/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy_irony

Я - Монстр

Инга Соболева

Я-МОНСТР. Да, я МОНСТР: с клыками, когтями, чешуей и крыльями. В общем, со всем, чем полагается. И не надо так на меня смотреть. Я еще далеко не самый худший представитель нашего мира. Не верите? Ну, тогда читайте и убедитесь сами.

Часть I. Побег

Глава 1

— Монстры, батенька, это всего лишь игра вашего больного воображен…Ой!

— Мням-чавк. Хорошо доктор пошел, даже в животе не урчит.

(О разнице в мировоззрении и его последствиях).

«Луна глядится нам в окно, бледно кругом и зелено» — бормотала я, не иначе как от нервов. По правде сказать, у меня сейчас есть более насущные проблемы, чем любование луной — надо спасать свою шкуру. Про шкуру, кстати не оговорка — боевая ипостась на другое определение и не тянет. Да, расслабилась я в последние довольно спокойные годы. А ведь такое развитие событий можно было предположить еще до отъезда магистра Ольмека с Тааросом на выборы главы Совета Ордена. Прошлый был вполне лоялен к результатам экспериментов магистра, ко мне то есть, зато нынешний претендент — магистр Навислав, как истинный маг придерживавшийся в жизни двух основных принципов: изучать мир и давить конкурентов, явно задался целью разделать меня в поисках истины на запчасти. Тем более, что серьезных конкурентов, за исключением моего создателя, у него не наблюдалось. Не знаю, что там маги решили на Совете, но штакри Навислава, вернувшись с удачной охоты, вдруг возомнили, что и я для них вполне гожусь в качестве дичи. Повезло еще, что предыдущая «дичь» тоже наверняка не была особо спокойной и прорядила их группу, уменьшив ее вполовину. Но и пять штакри для меня одной все же многовато: помяли вполне прилично, броню не пробили, но голова гудит, как пустой котелок после набега голодных студиозусов. А ведь ей еще и думать надо. Что дело дрянь — это ясно, штакри, хоть и созданы по своей сути с моей кальки (плагиатор фигов!), все же, без ложной скромности, уступают оригиналу. Меня создавал действительно гениальный мастер и я была его истинным шедевром.

Вообще-то предполагалось, что нас всех будут использовать в боевых условиях как основных силовых помощников магов при зачистке нестабильных в магическом плане территорий (читай: там, где им в голову взбредет), поэтому изначально воспроизводство штакри строилось по принципу «быстро и дешево». А вот со мной магистр Ольмек что-то перемудрил, в итоге я могла воссоздаваться только естественным путем — размножением. Но так как на размножение меня до сих пор не тянуло, я и продолжала оставаться в единственном экземпляре, тогда как Навислав создал уже полтора десятка тварюшек. Потом, правда, их численность уменьшилась вследствие «неудачного проведения технических испытаний» до десятка, ну а теперь, не без моего участия, и вовсе нуль.

Однако очень бы хотелось сделать так, чтобы это счастливое для меня число оставалось как можно дольше. Поэтому перед уходом я решила наведаться в лаборатории и закрытые для посторонних кабинеты, пополнить кое-какие запасы и заодно проверить на практике свои последние разработки.

Запихнув все самое необходимое в пространственный карман (необходимого набралось довольно много, хорошо не самой тащить), я стала осторожно подниматься на верхние этажи, где располагались нужные мне комнаты. Попутно было время подумать, куда направится дальше. В Благие земли[1] мне путь закрыт, там полно выпускников Ордена, так что вычислить меня особого труда не составит. Таким образом, единственно верным был путь в Сангритерру. Сангритеррой (в представлении благих летописцев) называется порядочный кусок континента, где некогда сильно могучие маги так доисследовались, что треть материка буквально испарилась. А на оставшемся куске суши появились такие флора и фауна, что и меня при необходимости могут сожрать, почти не подавившись. Зато именно туда уже почти два тысячелетия сбегали по разным причинам люди и нелюди, постепенно вырастали прекрасные города, формировались свои государства. Кроме того, магический фон там был очень замусорен и теоретически любые заклинания могли сбоить. Это плюс. Однако у каждой хорошей идеи есть и минус: туда, во-первых, еще необходимо добраться, во-вторых, государства там были вполне цивилизованные, что означает — нужны деньги, а как их заработать я пока себе представляла смутно. Впрочем, о деньгах думают живые, мертвым они по определению ни к чему, поэтому будем решать проблемы постепенно, сначала нужно выбраться из цитадели Ордена, оставив им на память пару сюрпризов.

Кругом царили тьма и тишина, мы со шактри тоже дрались между собой по-тихому: они инстинктивно боялись хоть как-то побеспокоить «господ магов», я берегла дыхание, так что наши разборки оставались пока втайне. Кроме того, встретить кого-либо на этой части замка сейчас сложно, почти все мало-мальски значимые члены Ордена на выборах нового главы[2], а подмастерьям, ученикам и слугам ход сюда без особых указаний со стороны руководства заказан. Оставались только я и «подопытные». На двоих таких я и нарвалась — истинные Высшие вампиры, вот это размах.

Эта раса в последнюю 1000 лет считалась одной из самых воинственных, собственно, и меня создавали не в последнюю очередь именно для борьбы с ними. Причем использовали для этих целей не абы что- Магистру Ольмеку удалось искусственно воссоздать кровь Первого вампира, личности легендарной и крайне пакостной, раз последователи создавших его когда-то чародеев до сих пор неровно дышат в сторону его потомков. Кровь истинных Высших ценилась магами очень высоко по нескольким причинам: она использовалась в большинстве «творящих» (или по-простому «плодящих тварей») и регенерационных заклинаниях, и была крайне редкой, так как, естественно, добровольно с ней вампиры не расставались, а бойцами были превосходными.

Мне стало понятно, кто же так прорядил шактри до встречи со мной, за что им отдельное нечеловеческое спасибо, причем это спасибо я решила сделать вполне материальным — в конце концов, моя искренняя «любовь» к многоуважаемым магам практически не имела границ, поэтому пару относительно живых и наверняка крайне обозленных вампиров на свободе они заслужили. Подопытные при моем приходе насторожилась, все-таки видок у меня тот еще, и попытались сделать вид, что они просто отдыхают столь затейливым образом на разделоч… ээ лабораторном столе.

Любой контакт, согласно теории межрасовых отношений, предположительно начинается с дружелюбной улыбки, однако в моем случае от побега потенциальных «друзей» удержали лишь охранные цепи заклинаний. Ну да, улыбка в этой ипостаси тоже не ахти — проектом не предусмотрена Я решила отложить теорию на потом и по-простому разорвала наложенные скорее лишь для профилактики заклинания, потому как самостоятельно парни даже стоять толком не могли, не то что драться. И если я хочу их вытащить из Цитадели, чтобы они затем отвлекли на себя хотя бы часть погони, придется переть на себе. Все-таки есть в шкуре МОНСТРа и свои недостатки- милая девушка будет тащить на себе, не надрываясь, двух здоровущих немощных парней. Куда только катится мир?!

Вампиры добровольно «тащиться» не хотели, даже пытались что-то вякать против, пришлось их «нежно» прижать к грудной броне и возражения увяли на корню. Права теория отношений — главное в любом споре иметь весомый аргумент, у меня он был очень весомый и очень зубастый.

До стены мы добрались благополучно, долгая мирная жизнь явно плохо сказывается на боеспособности магов, учитывая, что за последние 200 лет никому в здравом уме и твердой памяти не приходило в голову нападать на членов Ордена в их собственной Цитадели. Еще лучше то, что магистр Ольмек в свое время предусмотрел использование в боевой ипостаси крыльев. Теперь важно, чтобы мой клыкастый груз в полете сам не зацепился ногами за линии охранки[3].

Опустившись неподалеку на лесную прогалину, я проговорила прощальную речь в стиле «Валите дальше ножками» и стала ждать нужную для активации взрывных заклинаний фазу луны. Вампиры то ли из эстетической солидарности, то ли от банального истощения сразу полянку не покинули и составили мне компанию. Зрелище взрыва вышло феерическим, ровно половина здания Цитадели перестала существовать в принципе. Жилую часть я постаралась не трогать, так что надеюсь погибших не очень много, я, конечно, МОНСТР, но не изверг. Зато та часть, где находились все исследовательские материалы и вполне могли остаться мои образцы, теперь исчезла, что затруднит в дальнейшем как мой поиск, так, надеюсь, и создание в ближайшем будущем еще партии зверушек Навислава. Мои гордые мысли за учиненный разгром почти одновременно прервали прочухавшиеся вампиры:

— Приношу благодарность за спасение чести и жизни, — тот, что с виду постарше.

— Зачем ты это сделал? — с искренним недоумением спросил второй. Заметьте, в мужском роде. Думаю, что сослаться после этого на женский каприз не получится — ипостась не та, поэтому молча пожимаю плечами. Льстить им не хочу, а правду без необходимости меня учили никогда не раскрывать, излишняя откровенность с потенциальным противником вредна для здоровья.

— Я, Киир Райс (Высокий Лорд), еще раз приношу свою благодарность и прошу сопровождать нас в дальнейшем путешествии, — все также торжественно-многозначительно произнес первый.

— Ты спятил? — очень непосредственно высказался об умственных способностях товарища второй.

Честно говоря, я была с ним согласна. Наглость, конечно, дело хорошее, но совесть все же надо иметь, раз головы нет.

Первый спокойно ждал ответ на свое неожиданное предложение. Чувствую, парень происходит не просто из высокого рода, а из семьи правителей — тех специально тренируют с детства делать такую рожу, типа: я делаю вам великое одолжение, даже предлагая явную глупость. Ну, на меня кто и как только не смотрел, некоторые и с откровенным гастрономическим интересом, а я ничего, жива до сих пор.

Не дождавшись ответной радости с моей стороны, все также донельзя торжественно райс продолжил:

— В свою очередь я, в ответ на эту услугу (Услугу! — вы подумайте, через Границу Благих земель с парой вампиров, право, какой пустяк) гарантирую защиту и достойное вознаграждение.

Вот ведь, вроде и не вверх ногами его несла, видимо, от природы с головой непорядок.

— А Диадему Огнеяра в придачу? — не удержалась от подколки я[4].

— Только если сами захотите, — безукоризненно вежливо ответил вампир.

Что и говорить, наглость некоторых индивидов практически безгранична. В самом деле, скалить зубы с существом, намного сильнее тебя — не самое благоразумное занятие. Впрочем, особым умом вампиры действительно никогда не отличались. Агрессивные, воинственные — это да, а вот с мозгами у них всегда были проблемы, наверное, за это и магов не любят. Хотя надо признаться — само предложение меня заинтересовало: границы восьми вампирских кланов располагались в северной, наиболее удаленной отсюда части Сангритерры — это меня вполне устраивало. Плохо то, что раз сами вампиры находились тут, расстояние для магов препятствием не являлось. Кроме того, сильно подозреваю, появились они здесь не без помощи кого-то из своих сородичей. Значит, охота будет вестись с двух сторон: не сомневаюсь, что нашей мнимой смертью надолго магищеек не обманешь. Впрочем, так или иначе, легко мне не будет, а тут есть кое-какие шансы что-то да приобрести.

Подытожив таким образом свои размышления, я просто протянула ему конечность (на руку она все равно не походила) и с удовольствием сделала гадость:

— Конечно благородный Киир Райс не откажется дать мне клятву Даа-вирд[5]?

Благородного Киир Райса после этих слов определенно слегка скрючило, нервные они, эти вампиры. Можно подумать, если сами они в Благие земли давно не наведывались, то и тут об их существовании и обычаях все забыли. Спрашивается, а летописи на что? Да и магам новые ингредиенты постоянно нужны, так что пленники тоже не редкость.

— Ты что-то слишком много знаешь, — уже сквозь зубы процедил он.

— А вы мой спецкурс, — между прочим, истинная правда. Магистр Ольмек хотел установить, как именно у меня могут проявиться свойства крови Первого. Поэтому за кое-какие свои разработки он выторговал у коллег пленного Высшего, пока его окончательно не распотрошили. Тот и стал моим учителем на несколько лет. Нимворд рассказывал, что клятву даа-вирд давший ее вампир не переступит. Если же меня убьют, то по образовавшейся связи выйдут и на него — удобная штука для магищеек. В конце концов, благородный Райс сам, ДОБРОВОЛЬНО предложил покровительство, будь добр — выполняй, а то мало ли что, девушку всякий обидеть может.

Ну, вот что я говорила, эта нехорошая личность уже в который раз пробует на мне вальдар.[6]

— Мы будем и дальше время терять или перейдем, наконец, к обряду? — раздраженно оборвала я этот массаж подкорки мозга. Привыкли они все-таки там к своей мнимой неуязвимости, даже то, что в лаборатории в качестве материала побывали, так ничему и не научило. Торчим тут, как будто никто никуда не торопится, а ведь Цитадель, вернее ее руины все еще поблизости, запах гари и крики ветер хорошо доносит, неровен час туда подмога явится.

Райс какое-то время продолжал сверлить меня взглядом, видимо, никак не мог смириться с поражением, потом надменно кивнул и со скрытым злорадством протянул мне руку для проведения обряда. Кожу вампира так просто не пробьешь: гладкая и тонкая с виду, она была удивительно прочной, как бы отталкивая лезвие клинка, поэтому прямые и скользящие удары обычным оружием не наносили вампиру особого вреда. У меня в человеческой форме тоже похожая структура, но я ее еще и утолщить при необходимости до состояния брони могу. Зато какое непередаваемое удовольствие доставило мне обалделое выражение лиц «своих» вампиров, когда я спокойно вскрыла когтем его руку (даже яд убрала ради этого) и пустила кровь, следя, чтобы она попала точно на тряпицу и ни в коем случае не пролилась мимо, глупо делать такие подарки суххкрам. Надо отдать Райсу должное, пусть он и был на меня зол, слова клятвы перевирать не стал, а может, просто догадывался, что мне они тоже хорошо известны.

Изначально даа-вирд использовалась Высшими как средство защиты их беременных женщин. Когда-то вампиры искусственно создавались магами прежде всего как элитные воины, причем исключительно мужского пола. Поэтому Огнеяр, подняв мятеж и перебив часть магистров, заставил выживших разработать новую систему воспроизводства, без привлечения магии, так сказать, естественным образом. Однако по каким-то причинам эксперименты не были доведены до логического конца, у вампиров от женщины любой расы (чаще всего человеческой) рождались только мальчики. Женщин Высших до сих пор в природе не существовало. Так об этой истории говорилось в известных мне летописях и Нимворд не возражал.

Убедившись, что обряд прошел как надо, я решила стать любезной:

— Раз нам предстоит «путешествовать» вместе, может, познакомимся?

— Всеслав Алльсвальд Адаль, — выдержав гордую паузу, прошипел первый.

— Искрен Ярист Адаль, — вполне дружелюбно представился второй, если бы на ногах лучше держался, наверное, и поклон бы изобразил — очень культурный молодой чел… вампир попался. — Могу ли я спросить, кто вы?

— Можете, я — МОНСТР.

— Это мы видим, — брякнул Всеслав.

Вот что значит военная муштра и отсутствие приличного магического образования.

— МОНСТР — это модифицированный объект нестандартного сверхтрансреагирования, — пояснила я для недалеких.

— Ну, да, мы примерно так и поняли, — с придурковато-серьезным видом кивнул Искрен.

— Вообще-то мы хотели узнать, есть ли у тебя какое-то имя?

— Меня зовут Шак-ти-на-эн, если коротко, то Шакти или Шанти — на ваш вкус.

— Интересно, — задумчиво протянул Всеслав, — на древнем это могло бы звучать как «свет мира» или «свет жизни», — он еще раз недоуменно меня оглядел, затем продолжил — все-таки маги странные существа, ведь это они тебя так назвали?

— Мой создатель действительно не лишен тщеславия, но сейчас меня больше интересует, куда вы хотите направиться?

— Нам нужно в Саак-ар-дар или по-вашему Сангритерру.

— Я, конечно, не знаток географии, но вообще-то Сангритерра довольно большая, нельзя ли уточнить поподробнее?

— Нам нужно дойти до границ клана Алльсвальд, — спустя минуту как-то неуверенно назвал свой родной клан Всеслав, словно и сам сомневался, так ли уж ему туда нужно.

Ой, что-то мутят ребятки, но сейчас не место и не время разбираться с этим.

— Раз уж мы определились, то давайте убираться отсюда, — взмолился Искрен, — а то это горящее гнездо магов действует мне на нервы.

— А вы идти-то сможете?

— А у нас есть выбор? — протянул Всеслав и с нездоровым интересом уставился на мои крылья.

— Ничего, ножками пройдетесь, — отрезала я.

— Боюсь, ты нас переоцениваешь, — со вздохом признался более дружелюбный Искрен.

Выглядели парни действительно жутковато: бледные, с плохо закрывшимися ранами, так как из-за большой потери крови у организма не хватало сил на регенерацию — с такими попутчиками можно смело местечко в ближайшей яме приглядывать, а не по диким лесным пятнам[7] болтаться. Однако именно из-за пятен мои руки должны быть свободными, мало ли что по дороге выползет: не сожрет, так покусает.

— Ну, у меня есть с собой немного волшебного средства, оно чуток поправит вам здоровье.

— Ты вроде бы должна знать, что на нас магия не действует, — раздраженно протянул Всеслав.

— Действует, хотя и по-своему, — пыхтела я, пытаясь найти в прокармане необходимое. Необходимое, напротив, находится не желало, — тем более, что я имела в виду еду.

Парни набросились на пищу так, что я искренне порадовалась своей броне. Не дай Всеблагие встретится на узкой дорожке с голодным вампиром — сожрет. Зато не надо всерьез беспокоиться об их безопасности в лесу — сами всех съедят. Прекрасное решение двух проблем сразу: нет внешней угрозы и о кормежке переживать не стоит.

Пока вампиры насыщались, я прикидывала, чтобы такое на них навесить, учитывая, что готовых заготовок под амулеты с собой почти не захватила. Всеслав отчасти был прав: магия на них действовала непредсказуемо, поэтому я решила использовать амулеты иллюзий: они были ментальными, то есть под их воздействием вы видели только человекоподобную форму и ничего больше, да и магический фон для такого рода игрушек практически не важен. Самое то для путешествия по Сангритерре.

Вообще-то в спокойном состоянии вампиры выглядели вполне по-человечески: их расу выдавали лишь крупные черные зрачки глаз в окружении красноватой радужки. Однако в боевом режиме с людьми они не имели ничего общего: прочный, но подвижный скелет, бугроватые мышцы, выдвинутая вперед челюсть и как апофеоз — когти на руках. Когда же к этому портрету вы добавите скорость, повышенную регенерацию, устойчивость к магии и физическую силу, то без труда поймете, почему их раса по праву считается одной из сильнейших в нашем мире.

Поэтому я и хотела рассчитывать на помощь амулетов. Если по дороге на серьезного чародея не нарвемся, за людей ребята вполне сойдут. Жаль только, что на запах иллюзию не наложишь, а ведь помимо магов у вампиров и другие «поклонники» есть, те же оборотни, например. В самой Сангритерре они открыто нападать не решатся, но их и в Приграничье хватает.

Заметив, что парни уже все подъели, я распорядилась:

— Если вы закончили, кладите в опустевшие мешки камни.

— Зачем?

— Чтобы нести, разумеется.

— Зачем нести? — продолжали дружно тупить ребята, не иначе после кормежки окончательно мозги отключили, как бы еще на травке не разлеглись подремать немножко.

— Объясняю популярно: вы вампиры, не люди, и пластика движений у вас весьма своеобразная. Здесь кругом народ внимательный живет, засыплемся запросто. Так как идти нам придется долго, то движения из-за камней станут немного тяжелее, я надеюсь.

— Почему это долго? Тут по тракту всего четыре дня пути до границы, — извиняюсь за тавтологию, искренне возмутился Искрен.

— Да, если на лошадях — это во-первых, а во-вторых, на тракт сейчас мы не пойдем. Для особо бестолковых поясняю — маги всегда ценят комфорт. Поэтому на тракте полно стационарных телепортов, да и личный настроить ничего не стоит. А вот здесь куча магически нестабильных мест сбивает настройку, потому ищейки пойдут на своих двоих и с суххкрами в придачу.

— Значит, уверена, что пойдут? — спросил Всеслав.

— У них, конечно, масса недостатков, но идиотами они вроде не были.

— Ладно, давай сюда твои мешки и двинули, — подвел итог Всеслав.

О как быстро перенимают студенческую лексику, смышленые парнишки мне попались, надо держать ухо востро.

Глава 2

Вам скучно? Заведите себе двух вампиров и отправляйтесь с ними в…

В общем, куда-нибудь да топайте.

Житейский опыт.

Через несколько дней я кляла все на свете: магистров, шактри, свою дурацкую шутку с освобождением вампиров, но более всего их самих. Боевая ипостась предназначена для ведения ближнего боя, а не для хождения по густому низкому подлеску, вся эта мощь и сила здесь практически бесполезна. Мне приходилось идти на полусогнутых, чтобы не протаптывать удобную дорожку ловчей команде. От вампиров сейчас мало толку, слишком слабы — не воины, а скорее обуза или приманка, кому как нравится. Поэтому я продолжала упорно топать в броне, распугивая всякую зубастую пакость, которая, правильно оценивая мое поганое настроение, благоразумно не нападала. Лететь тоже не было возможности: высоко не поднимешься, чтобы не засветиться, а между деревьев просто не могла — я же не ястреб. Самое худшее, что нам нужна была еда: без свежего мяса с кровью вампиры не оклемаются как следует, да и у меня в этой ипостаси тоже аппетит порядочный. Можно, конечно, охотиться, обычных животных вокруг хватало, но ведь это тоже уметь надо. Не сомневаюсь, у себя вампиры были прекрасными охотниками: с луками, рогатинами, егерями и загонщиками. Я же, несмотря на частые полевки[8], все больше охотилась на совершенно несъедобные виды «дичи».

Лишь однажды мясо само пришло, когда на нас сдуру выскочил огромный тур. Кажется, он умер от разрыва сердца, едва увидев наши радостно оскаленные в предвкушении мор…ээ… лица. Поэтому мне и пришлось ускоренными темпами осваивать новый тип охоты — на зазаков, как какой-то драной кошке. А ведь каждому вампиру их требовалось не меньше дюжины в день, да и мне примерно столько же. В общем, от убийства ребят меня удерживало только то обстоятельство, что разделывали и готовили парни без споров и очень ловко, так что моя злость после еды пропадала до следующего раза.

Неудивительно, что когда на нас напали трейсы[9], я обрадовалась им как родным. Вампиры уже достаточно оправились и вполне лихо отмахивались от нападавших почти голыми руками (не считать же серьезным оружием суковатые дубины), я же просто отводила душу и спускала пар. У моего хорошего настроения была и еще одна причина: трейсы почему-то всегда прячут в укромном месте все вещи убитых. Мы не раз в полевках находили целые склады, забитые всяким барахлом. Надеюсь, эти не будут исключением. Нам бы очень пригодились и одежда (на вампирах были какие-то тряпочки, но в люди в таком виде не выйдешь) и, главное, оружие. У меня в прокармане были только парные клинки, кстати, вампирские, которые я использовала в человеческой форме. Но давать их парням смысла не было: как одиночное оружие они не годились, да и вопросы лишние у них появятся.

Трейсы моих надежд не обманули: помимо тряпок и прочей дребедени, мы нашли несколько действующих луков, арбалеты с болтами, с десяток топоров и кинжалов, даже пару-тройку мечей. Правда, их качество вампиры не оценили, высокомерно скривившись, они дружно заявили, что это не оружие, а мусор, их недостойный. Конечно, не спорю, сами вампиры различные клинки изготавливают выше всяких похвал, их клейма широко известны и пользуются спросом в Благих землях, но конкретно нам привлекать к себе внимание таким набором было бы вовсе ни к чему. Пришлось парней по-быстрому обломать: мы будем выдавать себя за обычных торров, множество которых болтается на дорогах Приграничья. Занимаются они всем помаленьку: от грабежей караванов до охоты на разные виды нечисти, для нас легенда — самое то. Все равно от камней толку мало, за такой короткий срок пластика существенно не изменилась, запах тоже остался, так что придется рассчитывать только на амулеты и удачу. А среди торров действительно хватало существ, к людям никакого отношения не имеющих.

Выбрав себе все необходимое, я, наконец, сменила форму на человеческую — это сэкономит мне массу энергии, да и ходить по лесу так будет значительно удобнее. Хвала Всеблагим, несколько луков и арбалетов были действующими, поэтому охотиться тоже будет проще: всякий раз, когда я в боевой ипостаси сидела в засаде у норок зазаков, я представляла себе лицо магистра Ольмека — бедолагу бы удар хватил от такого зрелища, на радость Навиславу.

Вампиры разглядывали мой человеческий облик с таким видом, будто хотели не только пощупать (во всяком случае, Искрен активно ручки тянул), но и на зуб попробовать — типа, не глюк ли я. Искрену я по ручкам надавала, одним из найденных кинжалов перед двумя носами помахала, короче, уверила, что это точно я целиком и полностью, включая гнусный характер.

— Не понимаю все-таки, зачем такие сложности? — недоумевал Всеслав.

— Человеческая форма меньше внимания привлекает, — пожала плечами я. В конце концов, как показали наши блуждания по лесу, у боевой ипостаси тоже есть определенные неудобства.

— Да какая разница, привлекает или нет, — гнул свое вампир, — столько сил тратить на создание двух совершенно разных форм, по-моему, глупость несусветная.

— Ну, ты можешь вернуться в Цитадель и высказать свои претензии лично.

— Нет уж, я лучше доверю эту почетную миссию тебе, — опомнился парень.

— Думаю, они-то без критики вполне проживут, а вот мы вряд ли, если так и будем двигаться такими медленными темпами, — оборвала я назревающий спор по поводу собственной внешности.

Всеслав видимо хотел возразить и перевалить вину на меня, повседневные поиски добычи и мой рост действительно сильно нас тормозили, но благоразумно сдержался. За время дороги их уверенность в том, что на вампиров не действует магия, значительно поколебалась — сильно я не увлекалась, все-таки ребята болезные. Но когда парни периодически начинали задаваться, то я аккуратно заставляла ветки цепляться им за ноги и также аккуратно класть на землю в целях профилактики обострения вампирской значимости.

В целом, пока все складывалось удачно: куда идти я представляла, на след наш еще не вышли, скорость, надеюсь, теперь тоже прибавится. Отношения с парнями в общем-то нормальные, Всеслав, конечно, при случае выдавал порцию ядовитых замечаний, но меня они особо не задевали — у самой яда полно, в тех же когтях, например, или в лезвиях волос.

Откровенно говоря, несмотря на высказывания вампира, как таково от человека во мне был только внешний облик — магистр Ольмек старался не выходить за общепринятые стандарты. Допустим, по глазам, их цвету и размеру чужаки не догадаются об остроте зрения или умении видеть в темноте. Зато в волосах были серебристо-стальные пряди, пропитанные ядом на концах. Пришлось даже для их применения разработать специальную технику боя. Как я уже говорила, магистр Ольмек был натурой увлекающейся, чего еще он напихал в меня, я, несмотря на кучу опытов, не знала до сих пор. Сильно подозреваю, что он и сам с трудом представлял себе возможности своего любимого детища.

— А вот мне интересно, — как ни в чем ни бывало продолжил разговор Искрен, — ты иногда такие выражения странные употребляешь, я даже не всегда тебя понимаю. Тут все так говорят? — до чего же любознательный экземпляр.

— Нет, просто еще с Альстар Университета привычка осталась.

— Неужели ты училась в Университете? — обалдел он.

— У меня даже диплом об окончании есть, между прочим, с отличием, — недвусмысленно предупредила я.

— И что, тебя вот ээ… такую так просто взяли? — либо я ошиблась с его происхождением, либо уроки дипломатии Всеслав проигнорировал за ненадобностью.

— Я имею в виду, — поправился он, — твои преподаватели знали, что ты…особенная, — внял предупреждению про диплом и решил не нарываться в открытую.

— Некоторые знали, другие нет, но на мои способности и знания это не влияло.

Да уж, вряд ли магистр Ольмек, затевая эксперимент по моему созданию и добавляя в мою структуру собственную кровь, предполагал такое развитие событий. Я втихую магичила довольно давно, но после одной из полевок, когда в живых из всей группы остались только я и мальчишка-ученик, взятый в качестве наживки, нам сделали серьезное сканирование памяти, вследствие чего в Цитадели разразился настоящий скандал. Хорошо хоть в благодарность за свое спасение малыш Дневор каким-то образом смог частично закрыться и мой действительный потенциал так и остался невыясненным. Однако сам факт наличия такого рода способностей у искусственно выращенного существа наносил серьезный удар по престижу магов. Ведь только благодаря им они могли диктовать условия окружающим, и если способности можно создавать специально, то система существования Орденов, как и всего магмира, обрушится. Одновременно с этим открытием ныне покойный глава Совета впервые серьезно заболел, и страсти вокруг меня накалились до предела. Ольмек, не рассчитывая на понимание коллег, под предлогом полноценно развиваемого эксперимента, решил сплавить меня из Ордена на учебу. Как ни странно, ему это удалось, и в Альстар Университете появилась оччень необычная студентка.

В отличие от своих сокурсников, меня не слишком беспокоила учеба: память у меня прекрасная и способности действительно неплохие. Зато я искренне не понимала, почему люди смеются, зачем танцуют, чем, кроме физиологии, мальчики отличаются от девочек. Меня интересовала тысяча мелочей, известная всем простым людям и совершенно не затрагивавшаяся в многочисленных опытах Ордена. Еще мне здорово повезло с соседкой по комнате — Всемилой, которая хоть и поражалась моему дремучему невежеству, но списывала его на мое южное происхождение (такую легенду придумал Ольмек, на случай, если моя необычность и наивность в некоторых вопросах будут привлекать внимание). Под ее чутким руководством я научилась носить платья, к концу второго курса я поняла, что многие считают меня привлекательной девушкой, а к концу четвертого у меня прорезалось чувство юмора, правда, весьма своеобразное. Его первой жертвой стал Таарос — мой главный наблюдатель из среды студентов в Университете.

Орден не оставлял меня без своей опеки, а преподаватели не всегда имеют возможность проследить за своими учениками, в отличие от таких же братьев-студентов. Таарос учился курсом старше и его кумиром на тот момент был магистр Навислав. Естественно, он не мог отказать тому в просьбе и добровольно принял на себя обязанности шпиона, хотя и испытывал при этом противоречивые чувства: с одной стороны, он был рад и горд оказать любезность многоуважаемому магистру, ведь это значит, что тот по достоинству оценил его таланты. Но с другой стороны, необходимость тратить свое драгоценное время на столь недостойное существо, как я, его сильно раздражала. Несколько лет подряд он всегда находился поблизости с таким видом, будто у него непреходяще ныли зубы. Через три года он действительно меня уже видеть не мог.

Всемилу такое отношение со стороны привлекательного парня к своей подруге сильно задевало, в тайну своего происхождения я ее не посвящала, а она, если и подозревала о чем-то, тактично не спрашивала. Впрочем, это не мешало ей язвить в отношении Таароса по всякому удобному поводу, а когда у него возникало желание проучить языкастую малолетку, появлялась я и аккуратненько оттирала девчонку себе за спину — связываться со мной, зная о моем полевом опыте, он не рисковал: еще чего доброго проиграет, потом позора не оберется. Таким образом, из перспективного задания я постепенно стала его персональным кошмаром.

Верно оценив его состояние, я решила окончательно деморализовать противника, как учили меня на всех занятиях в Ордене по тактике и стратегии боя. Праздник весны, отмечавшийся в знакомом кабаке, подходил для этой цели идеально: подговорив еще пару девчонок с нашего курса, мы сели кружком за стол парней. Таарос к тому времени уже привык и не вскакивал презрительно из — за стола при моем приближении, только губы кривил. Видя, что противник теряет бдительность, мы с подружками подливали соседям по столу вина и после каждого танца менялись местами так, чтобы я в результате оказалась как можно ближе к своему объекту, а уж затем бросить ему в стакан болван-настой оказалось делом техники. Когда парня развезло, я взяла его под руку и тихонько увела. Никто, за исключением Всемилы, не обратил внимания на наш уход. По нашей договоренности, соседка осталась ночевать у одного «очень милого» молодого человека, так что ничто не мешало мне осуществить свой план. Главная потеха была назначена на утро: очнувшийся с тяжелой головой Таарос услышал за спиной мой слабый голос с просьбой дать стакан водички с тумбочки. Не веря в происходящее, он слепо ощупал рукой простыню, понял, что абсолютно голый, покраснел и потащил на себя одеяло сильнее, практически полностью стянув его с меня и еще какое-то время, по-прежнему находясь в полной прострации, тупо разглядывал мою голую грудь.

В общем, воды тогда я так и не дождалась, зато Таарос показал чудеса скорости без всяких магических ухищрений: никогда не видела, чтобы столь быстро одевались. Даже в полевках, когда голодная обарзина сидела у нашей палатки, мы не вскакивали так споро. Хотя больше всего меня удивило окончание этой шутки: на следующий день, как и во многие последующие ночи Таарос приходил ко мне уже сам. Человеческая душа — поистине загадка. Я впоследствии намекнула магистру Ольмеку, что ему неплохо было бы взять себе смышленого ассистента, на роль которого мой бывший недруг подошел идеально.

От приятных воспоминаний о студенческих годах меня отвлек странный звук: полувизг-полувой на грани осязания. Вампиры явно его тоже слышали и настороженно оглядывались вокруг.

— Это суххкры, и они взяли след, — развеяла я их сомнения, типа, вдруг просто зверек какой голодный, маму зовет.

— Сколько у нас времени? — деловито поинтересовался Всеслав, — успеем подобрать подходящее место, чтобы отбиться?

— Судя по звуку, они пока идут одни, без магов, это упрощает дело. Бить их надо только в точку на горле, поэтому наблюдайте за мной. Шкура у них сходна с вашей, нуу, с нашей, — поправилась я, — в другом месте не пробьешь. Все понятно?

— Конечно, о наш прекрасный предводитель, — видимо, на фоне погони у Искрена ирония развилась, лучше бы паранойя проявилась, толку больше.

— Ты в этом виде останешься или опять перекинешься? — удивил меня своим вопросом Всеслав.

— А какое это имеет значение?

— Ну, если будет совсем плохо, можно будет улететь, — без тени смущения пояснил Искрен.

— Какой врун летописец назвал вашу расу самой воинственной?

— Мы просто поумнели за это время.

— В таком случае вскоре вас всех окончательно пустят на магические декокты.

— Приятно, что ты за нас беспокоишься, — на редкость мирно ответил Всеслав, — не переживай, отобьемся.

Обалдеть, меня утешает парочка кровососов, мир точно сошел с ума. Хотя мое первое впечатление о ребятах было верным, очень непростые экземпляры. Помнится, Нимворд поначалу готов был сдохнуть, а не уступить мне. Понадобилось испытать на нем полумифический «голос крови», чтобы суметь договориться. А с этими — без проблем. Даже наши совместные язвительные перепалки — это просто средство отвлечься от тяжелого пути, мы ведь не пытаемся всерьез задеть друг друга.

Суххкры приближались очень быстро и то, что они идут без ловчих говорило о том, что живыми нас брать не намерены. Парней своими выводами я не стала расстраивать, но и менять ипостась не спешила. Ребята на своем опыте удостоверились в прочности той и, конечно, не доверяют этой, так похожей на человеческую, то есть, по меркам вампиров, практически безобидную — огромная ошибка с их стороны. Я достала из прокармана родовые клинки Нимворда и привычно закинула их в наспинные ножны. Судя по тому, как сузились глаза ребят, клеймо они узнали, но с вопросами не лезли, хотя я была уверена, после схватки вцепятся в меня не хуже преследующих «собачек».

Скоро нам попалась подходящая полянка, треть которой занимал колючий кустарник, чтобы можно было встать к нему спиной, прикрыв себе тыл. Я расположилась в центре, держа наготове арбалет, нужно ведь показать парням, куда целиться. Мечи из склада трейсов мы так и не взяли, а с кинжалами против суххкр воевать сложно. Были бы людьми, тогда вообще без шансов, но вампиры, думаю, справятся. Расстреляв запас стрел, отойдут назад и вбок, дав мне свободу маневра.

Твари тоже себя долго ждать не заставили. Я их вижу не впервые и все равно каждый раз удивляюсь, ну до чего же больная фантазия у некоторых чародеев: к поджарому телу суххкры с прочной шкурой и длинными ногами крепилась маленькая уродливая головка, причем клыки составляли почти треть вытянутой для лучшего обоняния пасти. Два ее глаза могли фокусироваться на цели, зато третий поворачивался во все стороны, увеличивая обзор. Сейчас твари пристально смотрели на нас во все свои восемнадцать глаз. Мне даже на какое-то мгновение обидно стало: их всего шесть, совсем не ценят меня в Ордене. Ну, в таком случае и я напрягаться не буду, обойдемся болтами. Показательно прибив парочку, я наблюдала, как справляются парни с остальными. Ребята оказались опытными лучниками и действовали слаженно — вскоре еще три твари были убиты. Вожак не стал дожидаться окончательной расправы, кувыркнулся, избегая стрелы, и удрал. Жаль, значит, теперь будет преследовать не только по долгу службы, но и желая отомстить.

Вампиры еще сколько-то вглядывались в кусты, пытаясь понять, действительно суххкр сбежал или же где-то притаился.

— Расслабьтесь пока, он ушел за подмогой.

— Уверена? — по привычке огрызнулся Всеслав с боевым задором в голосе.

— Абсолютно. Суххкры хитрые и очень упрямые твари, и в следующий раз их будет значительно больше. Скорее всего, придут вместе с магами.

— С чего ты взяла?

— Кое-какой опыт имеется. Хотя мне кажется, в Цитадели еще не знают, что мы вместе. Думаю, они только за вами шли.

— Это как это? — не понял Искрен.

— Ну, маловато их для меня было, понял. А для пары ослабленных безоружных вампиров — самый раз.

— Интересно, это способ набить себе цену или редкий случай проявления женской честности? — не мог не съязвить Всеслав.

— Женская честность, дорогой мой, столь же эфемерная вещь, как твой мозг: вроде есть, а вроде нету, — не осталась в долгу я.

— А вот меня лично интересует, откуда у нашей многоуважаемой Шанти эти клинки? — влез в нашу перепалку Искрен. Вот ведь зараза, не удалось отвлечь.

— Можете считать подарком.

— Мы бы может так и считали, если бы Нимворд не вернулся в клан после своих скитаний пару лет назад как раз без них, — уже спокойнее заметил Всеслав.

— Жив, значит, рада слышать.

— Ты ничего не хочешь нам рассказать?

— А сам Нимворд вам что-нибудь рассказывал?

Парни переглянулись, затем Искрен честно ответил с сожалением в голосе:

— Никогда.

— Ну, тогда и я не буду. Скажу только, что эти клинки мои по праву, я их выиграла на дуэли.

— С Нимвордом? — коварно протянул Всеслав, пытаясь окольным путем выжать из меня информацию.

Я только улыбнулась в ответ на эту провокацию и покачала головой. Ребята еще подонимали меня расспросами какое-то время и убедившись, что я не намерена поддерживать разговор, отстали. Впрочем, я не сомневаюсь, что теперь так или иначе они будут возвращаться к этой теме.

Приятно все же знать, что Нимворд тогда сумел добраться до земель своего клана. После той полевки, когда он сбежал, признаюсь, не без моего участия, я ничего не знала о его судьбе. Зато теперь я помогаю уже двум вампирам удрать от магов, можно сказать, традиция. Наверное, если бы осталась в Цитадели, в следующий раз потащила четверых. Кровь, что ли, сказывается?

Вообще, вампирская кровь очень странная штука. В Сангритерре между кланами идут бесконечные внутренние разборки, все воюют против всех. Я даже думаю, что они не перебили друг друга до сих пор лишь из врожденной вредности, чтобы не доставить удовольствие соседям.

И тем не менее, когда в плену Нимворд почуял во мне Высшую кровь, то сам согласился стать моим наставником. Он терпеливо учил меня фехтовать двумя клинками, вампирским обычаям и древнему языку, рассказывал мне истории появления Огнеяра и объяснял политическое устройство внутри кланов. Постепенно, развивая способности к «голосу крови» (возможности понимать собеседника — вампира даже не мысленно, а как бы абсолютно целостно), мы перестали с ним разговаривать вслух. Наши соглядатаи головы сломали, пытаясь понять причину такого взаимного «молчания» в течение нескольких часов.

Кстати, насчет дуэли я тоже не солгала: клинки у Нимворда, когда его пленили, естественно отобрали, затем они оказались у одного заносчивого боевого мага, который как-то раз решил доказать себе и другим, что он лучший фехтовальщик, чем я. Убивать идиота я тогда не стала, а вот оружие забрала и больше с ним не расставалась. Тем более, что Нимворд, узнав об этом эпизоде, провел официальный обряд по передаче клинков в мои руки. В некотором роде, он признал меня членом клана. Да уж, парни бы сильно удивились, узнав, что с рядом ними настоящая женщина Высший вампир, почти ожившая сказка, хотя я точно знаю имя ее автора — магистр Ольмек. Главное, чтобы об этом парадоксе Навислав не разнюхал, иначе у меня точно будет мало шансов на счастливую, ну или хоть немного долгую жизнь.

Вынув из трупов болты и стрелы, мы зачистили следы на полянке, чтобы затруднить магам определение количества противников. Однако никаких особых средств, спасающих от обоняния суххкр, не существовало. Кроме того, они ведь видели нас. В отличие от обычных зверей, суххкры способны были запоминать не только запах, но и магический след. Как назло, зона пятен уже заканчивалась, поэтому нужно быстрее выходить на тракт. Там фон от постоянного использования телепортов, различных амулетов, охранных заклинаний тоже изрядно замусорен, вполне возможно, на какое-то время оторвемся. Да и просто народу топчется немало, надеюсь, и запах остынет.

Честно говоря, я хотела попасть на тракт и по другой причине: мне надоело таскаться по лесу. Даже полевки всегда устраивались магами с относительным комфортом, палатками, едой. А сейчас я бегаю за мелким зверьем на полупустой желудок, сплю на голых ветках и изредка умываюсь в холоднючем ручье, как кошка лапой. Конечно, и на тракте владетельных палат нам никто не предложит, но вот ужин, постель и ванну добыть можно, когда деньги есть. У меня их было немного, но благодаря все тем же трейсам я чуток пополнила свой кошелек. Богачей, видимо, они не жрали, прошу прощения за черный юмор, но серебрушки у них попадались.

Помимо прочего, на тракте должен обретаться один мой знакомец: когда мы в последний раз с ним виделись, он как раз собирался открыть придорожное заведение. Может, по старой памяти, не сдерет с меня слишком высокую цену за ночлег, правда, для начала его необходимо найти. Ратмир, как все оборотни, был очень скрытным. Возможно, он решил открыть свой трактир не в Приграничье, а где-нибудь в самой Сангритерре. Поживем-увидим, доживем-узнаем. Пока нам нужно добраться до тракта.

Конечно, идти по пятнам не самое приятное занятие, хорошо еще, что вампиры полностью выздоровели: несколько раз на нас нападали стайки карров, пришлось истратить на них почти половину боевого запаса. Самое худшее, что эти твари не просто умирают: они сгорают с такой силой, что ни болтов, ни стрел из их тел уже не добудешь. Изредка между ветвями мелькали крупные тени, но ничего действительно серьезного, хвала Всеблагим, так и не встретилось. Тем лучше, границы клана Алльсвальд от нас все также далеки, как сами боги. Силы лучше поберечь, раз есть такая возможность. Скорее всего, в Ордене неудачную атаку суххкр уже проанализировали и сделали соответствующие выводы. Значит, следующая встреча не будет такой легкой. По дороге, пока парни бдили, я вспоминала все известные мне боевые приемы и заклинания, используемые магищейками, пытаясь придумать адекватный ответ. На природную антимагическую защиту вампиров я не слишком надеялась. В конце концов, раз я сама ее успешно пробиваю, где гарантия, что в преследующем нас отряде нет таких же умельцев?

Глава 3

Ви хотеть неприятностей?

Ви-таки будете их иметь.

(Ну, а если вам не повезет, то может, и наоборот, они вас).

Выстраданное мнение пессимиста.

Постепенно густота леса сменилась редким подлеском, потом пошли деревья с широким просветом между стволами, стал доноситься шум повозок, голоса людей, животных и других существ, бредущих по тракту. Кажется, нашей лесной «прогулке» приходит конец. Погони пока не слышно, но наученные горьким опытом суххкры могут и молчком бежать, раз теперь охота идет на серьезного противника, а не на легкую дичь. Зато маги, с окончанием действия пятен, по идее должны запустить поисковики, которые вполне возможно засечь издали.

На рассвете мы, наконец, вышли на тракт. Вернее, правильнее будет сказать на Малый северный тракт. Со времен последнего светопреставления Большой тракт подразделялся на четыре Малых, по количеству сторон света: Северный, Южный, Западный и Восточный. Только у границы Сангритерры они вливались в единый Большой, на котором одни деревни постепенно переходили в другие, да и постоялые дворы имелись на разный вкус и кошелек. Были даже гостиницы для очень знатных или очень богатых персон, путешествующих с той и другой стороны, а конные патрули стражи следили за порядком. Конечно, и там грабили, но по-тихому, цивилизованно: вздувая цены на товары или взимая налог за проезд. На Малых же, хотя постоянно ходили караваны, деревеньки встречались значительно реже, а уж постоялые дворы и вовсе были редкостью, в отличие от шаек торров, грабивших торговцев основательно, не гнушаясь убийствами. Для защиты от разного зверья, двуногого и не очень, караванщики использовали ночные схроны.

По-хорошему, нам бы тоже не мешало присоединиться к каком-либо каравану: трое отдельно бредущих путников здорово бросаются в глаза, зато в толпе таких же людей-нелюдей будут почти незаметны. Но я сомневалась, что после всех лесных блужданий наш вид внушит какому-то караванщику доверие. Вернее, я-то еще ничего, все-таки кое-какой запас одежды перед побегом в прокарман закинула. А вот вампиры выглядели как последние оборвыши. У трейсов, видимо, был «неудачный» период, и ничего подходящего парням по размеру у них не нашлось. Ребята хоть и не очень крупные, но высокие и жилистые. Те тряпки, которые отчасти подошли, они разодрали сами: покрой был рассчитан на человека, им, видишь ли, швы жали, потому как (цитирую) «вампиры двигаются в ином темпе».

Искрен переносил сложившуюся ситуацию с юмором, смеясь над тем, что Высший вампир побирается у зверушек-людоедов, а вот Всеслав ворчал по этому поводу, не переставая. В какой-то момент мне такнадоело его бухтение, чтоя навесила на него заклинание тишины. Он помолчал, посверлил меня глазами и вдруг резко кинулся в мою сторону, опрометчиво решив, что физическая сила здорового вампира стоит больше, чем магические приколы какого-то непонятного существа. Ну, пробежка по холодку нам не повредит, поэтому я с удовольствием припустила от него по дороге в сторону границы. Искрен тоже от нас не отставал, поочередно скандируя «Давай, давай, вампир не отставай» или «Монстр бежит, земля дрожит». Нам такая речевка не понравилась и вскоре мы уже на пару гнали шутника, причем так увлеклись, что наскочили на хвост каравану, только-только выбирающемуся из схрона. Я с Всеславом успели затормозить, а вот Искрену капитально не повезло: постоянно оглядываясь назад, он не заметил последнюю повозку и врезался в нее, распластавшись по стенкам как огромная грязная бабочка.

К месту столкновения тут же бросилась целая куча народа, но магов среди них я не почувствовала. Видимо, хозяин был родом из Сангритерры и рассчитывал больше на охрану и амулеты. Откровенно говоря, все выходцы оттуда не жаловали чародеев. Они торговали, заключали дипломатические союзы со странами Благих земель, но магов у себя не приветствовали, памятуя о постигшей континент катастрофе. Возможно, поэтому порталы не получили там широкого распространения: для их работы нужна стабильная настройка, подготовленный магический персонал, а проходимость у них ограничена. Конечно, в столицах государств наверняка есть парочка для выполнения особых поручений, но не более того. Торговцы же по — прежнему предпочитали по старинке водить караваны, что было проще и значительно дешевле.

Потревоженные караванщики смотрели на нас настороженно, но открытой враждебности не проявляли. Видимо, все еще пребывали в легком шоке от нашего нестандартного появления. Надеюсь, вопли Искрена про вампиров и монстров они не слышали. Внимательно оглядевшись, я окончательно убедилась, что людей тут нет: пара слипов (человекоподобных существ с развитыми ментальными способностями, в том числе к предвидению) и полтора десятка труров, обладающих превосходной выносливостью и чудовищной силой. Относительно по-человечески выглядел хозяин, но лишь до того момента, как я посмотрела в его желтые глаза с вертикальными зрачками — вот что значит Приграничье. На наше счастье оборотней не наблюдалось, значит, будем придерживаться ранее придуманной легенды.

Пока окружающий народ с любопытством наблюдал, как Искрен с кряхтением пытается отлепиться от так полюбившейся ему повозки, я подошла к хозяину. Всеслав, несмотря на снятое заклинание тишины, благоразумно продолжал помалкивать, доверив ведение переговоров мне:

— Приветствую вас, многоуважаемый рейс, легких дорог и открытых путей, — произнесла я традиционную формулу приветствия на тракте.

— И тебе, уважаемая, того же, — с легкой насмешкой отозвался желтоглазый.

— Я приношу свои извинения, если мы с братьями нарушили ваше движение.

— Что-то вы не очень похожи друг на друга, — влез в разговор один из слипов, с подозрением косясь на наши физиономии.

— Ну, мама-то у нас одна, а папы, — я сделала паузу, — да кто их знает, может, тоже родственниками были.

— Вы вроде бы торры. Как охота?

— Увы, Всеблагие не открыли нам прямых дорог, поэтому ничего, кроме карров и зазаков не повстречали.

Слип утвердительно кивнул караванщику, подтверждая, что я говорю правду. Да я вообще девушка порядочная, никогда не вру, только немного преувеличиваю.

— Да, негустой улов, — уже чуть более расслабленно протянул хозяин.

Я почтительно склонила голову, сраженная величием его мудрости.

— А теперь куда идете?

— Ну, может где по дороге криппсы[10] орудуют или же лимы[11] кому захотелось, — ляпнула я, выпав из образа почтительной девушки.

Караванщик внимательно оглядел молчащих вампиров и заметил:

— Хорошая у вас сестренка, бойкая.

— Даже слишком, — не удержался Всеслав. Наверное, все еще дуется из-за заклинания.

— Вы только по мелочи специализируетесь или за крупное дело тоже берётесь? — будто что-то для себя решив, гораздо серьезнее спросил караванщик.

— Смотря насколько крупное, на дарков[12], к примеру, не пойдем.

— На дарков не надо.

— А на что надо? — продолжала выпытывать я, несмотря на «страшные» глаза, делаемые мне Всеславом.

Желтоглазый как-то замялся:

— Пока сам не знаю.

— Вы шутите, уважаемый? — В самом деле, что за ерунда: пытаться нанять неизвестно для чего трех подозрительных личностей, вооруженных не самым лучшим образом, когда у самого имеется значительная охрана, вполне достаточная для того, чтобы защитить груз и отбиться от шаек торров, буде те нападут. Кроме того, у него ведь еще есть и провидцы — слипы. Эти существа по-своему предвидели будущее: оно являлось им не в виде целого образа — картинки, а в виде отдельных узловых точек — событий, хороших или плохих, причем последних можно избежать, если сделать то-то и то-то. Скорее всего, дело как раз в них, точнее, в их предсказаниях. Я решила внести ясность, твердо заявив:

— Любезный, нас это не устраивает. Если вы не можете сказать, в чем заключается суть вашего предложения, нам оно не подходит, — как завернула-то, сама поразилась. Хозяин тоже был сражен, но, переварив мою вежливость, значительно учтивее ответил:

— Видите ли, перед вашим «появлением» слипы предупредили, что впереди нас ждет беда. Избежать ее могут помочь случайно встреченные по дороге путники. Вы как раз подходите под описание.

— А больше они ничего не сказали: к примеру, выживут ли сами случайные путники, если решат вам помочь? — бесцеремонно встрял Искрен.

— Увы, мы не можем ответить на этот вопрос, так как видели только то, о чем уже вам рассказал уважаемый Нимгир, — честно признался давешний недоверчивый слип.

— Ладно, ваша выгода мне понятна. Меня больше интересует, в чем заключается наша? — поняв, что большего от них не добьюсь, я перешла к насущным вопросам: вытрясанию из торговца денег в обмен на избавление от гипотетической угрозы. Караванщик был существом опытным и хотел заплатить как можно меньше. По его словам, все твари Тьмы не стоили одного золотого.

— Может, твари и не стоят, Всеблагие да милуют от встречи с ними, — я благочестиво сделала охранный знак и продолжила, — но сейчас мы говорим о вашей жизни, уважаемый. Сто золотых каждому из нас, если в схватке среди ваших спутников будет один убитый и больше одного раненого. Если же ранен будет кто-то из нас с братьями, то вы доплатите еще 50 золотых за увечье.

— Побойся Всеблагих, девушка! Да ты же сейчас себе по дороге царапин понаставишь, прикажешь мне оплачивать ущерб твоей «небесной» красоте? Десяти золотых будет вам вполне достаточно.

— Моя красота — моя забота, а за такую мелочь мы не работаем, сам сказал — дело крупное.

— Не настолько, чтобы платить нищим торрам доход, равный стоимости всего каравана! — вскричал Нимгир, явно кляня себя за излишнюю откровенность, — 25 золотых и покончим на этом!

— Не стоит так прибедняться, уважаемый Нимгир. Уверена, и ваш товар, и ваша жизнь гораздо ценнее каких-то там пятисот золотых.

— Поччему это пятиссот? — хозяин неожиданно стал шепелявить. Интересно, у него в роду змеи были? Шипит он знатно, глаза, опять же, желтые.

— Потому что чем дольше мы с вами спорим, тем больше даем времени врагу подготовить нападение. Вдруг нас уже окружили?

— Какой враг, — воскликнул доведенный до белого каления караванщик, аккуратненько так косясь вокруг, — ты сама наш главный враг, ненасытное чудовище! — Все-таки умный он мужик, мы и знакомы с ним всего ничего, а он уже смекнул, с кем дело имеет.

— Не надо комплиментов, я стесняюсь. В общем, семьсот золотых и покончим на этом.

Нимгир глубоко вздохнул, выругался, и торг разгорелся с новой силой. Сколько бы еще мы тут торчали, неизвестно: хозяин оказался существом азартным, я тоже постепенно вошла в раж, так что опомнилась только тогда, когда краем глаза уловила окружающих меня вампиров с явным намерением дать пинка. Пришлось закругляться, хотя в итоге мне удалось выжать из скряги Нимгира приличную сумму в 200 золотых. Хватит, чтобы купить лошадей, припасов и привести парней в приличный вид, а то ведь до обещанного Всеславом вознаграждения нам всем еще дожить надо.

Дабы не провоцировать караванщика на понятное желание нас обмануть, я потребовала скрепить сделку на браслетах правды. Этот амулет — незаменимая вещь, если договаривающиеся стороны не доверят друг другу, а его действие предельно просто: над двумя парными браслетами проговариваются условия сделки и до их полного выполнения снять магическую вещицу невозможно. В случае, если кто-то нарушает свои обязательства, цвет камня меняется на алый и браслет начинает сдавливать руку до тех пор, пока либо нарушитель не выполнит обещанное, либо рука полностью не омертвеет. Таким образом, охотников нарушать договор находилось немного. Я отвертелась от обязанности его надевать под предлогом того, что из нас троих старший брат Всеслав. Мало ли, ипостась придется менять, а с этой штукой, неизвестно, смогу ли.

Нимгир, поскрипев зубами, вынужден был согласиться с моими требованиями, опасаясь нового спора: караван итак порядочно задержался, а до следующего схрона необходимо дойти засветло. Он только горько посетовал на мою чрезмерную мнительность, на что получил резонный ответ, что от излишней доверчивости бывает лишь незапланированная беременность и никакой материальной выгоды. Осознав эту сенсационную истину, караванщик искренне признался: «Если бы не знал точно, что это невозможно, подумал бы, что ты моя дочь».

Едва обоз двинулся, наконец, в путь, вампиры, не проронившие до сих пор ни слова, устроили мне допрос пополам с разносом:

— Что за балаган ты здесь развела? — цедил Всеслав, придерживая меня за рукав куртки.

— Ты же прекрасно слышал, зарабатывала деньги на наше «путешествие».

— Да зачем нам связываться с караваном и его проблемами, когда у нас своих хватает? — поддержал друга Искрен.

— Вы правда такие идиоты или прикидываетесь? Слипы действительно умеют предвидеть будущее, и они никогда не действуют неоправданно, без особой необходимости. Впереди что-то серьезное, раз труррам, при их мощи, нужна помощь со стороны. И у меня нет уверенности, что мы справимся с этим собственными силами. Кроме того, «высокие лорды», — выделила я с иронией, — очевидно запамятовали: у нас за спиной куча «друзей». Да и на Большом тракте их наверняка не меньше. На лошадях, которых можно будет купить на вырученные от Нимгира деньги, мы расстанемся с ними быстрее, чем на своих двоих. Поэтому кончайте бурчать и попросите лучше у хозяина секиры, мечей торговцы, увы, не держат.

Думаю, убедить вампиров в своей правоте мне так и не удалось: слишком уж они молоды и неопытны. Сильно подозреваю, что парни не только впервые попали в Благие земли, но и вообще от собственногоклана впервые далеко удалились, во всяком случае, без присмотра. Хотя признаваться в этом ребята, конечно, ни за что не станут. Как всякий молодняк, они не понимали, что границы твоих возможностей и окружающей реальности не всегда равнозначны, так что можно от усилий и пуп надорвать. Да уж, требуя клятву даа-вирд, я вовсе не предполагала, что помимо роли проводника буду играть у них роль няньки.

К сожалению, вечером того же дня слипы полностью подтвердили свою репутацию провидцев: не успели мы в быстро сгущающихся сумерках расположиться толком на ночлег в схроне, как на нас напали…дарки, целых пять (!) дарков. Тьма и звезды, что за невезуха! Пока Нимгир, стоя со слипами в центре, руководил обороной каравана, я быстренько прикинула наши шансы. Оставаться всем в схроне нельзя: дарки просто сметут нас своей мощью, да и для смены ипостаси мне места мало, не развернешься толком. Сверху на них нападать практически бесполезно, по-настоящему уязвимое место у дарков на брюхе. Туши у них тяжелые, так что как ястреб утку, я их тоже не подниму, силенок не хватит. Да и потом, нет уверенности, что в такой сутолоке, пока будешь заниматься одним, тебе на загривок не прыгнет другой. Нужно их разделять. Крикнув вампирам, чтобы они их пока отвлекли на себя, я выскочила из убежища-ловушки и, отбежав к кромке леса, стала призывать к себе зверушек довольно противным свистом. Вскоре троица любителей монстрятины откликнулась на мой призыв и ломанулась следом сквозь деревья. Хорошо, что они такие здоровые, слышно их без труда. Подныривая под низкие ветки, я до последнего не меняла ипостась, не хотелось повторять печальный опыт предыдущего хождения по лесу, но, выскочив на ближайшую полянку, тут же взметнулась в воздух, расправив крылья.

Дарки, не найдя меня на опушке, повели себя очень странно: они остановились, принюхались, стараясь понять, куда я делась и они …разговаривали полусвистом-полущелчками, но явно разумно. Только этого мне не хватало, модифицированные дарки. Какая ж сволочь так над ними поработала?

Впрочем, это второстепенный вопрос, каким образом их убить меня сейчас интересует больше. Трое дарков однозначно были самкой с двумя детенышами — подростками. Я пригляделась к ним повнимательнее — у одного из них мне показалась более уязвимой шея. Поэтому идея нанести на нее удар с воздуха, захватить лапами и выкрутить, оказалась удачной и вполне осуществимой. Так на полянке осталось только двое дарков, правда, теперь они поняли, откуда грозит опасность и стали осторожнее. Во всяком случае, подпрыгивать за мной в воздух не пытались. Ситуация патовая: противники были равны, но зато их двое на одного. Придется рисковать: я в два захода развернула тушу убитого дарка и вскрыла ему брюхо, чтобы обозлить мать. Трюк удался, от запаха крови погибшего детеныша мамаша впала в ярость и потеряла над собой контроль. Видя ее бесноватость, второй детеныш тоже утратил бдительность. Дарки от природы не были стайными животными, поэтому они нападали одновременно, мешая друг друга, хотя мелкий был более проворным. Он кинулся за мной, поскользнулся на скользкой от крови траве, и, нелепо взмахнув лапами, открыл беззащитный живот. Плавное движение ему навстречу, удар и дикий визг смертельно раненого существа (ведь не только у дарков есть яд) почти оглушил. Правда, поганец сумел-таки повредить мне крыло, так что с вконец обезумевшей мамашей пришлось разбираться на земле. Теперь меня могла выручить только скорость, я располосовала ей морду, лишив глаза, а льющаяся кровь заливала ей нос, мешая обонянию. Однако сдаваться она не собиралась, постоянно поворачиваясь ко мне единственным уцелевшим глазом. Подгадав момент, я смогла еще раз ее зацепить, хотя тварюга, в свою очередь, сорвала мне когтями три грудные пластины. Раны самки дарка не были смертельны, но яд уже начал действовать, и движения ее замедлились. Я решила не упускать удобный случай и нанести решающий удар, пока сама еще могу выдерживать заданный темп. Издав горловой рык, я заставила самку-дарка встрепенуться и подняться на задние лапы. Затем скользнула на коленях по мокрой траве мимо ее брюха, стараясь ударить и следя за тем, чтобы она не прихватила меня сверху — это ей вполне было по силам. Мой удар пришелся точно в цель и, вслепую взмахнув передними лапами, мамаша наконец завалилась на землю. Она была еще жива, но я точно знала, что больше дарк уже не встанет.

Теперь можно подумать и о себе. Надеюсь, с двумя другими справятся без меня, я в данное время не боец. Нужно принять человеческую форму, так проще и быстрее восстанавливаться, на большое тело требуется больше энергии. Хорошо хоть их яд мне в кровь не попал и на том спасибо, зато болело и ныло у меня казалось все. В запале схватки боль не чувствуешь — так задумано, при необходимости я могу драться, будучи фактически трупом, однако это все же крайности. Боль для меня — сигнал, напоминающий о совершенных промахах. Я точно знаю, что даже когда сами раны затянутся и довольно быстро, то воспоминание о боли пройдет не скоро. Такой вот способ обучения, хотя, надо признаться, вполне действенный.

Пришедших за мной вампиров ожидало душераздирающее зрелище: три дохлых дарка и один относительно живой МОНСТР. Кровь у меня уже не текла, раны на груди тоже немного стянулись, ребра постепенно становились на место. А вот стоять или тем более идти без чужой помощи я точно не могла. Так и сидела бы себе под деревом, может, и корни потихоньку пустила, кто знает. Парни тоже выглядели сильно потрепанными, но были целы, что радует. Осторожненько подняв, ребята вознамерились нести меня к схрону и были очень удивлены, когда я тихим голоском умирающей девочки-ромашки попросила подтащить меня поближе к самке. Видимо, решили, что мне не только грудь помяли, но и мозги всерьез стрясли. Впрочем, с больной решили не спорить, аккуратненько держали за талию, и так же мило наклоняли, если мне приспичивало посмотреть на дарка поближе. Таким образом, я внимательно проводила осмотр, под аккомпанемент ругани Всеслава, которая сводилась к тому, что меня окончательно и бесповоротно лишили мозгов, впрочем, по его мнению, их у меня никогда и не было. В общем, к концу проверки в правильности диагноза относительно моих умственных способностей их не переубедили бы и Всеблагие, даже явившисьсобственной персоной.

Несмотря на мнение вампиров, я-таки сумела частично подтвердить свои догадки: дарки действительно были модифицированы. Причем внешнего магического влияния я не заметила, значит, им меняли внутреннюю структуру. От желания узнать, что ж это за умелец такой выискался меня удержали не столько слабость, сколько вцепившиеся в руки вампиры с клятвенными заверениями в том, что как только мы успешно разрешим их проблему по возвращению домой, они тут же, прямо вот сразу помогут мне в поисках мага. Пришлось поверить, хотя морды у них при этом были таакие подозрительные, просто на редкость. Искрен от усердия чуть глаза не вывалил на землю, заверяя в их бесконечной честности. Так и норовят ведь обмануть слабую девушку, гады.

Когда парни то ли довели, то ли донесли меня до схрона, я поняла, что его как такового больше не существует. Убежище было разрушено основательно. Среди караванщиков были как убитые, так и раненые. Не пострадал только сам Нимгир и слипы: они не были бойцами, так что в схватке не участвовали, все равно от них не было бы толку. Зато они были вполне сносными лекарями. Кое-как проведя ночь, похоронив убитых и оказав первую помощьраненым, потрепанный караван с рассветом двинулся в путь, стремясь как можно быстрее выйти к Большому тракту. Там мы с ним и расстались ко взаимному удовольствию. Караванщик сдержал слово, полностью с нами расплатившись, и даже смог удивить, вручив лично мне неплохой бриллиант, правда, стараясь при этом не смотреть в глаза. Я решила не злоупотреблять его щедростью и от подарка отказалась, чтобы не провоцировать лишний раз торговца и душащего его зверя-жабу жадности на излишнюю откровенность с кем не надо. Поэтому взамен камня попросила поделиться интересной информацией и нужными рекомендациями, а также к кому на тракте можно обратиться в случае необходимости. Как пройти границу, минуя кордоны, например.

Вампиры, которым в деревне Большие столы удалось подобрать подходящую одежку и лошадок, чувствовали себя вполне довольными жизнью. Я старалась не портить им праздник своеволия собственными мыслями, но Искрен сам вцепился в меня с расспросами не хуже, чем суххкры в след.

— Ты о чем задумалась? Когда ты так долго молчишь, я начинаю подозревать, что ты готовишь нам какую-нибудь очередную пакость.

— Ты стал слишком мнительным.

— Нет, он прав, меня такое спокойствие тоже напрягает, — вклинился Всеслав.

— Я всеникак не могу забыть нападение дарков.

— Да и я тоже, синяки только — только сходить стали, — подтвердил Искрен.

— Все-таки перемагичили древние, когда вас создавали, дав сильному телу столь слабую голову.

— О, теперь я точно знаю, что с тобой все в порядке, раз снова огрызаться начала, — обрадовался Всеслав. — Ну а если без оскорблений, чем именно тебя так беспокоят эти дарки, — уже серьезнее закончил он.

— Меня беспокоит, что кто-то целенаправленно проводит опыты по их «разумности». Некто решил не изобретать что-то новое, а использовать уже имеющееся: дарки одни из самых сильных существ в нашем мире, а если вдобавок будут достаточно умны и послушны, то это серьезный аргумент в любом споре.

— Значит, какой-то маг проводит над ними опыты. И ты не знаешь, кто именно?

— В том-то и дело, что кто угодно. В любом из Орденов и за их пределами полно экспериментаторов, да и обычных любителей хватает. Меня больше волнует другое: дарки тогда просто погулять вышли или они должны были напасть именно на караван Нимгира, или же, самое неприятное, они за нами явились. И точного ответа на эти вопросы у меня нет.

— Мда, что-то как-то многовато проблем у нас. Я надеялся, чем ближе к границе, тем их будет меньше, — честно признался Искрен.

Я не стала комментировать его заявление, лишь выразительно закатила глаза. Может и плечами бы пожала, но ребра еще побаливали, так что обойдемся одним жестом. Впрочем, он меня прекрасно понял, поэтому решил подходить к делу конструктивно:

— Так что ты предлагаешь, ведь не простотак всю дорогу в облака смотришь, — сумел — таки поразить меня парень своей наблюдательностью.

— Думаю, что стоит воспользоваться связями Нимгира и перейти границу неофициально.

— Ты ему доверяешь? — вдруг подозрением спросил Всеслав.

— Не более, чем другим, но в тот момент он не лгал, это точно.

— А где гарантия, что не расскажет о нас кому не надо? — у него точно начинала развиваться паранойя.

— Не расскажет, не беспокойся.

— Ты что, магичила?!

— Нет, лишь немного скорректировала им воспоминания, все-таки на такую ораву мне бы уйма сил понадобилась, да и у слипов защита хорошая, на кой такие сложности? Ведь про нападение им все равно рассказывать придется, случай редкий и наверняка привлечет внимание магов.

— Значит, и про нас они узнают?

— Про НАС — не узнают, только про трех торров, внешность которых очень отличается от нашей. Да и двигаются они теперь в противоположную сторону, к своей матушке в Благие земли. Даже если сканирование памяти будут делать, все равно только это увидят.

— К какой еще матушке? — опять встрял Искрен.

— Ссспрр… и… в…на… Ясно?

— Впечатляющий набор ругательств, но я все равно так и не понял про матушку, — продолжал испытывать мое терпение Искрен.

На помощь неожиданно пришел Всеслав, напомнив другу и нашу легенду про торров, и про матушку, и еще много всякого разного, так что я убедилась, что мой запас ругательств далеко не самый полный. Все-таки, несмотря на закидоны, вампиры мне попались очень талантливые.

Глава 4

Дети, конечно, продлевают вашу жизнь, но при этом не экономят на ваших нервных клетках.

(Искреннее сожаление родителя.)

Благодаря резвости новоприобретенных лошадок, мы вскоре без всяких приключений достигли кульминации Большого тракта: Малых, Средних и, разумеется, Больших Толкуш. Но лично я назвала бы их гораздо проще — сплошным Базарищем.

Здесь в одной точке сходились многие торговые пути. Надо сказать, чтопочти каждый приграничный правитель, приходя к власти, надеялся, что вот теперь-то у них будет свой Большой тракт, так как у всех приграничных государств с той и другой стороны были свои проходы через Границу, однако они были гораздо менее безопасными, и, что немаловажно, гораздо менее известными. Торговцы же оказались существами консервативными, поэтому все равно предпочитали уже существующий Большой.

Впервые попавшему в Толкуши снепривычки казалось, что вокруг царит полнейший хаос: мелкие торговцы и зазывалы, галдящая толпа зевак и шустрых детишек, люди и нелюди смешивались в одну невообразимую круговерть. Неудивительно, что окончательно ошалев от происходящего, парни напрочь забыли о том, почему они тут оказались. Продавцы практически хватали нас за руки, нахваливая свои товары, а сами вампиры не отлипали от витрин с различным барахлом, книгами, магическими причиндалами и прочей ерундой. Думаю, не выталкивай я их иной раз почти пинками из магазинов, мы не добрались бы до границы еще с месяц. Особенно, когда от одного лихого зазывалы они узнали цены на услуги местных девиц особого сорта. Пообещав зазывале, что он сам у меня станет девицей, если не отвяжется, я схватила ребят и силой повокла прочь, в тысячный раз напоминая им, что у нас вообще-то как бы побег, а не увеселительная прогулка. Они на пару мгновений стали вменяемыми, но у шатра с актерами вновь затормозили, решив прослушать до конца широко известную душераздирающую балладу «Крови мне», в которой жутко влюбленный и жутко голодный вампир, с придыханием и слезами, выкачивает из возлюбленной девицы всю алую жидкость. Репертуар, конечно, на любителя, зато после прослушивания данного шедевра вампиры на пару высокомерно задрали нос и молча шли прямо за мной, пытаясь всем своим видом опровергнуть всякие домыслы глупых людишек относительно собственных вкусовых пристрастий. То есть мы, наконец, продвигались в нужную сторону, не застревая по часу у каждой лавки.

Забавная все же вещь — человеческая память. Вот уже почти тысячелетие вампиры живут в Сангритерре и в Благих землях почти не появляются, поэтому автору этого музыкально-песенного шедевра совершенно невдомек, что он спутал в своей песне два разных вида вампиров: истинных Высших и низших. Истинным Высшим кровь практически не требовалась, если только на ускоренную регенерацию, но при этом на ее происхождение, будь она от животных или от разумных рас, им плевать, в отличие от низших. Собственно, Высшим кровь разумных существ и была нужна только для одного — создания низших. Изначально предполагалось, что эти элитные бойцы будут предводителями собственных отрядов. В зависимости от силы и умения Высшего он мог создать от десятка до сотни сильных, бесстрашных и выносливых воинов, полностью ему подчиняющихся, но, в отличие от истинных, в прямом смысле слова очень кровожадных. Так что неудивительно, что ребята искренне оскорбились, спутать Высшего и низшего — что может быть унизительнее для истинного вампира.

Однако, как говорится, нет худа без добра: благодаря нашему крайне неспешному способу передвижения я уловила знакомый запах. Что удивительно, он шел от незнакомого мне человеческого паренька лет 10, причем, судя по тому, как лихо он умел забалтывать окружающих, рекламируя харчевню с незатейливым названием «Волчье логово», у парнишки были неплохие эмпаментальные способности. Эх, боюсь, беднягу Ратмира ждет очередное сильное разочарование. В свое время для него стало большим ударом мое поступление в Университет, магов он не слишком жаловал.

Мальчишка о моих размышлениях ничего не подозревал, а потому вприпрыжку вел нас к харчевне, попутно с азартом поясняя, что его мать знатная кухарка, а отец — знаменитый воин и победитель чудовищ, совершивший множество великих подвигов и теперь отшедший от дел.

Вампиров, шагающих вслед за нами, название заведения, недвусмысленно намекающего на оборотня, сильно напрягало. До них внезапно дошла простая мысль, что мы наконец-то приблизились к самой границе и специально нарываться на врага сейчас как-то не с руки. Но, продолжая дуться про себя за прослушанную недавно балладу, они держали марку, сохраняя надменное выражение лица и, о чудо, даже не споря. Мне захотелось потом вернуться к сцене и лично поблагодарить исполнителей: в конце концов, мало кому удается наставить гордых вампиров на путь истинный. Впрочем, это не означает, будто я решила воздержаться от желания отыграться на парнях за их недавнее поведение в Толкушах, поэтому не стала им рассказывать о своем близком знакомстве с хозяином заведения, пусть проникнуться ситуацией, авось потом умнее будут.

В «Волчье логово» я вошла, прячась за спинами ребят, чтобы Ратмир не сразу засек меня по запаху, так как запах вампира для оборотня куда сильнее запаха человека и, надо заметить, гораздо неприятнее. Вообще-то я не раз пыталась понять истоки вражды между этимидвумя расами, но ничего более вразумительного, чем высказывания типа: «Да эти сволочи» или «Да эти придурки» я ни от тех, ни от других так и не добилась. Скорее всего, дело в том, что после своего мятежа Огнеяр привел своих сторонников не куда-нибудь, а именно к исконным землям оборотней. Что его туда понесло, доподлинно неизвестно. Может быть, ему хотелось убраться подальше от магов, а можетбыть нужно было показать, кто теперь главный, потому что до появления вампиров гордое звание лучших бойцов, да и просто самых опасных существ среди разумных носили оборотни.

Ратмир оправдал мои ожидания: несмотря на то, что сразу понял, кто перед ним, он не стал вскакивать на стойку с грозным рычанием, а лишь поморщился и велел мальчишке впредь внимательнее смотреть, с кем дело имеет, потому как не каждый посетитель так уж им нужен. Паренек ничего не понял, но согласно кивнул.

— Ты не разоришься с таким отношением к потенциальным клиентам?

— Шанти, девочка моя, когда ТЫ уже научишься подбирать себе стоящих друзей, а не всякий сброд: ведь хуже магов могут быть только кровососы.

— Я тоже рада тебя видеть.

После этого обмена любезностями он велел едва сдерживающимся вампирам сесть в уголке подальше от него и там тихонько ждать обеда. Мне же достался разговор по душам, иногда смахивающий на банальный допрос.

— Так что все-таки случилось, раз ты обзавелась такой странной компанией?

— Долго рассказывать.

— А ты в двух словах.

— Ну, тогда, во-первых, Навислав, скорее всего, стал главой Ордена, во-вторых, Цитадели у Ордена больше не существует.

— Что ж, я рад. Не смотри так удивленно, на Навислава, как впрочем, и на других магов мне глубоко плевать, но то, что ты теперь не с ними, это хорошо. Я не пойму только, почему ты сменила их на вампиров.

— Честно говоря, все произошло случайно. С другой стороны, все закономерно: рано или поздно я должна была к ним прийти. Сам понимаешь.

— Да уж, не зря все-таки тот кровосос так над тобой трясся. Пока ты не вернулась после Университета в Цитадель, все поблизости ошивался, — Ратмир хохотнул, — у нас даже вышли кое-какие разногласия по этому поводу, но ради тебя, малыш, мы их замяли.

Вот зараза клыкастая, я понимаешь, переживаю, как он добрался до своих, а он все это время болтается в Благих землях и не где-нибудь, а в Альстаре, где маг-каждый второй, а каждый третий — магистр. Прав Ратмир, все вампиры — психи.

— Значит, за тобой погоня и ты тащишь двух молодых вампиров через Границу, я правильно понял?

— Ты всегда был на редкость понятлив.

— Поживи с мое, девочка, и ты поймешь: для того, чтобы предсказывать некоторые вещи не надо быть пророком.

— Семейная жизнь на тебя странно влияет, ты стал философом.

Ратмир усмехнулся, но свои поучительные нотации не оставил, все еще надеясь вправить мне мозги.

— Не пытайся заговаривать мне клыки, если бы в свое время ты меня послушалась и ушла со мной в Сангритерру, такого бы не случилось.

— Если бы да кабы, туда-сюда поверни… Я не могла оставить Ольмека, я бы и сейчас этого не сделала, если бы придурок Навислав не мечтал разделать меня на запчасти.

— Магистр Ольмек уже давно совершеннолетний, но ты упрямо вбила себе в голову, будто ему нужна твоя опека, — каждый раз, заводя разговор на эту тему, у оборотня против воли слышалось в голосе рычание.

— Знаешь, пару месяцев назад я гостила у Всемилы с мужем. Ее маленький сынишка на моих глазах проводил эксперимент: опустил слепых котят в ведро, желая узнать, умеют они плавать или нет. Когда его поймали за этим занятием, ребенок честно признался, что ничего плохого не хотел, ему было просто интересно. А если котенок начинал захлебываться, он его вытаскивал, поэтому они нисколько не пострадали.

— Это ты к чему?

— К тому, что у Ольмека сохранилось такое же детское любопытство, помноженное на совсем недетские силы, опыт и возможности. Ему свойственно увлекаться, особенно теперь, когда его основной проект, то есть я, завершен, и он еще не придумал, чем бы ему таким интересным заняться.

Ратмир какое-то время задумчиво разглядывал стену своей родной харчевни, а потом выдал:

— Я тоже до сих пор иногда хочу всех магов перетопить просто так, без причины. А слушая тебя, так и во избежание.

— Если ты не забыл, я ведь тоже маг.

— Я помню, хотя ты как раз то исключение, которое лишь подтверждает правило.

— Ты мне льстишь, я знаю массу народа, который с тобой не согласится, парочка таких у тебя в том углу сидит, — меня стал беспокоить его настрой и я решила сменить тему, пока оборотень себя вконец не завел.

— Да и Тьма с ними, мне идиоты не указ, а уж двое малолетних кровососов тем более, — последние слова он произнес нарочито громко. Ребята его услышали, но сдержались, лишь сняли со столешницы когтями деревянную стружку. Я прямо загордилась — растут, однако.

Ратмир, сказав гадость, тоже слегка успокоился и, кивнув головой в их сторону, более дружелюбно продолжил:

— Ты им доверяешь?

— Относительно.

— Они назвали свои имена?

— Да, хотя и не полностью.[13]

— Значит, что-то скрывают.

— Ну, все всегда что-то да скрывают. Вот у некоторых, например, появился ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ сынишка, — сказала я, глядя на мальчишку за стойкой.

Оборотень проследил за моим взглядом и тепло улыбнулся:

— Я и сам не ожидал. Ты же помнишь, что после твоего возвращения в Цитадель я хотел открыть свое заведение. Правда, я сначала думал сделать это за Границей. Но тут в Толкушах случайно набрел на эту харчевню, хозяйкой которой была вдова с маленьким сыном и на наследство которой претендовали слишком многие. Я решил вложить собственные деньги в это прибыльное дело и отвадил других желающих захапать его. Ну а потом… В общем, как-то все само собой получилось. Градислав быстро ко мне привык, стал звать отцом, своего он и не помнит вовсе, а Милана оказалась прекрасной женой. А какая у меня тёща и как готовит — умм, погоди, придут с рынка, обязательно попробуешь ее ханики — объедение. Их пока дома нет, сейчас затишье, народ позже повалит. Поэтому твоим кровососам нужно побыстрее поесть и свалить из зала. Оборотни ко мне нечасто заходят, но все же случаются. Ну а тебя, пока не попробуешь стряпни Миланы и с ними не познакомишься, я вовсе не отпущу.

Я забеспокоилась: с Ратмира станется закормить меня до такой степени, что из МОНСТРа я стану колобком в колючках. Готовил он прекрасно, хотя благоразумно не старался приучить меня. Во время нашей с ним первой полевки моей стряпней отравилась половина команды — можно сказать рекорд, ведь так угостить опытных магов и наемников-нелюдей далеко не каждый может. Я так и не призналась ему, что в качестве приправ использовала тогда не только стандартные травки. Такая вот превентивная мера, не без изъяна, конечно, но ведь нужно же было как-то отбить всякое желание сделать из меня постоянного повара лишь на том основании, что я была среди них единственной женщиной.

Отвлекшись на посторонние мысли, я пропустила появление хозяйки и ее матери, вернувшихся с покупками. Взглянув на тещу оборотня, мне поплохело, своими размерами она мало чем уступала достопамятным даркам. Столько я точно не съем, будь я хоть трижды МОНСТР, просто помру от обжорства. Зато его жена оказалась действительно милой женщиной, особую прелесть которой придавали те угловато — мягкие, осторожные движения, свойственные беременным женщинам. Причем, просканировав Милану, я обрадовала будущих родителей известием, что у них будет девочка.

Честно говоря, у меня тоже были свои поводы для радости: я искренне надеялась, что теперь, когда у Ратмира будет ещедвое детей, на мою долю будет выпадать только треть нотаций. Мы с оборотнем любили друг друга, но при этом он зачастую пытался сделать меня счастливой на свой лад и обижался, понимая, что я не всегда это ценю.

Всем оборотням, независимо от их второй ипостаси, была свойственна стайность. За пределами границ своих владений они выбирали себе членов стаи не по кровному родству, а вот как именно для меня лично до сих пор остается загадкой. Но, раз приняв, они никогда от вас не отказывались. Такая вот отличительная особенность.

Поэтому мне было абсолютно ясно, что перейти Границу мы сможем не раньше чем через пару дней, но меня это не волновало. В конце концов, мало где я себя чувствовала так спокойно. Я даже рискнула намекнуть Ратмиру о способностях его сына. Градиславу необходимо было закончить начальную магическую школу, чтобы научиться контролировать свои способности. Иначе рано или поздно его могли бы обвинить в желании незаконно воздействовать на клиентов, что привело бы к большим неприятностям. В Толкушах за этим следили строго: несанкционированное магическое воздействие каралось штрафом или же отработкой во славу города. Богатые лавки демонстративно вывешивали у себя специальные сигналки, подчеркивая, что ведут честную торговлю. Подобная честность, естественно, сказывалось на цене товара. Если же вы хотели купить что-либо подешевле, то шли туда, где таких мер предосторожности не было, хоть и рисковали нарваться на подделку или же некачественный товар.

В харчевне Ратмира таких антимагических штук, естественно, предусмотрено не было, а ведь за все действия малолетних магов отвечают их родители. Поэтому оборотню пришлось смириться с мыслью о том, что в его семье будет уже целых два мага. Вот уж точно, что такое не везет и как с этим бороться.

Пока я занималась семейными проблемами, вампиры сидели тишком на втором этаже, так как спускаться вниз без его разрешения Ратмир запретил, а учитывая массу виденных ими в городе соблазнов — это было действительно серьезное испытание для их терпения. Подозреваю, что в ближайшие дни ребятки еще оторвутся на мне за такое бездействие.

Однако рано или поздно, но Ратмиру пришлось смириться с моим уходом, пусть он и готов был держать меня в гостях до следующего конца света. Я не хотела задерживаться у них надолго, чтобы не подвергать тем самым их опасности. Поэтому скрепя сердце, но оборотню пришлось — таки свести нас с нужными людьми, которые вполне благополучно переправили нас через Границу.

Часть II. Сангритерра

Глава 5

«Головной мозг почти всех живых существ состоит из серого и белого вещества».

(Выдержка из медико-магической энциклопедии.)

У влюбленных вместо мозгов — желе.

(Из личного опыта.)

Наконец-то я в Сангритерре, я столько слышала и читала про нее, что, наверное, сразу за патрульным кордоном ожидала увидеть всяческие чудеса, как крестьянин, впервые увидавший цирк на сельской ярмарке. Но все оказалось на редкость обыденно: и зелень, и дорога, и даже магический фон присутствовал, а ведь почти все источники в один голос утверждали, что здесь практически отсутствует магия. Хотя у нее и были свои особенности: если в Благих землях в пятнах была сосредоточена только так называемая «дикая», неуправляемая магия, то здесь и дикая, и стандартный вид магии были представлены локально. Почуяв такие пятна, я постоянно сходила с дороги, так что теперь уже вампирам приходилось насильно возвращать меня на путь истинный.

Предчувствия меня не обманули — они без конца дружно ворчали на меня на два голоса. Да уж, лучше бы я дала им возможность пойти к девицам, глядишь, сейчас поспокойнее бы были и не мешали мне проводить свои изыскания.

Вдоль дороги до сих пор кое-где встречались остатки различных строений, в том числе разрушенных храмов каким-то древним богам. Через пару дней путешествия по Сангритерре, когда мы остановились на ночевку возле подобных развалин, я почувствовала остаточный фон от магического воздействия, а это означало, что кто-то из местных балуется магией. Такое открытие меня не порадовало: в Благих землях с самого детства стараются учить будущих магов, да и потом они, как правило, не остаются без присмотра. Кроме того, во всех государствах существует куча всяческих законов, за нарушение которых магу грозят серьезные неприятности, если, конечно, его поймают. Но здесь, где к магам относятся настороженно и уж тем более не обучают обладающих даром управлять им, могут быть большие неприятности. Уж лучше иметь дело с профессионалом, чем с недоучкой, который по незнанию и себя и тебя за компанию угробить может. Местные очень опрометчиво считают, что если они сами не признают магию, то и она в свою очередь их не заденет. Крайне неразумное, но, увы, повсеместное заблуждение. Скорее всего, уже в ближайшей деревеньке мы наткнемся на последствия действий этого мага-самоучки. И хорошо, если эти последствия не сильно кусаются.

Порадовав парней своими выводами и выслушав очередную порцию гневных воплей на тему «Все маги сволочи», мы и отправились утром дальше. Вампиры были настроены решительно и хотели подраться. Лично я бы обошла неприятности стороной, пусть даже и припасы кончаются, пережили бы. Мне уже давно никому ничего доказывать не надо было, сам факт того, что я до сих пор жива уже доказательство. Зато, надеюсь, ребятки спустят пар и несколько дней будут вести себя относительно тихо. Когда мы, наконец, выйдем к землям клана Алльсвальд, я не иначе стану святой с такими попутчиками.

Ребята зыркали глазами по кустам, видимо, припоминая наши лесные скитания и с минуты на минуту ожидая, что сейчас оттуда каак выпрыгнет… хоть что-нибудь, тот же кузнечик, например. Я спокойно наблюдала за их развлечениями, попутно размышляя на отвлеченные темы. По опыту знаю, что предугадать предстоящую гадость мне все равно фантазии не хватит, поэтому оставалось лишь дожидаться с ней личной встречи и она, в отличие от птицы счастья, не стала задерживаться.

Деревенька носила претенциозное название Фаилльэтарин, то есть «Пышные кроны златолистных деревьев, прекрасных в час заката». Все-таки древний язык был очень ёмкий, всунуть столько слов в одно название — сейчас такой фокус не удастся. Населяли ее, судя по всему, чистокровные люди, жившие в этих местах еще до последнего светопреставления. В ближайшем аккуратном и чистеньком домике нас гостеприимно встретила молоденькая хозяйка, девушка, лет семнадцати на вид. По тому как, фигурально выражаясь, забили копытами парни, я поняла, что так или иначе, но без приключений на свою нижнюю голову мы отсюда точно не уберемся. Пока вампиры на пару засыпали хорошенькую хозяйку комплиментами, я пыталась осторожно выведать, не случилось ли в последнее время у них в селе чего необычного. Светлана, так звали приютившую нас девушку, хотя и слегка растерялась от напора жаждущих внимания ребят, все же не окончательно потеряла голову и смогла вполне вразумительно подтвердить мои опасения.

— У дядьки Гобара дочка уже седмицу не выходит, лишь крики слышны. Наша травница Киира к ним ходила, но пока без толку.

— Только у них так?

— Сынишка Вилены тоже плох, что с ними, никто не знает.

— А поточнее сказать можешь?

— Нет, я же не лекарь.

— Магов у вас, конечно, нет.

— Откуда маги здесь?

— Ну, вообще-то один есть, — без комментариев Искрена, наверное, даже заседания Риида — высшего Совета глав вампирских кланов не обходятся. — Это не я, не бойся, это Шанти у нас так не повезло.

Я только фыркнула в ответ на очередную подколку. Зато мне очень не понравился взгляд Светланы — не люблю я, когда смотрят так молчаливо — моляще, так что отказывая в просьбе, чувствуешь себя по меньшей мере приспешником Тьмы. Втравили-таки, гады, в местные разборки. Давненько что-то Искрен не получал от меня магических приветов, пора напомнить, что сердить магов иной раз вредно для собственного здоровья.

— А разве маги женщины бывают?

— Да среди магов кого только не бывает, — с апломбом великого знатока и очевидца всех чудес мира продолжил вампир.

Ой, не бережет он себя. Даже Всеслав в кои-то веки проявлял благоразумие и не встревал, но, видимо, девушка настолько поразила воображение Искрена, что его уже несло, как пустое ведро с ледяной горки. Грохот то же, толку мало. Было ясно, что от почетной миссии по спасению местных жителей от свалившейся на них напасти мне не отвертеться. На мою долю подвиги, на его награда. Думаю, попытайся мы сейчас силой его скрутить и увезти, он будет бешено сопротивляться. Счет Искрена по отношению ко мне рос катастрофическими темпами. Всеслав, уловив мое настроение, добровольно решил составить мне компанию в благородном деле спасения. Все равно ему явно ничего у Светланы не обломится, а ведь Искрен даже не применял вальдар. Великая вещь- обаяние и хорошо подвешенный язык, который я — таки ему малость укорочу после отъезда отсюда, причем сделаю это буквально и без применения хирургии.

Светлана сама вызвалась проводить к немощным, так что за нами увязались оба вампира, хотя и по разным причинам. Родственники болящихвстретили нас настороженно и вовсе не спешили подпускать неизвестно кого к своим детям. Я тоже не настаивала, в конце концов, лечение — дело добровольное. Ну, не ощущалось у меня горячего желания исправлять результаты действий самоучки и всё тут. Конечно, теоретически, ничего особо серьезного он вызвать не мог, но размер гадости на последствия ее деятельности не всегда влияет. Не все в легендах и сказках вымысел, в местах святилищ энергия надолго остается даже тогда, когда сами храмы давно разрушены. Поэтому иной раз, независимо от силы и умений вызывающего, ему порой удается приоткрыть грань реальности мира и вот что оттуда вылезет, предугадать невозможно. Может, что-то мелкое, а может, и наоборот.

Светлана сумела-таки настоять и меня подпустили все же к заболевшим, а точнее, к одержимым. Местный самоучка, к сожалению, сумел-таки приоткрыть грань, хотя и недалеко. В эту щель с удовольствием хлынул всякий мусор, болтающийся на изнанке реальности. В данном случае это были мроки — крайне примитивные существа, питающиеся страхом. Для обученного мага особой проблемы не составляют, но обычного человека, не обремененного знаниями, могут серьезно напугать или даже причинить ему физический вред, если страх силен. Как правило, объекты нападений обладают нестабильной психикой и развитым воображением, которые тварей и подпитывают. Чтобы с ними справиться и вытянуть из облюбованного тела, их нужно предварительно оглушить ментальным ударом. Иначе они начинают сопротивляться, причиняя сильную боль телу носителя. Кроме того, все это малоприятное зрелище сопровождается криками, конвульсиями, угрозами. Я уже как-то сталкивалась с ними раньше, на практике в Университете, в Благих землях они тоже встречаются, так что извлечение прошло без таких душераздирающих сцен. Сложнее другое, я не очень представляла, куда мне девать обездвиженных мроков. В итоге пришлось без затей завернуть их в защитный кокон и кинуть в прокарман. Главное, затем не забыть, что я туда кинула. Были у меня прецеденты: я как-то закинула в прокарман обездвиженного зубастого скалька и забыла про него напрочь, а потом случайно наткнулась в поисках чего-то нужного. Так эта сволочь, оклемавшись, и в полном соответствии со своим названием здорово тяпнула меня за палец.

Взбудораженные селяне сначала отвели нас к дому Светланы, а потом потянулись сплошным потоком с незатейливыми дарами, чаще вышитыми рушниками там, рубахами, едой и другой всячиной. Даже местная знахарка нас посетила, я потрясла ее на предмет местных легенд, втихую выспрашивая то, что меня интересовало в действительности. Она, помимо прочего, еще была и местной повитухой. Так, в болтовне о местных травах и преданиях, она невзначай сказала то, что меня интересовало.

На радостях освобождения от свалившейся на них напасти, крестьяне вечером устроили небольшой выпивон, а после пары-другой кувшинов самопального пойла даже честно признались мне, что я хорошая девка, хоть и маг, ну да у каждого свои недостатки. Тихий ехидный шепот Всеслава, что помимо этих недостатков, у меня еще и клыки, и шипы имеются, они не расслышали.

Когда этот стихийный праздник, наконец, закончился, и селяне разошлись по домам, я решила проверить свои догадки. Поначалу я рассчитывала сделать это одна, но Всеслав, как оказалось, слишком внимательно за мной следил, так что пришлось на дело брать и его. Вот ведь раб долга. Местные девушки так активно строили ему глазки как одному из участников недавно разгоревшейся драмы, а он так некстати увязался за мной. Хорошо, хоть Искрен сейчас слишком занят — мешает своей болтовней Светлане мыть посуду.

— Интересно, что ты собираешься с ним делать? Ведь насколько я понял, ты выяснила, кто это, — чтобы Всеслав упустил случай и не покапал мне на мозги — это нонсенс.

— Я хочу с ним поговорить.

— Он чуть не довел до смерти нескольких детей, а ты хочешь просто поговорить?

— Да, и хочу посоветовать, чтобы он отправлялся в Благие земли. Там он принесет больше пользы и меньше вреда.

— Неужели шкура какого-то недоучки — мага для тебя больше значит, чем жизнь неповинных людей?

— Ты просто не понимаешь. Проснувшийся дар, если им не управлять, может разъесть тебе и тело, и душу. Нужна очень сильная воля, чтобы побороть такое искушение. А у местного мальчишки нет ни того, ни даже надежды, что когда — нибудь он станет полноценным магом.

— Значит, мальчишка?

— По словам Кииры, да. Ненамного старше вылечившихся. Поэтому думаю, твое присутствие вовсе необязательно.

— Посмотрим, — как-то уж очень мрачно закончил вампир.

Я тяжко вздохнула. Только драки двух малолеток, не по возрасту, так по духу мне сейчас и не хватает. Наверное, рановато мне еще становится матерью, не готова я к такой нагрузке. Процесс воспитания все же тоньше, чем обычный мордобой.

Нужный нам маг проживал на другом конце деревни. Я вполне вежливо постучала в его дверь, не желая конфликтовать. В том, что он не спит и ждет моего прихода, я не сомневалась.

Домик был невелик, сразу из темных сеней открывалась дверь в одну небольшую комнату с печью. Маг стоял посередине лицом к нам и исподлобья разглядывал своих ожидаемых, пусть и незваных гостей. Судя по его позе, разговор предстоял напряженный. И тут Всеслав сдуру решил продемонстрировать фирменный оскал истинного вампира. Результат был закономерным: мальчишка кинул в нас какой-то магической дрянью, которую я отвела от себя, но если судить по тому, как зашипел Всеслав, кретину явно досталось. Надеюсь, оклемается. Парень, конечно, идиот, однако убивать его я пока не планировала. Попробовала было накинуть на самоучку магическую сеть, но мальчишка, видимо, ожидавший от нас только смерти, в ответ полыхнул таким зарядом, что пришлось отбиваться уже всерьез. Тьма и звезды, ранить пацана я не хотела. Впрочем, дальше было хуже. Малолетка, оказывается, ухитрился помимо мроков вызвать более серьезную тварь — темную ракшу. Сражаться с ней в человеческой форме мне еще не доводилось. Правда, пока атаки ее шипастых лап с длиннющими когтями я вполне успешно парировала клинками Нимворда. Плохо то, что лап у нее было втрое больше, чем у меня рук, к тому же она постоянно разбрасывала вокруг мелкие пятна Тьмы. Если они сольются, то здесь образуется еще один спонтанный прорыв за грань.

Помимо нее мое внимание то и дело отвлекал мальчишка, который не до конца использовал свой запас гадостей и продолжал путаться под ногами. К тому же приходилось постоянно следить, чтобы под случайный удар не попал все еще облепленный какой-то магической дрянью Всеслав. Ракша стремительно кидалась на меня, так что приходилось буквально пинками отшвыривать вампира, уходя от ее ударов. Хорошо хоть клинки не подвели, сумели задеть тварь и заставить ее осторожничать. Уничтожить ее в нашем мире невозможно, только отправить обратно во Тьму. Самый верный способ для этого — убить вызывающего. Жаль, пацан не оставил мне выбора.

Ракша, признавая противником лишь меня, упустила из виду оклемавшегося вампира. Тот хотя и не был знатоком магии, быстро сообразил, что к чему. Необученный маг истинному вампиру не соперник: краем глаза я заметила смазанный силуэт, метнувшийся в сторону пацана, потом почувствовала запах человеческой крови. Под телом мертвого мальчишки вспыхнул портал, внутри которого формировался инреальный вихрь. Вопли ракши, засасываемой обратно за грань, сильно действовали на нервы, даже для моих тренированных ушей это перебор. Не удивлюсь, если в деревне после такого случаи ночного недержания участятся. Убедившись, что портал захлопнулся, мы по-быстрому обыскали домик недоучки. Не найдя больше ничего опасного, я решила его сжечь. Так все же надежнее.

Обратно к приютившей нас хозяйке мы с вампиром крались тайком, стараясь не попадаться на глаза выскакивающим на зарево пожара селянам. У Светланы было тихо: ни она, ни Искрен не вышли нам навстречу, хотя бы просто узнать, что за крики вокруг. Впрочем, сейчас это меня не волновало. На душе было крайне гадостно, не так я хотела разобраться с мальчиком. Мне было его действительно жаль, сначала напуганного своим отличием от других, вынужденного его скрывать, а затем безнаказанно уверовавшего в свою силу. Слишком уж нелепо он окончил свою короткую жизнь.

Утром мое настроение не улучшилось. Довольная донельзя физиономия Искрена вызывала дикое желание по-бабьи впиться ему в лицо ногтями и расцарапать как следует. А слегка бледный вид Светланы навевал на определенные размышления. Я взглянула на нее раз, потом еще раз, более внимательно и уже не скрываясь прошипела пару ругательств. Подхватив счастливого любовника под локоток, я выволокла его на улицу для приватного разговора.

— Ночь прошла неплохо, как я погляжу!

— Шанти, тебе не кажется, что ты вмешиваешься не в свое дело!

— А тебе не кажется, что прежде чем склонять девушку к каким-то действиям, неплохо было бы прочесть противозачаточное заклинание или на худой конец, амулет повесить да травок выпить?

— Ты хочешь сказать, — Искрен запнулся и через плечо оглянулся на дом, где оставалась девушка. — ты не можешь этого знать, ведь срок еще слишком мал, — совсем тихо закончил он.

— Глупости, хороший маг всегда может увидеть результат зачатия, не дожидаясь родов. А я, чтоб ты знал, хороший маг. Меня интересует другое, ты ведь не признался девушке, кто ты. И она не знает пока, чем ей грозит ваша связь, а должна, ведь речь идет о ее жизни.

Искрен опустил голову, он не хуже меня знал, чем беременность от вампира грозит человеческой женщине. По странной прихоти судьбы или же магов, выносить и родить маленького вампира она могла, но за это время сын высасывал из нее все соки, заодно отравляя ее кровь. Так что в среднем мать после рождения ребенка проживала от силы два-три года, максимум семь. В общем, возлюбленную вампира по праву можно было называть смертницей. А безмозглый Искрен, вместо того, чтобы подумать о последствиях, даже не предохранялся. Я понимаю, что он думал не о том и не тем, но не злиться при этом на него я не могла. Мало мне вчерашней глупой смерти мальчишки-мага, так теперь еще и это. Заподозрив неладное, к нам вышли остальные.

— Что случилось? — Светлана пыталась легкими прикосновениями успокоить возлюбленного и одновременно с этим заглянуть в мое лицо, четко осознавая, от кого исходит угроза.

Всеслав, очевидно, уже все понял, поэтому взял за шкирку друга и со словами: «Простите, дамы, мы ненадолго» увел его за поленницу, откуда вскоре раздались звучные оплеухи. Думаю, Искрен и не сопротивлялся. Мерзавец таким образом сбежал от разговора, перевалив его на меня. Наверное, ему было легче сносить отвешиваемые плюхи, чем как мне смотреть во встревоженные глаза девушки и сообщать ей правду. Неет, не язык ему надо укорачивать, а кое-что другое.

Мне расхотелось устраивать скандал на улице, все-таки мы были в деревне, уши здесь у всех жителей длиннее моей руки. Поэтому я, несмотря на молчаливое сопротивление, увела Светлану в дом. Начала издалека, чтобы не прямо в лоб говорить девушке о том, что ее ждет и какой выбор ей предстоит сделать.

— Скажи, пожалуйста, что ты знаешь о вампирах?

— Какое это имеет значение?

— Ну а все же.

— Это красивые, сильные нелюди, могут обольщать и пьют человеческую кровь, — отбарабанила она, глядя в потолок, будто урок отвечала.

— Мда, как все запущено. По крайней мере, то, что нелюди верно. Насчет красоты, тут, как говорится на любителя, да и кровь им почти не нужна.

— Шанти, к чему эти вопросы, — Светлана порывисто поднялась из-за стола, куда я ее насильно усадила.

— К тому, что ты как раз и познакомилась с вампирами.

— То есть ты и …они… вы…, -бедняга так и не смогла закончить свою мысль, но зато в обморок не упала. Крепкая девушка, уважаю.

— Ну, я как бы не совсем вампир, а вот ребята — да, чистокровные истинные вампиры.

Светлана потрясла головой, будто пытаясь собрать разбегающиеся мысли в одном месте черепной коробки.

— Ничего не понимаю, ты не шутишь, вы действительно нелюди?

— Абсолютно точно, — вдаваться в подробности я не стала. В конце концов, мое происхождение в данном случае значения не имеет.

— Но ведь вы ничем не отличаетесь от людей, вы ели с нами за одним столом и потом, — она смешалась и покраснела, не закончив предложение. Впрочем, я и так знала, что потом.

— Вот как раз об этом «потом» я и хотела с тобой поговорить и понять, что ты знаешь о вампирах. Видишь ли, об этой расе ходит много слухов, но одно несомненно: если связь женщины и вампира заканчивается беременностью, то будущая мать обречена.

— Почему?

— Точно неизвестно, по моему мнению, такая маленькая месть проигравших магов. Впрочем, более подробно ты можешь у ребят все узнать, сейчас важно другое — что ты будешь делать?

— Что я буду делать? — переоценила я видно девушку, шок до сих пор не прошел, неизвестно, доходит до нее вообще хоть что-нибудь из того, что ей говорят. Поэтому я решила больше не юлить, а ошарашить ее окончательно.

— Светлана, ты беременна. И у тебя сейчас на самом деле выбор невелик: либо ты рожаешь, но тогда срок твоей жизни сильно укорачивается, либо я помогаю тебе избавиться от ребенка. Где-то с полгода ты поболеешь, но потом вполне поправишься и проживешь столько, сколько тебе отмеряно.

— Ты еще и повитуха? Сколько талантов, — не зря таки Искрен запал на нее, гляди-ка, уже огрызается девчонка.

— Нет, но вызвать плод смогу, хотя, надо признаться, это нелегко, будущие вампиры так просто не сдаются и цепляются за жизнь крепко.

— А если я не соглашусь?

— Тогда тебе придется ехать с нами. Оставаться тут ты не можешь. Даже если твои соседи и не распознают сразу, кто у тебя родится, то все равно после твоей смерти ребенок будет еще слишком мал. А у вампиров не принято бросать своих детей. Но об этом тебе лучше поговорить с Искреном.

Светлана еще какое-то время молча посидела на стуле, слегка раскачиваясь и глядя куда-то в пустоту, а затем так же молча вышла во двор. У меня не особо развиты провидческие способности, в отличие от слипов, но ее ответ я уже знала. Отчаянная девчонка. Не знаю, хватило бы у меня самой смелости на такой шаг — родить ребёнка от вампира, заведомо зная, что тебя ждет скорая гибель.

Пока парочка выясняла отношения, я решила без разрешения хозяйки сообразить себе завтрак. Вскоре ко мне присоединился Всеслав. Не знаю, что у меня отняло сил больше: вчерашнее объяснение с самоучкой и ракшей или сегодняшний разговор. Но так или иначе подкрепиться перед дорогой не мешает, отсюда необходимо уходить как можно скорее. Это вчера крестьяне были рады нашей помощи, однако столько событий одновременно для маленькой деревеньки многовато: то мроки, то ужасные ночные крики и пожар. А ведь все эти напасти явно свяжут с нашим появлением. Поэтому самое лучшее в нашей ситуации побыстрее уехать. Воевать с селянами я уж точно не хотела.

Светлана, приняв решение ехать с нами, по-быстрому покидала немудреные пожитки в телегу, договорилась с кем-то насчет своего дома и хозяйства, попрощалась со знакомыми (благо, близких родственников у нее — сироты не было) и к обеду мы двинулись в путь. Нам не препятствовали, хотя многие из видевших наш отъезд, не таясь, сотворяли охранные знаки.

Так, неожиданно для меня, наша троица стала четверкой. Девушка на удивление быстро пришла в себя. Ей вообще было свойственно крестьянское здравомыслие: когда слишком зависишь то от капризов природы, то от здоровья домашней живности, которую ты сначала всячески холишь, а потом сам же и забиваешь, поневоле приобретешь философский взгляд на жизнь. Что толку переживать из-за того, что случится когда-либо, если неизвестно, переживешь ли грядущую зиму?

Глава 6

Широта кругозора складывается из личного опыта и путешествий.

Но ничто так его не сужает, как хороший удар в глаз.

(Мнение опытного вышибалы).

Чем глубже мы проникали в Сангритерру, тем оживленнее становилось вокруг. На дороге постоянно толкался разнообразный народец. Меня особо радовало то, что на фоне местных разновидностей разных там чешуйчатых и мохнатолапых я даже в боевой ипостаси выглядела бы обыденно. На ребят косились, но никаких активных действий не предпринимали. Либо к вампирам в Сангритерре действительно относились неплохо либо же мои амулеты все еще действовали как надо.

Так как ребята домой явно не торопились, мы не пропускали ни одного мало-мальски значимого города, в изобилии встречавшихсяпо пути. А наш побег окончательно превратился в туристическую поездку. Ни парни, ни Светлана не покидали до этого пределов своих кланов и деревеньки и не были избалованы различными зрелищами. Поэтому мы развлекались, как могли: шлялись по кафешкам и паркам, посещали спектакли и представления, где пели, конечно, не о вампирах. А жаль, прошлый песенный шедевр мне понравился.

Поучаствовали даже в одной кабацкой драке. С чего все началось — не знаю, сидели себе тихо — мирно, потом кому-то что-то не понравилось: не то взгляд соседа, не то пойло, которое там подавали. В общем, один дал в ухо другому и завертелось. Вампиры, перевернув стол, отгородили нас собой и успешно отбивались от самых ретивых. Я сначала хотела поиграть в пай-девочку и отсидеться за спинами парней, но потом к нам пробился какой-то здоровый субъект, которому Светлана, не растерявшись, стала колотить крепким кулачком по лбу. Избиваемый скосил глаза на переносицу и с интересом наблюдал, как ее рука пытается прошибить костяной нарост, даже навскидку толщиной с мой палец. Видя такое воодушевление с ее стороны, я решила немного помочь, в конце концов, всякий труд должен быть вознагражден. Поэтому я осторожно обошла крепколобого ужастика сзади, прицелилась и аккуратно ударила в нужную точку. Подобные уязвимые места, несмотря на внешние и внутренние различия, есть у всех живых существ, в том числе и у меня. «Лоб» упал, а Светлана, издав довольный визг, свысока оглядела присутствующих, норовя еще кому-нибудь настучать. Прервал спонтанную драку лязг доспехов приближающейся стражи. Мы, в свою очередь, решили немного поскромничать и скрылись до их прихода.

Единственное, что меня немного беспокоило в этом турне, помимо отсутствия сведений о преследователях, небольшое количество имеющихся у нас денег. Золотые, полученные от Нимгира, быстро подходили к концу. Все же здесь цивилизация и цены соответствующие. Впрочем, вампиры меня малость успокоили: слухи об их закрытости и чрезмерной дикости сильно преувеличены. Они ведут собственную торговлю в Сангритерре, хотя свою расу и не афишируют. Так что в местных банках у них есть счета, где ребята могут снять немного денег. В принципе, парни могли бы оплатить мои услуги уже здесь и не тащить к границам кланов. Но они помалкивали, даже постоянно озабоченный государственными интересами Всеслав так и не спросил меня, почему я продолжаю ехать с ними. Искрена понятное дело это не волновало, все его мысли так или иначе были заняты Светланой, не желая с ней расставаться ни на минуту, он даже пересел к ней в телегу, а свою кобылку привязал к борту.

Из-за девушки я отказалась от мысли укоротить вампиру язык или другие части тела, незачем волновать беременную женщину. Однако вовсе отказываться от мести я не собиралась. На ребятах все еще висели мои амулеты иллюзий, так что легкий пасс рукой и дело сделано. Сам Искрен ничего не заметил, Всеслав и Светлана тоже, зато посторонние отреагировали сразу. Сначала, занятый обхождением своей девушки, Искрен не очень обращал на это внимание, но постепенно, когда мы оказались за пределами города, не замечать настороженные взгляды и шараханья окружающих он уже не мог. Надо отдать ему должное, долго искать виновного он не стал, быстро сообразив, кому этим обязан.

— Шанти, что ты сделала?

— Ничего.

— А почему они так смотрят?

— Спроси у них, может, ты им нравишься?

Вампир издал глухой рык, заставив трудягу-мерина Светланы нервно бросится в сторону.

— Ты бы лучше сдерживал свои порывы, тогда бы и спрашивать не пришлось, почему от тебя шарахаются.

— Шанти, лапушка, скажи мне как лучшему другу, что ты там устроила, — решил помочь установить истину Всеслав.

— С каких это пор мы так сдружились? — я решила малость повредничать и отнекиваться до конца.

— Ты ранишь меня в самое сердце тем, что этого не заметила.

— Ах, так. Светлана, закрой глаза, незачем тебе это видеть!

Девушка послушно зажмурилась, она уже привыкла к моим выкрутасам. Зато встречный всадник и его животное этого не знали: в итоге животина неизвестной мне породы издала какой-то писк и рухнула на землю. Всадник, хоть и успел соскочить с нее, высказать претензии не успел, разглядел парней повнимательнее и… тихонько улегся рядом со своей ездовой скотиной.

— Шанти!!! Вопль такой силы из двух глоток — прямо бальзам моему тщеславию. Хорошая все-таки иллюзия получилась, качественная. К сожалению, из вампиров ценители никакие, пришлось удирать. Может, магия здесь и плохо действует, но для того, чтобы послать эмпаментальный импульс ужаса в лошадок, мне сила не нужна. Так что погоня задохнулась в зародыше: на брыкающейся лошади особо не поскачешь. И все же я малость переборщила, повезло еще, что парни оказались хорошими наездниками и удержались в седле, несмотря на испуг коняшек. Только Искрен немного прикусил язык, никогда он не закрывает рот вовремя, но уж тут я раскаяния не испытывала. Успокоив свой передвижной транспорт, ребята решили перейти к мирным переговорам. Я тоже остановилась и покаянно склонила голову, признавая свою вину.

— Ладно, возвращайся уже, шутница. Признайся только, что это такое эффектное ты навесила? Ведь это иллюзия, я правильно понял?

О, какой прогресс. А ведь поначалу ты утверждал, что на вас магия не действует.

— Начет магии не знаю, а вот ты действуешь и здорово. Правда, все больше на нервы, — никак не мог успокоиться Искрен.

Подумаешь, обидели мальчика. Между прочим, я даже перед девушкой его не опозорила, предусмотрительно попросила ее закрыть глаза.

— Будешь вредничать, пострадаешь сильнее, ты меня знаешь.

— Ну, давайте не будем ссориться, — с тех пор, как Искрен влюбился, роль примирителя в нашей команде пришлось взять на себя Всеславу. Ничего, ему как будущему правителю, это даже полезно.

— А извиниться?

— Да за что?!! — не на всех все-таки любовь действует благотворно, вон Искрен какой нервный стал.

— За все и сразу.

— Я, Киир Райс Всеслав Алльсвальд Адаль, приношу Вам, Киир Рай-са Шак-ти-на-эн, извинения за себя и своего друга, Искрен Ярист Адаль. Теперь ты удовлетворена?

Я-то удовлетворена, хотя от такой вежливости немного опешила, особенно, если учесть, каким титулом он меня именовал — как равную себе «Высокую госпожу». Бедняге Искрену сегодня явно не везет, сначала он сомневался в рассудке проезжающих, а теперь, судя по ошарашенному виду и попытке покрутить Всеславу пальцем у виска, как в его, так и в собственном тоже.

— Так что это за иллюзия такая действенная?

— Одна из тварей Тьмы.

— Ты ее сама видела?

— И сама видела, и сама от нее драпала вместе с остальными. А уж как мы ее назад за грань выдавливали, об этом на ночь лучше не вспоминать, чтобы на вас дурные сны не навеять.

М-да уж, шутка действительно не вполне удалась, только старые раны разбередились. От той полевки у меня сохранились не самые приятные воспоминания, ведь тогда я практически умерла. Маги-конкуренты Ольмека в тот раз настояли на моем участии, несмотря на возражения магистра о моей молодости и отсутствии опыта. В общем, для проведения собственного эксперимента меня и других они использовали как наживку. Тварь перебила почти всю команду и пока занималась персонально мной, чародеи-зачинщики строили на крови своих коллег портал во Тьму. Твари же едва не удалось отправить меня на тот свет. Я бы и сейчас вряд ли справилась с ней одна. А у любой, даже у самой хорошей регенерации есть свои ограничения, особенно если от тела практически ничего не остается. Но магистр Ольмек не зря считается гением. Поэтому я жива до сих пор, а вот маги, затеявшие тот поход, уже нет.

Вампиры, уловив мое нежелание рассказывать, не стали продолжать расспросы. К моменту нашего возвращения к месту падения неизвестного добросердечная Светлана оказала ему первую помощь, поэтому пострадавший уже стоял на ногах. Его животинка также пришла в себя, хотя и продолжала еще меленько трястись и даже, кажется, икать. Пришлось кинуть в них импульс спокойствия, я как-то действительно не предусмотрела, что вид Твари днем просто ужасен, а вот в наступающих сумерках почти непереносим. Видя, что пострадавшие оклемались, я знаками намекнула парням, что пора по-хорошему убираться, пока не начались ответные военные действия со стороны нервного господина, очень уж он нехорошо глазами на нас сверкал.

Глава 7

Чем отличаются друзья от врагов?

Друзья могут о вас забыть, враги — никогда.

Житейская мудрость.

Наше дальнейшее путешествие до границ вампирских кланов напоминало по своему спокойствию загородный пикник. Чем дальше на север, тем меньше попадалось народу, но птички продолжали мирно петь, деловитые насекомые громко жужжать, цветочки, травки там всякие пахнуть. Короче, идиллия. Откровенно говоря, такое спокойствие меня частично напрягало, слишком непривычно. Впрочем, пугаться заранее неизвестно чего было не в моих правилах, поэтому я расслабилась и стала, так сказать, копить силы на будущее, не сомневаясь, что скоро они мне все понадобятся. Заодно продолжила свои изыскания в области свойств местной магии. Искрен и Светлана были заняты только друг другом. Всеслав тоже занимался любимым делом — пытался руководить существами, которые в этом совершенно не нуждались. Некоторым людям и нелюдям только дай возможность поуправлять другими, по их мнению, иначе и до ночного горшка не дойдешь самостоятельно. Так как влюбленная парочка не обращала на Всеслава внимания, ему поневоле приходилось общаться со мной, ну а мне, в свою очередь, устраивать периодическую профилактику, отучающую от властных замашек. В общем, все были заняты и по-своему счастливы.

Дорога, ранее шедшая по степи, постепенно приблизилась к границе лесов, которые делили между собой вампиры и оборотни. Правда, Огнеяр с сотоварищами смог еще оттяпать у них и предгорья, так что у оборотней действительно есть причины для нелюбви к вампирам. Глубже в горы никто забираться не решался, там лежали вечные снега, оттуда налетали холодные ветры и бури, а иной раз и разные твари наведывались. Они убивали все живое не ради пищи, им доставлял удовольствие сам процесс. Во время подобного нашествия Ратмир лишился всех своих родных и так и не смог забыть этого. Правда теперь, когда у него, помимо меня есть еще жена и двое детей, я надеюсь, что раны его все же немного зарубцуются и он отпустит, наконец, свое прошлое.

Через пару дней нам встретилась развилка, от которой дорога, разделяясь, петляла в сторону земель оборотней и, менее заметная, направлялась к кланам вампиров. Таких кланов насчитывалось восемь: их предводителями изначально был сам Огнеяр и его семеро командиров. Все другие вампиры вошли в эту основную восьмерку. И почти сразу началась борьба за власть, особенно после непонятной смерти Первого вампира. Его клан, где у власти были его потомки, уже долгое время сохранял главенствующее положение и являлся хранителем таинственного артефакта — Диадемы Огнеяра. Но это не значит, что остальные правители не покушались на их главенство. По словам Нимворда, правитель клана Ярист несколько лет назад предпринял очередную попытку захвата верховной власти, однако потерпел поражение и по обычаю был вынужден оставить в заложниках клана Алльсвальд своего сына.

Занятно все же иногда складываются судьбы: с самого начала нашего знакомства с парнями меня позабавил тот факт, что они принадлежали к враждующим кланам, однако их дружба была истинной, что навело меня на определенные размышления. Я доподлинно знала только о двух подобных индивидах, подходящих по возрасту и положению — сыне правителя клана Алльсвальд и, соответственно, сыне повелителя клана Ярист. Так что конспирация ребят была по сути излишней, но раз им так хотелось, то и я, в свою очередь, не стала признаваться в том, что знаю больше того, о чем они мне рассказали.

— Здесь начинается граница клана Сигриэли, нам лучше их обойти слева, тогда будем в Алльсвальде через день, — нарушил неестественное для нашей компании молчание Всеслав.

— Да, я думал, никогда не дойдем, — особой радости в голосе Искрена не слышалось. Вампир, не доверяя окружающей тишине, решил вновь пересесть в седло, чтобы не подвергать лишний раз опасности девушку в случае нападения.

— Честно говоря, я бы еще погулял, — Всеслав, похоже, полностью разделял сомнения друга, — Искрен, вы будете ехать сзади, мы с Шанти будем впереди, если что…

Парни подобрались, готовясь в любой момент отразить атаку. Вот это я понимаю — возвращение домой! Даже Светлана, нахмурив брови, крепче сжала вожжи, чтобы, получив приказ, рвануть с места в карьер на своем рабочем мерине. Здесь, к сожалению, поблизости не было стабильных пятен магии, так что приходилось полагаться только на собственное чутье опасности. Оно постоянно подавало сигнал, но ощутимой угрозы я пока не чувствовала. Как говорится, добро пожаловать!

Воспользовавшись тем, что Искрен с девушкой ехали сзади, я решила тихонько поинтересоваться у Всеслава:

— А низшие где?

— Думаю, что рядом, но если по краю обойдем, возможно, и не нападут.

— А дикие здесь есть?

— Я не слышал, но это такие твари, где угодно могут появиться.

Забавно, пока мы двигались через всю Сангритерру, я так не напрягалась. Но сейчас действительно реальную опасность для нас представляли не низшие клана Сигриэли, вполне управляемые волей своих господ, а дикие. После того, как высшие вампиры ушли в Сангритерру, они использовали своих низших в качестве охранников границ клана. Потом у истинных появилась даже такая забава: убивать низших враждующих кланов. Низшие же, у которых убивали господина, раньше умирали, но потом, лет двести назад у них стали появляться свои лидеры и они как-то выживают самостоятельно, без помощи высших, зато теперь ненавидят их страшно. А опасны дикие тем, что без управления истинных, могут наброситься в любой момент на кого угодно, зависимость от крови разумных у диких никуда не делась, хотя как они тут выживают — загадка. Честно говоря, я бы и не хотела сталкиваться с разгадкой.

Все-таки не зря я всю дорогу так внимательно занималась изучением местной магии, спереди донесся едва ощутимый душок используемых заклинаний. Мда, весьма неприятный сюрприз, не то, чтобы я забыла про магов, но все же хотела надеяться, что мы так и не встретимся… Мечты, мечты. Я предупредила ребят о предстоящем нападении, а сама перешла в телегу к Светлане. Если у нас с вампирами были какие-то шансы отбиться, то у обычной человеческой девушки — нет. Даже если заставить ее убегать, то весь вопрос: куда и в какую сторону. Одному человеку, без защиты не место в землях вампиров, неважно, высших там, низших. Справедливости ради надо сказать, что вампирами обычно зовутся именно истинные Высшие, низших зовут упырями, ну а деградировавших низших, больше похожих на зверей — вурдалаками.

Засада на нас была устроена по всем правилам: в первом ряду были суххкры во главе с ушедшим от нас в прошлый раз вожаком, за ними стояли дикие, а сзади, прикрываемые ими находилась пятерка боевых магов. Расстановочка явно не в нашу пользу, причем парням придется взять на себя и зверушек, и большую часть упырей, особо отвлекаться на них я не смогу. Так как пятен рядом нет, значит, маги будут использовать готовые заклинания в амулетах и накопители. Рассеять их не получится: здесь вокруг нейтральный фон, препятствовать ворожбе он не будет, а у меня, к сожалению, таких накопителей нет. Мое бегство из Цитадели было более спонтанным, чем хорошо продуманным, а всего не предусмотришь. Поэтому магов нужно уничтожить до того, как они задействуют амулеты.

Быстро оценив ситуацию, я подхватила Светлану под руки и девушка, с силой подброшенная мной, с тихим писком влетела в ветви рядом стоящего дерева. Теперь, по крайней мере, сразу до нее не доберутся, да и под ногами путаться не будет. Менять ипостась уже нет времени, это будет расценено противниками как откровенный призыв к атаке. Численный перевес не на нашей стороне, поэтому мы должны напасть первыми, сейчас скорость и ловкость — наш единственный шанс. Все-таки упыри уступают в этом отношении истинным вампирам, зато количество и боевой опыт значительно увеличивают их шансы на победу. Если бы в бою все всегда решала сила, люди бы давно вымерли. Опыт и мастерство тоже многое значат.

Вся эта мешанина мыслей пронеслась куда быстрее слов, которыми они описаны. Сразу за тем, как я отправила девушку в вынужденный полет, я броском ушла от зверюшек, вклиниваясь в ряд диких и внимательно наблюдая за магами. Они не станут тратить на нас драгоценные амулеты, пока не убедятся, что начинают проигрывать. Маги, даже боевые, всегда рассчитывают только на магию. Поэтому лишиться ее в месте, где запасы пополнить сложно, они решатся только тогда, когда поймут, что нет другого выхода. Причем скорее всего они ударят чем-то одним мощным, уничтожая и нас, и своих временных союзников. Они и людей-то не слишком жалуют, что уж тут говорить про упырей с вампирами.

Иной раз, отбиваясь от нападавших, я краем глаза успевала отслеживать действия вампиров. Парни со своей задачей справлялись вполне успешно, Всеслав действовал хладнокровно и методично, Искрен, напротив, хаотично метался от одного противника к другому, приводя их этим в замешательство, так как непонятно было, на кого он кинется в следущую очередь. Видя, что количество диких стремительно сокращается, а суххкр и вовсе не осталось ни одной, маги стали готовить свою маггадость. Сгубила их жадность: не желая рисковать силой, они решили построить коллективное заклинание, требующее значительно меньше затрат. В этом решении была и слабая сторона: когда я расчистила себе дорогу к чародеям и убила одного из них, то тем самым смогла разрушить заклинание в зародыше. Неоформленная волна силы оглушила своих же создателей, ну а в ближнем бою оставшиеся маги, несмотря на имеющийся у них боевой опыт, мне не соперники.

Теперь уже спокойнее можно оглядеться и заняться уцелевшими упырями, оказывая парням посильную помощь, все-таки досталось им прилично, скорость у них заметно снизилась, значит, раны довольно серьезные. Правда, и упырей осталось всего ничего, так что много времени это не заняло. Я даже и не пострадала особо, хвала магистру Ольмеку за мою кожу-панцирь.

С лошадьми дело обстоит гораздо хуже: одна мертва, другая еще жива, но милосерднее ее добить, чем видеть, как бедняга мучается. Моя животина в самом начале удрала в неизвестном направлении, хорошо хоть я на нее заранее заклинание подчинения наложила, оно ментальное и ему не требуется много энергии, так что ее вполне можно вернуть. Однако кто меня поразил до глубины души, так это трудяга-мерин Светланы. Он так бешено лягался, кусался и издавал такие вопли, которые лошадиное горло по — определению издавать не может. Поэтому сначала его не тронули из опасения, а потом уже не было возможности. Сейчас он с гордым видом победителя свысока на нас с парнями посматривал, пытаясь еще и лягнуть для верности. Пришлось съездить ему меж ушей: неблагородно, конечно, с конской точки зрения, зато вразумляет. В качестве утешения дам ему потом корочку хлеба с солью. Второй лошадке я сделал надрез, разрушающий связь мозга с телом, чтобы она не ощущала боли. От мысли усыпить ее сразу пришлось отказаться. Раны ребят оказались куда серьезнее, чем мне показалось вначале, им нужна свежая кровь для быстрой регенерации — ведь эта стычка может быть далеко не последней.

Вид парней, пьющих кровь умирающей лошади посреди трупов людей и нелюдей — зрелище не для слабонервных. Надеюсь, что Светлана со своего насеста на дереве этого не видит, иногда некоторые вещи лучше не знать. На ее счастье, девушка сидела, крепко зажмурив глаза и с силой вцепившись в ветки. Судя по всему, ей вполне хватило криков. Глядя снизу на ее бледное лицо, я испугалась, что она находится в глубоком шоке. Во всяком случае, на мой призыв она никак не реагировала. Непонятно, как теперь ее снимать? Если я сменю ипостась и взлечу, то мне все равно не хватит места, у меня размах крыльев значительный. Эх, слевитировать бы ее спокойненько, но, увы, я пока не могу взять накопители погибших магов, мало ли чего они туда напихали, без предварительной проверки этого делать точно не стоит.

Кроме того, то ли от страха, то ли еще почему, но все тело девушки буквально одеревенело, поэтому, когда я к ней — таки забралась, мне пришлось сперва напоить ее специальным отваром, благо с прошлой полевки у меня в прокармане оставался подходящий. А уж затем постепенно мне удалось отцепить ее пальцы от ветки, одновременно придерживая за талию, чтобы она без поддержки не свалилась вниз. Там уже нетерпеливо приплясывал вполне себе оклемавшийся Искрен, причем, услышав его голос, Светлана тоже стала проявлять куда большую активность и даже сопротивляться — все-таки у влюбленных мозги набекрень. В конце концов, вся эта возня мне откровенно надоела, поэтому, предупредив вампира, я по-простому скинула девушку, так сказать прямо в объятия ее героя. Парень, аккуратно поймав свою драгоценность, быстренько осмотрел ее на предмет повреждений (интересно, каких?) и на руках отнес к стоящей в стороне телеге, крепко прижимая ее голову к груди, чтобы она не видела следов побоища. Впрочем, такой поступок я вполне одобряла, мне еще ни разу не встречались чистенькие трупы там, где сражение идет холодным оружием. Не то, что после применения огненных заклинаний — в том случае только пепел в воздухе рассеивается. От него, конечно, потом чихаешь, но этот запах не сравним с тем, что стоит сейчас над полянкой.

Пока влюбленные успокаивали и утешали друг друга, а Всеслав бдил, наблюдая за окрестностями, я, наконец, с чистой совестью могла заняться амулетами. Как показала эта схватка, накопители мне весьма пригодятся. Кто знает, что нас ждет дальше, помимо «теплой» встречи вампирских родственников. К прочим амулетам я старалась не прикасаться — во избежание, подобное любопытство обычно вредно для здоровья. Может, я бы с и ними тоже разобралась, будь у меня побольше времени, однако задерживаться здесь долее уже опасно. Охранники — низшие наверняка вскоре доложат о драке у границы, поэтому нам нужно убираться отсюда как можно скорее. Я, правда, решила еще немного задержаться и даже пожертвовала одним из накопителей, чтобы поджечь место схватки огненным заклинанием. Возможно, это излишняя роскошь в нашей ситуации, но у меня была привычка никогда не оставлять следов.

Глава 8

«Добро пожаловать!» — сказало чудовище и облизнулось.

(Милая сказка на ночь для непослушных детишек.)

Потрепанный, но не сдавшийся трудяга-мерин бодро трусил по дороге, торопясь уйти от места своей несостоявшейся лошадиной смерти. На моей вернувшейся из дальних далей лошадке ехал Всеслав, так что я разбивала своим присутствием Искрену со Светланой весь интим. Парни, видимо, были все еще очень взбудоражены схваткой и не затыкались ни на минуту, девушка, поддакивая им, нервно хихикала. Впрочем, надо отдать вампирам должное, они воспринимали все произошедшее как необходимость, а не как повод для хвастовства собственными подвигами. Я, правда, не разделяла их бурной радости и парни вскоре это заметили:

— Ты что такая смурная, амулеты жалко?

— Жалко.

— Так зачем тратила, оставила бы все как есть.

— Сила привычки: никогда не знаешь, кого свежая кровь притянет. Еще чего доброго добавки захочет и за нами потащится.

— Так добавки и получит!

— Я смотрю, лавры великого героя, Искрен, туманят твою и без того пустую голову.

— Зря все-таки маги тебе шипы дали, колючки — самое то, еще и язык раздвоенный не помешал бы.

— Зачем? — не поняла Светлана.

— А чтобы полностью на змеюку походить.

Что ж, желание клиента — закон. Искрен наверняка не знал, что древние маги при задумке вампиров использовали способность некоторых змей убирать клыки. По этому же принципу особые зубы вампиров, благодаря которым они сотворяют низших, выдвигаются и убираются при необходимости. Так что прикладывать много усилий для фокуса мне потребовалось, к тому же мы еще недалеко отъехали от места схватки и взбаламученный магический фон мне сильно помог, получилась не иллюзия, а качественное заклинание. И вот, спешите видеть, только здесь и сейчас первый в мире змеевампир. Искрен подобное новшество не оценил и полез его исправлять, так сказать физически. Но Всеслав его опередил, быстренько схватив меня за шкирку и перекинув к себе в седло, одновременно притормаживая и пропуская телегу вперед.

— Штой, шкотина, — как шипит-то, можно сказать, всю жизнь практиковался. Правда, мерин шипения вампира не оценил, напротив, нервно поведя ушами, еще больше прибавил ходу. Искрену оставалось лишь молча прожигать меня из телеги негодующим взглядом.

— Скажи, пожалуйста, чего ради ты так срываешься? Я понимаю, конечно, что это способ снять напряжение, но он у тебя какой-то уж больно радикальный, — голос у Веслава был само всетерпение.

— Да нет, просто схватка вышла бестолковой.

— Ну не скажи, нам с Искреном так не показалось, мы были не так ловки, как ты со своими магами.

— В том-то и дело, что слишком ловко. Они неверно оценили силы, понадеявшись лишь на количество, даже не на магию.

— Тебя бесит их глупость или то, что тебя не оценили в Ордене по достоинству? — меня искренне позабавила такая характеристика.

— Давно ли ты стал таким проницательным?

— Ничто так не учит мудрости, как общение с взбалмошной женщиной, к тому же практически не имеющей ограничений ни в силе, ни в голове.

— Мне воспринимать это как запоздалый комплимент?

— Как трезвую оценку твоего характера.

Я хотела еще понапрашиваться на комплименты, пока вампир на них расщедрился, но тут заметила, что утешавшая парня Светлана перешла к активным поцелуям. Судя по всему, раздвоенный язык им нисколько не мешал. Ну и я его, естественно, тут же убрала, вызвав тем самым замешательство у целующейся парочки.

— Шанти, ну сколько можно! — праведно возопила Светлана.

— Зависть — страшное чувство. Смотри, как бы твое злобное внутреннее содержание не стало твоей истинной сущностью, — поддержал негодующую девушку заумной фразой Искрен.

— Нет, ты не прав, — задумчиво протянул у меня над ухом Всеслав, — это как раз тот случай, когда внешнее четко отражает внутреннее. Ведь у нашей Шанти две ипостаси, так чему же ты удивляешься?

— Да я бы и не удивлялся, но мне почему-то всегда достается лишь одна сторона!

— Потому что ты неправильно выбрал стратегию, иногда, если хочешь выиграть войну, нужно уступить в бою.

— Всеслав, ты меня пугаешь, — на полном серьезе заметил Искрен.

Вот что значит несколько недель со мной пообщался и нате вам — уже великий стратег. Хотя со временем из него действительно может получиться замечательный правитель. Жаль, что подобные индивиды редки не только среди вампиров, но и среди других разумных существ.

Наш непринужденный разговор ненадолго прервался, влюбленные вновь принялись болтать между собой, говоря друг другу те милые глупости, которые могут быть интересны и понятны только им двоим. Всеслав, наблюдая со стороны их взаимное воркование, впал в какую-то задумчивость. Я сидела к нему спиной и не видела его лица, но по тому, как крепко он сжимал поводья лошади, можно было догадаться, что думы его отнюдь невеселые.

— Что с тобой?

На какой-то миг мне показалось, что он проигнорирует мой вопрос, но потом все же ответил:

— Не знаю, наверное, завидую им.

— Чему именно?

— Они действительно, по-настоящему влюблены и искренни даже в своем эгоизме.

— И что тут такого особенного?

— Ты не понимаешь. Я ведь прекрасно знаю, какая слава о нас ходит. И это правда: вампиры безжалостные убийцы. Мы уничтожаем друг друга, мы убиваем своих матерей только своим рождением. Мы создаем Низших и презираем их. Мы легко подчиняем себе женщин. Мы такие, какие есть, но и мы хотим жить и быть счастливыми. — Всеслав говорил непривычно горько, будто вырывая это признание с кровью из своей души. — Так, как Искрену, везет далеко не всем, их чувства истинны, так пусть они насладятся ими пока, — он сделал паузу, — пока она жива. У нас это такая редкость, — тихо закончил он свою исповедь.

Мне нечем было его утешить, слова здесь были бессмысленны, поэтому я просто тихонько поглаживала его руки, постепенно заставляя кулаки разжаться.

— Кто знает, возможно, у вас все изменится.

Всеслав легонько прижал меня к себе и, по голосу судя, улыбнулся:

— А ты оптимистка.

— Есть немного, к тому же, я думаю, что раз тебе приходят в голову подобные мысли, то и другие могут думать схоже. А значит, для вас еще не все потеряно.

— Мой дядя Нимворд, хорошо тебе знакомый, тоже все время мечтал о лучшем будущем для нашей расы. Его этот вопрос очень занимал. Но, честно говоря, я не очень представляю, что тут можно сделать.

Ну, лично у меня была парочка идей на сей счет, однако говорить о них пока рано. Что касается Нимворда, то он действительно был истинным патриотом своего народа. Но, к сожалению, как и многие другие до него, он предлагал простые решения, годные только для настоящего и вовсе не задумывался, как они аукнутся потомкам в будущем. По принципу: потушил пока костер — и ладно, а то, что ближайший порыв ветра раздует из тлеющих угольков пожар на весь лес, так мы этого уже не увидим, авось обойдется. Меня такой подход не устраивал.

После таких неожиданных откровений далее к границам родного клана ребят мы с Всеславом продвигались молча, полные философских размышлений на отвлеченные темы.

На наше счастье, стражи клана Сигриэли проявили благоразумие и нападать не стали. Правда, ради безопасной ночевки я потратила еще один накопитель, от злости соорудив такую защиту, которую и боги бы с ходу не пробили. На следующий день мы, наконец, без всяких помех подошли к границам клана Алльсвальд. Парни издали какой-то вопль, видимо, местный пароль. После опознания стражи-низшие с глубоким поклоном взяли нас в кольцо охраны. Как ребята не кипятились по поводу того, что дополнительная охрана им не нужна, низшие остались непреклонны. Их командир честно признался, что они предпочтут терпеть гневные вопли молодых вампиров, чем быть убитыми, если те вновь пропадут. В конце концов, жить действительно хотят все. Хотя очень немногие назовут существование упырей жизнью.

На Светлану подобное сопровождение подействовало крайне угнетающе, все-таки вид у них не ахти. Остатки чего-то человеческого еще просматривались в чертах лица и фигуре, но вот выражение, с которым они украдкой смотрели на нас с девушкой, вызывали у нее откровенную дрожь. Честно говоря, мне тоже было неуютно, пусть я и понимала, что они в этом не виноваты. Но все равно самым правильным мне казалось либо нашинковать из них мясную вырезку, либо сжечь. Наверное, у нас очень развиты инстинкты, хотя и разные по сути: низших мучила жажда крови, меня — желание избавиться от опасности. Тем более, что сопровождать нас до родового замка клана они будут довольно долго.

Клан Алльсвальд занимал вполне приличную территорию, в которую входили как участки густого леса, так и предгорья. Естественной границей клана на севере были горы, а на востоке быстрая и глубокая река Валь. Между прочим, вампиры ухитрялись сплавлять по ней лес для продажи. Вот уж точно где пригодилась их сверхъестественная сила. Это было одним из тех редких мирных занятий, которыми они могли заниматься без ущерба для своей чести, так как по риску для жизни оно мало чем уступало воинскому. Еще одним почетным делом было изготовление знаменитых вампирских клинков. Правда, валили лес и добывали руду уже люди. Как впрочем, именно люди обрабатывали многочисленные поля и огороды, встречающиеся нам по дороге. Но тут справедливости ради надо сказать, что из всех видов растений вампиры предпочитали только виноград, да и то в виде вина. Ну, еще кое-какие приправы к мясу терпели. Так что расчищенные поля с пшеницей, луга для скота, а также сады по праву принадлежали людям и жили они тут вполне сытно.

Светлана, глядя на симпатичные домики во встреченных деревеньках, лишь удивлялась вслух такой внешней благодати. Парни не спешили раскрывать ей настоящую причину появления человеческих поселений в землях вампиров. Все здешние люди были потомками рабов, которых в древности Высшие держали как пищу для себя и своих низших. Теперь, правда, истинные редко пьют кровь людей, хотя и находятся до сих пор оригиналы, считающие ее более полезной, чем кровь животных. Впрочем, низшим она по-прежнему жизненно необходима, да и стража пополнялась за их счет. Поэтому и налог здесь был соответствующий — кровью или же натурой в полном смысле слова. Причем пол при этом не имел никакого значения, конечно, хорошенькая женщина могла стать любовницей вампира, но ведь и этот вариант тоже был вполне смертелен. В общем, те страшилки о вампирах, бытующие как в Благих землях, так и в Сангритерре, несмотря на некоторые преувеличения, вовсе не далеки от истины.

Искрен, не желая рассказывать неприятную для человеческой девушки правду, забавлял ее байками. Я с интересом разглядывала все вокруг, сравнивая свои впечатления с тем, что мне было известно по рассказам Нимворда, ну и по привычке присматривала пути для отступления. Не то, чтобы я всерьез собиралась бежать отсюда наперегонки с ветром, но все же предосторожность лишней не будет.

Окружающие люди поначалу на нашу кавалькаду реагировали на редкость индифферентно, некоторые могли поклониться, другие же, отойдя с дороги, спокойно провожали нас взглядом и испуганными не выглядели. В ответ на мое закономерное удивление, Всеслав тихонько пояснил: за то время, что люди и вампиры живут вместе, они выработали свою тактику поведения. Все знали, когда и какой именно сбор налога произойдет (только кровь или же заберут кого-то, чтобы создать низших). Кровь вампиры умели сохранять еще со времен службы у магов, поэтому до смерти никого не доводили, ну а пополнение в ряды низших проходило редко, только после основательной драки с соседями. Впрочем, в случае проигрыша людям клана и вовсе бы не поздоровилось, поэтому они не роптали. За все надо платить, за сытную и спокойную жизнь в землях вампиров в том числе.

В распоряжение Всеслава предоставили приличную лошадку, на которой он какое-то время гарцевал с гордым видом истинного высокоблагородного. Правда, заметив мою многообещающую нежную улыбку, он вспомнил, что такое поведение — это верный способ получить от меня большой и пламенный привет, может даже, с синяками, поэтому почел за лучшее в дальнейшем не нарываться.

Местные крестьяне тоже не могли не обратить внимание на несвойственно вежливое поведение двух молодых Высших, причем довольно быстро смекнули, кому они этим обязаны. В итоге хозяева дома, где мы остановились на ночлег, смотрели на меня с суеверным ужасом. Честное слово, это даже обидно. Я красивая девушка с очаровательной улыбкой, а на меня косятся так, будто я заявилась к ним в боевой ипостаси, чем активно распугиваю окружающих. Они еще и охранные знаки втихую творили. Где справедливость, спрашивается?

Первым мой отрицательный настрой заметил Всеслав:

— Ты чего губы надула?

— Да как-то не нравится мне реакция окружающих. Чего ради они на меня так косятся?

— Ну, ты даешь, — в кои-то веки Искрен вынырнул из своего любовного дурмана в реальность, — вампиры для них зло понятное и привычное. А тут появляется некто, кого опасаются сами вампиры. Ты хоть представляешь, какой ты для них монстр?

— Между прочим, я и есть МОНСТР!

— Конечно, — мягко вклинился Всеслав, — но, боюсь, они понимают это слово буквально, а не в научном смысле.

Светлана промолчала, но, судя по всему, поведение живущих здесь людей ей тоже не слишком нравилось. Некоторые из них смотрели на нее с откровенной жалостью. Короче, вскоре буквально всех нас обуяло нестерпимое желание добраться как можно быстрее до родового замка клана Алльсвальд.

Глава 9

— Куда иду да куда иду. Тебя, серый, спросить забыла, — проворчала Красная шапочка, завалив волка хуком слева.

(Из неизданного).

Сам замок был неплох. Поначалу, видимо, это была классическая древняя цитадель, взять которую сходу было бы весьма затруднительно. Но потомки, несмотря на бесконечную вражду между собой, перестроили ее затем на более современный лад. Расширили окна, вставили цветные эртанские витражи, вместо рва разбили сады. В целом все выглядело очень мило. О постоянном военном положении напоминали лишь все встречные Высшие с боевым оружием. Между прочим, недалеко от их родового гнезда я почувствовала сильный источник стабильной магии. Интересно, знают ли об этом феномене сами вампиры? Они хоть и могут относительно успешно противостоять магии, но все же уже довольно давно напрямую редко общаются с магами. А ведь если какие-то способности долгое время не использовать, то они постепенно перестают эффективно действовать. В отличие от них, маги постоянно совершенствовали свои заклинания, и именно по этой причине я так успешно пробиваю природную антимагическую защиту парней.

Короче, можно с полной уверенностью сказать, что вскоре хозяев (да и меня заодно) ждет неприятный сюрприз. Маги, как тараканы, раз заведясь в каком-то месте, выводятся оттуда плохо. Да и вообще, отступаться от задуманного не в их привычках: не стали же чародеи за нами по всей Сангритерре мотаться, а просто спокойно поджидали у самой границы, причем еще и диких смогли привлечь. Чует мое сердце и другие нежные органы (те, что пониже спины) — с магами мы еще здесь стакнемся.

Не успели мы въехать в замок, как нашу компанию окружила целая толпа людей и нелюдей. Все наперебой пытались узнать, каким образом ребята пропали (между прочим, мне это тоже интересно. Я ведь до сих пор так и не удосужилась их об этом спросить: сначала было не до того, а потом уже неважно.) Слегка одуревшие от такого пристального внимания, мы дружненько вошли в родовой замок Алльсвальд. Правда, парни отделались от части нашего неожиданного сопровождения под предлогом предстоящей встречи с главой клана, являющегося по совместительству отцом Всеслава. Я поначалу все никак не могла понять, что ребят так напрягает и почему они на пару так странно на меня смотрят. Потом до меня дошло, что парни ведь при нашем знакомстве скрыли свой статус и теперь, видимо, опасаются моей неадекватной реакции на это известие. Забавно, за время нашего общения могли бы уж догадаться, что по пустякам буянить я не буду. Хотя…может, при случае я им это и припомню на досуге.

Пока же меня куда больше интересовали несколько стремительно приближающихся к нам навстречу фигур, одна из которых была мне хорошо знакома.

— Появились, наконец, пропажа.

— Здравствуйте, Киир Райс Нимворд, — Всеслав был сама вежливость, хамить брату отца он не рисковал и при этом аккуратно оттеснял меня себе за спину. Видимо, это уже входит у него в привычку. Искрен провернул тот же трюк со Светланой.

— Я смотрю, поездка была успешной, — у него даже в плену была особенная, тягуче издевательская интонация, доводившая в свое время магов до бешенства. А если еще учесть свойственный ему насмешливый взгляд, то становится понятным естественное желание очень многих съездить Нимворду по физиономии.

Тем временем сопровождавшие его личности окружили нашу четверку, а беседовавшие до того с парнями индивиды понятливо скрылись в неизвестном направлении.

— И все-таки, зачем вы притащили с собой мага? — Нимворд упорно гнул свою линию, пытаясь взглядом просверлить племянника насквозь. Как Всеслав еще не задымился — не понимаю.

— Я дал Киир Рай-се Шак-ти-на-эн клятву даа-вирд, — четко и властно заявил Всеслав, — так что она желанный гость в Алльсвальде.

— Желанный — это да, — до чего же мерзко он может иногда улыбаться. — И я очень желаю скрестить с ней клинки.

Вампирская клика Нимворда шустрооттеснила возмущающихся парней в сторону, освобождая нам место для поединка. К тому же они недвусмысленно намекнули на применение силы, если ребята вздумают всерьез сопротивляться и мешать предстоящему развлечению.

Я достала из прокармана свое оружие (попав на земли клана, я решила, что гораздо благоразумнее будет его скрыть, чтобы не вызывать ненужных и щекотливых вопросов). Заметив его, Нимворд улыбнулся еще шире и гнуснее, а затем без дальнейшего промедления кинулся на меня.

Какое это все же удовольствие — вести бой с равным противником. В настоящей схватке ты стараешься свести ее к минимуму ударов, желательно смертельных. Так что показать на практике все свои умения удается довольно редко: удар, отвод, скольжение, перехват. Я и Нимворд наслаждались происходящим, здесь и сейчас не было никого, кроме нас двоих. Вдруг я почувствовала короткое замешательство вампира и увидела щелку в его броне. Нимворд — мой учитель, но я, не колеблясь, ударила в эту щель. В тренировочном бою это не смертельно, а в настоящем может стоить ему жизни. Ведь хороший воин знает не только свои достоинства, но и недостатки.

Нимворд, получив удар, отскочил в сторону, а потом, искренне рассмеявшись, закинул клинки в ножны и раскрыл руки: «Иди ко мне». Я не заставила себя ждать и вскоре собственными ребрами в полной мере оценила крепкие объятия вампира — все же хватка у него железная. Хорошо хоть у меня кости крепкие. Заметив, что я непроизвольно поморщилась, вампир, казалось, немного смутился:

«Я так надеялся, что ты придешь. И до сих пор не могу поверить, что ты здесь».

«Ну, я действительно долго собиралась. Но тебе не кажется, я правда тут».

«Я беспокоился».

«Да уж. Скажи лучше, ты зачем в Альстаре болтался? Совсем из ума выжил?»

«Оборотень проболтался, — утвердительно заявил он, — вот собака блохастая, ничего доверить нельзя».

«Ты мне зубы не заговаривай».

Нимворд, мягко прикасаясь кподбородку, приподнял мое лицо и заглянул прямо в глаза:

«Ты прекрасно знаешь ответ».

Чем хорош голос крови, так это тем, что солгать в принципе невозможно. Правда, такой метод требует от собеседников предельной откровенности, поэтому, наверное, вампиры и перестали его использовать. Но нас с Нимвордом это не беспокоило. Думаю, наша связь не прервется и со смертью, уж слишком мы срослись. Единственное, в чем мы с ним яро расходились — это во мнениях о будущем вампиров как расы.

Как у всех народов, у них были собственные мифы и собственные представления о светлом будущем, которые сводились в общем-то только к одному — появлению мифических женщин-вампиров. Если верить их легендам, то сразу после этого судьбоносного события все разом обретут невиданную благодать: вновь рожденные дети перестанут испытывать чувство вины за смерть своих матерей, а мужчины-вампиры смогут любить равных себе. Ведь как бы ни был хорош вальдар, с помощью которого ты можешь подчинить себе любую, все же нет-нет да появляется в сознании гадкая мыслишка, что возможно, без этих способностей ты — ничто. А кому нравятся сомнения в собственной полноценности?

Честно говоря, такие надежды вызывали у меня закономерные сомнения. На мой взгляд, наличие женщины вампира как таковой — это вовсе не решение проблемы. И уж тем более, меня возмущал тот факт, что ее решение связывали именно с моим появлением. Во-первых, даже если я и мои дочери будем рожать без перерыва, то все равно пройдет немало времени, прежде чем их станет достаточное количество на такую ораву вампиров. Во-вторых, раз по задумке Ольмека у меня могут быть только дочери, значит, мальчиков все равно кому-то рожать придется. Кроме того, я хорошо знаю историю разумных рас и уверена, что на достигнутом вампиры не остановятся, впоследствии они захотят, чтобы избранница обязательно была из какого-нибудь особенного рода, что будет повышать ее статус. Потом еще что-нибудь придумают, а в итоге как все было, так все и останется: как истребляли друг друга, так и будут продолжать в том же духе, лишь мифы малость поправят и примутся мечтать еще о чем-нибудь недостижимом.

Это уж не говоря о том, что роль всеобщей самки меня вовсе не прельщала. У магов, конечно, были свои закидоны и как полноценно-разумное существо многие из них меня тоже не воспринимали, но и к одной функции размножения мое существование не сводили.

Сам Нимворд, впрочем, поначалу полностью разделял веру своих соплеменников. Но затем, узнав меня получше, он от подобной идеи всеобщего счастья отказался, однако до сих пор у него периодически мелькали мечты о том, как я сижу с ребятишками на руках, а рядом со мной их милашка-папа-вампирчик. Не дай Всеблагие, еще конкурс устроит на почетное звание будущего отца-спасителя всего вампирского народа. И если я могу просто посмеяться над такой мечтой, чувство юмора какое-никакое, а все же имеется, то боюсь, Таарос в восторг не придет и будет лично проводить проверку на выживаемость каждого кандидата. Опытный боевой маг — это серьезно, да и фантазия на гадости у него не менее богатая, нежели у меня. Подорвет, чего доброго, весь вампирский генофонд на корню, а мне потом перед историей в летописях отвечать придется.

Все-таки от некоторых иллюзий очень сложно отказываться и вампиры здесь не исключение. Поэтому, глядя Нимворду в глаза и четко зная его мысли, я прекрасно понимала, что окончательно эту идею с воспроизводством он так и не похоронил. Хорошо хоть ума хватало не болтать об этом вслух. Впрочем, о моем происхождении он тоже никого, к счастью, не проинформировал.

Поэтому окружающие вампиры, не знавшие про наше общение по «голосу крови» и ставшие свидетелями нашей теплой встречи: от драки к объятиям, слегка обалдели. А когда мы с ним на пару, разглядев ошарашенные лица присутствующих, рассмеялись, они окончательно причислили нас двоих к сумасшедшим. Что не помешало затем Нимворду лично представить меня своему брату — правителю клана Алльсвальд Световиду. Процедура знакомства прошла успешно, отец Всеслава мне понравился: на редкость здравомыслящий вампир. Понятно теперь, в кого ребята пошли. Смущающаяся же от пристального внимания Светлана его буквально очаровала.

Откровенно говоря, положение Искрена в клане Алльсвальд было очень двусмысленным. Официально он до сих пор числился заложником, несмотря на то, что при случае его родной папаша абсолютно спокойно пожертвует им. К этому времени у него родилась еще парочка сыновей, так что Искрен был для него не важен.

По сути же парень был названным братом Всеслава и приемным сыном главы клана Алльсвальд. Поэтому Световид решил устроить ему настоящую свадьбу. Между прочим, среди вампиров подобная церемония была редкостью. Как правило, их избранницы находились под воздействием вальдар и подобные формальности им были не нужны: внушаешь женщине чувство безмерного счастья и не прикладываешь больше никаких усилий. Добровольный и сознательный союз с обеих сторон встречался почти также редко, как явления Всеблагих, однако все же случался. Достоверно неизвестно, какой именно красавице взбрела в голову подобная блажь, но за века практики вампиры ухитрились довести сие торжественное действо до невиданных высот, по части официоза они дадут фору многим разумным расам.

Потому вскоре в замок потянулись бесконечные повозки с продовольствием и дарами от местных крестьян, предназначенных счастливым жениху и невесте, разосланы приглашения в наименее враждебно-настроенные кланы. Я своими ушами слышала, как взрослые, опытные вояки до хрипоты спорили между собой, что надеть и кому все-таки отправляться в патрулирование. В общем, весь клан от мала до велика захватила предсвадебная лихорадка.

Слуги спешно шили Светлане шикарный свадебный наряд. Я также была приглашена на торжество и выступала в качестве подружки невесты, что в принципе понятно. Девушка очень неуютно чувствовала себя в незнакомой обстановке и в окружении кучи здоровенных мужиков с такими же огромными тараканами в голове. Искрен, несмотря на собственные старания, не мог проводить с ней все время. Слуги-люди больше напоминали тени, нежели живых существ, во всяком случае, появлялись и исчезали они поистине невероятным образом, чем сильно нервировали невесту.

— Почему они такие замороженные все?

— Ну, так на них же наверняка поколениями использовали вальдар, вот они и стали такими.

Светлана помолчала, глядя на себя в зеркало, но потом решилась:

— А со мной тоже так было?

— Нет.

— Откуда ты знаешь?

Я усмехнулась — забавная она все же девчонка. Знаю, что ей хотелось услышать именно такой ответ, но от своего не отступает, желая разобраться во всем до конца.

Вообще в массе своей люди занятные существа. Мне всегда казалось, что Светлана принадлежит к той породе женщин, для которых ее мужчина при любых обстоятельствах будет иметь большее значение, чем, например, даже собственный ребенок. А вот поди ж ты, все-таки засомневалась, насколько естественной была ее внезапная любовь.

— Если бы Искрен применил к тебе вальдар, ты бы сейчас этот вопрос не задавала. Других ты тоже можешь пока не опасаться, от их влияния тебя защитит твой сын.

Девушка недоуменно покосилась на меня в зеркало.

— Я ведь предупреждала тебя, вампиры очень сильны даже и до рождения.

— А потом?

— Ну, я не хотела пока говорить, но раз уж мы повели об этом речь — я придумала, как сделать для тебя амулет, защищающий от любого внешнего воздействия. Только он еще пока сыроват, его надо доработать. Но надеюсь, что к рождению ребенка я уже справлюсь.

— Спасибо, ты настоящий друг.

— Скажи, а ты только один амулет сможешь сделать? — задала она странный вопрос после минутного молчания, пока служанка поправляла ей платье.

— Если будут необходимые материалы под рукой, то вряд ли будут большие сложности, — я не стала заострять внимание на таком необычном интересе, особенно если учесть, что до сих пор она по старой привычке немного опасалась магии.

После моего ответа Светлана впервые открыто улыбнулась, с откровенным удовольствием разглядывая свое отражение. Что и говорить, девушка была чудо как хороша. На фоне высокой, пышущей здоровьем румяной красавцы я выглядела несколько бледноватой и субтильной. Но с другой стороны, мне грех жаловаться на свою внешность. Создавая меня, магистр Ольмек о красоте вовсе не задумывался, его в первую очередь интересовала функциональность. Более того, он решил создать меня женщиной, чтобы не повторять ошибки древних магов, считая, что таким образом он получит менее агрессивное, психически более устойчивое, к тому же выносливое и лучше переносящее боль существо. Поэтому тем, что у меня очень даже симпатичная внешность, я обязана не ему. Все, что полагается у меня есть и вполне приличное. Может, грудь у меня и не такая пышная, как у Светланы, но, откровенно говоря, она мне вовсе ни к чему. С такой особо не побегаешь. А ведь для меня это норма: то я бегаю за разными тварями, то они за мной — это уж как получится, так что нет и не надо. Успокоив себя таким образом на счет собственной привлекательности, я в ответ также мягко улыбнулась новобрачной и, подхватив ее фату, мы под руку направились в зал для торжеств, где собственно, и будет проводиться сама церемония.

Глава 10

Сволочной человек — это не характеристика, а пожизненная гарантия.

(Анонимное мнение психоаналитика).

Народу в зале для официальных торжеств было полно, женщин, правда, по понятным причинам среди них почти не наблюдалось. Главным зал именовали потому, что здесь на небольшом открытом возвышении хранился знаменитый артефакт — Диадема Огенеяра. Честно говоря, его вид меня не впечатлил: простой кругляш из бело-желтого металла с несколькими прозрачными камнями в центре. В общем, ничего необычного, от него даже магией не очень разило. У меня даже закрались сомнения, может, он выдыхается? Но делиться такими мыслями с аборигенами я не спешила — не поймут.

Когда началась сама церемония, мы с Всеславом встали сбоку по обе стороны от жениха и невесты. Нимворда на торжестве не было. По моей просьбе он со своими воинами остался наблюдать за пятном силы.

Световид, стоя на возвышении рядом с диадемой Огнеяра, медленно произносил положенные слова об ответственности, семейном счастье, любви и верности. Чем дольше он говорил, тем растеряннее и испуганнее становились лица новобрачных. Мне даже показалось, не держи Искрен невесту под руку так крепко, она бы осела на пол. Умеют же некоторые речь толкнуть, вон как проняло. Едва Световид от пожеланий и восхваления достоинств брачующихся перешел собственно к самому обряду, я почувствовала всплеск силы, мощь которого меня почти оглушила. Ну, а затем прямо в зале торжеств появилась группа людей и нелюдей во главе с магистром Навиславом и Мстиславом Ярист. Что и говорить, папаша Искрена решил поучаствовать в мероприятии весьма нетрадиционно. Заммечательно. Хуже всего то, что маги сумели быстро повесить заклинание обездвижения. Оно не затронуло только тех вампиров, кто пришел вместе с ними, видимо, на них был специальный защитный амулет. Во всяком случае, двигались они совершенно свободно, а мне и другим оставалось лишь хлопать глазами. При желании, могли бы и веки обездвижить, но тогда мы могли бы что-то попустить из предстоящего зрелища, если бы вдруг глаза заслезились. А этого Навислав допустить не мог — чтобы зрители его гениальный план да не оценили по достоинству?! Позер несчастный!

Вот и верь после такого разным письменным источникам: «В Сангритерре все магические действия затруднены», «Вампиры скрытная воинствующая раса, весьма опасны и живут в труднодоступных для человека местах». Ага, как же. Да здесь шляются все кому не лень, а магией, похоже, из всех присутствующих только я и не могу пользоваться в полной мере. ТЬМА И ЗВЕЗДЫ! Не успела все-таки как следует подготовиться. Да, я изготовила несколько амулетов, увеличивающих природную антимагическую защиту вампиров, но снабдила ими только воинов Нимворда. Световид к моему предостережению не прислушался, даже брат не смог его убедить: правитель верил лишь в опасность нападения других кланов, но не магов. Зря, как оказалось. А один Нимворд со своими парнями мало что может сделать.

К тому же, я здорово недооценила Навислава. Теперь понятно как ребята оказались в Цитадели. Магистр не только спелся с Мстиславом Ярист, который, вероятно, пообещал ему бесперебойную поставку вампиров для экспериментов, но и еще кого-то из местных сумел привлечь, Высших или слуг-людей, роли не играет. Видимо, они повесили маячок для телепорта, с помощью которого штакри сюда переправились и захватили парней: пятно силы, расположенное неподалеку вполне позволяет это сделать. Правда, смерть главы Ордена заставила Навислава немного изменить планы и принять участие в выборах. А пленники до поры оказались на лабораторном столе, лично пополняя запасы крови, не пропадать же добру, пока их участь до конца не решена: заложники они или просто смертники. Он же не мог предвидеть мое участие в событиях. Несмотря на свое незавидное положение, я не могла внутренне не усмехнуться — приятно все же сознавать, что я не одна так просчиталась. Как он, наверное, зубками-то скрипел, когда понял, что я малость испортила ему игру. Впрочем, его гордыня не позволила бы ему признаться, что это действительно моя заслуга: разумные действия с моей стороны, способные навредить ему, великому и могучему, Навислав никогда не признает.

«Здесь маги и вампиры клана Ярист» — мысленно передал Нимворд. «Здесь тоже, но мы обездвижены». «Я задействовал твой амулет, маги не понимают, что происходит. С той стороны, где мы с ребятами находимся, сила не идет. Так что первый удар магов мы отбили. Прости, но вам нужно как-то самим продержаться, пока мы от них не избавимся. Позже попробуем пробиться к вам». Видимо, нападавшие разбились на две группы: одна группа вместе с Навиславом и Мстиславом Ярист направилась в Главный зал, где хранилась так необходимая папаше Искрена Диадема Огнеяра. А другая попыталась перебить оставшуюся стражу. То, что большая часть боеспособных воинов из-за церемонии находится в зале и сейчас полностью обездвижена, сильно облегчает им задачу. Интересно, как они узнали о свадьбе? Хотя я не удивлюсь, если, рассылая приглашения, Световид и Мстиславу весточку отправил как официальному отцу виновника торжества.

Повезло, что по крайней мере Нимворд на свободе и сражается. Я, правда, с трудом представляла себе, как мы сможем выиграть время, даже если у него все получится как надо. К тому же присутствие магистров сильно действовало мне нервы, чувствовать себя мушкой в янтаре крайне неприятно, особенно под взглядом Навислава, в котором мешались одновременно брезгливость и научный интерес. Рядом с ним стояли Ольмек, Таарос и еще парочка неизвестных мне магов. Вампиры клана Ярист рассредоточились по залу таким образом, чтобы сразу по получении нужного приказа быстренько перебить своих извечных противников. Мстислав Ярист, скользнув взглядом по сыну и Световиду со Всеславом, подошел к Диадеме, однако не спешил брать ее в руки. Любопытно, у них роли расписаны по плану или сейчас будет импровизация? Пожалуй, второе, Навислав просто не мог не покрасоваться перед конкурентом, никто другой его не интересовал:

— Что ж, магистр, вы всегда утверждали, будто вам удалось повторить опыт древних. Но нам приходилось верить вам на слово. Сейчас же у нас есть возможность проверить данное заявление на практике, — обратился он к Ольмеку.

— Каким образом вы хотите это проверить?

— Ну, ведь известно, что Диадемой мог пользоваться только Огнеяр. Или мне изменяет память?

— Вы совершенно правы, Верховный, — с почтением в голосе подтвердил его слова Таарос.

— По словам этого молодого человека, вы как будто смогли в полной мере воссоздать его кровь?

Если бы вампиры могли двигаться, то сейчас по залу прокатился бы гул от выпавших челюстей. Впрочем, его с успехом заменили вытаращенные глаза. Правда, вампиры клана Ярист вместе со своим предводителем смотрели на меня без восторга, я бы даже сказала, как-то совсем нехорошо смотрели.

— Таарос докладывал вам о проекте «МОНСТР»? — Ольмек был обескуражен.

— Конечно, ваш ассистент истинный маг и понимает, что выгоднее служить Верховному магу Ордена, а не одиночке, проводящем несанкционированные и непонятные эксперименты, — с апломбом заявил Верховный.

Ну, еще бы, а если бы он знал, каких усилий и изворотливости нам стоила подготовка ему каждого отчета, он бы гордился Тааросом еще больше.

— И что же вы ему пообещали?

— Я ему гарантировал, — выделил Навислав это слово, — должность своего ассистента и возможность заниматься собственными исследованиями. Ну да не будем отвлекаться от темы. Все кадровые вопросы мы можем решить в Цитадели. Ах да, простите, ваша подопытная виновна в ее разрушении. Что ж, тогда заодно здесь проведем и наказание. Ведь насколько я понимаю, магистр, вы не способны компенсировать нам убытки по потере Цитадели, — ехидно закончил Верховный.

Ха, да кто бы говорил. Прототипов штакри, ныне покойных, Навислав создал предельно тупыми, так как искренне считал, что инициативность вредит исполнительности. В итоге во время одного из опытов его экспериментальные зверюшки в припадке служебного рвения буквально разнесли две лаборатории и попутно повредили виварий. А все убытки магистру, по настоянию покойного главы Ордена, в порядке профилактики таких инцидентов пришлось компенсировать из своего кармана. Но гибель целой Цитадели магистр Ольмек не потянет — тут Верховный прав.

Плохо то, что пока Навислав трепался, он не только успевал отслеживать реакцию Ольмека, но и, что хуже всего, Таароса. Молодой маг прекрасно понимал, что помимо уже использованного заклинания обездвижения в заначке Навислава еще немало других, не менее действенных и смертоносных, активировать которые он может в любой момент. Да и другие маги не останутся в стороне в случае его прямого нападения на Верховного. Поэтому Таарос так медленно и аккуратно плел заклинание «Временного разрыва» — шаг очень рискованный, мы не успели в свое время с ним отработать его на практике. Неизвестно, что еще из этого выйдет. Но маг прав, если магистра и его присных заключить во временной кокон, состоящий одновременно из разнонаправленных потоков настоящего, прошедшего и будущего, то даже в случае, если они применят посмертные заклинания, это не нанесет нам особого вреда, так как между их активацией и конечным этапом будет непреодолимый временной разрыв. От Ольмека в данный момент было мало толку, в собственной лаборатории он действительно гений, но сейчас, увы, практически бесполезен.

Навислав тем временем, продолжая свой спектакль и используя нас в качестве статистов, снял заклинание обездвижения со Всеслава:

— Ты сейчас возьмешь Диадему и наденешь этому существу на голову, — дернул он подбородком мою сторону.

— Вы имеете в виду Мстислава Ярист, — прикинулся недалеким вампир, — с удовольствием. Ведь он столь долго и упорно её добивался, чем вполне заслужил эту честь.

Мстислава Ярист это предложение не порадовало, он невольно отшатнулся от артефакта, который до того с пристальным упорством разглядывал, а затем, рассвирепев, накинулся на парня:

— Ах ты, выродок, сейчас я сам сниму твою глупую голову.

— Прошу вас, Киир Райс, воздержитесь пока от таких опрометчивых действий, если только вы действительно не хотите сами взять артефакт в руки, — остудил его пыл Навислав, — а вы, молодой Киир Райс, сделайте то, что я вам сказал и без шуток, иначе вашему отцу, другу и как я вижу, молодой невесте, будет очень больно.

От такого прямого приказа у Всеслава заходили желваки, он прекрасно понимал, что Навислав не шутит, но смириться без борьбы просто не мог. Верховный магистр, видя его колебания, сделал легкий пасс рукой в сторону Световида. Страшно наблюдать со стороны, как от невыносимой боли у неподвижно-стоящего тела напрягаются все мышцы, пот катится по лицу, а бедняга не может облегчить свою участь ни руганью, ни лишним вздохом. К тому же Верховный магистр явно специально удерживал тело в вертикальном положении, чтобыбыло лучше виднои правитель ни в коем случае не упал в корчах на пол. Вампиры, конечно, умели терпеть физические мучения, зато маги умели их причинять. Навислав же принадлежал к той категории чародеев, которые под видом более тщательного и полного изучения жизни готовы истреблять ее всяческим образом, и свое мастерство живодераоноттачивал годами.

— Отпустите его, я все сделаю, — долго выносить подобное зрелище Всеслав не смог.

— Я отпущу его тогда, когда вы сделаете то, что я вам приказал. А до тех пор он будет испытывать боль, и поверьте, немалую.

Всеслав подошел к Диадеме Огнеяра, кинул сочувствующий взгляд на отца, а затем, решившись, взял артефакт в руки, стараясь при этом не морщится.

Я уже говорила, что при помощи Диадемы вампиры проверяют чистоту крови. Однако как они не старались сохранить эту самую пресловутую чистоту, все же каждая новая мать-не-вампир хоть капельку, но растворяла ее. Поэтому неудивительно, что почти сразу Всеслав серьезно обжег руки, и чем дольше Диадема будет находиться у него, тем сильнее будутего ожоги. Однако, несмотря на боль, которую испытывал он сам и его отец, парень не торопился надевать артефакт мне на голову, а продолжал держать его навесу. В итоге запах гари становился уже ощутимым. Удивляло и другое: чем ближе он подносил ко мне артефакт, тем свободнее становилось мое тело. Видимо, Диадема каким-то образом гасила действие обездвиживающего заклинания, что меняхоть немного, но обнадеживало.

— Ну же, я не собираюсь торчать в вашем гнезде долго! — потерял терпение Верховный.

Воспользовавшись тем, что он переключил внимание на Всеслава, я решила дать знак Тааросу. Магистр Ольмек, хоть и искренне переживал за меня, но как всякий Создатель, он в своем Творении не сомневался. А потому лишь ободряюще мне улыбнулся и кивнул. Да-уж, сильно подбодрил, что и говорить. Но тянуть долее нет смысла, Таарос доплел заклинание, но Навислав опять стоял к нему вполоборота, так что незаметно он его применить не мог. Эх, была не была. Придется положиться на то, что ощущения меня не обманывают. Я неожиданно для Навислава и остальных вскинула руки, дернув Всеслава за запястья и заставив его таким образом надеть мне на голову злополучный артефакт.

После чего на меня обрушилась абсолютная темнота: я, казалось, полностью оглохла и ослепла. Однако это была не знакомая мне с момента моей прошлой смерти тьма, отнюдь. В тот раз там соседствовали яркий, но не режущий глаза свет и мягкая, уютная тьма: они не противоречили друг другу, а как бы взаимодополняли. Теперь же это было просто отсутствие каких-либо привычных ощущений реальности, правда, до поры до времени: потом в моей голове одновременно зажгли тысячи тысяч ярких светильников, заполняя мозг незнакомыми образами, звуками, чужими лицами, непонятными событиями, мешая в одну кучу воспоминания о прошлом и предвидения о будущем. От такой нагрузки мой мозг, казалось, забурлил и вскипел, как пар в закрытой плотной крышкой кастрюле. Затем в какой-то момент в сознание пробились знакомые голоса:

— Спокойнее, молодые люди, спокойнее. Дайте мне провести осмотр как следует, сейчас я только могу с определенной уверенностью утверждать, что внешних повреждений нет, — это явно Ольмек.

— Магистр, а вы можете более точно сказать, что с ней, — этот нервный голос я опознала, как принадлежащий Тааросу.

— Жива, по крайней мере, уже хорошо, другие давно бы умерли, — Всеслав, видимо, был настроен оптимистически.

— Ваше мнение меня не интересует, — о, Таарос уже всерьез закипает, — я хочу знать, как снять эту дрянь с нее.

— Боюсь, что пока никак. Мы ведь не знаем точно, что происходит. Судя по всему, артефакт каким-то образом внедряется в ткань ее мозга. А камни в центре лба служат, вероятно, своеобразным индикатором.

— Магистр, не могли бы вы отложить вашу лекцию на потом и просто помочь ей?

— Физически она в полном порядке, об остальном нельзя судить с полной определенностью.

— И что теперь делать? — воскликнули ребята на два голоса — надо же, знакомы всего ничего, а уже такую синхронность развили.

— Ждать, молодые люди, по крайней мере до тех пор, пока она не придет в себя.

Видимо, магистр был действительно сильно расстроен, иначе обратил бы внимание, что как таково к людям здесь можно отнести только половину присутствующих. Я попыталась приоткрыть глаза, чтобы хотя бызрительно поучаствовать в диалоге, а то лежу тут как неизвестно что, но это было ошибкой: помимо обеспокоенного лица магистра Ольмека и почему-то злобно косящихся друг на друга вампира с магом, я увидела также мертвое тело Навислава, защитный купол, отрезавший нас от бойни в зале, в котором шла ожесточенная драка между «чужими» и «местными» вампирами. Потом взгляд сместился еще выше, проник за пределы замка, где воины Нимворда успешно побеждали воинственных пришельцев, и даже кусочек Снежных гор[14] захватила, в которых какой-то неизвестный науке зубастик с аппетитом харчил по внешнему виду что-то мясное.

От необычности всего происходящего очень захотелось позвать маму, загвоздка в том, что у меня ее по определению нет, а магистр Ольмек и так рядом. Поэтому я по-простому громко выругалась вслух, чем вызвала бурный восторг у присутствующих:

— Очнулась!!! — радостно воскликнули три голоса.

Судя по всему, я определенно жива и даже в относительном рассудке, подробности могу узнать и позже, когда в голове воцарится хоть какое-то подобие порядка. А ведь еще недавно некоторые наглые люди-нелюди смели утверждать, что у меня в голове царит полный бардак. Да до последнего времени там царил идеальный порядок!

— Не спеши пока открывать глаза, твой мозг и артефакт должны скоординироваться!

— Ради Всеблагих, магистр, кончайте со своей декламацией! — как же он громко разговаривает, ему бы не боевым магом, а полководцем быть.

— Не ори как оглашенный, ты же ее почти оглушил!

— Хватит уже ругаться! — не удержавшись, вмешался в перепалку Ольмек, — Шанти, если ты нас слышишь, дай знак!

— Еще бы она нас не слышала, этот парень орет, как сумасшедший!

— Ты скажи спасибо, что мои руки заняты, — видимо, я лежала, облокотившись на мага, — ведь это ты надел ей на голову эту дрянь!

— Да ты вообще доносы писал, сам же признался!

— Замолчите оба! Нашли, понимаешь, время. А у вас, Киир Райс, даже руки толком не зажили, вам ли нападать с упреками на боевого мага?

— Вот именно, он только с заклинаниями хорош. Все вы, маги, всегда бьете из-за угла. Не зря она от вас сбежала.

— Ну, конечно, чокнутые вампиры — просто предел женских мечтаний!

Да что ж такое: три здоровых мужика под боком и нет, чтобы помочь девушке, они между собой выясняют отношения. Пора приходить в себя, чтобы прекратить этот сварливый балаган. Но магистр Ольмек решил действовать по-своему и навесил на грызущихся ребят заклинание тишины:

— Ну, вот, теперь вы чуть-чуть помолчите и дадите девушке немного покоя. Шанти, попробуй пошевелить пальцами в знак того, что ты меня слышишь и понимаешь.

Я сделала, как он просил.

— Прекрасно, двигательные функции в норме. Думаю, что можешь попробовать открыть глаза, но смотри только на меня и никуда больше, поняла?

Я, щурясь, с опаской приоткрыла глаза, постепенно из пятна света выделяя лицо магистра. Честно говоря, после предыдущего опыта я немного боялась это делать, вдруг опять увижу невесть что, но все обошлось. Я видела только магистра, правда, чересчур четко даже для моего нечеловеческого зрения. Значит, артефакт уже встроился в структуру зрительных нервов. Однако свое основное воздействие, судя по всему, он закончил. Надеюсь, последующее будет более постепенным и не таким разрушительным для моей психики.

Ольмек тепло мне улыбался, слегка поглаживая по щеке и говоря при этом что-то утешительно-ласкательное, так сказать, принимал превентивные меры. Он прекрасно понимал, что, когда я окончательно приду в себя, то первым моим желанием будет порвать их всех и его в том числе в мелкие лоскуты и за историю с артефактом, и за то, что я вообще по его милости ввязалась во все это и еще за очень и очень многое, просто я пока не могу припомнить точно, за что именно. Ничего, память у меня хорошая, была во всяком случае.

К сожалению, месть придется отложить до лучших времен, сейчас нужно разобраться с текущими проблемами.

— Что произошло? — странно, горло было сухим и першило, будто в нем кто-то недобрый ершиком орудовал, а в голосе звучали трескучие ноты.

— После того, как ты надела Диадему, Таарос привел в действие какое-то неизвестное мне заклинание. Кстати, коллега, не поделитесь информацией? — магистр, забывшись, обернулся к молчаливым и гневно-сопящим парням, — ах, да, простите. Сейчас сниму.

Ребята злобно покосились на магистра, но промолчали и, верно оценив мое состояние, не стали продолжать свою взаимную перебранку. Таарос просто еще крепче прижал меня к себе, а Всеслав, оттеснив Ольмека, присел на корточки и с тревогой заглядывал мне в глаза:

— С тобой правда все в порядке?

— Лучше некуда. Объясните, в конце концов, что произошло?

— Заклинание временного разрыва сработало успешно, — Таарос, убедившись, что я в норме, не торопясь вводил меня в курс дела, — Навислав действительно имел в запасе очень мощные боевые заклинания. Когда он попал во временной кокон, они активировались и убили его. Других магов вроде бы только оглушило, точно не знаю. Так как Верховный держал на себе привязку обездвиживающего заклинания, то с его смертью, как ты понимаешь, его действие окончилось. И в зале началась кровавая свалка между вампирами. Я бросился к тебе: ты дышала, внешне выглядела непострадавшей, но была без сознания. Чтобы кто-нибудь из озверевших вампиров нас случайно не прибил, я активировал защитный купол. Ну а дальше мы стали ждать, пока ты придешь в себя.

Ага, слышала я, как они ждали. Маг говорил спокойным, уверенным тоном, не знай я, как они тут ругались, ни в жизнь бы не поверила, что Таароса могут раздирать такие сильные эмоции. Он вообще отличался скрытностью, расчетливостью и некоторым тщеславием. Именно на его честолюбии когда-то пытался сыграть Навислав и не без успеха. Но магистр, преследуя свои интересы и используя молодого мага втемную в собственных интригах, перегнул палку, и в итоге Таарос перешел на другую сторону. Поначалу он даже хотел порвать с магистром всяческие отношения, но я отговорила его от этой глупости: как враг Навислав был очень опасен, зато в качестве его доверенного лица у Таароса была возможность передавать только ту информацию, какую мы сами сочтем нужной. Ольмек, тщательно оберегая меня и свои наработки, к себе практически никого не допускал, так что радость Навислава от сотрудничества с Тааросом была понятна. Считая себя победителем в конкурентной борьбе, Навислав не только перестал откровенно мешать Ольмеку работать, но и на мое возвращение в Цитадель по окончании Университета отреагировал спокойно. Поэтому несколько последующих лет мы все провели относительно спокойно. Ольмек проводил свои изыскания, Навислав пристально за ним следил, мы с магом участвовали в полевках и даже находили время побыть наедине. Тогда мне ведь даже в голову не приходило, что интересы Навислава распространяются столь далеко за пределы Ордена. Да уж, что и говорить, покойник явно умел мыслить масштабно.

Глава 11

Строить планы на будущее легко.

А вот дожить до него сложнее.

NN

Несмотря на талант, а, может, благодаря ему, магистр Ольмек считал ниже своего достоинства тратить собственные время и силы на политическую борьбу внутри Ордена. В отличие от него, Навислав был куда как менее щепетилен. Поэтому мне приходилось думать за нас двоих: моя жизнь напрямую зависела от того, какое положение Ольмек занимал в иерархии Ордена. Формально ведь меня так и не признали разумным существом. Даже в Алльстар университете я по документам числилась дочерью Ольмека — толика его крови, текшая в моих жилах, давала такую фиктивную возможность. Реальность же моего существования Орден признавать не спешил: несмотря на то, что подобного рода разработки велись повсеместно, официальноони не приветствовались.

Такой неопределенный статус теоретически делал мое возможное убийство в Благих землях и тогда, и теперь абсолютно безнаказанным, что по понятным причинам меня не устраивало. Я вовсе не собиралась сидеть взаперти в землях вампиров или только в Сангритерре. Нет, я хотела преподать магам урок на будущее, хотя и сама сомневалась, будет ли в этом практический толк. Маги, по моему мнению, несмотря на многочисленные достоинства, иногда проявляют редкостную глупость и недальновидность, о чем ясно говорит история с вампирами. Древние чародеи, создавшие Огнеяра и Диадему были, конечно, великими, гениальными и т. д. и т. п., но, к несчастью для них, они оказались близоруки и не оценили верно амбиций своего создания, за что в итоге и поплатились.

Кстати о Диадеме. На поверку артефакт оказался полуразумным существом, обладающим массой полезных качеств: от совершенной памяти до усиления всех присущих индивиду способностей. Насколько я поняла его мнение об удачном исходе эксперимента со мной лично, то здесь свою роль сыграли как наиболее точное воспроизведение крови Первого, на которую артефакт запрограммирован, так и моя потрясающая живучесть. Прямо не знаю, радоваться или нет такой оценке. Сейчас он (цитирую) «продолжал исследования», постепенно обживаясь как в моем сознании, так и в теле в целом. Это меня немного напрягало, ведь у меня две ипостаси и обеими я привыкла пользоваться в совершенстве, а сейчас, пока происходит настройка, периодически идет разбалансировка. Будто я опять стала маленькой и снова под руководством магов учусь пользоваться своим телом. Честно говоря, не самые приятные воспоминания, давно я отвыкла чувствовать себя такой беспомощной. Я даже боевую форму пока не принимала, однако судя по тому, что отдельные части могу изменять, все не так и плохо, хотя, конечно, до блестящего самочувствия мне далековато. Иначе не крутилась бы на шикарной постели в выделенных мне апартаментах вот уже столько времени в бесплодных попытках заснуть. Самое неприятное — чувствую усталость каждой клеточкой, но, даже закрыв глаза, не могу остановить бесконечный поток мыслей, снова и снова анализируя сложившуюся ситуацию. Оказывается, бессонница — крайне мерзкая штука. Единственное, что немного успокаивало это уверенность в том, что у нас всех есть в запасе немного времени, чтобы отдохнуть и собраться с силами перед тем, как настанет необходимость действовать.

Я вздохнула, переворачиваясь на другой бок и вновь вспоминая прошедший, самыйбесконечный день. После провального нападения вампиров клана Ярист у меня было желание лично прибить папашу Искрена. Сами понимаете, настроение у меня было не ахти. Но потом, подумав, я решила шокировать своих будущих подданных по-другому: я позволила ему жить, однако потребовала официально провести обряд отречения Искрена от клана Ярист и приятие его в клан Алльсвальд. Вампиры, все еще пребывая малость в шоке от того, что у древнего артефакта появилась столь нестандартная хозяйка, даже пикнуть против не посмели. Мстислав тоже не стал кочевряжиться и сделал то, что я велела, а затем покинул цитадель клана живым и относительно здоровым, так как в схватке его не слишком покалечили. Правда, надеюсь, Нимворд, прорвавшийся-таки в Главный зал сумел верно оценить мой взгляд и сопроводил этого настырного вампира не только до границ клана, но и куда подальше — на то свет, к примеру.

От нападения была еще одна польза: свадебная церемония закончилась без всякой помпезности. И без того жениха во время драки малость потрепали, хотя невеста абсолютно не пострадала. Мне кажется, Светлана за время дороги уже в достаточной степени поняла, где и с кем она будет жить, так что во время драки особо не растерялась, все время находясь под прикрытием своего теперь уже мужа. Но, беспокоясь за здоровье новобрачных, Световид сплавил их в кровать пораньше.

Магистра Ольмека раздирало понятное желание задать мне кучу вопросов про артефакт и мои ощущения от слияния с ним, но Таарос не давал ему такой возможности, бдительно охраняя меня от его чрезмерного любопытства. Я же в свою очередь постаралась озадачить магистра более насущной проблемой смертности местных женщин. В конце концов, он единственный, кто так много знает об истинной крови Высших. Кроме того, я просто спокойнее чувствую себя, пока он занят какой-нибудь сложной проблемой. Его энергию и знания всегда лучше использовать в мирных целях, ну а о том, чтобы магистр не заскучал я позабочусь, проблему с зависимостью от крови разумных существ у низших тоже ведь надо как-то решать. Не сомневаюсь, что уже сегодня ночьюОльмек сделает предварительные записив предоставленной ему неподалеку от меня комнате. Беспокоясь о том, чтобы его случайно или специально не пришибли местные борцы с магами, ему по моей просьбе выделили стоящую охрану. Правитель клана, как и его братец Нимворд, тоже был патриотом, вероятно, это у них семейное. Поэтому Световид о благе своего народа радел и мои мысли по поводу вмешательства магистра вполне разделял. Хоть с этим повезло.

Хватит уже пугать население Сангритерры, будем, так сказать, работать над положительным образом вампиров. Да и их добровольная самоизоляция тоже до добра не доведет, перебьют они друг друга и все. Впрочем, у меня есть и задумки как использовать их агрессивность с пользой. Вампиры — прежде всего воины и делать из них комнатных зверушек не стоит. В данное время самый реалистичный вариант: это сделать из них профессиональных наемников, войны ведь в нашем мире никто не отменял. К тому же, потенциальным нанимателям следует намекнуть, чтобы противоборствующие стороны нанимали себе воинов из враждующих кланов, тем самым поразим две цели разом: снизим местную агрессивность и пополним бюджет. Я ведь теперь у Высших занимаю почетную должность Верховного судьи, правителя и просто символа всеобщего счастья. Короче, мне о казне тоже думать надо.

Правда, насчет всеобщего я не заблуждалась: найдутся и среди вампиров желающие снять с меня Диадему вместе с головой. Ведь одно дело мечтать о несбыточном и совсем другое — получить «желаемое» в моем лице.

Зато если дать возможность вампирам проявить свои боевые качества на стороне, вне пределов кланов, то глядишь, они малость поумнеют, когда мир посмотрят, может даже еще чему полезному научатся помимо того, чтобы убивать себе подобных.

Кроме того, Нимворду дано задание отобрать группу умелых и, главное, относительно адекватных воинов для сопровождения Таароса обратно в Орден. Там пока еще не знают о гибели недавно избранного Верховного магистра Навислава, чем нужно воспользоваться. Я решила посредством вампиров оказать поддержку более-менее подходящему для моих целей магу. Формально ведь меня в природе не существует, вот Таарос при помощи лояльного нам Верховного и начнет добиваться моего официального признания, заодно молодой маг в юриспруденции поднатореет. Знание законов ему в дальнейшем очень пригодится.

Потому как сделать из части вампиров наемников — это только первый и наиболее простой шаг. Следующий намного сложнее: их воинские навыки и антимагическая защита, должным образом усиленная, делают их них прекрасных бойцов против магов. Я не собиралась развязывать очередную войну, напротив, я хотела, чтобы вампиры стали сдерживающей силой, способной вразумить магов при необходимости.

Как я уже говорила ранее, в настоящее время на территории Благих земель, помимо «моего» Ордена существовало еще четыре, но один из них уже почти утратил всякое влияние. Значит со временем на его базе можно будет создать совершенно новый, состоящий из вампиров и магов, которые будут следить, чтобы остальные чародеи не слишком зарывались. Как показывал мой опыт, последнее светопреставление магов так ничему и не научило и должных выводов они не сделали, да и страх перед новой катастрофой уже давно прошел.

К тому же, совершенно уверена, что подобная перспектива истинным Высшим однозначно придется по душе — я уже упоминала, что магов они не сильно жаловали. Ну а чтобы сами вампиры не слишком увлекались преследованием, с ними и будут работать в связке подходящие маги. Тааросу же я отводила роль Главы этого нового серпентария. В нынешнем Ордене он не сможет занять высокого положения, традиции не позволят, да и знакомство со мной его сильно дискредитирует. Зато в качестве руководителя вновь созданного Ордена перед ним откроются широкие перспективы, да и пользы больше принесет. Таарос, конечно, хороший боевой маг, однако он испытывал настоятельную потребность в интригах, в решении разного рода умственных задачек, к магии никакого отношения не имеющих. Вампиры же, соответственно, проследят, чтобы у него от успехов голова не очень кружилась.

Мои личные планы были намного скромнее: я хотела продолжить исследования свойств внезапно-обретенного артефакта и особенностей местной магии, а также попутешествовать по Сангритерре. Если, конечно, мне удастся каким-то образом замаскировать переливающиеся всеми цветами радуги камни у себя во лбу, а то с такой приметой меня всякий встречный — поперечный опознает. Мне же такая популярность вовсе ни к чему, я девушка скромная. Сложность же с маскировкой была в том, что артефакт разрушал нацеленную на него магию, поэтому иллюзии не годились.

Кроме того, надо бы еще договориться с оборотнями о совместном патрулировании предгорных территорий, чтобы набеги тварей из Снежных гор останавливать, все-таки грустное прошлое Ратмира не должно повторяться только потому, что у кого-то мозгов не хватает мирно договориться. Жизнь имеет для меня большую ценность, чем чьи-то предрассудки и амбиции.

Ну и, наконец, когда все более-менее утрясется, неплохо бы экспедицию организовать в Снежные горы. Думаю, неуемный Нимворд составит мне компанию, может, и неугомонный Искрен присоединится, в полной мере насладившись к тому моменту супружеским счастьем и желая немного отдохнуть от семейной жизни. Вампир в любовном угаре пока не понял, на ком именно он женился. У Светланы, несмотря на беременность, была масса энергии, зато заняться ей было абсолютно нечем: ни чтение, ни вышивание гобеленов бывшую крестьянку, а ныне законную супругу сиятельного лорда не прельщали. В свою очередь, возню с травками-цветочками в саду-огороде у собственных жен истинные не приветствовали. Поэтому почти не сомневаюсь, что вскоре вынужденное безделье вкупе с обостренным чувством справедливости приведет Светлану к мысли о борьбе за права людей. Особенно если учесть, что она уже делала мне намеки, нельзя ли обещанного ей амулета защиты от воздействия вальдар сделать побольше. Да уж, когда Нимворд надеялся, что с моим появлением жизнь вампиров кардинально изменится, то он даже не подозревал, насколько. Видимо, истинных Высших в ближайшее время ожидает еще и тихая «домашняя» революция. Но сожалений на сей счет я не испытывала, они вполне заслужили небольшую катастрофу под именем Светлана. Тем более, что ей, как будущей матери, вампиры были не страшны — честь не позволит им принести вред женщине в таком состоянии. Вот когда Ольмек разработает реальную возможность спасения жизни матери, а в том, что ему такая задача по силам я не сомневалась, тогда и могут возникнуть сложности. Но это уже дело будущего.

Всеслава на время моих отлучек с чистой совестью можно будет оставлять присматривать за порядком в кланах, ему долг не позволит глупости делать.

Таароса же в самоубийственные планы посещения Снежных гор до поры лучше вовсе не посвящать, поседеет еще чего доброго. Жалко будет его волосы, мне так нравилось перебирать пальцами его пряди, очень мягкие и пушистые, особенно по сравнению с моими — стальными и ядовитыми.

Надо же, легок на помине. Из-за створок тяжелой двери доносились какой-то шум и голоса, среди которых я опознала холодно-спокойные интонации Таароса. Видимо, маг пытался пройти в мои покои, а бдительная стража, поставленная параноиком-Нимвордом, пыталась ему в этом помешать. Но, судя по тому, что кровать за моей спиной вскоре слегка скрипнула под тяжестью его тела, охранники не слишком преуспели.

— Надеюсь, ты никого там случайно не покалечил? Ребята ведь просто на службе.

— Не беспокойся, твои любимые вампиры целы, — не удержался от подколки Таарос.

— Не стоит иронизировать, все ж таки почти родственники.

— Ага, именно поэтому, когда из гневных воплей Навислава после возвращения в разрушенную Цитадель я вычленил мысль о том, что у него исчезли подопытные вампиры и их тел, как и твоего, не обнаружили, то сразу понял — ты не смогла удержаться от любопытства и отправилась с ними в Сангритерру, чтобы посмотреть на своих «родственников» в естественной среде.

Хорошо, что я лежала к магу спиной и он не видел, как я непроизвольно поморщилась от этих слов: слишком неприятно сознавать себя такой предсказуемой. С друзьями еще куда ни шло, но, к сожалению, их у меня значительно меньше, чем врагов. Таарос же, ничего не заметив, как ни в чем ни бывало продолжил свой рассказ:

— Правда, я не знал, в какой конкретно клан ты направилась. Впрочем, не понимая того, мне помог Навислав. Узнав о том, что маги напали на твой след, я постарался внушить ему идею о том, что твое поражение — это, прежде всего, поражение Ольмека. А значит, при твоей поимке магистру прямо-таки необходимо присутствовать, ну и мне заодно. Все остальное уже было делом техники. Навислав вообще не слишком хорошо соображал от желания одержать окончательную победу над своим извечным конкурентом. Правда, его «шутка» с Диадемой застала меня врасплох. Как только удержался, чтобы не прибить его в тот же миг — сам не понимаю, — от его последней фразы, сказанной с искренним пылом, я немного повеселела.

— Правильно сделал. А то бы и сам погиб и мне бы не помог, да и вообще сколько бы народу в итоге полегло.

— Честно говоря, про них я вовсе не думал, не надо приписывать мне геройство. Я думал только о тебе и надеялся на твою удачу. Я просто не верил, что ты так легко сдашься, — Таарос притянул меня поближе к себе и я с удовольствие прижалась к его теплому телу. Оказывается, я жутко замерзла, может, поэтому и не засыпала.

— Даже когда собственными глазами увидел, как эта штука мерцает, будто впиваясь в твою голову, а потом ты лежала, такая неподвижная — не верил, что можешь умереть. Не мог поверить. Ты слишком живая, чтобы умереть.

Однако он, похоже, здорово переоценивает мои способности. У меня, конечно, много достоинств, но я точно знаю, что вовсе не бессмертна. Опыт смерти в моей практике уже случался.

— Я и сама какое-то время толком не понимала, жива я или нет. Очень странное состояние.

— А сейчас тебе не больно? — так, похоже, маг зациклился на мысли о том, что своим бездействием заставил меня мучаться.

— Мне, собственно, и в тот момент не было больно. Просто очень непривычно, — про свои ощущения вскипевших мозгов я решила не упоминать. До сих пор я как-то не слишком задумывалась о чувствах мага ко мне. Мы вообще о них старались не упоминать, обстановка обычно не располагала. И, пожалуй, только сейчас я впервые осознала, насколько дорога ему. Видимо, Таарос тогда по-настоящему испугался, иначе не стал бы так откровенничать — это не в его привычках.

— С одной стороны, мне даже жаль, что я не сам Навислава прибил, а с другой, — маг задумался, — ведь если бы с тобой не познакомился, я вполне со временем мог бы стать таким же.

— Не стоит преувеличивать мое влияние. Как разумный человек, ты не мог не понимать, что магистр предлагал тебе неплохие перспективы. Было бы странным, если бы ты не рассматривал их всерьез. Это естественно. Другое дело, что свой выбор ты сделал не в его пользу, — что ж у меня за жизнь-то такая. И без того заснуть никак не удается, так еще и мага на философствования потянуло.

— Знаешь когда ты меньше всего похожа на человека? — немного помолчав, задал Таарос риторический вопрос, вырывая меня из дремоты.

— Ммм, — удивленно промычала я в ответ на столь глупое заявление. А то прямо мне неизвестно, как моя вторая ипостась со стороны выглядит.

— Нет, ты не поняла. Я не имею в виду твой боевой облик: шипы, клыки и крылья тут совершенно ни при чем. Меньше всего ты похожа на человека именно тем, что ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО понимаешь и принимаешь ВСЕ стороны характера, даже самые неприглядные.

Такое течение разговора окончательно перестало мне нравиться. Таарос все больше погружался в собственное самобичевание и ничем хорошим оно для него не закончится. Либо с самоубийственным упорством будет травить себе душу за минутную мысленную слабость соблазну, либо рано или поздно окончательно уверит себя в своей полной никчемности и, чтобы в полной мере насладится чувством вины, предаст меня в реальности, раз уж он допустил это мысленно, потом опять раскаяние, а итог один — смерть. Меня такой исход ни в коем случае не устраивал. Утешать его я не стала, сочувствия маг бы не принял, зато спокойное обсуждение моих планов о нашем совместном будущем его постепенно захватило: идея отправиться в Орден и поучаствовать в новом перевороте для моей пользы с его активным участием мага заинтересовала. Он стал прикидывать вслух различные варианты развития событий и вскоре я успокоилась на его счет: пик самотерзаний миновал.

Поэтому, вновь расслабившись, я еще теснее прижалась к магу, подсунув ему под бок холодные ступни ног. Ну а что делать, если девушке холодно и она хочет согреться? Таарос крепче прижал меня к себе и, забывшись, в очередной раз попытался погладить мои волосы. Я постепенно согрелась, веки отяжелели, сонная дремота разлилась по всему телу и ей нисколько не мешала раздававшаяся над ухом тихая ругань мага, спешно заживляющего обрезанные о мои «боевые» пряди пальцы. Некоторые люди так ничему и не учатся. Но, перед тем как окончательно провалиться в спокойный сон без всяких сновидений и чувствуя нежно обнимающую меня руку, мне подумалось: а может, и к лучшему?