/ Language: Русский / Genre:architecture_book / Series: Города Золотого кольца России

Псков

Илья Мельников

«Золотое кольцо» России состоит из прекрасных древних городов: Москвы, Сергиева Посада, Ростова Великого, Ярославля, Суздаля, Костромы, Переславля-Залесского, Владимира, других городов, занимающих особое место в истории Русской земли. Это красивейшие города, которые являются настоящими жемчужинами на карте России. Каждый такой город таит в себе множество секретов, и вписывает в историю новые имена, которыми гордятся поколения. Псков – один из красивейших городов России. Он имеет богатую, ни с кем не сравнимую историю, которой манит своих жителей и гостей. Эта книга поможет Вам больше узнать об истории, архитектуре, достопримечательностях и известных людях этого города. Издание рассчитано на широкий круг читателей.

Псков

Древний Псков – это город и государство, средневековая вечевая республика и одновременно город-крепость, страж русских земель на северо-западе. Он вырос на скале, над слиянием рек Псковы и Великой. Псков богат памятниками старины. Только на небольшой территории древнего города их числится около ста. Древние архитектурные богатства Пскова неисчерпаемы: пустынные городища, старинные крепости, монастыри, бывшие когда-то центрами культуры и центрами обороны, древние храмы на берегах рек и озер и т.д.

Псковская земля – край славянского племени кривичей, где граница с литовскими племенами вытянулась узкой полосой с юга на север, охватывая бассейн реки Великой. Река впадает в Псковское озеро, соединяется с Чудским озером и далее, по Наровле, – с Балтийским морем. Это главная торговая дорога Пскова, которая связывала его с заморскими странами.

Вдоль Великой, по озерам, на холмах были расставлены двенадцать маленьких крепостей. Десять из них считались «пригородами». Археологи установили, что славянское поселение на месте псковского кремля возникло в глубокой древности, не позднее VI века нашей эры. В VIII веке оно превратилось в город. «Повесть временных лет» впервые упоминает Псков под 903 годом как ранее уже существовавший. В Х веке была построена древнейшая каменная крепостная стена Пскова.

В начале XI века для Киева Псков был своего рода Сибирью – местом прочной и далекой ссылки. Сюда в 1036 году Ярослав заточил своего младшего брата Судислава. Из псковской тюрьмы Судислав вышел через 24 года глубоким старцем. Затем в историю Пскова входит имя полоцкого князя Всеслава, искавшего на севере опоры для борьбы с киевскими князьями и встретившего упорное сопротивление Пскова.

Псков жил в тени своего могучего собрата – Великого Новгорода и постоянно зависел от него. По своему общественному устройству Псков был близок Новгороду. Как и Новгород, Псков делился на концы, и вече было важнейшим явлением городской жизни. Но псковское боярство не обладало могуществом новгородской знати. У города не было таких обширных колоний, которые питали Новгород. На западе псковская земля была сжата русской границей, а на востоке – новгородскими владениями.

В то же время псковские бояре были богатыми купцами и торговали с Ригой, Бременом, Ревелем и другими городами Прибалтики, втягиваясь в восточную торговлю Новгорода. Псковское вече не было столь связано боярской волей, общественный строй Пскова был демократичнее новгородских порядков. Псковская летопись была столь же деловитой и лаконичной, как новгородская, но более простой и более мягкой.

Как и в Новгороде, фигуры князей проходят тенями в истории Пскова, немногие имена оставляют в ней глубокий след. Таким был князь Всеволод Гавриил (1138), храбрый литовский выходец князь Довмонт-Тимофей – доблестный защитник города в борьбе с немцами (1266 – 1299), Александр Невский – герой Ледового сражения и освобождения Пскова от захватчиков. Народная память отметила этих людей, связавших свое имя с борьбой за независимость, ореолом святости.

Псковская земля, вытянутая узкой лентой вдоль западной границы Руси, жила в постоянной боевой тревоге, превращавшей ее в военный лагерь. Это была земля крепостей, которых зодчие строили едва ли не больше, чем храмов. В этой постоянно напряженной боевой обстановке, в борьбе с немцами и Литвой, крепнула самостоятельность города.

В 1348 году Псков вышел из-под опеки Новгорода и вновь превратился в независимую вечевую республику. Вечевая республика просуществовала почти двести лет и стала временем расцвета самобытной псковской культуры. Немного ее памятников прошло сквозь столетия беспокойной жизни. Только в XV и XVI веках Псков горел более двадцати раз, и только каменные храмы и стены города выдержали это испытание огнем.

Псков XII – XIII веков создавал свою культуру в общении с другими русскими городами. В древнейших памятниках архитектуры Пскова XII-XIII веков прослеживается широта кругозора псковских зодчих. Построенный новгородским епископом Нифонтом собор Мирожского монастыря (1156) стоит особняком в истории русского зодчества. Его угловые своды опущены, а высокие средние своды подчеркнуто выражали архитектурный крест, увенчанный массивной главой. Роспись храма, проникнутая духом строгости и отвлеченности, сделана греческим мастером. Нифонт был убежденным сторонником превосходства греческой культуры.

Недошедший до нашего времени первый псковский Троицкий собор, возведенный в начале девяностых годов XII века, развивал достижения киевских и полоцко-смоленских зодчих. Это был стройный храм с немного пониженной западной частью, высокими притворами по сторонам и возносящимся к нему башнеобразным верхом.

В соборе Иоанновского монастыря (середина XIII столетия) с его трехглавием, ясно видны черты новгородских храмов мастера Петра, которыми вдохновлялся псковский зодчий. К началу XIV века Псков уже построил каменный кремль, который занимал мыс устья Псковы. Здесь были правительственные здания и склады военных припасов.

Над крепостными стенами возвышался стройный собор Троицы, где над гробницами Всеволода и Довмонта висели тяжелые рыцарские мечи, вероятно, взятые в боях с немцами, но связанные легендой с князьями-воинами, которым они якобы принадлежали.

Начало своей самостоятельности Псков отметил постройкой нового Троицкого собора, сменившего разрушившейся старый (1362). Три года трудились псковские зодчие, воздвигая на старых фундаментах новое величественное здание. Возглавлявший зодчих Кирилл, стремился сочетать священные черты рухнувшего храма с новыми вкусами, которые отразились в построенной псковскими купцами в 1354 году деревянной церкви Софии. Подражая ей, зодчий усложнил композицию храма, придав его верху живописную форму восьмерика на четверике, заимствованную из деревянной архитектуры.

Смелое своеобразие Кирилла впервые в русском зодчестве далеко отходит от завещанной древними византийскими традициями крестовокупольной системы, наполняя ее дыханием самобытного народного искусства. Как и новгородская София, Троицкий собор был идейным центром вольного Пскова. Это был городской храм, и хозяевами его были горожане.

Этот важнейший памятник Пскова, бывший символом всей Псковской земли и всего русского зодчества XIV века не дошел до нашего времени. В конце XVII века на его месте был построен существующий Троицкий собор. Его высокий башнеобразный массив в некоторой степени повторял пропорции и масштабы древнего храма. Новый собор так же, как и его предшественники, господствовал над кремлевскими стенами и городом. В ясные дни Троицкий собор виден за многие километры, давая знать о городе, в котором занимает высшую точку. Он словно держит весь Псков в своей руке. У стен Троицкого собора бурлило народное вече. Над головами собравшихся возвышалась многоступенчатая трибуна с посадниками и князем. Однако неугодного князя могли и убрать. Здесь заседал государственный совет древней республики, хранились важнейшие документы. Здесь провожали на войну и погребали защитников города. В соборе висели два меча – главные реликвии Пскова, олицетворявшие его независимость и воинскую доблесть. На одном из них была надпись: «Чести моей никому не отдам».

К началу XIV века Псков вышел за стены древнего кремля и распространился по склону псковской стрелки. Современник Довмонта, иностранный наблюдатель признавался, что окружность Пскова «обнимает пространство многих городов и в Германии нет города, равного Пскову».

В 1309 году посадник Борис ставит старую стену, которая уже в 1375 году оказывается внутри растущего города и по его краю воздвигает новый каменный пояс. В 1465 и 1482 годах каменной стеной обносится Запсковье, в 1465 году деревянная стена Окольного города очерчивает последнюю линию укреплений города-крепости.

Стены, сооруженные из известнякового плитняка, обмазывались известью, завершали их каменные зубцы с боевыми галереями. Угловые башни с ярусами бойниц выступали вперед, беря под фланговый обстрел прясла стен. Ворота усиливались боевыми башнями над ними и особыми укреплениями, затруднявшими подступ врага к воротам и предохранявшими их от артиллерийского огня. Под стенами шли подземные галереи, предупреждавшие подкоп врагов под стену.

В XIV-XV веках вырастает система крепостей, смыкающихся с пограничными укреплениями Новгорода и образующая основу обороны западных границ Руси. К югу и западу свои стены обращают Остров, Опочка, Колож, Гнов, Красный и другие псковские крепости. В 1330 году над обрывами Жиравьей горы были построены каменные твердыни Изборска, выдвинутые навстречу немецкому рубежу. Крепость стоит на высоком холме над долиной, по которой пролегал древний водный путь. Гора Жиравья означает Журавлиная. Журавлиные горы считались священными.

Эта крепость была реконструирована в конце XV – начале XVI века. Сначала она имела только одну башню над кручей, затем стены сделали толще и возвели еще несколько башен. Изборск, как и Псков, продолжал подвергаться нападениям. Враги боялись оставлять Изборск у себя в тылу и направляли на него первый удар. Псковичи и изборяне совершали ответные удачные походы.

Территория крепости имеет форму трапеции со скругленными углами. Примыкая к одной из вершин внутри стен стоит башня, являющаяся крепостью в крепости, последним убежищем в случае захвата города. В подвалах башни боеприпасы. С двух сторон крепость была неприступной. Но третья – напольная – ничем не была защищена. Для защиты выкопали ров и поставили несколько круглых башен, между которыми выложили кресты. Надвратные башни были квадратными. Ворот было двое – главные и запасные над оврагом, где сохранилась Талавская башня. Оба входа в крепость защищали специальные захабы, похожие на ущелья между двумя рядами стен. С обеих сторон они замыкались воротами.

Возле главных ворот стоит каменный собор – ровесник крепости. Он придвинут к стене и при необходимости мог послужить дополнительной крепостной башней. Рядом с ним на Колокольной башне стояла звонница-всполох, которая оповещала население о приближении врага. Звонница существовала до середины XIX века. За Колокольной башней виднеется идущая по склону узкая ложбинка, которая осталась от обрушившегося свода, перекрывавшего подземный ход к источнику, который жители срочно прокопали в 1341 году, после того как они чуть было не сдались осаждавшим их немцам, потому что в крепости не было воды. Но, к счастью, осада была снята. Немцы ушли, не узнав, что в Изборске уже не осталось воды.

Никольский собор построен вместе с городом. Он невелик, но производит впечатление мощного сооружения. Впервые упоминается в 1342 году, а в 1349 году у него на хорах в присутствии псковского князя был освящен придел святого Спаса. Так же как и Троицкий собор для Пскова, собор стал символом Изборска, олицетворяя его. В XVI веке сбоку собора пристроили придел, в XIX веке – притвор и колокольню при входе. В стенах пробили большие окна. Внутри собор кажется тесноватым. Столбы собора квадратные. С западной стороны, за столбами, устроены деревянные хоры, с каменным приделом в углу.

Своды, перекрывающие боковые пространства собора, расслаиваются на три арки: средняя арка выше крайних и лежит на них. Западный свод, включающий хоры, имеет не три, а четыре членения, так что в разрезе арки выглядят в виде двух зубцов. Отсюда пошли псковские ступенчатые своды, широко распространившиеся в XV и XVI веках. Такие своды были известны еще в Древнем Риме. К XIV веку через Византию и средневековую Европу они добрались до Пскова. Их форма облегчала ведение кладки и увеличивала жесткость свода.

Перед въездом в крепость стоит вытянутая вдоль стены церковь Сергия, построенная в XVII веке. Ее звонница над входом обращена к главным воротам. Она опирается на приземистые круглые ножки. Наверху в двух пологих небольших арках между круглыми столбиками висят колокола. По бокам входа к звоннице примыкают два забранных вертикальными досками навеса. На углу одного из них сохранился фигурный деревянный столб. Такие деревянные крылья бывали по бокам притворов и у других каменных храмов, но со временем их заменяли каменными. Немного дальше стоит живописная церковь Рождества, также построенная в XVII веке.

Мальский монастырь. В ту же систему, что Изборск, входят Малы. От Изборска до деревни Малы менее трех километров. Но в отличие от Изборска, Мальский монастырь приник к озеру. Если находишься наверху в деревне, догадаться о его существовании довольно трудно. От Мальского монастыря сохранился высокий пятикупольный собор XVI века и руины трапезной с остатками церкви и колокольней. Трапезная вытянута по склону горы, рядом находятся колокольня и церковь.

Собор стоит на небольшом подклете, в глубь уходит большой подвал, в котором бьет родник. В такой церкви можно отсидеться, как в крепости, имея неограниченный запас воды. В Пскове родники известны в подвале церкви Преполовения и в подклетах жилых домов. Внутри собора находятся высокие круглые столбы и крупные ступени арок. Благодаря сочетанию повышенных арок, пяти световых барабанов и переплений света и теней на сводах, стенах и арках – все выглядит очень красиво. Вверху сохранились два яруса деревянных связей.

Над рухнувшей трапезной был третий этаж, куда выходила дверь из третьего яруса звонницы. Церковь при трапезной была столпообразной. Она имела три яруса и подвал. В ее стенах проходят каналы воздушного отопления, по которым шел теплый воздух. Второй ярус церкви хорошо сохранился. Он перекрыт цилиндрическим сводом с распалубками окон и алтарной частью, отгороженной двумя столбами. Они несут арку, которая поддерживает свод. В юго-восточном углу наверх шла лестница. Церковь примыкала к трапезной палате.

Одно из лучших созданий псковского народного гения – звонница Мальского монастыря. Она создана на основе традиционной звонницы XVI века, получив квадратный верх с арками звонов, обращенных в четыре стороны. Арки опираются на крепкие круглые столбики. В каждую сторону смотрят две арки. Откосы стен сильно выражены. Художественный образ Мальской звонницы окончательно сложился через четыре столетия после ее основания – в начале ХХ века. Это чудо становится понятным, если видеть, что до сих пор по псковским деревням ставят каменные ворота с круглыми столбиками, как это было в XV – XVII веках. Звонница завершена на основе народной традиции. Ее верх нужно было усилить, потому что рухнула трапезная палата, в которой отпала нужда с 1764 года, когда монастырь упразднили, превратив собор в приходскую церковь.

Звонница первая встречает тех, кто подплывает к монастырю по Мальскому озеру. Красота ее совершенна. Чтобы получить полное представление о Мальском монастыре, надо подняться в гору и пойти поверху вдоль озера, к устью долины. Монастырь останется за стеной. Но стоит повернуться и пойти обратно, как одна картина будет сменять другую и трудно понять, какая из них лучше.

На псковской земле есть места, которые можно назвать эпическими. Такие места на Псковщине сохранились в окрестностях Изборска, в истоках реки Каменки, а также в Выбутах. Выбуты находятся недалеко от Пскова, вверх по Великой. Выбуты являются родиной княгини Ольги, жены князя Игоря, матери Святослава, бабки Владимира Красное Солнышко, мудрой правительницы Руси. Легенда рассказывает, что здесь Ольга, будучи простой девушкой, перевозила Игоря через реку. Недалеко отсюда, на противоположном берегу, там, где река Кебь впадает в Череху – приток Великой, находился поселок Буденик (современный Будник), где у Ольгиной ключницы Малуши родился сын – будущий князь Владимир Святославович, крестивший Русь ради ее объединения.

Церковь построена на самом берегу. Дата строительства памятника неизвестна. По архитектуре его относят к XV веку. Церковь очень проста – одноглава, с одной апсидой. Плоские вертикальные выступы лопаток делят каждую сторону на три части. Щелевидные окна-бойницы создают замкнутость. Но на боковых стенах вверху оставлены большие окна. Стены смягчены светотенью нескольких небольших ниш, которая дополняет легкую лепку беленой каменной кладки. Невдалеке стоит двухпролетная звонница. Она выставлена на юго-запад – к переправе, но отодвинута от реки, чтобы не заслонять храм, который вырастает на полевых просторах – простой, белостенный, цельный, большеголовый.

Внутри церковь светла и уютна. Четыре столба, как обычно, поддерживают своды. В западной части были когда-то деревянные хоры. Несмотря на то, что пространство невелико, в нем достаточно воздуха, нет затененности. Столбы закруглены на высоту большую, чем рост человека, своды расчленены. Они держат красивый барабан с небольшим куполом. Вверху стен, на парусах и в самом барабане чернеют горловины голосников. Деревянные связи, ранее проходившие между столбами, заменены железобетонными, их поперечник сравнительно невелик.

Для Пскова Выбуты были очень важны, так как здесь находилась древняя переправа через Великую – брод, который до сих пор используется местным населением. В случае военной опасности псковичи посылали сюда заставы, так же как и в устье Великой, чтобы замкнуть ключевые позиции города. Церковь обозначала место переправы, имевшее стратегическое значение. Она поставлена на правом берегу Великой и могла служить центром обороны, не допуская до реки.

Мощные стены Пскова стягивали в несколько поясов стихийное формирование городского ансамбля. Над множеством деревянных жилищ господствовала кремлевская часть с ее высоким собором. Отсюда город спускался в низинную, местами заболоченную местность. Характерной особенностью псковского пейзажа были многочисленные мостки, соединявшие возвышенные или сухие участки. По ним назывались отдельные местности и здания, например, Острая лавица, церковь Василия на Горке и др.

Многочисленные храмы создавали ряд внутренних центров, на которые ориентировались городские кварталы. Псковские церкви XV-XVI веков, строившиеся объединениями, отдельными горожанами, боярами, характеризуются кажущимся однообразием и простотой облика, строгостью и лаконизмом форм. Это – приходские храмы улиц, семейные церкви отдельных родов. Они невелики и малопоместительны, но их было много.

Древние изображения Пскова наполнены десятками церковок, заполняющих внутреннее пространство стен. В псковских летописях много записей о строительстве храмов. Строительный материал был доступен, мастеров в городе было много. Величественный и сложный Троицкий собор резко отличался от храмов горожан. Приходской храм обычно по своим масштабам приближался к скромным жилищам псковичей. К нему пристраивали склады, приделы, храм терял свою культовую замкнутость и входил в практическую жизнь своих хозяев.

Посвящение храма, если оно не было связано с именем семейного святого, покровителя дома, решалось довольно просто. Например, ставили обыденную церковь и метали жребий «и паде жребий на святого архистратига Гавриила». Горожане ценили свою старину, дорожили традицией своей культуры, но они постоянно совершенствовали и видоизменяли старое.

Снетогорский монастырь. Недалеко от Пскова, по течению Великой, построен Снетогорский монастырь. Он занимает вершину круглой горы, образующей мыс, который круто огибает река. В сторону города гора обрывается, и над водой нависают крупные выступы слоистого камня. Название горы «Снетная происходит от слова «снеть» – снеток – крошечная рыбка, которой славится Псков. Из Псковского озера снеть ходила вверх по Великой во Пскову-реку. Летописец рассказывает, что в некоторые годы снеть брали решетом. Заходила рыбка и в залив у подножья Снетной горы, дав название и ей и построенному здесь монастырю.

Время основания монастыря неизвестно. Впервые он упоминается в 1299 году, когда летописец рассказывает о нападении немцев на Мирожский и Снетогорский монастыри. В числе убитых были игумены этих монастырей Василий и Иосиф. Древнейшая дошедшая до нас постройка монастыря – каменный собор Рождества Богородицы сооружен в 1310 году и вскоре был расписан росписями, полными движения и жизни. В начале XVI века в монастыре была построена каменная трапезная со столпообразной церковью (1519) и восьмигранная церковь, увенчанная высоким шатром. Кельи и ограда оставались деревянными. Таким монастырь встретил осаду Стефана Батория в 1581 году. Один из участников осады Пскова писал, что по окрестностям города было более сорока каменных монастырей, между которыми находился Снетогорский монастырь с высокой башней и стенами наподобие замка.

Каменные ворота монастырь получил в XVII веке, каменную ограду в XIX веке. Снетогорский монастырь был очень богат и занимал среди псковских монастырей особое положение. Сюда уходили состоятельные псковичи не для того, чтобы исполнять суровый обет, а чтобы избавиться от всяких обязанностей и пожить на свободе. Настоятелем монастыря выбирали самого бедного монаха, чтобы он чувствовал себя зависимым, а келарем – самого богатого, чтобы он отвечал перед вкладчиками личным имуществом. В конце XV века разгулявшихся снетогорских иноков стали призывать к порядку.

Конечно, стратегическое значение Снетогорского монастыря, с которым вступила в противоречие свободная жизнь его обитателей, было очень велико. Монастырь контролировал Великую со стороны Псковского озера. Его называли своеобразным замком, над которым поднимается дозорная вышка церкви под самые колокола. Не случайно ее надстроили, превратив в могучую вертикаль. Монастырь мог хорошо укрепиться, а в случае его захвата враги грозили самому Пскову.

В Смутное время, в 1611 году на Снятой горе Псков осаждали казаки, в 1615 году здесь находился лагерь шведского короля Густава-Адольфа, а в период восстания псковичей в 1650 году стоял отряд царских войск под командой Хованского.

Большой, красиво расположенный монастырь, служил преддверием Пскова. В сентябре 1472 года здесь вышла из речного судна племянница последнего византийского императора Софья – невеста великого князя Московского Ивана III, следовавшая из Рима в Москву. Бояре торжественно встретили ее на Теплом озере, где в 1240 году было Ледовое побоище. По пути в Псков Софья останавливалась «у Николы» в Устье, где отслужила молебен и ночевала. В Снетогорском монастыре после молебна в Рождественском соборе, Софья надела царские одежды, и отсюда торжественно въехала во Псков через Варлаамские ворота. Гостеприимные псковичи поднесли ей пятьдесят рублей, за что она обещала в случае необходимости заступаться за них перед великим князем.

В богатом и хорошо защищенном монастыре останавливался также и новгородский владыка – глава церковной жизни Пскова.

Исследователи архитектуры считают, что собор Снетогорского монастыря построен по образу и подобию псковского Мирожского собора. Но у этих памятников есть отличия, одни из которых проявились сразу, другие – со временем. Изменился строительный материал. Весь Снетогорский собор построен из местной известняковой плиты без добавления кирпича. Плитой псковичи пользовались до XVIII века. Снетогорский монастырь стройнее Мирожского. Его купол меньше, барабан выше. Верх получил украшение, напоминающее женское очелье со свисающими концами. Над ними идет полоса из небольших впадинок обычного в Пскове декора. Барабан повысили после 1492 года, когда в купол ударила молния. В узких, вытянутых окнах есть какая-то утонченность. И вместе с тем собор сохранил силу и достоинство. Особенно красив он со стороны спокойных и величественных апсид.

Фрески древних живописцев написаны свободно, с глубоким смыслом. Ангелы в вишневых нимбах, парящие на бархатисто-синем небе, трубят в золотые трубы. Над хорами два ангела разворачивают небесный свиток, усеянный звездами, похожими на цветы. К нему подняты огромные, печальные, словно наполненные слезами, глаза молодого пророка. По сторонам выстроились праведники.

Сосредоточены мудрые лики старцев, словно выстроившихся вдоль стены. Движение архангела из Благовещения быстрое и плавное. Линии тела и одежды – словно прокатывающиеся морские волны. Лицо и фигура даны в три четверти, крылья развернуты в фас. Лик почти лиловый, высветлен белилами. Глаза большие, темные, обведенные кругами. Нос узкий, восточный. Лоб напряжен, прорезан двумя глубокими морщинами, сходящимися к переносице. Во всем облике – завораживающая красота…

Долгое время считалось, что Мирожский собор расписывали греки, а Снетогорский – русские. Но исследователи разобрали на снетогорской фреске сербскую надпись.

Церковь Николы в Устье является одним из лучших псковских памятников XV века. Стоит она на берегу, но не на круче, а сразу за нею, там, где река выходит в озеро. Очевидно, при выборе места для храма важно было и прикрытие от ветра, и близость к воде и к самому озеру. Храм виден на огромном расстоянии, приветливо встречает, и становится понятным его значение как маяка. Далеко видная с озера церковь служила указателем пристани и открывала водную дорогу на Псков. Современные береговые знаки, отмечающие фарватер, стоят именно возле нее. Пристань существует в этом месте и теперь.

Место, на котором стоит Никола в Устье, не только красиво, оно было и очень важно для Пскова. Недаром сюда, так же как и к броду в Выбутах, в XV – XVII веках псковичи высылали заставы.

Небольшая церковь кажется монументальной. У нее одна глава, три апсиды, традиционное покрытие на восемь скатов, традиционная разбивка наружных стен на три части лопатками, соединенными кверху лопастными кривыми, традиционный декор. Однако есть особая весомость и значительность всех форм. Внутри ощущается толщина стен, их надежность и мощь. Барабан, на котором стоит небольшой купол, строен и светел. Но столбы кажутся низкорослыми. Они скруглены только на высоту человеческого роста, на них давит каменный массив. Квадратные устои расширяются кверху, чтобы уменьшить диаметр купола. В неровностях побеленные стены, очертания окон и ниш неправильны, но в этом есть своя архаическая красота. В некоторых местах видны остатки фресок.

Когда-то над входом, так же как у церкви в Выбутах, были деревянные хоры с каменным приделом в юго-западном углу. Выгоревшие деревянные связи при реставрации заменили очень тяжеловесными железобетонными. Церковь постепенно обстраивали, но эти позднейшие добавления были уничтожены при реставрации. Снесли и колокольню XIX века. На ней висело два средних и два малых колокола. Новая глава получилась аморфной, поэтому памятник лучше смотреть издали, когда впечатление от нее скрадывается, или вблизи, когда глава уходит назад и звучат великолепные лепные стены и полновесные апсиды.

Церковь Петра и Павла на «брезе». В 1299 году у этой церкви произошла кровавая битва, в которой небольшая храбрая дружина князя Довмота разбила и обратила в бегство войска немцев и ливонцев. На этом месте сохранилась церковь Петра и Павла Сироткина монастыря. Маленький храм с красивой главой стоит на высоком зеленом мысе, сильно вдающемся в реку. Как и многие храмы древнего Пскова, церковь Петра и Павла разрасталась постепенно, получая пристройки и надстройки. При этом она вытягивалась к Великой, раскрываясь в сторону Пскова, который отсюда хорошо виден.

Сначала здесь стояла бесстолпная церковь XV века, перекрытая ступенчатыми сводами, и двухпролетная звонница, придвинутая ближе к реке, обращенная лицом к Пскову. Между ними была построена удлиненная трапезная, второй этаж которой был занят покоями архиепископа. Затем звонницу превратили в колокольню и несколько раз надстраивали. Находящуюся внутри колокольни келью украсили крестами, выложенными из изразцов.

Церковь Петра и Павла очень ценна по архитектуре, красиво и место, на котором она стоит. Здесь и архитектура, и природа являются драгоценным свидетельством истории и красоты.

Церковь Козьмы и Дамиана. Впервые церковь Козьмы иДамиана была построена в XIV веке, когда город еще не вышел за Пскову. В 1540 году церковь была перестроена. Над осыпающейся крепостной стеной рядом с огромной Гремячей башней церковь Козьмы и Дамиана выглядит маленькой. Но каменные храмы у башен и крепостных ворот ставили не зря – в них укрывались защитники города. Козьма и Дамиан считались покровителями кузнецов, следовательно, здесь некогда в мастерских, построенных для безопасности на краю города у воды, работали кузнецы.

Прежде башня называлась Козьмодемьянской. Настоящая Гремячая башня стояла поблизости над Гремяческими воротами, после того, как ее разрушили, ее название перешло на соседнюю Космодемьянскую башню. Высокая мощная башня уходит подножием к самой Пскове. Прямо за Псковой подымается город. Пскова – живая душа города, его благословение. В старину ее называли Плескова, а город – Плесков. Она не только украшала город, но и выручала во времена военных бедствий. Постоянное снабжение крепости водой помогло Пскову выдержать осаду и Стефана Батория в Ливонскую войну и Густава-Адольфа в Смутное время. В черте города на Пскове было много мельниц.

Кроме больших соборов, монастырей и ансамблей в Пскове строили множество маленьких приходских храмов. Возводили их по старой системе одноглавых зданий с четырьмя столбами внутри, но их расширяли приделами, изменяли систему перекрытий, как это делалось в церкви Василия на Горке (1413), Богоявления на Запсковье (1496), Георгия со Взвоза (1494) и др.

При малом объеме храма внимание зодчих постоянно привлекала задача увеличения его площади. Они разработали интересную конструкцию ступенчатых сводов, которая позволяла обойтись без столбов, загромождавших внутреннее пространство. Такова церковь Николы Каменноградского (конец XV века) и многочисленные придельные храмы.

Вмурованные в стены храма полые кувшины-голосники, служившие резонаторами и придавали звонкость уютному, но свободному пространству. Скромностью и практичностью был овеян и внешний облик псковских храмов. Их строители не проявляли интереса к парадной и красочной декорации фасадов, какой проявляли новгородские бояре – строители церкви Спаса на Ильине или Федора Стратилата. Лишь кое-где по карнизам выкладывал мастер узор из треугольных и квадратных впадин и арочек, подобный узкой кайме шитья на полотне. Рыхлая плита, прикрытая обмазкой, придавала стенам храмов особую чарующую пластичность и мягкость.

Стянутые многолопастной ползучей аркой фасады, и остроконечные покрытия храма, сближают его силуэт с кровлями жилищ, в круг которых он входит естественно и органично. Его выделяют характерные псковские звонницы в виде стенки с арочными пролетами для колоколов. Их прорезные силуэты создают своеобразие псковского архитектурного ландшафта (церкви Успения в Пароменьи (1521), Богоявления за Запсковьи и др.).

Эти своеобразные качества псковское зодчество сохранит вплоть до позднего времени. Такой же простой и выразительный язык монументальных и лаконичных форм звучит в зодчестве XVII века. Знаменитые палаты купцов Поганкиных, с их похожими на крепостные стены мощными фасадами, скупо разбитыми маленькими окнами; дома Яковлева и Сутоцкого – все эти памятники позднего Пскова возникли на почве вековой строительной культуры вольного города.

С XV века интересы борьбы с немцами сближали Псков и Москву. В помощь Пскову Москва давала свои войска, которые стояли в городе и пригородах. Москва получила большое влияние в политической жизни города, сажая своих князей и наместников, исподволь наступая на псковскую старину. В свою очередь Псков давал свои войска Иоанну III против Новгорода.

Стены Псковского кремля, грозившие затяжной войной в случае открытых военных действий, не в малой мере определили сдержанную политику Москвы. Поэтому присоединение Пскова к Московскому государству в 1510 году не вылилось в кровавую трагедию конца боярского Новгорода. Правда, и из Пскова было выведено 300 семей влиятельных горожан и заменено москвичами, поселенными в Среднем городе.

Довольно тяжелой показалась псковичам рука Василия III и своевольное управление его наместников. Но, упразднившая псковскую старину Москва, продолжила ее боевые традиции. В 1517 году для усиления обороны Пскова большие работы провел итальянец Иван по восстановлению упавшего участка кремлевской стены, была продолжена каменная стена Запсковья. Знаменитый в истории Пскова дьяк Мисюрь Мунехин в 1519 году основал на границе с немцами крепость Печерского монастыря, а в 1524 году над обрывами Псковы построил Гремячую башню.

Псково-Печерский монастырь. Выдающийся ансамбль древнерусского зодчества, Псково-Печерский монастырь построен на западе от Пскова. В 1473 году была освящена пещерная Успенская церковь. Этот год считается датой основания монастыря. Посвящением церкви Антонию и Феодосию, которые были основателями Киево-Печерской Лавры, строители Псковского монастыря подчеркивали его преемственность и его значительность. Главная церковь Киево-Печерского монастыря была тоже Успенской.

Крепость Псково-Печерского монастыря построена в XVI веке перед вражеской крепостью Нейгаузеном. Строительство стен Печерского монастыря шло в начале Ливонской войны, с 1558 по 1768 годы. Крепость имела огромное значение не только для Пскова, но и для всего Русского государства. Безуспешно пытался ее взять Стефан Баторий. Стратегическое значение монастыря оценил Петр I. При нем вокруг башен срочно были возведены земляные укрепления. В 1592, 1611 и 1615 годах на монастырь нападали шведы. В первый раз они напали неожиданно сразу после окончания перемирия, и им удалось захватить и ограбить монастырь. Но последующие нападения были отбиты.

В 1701 году шведы снова подходили к Печорам. Били из пушек по башням, вырубили железные ворота, но вылазка защитников крепости отогнала осаждавших и нанесла им большой урон. В 1703 году шведы еще раз напали на Печерский монастырь, но вновь были отбиты. Больше они не нападали.

Псково-Печерский монастырь расположен рядом с Псковом, на краю небольшого городка Печоры, разросшегося из монастырской слободы. Архитектурный ансамбль монастыря складывался в течение веков. Перед главными воротами находится небольшая площадь с двумя церквами – каменной и деревянной, которые вытянулись против монастыря. Над въездной аркой расположена высокая, оштукатуренная и выбеленная башня Всех Святых. Стены со значительными откосами придают ощущение устойчивости и вместе с тем легкости и стройности благодаря деревянной галерее вверху и несколько вытянутой фигурной главе.

Над глухой стеной слева находится небольшая глава церкви Николы Вратаря, а рядом с ним подымаются два уголка верха небольшой звонницы. Справа, на некотором отдалении от башни Святых ворот, стену раздвинула колоннада классического собора. Псково-Печерский монастырь действующий и, вступая на его территорию, словно погружаешься в толщу веков. Территория монастыря делится на две части: верхнюю, возле Святых ворот, и нижнюю, лежащую глубоко на дне естественной чаши, через которую протекает ручей. Проезд в воротах и дорожки вымощен плитами.

Церковь Николы Вратаря удивительна своей мягкой красотой. Построена в 1564 году Павлом Заболотным. Большинство памятников древнерусской архитектуры осталось безымянным, но имя этого зодчего сохранилось в монастырской летописи.

Стройная, светлая звонница с двумя небольшими колоколами выступает навстречу, прикрывая крыльцо церкви. В 1581 году ее колокола монахи-партизаны отбили вместе с обозом и пленными у Стефана Батория. Церковь Николы, охраняя внутренние ворота, составляет единое целое с Никольской башней. Раньше к звоннице примыкала стена Острога, которая соединялась с круглой Тюремной башней, расположенной между Святыми воротами и Михайловским собором, образуя второй ряд укреплений.

Нижняя территория монастыря также делится на две части: более обширную, которую огибают современные постройки, и меньшую, приподнятую на несколько ступеней. Здесь сосредоточены основные художественные ценности монастыря, его наиболее древние постройки. Здесь расположена огромная звонница с высокой небольшой главой и башенкой с часами. Рядом находится здание Благовещенской трапезной церкви с маленькой главкой. Справа от звонницы растянулась фасадная плоскость Успенского собора. На светлых стенах ярко выделяются декоративные вставки наружной росписи. Плоскость фасада завершают поставленные в ряд ярусные главы с живописью на граненых барабанах.

К собору приводит очень широкая торжественная лестница, по которой поднимаются на верхнюю приподнятую площадку. Средняя часть лестницы перегорожена цепями, висящими между каменными тумбами. У самой лестницы на нижней площадке стоит ризница, которая лепится к рельефу, объединяя собой верхнюю и нижнюю площадки.

Главная Успенская церковь сложилась из древних пещер, расширенных и укрепленных камнем. У нее только одна стена – фасадная, приставленная к тесному пещерному храму. Поэтому в особо торжественных случаях службу выносят наружу, превратив фасадную плоскость в подобие иконостаса. Чтобы ее расширить и придать храму большую значительность, в середине XVIII века над Успенской церковью надстроили второй этаж для Покровской церкви. Дверь возле звонницы ведет в пещеры, в которых хоронят братию. Звонницу построили в XVI веке. В петровские времена она получила надстройку для колокола, подаренного монастырю Петром I.

Благовещенская трапезная церковь построена в 1540 году и обновлена в конце XVII – начале XVIII века. Она примечательна тем, что придел у нее находится над основным помещением, в третьем ярусе. Этот редкий вид столпообразных церквей есть в Снетогорском, Мальском и Крыпецком монастырях. Обходя крепость кругом, следуя по тому пути, по которому его обходили крестным ходом, можно почувствовать всю ее мощь. Вид на монастырь открывается необыкновенный. Спрятанный в каменной крепости, за высокими откосами берегов, погруженный в землю, монастырь вдруг раскрывает свою сердцевину, как самое заветное. Над уходящей вниз суровой стеной в сияющем великолепии поднимаются все его главные постройки.

Крыпецкий монастырь. Расположенный неподалеку от Пскова, Крыпецкий монастырь возник во второй половине XV века. Его основатель Савва пришел с Афона, из сербского монастыря. Он принес с собой образ Иоанна Богослова, написанный на кипарисовой доске, и, как полагают, Сербское евангелие XV века, которое ныне сберегается в Древлехранилище Псковского музея и о котором известно, что оно из Крыпецкого монастыря.

Сначала Савва поступил в Снетогорский монастырь, но покинул его, смущенный свободной жизнью снетогорских иноков. Он пришел в леса к Ефросину, в его Елеазаровский монастырь, но вскоре отпросился у него и ушел дальше – в лесные болота, где на небольшом бугорке построил себе избушку. В Псковском музее сохранилась икона с житием Саввы, написанная в Крыпецком монастыре и относящаяся к концу XVI – началу XVII века. В ее клеймах изображены эпизоды из жизни Саввы и история Крыпецкого монастыря более чем за столетие.

Официально по совету со всем псковским народом на вече мужской монастырь был основан в 1487 году. Ему дали крепостную грамоту на землю с уставом монастырского строения. Первый храм монастыря был деревянным. Прибывший из Москвы князь Ярослав принял участие в жизни Крыпецкого монастыря. Он приказал замостить деревом самый трудный участок дороги к монастырю, начинавшийся от стоявших в лесу Святых ворот. Сделал он это в благодарность Савве за исцеление своей княгини. У княгини заболели глаза, и князь с нею и со свитой двинулся в леса к почитаемому старцу, который помог глаза вылечить. Князю пришлось пробираться через болота, поэтому прежде всего он и распорядился замостить дорогу.

На упомянутой иконе сохранилось несколько эпизодов этой истории. На одном клейме показаны князь в алом плаще, княгиня и сопровождающие ее женщины в строгих одеждах. Они ожидают у ворот монастыря. Монах бежит к Савве с вестью о столь важных и необычных посетителях. На другом клейме Савва выходит навстречу гостям, а за ним, принявшая парадный вид, стоит братия. Перед Саввой стоит коленопреклоненный князь и опустившаяся на колени княгиня.

Существующий в настоящее время каменный собор построен в 1557 году, что было отмечено псковским летописцем. Это было перед началом Ливонской войны, начатой Иваном Грозным за выход к Балтийскому морю. В то время многие псковские монастыри перестраивали в камне. Таким образом, готовясь к войне, Иван Грозный создавал опорные пункты.

Когда в 1581 году Стефан Баторий осаждал Псков, один из вражеских отрядов решил разграбить Крыпецкий монастырь. В лесу поймали крестьянина, мучили его и спрашивали, кто в монастыре. Крестьянин сказал, что в монастыре никого нет. Однако врагов там встретил хорошо вооруженный отряд, от которого нападавшие в страхе разбежались.

При Борисе Годунове в Смутное время демократический Псков стоял за самозванцев. Существует легенда, что Григорий Отрепьев бежал в Литву через Крыпецкий монастырь, и что в монастыре он переночевал. Здесь у Григория были знакомые. Он передал свое имя монаху Леониду, с которым поспешил дальше. Быть может, эту историю узнал в Пскове Пушкин. Ведь «Борис Годунов» написан им на Псковщине.

В XVII веке при царе Алексее Михайловиче на строительных работах в Крыпецком монастыре присутствовал любимец царя, начальник Посольского приказа А.Л. Ордин-Нащокин. В это время была уничтожена архаическая звонница и над трапезной церковью надстроили столп колокольни по московскому образцу. В начале XVIII века Крыпецкий монастырь восстанавливался после длительного запустения, в 1782 году сильно горел.

В начале XIX века в монастыре жил митрополит Евгений Болховитинов – просвещенный человек, друг Державина. Он оценил особую красоту Крыпецкого монастыря. Для него трапезную палату превратили в настоятельские покои. С нее сняли своды и расширили окна. Колокольню еще раз перестроили, надстроив верхний ярус и водрузив на него шпиль. В 1918 году монастырь был закрыт, в 1923 году закрыли собор. Осталась лишь прекрасная архитектура, составившая целый этап псковского зодчества.

Святогорский монастырь. В 1569 году по велению царя Ивана Грозного на самой высокой вершине Святогорских гор был основан Святогорский монастырь с Успенским собором. Участок вокруг холма огорожен каменной стеной с двумя воротами. На монастырском дворе разбит сад, восстановлен каменный корпус. Возможно здесь в дни ярмарок, прислушиваясь к народному говору, ходил Пушкин.

На соборный холм ведут две крутые многоступенчатые лестницы, сложенные из необработанного камня. Одна из них сохранилась с XVIIIвека. Собор большой, выстроен в древней народной традиции. У его строгих апсид погребено сердце великого поэта России. На памятнике, увенчанном невысоким беломраморном обелиске написано: «Александр Сергеевич Пушкин, родился в Москве 26-го января 1799 года, скончался в С.-Петербурге 29-го января 1837 года». Прах его лежит рядом с прахом его предков. Здесь погребены его дед, Иосиф Абрамович Ганнибал, его бабка Мария Алексеевна Ганнибал, урожденная Пушкина, и его мать и отец, а в соборе – его маленький брат. Здесь в 1836 году, похоронив мать, он купил место для себя, словно предчувствуя свою близкую гибель.

Собор построен в XVI веке. С течением времени он стал более приземист, так как кровлю его упростили, срезав ее верха. На восток выступают три алтарных полукружия, среднее даже лишено аркатуры, которую выкладывали почти у всех псковских храмов. Только самые верха апсид и барабаны украшены узкой полоской принятого в Пскове простого декора. Ярусная колокольня с классическими полуколоннами завершена шпилем. Колокольня поставлена над входом над архаическим притвором.

Внутри собора четыре мощных столба несут высокие своды, раздвигая их ступенями арок. С западной стороны устроены деревянные хоры с двумя каменными помещениями по углам. Вверху стен чернеют отверстия голосников. Собор просторен и значителен. В небольшом сводчатом помещении воссоздана «келья Пимена».

Во время Великой Отечественной войны собор и колокольня были сильно разрушены, могила Пушкина заминирована. Ее начали спасать, когда вблизи еще гремели орудия. После войны собор был восстановлен.

Памятники Пскова, овеянные духом борьбы и труда, близки сегодняшним дням. Подобно Великому Новгороду Псков стал городом-музеем, хранителем своей простой и величественной истории.