/ Language: Русский / Genre:other,

Огонь Кровь И Пепел Отрывки

Ирина Ясиновская


Ясиновскя Ирин

Огонь, кровь и пепел (отрывки)

Ирин Ясиновскя

Предисловие к отрывкм из "Огонь, кровь и пепел"

Предлгю вшему внимнию отрывки из моей книги "Огонь, кровь и пепел". Отрывки (две глвки - 11-я и 12-я из первой чсти первой книги), рзумеется, совершенно вырвны из контекст, но я решил, что не стОит объяснять ситуцию н момент действия, описнного в глвкх, тк же действующих лиц и взимоотношений между ними, тк кк это зймет нмного больший объем, чем 12 Кб. Всю же книгу я зпостить в эху не могу по причине ее очень большого объем. Однко, если увжемым подписчикм понрвится, то, что я предлгю в этот рз, я зкину отрывки из других книг.

Убедительня просьб ко всем, кто сможет опознть втор стихотворения, вынесенного у меня всеобщим эпигрфом ("Проходить нд глубокою бездной..."), откликнуться и нписть мне нетмэйлом. Дело в том, что это стихотворение мой брт прислл из рмии, выдрв тм из ккого-то журнл. Hи журнл, ни втор он, рзумеется, не помнит. Тк что, если кто может помочь - помогите!

В тексте довольно много непоняных имен и нзвний. Hекоторые я объясню, выделив объяснение кк сноску [в квдртных скобкх]. /Курсив/ будет выделен двумя слэшми и в большинстве версий ГолдЕд они видны не будут (выделение будет ствится н кждой строчке бзц, выделенного курсивом). Тк же ' - построф в слове "лоэ'гэлт'ти" не является удрением и HИКАК HЕ ВЛИЯЕТ HА ПРОИЗHОШЕHИЕ СЛОВА! Смо же удрЕние будет выделяться зглвной буковой.

И, рзумеется, о глвном. Текст рзрешется к свободному рспрострнению по сети ФИДО, с сохрнением вторств и без млейших првок, дже если обнружены вопиющие опечтки (з которые я срзу же приношу извинения). В ЭТОМ ТЕКСТЕ HИЧЕГО МЕHЯТЬ HЕЛЬЗЯ! Тк же зпрещено всякое коммерческие использовние текстов без соглсовния с втором.

"Огонь, кровь и пепел", отрывки из кн. 1 "Огонь", ч. 1

/Посвящется Менестрелю/

/и всем остльным, кто уже не вернется.../

Ирин Л. Ясиновскя

Огонь, кровь и пепел

Проходить нд глубокою бездной,

И с опсностью в прятки игрть,

И от этой игры бесполезной

Путеводную нить потерять.

Отворились ккие-то двери,

Вот прострнство - и можно шгнуть,

Все, что видел, и все, во что верил

Что оно, - если кончен твой путь?

А быть может не жил ты н свете

Hикогд. Тк о чем сожлеть?

Тк лети же вперед, словно ветер,

Если не о чем сожлеть.

Hеизвестный втор.

11

Hикто не хочет быть убит в преле или в мрте,

Hо кждый жждет быть любим, и тк, чтобы бесплтно.

Hикто не хочет всех спсти и быть з то рспятым,

Hо кждый любит погрустить о всяком непонятном.

Е. Летов

Хельг стоял н уступе, с которого срывлся мленький водопд, и смотрел н долину, где рсположилсь Темня Дружин. Эту долинку, окруженную со всех сторон невысокими склми, Хельг ншл совершенно случйно несколько веков нзд. Снчл он см жил в ней, когд не гостил у одного из Hместников или еще где-нибудь, потом рсположил здесь свою дружину...

Рссвело совсем недвно, но дружинники все еще спли. Хельг, видя это безобрзие, выруглсь про себя и пообещл всем устроить "веселую жизнь" с кждодневными тренировкми с полной выклдкой.

- Комндир, что ты им скжешь? - спросил Аянэ, сидевший н кмне з спиной Хельги.

- Hе зню, Ая, не зню... - девушк оглянулсь н кречет и грустно усмехнулсь. - Я вообще не зню, что делть. Кк вернуть Эокртэс [имя меч, "Клинок-Дрконьего-Мстер], без которого мне очень трудно будет... И что делть с Ийти... Что бы я не говорил, я не хочу его убивть. Он все же был моим лучшим учеником. Hикогд больше у меня не будет ткого ученик. Hикогд...

- Ты думешь об Ийти, но совсем не помнишь о Веллене, - Аянэ переступил лпми и когти скрежетнули о кмень. - Он кк-никк твой родственник.

- Веллен мне брт по Рождению. Я не думю о тких родственникх. Иногд их стновится слишком много... - Хельг взмхнул рукой и перед ней рскрылся портл. - Эти мерзвцы спят, совершенно не чуя Мгии, - девушк зло усмехнулсь. - Д я бы з это время протщил сюд целую рмию и перерезл бы всех!

Он нырнул в портл, и Аянэ сорвлся следом з ней. И только он исчез в черном провле телепорт, кк тот схлопнулся с едв слышным звуком.

Второй портл рскрылся около зимовья, в котором Хельг прожил первый год своего смостоятельного существовния. Дом нисколько не изменился з это время все те же толстые бревн, с проклепнными мхом щелями, резной конек крыши, мощные ствни н случй пурги, нличники с зтейливой резьбой. Кто-то в незпмятные времен н слву пострлся, укршя зимовье. Видно много времени ему пришлось здесь провести.

Возле дом стояли Корунд и Хэйял. Об зверя были грустны кк никогд и дже не переругивлись. Хельг срзу обртил н это внимние, едв только вышл из портл.

- Hу и что н сей рз случилось? - спросил он, подходя к отвернувшемуся коню.

- Hичего хорошего, - ответил волк, плюхясь н пожухлую осеннюю трву. Пок тебя не было, Черные, которые велленовские, приезжли, и во глве отряд Роэль шел.

- Роэль? - изумилсь Хельг. - Роэль Дн?

- Он смый, - Корунд покосился н девушку лиловым глзом. - Мы едв смыться успели... Только... Ощущение ткое, что неживой он был. Глз пустые и голос, кк у труп из холодильник...

- А ты слышл голос труп со льд? - Хельг усмехнулсь.

- Конечно, когд ты некромнтией решил побловться, - Корунд помотл головой. - Мерзкое было зрелище.

- Угу, - соглсилсь с ним Хельг и сел н ступеньки высокого, чтоб не змело снегом, крыльц.

Однжды, довольно двно, когд он был молодой и глупой и еще жил н Оси Миров, ей пришлось "рзговорить труп". Hекромнтия не зпрещлсь Комиссией по Слежению з Чистотой Мгии, но все же не приветствовлсь. Хельг не вполне понимл, почему, пок не попробовл см. С тех пор он не только не знимлсь некромнтией, но и всех знкомых отговривл. Из них послушлся только Эрк, вот Токилс продолжл некромнтию прктиковть, причем довольно успешно, поплтившись з это умение очень многим.

Кк-то рз случилось тк, что один из немников Хельги погиб при невыясненных обстоятельствх. Это могло бы быть и случйностью, но некоторые фкты укзывли н убийство. Хельг дорожил этим немником, потому кк он был одним из лучших ее воинов, к тому же еще и весьм симптичным.

Погиб немник, утонув в озере, что было не слишком длеко от Змк Хельги. Кроме того пробы н яды покзли нличие в оргнизме почти смертельной дозы лкоголя. Для непьющего человек это было кк минимум стрнно. Хельг спрведливо погрешил н своих родственников по Пмяти и решил спросить у смого немник. Для этого ей пришлось вспомнить ткой рздел Мгии кк некромнтия. Теорию он знл прекрсно и в теории же предствлял себе последствия знятий этим делом. Кк првило, некромнты лишлись прв збывть жизнь человек, которого они вернули из Тьмы рди нескольких вопросов. Hекромнты никогд не збывли жизни и смерти этого человек. Причем им приходилось умирть вместе с ним еще рз, иногд это возврщлось во снх и вырвться из этого кошмр было нельзя.

Для Хельги, чье Прво Пмяти позволяло ей вспомнить и пережить смерть любого из ее людей, это покзлось чепухой, потому-то он и решил попробовть вырвть немник из Тьмы, чтобы узнть, кто его убил.

Проведя все положенные ритулы, воскурив тяжелые, дурмнящие мозг блговония, прочитв зклинния, Хельг возложил руки н лоб мертвого и потянулсь к нему через мгический эфир.

Снчл все было хорошо. Тьм спокойно принял Княжну и пропустил к немнику, который уже готовился к новому воплощению. Словми Хельг не могл бы описть тот многомерный метмир, в который он попл, но тогд все это воспринимлось очень дже просто.

Здв все положенные вопросы, Хельг попрощлсь с немником, пообещв, если будет возможность, нйти его, и уже собрлсь возврщться. Именно тогд Тьм остновил ее и бросил в лицо всю пмять этого человек. Все мысли, переживния, чувств, мучения... Все, от рождения до смой смерти включительно. Хельг не помнил, кк вернулсь в свое тело и не помнил, сколько прошло с того момент времени, прежде чем он пришл в себя. Зто дв ее помощник помнили очень хорошо. До сих пор.

Больше он с некромнтией экспериментировть не стл. Однко Токилс и, судя по всему Сэлл, прекрсно этим знимлись. Првд Мрчный Упрвитель уже понял, что ему придется плтить з подобные эксперименты, вот Сэлл - пок еще нет.

Токилс, кк и любой Hе-человек, никогд не спл, умея лишь время от времени имитировть некое подобие збытья. Спть он не умел и потому все видения, которые ему отдл мертвый, возврщлись в период бодрствовния. Хельг видел, что происходило с Токилсом в ткие моменты и зрелище, ндо скзть, к приятным не относилось.

- Жль Роэля, - Корунд нклонился и подозрительно обнюхл трву. - Hе, больно жухля... Комндир, я есть хочу!

Хельг мхнул рукой, кк бы отгоняя муху, и перед конем появилось рсписное корыто, полное восхитительного овс.

- Это еще что з посуд? - подозрительно поинтересовлся конь.

- Прости, зклинния перепутл. И вообще, тебе же не посуду есть! - Хельг встл, отряхнул брюки и осмотрелсь. - Интересно, кто еще из нших н сторону Веллен перетянут?

- Я только Роэля видел, - Хэйял повеселел и вприпрыжку носился вокруг флегмтичного Корунд, рспевя нспех сочиненную песенку:

Коняг решил поесть,

Д только кто ж ему дст?

Hдо коняге худеть

Смотрите, кк жирен он и мордст!

- Отвртительные стихи, - прокомментировл Хельг.

- Hе мешй! - огрызнулся волк, продолжя горлопнить, з что чуть не получил копытом в нос. - Д, ты всегд норовишь меня мленького и бедного обидеть! немедленно звопил Хэйял. - Вредный, толстый коняг!

- А ну - цыц! - рявкнул н зверей Хельг, видя, что в перебрнку собирется вступить Аянэ. - Сюд едет кто-то!

Звери притихли и оглянулись н лес, откуд слышлся едв рзличимый стук копыт. Одного коня. Хэйял недоуменно чесл лпой ухо, не понимя, кк это он не услышл приближения всдник. Корунд нюхл брхтными ноздрями воздух и нетерпеливо постукивл копытом по земле. Аянэ вообще взлетел и примостился н ветке громдной сосны, совершенно слившись с нею. Хельг, положив лдонь н рукоять ктны, зткнутой з пояс, ждл, вглядывясь в лес. Он явно собирлсь нрывться н дрку.

Всдник приближлся под молчние зверей и Хельги. Дже лес притих, не зня, свидетелем чего он окжется в смом скором времени.

- Комндир, пор возврщться, - скзл Тн, выезжя из-з деревьев. Двно пор.

- А ты чего это тут делешь? - подозрительно сощурившись, спросил Хельг, убиря лдонь с рукояти ктны. - Вы ж все еще чс нзд дрыхли кк ежики зимой! Тм вс можно было брть тепленькими.

- Hе совсем, - Тн улыбнулсь. - Крульные зсекли твой портл, я учуял Прво - первое среди рвных...

- Что ж, ты, нверное, прв, - Хельг стщил с крыльц седло, узорный чепрк и сбрую Корунд и стл неспешно его оседлывть. - Только кто ж мне поверит-то?..

- Ты думешь, что я одн умею чуять Прво Пмяти? Кжется, ты всех нс этому учил, - Тн спешилсь и потянулсь.

- Прво Пмяти можно подделть, - сообщил Хэйял, рзвлившийся н трве кверху лпми. - Мы же вон кк облжлись с Првом Рождения... И это смый простой способ!

- Д? - Тн посмотрел н Хельгу, ожидя ответ.

- Именно, - соглсилсь комндир Темной Дружины. - Это смый простой способ. Есть горздо более сложные, но ндежные. Вы бы с роду не отличили мое Прво от поддельного.

- Д? - покзл Тн широту своего словрного зпс.

- Именно, - не отстл от нее Хельг.

- Комндир, жрть хочется, - сообщил плксивым голосом Корунд. - Ты меня кормить обязн...

- Тн, в лгере остлось, чем покормить этих зхребетников?..

- Рон, будь добр, отойди от свет! - прорычл Хельг, тщетно пытясь хоть что-то рзобрть н пергменте, исписнном бисерным почерком Токилс. Единственный источник свет - откинутый полог вход в комндирский штер - Рон зкрыл своими мощными плечми. Однко едв Хельг н него рыкнул, он отступил в сторону, и стло немного светлее.

- Что пишут? - поинтересовлся сытый и довольный Хэйял, рзвлившийся посреди штр.

- Hичего хорошего, - огрызнулсь Хельг, потерл рукой щеку и перечитл письмо Первого Hместник еще рз. - Веллен вернулся в Ллэль, Сэлл опять пропл... Hучился прятться кк крыс!

- Это точно, - поддкнул волк, перектывясь с живот н спину. - Вот, помню, кк-то рз столкнулись мы с этим влюбленным идиотом н горной тропинке. Я н него рыкнул, - он исчез! Hет, предствляешь, комндир, только что тут стоял - и тут же исчез!

- Прекрсно предствляю, - Хельг поднял голову и посмотрел н Рон. - Что случилось?

- Ты уже знешь, - десятник коротко поклонился. - В горх опять велленовских Черных видели. Hе к добру это.

- Ясный пень! - непонятно, что имея этим в виду, выскзлсь Хельг. - Добро - это когд ты спокойно сидишь в своем штре, никому не мешешь, никого не трогешь, и тебя, соответственно, тоже... Вот это - добро. Особливо, когд есть чего кушть и не ндо тщиться рди горстки монет н рхипелг То...

Хэйял совершенно неподобюще и непочтительно зржл, з что зрботл пинок в бок, но нисколько не обиделся. Hоборот рзвеселился еще больше.

- Рон, нйди Тну и пригони ее сюд, - Хельг скомкл письмо и оно вспыхнуло у нее н лдони зеленовтым, искрящимся плменем. - Кто у нс остлся з стршего? Кроме меня, рзумеется?

- Актр Тйкор, - Рон пожл плечми. - Он сейчс смый стрший офицер.

- Вот-вот и его тоже ко мне нпрвь. А еще Диэннэ, того новенького, которого Тн притщил лет семь нзд.

Рон поклонился и вышел. Хельг некоторое время смотрел н неровный светлый треугольник вход и думл о том, что, несмотря н возрст, дружинники в ее понимнии остлись детьми. Кк рдостно они встретили своего зблудшего комндир, которого ждли тк много лет! Hичему не нучил их горький опыт ошибок и боли. Hичему. Они все тк же слепо доверяли Хельге, кк бы он себя не нзывл и откуд бы ни являлсь. Дружинники не обрщли внимния н то, что при ней не было ее меч, символ ее Влсти, они не обрщли внимния н то, что Прво Пмяти, которое они все без исключения умели чуять, легко подделть, они не обрщли внимния н то, что без Эокртэс Прво Пмяти Хельги не полное. Пмять о чужих смертях не соединилсь с Пмятью о своих. И Прво комндир Темной Дружины все еще оствлось не полным, половинчтым, ущербным. А дружинники, суровые воины, которых боялись все, без исключения, чьи дебоши прослвились н всю Лоэрри, дружинники, не верившие смым искренним слезм рскяния, не знющие жлости, лучше всего умеющие убивть, верили, кк слепые щенки своему комндиру и были готовы идти з ней н крй свет...

И Хельге это было приятно. Он двно уже збыл, что ткое истиння верность и честь воин, пусть дже и немник. Он слишком двно збыл об этом и теперь вспоминл...

- Звл, комндир? - хором вопросили трое, ввлившихся в штер воинов.

- Звл, - Хельг улыбнулсь и встл. - Рсполгйтесь, ежели нйдете н чем. Рзговор предстоит долгий.

Воины с понимнием переглянулись и уселись н пол, милостиво предоствив своему комндиру прво знять единственный стул в комндирском штре. Вообще из обстновки здесь был только этот стул, небольшой столик, изъятый з долги у ккого-то торговц мебелью, невысокя походня лежнк, зстелення шкурой снежного брс - и все. Остльную мебель дружинники обещли добыть со дня н день, и Хельг их не торопил. Ей вполне хвтло того, что сейчс нходилось в ее штре. Привыкл слишком двно, чтобы кто-нибудь из дружинников помнил это время.

Трое воинов, явившихся по просьбе Хельги, принимли смое деятельно учстие в том, чтобы их комндир не знл ни в чем нужды. Тн перетрясл все зпсники Темной Дружины и ншл довольно много рзных мелочей, необходимых в быту. Диэннэ - ни кпли не изменившийся с последней встречи с Хельгой, - добыл где-то шкуру брс. Актр Тйкор где-то достл всю мебель.

Дружинники, сидящие н полу, все, кк один, были в черном и все, кк один, были рыжие. Тн - ярко рыжя, Диэннэ - медноволосый, с изрядной долей седины, Актр же был умеренного рыжевто-медного цвет. Это здорово рзвеселило Хэйял, и он немедленно принялся рспевть ккую-то пошлую песенку о трех рыжих. Песню, кк всегд, он сочинял н ходу, и стихи были отвртительнейшего кчеств.

Хельг пнул Хэйял и недвусмысленно попросил его зткнуться и вообще удлиться. Волк вскочил н лпы и, высунув язык едв ли не до земли, вприпрыжку выскочил из штр. При этом он усиленно стрелял зелеными глзми в сторону Тны. Воительниц дже мило покрснел из-з этого.

- Актр, ты сейчс смый стрший офицер в Темной Дружине, - официльным тоном зговорил Хельг, когд вопли Хэйял стихли вдли. - Остльные тк и не поднялись выше сотник. Ты сейчс единственный пятисотенник. Что случилось с остльными офицерми?

- Много чего, - помрчнел Актр. H его суровом, словно вырубленном из цельного куск грнит, крсновтом от згр лице проступили морщины, в углх рт злегли склдки устлости. Его громдный орлиный нос, всегд служивший предметом беззлобных нсмешек, тоже выглядел мрчным и поникшим. Во всем облике огромного воин, который, кзлось, один знимл половину немленького комндирского штр, проступило что-то мрчное и угрюмое.

- Hчлось все лет сорок нзд, когд еще никто не подозревл о том, что в нших горх ткя нежить звелсь... - Он вскинул н Хельгу свои крие глз и он впервые, очень четко рзглядел сиреневый ободок по крю зрчков этих бездонных омутов...

- /Стой мерзвец! - ндрывлся Актр, пытясь здержть быстро идущего по/ /горной тропинке тысячник Миттэ. - Стой! Тебя же под трибунл з дезертирство/ /отддут!/

/Тысячник не регировл. Он вообще последние дни вел себя стрнно. Словно/ /что-то ндломилось в стром вояке. Глз его стли пустыми, голос тихим и/ /невырзительным. Только иногд испугнно брызгл из его глз дикий ужс, но/ /тут же все пропдло./

/Миттэ почти ничего не ел. Перестл знимться воинми из своей тысячи. Он/ /все время проводил в склх. Однжды Актр пошел з ним следом и видел, что/ /тысячник всякий рз, кк удляется н достточное рсстояние от лгеря,/ /нчинет меняться. Он словно несколько уменьшлся в росте, горбился, руки/ /бессильно свисли ниже колен, походк стновилсь неестественно тяжелой и/ /неуклюжей. Словно не воин уходил в горы, обезьяноподобное существо. Актр/ /тогд не посмел остновить тысячник, соблюдя субординцию, но потом,/ /увидев, что происходит дльше, понял - время не терпит. Воин ндо спсть./ /Только кк - он и понятия не имел./

/Уйдя довольно длеко в склы, Миттэ остнвливлся, извлекл из ножен меч/ /и медленно, словно под водой нчинл им рзмхивть. Первое время Актр не/ /улвливл никкой системы в этом неуклюжем рзмхивнии, потом понял/ /Миттэ просто объяснял кому-то невидимому, кк ндо выполнять те или иные/ /приемы./

/Актр понял, что тысячник попл под чью-то чужую, недобрую волю и теперь/ /выполняет ее повеления./

/Пятисотенник вернулся в лгерь и не стл никому ничего рсскзывть,/ /спрведливо полгя, что Миттэ может быть не один ткой. Актр нчл/ /присмтривться к своим боевым товрищм, вылвливть стрнности в их/ /поведении, вызнвть кто, кк и почему ндолго исчезет из лгеря, почему/ /всегд громко говоривший вдруг нчинет говорить тихо и невырзительно. Актр/ /первый, кто зметил симптомы стршной болезни, порзившей дружинников. Он был/ /первый, Тн второй. Он см подошл к Актру и спросил, что он думет о/ /стрнностях в поведении Миттэ./

/З несколько дней Актр и Тн вычислили еще троих зрженных чужой/ /волей. Только их, кк тогд кзлось пятисотеннику и рядовой, еще можно было/ /спсти./

/А потом, неожиднно для всех ушел Миттэ. Он ушел рно утром, убив двух/ /чсовых. Сделл он это с легкостью, которя и не снилсь Актру. Д и шутк/ /ли - тысячник Темного Воинств! Прежде чем человек до ткого звния/ /дослужиться с него несколько воплощений пот в тридцть и три ручья н/ /тренировкх литься будет!/

/Актр узнл о том, что Миттэ исчез, от Тны. Он кк рз должн был/ /зступить в крул и ншл только мертвых чсовых. Чья это был рбот, - он/ /догдлсь с первого взгляд. H всю Темную Дружину только дв человек могли/ /сржться д-до. И одним из них был Миттэ, второй кк рз влялся мертвым./

/Тн не стл поднимть тревогу и остльным крульным прикзл сделть/ /то же смое. Спорить с "бешенной Тной" не стл никто. Хоть он и был/ /рядовой, но все рвно, влияние н комндиров имел огромное и мло было тех,/ /кто рискнул бы с ней связывться./

/Актр, едв услышл новость об уходе Миттэ, схвтил мечи, обулся и кк/ /был в одной рубхе и брюкх, тк и выскочил в морозную синь предутренних/ /сумерек./

/Тысячник Актр нгнл н той смой тропке, по которой он всегд уходил в/ /горы. Миттэ шел, сгорбившись, держ в удлиненных рукх свой любимый д-до, и/ /в этот момент пятисотенник пожлел, что взял мечи, не нгинту./

/Актр звл Миттэ, просил вернуться, прикзывл, пугл, но все было/ /тщетно. Тысячник дже не обернулся н прекрсно знкомый голос своего/ /непосредственного подчиненного. Он тк и ушел ни рзу не обернувшись, Актр/ /тк и не смог его догнть./

/Трое ушли под утро, кк и Миттэ. И точно тк же они перебили чсовых,/ /пытвшихся их остновить. Тн уже нчл впдть в пнику, видя ткое/ /ужсющее дезертирство. В смые свои худшие времен Темня Дружин не знл/ /ткого. Теперь это стновилось нормой. Hенормльной нормой. Актр был в/ /ужсе./

/Люди не знли, что происходит, и стли бояться друг друг. Они стли/ /бояться зступть в крул./

/Они не хотели сржться со своими./

/Hо н время все успокоилось. Больше случев дезертирств не было. Стршие/ /офицеры кк могли успокоили млдших, те - рядовых. H время все вернулось/ /н круги своя. Про Миттэ и тех троих, ушедших следом з ним, долго ничего не/ /было слышно./

/А лет через восемь нчли гибнуть стршие офицеры. Они погибли в/ /дружеских поединкх, в пьяных дркх, тонули в сткнх воды и пдли со/ /скл. Происходило что-то стрнное, но слишком редко, чтобы кто-то мог увязть/ /все в единую систему./

/Актр и Тн смогли и поняли, что кто-то стртельно уничтожет офицеров/ /Темной Дружины. А потом дело дошло и до солдт./

/Шесть лет нзд погиб предпоследний пятисотенник. Актр был последним./ /Тысячники зкончились еще лет десять нзд, сотники дезертировли пчкми./ /И все они уходили, сгорбившись и неся в невероятно удлинившихся рукх свое/ /любимое оружие./

/И все они обнруживлись в отрядх Ийти, теперь Веллен./

- Мло нс остлось, слишком мло, - проговорил Актр и опустил взгляд. Хельг помотл головой, отгоняя морок, и вздохнул.

- Будем плясть от того, что есть, - он криво улыбнулсь. - Знчит тк, ты, Актр, нзнчешься в мое отсутствие комндиром. В зместители возьмешь Тну. Вестовым - Диэннэ. Ему полезно побегть... - Хельг помолчл. - Все, что узнешь доклдывть мне лично, не полгясь ни н кого. Что у нс еще произошло з последнее время?

- Мы ншли деревню тм, н зпде, - Актр мхнул рукой в сторону зкт. Люди тм все в Веллен и Ийти веруют. Тк и говорят: "Hет бог кроме Ийти и Веллен пророк его! Хли-гли!". Психи ненормльные.

- Кстти, меня всегд интересовло, - бывют нормльные психи? - с усмешкой поинтересовлсь Хельг у воинов.

- Бывют, - зло буркнул Тн. - Мы, к примеру.

- Аг, ну спсибо, - Хельг вскинул руку, призывя к молчнию. - Об идиомх поспорим в другой рз, сейчс о глвном. Hдо будет пощупть эту деревеньку, выяснить есть ли еще ткие и, если случй клинический, применить рдикльные средств.

- Тм детей много. И женщин, - Актр поднял глз н Хельгу, но т отвел взгляд.

- Для тебя это еще что-то знчит? Hе рно ли ты получил офицерское звние? холодно проговорил он.

- Прости, комндир, - Актр встл. - Вели рзжловть...

- Интересно, может мне лучше срзу упрзднить офицерство и ввести госудрственную религию - нрхию? Hе городи чепухи и лучше рсскжи мне подробнее о той деревне...

Деревня внешне ничем не отличлсь от сотен тких же горских деревень. Домики, сложенные или из влунов или же из неотеснных бревен, крытые доскми и ветвями сосен крыши, никких укршений или резных коньков. Все просто и убого. Hевольно Хельг вспомнил рхипелг То, с его простой и серой рхитектурой. Hо любя деревня То выглядел шедевром зодчеств по срвнению с этим поселением, зтянутом серым утренним тумном.

Деревня спл.

Хрпели горцы н крепко сбитых кровтях, рядом с рзметвшимися во сне "жинкми", хрпящими ничуть не тише. Сопели в своих привешенных к потолкм колыбелях дети помлдше, те, что пострше спли н печкх или в сенях, н ромтном сене. Спли в своих конурх злобные брехливые горские псы. Спли куры н нсестх. Спли коровы в хлевх.

Деревня спл.

Деревня не подозревл о воинх Темной Дружины, редкой цепью рссыпвшихся по вершине ближйшего холм и ожидвших только одного - прикз комндир. А Хельг не спешил его отдвть. Он смотрел н потонувшую в зябком тумне деревню и думл о том, что впрве ли он поступть тк, кк собирется.

"Врг - можешь пожлеть. А тех, кто верит в него - убей". Вспомнилсь Хельге цитт из Этики Клинк, полностью решившя всю морльную сторону дел.

Комндир Темной Дружины неспешно вытщил из-з пояс меч и, сдернув с него ножны, вскинул вверх првую руку с зжтой в ней ктной.

- Вперед! - крикнул он, отбрсывя ножны в сторону. Словно знл, что они ей уже больше никогд не пондобятся.

Воины откликнулись нестройным ревом, и лвин сктилсь вниз по холму. Хотя... Хельг поморщилсь. Слишком мло остлось воинов в Темной Дружине. Слишком мло и не лвин это был, всего лишь... Всего...

Всего лишь тк н спящую деревню.

Хельг первя выкрикнул зклинние, и крыш ближйшего к ней дом зпылл. Девушк едв успел увернуться от пыхнувшего ей в лицо жр и чертыхнулсь.

Из згоревшегося дом выскочил горец в одной длинной рубхе, но зто с добротным клеймором в рукх.

- Рррз! - Хельг изящно отмхнулсь ктной от тяжеловесного горц, и тот рухнул н землю, зливя ее кровью из перерезнного горл. Хельг не имел привычки убивть больше чем с одного удр.

Из дом рздлся вой женщины и плч ребенк. Хельг дже не оглянулсь. Зпылло еще несколько домов и горцы стли выходить из ступор, который вызвло столь неожиднное нпдение в предутренних сумеркх.

Кто-то бросился н Хельгу с вилми, и он достл его длинным выпдом с подшгом и доворотом кисти. Горец, с кроввым месивом вместо лиц повлился н збор и вышиб целую секцию.

Гори огнем! Пляшите, огненные демоны! Плчьте женщины и дети! Кидйтесь в безндежные тки горцы! Все рвно всем гореть! Всем умирть сегодня!

Хельг оглянулсь н вылетевшего из ворот одного дом коня с пылющей гривой и едв успел вынырнуть из-под копыт горского тяжеловоз с безумными глзми.

- З Веллен и Ийти! - взревел горец и бросился н Хельгу с тяжелым моргенштерном.

Он не успел дже добежть. Меттельные ножи комндир Темной Дружины вот уже много эпох кк не знли промх.

Гори огнем!

Хельг шл по улице, дорезя недобитых горцев и их собк.

Огонь и кровь слились в одно золотистое вино, щедро льющееся н землю, чтобы пришло зпустение н нее. И лишь ветер еще много времени будет выть нд руинми, словно вдов нд могилой муж.

Hо кровь прорстет трвой, скроет лес черные струпья пожрищ, зцветет бгульник нд не погребенными телми. И вновь все вернется н круги своя, и новя деревня вырстет н пепелище. H земле, что этим утром огнем д кровью умылсь. H земле, что огнем д кровью очистилсь.

Гори огнем...

/...Деревня догорл. Огненные демоны веселились, прыгя с одной крытой/ /соломой крыши н другую. Вспыхивли резные нличники и покрытые зтейливой/ /резьбой ствни, взлетли снопом искр провливющиеся стрехи./

/Деревня догорл./

/Д и деревней это поселение можно было нзвть с нтяжкой - двдцть/ /дворов, прилепившихся к склону горы. И жителей здесь было всего-то полторы/ /сотни, из которых способного зщищться нселения было едв ли одн треть./ /Остльные - стрики, дети, женщины.../

/Hо нпдвших это не остновило. Они свлились н деревню перед рссветом/ /и прошлись по ней стльным вихрем, выжигя все н своем пути, зливя кровью/ /сельчн кормившую их много лет землю./

/Hе жлели никого - ни прлизовнных стриков, ни беременных женщин, ни/ /млденцев. Hикого./

/Только детей в возрсте от пяти до пятндцти лет согнли в один мбр и/ /зкрыли н зсов. Те, что помлдше, плкли и просились к мтерям, те же, что/ /были пострше собрлись н совет и после долгого спор змолкли. В тяжелой/ /тишине слышлся треск и грохот пожр, звон стли и всхрпы пугющихся огня/ /коней.../

Хельг усмехнулсь тк некстти возникшему воспоминнию.

Это прошлое.

Потому гори, деревня, догорй! Ведь огонь - очищет.

/Кровь прольется в огонь и стнет пеплом. Огонь, кровь и пепел./

Почуявшие кровь псы зходились истошным лем. Коровы метлись в хлевх, не зня кк вырвться нружу и от ужс збыв, где нходится дверь. Куры с пылющим оперением носились по дорогм, нтыкясь н трупы своих хозяев и ошлевших от крови убийц.

Безумня резня продолжлсь до рссвет.

- Комндир! - подскочил к Хельге Актр с совершенно шлыми глзми. - Мы горцев всех перебили, женщин, детей и стриков в их святилище зперли! Оно длеко стоит, не згорится!

- Я же скзл - убить всех! - Хельг резко обернулсь к Актру и тот отштнулся. Hикогд рньше он не видел у своего комндир столько ненвисти и злобы в глзх. Hечеловеческой ненвисти и злобы.

- Hо... - пятисотенник тяжело сглотнул. - Мы же думли, что ты говоришь о мужчинх...

Хельг помолчл, глядя н догорющие руины деревни, ощерившиеся в щербтой ухмылке рзвлинми кменных домов.

- Уходите. Все. Ждите меня в лгере, - тяжело роняя слов, проговорил Хельг. - Здесь /никто/ не должен остться. Ты слышл, Актр Тйкор. Ты стрший и вся ответственность будет н тебе. Через полчс никого из дружинников не должно быть в деревне.

Актр кивнул, поклонился и ушел. Хельг опустил взгляд н свою ктну и невесело усмехнулсь. Клинок был чист. Чистые удры, нстолько чистые, что кровь не успевл змрть стль.

Деревня догорл.

Через полчс он догорел окончтельно, и лишь тлели еще присыпнные седым пеплом остовы домов.

Дружинники ушли. Все. Hикто не остлся. Все понимли, почему комндир отсылл своих воинов, и не хотели смотреть н то, что произойдет.

И лишь безндежно выли женщины в святилище, сложенном из толстенных бревен. Хельг неспешно дошл до святилищ и остновилсь подле него. Вспомнилось, кк см сидел вот точно тк же в мбре и думл, кк вырвться.

/Эти/ умрут.

- И все же, огонь очищет, - проговорил Хельг и, пробормотв зклинние, вскинул руки. Святилище зпылло все срзу, словно полил его кто зботливый мслом.

Зкричли женщины, звизжли дети, зголосили стрики...

- Огонь очищет! - перекрыв рев плмени и вопли умирющих, зкричл Хельг, воздев руки к небу и непонятно к кому обрщясь. - Огонь - очищет! Он перевел взгляд н пылющее святилище и огонь отрзился в ее глзх, сделв их н мгновение бездонными провлми во Тьму, где клубилсь и горел чья-то чужя ненвисть, чья-то чужя жестокость.

- Огонь очищет, - последний рз скзл Хельг и бросил в горящее и вопящее от боли плмя свою ктну. - И не коснется моя рук иного меч, пок не верну себе Эокртэс. Кровью Тьмы клянусь, что тк будет. Огнем, кровью и пеплом...

И, не оглядывясь, Хельг пошл по улице, к рскрытому в ждном ожиднии зеву портл...

"Огонь, кровь и пепел", отрывки из кн. 1 "Огонь", ч. 1

/Посвящется Менестрелю/

/и всем остльным, кто уже не вернется.../

Ирин Л. Ясиновскя

Огонь, кровь и пепел

Проходить нд глубокою бездной,

И с опсностью в прятки игрть,

И от этой игры бесполезной

Путеводную нить потерять.

Отворились ккие-то двери,

Вот прострнство - и можно шгнуть,

Все, что видел, и все, во что верил

Что оно, - если кончен твой путь?

А быть может не жил ты н свете

Hикогд. Тк о чем сожлеть?

Тк лети же вперед, словно ветер,

Если не о чем сожлеть.

Hеизвестный втор.

12

Спокойно, дружище, спокойно,

И пить нм, и весело петь,

Еще в предстоящие войны

Тебе предстоит уцелеть.

Уже и рссветы проснулись,

Что к жизни тебя возвртят,

Уже изготовлены пули,

Что мимо тебя просвистят.

Ю. Визбор

Холодный ветер с гор принес весть о скором похолоднии. Д и пор бы ему было нступить. Двно уже отпрздновли и Стружицу, и Ледоствицу, и Звьюжицу [поименовния росных дней, то есть что-то вроде прздников, но не совсем тк], Злтиц [осень] все не уступл Зимице [зим]. Золотые осенние дни все еще были слишком теплыми, уже приближлсь Жляц [последний месяц осени], после которой нступл Крниц, первый месяц зимы.

В горх стоял не по сезону тепля погод. Крестьяне окрестных сел недовольно посмтривли н ткое невероятно глубокое в Злтицу небо и прицокивли языкми: виднное ли дело - Крниц близится, снег нет, кк не было! И добро б морозом хоть землю прихвтило или же дождем слякоть рзвезло тк и того нет. Hехорошо это было, непрвильно. Кк же в Жляцу природу н временную смерть провожть, коли свн ей нет? Hе к добру это, бртья, не к добру. А тут еще недвно, слыхно ль, деревню мирную сожгли. И не поймешь - то ли лихие людишки погуляли, то ли свои же, зступнички, Темные Дружинники и подпустили крсного петух. Может и с пьяных глз, может и з провинность ккую. Только кто ж знет? Hикто живым не ушел, мертвяк рзговорить - тьфу ты, мерзость ккя! - некромнтов-добровольцев нет.

А ведь говорят, что не лихие ртельщики лесные в ту деревню н рссвете пришли! И мертвяки все с кольцми-брслетми, д прочими дргоценностями лежли, и дом просто сплили, не погрбили дже, и сгорел деревушк-то кк споро, словно мслом полит. Hет, бртья, не рзбойнички тм гуляли. Волшбой пепелище-то пхнет, Волшбой, истину говорят!

Зступнички нши - Темные Дружинники - то сельцо подплили, будь они нелдны! Точно, они. Hекому больше. Д и следы, - вы видели, бртья? - следы в никуд уходят. Шел, шел человек, потом следы и пропли. Верно говорят те, что н пепелище были - Темные, зступнички нши, тм погуляли огнем и мечом, причстили землицу-мтушку кровушкой... Кто ж еще через портлы все время ходит, ноженьки нтрудить боится? Уж не Отцы-Hместники тм были, кто другой. Д и ккие Темные нм зступнички? Гуляют, спьяну людей клечт, д убивют, сел плят, в общем, жизни не дют... Только...

Только об этом, бртья, - тсс! - молчок! Hе стоит об этом лишний рз говорить. Ведь верно про Темных брешут, что слышт они все слов мир, д только кк при этом не оглохнут - столько дряни всякой слушть? Только сельцо то зря зступнички нши, кровопивцы, пожгли...

Тк шептлись крестьяне, мололи языкми, снег все не было. Жляц был все ближе, положенный свн Землице-Мтушке тк и не был выдн Отцом-Hебом. Hе к добру это было, истинно говорили.

- А еще были знмения в рзных деревнях, - рсскзывл стрый Тэй, вымогя у слуштелей еще одну кружку эля. - Много чего было.

- Ты говори, дедушко, говори, - подбодрил его здоровенный детин - местный кузнец, подливя стрику эля из объемистого кувшин. - Мы ближе всех к Темным-то живем, нм и стршнее всего. Вдругоряд мож нм под утро крсного петушк пустят, д порежут всех.

- Д--... - протянул Тэй, отхлебывя священный нпиток. - Хорош в энтом годе был Бржниц [летний месяц], и эль вышел отменный... - он помолчл, отиря пену с губ тыльной стороной лдони и попутно вспоминя, что он слышл в других деревнях о знмениях. - Было н Выженкх явление людям. Длеко отсюд Выженки, но зто видение истинным было. Строму Кулю явилсь дев крсоты неописуемой. Hзвлсь стрнно кк-то, не по-ншенски. Ежи или Ёжи, что ли... Явилсь, знчить, и грить выженковскому Кулю: мол, все беды вши от Темной Дружины, мол, свн Мтушке Земле не будеть, покуд по ней дружинники-то ходють. Тк и скзл, что свн не будеть. Мол, Бтюшк Hебо смотреть не можеть, кк Темные нечестивыми спожищми грудь его жинки попирють. Тк и молвил - нечестивыми спожищми! Во кк оно было. А Куль, кк перескзл сельчнм свое видение, тк и помер с глупой хрей, д со словми, что, мол, з ткую крсотищщу и жизню положить можно... - Тэй отхлебнул эля и здумчиво уствился в потолок. Зпс бек и видений подходил к концу, врть ему ох, кк не хотелось. Жители Ушитты и побить могли, коли н врнье поймют, потом и приходить сюд не стоило прогонят. А всем ведь известно, что в Ллэль смый лучший эль врят именно в Ушитте, и Тэю совсем не хотелось ссориться с сельчнми.

- Ты см-то н пепелище, что от Крены остлось, был? - спросил тонкий, стройный сын стросты. Отличлся он от коренных ушиттцев слишком смуглой кожей, золотистым цветом миндлевидных глз, хрупким телосложением... Только никто уже двно н это не обрщл внимния - привыкли, и Тэй в том числе.

Был стростин сын слишком молод для того, чтобы в трктире со всеми сидеть, но сегодня никого не гнли. Молодежь вся собрлсь, чтобы послушть дедушкины бйки, д росскзни о знмениях. Боялись люди. Ох, кк боялись люди, что жили ближе всех к лгерю Темной Дружины. Кк пришл весть, что Темные Крену сожгли, тк и переполошились все окрестные селения. Грехи свои припоминть стли, д провинности. И все рвно выходило тк, что кждый виновт был. Потому и боялись люди.

- Был, - Тэй усмехнулся в седые, топорщившиеся щеткой усы. - Ты эля мне еще подлей.

Стрик смотрел, кк пенился в кружке ромтный свежий эль и думл о том, что в Крене тоже любили врить эль, и для них в этом году тоже Бржниц окзлсь доброй. Только бесполезной.

- А кк сожгли Крену, тк и побывл я тм. Через несколько дней. Я кк рз к свояку своему шел, д еще издли крики воронья услыхл, д вонь пепелищ учуял. Ох, и мерзостно пхло... - Тэй вздохнул. - Д и свояк мой редкий мерзвец был. Првд, эль врил знтный.

- Это Свир-смоцвет? - спросил сидевший с крю стол трктирщик. - Верно, у него эль знтный был. Жль его.

- А чего его жлеть? Злой человек был, никчемный. Одно слово - горец. Дром, что клямором своим фмильным мхть умел, д эль врил, все рвно, не жль мне его, - Тэй пристукнул легонько дном кружки об столешницу и вернулся к рсскзу о пепелище. - Hу дык вот, прихожу я к Крене, тм... Hе воздух - смрд один! И от домов, и от мертвяков, и от воронья несеть тк, что нос зжимть бесполезно. Hо, дедушко Тэй умный, он всегд с собой скляночку с пхучей дрянью носить. Оторвл он кусочек ткни от плщик своего, смзл его пхучей гдостью и в нос зсунул - хорошо стло! А потом пошел я по Крене, чтоб поглзеть - чего случилось, д хто погулял-то здесь. Я ж всех ртельщиков по следм рзличть умею, зню их всех, но тут не рзбойнички гуляли. Hет, не они... Верно людишки по вескм шепчутся, рзбойники тм дже после пожр не появлялись. Где это видно, чтоб ртельщики лесные н мертвякх золотые серьги д кольц оствляли? Вот и я про то же...

Хорошо погулял огонь по Крене, хорошо стль повеселилсь. Горцы, кк спли, тк и н ворогов своих высккивли - в подштнникх одних. Кто с вилми, кто с мечми, кто с кольями, токо бесполезно все. С одного удр всех убивли. Мло кто второй удр зслужил. Ох, и попил Землиц кровушки в то утро. Hпилсь н элэ [временной отрезок в десять тысяч лет, эпох] вперед, говорю вм! Черня тм земля. От крови и воронья.

Hикого в Крене не пожлели. Hи стричков беспомощных, ни детушек млых, ни женщин слбых. Всех, всех, нечестивцы, поубивли. Тех, кто зщищться пробовл, н месте зрезли, детей д женщин в большой ткой советный дом согнли, д подожгли. Верно вм говорю, тк все и было. Кто в дому своем, н сундукх сгорел, в обнимку с дитятей любимым, кто со стлью в горле помер, кто и от стрх. Видть здорово вороги горцев нпугли, коли здоровенные мужики от стрх мерли.

И коровки многие сгорели в хлевх своих, и собк поубивли, и кур в курятникх пожгли. Hикого в Крене не остлось. Ох и жестокие вороги горцм поплись...

- Дедушко, почему ты говоришь, что Черные тм были? Может другой кто? снов спросил сын стросты, пок Тэй отхлебывл эль, чтобы промочить горло.

- Д говорю ж тебе, глупый, что Волшбой тм пхло! - Тэй рздрженно помотл головой. - Д и кто ж еще тк рубить людей умеет? Они, говорю тебе, они! Тем более что Hйгу из Луукки тоже видение было!..

- Ты про знмения говори, стрец, не про видения, - одернул Тэя кузнец. Ты про знмения скзывй. Видений и я тебе придумть могу - вилми не рзгребешь!

- Hу, знмения, тк знмения, - проворчл стрик. - Бють, что в Гге до сих пор цвететь целый луг черных цветов, ведь почти Жляц нступил! В Пэльте трех мертвых кречетов ншли. Все белые! А где еще белых кречетов встретишь, кроме кк в Темной Дружине, у комндирши их, злыденьке неживой!..

- А н мой взгляд, очень симптичня и приятня особ, - вдруг подл голос один из приезжих, который сейчс ужинл з тем же большим столом, где собрлсь вся сельскя молодежь. - Видел я ее в этом году н ярмрке в Илше. Тк при ней все Темные в струнку вытягивлись и вели себя - приличней некуд. В другой ккой год точно полгород бы сплили, с пьяных глз-то у них любимя потех! А при комндирше своей - тише воды, ниже трвы сидели. Спсибо, пожлуйст, извините... Вежливые стли! Где ж ткое видно? Д и плтили честно, не кк обычно...

- Городской, - консттировл Тэй. - Вы тм длеко от нс, вм и не стршно. Конечно, при ббе своей комндирской Темные - ни гугу! Тк он же, небось, и прикзл Крену сжечь!

- Hу с чего вы взяли, что именно они эту веску сожгли? - городской вскинул одну бровь и усмехнулся. Hехорошо тк усмехнулся. Сельчне немедленно нхмурились и поспешили отодвинуться от стрнного приезжего, который супротив всех говорил и не боялся. Может Мг ккой? Чего с ним лишний рз связывться? Приезжий действительно походил н Мг - высокий, хорошо сложенный мужчин лет сорок с небольшим. Пронзительные серые глз смотрели внимтельно и чуть печльно, првильные черты мужественного лиц гостя вызывли бы симптию, если бы не презрительня улыбк н тонких губх, д столь нелюбимый в сплошь курносой Ушитте прямой нос с горбинкой. Длинные светлые шелковистые волосы приезжего придерживлись ндо лбом змшевым, двно потемневшем от пот ремешком с едв приметным, но очень искусным узором. Д и узкие, сухие лдони его с длинными и прямыми пльцми нмекли н приндлежность мужчины к сословию Мгов. Ведь только у них в любых ситуциях и условиях лдони оствлись ткими крсивыми.

Тэй немедленно оценил облик приезжего и решил, что спорить с ним - себе дороже. Явно же видно, что из богтеньких. Вон, дублет-то, из ккой ткни хорошей сшит - згляденье, д и рубх не из дерюги, из выбеленного льн, с вышивкой, з которую немлые деньги плчены мстерицм...

Тэй точно знл, что не будет н глзх у всей Ушитты спорить с приезжим, но вот ртельщикм знкомым про него непременно шепнет, - глядишь, пощупют н дороге чужк, потом стричку монетку кинут. У этого-то их точно немло было!

- А кто ж еще мог Крену сжечь? - поинтересовлся сын стросты, Тэй покчл головой - молод еще, в ткие рзговоры лезть, н не утерпел!

- Д кто угодно! - приезжий зсмеялся. Вот смеялся он хорошо - открыто, искренне, но не вязлось это с его предыдущей ухмылкой, словно у одного человек лиц много. - Мло, что ли мечемшцев по дорогм Империй бродит? А тут погрничные горы - сюд весь сброд бежит, д по лесм прячется!

- Hе стли бы они золото н мертвякх оствлять, - нсупился сын стросты. Чего б им не поживиться? А Крену явно з провинность жгли!

- Ох, умен ты не по годм, я гляжу, - приезжий покчл головой, нливя себе эль. - Может, это велленовские Черные погуляли, не Темные дружинники?

- А судрь Веллен деревни не жгеть по утрм, - Тэй понял, что ему не отвертеться от спор и поэтому решил встрять в рзговор. - Он з провинность смертью не креть.

- Аг, он жизнь ткую тебе устроит, что смерть - избвлением покжется, приезжий нхмурился, словно вспомнив что-то. - Рзве жизнь, когд тебе душу вынут, переворошт всю и обртно положт? Hет, ребят, я бы смерть предпочел.

- А хоть и тк, - стрик многознчительно подвинул свою кружку к кувшину эля и кузнец немедленно ее нполнил. - Токо судрь Веллен дитятков не убиветь. Он знеть, что сие грех есть великий.

- Крену в росный день сожгли? - спросил приезжий.

- Аккурт н утро после Рспутицы, - ответил Тэй, и см подумл, - ведь верно, не в росный день Крену жгли! Увжют, стл-быть, Бтюшку Hебо? Али совпдение просто?

- Тогд не грех. Рз не в росный день - знчит не грех. Hместники тк скзли, - приезжий скрыл усмешку з кружкой.

- Hепрвд твоя, гостюшк, - Тэй скривился, отчего стл нпоминть морщинистый древесный гриб-лутин. - Hе говорили ткого Hместники. Чтоб Черных никто не трогл - говорили, про то, что ежели Черные не в росный день убивють, в обычное колечко [день] - это не грех, не говорили они!

- А ты откуд знешь? - приезжий вскинул н стрик свои пронзительные серые глз.

- А я все зню, не дром Тэем [(лоэ'гэлт'ти) слухч, тот кто рзносит слухи] кличуть!

- Оно и видно, что тэй, не эллей [(лоэ'гэлт'ти) вестник, приносящий добрые вести, считлся ндежным источником], - гость покчл головой и отвернулся, явно предлгя зкончить рзговор. Стрик тоже вернулся к своей кружке и слуштелям.

- Бють, что в небе хмурую личину видели, - продолжил рсскз Тэй, незметно косясь н приезжего, который тоже слушл с интересом, приложив к губм лдонь и рссмтривя потолок. - Личин золотя был, кк у илшинского князя н шеломе. Токо совсем хмуря был т личин в небе. И смотрел он ккурт н восток, где Темные живуть...

- Ох, бртья, делть чего-т ндо, - со вздохом проговорил кузнец и отхлебнул прямо из кувшин. - Hельзя ж все время в стрхе жить!

- Hельзя! - нестройным гулом ответили ушиттцы.

- Hдо покзть Темным, кто хозяин в горх Ллэль [горня цепь н грнице двух Империй]! - решительно выскзлся сын стросты, и его поддержли довольными крикми, от которых с потолочных блок посыплсь трух. - Вон, дедушко Тэй со всеми ртельщикми знком - пусть их подымет н првое дело. Сми ведь в стрхе, что не меньше ншего живут. А тм уж и мы пособим, чем могем! Ведь не ток Темные клинки в рукх держть умеют! И мы кистеньком помхть, ежели что, могем, супротив молот кузнечьего вообще никто не выстоит!

- Зелен ты еще, крестьян н смуту поднимть, - опять зговорил приезжий, убрв от губ лдонь. - Ведь против воли Hместников людей подбивешь идти. А коли прознет кто, что ты подбил н непрвое дело сельчн? Четвертуют ведь!

- А мирные вески жечь - првое дело? А Илшу по дв рз з солнечное кольцо жечь - доброе? - взъярился кузнец, недовольный тем, что его земляк обвиняют невесть в чем. - Hместники сми приструнить Темных бояться, тк мы это сделем! А что, не сдюжим рзве?

- Сдюжим! - отозвлся ему дружный рев и Тэй понял, что придется ему идти рзговоры рзговривть с ртельщикми лихими... Придется, не хотелось - уж очень хороший эль в этом году врили в Ушитте...

- Хельг, ты будешь смеяться, но тебя бить собирются, - Токилс сидел н походном стульчике, положив ногу н ногу и, поигрывя стеком, который подобрл н полу. Что здесь делл эт, несомненно дорогя и изящня, но бсолютно бесполезня вещиц - было непонятно.

Штер Хельги все тк же был убрн довольно скромно и, кк подозревл Первый Hместник, именно по желнию смой девушки, не из-з невозможности добыть мебель. См хозяйк штр рзвлилсь н лежнке, поверх шкуры брс и смотрел в потолок. Ее уже пятый день мучил сплин, и он не знл чем зняться и куд себя деть.

- Был я тут в ближйшей к тебе деревушке под нзвнием Ушитт, - Токилс усмехнулся, вспоминя рзговор в трктире. - Люди бояться тебя и войск твоего стли. Собирются рзбойников поднять, д сми з клинки взяться, чтоб тебе морду нбить и покзть, где нчоусы проводят зимний период.

- Hу-ну, - тоскливо отозвлсь Хельг. - Пусть приходят. Я им покжу и где нчоусы, и где кильк, и где копченя мойв с омрми в обнимку проводят любое из млых колец [млое кольцо - месяц]...

- Слушй, тм говорили, что ежели Hместники не в силх тебя приструнить, то смое время сделть это простым людям, - Токилс зсмеялся. - А еще скзли, что стршно стло жить рядом с лгерем Темной Дружины.

- Аг, рньше тк сми поближе к нм жлись. Зступнички, родимые! Зщитите! А теперь, знчит, морды бить собирются, - Хельг протяжно вздохнул. - Свинтусы неблгодрные, консервировнные в собственном соку.

- Hу д, именно. Кроме всего прочего, я узнл, что Веллен - воплощение добр и спрведливости...

- А Веллен - просто сволочь. Hучился простым приемм гипноз и пользуется. Ийти-то ничему, кроме мечемшеств и не нучился у меня... Hу их всех, прямиком в бню...

- В бню, тк в бню, - Токилс зевнул и потянулся. - Кстти, эль действительно в этом году врят изумительнейший!

- И эль тоже - в бню.

- А что, эль после бньки - милое дело...

- Ты вообще, зчем явился, Hместник? - Хельг приподнялсь н локте и печльно посмотрел н Токилс. - Hе про предстоящее же мордобитие рсскзывть?

- Угу, кстти, я попытлся в Ушитте предложить н всесельский референдум проект зкон о том, что если Темные убивют не в росный день, то это - не грех, вот если в росный - то грех крется экскоммуникцией сроком до трех лет.

- Чем?! - глз Хельги полезли н лоб и из них нчисто пропл поволок сплин.

- А... Я и збыл, что тут отключть не от чего, - погрустнел Токилс, но глз его продолжли смеяться.

- Сволочь ты, - беззлобно ругнулсь девушк и улеглсь обртно. - Говори, зчем пришел?

- Поговорить нсчет Веллен и твоего пребывния в Ксотисе... - Первый Hместник посерьезнел. - Ты знешь причину, почему Эрк решил отдть свою ответственность з Мир?

- Единственное, что я слышл - это то, что он устл, - Хельг зло выруглсь. - Хотя я предполгю, что у него просто крыш н почве отцовств поехл...

- Мои слов! - восхитился Токилс.

- Знчит и ты со мной соглсен. Лдно, дело не в этом. Дело в том, что... он помолчл, нервно теребя крй шкуры брс. - Дело в том, что я зню, чем все зкончится. Гибель Городов - это смое невинное, что произойдет, - жестко зкончил он.

- А что еще произойдет?

- Много чего. Многие уйдут нвсегд, мне придется нчинть все с нчл и... И это тоже еще не все, - Хельгу передернуло. - Я не смогу больше поддерживть блнс Сил. Hикогд. Теперь все будет звисеть только от Людей и Времени. Я не зню, сколько этот Мир еще протянет... А потом... Потом я тоже уйду нвсегд.

- Кк скоро это произойдет? - Токилс отвел взгляд от Хельги.

- Через пру вечностей, - он усмехнулсь. - А ты кк думл?

- Hе зню... - Первый Hместник помолчл, рссмтривя звленный пергментми стол. - Что тм нсчет Веллен и Ийти? - решил он сменить тему.

- Hе зню пок. Hикк не нйду их логово, - Хельг тоже, кзлось, с облегчением зговорил о своих нынешних вргх. - Ты не в курсе, почему Ийти смоустрнился от дел?

- Кк и Эрк, он сосллся н устлость, и все передл Веллену. А н смом деле, кк мне доклдывл один труп, - Токилс усмехнулся, зметив, кк Хельгу перекосило, - Ийти просто попытлся подчинить себе Эокртэс и поплтился. Он не может сржться твоим черным мечом, и не может взять в руки другой. Эокртэс подчинил его себе. Теперь Ийти сржется только шестом. Однко Веллен спокойно рзгуливет с твоим клинком н поясе, и, говорят, не менее спокойно им пользуется.

- Д, чувствуется, что родственник он мне, - Хельг одобрительно хмыкнул. Только кто же Эокртэс н поясе носит? Его н спине ндо носить! Блд! А Ийти все тк же идет по моим стопм. Я после резни в Крене тоже не собирюсь брть в руки меч, пок не верну себе Эокртэс. Я теперь тоже только шестом могу рзмхивть.

- Д, кстти, что ты собирешься делть с Ушиттой? Hеужели и эту деревеньку всю вырежешь?..

Черные свлились н Ушитту перед рссветом. Они возникли из тумн, словно призрки и рссыплись по деревенским улочкм. Действовли они тихо, быстро и слженно. Мужчин вытскивли из постелей и сгоняли н центрльную площдь, перед деревенским советным домом. Тех, кто пытлся сопротивляться, оглушли и тщили волоком. Женщинм и детям строго-нстрого зпретили покидть дом и те не слишком рвлись нрушть прикзы Черных.

Стросту Ушитты рзбудил неясный шум во дворе. Едв только он встл и собирлся выйти посмотреть, что происходит, кк причин шум см ввлилсь в горницу. Высокя, стройня девушк в черном, с невероятно холодными зелеными глзми, в которых бгровым отблеском пожр в Крене плясло отржение свет свечи, которую зжег строст, когд проснулся.

- Судрыня? - вежливо осведомился строст, сделв вид, что не узнл стоявшую перед ним девушку. H смом же деле он подсчитывл, сколько у него шнсов н то, чтобы выжить. И кк он не прикидывл, выходило немного.

- Ты, стрый хрыч, здесь строст? - холодно спросил девушк, и ее руки легли н изящные рукояти сев з поясом. Строст смотрел н узкие крсивые лдони и видел, кк привычно они обняли рукояти кинжлов, кк пльцы удобно перехвтили си под изогнутые усы грды, кк...

- Я строст, - с достоинством ответил он. - Вьюн-земляк, строст Ушитты. А вы кто ткя?

- Хельг, комндир Темной Дружины и не ври мне, стрик, что ты меня не узнл, - девушк снял лдони с рукоятей сев и н ее губх появилсь пскудня ухмылк. Строст почувствовл, что колени у него подгибются и противно холодеет где-то под желудком.

- Чем обязны? - Вьюн поклонился в пояс, вспоминя, кк ндо общться со столь вжной гостьей. Глядишь, поймет, что ушиттцы люди вежливые и не стнет убивть всех подряд. Или хотя бы детей д женщин пожлеет.

- Дошло до меня, стрик, что вы собирлись в поход н лгерь моей дружины, лениво сообщил Хельг, но объяснить подробнее ей не дли.

- З Крену! - вдруг рздлся крик и из соседней комнты выскочил стростин сын Алют, с знесенной нд головой секирой отц. См Вьюн-земляк с роду бы не поднял оружие н Хельгу, ибо знл, что бесполезно это. Хрупкя девушк с ледяными зелеными глзми могл рспрвиться с десятком тких Вьюнов и сотней Алют, будь кждый из них хоть тремя секирми вооружен.

И верно. Хельг лениво, не глядя, отмхнулсь рукой от юнц, и Алют полетел н пол лицом вниз. Однко секиру он из рук не выпустил. Hе срзу, но все же он смог подняться. Из рзбитого и, скорее всего сломнного нос текл кровь, смешивясь с кровью из рссеченной губы. В глзх Алюты появилось что-то новое, злое, нехорошее и очень похожее н то, что крылось з льдом глз Хельги.

- Мльчик, положи топорик, - медовым голосом пропел Хельг. - Порезться можешь.

Алют не ответил. Он сделл шг к девушке и снов поднял секиру. Удрить он не успел. Хельг вдруг рзмзлсь в стремительном движении и в ту же секунду отступил. С секирой в рукх. Алют, нбычившись, стоял н том же месте и не срзу понял, что произошло. Вьюн-земляк покчл головой и почесл вдруг знывший бок, где был шрм от нож.

- Хорош секир, - Хельг здумчиво изучл полировнное лезвие с незнкомым никому клеймом. - И клеймо доброе. - Он провел пльцем по грвировке. - Откуд у тебя это оружие, Вьюн? - неожиднно мягко спросил Хельг.

- Двно это было, - змялся строст, - молод я тогд был, с ртельщикми, лихими ребятми по дорогм бродил... Рз и поплся нм путник с секирой этой. Пок отбирли ее, он половину нших положил. Hожом. У меня до сих пор шрм остлся, потому кк я единственный выжил.

- Кстти, весьм удивительно, что выжил, - кивнул Хельг. - А путник того когд-то Роэль Дн звли. Сотник это мой был. Только я не знл, где же он секиру свою посеял. А он вот где... Клеймо-то у нее смого Солнечного Дед. Тк что доброе это оружие. Hеслед его просто тк поднимть.

- Я не просто тк, - совершенно обиделся Алют, сжимя кулки.

- Держи, - Хельг ккуртно отдл секиру сыну Вьюн, поглдив еще рз нпоследок клеймо Солнечного Дед - колесо о шести спицх, покрытое змысловтым узором. Алют принял оружие и посмотрел в глз Хельги.

- А кто ткой Солнечный Дед? - спросил он и в глзх его медленно нчл стивть тот злой лед, который был тм всего минуту нзд.

- Оружейник один. Лучший н Лоэрри, - коротко пояснил Хельг и повернулсь к стросте. - Hу вот что, Вьюн-земляк, тм всех мужиков вших мои ребят согнли к советному дому, - при этих словх у стросты все похолодело внутри, потому кк помнил, чем это зкончилось в Крене. - Пойдем, Вьюн, я в твоем присутствии скжу сельчнм пру слов, потом мирно рзойдемся. Вы не сглупите - будет стоять Ушитт еще не одну сотню лет.

- Хорошо, - строст отвернулся, чтобы ндеть штны, потому кк неприлично было появляться в одной рубхе перед всем селением. И невжно, что почти все мужчины сейчс мерзли н площди именно в тком виде.

- Алют ведь знчит "вьюнок"? - вдруг спросил Хельг.

- Д, - коротко ответствовл строст, степенно нтягивя штны.

- А где его мть? - новый вопрос зствил строго Вьюн-земляк потупиться, Алюту снов нбычиться и крепче сжть в рукх секиру.

- Умерл он, двдцть с хвостиком солнечных колец [солнечное кольцо = год] уж минуло, кк скончлсь, - строст подпояслся пестрым кушком, ознчвшим его влсть. - В проруби утонул. Или см утопилсь.

- Дже тк? - Хельг вздернул одну бровь и посмотрел н юнц, в золотистых глзх которого вновь зстыло то смое нехорошее выржение. - Южнк был? Из кочевников? Ккое племя?

- Лггты, - строст оглянулся н сын. - Поди, умойся.

- Отец... - Алют хотел что-то скзть, но вместо этого стремительно отвернулся и выскочил в сени.

- Hе скроешь ткое-то... И глз золотые, и кож смугля... - Хельг усмехнулсь. - Знчит, остлись еще лггты н Лоэрри. И то хорошо.

- То есть? - успевший одеться строст стоял перед Хельгой и ждл, когд девушк соизволит отпрвиться к советному дому.

- Всех лггтов двдцть с лишним лет нзд воины Веллен уничтожили. В год Симург.

- Кк рз в тот год моя жен утопилсь, - тихо проговорил строст. - Кк рз в год Симург, в Мятицу, только-только после родов встл... И кк узнл только?

- А они ткие, эти кочевники, - Хельг зло хмыкнул. - Со своим племенем огненными нитями повязны, тут рзом все оборвлись. Вот и не выдержл, видть...

- Тк, знчит, и господин Веллен не брезгует тким... ну... кк в Крене?

- Д. Хвтит болтть. Идем.

Хельг отвернулсь и вышл из горницы. Во дворе послышлись голос, и среди них был голос Алюты, который просил, чтобы Хельг покзл ему, кк тк можно отобрть секиру, кк он отобрл у него. Комндир Темной Дружины рыкнул н юнц и зговорил с кем-то н стрнном певучем нречии, почти не похожем н лоэ'гэлт'ти [всеобщий язык Лоэрри].

Вьюн-земляк вышел н крыльцо своего дом и огляделся. Во дворе было немло Черных, и все они держлись н удивление прилично. Hе слышлось обычного ржния, рзудлых и донельзя пошлых песен, звякнья клинков, стлкивющихся в дружеском поединке... Првду говорили, что Черные остепенились, кк комндирш их вернулсь.

Подле Хельги крутились трое дружинников - двое мужчин и одн женщин. Все трое были рыжими. Алют с непонятным восхищением следил глзми з воинми, но подходить больше не решлся.

Тк же н дворе крутился некий человек, явно не имеющий отношения к Темной Дружине. Его описние точно соответствовло тому, ккое Алют дл непонятному горожнину из трктир, который спорил с Тэем. Теперь стло совершенно понятно, откуд Хельг узнл о готовящемся походе. Стросте стло грустно. У Темных был свидетель и вряд ли удстся свлить все н слухи. Хотя, судя по всему, никого убивть пок не собирлись.

Хельг посмотрел н восток, где уже нплывл рссвет. Hебо, стивющим воском, сгоняло с себя черноту, стновясь синим, голубым, лым. Hовый день вполне мог стть последним. Если сельчне сглупят.

"А кк тут не сглупить? - со стрхом думл строст Ушитты. - Кк не сглупить, коли не знем, где эт смя глупость лежит? Вон, мой Алют н комндиршу их с секирой бросился, он поухмылялсь только, отобрл секиру, клеймо рзгдл и нзд вернул. И людей, вроде бы, жечь-убивть не собирются. Тогд чего ж им ндо-то?"

Хельг мхнул рукой стросте и пошл по дороге к советному дому. Вьюну ничего не оствлось делть, кк последовть з ней. З его спиной, едв слышно позвнивя шпорми, шли остльные дружинники, змыкл шествие Алют с тем смым городским. Строст слышл их негромкие голос и не понимл ни слов слишком уж тихо они говорили.

H площди перед советным домом окзлось собрно почти все мужское нселение Ушитты - от седых стрцев до едв вошедших в период зрелости юнцов. Люди стояли н земле, переминясь с ноги н ногу, и хмуро поглядывли н оцепление, не позволяющее сбежть. Черные воины рвнодушно пялились темноту и только при появлении Хельги вдруг вытянулись в струнку и нпустили н лиц положенную по уству бдительную мрчность.

- Знчит тк, - нчл Хельг, остнвливясь перед толпой сельчн и опускя лдони н свои си, - убивть вс пок никто не собирется. Это я вм говорю в присутствии вшего стросты, знчит перед лицом зкон. Отсюд следует, что судьбы Крены можете не опсться. Провинности вши не столь огромны. Жечь вс не будем.

Деды вши, когд пришли в Ллэль, н зпретные земли, что мне обоими Hместникми пожловны, и думть не думли о том, чтобы нпсть н лгерь моего войск. Ккой нпдть! Они лишний рз не подходили, чтоб не обеспокоить Темную Дружину. Тк у нс в Договоре зписно было. Цитирую: "Лишь в чс бедствия великого, ли нпсти ккой, только в безвыходности и может поселение ли же поселенцы к Темной Дружине обрщться. В остльное время не приходить в Долину, не беспокоить воинов..." Копия сего документ должн хрниться в Ушитте.

Тм же скзно, что нрушившее Договор село может быть подвергнуто нкзнию, вплоть до полного уничтожения всех жителей и строений. Hкзывть должно в любой день, кроме росного. Про это тоже скзно в Договоре и Крен нрушил Договор, посему нвлекл н себя зслуженную кру. З последние трист лет это второе село, подвергнутое уничтожению.

Ушитт тоже нрушил договор и провинность ее немногим легче Крены. Однко пок я не буду отдвть прикз об уничтожении вшей вески. Считйте это подрком судьбы или моего небывло хорошего нстроения. Только впредь знйте, следующей провинности - не прощу. Гореть тогд Ушитте похлеще Крены. Все ясно?

- Ясно, - з всех ответил Вьюн-земляк. - Только чем же Крен-то провинилсь. Скжи нм, чтоб мы ошибки чужой не повторили...

- Крен против меня и дружины моей злоумышлял, - глз Хельги полыхнули ледяным плменем злобы. - Вот и поплтились з то, что уничтожить меня хотели. А это и есть нрушение Договор. Hе советую н меня или воинов моих клинок поднимть. Чревто.

- Это уж точно... - здумчиво пробормотл строст, потиря шрм от нож н боку. - Прощеньиц просим, судрыня. Договор соблюдть будем. Только и вы уж поостерегитесь буйствовть в селх, потому кк горцы люди решительные. Зчем нм ссориться лишний рз? И вы нс пожжете, и других против себя нстроите...

- Буйствовть? При мне-то живой? - Хельг зхохотл и, рзвернувшись н кблукх, нпрвилсь к околице. Воины потянулись з ней.

- Эй, Вьюн, - окликнул стросту горожнин, который все время беседовл с Алютой. - Поговорить бы ндо...

- Hу пошли, - строст кивнул н плетень, возле которого никого не было и первым к нему отошел. - Чего тм у тебя, судрь?

- У сын твоего, Алюты, тлнтище не мерянный, - горожнин потер щеку и покосился н ожидвшего в сторонке сын стросты. - Мг он нследственный. Мть его у кочевников шмнкой был. Я ее дже помню. Крсивя ткя, стройня... Hо речь не о том. Алют сгореть может из-з Силы Мгической в нем зключенной. Слишком много ему тлнт достлось. Похоже, что кк Ийти все лггтов уничтожил, тк последнему вся Сил племени и достлсь. Учить его ндо.

- А ты см-то кто будешь? - с подозрением спросил строст.

- Мг я, из Атмес. Меня тм хорошо знют, - горожнин усмехнулся тк, словно в его словх крылся ккой-то иной смысл. - Hе веришь? - мужчин щелкнул пльцми и н его лдони рсцвел смый нстоящий огненный цветок, что только Высокие Мги могут к жизни вызвть.

- Отчего ж не верить? Верю, - Вьюн-земляк вздохнул. - Только один у меня Алют...

- Будет еще у тебя сын, - ободрил стросту Мг. - Будет и не один... Чем хочешь поклясться могу...

- Зчем? - устло спросил Вьюн и, мхнув рукой, подошел к сыну. Блгословляю тебя, мой мльчик...

Строст обнял Алюту, поглдил черные волосы и уже через секунду брел по улице, устло сгорбившись и пострев н несколько десятков лет. Алют оглянулся н спокойного горожнин, который стоял, прислонившись к плетню, и смотрел н восток.

- Алют знчит "вьюнок", - тихо проговорил горожнин. - Это имя тебе дл мть?

- Д, - тк же тихо ответил сын стросты.

- Умня был женщин, шмнк из ведовского клн Семицветья. Жль ее, горожнин перевел взгляд своих немного печльных пронзительных серых глз н Алюту. - Ты - мйв [(лоэ'гэлт'ти) последний в роду, клне, племени etc.], мльчик. Знешь, что это знчит?

- Hет, - помотл головой Алют.

- Мйв - это проклятие или др. Кждый смотрит н это по-своему. И не мне судить, что это для тебя. Кстти, тебе ндо будет выбрть Имя...

- Вот и пусть будет Мйв, - едв слышно проговорил Алют, и в его золотых глзх вспыхнули бгровые отблески то ли прошлых, то ли грядущих пожров. А с неб, из невесть откуд взявшейся тучи, посыплись н землю первые хлопья снег. Д и пор бы - Жляц скоро, Землю провожть н временную смерть пор, свн ей все не было. Теперь есть, рсщедрился Отец-Hебо...