/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy

Олеся

Инесса Заворотняя

Вот жизнь идет как обычно, сижу перед компьютером и пишу свой новый роман. Кризис жанра и все такое. Но вот зачем нужно было идти на этот пикник?

Заворотняя Инесса Олеговна

Олеся

Часть 1 Предсказание

Вступление

"Это произошло в далекие времена, когда еще существовало такое государство как Анора, — это были первые строки моего нового романа. Увидев их на экране монитора, я поняла, что это будет нечто! И продолжила печатать дальше. Но, к сожалению, я наткнулась на стандартную, казалось бы, проблему, а именно имя главного героя. В голове крутилось 2 имя, и я нашла выход.

"После рождения, мальчика сразу окрестили, он родился очень слабеньким, и поэтому родители очень боялись, что он не выживет. В доме кроме матери ребенка была еще и повитуха, но она отказалась быть его крестной. От отчаяния мать ребенка обратилась к своей соседке, если бы не состояние ребенка она бы никогда этого не сделала, Эльвина (так звали соседку) имела славу колдуньи. Эльвина взяла младенца на руки и сказала его матери: "Твой сын будет жить, он станет известным воином, и сам царь будет ему благодарен", — после чего младенца окрестили, Эльвина при крещении дала ему имя Добрыня, а мать же назвала его Всеволод".

Стоило мне придумать имя, как сюжет начал развиваться сам собой!

"Мальчик был слабеньким, но упорно боролся за свою жизнь. Как только он достаточно подрос, родители, помня о предсказании Эльвины, отдала его на обучение ратного дела".

Я описала его юношество и тут возникла очередная проблема. Яне знала, что писать дальше. Передо мной возник страх чистого листа…. Несколько дней я не могла написать ни строчки, моя муза меня покинула…. У меня давно не было такого состояния, казалось мое воображение ушло в отпуск и не собиралось возвращаться! Конечно, я могла заставить себя что-то написать, но это было не в моих правилах. Поэтому я просто ждала удобного случая, когда моя муза вернется…

Ждать пришлось довольно долго, неделю, поверьте для меня это много. Зато я закрутила такой сюжет, что мне самой даже понравилось, а мне редко нравятся мои сюжеты.

"В ворота города на шикарном вороном коне въехал воин. Он с интересом оглядывал город, который за время его длительного отсутствия не очень сильно изменился. У воина была типичная славянская внешность: светло-русые волосы, светлые глаза, высокие скулы. Его манера держаться в седле и высокомерный взгляд в сочетании с красивым загорелым телом, заставляли всех девушек с тоской глядеть ему вслед…"

М-да! Похоже, я тоже была бы не против познакомиться со своим персонажем….но это, к сожалению, не возможно! Расскажу немного о себе, если честно ничего интересного. Скучно и однообразно, работа дом. Не спорю, проблемы есть, но они столь мелочны, что о них и говорить не стоит. Их можно разделить на 3 вида: проблемы на работе, проблемы дома и проблемы друзей. Настоящие переживания происходят в моих рассказах, иногда мне кажется, что в них жизнь более реальна, чем та, в которой живу я.

"Воин подъехал к старому, почти развалившемуся дому, и смело открыл дверь. В прихожей никого не было, да и дом казался совершенно пустынным. Не понимая, что происходит и главное где его мать, Всеволод, а это был он, решил заглянуть в соседний дом, но и там было пусто… Воин в растерянности остановился у порога своего дома и, гладя морду своего верного коня, пытался понять, куда запропастилась его матушка. Мимо проходил какой-то паренек, и Всеволод решил у него этого выяснить

— Эй, парень! — окликнул он, — Где жители этих домов?

— В том доме, — парень указал на соседний дом, — ранее жила Эльвина, она уже лет 5 как уехала. А в этом, — парень снизил голос до шепота и поманил Всеволода к себе пальцем, тот подошел, — матушка мне рассказывала, что давеча сюда приезжал какой-то вельможа свататься. И увез Лидию. — Так звали мать Всеволода, — больше ее никто не видел…

— Спасибо, — упавшим голосом поблагодарил парня Всеволод и, опустив голову, зашел в дом. Несколько месяцев назад к нему приезжала Эльвина, и впервые за много лет сказала имя, данное ему при крещении. И добавила, что никто кроме них двоих не знает этого имени, старый священник умер вскоре после крестин Добрыни. Эльвина торопила его с возвращением домой, видимо догадывалась о происшествии с Лидией, которая, несмотря на годы, была первой красавицей в округе"

Прочитав все это на следующий день, я пришла в ужас! Все, ну, почти все, показалось мне ужасно надуманным и фальшивым. Не долго думая, я все удалила до предсказания Эльвины.

"Зачем я это сделала?" — думала я через 5 минут бесполезного просмотра чистого листа на экране. Ничего нового я придумать не могла. Затем, собравшись с мыслями, я решительно поставила кипятиться чайник. Три чашки кофе и две чая не принесли ничего кроме частого посещения дамской комнаты. Я глянула на часы, уже было далеко за полночь. Все, что я придумывала за это время, не имело продолжения, или было откровенным бредом. Я не слышала и не видела дальнейшего развития сюжета. Мне казалось, что это часть сказки, которую мне кто-то рассказал, а продолжение я придумать не в силах…

Вскоре я бросила эти конвульсии, глаза слезились, а плечи ужасно ныли. Я выключила компьютер и с чувством полной несостоятельности легла спать.

На следующий день мне позвонила моя подруга и пригласила на так называемый пикник, тоже мне взяли моду на эти пикники! Была середина весны, мое любимое время года. Еще не жарко, но уже не холодно, и природа вокруг уже позеленела, появились первые цветы…. В общем, я согласилась. Говоря честно у меня нет одной близкой подруги. Как говорится, есть много друзей, но нет друга. Друзья появляются в моей жизни, когда им что-либо от меня нужно. Ну, кто-то вроде психиатра, или психотерапевта, не знаю точно. Обычно я выслушиваю их проблемы и даю советы. Но стоит мне обратиться со своими проблемами как они… Ну, в общем, ладно, я начала все это описывать не для того чтобы жаловаться на друзей. Итак, я решила развеяться и принять предложение. "А вдруг, — думала я, — на свежем воздухе придет решение моей проблемы" Как только мы туда приехали, ребята начали разжигать костер, а я, как говориться огородами — огородами, отошла подальше, чтобы насладиться тишиной и звуком ветра. Не помню, как, но я оказалась у речки, хотя нет, скорее ручейка, через который был хиленький деревянный мост с перилами. Не знаю, какого черта я туда пошла! Хотя не могу сказать, что сожалею… Признаюсь, я с детства ненавижу, боюсь, мостов через реку. Я зашла на этот мостик и оперлась на эти перила. Меня охватило такое чувство, что я здесь уже была, де жа вю. У меня и раньше такое бывало, но на этот раз это ощущение было настолько сильным, что у меня закружилась голова… Последнее, что я помню это ужасающий треск перил моста. Я даже не успела толком испугаться, как оказалась в воде. Помня, что это всего лишь ручеек, я попыталась нащупать дно, но его не было! Тут уж мне действительно стало страшно, не знаю почему, но я решила, что это конец, перестала бороться, и медленно пошла ко дну.

Не знаю почему, но в этот момент я вспомнила одно выражение: "Захлебывается и тонет не тот, кто погрузился, а тот, кто остался под водой". Повторяя эту фразу, я сделала последнее усилие, и выплыла! Это даже для меня было удивительно! Из последних сил я выкарабкалась на сушу, и потеряла сознание.

Очнувшись, я опешила, это было не то место! Конечно, я понимаю, может, меня отнесло куда-то, но не на столько же! Я встала и прошла вдоль реки, именно реки, большой и с сильным течением, а не ручейка! Но нигде не было и малейшего признака присутствия моих друзей, природа была другой, даже воздух был другой! Я вышла на какую-то тропинку и пошла по ней. Вскоре тропинка расширилась и по ней могла спокойно проехать машина. Вдруг меня что-то насторожило настолько, что я остановилась. И тут я поняла, слишком тихо, и опять вспомнила одно высказывание: "Если не слышно зверей и птиц, значит, опасность близка" Повинуясь внезапному порыву, я, от греха подальше, сошла с тропинки и спряталась за деревом. Вскоре я услышала странный звук, топот. Я немного выглянула из-за дерева и почувствовала, что окаменела. По тропе неслись лошади, с всадниками, конечно. Я раньше никогда не видела так близко столько лошадей! Я попыталась вспомнить, есть ли здесь поблизости какая-то ферма, но ближайшая в другой области. Всадники проехали, а я села у дерева, на его корни, и попыталась вспомнить о реке, и если я правильно помнила, то такая река вообще в другой части области. "Не может быть… нет, я просто всегда плохо знала географию", — попробовала я успокоиться. Не помогло, я чувствовала, что я уже не в своем городе! Вздохнув, я решила идти дальше. Не помню, как долго я шла, мне казалось, что целую вечность. К тому же я очень замерзла в мокрой одежде. Когда стемнело, я вышла к огромному деревянному забору, наверное, в два моих роста. Ворота были открыты. "Ну, и причуды у нынешних богачей", — подумала я зашла в эти ворота. В то, что я увидела, я не сразу поверила. Я терла глаза и трясла головой, но картинка не исчезала. Нет, ну, я всегда знала, что у меня не все в порядке с психикой, но не настолько же! Я давно догадывалась, что нахожусь очень близко с сумасшествием, раз уж в моей голове рождаются и проживают жизнь столько людей. Я и писать начала, чтобы хоть как-то от них избавляться, и окончательно не сойти с ума. Но я всегда считала, что мне грозит раздвоение личности или что-то подобное, но никак не галлюцинации. Хотя тогда подумала, что и это возможно… Я увидела перед собой самый настоящий деревянный город, какие в уменьшенном виде есть в музеях. Но этот был настоящий, в окошках горел свет свечи, людей вокруг не было, но это делало картину еще мрачнее. Вдруг что-то мокрое дотронулась до моей руки, я уже позже поняла, что это был нос собаки, но в тот момент я закричала от ужаса и опять потеряла сознание…

Я уже очнулась, но все еще лежала с закрытыми глазами и убеждала себя, что все это сон. К сожалению, это было не так. Я чувствовала, что не дома, но отказывалась в это верить. Собравшись с духом, я открыла глаза, но сразу же опять их зажмурила. "Это был не сон", — подумала я и медленно открыла глаза. Рядом со мной стояла свеча, и ее свет немного ослепил меня с начала, но потом я осмотрелась. Моя кровать стояла в углу комнаты, с 3-х сторон меня окружали деревянные стены. Несмотря на странность моего нахождения, я чувствовала себя в безопасности, мне не было страшно. Я хотела было, встать, но, во-первых, у меня сразу же закружилась голова, а во-вторых, на мне почти не было одежды. Та, что была на мне, была не моя. На мне была длинная белая сорочка.

— Очнулась, наконец, — услышала я приятный женский голос, надо мной склонилась уже не молодая, но все еще привлекательная женщина

— Где я? — прошептала я, голос почему- то не слушался

— У меня в доме. Я — Анна, — представилась женщина

— Странный у вас дом какой-то, весь деревянный, — осматривая стены, сказала я

— От чего же странный! У всех здесь такие дома, аль ты нездешняя?

— Где здесь? — еще тише спросила я у Анны

— Деточка, так ты не из Аноры, что ль? — у меня перед глазами все закружилось, но в обморок я не упала, только сильно разболелась голова, — Ладно, отдыхай, потом расскажешь. Имя твое как?

— Олеся, — ответила я и опять закрыла глаза.

За ночь, мой мозг кое-как смирился, если это вообще возможно, с моим нынешним местопребыванием, и на утро я уже почти нормально соображала. Анна жила одна, муж умер сразу после рождения дочери, а ее дочь уже вышла замуж и жила вдалеке. Я помогала ей по хозяйству, как могла, естественно. В тот же день я пошла прогуляться в лес, ну, не совсем прогуляться, Анна попросила собрать ей кое-какие травы и я охотно согласилась. Не знаю, что именно на меня нашло, но, собрав все необходимые травы, я разулась и с наслаждением прошлась босиком по траве. Положив корзину с травами на землю, я распустила волосы и, раскинув руки, начала кружиться. Я была счастлива, казалось, что природа и я одно целое! Я никогда не чувствовала такой странной свободы и счастья, в том другом мире. И теперь я поняла, что я искала там, где люди не могут позволить себе вот так беззаботно гулять по лесу и вот так кружиться! У меня закружилась голова и я упала на траву, было больно, но я наоборот рассмеялась, так свободно и легко я не чувствовала себя очень давно, наверное, с тех пор как была еще маленькой девочкой. Я закрыла глаза, голова еще кружилась, и мне казалось, что я лечу! Да знаю, похоже на безумство, но это безграничное счастье и ощущение свободы полностью захлестнули меня. Мне не хватало таких ярких ощущений там, в другой жизни, и я искала ее в своих героях и рассказах. Вдруг я почувствовала еще кого-то. Не знаю, как это описать, возникает ощущение раздвоения души, чувствуешь присутствие кого-то еще. Наверное, раньше я бы испугалась и подскочила на ноги, но сейчас мне было не страшно, и я затаилась, пытаясь изучить это свое новое чувство, погрузиться в него. И мне это почти удалось, на долю секунды я увидела лес, и саму себя, и вот тут то мне действительно стало страшно! Я резко открыла глаза и, не вставая, оглянулась — никого. Вздохнув, пытаясь привести свое сердцебиение в порядок, я встала и еще раз оглянулась, опять никого. "Да, Олеся, ты медленно сходишь с ума! Не удивительно, давно пора", — про себя подумала я. Подняла с земли корзину с травами, отряхнула сарафан и пошла обратно.

А на следующий день решила пройтись по городу. Помня, еще со школы, что все дороги ведут к церкви, я направилась по одной из них. Через несколько минут я уже была в храме. Честно говоря, я никогда не была особо верующей, но тогда мне казалось, что только церковь сможет хоть как-то меня успокоить. В церкви было пусто, я прошла вглубь и остановилась. Такой красоты я давно не видела, вокруг были необычайно красивые иконы, своды тоже были расписаны фрагментами жизни Христа и ангелами. Я подошла к одной иконе, и мысленно про себя сказала: "Господи, я знаю, что не была прилежной верующей, но я очень прошу помоги понять реально ли все это."

— Кто ты, дочь моя? — я подпрыгнула от неожиданности, но удержала испуганный вскрик, обернувшись, я увидела перед собой священника

— Олеся, — пролепетала я, — я племянница Анны, — мы договорились, что отныне я буду так себя представлять

— Отец Никон, — представился мне батюшка, я молча ему поклонилась, в этот момент в храм вошел высокий, светловолосый мужчина. У него были высокие скулы, и он чем-то напоминал собой отца Никона, только у священника были тонкие нос и губы.

— Всеволод! — приветствовал его отец Никон, я внутренне напряглась, так звали моего персонажа…. Всеволод и отец Никон крепко обнялись, и я заметила, что они действительно похожи, как братья. Вот только форма глаз и губ у них была разной. У отца Никона глаза были слегка раскосые, как у кочевников, а волосы черные. "Видимо метис", — подумала я. У Всеволода глаза были большие и, я бы сказала, что они светились уверенностью и силой, в то время как у Отца Никона — добротой и знанием. Я поймала себя на том, что бесстыдно рассматриваю их, и поспешно опустила глаза.

— Прости меня, Олеся, ты что-то хотела спросить? — обратился ко мне отец Никон, в этот момент я заметила, что Всеволод рассматривает меня. На мне была одежда дочери Анны, красивый вышитый сарафан, так получилось, что он был, как будто на меня сшит!

— Батюшка, — начала я и слегка покосилась на Всеволода, тот прошел дальше в храм, и остановился чуть дальше от нас, — как понять, что происходит на самом деле, а что нам только кажется?

— Хм… а почему ты это спрашиваешь?

— Мне кажется, что я сейчас сплю, и все это нереально, — осторожно подбирая слова, объяснила я

— если ты это понимаешь, это уже не сон, — спокойно ответил он. Я задумалась: "И вправду, человек не осознает, что он безумен, а я ведь сознательно считала так. И это не сон, я чувствую боль", — спасибо, вы мне помогли, — честно поблагодарила я, — А к вам брат пришел?

— Откуда вы знаете, что Всеволод мой брат? В городе этого никто не знает, — почти испуганно спросил отец Никон

— вы просто с ним очень похожи, — ответила я, — мне даже кажется, что вы младше своего брата, и у вас разные матери. Неужели я права? — отец Никон слегка побледнел, но кивнул

— А это вы как поняли?

— Легкие различности во внешности. У вашего брата чисто славянская внешность: светлые волосы и глаза, а у вас темные и слегка раскосые глаза, как у кочевников.

— Вы очень наблюдательны, но все же многие могут не понять вас, как я. Вы во всем правы, у нас с братом разные матери, и я младше Всеволода.

— Отец Никон, ответьте мне на один вопрос, и я уйду, — я собралась с духом и спросила, — Крестная вашего брата, вы знаете кто она?

— Нет. Зачем вам это?

— нет-нет это не важно, еще раз простите за беспокойство, — ответила я и вышла из церкви, но остановилась, прислонившись к дверному косяку, видимо изнутри меня не было видно, я услышала разговор братьев

— Кто эта девушка? — голос был мне незнаком, и я посчитала, что это Всеволод

— Племянница Анны, Олеся, — ответил отец Никон, — Странная девушка, к стати такая же наблюдательная, как и ты. Она догадалась, что мы с тобой братья, к тому же единокровные, и моя мать кочевница, — я еле расслышала последние слова, наверное, они отошли, а ответа Всеволода я вообще не услышала.

Не могу сказать, что я сразу смирилась с происходящим, но однажды я проснулась со смирением в душе. Я успокоилась и приняла это то ли мое сумасшествие, то ли новую реальность. Я решила не зацикливаться на прошлом, а стараться стать счастливой в этом настоящем.

Через несколько дней я решила найти ту реку, которая принесла меня сюда. Когда я была в лесу, меня охватило уже знакомое чувство, кто-то был рядом со мной, но тут еще одно: опять замолкли птицы. Я оглянулась в поисках пристанища, и тут меня кто-то затащил за дерево. Я еще не успела увидеть лица этого человека, но уже поняла, что именно его присутствие я тогда и сейчас ощущала. "Тихо, не бойтесь, я ничего вам не сделаю. В отличие от них", — прошептал мужчина, затащивший меня за дерево. Если честно, не смотря на то, что я не знала, кто меня сейчас здесь держит, мне не было страшно. До поры до времени, вернее до тех пор, пока я не услышала и не увидела тех всадников. Я вспомнила, что уже видела их раньше, когда только шла в город. Когда они проехали, мужчина меня отпустил. Я повернулась, чтобы увидеть его лицо и обомлела, как тогда, когда услышала, где нахожусь. Передо мной был Всеволод.

— С вами все в порядке? — настороженно спросил он

— Я? — тупо переспросила я

— А вы еще кого-то видите?

— Ну, да… Вы ведь воин, почему вы не сразились с ними? — спросила я, Всеволод посмотрел на меня как на сумасшедшую

— Да я воин, но не самоубийца! Если вы, Олеся, не заметили, их было 5.

— Я уже видела их раньше. Кто они такие?

— когда вы их видели? — насторожился Всеволод

— Несколько дней назад. Здесь же, только их было немного меньше. Кто они?

— В каком направлении они ехали?

— В противоположном, — ответила я, Всеволод, размышляя, кивнул и пошел по направлению в город. Но я человек упрямый, поэтому забежала перед ним и спросила, — Кто они?!

— Вас не должно это беспокоить, — аккуратно отстраняя меня, сказал он и пошел дальше

— А меня это беспокоит! — упрямо заявила я и стала в стойку: руки в боки. Всеволод лишь усмехнулся, как меня это задело! — Так вы скажете мне или как?!!

— Не кричи, они еще близко, — обернулся Всеволод

— Скажите, а то закричу, — угрожала я

— Ну, и кому от этого будет хуже? — насмешливо спросил он

Я обычно уравновешенный человек, и нужно очень постараться, чтобы заставить меня нервничать, но Всеволоду это быстро удалось! Чтобы хоть немного успокоиться, я глубоко вздохнула. Он уже отошел от меня.

— Идешь? — через плечо спросил Всеволод

— Нет, — назло ему, сказала я

— Ну, ладно, — пожал он плечами и пошел дальше. Я фыркнула, наверное, очень громко, потому что Всеволод сдержал смех, я это услышала и, развернувшись, продолжила свой путь к реке

— Не боишься заблудиться? — насмешливо спросил он

— Нет, — не оборачиваясь, гордо сказала я. Тогда я действительно не боялась заблудиться, но как только прошла вглубь леса, поняла, что поспешила. Выйти к дороге я немного боялась, вдруг опять проедут эти таинственные всадники, а тропинка так петляла, что я боялась зайти вглубь чащи. Я остановилась, и осмотрелась. Тут я опять почувствовала присутствие Всеволода и улыбнулась. Идти дальше не имело смысла, я могла заблудиться. Раздумывая, почему я его чувствую, я пошла на отчаянный и немного сумасшедший шаг. Я сняла сарафан, и начала карабкаться на дерево. Когда-то я делала это без особого труда. Когда-то! Лет 10–12 назад! Через несколько минут я забралась достаточно высоко и осмотрелась. Оказывается, я не заблудилась! Река была в метрах 50 от меня, но то, что я увидела, отбило всякое желание туда идти. У реки, почти у того места, где я выплыла, было довольно много тех всадников. Они готовились к переправе через реку, и на берегу было что-то вроде их лагеря. Я очень тихо, насколько смогла, слезла с дерева. Кое-как натянула сарафан, и сосредоточилась, пытаясь понять, где сейчас Всеволод. И мне это удалось, не сразу, конечно. Я осторожно подошла к тому месту, где мне казалось, он находиться, и тихо его позвала.

— Откуда ты знала, что я здесь? — удивленно спросил он, подходя ко мне

— Потом объясню, — тихо сказала я, — Там, у реки эти всадники, их человек 10, может больше, — сбивчиво объяснила я

— Жди меня здесь, и никуда не иди! — приказал мне Всеволод, и направился в сторону реки, но я схватила его за руку

— А ты куда?!

— пойду, посмотрю, что они там делают

— Я и так скажу! Они останутся там на ночь, а завтра уедут. Среди них нет главного. Устроит?

— С чего ты все это взяла? — заинтересовался он

— Они разбили лагерь, наверное, хотели переправиться через реку, но уже темнеет, и они решили не рисковать и заночевать на берегу.

— Ну, это понятно. А на счет главного?

— Больше половины просто валяются на берегу, остальные купаются. Вели бы они себя так при начальстве?

— Хм… Никон прав, ты очень наблюдательна

— Надеюсь, это не упрек?

— смотря когда, — смотря за мою спину, сказал Всеволод, — Ладно, пошли в город

Я облегченно вздохнула, и бодро пошла за ним. Тут мне в голову пришел довольно опасный для меня вопрос. В зависимости от ответа, я либо успокоюсь, либо это станет подтверждением моих самых смелых и сумасшедших мыслей

— Всеволод, а как зовут твою крестную?

— Зачем тебе?

— Я… ну, скажи, или это тайна?

— Да, нет… — пожал плечами Всеволод, — Ее зовут Эльвина

— Как?! — с надрывом спросила я

— Эльвина. Олеся, что с тобой?

— Ты — Добрыня? Нет, это просто не возможно, не реально! — я сама не могла поверить в это. Я попала в свой собственный рассказ!

— а ты откуда знаешь? — Всеволод был удивлен еще больше, чем я

— Не знаю, — честно ответила, — Не помню, просто знаю… — это была чистая правда, когда я начинала этот рассказ у меня было ощущение, что все это я уже где-то слышала. Быть может кто-то, из этого мира, попал в тот мир и рассказал мне про Эльвину и Добрыню? Это уж слишком нереально! Хотя другого объяснения нет.

К счастью в этот момент мы подошли к городу. К нам выбежала из-за дерева маленькая девочка, я поймала ее и обняла. Девочка была очень напугана

— Маленькая, что случилось? — как можно мягче спросила я

— Потерялась, наверное, вон слышишь, ее зовут, — предположил Всеволод, — Мне лучше уйти

Я не успела спросить почему, как он уже исчез, но я чувствовала, что он где-то рядом. Вскоре кто-то закричал: "Мила!", — видимо так звали девочку. Я крикнула, что она здесь, послышались шаги, я встала им навстречу, сжимая ручку девочки. Ко мне подбежала женщина, и девочка бросилась к ней с криками: "Мама!"

— кто вы? — обнимая дочь, спросила она у меня

— Олеся, племянница Анны

— я — Иванина, она Мила, — указывая на дочь, сказала Иванина, — Спасибо, я ваша должница

— Не стоит

— Вы помогли найти мою девочку. Теперь можете считать, что у вас появилась преданная подруга.

В дом Анны я вернулась в приподнятом настроении и очень удивилась, увидев мужчину, выходившего с глуповатой улыбкой из ее дома. Он меня не заметил, а я успела его рассмотреть. Не могу сказать, что красавец, но что-то в нем было притягательное, и позже я поняла что.

— тетушка, а кто это был? — вместо приветствия спросила я, но, увидев, такую же глуповатую улыбку на ее лице, поняла, что вопросы излишни, — Так, когда свадьба? — напрямик спросила я

— Откуда ты знаешь? Мы еще никому не говорили, — начала она, я уже привыкла к удивлению на лицах и поэтому спокойно на это реагировала. Я села напротив нее, — На следующей неделе, мы хотим скромную свадьбу

— Почему?

— Да зачем это в наши годы?

— Тоже мне старики! Я помню, 100 летние женились, так они такую свадьбу закатили, весь город месяц обсуждал! — я, конечно, немного приврала, в том смысле, что месяц обсуждали. Нет, ну, конечно, эту свадьбу обсуждали, но только неделю. Обычно, я не люблю врать, но тогда пришлось для увеличения драматического эффекта. Анна как-то погрустнела, и я поняла, что все не просто так, — В чем дело?

— Его дочь против, — грустно сказала она

— Небось, взбалмошная, наглая, самовлюбленная наследница огромного состояния?

— Ты с ней знакома?

— Нет, но чувствую, скоро познакомлюсь, — рассмеялась я и обняла ее

На удивление Анны и ее жениха, его дочь настояла на пышной свадьбе. Анна просто сияла, сшила себе красивейшее платье и с нетерпением ждала дня венчания. Дочь Кораля, жениха Анны, была очень любезна, даже слишком. Меня это насторожило, и я была начеку, Анна говорила, что я слишком мнительна, но…

В общем, я оказалась права. В день венчания, свадьба чуть не сорвалась. Жених не спешил появиться в церкви. У многих началась паника, у тех, кто знал и любил Анну, на ней же лица не было. Не знаю, почему, но я всегда становлюсь невозмутимо спокойной, когда вокруг царит паника. Дочь Кораля была здесь же, и я заметила ее ехидную улыбку, которую она имела неосторожность показать. Наверное, надеялась, что никто не разгадает ее замысла. Я оставила Анну и подошла к ней. Я стала очень близко с ней и тихо, так, что меня смогла услышать, только она сказала: "Знаешь, я человек здесь новый и еще плохо знаю ваши порядки. Но там, откуда я родом, с такими как ты…"- я намеренно не договорила и улыбнулась ей самой ехидной и злоумышленной улыбкой, которую смог изобразить мой рот. После чего всем своим видов показывая свое превосходство и ее проигрыш, я повернулась к ней спиной и спокойно подошла к отцу Никону.

— Мне нужна ваша помощь, — без обиняков начала я, — Развлеките их как-нибудь до моего возвращения

— Хорошо, только скажи, что ты хочешь делать?

— Поехать за женихом, — тихо сказала я

— ты знаешь где он? — будничным тоном спросил Отец Никон, но по его горящим глазам я поняла, что он полностью на моей стороне

— Догадываюсь, — коротко сказала я

— Тогда поспеши, — кивнул мне Священник, я спокойно вышла из церкви и как можно быстрее поспешила к дому Кораля. Почему — то мне казалось, что его "милая" доченька попросту заперла отца в доме. Она оказалась немного хитрее, чем я думала. Я была приятно удивлена, все-таки приятнее состязаться с умным противником. Входная дверь была открыта, а вот дверь в комнату Кораля была завалена. Над дверью была полка, и она обрушилась, все вещи теперь валялись по полу и мешали открыть дверь.

— Кораль! Вы здесь? С вами все в порядке? — мне никто не ответил, испугавшись, я быстро, даже для себя самой, разобрала завал и открыла дверь. Кораль лежал на полу и не шевелился, рядом лежала пустая чаша. Я подбежала к нему и проверила пульс, слава Богу он был жив. Я посмотрела на чашу и поняла, что его опоили сонным зельем. Времени было очень мало и я лихорадочно начинала придумывать способы его разбудить. Я осмотрела комнату и увидела таз с водой. Не долго думая, я вылила воду на спящего Кораля. Видимо вода была холодной, потому что Кораль фыркая, очнулся

— Олеся, а что…

— Не когда объяснять. Вы хотите женится на моей тете?

— Конечно, но… — тут Кораль выглянул в окно и очень побледнел. Свадьба должна была быть с утра, а сейчас уже был почти полдень.

— Вот именно. Теперь понимаете? — Кораль мигом подскочил на ноги и направился к двери

— Стой! Куда в таком виде! — попыталась его я остановить, но тщетно он уже был на улице в мокрой одежде, — Ну, ладно, — пожала я плечами и пошла вслед за ним. Только я не стала его догонять, а шла медленно. Когда зашла в церковь, их уже обвенчали. Отец Никон, увидев меня, заговорчески улыбнулся и слегка кивнул в сторону дочери Кораля. Я не смогла сдержаться, и улыбнулась ей издевательски поведя бровями, та буквально кипела от злости, но стойко оставалась на своем месте. "1:0"- прошептала я, прекрасно понимая, что нажила себе врага.

Анна сразу же после венчания переехала жить к мужу, такие порядки! А я вынуждена жить одна в незнакомом и странном городе, да что уж там времени! Дочь Кораля, к стати ее Калия зовут (в их семье всех называют именами, начинающиеся с буквы "К" такая традиция), конечно, злилась, но отец не простив ей ее выходки отправил ее к тетке. Тем самым, сделав мою жизнь спокойной, размеренной и ужасающе скучной и однообразной! Уж поверьте, для меня это слишком сурово. Первые дни я не знала, чем мне заняться, а потом пришла к Никону и попросила у него совета. Никон ответил, что в городе есть огромная библиотека, а библиотекарь уже стар и сам со всем не справляется. Не долго думая, я попросила Никона отвести меня туда. Библиотека была довольно высоким и большим зданием со множеством ходов, я бы даже сказала лабиринтов, но Никон хорошо ориентировался в них и я решила, что он часто здесь бывает. Библиотекаря звали Энорай, очень красивое, но в то же время странное имя. Он выглядел также, как я его себе представляла: старик с длинной седой бородой, морщинистым телом и молодыми глазами.

Первые несколько дней мы с ним вообще не разговаривали, и я начала думать, что он глухонемой. Но однажды, не с того не с сего он сказал:

— А ты ведь не здешняя, — наблюдая за мною из-под густых седых бровей, он сел напротив моего стола

— Ну, да. Я приехала к тетушке, — растерявшись, ответила я, немного теряясь от его взгляда

— Не ври мне. Ты не родня Анне, — строго ответил Энорай

— Вы хотите знать правду? — испуганно спросила я, — Вы не поверите…

— А ты попробуй, — спокойно ответил он

— Вы правы я не здешняя, но не только по местности, но и по времени, — сказала я, не понимая, что конкретно я говорю, — Понимаете, я из другого времени, спустя сотни лет после этого, — запинаясь и пытаясь более понятнее объяснить, что сама еле понимала, говорила я

— И как ты сюда попала?

— Я упала в ручеек, в своем времени, а выплыла из реки уже в вашем времени, — сказала я и опустила глаза, боясь увидеть реакцию Энорая

— Река говоришь… — задумчиво потирая бороду, пробормотал он, — Возможно…

— Вы мне верите? — не веря в такое чудо, спросила я

— Да… эта река очень необычна. Многие ведуны ее бояться, говорят в ней заточена великая сила. Я не раз слышал о людях "не откуда", вот только все они вели себя как безумные… — изучая меня, сказал Энорай.

— Меня кое-что беспокоит. Понимаете, в своем времени, я была сказочницей, ну, сочиняла всякие сказки… Так вот, перед исчезновением я начала писать одну сказку, а здесь встретилась со своим главным героем…

— Так-так… а это уже интересно! Расскажи! — заинтересованно попросил Энорай. Я немного запинаясь, немного стесняясь, рассказала ему все, что вы и сами знаете. Энорай слушал меня, задумчиво потирая седую бороду, и молчал.

— По-вашему, я безумна? — испуганно спросила я, но мудрец молчал. Через несколько секунд он резко куда-то ушел. Я с удивлением посмотрела ему вслед. Вскоре он вернулся

— Я знаю только одно логическое объяснение этому случаю: магия!

Я с надеждой слушала его в начале, а сейчас у меня опустились руки. Я оказалась так же далека от понятия происходящего, как и была ранее.

— Хотя… опиши-ка мне подробнее, как ты чувствуешь приближение Всеволода? — опять куда-то вглубь библиотеки уходя, спросил Энорай

— У меня холодеют руки и раздваиваются ощущения, — растеряно проговорила я

Энорай вернулся с огромной запыленной книгой, и открыв ее на определенной странице восторжен сказал

— такие же способности были у женщин из королевской семьи…

— Что?! Простите, но это даже для моей больной фантазии слишком!

— Послушай вначале! Более 40 лет назад единственная дочь короля исчезла в этих краях, и династия прервалась. В стране начались войны, многие погибли в борьбе за трон. Амелия должна была спасти наше королевство, но ее гибель привела к темным временам…

Услышав это имя, я чуть не упала со стула: так звали мою маму… У меня закружилась голова и я испуганно посмотрела на Энорая

— А кто такая Амелия? — подбирая слова, спросила я

— маленькая принцесса, — услышав его ответ, я глубоко вздохнула: " Совпадение!" — подумала я, — у девочек этой семьи есть один отличительный знак: 3 родинки в виде треугольника на спине, на левой лопатке, — комната пошла кругом, я оперлась локтями о стол и спрятала голову в ладонях. Энорай понимающе молчал.

— а кто сейчас правит королевством?

— Василий. У него на службе отличные воины под начальством Ингвара, но в стране многие бы пошли за тобой, и отвоевали бы трон. Ты могла бы занять его место…

— Я?! — ткнув в себя пальцем, спросила я, — Да вы что! Не нужно, я не смогу причинить, кому бы то ни было, боль! А если я исполню вашу просьбу, по моей вине погибнут многие… — говорила я, не до конца понимая, что все это явь. Что я возможно здешняя принцесса! Мне казалось, что все это часть моего романа. У меня всегда возникает полное ощущение реальности, когда я сочиняю какой-то свой рассказ.

— Всеволод один из сильнейших воинов королевства и когда-то он был одним из всадников Василия. Всадники — самые сильные воины Василия ими лично управляет Ингвар, — объяснил Энорай, наблюдая за моей реакцией.

— тогда почему он скрывается? — этот разговор мне тоже казался вполне реальным и нормальным.

— Сама у него спросишь, — ответил Энорай, — Во всем королевстве наберется несколько десятков воинов, готовых свергнуть Василия и восстановить прежнюю династию на престоле

— Не уговаривайте меня! — почти закричала я, и тут в моей голове, что-то щелкнуло — я не могу быть этой вашей принцессой! Я вообще не должна быть здесь! Я живу в ХХI веке, я не она!!! — у меня началась истерика. Мне было все чуждо и враждебно. То хрупкое душевное равновесие, которого мне с таким трудом удалось достичь, рухнуло. Я кричала, как сумасшедшая, я отказывалась во все это верить! Я понимала, что меня заносит, но не могла остановиться. Я выбежала из библиотеки и побежала обратно к реке. Я не помню, как я там оказалась, но, увидев прозрачную воду реки, я с разбега бросилась в нее. Холодная вода не слишком привела меня в чувство, но вот когда тяжелая одежда начала меня тянуть на дно, я начала приходить в себя и пытаться выплыть, но сил уже не было… я уже не видела света на поверхности, от нехватки воздуха я, наверное, потеряла сознание. Последней моей мыслью было: "Я скоро буду дома…"

Глава 1

Но, к сожалению, очнувшись, я поняла, что не дома. Мне было холодно, я сидела на очень влажном полу, в воздухе была так влажно, что мне стало дурно, к тому же вся эта конструкция равномерно расшатывалась, и вокруг было очень темно. Собравшись с силами, я встала, голова сразу же закружилась и я сделала шаг, чтобы не упасть. Я попыталась сделать еще один шаг, но мне не давала это сделать цепь, к которой была прикована моя правая щиколотка. Я села на прежнее место, не знаю, может там еще кто-то был, я не видела. На сколько я поняла, я находилась в трюме какого-то корабля, прикованная, и ничего хорошего это для меня не означало! Не знаю точно, сколько прошло времени, прежде чем я услышала какие-то шаги. В трюм пролился луч света, и в нем стоял человек, у меня душа ушла в пятки и не успела вернуться. Этот человек, спустился и подошел ко мне, стыдно признаться, но я зажмурилась. В этот момент корабль сильно шатнуло, и этот человек упал. Я испуганно сидела, боясь пошевелиться, но и он не шевелился. Я, собрав волю в кулак, дотянулась до него и нащупала ключи у него на поясе. У меня так дрожали руки, что я боялась уронить ключи, к тому же на верху послышались какие-то громкие крики и это не предавало мне храбрости. Кое-как, я до сих пор не могу понять как, я все-таки освободилась и подбежала к ступеням, и остановилась у двери. Я слышала, лязг оружия и крики. Слава Богу, я во время поняла, что оставаться здесь будет опаснее, чем выйти наружу. Я толкнула дверь и… во-первых, меня ослепило солнце, во-вторых, от свежего воздуха и холодного ветра у меня закружилась голова. Не успела я сделать и шага, как заметила, что к моему горлу направляется сабля, я резко отпрянула в сторону. Это стало моей роковой ошибкой, я поскользнулась и упала за борт…

Очнулась я опять в деревянной хижине, я поняла это по специфическому запаху древесины. Открыв глаза, я осмотрелась. Хижина была мне не знакома, но мне было не страшно, я чувствовала присутствие Всеволода. Вот только я опять смутилась, я была в одной сорочке и, скорее всего, в его хижине… Я оделась и вышла из хижины, было уже темно.

— И куда это ты собралась? — услышала я голос Всеволода, он вышел из-за угла дома и мы зашли в хижину.

— Спасибо, — сказала я, в его присутствии я всегда робела. Всеволод кивнул и сел за стол напротив меня.

— Рассказывай, — коротко приказал он

— Наверное, меня вынесло течением к берегу, — закончила я свой рассказ

— Ты не сказала, почему ты ушла из города и хотела утопиться, — заметил Всеволод. Я почувствовала себя провинившейся маленькой девочкой и опустила глаза. Я боялась рассказать ему правду. Я боялась увидеть в его глазах, что он считает меня безумной, это было бы слишком. — Никон говорил, что устроил тебя в библиотеку к Энораю. Он сказал что-то, напугавшее тебя? — расспрашивал Всеволод, я сидела опустив глаза, — Так, понятно, отдыхай, завтра расскажешь… — вставая сказал он

— Он сказал, что я из королевской семьи, и намекнул, что при поддержке других воинов могу занять место Василия, — на последних словах, я подняла голову, Всеволод сел и внимательно меня слушал. — Еще он сказал, что раньше ты был на службе у Ингвара. Это правда? Тогда почему ты от всадников прячешься, ты же был одним из них?

— С чего ты взяла, что всадники, которых мы видели, служат Василию и Ингвару?

— Форма, — заикаясь, сказала я, но Всеволод скептически на меня посмотрел

— Я все равно не пойму, почему ты решила утопиться.

— А тебе мало? Я могу оказаться вашей принцессой!

— И что в этом плохого?

— А что хорошего!

— Ну, знаешь ли, — усмехнулся Всеволод. И тогда я решилась, опустив голову, я рассказала ему все. Повисла гробовая тишина. Я посмотрела на собеседника, он уже не улыбался.

— Можешь не говорить, я и так знаю, что сошла с ума.

— А я и не собирался. Я тебе верю

— Веришь? — не поверила я и посмотрела ему в глаза, он не лгал, — Но почему?

— Мой отец, рассказывал нечто подобное

— И ему верили? — с надеждой спросила я

— Не все. Моя мать ему не верила, а вот Эльвина поверила. Наверное, он и женился на ней из-за этого.

— Эльвина — мать Никона?! — опешила я, — Кошмар! Ты так и не ответил на мой вопрос относительно всадников, — вдруг вспомнила я

— Я там служил, — ответил мне Всеволод и, по его интонации, я поняла, что больше он мне ничего не скажет. "Когда-нибудь я узнаю правду", — подумала я, а вслух спросила

— Василий что плохой король, почему Энорай толкал меня на восстание?

— Возможно, Энорай просто тебя проверял. Василий неплохой король, во всяком случае, не хуже предыдущих, — без особого желания объяснил мне Всеволод

— А Ингвар?

— Предан ему и никогда не предаст. — Мы немного помолчали, я обдумывала новую информацию. Всеволод встал и сказал, — Отдыхай, сегодня уже поздно возвращаться в город. Завтра я покажу тебе дорогу.

— Дай угадаю, в город ты не пойдешь, — сказала я, но Всеволод ничего не ответил и вышел из хижины. На утро он указал мне тропинку, которая вела к городу, а сам вернулся в хижину.

Оказывается, меня уже искали в городе. Анна меня отругала и сказала, что они с мужем едут навестить ее дочь. В полдень они уехали. Мне ничего не оставалось, как прийти проведать Никона и вернуться в библиотеку. Никон был занят, я только кивнула ему, а в библиотеке я просидела допоздна, искала что-нибудь о "своей" семье. Чтобы лучше вам представилось происходившее дальше я объясню, где находилась библиотека. Она была расположена с другой стороны города, относительно дома Анны, и несколько на возвышении, из ее окон был виден почти весь город. Энорай уже давно ушел, а я все еще сидела в библиотеке, когда меня насторожили какие-то звуки на улице. Я выглянула и чуть не упала: город горел, я видела горящие дома, и всадников, я узнала их синюю форму на фоне зарева. Еще я видела, как они схватили нескольких людей, еще нескольких они то ли ранили, то ли убили, мне было плохо видно… Вдруг один из всадником посмотрел в мою сторону, мне показалось, что он посмотрел на меня! Я быстро присела, меня била дрожь, я не знала куда мне прятаться. Я решилась еще раз посмотреть в окно, зря… они были еще ближе и теперь точно меня заметили! У меня внутри все перевернулось, я не могла сдвинуться с места, прекрасно понимая, что нужно бежать… я оглянулась, дом деревянный, оставаться здесь равносильно смерти, ровно, как и выйти наружу. Я побежала внутрь библиотеки, не знаю почему, тогда мне показалось это наиболее разумным. Услышав крики снаружи, я еще больше съежилась, и услышала их разговор. Они решали: идти ли им внутрь или нет. К моему счастью, они решили ехать дальше и на прощанье кинули головешку в дом. Подождав немного, я выскочила из библиотеки, через несколько секунд она уже вся горела. Оставив ее, я решила спуститься в город, большинство домов уже не горело, в воздухе был едкий запах гари и еще чего-то. Когда я подошла ближе, я начала задыхаться, только не от дыма, а от эмоций. Вокруг были раненые люди, многие бродили, как привидения… Я не могу в точности описать то, что я видела и чувствовала тогда, меня привел в чувство чей-то окрик. Ко мне шел Никон

— С тобой все в порядке? — беря меня за плечи, спросил он, всматриваясь в мое лицо. Я рассеяно кивнула

— А ты?

— Нормально, — ответил Никон

— Многие пострадали?

— В основном все очень напуганы, пострадали в основном дома… церковь сгорела, — добавил он, вздыхая

— Библиотека тоже. Кто это был?

— Эти люди очень похожи на всадников Ингвара, — мы шли по обгоревшему городу и разговаривали, казалось в городе не осталось ни одного целого дома

— Раньше такое случалось?

— Когда-то давно, еще когда Василий боролся за трон, а последние 2 года его правления было спокойно.

— тогда тоже всадники все это проделывали?!

— Нет, — покачал головой Никон

— Не может быть! — невольно воскликнула я, увидев, что дом Анны цел! Мы зашли в дом, — Наверное, они не заметили его, — предположила я. Это было возможно, дом стоял сбоку от самых ворот, и ночью почти сливался с забором. Никон сел за стол, а я зажгла свечу.

— скорее всего, они ориентировались по свету в окнах, — предположил Никон

— Как они проникли в город не замеченными? — спросила я, — разве ворота на ночь не запираются?

— Обычно закрываются, но сегодня они были открыты. Я тут подумал, ты ведь новая в городе…

— Ты на что намекаешь? — возмутилась я

— Я хочу сказать, что люди могут во всем тебя обвинить. Ты ведь недавно в городе, только твой дом не пострадал… — осторожно начал Никон

— Можешь дальше не говорить, я все равно из города не уеду, а люди… пусть думают, что им угодно. Терять мне нечего, — уверенно ответила я

— если что я на твоей стороне, — поддержал меня Никон

— а вот это не надо, сама справлюсь. — конечно это было несколько самоуверенно с моей стороны, но…

— Так где ты была все эти дни? — спросил Никон и я ему рассказала, — Как он там? — спросил он о брате

— Живет… У меня к тебе вопрос. На сколько я поняла, Всеволод скрывается, тогда почему он среди бела дня пришел к тебе в церковь?

— Просто в тот день горожане никогда не появляются в церкви, — ответил мне Никон, по его интонации я поняла, что ему несколько неудобно говорить о брате

— А почему он скрывается? — Никон переменился в лице, и я поняла, что он не может мне сказать. — Ты пообещал брату ничего не говорить? — догадалась я, — Тогда я скажу, а ты просто скажи права я или нет. Его в чем-то обвинили, уволили со службы и выслали из страны?

— Наоборот, — с горечью сказал мне Никон, я удивленно посмотрела на него и спросила

— Обвинили, всем рассказали, но при этом запретили выезжать из Аноры? Изощренно… — сказала я и задумалась, я поняла, что мне небезразличен Всеволод и его судьба. Я вздохнула и встала, провела по лицу ладонями, после чего вернулась на свое место, — А Ингвар, он давно на службе у Василия?

— В этой должности недавно, — Никон явно хотел мне что-то подсказать этой фразой

— В этой должности? — переспросила я, Никон согласно кивнул и повел бровями, — Ингвар сменил твоего брата?

— Я этого не говорил, — с полуулыбкой заметил Никон

— Кошмар! Теперь понятно, почему он так отзывался о нем…

— Как, так?

— Да, никак, — вздохнув, сказала я

— ты, наверное, устала, я пойду, — вставая, сказал Никон

— Стой, я пойду с тобой

— Зачем?

— В доме много места, может кто-то согласиться здесь переночевать, — мы вместе вышли из дома и пошли по улицам города. Я увидела Иванину с Милой на руках и указала на свой дом, так же я еще сказала нескольким женщинам и детям. Оказалось, что не только мой дом не пострадал, целыми оказались еще несколько домов, которые стояли так же как и дом Анны. Жители этих домов, как и я, помогали погорельцам устроиться на ночь. Я везде пыталась найти Энорая, но он исчез. Единственное, что я могу добавить, в ту ночь я так и не спала.

На следующий день горожане начали все вместе заново отстраивать дома. Если честно меня поразила та взаимопомощь, которая царила в этот день. Ворота были открыты, многие ходили в лес за деревом для домов. К обеду уже было построено несколько домов, а мой дом наконец опустел и я смогла спокойно отдохнуть. Как только я вошла в дом, я почувствовала присутствие Всеволода. И правда, стоило мне сесть на стул, как в дверь осторожно постучали:

— Всеволод, входи, я одна, — устало сказала я. Дверь открылась и в дом вошел он

— Что происходит? — удивленно спросил Добрыня, я жестом пригласила его сесть на стул.

— Вчера на город напали.

— Что?!

— С Никоном все в порядке, — предугадав его следующий вопрос, сказала я. Всеволод опустил голову и спросил

— Кто это был?

— Горожане говорят, что это были всадники Ингвара

— А ты как считаешь? — спросил Добрыня, он встал и мерил шагами дом

— Настоящих всадников я не видела, — осторожно начала я, — но на этих была та же форма, что и на всадниках, которых мы видели в лесу

— Уверена? — Всеволод остановился, и серьезно на меня посмотрел, для него этот вопрос, видимо, был очень важным

— Ну, если учитывать, что я видела поджигателей ночью, на фоне зарева, то… — понимая, что мой ответ важен, я не рискнула говорить окончательно и сказала правду, не делая никаких выводов. Я пожала плечами и отрицательно покачала головой, и все же я решила рассказать ему свои выводы по этому нападению, — Еще мне кажется, что это нападение было стихийным, — Всеволод молча сел на прежнее место и что-то обдумывал, — ну, без подготовки, — уточнила я

— Я понял, — кивая, сказал он и спросил, — Почему ты так считаешь?

— Несколько домов остались нетронутыми, в них не горел свет и, видимо, их не заметили. А если бы они готовились, то точно бы знали об их существовании

— А как же ворота? Они ведь были открыты? — его заинтересовали мои наблюдения, я это поняла по взгляду.

— Простая халатность. Когда я пришла сюда, они тоже были открыты

— Это все лишь подтверждает мою теорию

— Какую теорию? Это не люди Ингвара? — спросила я

— Да. Все города в Аноре построены по единому принципу

— По спирали, в центре, которой церковь, — показала я свои знания

— Да и Ингвар, а значит и его люди это знают, то есть они знают о домах у ворот.

— Значит есть вероятность, что эти люди вообще не из Аноры… Но кто они тогда, а главное зачем они это делают?

— Не знаю, — честно ответил Всеволод. В этот момент дверь открылась, Добрыня не пошевелился, в дом вошла Анна

— Анна! — воскликнула я и подбежала к ней, женщина ласково меня обняла. Я никогда не думала, что буду так рада ее увидеть!

— Здравствуйте, — вставая, сказал Всеволод

— Здравствуй, — с полуулыбкой ответила Анна, — Хорошо, что ты здесь, — услышав это, я удивленно посмотрела на нее, а потом на Добрыню, он тоже был удивлен. Я села на свое прежнее место, а Анна на место Всеволода, он же стоял напротив Анны

— Почему вы так сказали? — спросил он

— Мне кажется, ты должен знать, что не только наш город подвергся такому разбою. Это происходит по всей стране. Люди перестали доверять Ингвару, а значит и Василию. В стране назревает восстание, — серьезно добавила она. У меня сложилось мнение, что они уже очень давно знакомы, они разговаривали, как союзники, что ли и меня почти не замечали.

— А я-то тут при чем? — спросил Всеволод, и я услышала обиду в его голосе

— Когда ты был Старшим, ничего подобного не случалось, а Ингвар просто не справляется!

— Вы тоже считает, что это не Ингвар

— Он не на столько глуп, хотя и ума у него маловато, — я впервые слышала, чтобы Анна так о ком-либо отзывалась. Всеволод улыбнулся, молча соглашаясь с Анной. Я тихо сидела в своем уголке и слушала, пытаясь понять, что их связывает. Однозначно, это общее прошлое. К тому же Анна относится к нему, как к другу, а Всеволод как к старшему товарищу. Еще я поняла, что Анна хорошо знает Ингвара, раз позволяет себе делать такие выводы, как впрочем и Всеволода… Ингвара назначили Старшим (так здесь называют начальника охраны) не за красивые глаза, значит он работал вместе с Всеволодом, может даже был его помощником. Если Анна знает их обоих, то только два возможных варианта: они росли вместе, в смысле Ингвар и Всеволод, и Анна знала их с детства; Анна была в ближайшем окружении Василия.

— Олеся, ты с нами? — окликнул меня Всеволод

— Да, — кивая, ответила я, возвращаясь в реальность

— с тобой все в порядке? — спросила Анна

— Да, только устала очень, — зевая, ответила я

— Тогда, отдыхайте, а я пойду, не буду вам мешать, — направляясь к выходу, сказал Всеволод, — если что, Олеся знает, где меня искать, — он кивнул в мою сторону и уже потянулся к дверной ручке. Анна с удивлением посмотрела на нас

— Никон где-то на стройке. Я передам, что ты заходил, — опередив его слова, сказала я. Анна еще больше удивилась. Всеволод с благодарностью кивнул и вышел. Анна ничего не спросила, а я слишком хотела спать, чтобы что-то объяснять.

На следующее утро я сразу начала расспрашивать Анну. Дом Кораля тоже пострадал, и они пока что жили вместе со мной в доме Анны. Когда я проснулась Кораль уже ушел на строительство дома, что было мне на руку.

— Анна, мне показалось или вы действительно хорошо знаете Всеволода?

— Я познакомилась с Володей, когда ему исполнилось 15 лет. Он тогда только приехал в столицу и начал свое обучение в королевской академии. Позже мы с ним часто общались в коридорах королевского дворца- охотно рассказывала мне Анна

— Вы служили при дворе Василия? — я решила не терять такого выгодного для меня настроения Анны, и узнать как можно больше

— Да, я была на службе еще у его матери-королевы и видела его рождение

— Матери? — мне показалось, что никогда не разберусь в этих династических связях, — Разве ему трон по наследству достался? — вспоминая слова Энорая, сказала я. В голове все на столько перемешалась, я не знала где правда, поэтому вычеркнула из памяти все, что знала про Василия до этого и начала внимательно слушать Анну, — Мне говорили, что Амелия — единственная наследница — утонула, будучи еще совсем ребенком!

— А с чего ты взяла, что Амелия была единственным ребенком в семье? На тот момент, когда она утонула, так оно и было, но потом родился Василий, — объяснила мне Анна, в моей голове начала выстраиваться картина происходящего, — Королева взяла меня служанкой для маленькой принцессы, когда я была младше Амелии, мы с ней успели даже подружиться. А после смерти принцессы королева оставила меня при себе.

— А королева еще жива? — если так, то она возможно моя бабушка, единственный мой кровный родственник, думала я.

— Жива, конечно, — с грустной улыбкой сказала Анна

— А почему вы тогда здесь и не служите ей?

— Я заступилась за Володю, и меня вместе с ним выгнали со двора, — спокойно сказала Анна

— Вас это не беспокоит?

— Меня беспокоит только то, что из-за чьей- то лжи пострадал честный человек. А за себя мне не обидно, я знала, на что шла, когда защищала Володю.

— Расскажите мне о королеве, какой она человек?

— Она очень добрая, ласковая и внимательная, — с любовью в голосе начала рассказывать Анна, — она заменила мне мать. Королева при желании может быть очень сильной и упрямой

— Но почему она тогда вас не защитила? — спросила я

— Она не знала о происходящем. За несколько месяцев до этого, она уехала к своей сестре, та была при смерти. А когда вернулась уже было поздно, — мне вдруг стало так грустно, а вдруг она действительно моя бабушка? Наверное, Анна заметила мою грусть, и как-то по-другому на меня посмотрела

— А ты на нее похожа, вот только что у тебя было такое же выражение лица… мне показалось, что я увидела королеву… — моргая, сказала Анна, она была очень удивлена.

— Анна, а… ты могла бы поверить…, что королева моя… бабушка? — заикаясь, спросила я

— а что такое возможно? — настороженно спросила Анна

— Ты никогда не расспрашивала, откуда я пришла в этот город. Тебя ведь наверняка поразила моя одежда. Так вот я провалилась в реку, а очнулась уже здесь… Понимаешь?

— Нет, — с улыбкой ответила Анна, она так улыбалась, как улыбаются сумасшедшему, чтобы его успокоить, и я это понимала

— Не думай, пожалуйста, я не сошла с ума. Просто до того дня я жила в другом времени, в будущем, — как контрольный выстрел, добавила я, мне было немного не по себе, и я со страхом ожидала реакции Анны

— Это многое объясняет… а я видела у тебя фамильные родинки королевы. Она говорила мне, что у всех женщин ее семьи есть такие родинки, — ну, хоть что-то сказанное Энораем оказалось правдой! — а твою маму звали Амелией?

— Да, — кивая ответила я, — Вы мне верите? — с надеждой спросила я

— Амелия не утонула, — с радостным удивлением воскликнула Анна, — и у нее есть дочь, — вот бы королева обрадовалась! А твоя мать жива?

— Нет… она умерла, когда меня рожала, — ответила я, — отец женился на другой и та заменила мне маму… Папа говорил, что у меня ее глаза, — ответила я и поняла, как мне не хватает дома, моей семьи и друзей. К горлу подступил ком, на глаза навернулись слезы. Извинившись, я вышла из дома, а потом и из города. Я пошла в лес и упала на траву. Я лежала и смотрела на зеленые кроны деревьев, сквозь которые, было видно небо с ошметками облаков. Я вспоминала лица родных, и представляла что они сейчас делают. По щекам бежали слезы, я прекрасно понимала, что больше никогда не увижу их, и мне необходимо где-то взять силы и жить дальше, не оглядываясь…. но вот где взять эти силы? Я теперь почти не сомневалась, что я внучка королевы-матери, но мне это ничего не давало. Я ведь не могла прийти к ней и сказать: "Здравствуйте, я ваша внучка!" — глупо, но я мечтала о том дне, когда смогу обнять ее и сказать это. Я росла без бабушек, поэтому я не знаю, как это когда у тебя есть бабушка, как с ней разговаривать, чувствовать ее любовь и ласку. Я всегда немного завидовала другим детям, которые на лето ездили к бабушке с дедушкой и потом всем рассказывали, как те их баловали…

Мои размышления прервал холодный ветер, я и не заметила, что уже почти полдень. На небе были огромный тучи, наверное, скоро должен пойти дождь. Я встала и направилась к городу. Почти у самых ворот, мне перерезали дорогу несколько мужчин, они стали полукругом, закрывая мне дорогу. До ворот было далековато, и я бы не успела добежать до города. Сглотнув испуг, я спросила

— Что вам нужно?

— Знаешь Всеволода, — грубо спросил один из них, видимо старший. Я почувствовала его неуверенность, и это придало мне храбрости

— Не очень-то вежливо, — с издевкой, заметила я

— Так знаешь или нет?! — нервничая, спросил он же

— Ну, допустим, — скрестив руки на груди, нагло сказала я

— Где он?

— А зачем он вам? — мои бы друзья сказали бы, что я нарываюсь на неприятности

— Не твое дело, — раздражаясь еще больше, ответил тот

— Ну, ладно, — пожала я плечами и сделала шаг к воротам города

— Ты не уйдешь пока не скажешь, где он, — уверенно сказал он

— Я с хамами, да к тому же незнакомыми, не разговариваю, — смело сказала я в подтверждение повела бровями. Тот, с которым я разговаривала, аж покраснел от негодования. Я мысленно скривилась, готовясь к крикам. В этот момент я почувствовала приближение Всеволода и вовсе расслабилась. Я даже позволила себе улыбнуться

— Да как ты смеешь!!! — приближаясь ко мне, кричал тот

— Ингвар! — услышала я за собой голос Всеволода, он подошел и стал рядом со мной. Ингвар, тот с которым я беседовала, сразу же как-то поник, — Зачем я тебе? — спокойно спросил Всеволод. Я буквально кожей ощущала его превосходство над Ингваром, — Да разойдитесь вы! — прикрикнул он на застывших людей Ингвара, те молча ему повиновались, — Ну? — почти приказал Всеволод Ингвару, тот мялся и косился в мою сторону. Всеволод вздохнул и не сводя с него глаз сказал, — Олеся, иди домой, — мне ужасно хотелось остаться, но я понимала, что оставшись подорву авторитет Всеволода и неизвестно чем это все закончиться. Поэтому я послушно кивнула и направилась в сторону ворот. Я чувствовала, что Добрыня взглядом провел меня до ворот города. Зайдя в город, я сквозь щель в заборе увидела, что Всеволод и Ингвар куда-то пошли вместе, оставив людей Ингвара. Начался дождь, и я поспешила в дом.

На следующее утро Всеволод зашел к Анне

— Ингвар просит о помощи, — как будто спрашивая совета, сказал он

— И что ты? — спросила Анна. Я молча сидела в своей комнатке, Анна и Всеволод думали, что я еще сплю, а я не хотела мешать их разговору.

— поеду, наверное… — сомневаясь, ответил Всеволод

— Забудь свои обиды на секунду и скажи он без тебя справиться?

— Ингвар ни за что бы ни пожертвовал своей гордостью просто так. Все очень серьезно, они даже пообещали мне прощение, — последние слова Всеволод сказал с явной усмешкой в голосе

— Тогда ты прав, — заметила Анна, — тебе действительно лучше поехать и разобраться в происходящем. — Я услышала, что Всеволод начал ходить по дому, он все еще сомневался. — Тебя что-то держит? — спросила Анна, и я насторожилась. В ее голосе прозвучали материнские нотки, все-таки она отлично знала Всеволода!

— Перед тобой бесполезно притворяться, — с какой-то любовью, что ли, в голосе, сказал Добрыня

— я ей все объясню, — наверное, Анна сказала это с улыбкой, — Будь осторожен, — уже серьезно добавила она, через секунду я услышала звук закрывающейся двери. Он уехал, и мне стало грустно и как-то пусто. Вздохнув, я опять легла, пытаясь еще немного поспать.

Глава 2

Всеволода уже не было неделю, я сделала для себя шокирующее открытие: я скучала по нему! М-да… ничего веселого, конечно, но мне почему-то от этого открытия стало немного легче. Однажды я завела такой разговор с Анной, они с Коралем опять жили отдельно, но она часто меня навещала.

— Всеволод считает, что на город напали не люди Ингвара и этот его приезд это подтверждает. А кто это тогда? Анна может это кому-нибудь выгодно?

— Я считаю, что эти всадники вообще не из нашего королевства, раз они не знают, как располагаются дома в наших городах.

— Иностранцы… они хотят дискредитировать Василия в глазах его подопечных! — догадалась я. — Люди могут поднять восстание, и… — я боялась продолжить мысль, за меня это сделала Анна

— А страну, которая подвержена восстанию, легко захватить, — она уже давно это поняла, а до меня только что дошло.

— И много желающих?

— Когда я была при дворе, претензии выдвигали 2 короля. Одному Амелия была обещана в жены. А другой несколько раз объявлял нам войну. Но это было 3 года назад, — добавила Анна, у меня сразу же понеслось в голове, что Всеволод жил в лесу целых 3 года!

— Но не обязательно, что это именно эти короли. Наверняка есть и другие, — заметила я, и Анна со мной согласилась.

Постепенно жизнь вернулась в обычное русло, в городе о пожаре напоминало только отсутствие библиотеки, увы, ценные рукописи сгорели. Я чувствовала себя в этом виноватой. В то время как нормальные люди отдыхали от полуденной жары, я возвращалась от Анны, и меня остановили несколько человек, я их раньше нигде не видела.

— Вы Олеся? — спросил один из них, пытаясь изобразить хоть каплю уважения ко мне

— Допустим, а вы кто? — спросила я, вокруг было пустынно, и я немного испугалась

— Не бойтесь нас. Мы приехали, чтобы защитить вас, — ответил другой мужчина

— Защитить? От чего или кого? — мне стало еще страшнее

— Мы можем пройти в дом?

— Нет. Говорите здесь! — потребовала я, мужчина вздохнул. И, приглушив голос, сказал

— Нас прислала королева

— А… откуда она про меня знает? — у меня возникло странное, но уже знакомое чувство полного непонимания происходящего

— Нам этого не говорили. Нам было приказано доставить вас к ней, — в этот момент, к моему счастью, ко мне подошла Анна. Я инстинктивно приблизилась к ней, — Анна, — поклонившись, произнесли эти мужчины

— Вы их знаете? — спросила я с удивлением

— Да, это личные охранники королевы, — объяснила мне Анна, — Что вы здесь делаете, граф? — обратилась она к одному из них, он со мной не разговаривал

— Королева прислала нас за ней, — коротко ответил он

— Вас? Неужели вас понизили до рядового охранника? — с насмешкой спросила Анна, граф побледнел и сжав кулаки ответил

— Королева смогла доверить это только мне и моим людям

— Все это, конечно, интересно, но мое мнение никого не интересует? — пытаясь обратить на себя внимание, спросила я

— Езжай с ними, девочка, — кладя руку мне на плечо, сказала Анна, — Пойдем, я помогу тебе собрать вещи. А вы, граф, подождите нас здесь.

В доме я, ничего не понимая, сидела и наблюдала, как Анна складывает мои вещи. Анна быстро сложила мою сумку и протянула ее мне

— Не бойся их. Если королева прислала их защищать тебя, то они сделают это даже ценой своей жизни

— Что-то они этому не очень рады, — заметила я, без особого энтузиазма забирая сумку. — мы ведь еще увидимся?

— Конечно, — улыбнулась мне Анна и обняла меня. Она провела меня до ворот, там уже стоял граф со своими людьми

— А мы что поедем на них? — спросила я, увидев лошадей, я никогда на них не ездила и немного побаивалась

— Вы что не умеете? — с полупрезрением спросил граф

— Представьте себе! — дразня его, ответила я, — Научусь, — пробормотала я, — Только подождите еще немного, — попросила я и отвела Анну в сторону, — Твой муж не мог бы позаимствовать мне свою одежду?

— Зачем же брать его одежду? — Анна поняла мой задум и, оглянув меня, сказала, — Думаю, тебе и мой наряд прийдется в пору.

Мы вернулись в ее дом, там Анна достала из старого сундука брюки, если это можно так назвать, и рубаху.

— Анна, но откуда? — Анна загадочно улыбнулась и сказала

— переодевайся быстрей, граф не любит ждать, — я переоделась, на голову мне нацепили шапочку, под которую спрятали мои волосы, — Вот теперь ты готова.

— Почему так долго, и где… — начал было возмущаться граф, но потом я подняла голову, и он меня узнал

— Нам пора, — коротко бросил он, но я заметила, что он одобрил мое перевоплощение. Один из его людей помог мне забраться на лошадь, вспоминая фильмы, я взялась за поводья и слегка пришпорила коня. На мое удивление конь послушался, и мы поехали, я оглянулась и помахала рукой Анне…

Мы уже ехали, как мне казалось, несколько часов. Возле меня постоянно кто-то ехал и поначалу брал у меня поводья, чтобы мы ехали быстрее, но вскоре я сама уже приловчилась и этот человек просто ехал рядом. Путешествовали мы в полном молчании, и меня начинало это раздражать

— Граф, может вы и ваши люди хотя бы представитесь, — попросила я. Граф ехал впереди и бросил мне через плечо

— В этом нет необходимости

— Веселая будет поездка, — пробормотала я, вздыхая. Парень, ехавший рядом со мной усмехнулся, и заговорщеским шепотом сказал

— Я — Алексий. Не обращайте внимания на него, он считает, что быть конвоиром унизительно

— А вы? — радуясь хоть какому-то общению, так же тихо спросила я

— Хоть какое-то разнообразие, — пожав плечами, ответил Алексий.

День уже клонился к закату, мы ехали по открытой степи, и заночевать было негде. Я порядком устала, но ехала молча. Наконец, на горизонте появился какой-то лес.

— Там и заночуем, — сказал граф. Как только мы заехали в лес, мои конвоиры спешились и начали готовиться на ночлег. Алексий помог мне слезть с коня, я чуть не упала, ноги и все остальное затекло, а за спину я вообще молчу. Алексий снял с коня подстилку и постелил на землю, после чего жестом пригласил меня сесть на нее

— Спасибо, я постою, — разминая спину, ответила я. Другой из конвоиров протянул мне кусок хлеба

— всем спать, — приказал граф, — завтра рано утром в путь.

Его подчиненные молча легли на свои подстилки и уже через секунду мирно сопели.

— Мило, — пробормотала я, и тут заметила, что один из моих конвоиров не спит. "Дозор, — догадалась я. И мысленно обращаясь к графу, подумала со злостью, — Ну, что вы, граф, меня, конечно, устроит и эта подстилка!" Как же он меня раздражал! Я улеглась на свою подстилку, все оказалось не так плохо, как я думала и довольно быстро заснула. Проснулась я от знакомого мне чувства тревоги, я открыла глаза и прислушалась. Тихо, даже чересчур! Я села на свою подстилку и оглянулась, до рассвета было уже не далеко, а Дозорный видимо уснул. Я осторожно встала и выглянула на дорогу, вдалеке я заметила какой- то отряд. Тихо вернувшись, я боялась даже дышать(!), я разбудила Алексия, он удивленно на меня посмотрел. Я жестами указала ему на дорогу, Алексий сразу же меня понял. Он разбудил остальных и мы быстро ушли вглубь леса вместе с лошадьми. Минут через 20 несколько моих конвоиров, по приказу графа, осмотрели дорогу и сказали, что можно идти дальше.

— В отряде было человек 7–8, они не спешили, — докладывали они графу, тот, кивая, о чем-то размышлял. Такое же точно выражение лица, я не раз замечала у Всеволода

— Алексий, молодец, вовремя заметил, — похвалил его граф

— Вообще-то это не я, а Олеся. — указывая на меня, сказал Алексий. Граф с удивлением на меня посмотрел, но ничего не ответил.

— Гордец, — тихо сказала я и сама (!) запрыгнула на свою лошадь.

С моим хроническим невезением, через несколько часов мы наткнулись на очередной отряд. На этот раз мы были в открытом поле, и спрятаться было негде. Граф оставил 3 своих людей. А я, Алексий и граф поскакали дальше галопом. Алексий держал у себя поводья моей лошади. Конечно, это было не вовремя, но я наслаждалась скоростью. Никогда не могла бы подумать, что мне понравиться скакать галопом на лошади, убегая от преследователей в окружении совершенно незнакомых мне людей!

На следующий день мы спокойно добрались до замка королевы. Если честно, ее радушный прием немного ошеломил меня. Она вела себя так, как будто всегда обо мне знала, только никогда не видела. Королева не сомневалась, что я ее внучка, и я это чувствовала, но все равно была настороженна. Она отправила нас отдыхать, а на следующий день уже начала меня расспрашивать о моей жизни. Я не очень-то люблю, когда чужие мне люди начинают расспрашивать меня о моей личной жизни, поэтому отвечала ей с неохотой.

— Почему ты так воинственно ко мне относишься, — наконец, не выдержав моего отношения, спросила королева

— Ваше величество, — вздыхая начала говорить я, — есть некоторые обстоятельства, которые мешают мне верить в то, что я ваша внучка, — мы были одни в какой-то из комнат ее дворца. Сам дворец был прекрасен, он как будто сошел со сказочных иллюстраций. Внутренняя отделка потрясла меня своей простотой и изяществом: лепнина, картины, ковры, гобелены — все было к месту и прекрасно дополняло образ королевы — матери.

— Я знаю об этих обстоятельствах, — спокойно ответила королева

— Не думаю, — засомневалась я

— Мне сообщили, что ты прибыла в наш мир совсем недавно, а до этого жила в другом времени

— Почему вы так быстро поверили, что я ваша внучка? — до конца не веря во все происходящее, спросила я

— Эльвина говорила мне, что моя дочь осталась жива, но ко мне вернется только ее дочь. Так и случилось. После исчезновения твоей матери, она мне приснилась… — начала рассказывать королева. Я начала всматриваться в нее, она верила в свои слова и выглядела совершенно нормальной, мудрой женщиной, — я увидела, что она жива и находится среди других детей

— Приют. Мне отец рассказывал, что мама выросла в приюте, — вспомнила я

— На протяжении еще 20 лет моя милая Амелия мне снилась, а потом перестала, — разглядывая меня, произнесла королева, — В начале я думала, что это просто сны, но потом я обратилась к Эльвине и та рассказала мне свое пророчество.

— А вы с Эльвиной хорошо знакомы?

— Конечно, она жена моего самого преданного воина, графа, он привез тебя сюда.

Я не могла поверить, что все это время общалась с отцом Всеволода, но совпадений не могло быть. Я, когда работала в библиотеке, просмотрела перепись населения, и Эльвина была всего одна. Тут зашел граф, и я только сейчас обратила внимание: та же фигура, лоб, нос, губы, что и у Всеволода. Сомнений не было, этот хмурый граф был отцом Всеволода.

— Простите, граф, а у вас есть дети? — неожиданно спросила я

— Да, а в чем дело?

— Ваш младший сын — священник и его зовут Никон, — скорее утверждая, чем спрашивая говорила я

— Да, откуда, черт возьми, вы это знаете?! — граф подошел ко мне поближе, королева молча за нами наблюдала

— А вы давно с ним виделись? Дело в том, что в том городе, где я жила работает священник по имени Никон, вот я и подумала, что вы его отец, вы с ним похожи, — выкрутилась я. Граф выглядел удивленным, он не знал, что Никон живет там, и это меня удивило, — Вы, что не знали? — граф побагровел, он нервничал, но я не могла понять радуется он или злится. Королева вежливо откашлялась, и я, извинившись, оставила их вдвоем. "В чем же таком обвинили Всеволода? Без сомнения, Никон поехал в изгнание вместе с братом и граф ничего не знал о них обоих. Неужели граф отвернулся от сына? Хотя, глядя на этого сурового человека, я не очень в этом сомневалась. Итак, нужно с пользой использовать мое нынешнее положение. Я должна узнать в чем обвинили Добрыню и попытаться его оправдать. В первую очередь в глазах отца", — думала я, гуляя по пустынным коридорам величественного замка моей бабушки. Ее уверенность передалась и мне. Я начинала верить в возможность того, что я могу быть родственницей королевы. Все-таки слишком много совпадений, согласитесь! "Итак, первое: найти человека, надежного человека, который бы рассказал мне, о событиях 3-х летней давности, — мысленно составляла я план, — Королева не подходит, Анна говорила мне, что ее не было в стране. Значит, граф тоже был с ней… кто же тогда?" — я остановилась и любовалась, смотря в окно, прекрасным двором замка. Вдруг я заметила во дворе Алексия.

— Алексий! — крикнула я, он меня заметил и помахал рукой. — Подожди меня, — крикнула я ему, Алексий кивнул, и я поспешила вниз.

— Как вы себя чувствуете? — с приятной искренней улыбкой, спросил Алексий

— Спасибо, хорошо, — ответила я, немного задыхаясь от бега, — А вы как?

— Как обычно

— а что это ваш начальник всегда такой хмурый?

— Ну, я знаю его всего 2 года, так что не могу судить, — пожав плечами, ответил Алексий

— А где вы служили до этого? — пытаясь унять сердцебиение, а вдруг он расскажет мне о Всеволоде, спросила я

— Я был в личной охране короля

— Ух, ты! А Старшим у вас, кажется, Ингвар был?

— Нет, я служил еще при… другом, — осторожно ответил Алексий. "Опять тайны!" — в сердцах подумала я, — Слушай, объясни мне, пожалуйста, как у вас все это распределяется? Ну, у королевы одни люди, у короля другие…

— Просто королева, покидая трон, взяла себе лучших воинов на службу, — объяснил Алексий

— Так что у короля в охране воины не очень?

— я этого не говорил, — уточнил Алексий, — королева забрала только графа, а он уже отбирает себе воинов

— Он и тебя отобрал?

— Нет, я сам попросился

— Не смог работать под предводительством Ингвара? — спросила я напрямик, Алексий слегка переменился в лице и сказал

— Служба у короля самая почетная!

— Да, ладно, не волнуйся я ничего никому не скажу! Это просто мои предположения, а ты можешь их либо опровергнуть, либо подтвердить, — закидывала я наживку, надеясь, что Алексий клюнет

— Ну, допустим ты права

— А что случилось с предыдущим командиром? — я затаила дыхание, вот сейчас я смогу хоть что-то выяснить!

— Короля пытались убить и появились свидетели, которые утверждали, что Всеволод устроил это покушение, — с плохо скрываемой злостью сказал Алексий

— Покушение? Это серьезно, — раздумывая, переспросила я. — А ты веришь, что он причастен к покушению?

— Всё против него: короля пытались убить кинжалом Всеволода.

— А тех, кто напал на короля, поймали?

— Нет, и король не успел рассмотреть их лица

— Лица? Их было несколько? — я мысленно выстраивала картину покушения

— Двое, на сколько я знаю, один непосредственно пытался убить Василия, а второй стоял на дверях

— кто же их спугнул? Хотя стой, я сама угадаю: Ингвар, — Алексий кивнул, — А как король догадался, что это Всеволод?

— Они в спешке обронили кинжал. Король подарил его когда-то Всеволоду.

— А Всеволод ни как не пытался оправдаться?

— Ему не дали, — сказал Алексий, я по глазам видела, что он полностью на стороне Добрыне. Я хорошо разбиралась в выражениях глаз, можно сказать это был мой дар, который очень часто мне помогал, — Всеволода сразу же арестовали, даже ничего не объясняя! После этого я еще год проработал на Ингвара, но потом перешел сюда к остальным

— Остальным?

— После ареста Всеволода, Ингвар многих уволил, некоторых к себе забрал граф, некоторые ушли, не захотев служить под началом Ингвара.

— Ингвар заново набирал армию?

— Нет, ему пришлось искать замену только воинам из ближайшего окружения Василия.

— А как граф отреагировал на обвинение Всеволода?

— Он ему не поверил. Хотя когда граф вернулся Всеволода и тех, кто его защищал, изгнали из столицы.

— Я так и думала… — сказала я. Теперь многое становилось для меня понятным. Итак, первый пункт я выполнила, осталось еще два. Из дворца вышел граф и подозвал к себе Алексия, они запрыгнули на лошадей и куда-то умчались.

Я решила попросить помощи у королевы, я не знала как ей это сказать, но потом подумала, что слова найдутся сами по себе.

— Ваше величество, — королева гуляла по саду во дворе своего замка, я к ней присоединилась, — Я хочу попросить вашей помощи

— Я тебя слушаю, — с улыбкой ответила королева

— Помилуйте, пожалуйста, Анну и разрешите ей сюда приехать

— Анну? Ты с ней знакома?

— Я жила у нее. А разве граф вам не сказал? — удивилась я

— Нет. Он сейчас занят поиском своих людей

— Я чувствую себя виноватой, — честно призналась я, — Так вы разрешите ей приехать?

— Я сама буду рада ее увидеть. Вот только как она доберется? На дорогах нынче опасно

— Я думаю, Кораль ее проведет

— А кто это?

— Ее муж. Она недавно замуж вышла, — объяснила я, королева искренне улыбнулась и добавила

— Сегодня же пошлю за ней гонца. А теперь рассказывай, что ты задумала? — напрямик спросила она

— А с чего вы взяли, — пытаясь выкрутиться, спросила я

— Я по тебе вижу. И даже не пытайся солгать, я сразу это пойму. Ты, наверное, тоже умеешь определять когда человек лжет

— Да, — растеряно ответила я, всю жизнь я старалась скрыть это качество. А теперь незнакомой человек говорит мне о нем!

— Не удивляйся. Эта способность — дар нашей семье, — объяснила королева, — Итак, что ты задумала?

— Я хочу доказать невиновность Всеволода, — опустив глаза, ответила я

— Сына графа? — спросила она, я кивнула, — Я так и думала. Ты его любишь? — глядя на меня, сказала королева

— Я не знаю, никогда не верила в любовь с первого взгляда, — пожимая плечами, искренне ответила я

— Это был не вопрос, а утверждение. Энорай, к стати это он рассказал мне о тебе, говорил, что ты чувствуешь когда Всеволод находится поблизости. Это правда?

— Д-да, — мне было немного страшно, она предугадывала мои вопросы, — Это тоже семейное? — с иронией спросила я

— Нет. Мне кажется, ты его чувствуешь, потому что между вами есть какая-то связь.

— А это может быть оттого, что мы оба принадлежим сразу к двум временам?

— Ты знаешь, что граф, как и ты не здесь родился? — осторожно подбирая слова, спросила королева

— Да, Всеволод мне рассказал, — ответила я, королева была удивлена, но скрыла это

— А что его брат?

— Никон? Не знаю, я… — засомневалась я

— По-моему, просто у вас с Всеволодом половинки одной души, поэтому ты его чувствуешь. И я не удивлюсь, если он чувствует нечто подобное.

— Не думаю… так по-вашему, мы с ним рождены друг для друга, меня забросила сюда судьба, и я должна в него влюбиться!

— А разве это еще не произошло? — с легкой иронией спросила королева. Не знаю почему, но вначале я даже разозлилась, может потому что это очень похоже на правду?

Последующие дни до приезда Анны и ее мужа, я провела, обдумывая слова бабушки. Во многом она была права, и я все больше убеждалась, что она действительно моя бабушка. В один из дней бабушка решила рассказать мне нашу родословную

— Вот это твоя пра — прапрабабка, Алесия, почти как ты, — она достала огромный свиток с родословным деревом. Бабушка начала рассказывать не с начала, но до Алесии в семье рождался только один ребенок, — у нее было двое сыновей, и оба успели поседеть на троне. Старший сын умер, не оставив наследника, а у младшего было две дочери и сын, — рассказывала мне она. Я естественно не запоминала всех своих родственников, хотя, по рассказу бабушки, у меня их было очень много, — У твоего деда была еще сестра и младший брат. Сестра, Акра, вышла замуж за какого-то заморского царя

— А она любила своего мужа?

— Да, конечно, в этой семье иначе не бывает. Такое правило завела еще Алесия. Кстати, всех женщин в семье называют именем с первой буквой "А" также по её правилу.

— Всех, кроме меня, — с легкой грустью заметила я

— В этом нет твоей вины, — с улыбкой ответила королева. Я посмотрела на дерево и увидела, что брат ее мужа все еще жив и у него 2 детей, королева заметила мою заинтересованность, — Да, Иваний еще жив, у него сын и дочь. Девочку, кажется, Анастасией зовут, а мальчика — Фроний.

— А если что, они смогут занять трон?

— Ну, если у моего сына не будет наследников, то кроме тебя и них других наследников нет. А что может случиться? — обеспокоено спросила она

— Да, нет ничего! Не переживайте, просто любопытство, — успокоила я её, хотя сама заинтересовалась этим фактом

Глава 3

На следующий день приехала Анна. Первый день после приезда, я ее не трогала, и она провела его с королевой. Я старалась им не мешать, видимо королева рассказала Анне о моей задумке, потому что на следующий день Анна сама меня нашла.

— Олеся, чем я могу тебе помочь?

— Ты уже догадалась, что я не просто так попросила тебя приехать? — Анна кивнула, — Так вот, у меня к тебе несколько вопросов. Ты ведь была в замке, когда на короля пытались напасть?

— Ты уже знаешь?

— Да, мне Алексий рассказал. Ты его знаешь?

— Да, славный малый. Да, я была в это время в замке

— А где был Всеволод? — Анна как-то замялась, — Ну, говори!

— Он был у женщины, — ответила она. Признаюсь, я почувствовала легкий укол ревности, даже сама удивилась, но я понимала, что сейчас не это главное

— А почему она этого не сказала?

— Ты что! Не замужняя девушка из приличной семьи, признается, что провела ночь с мужчиной

— Да, что-то я не подумала, — призналась я, сконфузившись, — хотя если бы любила, призналась бы! Ее можно где-то найти?

— А вот это одна из тайн той ночи

— Всеволод не сказал кто она?

— Сказал, но ее и след простыл, как будто и не было!

— А вам не кажется, что это было подстроено?

— Всеволод это отрицал, он оправдывал ее побег тем, что она боялась всеобщего осуждения, — еще один более сильный укол ревности, еще одно усилие воли, и я вернула себе душевное равновесие

— И все же не мешало бы ее найти, — размышляла я, — Так ладно, еще один вопрос. Всеволод говорил о пропаже своего кинжала?

— Он как-то обмолвился мне об этом утром того дня

— А он давно э-э, знаком был с той стыдливой девушкой?

— Она приехала в столицу за несколько месяцев до покушения

— Интересно, — у меня появился азарт, кажется, я нашла ниточку! — И сразу же охмурила Всеволода, быстро! Хотя у нас и быстрее действовали, — рассуждала я вслух

— Что сделала? Прости, я не поняла

— Не важно. Я кое-что начала понимать. Ты знакома с ней? Какой она человек?

— Думаешь, это она? Да, нет, не может быть! Она очень милая, добрая девушка, не думаю, что она могла такое сделать

— Но ее ведь могли заставить! В любом случае нужно ее найти. — Подытожила я, хотя мне совсем не хотелось искать любовницу Всеволода, но она могла помочь. Анна посмотрела на меня, я не сомневалась, она поняла, что Всеволод мне не безразличен, Анна скрыла улыбку, но я все равно заметила ее взгляд.

— Анна, у меня к тебе еще вопрос. Кто дежурил тогда у покоев короля?

— Этого человека убили нападавшие, — с грустью ответила Анна

— Черт! Не повезло! На короля до этого пытались нападать?

— Это не афишировалось, но было несколько попыток. Все их Всеволод предупредил

— Значит, он мешал им…. они и не думали убивать Василия, им нужно было уничтожить Всеволода и тем самым лишить короля надежной защиты

— Не спеши с выводами, — остановила меня Анна, — после не было ни одного нападения

— Да, ты права, я как всегда спешу. — Вздохнув, я продолжила, — Нужно найти и опросить хотя бы двух из тех, кто дежурил в ту ночь

— Я не помню всех, но постараюсь, — пообещала Анна. Я в свою очередь узнала имя девушки и попросила королеву помочь мне ее найти.

Эту девушку довольно долго искали, но потом нашли… в монастыре

— Что она грехи замаливает, что ли? — пробормотала я, посещение монастыря не очень-то меня прельщала, — А давно она там?

— Вроде со следующего дня после нападения на Василия, — ответила королева, — ты что собралась туда ехать?

— Ну, да. А как иначе я узнаю, что тогда произошло? К тому же вас не удивляет, почему она так быстро исчезла? Если она оказалась в монастыре на следующий день, значит, отсюда уехала ночью, — объясняла я

— Я тебя одну не отпущу! — уверенно сказала она мне

— Ну, да, — вздыхая, согласилась я, — я ведь не знаю дороги. И кто со мной поедет? Надеюсь, не граф?

— Он тебе не понравился?

— Слишком уж он угрюмый, — честно призналась я, — Так кто?

— Я отпустила бы тебя только с графом, но… с тобой поедет мой гонец. Он и нашел ее.

— Прекрасно, завтра же, с утра, поедем, — ответила я

— Постой, у меня кое-что для тебя есть, — королева ушла в свои покои а вернулась с маленьким, но красивым кинжалом. Он был настолько мал, что полностью помещался у меня в ладони, — Поедешь в том же костюме, что и ко мне, а Жулия, — она протянула мне кинжал

— Жулий — это что кинжал?!

— Да, он ручной работы, я привезла его со своей родины, ему там дали имя. Так вот Жулия спрячешь в голень сапога

— Думаете, он чем-то мне поможет, — сомневаясь, спросила я и начала рассматривать Жулия

— Он много раз спасал меня, — ответила мне королева с уверенностью

— Сомневаюсь, — пробормотала я, и присмотрелась к лезвию. Вздохнув, я взяла с собой кинжал, чтобы не обидеть бабушку. А на следующее утро отправилась в путь.

Спустя сутки пути, мы с Кимом проезжали сквозь лес

— Вон, за теми деревьями, — указывая вперед начал Ким, — находится монастырь

— Прекрасно, — тогда ты остаешься здесь

— Как?! А вы?

— А я еду туда одна. Ким, ты случайно не забыл, что монастырь женский и тебя туда не пустят

— Но, королева…

— Ее я беру на себя, — пообещала я

— А как вы туда проникните? — спросил Ким. Я посмотрела на небо, скоро станет совсем темно, я уже давно обдумала, как я проникну туда, ну, а дальше по обстоятельствам

— Скоро узнаешь, — ответила я. Дождавшись темноты, я намеренно выпачкала одежду и слегка порвала ее. Ким смотрел на меня широко открытыми глазами, я забралась на лошадь

— Как вы со мной свяжетесь? — спросил Ким. А вот это я действительно не продумала, я на секунду задержалась, обдумывая его вопрос

— если я завтра вечером не вернусь, лезь в монастырь, — сказала я и пришпорила коня. Через несколько минут показалось огромное каменное здание, которое в темноте было очень зловещим и угрюмым. Вздохнув, я свесилась с седла, как будто была без сознания, и направила лошадь к воротам монастыря. Я правильно рассчитала, ворота открылись и менЯ внесли в монастырь. Я внутренне напряглась, понимая, что ограничила себя сильно малым промежутком времени. За сутки я должна была найти эту таинственную Анастасию, заслужить её доверие, узнать все и вернуться обратно. Меня внесли в какое-то прохладное и темное помещение, келью одной из монахинь, видимо она со мной и осталось. Я лежала с закрытыми глазами до тех пор, пока голоса не утихли, и я поняла, что в кельи кроме меня и той монахини никого не было. Я со стоном открыла глаза, я не ошиблась, это была келья, в углу горела свеча, а рядом сидела молодая монахиня.

— Кто вы? — спросила она у меня, я решила пока не говорить свое настоящее имя

— Анна, — слабым голосом сказала я, — Где я?

— Вы ничего не помните? — спросила монахиня, я присмотрелась к ней. Она была бледна, но это ничуть не портило ее красоты. Сколько мужчин пожалели, что она стала монахиней, думала я

— Нет, кто вы?

— Я — Анастасия, вы находитесь в монастыре, — я не могла поверить своему везению. Анастасия! Ким говорил, что в монастыре есть только одна Анастасия, та, что нужна мне. — Что с вами случилось? — спросила она, но я настолько была ошеломлена этой новостью, что заранее подготовленная речь вылетела у меня из головы, — За вами кто-то гнался? — спросила она и я ухватилась за эту мысль

— Да, какие-то всадники… они сожгли мой город и гнались за мной, — я пожалела, что никто не даст мне за этот номер Оскара. Во всяком случае, Анастасия мне поверила, она сочувственно покачала головой и как-то странно опустила голову, — Вы знаете о них?

— Слышала, путники говорят о них. К тому же у нас много таких путников, как ты, — отворачиваясь, сказала монахиня. Она подала мне поднос с едой. Я села на кровати и начала есть, Анастасия сидела в другом конце кельи

— А почему вы решили стать монахиней, вы такая красивая, — тут я уже не играла, а говорила правду. К тому же как-то нужно было завязать разговор

— Спасибо, а монахиней я стала, потому что так сложились обстоятельства, — "И я даже знаю, что за обстоятельства", — пробормотала я, — Вы что-то сказали?

— Я спросила, как долго вы богу служите?

— Четвертый год пошел. А куда вы направлялись?

— Во дворец короля, — запинаясь, ответила я, — просить у него помощи. Поэтому и пришлось переодеться. А вы не знаете, говорят, что это его люди нападают на людей…

— Нееет! — крикнула Анастасия, я даже немного испугалась такой реакции, и мысленно насторожилась

— А почему вы так реагируете? — испуганным голосом спросила я

— Не хотела вас напугать, извините, — сказала монахиня, — Василий не причастен к этому

— Просто люди начали говорить, что, — я специально снизилась голос до шепота и подозвала к себе Анастасию, — что его нужно свергнуть, — Анастасия как-то переменилась в лице. Я сделала вид, что не заметила этого, хотя поняла, что иду в правильном направлении. И продолжила, — есть и другие наследники, и уж они-то не допустят такого!

— Этого нельзя допустить! Этого нельзя допустить! — повторяла она как заклинание, и явно была чем-то напугана, — Вы должны ехать! — Анастасия схватила меня за плечи и начала трясти, — вы должны предупредить короля, я знаю, кто это все делает! Вы должны защитить его!

— Но, помилуйте, кто же это? — я чувствовала, что она меня пугает. Еще чуть-чуть и я все узнаю, но она опять замолчала, у меня сдавали нервы, я понимала, что не могу ее открыто расспрашивать. У бедной не все в порядке с рассудком, а с такими нужно быть вдвойне настороже

— Уже слишком поздно! Спите, — сказала она и затушила свечу. Я боялась спать в ее присутствии, но не смогла побороть сон. Когда я проснулась, было уже далеко после обеда, скорее даже вечер. У меня ужасно болела голова, и во рту пересохло. "Все-таки она не в себе, — подумала я, — Усыпила, но зачем?" Я встала, и попыталась выйти, но келья была заперта, меня это насторожило. Взяв себя в руки, я начала осматривать келью, и нашла письма. Я бы никогда не стала читать чужие письма, но согласитесь, в той ситуации мне больше ничего не оставалось. Первое письмо начиналось так: "Сестричка! Наш план начинает приносить плоды!. Отец, наконец, разрешил приступать к активным действиям. Все оказалось еще проще, чем мы думали. Этот новый Старший и в подмети прежнему не годиться! Теперь я могу уверенно сказать, что твоя жертва оказалась не напрасной! Крепись сестренка, скоро, очень скоро тебе уже не нужно будет скрываться, и мы вновь заживем все вместе. Нет, будет даже лучше!" — это письмо было без подписи. Зато следующее открыло мне глаза на многое! Я быстро нашла клочок бумаги и чернила, солнце уже почти зашло, Ким должен был вот-вот появиться у стен монастыря. Я быстро написала ему записку: "Немедленно скачи к графу и передай ему это", — я написала еще одно письмо. Понимая, что никто, кроме графа не сможет с этим разобраться, я написала ему. Я подошла к окну в кельи, мое счастье, что оно выходило не во двор, а к воротам. Через несколько часов появился Ким.

— Ким! — я боялась громко кричать, но Ким меня не услышал, поэтому пришлось крикнуть. На этот раз парень меня заметил и подошел к окну, я выбросила ему письмо. Он быстро его нашел, — Беги! — крикнула я, парень начал сомневаться я повторила и добавила, — Это очень важно! — Ким кивнул и через секунду скрылся. Я, пытаясь унять сильное волнение, села на кровать. Так страшно мне не было даже в трюме того корабля. Я легла, понимая, что мне ничего больше не остается, кроме как ожидать своей участи.

Я, наверное, задремала, но натянутые нервы мгновенно отреагировали, когда в замке начал проворачиваться ключ. Я вскочила и стала так, что при открытой двери меня не было видно. Дверь тихо открылась, и меня кто-то тихо позвал по имени

— Олеся, Олеся, где ты? Это я — Калия, — прошептала девушка. Я от удивления. Вышла из своего укрытия. Это действительно была Калия

— Калия, но что ты…

— Некогда объяснять! — она схватила меня за руку и побежала по коридорам, — нам нужно бежать от сюда!

Калия провела меня коридорами к конюшне, я запрыгнула на свою лошадь, Калия не спешила этого делать

— Калия! — поторопила я её. Она вздохнула и запрыгнула на другую лошадь. Через секунду мы выехали из ворот монастыря, и помчались так, что у меня ветер свистел в ушах. Через час, наверное, мы решили поехать медленнее. Я поняла, что мы едем по другой дороге

— куда мы едем?

— в наш город. Он тут недалеко, через несколько часов будем на месте

— Калия, — окликнула я девушку, она посмотрела на меня, — спасибо.

— Давай здесь остановимся на ночь, — предложила она. Мы были в лесу, видимо где-то рядом была та самая река. Было уже темно, а ехать через лес ночью довольно опасно, поэтому я согласилась. Несмотря на переживания, я довольно быстро заснула, я еще не отошла от зелья Анастасии.

Но я очень рано обрадовалась, когда подумала, что опасность позади. Я очнулась, оттого, что мне очень не удобно лежать, к тому очень болели запястья и ноги. Я открыла глаза и… как вы думаете, что я увидела? Я была в темнице, связанная по рукам и ногам, рядом со мной, связанная, лежала Калия. "Когда же это все закончиться!" — подумала я, и со злостью дернула руками и ногами, частично в наивной надежде освободиться, а в общем чтобы хоть как-то стряхнуть злобу. Меня что-то больно укололо в голенище сапога.

— Жулий! — крикнула я, вспомнив о кинжале. Мой крик испугал Калию

— Ты чего?

— Извини, просто мы можем освободиться

— Как?! — Калия подползла ко мне и села, я дотянулась до своего сапога и достала Жулия. Его лезвие заиграло при сете единственного факела в этой темнице. К моему удивлению, он оказался очень острым и через несколько минут мы уже были свободны и разминали затекшие конечности. Мы с Калией обнялись, я спросила

— А как мы вообще здесь оказались?

— Не знаю, я как и ты уснула, а очнулась уже здесь

— Знать бы где мы, — осматриваясь пробормотала я

— Это дом герцога Ивания.

— А ты откуда знаешь? — пришла моя очередь удивляться

— Мы с его сыном Фросием и дочерью Анастасией здесь часто играли, — потупившись, ответила Калия

— А в монастыре ты как очутилась?

— Так, отец туда отправил после свадьбы.

— А меня, почему спасла?

— Признаюсь, я это и для себя сделала. Уважительная причина сбежать оттуда, — объяснила Калия, я усмехнулась и покачала головой

— Калия, ты не помнишь, может отсюда можно как-то выбраться?

— Здесь должен быть тайный ход, вот только я плохо помню, где именно

— Вспоминай, милая, вспоминай! — умоляла я

— Там, — вспомнила Калия и указала куда-то позади меня, я оглянулась, но ничего не увидела

— Ты уверенна? — спросила я, но она уже подошла к стене и нажала на какую-то выемку в стене

— Прошу, — торжественно пригласила меня Калия в открывшийся в стене проход. Не знаю, как долго мы шли через этот заросший паутиной и грязью коридор, но когда мы увидели свет, у меня заболели глаза. Мы вышли на открытую площадку позади замка, но нас никто не заметил, с другой стороны были слышны звуки битвы. И вдруг у меня сердце забилось часто-часто, я почувствовала, что где-то здесь Всеволод. Я растерянно остановилась, и не могла сделать и шага. Калия нашла где-то две лошади, и потянула меня к ним. Постоянно оглядываясь, я забралась на лошадь, и мы куда-то помчались. Через несколько минут, когда мои эмоции немного улеглись, я спросила

— Куда мы едем?

— Как куда? Домой! Вон там уже наш город, — Калия вытянула вперед руку, и я действительно заметила очертания города.

— Калия, а к этому замку можно подъехать через лес?

— Конечно, можно. Если ехать через лес, то окажешься у бокового входа в замок. Правда о дороге через лес мало кто знает. К тому же она неудобна еще потому, что нужно перебираться через реку. А тебе зачем?

— Да, так… лишний раз убедилась в своей правоте, — ответила я, и еще раз оглянулась.

— Вот мы и дома! — с чувством полного облегчения сказала Калия, увидев ворота города. Но ворота были закрыты и она начала звать сторожей, чтобы нам открыли.

— Кто такие? — спрашивали сторожа

— Мы жители этого города! — крикнула Калия, но они все равно не открыли

— Позовите отца Никона! — крикнула я, но он и так был там, услышав мой голос, он велел отворить ворота. Мы въехали в ворота города, и я на ходу спрыгнула с лошади. Я хотела обнять Никона, но вдруг у меня начало очень быстро биться сердце, я почти задыхалась. Никон заметил мое состояние и подбежал ко мне

— Это не со мной, — увидев его озабоченный взгляд, сказала я, — кажется, что-то с твоим братом.

Как только я сказала эти слова, как буквально почувствовала холод лезвия у себя в ребрах, где-то слева, чуть выше талии. Я закричала и потеряла сознание…

Мне казалось, что мои ребра сейчас разорвет на части! Такой боли я еще никогда не испытывала! Я поняла, что Всеволод умирает, я это ощутила! "Не дайте ему умереть, — просила я, не знаю вслух или мысленно. Боль слепила меня, я никого не слышала, а только просила, — Я все отдам, все, только оставьте ему жизнь, — молила я, теряя сознание от боли, — отдам все…. только спасите Добрыню", — я уже говорила вслух, меня заволакивало куда-то. Это мое последнее воспоминание за тот вечер.

Наверное, у меня был жар, я все слышала, но не могла ничего ответить и даже просто глаза открыть! Мне было очень жарко, жар спалывал мое тело, если раньше я ощущала, где именно у меня болит, то теперь мне казалось, что эта боль полностью разрывает мое тело. Мне казалось, что это уже конец, я больше никогда не увижу солнце, небо, не почувствую ветер и не увижу дорогих мне людей: Анну, Никона, бабушку. Но больше всего я боялась, что если даже и очнусь, то больше не увижу Всеволода, не услышу его голос, не почувствую тепло его рук…

Я слышала голос Анны и Никона. Они о чем-то говорили. Я сделала усилие и немного приоткрыла глаза. Анна сидела рядом со мной и заметив, что я открыла глаза, сказала:

— Борись, девочка, не смей сдаваться! После всего, что ты пережила! — я не знаю, наверное, она еще что-то говорила, но я опять потеряла сознание.

Следующий раз я пришла в себя от яркого ощущения, что где-то совсем близко Всеволод. Я не могла открыть глаза, чтобы удостовериться в этом.

— Добрыня, — наверное, я сказала это вслух, потому что в следующее мгновение услышала до боли знакомый голос, который я уже не надеялась услышать

— Олеся, милая, я здесь, — я почувствовала, что он сел рядом и взял мою руку. У меня в горле подступил комок, я почувствовала, что плачу…

После этого случая я быстро пошла на поправку, как сказала мне Анна, у меня была очень сильная простуда. Были моменты, когда она боялась за мою жизнь. Мои чувства подсказывали мне, что это была не простая простуда. Благодаря ей, так сказать, я поняла, что совсем не жалею о том, что мне пришлось пережить здесь. Я поняла: все, что было со мной до того, как я попала сюда, было как бы в другой жизни, в которую мне совсем не хочется возвращаться. Я была очень слаба после болезни, жар спал, но Анна все еще не разрешала мне встать с постели. Меня радовало только присутствие Всеволода. В тот день в доме Анны собрались почти все мои друзья: Анна, Калия, Никон, Всеволод. Не было только королевы и графа.

— Может, расскажешь нам о своих приключениях? — спросил Никон

— С удовольствием! Вот только я не знаю с чего начать?

— Начни с начала, — посоветовала мне Анна

— Хорошо. — Я собралась с мыслями и начала свой рассказ, — все началось с моего любопытства: когда я начала расспрашивать о событиях 3-х летней давности. Сначала Алексия, потом Анну. Я поставила себе цель — найти тех, кто покушался на короля. Я попросила королеву помочь мне найти Анастасию, — сказала я и посмотрела на Всеволода, он выглядел спокойным

— Стоп, а она тут при чем? — спросила Калия

— Действительно, — поддержал ее Никон

— Я не могу этого рассказать, без разрешения, — ответила я, смотря на Всеволода

— Пожалуй, это я сам расскажу, — вставая, сказал он. Я еще заметила, что он держался за ребра там где я тогда почувствовала боль. — Анастасия выкрала мой кинжал, которым потом пытались убить Василия, а после всего происшедшего исчезла

— Олеся так и говорила, — с восхищением добавила Анна, меня польстило ее внимание

— Я не знала точно, причастна она или нет. Поэтому и решила ее найти и все узнать. Я поехала в монастырь, куда ее заперли после покушения. Кстати, она очень красива, — я не смогла скрыть зависти и ревности, Всеволод услышал эти нотки в моем голосе и с удивлением, скорее самодовольством, посмотрел на меня. — Вот тут начинается самое интересное. Впервые мне повезло и я сразу же оказалась в ее кельи, но на этом мое везение закончилось. Анастасия чем-то опоила меня и я проспала почти сутки. Я попыталась выбраться, но дверь была заперта. Я знала, что через несколько часов Ким начнет меня искать. Поэтому начала искать, чем себя занять и нашла 3 очень интересных письма. Два были от брата Анастасии, хочу добавить, что тогда я совершенно не знала о ее семье. Первое письмо ничего конкретного не говорило, благодаря нему я только убедилась, что Анастасия причастна к покушению. Зато второе, извини Всеволод, в нем были подробные инструкции относительно тебя: кинжал и все остальное, — Всеволод кивнул, я понимала, что ему не очень-то приятно от мысли, что я знаю о нем и Анастасии. — Оно было 3-хлетней давности, но опять же без подписи. Хочу добавить, Анастасию держали там против ее воли, я поняла это из 3-го письма, написанного ее рукой, уже из монастыря. Она писала, что осуждает все действия отца и брата, — Всеволод как-то вскинулся при моих словах. Глупо, конечно, было с моей стороны рассказывать, что она раскаялась в содеянном предательстве. Поверьте, мне нелегко это далось!

— Что еще было в том письме? — спросила Анна, она одна понимала всю неловкость ситуации

— Она написала: "Отец, он же ваш племянник, и твой брат, Фроний, неужели вам так хочется завоевать трон, что вы пойдете на его убийство? Я не могу простить себе, что- я вздохнула и продолжила, слова из этого письма надолго засели в моей памяти, — я предала человека, который полностью мне доверял и которому я клялась в верности. Но я предала его! Обрекла на участь, страшнее смерти"- в комнате повисло молчание, — Она любила тебя и не могла простить себя, наверное, из-за этого и сошла с ума, — добавила я, эти слова предназначались исключительно Всеволоду

— Продолжай, — сказал он мне

— А уже собственно нечего и продолжать. Я поняла, что Иваний с сыном уже давно планировали занять трон. Он бы им и достался, если бы Василий не решил жениться

— но у него же нет жены! — воскликнула Калия

— Это было опрометчиво с его стороны, но он пошел на это, чтобы успокоить королеву-мать, — добавил Всеволод

— Так он и не собирался жениться? — переспросил Никон

— Ну, почему же собирался, только не в этом десятилетии, — усмехнулась я

— После этого было несколько нападений, — дополнил мой рассказ Всеволод

— Но ты их все предотвратил. Ты мешал Иванию, поэтому он придумал такой хитроумный план. Дело в том, что его детей в лицо видели только несколько человек, да и то, когда те были еще совсем маленькими. Иваний подсылает свою дочь, чтобы она выкрала твой кинжал. Вот только Анастасия начала оттягивать дату покушения. Тогда Иваний решил взять все в свои руки, и лично приехал во дворец.

— Да — да, я помню, сколько шума наделал его приезд, — вставила слово Анна

— А не проще было бы убить его? — кивая в сторону Всеволода, спросил Никон

— Ну, спасибо, братец! — улыбаясь заметил Всеволод

— Извини, просто…

— Не проще. Никон не забывай о своем отце, разве граф оставил бы убийство сына не наказанным? Анастасия убедила отца, что у нее все под контролем. Иваний уехал, а через неделю, уехала королева, а с ней и граф. Лучшего времени не придумаешь! Анастасия давно знала о болезни сестры королевы и поэтому тянула время. Она украла кинжал, — начала я, но Никон меня перебил

— Как ей это удалось? Ты ведь даже спал с ним! — я, Анна и Всеволод очень выразительно посмотрели на Никона, — О Боже! — тихо воскликнул он и слегка покраснел, Калия сделала вид, что ничего не поняла.

— Так вот, кинжал она передала брату, он вместе со своим помощником напал на короля. Их спугнул Ингвар, но они все равно остались в выигрыше. На всякий случай, отец запер Анастасию в монастыре, а с сыном спрятался в своем имении. Единственное, что я тогда не понимала, это куда исчезали всадники. Но и это потом поняла. Я написала записку Киму и письмо графу, так же я вложила и письмо Анастасии. В назначенное время Ким начал меня искать, я бросила ему письма из окна кельи и попросила отвезти их графу. Кстати, вы с отцом встретились? — спросила я у Всеволода

— Да. Он приехал как раз вовремя.

— Ну, а дальше меня спасла Калия, и мы сбежали из монастыря

— Но это еще не все, — добавила Калия и посмотрела на меня, спрашивая разрешения продолжить. Я кивнула, и она продолжила, — Мы заехали в лес и заснули, там нас схватили люди герцога Ивания. — Всеволод почти с испугом посмотрел на нас, Анна встрепенулась и спросила

— Там же была битва!

— Мы это поняли, только уже позже. Так вот, Олеся достала Маленький кинжал

— Жулия? — спросила Анна с улыбкой, я кивнула, Калия начинала злиться, что ее постоянно перебивают, и продолжила

— Она разрезала наши веревки, я вспомнила, что раньше часто здесь бывала и нашла тайных ход. С помощью него мы и выбрались. По шуму мы поняли, что на замок напали. Олеся растерялась и не хотела идти, — я опустила голову, а потом поняв, что все ждут моих объяснений, коротко сказала

— я почувствовала присутствие Всеволода

— Как это? — не поняла Калия

— Не важно. Как вы оттуда выбрались? — спросила Анна

— Я заметила лошадей, и потянула Олесю, а потом мы приехали в город. Уже здесь, Олесе стало плохо, — добавила Калия, я кусала губы, надеясь, что она не скажет, но она сказала, — у нее сильно заболел левый бок, а через несколько часов началась горячка, — Всеволод слегка привстал, он догадался о причине моей боли. Я никому не говорила этого, но Никон слышал, что я говорила в бреду, и сказал это Всеволоду. Мне тогда очень не хотелось, чтобы он знал…

Анна встала и придумав, какую-то причину, вышла потащив за собой Никона и Калию. Мы остались одни, но по-прежнему молчали. Всеволод пересел на мою кровать и сказал

— Ты спасла меня.

— о чем ты? — невинно переспросила я

— Лекарь не надеялся уже, что я выживу, и советовал отцу со мной проститься. А на утро, я уже спокойно ходил! Я сбежал от лекарей и приехал сюда, — добавил Всеволод

— Вы с отцом успели поговорить? — серьезно спросила я

— Да. Похоже, теперь моя очередь рассказать о своих приключениях. Я тоже, как и ты, долго не мог понять, куда деваются всадники. Признаться, первое время я думал, что они из другого королевства

— я тоже, но когда бабушка рассказала о брате своего мужа…

— Кто рассказал?

— Королева…

— Все-таки она твоя бабушка?

— Не важно, — попыталась я отмахнуться

— Ничего себе неважно! — Всеволод почему-то начал злиться, — Олесь, ты можешь занять трон, ты это понимаешь?

— Я не хочу этого!

— Да мало ли чего ты хочешь! Ты опасна для Ивания! Понимаешь? — Всеволод был очень этим обеспокоен

— А его разве не арестовали? — испугано спросила я

— Его арестовали, а вот Фронию удалось бежать

— А кто сейчас с королем?

— Ингвар, — сказал Всеволод, — умеешь же ты обрадовать!

— Да, я такая! — игриво сказала я, чем заставила его улыбнуться, — когда ты понял, что всадники местные?

— Когда узнал о поместье, случайно наткнулся, разглядывая карту, — добавил он, мне показалось, что он немного смутился. — Я вспомнил, как ты говорила, что видела их в лесу несколько раз. Потом я начал узнавать, кому принадлежит это поместье, ну, а дальше картина сложилась сама собой. Оставляя целыми дома у ворот, они пытались сделать вид, что не знают как расположены дома в стране. Хотели показать, что они из другого королевства.

— А кто все это королю рассказывал?

— Ингвар

— Что?! Василий не знает, что это ты вычислил герцога?

— спасибо, что напомнила! — воскликнул он, — А кто знает, что ты, принцесса?

— Дай подумать… твой отец, королева, естественно, Анна, ты и Энорай.

— Энорай… — раздумывал Всеволод, — Ладно, на всякий случай, будь осторожна и не выходи за предел города

— Есть товарищ начальник! — отдавая честь, сказала я. Всеволод немного не понял моего юмора и, вздохнув, сказал

— пойду, проведаю брата

— А ты не собираешься искать Фрония? — вдогонку спросила я

— Если что за мной приедут, — спокойно ответил Всеволод и вышел.

На счет приедут, Всеволод накаркал! Буквально на следующий день за ним приехал гонец.

— Не покидай город до моего возвращения, — на прощанье сказал мне он. Я чувствовала, что Всеволод хочет еще что-то сказать, но его поторопили.

Естественно, я его не послушалась! Когда мне стало лучше я начала выходить гулять. В начале с Анной или Калией, иногда с Никоном. Всеволода уже не было около недели, когда мне захотелось пройтись в лес. Я решила не дожидаться Анны, и пошла одна. Я уже возвращалась обратно, как почувствовала приближение Всеволода и буквально через секунду услышала гневный окрик

— Олеся! Ты что здесь делаешь? — Всеволод приехал с отцом

— Гуляю, — честно ответила я, если бы не самодовольное лицо графа, я бы вела себя иначе

— Я тебе что говорил? Не выходи за пределы города!

— Не кричи на меня! И вообще, кто ты такой, чтобы мне приказывать?! — теперь уже и я разозлилась. Видимо мои слова остудили пыл Всеволода

— Ладно, ты права, — согласился он, граф уже с интересом за нами наблюдал

— Мы так и будем здесь стоять? — спросил он и мы втроем вернулись в город. Как только мы пересекли черту города, я сказала

— пойду, позову Никона. Проходите в дом.

Когда я пришла в церковь, Никон куда-то собирался

— Ты куда-то торопишься?

— Вообще-то я к тебе

— Тем лучше, у меня для тебя сюрприз

— Что? — не понял Никон

— Идем за мной, — махнула я рукой

— Всеволод! Когда приехал? — Добрыня стоял во дворе дома, улыбнувшись, ответил

— Только что. Проходи в дом, — добавил он. Заинтригованный Никон поспешил в дом, а мы остались во дворе.

— Извини, что не послушалась, — немного стесняясь, сказала я

— И ты извини, что накричал. В общем, ты права, я не имею никакого права тебе приказывать.

— Что-нибудь о Фроние узнали? — предотвращая неловкую тишину, спросила я

— Он затаился. Но оставлять его на свободе просто невозможно

— А что его сестра?

— Сестра? — переспросил Всеволод, — Странно, но о ней я как-то не подумал

— Удивительно! — я не смогла сдержаться и съязвила, все-таки я ревновала к ней

— Так, это что ревность? — наиграно, удивился он

— Разве я имею на нее право? — с легким оттенком сожаления спросила я. На этот раз нас в дом позвал Никон, и Всеволод не успел ответить.

— Пап, Олеся напомнила мне о сестре Фрония, Анастасии, — входя вслед за братом, сказал Всеволод. Когда я зашла в дом, то лишилась дара речи, наконец-то я увидела настоящее лицо графа, так похожего на лица его сыновей. Тихо, пытаясь им не мешать, я села в уголок.

— Эта, которая в монастыре? — спросил у сына граф, Всеволод кивнул, — Это ее письмо ты мне передала? — уже у меня спросил граф

— Да

— Ну, что ж, это мысль конечно. Хотя я сомневаюсь, что она знает, где ее брат. Насколько я понял она немного того…

— Чокнутая, — добавила я, грубо, конечно, но у меня к этой особе нет никаких теплых чувств

— Точно! — с улыбкой сказал граф, Никон с братом удивленно переглянулись.

— В любом случае нам нужно поторопиться. Мало ли что он может натворить на свободе, — не очень-то весело сказал Всеволод, — часть его всадников сбежала вместе с ним.

— У меня есть одна идея, — неловко начала я, — но тебе она не понравиться, — обращаясь к Всеволоду, добавила я

— какая? — заинтересовался граф

— ловля на живца, — коротко сказала я

— Но мы не можем подвергать опасности короля! — воскликнул Никон

— А кто сказал, что он будет в роли живца? — хитро спросила я, Всеволод слегка побледнел

— Нет! — резко сказал он

— Дай ей договорить! — вмешался граф, слегка удивленный поведением сына.

— Я и так знаю, что она предложит! Ты была права я против!

— Олесь, — давая мне слово, сказал граф

— Я предлагаю разыграть смерть короля и представить нового наследника, — стараясь не смотреть на Всеволода, сказала я

— Хм, интересно… и кого же ты предлагаешь в роли наследника?

— Да, себя, она предлагает! Я тебе еще раз говорю, ты не будешь в этом участвовать! Это даже не обсуждается! — Вставая, гневно приказал Всеволод, терпеть не могу, когда мне начинают приказывать…

— Не приказывай мне! Ты мне не муж, не брат и не отец! Так что успокойся, я сама буду решать, что мне делать! — тоже вскакивая, гневно ответила я

— Вы б уже поженились, что ли! — спокойно заметил Никон, мы мигом успокоились и сели на свои места

— Он прав, — усмехнулся граф, — а то вы уж очень часто соритесь! — смешно было всем, кроме меня и Всеволода. Не знаю, как он, а я всерьез задумалась над их словами. — А если серьезно, то твой план не так уж и плох, девочка. — Вау! Великий граф одобрил мой план! — Вот только куда мы спрячем короля?

— В дом Всеволода, в лесу, — уточнила я

— ты жил в лесу? — удивился граф, Всеволод кивнул, он был мрачнее тучи. — Ну, что ж, завтра я вернусь в столицу и все подготовлю. Я пришлю за вами гонца, — глядя на нас с Всеволодом, сказал граф

— Пойду, проведаю Анну, — вставая, сказала я, — привет ей передать? — с издевкой спросила я у графа

— Не стоит. Я сам к ним наведаюсь. — Ответил мне граф, и я вышла из дома.

Через неделю, может меньше, ночью к воротам города подъехало несколько всадников. Я как раз возвращалась от Анны, поэтому и увидела их. Их было трое. Один держался очень гордо, И я поняла, что это титулованная особа. Остальные видимо его охранники. Я смело подошла к ним, и разглядела в одном из всадников Алексия

— Олеся! — радостно окликнул он меня и спешился

— Здравствуй, — с улыбкой ответила я. Слегка поклонившись главному всаднику, я тихо сказала, — приветствую, ваше величество. Вас кто-то должен встретить?

— Нет, никто не знает о нашем приезде, — ответил Алексий

— Понятно… — раздумывая, сказала я, — вам лучше спешиться, здесь не любят всадников. Ваше величество, следуйте за мной, — я проводила их в свой дом и уже там добавила, — Подождите меня здесь, я скоро.

Я вышла из дома и первым делом поспешила к Анне, она сразу же откликнулась на мою просьбу и вместе с Калией (Кораль остался при королеве) пошла к моим гостям. А я решилась на отчаянный для себя шаг. Я бы сказала дважды отчаянный. Во-первых, идти ночью через лес, а во-вторых, идти к Всеволоду одной. После той ссоры мы не общались, он безвылазно сидел в своей хижине. Как ни странно, но я не заблудилась и довольно быстро нашла его хижину. Я только занесла руку, чтобы постучаться, как дверь открылась.

— Олеся, — он не был удивлен, а я немного растерявшись, сказала

— У меня гости, думаю тебе нужно их увидеть, — я не успела договорить, а Всеволод уже вышел из хижины.

— А как ты в темноте нашла мою хижину? — кажется, до него только сейчас дошло, что я шла одна, ночью, через лес!

— У меня хорошая память, — не очень любезно ответила я. Остаток пути мы прошли молча. Я первая зашла в дом и сказала

— Ваше величество, я думаю вас не стоит знакомить, — я немного посторонилась и в дом вошел Всеволод. Я наблюдала за присутствующими. Алексий радостно вскочил на ноги, второй охранник и так стоял на ногах, поэтому только удивленно посторонился. А Василий, титулованной особой был именно он, спокойно попросил, именно попросил, а не приказал!

— оставьте нас наедине, — мы послушно вышли. Я выходила последняя и, не удержавшись, проходя мимо Всеволода, слегка дотронулась до его руки, — Олеся, останьтесь, — попросил Василий, я удивленно посмотрела на мужчин, но прошла в дом и села. Напротив входа стоял стол, за ним сидел Василий, я сидела на лавке по правую руку от него. У дверей стоял Всеволод, он не пошевелился после своего прихода.

— Граф рассказал мне, — начал Василий и я поняла, что ему не так уж и легко все это говорить, — я должен попросить у вас прощения, Всеволод, — у меня от удивления открылся рот, но я быстро пришла в себя. Всеволод молчал, и я не понимала почему. — Поверьте, я не каждый день прошу прощения у своих подданных. Я в долгу перед вами, — эти слова всколыхнули в моей голове воспоминания. Я вспомнила начало своего рассказа: "Сам царь будет ему обязан". Наконец-то статуя, по имени Всеволод, пошевелилась, и он кивнул, — Как все это закончиться вы, если захотите, конечно, вернетесь на свою должность, — продолжил Василий, я посмотрела на Всеволода и поняла, насколько ему было обидно тогда 3 года назад, когда ему никто не поверил. Василий чувствовал себя виновным, редкое качество для правителя. К тому я рассмотрела его поближе: он не очень был похож на королеву, но был не на много старше Всеволода. Если Всеволод позволяет себе такое поведение, а король просит у него прощения, да еще при мне, значит, они были друзьями. Когда тебе не верят друзья вдвойне больнее. В доме повисла тишина. Василий уже исчерпал свои извинения, а Всеволод все еще стоял на прежнем месте.

— Граф ничего не просил мне передать? — спросил он, мне показалось, что Василий даже вздрогнул от неожиданности. Будь я на месте Всеволода, то уже б давно его простила!

— Нет, он сказал, что вы сами знаете что делать, — ответил Василий. Всеволод мельком посмотрел на меня и я поняла его. Всеволод уже готов был простить короля, но не мог это сказать

— А зачем вы меня оставили? — спросила я

— Граф сказал мне, что все это ваш план

— Да, — он что-то недоговаривал, — ваше величество, я могу говорить откровенно? — Василий кивнул, я набралась наглости, все-таки не каждый день общаешься с королями, — Вы знаете, кто вычислил вашего дядю?

— Ингвар, — немного сомневаясь, ответил король

— вы уверены? — приподняв бровь, спросила я

— Это был ты? — от удивления король перестал быть таким официальным, Всеволод промолчал

— Ингвар примчался сюда и умолял его о помощи. Я присутствовала при этом, — добавила я

— Ну, не умолял, — наконец-то Всеволод растаял! — Да, это был я, — добавил он и сел рядом со мной, другое место было рядом с королем. Василий был ошарашен.

— Ваше величество, еще раз прошу прощения, но как вы могли подумать, что ваш друг способен вас убить? Видимо вы плохо знали Всеволода, — Всеволод уже не почти не удивлялся моей наблюдательности, а Василий был еще больше шокирован

— Олеся, — делая вид, что он возмущен моим поведением, с укором в голосе, сказал Всеволод

— Что скажешь я не права? — поинтересовалась я

— Да нет, вы правы, Олеся, — сказал Василий. И тут произошло нечто выходящее за все рамки приличия. Король встал и подошел к Всеволоду, тот тоже встал. Я затаила дух, король протянул руку Всеволоду, тот немного замешкался, но все же пожал ее. Мужчины рассмеялись и обнялись, я искренне была рада их примирению.

— говорят ты жил в лесу? — слегка сконфуженно спросил король

— Да, и вам прийдется именно там жить, до тех пор, пока все это не закончиться, — они оба все еще стояли

— Я знаю о вашем плане. Как ты разрешил Олесе в этом участвовать?

— А она не спрашивала моего разрешения. И вообще она любит, когда ей приказывают, — с какой-то странной улыбкой, ответил Всеволод. Мужчины стояли ко мне боком

— Значит, мне бесполезно ей это запрещать? — спросил Василий

— Вообще-то я здесь! — махая рукой, возмутилась я, — Так, хватит уже об этом! Да у меня нет такой мускулатуры, — вставая, я указала на Всеволода, — зато у меня есть мозги! — я начинала опять злиться

— Ты на что намекаешь?! — угрожающе спросил Всеволод

— Да ни на что я не намекаю! В конце концов, вспомни из каких передряг я выбиралась! Я смогу себя защитить! — эти слова предназначались Всеволоду

— Да знаю я, — признался он, — но все равно волнуюсь

— Ты же будешь рядом, так что со мной ничего не случиться, — с улыбкой сказала я и положила руку ему на плечо. Василий вежливо откашлялся

— Когда покажешь свои хоромы?

— Да хоть сейчас, — спокойно ответил Всеволод

— Ты точно сейчас свободен? — сказал Василий и покосился на меня, я приподняла бровь и хотела было уже сказать ему пару ласковых, но Всеволод положил руку мне на плечо и сказал

— Спокойно, его величество шутит, — я посмотрела на него из-подо лба и пробормотала

— Ну, и шуточки! — Василий рассмеялся и сказал

— Я жду тебя на улице. — после чего вышел

— Ты рад? — вместо ответа Всеволод подхватил меня и покружив поставил обратно. Таким веселым я его никогда не видела!

— Спасибо, — коротко сказал он и добавил, — приведешь завтра ко мне Никона? — я кивнула. Всеволод уже было повернулся уходить, но я остановила его и быстро поцеловала в щеку. Я сразу почувствовала, что покраснела

— До завтра, — невинно добавила я. Всеволод кивнул и вышел.

На следующее утро я пошла к Никону, по просьбе Всеволода, а по дороге меня догнала Ивания

— Олеся! Ты знаешь последние новости?

— Какие? — не совсем понимая о чем она, спросила я

— Ну, как же! Король пропал

— Как?! — изображая полное недоумение, расспрашивала я

— вчера, он поехал на охоту, там его охрана потеряла. Больше его не видели, а в лесу нашли окровавленный кусок его одежды!

— Кошмар! — воскликнула я, а про себя восхитилась изобретательности того, кто это придумал.

— Ну, ладно, я побегу! И как нам жить дальше?! — паниковала Иванина. Я пошла дальше, Никон уже знал о "смерти" короля. К счастью он был один, и мы смогли спокойно поговорить.

— Всеволод просил тебя прийти к нему в гости, — после приветствия тихо сообщила я ему

— Только я не знаю, где он живет, — также тихо ответил мне Никон

— Я проведу, — Никон удивился моему ответу, но ничего мне сказал. Мы вышли из города, вроде нас никто не заметил, и через несколько минут были у хижины Всеволода. Странно, но вчера в темноте я нашла этот дом быстрее. Я показала Никону хижину и развернулась идти обратно

— А ты не пойдешь? — удивился Никон

— Да что-то не хочется, — сконфузилась я

— Что у вас случилось? — Никон, наверное, уже устал от наших пререканий

— Да, все как обычно! — отмахнулась я

— Олеся, скажи мне честно, что ты чувствуешь к моему брату? — его вопрос не застал меня врасплох. Всю предыдущую ночь я размышляла над этим вопросом

— Не знаю. Мне его не хватает, но когда мы общаемся, его стремление меня контролировать… — я опять начала злиться, и, вздохнув, продолжила, — мы начинаем спорить и…

— Понятно, — с какой-то довольной ухмылкой ответил Никон

— Что тебе понятно! — раздраженно перекривляла его я

— Олесь, ты скоро сама все поймешь. Надеюсь и мой брат тоже. — снисходительно сказал Никон, в этот момент я почувствовала приближение Всеволода и поспешила уйти, я еще не была готова к очередной ссоре с ним. Эти же вечером в мой дом кто-то постучал, я открыла дверь и буквально расплылась в улыбке. Передо мной стоял Ким.

— ты за мной? — вместо приветствия спросила я, — Проходи

— Да, — заходя в дом, ответил Ким, — не представляешь, как я мучился, когда пришлось оставить тебя в той кельи!

— Но ведь все обошлось, — успокоила его я, — Когда едем?

— Как только взойдет луна.

По моим подсчетам, еще было несколько часов до назначенного времени. Я собрала вещи, Ким вышел прогуляться по городу, а я начала одеваться. Я уже переоделась, и прятала бабушкиного Жулия, как дверь открылась, я испуганно обернулась. Это была Калия

— Калия! — со вздохом облегчения сказала я

— ты куда-то собираешься? — удивилась Калия, я кивнула, — Объясни мне, что происходит

— О чем ты?

— Вчера сюда приехал король, а сегодня все говорят, что он умер!

— только говори тише, — попросила я, — поклянись, что никому ничего не скажешь

— Клянусь. — спокойно сказала Калия, я ее заинтриговала

— Король прячется в лесу, и никто не должен знать о том, что он здесь. Его хотят убить. — Калия испуганно на меня посмотрела

— Я не думала, что все на столько серьезно! Конечно, я никому не скажу! А как долго он будет здесь

— Не знаю, — пожимая плечами, ответила я, — пока не поймают его убийцу. Калия, у меня будет к тебе просьба

— Да, конечно!

— Навещай их, ладно. Там еду принести, убрать…

— Хорошо. — спокойно согласилась Калия, в этот момент в дом заглянул Ким

— Олесь, нам пора, — сказал он, — я жду тебя на улице.

— До встречи, — с улыбкой сказала мне Калия. "Надеюсь, она будет", — подумала я. От страха у меня тряслись руки, я кивнула Калии и вышла. До меня только сейчас дошел смысл моего же плана. Я подписывала себе смертельный приговор. " Нужно было послушаться Всеволода и не быть такой упрямой, самоуверенной дурой!" — ругала я себя, запрыгивая в седло.

На месте меня встретил граф и провел в замок. Мы приехали ночью, поэтому я не смогла толком рассмотреть дворец короля.

— Что вы планируете делать дальше? — спросила я у графа, когда он провел меня к моим покоям.

— Зайдем, — коротко сказал мне граф и продолжил, когда мы уже зашли, — Завтра мы объявим о том, что начинаем поиски наследников престола. А через день представим тебя

— Всем что ли? — я, предлагая этот план, не подозревала о масштабах этой аферы

— Для начала только узкому кругу людей

— Вы подозреваете, что в замке есть люди Фрония? — как-то этот факт я упустила

— Я в этом уверен. Поэтому до завтрашнего дня не высовывайся из этой комнаты.

— Да, конечно, — мне стало страшно, очень! Мне не было так страшно в той злополучной кельи, а здесь…

После того, как граф ушел, я бессмысленно ходила по комнате, кусая губы и пытаясь вновь овладеть собой. Когда я предлагала этот план, я не понимала, насколько это может быть опасно для меня. Я привыкла играться жизнями людей на бумаге, и к себе начала относиться как к очередному персонажу. Только сейчас, в этой комнате я поняла, что я не персонаж, я реальна! Меня могут убить, ранить, покалечить. И совсем не обязательно, что в моей жизни будет счастливый конец! Совсем не обязательно, что я выживу в этой истории, что выйду замуж по любви, что рожу ребенка! Я могу умереть просто здесь и сейчас, и от меня это не зависит. Я никогда раньше не чувствовала себя настолько живой и беспомощной одновременно. Раньше я не боялась смерти, я боялась только смерти своих близких, боли, которую она приносит. Просто раньше я ее не чувствовала так близко, как сейчас и не понимала, что завтра может не быть. Наверное, раньше я об не задумывалась, потому что мне нечего было терять. Я мало кому была нужна, а у меня не было человека, ради которого бы стоило жить. Раньше, но не сейчас, не сегодня! Я дала себе клятву, если сумею живой выбраться из этой передряги, обязательно поговорю с Всеволодом, хотя бы извинюсь…

Следующий день пролетел как один миг, возможно, потому что я не хотела, чтобы он заканчивался. В то утро ко мне в дверь постучался и зашел граф

— В замке уже знают, что нашелся наследник, и живет здесь.

— Значит, все? — в этот момент весь мой страх, вся паника куда-то испарились, я уже писала о таком свойстве моего характера. И тогда я вновь почувствовала в себе силу и спокойствие, моя голова опять начала соображать, я добавила уверенным голосом, — Игра началась. Когда, по-вашему, появиться Фроний?

— По моим подсчетам не раньше сегодняшнего вечера, я бы даже сказал ночи. Кстати, Всеволод уже едет, я не смог его удержать, — последние слова он сказал с какой-то теплотой в голосе и с улыбкой, — все будет хорошо, девочка, не бойся. Мой сын не допустит, чтобы с тобой что-нибудь случилось

— Я знаю, — сказала я и поняла, что это действительно так. Граф подмигнул мне и вышел. Я внимательно осмотрела комнату. Кроме как через двери в нее попасть было нельзя. Это упрощало мне задачу. Кровать стояла посередине комнаты и занимала почти половину пространства, огромное окно, с тяжелыми шторами. Но меня больше заинтересовала ниша у изголовья кровати, она была закрыта от окна кроватью, и с входа была не заметна. Продумав свое дальнейшее поведение, я легла на кровать и просто уставилась в потолок. Да, Никон был прав. Я многое поняла. Все-таки правы наши ученые, стресс полезен для организма. Вот только мне, чтобы понять пришлось перенести сильнейший стресс. Я раньше никогда не любила, поэтому не знала, что это за чувство. Я все же уверенна, что любовь, счастье каждый понимает по-своему, у каждого они свои. Я поняла, что люблю Всеволода, наверное, поэтому так остро и реагировала на его проявления заботы. Элементарная защита организма от чего-то нового, неизвестного. Ведь все мы боимся того, чего не знаем и не понимаем. Главное вовремя осознать и понять причину своего страха, попытаться понять и узнать это новое, а поэтому чуждое нам. И я, вот так лежа в полной готовности и в постоянном нервном напряжении, поняла, что мне не нужны эти титулы, замки. Я поняла, что мне хочется всего самого банального, но от этого не менее важного. Мне хочется, что меня любил любимый человек, мне хочется завести свою семью, мне хочется увидеть лицо человечка, в котором будут перемешаны мои черты и черты любимого. Разве это много? Разве это так невозможно? Тогда почему так много людей этого не понимают? Почему они гоняются за привидениями? Я раньше стремилась сделать карьеру, стать известной, потому что не видела там, в том мире, других перспектив стать счастливой. И только пережив все это, я поняла, что не карьера главное, не она мне нужна для счастья. И я очень надеюсь, что поняла это не слишком поздно. Погруженная в свои мысли я не заметила, что наступил вечер. Все это время я была в каком-то трансе и очнулась, услышав стук в дверь. Это опять был граф, признаться, я немного разочаровалась, увидев его, и он это понял

— Что не меня ожидала увидеть? — иронизировал он

— Да, — честно призналась я, его порадовал мой ответ, я поняла это по глазам

— Он еще не приехал, — опережая мой вопрос, сказал граф

— Граф, скажите, а как ваше имя?

— Леонид, — с улыбкой ответил он

— Приятно познакомиться, — улыбнулась я в ответ, — а давно вы в этот мир попали?

— Я был лет на восемь тебя младше. — Присаживаясь на стул, ответил Леонид

— А ваша вторая жена, Эльвина, где она?

— Умерла, 5 лет назад

— А графство вам за что подарили?

— Не подарили, я его заслужил, на службе у короля, твоего дедушки.

— вы тоже верите, что я…

— Было бы странно, если бы я сомневался. Тебе не кажется? — с полуулыбкой ответил граф, — Теперь моя очередь. У тебя в том мире остался кто-то?

— В каком смысле? Муж, дети? — переспросила я, граф кивнул, — Нет.

— Это хорошо, — мне показалось, что он вот-вот начнет руки потирать, — не буду скрывать, ты мне симпатична, — я удивленно приподняла бровь. К чему это он? — Именно такую девушку я всегда видел рядом со своим сыном, — я была очень удивленна этим словам, честно!

— Но хочет ли ваш сын видеть меня рядом с собой? А самое главное в качестве кого? — вопросы сами вырвались, я и не думала об этом спрашивать. Граф как-то таинственно улыбнулся и добавил

— Скоро сама все узнаешь. Главное ты, что думаешь?

— Что всегда мечтала о таком свекре, — грубая и ничем не прикрытая лесть! Аж самой противно, честно! Но графу понравился мой ответ, это точно.

— ладно, девочка, ложись-ка ты, наверное, спать, — вставая, сказал мне граф

— Вы что издеваетесь?! Как я могу спать в такой ситуации?!

— Надо! Попробуй, у твоей двери дежурит охранник. Не бойся, — граф погладил меня по плечу и вышел. Я расстелила постель, в комнате уже было достаточно темно и на кровати было очень много подушек! Я применила старый трюк: положила подушки так, как будто там лежит человек, а сама спряталась в нише. В такой темноте ее вообще не было видно! Я погасила свечу и затаилась.

Наверное, я все-таки уснула. Но очнулась сразу же, как услышала какой-то шум по ту сторону двери. Я сжалась в комочек и попробовала еще больше спрятаться в нишу. Дверь очень тихо отворилась, кто-то зашел в комнату. У меня душа ушла в пятки: я не знала этого человека! Дверь осталась приоткрытой, в руках этого человека блеснул кинжал. Он приблизился к кровати и несколько раз проткнул подушки! Я не смогла сдержать испуганный окрик… заткнула себе рот, но все же он что-то услышал и двинулся в мою сторону. Я поняла, еще чуть-чуть и он меня заметит, и тогда все! Я зажмурилась и боялась пошевелиться, я боялась даже дышать. Я слышала, что он очень близко, но не могла открыть глаз, чтобы посмотреть, где именно. И тут я услышала глухой крик и падение тела, но не открывала глаз

— Олеся, где ты? — это был голос Всеволода, я на столько испугалась, что не почувствовала его приближения. Я хотела откликнуться, но от страха не могла промолвить и слова. Да что уж там я глаза не могла открыть, — Олеся…

Всеволод заметил меня, поднял на ноги и обнял. Я поняла, что дрожу и плачу. Только когда он меня обнял, я почувствовала себя в безопасности и открыла глаза.

— Пойдем отсюда, — сказал он и начал выводить меня из комнаты, я не возражала. Он провел меня в другую комнату, усадил на стул и дал воды. Через пару секунд в комнату влетел граф

— Девочка, с тобой все в порядке?! — он тоже был испуган и обеспокоен, я смогла только нервно кивнуть. Граф с облегчением вздохнул, — Почему так долго? — спросил он у сына

— Общался с его всадниками, — мрачно ответил Всеволод, он стоял ко мне спиной, — а ты где был? Еще б секунда и Фроний… — он не договорил, но все и так поняли. Я попыталась поставить стакан на стол возле себя, и заметила, как сильно у меня дрожат руки. Я сжала их в кулаки и попыталась унять сердцебиение

— Это все? Все уже закончилось, правда? — никогда мой голос не звучал так жалобно, Всеволод оглянулся и подошел ко мне. Он присел передо мной и успокаивающим голосом сказал

— Да. Все уже позади. Ты справилась, молодец! — я неуверенно улыбнулась. Постепенно облегчение начинало доходить до моего сознания.

— Да, ты очень смелая. Прости меня, старого, что меня не оказалось рядом, — граф чувствовал себя очень виноватым, я кивнула и улыбнулась. — Спасибо. Пойду, прослежу, чтобы Фрония доставили куда нужно. Крепко ты его, сын- с долей восхищения добавил граф и вышел

— Добрыня… я хочу извиниться, — помня свою клятву, начала я

— За что? — Всеволод сел рядом со мной

— Не перебивай меня, пожалуйста. Ты был прав, мне не стоило во все это вмешиваться! Мне никогда не было так страшно! И если бы ты задержался…

— Я бы не задержался, — успокоил меня Всеволод, — Да это было опасно, но иначе бы мы не поймали Фрония. И знаешь, что я подумал? — я отрицательно мотнула головой, у него в глазах были какие-то озорные огоньки, но говорил Всеволод серьезно, — Стоит мне тебя оставить одну, как ты во что-то вляпаешься! — я вынуждена была с ним согласиться. — Сначала тот корабль, потом монастырь, сейчас Фроний. Поэтому я больше не собираюсь оставлять тебя ни на секунду! Мало ли, что еще придет тебе в голову! Что скажешь? — спросил Всеволод, я замялась, не зная что ответить и выпалила первое, что пришло в голову

— Ты собираешься вернуться на службу?

— Что? — с растерянной улыбкой переспросил он, — Еще не решил…

— Я не хочу расставаться с бабушкой, и не хочу, чтобы ты расстался со своим отцом. Если ты вернешься на службу, бабушка переедет сюда и мы сможем жить все вместе, — я теребила свои пальцы, объясняя все это

— А-а… — протянул Всеволод, — тогда, конечно. А если я не вернусь на службу?

— Тогда я полностью переделаю твою хижину, — весело сказала я

— Полностью? — игриво переспросил Всеволод, я уверенно кивнула, — Я не перенесу этого! Прийдется вернуться на службу! — он больше не мог сдерживать улыбки, впрочем, и я тоже…

Фрония и его отца выслали из страны. Анна с мужем остались жить при дворе. Калия настолько добросовестно выполняла мою просьбу, что стала моей тетей — новой королевой. Никон тоже вскоре перебрался в столицу. Граф по-прежнему служил бабушке.

А я… я стала женой Всеволода. Он вернулся на свою службу, а я получила все, о чем мечтала, будучи еще совсем маленькой. Я стала принцессой, у меня был свой принц на белом коне. Жизнь не стала сказкой, просто в ней появилось одно маленькое, но очень значительное чудо: любящая семья!

Часть 2 Темная Принцесса

Вступление

Эта история началась, когда Василий решил взять себе советника. Вот стукнуло ему в голову, что ему нужен советник и все тут, лучше его б кто за эту идею стукнул! Уже прошло столько времени, а я до сих пор не могу вспоминать об этом спокойно! С момента последних, описанных мною, событий прошло почти 3 года. Благодаря мне, не скрою, Василий мог теперь позволить себе часто и на долго уезжать и улаживать дела королевства, из-за этого мы с Всеволодом довольно-таки редко виделись. У меня было очень много свободного времени, и граф взялся обучать меня самообороне. Несколько приемов я все-таки усвоила! Так вот вернемся к нашей истории. Был уже конец осени и лес, который занимал почти всю территорию королевства, стал почти лысым. Дочь Анны готовилась стать матерью, поэтому моя дорогая тетушка поехала к ней вместе с мужем. Затем бабушка решила вернуться в свой замок, и тоже уехала вместе с графом. Единственным моим собеседником оставалась Калия, но у нее было много забот с маленьким принцем. Василий и Всеволод вернулись с очередной поездки уже втроем, с ними приехал Советник его величества. Всеволод был в обиде на Василия за этот поступок, раньше Василий при принятии решений советовался с ним.

— Как ты допустил, чтобы Василий взял к себе на службу этого? — когда мы остались с мужем наедине, спросила я

— Как будто он со мной советовался! — возмущенно ответил мне Всеволод, — Он просто поставил меня перед фактом, — отбрасывая сапог, продолжил он. Я четко помню каждый миг того вечера. На Всеволоде был его неизменный темный плащ, подаренный отцом, красная форма, а на груди поблескивал медальон, подаренный матерью. Всеволод разулся, снял свой плащ, положил все свои вещи на место, он был очень правильным в этом отношении, и подошел ко мне.

— Как ты тут? Не во что не влипла? — это были его неизменные вопросы после долгого отсутствия

— Нет, — с улыбкой ответила я, — как думаешь, он опасен? — мы находись в нашей комнате. Это не были шикарные покои. Две комнатки перегороженные дверью. В одной стоял шкаф с вещами, стол и стулья, а вторая была спальней.

— Может во мне говорит ревность, но мне он абсолютно не нравиться.

— Скользкий он какой-то, — с отвращением добавила я, — где он его откопал?

— Не знаю! Он был один всего несколько часов, — пожимая плечами, сказал Всеволод, — а когда я начал расспрашивать, кто он, Вася просто запретил мне, — злясь, продолжил он. Васей короля мы только наедине называли. Я вздохнула, меня уже тогда мучило плохое предчувствие

— Не нравиться он мне. Когда он заехал во двор поднялся сильнейший ветер. Не к добру это! — поделилась я своими мыслями

— Не бойся, я не дам вас в обиду, — обнимая меня, сказал Всеволод, — Верь мне.

Я была права, ничего хорошего моей семье этот советник не принес. На следующий же день он заперся с королем в его кабинете и полностью поменял стратегию королевства. Все и в первую очередь Всеволод понимали пагубность такой политики, но Василий оставался глух к нашим словам и советам и слушался только этого Плюща, да-да его так и звали Плющ! По началу Всеволод еще пытался как-то вразумить Василия, но однажды тот просто выгнал его из кабинета. Плющ настраивал Василия напасть на соседние страны и завоевать их земли. Василий отказался идти войной на соседей, тогда Плющ заставил Василия поднять налоги для населения, а Всеволода отправил в соседнее королевство. С этим королевством Анора уже несколько веков была на грани войны, я безумно волновалась, когда Всеволод был там, к счастью он вернулся целым и невредимым. После этого Василий буквально засыпал его опасными и невыполнимыми заданиями. Всеволод прекрасно понимал, что все это дело рук Плюща и не возражал, в отличие от меня. После очередного задания я не выдержала

— Всеволод, я больше не могу! Плющ хочет от тебя избавиться, как ты это не понимаешь! — мы гуляли во дворе дворца. Всеволод с досадой поддел камень на дорожке

— Да, я понимаю это, Олесь! Понимаю…

— Давай уедем, прошу тебя!

— он же этого и добивается! — возразил Всеволод

— Ну, и что! Мне главное, чтобы ты был цел, а остальное, — я махнула рукой, у меня стояли слезы перед глазами, я чувствовала, что добром это не кончиться

— Не волнуйся, ничего со мной не случиться. Верь мне, — Всеволод дотронулся до медальона матери. Это был маленький овальный медальон, с надписью: " Помни и мой дух защитит тебя". Он ободряюще улыбнулся и обнял меня. Буквально через несколько секунд вдалеке показался гонец Василия. У меня сердце ушло в пятки. Гонец передал Всеволоду письмо, он не успел его еще открыть, а я уже поняла, что там.

— Не езжай туда, — само собой у меня вырвалось. Меня охватило жуткое предчувствие, я готова была зубами в него вцепиться, лишь бы он не уехал. Всеволод улыбнулся, поцеловал меня в висок и вскрыл пакет. Я почувствовала, что мое сердце оборвалось. Задание было срочным, Всеволод ехал вместе с Алексием, и выезжать нужно было немедленно

— Я должен ехать, — с сожалением в голосе, сказал Всеволод, — не волнуйся, я очень быстро вернусь. — Пообещал он, поцеловал меня на прощанье и ускакал на своем коне. Я очень долго смотрела ему вслед, глаза слезились, а в груди не унималась тревога.

Я не могу вспомнить последующие дни, одно я помню точно, меня снедала тревога за мужа. И как оказалось впоследствии совершенно не напрасно. Их уже не было 2 недели, и я не находила себе места от тревоги. В один из дней лошадь принесла раненного Алексия, он был еще в сознании, я подбежала к нему.

— Где Всеволод! — я буквально трясла беднягу, не совсем понимая, что именно я делаю. У меня в душе закралось ужасающее предчувствие. Алексий протянул мне сжатый кулак, я поставила руку, и он уронил в нее что-то, я боялась посмотреть что именно

— Прости… — прошептал он и добавил, — я не смог его спасти… твой муж мертв…

я отшатнулась от него, и посмотрела на свою руку, в ней лежал медальон Всеволода. Больше я ничего не помню. Следующий мои воспоминания о том, что мне очень жарко, хотя кожей я чувствую холод. В голове крутиться только одно: "Мертв… мертв, мертв, мертв!!!" Не знаю, сколько дней, недель я была в таком состоянии. Однажды я очнулась. А от моей души осталось только пепелище, больше ничего… Я была одна в своей комнате. В моей руке так и остался медальон мужа. Я встала и, не одеваясь, вышла из дворца. Была ночь, во дворе лежал снег и поблескивал в освещении луны. Я ничего и никого не видела, я просто шла. Мне было не важно, куда и зачем. Я вышла из замка и направилась в лес: в одной рубахе, босиком, сжимая в руке единственное, что осталось у меня от мужа — медальон.

Глава 1

Не знаю как долго, и куда я шла. Меня привел в чувство чей-то оклик. Я оглянулась: я все еще была в лесу. На поляне, посреди заснеженного снега стояла избушка, из нее ко мне подбежал старичок и силой завел внутрь. Он усадил меня на стул, достал из сундука изумрудного цвета плащ, накинул его на меня и насильно влил в меня какую-то жидкость.

Когда я очнулась, ко мне в окно ярко светило солнце, я не на секунду не забывала, что стала вдовой. Странно, но я не ничего почувствовала, хотя должна была ощутить его смерть. Слез не было, какая-то часть меня все еще не верила в смерть Всеволода. Наверное, в это верила та, маленькая уцелевшая часть моей души, которая не сгорела в том пожаре, который сжигал меня, после того как я узнала о смерти мужа. Я встала, у кровати на стуле лежала мужская одежда, тот изумительный плащ, рядом со мной на подушке лежал медальон. Я плохо разбираюсь в тканях, но плащ был необыкновенно мягкий и теплый. Я оделась и с удовольствием накинула его на себя. Я оглянулась, лучик солнца играл на овале медальона, я одела его и спрятала под одежду. В углу стоял таз с водой, я заглянула в него и ахнула! Я очень изменилась! Мои зеленые глаза, потемнели от горя, к тому же они были какие-то не живые. Мои темные волосы стали угольно черными, и одна прядь поседела. Я накинула на голову капюшон от плаща, он почти закрывал мое лицо. Я закрыла лицо руками и растерянно села на стул. " Я сильная, я переживу это", — думала я, хотя отлично понимала, что умерла вместе с мужем, и теперь в этой комнате сидел не человек, а всего лишь тень, растение, которое не живет, а только существует…

Я вышла из своей комнаты, хижина была пуста. В печи горел огонь, дрова приятно и очень тихо потрескивали, давая тепло. Хижина состояла из 3-х комнат. Та, в которой проснулась я, была не особо обставлена. Там была кровать, стол и стул. В этой комнате: печь, стол две деревянные лавки около него, и еще две при входе. Третью комнату я не рассмотрела, из нее вышел хозяин избушки. Некий такой дедушка, очень напоминающий собой лесного духа. У него не было бороды, а волосы на голове, где они были естественно, были седыми. На нем была одета простая рубаха, и широкие штаны.

— Здравствуй, внученька, — очень нежно и спокойно сказал мне дед

— Здравствуйте, простите, что так ворвалась к вам, — извинилась я

— Ну, что ты, что ты! Я только рад компании! Если тебе не куда идти оставайся! — с улыбкой предложил мне он

— спасибо, — мне тогда было абсолютно все равно где жить и как, — меня Олесей зовут. А вас?

— Зови меня просто "дед". Ну, что, внученька, готовь завтрак, а я пойду, проведаю наших соседей.

— Тут, кто-то еще есть?!

— Конечно, сейчас только зайчики да птички, а уже скоро нас еще больше будет! — дед накинул на себя плащ и ушел.

Я прожила у него всю зиму, мы долго и о многом с ним разговаривали. Дед не спрашивал о том кто я и откуда, а мне совсем не хотелось об этом вспоминать. Когда настала весна, я узнала, что у деда здесь еще и огород имеется, и пчелы есть.

— Деда, а ты не боишься, что кто-то на тебя нападет? — помогая ему на огороде, спросила я как-то

— Нет, не боюсь. Коль что, а защитить себя я сумею.

— а меня научите? — спохватилась я

— Хорошо, — быстро согласился дед, — но запомни одно: "Драться не хорошо, но если пришлось, то дерись достойно"

После этого разговора, мы начали заниматься каждый день. Дед учил меня всему: самообороне, стрельбы из лука. Я в начале немного побаивалась стрелять из лука, и всегда, прежде чем выстрелить, закрывала глаза

— было бы лучше, если бы ты, прежде чем выпустить стрелу открывала глаза, — скептически заметил дед и подошел ко мне, — Забудь о злости, ненависти, боли. Представь, что эта стрела вся твоя боль, ненависть, злоба. Открой глаза и смело выпусти их. — Я закрыла глаза и вспомнила все, что вызывало во мне боль и ненависть. Я представила, что все это из моей головы переместилось в стрелу, а в душе остался только покой. Я почувствовала, необыкновенный порядок и собранность. Открыв глаза, я прицелилась и выпустила стрелу. У меня перехватило дыхание, я наклонилась тяжело дыша

— Уже лучше, еще немного и ты станешь непревзойденной лучницей, — услышала я похвалу деда. Глянув на цель, я не поверила своим глазам: стрела была всего в нескольких сантиметрах от центра мишени.

Я не рассказываю подробно все, что происходило со мной в те дни, потому что ничего особенного не происходило. Я тренировалась, помогала деду по хозяйству и не замечала, как проходили дни, недели, месяцы…

Было начало осени. Древний лес покрылся позолотой. Огромный дуб, который рос у самой хижины все еще оставался зеленым. Вокруг стоял мир и покой. В тот день, когда нарушился мой покой, было очень жарко. Дед говорил, что ночью будет страшная гроза. Единственное, что осталось в моих привычках из прошлого это любовь к лесу. Я очень часто уходила вглубь леса и просто, не о чем не думая, гуляла по тропинкам древнего леса. Я как будто питалась энергией деревьев-великанов. Когда я возвращалась, у меня появлялся прилив сил. За время, проведенное в лесу, я очень изменилась. Я изменилась во всем: начиная с внешности и заканчивая силой духа. До этой трагедии я во всем опиралась на Всеволода. Он был для меня всем: опорой, защитой, любовью и семьей. Когда я в один миг всего этого лишилась, мне ничего не оставалось, как стать сильной. Я поняла, что когда не на кого опереться приходиться опираться на себя.

В тот день я как обычно пошла в лес, но дальше все было не так как обычно. Где-то вдалеке я услышала ржание лошади. Вначале я подумала, что мне послышалось, но потом звук повторился и я пошла на него. Вскоре я сквозь деревья увидела лошадь, а возле нее человека. Я понаблюдала немного и поняла, что человек не двигается. Двигаемая исключительно желанием помочь я подошла к этому и человеку. Я остановилась в нескольких шагах и замерла. Я узнала его — это был Ким. Ким, гонец моей бабушки, но что он здесь делал? Я подошла к нему почти в плотную, он был без сознания, рубаха в нескольких местах была порвана, а на щеке была небольшая рваная рана. Я опустилась перед ним на корточки и дотронулась до его щеки. У Кима был истощенный вид, наверное, он заблудился. Парень еще дышал. Я быстро вернулась в хижину и мы, с дедом закинув его на лошадь, довезли до хижины, где и расположили его на лавке в главной комнате. Хоть днем и было жарко, ночи уже были достаточно холодными, поэтому дед, прежде всего, накрыл его теплым одеялом, а уж после поручил мне обработать рану на щеке Кима. Я села возле него на стул и когда я начала вытирать запекшуюся кровь Ким открыл глаза и пробормотал

— я что уже умер?

— И не дождешься! — довольно грубо сказала я. Услышав мой голос, Ким подскочил и сел с широко открытыми глазами, — Тихо, тихо, — меня рассмешило выражение его лица, я с улыбкой продолжила вытирать его щеку, — спокойно

— Олеся? Я что схожу с ума? — ошарашено спросил Ким

— Да, это я. Ты не сходишь с ума, — успокоила его я. Я прекрасно помнила то ощущение безумия, которое охватило меня, когда я только попала в этот мир, поэтому перестала смеяться и добавила, — тебе сейчас нужен отдых. Позже поговорим, а пока на, — я встала, сняла с печи наш с дедом обед и протянула его Киму, — поешь, — гонец с жадностью набросился на еду, — только не спеши, а то еще плохо станет, — предупредила его я.

— Ты все время была здесь? — с набитым ртом спросил Ким, я с улыбкой кивнула, — а нам сказали, что ты утопилась

— Утопилась?! — ну, это уже слишком даже для меня. Я представила, как переживала бабушка. Странно, но за все это время я не разу ее не вспомнила, как впрочем, и остальных. Я жила как будто в каком-то сне, и появление Кима заставило меня очнуться, — и кто же сказал вам этот бред?

— Плющ, — глотая очередную порцию, ответил Ким. Я увидела в его глазах, как потемнело мое лицо, когда я услышала это имя.

— Как бабушка? — спросила я

— Плохо, — опустив голову, ответил Ким, — Они с графом помогают друг другу. Происшедшее очень сблизило их.

— Понятно, — я вдруг почувствовала себя ужасно виноватой и только сейчас заметила, что деда нет в хижине. — А куда ехал? Как ты здесь очутился?

— Я ехал к королеве- матери с последними новостями от Калии

— А почему через лес? — просто к дому бабушки легче было попасть минуя лес, всего несколько километров по открытому пространству

— Так ты что ничего не знаешь?

— а что я должна знать?

— Василий запретил жителям страны покидать пределы их городов и сел

— это еще что за бред?!

— Соседнее королевство объявило нам войну

— Что?! — я вскочила со своего стула и начала нервно ходить по комнате, — Какое именно?

— Там где Всеволод пропал, — я сразу же ухватилась за эту фразу и переспросила

— Пропал?

— Ну, да… тело ведь не нашли, — у меня закружилась голова и я растеряно села на стул, — Алексий рассказал, что их там поймали и посадили в темницу. Им удалось сбежать, но уже почти на границе их настиг отряд и напал на них, — Ким начал говорить медленнее, видимо я настолько побледнела, что он испугался за мое самочувствие. — Алексий и Всеволод начали от них убегать, уже на мосту в твоего мужа попала стрела, и он упал в реку…, послушай, я думал, ты знала. — Я отрицательно покачала головой, — Алексий пытался его вытащить, но его самого ранили, а лошадь принесла к воротам замка.

— О, Боже, — я закрыла лицо руками. Потихоньку тот маленький росток надежды, который жил ко мне все это время, начал крепнуть. Неужели мой муж жив?

— Граф несколько раз туда ездил, но так и не нашел тело, — осторожно продолжал Ким, я открыла глаза и молитвенно сложив ладони, закрыла ими рот. Я не могла произнести и слова, но Ким и без моих вопросов начал рассказывать. — Потом Плющ сообщил, что ты утопилась ночью. Василий уволил Ингвара и на его место поставил Плюща. Твоя бабушка пыталась вразумить сына, но он не послушался и даже прогнал ее, — у меня уже не было сил чему-либо поражаться, в голове вертелось только "Жив, жив!". А Ким продолжил, — королева-мать покинула страну вместе с графом и его людьми. А я периодически посещаю Калию, бедняжка так боится за сына, — я наконец обрела дар речи и спросила

— А почему она боится?

— Она не говорит, — пожал плечами Ким, — а ты так здесь и останешься?

— отдыхай, — уходя от ответа, сказала я и ушла в свою комнату.

На следующий день Ким опять задал мне тот же вопрос и на этот раз мне пришлось ему ответить:

— Ким, забудь, что видел меня. Я не хочу возвращаться

— Как?! — Ким был очень удивлен и расстроен

— А зачем мне возвращаться? — мы сидели на лавке во дворе хижины. Я отвечала на вопросы Кима абсолютно серьезно и спокойно, — я только-только успокоилась, мне стало не так больно вспоминать свое прошлое, а ты предлагаешь мне вернуться и увидеть тех, из-за кого моя жизнь потеряла смысл?

— Ты трусиха! — с плохо скрываемым негодованием сказал мне Ким и встал, — ты прячешься здесь, хотя уже б давно могла найти своего мужа или отмстить за него! Да, ты права, оставайся здесь. Та Олеся, которую мы все знали и любили умерла. Я не знаю, кто ты, но ты мне нравишься. И я совсем не хочу, чтобы кто-нибудь еще ощутил такое жестокое разочарование, — я видела отвращение на лице Кима, и я понимала, что он прав. Да, я действительно спряталась. Да, я трусиха. И да, мне противна эта новая я! — Прощай, — Ким зашел в дом, забрал свои вещи. Я не могла его остановить, потому что понимала, что он прав. Я только наблюдала, как мой друг уезжает, ненавидя меня.

Я так и просидела на той лавке до темноты. Странно, но дед появился только, когда стемнело

— я видел, что твой друг уехал, — сказал он, подходя ко мне, — он принес плохие новости?

— С чего вы взяли? — медленно поднимая на него глаза, спросила я

— Я уже долго живу. Пошли в дом, — кивая в сторону хижины, пригласил он. Мы зашли в дом. Дед сел на свою любимую лавку у печи, а мне указал на стул напротив. Я села

— Я не расспрашивал тебя раньше, кто ты и почему оказалась здесь ночью зимой и в одной рубахе. Но сейчас, будь добра, рассказывай! — я замялась, не знаю, у меня возникло такое ощущение, что я онемела. — Ну, чего медлишь?

— Деда, я… не могу, — пожимая плечами, ответила я

— Можешь, — уверенно ответил он, наклоняясь ко мне поближе, — давай! — я глубоко вздохнула, закрыла глаза, и понеслось! Не знаю, словесный понос какой-то! Когда я начала рассказывать про свою семью, к горлу подступил ком. А к концу рассказа я уже рыдала навзрыд. Впервые за это время! Обычно говорят, что слезами горю не поможешь, но не в моем случае. С этими слезами вышли все мои страхи, боль, ненависть. Это было что-то вроде очищения. Когда от рыданий я уже не могла говорить, дед подошел ко мне и положив руку мне на плечо сказал:

— Молодец. Теперь все будет хорошо, а то я уже начинал бояться, что ты такой и останешься.

— Какой? — икая, спросила я, поднимая на него заплаканные глаза

— Живым мертвецом. Теперь я живу, что живая, — с улыбкой сказал мне дед и ушел в свою комнату. Я закрыла лицо руками и просто сидела. Я уже не могу вспомнить о чем я думала, я впала в какой-то транс. В этом же состоянии я пришла в свою комнату и рухнула на кровать. Я лежала с открытыми глазами и тупо смотрела в потолок, а из глаз текли слезы. Я так и уснула.

Я проснулась, но еще не открыла глаз. Меня буквально оглушило звонкое пение птиц, я открыла глаза, и яркий солнечный свет полосонул меня по глазам. У меня сложилось впечатление, что я очень долго находилось в каком-то склепе. Я вскочила на ноги и выскочила на улицу. Оказавшись на улице, я зажмурилась от яркого солнца и полной грудью вдохнула воздух. "Живая, я живая!" — вертелось у меня в голове. Мне вдруг очень сильно захотелось, как когда-то, пройтись босиком по траве. Я забежала в лес и разулась. От острых ощущений жизни у меня перехватило дыхание, и закружилась голова! Я упала на траву и рассмеялась, это был какой-то непонятный истерический смех.

— Живая! Жи-ва-я! — кричала я, потом мой смех вдруг превратился в слезы, и уже всхлипывая, я шептала, — живая, живая…

успокоившись, я вернулась в дом, взяла чистую одежду и тот великолепный изумрудный плащ. Я пошла на речку, и несколько раз окунулась в воду, которая уже была холодной. Я вышла на берег, оделась и начала расчесывать свои волосы. Я посмотрела на свое отображение в реке. Там не было прежней, веселой принцессы Олеси. На меня смотрела, темноволосая женщина с огромными живыми глазами.

— Ну, здравствуй, темная принцесса, — я улыбнулась своему отображению и заметила седую прядь, выше правого уха. Я взяла эту прядь и долго ее рассматривала, после чего заплела ее в маленькую косичку. Волосы у меня достаточно отросли и теперь были длиной чуть выше поясницы. Я подождала, пока волосы высохнут, после чего накинула на себя плащ, в нем на удивление не было жарко. После чего пошла обратно к хижине.

— Ты уезжаешь, — услышала я за своей спиной спокойный голос деда

— Я должна, — обернувшись, ответила я. Дед подошел ко мне поближе

— Это правильное решение. Пойдем за мной, — дед поманил меня рукой за собой в хижину, там он дал мне лук и колчан со стрелами, помог одеть их, — Вот теперь ты готова. Езжай

— Спасибо, — очаровано осматривая красивейший лук. Он был легким и искусно сделанным, раньше я не видела его у деда. Я вытащила из колчана, который висел у меня на спине, стрелу и рассмотрела ее. Стрела тоже была необычна, на ней были какие-то символы, а оперенье на солнце как будто переливалось всеми цветами радуги. — Как я могу отблагодарить вас за все, что вы для меня сделали? — старик лукаво улыбнулся и сказал

— Езжай, — он свистнул и к нему подбежала красивая белая лошадь. У меня от удивления открылся рот, — Олеся, познакомься, это, — он ласково гладил кобылу по гриве, — Нинлиль

— Госпожа ветер? — переспросила я, вспомнив персонажа шумерской мифологии

— Да. Она домчит тебя хоть на край света

— Ну, так далеко мне надо, — с улыбкой ответила я. Подойдя к лошади я занесла над ее гривой руку и спросила, — Можно? — она как будто поняла меня и кивнула. Я судорожно сглотнула и погладила ее по гриве

— Она не обычная лошадь, — отвечая на мои мысли, сказал дед, — а теперь в путь! — Я запрыгнула на Нинлиль и махнула на прощанье деду рукой.

— Поехали, красавица, — обращаясь к лошади, сказала я. Через пару секунд мы уже были на границе леса, так быстро я уже давно не ездила. Гладя Нинлиль по шее я размышляла вслух, — Куда мне ехать? К бабушке или в замок? Наверное, поеду я в замок и там побольше узнаю о Плюще. Как считаешь? — Нинлиль кивнула, — Ты и вправду необыкновенная! — с восхищением сказала я, — нам нужно быть осторожными. Ким говорил, что теперь везде патрули. Может стоит дождаться ночи? — Нинлиль отрицательно мотнула головой, — Думаешь? Ну, ладно, — вздыхая, согласилась я. Накинув на лицо капюшон я слегка пришпорила Нинлиль и мы помчались.

Мы ехали так быстро, что я еле успевала следить за дорогой. Я почти не управляла Нинлиль, она сама знала куда ехать! Обычно эта дорога заняла бы у меня достаточно времени. Мы ведь поехали не прямой дорогой, по которой я когда-то пришла в лес. Когда мы подъехали к заднему двору замка, солнце было уже в зените. Во дворе было тихо, я не наблюдала такого за те 5 лет, что я прожила здесь! Спешившись, я тихо сказала Нинлиль

— Странно, раньше такого не было. Впрочем, тем лучше для меня. А тебе, девочка, лучше спрятаться, — Нинлиль фыркнув, куда-то ускакала. Я посмотрела ей вслед. Постояв еще немного во дворе, я пыталась унять волнение, я подошла к двери и нерешительно ее толкнула…

На меня повеяло подвальной сыростью, здесь и раньше были такие запахи и это меня немного успокоило. "Ну, хоть что-то в этом мире не меняется", — подумала я и смело перешагнула порог. В этой комнатушке не кого не было, я осторожно начала пробираться к двери, но тут услышала голоса. Кто-то сюда спускался! Я втиснулась в стену, в комнатку прошел маленький служка, он что-то взял и поспешно вышел. Я с облегчением вздохнула, пока было еще рано объявлять о своем чудном воскрешении. Я осторожно начала пробираться к выходу. Подошла к двери и слегка ее приоткрыла. Мне очевидно везло, в коридоре не кого не было. Я открыла дверь и поднялась по ступеням в основной коридор. "А где охрана?" — возмущенно думала я, пробираясь коридорами. Раньше на каждом повороте стояли воины с оружием, а теперь же коридоры были пустынны. Но рано обрадовалась, на очередном повороте, я чуть не столкнулась с отрядом вооруженных людей. Слава богу, сработала выработанная в лесу реакция, и я сразу же спряталась за угол стены, воины прошли мимо. "Нужно быть осмотрительнее", — пробормотала я и направилась к жилому крылу замка, стараясь идти старыми коридорами, обходя большие и светлые переходы. Наконец я добралась до нужной мне комнаты. Я как-то спонтанно решила идти именно туда. Я быстро прошмыгнула в полуоткрытую дверь и захлопнула ее за собой. Женщина в комнате испуганно вскрикнула

— Тихо, Калия! — я повернулась к ней лицом и скинула капюшон. Калия стояла посередине комнаты и рухнула на ближайший стул. Я испугалась, что потеряла сознание и подбежала к ней, — Эй! — я тихо позвала ее и дотронулась до ее щеки. Калия открыла глаза и порывисто меня обняла, — Ты меня задушишь! — смеясь, тихо воскликнула я, и слегка отстранилась от нее.

— Но, как?! — Калия пыталась говорить тихо, но из-за эмоций нее это не очень-то получалось. Я села на стул напротив нее. В замке все комнаты были построены по единому принципу. Я уже давно просила Василий поменять строение этого замка, он никак не соответствовал королевскому! Мы с Калией находились в так называемой прихожей.

— Долго объяснять, — отмахнулась я. Калия заметила мою белую косичку и подойдя осторожно взяла ее в свои руки. Она долго рассматривала меня, что мне стало не по себе, — Ну, хватит уже. Я не музейный экспонат! — весело сказала ей я. Калия села на свое прежнее место

— ты очень изменилась

— И не только внешне. Что у вас тут происходит? Где вся охрана? — сменила я тему разговора

— Здесь уже все не так, как раньше! Всем заправляет Плющ, — с горечью в голосе, сказала Калия, — Вася теперь только его слушается, и больше ничего не хочет знать и слышать

— Да, что это с ним такое! — в сердцах воскликнула я

— Он запретил мне покидать покои, — опустив голову сказала Калия, — Я почти не вижу сына. Его приводят ко мне раз на день

— Что?! — это никак не укладывалось у меня в голове, — Как он это объяснил?

— мы на военном положении. Каждый день ждем нападения врага.

— кого, хотя бы?

— Абрахаса, — ответила мне Калия

— Но это же племянник бабушки! — удивилась я. — Подожди, это что к нему ездил Всеволод? — Калия кивнула, — ничего не понимаю… — растеряно пробормотала я

— Я тоже…

— Абрахас, не мог напасть на наших послов. Я хоть и не знакома с ним, но бабушка говорила, что он честным и мудрый правитель. А ей я верю, — я растеряно ходила по комнате, старясь держаться подальше от окон

— Мне кажется, что это все Плющ

— да, в этом я и не сомневаюсь! Что же делать? — я на секунду растерялась, — Плющ никак не пытался на тебя влиять? — спросила я и Калия как-то покраснела и опустила голову, — Что?

— Он…

— Ну, говори уже! — я забылась и слегка прикрикнула на Калию

— Он пригрозил сыном, если я откажу ему, ну, ты понимаешь…

— К сожалению, — у меня ужасно зачесались руки, — ты согласилась?

— Нет… у меня еще день на раздумья, а потом… Помоги мне!

— конечно, помогу, — успокоила ее я. У меня в голове уже сложился план, — когда приведут к тебе сына?

— ближе к вечеру, — растеряно ответила Калия

— Что с моими вещами? — вставая, спросила я

— Ваша комната осталась нетронутой…

— Прекрасно. Слушай меня внимательно. Вам с мальчиком опасно здесь оставаться. Я увезу вас отсюда

— А как же Вася? — растеряно спросила Калия

— Им я займусь позже. Здесь есть тайный ход?

— кажется есть, но я не знаю куда он идет, — пожала плечами Калия

— скучный ты человек! Показывай, — Калия провела меня в свою комнату и указала маленькую дверь. — Жди меня здесь, — сказала я ей и вошла в туннель за этой дверью. Там было темно и мне приходилось идти на ощупь, вокруг была паутина, в общем приятного мало. Буквально через несколько минут пути я уткнулась в стену. Я руками начала ее щупать и нащупала какой-то механизм, дверь открылась, и я чуть не упала. Ход привел меня на задний двор, то, что мне и было нужно. Обрадовавшись, я пошла обратно. У выхода, ломая руки, ждала меня Калия

— Я думала, что ты уже не вернешься! — воскликнула она

— Тише. Насколько я помню, окна из этой комнаты выходят к реке? — Калия посмотрела на меня как на сумасшедшую

— Да, а что?

— Просто чудесно! Бери подушки, надевай на них свою одежду и одежду сына.

— Но зачем? — удивилась Калия

— Делай! — приказала я и направилась к двери

— ты куда? — испуганно спросила Калия

— Проведаю свою комнату. Я вернусь, — подмигнув ей, я приоткрыла дверь и выглянула в коридор: пусто. Я поспешно пробежала до своей комнаты. Благо она было недалеко от комнаты Калии. Дверь оказалась открытой, я прошмыгнула в комнату и закрыв дверь, тяжело дыша прислонилась к обратной стороне двери.

У меня на глаза набежали слезы. Столько всего связано с этими стенами! Я медленно отодвинулась от двери и прошла в комнату. Сразу было видно, что там уже давно никого не было, все покрылось пылью. Я ходила по комнате, дотрагивалась до мебели. Буквально все напоминало про Всеволода. Я долго не решалась, но все зашла в спальню. Я подошла к шкафу и открыла его. Как будто ничего не изменилось! Вещи по прежнему дожидались своих хозяев. Я взяла кое-какие свои платья и другие вещи. Кинула их на простыню и завязала в узел. Я случайно дотронулась до вещей Всеволода и не могла удержаться. Я взяла какую-то его рубаху, уткнувшись в нее я разрыдалась, закрывая себе рот, чтобы никто меня не обнаружил. Я легла на кровать и прижала к себе его рубаху. Не знаю точно сколько я вот так пролежала, но я вдруг отчетливо поняла, что он жив. Как я могла в этом сомневаться? Я уже не чувствовала его как раньше, но просто знала, что он жив. Это придало мне уверенности, что я все делаю правильно. Я встала, наверное, очень резко, потому что у меня потемнело в глазах. "Слишком много адреналина!" — подумала я, восстановив дыхание, я запихнула в тот же узел эту рубаху. Не знаю, зачем. Я оглянулась и наконец, вспомнила о подарке бабушке: маленьком, но очень остром кинжале. Он остался на том же месте, где я его когда-то оставила. Я еще раз осмотрела комнату и нашла кожаный пояс с ножнами. Это был не совсем пояс, его мне подарил муж, и эти ножны помогали закрепить кинжал на моей ноге. Всеволод подарил мне этот пояс для того, чтобы я в случае чего, могла под платьем спрятать кинжал. Я взяла его с собой, но пока не стала одевать. Еще я нашла кожаные рукавицы без пальцев, и сразу натянула их. Взяв узел, я осторожно пробралась обратно в комнату Калии. Она опять испугалась, увидев меня.

— Ты сделала, что я тебе говорила? — она кивнула, — Молодец, спрячь подушки в своей спальне.

— А что мне с ними делать?

— когда тебе приведут сына, дождись темноты, разбей окно и выбрось их в реку. Стой, в них нужно что-то положить, чтобы они не сразу всплыли, — вспомнила я, — Плохо, что я не знаю физику

— чего не знаешь? — переспросила меня Калия

— Не важно, — отмахнулась я, — не трогай подушки. Ты поняла, что делать?

— Да, — пожимая плечами, растеряно ответила Калия, — А что потом?

— А потом пойдете по тому туннелю, захвати эти вещи, — указывая на узел, попросила я, — я буду ждать вас у выхода. — Не давая ей времени на вопросы, я сама спросила, — Где комната Плюща?

— Этажом выше, первая налево. А зачем тебе? — удивилась Калия

— Не важно. Ты запомнила, что нужно делать? — еще раз спросила я, Калия кивнула, — Пожелай мне удачи, — сказала я, и прежде чем Калия успела что-либо сказать вышла в коридор.

Я старалась двигаться очень тихо. Мой слух был напряжен до предела, впереди было самое опасное: лестница, там не где спрятаться, а вступать в бой с охранниками, значит раскрыть себя. Набравшись смелости, я зашла на лестницу и побежала. Я никогда так быстро не бегала по лестницам! Я ужасно запыхалась! К тому я услышала разговор и вынуждена была свернуть в другой коридор. Я стояла за углом и боялась дышать. Вскоре голоса затихли и я осмелилась высунуть нос за угол — никого. Вздохнув, я поспешила к комнате Плюща. Дверь оказалась закрыта. "А чего ты ожидала? Что тебя здесь все ждут с распростертыми объятьями?" — говорила я сама себе. В этот момент опять послышались голоса, забежать за угол я не успевала, поэтому начала судорожно дергать двери. К моему счастью одна открылась и я успела в нее зайти. Я прислонилась ухо к двери и прислушалась. Судя по голосам, их было двое. Я услышала звук открываемой двери

— возвращайся, — приказал Плющ, это был он, я узнала его голос. Руки непроизвольно сжались в кулаки. Я услышала, что второй ушел. Я осторожно подкралась к двери комнаты Плюща и прислушалась. Не знаю, что меня толкнуло на следующий шаг, но я сделала его. Я тихо открыла дверь и проскользнула в его комнату. Я остановилась у двери, Плющ был в спальне, я увидела его спину. Моя рука потянулась за стрелой, но я себя остановила: "Еще не время, еще не время". Я спряталась за дверью в спальню и стояла там, боясь дышать. Мой враг был в шаге от меня, и я могла спокойно убить его! Я не представляю откуда у меня в тот момент возникла способность нормально размышлять, но именно это и остановило меня. Я понимала, что его убийство не остановит войну, которую мы естественно бы проиграли. Когда Плющ проходил мимо двери я рассматривала его в щель и чувствовала как бешено у меня колотиться сердце. Плющ на миг остановился, и мне показалось, что он меня заметил, но все обошлось. Он вышел из комнаты и запер ее. Я облегченно вздохнула и вышла из своего укрытия. Я прошла в его спальню и начала рыться в его вещах. Я уже было отчаялась, что либо найти, как вдруг мне опять повезло! На дне его шкафа я нашла довольно большую коробку. Я тут ее открыла и почти упала на пол. Я думала, что уже никогда не увижу все эти вещи! Сомнений не оставалось, Плющ был из того же времени, где я родилась и прожила большую часть своей жизни. Он был из ХХI века! Меня это ошарашило и одновременно придало уверенности и сил. Я все поставила на место, повторяя, что все еще не время. Нужно остановить войну, обезопасить Калию и ее сына, найти Всеволода и тогда уже думать, как остановить Плюща. Я подошла к двери и вспомнила, что она заперта. Уже начинало темнеть и мне пора пробираться на задний двор и искать Нинлиль и еще лошадь для Калии. У меня началась паника, чтобы хоть как-то вернуть себе самообладание, я закрыла глаза и прислонилась к двери. Вдруг я услышала шаги. Кто-то шел в эту комнату! Сомнений не оставалось, звякнули ключи. Я растеряно оглянулась, ключ уже проворачивался в замке. Дверь уже вот-вот откроется! Мне ничего не оставалось, и я спряталась за дверью, когда она уже открывалась. Я затаила дыхание. Плющ опять вернулся. Я посмотрела сквозь щель — в коридоре было пусто.

Затаив дыхание, я проскользнула за его спиной в коридор и не оглядываясь побежала к лестнице, потом вниз, в подвал. Так не останавливаясь я выскочила на задний двор. Закрыв за собой дверь я прислонилась к ней и закрыв глаза, попыталась восстановить дыхание. Вдруг я услышала звук разбиваемого стекла и резко открыла глаза. Все верно, уже было достаточно темно. Я в ужасе оглянулась, нигде и следа Нинлиль или хотя бы другой лошади. И тут я вдруг все не испортила своим испуганным вскриком. Я почувствовала, что до меня дотронулись, оглянувшись, я увидела свою умную лошадь

— Нинлиль! — с облегчением воскликнула я, лошадь тихо фыркнула и кивнула в сторону. Я посмотрела в сторону, куда указывала Нинлиль и ахнула, там был еще один конь, — Я еще не привыкла, что ты такая умная, — искренне сказала я и погладила ее по гриве, — Спасибо, ты спасла меня, — Нинлиль довольно фыркнула. Я запрыгнула в седло, и взяла второго коня за поводья. Через секунду из туннеля вышли испуганный Калия и мальчик. Я молча указала им на коня. Калия запрыгнула на него, а я взяла мальчика с собой. Закутав его в свой плащ, я оглянулась на Калию, она держала в руках мой узел. Кивнув мне, она уверенно взялась за поводья. Улыбнувшись ей, я наклонилась к уху Нинлиль

— А она молодец, — Нинлиль кивнула, а я добавила, — Теперь наша судьба в вашей скорости. Мчи! — и мы рванули к лесу. Периодически я оглядывалась, Калия не сильно отставала от нас. Вскоре мы уже были в чаще леса и сбавили скорости. Погони не было, в замке поверили в тот спектакль, который мы разыграли. И это очень меня порадовало, я почувствовала огромный прилив сил и направила Нинлиль к хижине деда.

Дед как будто не удивился, увидев нас на пороге хижины ночью. Он вежливо поприветствовал Калию и помог уложить мальчика, он заснул, пока мы ехали в хижину, в моей комнате. Калия осталась с ним и тоже заснула. Я вышла в общую комнату и села напротив деда.

— Извините, что не предупредила. Им нужно было убежище и мне ничего кроме вашего дома в голову не пришло.

— как вам удалось сбежать? — спросил дед

— мы сделали все так, как будто Калия с мальчиком выбросилась в окно и утонула в реке. Пока они поняли в чем дело, мы уже были в лесу. Скажите, они смогут здесь остаться?

— Если дело во мне, то я не против. А вот что ты будешь делать?

— Поеду… в соседнее королевство, попытаюсь остановить войну, — вздыхая, ответила я, — Правда я еще не думала, как я это все сделаю, — качая головой, дед встал и прошелся по комнатке

— ты поставила себе сложную задачу

— А кто если не я?

— ты не думала, что тебе уже пора воскреснуть? — прищурившись, спросил дед

— Воскреснуть могут только мертвые, живым это сделать труднее, — вспомнила я высказывание, которое когда-то где-то услышала. И теперь, наконец, поняла его смысл. — К тому же мне так проще осуществить задуманное, — задумавшись, продолжила я, дед согласился со мной и кивнул.

— когда едешь?

— Думаю, что нет смысла ждать рассвета.

— Ночью дороги просматриваются тщательнее, чем поутру. Оставайся, а завтра поедешь, — я вынуждена была согласиться с правотой деда. Но уснуть я так и не смогла. Когда время близилось к рассвету, я достала из узла, который взяла с собой из замка, Жулия, бабушкин кинжал, повязала на правую ногу, выше колена, пояс, подаренный Всеволодом, одела свое дорожное платье, плащ, лук и колчан стрел, подаренные дедом, заплела волосы в тугую косу. Взяла с собой некоторые вещи. Дед встал, проводить меня

— Позаботьтесь о них, — попрощалась я

— А ты о себе. Нинлиль, проследи за ней, — попросил дед лошадь, та кивнула

— когда я уже привыкну к ней! — качая головой, возмутилась я, гладя Нинлиль по гриве. Лошадь на прощанье заржала, свесившись с седла я обняла деда, — Спасибо вам за все. Надеюсь у меня будет возможность вам отблагодарить. — Улыбнувшись, я направила Нинлиль в сторону границы. Отъехав немного, я обернулась, Нинлиль встала на дыбы и заржала, дед с улыбкой махнул нам рукой. После этого мы помчались навстречу солнцу, сквозь лес к границе моей страны и страны Абрахаса.

Глава 2

Мы уже около суток были в пути. Наступила ночь, лес начинал редеть. Я решила остановиться на ночь в лесу.

— Разбудишь перед рассветом? — обратилась я к Нинлиль, та кивнула. Я мирно заснула, мне приснился муж, я точно помню. А проснулась я от того, что Нинлиль облизывала мое лицо, — А это ты, — сонно пробормотала я, — не могла еще немного подождать? — спросила я у нее, запрыгивая в седло. Нинлиль фыркнула и попыталась меня сбросить, — Ладно, прости. Поехали.

Через несколько минут стало совсем светло, Нинлиль начала волноваться. Мы выехали на открытое пространство. "Вот мы и на месте", — пробормотала я. Мы проехали еще немного, вдалеке показался какой-то отряд. Я съехала с основой дороги и скрылась в кустах, которые росли по обе стороны дороги, но продолжала наблюдать. Нинлиль начала вырываться.

— Вижу, — сказала я ей. На самом деле это был не отряд, просто несколько всадников гнались за одним. Они выстрелили в него из лука и его лошадь упала, но всадник успел выскочить из-под нее и теперь стоял на ногах, вытащив меч. Я уже еле удерживала Нинлиль, — Нам нельзя показываться! Ну, хорошо, я помогу ему, — Нинлиль радостно выехала на дорогу. За это время всадник без лошади, успел обезвредить одного своего врага, оставалось еще трое, — Слушай, а вдруг он наш враг? — спросила я у Нинлиль, та отрицательно мотнула головой, — Ну, ладно, — я достала стрелу из колчана и зарядила лук. Тщательно прицелившись, все-таки я была достаточно далеко, я натянула тетиву. Мне не было видно лиц, но что-то в фигуре оборонявшегося, он стоял ко мне спиной, насторожило меня. Я отогнала эти мысли и отпустила стрелу. Один из нападавших упал, второй был повержен незнакомцем, а третий, забежав ему за спину, хотел ударить сзади.

— Ну, не хотела я тебя убивать! — со злостью пробормотала я и выпустила вторую стрелу. В этот момент тот незнакомец, которого я защитила, обернулся, но я быстро заехала обратно в кусты. Незнакомец склонился над поверженным мною и вытащил стрелу. Он долго ее рассматривал, после чего спрятал стрелу у себя на груди, поймал одну из лошадей нападавших и ускакал, в другом направлении. Нинлиль все это время рвалась вперед и, если бы не перчатки, на моих руках остались бы приличные мозоли, мне силой удалось ее остановить. Дождавшись пока он уедет подальше, я выехала на дорогу, проезжая мимо места стычки я почувствовала приступ тошноты. Глубоко вздохнув, я подобрала стрелу и положила ее обратно в колчан. Один из раненных мною был жив, я лично в этом убедилась, а вот другой…

— Посмотри, что ты заставила меня сделать! И что с тобой вообще случилось? — ругала я Нинлиль, та низко опустила морду и вела себя очень тихо, — Поехали отсюда, — коротко приказала я и Нинлиль повиновалась.

— Кажется, я поступила слегка опрометчиво, — начала рассуждать я на очередном привале. На территории этого государства в основном были горы, а не лес и река, как у нас. Чтобы добраться до дворца короля, мне к счастью не надо было пересекать горы. Дворец располагался на равнине, а уже вокруг него были горы. Это красивейшее зрелище! Дворец сделан из белого камня, с несколькими башнями и множеством колонн. Он расположен так, что солнце, когда всходит, полностью освещает его и создается впечатление, что замок сверкает на фоне темных и огромных гор со снежными вершинами. Как я уже говорила, перед входом в замок располагается огромная равнина, на которой растет специально посаженный сад, а возле самого входа разбита огромная клумба с розами всех цветов радуги. Я уже бывала раз в этом дворце вместе с бабушкой и сейчас с радостью предвкушала опять увидеть это произведение архитектурного искусства. Мы с Нинлиль были уже достаточно близко от дворца, на горизонте уже появились массивные горы, но мы все еще ехали по открытой равнине со множеством возвышенностей и впадин. Я сделала привал у одного из немногочисленных деревьев. Я сидела на подстилке, снятой с Нинлиль, а она стояла рядом и пощипывала траву. Когда я начала говорить она подняла морду и посмотрела на меня, — Спрашиваешь почему? — я как будто начинала немного понимать Нинлиль, — Ну, вот представь я приезжаю во дворец, я уже молчу о том, что официально я мертва, — уточнила я, размахивая руками. — Так вот я подхожу к королю и говорю: "Не начинайте, пожалуйста, войну против моего королевства!" Так что ли? — Нинлиль отрицательно мотнула головой, — Вот и я о том же! Нет, нужно продумать свое появление при дворе, — я сорвала, росшую у моих ног травинку и начала перебирать ее между пальцев, — Ну, что посоветуешь? — спросила я у Нинлиль, просто мне ничего хорошего на ум не пришло. Нинлиль вдруг заржала и встала на дыбы, — Что? — я выглянула из-за дерева и поняла причину ее волнения, — Ну, что ж может так и лучше, — к нам приближался отряд всадников, и по форме я поняла, что личная охрана короля. Я встала им навстречу и внимательнее посмотрела на них, — Не может быть, — пробормотала я, увидев среди них самого короля! Я смело вышла на дорогу, и всадникам пришлось остановиться, чтобы не затоптать меня

— ты, что сумасшедший! — воскликнул первый из всадником, король ехал за ним. Я скинула капюшон плаща и тряхнула головой. Король от удивления широко раскрыл глаза и ближе подъехал ко мне, я слегка поклонилась ему. Абрахас спешился и подошел ко мне поближе

— Олеся? Разве это возможно? — Абрахасу было за 40, и он относился ко мне по-отечески. Увидев его, я не смогла сдержать эмоций, у меня на глазах выступили слезы. Я кивнула, и Абрахас обнял меня

— Ваше величество, я бы хотела, чтобы мое появление оставалось в тайне, — попросила я его. Абрахас понимающе мне кивнул

— Поехали во дворец, все расскажешь. — Абрахас вернулся к своему коню, а я подошла к Нинлиль. Гладя ее по морде, я прошептала: "Нам пока везет. Как думаешь?", — Нинлиль фыркнула и кивнула. Я запрыгнула в седло, накинула на голову капюшон. После чего весь отряд поехал по направлению к дворцу.

Мы были в пути уже около часа. Все ехали в полном молчании, и мне это напомнило, как когда-то я вот так же ехала вместе с отрядом графа. Как давно это было!

— Вот мы и дома! — воскликнул один из стражей короля, — За этим мостом уже наше королевство.

Я приподнялась в седле и увидела мост. Тут до меня дошло, что это именно тот мост, где год назад напали на Всеволода и Алексия. Я в растерянности упустила поводья и Нинлиль, получив неожиданную свободу, остановилась. Я никак не могла прийти в себя, у меня перед глазами стояла картина: стрела летит, попадает в моего мужа, тот теряет равновесие и падает в реку. Кто-то тронул меня за плечо, и я очнулась от этого видения. Обернувшись, я заметила Абрахаса.

— Что с тобой? — спросил он, подавая мне поводья. Я сжала поводья так, что у меня заболели пальцы.

— На этом мосту год назад ранили моего мужа, после этого его никто не видел, — заикаясь и с трудом выговаривая каждое слово, тихо ответила я.

— Всеволод был здесь?! — воскликнул Абрахас, — ладно, разберемся, — пробормотал король и поскакал вперед. Я судорожно вздохнула и поехала вслед за ним.

Мы ехали не останавливаясь до самого дворца. Заехали мы в это красивейшее здание под покровом ночи. Нинлиль отказалась оставаться вместе с остальными лошадями и я вынуждена была оставить ее где-то в пределах огромного замка-города.

— Давай завтра с утра встретимся и поговорим, — предложил мне Абрахас

— Я только за, — зевая, согласилась я. Эта поездка вымотала меня физически и морально. — вот ток где я буду спать?

— Старые покои, — пожал плечами Абрахас

— Ваше величество, я не хочу, чтобы при вашем дворе узнали о моем появлении. И вообще, мне еще рано воскрешать из мертвых, — мы стояли с ним во дворе конюшни. Я только что отпустила Нинлиль и теперь смотрела во двор в надежде, что она все же согласиться остаться в этой конюшне.

— Да… у тебя на родине такое происходит, что мертвым сейчас быть лучше, чем живым, — сказал Абрахас. Если честно я не совсем поняла к чему он это сказал и промолчала, — Пойдем я проведу тебя в одни комнаты, об их существовании знает ограниченное количество людей

— Да? — я скептически посмотрела на него, думая: "Неужели вы там прячете своих любовниц?"

— Я не прячу там любовниц. Я там сам прячусь, когда хочется несколько минут одиночества, — как будто прочитав мои мысли, сказал он

— тогда ладно, ведите. — Король вел меня по каким-то темным лабиринтам. В начале я пыталась запомнить дорогу, но потом поняла, что это бесполезно. Абрахас остановился у какой-то темной деревянной двери без малейших признаков ручки, но короля это не смутило, он отчитал две свои ладони вправо от двери и нажал на камень — дверь без единого скрипа открылась. Комната была абсолютной темной и, чтобы не наткнуться на что-либо, я остановилась у входа и подпрыгнула от испуга, когда дверь также тихо закрылась. Секунду еще была полная темнота, потом Абрахас зажег несколько свеч, и я ахнула пораженная великолепием этой комнаты. На стенах висели картины, у стен стояла кушетка, оббитая красным бархатом, напротив стоял хрустальный стол с подносом, на котором стояла ваза с фруктами и хрустальный графин. В комнате не было окон, но на одной из стен висели бардовые, тяжелые занавески от чего создавалось впечатление присутствия окна.

— вижу, тебе понравилась моя скромная пещерка, — с гордостью в голосе сказал король

— Ничего себе пещерка! Да, комната Василия ей и в подметки не годиться! — восхищенно ответила я

— Обустраивайся. Здесь несколько дверей и каждая ведет в определенное место в замке. Отдыхай, а я завтра зайду, — Абрахас поцеловал меня в лоб на прощание и вышел. Я взяла в руки подсвечник и начала осматривать комнату. По размерам она была как две мои прежние комнаты, на полу лежал мягкий теплый ковер темно синего цвета. Я подняла свечи повыше и невольно сделала несколько шагов назад — меня поразил или даже напугал портрет на стене. Переборов мистический страх я подошла ближе и начала рассматривать картину. На заднем фоне был темно зеленый лес, а за ним величественные горы. Перед огромным вековым дубом было изображено 3 фигуры: белоснежный конь, огромный белый волк и девушка. Волк не пугал, у него не было оскала, но что-то в нем было такое, что внушало трепет, как перед божеством, конь очень напоминал Нинлиль, но не они испугали меня. В центре картины, между конем и волком стояла девушка в зеленом плаще, почти таком же, как у меня. Девушка держала правую руку на гриве коня, а в левой руке держала лук. Я всмотрелась в черты лица этой девушки и чуть не уронила подсвечник. Девушка была очень похожа на меня, или я очень была похожа на нее. Те же скулы, глаза, брови, губы. Мне казалось, что я смотрю в зеркало. На девушке не было капюшона, а волосы были темно рыжие. За спиной этой девушки я рассмотрела колчан со стрелами с белым опереньем. Я сняла лук и свой колчан стрел и внимательно всмотрелась на лук на картине, они были очень похожи. Сглотнув ком в горле, я прислонила лук и колчан к спинке кушетки и вернулась к картине. Я посмотрела на низ картине в надежде обнаружить подпись художника, но в правом угле картины я нашла больше: Алесия — великая королева Аноры со своей верной свитой. Я отшатнулась от портрета и села в растерянности на кушетку картина была напротив меня. Девушка на картине смотрела на меня с легким укором, но в тоже время на ее губах играла легкая добрая улыбка. "Алесия… не может быть", — прошептала я, вспоминая свое родословное дерево. По рассказам бабушки, именно от Алесии пошел род нынешних правителей Аноры. Выходит, на портрете была изображена моя пра — прапрабабушка, великая королева со своей свитой. Я еще раз посмотрела на портрет — Алесия на нем была немного старше меня, я посмотрела ниже ее глаз и вздрогнула, столкнувшись с мордой огромного волка. Бесспорно волк, как и конь, был прекрасен и дик. В его глазах было столько силы и благородства, что я почувствовала себя неловко, разглядывая портрет. Я поставила подсвечник на стол, сняла плащ, легла на кушетку и укрылась плащом, после чего задула свечи.

Ночью мне приснилась Алесия. Я была в лесу, была ночь, и ничего не было видно. Потом яркий свет прорезал темноту, прикрывая глаза, я пошла на этот свет и увидела красивый деревянный двухэтажный дом, с красивейшими узорами, вырезанными над входом. Верандой, крышей которой служил низ выступающего вперед второго этажа. Перед домом на зеленой лужайке игрались двое детей: мальчик и девочка. У меня слезы выступили на глазах, когда я рассмотрела их лица: у мальчика были такие же волосы, как и у Всеволода, такой же прямой нос и упрямый подбородок. Вдруг дети радостно вскрикнули и бросились куда-то в сторону, я посмотрела туда и увидела, что они повисли на шее у мужчины, он повернулся ко мне лицом. От избытка чувств я не могла дышать, меня душили слезы. В этот момент они все исчезли, и я закричала. "Борись дальше и они больше никогда не исчезнут", — услышала я в полной темноте голосе.

— кто здесь? — оглядываясь, спрашивала я, но ничего и никого не видела, у меня перед глазами все еще стояло это видение

— все будет хорошо, милая, — услышала я опять голос и почувствовала чье-то ласковое прикосновение к своей щеке и проснулась. Рядом никого не было, это был всего лишь сон, но я все еще чувствовала это прикосновение! Я опять закрыла глаза в надежде увидеть тот же сон, но мне ничего больше не приснилось.

Разбудил меня уже Абрахас. Он принес мне еды и кое-что из одежды

— Гордись, сам король тебе прислуживает! — с улыбкой сказал мне Абрахас, подвигая стул к столу и садясь напротив меня

— Не желает ли его величество разделить со мной трапезу? — с улыбкой спросила я

— ты лучше рассказывай как тебе здесь?

— Нормально… ваше величество, а откуда у вас этот портрет? — я кивнула в сторону портрета Алесии

— Не знаю, — пожал плечами Абрахас. — Сколько себя помню, он висел здесь

— А ты знаешь, кто на нем изображен?

— конечно! Алесия, если не ошибаюсь, твоя родственница, — я кивнула, — а рядом с ней, слева, Волчий князь

— Кто?

— Волчий князь. Наш народ долго верил, что он божество, воплощающее в себе благородство и честность, присущие настоящим царям. Ну, ты ведь приехала сюда не для того, чтобы расспрашивать меня о картине, так ведь? — я проглотила кусок вкусной еды и кивнула

— Мои искренние восхищения повару, — вытирая рот салфеткой, сказала я, — Да, вы правы. Я приехала, чтобы предотвратить войну между нашими странами, — Абрахас помрачнел после этой фразы и раздраженно спросил

— объясни мне, что происходит с твоим дядей. Он что совсем ум потерял?

— Вот это и меня беспокоит. Года два назад он взял себе советника

— Советника? Зачем? — я не смогла ответить на этот вопрос и лишь развела руками

— Благодаря этому советнику я здесь.

— А что с твоим мужем?

— Не знаю, — честно ответила я, хотя сейчас была абсолютна уверенна, что Добрыня жив. (Добрыня, это имя, данное Всеволоду при крещении.) — Около года назад его отправили сюда. Алексия, его сопровождающего, привезла лошадь, он был сильно ранен. Тогда мне сказали, что он мертв, — рассказывая это Абрахасу, я вдруг поняла, как сглупила, когда ушла из замка. Нужно было остаться и бороться, искать мужа! Но прошлого не воротишь и нужно сейчас исправлять свои ошибки.

— А где ты была все это время?

— Я не могу вам сказать. Я знаю, что после нашего с Всеволодом исчезновения, Плющ полностью захватил власть. Все воины, верные моему мужу, либо изгнаны, либо сидят в тюрьмах.

— Послушай, я недавно узнал… королева

— бабушка? — испуганно спросила я

— Нет, — качая головой ответил король, — Калия и маленький принц выбросились из окна замка и утонули

— Что? — изображая полню растерянность я вскочила с кушетки и отвернулась якобы совладеть со своими чувствами, а на самом деле, чтобы спрятать свою торжествующую улыбку. "получилось!" — думала я. Совладав с собой я повернулась к Абрахасу.

— Чем я могу тебе помочь? — сочувствующе спросил король

— Для начала не начинайте первыми войну, — попросила я, — и еще вы обещали узнать о моем муже, — с надеждой напомнила я

— Точно! Прости, я забыл тебе сказать. Я узнал, что год назад семья, которая живет немного ниже по течению реки, нашла в ней мужчину. Его плащ зацепился плащом за ветку, растущего у самого берега дерева, это его и спасло. Они выходили его, и он уехал, а куда они знают

— давно это было? — ломая руки, спросила я, пытаясь унять дрожь в голосе

— Полгода назад, — ответил король

— Если бы Добрыня вернулся к отцу, Ким бы мне сказал. Значит, он не был у отца, но ему кто угодно мог сказать, что я… — бормотала я, Абрахас обеспокоено посмотрел на меня. Я поймала его взгляд и смутившись сказала, — Не волнуйтесь со мной все в порядке. У меня к вам будет еще одна просьба

— Всеволод?

— Нет, — размышляя, ответила я и продолжила, — узнайте все о Плюще. Я понимаю, что это будет сложнее, но от этого много зависит

— Я понимаю, поэтому скажи мне, откуда он вообще взялся?

— Вот в этом и вся загвоздка. Василий тогда поехал с моим мужем, но даже Всеволод не знает откуда тот взялся.

— А куда они хотя бы ездили? — я отрицательно покачала головой

— не помню куда именно, но они не пересекали границу Аноры- со вздохом ответила я

— Это усложняет нам задачу, — пробормотал размышляя Абрахас, — Ну, во всяком случае я попытаюсь выяснить. А пока будет идти поиск, что будешь делать ты?

— Не знаю, — пожимая плечами, ответила я

— Я бы не советовал тебе покидать границы моей страны, здесь тебе безопаснее, но и в этой коморке ты оставаться не можешь… — Абрахас встал со своего стула и прошелся по комнате, — ладно я что-нибудь придумаю, — пообещал он и достал какой-то свиток. Развернув его на столе, он жестом пригласил меня подойди поближе, я повиновалась, — Это план замка. Вот здесь, — он ткнул в карту, — находится эта комната. Как видишь тут множество ходов, и они напоминают лабиринт. Так что хорошенько изучи ее и только тогда выходи из комнаты. Иначе рискуешь заблудиться, — я села за карту и начала с интересом ее рассматривать, — я зайду еще позже, — пообещал Абрахас и вышел.

Я жила в гостях у Абрахаса уже больше недели. За это время я досконально выучила план замка и спокойно передвигалась по нему. Особенно часто я пользовалась ходом, который соединял тронный зал и мою комнату. В этот раз я опять пошла по тому же маршруту, несколько дней назад я сделала дырку в гобелене, который закрывал этот ход, и теперь спокойно наблюдала за происходящим в тронном зале. Абрахас сидел на своем троне, мне не было его видно потому что гобелен находился чуть дальше слева от трона, зато мне хорошо было видно его посетителей. В зал пригласили какого-то священнослужителя. Ряса скрывала фигуру и лицо священника, но стоило ему заговорить. Как я подпрыгнула от радости и вынуждена была закрыть себе рот рукой. Этим священнослужителем был Никон! Мой друг и брат Всеволода. Никон 2 года назад уехал к какому-то святому и видимо теперь возвращался обратно. Я прислушалась к его разговору с королем. По обрывкам фраз я поняла, что Никон просит убежища в этой стране. Абрахас просит у него времени до завтра, а на это время разрешает Никону пожить в замке. Я прислушалась, куда именно поселяют Никона и решила этим же вечером навестить родственника. Я с нетерпением ждала наступление вечера, после чего направилась к Никону. Я одела свой плащ, потому что в этих переходах было очень сыро и холодно, а мне совсем не хотелось простудиться. Я осторожно открыла дверь, она как всегда открылась без малейшего шума. Никон не спал, он беспокойно расхаживал по своей комнате. Я зашла и тихо остановилась у стены, я все еще не могла поверить, что здесь, в другой стране, я встретила дорогого моей семье человека. Никон обернулся и уставился на меня, он потряс головой и отвернулся, потом опять посмотрел на меня, я не сдержалась и подбежав к нему бросилась на шею.

— О Господи! — радостно воскликнул Никон и подхватил меня, — Олеся! — я не смогла сдержать слезы радости, мне казалось, что моя жизнь возвращается в прежнее русло. Я смахнула слезы и улыбнувшись сказала

— Да, это я.

— Мне сказали, что ты и мой брат…

— Я знаю, — кивая, говорила я. Никон отступил от меня на шаг и начал рассматривать

— Ты изменилась, — с легким оттенком горечи, сказал он, — Что это? — Никон взялся за мою белую косичку

— Седина, — со вздохом ответила я, — Как же я рада тебя видеть! — искренне воскликнула я, — Но как ты здесь оказался?

— Я всего несколько месяцев назад узнал о происшедшем и сразу же отправился в путь. Здесь мне уже сообщили о новых порядках в нашей стране, поэтому я пока решил остаться здесь и придумать как мне добраться домой. — Никон сел на стул и предложил мне сделать тоже самое, но я отказалась, — А ты здесь откуда? — я рассказала Никону все, начиная с появления Плюща и до моего приезда в эту страну. Когда я закончила свой рассказ Никон выглядел растерянным и обеспокоенным. — Ты правильно сделала, что спрятала Калию, — единственное, что сказал он

— Никон, что нам делать дальше?

— обезвредить Плюща и найти моего брата

— Я немного боюсь встречи с Всеволодом, — честно призналась я

— Почему?

— прошло столько времени, и…

— Ты полюбила другого? — испугано спросил Никон

— Нет, что ты! Нет! Я все еще люблю твоего брата, но он мог полюбить другую

— Почему ты так считаешь? Ты что не доверяешь Всеволоду?

— Дело не в этом. Я за это время сильно изменилась, и я чувствую это. Сможет ли Всеволод принять меня такой? А вдруг эта новая Олеся ему не понравиться?

— Оставь эти вопросы на то время, когда встретишься с ним, — посоветовал мне Никон, — а пока подумай о том, кто может помогать Плющу.

— Ты думаешь он не один действует? — удивилась я, раньше я как-то не думала о том, что у Плюща может быть напарник

— Конечно! Разве один человек может провернуть такую аферу? К тому же до боли знакомый почерк не догадываешься? Он убрал с дороги тебя и Всеволода, оттолкнул королеву, запугал Калию, держит в страхе народ Аноры. Плющ систематически давил тех, кто хоть как-то связан с троном. Заменил охрану, тем самым убрав возможность восстания против себя. Ну, думай, Олеся! — подтолкнул мои мысли Никон

— Похоже на Ивания, но он же в изгнании, — растеряно ответила я. Иваний когда-то пытался захватить трон, но мы помешали этому, — а Василий встретился с Плющом на территории Аноры!

— верно, — Никон все еще оставался на своем мнении

— Что верно?! Это не может быть Иваний или Фроний они в изгнании. А больше я не знаю!

— Уверенна? — переспросил меня Никон. Я вздохнула и попыталась сосредоточиться, но ничего не вспомнила, — ладно, даю подсказку: монастырь…

— Анастасия?! — догадалась я. Анастасия была дочерью Ивания и помогала отцу и брату в захвате трона

— Это всего лишь моя догадка, подтвердить или опровергнуть которую сможет Абрахас

К радости или, к сожалению, но Абрахас подтвердил слова Никона буквально на следующий день.

— Первый раз ваш Плющ

— Он не мой, — со злостью, ответила я

— Хорошо, Плюща нашли какие-то монашки и выходили его у северной границы вашей страны, — исправился Абрахас. К этому времени я уже сказала ему, что Никон мой родственник, и он тоже присутствовал при этом разговоре.

— У северной границы только один монастырь, — с легким оттенком торжества в голосе, сказал Никон

— Я знаю, — со вздохом ответила я. Мне совсем не хотелось вновь встречаться с Анастасией, но по- другому было нельзя. — Ну что ж, тетушка, второй раунд? — пробормотала я

— какая еще тетушка? — удивился Абрахас

— Помнишь, я рассказывала тебе о брате моего дедушки?

— Иваний, кажется?

— Он. Так вот Анастасия его дочь, и значит моя тетушка.

— У тебя, что все тети и дяди твои ровесники? — удивился Абрахас

— Василий на 7 лет старше, а Анастасия на год или два. Просто когда моя мама в 3-х летнем возрасте исчезла, бабушка долго не могла родить второго ребенка. Поэтому Василий родился только через 10 лет. А Иваний поздно женился. — Объяснила я

— Да уж веселая у тебя семейка! — заметил король

— какая есть, — со вздохом ответила я, — сейчас нужно первым делом найти Анастасию

— Мои люди не смогли проникнуть в монастырь, — пожал плечами Абрахас

— Еще бы! — воскликнул Никон, — монастырь-то женский!

— Значит, ехать нужно мне. Хорошо хоть монастырь отсюда не далеко, — решилась я, хотя совершенно не имела никакого желания встречаться с этой противной монашкой!

— Это довольно — таки опасно. Я дам тебе в сопровождающие воинов, — предложил Абрахас

— Нет, это только обострит ситуацию. Вы забыли, что мы на грани войны?

— А что делать, тогда? Тебя нельзя туда одну отпускать, — мы беседовали в моей комнате. Я как обычно сидела на кушетке, Абрахас напротив меня на стуле, а Никон стоял справа от меня.

— Я поеду за ней следом, — вызвался он. И тут я остро почувствовала отсутствие Всеволода. Именно сейчас мне был так необходим его совет! Я бы с удовольствием выслушала б его ворчание по поводу того, что я опять лезу туда, куда не следовало бы. Все же рядом с ним я чувствовала себя защищенной, не то, что сейчас! Мне вдруг стало не по себе, и я плотнее закуталась в свой плащ.

— Когда выезжаем? — перервал мои размышления Абрахас

— Что значит мы? — удивилась я

— Я еду с вами. Возражения не принимаются!

— Но, ваше величество, а как же ваше королевство? — поразилась я

— Ничего с ним не случиться, — отмахнулся король, — завтра выезжаем. Пойдемте, Никон, пусть девушка отдохнет, — вставая, сказал Абрахас. Никон кивнул мне, и они вдвоем вышли. Я встала с кушетки и невольно встретилась взглядом с девушкой на портрете. Вздохнув, я надела платье, все-таки в монастырь еду, повязала кинжал, одела лук и колчан со стрелами, накинула плащ. Я не могла подвергать короля и Никона такой опасности, поэтому, задув свечу, вышла из этой комнаты. Я шла тем самым ходом, которым меня привел в эту комнату Абрахас. Через минуту я уже была на конюшне. Нинлиль нигде не было, поэтому мне пришлось взять одну из королевских лошадей.

Я ехала всю ночь и ближе к обеду приблизилась к мрачным стенам монастыря. Сглотнув ком страха в горле я решительно поехала вперед. Шагов за 30 я заметила странности во внешнем виде монастыря, казалось, что он пустовал уже несколько дней. Ворота были открыты, и я въехала во двор монастыря. В прошлый раз я была здесь ночью и не имела удовольствия рассмотреть двор монастыря. Сейчас же там не было ничего интересного. Валялись какие-то корзины, вещи, еда, а самое интересное никого не было! Я спешилась и привязав коня к ближайшему столбу, начала осматривать двор. Господствовала гробовая тишина. "Вымерли все, что ли?" — думала я, осматривая каждый закоулок огромного двора. Не найдя никаких признаков жизни во дворе я рискнула войти в само здание монастыря. Внутри было также сыро и мрачно, как и 3 года назад. На первом этаже была столовая и кухня, но там было пусто. Везде валялись разбитые тарелки и перевернутые кастрюли. Меня начинало охватывать беспокойство, всего два дня назад здесь был посланец Абрахаса, и судя по его рассказу все было в порядке. Что же случилось за это время? Куда девались все монахини?! НА втором этаже начинались уже кельи, я обошла уже почти все, везде было пусто. Я вышла в коридор и остановилась в полной растерянности, не зная что делать дальше. Вдруг я услышала всхлипывание, оно было таким тихим, и я подумала, что мне послышалось. Но оно повторилось и я прислушалась, пытаясь угадать откуда доносились эти звуки. На слух я определила нужную мне келью, подойдя к ее двери я несколько секунд не решалась войти, но потом решительно толкнула ее. Меня почти сразу же оглушил испуганный вопль, в угол кельи забилось что-то маленькое и темное. Свет из окна не освещал тот угол, поэтому я прищурившись подошла ближе и разглядела там испуганную на смерть девушку. Я предупреждающе подняла руки и осторожно подошла к ней

— успокойся, я не причиню тебе зла. Меня зовут Олеся, а тебя?

— О-оля, — всхлипывая, ответила девушка. Я протянула ей руку

— Пойдем отсюда, — девушка отрицательно замотала головой, — ты, что хочешь здесь остаться? Не глупи! Пойдем! Вставай, — я схватила ее за руку, но Оля сопротивлялась. Мне пришлось применить силу и вытащить ее из этого угла на свет. Девушка, зажмурившись, скрутилась на полу калачиком и продолжала плакать. Мое терпение подходило к концу, — Так, если ты немедленно не встанешь, я оставлю тебя здесь одну! — строго ответила я и развернулась, чтобы уже уходить

— Стойте! — окликнула меня Оля, я обернулась, девушка с трудом встала. Видимо она довольно долго сидела в том углу. Я поддержала ее за руку

— пойдем на улицу, там никого нет, — предупредила я очередной приступ истерии, я помогла Оле выйти на улицу. Во дворе она села на опрокинутую корзину, а я протянула ей свою флягу с водой. Она отпила немного, вытерла свои слезы и прерывисто вздохнула, — ты монахиня?

— Нет, только послушница, — ответила Оля. У нее было милое лицо, в котором сохранилось что-то детское. Оля была светловолосой девушкой и мне показалось, что она на много младше меня, — А сколько тебе лет?

— 21,- с грустью ответила мне она, и меня это немного удивило. Оля была всего на 5 лет меня младше. Я была на 2 года старше ее, когда попала в этот мир.

— Оль, а что здесь произошло? — оглядываясь, спросила я

— вчера ночью, — опять начиная всхлипывать, говорила Оля, — приехали какие-то всадники… они, — Оля спрятала лицо в ладонях, я терпеливо ждала продолжения. Овладев с собой, девушка продолжила, — они перевернули весь монастырь и… и забрали с собой всех монахинь. Я спряталась в кельи и они в темноте не заметили меня.

— Что за чертовщина! — возмутилась я. Злость и непонимание всегда были для меня плохими советчиками. Я пару раз вздохнула, чтобы вернуть себе самообладание и опять обратилась к девушке, — ты была знакома с Анастасией?

— Да, — нервно кивая, ответила Оля

— И?

— Несколько месяцев назад она уехала из монастыря

— Как уехала? Что вот так просто взяла и уехала? Ее же здесь должны были под охраной держать!

— Так оно и было. Но тогда за ней приехал посланец короля с приказом ее освобождения. Анастасия уехала с ним.

— Куда? Куда, Оля? — девушка молчала и я грубо схватила ее за плечи. Оля испуганно посмотрела на меня, — Куда?

— Я не знаю точно… может я не правильно поняла, но она говорила, что едет домой, — заикаясь, пробормотала она. Я отпустила ее и отступила

— Извини, что напугала, — задумчиво извинилась я. Все в точности повторяется, как и 3 года назад. Мне опять нужно ехать в родовое поместье Анастасии, затерянное посередине леса. — Вот что, Оля, к вечеру, может быть завтра сюда приедут два всадника не бойся их, это мои друзья и они тебе помогут

— А вы куда? — растеряно спросила Оля

— Расскажешь им все, что сказала мне, — сказала я и отошла от нее. Я оглянулась в поисках коня и случайно заметила в воротах монастыря белоснежную кобылу, — Нинлиль! — радостно прошептала я и пошла к своей любимице, — как ты нашла меня? — гладя ее гриву, ласково спросила я. — Впрочем, это уже не так важно. Нам нужно ехать, заночуем в лесу, — забираясь в седло, говорила я. Нинлиль заржала и слегка подпрыгнула. — Я тоже очень рада, — смеясь, ответила я. Помахав рукой растерянной Оле, я выехала из монастыря. После рассказа Оли у меня не осталось никаких сомнений по поводу того, что Плющ и Анастасия одна компания. Не могу сказать, что этот факт меня порадовал!

Как я и говорила, мы с Нинлиль остановились на ночь в лесу. А вот проснулась я… совсем в другом месте! Голова раскалывалась, тело ныло, а руки жгла веревка. Я застонала от боли и услышала до боли противный голос

— Наконец-то, наша принцесса очнулась! — я открыла глаза и увидела перед собой Анастасию. Оглядевшись, я поняла, что опять в том же злополучном подвале, — Давно не виделись! Согласись, в прошлый раз ты поступила не очень вежливо, сбежала не попрощавшись. Разве так поступают воспитанные принцессы? — от ее едкого голоса голова разболелась еще сильнее

— Тетушка, — тихо сказала я, прикрывая глаза. Анастасия подошла ближе

— Что?

— Заткнись, а. От тебя голова болит! — устало сказала я. Анастасия не стерпела такой наглости и ударила меня по щеке так, что я больно ударилась о стену другой щекой. Я дернулась, но руки были прочно связаны за спиной

— Не хорошо хамить старшим, — качая головой, сказала Анастасия

— Я что попала в школу благородных девиц? Что ты мне лекции читаешь! — с презрением сказала я ей. Злость придала мне сил. Не знаю почему, но я чувствовала свое превосходство над ней, хотя в моем положении это было немного странновато.

— Ты моя пленница, — с гордостью заявила Анастасия, — все, племянница, ты проиграла! Я оказалась сильнее! — я надменно фыркнула. Не знаю, откуда во мне столько наглости тогда взялось!

— сильнее? Ты схватила меня спящей и для того, чтобы ударить меня тебе понадобились веревки на моих руках. И кто после этого сильнее? Признайся, ты ведь меня до смерти боишься! — с наглой улыбкой говорила я

— Ты в себе так уверенна! Ну, ничего, скоро я стану настоящей королевой, а пока я покажу тебе что-то, что навсегда успокоит твою наглость, — Анастасия отступила от меня в сторону и показала на человека за своей спиной. Моя улыбка медленно погасла. Я закрыла глаза, не веря им. Я услышала довольный смех Анастасии, и знакомый голос прошептал

— милая, открой глаза, — я не хотела этого делать. Мне легче было поверить в то, что я сошла с ума, чем в то, что видели мои глаза. — Ну же, трусишка! — я медленно подняла веки. Очень близко перед собой я увидела лицо мужа. Злость и ненависть пленили мой разум, и я плюнула в это когда-то горячо любимое, а теперь ненавистное мне лицо. — А ты не изменилась, — вытирая лицо и отступая немого в сторону, противоположную той, где стояла Анастасия, сказал Всеволод, — что ты молчишь? Не рада меня видеть? — издевательски мягким голосом говорил он. Я намеренно отвернулась и уставилась в пол. Всеволод взял меня за подбородок и быстро поцеловал, подмигнув, он быстро отошел. Я продолжала упорно молчать и гордо держать голову, гадая сколько времени прошло с тех пор как я покинула монастырь и когда приедут Никон и король. И куда, черт возьми, девалась Нинлиль!

— Ну, что угомонилась? — издевательски спросила Анастасия, — больше нечего сказать?

— Почему же? Есть. Я раз тебя уже победила и второй раз это сделаю. Но на этот раз я не буду столь милосердна, — с угрожающим спокойствием сказала я, глядя в глаза Анастасии, та нервно рассмеялась

— И как ты собираешься это сделать?

— А вот так! — я высвободила руки и бросила в нее кинжал. Я попала ей в плечо. Анастасия, вскрикнув, побежала к выходу и закрыла за собой дверь. Спросите, как мне удалось освободиться? Неужели вы поверили, что Всеволод предал меня? Это он передал мне нож. Когда одной рукой он схватил меня за подбородок, другой, той, что была не видна Анастасии, вложил в мои руки кинжал. Ну, а дальше дело техники. Когда Анастасия побежала к двери, Всеволод бросился за ней, но она захлопнула дверь перед его носом.

Я стояла с закрытыми глазами, прислонившись к стене. На меня вдруг навалилась смертельная усталость. Я вдруг почувствовала, что хочу отдохнуть, хотя прекрасно понимала, что на это у меня нет времени.

— Олеся, — Всеволод тихо позвал меня, и я открыла глаза. Он был в нескольких шагах от меня, — Ты помнишь, как отсюда можно выбраться. У нас очень мало времени, — не говоря ни слова, я с трудом оторвалась от стены и пошла к тайному ходу, который когда-то спас меня и Калию. Я по памяти открыла дверь. Сделав шаг на улицу, я споткнулась и чуть не упала.

— держись, еще не много, — Всеволод поддержал меня и прошептал эти слова. Я чувствовала, что теряю сознание. В этот момент я услышала знакомое ржание

— Нинлиль! — слабым голосом я позвала свою лошадь. Всеволод забрался на нее и помог сесть мне, — А с тобой я позже поговорю предательница! — укорительно сказала я. Нинлиль, чувствуя свою вину, рванула с места и побежала, а я потеряла сознание.

Глава 3

Мой обморок перешел в крепкий сон. Мне опять приснилась Алесия. Только на этот раз, я была в старой хижине Всеволода, лежала на кровати. Алесия дотронулась до моей щеки, и я услышала ее голос

— проснись, еще не время отдыхать. Ты нужна своей семье. Проснись! — мне показалось, что последние слова она выкрикнула и я открыла глаза. В ушах все еще стоял голос Алесии, я оглянулась, и действительно я была в старой хижине Всеволода. Я приподнялась на локтях и оглянулась: здесь почти ничего не изменилось! За окном ярко светили звезды, в хижине было темно, и я не могла с уверенностью сказать, был ли здесь еще кто-то. Я встала с кровати и подошла к окну. Я стояла спиной к двери и поэтому, услышав ее скрип, быстро обернулась и наткнулась на Всеволода. У меня отняло дар речи, видимо у него тоже. Несколько секунд мы просто молча рассматривали друг друга при лунном свете. Всеволод заметил свой медальон у меня на шее и сказал

— А я думал, что потерял его… — я потянулась за застежкой на цепочке, чтобы снять медальон, но Всеволод остановил меня, — он твой. Ты так ничего мне и не сказала с тех пор как увидела, — с опаской в голосе, сказал он. Я действительно ничего не сказала, потому что не знала, что говорить

— Я… еще не осознала, что это ты… — пробормотала я. Всеволод вплотную подошел ко мне, и положил мою руку себе на грудь, от его близости у меня перехватило дыхание, я чувствовала, как бьется его сердце.

— Я чуть не сошел с ума, когда мне сказали, что ты утонула, — дотрагиваясь до моей щеки, пробормотал Всеволод

— У меня была такая мысль, — с натянутой улыбкой, ответила, — но меня остановили… — я обняла Всеволода за шею, и мы поцеловались.

На следующий день мы с мужем сидели во дворе хижины на лавке, которая стояла перпендикулярно дому. Всеволод прислонился спиной к стене дома, а я полулежала на лавке, удобно прислонившись к его спине, муж обнимал меня за талию.

— Надеюсь с Никоном и Абрахасом все в порядке, — нарушила я тишину

— Они что здесь? — удивился Всеволод

— Я жила во дворце Абрахаса, а Никон несколько дней назад туда же приехал. Мы собирались все вместе ехать в монастырь, но я от них сбежала, — рассказала я, ожидая, что Всеволод начнет ругаться, но он лишь вздохнул и, поцеловав меня в макушку, ответил

— В замке навряд ли кто-то остался, а Никон, скорее всего, захочет посетить город. Если в ближайшие дни они не появятся, поеду их искать

— Я поеду с тобой, — хватая его за руку, заявила я, — А где ты был все это время? — после нескольких минут молчания спросила я

— Я несколько недель провел в одной семье, они вытащили меня из реки. Потом я поехал домой, и в первой же таверне узнал про тебя…

— Почему ты не поехал к отцу? — мне не хотелось вспоминать пережитое нами, когда мы узнали о "смерти" друг друга.

— А ты, почему не поехала к бабушке? — спросил Всеволод, и я поняла, что им двигали те же мотивы, что и мной, — Я приехал сюда и жил в этой хижине. Когда я однажды пришел в город, то узнал о нововведениях Василия, — мрачно продолжил Всеволод, — сама понимаешь, что после этого я не мог больше оставаться в стороне. А ты где была? Насколько я вижу, ты все-таки умудрилась вляпаться в историю, — более веселым голосом спросил он. Я усмехнулась и рассказала ему о своих злоключениях.

— я наткнулась на человека, за которым гнались еще несколько всадников. Тогда я впервые применила оружие к человеку… — заканчивала я свой рассказ путешествием ко дворцу Абрахаса

— Так это была ты?! — ошарашено спросил Всеволод, и достал из-за голенища сапога мою стрелу, — Я сохранил стрелу, чтобы позже найти и поблагодарить лучника! — объяснил он и протянул мне ее

— Подожди, а что ты делал на той дороге и кто за тобой гнался? — разглядывая свою стрелу, спросила я

— Это были воины Плюща. Они дежурят на границе, и я имел неосторожность попасться им на глаза, — объяснил Всеволод. Я вернула ему стрелу, и Всеволод опять положил ее в голенище сапога.

— Это тебе на память. Может пригодиться как-то, — объяснила я. — А что ты на границе делал? — удивилась я, осознав сказанное им.

— Искал место, где Василий встретился с Плющом. Мы тогда ездили к Абрахасу, и по дороге Василий решил поохотиться я поехал вперед и он остался с другими воинами. Поэтому сейчас я решил проверить пограничные земли, — объяснил Всеволод, — вдруг кто-то что-то слышал о Плюще

— Если бы я послушалась Нинлиль, мы бы уже встретились… — ошарашено сказала я, вспомнив поведение лошади при той стычке.

— Не думай об этом, прошлого не изменишь, — успокоил меня Всеволод. Мы еще немного помолчали, а потом я решилась задать вопрос, который уже долго меня мучил.

— А как ты эту выдру нашел?

— Кого? — со смехом переспросил он

— Анастасию, — с отвращением ответила я

— наткнулся на ее людей в лесу, чтобы остаться в живых пришлось подыграть, — нехотя ответил Всеволод

— Понятно… Знаешь, о чем я думала все это время?

— О чем? — спросил меня Всеволод, целуя в шею

— О том, что хочу жить в своем доме, с тобой… пообещай мне, как только все это закончиться мы построим свой дом, — попросила я и повернулась лицом к мужу.

— Давай подумаем об этом, когда разберемся со всем этим, — предложил он

— Нет. Скажи мне прямо: тебе нравилось жить во дворце?

— только не злись, — попросил меня Всеволод

— и не думаю. Я просто хочу знать.

— Нет, не нравилось. Я тоже не раз думал выехать оттуда, — со вздохом ответил он

— тогда в чем дело? — не понимала я

— Не хочу ничего планировать. Мы уже раз запланировали выехать из дворца, сама знаешь, чем это обернулось, — объяснил Всеволод

— Хорошо, — согласилась я, хотя мне уже сейчас хотелось забыть обо всех этих проблемах королевства и посвятить себя, наконец, только своей семье. — Что будем дальше делать?

— прежде всего, нужно встретиться с Васей и…

— Нет, — решительно заявила я

— почему? — удивился Всеволод

— Прежде всего, мы должны сообщить своим, что мы живы. Твой отец и моя бабушка и так из-за нас настрадались, — серьезно сказала я. Всеволод согласно кивнул

— Тогда дождемся Никона и уже все вместе поедем, — подытожил он, — а пока…

Всеволод оказался прав, Никон и Абрахас появились у хижины на следующее утро. Вернее они приехали втроем, с ними была еще Оля — послушница из монастыря. Всеволод был в хижине, а я за чем-то вышла на улицу и заметила их. Я облокотилась на стену дома и с улыбкой наблюдала за их приближением. К стати Никон очень мило беседовал с Олей.

— Я так и думал, что ты здесь! — воскликнул Никон, подъезжая ближе

— Ваше величество, — я слегка поклонилась Абрахасу и кивнула остальным

— Слушай ты, дрянная девчонка, ты, что совсем совесть потеряла! Что это за выходки?! — гневно сверкая глазами, говорил Абрахас, подходя ко мне поближе. В это время Никон помог Оле спешится, и честно говоря тогда меня больше интересовало его отношение к этой послушнице, чем гнев короля. К счастью, у меня хватило ума скрыть это от Абрахаса

— Ваше величество, поверьте, мне казалось, что так будет лучше для вас, — сделав вид, что мне стыдно и с раскаянием в голосе сказала я, опустив глаза. В этот момент к нам подошли Оля и Никон

— Ты очень напугала нас. Хотя я и привыкший к твоим выходкам, — начал Никон, но тут он заметил на моем лице перемены, — а что это ты вся светишься?

— Зайди в дом, — загадочно сказала я, но не смогла сдержать улыбку. Заинтригованный Никон вошел в дом

— Что там? — спросил Абрахас, сменив гнев на любопытство

— Ни что, а кто, — исправила я его и обращаясь к Оле спросила, — Тебе уже лучше?

— Да, ваше высочество, — потупившись, ответила девушка. Все это время она держалась в стороне

— Это хорошо. Раньше бы я отвела тебя в город, но сейчас нас туда не пустят. Присаживайтесь, — пригласила я гостей, указав на лавку у дома

— А в дом ты нас не пригласишь? — удивился Абрахас, присаживаясь на лавку

— Еще рано. Нужно дать им побольше времени, — объяснила я

— Кому им? — Абрахас уже начинал раздражаться

— Потерпите еще немного и все узнаете. Лучше расскажите, как вы доехали?

— Дороги у вас, конечно! По пути наткнулись на отряд из 5 всадников, но они нас не заметили. Потом в монастыре встретили Ольгу, она нам рассказала, где тебя дальше искать.

— Вы были в поместье?

— Да, Никон вспомнил, где оно находится, из ваших рассказов. Но там было пусто. Так как была уже ночь, мы решили заночевать там, а потом приехать сюда. Вот и все. — Закончил свой рассказ Абрахас, — А ты?

— Я успела повидаться с этой Анастасией, но ей удалось сбежать. Это если вкратце, — ответила я

— А полную версию мы расскажем вам по пути, — выходя из-за угла дома, сказал Всеволод. Абрахас удивленно поднялся на ноги, — Здравствуйте, ваше величество, — слегка опуская голову в знак приветствия, сказал он. Дом был расположен так, что вход в него был скрыт со стороны дороги. А так как мы стояли у дороги, то Всеволоду и Никону пришлось обойти дом, чтобы присоединиться к нам.

— Всеволод? — переспросил Абрахас, не веря своим глазам. Мой муж улыбнулся и кивнув сделал шаг навстречу к Абрахасу, — Володя! — радостно воскликнул король пожимая ему руку.

— Спасибо! — прошептал мне на ухо Никон, он остановился у меня за спиной.

— Всегда, пожалуйста, — с улыбкой ответила я.

— А куда это вы собираетесь ехать? — спросил Абрахас

— К нашим, — спокойно ответил Всеволод. Я подошла к нему и он обнял меня.

— Правильное решение. Нужно объединить все силы. Я рад снова видеть вас вместе, — с искренней улыбкой, сказал король, — и жду вас в гости. А я пожалуй, вернусь в свое королевство. Моя помощь здесь больше не нужна.

— Спасибо вам за Олесю, — опять пожимая королю руку, поблагодарил Всеволод. Абрахас кивнул и добавил

— Береги ее. Она у тебя особенная, — запрыгивая на свого скакуна, сказала Абрахас и я почувствовала, что краснею. Все-таки не каждый день слышишь комплименты от королей! Абрахас кивнул Никону и Ольге, после чего уехал. Мы немного помолчали, провожая его взглядом, после чего вернулись к нашим проблемам.

— Вы в состоянии продолжать путешествие? — спросил Всеволод у брата и Оли, — К стати нас еще не представили, — обращаясь к Оле, сказал он, — Всеволод

— Оля, — потупившись, ответила девушка. Ее скромность умиляла меня, — И я совсем не устала

— прекрасно, а ты? — Добрыня обратился к брату

— ты же знаешь, я за тобой. Вот только есть одна проблема, — сказал Никон

— какая? — не понял Всеволод

— Лошади, — указывая на своих двоих лошадей, сказал Никон

— И правда…

— Не волнуйтесь. Нинлиль приведет кого-то, она провинилась, так что это будет отменная лошадь, — успокоила я их

— Кто такая Нинлиль? — спросил Никон. В это время мои слова подтвердились, на дороге показалась моя лошадь в сопровождении вороного коня

— Она, — указывая на нее, ответила я, — Удивляться будешь потом.

— Нам нужно поторопиться, если хотим успеть до темноты, — поторопил нас Всеволод, — Ты готова? — обратился он ко мне

— Я только заберу вещи из хижины, — дотрагиваясь до его плеча, сказала я и быстро вернулась в хижину. Я опять надела колчан, плащ, кинжал и взяла лук в руки. Когда я вышла из хижины, Всеволод как-то странно на меня посмотрел. Я подошла к нему, он стоял у коня, приведенного Нинлиль

— Что? — спросила я

— Никак не привыкну к тебе такой…

— какой? — наклонив в голову, спросила я

— Сильной, — серьезно ответил Всеволод, я обеспокоено на него посмотрела, — я даже начинаю бояться, что больше не нужен тебе

— Ты мне всегда нужен, помни об этом, — серьезно ответила я. Всеволод улыбнулся, но какой-то грустной улыбкой и запрыгнул в седло, я сделала то же самое, и мы отправились в путь. Эта поездка дала мне возможность немного прийти в себя и осмыслить происшедшее. За то время, что мы провели с Всеволодом на едине, я поняла, что он тоже стал другим. Раньше он особо не верил в судьбу, зато теперь предпочитал не делать далеко идущих планов. В его глазах появилась какая-то грусть, и я очень надеялась, что со временем она исчезнет. Да, мы опять вместе, но это уже другие мы. Как ни печально это признавать, но мы оба изменились. Да, что мы, даже наши чувства и восприятие происходящего изменились. А что принесут эти перемены, нам еще предстояло узнать.

Когда мы уже подъезжали к замку бабушки, Всеволода что-то насторожило и мы решили ехать остаток пути через лес. Как оказалось в итоге, Всеволод был прав.

— подожди здесь, а я съезжу, проверю, — после очередного привала, когда до замка оставалось несколько минут езды, сказал он

— Сева, я с тобой, — уверенно сказала я, обращаясь к мужу. Севой его называла только я и его отец.

— Нет, Лесь, здесь тебе будет безопаснее, — остановил меня Всеволод.

— Ладно, — подавив обиду, сказала я

— И все? — удивился он, — Раньше бы ты устроила скандал

— Тебе скандал устроить? — шутя, спросила я.

— Вот смотрю я на тебя, моя Олеся, а другой раз гляну — не моя, — с легким оттенком сожаления, сказал Всеволод.

— Сева, — позвала я его. Всеволод подошел ко мне поближе. Мы стояли немного в стороне от Никона и Оли, они расположились под огромным дубом и о чем-то увлеченно беседовали. Я оглянулась на них, и меня охватило какое-то странное чувство: зависть, перемешанная с грустью и нежностью

— Олеся, что ты хотела? — переспросил Всеволод, я посмотрела на него и совершенно серьезно сказала

— Я тебя люблю, — несколько секунд Всеволод смотрел на меня непонимающим взглядом, а потом у него на лице расплылась знакомая мне самодовольная улыбка, — Вот теперь я наконец увидела своего мужа, — с улыбкой ответила я. Всеволод притянул меня к себе, быстро чмокнул в губы и запрыгнул в седло вороного коня. Я подождала пока он скроется из вида, а потом подошла к Нинлиль и гладя ее гриву тихо сказала, — Неужели он поверил, что я останусь здесь? — Нинлиль фыркнула, — Ты со мной? — Нинлиль кивнула мордой, — прекрасно! Ребята, я поеду прогуляюсь по лесу, — крикнула я Никону и Оле. Нинлиль издала какие-то непонятные звуки, — знаю, что не правдоподобно, но им по-моему все равно. Поехали!

Не успели мы выехать из леса, как я услышала позади себя голос

— А что так долго? Я ждал тебя раньше!

— Сева! — выдохнув от испуга, воскликнула я. Ко мне из леса с насмешливой улыбкой выехал Всеволод

— Что Никону сказала? — поинтересовался он, поравнявшись со мной

— Поехала на прогулку, — пожала я плечами

— Раньше ты была более изобретательна, — заметил Всеволод

— Да он бы сейчас не заметил, даже если бы я исчезла с его поля зрения! — махнула я рукой, — Что там?

— Я знал, что ты все равно приедешь, поэтому решил не рисковать, оставляя тебя здесь одну, — объяснил Всеволод.

— И что теперь?

— Я поеду вперед, а ты останешься здесь и если что воспользуешься своим луком, — распорядился Всеволод

— Уверен, что так будет лучше?

— Не знаю, но сейчас и поймем, — спокойно ответил Всеволод

— ты сомневаешься? — переспросила я, раньше он был абсолютно уверен в своих поступках, — Сева, с тобой все в порядке? — обеспокоено спросила я

— Да, — с успокаивающей улыбкой ответил он, — просто я понял, что в этой жизни ни в чем нельзя быть полностью уверенным, а в особенности в том, что случится в следующий миг. Жди здесь, — добавил он и выехал из прикрытия леса на открытое пространство. Я была настолько ошарашена этой новой гранью его характера, что не успела возмутиться. Мне ничего не оставалось, как молча наблюдать за ним из-за леса. От сюда замок хорошо просматривался, стоило мне на него посмотреть как я сразу же поняла, что-то там не так. Ворота были заперты, а традиционных охранников не было. Всеволод уже был достаточно близко от ворот замка, когда они открылись и из них на Всеволода буквально вылетели 5 или 6 пеших воинов. "У него лошадь, а значит и преимущество", — подумала я, но через секунду его стянули с лошади. Нинлиль беспокойно начала перебирать копытами.

— Нинлиль стой спокойно, — попросила я, доставая стрелу и натягивая тетиву лука. Мне совсем не хотелось повторять свой предыдущий опыт, но по форме я узнала людей из личной охраны короля, поэтому особо не переживала отпуская стрелу. Первая моя стрела задела воина, зашедшего Всеволоду за спину. Я и дальше старалась стрелять только в тех воинов, которые заходят моему мужу за спину. Когда все воины были повержены, Всеволод еще несколько минут постоял у ворот, после чего решил зайти внутрь. Я подождала несколько минут, он не появлялся, и я решила сама поехать туда. Нинлиль как будто ожидала этого моего решения и домчала меня туда за считанные секунды. Нинлиль даже не потрудилась остановится у ворот замка и на всех парах влетела во двор. Во дворе было довольно пустынно, обычно ухоженный и чистый двор замка был запущен. Всеволод стоял посередине двора и также как и я растеряно смотрел по сторонам

— Сева, а что это вообще было? — спрыгнув с Нинлиль, я подошла к мужу

— меня это тоже волнует. Метко стреляешь, — протягивая мне мои же стрелы, ответил Всеволод, — Ну, что пойдем внутрь?

— А у нас есть другой выход? — со вздохом спросила я и мы пошли к двери, которая вела внутрь замка. Не успели мы пройти и несколько шагов, как Всеволод увлек меня за угол. По тому коридору прошел воин, в той же форме, что и те, которые напали на Всеволода, — Да что это такое?! — шепотом возмутилась я. Всеволод мне ничего не ответил. Взяв меня за руку, он осторожно вышел из-за угла. Мы были уже на середине коридора, когда спереди появились еще 2 воина. Скрыться было некуда, да еще и тот воин показался позади нас… Ничего не оставалось как принять бой. Всеволод решительно отстранил меня к стене и одним выпадом обезвредил первого воина, но отражая удар второго не успел отреагировать на удар третьего. К счастью я оказалась рядом и, вспомнив пару приемов, обезвредила третьего. Закончив со вторым воином Всеволод оглянулся и удивленно посмотрел на лежащего без сознания третьего

— Только без оваций, — без лишней скромности сказала я

— Да уж! — качая головой, сказал Всеволод

— Мне интересно, где все наши?

— А особенно, где воины, охранявшие замок? — продолжил Всеволод. В этот момент начал приходить в сознание воин, которого я обезвредила. Всеволод схватил его за ворот, — Где воины? — гневно спросил он. Воин молчал, — Ну?! — встряхивая его, спросил Всеволод и занес над ним кулак

— В подвале, — пролепетал воин, косясь на кулак Всеволода, но все равно не избежал встречи с ним. Сева осмотрел остальных воинов и найдя у одного из них связку ключей пробормотал

— Нам определенно везет. Помнишь где подвал? — спросил он у меня, я кивнула, — Догадываешься? — протягивая мне ключи, спросил он

— А ты? — забирая ключи, спросила я

— Обещаю вести себя хорошо, — весело ответил он. В опасных ситуациях Всеволод чувствовал себя на своем месте, это в нем не изменилось, — Встретимся в главном зале, — добавил он. Я уже было отошла на несколько шагов, — Олеся! — окликнул он меня, я вернулась, — Будь осторожна, — в ответ я улыбнулась и поцеловала его

— Ты тоже, — сказала я и мы разошлись по разным коридорам.

Я старалась идти так, чтобы не наткнуться на воинов, но у самого подвала это оказалось неизбежным. Я натянула на голову капюшон, собравшись с силами, я выступила из темноты коридора. Сам вход в подвал охраняло трое воинов, один сидел спиной ко мне, поэтому я его быстро оглушила. С оставшимися двумя было посложнее… но в итоге и они оказались без сознания на полу. Пригодилась наука деда! Я нервничала, и у меня тряслись руки, поэтому я довольно долго искала нужный ключ, а потом долго открывала дверь. В итоге я все же попала в этот подвал и меня охватила гордость. Воинов боялись настолько, что заперли их еще за решеткой! Они заметили меня и повставали поближе к двери. Я молча подошла к двери решетки и на этот раз мне повезло сразу найти нужный ключ. Воины выбежали из своей темницы.

— Кто вы? — спрашивали меня они

— Друг, — ответил за меня Ким, оказывается, он был среди пленников. Ким отвел меня немного в сторону, — я рад, что вы все же решились

— Я тоже, — ответила я искренне радуясь видя друга, — Ким, что с бабушкой и графом?

— Их замкнули в своих комнатах, — ответил он, — не волнуйтесь воины их сейчас освободят.

— Ким, мне нужно пройти в главный зал. Не спрашивай зачем, — предотвращая расспросы, ответила я. Ким оказался прав, за считанные минуты воины замка быстро расправились с захватчиками и мы спокойно добрались до главной залы. Главная зала представляла собой огромную комнату с 2 огромными креслами у камина, напротив входа, и стулья у стен. Когда я зашла в кресле уже сидел человек, я подошла к нему, и в этот момент в зал вошли бабушка и граф. Увидев их, я на минуту лишилась дара речи

— Кто вы?! — гневно спрашивал граф. Я молча скинула капюшон с головы. Граф побледнел и растеряно сел на стул, бабушка схватилась за сердце и села рядом с ним. Я схватила руку, сидевшего в кресле Всеволода, и он встал рядом со мной…

Ким деликатно вышел и закрыл за собой двери в зал. Мы остались там вчетвером и каждый боялся пошевелится. Мы с Всеволодом, чтобы еще больше не напугать родственников, а они, боясь, что растаем как иллюзия. Через несколько минут, когда прошел первый шок, бабушка слабым голосом спросила

— Олеся, девочка, это ты?

— Я, — сглатывая слезы, ответила я. Бабушка протянула ко мне руки и поспешила ее обнять. Она совсем не поменялась за то время, что я ее знала, а сейчас у нее появилась седина и я подозревала, что из-за меня. Всеволод подошел к отцу. Нужно сказать, что граф сильно поседел за тот год, что мы не виделись

— Пап, — тихо позвал его Всеволод, присаживаясь на соседний от отца стул

— Севка, чертяка! — воскликнул граф, обнимая сына.

Остаток дня прошел как во сне. Мы задавали друг другу вопросы, но сами же не давали на них ответить. Я все никак не могла поверить, что могла жить без этих дорогих мне людей так долго! Мы сидели все в том же зале и я посмотрела на бабушку, графа, мужа и почувствовала, что плачу от счастья. Всеволод понял мое состояние и молча обнял меня, а бабушка и граф с улыбкой любовались нами.

О Никоне мы не скоро вспомнили, стыдно признаться, но так оно и было. В общем, вскоре вся, ну, почти вся, наша семья собралась опять вместе, и нам совсем не хотелось говорить о тех проблемах, которые нам еще предстояло решить. Вспоминая сейчас то бурное время, я понимаю, что все же самое ценное было то, что я была рядом со мной. Я прекрасно знаю, что лучше решать проблемы вместе с дорогими людьми, чем жить спокойной и размеренной жизнью в одиночестве, в дали от них.

Весь следующий день мы посетили тому, что каждый рассказывал всем о том, как прожил этот год.

Мы уже жили у бабушки второй день, когда утром я застала всю честную компанию в главном зале. Бабушка и граф сидели в креслах у камина, Никон поставил себе стул подле них, а Всеволод стоял или ходил по комнате.

— Доброе утро, а что это за собрание? — удивилась я. Всеволод подошел ко мне, и приветственно поцеловав, ответил

— Да, вот решаем, что нам делать далее

— Что-нибудь решили? — поцеловав бабушку, поинтересовалась я и села рядом с Никоном

— Все наши планы упираются в разговор с Васей, — ответил граф

— Все время забываю спросить, а по какой причине здесь были люди Плюща? — вспомнила я

— Якобы для нашей охраны, — скептически ответила бабушка

— Ясно… к стати, Плющ ведь из того же времени, что и мы, — глядя на графа, сказала я

— Откуда ты знаешь? — заинтересовался он

— Я видела в его вещах такое, что может принадлежать только человеку из ХХ века

— И что же? — спросил Всеволод

— Я конечно, не знаток, но, кажется динамит

— Ты уверенна? — испуганно переспросил граф, я кивнула

— Но это еще не все… там был еще пистолет и несколько патронов, — мои слова понимал только граф, остальные с удивлением на нас смотрели.

— Это плохо, это очень плохо, — вставая бормотал граф

— Может вы объясните нам? — предложил Всеволод я услышала нотки ревности в его голосе. Позже он признался мне, что всегда ревновал меня к моему прошлому, хоть и понимал, что это глупо.

— Динамит способен за одну секунду разрушить этот замок, а пистолет это лук, в котором вместо стрел свинцовые пули, — коротко объяснил граф.

— Вы жили в жестокое время, — заметил Никон

— Не спорю, — ответила я, — но не это сейчас главное. Я знаю один тайных ход по которому можно дойти до комнаты Калии

— Замок хорошо охраняется, нас на пушечный выстрел к нему не пустят, — возразил мне граф, — Анастасия, скорее всего, уже давно сообщили Плющу о вашем чудном воскрешении

— Жаль, что я промахнулась, — со злостью пробормотала я

— Злость к добру не приведет, — сказал мне Никон, — отец прав. Открыто в замок нам не попасть

— Ты что-то придумал? — спросил Всеволод, я видела, что его угнетал тот факт, что Плющ из моего времени

— У меня две идеи, но одна сумасшедшая, а другая совсем сумасшедшая. Первая: переодеться в странствующих монахов.

— страна на военном положении, нас не пустят, а вдобавок еще и убить могут, — перебила я

— вторая: заявиться к ним открыто

— как это? — заинтересовалась бабушка, — передвижения по стране строго запрещены!

— А что если объединить эти две идеи? — задумчиво предложил Всеволод, я поняла его идею

— неплохо было бы. А нам они подойдут?

— Я думаю, мы сможем подобрать парочку подходящих. — Пожимая плечами, ответил Всеволод, остальные смотрели на нас с недоумением

— Я, конечно, понимаю, что вы друг друга и без слов понимаете, но мы-то нет! — нетерпеливо сказала бабушка

— Я предлагаю воспользоваться формой плененных нами воинов, — начал объяснять Всеволод

— и в таком виде приехать во дворец. На воротах нас должны пропустить, — я продолжила его мысль

— а там уже по обстоятельствам, — закончил предложение Всеволод

— Это очень рискованно, а если вас все же узнают? — обеспокоено сказала бабушка

— если есть другая идея, мы только за, — сказала я.

— давайте подождем с этой идеей до завтра, — миролюбиво предложил Никон, граф и бабушка его поддержали и нам ничего не оставалось, как согласиться с ними.

Я никогда б не поверила, что мои родные могли бы так со мной поступить, если бы они так не со мной не поступили! Хотя я не в праве их в чем-либо обвинять, потому что когда-то поступила так же. В общем, проснувшись на следующее утро, я обнаружила возле себя записку: "Прости, но так будет лучше для тебя. Сева". Сева, граф, Ким, Никон и еще несколько воинов выехали вчера ночью во дворец короля. Ну, что я могу сказать? Злиться не имело смысла, потому что не кому было выражать свою обиду (бабушка тоже ничего не знала)! Но для себя я решила, что обязательно все им выскажу, когда увижу.

Чтобы обрести душевное равновесие я прибегла к старому, но испытанному мною способом. Я пошла прогуляться за пределы замка. Всегда трудно признавать свои ошибки, но этот поступок был моей серьезной ошибкой. Карать себя не имеет смысла, потому что от этого ничего не измениться, поэтому просто расскажу, что же все-таки произошло. Итак, я пошла прогуляться в лес. Естественно я одела свой любимый плащ, под него я одела красивейшее белоснежное платье, с завышенной талией и вышитой верхней частью. У меня уже вошло в привычку одевать подаренный мужем пояс и кинжал, тем более под этим платьем пояс был не заметен. Я уже довольно далеко отошла от замка, когда на меня кто-то сзади наскочил, накинул на голову мешок и ударил так, что я потеряла сознание.

А теперь угадайте с трех раз, где я оказалась? Никогда не догадаетесь! Очнувшись, я поняла, что нахожусь во дворце короля. Да-да, именно там, куда мы все так стремились. Первым моим движением была проверка на месте ли, кинжал. К счастью он был там же, куда я его и повязала: на правом бедре. Я встала и оглянулась, пытаясь понять, где же я нахожусь? Дворец представлял собой обыкновенный каменный замок с одной громадной башней, в которой когда-то держали высокородных преступников. И больше всего я опасалась, что нахожусь в этой башне. В комнате было окно, выглянув в него, я вздохнула с облегчением, я была в жилой части замка. Но вот где? Я могла с уверенностью сказать, что раньше я не бывала в этой комнате. Комнатка была маленькой, с одним маленьким окном и кушеткой посередине. Был еще стул сразу у двери, и стол напротив окна. Я подошла к двери, к моему удивлению она оказалась открыта, но на этом чудеса закончились. В коридоре, у двери дежурили две огромных детины.

— Здрасте, — с натянутой улыбкой пробормотала я и сразу же вернулась в свою комнатку, захлопнув дверь, — Приплыли, — пробормотала я, растеряно присаживаясь на стул.

Наверное, прошло часа два прежде чем дверь моей темницы отворилась и там появился, так сказать, во всей красе Плющ. Вот не знаю от куда у меня тогда взялось терпение и самообладание, но я осталась сидеть на месте и спокойно смотреть в окно.

— Рад вашему возвращению, принцесса, — сказал он

— что-то не очень по вам видно, — глянув на него мельком, сказала я

— я просто устал, государственные дела, знаете ли

— Ну, да чужая ноша всегда тяжела, — с пародией на вежливость, ответила я смело. Плющ молча проглотил обиду, только вены на шее вздулись. — Вы что-то хотели? — я вдруг поняла, что Плющ не сможет мне ничего сделать. Не зная еще, почему он со мной так вежлив и осторожен, я решила воспользоваться этим в своих целях. Плющ молчал, и я продолжила, — Я хочу увидаться с дядей. Это возможно? И что это за люди у моей двери?

— эти воины здесь для вашей же безопасности. Мы на грани войны. А что насчет вашего дяди… я думаю это возможно, — ему явно не нравилось такое обращение, но он почему-то молча их терпел. Но меня тогда больше волновала возможность увидеться с Васей и наконец разобраться в происходящем.

— Я хочу увидеть его немедленно! — потребовала я. Мне было немного неловко, даже будучи при власти я не позволяла себе такого хамства. А сейчас, когда я, как ни крути, была пленницей, это было вообще дико!

— хорошо. Следуйте за мной, — спокойно ответил мне Плющ. "Почему он так спокоен? Здесь что-то не так", — думала я, следуя за ним по крутым лестницам и коридорам. Я наконец поняла, где находилась. Меня поместили на самом чердаке замка, Василия тоже кстати переместили. — Прошу, — открывая передо мной дверь сказал Плющ. Я зашла в комнату и он закрыл за мной дверь.

Я не сразу заметила Васю, но когда заметила, сердце сжалось. Василий, совсем недавно статный с гордой осанкой и горящим взглядом, сидел, съежившись, в углу комнаты и качался из стороны в сторону.

— Вася! — окликнула его я. Он не отреагировал, я села перед ним на корточки и еще раз позвала. Вася поднял голову и посмотрел на меня невидящим взглядом. Хоть в том углу и было не очень светло, но я все же рассмотрела его неестественно широкие зрачки. В растерянности я села на пол рядом с ним.

— Не может быть… — пробормотала я, вспомнив еще кое-что, я потянула его за руку и посмотрела на вены, они были исколоты…,- Как это возможно? — я не понимала, откуда здесь могли взяться наркотики, но я сразу же поняла, что Васю нужно срочно увезти из замка. — Вася, Вась, ты меня слышишь? — теребя его за руку, спросила я. Василий не реагировал. Я встала и начала лихорадочно осматривать комнату в слабой надежде наткнуться на тайный ход, но его там не было. В комнату кто-то постучался, — Я вытащу тебя отсюда, обещаю, — дотрагиваясь до его руки, пообещала я, и вышла из комнаты. В коридоре меня ожидал Плющ

— Что с ним?

— Ваш дядюшка болен, — изображая сочувствие, ответил Плющ

— Он сильно много сидит взаперти. Ему необходимы прогулки, — сказала я, у меня зародился план, но я еще не обдумала его до конца.

— Вы же знаете, что это не возможно! — воскликнул Плющ

— Ну, хотя бы по коридорам замка! Ваши воины, конечно же, будут сопровождать нас, мы же не хотим, чтобы с королем что-то случилось.

— Это возможно, — с трудом согласился Плющ

— Тогда завтра, с утра, да? — с надеждой в голосе, спросила я

— Хорошо, — смилостивился Плющ. К этому моменту мы уже подошли к моей комнате, — до завтра, принцесса, — вежливо попрощался со мной Плющ, я выдавила из себя вежливую улыбку и поспешила в свою комнату.

Следующую ночь я почти не спала. Я все время ходила из угла в угол своей комнатки, пытаясь придумать, как мне вытащить из замка Василия. Уже забрезжил рассвет, а у меня в голове был только приблизительный план. К тому же меня еще мучил вопрос, где же подевались Всеволод, граф и остальные? Ведь они уже давно должны были приехать, а их не было!

Мне принесли завтрак, но я к нему не притронулась, не хотелось есть. Я слишком нервничала. Вот уже полдень, а Плющ все не появляется.

Он пришел, когда солнце уже близилось к закату, после того как мне принесли ужин.

— Простите, принцесса, что заставил вас ждать. Вы готовы к прогулке?

— Вы пойдете с нами? — скрывая панику, спросила я

— Нет, я бы с удовольствием сопровождал вас, но у меня слишком много работы. — Сказал мне плющ. "Вот лопух! — радуясь, подумала я, — Мне же лучше!", — Вас будет сопровождать один из моих воинов.

Мы вышли из моей комнаты, Плющ сопровождал меня до комнаты короля, там уже ждал его воин. Надо сказать, что этот воин был раза в два шире и больше меня. Я мысленно приказала себе собраться и сосредоточиться, иначе у меня ничего не получиться.

Я вела короля за руку, он же отсутствовал в этом мире, жил в каком-то своем пространстве, я усиленно старалась не обращать внимания на это. Мы спустились на этаж, где жила Калия и тут меня осенило. Я слегка отстала от воина и он немного прошел вперед. Благо Плющ не додумался убрать вазы из коридоров! Как вы уже догадались я схватила одну из этих огромных ваз и замахнувшись разбила ее об голову воина. Это уже сейчас я понимаю, как рисковала. В любой момент по коридору мог пройти другой воин, или услышать звон разбитой вазы! Но тогда меня это несколько не волновало, я была как в лихорадке. Я схватила Васю за руку и потащила в комнату Калии. У меня был один шанс из миллиона, что никто не обнаружил тот ход, но мне повезло! Тайный ход остался нетронутым. Сердце уже давно обосновалось в моих пятках. Я вела Василия по коридору и ни о чем не могла больше думать. Дальше удача от меня отвернулась…

У выхода из туннеля нас ждал Плющ с двумя воинами. Я в растерянности остановилась у выхода из тайного хода, не зная, что делать дальше…

Тут я услышала знакомое ржание, за спинами воинов появился силуэт Нинлиль. Это было для меня самым большим подарком, я ни когда не была так рада ее видеть! Я головой указала ей на воинов. Нинлиль подобралась к ним поближе, и один из воинов обернулся. Нинлиль встала на дыбы и ударила его по голове копытом. Второй бросился на нее, а Плющ на меня. Тут-то мне и пригодилась наука деда, я сделала удачную подсечку, и Плющ упал, а я еще с удовольствием ударила его по лицу. После этого я ударила сзади второго воина, подвела к Нинлиль Василия и помогла ему на нее забраться. Я уже собиралась и сама на нее взобраться, но меня кто-то схватил сзади и завел руки за спину.

— увези его в безопасное место! — крикнула я Нинлиль, лошадь помчалась со всей присущей ей скоростью, а я успела лишь на секунду заметить кулак у своего лица. Потом сплошная темнота.

Мои воспоминания о последующих днях довольно размывчатые. Я помню, что я спала, но мне ужасно хотелось проснуться. Знаете, такое состояние, когда спишь, но не можешь открыть глаза и тебе уже становиться плохо от этого липкого постоянного и затягивающего сна, без сновидений. Когда я чувствовала, что вот-вот должна проснуться, мне даже удалось один раз открыть глаза, но мне тут же вливали в рот какую-то жидкость. Мои веки сразу же тяжелели, и я опять падала в беспамятство. Это жуткое отчаяние, когда ты хочешь, но не можешь что-либо сделать. Я ощущала, что меня куда-то везут. Но куда, кто, а главное зачем?!

Не могу сказать конкретно сколько дней продолжалась эта пытка сном, но мне начали сниться сны. Они не приносили удовлетворения, а еще больше запутывали и запугивали меня.

Мне все время снился один и тот же сон. Я в полной темноте куда-то бегу, мне панически страшно, я вижу вдалеке Всеволода, но не могу добежать до него. Когда мне остается всего несколько шагов, передо мной появляются три силуэта: волк, конь и женщина. Мне становится еще страшнее и я убегаю в другую сторону, но там я вижу своего отца и друзей, оставленных в будущем, а для меня прошедшем. Они зовут меня, протягивают ко мне руки… я делаю шаг навстречу к ним, но они исчезают. Затем появляются вновь, но напротив них бабушка, граф, Никон и я мечусь между этими группами людей. Вдруг передо мной появляются Плющ и Анастасия, они держат связанного ребенка. Я кричу от ужаса, просыпаюсь, и мне опять вливают что-то. И все опять повторяется, только с незначительными изменениями. Я вижу Плюща не в его обычной одежде, а в одежде ХХ века, в огромных очках, сутулого и забитого, но с лихорадочным блеском в глазах. Я слышу голос: "Вспомни!" Опять просыпаюсь, и опять меня усыпляют. Опять я бегу к Всеволоду, только теперь дорогу мне перекрывают мои отец и друзья, они закрывают собой Севу и не дают догнать его. Потом опять очкастый Плющ, только он среди моих друзей и они издеваются над ним. Опять видение из трех силуэтов и опять тот же голос: "Вспомни!"

В следующий раз я вижу его опять среди моих друзей, школьных друзей. Он сидит на первой парте, в него бросают бумажки, мне его жаль. Вот Плющ поворачивается ко мне лицом и смеется. Я понимаю, что все это игра моего воспаленного разума, но все равно, вспоминая все это, мне становится страшно.

Опять погоня за Всеволодом, опять метания между отцом и бабушкой, опять тот же властный, сильный, красивый голос. Но на этот раз он говорит другое: "Остановись! Остановись и отпусти свой разум! Дай ему спокойствие! Не бойся того, что он тебе покажет…" Но я по-прежнему куда-то бегу, я по-прежнему ощущаю панику и страх. Я по-прежнему не могу выбрать между двумя не совместимыми частями моей семьи.

Даже сквозь сон я ощущала головную боль, я понимала, что стоит мне проснуться, и она прекратиться. Я прилагала огромные усилия, но все равно опять оказывалась в этом кошмаре. "Остановись! Отпусти свой разум! Доверься ему и своему телу! Поверь себе!" — повторял голос. Но я не могла оставить свои попытки проснуться. Я снова и снова будоражила свой разум, заставляя свое тело проснуться и скинуть эти сети сна.

Когда долго и безрезультатно чего-то добиваешься, теряешь смысл: зачем ты это делаешь? Понимая это, теряется воля к дальнейшим действиям и приходит полное смирение со своей судьбой. Именно это и произошло со мной. Просто в определенный момент я задала себе вопрос: "Зачем прилагать такие силы, чтобы проснуться? Не лучше ли сберечь силы? Ведь мне все равно не дадут самой проснуться. Лучше когда это произойдет у меня будет достаточно сил, чтобы бороться дальше." как только мне пришла в голову эта мысль, исчезли страх и паника. "В конце концов в жизни каждого есть только одна непоправимая вещь — смерть, а все остальное исправляемо и побеждаемо."- Чувствуя возвращение уверенности и спокойствия, думала я. Мне опять приснился сон, но на этот раз он был иным. Я увидела себя в лесу у хижины деда. Из нее вышла женщина в зеленом плаще, в ней я узнала девушку с картины в замке Абрахаса. Я подошла к ней и спросила: "Вы Алесия?". "Да, — ответила она мне, — я рада, что ты наконец смогла найти ко мне дорогу. Мне так много нужно рассказать и показать тебе". "Чего же вы ждете? — нетерпеливо спросила я, — рассказывайте!" " А ты готова? — смотря на меня из-под лба спросила Алесия, я кивнула, — ну, что ж. прежде всего ты должна перестать метаться между двумя мирами и выбрать наконец…" "Но я уже выбрала! Еще 4 года назад! — перебила ее я" "Разве? Тогда почему тебе каждую ночь видятся друзья и ты веришь, что увидишь и обнимешь их? Ты все еще не понимаешь, где ты оказалась. Ты все еще не веришь, что живешь здесь реальной жизнью, — строго говорила мне Алесия, я вынуждена была с ней согласиться, — Ты должна выбрать сейчас, здесь, где и с кем ты хочешь жить" "Разве у меня есть выбор?" — с сожалением спросила я. "Если я спрашиваю, значит есть. Я еще раз спрашиваю, хочешь ли ты вернуться к отцу и друзьям? Или ты остаешься с мужем и бабушкой?" — я чувствовала, что Алесия строга со мной совершенно справедливо. Меня действительно все это время мучили эти два вопроса, но я запретила себе об этом думать, потому что понимала, что не смогу вернуться обратно. А сейчас у меня была возможность все хорошенько обдумать и решить, наконец. Я задумалась над этим вопросом и почувствовала, что просыпаюсь, но опять тот же привкус во рту, опять та же затягивающая мгла. На этот раз я увидела себя в темноте, по левую сторону от меня за огромным столом сидели мои друзья с отцом, во главе стола. Я сделала шаг по направлению к ним, но тут слева от меня вспыхнуло еще одно видение: двор двухэтажного дома и двое детей, повисших на шее у Всеволода. Я застыла, не в силах пошевелится, оба видения были столь реалистичны! Но вдруг я поняла, куда и к кому меня больше тянет, с кем мне больше хочется остаться. Немного промешкавшись, я подошла к своим друзьям и отцу и сказала: "Я всех вас очень люблю, и вы навсегда останетесь со мной… в моей памяти и моем сердце. Простите, что так неожиданно исчезла из вашей жизни. Вы дороги мне, с вами я была счастлива, вы подарили мне тепло и научили чувствовать. Но я отпускаю вас, я знаю, что вы будете счастливы, так же как и я. Пусть это будет вдали от вас, но вы навсегда со мной… прощайте…"- закончила я шепотом, говорить громче мне мешал ком в горле, не смотря ни на что мне было больно с ними прощаться, но я понимала, что должна отпустить их и перевернуть эту страницу своей жизни. Друзья приветственно подняли бокалы и постепенно растворились в темноте. А я обернулась и с улыбкой, и легкостью на сердце, пошла навстречу детям и Всеволоду.

Сева подошел ко мне и обнял вместе с детьми, в этот момент я отчетливо поняла, что больше не сплю. И даже услышала голоса! Я поняла, что это голоса людей, которые находились в одной со мной комнате.

— Как она перенесла путешествие? — спросил низкий мужской, незнакомый мне, голос

— Спала всю дорогу, я об этом позаботился, — услышала я второй довольно высокий, но все же мужской голос. Я почувствовала, как кто-то дотронулся до моего лба

— прекрасно… — сказал первый голос. Потом удаляющиеся шаги и скрип двери. Теперь я просто должна очнуться! Теперь, после того, что я перенесла и после того, как я наконец выбрала, я не могла продолжать все это! Я должна была проснуться, чтобы, наконец, увидеться с мужем и сказать ему, что хочу быть с ним! Я должна!

Я чувствовала ужасную слабость. У меня даже не было сил открыть глаза, но я уже не спала, и это придавало мне сил, моральных пока что. Меня по-прежнему навещали эти же два голоса, то есть мужчины с теми же голосами. Кроме них, возле меня кто-то находился: кормил и обмазывал каким-то маслом с едким запахом. Позже я поняла, что это эвкалипт.

Проснувшись в следующий раз, я попыталась открыть глаза, но яркий свет больно полосонул по ним, и я резко закрыла их. В следующий раз мне все же удалось открыть глаза и осмотреться. Я увидела над собой красивейший темно-бардовый балдахин. Кто-то сбоку от меня ойкнул, и я услышала, что дверь захлопнулась. Я устало вздохнула и на секунду закрыла глаза. Кто-то поспешно вошел в комнату, шаги были легкими и показались мне знакомыми, но открывать глаза мне было лень.

— Олеся! Олеся, милая, если ты меня слышишь попробуй открыть глаза, — это был голос Анны. Я боялась открывать глаза, вдруг я ошиблась и это не она. От внутренней борьбы у меня на глазах выступили слезы и я почувствовала, как одна слезинка покатилась по щеке. — Олеся… — с надрывом в голосе, прошептал то же голос. И я не выдержала, сделав огромное усилие, я приоткрыла глаза. Надо мной действительно склонилась Анна, она тоже плакала. — Я хотела тебя увидеть, но не при таких условиях, — улыбаясь сквозь слезы сказала она, — теперь все будет хорошо. Отдыхай, — нежно вытирая мои слезы, успокаивающе прошептала Анна. Я послушно закрыла глаза.

Присутствие Анны принесло мне больше пользы, чем все лекарства мира. Она была мне как мать, именно ее я первой увидела, попав в этот мир. Именно она когда-то помогла мне найти себя в этом мире. И именно она сейчас была рядом и своей поддержкой помогала мне восстановиться.

Прошло несколько дней, может даже неделя, прежде чем я смогла говорить. Все это время Анна была рядом. Спустя еще несколько дней, я уже достаточно окрепла и начала расспрашивать ее

— Анна, а где я нахожусь?

— В доме моего зятя, — присаживаясь на стул возле моего ложа, ответила она

— Но… как?! — насколько я помнила, зять Анны жил довольно далеко от Аноры. Нужно было пересекать почти пустынную степь, и вообще добираться около двух недель!

— Олесь, милая, ты уверенна, что готова все это выслушать?

— Конечно, уверенна. Анна, ты меня пугаешь, — пытаясь поудобнее устроится на подушках, с боязнью, ответила я

— Он тебя купил…

— Что? — у меня сорвался голос, в голове не укладывалось то, что она мне говорила.

— Он выкупил тебя у Плюща, — продолжила Анна, я шокировано откинулась на подушки, у меня закружилась голова и я прикрыла глаза, — С тобой все в порядке, — вскакивая, спросила Анна, я открыла глаза

— Бывало и хуже. Но как?! Как он меня… купил?

— В этой стране нет ничего странного в том, чтобы купить себе кого-то. Плющ распространил среди местных богачей о тебе

— У твоего зятя, что гарем есть? — неуместный вопрос, но я нарочно отвлеклась от мысли о том, что меня продали

— Нет, но он состоятельный и довольно влиятельный здесь человек. Узнав, что Плющ собирается продавать, — я невольно поежилась от этого слова, — принцессу из Аноры, он выкупил тебя. Чтобы Плющ ничего не заподозрил, тебя везли сюда как любую другую невольницу. Тебя еще Плющ усыпил, даже люди моего зятя ничего не знали, поэтому на протяжении всей дороги поддерживали твой сон.

— Это твой зять навещал меня все эти дни? — вспомнила я приятный низкий голос

— Да, он заходил несколько раз. Когда тебя привезли, он сразу же послал за мной, а на время пока я буду добираться, приставил к тебе свою служанку.

— Анна, а в Аноре знают, что со мной произошло?

— Никос — мой зять — предусмотрел этот твой вопрос. Он дал задание слуге разузнать это.

— И что? — Анна как-то тянула с ответом

— В Аноре тебя считают погибшей, — со вздохом ответила Анна. Я невольно застонала

— Опять! Бедная бабушка…

— Не расстраивайся сильно. В конце концов, твоя бабушка сильный человек, а тебе сейчас главное поправится, возобновить силы.

— Да, мне нужно постараться, — согласилась я, — Кстати, как твоя дочь и внучка? — я, наконец, вспомнила правила хорошего тона.

Не знаю, есть ли смысл описывать события, происходившие в то время, что я восстанавливалась. Наверное, нет. Я уже довольно долго жила в доме Никоса. Должна признаться по великолепию этот дом может сравниться разве что с дворцом Абрахаса, а по теплоте и любви, царившим в этом доме, равным ему нет. В такой обстановке мои силы довольно быстро восстанавливались. Меня по-прежнему снедала тревога за состояние бабушки, к тому же я не знала, удалось ли Василию добраться до нужных людей, встретился ли он с женой и сыном? Я не знала, что произошло с моим мужем и свекром, куда они исчезли? И, наконец, я не знала, смогу ли я вообще когда-либо вернуться на Родину? Все эти вопросы мучили меня еще и потому, что никто не мог дать мне внятный ответ, хотя бы на один из них. Я ближе познакомилась с дочерью Анны, они с матерью были очень похожи! В начале, Анна хотела забрать меня к себе и Коралю, но Никос настоял на том, чтобы я осталась в его доме до полного выздоровления., а Анна и Кораль переехали к Никосу на это время.

Через довольно большой промежуток времени, по крайней мере мне казалось, что этот промежуток большой, я начала выходить гулять на свежий воздух. Каким-то чудом кинжал, подаренный бабушкой, ножны, и мой зеленый плащ сохранились! Дочь Анны, Кира, подарила мне несколько своих платьев. Отдавая их мне, она добавила: "Ты, наверное, прежде никогда не носила таких открытых платьев, но здесь так принято". Платья были длинными, но с разрезами почти до середины бедра. Я не чувствовала себя в них неловко, раньше я почти все время носила такие платья.

Так или иначе, но прошла зима и уже началась весна. Я уже почти восстановилась, только прогулки на длинные дистанции все еще были для меня тяжелы, поэтому я даже и не мечтала о возвращении в Анору.

То утро было таким же, как и все остальные в этой стране. Все было как обычно, утром, после завтрака ко мне зашла Анна и мы пошли прогуляться в сад. Переменны начались когда стражник на воротах предупредил о приближающемся отряде всадников. Никос сразу же подошел к воротам, а нам велели вернуться в дом. Мы послушно вошли в дом, но меня не переставало мучить любопытство, впрочем, как и Анну. Я измеряла шагами огромную комнату, Анна нервно следила за мной сидя на стуле. Пик наших переживаний был тогда, когда мы услышали поспешные шаги за дверью, которые умолкли перед самой дверью. Я в нервном напряжении остановилась в центре комнаты. Вдруг дверь с размахом открылась и я не помня себя бросилась вошедшему на шею. Это был Всеволод! Он подхватил меня на руки и смеясь несколько раз прокружил по комнате. Вспомнив о приличиях, немного смутившись, Всеволод поставил меня на пол и поздоровался с Анной. Я же так и стояла, уткнувшись в его плечо…

Глава 4

Анна всегда была очень тактичным человеком, как впрочем, и Никос, они оставили нас наедине.

— Между прочим, я должна была тебя оттолкнуть и вообще еще очень долго на тебя злиться! — отстраняясь от мужа, укорительно сказала я

— Почему? — спросил меня Всеволод, привлекая меня опять к себе

— А ты что уже забыл, как вы со мной поступили?! — упираясь ладонями в его грудь, спросила я. Злится совсем не хотелось, но промолчать я тоже не могла. Всеволод виновато опустил голову

— Прости, — играя раскаяние, произнес он. Затем поднял голову и, пытаясь спрятать улыбку, спросил

— А ты куда делась, а?

— э-э… ходила в гости, — неужели Всеволод не знал, что я была в плену у Плюща?

— Сюда? — смеясь, спросил он

— Не совсем, — значит, не знал… — меня любезно пригласил Плющ

— Что? — Всеволод сразу же помрачнел, — Мне сказали, что ты здесь уже довольно давно… — растеряно сказал он

— Ну, я здесь пробыла всю зиму…

— Он тебе ничего не сделал? — осматривая меня, спросил Всеволод

— Нет, — с улыбкой ответила я, мне почему-то вдруг захотелось смеяться, но я понимала, что это было бы некстати, — Меня выкрали на следующее утро после вашего отъезда, — начала я рассказывать. Всеволод удобно устроился на стуле, а меня усадил на свои колени, — Я виделась с Василием. Плющ полностью завладел его разумом, — опустив голову, сказала я. Мне стало стыдно, ведь это человек из моего времени сделал нашу жизнь такой.

— Твоей вины в этом нет, — Всеволод правильно понял мое молчание и, обняв меня, нежно поцеловал в щеку, — Что было дальше?

— Я помогла Василию бежать, а потом… потом Плющ продал меня

— Что?! — Всеволод побледнел, у него так засветились злостью глаза, что я даже испугалась

— Ну, Никос узнал об этом и спас меня. Со мной ведь все в порядке, — успокаивая его, говорила я

— Да уж! Если бы я не уехал тогда…

— Зачем сейчас себя мучить? Все ведь хорошо, лучше расскажи, где вы были все это время?

— Нас ждали на пути во дворец несколько десятков воинов, — вздохнул Всеволод, я ошарашено молчала. Если их ждали, значит, среди нас был предатель, — нам пришлось принять бой, а потом бежать

— А твой отец, Никон?.. — я боялась продолжить вопрос

— Отец ранен, — я побледнела, — не волнуйся, ничего серьезного. Никон остался с ним, а я поехал на твои поиски, — добавил Всеволод

— Сева, а где они?

— Мы нашли пристанище в нашем городе. Это единственное известное мне спокойное место.

— Как ты узнал, что я здесь?

— Никос сообщил, он прислал своего друга ко мне, — объяснил Всеволод

— Ты с ним приехал? — догадалась я, Всеволод кивнул

— Знаешь, на этот раз я не поверил, что ты погибла, — с какой-то гордостью сказал мне он. Я улыбнулась ему

— Я тут кое-что вспомнила… Мы с Плющом, оказывается, учились вместе

— Как это?

— Ну, у нас мальчики и девочки учатся вместе

— Да это я знаю! Я неправильно выразился. Почему ты раньше это не вспомнила? — справедливый вопрос, но я не могла на него ответить. Всеволод как-то по-другому на меня посмотрел и сказал с оттенком удивления в голосе, — Ты опять изменилась!

— Надеюсь в лучшую сторону? — скрывая неловкость шуткой, спросила я

— Ты стала спокойнее и увереннее

— А ты стал лучше меня понимать, — я была удивлена, что Сева так быстро определил такие изменения во мне. Мы улыбнулись друг другу…

— Сев, а кто, по-твоему, выдал вас? — на следующее утро спросила я. Мы были еще в своей комнате, я ленилась вставать, а Всеволод уже оделся и сел рядом со мной на кровать

— Не знаю, вернее, догадываюсь, но надеюсь, что ошибаюсь…

— Оля? — догадалась я

— Да, больше некому. Хотя это все слишком просто, — с сомнением добавил он

— А как Никон? — сочувственно спросила я

— Он первый озвучил эту мысль… — Всеволод задумчиво посмотрел на пол

— Ты Анастасию вспомнил? — догадалась я

— Оля, если это она, конечно, поступила с ним также как и Анастасия со мной

— Это у вас семейное, наверное, — пошутила я, раньше я бы, наверное, разозлилась и начала ревновать к ней, но сейчас я была спокойна

— Да уж! — смеясь, заметил он, — Но нельзя делать поспешных выводов. Прежде всего: нужно найти Василия, надеюсь с ним все в порядке

— С ним все прекрасно. Его увезла Нинлиль, и, скорее всего, к деду.

— Было бы неплохо. Судя по твоим рассказам, этот дед должен его вылечить, — вставая, пробормотал Всеволод, с каким-то странным оттенком ревности в голосе

— Ты что ревнуешь? — удивленно спросила я напрямик. Всеволод не ответил. Тогда я, обернувшись простыней, встала и подошла к нему, — Сева! — я заглянула ему в глаза и не смогла сдержать улыбку, — Нашел к кому ревновать! Хорошего же ты мнения о моем вкусе! — разыгрывая возмущение, говорила я, — Между прочим, я прожила здесь довольно долго, а Никос даже очень ничего! — подливала я масла в огонь

— Никос совсем другое дело! — отмахнулся Всеволод

— Это же еще почему?

— Никос мой друг, — объяснил он, все еще злясь и не понимая, что я издеваюсь над ним.

— А вы с Никосом давно знакомы?

— Можно сказать, что он благодаря мне познакомился с Кирой, — сухо ответил Всеволод, — Ты считаешь его красивым? — с легкой обидой в голосе спросил он.

— Да, — честно ответила я, Сева переменился в лице, — но люблю-то я другого, — обнимая Всеволода за шею, ответила я

— И кого же интересно? — с хитрой и самодовольной улыбкой спросил Всеволод

— Одного очень смелого, доброго, — перебирая его волосы, говорила я, — верного, надеюсь, — с легкой угрозой добавила я, — красивого, честного, — Всеволод все шире улыбался и сейчас напоминал довольного кота, — продолжать?

— Ты так и не сказала кого, — с улыбкой добавил он. Усмехнувшись, я стала на цыпочки и сказала ему на ухо

— моего ревнивца-мужа, — Всеволод меня поцеловал, и моя простыня упала на пол…

Вечером того же дня Анна, Никос, Кораль, Всеволод и я собрались в гостиной дома Никоса. Мы уже довольно долго решали, кому и как возвращаться в Анору. Я не рассказывала Анне и Коралю о том, что Калия и Василий живы.

— Послушайте, поехали все вместе, — останавливая спор, предложил Никос

— А как же твоя семья? — спросила я

— Здесь они в полной безопасности. А вам моя помощь понадобится, — ответил он, Всеволод с благодарностью ему кивнул

— Мне нет смысла возвращаться туда, я присмотрю за ними, — с грустью сказал Кораль, Сева удивленно посмотрел на меня

— Ты что не сказала? — спросил он

— Что не сказала? — заинтересовался Кораль. Мы все сидели за огромным круглым столом, Кораль сидел напротив меня, по правую руку от него сидела Анна, напротив нее Всеволод, справа от Всеволода я, а справа от меня — Никос.

— Кораль, — опустив голову, начала я, — простите меня, я не рассказала вам одну очень важную вещь…

— Ну, говори уже! — не выдержала Анна

— Калия, ее сын, они живы… — я осторожно подняла голову и посмотрела на Кораля, тот откинулся на спинку стула и смотрел в пустоту

— Кораль… — дотрагиваясь до него, тихо позвала Анна, он шумно вздохнул и глухо спросил

— Где они.

— Я не могу сказать, но они в безопасности

— Почему? Я ведь ее отец

— Простите, но я дала слово, — тихо, но твердо ответила я

— Ты отвезешь меня к ним? — спросил Кораль

— Да, — ответила я

— Значит, как я и говорил, едем все вместе, — подытожил Никос

— Есть одно но, — заметил Всеволод, — Я объявлен преступником и за мной охотится почти вся страна, а Олеся вообще считается погибшей. Мы не сможем спокойно разъезжать по стране.

— У тебя есть идеи? — спросила его Анна

— А когда у него их не было? — пробурчал Никос, Сева довольно усмехнулся

— В начале я предлагаю поехать к Абрахасу. Я думаю, он сможет сделать наше дальнейшее путешествие по стране более безопасным, — объяснил он

— Сева прав, — пожимая плечами, согласилась я. К тому же это было выгоднее для меня. Я еще не слишком уверенно чувствовала себя, а до дворца Абрахаса было намного ближе, чем до границы Аноры.

— Мне собственно одинаково, — сказал Никос. Оставалось получить согласие Кораля

— От Абрахаса нам прийдется ехать около того места, где сейчас должны находится Калия и мальчик, — сказала я ему, и Кораль молча кивнул

— Анна? — спросил Всеволод

— Мне ужасно хочется увидеть королеву, но в то же время не хочется оставлять Киру здесь совсем одну, — проговорила она

— Мы отправляемся завтра утром, — начал Всеволод и вопросительно посмотрел на мужчин, те по очереди кивнули, и он продолжил, — если ты решишь ехать с нами, мы будем только рады.

Как и сказал Всеволод на следующее утро мы, собравшись, стояли в конюшне Никоса. Я была в одежде Киры, все же в ней было удобнее ездить на лошади, чем в длинном платье, и своем плаще. Анны не было довольно долго, потом она появилась, но

— Я остаюсь, — сказала она, — я уверенна, что вы решите все вопросы. Когда все будет как раньше, я приеду навестить королеву.

— Как раньше уже не будет, — с грустью обнимая ее, сказала она

— Берегите ее, — прижимая меня к сердцу, приказала Анна мужчинам, — Да сопутствует вам удача! — обнимая всех нас по очереди, пожелала она.

Мы вскочили на лошадей, Анна проводила нас взглядом до тез пор, пока мы не скрылись из виду.

Мы уже пересекли границу, солнце клонилось к закату, заветные горы были в нескольких километрах. Я безумно устала, но не подавала знака и скрывала это от остальных, хотя я уверенна, что Всеволод заметил это и поэтому предложил заночевать в поле. Только мы начали останавливаться, как вдали появился конный отряд, мужчины сразу окружили меня, закрывая своими спинами.

— Кто вы? — спросил один из стражей. Я узнала его, он сопровождал Абрахаса, когда мы только с ним встретились. Я скинула с головы капюшон и выехала вперед, — Ваше высочество, — страж склонил передо мной голову, — прошу прощения, не узнал вас. Позвольте сопровождать вас к дворцу короля? — я кивнула. Никос и Кораль немного отъехали, а Всеволод подъехал ко мне ближе и тихо спросил

— Ты сможешь доехать? — я неуверенно кивнула, Всеволод сокрушенно покачал головой, — езжай рядом со мной.

Не могу точно рассказать о первых минутах после нашего прибытия во дворец. Я помню только, как нам навстречу вышел сам Абрахас и Всеволод попросил его провести нас в комнаты. До комнаты Всеволод меня почти нес, а потом я просто уснула.

Проснулась я одна, солнце уже было в зените, я проспала почти полдня. Одевшись, я осторожно вышла из комнаты в пустой коридор. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, где я нахожусь. Я прекрасно помнила расположение тайных ходов в этом дворце, поэтому без проблем нашла потайную дверь и зашла в лабиринт. Я почему-то решила, что все собрались в комнатке, где я жила во время своего предыдущего визита. По пути я завернула в коридор, который вел к тронному залу, там никого не было, я со спокойной душой направилась к той комнатке. Я подошла к двери, которая отделяла меня от комнатки и прислушалась. Я услышала голоса Абрахаса, Кораля и Никоса. Открыв дверь, я сделала шаг внутрь. Вдруг меня кто-то схватил за талию и потянул вбок, испугавшись, я чуть было не ударила его в солнечное сплетение, но что-то меня остановило, я поняла, что это Всеволод

— Привет, спящая красавица, — прошептал он мне на ухо, обнимая сзади за талию

— Сева! — делая вид, что разозлилась, сказала я, хотя на лице была улыбка. Тут я заметила, что остальные как-то странно на нас смотрят, — Что? — спросила я

— Как вы это делаете? — ошарашено спросил Никос, я хотела, было уже повторить свой вопрос, но Никос меня опередил, — Он тебя уже давно уже там ждал, хотя о существовании той двери мы не знали, и ты не очень-то испугалась, как будто знала, что это твой муж!

— Никос, это сейчас не так уж и важно, — ответил Всеволод

— Что вы уже тут решили? — с интересом спросила я

— В первую очередь необходимо разыскать Василия, без него мы мало — что сможем сделать, — ответил Кораль. Мы с мужем стояли сразу у той двери, Абрахас сидел на своем неизменном стуле, Никос ходил по комнатке, а Кораль сидел на кушетке

— Как думаешь, куда его могла увезти Нинлиль? — спросил у меня Всеволод

— Я сказала увезти его в безопасное место, — начала я рассуждать вслух

— Кто такая Нинлиль? — тихо у Абрахаса спросил Никос

— Лошадь, — также тихо ответил ему король

— А-а… — делая вид, что все понял, протянул Никос

— так что думаю, она отвезла его в лес к деду, — пожимая плечами, закончила я

— Почему ты так решила? Лошадь могла завезти его куда угодно, — сказал мне Кораль

— Нинлиль не обычная лошадь, — возразила я с уверенностью в голосе, — потом у нас нет другого выхода, — добавила я

— Ну, что ж тогда завтра в путь, — весело сказал Никос, ему явно надоедало долго сидеть на одном месте.

— Хорошо, я предупрежу своих людей. Вы сами сможете найти дорогу к своим комнатам? — вставая, спросил Абрахас

— Я проведу их, — успокоила его я, заметив растерянные взгляды Никоса и Кораля. Абрахас кивнул и вышел через другую дверь, — прошу, — указывая на дверь, сказала я

— Откуда ты так хорошо знаешь, эти пути? — спросил Кораль, я услышала странные нотки сомнения в его голосе

— Я довольно долго жила именно в этой комнате, — спокойствие и терпение отвечать на эти вопросы мне давало присутствие Всеволода и его руки у меня на талии.

— Пойдем, — отпуская меня, сказал Всеволод и направился к двери.

Мы довольно быстро вышли к комнатам, в которых жили. Когда за нами закрылась дверь нашей комнаты, я села на кушетку у окна, а Всеволод остановился у двери.

— Ты себя как чувствуешь?

— Да, нормально, — ответила я, — надеюсь, ты не собираешь опять меня кинуть, а сам умчаться в лес? — испуганно спросила я

— Нет, — подходя ко мне, ответил Всеволод, я с облегчением вздохнула. Всеволод сел рядом со мной на кушетку. Мы поменялись местами, он прислонился спиной к кушетке, а я удобно устроилась у него на груди.

— Что тебя беспокоит? — спросила я.

— Ты, вернее твое здоровье, — ответил мне он

— Почему? Я прекрасно себя чувствую! — воскликнула я, хотя мне была приятна его забота

— Ага! А вчера? Ты ведь чуть сознание не потеряла, когда увидела того стража, — напомнил Сева, я не могла это отрицать, потому что действительно чуть не упала в обморок, — Лучше было бы оставить тебя вместе с Анной, — со вздохом, добавил Всеволод

— Сева, нет! — отчаянно воскликнула я

— Я не смог, — целуя мои волосы, ответил он, — я не могу долго оставаться вдали от тебя. Мне начинает казаться, что я опять…

— Не надо, — тихо воскликнула я, оборачиваясь

— Я боюсь, что с тобой что-то случится во время нашей поездки, но и оставить тебя я не могу, — подытожил Всеволод. Я закрыла глаза, наслаждаясь его голосом и теплотой объятий.

— Нужно будет заехать в наш город, забрать твоего отца и Никона, — после некоторого молчания сказала я, — как думаешь, граф уже оправился после ранения?

— Надеюсь, нам понадобится его помощь, — с легким оттенком тревоги в голосе, ответил Всеволод.

Мы выехали на следующий день, как и договаривались. С нами ехал Абрахас и два его охранника, остальные перебрались как можно ближе к границе Аноры и ждали дальнейших указаний своего короля. Всеволод не позволил мне ехать самостоятельно на лошади, поэтому я ехала вместе с ним. Конечно я немного повозмущалась для приличия, но вынуждена признаться, что ехать так было куда легче и приятнее. Под вечер того дня мы въехали в лес, передвигаться ночью по лесу было опасно и глупо, поэтому мы начали искать место для ночлега.

Я, как ни старалась, не могла заснуть. Я не могла гарантировать, что Василий сейчас находится у деда, я не могла быть уверенной, что Калия жива и здорова, ведь я оставила ее там довольно давно. Сева уже давно заснул, а я решила немного прогуляться и отошла на несколько метров от нашего лагеря. Мне нужно было сосредоточиться и придумать, что делать дальше. Я зашла за дерево и прислонилась к его стволу. Я подняла голову, сквозь темные кроны деревьев просматривалось необычайно звездное небо. В окружении вековых деревьев и под звездным небом я чувствовала спокойствие и защиту, я знала, что всего в нескольких шагах от меня спит мой любимый человек, которого я наконец-то нашла и теперь была абсолютно уверенна, что больше никогда н потеряю. Я попыталась посмотреть на свои проблемы со стороны, раньше это не составляло для меня особого труда. Раньше я воспринимала все происходящее, как зритель в ложе, который никогда не сможет выйти на сцену, но с тех пор как я вышла замуж, мое восприятие начало немного меняться и окончательно изменилось после того, как я прожила почти год в лесу. Мне удалось посмотреть на свои проблемы с незаинтересованной точки зрения, но никаких планов действия у меня не появилось. Я вздохнула и закрыла глаза

— Что ты здесь делаешь? — услышала я возле своего уха и мгновенно открыла глаза

— Сева, — со вздохом облегчения, сказала я

— А ты что кого-то другого ждала? — шутя, спросил он, обнимая меня

— Нет, просто испугалась, — честно ответила я, прислоняясь к нему, — Сев, а что если Василия там нет?

— Поедем к королеве, — спокойно ответил он

— Но сначала заедем к твоему отцу, — добавила я, — Мне страшно, — честно сказала я

— Мне тоже, — усмехнувшись, ответил Всеволод, — в этом нет ничего удивительного, — опережая мой вопрос, добавил он.

— А что если Калии там нет?

— А где же ей быть? — удивленно спросил Всеволод

— Ну, не знаю, — пожимая плечами, ответила я

— Подумай сама, Калия ведь знает, что появляться на людях ей опасно, зачем ей куда-то уходить?

— Ну, да, — вынуждена была я согласится, — но мне все равно страшно

— Не бойся я ведь с тобой, — я почувствовала, что при этих словах он улыбнулся. Глупо, наверное, но мне действительно стало не так страшно, — Пойдем, завтра у нас трудный день, нужно набраться сил, — увлекая меня в лагерь, сказал Всеволод

Мы с Всеволодом ехали впереди нашей импровизированной колонны, ко всем моим страхам присоединился еще один: я боялась, что не смогу найти дорогу. Я беспокойно вертелась в седле

— Если ты не успокоишься, я тебя упущу, — тихо сказал мне Сева, — Что такое?

— Я боюсь не найти дороги… — пробормотала я

— Я тебя не узнаю, с чего это вдруг ты стала такой пугливой? — подхватывая меня, я начала сползать с лошади, спросил Сева

— Не знаю, — честно ответила я, хотя его сова немного меня обидели. Я всмотрелась в деревья и сразу же приосанилась, теперь я была уверенна, что мы едем правильной дорогой, — За теми деревьями дом деда, — кивая вперед, сказала я

— Ну, вот, а ты сомневалась, — похвалил меня Всеволод. Я затаила дыхание, еще немного и мы приедем. Как отреагирует дед на такое количество незваных гостей? Я и так уж слишком использовала его дом. Притащила туда всю королевскую семью! — Что опять не так? — Всеволод почувствовал, что я напряглась

— Слишком много воспоминаний, — ответила я первое, что пришло на ум. Всеволод не успел ничего ответить, он что-то услышал и резко осадил коня. Через несколько секунд перед нами появился дед…

Я спрыгнула с коня, Всеволод не успел меня остановить. Я подошла ближе к деду и, поклонившись, сказала

— Здравствуй, дедушка, прости за беспокойство и незваных гостей, — опустив голову, я ждала его ответа, но дед молчал, я посмотрела на него. Дед, кивая на Всеволод спросил

— Это твой муж? — я оглянулась на Всеволода и не поверила своим глазам, Всеволод как-то переменился в лице и был очень удивлен. Повернувшись опять к деду, я кивнула.

— Вижу, ты носишь мой подарок, — с одобрением сказал мне дед, повернувшись к нам спиной, он добавил, — твои друзья ждут тебя, пойдем.

Я непроизвольно улыбнулась и почувствовала огромное облегчение. Всеволод спешился и пошел рядом со мной, он по прежнему молчал, я пообещала себе, что обязательно узнаю почему.

У меня замерло сердце, когда я увидела до боли знакомую поляну и простой деревянный дом, нас от него разделяли несколько метров леса. И тут я остановилась, меня так поразила увиденная мною картина. Всеволод также как и я удивленно остановился рядом со мной. На поляне, справа от дома, Василий без рубахи рубал дрова.

— Ну, что вы стали? — спросил, оглядываясь, дед

— Да уж… — пробормотал Всеволод и пошел вперед, взяв меня за руку.

Мы вслед за дедом вышли из леса, Василий заметил нас и от удивления уронил топор себе на ногу. Чертыхнувшись, он сделал шаг нам на встречу и уже через секунды чуть не задушил нас в своих окрепших объятиях. Я осторожно высвободилась и прошла в дом, как я и предполагала там была Калия. Она стояла около печи, а в открытую дверь когда-то принадлежащей мне комнаты, я увидела маленького спящего принца

— Олеся, — ахнула Калия, я с улыбкой подошла к ней, и мы обнялись. Я не стыжусь того, что почти ничего не видела от слез, впрочем, Калия тоже

— Что-то мы развели много сырости, — смахивая слезу и улыбаясь, сказала Калия

— Да, — кивая, ответила я, — я не одна приехала.

— Ты с мужем? — с радостью воскликнула Калия

— Да, но не только. Там твой отец, — наконец сказала я. Калия сразу же выбежала к отцу. Кораль уже был на поляне и приветственно жал руку Василию. Калия выбежала из дома и окликнула отца, Кораль сразу же обернулся и через секунду обнимал свою дочь. Я подошла к Василию и мужу. Василий одной рукой обнимал меня, а другой Всеволода, все мы с улыбками наблюдали за Калией и ее отцом.

Глава 5

Естественно в тот день, ни о каких делах королевства не могло быть и речи. Все рассказывали друг другу о своих приключениях и просто наслаждались обществом друг друга. Дед ушел куда-то и когда я это заметила мне стало не по себе. Абрахас даже не успел поговорить с дедом. Я тщательно всматривалась в лицо Василия, к счастью, от былого безумия не было и следа.

Абрахас со своими воинами устроились на ночь во дворе, Василий уступил мне место в доме, но мне не хотелось спать. Помучавшись немного бессонницей, я вышла из дома. В полной тишине, которую нарушали только спящие воины, я прошла через весь двор и у дерева заметила силуэт мужа.

— Почему ты не спишь? — я подошла сзади, но Всеволод даже не вздрогнул, услышав мой голос

— А ты? — поворачиваясь ко мне, спросил он

— Я первая спросила, — понимая, что он уходит от ответа, сказала я, — о чем думаешь?

— Не важно, — односложно ответил Всеволод, обнимая меня

— Ты переменился в лице, когда увидел деда. Ты что его знаешь?

— Он очень похож на одного человека…

— На кого?

— На твоего деда

— Какого еще деда? — не поняла я

— Твоего, мужа твоей бабушки- терпеливо объяснил он

— Он же умер через год после рождения Василия! — воскликнула я

— Не совсем… король очень любил охотится в лесу и тогда он погнался за зверем, оторвавшись от остальных. Охрана потом полностью прочесала весь лес, но они не нашли даже следов…

— Откуда ты знаешь?

— Отец был тогда с ним

— Даже если это так… то почему он мне ничего не сказал?

— А ты ему назвалась?

— Да, — вспомнила я

— Не знаю, это только мои домыслы, я ведь видел только его портрет, — пожимая плечами, ответил Всеволод

— И что будем делать?

— Абрахас хорошо знал короля, так что если они увидятся, все встанет на свои места. — Я не вольно поежилась, рано я подумала, что сюрпризы закончились! — Замерзла?

— Есть немного, — призналась я

— Иди в дом, тебе нужен отдых, — заботливо сказал он

— А ты? — мне хотелось спать, но совершенно не было желания оставлять мужа

— Я тоже пойду, — Всеволод повел меня до дверей дома и, целуя, пожелал спокойной ночи.

— Я совершенно ничего не помню! Последнее мое воспоминание связано с тем, что Плющ мне представился, — на следующее утро рассказывал Василий. Всеволод рассказал ему, что произошло за это время. Василий был шокирован и слушал с широко открытыми глазами его рассказ. Дед так и не появился, я уже начинала волноваться. Всеволод тоже постоянно оглядывался в его поисках.

— И что вы планируете делать далее? — спросил Абрахас

— Вернуть мое королевство! — воскликнул Василий

— Нет, ну, это понятно. Я спрашиваю конкретно сейчас, что будете делать?

— Для начала заберем Никона и графа, далее поедем к бабушке, — сказала я, — Все согласны?

— А как же запрет передвижения по стране? — заметил Абрахас

— В оба места можно попасть не покидая лес, — сказал Всеволод

— Тогда завтра же в путь! — воскликнул Василий, довольно потирая руки

— Ваше величество, а ваша жена поедет с нами? — спросил Всеволод

— Да. Кораль, мы заедем в ваш город, и Калия с принцем останутся там под вашим присмотром, — Василий привычно отдавал приказы, Кораль согласно кивнул, — Теперь осталось сообщить это Калии, — немного растеряно, сказал Василий

— Я скажу ей, — спрятав улыбку, ответила я и зашла в дом. Когда я начала говорить Калии о решении ее мужа меня вдруг поразила воцарившаяся тишина во дворе. Не договорив, я обеспокоено открыла дверь. Во дворе все замерли, Абрахас стоял напротив деда. Я встретилась взглядом с мужем, похоже, только мы понимали, почему король так потрясен. Я вышла из дома и подошла к мужу.

— Ваше величество, — тихо позвал Абрахаса Василий. Дед и Абрахас стояли к нам боком и на этот тихий оклик обернулись оба. В этот момент все мои сомнения рассеялись окончательно. Я сделала шаг навстречу деду и мы встретились с ним взглядами

— Вы знали? — с надрывом в голосе спросила я

— Только когда Калия рассказала, — ответил мне дед, голос у него был спокойным, но глаза были влажными. Я подошла еще ближе и спросила

— Василий знает?

— Он только недавно поправился от мучавшей его хвори, — делая шаг мне навстречу, сказал дед

— О чем вы? — удивился Василий и подошел к нам

— Может расскажете, — с легким поклоном предложила я и отошла от него. Всеволод остановил меня и вопросительно посмотрел в глаза, — Им необходимо поговорить наедине, — объяснила я свое бегство

— Ты тоже должна быть там

— Я не хочу, — честно призналась я и сбежала в дом.

Но это бегство не спасло меня от неприятного разговора. Мне было многое непонятно в поведении деда, я не хотела ему нагрубить, но это обязательно бы случилось, если бы я не ушла в дом. В одиночестве я кое-как успокоила свои нервы и пообещала себе, что ни о чем не стану деда расспрашивать, а попрошу его сопровождать нас к бабушке.

Василий опередил меня, и на следующий день мы все вместе покинули это лесное убежище. Я видела, как деду тяжело покидать этот дом, но обида мешала подойти к нему. Меня мучил вопрос, где сейчас Нинлиль, но опять же из-за той же обиды я не могла спросить. Я молчала весь путь до города. Мы подъехали к воротам города, когда уже начинало темнеть. К нашему удивлению, нам сразу же открыли ворота, и мы спокойно въехали в город.

— Здесь совсем ничего не изменилось! — восхищенно воскликнула я. Действительно этот дорогой мне город остался прежним. Глядя на эти улочки, я не могла сдержать улыбки. С этим городом так много связано! Именно к этому городу меня вынесла река, в этом городе я познакомилась с Анной, Коралем, Калией, Никоном и Всеволодом! Краем уха я услышала, что Кораль пригласил всех в свой дом. В его доме действительно могли все прекрасно разместиться, а мы с Всеволодом пошли к дому Анны, именно там сейчас должны находиться граф и Никон.

Когда мы подошли к дому, у меня перехватило дыхание, я беспокоилась за свекра, ведь мы о нем ничего не слышали уже довольно долго. Всеволод волновался еще больше, наверное, но не показывал этого. Зато когда он поднес руку к двери, я заметила, как она у него дрожит. Всеволод постучал, мы замерли, ожидая ответа. Через несколько минут дверь распахнулась, и мы вздохнули с облегчением. В дверном проеме стоял граф, он стоял против света, но я рассмотрела, что он опирается на трость.

— Нашел, все-таки! — воскликнул граф, приглашая нас в дом. — Ну, и где была наша беглянка? — граф обнял меня за плечи

— У Никоса и Киры гостила, — ответил Всеволод, улыбаясь. По нему было видно, что он испытал огромное облегчение, когда увидел отца живым и веселым. Всеволод буквально светился от счастья. Еще бы, наконец-то, вся его сумасшедшая семейка в сборе, все живы и здоровы. В доме ничего не изменилось, по-прежнему напротив входа стоял стол со стульями, а у двери лавка. На столе стояла лампа, единственный источник света, на стульях сидели граф и Всеволод, а я присела на лавке у двери.

— А где Никон?

— Вернулся в свою церковь. Скоро должен вернуться. Ну, рассказывайте! — нетерпеливо потребовал граф

— Вы меня извините, но я пожалуй, пойду отдохну, — вставая, сказала я. После этой поездки я чувствовала себя абсолютно разбитой, и мне ужасно хотелось спать.

— Ты здорова? — обеспокоено спросил граф, — уж очень ты бледна

— Все в порядке, не переживайте, — улыбнулась я, успокаивая его. Всеволод встал мне на встречу, — Не засиживайтесь здесь, — целуя его в щеку, сказала я. — Моя комната?..

— на месте, — с улыбкой ответил мне граф. Еще раз кивнув им, я прошла в свою комнату. Через несколько минут я уже заснула.

Когда я проснулась, Всеволода уже в доме не было. Он оставил мне записку, в которой объяснял причину своего отсутствия. Он вместе со всеми был в доме у Кораля, где временно обосновался наш так называемый повстанческий штаб. Я вышла в большую комнату и увидела там Калию и маленького принца.

— Доброе утро, — приветливо поздоровалась я и села напротив нее, — тебя что выгнали?

— Не-а, сама ушла! А ты пойдешь?

— Не хочется, — честно призналась я, — как твой муж?

— Это ты о том, что он познакомился со своим отцом? — догадалась Калия, я кивнула, — Делает вид, что так и должно было быть. Он же король, а король не может чего-то не знать

— Это его слова?

— Ну, почти. А ты так с ним и не говорила?

— С кем? — я сделала вид, что не понимаю, о ком сейчас спрашивает Калия

— Ты же поняла, о ком я спрашиваю! Ну, ладно, с дедом

— Нет, — мотая головой, ответила я

— Почему?

— Что значит "почему"? — вскакивая, возмутилась я, — Я прожила у него почти год, и за все это время он не соизволил представиться!

— Может, у него на то были какие-то серьезные причины?

— Какие причины? — с недоверием спросила я

— Не знаю. Может, сама у него спросишь?

— боюсь, не смогу разговаривать спокойно, — понурив голову, призналась я

— А ты попробуй, — настаивала Калия

— Хорошо, — вздыхая, согласилась я, — Не знаешь где он?

— Знаю

— Кто бы сомневался, — пробормотала я

— Так, будет возмущаться!

— Ладно-ладно, — поднимая вверх ладони, сдалась я

— Он в церкви

— Грехи замаливает?

— Олеся! — воскликнула Калия

— Да, ладно, — отмахнулась я.

До церкви я дошла довольно быстро, во всяком случае, быстрее, чем мне того хотелось. Я зашла в церковь и, если честно, обалдела! У одного из образов стоял статный, сильный, седовласый король. Именно король, всё, начиная от его осанки и заканчивая его одеждой, говорило об этом. "Это мой дед!" — не без гордости подумала я. Дедушка обернулся ко мне лицом и протянул ко мне руки. Мне не пришло в голову ничего лучшего как броситься ему в объятья.

Повстанческий совет, так я называла Василия, Никоса, Абрахаса, Всеволода, графа и моего деда, когда они собирались вместе. Так вот, повстанческий совет принял решение переместить свой генеральный штаб в резиденцию королевы — матери. Сказать по правде я была только рада такому решению, потому что уже очень давно не видела бабушку и очень по ней соскучилась. Кстати, забыла рассказать, Никон также решил ехать с нами. Он очень изменился за то время, что мы не виделись. История с Олей положила на него серьезный отпечаток. Никон видел Ольгу в ближайшем окружении Анастасии, так что у него более не оставалось сомнений по поводу ее предательства. Всё это конечно грустно, но мне почему-то казалось, что скоро все благополучно завершиться. У меня откуда-то вновь взялись силы и уверенность в победе. Целостного плана по окончательному обезвреживанию Анастасии и Плюща у меня еще не было, но кое-какие задумки уже роились в моей голове. Я решила пока ничего не говорить повстанческому совету об этих своих планах, пока окончательно не сформулирую их.

Итак, по распоряжению Василия, Калия с отцом и сыном оставались в городе, а все остальные, опять- таки через лес отправились к дворцу бабушки. Абрахас отправил гонца своим людям, чтобы они приготовились по первому же его зову явиться к стенам дворца, захваченного Плющом.

Я думаю, и так ясно насколько волновалась я, когда мы подъезжали к дому бабушки. Нас приезд не был для нее неожиданностью, граф решил выслать впереди нас гонца, если бы замок был захвачен, он бы нас предупредил. К счастью в доме королевы — матери были только верные ей воины. Бабушка сама вышла нас встречать к воротам своего замка. Несмотря на возраст, бабушка отличалась отменным зрением и уже давно рассмотрела среди нас седовласого всадника. Когда мы подъехали ближе я испугалась за нее, бабушка побледнела и лишь вскользь глянула на меня и остальных всадников. Когда дед, спешившись, подошел к ней, бабушка испугано подняла руки, как будто защищаясь. Я была рядом, поэтому услышала ее слова

— Ты пришел за мной? Но почему тогда ты тоже постарел? — дедушка ничего ей не ответил, он подошел к ней вплотную и прижал к себе. Я заметила, что у бабушки подкосились ноги и если бы не дед, она бы упала. Дед почти внес ее в дом, мы оставили их одних в большой гостиной, а сами начали располагаться во дворце. Я была приятно удивлена, увидев в нашей с Всеволодом комнате мой лук и стрелы.

Но нас ожидал еще один очень неприятный сюрприз. Неясности в управлении государством естественно ослабили его и этим решили воспользоваться, чтобы завоевать земли королевства. У северных границ государства начали собираться армии захватчиков. Этот подстегнул всех нас к более активным действиям. Медлить нельзя было. Для того, чтобы обезопасить королевство необходимо найти воинов, а воины будут подчиняться только королю, поэтому необходимо было срочно вернуть власть Василию.

Повстанческий совет решил убить сразу двух зайцев. Граф, Никон и Ким начали заниматься поисками воинов, которых Плющ изгнал в начале своего "правления". Абрахас и Никос начали узнавать о войске, стоящем на северной границе Аноры, а Василий, Всеволод и дед — придумывали план по захвату дворца и обезвреживанию, на этот раз навсегда, Анастасии и Плюща. Я ни к какой группе не относилась, это было мое решение. К тому же такое мое положение полностью устраивало моего мужа. Я всё время на виду, и ни в какую неприятность не влезу. Вынуждена признаться, что я сознательно пошла на эту хитрость. Хоть официально я просто жила в замке, я знала обо всех достижениях, либо промахах каждой группы и меня абсолютно не ограничивало беспокойство моих родственников. В отличие от остальных у меня была полная картина происходящего и соответственно я могла придумать более реальный план действий, чем каждая из групп в отдельности. Всеволоду было не очень-то легко, ведь он в группе с двумя королями, а с ними особо не поспоришь, поэтому, когда могла, я проводила время вместе с ними, была, так сказать, вольным слушателем и изредка вносила свои коррективы в их планы. Несмотря на все эти проблемы, было спокойно и легко на душе, ведь вся моя семья была в сборе. Все, дорогие мне люди были рядом, и я знала, что они живы и здоровы. А такое состояние благоприятствует работе мозга, как ничто другое.

Спустя несколько дней план по захвату дворца был готов, часть воинов уже начала съезжаться к стенам бабушкиного дворца, в том числе и Ингвар. Для того, чтобы приступать к активным действиям оставалось только дождаться возвращения Абрахаса и Никоса.

Все бы ничего, но Абрахас и Никос принесли с собой очень плохие новости. На северной границе страны стояло огромное войско свирепых кочевников, которых очень сложно остановить без основной армии страны. Это известие подстегнуло всех нас к действию. Было решено выступать на дворец следующим утром. По расчетам повстанческого совета наше войско окажется у дворца к сумеркам. Я, бабушка и Никон остались во дворце с Кимом и еще несколькими воинами. Ту ночь я не могла спать, я очень волновалась за Всеволода и остальных родственников. Всеволод уже спал, а я встала и начала ходить по комнате.

— Не нужно так нервничать, — я стояла спиной к кровати, когда Всеволод сказал это, привстав на локте.

— Не могу, — обернувшись, призналась я и зябко обняла себя за плечи.

— Иди сюда, — позвал меня Всеволод, я легла рядом, а он обнял меня, — мы уже столько пережили, что эта битва не кажется мне такой уж страшной.

— и все же…

— Все будет так, как того захотим мы, — перебил меня Всеволод, — Плющ и Анастасия навсегда исчезнут из нашей жизни, мы постоим дом, где-то около леса, на опушке, ты родишь мне дочь

— А почему не сына? — воскликнула я, этот разговор немного успокоил меня, и постепенно во мне крепла уверенность в нашей победе

— И сына, — усмехнулся Всеволод. Мы еще о чем-то разговаривали, строили какие-то планы. В конце — концов, я заснула.

Утром Всеволод уехал, когда я еще спала, мы не попрощались.

Бабушка гуляла во дворе, ворота дворца были заперты, я присоединилась к ней.

— А где Оля? — после непродолжительной бессмысленной беседы, спросила я

— Она исчезла в тот же день, что и ты, — ответила мне бабушка

— И вы ее больше не видели?

— Я — нет.

— Странно, — мне не верилось, что Оля тогда предала нас

— Ты тоже не веришь, что она предатель?

— Да. Но если это была не она, то кто?

— Не знаю. Но если это была не она, то наши в опасности! — обеспокоено сказала бабушка

— Они поехали двумя группами, и об этом знают только те, кому доверяют Всеволод и Василий, а таких очень мало, — возразила я, — бабушка, а чем дед объяснил свое долгое отсутствие?

— Ни чем, я не спрашивала, — объяснила она

— Почему? — не поняла я

— Тогда, когда он исчез… В общем Эльвина предсказала, что у страны не будет сразу два короля. После случая с твоей матерью это предсказание…

— То есть ты хочешь сказать, что дед добровольно оставил тебя с маленьким Василием из-за какого-то идиотского предсказания?! — сложно описать, что именно я тогда чувствовала, ну если примерно, то смесь злости, отвращения и еще многих отрицательных эмоций.

— Да, — опустив голову, сказала бабушка

— Да уж! — в бессильной злобе сказала я, — А Эльвина тогда ничего не сказала?

— Она винила себя в происшедшем, на несколько лет уехала жить в тот городок, где со своей женой жил граф. Через несколько лет, я узнала что Эльвина пошла на реку и больше ее никто не видел.

— Реку? — переспросила я. Эльвина могла попасть в то, мое, время, а не утопиться. Если это так, то наконец-то эта головоломка сложилась в единую картину, — кажется, я была знакома с ней, — пробормотала я. Бабушка удивленно на меня посмотрела. — Она была моей няней и рассказала мне про Всеволода. Вот почему у меня тогда было впечатление нерассказанной до конца сказки! Это действительно было так! — в восхищении воскликнула я. Теперь решилась последняя головоломка, которая мучила меня.

— О чем ты? — испуганно спросила бабушка

— помнишь, я рассказывала тебе, что перед тем, как провалилась в эту реку, начала писать новый рассказ? — бабушка кивнула, — так вот, этот сюжет мне когда-то в виде сказки рассказала Эльвина! Она была той соседкой, которая стала крестной матерью Всеволода! А я все время гадала, откуда я знаю о том, что крестную Севы звали Эльвина, и что она дала ему имя Добрыня! — скорее себе, чем бабушке восхищенно говорила я. Я чувствовала такую ясность в мыслях, что мне казалось возможным решить любую головоломку! Бабушка смотрела на меня как на сумасшедшую, но все же старалась поверить моим словам.

Мои рассуждения перервал крик, стоящего на воротах, воина. Я торопливо поднялась к нему на ворота. Увиденное мною зрелище в одинаковой степени меня порадовало и шокировало. Порадовало, потому что у стен дворца я увидела Нинлиль. Шокировал же ее всадник, вернее всадница. Хоть девушка была обессилена и почти лежала на Нинлиль, я узнала ее — это была Оля…

Я приказала воинам впустить ее. Нинлиль ввезла ее во двор, где Олю сняли с лошади и уложили на носилки, девушка была крайне истощена. Когда ее проносили мимо меня, она с силой схватила мою руку. Я наклонилась к ее губам:

— Когда солнце коснется верхушек деревьев…. дворец Василия исчезнет, — прошептала она. Я замерла, кровь ушла куда-то, а в голове прокручивались слова девушки. У меня не было сомнений в их правдивости, к тому же Нинлиль никогда бы не согласилась везти человека, который способен причинить зло. Я торопливо оглянулась и наткнулась взглядом на Нинлиль.

— бабушка, я должна ехать, нашим грозит опасности, — не отрывая взгляд от лошади, сказала я

— Стой. Подожди, — остановила меня бабушка и куда-то ушла. Я нетерпеливо запрыгнула в седло, Нинлиль приветливо заржала и начала нетерпеливо бить копытом. Через секунду появилась бабушка с моим плащом и луком со стрелами.

— Спасибо, — бросая плащ перед собой на седло и кое-как надевая лук, сказала я.

— Будь осторожна, — пожелала мне бабушка. Я обеспокоено посмотрела на солнце, до времени назначенного Олей оставалось очень мало времени. "Если я поеду через лес, то точно не успею. Единственно возможный путь — это напрямик", — думала я выезжая на дорогу.

— как думаешь, нам повезет? Не наткнемся ли мы на патруль? — помня о запрете передвижения по стране, спросила я у Нинлиль. Вместо ответа Нинлиль так быстро поехала, что мне показалось, будто я лечу.

Нинлиль мчалась из последних сил, солнце было уже очень близко от верхушек деревьев, а замка еще даже не было на горизонте. Сказать, что я нервничала, это все равно, что промолчать! Нинлиль прекрасно понимала мое состояние, поэтому сделала последнее усилие, и через несколько минут замок появился на горизонте. Я остановила ее на расстоянии от замка, быстро сняла лук и колчан, они мешали мне бежать. Той скорости с которой я побежала к замку могли бы позавидовать мировые спринтеры! Я задыхалась от бега, но увидев во дворе графа, Абрахаса и Никоса, что силы закричала

— Уходите как можно дальше от замка! — я кричала это пока бежала к ним. Когда я почти поравнялась с ними, граф остановил меня за плечи

— Что ты здесь делаешь?

— Замок взорвется, когда солнце… коснется вершин… деревьев! Динамит! — задыхаясь, говорила я. Граф сразу же переменился в лице, мы одновременно посмотрели на солнце: до верхушек оставалось несколько сантиметров, так показалось мне. — Где Сева?!

— С Василием в замке, — растеряно пробормотал граф

— уходите, — еще раз крикнула я и побежала в замок, граф попытался меня остановить, но не успел.

Я как сумасшедшая бегала по коридорам дворца и звала мужа и Василия. Их нигде не было, и я прекрасно понимала, что не успею, физически не успею, обойти все комнаты дворца в их поисках. Я остановилась, тяжело дыша, не знаю, как мне это удалось, но я собралась с мыслями. Я закрыла глаза и через секунду побежала в комнату Калии. Времени на сомнение не было и мне ничего не оставалось, как положиться на свое чутье, что я и сделала. Я как сумасшедшая влетела в эту комнату и облегченно вздохнула: оба были там

— Олеся? — удивленно пробормотал Василий

— Что случилось? — подходя ко мне, спросил Всеволод. Я подбежала к окну и ахнула, солнце уже было на уровне верхушек деревьев. Я начала лихорадочно открывать окно, на удивление у меня это довольно быстро получилось

— Что с тобой? — обеспокоено, спросил Всеволод, беря меня за руку

— Некогда объяснять, прыгаем!

— Куда? — к нам подошел Василий и испуганно посмотрел в окно. Если вы помните, оно выходило к реке, но до нее было достаточно высоко. На спор не было времени, я схватила обоих мужчин за руки и в окно, благо оно было почти до пола и это не составило большого труда. Один шаг и я потянула за собой в неизвестность короля и мужа…

Мы благополучно приземлились, хотя это не совсем правильное слово…. В общем, взрыва не было, мы вынырнули, и я столкнулась с жаждущими объяснениями взглядами мужчин

— Ну, и что это было? — злясь и отплевываясь от речной воды, спросил Василий. И как будто в подтверждение его словам прогремел оглушающий взрыв, спасаясь от него, мы нырнули под воду, а когда вынырнули, вместо замка увидели лишь пылающие развалины…

— Калия давно хотела новый дворец, — растеряно произнес Василий, — что ж теперь есть где его строить…

На берегу нас уже ждали обеспокоенные дед, граф, Абрахас и Никос. Мы подплыли к берегу и Всеволод помог мне выбраться из воды. К нам подошла Нинлиль, я буквально тряслась от холода, поэтому с удовольствием закуталась в свой зеленный плащ.

— Может, наконец, объяснишься? — стуча зубами от холода, спросил Василий

— Оля предупредила о взрыве, вот я и здесь, — все-таки такая прогулка не прошла мне просто так. Сердце все еще колотилось в бешенном ритме, а дыхание еще не восстановилось

— Оля? — переспросил граф, я кивнула

— кто это? — шепотом у Абрахаса спросил Никос

— Монахиня, — коротко ответил ему Абрахас

— А-а… — пытаясь понять протянул Никос, но потом не поняв переспросил, — какая монахиня?

— А где она сейчас? — спросил Всеволод, он тоже дрожал от холода, Абрахас отдал свой плащ Василию, а Никос — моему мужу.

— Во дворце, — кивая в сторону дворца бабушки, сказала я, — ее Нинлиль привезла, — поглаживая гриву лошади, сказала я

— Выходит, Плющ опять знал о нашем прибытии, — начал рассуждать Всеволод, — на этот раз Оля не могла нас выдать

— Значит, и тогда это была не она… — закончил его мысль граф, — нам нужно вернуться и обо всем ее расспросить.

— Это будет довольно сложно сделать, — вступил в разговор дед, — все лошади, кроме Нинлиль, разбежались. А воины напуганы этим…

Абрахас, Василий и Никос подошли к деду и начали обсуждать план дальнейших действий.

— а как тебе удалось так быстро приехать? — спросил Всеволод, подойдя ко мне.

— Я скоротала путь

— Ехала по открытому пространству?! — воскликнул он, я виновато кивнула, — Тебя же могли убить!

— Я знаю, но тогда это было не так важно, — сказала я. Всеволод вздохнул и обнимая меня, пробормотал,

— И что мне с тобой делать?

Общими усилиями часть лошадей была найдена, к счастью от взрыва никто из воинов серьезно не пострадал, а в самом замке никого не было. По словам Всеволода было очевидно, что замок покинули за несколько часов до их прибытия. Несмотря на то, что солнце уже зашло мы все вместе отправились в обратный путь. Я ехала на Нинлиль, Всеволод, граф, Василий, дед, Абрахас и Никос шли пешком. Вспомнив основы медицины, точнее, правила оказания первой помощи, я как смогла, помогла пострадавшим от взрыва воинам. Ранения были несерьезными и они в основном также шли пешком. Мы решили идти прямой дорогой, той, которой приехала я. Скрываться более не имело смысла, если Плющ подготовил такую ловушку, то он безупречно знал о нашем войске.

Мы подошли к воротам бабушкиного замка, когда на небе уже ярко светили звезды. Когда все воины, раненные и не раненные, были расположены на ночлег, мы наконец-то смогли опять собраться все вместе и нормально обсудить происшедшее. Повстанческий совет начал что-то активно обсуждать, а я подошла к бабушке и тихо спросила:

— Как Ольга?

— Спит. Она очень истощена, с ней Никон, — добавила бабушка, мы улыбнулись друг другу. Несмотря на все эти приключения, что-то в мире не меняется, что-то хорошее и это прекрасно.

На следующий день Василий и Всеволод рассказали мне, почему они оказались в комнате Калии. Когда исчезли ы с Всеволодом, она ухитрилась украсть у Плюща фамильную печатку Василия и спрятать ее. Именно эту печатку они там и искали, к счастью они успели ее найти до моего появления. Василий издал указ о всеобщем сборе воинов для защиты границ Аноры и с помощью этой печатки подтвердил его правдивость.

— Меня по прежнему мучает вопрос, — спустя несколько дней говорил мне Всеволод, — где прячутся Плющ и Анастасия?

— Не знаю, но нам нужно быть осторожными, пока мы не найдем их, — сказала я. Мы беседовали в нашей комнате, я стояла у окна, которое выходило во двор замка. Вокруг замка расположились палатки сотен воинов, и каждый час приезжали все новые. Меня насторожила группа воинов во дворе, они держались отдельно от остальных, и под их плащами не было видно символики. — Сева, а кто те воины?

— Какие? — Всеволод подошел ко мне, я на секунду отвлеклась от окна, а посмотрев сейчас не нашла их.

— Странно, их сейчас нет во дворе… — растеряно произнесла я. — Они в темных плащах и не видно символики.

— Может, померещилось? — предположил Всеволод, отходя от окна

— Не знаю… — пробормотала я, оставаясь уверенной, что видела их. — Ты к королю?

— Какого короля ты сейчас имеешь в виду? — усмехнулся Всеволод

— Да, эта земля давно видела такого количества королей вместе! Я о Василии, — уточнила я

— Да, к нему. Какие планы на сегодня?

— Пойду, навещу Ольгу. Надеюсь, она хоть что-нибудь прояснит

— Правильно, — улыбнулся мне Всеволод. Как и раньше, до появления Плюща, он легко поцеловал меня и ушел.

Я опять повернулась к окну и всмотрелась в толпу, но тех воинов не было. "Может, действительно, померещилось?" — подумала я.

Я тихо постучала в дверь Олиной комнаты, после разрешения я зашла. Находясь в замке, я не носила свой плащ и лук со стелами, но с Жулием, кинжалом, подаренным бабушкой, я не расставалась.

— Ваше высочество, — попыталась встать Оля

— Лежи, — остановила ее я, — Здравствуй, — поздоровалась я с Никоном, он сидел рядом с постелью девушки. — Как ты себя чувствуешь, Оля? — я остановилась у спинки кровати, получается у ног Оли.

— Спасибо, мне уже намного лучше, — я видела, что девушка чувствует себя неловко.

— Оль, ты же понимаешь, что я непросто так к тебе пришла.

— Олеся, — попытался остановить меня Никон, но его остановила сама девушка, дотронувшись до его руки.

— Спрашивайте, — смело отозвалась Оля. Я одобрительно кивнула

— Как ты познакомилась с Анастасией? — Оля вздохнула и ответила

— Моя сестра была монахиней того монастыря, в котором вы меня нашли…. В тот день я приехала навестить ее, — Ольга сидела на кровати, облокотившись на подушки, и тормошила простынь. Никон беспокойно следил за ней, а я за ними.

— когда это было? — перебила ее я

— Почти за год до нашей встречи. Анастасия была заперта в одной из келий, а моя сестра носила ей еду. Я осталась погостить у сестры, у меня кроме нее никого не осталось. Она договорилась с игуменьей, и меня приняли как послушницу. Я несколько раз приносила Анастасии еду, вместо моей сестры. Не знаю, откуда она узнала, что мы сестры, — Оля была очень бледной, я видела, что этот рассказ тяжело ей дается. — В тот день моя сестра пошла относить ей еду и Анастасия захватила ее, — глаза девушки загорелись лихорадочным блеском, она смахнула слезу и мужественно продолжила, — а вечером в монастырь приехал гонец короля. — Видимо следующая фраза была для Оли связана с тяжелыми воспоминаниями, девушка расплакалась и Никон пересел на ее постель и начал успокаивать

— Олесь, может хватит на сегодня? — начиная злится, спросил Никон

— Ты хочешь, что бы ее допрашивали, как преступницу? — серьезно спросила я.

— не нужно, — отозвалась Оля, — я сама расскажу. — Сделав глубокий вдох, она продолжила, крепко сжимая руку Никона. — Анастасия забрала с собой мою сестру, ее защищали воины короля и я не могла… — Оля опять начинала плакать.

— Что было дальше? — в принципе я и так догадывалась, но мне хотелось, чтобы она сама рассказала. Я старалась в своих вопросах не давать ей никаких подсказок, ведь если она все же на стороне Анастасии, это будет непростительной ошибкой.

— Я просилась поехать с ними, но она сказала, что я еще пригожусь ей. За несколько дней до вашего приезда, на монастырь напали… многих монахинь захватили в плен, некоторым удалось бежать… — девушка еще сильнее побледнела, на лице у нее отображался пережитый ужас. Постепенно уверенность в ее непричастности ко всем нашим бедам крепла во мне. — Мне передали письмо от Анастасии, в котором она приказывала мне дождаться вашего приезда и следовать за вами.

— Откуда она узнала, что мы приедем? — невольно вырвалось у меня. Я отошла от кровати Ольги и немного прошлась по комнате, — Прости, Оль, продолжай

— Я… встретилась с вами и поехала дальше с вами. С человеком Анастасии я увиделась вечером того дня, когда мы приехали во дворец

— Ты же не покидала замок! — воскликнул Никон

— Подожди, Никон, — остановила его я, — значит человек Анастасии в замке? А сейчас он здесь?

— Нет, я его не видела.

— Как он выглядит?

— Он чуть выше вас, все время в капюшоне, но я рассмотрела у него на руке клеймо: такой треугольник с лучиками. Но я не рассказывала ему о ваших планах! Клянусь! — горячо воскликнула она

— Тогда почему уехала из замка? — спросил Никон

— Он сказал, что я увижусь с сестрой, — опустив голову, ответила она

— Можешь дальше не рассказывать, — пожалела ее я

— Нет, уж. Рассказывай! — потребовал Никон

— Они держали нас во дворце Василия как пленниц. Сестра была служанкой Анастасии и она велела называть себя королевой. Когда вас, — Оля обратилась ко мне, — поймали, Анастасия пришла к нам в хорошем настроении и сказала, что отпустит нас. Мы не поверили ей. Мы попытались бежать, воспользовавшись переполохом, после побега короля, но меня поймали… Однажды Анастасия велела мне сопровождать ее во время прогулки, а потом все время держала при себе, — Оля подняла к лицу руки и я заметила на ее кисти красный отпечаток веревки. Никон, судорожно сглотнув, спросил

— Как тебе удалось бежать?

— Когда они покинули замок, ночью… я дождалась, пока Анастасия заснула, отвязала веревку от руки и привязала к дереву. Я побежала и наткнулась на белоснежную лошадь, она как — будто ждала меня…

— Ясно, — пробормотал Никон. Я все это время внимательно следила за Олей. У меня не осталось сомнений — девушка оказалась жертвой.

— Отдыхай, — кивнув им, я вышла из комнаты.

Еще находясь в комнате Ольги, я опять заметила тех же странных воинов, поэтому сразу же направилась к ним. Я спряталась за одной колонн во дворе и оттуда наблюдала за ними. Эти воины собрались вокруг одного и молча слушали, что он им говорит. Мне не было их слышно, но хорошо было видно. Один, который стоял ко мне спиной, взмахнул рукой и я заметила у него на руке клеймо: треугольник с лучиками. От волнения у меня пересохло в горле, я судорожно глотнула слюну и в этот момент кто-то положил мне руку на плечо… испугавшись я подпрыгнула, от страха душа ушла в пятки.

— Спокойно, что ты так дергаешься! — обернувшись я увидела Алексия

— Это ты, — облегченно выдохнула я

— Что ты тут делаешь? — оглядываясь, спросил он

— Вон те воины, ты знаешь, кто они? — кивая в сторону воинов, спросила я

— Знаю, — выглянув из-за меня, сказал Алексий. У меня что-то в душе перевернулось, плохое предчувствие полностью охватило меня

— так это ты, — охрипшим голосом спросила я. Алексий лишь самодовольно усмехнулся. Я прислонилась спиной к колонне и быстро пощупала на месте ли мой кинжал. Я была в моем полюбившимся платье, сшитом по примеру платьев Киры.

— прошу вас, — жестом Алексий указал мне дорогу, но я не шевелилась. Тогда он схватил меня за руку и приставив нож к ребрам потащил за собой к остальным. Я опешила, увидев, вокруг кого собрались остальные воины. Никогда не догадаетесь! Это был Плющ, собственной персоной!

— Вот мы и свиделись, — с победоносной улыбкой сказал он и меня повели на конюшню. Я прекрасно знала, что сейчас там никого нет, и это не прибавляло мне уверенности. Мы зашли в конюшню и мои глаза еще больше округлились. Оттуда нам навстречу вышла Анастасия! Воины остались за дверьми конюшни. Меня даже не потрудились привязать, я просто стояла напротив этой злостной троицы: Алексий, Анастасия и Плющ. Вдруг, совсем некстати, я вспомнила, как выглядел Плющ 10 лет назад, и невольно улыбнулась.

— Чему ты смеешься? — спросил у меня Плющ

— Воспоминаниям, Леш. — Честно ответила я. Плющ побледнел, когда я назвала его имя.

— Как ты его назвала, — спросила у меня Анастасия

— Его именем. Иль ты не ведаешь имени своего милого? — не скрывая ехидства, спросила я. — Брось притворяться, Алеша. Неужели ты меня не вспомнил? Не поверю!

— Вспомнил, — глухо отозвался Плющ, — и уже давно

— как ты докатился до этого? — не знаю, зачем я тянула время. Возможно, во мне жила вера в то, что кто-нибудь из моих близких почувствует, что со мной и придет на помощь.

— А то тебе интересно, — фыркнул Плющ

— Что ты церемонишься с ней? — взвизгнула Анастасия

— Молчи! Тебе слова никто не давал! — прикрикнул на нее плющ, я заметила, какая злость и ярость загорелись в глазах Анастасии, ко всему прочему она по-прежнему оставалась слегка невменяемой.

— Чем ты занимался после того, как окончил школу? — повторила я вопрос.

— тебе, правда, интересно?

— Конечно! Кажется, ты сидел, — вспомнила я рассказы своих одноклассников, — за хулиганство…

— Откуда ты?.. — удивленно хотел спросить Плющ, но не смог договорить. Я только заметила, что он как-то странно дернулся и упал к ногам Анастасии…. Она стояла над ним с окровавленным ножом в руках и со злорадной улыбкой переступила через него и направилась к нему. Я стояла, зажав рукой рот, я сделала несколько шагов назад и прислонилась спиной к столбу, я не могла оторвать глаз от окровавленного ножа Анастасии, который был ко мне все ближе…

Когда Анастасия была уже в шаге от меня, раздался очень громкий хлопок, и одежда на груди Анастасии покраснела, она покачнулась и упала у моих ног. Я даже закричать не смогла, просто вцепилась в этот столб руками и тряслась как осиновый лист. Я опустила глаза и заметила дымящийся пистолет в руках Плюща… это он, собравшись с последними силами, выстрелил в нее и… умер. Я поняла, что теряю сознание, когда почувствовала, что осела на пол. Я по-прежнему держалась за столб, а Алексий по-прежнему стоял напротив меня. Он был настолько же шокирован, что и я, вот только пришел в себя он намного быстрее. Алексий брезгливо переступил через тела своих бывших начальников и попытался поднять меня, но я с такой силой вцепилась в этот столб, что он не смог меня оторвать от него. Я вообще смутно помню, что конкретно тогда происходило, просто восстанавливаю события из отрезков воспоминаний.

Вдруг за дверью раздался какой-то шум, отдаленно напоминающий драку, и Алексий быстро убежал вглубь конюшни. Через секунду в конюшню ворвался Всеволод, а за ним Никос и Ким. Они тут же подбежали ко мне, не сразу заметив два трупа. Сева сразу же бросился ко мне, а Никос, заметив Анастасию и Плюща, подошел к ним.

— Леся, — позвал меня Всеволод, я подняла на него глаза, полностью одурманенная происшедшим. — Все нормально, я здесь с тобой, — успокаивал меня он, пытаясь оторвать от столба, а Никос тем временем проверил пульс Анастасии и Плюща. Не знаю, как Всеволоду удалось оторвать меня от столба, но он уже прижимал к себе, когда спросил у Никоса

— Что с этими?

— Мертвы, оба… — озадаченно ответил он

— кто это их? — удивленно спросил Ким

— Похоже, что она убила Плюща, а он ее из этой штуки, — указывая на пистолет, ответил Никос.

— Здесь еще кто-то был, — осматриваясь вокруг, заметил Всеволод

— Олеся, кто здесь еще был? — спросил Никос

— Не нужно, — остановил его Всеволод, — не видишь, в каком она состоянии. Я уведу ее, а вы тут уберите, — сказал он и вывел меня из конюшни. Возле входа лежало несколько мертвых воинов, когда я их увидела, у меня закружилась голова, и я провалилась в темноту…

Очнулась я сразу же, как Всеволод положил меня на кровать. Я сразу же открыла глаза, причем сделала это так быстро, что испугала этим Всеволода. Он сел возле меня. Несколько минут мы просто молча сидели, а потом, я все еще была как в тумане, я произнесла, глядя в одну точку на полу

— Алексий

— Что? — не понял Всеволод

— Там был Алексий, — поднимая на него глаза, повторила я

— А что он там делал? — Всеволод тоже еще не отошел от увиденного в конюшне.

— Он работал на эту парочку, а они все это время прятались здесь, — объяснила я. Всеволод непонимающе посмотрел на меня, но через секунду до него дошел смысл сказанных мною слов и он подскочил на ноги.

— Я сейчас, — подняв руку сказал он и вышел. Через минуту он вернулся, — Я передал твои слова отцу, но навряд ли он все еще здесь, — сказал он, опять присаживаясь около меня. — Как ты?

— Спроси что-нибудь попроще. — Всеволод грустно усмехнулся и обнял меня.

— По крайней мере, Алексий не так опасен. Попробуй заснуть, я останусь с тобой.

Как ни странно, но я почти сразу же заснула, а проснулась, как мне показалось, через секунду.

— Наконец — то ты проснулась, — Всеволод стоял у окна, из которого ярко светило солнце. Я лениво потянулась, — ты проспала почти два дня

— Сколько? — я подумала, что ослышалась

— Два дня, — повторил Всеволод, склонившись надо мной и целуя.

— Кошмар, — пробормотала я. Сева присел на край кровати, — Что нового? — дотрагиваясь до его руки, поинтересовалась я.

— Воины почти собраны. Думаю, завтра будет битва

— Я с вами, — уверенно сказала я

— Что?! — гневную тираду Всеволода прервал стук в дверь, — потом договорим, — предупредил он и открыл дверь. В комнату зашла бабушка, а он вышел.

— Что это с ним? — удивленно спросила она, подходя ко мне. Я еще раз потянулась, — Выспалась? — с любовью в голосе, спросила она. Я кивнула.

— Алексия нашли?

— Нет. Гвалий считает, что его уже нет в стране.

— Гвалий? — не поняла я

— так зовут твоего дедушку.

— А-а, — понимающе протянула я, — Бабушка, а где мой лук? — я прекрасно понимала, что Всеволод ни за что не отпустит меня на эту битву, но не передумала ехать.

— да вот он, — кивая в угол комнаты, сказала она. Я кивнула. — Я уже поняла, что нет смысла удерживать тебя насильно, но хотя бы пообещай, что будешь осторожна, — бабушка мгновенно вычислила меня. Мне ничего не оставалось, как улыбнуться и кивнуть ей.

— Дедушка едет?

— Нет. Не знаю, как, но Василию удалось уговорить его остаться здесь. Упрямство видимо ты взяла от меня, — добавила она

— Тебе виднее, — еще раз улыбнулась я.

Естественно Всеволод провел со мной воспитательную работу, и естественно я не послушалась его.

Я надела свой зеленый плащ и лук. Я выехала позже, чем остальное войско. Битва происходила на границе Аноры, в окружении древнего леса. Я ехала через лес, и когда приехала битва была уже в разгаре. Со мной была Нинлиль, я выбрала огромное дерево и забралась по его веткам как можно выше, следя при этом, чтобы меня не было видно. Я удобно разместилась на одной из веток. С моей позиции было хорошо видно поле сражения. Я быстро нашла глазами Василия, Никоса и Абрахаса, Всеволод был в нескольких шагах от них. Я достала стрелу и натянула тетиву. И сразу нашлась цель. Один из кочевников занес меч над Никосом. Прицелившись, я отпустила стрелу и кочевник повержен. На поле битвы произошло минутное замешательство, но мне некогда было наслаждаться своим метким выстрелом. Кочевники, воспользовавшись замешательством воинов, подходили к ним сзади. Нападавшего на Василия, сразил Всеволод, остальных, не буду скромничать, сразила я. Постепенно воины Аноры и Абрахаса захватили кочевников в кольцо, но те по-прежнему отчаянно сопротивлялись. И тут я, каким-то шестым чувством, заметила воина, он был одет не так, как остальные кочевники. Он подходил к Всеволоду сзади. Я прицелилась и поняла, что это Алексий. Я отпустила стрелу, но в этот же момент заметила, что в меня тоже летит стрела. Кочевники вычислили меня. Я отскочила, забыв, что сижу на суку, и потеряв равновесие упала…

Видимо я сильно ударилось, потому что потеряла сознание. Мне опять привиделась Алесия, и я испугалась, что уже умерла.

— Не бойся. Ты жива, — с улыбкой протягивая мне руку сказала она. Мне показалось, что ее рука удерживает меня и я уже не так быстро падаю. — Уже все позади. Я горжусь тобой. Береги моего наследника. — я подумала, что она говорит о сыне Василия, но она улыбнулась и покачала головой. Алесия начала удаляться и я увидела ее в окружении того же волка и коня, что и на картине в замке Абрахаса. — Скоро ты станешь матерью, твои видения сбудутся. Не сомневайся, мне Волчий князь сказал. А волки чувствуют такое. Будь счастлива, — благословляя меня, сказала Алесия и исчезла.

Я сразу же почувствовала холод сырой земли, шум листвы и пение птиц. Что-то мокрое дотронулось до моей щеки и я открыла глаза. Это Нинлиль лизала меня.

— Птицы поют…. Битва уже закончилась? — спросила я у Нинлиль, та кивнула. Превозмогая головокружение, я встала и посмотрела вверх. В нескольких сантиметрах от того места, где я сидела, вонзилась стрела. Я быстро забралась обратно и осмотрела поле битвы. Рассмотрев силуэты Всеволода, Василия и Абрахаса с Никосом, я слезла. Подойдя к Нинлиль, я сказала ей

— Нам нужно попасть обратно быстрее их. Сумеем? — Нинлиль обиженно фыркнула, — Ну, не обижайся. Я все-таки с такой высоты свалилась. — Я подняла голову, и мне стало не по себе от той высоты, с которой я упала. Вздохнув, я запрыгнула на Нинлиль и та унесла меня ко дворцу моей бабушки.

Я быстро забежала в свою комнату, сбросила плащ, поставила лук и пустой колчан на прежнее место. Подбежав к зеркалу, я кое- как привела в порядок свои волосы и спокойным шагом пошла к комнатам бабушки. Там меня и застала весть о возвращении воинов. Как ни в чем не бывало я вышла вместе с бабушкой в победителям. Когда я вышла во двор, Всеволод уже спешился. Я быстро осмотрела его, вроде все в порядке, облегченно вздохнув я подошла ближе. Всеволод заметил меня и поманил к себе пальцем.

— И что это такое? — показывая мне мою же стрелу, с наигранной суровостью спросил он

— Стрела, — спокойно ответила я

— Я вижу. И чья она?

— Моя, — пожимая плечами, сказала я

— И как она оказалась у меня?

— у тебя что с памятью плохо? Ты же оставил ее как сувенир, после той стычки на земле Абрахаса.

— Та у меня… — Всеволод хотел — было достать ту самую стрелу из-за голени своего сапога, но ее там не было. Я не смогла сдержаться и рассмеялась. Через секунду Всеволод также рассмеялся.

Вечером того же дня я присутствовала при докладе итогов боя королю Гвалию. Но самое интересное было позже, на закрытом так сказать семейном совете

— На поле появился этот лучник. И честно говоря, если бы не он мы бы сейчас не разговаривали, — Никос подал деду мою стрелу, естественно он узнал ее и даже улыбнулся.

— вы знаете, кто он? — спросил у него Абрахас

— Знаю. И я ни на минуту не сомневался, что этот лучник придет вам на помощь в трудную минуту, — спокойно ответил дед

— На поле появился Алексий. Этой стрелой лучник убил его, попав прямо в сердце, — добавил Никос, — мы заметили, что в сторону, с которой доносились стрелы, выстрелил лучник кочевников, мы после битвы поспешили туда…

— Но там никого не было, а стрела попала в ствол дерева, — закончил Всеволод, бросая огненные взгляды в мою сторону.

— Что ж наконец в нашем царстве наступают спокойные времена, — сказал дед и улыбнулся бабушке.

— Обещаю, что отныне всегда буду выслушивать ваши советы, — торжественно сказал Василий, — Абрахас, будь добр, пришли мне своего зодчего для строительства нового дворца.

Василий, Абрахас, Никос и дед с бабушкой начали обсуждать строительство нового замка. Мы же с Всеволодом поспешили остаться наедине…

Послесловие

После всех этих событий мы с бабушкой в сопровождении Никоса, естественно, отправились навестить Анну. Мы гостили у нее уже больше месяца, когда за мной приехал Всеволод. Он был какой-то загадочный и все никак не хотел признаваться мне, куда именно меня везет.

Заинтригованная я с любопытством рассматривала окружающий нас лес и в какой-то момент поняла, куда он меня везет. Неожиданно Всеволод помог мне спешиться и завязал мне глаза

— Может, объяснишь, наконец, что происходит? — спросила я. Тем временем он повел меня куда-то

— Сейчас сама все поймешь. Надеюсь, тебе понравиться, — мы остановились, и Всеволод стянул с меня повязку.

Я невольно ахнула. Передо мной был красивейший деревянный дом, подобный тому, который я видела в своих видениях.

— Ну, и? — выжидающе спросил Сева

— Он просто, — я сглотнула слюну, — великолепен!

— Мы старались, — с улыбкой обнимая меня сзади, довольно сказал Всеволод, — не знаю почему, но мне всегда представлялся именно такой дом. Я видел, как возвращаюсь домой, а мне навстречу выбегают двое ребятишек, а ты стоишь там и с улыбкой наблюдаешь за нами, — я посмотрела на то место, на которое указал Всеволод, и мне стало не по себе.

— Я тоже всегда видела именно это, — ошеломленно пробормотала я

— Если мы оба видели одно и тоже, значит так оно и будет, — торжественно сказал Всеволод и я не смогла с ним не согласиться.