/ Language: Русский / Genre:love_contemporary / Series: Рассказы

Эта стерва

Ирина Степановская


Ирина Степановская

Эта стерва

Майские праздники отмечать решили на даче. Да и условия — погода, теплая, радостная, и большой новый дом, только что отстроенный на месте прежней фанерно-деревянной дачки родителей, и выдержанная, проверенная временем компания, — все способствовало удачному выполнению задуманного плана. Сразу решили, что «лишних» людей не будет. Мужчины женаты были на сестрах, а сами являлись двоюродными братьями, это случается нередко в семьях, где обе дочери умницы и красавицы. Старшая приводит в дом жениха, тот, узнав, что у нее есть сестра, приводит брата — и вот счастливые родители готовят уже не одну, а сразу две свадьбы. Но в нашем случае свадьбы были отделены одна от другой значительным промежутком времени. Из этих двух пар сначала женились младшие — Ирина и Сергей. Свадьба их тоже, кстати сказать, пришлась на весну, на 9 мая. Первый день гуляли в городе, а потом поехали на дачу. И тут уж поздравлять молодых явилась половина дачного поселка. И не было в этом ничего удивительного, потому что участки земли в этом месте давали в один год работникам одного предприятия, а родители Ирины и ее старшей сестры Ольги были на этом предприятии известными работниками, сами всех знали, да и другие знали и уважали их.

Столы тогда накрыли в саду, под огромной корявой яблоней. Она еще не цвела, только чуть распустила листочки. Зато вишни вокруг за одну теплую ночь внезапно и бурно покрылись шапками нежных цветов. И зрелище накрытых, составленных вместе столов перед дачей на лужайке с только-только еще вылезающей под солнцем травой, в окружении свеже-выбеленных, цветущих вишневых деревьев, весенней земли, вскопанной двумя парами молодых мужских рук, да звук веселых, а к вечеру и печальных песен долго еще вспоминались в поселке. Даже счет времени теперь шел от этой свадьбы.

— А когда это было? — спрашивал кто-то из старожилов.

— Да в ту весну, когда Цветковы младшую дочку замуж выдавали.

Дочерей Цветковых тоже знали и любили. Дочери были красавицы. Младшая, Ирина, белокурая, стройная как березка, заканчивала тогда институт иностранных языков. А старшая, Оля, уже работала в школе и, несмотря на молодые годы, была уже назначена завучем. Была она, правда, крупнее, дороднее, чем младшая сестра, но ее осанистая фигура с красивой головой, с копной пышных вьющихся каштановых волос, уложенных в прическу, всегда в первую очередь привлекала внимание. Оля считалась в семье главной. Она во всем помогала матери, хрупкой, на вид болезненной женщине. Ирина Олю слушалась, и даже отец советовался со старшей дочерью по всем важным вопросам.

Сергей учился с Ирой на одном факультете, а вот его двоюродный брат Федор к тому времени уже окончил автодорожный институт и работал пока в цехе на ЗИЛе. Увидев Федора, мать с отцом Ирины только переглянулись. Вот был бы хороший жених для старшей дочери! Такой же большой, как она, серьезный, красивый! И не такой смазливой красотой, какой красивы тоненькие мальчики, танцующие по клубам, а красотой настоящего «расейского» мужика, Ильи Муромца, который и топор в руках держать умеет, и никакой работой не гнушается, а уж если молвит слово, то будет оно веским, хозяйским, прочным, незыблемым на долгие годы. Да только на свадьбу к брату Федор пришел не один.

— А это что за пигалица, едва достает Федору до плеча? — Мать быстро кинула взгляд на дочку Олюшку, потом снова на пигалицу. Никакого сравнения! Ну не пара эта пигалица Федору, просто не пара.

— Познакомьтесь, пожалуйста. Это моя жена Мила.

— Люся, — поправила Федора пигалица и протянула для приветствия руку.

Вот так Люся! Жена! Какой афронт! А пигалица глазищи свои зеленые прищурила, как лиса, и говорит эдак громко, на всю комнату:

— Извиняюсь, если нарушила ваши брачные планы. Федор, увы, уже занят. Мой!

Ведь первый раз вошла в дом, никого не зная, и сразу все поняла! Вот ведь стерва! Таких поискать еще надо!

Детей у них не было, но Федор глаз с Люськи не сводил. И звал он ее странно — Мила. Мила — значит, красивая, милая. А какая эта рыжая Мила? Кошка драная! Волосенки перьями крашенные, рот до ушей, вся в веснушках, глаза хитрющие! Ведь не смотрит, а все видит под землей на четыре этажа! И родня у нее — мать-уборщица да отец-алкоголик…

Родители и сестра Ольга Люську невзлюбили люто и сразу. Сергей относился к ней равнодушно, а Ира, единственная в семье, не считала зазорным дружить с новой родственницей. Она находила Люську и озорной, и симпатичной, и с чувством юмора, и вовсе не удивлялась, что это такой сугубо положительный Федор нашел в маленькой стервозной девчонке. Ира с Сергеем жили с родителями дружно, и Федор, к тому времени уже основательно вставший на ноги, чтобы быть поближе к семье брата, купил по случаю домик с участком в том же дачном кооперативе, на той же улице, только повыше, на горке, поближе к лесу. Домик он утеплил, покрасил, сам сложил печку, пристроил веранду, в общем, домик получился хоть крохотный, а всем на загляденье. Но несмотря на домик, на кусты смородины, на квартиру в Москве, в один осенний дождливый день Люська покинула Федора. Причем ушла в одночасье, без скандала, оставила невразумительную записку и исчезла из квартиры с одной небольшой сумкой личных вещей.

«Ты, Федя, хороший человек, — написала в записке Люська, — но с тобой проживешь — не поймешь, зачем жил. Ты меня не ищи, я полюбила другого».

Федор долго горевал над этой запиской. Люськин новый муж оказался, в конце концов, каким-то поддельным фирмачом, а в прошлом карточным шулером. Вскоре его посадили, и Люська осталась с крошечной дочкой на руках и с родителями-пенсионерами. Кто видел, говорили, что дочка просто копия Люськи — один в один. А потом Люська с дочкой куда-то уехали, родители Люськины в дачке той, Федором отстроенной, не появлялись, хотя он еще до развода с Люськой переписал дачку на них. В общем, жизнь как-то текла, одни поколения дачников сменяли другие, и пришло время — рана Федора стала затягиваться. Потом общими усилиями Ирина и родители стали потихоньку сводить Федора с Ольгой, хотя оба были уже к тому времени не первой молодости; в общем, некоторое время спустя Федор женился на Ольге. И началась в этой семье новая жизнь.

Оля преуспевала. Была она все такая же осанистая, красивая. Стала директором школы, внедрила новые методы обучения, слыла на хорошем счету, зарабатывала прилично. Сергей с Ириной работали за границей, в прошлом году вернулись на родину, устроились на работу в хорошую фирму. Федор же стал настоящим боссом. С завода давно ушел, открыл свою торговлю автомобилями, закрутил дело с японскими фирмачами, резко заматерел и пошел в гору. Оля успевала и работать, и обеспечивать налаженный быт. Когда надо было, привлекала к делу родителей. Те никогда не отказывали. Хозяйство было поставлено на широкой, добротной основе, капитал приумножался, в загашнике уже были и владения землей, и отличная квартира в самом центре, с видом на Москву-реку у Киевского вокзала. И теперь вот на расширенном и благоустроенном участке, на котором уже не осталось ни грядок, ни вишневых деревьев, выстроен был трехэтажный дом с зимним садом и городскими удобствами. И дом этот возвышался над всей округой, как дворец в мавританском стиле, и старые дачники, проходя мимо, только прищелкивали языками и говорили:

— Да, поднялись Цветковы через своего зятя. Молодец, мужик! Сам всего добился.

Проект этого загородного дома выбирала по своему желанию Оля. А от старых построек на участке остались баня и обветшалый сарай. Баню предполагалось в будущем перестроить, а сарай разобрать. Сейчас там хранился старый хлам, доски, ржавые кастрюли, бочки да веревки. Через щель в стене сарая видна была улица, и Оля настаивала, и Федор сам хотел, обнести этим летом участок кирпичным забором, чтобы уж точно чувствовать себя в своем доме как в крепости.

— Зачем всем знать, что делается у нас в доме? — говорила Оля. — Да это и небезопасно по нынешним временам.

И Федор с ней соглашался.

Переливающаяся ярко-синяя красавица «тойота» чуть слышно дрогнула от поворота ключа в замке в предвкушении гонки и разочарованно мелодично сыграла отбой, когда Федор открыл ее переднюю дверцу в ответ на восклицание жены:

— Федор! Хлеб-то забыли в Москве купить! Придется тебе съездить в местный магазинчик. Да купи вермишели про запас на лето!

Магазин находился в конце пыльной улицы, на пригорке у леса, и «тойота», брезгливо, еле слышно ворча мотором, двинулась со двора, зная, что хозяин, если ему дать волю, не будет ходить пешком даже в туалет. Поездки по поселку «тойота» не любила. Разогнаться негде, а блестящие перламутрово-синие бока мгновенно покрываются пылью. Но с хозяином не поспоришь, и, послушная чуть заметному надавливанию на педаль его ноги, красавица машина выплыла со двора и устремилась в гору.

Федор чуть-чуть подправлял двумя пальцами руль и рассеянно смотрел на дорогу, выбирая наименее пыльные участки. Жизнь кипела по сторонам. То здесь, то там виднелись обнаженные на первом солнышке спины дачников, вскапывающих землю под картошку. Кое-где уже стали подниматься в небо дымки шашлыков. Нежной, прозрачной еще зеленью кудрявились смородиновые кусты. «Тойота» шутя, с места взяла пригорок, и Федор, увидев, что дверь в магазин открыта, облегченно вздохнул, что сумеет быстро выполнить поручение жены, и одновременно ощутил какое-то беспокойство. Все дело было в том, что тот домик на пригорке, рядом с которым теперь выстроили магазин, оказался обитаем. Несколько лет он стоял на отшибе одинокий, заброшенный, с заколоченными окнами, с облупившейся, еще Федором нанесенной краской. В прошлом году дорогу к поселку провели и с другой стороны, через лес, где было короче, поставили там магазин, — и пригорок, что раньше был на отшибе, теперь оказался на въезде в поселок, прямо напротив шлагбаума, рядом с будкой сторожа. Такое местоположение автоматически увеличивало стоимость дачки.

«Продали, наверное», — подумал Федор, и непонятно почему сердце у него защемило. Ему не хотелось, чтобы в доме, который он построил практически заново, оказались посторонние люди. С Люськиными родителями он ведь никогда не ругался. Люськина мать всегда, когда видела Федора, осеняла его по-старинному крестным знаменем, чтобы Господь Бог его хранил, и просила непутевую ее Люську простить, а отец тайком просил в долг на бутылку, и Федор ему частенько давал. Но давно уж не видел Федор никого из Люськиных родственников. Так давно, что стал даже их забывать. А вот сейчас всколыхнулось сердце.

«Тойота» подкралась поближе. Краска на подоконниках блестела свежей небесной голубизной, стекла окон были чисто промыты, на двери висела тюлевая занавеска от мух, и маленькая сгорбленная фигурка копалась в огороде. Приглядевшись, Федор узнал спину Люськиного отца. «Значит, не продали! — почему-то радостно стукнуло сердце. — А старик-то, однако, сдал! Постарел! А ведь лет-то ему не много». С сожалением Федор посмотрел на бывшего тестя, но останавливаться не стал. Зарулил к магазину, купил все, что было велено, и поехал домой. На обратном пути посмотрел в сторону дачки, но никого больше не увидел. Окна были зеркально-чисты, а огородишко пуст. Федор закурил и поехал дальше. В животе у него заурчало от голода и в предвкушении празднества.

Ольга с Ириной в огромной кухне нарезали салаты. Свежий воздух трепал занавески, солнечные лучи ласкали янтарную, гладкую поверхность кухонного гарнитура. Для загородного дома гарнитур решили заказать наш, отечественный. Итальянская мебель стояла в городской квартире.

— Хорошо у вас! Просто чудесно! — Ира разогнула затекшую от работы спину, закинула за голову руки. — Молодец, Федор!

— При хорошей-то жене и мужик хороший! — заметила мать, помешивая в кастрюльке что-то мясное, пахучее, аппетитное.

— Я просто делаю все, что должна уметь делать женщина, — скромно сказала Ольга, потупив глаза.

Ирина посмотрела на нее пристально, хмыкнула.

— Абсолютно все! — добавила Оля, и обе женщины прыснули от смеха.

Сергей со своими двумя мальчиками, Ирина родила их, когда они жили за границей, на боковой стороне дома устраивали что-то вроде импровизированного теннисного корта. Мячом предполагалось лупить о стену. Когда раздались первые удары, шум и крики возросли многократно.

— Они окно разобьют! — сказала Ольга и, высунувшись из окна, закричала вниз сердитым учительским голосом.

— Ничего не случится, ты просто не привыкла к детям, — сказала Ирина. — С ними Сергей, он их остановит, если чересчур расшалятся.

— Я не привыкла? У меня их тысяча человек в школе.

— То на работе. Это совсем другое дело.

— Ну уж не по моей вине у меня нет детей. И прежний брак Федора был бесплодным! — Ольга покраснела, и на шее у нее появились пятна.

— Не обижайся, я ведь все понимаю! — подошла к ней Ирина и обняла за роскошные плечи. — Зато ты вон какая красавица! Королева! А я после родов совсем расплылась.

Как ни любили сестры друг друга, а упоминание о том, что старшая стала красивее младшей, развеселило Ольгу, и хорошее настроение вернулось к ней. Бабушка тоже выглянула в окно, но никакой опасности для внуков не увидела и поэтому переключила взгляд на дорогу. Кухня, одновременно и столовая, располагалась на втором этаже дома, и с этого наблюдательного пункта местность просматривалась далеко. Залитая солнцем дорога была практически пуста, если не считать невысокой женской фигурки, свободным легким шагом двигавшейся по обочине. За женщиной несколько сбоку вприпрыжку бежала девочка лет пяти.

— Надо же! Эта стерва идет! — воскликнула в сердцах бабушка, сдвигая на лоб очки, чтобы лучше видеть. — Появилась откуда-то как снег на голову! Видно, прослышала, что мы будем тут. Да еще с девчонкой! А девчонка такая же рыжая, как лиса! Хорошо, что Федора дома нет.

— Мама, ну что ты ругаешься! Девочка симпатичная, я ее видела, да и Люська ничего, хорошо сохранилась. Не скажешь, что ей скоро уж тридцатник. Будто девочка. — Ирина опять взяла в руки нож и достала из банки соленые огурцы.

Ольга критически оглядела себя в зеркальной двери шкафа, пожала плечами:

— Федор говорит, что любит, когда женщина фигуристая! — Она подошла к окну и спряталась за шелковой занавеской, с любопытством поглядела на дорогу, потом на Ирину. — И этого сморчка я должна опасаться?

Ирина тоже подошла к окну, глянула вниз. Люська шла мимо их окон, не замечая их, не глядя на прекрасный дом. Была она такой же худосочной и щупленькой, ее мальчишеские бедра и маленький зад обтягивали голубые старые джинсы, кроссовки на ногах были еще, похоже, с советских времен, а светлая, из некрашеной шерсти, домашней вязки кофта болталась на ней как на вешалке. Только лицо у Люськи немного вытянулось, осунулось, но было такое же веселое, неунывающее. На девочке была красная, не по росту куртка и выцветшие штаны, но и она чирикала весело, как воробушек, а ее рыжие волосы, на макушке стянутые резинкой в два задорных хвостика, сияли на солнце, будто бока медного старинного таза, в котором хорошо летом варить варенье.

— Дочка-то у нее от кого? — спросила Ирина.

— От мошенника, что в тюрьме сидит! — сердито ответила мать. — Где-то ведь они там жили, на Севере, где он сидит.

Там и девочка родилась. А теперь, видать, назад приехали, будут теперь здесь глаза мозолить. Не было печали!

— Да нам-то что, мама! — сердито сказала Оля. — Мало ли кто сюда приедет! Давайте на стол накрывать, а то мужики с голоду умрут. — И, широко раскинув красивые полные руки, Ольга взмахнула кружевной белоснежной скатертью, накрывая просторный овальный стол. — Вон уже и Федор приехал! — И действительно во двор медленно вкатилась синяя «тойота».

Угощение удалось на славу. Каких только вин и закусок не было на столе! Каких только салатов! А горячих блюд на выбор целых три. Особенно удалась жареная утка по-французски с апельсинами. Мальчишки уплетали утку за обе щеки. Взрослые шутили, смеялись, подливали друг другу вино. Только Федор был молчалив, да он и всегда был не очень-то склонен к разговорам. Наконец он положил салфетку и вышел из-за стола.

— Обед был отменный! Пойду подышу! Но вечером во дворе шашлык из осетрины! Любимое Олино блюдо! — заявил Федор и, поцеловав жену в макушку, пошел во двор, отяжелев от сытости, от вина, от водки. Но настроение у Федора было поганое. Что-то свербило у него в груди, что-то ныло, тянуло, скребло. Было не по себе, беспокойно. Куда-то звали весенний воздух, запахи прогретой солнцем земли. И Федор боялся признаться, что виной этому состоянию — до блеска промытые окошки в маленьком доме на бывшей околице да две щуплые фигурки, которые он видел только со спины, сворачивая на машине в свой двор.

«Это Люська, — подумал он. — Точно она. С дочкой, наверное. Вон скачет, одуванчики собирает. Уже целый букет набрала!» Он сосредоточил внимание, чтобы правильно въехать в полураскрытые ворота в старенькой еще, деревянной ограде, но подумал, что отдал бы сейчас все на свете, чтобы оказаться хозяином не этой огромной домины, а того маленького домишки с чистыми окнами, и чтобы эти две маленькие одинаковые фигурки возвратились туда с прогулки, пыльные и довольные, и с порога закричали: «Есть хотим!», немытыми руками налили бы молока из пакета, отломили хлеба и, громко хохоча, стали бы запихивать хлеб в рты, пить, торопясь, молоко, проливая на кофты белые капли.

«И зачем мне этот дом? И зачем эта чрезмерная еда и вообще все это…» Федор пересек двор и вошел в сарай. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь щель между досками, расцвечивали воздух прозрачными полосами, в которых отчетливо были видны миллионы пылинок. Он сел на старую деревянную лавку, которая раньше стояла возле ворот. Теперь на ней грудой был навален всякий хлам, перевернутые алюминиевые тазы, ведра, старые березовые веники. Тут же лежал свернутый моток бельевой веревки. Федор с силой выдохнул воздух, сказал что-то наподобие «х-ха!», посмотрел наверх, оценил на глаз прочность потолочной балки, взял в руки моток веревки и закрыл дверь, всунув в ручку деревянный черенок старой лопаты.

— Не-за-чем жить! — громко, нараспев произнес он и стал, размотав веревку, делать петлю.

Мать после обеда ушла отдыхать, а Ольга с Ириной мыли на кухне посуду.

— Не могу привыкнуть к посудомоечной машине, — сказала Оля. — Все время кажется, что или посуда не промыта, жирная, или что от нее моющим средством пахнет.

— Кому суп жидкий, а кому жемчуг мелкий, — засмеялась Ирина и понесла стопку чистых, вытертых тарелок в шкаф. — Ого! Сколько сучьев для костра насобирали! Можно подумать, что не наелись! — засмеялась она, увидев, как рьяно взялись ее мальчики и Сергей за подготовку к вечернему пиршеству.

— А Федор где? — спросила Оля.

— Я видела, он к сараю пошел.

— Хозяйственный мужик, без дела сидеть не может. — Оля одобряла любые действия мужа. Ира искоса глянула на нее, и какая-то странная мысль мелькнула в ее взгляде. Но Оля ничего не заметила.

— Порядок навели, пойду пока тоже прилягу. — Она ушла в спальню, а Ира задумчиво села у окна. Мальчишки складывали впрок ветки шалашиком, а Сергей руководил этим важным занятием.

— С праздником вас! — вдруг раздался за его спиной женский хрипловатый голос. Сергей обернулся. С той стороны штакетника, скрывавшего ее по грудь, стояла Люська. Дочку ее из-за забора не было видно. — С Федором хочу поговорить, позови! — Люська спокойно улыбалась, прямо смотрела на него. Сергей не нашелся что сказать, пожал плечами: «Сейчас!» Мальчишки, привлеченные происходящим, повисли на заборе, уставились на девочку. Та, не смущаясь, стояла прямо, смотрела на них. Одуванчики в ее руке слегка привяли, закрыли головки. Нос и щеки были вымазаны их соком. Сергей пошел в глубь двора, сообразил, что Федор в сарае. Подошел, стал дергать за ручку дверь. Она не поддавалась.

— Эй, Федор! Тут тебя спрашивают! — осторожно наклонившись к двери, сказал он. — Люська пришла. Не знаю, ты выйдешь?

Сначала ответом ему было молчание, а потом в сарае раздался такой грохот, какой может издавать или небольшая разорвавшаяся ракетница, или обвалившаяся с потолка балка. Последнее и случилось на самом деле. Федор, уже стоявший на скамье с петлей на шее и в последний раз примерявшийся, »выдержит ли подгнившая балка вес его тела, услышал слова Сергея и в щель сарая увидел Люську, стоящую за забором. Мгновенно он рванулся вперед, сдергивая с шеи веревку, на какой-то миг повис на руках и этим вызвал строительную катастрофу. Балка сломалась со страшным грохотом, но он этого даже не заметил, потому что, свалившись, быстро вскочил, подвернув ногу, но, не обращая никакого внимания на боль, еле сдерживая дыхание, выскочил из сарая. Сердце у него колотилось бешено, однако к забору он пошел медленно, наклонив голову, как бык, потому что не хотел, чтобы Люська видела краску, залившую его лицо, будто у мальчика. Сергей, удивленный грохотом, пошел в сарай, а из дома уже бежала во двор испуганная Ирина.

— Пройдемся, погода хорошая! — сказала Федору Люська как ни в чем не бывало. Будто они виделись только вчера и не расставались на столько лет. Федор вышел, плотно закрыл за собой калитку. Люська взяла за руку дочку. — Соси медленнее! Другого не куплю! — сказала она ей про леденец на палочке, который девочка засунула в рот.

Федор поднял голову, посмотрел. Сзади, как раз за Люськой, у дороги, напротив соседского забора, росли две вербы. Одна высокая, раскидистая, пушистая, веселая от распустившихся комочков цветов, напоминающих заячьи хвостики, покрытых сияющей на солнце бледно-желтой пыльцой. А другая верба была пониже, поменьше, но такая же цветущая, золотая, веселая. «Как Люська с дочкой на пыльной дороге», — подумал Федор, и они пошли втроем по дороге к полю, свежевспаханному, засеянному, но еще без всходов. На пригорке Люська остановилась.

— А я ведь к тебе, Федор, не просто так пришла, с просьбой.

Федор тоже остановился, встал, широко расставив ноги, глянул на Люську. Мимо пропылила чья-то машина, везя новую партию дачников. К багажнику на крыше были привязаны доски, а через заднее стекло был виден полосатый матрас.

— Говори, — сказал Федор внезапно охрипшим голосом и отодвинул Люську с девочкой подальше от пыли, на обочину. — Говори!

— Я ведь, Федор, здесь ненадолго. Завтра уже уезжаю. Сердце у Федора дрогнуло и, оторвавшись от тела, покатилось куда-то далеко за поле.

— Уезжаешь? Зачем?

— Как зачем? К мужу, — засмеялась Люська. — Его должны скоро освободить. Он уже почти отсидел, отмаялся. А устраиваться будет пока там, на Севере. Знакомые есть у него. Обещали помочь и с жильем, и с работой. Вот я и еду опять туда. А девочку здесь оставляю с родителями. Там очень холодно, она там болеет. — Девочка досасывала свой леденец и с любопытством, не скрываясь, глядела на мать и на Федора. — Так ты уж не оставь их своими заботами, если вдруг что. Сам понимаешь, денег у меня сейчас мало, но у них пенсия, да и я буду им присылать. Но вдруг что-нибудь случится или заболеет кто, сам понимаешь… Вот в общем-то и все.

Федор молчал.

— Ты пойми, я не навязываю тебе свою дочь, — сказала Люська, вдруг тоже краснея, но от досады. Ей показалось, будто Федор не понимает ее и сердится. — Просто на всякий случай! Чтобы им было к кому обратиться! Вовсе не факт, что твоя помощь потребуется! И денег я не прошу!

— А у тебя их много, что ли? — с усмешкой спросил Федор.

— Не много, но я работаю.

— Кем же?

— Уборщицей в клубе.

— Уборщицей… — протянул Федор. — Когда ты жила со мной, ты не хотела даже готовить обед.

— Ну что сейчас вспоминать! Мало ли что раньше было! Раньше так, а сейчас так! Все переменилось! — Люська уже пожалела, что пришла, что затеяла разговор. Но действительно страшно было оставлять девочку на стариков. И брать с собой было невозможно. «Если будет читать нотации, повернусь и уйду», — решила она.

— Вот что, Мила! — вдруг твердо сказал Федор и взял ее за руку. — Ты никуда не поедешь! Нечего тебе ошиваться по тюрьмам. И мытье полов тоже работа не для тебя. Ты моя бывшая жена, не чужой человек, что, я тебя прокормить не сумею?

По сердцу у Люськи разлилось тепло благодарности. Нечасто теперь приходилось ей ощущать к себе хорошее отношение.

— Спасибо. — Она помолчала. — Но там мой муж. Я должна его поддержать, чтобы он поднялся. А то без меня, того гляди, начнет опять людей обыгрывать в карты. — Она засмеялась. — А играет он здорово! Иногда тысяч по десять домой за раз приносил!

— Ты совсем дура, что ли? — хрипло спросил ее Федор. — Хочешь, чтобы и тебя за компанию посадили?

— Пойдем еще пройдемся немножко! — сказала Люська. — Там, где я теперь живу, еще полно снега. А деревьев и не видать, все карликовые, будто кусты. — Она повернулась, показывая, что разговор окончен, пошла по обочине, девочка, выбросив завядшие одуванчики, побежала за ней. Федор, упрямо склонив голову, тоже пошел следом.

А тем временем Ира с Сергеем сидели на лавке в сарае и разглядывали веревку.

— Слушай, ведь он повеситься хотел, — сказала Ирина и с тревогой посмотрела на мужа.

Тот промолчал. А что было говорить? И так было все ясно.

— А ведь она его спасла! Если бы она не пришла, никто бы и не узнал, зачем он закрылся!

— Балка бы все равно не выдержала, обломилась. — Сергей бросил веревку в угол и полез осматривать прогнившие отломки. — Совсем сарай сгнил, надо его разбирать. А Оле пока ничего не говори. Посмотрим, с чем он вернется.

— Федор-то где? — спросила показавшаяся на пороге сарая мать. Шум во дворе разбудил и ее. Только Ольга, чья комната выходила окнами на другую сторону, спала и ничего не слышала.

— Ушел прогуляться с Люськой. Та его позвала, — ответила Ира.

— Говорила я, что она, стерва, приехала не к добру! — сверкнула глазами мать.

— Не надо тебе туда ехать! — упрямо твердил Федор, шагая за Люськой и дыша ей в затылок. — Здоровье у тебя слабое. На первое время куплю вам с дочкой квартиру, а после посмотрим. Девочке-то ведь скоро в школу идти!

— Через год! — тоненьким голоском пропищала Люськина дочка, не пропустившая ни одного слова из разговора. — Но я буду с бабушкой жить! А потом с мамой, — заявила она. — А все дядьки противные!

— Не надо об этом говорить! — одернула Люська дочку. А Федору ответила: — Я должна туда ехать. Поднять, поддержать, присмотреть, устроить… А там будет видно.

— Что-то за мной ты не очень смотрела.

— Ты в этом не нуждался. Ты большой, сильный, скучный. У тебя все по полочкам. Вон какой домино отгрохал! Но я не завидую, ты не думай. Я бы не хотела в таком большом доме жить. Да еще с твоими новыми родственниками. А за дачку еще раз спасибо. Я и сама маленькая, мне там в самый раз.

— Ну и что, что скучный! — пробасил Федор. — Зато тебе теперь весело!

Люська помолчала. Потом подняла на Федора глаза. Они были печальны, но грусть у нее всегда была мимолетна.

— Ты, Федор, скучный, но не злой! — сказала она. — Не говори так, бессмысленно упрекать меня в том, что я тебя не ценила. Если бы не ценила, сейчас бы к твоему дому не подошла.

— Ты говоришь — скучный… — Федор все никак не мог успокоиться. — Да ты знаешь, что у меня на работе творится! Там не заскучаешь! А если бы ты сейчас не подошла, то… — Федор осекся, а бывшая его жена ни о чем не спросила.

«А о чем спрашивать? — подумал Федор. — Я ее люблю, вот и все».

— Как же вы жить-то будете после отсидки? Работать ведь надо, — перевел Федор разговор на другое.

— О-о, Федя, ты за это не беспокойся. Устроимся как-нибудь! — засмеялась Люська. — У нас вон сколько народу после отсидки в парламенте заседает! Прямо будто им это на пользу идет! А ты, Федя, не думай, если, не дай Бог, — Люська постучала маленьким обветренным кулачком по чьему-то деревянному некрашеному забору, — ты туда попадешь, чем черт не шутит, я тогда тебя тоже своими заботами не оставлю! Приеду и буду тебе помогать! А ты уж сейчас, если что — подстрахуй мою дочку!

Федор молча закурил. Понял, что возражать бесполезно. Да и Люську он хорошо знал. Знал, если надумает что, — конец, все равно сделает по-своему. Он повернулся, и они пошли гуськом назад в том же порядке. Дошли до трехэтажного дома. Увидев стоящую на пороге теперешнюю Федорову тещу, Люська засмеялась, помахала рукой:

— Не бойтесь, Анна Павловна, не уведу вашего зятя! — Она взяла опять дочку за руку, сказала Федору: — Ну, прощай! — и, не поворачиваясь больше, решительно пошла по дороге. Федор чуть слышно что-то буркнул в ответ. Что-то вроде: «Я буду тебя ждать».

Оля ничего этого не узнала. Весь вечер Федор был на редкость спокоен, улыбчив. Для поддержания компании он даже рассказал парочку старых анекдотов. Все засмеялись, потому что знали: голова у Федора устроена так, что анекдотов он не запоминает. Ира с Сергеем решили ничего Оле не говорить. Веревку сожгли, а сарай быстренько разобрали. Когда же несколько дней спустя Оля случайно обнаружила в «тойоте» роскошную куклу в пестрой блестящей коробке, Федор объяснил ей, что у его сослуживца родилась дочь. И вообще стал он какой-то более веселый, раскованный, постригся короче, сменил костюм на замшевую куртку, которую носить надо было без галстука, и все домашние отметили, что ему это больше идет. С Олей он был неизменно сердечен и ласков, а в ее очередной день рождения, когда он подарил ей серьги дивной красоты, Оля с гордостью сказала матери:

— Ну вот! А ты тогда на даче испугалась какой-то там стервы!

Ира, присутствовавшая при этих словах, опустила глаза и отошла в сторону.

А Федор теперь, когда бывал на даче, неизменно заходил к Люськиным старикам, разговаривал с девочкой, покупал обновки. А когда подходил к окну, то всегда смотрел на две вербы у соседского забора, одну большую, а другую маленькую, и почему-то вспоминал, как Люська говорила, что не забудет его, если его тоже посадят. Он улыбался чему-то своему, хмыкал, пожимал плечами, крутил головой, и на сердце у него тогда становилось теплее.

Февраль 2002 г.