/ Language: Русский / Genre:love_history,

Ночной Лебедь

Ирина Шуппе

Когда случай переворачивает привычную и такую спокойную для тебя жизнь, что ты предпримешь? Сдашься, предоставив распоряжаться свой судьбой остальным? Или перечеркнешь установленный тобой прототип жизни, и начнешь новую, совсем не похожую на предыдущую? Диана Эндрюс сделала свой выбор, но правилен ли он? Что ждет ее в конце этого пути: свет или глухой мрак?

ru ru Black Jack FB Tools 2006-04-22 E1F083A4-7C65-4BCE-BA5D-EEE7E5AA5539 1.0

Ирина ШУППЕ

НОЧНОЙ ЛЕБЕДЬ

Мертва — вторило ветру эхо
И лес грустнел заслышав лишь его слова…
Убита, эта вольная в порывах птица.
Лежит себе, раскинув крылья,
Бездонным взглядом глядя в небеса,
Куда уж никогда со стаей ей не взвиться.
Блестят глаза — перед паденьем,
Из них стекла последняя слеза
И на прощанье царственная птица
С порывом ветра крикнула: «Жива!»
И каждый, кто смотрел на рану в ее сердце,
Благословлял дитя, благодаря которому
И умирая, мир она не покидала.
Но лишь один не мог стоять спокойно,
Не верил он, что нежный его лебедь,
Ушел в другой, возможно, лучший мир.
Он тихо плакал, стоя над бездыханным телом,
И глядя в до сих пор блестящие глаза.
Мертва — вторило ветру эхо
И лес грустнел заслышав лишь его слова,
И даже вечно шумные, трепещущие реки,
Молчали слушая рыдания дождя.
Мертва — молчали даже птицы,
И звезды не могли блестеть все так же, как вчера,
Луна в печали не хотела выходить на небо,
Но вышла, чтоб ее не заблудилась вечная душа,
Она смотрела на безжизненную птицу,
Стараясь в памяти запечатлеть черты ее лица.
Мертва — вторило ветру эхо
И лес грустнел заслышав лишь его слова… 

Есть души, где скрыты увядшие зори,
И синие звезды,
И времени листья;
Есть души,
Где прячутся древние тени,
Гул прошлых страданий
И сновидений…

Федерико Гарсиа Лорка.

Глава 1

Чем ближе корабль подходил к порту, тем менее красивыми становились его очертания. Стали различаться фигуры людей, работающих и живущих там. В воздухе витал запах гнилой рыбы и отходов.

Стало видно, как моряки сходят с только прибывших кораблей и сразу отправляются на поиски портовых шлюх, которые стоят у стен таверн, показывая что угодно, лишь бы привлечь внимание моряков. Они же, выбрав, в лучшем случае отправляются в какой-нибудь тихий уголок, а нет, так совокупляются со своими избранницами прямо здесь, в порту. Они не задумываются о том, какие болезни ждут их потом, главное — удовлетворить желание. И лишь некоторые устремляются домой, к своим женам, которые ждут их вместе с парой — тройкой детей, которых наверняка станет на одного больше к следующему возвращению их отца. Эти дети потом разбредутся по всему городу в поисках куска хлеба, который им не сможет дать мать, работающая на двух работах, и отец, который всегда в море.

Видно, как рыбаки протискивают свои маленькие лодчонки среди других торговых гигантов. Слышно крики торговцев, которые отдают приказы грузчикам, снующим туда-сюда с тюками товара, за который они отвечают чуть ли не головой.

И вся эта грязь, суета, вместе с грубой руганью, составляют нижнюю часть парижского порта. Место, где надо быть поистине удачливым, чтобы выжить.

А немного правее от этого места, располагается верхняя часть порта.

Там громоздятся военные корабли всех размеров, корабли богатых купцов и, конечно же, яхты и личные корабли состоятельных представителей высшего общества. В хорошую погоду они сияют своей чистотой, представляя собой другую сторону Парижа.

Эта сторона отличается изысканностью, снобизмом и еще чем-то, незаметным с первого взгляда. А именно напускной представительностью. Все богатство, которое выставляют напоказ «сливки» общества — это не что иное, как предупреждение, своего рода защита от всех, кто менее богат или влиятелен, чем они.

Именно сюда, в верхнюю часть парижского порта, вошло изысканное, на первый взгляд, судно «Guapa Teresa». На самом же деле оно было оснащено двумя пушками, которые не замедляли его хода, но тем не менее могли отбить внезапное нападение.

Судно это принадлежит Диане Кетрин Авроре Эндрюс, будущей графине Де Лери, которая стояла у поручня и наблюдала за жизнью порта.

Она подождала, когда наконец опустят сходни, а потом поспешно спустилась. Она уже опоздала на два дня из-за внезапно налетевшего шторма и теперь не собиралась задерживаться.

Она сразу заметила кучера и карету. Они как всегда ждали ее в сорока метрах от пирса. Это уже стало традицией, которая соблюдалась в любой из стран, которую она время от времени посещала.

Сев в карету, она подождала, когда к ней присоединится ее подруга, и лишь тогда они отправились в путь. Дожидаться погрузки вещей она не стала. Их доставят сразу же после ее прибытия на место.

Грязные дома и редкие деревья сменяли друг друга, пока они не выехали на чистые улицы центральной части Парижа, в которой проживали, в основном, состоятельные представители высшего общества.

— Ненавижу город. Надеюсь, до моего дебюта мы будем жить за городом. А чего бы хотела ты?

— Я бы хотела, чтобы ты наконец вышла замуж. Не знаю как тебе, а мне уже надоели все эти поездки. Но, несмотря на это, я очень рада, что была с тобой.

Диана бросила долгий взгляд на свою подругу, но все же сказала:

— Мари, ты всегда была моим верным другом. Ты единственный человек, осведомленный обо всех моих тайнах, и единственный человек, которому я могу доверять. И ты это прекрасно знаешь.

— Если честно, я бы предпочла не знать всего того, что знаю. Все это меня очень пугает. Когда-нибудь все выплывет наружу и тогда я не знаю, что или кто сможет тебе помочь.

— Не говори глупостей, Мари. О, мы, кажется, приехали.

Карета остановилась напротив элегантного домика в самом сердце Парижа. По улице прогуливались модно одетые леди и джентльмены. Казалось, их абсолютно не волнует то, что делается вокруг. Все были поглощены своими мыслями и делами. Внимание Дианы привлек один джентльмен. Ничем особо не выделяющийся мужчина, хотя очень высок и явно высокого происхождения. Что-то в его походке, манере держать спину, было знакомо ей. Он шел в окружении двух молодых девушек, которые явно из кожи вон лезли, чтобы привлечь его внимание.

Диана, которая ненавидела такое поведение, презрительно фыркнула.

— Я всегда презирала таких женщин. Не понимаю, как можно так унижать себя ради внимания мужчины. Это так низко! Да ты только посмотри на него, Мари, он же самый настоящий циник. Могу представить себе выражение его лица: легкая усмешка, надменность во взгляде.

Диана покачала головой.

— Не обращай внимания. Думаю, нам пора идти.

Мари не сказала, что она, Диана, обычно сама ведет себя так же.

Кучер опустил ступеньки, и Диана вышла из кареты на залитую солнцем улицу. Свежий ветерок подул ей в лицо, и она полной грудью вдохнула бодрящий аромат весны.

Многие взоры немедленно устремились в ее сторону и, пока она шла к двери дома дяди и тети, многие начали говорить о внезапно появившейся темноволосой красавице.

Мари постучала в дверь, которую немедленно открыли. На пороге, судя по одежде, стоял дворецкий. Он величественно поклонился и первым нарушил создавшуюся тишину.

— Чем могу помочь, мадемуазель? — спросил он по-французски.

Мари, будучи по матери, как и Диана, француженкой, спокойно ответила ему на хорошем французском:

— Мою госпожу зовут леди Диана Эндрюс и нас, кажется, уже давно ждут.

— О! Простите меня, мадемуазель. Проходите, я немедленно доложу о вас месье и мадам Де Марко.

Обе девушки вошли в холл и оглянулись по сторонам. Диану поразила простота и уют обстановки. Она ожидала увидеть нечто большее, а точнее, богаче. По словам отца , леди Маргарет была несносным человеком, весьма расточительной и эксцентричной особой. Отец также говорил, что она очень любила богатство и роскошь. Здесь же молодая леди увидела элегантно обставленную комнату, которая не являла собой ничего сродни тому, что бы хотела видеть особа, подобная описанию Джейсона Эндрюса, герцога Дено.

Судя по лицу Мари, та тоже была поражена, но не по тем же причинам, что и Диана, а потому, что никогда не видела такого милого помещения, тем более среди родственников своей госпожи. Их дом в Англии, точнее родовое поместье, напоминал скорее унылую крепость, в то время как дом месье и мадам Де Марко был настоящим маленьким дворцом для нее.

Дворецкий помог леди Эндрюс снять накидку и, не обратив внимания на Мари, хотел было проводить молодую госпожу в гостиную, где ее ожидали, но она остановила его.

— Простите, — обратилась к нему Диана, — я хотела бы кое-что прояснить сейчас, чтобы в будущем у нас не было с вами конфликтов.

— Слушаю вас, мадемуазель.

— Во-первых, девушку, приехавшую со мной, зовут Мари, и она пользуется моим самым большим доверием. Во-вторых, в этом доме и где бы она ни была, она выполняет только мои указания и ничьи больше. Никто не смеет ей приказывать. — Ее строгий тон заставил дворецкого напрячься. — И третье — нарочито подчеркнула Диана — Вы должны обращаться с ней абсолютно так, как Вы будете обращаться со мной. И начать Вы можете немедленно. Помогите ей снять накидку.

— Да, мадемуазель.

Во время пламенной тирады леди Эндрюс щеки Мари зарделись, как маков цвет. Она опустила глаза и покорно ждала, пока дворецкий снимет с нее накидку. Когда накидка была снята, она последовала за своей госпожой, повинуясь безмолвному приказу.

Диана прошла в голубую гостиную, увидев, наконец, дядю и тетю.

Тетушке Маргарет было тридцать девять лет. У нее были густые светлые волосы, единственное ее различие с матерью Дианы, которая умерла через два месяца после ее рождения. Не долго думая, Джейсон снова женился на прекрасной и доброй девушке по имени Кетрин. Через месяц она забеременела. Таким образом, в возрасте одного года и трех месяцев у Дианы появился брат. Кетрин полюбила Диану и растила как свою родную дочь.

Диана редко видела свою тетю, но была рада этим встречам. Тетя напоминала ей о том, какой была ее родная мать.

Николаса Де Марко она видела еще реже, чем тетю, и то бывали только короткие разговоры на общепринятые темы. Теперь же им предстояло видеть друг друга весь сезон, на который он отложил все свои дела.

Он был красивым мужчиной сорока пяти лет, который безгранично любил свою жену и никогда ей не изменял, что Диана проверяла лично, перед тем как приехать к ним.

Его темные волосы украшали седые пряди. Твердые черты лица, мощные плечи, красивая фигура заставляли дам горько вздыхать, глядя на него. Но ему нужна была только его жена, несмотря на то, что она так и не смогла подарить ему наследника.

— Я так рада твоему приезду! — воскликнула Маргарет, вставая навстречу племяннице. — Мы уж было подумали, что в самый последний момент твой отец передумал и оставил тебя дома. — Диана улыбнулась, подумав, что Джейсон не может оставить ее дома, потому что он давно для нее ничего не значит. Единственной причиной, по которой она сюда приехала, была Кетрин. Ей очень хотелось, чтобы Диана была в хороших отношениях с родными матери. — Мы так долго ждали твоего приезда, — продолжала ее тетя, — что я уже хотела ехать тебе навстречу, а если понадобится, то и в Англию! — торжественно закончила она свою речь.

Губы Дианы тронула слабая, еле заметная, улыбка. « Судя по реакции тети, она абсолютно уверена в том, что я просто сгорала от желания приехать сюда. Интересно, кто внушил ей эту мысль? — Задала себе вопрос Диана и тут же сама на него ответила. — Конечно же, Кевин. Явно дорогой братец написал ей, что единственное, о чем я мечтаю, так это о высоком обществе и куче поклонников. Не удивлюсь, если это именно так».

Из раздумий ее вывел задумчивый взгляд дяди Николаса, неотрывно следящий за ней с того момента, как она переступила порог гостиной. При других обстоятельствах она придала бы этому взгляду больше внимания, но не сегодня. Сегодня ей не хотелось кого-либо в чем-то подозревать.

— Я тоже рада встрече с вами, мадам Де Марко. — Ответила Диана, нарушая неловкое молчание, образовавшееся в комнате. По словам мамы, в высшем обществе принято обращаться официально ко всем, в том числе и родственникам. Сама Диана не могла этого принять, но ради того, чтобы показать себя воспитанной леди, готова была пойти на все, ведь ее воспитывала Кетрин и ей хотелось показать, что ее труды увенчались успехом. Но не только это сдерживало Диану, она дала слово своей матери и, во что бы то ни стало сдержит его. Она будет вести себя так, как должна вести себя будущая графиня де Лери (ну, хотя бы на людях).

— Что?! — изумилась мадам Де Марко. — Да чтобы я больше никогда не слышала от тебя такого обращения. Я твоя тетка и хочу, чтобы ты ко мне так и обращалась. Ты меня поняла, юная леди?

— Да, поняла, тетушка Маргарет — сказала Диана все с той же слабой улыбкой в уголках губ.

Казалось, месье Де Марко услышал и увидел все, что хотел. И Диана могла бы поклясться, что он был всем доволен, хотя и пытался скрыть свои чувства под маской непроницаемости.

— А со мной Вы не хотите поздороваться, юная леди? — сказал он, подойдя поближе, и слегка обнял жену за талию, привлекая ее к себе.

— Простите меня, ме… — Диана запнулась на полуслове, не зная, как обращаться к дяде. Он улыбнулся, и она решила действовать на свое усмотрение. — Простите меня, — повторила она, — дядя Николас.

— Ты быстро усвоила урок моей жены. И ты правильно поступила, выбрав такое обращение. Я, как и моя жена, не потерплю иного обращения от племянницы.

В отличие от тети Маргарет, дядя обошелся сдержанным рукопожатием, за что был удостоен неодобрительного взгляда тетушки.

— А кто эта девушка у Вас за спиной, дорогая? — спросил Николас с легкой улыбой, которая сделала его на несколько лет моложе, по крайней мере, Диане так показалось.

— Тетя, дядя, хочу представить вам Мари Стоун, мою лучшую подругу. Я надеюсь, что вы будете относиться к ней, как к моей гостье.

— Мы с радостью принимаем и тебя, и твою подругу. Наверное, Мари совершила какой-то очень смелый поступок, раз заслужила такое твое доверие — сказал Николас после короткого осмотра Мари.

— Она единственный человек, которому я абсолютно доверяю. И, думаю, как и я, чертовски устала после долгой дороги — солгала Диана. — Если вы покажете нам комнаты, в которых мы могли бы отдохнуть, то уже за ужином мы могли бы продолжить эту беседу — продолжила Диана.

— Да-да. Я совсем не подумала о том, что ты могла устать после дороги. Люмье покажет тебе и Мари комнаты. Но с кем же ты сюда приехала? Не мог же твой отец отправить тебя без компаньонки.

— Мог. И отправил. Я часто путешествую, и Джейсон считает, что слишком дорого содержать еще и компаньонку — снова солгала Диана. Просто все эти путешествия она совершала по своему желанию и, к тому же, ей было абсолютно наплевать на то, что по этому поводу думает ее отец . Денег у нее было, хоть купайся в них, что, в частности, и давало ей полную свободу. — К тому же, мне вполне хватает Мари — закончила она.

— Да он хоть представляет, какой опасности тебя подвергает, отправляя одну?

Диана подумала о том, какой бы опасности подверг себя Джейсон, попробуй он ее остановить.

— Это не важно, тетя. Возражений не было ни с моей стороны, ни со стороны Джейсона и Кевина, так что все быстро разрешилось.

— Но как… — начала — было, Маргарет, но ее остановил муж.

— Достаточно расспросов, Марго. На все это у тебя будет еще время, а сейчас, думаю, Диане лучше отдохнуть.

— Да. Ты прав. Пойдем, дорогая, я покажу тебе твою комнату — обратилась она к Диане, хотя еще совсем недавно собиралась предоставить это Люмье. — Прикажите занести вещи леди Эндрюс и мисс Стоун в их комнаты — велела она дворецкому, а сама повела девушек наверх.

У самого выхода Диана обернулась с коротким поклоном головы, как бы извинившись за столь быстрый уход и одновременно пожелав дяде хорошего дня.

"Она очень сдержанна и хорошо воспитана. Полная противоположность описанию, которое прислал Джейсон. Да, он явно несправедлив к своей дочери. Хотя, может это только первое впечатление — размышлял Николас, но сразу же отмахнулся от последнего предположения. — Может, он просто мало внимания ей уделяет и поэтому не знает, что из его дочери выросла взрослая и красивая леди? Вполне самостоятельная и независимая. Но это странное замечание насчет спасенной души. С этой девушкой связано много загадок. Нет. Я не поступлю так, как мне советовал Джейсон. Я не выдам ее за первого встречного более или менее состоятельного дворянина. Она заслуживает большего " — закончил он свою мысль.

Он пошел к себе в кабинет и достал письмо, полученное две недели назад. Она совсем не такая, что-то навязчиво говорило об этом в его мозгу, но он не знал, что. Но, привыкнув прислушиваться к внутреннему голосу, он подошел к камину и отправил туда письмо Джейсона Эндрюса.

* * *

— Здесь совсем не так, как дома, Мари. Тетя и дядя мне кажутся милыми людьми — сказала Диана после ухода тети и начала раздеваться.

— Да, я тоже так считаю — ответила Мари, не переставая добавлять в ванну духи с ароматом жасмина.

— Интересно, как пойдут мои дела в Париже — продолжила Диана.

— Нет-нет. Ты мне обещала, что забудешь обо всех делах на то время, которое мы пробудем здесь.

— Да. Я все помню, Мари. Но я говорю не о нынешнем времени, а о будущем. Сюда я приехала отдыхать и не откажусь от этого плана. Отдых мне нужен так же, как и тебе. — Тут ее взгляд упал на лицо Мари, и она заметила полный усталости взгляд. — Достаточно. Спасибо, Мари. Теперь ты можешь идти, я и так уже достаточно задержала тебя, а ведь ты устала больше, чем я. Я устаю редко. — Мари бросила на нее иронический взгляд. — Твоя помощь мне больше не понадобится.

— Как хочешь. — Мари уже давно усвоила, что спорить с Дианой бесполезно. Она встала, разложила полотенца на стуле возле ванны и пошла в свою комнату. Только сейчас она действительно почувствовала, насколько сильно устала.

Диана была права, говоря, что ей нужен отдых. Мари это знала и с удовольствием согласилась пользоваться той властью, которой ее наделила Диана сегодня утром. Она была не против того, чтобы пораспоряжаться гордыми парижскими слугами.

Мари покинула комнату леди Эндрюс и улыбнулась, представив лицо Люмье, когда она прикажет ему приготовить для нее ванну. Она с радостью собьет всю надменность с его лица. Ее немного удивило то, что дворецким был такой молодой человек, но, немного подумав, она решила, что он сын прежнего дворецкого и сейчас просто идет по отцовским стопам.

* * *

Оставшись одна, Диана сбросила остатки одежды и погрузилась в горячую воду. Расслабившись, она подумала, что первым делом нужно будет связаться с Ричардом. Пусть поскорее завершает дела в Испании и едет сюда. Если она дала слово отложить все дела, это не означает, что это должен делать и он. Пусть узнает, какая ситуация во Франции и проверит, можно ли основывать здесь свой бизнес. Но, решила она, нужно будет дать ему отдохнуть сразу по окончании этого сезона. То, что она пообещала Кетрин поехать на сезон к тете и держаться подальше от дел Мари, связывало ее по рукам и ногам, и добавляло Ричарду лишней работы. Ей даже стало его жаль.

Подумав еще немного, она снова усомнилась в правильности своего решения. В конце концов, Париж — это выжженная земля, оставленная Наполеоном. Конечно, сейчас все уже не так плохо, как раньше, но все же.

Да, Веллингтон постарался на славу. Диана была уверена, что пост премьер-министра у него в кармане. Жаль, что ее не будет рядом, когда он его займет.

Ее мысли снова переключились на Ричарда. Испания…

Испанские клиенты больше брали в долг, нежели под наличный расчет, что заставляло Диану пускать в ход технику давления. И все бы ничего, если бы у них не было денег, а так…

Ричард должен привезти Стефани…

Единственное, что ее утешало, так это то, что не нужно заботиться еще и о делах в Италии. Там был Рико, а уж он-то не был глупцом, и шутить с ним было опасно для жизни. Диана это знала, но он так же знал и ее, что делало их своего рода друзьями, хотя это было не самым удачным словом.

В Англии все было в порядке, Диана сама перед отъездом все проверяла.

Да, несмотря на всю ненависть к Джейсону, она была в чем-то ему благодарна, ведь именно из-за него она стала такой, какой была сейчас: жестокой, независимой, богатой, сильной и бесчувственной.

Вода почти остыла. Диана быстро помыла волосы и тело, и выскользнула из ванны. Как жаль, что сезон длится целых три месяца!

Она обернула вокруг себя полотенце, предусмотрительно подготовленное Мари, взяла щетку для волос и подошла к камину.

Щетка медленно двигалась по всей длине волос. Черный водопад шелковых волос поблескивал в неясном свете огня.

Внезапно ее мысли потекли по другому руслу.

Перед ее мысленным взором возникла высокая широкоплечая фигура мужчины, увиденного ею во время приезда. "Почему мне кажется, что я его уже видела? " — Спрашивала себя Диана. Но как можно ответить на вопрос, когда он задан в столь неясной форме?

Снова эта интуиция. Какое-то шестое чувство, что именно он изменит привычный образ ее жизни.

Диана нахмурилась. Нужно выбросить эти мысли из головы. Но как избавиться от мыслей, которые возникли независимо от собственного желания.

Волосы высохли. Диана прошла к гардеробу и достала платье из роскошного голубого шелка. Как ей надоели эти платья! Но ничего не поделаешь. Она оделась, заплела косу и решила спуститься вниз. Подошло время ленча, и ей не хотелось заставлять себя ждать.

Николас заметил ее еще у входа в гостиную. Взяв обеих женщин под руки, он повел их в столовую.

Беседу за обедом поддерживали, в основном, тетя и дядя. Иногда Диана вставляла кое-какие реплики и старательно избегала вопросов, касающихся лично ее. Если Николас и заметил что-либо, то не подал и виду.

После обеда он предложил прокатиться верхом, если Диана в состоянии сделать это после долгого переезда сюда. Она же, в свою очередь, заверила, что давно уже не чувствовала себя так хорошо. «Как хорошо, что Зевс прибыл на день раньше ее» подумала Диана, вставая с дивана.

* * *

Парк, начинающий зеленеть, представлял собой пятнистую массу из зелени, белых воздушных цветов, местами показывались розовые кусты рядом с декоративными фонтанами. Воздух наполнен упоительно свежим ароматом весны. Слабый теплый ветерок как бы ласкал, поглаживая лицо умелыми руками сказочного любовника.

Рука Дианы скользнула по гладкой шее одного из лучших жеребцов, которых видели не только Франция, но и Англия, Испания, Италия… Черный красавец не спеша шагал по дорожке парка, привлекая к себе внимание не только истинных знатоков, но также и любителей в этой области. А его сочетание с красавицей хозяйкой делало эффект еще более удивительным, и Николас видел это.

Диана привезла Зевса из Америки. Этого дикого мустанга схватили браконьеры. Будучи абсолютно пьяными, они не разглядели, какое несравненное животное попалось им. Зато это заметила Диана. Когда она увидела, как эти ничтожества ударили коня, в ней закипела ярость…

Пристрелив двоих из них, она уже готова была убить и третьего, когда он внезапно начал плакать. Вид мужских слез вызвал у нее отвращение, и она на секунду отвлеклась. Вот тогда все и произошло. Бандит резко выбросил руку с пистолетом вперед, а конь, встав на дыбы, с размаху ударил его копытами по спине (или голове, Диана не разобрала). Тот упал, так и не осознав, что произошло.

С тех пор она и Зевс вместе. Понимая друг друга почти без слов, они столько всего прошли вместе, сколько не пройдешь и с лучшим другом. Но об этой истории знали немногие.

Диана огляделась по сторонам. Мужчины, женщины… — все, как в любом городском парке. Все…

Ее взгляд остановился на фигуре мужчины, и она с уверенность могла сказать, что это все тот же человек, которого она увидела утром.

" Будь я проклята, если не увижу его лица " — решила про себя Диана.

Она направила коня в его сторону с обычным видом прогуливающейся женщины. Проезжая мимо него, она бросила в его сторону короткий взгляд, и ее словно громом поразило. Она резко развернула коня и направила его в другую сторону. Ни дядя, ни тетя, к счастью, не заметили этих резких перемен в ее движениях.

Сам же мужчина повернул голову вслед удаляющемуся прекрасному созданию, и он сам не мог бы с точность сказать, кто поразил его больше — конь или всадница.

«Этого только не хватало — подумала она про себя. — Теперь понятно, откуда я его знаю. Именно ему три года назад я спасла жизнь. Слава богу, он меня не заметил, а если и заметил, то, вряд ли узнал. Тогда я была совсем другой».

Но что-то не давало ей покоя.

Через час они вернулись домой, но теперь Диане ничто не смогло бы вернуть прошлого спокойствия. Ничто.

Глава 2

Как она и хотела, время подготовки к дебюту проходило за городом. Но Диана никак не предполагала, что ей наймут учителей — она, видите ли, невоспитанная дурочка!

— Нет — нет — нет и еще раз нет! Я снова повторяю вам, мадам Лони: мне не нужны уроки этикета и французского, так же, как и уроки танцев. Во-первых, я прекрасно умею танцевать. Во-вторых, я говорю по-французски, как на своем родном языке, а эту книгу, которую Вы держите в руках, я знаю наизусть — настаивала на своем Диана.

Вот уже неделю у Дианы ежедневно бывают самые лучшие модистки Парижа со своими белошвейками, и это несмотря на то, что они и так были завалены работой. Основной причиной этого был обещанный ею гонорар, в то время как дядя упорно считал, что все это благодаря его связям. По непонятной ей причине он также настоял на том, чтобы она брала уроки танцев и этикета, а также философии и французского. Но за последние два дня все это ей так надоело, что она решила наплевать на желание показаться милой и сговорчивой, какой она старалась быть с первого дня своего приезда. В конце концов она не марионетка, которой можно управлять так, как того захочется.

Ее терпение достигло апогея, и она решила поставить точку на том, что ее уже заставили сделать. Мало того, что все учат ее тому, что она и так знает, так еще это обращение: юная леди, как будто у нее имени нет.

— Юная леди, отказываясь от этих занятий, Вы сами показываете свою невоспитанность. — Диана шумно вдохнула. При других обстоятельствах она уже давно бы сломала шею этой женщине, но не сегодня. — Еще раз повторяю: Вы должны не только знать все это, но и уметь использовать. Через месяц Вам исполнится двадцать один, а Вы все еще не замужем и даже не помолвлены — причитала мадам Лони, учитель этикета.

— Мадам Лони, я уже говорила, что приехала сюда не для того, чтобы выйти замуж. Я приехала отдыхать.

— Юная леди, советую Вам мне не перечить, а то я расскажу все Вашему достопочтенному дядюшке, он — то Вас наставит на путь истинный. Хотя это должен был сделать Ваш отец. Ему стоило бы задать Вам хорошую порку, чтобы Вы знали, что такое послушание… — она резко умолкла, когда столкнулась с полными ярости глазами. Лицо Дианы, казалось, потемнело от еле сдерживаемого гнева. Она медленно подошла к пожилой женщине и почти прошипела ей на ухо:

— Советую Вам немедленно убраться отсюда, иначе я убью Вас, можете мне поверить на слово, ибо Вы будете не первой. Если же Вы еще когда-нибудь попадетесь мне на глаза, то я вырву Вам ваши… — она заметила, как побледнело лицо Эстер Лони, которая явно и не думала ставить ее слова под сомнение. — Вон отсюда! — добавила все тем же тихим голосом Диана.

Эстер вскочила на ноги с резвостью, которой раньше никто не смог бы разглядеть в ней. На ходу подхватив свою шаль, она выскочила из комнаты, даже не прикрыв за собой дверь. Через минуту она уже покидала территорию поместья в наемном экипаже, на котором она, собственно, и приехала.

Диана взглянула на себя в зеркало над камином и сама себя возненавидела. Что проку было срывать злость на бедной женщине! Теперь она не подойдет к этому дому, даже если ей заплатят за это все золота Китая.

Постояв еще минуту и окончательно успокоившись, она направилась в кабинет дяди.

Дядя, как обычно, сидел в кресле за столом. Она попросила разрешения войти и только тогда прошла и села в кресло напротив него. Он дописал письмо и поднял глаза на Диану, приготовившись слушать.

— Дядя, — начала она и посмотрела ему прямо в глаза, — мне лестно то, как Вы заботитесь обо мне, но, несмотря на это, я хочу кое о чем попросить Вас. — И не дожидаясь его реакции, сказала. — Я хочу, чтобы Вы отменили все эти нелепые уроки, уроки того, что я и так прекрасно знаю. И хочу добавить, что даже если Вы будете против этого, я больше не приду ни на один урок. Мне вполне хватило того, что я чуть не довела до сердечного приступа мадам Лони. Я не хочу кого-либо убивать, но думаю, что если так пойдет и дальше, то кто-нибудь обязательно пострадает.

— О чем ты говоришь, что произошло с мадам Лони? — спросил недоуменно Николас.

— Скажем так: она больше не войдет в этот дом, даже если ей будут предлагать корону Англии. А что касается остального, так это еще проще, я возмещу Вам все Ваши расходы, оплачу все уроки, но и больше не появлюсь ни на одном из них.

— Почему такая резкая перемена, Диана?

— Мне надоело быть такой, какой меня хотят видеть другие.

— Понятно. Но почему именно сейчас?

Он посмотрел ей в глаза, пытаясь понять, что скрывается за этой непроницаемой оболочкой, но не увидел ничего, кроме блестящих серых глаз.

— Скоро нужно будет появиться в свете, и я хочу, чтобы он увидел меня настоящую. Я не хочу быть в центре внимания, а моя истинная натура — самый лучший способ избежать этого.

— И ты на самом деле думаешь, что тебе это удастся?

— Посмотрим. До этого я вообще редко посещала балы, рауты, маскарады и тому подобное. Видите ли, у меня не было времени на все эти пустяки.

— А сейчас оно у тебя появилось. Скажи, если ты так все это не любишь, то тогда что ты здесь делаешь?

— Я дала слово маме и сейчас очень об этом жалею. Ведь я знала, что все будет именно так.

Николас покачал головой и встал с кресла. Он медленно прошелся по кабинету, а потом подошел к Диане и сел на стол недалеко от нее.

— С таким отношением тебе будет трудно подыскать мужа.

— Я не собираюсь выходить замуж, по крайней мере, сейчас. Могу поспорить, что это Джейсон попросил вас найти для меня подходящего мужа! No es verdad?

— Siў.

— ?Cuando?

— Он прислал письмо, оно прибыло перед самым твоим приездом.

— Прекрасно. И вы решили следовать его советам?

— Не совсем. Мне показалось, что оно немного преувеличено.

— Хорошо. Поскольку мы все выяснили, хочу пожелать Вам хорошего дня, дядя. Пойду готовиться к завтрашней поездке в оперу. Но хочу сразу Вас предупредить, что я постараюсь избавиться от всех возможных претендентов еще до того, как им взбредет в голову жениться на мне. Прошу прощения.

Диана вышла из кабинета, оставив дядю переваривать новую информацию.

«Ничто не может быть лучше, чем возвращение в нормальное состояние» — решила для себя Диана. Далее ей придется несколько раз подумать перед тем, как что-либо обещать.

* * *

— Ты когда-нибудь посещала оперу? — спросила Маргарет, наблюдая за тем, как Диана спокойно надевает перчатки. — А, впрочем, что это за вопрос! Ты говорила, что много путешествовала, конечно же, ты уже была в опере.

Опера… У нее не было времени чтобы как следует осмотреть город, не то что по театрам ходить, но она этого не сказала.

— Смею заверить Вас, тетя, что еще не была в опере. Да, я много путешествовала, но времени посещать оперы или театры у меня не было. Я не всегда успевала с кем-нибудь познакомиться. И к тому же, как молодая незамужняя девушка из знатной семьи может пойти одна в какое-либо заведение? Ведь Вам же известно: я путешествовала без компаньонки.

Решив, что таким образом она избавится от дальнейших расспросов тети, Диана решила продолжать вести себя непринужденно.

— Да, прости, я совсем забыла. — Сказала Марго.

— Ничего, я не обижаюсь на такие пустяки. — Она обернулась и увидела, Николаса. — О! Да Вы только посмотрите на этого джентльмена, тетя. Смотрите, как бы его у Вас не увели — сказала Диана с наигранным энтузиазмом.

Она никогда не могла терпеть роль неподдельного энтузиазма, но сейчас у нее это получилось довольно неплохо, чего она и добивалась.

— Дорогая, ты вгоняешь меня в краску, — сказал Николас, подходя ближе, но она заметила в его глазах озорные искорки. — Хотя, все может случиться.

— Николас, ты уже не в том возрасте, чтобы думать о таких вещах — сказала Марго с поддельной строгостью. Оба, и Маргарет, и Николас, рассмеялись. Диана же чуть заметно улыбнулась, но ее улыбка меркла средь неярко горящих свечей.

Вот уже три дня, как все начали готовиться к великому событию: посещению оперы Дианой. Специально для этого все снова вернулись в парижский дом Семьи Де Марко. Диана тоже была рада этому, а также тому, что больше не придется стоять часами, пока белошвейки мадам Жарде делают мерки и примеряют уже готовую одежду.

Одежды у Дианы было и так предостаточно, самых разных фасонов, расцветок, но вся она обладала одним общим качеством-вся она была необычайно дорогой. Когда тетя увидела все наряды, захваченные Дианой в путешествие, она только и смогла что сказать: «О Господи!». Но потом, немного придя в себя, она заявила, что эту одежду не должна носить дебютантка, ну хотя бы сразу. Диана решила промолчать, хотя и знала, что уже ко второму «выходу в свет» она оденет один из своих прежних нарядов.

Хотя она и заметила, что основное количество готовится, как приданое, все же она решила промолчать. Покончив с примерками и оставив всю работу мадам Жарде, она получила в свое распоряжение особенно приятный вечер.

— Ну, леди, надеюсь, вы готовы, а то я уже вас заждался — сказал Николас, все с теми же искорками в глазах. Но, видимо, тетя Маргарет не поняла шутки, так как сказала:

— Это кто еще заждался. Мы уже четверть часа тебя ожидаем.

— Тетя, по-моему, это была просто une plaisanterie. — вмешалась Диана, не желая тратить время на нелепые упреки.

— Уж не думал, Марго, что ты потеряла чувство юмора.

Поездка к оперному театру оказалась на удивление быстрой и легкой. Уже через полчаса они были на месте.

— Я уже и не думала, что когда-нибудь снова увижу столько людей в одном помещении — сказала Диана после того, как осмотрела весь холл.

— Привыкай. К тому же, сегодня премьера, а такое редко остается без внимания — пояснила Маргарет.

Они медленно поднимались по лестнице в зал оперного театра, прокладывая себе путь сквозь толпу. То и дело останавливаясь, они приветствовали друзей Николаса.

Работая в посольстве, Николас Де Марко заслужил всеобщее уважение и занимал положение очень влиятельного человека. Казалось, что его везению нет границ. Вот уже несколько лет, как он стал послом, и с тех пор не потерпел ни одной неудачи. Хотя многие завистливые лица и утверждали, что не долго ему будет так везти, даже они начинали понимать, что дело здесь в умении, а вовсе не в удаче, хотя и она часто бывает нужна. Тем более при таком положении как сейчас. Только самые отчаянные решались вкладывать большие деньги во Францию. Разруха, которую оставил после себя Наполеон, многих останавливала.

Они прошли в ложу, которую Николас зарезервировал до конца сезона. Она была расположена так, что из нее прекрасно обозревались не только сцена, но и окружающие ложи, что позволяло любопытным особам, находясь здесь, наблюдать почти за всеми присутствующими. "Прекрасная позиция и обзор для хорошего убийцы " — подумала Диана.

Семья Де Марко и их молодая племянница заняли свои места в ложе и были готовы к началу представления.

Зазвучали первые звуки музыки, и внимание всех собравшихся перекинулось на сцену.

За все время первого акта Диана ни разу не взглянула в сторону соседних балконов. Все ее внимание было приковано к сцене. Но вот первая часть окончена.

Настало время для приветствий друзей и просто знакомых.

— Если я не ошибаюсь, то к нам направляется Стивен Олбрайт с супругой. Он деловой партнер твоего дяди. И к тому же, англичанин, как и ты, — пояснила Маргарет Диане. — Его жена, Мариша, всего на год старше тебя. Она очень милая и с ней приятно говорить. Думаю, вы с ней могли бы подружиться.

— Да будь я проклят, если это не Энтони вместе со Стивеном! — воскликнул Николас, потрясенно уставившись на приближающуюся тройку.

Диана заранее напряглась и медленно оглянулась. Она чувствовала неприятности нутром и не ошиблась. Перед глазами замелькали картинки: дорога, разбитая карета, мертвый кучер… К ней приближалось прошлое, которое так хотелось забыть, но которое упорно не хотело уходить в небытие. "Хоть бы он меня не вспомнил " — повторяла про себя Диана.

— Николас, друг мой, как я рад тебя видеть! Сколько времени прошло с нашей последней встречи? — спросил мужчина, которого ранее Марго назвала Стивеном Олбрайтом. Он поздоровался с Маргарет и снова взглянул на Николаса.

— Стив, ты, как я погляжу, совсем не изменился. — Ответил Николас.

Мужчины обменялись радушными рукопожатиями.

Сразу бросалось в глаза то, что несмотря на значительную разницу в возрасте — Стивену на вид можно было дать двадцать пять или двадцать шесть лет — мужчины не чувствовали себя обязанными сохранять хотя бы внешнюю холодность в своих дружеских отношениях, как это было принято в Лондоне.

Николас поприветствовал Маришу, жену Стивена, перебросился парой слов с Энтони, а потом представил им Диану. Все обменялись соответствующими случаю любезностями.

Мариша решила первой завязать знакомство с прекрасной племянницей Николаса.

— Надеюсь, Вам понравился Париж, леди Эндрюс. Когда я впервые посетила этот город, то была просто шокирована таким великолепием, — обратилась она к Диане.

— Я еще не видела всего города, но то, что видела, показалось мне примечательным, леди Олбрайт.

Сарказм, звучавший в ее голосе, никто не заметил, и Диана решила, что это даже к лучшему.

Мужчины отошли в сторону, оставив женщин одних. Мариша сразу понравилась Диане: милая, добрая и веселая, она просто не могла не понравиться. Они договорились встретиться на следующий день за чашкой чая в доме мадам Де Марко. Диана заметила, что молодая графиня беременна и решила поздравить ее с этим.

— Леди Олбрайт, могу я поздравить Вас с будущим ребенком?

— Разве это так уже заметно? — в свою очередь спросила Мариша, наклоняясь поближе к Диане, чтобы их разговора не услышали леди Де Марко с подругами.

— Вообще-то, нет. А разве Вы пытаетесь скрыть свою беременность?

Она удивленно взглянула на собеседницу. По крайней мере, она надеялась, что выглядит именно удивленной.

— Да, пытаюсь. Но вовсе не по тем причинам, о которых Вы могли подумать. Просто, если Стивен узнает, что я беременна, он немедленно отправит меня в Англию. Сам он не сможет поехать со мной, у него здесь еще много дел. А возвращаться одной… Вот я и пытаюсь скрыть свою беременность. Если мне удастся скрывать ее еще месяц, то тогда он меня уже никуда не отправит, мне тогда уже нельзя будет путешествовать.

— Понятно.

— Вы…

— Я никому ничего не скажу — перебила ее Диана. — Советую Вам одевать более свободную одежду, это поможет Вам скрывать ее еще немного.

— Спасибо, леди Эндрюс.

Диана улыбнулась и слегка пожала холодную руку Мариши.

— Зовите меня просто Диана.

— А ты зови меня просто Мариша.

Похоже, мужчины тоже о чем-то договорились и вернулись к своим дамам.

Вскоре Стивен и Николас отошли со своими женами, чтобы поприветствовать других друзей, то и дело заходивших в ложу. Диана осталась один на один с Энтони Олбрайтом.

— Леди Эндрюс, я видел Вас несколько дней назад в парке. Вы и Ваш конь произвели на меня самое невероятное впечатление.

Диана про себя усмехнулась.

— Зевс всегда производит такое впечатление.

— Конь принадлежит Вам?

— Да.

Такие короткие ответы явно не давали повода для продолжения разговора, но, похоже, его это нисколько не останавливало.

— И Вы не собираетесь его продавать?

— А Вы бы его продали? — вопросом на вопрос ответила Диана. Ее это начало раздражать.

— Понимаю. А Вы не боитесь, что его у Вас могут украсть?

— Разве что грабитель самоубийца. Зевс не признает никого, кроме меня.

— Всегда можно найти способ.

Диана бросила на него изучающий взгляд.

— Вы собрались похитить моего коня, граф Морбридж?

— Нет, что Вы — он улыбнулся. — Разве я упоминал о своем титуле?

— Нет.

И снова эти односложные ответы. Он начал думать, что уже когда-то встречался с Дианой, но не мог вспомнить — где?

— Мы случайно не встречались раньше? — обратился Энтони к Диане, нарушив создавшуюся тишину.

— Встречались — ответила Диана ледяным тоном, глядя при этом прямо перед собой.

— Не могли бы Вы напомнить мне, где и когда это произошло? — спросил он, слегка обескураженный ее холодностью.

— Боюсь, что нет, мистер Олбрайт.

— Могу я узнать: почему?

— Нет.

— Нет? — переспросил он, глядя на нее оценивающим взглядом, но продолжил, как ни в чем не бывало, хотя ему уже начала надоедать ее враждебность, тем более по неизвестной ему причине. — Должно быть, тогда я вел себя не подобающим джентльмену образом, а сейчас Вы не хотите об этом вспоминать?

— Нет, Вы просто не могли себя так вести. Но Вы правы, я не хочу об этом вспоминать.

— Не мог? Да как же это?

— Мистер Олбрайт, это было давно. Давайте закроем эту тему и расстанемся друзьями — предложила Диана.

— Но друзья ничего не скрывают друг от друга, no es verdad?

— Иногда, мистер Олбрайт, можно кое-что скрыть даже от друга.

— А если это что-то очень важно для друга?

— Parfois, нужно идти и на такие жертвы, как, например, ненависть друга.

— Ненависть? Ну зачем же сразу ненависть?

— Понимаете ли, очень настойчивые расспросы иногда очень раздражают, особенно если они касаются прошлого, о котором пытаешься забыть.

— Понимаю. Что ж, оставим этот вопрос. Вы долго собираетесь пробыть в Париже?

— Я пробуду здесь до конца сезона.

— Решили найти себе мужа? — спросил он с наглой ухмылкой.

— Вообще-то, это не Ваше дело, но поскольку это не секрет, то я Вам отвечу. Я приехала отдыхать, а мужа я могу найти и в Англии.

— Не буду спорить, Вы красивая женщина и сможете завоевать сердце любого мужчины.

— Буду расценивать это как комплимент, спасибо. Но вот только хочу уточнить: я никогда никого не буду завоевывать. Я не собираюсь унижаться ради внимания мужчины, кто бы он ни был.

— Вы очень самоуверенны, леди Эндрюс.

— Стараюсь. — Она была уверена, что от этого ее последнего замечания он готов был рассмеяться. К ним приближался Николас, и только в этот момент она заметила, что Тони уж слишком близко стоит от нее. Как будто угадав ее мысли, он немедленно отодвинулся, но и не подумал отойти.

— Чтобы Вы обо мне ни думали, а Николас — мой друг, — шепнул он ей на ухо, вновь придвинувшись слишком близко. Он был так близко, что Диана ощутила его дыхание на своей шее. — И его дружбу я не собираюсь терять из-за не правильно истолкованной беседы, миледи.

— Что Вы хотите этим сказать? — спросила она напрягшимся голосом, в котором явно слышались железные нотки.

— Я хочу сказать, что все, что я сделал раньше и возможно сделал что-то не так сегодня, должно остаться между нами, леди — все так же тихо шептал он. Николасу кто-то загородил дорогу, и он был вынужден остановиться.

— Вы мне угрожаете? — спросила она, теперь уже спокойным голосом. На ее лице даже появилась хищная улыбка. Как у охотника, заприметившего жертву.

— Расценивайте, как хотите — его, видимо, позабавило ее спокойствие, а может, даже удивило.

— Тогда слушайте меня внимательно, мистер Олбрайт, я не боюсь ни угроз, ни чего-либо им подобного. Вы не первый и не последний, кто мне угрожает, в этом я уверена. А что касается прошлого, то настоящее Ваше поведение куда хуже. — Она развернулась в полной готовности уйти, но в тот же момент ее остановила железная хватка его руки.

Сначала она взглянула на свою руку, потом на его лицо, и он успел заметить, как в ее глазах разгорается огонь ярости.

— Миледи, Вы первая из всех женщин, которых я знаю, кто когда-нибудь осмеливалась бросить мне вызов. Хочу дать Вам совет: не играйте с огнем.

— Я встречала и не столь горячих, мистер Олбрайт, и хочу сказать, что хорошая порция воды очень быстро охлаждает. А меня Вы еще не знаете.

— Ну, наконец-то я к вам пробрался — воскликнул Николас, подойдя к Тони и Диане. — Мы поступили просто нечестно оставив тебя одну, дорогая.

— Не беспокойтесь, дядя, мистер Олбрайт составил мне компанию, за что я ему очень благодарна — сказала Диана, нарочито подчеркнув последние слова. Этот намек не остался без внимания Тони, который бросил в ее сторону беглый многозначительный взгляд, в ответ, на который в глазах Дианы блеснули насмешливые искорки.

— Спасибо тебе, Тони, но сейчас ты должен простить меня, хочу познакомить Диану с некоторыми моими друзьями до начала второго акта. Думаю, некоторым из них будет приятно услышать родные языки.

— Я и не знал, что ты так пополнил свой запас языков, Николас. — заметил Энтони.

— Не я. Это Диана — знает несколько языков.

— Склоняю перед Вами голову, мадемуазель. — Сказал он с некоторой иронией в голосе, но и с большой долей уважения.

— Думаю нам пора идти, дядя, а то мы и близко не успеем подойти к Вашим друзьям. Была весьма рада нашему знакомству, мистер Олбрайт — обратилась к Энтони Диана и подала ему руку. Он поцеловал ее руку, немного дольше продержав ее в своей руке, чем того требовали правила приличия. Она посмотрела на него ледяными глазами. Он посмотрел на нее и усмехнулся. Потом провел большим пальцем по ладони и отпустил ее.

Еще с мгновение он наблюдал за ней, а потом растворился в толпе, которая наполняла оперный павильон.

* * *

— Что ты о ней думаешь, Тони?

Стивен сидел в кресле своего дома в Париже и потягивал виски.

Час назад все трое вернулись домой, Мариша тут же отправилась спать, и они с Тони были предоставлены самим себе. Еще в начале второго акта Стивен заметил перемену в настроении брата: он выглядел как игрок, уверенный в своей победе. А трофеем должна была стать Диана Эндрюс. Как он узнал от жены, мисс Эндрюс должна получить графский титул от своей мачехи, также он узнал, что будущая графиня чертовски богата, и по слухам не при помощи отца. И плюс ко всему редкая красавица, чего нельзя было отрицать. Прекрасная пара для Энтони. Блудного, старшего братца, который, казалось и не думает о женитьбе.

— О ком? — в свою очередь спросил Тони.

Он налил себе еще бокал виски и сел в кресло напротив брата.

— Ты прекрасно знаешь, о ком я говорю — упрекнул его Стивен.

— И все же уточни.

— О Диане Эндрюс, о ком же еще. Она еще даже не была официально представлена обществу, а о ней уже говорит половина Парижа.

— Париж славится скоростью распространения сплетен.

— Энтони!

Тони вздохнул, отпил еще виски и взглянул на Стива поверх бокала, на губах легкая улыбка, вызванная то ли алкоголем, то ли злорадством.

— Она бросила мне вызов, причем открыто, что тут еще скажешь!

— Вызов? О чем ты, братец? Что ты собрался делать?

— Пока еще не решил, но, я тут подумал и решил, что пора бы мне жениться.

— И это я слышу от Энтони Олбрайта, того самого мужчины, за которым тянется целое море женщин, желающих стать его женой?

— В том-то и все дело. Она не хочет меня видеть, что уж о замужестве говорить!

Стивен неуверенно посмотрел на брата. Он никак не мог понять — шутит тот или нет.

— Теперь я вообще ничего не понимаю. Ты говоришь, что она тебя на дух не переносит, и ты утверждаешь, что она станет твоей женой?

— Именно.

— Но почему?

— Потому что в ней есть то, чего не хватает остальным — гордость.

— С чего ты это взял?

— А вот этот вопрос мы оставим на будущее.

Энтони поднял в немом тосте свой бокал и бросил на брата смеющийся взгляд. После этого он одним глотком осушил его содержимое.

Глава 3

— Мадемуазель Эндрюс, к вам мадам Олбрайт.

— Проводите ее сюда.

Диана отложила в сторону утреннюю газету и встала, намереваясь встретить молодую гостью так, как того требовали правила. Но не успела она этого сделать, как графиня влетела в гостиную, как будто она бежала от самого черта.

— Я просто не представляю, что мне делать!

Мариша подбежала к Диане и обняла ее. Она с трудом сдерживала рыдания.

— Успокойся, успокойся. Что случилось? — Диана погладила ее по голове и усадила на диван.

— Это просто ужасно. Он все узнает.

— Ты говоришь о Стивене?

— Да. Вчера вечером ко мне пришла моя служанка и попросила разрешения вернуться в Англию. У нее заболела мать, что-то очень серьезное. Я отпустила ее.

— Теперь я вообще ничего не понимаю. При чем здесь твоя служанка?

— Она знала о моей беременности.

Диана кивнула и молча ждала продолжения.

— Сегодня утром Стивен привел ко мне новую служанку, я ей не доверяю, если она заметит, я пропала. А она точно заметит, если уж даже ты заметила. Я знаю, она все ему расскажет.

Диана встала и подошла к окну. Да, что ни говори, а ситуация не из простых. Она, конечно же, может помочь, но стоит ли ей вмешиваться в личную жизнь незнакомой ей семьи. Она взглянула на полное отчаяния лицо Мариши.

«Стоит» — решила про себя Диана.

— Я так поняла, ты пришла ко мне, потому что тебе больше не к кому обратиться?

— Да.

— Я могу помочь тебе. Но ответь мне, почему ты мне доверяешь?

— У меня нет другого выхода. И к тому же, Тони сказал, что если кому и доверять, то это тебе.

— А он не сказал с чего он это взял?

— Нет. Он только сказал, что хотел бы видеть тебя…

— Видеть меня… Продолжай Мариша.

— Своей женой, но я тебе этого не говорила.

Диана посмотрела на нее немного, пока не убедилась, что та не шутит.

— Не говорила чего? Ладно, забудь об этом. В эти выходные я еду в свое поместье за городом. Там я пробуду неделю, может немного дольше. Но до выходных еще три дня — она на секунду задумалась. — Вот что, с тобой поедет Мари, она моя камеристка и самый близкий друг. Она будет тебе помогать. А завтра я приеду к тебе и уговорю твоего мужа отпустить тебя со мной за город. Ты можешь доверять Мари как себе, уверяю тебя. Подожди секунду.

Она вышла и вернулась через минуту в сопровождении Мари.

— Мари, это леди Мариша Олбрайт, графиня Ленгстон. Ей понадобится твоя помощь.

— Как прикажете, миледи.

Диана бросила на Мари саркастический взгляд и продолжила.

— До этих выходных ты должна помогать леди скрывать беременность.

Глаза Мари расширились от изумления, но она промолчала, решив, что Диана расскажет ей все подробности позже.

— Я хочу, чтобы ты собрала самые необходимые вещи, ты уедешь вместе с госпожой Олбрайт.

— Хорошо, миледи. Могу я удалиться?

Диана послала ей издевательскую улыбку.

— Конечно.

Мари ушла, оставив двух женщин. Они обсудили детали и договорились о том, что Диана приедет к Марише завтра к обеду. После того, как решилась эта проблема, Мариша тут же перешла на другую, более приятную тему. Она решила обсудить дебют Дианы, который состоится через две недели. Рассказала все последние новости и сплетни. Потом она решила рассказать, как познакомилась со Стивеном и как они с Энтони «заставили» его жениться на ней.

Так они провели почти два часа, пока не было решено, что ей пора возвращаться домой — лишних подозрений вызывать не хотелось.

Мари и графиня уехали, и Диана возблагодарила бога за то, что никого не было дома. Она подошла к дворецкому и сказала ему:

— Если о визите графини и о том, что Мари уехала с ней, узнает хоть одна живая душа, Вы будете уволены, но это далеко не все беды, которые Вы навлечете на свою голову. Я ясно выражаюсь?

— Да, мадемуазель.

И снова она угрожает. Наверное, в Париже без угроз нельзя.

* * *

— Мадемуазель Эндрюс, пришел месье Олбрайт.

— Кто именно?

Она спросила это, уже зная ответ.

— Месье Энтони Олбрайт, мадемуазель. Он хотел повидать Вашего дядю, но его ведь нет дома и Вы приказали докладывать о посетителях Вам.

— Да, я знаю. Проводите его сюда и узнайте, готова ли моя карета.

Люмье поклонился и вышел. Через минуту в гостиной появился и сам Энтони Олбрайт.

— Buenos tardes, seсor.

— Добрый день, миледи.

Он поклонился и поцеловал ей руку, хотя и знал, что она от этого не в восторге.

— Могу я Вам чем-нибудь помочь? — спросила Диана холодным вежливым голосом.

— Конечно, если Вы знаете, где сейчас Николас.

— Он и моя тетя уехали. Одна наша родственница заболела.

— Сожалею. А почему же Вы не поехали?

— Не люблю больных. К тому же я уверена, что она и заболела только потому, что я сюда приехала.

— Понимаю. Что ж, не буду Вас задерживать, Вы, похоже, куда-то собираетесь.

Он бросил красноречивый взгляд на нее одежду.

— Вы меня не задерживаете. И если уж на то пошло, я еду на обед к Вашей невестке.

— О, кстати, о Марише. Она попросила Вас посмотреть, не забыла ли она вчера у Вас браслет?

— Не забыла, а потеряла. В нем сломалась застежка. Но его уже починили. Я отдам ей его сегодня.

«А я — то думал, это одна из ее уловок» — подумал Тони, но вслух сказал:

— Если Вы позволите, я бы мог отвезти Вас, все равно я еду домой.

«Двадцать минут в замкнутом помещении кареты — подумала Диана. — Интересно».

Своей женой … Вспомнились ей слова Мариши.

«Что ж, женой, так женой. А если учитывать еще и то, что я не против видеть Энтони своим мужем… Это очень интересная ситуация».

Подумав о том, сколько свободы она получает вместе с замужеством, ведь после него она освободиться от своей работы. О том, какие возможности ей откроет приобретенный вместе с замужеством титул и, в конце концов о том, что замуж выходить все равно придется, она откинула все доводы против.

— Понадеемся на то, что Вы джентльмен, мистер Олбрайт. Я собралась ехать без компаньонки.

В его глазах загорелся подозрительный огонек.

— Вы хотите сказать, что поедите со мной?

— А кто мне может помешать?

Диана приподняла левую бровь и бросила на него двусмысленный взгляд.

Тони заглянул ей в глаза, и его губы искривила хищная улыбка. Он протянул ей руку, и она положила свою на его локоть. Выходя из дому, Диана бросила короткий взгляд на дворецкого. Он кивнул в ответ на ее предупреждающий взгляд.

* * *

Диана смотрела на мелькающий за окном город, такой непохожий и в то же время похожий на Лондон. Рядом сидел Тони, и никто из них не хотел нарушать тот хрупкий мир, который установился между ними. Их вторая встреча наедине, а точнее третья, поправила себя мысленно Диана. Что она знала об этом человеке? Практически ничего. Что значит знание его финансовых дел, положения в обществе, количества женщин, друзей и врагов, по сравнению с душой. Странно, но она по-прежнему верила, что у некоторых людей она есть. А есть ли она у него, у Энтони?

Три года назад она впервые увидела его. Три года назад…

В тот день, Диана возвращалась в Лондон из Испании. Она ехала в своей карете по тихой проселочной дороге в ста пятидесяти милях от Портсмута. С утра у нее было какое-то странное чувство, и поэтому она предпочла шикарному платью, которое выбрала Мари, свой черный костюм, состоящий из облегающих черных кожаных лосин и такой же черной легкой рубашки. Не забыла она и о своих пистолетах, изготовленных по ее заказу из чистого серебра и слоновой кости, которая была составной частью рукояток и на которой была изображена Артемида, натянувшая тетиву лука. Еще она взяла плеть, охотничий нож и японский меч, который привезла лично. Орудовать всем этим она научилась довольно быстро, всего за два года.

Все было прекрасно. Она вела оживленную беседу с Мари, как вдруг услышала шум драки впереди. Кучер остановил карету. Диана приказала Мари оставаться на месте и даже носа из кареты не показывать, а сама вышла наружу и пошла на звуки битвы.

Она увидела перевернутую карету — в нее явно попала взрывчатка, но, похоже, после того, как из нее вышел пассажир. Кучер был мертв. В окружении пяти стоял мужчина — это был Энтони, теперь-то она это знала — и он точно не хотел сдаваться без боя.

Диана вытащила один из пистолетов.

Кто-то сзади попытался напасть на него. Она выстрелила, и пуля нашла свою цель. Но Тони все равно задело, хотя это был глухой удар по голове. Он был оглушен.

Кто-то от неожиданности выстрелил и попал в Тони. Со своего места она не могла знать, сколь серьезным было ранение, но ее заметили, и теперь, даже если бы она и захотела уйти, она этого сделать не могла.

Достав второй пистолет, она снова выстрелила, и теперь противостояла троим.

Битва была не долгой, она заработала небольшую царапину.

Уже собравшись уходить, она услышала слабый стон и обернулась. Энтони из последних сил попытался встать, но не смог и упал, потеряв сознание. Какая-то часть Дианы противилась желанию помочь ему, но ведь она-то не животное. Она не Джейсон Эндрюс или Сантьяго Беллини.

Она вернулась со своей каретой и с помощью Мари и Майкла, кучера, занесла Тони в карету.

Через пару часов она была в своем небольшом поместье недалеко от Портсмута.

Три дня он не приходил в себя, а когда очнулся, то сумел назвать свое имя, после чего снова заснул. Тогда он и увидел ее лицо. Но тогда оно было другим, более худым и злым, более искаженным жестокостью. В тот же день она дала слово Мари не браться за оружие без особой надобности. Она посещала больного только когда он спал, и лишь однажды не успела уйти. Тогда он долго смотрел на нее и только сказал: спасибо .

Тогда она поняла, что он успел заметить ее и на дороге. После этого она и приказала дать ему снотворного и отвезти к брату. Тогда она начала уважать его.

Мари твердила, что раз спасла ему жизнь, то ты в ответственности за него.

Диана начала следить за ходом его жизни, но уже через пару месяцев это стала заботой Ричарда, верного друга и помощника.

А что же сейчас?

Неизвестно…

Тони смотрел на профиль Дианы. Густые черные волосы собраны на голове в элегантный узел с множеством драгоценных шпилек и заколок. Как бы ему хотелось повытягивать их одну за другой! Он всматривался в ее профиль. Серо-голубые глаза, которые больше напоминали по цвету предгрозовое небо. Правильный нос, изящный изгиб губ, мягкий овал подбородка. Темный цвет кожи, совсем как у испанки.

Он перевел взгляд ниже, на низкое декольте, которое соблазнительно оголяло верхнюю часть пышной груди. Дальше мягкими складками ниспадало платье лилового цвета.

«Ей бы прекрасно подошло белое» — подумал он.

На ее лбу появилась маленькая складка. Она о чем-то думала и очень сосредоточенно.

Ему захотелось знать ее мысли, разделять ее чувства. Как же она притягивала к себе! Женщина — загадка, женщина — ангел, женщина — демон.

— Кто ты? — спросил он и даже не заметил, как сказал это в слух.

Диана оторвалась от воспоминаний и взглянула на Энтони. Почему он спросил ее об этом? Неизвестно. Но неизвестно по какой причине она ответила:

— Смерть.

Он посмотрел на нее удивленно и покачал головой.

— Нет, любовь.

Любовь … Диана грустно улыбнулась и взглянула в его глаза.

— Нет — прошептала она, и он увидел в ее глазах глубочайшую печаль, печаль до слез. Ему и самому на секунду стало очень печально. — Смерть.

Перед ее глазами промелькнули лица всех близких для нее людей. Они все погибли из-за нее.

Карета остановилась. Кучер открыл дверцу. Первым вышел Энтони и подал Диане руку. Она тряхнула головой и вышла на улицу спокойной и гордой леди. Тони взглянул на нее и увидел пред собой совсем не похожую на ту печальную красавицу девушку, словно падший ангел сидящую еще секунду назад перед ним.

— Какие быстрые перемены, миледи!

— Это не перемены, это маска, которую я не должна была снимать. Не понимаю, как это произошло.

— Мне бы хотелось чаще видеть Вас без маски. Как внутренней, так и внешней.

— Внешней? — переспросила она.

Дворецкий открыл дверь, и поэтому Тони наклонился к самому ее уху.

— Вашей одежды, миледи.

Диана даже рот приоткрыла от удивления.

— А вы наглец, милорд.

— Простите. Но в Вашем присутствии…

— Не нужно оправдываться. Мне это даже нравится.

— То, что я наглец? — спросил он усмехаясь. Они прошли по коридору прямо в гостиную. Им сказали, что леди Олбрайт сейчас спустится.

— Нет. Мне нравится Ваша прямолинейность.

— Ну, тогда я постараюсь быть таким и в будущем.

— О каком будущем Вы говорите?

— О нашем, миледи.

Они сели на диван. Диана откинулась на спинку и посмотрела на сидящего рядом мужчину.

— Интересно. Тогда в будущем мне понадобится хорошая маска.

Она услышала быстрые шаги, приближающиеся к гостиной.

— О каком будущем Вы говорите? — спросил он, усмехаясь.

Диана встала и наклонилась к нему так, что ее грудь оказалась почти на одном уровне с его глазами. Игриво проведя ногтем по его щеке и коснувшись губ пальцем, она прошептала ему на ухо:

— О нашем, милорд.

И тут же отошла, как раз вовремя, чтобы Мариша ничего не заметила. Она взглянула на Тони и заметила, как он шумно втянул в себя воздух, бросив на нее быстрый взгляд.

— Прости, что заставила тебя ждать — сказала Мариша и обняла Диану. Потом бросила через плечо:

— Здравствуй, Тони. Не ожидала увидеть тебя на ногах в такое время. — И, бросив смеющийся взгляд на деверя, добавила. — В полдень он обычно спит, потому что возвращается из своих ночных похождений только под утро.

Тони бросил раздраженный взгляд на невестку и посмотрел на Диану, которая покачала головой, дав понять, что ее это не интересует.

— Ничего, — между тем говорила Мариша, — вот женишься, тогда посмотрим, каким станет твое поведение.

Диана и Тони обменялись довольно красноречивыми взглядами, но промолчали, ожидая услышать продолжение от Риши.

— Да, кстати, о свадьбе. Слухи, которые ходят, правдивы? — она посмотрела вопросительно на Тони. Он понятия не имел, о каких слухах идет речь, и поэтому решил сначала все разузнать.

— О чем ты, Риша? — спросил он осторожно.

— О твоей помолвке с Шарлоттой Матье.

— Что?! — он изумленно посмотрел на невестку, а потом перевел взгляд на Диану, но она лишь пожала плечами, так как и сама ничего не знала.

— То, что слышишь, дорогой мой деверь. Об этом весь Париж только и говорит.

— Говорит о чем? — спросил Стивен входя в гостиную. Коротко кивнув брату, он поздоровался с Дианой и снова посмотрел на жену. Но вместо нее ответил Тони.

— О моей помолвке с Шарлоттой Матье.

«Забавная ситуация» — подумала Диана, наблюдая за всем происходящим.

— Что?! — воскликнул Стивен, изумленно уставившись на Тони. — Да ты, наверное, с ума сошел, если решил…

— Я ничего не решил. Похоже на то, что Шарлотта пустила эту сплетню с целью добавить себе престижа.

— Значит, ты не женишься на ней? — с надеждой спросила Мариша. Она уже начала представлять Диану своей сестрой и не хотела, чтобы что-либо помешало этому.

— Нет. Своей женой я хочу видеть другую женщину. — Он бросил многозначительный взгляд на Диану, но она сделала вид, что не заметила этого.

— Хорошо, оставим этот вопрос. Я думаю, что мы все уже давно должны быть в столовой — решил сменить тему Стивен.

— Да, ты прав — подтвердила Мариша. — Что за невнимательность с моей стороны!

Все четверо прошли в небольшую, уютную столовую. Стол на шесть персон украшал небольшой букет свежих роз, столовые приборы были уже расставлены. Слуги стояли на своих местах, ожидая приказа накрывать на стол.

Обед проходил за оживленной беседой, посвященной, в основном, воспоминаниям.

— …Но больше всего я испугался за Тони три года назад. Тогда он как раз возвращался из долгой деловой поездки. Он задерживался. Мы послали людей ему навстречу и нашли перевернутую карету, возле которой лежал мертвый кучер. Мы обыскали все, но нигде не могли его найти. Через почти две недели его привез какой-то мужчина на очень дорогой и шикарной карете. Тони был ранен, но уже шел на поправку. Мы пытались узнать, кто помог ему, но у нас ничего не получилось.

— А вы, мистер Олбрайт, не помните, кто Вам помог? — спросила Диана, заранее зная ответ.

— Нет. Но я знаю, что это была женщина, прекрасно владеющая оружием. Я помню, что всегда, когда открывал глаза, она была рядом и была одета в мужскую одежду. По-моему, она богата, потому что я проснулся в богато обставленной комнате.

— Может, она на кого-то работает? — предположила в свою очередь Мариша.

Три года назад она еще не была знакома с семьей Олбрайтов и поэтому вся эта история в данном варианте была для нее внове.

— Не думаю. По-моему, если она что-либо и делает, то по собственному желанию. Сомневаюсь, что таким воином можно командовать.

— Настоящим воином вообще не возможно командовать — сказала Диана уверенно.

— Откуда такая уверенность, миледи? — спросил Тони. Ему начало казаться, что Диана нисколько не удивлена возможности существования женщины-воина.

— Мне доводилось встречать таковых — ответила она просто.

— Вас не удивляет то, что именно женщина помогла Тони? — спросил Стивен.

— Нисколько. К тому же, почему бы и нет. Чем женщина хуже мужчины? — И не давая им ответить, заранее предчувствуя долгую дискуссию на счет обязанностей женщины, продолжила. — По-моему, — заявила она уверенным голосом, не терпящим возражений, — каждая женщина должна уметь обращаться с оружием. Ведь сами знаете, не все мужчины джентльмены, и не всегда под рукой оказывается доблестный защитник на белом коне.

— У меня такое впечатление, миледи, что Вы невысокого мнения о мужчина. — вставил с иронией Тони.

— Ну почему же, всегда есть исключения. — Диана приподняла одну бровь и посмотрела на Тони, явно давая понять, что разговор на эту тему ее не привлекает.

— А Вы сами владеете оружием? — в шутку спросил Стивен, бросив смеющийся взгляд на Тони.

— Конечно — безо всякого выражения ответила Диана.

— Что?! — в один голос спросили Стивен и Мариша.

— Вы это серьезно? — в свою очередь спросил Тони.

— А неужели похоже, чтобы я шутила? — задала вопрос Диана и тут же добавила. — Если сомневаетесь, я буду не против скрестить с любым из вас, джентльмены, шпагу. Или, возможно, вы предпочитаете другое оружие?

Наступило неловкое молчание. Никто не решался продолжить разговор на столь щекотливую тему.

— Думаю, пора подавать десерт — сказала немного напряженно Мариша.

Она вышла из-за стола и выглянула за дверь, дав необходимые распоряжения прислуге.

Диана смотрела на юную графиню, которая стала немного нервной после ее признания. Да, молодая красавица ее ранга никогда не подумала бы заниматься фехтованием или стрельбой. Для них это немыслимо. Что ж, в конце концов, это их жизнь и не ей, Диане, ее выбирать.

Спустя несколько минут Мариша начала ничего не значащий разговор о балах, которые Диане еще предстоит посетить. Ей не хотелось, чтобы из-за необычного интереса новоиспеченной подруги, Стивен отказался отпускать ее на выходные из дома. А уехать она должна была.

Через полчаса Диана решила уехать, чтобы не отнимать времени у гостеприимных хозяев, отказав даже после «душераздирающих» уговоров Мариши. Диана уже успела уговорить Стивена отпустить с ней Маришу на выходные, пустившись при этом на женские уловки, например, улыбки и добросердечные взгляды.

— Мне давно пора быть дом. — ответила Диана на еще один протест. — И, к тому же, мне еще нужно успеть нанять экипаж, ведь не буду же я возвращаться домой пешком.

— Мы с радостью…

— Я с радостью отвезу вас домой, мисс Эндрюс — перебил брата Энтони.

— Я не хотела бы доставлять лишние хлопоты — произнесла Диана и бросила на Тони такой красноречивый взгляд, который не заметить он просто не мог.

— Ну что Вы. Это ведь из-за меня Вы не приехали на своем экипаже.

И больше не церемонясь, он взял ее под руку и повел к двери. Диана успела бросить лишь краткий взгляд на молодых супругов.

* * *

— Знаете, Ваше поведение было достаточно бесцеремонно.

— Вы же сами сказали, что Вам нравится такое поведение.

— Я сказала, что мне нравится Ваша прямолинейность, а не Ваше поведение.

— Что ж, тогда Вам придется смириться с этим недостатком.

— С чего бы это?

— Когда я стану Вашим мужем, я буду вести себя самым безобразным образом, можете в этом не сомневаться.

— О чем это Вы говорите?

— О нашем будущем, о свадьбе через месяц.

— Ничего подобного у меня через месяц не намечается. И я ничего не знаю ни о какой свадьбе. Разве что о Вашей помолвке с Шарлоттой. Поздравляю.

— У меня ничего нет с Шарлотой.

— А меня это не волнует, потому что у Вас нет ничего и со мной.

Диана отвернулась к окну и посмотрела на дома, мелькающие за ним. Скоро должен был показаться дом Семьи Де Марко. Но не это волновало ее в данный момент. На днях она уже думала о возможном замужестве с сидящим рядом мужчиной. Но так скоро! Это не входило в ее планы. С другой стороны, какие перспективы открывались на ее пути, стань она замужней женщиной. И не важно кто будет ее мужем, ей нужна только громкая фамилия, известная на всю Европу…

Из размышления ее вывела рука Тони, скользнувшая по ее шее, за которой последовала другая, переместившаяся на талию. Его лицо приближалось к ней, потемневшее от внезапно вспыхнувшего желания. Их губы соединились в долгом и страстном поцелуе, который, как поняла Диана, она вовсе не хотела прерывать.

Нет, ей не все равно, кто обнимет ее у алтаря, с кем проведет брачную ночь. Она просто не представляла себя в объятиях жалкого себялюбивого денди, который не расстается с батистовым платочком и наверняка проведет ночьлюбви в ночной сорочке. Она хотела крепких объятий и страстных ночей, которые бы отвлекли ее от повседневных хлопот и доведенных до предела нервов. Она хотела его, Тони.

Но сдаться так быстро? Никогда! В эту игру могут играть двое.

Он поднял голову и посмотрел ей в глаза. Какой огонь полыхал в этот момент в глубине его глаз! Настоящий пожар.

Первой тишину нарушила Диана.

— Не могу сказать, что не хотела этого, но все равно, с Вашей стороны это просто неслыханно.

— Зато Вы признали, что хотели этого.

— И что из этого следует?

— Ничего.

— Мне не нравится, когда со мной пытаются играть.

— Я не играю.

— Это Вы так говорите.

Карета остановилась и Диана, не дожидаясь помощи, вышла из нее, медленно направившись к дому, так и не попрощавшись с Энтони.

* * *

Карета леди Эндрюс остановилась перед домом молодой четы Олбрайтов. Кучер спрыгнул со своего места и, открыв дверцу, опустил ступеньку. Диана спустилась и пошла к дому. Ее тут же проводили к хозяйке дома, нервно ожидавшей ее в гостиной.

— Я думала ты не приедешь — воскликнула она, увидев входящую Диану.

Диана взглянула на часы. Она приехала на пятнадцать минут раньше назначенного времени, но не стала ничего говорить по этому поводу.

— Не помню, когда последний раз нарушала свое слово — сказала она вместо приветствия.

— Прости, я не хотела тебя оскорбить, просто это все нервы.

— Ничего, я все понимаю. Ты готова?

— Да. Мари сейчас спустится.

Они встретили Мари уже в холле. Одев накидку, Мариша последовала за еле знакомой ей женщиной, доверяя ей свою жизнь и спокойствие.

А уже через полтора часа они подъезжали к графскому особняку, собственности Дианы, и родовому имению Кетрин Де Лери. Риша смотрела на него восторженно, как и Мари, хотя она уже и привыкла к тому, что у Дианы все дома такие.

Трехэтажное поместье с неизвестным для Дианы количеством комнат, заново отделанное и украшенное резными мраморными колоннами, весьма дорогостоящим украшением, манило к себе не только любопытных, но и истинных ценителей красоты.

Войдя в холл, она убедилась, что не зря платила. Дом был таким, словно только построен, со всеми присущими тому времени безделушками. Она именно этого и хотела, чтобы дом ее матери остался таким же, как и у истоков своего возведения.

К вечеру вещи были распакованы, и у всех приезжих впереди было четыре дня, чтобы как следует отдохнуть.

* * *

Свобода… Это слово непременно приходит на ум, когда ветер дует в лицо, за спиной слышно отдаленные раскаты грома, а впереди только бесконечные просторы полей, манящих тебя промчаться тяжелым галопом.

Ветер рванул ее волосы и они рассыпались по плечам черным полотном. О том, что они были когда-то собраны, говорила только кожаная ленточка, лежащая у нее в руке. Зевс напряженно тряхнул головой, так ему не терпелось пуститься вскачь по этим полям, но он терпеливо ждал разрешения хозяйки. Хотя и не преминул стукнуть копытом о землю.

Диана устремила свой взгляд куда-то вдаль. Напряженно вглядываясь в черную точку где-то там в конце проселочной дороги, она думала о том, что уже было, хотя ей с трудом верилось в то, что она снова увидит перевернутую карету на пустынной дороге. Пришпорив коня, она рванула к той точке. Опасность, в любой форме, всегда привлекала ее, как и сейчас. Если перед смертью она сможет кому-то помочь, что ж, это придаст ей чести — она никогда не хотела умирать в постели.

Карета… Его карета, она могла это утверждать с полной уверенностью, но она никого не видит — ни жертв, ни нападающих. Никого. Хотя… Ее взгляд упал по другую сторону кареты. Там были кучер и Тони, и еще девушка…

Шарлота Матье. Ей уже приходилось видеть эту особу в парке. Ее имя ей сказала Мариша. Диана покачала головой — лучше бы здесь были грабители.

Она подъехала уже почти вплотную к несчастной троице, когда заметила, что карета не перевернута. Проблема была в колесе, это ясно, но непутевые путники этого еще не заметили.

— Прекрасная погода, no es verdad?

Тони так резко поднялся, что чуть было не стукнулся о косяк кареты.

— Леди Эндрюс…

Он был не столько удивлен ее появлению, сколько ее виду: черная амазонка, плотно прилегающая к телу и слегка растрепанная ветром и ездой; распущенные волосы в очаровательном беспорядке разбросаны по плечам, два пистолета приторочены к седлу…

Еще большее впечатление она произвела на Шарлоту — та смотрела на нее, как на умалишенную.

— Может я смогу помочь?

— Разве что Вы знаете, где здесь ближайшая деревня, чтобы мы смогли найти кого-нибудь, кто бы починил нам карету.

— Зачем искать? Здравствуйте, мисс Матье — бросила Диана на ходу, присаживаясь возле колеса.

Этого здесь не должно быть — мелькнуло у Дианы в голове. Она попробовала вытащить мешающую палку, но не смогла. Посмотрев внимательно, она встала и вытащила один из пистолетов. Не долго целясь, она выстрелила, чем привела мисс Матье в полное расстройство чувств, едва ни приведшее к обмороку. Палка почти раскололась. Диана довершила эффект, ударив кулаком по распавшейся на щепки палке.

— Теперь все в порядке. Наверное кто-то хотел продлить поездку.

Ироническую нотку в ее голосе расслышал только Энтони. Но, выйдя из оцепенения, он пришел в непонятный для него гнев, и пошел догонять уже садящуюся в седло Диану.

— О чем Вы только думали, Вы ведь могли пораниться.

— И что?

— Что Вы хотите этим сказать?

— Что от царапины я бы точно не умерла и Вы слишком громко говорите.

— Да плевать я хотел… У Вас могла треснуть кость…

— Если Вас так волнует состояние моей руки, приезжайте завтра ко мне в поместье, я с удовольствием Вам что-нибудь сыграю. Так Вы убедитесь, что со мной все в порядке.

— Как называется ваше поместье? — спросил он уже спокойно.

— Palacio de Leri — раньше он назывался Жемчужина Лери — это дом моей матери, Кетрин де Лери.

— Я знаю это поместье, оно граничит с нашим, хотя и значительно больше… Когда к Вам приехать?

— После полудня, в любое время. A rivederci.

Она развернула своего коня и оставила еще долго смотревшего ей в спину Тони далеко позади…

* * *

— Милорд, следуйте за мной.

То, каким Энтони помнил поместье Лери, не шло ни в какие сравнения с тем, во что превратилось оно сейчас. Даже если бы не было прилегающих к нему земель, оно все равно влетело бы в копеечку любому. Сколько же это нужно было денег, чтобы отстроить такое?

Мелодия лилась из-за приоткрытой двери и заполняла собой все вокруг, даря наслаждение истинным ценителям музыки.

Еще никогда Энтони не слышал такого прекрасного исполнения Моцарта.

Он стоял на пороге немыслимых размеров музыкальной комнаты и смотрел на Диану.

Ее голова была немного склонена на бок, глаза прикрыты, пальцы быстро передвигаются по клавишам. Серебристого цвета платье обтягивает стройную фигуру, подчеркивая все прелести. Она как всегда собрала волосы и сейчас в них блестело множество заколок и шпилек.

Она доиграла до конца и взглянула на него.

— Как видите, с моими руками все в полном порядке.

— Да, я вижу.

— Тони, как хорошо, что ты заехал!

Он резко посмотрел вправо. На софе сидела Мариша, улыбаясь ему. Войдя в комнату, он ее даже не заметил, все его внимание было приковано к Диане. Она усмехнулась, он это заметил. «Эта маленькая ведьма рассчитывала на то, что я попаду в ее прекрасно расставленную сеть» — догадался он.

— Здравствуй, Риша. Леди Эндрюс.

Он сделал немного шутливый поклон.

— Как вы вчера доехали? поинтересовалась Диана как ни в чем не бывало.

— Благодаря Вам прекрасно, спасибо.

— Надеюсь, мисс Матье не очень шокировало мое поведение.

— Нет, уверяю вас.

— Диана говорила мне, что вчера встретила вас, когда каталась верхом. Она так же предупредила, что ты сегодня заедешь к нам на обед.

— Как любезно было с ее стороны предупредить тебя.

— Что ж, мы итак уже отложили обед на час, пройдемте в столовую.

Мариша поднялась и направилась к двери, но ее остановили слова Тони.

— Раньше я не видел у тебя такого платья, Риша.

— Мы с леди Олбрайт решили изменить ее стиль, не находите, что новый ей чрезвычайно идет? — немедленно вставила Диана, прежде чем Мариша успела обернуться и что-либо сказать.

— Вы правы, и хочу заметить, что у вас обеих прекрасный вкус.

И все трое направились в столовую, а Мариша готова была вознести хвалу Богу прямо в этой музыкальной комнате.

* * *

Возвращение в город было быстрым, но и своевременным. Прошел настоящий ливень и дороги совсем размыло. Мариша радовалась этой погоде как никто другой. Теперь она может рассказать о своей беременности мужу и не беспокоиться о том, что он отправит ее домой. Она упорно продолжала утверждать, что это именно Диана приносит ей удачу.

Но не всем так повезло. Энтони Олбрайт застрял в своем загородном доме, как предполагается, на несколько дней. Никто в здравом уме не поедет по таким дорогам.

До первого бала Дианы оставалось четыре дня. Она не возражала, когда тетя называла его первым, ведь в конце концов она еще не ходила на балы просто так…

Глава 4

— Чем могу быть полезным, сэр?

Люмье стоял на пороге и смотрел на новоприбывшего гостя. Странно, что он прибыл именно в такое позднее время, но нельзя же его выгонять, не узнав, что ему нужно.

— Я Чарльз Бекхем, из Посольства. Мне нужно немедленно встретиться с леди Дианой Эндрюс, графиней Де Лери.

— Леди Эндрюс сейчас, должно быть, собирается на бал. Проходите, я доложу о Вас.

Высокий худощавый человек в длинном темном пальто вошел в гостиную и тут же начал осматриваться, как бы ожидая опасности.

Люмье прошел по коридору и, постучав в дверь кабинета месье Де Марко, бесшумно вошел внутрь.

— Месье Де Марко, пришел какой-то мужчина. Он говорит, что он из посольства и…

— Если он из посольства, то веди его сюда.

— Но он пришел не к Вам…

— Если не ко мне, то к кому?

— К Вашей племяннице, месье Де Марко.

— К Диане?!

— Так он сказал.

Николас все еще был потрясен, но тем не менее встал из-за стола и вышел в коридор. Он сразу заметил напряженную фигуру недалеко от двери.

— Чем могу быть полезен, сэр? — обратился к нему Николас.

— Кто Вы? — в свою очередь спросил незнакомец.

— Я Николас Де Марко, хозяин этого дома и дядя леди Эндрюс.

— Простите, сэр. Меня зовут Чарльз Бекхем и мне срочно нужно увидеть Вашу племянницу.

— А в чем, собственно, дело?

— Я не могу Вам этого сказать. Прошу Вас, сэр, прикажите позвать Вашу племянницу, мне срочно нужно с ней поговорить.

— Кто Вы? И о чем Вам нужно со мной поговорить?

Диана спускалась по лестнице с абсолютно спокойным и невозмутимым видом. Ее взгляд остановился на мистере Бекхеме и она сразу поняла, что им уже что-то нужно.

Она медленно подошла к незнакомцу и протянула руку, в которую он незамедлительно вложил продолговатый сверток. Перо, как всегда, было аккуратно завернуто и, даже не разворачивая конверта, она знала, какого оно цвета.

— Я Чарльз Бекхем, из посольства, миледи.

— Дядя, — обратилась Диана к Николасу, слегка повернув голову, — надеюсь Вы не будете против, если мы с мистером Бекхемом поговорим несколько минут с глазу на глаз?

— Диана, я…

— Дядя, это очень важно и касается только меня.

— Хорошо, но не дольше двадцати минут.

— Это больше, чем достаточно. Мистер Бекхем, прошу, следуйте за мной.

Они прошли в гостиную и Диана тут же стремительно обернулась к своему гостю.

— Что на этот раз? — спросила она скорее у самой себя, нежели у Бекхема.

— Я должен был лично передать вам этот пакет.

Он достал из-под плаща большой пакет и протянул его Диане.

— Письмо от Льва ?

— Да.

Больше слов говорить не требовалось и темный посыльный направился к двери.

— Большое спасибо. Надеюсь, Вы уедете из Парижа благополучно.

Он весь похолодел, но не сказал ни слова.

А тем временем Диана распечатала пакет, основным содержимым которого были документы и одна записка:

Мой милый лебедь,

Твой Марсель скучает без тебя

И от того моя душа,

Страдает за тебя.

Лети к нему, моя царица,

И весть о нем мне принеси.

Пусть сердце громко не стучится,

Пусть песня в нем поется о тебе.

Господи, ну почему это случается именно тогда, когда я начинаю нормально жить?

Она бросила записку в камин, туда же последовали и другие документы. Сегодня ее первый бал, и будь она проклята, если пропустит его.

Она вышла в гостиную, где ее уже ждали дядя и тятя.

— Может ты это объяснишь?

— Нет.

Другого он и не ожидал. Но его интерес был слишком силен, чтобы он так быстро сдался.

— Почему?

Ее ответ слышал только он.

— Если я скажу Вам, то мне придется убить Вас.

Он кивнул. Но никак не мог понять, что общего могло быть у его племянницы с политикой?..

Дом мадам Кюри был, как всегда, полон людей. Это был своего рода рынок невест. Диана не хотела быть представленной именно в таком месте, но другого выбора у нее не было. Они подошли к двери и их поприветствовала хозяйка дома, которая особое внимание уделила Диане.

— Конечно, в этом сезоне в моде больше блондинки, но Вы, моя дорогая, произведете небывалый эффект.

Диана посмотрела ей в глаза и, к удивлению мадам, она отвела глаза первой.

— Вы определенно будете пользоваться успехом.

Сказав это, она пожелала гостям хорошего вечера и начала приветствовать остальных гостей.

Разговоры и смех доносились до них, пока они стояли на лестничной площадке, но постепенно всеобщее внимание обратилось на них и все смолкли, завидев новую красавицу. Потом пошел шепот и снова голоса и смех, а темой разговора стала Диана.

Николас знакомил ее со своими друзьями, которые непременно выражали свое восхищение.

Возможно, вечер так бы и продолжался, если бы не внезапный приход Энтони Олбрайта, обычно избегавшего посещать подобные вечера. Даже его брат удивился этому, зная, к тому же, в каком состоянии дороги после трехдневного дождя. Будущий отец был сам вне себя от гордости и, конечно же, не помышлял о том, чтобы отправить жену в Англию в такую погоду.

Диана как раз говорила со своим дядей, когда заметила всеобщее затишье. Увидев причину, она даже усмехнулась — причину его появления она знала.

— Так вот, когда мы подпишем все бумаги и Сикерис поедет за товаром, мы станем намного богаче, — продолжал между тем Николас, который привык к переменам в поведении толпы.

— А что именно Вы хотите сделать?

Диана продолжала говорить с дядей как и раньше, хотя сейчас ее мысли занимал не только разговор.

— Я только что заметил Костаса, хочу тебя с ним познакомить.

— Где он?

— Вон у той колонны — он указал бокалом направление, и Диана взглянула в сторону.

Ее глаза остановились на маленьком лысеньком человечке, который когда-то пытался ее обмануть. Тогда он дорого за это поплатился, но, похоже, это не произвело должного эффекта. Знакомить их точно не нужно было, но и дать ему надуть дядю и обоих братьев Олбрайтов, которые понесут немалые потери (она поняла это, вспомнив суммы их вложений), она не могла.

— Знаете, дядя, я думаю на сегодня с меня достаточно знакомств, я заметила друга, с которым хотела бы потанцевать. Извините.

И не дожидаясь его ответа, она проскользнула в толпу.

— Энтони, дорогой, потанцуй со мной, ты же знаешь, как я люблю вальс.

— Ты знаешь, что я редко танцую.

— Но ради меня…

Шарлота Матье надула свои пухлые губки, делая их более выразительными. Это придавало ее виду немало соблазна, но она уже перестала интересовать его.

— Лота…

— О, мистер Олбрайт, наконец-то я Вас нашла. Пригласили меня на танец, а сами скрываетесь. Я решила дать Вам последний шанс, пока не нашла себе другого кавалера.

— Простите меня, мисс Эндрюс, но я встретил мисс Матье как раз, когда шел к Вам, она ищет свою тетю. Вы ее не видели?

— Конечно же, она возле балкона, мисс Матье, поторопитесь, пока она не ушла.

Шарлота бросила разъяренный взгляд на соперницу, но поняла, что на этот раз проиграла. Диана тем временем положила руку на локоть Энтони, и они медленно направились к кругу собравшихся танцевать вальс.

— А ведь я мог и не поддержать Вас.

— И кому из нас от этого было бы хуже?

— Миледи, Вы слишком самоуверенны.

— Правда? Ну что ж, так тому и быть. Но я искала вас не за этим. Вы, насколько я знаю, вместе с братом и моим дядей собираетесь заняться одним общим делом, не так ли?

— Да, но почему это Вас заинтересовало? — Он удивленно посмотрел на нее.

— Не связывайтесь с Костасом, Энтони.

Она назвала его по имени! Он-то думал, что это не произойдет так скоро. Но почему ее так интересуют его дела, что она может понимать в том, что касается только мужчин?

— Думаю, это мне решать, с кем связываться, дорогая.

— Что ж, но не говорите потом, что я Вас не предупреждала. Буду надеяться, что Ваш брат и мой дядя окажутся более благоразумными.

— Дорогая, то, что Вам он не понравился, не означает, что это влияет на его деловую хватку.

Диана бросила на него убийственный взгляд, но в этот момент закончилась мелодия и она решила не отвечать.

— Проводите меня к тете.

Пока он вел ее, она не произнесла ни слова. Законченный идиот, думала она про себя. Другой бы дорого пожалел о своих словах, но ведь она решила, что выйдет за него замуж.

Придется связаться с Ричардом, благо он уже в Париже. Пока ее не будет, он проследит за тем, чтобы никто из мужчин не заключил ни одного контракта с Костасом Сикерисом. Никто.

* * *

На следующий же день Диана без объяснений уехала из Парижа, так и не сказав, куда и зачем. Даже Мари и та не смогла ничего узнать. Ее Диана оставила в Париже, чтобы она присматривала за Маришей, которую Стивен все же согласился оставить вместе с собой. «Что я должна говорить другим» — воскликнула Маргарет перед тем, как она уехала. Но Диана лишь улыбнулась и покачала головой: «Скажи, что мне срочно нужно было вернуться в Англию, из-за семейных обстоятельств, но я вернусь уже через две недели максимум».

Единственным, кто не знал о внезапном отъезде Дианы, был Энтони. Все последние дни он проводил в клубах, стараясь не думать о ней. Но его неотрывно тянуло к ней. Он играл, пил, хотел даже навестить увеселительный дом, но не сумел настроить себя на какую-то девку, ему нужна она. И что было хуже всего, так это тонкие намеки друзей на один интересный момент. Он боялся задавать прямые вопросы, ибо боялся получить ответ. И вот именно в день ее отъезда он сумел узнать правду .

Под утро он нашел пьяного и словоохотливого собеседника, который был абсолютно безразличен к теме обсуждения, лишь бы он мог говорить. Тема касалась женщин, а что может быть интереснее «новинки сезона», как называли Диану.

— Жаль, — говорил пьяный собеседник, весьма заплетающимся языком, — жаль, что эта красавица не может достаться ни кому из нас, приятель. И зачем она только приехала из своей Англии. Таким, как она, грех появляться в обществе, если не нужно искать мужа.

— А кто тебе сказал, что она его не ищет, а, друг? — спросил Тони, стараясь, чтобы его голос звучал как у пьяного.

— Если ты так хочешь знать, то она уже помолвлена, но я тебе этого не говорил — добавил он и, не дожидаясь ответа, продолжил. — Она выходит замуж за какого-то герцога, что ли. Кен… Кан… А, вспомнил, Кеннингем, вот — это точно. И что самое интересное, мой друг, так это то, кто выбрал ей этого жениха.

— Отец, — подсказал Тони, хотя сам еще не пришел в себя после услышанного.

— Нет… Да она бы его и не послушала, я сам слышал, как она это говорила. Знаешь кому? Королю, да-да, самому королю. А в общем, это не важно, знаю только, что сам король сказал: «Я хочу видеть тебя герцогиней, дорогая, поэтому ты выйдешь замуж за герцога Кеннингема». Весь Лондон и сейчас гудит от этой новости, ведь никто не знает, кто такой этот герцог, никто. Даже ее отец сказал, что такой неформальный приказ короля очень странный. И как же ему не быть странным… — сказал незнакомец, уже засыпая. А через миг был слышен только храп и тихий щелчок от закрывшейся двери.

* * *

Марсель Де Саль смотрел на темную фигуру в маске и знал, что после этого ему так или иначе не жить: либо его убьет этот незнакомец в железной маске, либо его убьют те, кто дал ему эти проклятые документы.

— Где документы, Марсель? — спросил незнакомец низким, хрипловатым голосом.

Но Марсель решил хранить молчание. Пусть уж он умрет, не потеряв своей гордости.

— Я найду их так или иначе, Марсель, — продолжал незнакомец. — Но я могу предложить тебе сделку.

Голова Марселя взметнулась вверх — у него появилась надежда.

— Мне надоело убивать, Марсель. Мне надоела моя работа, но как ты сам понимаешь, я не могу ее не выполнить, ибо так буду рисковать своей жизнью. У тебя есть семья, которая, несомненно, воспримет известие о твоей преждевременной кончине очень болезненно. Я знаю, деньги у тебя есть…

— Только скажите, сколько Вам нужно…

— Я говорю не о себе, Марсель. Я предлагаю тебе уехать из страны, например, в Италию. Я помогу тебе увезти туда всю твою семью. Вы покинете страну раньше, чем кто-либо узнает об этом. С твоими деньгами вы будете жить, не зная бед. Так что выбирай: либо ты отдаешь мне документы и уезжаешь из страны, либо я забираю документы, но твоя семья останется без кормильца.

— Почему я должен Вам доверять?

— А разве у тебя есть выбор, Марсель? — задал в свою очередь вопрос незнакомец.

Его как раз у Марселя и не было. Останься он во Франции, он умрет. Так у него по крайней мере есть шанс.

— Хорошо, я согласен.

Еще несколько секунд он колебался, глядя на незнакомца, но это было всего лишь несколько секунд.

Он прошел к камину и извлек из потайного ящика пачку с документами. Он медленно протянул их незнакомцу, от которого теперь и зависела его жизнь, его и всей его семьи.

Но его опасения оказались напрасными. На следующее же утро он был на корабле, отплывающем в Италию, а дальше у него много дорог, которые ему открывают его деньги, которые, как и было обещано, он смог забрать с собой.

* * *

Диана вернулась на три дня раньше, чем ожидала. Маргарет и Николас смотрели на нее так, будто бы она кого-то убила, но не говорили ни слова по поводу ее отъезда.

На следующее же утро к ней приехала Мариша, узнать, почему она так внезапно уехала.

— Я ничего не могла понять. Мари сказала, что у тебя какие-то неприятности дома и ты должна была немедленно уехать в Англию. Что же случилось?

— Ничего. Просто мой отец хотел лишить меня наследства.

— Как?!

— Ему для чего-то понадобилось имущество Кетрин, моей мамы, а она не захотела его отдавать. А поскольку только я осмеливаюсь не подчиняться его воле, она решила немедленно все переписать на мое имя.

— Но разве ее собственность не перешла к твоему отцу сразу же после свадьбы?

— Нет. В брачном контракте было условие, по которому вся собственность моей матери оставалась у нее, и только в случае ее смерти она переходила в руки моего отца, кроме того случая, если бы было составлено завещание или же имущество и деньги не были переписаны на кого-либо, выбранного самой Кетрин.

— Значит, она переписала все имущество на тебя?

— Да.

— Но пока тебе не исполнится двадцать один год, твой отец вправе распоряжаться твоей собственностью.

— Нет, если я того не пожелаю. Это также было согласовано при подписании мною документа. А впрочем, он бы не посягнул на мои деньги, даже если бы они лежали на его письменном столе.

— Почему?

— Это одна из особенностей моей семьи. Никто никогда не прикасается к моим вещам. По крайней мере, так было последние шесть лет. — Диана встала и налила чай своей собеседнице. Потом продолжила, изменив тему. — А как проходит твоя беременность, Мариша? Это ведь первый твой ребенок, не так ли?

— Да. И от этого мне немного страшно. Мне рассказывали, что многие женщины умирали при родах, даже не дав появиться на свет своему ребенку. И это меня пугает. Что, если я не смогу этого сделать?

— Сможешь, я уверена. И все это полная чушь. Возможно кто-то и умирает, но это, должно быть, очень слабые женщины, которые до этого уже несколько раз родили и из-за этого выбились из сил. Я еще не встречала женщину, которая бы не выжила после родов.

Диана не сказала, что ее родная мать умерла через месяц после ее рождения, так и не встав больше с постели.

— Диана?

— Да?

— Прошу тебя, пообещай, что будешь со мной, когда это случится. То есть, я хочу, чтобы со мной был Стивен, но мне будет спокойнее, если ты будешь рядом. От тебя всегда исходит такая уверенность, что даже я начинаю чувствовать себя сильнее. Как тогда, когда мы ездили в твое поместье, Стивен до сих пор на меня злится из-за непослушания.

Диана посмотрела на Маришу долгим задумчивым взглядом.

Неужели за такое короткое время эта молодая красивая женщина научилась ей доверять настолько, что желает ее поддержки при родах? Диана не могла понять: почему ей доверяют почти все кроме нее самой?

— Диана? — снова обратилась к ней Мариша.

— Хорошо, я обещаю.

Мариша вплотную подошла к Диане и обняла ее.

— Спасибо тебе. Тони говорил, что ты не откажешься, но я не осмеливалась верить. А когда вчера хотела еще раз поговорить с ним на эму тему, он сказал, что вообще никогда больше не хочет о тебе слышать… Странно все это, ведь еще недавно он говорил, что хочет на тебе жениться, а теперь…

— А теперь не хочет?

— Он вдруг изменился. Я не знаю, что произошло, но он начал на всех кричать, прислуга и сейчас обходит его стороной, даже на меня он стал повышать голос, чего никогда раньше не делал. Стивен пытался узнать у него, что это с ним происходит, но это оказалось бесполезным занятием. Мы думали, он нашел себе какое-то временное увлечение, но нет…

— Ты думаешь это из-за меня?

— Я не знаю. Возможно. Он не предлагал тебе стать его женой?

— Нет.

— Тогда я вообще ничего не понимаю. Я думала, ты ему отказала…

— Если он послезавтра будет в театре, то я сама у него узнаю, что происходит, и тогда расскажу тебе.

Диана хотела, чтобы это выглядело как намек, но и тут Мариша преподнесла ей сюрприз.

— О, это не составит тебе труда. Он каждый вечер в театре, а после него идет в клуб и напивается до полусознательного состояния. А когда приходит домой, начинает что-то невнятно бормотать на счет тебя. Как я уже говорила, все попытки что-либо узнать ни к чему не привели.

Диана изменила тему разговора, но уже через час после отъезда Мариши, она снова подумала о том, что же все-таки мог узнать о ней Энтони Олбрайт?

Глава 5

В центре Парижа, на углу улицы Ришелье и площади Пале-Рояль, стоит небольшое пятиэтажное здание, фасад которого украшают колонны, гармонически вписавшиеся в его архитектуру, придающие ему изящество и завершенность. Старейший во Франции и Европе театр «Комеди Франсэз» привлекает внимание многих, что и не удивительно.

И именно сюда пришли сегодня месье и мадам Де Марко с племянницей.

— Я тебя не понимаю. Тебе не нравятся балы, рауты и званые вечера, но ты с удовольствием ходишь в театр. Почему?

Они подымались по лестнице, ведущей к парадным дверям театра. Все были модно одеты и даже легкие плащи не могли скрыть всего великолепия платьев дам. Как ни странно, но Диана сегодня одевалась с особой тщательностью и теперь ее грудь была практически обнажена, тогда как плечи и вовсе не прикрывались. Платье мягкими складками спускалось вниз, подчеркивая стройную фигуру. Дорогое колье с сапфирами сверкало на шее, а на ушах были серьги тонкой работы, идеально подходившие под колье.

— Может потому, что здесь большую часть времени я провожу вне этой шумной толпы?

— Ну, сегодня на это можешь не рассчитывать, с твоим-то видом!

— А что с ним?

— Сегодня ты превзошла саму себя.

— Это правда, дорогая, — прошептал Николас. — Ты уверена в своем решении?

— Дядя, мы уже все обсудили и вы обещали довериться мне.

— Да, я все помню, но…

— Никаких но, дядя.

— О чем вы говорите?

— О делах, тетя, о самых неотложных делах.

В фойе, как и предсказывала Маргарет, все только и смотрели на Диану, а молодые денди с другого конца зала поспешили к обожаемому предмету , как называла себя Диана. Дядя тут же совершил ответный маневр и повел жену и племянницу в свою ложу.

Начался спектакль, но Диана и без подсказки тети знала, что почти все смотрят именно на нее. С балконов доносились оживленные голоса и все говорили только о ней. Всех интересовал только один вопрос: кто такой герцог Кеннингем? И как теперь будут развиваться события с Энтони Олбрайтом? Ведь никто уже не сомневался, что скоро объявят об его помолвке с Дианой, как вдруг такая неожиданность.

Но Диана не знала причину всеобщего волнения и от этого ей было невесело.

Но вот все затихли, и головы всех присутствующих волей неволей начали поворачиваться к ложе… Энтони Олбрайта. Затем все начали поглядывать то на Диану, то на Энтони, пока снова не начались разговоры. Но, к счастью Дианы, высокий звук, донесшийся со сцены, привлек всеобщее внимание и Диана тут же этим воспользовалась, покинув театр.

* * *

— Здравствуй, Энтони.

Тони в полном изумлении смотрел на сидящую в его карете Диану и не верил, что это именно она. Но только он успел принять равнодушный вид, как его тут же впихнули в карету, а через миг она уже мчалась по главной улице Парижа.

— Что ты здесь делаешь, Диана?

— Похищаю тебя, разве не понятно?

Диана сидела с абсолютно равнодушным видом, как будто ничего особенного не было в ее заявлении.

— Это все просто смешно. Я спешу. Говори, что хотела и покинь мою карету. Если хочешь, я даже отвезу тебя домой.

— Мило, но так мы никогда не узнаем, почему ты меня избегаешь.

Он бросил на нее раздраженный взгляд, но уже начал думать, что просто так он от нее не отделается.

— Ох, оставь, все и так предельно ясно. Нам больше не нужно встречаться.

— Почему?

— Диана, не веди себя как малое дитя. Мы с тобой взрослые люди. Неужели так непонятно — ты мне наскучила!

«Вот, теперь она меня возненавидит, а ведь я хотел остаться с ней друзьями. Друзьями. Как же. Разве можно быть другом с тем, кого безумно любишь?» — думал Тони.

— И поэтому ты напиваешься до полубессознательного состояния, проклиная мое имя?

Диана так на него посмотрела, как смотрят на что-то абсолютно абсурдное, нелепое.

Тони оцепенел. Он и не знал, что она следит за его жизнью.

— Так почему же, Энтони?

— Ты прекрасно знаешь, что нужна мне не как друг. Но ты помолвлена и этого не изменить.

— Я помолвлена?

— Диана…

— Подожди, ты о Кеннингтоне?

— А о ком же еще, черт побери?

Он видел, как губы Диана сперва начали подрагивать, а потом она и вовсе рассмеялась. Это был первый раз, когда он видел ее смеющейся. И пусть он больше ее никогда не увидит, он запомнит этот смех — навсегда.

— Не вижу ничего смешного.

— О, здесь много чего смешного. Много.

И ее плечи снова затряслись от безудержного смеха.

— Что, например?

— Сперва ответь. Ты хочешь на мне жениться или нет?

Тони посмотрел на нее как на сумасшедшую.

— Зачем эти вопросы?

— Ответь.

— Да, хочу.

— Что ж. Тогда остается только назначить дату.

— Ты с ума сошла?

— С чего ты взял?

Она посмотрела на него самым невинным взглядом, на который была способна.

— Не отвечай вопросом на вопрос. Ты помолвлена с герцогом, Диана! Черт побери, эту свадьбу устроил даже не твой отец, а король. Он не позволит мне пойти против его воли. Кто угодно, но не король!

— Зачем кричать, я тебя прекрасно слышу.

— Хватит усмехаться, Диана.

Она весело взглянула на него.

— А что же мне еще делать?

— Могла бы например покинуть мою карету.

В ответ на его ворчливый тон она только снова рассмеялась.

— Что-то мне неохота на ходу выпрыгивать из кареты.

— Я попрошу кучера остановить ее.

— Кучер мой, потому тебя он не послушает.

— Диана…

— Да, Энтони?

«Самая сумасшедшая женщина из всех, кого я когда-либо встречал. Самая сумасшедшая и самая прекрасная…».

— Ну, так ты выбрал дату?

— Я думал, что ты поняла. Мы не можем пожениться.

— Это ты ничего не понял. Говорю тебе, выбери дату и давай покончим с этим. Поверь, я знаю, что говорю.

— Знаешь… Тогда как относительно следующего воскресенья?

Она немного призадумалась.

— Следующего… Ладно. Но тогда придется венчаться здесь, во Франции. Я не успею подготовить свадьбу да еще и организовать ее в Англии. Ты не против?

— Нет.

«Хотелось бы мне знать, что у нее получится. Никто не сможет дать ей разрешение на этот брак в течение такого короткого срока. Хотя и очень жаль».

* * *

Как она ни старалась ненавязчиво отговорить дядю от каких-либо связей с Костасом Сикерисом, он ее не послушал. Он продолжал твердить, что это выгодное дело, и что он ничем не рискует. И в конце концов все заканчивалось вопросом: что ты вообще можешь понимать в делах, дорогая?

Диану это просто бесило.

Этим утром должен был подписываться контракт. Это она узнала от Стивена, конечно же, ненавязчивыми вопросами. Встреча, как она и предполагала, должна была состояться в доме Семьи Де Марко.

Она видела: в кабинете собрались все, кроме Костаса. Знала, дядя считает, что ее нет дома (откуда же ему было знать, что уехала Мари, а не Диана?). Знала, что после этого утра дядины подозрительные взгляды станут еще подозрительнее, но здесь она поделать ничего не могла — не хотели слушать уговоров, придется действовать напрямую.

Костас появился ровно в одиннадцать. «Хотя бы научился не опаздывать» — подумала Диана. Люмье провел его в кабинет и прикрыл дверь.

Она ждала пять минут — столько нужно для обмена любезностями и поздравлений с будущим успехом. Уж эти-то традиции она знала хорошо.

Она чувствовала на себе нетерпеливый взгляд Ричарда. Ему отчего-то нравилось смотреть, как она решает проблемы, а эта виделась ему особенно веселой. Почему? Да черт их разберет, этих мужчин. А говорят, что у женщин в голове бог весть что творится. Как же! Они, мужчины, превзошли все ее ожидания. Ну и субъекты!

— Думаю, пора вмешаться.

Она сказала это, не глядя на Ричарда, но чувствовала, как тот усмехнулся, вставая с кресла.

Она не стала стучать, приносить извинения или вообще что-либо говорить по поводу своего вторжения в святая святых мира мужчины — его кабинета. Она не обратила никакого внимания на предостерегающий взгляд Николаса и недоуменные — братьев Олбрайт. Она пришла сюда с определенной целью, а этого она научилась добиваться несмотря ни на что. Она вошла в привычную для себя роль, и сейчас ей было наплевать на все направленные на нее взгляды.

— Здравствуй, Костас.

Тот изумленно замер и не мог произнести ни слова. Остальные тоже смотрели на нее, ничего не понимая.

— Как идут твои дела? — тем не менее осведомилась она, как будто говоря со старым знакомым. Он молчал.

— Надеюсь, ты не забыл нашу последнюю встречу. Она была памятной, не так ли?

Он молчал.

Диана продолжала все тем же елейным голосом.

— Сколько мы тогда друг другу не договорили, было слишком мало времени. Но сейчас, думаю, у тебя найдется несколько свободных минут.

— Я не знал…

Она услышала этот слабый полу стон, полу хрип. Но ей было все равно. Уж слишком много у нее с ним счетов.

— Помню, я тогда тебе что-то обещала…

— Я не знал… — повторил он слабым голосом.

Но тут она перестала говорить, словно соскучилась по нему. В ее голосе слышалась сталь, которая резала похлестче ножа, будь он у нее в руке.

— Конечно же, не знал, Костас. Но какое это имеет сейчас значение? Мне все равно. Я предупреждала, что превращу твою жизнь в ад, перейди ты мне еще раз дорогу, а ты перешел ее трижды. Ты знаешь, кто такой Николас Де Марко, Костас?

Он молчал, боясь ответить.

— Мой дядя, Сикерис, дядя. Тебе это ничего не говорит?

Тот резко подскочил, будто бы ее слова его ужалили. Он впервые взглянул на нее.

— Я не знал… — снова прошептал он.

— Это я уже слышала. Ты пойдешь с Ричардом, думаю, вас представлять не надо. На улице ждет карета, она доставит тебя прямиком… в тюрьму . Можешь попрощаться с джентльменами, больше ты их не увидишь.

Ее голос стал абсолютно спокойным, даже слишком.

Его взгляд бешено метнулся к двери.

— Он пристрелит тебя при попытке бежать.

Более ей не требовалось ничего говорить. Он медленно направился к двери.

— Будь ты проклята.

— Ты не первый, кто этого желает.

Она сказала правду — он не первый. Но для него это последние слова, обращенные к ней. Последние.

Дверь, тихо скрипнув, закрылась.

— А теперь, может, объяснишь все это?

Она молча положила на стол четыре документа, идентичные тому, что принес Костас Сикерис, но уже подписанные весьма влиятельными людьми.

Они своих денег уже лишились.

Все трое изумленно смотрели на нее.

Больше никаких вопросов не последовало.

* * *

— Диана, деточка, может ты все-таки отложишь свадьбу?

Марго взирала на племянницу немного растерянно, немного испуганно, и все же с благоговением. Единственная дочь ее несчастной сестры, ее гордость…

— Тетя, я уже трижды повторила, что я ничего менять не стану.

— Но… Что скажет на это король, твой отец…

— Король ничего не скажет, а на счет Джейсона не беспокойся, ему абсолютно безразлично, чем я занимаюсь.

— Ну может ты хоть Кетрин дождешься?

— Она и так здесь. Приедет прямо на венчание.

— Но…

— Тетя, мы опаздываем.

Диана конечно же лгала. До свадьбы оставалось еще два часа, а только и осталось, что взять свадебный букет.

Она стояла вся в белом, с собранными наверх волосами. Ангел, как назвала ее тетя. Сама же Диана про себя добавила — с рожками под нимбом.

Как и обещала, она устроила свадьбу в следующее воскресенье, удивив при этом всех, кроме Николаса. Он знал, как она устроила эту свадьбу и искренне потешался над остальными. Он же и должен был повести Диану под венец, хотя это должен был сделать другой…

— Тетя, пойдем, Николас уже, наверное, заждался.

И, глубоко вздохнув, она направилась вперед, не дожидаясь следующих возражений тети.

* * *

— Понятия не имею, как ей это удалось.

Энтони завязывал шейный платок, глядя в зеркало на отражение брата, стоявшего позади.

— А ты не спрашивал у нее?

— Хотел. Так она мне на это сказала: увидимся на венчании, не опаздывай.

— Мариша тоже ничего не знает, но все равно она счастлива. Говорит, что лучшей партии тебе не найти. И я с ней полностью согласен.

— Думаю, Вы правы. Хотя она и самая загадочная женщина из всех, кого я когда-либо встречал.

Тони критически посмотрел на себя в зеркало.

— Весь Париж только и говорит об этой свадьбе. Все убеждены, что король отберет у тебя титул и земли, и что объявит тебя врагом государства. Если такое произойдет, помни, я всегда тебе помогу.

— Я знаю. Но она утверждает, что этого не произойдет. Будем надеяться, она знает, что говорит. В конце концов она ведь устроила эту свадьбу, черт ее знает как.

— Женщины, что с них возьмешь.

Оба мужчины насмешливо улыбнулись.

— Можете поцеловать невесту — священник улыбнулся . Когда он еще будет венчать такую красивую пару!

Энтони наклонился и медленно поцеловал Диану — он никак не мог поверить, что теперь она его жена. Выпустив ее из своих объятий, он заметил, что она усмехнулась. Так она уже усмехалась и, как он понял, такая улыбка была у нее всегда, когда она что-то замышляла. Они начали спускаться, медленно направляясь к двери. Несмотря на поспешность, церковь была заполнена до предела. Те, кому не хватило места внутри, ждали своей очереди поздравить новобрачных у входа.

Первой к Диане подошла Кетрин. Она гордилась своей дочерью и не без оснований.

— Желаю тебя счастья, дорогая.

— Спасибо, мама.

— Он хорошая пара, не так ли?

Диана бросила взгляд на Тони и улыбнулась.

— А когда я выбирала что-то плохое?

Кетрин улыбнулась. Но ее улыбка быстро погасла.

— Что случилось?

— В общем-то ничего, но…

— Кетрин…

— Он здесь? — с надеждой в голосе спросила та.

— Да, он ждет нас у меня дома.

Лицо Кетрин Эндрюс сразу же прояснилось.

К ним подошел мужчина.

— Простите, миледи, мне бы не хотелось омрачать…

— Кто вы?

— Я Альберт Маре, из посольства. Мне было поручено срочно сообщить Вам…

Если снова письмо от короля, она пошлет все это очень далеко…

— Не тяните. Говорите, что хотели, и дайте мне наконец поехать домой.

— Не могли бы мы минутку поговорить наедине?

— Конечно. — Диана повернулась к Энтони. — Это не то, что ты подумал. Подожди меня, я сейчас вернусь.

Диана прошла в маленькую комнатку, недалеко от выхода.

— Говорите.

— Прискорбно сообщать Вам эту новость, да еще в такой важный для вас день, но… — Маре сделал паузу. — Ваш отец и брат погибли.

Диана не верила своим ушам.

— Погибли?.. Как? — ее голос был спокоен, а глаза озарились злорадным блеском.

— Это был несчастный случай. Их карета сорвалась в пропасть.

— В Англии нет пропастей.

— Это случилось в Шотландии, миледи. Меня просили сообщить, что похороны уже организованы, и что теперь вы герцогиня Дено.

Диана знала, других родственников у них не было.

— Кто-нибудь еще уже знает об этом?

— Нет.

— Тогда пусть все так и остается. Никто не должен об этом знать, по крайней мере до завтрашнего дня. Не хочу выслушивать соболезнования на собственной свадьбе.

— Вы так спокойны.

— Конечно. Я ненавидела их, так почему же я должна быть не спокойной, когда они покинули сей мир? — С этими словами Диана покинула комнату, оставив Маре с разинутым ртом.

О смерти Джейсона и Кевина она не сказала даже Кетрин. Она знала, что мать не расстроится из-за смерти мужа, но вот Кевин… Как ни крути, а он был ее единственным родным ребенком… Это будет для нее ударом.

А уже через час она находилась в своем доме, за пределами Парижа.

* * *

— Леди и джентльмены, попрошу несколько минут вашего внимания. — Диана смотрела, как головы всех присутствующих постепенно поворачиваются в ее сторону, в том числе и голова ее мужа. — Вас всех, должно быть, интересует, какой же теперь будет реакция короля на мое замужество. — По залу прокатился смешок. — Так вот, хочу для начала представить вам герцога Кеннингема.

Все начали вертеть головами, пытаясь увидеть этого загадочного герцога. Все, кроме Николаса, Кетрин и еще одного мужчины, стоявшего возле нее. Ранее он был представлен как Федерико Рикардо Лопес. Диана наблюдала за суматохой, которую создала, и улыбалась.

— Позвольте представить вам Энтони Олбрайта, шестого графа Морбриджа, герцога Кеннингема и моего мужа.

— Вы шутите! — Выкрикнул кто-то из толпы и его поддержали все присутствующие.

— Нисколько.

— Но как? — спросил у нее Стивен Олбрайт.

— Просто. Это подарок моего короля.

— Никогда не слышал о таких подарках — сказал кто-то еще.

— Почему же об этом никто не знал? — спросил кто-то другой.

— Почему? Да все очень просто, друг мой — сказала с сарказмом Диана. — Просто мне не хотелось быть редкостным товаром, за которым ведется утонченная охота.

На нее бросили возмущенный взгляд.

— Так значит Вы сами выбирали себе мужа?

— Конечно.

— Но это же противоречит всем правилам!

— Я сама создаю правила.

После этого заявления миссис и мистер Олбрайт незаметно ускользнули, оставив позади шумящую толпу. Они прошли в противоположное крыло дома, где царили тишина и покой. Сумрак играл на стенах и молодоженах, пока они шли к своей спальне.

— И как долго ты собиралась скрывать это от меня?

— Я поступила так, как и собиралась, объявила обо всем в день своей свадьбы.

— Могла бы сказать мне и раньше.

— Зачем? Разве я могла испортить сюрприз?

— Не ехидничай, тебе это не идет. А я уже было начал строить планы о том, где мы будем жить после того, как король выгонит меня из страны.

— После того, как реконструируем Олдхаус, решим.

— Но Олдхаус принадлежит твоему отцу.

— Теперь нет. Он умер, кажется, позавчера.

Тони смотрел на нее с нескрываемым изумлением.

— И ты так спокойна?

— Конечно. Эта скотина заслуживала смерти. Жаль, что не я его убила, но я ведь обещала и маме, и королю…

— А твой брат?

— У меня нет брата. Хотя если ты говоришь о Кевине, которого все считают моим братом, как и Джейсона Эндрюса моим отцом, то он тоже умер. Они свалились с обрыва в Шотландии. Хотелось бы мне знать, какого черта они там делали, но этим я займусь потом.

— Ты говоришь так, как будто ненавидишь их. И что значит «все считают»?

— Они избивали Кетрин, пока я не увезла ее в свое поместье. А на счет «все считают»… Мой отец Федерико, я сегодня представила его тебе.

— Но как?

— Когда-нибудь я тебе все расскажу, а сейчас я говорить не хочу.

Диана повернулась к нему и накрыла его собравшиеся что-то сказать губы, страстным поцелуем, после которого он больше не проронил ни слова.

Нетерпеливо открыв дверь спальни, Тони подхватил жену на руки и внес в комнату, ногой закрыв дверь. Остановившись у кровати, он опустил ее на пол, и неторопливо освободил ее от мешавшей обоим одежды.

Лунный свет играл на ее загорелой коже. Его рука последовала от нежного изгиба шеи вниз и накрыла нежное полушарие груди. За рукой последовали губы.

Быстрые пальцы Дианы быстро освободили его от одежды, и оба повалились на постель, не переставая ласкать друг друга.

Когда с ее губ сорвался стон наслаждения, Тони повернул лицо Дианы так, чтобы его освещала луна. В этом свете ее глаза показались ему черными, как будто зрачки заполнили всю радужную оболочку глаз. Такие глаза бывают только у птиц, почему-то подумал он. Она его птица, только в его возбужденном мозгу сейчас творился такой беспорядок, что он при всем желании не мог определить, какую именно птицу она ему напомнила.

Коленом раздвинув ее бедра, он одним резким толчком вошел в нее, ожидая услышать вскрик, или что-то в этом роде. Но она не издала ни звука, лишь глаза на секунду раскрылись шире обычного и в тот же миг закрылись.

Он лежал неподвижно, давая ей привыкнуть к новым ощущениям, и лишь почувствовав, как она вновь расслабилась, начал двигаться. Сначала медленно, постепенно ускоряя темп. Унося ее за собой к вершинам наслаждения, и почувствовал ни с чем не сравнимый экстаз.

Это было для него словно взрыв. Изливая в ее тесные глубины семя новой жизни? он пытался вспомнить, испытывал ли он когда-либо что-то подобное, но вскоре оставил это бесполезное занятие.

Его жена вытеснила воспоминания обо всех женщинах, когда-либо существовавших в его жизни.

Она оказалась права — больше этой ночью они не проронили не слова.

А на следующее утро во всех газетах говорилось о невероятном замужестве прекрасной англичанки Дианы Эндрюс. На первых полосах красовалось ее заявление «Я сама создаю правила». И рядом сопутствующая статья: «Невеста потеряла отца и брата, едва переступив порог церкви», «Диана Кетрин Аврора Эндрюс Олбрайт, графиня Морбридж и Лери, герцогиня Кеннингем и Дено покидает Париж».

* * *

— И когда же ты покидаешь Париж?

— Не знаю, главное, я избавлюсь от них всех.

Мистер и миссис Олбрайт лежали в постели и пили кофе. Зачем молодоженам на первое же утро после свадьбы покидать постель?

Глядя на газеты, Диана улыбнулась. Как же все-таки доверчивы люди. Стоит пустить сплетню, как уже все о ней знают, и передают один другому, добавляя что-то свое. И вот уже в газетах пишется о ее скором отъезде из Парижа. Глупо, но все поверили. Да это и к лучшему.

А может ей действительно уехать из Парижа? Скучный город, никаких приключений. Может уговорить Энтони поехать в Испанию? Может… Но это будет позже.

Диана отставила чашку и посмотрела на своего мужа. Красивый, стройный и чертовски сексуальный-то, что нужно для прекрасного брака. Любая на ее месте обязательно влюбилась бы, любая, но не она. Любовь не для нее.

— Диана?

— Ммм?

— Вчера ты сказала, что твой отец Федерико, это правда?

— Почему ты спрашиваешь?

— Хочу знать.

Желваки заходили на ее лице, но он этого не заметил.

— Я считаю его своим отцом.

— Я так и думал — он конечно же лгал. Он совсем не хотел, чтобы его жена была незаконнорожденной, но не хотел ей этого говорить. Если это было бы правдой, это легло бы пятном на честь его семьи, а разве можно это позволить? Он бы отправил ее подальше, лишь бы об этом никто не узнал. — Спасибо что ответила.

— Пожалуйста. — Она знала, что он лжет. Знала, но промолчала. Хотя ее представления о нем круто изменилось.

Глава 6

Приглушенный шторой свет, создавал впечатление таинственности и настороженности, тогда как дрова в камине весело потрескивали. Уже не молодой мужчина сидел в кресле напротив своего посетителя и еле заметно усмехался.

Как же все-таки все хорошо получилось. Никто не мог бы поверить в такой исход, но все действительно так. И что же теперь?

— Я рад твоему возращению.

Произнес он зычным голосом.

Его посетитель едва заметно улыбнулся в ответ.

Давно была их последняя встреча. И то при каких обстоятельствах. Никто даже вспомнить не захотел бы.

— Так значит ваши дела идут хорошо?

Последовал ответ.

Старик улыбнулся. Он уже и забыл, что такое сразу переходить к делу. Протянув руку, он получил документы, достать которые не смог бы никто другой, кроме его агента. По крайней мере он был в этом убежден.

— Теперь пойдут лучше.

Он не стал распечатывать пакет. На это у него еще будет время.

— А как твои дела?

— Как будто вам не известно. Вы должно быть расстроены?

— Как правильно подмечено. Расстроен. Кто бы не был расстроен потерять такого агента как ты?

— Ну, в случае крайней необходимости, я приду на помощь. Я не забываю своих благодетелей.

— Но ведь теперь эту крайнюю необходимость определять тебе.

Встав с кресла, агент прошел к камину. Его глаза пристально смотрели на человека, благодаря которому у него было все, чем он сейчас владеет. Благодарность была не единственным связующим звеном между ними. Их связывала дружба, казавшаяся другим дикой и недопустимой. Ведь они настолько разные, что порой не верилось в то, что они вообще выносят друг друга.

— Метите в премьер-министры?

Старик подался вперед в своем кресле.

— А громче ты не можешь?

Черная фигура не шелохнулась, но Веллингтон готов был поклясться, что человек, скрывающийся за этой черной железной маской готов был рассмеяться.

Но мгновение прошло и его Лебедь плавным движением оттолкнулся от каминной полки и направился к потайной двери.

— Желаю удачи.

Отвесив короткий поклон, агент скрылся в тонком проеме потайной двери, а всегда невозмутимый лорд Веллингтон остался изумленно смотреть на закрывшийся проем: «И откуда он узнал?».

* * *

Прошел месяц.

Июль был в самом разгаре, и даже на туманном Альбионе была прекрасная погода. Реконструкция Олдхауса не заняла много времени, тем более за те деньги, которые были заплачены подрядчикам. Оба из молодой четы Олбрайт отдалялись друг от друга, их как бы разделяла невидимая стена, которая с каждым днем становилась все больше, каждый занимался своими делами. Вот и в этот солнечный день лишь над Олдхаусом собрались тучи. Назревал скандал, но никто из двоих не собирался его предотвращать. Оба были слишком горды и упрямы.

Вот уже две недели, как Диана отказалась даже спать с Энтони в одной постели, что только усугубило ситуацию.

— Миледи — дворецкий, которого Диана не уволила после возвращения домой, так как он всегда старался ей помогать, стоял в дверях ее кабинета и выжидательно смотрел на нее.

Как он и ожидал, головы она не подняла, а лишь коротко сказала:

— Да?

— К Вам пришли.

— Кто?

— Он не захотел назваться, хотя и сказал, что он Ваш друг и поверенный.

— Высокий, стройный, кареглазый и веселый? — не подымая головы спросила Диана. — Проводите его сюда.

Она чуть заметно улыбнулась, но головы все равно не подняла. Дворецкий не спешил уходить.

— Что-нибудь еще?

— У его светлости тоже гость.

— Какое мне до этого дело?

Он помолчал, думая, стоит ли ему говорить дальше.

— Мари сказала, что Вы должны о нем знать.

— Правда?.. И кто же он?

— Рикардо Беллини, миледи.

Диана резко вскинула голову. Дворецкий отшатнулся, как от огня, такая ненависть сквозила в ее взгляде.

— Где он?

— В гостиной, вместе с его светлостью.

Диана встала из-за стола и медленно направилась к двери.

— Проводите моего гостя сюда.

С этими словами она покинула кабинет, а дворецкий подумал: какая все-таки выдержка у его хозяйки, былой господин кричал и ругался, когда он приносил ему неудовлетворительные новости. Он пошел известить о воле хозяйки молодому посетителю.

* * *

Диана с минуту наблюдала за стоящими у камина мужчинами, всеми силами стараясь успокоиться. В противном случае она просто убьет его.

— Рикардо.

Она сказала это имя так тихо, как только могла в своем напряженном состоянии. Но он услышал. Он медленно повернул голову, не веря в то, что слышит именно ее голос, но все же мороз пополз у него по спине.

И он не ошибся. Это была она. Он ждал этой встречи, ведь в конце концов именно поэтому он и приехал, но все же он боялся того, что с ним может сделать эта красавица, зная, что она к нему чувствует.

— Вы знакомы? — Энтони даже не взглянул на свою жену, хотя ему и было больно от этого. Он смотрел только на своего кузена.

— В некоторой мере — ответил тот.

— Надеюсь, тебе и так ясно, что ты немедленно должен покинуть мой дом? — спросила Диана, все так же игнорируя мужа.

— Не могу, я приехал сюда, чтобы поговорить с тобой.

— Ты в своем уме? — оба знали, что это двузначный вопрос. С такой же легкостью можно было спросить: тебе что, жизнь не дорога?

— Я не мог поступить иначе.

— Тебе решать. Это твоя жизнь, какой бы короткой она ни была.

Тони смотрел все так же на своего кузена, но понять смысла их разговора не мог.

— О чем вы говорите? И кто тебе позволил так говорить с моими гостями, Диана? Рикардо не только мой друг, но и мой кузен…

Диана яростно взглянула на него.

— Он твой кузен?

— Да. И попроси у него прощения за такое обращение. Этот дом принадлежит мне как твоему мужу, и мне решать, кто здесь останется, а кто нет.

— Неужели? — Больше она на него не смотрела. — Жду тебя у себя в кабинете через десять минут, Рики, советую прийти без опозданий.

И она покинула гостиную.

Вернувшись в кабинет, она застала там Ричарда.

— Что с тобой?

Он смотрел на нее встревожено. Когда она была такой, ничего хорошего не предвиделось.

— Рикардо Беллини здесь.

— Он сошел с ума?

— Возможно, я то же самое спросила. Скоро он придет сюда, я хочу поговорить с ним наедине.

— И что потом?

— Не здесь.

Он возвел глаза к небу. Как она может говорить об этом так легко?

— Скажи Мари, чтобы собрала свои и мои вещи, мы уезжаем.

— Что? Но ты же только приехала.

— Это дом моего мужа, пусть он с ним и остается.

— Что случилось, Диана?

Его взгляд был настолько болезненно обеспокоенным, что она сжала челюсти. Ее друг как всегда беспокоился о ней, хотел ей только добра и так надеялся на этот брак, что ему было особенно болезненно видеть, как он медленно рушится.

— Скажи Мари, чтобы была готова уехать в любой момент.

— Конечно.

Он знал, что на этом разговор окончен и нечего даже пытаться что-либо выяснить.

* * *

— Могу я войти?

— Не опоздал, для тебя же лучше.

— Я пришел поговорить, не хочу новых неприятностей, а они обязательно последуют.

— Неужели? Ты хоть понимаешь, чем тебе грозит это мероприятие?

Он помолчал.

— Знаешь, Диана, я ведь не знал, кто ты, пока не увидел сегодня. Догадывался, но не был уверен, потому и приехал.

— Знаю. А твоему отцу это известно? Лучше ответь прямо. Ты ведь знаешь, я могу узнать это у тебя и другими способами.

— Без угроз, Диана.

Хотя его взгляд не был столь спокоен, каким казался голос.

— Что тебе здесь нужно?

— Я же сказал, хотел убедиться что ты, это ты.

— Как мило. Где он?

— Твой муж…

— Рики…

Диана сделала ударение на его имени, и он тут же осекся — он уже забыл, как опасны игры с огнем. Но вспоминать пришлось быстро.

— Я не знаю точно. Где-то в Италии. Он никогда мне ничего не говорил о местах своего пребывания. Ты это и так знаешь.

— Это не меняет дела, теперь ты знаешь, кто я.

— Ты и так знаешь, что я не вмешиваюсь в ваши дела. Как по мне, так хоть поубивайте друг друга, мне все равно. Он никогда не был мне настоящим отцом, так что его смерть не очень меня огорчит.

«Зато твоя не огорчит меня» — мелькнуло в воспаленном ненавистью мозгу Дианы.

— Ладно.

— Так просто? Ладно и все?

— Нет, ты отправляешься в Америку, за новыми приключениями. Если в дороге тебя застанет шторм, я не очень огорчусь. Но здесь ты не останешься.

— И ты оплатишь дорогу?

— Я так щедра, что даже оплачу твое проживание там.

Она криво улыбнулась.

Отчего-то от этой улыбки ему стало не по себе.

— Прекрасно. Мой отец отказывался давать мне деньги на эту поездку, а здесь… Ты, главное, скажи, когда отплывает корабль.

— Ты и Ричард уезжаете сегодня. Он проводит тебя до корабля, а там уж о тебе позаботится капитан и его команда. Ты доедешь со всеми удобствами.

— Где Ричард? После нашей последней встречи он как сквозь землю провалился.

— Он за твоей спиной.

Рикардо медленно обернулся, улыбаясь во весь рот. Неизвестно, чему он радовался, но другой бы решил, что он встретил старого друга.

— Здравствуй, Рики. Соскучился?

— Не то слово. Прощай, Диана, или все же…

— Что все это означает, Диана?

Тони стоял в дверях ее кабинета и медленно переводил взгляд с жены то на Рикардо, то на второго мужчину, которого не знал.

— Джентльмены уходят.

— Я хочу с тобой поговорить.

Диана взглянула на Ричарда и он сразу же покинул кабинет с послушно идущим за ним Рикардо.

— Ты переходишь все границы, Диана.

— Неужели?

— Я не потерплю такого поведения.

Она еще не настолько успокоилась, чтобы смотреть на него без презрения. Он состоит в родстве с этим подонком…

— Что ж, я облегчу тебе задачу. Я сегодня же уезжаю.

Он посмотрел на нее как на сумасшедшую.

— Что?

— Думаю, со слухом у тебя все в порядке. Ты сможешь поступать так, как тебе заблагорассудится. Мне все равно.

— Ты никуда не поедешь.

— Да неужели?.. Тони, меня ты остановить не сможешь. То, как мы живем, нельзя назвать браком. И ты это понимаешь. Я совершила ошибку, выйдя за тебя замуж, но ничего уже с этим не поделаешь, а развод не нужен никому из нас. Признаю, я использовала тебя.

— Что?

Он не верил в то, что слышал. Не мог и не хотел верить.

— Мне был выгоден этот брак. Он предоставлял мне свободу. В принципе не имело значения, за кого я выйду замуж. Главное, это выйти. Что значит какая-то будущая графиня для королей, премьер-министров и остальных, вышестоящих. Ровным счетом ничего. А теперь я герцогиня и, благодаря счастливым стеченьям обстоятельств, Джейсон с Кевином тоже мертвы. Так что мне можно только позавидовать. Теперь мне все дороги открыты. Прощай.

Все ее слова были для него хуже ударов. Он силой пытался подавить ту боль, что начала расти в сердце.

— Ты никуда не поедешь.

Диана как бы не слышала его слов, она вообще перестала его замечать, как ему показалось.

— Если тебе понадобится моя помощь, ты сможешь меня найти, обратившись к Ричарду. Как с ним связаться, написано в этом листе.

Она протянула ему сложенный пополам листок и направилась к двери, но он удержал ее за руку.

— Ты никуда не поедешь, — повторил он.

Но уже через три часа ее карета покинула зеленый двор Олдхауса.

Глава 7

Ла-Манш, как всегда, не представлял собой никакого особого зрелища. Серая вода, по которой то и дело проплывает мусор, рыбацкие лодки (непонятно только, что они ловили?), проплывающие мимо паромы и другие транспортные лодки; и конечно же, несколько больший кораблей, которые проплывают мимо рыбацких, иногда не замечая их, и тогда уж ищи рыбака на суше, живого или мертвого. И никого на этих кораблях не интересует судьба такого мелкого человечка, никому не интересно, что будет с семьей, которую он, возможно, содержал. Такими никто не интересуется, даже власти такую смерть игнорируют: кто ему виноват, что не умеет плавать?

Как глупы такие люди! Их пассивность и приводит к тому, что Англия считается чуть ли не самой разбойной страной после Италии. Даже горные шотландские кланы кажутся воспитанными по сравнению с разбойниками, которых можно встретить на дорогах Англии.

Пересекая Ла-Манш, Диана размышляла над всем этим и качала головой. Жаль, что она не застала те времена, когда на трона сидела Елизавета. Хотела бы она побывать при дворе славной Бесс, но она в прошлом.

Корабль остановился у причала.

Нужно покинуть корабль, пересесть в давно ожидающую карету и ехать дальше, к покою и уравновешенности, туда, где только она устанавливает порядки, где все идет своим чередом.

А ведь теперь она даже не сможет принять участие в традиционных фиестах. Она не может рисковать ребенком. Возможно, это будет ее первый и последний ребенок. Она весьма сомневалась, что сможет предать Энтони, хотя он и заслуживал этого. Вот уже три недели, как она знает о своей беременности, и вот уже неделя, как она уехала от него. Долго же он страдал, на второй же день отправился в Италию, черт бы его побрал! Но может это и к лучшему… Она прекрасно проживет одна со своей дочерью и будущим ребенком. Стефани должна уже быть в Испании с Ричардом.

Как он не хотел с нею ехать! Вспомнив это, Диана улыбнулась. Убей, но не пытай меня, это же не ребенок, а сущее наказание, кричал тогда Ричард, но он и сам в это не верил, потому что слишком любил эту в будущем настоящую красавицу.

Диана вспомнила Терезу. Сколько раз она ни запрещала себе вспоминать о ней, но все равно забыть не могла. А воспоминания о ней ведут за собой другие, еще более болезненные…

Тереза — милая, нежная, юная. Она только встретила ее, нашла после долгих поисков, и тут же потеряла. Ее старшая сестра, дочь ее родного отца и испанской девушки, была на редкость красива. Даже себя Диана считала серой мышкой в сравнении с ней. Но Тереза утверждала обратное. Так они, бывало, сидели и спорили о том, кто из них красивее, обе хвалили друг друга, но в конце концов сходились на том, что они обе красавицы. И это каждый раз подтверждал он, муж Терезы, лучший друг Дианы — Алекс.

Она отмахнула воспоминания, снова прогнала их прочь. Слишком свежа была рана. Всего два года, как он погиб, два года, как Стефани стала ее дочерью — он так хотел. Хотел, чтобы она заботилась о ней как о родной после его смерти, ведь Тереза тоже умерла. А точнее, их убили.

Диана взглянула в окно — уже почти стемнело, а она совсем не хотела спать. Слишком много воспоминаний промелькнуло в голове. Тьма за окном напомнила ей ее сущность. О душе она уже и не думала. Какая у нее может быть душа?

Дети — вот ее цель. Теперь у нее есть стимул жить, если не для себя, то хотя бы для них. Состояние есть для каждого из них, да к тому же такое, что ему позавидовал бы сам король…

Вот и первый постоялый двор. Еще одна ночь сна в ожидании нападения. Диана поймала себя на мысли, что нормально она спала только с Энтони.

Рассвет не принес ничего нового. Только ожидание окончания и этого дня. Дорога, ведущая к Мадриду, обещала быть длинной и скучной. А там, в Мадриде, жизнь идет по своему давно установленному ритму, там она своя, ее все знают, уважают. В своей вилле в шести милях от города, она управляет всем…

* * *

Будучи на четвертом месяце беременности, Диана не особо хотела возвращаться в Лондон. Но другого выхода у нее не было, она обещала присутствовать при родах Мариши. Что ж, дала слово — держи, этому ее всегда учили Кетрин и Федерико, и конечно же Алекс…

Она взяла с собой Стефани, Мари и Ричарда — так по крайней мере дорога не будет скучной. Кто-кто, а Стеф могла внести остроту в эту поездку, к тому же она хотела быть рядом с мамой. После почти трех месяцев вместе ребенок не хотел оставаться снова на попечении у няни или Мари. Потому и не чувствовала Диана себя такой пассивной. Ей было ради кого быть веселой…

* * *

— Господи, где же она?

Мариша покрылась холодным потом — новые судороги схватили ее. Сил у нее оставалось все меньше — ребенок решил появиться на свет немного раньше времени.

— Мариша, береги силы. Не разговаривай.

— Она обещала, что будет рядом, говорила, что со мной и ребенком все будет хорошо…

Говорила она, судорожно хватая воздух, Стивен опасался, как бы она не впала в беспамятство. Он и сам не находил покоя. Доктор, хотя и выглядел спокойным, глазами выражал свою озабоченность. Он ничем не мог помочь молодой графине, и это его совсем не радовало — его репутация могла основательно пострадать…

— Выйдите все отсюда! — этот голос прозвучал как удар грома в обители боли.

Диана стояла в дверях спальни и смотрела на мучающуюся Маришу. Позади нее стоял Ричард, которого Стивен не знал, и держал в руках саквояж.

— Миледи, я не знаю кто вы… — начал доктор.

— Зато граф Ленгстон несомненно знает, кто я. Выйдите все отсюда.

— Диана, роды сложные, ты мешаешь доктору.

Она бросила на него злобный взгляд. Как он напоминал ей своего брата. И почему-то это сходство причинило ей боль.

— Этот доктор настоящий шарлатан. Выйдите все отсюда, я сама займусь ею.

— Диана…

— Не спорь с ней, прошу… — послышался слабый голос с постели.

Стивен бросил озабоченный и отчаянный взгляд на жену.

— Помоги ей, умоляю… — сказал Стивен, покидая комнату.

Диана заперла дверь на ключ и подперла ее стулом — в случае чего это удержит их хоть не надолго.

— Риша, посмотри на меня, — Диана говорила тихо, но роженица ее услышала.

— Я знала, что ты придешь.

— Сейчас я осмотрю тебя. Может статься так, что мне придется вынимать ребенка самой, тогда я дам тебе настойку опиума, чтобы ты не чувствовала боли, но ты ее почувствуешь, когда очнешься. Швы будут болеть, но это не страшно, главное и ты, и ребенок будете живы.

— Хорошо.

— Но если все нормально, ты должна будешь помочь мне толкать.

— Я не смогу.

— Сможешь — Диана скорее приказала, чем опровергла ее опасения.

Она начала тщательный осмотр, пока наконец не нашла причину всей сложности. Теперь она знала — все будет в порядке. Она уже сталкивалась когда-то с подобным в Шотландии, куда ее занесло с отнюдь не радостных причин. Но она отбросила воспоминания, принявшись к своей задаче…

…Стивен посмотрел на часы — прошло уже три часа, а из спальни никаких новостей. Он только сейчас осознал, что Диана вошла в комнату с незнакомым ему мужчиной. Может, это был ее собственный доктор?.. Ему было все равно. Он никогда еще так не переживал. Они могли умереть — его жена и ребенок. Что же он будет делать, если с ними что-то случится? Для начала убьет Диану, ведь доктор еще мог помочь, а теперь…

Он услышал подозрительный звук. Его голова взметнулась в направлении спальни. По лестнице спускался тот незнакомый ему мужчина.

— У вас сын, милорд.

Стив смотрел на него и чувствовал, как к глазам подступают слезы.

— А моя жена? Как она?

— Спросите у нее самой.

Живы… Его сын и жена живы.

— Спасибо, доктор.

— Я не доктор — услышал у себя за спиной Стивен, но ему уже было все равно. Он не слышал слов молодого человека…

Мариша держала ребенка у груди. Тот мирно ел, не обращая внимания на окружающих. Стивен видел, что его жена немного бледна, но это не страшно — главное она жива.

— Стивен… Я хочу назвать его Ричардом.

Диана улыбнулась.

— Почему, любовь моя?

— В честь того молодого человека, который помогал Диане. Когда у нас будет дочь, я назову ее в твою честь — она с благодарностью взглянула на подругу.

— Видишь, я же говорила, что все будет хорошо. Ты уже подумываешь о следующем ребенке.

Риша лучезарно улыбнулась, несмотря на свою слабость.

— Я оставляю вас.

— Но ты должна остаться.

— Не могу, я приехала только ради того, чтобы тебе помочь, теперь я выполнила свой долг. Когда надумаешь рожать в следующий раз, я или Ричард обязательно будем рядом.

— Но…

— Риша, прошу, мне и так было тяжело возвращаться.

Она, конечно, лгала, желая быстрее покончить с этой темой. Ведь оба знали о теперешнем их семейном положении. Только она так и не поняла: кому же она солгала — им или себе.

— Прости, я эгоистка, да?

— Нет, просто ты молодая счастливая мать.

Следующий вопрос задал Стивен.

— Как мы можем отблагодарить тебя?

— Будьте счастливы.

И она ушла так же незаметно, как и появилась…

— Диана?

— Да?

Ричард явно не знал, стоит ли ему говорить. Они сели в карету, и дождались, пока она тронется с места.

— Это касается твоего мужа.

Диана помолчала.

— Что с ним?

— Думаю, тебе придется ехать в Италию.

— Зачем?

— Он был арестован тайной полицией. Но как ты сама понимаешь, убивать его они пока не собираются. Ожидают, когда ты придешь за ним. Ведь ты поедешь?

Диана отвернулась к окну. Конечно же она поедет. Нужно раз и навсегда разобраться с этим. Тайная полиция в Италии давно пыталась найти ее, но теперь они, похоже, каким-то образом выяснили ее имя. И решили действовать через ее мужа.

— Расскажи мне все по порядку.

— Как ты должно быть знаешь, он сейчас в Италии, а точнее в Неаполе.

Он выжидательно посмотрел на нее, ожидая подтверждения своим словам. Но Диана молчала.

— А в Неаполе, когда тебя нет, всем заправляет конечно же Рико. Насколько я понял, Гауста нанял его, чтобы тот привел ему Тони. А кому как не тебе знать, что едва Рико увидит деньги, так сразу забывает об осторожности.

— И в данном случае он забыл установить личность Тони.

Она не спрашивала, а констатировала факт.

— Именно. И ты конечно же помнишь их методы выяснения информации.

Она негромко вздохнула, смирившись с еще одним изменением маршрута своего путешествия. Представив к тому же как огорчиться Стефани, когда узнает, что в Испанию она вернется только с Мари.

— Кто-то очень пожалеет о своих действиях. — она снова взглянула в окно. — Ненавижу Неаполь.

Диана криво усмехнулась и ее глаза озарились серым пламенем. Медленно подогреваемая ярость начинала разгораться в ее глубинах.

Глава 8

Неаполь — город, где каждый твой шаг может стать последним. Каждое слово становиться достоянием общественности, а в Неаполе это все равно, что сразу застрелиться. Потому серые массы ходят по улицам в ожидание этих слов, словно вороны в ожидании падали. Ведь, повтори они эти слова нужным людям, которые стоят выше этих масс, их кошельки прибавят в весе, а это здесь, в Неаполе, главное.

Узкие улочки выводят проворных карманников на центральные, более широкие, а те в свою очередь, ведут к улицам именно тех самых надмассовых людей. Их дома отличаются изысканным убранством, а стража, стоящая возле них, отпугивает даже местных стражей порядка. И никто не понимает, зачем они, эти стражи порядка, ведь практически каждый из них давно куплен этими сверхлюдьми .

Именно к одному из таких домов и подъехала черная карета с изысканым гербом на дверце. Эти так называемые привратники спустились, чтобы отворить дверцу, ведь не часто эта карета останавливается у этого дома. Вообще-то владелец дома старается как можно реже появляться здесь, в этом доме, и в этом городе. Слишком уж подавляющая здесь обстановка. «Этот город отныне мой, а ты здесь правишь только тогда, когда меня нет» — так сказал владелец кареты своему более неудачливому сопернику. Но, как видно, этот соперник решил расширить свои права и установить свои порядки.

Диана взглянула на свой дом — само совершенство, но на самом деле это только пустой дом, в котором кроме прислуги (пять человек) никто и не живет. И то, что она здесь, ничего не меняет. Но сама причина ее появления здесь отнюдь ее не радовала и за это она отыграется на Рико. Не говоря уже о Гаусте.

Рикардо Де ла Круз отличался своей изобретательностью. Он вышел из самих низов, и благодаря этому только закалился. Вечная борьба за выживание среди этой серой толпы делает победивших ее мальчиков настоящими мужчинами, хотя и немного жестокими и циничными. Но управлять такими мужчинами, подчинять их своей воле всегда доставляло Диане своего рода удовольствие. Знание того, что ты выше их, еще раз напоминало ей, что она победила. Но это никогда не значило, что это доставляет ей радость.

И сейчас Рико переступил черту, которой она его ограничила.

— Пусть лошади немного остынут, я спущусь через полчаса.

Она поднялась в дом. «Пусть я и вышла замуж, но я точно не пойду к Рико в платье» — подумала Диана презрительно.

* * *

— Seсor…

— Que?.. — Рико раздраженно посмотрел на своего помощника, который вошел так не вовремя и теперь приходится все начинать с начала.

— Seсor…

— Он хочет сказать, что у тебя посетитель. Buon giorno, Riko.

— Diana?.. Buon giorno, Diana! Godo di verderla! — на его лице изумление сменилось фальшивой улыбкой, а в глазах застыл еле заметный страх.

— Кто это? — Диана кивнула на перепуганную девушку, сидящую подле Рико.

— Моя новая пассия.

— Я не думаю, что ей это нравится.

— А кто ее спрашивает? Я купил ее сегодня утром. Вот только сейчас появилось время заняться ею.

— Откуда она?

— Не знаю, меня это не волнует.

— Она все еще девственница?

— Это не твое дело, Диана.

Он осекся, увидев ее глаза.

— Здесь все мое дело, Рикардо.

Рикардо… Она называла его так очень редко и он знал, сейчас это не предвещало ничего хорошего. Он решил не спорить.

— Да, ее только привели.

Диана подошла вплотную к девушке. Та смотрела на нее отрешенным взглядом запуганного животного и пятилась, наверняка побаиваясь очередных побоев. Ее лицо напоминало азиатское, либо индейское — Диана не могла определить из-за опухшей щеки, грязных потеков и слез.

— Кто ты? — спросила она по-индийски.

Девушка промолчала, но подняла на нее недоуменный и молящий взгляд из-под полуопущенных век. Диана повторила свой вопрос на китайском и японском, потом начала поочередно перечислять все знакомые ей индейские племена.

— Чироки…

Голова девушки неистово затряслась, утверждая ее принадлежность племени.

— Хорошо — сказала Диана, на ходу вспоминая их наречие. — Я доставлю тебя домой.

Глаза девушки засветились надеждой.

— Что ты ей сказала?

— Что она отправляется домой.

— Я этого не позволю. Ты никогда раньше не вмешивалась в мои личные дела, Диана, а этот лакомый кусочек…

— Заткнись, Рикардо, или будешь молчать вечно.

С его лица сбежала вся краска. Это было видно, даже несмотря на его темную кожу.

— Ты прав, раньше я никогда не вмешивалась в твою личную жизнь, но и ты раньше этого не делал — она повернула голову к двери, — Ричард.

Он вошел так же тихо, как и сама Диана, но вызвал в душе Рико меньше страха.

— Ричард, отвезешь эту девушку… — Тут она повернулась к не сводящей с нее глаз девушке и заговорила на ее наречии. — Как тебя зовут?

— Вагономин.

— Почему?

— Моя мама умерла, родив меня.

Диана кивнула.

— Вагономин, этот мужчина, — она кивнула в сторону Ричарда, — доставит тебя домой. Сейчас ты пойдешь с ним. Не беспокойся.

— Хорошо.

— Теперь тебе ничего не грозит.

— Ты ман-го-тэйзи, в твоих глазах горит ишкуда. Я буду просить Великого Духа, чтобы так оставалось всегда. Мой отец вождь племени, тебе всегда будут в нем рады.

Она опустилась на колени, выражая свою благодарность.

— Встань.

Девушка поднялась, неловко натягивая на себя остатки платья.

Диана протянула руку Ричарду, и тот немедленно передал свой плащ, который она накинула на хрупкие плечи девушки.

— Ричард, позаботься о том, чтобы девушка была доставлена в свое племя.

— Конечно. Пойдем. — обратился он к девушке на ее языке.

Рико смотрел вслед удаляющейся диковинке и проклинал в этот момент и свою трусость перед Дианой, и ее саму.

— Так что же все это означает, Диана?

— Что за тон, Рикардо? — в свою очередь спросила Диана, садясь напротив него в кресло и медленно стягивая перчатки.

— Прости, вырвалось.

— Я так и думала — сказала она, бросая перед ним одну перчатку и хладнокровно снимая другую.

— Что нового в Неаполе? — спросила она как бы невзначай, но при этом не отрывая взгляда от своих пальцев, медленно снимающих перчатку.

— Практически ничего — сказал он, слегка заикаясь.

— Моя прибыль уменьшилась в последнее время. Немного, но все же…

Вторая перчатка очутилась возле первой.

— Я все объясню…

— Не нужно. Я слышала, ты завел новых друзей, Рикардо. Они совсем мне не нравятся, даже не знаю как их назвать, чтобы по приличнее…

Он никак не мог понять, к чему она клонит, а она тем временем начала поигрывать охотничьим ножом, невзначай оказавшимся у нее в руках. Она до сих пор не смотрела не него.

— Что ты можешь сказать мне об Энтони Олбрайте, Рикардо?

— Он… Я доставил его одному человеку. Ты же знаешь, что я и раньше этим занимался, не знаю, почему тебя это так заинтересовало. Разве что он был нужен тебе? Господи, прости, я не знал, но…

— Он мой муж Рикардо.

У него засосало под ложечкой, когда до него дошла вся суть сказанного.

— Мадонна, я не знал, но…

Лезвие мелькнуло в воздухе и вонзилось в стол меж расставленных в стороны пальцев. Рико судорожно сглотнул, хотя и пытался все это время держать себя в руках. С Дианой никогда не знаешь, чего ждать, тем более, что ее лицо не выражает никаких эмоций.

— Какие могут быть НО, Рикардо?

Все. Это конец. Больше ему не на что рассчитывать, думал про себя Рико. Отдать ее мужа в руки… Это последнее, что он хотел бы сделать.

— Я не знал… Но я знаю, где его держат.

Успел он поспешно добавить.

Диана молчала.

Он ожидал, надеясь на то, во что уже не должен был бы верить — в ее доброту.

— Но знаешь, что хуже всего? — она не дела ему возможности ответить, она вообще его игнорировала. — Хуже всего то, что именно из-за тебя и твоей оплошности мне пришлось прервать свой отдых в Испании. — она помолчала. — Помнишь, как-то я сказала тебе: не кусай руку, которая тебя кормит?

— Д-да. — Хотя он понятия не имел, когда она ему такое говорила.

Диана покачала головой.

— Ты укусил уже дважды.

Она молчала, вытаскивая лезвие из стола и снова играя ножом.

— Ты вернешь все, что одолжил у меня.

— Конечно.

Он отвечал поспешно, дабы не злить ее больше.

— Но, дорогой мой, у тебя есть ровно неделя, чтобы вернуть все, конечно же прибавив к той сумме еще пятьдесят процентов «одолженного». Думаю мне не стоит говорить, что будет, если ты этого не сделаешь?

— Нет. — Его голос звучал отрешенно.

— Bueno.

Диана подошла к двери.

— Не кусай руку, которая тебя кормит.

— A rivederci, Diana.

Она устало улыбнулась и покачала головой.

— Addio, Riko.

Прощай… Это слово еще долго стояло у него в ушах, потому что теперь он мог применить его и в своем словарном запасе. Прощай мир живых…

Глава 9

Четыре с половиной месяца он скитается из города в город, из страны в страну. Четыре с половиной месяца он пытался забыть, заменить, но так и не смог. Он хотел быть со своей женой. Хотел видеть ее ежесекундно. Даже те роковые две недели, когда из-за недомолвок и недопонимания начал рушиться их брак, он чувствовал себя лучше — тогда он хотя бы видел ее.

А сейчас он балансировал на грани жизни и смерти. Господи, уж лучше бы ему умереть. То, что с ним вытворяют во время пыток, невозможно вынести и он не мог понять, как до сих пор остался жив.

…Прибыв в Италию, он думал начать свой бизнес в этой довольно богатой и стабильной державе. Думал, надеялся, забыться в работе. Но едва он начал, как однажды ночью к нему заявились посетители. Тогда их было только двое, потому он смог с ними справиться. Решив, что это обычные грабители, он оставил этот инцидент без внимания, предоставив свободу действий полиции.

Но спустя несколько дней, на улице, к нему подъехал экипаж, и на этот раз на него были направлены три пистолета. Едва он сел в карету, как получил чувствительный удар по голове, потеряв сознание.

Очнувшись, он увидел вокруг себя незнакомых людей, которые говорили ему такое, во что и поверь было невозможно…

— С пробуждением, мистер Олбрайт.

Ломаный, но тем не менее понятный английский донесся до его слуха. Перед глазами все еще стоял туман, а голова пульсировала тупой болью.

На его лицо обрушился ушат воды, что, пусть и не очень приятно, помогло проясниться его взору. Похоже, он был в каком-то подвале. Сырые серые стены, жутковатого вида цепи и паутина по углам и стенам, не делали окружающую обстановку более приятной. Тони был привязан руками и ногами к стулу. В стороне от него стояли двое, ничем особо не примечательные, у, как выяснилось, единственной двери громила побольше, и напротив, пусть и не высокий, но хорошо сложенный мужчина где-то сорока лет.

— Как вы себя чувствуете?

По разумным измышлениям Тони справедливо принял говорившего здесь главным.

— Если бы вы меня развязали, было бы намного лучше.

Немного скрипучий смех нарушил тишину комнаты. Мужчина сел на второй стул.

— Развязать? Возможно, но только после нашей беседы.

— Ну, раз мы собрались беседовать, вы не могли бы представиться?

— Капитан здешней тайной полиции Лученцо Сальвадор де Гауста, к вашим, хотя нет, своим услугам.

Это имя, конечно же, ничего не могло сказать Тони, хотя то, что этот мужчина был из тайной полиции, отнюдь не придавало оптимизма.

— Так чем могу быть полезным, сеньор Гауста?

Итальянский Тони оказался много лучше английского капитана полиции, чему тот был немало удивлен.

— Мы бы хотели знать, где сейчас находиться Ночной Лебедь?

Ночной… Это имя Энтони слышал однажды в палате на одном из заседаний. Поговаривали, что это ни бы то тайный агент Веллингтона, агент, с которым никто из тогда присутствующих не хотел бы встречаться, а еще хуже становиться его врагом. По тому что он слышал, оказалось, что этот Лебедь (почему именно такое имя было у этого человека-загадки, никто точно не знал) раздобыл для правительства за время своей службы такую информацию, что и помыслить о ней никто не мог. Говорили, что он ходит все время в черной маске и таком же черном костюме. Некоторые завистники утверждали, что он носит маску из-за ужасных увечий, полученных им на одном из заданий.

Но какое отношение к нему имел он, Тони. Неужели здешние представители закона считали его этим Лебедем?

— Простите, но я не совсем понимаю, почему я должен знать о его месте пребывания?

Гауста молча уставился на своего пленника.

— Что вы знаете о своей жене, сеньор Олбрайт?

— Простите, что?

— Ваша жена, Диана Кетрин Аврора Эндрюс Олбрайт, графиня Морбридж и Лери, герцогиня Дено и Кеннингем.

— Я знаю, как зовут мою жену.

— Да, но знаете ли вы кто она, вот в чем вся суть вопроса.

— Все равно не понимаю.

— Ваша жена и есть Ночной Лебедь.

Энтони изумленно уставился на своего тюремщика — он должно быть рехнулся: Диана и Ночной Лебедь?

— Вы смеетесь?

— А вы хотите сказать, что это не так?

Если это шутка, то явно не совсем удачная.

— Вы хоть понимаете, что говорите? Если я вас правильно понял, то вы говорите о том таинственном агенте правительства, о котором при дворе ходит столько слухов. Но не думаете же вы, что этот агент — женщина, да к тому же моя жена?

— Мы в этом убеждены. У нас надежные источники.

— Это нелепо.

— А вот это мы и проверим.

Гауста встал со своего стула и подошел к своему подручному. Что-то прошептав ему на ухо, он вернулся в свое прежнее положение.

— Давайте поступим так: сперва мы расскажем вам все, что нам известно, а после вы внесете все коррективы, которые посчитаете нужными. Возможно, вы даже захотите что-то добавить.

Это нелепо. Этого не может происходить на самом деле.

Но как бы ни нелепо выглядела ситуация, она являлась реальной.

— Хорошо.

Уж лучше подыграть этим ненормальным, может тогда его отпустят или у него появиться шанс сбежать.

— Что ж, тогда начнем.

По не известным нам причинам, ваша жена в возрасте тринадцати с небольшим лет покинула отчий дом. Нам доподлинно известно, что мачеха передала в распоряжение мисс Эндрюс все свои деньги, которыми по специальному завещанию не мог распоряжаться сеньор Эндрюс.

Вскоре после этого мисс Эндрюс приехала в Лондон и встретилась там с некоим человеком, имя которого нам, к сожалению, не известно.

После этой встречи она отправилась в Испанию, затем были Италия и Япония. Чем именно занималась в этих странах ваша жена, нам тоже не известно. Мы знаем только, что уже после этих поездок она вернула деньги своей мачехе и поехала в Америку. Пробыв там около восьми месяцев, она возвращается с еще большим состоянием и влиянием. В тот же момент в Англии впервые звучит имя Ночной Лебедь. Нам доподлинно известен и тот факт, что еще через шесть месяцев после этого, она снова возвращается в Испанию и начинает там жить с некоей семьей О'Конноров. Через некоторое время один человек, управляющий почти всей той округой, напал на тот городишко и убил почти всех жителей. Тогда же была убита Тереза О'Коннор . Ваша жена занялась активными поисками убийцы и таки нашла его, но в результате кровавой бойни, которую устроил Ночной Лебедь со своим элитным отрядом «черных коршунов», погиб и Алекс О'Коннор . После этого ваша жена длительное время не появлялась на арене и не было никаких сведений о Лебеде.

Но вот она появляется в Париже, а через несколько недель в Марселе были похищены очень ценные документы, достать которые хотели и мы. Ваш драгоценный Веллингтон теперь сидит в кресле премьер-министра Англии, а вы по не известной причине получаете титул герцога, так как стали мужем мисс Эндрюс.

… Так вот, мы бы хотели знать, что по этому поводу можете сказать вы?

Все, что он слышал, это чистой воды бред. Нет, все это какая-то извращенная шутка.

— Это всего лишь предположения.

Гауста хрипло рассмеялся. Было в этом смехе что-то дьявольское. И Тони чувствовал, что ничего хорошего это не сулит.

— Значит вы отказываетесь нам содействовать?

Вопрос прозвучал довольно тихо и зловеще. Но Тони было все равно — он так или иначе не мог ничего сказать, кроме того, что все это чушь.

— Все это чушь собачья.

— Так джентльмены не выражаются.

Гауста встал и направился к двери.

— Ничего, все равно вы расскажете все что знаете.

Один из стоявших рядом мужчин подошел в плотную, и тут же Тони ощутил зверскую боль — ему сломали мизинец…

… Тони с трудом поднял веки — от бесконечных ударов он даже глаза открывал с трудом. Комната, как обычно, шаталась во все стороны, будто он находился на корабле. Как оказалось, он снова был привязан к уже ставшему ему ненавистному креслу и в углу комнаты стоял Гауста. Эта змея как ни в чем не бывало улыбалась со своего места — пытки доставляли ему нездоровое удовольствие.

Увидев, что жертва открыла глаза, он направился прямиком к нему.

— Ну что, сеньор Олбрайт, продолжим?

Тони закрыл глаза, стараясь собрать остатки сил. По крайней мере сейчас в этот склеп входил воздух — Гауста оставил открытыми двери, должно быть хотел побольше помучить его, Тони, показывая как близко выход.

— Вы до сих пор отказываетесь говорить?

— Я уже говорил… что ничего не знаю.

Голос прерывался — пить ему тоже не давали. Гауста в ярости ударил его по лицу — как делал это уже не раз.

— Да что с вами сделала эта тварь, что вы готовы умереть за нее.

Он снова занес руку для удара.

— Только попробуй сделать это еще раз, и ты пожалеешь, что родился на свет.

Гауста так круто развернулся, что чуть не упал. Она здесь, всего лишь в нескольких метрах от него — это его шанс.

Тони изумленно смотрел на фигуру в черном, которая появилась, казалось, из неоткуда. Неужели это и был тот самый Лебедь?

А тем временем человек в черном поднял руку и стащил с головы маску. Уж лучше бы Тони увидел изуродованное лицо. Но он видел на удивление спокойное лицо… своей жены. Он бы и не подумал, что за этой каменной маской скрывается еле сдерживаемая ярость.

Диана лишь мельком посмотрела на своего мужа — это ничтожество Гауста еще не знает, что такое настоящие пытки.

— Кто тебе сказал о том, кто я?

— Сеньора хочет сразу перейти к делу?

— Нет, сеньора хочет тебя убить, но перед этим узнать кое-что.

На мгновение по лицу Гаусты можно было сказать, что он боится, но это было только мгновение.

Диана бросила короткий взгляд назад и в комнате появилось еще несколько фигур в черном.

— Как же, неподражаемый Ночной Лебедь не мог явиться без своих «коршунов».

— Вижу, ты хорошо осведомлен. Может расскажешь, что тебе еще известно?

Гауста вместо ответа метнулся назад, попутно выкрикивая имена своих помощников. Диана на это лишь покачала головой.

— Зря кричишь. Неужто ты думал, что я оставлю неприкрытым тыл? — она покачала головой — Нет. Я не столь глупа.

С этими словами она коротко кивнула своим людям и те немедленно исполнили немой приказ — схватили Гаусту и его людей, специалистов в области пыток.

Диана подошла к Тони и присела.

— Как ты?

Вопрос был риторическим — его вид говорил сам за себя. И оба это знали. Да и спросила она его, как он понял только из вежливости. Достав охотничий нож искуснейшей работы она перерезала веревки на руках и ногах.

Обхватив его под руки она помогла Тони встать на ноги. Проходя возле стоявшей возле выхода фигуры, Диана довольно тихо сказала:

— Кира, узнай все, что он знает и постарайся, чтобы он побольше страдал. Остальных — убить.

Сделав шаг, она снова остановилась.

— Да, и спали здесь все.

Короткий кивок головы и Диана повела Тони из этого подземелья. А Тони изумленно уставился на свою жены, пытаясь осознать то, что она только что сказала.

Посадив его в карету, она протянула ему флягу с водой. Не пивший уже несколько дней, Тони тут же накинулся на воду. Но это была его ошибка, ибо уже через несколько минут он уснул — Диана напоила его снотворным.

* * *

Энтони открыл глаза — за окном собирались тучи. Где он сейчас находился он сообразить не мог. Но вот события прошедший двух недель нахлынули на него и он сам того не желая застонал. Неужели это новая пытка?

Хотя нет. Диана. Она забрала его, она — Ночной Лебедь, она приказала убить всех тех людей (хотя о последнем он нисколько не сожалел). Нет — это всего лишь дурной сон, кошмар.

Он попытался встать и тут же его тело пронзила острая боль, такая, что у него даже перехватило дыхание.

Господи, его жена — убийца, тайный агент короны, а он об этом даже не подозревал. Но даже сейчас, сознавая то, кто же она на самом деле, он понимал, что это нисколько не уменьшало его чувств к ней.

Да, он любил ее, и ничего не мог с этим поделать.

Из раздумий его вывел тихий скрип двери. Неужели это она?

Но вопреки его ожиданиям к кровати подошел мужчина.

Лицо, представшее его взору, было смутно знакомо. Приглядевшись получше, он узнал в нем мужчину, бывшего в день отъезда жены в ее кабинете.

Тот посмотрел на Тони и покачал головой.

— Да, здорово же вам досталось. В жизни не помогал ей вправлять столько переломов, но зато могу с уверенностью сказать, что все срастется как надо.

Сказав это, незнакомец прошел к креслу и сел. Отчего-то он оглянулся на дверь, будто ожидал, что она откроется. Потом покачал головой.

— Я становлюсь старым. — отчего-то сказал он.

Тони настороженно и удивленно наблюдал за ним. Интересно, когда же этот кто-то представиться.

— Как вы себя чувствуете?

— А как вы думаете?

Мужчина усмехнулся.

— Хотите приятную новость? Вы стали дядей.

Энтони изумленно смотрел на него — Марише было еще немного рановато рожать. Хотя может он пробыл в плену и без сознания больше, чем ему показалось?

— Ваш брат и невестка пребывают в самом прекрасном настроении. Мальчика назвали Ричардом. Ричард Олбрайт, граф Ленгстон, хорошо звучит.

Незнакомец говорил довольно доброжелательно, видимо не хотел напоминать Тони о его плачевном состоянии, пытаясь отвлечь.

— Может, Вы наконец представитесь?

— В этом Вы с ней очень похожи. Не любите ходить вокруг да около, говорите коротко и резко, а если и пускаетесь в пространные размышления, то это не сулит ничего хорошего, в большинстве случаев.

Он покачал головой.

— И с кем это я похож, будьте любезны уточнить.

Он начинал злиться и… И, как это ни странно, но вся эта ситуация начала его забавлять, пока незнакомец не ответил.

— С Дианой, конечно же.

Такая фамильярность явно была ему не по душе, хотя Тони и понимал, что сейчас он слабее котенка, а тот тем не менее продолжал.

— Вы очень похожи и не похожи одновременно.

— Кто Вы?

На этот раз вопрос прозвучал достаточно резко, чтобы незнакомец наконец решил ответить на него.

— Ричард Меллоун, к вашим услугам — он сделал немного насмешливый поклон. — Друг и поверенный Дианы.

— И вы пришли сюда развлекать меня?

— Нет.

Неопределенность, с которой он ответил, заставила Тони глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. В конце концов, этот человек может что-нибудь сообщить ему о Диане. Хоть что-нибудь…

— Я пришел рассказать, на ком ты женился — он намеренно перешел на неофициальное обращение. — Не хотел, чтобы ты судил о ней из слов этой гадюки, хотя, если хочешь знать, узнай она, что я задумал, мне бы не поздоровилось.

Он сделал паузу и снова посмотрел на дверь и на Тони. Потом вдруг сказал.

— Ты теряешь ее. — констатировал он сам факт.

— Знаю. — ответил Тони, и сам не заметил, как сказал это вслух.

Ричард смотрел на него, еще раз думая, правильно ли он поступает. Знай Диана о том, что он замыслил, она бы пришла в ярость. Причем не поддельную. Он нагло вмешивался в ее личную жизнь и собирался открыть самые большие тайны, которые когда-то открыла ему Диана и свидетелями которых был он сам. Своего рода это предательство, шептал какой-то голосок внутри него, но он не остановился.

— Я расскажу тебе о той Диане, которую мало кто знает, которая является ее прошлым и настоящим. Пока я буду говорить, прошу, не перебивай меня. Она и так, мягко говоря, разозлится, если узнает, но это не идет ни в какое сравнение с тем, что будет, когда она узнает о том, что я тебе расскажу. А рассказ этот отнюдь не короткий. Ты готов его выслушать?

Конечно же, он готов. С того самого времени, как он встретил Диану, он только и хотел, что узнать ее. И он готов был слушать кого угодно, даже этого мужчину.

Но Тони не успел ответить так как мужчина встал и начал осматривать его. От его прикосновений тело Энтони буквально кричало от боли, но он молчал, скрипя зубами.

— Думаю, можно дать тебе немного обезболивающего.

Тони лишь коротко кивнул, учитывая его состояние, это можно было назвать подвигом.

Ричард поднес к его губам стакан и влил в рот немного какой-то жидкости.

— Это уменьшит боль, но и не усыпит тебя.

— Спасибо.

— Так ты готов слушать?

— Я слушаю тебя.

Ричард еще раз подумал над тем, стоит ли ему говорить, но потом отбросил сомнения.

— Это началось восемь лет назад, когда Диане было всего тринадцать лет. Хотя нет, это началось гораздо раньше, просто перевернулось все именно тогда… Когда ей было девять, младший брат, которого непомерно любил отец, начал завидовать тому малому вниманию, которое Джейсон Эндрюс уделяет своей дочери, и той любви, которую мать, его родная мать, делила между ним и сводной сестрой. Все началось с мелких пакостей, на которые никто, кроме Джейсона, не обращал внимания. Конечно же, все они приписывались Диане. Поначалу, она даже подыгрывала младшему брату, он ведь был меньше, а потому нуждался в том, чтобы ему уделяли внимание, говорила тогда Диана, даже несмотря на то, что ее всегда наказывали.

Вскоре Джейсон решил, что его сын уже достаточно взрослый, чтобы начать уроки фехтования, стрельбы… и так далее. К тому времени Диане исполнилось одиннадцать, и отец впервые забыл поздравить ее с днем рождение. Она решила, что это потому, что он был занят уроками с Кевином. Она попросила, чтобы и ее учили всему, чему учат Кевина, но Джейсон лишь рассмеялся и сказал, чтобы она шла к матери и училась лучше вышивать. Ее это несказанно обидело. Она старалась получить хоть ту малую толику отцовского внимания, что были у нее раньше, а потому придумала весьма оригинальный выход из положения. В небольшом городке, что находится прямо под их имением, жил один старый шотландец, в былом прекрасный воин и учитель. Джейсон хотел его нанять для обучения сына, но тот сослался на старость, и отказался.

Диана пошла к нему. Старик несказанно удивился, когда услышал ее просьбу, но, немного подумав, согласился. С того дня она трижды в неделю бывала у него, и постепенно изучала весьма занимательное искусство, как она выразилась. И, что ни говори, она была прекрасной ученицей. Уже к тринадцати она побеждала самого учителя. Овладев шпагой, ножами и еще Бог знает чем, она начала овладевать другими науками, которые с радостью ей открывал шотландец. Она начала изучать языки и наречия, все, что попадало под руку. Вникала в тонкости бизнеса, пока подслушивала у дверей кабинета Джейсона. И тут произошло одно событие.

Джейсон, который уже три года забывал о дне рождения дочери, решил устроить роскошный праздник в честь дня рождения сына…

Гордость Дианы была сильно задета. Она знала, что Джейсон решил подарить ее брату пони, и решила отыграться. После того, как все тщательно проверили подпругу, она ее послабила настолько, чтобы Кевин упал при попытке сеть в седло.

Праздник проходил на поляне перед домом и там было много народу: от знати до зажиточных людей округа. Все шло прекрасно, пока не появился пони. Кевин просто сиял от удовольствия и сразу же решил сесть в седло. Как она и ожидала, он упал, причем позорно приземлившись на мягкое место. Все застыли в молчании и только Диана безудержно смеялась. Джейсон пришел в ярость. Он схватил ее за руку и потащил к дому. Причем, все думали, что он вырвет ей руку из сустава. Но она … молчала.

Затащив ее в свой кабинет, он не говоря ни слова, ударил ее по щеке, разбив губу. Она сильно покачнулась, но устояла. Тогда она все поняла. Ее отец никогда не любил ее, никогда, а сейчас готов ее убить за невинную шутку. И вот тогда ее гордость впервые показала себя. Когда и после второго удара она не проронила ни слова, ни слезинки, тот, казалось, рассвирепел окончательно. Схватив со стены плеть, он развернул ее спиной и с яростью ударил. Такого она ожидала меньше всего, но все же не издала ни звука. Он хлестал ее, даже когда платье превратилось в кучу истерзанных полосок, а спина кровоточила.

Но она не остановила его, хотя и могла. Казалось, она оцепенела, вошла в какой-то транс.

Ее пальцы судорожно сжимали подлокотник кресла, когда в кабинет с тихим криком влетела Кетрин. Он так и замер с поднятой плетью в руке. Когда она попробовала приблизиться к дочери, он с такой силой ударил ее, что она отлетела к стене. Тогда, превозмогая боль в спине, Диана оторвала руки от стула, и схватила со стены шпагу. Джейсон коротко рассмеялся и ударил по шпаге плетью, но, вопреки его ожиданию, шпага не только не вылетела из ее рук, но и он оказался без плети. Диана приставила к его горлу шпагу и прошептала: «Я убью тебя, если ты еще раз прикоснешься к ней, животное». Этой сцене было несколько свидетелей из прислуги, но они тотчас разбежались, увидев устремленный на нее взгляд хозяина.

Диана подошла к Кетрин, и они вместе направились в комнату, где Диана, не выдержав, единственный раз за свою жизнь потеряла сознание.

Через две недели она собралась уезжать. Девочка тринадцати с небольшим лет должна была быстро повзрослеть. И она повзрослела.

Как позже узнала Диана, Джейсон регулярно избивал Кетрин, обвиняя ее в том, что она больше не подарила ему детей. И еще Диана узнала причину смерти своей родной матери — этот ублюдок, едва родилась она, Диана, приходил и насиловал Клавдию, желая, чтобы она снова забеременела, хоть ему и говорили, что это только убьет ее. Что он должен подождать, пока она оправиться от родов, но он не остановился, убив ее.

Это только заставило Диану ненавидеть его еще больше.

Кетрин передала ей право распоряжаться своей собственностью и деньгами. У нее было такое право. Диана приехала в Лондон, где по совету Кетрин встретилась с лордом Веллингтоном. Вот тогда и начался новый этап ее жизни. Веллингтон явно не ожидал такого поворота, но и не мог не согласиться, что молодая мисс Эндрюс весьма уникальна. Познакомившись с ней поближе, он понял, что к нему на попечение попал не ограненный алмаз. И как не странно, но именно она предложила ему стать агентом.

Тогда, она сперва отправилась в Испанию, затем была Италия и Япония. Почти в пятнадцать лет она побывала в Америке. Сведения, которые получал Веллингтон, были неоценимы.

К тому времени она не растратила денег Кетрин, как можно было бы подумать. Нет. Она приумножила сумму. Веллингтон представил ее королю. Тот, сперва давал легкие задания, но она наряду с ними делала еще некоторые расследования, весьма выгодные. Они выработали систему, по которой связывались между собой.

Ее стали называть Ночным Лебедем.

Это имя ей дали в одном из индейских племен, которое она посетила в Америке.

Ее влияние разрасталось, перекинулось и на Италию. Но она, как обычно, была и Дианой Эндрюс, и Ночным Лебедем. В зависимости от ситуации.

В шестнадцать она получила письмо. Его адресовала ей ее няня. Диана не видела ее уже девять лет, потому очень удивилась. Но письмо это было лишь обложкой для еще одного, очень давнего. Второе письмо адресовала родная мать Дианы. Из него она узнала, что она не дочь Джейсона Эндрюса. Ее отец — Федерико Лопес. Она тебе это уже говорила, но потом сказала, что пошутила. Просто она знала — ты этого не примешь.

На его поиски она потратила два месяца, а найдя, обрела не только любящего отца, но еще и сестру. Ее звали Тереза. А ее мужа Алекс. Как мне кажется, он был ее единственным лучшим другом.

Тереза… Она была прекрасна. Как и Диана. У обеих завораживающая экзотическая красота. С ними она начала смеяться. Но Теса была более хрупким созданием. Их с Алексом дочь, Стефани, обещает стать первой красавицей. Они провели вместе полтора года…

С Алексом дела обстояли иначе. Они как будто знали друг друга всегда. Один договаривал предложения за другого, понимали с одного взгляда чувства и мысли друг друга. Однажды, тогда уже прошло, как я сказал, полтора года, Диана, Алекс и Стефани (они решили взять ее с собой, чтобы Теса могла отдохнуть) у Терезы был день рождения и они хотели сделать ей сюрприз. Диане до сих пор снятся кошмары. И все из-за того дня…

Они ушли, а спустя час на поселок, в котором они жили, напали. Убили почти всех. Когда они вернулись, оба были… Даже не знаю как описать их чувства… Ярость, боль, предчувствие беды, горечь… Нашли они ее в спальне. Она была еще жива. Ее насиловали, и не один… Вся в крови, бледная и несчастная, вне себя от муки и, казалось, раскаяния, что не смогла их остановить… Диана пыталась ее спасти, применила все свое умения врача, но она умерла еще до вечера. Похороны состоялись на второй день. Тогда же Диана отправилась искать подонка, управляющего бандой, но так и не нашла его, узнала только имя от его сообщников, которых удалось поймать. Двое были причастны к смерти Тес… Я, зная Диану, никогда не подумал бы, что она способна на такую жестокость. Но она превратила их смерть в сущий ад. Даже не знаю, где можно было такому научиться.

Их вожака зовут Сантьяго Беллини…

Тони отшатнулся, словно его ударили. Сантьяго, его двоюродный дядя, его кровь… Он не мог в это поверь. Его дядя никогда так не поступил бы… не мог.

— Нет…

— Тони, это был он.

Слова вонзались в мозг, и спокойный, но немного хриплый от нахлынувших воспоминаний и долгого монолога, голос убеждали его в обратном. Он верил…

— Как он мог?

Он скорее спрашивал самого себя, но Ричард ответил.

— Диана это узнает, когда доберется до него. Ты думаешь, она просто так приехала в Париж? Так думали все, включая меня и Мари, пока я не узнал, что его там видели.

— Продолжи рассказ, пожалуйста.

Он чувствовал, что услышанное далее будет еще хуже.

— Алекс был просто уничтожен. Он всей душой любил жену, и теперь никак не мог прийти в себя. Оба молчали три дня. Но Стеф начинала чаще плакать, часто звала маму, потому они должны были прервать свое страдание и, хоть это было и не легко, жить дальше. Ведь Стеф не знала, что произошло…

Диана трижды перешла дорогу Беллини. Он это заметил. Когда он вновь появился в окрестностях, Диана заперла Мари и Стеф у себя в поместье, а сама…

Алекс и Ночной Лебедь с отрядом «черных коршунов» отправился на встречу врагу. Это было еще то сражение, Сантьяго проигрывал, и решил бежать, оставив своих людей прикрывать его тыл, но те, увидев ускользающего вожака, сами начали разбегаться, но, хочу заметить, никто из них не ушел. Диана ринулась за Беллини следом, но кто-то встал на ее пути и Сантьяго воспользовался моментом. Он выстрелил. Но еще быстрее пули оказался Алекс… Он закрыл Диану собой. Она даже не успела толком сообразить, что же произошло, когда Алекс медленно опустился на землю. Рванувшись к нему, она уже не разбирала, кого убивала, она видела лежащего на земле друга с медленно растекающейся по груди кровью… Видела, и не хотела верить.

Рухнув возле него на колени, она подняла его голову, он был еще жив. Из ее глаз безудержно текли слезы, подсознание уже знало то, с чем не могло смириться сердце и во что отказывался верить разум. Он умирал.

" — Нет… — шептала она. — Ты не умрешь, нет… На твоем месте должна была быть я. Я! Слышишь?

Он смотрел на нее и радостно, и печально.

— Теперь я буду вновь вместе с ней.

Он поднял руку и прикоснулся к щеке, по которой градом текли слезы.

— Не плачь, мой Лебедь, не надо.

Рука упала, оставив на щеке кровавый след.

— Не умирай, держись…

— Позаботься о Стефани, Ди, скажи ей, что мама и папа любят ее. И тебя мы тоже любим. Прощай, мой друг…

Она подняла голову к небу и закричала, словно раненная тигрица, это был крик боли, настолько сильной, что это просто невозможно описать словами."

Его похоронили рядом с Терезой, на холме под исполинским дубом. Два каменных надгробия самой искусной работы, на одном из которых написано «Прекрасна, словно ночь безлунная; хрупка и нежна, словно роза хрустальная; моя дорогая сестра…», а на другом лишь два слова, что значат более всех слов для Дианы — «Лучший друг»…

К восемнадцати она прошла через все возможные пытки, потому и стала такой холодной, неприступной, разочарованной в жизни. Тогда, она бы наверное покончила с собой, но вмешалась Мари. Благодаря Стеф, она буквально вытащила ее из состояния самоистязания. Тогда она и встретила тебя. На дороге, в окружении бандитов.

А потом снова. Еще до театра, она видела тебя и очень надеялась на то, что ты не вспомнишь ее. Как видно, ее надежды исполнились. А потом она почему-то решила, что выйдет за тебя замуж. Решила, что ты станешь герцогом Кеннингтоном . Почему — я не знаю.

Но все было бы хорошо, если бы не приехал Рикардо. Когда она узнала о твоей родственной связи с Беллини, у нее, я думаю, чуть не случился удар, ведь она породнилась с семьей животного, которого ненавидела всеми фибрами своего существа. И она уехала.

Но, не смотря ни на что, она продолжала следить за твоей жизнью. Узнав, что тебя схватила тайная полиция, она тут же выехала в Италию.

Она следила за его жизнью… Слова повторялись в мозгу снова и снова. Она…

— Она ждет от тебя ребенка, Тони.

Тони резко вскинул голову и посмотрел на Ричарда. Тело тут же отозвалось на это движение, но ему было все равно. Ребенка…

— Что?..

— Она знала об этом, еще когда уезжала, знала, но решила не говорить тебе. Сказала, что сама в состоянии воспитать своего ребенка. Его и Стефани.

Больше он не мог слушать. Он должен ее найти, должен…

— Она сейчас на пути в Испанию. Уехала, сразу после того, как вправила тебе кости. — Как бы прочтя его мысли, сказал Ричард.

— Испания большая. Где мне искать ее?

— Сперва ты должен поправиться.

— У меня нет на это времени.

Ричард покачал головой.

— Сперва поправься. Она может направляться лишь в одно из двух поместий. Одно возле Мадрида, другое возле Картахены. Где увидишь людей со знаком коршуна в ободе на тыльной стороне ладони правой руки, там и она. Это команда ее «коршунов». Она сама большую их часть учила, так что не надейся на особую их помощь, скорее наоборот.

Это ему мало помогало. Мало ли таких можно встретить…

— Заходи во все таверны, более ли менее приличные. Увидишь там троих женщин, одетых по-мужски, подойди.

— И кто же они такие?

— Первые Дианины ученицы: одна — испанка Кира, другая — англичанка Лайза, третья — француженка Мередит, или Мер, как больше нравится, они-то уж точно знают где она, но очень сомневаюсь, что скажут, где. Хочу сразу предупредить: с Мер в метании ножей может сравниться разве что сама Диана.

Кира… хоть это имя он уже слышал.

— Спасибо.

— Скажешь это, если она тебя все-таки примет.

Он кивнул и направился к двери. Взявшись за ручку, он услышал «еще как примет» и усмехнулся. Они-то уж точно стоят друг друга. Ричард отчего-то не сомневался, что она его примет…

Глава 10

Тони потер уже заживающее плечо. В Картахене ему не повезло. Но эта неудача не могла его остановить.

Теперь его отделяла от Дианы лишь небольшая дорога до Мадрида. И не важно, что город достаточно велик, чтобы там найти одного человека.

Но ведь это не просто человек.

Он ищет свою жену, которая к тому же ждет его ребенка.

И не важно, что он до сих пор ходит с перевязанной рукой, все остальное зажило, хоть и оставило на его теле несколько шрамов, но со временем и они станут еле заметными. А рука… что ж, и ею он когда-то сможет снова орудовать. В конце концов прошло всего лишь три месяца, еще все заживет.

* * *

— Мама.

— Да, дорогая.

Диана посмотрела на Стефании, как обычно, с легкой болью в груди. С каждым днем она все больше напоминает свою мать.

— А кто это?

Она указывала на рисунок. И где она только взяла этот альбом? Диана думала, что выбросила его еще по дороге из Америки.

— Дельфины.

— Это такие рыбы? Ты их нарисовала?

— Это не совсем рыбы.

Диана решила не говорить, что сама нарисовала их. Тогда она рисовала, чтобы отвлечься.

— А кто это?

Диана взглянула на рисунок и замерла. Алекс… Она вспомнила, как он тогда отпирался, мол это скучно, долго… Но сам потом поразился сходству. Он как будто смотрел в зеркало…

— Это…

Ее голос осекся. Ей всегда с болью приходилось говорить о нем, но в последнее время Стефани все больше и больше хотела узнать о родителях.

— Это твой отец, Стефани.

Малышка посмотрела на рисунок расширенными глазами, изучая каждый его фрагмент.

— Он был очень красивым.

— Да, был.

Она отвернулась, борясь с непрошеными слезами. Она не плакала со дня его смерти. И больше отнюдь не собиралась. Тем более при Стефани.

— А можно, я попрошу Ричарда вставить рисунок в рамку и поставить в гостиной?

Она молчала, глядя на рисунок. Как ей тогда удалось передать этот блеск в глазах? Да еще без красок? Почему ей до сих пор так больно, ведь она уже смирилась со смертью сестры! Должно быть, это потому, что ее смерть они переживали вместе, а его — она одна. Да еще это чувство вины… Умереть должна была она.

Да, теперь она будет редко заходить в гостиную.

— Можно.

И ребенок взлетел словно птица, нежно прижимая рисунок к груди, боясь помять или испортить.

Но воспоминания нахлынули сами собой.

Алекс, зачем ты это сделал? Зачем? Умереть должна была она, а не он. У него была дочь и вся жизнь впереди, а у нее… У нее не было ничего кроме злости.

Теперь же ее переполняет жажда мести, и она отомстит. То животное умрет, или ей незачем жить. О ее детях позаботятся Ричард и Мари, или даже Энтони…

Почему она вспомнила о нем?

И, как бы в ответ, ребенок внутри нее пошевелился. Не важно, кто у нее будет, мальчик или девочка, она назовет ребенка в честь своего друга, погибшего ради того, чтобы она жила.

Нужно пойти сказать Ричарду, что она разрешила повесить тот рисунок в гостиной, а то еще не поверит и начнется настоящая буря. Умение устраивать сцены Стефани унаследовала от матери, по крайней мере, так сказал отец, он-то лучше знает…

* * *

Да, хуже просто не может быть.

Сперва его посреди дороги застает настоящий ливень, потом на склоне он теряет всю взятую в дорогу одежду; слава Богу, хоть деньги при нем. И вот уже три дня, как он не смог нормально поспать. Все встречающиеся по пути постоялые дворы не отличались особыми удобствами, а в последнем он даже не смог побриться, так что сейчас у него был просто потрясающий вид.

Но дорога начала улучшаться, по сторонам появились ухоженные поля. И совсем не далеко начиналась ухоженная аллея, должно быть ведущая к прекрасной вилле.

Здесь такие не часто встретишь.

Он остановился, глядя на аллею. Глупо в таком виде даже пытаться подъехать к такому дому. Даже его конь никого не убедит. Подаренного Дианой Аполлона примут за ворованного, а его самого за вора. Еще бы, красавец, потомок Зевса, на котором сидит чуть ли не оборванец.

Но другого пути у него не было. Конь устал, хотя и продолжал идти, не сбавляя шага, помнил школу Дианы.

Тони повернул коня и, как ему показалось, тот побежал резвее, будто узнал родной дом. Да он к таким и привык, но вынужден был довольствовать убогими постоялыми дворами, которые ему предлагала дорога.

На пути его никто не остановил, хотя садовники и начали взирать на него исподлобья. Должно быть, уже кто-то побежал к дому доложить хозяину.

Но на пороге его никто не встретил.

Он уже собирался направиться к конюшне, как из-за поворота появилась красавица девчушка, лет пяти-шести. Она остановилась, прижимая к груди альбом и с неподдельным детским интересом уставившись на коня и седока.

— Buenos dias, seсorita.

Она улыбнулась, показывая очаровательные ямочки. Сколько же сердец разобьет это прекрасное создание, когда подрастет. Она чем-то напомнила ему Диану, но он тут же отбросил эту мысль.

— Здравствуйте.

Он удивился. Как она догадалась, что он англичанин?

Она тем временем подошла вплотную к его коню и улыбнулась еще шире.

— Его нужно отвести в конюшню, он проголодался, да и вы, должно быть, тоже. Пойдемте.

Он спрыгнул с коня, тут же вспомнив о едва заживших ребрах, и пошел за маленькой принцессой. Иначе он просто не мог ее назвать. А тем временем ребенок взял коня за уздечку и повел в конюшню.

— Должно быть вы приехали к маме, я вас потом к ней отведу.

— Ты не боишься меня?

— А почему я должна вас бояться? Неужели из-за вашего вида?

Девочка рассмеялась, и ее смех напомнил ему колокольчики.

Они подошли к конюшне, и она молча передала поводья подошедшему конюху, который не без удивления посмотрел сперва на коня, а потом на мужчину, стоявшего возле его юной госпожи.

— Накорми, почисти, в общем, позаботься о нем.

И не говоря больше ни слова, она повернулась к нему спиной, как бы предлагая Тони следовать за ней.

И он последовал. Интересно, кто ее родители?

Они вошли через заднюю дверь.

— Так короче. Не подумайте, что я просто не хочу, чтобы Вас видели. Хотя, если честно, Вам бы следовало побриться, помыться и переодеться.

Он улыбнулся.

— Вы абсолютно правы, юная мисс.

Она остановилась.

— Простите, я не представилась.

— Ну что вы, леди не гоже представляться первой — он шутливо поклонился, ощутив все места бывших, но еще не забытых, переломов. — Энтони Олбрайт, к Вашим услугам.

Ее улыбка погасла и она нахмурила свои маленькие бровки.

— Пойдемте, думаю, будет лучше, если вы сразу же встретитесь с мамой.

Он удивился, но ничего не сказал. Просто последовал за так и не представившейся юной принцессой.

Когда они подошли ближе к гостиной, он услышал приглушенные голоса и приготовился. Сейчас ему предстоит встреча с незнакомой ему женщиной, которую придется убедить, что он действительно герцог, а не какой-то там проходимец.

Он отвлекся от своих мыслей, встретившись с задумчивым взглядом малышки.

— Желаю Вам удачи. Она Вам понадобится, тем более после всего, что произошло.

И, не дав ему ничего сказать, распахнула дверь, за которой он увидел… свою жену…

* * *

Диана застыла, глядя на мужа.

Это он, хотя и весьма потрепанный после дороги. Как он ее нашел?

Тут она взглянула на стоящую возле него Стефани и чуть не взорвалась. Как она могла впустить в дом незнакомого ей мужчину, да еще стоять так спокойно возле него! А если бы это был не Тони? У нее все похолодело внутри, когда она представила, что могло произойти…

— Мама, выслушай его, это нужно вам обоим.

Стефани сказала это весьма спокойно, что еще больше разозлило Диану, но та, не обращая никакого внимания на ее взгляд, подошла к Ричарду и, взяв его за руку, вывела из комнаты, закрыв за собою дверь.

Руки Дианы интуитивно легли на живот, защищая дитя от неизвестной никому опасности.

Тони смотрел на жену и не верил в то, что так просто нашел ее. Среди всех дорог он выбрал нужную и нашел-таки ее.

— Здравствуй, Энтони.

Она как всегда весьма учтива, теперь не удивительно, что девочка так напомнила ему ее. Должно быть, этот ребенок и есть та Стефани, о которой ему говорил Ричард. А ведь тот даже не взглянул на него, выходя из комнаты, должно быть таким образом показывая, что Энтони должен держать в тайне от Дианы тот факт, что Ричард все ему рассказал.

А ведь он чуть было не протянул руку для пожатия.

Он взглянул на Диану. Сейчас она должно быть на девятом месяце беременности, он уже потерял счет дням, пока искал ее.

А сейчас она стоит перед ним, здоровая и живая, готовая вскоре стать матерью. Родить его ребенка.

— Здравствуй.

Он шагнул к ней, не обращая никакого внимания на ее предупреждающий взгляд.

— Как долго я тебя искал, как долго!

И он обнял стоящую, словно статуя, жену.

Так они простояли несколько секунд. Как все-таки приятно снова обнять эту столь любимую женщину.

До Дианы медленно начал доходить смысл его слов. И она ему не верила. Он не мог искать просто Диану, но он так же не мог узнать о ее беременности. Не мог, если только…

Она напряглась. Ричард. Не зря он выглядел таким виноватым, приехав из Италии.

Она быстро вздохнула, пытаясь успокоить, чтобы сразу не пойти и не убить его. Что он мог ему рассказать, кроме того, что она беременна?

— И чего ради, позволь узнать, ты искал меня.

Он услышал ее слова и разжал объятия. Неужели он настолько глуп, что после всего услышанного в самом деле верил, что она бросится в его объятия?

Дверь распахнулась столь внезапно, что, казалось, даже сама Диана не ожидала этого.

Три одетых в черное женщины стояли на пороге, готовые разорвать его на куски по малейшему приказу, пусть даже сами они погибнут. У одной он заметил мелькнувший метательный нож.

Он закрыл собой жену, скорее интуитивно, чем осознанно. Какой в этом смысл, если именно от него они пришли ее защищать.

— Здравствуйте, леди. Кира — он задержал на ней взгляд, ведь прошлый раз ему не удалось ее рассмотреть. — Лайза, Мередит.

Он последовательно кивнул каждой из них.

Диана одеревенела, готовая тут же ринуться наверх и убить Ричарда.

Все три удивленно смотрели на него, хотя кроме глаз на это больше ничто не указывало.

Он заметил, как замер в руке у Мередит нож.

— Можете идти, все в порядке.

Они с сомнением посмотрели на Диану, но молча повиновались. Он не сомневался, что все три будут стоять недалеко от двери, готовые в любую минуту ворваться в комнату, услышав хоть один подозрительный звук. Он обернулся и увидел устремленный на дверь злой взгляд. Должно быть, она все поняла.

— Не осуждай его, он хотел как лучше.

Она бросила на него разъяренный взгляд.

— Что он тебе рассказал?

— Все.

Большего не требовалось. Она резко двинулась вперед, готовая, похоже, на немедленное убийство.

Он успел схватить ее за локоть у самой двери.

— То, что ты убьешь его, не изменит того, что я уже все знаю.

Она остановилась, взявшись одной рукой за ручку.

— Ты бы, конечно, могла убить и меня, но ты этого не сделаешь, ибо могла это устроить еще в Италии, позволив это сделать досточтимому Гаусте.

Она прислонилась лбом к двери. Либо пытается успокоиться, либо… Он не знал, что может означать это либо.

Так она стояла где-то с минуту.

— Зачем ты приехал?

Она отвернулась от двери и направилась к дивану. Только сейчас он заметил, что она выглядит очень уставшей. Должно быть, устала от тайн, борьбы…

Он знал, что она никак не собирается ему помогать. В ее глазах он родственник подонка, убившего почти всю ее семью.

— Я не могу исправить того, что сделал Сантьяго, но я так же не могу отвечать за его грехи.

Он видел, как конвульсивно дернулись ее мышцы. Он бил по самому больному месту и хоть и понимал это, не мог остановиться, не имел права. От этого зависела судьба его брака. Да и его самого.

— Не могу исправить того, что сделал с тобой Джейсон. Не могу вернуть тебе сестру и Алекса.

— Не смей произносить его имя.

Он покачал головой, давая понять, что не остановится.

— Не могу исправить того, что пришлось перенести твоей сестре перед смертью, не могу забрать у тебя того чувства вины, которое ты испытываешь из-за смерти лучшего друга, который отдал свою жизнь ради тебя…

Она так быстро оказалась возле него, что он даже с трудом в это поверил. В ее-то положении…

Диана с такой силой ударила его, что его голова метнулась в сторону, и если бы он не ожидал или был поменьше ростом, наверняка бы упал. Но это не шло ни в какое сравнение с тем, как от этого сжались его мышцы, помнившие другие удары.

Она уже занесла руку для второго удара, но он перехватил ее.

— Хватит.

Его холодный и спокойный голос, похоже, не возымел никакого успокаивающего действия, а наоборот.

— Убирайся!

Она сказала это с такой ненавистью, что он даже отшатнулся.

— Убирайся.

Она повторила это, словно заклинание.

— Нет.

Его голос хоть и был спокоен, но она все же уловила в нем что-то еще.

Подняв голову, Диана с бешенством и еще чем-то смотрела на него. Он же видел, что начинает побеждать, пусть медленно, но он побеждал.

— Я знаю, что тебе больно. Знаю, что Алекс был для тебя не просто другом. Ты и он дополняли друг друга, были одним целым. Потому тебе еще больнее от этого. Ты чувствуешь себя так, будто была убита часть тебя. Ты считаешь, что на его месте должна была быть ты, а не он. И винишь за это не только себя, но и немного его. Пусть даже сама не осознаешь этого.

— Замолчи, ты сам не знаешь, что говоришь. Ты ничего не знаешь. Ничего.

Она вырвала руки и отошла к окну. Похоже, она медленно брала себя в руки или же сдавалась?..

— Уходи.

Он победил. Он чувствовал это, но не мог до конца поверить.

Вместо того, чтобы, как она сказала, уйти, он подошел к ней сзади и обнял.

— Не могу. Я люблю тебя.

Он чувствовал, как напряглась ее спина. Как ее мышцы превращаются в скалу и так же быстро обмякают в его объятиях.

А потом ее плечи начали подозрительно сотрясаться.

Тони повернул ее к себе лицом, и она уткнулась ему в грудь, сотрясаясь в болезненных рыданиях.

— Ты… не можешь… меня любить… не можешь…

Она все повторяла и повторяла эти слова, не заметив даже то, что дверь распахнулась, а после медленно закрылась, оставив за собой удивленно округлившиеся глаза и раскрытые рты. Она не услышала слов: «это все из-за беременности». Она не заметила, как грязноватая рубашка Тони превратилась в абсолютно мокрую под ее лицом. Слишком много всего накопилось, чтобы обращать внимание на такие мелочи…

Глава 11

— Ты успокоилась?

Оба сидели на диване. Диана, подняв ноги , сидела в крепких объятиях мужа, положив голову ему на плечо. Похоже, прошло около часа после того, как он вошел в эту комнату.

— Да.

Она и вправду успокоилась. Тупая боль в груди, которая была с нею с тех пор, как умер Алекс, прошла. Пусть и не совсем, но прошла.

Она еще немного помолчала. Потом бросила быстрый взгляд на мужа и улыбнулась.

— Что тебя рассмешило?

— Твой вид. Теперь ты не только грязный, но и мокрый.

Он тоже улыбнулся.

— Думаешь нужно помыться?

Она прыснула.

— Да.

Встав, протянула ему руку.

— Пойдем.

Когда они вышли в коридор, там никого не было. Только теперь Диана вспомнила, что нужно будет весьма серьезно поговорить с Ричардом.

Они поднялись в ее спальню.

— Ванна сейчас будет готова.

— Я не спешу.

Она покачала головой и улыбнулась.

— Скоро ужин. Леди обидятся.

— А у них в руках будут ножи?

Ее улыбка стала еще шире.

— Да.

— Может, мне лучше тогда поесть здесь?

— Да нет. Пока ты со мной, они тебя не тронут.

Тони скептически покачал головой.

— Спасибо, мне стало легче.

Она порылась в шкафу и извлекла оттуда рубашку, штаны, обувь. Почти все, чтобы он снова выглядел, как джентльмен.

— Вот. Не ходить же тебе в этом.

Она брезгливо посмотрела на его одежду.

— Ты приехал без смены одежды?

— Недавно лишился ее.

— Понятно.

Она уже уходила, когда он снял рубашку. Ее взгляд остановился на исполосованной шрамами груди и она окаменела.

— Я надеялась, что шрамов не останется.

— Они исчезнут, со временем.

— Не все.

Оба понимали, что она говорила не о телесных шрамах.

Покинув комнату на время приема Тони ванны, она решила перекинуться парой слов со своим дорогим помощником.

* * *

— Ты.

Она вошла в гостиную, даже не удосужившись закрыть за собою дверь.

Ричард замер с поднятой рукой, в которой держал уже вставленный в рамку рисунок.

— Мама, мама, не ругай дядю Ричарда.

— А с каких это пор ты начала его защищать?

— Ну…

— Никаких ну, моя дорогая. К тебе у меня тоже есть пара вопросов. Например, с каких это пор ты пускаешь в дом незнакомых тебе людей?

Несмотря на строгий тон матери, Стефани улыбнулась.

— Он сидел на Аполлоне. Если бы это был чужой и украл его, вряд ли бы он приехал на нем аж сюда.

— Ваша логика, юная леди, меня нисколько не устраивает. Ваше наказание мы обговорим позже.

— Но ведь все сложилось как нельзя лучше.

Диана смотрела в упрямое личико, которое точно не собиралось сдаваться без боя. Она чем-то даже напомнила ей саму же ее, Диану.

— Стефани.

— Да?

Она улыбнулась, почувствовав победу.

— Ты неделю не будешь подходить к конюшням.

Ее глаза раскрылись, а потом она их сузила и уставилась на Диану.

— Я ему все расскажу. Он мне разрешит.

— Ты так думаешь?

— Я знаю. Он, как и любой мужчина, очарован прекрасным моим личиком.

У Дианы даже челюсть приоткрылась. Она смотрела да убегающую девочку и не верила собственным ушам.

— Нужно будет запретить ей общаться с некоторыми молодыми особами.

— Я давно говорил тебе об этом.

Но Ричард тут же пожалел, что открыл рот. Теперь свое внимание она сосредоточила на нем.

— Я могу все объяснить.

— Не нужно.

Он поставил портрет на камин и направился к двери.

— Куда ты?

Диана смотрела на его поникшие плечи.

— Пойду собирать вещи.

— Зачем?

Он поднял голову.

— Хоть ты и поступил крайне опрометчиво, хочу заметить, обернись все иначе, тебе бы уж точно сейчас пришлось собирать вещи, а так… Спасибо, Ричард.

Он не верил собственным ушам.

— Ты хочешь сказать, что прощаешь меня?

— А у меня есть другой выход? Ну скажи мне, где я еще возьму такого хорошего бухгалтера, адвоката, да еще и няню в одном лице, не говоря уже о том, что мне скоро понадобится еще и доктор?

Он улыбнулся. Подойдя к Диане, обнял ее.

— Ты же знаешь, мы все тебя любим.

На эти его слова она только тяжело вздохнула, но, в отличие от всех прочих разов, промолчала.

— А скажи, это правда?

Он смотрел на нее усмехаясь.

— Что правда?

— То, что мне сказали твои подруги по оружию. Что ты, как бы это сказать…

— Рыдала в его объятиях?

— Да.

Он смущенно отвернулся.

— Правда. Но думаю, не стоит говорить, что это не должно выйти за пределы этого дома?

На этот раз его взгляд был возмущенным.

— Ну, знаешь ли…

Но он не успел закончить, так как пораженно замер, услышав тихий мелодичный смех…

* * *

— Не могу в это поверить. Она смеется, смеется, Ричард.

Мари и Ричард стояли у окна и наблюдали за прогуливающимися по саду Тони и Дианой.

— Право не думала, что твой замысел удастся.

— Если честно, я тоже не думал.

Мари резко повернула к нему голову.

— То есть как?

— Я поступил так, как поступает Диана — пошел ва-банк.

— Ты шутишь…

— Нет. Но разве сейчас это важно?

— Ты ставил на карту дружбу с ней?

— Игра стоила того. Давай оставим это, Марианна.

Ее глаза расширились. Ее настоящее имя знала только Диана. Неужели она рассказала о ее прошлом Ричарду? Она этого не могла сделать, не могла — твердила себе Мари. Но взгляд все равно настойчиво поворачивался к окну.

— Нет. Она ничего не говорила мне.

— Но тогда как?..

— Это не важно.

Его голос как-то изменился. Он смотрел ей в глаза, и она уже внутренне согласилась с ним.

Он подошел ближе.

— Мари, могу ли я…

Он протянул руку, но тут в комнату ворвалась Стефани.

— Где мама?

Она подлетела к Ричарду, словно вихрь. Мари смущенно отвернулась к окну.

— Она в саду с Тони.

— Хорошо.

Она продолжала стоять и смотреть на него, будто бы чего-то ожидая.

— Что-то еще?

— Нет.

Он незаметно возвел глаза к небу. В самый важный момент… Он посмотрел в окно. Извини, но сейчас ею заняться придется тебя, Диана, подумал Ричард.

— Я только что вспомнил, она просила меня сказать тебе, точнее передать тебе кое-что.

— Что?

Она, как всегда, перебила его.

— Она просила меня сказать тебе, чтобы я немедленно отослал тебя к ней, как только увижу.

— А зачем?

— Она не сказала.

Стефани нахмурила свои идеальные бровки и посмотрела в окно.

— Тогда я лучше пойду.

— Иди.

Она потянулась к Ричарду, он наклонился для очередного поцелуя в щеку. Похоже, это вошло у нее в привычку.

Бросив на прощание «до встречи, Мари», она скрылась за дверью.

— Она ничего мне не говорила, я бы прислала ее раньше.

Ричард промолчал.

— Она ничего не говорила?

— Нет.

— Тогда почему…

— Мари, ты выйдешь за меня замуж?

Он сказал это на одном дыхании, будто боясь больше не решиться на это.

Ее глаза медленно расширились. Замуж? За него? Он шутит. Зная ее прошлое, ее врагов, ее… Она не могла поверить в то, что слышит. Он шутит.

— Не шути так.

— С чего ты взяла, что я шучу?

Похоже он разозлился, мелькнуло у нее в голове.

— Если ты знаешь мое имя, значит знаешь и все остальное, знаешь, что…

— Меня это не волнует, мы со всем разберемся. Господи, разве ты не видишь, что я люблю тебя? Что каждый раз, оказываясь с тобой под одной крышей, я начинаю быть нервозным, плохо сплю, хожу злой… Что смотреть на тебя, смеющуюся шуткам других мужчин, для меня хуже удара ножом в сердце? Что…

— Ты не можешь говорить этого серьезно.

У нее на глазах выступили слезы.

Он подошел и, схватив ее за плечи, заставил посмотреть себе в глаза.

— Разве это может быть не серьезно?

И он резко склонил голову, впиваясь в ее податливые губы неистовым поцелуем. Он целовал ее так, пока она не ответила на поцелуй, и только тут он позволил себе нежно обнять ее хрупкие плечи, а поцелуй превратить в сладостный и нежный.

Подняв голову, он увидел перед собой подернутые дымкой страсти глаза.

— Как же я люблю тебя.

Он не мог ее отпустить. Не мог.

— Если ты сейчас не скажешь да, я свяжу тебя и увезу в Шотландию, там не спрашивают согласия женщины. Ты это знаешь. А после этого я буду любить тебя до тех пор, пока и ты не полюбишь меня.

— Нет…

— Ты сама…

— Нет, мы не поедем в Шотландию. Я люблю тебя и стану твоей женой…

Он не дал ей договорить. Снова накрыв ее рот своим, он целовал ее неистово, и нежно одновременно. Она любит его, что же еще нужно?..

— Стефани, дорогая, не заходи.

Они услышали голос одновременно, но первой суть сказанного поняла Мари, так и отскочив в сторону. Ричард же интуитивно встал перед Мари, закрывая ее от неизвестной опасности.

Но эту его попытку прервал смех Дианы.

— Вы ведете себя, как нашкодившие школьники. Тони, уведи пожалуйста Стефани.

— Хорошо.

Он поцеловал в лоб жену и, повел за руки сопротивляющуюся Стефани, направляясь с нею наверх.

Диана повернулась к своим друзьям. Ну наконец-то, мелькнуло у нее в голове.

Продолжая молчать, она смотрела на то, как постепенно все краснее становиться Мари и хмурится Ричард.

— Могу я узнать, что здесь только что произошло?

Таким голосом она говорила, когда кого-то очень строго вычитывала. И Мари это знала.

— Понимаешь… Ричард… Мы…

— Она все прекрасно понимает. Иначе бы не усмехалась.

Мари наконец решилась посмотреть на Диану и замолчала. Плечи подруги безудержно тряслись. Она смеялась.

— Я уж думала, этого никогда не произойдет. Придумала несколько планов замужества без ведома жениха и невесты — продолжала между тем сквозь смех Диана. — Надеюсь, ты уже сделал предложение, Ричард.

— Конечно, хотя это тебя и не должно волновать. Это наша личная жи…

Он осекся, вспомнив, как бессовестно лез в ее личную жизнь.

Диана поняла, почему он осекся, но решила ничего не говорить. Бросила лишь весьма красноречивый взгляд.

— Тогда, надеюсь, скоро мы сыграем свадьбу?

Она смотрела только на Мари.

— Нет.

Ричард снова разъяренно обернулся к ней, но она смотрела на Диану и не обратила на это никакого внимания.

Диана знала причину ее медлительности.

— Мари…

Начал было он, но она вновь его перебила.

— Диана должна скоро родить, Ричард, но если мы поженимся сейчас, тебя не будет рядом, чтобы принять роды. А я не смогу быть спокойной, зная, что ей нужна наша помощь. Диана слишком часто помогала нам.

Она обращалась к Ричарду, хотя смотрела исключительно на Диану.

— Хорошо, но потом только попробуй отложить нашу свадьбу хоть на день.

За эти слова он был награжден такой ослепительной улыбкой, что готов бы ждать сколько угодно.

Глава 12

— Я пошлю за доктором.

Тони решительно направился к двери. Вот уже час, как у Дианы отошли воды, а никто до сих пор за ним не отправился.

— Не надо.

Мари абсолютно невозмутимая сидела в кресле, и наблюдала за тем, как муж ее лучшей подруги мечется по комнате, словно тигр в клетке.

— Я знаю, что она может со всем справиться сама, но не кажется ли тебе, что ребенка кто-то должен принять?

Мари улыбнулась.

— Для этого есть Ричард.

— Что?

Он так и остановился посреди комнаты, не веря услышанному.

— Ну уж этого-то я уж точно не допущу.

И он снова направился к двери.

— Ты думаешь, что он увидит что-то новое?

Мари с трудом сдержала смех при виде мелькнувшей ярости.

— Тони, она никого другого к себе не подпустит. Ричард не раз зашивал ее, не раз принимал вместе с ней роды у других. Он знает, что нужно делать.

Он хотел было что-то возразить, но тут в комнату влетела Стефани, так и оставив незакрытой дверь. Кивнув Мари, она направилась прямиком к Тони.

Ему ничего не оставалась, как усесться в кресло.

Забравшись к нему на руки, она выжидательно уставилась ему в глаза. Этот взгляд определенно заставил его на мгновение забыть о предстоящих родах жены. Впервые за все время их знакомства в ее глазах светилось беспокойство.

— Что-то случилось?

Она закусила губу, нерешительно отвернувшись в сторону.

— Стефани?

Тони начинал беспокоиться. Это юное невозмутимое создание не знало, с чего начать, а это по его меркам было уже серьезно. Обычно она шокировала его своими прямыми вопросами или ответами, но нерешительной она не была никогда.

— Мама, она… — Стефани осеклась, не договорив. — С ней все будет в порядке?

У Тони даже камень с души упал. Ясное дело, малышка боялась потерять свою вторую маму, и это ее беспокоило.

— Конечно с ней все будет в порядке. Просто скоро у тебя будет братик или сестричка. Не беспокойся, Ричард не допустит, чтобы с мамой что-то случилось.

Стефани нормальный ребенок, и потому сразу успокоилась, поверив отцу.

Она почти сразу же решила называть Тони папой, шокировав всех, разве что кроме самого Тони, который первым решил, что станет ей лучшим отцом.

— Дорогая, иди поиграй, я позову тебя, когда можно будет пойти к маме.

— А на конюшню мне можно?

Диана недавно вновь запретила ей туда ходить, но Тони этого не знал.

— Конечно, иди.

Он поставил ее на пол, и она тут же бегом пустилась к двери.

Он снова повернулся к Мари.

— Может мне подняться наверх?

— Нет. Ты будешь только мешать. Если что-нибудь понадобится, Ричард нам сообщит. Лучше просто сиди.

Но просидел он, наверное, всего лишь несколько минут.

— Господи, я его убью.

Мари не выдержала и звонко рассмеялась.

* * *

Через двух суток не смеялся уже никто. Даже вечно невозмутимая Кира выглядела встревоженной. Она с трудом удерживала не на шутку встревоженного Тони, который уже раз сто пообещал убить Ричарда, после того, конечно, как убьет ее, Киру. Из спальни наверху не было никаких вестей, только воду и чистые полотенца носили туда все чаще.

Мари начала нервно поглядывать на дверь. Так что Кире пришлось уже не только удерживать Тони, но и загородить немного собой дверь.

Стефани предусмотрительно отправили к одной из ее подруг. Сейчас ей здесь делать было нечего.

* * *

— Диана, только попробуй потерять сознание.

Ричард был не на шутку встревожен. Таких сложных родов он еще не принимал, и уже начал думать, что придется вынимать ребенка самому. А этого ему уж точно не хотелось делать. Раньше он только помогал в таких случаях Диане, но сам не делал этого никогда.

— Не беспокойся, я еще не настолько ослабела.

Ее голос был еле слышен, но она продолжала поддерживать его. Это даже немного его рассмешило. Но смех был вовсе не веселым.

— Ты должен помочь мне толкать его. У самой меня ничего не выйдет… Если и это не поможет, тебе придется резать… У тебя все получится.

Она перевела дыхание. Ричард тут же подал ей воды.

— Это будет последняя попытка… Потом останется только резать.

Она снова повторилась, давая понять, что других вариантов больше нет.

Диана откинула голову на подушку, прикрыв глаза. Слипшиеся пряди черными полосами лежали на мокрой подушке, которую Ричард уже и не особо пытался менять. Она знала, что все идет не так, как надо. Не так.

Но сделать не могла практически ничего.

Ее подбадривало только то, что ребенок внутри нее определенно не собирался сдаваться. Ни на секунду не приутихнув, он рвался наружу, отбирая у матери последние силы.

У Дианы даже мелькнула мысль, что она повторит судьбу своей матери. Та так больше и не встала после родов.

Глубоко вздохнув, она открыла глаза. Перед ней было донельзя встревоженное лицо Ричарда. Она попыталась улыбнуться, но это у нее не особо получилось. Какое-то жалкое подобие улыбки искривило ее бледные губы. Запавшие глаза слабо блеснули. Диана собирала все оставшиеся силы.

Сжав протянутую руку друга, она слабо кивнула.

А через несколько бесконечных минут комнату наполнил плач новорожденного и полу стон полу крик Дианы, которая, обессилев, потеряла сознание.

Она родила сына.

* * *

Крик вперемешку с детским плачем услышали мгновенно. Замер взбешенный и доведенный почти до отчаяния Тони, повернули головы в сторону двери женщины в комнате.

Но больше ничего не происходило.

Последующая тишина резала слух сильнее услышанного крика.

Тони он напомнил крик раненой птицы. И он тут же вспомнил данное Диане индейцами имя: Ночной Лебедь.

Сейчас его птица страдала, а он стоит здесь и бездействует. Он посмотрел на окруживших его женщин, и подумал, что сейчас готов даже убить их, лишь бы пройти к своей жене. Он уже так и вознамерился поступить, но его остановили. Не ножи и пистолеты, не удар по голове, простое прикосновение руки. Мари положила руку на его локоть, молча умоляя подождать. И это простое прикосновение подействовало на него лучше всяких пут. Он доподлинно осознал, что сейчас только помешает.

* * *

Ричард обмыл ребенка и, запеленав его, положил в приготовленную колыбель. Сейчас он должен заняться Дианой. Малышу придется немного подождать, кормить его сейчас она не в состоянии.

Осмотрев, наконец, немного успокоившимся взглядом все простыни, которые сейчас покрывали кровавые пятна, он ужаснулся. Господи, сколько крови!

Он даже побледнел.

В этот момент дверь отворилась, и вошла Кира.

Вовремя, несомненно вовремя.

— Я подыму ее, а ты постели новую постель.

Она молча кивнула, с ужасом осмотрев комнату. Походя заглянув в колыбель, она наткнулась на кряхтящего крепыша, который требовал еды. Малыш просто дышал здоровьем.

Ричард аккуратно поднял Диану.

С проворством, которому позавидовала бы любая горничная, Кира сменила постель, сразу пропитав руки кровью.

Ричард намочил полотенце и подал его своей помощнице, приказав обтереть Диану. После этого он снова осмотрел ее, с некоторым изумление заметив, что кровотечения больше нет. Интересно, сколько же часов прошло после рождения малыша?

Он бросил Кире одну из ночных сорочек Дианы и она с предельной осторожностью одела ее на подругу.

Оба понимали, что каждое неверное движение может привести к новому кровотечению.

Сбросив все простыни на одну и завязав ее узлом, Кира вынесла их в коридор, приказав сжечь.

Слабое движение на постели было замечено обоими в тот же самый миг, едва оно произошло. Диана приоткрыла рот, пытаясь что-то сказать. Телом она не пошевелила: либо не было сил, либо чувствовала, что этого делать нельзя. Веки поднялись с видимым трудом. Ричард тут же поднес к ее губам воду.

— Алекс…

Бредит.

Такого он еще за ней не замечал. Но Кира лишь коротко кивнула, глядя в глаза Диане. Подойдя к колыбели, она достала ребенка и принесла его Диане, положив так, чтобы он мог тут же приняться за еду.

— Она не бредит. Просто она решила назвать своего ребенка в честь погибшего друга.

Только тут Ричард все понял. И, поразмыслив, ничему не удивился. Он понял, что иначе она просто не могла его назвать.

С трудом подняв руку, она коснулась нежной щечки и ее глаза озарились настоящей гордостью и счастьем, которые не могла скрыть усталость.

— Мой сын…

Голос был еле слышен, но для них он прозвучал как знамение того, что теперь она пойдет на поправку. Так просто ее не сломить. Оба облегченно вздохнули.

* * *

Спустившись вниз, Ричард наконец осознал, насколько сильно устал. Бессознательно проведя рукой по волосам, он направился в гостиную. Кира осталась с Дианой.

В гостиной его встретило напряженное молчание. К Тони и Мари присоединились Лайза и Мередит. Все смотрели на него с немым вопросом.

— Она потеряла много крови. Двигаться ей сейчас нельзя, но с ней все будет в порядке…

— А ребенок?

Тони в мгновение ока оказался возле Ричарда.

— С ним все в порядке. В отличие от матери, он ни на секунду не хочет успокаиваться. Твой сын здоров и полон сил.

— Сын…

Тони сказал это словно заклинание. У него сын.

Его жена жива и идет на поправку. И у него сын.

— Я останусь с ней ночью. На случай непредвиденных обстоятельств.

Добавил Ричард, но Тони его уже не слышал. Он чуть ли не бегом направился наверх, к жене.

Несмотря на огромное желание ворваться в комнату, он лишь тихонько открыл дверь и бесшумно прошел вовнутрь. Комната почти вся была обставлена свечами, но больше всего их было у изголовья кровати.

Он остановился в нескольких шагах от постели. Среди белых простыней и подушек, черным покрывалом лежали волосы его жены. Невероятно бледное лицо, сквозь кожу которого, казалось, можно увидеть тонкие кости, было обращено в сторону розовощекого малыша, который не переставая посасывать молоко, тихо спал на руках матери.

Для Тони эта картина была ценнее всех когда-либо им виденных. Ибо это была его семья.

Диана почувствовала мужа, едва он прикоснулся к дверной ручке. Но сил повернуть голову в его сторону у нее не было. Потому она все так же продолжала смотреть на сына, ощущая при этом на себе его взгляд. Она знала, что поправится. Как попытался пошутить измученный Ричард, и не такое переживали.

Завидев Тони, Кира вышла из комнаты, позволив им остаться наедине.

Едва за ней закрылась дверь, Тони как бы вышел из оцепенения, охватившего его, едва он увидел жену. Он шагнул к ней, и присел на рядом стоящий стул, боясь даже прикасаться к кровати. Малейшее движение может вызвать кровотечение, так сказал Ричард.

Но от прикосновения к ней он удержаться не мог. Нежно проведя тыльной стороной ладони по ее щеке, он легонько повернул ее лицо к себе. Его встретили счастливые глаза.

— У нас сын.

Голос звучал крепче, чем можно было бы подумать, едва ее увидев.

— Да, любимая.

— Я назвала его Алексом. Ты не против?

Против? Да как он может быть против? Он теперь вообще не знал, способен ли в чем-то ей отказать. Да он и сам думал так назвать своего сына, ведь благодаря умершему другу Дианы она сейчас жива. Тот Алекс подарил ему своей смертью самое огромное счастье, как же он может быть против.

— Конечно я не против. Я сам так хотел его назвать.

— Правда?

— Да.

На ее лице отразилось удивление, но не более.

— Тебе ничего не нужно?

Ему хотелось что-нибудь сделать для нее, но он не знал, что именно.

— Вода.

Он тут же потянулся к кувшину и наполнил ее стакан. Аккуратно поднеся его к ее губам, он осторожно приподнял ее голову. Напившись, она снова посмотрела на сына.

— Когда он вырастет, он будет похож на тебя.

— Ты так думаешь?

— Я в этом уверена.

Зевнув, она устало вздохнула.

— Я отнесу его в колыбель.

Тони с максимальной осторожностью поднял ребенка и перенес его в колыбель. Когда он вернулся назад, Диана уже спала.

Запечатлев у нее на лбу поцелуй и прошептав «спасибо», он уселся в кресло, намереваясь не отходить от нее все ближайшее время.

Глава 13

— Господи, Диана, ты хоть когда-нибудь поступаешь так, как тебе говорят.

Ричард безнадежно развел в сторону руки.

— Нет и ты это знаешь.

— Он уже знает об этом?

Диана покачала головой и отвернулась. Все ее внимание занимал ее ребенок. Какое ей было дело до того, что думают о ее поведении другие?

Она и сама знала, что ей еще рано вставать, тем более после таких родов, но ее гнали с постели мысли о матери, которая так больше и не встала.

— Ричард, если это тебя беспокоит, то уходи, не порти мне настроение.

— Ты невыносима.

— Знаю.

Она наклонилась, чтобы взять сына на руки, и услышала протестующий возглас у себя за спиной.

Покачав головой, она направилась к креслу, намереваясь покормить ребенка. Конечно, это ее намерение не осталось незамеченным ее пока еще не совсем окрепшим телом, но она не обратила на это внимания. К черту все эти хвори! У нее сильный здоровый сын, так почему у него должна быть слабая больная мать?

Сев в кресло, она рассердилась на все свое тело, вместе взятое. Помимо избиения Джейсоном, ее за относительно небольшое время ранили четырнадцать раз, трижды весьма серьезно, а она тем не менее была на ногах уже через две недели. Сейчас же она пролежала уже три, а легкая пульсирующая боль до сих пор присутствовала. Кира уверяла ее, что все в полной норме и причины этого она понять не может, что приводило Диану чуть ли не в бешенство.

Теперь же она решила, что нашла причину этого: ее неподвижность. При любом сколь бы ни было серьезном ранении, она всегда двигалась. Сейчас же подалась на уговоры и приняла постельный режим.

Дольше так продолжаться не может. К тому же, ей осточертело обращение всех с ней, как с калекой.

Аккуратно пристроив у груди Алекса, она взглянула на Ричарда.

— Послушай, я хоть когда-нибудь лежала после ранений?

— Нет.

Он был весьма не уверен, стоило ли ему отвечать, но и молчать тоже не мог. Он чувствовал подвох.

— Хоть когда-нибудь мне становилось плохо от активности после них?

— Не-ет.

На сей раз он ответил медленнее, начиная понимать, куда она клонит.

— Тогда какого черта я лежу сейчас?

Она сказала это достаточно тихо, но злость он видел и без крика.

— Ты ведь сам видишь, что мне от этого только хуже.

— Да.

— Значит я больше не услышу ни одного протеста?

— Нет. По крайней мере от меня.

— Вот и прекрасно.

Она перевела взгляд с него на ребенка, и он тут же смягчился.

— Тогда объясни это моему мужу, чтобы я лишний раз не нервничала. Хорошо?

— Хорошо. Но я от этого не в восторге.

Она улыбнулась ему, после чего он направился разыскивать ее вспыльчивого мужа.

* * *

Диана погладила по блестящей шее Зевса, улыбнувшись в повернутые к ней ясные глаза. Спустя два месяца после родов она, наконец, перессорившись почти со всем домом, направилась в конюшню с единственной целью — прокатиться верхом. Для нее это было необходимее воздуха, которым она дышала. Больше ее ничто не могло остановить.

Она считала себя не только выздоровевшей, но и отдохнувшей на несколько месяцев вперед.

Одним плавным движением взлетев в седло, она удовлетворенно вздохнула. Повернув рвущегося на свободу Зевса, она направилась к выходу из конюшни. Возле двери ее встретил разъяренный взгляд мужа, но она только кивнула и пустила коня легкой рысью, направляясь к воротам.

Тони сверлил ее спину своим взглядом до тех пор, пока она не скрылась за поворотом.

Невозможная женщина. Невозможная.

* * *

— Где ты была так долго?

Диана бросила перчатки на стол, небрежно опустившись в кресло. Кира принесла ей сына и сейчас она пребывала в самом доброжелательном настроении. После верховой прогулки она была так полна энергии, как никогда во время постельного режима.

И сегодня она выпустит эту энергию наружу. В этом она не сомневалась. И даже разъяренные, но уже потерявшие весь запал слова мужа ее мало задевали.

— Ты разве забыл, что я каталась верхом?

— Без иронии пожалуйста.

Она улыбнулась, и Тони сдался. В конце концов какой смысл спорить, если с ней все в полном порядке?

Подойдя к ней почти вплотную он присел, оказавшись с ней на одном уровне. Проведя тыльной стороной ладони по щечке сына, он посмотрел в глаза жене.

— С тобой правда все в порядке?

В его голосе звучало столько истинной заботы, что губ Дианы вновь коснулась улыбка. Она перевела взгляд с сына на мужа.

— Правда. Разве я когда-либо делала что-то неосмысленно?

Он знал, что это риторический вопрос. Конечно, она всегда знает, что делает, в этом он не сомневался.

Поднявшись, он помог встать Диане, и молодая семья направилась наверх укладывать свое чадо.

* * *

Тони лежал в полной темноте. Ему не хотелось зажигать свечи. Он вспоминал, сколько провел таких ночей вдали от нее, и сам удивлялся: как?

Глаза давно привыкли к кромешной тьме, в которой даже очертания предметов казались едва различимыми. Теперь он обрел все назад. И, как оказалась, вернув жену, он получил еще и сына. Как же удивится Стивен, который до сих пор не знает, что они с Дианой вновь вместе, ведь когда она ездила принимать роды у Мариши, они еще были в разлуке. То время они с Дианой негласно договорились забыть. Но вот такими черными ночами воспоминания выныривали сами.

Каким же он был дураком! Его гордость едва не стоила ему жены, сына и жизни. Теперь он это понимал как никто другой. Понимал он и свою жену, которая превозмогая ненависть к убийце ее сестры и друга, сумела простить его. Он знал — она любит его. Но не может сказать этого вслух. Из слов Ричарда он понял, что эти слова она когда-то говорила Алексу и Терезе, а теперь оба мертвы. В ее понимании они погибли по ее вине.

Попадись Сантьяго ему в руки, он сам его убьет.

Он не услышал, а скорее почувствовал, как открылась и тут же опять закрылась дверь. Не различил он и мимолетного движения, просто почувствовал ее присутствие, и приподнялся. Его жена стояла в двух метрах от кровати. Он различал ее силуэт среди других без помощи свечи.

Подойдя вплотную к кровати, она сбросила пеньюар, который с тихим шелестом опустился на пол. Переступив через него, она села на кровать. Его дыхание участилось.

— Не думаю, что тебе уже можно…

— Шшш…

Ее пальцы накрыли его губы, заставляя замолчать. Скользнув второй рукой по гладкой груди, она прижалась плотнее к нему. Со слабым стоном он впился в ее губы. Нежным, медленным поцелуем распаляя огонь желания. Чтобы ни случилось, он будет предельно осторожен.

Опустив ее на кровать, он накрыл грудь рукой, начав медленно поглаживать соски, мгновенно отвердевшие под его ласками.

Тело стало чувствительнее после родов, это было видно по быстроте ее отзыва на его прикосновения. Как давно он прикасался к ней, ему было сейчас все равно. Сейчас он намерен возместить все те потерянные часы их взаимной жизни.

Диане казалось, что он прикасается сразу ко всем частям ее тела, находя все более чувствительные к его прикосновениям точки. Его руки, губы, язык как будто были везде. Из ее груди вырвался стон, которому тут же вторил следующий. Он мучил ее, но пытка была настолько сладостной, что она убила бы любого, кто попытался бы его остановить.

Когда он наконец медленно, дюйм за дюймом вошел в ее разгоряченное лоно, она тихонько вскрикнула, и в ее мозгу родилась мысль: «я люблю его». Но она тут же похоронила ее, как какой-то проклятый предмет. Она не может его любить, не имеет такого права.

Но когда она возносилась на вершины экстаза, эта мысль вернулась, настойчиво пульсируя в мозгу…

Разбудил Диану настойчивый стук в дверь.

Кому понадобилось будить ее в такую рань? И тут же ответ возник сам собой. Ведь ей нужно кормить сына! Выбравшись из-под одеяла, она накинула пеньюар и взглянула на спащего мужа. Улыбнувшись, она направилась к двери.

Едва она закрыла дверь, как встретила встревоженное лицо Киры. Та стала своего рода няней ее сыну.

— Слава Богу ты здесь. Я уж и не знала, что думать, когда не обнаружила Алекса в его комнате…

Она перевела дыхание.

У Дианы все оборвалось и похолодело внутри. Не обнаружила в комнате?!

— Что значит не обнаружила в комнате?

Ее голос был безжизненно спокоен. Быстрым шагом она направилась к детской. С каждой секундой сердце билось сильнее от тревожного предчувствия. На ходу распахнув дверь, она бросилась к колыбели. Алекса там не было, но в углу под покрывалом лежало черное лебединое перо. Она буквально рухнула на пол. И в тот же миг дом огласил крик отчаяния и боли раненного животного, потерявшего своего ребенка.

— НЕТ, ГОСПОДИ, НЕТ! — она кричала, а слезы безудержным потоком лились по щекам. Она сжимала в руках перо и проклинала свою судьбу. — Нет, господи, прошу тебя.

Она молилась впервые в жизни.

Глава 14

Домой она вернулась лишь поздно вечером. Безжизненно спокойная, она сидела в своем кресле, глядя на огонь в камине. Никто из собравшихся в кабинете не проронил ни слова. В руке Диана крутила шпагу, вспоминая ее вес, ее приспособленность к ее руке. Она делала это бессознательно, но и остановиться почему-то не могла.

У камина Тони глядел на нее с таким же убийственным спокойствием. Он знал, что словами здесь не поможешь, потому предпочитал молчать, как и все остальные.

Солнце медленно клонилось к закату, а лицо Дианы становилось еще более мертвенно спокойным, чем еще мгновение назад. Прекрасное от природы лицо как бы затягивала черная мгла, не предвещающая ничего хорошего. Когда последний луч коснулся ее лица, она поднялась с кресла. Сейчас она больше напоминала черного ангела мщения, чем женщину. И сейчас она собиралась мстить. Кира поднялась вместе с ней. Она знала, что настало время идти.

Именно вечером, как это ни странно звучит, они отыскивали следы лучше всего. Стефани решили оставить под бдительным присмотром троих из «коршунов». Они жизнью отвечали за ее безопасность. С ними же осталась и Мари.

Больше она рисковать не намерена. Из этого боя выйдет только один из них. Она знала это точно так же, как и то, что завтра взойдет солнце.

Не говоря ни слова, женщины направились к двери. Тони последовал за ними. Но Диана резко обернулась.

— Ты останешься здесь.

— Он не только твой сын.

В голосах обоих был слышен металл.

— Я не буду рисковать тобой. И не смогу защитить вас обоих.

— Я сам могу себя защитить.

— Ты никуда не пойдешь.

Она развернулась к нему спиной, мысленно прося у него прощения за то, что собралась сделать. Как она и ожидала, он развернул ее лицом к себе. И в этот же момент ее рука взметнулась к его горлу. Одно мгновение — и он без сознания рухнул на пол.

— Позаботься о нем, Ричард.

С этими словами она покинула кабинет, даже не обернувшись назад, чтобы взглянуть на него. Пусть будет так. Пусть он лучше ее ненавидит, чем погибнет по ее вине.

* * *

Зевс шел, не издавая лишних звуков. На небе появился молодой месяц и его света вполне хватало Диане, чтобы не сбиться с дороги. Кира следовала на небольшом отдалении от нее.

Тут она резко натянула поводья и подняла руку вверх тремя пальцами. Для них это было равносильно — нашла следы. Диане не пришлось долго поворачивать Зевса, тот как бы сам чувствовал ответственность момента.

Да, следы были на самом деле. Практически незаметные на выжженной солнцем земле, но тем не менее следы. Кира свое дело знала. Всегда могла отыскать эти практически незримые следы, пусть даже на голом камне. Именно это ценила Диана в ней больше всего.

Проехав еще несколько метров, они остановились у непроходимого кустарника. Дальше верхом не поедешь. Бесшумно спешившись, они начали пробираться сквозь колючие заросли. За их спинами не дрогнул ни единый листик, ни одна веточка. Так они шли приблизительно десять минут.

Впереди их ждала недавно протоптанная тропинка. Здесь, в тени, трава выгорала не так быстро, следы было скрыть сложнее, но, похоже, никто и не пытался.

Дым они почувствовали одновременно. И замерли.

Нашли.

Рука Киры сама потянулась к ножу, но Диана лишь покачала головой. Они вернулись на несколько метров назад, так, чтобы их не заметили и не услышали. Знаками Диана приказала своей спутнице возвращаться за остальными. Она будет ждать ровно полчаса, а потом пойдет в наступление. Времени не так уж и много.

Кира кивнула, хотя ей больше импонировало перебить их всех сейчас, вдвоем. Но она так же знала, чем это может закончиться. Еще год назад они бы так и поступили, но не сейчас, когда на карту поставлена жизнь ребенка.

Кира бесшумно скользнула в тень среди кустов.

* * *

Тишина резала слух хуже выстрелов и грубых шуточек, присущих подобным шайкам. Даже ветер, казалось, не хотел нарушать этой тишины. Ни один листик не шелохнулся, не было слышно привычных ночных звуков: кузнечиков, отдаленного крика совы, будто бы все замерло в тревожном ожидании.

Мягкая зеленая трава заглушала звук шагов, которые и так были едва слышны. Каждый свой шаг Диана рассчитывала с ледяной точностью. Медленно уклоняясь от веток, дабы не потревожить их покой. Как бы она хотела, чтобы сейчас начался дождь. Погода как будто готовилась к нему, но отчего-то медлила. И без того черное небо затянуло тучами, которые теперь нависали серыми пятнами над кронами деревьев.

Она ждала.

Ровно полчаса она дала своей спутнице и теперь ждала. Сейчас ее меньше всего волновало то, вернется ли она отсюда. Главное — спасти сына.

Диана вслушивалась в окружающую тишину, пытаясь учуять опасность. Но слышала лишь тишину. Такая тишина присуща кладбищу. И пусть это место станет ее могилой, если она заберет с собой Сантьяго Беллини.

Одно только воспоминание о нем наполнило ее душу жгучей ненавистью, губы сжались в жесткую линию. Ярость, холодная, рассчитанная ярость.

Огонь. Она заметила и ощутила его в одно мгновение. Все, дальше идти нельзя. Взгляд сам следит за передвигающимися тенями перед огнем. В дом впустили не всех. Теперь она отчетливо видела дом, хотя он был далек от такого гордого названия. Покосившаяся крыша, в нескольких места виднеются черные дыры на месте бывших окон. Подойти к ним, пробраться внутрь. Но холодный рассудок сдержал. И на этот раз он сдержал от ненужной спешки.

Возможно он бы и продолжил сдерживать Диану, если бы внезапно ночную тишину не нарушил детский плач.

«Алекс, он никогда не плачет… так» — едва эта мысль родилась в мозгу, как все сдерживающие барьеры рухнули. Она мать и как любая мать пойдет на все ради своего ребенка.

Бросив взгляд в сторону огня, она улыбнулась. Мари эта улыбка уж точно не понравилась бы.

* * *

Посмотрев последний раз на распростертые тела, Диана направилась к дому. Заглянув в окно, она убедилась, что успеет первой добраться к сыну, а это главное. На остальное плевать.

Подойдя к двери, она поблагодарила тех, в кого еще верила, за то, что дверь как и весь дом оказалась гнилой и держалась всего на одной петле. Немного отойдя, она с размаху ударила ногой по двери, которая не замедлила с грохотом удариться об пол.

Воспользовавшись всеобщей растерянностью, Диана в мгновение ока оказалась возле сына.

Сантьяго был у противоположной стены. Его замешательство длилось не так долго, как остальных. Начав выкрикивать приказы, он в недоумении замолчал, когда Диана подняла пистолет и не раздумывая вогнала пулю в лоб его помощника. Он видел, как подымается вторая ее рука и понял, что эта пуля ему. Схватив пробегавшего мимо подручного, он подставил его под пулю.

Воцарилась тишина, даже ребенок, казалось, пораженный происходящим шумом, замолчал. Слышалось лишь тихое всхлипывание с его стороны.

Те, кто поумнее, решил, что лучшее — это бежать.

Сантьяго стоял молча.

— Ну что, теперь стрелять нечем, не так ли?

— Ты думаешь, тебе это поможет?

Заговоривший первым проигрывает битву. Сейчас же Сантьяго проиграл войну. И сознание этого наполняло сердце Дианы какой-то извращенной радостью.

Но что-то пошло не так. Она почувствовала это еще до того, как поняла, что же именно произошло. Вторая дверь, до этого совсем неприметная, с треском вывалилась со своего места, и из нее один за другим повалились новые бандиты. В тоже мгновение в проеме выбитой ею двери появились Тони с Ричардом, за которыми уже спешили Кира, Лайза и другие «коршуны».

Но маленькая комнатка не вмещала столько народу сразу и мозг Дианы сразу же подумал о худшем варианте этой схватки.

— Кира!

Она выкрикнула это еще до того, как та вступила в схватку. Растерянно обернувшись, она направилась к Диане, которая уже вынимала Алекса из импровизированной постельки.

— Вынеси его отсюда.

— Диана…

— Это не обсуждается. Увези его отсюда. Это приказ.

Кира смотрела в глаза подруге казалось целую вечность, тогда как на самом деле промелькнуло всего лишь мгновение. Все время, проведенное вместе, дружба, радость, боль — все вспомнилось в один миг. Передав сына на руки Кире, Диана отвернулась. Так она когда-то прощалась с Терезой, так она покинула могилу Алекса, лучшего друга. Сейчас она прощалась с сыном. И, возможно, жизнью.

Поборов секундную слабость, она окинула взглядом комнату. Сантьяго. Глаза искали его, но нашли лишь мелькнувшую в дверь тень.

— Ну нет. Сейчас ты не уйдешь.

* * *

Сантьяго оглянулся. Снова она осталась ни с чем. Жаль конечно, что не удалось ее убить, но кто ж думал, что она так быстро его найдет. Прошлый раз прошло несколько месяцев.

Жаль.

Это был прекрасный план. Прекрасный. Как же он забыл о ее «коршунах», будь они все прокляты. Тоже мне лебедь. Будь она трижды проклята. Когда он узнал, что его враг женщина, его чуть удар не хватил.

Женщина, черт бы ее побрал.

Ах, еще бы пару секунд, и она была бы уже мертва. Хотя кто знает, может она и мертва. Как же, будет она защищать себя, когда рядом ее звереныш. Вероятность есть, есть. Как бы он хотел, чтобы ее убили.

Но даже если и нет, то он найдет несколько человек, которым будет интересно узнать, кто же скрывается за маской Ночного Лебедя. Тогда-то все будет выполнено без его вмешательства. Чужими руками…

— Стой, скотина.

Он замер, едва заслышал этот голос. Как?

— Ты думал, что и на этот раз тебе удастся уйти?

Он не оборачивался, а медленно доставал едва заметный пистолет. Что ж, он убьет эту сучку своими руками.

— Сперва я хотела дать тебе шанс защищаться, теперь же просто зарежу, как того и заслуживает такое животное, как ты.

Диана ступила вперед, и он тут же оглянулся, направив в ее грудь пистолет. Не раздумывая, он нажал на курок. У него только одна попытка, и он ею воспользуется, иначе…

Быстрый свист, и она останавливается.

Диана даже не успела понять, что произошло, как ее левую сторону что-то обожгло невыносимой болью. Едва оставаясь на ногах, она опустила взгляд на свою грудь, из которой сейчас, пульсируя, выбивалась горячая кровь. По инерции ее рука потянулась к третьему пистолету, по инерции она поднялась, но уже затуманившиеся глаза сами нашли цель, а пальцы нажали на курок, прервав доносившийся откуда-то смех.

Пистолет выпал из ее руки, и она рухнула на траву.

* * *

Едва заметив ее исчезновение, Тони бросился на ее поиски. Он заметил, куда она повернула, бежал по ее следу, но не успел. Едва услышав выстрел, он замер, но еще больше похолодел, когда услышал второй. Рванувшись с места так, как будто его гнали все ведомые и неведомые силы, он выбежал на небольшую поляну. И замер. Первые капли дождя ударили ему в лицо, но он не ощутил этого.

На траве лежала Диана и из раны в ее сердце текла кровь. Невдалеке лежал его дядя, с пробитым черепом. Должно быть второй стреляла она.

Но это не имело значения.

Подбежав к ней, он опустился на колени и приподнял ее голову.

— Диана, господи.., ответь, прошу тебя…

Но она молчала.

Не раздумывая, он ударил несколько раз ее по лицу. Несколько секунд никакого результата, но потом ее глаза медленно открылись.

Холодные капли дождя падали на ее лицо, но она не ощущала этого, она уже не ощущала боли, исходившей из груди. Она не ощущала ничего. Ничего, кроме того, что ей нужно открыть глаза.

— Тони… Я знала, что ты придешь… Я знала, что смогу попрощаться…с тобой… Я люблю…

Боль пронзила все существо Дианы и вскрикнув последний раз, она опустила голову, так и не договорив слова, которые вынашивала так долго.

— НЕТ, ГОСПОДИ, НЕТ.

Тони поднял неподвижное тело и прижал его к груди. Раскачиваясь из стороны в сторону, он сердцем отрицал то, что понимал мозг.

— Нет.

Его слезы смешались с каплями дождя, холодным потоком падая на землю, красную от пролитой крови.

— Нет.

Шептал он, обращаясь неизвестно к кому.

Ночной Лебедь спел свою лебединую песню.

Эпилог

Слезы подступили слишком близко, и Мари отвернулась, чтобы их никто не заметил. Даже сейчас, по прошествии стольких лет, при воспоминании о том дне, слезы норовили выплеснуть наружу.

— Мари?

Стефани подбежала к ней и обняла. Она знала, что ей сейчас не по себе и пыталась поддержать ее, как могла. В свои пятнадцать лет она была не только прекрасна, но и очень сообразительна. К тому же она всегда чувствовала перемены настроения у близких ей людей.

Алекс тоже встал со своего места.

Подойдя почти вплотную к Мари, он посмотрел на нее с высоты своего роста. Как и любой ребенок, он считал, что в девять лет он ничем не уступает взрослым. И как любой будущий мужчина, знал, когда нужно утешить женщину.

— Не расстраивайся, Мари. Все в порядке.

Мари подняла на него свои глаза и улыбнулась, не смотря на жгущие глаза слезы. Этот маленький сорванец, который уже чертовски красив, в будущем разобьет не одно сердце. Даже сейчас он ведет себя так, будто всю жизнь только тем и занимался, что утешал женщин, а что же будет потом, когда он вырастет?

— Лучше расскажи, что было потом?

Вот и утешил. Она готова была рассмеяться его детской непосредственности.

— Дальше…

— Да, что было дальше? — настырно подгонял он ее, желая узнать конец ее рассказа.

— Да, Мари, что же было дальше?

Улыбаясь и держа на руках Кристофера, сына Мари, Диана подошла к детям, ожидая продолжения рассказа.

— Мама!

Алекс сорвался со своего места и, подбежав к матери, обнял ее , выжидающе уставившись на нее. Диана рассмеялась и, наклонившись, поцеловала подставленную щеку. Взъерошив волосы на его головке, она посмотрела на Мари, ободряюще улыбнувшись ей.

Мари кивнула и продолжила.

— Тони поднял раненную жену и понес ее к ожидавшим их лошадям. Когда Ричард заметил, в каком состоянии находиться Диана, ему стало не по себе. Вдвоем они доставили ее домой и, не долго думая, Ричард начал операцию. Как он потом сказал, еще хотя бы на два миллиметра ниже, и она бы не дожила до дому. Но спустя четыре дня, никто уже и не знал, что было бы лучше, умри она сразу или нет. Все эти дни ее не оставляла лихорадка, она ни разу не пришла в себя. Все уже отчаялись окончательно, ведь даже воду она проглатывала с трудом. Тони был не в лучшем состоянии, чем она, будто бы его тоже ранили. Но на пятый день она открыла глаза и на испытующие взгляды всех собравшихся промолвила одно единственное слово: «жива».

Мари закрыла глаза, как будто бы пережила все те события заново.

— Мама, а то, что рассказала Мари, правда?

Алекс упрямством ничем не отличался от родителей и потому верил только их словам.

— Да, Алекс, правда.

Он задумчиво отвернулся, а потом неожиданно развернулся и упрямо направился к дому. Молча пройдя возле бабушки и дедушки, он все шел к дому.

— Алекс?

Окликнула его Диана.

Он вопросительно обернулся.

— Что-то случилось?

— Нет, мне просто нужно поговорить с папой.

Снова отвернувшись, он побежал к дому.

— Что это с ним?

Кетрин подошла к дочери и вопросительно посмотрела на нее. Федерико подошел сзади и слегка обнял ее за талию. После свадьбы они редко расставались.

— Ничего, он просто хочет поговорить с Тони.

— А почему он нас даже не заметил? — спросил в свою очередь Федерико.

— Он задумался.

— Его я понимаю еще меньше, чем тебя, Диана.

— Главное, что его понимаю я.

Она передала Кристофера матери и посмотрела в сторону дома. Она обрела свой смысл жизни и теперь не собиралась его терять.

— Мама — Стефани подошла к ней поближе. — можно я покатаюсь верхом?

— Конечно. Только переоденься.

— Хорошо.

И она неспешной походкой направилась в дом, на прощанье пожелав всем хорошего дня.

— Она так похожа на Терезу.

Федерико посмотрел вслед внучке.

— Да. Очень похожа.

И Диана знала это лучше кого-либо другого. Знала она также и то, что характер, в отличие от внешности, она взяла от отца.

* * *

— Мне нужно встретиться с леди Дианой Олбрайт.

— Позвольте узнать Ваше имя, сэр.

— Оно Вам ничего не скажет.

Молодой человек, лет восемнадцати, смотрел на дворецкого с достоинством, ничем не уступающим аристократическому.

Короткие каштановые волосы, красиво подчеркивали загар, а золотистые глаза смотрели упрямо. Стефани заметила его, едва войдя в дом.

Кто он?

— Что Вам нужно?

Она направилась к парню, продолжавшему стоять в дверях и упрямо смотревшему на дворецкого.

Парень повернулся на голос и едва удержался, чтобы не измениться в лице. К нему приближался ангел из плоти и крови.

— Как я уже сказал, мне нужно увидеть леди Диану Олбрайт.

— Кто Вы?

— Это Вам ничего не скажет.

— Я дочь леди Дианы, так что будьте любезны отвечать на мои вопросы — упрямо сказала она и едва заметно кивнула Майклу, чтобы тот позвал Диану. Дворецкий бесшумно направился искать хозяйку.

— Простите за бестактность, миледи, но, как я уже сказал, мне нужны не Вы.

— Мне все равно, кто Вам нужен. Вы находитесь в моем доме, так что будьте любезны и ответьте на мой вопрос. Иначе убирайтесь отсюда.

— И кто же меня отсюда выгонит, если дворецкого и того Вы отпустили?

Глаза Стефани приоткрылись и тут же сузились. В них заплясали огоньки ярости. Еще никто из молодых людей ей не перечил. Никто.

— Убирайтесь отсюда.

И она сделала несколько шагов вперед. Подойдя к двери, она собралась ее закрыть.

— Ну уж нет.

Он ступил вперед и оказался в нескольких дюймах от нее. Не долго думая, он наклонился и впился в эти мягкие и податливые губы.

Сперва Стефани даже не поняла, что произошло. Но когда его рука скользнула на ее талию и притянула ее к его мускулистому торсу, а язык попытался проникнуть в ее рот (можно сказать не безрезультатно), она резко отшатнулась. Даже не столько поражаясь тому, что он позволил себе сделать, а тому, как отреагировала сама. Парень, похоже, тоже был немного шокирован.

Услышав шаги приближающихся людей, она готова была сгореть со стыда, а потому резко рванулась и побежала вверх по лестнице.

Он сперва хотел было последовать за ней, а потом остановился, сам не понимая, что же произошло и как он умудрился допустить такое.

— Стефани?

Диана посмотрела вслед взбегавшей по лестнице дочери и нахмурилась. Та на мгновение остановилась, а потом медленно продолжила свой путь.

— Мама, выгони пожалуйста из дома этого грубияна, пусть он научится вести беседу, для начала.

Диана перевела взгляд на парня, стоявшего у двери. Тот, похоже, тоже был зол.

Но тут она обратила внимание на черты его лица. Это точно он, вырос, конечно, но он.

— Джордан?

— Миледи.

Он слегка склонил голову, приветствуя хозяйку дома.

— Не ожидала тебя здесь увидеть. Что-то произошло?

На мгновение его лицо приобрело каменное выражение, но потом он ступил вперед и протянул ей конверт.

— Отец хотел, чтобы я передал его вам.

Диана посмотрела на конверт и нахмурилась. Развернув письмо, она нахмурилась еще больше.

Дорогая Диана.

Когда ты будешь читать это письмо, меня уже не будет в живых. Жаль, но сердце в последнее время работает все хуже. Надеюсь, ты помнишь моего сына, Джордана.

Это письмо я пишу именно из-за него.

Ты знаешь, я не так уж и богат, а все, чем владею, это благодаря тебе. Потому именно тебя я прошу позаботиться о моем сыне и о том, что я смог оставить ему в наследство.

Жаль, что я не смог увидеть тебя перед смертью, но и не хочу, чтобы ты видела меня таким.

Прощай, мой друг.

Всегда твой, Даниель.

Когда это произошло?

— Восемь дней назад, миледи.

Она покачала головой.

В этот момент к ней подошел Тони и обнял за талию.

— Джордан, позволь представить тебе моего мужа, Энтони Олбрайта.

— Ваша светлость.

Джордан поклонился так же, как и Диане, слегка наклонив голову. Тони же, наоборот, протянул ему руку и покачал головой.

— Твой отец говорил тебе о том, что здесь написано? — продолжала между тем Диана.

— Нет.

Она протянула ему письмо и подождала, пока он прочтет.

Отвернувшись, Джордан посмотрел на дверь.

— Добро пожаловать в наш дом, Джордан.

И все вместе они направились в гостиную, праздновать появление нового члена семьи , а также заставить его почувствовать себя здесь действительно дома.

Возле двери Тони попридержал Диану и прошептал ей на ухо.

— Я люблю тебя, миссис Олбрайт.

— А я люблю Вас, мой герцог.

Поцеловав его чуть ниже уха, она вошла в гостиную, оставив раздраженного мужа стоять у двери.