/ Language: Русский / Genre:sf_horror

Сын Дьявола Часть I "Рождение"

Игорь Тихоненко

Исторический триллер: Заключив договор с Богом, дьявол решает послать на Землю своего сына. Матерью своего будущего ребенка он выбирает Египетскую царицу Изиду... Интересный сюжет, напряженная интрига, неожиданная развязка. Для читателя, который хочет уйти на время от действительности, и предназначена эта книга.

Часть1 "Рождение"

   

1.Пророчество.

   - Разбуди Главного жреца сейчас же,- настойчиво требовал месопотамский астролог Месхет.

   - И не подумаю,- отвечал стражник из личной охраны Унхатона.- Он спит, и никто не имеет права его беспокоить. Дождись утра.

   - Да не могу я ждать утра,- продолжал настаивать астролог.- После рассвета, звёзд на небе не будет. Ты можешь это понять?

   - Сегодня не будет,- сопротивлялся охранник,- завтра будут. Успеет он ещё насмотреться на твои звёзды.

   Месхет понял, что никакие доводы не смогут переубедить упрямого слугу, и решил сам прорваться в покои Главного жреца. Астролог попытался оттолкнуть стражника. Тот сопротивлялся. У дверей в покои Унхатона началась возня, создающая много шума. Главный жрец Египта проснулся от громких звуков, доносящихся из другой комнаты. Он встал, надел чёрный балдахин и пошёл разбираться, кто это посмел нарушить его сон. Отворив огромную дверь, он увидел, как его охранник и месопотамский астролог, сцепившись друг с другом, катаются по полу.

   - Вы, что, с ума сошли?- возмущённо проговорил Унхатон.- Не могли найти другого места для выяснения отношений?

   Месхет, не имеющий возможности освободиться от мёртвой хватки стражника, просящим голосом произнёс:

   - Избавьте, пожалуйста, меня от этого недоумка. Он меня сейчас задушит, и я не успею сообщить Вам очень важную новость.

   - Какие ещё важные новости могут быть среди ночи?- с удивлением продолжал выяснять Унхатон, но, увидев, что охранник, не шутя, сжимает свои пальцы на горле астролога, приказал,- Герес, отпусти его. Ты, что не слышишь меня? Я тебе что сказал? Отпусти сейчас же.

   Стражник разжал пальцы и поднялся, надавив при этом своим коленом на живот астролога. Тот болезненно вскрикнул и выругался:

   - Бестолковый сын гиены и жабы, ты мне чуть все кишки не раздавил.

   Охранник дёрнулся в сторону Месхета, чтобы ударить оскорбителя, но жрец жестом остановил его.

   - Или ты мне сейчас расскажешь толком, что случилось,- раздражённо проговорил Унхатон, обращаясь к астрологу,- или я разрешу Гересу додушить тебя до конца.

   Месхет встал, поправил растрёпанную одежду и потёр ладонью, болевшее горло. Затем прокашлялся и заговорил:

   - Чрезвычайное событие Великий Жрец. Пусть Ваш слуга удалится. О том, про что я расскажу, можете знать только Вы.

   Стражник надменно усмехнулся, но, взглянув на Унхатона, по его суровому выражению лица, понял, что ему сейчас лучше уйти. В Египте мало почтительно, мягко говоря, принимали иностранцев, так как считали, что только египтяне являются богоизбранным народом. Главный Жрец уважительно относился, не столько к самому Месхету, сколько к его способностям. Астролог был ещё молодым человеком. Выше среднего роста, атлетического телосложения с умным взглядом тёмно-карих глаз. Было удивительно, как он, в свои двадцать шесть лет, умудрился постичь столько знаний по астрологии и астрономии. Дело в том, что все прогнозы месопотамца всегда сбывались. В этом плане, Унхатон всецело доверял Месхету и относился очень серьёзно к его пророчествам.

   Когда жрец и астролог остались одни, месопотамец возбуждённо прошептал:

   - На небе появилась новая звезда.

   Унхатон, будучи хорошо осведомлённым человеком, в астрономии, с большим интересом переспросил:

   - Какая звезда? Где она находится? Что же ты сразу не сказал?

   - Трудно говорить, когда тебя душат,- жалким голосом посетовал астролог.

   - Ладно, ладно. Не обижайся. Я вынужден держать у себя такую бдительную стражу. Иначе утром можно и не проснуться. Пошли поскорее, покажешь свою новую звезду.

   - Скорее всего, она не моя, а его,- ответил Месхет, сделав жест указательным пальцем в небо.

   Унхатон и астролог отправились в главную башню дворца Главного жреца. Месхет снял со стены факел, чтобы освещать им дорогу. В пустых каменных коридорах раздавалось гулкое эхо их шагов. Они свернули направо в узкий проход и оказались в тупике. Месопотамец нажал рукой на один из камней. Стена медленно отодвинулась, освобождая вход на ступеньки, ведущие в башню. Узкая винтовая лестница спирально уходила ввысь. После длительного восхождения, жрец и астролог оказались на площадке под открытым небом. Унхатон внимательно посмотрел вверх и замер. На востоке, на фоне чёрного бархатного небесного покрывала, между бесконечного множества блестящих огней, сияла необычно яркая звезда. Мощное излучение выделяло её среди своих сородичей. Даже лунный свет казался блеклым по сравнению с ней.

   - Да, это серьёзное событие,- задумчиво проговорил Унхатон.- Я такого ещё ни разу не видел. И, что ты об этом всём думаешь?

   - А, что тут можно думать?- уверенным голосом сказал Месхет.- Такое явление может означать только одно: скоро на востоке появится Мессия. А, может быть и сам Бог. Уж сильно яркая звезда.

   - Что ты хочешь сказать?- с волнением спросил жрец.- Получается, что Боги покинут Египет и перейдут на Восток? Ты понимаешь, что это означает?

   - Я разбираюсь только в астрологии,- спокойно проговорил Месхет.- А в деянии Богов я ничего не понимаю. Смотрите, что это там такое?

   Месхет указал рукой на юго-восточную часть неба. В месте, которое называлось в астрономии "Чёрная дыра" потому, что там никогда не было звёзд, сияло яркое красного цвета небесное тело.

   - Да, и я вижу,- утвердительно сказал жрец,- но, что это такое? В этом месте никогда не было звёзд, да ещё такого цвета.

   Месхет некоторое время молчал, а потом волнующим голосом произнёс:

   - Мне, кажется, я знаю, что это означает.

   - Что же, говори скорее,- с нетерпением спросил Унхатон.

   - Это ещё один Мессия. Только это не Бог,- ответил месопотамец.

   - Как не Бог?- удивился жрец.- А кто же это?

   - Вам лучше знать,- уклончиво говорил Месхет.- Видите, он появился из тьмы.

   - Ты хочешь сказать, что это посланник Царства Тьмы?- переспросил Унхатон.

   - И это ещё не всё,- продолжал астролог.- Судя по тому, что эта звезда находится в юго-восточной части неба, он должен появиться в Египте. Ведь других государств на юго-востоке нет.

   Унхатон и Месхет посмотрели друг на друга и замолчали. Каждый из них прекрасно понимал, что означают предзнаменования, увиденные ими. Через мгновение, вновь появившееся звёзды, сорвались со своих мест и с невероятно большой скоростью понеслись к Земле. Белое светило упало в районе Востока, а красное - погрузилось в пески пустыни на юге Египта.

   - Вот и подтверждение всем нашим предположениям,- подытожил астролог.

   - Обо всём, что мы сейчас видели, никому не слова,- приказным тоном произнёс жрец.- Иначе головы лишишься.

   - А я ничего и не видел,- спокойно ответил астролог.- Я вообще всю эту ночь спал.

2.Падение Бога Амон Ра.

   Главный жрец ещё раз посмотрел на ночное небо. Никаких изменений на звёздном покрывале больше не было. Не осталось ни одного следа от того, что он совсем недавно наблюдал. Месяц спокойно освещал Землю холодным серебряным сиянием, как будто хотел сказать: "Всё в порядке. Ничего не случилось". Унхатон и сам подумал:

   - А может и правда, мне это всё показалось? Подумаешь, пара звёзд упала. Мало ли что могло привидеться.

   Он вернулся к себе в спальню. Лёг на широкую кровать и закрыл глаза. Но сон не шел к нему. Беспокойные мысли не покидали его. Унхатону недавно исполнилось сорок лет. Это был мужчина высокого роста, крепкого телосложения с правильными чертами лица. Он родился в семье жреца, и, наследуя профессию отца, тоже посвятил себя этому делу. Всю жизнь он пытался понять смысл того, чем занимался. Поклонение Богам Египта, соблюдение множественных ритуалов казались ему формальными обязанностями. За многие годы он ни разу не увидел, ни одного из тех чудес, о которых говорилось в священных папирусах, досконально изученных им.

   За его бытность жрецом, ни один из Богов не подтвердил своего существования в материальном мире. У него сформировалась уверенность, что все жрецы в Египте, только и занимаются тем, что устраивают всевозможные интриги, чтобы занять повыше должность и преумножить свои богатства. Для этого они были готовы пойти на всё, даже на убийство. Унхатон, тоже получил свою должность не просто так. Будучи очень привлекательным мужчиной, он смог понравиться жене фараона Исхата Шестого. А так как глава государства мало уделял внимания своей царственной супруге Изиде, то она частенько заглядывалось на симпатичных придворных мужского пола. А когда умер Главный жрец, царица приложила все усилия, чтобы на его место назначили Унхатона. Эта должность имела большое влияние в Египте. Главный жрец знал, кому он обязан своим успехом, но ещё не имел возможности отблагодарить царственную покровительницу, так как случай всё не представлялся. Он сменил всю свою личную охрану и поприжал тех, кто открыто выказывал недовольство в связи с его назначением.

   Так и не заснув до самого утра, Унхатон встал и приказал позвать к себе астронома Месхета и началь- ника личной охраны.

   Первым явился Унгар - начальник стражи. Это был человек выше среднего роста, худощавый, с цепким колючим взглядом. Он вошёл в кабинет жреца и остановился у входа, ожидая распоряжений Унхатона. Жрец сидел в большом каменном кресле и читал какой-то папирус. Весь стол его был завален множеством различных свитков. По тому, как они были разбросаны, можно было понять, что Унхатон все их просмотрел. Создавалось впечатление, что он усердно ищет какие-то записи.

   - А, это ты,- проговорил Главный жрец.- С нынешнего дня будешь сообщать мне обо всех происшествиях в государстве. Особенно меня интересуют события, связанные, так или иначе, с религией. Ты меня понял?

   - Я вас понял Великий жрец,- ответил Унгар и тут же уточнил,- докладывать необходимо немедленно, даже ночью?

   - Если события будут необычные - да,- ответил Унхатон. В это время в кабинет вошёл Месхет. Появление астролога напомнило жрецу о ночной драке месопотамца с охранником, и он добавил:

   - Да, и прикажи своим людям, чтобы они пропускали ко мне астролога Месхета в любое время суток беспрепятственно. Всё, можешь идти.

   Начальник стражи поклонился и ушёл.

   - Большое Вам спасибо, Великий Унхатон, за безмерное доверие к моей скромной персоне,- напыщенно произнёс Месхет.- А то у меня до сих пор шея болит, после ночного визита к Вам.

   Жрец не обратил внимания на слова астролога и, оживлённо сказал:

   - Я с раннего утра просматриваю записи нашего архива и нигде не смог обнаружить, хотя бы одно упоминание о том предзнаменовании, которое было сегодня ночью. А ведь этим папирусам уже ни одна сотня лет.

   - Ваше Святейшество сомневается в правильности моего трактования звёздного неба?- обиженно поинтересовался астролог.- То, что в этих документах нет описания подобного явления, говорит лишь о том, что, писавшие эти папирусы, такого не видели. Вот и всё. А я у себя на Родине видел глиняные таблицы, которые были написаны тогда, когда и Египетского государства ещё не было. Так вот записи в них гласят о подобном явлении и его последствиях.

   - Врёшь ты всё. Тогда и письменности ещё не было,- недоверчиво возразил жрец.

   - Это в Египте не было письменности,- возразил месопотамец.- А на Востоке была. Только она выглядела не так, как египетская. Я думаю, что это письменность тех Богов, которые были ещё до Египетских.

   - Да, как ты смеешь так богохульствовать?- возмутился Унхатон.- Или тебе неизвестно, что только Боги Египта являются истинными? Все остальные Боги им подчиняются и боятся их. Кто думает по-другому, повинен смерти.

   - Извините меня, Великий Унхатон.- смиренно повинился Месхет.- Я же говорил Вам, что я только астролог и в таких вещах не разбираюсь.

   - Ладно. Только впредь, советую тебе думать, что говоришь,- наставительно произнёс жрец.- А то так недолго и к палачу попасть. Он быстро тебя обучит религии. Методы у него очень действенные. Зальёт тебе расплавленное олово в рот, чтобы поменьше болтал.

   Месопотамец даже слюну сглотнул, представляя себе подобную перспективу.

   Астролог и жрец провели целый день в кабинете, разбирая различные папирусы и, пытаясь обнаружить хоть какие-то сведения, напоминающие ночное предзнаменование. Даже обедать не стали. Когда день уже заканчивался, в комнату без стука вбежал, обеспокоенный начальник стражи, и без разрешения заговорил:

   - Извините, что беспокою Вас, Великий Унхатон, только случилось ужасное событие.

   - Говори, что случилось?- разрешил жрец.

   - В долине Священных Захоронений, в храме Бога Солнца, произошла вчера трагедия. Посланный к нам из храма, гонец мчался всю ночь и весь день.

   - Да, говори ты, что случилось,- терял терпение Унхатон.

   - Священная статуя Бога Амона Ра уничтожена,- выпалил начальник стражи.

   - Как уничтожена?- попытался выяснить Унхатон.- Кем уничтожена? Никто не может её уничтожить. Она охраняется самим Богом Амон РА. Так сказано в священных папирусах.

   - Огненный камень упал с неба и разбил статую на мелкие кусочки,- объяснил Унгар.- Так рассказывает гонец.

   Месхет посмотрел на жреца и спокойно проговорил:

   - Вот и ещё одно подтверждение истинности ночного предзнаменования.

   Унхатон явно нервничал и ходил по кабинету из угла в угол. Внезапно он остановился и сказал:

   - Я сам хочу всё это увидеть. Этого просто не может быть. Мы выезжаем туда завтра же утром. Начальник стражи, всё приготовьте к отъезду. И велите этому гонцу, чтобы он помалкивал. Никому ни слова.

   Главный жрец никак не мог поверить, что всё то, что он раньше слышал о Богах, о чудесах, связанных с ними, является правдой, а не красивыми легендами. Очевидно, так устроены все люди. Они могут очень убедительно говорить о своих верованиях, даже другим людям доказывать свою убеждённость, а на самом деле, пока не увидят собственными глазами или не пощупают руками, ни во что по-настоящему не верят. А это уже не вера, если нужны доказательства. Это знания. Унхатон снова начал нервно ходить по кабинету, разговаривая сам с собой. Астролог стоял возле стеллажа с древними папирусами. Он аккуратно разворачивал и читал их. Один свиток привлёк его внимание больше, чем остальные. Просмотрев его, Месхет обратился к жрецу:

   - Великий Унхатон, послушайте, что здесь написано: когда на небе станет больше, а затем всё восстановится, когда один Бог, стоявший на другом Боге, откроет вход, являющийся выходом, умеющий отворить его, сам может стать Богом.

   Жрец перестал ходить и внимательно слушал астролога.

   - Ну и, что это значит?- не понимая смысла, переспросил Унхатон.- Абракадабра какая-то.

   - Здесь есть продолжение,- не отвечая на вопрос жреца, сказал астролог.- Когда звезда Альдамеда выйдет на середину неба, тень Бога покажет, где место входа. Ключ к двери внутри, падшего Бога. Открыть дверь сможет тот, у кого желание совпадет с желанием Бога.

   - Ну и, что ты на меня смотришь?- задал вопрос Унхатон.- Это всё, что там написано? Если ты думаешь, что я что нибудь понял, то ты сильно ошибаешься. Может быть, тебе понятна эта загадка?

   - По папирусу видно, что манускрипт очень древний,- попытался объяснить месопотамец.- Скорее всего, это описание какого-то ритуала.

   - Какое глубокое умозаключение,- ехидно сказал Унхатон.- Ещё будут гениальные предположения? Говори по-человечески и перестань корчить из себя умника.

   - Возможно, описание неба, которое станет больше, а потом восстановится, означает вновь появившуюся, а затем, исчезнувшую звезду,- рассуждал астролог, не обращая внимания на сарказм жреца.- А вот всё остальное не понятно. Но то, что всё описанное, связано с происходящими сейчас событиями - это точно. Возможно, в храме Амон Ра станет всё понятно? Может быть, там есть какие-то подсказки?

   - Ладно, прибудем в храм,- размышляя вслух, проговорил Унхатон,- там и разберёмся. Этот папирус возьми с собой в долину Священных Захоронений. Оставь меня. Мне надо отдохнуть перед дорогой.

   Месхет поклонился и вышел. Унхатон сел в кресло лицом к окну. Положил ноги на табурет и начал рассматривать звёзды. Его заинтересовало только одно место из манускрипта, где говорилось, что сам станешь Богом. "Неужели такое возможно?- подумал Главный жрец.- Я всю жизнь стремился к власти. Но помышлять о таком, даже не пытался. Вот, если бы мне так. Даже не фараон, а сам Бог". От такой мысли у него перехватило дыхание, и "мурашки" побежали по спине. Сердце бешено стучало в груди. В голове замелькали мысли, опережая одна другую: "Я бы всё отдал, что бы это свершилось. И душу не пожалел бы". В этот момент на небе ярко вспыхнула звезда, и Унхатон услышал голос:

   - Ну, что же. За такую плату, ты получишь то, что хочешь. Но помни, о чём обещал.

   Главный жрец резко встал и осмотрелся вокруг. В кабинете никого не было.

   - Ну вот, доигрался,- подумал Унхатон.- Уже голоса слышаться начали. Вот, что значит, ночь не поспать. Так и с ума сойти не долго. Наслушался этого ненормального месопотамца.

   Унхатон отправился в спальню. Дело в том, что он до сих пор не верил в Бога. Главный жрец лишь желал получить Божественную власть.

   Вязкая ночная темнота накрыла столицу Египта Александрию. Звёзды, неспешно продвигаясь по небесному пути, продолжали свой бесконечный круговорот во Вселенной. И фараон, и его придворные, и простые жители города спокойно спали в своих постелях, а непостижимая воля Творца Мироздания, уже определила каждому из них своё место в его вселенской игре, имеющей смысл только для самого Создателя этой игры. Определённая роль уже была отведена и для Главного жреца Египта - Унхатона.

3. Тайный вход.

   Путь к долине Священных Захоронений занял два дня. Это место располагалось южнее Александрии, среди бескрайних песков. В народе его называли Царством Мёртвых так, как основные обитатели долины были мертвецы. Правда, все они при жизни являлись фараонами или царицами. Уже не одно тысячелетие, оазис посредине пустыни использовался, как кладбище, для умерших особ из правящей династии. Когда было первое захоронение, и кто это был, не знал никто. Храм главного Бога Египта Амон Ра, так же находился там с незапамятных времён. Восемнадцать служителей его, одновременно являлись охранниками царских усыпальниц от грабителей, недостатка в которых не было. Ничего не останавливало воров, даже изуверская казнь: им заливали кипящее масло в рот или распинали на кресте.

   День уже закончился, когда караван Главного жреца Египта Унхатона подходил к Царству Мёртвых. Солнце, не сумевшее удержаться на самом краешке Земли, свалилось за горизонт. Никто не знает, куда девается светило, когда наступает вечер. Может оно погружается в бескрайний небесный океан, а может - зарывается в песок пустыни. Прячется оно на ночь так умело, что не остаётся никаких следов его дневного пребывания. Караван подъехал к храму Бога Амон Ра, когда все чудесные ночные явления заняли свои места на небе. Звёзды выстроились вокруг месяца и завели свой бесконечный хоровод в чёрной бездне Вселенной, выныривая из её глубин так же, как всплывают пу- зырьки воздуха на водную поверхность, подчиняясь закону природы.

   Унхатон слез с коня и сделал несколько присе- даний, разминая затёкшие ноги. Жрецу полагалось передвигаться в носилках с балдахином, но Унхатон все- гда ездил верхом на дальние расстояния, если это не было связано с официальными мероприятиями, где требовалось соблюдение этикета.

   Храм был огромных размеров. По всему периметру здания располагались колонны из белого мрамора. Крыша состояла из цельных плит перекрытия и держалась на колоннах. Стены были выполнены из совершенно идентичных каменных блоков в форме куба. Со стороны фасада, крышу украшала половина восходящего солнца с лучами, изготовленная из чистого золота. Через огромные ворота центрального входа, могли проехать одновременно три всадника, не наклоняя головы. Сделаны ворота были из плотного мореного дерева и покрыты витиеватыми узорами из золотой и серебряной проволоки. Стены храма расписаны всевозможными картинами, изображающими эпизоды из жизни Богов. Палитра красок эмалей, которыми были выполнены рисунки, поражала своей разнообразностью и яркостью. Любой человек, стоявший перед храмом, казался себе ничтожной комашкой перед грандиозным сооружением. Вызывал удивление один вопрос: "Как люди могли воздвигнуть такое величие?" Не говоря уже о том, что на сотни километров вокруг расстилалась пустыня, и не было ни одного камушка, не то, что мраморных глыб, из которых был, воздвигнут храм. Поговаривали, что сами Боги его построили.

   Унхатон сделал знак начальнику своей стражи, и тот быстро вошёл в здание. Через мгновение он вернулся в сопровождении двух людей, одетых только в набедренные повязки и с множеством синих татуировок на теле, изображающих солнце и стрелы.

   - Это хранители храма, Великий жрец,- доложил начальник стражи.

   - Один из вас сейчас пойдёт и приведёт ко мне главного хранителя храма,- приказал Унхатон.- А другой пойдёт со мной в храм и расскажет, что здесь у вас случилось.

   Служители учтиво поклонились, сообразив с кем, они имеют дело, и поспешили исполнить, полученное распоряжение.

   - Пусть все спешиваются и разбивают лагерь для ночлега,- обратился к Унгару Главный жрец.- Месхет, пойдёшь со мной. Ну, что же. Пора посмотреть, что вы здесь натворили.

   - Пусть меня простит Великий жрец,- взмолился хранитель,- но это не мы. Это оно.

   Во время последних слов, служитель указал пальцем на небо. Унхатон взглянул на хранителя с сожалением, и первым проследовал в храм. За ним шли служитель и астролог. Подойдя к двери, жрец потянул за кольцо, закреплённое в створке, и к большому своему удивлению обнаружил, что дверь очень легко открывается. Он был поражён тем, что такая громадина свободно перемещается. Дело в том, что Главный жрец видел храм Амон Ра впервые в жизни. Без особой на то надобности, столичные жрецы не приезжали в долину Священных Захоронений. А Главному жрецу полагалось бывать здесь только во время погребения фараона. А так, как при бытности Унхатона таких событий не происходило, то он соответственно ни разу не был в Царстве Мёртвых.

   В середине храм выглядел ещё величественнее, чем снаружи. Даже, казалось, что он намного больше того, каким кажется извне. Горевшие на стенах факелы так освещали помещение, что создавалась иллюзия очень высоких потолков. Колонны и стены, как будто бы давили своей мощью, находящихся в храме людей. Главный жрец почувствовал, что у него защемило, в груди и ритм дыхания стал чаще. Осмотревшись вокруг себя, он увидел, что весь пол в помещении услан камнями из белого мрамора. А по середине лежит громадная голова статуи Бога Амон Ра, совершенно не повреждённая. В другом, от него, конце зала, возвышалась статуя ещё одного Бога - Намибиса. В религии Египта он считался властелином тёмных сил, правителем Царства Мёртвых. Когда статуя Амон Ра была цела, то тень от неё всегда падала на статую Бога Намибиса, указывая тем самым на то, что Амон Ра может повелевать Намибисом. А сейчас, повелитель Царства Мёртвых стоял хорошо освещённый лунным светом, падавшим сквозь огромную дыру, зиявшую в потолке храма. Вид статуи Бога Намибиса внушал ужас: тело человека с головой собаки, в правой руке длинное копьё. Изваяние было настолько реальным, что, казалось, оно сейчас сойдёт с места, нанизает тебя на своё копьё и понесёт в Царство Мёртвых, чтобы окунуть в огненную реку Стикс, как гласило предание.

   Унхатон стоял и восхищался тем, что он увидел в храме. Сожаление вызывало отсутствие статуи Амон Ра, и невозможность, больше никогда, её увидеть. Сзади него раздались шаги. Унхатон оглянулся и спросил, обращаясь к вошедшему в храм человеку:

   - Ты кто такой?

   - Я главный хранитель храма Денисий,- почтительно представился служитель, склонив голову.

   - Знаешь, кто я?- поинтересовался Унхатон.

   - Вы, Великий жрец Египта,- ответил Денисий.

   - Хорошо, что знаешь,- продолжил разговор Унхатон.- А теперь, рассказывай, что здесь случилось?

   - Да, собственно, я ничего сам не видел,- неуверенно заговорил Денисий.- Дело было ночью. Когда мы прибежали, здесь уже всё было так, как и сейчас. Всё уже закончилось. Я, сразу же, отправил к Вам с докладом гонца. А мы здесь ничего не трогали. Всё так же, как и после катастрофы.

   - И, что? Никто ничего не видел?- продолжал допытываться Главный жрец.- Как всё это произошло? Что же получается: ночью в храме нет никакой охраны? Заходи, кто хочет, и бери что хочешь? Так, что ли?

   - Ночью в храме дежурил Лукреций,- нехотя, ответил Денисий.- Он всё видел. Только боится рассказывать.

   - Где он? Давай его сюда,- приказал Унхатон.- Что значит, не хочет рассказывать? Сейчас всё расскажет.

   От группы служителей храма отделился молодой человек и подошёл к жрецу. На вид ему было лет двадцать. На обритой наголо голове была сделана татуировка - синее солнце.

   - О, да ты являешься одним из непосредственных хранителей статуи Амон Ра,- заинтересованно проговорил Главный жрец.- У тебя есть соответствующий знак на голове. Значит, ты лично отвечаешь за сохранность статуи. А, знаешь, что тебе будет за то, что ты позволил сделать со статуей?

   Лукреций упал на колени и взмолился, сложив ладони вместе:

   - Я добросовестно нёс службу. Не спал. Простите меня, Великий Унхатон. Только, я ни в чём не виноват. Я никому ничего не позволял. Да тут и не было никого. Вон, видите в потолке огромную дыру. Так вот, посреди ночи, вдруг, как бабахнет. Я, в это время, был у дверей храма, снаружи. Гляжу, по небу летит огромный огненный шар. И прямо на храм. Я, даже, толком понять ничего не успел. А он, этот шар, в крышу храма и врезался. Даже стены задрожали. Я думал, что сейчас всё рухнет. Потом, я забежал внутрь, а там всё уже закончилось. Смотрю, а статуи Амон Ра нет. Только осколки по полу валяются. Да, и голова вот лежит, как сейчас, на том же месте. Я ещё тогда подумал, хорошо, что меня в тот момент, ну, когда шар влетел в храм, внутри не было. А, то могло бы и меня, вот так же, на куски разорвать.

   - Ну, за это, ты не переживай,- успокаивая юношу, проговорил Унхатон.- Мы и без шара тебя на куски разорвём, если выяснится, что ты нам соврал.

   Денисий тут же упал на колени рядом с Лукрецием и начал умолять Главного жреца:

   - Великий Унхатон, не надо казнить этого молодого дурня. Он мой сын. Может быть, он ещё и глупый, но это по молодости. А так он прилежный и исполнительный мальчик. Он врать не станет. Поверьте ему. А исполнению Воли Богов,- при этих словах, главный хранитель показал рукой на дыру в потолке,- никто помешать не сможет. Разве возможно противостоять их силе?

   - Ладно, ладно. Во всём разберёмся,- немного успокоившись, проговорил Главный жрец.- Да, а куда подевался огненный шар, тот, что разбил статую?

   - Не знаю, Великий Унхатон,- с удивлением на лице, ответил Лукреций.- Когда я вошёл в храм, его уже не было.

   - Ну, хорошо,- спокойно сказал Главный жрец, обращаясь к Денисию,- ты, твой мальчик и все остальные могут идти. Мы с астрологом останемся одни в храме. И проследи, чтобы сюда никто не входил, пока я лично не разрешу.

   Главный хранитель и остальные служители храма, кланяясь, удалились из помещения, плотно закрыв за собой дверь со стороны улицы.

   Унхатон ходил вдоль стен и рассматривал фрески, на которых были изображены всевозможные сюжеты: от сотворения Мира Богами до похорон различных фараонов, с подробными описаниями этих событий. Он остановился, как раз под дырой в потолке и посмотрел вверх. Через отверстие в крыше хорошо были видны звёзды на небе. Внезапно ему в голову пришла одна догадка, и он обратился с вопросом к астрологу:

   - Помнишь, в том манускрипте говорилось, что, когда звезда Альдамеда выйдет на середину неба... Так, может быть, через эту дыру и надо наблюдать за этой звездой? Возможно, когда она станет здесь видна, тогда и тень Бога покажет место секретного входа? Только какого Бога? Статуи Амон Ра ведь уже нет.

   - Как Вы смогли догадаться про звезду и дыру?- восхищённо проговорил Месхет.- Я бы никогда не додумался. Я всегда знал, что Вы - гений.

   - Я это тоже знаю,- поддержал уверенность астролога, в своих выдающихся умственных способностях Унхатон.- А дальше то что? Как насчёт Бога?

   Месхет оглянулся вокруг и заговорил:

   - А кто сказал, что речь идёт о Боге Амон Ра. В Египте, кроме него, Богов, слава Богу, хватает,- на этих словах астролог запнулся так, как понял, что говорит лишнее, и тут же продолжил:

   - Простите меня, Великий Унхатон, я немного того, заговорился. Так вот, здесь есть ещё статуя Намибиса. Он ведь тоже Бог, если я не ошибаюсь?

   - Бог то он Бог,- недовольно произнёс Главный жрец,- только какой. Он ведь повелитель Царства Мёртвых. Бог тёмных сил. Мне бы не очень хотелось иметь с ним дело.

   - Ну, а других Богов,- не сдавался Месхет,- в храме не осталось. Давайте подождём, когда на небе, вернее сказать в дыре на крыше, появиться звезда Альдамеда. Вот тогда и увидим, будет какая-то тень от Намибиса или нет. По моим предположениям, звезда уже скоро должна появиться. Вот уже и Альгордар хорошо виден, Синдорат появился, а вот и Альдамеда за ним подтягивается.

   Так рассуждал вслух астролог, рассматривая отверстие в потолке, указывая вверх пальцем. Глядя на него со стороны, можно было подумать, что у человека с головой, что-то ни так. Именно эти мысли и посетили Унхатона, внимательно, наблюдавшего за Месхетом:

   - Это же надо, стоит взрослый мужчина посредине храма, тычет пальцем в дыру на потолке, и при этом произносит какие-то непонятные слова. Я всегда подозревал, что у астролога с головой не всё в порядке. Ну, удивляться этому нечего, он же месопотамец.

   - Вот, все, - радостно заговорил Месхет.- Звезда Альдамеда стала на середину неба.

   Он взглянул на Унхатона и, тут же, отскочил в сторону с места, на котором стоял. В это время от статуи Намибиса быстро двигалась тень, всё время, увеличиваясь в длину. Астролог потому и отошёл, что она проходила под ним. Когда тень коснулась его, Месхету показалось, что ледяной холод накрыл его и сжал ему сердце. Тень продолжала двигаться ещё несколько мгновений, а затем замерла и через время исчезла. Унхатон и Месхет внимательно следили за нею.

   - Ты заметил,- спросил Главный жрец,- где она остановилась?

   - Да, заметил,- уверенно ответил астролог.- Это постамент, на котором раньше стояла статуя Амон Ра. Очевидно, это и есть вход, о котором говорилось в манускрипте. И описание подходит. Помните: вход, на котором стоял Бог. Там надо искать место для ключа. Да, а где же сам ключ?

   - А ключ должен был находиться,- подсказал Унхатон,- в статуе Амон Ра. В тексте говорилось, что ключ - в падшем Боге. Статуя разлетелась на мелкие кусочки. А я, что-то не вижу здесь никакого ключа. Может быть, хранители его прикарманили?

   - Вы не совсем правы, Великий жрец,- неуверенно проговорил астролог.- Я имею ввиду то, что вся статуя разбилась.

   При этом Месхет указывал рукой на голову Амон Ра, которая осталась целой.

   - Ты, что предлагаешь разломать голову Величайшего из Богов?- с возмущением спросил Унхатон.- А ты знаешь, богоотступник, что с тобой сделает Амон Ра за такое кощунство?

   - Но, ведь основную часть статуи разбили ещё до нас,- пытался оправдаться астролог.- И, как я заметил, никого за это не наказали. Тем более, что об этом написано в папирусе. Да и по всему видно, что главный Бог Египта потерял свою силу. Его изваяние разломали, а он хоть бы что. Никого не карает. Намибис, и то целый остался.

   - Да за такие слова, тебя надо...,- начал говорить Главный жрец, но, немного успокоившись, произнёс,- ну ладно, это я всегда успею сделать. Ну, давай. Бери камень побольше и действуй. Благо каменюк здесь валяется предостаточно.

   - Кто, я?- удивился Месхет.

   - А кто, я?- не менее удивившись, спросил Унхатон.- Да, мне и по должности не положено такое делать. Может быть, ты ещё со мной спорить будешь?

   Месхет выбрал осколок от ноги бывшей статуи и подошёл к голове Амон Ра. Поднял валун и с силой бросил его вниз. От удара каменная голова статуи Амон Ра раскололась, и из неё выпал диковинного вида ключ. Главный жрец поднял его, повертел в руках и с интонацией эксперта сказал:

   - Золотой. Необычный какой-то. Четыре ребра. Бородки затейливые. А в рукоятку вставлен огромный рубин. Такой ключ сам по себе, целого состояния стоит. Пошли, поищем, куда его можно вставить.

   Они подошли к плите, на которой раньше стояла статуя Амон Ра. Астролог снял со стены факел и осветил им постамент. Другой рукой он убирал пыль и осколки с мраморного камня. В самом центре пьедестала он нащупал отверстие. Главный жрец протянул ему ключ. Месопотамец вставил его в ель и попытался повернуть. Но ключ не поддавался. Месхет посмотрел на Унхатона и сказал:

   - Не понимаю, может это не тот замок?

   Он ещё раз осветил плиту факелом. Потом стал дуть на постамент. Затем, внимательно начал всматриваться, как будто увидел что-то необычное.

   - Здесь есть надпись,- проговорил астролог и прочитал,- войти сюда может только тот, кто сможет открыть эту дверь. Все, кто последуют за ним - погибнут.

   - Её ещё открыть надо,- сказал расстроенным голосом Главный жрец.

   - Судя по этой надписи,- рассуждал Месхет,- это та дверь, что нужна. Но почему же, ключ не поворачивается? Похоже, мы сделали всё правильно. Ведь остальные наши действия совпали с описанием в манускрипте. Стоп. Там говориться, что-то про желание. Они должны совпасть с желанием Бога. Наверное, мои желания не совпадают. Я плохо разбираюсь в Богах, где уж мне знать их желания. Может быть, Вы сами попробуете повернуть ключ?

   - Давай попробую,- безразлично произнёс Унхатон.- Только думаю, что этот манускрипт - чья-то неудачная шутка.

   Главный жрец вставил ключ в отверстие в плите и повернул его. Ключ с лёгкостью сделал оборот. Постамент с грохотом отъехал в сторону, открыв вход в подземелье. В воздухе появился очень неприятный запах.

   - Фу, какая вонь,- возмутился Унхатон.- может, лучше закрыть его? Какой дурак согласится залезть в дыру, из которой воняет, как от кучи верблюжьего дерьма? Вот ты, например, туда пойдешь?

   - Мне нельзя,- объяснил астролог.- Помните, что говорится в надписи? Теперь, только Вы можете туда заходить.

   - Ты, что издеваешься надо мной?- с возмущением спросил жрец.- Может, ты думаешь, что я ненормальный?

   - Упаси меня Бог от таких мыслей,- оправдывался Месхет.- Но ведь, в папирусе сказано, что тот, кто сможет войти в это место, сам может стать Богом.

   - Да,- с интересом проговорил Главный жрец.- Ну, может, и стоит пойти посмотреть, что там такое? Только ради любопытства, не больше.

   - Как Вам будет угодно, Великий Унхатон,- заискивающе произнёс астролог.

   Жрец подошёл к входу в подземелье. Из тёмного проёма потянуло холодом, и пахнуло неприятным ароматом. Унхатон прикрыл нос ладонью и гнусавым голосом произнёс:

   - Если до утра не вернусь, то пойдёшь меня искать, вместе с начальником стражи.

4. Царство Мёртвых.

   Главный жрец начал спускаться по ступенькам, ведущим вниз. Как только он оказался ниже уровня пола, плита, закрывающая вход, с грохотом встала на прежнее место. Унхатона окружала сплошная темнота. Он уже пожалел, что решился спуститься в неизвестный подвал, даже не захватив с собой факел. В это время, коридор заполнило голубоватое свечение. Жрец продолжил свой путь.

   Как только постамент бывшей статуи Амон Ра занял прежнее место, ужас сжал сердце Месхета, заставляя его беспомощно трепыхаться в груди. Астролог подбежал к мраморной плите и попробовал отодвинуть её в сторону. Но это были бесполезные попытки. С таким же успехом, муравей мог стараться сдвинуть с места слона. От ключа, торчащего в постаменте, так же было мало толку, повернуть его не удалось.

   - Пойти на поиски, как же,- думал раздосадованный Месхет.- Куда идти? Этот проклятый кусок мрамора не сможет сдвинуть с места и сто человек. Единственное, чем я смогу Вам помочь, уважаемый Унхатон, так это сделать надпись на этом камне, что здесь находится ваша могила. Конечно, если Вы не вернётесь до утра. Ладно, буду ждать.

   Главный жрец добрался до последней ступеньки внизу и оказался на небольшой площадке. Собственно, это была комната, из которой имелось три выхода. Зловонный запах исчез. Унхатон подумал: "Странно, но больше не воняет. Может я, просто, уже принюхался? Интересно, в какую из этих дверей пойти? Хотя бы указатели, какие нибудть повесили, или надписи сделали".

   В это время, у его ног, что-то зашуршало. Он посмотрел вниз и отскочил назад. Перед ним сидела огромная, рыжего цвета крыса. Она умостилась на своих задних лапах и внимательно смотрела на жреца чёрными бусинками мерзких глаз. Унхатон почувствовал, как холодный пот бежит у него по спине. Крыса вытерла мордочку передними лапками и, улыбнувшись, произнесла:

   - Не бойся. Иди за мной, а то заблудишься.

   - Что, что? Идти за тобой?- возмущённо переспросил Унхатон.- Ещё не хватало, что бы я, за всякими там крысами ходил.

   - Ты же сам хотел к Богу,- ответила крыса.- Вот я и веду тебя туда. А будешь капризничать, я исчезну, а ты блуждай по этим коридорам сам, хоть целую вечность.

   - Ладно, ладно,- согласился жрец,- веди уже. А остальные двери, зачем нужны?

   - По одной, той, что слева,- поясняло, отвратительного вида животное,- блуждают души умерших, дожидаясь решения Страшного Суда по их вопросу. А та, что справа - там проходят души, следующие к наказанию. Крыса и Унхатон продолжали идти по лабиринту. Жрецу показалось, что пол в коридоре мягкий. Он присмотрелся и, с ужасом заметил, что он идёт по мёртвым телам, которые лежали друг к другу вплотную. Стены вокруг него были живые и шевелились. Они состояли из множества, переплетённых между собой червей. Крыса остановилась на мгновение, почесала задней лапой себе за ухом и, снова побежала вперед. Унхатон весь дрожал от чувства отвращения, ему казалось, что его сейчас вырвет. Наконец, они вышли из лабиринта и оказались у поземной реки. У берега стояла лодка, в которой сидел человек в чёрном плаще и капюшоне такого же цвета, надвинутом на глаза. Лица его невозможно было рассмотреть. Крыса пискнула и исчезла. Унхатон подошёл к лодке. Незнакомец обратился к нему:

   - Садись, поедем на другой берег. Тебя уже ждут.

   - А ты кто такой?- поинтересовался Унхатон.

   - А тебе не всё равно?- спросил человек в капюшоне.- Люди меня называют Херон. Я перевозчик через реку Забвения.

   - А, я знаю эту историю,- проговорил Унхатон.- Тебе ещё положено давать монету за перевозку.

   - Это только, умершие дают мне плату,- возразил Херон.- Ты можешь не платить, так как ты ещё живой.

   - А почему вода в реке чёрного цвета?- не унимался жрец, погружая руку в тёмную жидкость.- Да ещё такая холодная. А, насколько, я помню, эта река должна быть огненная.

   - Ты считаешь, что живого человека можно провезти через огонь и, при этом не повредить его?- раздраженно ответил Херон.- Да это и не вода вовсе. Это кровь всех умерших. А огонь ещё будет, не беспокойся. Послушай, ты мне надоел своими вопросами. Ты будешь ехать или нет?

   Унхатон взглянул на кисть своей руки и увидел, что она вся в крови. Он тут же залез в лодку, и они отчалили от берега. Всё время, пока плыли через реку, из кровяной воды, то и дело, всплывали умершие с поднятыми вверх руками, как будто они просили помощи. Как только лодка коснулась противоположного берега, и Унхатон выпрыгнул на сушу, всю реку охватило пламя. А вода в реке превратилась в сплошной огненный поток. Жрец быстро удалился от берега и повернулся к нему спиной. Перед Унхатоном открылась огромная равнина, окружённая чередой чёрных гор. Их вершины были окрашены в красный цвет. Из кратеров поднимались вверх столбы рыже-серого дыма, который заволакивал всё небо. Земля в долине напоминала застывшую смолу, через трещины в которой, виднелась раскалённая огненная лава. Посередине равнины, находилось большое огненное озеро. К нему тянулась бесконечная очередь, состоящая из людей, которые, с большим трудом, протиснувшись через узкую расщелину, находящуюся у подножия горы, вылизали на плато и занимали своё место в живой цепочке. Каждый из них, подойдя к краю пламени, останавливался и не двигался. В это время, стоявший за ним, толкал его в спину, и несчастный падал в огненный шквал. При этом он неистово кричал, плакал, просил простить его и не подвергать такому мучению.

   У жреца ком подкатил к горлу. Ему стало страшно, тяжесть в районе желудка вызывала тошноту. Унхатон обратил внимание на то, что в этой очереди стояли только мужчины. Он посмотрел по сторонам и увидел за огненным озером - обычное, наполненное водой. К нему тянулась такая же нескончаемая очередь, но состоящая из женщин. На другом берегу этого водоёма орудовала группа каких-то непонятных существ. По очертаниям они напоминали человеческие тени, только имели объёмную форму. Эти создания, при помощи багров, вытаскивали на поверхность озера со дна водоёма мёртвые женские тела. При этом они не церемонились, нанося железными крючьями трупам ужасные повреждения. После этого, другая команда таких же теней, принималась жестоко избивать женщин до тех пор, пока покойницы не поднимались и отправлялись в конец очереди таких же несчастных. Женщины все были обнажённые. Жрец сразу же обратил на эту особенность своё внимание. Хотя мужская очередь, так же состояла из голых людей, Унхатон не придал этому никакого значения. А вот женщины, его очень заинтересовали. Среди них были даже очень симпатичные. Девушка, лет двадцати, с изящной фигурой, пышной грудью, узкой талией и привлекательными округлыми бёдрами подошла к краю водоёма. И, как только она попыталась поправить руками свои шелковистые волосы, стоявшая за ней женщина, толкнула её в спину. Девушка упала в воду, но тут, же вынырнула. Толкнувшая её женщина надавила ей на голову, и бедняга снова погрузилась под воду, не успев толком набрать воздуха для дыхания. Девушка размахивала руками, просила о пощаде, жалобно скулила и плакала. Но неумолимая убийца продолжала топить её до тех пор, пока несчастная не погрузилась на дно окончательно. И, тут же, женщину - палача предыдущей жертвы, тоже столкнула в воду, стоявшая за ней в очереди девушка. И всё повторилось снова.

   - Ну, как, нравится?- поинтересовался голос за спиной жреца.- Правда, захватывающее зрелище?

   Унхатон оглянулся и никого не увидел. Позади него располагались скалы, а по бокам и впереди - равнина.

   - Неужели мне снова начали голоса слышаться?- подумал Унхатон.- Как тогда, в Александрии. И зачем я только сюда полез?

   - Как это зачем?- вновь раздался позади жреца прежний голос.- Ты, что уже передумал стать Богом?

   Унхатон резко повернулся и снова никого не обнаружил. Это начало его раздражать, и он возмущённо спросил:

   - Кто это со мной здесь игру затеял? Хватит прятаться. Выйди и покажись.

   - А я и не прячусь,- спокойно ответил невидимка.- Я стою прямо перед тобой. Просто ты не обращаешь на меня внимания, вот и не замечаешь. Ты привык, что тень - это всего лишь, контуры твоего тела, отображенные на земле или предметах.

   Перед Унхатоном на скале, и, вправду, была тень. Жрец, сначала, подумал, что это его отражение. Но затем, Унхатон поднял руки, а тень оставалась неподвижной.

   - Ну что, убедился, наконец?- спросил тёмный незнакомец.

   Голос явно шёл из скалы. Жрец осмотрел вокруг себя землю и не обнаружил собственной тени. Удивлённый этим обстоятельством, он поинтересовался:

   - А, где моя тень? Почему её нет?

   - Здесь ни у кого нет тени, кроме меня. Это тебе не на Земле. Здесь другие законы и порядки.

   - Ну, где я нахожусь, я уже понял,- проговорил Унхатон.- А вот, кто ты такой? На Бога Царства Мёртвых ты не похож. У Намибиса должна быть собачья голова. Там наверху осталась его статуя.

   - Ишь ты, какой знаток Богов выискался,- с иронией заговорил неизвестный.- Нет больше никакого Намибиса. Был, да весь вышел. Теперь я повелитель тьмы и Царства Мёртвых - Далюс. А какой облик мне принимать, я сам решу. Только не с собачьей головой, это уж точно. И кто это додумался до такого уродства?

   После этих слов, тень отделилась от скалы и приняла объёмную форму. Далюс приблизился к Унхатону и спросил:

   - Ну, так ты не ответил на мой первый вопрос: как тебе здесь нравится?

   - А почему все эти люди стоят в очередях? Да, при том, мужчины отдельно от женщин,- не отвечая на вопрос Далюса, допытывался Унхатон.

   - Отвечать, значит, ты мне не хочешь,- размеренно рассуждала вслух тень.- Ну, да ладно. Нравится тебе здесь или нет, это уже не имеет никакого значения. Главное, что мне здесь нравится.

   В это мгновение, одна из девушек, стоявшая в очереди, выскочила из общего строя и побежала прочь. Находившиеся рядом с ней женщины, тут же погнались за ней. Когда они настигли её, то принялись безжалостно избивать. Закончив истязание несчастной, они за волосы потащили её назад в очередь.

   - Вот молодцы,- похвалил их Далюс.- порядок у них, что надо. Никто не увильнёт от наказания. Страдать будут все. Ты спрашиваешь, почему мужчины и женщины стоят раздельно? Это Он так придумал,- при этих словах, Далюс указал пальцем вверх.- Бог считает, что женщины за грехи должны страдать больше, чем мужчины. Я и сам не знаю почему. Вон видишь, мужчина сразу сгорел и всё. А женщину постепенно убивают. Пока она ещё утонет, то успеет вдоволь настрадаться.

   - А потом, что с ними происходит?- поинтересовался жрец.

   - Что происходит?- безразличным тоном произнёс Далюс.- Кто снова в очередь становится, а кого Бог прощает, тот покидает ад. А там уже не моё дело. Какой ты всё-таки любопытный. Вот попадёшь сюда сам, тогда и узнаешь, что да почему.

   - Я хочу ещё спросить, разреши мне,- настаивал Унхатон.

   - Ладно, спрашивай,- снисходительно разрешил Далюс.

   - А, что будет, если тот, кто должен убивать, стоящего впереди него, откажется это сделать?

   - Ничего не будет,- проговорил Далюс.- Всё закончится. Прекратятся мучения. Весь Мир изменится. Закончатся страдания людей. Я и ад станут ненужными. Бог этого и добивается. Но у него есть одно условие: люди сами должны перестать причинять друг другу зло, по своей воле и желанию, без посторонней помощи и влияния. Только это вряд ли, когда нибудь произойдёт. Уж поверь мне. За многие тысячи лет существования людей, такого ни разу не случалось. Видел, как женщины тащили ту несчастную девушку обратно в очередь? А она ведь, им лично, ничего плохого не сделала, они даже не были знакомы при жизни. Вот то-то и оно. А ты говоришь, что откажутся убивать. Да не в жизнь! Я здесь ещё и не такое видел. Будь уверен, никогда не откажутся.

   И тут же, как будто в подтверждение слов Далюса, один из мужчин, очередь которого подошла к огненному озеру, упал на землю, и, цепляясь пальцами за камни, пытался удержаться на краю обрыва. Стоявший за ним человек, исполняющий роль палача, никак не мог столкнуть его в огненную бездну. Несчастный упорно сопротивлялся и просил, чтобы его пощадили. Но, тут же, на помощь исполнителю наказания, пришли другие мужчины, стоявшие в очереди. Общими усилиями, они столкнули грешника в огненную пропасть. Он вспыхнул в неистовом пламени и исчез. Порядок был восстановлен, и процедура возобновилась в прежнем виде.

   - Ну вот, наглядный для тебя пример,- довольным голосом произнёс Далюс.- А, что я говорил? Никогда Бог не дождётся от людей любви и доброты. Ну, хватит об этом. Пора заняться нашими делами. Ты пришёл сюда, чтобы стать Богом. Ну, что же, я могу это устроить. Надеюсь, ты условия нашего договора помнишь? Ты отдаёшь свою душу, а я забираю твоё тело. Вот и всё.

   В голове Унхатона все мысли перемешались. Он не мог сообразить, что происходит, но понимал, что его обманули.

   - Что это ещё за договор такой?- возмутился жрец.- Мы так не договаривались. При договоре каждый должен что-то получить. А, что же здесь получу я, если у меня заберут и душу, и тело?

   - Ты, что, снова капризничаешь?- нахально спросил Далюс.- Ты, что не доволен, что в твоём теле будет жить Бог? А душа твоя побудет, пока, здесь. Две души в одном теле жить не могут. Пойми, ты, глупый.

   - Что значит здесь?- сопротивлялся Унхатон.- В аду, что ли? Я, между прочим, ещё не умер. И, на такие условия, я не согласен.

   - Вот дурачок. Кто же теперь, тебя будет спрашивать, на что ты согласен,- благодушно говорил Далюс.- Тебя никто не заставлял иметь такое желание. Твоя мечта совпала с моей необходимостью. Мне понадобилось человеческое тело без души. А тебя за язык никто не тянул, что ты душу свою готов отдать. Что, скажешь, ты не думал об этом? Ключ в плите, только поэтому, и повернулся. Так, что теперь тебя никто и спрашивать не станет, чего ты хочешь. Уже всё случилось. Остались, лишь, небольшие формальности. Но это мелочи. Послушай, я не знал, что ты такой не благодарный. Подумать только, у него в теле Бог будет жить, а он ещё недоволен, кочевряжится чего-то. Ну и наглец же ты.

   Унхатон стоял полностью обездвиженный. Ни одна мысль в его голове не могла сформироваться в законченном виде. Поражённый обманом повелителя тёмных сил, он не мог произнести ни слова. Далюс приблизился вплотную к жрецу и заговорил:

   - Ну, раз ты молчишь, я так понимаю, что ты со мной согласен. В таком случае, пускай твоя душа покинет твоё тело. При этих, словах холод ужаса парализовал всего Унхатона. Далюс начал произносить заклинание:

   - Душа в теле, как свет в Мире. Душа из тела - свет из тела. Моя темнота входит в твоё тёмное тело. Хозяин тела согласен. Мир слышал его мысли и его согласие. Я - Далюс вхожу в тело Унхатона. Картенбрас. Картенбрас. Картенбрас.

   В ушах жреца послышался оглушительный свист. Он почувствовал, как будто бы мощный насос вытягивает через макушку его головы все жизненные силы. В это же самое время, живот пронзила острая боль, которая начала заполнять всё его тело. Через несколько мгновений мучение прекратилось. Унхатон посмотрел вокруг себя и ужаснулся. Прямо перед ним, стоял он сам. Жрецу было невдомёк, как это он видит самого себя со стороны. Вдруг его тело заговорило голосом Далюса:

   - Ну, вот и всё. А ты волновался. Не так уже всё и страшно.

   - И, что же теперь будет со мной?- задала вопрос душа Унхатона. Она имела форму тела жреца, состояла из света и была прозрачная.

   - Пока походишь в правом лабиринте. Помнишь тот, про который тебе крыса рассказывала? А там, видно будет. Ну, всё, давай улепётывай от сюда. Ты мне уже надоел. У меня своих дел полно. Обманутая душа Унхатона поднялась над землёй и полетела в лабиринт ожидания.

   - Ну, что же,- довольный результатом, проговорил Далюс-Унхатон, при этом он с радостным видом, потирал ладони одна о другую.- Мне пора на Землю. Уж очень мне хочется с Египетской царицей повстречаться.

5. Приход дьявола.

   Месхет сидел на полу в огромном пустом зале храма, облокотившись спиной о стену. Прямо перед ним находился пьедестал, на котором когда-то возвышалась статуя Бога Амон Ра. Он смотрел на звёзды через дыру в крыше и размышлял:

   - Вот дела, какие завертелись. Казалось бы, ну свалилась парочка звёзд с неба, а сколько переполоха они наделали. А говорят, что звёздам нельзя верить. Нет, я всегда знал, что жизнь людей тесно связана со звёздами. Что бы там не говорили, а все-таки, астрология - наука точная. Интересно, что произойдет с Египтом, если Амон Ра, и в правду, потерял свою силу.

   С такими мыслями он заснул. За последние три дня он здорово устал. Не было ни одной ночи, чтобы он мог спокойно отдохнуть. Астрологу послышалось, что его кто-то зовёт. Месхет открыл глаза, и сон, тут же, покинул его. Прямо перед ним стояло что-то непонятное. По очертаниям, это был человек, только выглядел он довольно странно: весь прозрачный и состоит из голубоватого света. Астролог присмотрелся внимательнее и узнал его. Он был очень похож на Унхатона.

   - Вы, ты, что это такое?- пытаясь прийти в себя, спросил астролог.- Великий жрец, что это с Вами случилось? Почему Вы в таком виде?

   - У меня отобрали моё тело,- объяснял Унхатон.- Перед тобой сейчас мой призрак. Я, теперь уже не я. Понятно тебе? У меня теперь нет тела.

   - Как это потерял своё тело?- никак не мог понять Месхет.- Это же не вещь какая-то. Ну, я понимаю, можно деньги потерять, или там, скажем, кольцо...

   - Хватит, замолчи и слушай,- приказал призрак Унхатона.- Я должен сейчас исчезнуть. Запомни, в моём теле находится...

   В это время постамент бывшей статуи Амон Ра с грохотом отодвинулся в сторону. Месхет не успел расслышать последних слов привидения. Из проёма в полу появился Главный жрец Египта Унхатон собственной персоной. Он улыбался. Увидев призрака, Главный жрец нахмурился и произнёс:

   - А, ты уже сюда заявился? Я тебе, где сказал находиться? Захотел к очереди присоединиться? Я могу устроить. А ну, марш в лабиринт.

   Привидение, тут же, растворилось в воздухе и исчезло. Пьедестал с шумом занял прежнее место. Месопотамец стоял с открытым ртом от удивления и боялся пошевелиться. В глубине души, астролог ещё надеялся, что он спит, и это всё ему снится.

   - А ты, что здесь делаешь?- поинтересовался Далюс-Унхатон, обращаясь к Месхету.

   - Я Вас ждал, Великий жрец,- объяснил астролог.- Вы, что, меня не узнаёте? Я Ваш звездочёт - Месхет.

   - Я и сам знаю,- спокойно проговорил Далюс-Унхатон.- Что это ты вдруг мне представляться решил? Мы же знакомы. Просто здесь темно и плохо видно, вот я и не разглядел тебя. Да ещё там, внизу, такая духота, что у меня, даже, голова разболелась.

   - Извините мне мою дерзость, Великий жрец,- попытался осторожно выяснить месопотамец,- но позвольте спросить: а кто это, сейчас вот, здесь был?

   - А, не обращай внимания,- безразличным тоном пояснял Далюс-Унхатон.- Это одно сумасшедшее приведение. Возомнило себя Главным жрецом Египта Унхатоном и морочит всем голову.

   - Разрешите задать Вам ещё один вопрос,- не унимался астролог.- Удалось ли Вам стать Богом?

   - Ну, как тебе сказать,- задумчиво ответил Далюс-Унхатон,- кое-что, конечно удалось.

   - А каким Богом Вы стали?- продолжал выяснять Месхет.

   - А их, что у вас несколько?- поинтересовался жрец.

   - Что значит у вас?- удивился астролог.- Не у меня, а у Вас. В Египте, насколько мне известно, их около десяти.

   - Очень интересно,- с улыбкой проговорил Далюс-Унхатон.- Значит, говоришь, около десяти. Господь очень удивился бы, узнав о таком количестве идолов, выдающих себя за Богов. Ну да ладно. Сейчас поваж -нее дела есть, кроме, как выяснять религиозные вопросы. Мы возвращаемся в Александрию. У меня есть важное сообщение для фараона. Пойди и распорядись, чтобы караван готовили к походу.

   - А, что делать с ключом?- спросил Месхет, указывая рукой, на пьедестал бывшей статуи Амон Ра.- С тем, который открывает плиту входа.

   - Ах да, я чуть не забыл,- проговорил Далюс-Унхатон.- Его раньше хранил Амон Ра. Но теперь его уже нет. Зато есть Намибис. Пускай теперь он хранит этот ключ.

   - Как же можно засунуть ключ в середину каменной статуи?- заинтересовался астролог.- Мы, что, дырку в нём сделаем?

   - Зачем дырку?- удивился Далюс-Унхатон.- Достаточно, чтобы он держал его в своём кулаке.

   - Как это в кулаке?- недоумевал месопотамец.- У него в одной руке копьё, а у другой руки кулак зажатый. Как же мы туда ключ вставим?

   - Ну, так он разожмёт его и возьмёт ключ,- спокойно ответил жрец и подошёл к статуе Намибиса.

   Месхет замер, ожидая, что будет дальше. Он внимательно наблюдал за Унхатоном. Жрец посмотрел на статую и заговорил:

   - Ты из камня, я из тьмы. Твоя сила в твёрдости, моя в темноте. Теперь ты будешь служить мне. Всё, что я прикажу тебе, будешь исполнять. ПЕРЕКОНДАРАИН ПРЕФИЦИУМ.

   В это же мгновение, статуя Намибиса задрожала. Унхатон продолжал:

   - Возьми ключ в левую ладонь и храни его. КОНДИГРАНУМ ТРУНТ.

   Статуя протянула левую руку к жрецу и раскрыла свою ладонь. Унхатон положил ключ в руку Намибиса. Статуя зажала его в кулак и опустила руку на прежнее место. Месхет, поражённый увиденным событием, упал на колени перед Унхатоном и взмолился:

   - Простите меня, Великий жрец, за то, что я сомневался в Ваших способностях. Теперь я вижу, что Вы настоящий Бог.

   - Ладно, ладно. Хватит извиняться. Иди, выполняй моё приказание. Да, помалкивай о том, что видел.

   Астролог почтительно поклонился жрецу и удалился из храма. Как только он закрыл за собой массивную дверь, к нему, тут же, подбежали начальник стражи Унгар и главный хранитель Денисий.

   Уже совсем рассвело, и солнце, поднявшись над барханами, принялось нещадно поджаривать всё, до чего могли дотянуться его лучи. Жук скоробей пытался закатить навозный шарик на ступеньку храма. Но, как только, он поднял его выше своей головы, шарик, тут же, свалился прямо ему на спину. Это была уже, далеко, не первая попытка упрямого жука. Остальные закончились так же, как и эта. Насекомое остановилось и принялось перебирать лапками произведение своего навозного искусства. Очевидно, жук пытался понять, почему у него не получается одолеть лестницу храма. Он замер и начал шевелить усами, как бы соображая, зачем люди сделали такие высокие ступеньки? Вот, как ему теперь по ним, свой шарик поднять? Не находя ответа, он снова приступил к своему бесплодному занятию.

   - А, где Главный жрец?- с нетерпением спросил Унгар, обращаясь к астрологу.- Почему ты один?

   - Великий Унхатон скоро выйдет,- спокойно ответил Месхет.- Он приказал готовить караван к походу. Сегодня выступаем в Александрию.

   - А, что вы делали в храме всю ночь?- поинтересовался Денисий.

   - Что, что?- передразнил его астролог,- Богу молились, вот что. Что же ещё можно в храме делать? Послушай, Главный хранитель, ты хоть порядок наведи там. Камни уберите, пол вымойте. А то - Главный храм Египта, а порядка в нём нет.

   - Конечно, конечно,- согласился Денисий,- сегодня же всё уберём. А, как там, насчёт сына моего Лукреция? Великий жрец больше на него не гневается?

   - Всё в порядке,- успокоил его Месхет,- можешь не беспокоиться.

   Начальник охраны поспешил выполнять приказ Унхатона, а Денисий побежал осчастливить своего сына радостной вестью. Астролог уселся на ступеньку храма, ожидая, когда выйдет Главный жрец. Его внимание привлёк жук скоробей, безрезультатно пытавшийся закатить навозный шарик на лестницу.

   - Ну вот,- подумал Месхет,- в храме и так полно всякого мусора, так этот ещё и дерьмо решил туда затащить. Он пнул жука ногой так, что бедное насекомое улетело прочь вместе со своим шариком, шагов на двадцать.

   Далюс-Унхатон уже совсем собрался покинуть храм, но остановился и подумал:

   - Надо бы Вонючку захватить в Александрию. Она мне там очень может пригодиться.

   И тут же, позади него что-то зашуршало. Главный жрец обернулся и увидел здоровенную рыжую крысу, сидящую на пьедестале бывшей статуи Амон Ра. Она примостилась на своих задних лапах, а передние подняла к голове и спросила:

   - Вы меня звали хозяин?

   - А, это ты, Вонючка?- ответил вопросом на вопрос Унхатон.- Да, звал, для тебя есть важное дело в Александрии.

   - Хозяин, извините, но почему Вы дали мне такое обидное имя?- жалобным голосом поинтересовалась крыса.

   - А ты, что никогда не обращала внимания, какой от тебя исходит отвратительный запах?- попытался выяснить Главный жрец.- Или он тебе нравится? Ты хотя бы помылась, что ли.

   - Я в этом не виновата,- обиделась крыса.- Это мой природный запах. Причём здесь я, все крысы так пахнут.

   - Пахнут?- удивился Унхатон.- Если это называется "пахнут" то, что же тогда воняет? Ладно, хватит спорить. Слушай, что будешь делать в Александрии. Перво-наперво, тебе надо превратится в красивую девушку. Затем, устроишься служанкой к царице Изиде. Войдёшь к ней в доверие. А я, когда прибуду в Александрию, сделаю так, что бы царица взяла тебя в свою свиту. Когда будешь устраиваться к Изиде, скажешь, что ты племянница Главного жреца Унхатона. В свиту царицы принимают только со знатным происхождением. Ты должна стать для Изиды самым близким другом. Да, чуть не забыл. Царица набирает в свою свиту самых красивых женщин. А ну покажи, как ты будешь выглядеть? Да, и с запахом, что нибудь придумай.

   - Опять Вы за этот запах вспомнили. Вот дался он Вам,- проговорила крыса, приподнялась на задних лапах, запищала и завертелась, как юла. Через мгновение перед Унхатоном стояла девушка лет двадцати. Чёрные густые волосы были собраны сзади и заплетены в тугую косу. Белое льняное платье плотно облегало стройную фигуру. Прозрачная ткань с трудом удерживала пышную грудь, не давая ей вырваться наружу. Упругие соски, раздвигая нити полотна, явно обозначились под платьем. Тонкая талия резко переходила в округлые ягодицы, которые, своей формой, непроизвольно вызывали интимное желание у мужчин. Цвет глаз напоминал застывшие капли бирюзы. От девушки исходил приятный пьянящий запах весенних цветов.

   - Ну вот, это же совсем другое дело,- похвалил её Унхатон.- Видишь, можешь, когда захочешь. Теперь твоё имя будет - Сирень.

   - А почему Сирень?- поинтересовалась девушка.

   - Так ведь глаза у тебя синего цвета,- объяснял Унхатон.- А главное, пахнет от тебя, точно, как от сирени. Но, между нами, если хочешь, я буду продолжать звать тебя Вонючкой.

   - Нет, нет. Не надо. Сирень, так Сирень,- быстро согласилась девушка.- Я согласна.

   - Ну, всё. А сейчас исчезни,- приказал Унхатон.- Когда я прибуду в Александрию, ты уже должна быть у царицы. Что надо будет делать дальше, я расскажу тебе позже.

   Бывшая крыса исчезла. Унхатон подошёл к дверям храма и отворил их. Караван стоял уже готовый к походу. Начальник стражи, главный хранитель и астролог ждали распоряжений жреца. Не успел Унхатон произнести, хотя бы одно слово, как поднялся сильный ветер, и яркий солнечный день начал меняться на сумерки. Все посмотрели на небо. Оранжевый диск, постепенно закрывался тёмным кругом. Всё меньше и меньше оставалось ослепительно-жёлтого цвета. Через мгновение, светило погасло совсем. Наступила ночь. Но звёзд на небе не было. Просто, густая вязкая темень заволокла весь Мир. Ужасный ветер поднял в воздух тучи песка, который не давал возможности дышать и засыпал глаза. Верблюды и кони прижались к земле, а люди упали и пытались закрыться своими плащами от беспощадной бури.

   Унхатон стоял у ворот храма и с удовольствием наблюдал за происходящим светопреставлением. Насладившись вдоволь тем, как "приветствовала" его природа, он взмахнул рукой и произнёс:

   - САНКАТАР ЧУБА ТРУСТ!

   Ветер, тут же стих. Солнце вышло из-за тёмного круга и засияло, как ни в чём не бывало. Люди поднялись с земли. Отряхнули песок и с удивлением посмотрели на Унхатона.

   - Вот видите, как меня Боги любят,- тут же нашёлся, что сказать Главный жрец.- Я их попросил, и они прекратили бурю. Ладно, пора выступать в Александрию.

   Все покорно двинулись в путь. Унхатон ехал в носилках, а не верхом на лошади, как это бывало раньше. Поражённые происшедшими событиями, хранители храма ещё долго стояли и смотрели вслед, уходящему каравану.

   - Я уже двадцать лет служу главным хранителем храма Бога Амон Ра,- проговорил Денисий, обращаясь к своему сыну Лукрецию,- а такого ещё не видел. Как же теперь будет называться храм? Ведь статуи Амон Ра больше нет.

6. Возвращение в Александрию.

   Дорога в Александрию заняла более двух суток. К вечеру третьего дня караван Главного жреца приближался к столице Египта. Месхет в пути всё время размышлял. Его беспокоило то обстоятельство, что затмение солнца, которое произошло перед выездом из долины Священных Захоронений, не совпадало с положением звёзд. По небесной карте никакого затмения в ближайшие годы не должно было произойти.

   - Ну, хорошо,- размышлял астролог,- стал Унхатон Богом или нет, это ещё вопрос. Но кое-чему, он всё-таки научился в том подземелье, куда он спускался. Я сам видел, как жрец может приказывать каменной статуе Намибимса, и она выполняет его распоряжения. Если он занял место Бога Амон Ра, статуя которого разбилась, то, насколько мне известно, это был Бог солнца. А зачем же Богу солнца делать затмение самого себя? Здесь что-то не так. Затмение солнца означает темноту, а это больше присуще Богу тёмных сил. А, может быть, Унхатон теперь и есть этот самый Бог тёмных сил? И привидение хотело мне что-то сказать. Только не успело. Унхатон помешал ему. Если Главный жрец и не стал Богом Тьмы и Повелителем Царства Мёртвых, а только, как-то связан с тёмными силами, то и это уже грозит Египту большой бедой. Как же в этом всём разобраться? Надо ещё покопаться в архиве, может быть, в древних манускриптах удастся, что нибудь отыскать?

   - Что ты там всё время бормочешь, сам с собой?- обратился к Месхету начальник стражи, ехавший рядом с ним.- Может быть, жара повредила твой рассудок? Хотя после последних событий, можно сойти с ума и без жары.

   Астролог с удивлением посмотрел на Унгара и спросил:

   - Что ты имеешь в виду?

   - Да ладно тебе притворяться, как будто, ничего не произошло,- твёрдым голосом проговорил начальник стражи.- Когда ни с того ни с сего, посреди белого дня, начинается буря - это ещё как-то можно объяснить. А вот, когда исчезает солнце с неба просто так, как будто его плащом накрыли, это уже заставляет призадуматься.

   - И, какие же ты сделал выводы?- поинтересовался месопотамец.

   - А такие же, как и ты,- парировал Унгар.- Здесь не обошлось без Правителя Тьмы Намибиса. Вот какие.

   Месхет ничего не ответил. Перед ними впереди, среди вечерних сумерек, появилось море мерцающих огней. Александрия готовилась встретиться с ночью и зажигала тысячи своих глаз в окнах домов её жителей. Столица Египта даже не подозревала, что главный повелитель темноты сегодня лично прибудет к ней, чтобы установить в городе свой порядок.

   - Едем прямо во дворец фараона,- приказал Главный жрец, выглянув из-за покрывала носилок.

   Кортеж приблизился к центральным городским воротам, когда уже ночь накрыла Александрию своим чёрным покрывалом. Мощные, сделанные из каменных блоков, крепостные стены надёжно защищали столицу Египта. Створки главных ворот, обитые листами меди, были плотно закрыты ещё с вечера. Караван остановился у подножия сторожевой башни. С высоты каменного сооружения раздался голос:

   - Что вам надо? Кто вы такие? Ночью в Александрию въезда нет. Поворачивайте отсюда. А то выльем на вас смолу, она у нас, как раз закипела.

   - Закрой рот и слушай внимательно,- проговорил в ответ начальник стражи Унхатона.- Великий жрец Египта приказывает тебе немедленно отворить ворота и пропустить его в Александрию.

   В башне замолчали, и послышались поспешные шаги, спускающихся по лестнице людей. С верху вновь донёсся тот же голос:

   - А откуда мне знать, что вы меня не обманываете? Приказ Фараона - никого ночью в город не впускать.

   - Передай этому болвану,- обратился к начальнику стражи Унхатон, не выходя из своих носилок,- что, если он сейчас же нас не пропустит, то завтра, я прикажу принести его в жертву Богам.

   - Главный жрец сказал, что, если ты, немедленно, не отворишь ворота,- прокричал Унгар,- то завтра, он прикажет сварить тебя и всех твоих подчинённых в той смоле, которую ты собирался вылить нам на головы. Так Великий Унхатон умилостивит наших Богов.

   - А, что, хорошо сказал,- одобрил жрец слова начальника стражи.- Не совсем так, как я говорил, но, зато, очень убедительно.

   В этот же момент, послышался шум отпирающихся засовов, и створки ворот со скрипом начали расходиться в стороны. Караван двинулся в город. Проезжая мимо охраны ворот, Унгар обратился к одному из солдат:

   - Вы, хотя бы смазали петли у створок, а то такой скрип стоит, что можно разбудить всю столицу.

   - А зачем?- поинтересовался стражник.- Мы их ночью никогда не открываем. Это первый случай, когда ворота отворили после захода солнца. А днём будить некого, пусть себе скрипят на здоровье.

   Унгар только головой покачал и ничего не ответил.

7. Александрия.

   Картеж двинулся по узким улицам города. Собственно это были и не улицы, а небольшие проходы между тесно стоящими домами. В них с трудом могли разъехаться двое всадников, чтобы не задеть друг друга. Улицы выходили на площади, которые ограничивались по периметру зданиями. Мостовые были выстланы булыжниками, создающими невероятный гул, когда по ним двигались всадники или повозки. В дневное время на площадях устраивали базары, где продавался всевозможный товар: от продуктов питания до рабов.

   Царский дворец располагался на берегу залива Срединного моря. Высокая колоннада из белого мрамора укрепляла фасад и придавала его виду грандиозность и помпезность. Крыша опиралась на треугольные каменные арки, украшенные барельефами фигур Богов и фараонов. Все орнаменты на стенах были разукрашены разноцветными яркими эмалями, золотыми нитями и золотой фольгой. От главного входа к морю спускались ступени из белого мрамора. У самой кромки воды располагался причал. Швартоваться здесь имели право только те, кто прибывал к фараону по личным или государственным делам, предварительно, получив разрешение у начальника личной охраны монарха или, непосредственно, у самого фараона. Дальше в заливе располагался торговый порт. Здесь всегда было множество кораблей. Некоторым судам приходилось по нескольку дней ждать, стоя на якоре, на внутреннем рейде, пока освободится место у пирса. Через Александрию проходило множество торговых путей. Сюда везли товары со всего света: с юго-востока - пряности и шёлк, с северо-востока - знаменитую дамасскую сталь, из западной Африки - рабов и драгоценные камни. Сам Египет славился своими зерновыми культурами и ювелирными изделиями. Пшеница была основным доходом Египта, по сути - его золотым запасом. Такой богатый город не мог не вызывать зависть у соседей к его сокровищам. Многие пытались захватить Александрию и ограбить. Для зашиты от непрошенных гостей с моря, жители столицы Египта построили огромный каменный мол, загораживающий свободный доступ в залив, ведущий к городу. По середине сооружения был оставлен широкий проём, через который мог пройти только один крупный корабль или многовесельная галера. По краям проёма стояли две башни. Ночью на них зажигали свет, и они исполняли роль маяка. Между башнями, во время нападения противника, натягивали толстую железную цепь, мешавшую судам входить в гавань. Но имелся и ещё один тайный способ защиты внутреннего рейда Александрии. О нём знали только несколько посвящённых людей. Конструкция башен была такова, что если надавить на секретный камень в первом ряду, то всё сооружение падало в воду, полностью загораживая вход в гавань. Эта хитрость была придумана на тот случай, если врагу удастся преодолеть железную цепь.

   Когда кортеж проходил мимо резиденции Главного жреца, астролог Месхет обратился к Унхатону с просьбой:

   - Великий жрец позвольте мне отправиться к Вам во дворец и не ехать к фараону.

   - А, что случилось?- поинтересовался Унхатон.- Ты, что не хочешь лицезреть нашего Солнцеподобного Исхата шестого?

   - Мне кажется, что я перегрелся в пустыне,- соврал месопотамец.- Что-то мне нехорошо. Как бы я не заболел. Всё тело ломит. И даже кашель начинается: кхе-кхе.

   "Да, он не такой простой,- подумал Унхатон,- как мне сразу показалось. Смотри, как врёт, даже не краснеет. Ну, так, или иначе, он мне во дворце не нужен, только мешать будет. А вот присмотреть за ним надо. Что-то же он задумал. Поручу я это, пожалуй, Сирени. Она из него всю душу вместе с правдой наизнанку вывернет".

   - Ну, что же,- согласился Унхатон,- можешь идти. Давай лечись. Астролог повернул коня и направился к дому Главного жреца, где он и сам жил.

8. Визит к фараону.

   Караван Унхатона, миновав несколько кварталов, приблизился к дворцу фараона. Кортеж остановился у главного входа. У дверей стояла стража со щитами и копьями в руках.

   - Пойди и скажи им,- приказал Унхатон Унгару,- что прибыл Главный жрец и хочет встретиться с фараоном немедленно.

   - Слушаюсь Вас,- с поклоном ответил начальник стражи, а про себя подумал: "Чёрта с два они станут будить государя посреди ночи. За такое им головы отрубят. Что они ненормальные сами себе жизнь укорачивать? Это тебе не городские ворота. Здесь дела посерьезнее будут.

   Так размышляя, Унгар отправился исполнять приказ Главного жреца. Подойдя к страже, стоявшей у входа во дворец, он передал им слова Унхатона. Охранники с нахальными улыбками ответили ему:

   - Твой Главный жрец, что не в себе? Надо быть сумасшедшим, чтобы попытаться беспокоить Солнцеподобного среди ночи. Пусть дожидается утра. Да и то, ещё неизвестно, когда Его Величество соизволит принять жреца. Не любит он всех этих богослужителей.

   Унгар вернулся к носилкам и поникшим голосом сообщил:

   - Плохо дело, Великий Унхатон, стража категорически отказывается выполнить Вашу просьбу. Говорят, что надо ждать до утра.

   - Просьбу?- возмущённо переспросил жрец.- Какую ещё просьбу? Я смотрю, в Египте совсем перестали уважать Богов, раз позволяют себе так разговаривать с их служителями. И вообще, надоели мне эти тупоголовые солдафоны. Ладно, оставайтесь и ждите меня здесь. Я сам пойду к фараону.

   - А, как же стража?- поинтересовался Унгар.- Они Вас не пропустят.

   - Меня не пропустят?- искренне удивился Унхатон.- Не бывало ещё такого, чтобы какие-то козявки смогли мне помешать.

   Главный жрец вылез из носилок и направился в сторону центрального входа во дворец. По пути он размышлял: "Как не крути, а прав Саваиг, что решил убрать всех идолов из Египта, которых эти глупые людишки называют Богами. А я ещё спорил с ним. Получается Он, опять, лучше меня знает, что надо делать. Да и чему здесь удивляться: ведь Саваиг сам весь этот Мир создал, кто же лучше него может знать, что с ним можно делать?"

   Унгар и охрана Главного жреца внимательно наблюдали за своим хозяином. Им было ужасно интересно: удастся ли ему попасть во дворец?

   Унхатон приблизился к стражникам, стоявшим у дверей дворца. Солдаты только успели пошевелить копьями, чтобы преградить путь жрецу, но Унхатон чуть поднял правую руку, и оба стражника рухнули на пол, как подкошенные. Огромные двери бесшумно отворились, освобождая вход жрецу. Унхатон, не останавливаясь, зашел во дворец. Унгар и все его помощники от удивления раскрыли рты. Такого поворота событий они никак не ожидали.

   - Во истину, его Боги любят,- с восхищением в голосе проговорил начальник охраны Главного жреца.- Увидеть такое далеко не каждому в жизни удастся. Охрана фараона, даже рот открыть не успела. А ведь они считаются лучшими воинами в Египте. Интересно, что он им сделал?

   Со стороны бухты повеяло прохладой. Волны в заливе нежно гладили береговые камни, пытаясь уговорить их, чуточку отодвинуться и оставить побольше места для моря. Луна, заметив их усердие, повелела ночному ветру развернуться и дуть в сторону суши. От этого уровень воды поднялся, и морю удалось исполнить своё желание, захватив у берега часть его территории. То ли от набегающей воды, то ли от возмущения прибрежные камни шептали:

   - Ничего, ничего. Утром луна исчезнет, и повелевать ветром будет некому. Он тут же переменится так, как не любит, когда им командуют. Море отступит, и мы снова будем греться на солнышке. Ничего, ничего. Мы подождём.

   Унхатон уверенно шагал по коридорам дворца, нисколько не обращая внимания на бесполезные попытки личной охраны фараона помешать его продвижению. Как только он к ним приближался, солдаты, тут же, падали без сознания. Их оружие, ударяясь о пол, создавало шум, который разносился эхом по бесконечному лабиринту дворцовых коридоров.

   На стенах были изображены картины из жизни Египетских Богов и фараонов. Мастерски выполненная живопись, очень понравилась Унхатону. А вот сами сюжеты рисунков вызвали у него разочарование:

   - Подумать только, как эти фараоны себя любят. Вот сколько картинок понарисовывали. Хотят показать свою значимость в этом мире. А того не понимают, что они, собственно, здесь ничего не решают. Стоит только Саваигу захотеть, и любой из них, завтра же умрёт. Какой могущественный бы он не был в своей стране.

   Унхатон повернул направо и увидел, что эта часть коридора заканчивается тупиком.

   - Единственное, что они умеют, так это лабиринты строить,- с досадой подумал жрец.- Здесь легче заблудиться, чем в лабиринте Грешных Душ, у меня в Царстве Мёртвых.

   Унхатон повернулся и увидел двух стражников, направивших на него свои копья. Он снисходительно улыбнулся и спокойным голосом спросил:

   - Как пройти в покои фараона?

   Ошарашенные неожиданным вопросом ночного гостя, солдаты в один голос ответили:

   - Вон туда, налево.

   - Спасибо,- поблагодарил Унхатон и слегка подул в их сторону. Стражники отлетели к стене и ударились об неё с такой силой, что даже камни задрожали. После этого солдаты свалились без чувств посреди коридора. Жрец переступил через них и продолжил свой путь. Свернув налево, Унхатон оказался у дверей, украшенных золотой инкрустацией, изображавшей солнце. Двое охранников, стоявших у неё, плавно опустились и захрапели, погрузившись в глубокий сон. Дверь сама отворилась перед жрецом, и он вошёл в комнату. Спальня фараона имела круглую форму. На стенах были изображены люди, занимающиеся плотскими утехами, в довольно откровенных позах. Посредине помещения располагалась просторная кровать. На красных шёлковых простынях возлежали два обнажённых человека. Один из них был ещё совсем юный парень, лет шестнадцати, а другой - мужчина лет тридцати.

   - О, да этот фараон Исхат шестой может быть уверен, что местечко у меня в аду для него уже обеспечено,- радостно подумал Унхатон.- За такой грех, как мужеложство, не видать ему рая, как своих ушей без зеркала. А для меня, это большая удача. При таком повороте дела, думаю, что своей жене он уделяет очень мало внимания, как мужчина. Это на много облегчает мою задачу. Ну, что же, пора будить этого извращенца. Интересно, кто из них окажется фараоном: молодой или тот, что постарше?

   Унхатон вдохнул воздух полной грудью и чихнул с такой силой, что кошка, сидящая рядом с кроватью фараона, подпрыгнула от неожиданности, а потом, быстро спряталась под тумбочкой.

   Мужчины на постели, тут же, проснулись. Старший из них спросил гневным голосом:

   - Что здесь происходит? Что за шум? Кто здесь?

   Унхатон поднял над своей головой факел, захваченный им со стены в лабиринте, и осветил комнату. Фараон узнал Главного жреца и раздражённо проговорил:

   - А, это ты Унхатон. Ты, что с ума сошёл? Зачем беспокоишь меня среди ночи?

   - Очень важное сообщение Великий Исхат. Но я могу говорить о нём, только с Вами наедине, - объяснил жрец.

   - Какое ещё сообщение?- с недовольством в голосе поинтересовался фараон.- Что уже и до утра подождать нельзя?

   - Разговор будет о Вашей личной безопасности,- пояснил жрец.- Под угрозой Ваше правление страной.

   Фараон нехотя встал, закутался в шёлковый халат и, взглянув на парня в своей постели, проговорил:

   - Выйди Анусий, нам со жрецом надо поговорить.

   Юноша поднялся с постели и, не одеваясь, прошёл через комнату. При этом он успел бросить кокетливый взгляд на Унхатона. Главный жрец, заметив такой знак внимания к своей особе, плюнул на пол и выругался:

   - Тьфу ты мерзость какая. Оно ещё и глазки строит.

   Фараон этого не мог видеть так, как стоял к ним спиной и смотрел в окно. Когда закрылась дверь за любовником Исхата шестого, фараон спросил:

   - Ну, что там у тебя? Рассказывай.

   - На небе было знамение - упала новая звезда. Это грозит Вам большой бедой.

   - Послушай, Унхатон,- обратился к жрецу Исхат шестой,- я не силён в астрологии. Ты разбудил меня среди ночи, помешал мне получить удовольствие, а теперь загадками говоришь. Или объясни сейчас же всё толком, или я велю страже вытолкать тебя пинками из моего дворца. Да, а как ты здесь оказался? Почему тебя пропустили? Охране дан строгий приказ не беспокоить меня ночью.

   - Ваша охрана никуда не годится,- спокойно проговорил жрец.- Они все спят. Я спокойно смог пройти в Вашу спальню. Надеюсь Ваша армия лучше, чем Ваши телохранители. Потому, что она Вам скоро понадобится.

   - Как это спят?- удивился фараон.- Этого не может быть.

   Он выскочил из своих покоев и, тут же, наткнулся на двоих, лежащих у дверей стражников. От их храпа, шло гулкое эхо по коридору. Исхат пнул одного из них ногой, выругался и вернулся назад в комнату. Он быстро ходил по спальне и разговаривал сам с собой.

   - Ну, я им завтра покажу. Всех скормлю крокодилам. А их начальника живьём в масле сварю.

   Немного успокоившись, он обратился к Главному жрецу:

   - Ну, что ты молчишь? Объясни всё толком.

   - Звёзды предсказали, что в Египте произойдёт смена Богов и царствующей династии. Если говорить буквально, то предзнаменование гласит: "Появится на Востоке новый Бог, который заменит старых Богов, и станет он новым царём, который будет управлять всем Миром. Трон Египта падёт от его руки",- сообщил Унхатон.

   - Подумаешь предзнаменование,- безразличным тоном проговорил Унхатон.- Знаешь, сколько таких предзнаменований я уже слышал?

   - Я тоже сразу не обратил особого внимания на это сообщение,- поддержал фараона жрец.- И не стал беспокоить Вас пустяками. Но произошло одно событие, которое в корне, изменило моё мнение.

   - Что ещё за событие?- заинтересовался Исхат.

   - В главном храме Египта, в долине Священных Захоронений, упала и разбилась на мелкие кусочки статуя Бога Амон Ра,- со значением произнёс Унхатон.- И она не просто так упала. В неё угодила, упавшая с неба звезда, проломив крышу храма.

   - Врёшь,- недоверчиво сказал фараон.- Этого не может быть.

   - Я сам лично видел,- убеждённо проговорил жрец.- Я только что от туда. Вот почему я решился побеспокоить Вас среди ночи.

   Исхат шестой изменился в лице. По его виду было понятно, что сообщение Главного жреца очень его обеспокоило. Он начал грызть ногти на руках и при этом нервно сплёвывал на пол.

   - Ну и, что теперь делать? Что говорят твои звёзды?- обратился фараон к Унхатону.

   - Надо первыми напасть на Восток,- посоветовал Главный жрец.- Вы же непревзойдённый полководец. У Вас сильная армия. Нанесите удар первым, пока Ваши враги не подготовились к войне.

   - Для того, чтобы нанести удар, надо знать на кого нападать,- проговорил с раздражением Исхат.- Я не могу напасть на весь Восток сразу. Знаешь сколько там государств?

   - А Вы нападите сначала на тех, кого больше всего не любите,- предложил Унхатон.

   - Да, ты пожалуй, прав,- согласился Исхат шестой.- Мне уже давно не нравится, как нахально ведёт себя Сирийский посол. Он даже позволил себе обыграть меня в шашки. Я им покажу, как раскрывать рот на мой трон. Да, а что же делать с Богами? Ведь без поддержки Амон Ра мне трудно будет победить.

   - Об этом не беспокойтесь?- c уверенностью в голосе проговорил Унхатон.- Я сам лично позабочусь о поддержке Богов. Есть один способ, чтобы восстановить их благосклонность. Необходимо провести один ритуал в храме Амон Ра. Только необходимо, чтобы во время этого обряда, в храме находилась особа из Вашей династии.

   Фараон, при последних словах жреца, поморщился от неудовольствия. Дело в том, что Исхат шестой терпеть не мог религиозные обряды и старался избегать личного участия в них. Ему было невыносимо скучно в храмах. Фараон обожал в жизни только две вещи: юношей и войну.

   - Так, как Вам необходимо сейчас же выступать в поход,- продолжил Главный жрец, заметив реакцию Исхата на свои слова,- то я прошу Вашего разрешения пригласить на этот обряд Вашу супругу. Она может принять участие в ритуале так, как является царицей и Вашей женой.

   - Ах да,- довольным голосом проговорил фараон,- Я разрешаю. Бери царицу. Пусть прокатится по пустыне.

   - Разрешите мне удалиться?- спросил Унхатон.

   - Да, да. Можешь идти,- Мне пора собираться в поход. Эй, там, стража. Все сюда.

   В комнату вбежали охранники.

   - Позовите ко мне Анусия,- приказал фараон.- Да, и разыщите командующего армией. Он мне тоже понадобится, попозже.

   Главный жрец поклонился и вышел из спальни Исхата шестого. Следуя по коридору к выходу из дворца, он подумал:

   - Ну, что же. Окунь заглотнул наживку. Теперь займёмся щукой. Посмотрим, что из себя представляет царица. Надеюсь в интимном плане у неё, в отличие от её супруга, всё в норме. Иначе, тяжело мне придется.

9. Ночь в библиотеке.

   Ночь, вытеснив вечер, вошла полновластной хозяйкой в свои Земные владения, заполняя каждый кусочек Мира своим тёмным содержанием. Её бессменный страж и управляющий - месяц, освещая Землю, следил за тем, чтобы не осталось ни одного укромного местечка, укрывшегося от ночного влияния. В этом ему с усердием помогала бесчисленная армия звёзд. И, если на Земле находился, хотя бы, один уголок, отказавшийся покориться хозяйке тьмы, то с неба, тут же, падала звезда в это место, чтобы наказать непокорного.

   Месхет без задержки прошёл во дворец Главного жреца. Стража не останавливала астролога так, как получила приказ не препятствовать месопотамцу. В резиденции Унхатона, почти все охранники знали Месхета в лицо. Многие из них неоднократно обращались к нему с просьбой составить им гороскоп. Будучи человеком бескорыстным, как и все истинные учённые, астролог крайне редко отказывал в таких просьбах.

   Месопотамец быстро шагал по ночным коридорам здания, освещая себе дорогу факелом. Неведомая сила подгоняла его, заставляя идти быстрее. Он хотел попасть в архив ещё до возвращения Унхатона. Астролога не устраивало, чтобы Главный жрец увидел его возросшую заинтересованность к древним рукописям. Могли возникнуть ненужные вопросы. А месопотамец хотел разобраться в своих сомнениях, не привлекая к себе внимания. Гулкое эхо его шагов, разносящееся по зданию, раздражало Месхета. Чтобы идти тише, он разулся и пошёл босиком. От этого эхо сменило свой голос со стука на шлепки. Астролог приблизился к двери библиотеки и остановился. Внезапно у него в голове промелькнула мысль:

   - Зачем мне это всё надо? Моё дело смотреть на звёзды, а не разбираться в деяниях Богов. Лучше пойти и лечь спать, чем искать приключения на свою голову.

   Давно известно, что все проблемы у людей из-за того, что они думают одно, а делают совсем другое. Месхет не был исключением из общего правила, поэтому он открыл дверь, и вопреки своим размышлениям, вошёл в библиотеку. Множество стеллажей были заполнены бесконечным количеством рукописей, выполненных в различные времена. Были здесь записи, которым насчитывалась не одна сотня лет, сделанные на коже древних животных, каких уже, возможно, и на Земле не существовало. Астролог переходил от одного стеллажа к другому, перечитывая множество манускриптов, но ничего того, что его интересовало, он найти не мог. Там были различные научные трактаты и жизнеописания фараонов. Попадались иногда литературные произведения, и даже стихи. Один из них заинтересовал Месхета:

   Когда солнце встанет Нилом,
   И весь Мир после ночи проснётся,
   Вновь увижу тебя дорогая,
   И душа от любви встрепенётся.
   Ты, как лилия, прелестью дышишь.
   Не устану тобой любоваться.
   Легче мне отказаться от Рая,
   Чем с тобой на мгновенье расстаться.

   Папирус, на котором был написан стих, весь пожелтел от времени. Очевидно, ему уже исполнилась не одна сотня лет. Астролог подумал:

   - Сколько веков минуло, а люди не меняются. Они и тогда писали всякую лирическую чепуху. То ли дело мы - учённые. Понапрасну папирус марать не станем.

   Ночь всё больше, уступая свои позиции наступающему рассвету, теряла силы. Месхет понимал, что пора уходить так, как в любой момент мог появиться Главный жрец. Астролог не хотел давать ему пояснения, что он посреди ночи делает в библиотеке. Месопотамец дочитал до конца, понравившееся стихотворение, написанное неизвестным автором, и направился к выходу. Пытаясь обойти стеллаж, он обо что-то споткнулся и упал, больно ударившись коленом. Месхет оглянулся, чтобы рассмотреть причину своего падения. Он обнаружил плоский камень, подставленный под ножку книжного стеллажа. Очевидно, его положили туда, чтобы шкаф не шатался. Присмотревшись, астролог заметил на камне какие-то знаки. Он вытащил его из-под ножки и поднёс к свету факела. Камень был весь исчерчен клиновидными отметинами. Месопотамец сразу сообразил, что у него в руках. Это была самая древняя рукопись на Земле - клиновидное письмо. Астролог уже раньше видел такое у себя на Родине. Он даже умел расшифровывать его. Каменную плиту, наверное, использовали в качестве подпорки потому, что в Египте никто не был знаком с этим видом древнего письма. Её, просто, приняли за обыкновенный булыжник, которым пользовались, как подставкой под ножку шкафа. Месхет подул на плиту. Пыль веков слетела, и перед астрологом ясно обозначилась диковинная надпись. Он попытался прочитать текст. Через несколько мгновений, ему удалось это сделать. Содержание оказалось неожиданным для Месхета:

   "Дорогой дядя Гуляр.

   У меня всё в порядке. Торговля идёт успешно. Я уже продал двадцать мешков пшеницы, пятьдесят мешков проса, две повозки сушёной рыбы и сто два кувшина оливкового масла. За проданный товар я получил: пятьдесят шесть круглей, семьдесят четыре квадралия и семнадцать треголий. Ещё немного поторгую и буду возвращаться домой. Вырученных денег мне хватит, чтобы жениться и построить свой дом.

   Любящий тебя, твой племянник Герес."

   - Тьфу ты, Господи, твоя воля,- раздосадовано подумал месопотамец,- по этому тексту можно узнать только о том, что, даже несколько тысячелетий назад, нужны были деньги, чтобы жениться. Воистину, ничего не меняется в этом мире. Месхет услышал, как хлопнула входная дверь. Он обернулся и увидел, что к нему направляется Диметрий, один из жрецов, который служил в библиотеке.

   - Что ты здесь делаешь в такую рань?- поинтересовался Диметрий.- Зачем ты вынул камень из-под стеллаже? Он сейчас может упасть. Это я его туда подложил. Плотник умудрился сделать одну ножку короче остальных. Вот и пришлось подкладывать этот булыжник. Благо их здесь было много.

   - Было много?- спросил месопотамец.- А, где они сейчас?

   - После того, как разобрали стену,- объяснил жрец,- которая была построена из таких же камней, их вынесли во внутренний двор. Она и сейчас там лежат. Правда, их потихоньку растаскивают на разные нужды. Главный хранитель библиотеки, например, себе камин дома сложил. А я взял несколько штук, чтобы придавить ими рыбу во время засолки. Такие плоские и тяжёлые камни - очень полезная вещь в хозяйстве. Хорошо, что решили увеличить главный зал в библиотеке, теперь этих камней столько... И платить за них ничего не надо.

   - Пойдем, покажешь, где они лежат,- попросил Месхет.

   - Да мне некогда,- закапризничал Диметрий,- Видишь, я занят.

   При этом он сделал вид, что ищет что-то на стеллаже.

   - Пошли, пошли,- настаивал астролог,- а я тебе за это составлю благоприятный гороскоп и скажу, когда звёзды будут к тебе благосклонны. Совершенно бесплатно.

   - Ах да,- заинтересованным голосом произнёс жрец,- я же вспомнил, что у меня есть дело во внутреннем дворе. Пошли, заодно я покажу тебе, где лежат эти камни.

   Когда они шли по галерее дворца, их окликнул стражник и сообщил, что астролога разыскивает Главный жрец. Месхет и хранитель вышли во внутренний двор и направились к груде камней, беспорядочно сваленных в кучу. Астролог принялся поспешно перебирать их, пытаясь прочитать хотя бы заглавия. Вдруг он наткнулся на одну интересную надпись:

   - Руководство для тех, кто хочет постичь смысл жизни, а, так же, научиться: делать хмельной напиток из пшеницы и мёда, обольщать женщин и вызывать духов.

   Последняя часть очень заинтересовало астролога.

   "Неплохо было бы поговорить с тем призраком, который явился мне в храме Амон Ра",- подумал Месхет.

   В этот момент во двор вышел стражник, которого они встретили в коридоре, и сказал, обращаясь к астрологу:

   - Главный жрец приказал передать тебе, что, если ты сейчас же не поторопишься прийти к нему, то можешь попрощаться со своей должностью астролога, и тебе уже никуда не надо будет торопиться.

   - Вот незадача,- взволновался Месхет,- мне срочно надо уйти. Послушай, Главный хранитель библиотеки, перенести эти камни в подвал и спрячь их там, чтобы их не растащили.

   - Конечно, спасибо тебе за то, что ты назвал меня Главным,- поблагодарил жрец,- только я ещё не Главный. А камни таскать я не буду. Я, что ненормальный?

   - У меня есть три серебряных драхмы,- предложил деньги Месхет,- вот возьми и сделай то, что я прошу.

   - Оно конечно,- согласился Диметрий,- почему не помочь хорошему человеку. Я за такие деньги могу перетащить в подвал ещё и булыжники с мостовой.

   - С мостовой не надо,- предупредил астролог,- только эти и всё. Понял?

   - Понял,- подтвердил жрец,- что я глупый, что ли?

   Месхет быстрым шагом направился к Главному жрецу.

10. План Бога Саваига

.

   Войдя в свой дворец, Далюс-Унхатон осмотрелся по сторонам и подумал:

   - Эти египтяне уже начинают действовать мне на нервы. Опять вокруг одни коридоры. Ну и, где же, в этом лабиринте, находится мой кабинет? Он подозвал одного из стражников, стоявших у дверей, и приказал:

   - Возьми факел и иди вперёд, будешь мне дорогу освещать к моему кабинету.

   Стражник уверенно зашагал, исполняя приказ Главного жреца. Дело было в том, что Далюс впервые находился во дворце Унхатона и не знал, где и какие располагались комнаты. А устраивать по пустякам фокусы с ясновидением, ему не хотелось. Оказавшись в своём кабинете, Унхатон уселся в огромное деревянное кресло с мягкими подушками, положил ноги на табуретку и стал размышлять. Картина звёздного неба за окном вдохновляла его. Ночь была его любимым временем суток. Как-никак, а тьма была его стихией. Унхатон попытался проанализировать всю ситуацию в целом:

   - С фараоном вопрос решённый, он мне больше не помеха. Если понадобится, я сумею так поссорить его с соседями, что война между ними может несколько лет продолжаться. А мне достаточно и шести месяцев для выполнения моего основного плана. Правда, астролог Месхет что-то затевает. Эх, жаль, что Бог Саваиг не позволил мне применять все мои возможности в этом деле. Но, если быть откровенным, что для меня очень не просто, даже, когда я сам с собой разговариваю, Саваиг, просто таки, сделал мне шикарный подарок. Он разрешил мне иметь на Земле собственного сына. А это - моя заветная мечта. Правда, Саваиг и своего сына, в это же время, на Землю посылает. Ну, ничего, один другому не помеха. Земля большая, места для обоих хватит. Хотя, конечно, всё это не с проста. Бог никогда ничего просто так не делает. Ну да ладно. Бесполезно голову ломать. Всё равно пути Саваига неисповедимы. Для меня сейчас самое главное, чтобы родился мой сын на Земле. Я уже и имя ему придумал - Вольдас. А, что, мне очень нравится. А со мной Саваиг всё равно ничего сделать не сможет. Я же бессмертный Повелитель Тьмы. Пока существует темнота, буду существовать и я. А с моим сынулькой можно будет и ночью видеться, если Саваиг днём не разрешит. Ну, в крайнем случае, отправит Он меня назад в Царство Мёртвых. Подумаешь беда какая. Это же мой родной дом. А этого Месхета я выведу на чистую, то есть, тёмную воду. Он хочет со мной тягаться? Я сегодня же приставлю к нему Вонючку, тьфу ты, не Вонючку, она же теперь Сирень. Эта крыса своё дело знает. Быстро у него выведает, что он там задумал. Ну, что же. Пора нанести визит царице. Захвачу с собой астролога. Там и познакомлю его с Сиренью.

   Далюс-Унхатон почувствовал тошноту и тяжесть в животе. Он всегда испытывал такие неприятные ощущения на Земле, когда наступало утро. Ночная темень растворялась в воздухе, как снег на весеннем солнце. Свежий ветерок приятно ласкал кожу на лице. Звёзды и луна удалились с неба, чтобы отдохнуть после бессонной ночи. Первые лучи солнца, прорываясь через край Земли на горизонте, прорезали воздушный океан, заполняя его ярко-оранжевым светом. Проснувшиеся птицы, звонкими голосами оповещали весь Мир о наступлении нового дня. Это было самое нелюбимое время суток для Далюса. Ему доложили, что астролог Месхет просит разрешения войти.

11. Визит к царице.

   - Не пойму,- удивился месопотамец, обращаясь к Унхатону,- зачем я Вам нужен во дворце фараона? Вы же знаете, что Исхат шестой мало интересуется астрологией.

   - А тебе и понимать незачем,- прервал Месхета жёстким тоном жрец.- Да мы и не к фараону идём в гости, а к царице. Исхат шестой с сегодняшнего дня готовится к войне. Так, что ему сейчас не до нас. А наша задача, обеспечить для него поддержку Богов. Для этого нам понадобится помощь царицы Изиды. Ты на месте составишь гороскоп. Определишь, когда будет благоприятный день для нашего с ней визита в храм Амон Ра. Только учти, что этот день должен наступить тогда, когда я тебе скажу. Понял?

   - Понял,- подтвердил Месхет, а про себя подумал: "Ну вот, началось. Уже война. Интересно, что же будет дальше?"

   По дороге во дворец фараона астролог продолжил свои размышления:

   - Интересно, что собирается делать Главный жрец в храме Амон Ра? Какая ещё поддержка Богов? Там уже и Бога Амон Ра нет. Остался только один Намибис. Стоп. Так это, что же получается? Унхатон хочет просить помощи у Бога тёмных сил? Поскорее бы вернуться и прочитать каменные манускрипты. Там, что-то про вызывание духов написано. Сейчас самое время поговорить с призраком Унхатона. Может быть, он объяснит, что же на самом деле происходит?

   Оставив личную охрану у входа во дворец Исхата шестого, Главный жрец и Месхет вошли в здание. Они направились в ту часть дворца, где располагались покои царицы. Возле огромных дверей, разукрашенных фигурами причудливых птиц с большими разноцветными хвостами, стояли два здоровенных воина. Приблизившись к ним, Унхатон поднял руку, и стражники замерли, а дверь самостоятельно отворилась. Месопотамец с удивлением отметил про себя:

   - Вот, как лихо это у него получается. Эдак он любую дверь открыть сможет.

   Покои Изиды полностью отличались от комнат фараона по интерьеру. Было очевидным, что супруги имеют совершенно противоположные вкусы. Перед залом, в котором царица проводила официальные приёмы, располагался большой холл. Здесь, обычно, ожидали аудиенции, приглашённые Изидой посетители. Стены в этой комнате были оформлены в виде картины, изображающей рассвет над морем. Натурально подобранные цвета эмалей создавали впечатление настоящего морского пейзажа. Солнце, восходящее из-за кромки водной поверхности, заполняло небесное пространство над морем ярко-красным цветом, который постепенно переходил в слабо-розовый. Парящие чайки, до того были реально нарисованы, что, казалось, даже слышны их крики. В холе имелись две двери. Одна из них та, через которую вошли Главный жрец и астролог, другая - массивная, разукрашенная золотом, вела в тронный зал. Унхатон заметил, что у одной из чаек, шевелится глаз. Ему показалось, что их кто-то рассматривает из-за картины. Через некоторое время, в стене открылась потайная дверь. Из неё вышла женщина и направилась к Главному жрецу и астрологу. На вид ей было не больше тридцати лет. Она взглянула на Унхатона и спросила:

   - Что Вы хотите, Великий жрец? Вы прибыли без приглашения. Царица ничего мне не говорила.

   * * *

   У начальницы телохранительниц Изиды Диании были приятные черты лица, стройная фигура, упругая грудь, очень коротко подстриженные чёрные волосы. Белая льняная юбка, едва доходившая до середины бёдер и короткая маячка из такого же материала, почти не скрывали её мускулистое тело. Очевидно, эта женщина обладала немалой физической силой. В подтверждении того, что на неё возлагались военные обязанности, у Диании на поясе висел короткий римский меч. От её пристального взгляда становилось неуютно, и врать было затруднительно. Она, не отводя своих тёмно-карих глаз, внимательно смотрела Унхатону в лицо, как будто хотела прочитать его мысли. Главному жрецу не понравилось такое поведение женщины, и он подумал:

   - Похоже, что эта амазонка пытается разгадать истинную цель моего визита. Вот так всегда. Почему-то все женщины на Земле считают, что они могут управлять поведением мужчин. А уж если они ещё и влиятельную должность занимают, то самоуверенности их нет границ. А про то забывают, что это их Бог сделал из ребра мужчины, а не наоборот. Ладно, сейчас я её приведу в нормальное состояние.

   Унхатон поднял правую руку и сказал:

   - Доложи царице Изиде, что Главный жрец просит принять его по очень срочному делу.

   - Царица сейчас очень занята,- начала говорить Диания,- Она сообщит Вам, когда...

   Вдруг начальница стражи запнулась, прижала свои ладони к вискам и упала на колени, с перекошенным от боли лицом.

   - Иди и делай то, что я тебе повелел,- с улыбкой твёрдым голосом проговорил Унхатон.- А то хуже будет.

   Диания поднялась с колен и послушно пошла к дверям.

   - Погоди,- вдогонку ей крикнул Главный жрец.

   Он подошёл к начальнице охраны, которая покорно ожидала его, наклонился к ней и прошептал:

   - Всё, что я тебе сейчас говорил, ты после исполнения, забудешь. Иди и выполняй. Диания отворила потайную дверь и скрылась в стене.

   Месхет не мог слышать, что говорил Унхатон начальнице охраны царицы. Но спрашивать об этом жреца побоялся. С каждым часом он всё больше и больше убеждался в том, что Унхатон очень изменился, после визита в подземелье храма Амон Ра. Главный жрец явно стал обладать неординарными способностями, дающими возможность ему управлять и силами природы, и людьми. Это заставляло вести себя очень осторожно с Унхатоном.

   Двери в тронный зал распахнулись, и на пороге появилась полуобнаженная девушка. Из одежды на ней была только коротенькая синяя юбочка из шёлка, плотно облегающая её ягодицы и узкая полоска на груди из такого же материала, закрывающая только соски. Бесконечное количество тоненьких косичек, в каждую из которых была вплетена серебряная нить с жемчужиной на конце, равномерно ниспадало на плечи. Лежащие на смуглой коже жемчужины, казались капельками росы. Девушка остановилась на пороге и торжественным голосом произнесла:

   - Великая царица Египта Изида, Властительница Верхнего и Нижнего Нила, Владычица Большой Жёлтой Пустыни, Повелительница Восточной, Западной и Северной Африки разрешает войти Главному жрецу Египта.

   - Ничего себе,- подумал Унхатон,- даже у меня нет стольких титулов. Хотя это очень хорошо, что она такая знатная особа. Это обстоятельство меня очень устраивает.

   Главный жрец и астролог вошли в зал для официальных приёмов. Месхет был поражён, увиденным великолепием комнаты. Такого красивого оформления стен он ещё никогда в жизни не видел. Хотя ему пришлось побывать во многих дворцах. Основной фон верхней половины стен и потолка был тёмно-синий, там изображалось ночное небо над Александрией, а сам город - нарисован в нижней половине. Картина, выполненная в виде панорамы, содержала все нюансы настоящего города и его обитателей. Создавалось впечатление, что находишься в центре столицы Египта в ночное время. Сделанные из огромных алмазов созвездия, в точности соответствовали реальным по своему расположению и по яркости света, исходившего из них. Пол в зале в точности соответствовал морю цвета бирюзы, с отражённой в нём звёздной картиной ночного неба. В противоположном конце помещения стоял трон, изготовленный из слоновой кости с алмазной и золотой инкрустацией. На стене, поверх трона, располагалась полная луна, выполненная из множества брильянтов и жемчужин. Мастеру, изготовившему её, удалось в точности передать настоящий природный свет месяца: матовый жемчужный и сверкающий брильянтовый.

   Главный жрец и астролог вышли на середину залы и остановились. Перед ними на троне восседала царица Изида. На ней было кожаное, облегающее её стройную фигуру, платье, изготовленное из шкур чёрных кобр, расшитое брильянтами и рубинами. На голове платиновая корона в виде змеи, поднявшей голову с огромными рубинами вместо глаз. Белые волосы царицы аккуратно ниспадали ей на плечи. Изида сидела на троне, положив руки на подлокотники с гордо выпрямленной спиной. Позади неё стояла личная охрана и придворные девушки из знатных семей. Изида не держала при дворе женщин старше тридцати лет. Всё её окружение состояло из красивых молодых девушек. Личная охрана, так же была из женщин. Поговаривали, что она специально наняла к себе на службу девушек из воинствующих женских племён - амазонок, которые проживали где-то на юго-востоке Европы. Надо отметить, что в бою они вели себя очень умело. Далеко не каждый мужчина-воин мог противостоять им. Одно обстоятельство очень удивило Унхатона: почему Египетская царица была блондинкой. Он захотел непременно выяснить этот необычный момент.

   - Я рада видеть тебя Главный жрец,- произнесла Изида приветливым голосом.- Мы не встречались с тех пор, как тебя назначили на эту должность.

   - Приветствую Вас Великая Царица,- проговорил Унхатон, склоняя голову.- Я очень сожалею, что так редко могу лицезреть Вас. Хотя известно, что если часто смотреть на солнце, то можно потерять зрение.

   - Ты что-то путаешь жрец,- возразила царица.- Это наш супруг Исхат шестой является солнцеподобным, а я - луноподобная.

   - Это меня радует ещё больше,- сказал Унхатон.- Мне тоже, луна нравится больше, чем солнце.

   - Странно,- удивилась Изида,- ведь считается, что ты служишь Богу Амон Ра, а он является Богом Солнца.

   - В жизни так часто случается,- со скрытым значением пояснил жрец,- что официально служишь одному, а любишь - совершенно другого. Я надеюсь, что Вы меня понимаете, луноподобная царица?

   - Да, я тебя понимаю,- грустно произнесла Изида.- Что же тебя привело ко мне?

   - Я пришёл просить Вашего согласия, отправиться со мной в долину Священных Захоронений в храм Амон Ра,- пояснил жрец.

   - Это ещё зачем?- удивилась царица.

   - Для того, чтобы Вы приняли участие в очень важном религиозном обряде,- ответил Унхатон.

   -Каком ещё обряде?- спросила Изида недовольным голосом, и, тут же, сама ответила,- Это, наверное, как то связано с моим мужем? Мне доложили, что он срочно готовится к выступлению в поход. Хочет, чтобы я тоже без дела не сидела?

   - Можно только позавидовать Вашей прозорливости, Великая Царица,- с лестью в голосе проговорил Унхатон.- Вы, как всегда, правы. Солнцеподобному фараону понадобилась поддержка Богов, вот и необходимо провести ритуал в главном храме Египта.

   - Знаю я, что ему понадобилось,- раздражённо произнесла Изида.- Спит и видит, как бы себя поразвлечь. Вот и затеял эту войну.

   Царица взглянула на Унхатона, и в глазах её появился блеск. Она доброжелательным тоном проговорила:

   - Ну, что же, если фараону нужна моя помощь, я готова пойти ему на встречу. Когда ты планируешь выезжать?

   - Я думаю, что в ближайшие дни,- ответил жрец.- Мой астролог сегодня составит гороскоп, и я вечером сообщу Вам точную дату. Если позволите, я сегодня ещё раз навещу Вас.

   - Ну, что же, если этого требуют интересы государства, я разрешаю,- согласилась Изида.- Я люблю гулять перед сном в своём саду. Пусть тебя проведут сразу туда. Я буду ждать тебя там.

   При последних словах у царицы немного дрогнул голос, и появился лёгкий румянец на щеках. Унхатон, внимательно наблюдавший за Изидой, это сразу заметил.

   "Она, что,- подумал Главный жрец,- неравнодушна к Унхатону, то есть ко мне? Если это так, то на такую удачу, я и не рассчитывал".

   - Я слышал, что Вы приняли к себе в свиту мою племянницу?- поинтересовался жрец, обращаясь к царице.

   - Да, очень милая девушка,- ответила Изида,- умная и исполнительная. Хочу приблизить её к себе. Думаю назначить её своей главной купальщицей.

   - Если позволите,- попросил Унхатон,- я хочу с ней повидаться.

   - Конечно,- разрешила царица,- Сирень, подойди сюда.

   Из группы придворных, стоявших за троном, вышла девушка. Она остановилась возле Изиды, с опущенными вниз глазами, ожидая распоряжений царицы. Количество одежды на ней было такое же скромное, как и на остальных женщинах из свиты: короткая юбочка и узкая полоска ткани на пышной груди. То ли тогда мода была такая в высшем свете Египта - ходить полуобнажёнными, то ли царице Изиде нравились красивые женские тела?

   - Твой дядя хочет поговорить с тобой,- сказала царица.- Можешь пойти вместе с ним.

   Девушка поклонилась Изиде и направилась к Унхатону.

   - С Вашего разрешения, мы удалимся, Великая царица,- попросил Главный жрец.

   - Можете идти, - разрешила Изида.

12. Ловушка для астролога.

   Унхатон с Месхетом повернулись и пошли к выходу из зала. За ними шла Сирень.

   "Это же надо, каким невинным ягнёнком прикинулась Вонючка,- подумал Унхатон, удивляясь скромному поведению Сирени.- Знала бы царица, как этот "невинный ангелочек", во время одного из моих заданий, троих здоровенных мужиков в постели, во время интимной близости, довела до бессознательного состояния, вот бы удивилась бы. Да, что-что, а притворяться Вонючка умеет. Моя школа".

   Унхатон первым вышел в дверь. Месхет задержался, чтобы пропустить впереди себя девушку. В этот момент, Сирень оступилась и упала на астролога, обхватив его за плечи, пытаясь удержаться на ногах. Во время этих действий, полоска ткани на её груди соскочила, и девушка прижалась своими пышными прелестями к Месхету. Он, как заколдованный, смотрел на обнажённую девичью грудь и ощущал прикосновение её упругих сосков через тонкую материю своей рубашки. Сирень взглянула на астролога невинными глазами, осторожно отодвинулась от него, поправила полоску на груди и бархатным голосом произнесла:

   - Извините, пожалуйста. Я оступилась.

   Месхет, с трудом очнувшись, осипшим голосом проговорил:

   - Ничего, ничего. Это я такой неуклюжий.

   Унхатон, наблюдавший за происходящим представлением, устроенным Вонючкой, с большим трудом сдерживал себя, чтобы не рассмеяться. Жрец подошёл к астрологу и сказал:

   - Подожди меня у выхода из дворца, мне надо переговорить со своей племянницей.

   Месопотамец удалился, а Унхатон остался с Сиренью в холе. Жрец знал, что их могут подслушивать, поэтому наклонился к уху девушки и прошептал:

   - Займись этим, что только что был со мной. Его имя Месхет. Он мой астролог и живёт в моём дворце. Мне необходимо знать, что он замышляет.

   - Мне можно использовать любые способы,- уточнила Сирень,- чтобы вытянуть из него правду?

   - Да,- ответил Главный жрец,- я разрешаю тебе всё. Начинай прямо сейчас. Время не ждёт.

   Месхет стоял у входа во дворец и смотрел на море. Вдалеке, у торгового причала, происходила обычная портовая суета. Суда стояли под разгрузкой. Возле них копошились люди. Солнце уже добралось до самой верхней точки на небе и приступило по-серьёзному исполнять свои обязанности всемирного источника жары и света. Астролог размышлял:

   - Какая симпатичная племянница у Главного жреца. Такая застенчивая и скромная. Она так смутилась, когда её верхняя часть одежды случайно сдвинулась.

   Месхет услышал голоса у себя за спиной. Это Унхатон с племянницей вышли из дворца.

   - Познакомься,- представил девушку жрец,- это моя племянница Сирень.

   - А я и не знал, что у Вас есть братья или сёстры,- удивился месопотамец, обращаясь к Унхатону.

   - Она двоюродная племянница,- уточнил жрец, а про себя подумал,- да, что-то он стал проявлять особый интерес к моей персоне. Точно что-то задумал.

   - Великий Унхатон, разрешите мне поговорить с Вашей племянницей,- попросил астролог.

   - Говори,- безразличным тоном произнёс Главный жрец,- только не долго. А то ей уже пора возвращаться к царице. Ладно, я пошёл к себе во дворец. Не забудь, что ты должен составить сегодня гороскоп, чтобы знать, когда лучше выехать в храм Амон Ра. Я буду ждать тебя завтра утром с прогнозом.

   Месхет поклонился, а Унхатон зашагал к своей резиденции. Месопотамец повернулся к девушке и сказал:

   - У Вас такое чудесное имя. Почему Вам дали имя, как у цветка?

   - Я не знаю,- скромно ответила Вонючка, опустив вниз глаза.- Мне дядя рассказывал, что, когда я родилась, то была похожа на ветку распустившейся сирени, а в комнате пахло цветами.

   - Я и сейчас ощущаю благоухающий аромат,- возвышено проговорил Месхет.- Очевидно, Ваш дядя рассказывал Вам правду. А кто Ваши родители?

   - Я их не помню,- грустным голосом произнесла Сирень.- Они умерли, когда я была совсем маленькой. Я сирота. Но дядя говорил, что они были очень честные и порядочные люди.

   При этих словах девушка взглянула на астролога, и ему показалось, что у неё в глазах мелькнули красные огоньки. Сирень сделала странный жест рукой, как будто она чешет себя за ухом. Астролог удивился, и это можно было заметить по выражению его лица. Вонючка увидела, что месопотамец несколько обескуражен её жестом и подумала:

   - Вот проклятые крысиные привычки. Никак не могу от них избавиться. Хорошо ещё, что хоть запах меня не подводит.

   - Ну, всё, мне пора уходить,- сказала Сирень и повернулась к Месхету спиной.

   Астролог взял осторожно девушку за руку и прошептал:

   - Разрешите мне ещё раз с Вами увидеться. Вы ведь приходите к своему дяде в гости. Может быть, мы с Вами встретимся, погуляем вместе? Я могу Вам рассказать о звёздах. Я очень много о них знаю.

   - Я не могу так сразу,- тихим голосом поясняла Сирень,- взять и встретится с Вами. Надо спросить разрешение у дяди. Я, как раз, завтра буду у него в гостях. Может быть, он позволит, вот тогда я и встречусь с Вами. Я так люблю слушать о звёздах.

   Девушка освободила свою руку и, улыбнувшись на прощанье Месхету, размеренной походкой направилась во дворец. Месопотамец смотрел ей вслед, не отводя глаз. Со спины её фигура показалась ему ещё более привлекательной. Перед самым входом, Сирень оглянулась и увидела Месхета, как завороженного, смотрящего на неё.

   - Ну, этот готов,- подумала Вонючка,- завтра же я буду знать все его тайны.

13. Подготовка к войне.

   Фараон Исхат Шестой сидел в своём кабинете и размышлял, склонившись над географической картой:

   - Главный жрец не сказал точно, из какой страны мне надо ждать угрозу для моего трона. Думаю, что, если разгромить своих соседей и оставить в их городах наших солдат, то вокруг Египта образуется безопасная зона. Наиболее мощным моим соседом является Сирия. Вот с неё и начнём. Заодно, по дороге завоюю Израиль и Иудею. С ними не будет особых хлопот. У них слабые армии.

   Его размышления прервал вошедший стражник, который доложил:

   - Великий Фараон, прибыл главнокомандующий. Вы примете его?

   - Да, пусть заходит. Я жду его.

   В комнату вошёл мужчина, лет двадцати восьми, высокого роста и крепкого телосложения. На правой щеке у него был шрам, идущий от виска до подбородка. Голова его была наголо обрита. Главнокомандующего египетской армией звали Парисий. Он остановился посреди комнаты и стал ждать распоряжений фараона.

   - Мы выступаем в поход на Сирию,- проговорил Исхат Шестой,- как скоро ты сможешь подготовить армию к войне?

   - Армия всегда готова к войне, Солнцеподобный фараон,- напыщенно сказал главнокомандующий,- для сборов понадобится два дня.

   - Давай без церемониальных титулов, Парисий,- предупредил фараон.- Ты же знаешь, я не люблю этого во время военных действий. А мы уже, можешь считать, что на войне. Какова численность наших войск?

   - Сейчас в боевой готовности находятся тридцать тысяч пехотинцев, пять тысяч кавалерии и триста колесниц,- чётко доложил Парисий.- При необходимости, можно будет собрать, примерно, столько же солдат. Только для этого понадобится много денег.

   - Подумаешь, деньги,- с уверенностью в голосе проговорил Исхат Шестой,- если будет необходимо, то повысим налоги. Вот и будут деньги. Иди, готовь армию к походу. Через два дня выступаем.

   Главнокомандующий поклонился и вышел из кабинета фараона. Ковёр на стене зашевелился и из-за него появился Анусий.

   - Возьми меня с собой на войну,- попросил он Исхата,- что мне здесь делать? Меня могут здесь убить, пока ты будешь в походе.

   - Да, это ты, верно, заметил,- согласился фараон.- Тебе здесь оставаться небезопасно. Хорошо, собирайся. Мы, через два дня, будем уже на марше. Надеюсь, ты понимаешь, что это будет не увеселительная прогулка.

   - Я с пяти лет обучался управлять колесницей и владеть мечом,- с обидой в голосе проговорил Анусий.- И в поединке, я не из последних буду. Моя любовь к тебе отношения к военному делу не имеет. У Александра Великого тоже был возлюбленный, который отличался своей воинской доблестью.

   - Ладно, ладно,- успокоил парня Исхат,- я не хотел тебя обидеть. Иди и готовься к походу.

   Фараон остался один в комнате. Исхат любил войну, и всегда с удовольствием придавался этому занятию. Но сейчас, почему то, ему было тоскливо. Фараон смотрел на свою столицу с балкона дворца. Морской ветер осторожно касался его лица, как будто понимал, что он имеет дело с царственной особой. Исхат облизал, пересохшие губы. Они были солёные.

   - Такого же вкуса и кровь,- подумал фараон, и сам удивился своему сравнению.- Причём здесь кровь? Какие глупые мысли у меня в голове. К чему бы это? Возможно, мне кажется, что я уже на войне? А, может, это предзнаменование, о котором говорил Главный жрец, на меня так подействовало? Да, если Боги оставят меня без своей помощи, то никакая армия меня не спасёт.

   В это время, внезапно прогремел гром, сверкнула молния, и пошёл дождь.

14. Древний манускрипт.

   Месхет, можно сказать, летел во дворец Главного жреца. Ему казалось, что у него выросли крылья, и он может, при желании, подняться над землёй и парить в облаках с птицами. Неожиданно начавшийся дождь, несколько остудил его разгорячённую голову. Астролог вспомнил, что у него есть и другие дела, кроме, внезапно поглотившей его любви к племяннице Главного жреца. Собравшись с мыслями, месопотамец решил, что сначала надо выяснить, перенёс ли библиотекарь каменные таблички в подвал. А гороскоп можно и позже составить.

   Месхет прыгал через лужи, стараясь не промочить ноги. Ему пришла в голову мысль:

   - Зачем я пытаюсь сохранить сандалии сухими снизу, если сверху, они уже промокли насквозь.

   Он прекратил бессмысленное занятие и побрёл по воде, не разбирая дороги. Прохожие, пытавшиеся укрыться от дождя, удивлялись, глядя на молодого человека, который, шлёпая ногами по лужам, брызгал водой во все стороны, и при этом он ещё и улыбался.

   Добравшись до резиденции Главного жреца, Месхет промок окончательно. Он решил переодеться. По пути к себе в комнату, астролог заглянул в библиотеку. Диметрий стоял возле стеллажа и читал папирус.

   - Ну, что, ты перенёс камни в подвал?- спросил библиотекаря астролог.

   - Да, все, что были во дворе,- ответил Диметрий,- уже лежат в подвале. Правда, их хотел забрать главный библиотекарь, чтобы вымостить свой двор, но мне удалось его отговорить. Сказал, что они плохие и скоро рассыпятся так, что долго не прослужат. Он мне поверил.

   - Хорошо, спасибо,- поблагодарил месопотамец и подумал,- надо поскорее с ними разобраться, а то их кто-нибудь может забрать чего доброго.

   Месхет быстро переоделся и спустился в подвал, прихватив с собой факел. В подземелье было сыро и пахло плесенью. Астролог присел на камень и принялся разыскивать тот манускрипт, на котором имелась инструкция, как вызывать духов. Он уже пожалел, что ещё днём не отложил его в сторону от остальных табличек. Месопотамцу всё время попадались какие-то ненужные записи. Это были обычные житейские послания. Среди них даже жалоба имелась:

   - Уважаемый старейшина Корицей.

   Я, горшечник Годирис, прошу Вас наказать моего соседа плотника Недара. На празднике, посвящённом дню рождения его жены Алики, я, выпив пшеничной настойки, случайно обнял Алику в сарае. Заставший нас Недар, нанёс мне незаслуженное оскорбление, ударив меня по лицу и в пах. Теперь у меня большой синяк под левым глазом и затруднения, когда я пытаюсь оправляться по нужде. Прошу Вас справедливо покарать моего обидчика.

   С уважением к Вам, пострадавший Годирис.

   Прочитав эту запись, Месхет улыбнулся и подумал:

   - Как это можно случайно обниматься с чужой женой в её же сарае?

   Наконец - то ему попалась та запись, которую он искал. Астролог внимательно принялся её изучать. Первые три главы Месхет пропустил. А четвёртый пункт гласил: два надёжных способа, как можно вызывать духов или призраков.

   Способ первый.

   Самым надёжным способом увидеть духа, с которым Вы хотите встретиться, является Ваша собственная смерть. После того, как Вы умрёте, ваша душа попадает в иной мир, и там Вы можете вызвать, или увидеть любого из духов так, как Вы сами станете духом.

   - Очень хороший способ,- с иронией подумал Месхет,- и действительно самый надёжный. Похоже, что тот, кто это писал, был или ненормальным, или большим шутником. Ладно, с первым способом всё ясно. Посмотрим, как будет со вторым.

   Астролог продолжил чтение.

   Способ второй.

   Для того, чтобы вызвать нужного Вам духа, необходимо набрать в большую тарелку воды, положить в неё любую из личных вещей, принадлежавших при жизни этому духу, и поставить всё это так, чтобы на воду падал лунный свет. Эти действия необходимо производить только при полной луне. Когда звезда Ахмад зайдёт в созвездие Скорпиона, а месяц выйдет на середину неба, и как только луна отразится в воде, надо плюнуть через правое, затем, через левое плечо и сказать:

   - Луна к небу, звёзды к луне, дух к звёздам. Назвать духа по имени, которое у него было при жизни на Земле, и произнести: явись мне вместо луны в воде. И три раза повторить слово: Чирдар.

   После этого, если дух, которого Вы хотите вызвать, всё ещё находится в чистилище или в лабиринте Царства Мёртвых, и, если он захочет с Вами встретиться, то Вы увидите его в воде, вместо лунного отражения.

   - Ну вот,- подумал Месхет,- это же совсем другое дело. Вполне возможно всё это устроить. Миска с водой у меня есть, а со звёздами я разберусь. Остаётся только дождаться полнолуния и выучить текст заклинания. Ах да, а полнолуние то - сегодня. Получается, если я сегодня ночью это не сделаю, то следующий раз наступит только через месяц. Унхатон говорил, что в ближайшие дни мы уедем в долину Священных Захоронений. Поэтому надо сделать всё сегодня.

   Он захватил каменный манускрипт с собой и отправился, чтобы приготовить остальные атрибуты для ритуала и выучить текст. По дороге астролог чуть было не столкнулся с Главным жрецом, который следовал на встречу с царицей Изидой. Месопотамец вовремя заметил Унхатона и спрятался за колонной в галерее дворца.

   - Пусть проходит,- размышлял Месхет.- Мне сейчас с ним встречаться незачем. Опять будет приставать со своим гороскопом. А он ему нужен так же, как рыбе полотенце. Сам же говорил, чтобы я написал в гороскопе то, что он скажет. Да, кстати, а где я возьму личную вещь, которая принадлежит Унхатону?

   Главный жрец скрылся за поворотом в холе. Астролог вышел из своего укрытия, и его осенила простая, но вместе с тем, отличная мысль:

   - Унхатона сейчас нет во дворце. Я могу пойти к нему в кабинет и взять что-нибудь из его вещей. А стражнику скажу, что я выполняю распоряжение Главного жреца - составляю очень важный гороскоп и для этого, мне нужна научная книга в кабинете Унхатона. Кстати, это объяснение подойдёт и для жреца, если он поинтересуется, что я делал в его кабинете. Месопотамец, обрадовался своей сообразительности, и заторопился в кабинет Унхатона. Когда он шагал по коридору, то обратил внимание на то, что по стенам и полу всё время прыгали его множественные тени. Причиной этому было повсемесное расположение факелов, и то, где он находился, когда шёл мимо них. У Месхета в голове засела странная мысль. Ему показалось, что у Главного жреца, проходившего по коридору, таких теней не было. Месопотамец не придал этим размышлениям особого значения так, как посчитал, что он просто невнимательно смотрел.

   У дверей кабинета Унхатона стоял тот самый охранник, с которым Месхет подрался в ночь, когда с неба упали две звезды. Астролог вспомнил, что Главный жрец приказал своему начальнику стражи, чтобы Месхета пропускали во все помещения дворца беспрепятственно. Будучи уверенным, что Герес вынужден выполнить приказ Унхатона, Месопотамец нахальным голосом сказал:

   - Мне надо пройти в кабинет Главного жреца. По его распоряжению я составляю гороскоп, и мне нужна книга, которая находится в его кабинете,- и с издёвкой добавил,- сразу пропустишь, или сначала подерёмся?

   Охранник отошёл в сторону, освобождая вход в помещение, и сквозь зубы прошипел:

   - Ну, ничего, книжный червяк. Я ещё с тобой поговорю.

   Месхет вошёл в кабинет и направился к стеллажу с книгами. Взял из них первую попавшуюся в руки и стал осматривать комнату. У стены стоял стол, стулья, а возле окна - большое деревянное кресло. В кабинете не было никаких вещей, которые могли бы считаться личными.

   - И, что теперь мне делать?- расстроился астролог.- Где я возьму эти личные вещи? Что же мне теперь к Унхатону в спальню идти? А, что я там скажу страже? Что я составляю гороскоп по приказу Главного жреца и так устал, что пришёл немного отдохнуть в спальне Великого Унхатона.

   Месхет уже собрался уходить, но в этот самый момент, заметил старые тапки Главного жреца, которые лежали под креслом.

   - Тапки, конечно, вещь личная,- рассудил месопотамец,- только я рассчитывал на что-нибудь более эстетичное. Но за неимением ничего другого...

   Месхет взял один тапок и направился к выходу. Когда астролог поравнялся с Гересом, он проговорил, обращаясь к охраннику:

   - Смотри не засни на посту. А то я всё расскажу начальнику стражи.

   Герес со всей силы взмахнул ногой, чтобы дать, пинка астрологу, но тот ловко увернулся, и охранник с силой плюхнулся на каменный пол. Месхет молнией полетел по коридору, не дожидаясь ещё одной попытки стражника ударить его.

15. Встреча с царицей.

   Унхатон прибыл во дворец фараона, когда вечер, вытеснив дневную жару, заполнял воздух спасительной прохладой. Главный жрец быстро миновал вереницу коридоров и оказался возле дверей с изображёнными на них павлинами. Как и в первый раз, он не стал церемониться со стражниками, несущими службу у входа в покои египетской царицы. Взмахнув правой рукой, он парализовал обоих воинов и беспрепятственно прошёл в холл, расположенный перед торжественным залом. Унхатон остановился посередине комнаты и посмотрел на чайку, у которой вместо глаза было отверстие для подсматривания за теми, кто находился в холе. Жрец не ошибся, глаз у чайки зашевелился.

   - Интересно,- подумал Унхатон,- похоже на то, что за этой стеной, всё время находится наблюдатель. Хотя, по своему собственному опыту знаю, что, когда тайно подглядываешь за людьми, то можно узнать очень много интересного. И это часто приносит пользу.

   Тут же открылась потайная дверь, и из неё вышла начальница личной охраны Изиды.

   - Следуйте за мной,- предложила она.- Мы пойдём по секретному ходу. Царица не хочет, чтобы Вас видели во время встречи с ней.

   - Странно,- подумал Главный жрец,- неужели она думает, что меня никто не видел, когда я шёл по дворцу?

   Но возражать Унхатон не стал, а последовал за Дианией. Они вошли в дверцу на стене и двинулись тесным коридором, который, то и дело, совершал резкие повороты, поднимался вверх или спускался вниз. Амазонка несла в руке факел, освещая им дорогу. На стенах Унхатон заметил, периодически повторяющееся, отверстия, размером не больше человеческого глаза, через которые пробивался свет внутрь коридора.

   - Наверное, это тоже глазки для подсматривания,- предположил Главный жрец.- Похоже, что царица желает знать всё о тайной жизни своих подчинённых.

   Коридор сделал крутой поворот вправо, и жрец с Дианией, чуть не натолкнулись на женщину, стоявшую лицом к стене. Унхатон узнал в ней Изиду. Царица внимательно смотрела в секретное отверстие. Изида взглянула на жреца и жестом руки подозвала его к себе. Когда Унхатон приблизился к ней, она кивком головы, дала ему понять, что хочет, чтобы он посмотрел в тайный глазок. Главный жрец взглянул в отверстие. В небольшой комнате, очевидно, принадлежащих одной из придворных царицы, две девушки и два парня занимались любовными утехами. Унхатон подумал:

   - Да у них во дворце - сплошной разврат творится. У фараона мужеложство процветает, а на половине царицы - оргии. Недаром Саваиг решил наказать Египет за его грехи. Хотя, лично мне, всё это нравится. Если бы я решал судьбы людей, я бы только поощрял такие шалости. И чего Богу это не нравится, не понимаю?

   Унхатон отодвинулся от глазка и посмотрел на царицу. В свете факела было видно, как на её щеках выступил румянец, глаза светились, а губы слегка дрожали.

   - И, как только эти распутницы,- спросила Изида у Диании,- умудряются проводить сюда мужчин?

   При слове "мужчин" у царицы ещё больше заискрились глаза, и задрожали губы.

   - Э, да тут всё не так просто, как кажется,- продолжал размышлять Унхатон, внимательно наблюдая за царицей.- С одной стороны - Изида пытается показать своё возмущение, а с другой - ей всё это в тайне нравится. Вон, как её всю трусит. И лицо покраснело, и глаза искрятся. Ещё бы её не трусило. Её муж то, с ней не занимается любовью. У фараона другие вкусы. Он предпочитает парней. А она, хоть и царица, но прежде всего она молодая, здоровая женщина. Да при том - красивая. Ей тоже хочется быть с мужчиной. А, где его ей взять? Открыто изменять мужу она не может. Положение царицы ей этого не позволяет. Вот она и бродит по тайному коридору, и подсматривает за своими подчинёнными.

   - Сегодня же накажи этих прелюбодеек,- приказала Изида Диании.- И выясни у них, как проникли сюда эти мужчины? А что Вы скажете по этому поводу, Главный жрец? Как, вы, относитесь к подобным явлениям? Одобряет ли Бог такое поведение?

   - Я очень хотел бы с Вами поговорить на эту тему Великая царица,- проговорил Унхатон смиренным голосом,- только, если это возможно, не здесь. В последнее время, мне очень надоели всякие замкнутые и подземные помещения. Я бы хотел выйти на свежий воздух. Да, а какого Бога Вы имели ввиду, когда задавали мне столь интимный вопрос?

   Изиду несколько удивил ответ Главного жреца, но она согласилась с ним:

   - Конечно, пойдёмте в сад. Здесь невыносимо душно.

   Они прошли по коридору какое-то время и оказались в небольшой комнате. Царица повернулась к Диании и сказала:

   - Можешь быть свободна. И проследи, чтобы никто не помешал нашей беседе с Главным жрецом.

   Начальница стражи кивнула головой, в знак покорности, и удалилась по коридору в том направлении, откуда они пришли.

   Изида открыла дверь, и в душное помещение ворвался поток свежего воздуха. Царица глубоко вдохнула и переступила порог. Жрец последовал за ней. Они оказались в саду. Унхатон удивился мысли, которая его посетила:

   - Я существую, бесконечное количество лет, а ещё ни разу не гулял с женщиной в ночном саду. Сколько раз приходилось иметь дело с земными женщинами, чего только с ними не делал, а вот просто погулять не доводилось. Как только встречусь с женщиной, так сразу "давай", и никаких тебе прогулок.

   Жрец посмотрел на звёзды, которые игриво подглядывали за ним и царицей сквозь листья деревьев, удивляясь столь скромному поведению Хозяина ночи. Месяц учтиво поздоровался с ним, несколько раз осторожно выглянул из-за набежавшей на него тучи, чтобы убедиться в точности, что сам Царь Тьмы оказывает ему высокое почтение своим присутствием. Вместе с тем, звёзды и луна с удивлением переглянулись между собой так, как не в силах были понять, как это может быть, что сам Повелитель греха, находясь рядом с красивой женщиной в ночном саду, может вести себя, как примерный святоша?

   Изида и Унхатон шли под деревьями друг за другом. Впереди - царица, а жрец покорно следовал за ней. Унхатон продолжал наслаждаться прелестью звёздного пейзажа и ароматами сада. Вдруг его осенила мысль:

   - Что это со мной происходит? Эдак я, чего доброго, ещё и романтиком стону.

   Он посмотрел на Изиду и отметил про себя:

   - А она ничего. И талия узкая, и бёдра такие, что сейчас бы ухватился за них обеими руками и...

   В это время они вышли на небольшую лужайку, освещённую лунным светом. Царица повернулась лицом к Унхатону, и он принялся бесцеремонно рассматривать её. Изида была одета в облегающее платье из тонкой шёлковой ткани, которое в точности повторяло все изгибы её стройной фигуры и интимные выпуклости её тела. Пышные волосы, цвета белой лилии, рассыпались по её плечам и переливались под серебристым светом луны. В бездонной глубине её синих глаз, поблескивали озорные огоньки. По всему было видно, что царица взволнована. Её упругая, внушительных размеров грудь, поднималась и опускалась в такт, участившегося дыхания. Казалось, что платье с трудом сдерживает такие активные движения и готово в любую минуту освободить из своего плена, рвущуюся на волю, непокорную грудь. Изида облизала розовым язычком, пересохшие от волнения алые губы, и спросила:

   - Вы поинтересовались, о каком Боге я говорила?

   Унхатон приблизился к ней вплотную и положил свои руки на её талию.

   - Зачем говорить о Боге,- прошептал он, опуская свою ладонь на ягодицу Изиды,- в такую чудесную ночь?

   Дыхание царицы участилось, а тело напряглось до такой степени, что Унхатон почувствовал, как она вздрагивает при его прикосновениях.

   - Но, как же,- пыталась продолжить разговор Изида, понимая, что мысли уже путаются у неё в голове, и что ей сейчас хочется только одного, чтобы Унхатон её поцеловал. И жрец, как будто, угадав её желание, прильнул своими губами к её влажному рту и с силой прижал царицу к себе. Его язык осторожно проник к ней в рот и принялся нежно ласкать её. Изида закрыла глаза и застонала от удовольствия. Голова у неё закружилась, и царица полностью перестала понимать, что с ней происходит. Она стояла, и просто наслаждалась сказочным блаженством. Изида даже не предполагала, что это не Унхатон угадал её желание о поцелуе, а это она выполняет волю Главного жреца. В это время, руки Унхатона уже полностью хозяйничали на теле Изиды. Они освободили грудь царицы из плена её платья и осторожно сжимали их. Изида стояла в забытьи с закрытыми глазами. Унхатон принялся ласкать языком соски на груди Изиды, от этого они стали пурпурного цвета и упругие, как спелые вишни. Жрец поднял подол платья царицы, обнажив её округлые ягодицы. Он взялся за них руками и сильно прижал к своему телу. Изида почувствовала, что в неё упирается что-то твёрдое внизу живота. В этот момент закричала ночная птица:

   - Угу, угу, угу.

   Изида, как будто очнулась. Она осторожно, но вместе с тем, решительно отстранилась от Унхатона. Он попытался вновь приблизиться к ней, но царица, запрещающим жестом, остановила его.

   - Для первого знакомства достаточно,- твёрдо проговорила Изида.- А то мы так про Бога и не поговорим. Ну, так, что Вы сообщите мне насчёт божественного ритуала в храме Амон Ра?

   Унхатон не мог понять, почему царица освободилась от его чар. Но применять силу он не мог. Таково было условие Саваига - царица должна добровольно ответить на любовь Далюса. Да и не то это было место, где должно произойти зачатие сына дьявола, согласно договора, заключённого с Богом. Для того, чтобы отпрыск сатаны смог появиться на свет, зачать его необходимо только в храме Амон Ра. Поэтому Унхатон не стал настаивать на продолжении любовного свидания. Он подумал:

   - Ничего, ничего, теперь ты уже никуда не денешься. В храме Амон Ра ты уже не сорвёшься с моего крючка. И в прямом и в переносном смысле.

   - Как будет угодно Великой царице,- с покорностью в голосе проговорил Главный жрец.- Послезавтра мы выезжаем в долину Священных Захоронений. Мой астролог уже составил гороскоп, и этот день определён звёздами, как наиболее благоприятный. Если не будет возражений с Вашей стороны, то пришлите завтра мою племянницу Сирень, чтобы она сообщила мне Вашу волю.

   - Хорошо,- согласилась Изида, закончив приводить свою одежду в надлежащий её положению вид.- Можете быть свободным. Начальница моей охраны проводит Вас.

   Унхатон оглянулся и увидел у себя за спиной Дианию.

   - Она, что,- удивился жрец,- всё время здесь находилась и всё видела? Не из-под земли же она появилась? Тогда бы я точно это знал. Ведь это же я царь Подземелья. Ну да ладно. Видела или нет, какое это имеет значение?

   Главный жрец поклонился царице и последовал за начальницей стражи к выходу из сада.

16. Призрак Унхатона

   Оказавшись в своей комнате, Месхет принялся копаться в своих вещах. Он с усердием искал миску для ритуала. Ему попалось несколько мелких тарелок и пара блюдец.

   - Ну, что я смогу разглядеть в такой мелкой посуде?- рассуждал астролог.- Это, если бы я хотел вызвать дух какого-нибудь жука или таракана. Вот тогда да, они с лёгкостью поместились бы в этих ёмкостях. А то сам Главный жрец. Да у него одна голова в два раза больше, чем эта тарелка.

   Месопотамцу попался на глаза тазик, стоявший под его постелью. Месхет мыл в нём ноги. Он вытащил его из-под кровати и поставил перед собой на стол.

   - Ну, этот, вроде бы, ничего,- подумал астролог,- по размеру должен подойти. Правда, его предназначение не очень соответствует тому, что я с ним собираюсь делать. Но можно и не говорить Великому Унхатону, в чём находится его отражение. В конце концов, я же не кормить его собираюсь из этой посуды.

   С этими мыслями Месхет собрал все необходимые вещи для проведения ритуала, и уже совсем было собрался выходить из своей комнаты, как вдруг вспомнил, что забыл выучить слова заклинания.

   - А зачем их вообще учить?- сообразил месопотамец.- Достаточно того, что я их могу прочитать.

   И он положил рядом с тазиком, старым тапком, серебряной флягой с водой, которую он предусмотрительно захватил в кабинете Главного жреца, ещё и каменную табличку. Завернул всё это в простынь и, снова остановился.

   - А где же я буду проводить этот ритуал?- призадумался астролог.- Если я сяду с этими вещами посреди двора возле резиденции Главного жреца, то охрана решит, что я сошёл с ума. Какой же нормальный будет сидеть ночью во дворе с тазиком для мытья ног, и полоскать в нём старый тапок, приговаривая при этом какую-то абракадабру, написанную на камне. Не надо быть слишком догадливым человеком, чтобы понять, что они со мной сделают. Да и жрец может меня увидеть. А уж он, узнав, чем я занимаюсь, сделает со мной такое, что и подумать противно. На то, чтобы бегать по городу и искать укромное местечко для тихого помешательства, у меня тоже нет времени. Что же мне делать?

   Месхет выглянул в окно и увидел, что полная луна уже находится на полпути к середине неба.

   - Какая-то она сегодня толстощёкая,- обратил своё внимание месопотамец.- И движется по небу очень быстро. С такой скоростью и со звездой столкнуться недолго. Со звездой...Звёзды...Звёзды... Конечно. Ну, я и осёл. Как же я сразу не сообразил? Ритуал можно провести в главной башне. Там, где мы с Унхатоном наблюдаем за звёздным небом. Только я и Главный жрец знаем тайну открытия двери, ведущей на лестницу в башню.

   Месхет, в третий раз собрал свои пожитки и отправился к месту, выбранному им для общения с духами. Пройдя беспрепятственно по ночным галереям дворца, он оказался в тупике, где находилась потайная дверь, ведущая в башню. Месопотамец уже протянул руку к секретному камню на стене, как, вдруг в низу, у его ног, посреди мёртвой тишины, раздался голос:

   - Мяу.

   У Месхета даже сердце замерло, и узел с ритуальными принадлежностями выпал из рук. Он медленно опустил голову и осветил факелом пол у своих ног. Прямо перед ним сидела чёрная кошка. В её зелёных, как изумруды глазах, сверкали огни мерцающего факела. А на мордочке явно обозначилась нахальная улыбка. Животное сидело и добродушно смотрело на астролога, загораживая ему проход в башню.

   - Это ещё, что такое?- возмутился, пришедший в себя месопотамец.- А ну, кыш, то есть брысь отсюда.

   Он при этом топнул ногой, для большей убедительности своих грозных намерений прогнать кошку. Животное не сдвинулось ни на шаг, а только ещё раз произнесло:

   - Мяу.

   После этого, кошка облизнулась розовым языком и кивнула головой в сторону входа в башню. Месхет был несколько обескуражен. Вообще то, он любил кошек, но эта явно мешала ему осуществить задуманный план.

   - Эй, ты, чего тебе надо?- спросил у животного месопотамец, и тут же сам и ответил.- Ой, чего это я? Совсем плохой стал. Уже с кошками разговариваю.

   В это время, Месхету показалось, что кто-то подсказывает ему:

   - Она хочет пойти с тобой.

   Астролог не мог понять, послышалось ему это, или он сам до такого додумался? Особо напрягаться Месхет не стал, пытаясь решить такую сложную задачу, поэтому решил спросить у самой кошки. Но перед этим, внимательно посмотрел по сторонам, чтобы не дай Бог никто не увидел, как ученый человек пытается разговаривать с животным, остальное его мало беспокоило.

   - Ты, что,- поинтересовался месопотамец, обращаясь к кошке,- хочешь со мной пойти?

   Кошка взглянула на астролога, и, продолжая нахально улыбаться, в третий раз произнесла:

   - Мяу.

   - Ну, пошли, если тебе так хочется,- согласился месопотамец.

   Глаза у животного блеснули, кошка подошла к Месхету, потёрлась о его ноги, выгнула дугой спину, подняла трубой хвост и протяжно сказала:

   - Мяу-у-у.

   Астролог пожал плечами и придавил ладонью секретный камень. Стена отодвинулась, и Месхет предложил:

   - Ну, что же, давай вперёд, раз напросилась.

   Кошка быстро вбежала на лестницу, уходящую вверх, и живо запрыгала по ступенькам. Месопотамец едва поспевал за ней. Ему всё время мешал мешок с пожитками, который то и дело, бил его по ногам. Астролог часто спотыкался, о плохо освещаемые факелом ступеньки. Ну вот, наконец, они добрались до выхода на площадку. Месхет, оказавшись на свежем воздухе, посмотрел на небо. Месяц уже почти встал на середину ночного покрывала. Астролог поставил тазик на каменный пол и налил в него воды. Когда круги на поверхности разошлись, и жидкость успокоилась, месопотамец погрузил в воду старый тапок. Башмак выпустил из себя несколько пузырьков с воздухом, потом ещё раз булькнул и затих, мирно покоясь на дне тазика. Месхет снова взглянул на небо. Звезда Ахмадат уже зашла в созвездие Скорпиона, а месяц расположился посередине звёздного пространства. Полная луна чётко отразилась в воде. Астролог взял каменную табличку и уже раскрыл рот, чтобы читать заклинание, как вдруг, сидящая в стороне кошка, которая внимательно наблюдала за Месхетом, встала, подошла к тазику, села рядом с ним и произнесла:

   - Мяу.

   Месопотамца уже начало раздражать бесцеремонное поведение животного, и он суровым голосом проговорил:

   - Ты мне не мешай. Видишь, я занят.

   Кошка посмотрела на Месхета, нахально улыбнулась и сказала:

   - Мяу.

   - А, что с тобой разговаривать,- с досадой в голосе проговорил астролог.- Ты только и умеешь говорить "мяу", чтобы не случилось. Хотя бы ещё пару слов каких-нибудь выучила.

   - Мяу,- снова повторила кошка и указала взглядом на небо.

   Месхет посмотрел на луну и понял, что он теряет время. Месяц может скоро покинуть центр неба.

   - А ты не такая глупая,- похвалил кошку месопотамец,- как я думал. Спасибо за напоминание.

   И Месхет, взяв в руки табличку, начал проводить ритуал. Он плюнул по очереди сначала, через правое, затем, через левое плечо и проговорил:

   - Луна к небу, звёзды к луне, дух к звёздам.

   В это время небо затянулось, внезапно появившимися тучами, подул сильный ветер, и звёзды из Скорпиона сорвались со своих мест и закружились вокруг месяца. Астролог даже присел от неожиданного действия. Он взглянул на кошку, и животное тут же произнесло:

   - Мяу.

   - Всё понял,- сказал Месхет,- надо продолжать.

   Кошка кивнула головой в знак согласия. Астролог вновь заговорил:

   - Унхатон, явись ко мне вместо отражения луны в воде. ЧИРДАР, ЧИРДАР, ЧИРДАР.

   И тут такое началось! Вода в тазике стала чёрного цвета, закипела, и из неё начали вылазить всякие чудовища отвратительного вида. К Месхету потянулось множество лап с когтистыми пальцами, длинные слизистые жала, со стекающим по ним зелёным ядом. В воде появлялись всевозможные рожи, сменяющие одна другую. Все эти твари рычали, выли, свистели и пытались вырваться из тазика наружу. Астролог стоял, как парализованный. Он не мог пошевелиться, слова застряли у него в горле. Длинное щупальце с когтями вместо пальцев, уже почти дотянулось до его шеи. В это мгновение кошка подняла лапу и грозно зашипела, оскалив пасть. Все чудовища, как по команде, вернулись назад в тазик и исчезли. Вода в ёмкости успокоилась, посветлела и вместо луны, в ней появилось изображение лица Унхатона.

   - Ты звал меня?- проговорило отражение в воде.- Я согласен встретиться с тобой. Говори.

   Месхет взглянул на кошку. Она снова нахально улыбнулась ему в ответ и сказала:

   - Мяу.

   - Кто ты такой?- поинтересовался астролог, обращаясь к отражению в воде.- Я уже встречался с тобой в храме Амон Ра.

   - Я душа настоящего Унхатона,- ответило отражение.- Я уже говорил тебе, что Князь Тьмы при помощи обмана, отнял у меня моё тело.

   - Как я могу убедиться, что ты настоящий Унхатон?- сомневался месопотамец.- Тот, другой тоже похож на Великого жреца. Откуда мне знать, что ты говоришь правду?

   - У того другого есть одна особенность,- пояснил дух,- которой он отличается от обычных людей. У нынешнего Главного жреца нет тени.

   Месхет призадумался. Он и сам недавно обратил на это внимание. Только астролог не придал тогда этому значения. Но месопотамец всё ещё продолжал сомневаться в том, что это правда.

   - Хорошо,- согласился астролог,- я проверю этот факт. А почему у него нет тени? И вообще, чего ты хочешь?

   - Я хочу вернуть назад себе своё тело,- проговорил призрак.- А вот чего хочешь ты? Если ты ещё не забыл, то - это ты меня сюда вызвал, а не наоборот. А тени у нынешнего Унхатона нет потому, что он сам и есть тень. А тень не может иметь тень. По-моему это и так ясно, без объяснений.

   - Ну ладно, не обижайся,- примиренческим тоном сказал месопотамец.- Я ведь только хочу разобраться. Вдруг ты меня обманываешь. А зачем ему понадобилось твоё тело?

   - У дьявола с Богом есть договор,- ответил дух.- Господь решил покарать Египет за его развращённость и за то, что египтяне поклоняются идолам, а не Ему. А конкретно о том, что Далюс, так зовут Князя Тьмы, делает сейчас на Земле, я расскажу тебе только после того, как ты окончательно убедишься, что нынешний Главный жрец - дьявол.

   - Дело в том, что мы с ним скоро уедем в долину Священных Захоронений,- попытался объяснить Месхет призраку,- а полнолуние наступит только через месяц. Как же я смогу тебя вызвать?

   - Для того, чтобы ты мог вызвать меня, не применяя такой сложный ритуал,- проговорил призрак,- тебе надо сейчас капнуть несколько капель своей крови на моё изображение в воде. После этого, если ты захочешь встретиться со мной, тебе достаточно будет произнести:

   - Тот, у кого моя кровь - явись передо мной. ЧИРДАР, ЧИРДАР, ЧИРДАР.- И я покажусь тебе на яву, или приду к тебе во сне. Вот и всё.

   - Ничего себе всё,- заартачился Месхет.- Одно дело плюнуть через плечо. А тут, кровь свою отдавать. А где я её возьму? Я её в бутылке с собой не ношу. Она внутри меня, между прочим, находится. Что мне себя резать, что ли? Не хочу я себя резать. Зачем мне это всё надо. Я своего тела не терял, и ввязываться в эту историю не собираюсь. По правде говоря, этот самый Далюс ничего плохого мне не сделал. Дьявол он там или нет - это ещё вопрос. А, если и так, что мне с того?

   - Всё верно,- вздохнув, произнёс призрак,- вот так всегда. Пока человека самого лично беда не коснётся, то ему ни до чего нет дела. Подумаешь горе, какое, что из-за этого Далюса, уже в Египте объявили военное положение. И армия выступает в поход, чтобы убивать людей в соседних с Египтом государствах. К тебе это, естественно, отношения не имеет. Ведь так? Пускай себе дьявол забавляется. А вот то, что тебе лично надо отдать несколько капель своей крови, чтобы помешать дальнейшим козням сатаны, так это тебя очень беспокоит. Правильно, пусть прольются хоть реки этой самой крови, главное, чтобы не твоей.

   - Ладно, ладно,- согласился астролог,- я всё понял. Достаточно мне морали читать. Не надо было самому в пекло лезть, тоже, небось, не за всеобщим счастьем для человечества туда Унхатон отправился.

   - Наши препирательства до добра не доведут,- пытался договориться с месопотамцем дух.- Что сделано, то сделано. Да, Унхатон глупость сотворил. За это он уже наказан. Его душа теперь без тела осталась. Думаешь, она, то есть я, не страдаю от этого. А ты напрасно надеешься, что находясь рядом с дьяволом, с тобой ничего плохого не случится. Могу заключить с тобой пари, что Далюс уже затеял против тебя какую-то пакость.

   - Какую ещё пакость?- заинтересовался Месхет.

   В это время со стороны моря подул свежий утренний ветерок, который пытался разогнать ночную темень и хотел разбудить, крепко спящий рассвет.

   - Не знаю, какую пакость,- ответил дух Унхатона.- Пока ты в этом будешь разбираться, может случиться непоправимая беда. Да и у меня уже мало времени осталось. Давай решай скорее, будешь кровь в воду капать или нет?

   - Хватит меня запугивать,- обиженно сказал месопотамец.- Буду капать кровь, буду. Только, как не знаю.

   Месхет во время разговора, из-за волнения, всё время жестикулировал руками. И, как только он произнёс слово "буду", кошка, сидящая рядом с ним, тут же цапнула его своими зубами за палец правой руки, которая в это время находилась возле её головы. Астролог вскрикнул и выругался:

   - Ой. Ах ты, поганка такая. Ты ещё кусаться будешь? Да я тебя сейчас сброшу за шкирку с этой башни.

   Кошка, ничуть не испугавшись угроз Месхета, нахально улыбнулась и сказала:

   - Мяу.

   Месопотамец взглянул на палец. С него капала кровь. Астролог показал кошке кулак левой руки и поднёс, кровоточащий палец к ёмкости с водой. Несколько капель его крови упали в тазик прямо на отражение Унхатона.

   - Да, чуть не забыл,- обратился Месхет к духу,- а, что это за кошка такая умная? Что мне с ней делать?

   - Это Люсия,- пояснил призрак.- Привратница ворот, соединяющих мир духов с миром живых людей. Её Бог послал, чтобы она тебе помогала и не пропускала всех подряд призраков в Земной мир.

   - Какой Бог? Как его имя?- спросил Месхет.

   - Бог один,- ответил дух Унхатона.- А имя Его нельзя произносить без особой необходимости. Он обижается, когда повторяют Его имя в суе, и может наказать за это. Я смогу сообщить тебе Его имя только тогда, когда это будет нужно. Ну, всё, прощай. Заклинание, надеюсь, не забыл, которым меня вызывать будешь? Оно тебе ещё пригодится.

   - Ладно, не забыл я заклинание,- проговорил Месхет,- не беспокойся. Кошку теперь ещё таскай с собой. Ее, небось, и кормить надо? Вот навязалась на мою голову. Ну, что смотришь?- спросил месопотамец, глядя на животное, которое тёрлось о его ноги.- Пошли домой, что ли? Здесь уже ничего интересного не будет. Люська, за мной. Кис, кис, кис.

   Месхет начал спускаться по лестнице вниз. Впереди его бежала кошка и громко мурчала.

   Морскому ветру, наконец-то, удалось разбудить спящий рассвет, который, потягиваясь солнечными лучами во все стороны, озарил небо у самого края Земли ярким светом, разгоняя остатки ночной темноты.

   Вода, в оставленном астрологом, тазике ещё раз булькнула и затихла.

17. Обманная любовь.

   Утро уже полностью закончило будить жителей Александрии и готовилось передать свои заботы, наступающему дню. Рассвет заглянул в окна домов в городе, желая убедиться, всё ли уже проснулись? Увидев, что основная масса людей, закончив ночной отдых, уже встала и копошится по своим житейским делам, за исключением безнадёжных лежебок, подал знак солнцу, которое, тут же, выпрыгнув из-за края Земли, повисло над крышами домов.

   Сирень торопилась во дворец Главного жреца. Царица Изида приказала ей пойти к Унхатону и передать ему её согласие на завтрашний выезд в долину Священных Захоронений.

   - Попробовала бы царица не согласиться,- подумала Сирень.- Повелитель Тьмы с ней такое бы сделал, что и представить страшно. Я то уж знаю, как хозяин умеет заставить, выполнять его желания.

   В этот момент, проходившие мимо Сирени два парня попытались заигрывать с ней:

   - Эй, красавица,- сказал один из них, загораживая ей дорогу.- Пошли с нами. Я покажу тебе что-то интересное. Ты такого ещё не видела. Останешься довольна. И у моего друга, тоже есть большой интерес.

   Девушка взглянула на нижнюю часть живота уличного нахала, и тот, схватившись за своё интимное место двумя ладонями, упал на землю и застонал, корчась от боли. Сирень посмотрела на другого приставалу. В это время лицо у неё вытянулось вперёд, и стало походить на крысиную морду. Она оскалила огромные жёлтые зубы. Парень, увидев такую картину, повернулся и бросился наутёк. Девушка приняла прежний облик, и, наклонившись над валяющимся на дороге активным хамом, произнесла:

   - Не надо предлагать женщинам того, чего у тебя нет. Размером твоего мужского достоинства можно удивить только маленьких девочек. Придурок.

   Сирень спокойно зашагала дальше по дороге. Она с наслаждением вдыхала свежий утренний воздух.

   - А всё-таки хорошо, что хозяин разрешил мне пожить на Земле. А то всё в норе да в норе.

   Во дворце Главного жреца стражник повёл её в кабинет Унхатона. По пути девушка, то и дело, ловила на себе заинтересованные взгляды, сопровождавшего её охранника.

   - Эти мужчины, как дети,- размышляла Сирень,- только увидят привлекательную игрушку - сразу "дай". Вот и у этого сейчас уже слюни побегут.

   Но такие мысли совсем не мешали девушке бросать на стражника кокетливые взгляды, от которых воин ещё больше распалялся. Он даже попытался дотронуться до бедра Сирени, но она ловко увернулась. Перед дверью кабинета девушка подняла вверх правую руку, давая понять охраннику, что игра закончена. Стражник открыл дверь, и она вошла в комнату. Унхатон сидел в кресле и размышлял. Заметив девушку, он произнёс:

   - Ну, наконец-то. Сколько можно ждать? Сейчас же займись астрологом. Моя стража доложила мне, что сегодня ночью он приходил в мой кабинет. Я, конечно, и сам могу спросить его, чем он здесь занимался? Только он ведь по-хорошему правду не скажет. А лишний шум мне сейчас ни к чему. Это может помешать главному делу. Узнай, что он затеял? Ну, что царица согласилась на завтрашнюю поездку?

   - Да хозяин, согласилась,- ответила Сирень.

   - Ну вот, - продолжил Унхатон,- тем более необходимо тебе поторопиться. До вечера ты должна вытянуть из Месхета всю правду. Надеюсь, излишне говорить, что ты можешь применять любые способы, кроме насилия. Он мне ещё понадобится живым и здоровым.

   - Я Вас поняла хозяин,- утвердительно сказала девушка.- Мне можно идти выполнять Ваш приказ?

   - Да, можешь идти,- разрешил Главный жрец.- Скажешь ему, что я прислал тебя за гороскопом, который он должен был составить до сегодняшнего утра.

   Сирень поклонилась и вышла из кабинета. Ожидавший у дверей её стражник снова попытался оказывать ей знаки внимания. Но девушка слегка дунула в его сторону, и он покорно замер. Сирень приказала ему:

   - Покажи мне дорогу в комнату астролога Месхета и возвращайся на свой пост, а обо мне забудь.

   Охранник, повинуясь указанию девушки, пошёл по коридору, Сирень следовала за ним.

   Месопотамец лежал на постели у себя в комнате, размышляя о ночном происшествии. В его жизни ещё никогда ничего подобного не происходило. Он, как и все нормальные люди, говорил, что верит в Бога, знает, что бывают всевозможные чудеса на свете, только всё это было не правда. Ни один из людей никогда не поверит в сверхъестественные силы и их существование до тех пор, пока не увидит чудо своими глазами. Месхет не был исключением. Но после сегодняшней ночи, его уже не нужно было, ни в чём убеждать. Он сам уже мог, кого угодно убедить в существовании Бога и сверхъестественных сил. Сейчас астролог испытывал необычные ощущения. Ему казалось, что весь мир переменился, и он попал совсем в другую жизнь, в другое измерение, в котором все его знания и весь его жизненный опыт становились примитивными и бесполезными. Из всех произошедших событий, Месхету, почему-то, больше всего запомнилась сообразительная кошка, которая оказалась посланником Бога. Правда, когда они вернулись в его комнату, она куда-то исчезла.

   - Наверное, погулять пошла?- подумал астролог.- Кошки ведь любят свободу, в комнате сидеть ей не интересно.

   Его размышления были прерваны стуком в дверь. На пороге стояла племянница Главного жреца. От одного взгляда на девушку, сердце месопотамца бешено забилось в его груди. Сирень была одета в короткую синюю юбочку из льняной ткани и узкую полоску материи, с трудом прикрывающую её пышную грудь. Волосы цвета ночи, перехватывала голубая ленточка, под которой была закреплена красная роза. На ногах - сандалии из мягкой кожи. Столь скромное одеяние давало возможность беспрепятственно наслаждаться безупречными формами девичьего тела. Сирень приподняла длинные ресницы и посмотрела на астролога невинным взглядом своих изумрудных глаз.

   - Я только на мгновение зашла,- объяснила она ангельским голоском.- Меня дядя послал узнать, готов ли гороскоп, который Вы должны были составить?

   - Заходите, прошу Вас,- настойчиво приглашал девушку Месхет.- Гороскоп уже почти готов. Я сейчас его закончу, и Вы сможете его забрать.

   Астролог сам не понимал, зачем он врёт. Ведь Месхет ещё даже не приступал к составлению этого прогноза. Но ему очень не хотелось, чтобы девушка ушла.

   Сирень сделала несколько шагов по комнате, но вдруг, она нечаянно оступилась и упала на пол, ударившись головой о рядом стоявшую кровать. Когда она падала, полоска, закрывающая её пышную грудь, сдвинулась, обнажая столь привлекательные формы её тела. Девушка лежала на полу без движения. Месхет очень растерялся, не зная, что ему предпринять. Он раньше ещё никогда не имел дело с девушками.

   - Что же мне делать?- лихорадочно пытался сообразить астролог.- Не может же она вот так лежать на полу. А может быть, она умерла?

   Он наклонился над Сиренью и прислушался. Девушка дышала.

   - Ну, слава Богу - жива,- обрадовался Месхет.- Надо её положить на постель. Не годиться ей вот так на камнях лежать. Ещё простудится.

   Месопотамец поднял девушку на руках и аккуратно уложил на свою кровать. При этом скромная юбочка Сирени сдвинулась в направлении её живота, обнажив спереди интимный треугольник чёрных волос.

   - Боже мой,- дико удивился, восхищённый увиденными прелестями девушки месопотамец.- Да она вся голая!

   Он стоял с широко открытыми глазами и наслаждался доселе невиданным для него зрелищем.

   - Надо же что-то делать,- внезапно сообразил Месхет.- Не может же она лежать здесь голая и без чувств. Надо, хотя бы одежду ей поправить.

   Месопотамец дотронулся до юбочки Сирени, пытаясь вернуть её на прежнее место, чтобы закрыть столь интимные подробности. Девушка в этот момент открыла глаза, схватила астролога за руку и возмущённо произнесла:

   - Да, как Вы смеете? Воспользовались тем, что безневинная девушка без сознания и пытаетесь надругаться надо мной? Зачем Вы хотите снять с меня одежду? Что я скажу своему дяде? Теперь я опозорена.

   При этих словах Сирень потянула за руку Месхета, и он, потеряв равновесие, упал прямо на неё.

   - Я только хотел Вам помочь,- пытался оправдаться парень.

   - И для этого Вы раздели меня и уложили в свою постель?- спросила девушка.

   Месопотамец видел перед своими глазами обнажённую соблазнительную грудь девушки, с торчащими пурпурного цвета сосками.

   - Я только хотел...- сделал последнюю попытку объясниться Месхет и замолчал, понимая, что больше не в силах сдерживать свой мужской порыв.

   - Теперь уже всё равно, что ты хотел,- прошептала Сирень и прильнула алыми влажными губами к его рту, при этом решительно стягивая с него штаны и рубашку.

   Когда парень оказался обнаженным, девушка ловким движением перевернула его на спину и уселась на него сверху, позволяя его мужскому достоинству проникнуть в неё. После того, как это произошло, Сирень вскрикнула и сказала:

   - Ой.

   И протяжно застонала.

   - Тебе больно?- с участием спросил Месхет.

   - Ничего, уже всё прошло,- ответила девушка и пояснила.- Это всегда больно в первый раз. Я ведь была девственницей.

   Продолжая сидеть на Месхете, Сирень начала подниматься и опускаться, совершая при этом периодически круговые движения своими ягодицами. Месхета заполнило чувство восторга и сказочного блаженства.

   Астролог лежал рядом с Сиренью на кровати и отдыхал после своего первого любовного опыта. Он ещё ни разу в жизни не испытывал такого удовольствия. Сейчас месопотамец находился в состоянии полного расслабления и полузабытья. Ему казалось, что он где-то далеко, и мирские события его не касаются. Парень посмотрел на обнажённую девушку, лежащую рядом с ним. Она была обворожительна.

   - Наверное, теперь я должен жениться на тебе?- спросил Месхет, обращаясь к Сирени.

   - Что? Жениться?- непонимающе повторила его вопрос девушка.- Зачем жениться? Ах да, конечно. Ты же меня обесчестил. Вот только, что скажет мой дядя?

   - Я не отказываюсь жениться,- оправдывался астролог.- Зачем ты говоришь, что я тебя обесчестил? Просто я полюбил тебя. Всё, как то само собой получилось. Я не хотел.

   - Хорошенькое дело,- возмущалась Сирень.- Лишил девушку невинности, а теперь говорит, что он не хотел. Мой дядя очень строгий человек. Знаешь, что он может с тобой за это сделать?

   - Ты не очень волнуйся, насчёт своего дяди,- успокаивал её месопотамец.- Может так оказаться, что это и не твой дядя.

   - Как это не мой?- удивилась девушка.- Что я, по-твоему, своего дядю не знаю?

   - Ну, понимаешь,- попытался объяснить девушке Месхет,- есть подозрение, что он...

   При последних словах, возле кровати послышался какой-то шорох, и к ним на постель прыгнула кошка. Вид у неё был агрессивный: спина выгнута дугой, шерсть встала дыбом, глаза сверкают. Люсия подняла лапу и зашипела, надвигаясь на Сирень.

   - Люська, ты это что?- удивился астролог.- С ума сошла? А ну-ка прекрати сейчас же.

   Но кошка и не собиралась его слушаться. Она продолжала наступать на девушку, угрожая ей лапой. Месхет решил успокоить Сирень и повернулся к ней лицом. То, что он увидел, поразило его. Девушка сидела на кровати, поджав к груди колени, и обхватив их руками. Её всю била мелкая дрожь. У Сирени был перепуганный вид. Месхет замер и не двигался. Он не знал, что ему предпринять. Люсия сделала прыжок вперёд по направлению к девушке. Сирень соскочила с кровати, и, захватив с собой свою одежду, обнажённая выскочила из комнаты.

   Месхет посмотрел на кошку и спросил:

   - Ну, и что это было? Зачем ты прогнала это прекрасную девушку? Может у меня с ней любовь? Ты, что, ревнуешь её ко мне?

   Люсия сидела на кровати и внимательно наблюдала за астрологом. Когда он закончил говорить, она снисходительно улыбнулась и сказала:

   - Мяу.

18. Печать смерти.

   Пробежав по коридору несколько метров, Сирень остановилась и начала одеваться, разговаривая сама с собой:

   - Проклятая Люсия, откуда она только взялась? Испортила мне всё задание. Хорошо ещё, что я от испуга в крысу не превратилась. Представляю, чтобы тогда этот простофиля обо мне подумал. Надо доложить обо всём хозяину.

   Сирень отправилась в кабинет Унхатона. Главный жрец, увидев, входящую в комнату свою помощницу, очень удивился:

   - Что-то ты очень быстро управилась. Ну, что удалось из него вытянуть?

   - Всё шло хорошо. Я притворилась девственницей, мы сблизились с ним. Я его припугнула тем, что Вы будете разгневаны его поведением. Он начал говорить о том, что он Вас в чём-то подозревает,- рассказывала Сирень.

   - В чём подозревает?- терял терпение Унхатон.- Говори яснее. Не тяни.

   - Дело в том, что в этот самый момент,- виноватым голосом проговорила девушка,- появилась Люсия и всё испортила. Не в моих силах ей противостоять. Вы же знаете, что она могла бы со мной сделать. Мне пришлось убежать.

   - Люсия?- удивился жрец.- Интересно. Значит, Саваиг подключил к делу одну из своих главных помощниц. Уж не надумал ли Он расторгнуть наш договор? От него можно всего ожидать. Как не крути, а Он хозяин Вселенной. Что захочет, то и сделает. Ладно. Значит, если я правильно тебя понял, ты пошла, переспала с астрологом, получила удовольствие, и на этом всё закончилось? Не много же ты успела сделать. Толку от тебя, как от змеи шерсти. Следовало бы тебя наказать. Отправить тебя, что ли назад под Землю в нору какую-нибудь, лет эдак на пятьсот, чтобы в следующий раз знала, как надо выполнять мои распоряжения.

   - За что в нору то?- взмолилась Сирень.- Я ни в чём не виновата. Простите меня, Великий Далюс. Это всё эта проклятая кошка испортила. Да и какое я там могла получить удовольствие? Этот Месхет ещё совсем мальчишка. Он и делать то в постели ничего не умеет. Я не успела даже разогреться, когда он уже всё закончил. Не отправляйте меня в нору. Я больше не буду. Я Вам ещё здесь пригожусь.

   - Хватит ныть,- прервал её Унхатон.- Тебя мне, конечно, не жалко. Но ты действительно мне ещё на Земле понадобишься, возле царицы Изиды. Но учти, если ещё раз не выполнишь мой приказ, превращу тебя в червяка. Будешь всё время в земле ковыряться, глухая, слепая, и будешь сама с собой размножаться. Мужчин больше не увидишь. Всё возвращайся к царице. Я сам с этим астрологом разберусь.

   - Извините хозяин,- робко проговорила Сирень,- но Вы забыли сообщить мне моё задание, которое я должна выполнить у царицы Изиды.

   - Я никогда и ничего не забываю,- резко сказал Унхатон.- Что-то ты сегодня много себе позволяешь. Смотри, а то доиграешься.

   - Всё, всё,- попробовала извиниться девушка,- Молчу, молчу.

   - Запомни, Вонючка,- угрожающим тоном проговорил жрец,- я всегда говорю только то, что считаю нужным, и тогда, когда считаю нужным. Поняла?

   - Всё понятно, Великий Князь Тьмы, как ясный день,- заискивающим тоном произнесла Сирень, но, увидев, что при последних её словах жрец поморщился тут, же исправилась,- то есть, извините, как тёмная ночь.

   - Ладно,- снисходительно проговорил Унхатон,- слушай внимательно, второй раз повторять не стану. Мне не известны планы Бога, поэтому я не знаю, чем закончится поездка в долину Священных Захоронений. Но если я не вернусь из этого путешествия, тогда ты возьмёшь заботу о моём сыне на себя.

   - Как это Вы не вернётесь?- удивилась девушка.- А куда же Вы денетесь? И о каком сыне Вы говорите? У Вас же нет жены.

   - Ты задаёшь слишком много вопросов,- раздражённо проговорил жрец.- Слушай дальше. Деться я могу только в ад, вот куда. А ты что подумала, что я умру? Вот глупая. Я умереть не могу, я же бессмертный. Ты что - забыла? А насчёт жены, так это ты что-то путаешь. Для рождения ребёнка не обязательно иметь жену. Достаточно любой женщины. У царицы Изиды через шесть месяцев родится мальчик - это и будет мой сын. Но если Бог Саваиг решит отправить меня назад в Царство Мёртвых, тогда ты будешь оберегать и защищать моего сына. Разрешаю тебе всё. Умри, а жизнь моему мальчику сохрани. Поняла?

   - Поняла,- подтвердила Сирень.- А вот, насчёт, шести месяцев. Вот тут не совсем понятно. Насколько мне известно, земные женщины девять месяцев детей вынашивают. А Вы сказали, что через шесть месяцев родится.

   - Ты что, снова в правдивости моих слов сомневаешься?- возмутился Унхатон.- Хотя, конечно, в моей правдивости сомневаться можно. Но не в этом случае. Мой сын родится через шесть месяцев потому, что я противоположность Бога. Земные дети - это потомки Адама, а его создал Бог. Они рождаются через девять месяцев. Переверни цифру девять вверх ногами, вот и получится - шесть. Могла бы и сама догадаться. Вообще-то, надо было выбрать себе в помощники какое-нибудь животное поумнее, чем крыса. Например - собаку.

   - Ой, тоже сказали,- с иронией заметила Сирень.- Собаки умнее крыс! Я сейчас умру со смеху. Да они только и умеют, что лаять без умолку да испражняться, где попало. А крыса - животное умное, а главное - коварное, смелое и...

   - Вонючее и хвастливое,- подсказал Унхатон.- Хватит. Надоела. Иди и сделай всё, как я приказал. А то сама знаешь, что с тобой будет.

   Девушка поклонилась и бесшумно выскользнула из комнаты.

   - Да, ситуация, похоже, осложнилась,- размышлял Унхатон.- Необходимы дополнительные меры, которые обеспечат безопасное появление моего сына в Земном мире. Есть ещё один человек, который может помешать его рождению. Как ни крути, а царице придётся шесть месяцев ходить беременной. Что она объяснит фараону? Он-то с ней не имел интимной близости. Надо сделать так, чтобы Исхат с войны не вернулся. Пожалуй, надо на него печать смерти наложить. После этого живым в Египет, он уже не вернётся. Вот тогда царица сможет спокойно родить моего сына. Сегодня фараон выступает со своей армией на войну. Надо мне поторопиться, чтобы застать его, пока он ещё не уехал.

   У главного входа во дворец Исхата шестого собралась вся верхушка командования египетской армии. Войска начали своё движение ещё с утра. Прошла пехота, сейчас двигалась кавалерия. С минуты на минуту ожидали прохождения колонны колесниц. Главнокомандующий Парисий стоял рядом с фараоном и наблюдал за проходящей церемонией. Исхат шестой любил, чтобы перед выступлением на войну, армия проходила перед его дворцом торжественным порядком. До его правления фараоны не устраивали военные парады. Хотя они на то время уже давно не были чем-то новым. Римляне ни одну сотню лет использовали торжественное шествие войск, в честь праздничных событий или одержанных побед, которое они позаимствовали у древних спартанцев. Исхату шестому понравилась идея военных парадов. Будучи по натуре отчаянным воякой, фараон любил всё, что было связано с войной.

   На дворцовую площадь выехал отряд кавалеристов, одетых в львиные шкуры. Все воины были как на подбор: высокого роста, крепкого телосложения. Мышцы так и играли у них под кожей цвета бронзы. Это проезжали "бессмертные" - отборные войска Исхата шестого.

   - Едут Ваши любимцы, мой государь,- доложил Парисий с довольным выражением на лице. Очевидно, он очень гордился этим подразделением.- Помните, как они в прошлой Сирийской компании разбили втрое превосходившие их силы, вышли в тыл противника, и тем самым позволили выиграть нам сражение, которое мы считали уже проигранным.

   - Да, это отважные воины,- поддержал своего главнокомандующего Исхат шестой.- Если не ошибаюсь, шрам, что у тебя на лице, ты получил там же?

   - Так точно, Великий фараон,- подтвердил Парисий.- Благодарю Вас за внимание ко мне.

   Стоявший позади Исхата Анусий, поморщился от неудовольствия. В это время к фараону подошёл один из его телохранителей и что-то прошептал ему на ухо.

   - Ну, что ему ещё надо?- произнёс Исхат, явно недовольный тем, что ему мешают наслаждаться его любимым зрелищем.- Ладно, проведите его сюда. И, что не сидится этому Главному жрецу в своём храме?

   Унхатон подошёл к фараону, поклонился ему и сказал:

   - Приветствую Вас Великий Исхат шестой и всю Вашу непобедимую армию.

   - Ну, говори, зачем пожаловал?- раздражённо проговорил фараон.- Уж не на войну ли вместе с нами собрался?

   После этих слов Исхат громко засмеялся, и его веселье поддержали все, стоявшие рядом с ним военачальники.

   - Я скромный служитель Богов,- тихим голосом произнёс жрец.- Мой удел молиться и просить Всевышних об Их благосклонности и заступничестве.

   - И, что ты вымолил у них на этот раз?- поинтересовался фараон надменным тоном.

   - Я просил их о том,- начал говорить Унхатон, - чтобы они послали Вам победу в этой войне.

   - И что, они услышали тебя?- раздражённо спросил Исхат.- Будет у нас победа?

   Главный жрец подумал про себя:

   - Не знаю, как насчёт победы, меня это мало интересует, а вот то, что ты живым с этой войны не вернёшься, так это я тебе точно гарантирую. Самовлюблённый ты извращенец.

   После этих слов Главный жрец наступил своей левой ногой на тень, падавшую от фараона, и тихо произнёс:

   - Мордер драй.

   Исхат вздрогнул и схватился руками за голову. Но боль, внезапно возникшая в висках, тут же, прошла. Он успокоился и подумал, что это случилось из-за длительного пребывания его на солнце.

   Унхатон со смиренным видом сказал:

   - Боги услышали мои молитвы и сообщили, что они помогут Вам в этой войне.

   - Да что ты слушаешь этого святошу,- вмешался Анусий.- Что он может понимать в войне? Победить мы сможем только в том случае, если наша армия окажется сильнее вражеской, и твой полководческий гений не покинет тебя. Причём здесь Боги?

   - Ты так думаешь?- искренне поинтересовался Унхатон, обращаясь к Анусию.- Ну, если Боги тебе не нужны, тогда это облегчает всё дело.

   - Надо и этого извращенца отправить вслед за его любимым гениальным полководцем,- подумал Главный жрец.- Он меня раздражает. А уж у себя в аду, я ему устрою такое развлечение, какое он больше всего любит. Думаю, что у меня найдётся много желающих заняться с ним любовью, кроме его обожаемого фараона.

   Унхатон наступил на тень Анусия и произнёс:

   - Мордер драй.

   Парень вскрикнул от боли, схватился руками за свои виски и замолчал.

   - Что произошло?- поинтересовался у него Исхат.

   - Да так, ничего,- ответил Анусий, опуская руки. Боль в голове у него прошла.

   - Разрешите мне удалиться?- попросил разрешения жрец.

   - Да, можешь идти,- позволил ему Исхат,- я так и не понял, зачем ты приходил.

   - Ничего, скоро поймёшь,- подумал Унхатон и молча, удалился.

   На дворцовую площадь выехали боевые колесницы, запряжённые парами лошадей. Управляющие ими воины, смотрели на всех с гордым выражением на лицах. Они тоже считали себя элитными войсками.

   За военным парадом наблюдала маленькая серенькая ящерица. Она с самого утра пыталась перебежать на другую сторону улицы поближе к морю. Там находились её любимые гранитные камни, на которых ей нравилось греться на солнышке. Но беспрерывно двигающаяся армия не давала возможности это сделать. Ящерица очень расстроилась и подумала:

   - Так и день скоро закончится, и я не успею погреться на солнышке. Эти люди вечно какой-то чепухой занимаются. Из-за них я пропущу все свои важные дела.

19. Дьявольская примета.

   Месхет, закончив отчитывать кошку за то, что она прогнала его возлюбленную Сирень, занялся составлением гороскопа по заданию Главного жреца. Люсия тем временем, развалившись на постели астролога, вытянула лапы в стороны и замурчала. Кошка совершенно не обращала внимания на нравоучения месопотамца, а всем своим видом показывала, что теперь на этой кровати будет лежать она, а не какая-то там возлюбленная Месхета.

   Астролог понимал, что этот прогноз совсем не интересует Унхатона, поэтому не очень старался над его составлением. У жреца уже был свой план действий на ближайшие дни. И для Унхатона совершенно безразлично, что там предвещают звёзды. Но Месхету было необходимо встретиться с Унхатоном, как можно скорее. Он хотел проверить, есть ли та примета, о которой говорил ему призрак. Самое удобное для этого время - день. Когда ещё можно лучше всего рассмотреть тень человека, если не днём? И желательно это было сделать на улице под солнцем, чтобы не осталось ни малейших сомнений в её отсутствии, если так случится. Здесь ошибиться нельзя. Дело очень серьёзное. Речь идёт о судьбе человека и всего Египта. Гороскоп Месхет составлял, как повод для встречи с Главным жрецом. Как только месопотамец закончил это занятие, он тут же поспешил в кабинет Унхатона. Но стражник, стоявший у дверей, сообщил Месхету, что Главный жрец отсутствует, так как отправился во дворец к фараону. Астролог быстро сообразил, что ему надо делать. План у него был простой: притаиться за колонной перед зданием и дожидаться возвращения Унхатона из царского дворца, где он сейчас находился. При появлении Главного жреца подбежать к нему и со словами: "Я выполнил Ваше задание", передать составленный гороскоп. А самому посмотреть - есть ли тень у жреца.

   Когда астролог вышел из резиденции Унхатона, был уже полдень. Солнце с особым усердием старалось выполнить своё повседневное задание: довести температуру всех предметов на Земле до высшей степени разогрева. Притом даже воздух накалился до такого уровня, что вдыхать его на полную грудь, стало не безопасно. В это время улицы столицы, как правило, пустели. Мало находилось желающих проверять своё здоровье на крепость. Одинокие прохожие старались держаться в тени зданий.

   Месхет выбрал себе укромное местечко за одной из четырёх колонн, расположенных перед фасадом дворца Унхатона и принялся внимательно наблюдать за площадью.

   - Здравствуй Месхет.

   Раздался знакомый голос позади астролога. Месопотамец оглянулся и увидел начальника личной охраны Главного жреца.

   - Ты что здесь делаешь?- поинтересовался Унгар.

   - Да так,- безразличным тоном ответил астролог,- дожидаюсь Великого Унхатона. Необходимо передать ему очень важный гороскоп. Вот я и поджидаю его здесь, чтобы не пропустить.

   - Странное место ты выбрал,- удивился главный охранник.- На такой жаре и сознание потерять недолго. Шёл бы ожидать его внутрь дворца, там прохладно.

   "Вот прицепился,- подумал Месхет,- пошёл бы лучше оружие какое-нибудь почистил своё, что ли".

   - Не могу,- вслух произнёс месопотамец,- надо срочно передать папирус жрецу, это его приказ. Он сейчас уже вернётся от фараона.

   - Какой-то ты странный сегодня,- высказал своё удивление Унгар.- Да и с Главным жрецом происходят какие-то странные вещи, после нашего возвращения из долины Священных Захоронений.

   - Какие вещи?- заинтересовался астролог.

   - Он такие штуки вытворял,- начал рассказывать начальник охраны,- когда мы ночью прибыли во дворец фараона. Я думал, что нас ни за что не пропустят к государю. А он взмахнул рукой, и стража на входе попадала, как листья опадают с деревьев осенью.

   - Ну, ты прямо поэт,- с иронией заметил месопотамец.- Листья с деревьев. Это же надо такое придумать. Ну, заснули солдаты от усталости, обычное дело.

   - Ты, что за дурака меня принимаешь?- обиделся Унгар.- Я сам всё видел собственными глазами. Так не засыпают.

   В это время на площади появился Унхатон. Он был одет в чёрный плащ и шагал не спеша по раскалённым камням, не обращая внимания на жару. Казалось, что жрец специально не торопиться, как будто старается подольше побыть под палящим солнцем, чтобы насладиться разогретым воздухом.

   - И как ему не жарко в такой одежде?- подумал Месхет.- Хотя, если он Властелин ада, то жара - его любимое наслаждение. Под землёй, небось, температура ещё выше. Там, рассказывают, даже реки и те огненные.

   - Извини, Унгар,- произнёс месопотамец,- мне пора. Потом договорим.

   И астролог быстрым шагом двинулся прямо к Главному жрецу. Они шли навстречу друг другу. Расстояние между ними быстро сокращалось. Казалось, что ещё несколько мгновений, и они непременно столкнутся, и уже тогда не избежать катастрофы. Но за несколько шагов до Унхатона, Месхет остановился и протянул жрецу, зажатый в кулаке свиток.

   - Я выполнил Ваше задание,- проговорил астролог.- Вот гороскоп, который Вы приказали составить.

   Главный жрец посмотрел на месопотамца ледяным взглядом. Месхету показалось, что на него холодным ветром пахнуло. Унхатон взял гороскоп из руки астролога.

   - А это ты,- произнёс жрец таким тоном, как будто он разговаривает с надоедливой мухой.- Ну, составил и составил. Молодец. Поедешь со мной завтра в долину Священных Захоронений. Готовься.

   Унхатон направился во дворцу. Астролог пошёл за ним следом, желая проверить, есть ли тень у Главного жреца. Солнце к тому времени уже минуло центр неба, и поэтому все люди и предметы имели длинные тени. Месхет взглянул на землю позади Унхатона и увидел, что тени у жреца никакой нет. Месопотамец посмотрел за собой на мостовую, желая убедиться в наличии собственной тени. Всё было в порядке. Его тень, как привязанная, следовала за ним. Астролог ещё раз взглянул на землю позади Унхатона. Мостовая за ним была освещена солнцем. Тени у Главного жреца не было.

   - Что ты идёшь за мной,- спросил Унхатон, обращаясь к Месхету,- как конвоир за осуждённым? Ты что опять плохо себя чувствуешь?

   - Нет, нет,- поспешно ответил астролог,- всё в порядке. Замешкался немного.

   - Иди, готовься к поездке,- приказал жрец.- Завтра утром выезжаем.

   Месхет поторопился вернуться к себе в комнату. Он никак не мог успокоиться после того, что увидел.

   - Получается, что это не Унхатон?- размышлял астролог.- Выходит, что призрак не врал. Значит это и есть сам Дьявол? Или как он его называл - Далюс. Вот так дела. Что же мне теперь предпринять? Даже посоветоваться не с кем. Из всех моих знакомых - одна только кошка Люська в курсе происходящих событий. Но с ней много не поговоришь. Весь её словарный запас - это "мяу" и всё. А скажи я кому-нибудь, что главный жрец Египта - это Князь Тьмы, то меня тут же сочтут сумасшедшим, и закроют в каком-нибудь уединённом месте. И это ещё в лучшем случае. А то могут и казнить за такие высказывания. Может быть, рассказать обо всём Сирени? Стоп. Надо поговорить с призраком. Конечно. Ведь теперь получается, что призрак и есть дух настоящего Унхатона. Как же я сразу не сообразил? Это жара проклятая на меня так плохо действует. Благо я теперь могу вызывать призрака без особых усилий.

   Месхет, как стрела влетел в свою комнату. Люська мирно спала на его постели, мурлыча себе под нос какую-то кошачью песенку, и подёргивала от удовольствия задней лапой.

   - Вот кому хорошо,- подумал астролог, наблюдая за отдыхающим животным.- Глядя на неё, никогда не поверишь, что это и есть грозный страж ворот, открывающих выход из ада.

   В этот момент кошке, очевидно, приснилось что-то особенно приятное, и она не открывая глаз, протяжно сказала:

   - Мяу-у-у.

20. Тайное имя Бога.

   Астролог весь день просидел в своей комнате. Сборы к предстоящему путешествию заняли не очень много времени. Месхет был человеком неприхотливым поэтому, никогда не брал с собой много вещей в дорогу. Кошка Люсия не покидала его ни на минуту. Всё время находилась в комнате. Месопотамец удивлялся:

   - И что ты всё время сидишь в доме? Пошла бы, погуляла что ли. Ты, что сторожишь меня или охраняешь?

   Но кошка ничего ему не отвечала, а только мурчала и тёрлась о его ноги.

   Свежесть ночи, вытеснив остатки дневной духоты, содержащиеся в вечере, заполнила весь Египет, не оставив без своего внимания и его столицу - Александрию. Звёзды заняли чёрную бесконечность Вселенной, предусмотрительно оставив место для молодого месяца.

   Месхет посмотрел в окно и подумал:

   - Пожалуй, пора. Сейчас увидим, сработает ли заклинание? Ведь сегодня нет полнолуния.

   Он сел на свою кровать. Рядом с ним расположилась Люсия. Астролог взглянул на неё и ничего не сказал. Затем он задумался и начал вспоминать текст заклинания. Но в голову лезла всякая чепуха. Слова путались. Он никак не мог выстроить нужную фразу в уме.

   - Да, что это со мной?- подумал Месхет.- Дожился, двух слов связать не могу. Может быть, мне кто-то или что-то мешает?

   Он посмотрел на кошку. Люсия кивнула головой так, как делают люди, когда с чем-то соглашаются. И месопотамец, тут же, вспомнил содержание текста.

   - Тот, у кого моя кровь,- проговорил Месхет,- явись ко мне. ЧИРДАР, ЧИРДАР, ЧИРДАР.

   И тут же, в открытое окно влетел порыв ветра. Он, вихрем, пронёся по помещению и затих. Перед астрологом в воздухе начала вырисовываться человеческая фигура, состоящая из белого тумана. Когда она полностью оформилась, месопотамец узнал в ней Унхатона.

   - Ну, что,- спросил призрак Главного жреца,- ты убедился в правдивости моих слов?

   - Я убедился в том, что нынешний Унхатон,- резонно заметил Месхет,- не имеет тени. А это не присуще для человека.

   - Ишь ты, какой умный,- проговорил призрак.- Я и не знал, что ты такой недоверчивый. Чего же ты ещё хочешь? Какие тебе ещё нужны доказательства, что нынешний Унхатон - дьявол?

   - То, что нынешний Главный жрец - дьявол,- рассуждал астролог,- скорее всего, сможет доказать только сам дьявол. Поэтому мы об этом говорить сейчас не будем. Для меня будет достаточно, если ты сможешь доказать, что ты и есть дух настоящего Унхатона, так сказать - прежнего. Вот тогда я соглашусь помочь вернуть тебе твоё тело. А дьявол ли нынешний Унхатон или нет, это разговор десятый.

   - Ошибаешься,- с ухмылкой сказал призрак,- это то, как раз и есть главный разговор. Но я вижу, что ты в этом ничего не понимаешь. Ладно, пусть будет по-твоему. Говори, что нужно сделать для того, чтобы ты поверил, что я и есть дух настоящего Унхатона?

   - Есть одно событие,- начал объяснять своё условие астролог,- при котором присутствовали только три человека: настоящий Унхатон, его охранник и я. Ну охранник здесь не причём. А вот ты ответь мне, что произошло, когда я пришёл доложить Главному жрецу о падении звезды? И как звали того охранника?

   - Это, когда Герес тебя чуть не задушил, не желая пропускать тебя ко мне среди ночи?- спросил призрак.- Тоже мне загадка. А ты злопамятный астролог. До сих пор не можешь простить Гересу ту драку.

   - Посмотрел бы я на тебя, то есть на Вас,- поправился месопотамец,- как бы Вы такое забыли. Этот увалень мне чуть шею не сломал. У меня только недавно синяки прошли.

   - Ну, что это все вопросы?- поинтересовался дух жреца.

   - Обо всём я пока помолчу,- нахально ответил Месхет, но тут же, спохватился и добавил,- извините, пожалуйста, Великий Унхатон, эти последние дни меня так вымотали. Совсем не соображаю, что говорю. Я только хотел узнать, что же мне теперь делать?

   - Ну, это то, как раз и понятно,- успокоил его призрак.- Необходимо вернуть мне моё тело, а заодно и Далюса возвратить в ад. Только сделать это будет не просто. Слушай внимательно. Надо провести ритуал в храме Амон Ра.

   - Как, ещё один ритуал?- обеспокоился месопотамец.

   - Не перебивай,- прервал его дух Унхатона.- Молчи и слушай. Первым делом необходимо освободить моё тело от Далюса. Для этого тебе надо стать возле нынешнего Унхатон так, чтобы твоя тень упала на него. После этого произнесёшь заклинание:

   - Тень выйди из тела и вернись в...

   - Пожалуйста, помедленнее, я записываю,- попросил астролог, старательно выводивший иероглифы на папирусе.

   - Тень выйди из тела и вернись в тень,- продолжил призрак, размеренно произнося слова.- Как свет идёт к свету, так и тень идёт к тени. Так сказал Бог и слова Его: САБАДУР КУР НАРИШАР.

   - Извините, Великий Унхатон, что это за слова такие странные,- поинтересовался месопотамец,- прямо абракадабра какая-то. И кто их только придумал?

   - Это забытый язык Бога,- пояснил дух,- на нём когда-то все люди разговаривали до тех пор, пока Господь не решил наказать людей за то, что они захотели договориться между собой, как стать равными с Богом. Он разделил единый язык на множество разных, и люди перестали понимать друг друга. Ладно, не отвлекайся, слушай дальше. И, как только тень Далюса покинет тело Унхатона и войдёт в твою тень, ты, сразу же, накроешь её чёрной тканью. После этого Далюс не сможет вырваться из твоей тени. А ты в это время, возьмёшь ключ, открывающий вход в Царство Мёртвых, откроешь им постамент бывшей статуи Амон Ра, подойдёшь к чёрному платку и прочтёшь ещё одно заклинание:

   - Тень Далюса возвращайся в то место, которое тебе отведено Богом на Земле. Это не я тебе приказываю, а Бог. А слова Его: ХАГАНДУР БАГИКАШ ГЕ. И сразу же сдёрни платок со своей тени. И если Бог будет с тобой в этот момент, то тень Далюса, тут же отправится к себе в ад, а твоя тень останется при тебе. Вот и всё.

   - Ничего себе всё,- посетовал Месхет.- Как то всё просто у Вас получается. Накрыл платком дьявола, и он покорно ждёт, когда его назад в дыру засунут. Он то, наверное, не очень этого хочет? Не верится мне, что всё так легко может получиться.

   - А никто и не говорит, что всё будет легко и просто,- подтвердил сомнения астролога призрак.- Это я рассказал тебе только общие правила. А теперь слушай подробности. Но учти, если ты хотя бы одну мелочь упустишь, сделаешь не так, как я говорю, то в аду окажешься ты, а не Далюс.

   - Перестаньте меня запугивать,- предупредил духа Месхет.- А то сами будете всё делать. Я и так боюсь.

   - Возьмёшь с собой кошку Люсию,- продолжил дух,- она будет сдерживать духов, которые захотят прорваться в земной мир из ада, когда ты откроешь постамент. Ты правильно догадался - в храме будет твориться невообразимый бедлам во время проведения этого ритуала. Но это не самое страшное. Пусть себе твориться. Не обращай на него внимания. Ты главное сделай всё, как я тебе говорил. Постарайся, чтобы в это время в храме, кроме тебя и Далюса, никого больше не было. Иначе может ничего не получится. И самое главное: заклинания сработают только в том случае, если ты вместо слова "Бог", назовешь тайное имя Бога.

   - А я не знаю никакого тайного имени,- искренне смутился астролог.

   - Ещё бы,- с ухмылкой проговорил призрак.- Ничего, зато я знаю. Но учти, если я его сейчас назову тебе, ты после этого уже не сможешь отказаться от участия в этом деле.

   Месхет сидел молча с опущенной головой. Потом он посмотрел на Люсию, затем, на призрака и сказал:

   - Глупец, я глупец. Что я делаю? А ладно, была, не была. Говори имя.

   - Тайное имя Бога: Саваиг,- прошептал призрак. Но его нельзя произносить просто так вслух. Только в случае крайней необходимости, и при этом ты не должен преследовать личный интерес.

   - Да уж, какой здесь у меня интерес?- с удивлением заметил месопотамец.- Вы лучше объясните, как я смогу ключ провернуть в постаменте бывшей статуи Амон Ра. Ведь для того, чтобы он повернулся, необходимо, чтобы моё желание совпало с желанием Бога. Я не забыл об этом условии, написанном в древнем манускрипте.

   - С этим, как раз, всё в порядке,- успокоил Месхета дух Унхатона.- Я обещал тебе рассказать, что сейчас Далюс делает на Земле. У него с Богом договор: Господь разрешил ему завести сына от земной женщины. И, как только он это сделает, Бог, сразу же пожелает, чтобы Далюс возвратился в Ад. А так, как это вполне совпадает и с твоими планами, значит, и желания ваши совпадут.

   - Послушайте,- поинтересовался астролог,- зачем такие сложности? Что Всемогущий Бог сам не может отправить дьявола в ад?

   - Откуда мне знать,- ответил призрак.- Вот когда сам попадёшь в мир иной, тогда и спросишь Бога об этом. Может быть, это у Него игра такая? А, может Ему просто скучно, и он, таким образом, развлекается? Пути Господни неисповедимы. Где ключ от постамента статуи Амон Ра не забыл?

   - Не забыл,- подтвердил Месхет.- В руке Намибиса. Вот ещё незадача, как же я его оттуда достану? Статуя же каменная.

   - А ты подумай - как,- предложил призрак.- Не маленький, придумаешь что-нибудь. Ладно, мне пора уходить. Заклинания запомнил?

   - Как же запомнил. Ещё чего?- ответил Месхет.- Такую тарабарщину с одного раза никто не запомнит. Ничего, не беспокойтесь. У меня всё записано. Потихоньку выучу.

   - Это тебе придётся беспокоиться,- проговорил дух Унхатона,- если что-нибудь забудешь или напутаешь. Времени на то, чтобы вспоминать или что-то исправлять у тебя там не будет.

   После этих слов призрак растворился в воздухе. Месхет улёгся на кровать и начал рассматривать звёздное небо. Рядом с ним умостилась кошка Люсия. От её монотонного мурлыканья месопотамец и сам не заметил, как он уснул.

21. Зачатие.

   Песчаная гадюка, пытаясь подняться на вершину бархана, забрасывала свой хвост вверх и в сторону. Только таким хитрым приёмом она могла вылезти на возвышенность. Извиваться было бесполезным занятием. Песок осыпался под её гибким телом, а змея оставалась на прежнем месте, не продвинувшись ни на один шаг. После долгих усилий ей удалось вскарабкаться на горку. Довольная своей маленькой победой, серо-жёлтая гадюка подняла свою голову и принялась внимательно осматривать окрестности. Пейзаж был привычно однообразный: пески да кое-где одинокие колючие кустарники. Змея высунула влажный раздвоенный язычок и стала быстро-быстро шевелить им в разных направлениях, пытаясь учуять, нет ли кого поблизости, кем можно было бы поживиться. Но послеполуденная жара загнала всех обитателей пустыни по своим укрытиям. Вдали показалась движущаяся цепочка каравана. К сожалению, до него было очень далеко. Да и добыча была слишком большая, вряд ли бы она поместилась внутри гадюки. Змея опустила голову на песок, и, наслаждаясь его теплом, подумала:

   - А всё же жалко, что люди так далеко. Поесть бы не поела, но хотя бы укусила кого-нибудь. Всё ж хоть какое-то развлечение. А то скука невыносимая.

   В это время гадюка услышала над собой в небе опасные для неё звуки. Она посмотрела вверх и увидела, парящего в облаках коршуна.

   - Э, да я сама могу стать обедом для этого разбойника,- быстро сообразила змея и мгновенно, извиваясь всем телом, погрузилась в песок.

   Когда солнце, уставшее весь день удерживаться в небе, начало опускаться за край песков, вдали показался оазис долины Священных Захоронений. Караван Главного жреца Египта и царицы Изиды приблизился к конечной цели своего трёхдневного путешествия. Сидевший в носилках Унхатон, отдыхал и наслаждался жарой пустыни. По воле обстоятельств и желанию Бога он большую часть времени вынужден был проводить в аду, и поэтому Далюс так привык к высокой температуре, что попадая в прохладные условия обитания, всегда чувствовал себя неуютно. Зато жара доставляла ему истинное удовольствие. Все свои планы он обдумал ещё до выезда из Александрии и приял решение:

   - Лучше всего будет закончить все дела одним махом в храме Амон Ра. Там на месте, и с царицей разберусь и с этим умником астрологом поквитаюсь. А после этого, даже если Саваиг и отправит меня назад в пекло, то и пусть. Я там отогреюсь, как следует. Все свои косточки распарю. Хотя нет. Какие ещё косточки? Тела то у меня тогда уже не будет. Я ведь - тень. Привык за это время к человеческой плоти, вот и путаюсь.

   С такими мыслями Унхатон и отправился три дня назад в путешествие. В течение всего пути он не прятался от солнца, не пытался искать тенёк, чтобы переждать жаркое время суток, чем вызывал у остальных своих спутников неподдельное удивление.

   Унгар подъехал к носилкам Унхатона и сообщил:

   - Великий жрец, на горизонте показалась долина Священных Захоронений. Куда прикажете следовать каравану?

   Унхатон выглянул из-под балдахина, посмотрел на небо и сказал:

   - Едем прямо к храму Амон Ра. И передайте царице, что ритуал будем проводить сегодня.

   Начальник личной охраны жреца поспешил выполнить распоряжение Унхатона и отправился к носилкам Её Величества. Ехавший рядом Месхет слышал разговор Главного жреца и Унгара. Он погладил, прятавшуюся у него под накидкой Люсию, и подумал:

   - Что-то уж слишком торопится Далюс. Наверняка что-то задумал.

   Страдающая от невыносимой жары кошка, высунула свой розовый язык и скрипящим голосом протяжно проговорила:

   - Мяу-у-у.

   - Вот, вот. И я так думаю,- поддержал её месопотамец.

   Возвратившийся начальник стражи обратился к Унхатону:

   - Царица Изида велела Вам передать, что ей надо отдохнуть после изнурительного пути, принять ванну и привести себя в порядок. Она хочет, чтобы ритуал провели завтра.

   - На вот, вручи царице этот папирус,- приказал Унхатон, протягивая Унгару манускрипт.- Это гороскоп, составленный астрологом Месхетом. В нём говориться, что сегодня последний день, когда можно проводить ритуал. Следующий подходящий момент наступит только через три месяца. Если царице угодно провести три месяца посреди пустыни, то мы подождём.

   Унгар отправился исполнять приказание. Месхет, продолжавший внимательно подслушивать их разговор, подумал:

   - Быстро соображает этот Унхатон. Уже и липовый гороскоп успел составить. Впрочем, что я удивляюсь, он же Повелитель тёмных сил, Отец всех обманщиков. Для него соврать - раз плюнуть.

   Вернувшийся начальник охраны доложил:

   - Царица согласна сегодня провести ритуал. Только она настаивает на том, что ей надо хотя бы помыться.

   - Ладно, как только подъедем к храму, скажешь Главному хранителю Денисию, чтобы организовал для царицы Изиды ванну. Мы отложим на время проведение ритуала,- согласился Унхатон, а сам подумал.- Вот приспичило ей это купание. Жалко, что она такая чистюля. Я предпочитаю иметь интимную связь с земными женщинами, от которых пахнет, как от самки. Ну да ничего не поделаешь. Пусть себе помоется. Не отказывать же будущей матери моего сына в таком пустяке.

   Караван въехал в долину Священных Захоронений, когда солнце, полностью закатившись за край пустыни, позволило ночи перекрасить небо из синего цвета в серо-чёрный. Звёзд, на удивление, почти не было видно. Зато месяц, развернувшись острыми краями вверх, ярко блестел посреди тёмной бездны.

   - Похоже, сегодня и впрямь будет ночь дьявола,- размышлял Месхет, глядя на небо.- Вон как месяц развернулся. Такой вид приобрёл, как рога у сатаны.

   Караван расположился непосредственно у храма Амон Ра. Денисий уже ожидал прибытия высокопоставленных лиц вместе со всеми жрецами долины Священных Захоронений прямо перед главным входом в здание. К нему подошёл начальник стражи Унхатона и передал ему распоряжение, касающиеся пожелания царицы Изиды. Главный хранитель закивал головой и отправил своих помощников, чтобы они всё подготовили для исполнения монаршей прихоти. Царица со всей своей придворной свитой отправилась следом за жрецами. Унхатон вылез из носилок и подошёл к Денисию.

   - В храме уже темно,- проговорил он, обращаясь к Главному хранителю.- Позаботься, пусть принесут масляные светильники. Надо осветить храм, чтобы в нём было видно, как днём. Мы сегодня здесь будем проводить очень важный ритуал. И, чтобы не случилось, нам никто не должен помешать. Ты лично проследишь за этим. Понял?

   - Понял, Великий Унхатон,- поспешно согласился Главный хранитель храма.- Эй, вы несите сюда побольше масляных светильников и установите их в храме.

   Стоявшие на ступеньках здания жрецы, побежали за лампами. Сгустившиеся тучи заволокли всё небо. Звёзд совсем не стало видно. Рогатый месяц окрасился в ярко-красный цвет. Унхатон сидел на ступеньках храма и терпеливо ждал возвращения царицы.

   Через некоторое время, на дороге показалась процессия. Впереди несли открытые носилки с царицей Изидой. Рядом шла её личная охрана во главе с Дианией. Остановившись у главного входа, с носилок на землю спустилась царица. На ней было платье из шёлка пурпурного цвета, плотно облегающие её привлекательные формы. Глубокое декольте едва прикрывало пышную грудь с рвущимися наружу сосками. Волосы украшала золотая диадема с рубинами. Сандалии из мягкой красной кожи элегантно смотрелись на её изящных ножках. Унхатон подошёл к ней. В это время раздался громкий вой гиен, а затем душераздирающий детский плач. Все стоящие возле храма люди стали оглядываться по сторонам.

   - Что это такое?- спросила Изида.

   - А, это гиены - животные такие,- спокойным голосом пояснил Главный жрец.- Дети ночи. Наверное, поймали какую-то добычу, и теперь терзают её. А она плачет от страданий.

   - И Вы говорите о таких страшных вещах так спокойно,- удивилась Изида.

   - А чего беспокоиться?- так же бесстрастно ответил Унхатон.- Они же не меня терзают. Прошу Великую царицу проследовать в храм. Пора начинать ритуал. Изида с Главным жрецом поднялись по ступенькам первыми. За ними следовали Унгар и Диания со своими амазонками. Перед самым входом Унхатон остановился и проговорил:

   - Все остаются здесь. Начальник стражи, приказываю вам закрыть все двери и никого не впускать в храм, пока я и царица не выйдем оттуда. В здание никому не входить, чтобы не произошло. Приказ выполнять под страхом смерти.

   Главный жрец уже повернулся и собрался войти в помещение, но внезапно остановился и с ехидной улыбкой сказал, обращаясь к месопотамцу:

   - Ах да, как же я чуть не забыл о моём друге астрологе Месхете. Ты пойдёшь с нами.

   У месопотамца холодный пот покатился вдоль позвоночника. Но он повиновался распоряжению Унхатона и направился к главному входу в храм. Кошки с ним не было. Как только он слез с лошади, она выпрыгнула из-под его халата и побежала в кусты.

   - Наверное, она во время дороги долго терпела, а теперь решила немного размяться, ну и всё остальное тоже, - так тогда подумал Месхет.

   Изида и Главный жрец переступили порог храма, следом вошёл астролог. Двери за ними сразу же плотно закрыли. Огромный зал был ярко освещён множеством больших масляных светильников, закреплённых на железных треногах. Пол - чисто прибран. Дыра в крыше заделана. Всё, что напоминало о событиях, когда в храм с неба попал огненный шар, так это был только пустой постамент, где когда-то стояла статуя Амон Ра.

   - А где же божественное изваяние Амон Ра?- с удивлением спросила Изида.- Как же без него можно проводить ритуал? Я думала, что Амон Ра будет главной фигурой в сегодняшнем событии.

   - Ты ошибалась,- зловеще произнёс Унхатон-Далюс, и в его глазах сверкнули красные огни.- Сегодня главной фигурой буду Я.

   Далюс начал медленно приближаться к царице. Она отступала от него спиной вперёд по направлению к пустому постаменту статуи Амон Ра.

   - Что с Вами, Главный жрец?- дрожащим голосом говорила Изида.- Вы меня пугаете. Когда же начнётся ритуал?

   - Не надо меня бояться,- прошипел Далюс.- Я буду с тобой нежный и ласковый. А ритуал уже начался.

   - Помогите, помогите кто-нибудь,- закричала перепуганная царица.

   Месхет, до этого стоявший в нескольких шагах от дверей, бросился ей на выручку. Но Далюс повернулся к нему, поднял правую руку и сказал:

   - А ты стой на месте. Я тобой позже займусь. Настанет и твой черёд.

   Астролог тут же замер. Всё его тело сковал паралич. Он не мог пошевелиться, но всё видел и слышал. И то чему он дальше вынужден был стать свидетелем, поразило его до глубины души.

   Снаружи храма никто не услышал призывов царицы о помощи так, как стены у здания были очень толстые, а массивные двери плотно закрытые.

   Далюс приблизился к Изиде и подул на неё. Царица попыталась наброситься на жреца, но тут же, остановилась и опустила руки. Унхатон подошёл к ней и обнял её за талию. Изида положила ему свои руки на плечи. Они прикоснулись друг к другу губами и начали страстно целоваться, расточая при этом всевозможные ласки. Месхету даже были слышны чмокающие звуки их поцелуев.

   - Какая нескромность,- подумал астролог,- они, наверное, засовывают друг другу языки в рот.

   Далюс опустил платье царицы с её плеч, обнажив при этом ей пышную грудь с возбуждёнными пурпурного цвета сосками. Жрец принялся целовать их, облизывая своим языком. Изида запрокинула назад голову, закрыла глаза и томно стонала от удовольствия. Далюс взял её на руки и поднёс к постаменту бывшей статуи Амон Ра. Возле каменой плиты он опустил царицу на пол. Изида стояла спиной к постаменту. Жрец поднял ей платье выше пояса, оголив при этом её округлые бёдра и маленький треугольник чёрных волос внизу живота. После этого он снял свои штаны, аккуратно положил царицу спиной на плиту, а руками взялся за её стройные ноги и раздвинул их в стороны. Далюс приблизился к Изиде вплотную и вошёл в неё. Царица вскрикнула и громко застонала. Жрец опустил ноги Изиды себе на плечи, а руками прикоснулся к её груди и принялся страстно ласкать ей соски. При этом он ритмично двигался вперёд и назад, ускоряя темп. Царица стонала всё громче и громче.

   Месхет наблюдал за этой картиной, с заполнившим его душу невыносимым гневом. Он ничем не мог помочь царице. Он даже не мог закрыть глаза, чтобы не видеть происходившего ужаса. Месопотамцу казалось, что эта пытка никогда не кончится.

   Тем временем Далюс и Изида одновременно неистово застонали. Жрец остановился, наклонился к царице и поцеловал её между грудей. Он ещё какое-то время стоял возле неё и продолжал сжимать её соски. Царица при этом издавала томные звуки. Потом Далюс вышел из неё и надел штаны. Изида лежала на постаменте с широко расставленными в стороны ногами и продолжала постанывать. Жрец подошёл к обессиленной царице, помог ей подняться, поправил на ней платье и сказал:

   - Можешь уходить из храма. Ты мне больше не нужна. Ритуал окончен. А я ещё задержусь ненадолго. У меня есть ещё небольшое дельце здесь.

   Далюс проводил Изиду к дверям. Возле выхода он подул на царицу, и её взгляд снова стал осмысленным. Она посмотрела по сторонам и спросила:

   - Что произошло? А почему у меня платье помятое?

   - Ничего страшного Великая царица,- ответил Унхатон.- Ваши придворные сейчас приведут ваше платье в порядок. Вы уже можете идти.

   - А как же ритуал?- поинтересовалась Изида.

   - Уже всё что надо было,- пояснил жрец,- я сделал. Просто всё так быстро произошло, что Вы ничего не заметили. Теперь Вам надо пойти отдохнуть. Вы так устали. Остальное я закончу без Вас. Отворите двери. Царица Изида выходит.

   Створки входа открылись, и царица вышла из храма. В этот момент в помещение незаметно проскользнула кошка Люсия.

   - Никому не входить,- приказал Унхатон,- пока я не разрешу.

   Двери снова плотно закрылись.

22. Изгнание дьявола.

   Главный жрец подошёл к неподвижно стоявшему Месхету, посмотрел на него и сказал:

   - Ну что же, сейчас и тобой займёмся. Похоже на то, что ты считаешь себя умнее меня. Решил со мною тягаться? Отправлю-ка я твою душу прямо в ад. А вместо её помещу в твоё тело другую. Есть у меня на примете одна подходящая для такого случая. Она в Царстве Мёртвых находится. Очень хороший экземпляр: убийца, да ещё и маньяк. Очень способный, очень. Он при земной жизни не просто убивал людей, он их ещё и насиловал. Правда, уже мёртвых. Ну, тут ничего не поделаешь, у каждого свои слабости. А для твоей души, я сам лично придумаю какие-нибудь особые мучения. Настрадаешься от души. Вернее сказать, душа твоя настрадается. Я уж постараюсь, будь спокоен. Останешься доволен. Вот сейчас только возьму ключик у Намибиса и открою им вход в пекло.

   После этих слов, Далюс подошёл к статуе Египетского Бога Царства Мёртвых. Жрец остановился возле статуи Намибиса, посмотрел на неё и начал произносить заклинание, точно такое же, как и в тот раз, когда он отдавал ей ключ. Далюс стоял спиной к Месхету, и поэтому не мог видеть, что происходит позади него. А в это время, кошка Люсия подкралась к астрологу и укусила его за ногу. От этого месопотамец очнулся, и к нему вернулась способность двигаться. Месхет взглянул на Люсию, она кивнула своей головой в сторону, стоящего перед Намибисом Унхатона. Астролог догадался о значении этого жеста и прошептал:

   - Понял.

   Месхет тихонько приблизился к Далюсу сзади. Жрец ничего не заметил. Тень от месопотамца, падающая от света масляных ламп, коснулась Дьявола. Жрец, как ни в чём не бывало, продолжал произносить своё заклинание. Месхет не теряя времени проговорил:

   - Тень Далюса выйди из тела Унхатона и войди в мою тень. Как свет идёт к свету, так и тень идёт к тени, так сказал Саваиг.

   Ошарашенный от услышанных слов, Далюс прекратил произносить своё заклинание и весь задрожал.

   - Это ещё что такое?- возмутился Дьявол.- Ты, что это себе позволяешь?

   Но Месхет продолжал:

   - И слова Саваига: САБАДУР КУР НАРИШАР.

   И тут же из Унхатона вышла тень неопределённой формы и погрузилась в тень Месхета. А обмякшее тело жреца упало на пол. Астролог, сразу же вытащил из-под своей одежды кусок ткани чёрного цвета, заранее им приготовленный, и накрыл ею свою тень. Месопотамец сделал два шага назад и заметил, что его тень отделилась от него и осталась на прежнем месте неподвижной.

   - Прекрати безобразничать сейчас же,- раздался возмущённый голос Далюса из-под чёрной материи.- А ну-ка сними с меня эту тряпку. А то хуже будет.

   - Хуже?- передразнил Далюса Месхет.- А, что ещё может быть хуже того, что ты только что мне обещал? Ты, если я не ошибаюсь, собирался поместить в моё тело душу сумасшедшего убийцы? А мою душу задумал отправить на мучения в ад? Лежи спокойно, я ещё не закончил с тобой.

   Астролог посмотрел на статую Намибиса и подумал:

   - Как же я смогу забрать у неё ключ? Да, надо было раньше об этом подумать.

   - Ну ладно, книжная плесень,- вновь раздался голос Далюса,- я тебе сейчас устрою веселье.

   И князь тьмы снова начал произносить заклинание:

   - Намибис, будешь служить мне. Всё, что я прикажу тебе, будешь исполнять. ПЕРЕКОНДАРАИН ПРЕФИЦИУМ.

   Статуя тут же задрожала и ожила. Месопотамец от страха и неожиданности попятился назад.

   - Приказываю тебе Намибис,- продолжал Далюс,- слови и раздави... Нет. Разорви напополам этого вонючего червяка астролога Месхета. Я потом его склею, когда выну из него душу.

   Единственное, о чём успел подумать месопотамец, было:

   - Почему это он меня обзывает "вонючим"?

   Намибис сдвинулся со своего места и направился в сторону астролога. От тяжёлых шагов статуи задрожал каменный пол. Здоровенное железное копьё, которое держал в правой руке идол, мешало ему передвигаться. Намибис швырнул его в Месхета. Астролог пригнулся, и оружие, пролетев у него над головой, вонзилось в стену. Месхет побежал прочь от гранитного исполина. Но в храме негде было укрыться. Месопотамец метался, как загнанный в ловушку дикий зверь. За ним гонялся оживший идол. Силы покидали Месхета. Астролог понимал, что так долго он не продержится.

   - Я живой и скоро выдохнусь,- размышлял месопотамец,- а этот каменный истукан может бегать до бесконечности. Рано или поздно, но он меня словит и разорвёт пополам. А это, наверное, очень больно? Надо что-то придумать и побыстрее.

   Месхет на ходу толкнул масляный светильник в сторону Намибиса. Лампа опрокинулась, и на полу образовалось большое жирное пятно. Идол с лёгкостью перепрыгнул через него и продолжил свою погоню. Астролог забежал за постамент бывшей статуи Амон Ра и остановился. Этот манёвр дал ему возможность немного отдышаться и отдохнуть. По одну сторону камня находился Месхет, по другую - Намибис. Некоторое время они смотрели друг на друга, ничего не предпринимая. Вдруг идол резко взмахнул своей рукой, и астролог едва успел пригнуться, чтобы огромный кулак статуи не зацепил ему голову. Намибис запрыгнул на постамент, и месопотамец понял, что это укрытие его больше не защитит.

   - Ну, вот и всё,- подумал Месхет.- И жить мне осталось ровно столько, сколько я смогу пробегать по этому проклятому храму.

   И месопотамец из последних сил пустился наутёк. Намибис соскочил с постамента и бросился вдогонку за астрологом. Не успел идол сделать и нескольких шагов, как перед ним появилась Люсия. Кошка поднялась на задние лапы, передние - выставила перед собой и грозно зашипела, оскалив свою пасть. Намибис попытался резко остановиться, но при этом он наступил на масляное пятно от опрокинутого светильника, поскользнулся и со всего размаху, грохнулся на пол. От такого падения гранитная статуя Египетского Бога Царства Мёртвых разлетелась на куски. От удара во время падения идола, задрожал весь храм. Месхет даже присел от оглушительного грохота. Когда шум стих, месопотамец оглянулся и увидел, что ужасного преследователя - больше нет. Астролог встал, стряхнул пыль со своей одежды и сказал:

   - Ну и здорово же бабахнуло. Я чуть со страху не умер.

   Кошка Люсия сидела на постаменте и облизывала свою лапу. Месхет подошёл к обломкам статуи Намибиса и начал искать ключ от входа в ад. Он обнаружил кусок руки гранитного идола, в кулаке которой торчал ключ. Месопотамец попробовал вытянуть его, но ничего не вышло. Месхет взял, валявшийся рядом камень, благо их вокруг было множество, и проговорил:

   - Отдай.

   После этого он с силой ударил по обломку руки. Ключ упал на пол. Астролог поднял его и направился к постаменту. Месопотамец вставил ключ в отверстие на плите и посмотрел на Люсию, которая уже закончила приводить себя в порядок. Кошка кивнула головой и сказала:

   - Мяу.

   - Понял,- ответил месопотамец и повернул ключ в постаменте. Плита с грохотом отодвинулась в сторону. В храме сразу же распространился скверный запах, от которого даже слезились глаза.

   - А, мой любимый аромат,- раздался голос Далюса.- Я слышу родной запах. Я так понимаю, что ты открыл вход, чтобы отправить меня назад под Землю. Интересно, какое такое твоё желание совпало с желанием Саваига? Так как с моими желаниями, твои желания совпасть не могли. Это уж точно.

   - Сам же сказал,- ответил Месхет,- что я хочу вернуть тебя в преисподнюю. Вот и Саваиг того же хочет.

   - И тайное имя Бога тебе известно,- продолжал разглагольствовать Далюс.- Кто же тебе его поведал? А, я кажется, догадываюсь. Это, наверное, мой "друг" призрак Унхатона постарался. Да, оплошал я. Надо было его сразу в огненном озере утопить. Но это ещё не конец истории. Вот не пойду я в ад и всё. Что ты мне можешь сделать? Дурачок, у меня с самим Богом договор заключён, который разрешает мне на Земле находиться. Понял?

   В это время раздался грозный голос Саваига, который мог слышать только Далюс.

   - Ты сам нарушил наш договор,- проговорил Бог, обращаясь к дьяволу.- За это вернёшься под Землю. Скажи ещё спасибо, что сына твоего оставляю на Земле.

   - Я нарушил?- искренне удивился Далюс.- А что я такое сделал?

   - По нашему договору царица Изида должна была добровольно вступить с тобой интимную связь,- пояснил Саваиг.- А ты на неё дунул. Я всё видел. Забыл, с кем имеешь дело? Это тебе не людей обманывать.

   - Ой, подумаешь - дунул один разочек,- с обидой в голосе проговорил дьявол.- Да она и сама бы мне отдалась. Я просто хотел освежить ей лицо, вот и подул. Если надо, я и ещё раз могу с ней это, ну ты понимаешь. И совсем без дутья.

   - "Это", как ты называешь,- строго произнёс Саваиг,- с земными женщинами теперь будет у тебя не скоро. А если ты думаешь, что можешь обманывать и меня, как всех остальных, то ты сильно ошибаешься. Хочешь, я сейчас на тебя так дуну, что тебе тошно станет?

   - Нет, не надо,- сразу же ответил Далюс.- Извините Господи. Ошибочка вышла. Больше не буду.

   - Вот так-то лучше,- успокоился Саваиг.- Ладно, возвращайся в ад. Сын твой останется на Земле, пока. А там посмотрим. И гляди мне, без своих фокусов. А то, ты меня знаешь.

   - Знаю, знаю,- заискивающе сказал Далюс.- Всё будет, как положено. Я уже всё понял.

   Месхет слышал только ответы дьявола. И поэтому не мог понять, с кем разговаривает Далюс. Он внимательно прислушивался к его словам и думал:

   - Вот чудеса творятся. Сатана уже сам с собой разговаривает. Наверное, от пребывания на Земле, он умом тронулся. Но это и не удивительно, здесь кто угодно может сойти с ума от таких дел.

   Месопотамец закончил читать заклинание, и как только он произнёс:

   - Приказ Саваига: ХАЛАНДУР БАГИКАШ ГЕ.

   Весь храм задрожал, ударил гром, засверкала молния. Поднялся невыносимый вой и оглушительный свист. Стоявшие перед храмом люди наблюдали, как небо затянулось чёрными тучами, и месяц перевернулся вниз рогами. Месопотамец мгновенно поднял ткань, которой была накрыта его тень, и чёрное облако отделилось от земли и быстро исчезло в проёме, ведущем в ад. Месхет увидел, как его тень вернулась к нему и заняла своё обычное положение. В это же время из подземелья послышался скрежет, шипение и завывания. Из входа в Царство Мёртвых начали вылезать омерзительного вида твари. Кого среди них только не было: чудища с рогами на головах и свиными рылами, змеи, покрытые зловонной слизью, бестелесные прозрачные призраки с отвратительными физиономиями. Все эти порождения ада пытались вырваться наружу. Кошка Люсия с грозным видом шипела на них и била сатанинские создания своими когтистыми лапами.

   - А ну-ка, чёртовы дети,- прокричал Месхет,- все назад. Вас никто сюда не звал. Саваиг, прошу Тебя, отпусти душу Унхатона. Вот лежит его тело. Это Далюс обманом забрал его душу.

   - Он сам виноват,- прозвучал голос Бога.- Не надо было хотеть многого.

   - Прошу Тебя,- взмолился месопотамец,- прости его. Он больше не будет.

   - Ладно,- произнёс Саваиг,- прощаю. Один раз каждый может ошибиться.

   И тут же из входа ада вылетело светящееся белое облако и направилось к телу Унхатона. Как только оно проникло в живот Главного жреца, он сразу же вздохнул и открыл глаза.

   Месхет подошёл к плите постамента, повернул ключ, и вход закрылся. Месопотамец помог подняться Унхатону и спросил его:

   - Как Вы себя чувствуете, Великий жрец?

   - Спасибо, нормально. Даже какая-то лёгкость во всём теле образовалась.

   - Надо ключ вынуть из плиты и куда-то спрятать,- предложил астролог.

   Он попытался это сделать, но ключ не поддавался. Тут же пол и стены храма начали дрожать.

   - Пожалуй, нам пора уходить отсюда,- посоветовал Унхатон.

   И они бегом помчались к выходу из здания. Как только им открыли дверь, Месхет со жрецом, сразу же выскочили на улицу. Храм начал рушиться. Стоявшие возле сооружения люди поспешили отойти, как можно подальше от падающего здания. Через несколько мгновений, на месте некогда грандиозного и величественного храма, осталась только здоровенная груда камней. Все стояли и смотрели на руины былого великолепия.

   - Ну, что ж, зато ключ теперь прятать не надо,- проговорил Месхет, обращаясь к Унхатону.- Да, а где же моя кошка?

   Люсии нигде не было видно. Пришедшая на шум со своей свитой царица спросила:

   - Что здесь случилось?

   - Да так,- ответил Главный жрец,- ничего особенного. Храм почему-то рухнул. Старый, наверное, уже был.

   - Похоже на то,- высказала своё предположение Изида,- что Вы перестарались со своим ритуалом.

   - Да ладно,- проговорил Унхатон,- Богов там уже всё равно не было.

   Тучи рассеялись. Месяц блестел на небе и лукаво перемигивался со звёздами.

   - Завтра возвращаемся в Александрию,- повелительным тоном сказала царица.- Позаботьтесь о готовности каравана. Я иду отдыхать.

   - Всё будет исполнено,- покорно проговорил Унхатон и поклонился Изиде.- Унгар, утром караван должен быть готов к походу. Денисий, приготовь мне комнату для отдыха.

   - Если я Вам сегодня больше не нужен,- спросил Месхет,- то разрешите мне удалиться.

   Главный жрец кивнул головой в знак согласия.

23. Тайна Изиды.

   Шатёр царицы был расположен в живописном уголке оазиса. Его установили в небольшой пальмовой роще. Деревья своими листьями, как зонтиками, должны были укрывать резиденцию царицы от палящих лучей солнца.

   Время уже давно перевалило за полночь. Сверчки старались изо всех сил, как будто понимали, что с приходом рассвета, их ночной концерт будет закончен. Многочисленный хор кузнечиков торопился поскорее допеть свою арию. При этом каждый из них пытался проделать это громче остальных своих собратьев.

   Изида с придворными и охраной возвращалась к себе в шатёр. События нынешней ночи настолько потрясли её, что она до сих пор не могла прийти в себя. Кроме таких происшествий, как разрушение храма, её беспокоило ещё что-то. Царица не могла вспомнить всех подробностей, проведённого ритуала. В памяти были лишь ощущения, полученные в храме. Сначала - резкая боль, а затем - чувство всепоглощающего удовольствия.

   - Но что-то, же со мной происходило во время ритуала?- размышляла Изида по дороге к своему шатру.- Что-то же я там должна была делать? Или, по крайней мере, должна была видеть, что делает Унхатон? Нет, не могу вспомнить. Мне как будто что-то мешает. Как будто стена какая-то.

   Сирень шла с придворными почти в самом конце процессии. Она тоже размышляла о том, что случилось:

   - Да, похоже, что сложилось не всё так, как предполагал хозяин. По всему видно, что здесь не обошлось без вмешательства Саваига. Храм то неспроста рухнул. А сейчас и месяц со звёздами выстроились в нормальный порядок. Да и Унхатон уже не тот. Возможно, что Главный жрец теперь и настоящий, то есть прежний, но то, что это не Далюс, я могу поручиться. Он обычный какой-то. Такой, как и все земные мужчины. А тот был истинный Бог, то есть - дьявол. Что-то мысли у меня путаются. Да, а где же тогда хозяин? А мне, что теперь делать?

   В это время на Сирень подуло холодным ветром. Процессия проходила, как раз мимо входа в одну из усыпальниц какого-то, давно умершего фараона. Таких в долине Священных Захоронений было множество. Девушка заметила, как из этой гробницы поднялась тень и приблизилась к ней. Ледяной холод пронзил всё тело Сирени. Тень прикоснулась к уху девушки и прошептала:

   - Нам надо поговорить. Я буду ждать тебя у этой гробницы. Да поторопись, ты должна успеть до рассвета. Я теперь могу появляться на Земле только ночью.

   Это был Далюс. Сирень сразу узнала своего повелителя, как только увидела тень возле склепа.

   - Ну, слава сатане,- подумала девушка, - с хозяином всё в порядке. А то я уже начала за него волноваться. С Саваигом шутки плохи, когда Он разгневается. Он может даже и самого Повелителя тьмы покарать, если захочет. А мой хозяин такой хороший, красивый, сильный - настоящий мужчина. Жалко только, что тела у него своего нет. А то можно было бы с ним... Да, о чём это я? Ах да, всё о том же. Вот проклятый характер, ничего не могу с собой поделать.

   Процессия приблизилась к шатру царицы. Рядом с шикарной резиденцией Изиды, находилось несколько палаток меньших размеров. В них расположились охрана и придворные девушки. Царица подозвала к себе Дианию и сказала ей:

   - Я буду спать столько, сколько пожелаю. Меня не будить. Я сама встану, когда высплюсь. Остальные пусть тоже идут отдыхать.

   Амазонка поклонилась царице и отправилась к ожидавшим придворным, чтобы передать им распоряжение Изиды.

   - Все могут быть свободными до утра,- проговорила Диания.- Охрана занимает свои посты согласно обычному плану. Смену караула я буду проводить лично. Всё.

   Придворные девушки разошлись по своим шатрам. Стражницы заняли свои места вокруг резиденции царицы.

   Изиде помоги раздеться. Она отпустила всю прислугу и собиралась уже лечь в постель. Но когда царица подняла ногу, чтобы взобраться на кровать, то увидела несколько капель запекшейся крови на внутренней поверхности своего бедра.

   - Это ещё что такое?- обеспокоилась Изида.- Откуда у меня здесь кровь?

   Царица позвала Дианию.

   - Я не понимаю, что произошло,- проговорила Изида,- но моя нога почему-то в крови. Царица обнажила свои ноги и раздвинула их в стороны, предоставляя возможность начальнице личной охраны осмотреть её. Диания внимательно обследовала засохшие красные пятна на бедре Изиды и обнаружила точно такие же и на интимном месте у царицы.

   - Извините меня за дерзкое предположение, Великая царица, но, похоже, что у Вас сегодня были отношения с мужчиной.

   - Конечно, были,- с удивлением ответила Изида.- У меня сегодня целый вечер и полночи были отношения с мужчинами. Ты, что забыла, что мы сегодня в храме с Главным жрецом проводили ритуал?

   - Нет, не забыла,- произнесла, смущаясь Диания.- Только я говорю не об этих отношениях. Я имею ввиду, интимные отношения. Вы, что не понимаете, о чём я говорю?

   Лицо у царицы побледнело. Глаза заблестели, и вся она напряглась.

   - Что ты хочешь сказать?- переспросила Изида Дианию.- Это, что же получается? Я сегодня имела интимную связь с мужчиной и ничего об этом не помню. Как же это может быть?

   - Да, действительно, мягко говоря - странно,- с сомнением в голосе произнесла амазонка.- Я не говорю уже о том, что, судя по всему, это случилось с Вами впервые. Видите кровь на Вашей ноге? Чтобы девственница не заметила, что её лишили невинности, да, при том, ничего не помнила о самом процессе? Я такого ещё не слышала.

   - Перестань говорить чепуху,- возмутилась Изида.- Лучше помалкивай о своих предположениях. Меня просто, наверное, укусило какое-то насекомое. Вот и всё. Подумаешь несколько капелек крови на ноге.

   - А где же следы укуса?- настаивала Диания.- Да и следы крови не только на ноге.

   - Так, ты мне уже надоела,- раздражённо проговорила царица.- Несёшь всякую чушь. Всё, хватит. Я ложусь спать. Оставь меня в покое.

   Амазонка поклонилась и вышла из шатра. При этом она подумала:

   - Ничего, я завтра сама поговорю с Главным жрецом. Интересно, что это он там за ритуал проводил такой. Лучше пусть меня разорвут свирепые и голодные львы, чем я поверю в то, что сегодня ночью у царицы не было интимной связи с мужчиной. Я тоже когда-то была невинной девушкой и прекрасно помню, как всё это выглядит после первого раза. А, может, царица сама не хочет, чтобы об этом стало известно. Ну, подумаешь, переспала с мужчиной, с кем не бывает? Тем более с её-то мужем. Мужчины для того и созданы, чтобы мы женщины с ними имели интимные отношения. А зачем они ещё-то нужны? Стоп. Если так, то зачем она тогда разыгрывает передо мной весь этот спектакль? Показывает мне следы своего приключения, а сама притворяется, как будто ничего не понимает. Нет, здесь что-то не так. Обязательно завтра поговорю с Унхатоном. Ведь это он был с Изидой в храме. Больше у неё и случая не было для такого дела. Я же всё время находилась рядом с ней.

   Закончив свои размышления, и приняв окончательное решение переговорить с Главным жрецом, Диания отправилась проверять караульные посты. Амазонка очень любила свою царицу. Это было не просто глубокое чувство почтительности подчинённой к своей хозяйке. Она относилась к Изиде, как к своей младшей сестре. Возможно, даже это была безмерная материнская любовь одной женщины, сильной и отважной к другой - нежной и слабой. Если потребовалось бы, то Диания готова была растерзать любого, кто посмел бы причинить страдания её царице.

   Изида лежала в постели и думала:

   - Неужели и вправду это случилось? Наконец-то. А то я уже думала, что это не произойдёт со мной никогда. Ведь мой муж совсем не обращает на меня никакого внимания, как на женщину. Жаль только, что я совершенно не помню никаких подробностей столь знаменательного для меня события. Интересно, кто же был моим первым мужчиной?

24. Смерть Унхатона.

   Сирень вошла в шатёр и тут же тихо застонала, сделав страдальческое выражение на лице.

   - Что с тобой?- спросила её девушка, с которой она находилась в палатке.

   - Да вот что-то живот болит,- поникшим голосом ответила Сирень.

   - Может быть, съела что-нибудь?- предположила её соседка.

   - Нет, наверное, это из-за жары,- проговорила Сирень,- пойду на улицу свежим воздухом подышу. Возможно, легче станет.

   И тут же выскользнула из палатки. Осмотревшись по сторонам, Сирень убедилась, что её никто не видит. Девушка, крадучись за пальмами и могильными надгробьями осторожно пробиралась к склепу, где у неё должна была состояться встреча с Далюсом.

   Время бесповоротно прокручивало циферблат своих ночных часов вперёд, неизбежно приближая рассвет.

   Сирень миновала ещё несколько входов в склепы и оказалась перед нужной ей гробницей. Она остановилась и замерла, холод подземелья коснулся её спины. Девушка резко обернулась и ничего перед собой не увидела, кроме кромешной темноты. Только ледяной воздух обдувал ей лицо. Сирени стало как-то не по себе. Чувство страха вызвало у неё давящее ощущение в животе.

   - Хозяин, это Вы?- задала вопрос девушка.

   - Я, а кто же ещё?- переспросил голос Далюса.

   - Я уже привыкла видеть Вас в облике человека,- пояснила Сирень.- А от такого, как Вы сейчас - страх пронзает душу.

   - Перестань городить чепуху,- раздражённым голосом произнёс дьявол.- Какая у тебя может быть душа? Ты же крыса. Кому ты рассказываешь эти сказки? Забыла с кем разговариваешь? Так я тебе сейчас напомню, сразу в чувство придёшь.

   Сирень, тут же, подумала:

   - Вот это настоящий мужчина, то есть не мужчина, а этот..., ну ладно. Он сразу умеет объяснить женщине, как ей положено себя вести. Да так, что становится всё предельно ясно.

   - Слушай меня внимательно,- продолжил Далюс.- У меня мало времени. Ситуация изменилась. Я больше не могу быть Унхатоном. И тебе не меня сейчас надо бояться.

   В этом месте дьявол запнулся, но тут же, исправился:

   - То есть и меня, конечно, то же. Но не в этом дело. А дело в том, что Главный жрец теперь-то настоящий. Ты понимаешь, что это значит?

   - Извините хозяин,- виноватым голосом проговорила девушка,- Вы такой умный, что я не поспеваю за ходом ваших мыслей.

   - Ну и дела,- возмутился Далюс,- ты от пребывания на Земле совсем отупела. Ты же считаешься племянницей Унхатона, что забыла? А настоящий Унхатон то об этом ничего не ведает. Он вообще тебя ни разу в жизни не видел. Нет у него никаких племянниц, понимаешь?

   - А он что - сирота?- наивно поинтересовалась Сирень.

   - Да причём здесь сирота?- гневался дьявол.- Ты, что специально такой тупой прикидываешься? Он может тебя выдать. Теперь поняла, о чём я говорю?

   - А, поняла, поняла,- радостно ответила девушка.- И что?

   - Что, что,- продолжал раздражаться Далюс,- да ничего. Пойдёшь и убьёшь его, вот что.

   - А, так бы сразу и сказали,- спокойно проговорила Сирень.- Делов-то, это я мигом. Кстати, он мне никогда не нравился.

   После этих слов девушка замолчала, сообразив, что сболтнула лишнее. Ведь Далюс был в теле Унхатона до последнего времени. Получалось, что это он не нравился Сирени.

   - Ты за словами то следи,- предупредил её дьявол.- Мало ли кто тебе не нравится. Я так, например, тебя вообще терпеть не могу, но я же, не говорю об этом вслух.

   - Извините повелитель,- робко сказала девушка,- вырвалось.

   - Ладно,- успокоился Далюс,- чёрт с тобой. Давай о деле. Убьёшь Унхатона, но сделай всё так, как будто это был несчастный случай. Да и с Месхетом будь поосторожнее. Мне так и не удалось отправить его в ад.

   - Может и его убить заодно?- с подобострастием поинтересовалась Сирень.

   - Ну вот, расходилась,- недовольным голосом проговорил дьявол,- тебе только волю дай, так ты бы всех поубивала бы.

   - А что их жалеть?- удивилась девушка.- Всё равно они когда-то умрут. Они же все смертные. Да и какие-то нудные они все.

   - Убивать тоже с умом надо,- поучал её дьявол.- За каждую загубленную душу мне придётся отчитываться перед Саваигом. Думаешь это просто? Ладно, сделаешь так, как я приказал. И не забывай, твоя основная задача

   - это безопасность моего сына. Саваиг разрешил ему родиться на Земле. Но, думаю, что не всё так просто. Скорее всего, Он разрешил людям помешать его рождению. Так что не зевай. А то я тебя... Ах да, я уже рассказывал, что с тобой будет, если не убережёшь моего сына.

   - Да, да, уже рассказывали,- подтвердила Сирень.- Больше не надо.

   - И не затягивай с этим делом,- проговорил Далюс.- Вот прямо сейчас пойди и убей.

   - Всё поняла,- согласилась девушка, - не волнуйтесь. Сделаю в лучшем виде.

   Сирень быстрым шагом направилась к строениям, в которых жили жрецы-смотрители бывшего храма Амон Ра. Приблизившись к зданию, где обитал Главный хранитель Денисий, она внимательно посмотрела на дом. Постройка была двухэтажная и располагалась в стороне от остальных сооружений. Девушка слышала, как Главный жрец приказал приготовить ему комнату для отдыха, именно там.

   - По всему видно, это и есть дом Главного хранителя Денисия,- рассуждала Сирень, спрятавшись за пальмой.- Остальные постройки одноэтажные. Вряд ли начальник будет жить в доме хуже, чем у своих подчинённых. А такого важного гостя он точно поместит у себя на отдых. Остаётся найти комнату, в которой поселился Унхатон. Скорее всего, она будет на втором этаже. Так как внизу гостю может мешать отдыхать шум. Надо решить в каком виде мне проникнуть в дом и каким способом убить Главного жреца, чтобы это не вызвало подозрений, что убийство было умышленным. А что тут думать? От чего легче всего погибнуть в пустыне, если не считать жажду? Ведь здесь полно змей. Значит и Унхатона укусит какая-нибудь гадюка. А что? Лучше не придумаешь. Ну не крокодилам же на него нападать посреди песков? В такой несчастный случай, вряд ли кто поверит.

   Сирень прошептала заклинание, завертелась на месте, как юла и превратилась в тонкую чёрную змею. Извиваясь всем телом, она поползла к дому Главного хранителя.

   В здании все спали после бурных ночных событий. Охраны на первом этаже никакой не было. Змея пролезла на второй этаж по лестнице, остановилась и осмотрелась по сторонам. В дальнем конце коридора, у одной из дверей, стоял охранник.

   - Ну, вот и ответ,- подумала Сирень, находящаяся в облике гадюки,- в какой из комнат спит Унхатон.

   Змея поползла к двери, у которой находился стражник. Солдат не спал, но он не мог заметить гадюку небольшого размера и окраса цвета ночи.

   - Это хорошо, что я такая чёрная и тонкая,- подумала Сирень.- Меня очень трудно разглядеть, да и под дверью я пролезу свободно.

   С такими мыслями она минула охранника и протиснулась в помещение. В комнате у окна стояла кровать. Унхатон мирно посапывал на ней, наслаждаясь свежим ночным воздухом. Он за время пребывания в аду очень соскучился по приятным земным ощущениям. В пекле ведь мало радостного, там одни страдания и мучения. А запах там вообще невыносимый для души человеческой.

   Змея заползла на грудь спящего Главного жреца и замерла, наблюдая за довольным выражением на лице Унхатона.

   - Да, недолго ты погулял,- подумала Сирень и укусила Главного жреца за шею в области сонной артерии.

   Унхатон схватился за горло обеими руками и захрипел. Глаза у него расширились, и казалось, что они вот-вот выскочат из орбит. Главный жрец стонал, но не мог произнести, ни одного слова. Агония длилась всего несколько мгновений. Унхатон опустил руки и затих. Он лежал на кровати с открытыми остекленевшими глазами, уставившись взглядом в потолок. Лицо у него стало синего цвета, и было искажено гримасой ужаса и боли. Змея спустилась на пол и поползла к выходу. Она вновь протиснулась под дверью и хотела уже удалиться из дома, но, когда пролезала позади охранника, подумала:

   - Может и этого укусить? Для правдоподобности. А, что? Яд у меня ещё есть. Кусать так уже всех. А то ещё подумают, что это за такая странная гадюка? Одного укусила, а другого нет. Правда, повелитель не велел кусать стражников. Но может же, быть у меня и собственная инициатива. Да и отказать себе в таком удовольствии я не в силах.

   Сирень грызнула солдата за ногу. Стражник в точности повторил агонию Унхатона и свалился на пол замертво, едва не придавив змею своим телом. Сирень вовремя успела отползти в сторону. Потом она остановилась и подумала:

   - Ну, я и дура, чуть сама себя не убила.

   Когда она выползла на улицу, небо, изменяя свой цвет с чёрного на светло-синий, давало понять ночи, что её время уже заканчивается.

   - Надо торопиться,- размышляла Сирень,- а то не успею превратиться в девушку. Или того хуже, превращусь на половину. Объясняй тогда, что это за чудище такое: женщина со змеиным хвостом, или наоборот.

   Она быстро произнесла заклинание. Несколько раз обернулась вокруг себя и вновь стала Сиренью, девушкой с очень милой наружностью.

25. Расследование.

   Унгар проснулся от того, что кто-то тряс его за плечо.

   - Господин Унгар, господин Унгар,- говорил Герес, пытаясь разбудить своего начальника,- проснитесь. Случилась беда.

   - Что там ещё произошло?- сонным голосом спросил Унгар.

   - Убит наш охранник,- объяснил Герес.- Он там, у двери Главного жреца лежит. Мы его не трогали. Пришли сменить его, а он там уже мёртвый.

   - А что с Унхатоном?- задал вопрос начальник стражи.

   - Не знаю,- ответил охранник Герес.- Мы в комнату не входили. Я оставил там солдата и сразу к Вам побежал.

   Унгар с Гересом отправились к месту происшествия. У дверей комнаты, где случилось несчастье, находился Главный хранитель уже несуществующего храма и стражник. Унгар осмотрел тело умершего солдата, но не обнаружил никаких следов насилия. Только цвет кожи на лице покойника был синего цвета.

   - Такой цвет кожи я видел у людей, умерших от удушья,- сделал заключение Денисий.- Я ведь раньше занимался бальзамированием тел умерших. Всякого пришлось насмотреться.

   - Но его никто не душил,- высказал свои сомнения Унгар.- Нет никаких следов на шее.

   - Человек может задохнуться не только, когда его душат за горло,- пояснил Главный хранитель.- Есть порошки, которые могут остановить дыхание человека. Или укус чёрной веритенницы - это змея такая, тоже может вызвать удушье. Только в этих местах такая гадюка не водится.

   - Тогда должны были остаться следы от укуса,- настаивал начальник стражи.- Порошки то он на посту никакие не принимал. Откуда ему их взять? А следов нет.

   - Почему же нет?- высказал своё несогласие Денисий.- Мы ведь его ещё тщательно не осматривали.

   - Ладно, - согласился с ним начальник стражи,- уносите его отсюда и хорошенько всего осмотрите. Необходимо доложить Главному жрецу о случившемся.

   Унгар постучал в дверь комнаты, в которой расположился на ночь Унхатон. Ответа не последовало. Он ещё раз постучал, но уже настойчивее. И опять всё безрезультатно.

   - Странно,- высказал своё недоумение начальник стражи,- обычно он спит чутко. Может, устал вчера сильно, вот и не слышит? Надо входить. Да и всё равно уже рассвело. Пора собираться в дорогу.

   Унгар осторожно открыл дверь и вошёл в комнату. Он приблизился к постели Унхатона. Жрец лежал на кровати с раскинутыми в стороны руками. Его лицо, искажённое гримасой боли, было синего цвета. Начальник стражи склонился над ним. Глаза Унхатона неподвижно смотрели в потолок. В сильно расширенных зрачках, казалось, отобразился весь ужас невыносимых страданий последних мгновений жизни Главного жреца. Стоявший рядом Денисий, заметил на шее у покойника две маленькие чёрные точки.

   - Это следы укуса змеи,- проговорил Главный хранитель и указал пальцем на отметины у жреца в области сонной артерии.- Похоже, что сегодня ночью змея нанесла визит и Главному жрецу. У него такой же цвет кожи на лице, как и у солдата, погибшего у двери. Думаю, что это была одна и та же тварь.

   - И часто у вас здесь такие случаи бывают?- поинтересовался Унгар.

   - На моей памяти - это первый,- ответил Денисий.- А я здесь уже двадцать лет живу. Да и чёрная веритенница здесь никогда не водилась. Кобры там всякие, это да. Их тут сколько угодно. Но они в дома не заползают.

   - Прибыла начальница личной охраны царицы,- доложил Унгару Герес.- Она хочет поговорить с Главным жрецом. Что прикажете ей ответить?

   - Ничего,- произнёс начальник стражи.- Я сам с ней поговорю. Да, сообщи обо всём астрологу Месхету.

   При последних словах Герес поморщился. Унгар заметил недовольство своего солдата и сказал:

   - Послушай, Герес, ты хороший стражник, и мне бы не хотелось с тобой расставаться. Я не знаю, что вы там не поделили с месопотамцем, но ты должен прекратить с ним всё время скандалить. Иначе я вынужден буду уволить тебя. Перестань относиться к нему, как к человеку недостойному. Он, конечно, не воин. Но это не означает, что он дурак. У него сила не в мышцах, а в голове. Понял?

   - Понял,- ответил Герес. По выражению его лица было видно, что смысл слов его начальника до него дошёл. Просто раньше он никогда об этом не думал. А всех людей делил на две категории: хорошие солдаты и плохие солдаты. Герес даже не предполагал, что в жизни есть ещё и просто хорошие люди, даже если они и не воины.

   Унгар вышел из дома Главного хранителя храма и направился к начальнице личной охраны царицы. Диания с двумя своими амазонками ожидала в тени под пальмами.

   Солнце уже поднялось над деревьями оазиса и готовилось изменить свою утреннюю ласковую и нежную сущность на дневную - испепеляющую и неприятную.

   Унгар посмотрел не прозрачное синее небо и подумал:

   - Суета продолжается, а жизнь течёт своим чередом, не взирая на наши человеческие трудности. Только вот для Унхатона уже всё закончилось.

   Диания, заметив приближающегося начальника стражи Главного жреца, двинулась ему на встречу.

   - Я приветствую тебя славный Унгар,- начала первой начальница амазонок.- Почему меня не пропускают к Главному жрецу? Мне необходимо с ним переговорить с глазу на глаз.

   - Это невозможно,- спокойно ответил Унгар.

   - Как это может быть невозможным?- удивилась Диания.- Для меня в жизни нет ничего невозможного. Или ты, может быть, хочешь, чтобы тебе лично царица Изида приказала.

   - Даже царица Изида не в силах мне приказать в данном случае,- проговорил начальник стражи.

   Диании тайно нравился Унгар. Она не один раз отмечала про себя красивого начальника личной охраны Главного жреца. Да и воин он считался один из лучших в Египте. А для неё это являлось основным критерием достоинства мужчины. Но в любом случае, интересы её любимой царицы для Диании были превыше всего на свете.

   - Ты, по-моему, забываешься,- раздражённо произнесла амазонка.- Не может быть такого случая, чтобы приказ царицы был неисполнен.

   - Может,- уверенно сказал Унгар.- Главный жрец умер сегодня ночью. Его змея укусила. Увидеть ты его, конечно, можешь. А вот поговорить - это вряд ли. По крайней мере, он с тобой говорить, точно не станет.

   Диания стояла и молча смотрела на начальника личной охраны Главного жреца. Она не знала, что ей делать. Тот, кто мог прояснить ситуацию, касающуюся первой интимной связи Изиды - умер. Дело явно зашло в тупик.

   - Я жду распоряжений Великой Изиды,- заговорил Унгар, которого стала угнетать затянувшаяся пауза.- Мы выступаем сегодня в дорогу назад в Александрию или нет? И потом, надо что-то решать с похоронами Главного жреца.

   - Я сейчас же доложу обо всём случившемся Великой царице,- ответила Диания, выведенная из ступора словами начальника охраны.- Тебе сообщат её решение.

   Они поклонились друг другу и разошлись в разные стороны.

   К дому Главного хранителя храма бежал Месхет, получивший известие о смерти Унхатона. Увидев Унгара, месопотамец набросился на него с расспросами:

   - Что случилось? Когда он умер? Что явилось причиной его смерти?

   - Главный жрец Унхатон умер сегодня ночью от укуса змеи,- чётко по-военному ответил Унгар одной фразой на три вопроса сразу.

   - Какой ещё змеи?- переспросил Месхет.

   - В том то и дело,- пояснял начальник личной стражи,- что очень редкой. Денисий говорит, что такие здесь и не водятся вообще. Да, похоже, что эта же змея укусила и охранника, нёсшего службу у двери Унхатона. Он тоже умер. И признаки его гибели такие же, как и у главного жреца.

   - Это не может быть случайностью,- с уверенностью в голосе произнёс Месхет.- Их убили.

   - Кто убил?- ничего не понимая, спросил Унгар.- Зачем? И вообще, как это можно заставить змею убивать по заказу? По-моему, ты что-то путаешь.

   - Помнишь, ты говорил мне в Александрии, что обратил внимание на то, что Унхатон какой-то странный?- начал объяснять астролог.- Ты ещё сказал, что он обладает необычными способностями.

   - Да, помню,- подтвердил Унгар.- Ты ещё тогда прервал разговор. Ты спешил выполнить приказание Унхатона.

   - Ну, вот. Тогда это был не Унхатон,- проговорил Месхет.- А сегодня убили настоящего Унхатона.

   Начальник личной стражи посмотрел на месопотамца с таким выражением на лице, что не трудно было догадаться в его больших сомнениях, насчёт, наличия здравого смысла у астролога.

   - Я понимаю, ты мне не веришь, - продолжил Месхет.- Я бы и сам никогда в такое не поверил, если бы лично всего этого не увидел. Давай сделаем так: я тебе расскажу всё с самого начала и до конца, а ты уже потом сам решай - верить мне или нет.

   Унгар кивнул в знак согласия. Они зашли в комнату, где никого не было. Астролог начал свой необычный рассказ. Начальник стражи слушал его со вниманием, не задавая никаких вопросов. Когда месопотамец закончил, он сказал:

   - Да, я такого ещё ни разу в жизни не слышал. И скажу тебе откровенно, что никому и никогда я бы не поверил, расскажи он мне такую небывальщину. Но тебя я знаю, как человека учённого. Не могу сказать, что я верю всему, что ты сейчас рассказал, но я готов оказать тебе помощь, если таковая понадобиться. В конце концов, я и сам кое-что видел из необычных способностей, как ты его теперь называешь - Далюса. А самое главное это то, что он посмел надругаться над царицей Изидой. Только его ведь уже нет. Ты же сказал, что он отправился обратно в Царство Мёртвых. Что же теперь делать?

   - Я думаю, что это Далюс,- высказал своё предположение Месхет,- совершил убийство Унхатона. Может сам, а, может, подослал убийцу. Он ещё тогда грозился отомстить жрецу. Теперь на очереди я. Уж мне - то он точно попытается отомстить. Да и за царицей надо присматривать. Ведь она тоже принимала участие в этих событиях. Поверь мне, Далюс не просто так заманил её в храм Амон Ра. Я не знаю всех подробностей заключённой сделки между ним и Богом, но, думаю, что на этом история ещё не закончилась. Это уж точно. Есть у меня один человек - девушка из придворных Изиды. Попытаюсь через неё узнать, что с царицей? Всё ли с ней в порядке? А больше мы сделать сейчас ничего не сможем.

   - Послушай, а что, если это всё рассказать царице Изиде?- спросил Унгар.

   - У меня же нет ни одного доказательства, подтверждающего мой рассказ,- пояснил Месхет.- Да и как я буду рассказывать царице, что я видел её интимные отношения? Да меня за такое самого казнят.

   - Ну, как бы там ни было,- проговорил Унгар,- можешь рассчитывать на меня в любом случае.

   - Спасибо,- поблагодарил Месхет.- Хорошо, что ты оказался настоящим другом, а то мне и обратится здесь некому за помощью. Ты же знаешь, как относятся к иностранцам в Египте.

   Главного жреца решили похоронить в Долине Священных Захоронений. Заботы о его бальзамировании и соблюдении всех положенных церемоний, которые соответствуют столь высокому положению умершего, взял на себя Главный хранитель уже несуществующего храма Амон Ра - Денисий. Царица отреагировала на загадочную смерть Унхатона с некоторым сожалением, но не больше. Караван отправился назад в Александрию в тот же день.

   Сухой ветер пустыни, выдувая песок, перекатывал барханы с одного места на другое, создавая иллюзию медленно движущихся волн. В этом, казалось бы, безжизненном пространстве природы, кипела жестокая борьба за существование. Его скрытные обитатели очень чётко и безжалостно выполняли правила этой игры. Не успела песчаная гадюка подняться на холм, чтобы посмотреть, нет ли чем, поживиться в округе? Как её тут же схватил своими мощными когтями коршун, бросившийся на неё с небесной высоты. Острым клювом он нанёс гадюке удар по голове, чтобы не иметь с ней проблем в дальнейшем, поднялся ввысь и полетел к себе в гнездо, где и собирался разделить добычу между своими домочадцами, аккуратненько разорвав змею на мелкие кусочки.

26. Непорочное зачатие.

   Небесная темнота Вселенной опустилась на город и заполнила все его улицы и каждый двор. Яркие краски дня исчезли, и мир стал однообразным и скучным. В Назареи наступила ночь. Его жители сменили суету на отдых.

   Мария лежала в своей комнате и думала о предстоящем замужестве:

   - А что, Иосиф порядочный мужчина. Правда, он намного старше меня. Зато, он очень уважаемый в городе человек. Такого хорошего плотника во всей округе не сыщешь. Ну а то, что я его не люблю, так это ничего страшного. Я всё равно буду ему верной женой. Самое главное, что я ему нравлюсь. Лишь бы он не обижал меня.

   С такими мыслями девушка закрыла глаза. Она почувствовала, что все заботы и переживания покидают её, а сон всё больше и больше овладевает ею.

   Мари было шестнадцать лет. Самое время выходить замуж. На вид она уже вполне сформировалась, как женщина: стройная девичья фигура, привлекательные черты лица, густые чёрные волосы. Девушка была дочерью гончара Моисея. Отец её слыл человеком строгим и набожным. В их семье всегда строго соблюдали все религиозные заповеди. Мария никогда не нарушала этих правил поведения.

   Девушке показалось, что в комнате кто-то есть. Она открыла глаза и увидела странного человека возле своей кровати. По внешним дынным - мужчина средних лет. Только цвет кожи и волос какой-то слишком белый. Скорее - совсем бесцветный. Мария раньше никогда не встречала таких людей. Девушкой овладел страх. Поначалу она даже хотела позвать на помощь, но потом передумала.

   - Вы кто?- поинтересовалась обеспокоенная Мария.- Что вы здесь делаете?

   - Ты не должна меня бояться,- ответил незнакомец.- Я посланник Бога - архангел Гориил.

   - Какого Бога?- спросила Мария, продолжая волноваться.

   - Истинный Бог - один,- пояснил архангел.- Все остальные - идолы. Я посланник твоего Бога. Ты много раз обращалась к нему в своих молитвах. Он поверил в искренность твоей веры и выбрал тебя.

   - Куда выбрал и для чего?- продолжала выяснять девушка, не понимая, что происходит.- Послушайте, если вы не замыслили ничего плохого, то уйдите, пожалуйста. Я порядочная девушка, у меня скоро свадьба. И если вас здесь увидят, то будет скандал. На меня ляжет тень подозрений. Меня Иосиф просто таки не возьмёт в жёны.

   - Не волнуйся,- успокоил Гориил,- меня, кроме тебя, никто увидеть не может. И замуж ты выйдешь. Это уже решено.

   - Кем решено?- продолжала задавать вопросы Мария.

   - Богом,- ответил архангел.- Только Он всё решает в Мире. Остальным только кажется, что они что-то решают. А на самом деле, все исполняют Его волю.

   - Я ничего не понимаю,- проговорила девушка.- Вы говорите как-то путано и сложно. Что вам от меня нужно?

   - Ты станешь матерью,- твёрдым голосом произнёс Гориил.

   - Я и сама это знаю, конечно, стану,- согласилась Мария.- Я ведь замуж выхожу.

   - Ты не понимаешь,- попытался объяснить архангел.- Ты сейчас станешь матерью.

   - Вы что, хотите меня изнасиловать?- с гневом проговорила девушка.- Учтите, я буду кричать.

   - Господи, вразуми её,- взмолился Гориил, подняв руки к небу,- а то у меня это не получается. Никто тебя насиловать не собирается. Ты сейчас забеременеешь без всяких интимных отношений.

   - Как же женщина может забеременеть без интимных отношений?- с недоверием спросила Мария.- Любая девчонка знает, что для этого нужно вступить в определённую связь с мужчиной.

   - Ты забеременеешь не от мужчины,- теряя терпение, продолжал пояснять архангел.- Отцом твоего ребёнка будет Бог.

   - Пожалуйста, перестаньте меня разыгрывать,- попросила девушка,- и уходите. Что за глупые шутки? Если нас застукают посреди ночи в моей комнате, то я уж точно никогда не забеременею. Меня просто никто не возьмёт замуж. Обо мне такая слава пойдёт по городу...

   - Боже, пошли мне терпение,- снова взмолился Гориил,- ибо моё собственное уже на исходе. Да никто ничего не заметит, говорю я тебе.

   - Как же не заметит?- стояла на своём девушка.- А моя невинность? Как я смогу объяснить Иосифу, куда она подделась?

   - Тебе ничего не придётся объяснять,- продолжал уговаривать Марию архангел.- От тебя сейчас нужно только твоё согласие. Об остальном Господь сам позаботится.

   - Значит, если я сейчас соглашусь забеременеть,- пыталась уточнить девушка,- то сразу стану беременной, не утратив при этом свою девственность?

   - Ну, наконец-то,- с облегчением вздохнул Гориил.- Спасибо Тебе Господи за помощь. Именно так и будет. И после этого можешь спокойно выходить замуж. Никто ничего не заметит.

   - Интересно,- проговорила Мария. Природное женское любопытство начало брать в ней верх.- А зачем мне всё это надо?

   - Как это зачем?- искренне удивился архангел.- Ей сам Бог предлагает родить ему сына, а она ещё спрашивает "зачем". Да ты понимаешь, какая это честь для тебя?

   - Какая ещё там честь?- возмутилась девушка.- Мне предлагают забеременеть без мужа. Разве это честь?

   - Ты, конечно, можешь отказаться,- предложил архангел,- но тогда другая станет матерью сына Бога. А ты всю жизнь будешь обычной женой плотника. И никто о тебе знать не будет. А мать сына Бога будут знать все люди. Они даже молиться ей станут.

   Последние слова Гориила явно заставили девушку призадуматься. С одной стороны - она столкнулась с незнакомыми вещами. Редко найдутся люди, которые готовы поверить в то, чего в повседневной жизни никогда не бывает. Но с другой стороны - ей предлагали бессмертие в человеческой памяти. Да ещё обещали, что она сама станет, чуть ли не Богом. Чем руководствовалась Мария, когда принимала решение - то ли честолюбием, то ли верой в Бога, одному Господу известно.

   - А это точно, что я не потеряю свою девственность?- переспросила девушка.

   - Точно,- ответил архангел.

   - А больно мне не будет?- продолжала уточнять Мария.

   - Не будет,- сухо произнёс Гориил.

   - А, если всё-таки кто-то узнает об этом?- не отставала девушка.

   - Послушай, перестань торговаться,- раздражённо проговорил архангел.- Это, в конце концов, оскорбляет Господа. Отвечай: согласна ты или нет?

   - Согласна,- выдохнула Мария и зажмурила глаза.

   Она ожидала, что сейчас должно произойти что-то необычное. Может быть, ударит гром, небо упадёт на Землю или ещё что-нибудь в этом роде. Но ничего не случилось. Девушка посидела некоторое время с закрытыми глазами, затем осторожно приоткрыла один, потом второй... В комнате никого не было. С ней ничего не случилось. Всё было, как и прежде. Она быстро подняла свою ночную сорочку и внимательно осмотрела своё интимное место. Никаких изменений там не произошло. Мария успокоилась, легла в постель, но так и не смогла уснуть до самого утра.

   - Что же это такое было?- думала она.- Может быть это какой-то сон? Но я же, не сплю.

   Девушка не смогла найти ответы на свои вопросы и решила никому не рассказывать о ночном происшествии.

   Пришедший из бесконечной Вселенной свет, принялся вытеснять тьму из Назареи, способствуя рождению нового дня. Наступало утро.

27. Тревожная новость.

   Месхет у себя в комнате занимался составлением гороскопа, который заказал ему приезжий ассирийский купец. Он часто подрабатывал таким образом. Дверь резко раскрылась и в помещение ворвался Унгар. Прошли уже больше пяти месяцев с того времени, как произошли трагические события в долине Священных Захоронений, когда погиб Главный жрец Египта Унхатон. Нового главу религиозной власти страны пока ещё не назначили так, как его должен утверждать фараон, а Исхата шестого в Египте не было, он продолжал вести военные действия в соседних государствах. Охрана резиденции главного жреца всё так же исполняла свои обязанности, даже и при отсутствии её хозяина.

   Астролог отложил свою работу и спросил:

   - Что случилось Унгар? У тебя такой вид, как будто ты увидел самого дьявола.

   - Вот именно,- согласился начальник стражи.- Думаю, что мы скоро все его увидим.

   - Я не понимаю, о чём ты говоришь?- настороженно спросил Месхет.- Объясни, пожалуйста.

   - Я только что вернулся из дворца фараона,- возбуждённо проговорил Унгар.- Диания - начальница личных телохранительниц царицы Изиды, случайно проговорилась мне, что возможно в Египте скоро будет наследник престола.

   - Ну, будет и, слава Богу,- не понимая взволнованности начальника стражи, начал говорить месопотамец, но тут же спохватился и спросил.- То есть, как наследник? Откуда ему взяться? Это-то с нашим фараоном? До и того вообще нет в стране уже почти пол года.

   - И я о том же,- поддержал его Унгар.- Если верить Диании, а не доверять ей у меня нет никаких оснований, наша славная царица - беременна. А судя по твоему рассказу, у неё были интимные отношения с самим дьяволом. Конечно, возможно, мы не всё знаем и у царицы есть тайный любовник. Но это маловероятно. При фараоне у неё это вряд ли бы получилось. А, если бы это произошло недавно, то не было бы ещё заметным.

   - Я, конечно, не всё понял из того что ты сказал,- подытожил астролог,- но в одном ты прав - у царицы были близкие отношения с Далюсом. Я сам при этом присутствовал. И, если это его ребёнок, то нам всем грозит большая опасность. Вряд ли сын дьявола на Земле будет вести себя прилично.

   - И что же нам делать?- поинтересовался Унгар.

   - Что делать, что делать?- размышляя вслух, проговорил Месхет.- Не знаю, что делать. Даже посоветоваться не с кем. Посоветоваться? Вот именно. Надо посоветоваться.

   - С кем же мы можем посоветоваться?- недоумевал начальник стражи.

   - Я прочитал в одном древнем манускрипте, как можно вызывать духов,- рассказывал месопотамец.- И один, нет - уже два раза это делал. Всё получилось. А почему бы нам ещё разок это не сделать? Тем более, что у меня есть возможность вызвать дух самого Унхатона. В прошлый раз я именно его вызывал. Кроме того, у духа Главного жреца находиться моя кровь. Так что мы можем сделать это без особого труда. Возможно, он сможет прояснить ситуацию?

   - Послушай, Месхет, откуда ты всё это знаешь?- поинтересовался Унгар.- Я думал, что ты простой учённый, а ты... А мне можно присутствовать при этом?

   - Не знаю,- с сомнением ответил астролог,- наверное, можно. По крайней мере, в тексте ничего не говорилось об этом.

   - Если ты не возражаешь,- спросил начальник стражи,- то я останусь.

   - Конечно, оставайся,- согласился месопотамец.- А то я всё один да один. Как будто это мне только и надо.

   Месхет помолчал, вспоминая заклинание, и произнёс:

   - Тот, у кого моя кровь - явись ко мне.

   В этот момент дверь комнаты приоткрылась и в образовавшуюся щель протиснулась чёрная кошка. Унгар с удивлением посмотрел на неё и спросил:

   - Это и есть дух Унхатона?

   - Нет, что ты?- ответил астролог.- Это Люсия. Она охраняет выход из мира призраков и духов.

   - Слушай,- обратился к Месхету начальник стражи,- у тебя в потустороннем мире столько знакомых. Ты там, наверное, уже своим считаешься.

   Кошка запрыгнула на постель Месхета и уселась на покрывало.

   - А где же дух Унхатона?- поинтересовался Унгар.

   - Надо повторить всё сначала,- пояснил астролог.- Я не закончил заклинание. Тот, у которого моя кровь - явись ко мне,- сделал вторую попытку Месхет,- ЧИРДАР, ЧИРДАР, ЧИРДАР.

   Некоторое время в комнате было тихо. Начальник стражи и астролог, молча, ожидали, когда же появиться призрак? Но ничего не происходило. Терпение у них заканчивалось. Унгар уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но в этот самый момент, кошка громко чихнула, и по комнате пронёсся вихрь. Порыв ветра закрутился водоворотом посреди помещения. Появилось белое облако. Оно оформилось в человеческую фигуру и приобрело черты лица Унхатона.

   - Не вызывай меня днём,- заговорил призрак.- Мне очень трудно появляться в светлое время суток. Если бы Люсия не помогла, я бы вообще не появился.

   - Извини,- попросил прощение Месхет.- Я же не знал.

   Унгар стоял с видом гранитной статуи. Он ещё никогда в жизни не встречался с такими явлениями. А больше всего его поразило то, что Месхет воспринимает происходящие события, как что-то обыденное и повседневное. В глубине души он не верил, что астролог может вызвать духа. Начальник стражи всегда считал, что разговоры о всяких там чудесах, духах и тому подобном - это всё выдумки и сказки. А у Месхета, как и у всех учённых, с головой немного не всё в порядке.

   - Ладно, говори, зачем позвал,- спросил призрак.- Мне ведь в вашем мире больше делать нечего. Я уже умер. Теперь надо ждать пока Бог разрешит вселиться в другого человека. А, если я буду шастать туда-сюда, то ждать придётся долго.

   - Я узнал, что царица Изида беременна,- начал расспрашивать духа Месхет.- Кто отец её ребёнка?

   - Как это кто?- удивился призрак.- Ты же сам всё видел. Конечно, Далюс.

   - Я так и думал,- проговорил астролог.- И что мне теперь делать?

   - Что хочешь, то и делай,- спокойно сказал дух.- Я-то здесь при чём? Это меня не касается. Я уже рассказывал тебе - у дьявола с Богом договор. Господь разрешил Далюсу иметь на Земле сына. Это их дела.

   - Да я понимаю,- подтвердил Месхет.- Я просто хотел узнать, не будет ли какой беды от рождения сына Далюса?

   - Какой-нибудь беды?- переспросил призрак.- Да ты что, и вправду ничего не понимаешь? Да от его рождения беды будет столько, что и представить себе трудно. Уж настрадаются людишки вволю. Та страна, где будет жить, а тем более управлять сын дьявола, вскорости прекратит своё существование, исчезнет, попросту говоря. И всё это будет сопровождаться войнами, всяческими катастрофами и несчастьями. Вот в Египте, например, царица только забеременела от Далюса, а фараон уже ведёт войны с соседями, главный храм государства рухнул вместе со всеми его " богами". И это только начало. То ли ещё будет, когда родится сын дьявола.

   - Что же делать?- взволновано произнёс месопотамец.

   - Ты сам должен решить, что тебе делать,- сказал дух Унхатона.- Только в этом случае Бог не будет тебе мешать. Я не имею права подсказывать тебе решение. У Бога в договоре с дьяволом сказано, что Господь не помогает людям в их борьбе с сыном дьявола. Но и не мешает им, если они ведут такую борьбу. Господь не хочет первым нарушить этот договор. Вот так. Сам решай, что тебе делать.

   - Надо убить сына дьявола,- с твёрдостью в голосе произнёс Месхет.- Вот только, как это сделать?

   - Ну, я могу тебе подсказать это, по старой дружбе,- лукаво проговорил призрак.- У меня с Далюсом свои счёты. Это ведь по его приказу меня убили. Тем более, что это мне не запрещено. Так вот слушай: как только родится сын дьявола, в течение первых шести дней, он будет смертным. После этого на него поставят печать бессмертия, и убить его будет уже невозможно. Так что не зевай. У тебя будет только шесть дней. За это время попытайся его убить, если, конечно, сможешь.

   - Что значит, если сможешь?- поинтересовался Месхет.

   - А ты думаешь, что его папашка будет сидеть и ждать, пока его сынульку будут убивать?- с удивлением спросил призрак.- Далюс - это царь тьмы. У него, наверняка, уже всё продумано: и охрана его сына, и защита от таких умников, как ты. Так что сделать это будет не так просто. Кстати, за такие попытки и жизни лишиться можно. Вмешиваться в дела Всевышних - вещь небезопасная. Учти это. Да не забывай, что сын дьявола родится через шесть месяцев с момента зачатия. Так что времени у тебя осталось меньше месяца.

   - Вечно ты меня запугиваешь,- раздражённо проговорил астролог.- Я же уже говорил тебе, чтобы ты не делал этого. Я и сам боюсь.

   - Боишься, не боишься,- рассуждал дух Унхатона,- а дело делаешь. Это и есть смелость. Если человек прекрасно понимает всю опасность возможных последствий, но при этом продолжает идти к намеченной цели, значит он - храбрец. А тот, кто не думая пытается совершить рискованные поступки - это дурак. Ну, всё, мне пора уходить.

   Призрак растаял в воздухе. Месхет присел на кровать. Кошка Люсия лежала рядом с ним и мурчала. Астролог погладил животное. Кошка вытянула спину и сказала:

   - Мяу.

   - Ну, что будем делать?- спросил Унгар, когда к нему вернулся дар речи.

   - У нас очень мало времени осталось до рождения сына Далюса,- проговорил Месхет.- Надо послать гонца с сообщением к фараону, что царица Изида беременна. Я думаю, что это известие заставит Исхата шестого предпринять какие-то действия, чтобы не допустить на трон незаконного наследника. Он-то наверняка знает, что это не его ребёнок.

   - А если фараон причинит царице какой-нибудь вред?- спросил Унгар.

   - Если родиться сын дьявола,- ответил ему астролог,- то не только царице будет плохо, от Египта ничего не останется. Ты же слышал, что сказал призрак. Так, что выбирать нам не из чего. Да и вряд ли Исхат шестой захочет казнить Изиду. Зачем ему этот шум? Ему достаточно, что о нём уже ходят всякие нехорошие слухи. Скорее всего, он прикажет убить незаконного наследника. А нам это и надобно. Как бы там не сложилось, но фараон сейчас является нашим потенциальным союзником. А помощь нам ещё, ох как понадобится. С Далюсом шутки плохи. Кого ты можешь послать с известием к Исхату шестому?

   - Гереса,- не задумываясь, ответил Унгар.

   - Ну, что же,- согласился Месхет,- вполне подходящая кандидатура. Правда, он как бегемот: такой же здоровенный и глупый, но зато, очень хороший исполнитель. Я это на себе проверил.

   При этих словах астролог потёр ладонью свою шею.

   - Отправляй его сегодня же,- продолжил Месхет.- Ну, а мы будем следить за царицей. При любых условиях мы не имеем права пропустить те шесть дней, о которых говорил дух Унхатона. Иначе, всем будет очень плохо. Кошка Люсия потянулась на постели, раскинула лапы в стороны и сказала:

   - Мяу.

28. Сражение под Дамасом

.

   Лишь первые лучи восходящего солнца окрасили небо у восточного края земли в огненно-красный цвет, и яркие световые отблески заиграли на начищенных до блеска медных щитах воинов, главнокомандующий Парисий отдал приказ:

   - Вперёд, египтяне.

   Шесть фаланг длиной триста метров с копьями наперевес двинулись на противника, расположившегося перед ними недалеко от крепостных стен столицы Сирии Дамаса.

   Фараон Исхат шестой к этому времени уже выиграл несколько больших сражений и вот теперь приблизился к главному городу одного из самых могучих своих соседей. Сирийцы приняли решение дать бой египтянам под стенами Дамаса. Они выстроили свои войска когортами: небольшими пехотными отрядами, с формой построения - прямоугольник. Такую новую тактику ввели римляне. Это позволяло легко маневрировать во время боя и быстро перестраивать войска, сосредотачивая свой перевес в нужном месте.

   Египтяне применяли старую тактику мощных лобовых ударов громоздкими фалангами - длинными шеренгами солдат с копьями, выставленными впереди себя. Причём у каждой последующей фаланги, копья были длиннее предыдущей на метр. Поэтому, чем дальше располагалась шеренга по отношению к первой, тем длиннее у неё были копья. Иногда длина их достигала до шести метров, и солдатам приходилось класть копья на плечи впереди стоящим воинам. Иначе удержать их в руках было просто невозможно. Такие построения выглядели очень устрашающими. Да и мощность наносимых фалангой ударов была огромной. Она могла смять перед собой любую армию. Единственным слабым местом у неё был сам строй. Стоило только нарушить его целостность, и вся фаланга теряла свою ударную силу и превращалась в беспомощное создание. Ведь с такими длинными копьями не сильно развернёшься. Солдаты становились лёгкой добычей противника.

   Исхат шестой был хорошим полководцем, думающим стратегом и тактиком. Он давно заметил этот недостаток такого боевого порядка. Поэтому и придумал выход: располагать позади фаланги колесницы с лучниками и двумя пехотинцами в каждой. На флангах он сосредотачивал кавалерию. Это давало возможность, в случае прорыва фаланги в центре, используя быстроту колесниц, молниеносно доставлять туда дополнительные силы и ликвидировать опасность. Если фалангу пытались обойти по краям - кавалерия быстро могла ликвидировать и эту угрозу. Фараон никак не хотел отказаться от древней тактики ведения боя, основанной ещё Александром Великим. Ну, очень нравилось Исхату наблюдать, как его любимая фаланга, своей мощью перемалывает противника, словно жернова зёрна. Надо сказать правду, что зрелище это было действительно захватывающее.

   Сирийский царь Андрагон слыл сторонником всего нового в военном деле. Ему очень импонировала манера римлян: лёгкость, быстрота, подвижность. Поэтому он предпочитал их тактику боя и соответственно их построения. Андрагон думал, что египтяне используют свои обычные приёмы: пропустят через фалангу колесницы, в надежде, что те, появившись неожиданно, сомнут армию сирийцев. А пехотинцы фаланги прижмут воинов Андрагона к стенам Дамаса и наденут их на длинные копья. Поэтому он приказал своим войскам расступиться перед колесницами, когда те приблизятся к ним, и пропустить их к городским стенам. А затем ударить колесницам в тыл. Так как места у крепостных стен мало - колесницы не смогут развернуться, и уничтожить их не составит особого труда. На флангах Андрагон сосредоточил вдвое больше когорт, чтобы обойти основные силы египтян и выйти в тыл фаланге. Дальше останется только уничтожать деморализованного и потерявшего чёткое построение противника.

   Фаланга подходила к армии сирийцев всё ближе и ближе. Уже чётко можно было различить выбитых на щитах у египтян изображения всевозможных зверей, но колесницы всё не появлялись.

   - Что такое?- удивился Андрагон, обращаясь к своим полководцам, стоявшим рядом с ним.- Почему они не пускают колесницы?

   - Ещё немного времени, Великий царь,- проговорил Птулемей,- и фаланга египтян сомнёт наши войска. Они будут нанизывать наших солдат на свои копья, как мясо на шампуры для шашлыка. Необходимо срочно нанести удары с флангов.

   - Сделай это,- разрешил Андрагон,- и поскорее. Эх, только бы успеть. Интересно, что это Исхат задумал?

   Сирийские когорты на флангах пошли в атаку.

   В это же время им навстречу выдвинулись всадники египетской кавалерии. Нарушив строй сирийских войск, они с лёгкостью опрокинули эти отряды, и сирийцы начали беспорядочно отступать на флангах. Фаланга вплотную приблизилась к основным силам противника и принялась упорно теснить их к городским стенам. Сирийцам никак не удавалось пробить монолитный строй первой шеренги, защищенной длинными щитами, стоящими впритык друг к другу. Солдаты фаланги нанизывали на копья воинов противника, нанося ему ощутимый урон. Фаланга напоминала ощетинившегося дикобраза, который выставил вперёд свои иголки и не позволяет никому приблизиться, а сам при этом упорно шаг за шагом, продвигается вперёд.

   - Возьмите десять когорт с флангов и нанесите ими удар в центре,- приказал Андрагон.- Попытаемся пробить это исчадие ада в середине.

   Сирийцы быстро перебросили в центр войска и нанесли мощный удар по фаланге. Первая шеренга не выдержала и расступилась. В этот проход тут же ринулась лавина сирийских солдат, расчищая себе дорогу короткими мечами и увеличивая захваченное ими пространство.

   - Великий Исхат,- обратился главнокомандующий Парисий к фараону,- сирийцы прорвали в центре наш строй.

   - Вижу,- раздосадовано ответил Исхат шестой.- Прикажи бросить туда все колесницы и ликвидировать прорыв немедленно. Ни в коем случае не позвольте им выйти в тыл фаланги. Да пусть направят туда кенийцев, моих личных телохранителей.

   - Разреши и мне с ними, Великий фараон,- спросил Анусий.

   - Смотри, там сейчас будет жарко,- предупредил его Исхат.

   - Я египтянин и к жаре привычный,- с улыбкой ответил Анусий.

   - Ну, что же,- согласился фараон,- давай. Развлекись немного.

   Анусий лихо вскочил на коня и помчался в самую гущу сражения.

   Колесницы подоспели вовремя. Высадили пехотинцев, которые тут же вступили в схватку с сирийцами. А лучники сразу же открыли прицельный огонь по противнику. Продвижение сирийских войск остановилось. Прибывший Анусий с кенийцами нанёс мощный удар по армии неприятеля и ликвидировал прорыв. Фаланга, восстановив свою целостность, вновь двинулась на сирийцев всей своей безудержной силой. Оказывая отчаянное сопротивление, армия Андрагона продолжала отступать к стенам города.

   - Ещё немного и нас сомнут,- сообщил главнокомандующий Птулемей царю сирийцев.- Надо срочно отступать в город. Здесь мы уже ничего не сделаем. Только всю армию потеряем.

   Андрагон посмотрел на поле боя. Вокруг лежали искалеченные тела убитых. Вся земля была залита кровью. Раненные издавали мучительные стоны и душераздирающие вопли. Везде валялись отрубленные части человеческих тел. Воздух был наполнен звуками звенящего оружия и человеческими криками. Всё это сливалось в единый гул.

   - Отводите армию за городские стены,- поникшим голосом произнёс царь Андрагон.

   Армия сирийцев отходила в крепость.

   Стены Дамаса были сделаны из камня и имели высоту двадцать метров. Через каждые сто метров возвышалась сторожевая башня. Всё защитное сооружение было выполнено в форме квадрата. На каждой стороне стены имелись ворота. Главный вход располагался на юге. Здесь ворота были особенно массивные, изготовленные из мореного кедра и оббитые листами меди. Взять штурмом такую крепость было очень трудно. В городе имелись источники воды и много продовольственных запасов. Так что и длительная осада, вряд ли что дала бы.

   Часть своих войск сирийцы оставили прикрывать своё отступление. Как только закрылись главные ворота города, удерживающие отход главных сил отряды, были прижиты фалангой египтян к стенам крепости и безжалостно уничтожены. В это же время со стен города полилось кипящее масло, и полетели каменные глыбы на головы египетских солдат. Среди атакующих началась паника. Пехотинцы фаланги получили ужасные ожоги от кипящей жидкости, которые причиняли невыносимую боль. Они метались под стенами, жутко кричали, но отступить не могли. Им мешали другие шеренги фаланги, которые стояли позади них. Сирийцы воспользовались этим обстоятельством и принялись прицельно расстреливать египтян из луков. Главные силы Исхата шестого несли большие потери. Уничтожалась основная ударная мощь его армии.

   - Срочно отведите все войска от этих проклятых стен,- кричал фараон, обращаясь к Парисию.- Иначе от моей армии скоро ничего не останется. Да, и пусть готовят катапульты. Сейчас я покажу этим сирийцам, что значит не покориться мне.

   Египетская армия отступила от Дамаса на безопасное расстояние, превышающее дальность полёта стрел. Сирийцы больше не могли причинить ей никакого вреда.

   К вечеру закончили устанавливать катапульты. Подготовили и снаряды для них: огромные камни и бочки с легковоспламеняющейся жидкостью внутри.

   Солнце спряталось за Дамасом, не желая больше смотреть на кровавое и варварское безумие людей. Бирюзовый цвет неба постепенно сменялся на тёмно-синий.

   - Катапульты готовы к стрельбе,- доложил Парисий Исхату шестому.- Прикажете бить камнями в стыки стен и башен?

   Дело в том, что соединения стен с башнями - наиболее уязвимые места в любой крепостной стене, и Парисий, будучи опытным полководцем, хорошо знал об этом. После нескольких точных попаданий в эти стыки, стена, как правило, падала. Образовывались большие проёмы, удобные для прохода осаждающих крепость. Единственное неудобство в данной ситуации было то, что наступала ночь, и становилось очень трудно вести прицельное метание.

   - А куда ты собираешься стрелять?- спросил фараон.- Ведь уже темно. Ты только напрасно выбросишь камни. Уже почти ничего не видно.

   - Прикажете отложить обстрел до утра?- поинтересовался Парисий.

   - Зачем откладывать?- переспросил Исхат и добавил.- Сейчас самое время любоваться победным салютом. Пусть заряжают бочки с чёрным маслом и поджигают на них фитили. Бросайте их на Дамас. Да так, чтобы они летели в центр города. По стенам можно не целиться. Я сожгу этот город дотла. Он мне не нужен. Не захотели сдаться мне в плен, посчитали, что это будет плохо для них. Ничего, сейчас им будет ещё хуже. Выстроить всю нашу армию вокруг Дамаса и всех выбегающих из города пусть убивают. Теперь уже я не желаю их брать в плен.

   Главнокомандующий стоял перед фараоном с поникшим взглядом. Он не мог понять: зачем нужна такая бессмысленная жестокость.

   - Что ты поник, Парисий?- поинтересовался Исхат шестой.- Не грусти. Сражение мы уже выиграли. Сейчас будем наслаждаться фейерверком. Зрелище будет грандиозное. Вот увидишь. Выполняй мой приказ.

   И главнокомандующий отправился исполнять волю фараона.

   Через некоторое время на Дамас летели сотни бочек с зажженными фитилями. Падая в городе, они разбивались и вытекающая из них жидкость воспламенялась. Потушить её было практически невозможно. Горело всё: дома жителей, хозяйские постройки, царский дворец и даже земля. Через несколько часов, Дамас превратился в пылающий факел. Огонь доставал до самого неба, освещая кровавым заревом окрестности на многие мили вокруг. Казалось ещё немного, и даже звёзды вспыхнут от всепожирающего пламени.

   Выбегающие из города люди, тут же были убиты, расположенными вокруг Дамаса египетскими воинами.

   Исхат шестой сидел в кресле на вершине холма и с благодушной улыбкой наблюдал за душераздирающим зрелищем. Рядом с ним стоял Анусий и с наслаждением пил вино из золотого кубка.

   К утру от Дамаса остались лишь догорающие уголья. Вокруг городских стен лежали тысячи убитых мирных жителей и сирийских воинов, которые пытались спастись от безжалостного огня. Царь Андрагон погиб в городе, когда вместе с другими тушил пожары.

29. Смерть фараона.

   Исхат шестой отдыхал у себя в шатре, когда ему доложил начальник его личной охраны Наир, что прибыл гонец из Александрии со срочным посланием.

   - Пропустите его,- разрешил фараон.

   Вошедший Герес приблизился к Исхату, стал перед ним на одно колено и протянул ему папирус.

   - Ты кто такой?- спросил фараон, разворачивая послание.

   - Я Герес,- доложил воин,- стражник из личной охраны Главного жреца.

   - Ну, и как себя чувствует наш Великий служитель Богов?- с иронией в голосе поинтересовался Исхат, начиная читать манускрипт.

   - Он умер, Солнцеподобный фараон,- сказал Герес.

   - Как умер? От чего умер?- удивился Исхат, прекратив чтение.

   - Его укусила змея, когда он был в долине Священных Захоронений.

   - Вот видишь как, получается,- ехидно проговорил фараон,- он обещал мне, что уговорит Богов, чтобы они помогали нам. А даже не смог их уговорить, чтобы они ему самому помогли. Наверное, Боги его не очень любили. А вот я здесь и без помощи Богов победу одержал.

   Стоявший рядом Анусий засмеялся.

   - Ну, ладно,- рассуждал фараон, продолжив чтение послания,- он него всё равно толку было мало. Я говорил ему...

   После этих слов Исхат шестой замолчал, лицо у него исказилось от гнева.

   - Ах, она распутница,- прокричал фараон.- Ах, она потаскуха. Пока муж занимается государственными делами, она расшатывает мой трон. Похотливая девка. Ну, я ей покажу.

   Поражённый Анусий бросился к Исхату, пытаясь его успокоить:

   - Тебе нельзя так волноваться. Успокойся. Что там ещё случилось?

   - Эта царица Изида,- с трудом подбирая нужные слова, говорил фараон,- замарала супружескую честь царицы Египта. Она с кем-то там снюхалась. Пока я здесь своей жизнью рискую ради блага всего государства, она умудрилась забеременеть.

   - Вот видишь,- назидательным тоном произнёс Анусий,- я всегда говорил, что женщины - все развратницы и предательницы.

   - Да, ты как всегда был прав,- согласился с ним Исхат.- Я так заботился о ней, а она неблагодарная... Ну, ничего, я восстановлю порядок в своём дворце. Я каленым железом выжгу в нём разврат и измену. Сегодня же возвращаемся в Александрию. Наир, приготовь отряд кенийцев, они будут сопровождать меня.

   Палящее яркое солнце добралось до середины неба и зависло над землёй, остановив на мгновение, безудержно уходящее вперед время. Наступил полдень.

   Чёрная тень от парящего в вышине грифа ползла по мёртвому городу. Птица сделала ещё два круга над руинами Дамаса и опустилась на одну из самых высоких башен крепостной стены. В тот момент, когда когтистые лапы грифа коснулись каменного пола, птица, изменив свой облик, превратилась в человека в чёрном длинном плаще. На вид ему было лет тридцать. Правильные черты лица, чёрные длинные волосы, нос с горбинкой, плотно сжатые губы, глаза цвета неба, атлетическое сложение тела, говоря одной фразой - эталон мужской красоты. Очевидно, что он мог понравиться любой женщине. Но данное прекрасное творенье, к сожалению, не было создано для того, чтобы приносить радость и наслаждение. Ангел Смерти Дезар стоял на вершине башни и осматривал развалины некогда величественного города. Тысячи изуродованных мёртвых человеческих тел, лежащих повсюду, явно доставляли ему удовольствие. Дезар улыбался. В его глазах поблескивали весёлые огоньки рубинового цвета.

   - Да, натворил дел этот Исхат шестой,- размышлял Ангел Смерти.- Есть на что посмотреть. Приятно глазу. Он бы мог с успехом служить у меня помощником. Сразу видно, что этот человек понимает толк в прелести смерти.

   В это время его внимание привлёк отряд всадников и роскошные носилки фараона, которые удалялись в юго-западном направлении от Дамаса.

   - Похоже на то, что Исхат шестой собрался домой,- догадался Дезар.- Интересно, почему это он так заторопился? Даже бросил своё любимое занятие - войну. Что же могло послужить причиной такого решения? Хотя, какая разница. Меня это не касается. А вот то, что он намеревается вернуться в Египет - это уже относится непосредственно к моим прямым обязанностям. Повелитель Далюс поставил на него печать смерти, и умереть он должен сразу, как только возвратится в Египет. Так что мне есть чем заняться. Полечу за ним. Здесь ошибиться нельзя. Сам Князь тьмы на него поставил печать смерти с особым условием. Надо выполнить всё в точности. А то повелитель... Ну, убить он меня, конечно, не убьёт так, как убить меня невозможно, я сам - смерть. Но то, что придумает для меня какую-нибудь пакость и страдание - так это точно. Он на такие штуки большой мастер. А всё же жаль, что Далюс приказал погубить этого Исхата. Я бы от этого фараона ещё очень много пользы смог бы поиметь. Очень полезный человек для моего дела, очень.

   Дезар оттолкнулся от каменной плиты башни, подпрыгнул и превратился в грифа. Птица сделала ещё один круг над поверженным Дамасом и полетела догонять караван Исхата шестого.

   Неумолимое время подтолкнуло раскалённое солнце, напоминая, что ему пора двигаться дальше, и светило, потеряв равновесие в центре неба, перевалило за полдень.

   К вечеру следующего дня, караван фараона подошёл к границе Египта. Как только отряд пересёк условную линию, разделяющую два государства, Исхат шестой приказал остановиться.

   - Ночевать будем здесь,- повелел фараон начальнику своей охраны Наиру.- Разбивайте лагерь. Мой шатёр поставьте вон под теми пальмами.

   Наир поклонился и поспешил исполнять распоряжение фараона.

   Оазис, где расположился караван, был истинно райским уголком. Небольшой водоём и пальмовая роща доставили неописуемое удовольствие, столь измученным длительным дневным переходом по пустыне путешественникам.

   Вся Египетская армия под командованием Парисия должна была возвратиться в Александрию позже. Исхат шестой взял с собой для охраны отряд личных телохранителей, состоявший из опытных кенийских кавалеристов. Командовал "бессмертными" непревзойдённый воин - Наир. Человек мужественный, сильный и беззаветно преданный своему фараону.

   Гриф всё время следовавший за караваном, кружил высоко в небе над лагерем Исхата шестого.

   - Ну, что же,- подумал Ангел смерти, наслаждаясь приятным парением в воздухе,- вот и пришло время исполнить волю Далюса. Фараон пересёк границу Египта. До восхода солнца я должен его убить.

   Гриф опустился возле шатра фараона и только коснулся песка, сразу же превратился в чёрную с жёлтыми полосками здоровенную гадюку. Змея подняла голову, осмотрела всё вокруг и поползла к палатке Исхата шестого. Протиснувшись под матерчатым пологом шатра, она заползла внутрь. Исхат и Анусий лежали на постели обнажённые.

   - Что-то у меня на душе тревожно,- проговорил Анусий.- В груди, как будто клещами сжимает. И сердце ноет. Как бы беды какой-то не было.

   - Да, предчувствия тебя не подводят,- подумала змея.- Тебя-то ведь я тоже убью. Печать Повелитель на обоих поставил.

   - Перестань нагонять тоску, Анусий,- проговорил Исхат.- Завтра к вечеру будем уже в Александрии. Вот там и повеселимся. Давай спать. Я устал за сегодняшний день.

   Змея подползла к самой кровати, поднялась и посмотрела. Фараон мирно спал вместе со своим фаворитом. Гадюка осторожно пролезла под шеей Исхата и обвилась своим телом вокруг его горла. Постепенно сжимая кольцо, получившейся удавки, змея принялась душить фараона. Исхат, поначалу, даже не проснулся. Но когда петля затянулась сильнее, ему стало трудно дышать, и он открыл глаза. Фараон попытался позвать на помощь, но горло его было сжато мёртвой хваткой гадюки. Он хрипел, глаза у него выпучились, но спасти себя Исхат не мог. Лицо его посинело. Всё тело содрогалось от судорог. Проснувшийся Анусий, поначалу, не мог понять, что происходит. Сообразив, что фараон вот- вот погибнет, он бросился ему на помощь. Фаворит ухватился руками за тело змеи и попытался разжать его. Но ничего не получалось. В пылу схватки он даже не сообразил, что можно разрубить гадюку кинжалом, который лежал рядом на столе, на подносе с фруктами. Поняв, что одними руками со змеёй ему не справиться, он решил укусить её. Как только он приблизился к гадюке, та повернула к нему свою голову и ужалила его в шею. Анусий застонал от боли и тут же упал, рядом с Исхатом, корчась в судорогах. Кровавая пена потекла у него изо рта. Через мгновение фаворит затих. Змея продолжала душить фараона. Исхат раскинул руки в стороны и прекратил попытки сопротивления. Силы покинули его вместе с жизнью. Гадюка освободила ему шею. Отползла на край кровати и посмотрела на убитого ею фараона.

   - Тот, кто мнил себя особым - стал на остальных похожим. Да, мёртвые все равны,- подумала змея.- Ну, что же, всё дело заняло не больше нескольких минут. Думаю, что Далюс будет доволен. Всё исполнено в точности с его пожеланием.

   Гадюка выползла из шатра, поднялась по стволу пальмы на верхушку дерева и прыгнула. В воздухе она сразу же превратилась в грифа. Птица набрала высоту и направилась в сторону Александрии.

   Когда утром в шатёр фараона вошёл начальник личной охраны Наир, он был поражён, увиденной им картиной: посреди кровати лицом вверх лежали мёртвые фараон и Анусий. При осмотре тел погибших на груди у обоих обнаружили странные изображения: небольшой круг с молнией внутри. У Исхата кожа на лице было тёмно-синего цвета, язык изо рта вывалился. На шее у Анусия виднелись две точки - явно, следы от укуса змеи.

   Наир поразмыслив, решил, что смерть фараона - это трагический несчастный случай. На печати смерти, имеющиеся у обоих покойников, он не обратил внимание.

30. Рождение сына дьявола.

   Огромный огненный диск солнца поднялся над Землёй, собираясь вволю насладиться жарой, которую сам же и создавал. Парящие в небе ласточки громко чирикали от радости, что вновь наступает время, когда они могут предаться своему любимому занятию - свободно купаться в воздушном океане. Но внезапно появившейся чёрный круг начал закрывать пламенное светило, отнимая яркие краски у рассвета, и заменяя их тёмно-серыми. Птицы от неожиданности едва не свалились на землю. Люди, спешащие по своим делам, останавливались, и как заворожённые, смотрели на солнце. Через несколько мгновений, чёрный диск полностью закрыл всё светило, и Александрия погрузилась в гнетущую тьму.

   Месхет, следовавший на базар в центр города, тоже остановился. Вместе со всеми он принялся рассматривать солнечное затмение.

   - Очень странно,- размышлял астролог,- по моим наблюдениям в ближайший год никаких солнечных затмений быть не должно. Да и вообще, это затмение какое-то необычное. Уж очень быстро закрылось солнце. И почему оно так долго остаётся затемнённым? Пора бы ему уже и появиться.

   Но солнце и не собиралось открываться. Месхет, позабыв о своих делах, решил вернуться в резиденцию Главного жреца, чтобы подняться на смотровую башню и внимательно рассмотреть удивительное явление. Как только он переступил порог дворца, ему сразу же встретился Унгар.

   - А, хорошо, что я тебя нашёл,- проговорил начальник охраны Главного жреца.- Есть важные новости.

   - Я только что с улицы,- сообщил Месхет,- и все эти новости сам видел.

   - Я не про затмение говорю,- объяснил ему Унгар.- Хотя оно тоже может иметь к этому прямое отношение. Я о другом. Я только что был в царском дворце, и мне по секрету Диания сообщила, что утром у царицы начались роды.

   - Ах да, я и позабыл,- согласился месопотамец,- прошло уже шесть месяцев со дня трагических событий в храме Амон Ра. Получается, что призрак Унхатона говорил правду. Это действительно рождается сын дьявола. А солнечное затмение - это, наверное, его отец Далюс так приветствует появление своего отпрыска. Ведь, когда он сам появился в долине Священных Захоронений, там тоже было солнечное затмение, помнишь? Интересно, а солнце в этот раз появиться снова над Землёй?

   - Как бы там ни было,- продолжал рассуждать Унгар,- но у нас есть только шесть дней, чтобы убить сына дьявола. Ты не забыл, что говорил призрак?

   - Помню,- подтвердил астролог.- Но ведь сын дьявола ещё не родился. А может он вообще не появится? Чтобы родить - это царице ещё надо очень постараться. Это тебе не всякие там колдовские штучки - раз, два и готово. И похоже на то, что Далюс не может вмешиваться в этот процесс. Иначе он давно уже бы всё устроил. Так что царице придётся самой всё делать.

   - Да где такое видано,- не согласился с месопотамцем начальник охраны,- чтобы молодая, здоровая женщина не смогла родить ребёнка? Не тешь себя иллюзиями. Надо идти во дворец фараона и на месте всё разузнать, как следует. Там и примем решение, что нам дальше делать.

   - Есть ещё одна надежда,- проговорил Месхет.- Если приедет фараон, то возможно наше вмешательство и не понадобиться. Он и сам разберётся с незаконным наследником. Но ты всё равно прав, Унгар, идти во дворец надо. На месте событий оно всегда яснее, что делать.

   Начальник стражи и астролог отправились в главную резиденцию Исхата шестого. На улице было темно, как поздним вечером. Солнечный свет не мог пробиться сквозь чёрный диск, закрывающий его. И только огненная корона, образовавшаяся вокруг тёмного щита, хоть немного освещала Александрию. По всему городу стояли неподвижные люди с устремлёнными в небо глазами. Казалось, что какой-то чародей наставил каменных статуй по улицам и площадям Александрии.

   Месхет и Унгар вошли во дворец фараона. Стража на входе хорошо знала начальника охраны Главного жреца и поэтому пропустила их беспрепятственно.

   - Ну, что будем делать?- спросил Унгар.

   - У меня есть хорошая знакомая среди придворных девушек царицы,- сообщил астролог.- Попробую у неё узнать, что происходит.

   - И я пойду, попытаюсь хоть что-нибудь выяснить у начальницы охраны царицы,- предложил Унгар.- Похоже, она мне симпатизирует.

   Месхет отправился к помещениям, где располагались комнаты придворных девушек. На входе его остановила стражница.

   - Что тебе здесь нужно?- сурово спросила амазонка, преграждая ему дорогу своим копьём.

   - Я хочу повидать Сирень,- пояснил астролог и соврал,- она моя невеста.

   Охранница окинула месопотамца оценивающим взглядом и произнесла:

   - Ладно, жди здесь. Я пойду, позову её.

   Девушка скрылась за дверьми. Месхет подошёл к окну и стал смотреть на чёрное солнце. Вдруг тёмный щит, закрывающий светило, пошевелился и начал отодвигаться в сторону. Через несколько мгновений чёрный круг исчез полностью. Солнце, как ни в чём не бывало, вновь светило с высоты бирюзового неба. Люди на улицах ожили и продолжили своё движение. Александрия вернула себе яркие краски дня и пробудилась.

   Месхет услышал за спиной шум и обернулся.

   - Сейчас она выйдет,- сообщила, возвратившееся стражница. Сирень была занята, у нас сегодня напряжённый день.

   При последних словах, амазонка многозначительно улыбнулась. Стало понятным, что она в курсе происходящих событий. Через некоторое время появилась Сирень. Она подошла к Месхету и спросила:

   - Что ты хотел? Я сегодня очень занята.

   - Мы можем поговорить наедине?- поинтересовался астролог.- Это очень важно. Это касается рождения сына царицы.

   - Откуда ты знаешь, что у царицы родился мальчик?- удивилась Сирень.- И вообще, откуда тебе известно о родах царицы?

   - Ты что, меня за дурака принимаешь?- с обидой в голосе проговорил Месхет.- Ты видела, что с солнцем происходило? Понятно, что это не просто мальчик родился. А обо всём остальном, я знал ещё тогда, когда мы были в долине Священных Захоронений. Вопрос не в том, что я знаю. Вопрос в том, что делать с этим ребёнком. Ясно одно - жить он не должен.

   Сирень очень внимательно выслушала месопотамца, затем взяла его за руку и сказала:

   - Пойдём со мной, дорогой. Я знаю одно укромное местечко, где нам никто не помешает. Там обо всём и поговорим.

   Месхет покорно последовал за девушкой. Они долго шли по длинному коридору, несколько раз сворачивали то влево, то вправо, пока Сирень не остановилась перед какой-то дверью.

   - Ну, вот. Наконец-то добрались,- произнесла девушка.- Здесь тебя уж точно никто не услышит.

   Они зашли в комнату, напоминающую заброшенную кладовку. Там не было никакой мебели. По всем углам висела массивная паутина. Очевидно, что в этом помещении ни то что не убирали, похоже, что там вообще никто никогда не бывал.

   - Где мы?- поинтересовался Месхет.- Странное место. Даже присесть не на что.

   - А зачем тебе надо присаживаться?- шипящим голосом произнесла Сирень и вплотную приблизилась к месопотамцу.- Я и стоя могу сделать всё, что мне надо. Рассказывай, что ты собирался мне поведать?

   - Да собственно я хотел, чтобы ты мне рассказала, - неуверенно проговорил астролог,- что там, у царицы произошло?

   - Ничего особенного,- продолжала зловеще шептать девушка, всё плотнее прижимаясь к Месхету.

   Месопотамец ощутил, как ему в грудь упёрлись упругие выпуклости Сирени. Девушка обхватила своими ногами бедро астролога и стала тереться о ногу Месхета своим интимным местом. У месопотамца закружилась голова. Он понимал, что в такой обстановке невозможно вести серьёзный разговор. Месхет осторожно отодвинул от себя девушку и сказал:

   - Подожди, я не могу так разговаривать. У меня не получается сосредоточиться, когда ты..., ну, это, ну, ты сама понимаешь, что я хочу сказать.

   - Я тебе уже не нравлюсь?- спросила Сирень и быстрым движением рук развязала ленточки на своих плечах, удерживающих её платье. Одежда упала к её ногам. Девушка стояла перед месопотамцем полностью обнажённая.

   - А-а-а,- только и смог выговорить Месхет и замер на месте.

   Сирень приблизилась к астрологу и сняла с него штаны. Потом уверенным жестом дала понять месопотамцу, что она хочет, чтобы он лёг на пол лицом вверх. Месхет повиновался. Девушка уселась на него сверху и спросила:

   - Ну, так что ты задумал?

   - Я хочу убить новорожденного ребёнка царицы - он сын дьявола,- с трудом ответил Месхет.

   - А, ну, теперь мне всё понятно,- прошипела Сирень и наклонилась к самому лицу месопотамца.- Ну, что же. Сейчас я тебе помогу.

   Девушка иронично улыбнулась и в это время, лицо у неё начало изменяться. Челюсти вытянулись вперёд, из-под губ показались огромные жёлтые зубы. Синий цвет глаз изменился на красный. Ещё мгновение и Сирень превратилась в отвратительную по виду крысу, покрытую грязной коричневой шерстью.

   - Фу, как от тебя отвратительно пахнет,- только и успел произнести астролог, обращаясь к чудовищу, сидящему у него на груди.

   Крыса тут же раскрыла пасть и набросилась на месопотамца с намерением вцепиться ему в горло. Месхет едва успел схватить её за шею и стал удерживать, не позволяя ей укусить его. Крыса проявила необыкновенную силу. Астролог с большим трудом ей сопротивлялся, понимая, что он так долго не продержится. Силы начали покидать его.

   - Не думал я, что придётся умирать вот так,- подумал месопотамец.- Эта вонючая крыса сейчас меня загрызёт. И на помощь никого не позовёшь. Всё равно никто не услышит.

   Внезапно в голове у Месхета промелькнула, казалось бы, абсурдная мысль. И он закричал, напрягая последние свои силы:

   - Люсия!

   И тут же дверь в комнате приоткрылась и в помещение вбежала чёрная кошка. Шерсть у неё на спине торчала дыбом, глаза сверкали. Люсия сразу же набросилась на крысу, и они покатились по полу, крепко сцепившись друг с другом. Месхет с трудом приподнялся, надел свои штаны и сел, опёршись спиной о стену. Он внимательно наблюдал за схваткой животных. Люсия шипела и грозно рычала, пытаясь нанести крысе удар когтистой лапой по морде. Но Сирень всё время уворачивалась. Вдруг они оттолкнулись друг от друга и разошлись в стороны. Крыса прижалась к полу и выжидала подходящего момента, чтобы напасть на кошку. Люсия стояла, выгнув дугой спину, и внешне казалась спокойной. Только резко дергающийся её хвост, выдавал внутреннее напряжение кошки. Очевидно, она что-то задумала. Неожиданно Люсия сделала обманное движение в одну сторону, а сама атаковала крысу с другого бока. Сирень, явно, не ожидала такого хитрого манёвра и оказалась в невыгодном для себя положении. Кошка молниеносно вонзила свои острые зубы в ухо крысе, а лапами прижала её голову к полу. Сирень завизжала так сильно, что у Месхета даже в ушах зазвенело. Крыса дёрнулась изо всех сил и вырвалась из цепких зубов и лап Люсии, оставив во рту кошки часть своего уха. Сирень выскочила из комнаты и сразу же превратилась в девушку. Идущие по коридору придворные наблюдали странную картину: по галерее дворца бежала совершенно голая девушка, у которой из порванного левого уха текла кровь.

   Сирень вбежала в свою комнату, упала на кровать и заплакала. Но истерика продолжалась недолго. Девушка села на кровати, обхватила колени руками и выругалась:

   - Ну, проклятая Александрия, ничего у меня в этом городе не получается. Такое со мной впервые. Что же я сижу, как ненормальная? Надо бежать спасать младенца. Повелитель мне голову оторвёт, если с его сыном что-нибудь случится.

   В этот момент в комнате раздался голос Далюса:

   - Вот именно. Только сначала, я оторву тебе всё, что у тебя можно оторвать, а уж потом - голову.

   Сирень поднялась, оделась и отправилась к царице.

   Люсия подошла к Месхету, легла возле него и положила свою голову ему на ноги. Месопотамец погладил животное. Кошка замурчала и закрыла глаза от удовольствия. Месхет произнёс:

   - Спасибо. Ты снова спасла мне жизнь.

   - Мяу,- ответила кошка, продолжая мурчать.

   - Это что же, получается?- подумал Месхет.- Выходит, что первая женщина, с которой у меня были интимные отношения - оказалась крысой? Ну и дела. Прости меня Господи.

31. Рождение сына Бога.

   Прошло ровно полгода со дня свадьбы Иосифа и Марии. Беременность у женщины уж как-то слишком быстро развивалась. Женщина была только на шестом месяце, по крайней мере, так предполагали все окружающие, но у Марии явно обозначились все симптомы начавшихся родов: тянущие боли в пояснице, отошли околоплодные воды. Похоже, было, что женщина сегодня разрешиться родами.

   На их свадьбе с Марией Иосиф то и дело слышал шушуканье среди гостей:

   - Посмотрите на эту невесту. Девственница называется. Да у неё живот, как у беременной. Похоже, досталось Иосифу надкушенное яблочко, да ещё и с червячком внутри.

   Мужчина не находил себе места. Он не мог дождаться брачной ночи, чтобы убедиться, что его молодая жена невинна. Хотя перед свадьбой её осматривали женщины из его рода и сказали, что невеста девственница. Оставался только один способ, чтобы закрыть рты всем злопыхателям - это простынь, на которой будут спать молодые в первую брачную ночь.

   После праздничного застолья, жениха и невесту провели в отдельную комнату и оставили одних. Там уже была приготовлена постель, накрытая белоснежной простынёй. Иосиф помог Марии раздеться, обнажился сам, и они вместе легли на кровать. Иосиф поцеловал молодую жену и аккуратно вошёл в неё. Мария вскрикнула. Когда Иосиф закончил наслаждаться любовью, он посмотрел на простынь. В том месте, где лежала Мария, было небольшое кровавое пятно. Радость наполнила сердце мужчины, и он подумал:

   - Ну, вот теперь я им всем рты позатыкаю. Пусть только попробует кто-нибудь что-то плохое сказать о Марии.

   Он снял простынь, оделся и вышел из комнаты. Мария сидела на кровати, закутавшись в покрывало и думала:

   - Слава Богу, архангел не обманул меня.

   Иосиф зашёл в комнату, где ещё продолжался пир. Он остановился посреди помещения, развернул простынь, показывая кровавое пятно, и сказал:

   - Ну, что все видите? Если я ещё раз услышу от кого-то слова порочащие честь моей жены, то пусть он пеняет потом на себя.

   С того дня прошло шесть месяцев.

   - Иосиф,- обратилась Мария к мужу,- пойди и приведи повитуху. Я, наверное, сегодня буду рожать.

   - Как сегодня?- удивился Иосиф.- Рано тебе ещё. Ведь только полгода прошло.

   - Поторопись, пожалуйста,- попросила Мария.- У меня уже начинается.

   Иосиф выскочил на улицу и помчался к акушерке, которая жила на другом конце городка.

   Ночь в Назареи, поприветствовав рассвет, уже отступала, освобождая своё место утру. Иосиф разбудил акушерку, и они быстрым шагом направились к нему домой. Когда уже оставалось несколько кварталов до дома Иосифа, какая-то неумолимая сила заставила мужчину посмотреть на небо. Иосиф остановился и взглянул вверх. Прямо над его домом появилась разноцветная радуга. Акушерка тоже наблюдала за этим необычным явлением.

   - Странное дело,- проговорила повитуха,- дождя не было, а радуга - есть. Чудеса.

   В небе над радугой кружилась стая белых голубей, весело курлыча.

   Иосиф зашёл в дом, за ним следом вошла акушерка. Мария сидела на кровати и держала на руках, закутанного в белую простынь, ребёнка.

   - Ну, вот,- сказала повитуха,- она и сама справилась. Моя помощь не потребовалась. Чудеса, да и только.

   Акушерка поздравила Марию и покинула их дом. Иосиф подошёл к жене и спросил:

   - Кто?

   - Мальчик,- ответила Мария.- Я хочу назвать его Иегуа.

   Иосиф поцеловал жену.

32. Заговор.

   Месхет пытался разыскать начальника охраны Главного жреца. Астролог ходил по бесконечным лабиринтам коридоров дворца фараона. Спрашивал попадавшихся ему навстречу людей. Но никто Унгара не видел. И вот, уже совсем собравшись уходить, домой, Месхет у самого выхода столкнулся с Унгаром.

   - Где ты был?- поинтересовался начальник стражи.- Я тебя уже совсем обыскался. Есть такие новости...

   - У меня тоже найдётся, что интересного тебе порассказать,- с иронией заметил Месхет. Но, давай ты первый рассказывай.

   - Плохи наши дела. Ой, плохи,- начал говорить Унгар.- Я встретил начальника личной охраны фараона Наира.

   - А этот, как оказался в Александрии?- удивился астролог.- Он же должен быть рядом с Исхатом шестым и охранять его.

   - А он и есть рядом с фараоном,- ответил Унгар.- Только фараон, уже не нуждается ни в какой охране.

   - Как это не нуждается?- переспросил Месхет.- Уж не хочешь ли ты сказать, что...

   При последних словах месопотамец запнулся и замолчал.

   - Вот именно,- подтвердил начальник стражи Главного жреца.- Фараон Исхат шестой и его фаворит Анусий умерли при необычных обстоятельствах. Фараона задушили, а Анусия укусила змея. И, судя по описанию внешнего вида покойных, это очень напоминает смерть Унхатона в долине Священных Захоронений. Да, и ещё одно удивительное обстоятельство: на груди у обоих покойников какие-то странные знаки - круг с молнией внутри. Как будто печать какая-то.

   - Снова укус змеи,- произнёс Месхет.- Ну, что же. Далюс не теряет времени даром. Конечно, я должен был раньше догадаться, что такое может случиться. Ведь Исхат при жизни являлся прямой угрозой для сына дьявола. Естественно, что Далюс решил от него избавиться. А фаворита Анусия, я думаю, убили просто так, за компанию.

   - А что это за царапины у тебя на шее?- поинтересовался Унгар, указывая на раны у месопотамца.

   - Вот об этом я и хотел рассказать, разыскивая тебя уже битый час во дворце,- ответил Месхет.- Меня только что пытались убить.

   - И ты молчал?- возмутился начальник охраны Главного жреца.

   - Ну, не убили же,- спокойно произнёс астролог.

   - Отлично,- с иронией проговорил Унгар.- Становиться всё интересней и интересней. И кто же на такое осмелился?

   - Моя возлюбленная,- пояснил месопотамец.- Только сначала она превратилась в омерзительнейшего вида вонючую крысу, а уж затем попыталась меня загрызть. Зато теперь нам уже точно известно, что сына дьявола во дворце фараона охраняют. И легко добраться до него у нас не получится.

   - Как же тебе удалось выкрутиться?- поинтересовался Унгар.

   - Кошка Люсия спасла,- объяснил месопотамец.- Но сейчас надо о другом думать: как нам убить сына дьявола?

   - А, что если рассказать всё царице Изиде?- предложил начальник стражи.- Может она поймёт?

   - Ну, да, поймёт и согласится убить собственного сына,- с сарказмом заметил астролог.- Скажи мне, ты хоть раз в жизни видел мать, которая добровольно согласилась бы убить своего ребёнка? Если она, конечно, нормальная мать.

   Унгар отрицательно покачал головой.

   - Вот и я не видел,- продолжал Месхет.- Думаю, что нам придётся действовать силой. У царицы есть верная ей охрана. Это фанатки-амазонки. Они скорее умрут, чем позволят обидеть их любимую царицу. Нам понадобятся солдаты, которые согласились бы напасть на стражу царицы. Вот только где таких найти?

   - Есть такие,- уверенно сказал Унгар.- У царицы свои фанатики, а у фараона - свои. Это кенийцы, его личные телохранители. Их командир Наир до самозабвения предан Исхату шестому. Я лично знаю этого воина. Надо ему сообщить о происходящем.

   - Ты хочешь рассказать ему о Далюсе и сыне дьявола?- спросил Месхет.

   - Боже упаси,- возразил Унгар.- Он о подобной чепухе, то есть не чепухе... Ну, ладно. Об этом и слушать не станет. В армии фараона мало кто верит в Богов. И сам Исхат шестой в них не верил.

   - Вот за это и поплатился,- подытожил месопотамец.- Так как же ты собираешься уговорить Наира, напасть на охрану царицы и убить её сына?

   - Очень просто,- начал пояснять Унгар.- Я напомню ему о его воинском долге. Для Наира это не пустые слова. Он воинский долг соблюдать умеет. Уж поверь мне. Я ему скажу, что новорожденный сын Изиды - самозванец. А об этом фараон лично говорил, Наир сам это слышал. Это произошло, когда Герес передал Исхату наше сообщение о беременности Изиды. Так вот, я напомню ему, что в его обязанности входит охранять не только жизнь, но и честь фараона. А так, как жизнь Исхата он уже не сберёг, то пусть хотя бы честь его сохранит. Иначе, какой же он тогда воин? Поверь моему опыту, всё это так подействует на Наира, что он, не задумываясь, перебьёт со своими головорезами всю охрану царицы и поубивает всех её детей, а не то что одного.

   - А, что у царицы есть и ещё дети?- наивно поинтересовался Месхет.

   - Да нет, это я так, к слову сказал,- ответил Унгар. затем подумал и добавил:

   - Хотя, кто её знает? Когда имеешь дело с женщинами, то можно всякое ожидать. Надеюсь только на то, что, если и есть у неё ещё дети, то они не дьявольского семени.

   - Ладно,- проговорил Месхет,- я буду ждать тебя здесь. Иди, уговаривай Наира. Помни, что времени у нас всего шесть дней.

   - Какие шесть дней?- удивился Унгар.- Если он меня послушает, то уже сегодня всё и случиться. Кенийцы - народ горячий.

   Начальник охраны Главного жреца отправился к Наиру.

   Александрия готовилась к ночному отдыху. Жители открыли ставни в своих домах, впуская к себе самого желанного гостя, сменившего дневную жару - прохладный свежий вечер.

   Чёрная и густая, как смола, ночная темень заполнила Александрию, заставляя горожан погрузиться в глубокий сон. Но не все спокойно отдыхали этой ночью. Отряд кенийцев во главе со своим начальником Наиром уверенно шествовал по коридорам царского дворца. По стенам галерей, сопровождая идущих воинов, двигались тени огромных размеров, отражённые от света факелов. Казалось, что они, желая не отстать от своих хозяев, перепрыгивают со стены на стену, пытаясь оставаться в одном строю с солдатами.

   Всё случилось так, как и говорил Унгар. Стоило только начальнику стражи Главного жреца упомянуть о воинском долге и запятнанной чести Исхата шестого Наиру, как тот сразу же поднял по тревоге всю охрану фараона и направился в резиденцию царицы. Вместе с отрядом кенийцев шли и Месхет с Унгаром.

   Солдаты приблизились к покоям царицы. Дорогу им преградили две амазонки.

   - Пропустите нас,- грозно произнёс Наир.- Нам надо видеть царицу.

   - Великая Изида отдыхает,- возразила одна из стражниц.- Завтра приходите.

   В это время за ними подсматривала через потайной глазок Диания. Сообразив, что дело нечисто, она решила - пора поднимать всю охрану, похоже, что царице угрожает опасность. И стремглав бросилась к своим амазонкам.

   Кенийцы не стали спорить с охранницами, а попросту закололи их копьями, тем самым освободив себе проход. Когда вооруженный отряд добрался до тронного зала, там уже находилась вся личная охрана царицы, состоящая из девушек-амазонок.

   В царственном кресле в роскошном убранстве восседала Изида, рядом с ней стояли Диания и Сирень. Охранницы выстроились перед троном, загораживая все подступы к царице. Девушки были вооружены короткими мечами и небольшими щитами круглой формы. Кенийцы остановились в шаге перед амазонками. Вперёд вышел Наир и сказал:

   - Великая царица, отдайте нам своего сына, и мы уйдём по-хорошему, не причинив Вам никакого вреда. Лично к Вашему Величеству у нас претензий нет.

   - Как ты смеешь так со мной разговаривать?- гневно произнесла Изида.- Да только за то, что ты позволил себе явиться сюда со своими разбойниками, тебя уже надо казнить.

   - Это не разбойники, Великая царица,- спокойно пояснил Наир.- Это личная охрана фараона. А Ваш сын - незаконнорожденный. Мне об этом лично сказал наш Солнцеподобный фараон, когда он ещё был жив. Мы не допустим, чтобы Ваш сын занял трон, не имея на то никаких прав.

   - Или ты сейчас же уберёшься отсюда подобру-поздорову,- угрожала Изида,- или вас всех уничтожит моя охрана. А тебя я прикажу придать мучительной смерти.

   - Я смерти не боюсь,- ответил начальник личной охраны фараона.- Я - солдат. А вот, как Вам удастся уничтожить лучших воинов в Египте, мы сейчас посмотрим.

   Унгар и Месхет находились здесь же в тронном зале и внимательно наблюдали за всем происходящим.

   - Кенийцы, вперёд!- скомандовал Наир.

   И солдаты набросились на амазонок. Завязалось отчаянное сражение. Воины с обеих сторон оказались довольно умелыми солдатами. Трудно было определить, кто из них искуснее владеет оружием. Женщины нападали на мужчин, как разъяренные львицы и безжалостно убивали их. Можно было подумать, что при подборе девушек в отряд амазонок, обязательно учитывалось качество, насколько кандидатки в охрану царицы ненавидят мужчин. По-видимому, предпочтение отдавалось тем из них, у которых оно было наиболее выражено.

   Кенийцы, имея численное превосходство, начали теснить амазонок, прижимая их всё ближе к трону царицы. Создавалась угроза полного их уничтожения. Изида поняла, что ситуация складывается не в её пользу и обратилась к рядом стоящей Сирени:

   - Бери малыша и беги на мой корабль. Он стоит у пристани, перед главным входом во дворец. Мы их задержим. Торопись.

   Девушка поспешила исполнить её приказ и бросилась в личные покои царицы, где находился младенец.

   Унгар услышал распоряжение Изиды и сказал, обращаясь к Месхету:

   - Они хотят увезти сына дьявола из дворца. Изида послала Сирень, чтобы она вместе с мальчиком спасалась на корабле царицы.

   - Но мы не сможем догнать её,- рассуждал Месхет.- Амазонки не пропустят нас. Кенийцы не успеют их одолеть за это время. А оббегать вокруг слишком долго.

   - Не надо за ней гнаться,- предложил Унгар.- Надо сразу бежать на мол. Мне известен секретный камень в сторожевой башне, которая расположена на выходе из гавани. Если на него нажать, то башня упадёт и закроет проход кораблю. А там, возможно, и кенийцы уже подоспеют. По крайней мере, мы, таким образом, помешаем Сирени увезти сына дьявола из Александрии.

   Месхет и Унгар поспешили на мол, отделяющий внутреннюю гавань города от выхода в открытое море.

   Сирень вбежала в спальню Изиды и подошла к её кровати. Там лежал ребёнок. Увидев девушку, малыш улыбнулся и потянул к ней ручонки. Сирень завернула его в простынь и помчалась к причалу через потайной ход. Девушка бежала изо всех сил, не обращая внимания на то, что она неоднократно ударялась головой о низкий потолок в лабиринте. Малыш только тихонько кряхтел и постанывал. Выйдя из тайного хода, Сирень оказалась на гранитных ступеньках, ведущих к царской пристани. Там был виден военный корабль Изиды. Вдруг прямо перед ней с неба опустился гриф, загораживая ей дорогу.

   - Не садись на этот корабль,- произнесла птица.- Это судно вместе со всей командой сейчас потонет.

   - Ты ещё кто такой?- спросила Сирень.

   - Я ангел смерти Дезар,- ответил гриф.

   - А что же мне делать?- поинтересовалась девушка.

   - Сама соображай,- посоветовал Дезар.- Голову то тебе Повелитель, пока ещё не оторвал. Есть чем подумать.

   - Раз они так уцепились за малыша,- размышляла Сирень,- то просто так они в покое его не оставят. Вряд ли у меня получится в течение шести дней уберечь его. Надо чтобы он исчез. Необходимо пустить преследователей по ложному следу.

   Девушка поспешила к кораблю. Приблизившись к судну, она закричала:

   - Позовите сюда капитана.

   Через несколько мгновений на палубу вышла амазонка, которая была командиром корабля.

   - Что тебе надо?- спросила капитанша.

   - Царица приказала срочно выходить вам в море,- ответила Сирень,- и ждать её на рейде. Она скоро прибудет на корабль.

   - Зачем?- поинтересовалась амазонка.

   - Что значит "зачем"?- переспросила девушка.- Может, ты хочешь, чтобы Великая Изида перед тобой отчитывалась?

   - По местам стоять, отдать швартовы, поднять паруса,- скомандовала капитанша, прекратив дальнейшие препирательства.

   Корабль отчалил от берега и направился к выходу из гавани.

   - Пусть себе плывут,- подумала Сирень.- Если Ангел Смерти окажется прав, и они все погибнут, то будет считаться, что вместе с ними погиб и сын дьявола. И его - бедного крошку, оставят в покое. Заодно, и моя голова останется целой.

   Месхет и Унгар добрались до сторожевой башни на молу, когда личный военный корабль Изиды был уже близко к выходу на внешний рейд. Начальник охраны Главного жреца нащупал камень в стене башни, на котором было изображено солнце. Унгар надавил на него, но камень даже не пошевелился. Начальник охраны с удивлением посмотрел на астролога. Тем временем, корабль уже почти сравнялся с башней. Оставались считанные мгновения до выхода его из гавани.

   - Что делать?- спросил Унгар, растерянно глядя на Месхета.- Камень не поддаётся. Наверное, его заклинило.

   - А это точно тот самый камень, что нужно?- уточнил астролог.

   - От самый,- ответил Унгар.- Вот видишь, на нём знак Амон Ра. Мне его Унхатон показал. На всякий случай. На него надо нажать, чтобы башня упала.

   - Ну, тогда,- проговорил месопотамец, отошёл на несколько шагов назад и стремительно побежал к стене, где располагался секретный камень. Перед самой стеной он подпрыгнул и ударил ногой по камню. Булыжник сдвинулся с места и вся башня задрожала. Унгар и Месхет едва успели выскочить на улицу. Всё массивное сооружение рухнуло в воду, угодив как раз в самую середину корабля, который проходил возле башни.

   Начальник личной охраны Главного жреца и астролог наблюдали, как уходила на дно последняя надежда царицы Изиды на спасение своего сына. По крайней мере, они были в этом уверенны.

   - Ну, вот и всё,- проговорил со вздохом месопотамец, когда корабль скрылся под водой.- Одним махом избавили Египет от будущих несчастий. А как ты думаешь - здесь глубоко?

   - Глубоко, - ответил Унгар,- дна не достанешь. Вот только корабль жалко, красивый был.

   Начальник охраны и астролог поспешили вернуться во дворец, чтобы остановить ненужную уже резню.

   - Надо поторопиться,- сказал Месхет,- а то эти кенийцы в горячке, чего доброго, ещё и царицу нашу убьют. А в стране без царя никак нельзя, порядка не будет.

   Вдали виднелся торговый порт, имеющий свободный выход в море. Сирень с малышом на руках поспешила туда. Там она разыскала корабль, который уже собирался отчаливать, и обратилась к капитану:

   - А куда плывет ваше судно?

   - Не плывёт, а идёт,- по-морскому поправил её капитан.- Мы следуем в Италию. Везём пшеницу в Рим.

   - Возьмите меня с собой,- попросила его девушка.- Мой муж погиб на войне, и я осталась с сыном совсем одна. А в Риме у меня есть очень богатые родственники. Я вам хорошо заплачу, когда прибудем на место.

   - А ты точно с нами расплатишься, если мы доставим тебя в Рим живой и здоровой?- уточнил моряк.

   - Конечно,- убедительно соврала Сирень.- Обязательно расплачусь. Да ещё как! Не пожалеете.

   Капитан, польстившись на обещанное щедрое вознаграждение, и отчасти сопереживая несчастной женщине, согласился. Но про себя подумал:

   - Если не заплатит, то продам её в рабство. Так и так, а в накладе не останусь.

   Торговый корабль вышел на внешний рейд и взял курс на Италию. Попутный морской ветер наполнял его паруса, и судно весело бежало по волнам.

   На корме стояла молодая женщина с ребёнком на руках и внимательно всматривалась на превращающийся в маленькую чёрную точку на горизонте, покинутый, так не любимый ею город. Мальчик мирно посапывал. Вдруг он открыл глаза, и в них сверкнули красные огоньки. Сирень улыбнулась и поцеловала младенца в губы.

   Над Александрией поднималось солнце. Своими мощными лучами оно изгоняло тьму из самых укромных уголков городских улиц и домов. В Египте зарождался новый день.

33. Изгнание.

   Мария купала своего малыша, когда в дом вошёл Иосиф. Вид него был угрюмый.

   - Что случилось?- поинтересовалась женщина у своего мужа.

   - Да вот опять,- нерадостно вздохнул Иосиф,- отказались дать мне работу. Не хотят, чтобы я участвовал в строительстве нового дома на площади.

   - Почему это?- удивилась Мария.- Ведь ты один из лучших плотников в Назареи.

   - Так-то оно так,- согласился Иосиф.- Да только люди говорят, что я не почитаю Бога.

   - Как это?- не понимала Мария.

   - Они говорят, что у меня сын родился не по Божьим правилам,- пытался объяснить мужчина.- Дети должны появляться на свет после девяти месяцев, а мой сын родился через шесть. И на внешний вид он не похож на недоношенного. Уж очень он большой и крепкий, как для шестимесячного. Говорят, что это дьявольские козни.

   Мария заплакала. Иосиф подошёл, обнял её и поцеловал.

   - Не надо, не плачь,- успокаивал он жену.- Это глупые люди так говорят. А я не верю этому.

   Мария перестала плакать.

   - И что же нам делать?- спросила обеспокоенная жена, заворачивая младенца в простынь. Мальчик при этом улыбался и весело кряхтел от удовольствия.

   - Надо нам уезжать из Назареи,- проговорил Иосиф.- А то нам скоро здесь уже есть будет нечего. Я совсем не могу найти работу. Да и не хочу я, чтобы нашего сына дразнили соседские дети, когда он подрастёт. Не дадут нам здесь спокойно жить.

   - Ну, раз ты так решил, супруг мой,- произнесла Мария,- то я согласна идти с тобой, хоть на край света. А куда же мы пойдём?

   - Сначала, я думаю,- рассуждал Иосиф,- в Сирию. А там будет видно. Если не удастся устроиться, то и дальше. Я слышал, что есть на свете далёкая страна - Индия. Мне рассказывали приезжие купцы из проходящего каравана, что там живут хорошие люди. И Боги, в которых они верят, любят людей, жалеют и помогают им. Так, что собирайся в дорогу жена.

   На следующее утро из Назареи выехала повозка, запряжённая мулом. На ней сидели: мужчина средних лет и молодая женщина с младенцем на руках. Как только они отъехали от города, на совершенно безоблачном небе, внезапно появилась огромная чёрная туча. Ударил гром, засверкала молния, поднялся сильный ветер и пошёл небывалой силы ливень. Назарея погрузилась в кромешную тьму.

   Повозка продолжала удаляться от города. Вот она уже превратилась в маленькую тёмную точку и скрылась за горизонтом