/ Language: Русский / Genre:nonf_publicism

Итоги № 31 (2012)

Итоги Итоги


Территория власти / Политика и экономика / Главная тема

Территория власти

Политика и экономика Главная тема

Где самое место для символа российского парламентаризма?

 

Вокруг присоединенных к Москве новых территорий колосится информационное поле — чиновники даже в мертвый летний сезон выдают на-гора планы по превращению дремучих подмосковных чащоб в цветущий город-сад. Недавно заместитель мэра по экономике Андрей Шаронов сообщил, что генплан Большой Москвы будет разработан к 2014-му. Не беда, что в городе нет главного архитектора, работа идет. Со своей стороны участники нашумевшего международного конкурса по развитию Московской агломерации вот-вот представят свои предложения, после чего будет сформулировано конкретное техзадание.

Время конкретики и в самом деле наступило: территории присоединены, пора действовать. Есть даже реальные цифры, дающие представление о том, во что обойдется освоение территорий. Французское бюро Antoine Grumbach et Associes оценило затраты в 187 миллиардов евро, испанцы из Ricardo Bofill — в 100 миллиардов, архитектурное бюро Андрея Чернихова — в 86 миллиардов евро.

Однако будущее новых территорий зависит вовсе не от таланта архитекторов или усердия строителей. Все, как всегда, зависит от власти, а точнее — от ее желания переезжать. В первую очередь речь идет о Госдуме и Совете Федерации, для которых планируется построить современный парламентский центр. Тайные желания парламентариев стали явными: обращение к президенту спикера Госдумы Сергея Нарышкина и председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко не оставляет сомнений в нежелании государственных мужей покидать пределы МКАД. В обращении, правда, есть оговорка «в отрыве от других ветвей власти», но всем известно, что Кремль останется резиденцией президента, да и вопрос о размещении правительства вне Белого дома по большому счету пока не обсуждался. Кроме того, источники в администрации президента выражают сдержанный скептицизм по поводу того, что органам власти следует сниматься с мест в обозримом будущем. «Это вопрос далеко не сегодняшнего дня», — намекают в Кремле.

Интрига может раскрыться на следующей неделе, по крайней мере, многие депутаты ждут решения президента аккурат к этому времени. Тогда и появится ясность: станут новые земли Москвы территорией власти или... очередным девелоперским раем. Ведь без переезда чиновников затея с Большой Москвой превратится в банальное освоение новых земель. Такое мы уже проходили, когда к Первопрестольной присоединяли Бутово и Митино.

Гадать, какое решение примет Путин, — дело неблагодарное. Однако есть вещи абсолютно осязаемые и объективные — технические предложения специалистов по дислокации парламентского центра, а также альбомы с эскизами и проектами. Все они уже предоставлены «наверх».

Что это за проекты? По их качеству можно судить о степени серьезности намерений власти. Ведь проектная документация — это попытка привязать конкретную территорию под конкретную функцию. Эта информация держится в строжайшей тайне, но «Итогам» стали известны некоторые детали.

Один из проектов действительно делался под поручение Медведева и условно привязан к району Коммунарки. Депутаты, правда, слезно просят президента не поселять их на этом гиблом месте (здесь в 30-е годы расстреливали политзаключенных). Но сие аргумент эмоциональный, к процессу непосредственного размещения объекта отношения не имеющий. Для Коммунарки архитекторы придумали некий комплекс зданий, внешний вид которых до конца не определен. Говорят, существуют лишь эскизные наброски. Парламентский центр предлагают строить в современном стиле. Со вспомогательными зданиями, поддерживающими общую стилистику объекта. Подобная неконкретность сразу вызывает недоумение: такое ощущение, что архитекторы особо и не старались вовсе, понимая бесперспективность затраченных трудов. С другой стороны, по поводу этого объекта существует конкретика: его сметная стоимость составит примерно 350 миллиардов рублей. Вряд ли цифра взята с потолка: если докладывали президенту, значит, что-то «осмечивали». То есть проект содержит определенный, созданный под потребности парламентариев обеих палат набор помещений, четкую их функциональную нагрузку, реальные объемы и структуру вспомогательных офисов. Этот условный проект можно смело возводить на любой утвержденной властями площадке и в исторической Москве, и за ее пределами, подправив фасады, чтобы вписаться в существующую застройку. Для нового строительства было предложено несколько площадок, вполне устраивающих депутатов. Логика этих предложений незамысловата — в старой Москве, в зоне транспортной доступности.

Правда, из их перечня можно исключить «пусто место» в столичном Сити, для которого, по информации «Итогов», сделан отдельный секретный проект, о котором никто не хочет говорить. А жаль: те, кто видел, говорят, что он очень хорош. Можно предположить, что размещение парламентского центра в этом деловом районе возможно только на одной площадке — на месте, где хотели строить новое здание московской мэрии. Лет 10 назад был проведен международный конкурс, который выиграл российский архитектор Михаил Хазанов, предложивший весьма новаторское по решению здание для мэрии и Мосгордумы. Участок этот располагается на самой окраине Сити. Тем более это место все еще можно приспособить под самые разные чиновничьи нужды: там полно гостиниц, отличная транспортная доступность и даже имеется своя станция метро.

Есть еще два места, заслуживающих особого внимания. Первое — территория бывшей гостиницы «Россия». Для этого участка давно был сделан вполне качественный проект, который, говорят, заиграл экс-мэр Лужков. То, что тут решено сделать парк, размещению парламентского центра теоретически не мешает. Архитекторы считают, что поместится и то, и другое. Более того, это будет весьма «по-западному». Во многих странах принято, что парламент — это объект, открытый для посещения граждан. Возьмите хоть Вестминстер, хоть Бурбонский дворец, хоть Капитолий. Там есть и режим работы для посетителей, и штат гидов. А уж гулять вокруг — это обычное дело. Кроме того, такое решение способствовало бы максимально компактному размещению органов власти. Это важно для разгрузки города от чиновников, ради которой вообще затевалось расширение Москвы. Пусть ходят на ковер пешком, как когда-то из гостиницы «Россия» в Кремлевский Дворец съездов ходили депутаты.

Второе место — Императорский воспитательный дом на Москворецкой набережной. Лет 10 назад также был сделан проект по превращению этого роскошного здания в парламентский центр. Это памятник архитектуры, потому внешне объект оставался неприкосновенным. Дом этот настолько харизматичен, что может легко стать подлинным символом российского парламентаризма. Кстати, во всех странах, где есть парламент, его здания едва ли не самые знаковые с точки зрения архитектурной мощи. Резиденции президентов обычно скромнее, что, собственно, и отражает реальный баланс в разделении властей. То, что наша Дума ютится в неудобном здании Госплана СССР и блокирована транспортными пробками, кое о чем да говорит.

В общем, вопрос места для парламента — дело не совсем техническое. Идеологическое. Если вспомнить панораму, открывающуюся с Воробьевых гор на Москва-реку, то взгляд обычно скользит от храма Христа Спасителя к Кремлю... От него дальше — туда, где стояла «Россия», затем к Воспитательному дому, устремленному шпилем в небо. Парламентский центр на любом из этих мест продолжил бы ряд госсимволов вполне естественно. Впрочем, президенту решать, какое место самое подходящее...

Что будет с новой частью Москвы, если все же парламентариев, а значит, и остальных чиновников оставят в исторической части Первопрестольной? Новые территории будут освоены при любом раскладе. Им придали конкретную девелоперскую ценность, они застроятся, и там рано или поздно закипит совсем другая жизнь. И поскольку проект этот — на десятилетия, у экономики города есть шанс быть в тонусе еще долгие годы. Если, конечно, Подмосковье не заберет свои земли назад. Или на месте двух регионов не появится какой-нибудь экзотический московский федеральный округ...

Перемена мест слагаемых / Политика и экономика / Главная тема

Перемена мест слагаемых

Политика и экономика Главная тема

Владимир Ресин: «Cегодня по вопросу об объединении Москвы и Подмосковья все чаще предлагается другая административная единица — московский федеральный округ»

 

О роли крупных инфраструктурных и строительных проектов в экономике и развитии Москвы «Итоги» спросили Владимира Ресина — депутата Государственной думы, а также человека, много лет возглавлявшего стройкомплекс Москвы.

— Владимир Иосифович, вы сегодня возглавляете комиссию Госдумы по строительству парламентского центра. Однако депутаты не хотят переезжать из центра столицы и считают, что это нерационально. А ваше мнение?

— Вы правы — от лица депутатов Государственной думы, к которым и я отношусь, и членов Совета Федерации президенту направлено письмо, в котором выражено сомнение в целесообразности переезда парламентариев в отрыве от других органов власти. Считаю, что действительно надо определиться, говорим мы о строительстве полноценного правительственного центра на новых территориях или нет. Если да — то тогда парламентский центр разумно строить на новых территориях. Более того, это мог бы быть по-настоящему глобальный проект, который встряхнул бы всю экономику. А если выводить только парламент, то тут я не так уверен. Странная, нелогичная возникнет оторванность парламентской ветви власти от других ее ветвей. Но осталось ждать недолго — уже в первой половине августа может появиться ясность в этом вопросе, мы узнаем, где именно будет располагаться парламентский центр.

— С точки зрения строительства принципиально ли, где именно расположится парламентский центр?

— Если речь о новом строительстве, то важно выполнить несколько условий: во-первых, потребуется порядка 6 гектаров земли для самого центра, нужно построить порядка 300 тысяч квадратных метров административных зданий. Второе: с учетом благоустройства, создания подъездных путей площадка должна быть не меньше 10 гектаров. Не менее важна транспортная доступность. При выполнении всех этих условий парламентский центр будет построен и станет тем самым объектом, который необходим.

— То есть не важно, в новой Москве или старой, важно выполнение условий?

— Формально это так.

— Но ведь есть предложения по приспособлению уже существующих зданий. Как вы к ним относитесь?

— Рассматривались разные варианты, и в письме спикера Госдумы Сергея Нарышкина указано несколько участков, где мог бы расположиться парламентский центр. Например, комплекс «Москва-Сити» мог бы играть роль парламентского центра, если бы его под эту функцию сделали. Возможны и другие варианты, хотя резервов в городе не так уж много. Но зачем гадать, какой именно был бы лучше, пока не принято принципиальное решение?

— Для старой Москвы будет полезно, если органы власти из нее съедут?

— Возможно, в городе жизнь стала бы спокойнее. Появился бы доступ в некоторые исторические здания, которые сегодня занимают органы власти. С другой стороны, такого же эффекта можно достичь и другим способом — более компактным размещением органов власти. Но эта задача со многими переменными, в решении непростая. Думаю, что главное не в том, чтобы найти место под офисы чиновников, а в том, чтобы разгрузить Москву и дать толчок экономике.

— Очевидно, что сам парламентский центр — лишь часть гигантского проекта. Но если органы власти не хотят переезжать за МКАД, возникает вопрос: для чего произошло присоединение к столице новых территорий? Может, это репетиция объединения Москвы и области?

— До сих пор не удавалось создать экономически эффективную стратегию прямого объединения этих двух регионов. Они очень крупные, довольно сильно отличаются по механизмам, заставляющим их экономики функционировать. Поэтому сегодня по вопросу об объединении Москвы и Подмосковья все чаще предлагается другая административная единица — московский федеральный округ. Это совсем другое административное, экономическое и политическое образование. Но Дума пока этот вопрос не рассматривала, так что ни о каких репетициях говорить бы я не стал.

— Тогда, быть может, освоение новых территорий даст какой-то экономический эффект? Или это будет лишь трата денег и сил?

— Большие инфраструктурные проекты всегда дают мощный импульс экономике. Вспомните, например, Олимпиаду-80: благодаря тем масштабным стройкам, которые должны были обеспечить ее проведение, мы не только решали проблемы спортивного плана, но и ускоряли реализацию Генерального плана развития города Москвы. Из-за Игр нужно было модернизировать практически все городское хозяйство, именно тогда появились Шереметьево-2, гостиницы, в том числе огромный комплекс в Измайлове, Олимпийский проспект — впервые после прокладки Нового Арбата сделали еще одну магистраль. Расширили Садовое кольцо, реконструировали Ярославское шоссе и Ленинградский проспект, поскольку они были основными олимпийскими трассами. Были не менее глобальные жилищные проекты — Олимпийская деревня на Мичуринском проспекте стала прообразом комплексной комфортной жилой застройки, которая позже «клонировалась» по всему городу. Я могу еще много вспомнить: олимпийский телерадиокомплекс в «Останкино», пресс-центр Олимпиады на Зубовском бульваре, где теперь находится РИА Новости. Что все это значило для экономики? С одной стороны, огромные затраты. И тогда СССР мог себе это позволить. С другой стороны, крупные арены потребовали от инженеров прорывных решений. Например, самое тонкое мембранное покрытие толщиной 2 миллиметра из нержавеющей стали смонтировано над залом спорткомплекса «Измайлово». Такого плана технических новаций было множество, потому, думаю, все эти объекты работают, несут мощнейшую инфраструктурную нагрузку. Я не говорю уже о том, что они создали множество новых функций и мест приложения труда. На это стоило потратить средства, они всколыхнули все пласты жизни, экономику, научный прогресс. Это не громкие слова, а объективная реальность.

— Но это пример работы внутри городского пространства. А если осваивать территории за городом?

— Такие проекты тоже были. И немало. Митино, Бутово, Жулебино, Куркино — районы за пределами МКАД. Москва вышла за кольцо в середине 80-х годов. С разных сторон присоединили крупные клинья земли. В Митине построено более трех миллионов квадратных метров жилой площади. Здесь проживает около 150 тысяч москвичей. Похожий район построили в Жулебине. Потом было Куркино — лучшее, на мой взгляд, место для жизни в Москве. Миллион квадратных метров жилья, просторные квартиры, таунхаусы, благоустроенные дворы. Не только я думаю, что это лучший район, — тысячи жителей того же мнения. Владимир Владимирович Путин приезжал туда и сказал, что именно так должны жить современные россияне. Эти гигантские стройки долгие годы были локомотивом экономики города. Такую же роль выполнял проект сноса пятиэтажек. Нельзя, чтобы строительство замирало. Если строится много дорог, домов, социальных объектов — экономика будет жить.

— Вы считаете, что строительство — единственный способ вытащить экономику из застоя или из кризиса, который снова предрекают миру экономисты?

— Не стал бы утверждать, что единственный. Но один из самых действенных и надежных. Я это говорю, основываясь в том числе на опыте 90-х. Тогда была катастрофическая ситуация. Экономика города да и страны трещала по швам, и весь стройкомплекс города тоже. А это почти миллион рабочих рук, огромная материальная база. Если отпустить и дать погибнуть — кризис бюджета, социальный взрыв были обеспечены. На экстренном заседании правительства Москвы было принято решение обратиться к неведомому при социализме источнику финансирования: взять деньги у тех, кто стал богат в результате приватизации, обратиться к банкирам, на эти деньги строить и продавать квартиры за приличные деньги. Строили эксклюзивные квартиры, панельные — разные. Весь этот товар стремительно раскупался, через несколько лет мы отдали все банковские кредиты. В рыночную экономику Москва вошла через строительство, которое активизирует другие отрасли, производство строительных материалов, техники, технологии. А также дает занятость населения и поступления в бюджет.

— Думаете, освоение новой Москвы даст такой же эффект?

— Такой, а быть может, больший или меньший, но точно даст. Если делать все по уму. Потому сначала следует четко понять концепцию развития этой территории. Именно этим сейчас плотно занимается специальная комиссия, работают десятки архитектурных мастерских. Это не только сложная градостроительная, но и управленческая работа. Она в любом случае полезна. Задач такого масштаба на малоосвоенных территориях в нашей стране давно не решали.

Мощный налог / Политика и экономика / Что почем

Мощный налог

Политика и экономика Что почем

 

38 процентов от стоимости автомобиля, вероятно, придется платить в год владельцу спорткара Nissan GT-R: с 1 января будущего года транспортный налог на этот автомобиль должен взлететь до 1 620 000 рублей. Опубликованные Минфином поправки в Налоговый кодекс кратно повышают ставку для всех машин мощностью свыше 410 л. с.: в этом случае базовая ставка на одну лошадиную силу будет не 15 рублей, как сейчас, а все 300. У субъектов Федерации останется право увеличивать ставку до 10 раз — выходит, в особо богатых регионах транспортный сбор может вырасти до 3000 рублей за «лошадку» в год. В результате пострадают не только любители спортивных авто, но и те, кто привык ездить с комфортом. Так, самый популярный в России представительский седан Mercedes-Benz S 500 разорит хозяина на 1 305 000 рублей, а поклонники скоростного эксклюзива в виде S 65 AMG вынуждены будут выкладывать ежегодно почти два миллиона. Несколько российских владельцев 1001-сильных Bugatti Veyron и вовсе раскошелятся больше чем на три миллиона. Однако хуже всего придется владельцам мощных подержанных авто. Скажем, сумма в квитке на пятилетний Audi S8 запросто превысит рыночную стоимость машины. Очевидно, что спрос на подобные транспортные средства будет стремиться к нулю. «Это тот самый налог на роскошь? — возмущается лидер Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин. — Если да, то и называйте вещи своими именами. Не дело, когда природа налога закамуфлирована. Транспортный налог во всем мире связан с нагрузкой на дороги, которые разрушаются и которые надо строить и ремонтировать».

Неужели чиновники всерьез рассчитывают повысить таким образом собираемость? Даже сейчас в Москве, при ставке 150 рублей с «лошади», многие предпочитают откосить от уплаты, оформив машину на инвалида I—II группы, чернобыльца либо ветерана ВОВ, или «оптимизируют налогообложение» — ставят машину на учет в регионе, где местные власти не зверствуют со ставкой. Например, в Чеченской Республике на самые мощные авто налог составляет всего 8 рублей за одну лошадиную силу в год, то есть содержание того же Nissan GT-R обходится примерно в 4,5 тысячи.

Ну а девушки потом / Политика и экономика / Что почем

Ну а девушки потом

Политика и экономика Что почем

 

44 процента  — на столько снизилось производство бриллиантов в Якутии в первом полугодии. По данным министерства экономики и промышленной политики республики, выручка компании «АЛРОСА» от продажи драгкамней составила 70 миллионов 674 тысячи долларов. А в качестве причины падения называют снижение спроса на бриллианты прежде всего в странах ЕС. Дотянувшийся до Якутии европейский кризис даже заставил местных производителей снизить стоимость своей продукции на 10 процентов.

Спрос в мире сегодня снижается не только на бриллианты, но и на другие товары класса люкс. Но экономией тут особо не пахнет. По данным Boston Consulting Group, самые богатые люди планеты отказываются от сверхдорогих товаров, предпочитая им сверхдорогие услуги. Кризис — время прожигать жизнь, а не раздаривать девушкам их «лучших друзей». Общий объем рынка luxury составляет 1,4 триллиона долларов. Из которых на ВИП-удовольствия ежегодно тратится не менее 770 миллиардов. Что же до товаров, то принцип «жги!» работает и здесь: в этом сегменте лидируют автомобили, которые, в отличие от камешков, между прочим, бьются. Но на них миллионеры в прошлом году не пожалели 350 миллиардов.

Впрочем, дело не только в кризисе. Просто на рынке драгоценных камней выросло предложение. Дело в том, что в конце прошлого года банки начали продавать камни, находящиеся у них в залоге. Прежде всего это касается индийских кредитных учреждений. Эта страна является крупнейшим в мире гранильным центром необработанных алмазов. «Проблемы на индийском рынке становятся заметны для всей отрасли», — говорит глава управления компании «АЛРОСА» Леонид Толпежников. Впрочем, производители надеются, что ситуация выправится теперь уже за счет роста спроса в странах Азии. Рынок бриллиантов тем и хорош, что падение цен на нем бывает крайне редким. Ведь долго без своих «друзей» девушки обходиться не могут.

Поставили на счетчик / Политика и экономика / Что почем

Поставили на счетчик

Политика и экономика Что почем

 

30 рублей за километр  — таким станет единый дневной тариф стандартного московского такси, если концепция таксомоторной реформы будет принята властями столицы. Пока же вынесенный на широкое обсуждение документ вызывает на рынке недоумение. Исполнительный директор Московского транспортного союза Юрий Свешников заявил «Итогам», что большинство перевозчиков «в шоке от этого документа», к тому же никаких консультаций с участниками рынка его разработчики не проводили. Вопросы вызывает и предлагаемая тарифная ставка — минимальная стоимость за первый километр днем — 100 рублей, далее 30 рублей за километр. Ночью дороже — 150 и 40 рублей соответственно. «Тариф сейчас — по большому счету единственный конкурентный параметр на рынке такси. У каждого перевозчика свои затраты, из которых он и исходит при определении ставки. К тому же цены на бензин постоянно меняются. А механизм регулирования тарифов не прописан», — сетует Свешников.

В свою очередь разработчики концепции убеждены, что единый тариф позволит привлечь пассажиров в сегмент поездок на короткие дистанции, который занимают нелегалы, а значит, вырастет уровень комфорта и безопасности.

Более того, пока власти не решили ситуацию с бомбилами, неразумно устанавливать какие-то жесткие требования к легальным перевозчикам. Последних, кстати, возмутило предложение перекрасить все такси в желтый цвет. Это дорого.

Придется ли пассажиру по вкусу жесткое тарифицирование? Математика проста — допустим, от Лефортова до «Войковской» — 22 километра. За одну поездку «официалам» придется заплатить 730 рублей. Ночью с вас потребуют уже 990 целковых. Бомбила же за это расстояние в любое время суток запросит 500 рублей. Несложно догадаться, за какой вариант проголосуют горожане своим кошельком.

Лайком сыт не будешь / Политика и экономика / Что почем

Лайком сыт не будешь

Политика и экономика Что почем

 

600 тыс. рублей пожертвований планировали собрать к 15 октября журналисты, ранее работавшие на ресурсе OpenSpace. Деньги им требовались на новый проект Colta.ru. Однако необходимую сумму удалось получить всего спустя три недели после того, как был брошен клич. Акция оказалась примером успешного краудфандинга — массового сбора средств под то или иное творческое начинание. Ранее такой способ финансирования, обкатанный в США и Европе, освоила рок-группа «Би-2», выпустив на добровольные пожертвования альбом Spirit. Теперь мы вот-вот получим интернет-издание, существующее исключительно за счет поддержки своих читателей. «Систему краудфандинга можно рассматривать как предзаказ авторского контента, — рассказывает Катерина Чечулина, пресс-секретарь ресурса Planeta.ru, через который команда OpenSpace собирала средства на новое издание, — если ты доверяешь какому-то автору, режиссеру, музыканту, художнику, тебе нравится описание его нового проекта, ты делаешь предзаказ контента и четко платишь за то, что хочешь получить». Чтобы получить СМИ, соответствующее их требованиям, акционеры Colta.ru (так называют добровольных жертвователей) готовы были заплатить кто 300 рублей, кто 15 тысяч. Однако говорить о том, что мы близки к появлению по-настоящему общественных СМИ, пока рано. И вот почему. Страничку OpenSpace в сети Facebook в свое время залайкали примерно 50 тысяч пользователей. На эту аудиторию и ориентировались авторы проекта Colta. Однако число акционеров не дотянуло до 500. То есть только один процент согласился поддержать любимых авторов не лайком, а купюрой. И не факт, что все они скинутся повторно. Впрочем, скромный процент жертвователей связан еще и с тем, что пока мы не слишком доверяем краудфандингу. Было немало случаев, когда под благие начинания собирались серьезные средства, а потом получался пшик. С другой стороны, контент сайта может оказаться настолько увлекательным, что больше читателей захочет поддержать авторов рублем. А значит, появятся и новые проекты.

Нескупой рыцарь / Политика и экономика / Что почем

Нескупой рыцарь

Политика и экономика Что почем

 

340 млн долл. собрал в мировом бокс-офисе блокбастер «Темный рыцарь: Возрождение легенды» меньше чем за неделю. Опасения, что побоище в колорадском кинотеатре аукнется падением кассовых сборов, оказались напрасными. «Очевидно, «Темный рыцарь» завладел умами всех, — считает Пол Дергарабедян, известный голливудский аналитик бокс-офиса. — Думаю, американская публика продемонстрировала, что ее не могут запугать действия какого-то лунатика».

За минувшую неделю фильм Кристофера Нолана, завершающий его трилогию по мотивам популярного комикса, вышел еще в шестидесяти странах. Когда снимут кассу, можно будет предметно говорить, побьет ли он предыдущего «Темного рыцаря» (сборы — миллиард долларов, 12-е место) и «Мстителей» (1,46 миллиарда, 3-е место). Сместить абсолютного чемпиона «Аватара» (2,78 миллиарда) с первого места и «Титаник» (2,19 миллиарда) со второго вряд ли «Возрождению легенды» по силам, но кто знает...

Инсайдеры полагают, что потери из-за стрельбы в Колорадо составили всего 10—20 миллионов долларов. При средней цене билета в США 8 долларов получается, что в худшем варианте побоище испугало примерно 2,5 миллиона зрителей. Скорее всего, они, рано или поздно, все-таки придут, подстегиваемые хвалебными рецензиями. Мощный старт третьего «Темного рыцаря» в этих форс-мажорных условиях эксперты связывают и с правильными действиями студии Warner Bros. Реклама и ролики фильма были мгновенно изъяты из газет и сняты с эфира вместе с анонсированием нового фильма про гангстеров 30-х годов, где расстреливают зрителей кинотеатра. Студия, режиссер и актеры выступили с соболезнованиями и осуждением бойни, а сам Бэтмен, он же Кристиан Бейл, отправился в Колорадо поддержать пострадавших. «Уорнеры» объявили о солидной финансовой помощи раненым и семьям жертв.

Обозреватели отмечают, что повышенные меры безопасности также не стали помехой для рекордно высокой посещаемости.

Нью-Йорк

Был сам, стал зам / Политика и экономика / Те, которые...

Был сам, стал зам

Политика и экономика Те, которые...

 

Экс-губернатора Приморья Сергея Дарькина посадили. Нет, боже упаси, не в те места, на которые намекали жители края, жаловавшиеся на него Владимиру Путину. Дарькин сел в кресло замминистра регионального развития. И хотя круг обязанностей замминистра пока не определен, как говорят источники в правительстве, курировать Приморье он не будет. По слухам, Дарькину доверят другой, не менее ответственный участок — Приволжский федеральный округ.

Казалось бы, зачем? Муссировавшихся в СМИ скандалов, так или иначе связанных с именем экс-губернатора, достаточно, чтобы испортить биографию любого политика. Да и ухудшение здоровья, анонсированное как одна из причин его ухода, многие цинично восприняли как благовидное оправдание отставки. Но ведь формально экс-губернатор абсолютно чист, а на каждый роток — ну дальше сами знаете. И вообще, помните у Стругацких: «Умные нам не надобны, надобны верные». А то, что Дарькин одиннадцать лет крепко держал трудновоспитуемый Приморский край, сомнений не вызывает. И сейчас послужит: человек с его опытом востребован как никогда. По информации «Итогов», грядет реформа системы, лично подотчетной президенту России. Речь — о его полпредах в федеральных округах.

О необходимости упразднить этот институт еще в декабре заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Она предложила президенту заменить полпредов на министров по делам территорий. Тогдашний глава Минрегиона Виктор Басаргин творчески развил идею: рекомендовал подумать не о министрах, а о вице-премьерах.

Наверху поразмыслили и решили полпредов все-таки сохранить, но обкорнать их полномочия. Как стало известно «Итогам», в Кремле заинтересованы в том, чтобы полномочные представители курировали лишь вопросы, связанные с выборами. Ибо возвращение политики в региональную жизнь не позволит полпредам с полной отдачей решать экономико-финансовые проблемы территорий. Вот ими-то и займутся заместители министра регионального развития. Похожая модель уже была опробована в Северо-Кавказском ФО и признана эффективной.

Так что у нового главы министерства Олега Говоруна теперь будет восемь замов — по числу округов. Дарькин стал вторым. Первым — Валерий Гаевский (экс-губернатор Ставрополья). Сейчас в Минрегионе ждут третьего — по слухам, зама по Южному округу. Следуя нынешней логике назначений, на этот пост вполне может претендовать и глава Краснодарского края Александр Ткачев...

Безвизовый / Политика и экономика / Те, которые...

Безвизовый

Политика и экономика Те, которые...

 

Виновником того, что президент Белоруссии Александр Лукашенко пролетел мимо лондонской Олимпиады, оказался вовсе не Международный олимпийский комитет, а Home-office — британское МВД. Александру Григорьевичу отказали в визе как фигуранту черного списка невъездных в ЕС. При этом в МВД прекрасно знали, что МОК пригласил Лукашенко не только как лидера страны — участницы игр, но и как главу Национального олимпийского комитета. По сути хозяева Игр дали по рукам организаторам-устроителям.

Конечно, говорить о чисто английском убийстве заветов Пьера де Кубертена не приходится. Политические баталии не раз разыгрывались одновременно со спортивными и именно по случаю таковых. Скажем, в 1920 году в Антверпен не пригласили спортсменов из Германии и ее стран-союзников по Первой мировой, в том же 1920-м и в 1924-м по политическим причинам не было атлетов из Советской России. Вспомните хотя бы бойкот московской Олимпиады в 1980 году и ответный — в Лос-Анджелесе в 1984-м... Так что слова «О спорт, ты — мир!» справедливы лишь в том смысле, что каков сам мир, таков и спорт.

Другой вопрос: могли бы британцы проявить широту души и взглядов, забыв о злосчастном списке на время Игр? В принципе могли. Но не забыли. Мог бы Александр Григорьевич, разобидевшись, наказать своим спортсменам бойкотировать Олимпиаду? Вполне. Но не стал. И, надо сказать, в этой ситуации он выглядит гораздо достойнее, чем начальники с туманного Альбиона.

Возможно, причину происходящего стоит поискать в особенностях национального гостеприимства хозяев Олимпиады? Скажем, если в славянских языках тысячи самых разных пословиц на эту тему, то в английском особенно популярна такая: The best fish smell when they are three days old — даже лучшая рыба через три дня начинает пахнуть. Другими словами, гость хорош, пока долго не засиживается...

Видимо, из той же оперы и невыдача виз пилотажной группе «Русские витязи», планировавшей в июне выступление на авиасалоне в Фарнборо. И визовая волокита с российскими волонтерами из Оргкомитета «Сочи-2014», намеренными организовать в Лондоне работу RUSSIA.SOCHI.PARK. И запрет нашей ФСБ обеспечивать безопасность сборной. Да что там спецслужбы: даже журналистам визы хотя и выдали, но впритык, на время визита официальной делегации. Дело, конечно, хозяйское. Но если страна добилась права быть хозяйкой всепланетного спортивного праздника, то это совсем не повод накручивать свои личные фобии в стиле Citius, Altius, Fortius.

Дон образцового содержания / Политика и экономика / Те, которые...

Дон образцового содержания

Политика и экономика Те, которые...

 

Новый главный тренер российской футбольной сборной Фабио Капелло представлен публике. Элегантный, улыбчивый, трижды извинился за почти часовую задержку официальной пресс-конференции... В отличие от хмурого Адвоката его преемник умеет работать на публику. Если надо — сыграет в откровенность, если нет — ловким финтом уйдет от неудобного вопроса. К концу общения журналисты величали Капелло не иначе как доном Фабио. Но героев киношных гангстерских саг Аль Пачино и Дэнни Айелло тренер напоминает не только аристократическим титулом. Свои дела Капелло также ведет железной рукой. Сначала через агентов подбросил руководству РФС свою кандидатуру, потом выбил максимальный гонорар. Дик Адвокат с годовым доходом в 7 миллионов евро считался переоцененным, однако дон Фабио сумел переплюнуть коллегу. По инсайдерской информации, с учетом всех бонусов он будет получать около 9 миллионов евро в год. Затянув решение вопроса с тренером, РФС сам себя загнал в угол: у сборной на носу матчи отборочного цикла ЧМ-2014. Капелло же, воспользовавшись слабой позицией партнеров, тут же выбил надбавку за срочность.

А еще он выторговал себе небывалый штат ассистентов-соотечественников. У Гуса Хиддинка не было голландских помощников вообще, Адвоката сопровождал лишь Берт ван Линден. Дон Фабио привезет с собой пять тренеров, на зарплату которым уйдет еще около миллиона. При этом неизвестно, кто конкретно будет обеспечивать этот контракт — у РФС денег нет. А вопрос не праздный: в случае возможных задержек зарплаты юристы Капелло выбьют ее с процентами. Доны, даже самые улыбчивые, ждать не любят...

Картинка мира / Политика и экономика / Вокруг России

Картинка мира

Политика и экономика Вокруг России

Главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян: «Мы полностью солидарны с внешней политикой своей страны»

 

Почему за рубежом предпочитают сегодня российскую телевизионную картинку? Смотрят ли Russia Today в Кремле и МИДе? Ху из Джулиан Ассанж? Как выглядит мировая информационная кухня изнутри? Обо всем этом рассказывает главный редактор телеканала Russia Today Маргарита Симоньян в интервью «Итогам».

— Маргарита, президент на недавней встрече с послами сказал, что имидж России за рубежом формируем не мы. Это камень и в ваш огород?

— Надеюсь, что нет. На всех ключевых рынках наш телеканал Russia Today обходит главных конкурентов, и это подтверждается цифрами. Не далее как в этом месяце мы впервые встали в панель британского общенационального телеизмерителя BARB, отслеживающего по счетчикам, кто, кого и как смотрит. По этим данным, мы находимся на третьем месте после ВВС News и Sky News, то есть на первом месте среди наших международных конкурентов, таких как Al Jazeera, Euronews и Fox News. В США мы обошли все другие иностранные информационные каналы еще три года назад и с тех пор удерживаем эту планку. То же самое происходит и в Канаде, где, кстати, мы обогнали и Sky News. На YouTube у нас больше 700 миллионов просмотров. Мы с таким отрывом лидируем по этому показателю среди других информационных каналов, что порой об этом и думать-то страшно. Охвачено два миллиона гостиничных номеров по всему миру, и в этом году мы потеснили с лидерских позиций ВВС World, много лет удерживавший пальму первенства по распространению в отелях. Так что, думаю, мы хорошо справляемся со своей задачей сделать из RТ мощный информационный источник, доносящий позицию России до зарубежной аудитории.

Другое дело, что Россия долго не занималась внешним информированием. Мир давно устроен так, что информационную повестку диктуют несколько англосаксонских агентств, телеканалов и больших изданий, которым вторят тысячи агентств, телеканалов и изданий поменьше во всем мире. И я не очень себе представляю, как один RТ, даже будучи очень успешным, может перекричать этот многомиллионный хор.

Мировую информационную политику делаем не мы, и, к сожалению, такая ситуация продлится очень долго. Другой вопрос, что эта картина начинает потихоньку меняться: появляются другие СМИ с отличной от мейнстримовской позицией. Пока их немного: это китайские каналы и иранский Press ТV.

— А Al Jazeera?

— Al Jazeera последнее время говорит в один голос с ведущими англосаксонскими СМИ. Это началось накануне «арабской весны» и продолжается по сей день. Так что достаточно посмотреть СNN или ВВС — ничего нового и принципиально иного ни на одном из массы других каналов вы не увидите. Ведь что происходит? Есть два ведущих агентства: Reuters и APTN, которые в свою очередь раздают видео огромному количеству каналов во всем мире. Мы решили эту ситуацию переломить и некоторое время назад запустили наш собственный проект Free Video, на который сейчас подписаны более 12 тысяч телеканалов из 185 стран мира. Они берут нашу картинку и используют ее в своих эфирах. СNN, к примеру, скачал уже несколько тысяч наших материалов. Наш посол в Никарагуа рассказал мне, что на главном латиноамериканском телеканале TeleSUR каждый третий сюжет точно наш. Наша история, наша картинка. Ближе к зиме запустим этот проект в штаб-квартире в Берлине.

— Намерены продолжать сотрудничество с Джулианом Ассанжем?

— Конечно, если это будет технически возможно. Нам нравится этот проект, мы очень переживаем за судьбу Ассанжа и надеемся, что США все же не расправятся с ним ни своими руками, ни руками дружественных им стран.

— Лично с ним знакомы?

— Разумеется. Даже по лесу гуляли.

— И какое впечатление он на вас произвел?

— Он пассионарный философ. Абсолютный бессребреник, это точно. Для меня совершенно очевидно, что он все это делает не за деньги. Тем более что никаких денег от этой истории и не получил — только траты. И вообще он материальной стороной жизни мало интересуется. Домик, где жил Ассанж под домашним арестом, это такая халупка, все такое раздолбанное, ободранные обои, грязная собака. В общем, бедненько-бедненько.

— Зачем ему понадобилась вся эта история с WikiLeaks?

— Я его об этом спросила — мол, ты же понимал, на какой риск шел. Он сказал, что, во-первых, с детства любил исследовать, как все устроено, увлекался физикой и вопросами мироустройства с научной точки зрения. И вот в какой-то момент ему стало интересно, как устроен политический мир, как все это происходит на самом деле. Во-вторых, сказал, что с детства очень не любит, когда врут. Вот эти две вещи, собственно, и стали для него толчком.

— То есть конспирологи не правы, выставляя Ассанжа ставленником неких могучих тайных сил?

— Ой, я в это не верю. Ставленник... И именно поэтому сейчас сидит в эквадорском посольстве... Совершенно очевидно, что Ассанж — это увлеченный борец, в каком-то смысле Че Гевара.

— Как началось ваше сотрудничество?

— Мы поддержали историю с WikiLeaks с самого начала. Ассанж много раз давал нам интервью, был в прямом эфире. Изначально на нас вышли его люди, сказали, что он заинтересован в том, чтобы делать свое шоу на телевидении, и рассматривает несколько телеканалов. Ему очень нравится наш, и, скорее всего, он на нас и остановится. Но ему нужны цифры нашей аудитории, прежде всего в США. Мы дали ему эти цифры, и он выбрал нас.

— Кстати, как вам удалось завлечь американскую аудиторию, которая, как известно, интересуется сюжетами исключительно про самих себя?

— Два года назад мы запустили проект RТ America. Конечно, мы показываем им и истории про Россию, но это не главное, что привлекает американцев. Эта аудитория действительно сильно зациклена на внутренних новостях, еще больше — на внутренних региональных. Им гораздо интереснее, что произошло в их городе, нежели в Вашингтоне, не говоря уже о Москве. В каком-то смысле мы работаем в США так, как, скажем, телеканал «Дождь» здесь. Он завоевал то, что завоевал, потому что стал показывать то, что не показывают другие. Мы начали делать в США то же самое, только еще раньше. Скажем, акцию Occupy Wall Street мы показывали недели за две до того, как этот сюжет появился в агентствах. У нас же эти акции были первой новостью, потому что это было круто и значимо. Их медиа это игнорировали, а мы нет. Таким образом, мы отвлекали на себя аудиторию, недовольную национальными медиа.

— И много недовольных?

— Еще как! По недавнему отчету Gallup, рейтинг доверия к теленовостям в США достиг рекордно низкого уровня за двадцать лет и сейчас находится на планке в двадцать один процент. Иными словами, лишь каждый пятый американец доверяет собственным теленовостям. Скажем, в 2003 году рейтинг доверия составлял 64 процента.

Почитайте, что нам пишут наши зрители из США в блогах, комментариях в YouTube и в Twitter! Девяносто процентов говорят: «Мы вас смотрим потому, что только у вас можем увидеть то-то и то-то, потому что нас обманывают СNN и MSNBC, а вы говорите правду. Почему, скажем, такую страшную историю, как демонстрация в моем городке, где людей разгоняли газом и дубинками, я смотрю по русскому телевидению? Потому, что нигде больше не могу этого увидеть». Десятки тысяч комментариев такого рода! Мы рады, что одну из главных наших ведущих проекта RТ America, Алену Миньковски, которая ведет программу The Alyona Show, журнал Forbes включил в тридцать главных медийных персон США моложе тридцати лет. Других журналистов, Макса Кайзера и его соведущую Стейси Херберт, издание The Huffington Post, чья аудитория превышает аудиторию The New York Times, поставило на первое место в рейтинге самых опасных финансовых журналистов мира. Кстати, программа Кайзера сама по себе стоит очень недорого и сделана крайне просто. Фишка в том, что он говорит и как он это делает. Так не говорит больше никто.

— И все же какие сюжеты про Россию у американцев вызывают наибольший интерес?

— Если случается что-то страшное вроде Крымска, то это смотрят не только в США, но и везде. Но недолго. Все любят, скажем так, некие странности вроде летающих тарелок и, как ни удивительно, наши державные вещи: парады в честь Дня Победы, инаугурации.

— Вы один из немногих телеканалов, полностью транслировавших события 6 мая на Болотной и окрест. Как комментировали?

— По сути никак. Просто рассказывали о том, что происходит. Полная трансляция была на сайте.

— Это были рейтинговые сюжеты?

— Не особо. Кстати, наши акции протестов вообще не очень популярны у мировой аудитории. Это нас они приводят в шок и трепет. Иностранных же зрителей гораздо больше интересуют «тарелочки». Помню, самой популярной историей стал вовсе не Ходорковский или те же акции протеста, а Путин с голым торсом на коне... Там такие же люди живут, им тоже интересно что-нибудь поприкольнее. Если есть такая картинка, то она привлекает гораздо больше внимания, нежели протесты по поводу каких-то законов, которые там никто не знает, или по случаю фальсификации выборов. Такие вещи интересуют лишь очень небольшую аудиторию.

— Есть ли отклики на ваши сюжеты о Сирии?

— Сирия, поскольку эту историю сильно разогревают американские СМИ, вызывает огромное количество откликов. Пожалуй, это самая популярная сегодня тема. Реакция на наши сирийские сюжеты строго полярная. Одни говорят: вы, мол, мерзавцы, оправдываете Асада. Другие — спасибо вам за то, что мы увидели другую сторону конфликта. Мы не оправдываем Асада, мы просто говорим о том, что в стране происходит очевидный ужас и мы против того, чтобы навешивать ярлыки и считать этот ужас таким однобоким, каким его представляют мейнстримовские СМИ. Мы показываем и истории про зверства оппозиции, и тех местных жителей, которые согласны с мнением оппозиции. То есть те вещи, которые никогда не показывают мейнстримовские СМИ. Ни одно большое англоязычное СМИ никогда не скажет ни одного слова вразрез с внешней политикой их государств.

— А вы?

— Мы полностью солидарны с внешней политикой своей страны. Более того, мы, когда начинали, открыто говорили о том, что будем представлять точку зрения России на мир. И все семь лет об этом говорим, а не делаем вид, как наши коллеги, что представляем «всехнюю», объективную точку зрения, на самом деле консолидируясь с внешней политикой своих государств. Надо просто быть немножко честнее.

— МИД плотно курирует?

— Никоим образом не курирует. Я даже не знаю, имеют ли они о нас полное представление, хотя, думаю, наверняка нас смотрят. Но ни разу — ни от Сергея Викторовича Лаврова, ни от кого другого — мы не получали никаких указаний, ни позитивных, ни негативных. Правда, две недели назад я увидела на сайте, что посол США в Москве Макфол в каком-то выступлении сказал, что RТ занимается вмешательством во внутренние дела США, а ему наш МИД ответил, что, дескать, недоумевает, почему посол США позволил себе такое высказывание в адрес «высокопрофессиональной работы RТ в США». Мы были рады, что МИД нас так оценил. Если я перестану верить в то, что делаю, и стану считать нашу внешнюю политику неправильной, жестокой или странной, то я в ту же секунду уйду. Я и коллегам говорю: ребята, вы работаете на телеканале, который представляет Россию и российский взгляд на мир. Если вы этому рады, если это созвучно с вашей собственной позицией, я счастлива. Если нет — надо уходить. Я считаю, что работать нужно там, где ты можешь честно отстаивать свои взгляды и свою правду. Я не видела, скажем, в наших оппозиционных СМИ журналистов, которым бы нравилась действующая власть. Они разделяют редакционную политику своих СМИ. Наивно думать, что ее нет. Если, скажем, вам кажется, что не надо было нам вмешиваться в историю с Абхазией и Южной Осетией, то не работайте здесь. Зачем же мучиться? Есть полно других СМИ, которые считают, что, скажем, Саакашвили молодец, а мы — с точностью до наоборот. Скажем, в США совершенно невозможно, чтобы какое-то СМИ солидаризировалось со страной, с которой американцы находятся в состоянии войны. Их просто разорвут.

— А Кремль опекает?

— Если МИД нас хотя бы смотрит, то Кремль — я практически уверена, что и не смотрит. Во всяком случае Сергей Приходько мне не звонил ни разу в моей жизни.

— Маргарита, вы пообщались с послами, съехавшимися на встречу с президентом. Узнали что-то полезное, любопытное?

— Узнала то, что и до этого знала: Россия не вкладывает сколько-нибудь сопоставимое количество денег в свое иновещание по сравнению с другими странами. Да, весь мир говорит на том языке, на котором выходят все СМИ в Великобритании и США, и мы вынуждены жить в мире, в котором информационным полем правят именно эти страны. С этим ничего не поделать. Другое дело, что есть регионы, где мы вообще не представлены. Скажем, африканские послы на этой встрече жаловались на то, что у них сильно представлен Китай и совсем не представлены мы. Но это вполне естественно: китайцы покупают там частоты, спутники, кабели и т. д., мы — нет, у нас нет на это денег. Смотрите, в разгар кризиса, в 2010 году, Китай потратил на иновещание 6 миллиардов долларов! О чем можно говорить? Наш бюджет, который сейчас будет сокращен, — это 300 с чем-то миллионов долларов, то есть в 20 раз меньше. Да, мы зарабатываем на рекламе: только на наших страничках в YouTube, которые не стоят практически ни копейки — мы просто выкладываем там сюжеты, которые производим, — мы заработали миллион долларов. Но нигде в мире информационное иновещание не является самоокупаемым, нигде. Это технически невозможно. России, конечно, нужно увеличивать количество наших источников информации и ареалы их распространения. Наша задача и в том, чтобы переломить ситуацию и составить конкуренцию главным на сегодня англосаксонским видеоагентствам. Очень надеюсь, что все это будет делаться, когда все наши кризисы минуют.

Дети солнца / Общество и наука / Медицина

Дети солнца

Общество и наука Медицина

Ребенком с синдромом Дауна может оказаться сегодня каждый семисотый новорожденный

 

Похоже, модный антиэйджинг сыграл с нами дурную шутку: современные женщины рожают все больше детей с пороками развития. Еще бы, благодаря методикам омоложения нынешние сорокапятилетние «ягодки» порой выглядят моложе собственных дочек. При этом они и чувствуют себя отлично. Выносить и выкормить ребенка для них не проблема. Особенно если материальные вопросы в семье к этому моменту уже решены. Неудивительно, что во всем мире наступил бум сорокалетних рожениц. По данным из США, сейчас до 25 процентов женщин создают семью и собираются завести ребенка после 35. Россия тоже не исключение. В конце 1990-х — начале 2000-х рождаемость в группе 35—39-летних женщин росла у нас вдвое быстрее, чем в группе 25—29 лет. А ведь еще десяток лет назад никто не оспаривал общего мнения, что рожать лучше до 30.

Впрочем, ни одна антиэйджинговая программа не отменяет тиканья биологических часов. Природа запрограммировала нас на определенный возраст воспроизводства потомства. Годам к 35—40 качество женских яйцеклеток падает. «Известно, например, что процент беременностей после экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) у женщин до 35 лет составляет около 30 процентов, а после 40 — меньше пяти процентов», — рассказывает Шухрат Миталипов, руководитель лаборатории Центра стволовых клеток Орегонского университета здравоохранения и науки в США. «С возрастом матери увеличивается и возможность появления пороков развития у ребенка, — подтверждает президент Российского общества акушеров-гинекологов, академик РАМН Владимир Серов. — После 30 лет эта вероятность увеличивается в 5—7 раз, а после 35 лет — уже в 15—17 раз».

По данным благотворительного фонда «Даунсайд Ап», в России ежегодно рождаются 2500 малышей с синдромом Дауна. И это тоже возрастной риск. Еще до того как была открыта природа этой генетической аномалии, медики заметили: появление ребенка с симптомами «монголизма» (так раньше называли синдром Дауна) — особой внешностью и отставанием в развитии — каким-то образом связано с возрастом матери. Если у тех, кому от 20 до 24, вероятность родить такого ребенка составляет 1 к 1562, то от 35 до 39 она уже 1 к 214, а в возрасте старше 45 лет и вовсе 1 к 19.

Конечно, специалисты придумывают различные способы не наступить на грабли, щедро разложенные природой на пути родителей, надумавших завести потомство в зрелом возрасте. Например, в США женщинам, пришедшим на ЭКО после сорока, сразу же предлагают взять донорскую яйцеклетку — пусть ребенок будет хоть не свой генетически, но здоровый. Таким способом там сегодня беременеют до 50 процентов тех, кто прибег к ЭКО после сорока. Недавно в Великобритании разрешили клинические исследования нового способа омолодить яйцеклетку — пересадить ее ядро в донорскую цитоплазму. Установлено, что ДНК, содержащаяся в митохондриях в цитоплазме, накапливает мутации. Получив «новый» митохондриальный геном, яйцеклетка имеет возможность снять груз прожитых женщиной лет и начать свою работу с чистого листа.

Но синдром Дауна для специалистов во многом до сих пор является загадкой. Его генетическая природа была открыта в 1959 году. Тогда французский детский врач и генетик Жером Лежен впервые обнаружил, что синдром возникает из-за трисомии 21-й хромосомы — во время созревания половой клетки парные хромосомы могут не разойтись, и тогда после слияния с другим набором хромосом у ребенка может оказаться не две хромосомы под номером 21, а три. Однако и сегодня, полвека спустя, причина этой ошибки до конца неясна. «Непонятно, почему частота Даун-синдрома повышается с возрастом женщин, — говорит Шухрат Миталипов. — Теорий много, но нет конкретных научных данных. Возможно, что изменения в цитоплазме яйцеклетки (включая митохондрии), которые контролируют мейоз и расхождение хромосом, здесь тоже вовлечены. Но это пока лишь предположение». Так что пока никто в мире не научился ни предотвращать синдром Дауна, ни тем более лечить.

Да и как можно было бы лечить ребенка, в клетках которого одной хромосомой больше, чем у остальных? Они вообще другие, сделаны из иного теста... Чтобы понять, насколько серьезно обстоят дела с синдромом Дауна, отметим, что носители трисомии по 21-й хромосоме — единственные, кому природа даровала право на жизнь. В случаях с другими хромосомами трисомии приводят к спонтанным абортам на ранних сроках беременности. Лишь носители лишних хромосом 13 и 18 могут дожить до рождения, но и они быстро погибают из-за серьезных нарушений развития. Причина, по которой было сделано исключение для 21-й хромосомы, понятна. Это самая маленькая из человеческих хромосом. Однако и тех 300—400 избыточных генов, которые попадают в ядро клетки с лишней хромосомой, с лихвой хватает, чтобы осложнить жизнь носителю этой генетической аномалии. Ведь избыточная работа генов означает избыточную продукцию кодируемых ими белков, определяющих функционирование многих систем организма. Среди генов, расположенных в 21-й хромосоме, ученые выделяют APP, который, по их мнению, в первую очередь повинен в когнитивных трудностях носителей синдрома Дауна. Но есть и множество других лишних генов. И они тоже не молчат, кодируя избыточную работу белков. Как выключить их в организме, пока не знает никто.

Что остается будущим роженицам? Предродовая диагностика. Во втором триместре беременности опознать малыша с синдромом Дауна можно с помощью стандартного УЗИ. Врач может заподозрить неладное, увидев особую проваленную переносицу у плода. Однако этот метод не стопроцентный. Те мамы, которым врачи в свое время определили пол ребенка неправильно только потому, что он повернулся к аппарату УЗИ не под тем углом, поймут, о чем речь. Методы биохимического анализа крови, позволяющие уже в первом триместре беременности определить вероятность синдрома Дауна, всего лишь косвенные. «С их помощью можно определить до 90 процентов случаев этой аномалии», — считает Владимир Серов.

Сегодня предродовой биохимический скрининг существует в Российской Федерации, однако это дело недешевое, поэтому не все субъекты взяли его на вооружение. Да и результат скрининга может оказаться нулевым. Ведь врачи, обнаружив вероятность генетической аномалии, могут предложить женщинам только аборт. Кому-то пойти на это не позволяют убеждения, а кому-то здравый смысл: вероятность того, что у ребенка синдром Дауна, и в этом случае не стопроцентная. Самый надежный способ «поймать» синдром — выудить из околоплодных вод клетку плода с той самой лишней 21-й хромосомой. Вероятность правильного результата при этом методе составляет 99,8 процента. Однако инвазивные методы небезопасны. «Риск осложнений в этом случае составляет около одного процента», — говорит Владимир Серов. Наши женщины, не привыкшие доверять отечественной медицине, идут на такие манипуляции с опаской. А потом что делать с этим знанием? Хотя статистика отвечает бесстрастно: по данным из развитых стран, в нулевые годы 92 процента женщин прерывали беременность, получив от врачей свидетельства о том, что могут родить ребенка с синдромом Дауна. Кое-кто уже успел назвать этот метод избавления от генетического вреда евгеникой через аборты...

Впрочем, тут наше желание побороться с природой, похоже, может зайти в тупик. Ведь женщинам до 35 лет, у которых нет никаких факторов риска, проводить инвазивные вмешательства нежелательно — в результате они принесут больше вреда, чем пользы. Но именно такие женщины рожают намного чаще, чем сорокалетние, поэтому значительное количество детей с синдромом Дауна, около 80 процентов, появляется именно у них. А значит, всех случаев возможности этой генетической аномалии все равно не предусмотреть. Известно, что на 700 новорожденных рождается один такой малыш — в разных странах эта цифра приблизительно одинакова. Пока всевозможные скрининги способны изменить соотношение всего лишь на 1 к 1100.

Так что врачи в последнее время прилагают свои усилия не только к тому, чтобы искоренить возможность появления этого синдрома. Очень многое можно сделать, чтобы дети с лишней хромосомой развивались как можно лучше. Например, в 60 процентах случаев синдром связан с врожденными пороками сердца — их стараются прооперировать как можно раньше, чтобы в годик малыш уже не лежал по больницам, а начал развивающую программу. Если уж ему назначено природой отставать в развитии, то единственный выход — усиленные занятия и благоприятная среда для воспитания. Кстати, по мнению медиков, нам многое еще предстоит узнать о детях с этой аномалией. Ведь до недавнего времени в России родители в 85 процентах случаев отказывались от малышей с синдромом Дауна, при этом в детских учреждениях они часто не доживали и до года. Однако в семье такой ребенок способен не только освоить все умения и навыки обычного человека, но и по-настоящему расцвести, и даже согреть всех остальных ее членов присущим ему особым теплом эмоций. Отсюда и прозвище — солнечные дети...

В целости и сохранности / Общество и наука / Общество

В целости и сохранности

Общество и наука Общество

Голоса хранителей наследия звучат в нашей стране все громче и увереннее. Но прислушиваются к ним, увы, не всегда

 

Список лауреатов всероссийской премии «Хранители наследия» — идеальная шпаргалка для туристов, решивших изучить историческое и архитектурное богатство родных просторов. В этом году в нем фигурируют и признанные усадьбы-жемчужины: «Архангельское», «Поленово», «Ясная Поляна», — и не такие знаменитые, но не менее уникальные места: национальный парк «Кенозерский», Елабужский музей-заповедник, силами его директора Гульзады Руденко превращенный в градообразующее предприятие, музей-усадьба Софьи Ковалевской в псковском Полибино, памятники Великого Устюга... За каждым из объектов стоит титанический труд людей, годами оберегающих их от забвения, разрухи и модных нынче рейдерских захватов. Они и стали героями торжественной церемонии, прошедшей в «Михайловском». Интригу делать не стали — список лауреатов обнародовали задолго до кульминационного мероприятия. Поэтому, кстати, не обошлось без курьезов. Один из главных хранителей 2012 года Владимир Толстой получил почетное звание лауреата еще в апреле этого года, но к моменту официального награждения успел превратиться из директора музея-усадьбы Л. Н. Толстого «Ясная Поляна» в советника президента РФ. Его коллеги по музейным делам шутили, что теперь у них есть засланный казачок на самом высоком уровне.

Впрочем, и без поддержки в верхах в лице потомка классика хранители наследия все увереннее заявляют о себе. Несмотря на совершенно домашнюю атмосферу мероприятия, на котором все друг друга знают, междусобойчиком его не назовешь. Многие герои премии «Хранители наследия» из года в год оказываются в гуще вызывающих мощный общественный резонанс событий, будь то строительство небоскреба, уродующего вид города, или война за усадьбы с сильными мира сего. Так, в этом году призом в номинации «Возвращение» была отмечена замдиректора музея-заповедника «Поленово» Наталья Грамолина, которой за многолетнюю службу не раз приходилось отбивать свое детище от интервентов, а в номинации «Целеустремление» — замглавы Московского областного отделения ВООПИиК Евгений Соседов, вместе с единомышленниками обороняющий «Архангельское» от, простите за каламбур, Министерства обороны.

Так что не стоит удивляться, что мероприятие привлекает внимание высоких чиновников. В этом году до последнего ждали новоиспеченного министра культуры Владимира Мединского, который не добрался до «Михайловского» только в силу плотного рабочего графика. Ведомство представлял один из его замов, статс-секретарь Григорий Ивлиев, он же участвовал в выездном заседании комиссии Общественной палаты РФ по культуре и сохранению историко-культурного наследия, где обсуждалась судьба музеев-заповедников. Дискуссии в кулуарах и за круглым столом — главное, ради чего в Пушкинские Горы съехались историки, реставраторы, археологи, чиновники, общественники, предприниматели-меценаты и просто сочувствующие. Они обсуждали последние новости, делились текущими проблемами, искали пути их решения. Ведь несмотря на все потуги и выигранные суды, например, в «Архангельском» продолжается строительство, Радонеж, где археологами обнаружен культурный слой времен святого Сергия, девелоперы рассматривают как идеальную площадку под новые проекты, а не как охраняемую территорию. В год 200-летия Отечественной войны 1812 года в судах ведется 70 дел по незаконной застройке Бородинского поля... И несмотря на то, что голоса хранителей благодаря премии звучат громче и в унисон, их по-прежнему предпочитают не слышать.

Между тем наше прошлое готово подсказать ответы на самые острые сегодняшние вопросы... Пока в Верховной раде шли ожесточенные дебаты о роли русского языка, доброхоты с Западной Украины приезжали в Псковскую область, чтобы восстанавливать российские храмы и изучать русскую словесность, которая почему-то превратилась в разменную монету политических игр. И пока мы активно ищем национальную идею то в футболе, то в противостоянии абстрактному врагу, она буквально лежит под ногами и, что самое страшное, рассыпается на глазах. Чтобы этого не произошло, в Пушкинских Горах говорили о том, что сообществу необходима концепция сохранения и развития музеев-заповедников России. Она, как заверил представитель Министерства культуры, может появиться в ближайшей перспективе. И эта новость не менее важна, чем признание заслуг тех, кто на голом энтузиазме из года в год доказывает, что заповедные гектары не перспективные территории под застройку, а то самое наследие, без которого не будет ни самосознания народа, ни самой страны.

Нечто паническое / Общество и наука / Телеграф

Нечто паническое

Общество и наука Телеграф

 

Человеком недели можно смело назвать первого вице-спикера Совета Федерации Александра Торшина — он буквально фонтанировал идеями! Вот одна из них: внести изменения в УК и привлекать к ответственности людей, сеющих панику и разносящих непроверенные слухи. Мол, вон к чему это привело в Крымске: пошел гулять слух о прорыве дамбы на водохранилище, так сразу давка на выезде из города!..

Что правда, то правда: паника до добра не доводит. А как ей не возникнуть, если власти того же Крымска, как теперь выясняется, приняли решение об объявлении режима ЧС задним числом — лишь наутро 7 июля, когда все, что можно, уже затопило...

Или взять события отдаленные, но не менее драматические — ажиотаж, возникший в августе 1998-го, когда граждане, напуганные слухами о непонятном «страновом дефолте», кинулись изымать свои деньги из банков и конвертировать их в валюту. Доллар взлетел как ракета, а личные сбережения в одночасье превратились в пшик. Тоже паникеры виноваты? Или все-таки заигравшиеся в ГКО власти должны были проинформировать людей и не допустить обвала национальной валюты?

Будь торшинская инициатива принята в те годы, сидеть бы взволнованным банковским вкладчикам по острогам. Ведь упомянутая статья УК предполагает наказание до трех лет лишения свободы. А в качестве альтернативы — штраф до 200 тысяч рублей, обязательные работы до 480 часов, исправительные работы на год-другой или до трех лет принудительных работ.

Кстати, если следовать логике Торшина, под статью о панике попадают и сами власти. Например, Минфин или Минэкономразвития, предпочитающие всегда готовить несколько вариантов экономического прогноза, в том числе и пессимистический. Сядут все — и финансовые аналитики, и экономические эксперты, и, разумеется, журналисты, озвучивающие их мрачные предчувствия. Например, об идущей из Европы второй волне кризиса. Ведь всякий негативный анализ или комментарий может быть истолкован как паникерство!

Социологи и психологи уверяют: лучшее средство от паники — исчерпывающая информация. По их мнению, слухи возникают исключительно в условиях информационного вакуума. Того самого, который создает власть, когда вовремя не объясняет, не предупреждает, не предостерегает и вообще предпочитает помалкивать. Панические слухи в этом случае поползут даже под угрозой ареста. Ну а если еще и СМИ начнут выдавать сплошь благостную информацию, то и им перестанут верить. Власть все чаще ведет себя словно старина Мюллер из «Семнадцати мгновений весны». Помните? «Верить нельзя никому! Мне — можно...»

Быстрее, выше, моднее / Общество и наука / Телеграф

Быстрее, выше, моднее

Общество и наука Телеграф

 

За неделю до старта Олимпийских игр в Лондоне Берлин организовал свои — хипстерские. На что же оказались способны молодые люди, которым приписывают полную апатию? Тут и перетягивание узких джинсов, и метание очков в роговой оправе, и прыжки в холщовых сумках, и угадывание цен на гаджеты. Вместо олимпийских медалей победители получили раскрашенную в золотой цвет бутылку излюбленного местного напитка Club Mate с нарисованными на ней усами — эмблемой хипстерских игр. По словам организаторов, фестиваль носит иронический характер.

Модель для сборки / Общество и наука / Телеграф

Модель для сборки

Общество и наука Телеграф

 

Сообщая о том, что за определенные болезни или свойства человека отвечает конкретный ген, ученые каждый раз делают оговорку: не он один. Жизнедеятельность любого организма зависит от взаимодействия тысяч генов. В этом смысле открытие исследователей из Стэнфордского университета — настоящий научный прорыв. Они впервые в истории предложили компьютерную модель живого организма — бактерии Микоплазма гениталиум. Сначала биоинженеры разработали алгоритмы 28 биологических процессов, благодаря которым существует и развивается этот микроорганизм. Далее их с помощью системы коммуникаций объединили в единый механизм. Для этого понадобились данные более 900 статей, где описывались разные типы молекулярных взаимодействий, сопровождающих жизненный цикл бактерии. На полученной модели ученые смогут проверять экспериментальные данные и идентифицировать новые функции не только отдельных генов, но и целых групп.

Лицо героя / Общество и наука / Телеграф

Лицо героя

Общество и наука Телеграф

 

Интересный мужчина с картины не кто иной, как национальный герой Венесуэлы Симон Боливар. Цифровое изображение, воссозданное благодаря кропотливой работе антропологов, было представлено прямо в день его рождения нынешним президентом страны Уго Чавесом. Идея воссоздать 3D-облик Боливара возникла два года назад. В 2010 году останки легендарного полководца, сохраненные в Национальном пантеоне, были эксгумированы. Историки намеревались определить истинную причину смерти героя. Считалось, что он умер в возрасте 47 лет от туберкулеза, но с этой версией, в частности, не соглашался Чавес. При жизни на Боливара было совершено 18 покушений, а значит, и кончина вполне могла наступить в результате вероломного нападения. Эта теория не подтвердилась — участника почти 500 боев и сражений все же подкосила болезнь. Зато антропологи сняли все данные с черепа и получили реальный портрет Боливара, который несколько отличается от изображений, сделанных в XIX веке при жизни национального лидера.

Без гонорара / Общество и наука / Телеграф

Без гонорара

Общество и наука Телеграф

 

Голливудские звезды, сами того не зная, первыми примерили на себя новую форму, предназначенную для полицейских и военных Украины. Изображения любимцев публики Брэда Питта, Мела Гибсона, Антонио Бандераса, Брюса Уиллиса и других актеров появились в презентационном видео. В нем представлен 21 вариант формы, которая якобы надета на звезд. Например, Брэд Питт демонстрирует летний вариант формы, Мел Гибсон — зимний, а Антонио Бандерас появляется в бронежилете. Все модели как на подбор радостны и довольны, хотя вряд ли получили за демонстрацию гонорар. А ведь, как известно, рекламные кампании являются для актеров немалым источником доходов. Так, Брюс Уиллис согласился стать лицом одного российского банка за миллион долларов. А Брэд Питт, уже известный миру по рекламе швейцарских часов, скоро станет лицом мужского парфюма за семизначную сумму. Заплати украинцы всем моделям, годовой бюджет и полиции, и всех вооруженных сил Украины был бы исчерпан.

Пошел по наклонной / Общество и наука / Телеграф

Пошел по наклонной

Общество и наука Телеграф

 

Французский роллер Жан-Ив Блонде установил рекорд, спустившись по трассе горы Тяньмэнь за 19 минут 34 секунды. В этом ему помог специальный костюм с 31 колесом.

Глазастый какой! / Общество и наука / Телеграф

Глазастый какой!

Общество и наука Телеграф

 

Выражение «смотри в оба» неактуально для открытого на днях беспозвоночного животного. Природа наградила его аж 60 глазами, расположенными по всему телу. Плоский червь, достигающий 12 миллиметров в длину, был обнаружен в грязи одного из пастбищ близ Кембриджа директором фонда «Доверие дикой природе» Брайаном Эвершамом. Уникальная находка тянет на сенсацию. Биологи привыкли получать сообщения о новых видах из Юго-Восточной Азии, Африки или Латинской Америки. Но от вдоль и поперек изученной флоры и фауны Британских островов давно перестали ждать сюрпризов. Необычное существо уже окрестили самым странным в животным мире — в ближайшее время ученые возьмутся за его изучение более основательно.

Вон из Гоа! / Общество и наука / Телеграф

Вон из Гоа!

Общество и наука Телеграф

 

Власти Гоа всерьез обеспокоены тем, что все больше иностранцев находят здесь свой персональный рай. Особенно это касается граждан из России и Израиля. Поток русских туристов на Гоа за последние три года вырос в три раза, и они не стесняясь диктуют свои условия. Так, в заведения с табличками на русском и иврите зачастую даже не пускают местных жителей. По мнению главного министра штата Манохара Паррикара, пора бороться с русскими и израильскими анклавами на береговой линии. К примеру, кафе и ночные клубы, пускающие гостей по национальному признаку, отныне будут лишать лицензии. Кроме того, планируется убрать надписи на всех языках, кроме национального и английского. Вот только если поток туристов ограничат, нетрудно представить, что множество индийских семей останется без средств к существованию.

: Empty data received from address

Empty data received from address [ http://www.itogi.ru/russia/2012/31/180537.html ].

Приступ вежливости / Общество и наука / Культурно выражаясь

Приступ вежливости

Общество и наука Культурно выражаясь

В недрах МВД подготовлен приказ: отныне полисмены обязаны извиняться перед гражданами за ошибки и недостойное поведение. Идея извиняться по разнарядке уже вызвала неоднозначные комментарии. Писатель Полина Дашкова уверена: полицейские изначально должны вести себя так, чтобы в их извинениях необходимости не возникало

 

Приказ по сути дела легализует хамство, но в качестве сладкой конфетки за него нам предлагают некое извинение. На самом деле люди из органов должны с самого начала вести себя так, чтобы не было необходимости извиняться. Кроме того, извинения — они ведь существуют в этике человеческого поведения как нечто естественное, это внутренняя потребность. А как они выглядят в исполнении полицейских? «Мы тут несколько ребер поломали в ходе допроса или задержания — ну, извините...»

Если сравнить нашу полицию с европейской, конечно, она будет представлять собой грустное зрелище. А если, скажем, с египетской или из Арабских Эмиратов — в таком рейтинге мы сразу подскакиваем довольно высоко. Если же сравнить ситуацию в бывших советских азиатских республиках, тот тут мы выигрываем вчистую. Там блюстители порядка останавливают любую машину через каждые несколько километров без всяких объяснений. Просто надо заплатить, чтобы ехать дальше. В общем, моральный облик правоохранителей — вещь довольно относительная. Как и ее профессиональные качества.

Однажды нас ограбили на Кипре, в пятизвездочном отеле. Просто вошли в номер и вычистили все, что лежало: компьютер, часы, какие-то колечки. Мы вызвали полицию. Они быстро приехали, очень подробно нас опросили, составили протокол, измазали красивые белые двери черной краской, снимая с них отпечатки пальцев. Хотя надо было сделать элементарную вещь. Рядом на стройке работали какие-то тамошние гастарбайтеры, а отель был закрытый. В общем, посторонние туда пройти не могли. Достаточно было проверить тех, кто находился на территории. Они же почему-то никого не проверили и, естественно, не нашли преступников. Но зато вели себя очень корректно.

Другая история случилась в Москве в 1990-м или 1991-м. На нас с мужем напали ночью в темном дворе. Все, что было, отняли. Мужу поставили фингал под глазом и убежали. Милиционеры приехали очень быстро и сразу сказали: «Мы почти наверняка никого не найдем». Но потом на всякий случай повозили нас по району, надеясь, что мы кого-нибудь узнаем в лицо. Это было глупо, конечно. В итоге оставили нам дубину, которую мы сами отняли у налетчиков, — шланг со свинчаткой на конце. И сказали: «Берите, это ваш трофей, можете ходить с ней по улице, хотя лучше запастись газовым пистолетом. А вообще так поздно по улицам не ходите». Вели они себя удивительно вежливо, корректно и сочувственно. Спросили, не нужна ли моему мужу помощь, потому что лицо разбито.

На самом деле существуют два вида органов. Есть уголовно-разыскная полиция на Петровке и подразделения по защите правопорядка. Люди, работающие на Петровке, в самом деле что-то делают. Я знакома с некоторыми из них и могу сказать: они достойны уважения и действительно владеют профессией. Другое дело «органы охраны правопорядка». На Белорусском есть арка под мостом, где бабули торгуют. Представьте себе: идет правоохранитель и с каждого лотка сгребает что-то в свой карман: яблоко, стакан малины, еще что-то. А бабуля с семечками, желая задобрить мента, сама просит: «Сыночек, милый, возьми у меня». Он берет горсть этих семечек, нюхает и говорит: «Дрянь твои семечки!» — швыряет ей в лицо и идет дальше. Вот это милиционер-символ, вежливым полицейским он никогда не станет. Сколько раз я была свидетелем, как они избивают бомжей, видела их пьяными. И если уж государство намерено наводить хоть какой-то порядок в силовых ведомствах, заняться надо именно этим. А чтобы извиниться — приказ не нужен.

Конечно, безнравственность и распущенность не всегда сопровождали поведение наших полицейских чинов. По-моему, какой-то надлом произошел в Февральскую революцию, когда городовых призывали вешать на фонарях… Тогда злоба по отношению к власти была абсолютной. А в советский период начался полный беспредел — и взяточничество, и отсутствие какого бы то ни было раскрытия преступлений. О нашем времени и говорить нечего. Может, до полного беззакония нам и далеко, но к законности мы еще не скоро приблизимся.

Проблема, полагаю, не только в нравах как таковых, но и в трактовке самого понятия «полицейский». В Европе и США в обязанности полицейского, как известно, входит не только розыск и охрана правопорядка, но и минимальная социальная помощь. Он обязан, если необходимо, перевести человека через дорогу, объяснить, где что находится и куда как проехать. Там у полиции существует строгий этикет поведения и куда более широкие функции.

Я помню, как мы когда-то ехали из Вашингтона в Нью-Йорк и проехали поворот. Мы остановились на посту, и я спросила полицейского, куда нам ехать. Он остановил движение, перегородил всю трассу. Развернул нас, чтобы мы благополучно проехали все «встречки». И даже вернул деньги, которые мы потратили на платную дорогу, выписав соответствующий чек. А потом пожелал счастливого пути. Моя старшая дочь Аня — ей тогда было 10 лет — путешествовала с нами. И она решила, что это какой-то мой старый друг, бывший одноклассник, который уехал и стал работать полицейским. Кажется, она мне не поверила, что это был абсолютно посторонний человек.

В наших же милиционерах-полицейских, увы, сидит неистребимый снобизм и ощущение какого-то социального превосходства, которым их якобы наделяет должность. Конечно, кое-где у нас порой водятся «хорошие менты», приятные участковые, люди вежливые, спокойные. Такие, про которых можно сказать с уважением: «Моя милиция меня бережет». Но они пока что в явном меньшинстве.

Нечетные люди / Общество и наука / Общество

Нечетные люди

Общество и наука Общество

Почему в обществе заговорили о людях с синдромом Дауна лишь после громкого признания актрисы Эвелины Блёданс?

 

Трехмесячный Семен Семин, сын актрисы Эвелины Блёданс, на прошлой неделе стал самой обсуждаемой персоной на виртуальных и реальных кухнях. Актриса и ее супруг Александр Семин в интервью журналу «7 Дней» рассказали о том, что у их ребенка синдром Дауна. Но самое главное — свою семейную историю они поведали с непривычной интонацией искреннего счастья. Хотя о людях с синдромом Дауна у нас предпочитают не говорить вслух. Будто их и нет вовсе. Так проще жить. Потому что все мы знаем, что наше общество всегда было жестоко к тем, кто не такой, как мы. И только отчаянные, любящие родители противостоят остальным — тем, у кого все хорошо...

Со странностями...

При подготовке этой статьи мы вспомнили о молодом человеке с синдромом Дауна, который просит милостыню у одной из станций столичного метро. За несколько лет он сделал там карьеру: наводит чистоту у киосков за небольшое вознаграждение, помогает разгрузить товар или натаскать воды. Мы познакомились с ним поближе. Встреча началась с того, что Володя галантно поцеловал руку. «Мне 29 лет, живу с мамой, — информацию о себе новый знакомый выдает неохотно. — В школу — нет, не ходил, дома с мамой учился. Сюда на маршрутке езжу». О музыкальных пристрастиях сообщает взахлеб: «Мне Филипп Киркоров нравится». Прикладывает к уху хрипящий радиоприемник, из которого доносится какая-то попса: «Вот эта хорошая!» — и тут же начинает подпевать.

«Что, понравился? — прерывает нашу беседу пожилая женщина по имени Валентина, работающая по соседству. — А мы ему невесту ищем. Ты не смотри, что у него с речью проблема, он парень хороший, неглупый». Валентина про синдром Дауна понятия не имеет и философски замечает: «Все мы со странностями». Парня она опекает, как и многочисленные продавщицы из соседних павильонов, для которых он — полноправный член их слаженного коллектива. Может пошутить, сделать комплимент. Торговкам газетами нравится, что он называет их старомодно — дамами...

И можно было бы порадоваться за улыбчивого парня, но наотмашь бьет по мозгам вопрос: а я бы хотела такой судьбы для своего ребенка? А вы? Наверняка нет, даже если мы скажем, что Володя своей жизнью наслаждается. Потому что наша память сохраняет лишь страшные картинки, которые мы изредка видим по телевизору: казенные интернаты, пускающие слюни дети-овощи. Оттого многие, вздрагивая, говорят: мы, мол, понимаем врачей, которые уговаривали Эвелину Блёданс сделать аборт. У этих детей, мол, нет будущего. Но дело в том, что мифов, связанных с солнечными детьми, куда больше, чем правды. Общество, конечно, еще не выздоровело, но симптомы улучшения есть.

Мифы и легенды

Сначала о мифах. В России каждый год, по неофициальным данным, рождается 2500 человек с синдромом Дауна, примерно от 85 процентов из них родители отказываются, а это прямая дорога в специализированные учреждения. Даже если воспитатели делают все, что в их силах, дети практически не развиваются. «Все мифы о том, что дети с синдромом Дауна необучаемы, еще в советское время пошли из таких вот учреждений, — рассказывает сотрудник благотворительного фонда «Даунсайд Ап» Елена Любовина, — все исследования проводились в интернатах. Хотя известно, что любой ребенок там получает синдром госпитализма. Это нарушение детского психического и личностного развития, вызванное отделением матери от ребенка. Независимо от того, есть у ребенка синдром Дауна или нет».

То есть если «особенный» ребенок останется в семье, с любящими родителями, из него вырастет совершенно другой человек. И в наше время это происходит довольно часто. Во время разговора в помещение фонда заходит улыбчивый молодой папаша, бережно неся на руках попискивающий сверток. У него именно такой ребенок, и он пришел на очередную консультацию. Елена Любовина дает нам листовку, где перечислены все предрассудки, связанные с синдромом Дауна. И то, что дети разрушают гармонию в семье, и будто они не способны к обучению, и будто рождаются у асоциальных родителей и вообще являются больными людьми, нуждающимися в лечении. Между тем лишняя хромосома — не болезнь и не дефект, а генетическая данность.

Поэтому с детьми с синдромом Дауна у нас в обществе и сложилась парадоксальная ситуация. Официально они инвалидами не являются. По словам Любовиной, оформить инвалидность на такого ребенка можно, только если синдрому Дауна сопутствуют другие заболевания. В противном случае никаких дополнительных субсидий и льгот родителям не положено. То есть официально и фактически эти дети не инвалиды, но воспринимают их именно так.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов считает, что это шлейф прошлых времен: в советское время человек должен был быть здоровым, работоспособным и выносливым. Других власть не включала в «человекооборот». Не было и инструментов, которые могли бы поддержать общественный порыв, — ни тебе благотворительных фондов, ни общественных объединений. «Несмотря на все проблемы и долги, которые до сих пор не розданы, на всю неустроенность нашей жизни, у нас все-таки социальное государство, — говорит уполномоченный по правам ребенка. — Меня радует, что больше появляется организаций, которые действуют по принципу «Cпасение утопающих — дело самих утопающих». Они организуются, объединяют свои усилия и добиваются результатов».

Фонд «Даунсайд Ап» создавался как раз для того, чтобы ломать существующие стереотипы — в первую очередь у родителей. Они должны понимать, что ребенок может быть социальным, скорее всего, сможет учиться, а потом работать. «Мы — центр ранней помощи, то есть наша деятельность направлена на детей от 0 до 7 лет, — объясняет Елена Любовина, — у нас более 60 специалистов, в числе которых психологи, логопеды, медицинские консультанты, они объясняют родителям, как максимально раскрыть потенциал их детей. На сегодняшний день мы оказываем помощь 2985 семьям. На каждую из них в год тратится примерно 40 тысяч рублей». Основную часть бюджета получается собрать в ходе традиционного велопробега, который проходит в Москве в конце августа. В нем может поучаствовать любой — достаточно вовремя подать заявку и заплатить взнос. В этом году среди участников двое молодых людей с синдромом Дауна. Еще один успешный пример — общество «Даун синдром» в Новосибирске, где активные мамы добились от мэра города, чтобы он выделил им места в детском садике.

Не подумайте, что это уже обычное дело. Вот пример, который приводит Павел Астахов: в городе Павловске в интернате для умственно отсталых детей около 500 человек. Двести из них должны и могут учиться, а делать это негде — потому что в интернате невозможно организовать учебный процесс. Зато в Павловске есть три школы, но туда их не пускают — родители других детей этого не хотят.

Чужой среди своих

Как должна работать социальная система, чтобы общество не отторгало «особенных» детей? В первую очередь мы должны перестать их бояться. Тот, кому за 30, может, уже и не изменится, но можно попробовать вырастить наших детей более терпимыми. Если ребенок с синдромом Дауна способен учиться наравне с другими детьми, то почему не поддерживать его появление в общеобразовательном классе? Ведь в детском коллективе тогда складывается совершенно другой микроклимат — дети начинают осознанно помогать друг другу. «Человек, который находит общий язык с людьми с синдромом Дауна, в будущем сможет договориться с кем угодно», — говорит Елена Любовина.

Так воспитывается настоящая, а не навязанная сверху толерантность. Например, в Европе студенты колледжей и вузов обязаны посвятить какое-то время социальной работе — они курируют детишек с синдромом Дауна и другими отклонениями. «Я предлагал в разных регионах: у нас же много вузов — введите ради эксперимента, пусть каждый студент курирует такого ребенка в интернате. Молодежь будет по-другому их воспринимать», — рассуждает Павел Астахов и вспоминает, как он жил в одном из американских городов, в котором был старейший детский интернат. Так вот, улицу, где он стоял, переименовали в улицу Удивительных детей...

Если не делить людей на стандартных и нестандартных, то может дойти до настоящего чуда. Сотрудники фонда «Даунсайд Ап» рассказывают историю про почетного железнодорожника одного из сибирских городов. В 50 лет он приболел, сделал анализ крови, который показал, что у него синдром Дауна — в наличии 47 хромосом. Хотя раньше его генетическое состояние никто не замечал. Вот и получилось, что мальчик пошел в школу, сдюжил 9 классов, выучился в ПТУ, пошел работать и даже, кажется, завел жену. Известие о том, что он неполноценный, всех страшно удивило... Впрочем, этот случай — счастливое исключение. «У меня есть знакомый Никита, — говорит Елена Любовина, — он выучился на рабочую специальность и готов трудиться. Вот только, говорит, брать его нигде не хотят». Все-таки «особенные» дети постоянно нуждаются в моральной поддержке на каждом этапе жизни. И тогда они способны войти в самостоятельную жизнь: работать кондукторами, фасовщиками или даже кассирами, писать друзьям эсэмэски, становиться спортсменами и даже преподавать.

Непростая роль

...В этом театре у актеров частенько бывают проблемы с текстом, движения не всегда плавны, а кое-кто опаздывает с выходом на сцену. Основной состав «Театра Простодушных» — люди с синдромом Дауна, всего 17 человек, от 16 до 50 лет. «Русь, куда несешься ты? А?.. Нет ответа...» — вздыхает на репетиции один из актеров и неуверенно косится на режиссера Игоря Неупокоева: «И что мне теперь делать?» «Уходи со сцены, как положено большому артисту», — подсказывает Игорь. Артист делает низкий поклон и, слегка приседая, с достоинством удаляется. «Гоголь у нас идет особенно хорошо — он определил всю эстетику театра, возможно потому, что и сам писатель был не от мира сего, жил в своем вымышленном мире», — рассказывает Игорь Неупокоев (он по образованию актер, выпускник ВГИКа). Идея создать театр появилась случайно: был в санатории, попросили поставить сказку, а потом уже вышли на большую сцену. Театр существует более 10 лет. Принимаются все желающие — если они способны произносить большие фрагменты текста (как известно, у солнечных людей проблемы с речью). И они цитируют классику с такими интонациями, что дарят нам совсем другой ее смысл. Спектакли часто проходят с аншлагом — особенность солнечных актеров в том, что они так открывают душу, как не сделает ни один профессионал. «Многие из них уже стали кинозвездами, их приглашают сниматься в кино, в сериалы, на ток-шоу. Они контактируют с обществом на каком-то другом по искренности уровне», — говорит Игорь Неупокоев.

И все-таки напрашивается циничный вопрос: стоит ли обществу тратить столько сил и средств, чтобы сделать счастливым всего лишь одного индивида? «На сегодняшний день прогрессивная мораль требует гуманного отношения к любым детям, — говорит доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Марков. — Наше общество все же значительно изменилось со времен Древней Спарты, где от нестандартных детей избавлялись». В конце концов, для чего-то они нам даются — эти солнечные дети. Может, для того, чтобы мы знали, чего стоит наше общество здесь и сейчас...

Закон пистолета / Общество и наука / Общество

Закон пистолета

Общество и наука Общество

Стоит ли нам готовиться к гонке вооружений в отдельно взятом микрорайоне?

 

Скандальное предложение сенатора Александра Торшина узаконить гражданский оборот короткоствольного огнестрельного оружия разделило общественность на два лагеря. Одни считают, что легализация «короткоствола» сделает жизнь законопослушных граждан куда безопаснее, а другие убеждены, что пистолет в кармане — путь к гражданской войне. Массовый расстрел зрителей в одном из американских кинотеатров трагическим образом совпал с вынесением предложения сенатора Торшина на суд общественности. «Итоги» попытались выяснить, стоит ли нам готовиться к гонке вооружений в отдельно взятом микрорайоне.

Стрелять буду!

О необходимости легализовать оборот пистолетов в России говорят давно. И в Госдуму вот уже который год вносится по десятку законопроектов, то ужесточающих нормы оборота оружия, то, напротив, их смягчающие. Одними из последних, например, были приняты поправки в Закон «Об оружии», позволяющие не регистрировать стволы, представляющие собой культурную ценность. Предложение сенатора Торшина стало восьмым к семи уже числящимся на сегодняшний день за Думой законопроектам по «оружейной» части.

Каковы аргументы авторов закона? Один из них таков: вооруженное общество — вежливое общество. «В Техасе или Нью-Йорке люди улыбаются, — иронизирует Торшин, — а в московском метро? Посмотришь на кого-то пристально и услышишь сразу: «Чего вылупился?» Участники круглого стола, где обсуждался экспертный доклад, подготовленный по инициативе вице-спикера, в основном упирали на то, что в России на руках и так огромное число стволов — легальных и нелегальных. Только в 2010 году в стране совершено 3416 преступлений с применением незарегистрированного оружия и 267 — зарегистрированного в органах внутренних дел. В 2011-м чуть меньше — 2968 и 216 соответственно, но цифры все равно впечатляют. Причем, утверждают эксперты, появлению на черном рынке нелегальных стволов активно содействуют Минобороны и силовые ведомства. В прошлом году в области оборота оружия выявлено более 300 тысяч (!) правонарушений, допущенных гражданами. Более 10 тысяч человек привлечено к уголовной ответственности. Одним словом, чтобы взять ситуацию под контроль, пора легализовать то, что уже есть, и установить понятные правила игры. А само, мол, общество дозрело до того, чтобы вооружиться.

Присутствовавший на слушаниях эксперт из США упомянул и пресловутое «конституционное право», добавив, что без оружия невозможно защитить себя, свой дом, семью и собственность. «Легальные владельцы оружия в Техасе, например, задерживаются за различного рода нарушения в 7,6 раза реже, — сказал он, — чем невооруженные обыватели, поскольку более дисциплинированы и законопослушны».

Потенциальных покупателей пистолетов в России около полутора миллиона человек. Число желающих обзавестись пистолетом растет на 10 процентов в год. По предварительным социологическим замерам, как только право купить оружие будет россиянам даровано, таковым воспользуются до 20 процентов дееспособных мужчин и до 5 процентов женщин.

Огневой рубеж

«Для начала давайте определимся, что же означает сам термин «короткоствольное оружие», — комментирует «Итогам» бывший сотрудник спецслужб, эксперт по оружию Алексей Штейнбух. — Это пистолеты и револьверы. Я не очень понимаю, что так взволновало общественность в предложении сенатора Торшина, насколько я понимаю, речь сейчас идет лишь о том, чтобы разрешить хранить короткоствольное оружие дома и иметь возможность использовать его для обороны своего жилища».

Эксперт согласен, что принятию подобного решения должно предшествовать его широкое общественное обсуждение, но по большому счету опыт западных стран он считает позитивным. Тогда как быть с психом, расстрелявшим зрителей на премьере «Бэтмена»? «Насколько я знаю, — отвечает Алексей Штейнбух, — задержанный за это преступление 24-летний Джеймс Холмс пришел с оружием в так называемую gunsfree zone, то есть место, где с оружием появляться запрещено. Именно по этой причине никто из зрителей не смог дать ему отпор, хотя среди погибших, как пишет американская пресса, были люди, явно владеющие навыками обращения с оружием и имеющие право на его ношение, например бывший морской пехотинец. Зато буквально за несколько дней до бойни в Колорадо Интернет взорвал видеоролик из Америки, наглядно иллюстрирующий ситуацию со свободным оборотом оружия: в интернет-кафе ворвались двое грабителей, отпор которым дал 71-летний посетитель заведения, открывший по грабителям беглый огонь из личного пистолета и обративший их в бегство. Кстати, я убежден, что в случае со стрельбой в супермаркете, которую устроил бывший майор милиции Евсюков, если бы кто-то из покупателей был вооружен, он имел бы возможность нейтрализовать убийцу в погонах».

Этот эксперт один из тех, кто не считает предложения Торшина такими уж вредными. Он скорее за, чем против. Бывший руководитель московского отделения Всероссийского общества владельцев гражданского оружия Вячеслав Ванеев добавляет: «Введение в оборот короткоствольного оружия самообороны дисциплинирует граждан. То, что происходит сегодня с травматическим оружием, я имею в виду его использование в бытовых и уличных конфликтах, связано с тем, что население относится к «травматам» как к продолжению кулака. Во многих случаях владелец оружия не осознает всей полноты ответственности за причиненные увечья. Эта проблема тоже имеет несколько составляющих. Например, я сам не один раз применял травматическое оружие для самообороны и могу вам сказать, что оно не особенно эффективно, а в некоторых случаях действует на преступника как красная тряпка на быка». Травматические пистолеты, или, говоря языком профессионалов, оружие ограниченного поражения, абсолютно эффективны, если пуля попадает в голову нападающему. Но целить в голову законодательство запрещает, поскольку даже резиновая пуля влечет за собой серьезные увечья и травмы. Огнестрельное оружие, по мнению эксперта, можно будет эффективно применять, целясь в конечности напавшего. «Безусловно, владельцам оружия необходимо постоянно совершенствовать навыки практической стрельбы, сдавая зачеты сотрудникам лицензионно-разрешительной системы МВД России», — добавляет Ванеев. А чтобы владелец оружия чувствовал полную ответственность, эксперт предлагает внедрить чипирование боеприпасов: по его расчетам, это увеличит стоимость патрона максимум на рубль, но позволит отслеживать, кто, где и когда купил патроны той или иной серии и что с ними потом произошло.

Люди гражданские, то есть менее брутальные, настроены прямо противоположно. Известный адвокат, член Общественной палаты и председатель Центрального совета общероссийского общественного движения «Гражданское общество» Анатолий Кучерена заявил следующее: «Мы совершенно не готовы к разрешению короткоствольного оружия. В первую очередь об этом говорят данные статистики и судебной практики. Люди часто применяют оружие, в частности травматику, в совершенно неоправданных условиях, например находясь в состоянии аффекта. Тезис о возможном снижении преступности представляется мне некорректным. Едва ли информация о наличии оружия как-то будет влиять на преступников или способствовать миру в обществе».

С Анатолием Кучереной согласен и еще один эксперт — главный редактор журнала «Национальная оборона», глава Общественного совета Министерства обороны России Игорь Коротченко, который заявил: «Российское общество ментально не готово к свободному обороту огнестрельного оружия. Зная все нюансы взаимоотношений между разными социальными и этническими группами в стране, несложно представить, чем может закончиться банальная уличная ссора. Нам не нужны разборки в духе Дикого Запада».

Здесь, правда, стоит отметить, что, по данным «Итогов», у самого Игоря Коротченко имеется наградной пистолет...

За гранью эмоций

Ну а если отложить эмоции и посмотреть на проблему спокойно? Откуда у нее ноги растут и почему она возникла именно сейчас? Доклад ведь не закон, даже если его представляет вице-спикер, в нем в основном содержатся лишь статистические данные и примеры, подтверждающие необходимость последующего правового регулирования. Реальный законопроект, по словам Торшина, «появится только, когда будет готов — не раньше начала будущего года». Так что у его потенциальных разработчиков сегодня вообще нет ответа на вопросы, будет ли прописано в законе право на ношение оружия, каковы будут требования для получения лицензии, виды лицензий, их стоимость. Словом, никакой конкретики. Лишь «проброс» идеи в общество и замер градуса обсуждения.

Увенчается ли успехом нынешняя, восьмая попытка законодательно оформить легализацию оружия? Глава думского комитета по безопасности, курирующего данную тематику, Ирина Яровая категорически против инициативы Торшина: «В ней кроется дополнительная угроза для общественной безопасности, так как оружие в абсолютном большинстве случаев используется как средство нападения, насилия и агрессии». По ее мнению, нужны дополнительные формы контроля по обороту оружия. И депутатам следует подумать в первую очередь над ограничением оборота оружия. Однако у Яровой есть могучие оппоненты — версия о прямой заинтересованности оружейных лоббистов в инициативах вполне себе имеет право на жизнь. Как следует из все того же подготовленного Торшиным и группой экспертов доклада, емкость рынка короткоствольного оружия на ближайшие пять лет — 207 миллиардов рублей, рынка аксессуаров и расходных материалов — еще 310 миллиардов рублей.

Навскидку: чтобы удовлетворить спрос, российские производители оружия (Ижмех и Ижмаш) должны увеличить объемы производства в два-три раза. Да что там говорить, когда от одних только лицензионных сборов (если они станут ежегодными в размере, например, 500 рублей) государство выручит 2—2,5 миллиарда рублей! Вне всякого сомнения, от желающих приобрести боевой «короткоствол» в России не будет отбоя. Для сравнения: в США только в прошлом году было продано 6 398 854 единицы огнестрельного оружия, попадающего под определение короткоствольного. Лоббисты, как говорят в кулуарах Думы, даже согласны с тем, что будет необходима четко работающая система фейсконтроля для владельцев оружия. Она существует и сейчас — получить охотничье или травматическое оружие законным путем невозможно, не пройдя соответствующую проверку в органах МВД. Останется лишь усовершенствовать механизмы контроля за владельцами оружия, а также усилить их персональную ответственность. Уже сегодня законодатели раздумывают над тем, насколько ужесточать наказание за использование оружия в состоянии опьянения. Тут, правда, лобби свое дело сделало: предлагаемые суммы — от 2—5 тысяч рублей для физических лиц до 15—20 тысяч для должностных плюс лишение лицензии на оружие на относительно небольшой срок. По сравнению со штрафами за митинги — полная ерунда. Да и западный опыт, на который так любят в последнее время ссылаться российские законодатели, куда как более суров. В Эстонии, например, за подобный проступок грозит не только более высокий штраф, но и арест.

Обороняйтесь!

Пока законодатели спорят, граждане, они же потенциальные покупатели, задают простой вопрос: а коли разрешат стволы, можно ли будет защищаться, не нарушая закон? У предложения о поголовном вооружении населения на самом деле есть масса подводных камней, включая целый айсберг в виде статьи 37 Уголовного кодекса России «Необходимая самооборона». Именно этой статьей и придется оперировать судьям, когда народ возьмется за стволы. Вместе с тем сама статья уже сейчас требует значительной доработки. По крайней мере, в этом убежден председатель президиума Столичной коллегии адвокатов Георгий Зубовский: «Следователи почти не используют статью «Необходимая самооборона». Уголовные дела возбуждаются либо по статье 105 (убийство), либо по части 1 статьи 114 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны), либо по той же части 1 статьи 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны). 37-я же статья очень сложна в толковании и доказательной методологии, а к этому наши следователи и прокуроры просто не готовы».

Действительно, по статистике судебного департамента Верховного суда России, за убийство из соображений самообороны в 2009 году были осуждены 813 человек, в 2010-м — 710, в 2011-м — 318. За причинение тяжкого вреда здоровью к реальному лишению свободы в 2009 году были привлечены 433 человека, а в 2010-м — 330 человек. Статистики за 2011 год пока нет. С 2009 года по первое полугодие 2011-го в 1070 случаях осужденные граждане защищали себя, в 51 — других и лишь в 16 — собственность. То есть получается, что, открывая огонь по ворвавшемуся в дом преступнику, гражданин все же рискует сам сесть в тюрьму, и приведенные выше цифры это более чем красноречиво подтверждают.

Вот и выходит, что за дискуссией о легализации огнестрельного оружия в России тянется целый хвост нерешенных проблем, оставшихся в наследство еще от советской юриспруденции.

Есть ли у боевого «короткоствола» будущее в России, сейчас не возьмется предположить даже самый искушенный эксперт. Однако накал дискуссий говорит сам за себя. В конце концов, вон, на кухонный нож, например, не надо вообще никакого разрешения, а гибнут от этого «оружия массового поражения» сотни, если не тысячи человек в год. Дело ведь не в оружии, а в реалиях нашей жизни. Торшин же предлагает просто уравнять шансы...

Ужасен наш союз / Дело

Ужасен наш союз

Дело

Кто первым покинет зону евро: ленивый Юг или трудолюбивый Север?

 

«Идет обратный отcчет», «It's The Final Countdown»... Хит группы «Европа» снискал много лавров, но, пожалуй, все-таки опередил время. Появись он сейчас, наверняка стал бы гимном — или, точнее, реквиемом — эпохи. Правда, первая фраза — «мы улетаем вместе» — нуждается в уточнении: покидать еврозону начнут, скорее всего, по одиночке. И если номер первый очевиден — Греция, — то следующий «старт» может сильно удивить. Растет вероятность того, что эстафетную палочку у европейского Юга подхватит спасающий его Север.

Гибель евробогов

Согласно последним опросам, 58 процентов немцев высказываются за возвращение к немецкой марке. За евро — 42 процента, почти вдвое меньше, чем два года назад. Правда, этот переворот в сознании пока практически не отражается на политике: и правительственная коалиция, и большая часть оппозиции дружно голосуют за все новые пакеты помощи южным собратьям по еврозоне. Но недовольство такой щедростью приближается к критической точке. Не исключено, что развязка наступит уже 12 сентября. Именно на эту дату назначено оглашение решения Конституционного суда ФРГ по делу об участии страны в Европейском стабилизационном механизме. Напомним, ЕСМ — «спасательный фонд» объемом в 700 миллиардов евро, из которых на Германию приходится 200 миллиардов, — должен был появиться на свет 1 июля. Но день рождения пришлось отложить. КС принял к рассмотрению пять исков, суть которых сводится к тому, что предусмотренный уставом фонда механизм распределения денег нарушает конституционные права парламента и бюджетный суверенитет страны.

Согласие суда с такой позицией будет означать крах политики по спасению единой европейской денежной системы. А возможно, и крах самого евро. Но даже если решение будет политкорректным, точку в этом вопросе оно не поставит. Конституционное право — лишь одно из многочисленных полей разгорающейся войны между противниками и сторонниками евро.

Не менее яркий ее эпизод — опубликованное в прессе воззвание ведущих экономистов Германии с требованием прекратить спасать евро за счет немецких налогоплательщиков. Один из подписантов — Ханс-Олаф Хенкель, бывший президент Союза немецкой индустрии, — является автором идеи раздела еврозоны на две части, северную и южную, каждая из которых должна получить свою единую валюту, в большей степени отвечающую экономическим и ментальным особенностям региона. Он же — интеллектуальное лицо партии «Свободные избиратели», теперь буквально обреченной на успех: ведь именно она выражает интересы 58 процентов граждан, мечтающих о возвращении к Deutsche Mark. «Государства и финансовые институты Европы должны самостоятельно отвечать за свои действия», — объясняет позицию партии ее лидер Хуберт Айвангер. Страны, не отвечающие критериям стабильности, должны не просить помощи, а выходить из еврозоны. Ближайшие кандидаты на вылет, по его мнению, — Греция, Португалия, Испания и Италия.

Правда, тема выхода самой Германии для немецких политиков пока еще табу. Но при нынешнем тренде общественных настроений и, главное, стремительно ухудшающемся положении Юга заговор молчания относительно «плана Б» продлится недолго.

Финнучет

А на крайнем севере еврозоны прорыв информблокады уже произошел. Первопроходцем выступила министр финансов Финляндии Ютта Урпилайнен: «Мы готовы к любым сценариям, в том числе к выходу из евро... Финляндия не будет держаться за него любой ценой».

Кстати, после недавнего обновления рейтингов европейских стран, произведенного агентством Moody's, Финляндия осталась единственным круглым отличником еврозоны. Прогноз по рейтингу Германии, Нидерландов и Люксембурга снижен на негативный. Причина понятна. Вероятность Greхit`a, выхода Греции из евро, приближается к ста процентам. Очередной тест на банкротство стране предстоит пройти в конце августа — начале сентября, когда будет обнародовано заключение «тройки» — группы в составе представителей Еврокомиссии, МВФ и Европейского ЦБ, проверяющей усилия Греции по выполнению взятых перед кредиторами обязательств. Решат, что у греков по этой части конь не валялся (а так, по сути, оно и есть), в Грецию не поступит очередной кредитный транш, и она вынуждена будет признать себя неплатежеспособной. А вскоре неминуемо грянет Greхit. По логике рейтингмейкеров, все это: а) приведет к масштабному списанию греческих долгов; б) резко осложнит положение Италии и Испании, которые и без того уже на волоске висят над пропастью.

Угрозы очевидны, вопросов нет. Кроме одного: почему в таком случае под тотальную рейтинговую «стрижку» не попала Финляндия?

А вот почему. Прагматичные финны застраховали свои риски. Еще когда обсуждался последний пакет помощи Греции, в Хельсинки решили: дружба дружбой, а оливки врозь. И потребовали от Афин в обмен на свою долю кредитов залог в виде реальных активов. В Брюсселе и в Берлине на такие сепаратные переговоры смотрели косо, но, дабы не затягивать спасательную операцию (а финны насмерть стояли на своем), предпочли закрыть глаза на это исключение из правил. То же самое повторилось в июле с Испанией, запросившей у европейских партнеров 100 миллиардов евро.

Конечно, полноценного возмещения убытков в случае форс-мажора ждать не стоит, но в такой ситуации, как говорится, хоть шерсти клок.

В общем, каждый сам за себя. Продолжение этой линии рано или поздно поставит финнов перед выбором: остаться или уйти. И, по мнению некоторых экспертов, Финляндия уже давно все для себя решила.

Восстание касс

Согласно, например, сценарию, предложенному британским аналитиком Мэтью Линном, Финляндия вообще станет самой первой страной, которая откажется от евро. По этой версии до конца года еврозоне предстоит пережить серию драматичных событий. Первым из них станет Spanic (испанская паника). Страну не спасет ни стомиллиардный кредит, ни ужесточение мер экономии. За этим последует Quitaly (quitting of Italy, в вольном переводе — «сбой Италии»), спусковым крючком которого послужит выделение помощи Мадриду. Италия, и без того изнуренная кризисом, будет вынуждена изыскивать средства не только для себя, но и «для того парня». И, наконец, третья часть ужастика: Fixit — выход Финляндии из валютного союза.

Расчет строится на том, что наименее благополучные страны еврозоны привязаны к евро капельницей финансовой помощи. Такие еврогиганты, как Германия или Франция, стреножены огромным количеством обязательств. А Суоми — кошка, которая вполне может гулять сама по себе. Словом, если кому и начать пробовать на вкус жизнь после евро, то финнам.

Пока что прогноз вроде бы подтверждается: Spanic в разгаре. Доходность десятилетних испанских облигаций устойчиво держится около красной черты семипроцентного уровня, то и дело ее перепрыгивая. Долго в таком напряжении Испания не продержится. И, значит, вскоре следует ждать новой мольбы о помощи. А там не за горами и Quitaly с Fixit`ом.

Впрочем, еврокризис опрокинул уже немало самых, казалось бы, безупречных схем. Но одной из бесспорных истин является огромный контраст между экономическими укладами Севера и Юга Европы. Особенности южной модели в свое время вывел на чистую воду испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет в книге «Восстание масс»: «Всюду, где торжество массы растет, например, в Средиземноморье... правление сводится к тому, чтобы постоянно выпутываться, не решая проблем, а всеми способами увиливая от них и тем самым рискуя сделать их неразрешимыми». С момента опубликования этих строк прошло уже более 80 лет, а звучит, увы, актуально.

Конечно, на Севере имеются свои заморочки, но они, по крайней мере, не мешают властям держать в порядке свои бухгалтерские книги. По мнению евроскептиков, единая валюта в ее нынешнем виде подходит всего для пяти экономик: Германии, Австрии, Нидерландов, Финляндии и Люксембурга. Для прочих она слишком «тяжела», что выражается прежде всего в более низкой конкурентоспособности. Франции, например, чтобы выйти на уровень Германии, нужно снизить стоимость валюты и/или экономические издержки на 20—25 процентов, Греции — на 50—60 процентов.

«Брюссельские изобретатели единой валюты наивно полагали, что денежная разверстка, наложенная на Германию, Австрию и Голландию, не только приблизит другие страны по уровню жизни к вышеперечисленным, но и уравняет менталитеты», — говорит австрийский экономист Михаэль Херль. В этом, собственно, и состоит родовой дефект евросистемы. Попытка создать новую историческую общность потерпела крах. Стабильность еврозоны зиждется на масштабном перераспределении денежных средств с Севера на Юг. Но предел терпения, похоже, достигнут. «Торжество масс» подошло к концу. Начинается «восстание касс».

Во что-то вступили / Дело / Капитал

Во что-то вступили

Дело Капитал

«Пусть противники ВТО для начала привлекут к ответственности либералов коррупционной закваски лихих 90-х, по-прежнему находящихся у власти»

 

Вот скажите, если вы путаете газ с тормозом в своем раздолбанном тарантасе, изменения в Правилах дорожного движения помогут вам научиться ездить? Так и с ВТО: приобщение к цивилизованному порядку передвижения по мировым торговым дорогам отнюдь не означает мгновенное превращение вчерашнего чайника на списанных «Жигулях» в профессионала экстра-класса за рулем представительской иномарки.

Образное сравнение, доходчивое. Иллюстрирующее мысль, что проблемы наши после вступления в ВТО никуда не денутся, поскольку кататься можно и на развалюхе, да что там — на велосипеде. Но все же хочется, чтоб было «как у людей», на худой конец, как у соседей по дворовой автостоянке «СНГ». Об автобонзах из теплых боксов «Золотой миллиард» даже не помышляем, они живут на другой планете.

Закроем гаражную тему: для нас последствия вступления в ВТО будут менее плачевными по сравнению с украинцами, в свое время запрягавшими политику впереди экономики, или с киргизами, которым когда-то пришлось переучиваться с правостороннего на левостороннее движение. Но объегорить Украину нам удалось не потому, что мы такие продвинутые, а по причине более чем двадцатилетней эксплуатации одной и той же сырьевой модели, не требующей ничего, кроме периодической продувки инжектора и эпизодической замены катализатора. Зато понтов хоть отбавляй — «все козлы, а я улитка».

Наши пенсии и зарплаты пахнут нефтью с газом, а не коровьими лепешками или «айпэдовским» ароматом. Так чего же сокрушаться, что цена пересдачи на новые нормативы торгового вождения составит, по успокаивающим расчетам Минэкономразвития, всего 445 миллиардов рублей на 2013—2014 учебные годы?

Правда, если приплюсовать тарифные потери в 2013 году (188 миллиардов рублей) к предполагаемому дефициту федерального бюджета (триллион рублей), то плата за входной билет получится нарядной. Но снявши голову, по волосам не плачут — по итогам 2011 года только от начисленного возмещения НДС экспортерам (в первую голову сырьевикам) казна недополучила 1254,4 миллиарда рублей. Другой пример: в 2011 году в офшоры только в виде «прямых инвестиций» перечислено 44,3 миллиарда долларов (65,8 процента от всех прямых инвестиций российских компаний и банков за рубеж). Сколько утекло по другим статьям, точно не знают ни в ЦБ, ни в Росфинмониторинге.

Да, уровень тарифной защиты российского рынка, та самая плата за вход, снизится. В 2012 году средний таможенный тариф составляет 9,5 процента, в 2013-м он снизится до 7,4 процента, а в 2014-м — до 6,9 процента. Однако многие ангажированно подзабыли, что еще в середине нулевых средний российский тариф был выше 12 процентов. Кроме того, уменьшение тарифной нагрузки — общемировая тенденция. Китай при вступлении в ВТО в 2001 году понизил средний уровень таможенного тарифа с 15,3 до 11,5 процента (в 2010 году — до 9,8 процента), а в Европе (на внешней границе ЕЭС) еще в начале 80-х средний таможенный тариф составлял всего 4,6 процента.

Ах, Китай сначала провел модернизацию, а потом вступил в ВТО? Ну-ну. А кто же нам мешал сделать то же самое, начиная с момента возобновления переговоров о вступлении в 1995 году? Пусть противники ВТО для начала привлекут к ответственности по-прежнему находящихся у власти либералов коррупционной закваски лихих 90-х, а потом вновь примутся отрабатывать деньги ворюг-собственников немногих оставшихся в стране промышленных предприятий. Именно эти жулики заряжают нынче страшилки про ВТО. Ребятки боятся не конкуренции, а снижения офшорной ренты, получаемой в результате ухода от налогов и монополии на внутреннем рынке. К тому же вступление в ВТО — удобный повод избавиться от выжатых активов, например при помощи банкротства. Одиозные семинары, предвзятые круглые столы, псевдонаучные исследования, негативный пиар — все это стоит огромных денег. Или кто-то наивно поверил, что эти прощелыги вдруг озаботились чаяниями простого народа?

Кстати, о народе. На нем вступление в ВТО не отразится никак. Российский потребительский рынок и так завален импортом под завязку, помимо этого, на нашем базарчике установилось ценовое равновесие, так какой же смысл импортерам или торговцам снижать цены на иностранную продукцию или завозить больше товаров? Либеральные сказки, что торговля, а с ней налоговая база вырастут — от лукавого: какой резон покупать второй холодильник или телевизор на чердак? А сахар или колбаса — солить их, что ли?

Итак, итог. Цвета светофоров не поменяются, разметка изменится незначительно, штрафы за неправильную парковку останутся. Как и наш нефтегазовый рыдван, отстающий от пелетона все больше. Надежд поменять его нет никаких, и что будет с пассажирами, когда он окончательно развалится, одному богу известно. Впрочем, дело не в пассажирах. Проблема в прокладке. Да, да, между рулем и сиденьем.

Стоит ли ожидать снижения цен после вступления России в ВТО? / Дело / Бизнес-климат

Стоит ли ожидать снижения цен после вступления России в ВТО?

Дело Бизнес-климат

После вступления России во Всемирную торговую организацию таможенная пошлина на ряд импортных товаров будет отменена. Согласно логике за этим должно последовать снижение цен. Пока что это голая теория — опыт некоторых стран показывает, что от вступления в ВТО ценники в магазинах доступнее не становятся. От +5 (да) до –5 (нет)

 

После вступления в ВТО мы прогнозируем снижение цен на электронику в пределах нескольких процентов. Вероятно, в перспективе двух-трех лет. Однако следует отметить, что появление новых технологий производства значительно больше влияет на снижение или повышение стоимости продуктов, поэтому нельзя с уверенностью говорить о прямой зависимости между вступлением России в ВТО и уровнем цен. В любом случае остаются единые правила конкуренции, и, если говорить о компании Panasonic, мы не ожидаем появления особых выгод и конкурентных преимуществ от этого шага.

Сергей Кожевников

ру­ко­во­ди­тель де­пар­та­мен­та Аудио-Видео ком­па­нии «Пана­со­ник Рус»

 

 

Говоря о рынке программного обеспечения, я не думаю, что вступление России в ВТО напрямую повлияет на стоимость ПО, так как у нас отсутствует государственное регулирование цен на продукты этой сферы. Все международные вендоры могут свободно продавать свои продукты в России, так же как и локальные разработчики могут при желании выходить на международный рынок. Эта свобода относится и к процессу ценообразования — все зависит от ценовой политики каждой конкретной компании. Кроме того, на рынке ПО в отличие от многих других не приходится говорить о повышении уровня конкуренции и, как следствие, об изменении цен с приходом новых международных игроков — все крупнейшие вендоры здесь давно уже представлены.

Алексей Рыжов

ре­ги­ональ­ный ди­рек­тор Autodesk в Рос­сии и стра­нах СНГ

 

 

Понижения цен на продукты питания ждать не стоит. Любой, кто станет продавать продукцию в Россию, будет ориентироваться на уже сложившиеся рыночные цены. Это иллюзия, что кто-то захочет продавать дешевле. Как правило, цены редко снижаются, но вероятно, что в результате вступления России в ВТО из-за возросшей конкуренции цены будут расти не так быстро, как могли бы. Опыт стран, недавно присоединившихся к ВТО, показывает, что увеличение доли иностранных товаров на рынке и последующее их доминирование постепенно приводит даже к росту цен. Так случилось на Украине и в Прибалтике.

Андрей Даниленко

пред­се­да­тель прав­ле­ния Наци­ональ­но­го со­юза про­из­во­ди­те­лей мо­ло­ка

 

 

Если говорить о ближайшем годе, то вряд ли что-то изменится. Если же речь идет о долгосрочной перспективе, то перемены, конечно, произойдут. Прежде всего в результате появления более благоприятного инвестиционного климата. Если пойдут инвестиции в российский бизнес, это приведет к здоровой конкуренции. Компания KFC, например, использует продукцию и пользуется услугами местных поставщиков, и развитие конкуренции приведет к улучшению качества продукции и услуг. В России исторически слабая и неструктурированная логистическая инфраструктура, что тормозит развитие бизнеса в ряде регионов. Надеемся, что после вступления в ВТО ситуация в стране улучшится, а это приведет к сокращению времени поставки, улучшению качества обслуживания и как следствие — к оптимизации цен на товары.

Игорь Старцев

ди­рек­тор по за­куп­кам и ло­гис­ти­ке YUM! Restaurants International Russia & CIS

 

 

Есть масса причин, которые дают основания полагать, что после вступления России в ВТО снижения цен на целый ряд товаров и услуг не произойдет. Проблема в том, что в цены заложено слишком много побочных расходов: взятки чиновникам, дань криминальным структурам, колоссальные издержки, связанные с неэффективностью производства, зачастую просто чьи-то непомерные аппетиты. Изжить все это на следующий день после вступления в ВТО просто нереально.

Алексей Кичатов

ге­не­раль­ный ди­рек­тор Сity Express

 

 

Рынок систем кондиционирования, на котором работает наша компания, снижения цен не ждет. Сейчас кондиционеры не облагаются таможенной пошлиной — по ним ставка нулевая, и с точки зрения цены вступление в ВТО принципиально ничего не изменит. Другое дело, что значительно изменится ситуация с качеством услуг. Со вступлением в ВТО рынок станет более конкурентным, увеличится количество игроков, что заставит компании оттачивать именно клиентский сервис. Покупателя будут стараться привлечь не ценой, а комплексом и качеством услуг. На российский климатический рынок, скорее всего, придут новые крупные европейские и азиатские компании.

Николай Шаповалов

ком­мер­чес­кий ди­рек­тор груп­пы ком­па­ний «АЯК»

 

 

Думаю, что в целом — нет. Учитывая, что при переходе на новую редакцию Единого таможенного тарифа прогнозируется снижение средневзвешенной ставки ввозной таможенной пошлины (с 9,6 до 7,5—7,8 процента) на продовольственные товары, товары легкой промышленности, изделия из черных металлов и транспортные средства, можно говорить как о понижении, так и об увеличении ставки на какие-то товары. Здесь очень важно снизить негативные последствия для отдельных отраслей и производств, которые могут пострадать от возникшей конкуренции. В связи с этим для общего числа товаров (25 процентов) ставка тарифа может быть повышена до уровня тарифных обязательств.

Николай Епихов

за­мес­ти­тель ди­рек­то­ра опе­ра­тив­но­го уп­рав­ле­ния AsstrA Forwarding

 

 

Я думаю, не стоит сильно надеяться на снижение цен, так как некоторое снижение пошлин и административных барьеров для доступа на российский рынок иностранных компаний будет скомпенсировано вероятной девальвацией курса рубля.

Левон Джанполадян

фи­нан­со­вый ди­рек­тор ком­па­нии «Бен­тус ла­бо­ра­то­рии»

 

 

Я за здоровую конкуренцию. У России и большей части ее бизнес-сообщества все еще есть потенциал для того, чтобы использовать положительные последствия вступления в ВТО и возможности, предоставляемые ей как члену этой организации. Предприятия хотя бы в среднесрочной перспективе будут вынуждены больше конкурировать и развиваться, а значит, становиться лучше и сильнее. Хотя естественный (или почти) отбор произойдет. Потребители практически однозначно выиграют — не в цене, так в качестве. Но изменения произойдут не сразу, и некоторых производителей государство будет «тянуть за уши», пытаясь поддержать, невзирая на международные обязательства в рамках ВТО.

«Шорты» не в моде / Дело / Капитал / Загранштучки

«Шорты» не в моде

Дело Капитал Загранштучки

 

Страх перед дальнейшим ростом доходности гособлигаций Испании в случае продолжения обвала фондового рынка страны заставил испанские власти запретить в понедельник, 23 июля на три месяца короткие продажи акций и торговлю производными инструментами, эквивалентными открытию коротких позиций. Итальянские власти поддержали коллег из Испании, запретив короткие продажи на неделю. Среди участников рынка ходят слухи, что к запрету на «шорты» могут при необходимости присоединиться власти Франции и Бельгии.

Для инвесторов в итальянские и испанские акции основной вопрос сейчас заключается в том, стоит ли сбрасывать таковые, имеющиеся на руках, или лучше подождать, на случай если в результате запрета на короткие продажи эти акции могут подорожать?

По опыту кризиса 2008—2009 годов можно сказать, что запрет на короткие продажи не принесет устойчивого роста акций. Все, что может произойти, — это краткосрочный, длиной в несколько дней, отскок котировок перед дальнейшим снижением.

Последний раз запрет на короткие продажи в Европе вводился в августе 2011 года Испанией, Италией, Францией и Бельгией после рекордного с 2008 года обвала акций банковского сектора. Однако, судя по динамике фондовых индексов Испании и Италии, в последующие после запрета месяцы запрет на «шорты» лишь замедлил падение, но никак не привел к росту акций в следующие недели.

Фондовый индекс Испании IBEX 35 после запрета «шортов» 12 августа прошлого года еще в течение целого месяца продолжал снижаться и вернулся к уровню, который был на момент введения запрета, лишь в начале октября. Фондовый индекс Италии FTSE MIB снижался и того дольше, целых полтора месяца, вернувшись к исходному уровню также в начале октября. Больше того, уже в ноябре оба индекса вновь опустились значительно ниже августовских уровней.

К слову, в сентябре 2008 года после коллапса инвестиционного банка Lehman Brothers короткие продажи были запрещены на несколько недель в США, а в июне 2010 года в связи с экономическим кризисом «шорты» запретила уже Германия.

Оба запрета также не привели к какому-либо значимому росту акций в следующие несколько месяцев, хотя в Германии примерно через три месяца начался устойчивый рост рынка. Впрочем, это было скорее связано с подъемом на всех мировых площадках, нежели с июньским запретом на короткие продажи.

Так что, вероятно, и нынешний запрет на необеспеченные продажи акций не приведет к существенному росту котировок.

Персона грата / Политика и экономика / Профиль

Персона грата

Политика и экономика Профиль

Сергей Лавров: от небоскреба на окраине Манхэттена до высотки на Смоленской площади

 

Октябрь 1995 года, 50-я сессия Генассамблеи ООН. Постпред России Сергей Лавров не идет — буквально летит по коридору нью-йоркской штаб-квартиры. На мою просьбу об интервью реагирует, не снижая скорости: «Прошу в курилку». Острых тем не обходит, западных коллег критикует, формулировки четкие, никакого тебе «широкого круга проблем, представляющих взаимный интерес». На фоне тогдашнего министра иностранных дел Андрея Козырева, снискавшего никнейм Чего Изволите, он выглядел почти инопланетянином. Лавров источал «ненашенскую» свободу и независимость суждений...

Из высотки на Манхэттене Лавров уже давно перебрался в высотку на Смоленской площади, став самым «долгоиграющим» министром иностранных дел новой России. Но своему амплуа не изменил ни разу...

Студент

...Будущий министр родился 21 марта 1950 года в Москве в семье служащих Министерства внешней торговли СССР. Историей международных отношений увлекался со школьной скамьи. Далее — аттестат с серебряной медалью и МГИМО.

СССР, как известно, был обществом бесклассовым, но не бескастовым. Мгимошники слыли кастой особой. Это теперь говорят: мажоры. Тогда это звучало понятнее и проще: золотая молодежь. Хотя и в стенах самого вуза имелись свои касты, свои «козырные» и не очень факультеты. Лавров попал на восточное, не самое престижное отделение. Зубрил сингальский язык, вкупе с ним — английский и французский.

Как водилось в советские времена, в начале сентября первокурсники вместо учебных аудиторий очутились на стройке — Москва ударными темпами возводила Останкинскую телебашню. Студент Лавров — автор и исполнитель песен под гитарный перезвон — мгновенно стал душой компании. «Там, в котловане, мы и сплотились. Этот костяк курса потом стал основой нашего стройотряда. Хакасия, Тува, Якутия, Дальний Восток — где мы только не строили!» — вспоминал он. Впрочем, многим своим сокурсникам наш герой запомнился отнюдь не стройотрядовской штормовкой. Красавцем щеголем тот был уже тогда, студенты попроще и подойти-то к нему стеснялись.

Лаврова выбрали культоргом вуза. На ответственном посту не дремал — сочинял и режиссировал капустники. Страсть к этому делу он не только пронес через всю жизнь, но и придал ей международное звучание. Июль 2005 года, форум АСЕАН во Вьентьяне, традиционный cabbage field (он же — капустник). Министр отжигает в пародии на фильм «Звездные войны» в роли джедая...

Постпред

По окончании института в 1972 году Сергея Лаврова направляют в Шри-Ланку старшим референтом посольства. По сути же он стал «ангелом-хранителем» при тогдашнем после Рафике Нишановиче Нишанове: переводчиком, личным секретарем и помощником, заведовал протоколом, занимался аналитической работой. Словом, начальную дипшколу прошел от А до Я. В МИД вернулся через четыре года — в управление международных организаций. Первое назначение в ООН получил в 1981 году. В 1988 году вновь вернулся в Москву. Через два года на Смоленской площади сменил Андрея Козырева на посту начальника управления (тот стал главой МИД РСФСР). Если верить Андрею Владимировичу, именно он и порекомендовал молодого дипломата Седому Лису — Эдуарду Шеварднадзе. Так или иначе, в апреле 1992 года Лавров становится замминистра иностранных дел новой России, а через два года — постпредом РФ при ООН.

О его назначении в Нью-Йорк судачили разное. Одни — что перспективного дипломата направили поднимать отстающий колхоз: в начале 90-х работу нашего ооновского постпредства не критиковал только ленивый. Другие — что Андрей Козырев просто-напросто отправил за океан потенциального конкурента.

Так или иначе, но в декабре 1995-го накануне отставки Козырева Лаврова действительно рассматривали как одного из его преемников. Но не срослось. В преддверии своей второй президентской кампании, триумфов явно не сулившей, Борис Ельцин предпочел молодому Лаврову многоопытного Примакова. А в сентябре 1998 года МИД возглавил уже его, Примакова, протеже Игорь Иванов.

В ООН Сергей Викторович проработал почти десять лет, став живой легендой этого храма мировой бюрократии. Но не только потому, что был независимее всех своих предшественников, и даже не оттого, что при нем ООН одобрила рекордное количество российских инициатив. Всемирную славу человека, которому палец в рот не клади, Лаврову принесли две истории.

Первая: произнесенная в ооновских стенах гневная речь по поводу ограничений для сотрудников российской дипмиссии при передвижении по США. А дело было так. 31 октября 1997 года полицейская машина заблокировала автомобиль Лаврова, постпред поторопил полисмена, а тот выдернул у него ключи зажигания, нарушив тем самым дипломатический иммунитет. Менее чем через полмесяца Россия добилась официальных извинений от Вашингтона.

Эпизод второй: стычка с тогдашним генсеком Кофи Аннаном, вздумавшим ввести запрет на курение в здании ООН. Лавров, будучи заядлым курильщиком, публично обозвал Аннана «нанятым менеджером», не имеющим права отдавать распоряжения представителям дипмиссий. И демонстративно фланировал по штаб-квартире с переносной пепельницей, дымя в местах, отведенных в свое время под это пагубное дело. Пожаловался и в Москву: мол, Кофейник (как за глаза величали генсека) в здании ООН все пепельницы открутил.

Сегодня, по информации «Итогов», министр курит не более пяти сигарет в день, преимущественно тайком.

Министр

Когда весной 2004 года Лавров уезжал в Москву, где его на Смоленской площади ожидал министерский кабинет, Кофи Аннан с сожалением сказал, что в Нью-Йорке Сергея Викторовича всем будет очень не хватать...

Из США Лавров вывез бесценный профессиональный багаж. Прежде всего — доскональное знание всех специй и приправ на мировой дипломатической кухне. Он принимал участие в консультациях и по бывшей Югославии, и по Ираку, и по Афганистану, и по борьбе с терроризмом, и по распространению ОМУ. Плюс — тесные личные связи с зарубежными коллегами.

Оставил же в США самое дорогое: красавицу дочь. Студентка Колумбийского университета Екатерина продолжила обучение в американской альма-матер.

Согласно официальной версии, уходящий министр Игорь Иванов сам себе назначил преемника. Согласно же версии апокрифической, Лавров очень глянулся Владимиру Путину еще в 2000 году, на ооновском саммите тысячелетия. К тому же в тот момент нужно было вывести Смоленку из-под влияния «московских бояр» и встроить во властную вертикаль, которую только-только начинали возводить. Харизматичный дипломат, далекий от столичных интриг, идеально подходил для этой миссии.

Есть и третья версия: всех без исключения министров иностранных дел России назначали в «вашингтонском обкоме». В переносном, конечно, смысле.

Скажем, откровенно прозападный Андрей Козырев возглавил МИД на пике букетно-конфетного романа, возникшего в отношениях между Москвой и Вашингтоном, когда Россия сдавала Западу бастион за бастионом. Но, как говорится, жених оказался скуп и склонен к домострою. И в шорт-лист ожидания министерского портфеля был поставлен государственник Евгений Примаков. Конечно, мудрейший Евгений Максимович не собирался всерьез и надолго ссориться с США. Даже когда разворачивался над Атлантикой уже в ранге премьер-министра. Просто он видел свою задачу в том, чтобы приучить Запад учитывать интересы Москвы в чувствительных для нее вопросах. Посягать на большее ресурсы не позволяли. Примерно та же внешнеполитическая парадигма породила и Игоря Иванова, дипломата примаковской школы.

Всплеск взаимной любви между Москвой и Вашингтоном после 11 сентября был недолгим. Москва не поддержала американское вторжение в Ирак. На постсоветском пространстве заполыхали «цветные революции»... В этот момент МИД и возглавил Сергей Лавров. Говорят, в Кремле ему была поставлена задача аккуратно сбалансировать отношения с американцами: там, где возможно, пойти навстречу, а там, где это необходимо, наступить на штиблеты. Иными словами, оберегать интересы России на постсоветском пространстве, прежде всего на кавказском направлении.

На новом посту министр вернул МИДу его прежнюю структуру, изрядно обкорнанную в ходе административной реформы 2004 года. Параллельно начал оттачивать и свой собственный министерский почерк. В те годы на просторах СНГ было модно самоутверждаться за счет нападок на Россию. Лавров отказался от византийских игр. Именно он, как говорят, автор жесткого курса в отношении Грузии, где воцарился Саакашвили. Он считал, что вилять хвостом перед Мишико — попусту тратить время: тот понимает только язык силы.

За Лавровым быстро закрепилось реноме трудного переговорщика: стойко держит удар, отвечает жестко, изобретательно, порой ехидно. Помнится, в феврале 2005 года, после того, как на встрече в Анкаре госсекретарь США Кондолиза Райс раскритиковала Россию за ограничения свободы прессы, Лавров прислал ей по диппочте диск с записями программ федеральных телеканалов. Через месяц передал такой же презент британскому коллеге Джеку Стро.

Порой Лавров отвечал на удары «асимметрично». Весной 2006 года, после опубликования доклада Совета Европы, в котором утверждалось, что в России имеют место проявления расизма, министр вручил орден Дружбы бывшему комиссару СЕ по правам человека Альваро Хиль-Роблесу. Тот так растрогался, что разоткровенничался: дескать, права человека в той или иной степени не соблюдаются во всей Европе.

Политик

При Лаврове Москва перешла к бойким и регулярным информатакам. В мае 2007 года после встречи глав МИД G8 в Потсдаме в мире заговорили даже о новой гонке вооружений и холодной войне. Лавров тогда схлестнулся с госсекретарем США Кондолизой Райс по поводу планов развертывания ПРО в Польше и Чехии. Чуть раньше, в Мюнхене, Путин выступил со своей знаменитой, взбудоражившей Запад речью.

В отношении Путина и Лаврова вообще бессмысленно гадать, кто на кого повлиял в том или ином вопросе. Во взглядах на внешнюю политику они — близнецы-братья: прагматики, государственники. Говорим Лавров — подразумеваем Путин, и наоборот. Вот и после нынешней победы Владимира Владимировича на президентских выборах Лавров стал единственным министром прежнего кабинета, переназначение которого ни у кого не вызывало сомнений...

Зато некоторый «когнитивный диссонанс» наметился в годы президентства Дмитрия Медведева. Уже через месяц с небольшим после событий в Южной Осетии поползли слухи о возможной отставке Лаврова. Масла в огонь подлила утечка о телефонном разговоре, в котором Лавров якобы «послал по матушке» своего британского коллегу Дэвида Милибэнда. Как сообщила Daily Telegraph, министр якобы наехал на британского коллегу со словами Who are you to f... lecture me? («Кто ты такой... чтоб поучать меня?») в ответ на попытки собеседника возразить по поводу жесткой политики России в отношении Грузии. Спустя день Лавров признал факт использования подцензурного слова, пояснив, что это была цитата. «Милибэнд всячески выгораживал Саакашвили как большого демократа... Пришлось рассказать ему о характеристике Саакашвили, данной коллегой из одной европейской страны: f...king lunatic». Помнится, эксперты тогда сошлись во мнении, что информация о содержании беседы утекла из одной из кремлевских башен, где были недовольны Лавровым. Позже заговорили, что якобы США на самом высоком уровне пытаются убедить Россию в том, что российско-американское сотрудничество будет развиваться куда конструктивнее без Лаврова. Весной 2011 года в прессу просочилась новая информация: якобы президент уже принял решение об отставке главы МИДа. Поводом для недовольства Дмитрия Медведева стали заявления МИДа по ситуации в Ливии и Кот-д'Ивуаре, идущие вразрез с позицией Кремля.

Что и говорить, российская позиция по ливийскому вопросу была довольно иезуитской. Москва, воздержавшись в ходе голосования в Совбезе, позволила ООН одобрить резолюцию, санкционировавшую военную операцию против Каддафи, которого в Кремле назвали «политическим трупом». При этом премьер Путин тут же сравнил происходящее с новым крестовым походом, назвал ооновскую резолюцию «неполноценной и ущербной».

Лавров оказался между молотом и наковальней. Не приходится сомневаться, что он разделял мнение Путина, но, как говорится, noblesse oblige: внешнеполитические решения — прерогатива президента. Историю с Ливией Лавров до сих пор воспринимает лично и очень болезненно.

Человек

При министре Лаврове Россия вернула себе сверхдержавные амбиции: в апреле 2004 года она впервые за десять лет применила право вето при голосовании в СБ ООН — ни Евгений Примаков, ни Игорь Иванов ни разу не давали такого поручения представителю России при ООН. Тогда, напомним, речь шла о кипрской проблеме. А сегодня с завидным упорством Россия ветирует резолюцию за резолюцией по Сирии, вызывая страшное раздражение США и их союзников. В МИДе говорят, что в этой внешнеполитической упертости очень хорошо просматривается личность Лаврова. Его кредо — всегда играть от нападения. И в жизни, и в футболе. Ибо кожаный мяч — давняя и пламенная страсть министра. Рассказывают, что отглаженная футбольная форма у Сергея Викторовича всегда хранится наготове, и надевает он ее с неменьшим пиететом, чем свой строгий темно-синий костюм. Едва появляется свободная минутка — первым делом спешит на зеленый газон, где самозабвенно гоняет мяч со своим задушевным товарищем Сергеем Шойгу. Оба играют в футбольной команде «Росич» вместе с другими звездами политики.

А еще Лавров известен как лирик. Стихи и песни пишет и сегодня. Недавно выпустил стихотворный сборник с отсылами к молодому Блоку.

Сохранил министр и круг студенческих друзей. Это выпускники МГИМО 1972—1974 годов: заместитель генерального директора «Интерроса» Андрей Бугров, советник главы X5 Retail Group Юрий Кобаладзе, первый замминистра иностранных дел Андрей Денисов... Каждый год Лавров со товарищи сплавляются по горным рекам. Профессиональные заслуги и здесь оценены высоко: в 2007 году он возглавил Федерацию гребного слалома России.

После одного из таких походов Лавров, готовясь к традиционной встрече выпускников, за два дня написал песню-посвящение своей альма-матер. Она так понравилась ректору МГИМО Анатолию Торкунову, кстати, тоже сокурснику министра, что стала институтским гимном: «Это наш институт, это наше клеймо, и другого вовеки не нужно...»

Судя по всему, «клеймо» главы внешнеполитического ведомства Лаврову суждено носить еще не один год. Внешняя политика становится все брутальнее, а значит, и министр иностранных дел России нужен такой, который может и гол в чужие ворота закатить, и песню на гитаре забацать, и речь с трибуны Генассамблеи ООН задвинуть такую, чтобы за страну было не стыдно. Всеми этими навыками наш герой владеет в совершенстве...

Золотая мина / Дело

Золотая мина

Дело

Михаил Дмитриев: «Последствия выхода Греции из зоны евро донесутся до России едва ли не в первую очередь — через проблемы с кипрским офшором»

 

Никогда еще эпицентр мирового кризиса не находился так близко к России. Удар второй его волны будет несравнимо более болезненным, чем то, что мы испытали в 2008 году, предупреждает президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев.

— Михаил Эгонович, откуда все-таки ждать напасти — извне, с мировых рынков, или изнутри?

— Российская экономика в силу своих структурных особенностей давно уже не генерирует внутренних кризисных проблем. Все зависит от состояния глобальных рынков, прежде всего рынка энергоносителей и рынка капитала. То и другое тесно взаимосвязано, по крайней мере применительно к России. Ухудшение нефтяной конъюнктуры сопровождается оттоком капитала и усложнением условий рефинансирования российских заемщиков. Что после этого происходит, мы знаем по 2008 году. Но на этот раз эпицентр кризиса находится гораздо ближе к России. Четыре года назад все началось с Америки, с которой мы практически не торгуем. Сегодня же главная проблема — это ситуация в Европе, являющейся не только нашим главным торговым партнером, но и финансовым центром, через который происходит рефинансирование российского бизнеса. Через Европу идет до 80 процентов инвестируемого в нашу страну капитала. Взять хотя бы Кипр, через который в Россию поступает порядка 40 миллиардов долларов. Если кипрский офшор окажется в тяжелой ситуации, это неминуемо дезорганизует кредитные потоки российских предприятий.

— Этим объясняется щедрая российская финансовая помощь Кипру?

— Ну разумеется. Кроме того, нужно учитывать, что неразбериха на Кипре серьезно осложнит для реального сектора сохранение контроля над активами: под кредиты, как правило, выделяется залоговое обеспечение в виде акций и иных ценных бумаг. Активно задействованы российскими инвесторами и другие европейские офшоры. Есть масса специфических сделок, которые проводятся через Люксембург, Лихтенштейн, Нидерланды... Не говоря уже о Лондоне, который можно назвать центром финансовых операций российского бизнеса за рубежом. Прямой удар по сердцевине финансовых интересов наших предприятий быстро скажется на реальном секторе. Возникнут проблемы с реализацией инвестпроектов, с выплатой зарплат. Словом, на мой взгляд, это гораздо более опасно, чем то, что мы испытали во время первой волны кризиса.

— Насколько велика вероятность второй волны?

— На мой взгляд, она уже выше 50 процентов. Кризис в Европе развивается пока как хроническая болезнь, ползучим, вязким образом. Но спасительный рецепт, похоже, не будет найден. Скорее всего, Европе придется пройти через очень жесткий период глубокого переформатирования экономической модели. Это замедлит экономику всех остальных регионов мира, снизит на какое-то время спрос на сырьевые товары. И, стало быть, неизбежно ударит по России.

— Что может спровоцировать обострение «европейской болезни»?

— Выход какой-либо страны из евро. Это тут же породит неуправляемые каскадные эффекты, углубит кризис доверия, приведет к панике на рынках.

— Даже выход обанкротившейся де-факто Греции?

— Даже выход Греции. Посмотрите на тот же Кипр: все банки этой страны завязаны на Грецию. Последствия выхода Греции из зоны евро донесутся до России едва ли не в первую очередь — через проблемы с кипрским офшором. Кроме того, Греция не единственное слабое звено. Особенно тревожна ситуация в Испании и Италии. Выход Греции из евро может оказаться для них последней каплей. А если к Греции присоединится хотя бы еще одна страна, каскадные эффекты начнут распространяться, как волны от атомного взрыва. Но у Европы есть масса рычагов влияния на ситуацию, и она умело ими пользуется. Это не ведет к преодолению кризиса, но позволяет отсрочить момент истины. В принципе Европа может какое-то время продолжать ту же стратегию. Скажем, дефолт Греции вполне реально оттянуть до конца 2013 — начала 2014 года. В этом случае мы будем наблюдать ту же вязкую ситуацию: всплески нервозности на рынках будут перемежаться некоторым успокоением.

— Но до конца следующего года, скорее всего, в Европе не рванет?

— Рвануть может в любой момент. Европейский кризис — это как мина замедленного действия с неисправным детонатором. Мы не знаем, когда кислота разъест стопор взрывателя. Вовсе не обязательно, кстати, что взрыв произойдет на юге еврозоны. Ее распад может начаться и на сравнительно благополучном севере, несущем основное бремя расходов по спасению единой валюты. Корабль еврозоны достиг пределов прочности, могут начать ломаться любые его структурные элементы.

— Может быть, лучше ужасный конец, чем этот бесконечный ужас?

— Будем честны: мировая экономика пока не сталкивалась с подобным испытанием. Кризисы региональных валют, конечно, случались — все валютные союзы рано или поздно разваливались, — но они касались периферийных денежных систем, а не второй по значимости мировой денежной единицы. Очевидно одно: не будет ни одной страны, которой не придется приспосабливаться к новой ситуации. Жить по-старому не получится ни у кого. Но как долго продлится агония и какой будет жизнь после смерти, предсказать невозможно.

— Уточню: жизнь после смерти евро?

— Скажем так: после смерти еврозоны в ее нынешнем виде. Даже частичный распад будет означать кризис доверия не только к евро, но и к европейскому финансовому рынку.

— Вернемся в Россию. Вы критикуете действия властей в политической сфере. Их экономическая политика более рациональна?

— О рациональности говорить не приходится, поскольку главным и, пожалуй, единственным приоритетом для власти является вопрос политического выживания. Поэтому, с одной стороны, они очень боятся спровоцировать массовое недовольство. По этой причине, например, под запретом находится тема повышения пенсионного возраста. А с другой стороны — сами не склонны задумываться об отдаленном будущем. Все долгосрочные цели отходят на второй план.

Растущие политические риски толкают власть к проведению все более популистски ориентированной политики. Это мы видим, например, по тому приоритету, который отдается повышению зарплат в бюджетной сфере. Их рост не сопровождается реструктуризацией бюджетных учреждений, повышением эффективности, качества госуслуг. Точно так же три года назад были резко повышены пенсии, что поставило пенсионную систему на грань банкротства. Горизонт экономической политики — это узкий коридор текущих мер, которые можно предпринять в условиях жесткой нехватки средств и угрозы экономического кризиса. С тем чтобы, не дай бог, не вызвать дополнительного раздражения помимо того, что уже накопилось.

— Но четыре года назад власти действовали примерно таким же образом, и тогда все обошлось. Может быть, обойдется и на этот раз?

— Четыре года назад страна вошла в кризис на пике рейтингов поддержки Путина и Медведева. Запас экономической прочности тоже был как минимум вдвое большим. Финансовые резервы превышали 15 процентов ВВП. Большой бюджетный профицит позволял повышать расходы, невзирая на сокращение доходной части. Все это сделало возможной одну из самых дорогостоящих по мировым меркам антикризисных программ. Сейчас резервы составляют около шести процентов ВВП, а бюджет даже при 100 долларах за баррель не удается свести без дефицита. Если же нефтяные цены упадут до 70 долларов, как это случилось четыре года назад, дефицит достигнет 4—5 процентов. В этой ситуации власти уже не смогут позволить себе разбрасывать деньги направо и налево. Напротив, придется ломать голову над тем, как и на чем сэкономить. В общем, как с политической, так и с экономической точки зрения мы очень далеки от того благостного состояния, которое наблюдали накануне первой волны кризиса. Неудивительно, что власти ведут себя сегодня так нервно. Если бы я оказался на их месте, тоже чувствовал бы себя не очень уверенно.

— Что касается политической ситуации, то она действительно менее стабильна, чем четыре года назад. Но куда более спокойна, чем в минувшем декабре: политическое контрнаступление власти оказалось достаточно успешным. Не согласны?

— Нет, конечно. Это попытка сбить температуру у больного малярией. Ну сбили — и что? Как показывают соцопросы, силовое давление лишь усиливает протестные настроения наиболее активной части городского населения. В провинции недовольство властью не так заметно. Однако согласно июньскому исследованию Левада-Центра более половины опрошенных граждан уверены, что Путин утратит популярность и поддержку избирателей к концу нынешнего президентского срока. Иными словами, население ставит путинской политической системе четкие временные ограничения. И попытка перейти эту границу столкнется с жестким противодействием уже не только московской элиты, но и глубинки. Расскажу забавный случай. Не так давно мы были в Республике Алтай, выступали перед местными депутатами. И одна женщина-депутат попросила нас передать Владимиру Владимировичу, что «женщины Горного Алтая просят его пореже выступать по телевизору». А ведь основная аудитория российских телеканалов — это женщины старше 55 лет. Именно к этой категории относилась наша собеседница, и именно настроение этой социальной группы она, по сути, выразила. Телепропаганда начинает давать обратный эффект даже у наиболее восприимчивой к ней публики.

— Когда следует ожидать конца «путинской стабильности»?

— Предел нынешней политической системы — нынешний срок пребывания Владимира Путина на посту президента. Через шесть лет ему в любом случае придется передавать власть. Однако процесс может и ускориться. Ответ на вопрос, будет ли политический кризис развиваться по более медленному или по более быстрому сценарию, зависит от того, случится или нет у нас в ближайшей перспективе экономический кризис. Но если исходить из того, что вероятность обострения европейского кризиса превышает 50 процентов, то более быстрый вариант представляется сегодня реальнее.

Красота по-американски / Автомобили / Тюнинг

Красота по-американски

Автомобили Тюнинг

Ручная коробка передач, тугие педали и простенький салон — не очень-то похоже на американскую мечту! Однако на Chevrolet Corvette Z06 нашлись любители и в США, и в России

 

Американский автопром нынче модно ругать. Дескать, машины по ту сторону Атлантики делают прожорливые, неуклюжие, не самые надежные да к тому же слишком консервативные по части использования новых технологий. Поклонники большой детройтской тройки придерживаются другой веры: все новое — от лукавого. Эти ребята готовы с пеной у рта доказывать, что тамошние инженеры довели свои V8 до логического совершенства, поставили во главу угла комфорт и сумели сделать большие машины доступными представителям среднего класса. Музыкант Евгений Мищенко всю прелесть заокеанского автомобилестроения распробовал на примере легендарного Chevrolet Corvette.

Чужой среди своих

Сейчас с конвейера сходит шестая генерация двухдверки, но она недалеко ушла от Corvette образца 1997-го, который удался на славу: пространственная рама, расположенный в передней части кузова мотор и коробка передач, сблокированная с задним дифференциалом, — все как на гоночных прототипах! Не случайно именно эта модель победила на рубеже веков в гонках серии Le Mans. В честь триумфа «джиэмовцы» даже разработали заряженную версию для дорог общего пользования — Corvette Z06. Они не стали переделывать обычный «Корвет», а взяли лемановский болид и, добавив немного комфорта, получили настоящий городской суперкар. Комплектовался «ноль шестой» мотором LS6 в 405 л. с., а не 385-сильным LS1 от стандартной модели. Что особенно важно — с возможностью расширения объема до 6,3 литра.

При каких обстоятельствах один из тысячи выпущенных Chevrolet Corvette Z06 пересек российскую границу, история умалчивает. В руки Евгения он попал спустя семь лет с момента рождения. К тому времени некогда гордая «американская легенда» пребывала в плачевном состоянии...

Сани на зиму

Ярым фанатом автомобилей Евгений себя никогда не считал: с юных лет его больше увлекала музыка, и, пока сверстники ковырялись под капотами «Жигулей», он оттачивал мастерство игры на электрогитаре. Отношение к колесной технике изменилось, когда друг прокатил на спортбайке: ощущение безграничной мощности и скорости не оставило выбора — наш герой тут же приобрел мощный мотоцикл. Кайф продолжался, пока не лег снег: байк пришлось оставить до теплых времен. Но и спускаться в метро уже не хотелось, а стало быть, пришлось покупать машину — Toyota Celica на автомате.

Аппетит приходит во время еды, и к весне появилась мысль обзавестись чем-нибудь посерьезнее. Накануне кризиса 2008 года Евгений как раз накопил приличную сумму и подумывал, куда ее вложить. Конечно, автомобиль — сомнительный предмет для инвестиций: с возрастом эти кровососы лишь теряют в стоимости. Но от предложения взять Corvette Z06 за две трети от рыночной цены молодой человек отказаться не смог. В «американце» привлекало все: дизайн, стиль, харизма и, само собой, динамика. Почему так дешево? Несмотря на приличное внешнее состояние, машина была откровенно убитой. «Она принадлежала какому-то безалаберному бизнесмену, который купил ее в качестве игрушки и, набаловавшись, скинул мне», — вспоминает нынешний владелец Corvette.

Первая поездка вызвала целый шквал ощущений. Отчасти из-за того, что к тому моменту Евгений отвык от ручной коробки передач. Тем более на Z06 этот агрегат не скрывал своих гоночных корней: рычаг радовал короткими и четкими ходами, однако требовал мускульной силы. Машина передвигалась достаточно бодро, но после замены масла обнаружился пренеприятный сюрприз — ушатанный мотор. Евгений сразу предупредил сервисменов: если чинить, то делать лучше оригинала. С этого момента Corvette начал вторую жизнь.

Восстание из мертвых

Разобрав двигатель, видавшие виды мастера присвистнули: как ЭТО вообще добралось сюда своим ходом? В шести из восьми «горшков» в зазор между поршнями и цилиндрами пролезал мизинец! Обойтись косметическим ремонтом нечего было и думать. Гоночное «сердце» получило новые гильзы и поршневую группу, что позволило довести рабочий объем до тех самых 6,3 литра. Кроме того, переделали головку блока и поработали над впуском.

Правильная настройка переделанного мотора предполагает изменение системы управления двигателем. У «японцев» для этого принято менять «мозги» целиком, благо сторонние компании предлагают множество альтернативных вариантов. С «американцами» поступают иначе: их родные контроллеры поддаются перепрошивке, главное — иметь под рукой подходящий софт.

После переборки движок показал на стенде 470 л. с. и 680 Н.м крутящего момента. Совсем неплохо, учитывая, что вес машины не изменился. Далее потребовалась замена сцепления: родное не выдерживало прилива сил. А анализ укатанной подвески показал, что достаточно всего лишь поставить более жесткие полимерные сайлентблоки, чтобы характер автомобиля преобразился.

Последнее изменение по части техники — установка на колеса ведущей задней оси гоночной сликовой резины Nitto NT01. Штатные покрышки с реализацией возросшего крутящего момента справляться отказывались и буксовали даже на четвертой передаче.

После того как к Corvette вернулась прыть, Евгений взялся за доработку внешности своего спорткара. На капоте появилась аэрография, выполненная в виде эмблемы Бэтмена. Отсылка к киногерою не случайна: в одном из самых первых фильмов человек — летучая мышь ездил на автомобиле, напоминающем черный «Корвет», который по сценарию также подвергся тюнингу. На кузове появились молдинги и наклейки, а фонари стали светодиодными. Переднюю оптику владелец тоже заменил, установив ксеноновые «линзы» вместо неэффективных штатных галогеновых фар.

Салон украсили дополнительные декоративные элементы из красной кожи и пластика. Правда, основные преобразования интерьера еще впереди: предполагается обшить его кожей экзотических животных, в частности, ящеров и скатов, а также установить высококачественную аудиоаппаратуру. На замену просится и кое-что по «железячной» части, а именно тормоза. У Corvette пятого поколения проблемы с замедлением не возникают лишь в гражданских режимах езды, на треке же диски моментально перегреваются. Механизмы от следующей генерации C6 здесь будут в самый раз.

Инвестфонд

Евгений давно убедился: если относиться к машинам с любовью, о потраченных деньгах жалеть не придется — так что вложения в харизматичного «янки» по-своему окупаются. Во всяком случае расставаться с железным другом музыкант не помышляет. Только любит помечтать на досуге о собственной коллекции спортивных машин прошлого века. В ней обязательно нашлось бы место и Ferrari Testarossa, и Lamborghini Diablo, и суперэксклюзивному Jaguar XJ220... И «крылатому» купе Corvette, конечно.

Человекоугодный робот / Автомобили / Новости

Человекоугодный робот

Автомобили Новости

 

Chery IndiS из тех толковых «китайцев» новой формации, которые не только прилично выглядят, но и сносно едут. В отличие от низкопробных дурнопахнущих подделок, которые нам пытались скормить лет пять тому назад, этот компактный кроссовер и управляется, и тормозит, и даже неплохо отделан внутри. Крепкий бюджетник, без скидок на происхождение. Цена соответствующая: год назад, когда в России появились первые IndiS, представительство Chery огласило минимальный счет в 370 тысяч рублей, это было лучшее предложение в классе. Если что и сдерживало рост продаж, так это коробка: автомобиль комплектовали исключительно «ручкой», а для городского кроссовера наличие варианта с двумя педалями — обязательное условие успеха. Проблемы больше нет: на днях компания объявила о начале продаж роботизированного IndiS.

Неизвестно, как коробка покажет себя в деле (бюджетные «роботы» порой ведут себя грубо, раздражая рывками), но сама по себе возможность расслабить левую ногу дорогого стоит. К тому же за 440 тысяч рублей, в которые оценили автоматизированный IndiS, продавец выкатит машину с двумя подушками безопасности, ABS, кондиционером, борткомпьютером, электропакетом «стекла — зеркала — обогрев сидений», с отнюдь не допотопной аудиосистемой, которая понимает MP3 и читает USB-флэшки, с противотуманками и легкосплавными колесами.

Смотрите в 3D / Автомобили / Новости

Смотрите в 3D

Автомобили Новости

 

Сервант? Помилуйте, бабушкина мебель тут рядом не стояла. Ироничное прозвище, когда-то приклеившееся к Honda CR-V, с каждым обновлением кроссовера звучит все нелепее. Европейская версия четвертого CR-V, подробности о которой стали известны на прошлой неделе, сняла последние вопросы к дизайну: дерзко, современно, молодежно. Особенно удалась «трехмерная» задняя оптика. Еще бы крышу малость прилизать, чтобы филей не таким грузным казался, но на вкус и цвет... Да и не резон разбрасываться пространством в багажнике, которое при сложенных сиденьях увеличилось сразу на полтораста литров относительно предыдущего CR-V. Судя по описанию, «чуланчик» хоть куда: даже если посадить в машину пятерых, для вещей останется почти 590 литров. Бортик стал ниже, а в дорогих комплектациях задняя дверь получит электропривод — роскошь для паркетника такого класса.

Чем еще порадует отредактированный «японец»? Прежде всего простором для пассажиров: притом что автомобиль немного усох в размерах, население не в обиде. Наоборот: конструкторы сместили передние стойки кузова вперед, уменьшив моторный отсек, — это добавило воздуха фактически, а стекла большей площади — на уровне ощущений. Перетряхнули и содержимое салона. Революция не затронула разве что селектор автомата на «тумбочке», остальное пошло под нож: интерьерщики Honda пересмотрели форму торпедо, заодно перетащив на него дисплей борткомпьютера, который до сих пор был «прописан» на приборке, по-новому оформили центральную консоль (музыкальный центр и блок климата теперь выглядят дороже), облагородили дефлекторы вентиляции, комбинацию приборов, руль. Краеугольным камнем «японцев» всегда были материалы, и тут у авторов CR-V есть аргумент: для европейской версии кроссовера пластики подбирали особенно вдумчиво. Как вам, к примеру, накладка «под мраморное мясо»? Именно с куском знаменитой на весь мир говядины то ли поэтически настроенные, то ли просто проголодавшиеся декораторы сравнили текстуру передней панели, а контрастную полоску, которая идет поперек нее, покрыли специальной пленкой, создающей 3D-эффект.

Сзади добавилось места над головой пассажиров, посадка стала удобнее, а чтобы уложить мебель второго ряда, достаточно потянуть за ручку. Наконец, специалисты серьезно доработали шумоизоляцию, в особенности днища: где-то проложили изолирующие материалы, где-то — звукопоглощающие.

В Старом Свете не брезгуют моноприводом, так что четвертое поколение Honda CR-V выпустят в двух вариантах: с передними ведущими и паркетной трансмиссией 4х4, в которой задняя ось подключается автоматически. Только процессом отныне руководит не гидравлическая система, а электроника. Подвеска знакомая: спереди стоит McPherson, сзади — многорычажка. Инженеры лишь поиграли с упругостью стоек: вкупе с кузовом повышенной жесткости и адаптивным усилителем руля это должно сделать управляемость более легковой. Еще у CR-V появились системы помощи на спуске, слежения за разметкой и даже адаптивный круиз-контроль с функцией автоторможения.

О 2,4-литровом бензиновом моторе пока не слышно, а вот двухлитровый точно будет: после перенастройки он выдает на пять «лошадок» больше (итого — 155 л. с.) и по-прежнему дружит либо с механической «шестиступкой», либо с пятидиапазонной АКПП. Европейцы смогут прикупить и 2,2-литровый 150-сильный дизель, который к нам пока не везут.

В продаже машина появится в конце года. Цены огласят ближе к делу, хотя ждать подарков не стоит: дорогая иена уже «вывела в космос» некогда народный Civic, а CR-V и раньше гуманным прайсом не отличался.

Не умаляя достоинств / Автомобили / Новости

Не умаляя достоинств

Автомобили Новости

 

Честный полный привод, рама, понижающая передача... Для настоящих мужчин, которые так любят с умным видом рассуждать о диагональном вывешивании, хайджеках и блокировках, это песня. Но вот парадокс: от одного из внедорожников, имеющих все перечисленное, сильный пол упорно воротит нос. И напрасно: кто знает, каким будет следующее поколение Suzuki Jimny? Может статься, на нас свалится безликий паркетник, каких десятки. Вот нынешний Jimny после недавнего рестайлинга полезных свойств не растерял: это все тот же маленький танк. Только с новым мейкапом в виде подправленной облицовки и переформатированного бампера: эти приятные мелочи обязательно оценят дамы, которые из-за размеров «Джимника» не комплексуют и поэтому давно облюбовали мини-вездеход.

Лихой воздухозаборник на капоте, надо полагать, для форсу: турбонаддувом здесь и не пахнет. Под игрушечным капотом — 1,3-литровый бензиновый атмосферник в 85 сил и две коробки на выбор: Suzuki с пятиступенчатой МКПП обойдется в 745 тысяч рублей, за автомат предлагают отсчитать 785 или 805 тысяч в зависимости от комплектации. Заказы уже принимаются. Между прочим, база отнюдь не пустая: в ней две подушки, ABS, кондиционер, подогрев сидений, электростеклоподъемники, центральный замок, музыка и противотуманки, а в топовом варианте можно получить какую-никакую кожу на сиденьях.

Ходовая достойна «проходимца» двумя классами выше: да, у Jimny нет центрального дифференциала, то есть водителю приходится изображать интеллектуальную систему полного привода, вручную подтыкая передок на скользком покрытии и выключая, когда колеса цепляются. Зато никакой электроники, двухступенчатая раздатка, мизерный для внедорожника вес и классная геометрия: углы въезда и съезда — 34 и 46 градусов соответственно, дорожный просвет в нижней точке — 19 сантиметров. Мужики, ау!

Просто картинка / Автомобили / Новости

Просто картинка

Автомобили Новости

 

Помодневшие хетчбэки Kia cee'd уже катаются по дорогам, а что седан того же типоразмера? Обещал скоро быть: трехобъемник гольф-класса под именем Cerato уже показал зубы. На минувшей неделе в компании решили подразнить сторонников корейских деликатесов, опубликовав пару набросков.

Если экономисты пойдут на поводу у дизайнеров, что с Kia в последнее время случается, аппарат выйдет щегольский. Приземистый, стремительный, с волевым «фейсом» и мощной задней оптикой а-ля Kia Optima, с ниспадающей крышей и хромированной окантовкой окон, напоминающими новый флагман модельного ряда — Quoris.

Тактико-технических характеристик пока нет. Надо полагать, третье поколение получит те же бензиновые моторы, что и текущий Cerato — а именно 1,6-литровый агрегат, который на новом Сee'd развивает уже 129 л. с., и 150-сильный 2.0.

Насколько картинка разойдется с реальностью, станет ясно через несколько месяцев: у себя на родине Kia покажет результат (под именем K3) в этом году. А в начале 2013-го Cerato должен объявиться и на других рынках.

Опять двойка / Hi-tech / Бизнес

Опять двойка

Hi-tech Бизнес

Объединение «МегаФона» и «Скартела»: добрая ли это примета для рынка?

 

Ничто не вечно в подлунном мире. Устоявшееся словосочетание «большая тройка операторов мобильной связи» более не актуально — после объединения «МегаФона» и «Скартела» рынок разделился на «большую двойку» и всех остальных. Вполне вероятно, что выведенная из состояния былого рыночного равновесия система операторов, строящих сети 4G (LTE), быстрее придет к реальным услугам высокоскоростного мобильного Интернета.

Темная лошадка рынка мобильной связи по имени «Скартел» — компания настолько закрытая, что аналитики до сих пор спорят, является ли она в чистом виде бизнес-проектом, созданным исключительно для удачной продажи, или все же операционной компанией, предназначенной для предоставления услуг связи. После сделки года светлее она не стала: новый владелец 100 процентов «Скартела» и 50 процентов плюс одна акция «МегаФона» — офшор Garsdale Services Investment Limited с Британских Виргинских островов. При этом 82 процента нового холдинга оказалось в руках «АФ Телекома», контролируемого Алишером Усмановым. Оставшиеся 18 процентов делят между собой владельцы «Скартела» — фонд Telconet Capital и российское государство в лице «Ростехнологий» (74,9 и 25,1 процента соответственно). Очевидно, что громкая сделка — завершение одного из этапов многоходовой комбинации, о подробностях которой можно лишь строить предположения. Как, впрочем, и о дальнейших сценариях этой многоходовки.

С точки зрения техники сетестроительства все выглядит очевидно: проблема дефицита радиочастотного ресурса разрешается с помощью совместного пользования инфраструктурой связи несколькими операторами, что вполне соответствует мировым тенденциям. Соглашение об этом прежняя «большая тройка» подписала со «Скартелом» еще прошлой весной в присутствии Владимира Путина, тогда премьер-министра страны. Не вина «МегаФона», что он приступил к практической реализации договоренности раньше коллег. Другое дело, что в тот момент им предлагалось сотрудничество в качестве виртуальных операторов на сети «Скартела», которая была огромной и мощной лишь в представлении его пиарщиков. Ныне же после решения ГКРЧ в прошлом сентябре, согласно которому «Скартел» получил без конкурса полосу частот под LTE на все регионы РФ, и наконец-то состоявшегося конкурса на частоты в диапазонах 790—862 МГц и 2,5—2,7 ГГц новорожденный LTE-тандем стал обладателем более половины частот, пригодных для LTE.

«Скартел» ценен для «МегаФона» прежде всего инфраструктурой LTE в Москве»,— полагает аналитик «Инвесткафе» Илья Раченков. Впрочем, совсем сбрасывать со счетов имеющуюся инфраструктуру «Скартела» не стоит: обещанные шесть десятков крупных городов с сетями LTE к концу года — это, конечно, не вся Россия, но тоже кое-что, что можно превратить далее в сотни. К тому же, напоминает Александр Голышко, руководитель рабочей группы при Минкомсвязи и АДЭ по разработке концепции будущего регулирования отрасли, подключение базовых станций LTE должно производиться по очень скоростным каналам, которых у «МегаФона» без помощи «Скартела» в достаточном количестве может не оказаться. В этом смысле даже наличная абонентская база «Скартела» не столь значима, как уже налаженные бизнес-процессы ее обслуживания. В качестве результата этой синергии на базе модели network sharing эксперты ожидают увидеть классический вариант сети следующего поколения NGN: инфраструктура сконцентрирована в одном месте («Скартел»), а сервисы и маркетинг — в другом («МегаФон»). «А уж кто формально чем владеет, что кому отдает на аутсорсинг и что компенсирует — в этом они сами прекрасно разберутся без нас, — поясняет Александр Голышко. — Когда мы покупаем колбасу, нас ведь не очень интересует, какова в ней доля какого-нибудь свинсовхоза. Может, у него и свиней-то давно нет, а колбаса меж тем вполне съедобная».

Другое дело, что международный «шэринг» у нас оказывается с российским акцентом — инфраструктурный оператор вовсе не независимый, а аффилированный с одним из операторов, да и сам позиционирует себя как поставщика услуг связи. К тому же недавний конкурс по распределению частот завершился таким образом, что «совершенно случайно» выделенные под LTE частоты у «Скартела» и «МегаФона» оказались по соседству. Конечно, нынешнее наше законодательство запрещает нескольким операторам создавать общую сеть на выделенных им частотах. Но не зря же бывший гендиректор «Скартела» Денис Свердлов пересел в кресло зама главы Минкомсвязи как раз по вопросам развития телекоммуникаций. И на днях подтвердил, что формальное закрепление принципа network sharing — дело самого близкого будущего. Правда, LTE-тандем при этом оказывается в более выгодном положении по сравнению с конкурирующими операторами. Судите сами: два блока по 40 МГц подряд в типовом диапазоне 2,5—2,7 ГГц — это то, что позволит действительно воплотить на практике все преимущества, заложенные в технологии LTE FDD. «Остальные участники, при всем к ним уважении, выступают здесь в виде некоего антуража,— комментирует Александр Голышко.— Их частотные ресурсы — по две полосы в 10 МГц — в одиночку не позволяют получить каких-либо существенных преимуществ в LTE по сравнению с сетями 3G (HSPA+)».

Теоретически соседи «МегаФона» по частоте могли бы присоединиться к его общей со «Скартелом» сети. Но неизвестно, позволяет ли сделать это легко то оборудование, которое неустанно устанавливает по родной стране «Скартел». Есть вероятность, что для поддержки услуг других операторов помимо «МегаФона» в него еще придется вкладывать дополнительные инвестиции.

«В нижнем диапазоне 800 МГц все еще сложнее,— продолжает Голышко.— Из полученной полосы 7,5 МГц для LTE можно использовать только 5 МГц, то есть обязательно надо объединяться с соседями, чтобы получить хотя бы 15 МГц непрерывного спектра». Но ведь надо еще договориться. И еще очистить частоты. Недавнее заявление главы Минкомсвязи Николая Никифорова о конверсии частот по-стахановски, за два года, специалисты отрасли восприняли как чересчур оптимистичное: «Интересно, он с военными консультировался?» Конверсия частот — это ведь не просто теоретическая схема переноса частот, а в первую очередь переоснащение всей оборонки новым оборудованием, которое нужно не только закупить и установить, но еще и провести через тщательное тестирование по нормам военной приемки, провести госиспытания и поставить на боевое дежурство.

Как знать, может, это и было главной целью всего действа с радиочастотным конкурсом по LTE — разбалансировка равновесия рыночных сил путем создания нового федерального игрока, имеющего явную фору в части строительства сетей LTE. «Холдинг может предложить в перспективе наиболее высокое качество услуг и обеспечить опережающее развитие технологии LTE. Как следствие, увеличить рыночную долю и ключевые финансовые показатели»,— отмечает аналитик УК «Финам Менеджмент» Анна Зайцева. Правда, любопытно, в чьих интересах пестуется этот самый новый национальный чемпион? Из 18 процентов Garsdale на долю государственных «Ростехнологий» приходится четверть, то есть меньше пяти процентов. А ведь ранее «МегаФон» из всей тройки считался наиболее близким госзадачам, не зря же именно этот оператор дальше всех продвинулся в защите конфиденциальной связи. Но вряд ли этот статус сохранится при новом раскладе сил.

Примерно понятно, куда этот фокус сместится — туда, где может сформироваться второй полюс нового LTE-мира. Проигравших в деле распределения частот настолько много, что они вполне могли бы образовать свою альтернативную «партию» LTE, объединившись аналогичным образом, например, вокруг «Ростелекома» с общей полосой частот 2х30 МГц, отведя ему роль инфраструктурного оператора. Но пока на наличие таких договоренностей ничто не намекает. Может быть, они делают ставку на следующее поколение технологии — LTE Advanced, которое будет позволять использовать частоты, не расположенные непрерывным блоком, возможно, даже из разных диапазонов. Потому что по большому счету особо спешить незачем: массовым рынком сфера LTE-услуг, как замечают в МТС, станет не ранее 2014—2015 годов, а преимущества большего частотного диапазона будут заметны лишь на суперразвитом рынке с десятками миллионов пользователей.

Так что LTE-революций ждать не приходится: пул и так избалованных скоростным мобильным Интернетом крупнейших мегаполисов будет неспешно пополняться за счет международных событий, скажем, Олимпиады или саммита АТЭС.

Скорпион / Искусство и культура / Театр

Скорпион

Искусство и культура Театр

Драматург Александр Гельман о режиссере Юрии Погребничко

 

Начну старомодно.

«Сердце у него в груди

благоухает, как роза,

он дарит ее каждому зрителю,

когда тот выходит из его театра».

Он ставит спектакли о том,

что все в этой жизни повторяется, повторяется,

но каждый раз чуточку

прибавляется к тому, что было,

или чуточку отнимается от того, что было,

он любит эти чуточки —

чуть-чуть больше, чуть-чуть

меньше, —

от этого мир может перевернуться

или, покачнувшись, сохранить

устойчивость.

Он владеет подлинно русским

воображением —

понимает, что счастье в России придумывают, а не строят,

русское воображение, как, может быть, нигде в мире,

воспринимается не как фантазия, а как то, что есть:

с воображаемым считаются, как

с реальным,

а иначе вообще не с чем было бы считаться.

Когда Юра Погребничко (какая прелестная фамилия!)

смотрит на меня,

он делает это, чтобы увидеть именно меня,

а не для того, чтобы увидеть, как я смотрю на него,

когда он упирается в черту,

через которую переступать нельзя,

черта от него сама отскакивает,

когда он оказывается в компании,

где беспардонных лгунов больше 10 процентов,

он тихо линяет.

У него маленький-маленький

театр,

большая часть которого несколько лет назад сгорела,

теперь у него крошечный театр — в огромном,

в значительной мере мертвом мировом театре

живая клеточка.

Мы с ним родились в один день — 25 октября,

мы скорпионы.

Скорпион — это самоедство

во имя совершенства.

Слава богу, он еще не всего себя скушал.

О чем говорит его театр,

если выразить это до предела сжато,

в трех коротких предложениях.

Первое: страшнее смерти — не родиться.

Второе: мир уродлив, а жизнь прекрасна.

Третье: самый большой грех —

укорачивать и без того короткую жизнь людей.

Юра ставит спектакли, спектакли ставят Юру,

эта творческая взаимозависимость, даст Бог,

будет продолжаться еще долго-долго.

Вот уж кому действительно имеет смысл прожить 120 лет.

Спасти рядового идальго / Искусство и культура / Художественный дневник / Балет

Спасти рядового идальго

Искусство и культура Художественный дневник Балет

Премьера новой редакции «Дон Кихота» в Михайловском театре

 

Этот шедевр — чудо балетной бессмыслицы. Главным героем считается рыцарь печального образа, на самом деле в главных — дочь трактирщика Китри и ее жених Базиль. Канва романа Сервантеса так плотно расшита дополнительными мотивами, что саму ее уже и не видно: Дон Кихот остается «пешеходом», не мешающим ни танцам испанских грандов, ни сцене сна с амуром и дриадами, ни шикарному гран-па Китри и Базиля. Дал повод — и ладно. Вообще же за без малого полтора века хореография Мариуса Петипа и Александра Горского и особенно сборно-разборная партитура Людвига Минкуса постоянно привлекали к себе внимание профессионалов, всем хотелось чего-то добавить-убавить-улучшить. Не минула сия чаша и Михаила Мессерера, умеющего подогнать классику любой сложности под труппу любого уровня — от «Ковент-Гардена» до Оперы Стамбула, да так, что она «садится» без морщин. Этим своим умением он ошарашил года три назад, когда никакая труппа Михайловского почти с нуля сдюжила достойное «Лебединое озеро». Сейчас сказать бы, что после того «Лебединого…» театр справился с «Доном…» играючи, но нет. Как это бывает в наших широтах, с тех пор началась борьба хорошего с лучшим: театр ввел в репертуар современные балеты Начо Дуато, а поскольку труппа осталась прежней и на два профиля не разбилась, классику подзапустили. К слову, балетные примы, кожей чувствующие упущенные возможности, дружно ринулись в декретные отпуска. Но это все бэкграунд спектакля. А на парадном показе сцена порой прямо искрила: стоящий у дирижерского пульта опытнейший мэтр Павел Бубельников не давал спуску ни солистам, ни труженикам тыла. Аллегро — значит аллегро, и извольте шевелить ногами в нужном темпе. В результате и зрители, привыкшие, как в цирке, награждать аплодисментами всякий удачный трюк, копили эмоции и разражались овацией, только когда положено — в конце акта. Художественный градус накалялся.

Внимательный глаз различил бы за темпом и искрами важные детали. Например, умучившие Санчо Пансу подружки оживляют почти утерянный «каблучный» балет, а на испанской площади цветут характерные и демихарактерные танцы, бывшие некогда гордостью русской школы. Пор де бра, они же движения рук, в сцене сна сделали бы честь любому большому театру. И вот оно, знание законов сцены: только очень опытный глаз распознает, как постановщик устраивает толпу силами скромной по размерам труппы.

Справедливо, что закрывать сезон в Михайловский приехала его главная звездная пара Наталья Осипова и Иван Васильев. Они сейчас делят время между «Американ балле тиэтр» и «Ла Скалой» и даже позволяют себе манкировать приглашениями Баварской оперы, а от работы в Большом остались одни воспоминания: только что Большой жаловался, что не смог дозвониться Васильеву с деловым предложением. Но Михайловский — совсем другое дело. Здесь у Оси — Васи кров и дом, петербургские зрители воют от одного их появления на сцене, а заполонившие Питер непуганые евротуристы просто идут пятнами от такого extraordinary Russian Ballet. Можно, конечно, сердиться на публику, что она простодушно ждет трюк и — спрос рождает предложение — его получает. Звездная парочка Осипова — Васильев не может отказать ей и себе в удовольствии и лихо скручивает лишние финты пополам с прочей отсебятиной. Но между этими залпами зрелищности международного образца зал получает качественную русскую классику. Желаем Михайловскому здравого смысла и сил, чтобы ее холить и лелеять.

Сбежавшие от куратора / Искусство и культура / Художественный дневник / Выставки

Сбежавшие от куратора

Искусство и культура Художественный дневник Выставки

В Москве проходит III Международная биеннале молодого искусства

 

Главное художественное событие московского лета — III Международная биеннале молодого искусства. Начиналось все неформально, хотелось показать молодую поросль, которая еще не попадала на серьезные взрослые выставки. Проект назывался «Стой! Кто идет?», его придумала Дарья Пыркина и начала приглашать к участию зарубежных авторов. Сейчас от старого фестиваля остался только логотип, а само мероприятие стало в полной мере официальным — подключились Министерство культуры, мэрия, и возникла идея передать проект в руки маститых кураторов международного класса: Катрин Беккер от Германии и Елене Селиной от России. Главные выставочные пространства в Москве — Центральный дом художника, Музей современного искусства и Государственный центр современного искусства — оказались в их распоряжении. Вроде бы беспроигрышная ситуация, чтобы сделать отличный проект.

Результат — пустые залы. Да и сама биеннале на фоне нашпигованных произведениями выставок, к которым привык наш зритель, покажется пустынной. Инсталляции, объекты, фотографии — обязательный набор жанров современного искусства. Скука и полное отсутствие драйва. Произведения вялые, как будто выставляется не молодежь, а старцы. Невозможно определить происхождение работ. Авторы из Турции, Аргентины и Словакии говорят на абсолютно одинаковом языке — языке академизма современного искусства, который преподается более или менее одинаково во всех странах, кроме России.

Катрин Беккер и Елена Селина работают с ориентацией на международный контекст. В этом смысле выставку можно рассматривать как оппонирование Берлинскому биеннале, на котором была показана принципиально другая картина молодого поколения и выставлено полное эмоций политическое искусство (весь первый этаж выставки был отдан под лагерь Occupy). В Москве же молодое поколение предстает вполне индифферентными художниками, которые делают отчужденные формальные вещи, порой чисто декоративные. И хотя технически их уровень высок, невозможно отделаться от ощущения, что перед нами отчет выпускников какой-нибудь школы современного искусства — это работы аккуратистов, сделанные на твердые четыре балла, чистые, но без сколько-нибудь значимых прорывов. Поэтому человек, знакомый с московской художественной ситуацией, озирается с изумлением. Куда делось настоящее молодежное искусство, приперченное Sex, Drugs, и Rock'n'Roll, которым всегда славилась Москва?

Ушло на «Фабрику»! Есть такое место в Москве: старая фабрика по производству картонной тары, цеха которой некоторое время назад стали центром молодежного самостийного искусства — без контроля куратора и институционных инспекций. Там в рамках биеннале проходят самые яркие выставки «Бестиарий» и «Варвары». Первая напоминает кунсткамеру. Выставлены как бы объекты каких-то тайных культов и археологические находки: останки странных существ, похожих на мамонта, огромный ошейник будто бы Голема. Экспозицию венчает хрустальный гробик в духе саркофага Ленина, в котором уложена тушка двуглавой выдры. Это набор объектов не только эстетического, но и этнографического и антропологического характера, что характерно для традиции московского концептуализма, где произведение зависало на границе разных дисциплин. Сами интерьеры и остатки оборудования с фабрики органично вошли в экспозицию. Для художников они ценны как проявление современной эстетики. Полуразрушенная фабрика становится метафорой нашего существования. И именно сюда сбежали художники от институций и благонамеренных кураторов, как сбегают с уроков славные прогульщики.

Контраст этих выставок подтверждает общее правило для России — искусство нещадно выхолащивается, лишь только соприкасается с госструктурами. И хотя добраться на «Фабрику» сложнее, начинать осмотр биеннале следует именно с нее.

Их нравы / Искусство и культура / Художественный дневник / Кино

Их нравы

Искусство и культура Художественный дневник Кино

В прокате «Темная лошадка» Тодда Солондза

 

Автор фильма Тодд Солондз в общем-то тоже темная лошадка, способная иногда обставить фаворитов, как это случилось с его самым успешным фильмом «Счастье», ставшим визитной карточкой режиссера. Он признанный мастер так называемого независимого кино, работающий с драматургическим материалом, которым никогда не вдохновятся большие студии. Но и публика у него специфическая. Солондз снимает кино о неврозах и комплексах американцев, как и Вуди Аллен, но в герои выводит не среднестатистических чудаков, а реально людей, обделенных всем — удачей, умом и т. п. Его первый фильм назывался «Страх, тревога и депрессия». И дальнейшие названия («Добро пожаловать в кукольный дом», «Счастье», «Сказочник») прикрывали то же самое. Герои Солондза будто встали в очередь за счастьем, когда уже перед закрытием магазина продавец кричит кассиру: «Больше не пробивать!»

Вес героя «Темной лошадки» Эйба (Джордан Гелбер) перевалил за сто кило, ему за тридцать, а его IQ куда ниже, чем возраст. Вопреки американским стандартам он живет с папой (Кристофер Уокен) и мамой (Миа Фэрроу) в своей старой детской комнате, обклеенной плакатами с героями комиксов. Про таких у нас говорят: в семье не без урода. Впрочем, Солондз скорее считает норму аномалией. Фэрроу и Уокен играют на грани клоунады. Они неузнаваемы, изуродованы париками и похожи не на себя, а на пародии какого-нибудь Галкина. Даже младший брат (Джастин Барта), которого Эйбу ставят в пример — успешный доктор, самостоятельный человек, — все равно с какой-то червоточиной.

Эйб водит ярко-желтую машину, ничего не делает на работе, каждый день впадает в истерику, желая уволиться из конторы своего отца, и коллекционирует игрушки, связанные с сериалом про Симпсонов. Пытаясь стать таким, как все люди, он делает мгновенное предложение Миранде (Селма Блэр), у которой взял телефон на чьей-то свадьбе. Миранда красавица, будто обескровленная вампиром. Она тоже живет с родителями, сидит на тяжелых антидепрессантах и лишена воли, внутреннего стержня. В сущности, про сюжет фильма сказать больше нечего. В центре — несчастный уродливый персонаж, который чем дальше, тем больше отдаляется от реальности в свои странные сны, где милейшая отцовская секретарша (Донна Мерфи) превращается в похотливую сучку, реализующую извращенные фантазии инфантила Эйба.

Конечно, понятно, что все это символизирует инфантилизм общества потребления, серость бытия, в которую скатываются все обыватели благополучного общества, паразитирующего на благах цивилизации.

В принципе, в этом нет ничего нового. Стерильный мир американских пригородов, этих двухэтажных домиков, офисов и торговых центров, в кино часто становится ширмой для темных инстинктов и страшных открытий. Стилистический диапазон широк — от маргинальных карикатур Джона Уотерса до универсальных, подогнанных под общемировые стандарты абсурда фарсов братьев Коэнов. Но все-таки Солондз вносит в эту тему свой взгляд на мир, для которого педофилия, расстройства психики, насилие и прочие неприглядные вещи, о которых рассказывают его фильмы, это обычная подкладка жизни, не исключение, а правило. Ничего особенного.

Режиссер ставит перед зрителем жутко кривое зеркало, настаивая, что никаких других и быть не может. Понятное дело, что при этом под прикрытием симптомов тяжелой болезни можно обнаружить соль еврейского анекдота, знакомый скетч о семье с эксцентрично-деспотичными родителями, растящими вечных инфантилов, обманувших грандиозные надежды взрослых. «Я слишком стар для «Минуты славы» (в оригинале это шоу называется American Idol), — жалуется никчемушник Эйб. Но на самом деле он упивается своим лузерством и носит его как щит, охраняющий от реальности. Поэтому проблема с фильмами Солондза в том, что, даже принимая его своеобразный черный юмор и сфокусированность на темных сторонах человеческой психики, смотреть эти картины неприятно — там есть человеческие слабости, но нет людей.

«Измена» на Лидо / Искусство и культура / Художественный дневник / Ждем-с!

«Измена» на Лидо

Искусство и культура Художественный дневник Ждем-с!

 

В программу 69-го Венецианского кинофестиваля, который итальянцы называют Мострой, вошли три российские картины. «Измена» Кирилла Серебренникова в основном конкурсе. Ему выпало соревноваться с лауреатом Канна Терренсом Маликом, Ульрихом Зайдлем, Мирой Наир, Ким Ки Дуком, Такеши Китано, Марко Беллоккио, Брайаном Де Пальмой, Хармони Корином. В параллельном основному конкурсе «Горизонты», который ориентируется на киноэксперименты, будет участвовать картина Алексея Балабанова «Я тоже хочу» с сюжетом, напоминающим «Сталкера». Для Балабанова, которого зарубежные отборщики обычно считают непонятным за пределами России автором, это большой прорыв. А в специальной внеконкурсной программе покажут документальный фильм киноведа Любови Аркус «Антон тут рядом» — она несколько лет наблюдала за жизнью мальчика-аутиста. Ей выпала честь участвовать в показах наряду с такими мэтрами, как Спайк Ли, Майкл Манн, Джонатан Демми, Лилиана Кавани.

Новый программный директор Мостры Альберто Барбера опроверг свою репутацию не самого большого поклонника нашего кино. В былые годы он его часто игнорировал, зато в первый год своего камбэка активно русифицировал программу Мостры. Наверное, в этом сыграла роль и точность рекомендаций консультанта Мостры Петра Шепотинника. Но стоит отметить, что сегодня сама Мостра переживает кризис и котируется не столь высоко. Скажем, ожидаемые всеми картины Тарантино, Пола Томаса Андерсона и Бруно Дюмона в программу не вошли.

О том, что Венеция заинтересовалась картиной Кирилла Серебренникова «Измена», в узких профессиональных кругах было известно давно. Потому что мы, отборщики «Кинотавра», пострадали первыми — остались с носом. Венеция еще при арт-директорстве Марко Мюллера уже несколько лет видела в национальном фестивале соперника, по крайней мере, на поле российского кино, и запрещала продюсерам показывать фильмы в Сочи, если Мостра на них положила глаз. Самой скандальной была история двухлетней давности с «Овсянками» Алексея Федорченко, когда Марко Мюллер прислал приглашение фильму прямо в Сочи накануне объявленного показа. Теперь Мюллер стал программным директором Римского фестиваля, и новая картина Федорченко, скорее всего, поедет туда.

Серебренников как кинорежиссер сделал себе имя именно в Сочи, когда его трагифарс «Изображая жертву» вопреки довольно резкой реакции кинокритиков неожиданно для самих создателей картины получил главный приз «Кинотавра». Потом был «Юрьев день». И вот теперь «Измена». Это камерная история четырех персонажей, речь в которой идет о супружеской измене, но поднимается до обобщений. Главные роли сыграли немецкая актриса Франциска Петри и македонский актер Деян Лилич. Мостра стартует 29 августа.

«Итоги» представляют / Искусство и культура / Художественный дневник / "Итоги" представляют

«Итоги» представляют

Искусство и культура Художественный дневник "Итоги" представляют

 

Из той оперы

Завершается V Летний фестиваль оперы в МАМТе. В этом году он начался с неоправданного скандала премьерного «Сна в летнюю ночь», а заканчивается самым праведным «Евгением Онегиным», который только есть в Москве. Вокальные диалоги героев, письмо Татьяны, дух русской усадьбы — все на месте, причем в декорациях Давида Боровского. Шедевром Пушкина и Чайковского в традиционной трактовке можно наслаждаться 30 июля.

Нега и роскошь

1 августа в клубе «16 Тонн» выступит группа «Оберманекен». На первый взгляд рядовое событие является почти уникальным для отечественного рока. В декадентских кругах столицы «Оберманекен» является культовым составом, а между тем его концерты проходят крайне редко и вызывают ажиотаж в среде посвященных. Особенно актуальными они стали на фоне самороспуска флагманов стиля, группы «Агата Кристи», после которого рок-декаданс-сцену в Москве поделили «Оберманекен» и группа «Бостонское чаепитие», в данный момент занятая записью нового альбома. На концерте наверняка прозвучат «Нега и роскошь», «Ночной портье» и другие золотые хиты группы.

Военно-полевой роман

«Цветы войны» Чжана Имоу поставили кассовый рекорд в Китае, став самым успешным национальным блокбастером. Исторический эпизод войны между Китаем и Японией, названный нанкинской резней, экранизирован с голливудским размахом. Недаром на этот фильм Имоу благословил сам Спилберг. Главного героя, американского гробовщика, которому надо достойно похоронить католического священника, сыграл Кристиан Бейл. Когда-то в детстве он дебютировал в «Империи солнца» того же Спилберга, посвященной тем же событиям. В «Цветах войны» его герой, попав в эпицентр военных действий, оказывается единственным мужчиной и защитником послушниц монастыря и красивых молодых гейш, нашедших убежище в стенах храма. Здесь есть и романтическая, и героическая сюжетные линии. В прокате со 2 августа.

В стихах и в танце

«Сергей и Айседора» — так называется новый спектакль Романа Виктюка, поставленный по стихам и биографическим материалам великого поэта и великой танцовщицы. Режиссер насыщает свой спектакль культурными параллелями и ассоциациями, создавая из стихов, романсов, диалогов, пластических этюдов безграничное пространство поэзии и игры. Герой предстанет не хулиганом и озорным гулякой, а художником трагической судьбы, в которой отразились катастрофы первой половины ХХ века. А рядом с ним Дункан — танцовщица, новатор театра, женщина страстная и полная романтических иллюзий. Предпремьерный показ 1 августа.

Стреляющие в темноте / Искусство и культура / Художественный дневник / Что в итоге

Стреляющие в темноте

Искусство и культура Художественный дневник Что в итоге

 

Ничто не может быть страшнее гибели людей — невинных, пришедших в кинотеатр, чтобы первыми увидеть фильм, и сложивших головы по воле маньяка. Тут, собственно, нечего обсуждать.

Но и ответственность за случившееся, возложенная многими экспертами на создателей картины «Темный рыцарь: Возрождение легенды», заключительной из трилогии Кристофера Нолана о Бэтмене, — тема, недостойная серьезного обсуждения. Ясно, что действия сумасшедших предсказать невозможно: скажем, Брейвик вдохновлялся «Догвиллем» Ларса фон Триера, да и мало ли кто чем вдохновлялся. Одни — фильмами, другие — книгами, третьи — миграционной политикой властей, четвертые — инопланетными голосами. Если читатель «Преступления и наказания» пойдет рубить старушек топором, вряд ли в этом стоит обвинять Достоевского.

Все, что было в их силах, авторы «Темного рыцаря» сделали. Отозвали телерекламу, не публиковали горделивые отчеты о кассовых сборах (внушительных, невзирая на трагедию), попросили обеспечить дополнительные меры безопасности. Перечислили солидную сумму потерпевшим, навестили их в госпитале. Отказались от премьер и пресс-тура. Погибших к жизни не вернешь, но и требовать невозможного ни к чему. Даже Бэтмен не умел воскрешать мертвецов.

Тем не менее, если уйти от сомнительных категорий и перестать искать виноватых, нетрудно усмотреть жуткую иронию судьбы в том, что побоище случилось именно на показе «Темного рыцаря», а не каких-нибудь «Мстителей» (тоже про супергероев, тоже популярное кино), и маньяк, покрасивший волосы в красный цвет, называл себя именно Джокером, а не Магнето, Лексом Лютором, Зеленым Гоблином — в комиксах достаточно злодеев! Кинематографисты не виноваты, убийце нет оправданий. Но связь между фильмом и его действиями все-таки есть.

Начать с той волны супергеройских кинокомиксов, которая захлестнула мир в 2000-х — откуда она взялась? Подобно всем важным явлениям Голливуда XXI века это было следствием 11 сентября 2001 года, после которого кинематограф был вынужден измениться. Мутации шли по двум фронтам. С одной стороны, триллеры становились все более правдоподобными, снимались на цифровое видео, соблюдали кодекс «документальности» (фильмы о Борне и Бонде, «Повелитель бури»). С другой — вырабатывался новый эзопов язык: кино шло в сторону условности, сказки, мифа — отсюда и комиксы, и «Аватар», и все прочее новейшее 3D.

Сенсационность трех фильмов Кристофера Нолана о Бэтмене в том, что он совместил несовместимое: злободневную репортажность (вспомните хотя бы сцены с заминированными паромами или ограбление из «Темного рыцаря») — с предельным уровнем абстракции, решение сложных моральных и политических дилемм — с безбашенным аттракционом. Он пытался настигнуть, обуздать и описать адекватным языком безумную реальность, в которой хаос и анархия трансформировали массовое сознание, сделав возможным невозможное. Трагедия в колорадском кинотеатре — оглушающий ответ реальности.

Главная тема трилогии — неразрешимый конфликт тех, на чьей стороне власть и сила, с теми, кто жаждет свободы. В первом лагере — миллиардер Брюс Уэйн, он же мститель Бэтмен, не стесняющийся в средствах; комиссар полиции Джим Гордон, готовый построить порядок и закон на лжи во имя общественного блага; прокурор-максималист Харви Дент, чье безумие тщательно скрывается от публики, чтобы превратить мифический Готэм в город-сад. Превышение полномочий с их стороны ведет к росту внутренних противоречий и повышению напряжения в социуме. Его возможное разрешение — взрыв неконтролируемой агрессии, спровоцированный второй стороной: поборниками свободы, до поры до времени скрывающимися в психушке (Джокер) или подполье (мощный антигерой нового фильма, как и Бэтмен, носящий маску, — террорист Бейн). Трагический накал картин Нолана — в осознании того, что равновесие недостижимо, компромисс невозможен, а окончательное установление порядка чревато наступлением фашизма. Тем не менее сказка есть сказка. К финалу эпопеи ценой личной жертвы героя мир установлен.

…Только для того, чтобы быть разрушенным событием, избавившим нас от последних иллюзий. Что Бэтмен выдумка, нам известно давным-давно. Осталось узнать о том, что Джокер — реальность.

Пани графиня / Искусство и культура / Спецпроект

Пани графиня

Искусство и культура Спецпроект

Беата Тышкевич — о родовом замке под Варшавой и дворянском гнезде на Николиной Горе, о пельменях от Феллини и коньяке от Фурцевой, о сионизме, разбившем дружбу с Любовью Орловой, о том, как Горбачев и Ярузельский не поделили звезду, а также об Анджее Вайде, кольце Кончаловского и романе с Наполеоном

 

В этом году исполняется 55 лет, как Беата Тышкевич впервые появилась на съемочной площадке. Судьба распорядилась так, что польская актриса, сыгравшая в нескольких культовых советских и российских фильмах, была популярна в СССР не менее, чем у себя на родине. В кино за ней закрепилось амплуа аристократки, ведь Тышкевич — потомственная графиня. Говорят, что вживаться в образ и быть предельно натуральной, играя светских дам, ей помогала, скорее всего, генетическая память. Да и режиссеры видели в этой статной блондинке типаж отнюдь не социалистической эпохи и часто приглашали на главные роли в исторических фильмах.

В последнее время Беата Тышкевич крайне редко дает интервью, но рассказать «Итогам» свою историю она все же согласилась. Мы встретились с «первой дамой польского кино» в итальянском кафе недалеко от ее дома в центре Варшавы. Пани Беата явилась точно в назначенное время и присела за первый попавшийся столик. «Не волнуйтесь, не волнуйтесь, любой столик для меня удобен», — начала она беседу, совершенно случайно оказавшись рядом с собственным портретом, вписанным в интерьер кафе. Те же черты, та же королевская осанка, образ, который помнят еще и у нас...

— Пани Беата, вы довольно рано начали сниматься в кино. Как впервые оказались на съемочной площадке?

— Случайно в варшавский лицей, где я училась, заглянул ассистент одного известного польского режиссера, искавший девушку на роль паненки из дворянской семьи. Я училась тогда в девятом классе — еще даже 17 лет не исполнилось: этакая конопатая сорвиголова. Меня пригласили на киностудию художественных фильмов в Лодзи для проб, сделали прическу с тугими локонами а-ля XIX век и дали прочитать небольшой текст. От софитов было нестерпимо жарко, я была смущена присутствием очень известных актеров, и мне казалось, что вместо слов выпускаю мыльные пузыри. Через какое-то время мне позвонили и сказали, что увы... А я-то уже привыкла к мысли, что буду играть в кино. Впрочем, вскоре меня снова пригласили на пробы — на этот раз с другим актером в главной роли. Я уже не так волновалась, так что роль паненки все-таки досталась мне. Не скрою, было приятно увидеть свою фамилию в титрах.

— Откуда пошли Тышкевичи, знаете?

— Мне надлежало бы представляться Беата Мария Хелена графиня Тышкевичувна-Каленицкая, как написано в моей метрике. Первое упоминание о Тышкевичах относится к XV веку. Я не очень ориентируюсь во всех фамильных связях и наследствах, богатстве нажитом и растраченном, но могу сказать, что свой графский титул Тышкевичи получили из рук польского короля Сигизмунда II Августа в XVI веке. Среди моих предков были представители киевской и польской шляхты, воевода подляский и смоленский... Одно из имений Тышкевичей с великолепным старинным замком и музейными коллекциями оружия и гобеленов было под Каунасом, однако во время Первой мировой войны практически все было уничтожено литовскими войсками, бывшими там на постое.

— Как жилось вашей семье до Второй мировой?

— Мои родители познакомились в Кракове, когда учились в Ягеллонском университете на сельскохозяйственном факультете. Мама, семья которой жила во Львове, была не только очень красива: с прекрасной фигурой, безупречным вкусом, умением одеваться с изяществом родовитой польки, — но и отличалась легким, жизнерадостным характером, чего не скажешь о моем отце Кшиштофе Тышкевиче, человеке скрытном и замкнутом. Он родился в очень состоятельной, набожной семье, продолжавшей жить устоями XIX века: распорядок дня, отношения с прислугой, домашние молебны в строго обозначенное время... Тышкевичи жили в большом, даже по столичным меркам роскошном особняке. Это было легкое, беззаботное время, как игра солнечного света на траве.

— Но в годы нацистской оккупации детские игры закончились... Где пережили войну?

— Говорят, маленький ребенок ничего не помнит, но и сейчас в моих ушах стоит рокот немецких самолетов, приближающихся к Варшаве, рев сирен... Мне до сих пор иногда снится паника на улицах во время облав...

В то время мы вместе с братом часто бывали в гостях у родителей отца. Когда все дома в районе вокруг особняка Тышкевичей были уже заняты немцами, моих дедушку и бабушку какое-то время не трогали. Однажды к бабушке явился генерал гестапо с адъютантом. Их поразило богатство особняка Тышкевичей. Коллекция старинного оружия и седел из известных польских походов, дорогие картины и гобелены, большие запасы столь дефицитных в войну продуктов в огромном подвале под домом... Немцы предложили купить у Ба этот небольшой дворец, но она отказалась, не оценив опасность, нависшую над домом. Через некоторое время визит генерала повторился. Бабушка приняла его в оружейной палате нашего особняка. «Не волнуйтесь, солдаты перевезут всю вашу обстановку, библиотеку, дорогие коллекции», — пообещал генерал. Но Ба заявила, что предпочитает не возвращаться к этой теме. Третий визит в августе 1944 года был коротким и трагичным. Мужчин — дедушку, повара, дворецкого Казимира и мужа горничной — вывели во двор и расстреляли, остальным обитателям дома гитлеровцы дали пять минут на сборы. Бабушка помолилась, благословила прислугу и покинула фамильный особняк. Больше мы туда уже не вернулись. После войны Ба ушла в монастырь, а дом Тышкевичей отошел государству.

— Но вы остались в Варшаве?

— Отец, воевавший в Армии Крайовой (польская национальная военная организация, действовавшая в 1942—1945 годах в оккупированной немецко-фашистскими войсками Польше. — «Итоги»), осел в Великобритании. У него была там другая семья, и я встретилась с ним только 35 лет спустя. Мама воспитывала нас с братом сама. После войны мы поехали в Нижний Шленск, где мама стала директором небольшого пансиона в горах. В школу я тогда ездила на лыжах, впрочем, не очень утруждая себя уроками. Когда мне исполнилось четырнадцать, мы вернулись в Варшаву. Поселились втроем за городом в маленькой 12-метровой комнате без ванны, туалета и воды. Выживали на более чем скромную мамину зарплату — она была сотрудником редакции в одном варшавском журнале.

— После дебюта в кино вам, наверное, завидовали в школе?

— Ой, не спрашивайте. В моем дневнике появилось одиннадцать двоек, причем даже по поведению, потому что во время съемок на уроках меня не было. Мама посоветовала перейти в гимназию сестер-непоколянок — это польский женский монашеский орден. Сестра Альма, принимавшая меня в роли завуча, довольно холодно спросила: «Так сколько у тебя двоек, дитя мое? Одна?» Я молчала. «Две?» Я молчу. «Три?» «Одиннадцать», — наконец выдавливаю я. «Ну, так все в порядке, я думала две, но зато безнадежные», — вздыхает с облегчением сестра Альма. В школе был свой театр, в котором я играла роль Богоматери. Перед спектаклем мне всегда повышали отметку по поведению: не может же Богоматерь иметь четверку! Но аттестат зрелости я не получила. Не сдала экзамены и была крайне разочарована, ведь собиралась в Краков учиться на ветеринара! Знакомые посоветовали поступить в Высшую театральную школу в Варшаве. Мне пошли навстречу, но обязали принести свидетельство в течение учебного года. Кончилось тем, что необходимые корочки я получила в... центральном штабе милиции. Экзамены были очень простые. Мы не только знали вопросы, но и получили готовые ответы, так что оставалось это только переписать.

— На этом злоключения закончились?

— Если бы... Я была уже первокурсницей, когда выпускники поставили пьесу Теннесси Уильямса «Трамвай «Желание». Во время перерыва в фойе я встретила известного театрального критика Яна Котта. Его жена не пришла, и он предложил мне ее билет. Когда мы наконец нашли свои места, на одном из них уже сидела какая-то дама. Тут подняли занавес, и я, недолго думая, села на колени к Котту. Судьбе было угодно, чтобы прямо перед нами сидел ректор нашей театральной школы, так что на следующий день меня вызвали на ковер. Беседа была короткой: «Не тем путем идете, моя дорогая, так карьеру в театре не делают! Чтобы чего-то добиться, надо много работать. Нам следует расстаться». «Конечно», — ответила я самоуверенно. Я никогда в жизни не оставалась и пяти минут там, где меня не хотели.

После непродолжительной работы на телевидении мне предложили роль в одном польском фильме, потом в другом, третьем... На свой первый Московский кинофестиваль я приехала уже достаточно известной актрисой.

— Вы были довольны своими гонорарами?

— Нам, актерам из стран восточного блока, за приезд на кинофестивали платили в разы меньше, чем западным звездам. Отличались и наши гонорары. Например, за очень популярный во Франции телефильм о великой любви Бальзака я получила в несколько раз меньше, чем актер Пьер Мейран, игравший великого писателя. Его суточные, наверное, были больше, чем вся моя актерская ставка, поэтому, пока снимался фильм, Пьер всегда щедро угощал нас. Польские власти не баловали и когда мы отправлялись в командировки. Скажем, на фестивале в Канне наши суточные, по-польски dieta, составляли 7 долларов. Сидя на такой «диете», было страшно, когда подходил официант налить воды, — этой суммы не хватало, чтобы расплатиться. Из своих денег с собой нельзя было брать больше 100 долларов — по-моему, такие правила были обязательными для всех в Восточной Европе, так что не одни мы возили с собой продукты из дома и экономили на всем.

— Как в Советском Союзе принимали зарубежных звезд?

— Не только мы — близкие соседи, но и многие западные звезды первой величины очень хотели побывать в Советском Союзе — хрущевская оттепель продолжалась, и интерес к вашей стране был огромный. На Московском фестивале я познакомилась с Федерико Феллини, Джульеттой Мазиной, Микеланджело Антониони, Симоной Синьоре, Ивом Монтаном, который, между прочим, хотел стать гражданином СССР, и многими другими, а из советских звезд там всегда присутствовали Любовь Орлова и ее муж — режиссер Григорий Александров.

Помню, гости кинофорума остановились в гостинице «Москва», ставшей моей любимой на долгие годы. Западные звезды, конечно, были несколько обескуражены приемом, но старались не подавать виду. Я, например, видела, как Феллини и Джульетта Мазина четыре часа ждали на этаже свой номер, безрезультатно пытаясь узнать, когда их поселят. За обедом представители социалистических стран оказывались за одним столом, Западной Европы — за другим, американцы — за третьим, а за самым дальним располагались наши советские коллеги. Рассаживая нас по географическому принципу, организаторы фестиваля, очевидно, не хотели, чтобы мы общались, но мы встречались на просмотрах или в пресс-баре, где шумно обсуждались последние новости и где мы по знакомству доставали черную икру — лучший подарок домой из Москвы...

В один из последующих приездов, когда я была в кинотеатре «Россия» на просмотре «Маленького большого человека» с Дастином Хоффманом в главной роли, ко мне подошла Любовь Орлова. «Беата, что думаешь об этой картине?» — легко начала беседу Орлова. Мы не были знакомы, и ее внимание было приятно. Один из самых известных вестернов начала 70-х годов считался по тем временам весьма прогрессивной картиной. Я сказала, что фильм отличный. На что Орлова заметила: «Какой сионистский фильм!» Я поняла, что мы по-разному смотрим на эту картину, но возражать не стала. Наш короткий разговор оборвался, и больше мы с ней не общались...

Припоминаю разговор с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой, которая принимала нас однажды в Кремле по случаю открытия кинофестиваля. Эффектная женщина, всегда одетая от «Диор», Фурцева на приеме предостерегла меня: «Не пей пиво, пей только коньяк!» Она объяснила, что любители коньяка пьяницами не становятся. А однажды Фурцева приехала в Варшаву на встречу с творческой интеллигенцией в Лазенковском дворце. Тогда министр произнесла, обращаясь к полякам: «Я знаю, что вы нас не любите. Но мы будем любить вас так долго, пока наконец вы нас не полюбите».

Во время фестиваля было много разных встреч и знакомств: с кем-то складывались приятельские отношения, а с кем-то и более близкие, по-настоящему дружеские, как, например, с семьей Михалковых.

— Вы на фестивале познакомились?

— Нет, раньше. С Сергеем Владимировичем я впервые увиделась Варшаве, наверное, в середине 60-х, когда он приехал на встречу с юными читателями и знакомил их с переводом книги про Дядю Степу. Отличники гордо поднимались на сцену, и Михалков надписывал каждому дарственный экземпляр. «Дядя Степа» просто стал хитом того дня! Меня организаторы встречи — общество польско-советской дружбы — пригласили поприветствовать известного детского писателя. Позднее, когда я стала регулярно ездить на кинофестивали в Москву, а Михалков-старший по своим писательским делам в Варшаву, мы очень подружились. Бывая в Варшаве, Михалков всегда мне звонил, привозил коробку шоколадных конфет фабрики «Большевик», и мы шли куда-нибудь пообедать.

С Андреем Кончаловским я познакомилась в один из своих первых фестивальных приездов. Его тогда еще звали Андроном, потом он менял фамилию на Михалков-Кончаловский в зависимости, наверное, от видов на премии. На одном из фуршетов Андрон вдруг ко мне подошел и галантно поклонился: «Вы очень красивы. Вам это, конечно, уже говорили? Слышал, вас называют в Польше звездой». Вроде бы ничего особенного, но мне было приятно. Высокий, плечистый, с обезоруживающей улыбкой, он обращал на себя внимание. Беседа завязалась, и я узнала, что он только окончил ВГИК и что его вторая страсть после кино — музыка. Андрон учился в Московской консерватории по классу фортепьяно, но не закончил. Ироничный, блестящий в оценках и формулировках, Кончаловский постепенно завоевывал мои симпатии. И однажды я дождалась приглашения на Николину Гору, фамильное гнездо Михалковых: «Едем! Познакомлю тебя с нашими». Дом стоял в лесу. Рядом оказалась небольшая ледяная речка и даже песчаный пляж. Купаться я там наотрез отказалась («Холодно, я лучше вас на берегу подожду»), хотя все остальные плавали. И прозвали меня за это Выродочек: мол, все делает по-своему.

— Тепло же вас приняли...

— Да нет, полюбили. Я это чувствовала. Душой дома была Наталья Петровна, дочь художника Петра Кончаловского и внучка великого Василия Сурикова, переводчица, в частности, песен Эдит Пиаф, писательница, поэтесса, рукодельница — она тогда вышивала платье для невесты Андрона — балерины и актрисы Натальи Аринбасаровой. Но не успела будущая свекровь, образно говоря, закончить свою вышивку, как Андрон уже заинтересовался кем-то другим — любил он беспокойной любовью, которая вспыхивала так же легко, как и гасла. С первой же встречи Наталья Петровна окружила меня такой любовью, что я обращалась к ней «мама»...

На веранде никологорского дома висели клетки с певчими птицами, которые спозаранку давали изумительные концерты. «Певуньи сегодня в хорошем настроении, значит, день будет удачный», — говорила Наталья Петровна, и все у нее действительно складывалось. По дому ей помогала Катя, молчаливая женщина средних лет, но на кухне всегда дирижировала сама хозяйка. Дом Наталья Петровна вела в старом стиле: на столе всегда стояли самовар, варенье, которое она варила сама, печенье — тоже домашнее. Пасху в исполнении Натальи Петровны я и не пыталась повторить: там использовался такой сложный набор пряностей и цукатов, так по-особенному надо было приготовить творог... Обеды в ее исполнении становились центральным событием дня — готовила она вдохновенно, да и гости собирались интересные. Однажды, например, на один из таких обедов были приглашены Федерико Феллини и Джульетта Мазина. Говорили о последних фильмах маэстро («Восемь с половиной», «Джульетта и духи»), но гости, кажется, были больше поглощены кулинарным бенефисом Натальи Петровны. Борщ, пельмени, котлеты, солености-мочености вроде фирменных грибочков, пироги с разной начинкой, кулебяка... Федерико Феллини интересовался, как это все приготовлено, и собирался повторить обед «от Натальи Петровны» у себя в Риме.

— Известно, что дом Михалковых притягивал гостей.. .

— Несмотря на старинный уклад, Николина Гора стала гнездом творческой молодежи. Здесь проходили бесконечные творческие дискуссии: мы делились сюжетами из фильмов, которые только должны были быть сняты (я, например, участвовала в обсуждении «Андрея Рублева»), соревновались в смелых идеях и проектах. Впитывая услышанное и смело вступая в диалог, я учила русский. У Михалковых я познакомилась с Андреем Тарковским, фотографом Валерием Плотниковым, художником театра и кино Колей Двигубским, замечательными операторами и композиторами. В один из таких вечеров Андрон сказал: «Я хочу, чтобы ты сыграла в «Дворянском гнезде». Только представь, Варвара Лаврецкая, русская помещица, красавица, которая возвращается из Парижа и смотрит с любопытством на все вокруг, — роль для тебя». Мне эта идея очень понравилась, но Кончаловский боялся, что будут возражения сверху.

— А в чем была проблема?

— Советское кинематографическое начальство могло возразить: неужели на эту роль нельзя найти советскую актрису? Но судьба помогла мне. Как-то во время приема на Каннском фестивале я разговорилась с зампредом Госкино Владимиром Баскаковым, еще не зная, кто мой собеседник. Мы мило побеседовали, но на том все и закончилось. Когда же Андрон уже почти получил разрешение на мое участие в фильме, он позвал меня на встречу с Баскаковым. Тот меня, разумеется, узнал, и я была утверждена на роль. Съемки «Дворянского гнезда» шли довольно долго. Андрон не столько придерживался фабулы, сколько старался передать атмосферу дворянской России. В одном из эпизодов было использовано около трех тысяч свечей! У меня были великолепные туалеты и фамильные драгоценности Натальи Кончаловской, так что съемки эти в 1968 году запомнились. Советские кинокритики восприняли меня в роли Варвары Лаврецкой очень тепло. Один из них отозвался обо мне так: «Русская по своим корням, парижанка по зову сердца, кокотка по темпераменту, полька, заблудившаяся в Европе...»

— А Андрей Кончаловский как-то сказал, что «Беату в России пьют как дорогой заграничный коньяк».

— Ой, да что вы... Это было связано с тем, что в то время западные фильмы в СССР еще не показывали, поэтому польская продукция оказалась в какой-то мере «окном в Европу». В том же 1968-м я снялась у Анджея Вайды в фильме «Все на продажу», который, как и «Дворянское гнездо», стал популярен в Союзе, — этакие «Восемь с половиной» на польский лад. Успех в СССР, без сомнения, сделал меня более востребованной и в Европе. После «Дворянского гнезда» я снималась в Венгрии, ГДР, Бельгии, Франции, Чехословакии, потом в 1984 году в «Европейской истории» у Игоря Гостева. Кстати, на гонорар после этого фильма я купила роскошных соболей на шубу. На меховую фабрику меня сопровождал Михалков-старший (у него там были какие-то знакомые) — отбирали лучших соболей, советовались с меховщиками, чтобы правильно подобрать шкурки. Очень жалко, что позднее мне пришлось эту шубу продать. А в середине 90-х российские друзья сделали обо мне небольшой фильм, в котором Кончаловский, Плотников, Михалков и некоторые другие делятся своими воспоминаниями. Однажды раздается звонок в дверь, а на пороге стоит посол России в Польше Юрий Кашлев с букетом роз и кассетой в руках, на которой написано: From Russia with love. Я была в домашнем халате, что, впрочем, ничуть не смутило посла: в такой вот неформальной обстановке меня поздравили с днем рождения.

— Наши мужчины были неравнодушны к вам. А вы?

— Они у вас особенные — очень талантливые и ранимые. Я вашими мужчинами искренне восхищалась и, наверное, поэтому легко завоевывала их внимание. Познакомившись с Тарковским на Николиной Горе, мы позднее часто встречались в Варшаве. Мне хотелось помочь ему сделать фильм в Польше: казалось, что какие-то свои идеи он мог бы легче воплотить у нас, где в то время было относительно больше творческой свободы. Как-то я пригласила Андрея на обед у нас в деревне — хотела показать наше с Вайдой поместье (Тышкевич жила там тогда со своим первым мужем Анджеем Вайдой. — «Итоги»). Тарковский интересовался «Барри Линдоном» Стэнли Кубрика — это вольная экранизация плутовского романа английского классика Уильяма Теккерея, и у меня была эта видеокассета, поэтому после обеда мы устроили небольшой просмотр. Я к тому же готовилась к новой роли, и Тарковский помогал мне. Чаще всего мы виделись в России, где я болела за «Зеркало», которое снимали полулегально. Как рассказывал Тарковский, «Зеркало» и монтировалось с огромным трудом. Существовало около двадцати разных вариантов, но картина не держалась — рассыпалась на глазах. И вот наконец каким-то чудом все встало на свои места. Люди творческие в Советском Союзе сразу оценили фильм. До сих пор, когда я смотрю картину, меня пробирает дрожь, будто когтистой лапой по груди провели... А Госкино картину не признало: чиновники дважды обещали отправить «Зеркало» в Канн, но слово свое не сдержали. И на Московском кинофестивале тоже показывать не стали. Я слышала, что, когда иностранцы захотели купить этот фильм, Филипп Ермаш, председатель Госкино, сказал: «Запросите втридорога, чтобы отказались покупать». Но иностранцы согласились, и картина обошла полмира. Это был большой успех Андрея.

Не могу не вспомнить и Кешу Смоктуновского: он, по моему мнению, актер был величайший из великих. И в «Дяде Ване», и в «Чайке», и в других чеховских пьесах. Он всегда мне очень симпатизировал. Кеша считал, что, когда я появляюсь на экране, зритель влюбляется в мою душу. Как-то я пришла на спектакль, в котором играл Смоктуновский, а он почему-то разволновался: «Ой, Беата здесь...» Мне даже неловко стало. Друзья записали для меня несколько постановок с участием Смоктуновского, но эти записи, увы, со временем теряют качество.

— И все-таки неужели не было ничего личного?

— Я всегда в основном дружила с мужчинами. Среди самых ярких встреч в моей жизни знакомство с Кончаловским было, думаю, особенным. В то время это был фантастический человек с множеством идей, массой достоинств и с не меньшим набором недостатков. Для меня он был героем из другого мира, олицетворением России, Пьером Безуховым. В палитре его чувств не было полутонов — только контрасты: все или ничего. Неудивительно, что между нами возникла взаимная симпатия. После беспокойной любви русского любая другая покажется пресной. Русские живут эмоциями, смакуют их. Никто, кроме славян, такие страсти не понимает. Все восхитительно преувеличено. Помню, как однажды я вхожу в дом на Николиной Горе и вижу, как два дюжих молодца выносят концертное пианино Андрона. Я прекрасно понимала, какая это жертва для Кончаловского, обожавшего музыку. Но он, начинающий кинорежиссер, решил мне подарить кольцо с жемчугом и поэтому продавал старинный инструмент. Нет-нет, речь шла не об обручальном кольце, а просто о подарке. Мы обошли все лучшие ювелирные старого и Нового Арбата, но того, что хотели, не нашли! В итоге Кончаловский подарил мне изумительно красивую чашку кузнецовского фарфора, сделанную в форме цветка магнолии. Чашка так прекрасна, что я не могу ею пользоваться, хотя она до сих пор стоит у меня дома. Храню я и пачку его нежных писем, фотографии и чудесные воспоминания.

— А когда вы последний раз виделись с Кончаловским?

— Я как-то шла по бульвару Сен-Жермен в Париже, и вдруг кто-то кричит из «Мерседеса»: «Беата, Беата, Выродочек, остановись!» В то время никто, за исключением меня, Кончаловского на улицах Парижа не узнавал. Он выскочил из машины, где рядом сидела эффектная женщина. «Как дела, как ты?» — спросил Андрон, кивнув по направлению к автомобилю с дамой: дескать, она здесь со мной, но это ничего не значит. Он хотел пригласить меня в ресторан на бокал вина — повспоминать былое. Но я почему-то ответила, что, дескать, занята сегодня, как-нибудь в другой раз. Хотя прекрасно понимала, что другого раза может и не быть. Дама в автомобиле смотрела на Кончаловского с плохо скрываемым нетерпением. А Андрон нахмурился в ответ: «Ну как знаешь», — это прозвучало уже совсем сухо. Автомобиль затерялся в шумной сутолоке парижских улиц. Поймите меня правильно, мне очень дороги именно те воспоминания о Николиной Горе, когда жива была Наталья Петровна и мы готовились к «Дворянскому гнезду». А Кончаловский... Больше не надо! Последний раз, когда я была в Москве на премьере «Сибирского цирюльника», на которую меня пригласил Никита Михалков, Андрон даже не подошел поздороваться, сделал вид, что не заметил. Понимаю, что дважды в одну и ту же реку не войдешь. Но все равно почему-то очень досадно.

— Вы хорошо знаете обоих братьев — Никиту и Андрона. У них больше сходства или различий?

— Мне кажется, Никита должен всегда посылать большой букет Андрону за то, что тот изначально был более талантлив. У Андрона все получалось играючи. А Никита, унаследовавший характер отца, очевидно, наметил себе, что Андрона догонит, и блестяще этого добился, даже получил «Оскар». Андрон же в последнее время отстранился, и у Никиты не оказалось достойного антагониста — ему больше не с кем соревноваться. А Моцарту нужен Сальери — и масштабы личности должны быть сопоставимы. Никита не просто талантливый режиссер. Я восхищаюсь им еще и как актером. Таланты братьев логично следуют из их фамильной истории. Андрон как-то сказал мне: «Чтобы кем-то в этой жизни стать, надо окончить три университета». Я вначале не поняла, что он имел в виду. Так вот, дед должен окончить университет, отец и ты сам. У Никиты и Андрона действительно удивительные гены: полотна Петра Кончаловского, деда Михалковых, висят в лучших музеях, Сергей Михалков более двадцати лет возглавлял Союз писателей России — у кого еще из современных режиссеров такие корни? Но есть тут и подводные течения. Последний фильм Андрона — сказка, на которую были потрачены немалые деньги, «Щелкунчик и Крысиный король», — на мой взгляд, провалилась. Деньги, как мне кажется, в искусстве решают отнюдь не все.

— Беата, вы — символ женственности и пример для подражания — сами были счастливы в любви?

— Любовь — чудесная болезнь. На съемках все проходит быстро, интенсивно, и мы ничего при этом не теряем. В реальной жизни дублей, увы, не бывает, однако осознаешь это намного позднее. Мои романы заканчивались браком, причем я каждый раз была уверена, что это в последний раз. Первый раз я вышла замуж в 29 лет за режиссера Анджея Вайду. Нас сблизили съемки, и мы решили, что нам нужно собственное гнездышко, которым стало имение в Глухах. Я тогда и не думала о будущих главных ролях, хотя в итоге снялась в трех его фильмах. Я восхищалась Вайдой как выдающимся мастером и человеком, но в определенный момент во мне назрел какой-то внутренний протест. Возможно, я просто не знала, чего хочу от жизни, возможно, сказывалась разница в возрасте — Вайда старше меня на 12 лет. Мы прожили вместе пять лет, у нас родилась дочь Каролина, я многому научилась у Анджея... Но мы расстались. Иногда мы совершаем ошибку, которая потом меняет всю нашу жизнь. Это как раз о нашем расставании. Следующий брак был ничем не примечательным, а третье замужество с архитектором Яцеком Падлевским (у нас дочь Виктория) тоже не выдержало испытания временем. Муж работал в Марселе, был постоянно занят, и я была вынуждена искать свое место в новой жизни сама.

— Поэтому переехали в Париж?

— Я чувствовала себя не в своей тарелке, живя и с третьим мужем: роль домохозяйки меня не прельщала. В ноябре 1981-го французские друзья пригласили меня в Париж попробовать свои силы во французском кино. Почему-то они очень верили в меня. Дочери были устроены: Каролину я оставила с ее отцом, Виктория была с моей мамой в Варшаве. Казалось, все складывается идеально. Но все резко поменялось 13 декабря 1981 года. В ту ночь я беззаботно танцевала в одном из ночных клубов вместе с друзьями. Поздним утром проснулась от телефонного звонка — парижская подруга сообщила, что в Польше ввели военное положение. «Что с мамой, дочерьми, что творится в Варшаве?» — столько беспокойных мыслей разом просто парализовали меня. Из утренних новостей я узнала, что Вайду интернировали, что он в тюрьме, однако уже вечером сообщили, что его оставили под домашним арестом, значит, с Каролиной все должно быть в порядке. Позвонить домой было невозможно — телефоны не отвечали. Через несколько дней с помощью одного сотрудника итальянского посольства я сумела с дипломатической почтой послать первую весточку в Варшаву. Новости с родины ошарашивали: французские газеты писали об убитых, раненых, сотнях заключенных по всей стране... Я пыталась найти хоть какую-то возможность вернуться в Польшу, но граница была закрыта. Через три месяца мне удалось добиться разрешения от польских властей, чтобы Каролина и Виктория прилетели ко мне в Париж. Увидев своих девочек в парижском аэропорту, я вздохнула спокойно и смогла снова сосредоточиться на карьере, ведь надо было содержать семью.

— И каково это, быть актрисой во Франции?

— У меня не было языкового барьера, поскольку французский я учила с детства и неплохо им владею. Я ходила на кастинги, получала небольшие эпизодические роли, потом сыграла в четырехсерийном французском телефильме, который был очень хорошо принят. Вскоре последовало приглашение от Клода Лелуша сыграть в фильме «Эдит и Марсель» — это красивый фильм 1983 года о романтической любви Эдит Пиаф и известного боксера Марселя Сердана. После картины «Мужчина и женщина» 1966 года каждый, наверное, хотел бы сниматься у Лелуша. И хотя в этом фильме мне досталась небольшая роль матери Марго, «Эдит и Марсель» стал одним из самых моих любимых фильмов. Роль Сердана должен был сыграть известный французский актер Патрик Девар, но перед самым началом съемок он покончил жизнь самоубийством. Мы думали, что фильм будет отложен, но Лелуш не мог себе этого позволить. Он тут же доверил эту роль сыну боксера — Марселю Сердану-младшему. Когда в ходе съемок мы оказались на юге Франции в огромном центре отдыха с бассейнами, теннисными кортами, отелем и апартаментами, каждый из которых носил имя великой французской кинозвезды прошлого, огромным кинозалом с завидной фильмотекой, выяснилось, что всем этим великолепием владеет Клод Лелуш. Талант в искусстве, он оказался талантом и в менеджменте. По утрам Лелуш обязательно выходил на пробежку, а в течение дня вместо вина пил только минеральную воду: «Мы выпьем все вместе, когда закончим работу». Казалось, он никогда не уставал. И такого же отношения к работе требовал от других.

— В конце 80-х все, наверное, ощутили ветер перемен. Чем запомнилась эта эпоха вам?

— В России я вновь стала популярной как раз в это время: «Новые амазонки», «Ва-банк 2», «Кингсайз» не сходили с экранов. Я не играла в политических фильмах, поэтому не сталкивалась с какими-либо творческими проблемами: фильмы с моим участием не снимали с экранов и не запрещали. В тот период польское общество полюбило Михаила Горбачева: мы следили за его выступлениями, обсуждали заявления, наконец просто симпатизировали как человеку. Есть такая история, как Горбачев наградил меня орденом Дружбы народов. Творческая интеллигенция тогда встречалась с Горби и Эдуардом Шеварднадзе в Королевском замке в Варшаве. Кто-то из друзей дал мне сборник статей Горбачева и попросил взять у автора автограф. Он сидел за небольшим столиком, а рядом стоял, вытянувшись в струнку, генерал Войцех Ярузельский. «Это наша известная киноактриса», — представил меня генерал. Горбачев уверенно парировал: «А мы думаем, что наша», — и рассмеялся, довольный собой.

— По многим вашим ролям можно предположить, что вы — просто образец волевой дамы, умеющей преодолевать трудности.

— Да нет же, актерство — это просто такое занятие. Не думайте, что я такая сильная. Просто всегда ставила себе планку очень высоко, пытаясь доказать, что я это смогу. Мне очень везло, что съемки проходили в чудесных местах, открывая какой-то совершенно иной мир, в котором я чувствовала себя как дома. Я играла в лучших дворцах Европы. На экране у меня были романы с Наполеоном, Бальзаком, героями мировой классики... Можно посетить дом Бальзака туристом, а я там крутилась на кухне в роли Эвелины Ганской, польской жены писателя. Какая чудесная у нас профессия: переноситься в разные эпохи, проживая такие разные жизни и еще получая за это гонорар! Я написала книгу «Не все на продажу», которая очень быстро разошлась, готовлю колонки в журналах, меня приглашают участвовать в дискуссиях уже скорее не как актрису, а просто женщину, у которой обо всем есть свое мнение. Скажем, я заработала на рекламе или будучи в жюри польской телепрограммы «Танцы со звездами» супергонорар, но эти деньги не меняют мою жизнь, по магазинам я не побегу. Я потрачу их, только если это будет действительно необходимо, потому что считаю, что всего у нас и так слишком много. Дочери мне говорят: «Мама, мы тебе так завидуем. Для тебя каждая мелочь в жизни была радостью». Я же теперь просто не знаю, какой подарок сделать дочери — у нее все есть.

— О чем думаете, просыпаясь по утрам?

— О своей жизни, об организации дня, обязанностях, которые я сама себе придумала. Каждый день у меня удачный, ведь это зависит только от меня. Живу нормальной жизнью, как и все мои соотечественницы: хожу по магазинам, езжу на рынок, готовлю Каролине обед, хотя дочери уже 45 лет, но мне хочется, чтобы она нормально питалась. Многие наверняка думают, что я у плиты никогда не стояла... Я спокойно отношусь к возрасту и не боюсь прошлого. Может, я не всегда им горжусь, может, не всегда принимала правильные решения, как и любой другой человек. Мы учимся на своих ошибках.

Варшава

Наша Masha / Спорт

Наша Masha

Спорт

Мария Шарапова: «Во мне заложен талант, который потерять невозможно»

 

Она пока не выиграла Олимпиаду, она даже не стала ее призером, но именно ей, Марии Шараповой, недавней первой ракетке мира и обладательнице всех важнейших теннисных титулов, доверено нести российский триколор на церемонии открытия летних Олимпийских игр в Лондоне. Вообще-то это важное и тяжелое (в прямом смысле слова) дело обычно доверяют дюжим атлетам. «Итоги» спросили у Марии, не испугалась ли она столь нелегкой ноши.

— Когда я получила SMS, то должна была прочесть его раз пять, причем не только себе, но и близким, чтобы поверить, что это правда. SMS пришло утром после моего третьего матча на «Ролан Гарросе», и я была просто счастлива принять эту почетную роль. Флаги я никогда не носила и надеюсь, что знамя нашей сборной не будет очень тяжелым (смеется).

— Ведь это ваша первая Олимпиада?

— Да, и участие в Играх — это мечта с детства. Для любого теннисиста быть частью Олимпиады — огромная честь. Я жду не дождусь ее начала.

Эксперты называют 25-летнюю Марию Шарапову одной из главных претенденток на победу в Лондоне. «В одиночных разрядах Олимпиады прежде всего рассчитываем на Шарапову», — подтвердил и капитан российской сборной, президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев. То, что турнир пройдет на травяных кортах Уимблдона, должно подходить ее атакующему ударному стилю игры. Конечно, 30-летняя Серена Уильямс, выигравшая недавно свой пятый Уимблдон, тоже нацелилась на медаль высшей пробы и кроме нее честолюбивых соперниц по сетке хватает, но Марии Шараповой к этому не привыкать. Ту же Серену она уже побеждала, причем не на рядовом турнире, а в финале Уимблдона. Самое время повторить успех. Да и вообще олимпийский год для Шараповой особенный. Она выиграла недостающий титул на турнирах «Большого шлема» — чемпионат Франции — и вернула себе звание первой ракетки мира, которое впервые завоевала в юные 18 лет в 2005 году.

— Победа в Париже — это совершенно волшебные эмоции! — делится Маша. — «Ролан Гаррос» вызвал отличное от других «Больших шлемов» чувство, он принес с собой больше удовлетворения. До этого, выигрывая турниры «Большого шлема», я думала: «О, как круто!» Теперь все прошло гораздо спокойнее, и я не нуждалась в грандиозных отмечаниях. Я просто три дня ходила и не могла перестать улыбаться.

Повод для улыбок был самый подходящий, учитывая долгий путь к победе, который пришлось пройти. Четыре года назад у Маши обнаружили травму плеча, из-за которой была пропущена Олимпиада в Пекине. Наслушавшись разных советов, она решилась на операцию. В 21 год. Позади было три выигранных титула «Большого шлема», первый из которых, уимблдонский, она покорила в нежные 17 лет, звание первой ракетки мира и центральное место на подиуме славы, а впереди — полная неизвестность и скорее нет, чем да тем большим целям, которые она себе наметила.

— Самым трудным было признать, — вспоминает Мария, — что уже невозможно выступать на прежнем уровне. Бывает, поставишь себе какую-то цель, но люди осадят: «У тебя ничего не выйдет». В моем случае получился просто «стоп-сигнал». Игра в полную силу вызывала сильную боль. Про какие победы на высоком уровне тут можно говорить? Затем долгий процесс возвращения и все те поражения, через которые пришлось пройти... Я знала, что способна на гораздо большее. Я также знала, что победы вернутся, потому что в возвращение был вложен огромный труд, но еще и потому, что была уверена: во мне заложен талант, который потерять невозможно.

Уверенность в этом дает ее уникальная закалка. У нее не было богатого папы или влиятельного деда, не было даже квартиры в Москве, которую можно было бы заложить в счет будущих побед. Ее родной дом мог находиться в Гомеле, который в 1986 году накрыл Чернобыль. Отец, Юрий Шарапов, сразу понял, чем грозит взорвавшийся ядерный реактор, и увез беременную жену на другой конец страны, а потом сохранил и развил в ребенке талант, переехав с дочерью в самую благоприятную для тенниса страну.

— Мы оказались во Флориде, потому что там были самые лучшие условия для тренировок, — объясняет Мария, и с ней трудно не согласиться, потому что на российском снегу, что лежит у нас по полгода, в большой теннис не особенно-то и сыграешь.

На свою родную страну, которая по жизни больше била, чем ласкала, Юрий Шарапов не только не озлобился и не обиделся, но и дочь воспитал на Пушкине и Толстом без привлечения скаутов и учебников типа «история мира по-американски». Заокеанская пропаганда обошла Машу стороной. Ее школой были разноязыкие корты международной теннисной академии во Флориде. И если не сломалась тогда, девочкой, оказавшейся в чужой стране и без денег, то почему она должна отступать сейчас, став взрослой сильной женщиной. И она не отступает.

В мире большого тенниса за трудные послеоперационные годы Шарапову успели списать, успели также встретить под фанфары новое поколение теннисных чемпионок, однако как только заработало прооперированное плечо, на полное восстановление которого ушло три года, Шарапова стала сметать соперниц с корта, как в прежние добрые времена. Итальянка Сара Эррани, специалист по грунтовым кортам, в парижском финале «Ролан Гарроса» была разгромлена за один час.

Я в отличной физической форме, — подтверждает Маша и добавляет: — Но до сих пор, если погода изменилась или мячи стали тяжелее, это отдается в плече. Конечно, я стала более дисциплинированна в том, что касается физической реабилитации, и понимаю, что должна этим заниматься до конца своей карьеры — ничего не поделаешь. Иногда, когда плечо не беспокоит, ты думаешь: «Ну все, больше не повторится!» Но увы... По счастью, у меня отличный тренер по физио, который специально переехал из родной Испании во Флориду и перевез всю семью, чтобы быть поближе ко мне. Он следит за моим здоровьем каждый день.

В теннисе не как в футболе или хоккее. Там трава или лед — другого не дано, и все важнейшие чемпионаты проходят на унифицированном покрытии. В теннисе по-другому: здесь есть и трава, и асфальт, и грунт, и каждое покрытие — со своими свойствами. Для высокой и длинноногой Шараповой скользкий грунт представлял наибольшие проблемы.

Иногда я чувствую себя на нем как корова на льду, — замечает она.

— Как же удалось к этому приспособиться?

— Самое главное — иметь веру в свою игру. Бывает, что мячи тебе не нравятся, или играть по каким-то причинам тяжело, или корт не подходит — но все равно надо гнуть свою линию до победного. Бывает и другая ситуация: выходишь на корт со своим планом игры, а он не работает. Тогда приходится по ходу дела вносить какие-то изменения. Но вообще, если у тебя есть свой стиль игры, а я знаю, что у меня есть игра, которая приводит к победе, то надо ей следовать, не переставая, конечно, ее совершенствовать.

— Есть ли предел совершенству?

— Я не отношусь к этому слишком серьезно. Всегда думала, если все складывается идеально и ты чувствуешь себя замечательно, то это повод к серьезному беспокойству. Так я на это смотрю.

Команда Марии Шараповой, кроме испанского физио, включает шведского тренера Томаса Хогстеда, а также спарринг-партнера белоруса Владимира Волчкова, полуфиналиста Уимблдона-2000. В прошлом году в это мужское окружение влился Машин жених, словенский баскетболист Саша Вуячич. Он заметен на трибунах не только благодаря росту, но и благодаря тому, как темпераментно болеет за свою любимую.

— Я более сдержанный человек, — говорит Маша. — Зато потом даю себе волю... Скажу одно: мне гораздо легче самой играть, чем болеть. То, что происходит на площадке, невозможно контролировать с трибуны, поэтому остается только кричать во весь голос. Если, например, его команда делает все неправильно, то возникает сильное желание их хорошенько встряхнуть и привести в чувство. Но потом понимаешь, как все это непросто.

Саша, сам будучи звездой, роль первой скрипки безоговорочно отдает даме сердца. А та может иногда строго посмотреть и нахмурить брови, но в дуэте «барышни и хулигана» чувствуется гармония.

В этом году Саши не было рядом ни в Риме, ни в Париже, ни в Лондоне, но после каждой тренировки Маша первым делом, не выходя с корта, открывала маленький боковой кармашек своего спортивного рюкзака и доставала оттуда подаренное любимым кольцо с ослепительным бриллиантом. Кольцо тут же надевалось на палец. Свадьба, между прочим, назначена на 10 ноября.

В компании жениха Мария Шарапова в прошлом году дошла до финала Уимблдона, в компании мамы Елены — выиграла главный приз, чемпионат Франции. Мамы, безусловно, добавляют в жизнь порядка. Полтора месяца турне по крупнейшим турнирам Европы, самой успешной, кстати, европейской весны в карьере российской чемпионки, Елена Шарапова была рядом, готовая в любой момент принять на себя любые дочкины заботы или печали.

— У меня лучшая мама на свете, — безапелляционно заявляет Мария. — Если бы я хоть на один процент могла стать такой же мамой, как она... Мы обо всем говорим, все можем обсудить — бизнес, жизнь, людей... Она очень спокойный человек, мне с ней просто повезло.

— Вы с детства, с пятнадцати лет, в центре всеобщего внимания. Не приедается ли из года в год изо дня в день выходить на корт, пусть даже самый центральный?

— Ну, я-то на центральных кортах не начинала, — сразу поправила меня Маша. — Начинала с самых последних, и это не надо забывать. Свой первый матч на Уимблдоне играла на 13-м корте. И такие матчи тоже надо выигрывать: когда вокруг никого нет, никакой атмосферы, зрителей, может, и самой энергии нет... А когда ты на центральной сцене, когда вокруг полно зрителей, на большом стадионе, то разве можно заскучать? Это всегда будет здорово. Для любого человека, независимо от того, сколько времени ты там играешь.

— Наверное, чтобы держать предельную концентрацию на больших чемпионатах, надо постоянно отгораживать себя от внешнего мира?

— Вовсе нет. Я спокойно ко всему отношусь. Делаю свое дело, а в свободное время читаю, смотрю фильмы, слушаю музыку, мне этого достаточно.

— Заметила последний тренд — многие девочки и на корт выходят в наушниках...

— Нет, на корте обхожусь без них. А вообще в последнее время с удовольствием слушаю Florence and the Machine. Она очень хорошие песни поет. В апреле была на ее концерте в Санта-Барбаре — незабываемое впечатление. С тех пор только Florence и включаю.

— Подскажите, а где можно купить ваши именные конфетки?

— Как, вас ими еще не угостили? — в свою очередь удивилась чемпионка, а в ближайшем будущем — бизнес-леди, запускающая в продажу собственный бренд сладкой продукции.

— Нет!

— Тогда я вам сейчас их подарю!

И мне в руку перекочевывает пакетик с маленькой теннисной ракеткой с броским названием Sugarpova.

— Вот, пожалуйста, угощайтесь, — улыбнулась Маша и стала извиняться за то, что к конфеткам не успели подобрать окончательную упаковку. — Это промежуточный, пробный вариант!

В чем же феномен Шараповой? Почему именно ее имя чаще других упоминается в интернет-сети (28 миллионов ссылок, что дает ей почетное второе место после Владимира Путина), почему ее контракты на порядок тяжелее контрактов любой спортивной звезды прекрасного пола и почему именно этой блондинке подражают миллионы девочек по всему миру от Японии до Бразилии?

Ответ в общем-то прост. Шарапова — это победы с достоинством, популярность без пошлости, а талант — без лени. Ну и что с того, что живет наша красавица за рубежом? Там, между прочим, проводили большую часть времени и Иван Тургенев, и Петр Капица, и Федор Шаляпин...

Называйте это как угодно, хоть затяжной заокеанской командировкой, и будете недалеки от истины. Тем не менее сама она всегда подчеркивает:

— Я русская и навсегда ею останусь. Я очень горда тем, где родилась. Знаете, на «Ролан Гарросе», представляя участников матча, французы не просто говорят, что я родилась в России, но дополняют, что в Сибири. И всякий раз, слыша: «Нуяган» (Нягань. — «Итоги»), трибуны удивленно ахают. Когда вслед за местом рождения начинают перечислять все титулы, в том числе и первой ракетки мира, то у меня мурашки идут по коже, потому что я очень горда тем путем, который мне удалось пройти.

Переплывший земной шар / Спорт / Exclusive

Переплывший земной шар

Спорт Exclusive

Владимир Сальников: «После выступления захожу в столовую, и вдруг все, несколько сотен человек, встали и начали скандировать мое имя. Тот момент стоил всех моих усилий и мук... Я искренне желаю сегодняшним нашим олимпийцам пережить что-то подобное»

 

На рабочем столе Владимира Сальникова стоит табличка с надписью по-английски: «Только сумасшедшие, думающие, что они могут изменить мир, единственные, кто делает это». «Это ваш девиз?» — интересуюсь у хозяина кабинета. «Да нет, я редко бываю способен на сумасшедшие поступки», — усмехается он. Сальников явно скромничает. Три золотые медали на московской Олимпиаде-80 принесли сегодняшнему собеседнику «Итогов» сумасшедшую популярность. Выступление в Сеуле восемь лет спустя, от которого его отговаривали все высокопоставленные начальники, иначе как безумством и вовсе не назовешь. Сейчас в качестве президента Всероссийской федерации плавания Владимир Сальников привез на Игры в Лондон команду пловцов. Вслух он в этом не признается, но надеется на «золото» — хотя последними нашими олимпийскими чемпионами были еще Александр Попов и Денис Панкратов шестнадцать лет назад. Чем вам не сумасшедшинка?

— Владимир Валерьевич, скажите честно: нам стоит ждать от пловцов золотых медалей?

— Считать виртуальные медали в корне неверно. Планировать на соревнованиях можно собственный результат, но никак не итоговое место. К сожалению, финансирование отечественного спорта строится именно на прогнозе. Сколько наград главный тренер заложил в план, столько денег на подготовку и получил. Если вы хотите иметь представление о сегодняшнем положении дел в российском плавании, посмотрите на мировые рейтинги. Они дают настоящую картину, которая куда правдивее любых предстартовых обещаний и прогнозов. Так, на дистанциях 100 и 200 метров на спине Анастасия Зуева сейчас стоит второй, Юлия Ефимова — шестая на сотне брассом. Спринтеры Никита Лобинцев, Данила Изотов и Андрей Гречин входят в десятку сильнейших на дистанции 100 метров вольным стилем, в баттерфляе Евгений Коротышкин и Николай Скворцов тоже находятся довольно высоко. Есть вероятность хороших результатов в мужских эстафетах 4х100 и 4х200 вольным стилем и 4х100 комбинированной. В общем, в пяти-шести видах мы вполне можем претендовать на медали, причем самого высокого достоинства.

— Атлетов олимпийская горячка уже охватила. Президенты спортивных федераций тоже нервничают?

— У меня когда-то был период, когда я не выдерживал нервного напряжения, наступающего перед важными соревнованиями. За несколько часов до старта возникало состояние нервного перевозбуждения, в котором я сгорал как свечка. Вставал на тумбочку выжатый словно лимон, руки и ноги — ватные. В результате на коронной дистанции 1500 метров ухудшал свой результат сразу секунд на тридцать. Потом понял, что с волнением, как и с соперниками, можно бороться. В сборной СССР работал психолог Геннадий Горбунов, который включал в подготовку элементы психологического тренинга. Мы использовали самовнушение, проводились даже сеансы гипноза. В результате к 18—20 годам у меня был уже довольно богатый набор психологических инструментов, которыми я умел пользоваться. Вводил себя в особое состояние, близкое к трансу, и разогревал все системы организма так, чтобы они работали с максимальной эффективностью... Я очень рад, что нам удалось договориться с Геннадием Дмитриевичем и он будет работать с российскими спортсменами в Лондоне. Уверен, помощь Горбунова придется кстати всем, не только пловцам.

— Обычно дети начинают заниматься спортом под влиянием родителей. Вы не были исключением?

— Я бы сказал, что меня привела в спорт сама жизнь. Бабушка по маминой линии жила в Новгородской области, в деревне Горбино на берегу Мсты. У реки проходила большая часть жизни деревенской детворы: здесь то купались, то рыбу ловили. Когда я приезжал летом на каникулы, бегал на реку вместе с местными мальчишками. Но в воду не лез, а на тех из ребят, кто саженками доплывал до середины Мсты, смотрел с восторгом. Лет в шесть я высказал родителям идею, что мне позарез нужно научиться плавать. Мама выяснила, где можно купить абонемент, и записала меня в ленинградский бассейн СКА. Хорошо помню его первое посещение: 50-метровая чаша поразила своими размерами. Я страшно испугался, что нас сразу поведут туда, и был очень рад, когда мы свернули к лягушатнику. Однако мои занятия закончились чрезвычайно быстро. После второго посещения бассейна я заболел, и на этом плавательные опыты до поры до времени пришлось завершить.

Второй заход оказался более удачным. Когда мне исполнилось восемь лет, мама отстояла многочасовую очередь и записала меня в плавательную группу бассейна «Экран». Он принадлежал Институту телевидения. К нестандартной ванне 17х12 метров, предназначенной для испытания различной аппаратуры, энтузиасты сделали мелководную пристройку и получили обычную 25-метровую чашу. В стенах были какие-то смотровые окна — в общем, обстановка больше напоминала испытательный стенд для космонавтов, чем спортивный объект. На первом занятии нужно было выполнить какие-то элементарные упражнения, а потом проплыть несколько метров. Я очень боялся, что меня не примут, и старался изо всех сил. В конце урока наш тренер Глеб Петров продемонстрировал, как нужно плавать, и преодолел 25 метров баттерфляем. Молодой, с атлетической, накачанной фигурой, он смотрелся очень эффектно. Мы просто пищали от восторга.

— За всю жизнь вы ни разу не разочаровались в избранном виде спорта?

— В 12—13 лет у меня был такой период. Я плавал на спине и комплексом, но результаты практически не улучшались. Возникали разные мысли: например, стоит ли мне продолжать? И тогда Петров предложил нестандартный ход — перейти в другую группу, к тренеру Игорю Кошкину. Самый младший парень в ней был старше меня на год, остальные — на два-три года. При этом сам Кошкин позднее признался, что не увидел во мне особых талантов. Просто ему нужен был спарринг-партнер для лидера группы Сергея Русина. Для меня начался тяжелый период: каждый день, каждая тренировка становилась битвой за выживание. Год в этом возрасте — колоссальная разница. За одну серию ребята обгоняли меня на сто, двести метров и потом ждали, пока я финиширую. Тренер зачастую просто махал рукой: все, хорош, потом когда-нибудь доплывешь, нет времени. Все это очень сильно било по самолюбию. Сдаваться не хотелось, и на каждом занятии я бился за то, чтобы хоть немного сократить этот разрыв.

Помню, одну зиму в Ленинграде стояли страшные морозы, градусов сорок. Тренировка у нас начиналась в 8 утра, я вышел из дома в 7.15 и, как обычно, пешком дотопал до бассейна. Вахтер в недоумении: мол, чего пришел. «Все отменили, даже уроки в школе», — ужасается он. Мне же в голову не пришло, что тренировка может не состояться, настолько я был заряжен на работу. Тренер тогда ничего не сказал, но, мне кажется, ему рассказали об этой истории, и он оценил мое рвение.

— Мсту когда в итоге переплыли?

— Примерно в то время и переплыл. Но получилось все как-то обыденно: начинался новый школьный год, ребята уже разъехались. Я пришел на берег, разделся, перемахнул реку, оделся и пошел домой. Задача была выполнена, но ни радости, ни гордости в душе не ощущалось. Я был уже в другой лиге, передо мной стояли совершенно иные задачи.

Вскоре после перехода к Кошкину у меня с тренером состоялся важный разговор. Наставник сказал, что в плавании на спине роста результатов у меня нет, в брассе мне тоже ничего не светит. Остается только вольный стиль, да и то лишь средние и дальние дистанции. Это было сильным ударом, ведь спорт к тому времени занял серьезную часть моей жизни. Иногда я встречал на улице ребят, которые пришли в бассейн вместе со мной, но потом бросили тренировки, и никак не мог понять их: какие могут быть увлечения помимо плавания? В общем, я перешел на стайерские дистанции, не очень понимая, какой это каторжный труд: сумасшедшие объемы, огромное количество времени, проведенное в воде. Потом, когда я уже стал членом сборной страны, самое большое раздражение вызывало то, что спринтеры уходили из бассейна гораздо раньше нас. «Какие же они все-таки лентяи!» — думалось тогда. После окончания карьеры я подсчитал, сколько километров проплыл на тренировках. Получилось 40 тысяч с лишним, то есть один оборот вокруг экватора я точно сделал и пошел на второй.

— В 70-х годах сборная СССР часто проводила совместные тренировки с американцами. Странно, что одни из законодателей мод в мировом плавании согласились раскрыть перед нами свои секреты.

— Нашу команду соперники воспринимали тогда не слишком серьезно. Из громких успехов советского плавания того времени можно вспомнить лишь олимпийские победы Галины Прозуменщиковой и Марины Кошевой. Куда сложнее было получить санкцию на проведение таких тренировок со стороны высших спортивных и партийных органов. Тут надо отдать должное тогдашнему главному тренеру сборной Сергею Вайцеховскому — очень образованному человеку, свободно говорившему по-немецки, неплохо владевшему английским. Он принимал участие в международных научных конференциях, обладал необходимыми контактами и понимал необходимость обмена опытом с иностранцами. В общем, Вайцеховский сумел пробить такой сбор, и в 1976 году первая группа отправилась в США. Мы получили максимально льготные условия: хозяева бесплатно предоставили нам проживание и питание, советская сторона оплачивала только авиабилеты.

Совместные тренировки с американцами произвели сильное впечатление. Дома я вставал в 7 утра и считал себя очень дисциплинированным человеком. В Калифорнии же мы поднимались в 4.30. На завтрак тарелка овсяных хлопьев, залитых чашкой холодного молока, и — вперед. Солнце в такую рань еще не всходило, до моря — два часа езды на машине, мы его и в глаза не видели. В 5.30 все спортсмены выстраиваются на бортике, человек сто. Никому даже в голову не приходит пожаловаться на ранний подъем или другие неудобства, конкуренция-то огромная. Тренировками в спортивном центре ведал Марк Шуберт — известная в мире плавания личность, — воспитавший многих знаменитых чемпионов. Очень жесткий человек с колючим взглядом и тонкими, злыми губами. Даже когда он улыбался, от него веяло холодом. На нас он произвел впечатление настоящего человеконенавистника.

Крайняя левая дорожка в бассейне была отведена самым слабым пловцам. Рядом — чуть посильнее, по соседству — еще более сильные. Наконец, на крайней правой тренировались настоящие звери, которые бились на каждом тренерском задании. Попасть сюда — само по себе уже огромная честь. Тон там задавал пуэрториканец Джесс Вассалло, выступавший за США. Спустя два года, на чемпионате мира 1978 года он выиграл несколько золотых медалей, позже был президентом федерации плавания Пуэрто-Рико. Таких зверюг, скажу вам, я в своей жизни не встречал: он буквально летал по воде. Я тогда тоже был уже не новичком — все-таки рекордсмен Европы, финалист монреальской Олимпиады-76,