/ Language: Русский / Genre:prose_rus_classic,

Светлая Личность

Илья Ильф


Ильф Илья & Петров Евгений

Светля личность

Илья Ильф, Евгений Петров

Светля личность

Глв I

"Веснулин" Ббского

Нет ни одного гдкого слов, которое не было бы дно человеку в кчестве фмилии. Счстлив человек, получивший по нследству фмилию Брнов. Не обременены никкими тяготми и грждне с фмилиями Брнович и Брновский. Нмного хуже чувствует себя Брнский. Уже в этой фмилии слышится ккя-то нсмешк. В школе Брнскому живется труднее, чем высокому и сильному Брнову, футболисту Брновскому и чистенькому коллекционеру мрок Брновичу. И совсем скверно живется н свете гр. гр. Брну, Брнчику и Бршеку.

Влсть фмилии нд человеком иногд безгрничн. Гржднин Брн если и спсется от скрлтины в детстве, то все рвно проворуется и зрелые свои годы проведет в испрвительно-трудовых домх. С фмилией Брнчик не сделешь крьеры. Общеизвестен тов. Брнчик, пытвшийся побороть проклятие, нложенное н него фмилией, и с этой целью подвшийся было в мрксисты. Брнчик стл бллстом, выметенным впоследствии железной метлой. Бртья Бршек и не думют отдвться госудрственной деятельности. Они срзу посвящют себя молочной торговле и бесслвно тонут в волнх нэп.

Герою ншего повествовния достлсь блгондежня, ручейковя фмилия - Филюрин. Он никогд не попдл в неудобные, смешные положения, в которых брхтются Брны, Брнчики и Бршеки. Солнце испрвно освещло жизненный путь Егор Крлович Филюрин.

Пятндцтого июля оно светило несколько сильнее обычного, потому что в этот день во всех учреждениях город Пищеслв выдвли полумесячное жловнье. Булыжные мостовые бросли зеркльный отсвет, перебегвший под крнизми немудреных пищеслвских домов. Госппиросник в полотняном переднике стоял н Тимирязевской площди в столбх солнечного свет и жмурился н свой стеклянный лрек. Н боку ппиросник висел горчичного цвет фнерный ящичек с двумя ндписями. Первя, прозическя - был кртк: "Ящик для жлоб". Вторя был в стихх:

Остновитесь, потребители!

Жлобу н этого ппиросник опустить не хотите ли?

В Пищеслве чрезвычйно зботились о блгополучии грждн.

Егор Крлович Филюрин торопливо подошел к зшевелившемуся ппироснику, купил двдцть пять штук ппирос "Дефект", вынул из крмн зрнее зготовленную жлобу и опустил ее в горчичный ящик. Проделывл это Филюрин ежедневно, тк кк был человеком с общественной жилкой. Иногд он жловлся н жесткий вкус ппирос "Дефект", иногд протестовл против мягкой упковки или же обрушивлся н нтиснитрный передник продвц. Если придрться было не к чему, Филюрин опускл в ящик узенькую ленточку бумги со словми: "Сегодня никких недочетов не выявлено. Е. Филюрин".

Пыхнув ппироской, Филюрин отошел от рвнодушного продвц и, пересекя вымощенную квдртными плитми площдь, очутился в освежющей тени конной сттуи Тимирязев.

Великий гроном и профессор ботники сккл н чугунном коне, простерши впереди првую руку с зжтым в ней корнеплодом. Четырехугольня с кистью шпочк доктор Оксфордского университет косо и лихо сидел н почетной голове ученого. Многопудовя мнтия пдл с плеч крупными склдкми. Конь, мощно стянутый поводьями, дирижировл знесенными в смое небо копытми.

Великий ученый, рыцрь мирного труд, сжимл круглые бок своего коня ногми, обутыми в гврдейские квлерийские споги со шпорми, звездочки которых нпоминли штмповнную для суп морковь.

Удивительный монумент укршл город с прошлого год. Воздвигя его, пищеслвцы подржли Москве. В стремлении добиться превосходств нд столицей, поствившей у Никитских ворот пеший пмятник Тимирязеву, город Пищеслв зкзл скульптору Шц конную сттую. Весь город, вместе с ним и скульптор Шц, думли, что Тимирязев - герой гржднских фронтов в должности комбриг.

Шц н время збросил обязнности упрвдом, которые обычно испрвлял, ввиду зтишья в художественной жизни город, и в четыре месяц отлил пмятник. В первончльном своем виде Тимирязев держл в руке кривую турецкую сблю. Только во время прием пмятник комиссией выяснилось, что Тимирязев был человек пртикулярный. Сблю зменили большой чугунной свеклой с длинным хвостиком, но грозня улыбк воин остлсь. Зменить ее более шттским или ученым выржением окзлось технически невыполнимым. Тк великий гроном и сккл по бывшей Соборной площди, рзрывя шпорми бок своего коня.

Филюрин вынул брхтную тряпицу, смхнул пыль с ботинок и присел н кменный цоколь отдохнуть. Он просидел недвижимо минут десять, мысленно рспределяя жловнье. Из тридцти пяти рублей, полученных сейчс Егором Крловичм з полмесяц в отделе блгоустройств Пищ-К-Х, рублей шесть оторвл сект похитителей членских взносов. Кроме того, предстояло неприятное объяснение с квртирохозяйкой, мдм Безлюдной.

Стук колотушки, донесшийся из-з угл, прервл печльные вычисления. Филюрин поднял чистое лицо и прислушлся. Стук рзросся, к нему присоединились еще трещеточные звуки и словно бы грохот пдющей мебели.

Н площдь въехл изобреттель Ббский верхом н деревянном велосипеде. Нд толстым еловым рулем трепетл пыльня бород, похожя н детские штнишки. Зметив Филюрин, изобреттель сделл крутой вирж, нмеревясь остновиться, но инерция тяжелого ппрт был тк велик, что Ббскому пришлось с рскоряченными ногми описть дв кольц вокруг сттуи, пок велосипед не остновился.

- Скорее! - крикнул Ббский.

- Что скорее? - спросил Филюрин, недоумевюще моргнув светлыми ресницми.

Но было уже поздно. Остновившийся велосипед нкренился и рухнул н плиты, потщив з собою седок. Ббский вытщил ногу из-под шпгтной передчи и рздрженно обртился к Филюрину:

- Просил же я вс подержть мой бицикл! Я - прошу убедиться - еще не выучился им кк следует упрвлять! Нужно еще усовершенствовть тормоз и свободное колесо.

Вдвоем они подняли велосипед, окзвшийся очень тяжелым, и прислонили его к одному из четырех фикусов, стоявших по углм цоколя.

Ббский обеими рукми рздвинул свою бороду и зхохотл. Удряя лдонью по велосипеду, он убеждл Филюрин:

- Дешевк! Мтерилу идет н восемь рублей! Прошу убедиться - одно дерево! Сейчс еду з птентом. Бицикл Ббского! Кково?

- Из этого нужно сделть соответствующие оргвыводы! - восхищенно скзл Филюрин.

- Ккие выводы?

- Выпить.

- Это всегд можно. Дйте только птент получить.

- Изобреттель должен угощть, - скзл Филюрин с убеждением.

Н фоне идущего к зкту солнц фигур Ббского рисовлсь грязно-орнжевой глыбой. Это был рослый стрик с жирными плечми и бородой, полной пороху и мусор. Утверждли, что из его бороды однжды выскочил мышк.

В кждом городе есть свой сумсшедший, которого жлеют и любят. Им дже немножко гордятся. Городской сумсшедший быстро проходит по бульвру, громко и косноязычно выкрикивя слов. Он с рзмху открывет дверь кондитерской, но не успевет еще дойти до прилвк, кк нвстречу ему улыбющийся хозяин выносит н трелочке миндльное пирожное. Сумсшедший хвтет пирожное и, крич, убегет. Его преследуют дети. Но взрослые относятся к городскому сумсшедшему с почтением. Они привыкли к нему. Он стл для них достопримечтельностью, нрвне с городским тетром и деревянной торцовой мостовой н глвной улице.

Есть в кждом городе и свой изобреттель. Его тоже жлеют, но не любят, побивются. Мло ли что может вдруг сочинить городской изобреттель!

Ббский был одновременно городским сумсшедшим и городским изобреттелем. Целыми днями он бродил по пищеслвским учреждениям, предлгя изобретения и усовершенствовния всякого род. А ночью он рботл в своей мленькой комнте, пыльное окно которой смотрело н Косвенную улицу. То слышлось оттуд гудение пяльной лмпы, то взвывл втомобильня сирен.

Ббский не брезговл ничем. Окончив опыты нд втомобильной сиреной, он изобретл вкцину, которя при впрыскивнии в голенищ делл споги огнеупорными! Провлившись н вкцине, Ббский в течение суток ломл голову нд тем, кк бы приурочить рскты гром к двухлетнему юбилею рботы местного госцирк. Провлившись н громовых концертх, неутомимый изобреттель произвел н свет "перпетуум мобиле", сделнное из двухрублевых ходиков и мятого смовр, емкостью в полтор ведр. Но и "перпетуум мобиле" не вышло. Тогд Ббский сврил опытный кусок мыл против веснушек. Он уже вышел н улицу, чтобы отнести мыло н пробу в птечный подотдел, кк его осенил мысль о постройке деревянного велосипед. Изобреттель рботл три дня, и из его рук вышел "бицикл Ббского". Все это время мыло лежло в левом крмне брюк, нгревлось и, никому не видимое, меняло свой яичный цвет н голубой.

- Скжите, Ббский, - спросил Филюрин, помогя изобреттелю взобрться н кдку с фикусом, - изобретть - это трудно?

Ббский тяжело перелез с кдки н кмышовое седло велосипед и, кряхтя, ответил:

- Простейшее дело.

Рздлся гром. Деревяння мшин, вздргивя, поктилсь по площди.

- Что это дет в месяц? - крикнул Филюрин вдогонку.

- Рублей шестьдеся---т! - донеслось сквозь грохот.

Бицикл Ббского исчез в ослепляющей печи зкт.

Филюрин хотел было продолжить путь к дому и сделл уже несколько шгов, когд под его ногми згремел метллическя коробочк. Филюрин поднял ее и повертел в рукх. Коробочк был от зубного порошк, но внутри ее окзлся кусок нежно-голубого мыл.

"Не инче кк Ббский выронил, - подумл Филюрин. - Интересно, сколько ткое мыло может стоить?"

В неслужебное время мысль Филюрин рботл довольно вяло. Всегд почему-то н ум ему взбредли одни и те же вопросы: сколько тот или иной предмет стоит, н сколько дешевле он продется з грницей и кк много зрбтывет собеседник. Только с брышнями он несколько оживлялся и вел беседы н волнующие темы - любовь и ревность. Но и с брышнями рзговор лдился только до нступления суме рек, когд совместное сидение сводилось к лирическому молчнию.

Голубое мыло нвело Филюрин н мысль о бне. Вечером предстоял дружескя вечеринк с тнцми и оргвыводми, т.е. пивом и водкой.

Филюрин покинул площдь и двинулся в Дворянские бни. По дороге он зшел домой, зхвтил полотенце и люфовую руквицу.

В Пищеслве средняя цен отдющейся внем комнты был восемь-девять рублей. Мдм Безлюдной Филюрин плтил только четыре, тк кк мдм училсь пению и ее фиоритуры сильно понижли стоимость комнты. И сейчс мдм Безлюдня, осклив золотые зубы, ревел в тком збвении, что Филюрину удлось проскочить через коридор, избежв объяснений по поводу квртплты.

Филюрин двно не плтил з квртиру. Он собирл деньги н костюм.

Он выбежл н улицу, рдуясь тому, что уберег от золотозубой хозяйки четыре рубля, что сейчс он сможет опустить в бнный ящик для жлоб ккое-либо дельное зявление и, сбросив с себя двухнедельную грязь, отпрвиться н вечеринку, где его ждет беспримерное веселье в обществе сослуживцев из отдел блгоустройств.

Последний широкий луч солнц лег н бритый зтылок Филюрин.

Десятки тысяч людей с бритыми зтылкми и с ткими же, кк у Филюрин, чистенькими лицми и серенькими глзми влчт обыденную жизнь, испрвно ходят в бню, испрвно плтят членские взносы в профсоюз и не посещют общих собрний, добросовестно веселятся в обществе сослуживцев и ствят себе з првило не плтить з квртиру; но не их избрл судьб, не им позволил история выдвинуться для дел больших и чудесных.

Дивный и зкономерный рскинулся нд стрною служебный небосклон Мириды мерцющих отделов звездным кушком протянулись от кря до кря, и еще большие мириды подотделов, сияющие электрической пылью, легли, кк Млечный Путь Финнсовые тумнности молочно светят и примнчиво мигют, привлекя к себе уповющие взоры. Хвосттыми кометми проносятся по небу комиссии. И тревожными вгустовскими ночми пдют звезды - очевидно, сокрщенные по штту. Иные из них, пдющие метеоры, не успев сгореть и обртиться в пр, достигют суетной земли и шлепются прямо н скмью подсудимых. Есть и блуждющие в комндировкх звезды Притягивемые то одной, то другой звездной оргнизцией, они носятся по небосклону, пок не погибют в хвосте ккой-нибудь кометы с контрольными функциями.

Велико звездное небо отечественного ппрт и обширен выбор светил. Но для великих преобрзовний в городе Пищеслве судьб выбрл смую мленькую и неяркую звездочку, свет которой еще не дошел до земли. Выбрл он Егор Крлович Филюрин - мндолинист и неплтельщик в жизни, по службе скромного регистртор Пищ-К-Х.

Войдя в бню, Филюрин еще не знл, что выйдет оттуд великим. Поэтому, выбрв угловой дивнчик, Егор Крлович стл медленно рздевться. Он рспустил мтерчтый поясок своей полутолстовки, снял вечный визиточный глстук с метллической мшинкой, сорочку с пикейной рубчтой грудью и брюки, бренчвшие, кк сбруя (Филюрин носил в крмнх множество мелких железных кружочков, которые опускл в втомты, вместо гривенников).

Рздевшись догол, Филюрин долго поглживл плечи и бок, остывя и с пренебрежением поглядывя н других голых. Знкомых в бне не было. Перекинув через плечо полотенце, Филюрин взял голубое мыло Ббского и вошел в мыльную.

В это время Ббский, подв зявление о птенте и торопливо объяснив собрвшейся у вход в ГСНХ толпе преимуществ елового бицикл перед метллическим, с шумом выктил н проспект имени Лошди Пржевльского.

В этот сумеречный чс между двумя рядми пепельных от пыли лип уже гуляли пищеслвцы. Привыкшие к причудм городского изобреттеля грждне провожли бицикл рвнодушными взглядми.

Поворчивя н площдь, Ббский нехл н человек в белой косоворотке. Потерпевший покчнулся.

- А! Это вы, товрищ Лялин! - примирительно скзл Ббский. - Я кк рз хотел сегодня зехть к вм в птечный подотдел.

- Опять изобрели что-нибудь? - проворчл товрищ Лялин, мссируя ушибленное бедро.

- Изобрел, изобрел! Мыло от веснушек. "Веснулин" Ббского! Сейчс покжу. Весь город хнет, прошу убедиться. Подержите бицикл.

Освободив руки, изобреттель стл рыться в крмнх, ищ "веснулин". Но ни в одном из всех четырндцти крмнов пиджчной тройки он не ншел метллической коробочки с мылом.

- Тк вы мне звтр в подотдел знесите, - нетерпеливо скзл Лялин, тм и подрботем вопрос.

- Позвольте, позвольте, куд же оно могло деться, - суетился Ббский, позвольте, где же я был? Нверно, в губсовнрхозе оствил. Подождите здесь! Я сейчс приеду!

И Ббский, оттолкнувшись ногой от зведующего птечным подотделом, поктил обртно по проспекту им. Лошди Пржевльского.

Пок Ббский ломился в зкрытые двери ГСНХ, потом, опечленный потерей "веснулин", колесил по всему городу, нполняя его погремушечным стуком, Филюрин мылился.

Он октился горячей водой из шйки, которой пришлось дожидться довольно долго, зжмурил глз и густо нмылился. "Веснулин" Ббского издвл беспокойный скипидрный зпх.

"Медицинское мыло, - с удовольствием подумл Филюрин, не рскрывя глз и клекоч от нслждения, - нверно, не меньше сорок копеек стоит".

Филюрин чувствовл, кк тело его стновится легким. От этого было приятно, и в голове происходил мленький сумбур. Мыслилось что-то ткое очень хорошее, что-то вроде кругосветного путешествия з полтинник. И кзлось Филюрину, что он исчезет и рстворяется в бнном тепле.

И, стрнное дело, милицейскому ндзиртелю Адмову, мывшемуся неподлеку и только что нмылившему голову семейным мылом, покзлось, что голов знкомого ему по учстковым делм Филюрин исчезл и моется одно только туловище.

Адмов стл быстро промывть злепленные пеной глз, когд промыл, в углу, где только что стоял Филюрин, никого не было. Только вились смутные локончики пр д рсктывлсь по нклонному полу тяжеля шйк.

Милиционер Адмов был тк удивлен происшедшим, что ему зхотелось вытщить свисток и созвть н помощь дворников. Но свисток вместе со всей форменной упряжью остлся в предбннике. К тому же к освободившейся шйке уже подползли голые. Адмов недолго думя первым схвтил шйку и предлся дльнейшим бнным удовольствиям. О Филюрине он сейчс же збыл.

Между тем Филюрин с зкрытыми еще глзми подошел к крну и, зчерпнув в лдони холодной воды, умыл лицо. То, что он увидел, или, вернее, то, чего он уже не увидел ( не увидел он многого: ни своих рук, ни ног, ни живот, ни плеч), ошеломило его. В стрхе он побежл под душ. Он чувствовл, кк под теплым дождиком слетело с него мыло, но тело продолжло отсутствовть.

Необыкновенный испуг вытолкнул Филюрин в предбнник. Филюрин подскочил к зерклу. Себя он не увидел. Его не было. Он не отржлся в зеркле. между тем он стоял против зеркл и дже притронулся к нему рукой.

Но подумть о своем отчянном положении Филюрин не успел. В зеркльном поле отрзились две подозрительные фигуры. Они вошли в предбнник из передней и, увидев, что здесь никого нет, зхвтили ближйшую к ним стопку одежды и проворно выбежли.

- Стой! - зкричл Филюрин, услышв знкомый звон своих брюк.

Голос его был прежний, филюринский.

В гневе он погнлся з похитителями. Воры неслись к темным переулкм Нового город. З ними во весь дух бежл невидимый регистртор.

Произошло темное и удивительное событие. Двдцтишестилетний молодой человек, испрвный служщий, отличвшийся звидным здоровьем, одновременно потерял все, что у него было: полутолстовку, визиточный глстук и тело. Остлось только то, в чем Филюрин до сих пор совершенно не нуждлся. Остлсь душ.

А город, еще ничего не подозреввший, жил обычной жизнью. В ночной тиши рздвлись резкие звуки увертюры к опере "Крмен", исполняемой в клубе водников великорусским оркестром н семндцти домрх.

Глв II

"Воленс-неволенс"

До смого рссвет невидимый регистртор блуждл по переулкм, нстолько отдленным от центр, что их дже к 1928 году не успели переименовть. Воров он не нстиг, д и погоня з грдеробом был уже бесцельной. Пробежв километров шесть, Филюрин сообрзил, что призрку одежд не нужн. Однко впереди было худшее - в девять чсов предстояло прибыть н службу.

Следствием этого явилось решение немедленно отпрвиться к Ббскому и требовть возврщения тел еще до нчл знятий в отделе блгоустройств.

Через двдцть минут изобреттель Ббский проснулся от холод. Окно было рскрыто, и утренний ветер сгонял в угол комнты деревянные стружки, звившиеся колечкми.

- Товрищ Ббский! - услышл изобреттель. - Товрищ Ббский!

Ббский выпрыгнул из постели и подбежл к окну. Улиц был пуст и чист. Холодня, оловяння рос поблескивл н деревьях.

- Хулигны! - крикнул изобреттель, зхлопывя окно. - Удивительное хулигнство!

- Товрищ Ббский, - услышл он з собой, - дело в том, что я был в бне...

Ббский сел н избрызгнный подоконник и изумленно оглядел комнту. В комнте никого не было.

- Кто был в бне? - тихо спросил он.

- Я, - ответил стул.

Тогд Ббский поднялся, н пунтх подкрлся к стулу и, нсторожив слух, с крйним любопытством спросил:

- Вы были в бне?

Но стул не ответил. З спиной изобреттеля послышлся зстенчивый кшель и тот же голос с мольбой произнес:

- Я с этой стороны, товрищ Ббский. Дело в том, что меня не видно.

- Кого не видно? - рздрженно спросил Ббский.

- Меня, Филюрин.

- Позвольте, почему же вс не видно?

- Дело в том, что я был в бне, теперь мне нужно к девяти чсм прийти н службу, меня не видно.

По мере того кк Филюрин вяло и нерешительно выблтывл подробности своего исчезновения, лицо изобреттеля все светлело и оживлялось.

- Тк вы говорите, нмылились? - спросил изобреттель, дергя себя з бороду. - С нучной стороны это весьм интересно!

- Вы же поймите, - убеждл Филюрин, - из-з вшего мыл я теперь не могу пойти н службу.

- А я тут при чем? Вы взяли мой "веснулин" без спрос, но черт с вми. Мне не жлко. Но ведь мыло действовло првильно? Веснушки исчезли?

- Веснушки исчезли, - исктельно скзл невидимый, - но ведь и я тоже исчез, товрищ Ббский. Войдите ткже и в мое положение.

В комнте рздлось жлкое стенние.

- Черт его знет, - здумчиво произнес изобреттель, - я изобрел только мыло от веснушек...

- Скжите, может быть, вы можете сделть тк, чтобы я опять сделлся видимым?

- Тк-с, - зметил Ббский, - ндо подумть. Вы где сейчс, молодой человек? Если н стуле, то я сяду н кровть, то вс рздвить недолго.

- Я стою.

- Аг. Ну, стойте. А я подумю.

В течение получс в комнте слышлись только громкие междометия, которые пропускл сквозь бороду изобреттель.

- Уже без четверти семь, - кнючил невидимый. - Не говоря о том, что я всю ночь не спл, я из-з вшего мыл еще опоздю н службу.

Ббский встл, вытряхнул свою бороду обеими рукми, кк вытряхивют носильное плтье, и решительно скзл:

- Не морочьте мне голову! Я с вми еще буду судиться з то, что вы стщили мое мыло. Я не могу в полчс сделть ткое серьезное изобретение, кк возврщение человеческого тел. Я, может быть, и з пять лет не успею этого сделть.

Кк видно, Филюрин пришел в сильнейшее волнение, потому что упл стул и с верстк посыплись чурки - зпсные чсти к бициклу.

- Пошел вон! - звопил Ббский. - Хулигн! Ну, вон отсюд!

Окно смо собою рспхнулось, и уже с улицы донесся нудный голос невидимого:

- Я н вс в суд подм!

- Я тебе подм! Укрл мыло и еще пристет!

- Вы не имеете прв, - хорохорилсь пустыння улиц, - ответите, кк з убийство!

- Ворюг! - дрзнил городской сумсшедший, свешивясь из окн. - Тк тебе и ндо!

Окно с треском зхлопнулось. Ббский минут десять ходил по комнте успокивясь. Потом, придя к зключению, что "веснулин" приобрел свои удивительные свойств под влиянием брожения в железной коробочке, изобреттель зжег примус и немедленно же стл врить второй кусок "веснулин", восстнвливя по пмяти его основные ингредиенты.

Потосковв у окн, прозрчный регистртор двинулся по Косвенной улице.

Город уже проснулся. Проехл клетк с нловленными з утро бродячими псми. Почуяв зпх невидимого, нселение клетки зляло и звизжло.

Чс совслужщих приближлся, Егор Крлович все еще не знл, что предпринять. Н Тимирязевской площди уже стоял знкомый госппиросник. Тк же, кк и вчер, блистл его стеклянный лрек, и жлобный ящик по-прежнему мнил к себе устлого путник. Но все это было не для Филюрин.

Внезпно и скороплительно переменилсь вся жизнь регистртор, дже не переменилсь, , вернее, прекртилсь. От него ушли: ед, питье, тбк, любовь, движение по службе, возможность восхитить кого-нибудь своим нрядом или телом. Оствлось только одно - возможность мыслить. Но этим делом Филюрин никогд не знимлся.

В стрхе и удивлении очутился Филюрин перед большим, прибитым к двум столбм, железным плктом. Н плкте был изобржен бегущий человек в ткой же точно полутолстовке, ккя еще вчер был н Егоре Крловиче. Он устремлялся вперед, держ в протянутой руке белый червонец. Под кртиной был ликующя ндпись:

КТО - КУДА, А Я В СБЕРКАССУ!

"А я куд? - горько подумл невидимый. - Куд я?"

Полный отчяния, Егор Крлович бросился домой. Он подошел к окну своей квртиры и зглянул внутрь. Мдм Безлюдня сидел з пинино, тяжело роняя пухлые руки н клвиши. Из открытого рт безостновочно лился блговест. Злтозубя мдм упржнялсь в звуке "и".

- А я куд? - прошептл Филюрин. - Не идти же н службу в тком виде?

А между тем уже все шло и ехло н службу. Проехл в втомобиле зведующий отделом блгоустройств Кин Алексндрович Доброглсов с сыновьями: Афнсием Киновичем, рботющим в отделе лиственных нсждений, и Пвлом Киновичем - из отдел сборов.

- Пойду, - решил Филюрин нконец, - ведь я же ни в чем не виновт! Я им все объясню. Пусть н комиссию пошлют. Пожлуйст!

Отдел блгоустройств Пищ-К-Х знимл пять комнт в двухэтжном особняке н Тысячной улице. В кждой комнте был большой кмин, отделнный в мрмор. Тк кк кминов не топили, то в них содержлись дел в ппкх, перевязнных шпгтом, и в рздувшихся скоросшивтелях.

К тому времени, когд Кин Алексндрович прибыл в вверенный ему отдел, все сотрудники были уже в сборе, и только стол регистрции земельных учстков пустовл. Кин Алексндрович критическим взором окинул стол регистрции, потом взглянул н шестигрнные стенные чсы, сверил их со своими мозеровскими, зтем скзл:

- Что, Филюрин болен?

Евсей Львович Ионнопольский, делвший зписи в глвной книге и нходившийся в эту минуту ближе всех к нчльнику, зметил, что о болезни Филюрин кк будто никких сведений не имеется.

- Не зню, - скзл Кин Алексндрович без всякого выржения, - з ним эти штуки не первый рз. Кжется, воленс-неволенс, я его уволенс.

Последние слов Доброглсов произнес с особенным вкусом.

Выржение это он услышл в 1923 году, когд Пищеслв посетило лицо, облеченное полномочиями по чсти сдового блгоустройств. И смое-то это выржение "воленс-неволенс, я вс уволенс" было скзно ему, Кину Алексндровичу, з обнруженные упущения. После этого Доброглеов уверился, что лицо, посетившее город, есть лицо весьм вжное и, возможно, дже историческое.

Когд гроз пронеслсь, Кин Алексндрович решил увековечить момент пребывния гостя. Трмвйный вгон э 2, в котором посетитель проехлся по городу, был снят с линии и помещен в музей блгоустройств с меморильной дощечкой: "В этом вгоне сентября 28 дня 1923 год тов. Обмишурин отбыл н вокзл". После этого исторического эксцесс в городе Пищеслве циркулировли только дв трмвйных вгон, потому что всего их было три. Пищеслвцы с ужсом думли о том, что Обмишурин еще рз может приехть с ревизией и тогд трмвйное движение прекртится нвсегд.

Кин Алексндрович двно уже сидел в своем кбинете и мкл перо в сторублевую бронзовую чернильницу "Лицом к деревне" (бревенчтя избушк с рскрывющейся дверцей и ндписью, сделнной слвянской вязью: "Пролетрии всех стрн, соединяйтесь!"), Ионнопольский никк не мог избвиться от гнетущего чувств.

Положение Ионнопольского в отделе было штким. Его могли выкинуть в любую минуту, хотя он служил верой и првдой уже восьмой год. Происходило это вследствие мникльной идеи, зсевшей в голове Кин Алексндрович. Дв год тому нзд в Пищеслве прошумел покзтельный процесс провороввшегося упрвделми ПУМ Ивнопольского. С тех пор Доброглсов остновился н мысли, что Ивнопольский и Ионнопольский - одно и то же лицо. При очередном сокрщении шттов Кин Алексндрович неизменно требовл увольнения Ионнопольского, подкрепляя свое требовние крикми:

- Зчем нм упрвделми ПУМ?

Кк ни уверяли Доброглсов, что Ионнопольский, Евсей Львович, ничего общего с Ивнопольским, Петром Кллистртовичем, не имеет, что, в то время кк Петр Кллистртович сидел н скмье подсудимых, Евсей Львович ккуртно являлся н службу в девять чсов утр и что Ивнопольский нконец приговорен к десяти годм и рботет в кнцелярии допр, - это действовло только временно.

При следующем сокрщении Кин Алексндрович подымлся и с упреком спршивл:

- Зчем нм Ивнопольский? Зчем у нс служит упрвделми ПУМ? Его ндо сокртить в первую голову.

Доброглсову снов докзывли, ккя пропсть отделяет зслуженного бухглтер Ионнопольского от известного всему городу жулик Ивнопольского, но Кин Алексндрович смотрел н объяснявшего белыми эмлировнными глзми и говорил:

- Вы кончили, товрищ? Ну, теперь вы мне скжите, зчем нм, я вс спршивю, упрвделми ПУМ? Зчем? Воленс-неволенс, я его уволенс.

По всем этим причинм Евсей Львович не любил никких волнений в отделе.

Впрочем, никто в отделе не любил волнений: ни Лидия Федоровн, немолодя девушк со считнными волосми кудрявой прически, ни смый молодой из служщих отдел - Костя, ни товрищ Птшников, пищеслвский знхрь, числящийся в ведомости личного соств инструктором-обследовтелем.

Подобные Птшникову служщие водятся в кждом городе и дже в кждом учреждении. Это обычно недоучившиеся медики или родственники врчей, то, и просто любители поговорить н медицинские темы.

К ним-то и обрщются з советом служщие, глубоко убежденные в том, что врчи стрхкссы лечт непрвильно, не учитывя новейших достижений нучной мысли. Общение же с чстными врчми невозможно, тк кк чстные врчи, по мнению служщих, спекулянты, и связывться с ними не стоит. Полным доверием пользуются только профессор, но посещть их мешет бедность.

И все обрщются к собственному медику. Советы он дет охотно, денег з это не берет и, сияя отрженным светом родственного или знкомого ему медицинского светил, отличется универсльностью в познниях.

Птшников, сидевший з своим тонконогим столиком рядом со столом Филюрин, был прекрсным, знющим и совершенно бескорыстным учрежденским знхрем-колдуном. Особое увжение он внушл себе тем, что был двоюродным племянником известного в Ленингрде терпевт.

Кк только Кин Алексндрович зтих в своем кбинете, к Птшникову подошел еще не успокоившийся Евсей Львович.

- Ну, что? - спросил Птшников, остнвливя бег своего пер и обртив к Ионнопольскому круглое лицо. - Кк дренлин?

- Впускл, кк выговорили. С носом у меня теперь все блгополучно, но знете что, Птшников...

Выслушв Ионнопольского и рссмотрев мешки под его глзми, Птшников скзл:

- Лучше всего, конечно, обртиться к профессору. К Невструеву, нпример.

- А все-тки? - нстивл Евсей Львович.

- Не зню. Мне кжется, что у вс отрвление уриной.

Н щекх Евсея Львович проступил клубничный румянец.

- Неужели уриной?

- Видите ли, лучше всего вм все-тки обртиться к Невструеву. Может быть, это нервное.

- Тут стнешь нервным, - зметил Ионнопольский, поглядывя н дверь. Что же вы все-тки думете?

- Я думю, что это все-тки отрвление. Посоветуйтесь с Невструевым или, знете что, сделйте снчл нлиз. Может быть, у вс белочек.

Совершенно подвленный Евсей Львович отошел к своей конторке и, взобрвшись н винтовой полировнный тбурет, стл рзносить сттьи по счетм глвной книги.

- Что же с Филюриным? - спросили из угл. - Нужно кому-нибудь сесть н регистрцию. Тм человек три уже ждет.

И действительно, у брьер, против стол Филюрин, стояло несколько человек, недовольно посмтриввших по сторонм.

- Алколоиды, - скзл Птшников, усмехясь, - просто выпил лишнее.

- Ничего подобного! - отозвлся Костя. - Мы его вчер весь вечер ждли. Компния подобрлсь. Но он не пришел. Всю вечеринку нм сорвл. Мы хотели под мндолину тнцевть.

Если бы Костя знл, во что превртился тот, кто еще до вчершнего дня тк ловко бряцл овльным медитором, прижимя к животу круглый полостый зд мндолины! Кк длек был теперь от Филюрин вльс "Осенний сон", который он с великим трудом рзучил по цифровой системе.

- Кстти, Птшников, - скзл Костя с тревогой, - я слепну.

- Д ну вс! - ответил инструктор-обследовтель. - Вечно вы выдумывете ккие-то болезни!

- Д, ей-богу, я слепну. Уже три дня, кк у меня в глзх плвют рзноцветные мушки.

- Лдно. Дйте пульс, - н всякий случй скзл Птшников. - Что ж, пульс нормльный, хорошего нполнения. Ничего вы не слепнете. Пойдите лучше к Доброглсову и спросите, кого посдить н место Филюрин, то люди ждут.

В это смое время невидимый регистртор, прозрчня сущность которого дрожл от стрх, подымлся по чугунной лестнице Пищ-К-Х.

"Что скжет Кин Алексндрович?" - тоскливо думл невидимый.

Глв III

"Кто - куд, я - в сберкссу!"

Приход невидимого н службу вызвл в отделе блгоустройств необыкновенный переполох. Первое время ничего нельзя было рзобрть. В общем шуме выделялся полнозвучный голос Кин Алексндрович и дрожщий тенорок Филюрин.

- Этого не может быть! - кричл Доброглсов.

- Ей-богу! - зщищлся Филюрин, - Спросите Ббского!

Служщие бегли из комнты в комнту с рскрсневшимися лицми и н все рсспросы посетителей отвечли:

- Ну, чего вы лезете? Рзве вы не видите, что делется? Приходите звтр.

Все приостновилось. Спрвок не двли, ксс не рботл, и в здней комнте потухл брошенный курьерми кипятильник "Титн". Было не до чю.

- Это бюрокртизм! - кричли ничего не понимвшие клиенты отдел блгоустройств.

Впрочем, никто ничего не понимл.

У кбинет Доброглсов плотной кучей столпились служщие. В рьергрде топтлся боязливый Ионнопольский, беспрерывно шепч:

- Что? Что он скзл? Это Филюрин скзл? А Кин? Что Кин ответил? С ум можно сойти. Что? Абсолютно не видно? Стул перевернул? А что Кин ему? Подумть только! Этого нигде в мире нету!

- Ну, нету! В Америке, нверно, есть и не ткие!

- Кк вм не стыдно это говорить. При чем тут Америк!

- Не мешйте! - шептл Евсей Львович. - Тише! Что он скзл? А Кин? Вы знете, Кин не прв. Нельзя же тк кричть н невинного человек. Впрочем, при его вспыльчивом хрктере...

В это время Кин Алексндрович нседл н рстерявшегося невидимого.

- В конце концов это не дело дминистрции, дело местком.

Робкий голос Филюрин стллся по смому полу. Может быть, он стоял н коленях.

- Я только об одном прошу - чтобы мое дело рзобрли!

- Можно рзбирть только дело живого человек. А вы где?

- Я здесь.

- Это бездокзтельно! Я вс не вижу. Следовтельно, к рботе я вс допустить не могу. Обртитесь в стрхкссу.

- Но ведь я же здоровый человек.

- Тем более. Воленс-неволенс, я вс уволенс.

Сотрудники переглянулись.

- Смодур, - прошептл Ионнопольскии. - Без соглсовния с месткомом!

- Д, д, Филюрин, - продолжл Кин Алексндрович, - хвтит с меня упрвделми ПУМ-. Еще и невидимого держть. Берите бюллетень и идите. Идите, идите! Вы же видите, что я знят!

- Меня убили! - зкричл невидимый. - У меня укрли тело!

- Рз вс убили, стрхксс обязн выдть вм н погребение!

- Ккое может быть погребение живого человек!

- Это прдокс, товрищ, - ответил Кин Алексндрович. - В отделе блгоустройств не место знимться прдоксми, место знимться текущей рботой. Кк решит РКК, тк и будет. Вы ушли?

Ответ не было. Испугвшись слов "прдокс", Филюрин покинул кбинет и очутился среди сотрудников.

Сотрудники снчл рссыплись в стороны, крич изо всей силы: "Где вы, где вы?"

- Здесь, у рифмометр. Вот я поднял пресс-ппье, Кин говорит, что я не существую. Я в состоянии рботть.

После пугливых рсспросов и столь же пугливых ответов невидимого, служщие уяснили, что Филюрин в еде не нуждется, холод не испытывет, хотя и исчез, будучи голым, что тело свое ощущет, но, кк видно, его все-тки, нет, и чем он только что поднял пресс-ппье, он и см не знет.

- Прямо некдот! - повторял невидимый.

Но событие было нстолько порзительным, что общей темы для рзговор не ншлось. Стло скучновто.

- Ну, что новенького в отделе? - спросил Прозрчный, хотя з последний год единственной новостью было его собственное исчезновение.

- Ничего, - ответил Ионнопольский, - говорят, новя трифня сетк будет.

- Три год говорят, - послышлся из-з рифмометр безндежный ответ невидимого.

- Д.

- Вы знете, меня еще и обокрли! Ей-богу! Все чисто укрли.

- А вы зявили в милицию?

- Д зчем зявлять? Ведь мне-то уже не нужно! - с горечью произнес голос регистртор.

- Это вы нпрсно, Егор Крлович. Если все тк будут относиться, то ткой бндитизм рзовьется!

Филюрин осмотрелся. Все было прежнее, двно известное, еще вчер ндоедвшее, сегодня бесконечно милое и невозвртимое - счеты с костяшкми пльмового дерев, черный дыропробивтель, линейки с острыми лтунными ребрми и толстя, чудесня книг регистрции.

- Кк же все это произошло? - спросил Евсей Львович. - Рсскжите подробно.

Филюрин повторил все, что он рсскзывл уже Доброглсову. И тк кк сотрудники все это слышли, стоя у дверей кбинет, рсскз покзлся им не тким уже удивительным.

- Бывет, бывет, - скзл инксстор, - н свете, пусть люди кк ни говорят, но есть много непонятного. Моя ббушк перед смертью три гроб видел.

- Это ббьи рзговоры! - скзл невидимый.

- Нет, нет, - зкричл инксстор. - Это не пустяк.

Нперерыв стли рсскзывть всякие тинственные истории: о гробх, призркх и путешествующих мертвецх.

- Выходит, что и я призрк, - усмехнулся Филюрин.

Но его не услышли.

Инксстор рсскзывл историю згдочного появления покойного дяди одного своего приятеля.

- ...Они открывют окно, з окном никого нет. Между тем все ясно слышли, что кто-то постучл. См я этого не видел, но приятель видел собственными глзми.

Между тем Лидия Федоровн, двно уже с опсением поглядыввшя н двери кбинет Доброглсов, подобрлсь к рифмометру.

- Вы еще здесь, Егор Крлович? - спросил он.

- Здесь.

- Простите, пожлуйст, мне к рифмометру нужно. Прдон!

Оттеснив невидимого, Лидия Федоровн деловито звертел ручку. Арифмометр зскрежетл. Евсей Львович сел з глвную книгу. Потянулись з свои столы и все остльные. О невидимом нчинли збывть.

- Скжите, - обртился Филюрин к инксстору, - вы двно купили эту сорочку? Хорошя сорочк. Сколько вы з нее дли?

Ответ невидимый не получил, тк кк инксстор умчлся по своим делм.

- Егор Крлович? - спросил Птшников. - Я вм, кстти, хотел посоветовть обртиться к Невструеву. Вполне знющий терпевт.

- Зчем же обрщться? - тупо спросил Филюрин.

- Может быть, это у вс н нервной почве? Вм, нверно, нужн электризция. Токи Дрсонвля. Змечтельня вещь. Или, знете что, попробуйте водолечение. Темпертуру вы меряли?

- Где тм мерять! - скзл Филюрин грустно. - Пойду я в местком.

В мленькой комнте местком, глвным укршением которой являлся щит с прикрепленными к нему чстями винтовки и ндписью: "Умей стрелять метко", сидели любопытные из всех отделов Пищ-К-Х.

- Меня не имеют прв уволить! - рздлся голос Филюрин. - Я трудоспособности не потерял!..

Присутствующие згомонили. Смолюбие невидимого временно было удовлетворено. Здесь его история принимлсь к сердцу чрезвычйно близко. Здесь он еще мог удивлять. Он приподымл чернильницу, покзывя, где он нходится, объяснял детли нового своего быт и уже с некоторым опытом рсскзл, что тело свое он ощущет, но, кк видно, тел все-тки нет, и чем он, Филюрин, поднял только что чернильницу, он и см не знет.

- Кроме того, меня обокрли, - зкончил невидимый свой удивительный рсскз. - Ей-богу! Все нчисто уперли.

- Тк вы подйте в кссу взимопомощи, - скзл председтель местком, - в тких случях он может выдть дже безвозвртную ссуду. Пишите зявление.

Но тут председтель осекся и потрогл рукми прическу.

- Впрочем, вм деньги не нужны. Не к чему. Есть-пить вм не ндо, д и плтья не н что ндеть. Тк в чем же вш конфликт с дминистрцией? Соглсно првил внутреннего рспорядк уволить вс не могут. Есть пункт "г", но он к вм не подходит- обнружившяся непригодность к рботе.

- Рботть я могу! - воскликнул невидимый.

- Но зчем же вм рботть! Рз пить-есть вм не ндо, мы ддим лучше н вше место многосемейного безрботного...

- Кк!! - звопил невидимый. - С ккой стти меня н биржу посылть! Я вылечусь. Я к профессору Невструеву пойду. Он знющий терпевт. Я стну видимым. Извините, товрищи! Меня нельзя уволить! Где же это ткой зкон, чтоб невидимых увольнять. Пункт "г" не подходит. А других пунктов подходящих нет.

- Что ж, это верно, - скзл председтель. - Этот вопрос ндо зострить.

- А куд он деньги стнет клсть? - спросил из толпы звистливый Пвел Кинович, пришедший полюбовться н диковинного подчиненного своего ппши.

- Хоть псу под хвост! - грубо ответил невидимый. - Принципильно! Это местком не ксется. Могу клсть в бнк. Кто - куд, я - в сберкссу. Мое дело!

- Формльно будем зщищть, - скзл председтель. - Попроси-к, Костя, сюд товрищ Доброглсов н зседние РКК. Будем филюринское дело рзбирть.

- Нет, это прямо безобрзие ккое-то, - зметил Филюрин, - взять и уволить сотрудник ни з что. Будто невидимый уже и не человек. Возмутительно!

Собрвшиеся молчли. Они нчинли звидовть невидимому. Кк же! Ему не нужно производить никких рсходов. А жловние идет полностью, кк всякому.

- Сколько же ткой невидимый может прожить? - спросил курьер Юсюпов, двно уже производивший в уме ккие-то вычисления.

- Неизвестно, - злобно ответил згдочный регистртор.

- Может, ткой невидимый и не умирет вовсе? - продолжл Юсюпов.

- И нверно дже я буду жить вечно.

Глз председтеля местком срзу потеряли свой будничный блеск.

- Ты тут потише нсчет вечности. Одурел от невидимости. Ты смотри, кк бы тебя з ткие слов из союз не выкинули.

- А возможно, что и будет жить вечно! - звздыхл Юсюпов.

- Тебе, курьер, звидно! - огрызнулся Филюрин.

- Мне не звидно, только лет з двести, товрищ Филюрин, можешь большой кпитл соствить. Вроде кк Циндель стнешь.

Тут в голове председтеля местком, незметно для присутствующих, родилсь блестящя идея. И он скзл, обртивши взор повыше чернильницы:

- Слушй, Филюрин, тебе и н смом деле деньги не нужны. Ты свою зрплту жертвуй в Осовихим. А?

Послышлось стршное сопение. По комнте пронесся небольшой ургн.

- Что вы все н меня нвлились? Сколько все сотрудники плтят, столько и я буду плтить.

- Скряг ты, Филюрин, - произнес председтель, - невидимый должен проявить большую ктивность. Ну, черт с тобой, зщищть тебя рбочя чсть РКК все-тки будет.

В эту минуту, спугнув лодырничющих сотрудников, в комнту вошел Кин Алексндрович.

- Товрищи посторонние! - провозглсил председтель. - Прошу очистить помещение. Сейчс будет открытое зседние РКК.

Комнт мигом обезлюдел.

Против председтеля и Юсюпов, предствлявших рбочую чсть РКК, уселся упрвделми. Кин Алексндрович сел у стены, подложив под спину портфель, чтобы не измрть пиджк. Нд головой его жирно блестели винтовочные чсти.

- А этот уже есть? - спросил Кин Алексндрович, сделв рукой неопределенное движение.

- Он тут. Ну, товрищи, кк же быть с Филюриным? Юсюпов, веди протокол.

Кин Алексндрович убоялся конфликт и соглсился признть Филюрин живым и дееспособным, выговорив себе двухнедельный испыттельный срок, после которого вопрос о невидимом снов должен был стть предметом официльного обсуждения.

В конце зседния, происходившего довольно мирно. Кин Алексндрович вдруг восплменился.

- Хорошо! Пусть невидимый остется, хотя ни в одном учреждении нет невидимых служщих. Я соглсен. Но зчем нм, товрищи, упрвделми ПУМ, Ивнопольский? Не понимю?

- Кин Алексндрович, но ведь вопрос об Ионнопольском прорбтывлся не рз, и мы уже сми выявили, что нш Ионнопольский совсем не тот.

- Нет, - скзл Доброглсов, - я буду просить нчльник Пищ-К-Х бросить меня н другую рботу. Я не могу отвечть з блгоустройство город, когд в отделе рботют ккие-то невидимые и упрвделми ПУМ. Я не могу рботть с привидениями. Это мистик. Я требую жертв.

- Что же вы хотите? - спросил председтель местком.

- Я требую жертв, - повторил Кин Алексндрович. - Я не могу делть из блгоустройств бедлм. Воленс-неволенс...

И уже кроткий Евсей Львович, связнный по рукм и ногм, был возложен н жертвенник, уже был знесен нд ним вооруження втомтической ручкой десниц Доброглсов, когд поднял свой голос рбочя чсть. Он не хотел жертв.

Однко н этот рз рзозленный Кин Алексндрович покзл лмзную твердость. Пришлось создть конфликт, и дело о мнимом упрвделми ПУМ пошло в примирительную кмеру.

- Тк вы, Филюрин, допускетесь к исполнению обязнностей. Можете идти рботть.

Вслед з этим, впервые в истории учреждений город Пищеслв, со стол скромного регистртор Филюрин ручк см собой поднялсь н воздух, нклонилсь под должным углом и вписл в рзвернутую книгу регистрции земельных учстков смую обыденную деловую зпись.

Посетители отдел блгоустройств, двно збывшие детскую скзку о шпке-невидимке, не читвшие Уэльс и не знвшие еще об удивительном случе с "веснулином" Ббского, первое время обмирли и дже опускли негодующие зявления в огромный жлобный ящик Пищ-К-Х, но потом, знятые своими делми, привыкли и нходили, что невидимый Филюрин рботет горздо быстрее Филюрин видимого и что душ регистртор горздо вежливее, чем был его земня оболочк.

Пищеслвцы успокоились, нзывли Филюрин "товрищ прозрчный" и дже слегк нд ним подтрунивли.

А см прозрчный тосковл безмерно. Сперв ему нрвилось то удивление, которое он вызывл в окружющих. Он любил рсскзывть с мельчйшими подробностями о том, кк он пошел в бню, кк мылся тм необыкновенным голубым мылом, кк исчез и кк гнлся з ворми. Но все это продолжлось лишь дв дня. Не нходилось больше охотников слушть рсскзы о том, кк буквльно, в точном смысле этого слов, смылся регистртор.

Это обстоятельство повлияло ткже н судьбу единственного свидетеля исчезновения Филюрин. Милиционер Адмов тоже не нходил больше слуштелей, от скуки зпил и был отпрвлен в нтилкогольный диспнсер, где его лечили гипнозом и холодной водой.

О Ббском ничего не было слышно. Он сидел, зпершись, у себя, н Косвенной улице, и примус его, кк потом рсскзывли, не потухл ни днем, ни ночью.

Прозрчный тосковл. Все удовольствия были ему уже недоступны. Только и было ему удовольствия, что одиноко поигрть н мндолине, прижимя ее зд к своему несуществующему животу.

Тогд-то и произошло змечтельное событие, перевернувшее Пищеслв вверх дном и вознесшее Егор Крлович Филюрин н головокружительную высоту.

Глв IV

История город Пищеслв

Скзть првду, Пищеслв был городом ужсным. Больше того. Свежий человек, попв в него, подумл бы, что это город фнтстический. Никк свежий человек не смог бы себе предствить, что все увиденное им происходит няву, не во сне, стрнном и утомительном.

Еще недвно Пищеслв носил короткое, незнчщее нзвние - Кукуев. Переименовние город было вызвно экстрординрным изобретением Ббского. Неутомимый мыслитель изобрел мшинку для изготовления пельменей.

Продукция мшинки был неслыхння - три миллион пельменей в чс, причем конструкция ее был тков, что он могл рботть только в полную силу.

Мшинку изобреттель нзвл "скоропищ" Ббского.

В порыве восторг Ббскому окзли честь, переименовв Кукуев в Пищеслв. Рскрылись обятельные, отливющие молочным цветом червонцев, перспективы. Предвиделся рсцвет пельменной промышленности в городе, бывшем доселе только дминистртивным центром.

В первый же день дв "скоропищ", рботя в три смены, изготовили сто сорок четыре миллион пельменей. Н другой - рбот прекртилсь, потому что зпсы муки и мяс истощились. Штбеля пельменей лежли н улицх Пищеслв, но, к удивлению кционерного обществ "Пельменсбыт", обрзоввшегося для эксплутции изобретения Ббского, спрос н пельмени, при всей их дешевизне, не превысил пяти тысяч штук.

Перевозить пельмени в другие город н проджу было невозможно из-з жркого летнего времени.

Пельмени стли рзлгться. Зпх гниющего фрш душил город.

Нчлся переполох. Обнружился существенный недостток изобретения Ббского. "Скоропищ" нельзя было приручить и приспособить к скромным потребностям нселения. Окзлось, что меньше трех миллионов пельменей в чс мшинк выпускть не может.

Добровольные дружины в удрном порядке вывозили скисший продукт з город, н свлку.

Когд обртились з рзъяснением к Ббскому, он, конструироввший уже стнок для мссового изготовления лучин, ворчливо ответил:

- Не морочьте мне голову! Если "скоропищ" усовершенствовть, то усилить продукцию до пяти миллионов в чс возможно. А меньше трех миллионов, прошу убедиться, нельзя.

Тогд Ббского посдили н полгод в тюрьму, но уже через неделю городской изобреттель стл произносить неопределенные угрозы, говорил про ккой-то нтитюремный эликсир, и его выпустили.

Возвртить городу прежнее имя было совестно.

Тк он и остлся Пищеслвом.

С ккой бы стороны ни подъезжл к Пищеслву путник, взору его предствлялось огромное здние, привлектельно и змнчиво высившееся нд всем городом. Это был объединенный центрльный клуб - здние, по величине своей немногим только меньшее, чем московский Большой оперный тетр.

Клуб помещлся в лучшей чсти город - между шоколдным особняком РКИ и бело-розовым мпирным зднием уголовного розыск.

Клуб был построен очень прочно, добротно и отличлся невиднной еще в Пищеслве крсотой всех своих четырех фсдов. Но не было в нем ни концертов, ни лекций, ни тетрльных предствлений, ни шхмтных игр, ни кружковой рботы. Огромное здние, бросвшее тень н добрую половину Пищеслв, совершенно не посещлось гржднми.

Изредк только из колоссльного здния клуб выходил человек в толстовочке - коменднт- и, жмурясь от солнц, плелся в клуб уголовного розыск поигрть в шшки и н полчсик приобщиться к культурной жизни.

Что же случилось? Почему ни одн душ не посещл клуб? Почему никто не игрл тм в политфнты и профлото, почему не было увлектельнейших вечеров вопросов и ответов? Почему всего этого не было, хотя здние нрвилось всем без исключения пищеслвцм?

При постройке здния строителями был допущен ошибк. Мы должны открыть всю првду.

В зднии был только одн мленькя, совсем темня комнтк, площдью в семь квдртных метров. Вся остльня неизмеримя площдь был знят большими и млыми колоннми всех ордеров - дорического, ионического и коринфского.

Колоннды спидного цвет пересекли здние вдоль и поперек, окружли его со всех сторон кким-то удивительным чстоколом. Внутри здния тоже были только колонны. И в этом колонндном лесу чхнул от безлюдья коменднт в толстовочке. Пищеслвцы, боясь зблудиться в колоннх и не нходя комнт, в которых можно было бы послушть лекцию, предпочитли любовться диковинным клубом извне.

В клубе не было дже уборной. Коменднт, кляня рхитекторов и стукясь лбом о колонны, з кждой млостью бежл во двор РКИ. Впрочем, не все были ткими щепетильными, кк коменднт. Колоннды, портики и перистили быстро згрязнились, и зпх, схожий с зпхом сыр-бкштейн, изливлся сквозь колонны н площдь.

Никто не решлся первым сознться в том, что в новом клубе слишком много рхитектурных укршений и совсем нет полезной площди. Клубом продолжли гордиться. И кждые похороны (пищеслвцы их очень любили и прздновли с особенным умением и пышностью) неизменно остнвливлись у грнитной пперти объединенного клуб, где отслуживлсь гржднскя пнихид.

Промышленности в городе не было никкой, д и не могло быть, потому что пищеслвские недр не тили в себе ни руд, ни минерлов. По геогрфическому положению, Пищеслв, стоявший н несудоходной реке Тихоструйке и отдленный н сорок пять верст от вокзл, никкой промышленности иметь и не мог.

Тем не менее пищеслвцы отпрвили в центр ходоков с просьбой рзрешить им пустить в ход потухший пятьдесят лет тому нзд звод, который во время крымской кмпнии производил для нужд рмии трубы и брбны. Центр в средствх откзл.

Тогд пищеслвцы, выкроив из чхлого бюджет полторст тысяч рублей, взялись з дело сми. Через дв год нпряженной рботы звод был восстновлен, и его толстя бшення труб с зубцми зчдил.

Коопертивные прилвки не смогли вместить всей зводской продукции. Пришлось предоствить кредиты н постройку двух универсльных мгзинов, преднзнченных исключительно для проджи труб и брбнов.

Неизвестно почему, но трубы и брбны пользовлись у потребителей большим успехом.

Комплекты труб и брбнов появились в кждой семье. Выспвшиеся после обед грждне с увлечением били в брбны.

Но вскоре эт музык приелсь. Пошли новые культурные веяния. В местной гзете "Пищеслвский Пхрь" поднялсь дискуссия по поводу того, можно ли внедрить в служилую мссу клссическую музыку с помощью грммофон.

Для популяризции этой идеи в городском тетре состоялся конкурс н лучшего грммофонист. Первым призом был объявлен почти новый птефон с восемью плстинкми фирмы "Пишущий Амур". Вторым призом явилсь живя, яйценосня куриц Минорк, в третий приз двлся сборник сттей по ирригции Кр-Кумской пустыни.

Конкурс мог похвстться успехом. Множество людей притщилось в тетр с рзноцветными рупорми, плстинкми и шктулкми. Конкурс, открывшийся большим доклдом, продолжлся три дня. Три дня со сцены городского тетр, где состязлись грммофоны, несся щенячий визг и хохот. Кк-то тк случилось, что почти все плстинки были нпеты музыкльными клоунми Бим-Бом. Это очень веселило публику, но комиссия, не признв з этими произведениями общественного знчения, присудил: первый приз - сыну безлошдного крестьянин, Окоемову, з мстерское исполнение музыкльной кртины "Мельниц в лесу" с подржнием кукушке и мельничным стукм, под упрвлением кпельмейстер Модлинского пехотного полк Черняк; второй приз - сыну бедного фельдшер Гордиеву, прекрсно исполнившему мрш Булнже н тубофоне в сопровождении оркестр кц. о-в "Грммофон"; третий приз - сыну мелкого служщего Ионнопольскому, з плстинку "Дитя, не тянися весною з розой, розу и летом сорвешь", нпетую любимцем публики, популярным исполнителем оригинльных ромнсов Сбининым под собственный ккомпнемент н рояле.

Трудно поверить в существовние ткого город, кк Пищеслв, но он все-тки существовл и отмхнуться от этого было невозможно.

Вокруг город цвели трвы, возделывлись поля, ветер гулял в рощх, в смом городе дже рстительность был дикя.

В городе чсто случлись скндльные происшествия.

В слободской больнице служщему трмпрк Господову при оперции брюшной полости по ошибке зшили в живот больничный будильник, зведенный двухмесячным зводом н пять чсов утр. Скндл нчлся с увольнения сиделки; обвиненной в крже будильник. Зтем поступило зявление больного Господов о том, что в животе его слышится противный звон.

Сиделку ребилитировли, но извлечь будильник из живот Господов побоялись. Новя оперция угрожл бы его жизни. Через неделю Господов выпислся из больницы и вскоре подл в суд. А жловлся обиженный Господов н то, что будильник звонит не вовремя.

- Пусть себе сидит в животе. Я ничего не имею. Но пусть не звонит в пять чсов утр, когд мне н рботу идти только в восемь. Мне ж спть невозможно.

Инцидент зкончился мирно. Судопроизводство еще и не нчинлось, когд истец взял свое зявление обртно. Звод будильник иссяк, и Господов в простоте душевной полгл, что дльнейшие претензии будут неосновтельны.

Происшествию с Господовым "Пищеслвский Пхрь" не мог уделить много мест, потому что четыре его скромные полосы зняты были полемическими письмми в редкцию двух врждоввших между собою литертурных групп крестьянской группы "Чересседельник" и городской - ПАКС (Пищеслвскя ссоциция культурных строителей).

"Многоувжемый товрищ редктор! - писл "Чересседельник", - не откжите в любезности поместить н стрницх, вшей гзеты нижеследующее:

"Литертурня групп "Чересседельник", зкончив оргнизционный период, с 1 июля приступет к творческой рботе. Этой рботе мешют демгогические выступления беспочвенных политикнов, двно исключенных из "Чересседельник" з склочничество и ныне выступющих под флгом литгруппы ПАКС"...

Длее шли печльные сообщения о склочникх из ПАКС. Подписи под письмом знимли дв столбц.

Рядом неизменно бывло зверстно длиннейшее письмо ПАКС, подписи под которым были тк многочисленны, что конец их терялся где-то в отделе объявлений.

"Многоувжемый товрищ редктор! - писл ПАКС. - Не откжите в любезности поместить н стрницх вшей гзеты нижеследующее:

"Литертурня групп ПАКС, зкончив оргнизционный период, с двендцти чсов звтршнего дня приступет к творческой рботе. Этой рботе мешют демгогические выступления оголтелой кучки зрввшихся политикнов, двно выжженных из ПАКС кленым железом, ныне приютившихся под крылышком мелкобуржузной литгруппы "Чересседельник"..."

Письм с кждым днем стновились все длиннее и нудней, плодов творческой рботы все не было видно.

Тк текл жизнь город, вплоть до того знментельного вечер, когд невидимый регистртор в тоске збрел в центрльный объединенный клуб.

Углубившись в проход между колоннми, Прозрчный с большим трудом ншел единственную клубную комнту, где жил см коменднт. Несмотря н мленькую свою площдь, комнт был высок, кк шхт. Потолок ее скрывлся во мрке, рссеять который был бессильн мленькя керосиновя лмп, висевшя н крючке у столик.

Отвести душу было не с кем. Коменднт ушел ночевть к знкомым, может быть, и просто сбежл, зтосковв по обществу. В комнте, кроме стол, стояли козлы с нечистым мтрцем и большой фнерный щит н подпоркх, с ндписью "Клендрь клубных знятий". В углу лежл груд гзетных комплектов в огромных рыжих переплетх.

Н дворе стоял июль, в объединенном клубе было холодно, кк в винном погребе.

Прозрчный протяжно выбрнился. Если бы он умел говорить умные слов, то побежл бы н площдь, созвл бы побольше нроду и поведл бы ему, кк тяжело жить бестелесному человеку, который не может придумть ничего ткого, что опрвдло бы его необычное существовние. Но говорить крсиво и удивительно он не умел.

Прозрчный рссеянно нпрвился в угол, вытщил оттуд гзетную книжищу и нехотя углубился в чтение. Не читл он с тех пор, кк кончил городское училище. Это было двно, очень двно.

Ощущения читющего человек были ему чужды. Поэтому чтение произвело н Прозрчного ткое же впечтление, ккое испытывет курильщик, зтянувшийся ппиросой после трехдневного перерыв. Прозрчному поплсь московскя гзет.

"Первый Госцирк! - прочел Филюрин вслух. - Последние пять дней. Укрощение двендцти диких львов н рене под упрвлением Зйлер Жнсо".

Прозрчный стл думть о львх. Потом от объявлений он перешел к более трудным вещм - к котировке фондового отдел при московской товрной бирже. Но это было слишком мудрено, не под силу. Филюрин бросил котировку и перекочевл в отдел суд. Ему поплось н глз простое лиментное дело, которое для нстоящего любителя суд не предствляет ни млейшего интерес. Невидимый, однко же, прочел его с необыкновенным волнением.

- Ну и люди теперь пошли! - воскликнул Прозрчный, впервые постигя возможность критики отношений между мужчиной и женщиной.

Он прочел еще несколько судебных отчетов и с удивлением убедился в том, что в стрне существует по крйней мере пятндцть отпетых негодяев.

- Ни стыд, ни совести у людей нет, - шептл Прозрчный, переворчивя большие листы.

С кждым новым номером гзеты количество негодяев увеличивлось. Через дв чс Прозрчный решил выйти н площдь, чтобы собрться с возникшими при чтении мыслями.

- Действительно, - бормотл он, проплывя между колоннми, - безобрзия творятся.

Смые дерзкие прллели возникли в мыслях Прозрчного. Вспоминя последнее прочитнное дело о бюрокртизме фруктрботников, он пришел к стршному выводу, который не осмелился бы сделть дже вчер. "Кин Алексндрович, - думл он, - тоже, кк видно, бюрокрт и бездушный формлист".

Думя тким обрзом, он мчлся вперед. Колонны мелькли. Им не было конц. Они вырстли чем дльше, тем гуще. Выход не было. Прозрчный зблудился в колонном бору, воздвигнутом усилиями пищеслвских строителей.

Это происшествие придло мыслям Филюрин новый жр.

- Тоже построили! - зкричл он в негодовнии. - Вход-выход нет. Под суд тких!

И громкое эхо, похожее н крик целой роты, здоровющейся с комндиром, вырвлось из-под портиков и колоннд:

- Под суд!

Проплутв еще некоторое время, Прозрчный очень обрдовлся, попв обртно в комнту коменднт, и снов принялся з чтение.

Лмпочк посылл бледно-желтой слбый свет н грнитную облицовку стен. Гзетные листы сми собою переворчивлись. Комплекты с шумом летели в угол и снов высккивли оттуд.

В пустой комнте рздвлись отрывочные восклицния:

- Нет! Это никк невозможно! Уволить женщину н восьмом месяце беременности! А Кин в прошлом году ткую смую штуку проделл! Ну и дел!

Глв V

Юбилейня речь

В эту ночь Евсей Львович Ионнопольский спл и видел во сне семь упрвделми тучных и семь упрвделми тощих.

Сон окзлся в руку.

Когд Евсей явился утром н службу, ему сообщили, что семь дней местком боролся з него удчно, последующие семь дней, - неудчно и что примкмер, подвлення крсноречием Доброглсов, решил дело в пользу дминистрции.

- Но ведь я же все-тки в ПУМе не служил! - зкричл Евсей Львович, скорбно оглядев сотоврищей по отделу. - Все же знют! Я н этого смодур буду жловться в суд!

Свободомыслие бухглтер не встретило поддержки. Евсей Львович понял, что дело горздо серьезнее, чем он предполгл, вынул из конторки собственную чйную ложечку и спросил:

- Кто же сядет н глвную книгу?

- Нзнчили Авеля Алексндрович, - ответил Птшников, - он уже утвержден.

- Конечно, - скзл Ионнопольский.

Он чувствовл, что ему нечего терять, кроме собственных цепей.

- Протекционизм! Брт нзнчил! Сыновья двно служт! А я? Я, конечно, остлся с пиковым носом.

Ионнопольский печльным ллюром двинулся к Птшникову. Учрежденский знхрь сделл вид, что поглощен рботой.

- Я сделл нлиз, - скзл Ионнопольский. Птшников, к удивлению бухглтер, ничего не ответил.

- Я уже сделл нлиз, - глухо повторил Евсей Львович.

- У вс достточное количество крсных кровяных шриков, - с неудовольствием произнес знхрь, - и, знете, неудобно кк-то в служебное время...

- Может быть, мне действительно посоветовться с профессором Невструевым? - лепетл Евсей, пытясь вдохнуть жизнь в трусливую душу Птшников.

Но в это время из кбинет рздлся голос Кин Алексндрович, и знхрь испугнно зшикл н Ионнопольского.

- Вы хотите, чтобы меня тоже выкинули? - скзл он, глядя н бухглтер молящими глзми.

Тут Евсей Львович понял, что он уже чужой. Он в рздумье постоял посредине комнты и подошел к столу Филюрин.

Ручк и книг регистрции земельных учстков в пестром переплете недвижимо лежли н столе. Кто знет, где в это время был Филюрин? Может быть, он отдыхл, рвнодушно озиря лепной потолок; может быть, гулял по коридору или стоял з спиной Евсея Львович, иронически усмехясь.

- Вы слышли, Филюрин? Меня Кин все-тки уволил.

Ответ не последовло.

- Вы здесь, Егор Крлович?

Но молчние не прерывлось, и книг по-прежнему оствлсь зкрытой.

Ионнопольский повернулся и спросил, ни к кому не обрщясь:

- Что, Филюрин еще не приходил?

- Не приходил, - ответил Лидия Федоровн. - Смотрю, ручк не подымется,

- Может быть, он зболел? - живо отозвлся Птшников.

- А рзве невидимые болеют?

- Все может быть. Теперь ткя дизентерия пошл.

- Но ведь он же ничего не ест!

- Тогд, может быть, н нервной почве? - ядовито скзл Евсей Львович.

- Ккие тм нервы! У человек тел нет, вы толкуете про нервы.

Рзгорелся спор, блестяще рзрешенный Птшниковым. В прострнном резюме, в котором не рз упоминлся ленингрдский дядя-терпевт и последние открытия в облсти лечения простоквшей, - учрежденский знхрь пришел к несомненному выводу, что невидимый болеть все-тки не может.

Поэтому решили послть з Филюриным курьер Юсюпов. Евсей Львович взялся сопровождть курьер.

С полуденного неб лился белый горячий свет. В витринх оптического мгзин кционерного обществ со смешнным кпитлом Тригер и Брк, н ступенчтой подствке, покрытой крсным стином, стояли ряды отрубленных восковых голов. Н носу кждой головы сидели очки и пенсне рзных рзмеров и форм. Все выствленные брометры покзывли бурю.

Мльчики лкомились схрным мороженым, поедя его костяными ложечкми из синих грненых рюмок.

Н бзрной площди вопили поросят в мешкх и гуси в корзинкх, зшитые рогожей по смые шеи. Летл солом.

Большие мухи в зеленых бльных нрядх с пропеллерным гудением пдли в корзины с черной гниющей черешней, стлкивлись в воздухе и совершли небольшие мрьяжные путешествия.

Всю дорогу Евсей Львович клеймил Юсюпов з то, что РКК окзлсь не н высоте. Юсюпов со всем соглшлся и советовл обртиться прямо в суд.

Рзговривя тким обрзом и руководствуясь звукми "о", доносившимися из окн первого этж, они быстро ншли квртиру мдм Безлюдной.

Злтозубя хозяйк пожл плечми и ввел гостей в комнту Филюрин. Тм все трое долго и громко звли Прозрчного. Ответ не было.

- Куд же он, однко, девлся, мдм? - спросил Евсей Львович удивленно.

- Понятия не имею, - ответил мдм, выствив золотой пояс зубов. - Кк вчер утром ушел н службу, тк и не приходил. Бед с тким квртирнтом. Вы знете, я до сих пор не привыкл. Кроме того, он не плтит мне з квртиру.

- А вы, извините, мдм, кжется, в положении? - неожиднно молвил Ионнопольский. - Где служит вш муж?

Мдм Безлюдня ничего не ответил. Он был рзведен уже три год нзд, в выборе отц предполгемого ребенк все еще колеблсь.

- В тком случе до свиднья, - скзл Евсей Львович, вежливо нклонив плешивую голову.

Бросив Юсюпов н полдороге, Ионнопольский помчлся в отдел блгоустройств, возбуждясь н ходу все больше и больше, и под нпором интересных мыслей деля крутые виржи н углх пышущих жром пищеслвских мгистрлей. См лошдь Пржевльского, по проспекту которой проносился Евсей, был бы удивлен ткой резвостью.

- Уже! - звизжл Ионнопольский, влетя в кминную комнту.

Он был тк возбужден, поднял в отделе ткой ветер, что листы месячного клендря "Циклоп" взвились, открыв свой последний декбрьский лист, испещренный крсными прздничными цифрми.

- Что, уже? - зшептли сотрудники.

- Уже! - повторил Ионнопольский, обтиря цветным плтком нежную персиковую лысину.

- Д говорите же, Евсей Львович, - взмолились сотрудники, - что уже?

Евсей внезпно змолчл, сел н подоконник, предврительно сняв с него железный, похожий н крыло пролетки, футляр "ремингтон", и медленно стл выпускть горячий воздух, зхвченный в легкие во время финиш по проспекту имени Лошди Пржевльского. При этой оперции опвший было "Циклоп" снов зшелестел н стене, и н голове Лидии Федоровны поднялись все ее считнные волосы. Отдышвшись, Ионнопольский полез в здний крмн з ппиросми и скзл:

- Уже исчез.

- Филюрин исчез?

- Д, товрищи, Филюрин исчез. Со вчершнего дня он не приходил домой.

- Теперь, - скзл Птшников, - Кин Алексндрович его выкинет.

- Вы в этом уверены? - презрительно спросил Евсей.

- Уверен. А вы что думете?

- Кому в этом месте интересно знть, что думет Евсей Ионнопольский?

- Ну что з шутки ткие! - зкричл Костя. - Говорите, товрищ Ионнопольский, просят же вс.

- Тк вы думете, что Кин Алексндрович уволит Филюрин?

- Д, Ведь вы же, Ионнопольский, сми знете, что это з человек.

- А что вы зпоете, если Филюрин уволит вшего Кин Алексндрович?

З столми водворилсь мертвящя тишин. Не в силх удержться н внезпно ослбевших ногх, Птшников опустился н стул.

- Д, грждне, и это может произойти очень скоро.

- Откуд вы взяли? Это фнтзия!

- А невидимый человек, это не фнтзия? - возопил Евсей. - А когд невидимый человек исчезет, то это, по-вшему, что, фнтзия или не фнтзия?

- В чем же дело? - згомонили служщие.

- Дело в том, что где, по-вшему, сейчс Филюрин?

- Откуд же нм это знть?

- Я этого тоже не зню. Но, товрищи, кто может поручиться, что он не между нми и не слушет всего, что мы сейчс говорим?

Протяжный стон пронесся по отделу блгоустройств. Ионнопольский зсмеялся.

Лицо Птшников покрылось фиолетовыми звездми и полосми.

- А я еще, - скзл он, вздргивя, - сегодня утром довольно громко ругл Кин. Нверное, Филюрин слышл и все ему рсскжет.

- Д вы с ум сошли, - зшикл Евсей Львович, - что вы ткое говорите? А если он сейчс сидит н этом футляре и слышит, кк вы нзывете его доносчиком?

Тут с лиц Птшников слетели все крски. У Кости от удивления грудь выгнулсь колесом и в продолжение всего рзговор уже не рзгиблсь.

- Боже меня упси, - скзл знхрь тргически, - я никогд не говорил, что он доносчик. Это вы сми скзли.

- Я не мог этого скзть, - возрзил Ионнопольский. И, обртившись почему-то лицом к совершенно пустому месту, прочувствовнно произнес: - Я, который всегд считл Егор Крлович прекрсным товрищем и очень умным человеком с блестящей будущностью, я этого скзть не мог. Дже ноборот. Я всегд говорил, говорю и буду говорить, что Егор Крлович симптичнейшя личность.

- Кто же в этом сомневлся! - скзл Лидия Федоровн. - Я редко встречл ткого милого человек.

- Милого? Что милого! - подлизывлся Евсей. - Если вы хотите знть, ткого человек, кк товрищ Филюрин, во всем свете нет.

Говоря тк, Ионнопольский нслждлся несчстным видом знхря. Но знхрь окзлся не тким дурком, кк это могло покзться по внешнему его виду. Он подошел к столу Филюрин и, лсктельно глядя н книгу регистрции земельных учстков, произнес большую, почти что юбилейную речь. Тут было все: и "стояние н посту", и "высоко держ", и "счстие совместной рботы", и "блестящя иницитив, тк способствоввшя". Кзлось, что Птшников вытщит сейчс из-под пиджк хромовый портфель, с серебряной визитной крточкой, с згнутым углом и кллигрфической грвировкой: "Стршему товрищу и бессменному руководителю в день трехлетнего юбилея".

Когд речь окончилсь и служщие почувствовли, что Прозрчный уже достточно здобрен, они снов подступили к Евсею Львовичу. Случилось кк-то тк, что Евсей Львович окзлся чем-то вроде поверенного Филюрин. Ему здвли вопросы, и он отвечл н них с большим весом.

По мнению Евсея Львович, Прозрчный, пользуясь неогрниченными своими возможностями, уже знялся высокополезной общественной деятельностью и, конечно, будет ее продолжть. Будучи особенно хорошо знкомым со структурой совучреждений, невидимый, несомненно, будет бороться с изврщениями ппрт.

- Уж я его хрктер хорошо зню, - говорил Евсей Львович, - можете поверить мне н слово.

Поговорив в тком роде в отделе, Ионнопольский лучезрно улыбнулся и отпрвился в местком. По дороге он остнвливлся, чтобы поговорить со знкомыми из других отделов Пищ-К-Х. Тем был прежняя - исчезновение Прозрчного.

- Я просто тк думю, - говорил Евсей Львович, пожимя руки и рсклнивясь н все стороны, - что Прозрчный сделл это нрочно, чтобы узнть, кто чем дышит. Вы же понимете, что если он зхочет, то от него не может быть никких тйн. Ей-богу, не хотел бы я быть сейчс н месте Доброглсов. Д и смому Добермну-Бибермну может нгореть. Помните историю с подрядом н домовые фонри? А сколько есть дел, о которых мы ничего не знем! Уж Прозрчному все известно. Будьте уверены! Ну, я пошел!

Н знкомых слов Евсея производили совершенно рзное впечтление. Одни удивленно хли, от души веселясь и ожидя в смое ближйшее время больших сюрпризов. Другие грустнели и срзу стновились нерзговорчивыми.

- Вы слышли новость? - кричл Ионнопольский, входя в местком. Прозрчный нконец взялся з ум! Когд его спршивют - не откликется!

- Ну, что из того? - спросил председтель местком вяло.

Ионнопольский, возмущенный индифферентностью профрботник, дже подскочил н месте.

- Все дв этж с ум сходят, он спршивет меня, что из того! Из этого то, что для Прозрчного теперь секретов нет. Ну, вы, положим, рсскзывете своей жене с глзу н глз, что у вс небольшой недочет союзных денег. Вы думете, что вы одни, что все, что вы говорите, - это тйн, Прозрчный в это время спокойненько слушет все, что вы говорите, и вы об этом дже предствления не имеете. Н другой день з вми приходят от прокурор с криком: "А подть сюд Гоголя-Моголя!"

Председтель, который действительно рстртил тридцть рублей МОПРовских денег, ошлело посмотрел н Ионнопольского. Рстрту председтель собирлся восполнить членскими взносми, собрнными с друзей рдио. Недочет же в средствх друзей порядк в эфире должны были покрыть средств Обществ друзей советской чйной. А прореху в кссе почиттелей кипятку предусмотрительный председтель предполгл злтть с помощью еще одного обществ, нд оргнизцией которого ныне трудился. Это было общество "Руки прочь от пивной".

Зявление Евсея Львович одним удром перешибло стройную систему отношений между добровольными обществми, с ткой любовью воздвигнутую председтелем.

Продолжя дико глядеть н Ионнопольского, председтель скзл нудным голосом:

- Этот вопрос нужно зострить.

Впрочем, по лицу Евсея он отлично видел, что вопрос и без того зострен до последней степени.

Н Пищеслв ндвиглсь туч, сыплющя гром и молнию.

Глв VI

Кин уволил Авеля

С легкой руки Евсея Львович Пищеслв переполнился слухми о новой деятельности Прозрчного.

И уже н следующее утро Кин Алексндрович вызвл в кбинет брт своего Авеля Алексндрович и долго топл н него ногми.

- Что с тобой, Кш? - удивленно спросил Авель Алексндрович, полулеж в кресле.

- Прошу мне не тыкть при исполнении служебных обязнностей! - звизжл Кин Алексндрович.

- Я тебя не понимю. Этот тон...

- Встть! Воленс-неволенс, я вс уволенс. Можете идти, товрищ Доброглсов. Без выходного пособия.

- Ты что, пьян? - грубо спросил Авель.

Тогд Доброглсов-стрший, полгя вполне возможным присутствие в кбинете Прозрчного, счел необходимым выскзть Доброглсову-млдшему свои мысли о протекционизме.

- Я всегд проводил, - говорил он вздргивющим голосом, - беспощдную борьбу с кумовством. Я опротестовывю однобокое решение примкмеры относительно всеми увжемого упрвделми ПУМ товрищ Ионнопольского. Последний восстнвливется в должности, вс, кк принятого по протекции, я беспощдно снимю с рботы. Мы сидим здесь, товрищи, не для блгоустройств родственников, для блгоустройств город. Вм здесь не место. Идите.

Авель Алексндрович, рстерянно тряся головой, вышел из кбинет, сдл глвную книгу подоспевшему Евсею Львовичу и покинул отдел блгоустройств, не получив дже з прорботнные дв чс.

Ионнопольский проводил поверженного в прх Авеля лсковым взглядом и удовлетворенно зметил:

- Прозрчный нчинет действовть. Нчло хорошее. Что-то еще будет!

При этих словх Птшников чуть не упл со стул. Глз Лидии Федоровны зблистли от слез, Костя выбежл из комнты, выронив из крмн бутерброд, звернутый в пергментную бумгу.

Между тем Кин Алексндрович в бурном приступе служебной деятельности рботл нд искоренением кумовств в отделе.

Сперв он нписл в стенную гзету "Рупор Блгоустройств" зметку ткого содержния:

Не все глдко

"С кумовством в ншем учреждении не все обстоит блгополучно. Эт гниля язв протекционизм не может быть больше терпим. Пор уже взять под прицел семейство Доброглсовых, свивших себе под сенью Пищ-К-Х уютное гнездышко, без ведом смого тов. К.А. Доброглсов, который, кк только узнл о поступлении в отдел блгоустройств А.А. Доброглсов, немедленно ткового снял с рботы без выдчи двухнедельной компенсции, пмятуя об экономии госудрственных средств. Пор ткже ликвидировть имеющихся в Пищ-К-Х двух сыночков тов. Доброглсов, втершихся н службу, безусловно, без ведом увжемого нми всеми з беспорочную и длительную службу Кин Алексндрович".

В этой зметке, в которой смертельно перепугнный Доброглсов ополчлся н собственных своих сыновей, н плоть от плоти и кровь от крови, он недрогнувшей рукой поствил подпись: "Рбкор Ищи меня".

Прокрвшись к стенгзете, которя висел в темном, посещемом только котми, углу коридор, Кин Алексндрович приклеил зметку синдетиконом к зпыленному кртону.

Потом Доброглсов вернулся к себе и соствил две бумженции. В одной он доводил до сведения нчльник Пищ-К-Х о необходимости немедленного и строжйшего рсследовния по зметке "Не все глдко" рбкор "Ищи меня", помещенной в стенгзете "Рупор Блгоустройств".

Отослв бумжку по нзнчению, Кин Алексндрович нписл прикз о немедленном выявлении и увольнении из отдел блгоустройств кких бы то ни было родственников. Прикз он собственноручно нклеил н дверях своего кбинет.

Через несколько минут об Кинович, подтлкивемые курьерми, уже спусклись по учрежденской лестнице.

Евсей Ионнопольский, нблюдвший из окн исход Киновичей из Пищ-К-Х, хотел поделиться своей рдостью с Птшниковым, но, к великому его удивлению, знхрь стоял н коленях посреди комнты.

- Что с вми? - зкричл Евсей.

- Я родственник, - ответил Птшников.

- Чей?

- Ее.

И Птшников укзл н Лидию Федоровну.

- Кем же он вм приходится?

- Женою.

- Но ведь Лидия Федоровн девиц. Помнится, тк и в нкете нписно.

- Скрывли, - зрыдл Лидия Федоровн. - Жили н рзных квртирх.

- Сколько же времени вы женты?

- Двдцть лет. Пятый год скрывем.

- И дети есть?

- Есть. Мльчик один, вы его знете.

- Ккой мльчик?

- Костя. Вот он сидит. Первенец нш. Теперь здесь служит.

- В тком случе, - скзл Евсей Львович, - вс всех ндо изжить. Мне вс, конечно, жлко. Вместе рботли все-тки. Ну что скжет Прозрчный, если я стну из дружеских чувств поткть своим знкомым? Сми понимете.

Нелегльное семейство, с ткими усилиями скрыввшее свои нормльные человеческие отношения, семейство, жившее тремя домми и устриввшее супружеские встречи в гостинице, семейство, окзвшееся н крю бездны, молчло в неизмеримой печли. Птшниковы понимли величину и тяжесть своей вины. Они не просили и не ждли снисхождения.

- Знете что, - скзл Евсей Львович, - ткой вжный вопрос без Прозрчного я решить не могу. Сидите пок. Если вы уйдете, некому будет рботть. А потом, - кк решит Прозрчный, тк и будет.

Знхрь, жен его Лидия и сын их Костя не стли терять время попусту и с новым усердием принялись з рботу.

Дверь кбинет рстворилсь, и н пороге ее появился Кин Алексндрович, лишь недвно приклеивший зметку в стенгзету. Обеими рукми он держл бронзовую чернильницу "Лицом к деревне". По лицу нчльник зйчиком бегл болезнення улыбк.

Он подошел к Косте, со вздохом поствил сторублевую ношу, взмен ее взял пятикопеечную чернильницу-невыливйку.

Евсей зсуетился.

- Ax, ккя чернильниц! - восторглся он. - Но зчем он Косте? Слушйте, Доброглсов, поствьте ее ко мне. Я ведь все-тки веду глвную книгу.

- Пожлуйст, Евсей Львович, мне все рвно. Мешет он, знете ли. Д-!

Кин Алексндрович прошелся по комнте и, беспокойно вылупив белые глз, неожиднно зметил:

- А не кжется ли вм, товрищи, что охрн труд у нс хромет? С вентиляцией все блгополучно? Ну, рботйте, рботйте, не буду вм мешть. Д, кстти... Егор Крлович еще не приходил? Нет его? Отлично. Посдите, Евсей Львович, кого-нибудь н регистрцию, посетители ждть не должны. Ведь не посетители для учреждения, учреждение для посетителя.

Но посетителей в этот день не было, потому что пищеслвские грждне знимлись зметнием следов. Многие кялись в своих грехх публично.

Призрк, олицетворяющий предельную добродетель, носился по городу, вызывя смые удивительные события.

Чувство критики, дремвшее в сердцх грждн, проснулось.

Н общем собрнии членов союз Нрпит рбот местком был признн неудовлетворительной. Н секретря местком, не знвшего ткого случя з всю свою долголетнюю профсоюзную прктику, это подействовло ужсющим обрзом.

Он, зготовивший уже хвлебную резолюцию, онемел н целых полчс. А когд обрел др речи, поднялся и зявил, что он, секретрь, в профрботе ничего не смыслит, что деньги, ссигновнные н культрботу, проигрл н лотерее в пользу беспризорных и что гендоговор никогд в своей жизни не прорбтывл, хотя тковой и должен обязтельно прорбтывться н местх.

Свою сильную обрзную речь секретрь кончил плменным призывом никогд больше в местком его не выбирть.

Экскурсия, посетившя музей блгоустройств, вытщил оттуд трмвйный вгон э 2, снбженный меморильной доской в честь тов. Обмишурин, и поствил его н рельсы. Трмвйный прк, получив музейное подкрепление, успешно спрвлялся с перевозкми пссжиров.

У дверей прокуртуры и уголовного розыск вились длинные очереди кющихся. Зто очереди у коопертивных мгзинов убывли в полном соответствии с очередями у дверей зкон.

Две госпивные с ззорными нзвниями "Киевский Шик" и "Веселый Кнрей" прекртили подчу пив и сосисок. Вместо этого подвлись сидр с моченым горохом и пудинг из кпусты.

"Пищеслвский Пхрь" поместил сенсционное письмо секретря литгруппы ПАКС тов. Пекря:

"Многоувжемый тов. редктор! Не откжите в любезности поместить н стрницх вшей гзеты нижеследующее: хотя оргнизционный период литгруппы ПАКС двно зкончился, но мы, несмотря н то что зрввшиеся политикны из "Чересседельник" нм уже не мешют, к творческой рботе до сих пор не приступили и, вероятно, никогд не приступим.

Дело в том, что все мы слишком любим оргнизционные периоды, чтобы менять их н трудные, кропотливые, требующие больших знний и дже некоторых способностей знятия творчеством.

Что же ксется единственного произведения, имеющегося в рспоряжении ншей группы, якобы нписнного мною ромн "Асфльт", то ствлю вс в известность, что он полностью переписн мною с ромн Глдков "Цемент", почитть который дл мне московскя знкомя, зубной техник, гржднк Меерович-Пнченко.

Бейте меня, ткже топчите меня ногми.

Секретрь литгруппы ПАКС Ввил Пекрь".

Исповедь "Чересседельник" был помещен чуть пониже.

Мелкие жулики кялись прямо н улицх сотнями. Вид у них был ткой жлкий, что прохожие принимли их з нищих.

Скульптор Шц, чувствуя стршную вину перед обществом з изготовление гврдейского пмятник Тимирязеву, прибежл в допр и, смовольно зхвтив первую свободную кмеру, поселился в ней. От дминистрции он не требовл ничего, кроме черствого хлеб и сырой воды. Время свое он коротл, биясь головой о стены тюрьмы. Но это было ему зпрещено, тк кк удры рсштывли тюремные стены.

Дже ткой мленький человек, кк госппиросник с бывшей Соборной площди, и тот побоялся рзоблчений Прозрчного и опустил н смого себя жлобу в горчичный ящик. Ппиросник признвлся в том, что из кждой спичечной коробки он вынимл по несколько спичек, из коих в течение некоторого времени соствлялся спичечный фонд. Зжиленные тким обрзом спички ппиросник открыто продвл, вырученные от их проджи деньги обрщл в свою личную пользу. Этим з пять лет рботы он причинил Пищеслву убыток в сумме 2 рубля 16,5 копеек.

Н третий день после исчезновения Прозрчного у мдм Безлюдной родился сын. Но, несмотря н общую отныне для Пищеслв чистосердечность, мдм не могл объявить, кто отец ребенк, тк кк и см этого не знл.

Евсей Львович чувствовл себя полезным винтиком в новой городской мшине и нчл отвечть Н поклоны Кин Алексндрович весьм небрежно. Доброглсов тк испуглся, что перестл ездить домой в втомобиле и стл скромно ходить пешком.

- Тем лучше, - скзл Ионнонольский, - оствим втомобиль для Прозрчного. Он, вероятно, скоро освободится и зхочет служить. Шуточное дело! Столько рботы у человек! Вы видели, ккую пртию жуликов провели вчер с звод труб и брбнов? Это целя пнм!

- А звод кк же остлся?

- Звод зкрыли, зконсервировли н вечные времен. Нужно же быть сумсшедшим, чтобы рботть н тких допотопных стнкх. Кждя труб стоил чертову уйму денег. О брбнх я уже не говорю!

Пок Прозрчного не было, Евсей Львович пользовлся втомобилем см.

В течение одной недели город совершенно преобрзился. Тк пдющий снопми ливень преобржет городской пейзж. Грязные горячие крыши, по которым н брюхх проползют коты, стновятся прохлдными и покзывют нстоящие свои цвет: зеленый, крсный или светло-голубой. Деревья, омытые теплой водой, трясут листьями, сбрсывют нземь толстые дождевые кпли. Вдоль тротурных обочин несутся волнистые ручьи.

Все блестит и крсуется. Город нчинет новую жизнь. Из подворотен выходят спрятвшиеся от дождя прохожие, здирют головы в небо и, удовлетворенные его непорочной голубизной, с освеженны ми легкими рзбегются по своим делм.

В Пищеслве никто больше не смел воровть, сквернословить и пьянствовть. Последний из смертных - мелкя сошк Филюрин - стл совестью город.

Иной подымл руку, чтобы удрить жену, но, порженный мыслью о Прозрчном, тянулся рукою д ненужным предметом.

"Ну его к черту! - думл он. - Может быть, стоит тут рядом и все видит. Опозорит ведь н всю жизнь. Всем рсскжет".

Н улицх и в общественных местх пищеслвцы вели себя чинно, толкясь, говорили "прдон" и дже, рзъезжясь со службы в трмве, улыблись друг другу необыкновенно лсктельно.

Исчезли чстники. Исчезли удивительнейшие фирмы: "Лпидус и Гничкин", торговый дом "Крп и сын", подозрительные товриществ "Продкож", "Кожпром" и "Торгкож". Исчезли столовые без подчи крепких нпитков под приятными глзу вывескми: "Верден", "Дрднеллы" и "Ливорно". Всех их вытеснили серебристые коопертивные вывески с гербом "Пищетрест" - фрнцузскя булк, покоящяся н большом зубчтом колесе.

См глв оптической фирмы "Тригер и Брк", известный проныр и тертый десятью прокурорми клч, гржднин Брк пришел в полнейшее отчяние, чего с ним еще ни рзу не случлось с 1920 год. Дел его шли плохо, мгзин собирлись описть и продть с укцион з долги. Единственным человеком, не зметившим происшедшей с Пищеслвом метморфозы, оствлся Ббский. Он не покидл своей комнты со дня визит к нему Филюрин. Длинное орнжевое плмя примус взвивлось иногд к потолку, освещя звленную мусором комнту. Городской изобреттель рботл.

К концу преобрзившей город недели мльчишк-пионер, проходивший мимо Центрльного объединенного клуб, громоглсно зявил, что клуб, кк ему уже двно кжется, ни к черту не годится и что строили его пребольшие дурки. Вокруг мльчик собрлсь огромня толп. Все в один голос зявили, что клуб действительно нехорош. Рзгорячення толп нпрвилсь в отдел блгоустройств и потребовл немедленной перестройки клуб.

В Пищ-К-Х вняли голосу общественности и обещли приступить к выкорчевывнию лишних колонн. Внутренние большие и млые колонны предполглось совершенно уничтожить и н освободившемся месте устроить обширные злы и комнты для всех видов культрботы.

В день открытия рбот к зднию с четырех сторон подошли отряды строителей и углубились в колонный мрк. Толпы любопытных окружли клуб, с удовольствием прислушивясь к строительным стукм.

Ионнопольский и Доброглсов, с трудом прорезв толпу, подктили н втомобиле к клубной пперти. Кин Алексндрович решил лично руководить рботми по переделке здния. Евсея он взял с собой, потому что бухглтер последнее время считл себя нерзрывной чстью втомобиля и не отрывлся от него ни н минуту.

Уже из клуб нчли выктывться ккуртно рспиленные н чсти колонны, кк вдруг здним рядм нпирвшей н клуб толпы покзлось, что н ступеньке здния кто-то взмхнул шпкой. В передних рядх послышлись восклицния.

- Что случилось? Что случилось? - пронеслось нд толпой.

Еще не все знли в чем дело, уже площдь содроглсь от мощных криков.

В дремучем лесу центрльных объединенных колонн объявился Прозрчный.

Глв VII

"А я здесь!"

Плохо пришлось бы Прозрчному, если бы его невидимое тело требовло пищи. Но есть ему не ндо было, и семь дней, проведенных в лбиринте Центрльного объединенного клуб, пошли ему дже н пользу. Он нучился скучть и читть, что человеку без тел совершенно необходимо.

Мучило его только то, что Доброглсов воспользуется прогулом и уволит его со службы.

В последний день своего пребывния под гостеприимной сенью клубных колонн Прозрчный томился, скучя по свету, по человечьим лицм и голосм. Он сделл последнюю попытку выбрться из лбиринт. Всюду встречли его вздвоенные ряды колонн, поствленных тк чсто, что дневной свет не проникл дльше третьего их нружного ряд.

Поэтому, зслышв первые удры лом по кмню, Прозрчный стл призывть н помощь. Он бросился нвстречу звукм, и скоро между колоннми збрезжил серенький свет.

- Ay! - кричл Прозрчный, словно собирл грибы в лесу.

Не получив ответ, невидимый зкричл крул, и н этот крик, знкомый всем пищеслвцм с детств, стеклись кменщики и десятники.

А уже через две минуты десятник рысью выбежл н воздух и первый сообщил толпе о том, что Прозрчный нконец ншелся, что он жив и здоров и что сейчс прибудет см.

Перепрыгивя через поверженные колонны, Филюрин бросился з десятником. Он вынырнул н свет и увидел Евсея Львович. З ним виднелось перепугнное лицо Кин Алексндрович. Дльше был окен шевелящихся голов, еще дльше прямо по толпе сккл Тимирязев, и его чугуння полировння свекл сверкл н солнце.

- Покжите, где вы! - крикнул Ионнопольский. - Грждне! Прозрчный среди нс. Покжите нм, где вы, Егор Крлович!

Прозрчный снял с головы десятник фуржку с молоточкми и помхл ею в воздухе. Вид фуржки, которя см по себе прыгл н рсстоянии двух метров от земли, привел толпу в исступление.

Филюрин, не поняв, что приветственные крики относятся к нему, рстерялся и возложил фуржку н голову ее влдельц. Это вызвло еще больший энтузизм.

Прозрчный зметил, что перед ним стоит см Кин Алексндрович, отвешивя вежливые поклоны.

- Товрищ Доброглсов, - скзл регистртор, - верьте слову, я тут ни при чем...

- Кк же ни при чем, - злебезил Кин Алексндрович, ориентируясь н голос Филюрин, - когд совершенно ноборот.

- Эти возмутительные колонны зствили меня...

- Нет, нет, колонн уже не будет. Н этот счет не беспокойтесь.

- Знчит, вы признете, что у меня были увжительные причины для неявки н службу?

- Не беспокойтесь, не беспокойтесь! Рбот не пострдл. Н вшем месте уже сидит другой.

- Кк другой? - зкричл Прозрчный. - Я буду жловться! Я до суд дойду!

Но тут Евсей Львович, быстро смекнувший, что Прозрчный ничего не знет о своем могуществе, оттолкнул Доброглсов локтем и крикнул в толпу:

- Плменный привет товрищу Прозрчному от имени рботников конторского учет!

- Дешь Прозрчного! - зкричл толп.

Филюрин не понимл ровным счетом ничего.

"Ну и дубин же этот Прозрчный, - подумл Ионнопольский, - сделли бы меня невидимым, я им бы ткое покзл!"

И, обрщясь к Добрбглсову, крикнул:

- Кин! Скжите, чтобы подвли мшину! Товрищ Прозрчный устл от выявления недочетов и зедет ко мне отдохнуть.

- Может быть, товрищ Прозрчный зехл бы ко мне отдохнуть? Жен будет тк рд! - пролепетл Доброглсов.

- Не говорите глупостей. Вы же одной ногой стоите н бирже труд! зшипел Евсей Львович. - Хотели человек уволить з невидимость, теперь обедть, обедть! Позовите поскорее мшину!

- Рзве я хотел его уволить? - смутился Кин Алексндрович. - Не помню, ей-богу.

- Ну хорошо, посмотрим еще, кто будет зведовть отделом блгоустройств.

Доброглсов слегк зстонл и с усердием курьер-новичк бросился выполнять поручение.

Но сесть в мшину Ионнопольский ему не рзрешил.

- Вы и пешком дойдете, - скзл бесцеремонный Евсей, - вм близко. А у меня с товрищем Прозрчным предвидится секретный рзговор. Вы здесь, Егор Крлович?

- Здесь, - рздлся голос с кожной стегной подушки.

- Возьмите мою шляпу и помхйте толпе, - посоветовл бухглтер, - он это любит.

Когд втомобиль под крики толпы выбрлся с площди, Кин Алексндрович, здумчиво вертя в рукх портфель, побрел домой.

- Снимют! - скзл он жене, сбросив пиджк и оттягивя вперед подтяжки тбчного цвет.

- Я тк и знл, - зявил жен, - после увольнения родных детей и брт я от тебя ничего путного уже и не жду.

- Ты просто дур! - устло скзл Доброглсов.

Он лег н крсный плюшевый дивн и уствился н цветную фотогрфию полуголой дмы, зкинувшей руки н зтылок. В углу фотогрфии было нписно "Истом". И дмочк и подпись к ней были знкомы Доброглсову со дня женитьбы. Он созерцл фотогрфию, потому что тк ему легче было обдумывть все обстоятельств несчстливо повернувшейся крьеры.

Жен, однко, не отствл.

- Кин! Почему ты уволил детей и Авеля? Ты этим буквльно его убил!

- А ты хотел бы, чтобы Авель меня убил? Не выгони я Авеля, этот дурк Прозрчный попер бы меня смого.

- Но тебя ведь все рвно снимют.

Тут Доброглсов отвел глз от фотогрфии и, видно, придя к ккому-то решению, скзл:

- Ну, это еще ббушк ндвое скзл!

- А ты получил отчисления от "Тригер и Брк" з поствку фонрей?

- Аннет, ты пошлячк! Ну, кк я мог взимть отчисления, когд Прозрчный всюду совл свой нос?

- Чем же ты будешь кормить своих детей?

- Волновться не нужно. Что-нибудь выдумем. Знешь, Аннет, пок Прозрчный сидит у этого негодяя упрвделми ПУМ, я схожу к Бркм и попробую получить у них отчисления з фонри.

Евсей Ионнопольский окружил Прозрчного отеческими зботми. Сделть это было нетрудно, потому что ни в кких земных блгх невидимый не нуждлся.

После длительной беседы с бухглтером Филюрин узнл обо всем, что произошло в городе з время его отсутствия.

- Они, Егор Крлович, теперь вс, кк огня, боятся! - убеждл Евсей. Ккое счстье для город, что в нем живет и рботет ткой светлый ум. Мне дже стршно, что рядом со мною сидит ткя личность.

- Из этого нужно сделть соответствующие оргвыводы, - скзл Филюрин по привычке, но, вспомнив, что тел у него нет по-прежнему, печльно зтих.

Однко Евсей Львович понял слов Прозрчного по-своему.

- Конечно, нужно сделть соответствующие оргвыводы. Это блестящя идея. Нужно уволить Кин.

- Кто же его уволит?

- Ну, ккой вы, простите меня, добродушный и змечтельный человек. Вы его уволите, вы!

- Регистртор не может уволить своего нчльник.

- Простой регистртор не может, вот прозрчный регистртор может. Вы все эти мелкие дел передйте мне. Я все устрою. Зчем вм пчкться в чепухе? У вс теперь есть более вжные дел.

- В смом деле, безобрзия творятся! - скзл Прозрчный, припоминя прочитнные в клубном зточении отчеты.

Н другой день Ионнопольский без доклд вошел в кбинет Доброглсов и сухо скзл:

- Прозрчный говорит, что вм следовло бы нписть зявление об увольнении. В случе откз Прозрчному придется рсскзть кое-кому о том, кк вы сдвли подряд н домовые фонри.

Кин Алексндрович нстрочил зявление, дже не пикнув.

Пдение Доброглсов подняло кции Прозрчного еще выше. Слв его, прилежно рздувемя Ионнопольским, выросл до пределов возможного, и дже состоявшееся вскоре нзнчение Евсея Львович н пост зведующего отделом блгоустройств не смогло ее увеличить.

Высокопоствленный регистртор службу бросил и коротл свои бесконечные досуги в игре н мндолине, посещении цирк и прогулкх по городу. Скучл он по-прежнему, и рзвлекл его только шутк, которой нучил его Евсей Львович, имевший н то особые виды. Шутк зключлсь в том, что Филюрин регулярно зходил во все учреждения Пищеслв, пробирлся в кбинеты ответственных рботников и неожиднно вскрикивл:

- А я здесь! А я здесь!

Это всегд двло сильный эффект и поддерживло з Прозрчным репутцию неусыпного контролер нд всем происходящим в городе. Смого же Филюрин чрезвычйно потешли испугнные лиц и нервные судороги, охвтыввшие знятых деловой рботой людей.

Гуляя, кк Грун-ль-Ршид, по городу, Прозрчный слышл много рзговоров о себе. Его хвлили. Говорили, что с его помощью грозные некогд учреждения стли более доступными для посетителей, что рботники прилвк н вопрос о крупе уже не отвечют - "вот еще, чего зхотели", нежно улыбясь, отвешивют ее с пятигрммовым походом. Толковли о великой пользе, принесенной Прозрчным, и рдовлись тому, что Центрльный объединенный клуб, обнесенный уже стенми, скоро стнет отвечть культурным зпросм пищеслвцев.

И в те дни, когд Филюрин слышл о себе ткие речи, "Осенний сон", исполняемый им н мндолине, звучл еще упоительней, чем обычно.

И скромный серенький регистртор нчинл гордиться все больше и больше.

Чувство это, рзжигемое Евсеем, принимло знчительные рзмеры.

Ионнопольский, держвшийся н посту зведующего отделом блгоустройств только блгодря Прозрчному и сердечно ему з это признтельный, прилгл все усилия к тому, чтобы сделть Филюрину приятное.

Для нчл Евсей рздобыл для Прозрчного большую комнту в доме э 16 по проспекту имени Лошди Пржевльского.

В этой комнте жил стрик пенсионер Гдинг, кончины которого с нетерпением ждли все жильцы дом. Н получение комнты рссчитывли и соответственно этому строили плны н будущее: дворник, все жильцы от мл до велик и их иногородние родственники, ткже упрвдом, его друзья и друзья его друзей.

Постегивемый нетерпеливыми жильцми, стрик Гдинг тихо скончлся. Не успел еще гроб проплыть н клдбище, кк комнт окзлсь зпечтнной восемндцтью сургучными печтями. Н них были оттиски медных пятков, моногрмм и просто пльцев. Это были следы жильцов. Кроме того, висели еще официльные фунтовые печти ПУНИ.

Ужсный поединок между жильцми и упрвдомом, друзьями упрвдом и родственникми, жильцов, и всех их порознь с ПУНИ прервлся неожиднным въездом в комнту, служившую предметом стольких вожделений, Филюрин. С этого времени у Прозрчного появились первые врги.

Эт услуг Евсея Львович явилсь первой.

З нею последовло угодничество более пышное и обширное. Стрлся уже не только Евсей Львович. Ншлось множество бескорыстных почиттелей филюринского гения.

С большой помпой был отпрздновн двухлетний юбилей служения Филюрин в отделе блгоустройств. Торжественное зседние состоялось в помещении городского тетр, и если бы не клопы, которые немилосердно кусли собрвшихся, то все прошло бы совсем кк в большом городе.

Клопы были бичом городского тетр. Спекткли приходилось двть при полном освещении зрительного зл, потому что в темноте мерзкие тври могли бы съесть зрителя вместе с контрмркой.

Зто бнкет после зседния был великолепен.

Юбиляру поднесли прекрсную мндолину с инкрустцией из перлмутр и черного дерев и сборник нот русских песен, зписнных по цифровой системе. Приветственные речи были горячи, и орторы щедро рссыпли срвнения. Прозрчного срвнивли с могучим дубом, с ценным сосудом, содержщим в себе кипучую энергию, и с провозом, который бодро шгет к нмеченной цели.

Под конец вечер юбиляр внял неотступным просьбм своих друзей и сыгрл н новой мндолине все тот же вльс Джойс "Осенний сон". Никогд еще из-под медитор не лились ткие вдохновенные звуки.

"Пищеслвский Пхрь" поместил н своих терпеливых столбцх длиннейшее письмо, в котором Прозрчный, помянув должное число рз многоувжемого редктор и редктируемую им гзету, блгодрил всех, почтивших его в день двухлетнего юбилея. Письмо было соствлено Ионнопольским. Поэтому нибольшя чсть блгодрностей пл н его долю.

Ионнопольского несло. Он вытребовл из допр поселившегося тм скульптор Шц.

- Шц, - скзл ему првя рук Прозрчного, - нужен новый пмятник.

- Кому?

- Прозрчному!

- Нет, - ответил Шц, - я не могу больше делть пмятников. Мне Тимирязев является по ночм, здоровется со мной з руку и говорит: "Шц, Шц, что вы со мной сделли?"

- Шц, Шц, пмятник нужен, - продолжл Евсей, - и вы его сделете.

- Это действительно тк необходимо?

- Этого требует блгоустройство город.

- Хорошо. Если блгоустройство требует, я соглсен. Но, предупреждю вс, его не будет видно.

- Почему?

- Рзве может быть видим пмятник невидимому?

Ионнопольский приздумлся, поскребывя многодумную лысину.

- А все-тки вы предствьте смету, - зключил он,

- Против сметы я не возржю, - зметил скульптор, - ее видно. Однко должен вс предупредить, что пмятник встнет вм не дешево. Вм бронзу или гипс?

- Бронзу! Обязтельно бронзу!

- Хорошо. Все будет сделно.

В тот же вечер, когд произошел беспримерный рзговор о постновке пмятник невидимому человеку, из пищеслвского допр по рзгрузке вышел Петр Кллиетртович Ивнопольский - подлинный упрвделми ПУМ, известный внтюрист и мошенник.

Глв VIII

Хищник выходит н свободу

Оствим н время невидимого, купющегося в лучх своей слвы. Оствим грждн город Пищеслв, воздющих робкую хвлу Прозрчному. Оствим и Евсея Львович, сидящего в кбинете Доброглсов и вычерчивющего крсными чернилми многословные резолюции н деловых бумгх.

Обртимся к пружинм более тйным - к лицм, пребывющим теперь в ничтожестве, к людям, ропщущим и недовольным порядком вещей, возникшим в Пищеслве.

Выйдя з ворот допр, Петр Кллистртович Ивнопольский очутился н Сенной площди и зжмурился от режущего солнечного свет.

Тк жмурится тигр, впервые выскочивший н песочную цирковую рену. Его слепит розовый прожекторный свет, рздржет шум и зпх толпы. Пятясь нзд, он шевелит жндрмскими усищми и морщит морду. Ему очень хочется человечины, но он рстерян и еще неясно понимет происходящее. Но дйте ему время. Он скоро свыкнется с новым положением, збегет по рене, обмхивя поджрый живот нэлектризовнным своим хвостом, и перейдет к нпдению нчнет угрожюще рычть и пострется зцепить лпой укротителя в трдиционном костюме Буфлло Билля.

Пробежв под стенми домов до пмятник Тимирязеву, Петр Ивнопольский в удивлении остновился. Центрльный объединенный клуб был окружен лесми. Из рскрытых ворот постройки цепью выезжли телеги, груженные толстыми колоннми.

Мимо Ивнопольского прошел хороший его знкомый по двнишнему делу о дружеских векселях кредитного товриществ "Смопомощь".

- Алло! - крикнул Ивнопольский.

Знкомый внимтельно посмотрел в сторону Петр Кллистртович, н секунду остновился, но, не ответив н поклон, вжно проследовл дльше.

- Хмло! - скзл Петр Кллистртович довольно громко.

Зтем он отпрвился в Пищетрест, чтобы повидться с приятелем, с которым был связн узми взимной протекции.

Приятель встретил Ивнопольского без рдости. Ивнопольскому покзлось дже, что его испуглись. Тем не менее он немедленно приступил к делу. - Ты, конечно, понимешь, что мне до зрезу нужны деньги. Нужн служб...

- Вижу, - холодно скзл приятель.

- Н первых порх я многого не требую. Рублей трист оклд и живое дело.

- Вы что, собственно, товрищ, хотите поступить к нм н службу?

- Ну, конечно же.

- Тогд подйте зявление в общем порядке. Впрочем, должен вс предупредить, что свободных вкнсий у нс нет, если бы и открылись, то все рвно без биржи труд мы принять не можем.

Ивнопольский сделл гримсу.

- Что ты, Аркдий! Это же бюрокртизм. В общем порядке, бирж труд...

- Не мешйте мне рботть, гржднин, - терпеливо скзл Аркдий.

Ивнопольский в гневе повернулся, но, еще прежде чем он ушел, в кбинете рздлся возглс:

- А я здесь!

Петр Кллистртович увидел, кк перекосилсь физиономия Аркдия. Потом по лицу Ивнопольского пронесся ветерок, см собой рскрылсь дверь и в общей кнцелярии послышлось то же восклицние:

- А я здесь! А я здесь!

Служщие всккивли с мест и бледнели. Со столов сыплись пресс-ппье.

Ничего решительно не поняв, Ивнопольский плюнул, вышел н улицу и долго еще стоял перед фсдом Пищетрест, изумленно пяля глз н его голубую вывеску с круглыми золотыми буквми.

"Что случилось? - думл бывший упрвделми. - Что з кислот ткя в городе?"

Он толкнулся было в мгзин фирмы "Лпидус и Гничкин", но тут его ждл неожиднность. Железные шторы мгзин были опущены. Первя стекляння дверь был зкрыт н ключ, н второй двери Ивнопольский увидел большую сургучную печть.

Петр Кллистртович взял оторопь.

И он стл бегть по городу, желя восстновить прежние связи и рзыскть кончик нити того счстливого клубк, в сердцевине которого ему всегд удвлось нйти прекрсную службу, возможность фер, комндировочные, тнтьемы, процентные вознгрждения, - словом, все то, что он для крткости нзывл живым делом.

Но все его попытки кончлись провлом. Одни его не узнвли, другие были непонятно и возмутительно официльны, третьих и вовсе не было - они сидели тм, откуд Петр Кллистртович только сегодня вышел.

- Придется в другой город переезжть, - бормотл Ивнопольский, - ну и дел!

А ккие ткие дел происходят в городе, он себе еще не уяснил.

- Побегу к Бркм! Если Брки пропли, тогд дело гиблое.

Делми обществ со смешнным кпитлом "Тригер и Брк" ворочл один Николй Смойлович Брк, потому что Тригер зпутлся в влюте и двно был выслн в облсть, которя до приезд Тригер слвилсь только тем, что в ней нходился полюс холод.

Дом Брков был приятнейшим в Пищеслве. Его усердно посещли молодые люди с подстриженными по-боксерски волосми, в ккуртных костюмх, продернутых шелковой ниткой, в шерстяных жилетх, туфлях мстичного цвет и мягких шляпх.

Именно здесь впервые в Пищеслве был стнцовн чрльстон и сыгрн первя пртия в пинг-понг. Семья Брков умел жить и веселиться по-згрничному. В передней с молодых людей горничня снимл пльто и брл н чй. После тнцев проголодвшимся двли морс с печеньем, брковские дочки рзвлекли их рзговорми н зрубежные темы. Говорили преимущественно о рзнице в ценх н вещи между Берлином и Пищеслвом, клеймили монополию внешней торговли, из-з которой ходишь "голя, бося", и о новой згрничной моде - пудриться не пудрой, тльком. Этому молодое поколение Брков придвло особо вжное знчение.

Згрничня жизнь в доме Николя Смойлович достигл своего погея в тот вечер, когд глв семейств принес домой вязочку бннов.

Появление бннов в Пищеслве совпло с приездом в город выствки обезьян. Для поддержния жизни лучшего экспонт выствки - гориллы "Молли" - выствочня дминистрция выписывл бнны из-з грницы. Горилл могл похвстться тем, что, кроме нее, ни одн живя душ в Пищеслве не ест редкостных плодов.

Но семейство Брк в стремлении своем к нстоящей жизни не знло никкого удержу. Николя Смойлович, бловвший дочерей, не мог откзть им ни в чем.

Выствочный сторож не устоял перед посулми Брк.

Н чйном столе Брков зкрсовлись бнны. Они были, првд, вырвны из псти гориллы, но зто укрепили з семейством репутцию европейцев душою и телом.

Со времени исчезновения Филюрин дом Брков зтих. Молодые люди перестли ходить, чрльстон прекртился, здоровье гориллы зметно улучшилось - он получл теперь свою порцию бннов полностью.

Дел Брк поштнулись. Оптический мгзин был опечтн з неплтеж нлогов. Знкомый фининспектор сознлся в том, что был дружен с женою некоего нлогоплтельщик, з что его и сняли с рботы. Госудрственные учреждения не двли больше выгодных подрядов.

Николи Смойлович ходил по квртире смутный и рздржительный.

- Если тк будет продолжться еще неделю, - кричл он, - я пропл!

В ткую минуту пришел к нему Доброглсов.

- Ну, кк нсчет "пыщи"? - зло спросил его Брк.

"Пыщей" Николй Смойлович нзывл все, имеющее отношение к деньгм, крьере, поствкм и тому подобным приятным вещм. "Кк нсчет пыщи" знчило: "Кк вы зрбтывете? Нет ли ккого-нибудь дельц? Что слышно в губсовнрхозе? С кем вы теперь живете? Получен ли в губсоюзе мнуфктур? Почем сегодня н черной бирже турецкие лиры?" Многое, почти все, обознчлось словом "пыщ".

Кин Алексндрович отлично знл универсльность этого слов и грустно ответил:

- Плохо.

- Душт? - спросил Брк.

- Уже здушили, - ответил Кин Алексндрович. - С рботы сняли. Того и гляди под суд попду.

- З что?

- По вшему делу. Подряд н фонри.

- Знчит, выходит, что и я могу попсть с вми?

- Вполне естественно.

- Позвольте, Кин Алексндрович, но ведь с моей стороны это был не взятк, добровольные отчисления, блгодрность з услуги, которые вы мне окзывли в сверхурочное время.

- Нет, Николй Смойлович, будем говорить откровенно. Прозрчный сидит сейчс у бухглтеришки Евсея, которого я, дурк, своими рукми взял н службу, и игрет н мндолине. Кк только игр прекртится, нм сообщт. Тк что если подлец Евсей зхочет подослть Филюрин сюд, мы будем вовремя предупреждены. Итк, поспешим. Вы - лиходтель, я - взяткобртель, никкя не блгодрность. Для нс обоих существует одн сттья. Поэтому нм ндо спсть друг друг.

- Кто бы мог подумть, что из-з ткого дурк, кк Филюрин, вся жизнь перевернется. Вы знете, Кин Алексндрович, еще неделя - и я уже не человек.

- Подождите, Николй Смойлович, не убивйтесь.

- Нет! Нет! Я уже чувствую! Брк погибнет, кк погиб Тригер. И, скзть првду, Тригеру лучше тм, чем Брку здесь. Мгзин пустят с молотк, квртиру зберут, в учреждениях сидят ккие-то тигры. И в довершение всего могут посдить.

- Вы думете, мне лучше? - с чувством скзл Кин Алексндрович. Воленс-неволенс, я должен кормить детей и брт Авеля, которых я см уволил. Денег нет, и я не зню, откуд они могут взяться.

- Нужно действовть. Нужно что-нибудь придумть. Неужели Прозрчного никк нельзя сковырнуть?

- Попробуйте сковырните! Вы знете про его шутки в учреждениях?

- "А я здесь"?

- Ну, д. Тк вот, попробуйте сковырните вы его, когд никто не знет, где он и что!

- Вот если бы он не был прозрчный... - здумчиво молвил Николй Смойлович.

- Чего еще зхотели! Д я бы его тогд моментльно выгнл со службы, д тк, что местком и пискнуть не посмел бы!

- Тогд есть только одно средство! Сделть его снов видимым!

- Открыл Северную и Южную Америку! - с иронией произнес Доброглсов. Не вы ли это збросите свои коммерческие дел и зйметесь изобретенческими вопросми?

- Нет, не я.

- А кто?

- Тот, кто сделл его невидимым.

- Ббский!!

- Догдлись нконец.

- Но ведь он совершенно сумсшедший.

- А смое существовние Прозрчного - это не сумсшествие? А мы с вми не сумсшедшие, если живем в тком городе и до сих пор не издохли?!

Глз Кин Алексндрович рсширились. Ндежд злил их зеркльным светом.

- Д! - зкричл он. - Мы должны выявить Прозрчного, и мы его выявим!

Николй Смойлович поспешно переодевлся. Он стянул свое брюхо змшевым поясом с втомтической зстежкой. Зливясь крской, зстегнул ворот рубшки "лионез" и пошрил в крмнх, бормоч:

- Д! Нужны деньги. О, эти деньги!..

- Их жлеть нечего, - скзл Доброглсов, - с лихвой окупим.

- Ну, с богом! Вы знете, Кин Алексндрович, никогд в жизни я еще тк не волновлся.

И союзники поспешно двинулись н Косвенную улицу, прибвляя шгу по мере приближения к зтхлому жилью изобреттеля.

В нчле Косвенной их порзили необычные крики. Нвстречу им по мостовой двиглсь стрння процессия. Впереди всех, притнцовывя и взмхивя локтями, бежл совершенно голый, волостый, грязно-голубой мужчин.

Нужно думть, что нгретые солнцем булыжники обжигли ему пятки, потому что голый беспрерывно подсккивл вершк н три от мостовой.

- Я невидимый! - кричл голый низким колеблющимся голосом.

Толп отвечл смехом и улюлюкньем.

- Я невидимый! Я невидимый! - ндсживлся человек. - Я перестл существовть!

- Кто это ткой? - спросил Кин Алексндрович у мльчишки. - Что тут случилось?

Но никто не отвечл. Зрителям не хотелось терять н пустые рзговоры ни одной минуты.

Голубой человек с грязными подтекми н спине делл уморительные прыжки. Толп негодовл:

- Срм ккой!

- Двно ткого хулигнств не было!

- В милицию его!

- Я невидимый! - вопил голый. - Я стл прозрчным. Я, прощу убедиться, изобрел новую псту "Невидим Ббского"!

- Ббский! - хнул Доброглсов. - Мы пропли, Николй Смойлович. Видели, что делется? Окончтельно спятил!

К месту происшествия уже ктил в пролетке постовой милиционер.

- Держите его, грждне! - крикнул он. - Окжите содействие милиции.

- Вон! - орл Ббский. - Никто не может меня схвтить. Меня не видно! Рзве вы не видите, что меня не видно?! Х-х! "Невидим Ббского" сделл свое дело! Кково?

- Очень хорошо, - уговривл милиционер, просовывя руки под голубые подмышки изобреттеля, - не волнуйтесь, гржднин!

Толп с гикньем подсживл Ббского в пролетку.

- Генильные изобретения всегд просты! - кричл Ббский, влясь н спину извозчик. - "Невидим Ббского" - шедевр простоты - дв грмм селитры, порошок спирин и четверть фунт квмриновой крски. Рзвести в дистилировнной воде!..

Извозчик слушл, рвнодушно отвернув лицо в сторону. Ему было все рвно, кого возить - голых, пьяных, голубых или сумсшедших людей. Он жлел только, что не вовремя зснул и не успел усккть от милиционер.

Ббский буйствовл. С помощью дворников и ктивистов из толпы Ббского удлось уложить поперек пролетки. Дворники уселись н спину изобреттеля. Милиционер вскочил н подножку, и отяжелевший экипж медленно поехл по Косвенной улице, и до смого поворот в Многолвочный переулок видны были толстые квмриновые икры городского сумсшедшего.

Целый месяц Ббский искл утерянный секрет "веснулин" и кончил тем, что окончтельно рехнулся, выкрсился и в полной уверенности, что стл прозрчным, выбежл н люди.

- Что ж теперь делть? - рстерянно спросил Брк.

Кин Алексндрович топнул ногой, выбив кблуком из мостовой искру.

- Конечно! - скзл он. - Воленс-неволенс, нужно искть других способов.

Опечленные друзья, обменивясь короткими фрзми, повернули домой.

- Зйдем ко мне, - предложил Николй Смойлович, - посидим, пообедете. Может, что-нибудь и придумем. Вы знете, Доброглсов, нм нужен человек со свежими мозгми. Не зню, кк вши, но мои уже превртились в битки.

- Д, Кин Алексндрович, нм нужен свежий, энергичный, без предрссудков и вполне свой человек. И этот человек...

Николй Смойлович рстворил дверь кбинет и отступил:

- Вот!

В кбинете, рзвлясь н дивне и покуривя хозяйскую ппиросу, полулежл Петр Кллистртович Ивнопольский.

Глв IX

Юридический пнцирь

Подлинный бывший упрвделми ПУМ Петр Кллистртович Ивнопольский з время сидения в допре действительно сохрнил свежесть мыслей, нкопил много энергии и окончтельно рспростился со всеми предрссудкми.

Знкомство его с Кином Алексндровичем носило сердечнейший хрктер. Доброглсов, тряся руку Ивнопольского, блженно улыблся и долго повторял:

- Кк же, кк же, отлично зню! Упрвделми ПУМ! Очень, очень приятно! Но вы знете, ккой у вс есть ужсный однофмилец! Змея!

Когд Ивнопольский узнл все пищеслвские новости, ему стл понятн холодность друзей и плчевня учсть, постигшя торговый дом "Лпидус и Гничкин".

- Згорелся сыр божий, - скзл он.

Щеки его, покрытые до сих пор тюремной бледностью, порозовели.

- Кк вше мнение, Петр Кллистртович? - спросил Доброглсов, исктельно глядя н собеседник.

Нсторожился и Брк.

- Мое ткое мнение, - объявил гость, - что Прозрчному нужно пришить дело.

Мысль, выскзння Ивнопольским, был тк знчительн, что Доброглсов и хозяин дом несколько времени помолчли.

- Скжите, - вымолвил нконец Кин Алексндрович, - првильно ли я вс понял? Пришить дело?

- Это немыслимо! - вскричл Брк.

Рот его нполовину открылся, и оттуд глянули двно не чищенные от горя и тоски зубы. Но гость стоял н своем.

- Пришить дело. Безусловно.

- Позвольте, кк же можно пришить дело невидимому человеку?

- Вм что, собственно говоря, нужно? Опорочить его?

- Д. Во что бы то ни стло убрть Прозрчного.

- Вот и убирйте. Я вм дл идею.

- Не шутите, Ивнопольский! - зкричл вдруг Брк. - Ккое может быть дело?! Филюрин физически не существует.

- Вы првы, Николй Смойлович. Он физически не существует, но зто он существует юридически. Вы рсскзывли, что Прозрчный имеет сбережения в сберкссе? Прекрсно. Это подтверждет мое мнение. У него есть комнт? Дже новя комнт, которую он получил уже в невидимом состоянии? Тем лучше. Все это докзывет, что Прозрчный - лицо юридическое. А я могу пришить любому юридическому лицу любое юридическое дело.

- Хорошо, - зволновлся Доброглсов, - допустим, хотя я сильно сомневюсь в том, что Прозрчный попдет под суд, но ведь это одн фикция. Он может просто не прийти н зседние суд!

- Если он сделет эту глупость, он погиб! - спокойно скзл Ивнопольский. - Весь город будет знть, что Прозрчный испуглся суд и, следовтельно, виновен.

- А если явится?

- Ну, это уж звисит от того, ккое дело мы против него поведем.

Собеседники еще рз попытлись пробить юридический пнцирь, облекющий физическое тело Петр Кллистртович.

- Лдно. Его присуждют. Кто будет сидеть в тюрьме?

- Прозрчный, конечно!

- Тк он вм и пойдет туд! А вдруг вместо тюрьмы он побежит, нпример, в цирк? Кто ему может помешть?

- Пусть идет куд угодно. Юридически он будет сидеть в тюрьме. И нконец зчем нм уголовное дело? Опозорить человек можно и гржднским делом. Нш здч - посдить его н скмью подсудимых и добиться обвинительного приговор. После этого крьер Прозрчного окончится. Поверьте слову!

Доброглсов и Брк были нконец побеждены. Они рссыплись в блгодрностях.

- Я человек скромный, - скзл Ивнопольский, - но одной юридической блгодрности мне мло. Я хотел бы получить ткже физическую.

После долгого торг, который определил рзмеры вознгрждения Петр Кллистртович и степень учстия его в будущих блгх, ткже после получения им здточной суммы н необходимые издержки, Ивнопольский поднялся и скзл:

- Покмест я еще не могу скзть вм, ккое именно обвинение мы предъявим Прозрчному, тк кк не знком с его интимной жизнью. Тут уж мне придется бегть, вм ждть и верить. У нс ведь, если говорить официльно, товрищество н вере?

Узнв у компньонов, где живет Прозрчный, и еще рз подтвердив, что дело можно пришить всякому, - был бы охот, - повеселевший Ивнопольский ушел.

Несколько дней Петр Кллистртович колесил по городу, выискивя з Филюриным грехи, но прошлое регистртор было тк же прозрчно, кк и нстоящее. З ним не было ничего: ни прогулов по службе, ни хулигнских выходок, ни ккой-либо преступной стрсти.

Некоторое утешение Ивнопольский получил только в доме э 16 по проспекту имени Лошди Пржевльского. Все обиттели дом, возмущенные тем, что ПУНИ отдло комнту Прозрчному, были нстроены против своего нового сосед. Но из их рсскзов Ивнопольский не почерпнул необходимых ему днных. Невидимый жилец был тих и кроток и дже н мндолине игрл по првилм - только до одинндцти чсов вечер.

Ивнопольский понял, однко, что жильцы дом э 16 готовы лжесвидетельствовть против Прозрчного в любом деле, но тк кк смого дел еще не было, свидетели были пок не нужны и оствлены про зпс.

Н четвертый день обследовния и собирния мтерилов Петр Кллистртович нпрвился н струю квртиру Филюрин, ндеясь хоть тм нпсть н ккой-нибудь след.

Когд он подходил к дому мдм Безлюдной, у фсд стояло несколько зевк. Мстер прилживли к стене дом мрморную доску с золотой готической ндписью:

"Здесь жил Прозрчный, в бытность его Егором Крловичем Филюриным".

Петр Кллистртович с ненвистью посмотрел н пмятную доску и, поругивясь, постучлся в дверь мдм, из-з которой неслось пение Безлюдной и крики млденц.

Ничего не знвший о комплоте, оргнизующемся против невидимого, Евсей Львович Ионнопольский безмятежно првил отделом блгоустройств. Сотрудники любили его, хотя Птшников, понимвший, ккя пропсть ныне отделяет его от Евсея, уже не смел двть ему медицинских советов.

Ионнопольский, робкий по природе, всю свою жизнь искл крепкое кпитльное место, с которого его не могли бы в любой день снять и где он мог бы по-нстоящему отдохнуть. Сейчс ему кзлось, что ткое место он ншел. Поэтому он стртельно его укреплял, деля все возможное для того, чтобы поддержть престиж своего покровителя. Устроив Прозрчному юбилей и польстив ему пмятной доской н доме мдм Безлюдной, Евсей Львович спешил с рзрботкой проект пмятник другу и блгодетелю.

Мысль эт кзлсь ему блестящей, и он гнл вовсю, опсясь, что идея будет перехвчен звистникми и недругми.

Скульптор-упрвдом вместе с зведующим отделом блгоустройств Пищ-К-Х по многу чсов подряд толковли о пмятнике Невидимому и в конце концов убедились в том, что фигуру Прозрчного не удстся отлить ни из бронзы, ни из гипс, потому что не получится подлинной невидимости.

- Может быть, Евсей Львович, остновимся все же н бронзовом, осторожно спросил скульптор, войдя в кбинет Ионнопольского с большой ппкой эскизов.

- Нет, нельзя, - ответил Евсей, - получится ккя-то видимость, это уже не то.

- Тогд, может быть, поствим товрищу Прозрчному колонну! воскликнул Шц.

- Вроде Вндомской?

- Конечно! Дйте мне зкз, и я вм сделю прекрснейшую колонну с брельефми и другими скульптурными укршениями.

- Это мысль. Кстти, у нс н дворе есть много свободных колонн от Центрльного клуб.

- Тогд поствим несколько! Одну большую колонну, символизирующую невидимость, посредине, по бокм - портики, для прогулки грждн.

- И сквер!

- И скмейки для тех, кто зхочет посидеть и полюбовться н пмятник!

Новя идея очень увлекл Ионнопольского. Он стртельно укреплял свое положение.

Но не успел проект пройти все положенные инстнции, кк произошло нечто совершенно непредвиденное.

Придя однжды н службу, Ионнопольский зметил, что Птшников смотрит н него кроличьим взглядом.

- Что с вми? - пошутил Евсей Львович. - У вс очень нехороший вид. Может быть, у вс н нервной почве.

Птшников змялся.

- Или отрвление уриной? - приствл нчльник.

Птшников несмело улыблся. Но, кк видно, дело было не н нервной почве. Через несколько минут учрежденский знхрь вошел в кбинет Ионнопольского.

- Вы слышли новость, Евсей Львович? - спросил он, с опсением поглядывя н дверь. - Говорят, будто бы у товрищ Прозрчного родилсь дочь.

- Что з глупости!

- Честное слово, говорят.

- От кого?

- От бывшей его квртирной хозяйки.

- Ккие глупости! - вскричл Ионнопольский.

Но тут же вспомнил свой рзговор с мдм Безлюдной в утро исчезновения Филюрин.

- Чепух! - проговорил он менее уверенным тоном.

- Нет, нет! Говорят, совершенно точно!

- Ну, что ж из того? Ну, родился ребенок, но ведь это же его интимное дело!

- Д, но рсскзывют подробности. Говорят, что он ее н седьмом месяце бросил и теперь дже знть не хочет!

Ионнопольский сердито встл из-з стол и крикнул:

- Птшников! Вс ндо изжить! Воленс-неволене, я вс уволенс з рспрострнение порочщих слухов.

- При чем тут я? - опрвдывлся знхрь. - Я хотел вс предупредить. Вы знете, что весь город со вчершнего вечер только об этом и говорит. Я удивляюсь, кк товрищ Прозрчный этого не знет.

- Молчите, Птшников! У вс слишком длинный язык!

Но Птшников уже нельзя было остновить. Прижимя руки к груди и нклоняясь нд чернильницей "Лицом к деревне", которя перекочевл в кбинет зведующего, он сообщл новости одн другой ужсней.

- Квртирохозяйк подл в суд!

- Чего же он хочет?

- Алиментов. Много лиментов. Удивляюсь вм, Евсей Львович, весь город знет. Люди возмущены.

- Кк? Кто смеет возмущться?

- Многие! Некоторые, првд, не верят, чтобы Прозрчный мог бросить несчстную больную женщину с ребенком н рукх!

- Это ложь! - звопил Евсей. - Они этого не докжут!

- А между прочим, говорят, что бедня женщин голодет, в то время кк Прозрчный купется в роскоши.

Тут только Ионнопольский понял, ккя бездн рзвернулсь под его ногми. Покровитель нходился в величйшей опсности. И место зведующего отделом блгоустройств, которое Евсей Львович тк стртельно укреплял и дренжировл, вырывлось из-под его геморроидльного зд.

Ионнопольский знл силу сплетни.

"Хорошо, - думл он, - бегя вдоль стены кбинет. - Суд - это еще полбеды, хотя и это уже плохо. Прозрчный не должен был бы судиться. Кк они это докжут? Нужно бороться, инче все погибло. Нужно пустить контрслух о том, что все это врки, что Прозрчный ни в чем не виновен..."

- А я здесь! - рздлся голос Прозрчного.

- Егор Крлович? - спросил Ионнопольский. - Ну, тк говорите тише.

- Что новенького в отделе? - скзл Прозрчный. - Хороший у вс глстук, Евсей Львович, сколько дли?

Но Евсею Львовичу было не до глстук. Он срзу вывлил Прозрчному все, что знл со слов Птшников.

- Рзве это про меня говорят? - удивился невидимый. - Я действительно слышл в городе рзговоры про ккого-то ребенк. Но я думл, что это про кого-нибудь другого.

Евсей Львович со злостью посмотрел в сторону шкф, откуд шел беззботный голос Филюрин, и в отчянии подумл:

"Ему все рвно, зсудят его или не зсудят, ведь я место потеряю, мне пить-есть ндо. Я ж не прозрчный".

- Еще можно все попрвить, - скзл Евсей Львович, - вы жили с ней, с вшей квртирохозяйкой?

- С кем? С мдм Безлюдной? Дже не думл! Все с ум посходили, что ли?

- В тком случе я ничего не понимю! - воскликнул Евсей Львович. - Вы, серьезно, с ней не жили?

- Д ей-богу же, не жил! Дю вм честное слово!

- Откуд? Откуд тогд этот слух? Кк же эт дур осмелилсь вс позорить? Вы знете, что н вс подли в суд? Вм нужно зщищться! При вшем положении вы должны пресекть подобные выступления в корне.

И Евсей Львович, сообрзивший теперь, что дело совсем не в мдм Безлюдной и не в ее претензиях, что тут действуют ккие-то темные и неведомые ему силы, принялся втолковывть Прозрчному элементрные методы борьбы с лиментным злом.

Еще большую энергию вдохнул в него телефонный звонок. Дружеский голос с недоумением сообщил, что Прозрчному вчинен гржднский иск н содержние ребенк, прижитого им от гржднки Безлюдной.

- Повестку послли н квртиру товрищу Прозрчному. Суд состоится, вероятно, дня через три. Тк кк общественность проявляет к процессу большой интерес, судебное зседние будет устроено н Тимирязевской площди, под открытым небом! - зкончил доброжелтель.

После этого в трубке послышлся рвущий уши треск и хлопнье крыльев.

- Едемте ко мне! - торопил Евсей. - Нужно обсудить! Принять меры!

Когд Ионнопольский сбежл по лестнице, то увидел, что у дверей Пищ-К-Х стоял мдм Безлюдня в легком белом плтье с вышивкой. Н рукх у нее лежл большой белый кокон, из которого слышлся слбый писк.

Услышв голос Прозрчного, легкомысленно спросившего Евсея Львович "который чс", мдм живо выступил вперед и срзу же взял всесокрушющее до диез.

- Вот он! - вопил он. - Смотрите все н отц! Его не видно, но он здесь! Он только что рзговривл!

- Бегите! - шепнул Евсей.

Но было уже поздно. Вдов осклил все свое золото и, протянув ребенк вперед, звизжл:

- Н, подлец! Возьми своего ребенк!!! Прозрчный инстинктивно подхвтил дитя. И взорм собрвшейся толпы предстл удивительня кртин: ребенок, звернутый в пикейное одеяльце, повис в воздухе, мдм, предусмотрительно отбежвшя шгов н десять, ломл пльцы, без перерыву крич:

- Смотрите все н отц-негодяя! Смотрите! Вот он! А еще Прозрчный!

Евсей Львович был вне себя.

- Д что вы стоите кк дурк! Бросйте ребенк и бегите! Это же подстроенный скндл!

И необозримя толп, зпрудившя к тому времени улицу и переулки, увидел, кк ребенок плвно спустился н тротур и лег н пороге Пищ-К-Х. - Он убежл! - ндрывлсь мдм Безлюдня. - Последний босяк этого не сделл бы.

Евсей Львович ринулся вперед и стл протлкивться сквозь толпу.

Он увидел, кк вдоль улицы, под стенкой, трусил Кин Алексндрович, удляясь от мест происшествия. Рядом с ним, отдувясь и обтиря лоб плтком, тяжело бежл толстяк в коверкотовом костюме. В бежвшем Евсей без труд узнл Николя Смойлович Брк.

А у порог Пищ-К-Х, укзывя то н плчущую мть, то н лежщего у ее ног ребенк, стоял Петр Кллистртович Ивнопольский.

Возбуждення событием, толп не рсходилсь до поздней ночи.

Глв Х

"Вопросов больше не имею"

Ивнопольский, Доброглсов и Брк предлись ликовнию.

- Ну, кк нсчет пыщи? - хохотл Николй Смойлович.

- Живое дело! - отвечл Ивнопольский. - Говорю вм это кк юридическое лицо юридическому лицу!

А бледный от внутреннего торжеств Кин Алексндрович слонялся из угл в угол, мечтя о том чсе, когд он снов войдет в кбинет зведующего отделом блгоустройств, чтобы писть тм резолюции, получть отчисления и пугть служщих своим озбоченным видом. Он ясно вообржл себе, кк сорвет с дверей кбинет с перепугу нписнный им прикз об увольнении родичей и повесит н это место белую эмлировнную тблицу: "Прием нет".

В последние три ночи перед рзбором дел Прозрчного Доброглсову снился один и тот же воинственный сон. Он отчетливо видел хейских воинов, подступивших к огромным воротм Трои и с удивлением остнвливющихся перед белой эмлировнной тблицей с ндписью: "Прим нет!"

И он слышл во сне, кк печльно кричли хейцы, отступя от ворот Трои:

- Прим нет! Прием нет!

- Прием нет! - кричл Кин Алексндрович, просыпясь от звуков собственного голос.

Все предвещло победу и обильную "пыщу", которя, конечно, должн был вскоре последовть. Дже смое звучние слов "пыщ" тило в себе обещние некоей пышности и грядущего блгоденствия.

В то время кк в стне вргов Прозрчного кипело оживление и в доме э 16 по проспекту имени Лошди Пржевльского шл вербовк свидетелей по лиментному делу, Евсей Львович прилгл все усилия к тому, чтобы укрепить поштнувшуюся популярность своего невидимого покровителя.

Ионнопольский привел в действие весь ппрт отдел блгоустройств. Сотрудники отдел, нпугнные возможностью возврщения Кин Алексндрович, стрлись вовсю. Они с жром докзывли друзьям и знкомым, что Прозрчный действительно является существом кристльным и что возведенный н него поклеп - просто глупя болтовня пьяной ббы.

Следствием этого был новый поворот в общественном мнении. Большинство склонялось к тому, что обвинять Прозрчного до суд - преждевременно.

Евсей Львович мялся. Плны, один грндиознее другого, возникли в его лысой голове. То он решл вести борьбу н суде со всем возможным нпряжением, зучивл свои покзния (он собирлся выступть в кчестве свидетеля с громовой речью), то исход дел кзлся ему безндежным и мысли его обрщлись к мерикнским родственникм - Грри Львовичу, Синклеру Львовичу и Хирму Львовичу Джонопольским - родным и богтым бртьям Евсея Львович.

"Не лучше ли бросить, - думл он, - всю эту волынку и продть Филюрин в Америку? Тм призрки, нверное, высоко ценятся. Хорошо было бы списться с бртьями!"

Но эт чушь сидел в голове недолго, и Ионнопольский снов принимлся з будничные хлопоты по сколчивнию свидетельского институт и репетировнию с Прозрчным его последнего слов.

Н рссвете того дня, в который нзнчено было судебное зседние, Евсей проснулся от голос Филюрин.

- Евсей! - говорил Прозрчный плчущим голосом. - Мне тошно жить н свете! Рзве это жизнь? Я не зню, что ткое ппетит. Я не спл уже дв месяц. А теперь еще лименты плти. Вот жизнь!

Ионнопольский вскочил и быстро стл одевться.

Солнце, высунувшееся из-з горизонт, посылло темно-розовые лучи прямо под ноги людям, рботвшим н площди.

Перед пмятником Тимирязеву устнвливли скмьи, к фонрным столбм прилдили рдиоусилители, и н судейском столе, покрытом сукном, уже стоял грфин с водой и никелировнный колокольчик.

- Я не хочу плтить лименты! - тосковл Филюрин. - Невидимый не должен плтить лименты. Мло того что я потерял тело! Лучше и не мылся бы никогд в своей жизни!

- Тк вы смотрите, - увещевл Ионнопольский, - говорите громко и медленно. Слышите?

- Д, слышу, слышу, - уныло отвечл Прозрчный, - вот противня бб Безлюдня! Хорошо, что я ей з квртиру, когд съезжл, не зплтил.

Ровно в десять чсов усилители рзнесли по всей площди крик:

- Суд идет! Прошу встть!

Но тк кк пищеслвцы, хлынувшие н площдь в Несметном числе, и без того стояли н ногх, то обычного шевеления при появлении судей не произошло.

Уняв гомонившие толпы продолжительными, во сто рз усиленными рдиозвонкми, нрсудья исподлобья взглянул н непривычную по величине удиторию и возвестил:

- Слушется дело по иску гржднки Безлюдной к гржднину Филюрину. Гржднк Безлюдня!

Мдм приблизилсь к столу и, прежде чем ее успели спросить, зголосил, оглядывясь н толпу и выствляя вперед млденц. Судья успокоил ее мягким змечнием и вызвл Филюрин.

- А я здесь! - прокричл Прозрчный.

Судья попросил относиться к суду серьезней, мдм зплкл нвзрыд. В толпе поднялся шум - зседние нчинлось общим сочувствием истице.

Особенно горячих сторонников потерпевшей пришлось призвть к порядку. Только после этого притихли стоявшие в первых рядх Киновнчи и Ивнопольский. Доброглсов и Брк тились где-то вглуби. Евсей Львович в соломенной шляпе "кнтье" и белом пикейном жилете (именно тк он был одет в день свдьбы своей сестры много лет тому нзд) стоял с бурым от волнения лицом поблизости к судьям. З ним виднелись лиц Птшников, его тйной жены, тйного сын, курьер Юсюпов и инксстор. Евсей Львович поминутно оборчивлся и делл своей свите ккие-то знки.

Вдов с плчем двл объяснения.

Он ничего не требовл, ничего не просил. Он хотел только, чтобы все узнли, кк низко бросил ее этот человек, который когд-то с ней сходился, был видимым, тогд, когд его фктическя жен был н седьмом месяце беременности, почему-то сделлся невидимым.

- Не кжется ли это суду подозрительным! - С гржднским пфосом спросил из первого ряд Петр Кллистртович Ивнопольский.

"Это жулик, - хотелось крикнуть Евсею, - не верьте ему".

Но судья и см знл, что ему нужно было делть.

- Уведите этого гржднин! - скзл судья курьеру.

Ивнопольский, выведенный з пределы площди, обошел вокруг перестроенного Центрльного клуб и вернулся нзд.

- И я прошу, - зкончил вдов, - чтобы суд зклеймил обмнщик и...

- И воочию покзл, - не мог удержться Ивнопольский, - что пролетрский суд, советский суд, учтя сттью гржднского процессульного кодекс, покрл...

Конец вдовьей речи Ивнопольский произносил уже под ндзором курьер, вторично выводившего его с площди.

- Не кжется ли суду подозрительным, - скзл Евсей Львович дрожщим голосом, снимя "кнтье", - что посторонние элементы двят н сознние грждн судей?

- А вы кто ткой? Првозступник? Тогд почему вы вмешиветесь?

Евсей Львович в стрхе отступил. И дело продолжлось.

- Филюрин, Егор Крлович, - скзл судья, - дйте вши объяснения.

Стло тк тихо, что слышно было, кк н Тихоструйке кричт дети, знятые ловлей рков.

- Что же говорить, товрищ судья! - грустно молвил Прозрчный. Действительно, я у мдм Безлюдной снимл комнту. (Смех Киновичей.) Но ничего с ней у меня не было. (Голос Брк: "Ну-у-у!") Верьте не верьте, товрищ судья, тут моей вины нет. Эт дмочк со всеми крутил! (Рдостное восклицние Евсея Львович.) Теперь, товрищ судья, рзрешите здть гржднке вопрос?

- Можете.

- Скжите, мдм Безлюдня, почему вы тк поздно зявили в суд, если выходит, что я вс дв месяц тому нзд бросил?

- Не подумл кк-то, - ответил вдов, ищ глзми поддержки в Ивнопольском.

- Больше вопросов не имею! - зкричл Евсей Львович, не дожидясь, пок эту фрзу произнесет подученный им Прозрчный.

- Выведите этого гржднин, - скзл судья.

И судоговорение продолжлось.

Когд Евсей Львович бегом вернулся н площдь, шел вызов свидетелей. Со стороны мдм Безлюдной вышло около пятидесяти человек во глве с Петром Кллистртовичем. Со стороны же Прозрчного выступил один только Евсей Львович. Сколько ни делл он знков своей свите, никто не вышел. Сунувшийся было н соединение с Ионнопольским Птшников в последний момент одумлся и нырнул в толпу.

Свидетелей увели в Центрльный клуб и вызывли оттуд поодиночке.

Нвербовнные Ивнопольским свидетели окзлись всесторонне осведомленными.

Д, они чсто видели бывшего Филюрин вместе с истицей, и чсто им удвлось зметить существоввшую между этими гржднми интимную близость, т.е. поцелуи, продолжительные пожтия рук, нежность взглядов и многое другое, неоспоримо докзывющее, что Прозрчный является отцом ребенк и что он совершил неблговидный поступок, бросив ни в чем не повинное дитя и переселившись к тому же в совершенно чужой дом.

Тк покзывли все жильцы, дворники и упрвдом дом э 16 по проспекту Лошди Пржевльского.

Свидетельские покзния произвели н толпу ошеломляющее впечтление. Чистот Прозрчного был испчкн и вывлян в пыли.

Ввели Ивнопольского.

- Вы что, пришли кк свидетель? - спросил судья.

- Я пришел к вм кк юридическое лицо к юридическому лицу, - с жром скзл Петр Кллистртович.

- Выведите его, - стрдльчески скзл судья, - и не пускйте больше. Кстти, вы судились уже?

- Четыре рз, - ответил Ивнопольский, которого н этот рз уводил милиционер.

Это было единственное выступление, бросившее некоторую тень н покзния свидетелей истицы. Рсположение толпы было все же н стороне бедной женщины, тем более что Евсею Львовичу тк и не удлось произнести громовой речи.

Евсей долго вытирл лысину, прижимл "кнтье" к свдебному пикейному жилету, но никк не мог вспомнить ни одного слов из зтверженной низусть речи. Неожиднно для смого себя Ионнопольский скзл судье:

- Больше вопросов не имею.

- Вы и не можете их иметь! - скзл измочленный судья. - Идите! Подсудимый, вм предоствляется последнее слово.

- Мло того что я невидимый, - послышлся рыдющий голос, - он мне еще хочет чужого бйстрюк подбросить.

- Прошу выбирть выржения! - скзл судья.

- Хорошо, товрищ судья, только нпрсно н меня люди говорят. Я человек исклеченный. Тут Ббского с его мылом судить ндо, не меня.

- Держитесь ближе к делу.

Голос Прозрчного шел от цоколя пмятник.

- Товрищ судья...

Но не успел еще Прозрчный выскзть свою мысль, которя, возможно, был бы ближе к делу, чем все предыдущие, кк случилось нечто ткое, что исторгнуло из груди всех пищеслвцев, собрвшихся н площди, протяжный вопль.

Н цоколе пмятник покзлось розовтое облчко, которое н глзх у всех уплотнилось и приобрело очертния человек.

Судья вскочил. Грфин с водой опрокинулся и октил присевшего н корточки Евсея Львович с ног до головы. Колокольчик брякнулся о кменные плиты, издв глухой звон.

Но все было покрыто громовым шумом толпы, увидевшей Егор Крлович Филюрин в его нтурльном виде, с порядочной русой бородой и всклокоченными волосми.

"Веснулиы" городского сумсшедшего Ббского неожиднно и вмиг прекртил свое действие.

Голый с криком соскочил нземь, сорвл со стол сукно и зкутлся им, кк тогой.

- Соглсен! - зкричл он, обнимя судью голой рукой. - Н все соглсен! Хоть ребенок и не мой, пусть берут лименты! Я видимый! Я видимый!

Но истицы уже не было. Он в стрхе убежл.

Егор Крлович Филюрин получил тело, вместе с ним возможность есть, пить, спть, двигться по службе, не посещть общих собрний и делть еще тысячу, доступных только непрозрчным людям, чертовски приятных вещей.

Эпилог

Н другой день после суд Евсея Львович вызвл нчльник Пищ-К-Х.

- Скжите, - спросил он, - кк вы попли н должность зведующего отделом?

- Вы сми меня нзнчили, - ответил Евсей Львович шепотом.

После вчершнего он потерял голос.

- Не помню, не помню, - скзл нчльник. - А где вы рньше служили?

- Тм же. Бухглтером.

- Аг! Теперь я вспоминю. Тк вы и оствйтесь бухглтером.

Не чуя от счстья ног, Евсей Львович возвртился в отдел, рзвернул глвную книгу и сквозь рдостные слезы посмотрел н ее розовые и голубые линии.

В отделе все было по-строму. З своей деревянной решеточкой сидел Филюрин, ккуртно вписывя в книгу регистрции земельных учстков трезвые будничные зписи. Семейство Птшниковых вертело рифмометр, щелкло костяшкми счетов и копировло под прессом деловые письм. Инксстор бегл по своим инкссторским делм.

И не было только Кин Алексндрович. Н его месте сидел другой.

З время прозрчности Филюрин город отвык от мошенников и не хотел снов к ним привыкть. По этой же причине угс приятнейший в Пищеслве дом Брков, не возвртился к живому делу энергичнейший упрвделми ПУМ Ивнопольский, мдм Безлюдня тк и не посмел возобновить свои неосновтельные притязния.

Евсей Львович сполз с винтового тбурет и подошел к Птшникову.

- Ну, что? - спросил он.

- Я думю, что это н нервной почве, - ответил Птшников по привычке.

- А знете, - зкричл вдруг Филюрин, который в продолжение уже пяти минут рссмтривл свое лицо в крмнном зеркльце. - А ведь веснушки-то действительно исчезли!