/ Language: Русский / Genre:sf,

Путь Из Ниоткуда В Никуда

Ирина Ясиновская


Ясиновская Ирина

Путь из ниоткуда в никуда

Ирина Л. Ясиновская

Взгляд Дракона

Путь из ниоткуда в никуда

Иолис остановила Корунда и оглянулась. Hик отстал. Его Буян серо-стального цвета все же не мог сравниться в скорости с вороным конем Миледи Аркенда. Зато в выносливости не уступал. Хэйял, умчавшийся куда-то вперед, вернулся и теперь, тявкая, как болонка, прыгал вокруг. В его зеленых глазах скакали веселые чертики.

- Что, мопсик, набегался? - ласково поинтересовалась Иолис, перегибаясь из седла почти до самой земли. Волк, зная нрав хозяйки, отпрыгнул в сторону и насмешливо завыл. Иолис усмехнулась, подхватила рукой, затянутой в черную перчатку, какую-то былинку и выпрямилась. Тем временем подъехал Hик и остановился рядом.

- Hу что, разобрались, куда нас занесло? - спросил он, оглядывая выжженную, ровную как пластина нагрудника, степь. - Вискония это или Виртон? Или еще что? Щит?

- Знаю одно - мы в Лильене, - Иолис задумчиво жевала сорванную былинку и всматривалась в горизонт. - Степи... Может Диллия? Hик, определил бы Магией? У меня все силы на портал ушли, теперь отдохнуть надо.

- Отдохнуть ей надо, - язвительно проговорил оборотень, недобро сверкая изумрудно-зелеными глазами с вертикальным зрачком. - Ты уже неделю отдыхаешь! А координаты я все равно не определю. Помех больно много из-за того, как вы с Сэллом сцепились. Клинком уже ломает махать? Все норовишь Магией обойтись...

- Что я слышу? - Иолис холодно взглянула на взбешенного Hика. - Советы уже начал давать? Растешь не по годам, а по часам... - она помолчала. - Аянэ что-то долго копается... Уже пять дней, как улетел.

- Да... - Hик посмотрел на валяющегося в пыли Хэйяла. - Пять дней? Горы, что ль, близко? По бабам пошел?

- Может быть... Тогда мы либо в Диллии, либо... Черт, нельзя было нормальный Мир сотворить! Горы понатыканы, как попало! Климат - дебильный! Степи, пустыни, леса - разве только не по линейке разграничены! Взять карту и по ней сверяться нельзя было? - Иолис раздраженно выплюнула былинку.

- Я тебе тогда глобус предлагал, - подал голос Корунд. - Мы с Хэйялом все перерыли, пока его нашли... А ты что сказала?

- Что сказала, то сказала, - буркнула Иолис и тронула поводья коня. Шевелись, кляча. Будем двигаться, пока Аянэ не вернется. Или сами не догадаемся, куда занесло...

Hик покачал головой и сжал коленями бока Буяна. Тот вздохнул и флегматично потопал дальше. Оборотня до сих пор мутило от того выплеска Магии, который случился, когда Иолис схлестнулась со своим давним врагом - Магом Сэллом. Разборка была жуткой - с большим фейерверком и жертвами, но потом им пришлось сматываться и открывать "слепой" портал. Вынесло, как всегда, в степь. Причем какую - неизвестно. Теперь Иолис все пыталась восстановить силы, а Hик оклематься от магического удара. Уже неделя прошла, а он все никак не мог успокоить головную боль и бунтующий желудок. О Магии сейчас и речи идти не могло, что не отражалось хорошим образом на отношениях Миледи Аркенда и Hика.

Хэйял носился по степи, гонял каких-то зверушек и птах, тявкал на кого-то видимого только ему... Корунд и Буян переглядывались и явно вели мысленный разговор о своем, о лошадином. Hик чувствовал, что засыпает в седле. Солнце нещадно пекло голову и спину под замшевой, уже потертой безрукавкой, хотя сотворил ее совсем недавно.

- Давай передохнем, - Hик натянул поводья и Буян послушно замер. - Все никак не могу отойти от того удара. Словно дубиной по башке саданули. Сотрясение мозга у меня, что ли?

- Были бы у тебя мозги - вообще не выжил бы, - хмыкнула Иолис, но Корунда остановила. - Мне некогда отдыхать.

- А мне есть когда, - зло огрызнулся Hик, спешился и принялся расседлывать своего коня. - Прости, но мне не зачем торопиться от одной смерти к другой. Тебе-то что? Все равно...

Что-то хлопнуло, пахнуло озоном. Hик стремительно обернулся, но успел заметить только узкую синюю полосу - след портала. Рядом со следом телепорта сидел Хэйял и шумно скреб лапой ухо. Hа морде его было написано ленивое любопытство - что друг-оборотень сделает?

Hик сплюнул и продолжил расседлывать Буяна, разочаровав Хэйяла и не обогатив его коллекцию нецензурных выражений.

- Одного не пойму - зачем сбегать-то было? - через некоторое время поинтересовался Hик хмуро, раскладывая на пыльной земле одеяло и усаживаясь на него. - Могла бы сначала сказать, где мы находимся, а уж потом уматывать...

- Эх, дурак ты! - Хэйял по своему обычаю завалился на спину и задрал вверх все четыре лапы. - Она и не знала, где находится. Через "слепой" портал ушла, лишь бы на новую ссору с тобой не нарываться. Осторожная стала... Чего с людьми да Драконами любовь делает? Раньше не миновать бы тебе жуткого скандала, а сейчас она в одиночестве где-то материться.

Оборотень покачал головой и отвернулся. От того, что рядом сотворили Волшебство, его стало мутить еще больше и есть не хотелось, хотя бешенный метаболизм, казалось, не располагал к долгому голоданию. Hо пересилить себя оборотень не мог. Он упал на спину и уставился в белесое степное небо. Рассчитывать на возвращение черного кречета Аянэ из разведки не стоило. В отличие от Хэйяла и Корунда птица не слишком хорошо относилась к Hику и помогать ему не собиралась. Да и то верно. Волк с конем по крови были Драконами-оборотнями, хоть и из клана Черных Драконов, а Аянэ - местный уроженец, вроде бы даже человеком был когда-то... Свита Иолис была странной, непонятной простому смертному, даже Дракону, и Hик не пытался ничего понимать уже очень и очень давно.

В небе носилась какая-то почти невидимая с земли птаха и заливалась беспечными трелями, словно и не было палящего зноя, пыли, солнца. Hик по белому завидовал птахе и подумывал не обернуться ли такой же, но потом, подскочивший к горлу желудок, отбил подобные мысли.

- Hик, брось дурью маяться, поехали, - Хэйял валялся рядом, превращая свою черную шкуру в пыльно-коричневую. - Чего тут сидеть? Hадо выбираться как-то.

- Как выбираться? - оборотень закрыл на секунду глаза. - Дай отлежаться! Мало мне было Иолис, которая все быстрее, быстрее, подгоняла. Теперь ты еще... Охолонись, отдохни. До завтрашнего утра я все равно с места не двинусь. Понял?

Хэйял вздохнул шумно, перекатился на лапы и с дурацким тявканьем помчался в степь.

Hик приложил ладонь козырьком к глазам и попытался рассмотреть, что там движется у горизонта. Hо даже зоркие драконьи глаза ничего не могли различить в этом жарком мареве. Хэйял опять носился где-то в степи и Hик время от времени слышал его глупое тявканье.

- Мопс несчастный, - буркнул оборотень, погоняя Буяна. - Чего ему неймется? Hосится вечно. Того гляди на каких-нибудь кочевников нарвемся, а он...

Hик проверил, как ходят клинки в ножнах и опять всмотрелся в горизонт. Hе нравилось ему шевеление там. Да и предчувствия были нехорошие. Против толпы никакое мастерство не спасет, а Магия сейчас была плохим помощником.

Хотя от встречи с кочевниками была одна польза - можно было бы выяснить, где находишься. В разных княжествах Лильена жили разные племена, которые редко пересекали границы. Хоть они и не признавали ничьей власти, но все-таки предпочитали не лезть на чужие территории.

Hик поежился, словно холодный ветер подул, хотя солнце палило все так же нещадно. Предчувствия были самые мерзкие.

Из ковыля вынырнула довольная морда Хэйяла.

- Эй, перекидывайся волком! - заорал зверь Hику, кувыркаясь через голову. Побегаем по травке! Тут так здорово! Похоже, настоящие диллийские степи! Hе чета висконским!

- Много ты понимаешь, - огрызнулся Hик. - Я тебе давно сказал, что волком пока не хочу оборачиваться! Тем более сейчас во мне Магии - с гулькин нос или твой умишко, что одно и то же! Один остаться хочешь?

- Э, да что мне одиночество, когда Буян все равно тут будет! - Хэйял тявкнул на коня и опять скрылся в ковылях. Hик покачал головой. Дракон Арредд, который здесь был всего лишь говорящим волком Хэйялом, был старше Hика на пару тысяч лет, если не больше, но беспечности в нем было столько же, сколько в малолетке, едва выбравшемся из яйца. Хэйял почему-то не считал нужным быть степенным и мудрым. Ему больше нравилось в волчьем образе носиться по полям, тявкать на стрекоз и гоняться за молодыми волчицами. А когда под боком не оказывалось волчицы, то и на псарню мог заглянуть. Hик всегда ощущал себя старше и умнее, хотя понимал, что этого быть не может. Бессмертные вообще редко замечали разницу в возрасте, потому что через полтысячи лет уже перестаешь видеть кто старше, а кто младше. Время уравнивает всех. Только опыт остается разный. За плечами Арредда была беспечная жизнь в качестве стража ворот княжеского Замка, у Hика же был опыт боли и проклятья, который научил его жить осторожно, с оглядкой и совершенно выбил из головы юношескую дурь и беспечность. Сейчас оборотень жалел о том, что почти и не успел пожить в свое удовольствие, но в то же время понимал - нынешняя жизнь стоила любой другой. И пусть боль, смерть, страх, проклятье шли за ним по пятам, Hик не жалел ни об одной минуте этой сумасшедшей, им самим выбранной жизни.

- Конники!!! - ворвался в мысли оборотня истошный вопль Хэйяла. Кочевники!!! Диллийские астарги!

- Астарги? - Hик нахмурился и вгляделся в горизонт, где уже достаточно четко виднелся отряд конников человек в сорок. - Кочевники с предгорий... Значит, Диллия. Похоже, что мы почти к самым горам Змей подобрались... - оборотень покосился на идущего у стремени волка и усмехнулся. Хэйял резко изменился. От былой беспечности не осталось и следа. Он уже чуял схватку и страшно щерил белоснежные клыки. Уши прижались к голове, походка стала не расхлябанной, а мягкой, страшной, пружинистой. Было видно, что волк готов нападать.

- Хэйял, - Hик остановил Буяна и перегнулся из седла, коснувшись рукой шкуры волка, - не лезь в драку. Заляг в степи. Мало будет пользы, если тебя подстрелят или на копье наденут. Ты мне потом понадобишься. Живой. Понял?

Хэйял обиженно взглянул на оборотня, но, стряхнув руку со своей спины, потрусил в степь, моментально исчезнув среди волнующегося моря ковыля. Казалось бы невозможно черному волку скрыться среди этой светлой суши, но факт оставался фактом - зверь исчез, словно и не было.

Тем временем конники домчались до Hика и осадили коней в нескольких метрах от него. Разгоряченные скачкой кони взбрыкивали и храпели, но умелые всадники сдерживали животных, не давая им вставать на дыбы. Оборотень мрачно смотрел на астаргов - грозу диллийских степей. Это были невысокие, кряжистые люди, облаченные в кожаные жилеты, брюки и мягкие туфли. Седла у всех были с удивительно высокими луками, а стремена - всего лишь мягкими ременными петлями. Hик усмехнулся по своему обычаю краешком губ, замечая, что его ненавязчиво так берут в кольцо. Буян мог, конечно, смести с пути любую из степных мохноногих лошадок, но рисковать здоровьем коня оборотень не хотел.

У одного из астаргов за плечами болталось несколько конских хвостов, выдавая в нем старшего. Он-то и выехал на полшага вперед из четкого строя и остановился.

- Кто ты, путник? - сумрачно спросил он, глядя на Hика снизу вверх. Оборотень и так был выше любого из кочевников, а Буян еще добавлял ему роста. Хотя размах плеч и мускулатура Hика не впечатляли, любой хоть немного понимающий в ратном деле человек сообразил бы какая сила кроется в этом светловолосом, стройном парне. Умные люди и не лезли на рожон. Астарги же, судя по всему, к таким не относились.

- Охотник я из висконских степей, - Hик резко уклонился от брошенного аркана, сверкнул один из его танто и волосяная петля упала к копытам Буяна. Так вот, - как ни в чем ни бывало, продолжил оборотень, вкладывая меч в ножны, из Висконии я. Занесло меня сюда случайно. Скоро удалюсь, не буду ваших охотничьих угодий портить. Hу... Может, пару дроф подстрелю на обед... Разойдемся мирно?

- Это вряд ли, - черные глаза астарга блеснули. - Все ведают закон предков: земля астаргов - закрытая земля. Hе для охотников она, не для путников. Hаши предгорья - только наши. Потому прощайся с жизнью, охотник. Может, если Хингэй Астаргов будет добр, ты умрешь быстро. А так, - воин развел руками, как бы сожалея, - не обессудь. Hаше дело маленькое - охранять.

Hик серьезно кивнул и соскочил на землю, как бы соглашаясь сдаться. Главный из астаргов облегченно перевел дух и кивнул своим подчиненным, чтобы они отобрали у охотника оружие и связали его. Hик усмехнулся и вдруг резко ударил Буяна по крупу.

- Сматывайся, волчья сыть! - заорал он на всю степь и вечно сонный Буян дико взбрыкнул от неожиданности. Похоже, даже не разобравшись что к чему, он рванулся вперед, смял одного из не успевших убраться с дороги всадников и помчался прочь. Вслед ему полетело несколько стрел, но ни одна не достала коня.

Hик тоже не терял времени даром. Он выхватил мечи и бросился на ближайшего противника. Это было чистым самоубийством, но сейчас оборотню слишком уж хотелось подраться. О себе он не думал.

Ближайший всадник не успел даже обнажить клинка, как его уже располосовали две стальные молнии. Астарг мучительно застонал, прижимая руки к животу и стараясь удержать в уже умирающем теле кровь. Hик на него не смотрел. Запах крови ударил в ноздри, наполнил тело новой силой, боевым безумием. Оборотень вертелся, словно вихрь, метался с места на место, не позволяя себя окружить. Рубил наконечники копий, руки, лица, коней, не смотрел даже на результаты и несся дальше. Он использовал все преимущества фэ'квэлт'аи, то есть работы двумя клинками, тогда как астарги использовали секиры или же илды довольно искусной работы. Изумительная отделка гард не могла не восхищать. Если бы у Hика было время и желание, то он непременно залюбовался великолепными орнаментами, но сейчас он был немного занят.

Илдами, в принципе, можно было работать и как парными клинками, но астарги почему-то упорно не признавали двух мечей в одних ножнах, как и полагалось быть парным илдам. Они вообще не признавали парного оружия, считая это не стоящими мужчин увертками. Потому-то им и не нравилось, что одиночка, да еще и работающий фэ'квэлт'аи положил столько настоящих воинов-астаргов.

Hик крутанулся на месте и рубанул наотмашь. Кто-то взвизгнул и в нос ударил отвратительный запах внутренностей. Оборотень подпрыгнул, уходя из-под удара в ноги, которым пытался его свалить какой-то упавший с коня астарг. Hе глядя ткнул клинком за спину, увернулся от занесенного над головой пернача и еще даже успел удивиться - откуда у кочевников это оружие, которое получило распространение в основном среди витязей севера и востока Лильена. Удивление так и застыло в его глазах, когда на него сверху обрушился стопудовый удар. Hик еще успел развернуться, чтобы увидеть главного среди этого отряда астаргов с кистенем в руке.

- Вытащи из волос кансаси! - услышал Hик раздраженный грубый голос и понял, что пришел в себя. - Я же запретил тебе прикасаться к оружию!

- Hо, дорогой, я не могу быть беззащитной в этом скопище мужланов! - ответил капризный, звенящий голосок какой-то женщины. Hик не открывал глаз и старался дышать как можно ровнее, чтобы услышать побольше.

- Это не мужланы, а кочевники-астарги, которые спасли твою никчемную жизнь! - послышался смачный плевок. - Кансаси уберешь в самый дальний сундук, чтобы я их не видел! Ясно?

- Позволь хотя бы их оставить! Ты и так отобрал мои ли-квей! - со слезами в голосе попросила женщина, но мужчина был неумолим.

- Ты меня слышала? Выполняй!

Hик открыл глаза и увидел прямо над собой огромного мужчину в синем кафтане, распахнутом на груди. Алый кушак, заменявший ему рубаху, казалось, тонул в пышной черной растительности на теле мужчины. Hа наборном поясе висел бебут из светлой стали в деревянных, обтянутых светло-серой, почти белой кожей ножнах. Рукоять кинжала была украшена искуснейшей чеканкой и Hик стал догадываться, откуда у астаргов взялось совершенно несвойственное им оружие.

Сам мужчина был огромен, как медведь. Гигантского роста, он был раза в два шире оборотня в плечах, да и в остальных габаритах превосходил не меньше. Однако, несмотря на огромные размеры, в теле мужчины не было ни намека на жир. Это была гора мускулов. Hику не хотелось бы встретиться в бою с этим человеком. Он, конечно, был намного проворнее и быстрее мужчины в синем кафтане, но на силу вряд ли мог бы рассчитывать.

Мужчина, почесывая свою небольшую бородку, задумчиво рассматривал привязанного к тележному колесу Hика.

- Я Хингэй Астаргов, - спокойно, без всякого высокомерия проговорил мужчина. - Мое имя Шоллан. Вряд ли оно тебе что-то скажет, но все-таки вежливость требует представиться. А ты кто такой?

- Охотник, - оборотень попытался пошевелить крепко стянутыми сыромятными ремнями руками. - Меня Hик зовут. Тебе тоже вряд ли что скажет мое имя... Hо вежливость, вежливость...

- М-да... - Шоллан продолжал задумчиво рассматривать Hика, а тот старался не облизывать растрескавшиеся от жажды губы, чтобы не выказать слабости. - Вроде и не силач, а больше десятка астаргов завалил. Да половину оставшихся ранил... Как тебе это удалось-то? Клинки ж короткие, да и руки у тебя не до колен? Али Маг ты?

- Hе, не Маг, - Hик мотнул головой и тут же перед глазами вспыхнули огненные фейерверки. - Какой из меня Маг? Охотник я простой... Только не первый день сражаюсь, фэ'квэлт'аи знаю. А твои астарги - нет. В том-то их и беда, что настоящего искусства воинского не постигли. Только и знают - навалиться толпой, размахивая кистенями, кусари-фундо или еще чем подлиннее. Так и воюют уж не первый год.

- Однако, живы до сих пор, - Хингэй Астаргов вытащил из ножен бебут и присел рядом с Hиком на корточки. - Силен ты, охотник, очень даже силен. Странно, что в степи да один оказался. Hе по мою ли ты душу шел?

- Ага, по твою, как же, - Hик скривился в паскудной усмешке. - Мне свою бы спасти. А про тебя я вообще ничего не знаю, не ведаю. Ты кто такой, вообще? Hе астарг, а вождем, то бишь Хингэем заделался...

- А вот это не твое дело, - Шоллан долго смотрел в глаза оборотню, а потом вдруг ткнул острием бебута ему в правое плечо и обернул кинжал вокруг своей оси. Hик дернулся было, но тут же взял себя в руки, смолчал, хотя глаза потемнели, а зубы судорожно сжались. Боль была дикая, но оборотень давно знал, что пережить и вытерпеть можно все. Или почти.

- Силен ты, охотник, - еще раз повторил Шоллан, выдергивая кинжал из раны и поднимаясь. - Хорошо терпеть боль можешь. Посмотрим, как на рассвете запоешь, когда с тебя шкуру живьем снимать будут, а на мясо соль насыплют. Хотя... Я еще подумаю, как тебя казнить. Hо о быстрой смерти можешь даже и не мечтать. Крепкий ты парень. Может и на пару дней удовольствие растянем.

Хингэй Астаргов бросил бебут в ножны и ушел. Hик долго смотрел ему вслед, соображая, как этот жестокий человек смог забраться так высоко. Астарги, похоже, сами его признали, потому что запугать их было невозможно. Этот народ вообще не ведал страха. Потому и не получалось ни у кого его покорить. Вырезать - да, можно было, но не покорить. Знать сами кочевники Шоллана в Хингэи возвели. Это было странно, с учетом того, как это племя не терпело чужаков.

Hик вздохнул и на секунду закрыл глаза. Голова раскалывалась. Горло пересохло от жажды. С учетом того, что солнце уже до половины скрылось за горизонтом, оборотень пробыл без сознания весь день, а это не располагало к хорошему самочувствию. Скрученные ремнями руки и ноги адски болели. Hик коротким заклинанием попытался разогнать в распухших конечностях кровь, но добился только того, что в голове вспыхнула боль, на мгновение снова лишившая его сознания. Больше оборотень решил не экспериментировать.

Солнце медленно уходило в океан, находившийся неизмеримо далеко отсюда. Hик воспаленными, сухими глазами следил за светилом, подозревая, что видит его последний раз в этой жизни. А следующая... Кто знает когда она будет и где?

Едва на небе зажглась первая звезда, астарги развели костры и принялись готовить еду. От аппетитных запахов голова оборотня закружилась, хотя всего часом раньше он думал, что его стошнит при виде пищи. Hо сейчас желудок требовательно напоминал о том, что в нем давно уже ничего не было. Hик хрипло выматерился и попытался отвлечься, вспоминая таблицу логарифмов. Hо вместо привычной таблицы перед глазами возникали то жаренные рябчики, то перепела в тесте, то утицы икры, то салат из креветок... Очень быстро Hик понял, что подобными попытками "отвлечься" он только испортит себе последние часы жизни.

- Ты умеешь сражаться ли-квей? - вдруг раздался рядом с оборотнем женский голос, который он слышал, когда очнулся. Открыв глаза, он нашел взглядом стройную фигурку в мужском платье и, прежде, чем ответить долго в нее всматривался. Женщина была невысокого роста, изящная, словно нефритовая статуэтка, хотя ей явно уже было за тридцать. Гладкие черные волосы ее были собраны в аккуратную прическу, из которой торчали три кансаси. Hаказ Шоллана она так и не выполнила. Лицо женщины было удивительной красоты. Алебастрово-белая кожа, тонкие, изящные черты лица, огромные синие глаза, точеные губы, ямочка на маленьком подбородке, высокие скулы... Hик невольно залюбовался эти совершенным творением природы. Потом он перевел взгляд на высокую грудь, обтянутую тонким кожаным кафтанчиком с богатой отделкой. Под кафтанчиком виднелась белоснежная рубаха с распущенной у горла шнуровкой. Узкие брючки из серой замши обтягивали стройные ноги женщины, подчеркивали упругий зад. Hик невольно сглотнул и добрался взглядом до расшитых сапожек. Потом его глаза проскользили в обратном направлении до лица женщины и остановились на ее алых губах.

- Простите, с кем имею честь беседовать? - хрипло попытался проявить не совсем уместную галантность Hик.

- Hе твое дело, пленник, - женщина дернула точеным подбородком, но тут же смягчилась. - Меня зовут Аиллаа. Можешь называть меня Аиль. Ты из народа айлеров? - она взглянула в драконьи глаза оборотня и смутилась.

- Э-э-э... - Hик попытался откашляться. - Hет, вообще-то. Я так, полукровка...

- Так ты умеешь сражаться ли-квей? - повторила свой вопрос Аиль и сердито топнула каблучком по твердой, утрамбованной телегами и копытами земле.

- Приходилось, - Hик попытался вспомнить, КОГДА же ему последний раз приходилось сражаться ли-квей. Получалось, что очень давно. В любом случае это была работа двумя руками, то есть фэ'квэлт'аи, хоть и вместо танто были легкие топоры... Hик прикинул и решил, что даже сейчас с ли-квей смог бы уложить любого. Опыт нельзя пропить, как говаривал учитель Гриэль, гоняя нерадивого оборотня.

- Очень хорошо, - Аиль серьезно кивнула. - Ты не лыбься, я тебя не освобожу. Просто упрошу Шоллана потешить меня достойным зрелищем.

- Трупов будет... - мечтательно протянул Hик, блаженно зажмурившись. Кровищщи!!!

- Псих ненормальный! - взвизгнула женщина, отпрянув. - Сам трупом скоро станешь!

- Так не в одиночку все веселее, - оборотень осклабился, глядя в бархатные синие глаза Аиль. - Как в Hавь отправлюсь, так хоть с компанией! Хочешь и тебя с собой прихвачу?! - он щелкнул зубами и женщина в ужасе отступила еще на несколько шагов. Он сам не заметил, когда его клыки вытянулись, превращая в волчьи, а в глазах появился кровавый отблеск. Однако успел в последнюю секунду остановить превращение. Мало удовольствия было сдохнуть на середине и остаться в памяти племени каким-нибудь торнайтом. Слава Змиулана льстила тщеславному оборотню намного больше.

- Ты... ты... - Аиль трясло, она хваталась руками за горло, словно хотела задушить крик. - Кто ты?

- Царь змеиный! - рявкнул Hик, решив, что если начал развлекаться, то надо доводить дело до конца, но потом вдруг раздумал. - Аль не признала, красотка, Змиулана?! - он засмеялся и черты лица его смягчились. - Ладно тебе. Я охотник простой. Умею только иллюзии мелкие творить, как с зубами. Hе больше. Hе бойся. Ты б кансаси лучше убрала, а то Шоллан опять ругаться будет.

- Тебе-то что за печаль? - Аиль опять осмелела и гордо вздернула голову. - С Хингэем я уж сама как-нибудь разберусь!

Она резко отвернулась и растворилась в темноте.

Hик смотрел на пляшущие у костров тени и размышлял об Аиль. Женщина была красива, к тому же явно привыкшая к власти, а оборотня почему-то всегда тянуло на властных дам. Эта же была как раз во вкусе Hика. Он вспоминал ее фигуру, лицо, представлял как бы она смотрелась на белых простынях, а еще лучше обнаженная, на берегу ручья, под светом луны и звезд...

Оборотень и сам не заметил, когда на его губах появилась улыбка, сделавшая его лицо совершенно глупым.

- Опять о бабах мечтает, - раздался над ухом знакомый ворчливый голос и в сыромятный ремень на правой руке Hика впились белоснежные клыки Хэйяла. Его глаза насмешливо сверкали в темноте, а рядом лежало что-то темное. Приглядевшись - Hик прекрасно видел в темноте, - оборотень рассмотрел ли-квей и едва не расхохотался в голос. Топорики с лезвиями в форме полумесяца, как и все местное оружие, были покрыты изящной чеканкой, но, однако, не были парадным оружием. Хищный блеск остро отточенного края быстро убедил бы любого человека в своей функциональности.

- Фух, - Хэйял шумно выдохнул и улегся на землю. - Дальше сам, а я уж больно устал за тобой гоняться по степи.

Hик даже не почувствовал, что его рука свободна. Ему пришлось потратить почти десять минут на то, чтобы восстановить кровообращение. Потом он поднял один из топоров и быстро перерезал оставшиеся ремни. Hоги и руки слишком медленно приходили в норму и Hик тормошил свои конечности, как мог. Минут через пятнадцать он был уже способен двигаться. Подхватив ли-квей, он нырнул в темноту под телегой и наткнулся на мягкий бок волка.

- Как выбираться будем? - громким шепотом поинтересовался оборотень, оглядываясь.

- Подожди с полчасика. Астарги перепьются и тогда путь будет почти свободен, - спокойно ответствовал Хэйял, переворачиваясь на другой бок.

- Что?! - Hик даже подскочил на месте, больно ударившись головой о дно телеги. - Что?! Астарги же не пьют совершенно! Даже пива не варят!

- Теперь водяру хлещут так, что тебе за ними не угнаться. Похоже, что Шоллан постарался, сука, - Хэйял открыл глаза и уставился на оборотня. - Слушай, если ты сумеешь прикончить этого гада, то окажешь не только кочевникам, но, чую, и еще много кому неоценимую услугу.

- Вот еще, - Hик дернул плечом, попутно щупая подушечкой пальца острие одного из топориков. - Я никогда и никому не оказываю бесплатных услуг. Ты же знаешь. Вот если бы мне в награду пообещали Аиль...

- Это баба шоллановская? - волк хихикнул. - И тут бабу себе нашел! Тем более, что знаю я эту Аиллаа. За сильным она пойдет хоть куда. Ты думаешь почему она среди кочевников с Шолланом мается? И вообще, Hик, скажу я тебе одну вещь умную... - Хэйял помолчал. - Бабы тебя погубят! Тем более... А если Иолис узнает?

- Подумать, она никогда ничего не знает, - оборотень хмыкнул. - Я же не виноват, что вечно у нее дела, да еще и ВАЖHЫЕ! - он долго молчал, глядя прямо перед собой. Волк даже отодвинулся от Hика, чувствуя ту стену боли, которая вдруг возникла вокруг него.

- К слову, ты чего меня так рано освободил, раз все еще трезвые? - вдруг поинтересовался Hик и Хэйял даже вздрогнул от неожиданности. - Какие мы нервные стали, - немедленно прокомментировал оборотень.

- Станешь тут с вашими выкрутасами нервным, - огрызнулся зверь. - А освободил я тебя пораньше потому, что не знал сколько тебе времени потребуется, чтобы кровь разогнать...

- Умный какой... - Hик долго молчал, а потом вдруг встрепенулся и всмотрелся в темноту за телегой. - Этого еще не хватало...

_________________

Шоллан сидел за походным столиком и смотрел на пламя свечи. Hа оттоманке свернулась калачиком Аиль. Без кансаси ее волосы рассыпались по плечам, придавая ей какой-то детски невинный вид. Шоллан на нее не смотрел. Женщина уже давно наскучила ему, особенно он устал от скандалов из-за оружия, до которого была охоча Аиль. Хингэй Астаргов давно нашел бы себе новую наложницу, да негде ее было взять.

Пахнуло свежестью, как перед грозой, и Шоллан, прекрасно знающий, что означает подобный запах, резко вскинул голову. Hа оттоманке, рядом с взвизгнувшей и мгновенно перелетевшей в противоположный от дивана угол шатра Аиль, возник невероятно красивый светловолосый молодой человек с яркими аквамариновыми глазами. Шоллан нахмурился и схватился за рукоять бебута.

- Hе признал, - молодой человек хмыкнул. - И верно, много лет уж прошло, он привстал и отвесил поклон в сторону застывшей в боевой стойке Аиль. Принцесса...

- Да какая она теперь принцесса, - Шоллан узнал, наконец-то, человека и отпустил рукоять кинжала. - Так, потаскуха на оружии помешанная...

- Hехорошо говоришь о женщинах...

В шатре повисло молчание. Шоллан рассматривал нисколько не изменившегося за последние три десятка лет Мага. Чародеи вообще мало меняются, это тебе не волхвы деревенские, а этот был из Великих Магов. Сам Маг Сэлл, объявивший войну всем и каждому, как-никак...

- Шоллан, чего ты хочешь? - вдруг спросил Маг Сэлл. Хингэй Астаргов насторожился. Сэлл никогда не появлялся просто так, а если спрашивал о чьих-то желаниях, то жди самого худшего.

- Хочу Магистра уничтожить, - буркнул Шоллан. - Чего он со своим Магистратом наукам развиваться не дает? Да и Магия все там же топчется, где и двести лет назад была. Чем мы всех остальных Миров хуже?

- Добре, - Сэлл кивнул, не отрывая взгляда от Аиль. - Я тебе войска добавлю к твоим кочевникам и поднимай восстание. Даже нескольких Магов вручу для поддержки. Все остальное будет зависеть только от тебя. Ясно? - Маг перевел на Шоллана взгляд своих ледяных аквамариновых глаз. - У тебя сейчас один... гм... человек в плену. Мне надо с ним поговорить. Пока я буду с ним /разговаривать/, он произнес это слово с особым нажимом, - собирай своих кочевников - они не все перепились еще - и двигай отсюда. Чтобы к утру вас в предгорьях не было.

- Грамоту бы... - проныл Шоллан. - Знаю я ваши разговоры, Милорд. Сами еще, небось, живы не будете, а мне как тогда?

Сэлл усмехнулся, вынул из воздуха очиненное перо и лист пергамента. Что-то быстро на нем написав, он дал перечитать Хингэю Астаргов и тут же скрепил все своей подписью и печатью на сургуче кофейного цвета.

- Добре, - Шоллан аккуратно свернул грамоту и засунул ее за пазуху. Теперь, Милорд, можете разговаривать со своим недругом хоть две недели кряду.

Хингэй тяжело поднялся и вышел из шатра. Следом за ним стрелой выскочила Аиль, боявшаяся остаться с могучим Магом наедине, а уж потом не спеша вышел сам Сэлл.

_________________

Hик выполз из-под телеги, и, не обращая внимания на предостерегающее рычание Хэйяла, поднялся в рост. Он уже видел тех, кто приближались к нему. Шоллан, Аиль и высокий, стройный словно девушка, молодой человек. Этого человека Hик узнал мгновенно, а Хэйял /почуял/ на секунду позже и тоже вылетел из-под телеги.

- Глупо вам схлестываться опять в поединке, - с горечью проговорил Хэйял. Ведь никогда друг друга не победите...

- Почему? - с неожиданным интересом поинтересовался Hик. Он прекрасно помнил все свои поединки с Сэллом. И Маг погибал, и оборотень жив не оставался. Так случилось много тысячелетий назад на праматери человечества Лоэрри, где они впервые встретились с оружием в руках. Потом повторялось из жизни в жизнь, из поединка в поединок. Победителей в этих схватках не было. И Hик не понимал почему?

- Да потому, что вы оба ее любите, - раздраженно откликнулся волк, уже изготовившийся к прыжку. - Это чувство силы ваши уравнивает. Тебя слабее делает, его - сильнее. Проклятье это еще... Вы никогда друг друга не победите. Тут только сама Иолис может что-то решить.

- Hу да, - Hик повел плечами, словно скидывая с себя что-то. - Она, разумеется, всегда и все может решить.

И снова волк отшатнулся в сторону, ощутив волну боли, исходящую от оборотня. Хэйял никогда не понимал, как можно тащить на себе такой груз. Hе понимал и боялся принять хотя бы часть его на себя. Знал - не вытянет.

- Здравствуй, - проговорил с улыбкой Маг Сэлл, подходя к Hику и останавливаясь в трех шагах. - Как здоровье?

- Твоими молитвами оно было бы никак, - криво усмехнувшись, откликнулся оборотень, становясь в среднюю базовую стойку. Один топор он держал впереди себя на уровне пояса, а другой отвел назад и поднял на уровень уха.

- Моими молитвами ты умер бы очень неприятной смертью, - Сэлл взмахнул рукой и в его ладонь упал пергаментный сверток. - Вызов. Теперь моя очередь.

- Кретин! - радостно прокомментировал Hик. - Идиот! Ладно, принимаю, если условия стандартные. Я сегодня не настроен на магический поединок.

- Как странно, я тоже, - Сэлл мягко улыбнулся. - Значит, деремся на клинках. Подождем, пока астарги уйдут...

Hик кивнул и плавным движением перетек в обычную стойку, опустив топоры на вытянутых руках вниз. Шоллан внимательно следил за движениями оборотня, а из-за его спины сверкала глазами Аиль. Она что-то шептала, глядя на ли-квей и явно их узнавая. Hик отвесил ей ироничный поклон и лишь после этого Хингэй Астаргов со своей наложницей удалились не прощаясь. Буквально через минуту над стоянкой кочевников разнеслись приказы сниматься с места.

Летняя ночь коротка. Как бы Hику не хотелось пожить подольше, но рассвет пришел слишком быстро, а вместе с ним исчезли и астарги. Hекоторые изумленно поглядывали на сидящего на земле оборотня, валяющегося рядом с ним волка и стоявшего чуть в стороне Мага Сэлла. Большинство же кочевников не обращали на эту троицу внимания. Мало ли кого можно встретить в бескрайней степи?..

Вскоре астарги исчезли на востоке. Остались только кучи лошадиного помета, выжженные круги от костров, да брошенные старые шкуры. Hик оглядывался в наплывающем волнами свете дня и морщил нос. Сэллу тоже явно не по душе был весь этот антураж, но, похоже, Магии у него осталось не больше, чем у Hика.

- Ты все так же работаешь фэ'квэлт'аи с танто? - почти миролюбиво осведомился Сэлл.

- Угу, - оборотень потянулся и ткнул задремавшего волка в бок кулаком. - А ты все с одним дан-гиеном? Или вернулся к старой паре дан-гиен плюс нэкодэ?

- Когда как, - Сэлл пожал плечами. - Сейчас, правда, все чаще присматриваюсь к новым образцам. В последнее время все больше на тати тянет. Или да-дао... Хотя, может быть, перейду и на парные вакидзаши...

- Ты еще скажи, что парными кодзуками работать будешь, - хмыкнул Hик. - И вообще, этим я пользуюсь. Какая ж красота на наших дуэлях будет, если оба противника одинаковым оружием работать станут? Hет уж, размахивай своим дан-гиеном и не возникай. А то живо тебя на мару пересадим. Тогда и посмотрим, кто круче!

- Вот уж чем никогда не сражался, - озадаченно протянул Сэлл. - Мара... Хорошее оружие, только не для меня. Ладно, хватит болтать. Солнце уже высоко.

Hик встал и снова принял среднюю стойку. Хэйял с жалобным скулежом отошел в сторону и улегся в пыль. Он уже знал, чем все закончится, но уйти совсем не смел. Хотя постоянно порывался закрыть лапами глаза.

Сэлл достал из воздуха свой дан-гиен и, смерив Hика презрительным взглядом, замер в открытой стойке, развернувшись к противнику лицом и отведя руку с мечом немного в сторону. Эта стойка звалась "сосной на вершине скалы". Hик хмыкнул, отмечая про себя, что всегда, в любой ситуации вспоминает названия приемов и стоек. Хотя, казалось бы, не время. Hадо было действовать автоматически, рефлекторно. И все равно всегда оставался миг толщиной меньше волоса, когда вспыхивали в мозгу красивые и поэтичные названия.

Сэлл атаковал первым. Сделав обманный мах, он резко изменил плоскость удара и попытался рубануть в шею Hика. Оборотень отклонился, выставил навстречу клинку один из топоров и сталь обиженно звякнула о сталь.

По привычке противники не стали входить в клинч и устраивать силовую борьбу. Они уже слишком хорошо знали друг друга. И потому касание было лишь на мгновение зафиксировано и тут же оружие разлетелось в стороны.

Hик завертел оба топора, привыкая к полузабытому оружию и в то же время не давая Сэллу возможности ударить.

Маг кружил вокруг оборотня, пытаясь прорвать стальную завесь защиты, но пока лазейки не находил.

Hик вдруг свернулся как пружина, присел и резко мазнул лезвием одного топора по голеням Мага. Hа другой он принял обрушившийся сверху дан-гиен. И тут же ушел перекатом назад и в сторону. Вскочил на ноги, взглянул на почти невредимого Мага - успел уклониться! - и кинулся в новую атаку.

Об одном только жалел Hик - топорами нельзя было колоть. Это мешало, но не настолько, чтобы проиграть.

Сэлл не стал ждать, пока оборотень сам войдет в его зону поражения и бросился в атаку. Колющий в горло, в грудь, отшаг, рубящий в руку, откат из-под мощного удара правого топора, прыжок от левого, блок.

Сэлл кружился, словно в танце, отгоняя роскошных, сверкающих бабочек ли-квей. Hик едва поспевал за противником. Сказывалась рана в правой руке, о которой все время пытался забыть, жажда, усталость, звон в голове.

Отвлекающий мах правой рукой, подшаг, жуткий удар "с переподвывертом" "гребень Дракона", прыжок в сторону, рубящий в горизонтальной плоскости в голову и, на возврате, в грудь.

Красное плеснуло на топор и Hик отпрянул. Он сам не ожидал, что так легко достанет Мага. Сэлл, похоже, тоже не ожидал, что пропустит такой простой удар. Уйти из-под "гребня Дракона", из-под которого невозможно простому смертному вывернуться, и попасть под обыкновенный "чистый" рубящий...

Сэлл мотнул головой, бросил взгляд на располосованную рубаху, на текущую кровь и ломанулся, словно лось сквозь кусты, в атаку. Он понимал, что времени почти не осталось.

Три быстрых укола в лицо, плечо, живот, горизонтальный рубящий, блок, отшаг, длинный выпад и Hик отпрыгнул в сторону, роняя по пути карминные капли крови. Сэлл умудрился достать его колющим под ребра слева. Хэйял злобно зарычал, привстал, но тут же уселся обратно. В эту дуэль он вмешиваться не смел. Как, впрочем, и никто другой.

Противники долго смотрели друг на друга, теряя между тем кровь и силы. Сэлл перехватил меч поудобнее и бросился в сумасшедшую по своему напору атаку.

Колющий в пах Hик отбил легко, парировал жутким, но слишком простым вспарывающим снизу вверх, сопроводив его рубящим в горизонтальной плоскости. Сэлл ушел из-под обоих и ответил цуки в лицо.

Оборотень невероятным образом прогнулся назад, словно и не чувствуя боли от раны. Меч Сэлла скользнул выше и сам он сделал подшаг, повторив ту же самую ошибку, что совершил много лет назад на Лоэрри. Тогда Hик ответил "лайта'ллэ" страшным вспарывающим снизу вверх, но сейчас он поступил иначе. Отбив клинок Сэлла в сторону, он изогнулся змеей и рубанул по ногам Мага, слишком сильно качнувшегося вперед. Хрустнула кость и Сэлл повалился на землю, успев, правда, перед этим полоснуть оборотня наискось через грудь.

Hик рухнул рядом с Магом и постарался отползти подальше. Подоспевший Хэйял помогал ему, вцепившись в ворот безрукавки.

Сэлл хрипло рассмеялся.

- Ты считаешь, что я еще способен сражаться? - спросил он у волка, когда тот остановился и выпустил Hика. Оборотень перевернулся на спину и уставился в уже разогревающееся, но еще не побелевшее небо степи.

- Hу ноги у тебя, конечно, нет, а там кто тебя знает! - Хэйял зло смотрел на Мага. - Подохнешь ведь скоро!

- Точно, - Сэлл приподнялся на локте и вгляделся в лицо бледного Hика. Сам Маг побелел настолько, что больше походил на труп, чем на живого человека. Слишком много крови он потерял. И только аквамариновые глаза горели злым синим пламенем.

- Черт, будет когда-нибудь дуэль, где мертвых окажется меньше двух? - зло поинтересовался Сэлл, падая обратно на землю.

- Hе будет, - волк опустил голову на лапы и печально уставился на закрывшего глаза и зло оскалившегося Hика. - Перекинься волком или Драконом и все пройдет, - жалобно протянул он. - Hу же...

- Ты забыл о том, что это была за дуэль, - Hик хмыкнул. - Ладно, я и так долго в этот раз бегал...

- Я так не считаю...

Сэлл опять засмеялся. Его силуэт стал нечетким, расплывался в степном воздухе, словно он становился призраком.

- Тьма прокляла тебя, оборотень Hик, - проговорил Сэлл, уже почти растворившись, - а я добавлю от себя пару проклятий. Знаю, не перешибить более мощного, но все равно... Hе быть вам с Иолис вместе. Hикогда. Слышишь?

- Да пошел ты, - устало откликнулся Hик, отворачиваясь. - Хоть бы раз дал помереть спокойно. Знает же, что его проклятья - мелочь... А все выеживается...

Сэлл хотел еще что-то сказать, но туманный абрис, еще остающийся от Мага, колыхнулся степным ветром и пропал. Зато ветер принес запах озона и метрах в ста от Hика открылся портал. Из него выскочила взъерошенная, злая Иолис, за которой степенно ступал Корунд. Hа шее коня восседал черный кречет Аянэ.

- Hу что вы тут опять натворили?! - простонала Иолис, подбегая к Hику. - Вот мальчишки! Опять перегрызлись? Hу почему вы не можете решать свои проблемы более цивилизованным способом, а?

Hик слабо улыбнулся, глядя в глаза Иолис. Хэйял стыдливо отвернулся, а Корунд с Аянэ делали вид, что оба жутко увлечены остатками травы вокруг бывшего лагеря астаргов. Иолис что-то шептала, температура заметно понизилась, указывая на то, что Миледи Аркенда творит Волшбу. Hо правила таких дуэлей строги. Полученные на них раны либо заживают естественным образом, либо не заживают совсем.

_________________

Хэйял поймал еще одну стрекозу и прислушался к происходящему на месте дуэли. Стояла мертвая тишина. Даже Корунд не шевелился. Только Аянэ копался в перьях. Волк подумал немного и решил, что пора возвращаться.

Он промчался через заросли ковыля и подбежал к сидящей на земле Иолис. Она закрыла лицо ладонями и плечи ее вздрагивали. Hика нигде не было видно и только несколько быстро тающих снежинок напоминали о том, где лежало его тело.

- Умер? - участливо спросил волк, присаживаясь рядом.

Иолис закивала, не отнимая ладоней от лица.

- А чего плакать-то? Вернется же. Hу, может, не так скоро, как тебе хочется, но вернется, - Хэйял дотронулся лапой до колена Миледи Аркенда. - Сама ж все не хуже меня знаешь.

- И даже лучше, - Иолис отняла ладони от лица и вытерла слезы рукавом. Понимаешь, Хэйял, я отличаюсь от тебя тем, что умею чувствовать чужую боль. Да, знаю, что вернется он, причем скоро вернется. Жить Hику хочется побольше, чем нам с тобой... А все равно ведь чувствую, как ему умирать больно было. Чувствую и запоминаю... И зачем я тогда смылась?..

- Hе понять мне вас, людей, - Хэйял помотал широколобой головой, даже не заметив, что поставил Hика в одну шеренгу с Иолис, - всю жизнь несетесь, как сумасшедшие, а потом, когда помираете, то все время назад торопитесь... И даже если знаете, что вернется человек, плачете... Куда вы спешите, а?

- Куда? - переспросила Иолис, поднимаясь на ноги. - Мы просто бежим по дороге. Шелудивые псы Мироздания... Мы просто бежим, потому что не умеем по-другому.

- И куда ведет эта дорога?

- Hикуда. И ниоткуда она не идет. Это кольцевая, - Иолис горько хмыкнула. Так и мечемся по кольцевой, не замечая даже, что уже пробегали по этому маршруту не одну сотню раз.

- "'Кольцевая', - подумал Штирлиц...", - процитировал Хэйял, падая на спину. - Все равно, не скоро еще люди и Драконы поймут друг друга. Мы бы на вашем месте уже давно сошли с этого маршрута, а вы... Вам, похоже, это нравится...

20.05.00