/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Алина Дымова

Инесса Заворотняя


Заворотняя Инесса Олеговна

Алина Дымова

Часть 1

Ничего личного

Предисловие

— Имя?

— Алина Викторовна Дымова

— Возраст?

— 23 года. Пол спрашивать будете? — ну не удержалась я, не удержалась! Сами виноваты, нечего такие глупые вопросы при приеме на работу задавать! Я здесь уже второй час сижу, а эта тетенька — начальник отдела кадров — только сподобилась спросить мое имя!

— Родственники имеются?

— Тетя. Дымова Оксана Викторовна, 47 лет, археолог.

— Связи с Верхним островом? — а вот этот вопрос меня больше всего смешит. Вот раньше было одно государство, состоящее из двух островов. Ну рассорились. Ну захотелось нам, жи-телям нижнего острова равноправия. А монарх на редкость флегматичный был. Ему проще было отдать часть страны, чем бороться за трон. Ну и в итоге имеем две страны: Верхний ост-ров во главе с монархом, и Нижний остров — с президентом. Так было ж это 100 лет назад! Чего до сих пор делить?! А главное какие связи могут быть с Верхним за сто лет абсолютной от него изоляции?!

— Нет.

— Личная жизнь? — ей-богу, чуть не ляпнула. Вот какое им дело до моей личной жизни?! Уфф! Если б мне настолько не нужна была работа, хрен бы я терпела все это! К сожалению, с моим образованием единственное мое место это государственная служба безопасности. Вот какого меня понесло туда учиться? А всё дядя Слава (друг моей тети): "У тебя талант! У тебя способности!" А мне теперь мучайся! И главное соврать нельзя! Тут такие физио… э-ээ… ко-роче по мимике такие профи сидят, что не стоит даже пробовать, а то еще срок получишь!

— Ничего личного, — четко ответила я, пожимая плечами. Тетка сквозь очки просканиро-вала меня своим взглядом. Ищет изъяны. Не-е, они-то у меня есть. А вот личного и правда ничего. Пара-тройка друзей, но я так понимаю, она не об этом спрашивала. Я — птичка воль-ная. Свободу люблю. Да и не тянет меня пока на все эти страсти любовные. Наверное, еще не время. А может и не мое это всё вовсе.

Дело № 1

"О пропавшем автомобиле"

Глава 1

Он проснулся, почувствовав легкий едва уловимый запах свежих духов. Следующим ощущением было ощущение тупой боли. Открыв глаза, он невольно улыбнулся. Рядом с ним лежала девушка, которая в данный момент для него была краше всех. Наверное, почувствовав его взгляд, девушка открыла глаза

— Прости, что так нагло залезла, — улыбнувшись, сказала она слегка хриплым спросонья голосом

Он хотел ответить "Ничего страшного", но горло не слушалось, получилось только ка-кое-то шипение. Девушка нахмурилась и привстав сказала

— Тебе еще нельзя говорить, нужно подлечиться. Спи, — он согласно прикрыл веки и почти сразу же уснул, чувствуя ее легкое дыхание на своей щеке.

Вздрогнув, я резко проснулась. Ну, приснится же такое! Я села и потерла глаза, тут же раздался телефонный звонок. Я злобно глянула на телефон. Звонили с работы. Чего опять?!

Вообще-то смена не моя. Я свое уже у монитора отсидела. Если вызывали значит случи-лось что-то серьезное.

Ох уж эта работа! И говорила мне тетя не лезь ты к военным! Ну, в принципе я ее послу-шалась. Работаю я не на военных-то, а на таможенников. А если точнее, то в аналитическом отделе Таможенного Управления, говоря проще, управление занимается расследованием пре-ступлений, связанных с границей нашего государства. Хотя тетя тоже очень ругалась, узнав, что я работаю аналитиком у пограничников. Правда я ее обрадовала тем, что я не участвую ни в каких расследованиях, а просто анализирую поступающую информацию, сидя перед монитором вместе с 5-ю такими же девчонками. Вся территория поделена на участки и на каждый участок по два человека, работающих посменно. Вообще в нашем Таможенном Управлении мы следим за северо-восточной частью границы. В Управлении достаточно всякий отделов, но самый крупный и самый низкий по рангу мой аналитический отдел, потом идет отдел военного патруля и верхушка — следственный отдел.

Хм! До сих пор смешно, когда вспоминаю свой первый рабочий день. Я тогда пришла без макияжа, с невымытыми волосами, в длиннющей юбке и закрытой наглухо блузе, чуть ли не в тапочках. Просто так случилось, что ночевала я у подруги, а перед этим попала под ужасный ливень, сломала каблук и полностью выпачкала платье. Воду у подруги вечером отключили, вот и пришлось идти в ее вещах. М-да… Девчонки были в шоке, а потом я еще и очки одела. Со зрением у меня все в порядке, это я для работы за компьютером ношу. Зато это меня и спасло. Самых красивых тут же забрали в следственные группы, состоящие из военного и аналитика. А там и стреляют, и думать много надо. Оно мне надо такое счастье? Вот и я подумала, что не надо. Так что теперь исправно хожу на работу без макияжа, волосы собраны в пучок, туфли без каблуков, юбки, кофты, платья все без малейшего намека на женственность. Порой даже в зеркало смотреться страшновато, но жизнь дороже. Вместе со мной на работу поступило еще 8 девчонок, из них 2-х убили, трое в психушке. Неплохая статистика за 2 года, не так ли?

Вот она моя родная комната с аппаратурой. Мое кресло свободно, несмотря на то, что здесь, по меньшей мере, человек десять. Интересно, с чего бы это? Опять Люська что-то напу-тала?

— Что случилось? — бодренько спросила я, ко мне повернулись уставшие и не выспавшиеся лица, от собственной бодрости мне стало не по себе.

— Натан ушел один проверять Подземелье. На него там напали, он уходил от погони и за-терял оружие, камера тоже отключилась, — ответил один из присутствующих. М-да из этих де-сяти я практически никого не знала. Так парочку видела по управлению да еще один из след-ственных. Странно. Я подошла к своему креслу и надела наушник с микрофоном, стоя, щелк-нула выключателем.

— Связь с ним есть?

— 12-тая, — ответил мне кто-то. Я быстро переключилась на нужную линию

— Натан, какого ты туда сам полез?! — спросила я. Этот Натан наше ходячее недоразуменье. Он вроде как военный, но уровень у него примерно как и мой, то есть самый низкий из всех возможных. Что касается того подземелья, то это главная проблема нашего управления. Оно пересекает весь остров и даже ходят слухи, что соединяет с Верхним островом. Через это Подземелье вечно уходят преступники, возят контрабанду и прячут трупы. В мою задачу вхо-дит отслеживать выход из подземелья и высчитывать где схроны контрабандистов. В общем, гадаем понемногу. В работу таких как Натан входит патрулирование этого самого подземелья. Правда, по одному они туда не ходят. Странно.

— Тэа?! Откуда?! — услышала я резкий крик в наушнике и тут же прикрутила громкость, не хватало только оглохнуть. Тэа это что-то вроде моего позывного. Вообще-то я Алина

— От Верблюдова! — ответила я. Между прочим Верблюдов Анатолий Петрович — наш начальник, самый-самый начальник, в смысле начальник управления, — Мне тут такого наго-ворили! Давай вкратце, что там у тебя?

— Камера накрылась, оружие вышло из строя…. я в Подземелье, а где-то тут контры. Их много. — Контрами мы называем контрабандистов. Подземелье их дом родной. В принципе, зная места, там можно найти Всё. Именно так с большой буквы. Как я уже говорила, ходят слухи, на мой взгляд, весьма обоснованные, что там есть ходы выводящие на Верхний остров, но также бытует мнение, что там есть еще и выходы на соседние острова. Вполне логично, контрабанда-то откуда-то берется ведь. Естественно нашему начальству это не нравится — столько денег мимо проплывает! Вот только непонятно, почему наше самое-самое высокое начальство упорно игнорирует эти слухи. Может, потому что знает, что это не слухи? Я даже как-то от скуки начала анализировать имеющуюся карту Подземелья и (ну не могу не похвастаться) нашла логику во всех этих сплетениях ходов и туннелей. А если добавить парочку ходов, так вообще идеальная математическая картинка получается. Я не поленилась и дорисовала карту, пользуясь своими выводами. Вот тут-то меня и осенило, почему никто этим раньше не занимался. Если контры добудут эту карту, то… В общем будет весело. К счастью мне хватило ума держать все это в тайне. И карту и свои разработки я уничтожила (сердце кровью обливается до сих пор!), но в памяти карта, моя карта, осталась. Надеюсь никто об этом не узнает, иначе… Даже думать не хочу.

Возвращаясь к контрабандистам. Мы, то есть аналитики, высчитываем место, а потом там устраивают облаву. Вообще-то, это Подземелье — целое государство, со своими правителями и иерархией.

— Мгм… что видишь перед собой? — спросила я

— Решетку, — прозвучало в наушнике

— Хм… — я села в кресло, оно приветственно скрипнуло. Не помню я на карте никакой ре-шетки. А карту я знаю лучше чем свои пять пальцев. Я даже прикрыла глаза, вспоминая план подземелья

— На плане ее не было, — сказал голос Натана в ухе. Неужели это чудо угораздило зайти на неисследованную территорию? Плохо. Ладно, будем думать

— Когда камера накрылась, место помнишь? — спустя некоторое время спросила я, чтобы хоть как-то понять его месторасположение. Я заметила что на меня все как-то странно смот-рят… Я мельком оглядела себя — все нормально. Так в чем же дело? Ах, ну да! Я же карту за-была взять! Я ж типа без нее никуда. И как я могла забыть?

— У входа, — ответили в наушнике. Очень познавательно. От входа около тысячи туннелей! Тут я уловила какие-то странные звуки в наушнике, даже сделала погромче

— Натан, это что за звуки?

— Да так, гости ко мне. Подожди секунду.

Вот так спокойно? Натан? Подождите секунду, когда на него контры нападают?! А где истерика? Где крики? Где "помогите, спасите"? Странно. Очень странно.

— Нат? Натан? Натан?! — в наушнике было тихо, и я даже подумала, а может стоит мне ис-пугаться, что ли?

— Так куда идти-то? — раздался голос Натана в наушнике. Опять же таки спокойный. А помнится, когда у нас тут мышь пробегала они вдвоем с Люськой по столам прыгали и визжали. Правда, может он только мышей и боится, но все равно странно. К тому же машина…

— Что за решеткой? — спросила я

— Темнота, — очень познавательно!

— А свет где-нибудь есть? — уточнила я, и только сейчас до меня дошло, что все вокруг ни-чего не делают, они следят за мной. Правда делают это достаточно незаметно и вообще стара-тельно и очень убедительно делают вид, что чем-то заняты. Ну, понятно. Подстава. Хм! Не на ту напали! Включаем режим "Люся".

Если это очередная их проверка с целью выявить потенциального и перспективного ана-литика, то я им покажу какая я "потенциальная и перспективная"! А то, что это проверка, я почти уверенна. Во-первых, машина этого чуда Натана стоит на нашей парковке, служебные вроде тоже. Я прикрыла глаза, прокручивая назад воспоминания. Вот я подхожу к зданию, тянусь к ручке стеклянной двери и что я вижу в отражении? Три служебки, машина Натана и рыжий выходит из своей машины. Все верно. Служебки все на месте. Вход в Подземелье на другом конце города. Пешком туда не пройдешь, пешеходных переходов и тротуаров нет, есть только небольшой лесопарк, но до него ведь тоже надо как-то добраться. На такси он не поедет, какая-то у него фобия связана с таксистами. Это во-первых.

Во-вторых, где это Люська? Моя сменщица? По идее этим должна заниматься она.

В-третьих, в-четвертых, в пятых и так далее че здесь забыли все эти аналитики, которые усиленно отслеживают мои реакции и действия, кроме как не на очередном испытании?

Значит, в Подземелье не Натан. Кстати, надо бы панику изобразить…

— Света нигде нет

— Как?! Ты уверен? Этого не может быть! Посмотри внимательно! Это… это же… — я нача-ла старательно задыхаться и заикаться, махая руками. Надеюсь не перебор. Актерство явно не мой конек.

— Уверен, — хмуро ответили мне

— А… а эти гости откуда пришли? — чуть-чуть дрожи в голосе не помешает

— Слева, туннели еще есть справа и прямо. — Справа и прямо? Справа и прямо. Троичный туннель… что-то знакомое. Я судорожно схватила карту, потом уронила ее, дрожащими ру-ками, полезла за ней под стол и там уже спокойно увидела тот самый троичный туннель на самом краю карты. Хм! Умно! Эту часть карты даже я плохо помню

— Натан, я… я не могу найти этот туннель на карте… Я…

— Прекратите истерику! — раздался за моей спиной голос. О! Оскар я уже заработала. Эхх, его б еще в денежном эквиваленте получить… Я сделала несколько глубоких вздохов, типа для того чтобы успокоится, а на самом деле чтобы не начать хихикать.

— Ты… в какой туннель вошел? — все еще дрожащим голосом, спросила я

— В левый… он сейчас закрыт.

Если левый ход закрыт значит нужно в правый. Я опять посмотрела на карту, направо нельзя

— Нат, иди пока прямо и говори что видишь

Следующие минут 10 я слышала слова темнота и туннель много раз. Наконец монитор блекнул слабой точкой. Натан, вышел к месту работы наших датчиков, значит он уже возле выхода.

— Нат, мы тебя видим… через 100 метров поворот налево, потом лестница наверх.

Где-то через неделю у нас было очередное собрание. Все как всегда. Какие мы все плохие. Как мы не выполняем план и т. д. и т. п. В общем, бла-бла-бла

Мозги включились только когда прозвучало мое имя. Я вскинулась и оглянулась. Все управление пялилось на меня весьма и весьма удивленно.

— Я, — сипло ответила я, вставая

— Назначается аналитиком в 6-ю группу следственного отдела, — услышала я приговор Вер-блюдова. Твою тень через плетень! Это еще что такое?! Все выжидающе на меня уставились. Я типа должна радоваться? Ну-ну…

Остальную часть собрания я лихорадочно соображала где прокололась. Все уже расходи-лись, когда, как в культовом фильме, меня попросили остаться.

— Еще раз поздравляю, — сказал Анатолий Петрович Верблюдов, он полноват, но выше ме-ня. Такой себе огромный и грозный, как медведь, фамилия ему совершенно не подходит. И все же, несмотря на невольный трепет перед его внешностью и должностью, я спросила.

— Анатолий Петрович, можно на чистоту? — А че мне уже терять?

— Давай, — слегка улыбнулся Верблюдов, он вообще начальник классный, многое позволяет, как ни странно на работу это положительно влияет.

— Я не блещу талантами, аналитик из меня средний, если не слабый, боевых навыков нет, — в этот момент в зал совещаний вошел какой-то худощавый рыжий мужик, я была в запале и поэтому сильно его не рассматривала, — Почему я?!!!

— Ты быстрее всех думаешь, — спокойно ответил начальник

— В каком месте? — фыркнула я

— Лейтенант! — прикрикнул на меня этот рыжий, я его проигнорировала, а мозги услужливо напомнили о Натане и Подземелье

— В Подземелье никого не было? — обреченно спросила я. Ну все верно, проверить быстроту реакций можно только на заданиях, а в последнее время именно этот случай больше всего и напоминал задание.

— Я же говорил, что быстро думаешь! — усмехнулся начальник

— Ну-ну, — буркнула я. Знали бы вы что вся моя быстрота заключается в том, что я сначала делаю, а потом думаю, если вообще думаю…

— Лейтенант, как вы разговариваете со старшим по званию! — прямо на ухо крикнули мне

— Че орать-то? — не выдержала я. Рыжий удивленно приподнял брови

— Не груби напарнику! — плохо скрывая злорадство, сказал Верблюдов

— Чево?! Напарник?!!! Твою тень… — я чуть ли не завыла от негодования. Мало того, что в группу отправили, так еще и напарника дали! Тетя меня убьет! Тетя единственный близкий мне человек. Она воспитала меня, мы с ней единственные кто выжил после кораблекрушения. К счастью, она уехала в командировку, а вот когда приедет мне будет очень весело! — Но почему?!!! Я же не лучше всех прошла это чертово задание! — чуть ли не взвыла я. Моего рыжего напарника кажется смыло звуковой волной…

— Хуже всех, — уже откровенно потешался начальник

— Ну!

— Не "нукай" не запрягала! — прикрикнул Верблюдов. Я заткнулась. — Именно поэтому тебя и назначили. Будет вам обоим урок! — сказал начальник и вышел.

Урок обоим? Так-с, кто у нас там опальный военный? Артем Викентьев, но тот брюнет не подходит… А кто у нас там рыжий был? Михаил Андреевич Торин, майор. Служил в актив-ной армии, участвовал в военных действиях. Уволен из армии по ранению. В военных операциях участвовал под позывным Тор. Перед глазами стояла фотография из личного дела. Я посмотрела на своего напарника. Он. Приехали. Значит, это не мне, а ему наказание. Насколько я поняла, начальство Верблюдова его не очень любит.

— Кошмар, — сказала я вслух.

Все бы ничего, но ко всем предыдущим "радостям" меня забыли снять с дежурства. Так что на свой первый официальный рабочий день я пришла после ночного дежурства. Вернее просто поднялась на этаж выше. То есть после своего назначения я дома еще не была. А что-бы вы больше понимали суть моего состояния, расскажу вам один секрет. Я — аналитик, в идеале это бесспорный плюс в виде феноменальной памяти, наблюдательности, умении вос-принимать информацию из нескольких источников, а главное анализировать и осознавать одновременно. Но есть один маленький такой, но существенный недостаток — таким как я нужно спать не меньше 10 часов в день и это не прихоть. Помните, я говорила, что трое из моего, так сказать, призыва в психушке? Так вот это как раз из-за того, что они систематически не досыпали, а при активной работе мозга это чревато последствиями. Мозги просто закипают, в буквальном смысле. В общем, при недосыпе головная боль уже мелочи жизни, а галлюцинации и головокружения так вообще родные. К тому же кровь может пойти… У меня уже раз такое было. Так вот все те плюсы, как я говорила у аналитиков должны быть в идеале, но нет в мире совершенства. С памятью у меня бывают проблемы в смысле проблемы с феноменальностью. Наблюдательность работает через раз на пятый, анализ и осознание происходит с некоторым торможением. В общем, кроме умения воспринимать информацию из нескольких источников одновременно, я вполне обычный человек. Были подняты все связи, чтобы удалить из моей биографии, что я аналитик — незаменимый, но быстро-портящийся, элемент работы следствия. Поэтому тетя и была против моей такой работы. Когда узнала, что это дядя Слава меня надоумил чуть не прибила его! Они оба археологи и после этого случая рассорились и довольно долго не разговаривали. Потом, правда помирились. Мне его порой так не хватает, да и тете тоже, хоть она это скрывает. Дядя Слава погиб на раскопках три года назад. От меня требовалось только одно — сидеть в своем отделе и не привлекать внимания, а я и тут не справилась.

Так ладно бы дежурство нормальное было! Так нет же! У нас сломался самописец, так что все приходилось писать от руки. Если обычно мне удавалось поспать не дежурстве, то в этот раз я, как и положено, не сомкнула глаз. На общее собрание аналитиков следственных отде-лов я поднималась в "отличном" состоянии: в голове туман, в ушах звенит, перед глазами все плывет, физически ощущая что мозги закипают.

Как добралась до комнаты совещания и села за стол не помню. Мозги начинают периоди-чески отключатся, я просто сплю с открытыми глазами.

Очнулась как и тогда от собственного имени, привычка еще с института.

— Лейтенант Дымова, это поручается вашему отделу, — сказал какой-то мужик и отдал мне папку, я постаралась не слишком глупо хлопать глазами, отчаянно пытаясь вспомнить что это за мужик и как его имя. Ну то что он не рыжий значит что он не мой напарник. Я украдкой оглянулась. В комнате с круглым столом нас было семеро, шестеро сидели, а этот мужик сто-ял. Кто же он такой? Хоть бы бейджик повесил что ли!

Ладно, Алина, спокойно. Я потерла лоб и виски, на секунду туман в голове исчез и я вспомнила о чем вообще речь и что происходит.

Итак, мне дали первое задание. Проанализировать аварии по городу. А с какой стати этим занимается следственный отдел? Но мозги опять отключились. Додумать я не успела…

Так не поняла, где это я? Я обнаружила свою тушку, а по-другому назвать себя сейчас я не могу, перед какой-то деревянной дверью на которой почему-то была табличка с моим именем, рядом еще было Михаил Торин. Что-то знакомое…. Вспомнить бы еще что…

Пока я вспоминала дверь открылась, я пошатнулась, но равновесие удержала. (Надо же!)

— Чего стоишь, медитируешь? — спросил какой-то рыжий мужик на пороге. Я попыталась вспомнить кто это, но в висках застучало и голова вдруг так прострельнула, что в глазах по-темнело, — Повезло с напарницей, — услышала я чье-то бурчание рядом, — Проходи, тебе говорят!

Кажется я зашла. По ощущениям тело совершило какие-то движения.

— Это твой стол, — опять тот же голос, — Эй, ты меня слышишь?

Я потерла глаза, вроде прояснилось. Я стояла перед столом возле окна, не знаю как, но я добралась до стола и положила папку на стол.

— Господи, малохольная на мою голову! Аллё, есть здесь кто-нибудь?!!! — у меня перед гла-зами чем-то махали. Сфокусировать зрение удалось не сразу, хорошо что вообще удалось. Рыжий махал передо мной своей ручищей.

Я кивнула, чтобы он от меня отстал и тут голову опять прострельнуло. Второй раз уже. Дело плохо. Еще один и пойдет кровь.

Я поставила локти на стол и ухватилась за голову руками, сжимая виски. Удалось даже осмотреть кабинет, почему-то я уже была в нем одна. А рыжий где? Хм, ну ладно. По-прежнему опираясь локтями на стол, я закрыла глаза. Мозги моментально благодарно отклю-чились. Это был не сон, а скорее чуткий обморок. Как у компьютера ждущий режим.

— Прекрасно! Ты так ничего и не сделала! — я открыла глаза и увидела перед собой двоих расплывающихся рыжих мужчин. Пару раз моргнула и вот он один — мой напарник, злой. Я непонимающе перевела взгляд на папку передо мной, кажется нужно было что-то сделать… Рыжий вздохнул, — точно малохольная!

— Ничего подобного, — буркнула я

— О! Ты разговариваешь, — притворно восхитился напарник. Точно прибьет. Я осторожно глянула на часы. Ой-ё… Я тут 4 часа сплю. Теперь понятно.

— Я все сделаю, — тихо сказала я, берясь за бумаги

— Мгм, надеюсь, — хмуро буркнул рыжий и сел за стол напротив. В общем кабинетик был довольно маленький. У входной двери два шкафа: один платяной, другой для бумаг. Напротив входа окно, возле окна лицом друг к другу два стола и по два стула у каждого. Ах да, еще две лавки, между шкафами и нашими столами. Мой стол со входа закрывал платяной шкаф, что мне очень даже понравилось. Вот только стол рыжего довольно близко, всего в трех-четырех шагах от моего. Я оглянулась вокруг и наткнулась на коробку со своими вещами, надо бы разложить, а то у меня совершенно пустой стол, не считая той злополучной папки. Даже компьютер не дали! Ну, ничего завтра всё будет. А сейчас займемся делом. Я открыла папку и начала читать. Голова тут же разболелась, я невольно схватилась за пульсирующий висок. Мало я отдохнула, мало.

Ударом по моим воспаленным мозгам раздался телефонный звонок, я невольно скриви-лась и уже двумя руками схватилась за голову

— Торин, — рыжий поднял телефонную трубку, телефон, кстати, стоял на его столе, — слуша-юсь, — как-то обреченно ответил он и вышел из кабинета. Я мельком взглянула на его стол: ка-зенный компьютер, кажется почти мой ровесник, телефон, эти как их, склеенные бумажки для записей (все названия из головы вылетели), подставка для ручек. Всё. Миленько. По спартански, ничего лишнего.

Ладно, вернемся к нашим баранам.

— Аля! — в кабинет вихрем влетела Люська. Терпеть не могу когда меня так называют

— А стучать тебя не учили? — мрачно спросила я. Общее состояние мое улучшилось, вот только сосредоточится всё еще было сложно

— Аля, я не могу разобрать что здесь написано, — Люська подскочила к моему столу и ткну-ла под нос какие-то записи

— Где? — голова опять начинала болеть, но я догадалась, что это мои собственные записи

— Вот смотри, — Люська ткнула пальцем в одну из строчек, — между 23.10 и 01.25 не пой-му… — я начала всматриваться в собственный почерк. Странно, обычно он у меня легко чита-ется, а тут даже я не могу его толком разобрать. Люська продолжала что-то вещать, — А все Натан! Говорила я ему не лезь туда, он и так хорошо работает! Нет вот понадобилось ему что-то улучшать в этом чертовом самописце! Так ладно бы сломал и починил, а то сломал и уехал, а мне теперь мало того что самой писать постоянно, так потом еще и твои записи за последние 12 часов разбирать!

— Люсь, там, — попыталась пробиться я сквозь поток ее слов, — Люся! — та продолжала что-то тараторить, так что пришлось повысить голос, вроде замолчала, — в это время активность во 2-м секторе

— Да? Надо же и правда! — всматриваясь в указанную строчку воскликнула Люська

— У вас всё? — если честно я еле удержалась чтобы не вздрогнуть. И когда это он вернулся? От двери к своему месту прошел мой напарник. Люська испуганно на него пялилась, — Я спра-шиваю, у вас всё? — мягко переспросил он. Точно подумал, что в нашем отделе все немного того, малохольные. Люська кивнула и выскочила из кабинета. Я усмехнулась ее быстроте, — А что это было? — уже у меня спросил рыжий, то есть Михаил Андреевич. Надо привыкать, а то как-нибудь еще вслух его рыжим назову.

— Вчера сломался наш самописец

— А ты причем? — опираясь на стол, спросил Михаил Андреевич

— Я была за него, — ответила я

— Ты?

— А кто ж еще? Это ж мое дежурство было

— Как твое? Почему? — удивился рыжий, тьфу, Михаил Андреевич

— Вот так! Забыли снять! — начиная раздражаться, ответила я

— Забыли? — переспросил тот, — так ты с дежурства? — я согласно кивнула, — а ты-то тут при-чем, — тихо пробормотал он, а вслух добавил, — иди домой отсыпайся

Домой так домой. Меня дважды просить не надо. Вот только совесть…

— А как же? — указывая на папку, спросила я

— Завтра доделаешь. Иди, пока я не передумал, — добавил он почти грозно. Хороший у меня напарник, однако!

Схватив сумку, я поспешила к выходу и наткнулась на зеркало на платяном шкафу. Дверь открывалась внутрь кабинета, а шкаф и соответственно мой стол стояли слева, если стоять спиной к окну. Хитро продумано, прежде чем посетитель зайдет в кабинет, мой напарник со своего места его уже увидит в зеркало. Правда тем, что увидела сейчас я в зеркале, в пору пу-гать непослушных детей: выбившиеся из когда-то тугого пучка волосы мышиного цвета, красные глаза, даже зрачки кажутся красными и все это на фоне бледного, даже серого лица. М-да… и это все я. Кошмар!

— До завтра, — попрощалась я и вышла.

Глава 2

Следующий мой рабочий день начался с разбитого горшка. Да-да именно горшка, цветоч-ного, зеленого такого с землей и остатками бедного растения. Я присела перед горшком, благо на каблуках и в брюках это куда удобнее чем в юбке и без них. В общем шеф сегодня не в духе. С чего я это взяла? Ну, во-первых, такой горшок я видела у него в кабинете, во-вторых, его окно открыто настежь (я подняла голову и убедилась в своей правоте), ну а в-третьих, только наш шеф выбрасывает цветочные горшки в окна в 7 часов утра.

Хмыкнув про себя, я прошла по абсолютно пустынному коридору в дамскую комнату. Переоделась в свою рабочую одежду, заколола волосы и поднялась в свой кабинет.

М-да не рассмотрела я его вчера. Ну, про шкафы, столы, стулья, лавки и зеркало я еще вчера все заметила. А вот железную доску с картой увидела только сейчас. Карта вместе с разноцветными магнитами висела над лавкой возле моего напарника. Над моей лавкой была пустая стена, но это временное явление. Через десять минут, точно по расписанию, в кабинет постучали, а после и внесли белую доску (ну знаете специальную на которой маркерами ри-суют) и повесила над моей лавкой.

После этого я вернулась к своему столу, из сумки достала свой личный компьютер, так имелось много чего полезного, из ящика под столом расставила все вещи. В итоге что мы имеем у меня на столе: подставка под ручек (куда без них!), бумага для записей, ноутбук. Всё. Справочники, папки, документы, планы, карты все это благополучно расположилось в ящиках стола.

Ну вот рабочее место подготовила, можно приступать к работе.

Когда рыжий попытался открыть дверь кабинета ключом я была занята, разговаривала по телефону. Пришлось слезть с его стола (стоял бы телефон на моем столе, я бы сидела на сво-ем), а то у него глазки уж слишком округлились.

— Да, дорогая. Наташ, знаю что поганка, знаю… Я по делу, — рыжий молча прошел к своему столу, я мельком глянула на часы — за пять минут на работу пришел! — Наташ, ты все там же работаешь? Здорово. Повышать не собираются? Нет? Жаль. Слушай. Сделай милость, выгля-ни в окошко, перекресток видишь? Отлично. Что там со светофором? И давно у вас так? А-аа, понятно. Ладно, Наташ, еще созвонимся. Ага, целую.

— И что это значит? — вкрадчиво поинтересовался Михаил Андреевич

— Еще один звонок и я вам все расскажу, — пообещала я, набирая следующий номер телефо-на. На этот раз ответили сразу же, — Оля? Олюш, привет, дорогая. Это Алина. Узнала? Ну вот, не быть мне богатой. Откуда знаешь, что по делу? А вдруг и нет? Ну, ладно, ты как всегда права. По делу. Оль, у вас там 4-й светофор барахлит? Мгм. Проверь. Отлично. Справочку мне можно? Ольчик, нужно быстрее. Я тебя обожаю. Всё, целую, обнимаю. Маме привет. Со-звонимся.

Я положила трубку телефона. Напарник не сводил с меня глаз. Ждал.

Ну мои действия вполне обоснованы. В той злополучной папочке были данные про аварии за последний месяц и моей задачей было установить взаимосвязь между ними. Что я собственно говоря и сделала. Тут и карта с магнитами пригодилась. В общем все аварии были в одном районе, а именно возле 4-го перекрестка, который уже третью неделю неисправен

— Я выяснила причину аварий. Светофор. Через час будет официальный документ, — отве-тила я на немой вопрос Михаила Андреевича

— Хорошо. Значит можно идти с докладом к Петровичу, — Петрович — это Верблюдов, мой начальник теперь уже непосредственный, правда по идее непосредственный начальник это Торин, но он же мой напарник, так что…

— К Петровичу пока лучше не идти, — предупредила я, ну пойдет Михаил Андреевич сейчас к Вербюдову, тот испортит ему настроение. А мне еще потом с ним целый день работать в одном кабинете, с Михаилом Андреевичем то есть.

— Чего это?

— Ну, он не в духе, — протянула я. Не буду же я ему про горшок рассказывать, его уже наверняка и след простыл. Петрович поэтому так рано его и выкидывает, чтобы к приходу подчиненных никаких следов, а я выдавать его не собираюсь

— Откуда такие сведения? — заинтересовался Михаил Андреевич

— Интуиция, — пожала я плечами

— Интуиция? — приподняв бровь, переспросил он

— Я вас разве когда-то раньше обманывала? — спросила я.

— Нет, вроде…

— Тогда у вас просто нет оснований мне не доверять, — пожала я плечами

— Кстати, а сколько тебе лет? — заинтересовано осматривая меня, спросил Михаил Андре-евич.

— В деле посмотрите! — буркнула я. Какая ему разница? Михаил Андреевич полез к себе в стол и достал мое личное дело! Мое! Личное! Дело!

— Ээээ, да ты совсем мелкая! — сказал он, перелистывая бумаги

— Мое дело все это время вот так просто лежало у вас в столе?! — не выдержала я — И ничего я не мелкая!

— Мелкая, мелкая, — закрывая мое личное дело, ответил тот, — и не спорь со старшими по званию!

Сам-то на 10 лет старше меня, так что если честно по сравнению с ним я в правду мелкая.

А дело я потом сама же в архив и отнесла, ему, видите ли, некогда было!

— Кстати, пока ждем справку. А почему мы вообще этим занимаемся? Вроде аварии не наш профиль…И задание честно говоря какое-то… — я хотела сказать плевое, но лучше я промолчу и сойду за дурочку. Хотя дуры такие вопросы не задают. Эххх, опять прокол.

— А ты чем слушала, когда задание выдавали? — не отрываясь от каких-то бумаг, спросил Михаил

— Я вообще глухая, — буркнула я, рыжий никак не отреагировал, и тут на выговор нарваться не удалось, так что я продолжила, — Не хотите говорить — не надо! Просто легче искать, когда знаешь что ищешь и зачем

— Глубокое наблюдение, — усмехнулся рыжий, — Ты протоколы внимательно читала?

— Я всегда внимательно читаю! — обидел он меня, обидел!

— И тебя ничего не удивило? — мою колкость он опять не заметил

— Одна машина проходит не по всем документам, — послушно ответила я

— Вот. И хозяева тоже

— Организаторы аварий, — пожала я плечами

— Нет. Еще идеи?

— Ну, светофор же сломали…

— Это сразу было понятно, — отмахнулся он, а я немного обиделась и спросила

— Слушайте, а вам вообще напарник нужен?

— Я работаю один, — спокойно ответил рыжий. Класс, то что мне нужно!

— Мне это повышение тоже не к чему, — легко ответила я. Рыжий наконец оторвался от бу-маг и посмотрел на меня… как на сумасшедшую, — У нас с вами одна цель — вернуть меня в аналитический отдел

— И что предлагаешь? — точно за сумасшедшую принял

— Вы же пойдете к Петровичу? Ну так вот скажите что я все еще не справилась с заданием и вообще мешаю вам и торможу расследование.

— Думаешь прокатит? — хмыкнул Михаил Андреевич и добавил, — А на счет задания. Раз ты у нас глухая, поясняю. Предполагается, что воспользовавшись этой аварией хозяин машины попросту нелегально покинул остров. Анализируем мы эти аварии на предмет наличия систе-мы

— Если система есть, значит кто-то устраивает нелегальный выезд, — добавила я, не успев прикусить язык. Ну вот, провалилась роль дурочки. Хотя, может еще не все потеряно.

Напарник вернулся через полчаса

— Что Петрович?

— Злой, — коротко бросил он, — Итак, нужно выяснить как можно больше про эту машину

— Почему? Думаете нелегалы?

— Возможно, — пожал плечами рыжий

— Хозяев нужно найти?

— Нет. Его уже нашли

— Да? И? — ну не может все быть так хорошо

— Он мертв, — ну я же говорила! Михаил Андреевич подошел к карте и взяв красный магни-тик прикрепил его к карте, — его нашли вот здесь

— Далековато от аварии и… — я присмотрелась к карте, — и очень близко к подземельям. При-ехали…

— Именно поэтому я и поручил это дело вам, — я чуть не подпрыгнула от голоса Анатолия Петровича за своей спиной, — Кстати, лейтенант Дымова, — это я что ли? — хватит тут комедии ломать! Можешь не стараться, на старое место работы ты не вернешься. Так что не зли меня и берись за работу!

После этих слов Верблюдов вышел, а мне оставалось только вздохнуть. И откуда он все знает?

В общем остаток дня я работала как положено. Как это оказывается приятно работать на полную катушку, не сдерживая свои мысли и идеи! Михаил Андреевич, мой напарник, хотел было отправить меня в аналитический отдел за данными по этой самой машине

— Михаил Андреевич, это лишнее, — чувствуя свое превосходство, самодовольно ответила я

— Поясни

— У меня здесь есть вся эта база, — потупившись, сказала я, — Программа уже ищет

— Хм… Это хорошо, но за официальными данными все равно придется туда идти

— Нет. Я посмотрю у себя, скажу номер Люське и она занесет справку, — ответила я. Михаил Андреевич ухмыльнулся и сказал

— Хорошо. Тогда так, мелкая, как найдешь информацию пробей и хозяев

— Уже ищет, — кивнула я.

— Может все еще не так плохо… — пробормотал Михаил Андреевич, отчего-то смотря на меня. С чего бы это?

— Ильичев Василий Викторович — нынешний владелец нашей машины, — минут через пять компьютер тихо пискнул сигнализируя об окончании поиска

— Уже? — удивленно переспросил Михаил Андреевич, — Что еще?

— Обыкновенный клерк, семьи нет. Домашний адрес и место работы сейчас распечатаю.

— А любовница? — подавшись вперед, как охотничья собака, взявшая след, спросил рыжий

— В базе такой информации нет, — едко ответила я. Я не специально, а чего он такие вопро-сы задает?

— Что еще? — нахмурившись, спросил Михаил Андреевич

— Машина куплена со штрафстоянки. Предыдущего владельца еще ищет

— Тогда сделаем так, ты разрабатываешь тему ограбления машины, а я займусь личной и профессиональной деятельностью этого Ильичева. Наша главная задача: найти эту машину.

— Хорошо, — согласно кивнула я

Михаил Андреевич уже минут пятнадцать как ушел разрабатывать (как он сам сказал) личность нашего трупа, хозяина машины Ильичева Василия Викторовича.

А я стою перед своей доской с маркером в руке. Итак, что мы имеем? Имеем мы похище-ние, то бишь угон. Кстати, машину до сих пор ищут. В левом верхнем углу доски черным маркером я уже нарисовала три квадрата: дом, работа Ильичева и авария, эти три квадрата соединила между собой стрелочками и на каждой нарисовала вопрос. Вот чего Ильичева понесло на этот перекресток? Я обернулась на карту, там синими магнитами обозначены были места работы и проживания Ильичева и тот перекресток ну никак там не вписывается. Зачем-то он после работы делает крюк кварталов на 8 и попадает в аварию. Бред.

Теперь еще один вопрос. Почему труп так далеко от аварии? И где машина? Я нарисовала красным маркером в отдалении от той схемы еще один квадратик, вписала в нем слово "труп" и между ним и остальной схемой нарисовала вопрос.

Что-то уже слишком много вопросов.

Ладно, поищем пока про машину. Я задала параметры поиска в базе и позвонила в архив. Что-то мне подсказывает, что в скором времени мне понадобится туда пропуск.

Михаил Андреевич стоял перед моей схемой, когда я после перерыва вошла в кабинет

— Слишком мало данных, — сказала я, подходя к схеме

— Согласен, — ответил он, — Заблоцкая Эльвира — пассия Ильичева. Живет здесь, — Михаил Андреевич подошел к карте и поставил желтый магнит на карте чуть ниже места аварии

— Теперь понятно почему он сделал этот крюк. Он ехал к ней. Этот чертов перекресток как раз по пути от его работы до ее дома, — я стерла вопрос между "работой" и "аварией" и напи-сала над стрелкой "Эльвира"

— Не радуйся раньше времени, — остудил меня рыжий, — Ее нашли мертвой в своей квартире

— Сама или помогли?

— Ну если человек может сам себе перерезать горло, то…

— Понятно, — пробормотала я и нарисовала еще один квадратик красным маркером ниже квадрата с "аварией" и в новый квадрат вписала труп 2 "Э". Над этим квадратом я поставила вопрос. Количество вопросов почем-то растет очень быстро

— Мелкая, что тебе удалось выяснить? — рассматривая мою схему спросил Михаил Андре-евич, вот это его "мелкая" начинает уже раздражать

— Машина фигурировала в одном деле

— Что за дело?

— Ограбление ювелирного магазина 5 лет назад. Грабители уехали на этой машине, их по-том задержали

— А что с ювелиркой?

— Не нашли. К тому же камеры в магазине фиксировали троих грабителей, я сама видела, а поймали только двоих Конкин Евгений и Жженов Алексей, по последним данным находятся вот в этих тюрьмах, — там просто нечитаемые названия из аббревиатур

— Значит нам нужен третий. О нем что-нибудь есть?

— Практически ничего, вернее ничего кроме записи на камере и отпечатка пальцев. Я пока анализирую информацию о пойманных грабителях

— Эльвиру эту еще проверь, а я пока попробую встретиться с этими грабителями.

— Хорошо, — согласно кивнула я

Похоже что теперь мы будем расследовать не одно, а целых два преступления, причем од-но из них пятилетней давности! Кроме этой злополучной машины эти два преступления ничего не связывает, а так как мы ищем именно эту машину, то нам еще и дело по ювелирке подкинули!

Под вечер на моей доске в правом верхнем углу появилась еще одна схема. Правда схема состояла только из двух кружков синего цвета: ограбление и поимка грабителей. На карте тоже появились два новых магнита в другой части города. Компьютер опять пискнул. Принтер зажужжал и выдал два листика информации о пойманных грабителях и листик про Эльвиру. Кстати, а вот и ее фотография. Следующий листик был фото Эльвиры, которое я, обрезав, прикрепила к своей схеме на красный квадрат с буквой "Э". Фото Ильичева уже висело на квадратике с надписью "труп".

Дверь еле слышно скрипнула, боковым зрением я увидела своего напарника

— Смотрите, эти двое жили в одном районе, — сверяясь с информацией я указала майору, Михаилу Андреевичу, место где те обитали, — нигде не работали. Кстати, с ними разрешили встречу?

— С ними уже никто не разрешит, — мрачно ответил Михаил Андреевич, а я только сейчас заметила насколько он мрачен

— Почему? — удивленно спросила я, вырезая фото этих грабителей из последующих распе-чаток

— Жженов 4 года назад застрелен при попытке к бегству, а Конкин повесился 3 года назад

— Фу-у… триллер какой-то, — не сдержавшись, пробормотала я, прикрепляя ниже второй схемы фото грабителей, рисовать красные кружки с вопросами и словами "труп" мне уже не хотелось.

— Мелкая, ты что так и не уходила? — вместо приветствия спросил Михаил Андреевич на следующее утро

— Доброе утро, Михаил Андреевич, — ответила я, отворачиваясь от карты, — Смотрите, — взяв горсть магнитов одного цвета я продолжила, — Эльвира работала здесь, здесь и здесь, — я стави-ла магниты соответственно названым местам, — училась здесь. Довольно большой район, прав-да? Теперь Ильичев, — я взяла магниты другого цвета, — здесь география поменьше будет. Рабо-тал здесь, учился вот здесь. Учились они в одном университете, но в разные годы, так что вряд ли пересекались. Теперь наши грабители, — тут я уже молча расставила магниты. Только я хотела продолжить свою мысль, как Михаил Андреевич меня перебил

— Погоди-ка, — немного оттеснив меня он взял маркер, лежавший рядом с магнитами и со-единил между собой магниты одного цвета. Линии пересекались в одном месте, — Напомни что это?

— Пустырь. Сейчас пустырь. Там была гостиница, 7 лет назад ее закрыли, а 2 года назад снесли, — хорошо что я тогда заказала себе пропуск в архив.

— В базе данные только за последние 5 лет, — немного огорченно пробормотал Михаил Ан-дреевич

— Я без вас не хотела идти к Верблюдову за разрешением на посещение архива

— Закажи вначале пропуск, а то они его неделю делать будут

— Уже, — согласно кивнула я. Рыжий только хмыкнул и прошел на свое рабочее место, а по-дошла к своей доске и между схемами написала слово "пустырь". Глянув на свою схему, я ничего уже не понимала поэтому стерла все схемы и нарисовала вместо них новую: Жженова и Конкина я поместила слева, между ними написав "ювелирка" и "ограбление"; Ильичева и Эльвиру я поместила справа и написала между ними "авария" и "тело"; по центру я помести-ла слово "пустырь" и нарисовала стрелки от левой и правой стороны схемы к этому слову.

— А про хозяина гостиницы что-то есть? — спросил напарник, пока дорисовывала новую схему

— Нашла только фамилию: Горлов и место регистрации: город Заблоцк какой-то.

— Уже хорошо. Я им займусь. Знаешь, мелкая, нужно проверить еще одну связь

— Какую? — отворачиваясь от схемы, спросила я. Так схема мне казалась более понятной и все имеющиеся данные налицо, кстати о лицах, надо фотографии над фамилиями прикрепить для полной ясности, так сказать.

— Между ограблением и аварией. Ты выяснила откуда у этих грабителей машина взялась?

— За неделю до ограбления Иван Сергеевич Тихомиров заявил о ее угоне

Глава 3

Наконец-то наступил выходной! Честное слово, думала не доживу! Работа теперь конечно увлекательная, но уж больно утомительная! Вчера целый день просидела в архиве, и все без толку. Ладно, завтра опять пойду. А пока нужно по дому кое-что доделать, а то на неделе чув-ствую не до этого будет.

Вот только в обед мой трудовой энтузиазм прервал телефонный звонок

— Мелкая, дело есть, нужно встретиться, — без приветствия сказал мой напарник. Хам.

— Михаил Андреевич, я сейчас не могу, — несколько заторможено от его наглости ответила я (всегда торможу когда мне хамят)

— Что значит не можешь?! У тебя служба! — довольно-таки громко рявкнул в трубку Михаил Андреевич. Ну не скажу я ему, что у меня кипит бульон и печень разморозилась!

— Сегодня выходной, единственный и законный между прочим! — попыталась отделаться я

— У нас нет выходных! Давай выпроваживай своего хахаля, — рыжий сказал это таким тоном будто приказал пыль протереть! И вот же самое обидное, что никакого хахаля и в помине нет! Все также ничего личного! А с таким напарником кажется и не будет!

— Да я одна!

— Так в чем дело? — удивленно спросил рыжий

— Занята я… — буркнула я, вздохнув и окинув взглядом кухню, спросила, — через час подой-дет?

— Нет. Я уже у подъезда. Открывай! — ну вот что тут поделаешь? Пришлось открыть. Лад-но, буду при нем готовить.

Собственно я так и вышла открывать дверь в домашних шортах, футболке, фартуке и с ножом

— Проходите, — открывая дверь, буркнула я. Рыжий на секунду запнулся, глядя на мой нож, но в квартиру зашел, — На кухню, проходите, — уточнила я и пошла вперед. А на кухне на буль-оне уже пенка появилась и сковорода разогрелась так, что масло начинало трещать. Отставив сковороду и снимая пенку с бульона, я, не оборачиваясь спросила, — Так что у вас там за дело? — боковым зрением я заметила, что рыжий сел за стол, я быстренько порезала лук и высыпала его на сковороду.

— Я звонил в Заблоцк, Горлова там нет и никогда не было. — Натирая морковь я хмыкнула

— Кто же он тогда? — спросила я, после чего высыпала морковь на сковородку и приступила к печени

— Это я и хотел узнать с твоей помощью, — ответили у меня за спиной

— Интересно, чем могу? — оборачиваясь, спросила я. Чего это он так побледнел? Проследив за его взглядом, я поняла. Просто нож и руки у меня был в крови от печени

— Э-эээ… А что у тебя с архивом? — уже когда я отвернулась, спросил он

— Я же вам говорила! — воскликнула я, промывая печень и ставя на огонь другую сковороду.

— Ну, да… Я хотел спросить, Тихомирова нашла? — кажется его отвлекают мои движения. Бедняга. Ну, нечего было меня в выходной трогать!

— Смею вам напомнить, что сегодня выходной! — вот поганая привычка вертеть что-то в ру-ках, когда нервничаю. На этот раз это был нож. Рыжий опять побледнел

— Да понял я, понял! — слегка нервно ответил он, я успела отвернуться, чтобы скрыть улыб-ку. Так печень тушится, вернемся к бульону.

— Что-то вы странный какой-то. А все от того, что много работаете, — ну не удержалась я от шпильки, не удержалась! — Информация по Тихомирову уже давно у вас на столе. Там никако-го криминала, на момент похищения машины, нет. Я вот тут подумала, может дело не в ма-шине, а в самом Ильичеве? — отворачиваясь от плиты, спросила я

— Возможно. Мне нужна твоя база, — уже спокойнее сказал рыжий. Так вот чего он припер-ся, пришел то есть. Если кто узнает про мою базу — мне светит срок. Это ведь государственные тайны, и они никак не могут быть в личном пользовании. Надеюсь, Секретной Безопасности (препротивнейшая служба контрразведки) никто не доложит.

— Хорошо. Сейчас принесу, — пожимая плечами, согласилась я. Сходив в комнату, я принесла и поставила перед ним свой рабочий компьютер.

Вот как включила ему базу, мой напарник просто пропал. Если бы не его рыжая шевелю-ра, которая маячила на периферийном зрении, вообще о нем забыла бы! Пока он что-то там искал, я успела приготовить еду на неделю, убрать на кухне, поставить чайник греться. В об-щем, я проголодалась (вообще-то я с утра ничего не ела), и насыпала себе тарелочку еды. Этот все не отрывался от базы. Наверное, тоже проголодался. Вздохнув, я насыпала еще одну та-релку и вместе с приборами поставила перед ним

— Спасибо, дорогая, — на автомате ответил Михаил Андреевич. Хм, а "дорогой" меня еще не называли. Приятно-о… хотя это ж он не меня назвал, а ту, которая обычно его кормит. Ну, ладно!

В общем, так и поели. Я уже домывала посуду, когда чайник закипел, но я решила прове-рить и руками схватилась за крышку. Она (с чего бы это вдруг?) оказалась горячей (наверное, чайник все же закипел). Я ее уронила

— Идиотка! — это я о себе так сказала, подставляя под холодную воду ошпаренные пальцы

— Что случилось? — удивленно отозвался мой напарник. О! Очнулся!

— Ничего, чай будете? — сопя, спросила я

— Нет… — заторможено глядя на часы, ответил рыжий

— Ну что, нашли?

— Да. Спасибо

— Пожалуйста, — пожимая плечами, ответила я, наливая себе чай

— Я, наверное, пойду, — все еще заторможено ответил рыжий

— Не думаю, — совершенно серьезно ответила я

— Почему? — крайняя степень удивления

— Забыли где я живу? — спросила я. Дело в том, что в моем районе ввели комендантский час, который, кстати, наступил еще полчаса назад.

— А-а, — видимо вспомнил, — у меня с собой удостоверение, — самоуверенно сказано

— Удостоверение? М-мм, ну-ну. Забирать я вас не буду, — пообещала я. Патруль просто не обращает ни на что внимания и всех подряд ведет в участок. Ну, если он такой уверенный, ему будет полезно.

На следующее утро, как я и думала, напарник не пришел на работу во время. Хм, кто бы сомневался. Интересно, через сколько его отпустят? Вот ради того, чтобы увидеть его после участка я вместо того, чтобы сразу идти в архив, сделав круг, пришла на работу

— О! Дымова, а где напарник? — вот только я не думала, что Верблюдову Михаил Андреевич понадобится прямо с утра. А он понадобился. И сейчас Анатолий Петрович ждал от меня внятных объяснений по поводу отсутствия моего напарника.

— Он выехал по делу, которое мы ведем, — так патруль сменился полчаса назад. Дежурный традиционно выпив чашечку кофе, начнет разбирать документы задержанных

— Когда будет? — прервал мои подсчеты Верблюдов

— Через полчаса будет, — не думая ответила я, а потом и вправду поняла, что правильно ска-зала! 10 минут на извинения и 20 чтобы добраться сюда.

— Как вернется, пусть зайдет.

— Хорошо, — согласно сказала я.

Как только за начальством закрылась дверь, я нервно уставилась на часы.

Прошло 20 минут, и в кабинет вихрем ворвался Михаил Андреевич: глаза сверкают, лицо перекошено. Ух! Будет знать, как меня не слушаться!

— Я вас позже ждала. Не стали слушать извинений? — надо же сколько ехидства! Сама от се-бя такого не ожидала.

— Довезли с ветерком, — буркнул тот, — Петрович?

— Через 10,- я глянула еще раз на часы, — нет, уже через 8 минут ждет вас у себя.

— Хорошо, — явно с облегчением, ответил Михаил Андреевич, — что ты ему сказала?

— Что вы ездили по нашему делу.

— А ты вообще почему здесь? — наконец-то удивился он

— Пришла вас подстраховать, — призналась я, почти искренно

— Спасибо. Не ожидал, — удивленно ответил Михаил Андреевич

— Не за что. Я в архив? — ну вот он этим своим "спасибо" включил мою совесть, которая тут же начала поедать меня за ехидство

— Да, конечно, — кивнул напарник. Подавив вздох, я встала. Напарник, пропустив меня вперед, вышел сам и закрыл кабинет, — До связи

Я кивнула и поспешила к выходу.

— Мелкая, а ты где? — без приветствия, как всегда, по телефону спросил напарник на следу-ющий день

— В архиве, Михаил Андреевич, уже вторые сутки здесь, — мрачно ответила я, — У этой гос-тиницы одного персонала 40 человек! А посетителей я вообще молчу!

— Ясно. Кстати, нынешняя фамилия владельца гостиницы Тихомиров, он 6 лет назад же-нился и взял фамилию жены, а до этого был Горловым

— Тихомиров? — переспросила я, отодвигаясь от стола, — Знакомая фамилия… Так это же первый владелец нашей машины!

— И я о том же! Ладно, работай, в 4 Петрович ждет от нас доклад, так что я за тобой заеду, постарайся к этому времени закончить

Сказал он и отключил связь. Я нервно сглотнула. В кои-то веки решила не переодеваться в серую мышку и на тебе!

Эххх… Ну ладно, надеюсь это к лучшему. Переодеваться больше не надо будет.

Так, стоп, о чем это я?! У меня меньше двух часов осталось, а работы… много, очень мно-го. Я со вздохом глянула на оставшиеся два тома документации.

— Дымова, это что на тебя так Торин действует? Ты сильно-то губу не раскатывай, у него жена знаешь какая! Ухх, — насмешливо приветствовал меня Верблюдов. Ну, вот, началось! И ничего я на него не раскатываю! Старый он для меня! Вот так вот! Рыжий молча усмехнулся и начал доклад. Интересно, а что там у него за жена такая? Что это "ухх" Петровича означает?

— Ну что ж, в общем не плохо. Что дальше собираетесь делать?

— Ме… то есть лейтенант Дымова уже прорабатывает посетителей гостиницы, — ответил Михаил Андреевич. Как это просто звучит "прорабатывает"! А то что я три дня сидела в ар-хиве и переносила фамилии посетителей и персонала в компьютер, их там около 300 человек между прочим! Потом еще и искала информацию в том же архиве на тех, кого база не нашла (этих было только 20, но просмотреть это все вручную знаете ли тоже не легко!) это так мело-чи! Вся моя работа в течение трех суток вложилось в это простое слово "прорабатывает"! Ну и где справедливость, спрашивается?!

— Так, а что там по этим зекам?

— Доказательств никаких, но у меня впечатление, что их как и Эльвиру с Ильичевым убра-ли как лишних свидетелей

— Впечатление! — передразнил его Верблюдов, — Твои впечатления к делу не подошьешь! Доказательства, ищи доказательства! — вот когда он так говорит я б ни за что не дала б ему его 50! Такой запал, такая энергия! Прям завидно! Ну в принципе его возраста кроме седины и парочки морщин ничего не выдает. И вообще мужчин возраст красит, не то что нас женщин! Эхх! Что за несправедливость?

— Дымова, ты вообще слушаешь? — скорее устало, чем грозно спросил Верблюдов

— Конечно. Вы выдвинули предположение, что ограбление и авария между собой связаны и что связующим звеном скорее всего является третий грабитель, — спокойно ответила я, знает же что умею делать несколько дел одновременно, чего проверять-то?

— Хорошо, идите работайте. Торин останься, — добавил Верблюдов и выжидательно уста-вился на меня. Кивнув, я вышла из кабинета. Но остановилась у двери и услышала такую фразу Петровича

— Миш, на меня давят. Ты уж постарайся побыстрее

М-да… рабочий день еще не закончен. Придется идти на свое законное рабочее место. Я подошла к нашему кабинету и с удивлением обнаружила, что он открыт.

— Интересно… — но когда я зашла в кабинет, то от удивление остановилась. На месте моего напарника сидела его маленькая рыжая копия, — Ребенок? А ты что здесь делаешь? — первый шок прошел, я подошла ближе к нему. Надо же у него еще и сын есть! Не, ну то что он его сын догадаться не сложно! Ну, на крайний случай, родственник какой-то. Причем довольно талантливый родственник. Судя по бумагам вокруг него, мальчик неплохо рисует, как для своего возраста.

— Я не ребенок! — упрямо ответили мне. Во как! Не знала я, что взрослые могут быть таких маленьких размеров

— Ох, простите, молодой человек! Так что же привело вас сюда и как ваше имя? — ну вот опять! И чем мне уже ребенок не угодил? Чего ерничать-то? Эххх…

— Артем Михайлович, а у нас воспиталка заболела! — почти радостно сказал мальчик. Точно сын, и отчество подходит.

— Прискорбно, — проходя к лавочке возле своего стола, ответила я

— Как это? — откладывая карандаш, спросил Артем

— Жаль, то есть. Я — Алина, будем знакомы. Артем Михайлович, а почему вы здесь, а не дома?

— Мама уехала и меня не с кем было оставить, как будто я маленький! — воскликнул маль-чик и в этот момент он еще больше стал похож на Михаила Андреевича.

— М-да… Артем Михайлович, а вы обедали? — на что угодно готова поспорить, что Михаил Андреевич целый день мотался неизвестно где, а ребенок голодный, — признаться, я не успела, а кушать хочется! — есть и вправду хотелось. — Не составите компанию?

— Папа сказал ждать его здесь! — угрюмо ответил Артем

— Ну раз сказал… Тогда сделаем так: говори что любишь, я схожу и принесу. Идет?

К тому времени, как Михаил Андреевич вернулся в кабинет рабочий день уже 2 часа как закончился, а совесть мне не позволяла оставить ребенка одного. Хорошо что хоть поели!

С меня уже дорисовывали второй портрет (старательно так, с высунутым языком), когда Михаил Андреевич наконец вернулся

— Здрасьте, — поздоровалась я с напарником

— Не шевелись! — прикрикнул на меня художник

— Вы еще долго? — усаживаясь на лавочку возле своего рабочего стола, спросил Михаил Андреевич

— Немного осталось, — уверенно ответил Артем

— Чего так долго? — спросила я. И как жена не пугается? Когда они рядом вот так находятся, даже страшновато от их сходства с мальчиком.

— Петрович мозги компостировал, — отмахнулся рыжий, — У тебя знакомые эксперты есть?

— Нет, — стараясь особо не шевелится, ответила я

— Не верю, — скептично хмыкнул рыжий

— Знакомых нет, — уточнила я

— Но?

— Но… есть информация о них. Там, — я кивнула на свой компьютер. Торин понимающе кивнул и подошел к нему.

Через пару минут, принтер опять зажужжал. Одновременно с этим позвонил телефон Ми-хаила Андреевича. Вернулся он довольно таки расстроенный

— Я могу помочь? — стараясь не шевелится, спросила я

— Не думаю

— И все же. Если это не государственная тайна, конечно…

— Нет. Не государственная, — усмехнулся Михаил Андреевич. Немного подумав, он спро-сил, — Можешь узнать о банке "Юника"?

— Что именно?

— Все, что сможешь

— Хорошо.

— Все. Портрет готов, — радостно оповестил Артем. Михаил Андреевич заглянул ему через плечо, потом посмотрел на меня, опять на портрет и… хрюкнул! Не, он натурально хрюкнул! От смеха! Хам!

Артем передал мне мой портрет и тут уж я еле сдержалась от смеха

— Поставлю в рамочку, — глотая смех, сказала я. Не думала я что у меня такой большой нос, да и глаза разного размера.

— Мелкая, тебя подвезти? — спросил Михаил Андреевич

— Вам же в другую сторону. Не стоит, — с улыбкой добавила я

— Тогда до завтра, — ответил Михаил Андреевич, я согласно кивнула

— Алина, пока! — махая ручкой, весело попрощался ребенок

— До свиданья, Артем Михайлович!

А у подъезда меня ждала Тоня. Кто такая Тоня? Тоня — моя головная боль. Какая-то очень дальняя родственница тети, с кучей вечных проблем. В общем увидев ее я не сильно обрадо-валась

— Привет, — рада я не рада, а поздороваться надо

— А ты где это так долго ходишь?

— На работе, — понуро ответила я, проходя в квартиру. И не выгонишь же ее! Эхх! — У тебя что-то случилось?

— Да так с мужем поругалась. Я пока поживу у тебя. Не против?

— Вроде у меня есть выбор, — вздохнула я

— Ну и хорошо, — радостно возвестила меня Тоня и потеснив меня, прошла на кухню.

— Вот уж не было печали! — пробормотала я, плетясь за ней.

Утром Верблюдов опять вызвал нас на совещание и представил нам троих экспертов. Ка-жется их фамилии я видела в том самом листке что выдал принтер после поисков Торина в моей базе. Ну что ж значит они профи. После совещания я с чистой совестью отдала им ко-пию записи ограбления той самой ювелирки. Качество там конечно оставляет желать лучше-го, но на то они и профи. Кстати, я выполнила просьбу Торина. Это оказалось не так сложно, так что я пошла чуть дальше. Улучив момент я достала найденные бумаги и подошла к столу напарника

— Михаил Андреевич, вот та информация, которую вы просили… и еще… вы простите что я полезла не в свое дело. Вот координаты толкового адвоката, Захарова можно вытащить, его невиновность доказуема, — Максим Захаров работал начальником охраны в этом самом банке. Там произошло крупное хищение и во всем обвинили его. Причем обвинения такие топорные, что я не удержалась и капнула чуть глубже. В общем адвокату останется лишь довести сведения в правильной форме нашему суду.

— Алина, Алина, — пробормотал мой напарник, кажется впервые назвав меня по имени, — спасибо, — добавил он и улыбнулся. Я кивнула и вернулась к своему столу, тщетно пытаясь снять с лица идиотскую улыбку. Как известно, доброе слово и кошке приятно!

Глава 4

Торин как всегда где-то шлялся, когда его вызвали к нашим военным. Пришлось мне идти. Обратно я буквально летела, стараясь не растерять документы. Михаил Андреевич уже был в кабинете

— Михаил Андреевич! Михаил Андреевич! У меня новости! — запыхаясь, еле выговорила я

— Не пугай меня, — нахмурился Торин

— Наши "овпоцы", — ОВП — отряд военного патруля, вообще их все называли "овцами", выговаривать легче, вот только у меня никогда язык не поворачивался их так назвать. Может, потому что слишком хорошо знала особенности их работы? Именно с ОВП и работали напря-мую аналитики из моего старого отдела. Мы выясняли, где им проводить облаву, а потом в случае опасности быстренько оттуда выводили, — они делали облаву в Подземелье и вот что нашли, — я аккуратненько так разложила фотографии перед напарником

— Подожди-ка, — Торин слегка заторможено полез в свой стол и вытащил оттуда дело по ограблению ювелирки, — Так это те же самые… — и не закончив свою мысль, быстро спросил, — Чей патруль был?

— Капитана Снегова, — с готовностью ответила я

— Отлично, — набирая какой-то номер на телефоне, Торин спросил, — где это всё?

— У экспертов. Я уже у них была… — в этот момент Михаил Андреевич видимо дозвонился до адресата

— Дежурный, Снегов на месте? — Торин кивнул мне, чтобы я продолжала

— Так вот предварительно они сообщили, что… — я начала рыться в бумагах, рыжий ото-двинул трубку телефона от лица и сказал

— По сути, коротко и без намеков

— Ювелирка предположительно всё это время была в машине, на ней есть свежие отпечат-ки. По нашей базе эти отпечатки не проходят и с отпечатками третьего грабителя не совпада-ют. Кстати… — тут уж я сама замолчала, услышав знакомый голос. Чего-чего, а голос Вити Снегова перепутать или забыть невозможно. Во-первых, он какой-то специфической низкой тональности. Во-вторых, Снежок (капитан Снегов, то есть) так виртуозно им управлял, что при желании голос мог и убаюкать, и напугать до чертиков, и помочь собраться, и даже рас-смешить.

— Торин. Свободен? — еще один военный на мою голову! Я уже начала забывать, как они между собой общаются! В двух словах рассказать двухчасовую операцию — тут талант нужен! Кстати, вообще-то капитана "Снежком" называла только я и то исключительно про себя, во-обще он Снег и никак иначе, а то по стенке ненавязчиво так размазать может. Снегов альби-нос, и полностью соответствует своей фамилии. Вернее мне сказали, что он альбинос. Люська сказала. Я, конечно, альбиносов в глаза не видела, но по-моему, то, что у человека белые волосы еще не значит, что он альбинос. К тому же у альбиносов меланин вообще отсутствует, то есть и кожа и глаза бесцветные, а у Снегова кожа смуглая, а глаза — карие. Ну и как это возможно, если он альбинос? И то, что волосы у него белые, я тоже не видела. Он постоянно стрижется очень-очень коротко и практически не снимает свою фирменную "овповскую" шапочку — трансформер (во время их операций шапочка элегантно превращалась в маску).

Так вот представьте такую себе двухметровую махину, которая всегда передвигается аб-солютно бесшумно, к тому же у него слабость к черному цвету, он никогда ему не изменяет (наверное из-за этого и в "овпоцы" пошел, у этих форма черная), с голосом нереальной какой-то тональности со всевозможными интонациями. Представили? Ну вот, и эта громила обожает мультик про попугая и держит дома двух очаровательных пушистых кошечек. И как ему не симпатизировать после этого?

Через мгновение разговор был окончен и Михаил Андреевич вновь вернулся к нашему разговору

— Что ты там не договорила?

— Нашли не всю ювелирку, — с готовностью продолжила я

— Та-ак. Чего нет? — перебирая фотографии, спросил он

— Колье, перстня и браслета! — бодро отрапортовала я

— Хочешь сказать, что все это было затеяно из-за этих побрякушек? — скептически поинте-ресовался он

— Ну раз все остальное нашлось, то вполне логично предположить… — тут я заметила тяже-лый взгляд Торина и быстро закончила, — да. Скорее всего.

— Разве они такие ценные? — все также скептично спросил напарник

— Да нет. Вот эти, — я кивнула на фотографии оставшихся ювелирных изделий, — на порядок ценнее

— Тогда почему воры их оставили, а эти украшения забрали, — указывая на фотографии ко-лье, перстня и браслета, спросил Михаил Андреевич

— Может потому что это украшения Ладовых? — спросила я, присаживаясь на стул напротив стола напарника

— Уверенна? — у того чуть глаза на лоб не вылезли. Камни в украшениях были лилового цвета и на каждом с внутренней стороны фамильный герб — ласточка. Колье состоит из один-надцати маленький камней и одним крупным в форме капли в центре. Не узнать их было очень сложно. Тем более мне.

— Да, я уверенна. Эксперты подтвердили.

— А как эти украшения оказались в обыкновенном магазине?! — опешил Михаил Андреевич и я его понимаю. Ладовы когда-то были самыми приближенными к монархам, но с острова вместе с ними не ушли. Вот за эту часть нашей истории мне действительно порой бывает стыдно. Те Ладовы, которые остались на своих землях были уничтожены. Зачем? Не пони-маю. Ладовы не были военными, не имели права на трон, не владели крупными предприятиями. Просто обыкновенная семья, почти все поголовно инженеры, врачи, учителя и строители. Единственное ее достояние был княжеский титул. Не понимаю… Но не мне судить. Я когда-то очень много времени посветила этой семье, выучила практически всё, что знала про эту семью. До сих пор не пойму почему… Была конечно красивая легенда, связанная с этой семьей. Будто вместе с этой семьей в страну приходит лад и порядок и соответственно вместе с ними и уходит. Вот только семьи этой уже не существует, на нашем острове во всяком случае точно, а у нас вроде все в порядке и довольно мирно. Так что-то я отвлеклась, кажется Торин уже довольно долго мне что-то говорит.

— Как можно быстрее. Почему-то мне кажется, что он тогда что-то утаил

— Что именно? — спросила я наводящий вопрос. Ну вот, мне дали задание, а я опять прослу-шала какое!

— Да хотя бы то, откуда у него ювелирка этой самой семьи!

А! Фух. Поняла. Он про хозяина ограбленного ювелирного магазина. Думаю, найти ин-формацию о нем будет не сложно.

— Что мы знаем об этой семье? — когда я вернулась к своему столу, спросил Торин, рассмат-ривая фотографии ювелирки, — Кроме того, что это князья, приближенные к монарху и построили Подземелье? — я немного опешила от его вопроса.

То, что именно Ладовы построили наше горячо любимое Подземелье мало кто знал и помнил. Это тщательно скрывалось и самими Ладовыми и монархами. Если честно, именно карта, а не княжеский титул делали эту семью столь могущественной. Еще во время строи-тельства Подземелья имя архитектора практически нигде не упоминалось. Я наткнулась на упоминание некой договоренности между монархом и Ладовыми, будто те взамен на покро-вительство монарха указывают кратчайшие маршруты передвижения по Подземелью. Под-тверждением этой договоренности можно считать внезапное могущество семьи сразу после строительства Подземелья. Но так или иначе, а после переворота то, что Ладовы хранили единственную карту и помогли скрыться монарху с ее помощью, стало довольно доступной информацией, делающей эту семью главными преступниками. Правда эту самую карту никто и никогда не видел. А мне захотелось ее увидеть. Вот я и восстановила когда-то эту чертову карту! Мне стало интересно, смогу ли я? Смогла на свою голову!

Кстати, именно то, что у Ладовых сохранилась единственная карта Подземелья и было уважительной причиной уничтожения семьи. Бред, по-моему. Как архитектору удалось скрыть карту строящегося им объекта? Копия карты в любом случае должна быть у заказчика, монарха то есть. Хотя, судя по той информации, что я нашла, никакой копии вообще не было, видимо переборщили с секретностью, а архитектор этим воспользовался, выторговав своей семье титул и благосклонность монарха. Так как после постройки этого Подземелья (кстати, зачем его вообще надо было строить?) семья Ладовых вдруг стала горячо любимой монархом. Так что логичнее всего предположить, что построили все-таки Ладовы. И та самая легенда про лад и мир в стране скорее всего была придумана чтобы хоть как-то объяснить такой стре-мительный взлет этой семьи.

Что касается карты, то было еще упоминание о том, что архитектор Алексей Ладов, ско-рее всего это он построил Подземелье, запретил делать копию своих документов (скорее всего карты) и передавать их кому-либо не принадлежавшему семье. Тем самым Алексей Ладов подписал своим наследникам безбедное существование у трона монарха и смертный приговор после его свержения. Правда я сильно сомневаюсь, что делать копию карты и передавать ее не давал только запрет хитрого архитектора. Карту ведь тогда можно было просто украсть, а это даже не пытались сделать. Что-то было еще, чем обладали только Ладовы, что позволяло читать карту. Именно поэтому их проще было уничтожить, чем выторговывать возможность прочесть карту. Интересно что именно позволяло только Ладовым читать карту? И почему никто не попытался самостоятельно восстановить ее?

— Мелкая, не спи! — оторвал меня от размышлений напарник. Вспомнив его вопрос, я отве-тила

— На момент переворота здесь жили Борис и Андрей Ладовы, сыновья Алексея — возмож-ного архитектора Подземелья. Борис со своей семьей отказался эмигрировать, — идиоты, чест-ное слово! — они все были убиты. Во время расстрела семьи, Андрея не было.

— А где он был? — Михаил Андреевич отложил фотографии и посмотрел на меня.

— Есть версии будто он бежал с острова, — пожимая плечами, ответила я, — К тому же в описи Онищина…

— Кого?

— Лейтенант Онищин возглавлял карательный отряд, который расстрелял Ладовых, — от-махнулась я. Что-то меня заносит, если вовремя не остановить часами буду рассказывать и рассуждать про эту историю! — Так вот, судя по его описи, в доме практически не было ни ювелирных ценностей, ни фотографий, ни семейного древа, родословной то есть, — и карты тоже не было, подумала я, хотя Онищин мог и не вносить ее в опись. Эхх, я, конечно, пони-маю, что наше правительство тогда просто обезопасилось. Ведь если бы карта действительно попала к монарху, или кому-то еще, то нас бы действительно застали врасплох. А так послали карательный отряд за картой и попутно уничтожили всю семью. Так, на всякий случай. А вдруг годовалый ребенок помнит карту наизусть!

Ну вот, опять злюсь. Чего спрашивается? Мне-то чего до этой семьи?

— Ты откуда это все знаешь? — с улыбкой спросил Торин, заметил блеск в моих глазах, наверное

— Увлекалась когда-то, — пожимая плечами, ответила я, стараясь успокоится и рассуждать трезво.

— Увлекалась? Хм. — Торин как-то странно посмотрел на меня (с уважением, что ли) и про-должил, — Ну, ладно, а ты не думала, что этот лейтенант просто прикарманил украшения?

— Не думаю. Они фанатиками были. Зачем фанатикам украшения? — когда-то я довольно много времени задавалась этим вопросом. Перерыла кучу информации, так что про лейтенан-та Онищина, Бориса и Андрея Ладовых я знала практически всё.

— А в описи вот эти украшения были? — кажется Михаил Андреевич что-то придумал, он как глаза загорелись

— Они-то и были единственными ювелирными украшениями, найденными в доме. Они были на трупах членов семьи. Перстень у Бориса, колье у его жены, а вот этот браслет у старшей дочери. Еще портреты…

— Какие портреты? — погрузившись в свои размышления, на автомате спросил напарник

— Борис Ладов сжег все портреты членов семьи.

— А ты не думала, что он просто все отдал брату, а тот вывез? К тому же сжигать Борис мог не портреты, а рамы, — отстраненно ответил Торин, изучая фотографии и отчет экспертов.

— Лучше бы он детей забрал, — вздохнула я и вспомнила еще одну деталь про семью Ладо-вых, — В семье Бориса было 4 детей, а Онищин описал только 3 детских трупа. Не было трупа средней дочери — Кристины, а младшей не было и года…

— Может она выжила? Или Андрей забрал ее с собой, — пожимая плечами, спросил Михаил Андреевич

— Не факт. К тому же похоже для этой семьи важнее были драгоценности и бумаги, чем дети. А труп девочки нашли через неделю недалеко от поселка, где жила семья. Труп правда был изуродован зверьми, но ее как-то опознали.

— Значит из всех Ладовых выжил один только Андрей? — подвел итог Торин

— Во всяком случае записей о его смерти нигде нет, — пожимая плечами, ответила я

— Думаешь, он мог заказать похищение своих семейных украшений? — так вот что он нащу-пал! А это и вправду может быть отличной версией.

— Скорее его дети или внуки, если Андрей вообще выжил, — подхватила я идею напарника

— Слушай, а хитрые эти Ладовы. Они ведь не оставили ничего о своей семье. Мы не знаем как они выглядели и соответственно не сможем опознать преступника. А семейное дерево забрали чтобы мы не знали кто еще кроме Андрея и Бориса может претендовать на их семейные ценности! — хмыкнул Михаил Андреевич

— Хотите сказать, что они заранее планировали все это? — вот это даже в голову не приходило, хотя вполне логично предположить что именно Ладовы и ограбили ювелирный магазин, чтобы забрать себе украшения. Надо бы проверить что случилось с остальными украшениями Ладовых. Онищин указал что все украшения переданы в государственное хранилище и там их пометили — поставили белой краской точки. Краска была особая, не стираемая. А что было с ними дальше?

— Возможно… Ладно, что-то мы с тобой отвлеклись. Для начала нужно поговорить с хозя-ином ювелирного. Себе на заметку оставим, что организатором ограбления может быть охот-ник за наследием этой семьи.

— Кому это нужно? Андрей скорее всего погиб. Во всяком случае сведений о нем нет ни у нас ни на материке. Сомневаюсь, что семнадцатилетний подросток смог бы так спрятаться, чтобы его не заметили наши службы, — вслух размышляла я. Спецслужбы действительно очень долго разыскивали его (ищейки у нас такие, что могут найти даже прыщик на теле у слона!) и не нашли. Либо ему помогли, либо он погиб так и не выбравшись с острова.

— Это может быть и не Ладов, а какой-нибудь коллекционер помешанный на этой семье, — логично возразил Михаил Андреевич, — Ладно, уже поздно. Пошли по домам.

Вот уж повезло с напарником! Не ну я не могу спокойно! Представляете, это рыжее недо-разуменье решило само проверить ту часть Подземелья, где нашли ювелирку. И самое обид-ное, мне даже слова не сказал! Если бы не Люська, на которую я наткнулась на следующее утро, я бы так ничего и не узнала! Ухх, злая я на него! Облаву-то делали на плохо исследо-ванной части Подземелья, а полезли они только одной группой. Группой Снегова. И куда Снежок смотрел? Одной группой на неизвестной территории — это же самоубийство чистой воды! Хоть бы ребят пожалел! Скажу по секрету, группа Снежка еще со времен моей бытно-сти простым аналитиком была моей любимой. Поэтому уйти я просто не смогла.

Я тихо пристроилась рядом с Люськой на своем старом месте. Странно, но никакой но-стальгии и в помине не было! Я привычным жестом воткнула микрофон в ухо и щелкнула переключателем, настраиваясь на нужную линию (мы так называли частоту на которой работали).

Ох, если Верблюдов узнает по головке не погладят! И мне и Люське достанется. А что светит Торину и Снегову я вообще боюсь даже думать. Сомневаюсь, что они поставили в из-вестность начальство. Верблюдов ни за что не разрешил бы такую авантюру.

Судя по разговорам, которые я отлично слышала через наушник, у этих авантюристов все шло нормально. Я мысленно сверялась с картой, стараясь уследить куда они идут.

— Твою тень через плетень! — довольно тихо прозвучал в наушнике голос Виктора Снегова, кстати это от него я подцепила это высказывание. Я насторожилась. Там происходит что-то серьезное, — База!

Прозвучал сигнал вызова, и Люська тут же подключилась к параллельной линии

— Лента на связи, — "Лента" это позывной Люськи

— Квадрат 12–40, склад оружия, — коротко отрапортовал Снегов. Я зажала микрофон ладо-нью и шумно вдохнула воздух, глядя в потолок. Вляпались! Герои! Вполне оправданно разда-лись выстрелы.

— Только этого мне не хватало, — буркнула Люська, записывая данные. Я же судорожно вспоминала карту и искала как им быстрее оттуда выбраться. В наушнике четко и отрывисто звучали команды Снегова. Все же он профессионал.

А вот с чувством направления у него явно беда! Я поняла это, когда стрельба чуть при-тихла, а группа Снегова исчезла с радаров. Не туда свернули. Герои!

— Тор, я тебе авторитетно заявляю, что мы заблудились, — совершенно спокойно сказал Сне-гов. Я про себя лишь хмыкнула. Они общались на другой линии, которая не отслеживалась нашими самописцами и вообще-то военные использовали ее втайне от аналитиков, чтобы была возможность спокойно общаться межу собой во время операций. Но кто сказал, что я ее не знала? Вычислила на второй неделе работы. От скуки. Зато потом все время на этой линии и сидела. Такого наслушалась! В общем сейчас я сразу же "включилась" на эту линию, чтобы не занимать официальную и быть в курсе того, что у них там происходит. Следующая фраза Снегова заставила меня самодовольно ухмыльнуться

— Была бы Тэа, а то этой мымре ленточной пока объяснишь… — дальше шла нецезурная ха-рактеристика медлительности Люськи. И как ей не икается? — лучше самим попробовать

— В коридоре чисто, — ответил молчавший до сих пор Торин, его голос я тоже узнала. Мне аж интересно стало, как они выбираться будут.

— Товарищ капитан, там впереди два туннеля, — услышала я и невольно улыбнулась. Какой выберет?

— Так… ну пошли в правый, — ответил помощнику Снегов

— Лучше в левый, короче будет, — не удержалась я. В эфире повисло молчание. Люська насторожено взглянула на меня, я успокоила ее жестом и указала на приемник, давая понять, что я не попадаю под самописец. Та спокойно продолжила пить чай. Не понимаю. Как так можно?

— Кто это? — резко спросил Торин

— Тэа на связи, — привычно ответила я

— Ребята, дома будем к обеду. Тэа с нами, — услышала я голос Снегова, — Радость моя, ты на совсем?

— Нет. Вас паскудников выведу и всё, — Снегов знал о том что я вычислила их линию. Про-сто я когда-то точно также вклинилась в их разговор с помощником. Ну и наслушалась я то-гда! Каждый раз потом на моем дежурстве он такое устраивал! Короче мстил по-черному. Правда длилось это до одного случая, после которого всё резко переменилось. Кроме группы Снегова никто из военных не знал о моей осведомленности. А с меня Снегов взял клятву ни-кому про эту линию не говорить.

— Милая, если ты выведешь нас, я на тебе женюсь! — как тогда ответил Снегов. Когда я впервые вклинилась в их разговор, они были в довольно сложном положении. Единственный изведанный проход оккупировала превосходящая группа контров. Именно тогда Снегов и сказал впервые эту фразу. Я их вывела. А он не женился. И вообще сказал, что у него всё было под контролем, а я просто ничего не смыслю в военном деле.

— Трепло! Ты уже грозился! И вообще ты не в моем вкусе! — привычно огрызнулась я. Во-обще-то эти фразы стали для нас чем-то вроде пароля. — Все целы?

— Пара царапин, — уже более серьезным тоном, ответил Снегов. Ага, знаю я его царапины!

— Идите пока по этому туннелю, я пока дальнейший маршрут продумаю

— Милая, а может ты все же на совсем вернешься? А то мы с мальчиками по тебе соскучи-лись, — опять шутливым тоном Снегов. Я только хотела было ответить ему, как меня перебил Торин

— Мелкая, кончай базар! Тут опять разветвление. Веди, — приказал он. Я хотела было оби-деться, когда неожиданно вступился Снегов

— Слышь, Тор, не посмотрю что ты старше по званию. Эта девчонка спасла жизнь поло-вине моего отряда и мне лично, когда нас контры чуть ли не в упор расстреляли, так что ты повежливее, — очень жестко, у меня аж мурашки по телу. И как он это делает?

— Я и так сама вежливость, — немного едко ответил Торин. Е-мое, это они сейчас из-за меня что ли?! Я опять не успела вклиниться

— Значит недостаточно! Ты хоть раз бывал в ситуации, когда нужно выбраться отсюда на ощупь с группой, в которой нет ни одного целого бойца?! — закипал Снегов. Я прекрасно по-нимала о какой ситуации говорит капитан. Это как раз после нее Снегов перестал мне мстить. Страшно было жуть. На официальную линию они выйти не могли, что-то у них там замкнуло, с радара они тоже исчезли. Уходили из той мясорубки не разбирая дороги и потеряли все ориентиры. Я думала что поседею. У Снегова был такой спокойный и уверенный голос, что я сама невольно переняла его спокойствие. Правда в голове до сих пор его слова: "Постарайся чтобы мы не наткнулись на контров. Еще одну стычку мы не осилим", — заставляют волосы на голове шевелиться. Я тогда сама вызывала им врачей и подмогу. К счастью, все выжили. Не могу не похвастаться, врачи сказали мне тогда, что малейшая задержка стоила бы жизни многим из группы, в том числе и Снегову. Так что группа выжила отчасти благодаря моему маршруту. Вот. Хвалите меня, умницу!

Пока я вспоминала перебранка уже шла вовсю

— Мальчики не ссорьтесь! Ближайшие две ветки направо, — вклинилась я.

А приятно все-таки, когда за тебя заступаются. Особенно красавцы в звании капитана!

Про эту их выходку естественно узнали. На следующее утро Снегова, Торина, меня и Люську вызвали к Верблюдову. Первым отправился Снегов, потом Торин. Вышли вместе. Оба бледные. Снегов ко всему прочему руку поранил в том Подземелье. Вот уж ходячее недоразумение! Всегда выходит оттуда с какой-то травмой: начиная от легкой царапины на пальце и заканчивая переломанными костями и огнестрельными ранениями.

Следующей вызвали Люську, а я подошла к военным, которые бывшими не бывают

— Как?

— Строгий выговор и отстранение от управления группой. Ему вообще дежурство доста-лось, — пожал плечами Снегов, стараясь скрыть что расстроен. Выговор его абсолютно не вол-новал, а вот отстранение для него было тяжким ударом. Слишком он уж переживал за своих "мальчиков", верзил двухметровых, а тут ими, да и ним тоже, кто-то другой управлять будет! Жесток Верблюдов и слишком хорошо знает своих подчиненных. Я повернулась к своему напарнику

— В группе Натана, — буркнул тот, я еле сдержалась, чтобы не заржать. А для этого самое страшное было подчиняться не профессионалу, а Натан, мягко говоря, был далеко не профес-сионалом. Так им и надо! Самое обидное, что они так ведь ничего и не выяснили. Лишь впу-стую… хотя они ж там склад оружия вроде обнаружили, так что не совсем впустую туда схо-дили.

Вышла Люська, глаза красные. Естественно плакала. Эхх… интересно, а что для меня Верблюдов придумал? Я с замиранием подумала, что сошлет обратно к аналитикам. Надо же! Сама же стремилась обратно, а теперь даже думать об этом жутко.

— Чай будешь? — я аж опешила от такого предложения начальства. И выглядел он… не злым. Ничего не понимаю!

— Не-ет, спасибо, — протянула я

— Да ты проходи, садись! — махнул он на стул возле своего стола. Ничего не понимая, я усе-лась на него. Верблюдов молча налил себе чаю, сел на свое место, немного сбоку от меня, от-пил немного из чашки. — Нашим удалось перехватить вот это, — он взял папку со своего стола и перекинул ее мне. В полете папка раскрылась и я увидела свою фотографию. Что-то внутри меня похолодело, на секунду я перестала чувствовать ноги (при том кораблекрушении я до-вольно серьезно повредила спину, теперь когда волнуюсь иногда немеют ноги), — Мне не нуж-но придумывать наказание для тебя. Ты сама уже это сделала, — несколько грустно сказал Ана-толий Петрович, а я наконец набралась сил и стала читать бумаги в этой папке, — Царь ищет тебя, — слова подобно приговору. Царь управлял Подземельем и всеми теми, кто там был… Мозги постепенно приходили в норму, но думать по-прежнему было сложно. Во всяком слу-чае, то, что Царь ищет меня очень и очень плохо

— Зачем? — хриплым голосом спросила я

— Его заинтересовало твое знание Подземелья, — безразлично ответил Верблюдов.

— Откуда… он про меня… знает?

— Ты наивно предполагаешь что наши частоты настолько секретны? — фыркнул Верблюдов

— Они нас слушают?! — они это контры. Почему эта мысль меня раньше не беспокоила?

— Не всегда, конечно, но пару раз бывало, — все также спокойно ответил Верблюдов. Поче-му он так спокоен?! — Мы ведь тоже их слушаем. Как по-твоему у меня вот это оказалось?

Он говорит со мной как с идиоткой. Обидно. Хотя… А кто я, если не идиотка?! Бахвали-лась своими знаниями, совсем страх и осторожность потеряла!

— Царь… — я собралась с силами и спросила, — видел это?

— Нет. Мы во время перехватили, но он ищет Тэа и рано или поздно найдет

— Лучше поздно, — пробормотала я.

Снегов был в нашем кабинете, когда я наконец туда дошла. Подозреваю, что лицо у меня было не очень веселое

— Что? — спросил Торин. Снегов сидел верхом на стуле между нашими столами. Я прошла к своему столу, все еще сжимая в руках ту папку. Села и протянула папку вперед. Снегов взял ее и, придвинувшись к Торину, открыл. В комнате повисло молчание

— Кто? — это Снежок спросил

— Царь, — пожимая плечами ответила я. А чего я собственно говоря так испугалась? Ну, ищет. Но не нашел же еще. К тому же меня предупредили. И Верблюдову совсем не выгодно будет, если я попаду к Царю. Все же мои знания довольно ценные. Я вздохнула с облегчени-ем. Пока я в управлении мне ничего не угрожает. Да и вообще кроме моего позывного люди Царя ничего не знают и Верблюдов сделает все возможное, чтобы они как можно дольше ни-чего и не узнали. Это и в его интересах.

Я посмотрела на мужчин, те обменялись весьма мрачными взглядами.

— У меня сегодня дежурство, — тихо сказал Торин, Снегов молча кивнул

— Вы чего задумали? — насторожено спросила я

— Без меня из управления ни шагу, — строго сказал Витя Снегов я аж запнулась от его тона

— Хорошо, — у меня и мысли не было ему перечить. Витя кивнул Торину и вышел

— На улицу без меня или Снегова не выходить. Ясно? — таким же тоном спросил Торин. Они что собираются меня охранять? Хм-м. Приятно-то как! Я поспешно кивнула, соглашаясь. Два военных (один из них бывший, правда, но не суть) да еще и далеко не уродов, будут меня охранять. Кто ж от такого отказывается?!

Глава 5

Долго радоваться мне правда не удалось. Меня немного волновала Тоня. Мы задержива-лись на работе и я позвонила ей на мобильный. Та не ответила. Дозвонилась только на до-машний и то не сразу

— А что у тебя с телефоном?

— Батарея села, — мне даже показалось, что она вздохнула с облегчением

— Батарея? Ну, ладно. Я задержусь на работе, так что не жди

— Хорошо, — ответила Тоня. Вроде бы ничего необычного, но все равно как-то настораживает.

В тот же день уже Торин отвозил меня домой.

— Спасибо, дальше я сама, — выходя из машины, сказала я

— Сидеть! — я чуть не подпрыгнула от этого резкого выкрика Михаила Андреевича, — Снегов что инструкции не давал?

— Давал, — мрачно ответила я, вспоминая то мозгоклюйство которое мне вчера устроил Виктор

— Тогда молча, — приказал Торин, вышел из машины, осмотрелся и только потом разрешил выйти мне. Боевик какой-то!

Вместе мы поднялись по лестнице я вставила ключ в замок и повернулась к Михаилу Ан-дреевичу

— Дальше я сама? — тот только отрицательно мотнул головой. Вздохнув, я открыла дверь Торин вместе со мной прошел в квартиру, а дальше я ничего не поняла. Отчего-то я оказалась на полу, уши заложило и я почему-то вся была белая

— Жива? — скорее прочитала по губам, чем услышала я вопрос Торина. Пару секунд мне нужно было чтобы сообразить, потом чтобы оглянуться и прислушаться к себе и только потом я кивнула

— Да…

— Все живы? Все целы? — в квартиру ввалился кто-то с этим вопросом. Торин уже помог мне подняться. Я огляделась половины стены на кухне не было. Это что? Взрыв что ли? Тут меня осенило

— Тоня… — пробормотала я, но Михаил Андреевич и так уже был на кухне и склонился над чем-то. Спустя секунду до меня дошло, что это мой халат и он на Тоне…

Как в тумане я видела что рыжий проверил пульс и покачал головой. Голова тут же пошла кругом, чтобы не упасть я сделала шаг назад и уперлась в стену. Рукой нащупала низкий комод и плюхнулась на него

— Дайте воды, пожалуйста…

— Держи, — Торин протянул мне стакан с водой. Отхлебнув немного, я сказала

— У вас есть две минуты до того как я впаду в истерику

— Кто это? — быстро сориентировался Михаил Андреевич

— Тетина родственница Антонина Редина, — послушно ответила я

— Что она здесь делала?

— В гости приехала, — четко отвечала я, прислушиваясь к себе

— Зачем? Почему?

— С мужем что-то… Разводиться собралась, — я пыталась вспомнить более конкретно, но ничего не получалось

— А муж кто?

— Чиновник какой-то. Детей у них не было. У мужа целый полк охраны и сам он… Цербер какой-то… Тоня, когда говорила о нем, ей было страшно, — голос понемногу начинал дрожать, верный признак подступающей истерики

— Что рассказывала?

— Проболталась, что сбежала от него, что он сделал что-то… — голос уже дрожал и руки то-же, — больше не знаю, и никогда не узнаю…

Вокруг толпились какие-то люди, кажется даже наши новые эксперты и где-то мелькнула белая голова Снежка. А я все смотрела на красное пятно на своем халате, истерика уже про-шла, а взгляд отвести я не могла

— Ее из-за меня, да? — тихо спросила я, с трудом отводя глаза

— Нет. Ты ему живая нужна. А тут явно убить хотели, — спокойно пожимая плечами, отве-тил Снегов, стоя возле меня

— А ты откуда здесь? — опомнившись, спросила я

— Так мое ж дежурство. Твой сосед позвонил и вызвал наших, потом Торин еще, — ответил Снегов. И чего они все такие спокойные? У меня полкухни снесло и родственницу убили, а они все такие спокойные! Такие серьезные, копошатся что-то, как муравьи, а она лежит лицом вниз и халат с красным пятном…

— Откуда про две минуты знаешь? — услышала я вопрос Торина

— Да так бывало, вот и запомнила, — пробормотала я. Тоню наконец увезли. Я подняла глаза на Торина и заметила у него кровь на шее, — у вас кровь

— А! Царапина, — отмахнулся он, вытирая кровь с шеи, — здесь тебе оставаться нельзя. У тебя жить есть где? Ну там подруги, друзья? — спросил он, я на секунду задумалась и поняла, что не у кого.

— Нет

— Понятно. Давай собирай вещи, поживешь у меня, — пряча руки в карманы, сказал Михаил Андреевич

— У вас?! — от удивления я даже немного вышла из того ступора, в котором была последнее время

— У тебя есть другие варианты? — скептически поинтересовался рыжий, — В кабинете жить не позволю

— Ну я…

— Не волнуйся! Дом у меня большой, места всем хватит!

— Нет. Ваша жена…

— Жена у меня добрейшей души человек и гостей любит, — такое ощущение что у него есть ответы на все мои отговорки.

— Шутите? — уточнила я, в этот момент к нам подошел Снегов, оказывается он уходил, а я этого даже не заметила

— О чем спор? — поинтересовался он

— Да вот приглашаю ее к себе, а она отказывается, — пожаловался Торин

— Эх! Женатый человек! — притворно возмутился Снегов, — Вещи собирай, — это уже мне. Я послушно встала и начала собирать вещи, стараясь не смотреть на кухню. И как ему удается все время говорить так, что я не могу ему противоречить?!

— Аллергии на кошек нет? — спросил у меня Снегов, когда я уже с вещами вернулась в при-хожую

— Нет вроде… А к чему… — "этот вопрос", хотела сказать я, но поняла, что и тут они реши-ли без меня. Сначала решили, что я нуждаюсь в их защите, теперь что жить буду у Вити. Класс! Хоть бы спросили, что ли…

— Даже не начинай, — пригрозил Снегов, — ко мне уж точно никто не полезет. Я отвезу тебя к себе, а сам на дежурство.

Ну, я естественно согласилась. Жуть! Надо что-то с этим делать, а то скажет мне замуж за него выйти я и выйду! Жу-уть!

Я говорила, что он повернут на черном? Говорила. Ну ладно одежда, машина. Эт понятно. Со всеми бывает. А вот черная мебель и абсолютно белые стены меня убили. Это в зале так было, а в спальне наоборот: черные стены и белая мебель. И так по всему дому. Дальтоник он что ли?! В общем, в своем желтом платье я что белая ворона (вернее желтая, белого и без меня тут навалом!). А Снежок наверняка с окружающей обстановкой сливается. Особенно если сядет на черно-белый диван — сидения черные, а подлокотники и подголовники белые. Клиника, честное слово!

Это еще не все! У него кот белый, а кошка черная. А зовут их как, знаете? Ни за что не догадаетесь! Белык и Чернуха! Оригинально правда?! За их миски я вообще молчу.

Ночью снились кошмары. Черно-белые. С красным пятном на халате.

Я сидела в своем кабинете и честно пыталась не заснуть. Торин ушел на ковер к началь-ству. А я ковырялась в компьютере пытаясь найти информацию про владельца ювелирного магазина и отследить путь украшений Ладовых из государственного хранилища. В кабинет, не стуча, вошла женщина. Высокая, красивая брюнетка в красном брючном костюме и на шпильках. Я про себя завистливо вздохнула, мне такой эффектной никогда не быть.

— Доброе утро, Алина, — поздоровалась она. А вот именно эта женщина и подходит под "ухх!" Петровича

— Доброе утро, госпожа Торина

— Хм… — женщина улыбнулась одними глазами, умело подчеркнутыми, и добавила, — один-один. Инга

— Очень приятно, — честно ответила я. Эта ходящая грация и женственность прошла вперед и села за стол Торина

— Что у вас случилось? — вглядываясь в мое лицо, спросила она

— Временно без жилья. Кофе будете?

— А ночевали где? С удовольствием, — это она про кофе, догадалась я. Опять не выспалась и опять голова с трудом соображает.

— У Снегова

— Черно-белые кошмары? Или Белык с Чернухой? — понимающе спросила Инга

— Кошмары, — буркнула я. — Кошечки у него прелесть. Обнюхали меня и пошли спать даль-ше

— М-да? Поразительно. Обычно они по пятам ходят и не оставляют гостей без присмотра. А почему не у нас? Торин что, не догадался пригласить? — приподнимая одну бровь, спросила она. Интересно, откуда она про кошек знает? У Снегова бывает что ли?

— Догадался. Я отказалась, — наливая кофе, ответила я

— А-а, — понимающе протянула Инга, принимая от меня чашку. Только я вернулась на свое место, как дверь открылась и мы услышали удивленное восклицание моего напарника

— Инга?!

— Я ключи забыла, — без приветствия, ответила на незаданный вопрос женщина

— Ясно. Держи, — доставая ключи из кармана, сказал Торин

— А твою скромную напарницу, я заберу с собой. Ты ж не против? — кладя руку ему на пле-чо, спросила Инга и заметила лейкопластырь на шее, — А это что такое? Миша?!

Лицо женщины тут же преобразилось и стало обыкновенным и чрезвычайно озабоченным.

— Ингуш, царапина, — беря ее ладонь в свою руку и целуя, успокаивающе ответил Михаил Андреевич, — Мелкая, нашла что?

— Компьютер еще ищет, — буркнула я, допивая пятую (или шестую?) чашку кофе, которое я никогда не любила.

— Оставляй. Я его привезу и буду беречь. Не волнуйся. Ингуш, мне очень нужны будут ее мозги

— Варенные или жаренные? — с улыбкой спросила та.

— Они у нее и так уже варенные, — хмыкнул Торин

— А мои тебе уже значит не подходят? — прищурившись, спросила Инга

— Твои все время заняты эти твоими переговорами к тому же ты после самолета, наверня-ка, не выспалась, — целуя жену в висок, ответил Михаил Андреевич

— Видишь? Вот за это я его и люблю. Выкрутится всегда и везде! — усмехнулась женщина, — Где твои вещи?

— В шкафу, — в голову с трудом пробилась мысль, что я сейчас уйду с работы и возможно высплюсь

— Бери. Поехали, — пожимая плечами, смутно знакомыми интонациями сказала Инга

В общем, я переехала жить к Ториным. У них такой уютный и теплый дом оказался. Единственным отрицательным моментом было то, что теперь работа длилась все 24 часа. Ювелира мы того нашли и Торин уехал в командировку. Уже три дня как. Благо связь с ним была. А вот с украшениями такая путаница была, что я до сих пор разбиралась, попутно играя с Артемом.

Торины жили в своем доме, за довольно высоким забором. Мы с Темкой сидели на под-весном диване на заднем дворе, когда там появились двое в масках и вытолкали вперед Ингу. Ребенок кинулся к матери, но я задвинула его себе за спину. Ингу усадили рядом с диваном

— Сидеть! — рявкнул один из них. Я вообще-то лежала на диване. При этих его словах, я за-метила, что Инга достает свой телефон и решила отвлечь этих в масках

— Я не поняла мне что, встать? — спросила я, как можно наглее. Ответом мне был выстрел, чуть выше моей головы. Я вскрикнула, Артем заплакал, а Инга убрала телефон. Не знаю, успела она сделать, что думала или нет. Одно я знаю точно, встать в ближайшее время я не смогу. Опять ног не чувствую.

— Поняла, сижу, — проблеяла я, прижимая Темку к себе. Инга обеспокоено косилась на сына

— Что вам нужно? — спросила она

А я похолодела от мысли, что это могут быть люди Царя. Хотя Петрович наверняка бы предупредил, но он ведь мог и не знать.

— Молчать! — крикнул второй в маске. Что ж делать? Что им нужно? Если это люди Царя, то им проще всего было бы забрать меня, а не торчать тут и чего-то ждать. А действительно чего они ждут?

— Если вам нужны деньги, то они в доме, — проговорила Инга

— Я же сказал молчать! — крикнул тот же и наотмашь ударил ее. Инга упала, и кажется поте-ряла сознание. Хорошо хоть Артем этого не видел. Я прижала его к себе, закрывая ему весь обзор.

Тут появился третий. Из дома. Значит они что-то искали. Вопрос что? Царю нужна я, зна-чит это не его люди.

— Где документы?! — направляя оружие мне в голову, спросил тот третий

— Какие? — спросила я и тут краем глаза заметила что-то черное, мелькнувшее возле забора. Овпоцы! Надеюсь.

А дальше я опять ничего не успела понять. Только тот, который был ближе всего к Инге вдруг оказался на земле, а его оружие у нее. И теперь уже она с растрепанными волосами и тонкой струей крови под носом приказывала оставшимся двоим

— На колени! — один попытался было дернуться, но Инга выстрелила ему в плечо. — Следу-ющая будет в голову! На колени!

— Слушайтесь тетю, а то хуже будет, — за спинами нападавших показались фигуры в черном с надписью ОВП на рукавах.

Я облегченно вздохнула. Нападавших быстро скрутили и отволокли к машинам.

— Что это было? — заторможено спросила я у Инги, которая обнимала сына, сидя рядом

— А! Отрицательный момент моей работы, — отмахнулась она

— И часто такое бывает?

— На дом напали впервые, — в глазах Инги что-то не очень хорошее появилось. Я поняла, что этим нападающим придется не сладко в ближайшее время. Так им и надо.

А вечером Инга снимала стресс. Угадайте как? Спорим, что не угадаете?

В спортзале — грушу молотила, да так что мне стало ее жаль, грушу, а не Ингу. Инга и мне предлагала, но я сторонник более мирных способов. К тому же с моей спиной такие подвиж-ные "способы" были не доступны. Максимум что я могла себе позволить — гимнастика, чем я собственно сейчас и занималась. После того кораблекрушения врачи практически были уве-ренны, что я не буду ходить, но тетя отвела меня к какому-то знахарю, может и не знахарю, а врачу, и тот разработал для меня комплекс упражнений, которая я должна выполнять. Так что пока Инга колотила грушу, я выполняла эти самые упражнения.

— Так что там у тебя с квартирой, разобралась? — ударяя грушу, спросила Инга. Я делала од-но упражнение, в котором не очень удобно разговаривать, поэтому ответила лишь закончив

— Разобралась, — правда потратила на это те три бесценных выходных, которые Торин про-вел в командировке и которые Верблюдов предоставил мне в качестве отпуска.

— Да? И что выяснила? — слегка задыхаясь, спросила эта грушененавистница. Я же вздохну-ла про себя. Даже молотя этот несчастный снаряд, Инга оставалась элегантной и женствен-ной. Еще раз вздохнув я начала делать другое упражнение и задумалась над тем как покороче рассказать все то, что я делала эти три дня, — Все дело в Тоне. Вернее в ее муже, — возвращаясь в обычное, сидячее, положение, начала я, — Тоня стала свидетелем его делишек и сбежала. Да еще не просто сбежала, а кое-что с собой прихватила

— Муж решил ее убрать, — с особой жестокостью ударяя по груше, закончила за меня Инга, — Зачем же гранатой-то?

— Наверное, мозгов на другое не хватило или денег стало жаль, — равнодушно пожимая пле-чами, ответила я, — Имя мужа Тони я и так знала, поспрашивала про него наших аналитиков и оказалось, что 2-я следственная группа его уже очень давно ведет. Так что я вернулась к себе на квартиру…

— Подожди, зачем? — Инга остановила грушу и ожидая моего ответа, обернулась

— Тоня не могла уйти просто так. Не ее стиль. А судя по тому как она боялась, — к сожале-нию то, что она действительно чего-то боялась я поняла только после ее смерти и этого я себе никогда не прощу, как и того что восстановила карту. Я тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли и продолжила, — ушла она не "просто так".

— Почему она тебе ничего не сказала? — резонно спросила Инга, примеряясь для очередного удара

— Дура была. Или настолько боялась. Не знаю. В общем я вернулась…

— Одна? — опять перебила меня Инга

— Ага, щаз! Со Снеговым, конечно! Они с твоим мужем меня одну не оставляют! — не сдер-жавшись выпалила я. Кстати, Торин так и не знает что на его дом напали.

— Почему? — насторожилась Инга, а я прикусила язык. Наверное, это была тайна…

— Это отдельный разговор, — отмахнулась я. Инга пожала плечами и вернулась к своей гру-ше. Украдкой вздохнув, я продолжила, — В общем у себя дома, среди вещей Тони я нашла од-ну занимательную папочку, которая очень заинтересовала 2-ю следственную

— Посадили? — лаконично спросила Инга

— И Тониного мужа и всех его соратников, — укладываясь на пол, ответила я. Взяв полотен-це, Инга подошла ко мне и села рядом

— Так чего тебя Торин и Снегов стерегут, а? — вкрадчиво так, спросила она, а я поняла, что не могу ей отказать. Прям как Снегову. Может они родственники?

— А откуда ты Снегова знаешь? — осенил меня вопрос. Надо же как-то оттягивать время, а там вдруг она и забудет. Хотя вряд ли. Вообще-то я догадывалась откуда они знакомы, но как-то лень было додумывать, проще было спросить. К тому же я никогда полностью не доверяла своим домыслам, предпочитая все уточнять и подтверждать фактами.

— Хм! А я все думаю, спросишь или нет? — хмыкнула Инга и уже серьезнее спросила, — Ты в управлении сколько?

— Два года

— А-а… значит ты меня не застала… — протянула Инга и добавила, — Со Снеговым я вместе работала 6 лет назад, — я на секунду задумалась, 6 лет назад Тор еще был овпоцем, руководил группой, но не Снегова это я точно помню

— Аналитиком была? — спросила я

— Овцой, — качая головой ответила Инга. А я удивленно на нее уставилась. Ну, да, теперь понятно почему именно груша. Капец. Я ошиблась. Вот поэтому я и не доверяю своим умоза-ключениям.

— Кем?! — не удержалась я и переспросила, вдруг послышалось?

— Старший лейтенант Окунева, ОВП, — отрапортовала Инга приставляя руку к плечу, как раз к тому месту где у овпоцев эмблема на форме, — Снегова еще сопливым лейтенантиком помню

Снегов — сопливый? Чудны дела твои!

— Тор моим командиром был, — продолжала Инга

— А ушла чего?

— Торин, — как будто это все объясняло, ответила она

— Он был против? — я решила докопаться. Интересно же!

— И это тоже. Там история была не очень. Его ранили серьезно, а мне предложили его ме-сто взамен на кое-какую информацию, а я взяла и вышла замуж, — усмехнулась Торина, я улыбнулась ее словам и спросила

— Не жалеешь?

— По ребятам скучаю, а так сама видишь, скучать не приходится. Но ты от ответа не отви-ливай! Давай выкладывай!

Ну я и выложила…

— Во болваны! Ну, болваны! Мало того, что сами полезли, так еще и тебя подставили! — Ин-га буйствовала уже довольно долго, я уже даже реагировать перестала, просто сидя наблюда-ла за ее метаниями по залу, — Болваны! Ну, Торин, ну я тебе устрою!!!

— Инга, не стоит. Им Петрович уже всыпал по первое число! Ты мне лучше как дипломат скажи…

— С чего ты взяла что я дипломат? — перебила меня Инга

— Догадалась, — с улыбкой ответила я

— Как догадалась? — не отставала она. Если честно я даже не задумывалась почему я решила, что Инга — дипломат, просто знаю и все. Но ей же такой ответ не подойдет. Надо думать

— Ты гос. служащий, часто в командировках. У нас на острове это либо геологи, либо ар-хеологи, либо дипломаты, — пожимая плечами, ответила я

— А вдруг я геолог?

— Не-а. Торин говорил что ты с переговоров, да и не выглядишь ты ни как геолог, ни как археолог. К тому же у геологов и археологов мордовороты в масках не требуют никаких до-кументов, — хмыкнула я

— Прав был Торин, — усмехнулась Инга, — толковый ты человек. Что ты там хотела спросить?

— Как отношения с Верхним островом?

— Надеюсь ты понимаешь, что это государственная тайна? — вкрадчиво поинтересовалась Инга, — Да и зачем тебе?

— Да чуйка у меня, — призналась я, — чувствую, что это дело нас туда заведет вот и щупаю почву.

— М-да… если туда ведет, лучше бросай сразу, гиблое дело, — посоветовала Инга. Ага, бро-шу! Типа мне кто-то позволит!

— Значит все так плохо…

— Не война, но и туристов туда наших не пускают. Если только через материк, — пожимая плечами ответила Инга

— Материк? — ухватилась я за промелькнувшую идею, — а на материке есть наша диаспора?

— А-то! Еще какая! — хмыкнула дипломат

— А у тебя там есть свои люди? — осторожно спросила я

— "Свои люди" у вас, а у нас — связи, — с улыбкой пояснила Инга

— Ну, хорошо, связи у тебя там есть?

— Конечно, — легко пожимая плечами, ответила Инга

— Хорошо, — улыбнулась я. Вот только зачем мне связи на материке?

Глава 6

На следующий день приехал Торин. Уж не знаю то ли от того, что выяснил всё, то ли от того что на дом напали. Ремонт в моей квартире уже почти закончили, так что ночевала у них в доме я в последний раз. После ужина Торин рассказал что ему удалось выяснить

— У нашего ювелира за 2 месяца до ограбления был посетитель, который хотел купить украшения Ладовых. Мы даже фоторобот составили

— Спустя пять лет он помнит его лицо?! — поразилась я, беря в руки фоторобот. Лицо, и в правду похожее на робота, показалось мне знакомым

— Сказал, что тот мужик его очень напугал. Этот ювелир все записывает в журнал. Так что у нас есть его имя.

— Надеюсь журнал у вас?

— Конечно! Я же не мог оставить тебя без подарка!

— Ну, спасибо! — усмехнулась я, — Так кто это?

— Тихомиров-Горлов — первый владелец машины и гостиницы, — торжествующе сказал То-рин. Я еще раз взглянула на фоторобот

— Это не он, — качая головой, ответила я

— Значит ювелир напутал, все же прошло 5 лет! — несколько разочаровано проговорил То-рин

— Но почему-то он запомнил это лицо и почему-то соотнес его с теми событиями. К тому же я где-то его видела, — указывая на фоторобот, сказала я

— Вы еще здесь? — на кухню, где мы с Ториным сидели, зашла Инга, — Миша, тебе отдых по-сле работы необходим! И вообще что это вы тут секретничаете, а?!

— Ингуш, это все по работе. К тому же мы уже договорили, — вставая, ответил жене Торин. А мне вдруг стало завидно, до жути завидно. Я опустила голову, чтобы глаза меня не выдали, — Мелкая, пробьешь это типчика?

— Завтра! — довольно громко добавила Инга, я согласно кивнула. Торины ушли и только по-сле того, как их шаги затихли, я позволила себе поднять голову. Надо сматываться из этого дома, иначе зависть сожрет меня.

Легко сказать "пробьешь этого типчика"! Второй день ковыряюсь в базе, компьютер уже закипает, и все без толку! Правда половину вчерашнего дня я посвятила своей многостра-дальной квартире и как оказалось вовремя! Сегодня утром позвонила тетя и сказала, что вече-ром будет дома. Естественно она заметит новую стену на кухне. Придется объяснять. Я пред-ставила себе, что меня ждет и еле подавила вздох.

Компьютер упорно выдавал, что не знает этого мужика на фотороботе.

— Я-то его откуда-то знаю! И ты должен! — не выдержала я и высказала компьютеру на его очередное "совпадений не найдено"

— Что по-прежнему глухо? — спросил Торин, весь вчерашний день он провел у Верблюдова, а половину сегодняшнего на дежурстве

— Да, — ответила я, пытаясь скрыть свое раздражение, но кажется, получилось не очень хо-рошо

— Уже поздно. Домой идешь? — вставая спросил Михаил Андреевич

— Не-е, я еще посижу, — ответила я, а про себя добавила: "Я этого типчика добью!"

— Мелкая, ты вообще на часы смотрела? Меня, конечно, радует твое трудовое рвение, но тебе пора домой отсыпаться! — довольно резко высказался Торин.

— Как будто это так легко, — буркнула я, не отрывая глаз от монитора

— А что нет?

— Вы про бессонницу что-нибудь слышали? — спросила я. Так, че-то я слишком уж раздра-жена, прав рыжий пора домой — баиньки. — Ну вот, сегодня приехала тетя и эта самая бессон-ница мне обеспеченна

— Почему? — усаживаясь на стул возле моего стола, спросил Михаил Андреевич

— А вы уснете после грандиозного скандала?

— Хм! — улыбнулся Михаил Андреевич, — Хочешь я поговорю с твоей тетей?

— Не-ет, спасибо. Я сама! — я представила себе эту картину и мне стало еще страшнее

— Собирайся, я должен доставить тебя домой.

— Ничего вы не должны, — пробормотала я

— Собирайся, я жду на выходе, — подходя к двери, сказал Торин и уже в коридоре добавил, — Завтра ты должна быть бодрой!

— Это приказ?! — не удержавшись, выкрикнула я. Ладно, буду собираться.

Скандал был. Я забыла поливать ее цветы. А вот про кухню, стену она только сказала: "Сделала ремонт? Молодец, давно пора было". И всё! Про Тоню ей сообщили, я это точно знаю, а она ни слова не сказала. А я решила не расспрашивать. Спокойнее будет.

А бессонница все же была. Из-за отсутствия скандала, к которому я так готовилась, ре-плики проговаривала и ответы придумывала.

Понимая, что ночь пропала, я достала компьютер. Пока он включался меня осенило, я ведь совсем забыла о тех злополучных посетителях гостиницы, из-за которых просидела в архиве столько времени! Стала там искать.

И нашла! Вениаминов какой-то оказался. Кроме фамилии и фотографии у нас на него ни-чего не было, впрочем, это вполне привычное явление для посетителей гостиницы Горлова. Интересно, почему его ювелир запомнил?

А утром меня обрадовали. Наше дело окончательно и бесповоротно зависло. Горлова объ-явили в розыск. Правда, все прекрасно знали, что этот самый розыск может длиться несколько лет, а то и десятилетий!

Патовая ситуация. Горлова ищут, Царь ищет меня. Меня ищет Царь, ищут Горлова. Царь ищет Горлова, меня ищут. Уфф, мозги от безделья закисают. К Люське пойти что ли?

Какая-то мысль подвисла на заднем плане, но какая именно мне было лень додумывать. Торин был на дежурстве. Бумаги я как-то быстро все оформила, а новые дела будут распреде-лять только в понедельник. Времени навалом.

— Привет! — я зашла в комнату аналитиков, Люська сидела с таким же отсутствующим ви-дом, как и всегда, — Че творишь?

— Да овцам план похода составляю

— Помочь? — падая на соседний стул, спросила я

— Ага, — радостно ответила Люська и придвинула мне кипу бумаг. Вот всегда нравилось эти планы составлять. Я обычно просто тыкала пальцем в определенную область карты, а потом уже смотрела есть ли смысл туда идти, — Ты овцам сообщишь? А я пойду пока пообедаю, — уже с выхода выкрикнула Люся.

Вот уже! И Верблюдова даже не боится! Доступ у меня есть, но все же это работа Люсь-ки, а она ее на меня спихнула и радуется! Я даже додумать не успела, как за ней дверь закры-лась. Вздохнув я начала составлять план, а после передала его командиру овпоцев — благо это был не Торин. Потом вернулась Люська, а я вернулась в свой кабинет.

А вечером было шумно. Оказывается, мой маршрут вывел овпоцев на еще один склад оружия, самый крупный за последнее время. Я сидела тише травы и очень надеялась, что ни-кто не проболтается о том, что этот план составила я.

Зря надеялась. На следующее утро меня позвала к себе Люська и дала прослушать одну очень занимательную запись, в которой Царь предлагал за меня 200 тысяч. Маловато, как-то. Аж обидно! И страшно. О том, что я — Тэа знали все аналитики, а это не считая Люськи чело-век 10 плюс начальство всякое. А эту запись крутят на одной из наших частот с завидной ре-гулярностью. В общем, не долго мне козочкой свободной прыгать!

И вот тут мысль, которая все это время висела на заднем плане, показалась во всей своей красоте: "Царь ищет Горлова". Хорошая мысль. А как ее осуществить?

Вечером я пригласила Ингу в кафе. И дала ей прослушать ту злополучную запись о возна-граждении Царя

— Что это? — спросила она, дослушав

— Ты не слышала? Царь в обмен на меня дает 200 тысяч! — чуть не подавившись соком, от-ветила я

— Откуда знаешь?

— Эту запись крутят на одной из наших частот, — я хотела ответить равнодушно, но не очень получилось.

— Чем это ты его так достала? — отодвигая запись подальше, спросила она

— Слышала про последнее достижение нашего Управления? — намекнула я

— Ты про склад оружия? — уточнила Инга, я согласно кивнула. Она некоторое смотрела на меня, потом ее глаза полезли на лоб, — Ты?!!!

— Я, — удрученно согласилась я. Благо мы сидели в отдельной кабинке и звук за ее стенки не распространялся. Интересно, откуда Царь узнал, что это была я?

— Молодец, — просто сказала Инга, отпив из своей чашки — она заказала себя мятный чай и я со своим заказом из окрошки, салата, сока и пирожного выглядела на ее фоне трагладитом. — Что делать думаешь?

— Мне нужен Горлов, он где-то прячется, — ответила я

— Причем здесь Горлов?! — вполне закономерно спросила Инга.

— А Царю нужна я, — продолжила я свою мысль

— Ты хочешь… — пораженно начала Инга

— Предложить ему сделку, — закончила я

— Но… — Инга была весьма растеряна и я решила этим воспользоваться

— Слушай, минимум дюжина народу знает, что Тэа это я. Неужели ты думаешь, что у нас все такие праведники и никому не нужны 200 тысяч?!

— Это безумие! — качая головой, ответила она

— А что лучше сидеть ждать и дрожать от страха?! — Инга была растеряна, соображала пло-хо, так что я решила добавить немного трагизма, чтобы убедить ее

— Ты понимаешь, что тебя за это посадят? Если живая вернешься, — ну, спасибо за уточне-ние!

— Если я буду осторожна — никто не узнает, — так самое главное излучать уверенность в сво-их словах, тогда любой поверит и даже Инга.

— Ты сумасшедшая! — с силой выдохнула Инга, но я поняла, что ей нравится моя идея

— Так даже лучше, психам везет! — улыбнулась я. Инга улыбнулась в ответ.

— Что ты от меня хочешь? — сдалась она

— Изолируй их, — как говорится: куй железо пока горячо, что я и делаю

— Кого? — не поняла Инга

— Церберов моих отвлеки на время, — пояснила я

— Торина и Снегова? Отвлечь?! Издеваешься? — Инга чуть своим чаем не подавилась

— Нет. Я серьезно. Ты ведь можешь, — главное убедить Ингу в том, что она может и она сможет. Инга задумалась, а я наконец приступила к еде. Когда я доела пирожное, вкусное бы-ло, Инга спросила

— Ты точно все продумала?

Продумала я, ага, как же! Ничего я не продумывала! Просто появилась идея и я знала точ-но, что ее нужно осуществить, как можно скорее пока я не задумалась над этой самой идеей и не передумала! Инге этого знать не стоит. Так что я ответила весьма уклончиво

— Нам нужен Горлов, все ниточки ведут к нему

— А как же тот фоторобот? — спросила она. Надо же какая осведомленность!

— Тот мужик оказался посетителем гостиницы Горлова. Теоретически мог быть с ним зна-ком и, судя по записям, в гостиницу он приезжал за 2 месяца до и через месяц после ограбле-ния. А у нас на этого с фоторобота кроме фамилии ничего нет и я вообще сильно сомневаюсь, что Вениаминов его настоящая фамилия. Кроме этих записей у нас ничего нет! Абсолютно ничего! Будто и этот Горлов и Вениаминов просто привидения! А Царь на то и Царь, что и про привидения должен всё знать!

— Всё равно это безумие, — качая головой, сказала Инга

— Так ты мне поможешь? — с надеждой спросила я

— Я подумаю, — ответила Инга, а я поняла, что поможет.

И я не ошиблась. Инга дала мне 3 часа форы. За 20 минут я добралась к лесопарку, за ко-торым был вход в Подземелье. Когда я уже свернула на нужную мне дорожку меня останови-ли. Дорогу преградил какой-то мужчина со смутно знакомым лицом

— А вы кто? — спросила я, когда поняла, что пропускать он меня не собирается. Отчего-то стало страшно, я судорожно ухватилась в свою сумочку и села на ближайшую скамейку

— Максим Захаров, — ответил он и я вздохнула с облегчением. Друг Торина не может мне ничего плохого сделать. Интересно, а как давно он за мной ходит? Получается Торин пере-страховался и подослал ко мне третьего цербера. Блин. И че делать?

— А что вы…? — начала я спрашивать наблюдая как Захаров садится рядом.

— Здесь делаю? — продолжил он мой вопрос, я согласно кивнула, — смотрю вы одна без Тори-на и Снегова…

— Вас Тор ко мне приставил, — озвучила я свои мысли, Захаров мыгыкнул в ответ, — Понят-но, — протянула я, стараясь не сильно пялится на это чудо природы. Чудо в хорошем смысле этого слова. Что-то мне подозрительно везет в последнее время. Рыжий, блондин теперь вот этот Захаров русый, прям все красавцы как на подбор. Вот только брюнета не хватает для полной коллекции.

Так, не пялится, не пялится! Да как тут не пялится на такого! Глазки зеленые, нос прямой, губы… Ой, кажется он что-то мне говорит…

— Я вас не пущу…

Куда не пустит? А! Это он про Подземелье наверное…

— Ну, мне туда надо, — проговорила я

— Вы туда не пойдете, — уверенно так ответил Захаров. Не пойду, говоришь? Ну-ну

— А может все-таки? — начала юлить я

— Не-а, — качая головой, ответил Захаров

— Эхх, не хотела я этого…. Может вы не знаете, но благодаря мне вы на свободе, — рискнула я на шантаж

— В курсе. И поэтому туда вас не пущу. Вы там хоть раз бывали? — начиная злится, спросил Захаров

— Вот сейчас пытаюсь, — фи какой он не красивый, когда злится!

— Напрасно. Лучше возвращайтесь домой, — железным голосом сказал Максим. Не пустишь все-таки?

— Я не привыкла менять свои планы, — сказала я и воспользовалась своим последним аргу-ментом.

Максим Захаров чуть съехал со скамейки и теперь мирно посапывал во сне. Я покрутила в руках баллончик и положила его обратно в сумку. Этот газ, вернее его рецепт, тетя привезла с очередных раскопок, но я не смогла приготовить. А тетя смогла, оно и понятно химик из меня… скажем так очень никакой.

Собственно, благодаря этому газу я и надеялась вернуться из Подземелья. Он усыпляет человека часа на 2–3 и проснувшись этот самый человек не помнит последние минуты до того как уснул. Удобно, правда?

Поправив на плече сумку, от чего звякнули бутылочки с газом, я зашла в Подземелье.

Бр-р, а тут сыро! Так надо поскорее выбираться отсюда, мало ли как отреагирует на это мой организм. Расположение камер и датчиков я прекрасно знала, так что пройти незамечен-ной для меня было не проблема. Месторасположение логова Царя я тоже вычислила накануне. (Почти неделю корпела!) Так что дело оставалось за малым дойти до него и поговорить с Царем.

Я нервно смотрела на часы, через полчаса мне нужно будет возвращаться, иначе ничего не успею. За следующим поворотом должно быть логово Царя. Я остановилась, пытаясь унять сердцебиение. Давно не было так страшно. Дрожащей рукой, я достала колбочки с газом и прислушалась. Вначале было тихо, я так долго прислушивалась, что от голосов, которые прозвучали за поворотом, я вздрогнула и колбочки предательски звякнули.

Голоса утихли, а я с ужасом скорее почувствовала, чем услышала, как кто-то подходит к повороту. Зажмурившись, я бросила за угол поворота три колбочки (хватит чтобы усыпить человек десять).

Пару раз вздохнув, я прождала положенные секунды, пока газ перестанет быть снотвор-ным, и повернула за угол. У стены привалившись друг к другу спали двое, еще один спал у двери. Так, стоп. У двери?! Я не ошиблась?! Кру-уто! Эк, какая я молодец! Умница просто! Вычислила-таки! Эх, да я!

Тут дверь скрипнула и начала открываться. В глазах потемнело, позвоночник окаменел. Сейчас упаду…

— И что ты сделала с моими людьми? — сквозь темноту пробился насмешливый голос. Сглотнув ком в горле, я осмотрелась. В дверях, опираясь плечом на косяк, стоял сильно взлохмаченный юноша в очках.

— Твоими?! — я не удержалась от удивленного выкрика. Парень выглядел лет на пять меня младше. Брюнет. Готова коллекция.

Я на секунду зажмурилась, отгоняя глупые мысли. Позвоночник вроде отпустило, но я все же прислонилась к стене. Так, на всякий случай.

— Моими, моими. Я — Царь, — пояснил он мне. Я хмыкнула, скрывая смех. — Так что ты сде-лала с моим людьми? — повторил он свой вопрос, слегка нахмурив брови. Интересно, а какого цвета у него глаза? То, что темные и так понятно, видно даже с того места где я стою. Черные или коричневые?

Я мотнула головой, отгоняя ненужные мысли. Да что ж это такое? Лезут и лезут! А мне надо быть собранной и не отвлекаться!

— Если ты Царь, то зачем искал меня? — пошла я в наступление

— Я тебя не искал, — легко пожимая плечами, ответил он. Даже не спросил кто я.

— Но ты же Царь? — глупо спросила я

— Царь, — согласно кивнул он

Идиотская ситуация

— А Царь меня искал и еще 200 тысяч предлагал!

— А-а, так это мой предшественник, — отмахнулся тот

— Кто? — чет, я совсем запуталась

— Фуу, темная! Ты думаешь, что Царь это имя? — и не дожидаясь моего ответа продолжил, — а это должность. Тэа, если не ошибаюсь?

— Ну, да, — я растерялась. Во-первых, я ожидала увидеть матерого такого мужика, а увидела интеллигентного вида хлюпика в очках, во-вторых, он вроде убивать меня не собирается и вообще ведет себя так, будто мы старые знакомые!

— Значит, это тебя я обязан своим повышением. Спасибо, — легко так сказал он, а я вообще язык проглотила, — Проходи, — сказал он и вернулся обратно в комнату.

Инстинкты орали чтобы я возвращалась обратно и вызывала сюда Снежка со всей его ко-мандой. Глянув на часы, я поняла что у меня еще есть минут двадцать времени. Осторожность вовсю боролось с любопытством. Любопытство победило. Оно всегда побеждает. Вздохнув, я вошла в комнату следом за Царем.

— Так чего ты пришла? — спросил Царь, сидя за столом перед компьютером. Я немного оша-лела от такого количества современной техники здесь, в Подземелье

— Узнать зачем Царь искал меня, — пытаясь собраться, ответила я

— Ты сумасшедшая? — спокойно спросил Царь, буднично так. А я наконец заметила собаку. Лайка кажется. Черная. Пес (или собака) подошел ко мне слегка поводил носом и вернулся обратно на свою подстилку. Царь понаблюдал за собакой и сказал, — Ладно, чокнутая. Приса-живайся, — кивая на стул напротив себя, сказал он и как только я села представился, — Димит-рий, — я только открыла рот, чтобы назваться свое имя, как он ответил за меня, — Алина Дымова. Я знаю. Сам на тебя информацию собирал.

— А-а…? — хорошо что я уже успела сесть.

— Как Царем стал? — угадал он мой вопрос, я кивнула, — Склад помнишь? Это была послед-няя капля и Предыдущему этого не простили. Злой он на тебя был. Имя твое я узнал букваль-но сразу после того как ваши взяли склад. Предыдущему это не помогло

— А кто ему не простил? — заторможено спросила я

— М-да… я думал, что ваш брат осведомленнее, — протянул он. Вот это меня и привело в чувство. В конце концов, убивать пока не собираются. Еще одна бутылочка у меня есть в сумке. Он один. Чего боятся?

— А если я тебя отсюда не выпущу? — откинувшись на спинку стула, спросил он. Глаза у не-го шоколадные, даже скорее цвета молочного шоколада. И он не юнец. Поняла я это только что. Глаза, повадки, разговор. Пожалуй, он даже старше меня.

— Не выпускайте, — равнодушно ответила я. Димитрий удивленно приподнял одну бровь. Эффектно. Любая другая уже б запала. Но у меня похоже противоядие в крови на это чувство.

Помниться было разок, признавался один в любви. Я поначалу была в шоке. Это было для меня невозможным, невероятным. Я знала, что любят других, не таких как я. Меня не могут любить, это не реально. Это злая шутка, чья-то злая шутка, розыгрыш. Осталось найти камеру и сделать вид, что сразу их раскусила. Но проходил день, потом второй, а камера не находи-лась. И я расслабилась. Совсем чуть-чуть. И зря. Права я была. Любят других, таких как я — нет. Вот с тех пор и появилось это противоядие. Не ну конечно, каждый представитель противоположного пола по-прежнему представляется потенциальной любовью всей жизни, но я не влюбляюсь. Разум в отпуск не уходит и внимательно следит за чувствами.

— Почему так спокойно? А как же семья, дети, возлюбленный? — ехидно спросил Димитрий

— Дайте подумать… У меня этого нет. Ничего личного. Так что, — пожимая плечами, отве-тила я

— Не пойму, почему ты такая борзая? — пробормотал он. Хотела бы я сама знать, почему.

— Точно сумасшедшая, — качая головой, сказал Царь

— Возможно, — ответила я. Интересный вопрос. Может я и вправду псих? Или психа? А во-обще как правильно-то? Псих женского рода — это кто? Или у психа вообще нет рода? Надо будет порассуждать на досуге. Если конечно он у меня будет, досуг то есть.

— Ну, и что мне с тобой делать? — отвлек меня от раздумий голос Димитрия.

— Ничего. Предлагаю сделку, — вспомнила я наконец основную цель своего визита

— Что?! — у Димитрия глаза округлились. А что мне уже терять?

— Сделку. Она и в ваших интересах тоже

— И что же ты мне можешь предложить, психованная? — устраиваясь на стуле, спросил Царь. О! Психованная! Вроде подходит под женскую форму психа. Или нет?

— Если мы не получим одного типчика, овповцы будут все приходить и приходить и одна-жды совершенно случайно могут найти что-то поинтереснее склада оружия, — вот особенность организма! Хорошая такая особенность! Иногда язык существует отдельно от мозгов. И хочу вам сказать, довольно хорошо существует. Порой даже лучше чем с ними, с мозгами то есть.

— Если я тебя не выпущу, никто сюда не придет, — всматриваясь в мое лицо, ответил Царь. Чегой это он там высматривает, а? Признаки сумасшествия?

— А я вам не скажу что с вашими людьми, — разговор начинал напоминать игру в теннис, условия сыпались по очереди с каждой из сторон. Даже интересно стало

— Не беда. Новых наберу, — отмахнулся Димитрий. От этих слов меня немного покоробило, я наконец вспомнила с КЕМ я разговариваю.

— Ладно, тогда подождем когда за мной придут, — копируя его расслабленную позу, ответи-ла я. Конечно, я блефовала. До отведенного Ингой времени было еще долго. У меня даже бы-ло еще около 10 минут резервного времени. Так что пока за мной придут, он успеет меня три-жды убить и дважды закопать. Но он-то этого не знает.

— Хм… Нормально. Приперлась как к себе домой и еще права качает! — проговорил он, качая головой, а мне стало стыдно. Совесть, как всегда не вовремя проснулась. Лучше спала бы себе дальше!

— Мне нужен Горлов, — со вздохом сказала я

— А мне нужен проход на материк! Но я же не лезу к вам в Управление! — воскликнул Царь

— А у вас его нет? — искренне удивилась я

— Нет, — передразнил меня Димитрий. Я не удержалась от победной ухмылки

— А я знаю направление, — будто пятилетняя похвасталась я. То, что я разговариваю с пре-ступником, которого ловит вся королевская, то есть президентская, рать, я старалась не ду-мать

— Интересно… — протянул Царь

— Сначала Горлов! — воскликнула я, чувствуя себя праведницей, заключающей сделку с дья-волом

— Не-а, направление. Дон, убеди гостью, — собака подошла ко мне и поставила лапы мне на плечи. Я судорожно сглотнула. Прекрасно зная, что зверю нельзя смотреть в глаза, я посмот-рела. Почему-то я была уверенна, что смогу подчинить себе зверя

— Дон, вежливее, — окликнул его хозяин. Дон опустился на задние лапы и теперь сидя сле-дил за мной. Я осторожно перевела дух. Все же, когда морда с такими клыками в такой близости от лица, становится страшновато.

Я встала, Дон глухо зарычал, я глянула ему прямо в глаза, и собака перестала рычать. Неужели удалось? Сделав шаг к Царю, я сказала только одно: "Карта".

Захаров спал на той же лавочке. Чувствовала я себя препогано. Уходя, я разбила бутылоч-ку с газом, но почему-то была уверенна, что Царь не забудет о нашей сделке, как и не забудет направление, которое я ему показала.

Я предала свое Управление, аналитиков, ребят из ОВП, а в ответ ничего не узнала. Ведь далеко не факт, что Царь выполнил свою часть сделки, а я и так выдала ему тайну. Хотя это тайна была только моя, ведь то направление что я указала, было из моей карты. Таможенное Управление такими данными не располагало. Да и если уж быть совершенно искренней, то никакого хода на материк и в помине не существует! Подземелье существует исключительно под островами. Это я знала на 99 % (один процент я всегда оставляю на сомнения). Во-первых, такой ход никак не вписывался в карту, а во-вторых, по-моему довольно сложно построить ход под водой. Так что в сухом остатке я никого не предавала, но на душе все равно было скверно.

Патрульные сегодня были чересчур рьяными, проверяли посетителей кафе, хотя раньше такого никогда не было. Я как раз рассказывала Инге как уходила от Царя, когда патрульные подошли к нам

— Документы, будьте любезны, — сказал нам один из патрульных. Мы с Ингой достали до-кументы. Первой взяли у меня. Я заметила как переменился в лице патрульный, когда прочел мое удостоверение, — Прошу прощения, а дама с вами?

— Это она со мной, — вальяжно ответила Инга и показала свое белое удостоверение. Бедный патрульный совсем побелел. Специальный отдел дипломатического корпуса это элита элит, как говорится, круче только горы. Хотя нет, есть еще круче. Старшие сотрудники спецотдела. У них и у внештатных сотрудников этой организации на корочке при определенном угле просмотра появляется рисунок в виде листика березы. Я мельком взглянула на удостоверение Инги — листика не видно. Вообще практически никто не знает чем занимается спецотдел дип. корпуса. Но все знают, что связываться с ними себе дороже. Как Инга попала туда, я не спра-шивала. И чем она занимается, меня тоже мало интересовало. И дело вовсе не в том, что я та-кая не любопытная. А как раз наоборот. Связь моего любопытства и скуки иногда дают оч-чень не хорошие последствия. Такие как карта, например.

Во-от. Однажды, когда эти два поганых чувства вновь сошлись я выяснила, чем таким за-нимаются в этом спец. отделе. И не спрашивайте как, а то меня точно посадят! Ну, если в двух словах, то сотрудники дип. корпуса делятся на две группы: те, кто подготавливает информацию для будущих дипломатических встреч и те, которые расследуют все преступления, связаны с дипломатическими интересами страны. Что это за преступления я поняла довольно плохо, что-то вроде поимки шпионов, наверное. Еще я узнала, что Инга работает в первой группе, то есть подготавливает информацию. А вот чем занимаются старшие сотрудники я так и не узнала. Хотя вполне можно догадаться исходя из деятельности второй группы сотрудников спецотдела.

Как только патрульный отошел Инга спросила

— А откуда ты знала это направление?

— Да я… я просто указала где находится материк, относительно нашего месторасположе-ния, — ответила я

— М-да… Царь тебе этого не простит. Будем надеяться, что твое зелье сработает как надо. Что с Захаровым?

— Да ничего. Сделала вид, что никуда и не ходила, а смиренно сидела на лавочке. Как ду-маешь, расскажет Торину, что я ходила к Подземелью?

— Узнаем, — флегматично пожимая плечами, ответила Инга. Конечно, Михаил Андреевич же не ей будет голову откручивать!

А на следующее утро на пороге управления обнаружили прикованного к дверной ручке человека. Царь сдержал свое слово. Это был Горлов.

— Заказчик кто? — Торин уже второй час допрашивал Горлова, я наблюдала за ними через зеркало, сидя в соседней комнате. Единственное, чего добился Михаил Андреевич было то, что Горлов признался, что он всего лишь исполнитель

— А что мне за это будет? — Горлов выкручивался как уж на сковороде. Ювелира, един-ственного живого свидетеля, уже вызвали. Завтра он должен приехать и будут проводить опознание. Вот так раскрывали дело о пропавшем автомобиле, а в итоге раскрыли ограбление ювелирного магазина. Отпечатки пальцев Горлова совпали с теми, что проходили неизвестными по ограблению. Он был тем самым неизвестным третьим грабителем.

— Жизнь! Ты же не настолько туп, чтобы не понимать, что твой заказчик убирает всех. Смотри! — Торин начал раскладывать перед Горловым фотографии, оставив в папке только фо-торобот Вениаминова

— Он сказал, что он Ладов, — слегка заикаясь от волнения начал Горлов

— Он, — Торин показал фоторобот. Горлов судорожно кивнул, — Дальше что было?

— Сказал, что нужно вернуть семейные драгоценности.

— И ты подключил своих старых дружков Жженова и Конкина, — продолжил за него Торин и подвинул ближе к Горлову фотографии их трупов. Никогда не любила этих допросов.

— Д-да, но они облажались

— Ты был с ними в ювелирке?

— Д-да, но я не сел с ними в машину, — пробормотал Горлов. Он продолжал рассказывать как его помощников поймали, а я все никак не могла отделаться от фоторобота. Где-то я ви-дела это лицо. Причем совершенно недавно. Совсем недавно.

Захаров? Да ладно! Не может быть! Хотя… Я попыталась вспомнить лицо Захарова, но с лицами у меня всегда были проблемы, я всегда запоминаю только глаза и образ в целом. По-ставив себе на заметку найти фотографию Захарова, я опять прислушалась к разговору за стеклом. Торин как раз подвел разговор к нашей машине

— Он объявился опять где-то с полгода назад и потребовал опять свои драгоценности

— Почему ты не скрылся от него как тогда? — спросил Торин, а я поняла, что что-то пропу-стила. Покопалась в своей феноменальной памяти и она выдала то, что записалось на подсо-знании. Спустя месяц после ограбления заказчик приходил к Горлову, но тот сбежал. Оба раза заказчик останавливался в гостинице под фамилией Вениаминов. Значит Вениаминов

— Он знал, где я живу, он жил у меня, — продолжал рассказывать Горлов

— Что было дальше? — наступал Торин

— Я нашел машину и рассказал все ему

— Заказчику?

— Да. Я не знал, что он будет убивать! — воскликнул Горлов.

— Где видел его в последний раз?

— На перекрестке, сразу после аварии. Он сел за руль той самой машины и уехал. Куда не знаю!

— Аварию кто устроил?

— Я… по его приказу! Он мне угрожал!

Всё. Дело почти раскрыто. Машину угнал Вениаминов-Ладов, соответственно и Ильичева он убил. Непонятно только, зачем надо было Эльвиру убивать? Этот мой вопрос озвучил Торин

— Я должен был ждать его там, на случай если Ильичев к ней приедет. Когда я пришел она уже была мертва!

— А ты сбежал?

— Как только я вошел, то услышал сирену. Там был запасной выход я перелез в соседний дом и там сидел, пока ваши не уехали, — дрожа ответил Горлов

Хитер бобер! Вениаминов решил повесить убийство Эльвиры на Горлова. Странно, про-ще было его убить. Стольких убил, а этого просто подставил? Странно. Странно и ненадежно.

— По-моему, проще было тебя убить, — озвучил мои мысли Торин

— Он дал мне слово, что не убьет! — воскликнул Горлов. Убийца, который держит свое сло-во? Смешно.

— Итак, подведем итог. Вениаминов-Ладов нанимает Горлова, тот со своими подручными грабят ювелирку, но их принимают наши доблестные сотрудники и садят их. Горлов радуясь своему счастью прячется от приезжающего вновь заказчика и делает это весьма успешно. По-том вдруг Вениаминов опять появляется. Почему только спустя столько лет?

— Может раньше не мог? — спросила я, наблюдая как мой напарник меряет шагами наш ка-бинет

— Почему? Но это не столь важно. Значит он объявляется опять и на этот раз наседает на Горлова по полной. Тот находит машину, Ильичева и Эльвиру. Устраивает аварию. Вениами-нов на случай если Ильичев не попадет в аварию, отправляет Горлова на квартиру к Эльвире, — рассуждал Михаил Андреевич

— Которая уже мертва. И если бы не сумасшедшее везение Горлова его бы взяли над ее трупом, — продолжила я

— И посадили, но этого не случилось. К счастью для нас. Вот еще один вопрос. Откуда Горлов взялся возле Управления? — вот как раз на этот вопрос я знала ответ, но лучше я про-молчу

— И где машина, — подбросила я другой вопрос, надеясь, что Торин забудет о таинственном появлении Горлова

— Да. Где машина? Скорее всего Вениаминов на ней уехал. Ильичева нашли возле Подзе-мелья, ювелирку нашли в Подземелье. Вполне возможно, что он…

— Ребят, мы, кажется, нашли интересующую вас машину, — в дверь без стука просунулась голова Снегова

— Где? — сразу же спросил Торин. Как в плохом детективе, все происходит вовремя, как раз только Торин подумал о том, что машина может быть в Подземелье, как появился Снегов и практически это подтвердил!

Теперь уж точно всё. Машина найдена и дело о пропавшем автомобиле можно закрывать. Остались только неопознанными отпечатки, оставленные в машине. Я встала и подошла к мужчинам. Снегов как раз показывал на карте Подземелья туннель, в котором они нашли ма-шину. Я взглянула на карту и похолодела. Туннель, в котором нашли машину, соединялся с цепью туннелей, которые вели в Верхний остров.

Дело № 2

"О наследии Ладовых"

Глава 1

Сегодня к Ториным приехал старший сын. То, что у них он есть я узнала тоже сегодня. Михаил Андреевич просто начал собираться домой за 2 часа до конца рабочего дня, за полго-да нашего с ним знакомства это было впервые.

— Михаил Андреевич, а ты куда это собрался? — на "ты" я научилась его называть, но вот называть его просто по имени у меня язык все еще не поворачивался

— Ко мне сын приезжает, — пожимая плечами, ответил он

— А что Темка уезжал? — расширенными от удивления глазами я наблюдала за тем, как мой напарник спокойно собирается домой

— Да нет! Старший приезжает! У него зимние каникулы, — отмахнулся Торин

— А-а… — протянула я, стараясь чтобы на лице не сильно отразилось мое удивление

— Так, я пошел. Если что звони домой, — махнул он рукой на прощанье и вышел.

Мне было немного обидно. За то время что мы вместе работаем, я начала считать себя другом этой семьи, а они ни разу даже не обмолвились о том, что у них два сына. Обидно.

За 15 минут до конца рабочего дня в кабинет заглянул Снегов. Это уже стало своеобраз-ной традицией с тех пор, как они с Ториным меня стерегли.

— А где Торин? — спросил он, кивая на стол напарника

— Домой ушел. К ним сын приехал, — немного раздраженно ответила я

— Толяныч что ли приехал? — удивленно воскликнул Снегов, переступая порог, но оставаясь в дверях кабинета. Ну вот, он тоже знал о нем. Одна я что ли не в курсе о существовании, как он сказал, Толяныча?

— Не знаю, — нервно ответила я, — Я вообще только сегодня о нем узнала! Сколько ему лет то?

— М-мм, — что-то подсчитывая тянул Витя, — 12 вроде

— Тоже рыжий и тоже совершенно не похож на Ингу?

— Тоже рыжий, — согласно кивнул Снегов, — А на счет Инги, — тут Витя зашел в кабинет и за-крыл за собой дверь, — так она ему мачеха. Толяныч — у Торина от первого брака

— А-аа, — опять протянула я, ничего не понимая. Торин что дважды был женат?! Хотя что-то такое вспоминается из его досье…

— Его первую жену убили когда мальчику еще и 5 лет не было, — доверительно сообщил мне Витя. В который раз убеждаюсь, что мужчины еще большие сплетники, чем женщины. Как там тетя говорит? Обратная сторона эмансипации. М-да… Продуктивный, однако, день сегодня! У моего напарника обнаружился старший сын и жена, которую убили. Блеск!

— Ты домой идешь? — спросил Снегов. Я оглянулась на свой стол, полностью заваленный разными бумаги, и отрицательно помотала головой, — Ну ладно, тогда я пойду. Не скучай!

А за 5 минут до конца рабочего дня меня к себе вызвал Верблюдов и день стал еще более продуктивным.

— Дымова, всплыли ваши цацки, — без приветствия начал Анатолий Петрович, как только я пересекла порог его кабинета. Я тут же навострила уши. Цацки — это скорее всего те самые пропавшие украшения Ладовых из моего первого дела. Эти самые пропавшие цацки, как их называл Петрович, не давали мне спокойно спать все это время

— Где? — спросила я проходя вглубь кабинета и присаживаясь на стул возле начальства

— На материке. Таможенники нашли у одного из пассажиров вот это, — Верблюдов подви-нул мне фотографию, а на ней был знакомый до боли перстень. Кажется я до конца своей жизни запомнила эти перстень, колье и браслет, которые так и не были найдены и принадле-жали семье Ладовых.

— Задержали? — замирая, спросила я

— Да куда там! — отмахнулся Верблюдов, — Скажи спасибо, что вообще сообщили

— Спасибо, — послушно пробормотала я, — А куда ехал этот пассажир? Кстати, фамилия его как?

— Сколько вопросов! Ответы тебя не порадуют, — вздохнул Петрович, — Фамилия Ладов, — я наконец оторвала взгляд от фотографии перстня и посмотрела на начальство, — а ехал он на Верхний остров.

Ну, все, приехали. Найти эти украшения уже давно стало для меня навязчивой идеей. А раз они на Верхний остров уехали, то это уже невозможно.

— Ты едешь туда же. На подготовку у тебя две недели

— Куда еду? — честное слово, наверняка, послышалось

— На Верхний остров, — спокойно повторил Верблюдов

— А-аа, как? — удивленно, даже скорее ошарашено спросила я. Вот уж точно день сюрпризов

— Самолетом до материка, а оттуда кораблем до Верхнего, — терпеливо ответил Верблюдов

— А почему я? — Я все еще не могла поверить в случившееся

— Торин уж слишком известная личность.

— А как? — я хотела спросить как это возможно если у нас с Верхним такие трения

— Эта семейка все еще интересует их, — Верблюдов указал пальцем на потолок, видимо имея в виду свое высокое начальство, — приказ поступил оттуда. Украшения должны быть возвращены.

— Должны быть возвращены… — эхом повторила я, — А в качестве кого я туда поеду?

— В качестве стажера. Они, — опять указание на потолок, — договорились с материком и тебе выдадут документы, согласно которым ты будешь сотрудником Управления на материке и едешь в Верхний для обмена опытом. Ясно?

— Ясно… а я смогу? — осознание того, что мне придется ехать во враждебное государство за какими-то цацками постепенно осеняло мою бедную голову

— А куда ты денешься?! — усмехнулся Верблюдов, — с такими учителями тебе сложно будет не справиться!

— Учителями? — заторможено переспросила я

— Конечно, а ты что думала, что я отпущу тебя туда без должной подготовки?! Вот держи, — он протянул мне визитку, не глядя я взяла ее, — завтра с утра поступаешь в ее распоряжение. Свободна.

Заторможено кивая я вышла из кабинета начальства и взглянула на визитку: "Дымова Ок-сана Викторовна". Тетя?!!! Моя тетя? Язвительная и довольно скептическая, но при этом доб-рая и все понимающая? Моя тетя будет консультировать меня?! О-очень продуктивный день!

Не буду рассказывать о том, как меня готовили, это оказывается государственная тайна, скажу только одно: моя любимая тетя-археолог на самом деле когда-то давно работала в Управлении и в тот злополучный день, когда мы с ней попали в то кораблекрушение, возвра-щалась из очередной командировки с Верхнего острова. Кстати, только сейчас она рассказала мне, что видела моих родителей, вернее женщину которая держала меня на руках, на приста-ни в Верхнем острове. Так что вполне возможно, что я сама родом оттуда. Сами понимаете, это обстоятельство не добавляло мне спокойствия.

Мне сказали мою основную цель. Я должна либо доказать либо опровергнуть факт пребы-вания Ладова на нашем острове, а также подтвердить или опровергнуть его причастие к тем преступлениям, которые были совершенны из-за этих украшений.

— А теперь самое главное, — тетя сняла свои очки в тончайшей оправе и потерла глаза, — нужно что-то делать с твоим именем и внешностью.

— А что с ними не так? — совершенно натурально удивилась я. Хотя за последние полторы недели я думала что растратила все свое удивление. Голова буквально пухла от новых знаний. А самое тяжелое было то, что мне запретили и не давали видеться ни с Ториными, ни с Витей Снеговым, который как мне сообщили попал в больницу с каким-то серьезным ранением.

— Понимаешь, в Верхнем все помешаны на всем воздушном. Там все поголовно блондины. Мода такая, — пожимая плечами, добавила она

— Это что мне нужно будет красится?! — меня даже слегка передернуло от подобной пер-спективы.

— Думаю, сможем обойтись и без этого. Подожди немного, — тетя вышла куда-то, мы зани-мались в каком-то загородном доме, прямо как в фильмах про шпионов. Хотя судя по моей подготовке из меня как раз и делают шпиона. — Вот держи, — тетя протянула мне шапочку, больше напоминающую сетку, — Надень

Я послушно натянула шапочку на голову, сразу же почувствовалось легкое пощипывание и волосы будто начали шевелится. Я дотронулась до своих волос и подтянула прядь к глазам. Прядь была белой. Я вскочила со стула и подбежала к ближайшему зеркалу. Так и есть. Из зеркала на меня во все глаза пялилась платиновая блондинка с темно-серыми глазами. Это я, да? Ужас.

— Но… как? — удивленно протянула я. И когда уже перестану удивляться?

— Неважно! — отмахнулась тетя, — главное, что пока ты не захочешь она не снимется. Ника-кого дискомфорта, проверено хм… на себе. Кстати, даже голову в ней мыть можно

— А-аа… — протянула я, — понятно

— Но к ней нужно привыкнуть. Так что не снимай. Теперь имя. Будешь Эйна

— Это типа: "Эй! На!"?! — фыркнула я

— Ну ладно, не нравится, предложи что-нибудь своё, — нервно ответила тетя

— А почему бы не Тэа? Я к нему привыкла и…

— Тэа? — перебила меня тетя, — Ну, в принципе сойдет, Тэа.

И вот я уже две недели здесь, в Верхнем острове. Каково же было мое удивление, когда я поняла что люди здесь абсолютно такие же как и дома. Даже лучше. Меня безропотно приня-ли на работу. Хотя работа это громко сказано. Я сидела у них в архиве и переносила какие-то ненужные сведения в компьютер. По совету тети я подружилась с одной девушкой по имени Аэлин, здешней версией моей любимой напарницы Люськи, она сама работала в архиве, да к тому же меня поселили в соседнюю с ней комнату в общежитии. Все время своей работы я проводила слушая про постоянные амурные приключения Аэлин. Поначалу я старалась запо-минать всех ухажеров своей новой подруги, но это оказалось уж слишком сложно, так что в конце концов я махнула на это рукой и воспринимала ее разговор как звуковой фон и не больше. Но в этот раз что-то насторожило мое внимание и я начала прислушиваться к ее тре-пу

— Так вот, он и пригласил меня на этот самый бал, представляешь?! Только я боюсь идти туда сама. Ну понимаешь же да?

— Нет, — совершенно искренне ответила я

— Ну как же ты не понимаешь?! Я ж знакома с ним всего 2 дня и тут он приглашает меня на такое важное событие как ежегодный бал в доме Ладовых! — на этих словах меня будто током ударило. Именно на этот бал мне и нужно было попасть! Я вообще не представляла как начальство, мое начальство, думало я буду выполнять то, что они мне приказали, а именно подтверждать или опровергать! А тут такой случай!

— Давай я с тобой пойду, — предложила я, стараясь чтобы мой голос звучал как можно более непринужденно и не дрожал.

— Правда?! — радостно воскликнула Аэлин, — а я все думала как тебя упросить!

— Ну вот, а я сама напросилась, — улыбнулась я, — Только, Аэлин, — я вдруг поняла что у меня типично женская проблема, — мне нечего надеть!

И вот я на этом ежегодном бале-маскараде. Аэлин где-то отыскала мне нежно-розовое платье и кружевные перчатки, во всем этом я чувствовала себя крайне неуютно. Ко всему прочему Аэлин тут же упорхнула куда-то со своим ухажером, оставив меня совершенно одну. Я стояла у столика с шампанским и осматривала этот огромный зал. М-да, такое ощущение будто я попала в век так 19, одежда и обстановка соответствует во всяком случае.

— Разрешите, пригласить вас на танец? — услышала я за своей спиной и лениво повернулась, чтобы узнать кого это там пригласили. А пригласили, оказывается, меня!

— Д-да, — слегка заикаясь ответила я, пялясь на протянутую мне руку. Благо кружевная мас-ка скрывает выражение моего лица.

Кошмар! Я танцую с мужчиной, довольно приятным мужчиной! Сердце так не трепетало с времен моего посещения Подземелья. Хорошо хоть он не старался со мной говорить, а то я бы точно от волнения в обморок упала. Вообще не понимаю, что это со мной? Его рука на талии буквально обжигала меня. Чего это я так остро реагирую? Я даже на красавца Димитрия так не реагировала! Может это здешний климат на меня так действует?

Пока я размышляла музыка закончилась. Мужчина, кстати, совсем забыла, он был в чер-ном фраке и такой же маске, но цвет волос у него точно был русый, а глаза точно синие. Так вот он подвел меня обратно к столику

— Благодарю за танец, — сказал он и поцеловал мне руку. Я могла только кивнуть. Убил.

Мне еще никто и никогда не целовал руку. Я стояла как будто громом пораженная, не в силах даже пошевельнуться. И ничего в голове не было кроме его запаха. Почему-то от него пахло зимой.

А ночью я проснулась от кошмара и резко села на кровати.

У него на руке, той самой что жгла мне талию и которую он протягивал мне, приглашая на танец, на той самой руке был перстень. Тот самый. Тот самый перстень из той самой пропавшей машины, из того самого ювелирного магазина. А я его даже не заметила. А я даже не узнала имени его нынешнего хозяина…

Глава 2

Мне повезло. Мне определенно повезло, что на следующее утро я увидела одно занима-тельное фото в местной газете. На фото я с удивлением обнаружила собственную спину. Меня сфотографировали во время танца с тем мужчиной с запахом зимы и перстнем Ладовых. Я даже рассмотрела его руку на своей талии и перстень с лиловым камнем на мизинце. Заголовок гласил: "Артур Ладов избрал следующую претендентку!" Какую-такую претендентку? Я ничего не поняла, а прочитать статью не успела — влетела Аэлин.

— Как ты это сделала?!!

— Что именно? — откладывая газету, спросила я

— О, святая простота! Ты же ничего не знаешь! Да все барышни на том балу только и жда-ли что приглашения Ладова на танец и все пытались угадать кто из кавалеров он!

— А что в нем такого особенного? — совершенно искренне удивилась я

— Сейчас! — Аэлин выскочила в свою комнату, сегодня был выходной и мы сидели в своем общежитии. — Вот смотри, — Аэлин сунула мне в руки фотографию Захарова. Я аж зажмурилась, не веря своим глазам.

— Это кто? — осипшим голосом, спросила я

— Артур Ладов! — чуть обиженно выкрикнула Аэлин

— Артур? — да какой же это Артур, если это Максим! Максим Захаров! Я начала рассматри-вать фотографию и спросила у Аэлин, — А глаза у него какие?

— Сама что ли не разглядела? Синие!

Синие. У Захарова зеленые. Точно помню. Значит это не он. Кстати, о Захарове. Я же ви-делась с ним еще раз после Подземелья. Уж сильно меня беспокоило его сходство с фоторо-ботом. Я его поблагодарила, ни Торину ни Снегову он меня не выдал. При этом я совершенно точно убедилась, что с фотороботом у них очень много общего. Я проверила есть ли у него алиби. Он только год назад вернулся с материка, так что теоретически ювелир не мог его видеть 5 лет назад. Но это только теоретически и мне естественно этого было мало. Поэтому я капнула поглубже и в этот раз поверила окончательно. Где-то за 3 месяца до ограбления ювелирки Захаров попал в аварию и лежал в больнице чуть ли не полгода. Так что к ювелирке он отношения не имеет. А раз не имеет отношения к ювелирке, значит и к убийствам тоже, наверное.

Признаться тогда я подумала, что ювелир попросту все перепутал и фоторобот вообще не имеет к этому делу никакого отношения. Но теперь, глядя на фото Артура Ладова, я мысленно извинялась перед ювелиром. Память у него оказалась и впрямь феноменальная. Снимаю шляпу.

Кстати, а откуда здесь, в смысле на Верхнем острове, взялись Ладовы?

— Аэлин, расскажи мне о Ладовых и вообще что это значит? — кивая на статью в газете, спросила я.

Аэлин рассказывала минут сорок, наверное. Если вкратце, то Ладовы появились на этом острове сразу же после переворота. Я даже уточнила как звали первого Ладова, как я и думала его звали Андрей. Итак, Андрей Ладов нашелся. Ему удалось все же сбежать с Нижнего сюда. Уже тут Андрей женился, открыл свою фабрику. Потом его дело подхватили его дети и расширили до немыслимых размеров, опять превратив свою семью в одну из самых влиятельных на острове. Один из внуков Андрея даже женат на местной то ли двоюродной то ли троюродной племяннице нынешней королевы. Из всех Ладовых холостым остался только этот самый Артур. Вся эта канитель с балами была затеяна, чтобы он смог выбрать себе невесту.

Бред какой-то честное слово!

Он на каждом балу выбирал девушку, которая приглашалась на его следующий бал. Ту, которую он будет приглашать три бала подряд, приглашалась к нему в гости на обед. Что там он с ними делал я так и не поняла, но то, что все поголовно девушки острова мечтали попасть к нему в гости я поняла. Еще я поняла, что обычно на следующий бал он приглашал тех, с ко-торыми танцевал. На этом балу он, оказывается, танцевал только со мной. Занятно.

— И что теперь? — пожимая плечами, спросила я. Вся эта идея с балами казалась мне аб-сурдной до безумия.

— Да как ты не понимаешь! По этой традиции женились его отец и дядя! Уже прошло три бала из пяти, за все это время он танцевал только с тобой! — распалялась Аэлин. А вдруг чело-век просто танцевать не любит! Два бала ему удавалось от семьи отделываться, а тут наверня-ка прижали и он пригласил первую, кто попался ему на глаза! Определенно мне повезло. Кто-то там на самом верху очевидно старается из всех сил, помогая мне.

— И что? — тупо переспросила я. Хотя мне еще раз встретиться с ним ой как надо! Правда, что потом делать я не знаю…

— У-уу! — злясь протянула Аэлин, а я вдруг подумала и спросила

— Слушай, а как они вообще узнали что это Ладов? Там же все в масках были

— Перстень видишь? — устало спросила Аэлин. Я кивнула. Еще бы я его не видела! — Это от-личительный знак Ладовых.

Так, а вот это уже интересно! Выходит такие перстни есть у всех мужчин из семьи. А чего они тогда поперлись к нам и выкрали этот перстень если у каждого есть свой? Или их стало так много, что перстни в запасе закончились? Бред какой-то. Выходит это может быть и не тот перстень, который мне необходимо вернуть?

— А у женщин?

— Что у женщин? — переспросила Аэлин

— Ну, у всех мужчин вот эти перстни, а у женщин какие отличительные знаки?

— Не у всех мужчин. Только у главы, так сказать, клана, — поправила меня Аэлин. Так, что-то я запуталась. Перстни получается только у главы клана. А как же…

— Ничего не понимаю, — честно призналась я

— Что ты не понимаешь? — начиная злится от моей тупости, спросила Аэлин

— У Андрея Ладова был такой перстень и он передал его старшему сыну, так что ли?

— Так, — согласно кивнула Аэлин. А я чуть было не спросила вслух: нафига им сдался еще один перстень-то? Да и вообще если перстень только у главы клана, то почему в те времена перстень был и у Бориса и у Андрея? Или эта ахинея с отличительным знаком главы стаи по-явилась уже здесь?

— А у Андрея сколько сыновей было? — продолжала задавать я вопросы

— У него была дочь

— А если у него была дочь, то почему они Ладовы?

— У дочери Анжелики, кстати, фамилия была такая длинная и не понятная… Венникова… нет, там что-то с именем было связано, — вспоминала Аэлин, а я замерла. Неужели… — Вениа-минова! Точно! И у нее было двое сыновей

— И Артур сын младшего? — догадалась я. Вениаминов! Надо же! Получается это не выду-манная фамилия, а самая что ни на есть настоящая! И этот загадочный преступник действи-тельно Вениаминов-Ладов

— Младшего, — кивнула Аэлин, — Анжелика настояла на том, чтобы внуки взяли ее девичью фамилию

— Если он сын младшего сына, значит перстень ему не полагается, — пробормотала я. Наверное, мальчик захотел и себя почувствовать главой их чертового клана. А для этого нуж-но переубивать своих родственников. Наверное, тут он и вспомнил про остатки семьи на нашем острове и не придумал ничего лучше, чем попросту своровать и себе колечко.

— Полагается, — с жаром ответила Аэлин. Так не поняла! Я навострила уши, слушая даль-ше, — почти семь лет назад его дядя утонул, а у него были только дочери

— Утонул? — переспросила я

— Да тело так и не нашли. Шторм был сильный

Ага, тело не нашли, кольцо скорее всего было на этот самом теле. И горячо любимой клан остался без главной цацки. Ну что ж теперь мотив став более благородным: вернуть символ главы клана. Не понимаю, нельзя было что ли сделать еще одно?

— Да, это перстень особенный. Там какой-то минерал в камне, короче такого больше нигде нет, — словно отвечая на мои мысли, сказала Аэлин. Или я спросила вслух?

— А женщины клана никак не выделяются, — ответила наконец она на мой вопрос, — Хотя… я слышала, что еще есть браслет и колье. Они вроде бы предназначаются жене и дочери главы клана.

— Кому? — я подумала что ослышалась

— Ну, после свадьбы Артур отдаст колье и браслет своей жене, а та, если у них родится дочь отдаст ей браслет.

— Ясно. А что кроме этого перстня из этого минерала больше ничего нет?! — спросила я, ес-ли есть колье и перстень должно быть и еще что-то

— Нет. Поэтому он так и уникален!

М-да уж… Ситуация…. И что мне делать?! Как вернуть эти драгоценности, если они в единственном экземпляре и к тому же символ этой семьи?! Как доказать или опровергнуть присутствие Ладова, а?!!!

Вот мне определенно кто-то там помогает! Помру и обязательно разыщу его или ее и по-благодарю! Не знаю, чтобы я делала, если бы не это везение! До того момента, как меня забе-рут отсюда еще почти что два месяца. И если бы я не потащилась на этот бал, если бы Ладову не стукнуло в голову пригласить меня, если бы… В общем сидела бы я и дальше в своем ар-хиве, а по возвращении сразу бы угодила в кру-упные проблемы из-за проваленного задания. Эх-хх, была бы здесь Инга или Торин, они бы уж точно знали что делать! И Витя Снегов… Надеюсь он там жив. Мне тут недавно сон приснился. Я опять в своем аналитическом отделе, вышла буквально на минутку и тут же за закрытой дверью услышала голос Снежка. Он звал меня на помощь, почему-то по имени звал, и просил вывести, а я все никак не могла открыть дверь… До сих пор вздрагиваю, когда вспоминаю!

Самое главное забыла! Мне пришло приглашение на второй бал! Вот так вот! На этот раз бал был обыкновенный, не маскарад. К счастью, приглашение было на двоих, так что я потя-нула за собой Аэлин. Кстати, она опять достала мне платье. И где она их только берет?

Глава 3

На этот раз бал был в стиле начала 20 века. Платье было более удобным, а вот ощущения у меня были не очень. Я все время чувствовала скованность в позвоночнике и боялась что у меня откажут ноги. Как назло присесть было негде. Поэтому мне пришлось стоять возле стены, так на всякий случай, вдруг падать начну. Аэлин как и в тот раз куда-то испарилась. Я стояла у зеркальной стены и глупо потягивала шампанское, наблюдая за окружающими. Одна дама в зеленом платье так сжимала свою сумочку, что мне даже стало интересно. Я стала за ней следить. Так, от скуки. Дверь в остальную часть дома была заперта, я это сразу заметила. Дама в зеленом подошла к этой двери и открыла ее. Хозяйка, что ли? Через полчаса дама появилась вновь, а вот ее сумочка несколько увеличилась. Их ограбили. Ха! Мне даже полегчало немного. Будут знать как на гостях экономить! И на охране, кстати, тоже!

М-да, нудотень. И кому это может нравится?! Мне уж точно не нравится. Дама в зеленом преспокойно продолжила танцевать и флиртовать и я потеряла к ней интерес. Еще и от того, что долго стою спина начала ныть. Это окончательно вывело меня из себя. Ну и пусть. Ну и ладно. Посадят так посадят, а находиться здесь я больше не могу. Решительно отвернувшись от зала, я поставила бокал на столик, возле которого стояла. А когда собиралась развернуться столкнулась в зеркале с синими глазами.

— Уже покидаете нас? — вежливо так, спросил Артур Ладов. Спина ныла уже немилосердно, я еле чувствовала ноги. Нужно срочно было присесть. А их величество надумало со мной об-щаться!

— Не люблю негостеприимных хозяев, — поворачиваясь, зло ответила я. Артур опешил. А боль в спине уже окончательно запеленала мои мозги. Мне было на все далеко и глубоко начхать. Улыбнувшись, едкой такой улыбочкой, я, слегка потеснив Ладова, направилась к выходу.

— Позвольте хотя бы, — услышала я за своей спиной уже на крыльце

— Что? — оглянулась я, высматривая такси

— Мой шофер отвезет вас, — закончил свою речь Ладов. А чегой это он так распинается? Я что похожа на его любимую бабушку? Блин, какая к черту бабушка! — И все же чем вас так не устроил…

— Стульев у вас мало, — перебила я его и тут же заметила такси. Спустившись на одну сту-пеньку с крыльца, я махнула рукой. Такси начало приближаться, — И кстати, присмотритесь к даме в зеленом, кажется она вас ограбила

Такси уже подъехало к крыльцу. Не прощаясь, я открыла дверцу и с облегчением уселась на заднее сиденье. Жизнь сразу же стала прекрасна и изумительна. Только дома до меня до-шло с кем и как я разговаривала. Остаток вечера я провела злясь на себя.

Утром меня разбудила Аэлин. Она так барабанила в мою дверь, что я думала — выломает! Не открывая глаз, я открыла дверь. Моя буйная подруга влетела в комнату и зажгла свет. Я зажмурилась и плюхнулась обратно на кровать

— Ну ты даешь подруга!

— Ничего я никому не даю, — сонно пробормотала я, укладываясь обратно

— Как ты можешь спокойно спать! Все только о тебе и говорят, — воскликнула Аэлин. Я ле-ниво приоткрыла один глаз. Аэлин была при параде, то есть с макияжем и в бальном платье

— Ты что только вернулась?

— Конечно! — отмахнулась та, — а ты когда вообще уехала?

— А сколько сейчас?

— Четыре, — глянув на часы, ответила Аэлин

— Ты изверг! — констатировала я, — Я дома была в полночь, значит где-то в половину один-надцатого

— Ты все пропустила!

— Да что там пропускать-то было?! — удрученно спросила я, понимая что сон испорчен окончательно. Потирая глаза, я села

— Как же! Аньку же поймали!

— Какую еще Аньку? — ничего не понимая, спросила я

— Воровку! Она уже года два дома обчищает!

— Так охрану надо получше, — буркнула я, понимая, что дама в зеленом и есть эта самая Анька. М-да не повезло девушке. Даже как-то неловко перед ней.

А что там Аэлин говорила, будто обо мне все только и говорят?

— Ты говорила, что все обо мне только и говорят. Почему?

— Как это почему?! Ты же уехала с бала!

— И чего? — да что ж такое?! Опять ничего не понимаю! Отупела я здесь, что ли?

— Обычно раньше хозяев дома никто не уходит, это считается дурным тоном!

— Я не знала, — буркнула я. Ну вот, еще и людей обидела… Эхх! Теперь точно посадят. Кто ж захочет общаться с такой грубиянкой и хамкой, как я?! А я там еще Ладову наплела! М-да, влипла я по самые ушки. Говорила я, что это не для меня! А они заладили: справишься, спра-вишься! Ну вот и справилась! Прославилась!

И знаете, что самое удивительное? На следующее утро возле своей новой работы я увиде-ла роскошную большую машину, возле которой стоял Ладов. Убивать приехал что ли? Вздох-нув, я подошла ближе

— Доброе утро, Тэа, — вежливо так, поздоровался он. Вроде пока не убивает. Я сдержанно кивнула. Артур замолчал, я тоже первой не начинала разговор. В общем молчание затянулось. Зная прекрасно, что нельзя первой нарушать молчание, я его нарушила

— Простите, вы что-то хотели? Я опаздываю

— Я хотел вас поблагодарить, — я удивленно уставилась на него. Это за что же? За то, что я ему нагрубила? — Дама в зеленом, — напомнил Артур, — она и вправду оказалась воровкой

— Вам бы охрану в дом получше, — ляпнула я. М-да, опять грублю. И какое мне дело до их охраны?!

— Вообще-то это впервые, — начал он, но тут зазвонил его мобильный телефон, — Извините, — сказал он мне и отвернулся к машине.

Пожав плечами, я развернулась и направилась к входу в здание. Знаю, не вежливо. Но я действительно опаздывала, а эти разговоры ни о чем немного напрягали меня.

— Что ж вы постоянно от меня убегаете! — услышала я укор в голосе позади меня. Я уже взялась за ручку входной двери и оборачиваться мне не хотелось, но воспитание (будь оно неладно!) заставило.

— Простите, Артур…?

— Артур Алексеевич, — подсказал он, находясь возле своей машины

— Артур Алексеевич, я человек подневольный, к тому же не местный, и опаздывать на ра-боту не имею права, — с вежливой улыбкой, от которой у меня свело скулы, ответила я

— Я вас понимаю, — ответил он. Да неужели?! Понимает он! — К сожалению, мне тоже нужно ехать, — доложил он мне. Как будто мне это интересно!

— Удачи, — с той же улыбочкой кивнула я и потянула дверь

— Благодарю вас, — вежливо ответил он. Аристократ блин! Если бы со мной так говорили, я бы уже общалась не так вежливо как он

— Прощайте, — вежливо попрощалась я, но он меня исправил

— До встречи, — и сел в машину. Хмыкнув, я наконец зашла в здание

Та самая встреча произошла вечером того же дня. Я выходила из здания и увидела ту са-мую машину. Машина мигнула фарами, и из нее вышел Ладов. Народ, выходивший вместе со мной, свернул шеи, рассматривая его

— Вы популярны, — не удержалась я от колкости

— Да уж, — с явным сожалением в голосе, ответил он. Хм, странно. С чего бы это? И опять повисло молчание. Меня так и подмывало спросить, что ему от меня нужно, но я упрямо мол-чала. Машина закрывала Ладова, с крыльца здания его было не видно, зато хорошо было вид-но меня

— Тэа! Ты чего там застряла? — услышала я голос Аэлин, а через секунду она оказалась ря-дом со мной, — Ой! Артур Ладов, — чуть ли не приседая, сказала она

— Здрасте, — поздоровался он. Мне показалось или он скривился перед тем как растянуться в этой вежливой фальшивой улыбке?

— Я — Аэлин. Мы с Тэа подруги, — продолжала она с восхищением, я опустила голову и прикусила губу, чтобы не расхохотаться, — Вы хотели куда-то пригласить Тэа? — прощебетала она, а я округлив глаза, посмотрела на нее

— Аэлин, тебя кажется твой Вадичек ждет, — попробовала я ее отвлечь

— Ты все перепутала! Вадичек был на той неделе! Сегодня я совершенно свободна, аки птичка в небе! — отмахнулась она. Ладов еле слышно хмыкнул, я стояла ближе и поэтому услышала.

Глупая ситуация. Я понятия не имела как из нее выпутаться. И вообще чего это Ладов ко мне зачастил? Из-за моего хамского к нему отношения что ли? Другого объяснения я не вижу. Почему-то этот вывод вывел меня из себя. Я опять разозлилась и окончательно обнаглела. Дома со мной такой бывает крайне редко. Точно этот климат на меня ужасно действует!

— Тогда, птичка моя, пошли домой! — хватая ее за руку, сказала я

— Тэа! — взвизгнула она

— Давайте, я подвезу вас, что ли? — усмехаясь, предложил Артур

— Ой! А давайте! — воскликнула Аэлин и вырвала у меня свою руку

— Да мы тут близко живем, вполне пешком доберемся, — попыталась отделаться я, но Аэлин уже залезла в машину на переднее сидение

— Кажется, ваша подруга так не считает, — усмехнулся Артур

— Простите, она обычно так себя не ведет, — попыталась я хоть как-то извиниться

— Ничего страшного, я привык. Обычно рядом со мной так ведут себя все, — отмахнулся этот самоуверенный и самовлюбленный аристократ, — Все, кроме вас

— Я же сказала, что не местная, — буркнула я в ответ на его реплику. Аэлин зашевелилась у себя на сидении, активно пытаясь опустить стекло. Вздохнув, я полезла на заднее сидение. Скажу честно, у меня проблемы с различного рода замками, я не умею их открывать. Да и во-обще я бываю крайне неловкой, а уж под пристальным взглядом этого аристократа и подавно! Видя мои безуспешные попытки открыть дверь, видимо опасаясь за свою машину, Ладов подошел ко мне и открыл дверь сам. Я кое-как, мне показалось ужасно неловко и некрасиво, уселась, а он закрыл за мной дверь. После чего обошел машину и сел за руль.

Всю дорогу Аэлин что-то болтала. Ей-богу, я не знала что она такая болтушка! Или у нее это от нервов? Когда мы наконец приехали к нашему общежитию я первая вывалилась (по-другому это не назовешь) из машины, за мной нехотя вышла Аэлин. Артур тоже попытался было выйти, но я подошла к его стороне и тихо выпалила

— Спасибо вам большое за то, что подвезли! — и гораздо тише добавила, — вам лучше уехать, пока Аэлин не затащила вас к нам в гости

— Это будет не кстати, — улыбаясь, ответил он

— Я ее отвлеку, а вы уезжайте, — смягчилась я и не дожидаясь его ответа подошла к Аэлин. Взяв ее под руку я развернула ее спиной к машине

— Ты мне не скажешь чего ему от меня может понадобиться, а?

— Да ты ему понравилась! Только слепой этого не заметит! — тихо воскликнула подруга

— Да ладно! Его просто зацепило то, что я не раболепствую перед ним, — отмахнулась я, прислушиваясь к тихо отъезжающей машине

— Ты ему хамишь! И вообще я не поняла, ты что намекаешь на то что я перед ним раболеп-ствую?! — также тихо воскликнула Аэлин и оглянулась. Я оглянулась тоже и увидела пустой двор, — Ну, вот. Он уехал.

— Уехал! — радостно подтвердила я

— Чему ты радуешься?! Такой шанс упустила, — качая головой, сказала Аэлин и пошла впе-ред. Я застыла. А ведь и правда. Я такой шанс упустила! Нужно было завязать с ним разговор, кокетничать, заискивать и добиться его внимания, чтобы выяснить все, что мне нужно! Вот только беда в том, что я не умею и не могу ни заискивать, ни кокетничать! Дура я. И дома меня точно посадят.

А ночью меня опять звал Витя, а я все никак не могла открыть дверь и помочь ему…

В затишье прошли две следующие недели. Кажется, моему небесному покровителю надо-ело мне вечно помогать или он просто ушел в отпуск. Я уже мысленно готовилась к позорно-му изгнанию из Управления и к разочарованным и презирающим взглядам тети, Ториных, Верблюдова и Вити Снегова. Мне даже кошмар такой приснился, где меня выгоняют. Бр-р! Домой стало страшно возвращаться. Страшно вдруг стало, когда я вспомнила, что не знаю, как именно выглядит мой связной, который появится только тогда, когда истечет время моей "командировки". Почему этот факт меня насторожил только сейчас. Да еще и Аэлин со своим вечным нытьем: "Такого парня упустила! О себе не думаешь, так о подруге подумай! Такие перспективы!", — и т. д. и т. п. Достала, честное слово. Ну, вот что по ее мнению я должна делать?! Я ж даже понятия не имею, где эти Ладовы обитают! Да даже если бы и знала, я что должна буду стоять у крыльца и караулить Артура?! Вот еще! Хотя узнать где они живут не помешает… Не-е, в дом пролазить я не собираюсь, вор из меня скажем так: никакой, а с моей неуклюжестью тем более. Или все же собираюсь? Ну, если припрет, может и полезу. Все же в тюрьму как-то не очень охота…

Ну, узнала я адрес Ладовых. Здесь оказывается такая же шарашкина контора, как и у нас. Только я вам этого не говорила!

Дом их находится на отшибе (отличное место, блин, я уже и думаю как вор!), как и все здесь практически не охраняется. Система охраны у них есть в виде сигнализации. Осталось узнать, как ее отключить, купить черный комбинезон и можно на дело! Точно посадят. Не до-ма, так здесь. Полное моральное падение!

Осталось решить, где мне больше всего хочется сидеть: здесь или дома. Дома-то оно ко-нечно сподручнее, но и страшнее. Уж я-то знаю что у нас за тюрьмы! Да и этот позор с уволь-нением и выяснением причин провала операции…

Здесь я даже не знаю что у них за тюрьмы. Да и для того чтобы сесть надо будет в чужой дом залезть. Кстати, я ж официально приехала с материка, так что меня, возможно, отправят туда. Хотя Ладовы здесь влиятельны и здешние стражи правопорядка будут рыть носом, узна-вая все про меня. А вдруг нароют мое настоящее имя? Это ж точно в шпионаже обвинят! А это как-никак международный скандал. М-да… Такой вариант мне точно не подходит. Зна-чит, от незаконного проникновения стоит отказаться.

Надо подумать, как я легально могу узнать, был ли Ладов у нас на острове. Для начала узнать покидал ли он этот остров во время ограбления ювелирного магазина и похищения машины. Была бы здесь моя база, я бы все узнала за 5 минут! А так нужно думать, где я могу добыть данные пограничников.

Будем думать.

Мозговой шторм преподнес неожиданные результаты. Я ж работаю в архиве, оказывается! Значит, сведения 5-тилетней давности должны быть здесь! Правда, гениально? Я тоже так подумала. Осталось совсем малое. Найти нужные мне документы, а для начала узнать есть ли они вообще и получить к ним доступ. Да еще и причину придумать, зачем они мне нужны.

Тут мне помогла Аэлин. Натолкнула на мысль своими вечными любовными приключени-ями. Вот я и решила придумать такую виртуальную подругу, которая 5 лет назад познакоми-лась на материке с выходцем из Верхнего острова, для конкретики я еще сказала что тот са-мый "выходец" представился Ладовым. Так вот, этот самый "выходец" так обидел мою вир-туальную подругу, что у нее был нервный срыв.

— А что ж он такого ей сделал? — заинтересовавшись, спросила у меня Аэлин. Не я конечно могу придумать тысячи различных "смертельных" обид, но сейчас лучше напустить туману. Пусть Аэлин сама решит.

— Она даже вспоминать не хочет, — сделав трагическое лицо, ответила я

— Так вот почему ты так разговаривала с Артуром Ладовым! Из-за своей подруги! — вос-кликнула Аэлин, а я слегка опешила. И, правда, отличная версия! И как мне самой это в голо-ву не пришло? Определенно тупею.

— Да. К тому же он недавно опять приезжал, — я лихорадочно придумывала, язык опять начал существовать отдельно от мозгов, выдавая какие-то фантастические данные, — она по-гналась за ним и попала в аварию. Сейчас она в больнице. Когда узнала, что меня сюда направляют, стала упрашивать найти его. Я пообещала ей, что найду этого Ладова, — с жаром сказала я. Правда в моих словах была такая маленькая несостыковочка. Если я обещала своей подруге еще на материке, то чего я тут сидела сложа руки все это время. Правда дошло это до меня, только после того, как я уже сказала про свое "обещание". Надеюсь Аэлин не заметит.

— А ты имя его знаешь? — вскинулась она. Я аж примолкла от ее вопроса. Она что мне пове-рила? Неужели?

— Не-е, только фамилию. Она просто как-то раз обмолвилась. Да и вообще честно говоря, я сильно сомневаюсь, что это его настоящая фамилия.

— Надо помочь, надо помочь, — качая головой, проговорила Аэлин. Надо-надо! А-то меня посадят! Ну, додумайся, узнать у пограничников. Додумайся, Аэлин, ты уже умная! Наверное. Я прикусила губу, надеясь, что Аэлин все же додумается. И не зря надеялась! Она все-таки умная!

— Нужно узнать, ездил ли кто из Ладовых в это время на материк! — я чуть ей не зааплоди-ровала.

— Точно! Слушай, я и не додумалась! — я сильно старалась, чтобы в голосе не было иронии. Сильно старалась.

— У меня, кажется, Лешик там работает. Я попробую выяснить

— Правда? Аэлин, ты просто святая! — воскликнула я. Хм, надеюсь, не переборщила. Теперь остается надеяться, что Аэлин сдержит свое обещание и главное что провернет она все это как можно тише.

Глава 4

Я возвращалась домой пешком. Погода была прекрасной, обувь удобной. Настроение у меня тоже было хорошее. На днях Аэлин достала мне копию отчетов таможенников за инте-ресующие меня периоды. Согласно им никто из семейства Ладовых (Вениаминовых) территорию Верхнего острова не покидал. Эти самые копии Аэлин, по моей просьбе, отправила на материк одной девушке, которая была в списке "связей" Инги, а для Аэлин была моей неутешной подругой. А что на счет перстня, так я и могла ошибиться. Все бывает. Так что в принципе работу я свою сделала, опровергла присутствие Ладова на нашем острове. Хотя, если подумать, ему вовсе не обязательно было проходить таможню, чтобы посетить наш остров, и вообще то, что он не покидал этот остров вовсе не означает, что он не присутствовал на нашем. Но думать об этом мне не хотелось, как говорила одна известная красавица: "Я подумаю об этом завтра". И вообще сегодня зарплата, так что устрою себе праздник!

С такими мыслями я зашла в банк и прилежно встала в очередь в кассу. Боковым зрением я заметила знакомую машину, подъезжающую к банку. Интересно, а что здесь Ладов-то за-был? Настроение почему-то сразу же испортилось. Одного взгляда на его машину мне хвати-ло, чтобы я поняла: добытые мною документы абсолютно ничего не доказывают, и я рано расслабилась. До моей очереди получать средства для праздника было еще довольно долго и я от нечего делать продолжала пялиться в окно. Куда девался Ладов, я не заметила, машина его была пустая. Зато к банку подъезжала еще одна. Не знаю, чем именно она меня привлекла, я даже зачем-то заострила свое внимание на номере машины, стараясь его запомнить. Из маши-ны никто не выходил, и вообще стекла были тонированы, фиг что увидишь. Мне бы по идее потерять к ней интерес, а я же наоборот не могла отвести от нее взгляд. И не зря. Когда до моей очереди оставалось всего два человека, я увидела как дверца открылась и я скорее почувствовала, чем увидела опасность. Оттолкнув стоящих впереди меня, я заглянула в кассу и как можно быстрее сказала

— Жмите тревожную кнопку!

— Девушка, вы что? — удивилась кассирша

— Жмите, я вам говорю! — почти крикнула я и начала сама лезть в окошко, кассирша испу-гавшись сама на нее нажала и буквально через секунду раздался оглушительный треск и кри-ки. Я оглянулась и увидела троих в масках и с автоматами

— Это ограбление! Всем на пол!

Прежде чем послушно упасть на пол, я успела заметить удивленные глаза кассирши, кото-рая смотрела на меня и явно ничего не понимала.

Армейский ботинок был буквально в паре сантиметров от моей головы, позвоночник дав-но окаменел и ног я не чувствовала, так что положение лежа очень даже меня устраивало. Что же местные правоохранители так долго едут? Минут десять уже точно прошло. Еще пару се-кунд и они успеют уйти! А знаете, что больше всего меня злило? У них в банке не было охранника, только система оповещения в виде тревожной кнопки, правда я подозреваю, что и она не работает. Не понимаю, не грабили их, что ли, никогда?! От чего такая беспечность? Я уперлась взглядов в фирменный знак банка. Ласточка. Ясно, банк принадлежит Ладовым. Они явно чересчур зазнались. Наверняка считали, что раз они такие богатые и могущественные то никто не посмеет их ограбить. Наивные! На моей памяти это уже второй раз за месяц. Интересно, а сколько ограблений они вообще не заметили?

А кнопка по ходу действительно не работала. Грабители преспокойно покинули банк. Ка-пец!

Злость переборола испуг, и я даже смогла сесть. М-да костюмчику капут и деньгам тоже. Значит, праздник отменяется. Уф-ф!

Прямо перед собой я увидела безупречный мужской костюм и такую же безупречную обувь. Даже не поднимая головы, я знала, кто это стоит передо мной.

— Артур Алексеевич, объясните мне, почему у вас в банке нет охраны и тревожная кнопка не работает?! — злясь, спросила я. Кстати, когда мы с ним общаемся я всегда злюсь. Прям зако-номерность какая-то! Аллергия у меня на него, что ли?

— Тэа? — удивленно протянули сверху

— Тэа-Тэа, — буркнула я, — хоть бы руку подали что ли!

В один прием меня поставили на ноги, и я увидела прямо перед собой встревоженные глаза Артура Ладова. А ростом он не вышел. И как это я раньше не замечала, что он одного со мной роста? Неужели настолько была зла?

— Ну, так почему кнопка не работала?! — продолжила я свой допрос. Когда я злая, я станов-люсь наглой.

— С чего вы это взяли? — явно пытаясь от меня отделаться, спросил Артур. Не тут-то было, голубчик! Я не отстану! Я злая!

— Потому что я лично видела, как ваша кассирша ее нажимала, а никаких спец. органов я тут не наблюдаю! И вообще, почему такая беспечность при охране банка?! Это ж вам не тан-цульки под оркестр, а лакомый кусочек для грабителей! Кстати, а вы милицию, или что тут у вас, вызвали? — "милицией" назывались правоохранительные органы на материке и у нас тоже, а кто тут я что-то позабыла. От нервов, наверное. А этот лопух как-то дико взглянул на меня и, слегка повысив голос, сказал

— Конечно, вызвал! Вы что вообще меня за идиота считаете?!

— Ну, выставить охрану и отремонтировать кнопку у вас ума не хватило, — тихо ляпнула я. Артур быстро взглянул на меня, явно собираясь прибить на месте, и отошел к выходу.

Правоохранительные органы, наконец, подтянулись и начали опрос свидетелей. Меня за-интересовал такой себе мужчина, слегка полноватый и вообще имеющий слегка глуповатый вид, он разговаривал с Ладовым. Недолго думая, я подошла прямо к ним, и опять же меня ни-кто не остановил, а если бы я собиралась его убить?! Явно эти Ладовы совсем расслабились.

— Тэа Канедес, — представилась я, — полагаю, что это вы отвечаете за отсутствие безопасно-сти в банке? — здесь вроде милиция, так что сразу меня убить не должны. Хотя, глядя на бе-шенный взгляд Ладова…

— Вольский Павел Сергеевич, — представился тот мужчина, а взгляд-то у него острый и цепкий. Я такой видела у наших овпоцев. Значит он мне и нужен, — Увы, со вчерашнего дня. У вас есть, что мне сообщить?

Я аж улыбнулась. Приятно разговаривать с профессионалом

— Есть. Номер и марка машины на которой приехали и уехали грабители, я полагаю вас за-интересует, — кажется глаза у Артура сейчас точно вывалятся.

— Пройдемте, — приглашая меня в комнату по соседству, Павел Сергеевич довольно улыб-нулся Ладову.

Тщательно записав все мои слова, Вольский спросил

— Может вы еще что-нибудь заметили?

— Обувь у них военная, а на подошвах даже есть инвентаризационный номер. Можно предположить, что они либо военные, либо недавно ограбили какой-то военный склад

— А номер вы, совершенно случайно…

— Запомнила, — сказала я и продиктовала номер, который разглядела, когда валялась на по-лу.

— Тэа, скажите на милость, а вы кто? — настораживаясь, спросил Павел Сергеевич, а вот тут уже и я насторожилась. И чего это меня понесло?! Ведь точно заинтересуется моей наблюда-тельностью и захочет проверить кто я и что я. Это плохо.

— Стажер. Работаю по обмену опытом в местном управлении безопасности, — ответила я, лихорадочно вспоминая сведения о моем якобы прежнем месте работы. Вдруг спросит.

— По обмену? — переспросил тот

— Я с материка

— А-а, теперь понятно, — с легкой улыбкой, ответил Павел Сергеевич. Кажется, с ним у меня будут проблемы.

Где-то дня через два, это был выходной, и Аэлин умчалась со своим очередным кавалером куда-то, меня вызвали на проходную общежития. Честно говоря, я даже понятия не имела, кто это может быть. И удивленно остановилась на пороге, увидев большую машину, возле которой стоял какой-то совершенно незнакомый мне мужчина в форме водителя

— Госпожа Канедес? — спросил он, я кивнула, — госпожа Вениаминова приглашает вас на празднование своего 80-тилетия, — а вот этого я не ожидала

— Кто? — тупо переспросила я. Это Анжелика что ли?! Она что жива до сих пор?!

— Госпожа Анжелика Вениаминова, вот возьмите приглашение, — водитель передал мне конверт с приглашением, — дата и начало празднования там указаны.

— Спасибо, — ошалело ответила я. Водитель кивнул мне и, сев в машину, уехал. Стоя на крыльце, я открыла конверт. Внутри была карточка со словами приглашения на празднование, которое состоится через три дня. На обратной стороне четким и твердым почерком было написано: "Госпожа Канедес, наслышана о вашей помощи, искренне надеюсь поблагодарить вас лично. Анжелика Вениаминова, — а чуть ниже приписка, — мой водитель заберет вас и доставит к нашему дому".

Я фыркнула, искренне надеется она! Как же! Надеется, а сама уже водителя присылает! Мне можно сказать приказали явиться! Ну и семейка! Не прийти, что ли? Назло им! Вот была бы другая ситуация, с радостью! Но мне нужно собирать доказательства, а это приглашение было даже очень кстати. Придется идти и даже быть вежливой! Уф-ф…

Водитель и вправду ждал меня за час до начала этого самого празднования. Аэлин была в ауте, когда увидела приглашение и очень расстраивалась по поводу того, что оно только на одного человека. Аэлин опять пыталась запихнуть меня в какое-то облакоподобное платье, но я решительно отказалась и оделась в черное платье делового стиля. Классика всегда в моде, я надеюсь. По крайней мере, в этом платье я чувствовала себя более уверенно и привычно, чем в тех нарядах, что предлагала мне Аэлин. В отличие от них, это платье меня не раздражало, а, если вспомнить мою своеобразную аллергию на Ладова, лишний раздражитель мне ни к чему.

Как я и предполагала дом Ладовых был огромен, что-то похожее на дворец. Очень краси-вый дом, правда. Все же архитекторы они отличные. На пороге меня встречал дворецкий. Взяв у меня приглашение, он провел меня в кабинет, где по его словам меня ожидали.

Войдя в кабинет, я обомлела. Это был не кабинет, а картинная галерея какая-то! Кабинет был круглый. Прямо перед входом висел портрет Андрея и Бориса Ладовых, справа висел портрет семьи Бориса Ладова, а слева Андрея. Левее портрета Андрея с женой и маленькой девочкой (наверное, Анжеликой) висел портрет уже другой семьи. Скорее всего это была Ан-желика с мужем и детьми. Правда детей было трое: два мальчика и девочка. От картины Ан-желики с семьей левее веером располагались еще три картины. Дети с внуками. Один мужчи-на был в окружении жены и трех дочерей, значит это утонувший дядя Артура Ладова. На вто-ром портрете был семья с двумя детьми: мальчиком и девочкой. На третьем портрете была изображена девушка с маленьким ребенком на руках, а за ее спиной стоял мужчина. Если я не ошибаюсь, то этот ребенок — девочка и ей где-то около года. Какое-то непонятное чувство холодом прошлось по спине. Почему-то я не могла отвести взгляд от этого третьего портрета. Хотя на стене висело еще два портрета, веером отходивших от портрета утонувшего дяди.

Хорошо хоть в кабинете никого не было, и я смогла взять себя в руки и продолжить рас-сматривать остальные картины. Значит на втором портрете семья Артура и у него самого есть родная сестра, которая, судя по отсутствию картин, еще не замужем, и три кузины. Двое из которых уже замужем и с детьми. Большая семейка. И вправду получается, что Артур един-ственный мужчина, не считая мужей кузин и его отца. Интересно и то, что у них у всех синие либо серые глаза.

Почему же Захаров так на них похож? Я оглянулась на портрет Бориса Ладова и быстры-ми шагами подошла ближе. Точно! У его жены зеленые глаза! И у его детей тоже! Не смотря на маленькие размеры художник сумел с точностью передать оттенок их глаз. Неужели… Неужели Кристина все же выжила тогда? А чей тогда труп нашли в лесу? И вообще нашли ли его или просто сказали, что нашли?

— Простите, что заставила вас ждать, — услышала я сильный низкий голос и еле сдержалась, чтобы не вздрогнуть. Обернувшись, я увидела женщину с седыми волосами и гордой осанкой. Хотела бы и я так выглядеть в 80 лет! — Анжелика Андреевна

— Тэа, — слегка осипшим голосом ответила я. Она стояла так, что прямо над ее головой был портрет той женщины с ребенком. Кстати, а ведь вот еще один мужчина в семье. И кого-то он мне напоминает… И чего у меня такая плохая память на лица?

— Это Анна и ее дочь Александра, — не оборачиваясь, сказала Анжелика. Видимо я слишком явно пялилась на портрет, — они погибли почти 23 года назад, — при этих словах ее голос даже не дрогнул, а вот меня немного тряхнуло. В голове мелькнула мысль о том, что, то самое ко-раблекрушение произошло тоже почти 23 года назад…

— Что вы так побледнели? — строго спросила она

— Мне бы присесть, — тихо сказала я, чувствуя, как каменеет позвоночник. Да нет! Этого не может быть! Ну что у меня с ними общего? Я еще раз глянула на портреты. Ну глаза у меня тоже серые. Поду-умаешь! Много у кого серые глаза! Нос у меня другой формы, губы тоньше, уши тоже. Не факт! Чего я так растревожилась?! Александра — Аля. Аля — Алина…

— Выпейте! И не надо так волноваться! Что ж вы такая впечатлительная?! — услышала я ря-дом осуждающий голос и увидела перед своим носом стакан воды. Нужно срочно успокоить-ся. Отхлебнув воды, я смогла, наконец, кое-как взять себя в руки

— Простите меня, это последствия того нападения, — ляпнула я первое что пришло в голову. Анжелика Андреевна согласно кивнула, а я невольно взглянула на ее шею. Колье. Колье из лиловых камней. Колье, состоящее из одиннадцати маленький камней и одним крупным в форме капли в центре. Оно было так близко от меня, что я даже рассмотрела маленькую бе-лую точку над большим камнем, как в описи из гос. хранилища.

Были. Были они у нас на острове! Кто-то из этих мужчин на портрете. Кто-то из них зака-зал ограбление ювелирного магазина. Кто-то из них устроил аварию, кто-то из них убил двоих ни в чем не повинных людей! Как я могла восхищаться ими? Как?!

— Когда Александре исполнилось 2 года, они поехали к родственникам мужа Анны, — тихо сказала Анжелика, я боялась смотреть на нее, а голос у нее по-прежнему был спокойный. Ну и самообладание у человека! И чего это она вдруг решила со мной откровенничать?! — Анато-лий, муж Анны и отец Александры, — они что и мужей себе ищут с именем только на "А"?! — поехал раньше на пару дней. Анна с дочерью плыли на корабле под названием "Память пред-ков". "Память предков" затонул 26 октября

А вот тут у меня потемнело в глазах. 26 октября было то самое кораблекрушение! Тетя взяла меня к себе именно тогда. Именно 26 октября мы празднуем мой день рождения!

— Мы узнавали, никто из пассажиров тогда не выжил… Анатолий тоже пропал

— Никто не выжил, — пробормотала я, но ведь я выжила! И тетя тоже! — выжил…

— Ты на нее очень похожа… — совсем уж тихо сказала Анжелика

— Что?! — ну это уже чересчур!

— На мою дочь. Я хочу узнать тебя лучше. Приезжай к нам на выходные, — громче предло-жила Анжелика

— Я не Александра, — скорее себе, чем ей сказала я

— Я знаю. Но уважь старуху, — дотрагиваясь до моей руки, сказала Анжелика. Я еле сдержа-лась, чтобы не вздрогнуть.

— Я… не знаю… — отца Александры звали Анатолий… Анатолий… Анатолий Петрович…

— Через пятнадцать минут у нас обед. Третья дверь налево. Если захочешь остаться — при-ходи.

Приглашать совершенно незнакомого человека к себе в гости и рассказывать ему семей-ные трагедии! Старуха явно спятила! Не, ну в принципе, это и не странно. Все же такое по-трясение пережить! Потом, опять же возраст…

Я опять оглянулась на тот самый портрет. Все же мужчина мне кого-то напоминал. Что-то не давало мне покоя. Но вот что я никак не могла понять.

Так надо отключиться от этого кораблекрушения. Потом об этом подумаю. В первую оче-редь я Алина Дымова, лейтенант следственного отдела Таможенного Управления. У меня есть задание, которое я обязана выполнить. Нужно вернуться к нашим баранам, то есть украшениям. Кажется, у меня появился шанс поближе познакомиться с этим кланом. И я не имею право отказываться от такого шанса. Это в первую очередь. А во вторую? А вдруг я и в правду та самая Александра? Ведь плыли же мы на том самом корабле! Правда, на борту кроме меня было еще две девочки, так что…

Я опять посмотрела на портрет и поняла. Поняла, что меня беспокоило! У этой Анны дру-гая улыбка и форма ушей и носа… Внешне она похожа на это семейство, но отличительных признаков довольно много… Блин, да что же это такое?! Меня должно волновать только воз-вращение ценностей! К тому же они могут оказаться моими…

Я чуть не завыла от негодования. Ну вот, какой из меня шпион, если я даже свои мысли контролировать не могу?! Все. Даю себе установку. Думаю только про украшения. Думаю только про украшения.

Украшения. Украшения. Какая там дверь была? Третья? Точно, третья. Украшения. Укра-шения. Налево или направо? Вроде направо…

Я подошла к двери, она оказалась приоткрыта и зашла внутрь. Надо было налево.

— Простите, — проблеяла я, наблюдая Артура Ладова в той самой комнате. Он сидел за зава-ленным бумагами столом

— Заблудились? — ехидно поинтересовался он. Я кивнула, проглатывая ответы вроде: "По-настроили тут! Хоть бы указатели повесили, а то не дом, а лабиринт!!!"

— Столовая за поворотом налево, первая дверь, — учтиво подсказал он

— Благодарю, — с легким кивком и мыслями: "Пошел в… аристократ поганый!", ответила я и вышла из его кабинета. Все-таки у меня на него аллергия!

На выходные я к ним приехала. Анжелика рассказывала мне историю их семьи. В принципе я все это и так знала. Тему украшений она пока не затрагивала, а я сама пока не решалась спрашивать.

— Анна ведь не моя дочь. — Вдруг сказала Анжелика. Я поперхнулась чаем. Мы с ней и еще тремя барышнями пили чай на веранде их дома. Барышень звали Анжелина, Агнелия и Анге-лина. Была еще Антонина, но она уехала куда-то. Агнелия, Ангелина и Анжелина были сест-рами и соответственно кузинами Артура, Антонина была его родной сестрой. По-моему Ан-дрей Ладов страдал манией величия, приказав всех своих потомков называть именами с за-главными буквами "А". М-да…

— Бабушка, ты нам никогда это не рассказывала! — воскликнула Агнелия, младшая из сестер. Кажется, у родителей просто закончилась фантазия. Это ж надо догадаться просто переставить буквы в имени старшей дочери и так назвать младшую! Ну, а что? Главное же традиция соблюдена!

— Ваш дед и я ездили на экскурсию и там увидели девочку сиротку, — как ни в чем ни быва-ло, продолжала Анжелика

— Где увидели? — уточнила я

— На перроне, — ответила Анжелика, — она плакала.

— Так может она просто потерялась. Вы у нее спрашивали? — спросила я и тут же об этом пожалела. Анжелика вскинулась вся, глаза округлились, внучки аж испугались

— Она молчала! И мы увезли ее с собой!

Ишь благородные какие!

— А сколько ей лет было? — спросила Анжелина

— На вид около 7,- пожимая плечами, ответила Анжелика. Семь это довольно много. Де-вочка должна была помнить свое имя и родителей.

— А имя она свое не называла? — спросила я

— Не знаю! С нами была нянька, она с ней возилась, — отмахнулась Анжелика. Твою тень через плетень! Да они попросту выкрали ребенка! Бедная девочка…

А что если все эти годы она помнила, что ее выкрали? В принципе ей было семь лет, но все же, все же она было слишком мала и ей могли внушить все что угодно

— Ваш дед так мечтал о дочери, но мы Анне всегда говорили, что она нам не родная

Во идиоты! Выкрали и еще напоминали об этом! Бедный ребенок! Каково ей было!

— А Анна ладила с вашими сыновьями? — спросила я. Ну вот опять лезу не туда! Какая там была установка? Думаю только про украшения. У-кра-ше-ни-я.

— Я бы так не сказала. Наверное, поэтому Анна училась на материке

Еще бы! Я бы тоже сбежала! Да эти мелкие аристократы небось терроризировали ее толь-ко так!

— И с мужем она тоже там познакомилась? — поинтересовалась Ангелина

— Да, — кивнула Анжелика. И чего ж они там не остались? Жили бы себе спокойно подаль-ше от этих… — Нам пришлось найти Анатолию место в нашей компании

— А он об этом просил? — ляпнула я. Вот черт! Язык мой — враг мой!

— Нам виднее, что для них лучше будет! — грозно вскрикнула Анжелика

У-уу, как все запущено… М-да… бедная девочка. Но я должна думать только про украше-ния! Украшения и только!

— Анжелика Андреевна, — чуть переждав, я все же обратилась к ней, — скажите, а что это за камни в вашем колье? Я, кажется, еще где-то видела подобные, но где не помню, — невинно хлопая ресницами, спросила я. А что? Я теперь блондинка, мне все можно!

— О! Это очень древний минерал! Мой дед привез его из своей экспедиции и сделал своей жене и дочери из них украшения. Жене он подарил вот это колье, дочери браслет, а себе и брату сделал перстни, — с гордостью ответила Анжелика. Я вцепилась в свою чашку и опустила глаза. Вранье! Не дед привез этот минерал! Ее дед вообще никогда с Нижнего острова не выезжал! А вот Борис был геологом! Это Борис привез этот минерал!

М-да… ну и семейка! Воры, вруны и убийцы! Гнилая семейка! Не тот брат спасся, не тот…

Сглотнув, я нацепила улыбку на лицо и продолжила разговор

— Точно! Я видела этот камень в перстне Артура, — воскликнула я. Как бы теперь вывести их на разговор… не в лоб же их спрашивать!

— Что вы там видели? — раздалось у меня за спиной. Я естественно вздрогнула и разлила чай. Так, нервы надо лечить… — Простите, не хотел вас напугать, — сказал Артур, я оглянулась и увидела его ехидную улыбку. Не хотел он, как же! Так я и поверила!

— Ничего страшного, — стиснув зубы, процедила я, вытирая свои брюки. Ну вот, теперь с пятном ходить!

— Тэа, пойдемте, поищем вам что-нибудь. Пока ваши брюки очистят, — вставая, сказала Ан-желина, — Артур, что за привычка подкрадываться! Ты так всех гостей распугаешь!

Я еле удержалась, чтобы не показать ему язык! Я стояла за спиной Анжелины, когда она ему это высказывала. Язык не показала, но от ехидной улыбочки отделаться не смогла.

На меня нацепили розовые штаны. М-да… Отродясь такого не носила. Ну, ладно, говорят блондинкам розовый цвет идет. В одном из многочисленных коридоров я столкнулась с Ар-туром

— Тэа… Вам не идут эти штаны, — оглядев меня с ног до головы, сказал он

— Спасибо, — едко ответила я, — Вы что-то хотели?

— Извиниться, — перенимая мою едкую манеру, ответил он. Эхх, мне бы с ним кокетничать и флиртовать, а потом опять флиртовать и кокетничать, а я…

— Извиняйтесь, — хлопая ресницами, сказала я. В коридоре мы были одни, Анжелина ушла вперед

— Извините, что напугал вас, — цедя каждое слово, извинился Артур. Кажись, сейчас прибь-ет.

— Я подумаю, — с улыбочкой ответила я. Я же говорила, аллергия.

— О чем? — переспросил Артур

— Прощать мне вас или нет. Позвольте, — тесня его, я прошла вперед и услышала за своей спиной смех

— Что вас рассмешило? — не оборачиваясь, спросила я, останавливаясь

— Так я вам и сказал, — уже тесня меня, с улыбкой ответил Артур.

Пытаясь догнать его, я быстро шла по коридорам и не успела вовремя затормозить. Я бук-вально влетела в комнату и меня тут же ослепили фотовспышки. Этого мне еще не хватало! Вокруг что-то трещало и щелкало. Ну вот, меня фотографируют, а я в этих идиотский шта-нах, которые ко всему прочему еще и коротки!

Кто-то буквально цапнул меня за руку и потянул в сторону. Когда красные круги от вспышек прошли, я узрела себя возле Артура Ладова. Опять этот запах! Что же это за одеко-лон у него?!

— Вы что делаете? — зашипела я ему на ухо, благо оно было близко

— Подыграйте, — одними губами, попросил он, обнимая меня за талию и тем самым полно-стью перекрывая путь к бегству.

— Они же нас сейчас поженят! — в панике тихо воскликнула я

— Вас это так пугает? — приподняв брови, спросил Артур

— Я как-то не хочу, чтобы меня порвали на ленточки… розовые, — оглядываясь на штаны, ответила я. Артур прыснул от смеха

— Кто это рискнет сделать?

— Ваши фанатки!

— Фанаток беру на себя, — наклоняясь к моему уху, прошептал Артур. У меня по телу побе-жали мурашки и я на пару секунд впала в столбняк.

Глава 5

А нас и вправду поженили. На следующее утро я увидела наше с ним фото на обложках газет. На работу прорывалась с боем. В прямом смысле этого слова. Благо охранники вовремя подбежали! Я и так подошла к черному входу, заметив толпу у центрального входа. Как это они еще мой домашний адрес не вычислили? Ну, главное, охранники во время открыли дверь и я заскочила внутрь до того, как толпа нахлынула.

В архиве на меня тоже косились не слишком любезно. Аэлин вообще не разговаривала и делала вид, что со мной не знакома.

Разозлившись, я нашла в сумочке телефон Ладова и позвонила

— Слушаю, — сухо ответил он

— Ты обещал, что разберешься со своими фанатками! Вот и разбирайся! — от злости я даже на "ты" перешла

— Тэа, что случилось? — невозмутимо спросил Артур

— Меня только что пытались порвать на ленточки! — воскликнула я

— Розовые? — деловито осведомился он

— Что? — опешила я

— Ленточки розовые? — переспросил он, а я поняла, что он смеется

— Так или ты немедленно разгоняешь этот сумасшедший дом… — грозно начала я

— Или?

— Или я кое-что расскажу о тебе журналистам! — выпалила я

— Что же ты расскажешь? — заинтересовался Ладов

— Не волнуйся, фантазия у меня хорошо работает! Хочешь, сменю тебе ориентацию или евнухом заделаю? А могу вообще сделать торговцем людьми и маньяком, который по средам питается человеческой кровью, — ого! Сама от себя такого не ожидала!

— Почему по средам? — удивленно спросил Артур

— Хочешь по пятницам?! Или по выходным?

— Можно по понедельникам и кровь молодых девиц с хамским поведением, — опять он сме-ется!

— Так я звоню? — спросила я

— Куда? — опять опешил Артур

— Журналистам, — кривляясь, ответила я

— Не надо, я уже подъезжаю

— Подъезжаешь?! Сам?! — опешила я. Это ж если он сам меня заберет, меня точно придушат в первом переулке

— Сам! А тебе что эскорт побольше нужен?!

— Капец мне, — пробормотала я

— Не боись, прорвемся! — весело ответил он и отключил телефон

— Сволочь самовлюбленная! — буркнула я телефону.

А ночью был пожар. Какая-то сво… личность подожгла мне дверь. Комната моя размером 5 на 8 метров, так что явно хотели убить. Как я проснулась, не знаю. Повезло. Явно мой по-кровитель постарался.

Первым делом я вообще не поняла, почему мне вдруг стало нечем дышать и в глазах стоят слезы. Увидев дым, и поняв, что это именно дым, а не галлюцинация, я распахнула окно. Зря. Приток кислорода сделал свое дело. Огонь вспыхнул еще ярче. Я выглянула в окно, а вдруг кто-то мимо будет проходить, но никого не было. Еще бы середина ночи, самый сон! Я по-смотрела вниз и мне пришла в голову идея спасения. Живу я на втором этаже, так что руки-ноги переломаю, но жива останусь. Все лучше, чем задохнуться или сгореть. Я собралась бы-ло выбираться из окна, но отчего-то стало неудобно. Я осмотрела себя и поняла, что мне не-удобно, потому что я в коротком платьице, заменяющем мне пижаму, и босиком. И вообще не лето уже, холодно.

Хорошо хоть шкаф стоял у окна. Часть кровати и вешалку огонь уже сыто схрумкал. Рас-пахнув дверцы шкафа, я узрела свою дорожную сумку, которую мне все лень было распако-вывать. Сейчас я только этому порадовалась, все же и лень бывает когда-то полезной. Достав с полки штаны и какой-то свитер, я стала все остальное сметать в сумку. Когда я начала ис-кать обувь, огонь уже был слишком близко, вернуться к шкафу я не рискнула. Пришлось бо-сиком лезть на подоконник. За спиной что-то резко затрещало, испугавшись я обернулась и увидела горящую тумбочку. Документы! Я забыла документы! В панике я дернулась, собира-ясь слезть, но почему-то начала падать. Уже в процессе падения я вспомнила, что у меня во-обще-то больная спина и даже на месте прыгать мне запрещено.

Земля меня не ждала. По крайней мере встретила она меня не ласково. Не знаю почему, но я упала на правый бок. Наверное, как кошка пыталась перевернуться и упасть на лапы, но не успела. Сумка придавила меня сверху и из бокового кармана мне на нос съехала маленькая книжечка, именуемая паспортом.

Когда я пошевелила головой, пытаясь осмотреться, то увидела в нескольких сантиметрах от своей макушки ствол дерева. Повезло, могла ведь и на него приземлится. Спасибо тебе, покровитель. Спасибо!

Все еще не рискуя шевелиться и прислушиваясь к себе, я глянула на свое окно. Огонь ел шторы. Жаль, красивые были.

Так, надо вставать, а то холодно. Главное, чтобы после моего полета не отказали ноги. Я попыталась согнуть левую ногу. Удалось. И даже не отдало болью, что радует. Итак, левая сторона шевелится. А что там с правой? Отбросив сумку, я попыталась перевернуться на чет-вереньки. Нога выправилась, но бедро болело. Когда же попыталась опереться на правую ру-ку, чуть не потеряла сознание от жгучей боли. Я носом уткнулась в землю.

Какого я вообще во все это ввязалась? Вот нужно было мне ехать сюда?! А теперь валяюсь на клумбе, рою носом землю потому что кто-то поджег мою комнату и не тетя, ни Торин ни Снежок на помощь не придут! В глазах вдруг опять потемнело и я опять увидела ту самую дверь, за которой меня звал Снегов. Не знаю, от злости или от боли, но я смогла рвануть на себя дверь. Вот только вместо аппаратной, я увидела белый туман. Не поняла, я что умираю? У меня же только рука сломана! Или… или это не я? Вдруг стало совсем жутко. Местность была мне смутно знакома. Точно! Это же Подземелье.

— Алёна?! — я аж подпрыгнула, как мне показалось, от этого тихого оклика. Я начала вер-теть головой, пытаясь понять, откуда идет голос. Только один человек меня так называет.

— Ты где? — спросила я, смутно догадываясь, что это голос Снегова. Что он делает в моем обмороке, меня как-то не волновало.

— А ты где? — спросил Витя, это точно его голос. Вот только слышно плохо. Я попробовала сделать шаг, вроде получилось

— Иду. Стой на месте. Витя, говори что-нибудь, — мне отчего-то было очень важно его найти

— Я не понимаю, почему я здесь один? Где группа? Мы возвращались с задания, я шел впе-реди, а когда шагнул за поворот, оказался здесь, — все время пока он говорил, я шла вперед на его голос. Туман застилал все вокруг. Становилось все тяжелее дышать и передвигать ноги, но у меня откуда-то взялось ослиное упрямство и я продолжала идти вперед, — А ты вообще откуда здесь? Ты же должна быть на дежурстве!

И правда, а почему я здесь, а не в аппаратной? У меня же смена! Или нет?

— Алёна? Ты почему молчишь? — раздалось где-то совсем рядом. Из-за тумана я уже почти ничего не видела

— Я за тобой пришла, — упрямо ответила я

— За мной? — удивленно переспросил Виктор, и я увидела впереди какой-то неясный силуэт. Особо не раздумывая, я протянула вперед руку и что-то схватила.

Как-то сразу стало холодно.

— А ты почему босиком? — удивленно спросил Снегов

Чего? Я открыла глаза, оказывается, я их зажмурила, когда хваталась за что-то в тумане. Но только передо мной не было никакого тумана, а было что-то черное, что очень мешало нормально дышать. Отчего-то остро пахло землей и очень замерзли ноги. Отчего? Я перека-тилась на спину и взгляд уставился на огонь в окне. Точно. Меня хотели сжечь, а я выпрыгнула. А причем тут туман и Витя? Обморок что ли?

Ладно, надо вставать. Опираясь на левую руку, я кое-как встала. Пара секунд ушли на ориентирование на местности. Когда до меня, наконец, дошло, где я нахожусь и куда идти, я подхватила свою сумку, запихнула внутрь злосчастный паспорт и похромала к дежурной.

Как допрыгала до дежурной не помню. Очнулась я вообще от ужасно резкой боли в пра-вой руке. Я даже закричала. В ответ на свой крик, я услышала флегматичное

— Так, руку вправили, больше ничего серьезного.

Ничего серьезного! Это у меня ничего серьезного?! Да у меня только что руку вырвали, а он "ничего серьезного"! Эскулап чертов!

— О! Ругается. Точно все в порядке, — услышала я где-то вдалеке знакомый голос. А потом мне вкололи что-то до жути приятное и я отключилась.

Утром я проснулась от боли в правой стороне тела. Попыталась было пошевелиться, но стало только хуже, я даже тихонько застонала

— Доброе утро, — сказал над ухом мужской голос. Именно его я вчера слышала между отры-ванием руки и очень приятным уколом. Я быстро распахнула глаза и увидела перед собой Артура Ладова. А этот тут откуда?

— Какое оно на хрен доброе, если проснувшись, я вижу тебя?! — ого! Чего это я так злобно? Наверное, аллергия и отходняк от обезболивающего.

Я попыталась сесть, хотя почему "попыталась"? Я села. Оглянувшись, поняла, что нахо-жусь в каком-то неизвестном мне месте, причем явно не в больнице

— А я где? — спросила я. Так, я поняла в чем дело! Это не я отупела, это все эта шапочка де-лающая меня блондинкой!

— У меня дома, — холодно ответил Артур, обиделся что ли?

— Чего?! А что я тут делаю?! Ты вообще откуда взялся?! — комментарии излишни. Я в шоке.

— Я здесь вообще-то живу. И ты здесь спишь.

— Почему? — от растерянности мысли вязались с трудом

— Тебе кололи обезболивающее и снотворное, — монотонно ответил он

— А почему здесь? — все еще не понимала я

— Я тебя привез, — кажется, он начал забавляться от моей растерянности

— Сюда почему?

— Больше было некуда, — легко пожимая плечами, ответил Ладов. И вправду, комната моя наверняка сгорела. Так надо срочно отсюда выбираться

— Спасибо за гостеприимство, но я, пожалуй, пойду

— Куда? — спросил тот

— Для начала на работу, — попыталась я пожать плечами, но правую руку так прострелило, что я отказалась от этого жеста.

— У тебя больничный

— Тогда в гостиницу, — не успокаивалась я

— А вот это только через мой труп, — категорично заявил Артур

— Заманчивое предложение, — едко ответила я, растерянность прошла, а на ее место верну-лась та самая аллергия.

— Так, ты остаешься здесь, а если что не нравится, то поговори с рукой, — Ладов выставил вперед растопыренную ладонь, а у меня перед глазами картинка, как я заламываю руку, сги-баю его и пару раз стукнув, кидаю на пол. Все это так ярко предстало передо мной, что я даже получила моральное удовлетворение. Кстати, а ведь это хорошо, что я у него дома! Это ведь шанс! Шанс выведать у него всё, что мне нужно. Осталось придумать, как это сделать

— Хорошо, уговорил, — буркнула я и опять улеглась в кровати и закрыла глаза. Артур фырк-нул и буркнул что-то вроде: "чокнутая". Кажется, я это уже где-то слышала.

Надо бы извиниться, что ли…

— Артур, — позвала я, вроде бы дверь не хлопала, значит, он все еще в комнате, — Спасибо, конечно. Но не мучайся со мной. Ну, зачем тебе все это?

Ладов не появлялся и не отзывался. Я привстала и увидела, что он сидит у стола в другом конце комнаты и смотрит на меня. Когда мы встретились взглядами, он пожал плечами.

— Если уж напрямую, то я к себе никого не подпускаю так быстро. Нужно время, чтобы я начала доверять, иногда много. Поэтому я веду себя так… — честно попыталась я объяснить свое хамство.

— По-хамски? — подсказал он

— Так резко, — закончила я свою речь чисто из чувства противоречия.

— Понятно, — легко сказал он, и добавил с усмешкой, — я никуда не спешу.

Зато я спешу. И вообще что это означает? Он что в друзья мне набивается? С чего бы это?

— Врач сказал, что тебе необходимо отдыхать. Ты вообще как? — сменил он тему

— Вот то, что мне вчера вкололи, приятное такое, сейчас бы не помешало… — поддержала я разговор, стараясь бороться со своей аллергией на него. Артур усмехнулся и ответил

— Боюсь, что достать его будет сложно

— Жаль, — с улыбкой сказала я, вроде получается. Во всяком случае желание его прибить уже не такое сильное.

— Ладно, отдыхай. Квартира у меня меньше чем наш дом, так что не заблудишься

— А ты что уходишь? — удивилась я

— Мне на работу надо, — как маленькому ребенку ответил он и встал

— Артур, последний вопрос. Почему ты приехал?

— Мне позвонили, — пожимая плечами, ответил он, — из твоей дежурной.

— Позвонили? А-аа, понятно. Мы ж для них помолвлены. Ну да, если бы ты не приехал, это плохо бы сказалось на твоем имидже

— Вот именно, — почему-то зло ответил он и вышел из комнаты, хлопнув дверью. Чего это он?

Маленькая, да? Капец. Он что гигантизмом страдает?! В этой "маленькой" квартире поместилось бы две моей старой, в которой мы с тетей вдвоем жили!

Одно хорошо: горячая ванна. Правда собственный вид меня не очень обрадовал. Правое бедро черного цвета от налившегося синяка, да и правая рука как-то не очень хорошо двига-ется. Ну да ладно. Главное горячая ванна!

Выбираться из нее было пыткой, во всех отношениях. Одеваться тоже. Вы когда-нибудь пробовали натянуть штаны на синяк? И не пробуйте. Жутко больно. Поэтому я тоже не стала, не смогла. Отыскала в своей сумке юбку по длиннее и кофту на пуговицах. Руку было больно поднимать, так что пришлось надевать единственную кофту с глубоким декольте, которую я не очень люблю, только из-за того, что надевая ее, не нужно было поднимать руку.

Потом я решила исследовать квартиру дальше. Одна комната была заперта на ключ. Инте-ресно, у него там что трупы? Правда, синей бороды я у него не заметила. Наверное, кабинет.

Вот как понять, бывал человек у нас на острове или нет? Не знаете? И я не знаю. Ладно, будем думать. Итак, если бы я хотела попасть на соседний остров, как бы я это сделала? Ну, во-первых так, как я уже это сделала — используя поддельные документы, через материк. В принципе с возможностями Ладовых это не сложно. Но совершенно непроверяемо для меня… Хотя можно запросить данные на таможне. Фамилию-то я знаю. Вениаминов. Проблема в том, что реальных возможностей у меня нет. М-да… Это если только официальный запрос на таможню материка отправить. Ладно, оставим это на потом.

Какой еще возможен вариант? Прямых сообщений между островами нет, если не считать Подземелья. Подземелья! Вот я идиотка! Согласно легенде, именно Ладовы построили это чертово Подземелье. Так почему ему им не воспользоваться?!

Так, а вот тут нестыковочка… Машину нашли в туннеле, который вел в Верхний остров, а ювелирка засветилась на таможне материка. Если он и так ушел через Подземелье, зачем нужно было ехать на материк? Или их было двое? Тогда логичнее было пронести украшения через Подземелье, чем через таможню!

Что-то я запуталась. Чем можно эту нестыковку объяснить? Только тем, что украшения были не в машине и Вениаминов зря ее похищал. Или машину в Подземелье загнал не он? Тогда кто? Сообщник? Все равно не понимаю…

Ладно, допустим, что угнав машину Вениаминов обнаруживает, что украшений там не оказалось. Что ему остается? Вернуться. А смысл было тогда уходить вообще? Мы что у него на хвосте были?

Так. Что у нас там со сроками получается? К счастью на даты у меня память чуть лучше, чем на лица. Вот только мне нужен календарь, чтобы ориентироваться.

Ерунда получается. Между аварией и моментом как мы нашли машину прошло достаточ-но времени, чтобы дважды побывать в Верхнем и вернуться, а уж до того времени как юве-лирка засветилась на таможне и того больше!

Ничего не понимаю. Как украшения оказались на материке?!

Так, а если все гораздо проще? Что если ушел он через Подземелье, а потом просто по ка-ким-то делам был на материке, вот и засветился на таможне. Вот блин! И почему я тогда через знакомого Аэлин не узнала про передвижения Ладовых в период между нахождением машины и обнаружением украшений на таможне материка?! Уф-ф! Только как-то уж слишком самонадеянно светить на таможне ворованные украшения. Они, конечно, самонадеянные до ужаса, но не глупые. А светить краденое таким образом именно глупость. Подземелье все же надежнее. Так что пожалуй, стоит отмести этот вариант как несостоятельный.

Тогда непонятно как украшения засветились на материке.

А что если выйти из Подземелья он смог, а вернуться нет? Правда, зачем ему нужно было возвращаться не пойму. Не буду пока об этом думать. Итак, мне нужна карта Верхнего остро-ва. Проверю возможные выходы из Подземелья. Воображение у меня-то хорошее, но даже его не хватит, чтобы мысленно сопоставить карту Подземелья и этого острова.

Так, мне нужен компьютер. Надеюсь в этих хоромах он не один.

Компьютер я нашла. Он даже к интернету был подключен. Только мне это мало что дало. Карты-то я сопоставила, практически все ходы были закрыты новыми зданиями. Одно, кстати, началось строиться совсем недавно. Скорее всего, именно эта стройка и помешала Вениаминову вернуться тем же путем. Вот только ясности мне все это принесло очень мало. Уяснила я только то, что преступник в первый раз почему-то ушел… Стоп. А может он и не уходил через Подземелье? То есть прийти пришел, а обратно уходил через материк. Вот только зачем нужно было прятать там машину? Хотя… Ну, да, конечно! Машина-то была в розыске и оставлять ее на виду было бы излишним риском. Выходит, что он просто завез машину подальше в Подземелье и там ее бросил. Вот только как ему удалось пройти мимо наших камер? Ну, в принципе мне тоже это удалось, так что это не сложный вопрос. Интересно, а Димитрий в курсе кто разгуливает по его Подземелью? Может, конечно, и в курсе, но его показания к делу не подошьешь…

Осталось проверить мои умозаключения, но отсюда я не могу этого сделать. Это доста-точно просто проверить дома. Странно, почему эта мысль мне не пришла раньше? Потому что я была уверенна, что преступник ушел через Подземелье! Потому что там Снегов нашел машину! Кстати! Машина! Как я могла забыть! У нас же есть отпечатки пальцев с той самой машины! Нужно будет добыть отпечатки пальцев Ладова и передать для сравнения.

Ну и что мне тут делать? Отпечатки сняла (старый трюк со стаканом, пудрой и скотчем), на материк передала. В принципе одну часть задания я выполнила. Хотя совсем не факт, что это был именно Артур, а не еще кто. Хотя по документам никто из Ладовых не покидал и не приезжал на Верхний остров в интересующий меня период. Конечно, он мог взять другую фамилию, но опять же сделать официальный запрос на материк проще всего из дома, исполь-зуя все мои полномочия, здесь же это нереально. Разве что поснимать отпечатки пальцев у остальных членов семьи. Так, для подстраховки.

А что мне делать с ювелиркой, которую мне "рекомендовали" вернуть на остров? М-да… Своровать эти украшения что ли? Вот только не выпустят меня отсюда с ними… нужно про-думать что и как мне делать.

Уфф, опять думать!

От этого утомляющего занятия меня спас телефонный звонок. Я не спешила отвечать, все же я не хозяйка. Через определенное количество звонков сработал автоответчик. После стан-дартных фраз, я услышала

— Госпожа Канедес, ставлю вас в известность о том, что было принято решение сократить вашу стажировку. Лично к вам не выдвигается никаких претензий, — уже радует! — мы сообщим вам, когда оформим все надлежащие документы. До этого момента мы освобождаем вас от посещения места вашей стажировки.

На этом звонок был окончен. М-да…И что теперь делать? Хотя, в принципе, мне это даже на руку

— И что это было? — я стремительно обернулась и тут же почувствовала боль в ноге и скри-вилась. И как это он так бесшумно подошел?

— Мне сократили стажировку, — морщась от боли, ответила я на вопрос Артура. Он тем вре-менем пристраивал свой дипломат на кресло и садился в соседнее, прямо напротив меня.

— Почему? — устало спросил он

— Чтобы толпы ваших фанаток не мешали им работать. Так что как только мне оформят все документы, я перестану злоупотреблять гостеприимством вашего острова, — с улыбкой от-ветила я. Ладов хмыкнул и покачал головой. Не понимаю, как он мог спокойно убить ни в чем неповинных людей?

— Артур, я хотела бы вернуться в общежитие, — начала я, аккуратно присаживаясь в кресло

— Чтобы тебя там убили? — скептически спросил он

— А что ты предлагаешь? — я тоже устала бороться со всем этим. Еще и нога разболелась.

— Оставайся здесь, — пожимая плечами, ответил Артур

— Нет, — твердо сказала я

— Почему? — удивился он

— Не хочу.

— Хм… У тебя нет другого выбора, — с мерзкой такой улыбкой ответил он

— Это же еще почему? — теперь пришла моя очередь удивляться

— Потому.

— Ладов, ты намеренно меня из себя выводишь? — возмутилась я

— Естественно, — легко согласился Артур, я аж захлебнулась от его наглости. Ну и что мне делать?

— А как на это отреагируют твои родные? — привела я единственный свой довод.

— А ты им нравишься, и они уже очень давно хотят меня женить, — с ехидной улыбкой отве-тил он

— Это еще что за намеки?! Я не собираюсь становиться твоей невестой!

— Поздно, — легко сказал он

— Что?!! — подскакивая, воскликнула я и тут же поморщилась от боли в ноге

— И не стоит делать резкий движений, — слащаво посоветовал он. Я от растерянности плюх-нулась обратно в кресло. Приехали…

Глава 6

Через пару дней, Артур вернулся весьма и весьма расстроенный.

— Что случилось? — с порога спросила я. Он только отмахнулся. Но я два дня просидела взаперти, так что я бешенная. Подойдя ближе я опять спросила, теперь уже с нажимом в голо-се, — Что случилось?

— Я не хочу об этом говорить, — ответил Артур и попытался меня обойти, но я не дала ему это сделать

— Хочешь. Ну? — Артур вздохнул с видом мученика и ответил

— Это все моя сестра

А вот это уже интересно, за все время моего пребывания здесь, я про его сестру ничего не слышала

— Что с ней? — поинтересовалась я.

— Опять куда-то пропала! — с легким налетом злости, ответил он

— Опять? — переспросила я, давая ему возможность пройти в комнату

— Мгм… Любит она путешествовать и частенько куда-то уезжает без предупреждения!

— Почему-то мне кажется, что дело не только в излишней любви твоей сестры к путеше-ствиям, — догадалась я. Артур как-то странно на меня посмотрел, — Я права? — решила уточнить я. Ладов неохотно кивнул

— Конкуренты просчитывают каждый мой ход, — признался он

— Именно просчитывают? Может кто доносит? — очень хотелось сесть, но вспомнив о боли в ноге, я предпочла стоять дальше

— Разве что я сам и то, если страдаю лунатизмом. Ты случайно не замечала за мной ничего подобного?

— Не знаю, я по ночам сплю, — ответила я, а в голове родился еще один идиотский план, — Слушай, а чем вы занимаетесь?

— Я — архитектор, фирма строительная, — ответил он нехотя. Вот как, архитектор значит. В предков пошел. Похвально. Так, что здесь есть для меня полезного? На конкурирующей фир-ме появился аналитик, который просчитывает их шаги. А чем я хуже? Если кто-то смог, зна-чит и я смогу. Я же вроде тоже архи… тьфу! аналитик.

— Может я смогу чем помочь? — у меня аж руки зачесались от предвкушения поработать

— Чем? — скептически поинтересовался Ладов. Не верим в меня, значит? А вот этого я не люблю. Я, понимаешь, привыкла к тому, что мне доверяют и в меня верят. Неверие меня лишь подзадоривает. Вот как сейчас. Нет, чтобы подумать о том, что мои бедные мозги рассчитаны на криминалистику, а не на экономику! Нет! В меня не верят! Надо доказать, что я могу! Хоть потоп, а доказать нужно! Чертов характер!

— Я могла бы попробовать просчитать их действия, — всё. Ляпнула. Теперь точно придется осваивать новую сферу деятельности. Эх-х…

— Ты? — все еще сомневаясь, спросил Ладов. А вот это он зря. Здравый смысл и так, бедняга, из последних сил сопротивляется, а после этой фразы вообще махнул рукой (или что у него там) и отправился в отпуск

— Думаешь не смогу? — прищурившись, спросила я, входя в раж

— А что сможешь?

— Предоставь мне материалы — посмотрим.

— Хм… Посмотрим.

Посмотрим! И о чем я только думала! Чертовы амбиции! Я же ни черта в этом не пони-маю! Я, конечно, учила экономику и даже по специальному углубленному курсу (попала в очередной эксперимент наших чиновников образования), но это ж когда было! Придется за-ново все учить! А на это у меня нет времени. Пока я все выучу, Ладов разорится. И что де-лать?

А что если применить старый добрый способ? Ткнуть пальчиком, а потом уже думать о возможности данного варианта. Кажется, этот способ как-то научно обоснован, вот только я всегда забываю его название. В народе его называют "метод научного тыка". Вот только здесь тыкать некуда и не во что.

Ладно, будем думать. Авось, потом пригодится новая специальность!

Итак. Фирма строительная. Соответственно, все зависит от заказчиков. Без заказа они ведь строить не могут? Надеюсь, не могут. Итак, первая область для тыка: заказчики. Что еще? Ну, получили они заказ. Дальше нужен проект. Этим кажется архитектор занимается. Ну, архитекторов они вряд ли со стороны берут. Скорее всего, есть свои, проверенные. Ну, что у них там в голове за проект родиться, я просчитать не могу. Я даже не могу просчитать, что в моей голове может родиться, что уж про чужую говорить!

Допустим, проект готов. Дальше что? Дальше нужны материалы и исполнители. Ну, ис-полнители тоже, скорее всего, свои, а вот материалы… Хотя не факт. Поставщики тоже ско-рее всего свои и хорошо проверенные. Но отбрасывать этот вариант тоже не стоит. Значит имеем и вторую область для тыка: материалы.

Итак, имеем две области. Надо бы как-то очертить их. Для этого нужна информация. И чем больше, тем лучше.

М-да… Это я погорячилась с тем, что чем больше, тем лучше… Не зря говорят, что ин-тернет это свалка. Правда свалка. Попробуй что найти! Да тут сотни поставщиков материалов для строительства! Если не тысячи! А это только те, которые есть в интернете! А сколько еще тех, которые там не засветились?! Да я тут только с поставщиками год разбираться буду! А ведь я еще к заказчикам и не преступала!

Ладно, Алина, признайся, сама ты не справишься. Нужно реально оценивать свои силы и возможности. Нужен помощник. Желательно такой, который будет хорошо разбираться во всей этой строительной канители.

Это что ж мне к Ладову на поклон идти?! Признаваться, что не справилась?! Не-е, так де-ло не пойдет! В конце концов, я одна из лучших аналитиков курса! Зря что ли стипендию по-лучала?! Сама справлюсь! Сама, если зубы не обломаю. Зато какой кайф будет наблюдать за вытянутой рожей Артура!

Все решено! Буду делать сама. Итак, обозначим цели. Мне нужна база поставщиков и база возможных заказчиков.

А начну-ка я, пожалуй с поставщиков. Все же их меньше будет. Для этого мне нужен ком-пьютер, интернет и газеты, журналы.

Закажу газеты, журналы за последние полгода Артуру, а пока он их доставит, займусь интернетовскими данными.

Вперед, Алина, дерзай!

Третий день за компьютером, мозги плавятся. К газетам и журналами еще не приступала, но от одного вида на эти три огромные кучи, голова начинает болеть еще сильнее.

— Может тебе помощь какая нужна? — тихо спросил Артур. Он что уже вернулся? Как это я не заметила?

— Мне нужен программист, — выдала я. Если честно сия светлая мысль посетила меня еще вчера. Свою базу я тоже делала с помощью программиста, нашего штатного. Попросила усо-вершенствовать систему поиска, а потом использовала сделанную им программу.

— Зачем? — удивился Артур

— Быстроработающий и умеющий создавать поисковые алгоритмы, — мозги плавятся кон-кретно, еле удерживаю мысль в голове, куда уж объяснять ему зачем мне программист!

— Завтра, — добавила я, отчетливо понимая, что сегодня от меня уже толку не будет

— Тэа!

— Ладов, если хочешь, чтобы я быстрее закончила, не задавай лишних вопросов, — устало сказала я, отодвигаясь от компьютера

— Может тебе помощники нужны?

— Чтобы за ними все переделывать? Хотя… им можно будет дать рутинную работу… Нет.

— Что "нет"? — спросил Артур, присаживаясь рядом. Я что вслух все это говорила? Кажется мне и в правду нужен помощник, будет газеты с журналами штудировать.

— Может и нужен…

— Сколько? — деловито поинтересовался он

— Двое и один толковый программист завтра

— Завтра я пришлю тебе помощников. Может, ты лучше придешь к нам на фирму?

— Нет. Мне здесь удобнее. И завтра ты пришлешь мне программиста, а помощников можно и позже.

— Мне кажется, тебе нужен небольшой перерыв, — через пару дней база была уже почти го-това. Оставались мелочи, а тут вдруг такой вопрос

— С чего бы это? — спросила я, не отрываясь от компьютера

— Ты слишком долго занимаешься всем этим. Когда в последний раз была за пределами квартиры? — столько заботы, прям страшно

— Ладов, говори чего задумал! — устало потребовала я. Че-то я и вправду устала

— Тебя вообще реально обмануть? — со вздохом спросил Артур

— Реально, но не тебе, — с улыбкой ответила я, отворачиваясь от монитора, — Так что случи-лось?

— Меня пригласили на званый ужин

— И в чем проблема? — не поняла я

— Если я опять приду без тебя, мне припишут статус синей бороды, — со вздохом признался он

— Не припишут ты не брюнет, — отмахнулась я. Очередной званый ужин, вот на кой он мне?

— Причем здесь брюнет? — мотнув головой, спросил Артур

— Прообраз синей бороды на самом деле был брюнетом, и на самом деле никакой бороды не носил, просто гладко выбривал щеки, от чего те казались синими. И вообще он был несчастным человеком, ему катастрофически не везло с женами, — на автомате выдала я

— Чего?

— Не "чего", а "кого"! — усмехнулась я. Забыла я, что для неподготовленного человека странно, что мой мозг запоминает столько лишней на первый взгляд информации, — Кстати, а как расплачиваться со мной будешь?

— Расплачиваться? — приподняв брови, поинтересовался Ладов

— Мгм. За базу. За то, что я играю твою невесту, ты расплачиваешься жильем. А за базу? — знаю-знаю, наглость города берет. Но мне уж совсем не хочется идти куда-то и изображать кого-то. А так, может он и забудет про этот бал

— Я долго об этом думал. Деньги уж слишком банально, — начал рассуждать он, а я чуть бы-ло не ляпнула, что деньги совсем уж не банально. Сдержавшись, я с улыбкой кивнула. Эх-х, отдал бы он мне украшения и выдал убийцу — лучше подарка и не придумаешь

— И, кажется, я знаю, что для тебя будет лучшим подарком

— Да неужели? — выпалила я. Не сдержалась. Просто он так точно ответил на мои мысли. Хотя сомневаюсь, что это будет то, о чем я думала

— Я подарю тебе его завтра, после званого ужина, — хитро наклонив голову, добавил он. Вот черт! Не получилось!

— У меня нет подходящего платья! — высказала я свою последнюю надежду

— Ничего страшного. Агнелия тебе поможет, она у нас кутюрье. И еще, постарайся быть повежливее, чем обычно.

Скрылся он быстрее, чем до него долетела "мышка". Гад. А "мышку" жаль.

Пришлось идти. Нет, конечно, оно приятно рядом с таким мужчиной, как Артур. Как го-ворила Тоня, деньги и власть красят любого мужчину, а этот еще и сам по себе ничего. Вот интересно, может я дефектная какая? Любая другая уже б влюбилась по уши! А я ничего. Так легкая симпатия. Может дело в том, что я так боялась влюбиться в него, и мозг воспринял это как стоп-сигнал?

Ладно. Все равно мне сейчас не до этого. Где-то за пять минут до выхода из квартиры мне позвонили из посольства и предупредили, что срок моего пребывания на острове истекает через неделю. Если честно, я даже обрадовалась немного. Наконец-то домой! Правда, убийцу я так и не нашла и украшения вернуть мне тоже не светит.

— О чем задумалась? — тихо поинтересовался Артур, подходя ко мне со спины

— Мне из посольства звонили. Через неделю я должна покинуть остров, — честно ответила я

— Уже? — удивленно спросил Ладов. Так я не поняла, это что за реакция такая? Ощущение, будто он расстроен. Неужели из-за меня? Странно. — Ладно, мы что-нибудь придумаем!

Я так растерялась от этого его заявления, что забыла спросить зачем что-то придумывать.

— В принципе, мы можем уже возвращаться, — задумчиво сказал он. Я, все еще находясь в шоке, только кивнула.

Мы прошли на крыльцо, там уже нас ждал личный водитель Ладовых с автомобилем. Тот же что привез меня когда-то к их дому. Усадив меня, Ладов обошел машину и сел с другой стороны. Когда мы немного отъехали, он достал что-то из тайника между передними сидени-ями и сказал мне

— Обещанный подарок. Дай руку, — я медлила и Артур усмехнувшись добавил, — Да не бойся я ее верну.

Улыбнувшись, я протянула ему левую руку. Через секунду я почувствовала что-то холод-ное на запястье. Поднеся руку ближе к глазам, я рассмотрела браслет с какими-то штучками на ней.

— По-моему это украшение очень на тебя похоже. Женственно и технологично, — сказал Ар-тур, а я тут же почувствовала как меня кинуло в жар. Комплименты это всегда здорово.

— Дай руку, — теперь я подчинилась, не раздумывая, — вот это, — Ладов взял висюльку в виде треугольника, — диктофон, вот это, — он взял тонкую перекрученную трубочку, — маячок. Здесь еще есть флешка, — он дотронулся до фигурки в виде книжечки. Как можно было столько всего в него засунуть?! А на вид такой хрупкий. Сама основа браслета вроде бы из серебра, вот только под определенным углом отдает желтизной, как золото. Интересно, как это все работает?

— А это что? — спросила я, указывая на овальную висюльку с выпуклой лиловой ласточкой

— А это самое простое. Открой, — ответил он.

Я молча углубилась в изучение этой ласточки и рассмотрела маленькую защелку на боку. Я легонько надавила на нее и ласточка раскрылась на две половинки. В одной половинке бы-ли часы с циферблатом, а на второй была надпись: "86 400. На что потратишь?". Я не смогла сдержать улыбку. Самая лучшая надпись для часов!

— А остальное? — рассматривая остальные висюльки, спросила я

— А остальное, просто пожелания. Туфелька, чтоб ты больше не выпадала босиком из окон. — Начал перечислять он, — очки, чтобы не портила зрение за компьютером; плюшевый мишка, хоть он совсем и не плюшевый, чтобы ты всегда помнила, что была когда-то ребен-ком; щит, — он указал на пятиугольную фигуру, висевшую вниз острием, — чтобы никто не смог больше напасть на тебя, чертик, чтобы… — тут Артур хитро усмехнулся, — знала о своем истинном обличии, ну а ангел, чтобы знала кем тебе никогда не стать.

Я ошарашено молчала. Конечно, при упоминании, что я похожа на черта мне захотелось его стукнуть, но, когда я присмотрелась к чертику, он оказался таким симпатичным, что я тут же передумала. Такого приятного и ценного подарка мне никто и никогда не делал. Интерес-но, а как это все работает?

— А инструкция к нему прилагается? — спросила я, рассматривая это чудо ювелирной рабо-ты.

— Прилагается, — усмехнулся Артур

— Здорово. Спасибо, — искренне улыбнулась я.

На протяжении следующих нескольких дней я доделывала базу и упорно молчала о том звонке. Не хочу напоминать Артуру, а вдруг он уже забыл? Хотя, вряд ли. К тому же что-то он притих как-то. Точно что-то задумал. Надеюсь ничего криминального.

Под конец недели, я закончила свою работу и приехала в офис Ладова, чтобы опробовать ее. Конечно же я волновалась, но к счастью, напрасно. База работала как задумано. Вся такая счастливая, я вернулась в кабинет Артура, чтобы похвастаться.

— Добрый день, госпожа Канедес, — поздоровался со мной Павел… ой, я, кажется, забыла его отчество. Короче, этот тот мужик, что в банке со мной разговаривал, начальник их охра-ны. Я еще подумала тогда, что у меня с ним будут проблемы

— Здрасте, — ответила я, как же его отчество?!

— Вы меня помните? Я — Павел Сергеевич, — точно! Сергеевич! Так. А чего это ему от меня надо?

— Помню. Чем обязана? — спросила я. Самое интересное, этот Вольский (о! Даже фамилию вспомнила! Какая я молодец!) загораживал мне вход в комнату. Буквально прижимал к двери. Между нами было всего шага два. С чего бы это? Зачем давить на психику человеку, который помогает семье? Или он что-то накопал про меня? Откуда он мог что узнать? Сразу меня сдаст или еще помучает? Перед глазами промелькнули картинки моего позорного ареста. Стоп. С чего я вообще взяла, что он что-то раскопал? М-да, знала я, что у меня фантазия буйная, но не столько же!

Так, главное не нервничать. Успокаиваемся. Ну, не люблю я, когда незнакомые люди находятся так близко. Думаю, вообще мало кто это любит. Надо как-то выходить из этой си-туации, желательно с достоинством. Хитрость не поможет, он не оставил мне места для ма-невра. Значит, берем наглостью

— Вы что мне в любовники набиваетесь? — спросила я, у Вольского глаза полезли на лоб, кажется он даже немного покраснел.

— Что?

— Так близко друг от друга могут быть только близкие люди. Вы мне не родственник и не друг, соответственно претендуете на…

— Я понял! — вскрикнул Павел Сергеевич и инстинктивно сделал шаг назад. Другое дело. Он, наверное, ожидал, что я тут же помчусь внутрь комнаты. Ха! Мы тоже ученые! Я не дви-нулась с места. Мне нечего его бояться. Ну, во всяком случае, официально нечего бояться.

— Господин Ладов просил меня помочь вам, — нехотя ответил Павел Сергеевич, а его цепкие глазки внимательно следили за моей реакцией. Ничего не понимаю…

— А я причем? — спросила я.

— Просьба касается вас и вашего пребывания на нашем острове, — в упор глядя на меня, по-яснил Вольский

Вот черт! Не забыл!

— И? — хоть бы моего согласия спросили, а вдруг я не хочу оставаться здесь? Я вообще до-мой хочу! Сильно! И вообще я — Алина! Алина, а не Тэа!

— Есть только одна возможность оставить вас здесь, — Вольский замолчал, я тоже не пере-спрашивала и он добавил, — стать одной из Ладовых

Я непроизвольно фыркнула

— Что еще за бред?!

— Это не бред. Наше законодательство очень четко ограничивает время пребывания ино-странцев. Единственный способ продлить время вашего пребывания: объявить вашу принад-лежность к одной из коренных семей острова

— Бред, — качая головой, повторила я и прошла в комнату, чтобы усесться на ближайший стул.

— Иначе вас депортируют, — веско добавил он. Кстати, а мне это и надо!

— Позвольте, но как вы себе это представляете? — вежливость взяла мозг и язык в свои руки. Со мной и такое бывает.

— Либо удочерение, либо свадьба. Удочерение займет чересчур много времени. Так что остается только свадьба, — спокойно объяснил Вольский

— С кем? — все также вежливо спросила я

— Однополые браки у нас запрещены, так что остается только Артур Ладов

— А он сам в курсе? — отчего-то мне стало смешно

— Он сам это и предложил, — ответил Вольский. А-а, ну теперь понятно, почему его самого тут нет!

— Мне нужно подумать, — уклончиво ответила я

— Конечно. Я оставлю вас, — после этих слов, он вышел

Итак, если я правильно всё поняла, меня собираются выдать замуж. Причем якобы для мо-его же блага! Ужас! Надо срочно валить отсюда! Хотя, скорее всего этот Павел, который Сер-геевич стоит под дверью.

Не хочу я замуж! Нет, в принципе хочу, но не сейчас и не за Ладова! Вот за Снегова еще куда ни шло, а за Ладова — нет! А чего это я за Снегова замуж собралась? У-уу, бред какой-то! Что ж делать? Что делать?!

Так. Нужно успокоиться. От моей истерики никому лучше не станет. Что-то там было свя-зано с замужеством. Что-то меня заинтересовало, когда мне рассказывала Аэлин. Ну, меня могли заинтересовать только украшения…

Точно! Жене Артура достанется колье и браслет. А если ей стану я, то значит украшения станут моими. Хм! Неплохо… Хотя нет, плохо. Это ж если я выйду за него… Бр-р! Как я по-том смогу уехать?

Надо придумать что-то такое, что позволило бы мне добыть украшения и не выйти за Ла-дова. Будем думать.

Нужна диверсия. Старая, добрая диверсия. Вот только проблема: что я здесь могу сделать? Здесь в моей власти только база. А что такого можно сделать с базой, чтобы отвлечь Ладова? И желательно отвлечь после того как он отдаст мне украшения? Все-таки повезло мне с их традициями! Интересно, а когда он мне их отдаст? Надо узнать.

Кстати, а свадьба прекрасный способ собрать отпечатки пальцев оставшихся членов этой чудо-семейки, включая этого Сергееча!

Но для начала диверсия. А для диверсии нужна информация. Кстати, пока есть возмож-ность…

Я подошла к входной двери и защелкнула замок. Какое-то время я выиграла. Оглянув-шись, я подошла к письменному столу и обнаружила на нем кроме компьютера несколько па-пок. Так, теперь главное успеть.

Итак, через 15 минут у меня свадьба. Вернее венчание. А мужчины в гражданском и с во-енной выправкой уже здесь. Вчера мне довольно прозрачно намекнули, что я должна поки-нуть остров или стать членом семьи Ладовых. Лучше б я уехала. На меня надели эти украше-ния. Я смотрела на себя в зеркало и ненавидела свое отражение. Зачем я все это делаю? Зачем обманываю эту семью?

Рядом со мной стоял стакан с каким-то напитком. Его принесла Антонина, сестра Артура. Ее отпечатки, как и всех остальных уже были отправлены на материк. Накануне вечером Ла-довы устраивали званый ужин.

Я так и не смогла ничего придумать, чтобы отложить свадьбу. Варианты были, конечно, но при этом могли пострадать люди. Так что замуж я выходила по-настоящему.

Ужас, какой-то! Кажется, отсюда я больше никогда не выберусь. Навсегда останусь Тэа Канедес, вернее Ладова.

А все хотела что-то кому-то доказать! Ну что, доказала?! Всё, птичка, клетка захлопну-лась. И виновата в этом только ты!

Я никогда еще не видела такого уродливого отражения собственного лица. Не в силах больше его лицезреть, я схватила стакан и выплеснула содержимое на зеркало. Теперь мое отражение было размытое и с желтыми пятнами. Прелесть просто.

В дверь тихо постучали

— Госпожа Канедес, уже пора.

Артур помогал мне сесть в машину, когда его телефон начал трезвонить. Я стояла рядом, но все равно ничего не расслышала. Артур сильно переменился в лице. Отключил телефон и положил его обратно в карман.

— Что-то серьезное? — тихо спросила я, наблюдая как те самые мужчины насторожились, они сидели в машине, в которую я должна была сесть. На свадьбу мне предстояло ехать под конвоем.

На мой вопрос Артур согласно кивнул

— Иди, — также тихо сказала я, чувствуя, как что-то сжимает сердце. Артур внимательно по-смотрел на меня, поцеловал в щеку и, развернувшись, ушел. Я буквально плюхнулась на си-дение. В машине я была наедине с работниками посольства, — Свадьба отменяется. Слава Бо-гу…

Дело № 3

Последнее

Глава 1

— Оксана, здравствуй. Где твоя племянница?

— Толь, ей совсем погано. Она совсем не была готова ко всему этому, — прижимая телефон-ную трубку к уху, ответила Оксана Дымова

— Я понимаю. А вот руководство в восторге. Даже хотят представить ее к награде за воз-вращение этих украшений в гос. хран.,- судя по тону, начальник Алины Дымовой, Анатолий Верблюдов, сам был не очень доволен

— Награда это хорошо. Вот только не нужна ей эта награда. Толь, я ее неделю не видела. Она звонит только

— А где она? — удивился Анатолий

— Совершает рейд по своим подругам, — со вздохом ответила Оксана

— Пьет что ли? — недоверчиво переспросил Верблюдов

— Совесть заглушает, — со вздохом поправила друга Оксана

— Это хуже… Ладно, у нее сейчас отпуск, но потом жду ее на работе

Кажется, я начинаю понимать Раскольникова. Надо будет прочитать книгу. Не думала, что мне будет так плохо от осознания собственного воровства. Вот чем я лучше того же вора? Я ведь попросту украла эти украшения у 80-тилетней старушки. А самое страшное, что рассказать об этом не имею права. Была бы я более верующая, сходила бы на исповедь, а так…

Тетя пыталась меня успокоить, мол, ты выполняла приказ и вообще эти Ладовы совсем не святые. Вот только причем здесь Ладовы?! Ведь это я украла. И неважно у кого. И что мне тот приказ? Я ведь не военная, приказам не привыкла подчиняться.

Тетя наверное думает, что я ушла в запой. Да уж… Запой… тут завыть хочется, а не за-петь. Да и не могу я пить с людьми, которым не доверяю. И дома тоже не могу быть. Мне нужно прийти в себя, вернуться в старый режим жизни. Вот я и уехала на время в другой го-родок, живу в гостинице, а тете сказала, что встречаюсь с подругами. Ингу я еще не видела. Сегодня, наконец, решилась позвонить. Трубку никто не взял. Если честно, я только обрадо-валась. А после позвонила Верблюдову.

— Не пожалеешь?

— Нет, Анатолий Петрович, я не вернусь. Не могу, — честно призналась я Верблюдову, ми-нуту назад я попросила об отставке

— Вылитая Оксана, — качая головой, ответил он

— Тетя? — переспросила я

— Она мне когда-то сказала тоже самое, — с улыбкой ответил Петрович

— Да уж, — улыбнулась я. Опустив взгляд, я увидела один очень знакомый портрет, — Анато-лий Петрович, а почему вы уехали один?

— Что? Куда? Дымова ты о чем? — удивился он и проследив за моим взглядом, слегка изме-нился в лице.

— Я видела портрет, — кивая на его стол, сказала я, — этот портрет в кабинете у Ладовых. Так вот, Анжелика Андреевна сказала мне, что на том портрете ее приемная дочь.

Анатолий Петрович откинулся на спинку кресла

— Вы думали, что я — Александра? — спросила я, наблюдая за реакцией начальника

— Надеялся, — лицо Петровича даже не дрогнуло. Вот это выдержка!

— Я была на том корабле, но я не Ладова. Понимаете? Я не Александра, — для меня вдруг стало очень важно, чтобы он понял это. Сама не знаю почему, но я знаю, чувствую, что я не Ладова.

— Знаю. Я делал анализ, — наклоняясь вперед и опираясь на стол, признался Верблюдов. А я вдруг почувствовала какое-то родство с ним. Мы ведь оба потеряли там семьи

— Давно? — голос меня подвел. А ведь этот мужчина мог быть моим отцом.

— Как только Оксана рассказала о тебе.

— И вы… вы меня ненавидите, наверное… Ну, что я жива, а ваша семья, — от избытка чувств я еле говорила, мешал ком в горле

— Перестань чушь молоть! — резко крикнул Верблюдов, — Когда ты пришла сюда работать, я даже не знал, что ты это та самая выжившая девочка

— А когда узнали? — а вот это уже интересно

— Перед самой твоей отправкой на Верхний. Я уже ничего не мог изменить, — признался Верблюдов. Такое ощущение, что он передо мной извиняется.

— Ясно. Так что там с моим рапортом? — уходя с этой темы, спросила я. Говорить о моей командировке было еще не очень приятно

— Еще одно дело и я тебя отпущу

— Что? — сердце у меня упало, хотя, если не лукавить, я даже была этому немного рада. Мысленно-то я уже давно решила уходить из Управления, но в душе этого не очень хотела

— В понедельник узнаешь подробности. А сейчас свободна, — с улыбкой, ответил Петрович

Я кивнула и уже у самой двери спросила

— Как было ее настоящее имя? — кивая на портрет у него на столе, спросила я. Самое инте-ресное, я ведь даже не удивилась, когда поняла, что он имеет отношение к этой семье. К Ла-довым.

— Елена, — тихо ответил Верблюдов.

— Красивое имя, — прошептала я и вышла из его кабинета.

В дверь моего гостиничного номера кто-то постучал. Открыв ее, я удивленно уставилась на свою посетительницу

— Инга? А как ты меня нашла? — так, шапочку сняла, а туплю по-прежнему

— Не задавай глупых вопросов, — скривившись, ответила та, — может, впустишь или так и бу-дем в коридоре говорить?

— Проходи, конечно, — посторонилась я, пропуская ее

— Ну где ты пропадала?! — тут же накинулась на меня Инга.

— Ты совсем не изменилась, — с радостью заметила я

— От ответа не уходи! — пригрозила она

— Ладно-ладно, проходи к дивану, — сдаваясь, пригласила я. Как только Инга уселась, я от-ветила, — в командировке я была.

— Я знаю. Что-то супер секретное. Ты уже неделю как вернулась, так что…

— А-аа, ты об этом. В себя приходила. Командировка не очень легкая была. Инга, — когда-нибудь она все равно узнает, так уж лучше от меня, — я ухожу из Управления

— А как же Торин? — тут же спросила она

— Ну работал же он как-то все это время. Кстати, как он там? — стыдно признаться, но о сво-ем напарнике я даже не вспомнила, когда решила уходить из Управления

— Работает, — немного угрюмо ответила Инга, — не понимаю, почему ты решила уйти?

— Инга, чтобы ты поняла, мне нужно будет рассказать тебе о своей командировке, а я права не имею. Так что просто поверь, что мне тяжело будет работать дальше

— Прям шпионский детектив какой-то! — буркнула она. Да уж, ты даже не представляешь насколько ты близка к истине

— Правда, Петрович обязал меня на одно дело, — призналась я. Интересно, что за дело?

— Так ты еще работаешь? — обрадовалась Инга

— Ну да. Завтра за инструкциями, — улыбнулась я

— Ну это уже легче, — слегка улыбнулась она, — Все же нужно было тебе посоветоваться

— С кем? — посоветоваться! Ага и как она себе это представляет? "В общем, понимаете, я не могу вам рассказать, но работать больше, у меня нет сил" Бред. Лучше вообще сменить тему.

— Ну, не знаю. С нами, со Снегом…

— Кстати, как он? — ухватилась я

— Через неделю выходит на работу, — на автомате ответила Инга, а потом удивленно спро-сила, — Ты знаешь, что он в больнице был? Что-то ты не сильно удивлена

Я вдруг вспомнила свои сны. Выходит, он и вправду был в больнице. Интересно

— Я же его немного знаю, — с улыбкой ответила я

— Алин, я боюсь, что Торин тебя не поймет. А если ты уйдешь не объяснившись с ним, то и не простит, — беспокойно сказала Инга

— Инга, я это понимаю. Я попытаюсь ему объяснить, — надеюсь у меня получиться.

— Как и мне? Просто поверь? Этот не поймет, — качая головой, не согласилась Инга

— Инга, я была на Верхнем острове одна, без группы прикрытия, — не выдержала я. Черт! Я же не имею права об этом даже заикаться! Инга так и застыла со слегка приоткрытым ртом, — Рот закрой

— Но… но это же…

— Инга, я не имела права даже этого говорить! — угрюмо проговорила я

— Не волнуйся, я умею хранить тайны. А тебе похоже нужно выговориться, — сочувственно сказала Инга

— Если об этом кто узнает, — качая головой, проговорила я

— Ты мне доверяешь? — с легким вызовом спросила Инга

— Я — да. А вот ты похоже нет, — лучшая защита это нападение? Значит будем нападать

— Ты о чем? — не поняла она

— Я о вашем старшем сыне, — слегка прищурившись сказала я

— А что с ним? — всполохнулась Инга

— Не знаю. Просто я наивно предполагала, что друзьям положено знать. Видимо я ошиба-лась, — давя на совесть подруги, проговорила я

— Что-то я не пойму. В чем суть упрека? — подбоченившись, спросила Инга. Нападение не удалось.

— В том, что ни ты, ни твой муж даже не намекнули на то, что у вас двое детей! — вспоминая свою обиду, воскликнула я

— Да как-то повода не было… — растеряно ответила Инга. Кажется, она искренна.

— Ладно, закрыли тему. Что касается моей командировки… я пока не готова о ней гово-рить. Если ты не против, я…

— Хочешь остаться одна? — угрюмо спросила Инга

— Нет. Хочу вернуться домой. Подвезешь?

Я пришла на час раньше, чем мне сказал Верблюдов и прошла в свой кабинет. На душе стало опять тяжело. Почему-то вспомнилось не то, как я тут работала, а тот злополучный день когда я чуть не вышла замуж. По идее я сейчас должна ностальгировать о том времени, когда мы с Ториным расследовали то дело, но мне упорно вспоминалась моя командировка. Значит, я правильно решила. Если каждый раз, как я буду сюда заходить я буду ощущать эту тяжесть на душе, я просто сломаюсь.

— Ты? — раздался за моей спиной удивленный возглас, я радостно обернулась, но моя улыб-ка тут же сползла с лица. Михаил Андреевич смотрел на меня как… как на врага, — Зачем при-шла?

— Выходит уже доложили, — грустно усмехнулась я, — быстро. Здравствуй, Михаил Андре-евич, — Торин нервно кивнул и прошел на свое место. Этот тоже не изменился. Такое ощуще-ние, что в мое отсутствие время здесь замерло, — Я пришла рассказать тебе, что увольняюсь, но ты уже знаешь.

— Все уже знают, — буркнул Торин

— Не думала, что Петрович такой болтун… послушай, у меня были на это причины. И я… я не считаю себя виновной, — честно сказала я, вот только на душе совсем плохо стало от этой моей честности.

— А тебя никто и не винит, — глядя в какие-то бумажки, ответил Михаил Андреевич

— Ты винишь. Черт возьми, Михаил! Посмотри на меня! — в конце концов это моя жизнь, что он мне тут устраивает! Торин посмотрел на меня, — я была в Верхнем одна. Понимаешь? Совсем одна! Я ни черта не понимала и не знала. Я не знала что мне делать и если бы не мое везение еще неизвестно вернулась бы я оттуда! Пойми ты! Я не шпион и не разведчик! Я ана-литик! Мне было страшно, все время. Я боялась, что не смогу выполнить задание, что меня раскроют. Мне до сих пор страшно. Я ночью просыпаюсь от страха и продолжаю думать о том как мне добыть эти… — я еле сдержалась чтобы не выболтать ему лишнего, и так что-то я сорвалась, шумно вздохнув, я закончила, — входя в этот кабинет, я думала, что вспомню как мы расследовали то дело, но вместо этого вспомнила лишь свой страх. Это ужасное чувство. Я не знаю, как от него избавиться. Я знаю только то, что само здание Управления мне напоминает о моем страхе. И единственный способ от него избавиться это уйти. Надеюсь, когда-нибудь ты меня поймешь!

Вот так расстроенная и на взводе я очутилась в кабинете Верблюдова. Там кроме него был еще какой-то мужчина.

— Госпожа Дымова, надеюсь, вы понимаете, что после вашей успешной операции мы не можем так просто вас отпустить, — сказал этот незнакомец

— Простите, а вы кто? — усаживаясь на указанное мне место за столом, спросила я у незна-комца. Даже не знаю как его и описать. Высокий, подтянутый, на вид чуть старше Торина, темноволосый. Вот и все, пожалуй. Больше нечего и сказать.

— Неделин Константин Юрьевич, — ответил он, что-то знакомое имя, — старший агент специ-ального отдела дипломатического корпуса.

Ух, ничего себе! Высший эшелон! Эт я вляпалась…

— Ясно, — только и смогла я выдавить, — и что вы хотите от меня?

— Я предлагаю перейти вам в наше ведомство, — я хотела было возразить, но он остановил жестом и продолжил, — в качестве внештатного сотрудника.

— На каких условиях? — так надо быстро соображать, чтобы не попасть впросак

— Мы будем привлекать вас исключительно по мере необходимости, — что-то тут не то

— Я могу подумать? — наивно спросила я. А вдруг?

— Собственно говоря, у вас только два выбора: либо остаться работать в Управлении, либо согласится на мои условия

Вот как, значит. Ну, в Управлении мне будет тяжеловато. Я вдруг вспомнила про свою тетю. Неужели и ее поймали на такой крючок?

— Полагаю вы знаете, что Оксана Дымова моя тетя. Позвольте один вопрос, — дождавшись согласного кивка Неделина, я спросила, — Она тоже ваш внештатный агент?

— Да, — коротко ответил тот, я мельком глянула на Петровича, тот тоже еле заметно кивнул

— Я смогу работать по другой специальности, вне вашего ведомства? — О! Мозги решили самостоятельно поработать. Я явно чего-то не понимаю, хотя вопросы вроде задаю нужные.

— Это ваше право, но я повторяю, вы должны будете выполнять наши просьбы, — ответил он. Надо же, а я не знала, что у спец. отдела бывают просьбы!

— Тогда я согласна, — скрипя сердцем, согласилась я. Типа у меня был выбор!

— Ознакомьтесь, — не слишком удивляясь и вообще никак не реагируя на мою реплику, Неделин подвинул ко мне синюю папку.

Раскрыв ее, я пару секунд вглядывалась в лицо женщины, чья фотография была на первой же странице. Лицо было мне знакомо. Но откуда я никак не могла вспомнить. Глянув, на ее имя я поняла кто это.

Евгения Шоркина — моя одноклассница. Ни сильно-то она изменилась. Просмотрев папку до конца, я так толком и не поняла, чего они от меня хотят. Правда была там тревожная такая страничка о ее связи с одним мутным типом, но так больше ничего особенного.

— И в чем моя задача? — поинтересовалась я. Надеюсь не нужно будет куда-то ехать.

— Войти к ней в доверие, — просто ответил Неделин

— Зачем? — а вот это мне уже не нравится. Опять обманывать?

— Есть сведения, что вот он, — Неделин показал мне фото того самого мутного типа, — часто навещает ее квартиру. Ваша задача попасть к ней на квартиру и установить там кое-какую аппаратуру.

— Всё? Надеюсь на этот раз мне ничего не придется менять и выдумывать? — спросила я, прекрасно понимаю, что не могу отказаться, но до ужаса этого хочу

— Нет. Ты будешь сама собой. Даже можешь говорить, что работала в Управлении, но не более, сама понимаешь. Остальную информацию тебе расскажет их агент. Работать также бу-дешь с ним. Через пару минут он будет здесь, а пока изучай информацию, — ответил за Неде-лина Верблюдов.

Через пару минут, в дверь и правда постучали. Но когда посетитель вошел в кабинет, я думала, что свалюсь со стула. Те же самые торчащие волосы и те же самые очки.

— Знакомьтесь, Димитрий Аналедес

— Привет, чокнутая, давно не виделись, — весело подмигнув мне, ответил Царь. Мой новый напарник. Влипла.

Глава 2

Тем же вечером у меня был гость. Димитрий мне особо ничего не объяснял, просто сказал, чтобы я не удивлялась. После чего к имеющейся уже у меня папочке добавил еще одну по-больше и велел изучать, а в случае надобности он меня вызовет и проинструктирует. Тетя уехала в очередную командировку, правда, в свете того, что я недавно узнала, ее командиров-ки уже не выглядели так невинно и волей-неволей я переживала гораздо больше, чем обычно.

Так вот. Я сидела, изучала эту увесистую папочку про свою одноклассницу, когда раздал-ся звонок в дверь. Одурманенная от избытка новой информации, я сразу же открыла. Голова сразу же наклонилась вправо (дурацкая привычка появилась недавно, видимо мозг считает, что ему так проще будет работать), а брови поползли вверх.

— Базу одолжишь? — на пороге моей квартиры стоял Торин Михаил Андреевич собственной персоной.

— Легко, — ответила я, пропуская его внутрь. Очень подмывало расспросить его простил он меня или нет, но Торин сам ответил

— Мне популярно объяснил, что я не прав

— Я же просила Ингу не вмешиваться, — буркнула я

— А причем здесь моя жена? Это Петрович был, — хмуро ответил Торин

— О, как! — невольно вырвалось у меня, — А сам ты что думаешь?

— Мне нужна база, — хмуро повторил он

— Сейчас принесу. Михаил Андреевич, ты помнишь наше первое дело? — так, пусть меня посадят, но терпеть вот такое отношение я больше не могу!

— Почему спрашиваешь? — удивился он

— Я вернула украшения и у меня есть отпечатки пальцев Ладовых, — выпалила я. Торин молча посмотрел на меня, а потом медленно выговорил

— Ты что совсем ума лишилась? Ты зачем мне все это говоришь?! — под конец фразы он уже кричал

— Чтобы ты знал где я была и чем занималась! — я тоже перешла на крик, я ему секретную информацию выкладываю, а он на меня орет, — И еще. Я эти украшения выкрала сразу же по-сле моей несостоявшейся свадьбы с Артуром Ладовым, и вернула их в гос. хран.

Не дожидаясь его ответа, я развернулась и ушла в другую комнату. Вернулась я уже с дис-ком, на котором была копия базы с моего компьютера. Я была очень зла на него. Я ему тайны выдаю, а он…

— Держи, — протягивая ему диск, резко сказала я

— Где отпечатки? — спросил Торин, что-то в нем немного изменилось

— Зачем они тебе? — едко спросила я

— Не привык бросать дело на середине, в отличие от тебя, — не остался в долгу Торин.

— Они прикреплены к моему рапорту, — холодно ответила я, ужасно хотелось дать ему по ро… лицу

— Значит, у тебя их нет, — констатировал он. Ладно, чего я злюсь? Ведь если он так реагиру-ет на мое увольнение, значит я ему не безразлична. Согласись, Алина, было бы в сто раз хуже, если бы он вообще никак не отреагировал.

— Кто сказал? — приподняв бровь, спросила я и, подняв руку с браслетом, слегка потрусила им. Кстати, этот чертов браслет не снимается. Как только вернулась, я скопировала все дан-ные, в том числе и отпечатки пальцев, и перенесла все эти данные на флешку, что на браслете. Чтобы там не думал обо мне Торин, но я все же хотела выяснить кто именно из той семейки выкрал эти украшения и убил столько народу.

— Ты в курсе что только что призналась мне в должностном преступлении? — с какой-то ис-коркой в глазах, грозно спросил Торин

— А мне плевать. Хочешь, можешь рассказать об этом начальству. А теперь извини, у меня есть дела, — знаю, грубо, но он меня достал. Я сделал шаг к двери, Торин стоял молча за моей спиной. И почему я решила, что он меня остановит? Эхх. Ну, что ж. Нет, так нет. Я открыла дверь и вернулась на свое прежнее место.

Торин резко развернулся и вышел. Я закрыла за ним дверь. Кажется, я только что лиши-лась друга.

— Привет. Ты в курсе, что у меня завтра день рождения? — через несколько дней по телефо-ну спросила у меня Инга

— Привет. Конечно, в курсе. А ты в курсе нашего разговора с Ториным?

— Нет, но он ходит злющий, как черт, — почти радостно ответила Инга и без перехода выпа-лила, — Я завтра жду тебя

— Инга, я бы с удовольствием, но Торин… — меня даже передернуло немного, как предста-вила себе его реакцию

— Так, Алина, это мой праздник и я приглашаю того, кого считаю нужным! — резко ответила Инга. Спорить явно бесполезно. Ну, ладно, прибегу — быстренько поздравлю и смоюсь под каким-то благовидным предлогом.

— Хорошо. Говори где и во сколько?

На подходе к дому Ториных меня кто-то окликнул. Обернувшись, я пару секунд сообра-жала кто это, а потом до меня дошло

— Привет, Снегов, — радостно ответила я. А не узнала я его потому что, во-первых, он был не в черном, во-вторых, за время что мы не виделись, у него отросли волосы и они действи-тельно были белыми. Хоть в чем-то Люська оказалась права.

— Рад тебя видеть, — с улыбкой добавил он, подходя ближе

— Ну, хоть кто-то рад меня видеть! — грустно ответила я

— Я не понял, с каких это пор я стал "кто-то"?! — приподняв брови, спросил Витя. Я лишь улыбнулась, не зная, что ответить, — Ладно, я шучу. За Торина не волнуйся, отойдет.

— Я так понимаю, что все уже в курсе наших с ним разногласий? — хмыкнула я, какая-то не-понятная радость просто переполняла меня

— Я не все, — с улыбкой, но вполне серьезно, ответил мне Витя

— Ну раз ты не все, то… Ты как считаешь?

— Я считаю, что после командировки тебе нужен отдых и видимо более продолжительный, чем тот, который тебе может предоставить наше горячо любимое Управление, — ответил Сне-гов, я лишь облегченно выдохнула и улыбнулась, — Не грусти. Все наладится.

Признаться, я даже не думала, что так обрадуюсь его поддержке. Оказывается мнение Ви-ти для меня тоже очень важно.

— Пошли, а то нас уже, наверное, заждались, — добавил он.

На празднике Торин даже не подошел ко мне. Долго я там не выдержала. Подойдя к Инге, я сказала

— Инга, прости, но я, пожалуй, пойду

— Уверенна? — с грустью спросила она. Я согласно кивнула, — Ладно.

— Еще раз с днем рождения!

— Спасибо. Скажу по секрету, Торин уже на тебя не дуется, но гордость ему мешает изви-ниться, — подмигнув мне, сказала Инга

Я улыбнулась и пошла к выходу из дома.

— Садись, мелкая, я тебя подвезу, — перед воротами остановился автомобиль Торина. Пожав плечами, я села в машину, на переднее сидение рядом с водителем. Надеюсь Инга права и он не убивать меня собрался.

Всю дорогу мы ехали молча и уже возле самого моего дома Торин вновь обрел дар речи

— Я не знаю, что за причины заставили тебя уйти из Управления…

— Знаешь. Я тебе их в нашу первую встречу изложила, — хмуро перебила его я

— Я разговаривал с… неважно с кем, в общем, у тебя психологическая травма, — совершен-но серьезно продолжал Торин, от удивления у меня пропала речь. Я скрестила руки на груди и наклонила голову. Надеюсь, он не собирается меня в психушку сдавать?

— И? — или все же собирается?

— И тебе необходима смена обстановки, в том числе и работы… — продолжил он

— А-а, — протянула я. Оригинально он так оправдывается! — Торин, давай проще. Мир?

— Нам нужно довести дело до конца, — слегка скривившись, ответил он

— Ясно, — ответила я и потянулась к дверце, значит вынужденное перемирие, тоже неплохо.

— Алина, — окликнул меня Михаил Андреевич, я остановилась, — я рад, что ты вернулась.

— Я тоже, — с улыбкой ответила я.

— Так, ты меня совершенно не слушаешь! — вернул меня в реальность голос Димитрия. Утром он без предупреждения ввалился в мою квартиру, вернее в квартиру я сама его пусти-ла.

— Слушаю, — буркнула я, лихорадочно пытаясь вспомнить, о чем он мне вещает

— Надеюсь, — передразнил меня он. А что, спрашивать, что последнее я слышала, никто не будет? Ну вот, напрасно старалась. Еще это гнетущее чувство какое-то, с утра не могу сосре-доточиться! — Так вот. Через два дня, если я не ошибаюсь, в вашей школе будет встреча вы-пускников

— Да? — удивилась я, без особой радости. Подобные мероприятия я уже давно не посещаю

— Именно вашего класса, — уточнил он, явно на что-то намекая

— Еще страньше, — буркнула я, чем-чем, а дружностью наш класс никогда не отличался

— Это придумывал не я, так что претензии не ко мне, — прервал меня Димитрий, — Это все Неделин, — все же наябедничал (именно так это и выглядело) собеседник.

— Я так понимаю, мне придется туда идти, — обреченно ответила я

— Да. Теперь слушай внимательно. Первой в разговор не вступай и к ней не подходи

— А смысл мне тогда туда идти? — вырвалось у меня.

— Чтобы она тебя вспомнила! — укорил меня Димитрий. Вот каждый раз, как на него смот-рю, руки аж чешутся от желания расчесать это чудо, — Это в начале. Потом вы пойдете в кафе и вот там ты должна стать ее лучшей подругой, только так, чтобы она думала, что это она к тебе подсела и все такое.

— И как я это сделаю? — от удивления у меня чуть челюсть не отпала. Я что ему Мата Хари?!

— Уфф, все хуже чем я думал… Мне еще и твоей самооценкой заниматься! Я, конечно, мо-гу рассказать тебе свои способы, но боюсь, что они не сработают

— Почему? — спросила я, несколько обиженная его высказываниями о моей самооценке. Я тут наоборот всю жизнь мучаюсь, чтобы она не слишком высокая была, а он мне тут… Так, что-то я завелась не с того места. Че ж так погано на душе, а? Может с тетей что? Надо будет позвонить.

— Да потому что тебе не нужно будет с ней спать! — совершенно серьезно ответил Димит-рий.

— А-а, — протянула я и невольно пристальнее всмотрелась в Димитрия. Это что ж за методы такие должны быть? Лично у меня он вызывает лишь материнские чувства и желание его рас-чесать.

— Ну, я не знаю… У вас может общие мужчины были, — предложил он

— Почему у нас должны быть общие мужчины? — совершенно искренне удивилась я, — И во-обще, по-твоему, женщины друг с другом только о мужчинах говорят?

— А то нет? — ехидно переспросил Димитрий

— Представь себе! — передразнила его я, — Надо же еще подругам косточки помыть, — заявила я, чувствуя свое превосходство

— Ну, вот, а ты сомневалась, что сможешь найти нужную тему, — самодовольно ответил Димитрий. Все-то этот лохматик знал, специально вывел меня на эту мысль. Вся моя гордость немного сдулась, зато появилось уважение к Димитрию.

— Кстати, а откуда я узнала об этой всей этой… — как же это назвать? Сборище? Слет?

— Тебе пришлют приглашение, — пока я придумывала название, Димитрий уже ответил

— Ага, а приглашение подписанное? — так-так-так, кажется, наклевывается темка для разго-вора. Интересно, а кого они подговорили созвать наш супер дружный класс?

— В правильном направлении мыслишь, — улыбнулся Димитрий, — Значит, завтра тебе по по-чте придет приглашение. После встречи позвонишь. Ясно?

— Так точно. Кстати, а ты в каком звании? — спросила я. Интересно же!

— Каком еще звании? — фыркнул Димитрий, — я вольный слушатель

— Видимо не очень вольный, — теперь уже я фыркнула

— Как и ты. За спокойную жизнь нужно чем-то жертвовать, — философски ответил он

— Это у тебя-то спокойная жизнь? — удивилась я.

— Мне нравится, — с улыбкой ответил Димитрий, а я поняла, что и правда нравится. Ну и кто из нас после этого чокнутый?

— Слушай, а ты-то тут вообще причем? — вдруг осенило мой мозг вопросом

— Жить надоело? Что ты вопросы такие задаешь? — серьезно спросил Димитрий, а я, кажет-ся, впервые увидела его серьезным.

— Возможно, — легко пожала я плечами, лучше не задумываться, а то зависну, — ну так, ка-кое?

— Не отстанешь? — с надеждой, хотя скорее всего наигранной, спросил он

— Даже не мечтай! — фыркнула я

— Ты же понимаешь, что я не могу тебе рассказать… — попытался отмазаться очкарик

— А ты аллегориями и сравнениями, — отставать я не собираюсь. Интересно же какое отно-шение Царь имеет к моей однокласснице!

— Аллегориями? Ну, тогда я — управляющий. Всего лишь управляющий, — уточнил он

— А кто тогда хозяин? — выпалила я, а потом только до меня дошел весь ужас ситуации. Это что у Подземелья есть хозяин? Ничего себе, новость! А мы, наивные, полагали, что там толь-ко Царь. Да и я вся такая из себя возомнила, что знакома с самым крутым челом Подземелья. Ан-нет, не самым крутым. Вот так всегда, обманули в лучших чувствах!

— В правильном направлении мыслишь, — повторно усмехнулся Димитрий

— О как! Ну и ну! — только и смогла воспроизвести я, — И давно вы в курсе? — под "вы" я име-ла в виду спецотдел и Димитрий меня правильно понял

— С тех пор как я занял эту должность, — ответил он

— Воскресный наш наверняка был в шоке, — хмыкнула я, имея в виду Неделина

— Воскресный? — переспросил мой собеседник и усмехнулся, — Ему идет. Ты даже не пред-ставляешь насколько в шоке! Он-то думал, что, наконец, отделается от меня, а тут, — откровен-но потешаясь, продолжил Димитрий

— Так долго сотрудничаете? — с улыбкой спросила я, а Царь вдруг помрачнел

— Слишком долго.

— А Женька тут причем? — возвращаясь к первоначальной теме, спросила я. К тому же мрачный Димитрий это жуткое зрелище. Материнский инстинкт просто воет и требует дать ребенку конфетку.

— Одноклассница твоя? — переспросил он, я согласно кивнула, — А сама не догадываешься?

— Не, ну понятно, что вы ее дружка подозреваете. Я про то, что… почему именно он?

— Я тебе что, всю оперативную разработку рассказывать буду? — фыркнул Димитрий

— Было бы неплохо, — пробурчала я, понимая что разговор окончен.

Весь следующий день я честно старалась не провести у почтового ящика. Мне позвонила Инга, рассказала, что Снегов после ранения пока не может вернуться в ОВП и Петрович при-крепил его к Торину. Что-то у меня екнуло после этого сообщения, но все же благодаря этому звонку я целых полчаса не думала о почтальоне. И естественно пропустила момент, когда он приходил. Ну, неважно. Кстати, тете я позвонила, с ней все в порядке.

Еще около часа у меня ушло на чтение этого приглашения. Я ни одну бумажку в жизни не изучала так долго! Всё боялась что-то пропустить или понять не так. Когда же поймала себя на мысли, что знаю текст пригласительного наизусть, я его отложила. Тут же появился страх, что я его обязательно либо потеряю, либо забуду. Это я могу.

Взяв это пригласительное, я перешла в свою комнату. Открыв шкаф, я в который раз убе-дилась в том, что мне срочно нужно пойти в магазин. Где-то минут через десять, удивленная тем, что мне неудобно рыться в шкафу, я обнаружила, что по-прежнему держу в руке пригла-сительное. Вздохнув, я положила пригласительное на стол. Такими темпами я его попросту порву. А еще завтра день.

Поняв, что поиск одежды дело гиблое, я просто собрала на завтра сумочку, хотя если при-нять во внимание содержимое, то скорее все же не сумочку, а Сумку (ну запасливая я, запас-ливая! Что уж тут поделаешь!) В отдельный карман, положила пригласительное. От всего этого у меня уже голова тяжелела, нужно было переключиться, поэтому я прошла на кухню. Хоть на час, но я отвлекусь, а там и по телевизору что-то начнется. Надеюсь.

От приготовления пищи, меня отвлек звонок в дверь. Я его еле услышала. Говорила мне тетя, не готовить в наушниках, но привычка — вторая натура. Хорошо хоть вообще услышала!

— Раньше ты хотя бы звонил, — открывая дверь, сказала я. На этот раз я посмотрела в глазок, так что появление Торина у меня на пороге сюрпризом не было, а вот Снегов меня удивил. Во-первых, своим появлением, а во-вторых, своей бледностью. В голове мелькнула мысль, не с ним ли было связано мое давешнее беспокойство и тревога? Хотя с чего бы это? Раньше я так только на тетю и реагировала.

— Раньше был выходной, — буркнул Торин, — а сегодня пятница

— Забыли что для меня теперь все равно пятница или суббота? — пропуская их, спросила я

— Привет, — поздоровался Снегов, правда несколько натянуто. Торин уже прошел в кварти-ру, как я заподозрила в соседнюю с ванной комнату. Витя прошел на кухню, когда поворачи-вался, то немного скривился и дотронулся до своих ребер. Я прошла следом и вернулась к приготовлению пищи. Что-то он уж слишком бледный. Знаю я такие лица, частенько при ра-нениях бывают.

— И тебе даже не интересно, зачем мы пришли? — удивленно спросил Витя

— Сами скажете, — пожала я плечами. — Вить, подай, пожалуйста, тарелку, она на полке, над тобой

Невинно попросила я. Витя послушно повернулся к полке, хотел уже поднять руку, но скривился и тут же ее опустил. Так я и знала. Ранение, и скорее всего ребра. Это что ж под-учается, я за него чувствовала тревогу? Этого еще не хватало! Сама не знаю почему, но я жут-ко разозлилась.

— Так. Сел, — резко сказала я, Снегов удивленно оглянулся, а я уже резче сказала, — Сядь!

Наверное от удивления, Витя сел на стул. Я подошла к нему и подняла его свитер.

— Я не помешал? — раздался от двери ехидный голос Торина. Я же чувствовала только оне-мение в коленях, глядя на посиневшие ребра Снегова. А тело у него очень даже ничего… И вообще кто это зимой носит свитер на голое тело?! Еще и такой тонкий?! Хотя с его телом… Что-то я опять не о том думаю. Переведя дух, я осторожно дотронулась до его ребер, Витя еле ощутимо дернулся. Вот тут я уже окончательно разозлилась

— Как ты это допустил? — резко поворачиваясь к Торину, спросила я

— На нем был бронежилет! — видимо испугавшись моего лица, быстро ответил Михаил Ан-дреевич. А этот-то потеплее одет. Точно Инга постаралась. Блин, о чем я думаю?!

— Его врач смотрел? — пытаясь успокоится, спросила я. И правда, чего это меня так понес-ло?

— Вообще-то я еще здесь, — сказал Витя, пытаясь отобрать у меня край своего свитера, но я не пускала

— А должен быть в больнице! — уже на него крикнула я. В глазах Вити промелькнуло удив-ление. Надо брать себя в руки. Срочно, — Так, я сейчас

Отпустив, наконец, край его свитера, я вышла в другую комнату за аптечкой.

Теперь я поблагодарила свою тетю, хотя раньше совершенно не понимала зачем нам такая обширная аптечка и зачем она заставляла меня посещать эти дурацкие курсы медсестер. Хмыкнув про себя, я вернулась на кухню. Мужчины о чем-то тихо спорили, но при моем по-явлении затихли.

Я выложила перед Снеговыми таблетки и поставила стакан с водой

— Пей! — почти приказала я, нет скорее всего все же приказала

— Это что? — настороженно спросил он

— Обезболивающее, — ответила я, доставая бинт и пояс. Дождавшись, пока Витя выпьет, я предупредила, — будет больно

Дальше, как мне показалось, я очень долго наносила мазь и обматывала его бинтом. При этом я сидела перед ним на корточках. Когда вставала, думала, будет больно, но оказалось, что я совсем недолго так сидела, ноги даже не затекли. Я начала доставать пояс из упаковки

— Я его носила, когда со спиной было совсем плохо, — пояснила я

Теперь было самое неприятное, затянуть пояс

— Готов? — держась за концы пояса, спросила я у Вити и уже обращаясь к Торину, — А его врач смотрел?

Одновременно я затянула пояс и совершенно отчетливо услышала скрип зубов у себя над головой. Кажется, он был не готов…

— Сказал, что нужен рентген, — заторможено ответил Торин

— Рентген! Да у него ребра сломаны! — возмущалась я, опуская свитер (если честно делала я это с некоторым сожалением). — Не дай Бог, внутренности задеты, — пробормотала я, складывая все обратно в аптечку.

— В больницу я больше не вернусь! — резко перебил мои восклицания Снегов

— Рентген все равно нужно сделать, — уже мягче ответила я

— У меня просто сломаны два ребра, внутренности в порядке. Поверь мне, я знаю

— Откуда? — устало спросила я.

— Не в первый раз, — спокойно ответил мне Витя. У меня внутри что-то похолодело и опять пошли мурашки по коленям. Я взяла аптечку

— Лучше будь осторожней, — проговорила я и вышла с кухни. А еще лучше найди себе больнее мирную работу, мне спокойнее будет. Что за мысли? Причем здесь я?!

На обратном пути меня остановил звонок в дверь. Прям день свиданий! На этот раз за дверью был Димитрий. Несильно (хотя, кому я вру? очень даже сильно!) удивившись, я от-крыла

— У меня тут идея появилась, — без приветствия выпалил он, протискиваясь внутрь, — О! У нас гости

Я только-только оправилась от удивления и успела закрыть дверь, а этот поганец уже прошел на кухню. Когда я появилась на пороге он уже пожимал руки присутствующим муж-чинам. Я невольно засмотрелась, столько мужчин, симпатичных, и все на моей кухне. Вот только Торин и Снегов выглядели очень удивленными, возможно даже ошарашенными, а этот оболдуй, только гаденько так усмехался. Пауза уже затягивалась.

Нарушил ее Торин

— Мы, пожалуй, пойдем, — вставая, проговорил он и очень быстро (или это я так тормози-ла?) вышел в коридор

— Ребят, а вы чего приходили? — уже когда они были на пороге, очнулась я

— Это не срочно, — отмахнулся Снегов

— Тем более ты сейчас занята, — все-таки вставил шпильку Торин. После этого они ушли. Медленно, но уверенно злясь я вернулась на кухню. Димитрий там самым наглым образом пил чай. Из моей кружки!!!

— Чего приперся?!!

— Фи! Как грубо, — осторожно ставя кружку на стол, ответил он, — Я же сказал, у меня идея появилась. Да ты присаживайся! В ногах правды нет

— А что, в том месте, на котором сидишь, есть? — буркнула я, и только когда села поняла, что он приказывает мне в моем же доме. Совсем обнаглел, очкарик лохматый!

— Ты приглашение получила? — тем же слащавым дворянским тоном, поинтересовался он. Я кивнула, чтобы не кричать на него. — И уже небось выучила его наизусть? — с прищуром уточнил он. Я почувствовала, что краснею. Ну, это уже не в какие рамки не лезет!

— Что у тебя за идея? — почти прорычала я

— Значит выучила, — улыбнулся он

— Аналедес, сейчас по башке получишь! — не выдержала я

— Ладно-ладно! Идея вот в чем. Тебе же нужно будет попасть как-то к ней домой, а для этого напроситься на еще одну встречу? — спросил он, я молчала, ответ мы и так оба знали. — Ну вот. Чтобы у тебя был повод для еще одной встречи, а возможно даже визита на дом, чем Кот не шутит…

— Кто? — какой-такой "кот"?

— Бабушка с детства приучила говорить вместо "Бог" "Кот", — отмахнулся он, — Так о чем я? А! Есть два варианта. Либо ты что-то у нее свистнешь или что-то сама подкинешь, — весь его вид как будто кричал: хвалите меня, хвалите!

— Свистнешь — в смысле украдешь? — тут же нахмурилась я. Я еще от прошлого своего во-ровства толком не отошла. Такими темпами я вообще профессиональной воровкой стану! Этакая "Алька Какая-то-там ручка"! Гм, как-то пошло звучит…

— Ну, можешь не воровать. Подкинешь ей что-то. Будет повод назначить ей встречу

— А откуда я возьму ее телефон? — скептически поинтересовалась я, хотя если честно, идея мне понравилась.

Сначала Димитрий посмотрел на меня как на умалишенную, а потом догадавшись о смыс-ле моего вопроса, уточнил

— В смысле — если она спросит откуда ты ее номер знаешь? — я кивнула. — А у тебя есть те-лефон кого-то из одноклассников?

— Есть парочки, но они с Евгенией не общаются

— А с теми, с кем та общается, твои знакомые общаются? — эк завернул!

— Ну, в принципе, — я почесала висок и обнаружила, что опять наклонила голову. Так, надо следить за своими телодвижениями, а то вдруг моему организму еще чего взбредет! — В прин-ципе возможно, но я не ручаюсь…

— Тогда слушай план. Подкидываешь ей что-то на свое усмотрение. Только что-то важное! На следующий день для прикрытия звонишь своим подругам и спрашиваешь нет ли у них этой самой вещицы, а уж потом звонишь Евгении. Если она спрашивает откуда ты взяла ее номер телефона говоришь что-то вроде: "Звонила Кати, та дала номер Вари, та дала номер Сани, а тот дал номер Оли, а уже Оля у своих знакомых узнала твой номер". Поняла?

— С нами Варя не училась, — буркнула я, злясь от того, что все это придумала не я. Ну, люб-лю я быть лучшей, люблю!

— Ты суть уловила? — хмуро спросил он

— Да, — кивнула я.

— Тогда до завтра. Удачи.

Глава 3

Не, ну, какой идиот придумал эти встречи выпускников? Вот какая радость в том, что ви-дишь своих милых и добрых одноклассников, превратившихся в матерых, зубастых и цинич-ных личностей?

И как с таким настроем я смогу выполнить то, чего от меня хотят?! Мы уже в кафе давно, а никаких продвижений в наших с Женей отношениях нет. Я даже с ней еще не говорила! А самое плохое то, что за эту ночь я так толком и не выспалась. Бессонница на нервной почве. И сейчас голова у меня раскалывается, а в глазах все немного плывет. Выпить что ли? Ага, меня ж сейчас от одного глотка развезет так, что ух-х! А мне еще что-то подбрасывать ей надо! Правда я еще так и не придумала что…

Эх-х, ладно! Кто не рискует, тот не пьет шампанского. В моем случае это высказывание надо понимать буквально. Ну, что ж, понеслась!

М-мм, все-таки не нужно было пить… голова все еще немного кружилась, но глаза я рискнула открыть. Надо мной висела одинокая, почти вырванная лампа дневного света. Что-то я такую не помню. И этих стен с голой штукатуркой тоже.

— Кажется, я что-то пропустила…

Спустя часа три, может больше, телефон и все остальные вещи у меня отобрали так что ориентировалась я только на часы в браслете. Кстати, я ж в камере предварительного заклю-чения (или как она теперь называется?) оказалась! Так вот, спустя часа три, может больше, я кое-что вспомнила. И это кое-что меня не очень порадовало.

Меня перевели в стеклянную комнату, для выяснения моей личности. Документов у меня при себе не было. Я вспомнила, что именно их я тогда подкинула Жене. Тогда мне показалось это хорошей идеей. М-да. Ругать себя любимую уже поздно.

Что я еще вспомнила?

Вспомнила, что мы вместе с Женей были в каком-то баре, как мы там оказались я не пом-ню, зато помню, что перед тем как мы разъехались, мы договорились встретиться сегодня. Кстати, у меня хватило ума позвонить Димитрию и сообщить ему о своих результатах. А вот дальше вообще сплошной туман. Вернее, кое-какие отрывки в моей голове бродят, но я очень и очень надеюсь, что это сон.

Что за отрывки?

Ну, во-первых, я точно помню, что я ловила такси, но та машина в которой я потом ехала, на такси совсем не похожа, впрочем как и на милицейскую патрульную тоже. Ладно, допу-стим я поймала частника, хотя я в жизни такого никогда не делала! Но я была слегка неадек-ватна, так что все возможно…

Во-вторых… А вот то, что я вспоминаю дальше меня оч-чень пугает. Совершенно точно то, что я ревела (косметика на лице отсутствует, хотя ее там было пару килограммов). Не пла-кала, а именно ревела. За мной такое водится. Но вот перед посторонним человеком я совер-шенно точно не могла расплакаться. Это я точно знаю. И еще… Помню светлую комнату, за спиной большое окно, а передо мной камин… сама я на кровати и рядом спиной ко мне муж-чина со шрамом на левой лопатке.

Как я не старалась, а больше мне ничего не удалось вспомнить. Ни про мужчину, ни про остальной вечер. Полное моральное падение и жуткая головная боль.

Класс! Веселенький у меня год получается! Весной это дурацкое и никому не нужное по-вышение! Осенью эта поездка! И в результате я — воровка и шл… женщина, которая совер-шенно не помнит как оказалась, а главное что делала, в чужой кровати с мужчиной!

— Ты?! — раздалось у меня над ухом, я подняла голову и узрела перед собой Димитрия. Ин-тересно, а что он тут делает? — Что ты тут делаешь?!

— Я только что хотела у тебя то же самое спросить, — промямлила я

— Алина!

— Что-что! Отдыхаю! — я дернула левой рукой, чтобы Димитрий заметил, что я прикована к столу наручниками, а правой я и так подпирала свою буйную головушку.

— Но ты же должна… — ошалело начал было Димитрий, я нагло его перебила

— Уже час как, — лениво отмахнулась я. Передо мной висели часы, я их узрела недавно. Если честно меня сейчас заботила вовсе не то, что я опаздываю на целый час на встречу с Женей, а мой вчерашний вечер и скорее всего ночь.

— Черт! — ругнулся Димитрий и плюхнулся на сиденье напротив меня, — Ты что пьяна?

— Есть немного, — согласилась я, чего уж отрицать очевидное

— А почему ты документы не предъявила? — осматривая меня, спросил он уже спокойнее

— Издеваешься, да? Я же их ей подбросила! — возмутилась я. Между прочим это его была идея! И совсем не важно, что он ничего про документы не говорил. Надо же на кого свою ви-ну свалить! Не себя же, любимую, ругать!

— Умно, — пробормотал он. Нет, он еще и издевается, очкарик лохматый!

— А ты не боишься тут находиться? — спросила я, вспоминая где я нахожусь

— Чего этого? — удивился Димитрий

— Ну ты же вроде к другой стороне относишься, а если кто донесет, что ты тут был?

— Да я тут как раз по этим делам и нахожусь… Ладно, делать что будем? — обеспокоенно спросил он. Волнуется. Ладно, так и быть. Прощу его на первый раз.

— Что-что? Звонить, — меланхолично отмахнулась я. Димитрия это вывело из себя

— Кому?! Неделину? Петровичу?

— Хм! Ей! Только мне телефон не отдают, — проговорила я

— Это не проблема! Что ты ей скажешь?! — я слишком плохо соображала, чтобы анализиро-вать свои мысли и поведение Димитрия, поэтому спокойно ответила первое что пришло в голову

— Что возвращалась от любовника, а меня задержали

— От кого?! — удивленно переспросил Димитрий, а я поняла, что сказала правду. Точно, помню, что шла по улице, меня остановил патруль и попросил предъявить документы. У меня их не оказалось и меня забрали сюда. Уже кое-что. Осталось вспомнить только самое главное.

— Телефон давай! — рявкнула я, даже не ожидала, что способна на такое рычание.

Через несколько минут Димитрий принес мне мой телефон. Я тут же набрала Женин но-мер, а потом меня осенило

— А она ведь может мне и не поверить… На, — не особо раздумывая, я сунула телефон Ана-ледесу

— Что я ей скажу?! — прошипел тот

— Ты — патрульный, устанавливаешь мою личность и звонишь по последнему набранному телефону, — ответила я. Гм, а голова-то, оказывается, работает еще! Димитрий не очень любез-но на меня посмотрел и прильнул к телефону

— Автоответчик, — через пару мгновений, ответил он.

— Тем лучше!

А потом, где-то через часик, за мной приехал адвокат и меня отпустили. Я напросилась к Жене в гости, якобы документы забрать, заодно и поблагодарить ее лично, и спокойно выполнила свое задание.

— Инга, а знаешь, что самое обидное? — не дожидаясь ее ответа, я продолжила, — Я ведь ниче-го не помню!

— Совсем-совсем? — с хитрым прищуром спросила она. Мне просто необходимо было выго-вориться, поэтому я рассказала Инге о вечере встречи выпускников. Благо мы были у меня дома, так что я могла спокойно выплескивать свои эмоции.

— Ну, кроме того, что я тебе рассказала, я еще помню, что когда я ревела этот со шрамом меня обнимал, одной рукой за плечи, а другой за талию.

— Хм! Интересно, что ты там такое пила? — хитро спросила она

— Бокал шампанского, — хмуро ответила я

— Да ладно! — не поверила Инга

— Я тогда вторые сутки была на ногах, плюс нервничала сильно, вот у меня и начались эти провалы в памяти. От переутомления мозг периодически отключал сознание, а алкоголь по-служил катализатором, — заученно ответила я фразой, которую нам вдалбывали в институте

— Да уж, и правда обидно…. Так, давай еще раз. Что ты о нем помнишь?

— Шрам на левой лопатке, от шеи вниз по спине сантиметров пять-семь, — послушно выдала я

— У Торина такого нет, — тут же ответила Инга

— Уже хорошо! — фыркнула я и уже более спокойно добавила, — Одно меня успокаивает.

— Что?

— Я не могла расплакаться перед посторонним человеком, — призналась я

— Ты же сама говоришь, что была неадекватна, — качая головой, не согласилась со мной То-рина

— Это на уровне инстинктов. Не могу плакать перед тем, кому не доверяю, — во всяком слу-чае так, как я плакала тогда

— И многим мужчинам ты доверяешь? — с интересом спросила Инга

— Да нет…Троим-четверым, — проговорила я

— Так троим или четверым? — уточнила она

— Торин, Петрович, Димитрий, — перечислила я

— А кто четвертый? — удивилась Торина

— Снегов, но…

— Что "но"?

— Я была у него дома, а в той квартире я была впервые, — во всяком случае ту обстановку я видела впервые.

— Уверенна?

— Нарвалась бы я на патруль иначе? Инстинкт самосохранения никто не отменял.

— Ну да, как и другие инстинкты, — проговорила Инга, — А ты уверенна, что была не на съемной квартире? Или вообще гостинице

— Ощущения другие. Это был дом. Дом, в котором живут, а не временное лежбище. Хотя… Нет, Инга. Я уже вообще ничего не знаю!

Я нервно встала, походив немного кругами по комнате, успокоилась и продолжила, — Но это точно не Торин и не Петрович

— Почему не Петрович? — с улыбкой спросила Инга.

— Комплекция не та, — попытав свой мозг, ответила я

— Слушай, а может ты цвет волос или глаз помнишь? — с надеждой спросила Инга, я отри-цательно помотала головой, к горлу подступил ком

— Все, Инга! Не могу больше! Мне стыдно даже вспоминать! Стыдно и страшно! Вообще не понимаю, как меня угораздило! — закрывая лицо руками, выговорила я

— Успокойся, забудем на время, — слегка дрогнувшим голосом, сказала Инга

— Послушай, а ведь мы с Димитрием виделись на утро. Он вел себя вполне обычно и был даже удивлен, увидев, что я слегка не адекватна. А ведь если тогда я была с ним, то он не должен был быть удивленным… — прозрела я

— Значит остается только Витя, — проговорила Инга

— Я же тебе говорила, что это был не его дом! — чувствуя ком в горле, проговорила я

— Ладно. Тебе и правда нужно успокоиться

— Не могу, Инга! Я ведь не проститутка какая-то! Для меня все это важно, а я не помню! — расплакавшись, выдала я

— Подожди, а с чего ты вообще взяла, что у тебя с ним что-то было? — удивилась она

— А почему я тогда оказалась в кровати?

— Заснула, когда ревела. Вот он тебя и уложил. Ты что голая была?

— Не помню… вроде нет. Во всяком случае, одежда на мне была нормально надета, а я утром чуть не запуталась в этих висюльках на кофте

— Во-от. Видишь.

— Но это не объясняет почему он сам был без рубахи! — упрямо возразила я.

— Вдруг ты ее промочила? Он ее снял. А сам потом просто уснул

— Как-то странно все же, — все еще сопротивлялась я, хотя Инга вроде все логично говорила

— Ну, не знаю. Может тебе гипноз попробовать?

— Аналитики гипнозу не поддаются, — со вздохом ответила я, пытаясь вспомнить одета я была или нет.

— Может тебе выпить надо?

— Зачем? — меня аж передернуло от такой перспективы

— Скованность, стыд, все это блокирует твои воспоминания, а они есть будь уверенна, так вот эти чувства контролируются твоим сознанием. Во время этих твоих приступов, или как они называются, как и при опьянении сознание отключается.

— А если не сработает? — если честно я готова была на любые эксперименты, лишь бы изба-вится от этого давящего чувства стыда

— Ты будешь знать, что хотя бы попробовала, — философски ответила Инга

— Ладно. Компанию составишь?

— А зачем еще друзья нужны? — подмигнув мне, спросила Инга.

Толк, конечно, был. Мгм, в виде похмелья и жутко злого Торина, Инга-то у меня осталась. Правда, я кое-что все же вспомнила. Вспомнила, что я несла, когда ревела и мне стало еще хуже, потому что я рассказала всё, что со мной происходило во время моей командировки. Как я не старалась, а вспомнить была ли я одета и лицо моего собеседника я так и не смогла.

После того, как я отправила Ингу домой я проспала еще почти сутки и при этом была очень зла, когда меня разбудили в 9 часов утра.

— Дело есть, — услышала я до неприличия бодрый голос Димитрия. Интересно, чего ему еще от меня нужно? — Сегодня приезжает один человечек ему нужно будет передать наши нара-ботки

— Дай угадаю, ты этого сделать не сможешь? — спросила я, стараясь, чтобы мой голос не звучал уж чересчур сонно

— Ты что спишь? — не удалось, догадался, — Не смогу, с работы не отпускают, — ответил Ди-митрий и даже тихонько посмеялся своей шутке

— И кто это? — спросила я про "человечка"

— Сотрудник родственного ведомства, — уклончиво ответил он.

— Слушай, ты по нормальному можешь ответить? — начиная злиться, спросила я

— Он приезжает специально, чтобы забрать эти документы, мы уже довольно долго вместе разрабатываем эту историю каждый со своей стороны

— А я думала ты с Воскресным работаешь…

— Воскресный — начальство, у него другие функции, — фыркнул Димитрий. Все же он явно недолюбливал Неделина.

— А откуда он приезжает? — сменила я тему

— Ты всегда такая любопытная? — хмыкнул Димитрий

— Нет, только когда меня будят, — не осталась я в долгу

— Вот встретишься с ним и сама у него все узнаешь. А теперь слушай внимательно.

Встреча была назначена в Управлении. Я специально пришла раньше и зашла к Торину и Снегову. Если честно, я немного побаивалась встречи с Витей, мало ли, а вдруг то был он? Хотя маловероятно. Торин тут же припряг меня анализировать сводки, до которых у него не доходили руки (скорее всего было просто лень, или он так решил мне отомстить за Ингу). Снегов же вышел куда-то, а когда вернулся, то у него что-то было за пазухой

— Ты вовремя пришла, — сказал Витя, я удивленно оторвала голову от сводки. Торин усадил меня между столами, Снегов уселся на мое бывшее рабочее место и вытащил черно-белого котенка, — Вот, хотел тебе вечером занести, но раз ты сама пришла

Котенок спрыгнул с его рук, кстати, довольно большой котенок месяца 3–4, и важно так подошел ко мне. Понюхав мои руки, он сел и наклонив голову набок пару секунд смотрел на меня, а потом начал мыть лапку. Сам котенок был черным, а лапки и кончик хвоста — белыми.

— Это что за чудо такое? — не сдержалась я, котенок нервно дернул ухом

— Потомство кошек моей сестры, — пожимая плечами, ответил он

— Твоей сестры? — переспросила я, оторвавшись от любования животным

— Ну, да. Она уехала в длительную командировку и попросила меня присмотреть за домом и кошками Белык и Чернухой. Ну так что, берешь?

— Конечно! — воскликнула я и сграбастала котенка со стола, тот возмущенно мявкнул и по-пытался меня укусить, — красавец какой

— Вообще-то, красавица, — поправил меня Витя

— Красавица, — поднимая котенка на уровень глаз, повторила я. Это чудо как раз увлеченно грызла мой палец.

Я как раз доделывала эту сводку (Красавица расцарапала мою руку и спрыгнула уже на стол Торина и продолжила мыться), как дверь без стука раскрылась и в дверном проеме ока-зался высокий черноволосый и бородатый мужчина. Торин пытался отобрать у котенка свою ручку, которую та приняла за игрушку, так что не отреагировал на его появление, а вот Витя вскочил на ноги и буквально в один шаг оказался рядом с пришедшим

— Ваген! Рад тебя видеть! — воскликнул он, пожимая ему руку как-то странно почти в рай-оне подмышки. Но на этом странности не закончились. Мужчина ему ответил, причем на ка-кой-то абракадабре. Витя же только усмехнулся и сказал, — Как видишь! А сам как?

Опять порция абракадабры. Торин, наконец, бросил поганое дело (отвоевание у Красави-цы ручки) и спросил:

— А в чем дело?

Витя, наконец, повернулся к нам, с секунду рассматривал наши удивленные лица, а потом хмыкнув, повернулся к своему другу

— Ваген, кажется, из всех здесь присутствующих тебя понимаю только я, — и уже повернув-шись к нам, продолжил, — дело в том, что Ваген говорит на своем родном языке, который я не-плохо знаю. Правда Ваген тоже прекрасно знает наш. Мы долго спорили на каком языке нам разговаривать и в итоге решили, что каждый будет разговаривать на том языке, на котором ему более удобно

— Да. Прошу прощения, я по привычке, — у бородатого оказался низкий голос и говорил он с немного ломанным произношением, но вполне понятно

— Михаил, — первым представился Торин

— Ваген, — кивнул в ответ тот

— Ваген, а ты чего не предупредил что приезжаешь? — возвращаясь к своему месту и при-глашая друга на соседнюю с ним лавку, спросил Снегов. Не поняла? А меня представить? И вообще откуда Снегов его знает?! Я явно чувствовала что-то подозрительно напоминающее ревность.

— Я тут… м-мм не могу вспомнить, — запнулся Ваген и произнес очередную абракадабру

— По делу, — не отрываясь от своих дел, подсказал Торин, Красавица все же отвоевала себе его ручку и ему пришлось достать другую, правда судя по ее хитрым глазкам, новая ручка ее тоже интересовала

— И что за дело? — продолжал расспрос Снегов. Я же так и сидела, пытаясь угадать что это за язык и почему эти двое его так хорошо знают. Где-то на фоне проскользнула мысль, что это может быть тот самый "человечек" Димитрия

— Кажется, твой друг здесь по мою душу, — проговорила я тихо. Кажется сейчас будут во-просы.

— Если только вы Алина Дымова, — перевел на меня свои черные очи Ваген

— Она Алина Дымова, — за меня ответил Виктор, — только, Ваген, я не понял, что это у тебя за дело и почему оно ее касается?! — Чёй-то он так разнервничался, а?

— Мелкая, ничего не хочешь рассказать? — бросив уничтожающих взгляд на Красавицу, она уже и вторую ручку отобрала, спросил Торин. — Ты же уволилась.

— Ага, только меня не до конца уволили, — буркнула я и повернувшись к бородатому, про-должила, — Димитрий говорил о пароле

— Конечно, госпожа Канедес. Я помню указание Царя. Яблоки будут доставлены в пол-день, — старательно выговорил Ваген.

— Почему именно яблоки, — пробормотала я, понимая что я не ошиблась и именно ему и нужно передать материалы

— У Димитрия всегда была богатая фантазия, — усмехнулся Ваген

— Та-ак, никто отсюда не выйдет, пока я не получу вразумительных объяснений! — почти рявкнул Снегов тем самым вариантом своего голоса, когда хотелось только выполнять его поручения.

— Ты же знаешь весь спектр интересов наших ведомств, — начал Ваген, ничуть не отреаги-ровав на его рык.

— Спектр! — фыркнул Снегов, — единственное что нас связывает это Подземелье

— Мелкая, ты во что опять вляпалась? — негромко, но достаточно грозно (Красавица даже перестала охотиться на его, уже третью, ручку) спросил Торин

— Я всего лишь передаю документы! — воскликнула я, чувствуя себя невинно оклеветанной

— А кто такой Димитрий? — мрачно поинтересовался Виктор, видимо имея в виду профес-сию. Сомневаюсь, что он забыл, как знакомился с ним у меня дома

— Царь, — пожимая плечами, спокойно ответил Ваген. У меня отпала челюсть. Меня сейчас убьют. Причем два раза. Сначала Торин, все же он старше, а потом Снежок добавит.

— Кто? — в один голос переспросили мужчины

— Царь-царь, — ехидно так повторил Ваген, Снегов и Торин уставились на меня, ничего хо-рошего для меня это не сулило. Жутко захотелось прибить Вагена

— А что у вас за ведомство? — попыталась сменить я тему. Вдруг забудут?

— СОПКа, — ответил он. Это ведомство было чем-то вроде нашего Управления, только со-седнего государства. Остров, на котором находилось это государство, располагался к востоку от нас, в то время как материк к западу, а Верхний остров, соответственно к северу. Теперь понятно, откуда Снегов и Торин знают этот язык, наши овповцы частенько тренировались вместе с их военными. Кстати, то, что там есть выход из Подземелья знали уже довольно дав-но, вот только никак не могли найти коридор, который вел от нас к ним.

— Алина, скажи на милость, какого черта, — очень вкрадчиво начал спрашивать Торин и за-пнулся, видимо, чтобы не сорваться на крик

— Меня перевели во внештатные агенты специального отдела дипломатического корпуса, — скороговоркой выпалила я, надеясь этим прекратить допрос.

— Так ты значит у нас березовая? — присвистнул Ваген. И слова перестал забывать! То не мог "по делу" вспомнить, а кличку агентов спецотдела на раз выдал! Оу-у… До меня только сейчас дошло! На моем удостоверении есть березовый листик, а всех у кого он есть называют "берёзовыми". Выходит и я теперь "берёзовая"…

— А Царь-то тут причем? — спросил Снегов, у Торина кажется речь отобрало

— А он с нами работает, — усмехаясь, ответил Ваген.

— Твою тень через плетень, — ошарашено пробормотал Снежок

Из кабинета я вышла вместе с Ториным, его вызвал к себе Петрович. Проводив меня до лестницы, он спросил

— Какие планы на будущее, березка?

— Выспаться! Только так, чтобы ни о чем не думать и желательно подольше, — честно отве-тила я, игнорируя его подкол. Если честно у нас, в смысле в Управлении, не особо любили агентов с березовыми листиками на удостоверениях.

— Не думать? — переспросил Михаил Андреевич

— Ага. Спать, пялится в телевизор, играть в компьютерные игры… Словом полностью от-даться лени!

— Да уж… Понимаю! Даже завидно!

— Ага, — самодовольно ответила я

Домой я шла с радостью предвкушая праздник лени. Куся (Красавица слишком долго вы-говаривать) сидела у меня под пальто довольно тихо и я искренне надеялась, что она уснула. Когда я подошла к своему подъезду, то чуть не упала. Во-первых, потому что поскользнулась, а во-вторых от удивления.

— Да что же это такое! Сглазил, зараза! — в сердцах выкрикнула я и тут же получила царапи-ну от Куси, видимо ей не понравились мои резкие движения

— Привет, Тэа

Куся высунула свою любопытную мордочку из моего пальто, а я вздохнув произнесла

— Знакомься, Красавица. Артур Ладов.

Глава 4

— Почему ты уехала? — как только я закрыла дверь своей квартиры в лоб спросил Артур. Сложно описать, что я чувствовала, но думала я о том, что жизнь сама наказывает за ошибки. Вот только вроде успокоилось мое чувство вины, как он приехал. И что мне теперь делать? Вот почему в его присутствии я все время задаю себе именно этот вопрос?! Я опустила на пол Кусю и мельком подумала, что моя кошка останется без мисок и всего прочего. Я не зашла в магазин сразу, потому что думала: занесу котенка домой, а сама потом быстренько куплю. Видно не судьба.

— Меня депортировали, — тихо ответила я, проходя мимо него на кухню. Проблемы пробле-мами, а животное ни в чем не виновато и его нужно накормить. К тому же меня не так душило чувство вины, когда я чем-то занималась

— Что? — переспросил Артур за моей спиной. Я запоздало подумала, что он вроде как мой враг, а врага нельзя оставлять за спиной.

— Меня депортировали, — четче ответила я, поворачиваясь к нему лицом. В конце концов я не страус и проблемы нужно встречать лицом, а не за… спиной!

— О Господи! — тихо воскликнул Артур и сел на табурет

— И еще… Я, наверное, должна тебе признаться, что…

— Я знаю, Алина, — мое имя в его произношении заставило меня немного дернуться

— Что ты знаешь? — как ни странно меня это отрезвило. В конце концов я сейчас дома и у меня здесь есть люди, которые за меня вступятся, во всяком случае тетя так уж точно.

— Что ты приехала только за нашими драгоценностями, — спокойно ответил он.

— Вольский? — с некоторой каплей уважения к их начальнику охраны, спросила я. Артур предсказуемо кивнул, а я продолжила, — Вообще-то драгоценности не принадлежат именно вашей семье, они принадлежали семье Бориса, — я вдруг вспомнила про Максима Захарова. Интересно, а Артур в курсе что у него здесь есть родственник? — И приезжала я не совсем для этого. Когда их выкрали было убито несколько человек и именно это привело меня к вашей семье, — кстати, а отпечатки кто-нибудь сверил с теми, что я привезла?

— Убито? — тихо переспросил Артур

— Мгм. Кстати, а откуда они у вас взялись? Только не говори, что они у вас всегда были. Я знаю историю.

— Я… не знаю, — врет, вот же явно врет! Ладно, меня это расследование уже не интересует. Хотя, кого я обманываю? Еще как интересует! И еще меня интересует, как он сюда попал?

— Насколько у тебя виза? — сменила я тему

— У меня нет визы, — пожимая плечами, ответил Ладов

— И каким Макаром ты вообще здесь оказался?! — получалось, что если он без визы то попал он сюда через Подземелье, а значит есть вероятность, что Царь должен об этом знать.

— Сестру ищу, — опять пожимая плечами ответил он

— Которую? — уточнила я

— Родную, — едко ответил Ладов, — Вот так… Не волнуйся, я знаю, что… кто ты и кем рабо-таешь. Я не доставлю тебе проблем, — вставая, проговорил он

— И кем же я работаю? — я почувствовала волну знакомой злобы

— Аналитиком в следственном отделе Таможенного Управления, — видимо стремясь меня поразить ответил Ладов

— Устаревшие данные, — с таким черным удовольствием ответила я, что даже сама удиви-лась, — Сядь. Я тебя никуда не отпущу. Во-первых, там патруль, а если тебя возьмут возле мое-го дома, то посадят потом и меня

— А во-вторых? — угрюмо спросил Ладов

А во-вторых, мне чертовски надоела вся эта история с украшениями и я наконец хочу по-ставить в ней жирную точку! Хотела сказать я, но промолчала и вместо этого спросила

— А почему ты решила, что Антонина именно здесь?

— Ей нужны украшения… она прямо с ума сошла от них

— И Вольский ей тоже сообщил где меня искать? — меня даже невольно передернуло от пер-спективы такой встречи

— Нет. Только сказал, что ты на этом острове, — успокоил меня Ладов

— А она сюда тоже через Подземелье попала?

— Да, — кивнул Артур и тут же удивленно вскинулся, — Откуда ты?

— Знаю? Хм… Видимо не все про меня тебе Павел Сергеевич рассказал, — и чего я такая вредная? — Так. Откуда у вас карта Подземелья?

— Антонина привезла. Но не всю карту, а только хода на ваш остров, — признался он

— Привезла? — а вот это уже новость! — А я думала, что карта все время была у вас…

— Нет. Лично я про этот ход сам узнал только после твоего исчезновения, — интересно, а он злится на меня или нет? Ладно, потом об этом подумаю.

— Все интереснее и интереснее… А откуда у нее эта карта взялась? — очень интересно. Вы-ходит карту она откуда-то привезла. Я очень удивлюсь, если отсюда.

— Не знаю! — почти выкрикнул Артур

— Отлично, — буркнула я. Итак, подытожим. Антонина где-то взяла карту Подземелья, то есть только хода, интересно почему только хода? Откуда-то привезла их семейные украше-ния, а сейчас исчезла, но перед этим очень страстно желала найти меня любимую. — Прям не девушка, а прожженный преступник. — А ты не много на нее списываешь? Тебя послушать, так сестра у тебя черт в юбке, а ты прям агнец! Может это ты вместе с ней украшения крал и людей убивал? — налетела на него я. Ладов переменился в лице и я бы не сказала, что в лучшую сторону

— Я ничего подобного не делал, — чеканя ответил Артур

— Посмотрим, — довольно хмыкнула я. Интересно, а куда девалась вся его спесь? Дома оста-лась? Прямо-таки весь тихий и послушный. Опять я не о том думаю! Для меня сейчас другое важно, — нужно найти твою сестру.

— Дим, привет. Я по делу, — знали бы вы чего мне стоил этот звонок! Я вообще очень долго думала, как бы без него, но к сожалению, без помощи Димитрия все будет гора-аздо сложнее.

— Ну-у, вот! — его голос не был удивленным, а вот я удивилась, — А я думал ты меня на зав-трак хочешь пригласить

— Какой завтрак? — тупо переспросила я, а потом поняла какой, но этот пошляк очкастый сам ответил

— Плавно вытекающий из ужина, — усмехнулся он. И чего это у него такое настроение хо-рошее?

— Ты когда в городе будешь? — прямо спросила я. У меня не было настроения поддерживать его шутки

— А тебе зачем? — хитро-хитро спросил он

— На обед хочу пригласить! — не сдержалась я от колкости

— С ужином? — не успокоился он

— Дим, я серьезно. Не в службу, а в дружбу. Помощь нужна, — я специально вставила эту поговорку, в нашем случае я применила ее в прямом смысле.

— Обломали в лучших начинаниях и самых светлых надеждах, — вздохнул он. Что-то я со-мневаюсь, что его надежды были такими уж светлыми, скорее даже наоборот. — Ладно. Буду в городе, зайду, — уже серьезно ответил он

— Желательно побыстрее, — поторопила его я

— Так не терпится меня увидеть? Я польщен, — почти промурлыкал он. Я вздохнула не зная, что ответить. Сказал-то он правду, вот только не в том смысле, что он подумал. В ответ на мой вздох Димитрий усмехнулся, я четко это услышала, и ответил, — Да ладно, не боись! Сол-дат ребенка не обидит!

Следующий мой звонок был куда страшнее. Я звонила Торину.

— Михаил Андреевич… — бодро начала я и запнулась. Что говорить дальше я не знала.

— Что, мелкая? Ладно, сейчас поднимемся, — ответил он и отключился. Я встала в ступор. Что значит "сейчас поднимемся"? Он что знает про Артура?! Я оглянулась на закрытую дверь своей комнаты и нервно сглотнула. В этот же момент в дверь позвонили. Я невольно вздрог-нула и пошла ее открывать

— А как…? — пробормотала я, наблюдая Снегова и Торина на пороге своей квартиры.

— Он привез вещи твоей кошки. Я его подвозил, — коротко ответил Михаил Андреевич

— Где Красавица? — спросил Снегов, а я заметила у него в руках довольно объемный пакет. А потом мне стало стыдно. Я совсем забыла о Кусе, хотя собиралась ее накормить, и теперь понятия не имею где она

— Что с тобой? — спросил Торин

— Проходите, сами поймете, — пробормотала я, отправляя их в комнату, в которой сидел Ла-дов

— Макс? — удивленно спросил Михаил Андреевич

— Нет. Артур, — ответил Ладов, холодно рассматривая мужчин. И я опять пожалела, что у меня нет фотоаппарата. Опять трое вполне симпатичных мужчин находились в моей квартире. Все бы хорошо, если бы они так явно не высказывали свое враждебное настроение. Я быстренько встала между ними и на одном дыхании выпалила все про Антонину и т. д.

— Миш, ты не в курсе сравнили они отпечатки? — кажется я впервые назвала его просто по имени. Мужчины были в шоке, причем все трое. Так что мне не стоило особо труда вывести Снегова и Торина на кухню. Комнаты у меня располагались так, что находясь на кухне мы все равно видели Артура.

— Не знаю, — покачал головой он, все еще рассматривая Ладова

— Вот здесь есть все материалы, — я протянула ему флешку со своего браслета. — Если все так, как я думаю, у нас сейчас есть реальная возможность довести дело до конца.

— А с этим что делать? — почти прорычал Снегов. В последнее время он редко пользовался своими "особыми" интонациями в голосе, а вот сейчас даже мне стало немного страшновато

— Я уже позвонила Димитрию, — предчувствуя взбучку, призналась я

— Зачем? — спросил Миша

— А кто кроме него может найти Антонину? — осторожно спросила я

— Вполне логично. И что он ответил? — согласился со мной Торин, а я почувствовала, что начинаю краснеть после его вопроса. Сглотнув, я ответила

— Как только появится в городе, зайдет.

— Он сможет забрать Ладова? — продолжал расспрос Торин

— Не знаю, но я попробую, — растеряно ответила я. А Миша уже что-то быстро соображал, Снегов же сверлил дырку в Ладове

— Значит так. Я сейчас поднапрягу наших экспертов, пусть сравнивают эти отпечатки

— А они пойдут на это? Дело ведь официально закрыто. Да и присутствие Ладова не хоте-лось бы афишировать, — проговорила я, все еще не веря в то, что ругать меня не будут.

— А присутствие Антонины? Ты что и правда не понимаешь, что она приехала за тобой?

— Понимаю, — буркнула я

— Я поговорю с Петровичем, — все еще о чем-то думая, сказал Торин

— Что-о? — протянула я. Если начальство узнает, то… то мне даже страшно думать дальше

— Если ты так волнуешься за своего Ладова, я не буду говорить о нем. Просто скажу, что стало известно о приезде Антонины. Думаю, он сможет возобновить дело. Так, ладно, это мои проблемы. Теперь ты, мелкая

— Ладов не мой, — обиженно буркнула я. Хотя если честно я была очень и очень рада, что Торин все взваливает на себя.

— Да оторвись ты от него! Снег! — почти прикрикнул Торин, Витя нехотя перевел взгляд на Мишу, — Оставайся здесь и проследи за ним

— Мгм, — мрачно согласился Снегов

— А я? — тихо так проблеяла я, надеясь не спугнуть удачу. А удача состояла в том, что мне не придется вновь одной во всем этом разбираться.

— А ты узнай у него все что можно про эту Антонину, — ответил Торин

— Хорошо, — согласно кивнула я

Утром меня разбудил тихий, но такой злой вопрос, что я невольно прислушалась

— Куда это ты?

— А ты куда? Она любит поспать подольше, — ехидно так ответил Артур, я его по голосу узнала. Значит первый такой страшный голос принадлежит Снегову. Я, стараясь не шуметь, начала одеваться.

— Если ты не знаешь, то мы с Тэ… Алиной были помолвлены и довольно долго жили вме-сте, — тем временем продолжил Артур. Повисла такая опасная тишина, что я невольно замерла

— Вообще-то знаю, — голос Виктор вдруг стал обычным, спокойным и уверенным, — Знаю, что ты вынудил ее к этой помолвке и жила она у тебя только потому, что кто-то сжег ее ком-нату.

Откуда он знает? Догадка, осветившая мой мозг, заставила меня буквально пулей выско-чить из своей комнаты, при этом я чуть не ударила Артура дверью. Снегов стоял в паре шагов от него, не знаю как я преодолела это расстояние. Я с силой дернула ворот его футболки над левым плечом, судя по треску что-то там порвалось, но меня это не беспокоило. Я смотрела на этот шрам на лопатке и все сильнее оттягивала ворот…

Я стояла за спиной Снегова, так что выражения его лица я не видела. Выходит тогда это был он. Уже хорошо, как-никак не мужик с улицы. Но почему… Почему тогда я оказалась ночью одна на улице? И почему он у меня ничего потом не спрашивал?! От всех этих вопросов я злилась и все сильнее оттягивала ворот.

— Ты меня сейчас задушишь, — прохрипел Снегов и каким-то образом вытащил меня у себя из-за спины. Я опомнилась и отпустила его ворот. Хм, это я уже второй раз так цепляюсь в его одежду. Вот только в этот раз я ее порвала. Даже не знала, что во мне столько силы. Я подняла голову и посмотрела наконец Вите в глаза, почему-то резко перехотелось вспоминать была ли я тогда одета, а захотелось вцепиться ногтями в его лицо и хорошенько так расцарапать. Воображение тут же нарисовало мне эту картину. Невольно хмыкнув, я отступила на шаг. От греха подальше, а то и правда вцеплюсь. Я развернулась и вернулась в свою комнату, со стуком закрыв дверь.

Я сидела на кровати и тупо смотрела в окно. Мыслей особо никаких не было. Разве что было понимание того, что мне нужно поговорить со Снеговым и все обсудить, вот только делать это мне совершенно не хотелось. А еще нужно было извиниться за порванную футболку, и откуда только силы взялись? Я тяжко вздохнула. В дверь кто-то начал царапаться. Сначала я недоумевала кто это может быть, а потом к своему стыду вспомнила наконец о Кусе.

— Бедненькая моя, не повезло тебе с хозяйкой, — открыв дверь, я действительно обнаружила там кошку, и взяла ее на руки. Куся подняла мордочку, я чмокнула ее в носик и кошка тут же начала вырываться. Ладно, хватит прятаться по норам. Кажется, недавно я уже решила, что я не страус и вот опять поворачиваюсь спиной к проблемам. Кстати, кушать хочется.

С этими невеселыми мыслями я прошла на кухню и там застала картину, которая любую женщину заставила бы плакать от умиления. Ладов в фартуке что-то готовил, а Витя с игол-кой и ниткой пытался восстановить свою футболку.

— Какая прелесть, — невольно вырвалось у меня. Мужчины как по команде обернулись, — Продолжайте-продолжайте!

С улыбкой сказала я и с удобством устроилась на стуле, на меня посмотрели с редким единодушием. Я лишь схватила проходившую мимо Кусю и поглаживая ее, продолжала наблюдать за ними. Куся покусав и поцарапав меня, поняла, что так просто от меня она не избавится и с тяжким вздохом удобнее устроилась у меня на коленях, при этом продолжая бить меня хвостом. Поглаживая ее, я не вольно вспомнила лозунг одной из компаний: "Бери от жизни лучшее!" — и почему-то подумала, что это сейчас про меня.

Не знаю чем именно занимались мужчины, лично я играла в компьютерные игры. Потом спина о себе напомнила и пришлось делать упражнения. За эти годы я так уже выучила эти упражнения, что делала их на полном автомате.

Надо поговорить со Снегом. Вот только как? Ты не расскажешь что там такое у нас было, а то я не помню? Бр-р! Даже мысленно звучит дико. Эх-х… Еще и Тоня эта! О! Тоня! Че-то везет мне на этих Антонин. Если сестра Артура хоть немного похожа на мою родственницу, царство ей Небесное, то мне не очень повезло. Судя по недомолвкам Артура приехала она не для того, чтобы мне спасибо сказать. Кстати, забыла спросить, когда она должна была прие-хать. И еще что именно обо мне нарыл Павел Сергеевич. Интересно же! Так что-то еще…

Додумать мне не удалось. Я почувствовала что-то мягкое на своей вытянутой руке, на ко-торую я сейчас опиралась. Глянув вниз, я увидела Кусю, которая обхватила мою руку своими лапками и все примерялась где укусить.

— Моя хорошая! — умилилась я, — скучно тебе со мной, да? — перекатываясь на спину и усажи-вая кошку себе на живот, спросила я. Та тут же начала меня нюхать и пытаться вылизать мой нос

— Алён, удели мне пару минут, — услышала я от двери голос Виктора. Самого его я не могла видеть, морда Куси закрывала мне весь обзор

— Ну, проходи, — я все же оторвала кошку от вылизывания моего носа и теперь тормошила ее сама. Естественно Кусе это не нравилось и она поспешила с меня спрыгнуть на последок царапнув кожу живота. Я села и обхватив ноги под коленями, приготовилась слушать Витю. Он тем временем сел на мою кровать, я тут же смутилась, во-первых, потому что увидела красный след на шее, а во-вторых… просто потому что он сел на мою кровать. Голова тут же заломила

— Как твои ребра? — спросила я и поняла, что голова у меня болит от того, что я слишком стянула волосы. Я всегда стягиваю их в высоком хвосте, когда делаю эти упражнения

— Спасибо, уже лучше. Но я не по этому вопросу, — вежливо ответил Снегов.

Привести мысли в порядок мешали стянутые волосы, поэтому я сдернула резинку с волос и с наслаждением растрепала волосы. В голове немного прояснилось.

— Я догадываюсь о чем ты хотел поговорить. Сразу хочу извиниться, — говоря все это я смотрела в стену позади Вити, иначе бы точно не смогла, — судя по тому, что я помню, — я спе-циально упомянула то, что я не все помню, хотя это существенно уменьшало мои шансы узнать правду, — вела я себя не очень сдержанно

— Это точно, — хмыкнул Снегов, а я не сдержавшись посмотрела на него. Это еще что зна-чит? Что я там еще такого натворила?! — Не беспокойся, ничего непоправимого, — видимо уло-вив что-то в моем взгляде, Витя поспешил меня успокоить, но я стала волноваться еще силь-нее. К тому же меня кинуло в жар от стыда, мне казалось, что пылали жаром не только уши и щеки, а даже волосы, — Футболку только жаль, хорошая была

— Какая футболка? — от удивления я даже подалась вперед

— Эта, — удивленно указав на свою футболку, ответил Витя

— Я тебе не про футболку говорила!

— А про что?

Ничего не понимаю! Он что издевается надо мной? Или… Или я тогда была не с ним?!

— Откуда ты знаешь про пожар в моей комнате? — с замиранием спросила я

— Ты сама рассказывала, — пожимая плечами, ответил он. Так, значит все-таки с ним была. Про пожар в комнате я больше никому не рассказывала.

— Что еще я рассказала? — наклонив голову (опять! Надо что-то с этим делать!), спросила я. Стыдно-то как! Так нужно взять себя в руки и спросить напрямую. Где там наша любимая ли-чина идиотки?

— Алён, ты мне много чего рассказала, в том числе и про свои сны

Оп-ля! Я уже открыла рот, чтобы с видом а-ля дурочка спросить то, что меня интересова-ло, но эта его реплика заставила меня его захлопнуть. Я молчала. А что тут скажешь? Я и правда ему много чего рассказала

— Дело в том, что я тоже что-то подобное помню, — кажется он смущен.

— Да ладно! — вырвалось у меня

— Представь себе! — немного едко ответил Витя. Странно, обычно такое возможно между теми у кого сильная эмоциональная взаимосвязь. Лично я такую между нами не наблюдаю.

— Меня сейчас больше другое волнует, — буркнула я и только потом догадалась, что не сто-ило говорить это вслух. Ну раз уже начала… — Вить, что вообще тогда произошло, когда я тебе все это рассказывала?

Кажется он где-то далеко витает… Витя пожал плечами и глядя куда-то мимо меня рас-сказал

— Я тогда с дежурства ехал, усталый до одури. Увидел тебя около какого-то бара. Ты по-просила тебя подвезти, а сама когда села тут же заснула.

— И тебя не удивило мое состояние? — удивилась я. Витя перевел на меня взгляд и опять пожал плечами

— Может и удивило, я ж говорю усталый был. Потом мы поднялись ко мне, — у меня онеме-ли колени, а Снегов продолжил, — ты рассказала мне про свою командировку

— И разревелась, — этот момент я помню, а вот дальше

— Мгм. Потом ты опять отключилась и я вместе с тобой, — пожимая плечами, закончил он

— Что "вместе со мной"? — хрипло спросила я. Если честно я была очень благодарна Вите за то, что рассказывает он все это без всяких шуток и деликатно, видимо понимает мое состоя-ние.

— Заснул. Даже раздеться толком не смог. А утром тебя уже не было

Так и хотелось спросить: "А почему тебя это не удивило?!" — но я сдержалась. И так узнала довольно много. Если он мне не солгал, хотя зачем ему? Впрочем есть зачем, чтобы сберечь мои чувства, или как это называется? Ладно, допустим, что он мне не солгал. Тогда я вполне восстановила в своей памяти весь тот вечер, а это не может не радовать.

Витя хотел еще что-то спросить, но в дверь позвонили.

— Димитрий, — проговорила я вставая, и не ошиблась. На пороге стоял Аналедес

— Ну и что у тебя случилось? — проходя, спросил он

— Проходи, сам увидишь, — кивая в сторону комнаты, сказала я. Почему-то рассказ Димит-рию занял гораздо меньше времени, чем когда я рассказывала Торину и Снегову. Может по-тому что в этот раз рассказывал Снежок?

— М-да-а, а ты еще говорила, что у меня жизнь неспокойная, — протянул Димитрий, — я так понимаю, вы хотите, чтобы я нашел эту вашу Антонину?

— И его спрятал, — кивая в сторону Ладова, сказала я

— Вот почему я такой добрый? И все только и делают, что пользуются, — покачал головой Дима

— Намек понят. Чего хочешь? — наклонив голову (да ну ее эту привычку!), спросила я

— Опасные вопросы задаешь, — с хитрым прищуром, сказал Димитрий, — но я подумаю

— Думай-думай, — усмехнулась я. Интересно, что он придумает? В любом случае я всегда смогу отбрехаться.

— Так ты поможешь? — почему-то с угрожающей интонацией спросил Снегов

— Конечно, — ощерился Димитрий. Чего это они? — Мне нужно время, чтобы все подготовить. Я позвоню. Рыжему "привет", — усмехнулся Димитрий и направился к двери.

Как только закрыла за ним дверь, я вернулась к Артуру

— Ладов, а теперь давай выкладывай все по порядку, — жестковато спросила я в стремлении наконец разобраться во всем этом

— Что именно? — чуть ли не хлопая ресницами, спросил он

— Что именно обо мне известно Тоне.

Ладов почему-то покосился на Виктора и только после его не очень ласково взгляда начал говорить

— Вольский выяснил только, что Тэа Канедес не существует

— Вольский это их начальник охраны, — пояснила я Снегову, тот согласно кивнул, а Ладов продолжил

— Потом он выяснил, что в это же время материк посещала Алина Дымова с Нижнего ост-рова, сравнив фотографии он и узнал что ты это ты, — сбился под конец Артур. А чего он такой растерянный? Что ему уже Снегов наплел?!

— А про то, где она работает откуда узнал? — спросил Витя

— И адрес мой? — всунулась я со своим вопросом. Артур мельком взглянул на мой браслет и я, кажется, догадалась, — Маячок? — поднимая руку с браслетом и встряхивая ее спросила я. Ла-дов согласно кивнул

— Давай сюда, — приказал Снегов, глядя на Ладова. Причем приказал таким тоном, что Ар-тур как кролик перед удавом, достал из кармана маленький черный брелок и еще какую-то штуку. Не говоря ни слова, Виктор все это сграбастал и положил в свой карман. В ответ на мой удивленный взгляд, он пожимая плечами ответил

— Мне так спокойнее будет

— Кстати, Артур, а как там моя база? — спросила я, чтобы смягчить атмосферу. Тот улыб-нулся и ответил

— Работает.

Вечером, почти ночью, пришел Торин, а вслед за ним и Димитрий. Вид у него был на ред-кость серьезный.

— Этого я смогу пристроить, — кивая в сторону Ладова, сказал он. Артур опять сидел в дру-гой комнате, — а вот что касается его сестры, то тут у нас проблемы. Мне очень популярно объ-яснили, что мне нечего соваться в это дело

— Тебе? — удивленно и скорее даже скептично спросил Снегов

— Кто? — более спокойно спросил Торин

— Подожди, ты хочешь сказать, что это был Он? — указывая вверх и имея в виду Хозяина, спросила я

— Боюсь, что да, — кивнул Димитрий, — во всяком случае со мной говорили его люди.

— Думаешь он сам ее защищает? — спросил Торин

— Да, — серьезно кивнул Дима

— Тогда понятно. Петровичу отказали в официальном пересмотре дела, — добавил красок Торин

— М-мм, — не сдержавшись протянула я. Когда же это все закончится? Еще Хозяин этот! Он-то тут причем? Стоп. Хозяин. А почему собственно он ей помогает?

— Но если ей покровительствует сам Хозяин то почему она еще жива? — спросил Снегов, прервав мои мысли

— Я что тебе так мешаю? — вспылила я. Голова начинала болеть. Меня проигнорировали.

— Может он еще не занимался всем этим вплотную, — пожал плечами Димитрий. Я глянула на него и у меня в голове мелькнула не очень хорошая мысль

— Дим, тебе, наверное, не стоит со мной больше связываться. Вдруг засекут

— Силенок не хватит, — фыркнул тот

— Послушай, то, что ты делаешь гораздо важнее, чем… — начала я патетическую речь, но меня перебили

— Твоя жизнь? — уточнил Димитрий, — Ересь не неси. Я не маленький и если я здесь, значит вся эта ситуация мне под силу. И закрыли тему.

— Спасибо, — тихо ответила я, чувствуя что краснею. Обо мне впервые так заботились. При-ятно, но очень непривычно.

— Ее нужно куда-то спрятать. Есть место на примете? — спросил Димитрий

— Я думаю, у Захарова можно будет, — ответил Торин. Мне отчего-то эта идея не очень по-нравилась.

Но, как всегда, мое мнение мало кого интересовало и меня под конвоем в виде Снегова и Торина отвезли на квартиру к Захарову. Самого его на это время в городе вроде не было.

— Тор, привет. А где твоя красавица? Вы же вроде говорили, что…

— Подожди, Макс. Что значит "где"? Я вчера лично привез ее на твою квартиру.

— М-да? Здесь никого нет. Может она ушла куда? Соседи говорят, что видели как она са-дилась в какую-то машину, а за рулем был мужчина с темными волосами.

— Не должна была, но она у нас девушка с характером.

— Да не волнуйся ты! Может, надоели мы ей. Или на свидание уехала.

— Ладно. Спасибо за информацию. — Торин отключил телефон и несколько секунд не мигая смотрел на стену за своим напарником

— Что случилось? — тут же спросил Снегов

— Макс звонил. Алины у него нет, — ответил Торин. Снегов тут же полез в карман

— Маячок отключен

— Если бы с ней что-то случилось она бы его включила. Так что будем надеяться, что с ней все в порядке, — произнес Торин

— То есть ты предлагаешь оставить все как есть?! — спросил Снегов

— Да, она скорее всего к Димитрию уехала. Соседи Макса видели как она садилась в маши-ну к темноволосому мужчине. Главное сейчас найти эту Антонину. Я сравнил отпечатки, это она была тогда в машине.

Глава 5

И вот сейчас я поняла как ошибалась. Я считала, что у нас на острове был один из Ладо-вых, мужчина! А это был не так. Не один, а одна! Если раньше я сомневалась, то сейчас была уверенна. Еще бы не быть уверенной, когда ты приходишь в себя от боли в плече, а открывая глаза, видишь перед собой Антонину Ладову. Тут уж есть над чем задуматься.

— Где колье? — рывком вздергивая меня вверх, спросила она. В голове у меня все болело и кружилось. Понадобилось несколько секунд, чтобы вообще понять кто я и что я.

— В госхране, — ответила я. Язык плохо слушался, а голова болела все сильнее и почему-то становилось все страшнее. Интересно, почему?

— Врешь! — крикнула та, а в голове у меня вдруг прояснилось. Мне что-то вкололи! Что?!

— Что ты мне вколола? — замирая от непонятного ужаса, спросила я. Я вдруг осознала, что руки у меня свободны. Первым делом я включила маячок (недавно узнала, что он вообще от-ключается), при этом я случайно задела диктофон и включила и его тоже.

— Это яд. Он действует на твой мозг и заставляет его посылать ложные сигналы органам. Сначала у тебя откажет голос, потом зрение, слух, мышцы, дыхание…

В голове вспыхнула вспышка. Она что меня убила? Нет. Не-ет! Рано! Еще рано! Я ведь еще не любила, не рожала, не поднималась в горы, не прыгала с парашютом, не объездила мир, не прочитала "Преступление и наказание", не… да слишком много всего я не сделала! Нет. Я не могу. Не сейчас. Не сегодня.

— Овповцы! — крикнула я, сама не осознавая себя и побежала.

Когда дыхание сбилось и я поняла, что бежать больше не могу я наконец остановилась и осмотрелась. Где же ты мой покровитель? Ты мне сейчас как никогда нужен! Страх уже окольцовывал колени и мурашками побирался к сердцу. Перед глазами все плыло и дышать было трудно. Сердце колотилось так, что мешало вдыхать воздух. Кажется, это конец…

Я услышала какой-то шорох, но что-то остановило меня от побега. Я, вдруг успокоив-шись, осмотрелась. Вот идиотка! Я же в Подземелье! Спасибо! Спасибо тебе, покровитель!

Так, думай, Алина, думай. Думай, где ты! Ты же знаешь это Подземелье как свои пять пальцев. Думай!!!

Горло вдруг свел спазм, на секунду перехватило дыхание. У меня подкосились ноги, но я удержалась. Страх, липкий и оковывающий полез по моим коленям. В глазах начинало тем-неть, но я понимала, что это от страха, а не от яда. Яд. Меня отравили.

Да что ж это такое! Сначала топят, потом жгут, теперь вот травят! Что я им кошка с девя-тью жизнями?!

Вспышка гнева вырвала меня из страха и я узнала этот коридор. Совсем рядом находится кабинет Царя. Димитрий.

Не помню как, но я добралась туда. Представляете? Лично я — нет. Еще раз кланяюсь сво-ему небесному покровителю. Димитрий был у входа в свой кабинет и первый увидел меня

— Что с тобой? — неожиданно близко спросил он. "Меня сюда затащили и вкололи какую-то дрянь!" Вот тут я поняла, что не могу издать ни звука. Вообще никак. Как будто у меня голо-совых связок нет. По коленям опять поползло что-то противное, а мой взгляд уперся во что-то черное и длинное в кармане рубахи Димитрия. Что это может быть?

— Алина? — в голосе Димитрия явно чувствовался страх. Вспомнила! Ручка! Я вытащила этот предмет, название которого долго не могла вспомнить и с трудом написала на своей же ладони: " Меня отравили. Помоги".

— Ты знаешь чем? — мигом сориентировался Димитрий. Я молча сунула ему под нос свой браслет, — Что? — не понял он. Я взялась рукой за диктофон, в глазах начинало темнеть и я очень надеялась, что это просто обморок.

Потом был туман. Совсем такой же как и тогда, когда я из окна выпала. Вот только Снегова в нем не было. Там вообще никого не было. Был только белый туман и какой-то холод.

Потом появились какие-то голоса и ощущение чего-то теплого и живого на животе. Именно эта теплота и помогала мне кое-как удерживаться. Правда от чего не знаю. Просто это тепло как-то вселяло в меня веру в то, что я все еще жива.

Потом стало чуть лучше. Не то, чтобы туман рассеялся или еще что. Просто стало лучше слышно и понятно. Понятно, что меня выкрали с квартиры Захарова. Понятно, что Антонина пыталась меня убить. Понятно, что затащила меня в Подземелье и явно надеялась, что я здесь умру. Бр-р! А ведь если бы не Дима, то так бы и было. Я бы медленно умирала и меня бы ни-кто не нашел. Кстати, на счет "нашел". А как они вообще меня нашли? О моем местонахож-дении знали только четверо: Снегов, Торин, Димитрий и сам Захаров. Ах, да! Еще Ладов мог услышать. Выходит кто-то из них и сообщил Хозяину где я. Кто?

— Что скажете? — отвлек меня от размышлений голос Димитрия. Если честно я была этому только рада.

— У этой девушки очень хороший Ангел Хранитель, — это я и без вас знаю, доктор. Вот что за характер? Ведь собственного тела не чувствую, вижу только белый туман, а все туда же — огрызаться! Кстати, различать голоса доктора и Димитрия я уже научилась.

— Когда очнется?

— Дайте срок. Правда с голосом будут проблемы, — так не поняла. Эскулап хренов, что зна-чит "проблемы"?! Вот же ш! И не спросишь! Понимать понимаю, а спросить не могу! Начи-наю понимать почему у собак всегда такие грустные глаза. Бедные животные.

— Она что онемеет? — мне послышалось или в его голосе проскользнула надежда? Не-е, по-слышалось. Хотя с этого очкарика станется!

Кстати, если бы Димитрий сдал меня Хозяину зачем нужно было меня спасать? Как-то не очень логично, а у этого лохматика с логикой всегда все очень четко. Так что его может вы-черкнуть, наверное.

— Нет, что вы! Просто первое время говорить сможет только шепотом. Разрабатывать связ-ки придется, а это знаете ли не очень приятно

Мгм, знаем мы это ваше не очень приятно! Я так понимаю больно будет. Э! А че это он мне колит?

— Ей нужно поспать.

Что-то знакомое. Безумно приятная штука. Когда же мне ее кололи? А-аа, ладно! Потом вспомню.

Очнулась я от того, что кто-то вылизывал мне лицо. Причем не шершавым, а скользким чем-то. Дернувшись от отвращения я распахнула глаза. Пока взгляд сфокусировался я успела понять, что наконец-то пришла в себя, так сказать. Тело чувствую. Чувствую, что сил в нем почти нет. Горло болит. Сильно.

— Дон! Убери своего отпрыска! — услышала я рядом голос Димитрия. И только сейчас сиг-нал от зрительного нерва наконец дошел до мозга и я поняла, что на моей груди сидит что-то маленькое и лохматое и увлеченно вылизывает мою щеку. Я попыталась поднять руку, но в итоге только слегка приподняла ее над кроватью. Заинтересовавшись моим движением комо-чек отодвинулся от лица и я наконец смогла рассмотреть его получше. Комочком оказался бело-коричневый щенок с черным бантиком на шее. Я даже не сразу поняла, что это просто черное пятнышко в виде бантика, а не настоящий бантик. И вообще весь его окрас напоминал фрак: коричневые бока и белая грудка с черным бантиком.

— Прям Лорд, — хотела сказать я. Я и сказала, но только так, что сама еле услышала. Щенок тявкнул. По сравнению с моим шипением у него был просто громоподобный тявк.

— О! Признал, — раздался голос Димитрия. Его я по-прежнему не видела, — Ну и хорошо. Все, Дон, пристроили мы с тобой и этого. Доброе утро, чокнутая, — Димитрий появился в поле мое-го зрения и улыбнулся. Я растянула губы в ответной улыбке.

Ну, процесс моего восстановления довольно скучен и однообразен был. Уколы, капельни-цы, таблетки и т. д. и т. п. Отпустили меня оттуда почти что через неделю (в общей сложности я там провела что-то около девяти дней, не очень хорошая цифра, по-моему) и то врач не хо-тел меня выпускать и прописал кучу всяких лекарств. Но я рвалась домой к своей Красавице, так что согласна была на всё, лишь бы побыстрее отпустили.

Когда же мы с Лордом (кстати, размером он почти как взрослая собака) зашли в квартиру, меня ожидал сюрприз в виде Снегова. Разговаривала я еще не очень хорошо, так что просто молча на него уставилась.

— И где тебя носило?! — злясь спросил он. Если бы не горло я тут же начала бы каяться во всех грехах и преступлениях, но ограничилась только вопросом

— Что ты хочешь услышать? — горло болело так, что слова выговаривались с трудом. Лорд сел передо мной и очень внимательно следил за движениями Снегова, а Куси видно не было. Обиделась, наверное.

— Где ты была? — тем же тоном спросил он

— В Подземелье, — коротко ответила я. На длинные фразы мои связки еще не готовы

— С Димитрием? — голос Снегова стал прямо угрожающим и смертельным

— Да. — Конечно стоило все объяснить, но это так долго, а горло так болит, что я лучше про-молчу. В конце концов он мне не брат, не сват и не муж. Пусть думает что хочет!

— Ясно, — коротко ответил он и оттеснив меня вышел из квартиры, всунув мне в руки клю-чи. Мгм. И чего я подумала, что мне все равно, что он подумает? Было бы все равно не было бы так сейчас паршиво. На глазах выступили слезы, я шмыгнула носом и потрепав Лорда по холке прошла в ближайшую комнату

— Куся, я дома!

Кошка моя нашлась в моей комнате на кровати. Она спала, или делала вид, что спала.

— Привет, моя хорошая, — гладя ее, прошептала я. Кошка не отреагировала. Тогда я взяла ее на руки, но тут же меня поцарапали и я вынуждена была отпустить Кусю, а та сразу убежала куда-то. Вот тут нервы мои сдали.

Стоило выбираться из того тумана, чтобы меня вот так встретили? Я стерла слезинку, ко-торая побежала по щеке и спрятала лицо в ладонях. Через пару секунд в ладони ткнулось что-то мокрое. Слегка убрав руки от глаз, я не сдержалась от улыбки. Передо мной стоял Лорд с такой сочувствующей мордочкой, что я не удержалась и обняла его за шею.

Вечером у себя на пороге я обнаружила Ингу

— И где ты была? — у меня появилось стойкое ощущение дежавю и я не сдержалась от улыб-ки, — Чего смеешься?!

— Рада тебя видеть, — выдала я. Каждое слово давалось с болью, но по-другому было никак. Отмалчиваться мне врач запретил. "Нужно говорить, иначе рискуете вообще онеметь", — ска-зал он и мне не хотелось проверять говорил он правду или нет.

— А что с голосом? — тут же нахмурилась Инга. Голос у меня и вправду был странным: ти-хим и хриплым.

— Горло болит, — выдавила я. И кивнув ей, прошла на кухню. Куся меня по-прежнему игнорировала. Я тоже решила ее игнорировать. Глупо, конечно.

— Ого! Это что за красавец? — я оглянулась на голос Инги и увидела, что перед ней стоит Лорд и усиленно ее обнюхивает

— Лорд. Свои, — Лорд обернулся на меня, как будто спрашивая: "Уверенна?", — и только по-сле того как я согласно кивнула, он отошел от нее и улегся возле моих ног.

— Выдрессированный, — довольно хмыкнула Инга

— Умный, — отрицательно мотнув головой, сказала я

— Ты не ответила, — напомнила она. Неужели Снегов не донес?

— В Подземелье, — послушно ответила я

— Что ты там забыла? — воскликнула Инга. Точно донес, а Ингу заслал Торин, чтобы выве-дать все подробности. Кстати, я ведь так и не знаю, кто из них меня предал. Я посмотрела на Ингу и тут же сердце закололо. Вдруг и правда это Торины? Вдруг она не моя подруга, а про-сто хитрая дрянь? Инга — дрянь? Не-ет. Эта повыше будет. Скорее стерва.

Ух, откуда во мне столько ненависти? Может от того, что за прошедшие полгода меня пы-тались убить чаще чем за всю мою жизнь? Или от того, что виной всему моя глупость и из-лишняя самоуверенность?! Но ведь кто-то же выдал меня Тоне! Вот только совсем не верит-ся, что это Торины. Или это просто мне этого не хочется?

— Ты где зависла? — вывела меня из задумчивости Инга

— Меня предали, — выговорила я

— Что? Я не услышала, — спросила Инга, я хотела бы повторить, но тут в дверь позвонили, а на пороге был Димитрий

— Ты забыла лекарство, — проходя на кухню и ставя на стол пакет, сказал он. За это время он мне стал почти родным человеком. Я вполне разумно посчитала, что если бы он хотел меня предать у него на это было целых девять дней (аж мурашки по телу от осознания этой цифры), так что вряд ли это был он. Надеюсь.

— Какое лекарство? — насторожилась Инга

— Ты что ничего им не рассказала? — спросил у меня Димитрий и уже повернувшись к Инге с легким поклоном произнес, — Разрешите представиться, Димитрий

— Инга Торина, — кивнула та, — И что ты нам не рассказала?

Димитрий попросил Ингу вызвать "остальных из группы поддержки". Приехал только Торин. Что-то во мне беспокойно ёкнуло от того, что Снегов не приехал. Совершенно не ве-рилось, что это он предал меня.

— Ты где была? — кажется сегодня я этот вопрос уже слышала.

— Пожалуй, лучше я кое-что вам покажу, — проговорил Димитрий. "Покажу"? Не поняла? Все послушно развернулись к Димитрию, который принес мой ноутбук, — А теперь прошу внимания.

Оказывается в той части Подземелья стояла камера. Димитрий на ее изображение записал еще запись с моего диктофона. Я эту запись видела и слышала впервые. Странно, но я ничего не почувствовала, наверное, потому что старалась не вслушиваться.

— Жаль, что здесь нет вашей Снежинки, — захлопывая компьютер, произнес Димитрий, — А теперь, господа, я хотел бы узнать, кто по-вашему во всем этом виноват?! И почему вы не об-ратились ко мне, когда она пропала? Вы что ее совсем не искали?!!

Вот тут я не выдержала и вышла с кухни. Никогда и никто не должен видеть моих слез. Я захлопнула за собой дверь, чуть не придавив хвост Лорда, и села на кровать. Куся сидела тут же

— Кусь, почему я? — под конец фразы у меня на глазах уже стояли слезы. Видимо что-то в моем голосе ее насторожило. Приподнявшись, Куся поставила лапы мне на колени и стала нюхать мои руки. Я опять закрыла лицо ладонями. Как только я убрала ладони, она тут же начала нюхать мое лицо. Я обняла кошечку и усадила себе на колени. И тут случилось чудо. Моя Красавица начала мурчать! Видимо пытаясь меня успокоить. Лорд тут же улегся у моих ног. Вот в этих существах я точно всегда могу быть уверенна. Они-то меня никогда не преда-дут.

— Алина, можно? — по ту сторону двери раздался голос Инги. Куся приоткрыла глаза и по-смотрела на дверь. Лорд тоже уставился на дверь

— Входи, — прокашлявшись, ответила я. Только Инга сделала шаг ко мне, как Лорд тут же глухо зарычал, я погладила его по холке, пытаясь успокоить. Инга, стараясь держаться от него подальше, села на стул напротив меня.

— Надеюсь, ты не думаешь, что мы с Ториным имеем к этому отношение? Если да, то я те-бя поколочу! — пригрозила она, а я вспомнила как она колотила ту грушу и рассмеялась. Куся, которая лежала с закрытыми глазами, свернувшись клубочком на моих коленях, недовольно повела ушами.

— А кто тогда? — спросила я, стараясь перестать трястись от смеха, а то Куся, чего доброго, уйдет.

— Я так понимаю, что о твоем местонахождении знали не только мы. Кстати, я не знала где тебя спрятали.

— Не только, — кивнула я на первые ее слова, — еще Снегов, Захаров, Димитрий и Ладов зна-ли.

— Кстати, Ладов! Где эта птица?

— Здесь где-то. Под охраной, — как же трудно говорить-то! Кстати, Димитрий спрятал Ладо-ва еще до того, как меня отвезли к Захарову.

— Ну, насколько я знаю, Захаров все это время активно помогал ребятам. Так что… Ладно, не будет сбрасывать его со счетов.

— И Снегов еще, — чувствуя себя сволочью, напомнила я

— А почему не Димитрий? — вскинулась Инга. Эк, как она защищает Снегова

— Он меня спас, — ответила я резко осипшим голосом

— Между вами что-то есть? — спросила она. Я удивленно уставилась на нее. Чего это она расспрашивает?

— Какая разница? — закашлявшись, спросила я

— Если ты в него влюблена, ты не в состоянии адекватно оценивать его действия, — совер-шенно серьезно ответила Инга, а мне захотелось чем-то в нее запустить. Под рукой была только Куся, но она по понятным причинам не подходила.

— Я вообще сейчас не в состоянии адекватно оценивать действия! — прошипела я, хотя хоте-ла выкрикнуть.

— Тогда послушай меня. Очень внимательно послушай, — вкрадчиво, но так, что у меня му-рашки пошли, сказала Инга, — За это время, что тебя не было, я мужа дома не наблюдала. Они почти не спали, все рыскали и искали. И они нашли! И пошли против закона! И все из-за тебя!

Ничего не понимаю. Что они искали? Меня?

— Они нашли эту Тоню.

Ну, вот. Размечталась. Естественно они не меня искали! Зачем я им?

— Где она? — спросила я мрачно.

— Не знаю, — злясь, огрызнулась Инга

— Если они ее нашли, то почему не знали, что со мной? — спросила я, втайне гордясь, что смогла воспроизвести такую длинную фразу.

— А она молчит, — раздался от двери голос Торина

— Что думаешь? — спросила я у Димитрия, который стоял рядом с ним

— Тебе нужно с ней поговорить, а мне проверить этого Захарова. Интересно мне, как он нашел Антонину, — проговорил он

— Ты сейчас сможешь с ней поговорить? — чуть помолчав, спросил Миша

Горло, конечно, болит, но лучше уж побыстрее со всем этим разобраться. Я согласно кив-нула головой. Нужно придумать, как заставить ее говорить.

И я придумала. Жестоко конечно, но…

Они держали Тоню в каком-то странном доме. Когда я зашла в комнату она сидела спиной ко мне на вращающемся стуле. Вытащив шприц, я рывком повернула ее лицом к себе и с наслаждением наблюдая за ее расширившимися зрачками, вогнала этот шприц ей в руку.

— Привет, Тоня, — голос как по заказу был зловеще тих и хрипловат, как у привидения. По правде сказать я и была привидением все эти дни. Меня поэтому и пугало то, что отсутство-вала я ровно 9 дней. Ровно столько же после смерти человека душа остается на земле, то есть по сути является привидением.

С трудом отогнав эти мысли, я медленно вытащила шприц из ее руки и так же тихо сказа-ла

— Я думаю, ты знаешь как он действует…

— Что ты хочешь?! — взвизгнула Тоня. Я повела бровью и приподняла край губ в самой гад-кой ухмылке (все-таки поездка дала свои плоды, кое-чему я научилась)

— Я многого хочу, — тихо ответила я

— От меня что?!

— Исповедь, — шепнула я и отошла в тень.

М-мм, что тут началось! Правда, больше всего меня насторожила моя реакция. Никогда не замечала в себе столько жестокости. Надо будет с этим что-то сделать.

В общем, Тоня выдала много чего, подтвердив все наши умозаключения. Это она забрала украшения из машины. Вот только ничего про Вениаминова не прояснилось.

— Кто тебе помогал? — спросил Димитрий, сейчас выглядел он очень мрачно, даже мне ста-новилось немного жутко.

— Никто, — угрюмо ответила Тоня

— Не ври, — приказал Торин

— Дай мне противоядие! Дай! — пытаясь найти меня взглядом кричала Антонина. Мне стало ее жаль (этому чувству я обрадовалась как фонарю ночью).

— Правду расскажи, — сказала я тихо, но меня услышали

— Никто! — почти выкрикнула она

— Хозяин кто? — спросил Димитрий

— Не знаю я никакого Хозяина! — опять взвизгнула Антонина. Мужчины переглянулись

— Как ты тогда вернулась на Верхний остров? — спросила я

— Через Подземелье, — голос ее охрип и дрожал, а меня начинала мучить совесть вперемеш-ку с жалостью.

— А почему машину там бросила? — спросила я

— Она бы не проехала дальше, — просто ответила она. В голове у меня просветлело и я чуть не взвыла от своей тупости. На самом деле все так просто! А я все извращалась, версии какие-то дурацкие выдумывала!

— Ты кольцо сразу Артуру отдала? — от ответа зависит какая из моих версий была верной

— Да, — ответила Тоня, а вот я — дура.

— И он потом поехал на материк? — догадалась я.

— Да-а, а откуда ты… — Я ошиблась. Все оказалось гораздо проще. А я еще отмела эту вер-сию, потому что посчитала чересчур самонадеянно и глупо провозить ворованное кольцо че-рез таможню. Дело ведь было совсем не в глупости и самонадеянности, а в незнании. Артур просто не знал, что кольцо ворованное и Тоня привезла его отсюда, вот и поехал спокойно на материк, тем самым приведя нас к себе.

— Откуда ты знала Горлова? — продолжал допрос Торин

— Остановилась у него в гостинице, — ответила Тоня, но я ей не поверила

— К ювелиру кто ходил? — продолжила я

— Я, — ответила Тоня

— Врешь. Ювелир описал мужчину, — возразила я, подавляя собственную совесть с жало-стью.

— Я… я переоделась! Правда! Я все сказала! Дай мне противоядие! Противоядие!

— У меня его нет, — пожимая плечами ответила я. Глаза Тони расширились до предела, а я никогда еще не чувствовала себя такой сволочью. Противно. Развернувшись, я вышла из до-ма.

— И что теперь? — спросила я уже на улице у Торина

— Что ты ей вколола? — в свою очередь спросил он

— Воду. Ничего с ней не будет, — отмахнулась я

— Признание Антонины у нас есть. Думаю этого хватит, чтобы убедить начальников Пет-ровича

— Отпечатки сверил? — спросила я

— Да. В машине были ее отпечатки.

— Значит, всё сходится, — сказала я и сама себе не поверила. Чего-то во всем этом не хвата-ло. Мозаика никак не складывалось не хватало одной детали. Я вдохнула побольше морозного воздуха и дала себе обещание об этом пока не думать.

Зря. Надо было подумать. Опять моя самоуверенность! Ну, да ладно. Объясняю что слу-чилось.

Я гуляла с Лордом, было это где-то дня через два, после разговора с Тоней, ее кстати пе-редали в ведомство Димитрия. На улице было холодно и чтобы окончательно не околеть я решила дрессировать Лорда в команде "Апорт". Палочку ему бросала.

Когда Лорд убежал в очередной раз за палочкой, я услышала позади себя хруст снега, но оглянуться не успела. Что-то вонючее прижали к моему лицу.

Лишь бы Лорд не вернулся. Лишь бы не вернулся. Он кинется меня защищать, а они и с ним что-то сделают!

— Оклемалась? — сквозь звон в голове услышала я знакомый голос. С трудом разлепив глаза я поняла, что мне холодно и ниже той части тела, которой я обычно думаю, а нормальные лю-ди используют чтобы сидеть, я кажется почти ничего не чувствовала. Потом я додумалась оглядеться и включить маячок вместе с диктофоном. Сидела я на стуле и руки были связаны за его спинкой. Судя по сквозняку и щебенке вместо пола, а также отсутствию стекол в окнах я была в каком-то недостроенном здании. Не есть хорошо.

Потом меня осенило посмотреть на своего собеседника, стоял он довольно далеко, но я различила его русые волосы и прямой нос.

— М-да… недооценила вас моя сестренка. Ошиблась, — протянул он

— Не очень разумно было похищать меня среди бела дня, — попыталась я завязать разговор. Даже горло не сильно болело, от страха, наверное.

— Ты думаешь, кто-то будет тебя искать? — с насмешкой спросил он. Я пожала плечами. Лорд будет. Бедный мой мальчик. Как он там? Надеюсь, с ним все в порядке и он сможет до-браться домой, сегодня тетя приезжает, она о них позаботится.

— Зачем я тебе? — спросила я, пытаясь рассмотреть цвет его глаз. Зеленые или синие? Заха-ров или Ладов?

— Трофей, — пожимая плечами, ответил он. Это я-то трофей?! Я тебе что рога оленьи, что ли?! Вот тут появилась последняя часть мозаики. И все сложилось.

— Ты ведь Хозяин, да? — скорее утверждала, чем спрашивала я

— Я уж думал ты никогда не догадаешься, — отвешивая мне шутливый поклон, сказал Заха-ров.

— А я все понять не могла, как Ладовы могли проникнуть сюда незаметно, — пытаясь осмот-реться, проговорила я. В итоге я только уловила какие-то голоса надо мной. Скорее всего эта-жом выше кто-то есть. Тут у меня в груди похолодело, я услышала до боли знакомый звук. Очень часто я слышала его, когда овповцы собирались на дежурство. Кто бы там ни был наверху, у них было оружие.

— А они не проникали. Они здесь всегда были, в отличие от этих Вениаминовых, — что-то особой теплыми его чувства к кузенам не назовешь.

— Это ты приходил тогда к ювелиру? — спросила я, продолжая прислушиваться.

— Я, — опять шутливый поклон, — только ты этого не докажешь

— А мне и не нужно ничего доказывать. Мне просто интересно было. Хм… Теперь понят-но. Я все никак не могла понять, как Тоня, не зная никого здесь, могла собрать ту компанию… А как же ты тогда позволил увезти украшения? — не то, чтобы мне было интересно, просто у одной из висюлек с моего браслета, оказывается, имеется острый край, а веревки вроде не очень толстые.

— А зачем мне украшения, снятые с трупов? Борис оставил мне куда большее, чем эти ду-рацкие побрякушки, — фыркнул Захаров. М-да, некрасивый он не только когда злится, а вооб-ще когда разговаривает.

— Он оставил карту? — уточнила я. Интересно, а чем это я перетираю веревку? Надеюсь не диктофоном.

— Карту сокровищ, — с хитрым прищуром ответил Максим

— Каких сокровищ? — это что-то новенькое. Нет, ну я слышала конечно, что Ладовы облада-ли какими-то богатствами и что Борис перед смертью их где-то спрятал. Просто я считала, что это очередная легенда

— Фамильных, — уточнил Максим

— Тогда зачем ты ходил к ювелиру? — нет, все-таки мне и правда интересно

— Мне нужно было кольцо, — спокойно ответил он

— Кольцо? Зачем? У тебя же была карта, — с искренним удивлением спросила я

— Мгм. Только ее не просто прочесть, — признался мне Захаров. Ну да, помню. Перемудрили с безопасностью. Ха! Теперь мне понятно, почему карту не воровали! Скорее всего в кольце был ключ к ней и без него карта была бесполезна!

— Так ты все это затеял ради кольца? А Тоня тогда причем? — спросила я

— А она тут ни причем. Мне сообщили, что кто-то шастает по Подземелью. Ее привели ко мне, а потом мне Горлов донес, что нашел ту машину. Он же не знал, что я тогда, еще 5 лет назад, забрал то, что мне было нужно.

— Так это ты его нанял… Но он говорил, что его нанял Ладов, — вспомнила я

— А я и есть Ладов! — перебил Захаров. Выходит 5 лет назад Тони тут не было и это ограб-ление было идеей самого Захарова. Ну да, теперь все сходится. Примерно пять лет назад и началось это сумасшествие с контрами в Подземелье. Получив карту Подземелья Захаров весьма предприимчиво ей воспользовался. А то его алиби, что я нарыла… С его-то возможно-стями он мог сочинить себе любое. Вот он и сочинил, а я поверила. Дура!

— Значит, это ты их убил, — наконец вся схема начинала проявляться у меня в голове, — А по-чему в гостиничных документах упоминается Вениаминов?

— Ну мне ж нужно было сбить вас со следа, а мы с этим идиотом Артуром похожи, вот я и воспользовался, — ну да. Этот самый Вениаминов все карты нам и попутал. Теперь понятно почему он не убил Горлова. Зачем? Тот лишь в случае чего опознает Артура как заказчика.

— А откуда ты узнал про Артура?

— Бабушка рассказала про Андрея. У меня были друзья в Верхнем, они-то мне и достали всю информацию про его потомков.

— А с чего это ты решил помочь Тоне? Ведь это же ты помог ей тогда, дал карту хода, украшения отдал, да и сейчас прятал?

Тут Захаров как-то уж совсем неприлично фыркнул.

— Очень надо было мне ей помогать! Девчонка просто под руку подвернулась. Тогда коль-цо и остальные цацки мне уже были не нужны, а избавиться от них было необходимо, вот я и отдал их ей и домой отправил, чтобы вы подольше искали, а заодно и окончательно увери-лись, что это Вениаминовы.

— Хорошо придумано, особенно с Тониными отпечатками в машине, — пробормотала я. Те-перь понятно. Все это время он использовал Тоню вместо ширмы, а эта дура еще его покры-вала. А Захаров, конечно, стратег. Красиво придумал. Двойная петля. И Подземелье заполу-чил и Вениаминовым — Ладовым отомстил. Гнилая семейка. Ой, гнилая…

— Я старался, — с улыбкой ответил Захаров.

— Да-а, представляю как ты потешался все это время… — проговорила я и поняла, что самой мне никогда отсюда не выбраться, а хватятся меня не скоро.

— Ты же должен мне, помнишь? — решила я разыграть последний козырь, затыкая куда по-дальше свою гордость

— Ты будешь ставить мне условия? — приподняв одну бровь, спросил он

— Ну, меня ты вряд ли в живых оставишь, — Захаров кивнул с улыбкой. Голова у меня не-много кружилась, ног я практически не чувствовала уже от страха, но кое-что я выторговать я все же должна, — Я прошу тебя не трогай моих друзей, — сразу же стало гадко и противно от то-го, что прошу о чем-то этого… эту личность, но ради них я на многое способна.

— И кого же ты друзьями называешь? — присаживаясь передо мной, спросил Захаров. Нет уж дорогуша, страха ты во мне не увидишь и я не олень тебе! Так просто не дамся!

— Ториных, Снегова и… — вот тут я запнулась, а не наврежу ли я Димитрию сейчас своей просьбой?

— И? Да ладно! Думаешь, я не знаю, что Димитрий тебе помог? Откуда же по-твоему он взял противоядие?

Вот хорошо, зли меня, зли. Я когда злая, я многое могу. В том числе и рожу тебе расцара-пать.

— Что молчишь? Яд и противоядие, всё это последние разработки моей лаборатории. Ты была первой на ком его опробовали

Ну, всё. Достал. Я тебе что кролик подопытный?! Или мышь белая?!! Опыты он на мне ставит! Св-волочь!!!

В следующую секунду Захаров уже корчился на полу, держась за свое лицо, а я куда-то бежала…

Я успела спуститься по лестничному пролету, когда меня за талию потянули вбок, при этом зажали рукой рот.

— Алёна, тихо!

Я нервно сглотнула и уставилась на Снегова

— Успокоилась? — тихо спросил он, я согласно кивнула

— Витя?! Откуда ты здесь? — тихо спросила я, правда громко я бы просто не смогла. Горло вдруг решило напомнить о себе, как впрочем и спина. Я медленно сползла по стене, Витя присел рядом и показал те прибамбасы, что когда-то отобрал у Ладова.

— Я живу неподалеку, — также тихо ответил он

— Я знаю где твой дом. Он за черт знает сколько километров отсюда! — чувствуя приближа-ющуюся истерику, возразила я

— Это дом моей сестры! Я же тебе говорил! — возмутился Снегов

— Ну да… Она уехала в командировку и попросила тебя присмотреть за домом, — вспомнила я, — и кошки тоже не твои

— Не мои, — согласно кивнул Витя, внимательно всматриваясь в мое лицо.

— А мне говорили…,- лишь бы не молчать. Если замолчу тут же начну биться в истерике, а так глядишь и оттяну немного.

— А ты почаще Люську слушай, она тебе еще не такого наговорит! — хмыкнул Снег

— Это она может… — растеряно пробормотала я, истерика подбиралась все ближе. Нужно замолкать иначе буду болтать без умолка. Сглотнув, я спросила, — Есть идеи как нам отсюда выбраться?

— Идеи есть всегда. Не дрейфь, подруга! Тор уже едет, — подмигнув сказал Витя. Тут навер-ху раздались крики и выстрелы, — О! Проснулись, касатики, — хищно улыбаясь, сказал Снегов. А мне стало совсем уж страшно и совсем не от выстрелов, а от этой его улыбки.