

В комнате я, уперев руки в боки, грозно смотрю на Мишку.

- А ну...

- Ну чего ты орёшь как больной! Привязался, блин... Сказал же, потом покажу, - секрет это, понял?

Я тут же затыкаюсь. Так бы сразу и сказал, зараза! Секрет, - это ж совсем другое дело, это я бы сразу понял. Секрет, - это ж... ну, ясно, в общем.

- Мальчишки, идите-ка сюда, - зовёт нас мама из кухни. - Вот, это вам, если кушать захотите, а на завтрак Илюшка омлет сделает, хорошо? Очень уж он вкусный омлет умеет делать.

- Да не ест Мишка яйца, - говорю я с сожалением.

- Отчего же, Мишенька?

- С осени закормленный! - злорадно выдаю я.

- Сам ты! Всё я ем, - омлет, так омлет... Я просто их люблю не очень...

- Так ты же ещё не пробовал, как я делаю, - резонно замечаю я. - Вот ты попробуй сперва...

- Ну, хорошо, не захотите омлет, леща тогда оставьте на утро.

- Мам, а Мишка на магнитофон записал, как я про деда рассказывал, представляешь? Ну, про то, как он Героя получил. Так классно!

- Вот видишь, Илюша, а ты говоришь, что магнитофон бесполезная вещь. Представляешь, если бы все рассказы Ильи Павловича у нас записаны на магнитофон были?

- Так это ж я про музыку имел в виду... - растеряно говорю я.

Вот же ёлки с дымом! Этот аспект применения современной звукозаписывающей техники мне в голову даже и не приходил... Но теперь-то уж чего, - ушёл поезд, вместе с дедом Ильей и ушёл... Мишка, с лёгкостью поняв, что я расстроился, ободряюще хлопает меня по плечу.

- Брось, Ил! У меня же "Комета" есть, вот и запишем всё, пока ты не забыл.

- "Комета"! Через раз она у тебя работает, "Комета" твоя! Ой! Извини, Миш! Ну прости, вот же язык у меня, да, мам?

- Да уж, Илья.

- Ми-иш...

- Да ладно тебе, Ил! Чего там. Это ж правда, - неудачная она у меня какая-то. Через раз, говоришь? Это даже не плохо! Мне вот тут даже мысль одна пришла. Мы ж под это дело, у Ольки кассетник её выклянчим!

- Не даст...

- А куда она денется? Спорим? Под это дело даст, вот увидишь! Ну, а за "Комету", ты по уху всё равно получишь, - это ясное дело.

- Да хоть сто раз! - какой всё-таки у меня Мишка!

- Мишенька, ты Ильку по голове не очень, она у него и так не самое сильное место. По шее лучше...

Так, да? Голова у меня, да? Ну, щас я... Мишка, зажав мне рот ладонью, тащит меня в комнату. Я пытаюсь обмякнуть у него в руках, пусть ему тяжелее будет, раз взялся тащить, пусть уж тогда... А ему пофигу, здоровый, как танк! Даже не пыхтит.

- Мишка, а давай в самолёт поиграем?

- Не хочу, - не могу, то есть. У меня пушки неисправны, на ремонте я. Книжки я твои посмотрю, можно? А то я Кларка дочитал почти.

- Понравилось?

- Да не очень. Чего-то у него там... Ил, а можно я "Искатели" возьму, а? Там рассказы бывают классные.

- Возьмёшь, если про то, что по уху мне обещал, забудешь. По рукам? То-то. Смотри, в этом номере здоровский рассказ, мне понравился, про шлюпку, про спасательную. Она, блин, как живая там, говорить умела, прикинь, да вот свихнулась только...

Эх, зря это я! Мишка тут же хватает номер "Искателя" и, подобрав ноги, плюхается на диван.

- Мишенька, - проникновенно говорю я, ужиком скользнув ему под бок. - А давай в шахматы сыграем, а? Если хочешь, то ты белыми можешь, а я даже без ладьи буду.

- Шахматы... м-м, - рассеяно мычит Соболь.

Вот как вот мне с ним бороться, а? Ладно, пусть почитает пару минут, пока я пулю свою спрячу. Жалко, что она к пулемётной ленте моей не подходит, крупновата, да и пуля это, а не патрон, без гильзы. Во, блин! Бестолочь, тетеря! Правильно мама говорит, про голову... Надо ж мне дядю Лёшу на гильзы раскрутить, тогда и лента у нас с Вовкой будет снаряжённая! Я в сотый раз пересчитываю звенья ленты, - вот эти два помяты немного, пойдёт, чего уж там. Да. Двадцать пять. Многовато, ясное дело, столько гильз мне не принесут. А хорошо бы нам ещё гранату, учебную. Лимонку. Мишка говорил, есть такие, а с виду настоящая вовсе. Мечтать не вредно... Я, отложив ленту, беру обломок трёхгранного штыка от Мосинки. Эх, целый бы! И нечего вздыхать, Токмаков, - думаю я про себя. Я за этим-то столько побегал, пока Славка думал, меняться, или нет... Хорошо, что он у меня с основанием, для крепления. Да, целый, - это бы я тогда...

- Он опять с железяками своими! Илья, оторвись ты от них, ради Бога! Я ухожу, провожать меня не будешь? Так, бельё постельное я показала тебе какое взять, что-то я ещё хотела... Пирата накормила... Да! Я в ванной опять кран горячий чуть было не свернула, вы поосторожней с ним, хорошо, мальчики? Мишенька, я на тебя особенно рассчитываю, ты человек ответственный, так что за порядок ты отвечаешь, договорились? С Ильёй построже, если потребуется. Не потакай ему. Илья! Не перебивай. Сумку мою подай, лучше. Ну, всё целую вас обоих. Спокойной вам ночи, мальчики!

Закрыв за мамой, я прислоняюсь к двери спиной, и с улыбкой смотрю на Мишку. Он, прислонившись спиной к стене, с улыбкой смотрит на меня.

- Так, так, Мишечкин. Вот ты и попался. Одни мы! Что захочу, то с тобой и сделаю! Стой! Стой, говорю, где стоишь! Я за саблей сбегаю, тогда... Соболь, гад, я орать буду! Соседи щас прибегут! Ой-ёй-ёй! Руку, руку, руку! Ну, всё, зараза, копец тебе!

Бесполезно! Никогда мне с ним не справиться! Остаются только мелкие пакости. И я кусаюсь, и щипаюсь, и плюнуть даже пытаюсь, да не очень-то выходит, потому что смешно мне так, что я и дышать толком-то не могу! Да, вчера я проворней оказался, - успел таки саблю схватить. Погонял я вчера Соболя по комнате!

- Мишка, щас не отпустишь меня, - хана тебе! Ну пожалуйста, ну Мишенька! Я честно-честно не буду больше. Ой, гад! Убью! Чего я тебя вчера не прикончил только?! Мишенька, молчу!

Мишка вдруг резко меня отталкивает, а сам, отвесив мне напоследок подзатыльник, тут же прячется в ванную. Гад! Закрылся, зараза! У-у, выйди только, - зарублю! Стой! А зачем? Мне приходит одна мыслишка. Пусть посидит, чемпион хренов!

- Ты посиди там, зараза, посиди! - я закрываю внешний запор на двери. - Посиди, о поведении своём подумай, если есть чем думать! А я тут посмотрю, что ты мне там за свёрточек притащил!

Короткая пауза, и тяжкий удар изнутри в дверь. Ух ты! Как бы он мне дверь не того... Но Мишка больше ничего не предпринимает. Чего это он, а? Затих...

- Мишка, ты там чего, а?

Тишина.

- Ты ударился там, что ли?

Молчание. Я щёлкаю выключателем туда-сюда. Никакой реакции.

- Мишка, ты там живой?

Да ёлки ж! Чего он там молчит-то? Ни разу такого ещё не было. Я, секунду ещё подумав, с опаской открываю запор со своей стороны.

- Миша, я открыл, выходи. Ну чего ты, а? Я ж ничего не сделал, я так только, я ведь...

Дверь резко распахивается, чуть даже плечо мне не отбила, Мишка хватает меня в охапку, я только и успеваю чего-то пискнуть.

- Во! Попался, дурачок?! Попался! Ну, и кто из нас умнее? А про военную хитрость ты слыхал, а? Суворова он читал, понимаешь! Ну, что мне с тобой делать? Может, самого в ванной закрыть, да почитать пойти спокойненько?

Я, покраснев от злости на себя, что так легко попался, на Мишку, что он хитрее оказался, перестаю барахтаться в капкане его рук.

- Ну и иди! Иди, читай себе! Пусти! Пусти, сказал, - я и сам в ванную уйду, понял? Да отпусти ж ты, ну!

Я, чуть не плача, хлопаю дверью и прячусь в ванной. Ну и фиг с ним, усевшись на край ванны, с обидой думаю я. Читатель, блин! Ну и пусть себе читает. А я и спать здесь буду! Точно! Я встаю, высунув руку наружу, нащупываю на стене выключатель, и отрубаю у себя в ванной свет. Вот так вот! Ну и пусть себе, подумаешь! Тоже мне, - лыжник... Чего он там опять затих? Читать пошёл, что ли, в самом деле? Ну и ладно, а я тогда... Дверь потихоньку приоткрывается, не широко, чуть-чуть совсем, и в эту щелку вдруг бьёт узкий тугой луч красного света! Я зачаровано смотрю, как алым зайчиком, странное продолговатое, - продолговатое, а не круглое, - пятнышко мечется по ванной комнате. Чего это, а?

- Мишка, это что? Как это, а?

Пятнышко перестаёт скакать по стенам и потолку, и останавливается на мне.

- Что это, он спрашивает, - бормочет Мишка, сам оставаясь за дверью. - Сказать ему, что ли? Ну что ж, скажем, если он психовать перестанет. Да, и извинения ещё бы его заставить хорошо попросить, - ну это ладно, обойдёмся. Мы не гордые, мы ж не голубых кровей! Не из дворян мы, чего уж там...

Мишка чем-то там таким у себя щёлкает, и красный быстрый зайчик исчезает. А Соболев включает свет в ванной, и, сдерживая улыбку, смотрит на меня. Я счастливо смеюсь, - ну не могу я на него всерьёз злиться, да и правду сказать, чего ж это мне злиться, - сам же виноват, сам дурак!

- Прости, Мишка, меня, дурак я! Дурак, да?

- Конечно дурак, - Мишка уже лыбится вовсю. - Психуешь из-за ничего, кто ж ты, как не дурак? Но ты пока ещё дурак маленький, а вот если будешь так вот и дальше себя вести, тогда вырастешь в большого дурака! Понял?

- Понял, - соглашаюсь я. А я и правда, всё понял, чего ж тут не понять, прав Соболь, ясное дело, прав.

- Пошли в комнату, - говорит Мишка, а сам прячет что-то за спиной. - Раз ты такой понятливый у меня, тогда пошли, там и покажу.

В комнате Мишка указывает мне на диван, - мол, садись, давай, - сам усаживается рядом и, подмигнув, кладёт мне на коленки то, что он прятал за спиной. Вот! Это! Да! Я даже дышать перестаю. Фонарик! Да не какой-то там просто "фонарик", - это всем фонарям фонарь! Я таких и не видал никогда. Чёрный, - воронёный, точнее сказать, из какой-то очень хорошей стали, не из алюминия там тебе, вшивого! А на стекле у него чёрная же металлическая насадка такая, с узким губками, из-за них-то луч такой странный и получается, - понимаю я. Это что же за фонарь такой интересный, - военный, что ли? Тяжёленький! Да-а... Кнопок, чего-то тут... А чего это он красным светит? Лампочка красная, наверное, - а зачем красная-то?

- Мишка, - выдыхаю я. - Миш, что это, а?

- Ослеп? - спокойно спрашивает эта зараза. - Фонарик.

- Тебе бы вот фонарик надо! Под оба глаза... А это тут чего, - это для ремня, что ли? Точно. А почему он красным светит?

- Фильтр потому что красный стоит.

- Фильтр, - шепчу я. - Здорово! А это как, - фильтр? Это ж не сигарета...

Мишка, хихикнув, достаёт из кармана два круглых стекла, жёлтое и голубое.

- Вот, смотри, это и есть цветные фильтры, они могут вот сюда, на фонарь ставиться, понял? Вот, погоди-ка, дай покажу. Видишь? Вот. Зачем, зачем... Красный, - скрытный свет. И насадка с прорезью для того же, для маскировки. Жёлтый, это контрастный, а синий, - спокойный, для того, чтобы глаза не уставали. Почему много, - не много, а столько, сколько надо. Эта кнопка для постоянного света, фиксируется она. А эта, - сигнальная. А этот ползунок, это чтобы случайно фонарик не включился. Как на пистолете, предохранитель. Конечно военный, морской. У меня два таких, один папа подарил, а этот я выменял, у нас там такого добра разного много было. И фляжки с серебряной пружинкой, всякие штуки, короче. Ну откуда ж мне знать-то было! Да не дуйся ты! Вот ведь! Говорю же, полно всего было, я и не интересовался тогда. Я этот фонарик тебе дарю, понял? Конечно насовсем, а как же ещё. Кончай, блин! Ил! Вот ни фига себе! То, блин, дуется, как не знаю кто, а то целоваться лезет...

- Мишка! Ты ж пойми! Это ж... А что за фляжки такие, а? Зачем пружинка там серебряная?

- За надом! Ты погоди с фляжками этими, я же этот фонарик тебе по делу подарил. А, чёрт, куда я дел-то...

Мишка лёгким ветерком срывается с дивана, и его уже нет в комнате. Он, вообще, когда хочет, то быстрый делается, не углядишь. И так же моментально появляется назад. Чего это у него там, - бумажка какая-то...

- Вот, Ил. Ты помнишь, говорил, что жалко, мол, у нас телефонов нет? Поболтать, мол, нельзя, помнишь?

- Ну!

- Опять "ну"? Я тебя предупреждал? Последний раз говорю тебе, ещё раз нукнешь мне, точно в глаз дам!

- Ладно, ладно, забыл я, вырвалось! Говорил, помню, и что? - так мне интересно, что там такое Мишка задумал, что я готов сейчас со всем, что он скажет согласиться!

- Вот я тут кое-что и придумал! Азбука Морзе, понял?! Чего смотришь? Точка, тире, точка, тире!

- Не понял...

- Слышь, Токмаков, наверное, я тебя и правда, - зря по башке! Окна же у нас напротив? Во, дошло, похоже... Рот закрой!

Ну, Мишка! Я даже теряю дар речи. Всё-таки, точно, военно-морская школа! Погоди, а где ж мне её взять-то, азбуку эту? Так, бумажечка у него. Я, вырвав у Соболева листок, торопливо его разворачиваю. Так и есть. Точки, тире. И буквы напротив. Здорово как, Мишка! Так, а как будет, - Мишка дурак? Ладно, ладно! Всё, Соболь! Ну, тогда просто, - Мишка. Так, так... Два тире, две точки, четыре тире, тире с точкой и тире, и точка с тире! Во-още! Погоди, а как будет Илья? Лучше Ил, а то Илья длинно. Можно Ил. Две точки, точка, тире, тире, точка. Да зачем тебе имена, Илька? Мы ж ещё лучше придумать можем, понял? Как это, лучше? Да позывные же, Ил! Я аж подпрыгиваю на месте! Вот это да! Позывные! Это как у космонавтов, или там, у шпионов, да?! А какой ты хочешь? Мне без разницы, Илька, а тебе вот "Лопух" подойдёт! Ой! Токмаков, блин горелый! Смотри, вот сам начинаешь всегда, а потом сам же обижаешься! Я те ущипнусь! Козявка! А ты зараза сам! Мишка, фонарик разобьёшь, убью к чёрту! Горло ночью перережу! Да целый он, чего разорался, орёт он тут! Горло, понимаешь... Под диван убери. Убрал? Держись теперь!

Мы с Мишкой барахтаемся на диване, я пыхчу, я щипаюсь, я дёргаю его за уши, - как я это обожаю, вот так вот с ним беситься! А ему, похоже, надоело, - он решает применить ко мне жёсткие карательные меры, - Мишка начинает меня сильно щекотать.

- Не-нечестно! Кон-кончай, га-ад! Ма-ма-ма-ма! - я извиваюсь под Соболем, я сейчас лопну от смеха, я помру от счастья!

Мишка перестаёт меня щекотать и, ласково улыбаясь, смотрит мне прямо в глаза. Близко-близко смотрит. Я пытаюсь восстановить дыхание и вытираю слёзы смеха, которые каплями висят у меня на ресницах. А Мишка вдруг крепко меня обнимает, прижимается ко мне всем своим сильным телом, и шепчет горячо мне в ухо:

- Ну что, Самолётик, получил? Получил очередь под крылья? А будешь орать, Илюшка, тогда я с тобой играть ни фига не буду... - а у самого дыхание прерывистое, тоже уморился, похоже...

- Мишка, ты ж зараза такая, - шепчу я ему, и получается так, что шепчу я ему тоже в ухо. - Ты ж не щекотайся, я и орать тогда не буду. По шее лучше... Мишка...

- Илька... - выдыхает мне в шею Мишка. - Ты такой, Илька...

Мишка вдруг резко с меня скатывается на бок, смотрит на меня как-то смущёно, и покраснел опять чего-то...

- Ты чего, Миш? - я тоже перекатываюсь к нему на бок, и обхватываю его рукой за шею.

Мишкина рука, скользнув мне под сбившуюся рубашку, замирает у меня на спине. И не щекотно даже вовсе, а так, - приятно...

- Так, - говорит Мишка. - Пойдём, Ил, леща поедим лучше, а то я сейчас...

- Что?

- Ничего... Так... Много будешь знать, - плохо будешь спать. Кормить ты меня будешь или нет?

- Кормить тебя! Сам чуть не защекотал меня до смерти, а сам, - корми его теперь! Леща... Можно, конечно, и леща. Только тогда утром завтра тебе точно мой омлет попробовать придётся, борщ ведь ты не захочешь, с утра-то. Ну, встаём, что ли?

- Встаём! - решительно выдыхает Мишка. - И раз, и два, и три!

Соболев ловко, - на загляденье, прям, - отталкивается от дивана, одним движеньем перебрасывает через меня своё тренированное тело. Раз! Опёршись на одну ногу, он волчком разворачивается на месте. Два! И садится на шпагат. Три! Ух ты! А шпагат он мне не показывал ещё. Я, улыбаясь во весь рот, положив голову на согнутую в локте руку, смотрю на Мишку с дивана.

- Во-още, Соболь! Ну, ты даёшь! Тебе, Мишка, надо гимнастикой заниматься, а не самбо.

- Много ты понимаешь, козявка! Самбо и есть, - и гимнастика тебе, и борьба, и много ещё чего! Понял? Эт-то тебе не железяками в маске махать! Д"Артаньян недорезанный!

Так! Железяки, значит? Я, поджав губы, презрительно рассматриваю Соболя. Так, так...

- Вот какая память у некоторых короткая! - говорю я своему Пирату. - Железяки, значит, да? Железяки? Мало, Пиратище, кому-то вчера досталось, получается! Мало, Соболев, да? Как я тебе вчера, - по заднице, а? Была бы у меня сабля боевая, а не спортивная, - всё, хана, быть бы тебе без одной половинки!

Мишка, тоже поджав губы, смотрит на меня. Нехорошо как-то, слишком уж задумчиво он на меня смотрит. Да и фиг с тобой, посмотри, посмотри! И я думаю себе, - а ведь и правда, здоровски я его вчера. Синяк ведь даже, наверное, остался. Синяк, блин! На заднице! Ой, не могу! Я, ткнувшись носом в диван, ржу, как сумасшедший. Это ж надо! На заднице!

Сильные Мишкины руки переворачивают меня, беспомощного от смеха, на спину. Он сгибает меня калачиком, коленки мои прижаты к подбородку, и легко, будто я и не вешу вовсе ничего, подхватывает меня на руки, и начинает кружить по комнате. Это вообще, кайф! Неудобно немножко, но кайф!

- Был ты у меня мотором, - всё! Разжаловал я тебя. Ты теперь просто глупая бомба! Щас я тебя на вражеский аэродром сброшу! Разнесём там всё вдребезги, блин! И где ж тут аэродром-то у них, а? Тут, что ли?

- Мишка! Только не на пол!

- Не тут, ошибочка вышла, разведка что-то не того... Молчи, фугас! Ага, тут вот у них аэродром! Огонь!

Мишка, разжав руки-бомбодержатели, сбрасывает меня на диван-аэродром. Шмякаюсь я как надо, и впрямь, как бомба! В диване что-то хрумкает и звонко цокает.

- Ой! Ёлки...

- Ну, ты даёшь, Соболев!

- Илька, я не хотел! Вот же чёрт! Чего это там? Дай-ка я посмотрю.

Мишка лезет под диван, замирает на секунду, потом достаёт оттуда фонарик, протягивает его мне. Соболев, засунув под диван руку по плечо, задумчиво смотрит в потолок, и что-то там, под диваном, шарит.

- Чо-то я не пойму ни шиша... Да ничего здесь не сломалось! Фу-у, Ил, я чуть не того! Вот бы дела были! Наверное, пружина соскочила, просто. Илька, да ты не переживай, я тёте Наташе сам всё расскажу.

- Не надо ничего никому рассказывать! Ты что, Мишка, совсем? Раз цело всё, - зачем рассказывать? Не надо...

Вот же Мишка! Рассказать! А потом его ко мне ночевать и не пустят больше! Нет уж! Да и всё равно, - я виноват буду. А, вообще-то, я и так сам виноват, нечего было мне чемпиона подкалывать. Мишка смотрит на меня некоторое время, потом улыбается и говорит:

- Да не боись ты! Ну ладно, ладно, не надо, так не надо. Но если что, - вали всё на меня, понял? Пошли руки мыть, я есть хочу.

- Есть, есть... Ты как мой Пират! Ещё помяукай! Мне-у-у! - дразнюсь я. - Мишка, зараза! Я ж... Да погоди ты! Я ж имел в виду, что "есть", - это как в армии. Есть идти мыть руки!

На кухне мы с Мишкой решаем, что разогревать леща не стоит. Мишка рассказывает, как на севере едят рыбу. Строганина называется. Фу-у, Соболев, гадость! Ну, почему, очень даже ничего... А ты сам-то пробовал? Я нет. То-то... Хлеба тебе маслом намазать? Сам, так сам... А ещё, Ил-Илья, не только рыбу, и мясо тоже. Врёшь! Не буду я тебе, Токмаков, больше рассказывать ни шиша. Мишка, а в Японии тоже сырую рыбу едят, я читал. Попробовать надо. А что? Подумаешь... Я дяде Лёше, обещал место одно показать, на второй плотине. Знаешь, какой там чебак? Во! Не знаю я, что такое этот твой чебак, - я осьминогов любил ловить. Настоящих? Резиновых, блин! И крабов тоже. Как, как... Очень даже просто. Берёшь кусок рыбы, чтобы воняла надо, понял? Ну вот... А, я знаю! Мы так раков ловим. Ух ты! Пирог! Да, с вареньем, я ж тебе говорил. Класс. А чего у вас там ещё водится? Да полно всего, - это ж океан. Ну, например? Ну, палтус, например. Вкусный, вообще! Только его с берега шиш поймаешь. Интересно. А ты думал. А у нас на Верхнеуральском водохранилище, знаешь судак какой? Акула, блин, а не судак! И щуки тоже. Во! А ты акул видел? Ха, а ещё говоришь, - океан... Миш, а ты по дому не скучаешь? Ну, понятно, что теперь дом тут, ты ж понял, что я хотел сказать... Сначала скучал, а потом привык...

- А друзья? Какие там у тебя друзья были?

- Разные, Илька. Да ты всё равно, лучше всех! Э, э! Нос-то не задирай. Вот, правда, был один...

- Кто это? - ревниво вскидываюсь я.

- Да я тебе говорил, он старше меня был. Геолог, который динозавра зуб нашёл. Ты не переживай, Ил, нет его больше... - Мишка делается грустным-грустным, как в тот день проклятущий.

- А расскажи, Миш, - прошу я, и самому мне тоже грустно так...

- Не надо, Илюш, потом, может, позже как-нибудь... - Мишка смотрит в тёмное окно, а я проклинаю свой длиннющий язык, ну что за наказание.

- Нет его больше, - помолчав, тихо говорит Мишка. - Совсем нет. Он из экспедиции не вернулся... Такие вот дела, самолётик...

Я молчу, уткнувшись в свою кружку, - а чего ж тут скажешь? Молчим, и всё... Что-то я наелся, похоже... И когда я только научусь не вякать ни к селу, ни к городу? Вечно одно и тоже... Мишку вон расстроил не шутку. А сам Мишка вдруг смотрит на меня, весело так, ну, будто и не было ничего, и говорит:

- Но мы-то, а? Мы-то ведь с тобой сейчас? Так? И всегда будем вместе, так ведь Илька?

- Точно, Миш! Всегда-всегда! А я больше болтать не буду! Честно, Мишка! И подкалывать тебя тоже. А хочешь, так дай мне по шее, по башке не надо, права мама, а по шее очень даже можно!

- Ага! - смеётся Мишка. - Я тебе по шее, а ты тут же за саблей, за своей? Мне и так сидеть больно. Ох, Токмаков, сдам я её в металлолом, на фиг.

- Тебе же хуже будет! В металлолом! Я тогда, точно, за дедовы возьмусь.

Мишка, со своей обычной обстоятельностью, некоторое время обдумывает такую перспективу. Потом качает головой, - не подходит, значит, - и говорит:

- Давай-ка со стола убирать. Пирогом накрошил, понимаешь, свинёнок.

- А сам-то! Костей-то, а?

- Так в леще твоём одни кости и есть! Десть килограмм на кило рыбы!

- Да ну, вкусный, зато...

В комнате мне так и не удаётся раскрутить Мишку на шахматы, но "Искатель" всё-таки я убираю, несмотря на тоскливые Мишкины вздохи. Телек смотреть нам неохота, "Время" там кончилось, так сразу про съезд чего-то началось. И Мишка тогда начинает мне рассказывать. Вот это моё самое любимое! Это даже лучше, чем беситься с ним. Я забираюсь на диван к нему поближе, кладу ему голову на колени, и слушаю, слушаю... Про всё-всё-всё! И про шторм на океане, и про Долину гейзеров, - их раз как-то на каникулах возили, - и про учения, как морпехи на берег десантируются. И как однажды на тигра-людоеда облава была, его почему-то живым поймать надо было обязательно. А про рыбалку! Как один раз льдину унесло, - оторвалась, гадина от берега! А рыбаков, - человек сто было рыбаков, не меньше. Шесть вертолётов их потом искали. Ка-27. Они прикольные такие, как огурец беременный. Нашли... Нашли, спасли, по шее дали...

Мишка ерошит мне волосы на голове, легонько теребит меня за уши, гладит мене переносицу, осторожно трогает шрам над бровью. Я перехватываю его руку, кладу её себе на грудь, подбородком прижимаю её, начинаю перебирать его длинные пальцы, трогаю крепкую ладонь, поглаживаю твёрдые маленькие мозоли, - это от турника, я знаю... Как мне здорово! Жил бы Мишка у меня совсем. Я думаю, как бы мне так всё устроить, чтобы Мишка у меня каждый раз ночевал, когда мама в ночь работает. Ну, каждый раз-то не получится, - вздыхаю я про себя. Ну, хотя бы через раз тогда. Устроим...

А Мишка вдруг вытаскивает свою руку из моих, кладёт её мне ладонью на щёку, другую руку подсовывает мне под затылок и наклоняется ко мне. Почти к самому лицу, я даже его дыхание на себе чувствую, а оно у него свежее такое, чистое... Вареньем отдаёт немного, клубничным, в пироге, которое...

- Илюшка, - шепчет Мишка. - Илька мой, ты как ко мне относишься, а?

- Ты даёшь, Мишка! - выдыхаю я, млея от неведомого ранее счастья. - Ты ж сам всё знаешь...

- Скажи... сам скажи... - Мишкины губы почти касаются моих. Ну же! - вдруг думаю я. Чего ж ты, Мишка, ну давай же! Как странно... Туман в голове какой-то...

- Люблю я тебя...- шепчу я прямо в Мишкины губы и закрываю глаза.

Я не вижу, а это мне и не нужно сейчас, я чувствую, - губами своими, глазами закрытыми, - я чувствую, как Мишка улыбается мне в лицо. А у меня будто крылья вырастают, будто я и впрямь самолётик-Ил. А Мишка, счастливо рассмеявшись мне тоже прямо в губы, откидывается на спинку дивана, щёлкает меня тихонько по носу и говорит чуть хрипло:

- Давай-ка, Токмаков, диван разбирать, да ложиться будем.

Я испытываю какое-то острое разочарование. Не знаю, чего это я ждал, первый раз со мной такое, но мне сейчас совсем не хочется, чтобы Мишка отрывался от меня. Я не представляю себе, какого продолжения я жду, но... Не знаю, чувство незаконченности чего-то важного и хорошего у меня сейчас.

- Какой ещё диван? - обижено говорю я. - Время десять всего. Что ж мы, - спать, что ли будем?

- Полежим просто, ну и так... Или ты меня в другой комнате положишь?

- Как это в другой комнате? - я даже вскидываюсь с Мишкиных колен. - Ты что? Со мной, конечно, будешь! В другой комнате, - придумал же... Только спать-то всё равно я не хочу.

- И я не хочу, сказано же тебе, Илюшка, полежим, поболтаем, то да сё... Массаж я тебе могу сделать, хочешь?

- Ага, ты ж меня опять щекотать будешь, как в прошлый раз!

- Не буду, зуб даю! Сегодня не буду, но только и ты тогда не бесись, понял?

- Я? Беситься? Ни-ког-да! Ладно, давай тогда диван раскладывай, а я в туалет по быстрому. А потом умоемся, зубы почистим, ну и ложиться можно.

Выйдя из туалета, я в комнате обнаруживаю уже раздевшегося Мишку. В одних лишь красных спортивных трусах, он стоит перед разложенным диваном, и задумчиво глядя на него, теребит себя за подбородок.

- Илька, а где простыни? И одеяло тоже, я вот только подушку нашёл.

- Сейчас, Миш, мама нам свежее бельё приготовила. Вот, держи. Слушай, а может ещё одну подушку надо? Так я счас...

- Да ладно, не суетись, одной обойдёмся, - Мишка внимательно смотрит на меня, и вдруг, рассмеявшись, говорит: - Токмаков, а ты случаем во сне не пинаешься? А может, ты храпеть мне в ухо будешь, ещё не лучше! Смотри, а то я тогда тебя на пол выгоню.

Я, чуть подумав, - может врезать заразе хорошенько по заднице? - тоже смеюсь и, стаскивая с себя рубашку, отвечаю:

- А я не знаю, пинаюсь я там или нет! - скинув рубашку, я с удовольствием смотрю, как ловко Мишка стелет нам постель. В смысле, - аккуратненько, быстро, по-военному.

Я с завистью разглядываю Мишку. Я видел его уже без майки, но вот так вот, - совсем раздетого, в одних трусах чтобы, - ещё ни разу. Гибкий, сильный, под гладкой кожей катаются тугие, крепкие мускулы. Обязательно таким же буду! - обещаю я себе. А он, почувствовав на себе мой взгляд, поворачивается ко мне, и легко улыбаясь, вопросительно смотрит на меня. Я, чуть смутившись, быстро ему говорю:

- Иди-ка ты знаешь куда? В ванную! Иди, иди, Мишка я тоже, я щас тоже приду.

В комнате у мамы я торопливо роюсь в платяном шкафу. Где ж плавки-то мои, ёлки? Ага, вот они! Не собираюсь я красоваться перед Соболевым в своих синих семейниках! Он в своих красных атласных трусах, с разрезами на бёдрах, с белым кантом, а я что? Ну, вот, - другое дело. Я подхожу к двери в ванную и, хихикнув, щёлкаю несколько раз выключателем.

- Ахтунг, ахтунг! Айн, цвай, драй, штурмовик Ил-2 прилетайн! Хоторый тута есть хфашистен унд швайнен? Хенде хох, блин, а не то усем есть гроссе капут! Усех щас на хрен тута шизен! Ладно, ладно, Мишка, я ж это не тебя имел в виду! А ну! Ой! Да погоди ж ты, это я этим грозил, как их... да тараканам там всяким, вот кому! Ну, погоди, Миш, ты ж не таракан? Нет? Ну вот, и хорошо. Шею отдавил, понимаешь... Ой! Чего это, - холодная? Да ты сдурел, Соболев! Я те чё, - морж? Даже и не собираюсь, и не мечтай, сам холодной умывайся! Да? Врёшь ведь ты мне...Что, - и зубы? Так ломить же будет. А давай так, - я постепенно привыкать буду, ну, не сразу чтобы. Ну, не знаю, давай попробую, - хотя на кой мне это надо, сам не пойму, не в лагере же мы! Слушай, Мишка, ты ж меня так и обливаться по утрам приучишь... И на том спасибо! Вот ведь на какие только жертвы не пойдёшь, ради дружбы-то! Бр-р-р! Всё, Мишка, хорош. Нормально! А ну-ка, погоди-ка! Ах ты ж гад, Соболь! Одно слово, - зараза! Я холодной, значит, а себе он тёпленькую, значит! Воще, блин! Ни фига, совсем прикрой, а ну-ка, дай-ка я сам... Вот теперь и умывайся, не фиг, понимаешь... Ага, и зубы тоже будешь! Не, ну ты, Мишка, даёшь! И за ушами! Как я... Может шею тебе помыть? Ладно, ладно, - не хочешь, не надо, - фиг с тобой, я тебя и с грязной шеей вытерплю.

Мишка вытирается, убирает полотенце, смотрит на меня, и взгляд у него весёлый. Он обнимает меня за плечи, притягивает к своему боку, и разворачивается вместе со мной к зеркалу.

- Смотри, Илюшка! Нравится?

Нравится? Мишка, Мишка... Эта картина останется со мной на всю жизнь, да хоть сколько я не проживи, - хоть вечность целую! Из зеркала на нас с Мишкой смотрят двое раскрасневшихся после холодной воды и полотенца пацанов, один повыше, второй ему по плечо. Моё лицо светится счастьем, Мишка серьёзен, а глаза у него... Два стальных луча, два серых облака, прохладных, ласковых, любящих. Я обхватываю Мишку за талию, прижимаюсь к его плечу щекой, смотрю, не отрываясь на нас, смотрю я, и мне плакать хочется от чувства, которое во мне сейчас поднялось. Сладко, чуть больно и это навсегда! Слышите вы все, видите ли вы это?! Понимаете?! На-всег-да! Скажи мне сейчас Мишка: - не дыши! - умру! Умру, а так и не вздохну, утону в этом сером взгляде, и ничего не почувствую, кроме счастья! Мишка...

- Здорово! - выдыхаю я. - Как же здоровски, Мишка!

- Это же мы с тобой, Илька, потому и здорово!

- Ты теперь у меня всегда будешь теперь ночевать, - решаю я.

Мишка смеётся и говорит:

- А спорим, я у стенки спать буду?

И не дав мне даже сообразить хоть чуть-чуть, он, в обычной своей манере скоростного привидения, исчезает из ванной. Я, посмотрев ещё разок в зеркало, подмигиваю сам себе, и думаю, - у стенки? Ну, ну...

А в комнате Мишка и не думает ложиться, он стоит перед диваном с моей саблей в руке. Ха! Стоит он! Я такую стойку и не видал сроду! Позиция дураньян. Но, несмотря на нелепую позу, Мишка смотрится всё-таки классно, что да, то да.

- Соболев, - сухо говорю ему я. - Положил бы ты саблю, от греха. Сделаешь себе чего-нибудь там ненароком, а я отвечай. Не, ну как ты встал, чего ты левую руку к потолку задрал-то? А ноги? Э, э! Сабля детям не игрушка! Всё, Соболь, дождался ты! Щас...

Я бросаюсь к сундуку, щас я дедову достану, казачью, - она полегче... Мишка, тут же бросив саблю, в долю секунды оказывается у меня за спиной, одной рукой хватает меня поперёк груди, а вторую просовывает мне между ног и легко отрывает меня от пола. И крутанувшись со мной вместе вокруг оси, Мишка кладёт меня на диван, а сам падает рядом на живот, кулаки подложил под грудь и смотрит на меня, а в глазах серые чёртики скачут. Я смотрю ему в глаза, считаю этих самых чёртиков, и не знаю, как мне выразить свою любовь к этому самому лучшему на свете пацану. Не знаю, - потому что я ни к кому до Мишки такого чувства не испытывал. Я кладу свою ладошку ему на щёку и говорю:

- Эх ты, Мишка на Полюсе! А я-то всё равно у стенки лёг...

- Вот и хорошо, - значит, ты никуда от меня теперь не денешься, - смеётся Мишка.

Он, выпростав из-под себя руки, крепко меня обнимает, я ещё крепче обхватываю его, прижимаюсь к нему всем телом. Прижимаюсь щекой к его груди и думаю, - если только Мишка меня бросит, я не знаю, что тогда со мной будет, умру, наверное, я тогда с тоски.

- Миш, а я тебе точно нравлюсь, а то, может, ты так просто, а?

Мишка, замерев на секунду, откидывается чуть назад, берёт меня за подбородок, поворачивает мою голову, смотрит на меня, в самую душу смотрит, и говорит:

- Ещё раз такое скажешь, и я точно тогда подумаю, что ты дурак у меня. Понял? А дураков любить нельзя, дураков жалеть надо. Тебе как больше нравится?

- Наверное, я всё-таки дурак, Мишка, - всхлипнув, вздыхаю я, и снова утыкаюсь ему носом в плечо. - Ты прости, Мишка, прости меня... Вообще прости. Ну, достаю я тебя, подкалываю там, по-разному... Шуточки у меня дурацкие, и психую я по пустякам. Вот хочешь, я тебе честно скажу? Вот честно-честно! Я ж, Миш, и правда, дурак какой-то! Доиграюсь я, блин, надоем тебе и ку-ку. Нафиг он мне такой нужен, - ты тогда скажешь. Возишься с ним тут целыми днями и ночами, а он добра и не видит, ну и пошёл тогда он... А я вижу! Ты ж лучше всех! А я дурак... Ми-иш...

- А ну, кончай, Токмаков, кому сказал! Чего такое ещё! Дай вытру. Ты что, специально, да? Хочешь, чтобы и я разревелся? Подушка теперь мокрая, блин. Дай-ка, перевернём. Ты чего, Илюшка, в самом-то деле? А говорил, что не плакса! Ни с того, ни с сего... Как тебе в голову такое пришло, а? Не, ну надо же! Брошу я его! Поганок объелся, да? Я тебя сейчас вот ка-ак... Не, постой, по башке нельзя, договорились ведь. По заднице тогда, это для равновесия чтоб!

И Мишка хлопает меня по заднице, - очень даже чувствительно, надо сказать, хлопает. Я подпрыгиваю на диване, всем телом наваливаюсь на Соболя, стараюсь схватить его за руки, - если он, зараза, решил меня всерьёз отлупить, ни фига! Я без боя не дамся, я ж Токмаков, блин! Мы боремся, катаемся по дивану, одеяло в кучу, подушка на полу. Слёзы, грусть и дурацкие мои страхи прочь! Забыто. Справиться мне с чемпионом, конечно, и думать нечего, но вот искусать Мишку мне очень даже по силам, да и по душе. Тем более что он голый почти, в одних трусах только. Вот же гад! Как он ловко меня зажал, - не шелохнуться! И не укусишь... А я вот его щас ущипну, сам ведь он руки мои под себя подвернул! Ого, а чего это? Блин, это ж...

- С ума спрыгнул, Токмаков? - Мишка резко от меня откидывается, а сам красный, как помидор.

- Миш, а чего это он у тебя?.. Стоит что ли, да?

- Чего, чего... Маленький ты ещё! Наверное... И вообще, - я спать хочу! Гаси свет, понимаешь.

Да свет-то погасить, конечно, можно, - свет и мне не нужен. А вот спать, - ни фига! Такая тема, понимаешь, пришла, а он спать. Мне уже и так самому хотелось поговорить с Мишкой об этом... ну, об этом самом. Ну, а с кем мне ещё поговорить то об этом, - не с мамой же, в самом-то деле. Рыжков тоже не подходит, остаётся один Мишка. Да неудобно всё как-то было, а тут...

- Вот сам и выключай, мне свет не мешает. Спать он собрался, ха!

Мишка, чуть помедлив, посмотрев внимательно так на меня, усмехается и решительно встаёт с дивана. Да. Точно, - стоит у него. А не маленькая какая штукенция, с моим и не сравнить. Да, под спортивными Мишкиными трусами всё очень даже отчётливо видно. А Мишка, проследив мой взгляд, и не думает прикрываться, он просто наклоняется, поднимает с пола подушку и кидает её мне на голову, зараза.

- Соболев, я тебе за это штуку твою оторву к чертям собачьим!

Мишка ничего не отвечает, он просто идёт и выключает свет. Я копошусь в темноте, расправляю одеяло, Мишка стоит у дивана, не ложится.

- Ну, устроился, что ли? Илька, подвинься, давай, сам маленький, а сам весь диван занял!

- Мишка, ты почему зараза такая? - шепчу я, ткнувшись носом в его плечо и обхватив рукой упругую Мишкину талию. - Вот как "Комету" твою лечить, так я не маленький, а тут... Не маленький я вовсе! Совсем не маленький, даже! Если хочешь знать, у меня тоже стоит, сейчас вот прям. И по утрам тоже всегда.

Я плотно прижимаюсь своим члеником к Мишкиному бедру.

- Вот... Чувствуешь? Вот.

Мишка, как-то прерывисто вздохнув, поворачивается ко мне лицом, обнимает меня за плечи, переводит руку на лопатки, на спину, ниже... Он притягивает меня за поясницу ещё плотнее к себе, так плотно, что я чувствую, как бьётся его ласковое сердце. И там я тоже всё чувствую... Мне не стыдно совсем, как-то странно мне просто. Мишка осторожно, - пальцы только, - подсовывает, было, руку мне под резинку плавок, но тут же отдёргивает её назад.

- Ты чего, Миш? Я ж не против... - я ещё более осторожно, чем даже Мишка, просовываю свою ладошку между нашими телами, опускаюсь вниз, туда...

Какой он у него! Да в общем-то, не такой уж и большой, как мне показалось.

- Можно, Миш? Можно? - совсем уж тихонечко шепчу я ему в изгиб его шеи.

- Чего ж ты спрашиваешь, ты ж уже... - шепчет Мишка хрипло.

Он снова потихоньку кладёт руку мне на попку, только теперь поверх плавок. Гладит и чуть сжимает, - помру я щас, кажись... Ёлки, меня аж в дрожь бросает! И Мишка сам, того, тоже...

- Илюшка, ты чего плавки напялил? Вредно же в них так вот просто. Они ж для плавания, а так в трусиках надо, а то для него и вредно... - Мишка, шевельнув бёдрами, толкает мою руку своим членом.

Я убираю оттуда руку и тоже обхватываю Мишку за зад.

- Бьёшь ты меня, - жалуюсь я шёпотом Мишке в грудь. - Постоянно... Мишка, а отчего так вот, - встаёт...

Мишка обеими руками уже мнёт мою попку, вжимая меня в себя всё сильнее и сильнее.

- Дурачок, это оттого, что большой ты уже и в самом деле, - шепчет он. - А дурак-то я, а не ты, чего же это я делаю? Ты ж меня ненавидеть будешь... Ил-л... Хочешь, слушай, хочешь полетать, а? По-настоящему? Хочешь, Илюша?

- Как это? - я отрываюсь от Мишкиной груди и пытаюсь в призрачном свете уличного фонаря, льющемся из окна, разглядеть его лицо. - Как по-настоящему?

Мишка, мой навсегда Мишка, переворачивает меня на спину, одну руку переводит мне на живот, другую подсовывает мне под голову, грудью наваливается мне на грудь. Не тяжело, вовсе нет, - осторожно, нежно, сердце к сердцу. Он губами касается моей щеки, виска, шрама. Я, теряя всякое соображение, открываю свои губы, тянусь ими вслед за Мишкиными, пытаюсь их поймать. Он спускается мне навстречу, мы, на секунду замерев, встречаемся, - его губы с моими. Его губы... Они кажутся мне чуть твёрдыми и горячие они, как и сам Мишка. А я, теряя всякий над собой контроль, остатками своего сознания понимаю, что именно этого я хотел, - всем сердцем, всей своей мальчишеской душой, и вся моя душа светится сейчас, прямо вижу я этот свет, вижу сквозь плотно сжатые веки, и этот свет не красный, - нет, изумрудный он...

- Мишка... - шёпотом выдыхаю я прямо в Мишкины губы, - Мишка, что ты, как же я тебя ненавидеть могу, а? Я ж тебя так...

Чего говорить тут? А я и не пытаюсь больше ничего говорить. Я, со всей силой первого желания, впиваюсь - не в губы даже в Мишкины, - в рот его, во всего Мишку целиком. Жадно и торопясь, - я знаю, что так больше не будет у меня никогда, - это ж в первый раз! Как бы потом хорошо мне не было, - но этот раз лучше всех других, он впервые.

Мишка вбирает мои губы в свои, и осторожно просовывает ко мне в рот свой язык. Я чувствую, как он быстро и нежно пробегает по моим зубами, касается моего языка и приглашающе замирает. Я шумно выдыхаю воздух прямо Мишке в рот, - щёки мои чуть надуваются, - я ещё сильнее, если только это возможно, ещё плотнее, ещё теснее вжимаюсь в Мишкино, ставшее вдруг твёрдым, тело. Более твёрдым, но не жёстким, и оно всё такое же нежное и ласковое. Я отвечаю своим языком на Мишкину ласку, - а это ведь ласка, это же ясно, - мягкая, игривая и чуть застенчивая, как и положено для первого раза... Мы увлекаемся сильнее и сильнее, мы пьём друг друга, и не напиться нам, в этот раз не напиться, и потом не напиться, хоть всю жизнь пролежи мы с Мишкой так вот, - сердце к сердцу, рот в рот. Мишкины руки скользят по моему телу, по бокам, груди, животу, так он обычно меня щекочет, - но не сейчас. Сейчас это ласка, и я под ней таю, я весь сейчас для этих рук, - сколько уже раз я их чувствовал на себе, на своём теле, а вот так вот, - так в первый раз, и это как откровение...

В голове у меня ничего, да нет же, не то, что бы ничего, а мыслей просто никаких сейчас в голове у меня нет. Счастье, горячая волна любви, в которой я хочу утонуть навсегда, и удивление, что может быть вот так вот, и больно чуть-чуть, в душе, в глубине самой... А мыслей никаких у меня нет, и слово только одно бьётся и жужжит золотой медовой пчёлкой: Мишка, Мишка, Мишка!

А Мишка, - его бьёт, колотит прямо крупная дрожь, и его руки всё смелее, и я уже готов ко всему, - что бы это ни значило, и что бы ни было, - ко всему! Мы стукаемся вдруг зубами, замираем, я нехотя открываю глаза, Мишка тихонько смеётся мне в губы, но руки его замирают... ну чего же он? Дальше, Мишка, не останавливайся, ты ж пойми...

- Дальше, Миш... - голос какой-то не мой, что-то в нём появилось... - Дальше, ещё... Что ж ты, ещё, Ми-иш...

- Нравится? Честно только, Илюша, - нравится?

Я быстро и часто киваю головой, быстро и часто задеваю близкие горячие Мишкины губы свом носом, кончиком самым. Мишка снова смеётся, дрожь его стихает, но желание растёт, - я чувствую это всей кожей, каждым пупырышком, которые её сейчас покрывают.

- Нравится, да? Ты такой, Илька... Ну, так что, - полетели?

- Так мы что же, не летим?

- Не-ет, это только так, - это мы только на взлётной полосе. Полетели? - и Мишкины губы теперь мягкие. И они порхают по моему лицу, и эти губы сейчас мои, хоть кусай их я до боли, до самой крови, и им будет всё, что бы я с ними не делал, всё этим губам будет хорошо и приятно. Ведь сейчас эти губы мои, и я хочу, чтобы им было хорошо и приятно...

- Полетели, - всё, что бы Мишка ни сделал сейчас, - всё это будет хорошо, и всего будет мне сейчас мало.

Я обнимаю его, глажу его кожу, спину, и ниже. Я тискаю Мишку, его мышцы, - они то твердеют, то делаются податливыми, становятся мягкими, оставаясь вместе с тем сильными и упругими. Я чувствую каждый Мишкин мускул, каждую выпуклость и каждую впадинку на его теле. Мы целуемся, - ёлки, это же по-настоящему, это ж так всё по-настоящему, - вот только это и мелькает сейчас в моей голове, и ещё: Мишка, Мишка, Мишка... Я смелею, мой язык теперь у Мишки во рту, здорово как! Какой-то замысловатый танец губ и языков, и ведь никто меня этому танцу не учил, - а поди ж ты, всё ведь именно так как надо, так всё и должно быть. И воздуху немного не хватает, но это ерунда, так даже лучше, - сердце бьётся сильнее, и острее как-то всё. Мишка отрывается от моих губ, я торопливо ловлю его за шею, тяну его назад, снова, губы в губы, - пусть это длится и длится, хорошо мне так... даже не знаю я, как мне хорошо. Но нет, - Мишка мягко, но настойчиво высвобождается, опирается ладонями о диван по бокам меня и шепчет:

- Вот, Илька, вот... Сейчас, погоди чуть-чуть, давай-ка... вот... можно, а, Ил? - Мишка, снова навалившись на меня, просовывает обе ладони мне с боков под резинку плавок. - Давай, Илюша, давай снимем, а, можно?

Я замираю, только сердце совсем заходится, оно у меня сейчас прямо в горле. Нет, мне не страшно, - я понимаю, что это и есть, наверное, самое главное и нужное сейчас. Молча, - не надеюсь я сейчас на свой голос, - молча и торопливо, чтобы Мишка не подумал, что мне страшно или неприятно, молча и торопливо я приподнимаю бёдра, я хочу помочь, мешают сейчас мои тесные плавки, - и мне мешают, и Мишке... Я тянусь руками вниз, быстрее, к чёрту эти плавки не нужные.

- Я сам, Ил, сам, можно, а? - вот же чёрт, меня начинает колотить от его шёпота.

- Да, можно, Миша, только тогда и я тоже... тебе тоже я сам сниму, да?

Мишка снова припадает к моим губам, я ловлю его рот своим, я быстро учусь, оказывается я способный, и учителя у меня, - Мишка и моё любящее сердце. Мишка выгибается надо мною надёжным крепким мостом, мы торопимся, мы задыхаемся, мы мешаем друг другу, - и это здорово! Это так... Никогда у меня так не будет, - ну да, я научусь, я же, оказывается, способный, и я стану ловчее, - но вот так у меня не будет. И мне и жаль этого и всё-таки я тороплюсь, скорее же, Мишка, ну же! Вот, мои плавки у меня на коленях, Мишкины боксёры на коленях у него и Мишка снова ложится на меня, я тяну его к себе, дальше, дальше, Мишка, когда же я полечу?

Мишка целует и целует меня. Целует? Это, оказывается, пустое слово. Как это назвать? Не знаю, - никогда у меня такого не было, не с чем мне сравнивать. Наши губы и языки продолжают самый лучший, самый сложный на свете танец, которому, оказывается, так легко научиться, - надо лишь любить по-настоящему. Я заблудился между Мишкиным языком и губами, я же ещё не научился до конца, хоть я, оказывается, и способный, но я очень уж тороплюсь научиться, ведь это первый раз, а торопиться-то и не надо...

Не знаю, как это, - полетать, - но уплывать я, кажется, начинаю, - тела своего я не чувствую, и Мишкиного тела на себе я тоже не чувствую, я в Мишке просто начинаю растворяться. А он, выдохнув мне в рот, начинает двигать бёдрами, не вверх-вниз, а вдоль моего невесомого тела. Мишкин член трётся, нет, - скользит, - в ложбинке моих бёдер, я сжимаю их крепче, я торопливо сую свою ладошку в тесноту, - туда, я хочу поймать его в руку, поймать эту самую редкую рыбку, которою мне только дано поймать в мои двенадцать с половиной лет. Мишка понимает меня, ещё бы, - мы же почти что растворились друг в друге, - он замирает, даёт мне свою пацанячью тайну, и я горд, я понимаю, что сейчас я для Мишки значу.

Его член ещё горячее, чем сам Мишка. Эта рукоять самого древнего на земле оружия мне точно по руке, и это самая сбалансированная и ухватистая рукоять изо всех, что ложились в мою руку, и в этой жизни, в этом мире, и во всех других, сколько бы их там не было. Мишка теперь двигает своим членом в моей ладони, напористо, ритмично и ритм такой чёткий и неспешный, - ну, и правильно, не торопись, Мишка. Я знаю, - только семь демонов любви ведают, откуда я это знаю, - знаю, что надо обхватить и сжать, не сильно, не слабо, плотно и ласково. Мишка задаёт ритм, я ловлю его. Танец. А я и музыку-то не очень люблю, - откуда же это во мне?

Мишка дышит мне в шею, эх, зря он оторвался от моих губ, а мой членик, кажется сейчас мне таким же большим и настоящим, как у Мишки. Я свободной рукой беру Мишкину ладонь, тяну её туда, к себе, к своей тайне, нас же двое, ведь так? А Мишка... Мишка торопится сам, он сдвигается чуть в сторону, он на мне полубоком, и вот мой пистолетик у него в руке. Я... Я взорвусь сейчас! Чёрт, это я что ли застонал, - похоже, что да... Мишка выпускает мой колышек, и вытаскивает свой из моей руки. Сейчас будет что-то новое, наверное. Мишка начинает целовать мою шею, спускается на грудь, я держу его голову в своих ладонях, он целует мои соски. Легонько, чуть касаясь. Ещё ниже. Снова вверх, на грудь. Из стороны в сторону, бока, рёбра, живот, и снова соски. Я, запрокинув голову, смотрю в потолок, - там, в такт затеянному Мишкой танцу, пляшут огненные золотые и изумрудные пятна, круглые и треугольные.

Новое па, новый пируэт любви: Мишка мои соски уже не просто целует, он их вбирает в рот, прижимает легонько зубами, катается по ним языком, - зима, горка, санки... Я замечаю, что какое-то время я уже не дышу, моя грудь полна воздуха. Я выдыхаю с всхлипом, тяну в себя сквозь зубы новую свежую порцию, - мне нужно много воздуха сейчас, я понимаю, что сейчас я точно на взлёте.

- Вот, Илюшка, вот... - шепчет мне в лицо, в губы Мишка, оказывается, он снова в пределах моей досягаемости, чего ж это я? И я торопливо пытаюсь поймать его губы, но нет. - Погоди-и... Ещё вот так вот...

Мишка ложится на меня, своим коленом раздвигает мои бёдра, я с готовностью развожу ноги в стороны, и он устраивается меж ними, спускается чуть ниже, а я держусь не за голову его, а за плечи, я в них прям вцепился. Мишка целует мой живот, вбирает мою кожу в рот, катает её губами, его язык пробегает кругом, по впадинке моего пупка. Изумрудные и золотые пятна уже не на потолке, а в моих глазах. А Мишка спускается ещё ниже, - я осознаю, что сейчас будет, и теперь-то я, кажется, пугаюсь. В страхе этом, в сладком этом страхе ожидание и желание, грусть и радость, и ещё предчувствие того, что теперь у нас с Мишкой будет всё по-другому, - лучше, честнее, навсегда, но ведь по-другому, и потому-то мне страшно и грустно чуть-чуть. И, - вот! Мишка замирает над моим члеником, ну же!.. А может, лучше не надо?.. А, Ми-иш... А-а-а... Как же это, где это я? Мишка берёт, - забирает, - мой, МОЙ писюлёк себе в рот. Губами сначала, трепетно. Пробуя, ожидая моей реакции, смелее потом, а сам Мишка дрожит сильнее даже чем я. Он языком пробует меня на вкус там, ласкает бутон кожицы на самом кончике, я изо всех сил стараюсь не дрожать, а страх ушёл совсем... Губами же Мишка обхватывает ЕГО плотно-плотно, тесно-тесно, и по стволику вниз. Кожица скользит чуть с усилием, я чувствую, как у меня и вправду растут крылья, да нет, - крылышки такие, лёгкие и быстрые. Мишка отрывается, я чувствую, что отрывается он с неохотой, смотрит на меня в темноте, снизу в моё лицо, я держусь ладонями за его щёки. Я тяну его за голову к себе, жаль мне, что он оторвался, но это ещё не всё, я же знаю, что это ещё не всё, дальше ведь будет ещё лучше.

- Так вот, Илюша, так вот... - Мишка лицом утыкается в подушку, я своей щекой чувствую его скулу. - Не удержался я... Прости меня, ты теперь презираешь меня, или того хуже... Что ж я сделал? Всё теперь, да, Ил-Илья? Всё? Не удержался... Уйти мне, да?

Я сглатываю, - не зря я боялся, блин. Что же это, а? Он же серьёзно это... А что я могу сказать? И говорить ничего не буду! Я молча упираюсь рукой в Мишкино плечо, толкаю, давлю его, валю Мишку на бок, на спину. Молча забираюсь на Мишку, на грудь, сердце к сердцу. Молча, жадно, - желание моё сильнее даже моей нежности, - молча, жадно, торопясь целую его в губы, - этого мне мало. Жадно, торопясь, ведь это в первый раз, целую всё Мишкино лицо, - щёки, зажмуренные веки, - под ними серые озёра, и я их люблю... Лоб, нос, брови, и снова щёки, губы... Мишка тоже не дышит, его руки то летают по моей спине, то замирают у меня на попке. А я, - я маленький ненасытный вампир, у которого это в первый раз, - я уже на его шее, языком и снова губами. Под кожей бьётся жилка, и Мишка выдыхает, шумно и долго, его ладонь вжимает мою голову, мой затылок в крутой изгиб шеи, - я на скрипках такой видел, и восхищался, как красиво... Но и этого мне мало, я и впрямь ненасытен. И я поедаю, высасываю моего Мишку, - он показал мне этот танец, - грудь, соски, и ниже, и снова грудь, и вниз, к пуговке пупка. Ноги, ножки раздвинь чуть-чуть, Миш. Так, туда своими коленками, ладошками покрепче взяться за его талию, какая нежная и упругая, податливая, гибкая и сильная!

И я готов уже, я решился, и Мишка знает, что я решился, и что сейчас будет. И он боится этого больше, чем боялся я.

- И-ил! Илька... - голос у Мишки жалобный, не Мишкин вовсе... - Не надо...

А я яростно мотаю головой, отстань, мол, молчи, молчи и всё! А по горлу моему трётся его самое главное на этой земле оружие, я сдвигаюсь чуть в сторону, выбираюсь из тесноты Мишкиных бёдер, мне удобней так, сбоку, это теперь мой собственный танец.

Мишка раскинул руки по бокам, одна его ладонь у меня на колене, а теперь на бедре, я разворачиваюсь ближе к этой ладони, и она скользит по моему бедру туда... Так, Мишка, туда. А я губами и носом вжимаюсь в основание его члена, в шёлк волосков, я вдыхаю, дышу, это впервые, и это уже навсегда. Я не знаю, как описать этот запах, он слишком нов для меня, но я уже его люблю, это же пахнет Мишкой. А его член касается моей щеки, он лежит на ней, и мы оба с Мишкой уже знаем, что сейчас будет, но я не спешу, - раз уж это будет, то и спешить не надо... Я понимаю своим маленьким огромным сердцем, что не спешить, - это тоже хорошо.

Я кладу ладонь на Мишкин член, на яички, провожу рукой вверх-вниз, поворачиваю лицо, головка, скользнув по моим губам, пульсирует в моих пальцах. Я, подняв голову, замираю над нею. Этот миг... Впервые, и навсегда, сердце дрожит от страха и желания, душу топит любовь и нежность. И этот сладкий лёгкий страх, - хотя чего мне бояться? Ведь сейчас это мой выбор, это ведь моё желание. Сам... Сейчас я стану взрослым, и останусь мальчишкой, пламя изумрудной любви не погаснет во мне уже никогда. Разбудил ли, разжёг ли это пламя во мне Мишка? Да. Без Мишки я бы и не узнал, что есть Любовь и что есть Счастье. И что есть быть любимым...

Об этом ли я сейчас думаю? Да ну... Мне чуть страшно и мне очень хочется. И ещё Любовь, - это да, я совсем, с головой утонул в её изумрудных волнах. И я осторожно касаюсь Мишкиной тайны языком. Самым кончиком сперва, смелее потом, я не сосу, нет, я лижу. Ну, а как же? Ведь это ж впервые, - впервые это мой выбор, - надо ведь всё сначала и до конца. Запах, вкус. И ощущение кожи, и гладкой, натянутой, и, в тоже время, бархатистой. Противно? Да как же это может быть противно, - это же мой Мишка! Мой! Теперь мой до самого кончика. И я могу с ним делать, что только захочу, а хочу я одного, - чтобы ему было хорошо. И вот я сосу. Головку, плотно, и свободней, так вот. Нет, плотнее, кажется лучше, Мишку даже лёгкие судороги бьют. Как выгнулся. А если вот так, - вверх и вниз по стволу? Ритм я поймал и запомнил. Стонет... А пальцами? Основание в крепкое колечко пальцев и вслед за губами, вверх и вниз. А теперь яички, помять их чуть, чуточку самую, я ж понимаю что это, у самого такие... И весь мешочек оттянуть вниз, ещё, сильнее даже можно... А вкуса совсем не чувствуется, ну, сначала чуть солоноватый, а после и не чувствуется.

А Мишка, выгнувшись мне навстречу, мнёт мой членик, и я тоже то подаюсь навстречу его руке, то отстраняюсь. И Мишка качается не сильно вверх и вниз, а ритма нет, потерял Мишка ритм. Я-то дирижёр получше. Чего это он? Голову мою убрал, не резко, но твёрдо. Я с неохотой отрываюсь, вопросительно гляжу в Мишкино лицо, глаза уже привыкли к не яркому свету.

- Ил, Илька ты мой, не надо дальше, а то я... - голос Мишкин звенит напряжением, и чуть глухой вместе с тем.

- Что? Что, Миш, плохо? Ну, так ведь я и не умею...

- Балда ты, Илюшка, это ж лучше всего на свете, я ж лечу сейчас. Но не надо, постой, кончу ведь я щас...

- Да?

Вот ведь... Ну да, всё правильно, - малафья, и всё такое. Кончит. Отстранил меня, в рот ведь мог, а отстранил. Но постой, - ведь сейчас это мой выбор! И ведь решил же я: всё должно быть. С начала и до конца.

- Мишка, а если в рот, а? Мне. Тебе потом не противно со мной будет? Как ты...

Мишка не даёт мне договорить, он стремительно хватает меня за плечи, одним движением разворачивает лицом к себе, валит меня себе на грудь.

- Ил... - выдыхает он.

Ну и всё. И ничего говорить больше и не надо, слова, слова... Вот главное сейчас, - губы наши снова подле друг друга! Я, не торопясь больше, со вкусом пью из Мишкиного свежего рта. Ну а чего мне торопиться, всё, - никуда Мишка не денется уже от меня, я поймал его, он поймал меня. Навсегда, и чего спешить теперь, а так, - потихоньку, - так вкуснее, и не обожжёшься так, а то ведь в душе сильнее и сильнее разгорается изумрудное пламя...

- Вот и правильно, Мишка, вот и молчи, ты меня слушай, я главнее сейчас, - шепчу я в Мишкины губы, и его губы тоже шевелятся в такт с моими, и не разобрать, где мои губы, где его...

Я, лизнув Мишкин подбородок, кладу его ладони себе на голову, медленно проводя языком по его телу, - оно дрожит и подаётся моей ласке, - я спускаюсь к моему выбору, моему решению, моему желанию. А мы с Мишкой голые совсем, удивляюсь я. Когда и как мы избавились от наших трусов и плавок, - не знаю, не заметил...

И вот я там, там моё лицо, мой рот. Я снова разворачиваюсь поперёк Мишки, обхватываю его ствол у основания одной рукой, другую подсовываю ему под ягодицы. Мишкины руки у меня теперь на спине, и он ими что-то делает, - ну да, это тоже такой массаж, хотя это лучше, чем массаж.

Сейчас я не медлю, теперь я хочу этого по-настоящему, я спешу даже. Теперь я каждой своей клеточкой знаю, что только это сейчас правильно, а потому я больше не думаю.

Осторожно, - впервые, всё-таки, - мягко, уже понимая, что и как, я забираю Мишку в себя. Не до конца, так у меня не получится, великоват, и я танцую языком по Мишкиной головке, вокруг, по уздечке, плотнее к нёбу, снова вокруг. Он стонал, когда я ему вверх и вниз? Вот, - вверх и вниз. Как пронимает чемпиона! Не спеши, Миш, я сам... Вверх, вниз. Плотнее, ещё... Мишкина попка сжимается, сталь и кожа. Яички подтягиваются к моей руке, а под ней начинает пульсировать ствол. Конечно, это ствол, огнемёт, пушка, - стреляй, Мишка, огонь! Ну, вот... Я жмурюсь до боли в веках, в язык мне бьётся тугая Мишкина струйка. Не очень много, я и вкус не успеваю распробовать, я, сглотнув, ловлю ещё несколько капель расплавленной Мишкиной любви. И опять без вкуса, - жаль, это же его ко мне любовь, это же должно быть лучше всего на свете, это ж он для меня, из-за меня.

- А-а-а... - короткий, тихий совсем, Мишкин стон, скорее просто ясный выдох.

И мой Мишка опускает бёдра на диван, я вытаскиваю ладонь из-под него. Подумав чуть, я выпускаю Мишкин член, он уже не ствол, и от него пахнет уже больше мною, чем самим даже Мишкой. Хорошо. Это теперь тоже моё. А я тороплюсь к Мишке, к его лицу, что-то ведь должно быть ещё, нас ведь двое...

- Ми-иш, - зову, было, я, но он не даёт мне ничего сказать, он хватает мой рот, весь рот тянет в себя, он пьёт меня, как я пил его.

Мишка сжимает мне рёбра чуть не до боли, короткий поворот, и он на мне. Борьба, самбо. Теперь Мишка главнее, - пусть. Я глажу его плечи, я ловлю его язык, но Мишка отрывается, - вырывается, - и с лёгким вздохом шепчет:

- Одного мне жалко, Илюшка, одного лишь, - никому я не могу сказать, - да не сказать, а прокричать, как я тебя люблю. Всё для тебя, весь я для тебя. Весь-весь.

- Мне, мне скажи, Миша, - меня снова начинает трясти. От шёпота его, от губ, от рук, - сейчас они у меня на попке, - оттого что Мишка сейчас мой, и он сейчас главнее, и что-то будет...

- И тебе не могу, слов таких ещё нету на земле. Хочешь, я умру? Нет, Ил, не по-настоящему, для тебя умру, и оживу снова. Я чуть сейчас не умер, ты мой самый главный самолёт, ты меня в небо поднял, выше облаков даже. Молчи сейчас, Ил, молчи, теперь ты полетишь, как я полетишь...

Полечу! Конечно, полечу! Мой моторчик гонит по жилам восторг и предвкушение. Мишка уже на моём животе, от пупка прокладывает языком влажную дорожку к моей сабельке. Эта моя рыбка оказывается в ласковом и тёплом садке его рта. Я начинаю, было, двигать бёдрами, но Мишка прижимает их своими ладонями. Ясно, я просто полежу, Миш, как тебе удобней, так и делай, мне всё будет хорошо. Мишка надо мной, как ласковая океанская волна, я не видел никогда, но это так, я знаю. Движется... А я, - слово "летать" для меня сейчас обретает реальность. Да, лечу. Тепло, влажно, как дождь в июле, когда-то в мой день рожденья было так однажды, - не так, - так не было никогда, это ж по-настоящему. Ветерок Мишкиного языка рождает во мне вихрь, поднимает меня ввысь, руки только мои остаются сейчас здесь, на диване, на Мишкиной голове, ну зачем он так коротко стрижётся? Вверх, да, всё выше и выше, и эта высота не страшна, это же не скалы, это небо, и у меня крылья, маленькие, но надёжные.

Темп нарастает, и ритм не сбивается, я не очень люблю музыку, но ведь это же Мишка, мой навсегда Мишка играет сейчас на струне моего тела, а его язык сейчас, - не язык, а плектр. Ах ты ж чёрт! Больно, - что это? Губу я себе прикусил, ничего себе. И в Мишкины волосы вцепился, - это же не парашют, ему же больно, наверное. И моя боль от прикушенной губы, это как новая фигура высшего пилотажа, как иммельман, и снова ввысь на вираже.

Я, раскидав руки по сторонам, выпустив Мишку, чувствую, как дрожат ладони, я вырасту и узнаю, что это называется флаттер, но он сейчас не опасен моим крылышкам, он просто как вступление, сейчас что-то будет. Волной, гигантскою волной, таких и не бывает никогда в этом мире, поднимается во мне это чувство. Меня сводит такой яростной судорогой, что я даже успеваю испугаться, - не свалиться бы мне, камнем пробив изумрудные облака. Волна, ураган, пришедший из Мира, где мечты стремятся к воплощению, где родина всех чувств и желаний. И эта волна, этот ураган играет мною, - я содрогаюсь, я маленький спортивный самолётик с мотором, захлёбывающимся от восторга. Толчки, несказанно, невыразимо мощные толчки, сотрясают меня, руки комкают простыню, и всё это сейчас для меня, и это сделал Мишка и его Любовь ко мне. И я снова здесь, я всё чувствую и это всё намного ярче и отчётливей, яснее, чем когда-либо. Горячая дорожка пробегает по моей щеке, её оставила слезинка. Нет, я не плачу от счастья, я не плачу от любви, - это чувство так сильно и ново, и навсегда, и я не удержался, это слезинка восторга.

Мишка отпускает меня. Его руки, скользнув по моему животу, по груди, накрывают мои щёки. Я, не открывая глаз, тяну Мишку вбок, переворачиваю его на спину, наваливаюсь на него сверху, - я снова главный.

- Что это, Миша? - потрясёно шепчу я. - Это что такое было со мной?

- Ты кончил, Илька. Надо же... Кончил... Даже меня проняло, я и не думал...

- Кончил... Я же говорил тебе, что я не маленький! Кончил... И что, - у меня тоже была... ну, это, ну... малафья?..

- Сперма, Илюшка, это сперма, так правильно говорить, - Мишка тихонько смеётся. - Капелька, маленькая совсем, горячая такая!

- Теперь всегда так будет?

- Будет... Ну, может, сначала и не часто, но будет.

- Вместе, да? Вместе будем, Миш? Летать будем вместе?

- А ты бы хотел вместе, Ил?

- Я бы, - да! А ты?

Мишка счастливо смеётся, ничего не говорит, только теснее прижимает меня к себе, мнёт обеими руками мою попку, и я чувствую, что у него снова встаёт.

- Ну, ты чемпион! Гигант ты, Соболев! Ты что, - ещё?

- Как скажешь, Илюша, а то, - спать давай, - смущёно шепчет Мишка, а сам дрожит опять, и языком ласкает мне мочку уха.

Да, как же! Спать... Я ж чувствую, как ему хочется, я теперь чувствую каждую Мишкину клеточку, не хуже, чем себя самого.

- Щекотно, Мишка! - хихикаю я. - А как, - опять пососать?

- А ты не хочешь?

- Почему не хочу? Ну, хорош, Миш, не щекотайся! Почему? - я даже слегка удивляюсь, чего бы это мне не хотеть? Это же я сам, это ведь мой выбор. Навсегда. - Давай, конечно. Но ведь я уже не кончу, второй-то раз, да?

- Не знаю, Ил. Правда, не знаю...

- И не надо, - тороплюсь я. - Не надо, Миш, будет же ещё потом, ведь так? Ну, вот. А сейчас мне больше и не надо, а то... Ну, не знаю, пусть это так будет, ведь это же первый раз у меня. Я не знаю, как сказать, но я не хочу растерять это, что ли... Понимаешь?

Мишка замирает, молчит не долго, нежно, совсем без жадности целует меня в губы, это как майский ветерок, как лунный свет, как дождик на склоне июльского дня.

- Ты самый лучший, Ил-Илья. Я тоже не буду. Пусть это приживётся в нас. Вся ведь жизнь у нас теперь впереди, вместе. А это первый раз, пусть приживётся. Я теперь в тебя обеими руками и зубами всеми вцеплюсь. Всё ещё будет, да?

- Вцепишься? Давай, Мишка, до боли! Я тебя так люблю, так... Я и не думал, что ТАК быть может, а теперь я знаю, что такое - летать. Это ведь не только то, что сейчас было, это самая высь была, но летать не только это, оказывается. Вот лежишь ты сейчас на мне, и я лечу. И когда с Корнетом мы. И клюшка моя завтра, это тоже летать, потому что вместе. И "Комету" твою чинить, и тогда я тоже летать буду, потому что с тобой... И лыжи, и даже когда ты мне по шее, и фонарик, и всё-всё-всё! Правда?

- Илька! Я так сказать не умею, но ты всё сказал, а что не сказал, то ещё впереди у нас.

- Точно! Только знаешь что, Мишка?

- Что?

- А я тогда у стенки спать буду! А если нет, то я тебя, Соболь, искусаю щас, прямо вот до самого твоего этого вот!

- Токмаков, дурень! Оторвёшь, на фиг! Узнал место, да? Всё, сказал, спи ты, где хочешь, хоть на потолке! Ой! А вот так вот, а? А ну, не ори! Чего ж мне с тобой делать, когда ты вырастешь? Ох, ты ж... Ну, хана тебе, козявка!

Боги! И вы, Демоны Любви! Вы видите сейчас нас с Мишкой? Видите ли вы сейчас нас, - двух пацанов, захлёбывающихся в изумрудных волнах вечной своей любви друг к другу? Вы, управляющие Судьбой, вы, извечные и дающие нам всё, что мы имеем, не отнимайте у меня Мишку! Не для того вы нас свели в этой жизни и этом мире. Будет у нас всё, а главное, что будем мы друг у друга, и это навсегда, что бы это ни значило, и сколько бы это не длилось. Мы вырастем с Мишкой, и мы останемся самыми лучшими друг для друга навсегда, и этот свет будет гореть у нас в душе, и, может быть, этот свет зажжёт ответное сияние в ком-то ещё...

***

Если свет в душе по настоящему яркий, если он горит изумрудным пламенем, зажжённым самими Богами, то этот свет обязательно вызовет ответное сияние в другой душе, если она ждёт этого, если это ей нужно, как облака для крыльев. Вот это я завтра Соболеву и скажу, жалко дрыхнет он сейчас. Все дрыхнут, а Борька дрыхнет громче всех. Мне-то чего не спится, а? Всё ведь хорошо, вроде бы. С мальчишками так побесился, - Соболю с мамой пришлось нас четверых успокаивать.

И снова прав Мишка оказался, - интересно, каково это, быть всегда правым, - в который раз Мишка оказался прав. Сколько времени я провёл с пацанами, и всё это время Миша Шилов не сводил с меня серых своих глаз. Как-то неловко даже. А какой парень оказался! Да... Историей авиации увлекается, надо же. Завтра же в "КнигоМир" съезжу, что-то я там такое видел, альбом какой-то здоровенный... Ха, как мой Вадька рот разинул, когда младший Миша про Ил-2 рассказывал! То-то, это тебе не рыбок зелёнкой травить, и не марсоход "Апартьюнети" из пылесоса делать. Да, кстати, альбом-то этот, дорогущий, наверное... А мальчишка гордый, по-моему, и мама его ещё, - как она на это посмотрит? А, ладно, решиться как-нибудь, - Вадьке подсуну, когда они с Егоркой пойдут на день рождения к Мише... Да ни фига! Сам подарю! А с мамой Мишиной... Да всё в порядке будет, вот на неё я Вадьку-то и напущу! Точно. Перед этим тараканом ещё никто не устоял.

Не отпущу я этого пацана, нельзя мне его упускать, и ради себя, - но это ладно, - ради него самого нельзя мне его терять. Таким мальчишкам, как Миша Шилов необходим в жизни старший мужчина, любящий, разумеется... Ему это нужно, и я уже готов, кажется...

Ах, ты ж, тетеря! Сигареты в кабинете у меня. Блин, как курить охота. Пожалуй, придётся сходить, - ладно, потихоньку, чтобы мальчика не разбудить. Хитрец, ты, Токмаков! Себе-то уж не ври, не надо. Ну да, хочется мне на Мишу Шилова ещё посмотреть. Хочется... Красивый мальчик. Не яркая красота, не режет глаз, но чем дольше на него смотришь, тем труднее оторваться. Как японский клинок... А интересно как было на них смотреть, на двоих Мишек, на большого и поменьше. Тати и вакидзаси. Два клинка, два совершенства, один постарше, другой помоложе, но отделка та же. Состязание Мурамасы и Масамуне, листья на поверхности ручья... Какой всё-таки Соболев умница у меня! Благородство и ясность души. И отчего бы это мне такое счастье?

Так, ну что? Осторожненько, на цыпочках... Во Борька даёт, - свист на весь дом... Ха, после такого обеда! Чего это? Свет в кабинете...

- Ты чего, Миша? Не спится на новом месте? Или диван неудобный?

Миша не пугается моему появлению, вовсе нет. Он сидит, по-турецки скрестив ноги на диване, накинув одеяло на плечи, перед ним лежит раскрытый альбом студии Межова.

- Да нет... Хорошо всё, Илья Палыч, так просто. А диван очень удобный, я даже и не думал, что такие удобные бывают. И кожа под простынёй скрипит, уютно так... Я так просто, - не знаю, не спится, и всё...

- Да? И мне вот тоже. А я, знаешь, за сигаретами пришёл, курить захотелось, дай, думаю, потихоньку...

Мы с Мишей молчим. Да... Ладно, бери свои сигареты, и мотай отсюда...

- Межов? - глупо спрашиваю я.

- Да. Ничего, что я взял посмотреть, вы не заругаетесь?

- Ну а чего мне ругать тебя, Миша? Смотри... Нравится?

- Очень! Вот, - "Серый Бумер". Здорово. А это я не понял, - "Пасифая".

- Ну, это была... - я чуть смущаюсь. - Как тебе, понимаешь, сказать? Это мамаша Минотавра. Лабиринт, Тезей, Ариадна... Слыхал?

- Что-то слыхал, кажется, - спокойно отзывается Миша. - Илья Павлович, а спросить можно?

- Валяй.

- Неужто всё это настоящее? - Миша обводит рукой кругом себя и торопится объяснить: - Я имею в виду, - неужто этим оружием взаправду бились? И убивали, да? И тот нож каменный, чёрный, который Вадимка показывал, - неужто им индейцы людей в жертву приносили?

Я лишь киваю головой, и чуть подумав, присаживаюсь рядышком с Мишей на диван.

- Вау! По груди, - и сердце наружу вырвать! - Миша ёжится под теплым верблюжьим одеялом.

- Ножик гадостный, чего уж тут говорить. Он мне в куче достался, - ты не думай, Миша, я такие вещи не люблю. Если бы не Вадька, я бы от него давно уже избавился, но ведь крику будет, - не оберёшься. А про другие вещи ты хорошо сказал, - бились. Правильно, точно и хорошо. Бой, - это почти всегда честно. А если не честно, - тогда и не бой, а измена. И выбор. Всегда в бою выбор, и восторг ещё...

Миша, распахнув свои серые глазищи, не мигая, смотрит на меня, и к моему плечу привалился, сам, похоже, не заметил...

- А это? - он кивает на Межовский альбом.

- Ну, что ты! Это чистое искусство, красота в степени. Можно, конечно, запросто даже можно кого-нибудь и этим убить, но тогда это будет преступление. И тоже в степени, - это как если бы статую Аполлона на кого-нибудь сбросить. Понимаешь?

- Да. Очень понимаю. Но ведь и эти мечи тоже красивые, - Миша задумчиво смотрит на катанакаке с клинками.

- Красивые? Больше чем красивые, - совершенные. И акула совершена и прекрасна, и волна цунами, и ещё много всего. Реактивный истребитель, ты и сам лучше меня знаешь. У всего своя цель, назначение, а красота всегда сверху, вне предмета, и плевать ей, чем именно она притягательна для нас. Сложно это всё, наверное, да, Миш?

- Наверное... А может и не сложно. Просто надо думать. Всегда надо думать...

Я с некоторым удивлением смотрю на шёлковую русую прядь у Миши над тонкой бровью. И нежность, - знакомая, незабытая, незабываемая...

- Вот я и думаю, - чего же это я тебе спать не даю? Пойду, - покурю и баиньки...

- Да? Так это, наверное, я вам спать не даю? Да вы здесь и курите, я ничего, у меня мама тоже курит.

- Плохо, - вздыхаю я, и с неохотой встаю с дивана. - Здесь, говоришь? Ну, если разрешаешь... А ты сам-то не куришь? А что, тебе четырнадцать, многие, понимаешь... Вадька мой, гадость мелкая, и тот, спёр у меня как-то сигару... Я его чуть не прибил, хотя куда мне...

Миша тихонько смеётся, закрывает книгу, встаёт с дивана, и подходит к моему письменному столу. В узких трусиках лишь...

- Честно? Вам сажу, Илья Палыч. Немного, с пацанами.

- Ну, на меня можешь не рассчитывать! С меня и Вадьки хватит! Как вспомню его с сигарой... Вот сам посуди, Миша, не могу же я с тобой курить. А Соболев? Узнает, точно сломает мне что-нибудь. Шею, например.

- Шею не надо! Да я и не курю, так... А вы очень похожи, - с дядей Мишей, я имею в виду. Не внешне, а всё равно похожи.

- Ещё бы. Мы же с детства вместе. А вообще-то, спасибо. Это, Миша, для меня лучшее сравнение, это похвала для меня.

- А может быть для него? - молвит тихо Миша, чуть краснеет, но глаз от меня не отводит.

Не знаю я, что сказать. Я тушу в пепельнице недокуренную сигарету, кладу Мише на плечо руку.

- Миша, ты бы под одеяло лез, что ли. Прохладно у нас.

- Не-е, у нас дома холоднее, но я залезу, только вы ещё со мной посидите? Да нет, если вам спать пора, то нет, конечно, это мне чего-то не спиться...

- Посижу, конечно, хотя спать пора, это ты прав. Но уж если не спится, то лучше вдвоём.

- Вдвоём всегда лучше, это точно! Но только с тем, с кем вдвоём быть приятно.

- Мишка, да ты умный парень! Я вот щас эти твои слова запишу, не забыть чтобы, склерозом я мучаюсь, а так запишу и...

Миша Шилов смеётся вполголоса, и шутливо тычет меня кулаком в грудь, а я перехватываю его руку, мягко заворачиваю её парню за спину, мягко обхватываю его за плечи, мягко направляю к дивану.

- Вот, укрывайся. А если подраться охота, - это не ко мне, это к Вадьке. Только не советую, калекой я тебя видеть не хочу...

- Да уж, он у вас ракета просто! Ха, земля-небо! Вот, сейчас. Да вы тоже под одеяло лезьте, с краю можно, одеяло-то огромное. Ну, хоть ноги укройте, дядя Илья...

- Мишка, ты меня дядей не называй, не надо.

- Хорошо, Илья Павлович, не буду... - голос у мальчика делается скучным.

- Вот и чудно, - усмехаюсь я. - Хоть кто-то меня слушается. Подвинься чуть... Так вот, "дядей" не надо, мне не нравится, а ты можешь звать меня... Да хоть Ил. Так и зови, а то "Илья Павлович" тоже не того, согласен...

- Да ведь не удобно как-то, - снова у парнишки глаза заблестели.

- Отчего же?

- Не знаю, не принято...

- Миша, если ты в четырнадцать лет ориентируешься на то, что принято или не принято, то извини, но тогда ты заведомый неудачник.

- Как же? Тогда значит всё можно, так что ли? Так, Ил? - тут же заводится Миша.

Ах, ты ж хитрец четырнадцатилетний! Спорщик ты, оказывается. Думаешь, поймал меня? Ладно...

- Не надо, Миша, не передёргивай. Есть вещи, через которые нельзя перешагнуть. Не потому, что это не возможно, а потому, что нельзя. Через людей шагать нельзя. Через чувства. В душу нельзя плевать. Да мало ли! Детей мучить... Это вообще... Доступно излагаю, или тебе разжевать всё надо, как Вадьке нашему?

Я под одеялом нащупываю мальчишкину ногу, крутой подъём стопы в моей ладони, сжать чуть сильнее, но чтобы не больно, не дай бог, и кончиком пальца по подошве...

- Ой, Ил, не надо, я ж щекотки боюсь, мы же с вами сейчас всех перебудим!

- Ага, значит, одно твоё слабое место я уже знаю! Ладненько, учтём...

Хихикнув ещё разок, Миша, чуть прикусив губу, лукаво смотрит на меня, и я, кажется, плавлюсь от этого взгляда.

- Да-а... Хорошо как. Знаете, Ил, со мной так вот никто не говорил ещё.

- Ты не грузись, Миша, это как раз в порядке вещей. Взрослые частенько забывают, что и как в четырнадцать лет. Что и в четырнадцать, и в десять, и в двенадцать, - человек, это человек, а не количество лет или сантиметров.

- Но вы ведь не забыли, похоже? Не забыли, Ил?

- Я - нет. У меня такое тогда было, что я умру, наверное, если забуду. Счастье. Нет, погоди! Это вот так сразу я тебе рассказать не могу, позже, может быть. И ещё. Не один я такой, Соболев тоже. И, надеюсь, не только мы с ним. А то, что я с тобой сейчас говорю, как с равным, так это оттого, что равным я тебя считаю. Да так оно и есть. При условии, что и ты это так же примешь. Равенство, - оно обязательно всегда в две стороны. Ой-ёй-ёй, Мишка! Что-то мы с тобой о таких вещах...

- Да ну! Мне очень нравится, Ил!

- Да? - вздыхаю я. - А я хотел, было, тебе рассказать, как однажды щуку я поймал, да Вадька с нею вместе за борт бултых...

- Вадька... - смеётся Миша. - С ним не соскучишься, это я понял уже. А он мне обещал на день рожденья аэрограф подарить, вы ругать его не будете?

- Так у него их три штуки! Один, правда, он кончил, промыть забыл, тетеря. Погоди, а ты тоже модели собираешь?

- Ну да. Только самолёты, а не машины. Я сейчас за Спитфайр взялся, ну а кисточкой красить, - полная лажа получается!

- Так, так... Лажа, говоришь?

Модельки, - это хорошо. И это учесть надо, в "Зорях Урала" классный отдел есть, и именно по авиации.

- Конкретно, лажа. А у Вадика с Егором очень даже ничего выходит.

- Это у меня выходит, а не у них! - тут же надуваюсь я. - Если хочешь знать, Мишка, то всё самое сложное для них я делаю. Вадька накрасит, пожалуй! Вот представь...

Тут дверь к нам в кабинет приоткрывается, и в щель просовывается взлохмаченная со сна голова Соболева.

- Вы чего это? - хрипло шепчет он.

- Так. Не спится, - спокойно отвечаю я. - А ты чего вскочил?

- Так орёте ж на весь дом, смотри, Илюшка, разбудишь ведь всех.

- Это ты только спишь, как индеец на тропе войны, все ж без задних ног дрыхнут. А мы тихонечко, да, Миш? Ты не торчи в дверях, или сюда, или туда.

Окончательно проснувшийся Соболев некоторое время с сомнением смотрит на меня, потом так же шёпотом заявляет:

- Знаешь, где командовать будешь? На работе у себя командуй. Пошёл я к тебе в спальню, а ты потом в гостиной ложись. Не выступай, Ил! Тёзка, если что, по башке ему дай чем-нибудь, здесь у него полно всего, только не орите вы, Борман проснётся, - всё, хана, все повскакивают.

- Вали давай, сказано же, - потихоньку мы.

- Полпервого ночи, - укоризненно качается Мишкина голова, и скрывается за закрывшейся дверью.

- Мы что, и правда, громко слишком?

- Слушай ты его, у меня кабинет звукоизолированный, а Мишка просто почувствовал, что мы не спим, он же телепат, блин.

- Вот и за столом вы, Ил, так же его называли, - это правда, что ли?

- Похоже, что да. Я за двадцать лет толком так и не разобрался, Миш, но что-то такое у него есть.

- Здорово.

- А по-моему не очень, утомительно, по-моему, - ответственности больше, и вообще...

- Да нет же, Ил, это ж супер просто!

- Ну, как бы то ни было, нам-то с тобой это всё равно не дано. Мишка, ты соку хочешь, гранатового?

- Не знаю...

- Слушай, завязывай ты с этим своим "не знаю"! - я, выпростав ноги из-под одеяла, шлёпаю по паркету к бару. - Ты чего, в самом-то деле, - стесняешься, что ли? Блин, неужто Вадька всё выхлестал? А, вот! Ёлки, бокалы на кухне... Идти неохота. Из горла буш? Ась?

- Из горла? - Миша улыбается до ушей. - Покатит...

- Замётано! Нарежемся щас! Так что, - стесняешься ты? Не надо, право не надо. Подушку повыше подвинь, так удобней будет. Знаешь, Мишка, если ты меня стеснятся будешь, то я тогда тоже краснеть начну, то да сё... Держи бутылку, хорошо, что горлышко широкое. И почему у бутылок со спиртным таких не делают? Всё против человека! Да не хихикай ты, прольёшь... Не холодный? Дай-ка... В самый раз. Нравится? Мой любимый. Вот когда я таким как ты был, берёзовый сок продавали, я мог трёхлитровку один за раз выдуть! Щас не видно что-то...

- Ил, а вы как насчёт этого, ну... ну, выпиваете?

- А по мне не видно? Как до самогона дорвусь, - удержу на меня нет! На люстре качаюсь, по дому всех гоняю с саблей в зубах.

- Я так и подумал, - задорно смеётся Миша. - Вы не обижайтесь, это я так спросил.

- Ну, спросил, и спросил, чего же мне обижаться? У меня с алкоголем, Миша, очень лёгкие отношения. Могу и выпить, если в тему, и крепко. Ну, по моим меркам. Разум не теряю, - Соболевская школа. А пить ради того, чтобы просто пить, - это как-то не моё...

- Вот это правильно! - горячо говорит Миша. - Так и надо, а то...

- Что? Знаешь, Миша, - начал, так уж договаривай.

- Да так... Просто у мамы был там один... Друг такой один. Натерпелись мы...

Я молчу. Беда, она и есть беда... Я снова ловлю Мишкину лодыжку, не щекочусь, нет. Это ласка. И он это чувствует, не отдёргивается, не вздрагивает, только серые глаза раскрываются под взмахом пушистых ресниц, и вопрос в них: - не обидишь? Крылья и облака...

- Миша... - тихо говорю я, совладав с голосом. - Послушай меня. Не знаю, могу ли я тебе это говорить, имею ли право, но ты послушай. Все твои проблемы теперь, - это и мои проблемы. Вот хочешь ты того или нет, но решать мы их будем вместе. Это даже не я так решил, это Судьба так решила. Как же нам с тобой против неё идти? Нельзя, да и не хочу я...

- Я тоже не хочу, - выдыхает Миша. - Только так сразу всё, странно как-то, я и не ждал ничего особо хорошего, а тут вы... И все остальные, конечно, и Борька тоже, но вы, Ил...

- Ну и всё, и слов не надо никаких. Слова, слова... И для них черёд придёт, но не сейчас. Дай-ка мне бутылку. Давай, Миша, за тебя я сейчас выпью. А лучше вместе, и знаешь что? Давай выпьем мы соку этого, чтобы ты ко мне на "ты" обращался. Есть такой обычай, ты же знаешь, наверное?

- Знаю, конечно, на брудершафт.

- Парень, да тебя и учить не надо! Я сражён! Наповал, просто. Так вы меня с Вадькой вдвоём совсем мозгами забьёте, убогого! Я те попинаюсь! Мишка, блин, сок разолью! Тише ты, спят все, в самом деле... Ну, вот, ёлки, забыл чего сказать хотел.

- Слова, слова, - улыбается Миша. - На брудершафт хотели.

- Да это я не забыл. Чтобы я выпить забыл, - ха! Хоть и соку... Да ладно, дёрнем, как Вадька выражается. За тебя, Миша! Да, хорошо, не Otard, но всё равно, - хорошо. Держи.

- За вас, Ил!

- Ну вот. Теперь можешь говорить мне - ты.

- Буду.

Мы с Мишей замолкаем, мы не смущаемся, нет. Так просто... Но молчать я долго не могу.

- Ты мне скажи, ты спать не хочешь?

- Не-а, завтра высплюсь. Ха, вдвоём с мамой, она с ночной, ну и я за компанию. Ил, а ты правда книгу написал?

- И написал, и напечатал даже. Про Александра Македонского, тебе же говорили. Только это не художественная книга, она, Мишка, специальная, для профессиональных историков. Военно-историческое исследование это называется.

- Всё равно круто! А ещё напишешь?

- Уже пишу. Правда не книгу, это скорее статья будет. И название уже придумал. Хочешь, скажу по секрету? И чтобы никому...

- Хочу, а почему по секрету?

- А чтобы название не спёрли! Название такое, Мишка, - что ты! Любой бы рад был...

- Какое? Ну же, Ил, не тяни, говори!

Я воровато оглядываюсь по сторонам, быстро притягиваю Мишку за голову к себе, и таинственно шепчу ему в ухо:

- Называться это будет: "Обеспечение Римской армии в дальних походах при отрыве от баз снабжения. Эпоха усыновленных императоров и Антонинов."

Я откидываюсь от мальчика, смотрю в его глаза, а в них поднимается весёлая серая волна.

- Ты гонишь, да? Ой, Ил! Я хотел сказать, - ты меня разыгрываешь? Прикалываешься надо мной, да?

Обидеться мне, что ли на паршивца? А какое волшебное чувство, - будто мне тринадцать, и будто этого парня я всю жизнь знаю...

- На кой это мне надо, сам вот подумай, напряги мозжечок свой! Гонишь... Твоё счастье, что спят все, а то бы всыпал я тебе, неделю бы ты потом стоя спал! Как боевая лошадь... Ах, ты ж! Сок убери! А ну кончай, блин! Мишка, дрянь такая, я ж тебя подушкой задушу! Вот так вот. Это и есть преимущество опыта перед молодостью. Ой! Ну, всё, - будет тебе щас фотофиниш!

Мы с Мишкой Шиловым возимся, боремся, щипаем друг друга, захлёбываемся сдавленным смехом, и всё это совсем тихо, спят же все, да и никто нам сейчас не нужен.

Боги! Чувства, чувства! Сколько мне сейчас лет? А Соболев, точно гад. Ведь у него с Егоркой наверняка также всё, - и чего же он молчал? Это же так... Сколько мне лет, - неужто я снова мальчишка? Гладкая кожа Миши, - будто полированный металл с нежной текстурой, японцы зовут это "хада". И я снова мальчишка, - любящий, верный, нежный и горячий... И я снова самолётик, только мотор у меня теперь, - это вот этот бьющийся между моими сильными крыльями мальчик...

- Всё, Ил, всё, хорош, а то я точно орать начну!

- То-то! Сдаёшься, значит?

- Щас! Я никогда не сдаюсь, это перемирие просто, понял? А потом, днём, при лётной погоде, я те такое покажу... Всё, Ил! Ладно, не покажу, если не хочешь.

- Попробуй только не показать, я тебя Борьке скормлю! Ладно, перекур.

Я убираю с ног сбившееся в кучу одеяло, встаю и иду к столу. Закурив свою ментоловую Sherman"ину, я усаживаюсь прямо на столешницу, - мне же снова тринадцать! - и, болтая ногами, с удовольствием смотрю на Мишку. Тот снова сидит по-турецки, взъерошенный, раскрасневшийся, глаза сверкают серой сталью, прямо на зависть всем моим клинкам. И кулаки упёр в колени. Ну, точно, - Ёритомо перед битвой! Я даже присвистываю в восхищении.

- Сиди! Сиди, Мишка, не шевелись...

- А чё? Таракан, что ли, на мне?

- Сам ты... Сиди, сказал.

Я подхожу к витрине, беру с подставки шлем и, подойдя к Мише, осторожно покрываю им голову мальчика.

- Банзай! - выдыхает паршивец, выбросив вперёд и вправо сжатую в кулак руку.

- Банзай, - соглашаюсь я. - Полный банзай.

- Вот бы сфоткаться так, - Миша вопросительно смотрит на меня.

- Да запросто, только не сейчас, камера у Вадьки в комнате. Утром я тебя в полный доспех одену, и сфоткаю. Как тебе идея? Понятно, ничего не говори... И фотографии сразу же распечатаем, дома покажешь, и друзьям тоже.

- Как это, - сразу? - Миша сдвигает шлем с глаз.

- У меня камера цифровая, - я киваю головой в сторону компьютера.

- Круто! Все лягут! Не детская фотка будет. А шлем не очень удобный, если честно.

- Какой есть. Кабуто. Шлем по-японски, - кабуто. Этот именно, - оки-тэнугуи-кабуто.

- А ты японский знаешь?

- Нет, куда мне. Терминологию оружейную знаю, а язык нет.

- Так надо учить! Что ж ты, Ил? - укоризненно заявляет Мишка, и снимает шлем.

- Вот сам и учи! Указывать он мне тут ещё будет! Ты вот какой язык учишь?

- Английский, какой же ещё!

- Вот давай и японский, до кучи, а я посмотрю.

- А если вместе?

- Отстань, Мишка, старый я уже.

- Вот теперь ты точно гонишь! Старый он. Дедушка Илья, - тоже мне!

- Знаешь, Шилов, всегда мне было интересно узнать, - как японский шлем держит удар европейской булавы...

Мишка смеётся, довольный. Я забираю у него шлем, усаживаюсь к нему на диван. А он приваливается к моему плечу, - теперь уже сознательно. Сделал мальчик выбор... И я тоже сознательно, вовсе не таясь, не скрывая желания и нежности, обнимаю его. И нежности всё же больше, чем желания и чувственности. И я не удивлён, - всё ведь у нас с эти мальчиком ещё впереди. Всё будет, - и первый глоток, и опьянение счастьем после первого глотка, и всё то, что не поддаётся ни описанию, ни анализу. Чувства, это чувства. А сейчас меня топит нежность и Любовь, - как всё быстро и как я этого ждал, оказывается.

- Мишка, - шепчу я мальчику в русую макушку. - А ведь я ждал тебя. Не вскидывайся, - чего ты? Ждал... Я не знал, что это ты будешь, не знал, что ты будешь такой вот. Но как я тебя ждал...

- Да, Ил. Выходит, что и я тоже... Ждал, а сам и не знал, чего ждал. Прикинь, сам не знал, и тут ты! Скажи, а как всё будет?

- Как? По разному, наверное... Но всегда теперь всё будет у нас хорошо, - мы же хорошие люди. А главное, всё будет так, как мы захотим. Да ты не грузись, всё ведь решено уже. Судьба, брат, тут не поспоришь, да и не надо тут спорить. Ты запомни только, - я никогда ничего не сделаю такого, отчего бы тебе стало больно, плохо, и даже просто неуютно. Всё, что для тебя хорошо, - хорошо и для меня. И вот ещё что. Когда мы вдвоём, то ты всегда главный. Понял?

- Здорово! Ты не думай, Ил, я ведь не наглый, и не жадный я. Не думай. Я понимаю, что значит, - главный. И почему главный, когда вдвоём только...

- Я не знаю, что ты понимаешь, а потому скажу, почему. Когда мы вдвоём, главный ты. Когда с нами Вадька, - главный он. Когда Соболев, тогда главный Соболев. Я так живу, и ты тоже можешь жить так. Хочешь?

- Да. И всегда хотел, оказывается. Погоди, а когда же ты будешь главный?

- Да всегда! Ты что же, не понимаешь? Сам суди, это же я позволяю вам быть главными, - выходит, что я всё-таки главнее!

- Ты... Ты ещё и хитрый, ни фига себе! Ну и ладно, один чёрт, я-то хоть и по званию, но главный, сам сказал! Ой! В ухо плюну! Ил, так же нельзя, не предупредил... Мама, я дяде Мише пожалуюсь! Ах, ты... Ты чё, это ж нечестно, - руки в одеяло закрутил! Ну, смотри, Ил! Сам начал. Я тогда с Вадькой сговорюсь, понял? И с Егорычем, и с Борькой ещё. Полный абзац тебе тогда будет! Ага! Боишься? Сразу бы так. А то руки он в одеяло завернул...

Наши лица совсем близко, последние слова Миша шепчет мне уже прямо в губы. Мы замираем на секунду, Мишка вытаскивает свои ладони, зажатые меж нами, и кладёт их мне на затылок. Коротко, властно, - он же главный, - Мишка тянет меня к себе, губы в губы, сердце к сердцу. В голове проносится лишь: - кто ж из нас первый? - и огромная изумрудная волна....

Я сквозь волшебство первого раза смутно удивляюсь умению Миши, его ловкости в этом самом сложном в мире танце... Дети века...

- И-ил... - выдыхает Мишка, - Ил, никто не зайдёт?

- Никто... Хочешь, дверь запру?

- Да ладно, пусть...

- Ты где так целоваться научился, паршивец?

- Сам ты! Балда, мне ж четырнадцать, у меня всякое было, потом расскажу.

- Конечно потом...

Я, не сдерживая себя больше, впиваюсь в Мишку Шилова. Облака, прорезаемые молниями, вспышки первого раза. Тело мальчишки начинает звенеть в моих руках. Аккомпанемент. А Мишка ведёт в этом танце. Он стягивает с меня футболку, - мы отрываемся друг от друга, чтобы стянуть её совсем. Ёлки, я же старше! Я берусь за мальчишкины бёдра, я пью из блюда его живота, - вот так, плавки прочь. Стройные античные колоны бёдер, антаблемент лобка, - и вот он, трепещет, гордо, важно и застенчиво. Он, - главное на земле оружие и главная пацанячья тайна. И теперь эта тайна доверена мне, теперь этот извечный клинок в моём арсенале.

Мишка бьётся в моих руках, - ещё бы, я ж ничего не забыл, это моё умение навсегда. Совсем немного времени, и Мишка кончает. Это как вулкан, - мне и страшно, и оторваться я не могу. Мальчик давит стон, судорога выгибает его навстречу мне, и влага, горячая, неуловимого и восхитительно незабываемого вкуса влага Мишкиного желания у меня на языке. И волна откатывается, оставив на берегу в моих руках омытое моей Любовью Мишино тело.

- Я, теперь я, так? - беззвучно шепчет Миша Шилов. - Давай я, Ил.

Я переворачиваю мальчика на себя верхом, поддерживаю его за крепкие, и одновременно хрупкие ещё плечи. А он неспешно, уверено, - ведь он же главный, - Мишка принимается за меня. И я лечу. Сразу, с места, без разбега. Время уходит, теряет размер и вещественность, остаётся только Миша, его голова в моих ладонях и ещё непередаваемое чувство законченности, и чувство начала. И вот. Изумрудная молния бьёт меня победительным копьём. Пилум, который уже не вытащить из души, но мешать он не будет.

Я держу Мишу за щёки ладонями, я чувствую там, как бьётся моя страсть, - всё правильно, как же без этого, это же часть Любви, самая высь полёта. Облака...

- Понял? - шепчет Миша мне на ухо, оказывается он уже здесь. - Так-то. Ещё и не так будет, мне же четырнадцать, я уже взрослый совсем. И я главный, да?

- Навсегда, что бы это ни значило, и как бы это ни было.

Мишка Шилов тихонько смеётся мне в изгиб шеи, в этом смехе счастье и власть. Ведь я теперь принадлежу ему, а он принадлежит мне.

- И всё-таки ты паршивец, я ж думал, что ты маленький, неопытный и невинный младенец, а ты... Ты до крайности испорченный мальчишка. Самый лучший, наверное, и может даже быть единственный на свете, - наверняка даже, - но какой же ты плохиш. Ты знаешь что? Ты только не вздумай исправиться! Мишка...

- Просто я образованный, время такое. А сам? Совратил меня, - а я плохиш!

- А ведь точно, - совратил я тебя! - я приподнимаю Мишину голову, серьёзно смотрю ему в глаза, и тихо говорю: - И что же мне теперь делать?

- Ты чё? - тут же пугается паршивец. - Я ж пошутил, ты чё? Ты кончай тут! Что ему делать! Да если б ты не того, то я бы тебя сам...

Миша чуть не плачет, - ну и скотина же ты, Токмаков!

- Мишка! Люблю я тебя! Ясно? Думал, что не полюблю больше, и тут ты. Люблю!

- Ну и всё, понял? И больше чтобы так никогда! Приказ по эскадрилье, понял? Погоди, Ил, А если дядя Миша... того, он же телепат, да?

- Ну, то, что он это узнает, то это я сто пудов уверен. Да погоди ты! Чего шугаешься, истребитель? Он это знал уже тогда, когда только тебя увидел, вот зуб даю. Тихо, сказал! Ты что же, не понял ничего? Эх, ты. Мы с Соболевым ведь... Ну, дошло?

- Дошло... Погоди, это что же, - выходит я его место занял? - голос у Миши делается сухим и ломким, и звенит, как перекаленная сталь. Он скатывается с меня и, закусив губу, натягивает плавки.

Гордость. Сам такой был... Ах ты, собственник четырнадцатилетний! Я ловлю Мишину голову, тяну его за шею к себе. Упирается... За плечи, смело, сильно. Я же старше, хоть ты и главнее.

- Место ты занял! Балда! Его место занять никому не дано, понял? Да убери ты локти свои. Слушай меня, Миша Шилов, слушай, потому что говорю я это только для тебя. Его место занять нельзя, оно навсегда. А у тебя своё место, и не знаю я, что ты себе там придумал, но твоё место ничуть не ниже, чем место Соболева. И ты тоже навсегда. А моё место в Мишкиной душе, - я за это спокоен, - оно тоже навсегда, и никому его не занять. Егор чудный парень, Мишка любит его до самозабвения, но я, - это я. Понял, или ты не понял? У нас с ним уже знаешь, сколько времени ничего не было? Любим мы друг друга, и этого достаточно...

- Ничего себе... Давай укроемся, Ил. Ничего себе. Здорово. Ну, а я так не могу. Смотри, Ил, если кто-нибудь у тебя будет, - ну, дядя Миша не в счёт, - если вот кто-нибудь там ещё только... Даже не смотри ни на кого! Не смей, понял, ты мой только, понял? Так вот.

Вот это да! Однако... Ёлки с дымом, а ведь с проблемой ревности я сталкиваюсь впервые. Миша играет моим соском, сопит мне в шею, потом, хихикнув, дёргает меня за ухо.

- А если Вадимка узнает, или ещё того не лучше, - Наталья Николаевна?

- Вадька сейчас живёт в мире, полном огня и железа. Не понял? В общем, его это мало занимает, потом-то узнает, конечно. Он меня любит, и что бы там он ни узнал, любить меньше не станет. Постарайся, чтобы он и тебя полюбил, так всем будет легче и проще. И к маме это тоже относится. Так что от тебя, истребитель, многое зависит. И от меня...

- Прорвёмся... Ил, я в туалет хочу.

- Пошли вместе, потихоньку только.

Мы двумя бесшумными тенями скользим в гостевой санузел, делаем свои дела, шипим друг на друга, чтобы тише, и на цыпочках, - мимо дёргающего во сне лапами Борьки, - тихонько над ним посмеиваясь, возвращаемся в кабинет.

- Ты спать сегодня собираешься, Шилов, или нет?

- А ты? Я как ты.

- Ладно, смотри только, чтобы я тут, в кабинете не уснул.

- Ил, а ты ко мне придёшь на днюху?

- Там видно будет... Но праздник мы сто пудов устроим, это уж будь уверен! Мишка, коленку, убери, куда ж ты её мне...

Миша Шилов начинает мне рассказывать про то, кого он позовёт на день рождения, какие у него друзья, как он живёт в классе и во дворе. Голос его делается сонным, - мальчик сейчас уснёт, я это вижу. Он уснёт, а я полежу с ним ещё чуть-чуть, чтобы он заснул покрепче, и пойду к Мишке. Надо, очень мне надо с Соболевым поговорить. И утра мне не дождаться. И мы поговорим. А утром будет всё так, как должно быть. Ведь всё уже решено, не так ли, Токмаков? И этот мальчик, засыпающий на моём плече, этот человек, который так стремительно занял в моей душе своё место, он будет смотреть на меня, и улыбаться мне, а я ему. Крылья и облака... И это навсегда...

Мишка Forever...

Магнитогорск. Январь-май 2006.

Ил (Geers).

С автором можно связаться по адресу: ilgeers1@rambler.ru